Глава 4. С двух сторон...
   Гелдиира
   - Шахеренэт таэнноруваэл эрентин! - выругалась я на тайном, и недоступном профанам храмовом языке иллитири, помянув отвратительный Свет и его мерзких носителей и сторонников.

   И какого Добра меня дернуло отправиться в этот поход? Сидела бы дома и горя не знала! Нет, понятно, никто в здравом уме, уходя в далекий и опасный поход, не оставит любовницу - жрицу Плетущей Тенета "на хозяйстве", если, конечно, этот "кто-то" не совсем уже клинический лиссэрантин... как там это на язык Поверхности переводится... Ах, да, "имбецил", а то и вовсе "анацефал". Но можно же было вместо участия в этом отвратительном действе, вернуться на время домой, в уютную тьму Подземья...
   Ах, да... Сестренка. Да не отвратится от нее милостивый взгляд Королевы Пауков. Собственно, сбежать из Подземья и податься в наложницы этому наземнику, да еще - мужчине, меня побудило именно то, что в противном случае мне грозило принудительное покаяние перед Нхилиирой, да заберет ее Плетущая сети в свои тенета... Ну и, разумеется, воля Матери Подземной Тьмы, подсказавшей мне именно такой способ оного покаяния избегнуть. Чем-то этот волшебник, д'Ин Амит, привлек внимание нашей богини... Вот меня и отправили "присмотреть и направить".
   Разумеется, ни мать, Верховная матрона Дома Иир, ни сестра не настолько глупы, чтобы считать, что направлять любовника я буду в их интересах... Но вот допустить, чтобы мои собственные планы пересеклись с интересами Плетущей... Н-да. До такого лучше не доводить. А в данном случае воля Темной Матери выражена однозначно: "Дом Иир должен процветать". А потому - нам нужен союзник, способный захватить и удержать как сами земли на поверхности, так и ведущие через них торговые пути... Н-да. Не лучшие были времена, как для Дома, так и для меня лично. Хуже было только когда я, пойманная на попытке устранить-таки Нхилииру и занять ее место, сидела в Храме Пауков, и ожидала назначенного покаяния...
   Нет, конечно, убить вышестоящего, особенно - кровного родственника, в этом нет ничего такого... обычное дело. Но вот попадаться на этом - строго не рекомендуется. А меня не только схватили, но и сумели доказать, что каплю яда на замок в дверях покоев Нхилииры нанесена была именно по моему приказу. Куил'лин! Раб, проклятый предатель! Какого Света ты оказался слишком устойчив, и не умер от моего проклятья, позволив себя допросить?!
   Правда, надо сказать, что пребывание на поверхности уже принесло мне некоторую пользу и в этом смысле. Когда я рассказала всю эту историю д'Ин Амиту (проводя очередной ритуал поклонения, я получила Откровение Матери Тьмы о том, что следует поступить именно так), он посмотрел на меня как на полную дуру.

