Глава 10. Алые крылья победы
   Астироль
   Прежде, чем отправиться воевать на восток, лорд-жрец Кайларн, которому я поклялась в верности, увидев укоренившийся и постепенно разрастающийся меллорн, надежно прикрыл северную и западную границы. Караваны работорговцев, что прежде пытались проскочить Азир, иссякли, перехватываемые еще на дальних подступах. Хотя могильник, в которое бросили мое тело, и продолжал давать силу моей призрачной башне - следовало подумать о будущем. И я, собрав призрачных подданных, отправилась в поход на запад.
   Разумеется, в соответствии с договором, заключенным с сюзереном, я не могла оставить свой участок границы без защиты. И я не оставила. Призрачные воительницы, поднятые из проклятой ямы, где до сих пор открыты Врата Серых пределов, заступили на очередную вахту. На этот раз им придется держать дозор несколько дольше обыкновенного... но призракам неведома усталость.
   С собой я взяла далеко не всех обитателей моей башни: десяток безымянных призрачных копейщиков (их гнали, если я правильно поняла, в качестве рабов на галеры... но темная сила, разверзшая щель между мирами живых и мертвых, отняв память о прошлой жизни, наделила их умением обращаться со щитами и копьями), еще столько же стрелков (в основном - девчонки... скорее всего их собирались продать не то в бордели, не то в гаремы Каганата). Так же рядом с нами рысили призрачные гончие. В прошлой жизни они были собаками, охраняющими рабские караваны... и мне показалось ироничным взять их на охоту за работорговцами. Так же со мной шли три девушки-эдайн, в посмертии получившие дар открывать Врата Серых пределов. В конце концов, Круг меньше чем из четырех некромантов - не составить. Да и навыки темной магии в походе, на мой взгляд, лишними не будут. Ну и способности к стихийной магии, пусть они и невелики - могут понадобиться. Шли с нами и трое призрачных ассасинов, умеющих скрывать свечение своих душ так, чтобы оставаться практически невидимыми. Призрачный ассасин, на данный момент - вершина моего искусства. Призрачных рыцарей, мне просто не поднять. Пока. Хотя, конечно, не стоит забывать рекомендацию сюзерена "не зацикливайся на стандартных заклятьях: ищи свой Путь". Вот только у меня этот "свой путь" пока что не находится. Ну и, жаль, конечно, что у меня нет своего замка, в котором я бы могла нанимать призраков. Приходиться обходиться тем, что могу поднять...
   Поднявшись на высокий холм, я огляделась. Двуглавый курган остался позади, сияющими столпами, исходящими от мегалитов на вершинах, указуя путь домой. Впереди расстилалась степь, расцвеченная огоньками жизни - изумрудными (жизни укорененной) и алыми - жизни подвижной. Холодные иглы звездного света касались моих мертвых глаз, подбадривая, и зовя вперед. Хотя мои бойцы и не испытывали каких-либо проблем, сражаясь под безжалостным светом Солнца (если его, конечно, не усиливали заклятьями жрецы Владыки Света, или еще каких светлых богов) - но все равно в ночной темноте двигаться и сражаться заметно приятнее. Ну и... если есть преимущество в виде ночного зрения (пусть и сильно отличающегося от того, которое было у меня, пока я была жива) - глупо его не использовать.
   Вожак Гончих Смерти, которого я так и зову, Вожаком, коснулся призрачным носом моей не менее призрачной руки. Впереди ждала беспечная добыча.
   Некогда это была мирная деревенька эдайн. Если приглядеться - даже можно заметить, где были поля. Но это было давно. Сейчас поля были заброшены и позабыты, а ранее мирное поселение - стало центром разбойничьей шайки... Впрочем, если бы ее главарь смог захватить Место Силы - стал бы лендлордом. Многие так начинали. Как правило, такие удачливые предводители присоединяются к какой-нибудь из фракций... но, случается, объявляют себя Вольными владетелями. Правда, последние долго не держатся. Как правило. Но случаются и исключения.
   Возможно, и предводитель этой шайки хотел стать Вольным владетелем... но вот не потянул. Силенок не хватило забрать себе Место Силы, покинутое прежними владельцами после Очищающего похода и ответа Темного храма. Надо будет заглянуть в развалины, посмотреть: кто это там такой обосновался, что и себя владетелем не объявил, и других не пускает?
