Цикл 'Закрытый сектор'.
  
   'Курьер'
  
  ***
  
  Знаете, сколько нулей после единички в одном кубической метре долларов США?
  Нет?
  Это не удивительно, редко кто в этом мире измеряет деньги в единицах объема. Разве, что инкассаторы и различные финансовые службы, которые занимаются перевозкой наличных денежных средств.
  Уже больше двадцати минут Владимир Дубровский ошарашено глядел на аккуратные стопки небольших картонных ящиков, которые были набиты банковскими билетами трех разновидностей. Больше всего было американских долларов, примерный объем, набитых серо-зелеными бумажками коробок, равнялся одному кубометру. Следом шли разноцветные купюры, веселой, канареечной расцветки - евро, их было около десятка коробок из-под обуви. Замыкали это шествие дензнаков - российские рубли, средних размеров коробка, судя по эмблемам, раньше в ней стояла кофемашина известной южнокорейской торговой марки, в шутку именуемой на постсоветском пространстве - 'Ленин Жив'.
  Первая мысль, которая возникла в голове, при виде кладовки, забитой доверху деньгами: заграбастать все себе и сбежать. Потом немного попустило, и Владимир принялся размышлять более рационально.
  Дубровский в уме попытался посчитать примерную стоимость всей этой наличности. Получалось около ста миллионов долларов США, плюс-минус десять миллионов. Можно купить небольшой город, или, к примеру, остров в Индийском океане, вместе со всеми его жителями и домашними животными.
  Так, ну, ладно, остров с коровами и мулатками, это конечно, хорошо, но сейчас не об этом, сейчас надо рассчитать примерный объем всего этого богатства. Кубический метр, может метр двадцать?! Вполне возможно. Отлично! Будка ГАЗель - два на два метра, отгородим сантиметров тридцать, поставим перегородку и получим один и два кубических метра пустого пространства. Тем более, что большая часть картонных коробок, как раз имеет форму правильного квадрата со сторонами в тридцать сантиметров. Значит, войдут, как ладонь в перчатку!
  У-фф! Ну, и подкинул мне армейский дружок, задачку. Закачаешься! Стоп?! А вес-то какой? Тонна? Две? Нет, сейчас, вспомню, на примере офисной бумаги для принтера. Восемьдесят грамм на один метр квадратный, значит, получим, около семисот килограмм. Нормально, перегруза при езде не будет, надо будет только оставшееся пространство будки заполнить чем-нибудь объемным и легким. Туалетной бумагой, к примеру, или пачками с женскими средствами личной гигиены, а еще можно ватой или салфетками закидать. Главное, чтобы под завязку и в случае остановки 'гайцам' лень было досматривать весь груз.
  Так, а что у нас с 'дорожными'? Славон в своем сообщение, четко указал: 'Возьмешь, сколько надо на свое усмотрение'.
  А сколько мне надо?
  БэУшная ГАЗель с будкой - термичкой, потянет в цене - до миллиона рублей. Надо взять такую, чтобы 'сел и поехал'. Причем обязательно, чтобы будка внутри была без всяких 'сюрпризов' и, желательно, оббита фанерой или OSB. Движок, чтобы с нормальным расходом топлива и без 'гаражных' самоделок и доработок. Заправиться до полного бака, взять с собой: пару запасных канистр, колес, ключей и инструмента, чтобы с мелкими поломками можно было самому разобраться. Ну и для себя любимого не забыть взять: жратвы, прикупить новой одежды и обуви, а то, судя по координатам конечной остановки, где меня должен встретить мой кореш Славка, там епеня и дремучие буреломы. Тайга, одним словом!
  Ладно, о буреломах и епенях будем думать, когда до них доберемся. А сейчас задача номер раз - покупка транспортного средства и оборудование в нем тайника для перевозки кубометра налика.
  Дубровский встрепенулся, взял себя в руки и отогнал прочь шальные мысли о том, чтобы сбежать совсем этим баблищем.
  Куда бежать? За границу? Фигушки!!!