   - Один посредник? - удивился этот наземник. - Кто же так делает? Посредников должно быть не меньше трех!
   А после он стал рассказывать мне такие вещи, которым никогда не учат младших жриц (впрочем, подозреваю, что и старших тоже), а если кто и додумывался до подобного - то такие жрицы крепко держали язык за зубами и быстро поднимались по карьерной лестнице, становясь старшими, высокими, а то и великими... И такие вещи, способные вознести жрицу к самому Престолу Матери Тьмы... или же уронить... к нему же, Неумирающий высказывал мне, как что-то, не имеющее никакой ценности, сущую банальность, элементарщину.
   У нас, внизу, того, кто, скажем, выдал бы младшим жрицам принцип "прокладки, задействованной втемную" - посадили бы на кол. Поскольку старшим жрицам жить еще не надоело. А тут... "Чан дерьма честно делится пополам: у заказчика остаются чистые руки, а у исполнителя - чистая совесть"! Достойно занесения в анналы... хранить которые следует под грифом "до прочтения - сжечь".
   Воспоминаниями и размышлениями я пыталась отвлечься от окружающей действительности. Увы, действительность была ярко выраженно против. Она вторгалась в мои мысли режущим, холодным светом Луны, грохотом марширующих големов, резкими криками их погонщиков, и боевыми кличами летящих над нашей походной колонной железных драконов.
   Мой куалнейс... Шах тан эре! Как бредово звучит-то... но такова воля Всебесцветной Паучихи, что перед ней какие-то особенности грамматики. Так вот, д'Ин Амит выступил против соседа-орка. По сообщениям шпионов, орочий Бальшой Босс увел основную часть своих войск куда-то на запад, против местного кагана кочевников. Конечно, есть шанс, что, узнав о вторжении, Гхыртыкбургуз спешно вернет свои войска... Но тогда его будет "пощипывать" на марше наш западный союзник, основным козырем которого является подвижность его отряда, а потом он с д"Ин Амитом успеют соединить силы перед генеральным сражением.
   Естественно, необходимо учитывать вероятность предательства... Но подсчет сил и экономики подсказывает, что предавать союзника ни нам, ни этом темному храмовнику Кайларну - тупо не выгодно. А предательство из любви к искусству... В среде иллитири такое, конечно, встречается... Но гораздо реже, чем принято считать: мы, дроу, гораздо рациональнее, чем стараемся казаться живущим на поверхности. Так что "красиво" и "выгодно" для нас почти синонимы. А уж на поверхности... Предатели, вытеснившие нас с родной поверхности в подземельную тьму, конечно, коварны и недостойны доверия. Но даже они предают ради чего-то конкретного: земель, подданных, золота, наконец. Хотя, конечно, за союзником я буду присматривать.
   Каре из полутора сотен железных големов грохотало так, что, казалось, сами боги вот-вот снизойдут из своих обителей за пределами мира, привлеченные и раздраженные этим грохотом. А уж от шагов пятиметровых осадных големов земля качалась так, как будто там, в глубине, в моих родных подземельях, начался шторм.

   По сравнению с этим кошмаром для моих чувствительных ушей, даже немелодичный галдеж гремлинов, не прекращающих даже в походе обсуждать какие-то малопонятные мне усовершенствования големов, казался вполне терпимым. Хорошо еще, что специально для меня, д'Ин Амит приказал соорудить повозку со сплошными стенами, и заклятую на поддержание приемлемой температуры, в которой я могу укрыться от рвущего мои привыкшие к подземной тьме глаза.
   Но все же главной проблемой остается не грохот марширующего войска, столь отличный от почти бесшумного (если, разумеется, не считать топота рабов-гладиаторов) перемещения отрядов иллитири, и даже не режущий глаза лунный свет, а соседка. Тихая и почти не приметная, старающаяся не высовываться из отведенной ей части нашей повозки... Светлая, побери ее Подгорная Тьма!

  
   Серах
   Я стояла на верхней площадке городской стены. Захария, старший, потому как единственный выживший из моих сыновей, сейчас вел военный совет, пытаясь решить, как нам выбраться из тяжелой ситуации, в которой оказались владения Первых людей, верных сынов Тенгри-хана и почитающих Праведных Предков...

   Захват чужого Места Силы (и домена) - всегда дело тяжелое и муторное. Хотя бы уже потому, что маги, защищающиеся, в своем Месте Силы восстанавливаются полностью за 17 минут (единиц времени, привнесенных в наш мир Неумирающими), а атакующим - может и полного круга Солнца не хватить. А еще стены, с которых даже вчерашний крестьянин простым камнем может завалить элитного воина, подготовленные ловушки...