   Я оставила в стороне отвлеченные размышления, и присмотрелась к деревеньке. В ветхих, покосившихся домах наблюдалось по пять-шесть огоньков жизни. В большинстве своем они сейчас спали. Но вот в одном из домов огоньки скучковались вместе. Судя по их колебаниям - там сейчас кого-то насиловали. Когда я была жива - Магия Жизни даже могла бы дать мне понять: забеременеет жертва насилия, или нет. Сейчас такой роскоши я была лишена. Но вот обычное для нежити восприятие Зла - подсказывало, что ни о какой добровольности там речи не идет.
   Посреди деревеньки стояла виселица, на которой болтались двое повешенных. А под ней была привязана голая девчонка. Ее спина была исхлестана, а на ногах засохли потеки чего-то белого... Огонек ее жизни едва-едва теплился... и я бы сказала, что до утра она не доживет. Несколько огоньков жизни были сбиты в кучку, и находились ниже уровня земли. Похоже, что там - зиндан, где держат пленников, и откуда пленниц таскают для развлечения главаря и его подчиненных.
   Охранением разбойнички, как ни странно, озаботились: двое живых располагались на колокольне.
Храм, правда, был заброшен: я не чувствовала в темном строений ни одной искорки Света. Видимо, оттуда вынесли и продали все, что только смогли вынести и продать. Зато недалеко от входа виднелась отметина дурной смерти.
   Еще двое охранников скучали в разных концах единственной деревенской улицы.
Вот только один из них привалился к забору из темных досок, и, в своей темной одежде был не виден часовым на колокольне. Другой же неторопливо расхаживал из стороны в сторону, периодически оказываясь в не просматриваемой с колокольни "мертвой" зоне. Что ж. Для него эта зона действительно станет мертвой.
   Однако, прежде чем отдать приказы, я решила еще осмотреть некоторые места, привлекшие мое внимание.
   Местное кладбище было до сих пор ухоженным, и ни малейших признаков спонтанного разупокоения не подавало. Видимо, местный жрец, до того, как его убили разбойники, был серьезным магом: отвращающие знаки до сих пор светились. Это следовало учесть: разбойнички могут попытаться укрыться там. Не то, чтобы это им сильно помогло: знаки еще светятся, но уже почти погасли. Так что соединенного напора моего отряда они просто не выдержат. А вот за пределами кладбища... Ну точно: такая же яма, как та, в которую в свое время свалили мое тело. И точно так же - ни обрядов, ни заклинаний, ни артефактов, хотя бы самых завалящих. Правда, и магов туда почти не бросали. Только одни останки до сих пор тускло светятся: видимо, местный священник. Но все равно, Серые пределы тут очень близки. Достаточно небольшого толчка... Так что, когда закончу с бандой, пару аколитов, а то и ассасина - смогу отсюда поднять.
   Гончие движутся к дальнему от нас концу деревенской улицы, туда, где бродит, периодически скрываясь от глаз товарищей на колокольне, недреманный часовой. Конечно, гончие - не ассасины, полностью скрыть свое призрачное свечение они не могут... Но все-таки инстинкты хищника, способного не только гнать добычу, но и подкрадываться к ней, у них сохранились, что и было неоднократно проверено на рабских караванах до того, как я научилась поднимать ассасинов. А вот они-то, коварные и практически невидимые ассасины с кинжалами, смазанными призрачным ядом, смертельным для живых - двинуться к ближайшему часовому, а оттуда - на колокольню. В невидимой форме ассасины движутся в два раза медленнее, чем будучи заметными, так что к моменту атаки гончих - они как раз доберутся до прикорнувшего "охранника".
   Вот в ночной тишине, в мерцании звезд, я вижу, как бело-голубые призрачные огни нежизни гончих сближаются с в очередной раз скрывшимся с глаз товарищей часовым. И багровый огонек, полный злых размышлений о боли, смерти и размножении - гаснет. Я этого не вижу, но мне и не надо видеть, чтобы понять: последним, что видит неудачливый член банды - были оскаленные пасти, а его последним ощущением - попытка вдохнуть через вырванное (чтобы не закричал) горло.