  Когда ты ходишь под федеральным законом ? 13-30, именуемым в определенном кругу лиц - 'пол второго', то сбежать у тебя за границу не получиться. Тут без вариантов, никакие деньги не помогут. Можно, конечно, пешочком через границу перейти в сопредельные государства, а уже оттуда попробовать дать деру в дальнее зарубежье, но для этого нужны связи, определенный опыт и много еще такого, чем Владимир Дубровский не обладал. Талантов и способностей у Вовки, конечно, много, он мог не только головой думать, но и руками, много чего сделать, но среди всего этого разнообразия способностей, опыта нелегальной переброски через государственную границу не было.
  Со стороны могло показаться, что имея в наличности сумму эквивалентную ста миллионам долларов можно, вообще не париться о каких-то там проблемах с законом. Ведь с давних времен известна любимая всеми слоями общества фраза: 'За деньги можно все купить!' Вот только на практике, дай ты среднестатистическому представителю общества эти самые сто миллионов долларов, и что он с ними сделает? Что?
  Ну, вот хотя бы взять обычную домохозяйку, которая сидит дома и воспитывает детей, пока её муж трудиться на работе. Сидит она на своей толстой жопе, которую разнесло после вторых родов на старом диване, который пора менять, потому что он зассан детьми и ободран котом, смотрит в плоский тридцати двух дюймовый экран корейского телевизора и мечтает о хорошей жизни. На экране, телеведущие популярного реалити-шоу, разъезжают по разных экзотическим странам и тратят за уик-энд суммы, равные годовому бюджету семьи нашей домохозяйки. И вот она такая мечтает, что вот дали бы ей миллион долларов, вот тогда бы она уж точно зажила, как эти самые телеведущие. Вот она бы всем показала! Но, на самом деле ничего она не сделал. Потому что вечером с работы придет муж и его надо кормить, детей завтра надо отвести в детский садик или поликлинику, тут не до поездок. Нет, можно, конечно, все бросить и не работать, нанять гувернантку для воспитания детей, купить роскошный особняк и так далее. Но, как это провернуть на практике. Ведь на дворе не благостные девяностые или начало двухтысячный, когда на каждом углу есть обменный пункт, а банки принимают вклады, когда им денежные средства приносят в чемоданах и баулах.
  На дворе 2023 год. В Российской Федерации уже больше трех лет, действует закон о запрете наличного оборота иностранных валют. Все! Обменных пунктов нет, банки валюту меняют только по предварительной записи и проверке правоохранителей, 'менял', конечно, можно найти, особенно в Москве на Киевском вокзале, где они работают с украинскими 'гастерами', но туда миллион долларов на обмен не понесешь, там тебя и за десять 'тонн зелени' зелени завалят. И что прикажите делать? Найти секретного теневого банкира, который согласится обменять твои доллары на рубли? Ну, где его искать? Объявления в газету дать?
  Ну, ладно, пусть тебе удалось найти способ обмена долларов на рубли. Что дальше? Покупка дорогущего дома, ярко-красной феррари и небесно голубого джакузи? И снова мимо! Напоминаю, что на дворе 2023 год и в стране давно действует налог 'на роскошь', то есть покупки свыше одного миллиона рублей, только по безналичному расчету с обязательным сопровождением сделки, где будет указана источник, откуда у вас появился тот самый миллион. Нет, конечно, ушлыми и хитрожопыми людьми Русь - матушка никогда не переведется, мы и не на такое способны в борьбе с государством за сбережение и сохранение своих кровно заработанных многомиллионных грошей. Но, напомню, что перед нами обычная домохозяйка, а не гений преступного мира!
  Все эти новые законы и порядки обычных людей не касались, у них не было заначенных долларов и покупки свыше миллиона рублей они совершали совершенно легально, задекларировав все свои наличные сбережения по финансовой 'амнистии' 20-го года.