   Вот и получается, что сначала атакующие рушат или захватывают укрепления на границе доменов, потом - набегами рушат экономику противника, убивают или угоняют его крестьян и рабов, разрушают или захватывают шахты, в полевых сражениях убивают воинов... И только потом, когда у обороняющегося не остается сил для полевых сражений, и он запирается в замке - начинается собственно осада. И вот тут уже дела осажденного - плохи. Да, он может отбивать штурм за штурмом, но воины - гибнут, а поступающего дохода не хватает даже на то, чтобы выкупить приходящие раз в неделю войска. А противник все подтаскивает и подтаскивает подкрепления...
   Но даже и так, пока большая часть войск атакующего - в захватываемом домене, он рискует тем, что уже в его земли вторгнется кто-то со стороны. Так что даже против одного домена обычно составляют союзы. Идут в ход такие старые, проверенные средства, как подкуп чиновников, запугивание или же подкуп (а бывает, что и предоставление убежища) крестьян, диверсии...
   А обороняющийся старается найти союзников и соблазнить их перспективой удара по практически беззащитному домену.
   Разумеется, все это происходит в том случае, если обороняющийся не допустит какой-нибудь роковой ошибки. К примеру - не положит большую часть своей армии, сунувшись без разведки в какую-нибудь драконью сокровищницу.
   С нами произошло именно это. Еще недавно мы довольно-таки усп5ешно отражали попытки орочьей Орды захватить наши владения: легкоконные лучники перехватывали и вырезали мелкие отряды, отправляемые Бальшим Боссом "в загон". А более серьезные войска - встречали тяжелой боевой магией, на покупку свитков с которой, нам, да славится Отец Тенгри в бесконечной милости его, хватало денег.
   Но потом что-то пошло не так. Хотя многие из подданных моего сына познали истину, даруемую нам Святым Эндером, другие пошли на поводу у проклятых проповедников темных культов... "Орки - они такие же как мы, только зеленые"! Тьфу! Как только можно было поверить в такую чушь? Но ведь нашлись же легковерные идиоты, отступившие от Истиной Веры ради призрачной надежды на какой-то там "мир"! Какой вообще может быть мир с этими зелеными убийцами, пока хотя бы один из них ходит по земле? Другие - радостно завопили, что, вместо того, чтобы сражаться с извечными врагами рода людского, не получая достойной добычи, следовало бы обратить внимание на открывшийся домен за Великой рекой. Эти, хотя бы, показали, что разум еще не совсем покинул их... и, если бы не орочья угроза, я уговорила бы Захарию присоединиться к ним, поднимая священное зеленое знамя Похода.
   Однако, все эти бунты и нестроения ослабили нас. В битве у Озера Фламинго наши войска потерпели поражения. И теперь я смотрю с башни, как под стенами нашей столицы волнуется зеленое море.
   Южный бастион уже пал, и на его развалинах, под ужасающие вопли пожираемых заживо, пируют победители. Боюсь, скоро эта участь постигнет и всех нас. Ведь наш ближайший союзник, тархан Будах, повел свои бесчисленные тумены на юг, против Темного храма, чтобы отомстить за нанесенное оскорбление... А других союзников у нас в ближайшей округе и нет... Разве что волшебник д'Ин Амит двинет свои железные легионы... Но это - слабая и тщетная надежда. Зачем ему, отгородившемуся могучими бастионами и стенами гор, терять войска, ради помощи Первым Людям? Ходят слухи, что он весьма... женолюбив. Но, когда я предложила Захарии отдать ему одну из наших внучек в наложницы, тот отказал, считая более важным союз с такими же Первыми... и отдал Мариям в гарем старика Будаха... И вот она, благодарность...

   Хорошо еще, что Южный бастион отделен от остального города рекой Торгун, а стены его значительно ниже главной стены. Так что, даже полностью заняв его, орки не получили большого преимущества... Конечно, я, слабая женщина, пусть и осененная частицей Света Тенгри-хана, плохо разбираюсь в мужских делах... Но советники сына рассказывали об этом на прошлом Совете, который был собран незадолго до того, как орки с одной стороны выбили ворота огромным, непонятно откуда доставленным бревном, а с другой - запрудив и завалив русло Торгун своими телами, ворвались в бастион оттуда, где он был открыт со стороны города. Множество зеленых воинов пало. И даже несколько топотунов, этих чудовищ, остались в жуткой плотине. Но Бастион пал, и у нас больше нет доступа к вынесенным за реку во избежание пожаров кузнецам. А так же окончательно перерезана дорога на юг, во владения тархана Будаха. Пусть он и не собирался нам помогать, но орки об этом не знали, и были вынуждены держать изрядные силы против возможного удара с той стороны... Теперь же им достаточно удерживать Южный бастион, что можно делать несравнимо меньшими силами.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Призывая к сестре внимание Ллос, Гелдиира, разумеется, имеет в виду проклятье.
   В храмовом языке иллитири "наставник", "учитель" и "хозяйка" обозначаются одним словом. Поскольку Гелдиира не видит разницы между этими понятиями, при переходе с сакрального языка на профанный она путается в переводе, и оставляет слово непереведенным.
   В храмовом иллитири слово "куалнейс" (хозяйка, наставник), не имеет формы мужского рода. Мужчина может быть максимум "эрин" (советник). Вот Гелдииру и царапает сочетание родовых форм "мой", но "хозяйка".