   Мне довелось немало поговорить с владыкой Кайларном. И он рассказывал, что в такой ситуации, если бы часовыми были подготовленные бойцы - тревога была бы поднята немедленно, как только исчезнувший из поля зрения часовой не появился через время, необходимое, чтобы дойти туда-обратно. Но где "подготовленные бойцы", а где эта банда? Так что ребятки на вышке не забеспокоились ни когда исчез их товарищ на дальнем конце (Мало ли - вдруг, просто отлить отошел? А тут ты со своими бредовыми подозрениями), ни когда второй их товарищ немного поменял позу, а его одежда обзавелась стильным, хотя и малозаметным в темноте, украшением: стремительно разрастающимся пятном крови из вспоротой призрачным кинжалом глотки. Ну а потом и им самим стало "немного не до того", когда ассасины добрались и до них.
   Мое небольшое, но грозное войско влилось на единственную улицу. Призрачные копейщики попарно заняли позиции перед дверями домов, готовясь принять на свои копья выбегающих, а стрелки встали чуть в отдалении: они займутся теми, кто сумеет прорваться, или же догадается выпрыгнуть в окно, а не пытаться вырваться через дверь. Я и мои аколиты встали в центре деревни, чтобы направлять гончих и ассасинов, а также поддерживать магией тех из бойцов, кому это понадобиться.
   Осмотрев готовый к бою отряд, я подняла руку, и резко опустив ее, отдала приказ об атаке. Аколиты, обладающие способностями к огню, бросили огненные стрелы в соломенные крыши домов, а внушающий ужас вой призрачных гончих сплелся с боевым кличем, который подсказал мне владыка Кайларн:
   - Maim! Kill! Burn!
   Иримэ
   Вспоминать результаты ритуала предвидения, сидя в палатке посреди военного лагеря - не самое простое дело. Это тебе не тишина лесов, и даже не покой Башни Оракулов. Но мама сказала, что в походе я каждый день должна проводить этот ритуал, а на следующий день - полностью вспоминать увиденное. Это должно улучшить мои навыки. Впрочем, Лар сейчас занимается тем же самым. Хотя пути Оракулов и Видящих и различаются, но они достаточно похожи, чтобы развиваться сходным образом. Но все-таки, у Лара свои идеи, а у меня - свои.
   Расставив свечи по вытканной на кошме пентаграмме, я погрузилась в созерцание-воспоминание. Вообще-то, то, что я увидела вчера - более характерно как раз для пророков. Четкая, однозначная сцена, практически лишенная привычного мерцания вариантов. Видимо, тогда уже все события были определены, и во всех вариантах вероятного настоящего и будущего эта сцена присутствовала практически в неизменном виде. Но вот зачем-то Мать послала мне это видение, так что, похоже, в зависимости от того, как я отреагирую на него - будут возникать или же исчезать разные варианты будущего.
   Произнеся вербальную формулу, я погрузилась в воспоминание...

***

   Первой мне в глаза бросилась привязанная к столбу голая человечка. Не то, чтобы это как-то выделяло данное поселение из всех остальных - эти эдайн постоянно кого-нибудь избивают и насилуют - так уж пусть лучше это будут представительницы их собственной расы.
   Восприятие Видящей кольнуло ощущение чьей-то смерти. Не то, чтобы я так уж остро чувствовала это (некоторые из моих коллег настолько обостренно чувствуют, что уходят в отшельники и шарахаются от любой возможности воспринимать столь важные политические события, как "война"... да они даже мяса не едят - говорят, что "на нем отпечаток смерти). Но все-таки ощущение этого есть, и приятным его никак не назовешь. Так что, оторвавшись от рассмотрения умирающей девицы, которую Мать сочла достойной того, чтобы показать мне ее судьбу, да еще и никак пока что от меня не зависящую, я огляделась. Ну, что сказать? Обычная деревушка недоживущих. Покосившиеся дома, местами - и вовсе обрушившиеся, с обвалившимися стенами. Кривые заборы. Улицы, в которые, после хорошего дождя, можно провалиться, как в болото... В общем: "Фу, мерзость!"