  Владимир Дубровский гением финансовых афер и обналички не был. Хотя, таких как он, в народе называли: 'тертый калач' и 'деловой мужик', а среди таких же как он 'калачей', он снискал славу - пробивного парня, у которого один недостаток - молодость. Ну, да, когда вокруг тебя 'старперы' пятьдесят плюс, то ты в свои двадцать семь для них всегда будешь молодым. И вот сейчас, с высоты своего 'тертого' опыта и прочих деловых качеств Дубровский прекрасно понимал, что сбежать с такой суммой, не получиться. Далеко не убежишь! Если в оговоренный срок не появиться в точке 'Б', то семейка Скворцовых начнет поиски. Они обратятся к определенным 'людям', которые в отличие от государственной бюрократической машины работают намного быстрее и эффективней.
  'Люди' найдут в считанные дни, тут без вариантов!
  Значит надо делать все так, как было написано в том странном сообщении, что пришло от Славика Скворцова. Видимо они с отцом заранее подготовились на подобные удары судьбы. Отец у Славона гений под ковёрной политической борьбы, он печенкой чувствует опасность, скорее всего, смог опередить оперов ФСБ и ищеек из СК, которые пришли по его душу.
  Странно только, что для вывоза 'заначки на черный день' выбрали именно Володьку Дубровского. То ли больше некого, то ли действительно за последние три года Дубровский смог доказать свою верность и нужность клану Скворцовых. Черт его знает?!
  Эх, все-таки жаль, что вся эта груда бабла принадлежит не мне! - подумал Дубровский. Вывести бы все это богатство за границу и там зажить как король. Купить виллу на берегу океана, нанять прислугу, деньги в банк, под проценты, купить кабриолет, белые шорты и туфли на босу ногу, каждый вечер променад на набережной и новая баба из числа приезжих туристок. Просто так деньги, конечно, из России не вывести, для этого нужно время и определенные связи, но если есть ЦЕЛЬ, то почему бы и не подождать годик - другой?!
  Но это все лирика! Хорошо, когда что-то есть и плохо, когда этого нет...
  В этот же день Дубровский посетил несколько фирм, занимающихся перепродажей коммерческого транспорта. Из всех предложений, выбрал дизельный 'Форд Транзит' 2013 года. Вышло, конечно, дороже чем 'ГАЗель Некст', но двигатель, ходовка и резина были в отличном состояние. Больше всего подкупило то, что изнутри будка была оббита листами фанеры, которые легко можно было снять, а под ними оказалось свободное пространство, между стоек каркаса. Прикинув примерный объем этой пустоты, выходило, что имеющуюся наличность вполне можно там разместить.
  Труднее всего дались погрузочные работы. Дубровский совершенно не продумал, как он будет выносить наличность из квартиры, и грузить в машину. Коробки были небольшие и, вынеся первые десять штук, Владимир сообразил, что ему надо вначале поставить их на землю, потом открыть будку машины, потом закинуть картонные ящики внутрь, а ведь вокруг много посторонних людей: бабушек на скамейке, гуляющих с колясками молодых мамаш и вечно снующих по двору детей. Кто-то из них мог проявить любопытство и заметить содержимое коробок, ну, или по закону Мерфи, он же закон подлости, какая-нибудь коробка упадет в самый не подходящий момент и денежные банкноты разлетятся по округе. Пришлось идти в ближайший магазин за большими хозяйственными сумками и армированным скотчем.
  Все деньги уместились в двух десятках клетчатых сумок, именуемых в народе - 'Мечта оккупанта'. Весили они прилично, но, чтобы сократить время погрузки до минимума пришлось в авральном темпе таскать по две сумки за один раз. Управился за двадцать минут, вспотел так, как не потел в зале после часовой интенсивной тренировке.
  Потом отогнал машину в укромное место - окраину городского кладбища, где с помощью аккумуляторного шуруповерта раскрутил фанерные листы и спрятал пачки денег за ними. Здесь пришлось провозиться намного дольше - работал до самой ночи, последние саморезы вгонял уже при свете фонарика. Устал, как негр после сбора сахарного тростника. Между денежных пачек запихнул радиопередатчик, присоединенным блоком питания.
  Загнал машину в кусты возле какого-то не работающего завода и уснул в кабине машины. На следующее утро заправил бак машину и шесть двадцатилитровых пластиковых канистр под завязку. Купил необходимый в дороге шанцевый инструмент, ключи, домкрат, пару запасных колес, компрессор для подкачки колес, кое-чего из еды и вещей, проложил в навигаторе маршрут и после полудня отправился в путь. Перед тем как выехать за пределы МКАДа, завернул на небольшую мелкооптовую базу и заполнил кузов машины упаковками с пустыми пластиковыми бутылками и одноразовыми стаканами. Получилось дешево и сердито!
  Помимо машины, одежды и еды, подмывало обзавестись каким-нибудь оружием: шокером, травматом или на худой конец газобаллонной пневматикой. Но делать этого было нельзя, потому что такое оружие должно быть под рукой, иначе от него никакого толку, а если оно будет на видном месте, то при остановке сотрудников ГИБДД можно легко 'спалиться'. Поэтому лучше обойтись без оружия, пусть и легального. Правда, разводной ключ на длинной ручке лежал на соседнем, пассажирском сидении.
  Товарные чеки на все купленное Дубровский бережно собирал, чтобы потом отчитаться перед семейством Скворцовых. Славик, конечно же, принял бы и словесный отчет, но с чеками как-то правильнее, а то могут ведь заподозрить в 'крысятничестве'. Личные деньги, пусть и с многими нулями, после запятой, дело такое - тонкое!
  Пределы Московской области покинул благополучно, на неприметный 'форд' работники дорожной полиции не обращали никакого внимания. Ну и отлично! А то, Владимир чувствовал себя, как вражеский шпион в тылу врага. Вся эта конспирация и меры предосторожности, могли пойти прахом, если окажется, что его личные данные уже есть на пастах ГИБДД.
  У Дубровского, конечно же, были 'левые' паспорта иностранных государств: Украины, Молдавии, Польши и Венгрии. Несколько лет назад, украинские паспорта продавали за сущие копейки, а имея паспорт 'незалежной' можно было, за сравнительно небольшие денежки, получить и паспорт граничащих с 'ненькой' стран, что, собственно говоря, Владимир и сделал.
  Но сейчас эти разноцветные книжечки, вместе с тремя миллионами рублей, двадцатью тысячами долларов, пятью тысячами евро и тремя двухсотграммовыми золотыми слитками лежали в тайнике в квартире на Зеленом проспекте.
  Эх, узнать бы о происках 'федералов' заранее, тогда было бы все по-другому. Тогда бы Владимир спокойно собрал бы все заначки, продал квартиру, машину и с паспортом Евросоюза уехал бы заграницу. А там, начал бы все с начала. Пусть денег у него было бы не так много, но это лучше, чем ничего. Это намного больше, чем пять лет назад, когда у него были только одни долги и дилемма: сесть в тюрьму или лезть в петлю. Тогда ему на пути встретился старый армейский дружок Славик Скворцов, который и предложил идти к нему с батей в зицпредседатели. Так в жизни Владимира Дубровского начался новый период: суматошный, взбалмошный, неспокойный, но...сытный и денежный.
  Владимир смог вернуть все долги и откупиться от следствия. За несколько лет он показал семейству Скворцовых, что он может не только с точностью до последней запятой выполнять поставленную задачу, но и сам придумывать способы как обогатить клан Скворцовых еще больше. Причем, некоторые предложенные Дубровским проекты, старший Скворцов рубил на корню, как рискованные и опасные. Андрей Сергеевич Скворцов всегда слыл человеком осторожным и предусмотрительным, в отличие от других чиновников и функционеров его уровня, он никогда не выпячивал свое финансовое положение и все семейство Скворцовых жило по московским меркам довольно скромно.
  Интересно, на чем погорел Сергеич?! - подумал Дубровский.
  Может на поставке оборудования для онкологической клиники в Серпухове? Или на постройке пищеблока для школы - интернат в Клину? Черт его знает?! Может Скворцовых разрабатывали несколько лет и дело в каких-нибудь старых грешках, когда Андрей Сергеевич был еще мэром областного центра?