   Правда, надо сказать, во владениях Лара такого почти не встретишь. Регулярно проводя жуткий темномагический ритуал: "вздрючивание старосты", а также манипулируя налоговыми льготами и штрафами, Лар сумел-таки добиться, чтобы даже самые неимущие семейства запойных пьяниц обитали в прилично выглядящих домах, а улицы и даже дороги - пропускали караваны и военные отряды не только в "Великую сушь", но и в распутицу. Признаться, я не сразу поняла смысл добиваться приличных условий жизни для всяких там забулдыг. Но Лар пояснил, что "с голытьбы налога не слупишь", а даже у самого запойного лентяя вполне могут появиться приличные дети. Тем более, что все тот же темномагический ритуал включал в себя и требования присмотра "всем миром" за детьми, в отношении которых подозревается, что их родители не способны как следует исполнять свои обязанности. Так что Лар выложил мне отчеты, из которых следовало, что население, а с ним и доходы домена - постепенно растут.
   Но то - у Лара. А вот у других владетелей эдайн... не говоря уже о доменах, оставшихся без надлежащего управления (а такие во Фронтире - отнюдь не редкость), картины, вроде той, которую я наблюдала в прошлом Видении, которое сейчас вспоминаю - скорее "норма", чем "исключение".
   Между тем, ощущение смерти коснулось меня снова. На этот раз умерли наблюдатели на колокольне. Любопытно. Это кто же собирается атаковать деревню? Да еще - имея в запасе кого-то, способного укрыться от взгляда Видящей? Вообще-то, существ, способных на такое - не столь уж много. Но они есть... И, увы, для каждого из них - требуются свои методы обнаружения.
   Впрочем, долго гадать - не пришлось. На улицу деревеньки выметнулся отряд призрачной нежити, возглавляемой... вот неожиданность-то, вассалом Лара, Астироль Светлой. Нежитью, способной к магии Света, что, вообще-то, нонсенс и оксюморон... Но, как говорил Лар "воля Богов превыше ограничений мира". А уж эльфийка, поднявшаяся в виде мстительного духа - это точно Воля Матери, и никак иначе.
   Между тем копейщики грамотно разобрали входы в наиболее приличные хаты. В то, что Асти выбирала наобум, или же по внешнему виду. Впрочем, учитывая присущее нежити восприятие жизни - она наверняка выбрала для атаки именно те избы, в которых кого-то почуяла... Вообще говоря, даже странно... Нежить... Она же определенно "противна жизни", воплощениями которой выступаем мы, Дети Матери! Но вот почему-то я не могу отнестись к Астироль иначе, чем к подруге.
   Между тем вой призрачных гончих посеял панику во все еще (и явно - временно) живых обитателях деревни. Некоторые из них кидались в двери - и повисали на копьях. Другие, более умные, а возможно - сохранившие некоторое хладнокровие, кидались в окна... и получали в упор призрачные стрелы, или же темные заклятья. Лишь один из разбойников не поддался панике. Видимо, это был "местный босс". Он выскочил в дверь, сумел парой коротких клинков отвести копья призрачных пехотинцев, и плавным, почти танцевальным движением скользнул к ним, входя в мертвую зону копейщиков... Но на этом его успехи, собственно, и закончились. Проклятье боли, брошенное одной из сопровождавших Асти призрачных аколитов - заставило главаря местнй шайки споткнуться на ровном месте, потеряв разгон и напор. А вслед за этим в спину эдайн вошел кинжал одного из ассасинов, о присутствии которых я догадалась, увидев Асти. Правда, ассасины, будь то призрачные, или живые - славятся своим умением не только мгновенно убить жертву... но и умением НЕ убивать. Так что клинок вошел в спину недоживущего ровно настолько, чтобы лишить возможности сопротивляться, но ни в коем случае - не отправить в Серые пределы.
   Победа досталась нашей призрачной соратнице достаточно легко. Правда, в этом не было ничего удивительного: ей противостояли не закаленные легионы Света, не единый разум инсектоморфов, и даже не жадные до драки орки. Эти типусы, которых сейчас складывают кучкой и куда-то волокут призрачные воины - всего лишь местные крестьяне, решившие податься за сладкой жизнью... а вместо этого отхватившие трендюлей. Не столь, конечно, сладких... зато хватило почти всем и на всю жизнь. А тем, кому еще не хватило, кто еще остался в живых - очень скоро об этом пожалеют, и будут горько завидовать тем, кто уже отправился "в следующее большое приключение" на адские сковородки. Или я плохо знаю Асти...
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Maim! Kill! Burn! (Калечь! Убивай! Жги!) - боевой клич Черного Легиона, в который превратились Лунные Волки (Вархаммер 40к).