  Ладно, захотят, сами расскажут. Славик, пошел не в отца и был болтуном, каких свет не видывал. О, а может все дело в Славике? Может это он 'упорол косяк' из-за которого все и погорели?
  Как там было написано в сообщении?
  'Вовка, брат! Нас метут на 'пол второго', все бросай и руби концы. Зайди в игру, там дальнейшие инструкции'
  А в 'личке' одной сетевой РПГ от младшего Скворцова были более детальные инструкции, где поэтапно было расписано: где находится 'схрон' с заначкой на черный день, куда надо эту заначку надо перевести и что дальше делать. В конце послания была непонятная, но многообещающая подпись:
  'Если все сделаешь правильно, станешь равноправным партнером. Отсидимся годик в тайге, а потом вернемся и все будем в шоколаде!'
  Шоколадное обертывание - это хорошо и полезно для здоровья, но Славик, звездун еще тот. И что значит, отсидимся в тайге?! Это, вообще, как понимать? Заныкаемся на далекой заимке и будет там выживать на подножном корме, тушенке и самодельных лепешках? Владимир, когда изучал координаты того места, куда надо ему доставить груз, долго не мог понять, что там может быть. Ближайший населенный пункт, отмеченный на карте - небольшой городок с населением с двадцать тысяч человек, может, есть что-нибудь поменьше, не отмеченное на карте, фиг его знает?! Хотя, возможно там окажется элитный дом отдыха, типа пансионата закрытого режима, в котором проворовавшиеся чиновники отсиживаются о вездесущего ока Путина и антикоррупционного отдела ФСБ. А, что вполне правдоподобная версия, которая может объяснить все нюансы и шероховатости поведения семейства Скворцовых.
  Ладно, доберемся до места, там все и узнаем. В вынужденном 'сидении в тайге' можно найти и свои плюсы: во-первых, нормального, полноценного отдыха не было уже больше пяти лет, как впрягся в подчинение к Скворцовым, так и пахал Дубровский, как ломовая лошадь, во-вторых, появиться возможность заняться самообразованием - перечитать множество книг, которые были скачены на лэптоп, подтянуть физическую форму, а то от этой сидячей и нервной работы появилась пузень и складки жира по бокам, причем редкие походы в спортзал помогали плохо, ну и в-третьих, надо восстановить пошатнувшиеся нервишки.
  С нервами было совсем плохо, Дубровский страдал бессонницей ночью, и желанием спать в течение дня, был раздраженный и вспыльчивый, хотя раньше отличался крепкими, как стальные канаты нервами.
  Все из-за этой чертовой работы. Владимиру приходилось носиться по всей стране, заключая контракты и договора, подписывая соглашения на поставку и акты выполненных работ.
  Из соображений все той же секретности Скворцовы не держали большой штат сотрудников: бухгалтер, пара секретарей, сметчик и несколько водителей-курьеров и над всеми ими - Владимир Дубровский, который был за генерального, исполнительного и коммерческого директора.
  Надо отдать должное, Скворцовы платили щедро и в срок, Дубровский за пять лет смог вернуть все долги, купить квартиру в новостройке, в не самом плохом районе Москвы, сменить несколько машин, последним его средством передвижения был трехлетний 'Порш кайен', купить квартиру своим родителям, которые теперь жили в ближнем Подмосковье.
  Обидно было терять все нажитое и приобретенное таким трудом. Владимир понимал, что без покровительства Скворцовых он не добился бы таких успехов и значит, надо и дальше держаться их семьи.
  Но, ничего, вот привезет 'заначку' Скворцовым в целости и сохранности, станет равноправным партнером, вот тогда все будет еще лучше, надо только добраться до нужного места вовремя и без происшествий, а там можно и годит посидеть в тайге, читать книжки и бегать по утрам, сгоняя жиры.
  Кстати, о книжках, помимо профильной литературы на тему экономики и финансов, надо перечитать книги Андрея Круза. Начну, как всегда, с 'Эпохи Мертвых', потом 'Земля Лишних', потом 'Мир Тьмы' и дальше по списку, - подумал Владимир.
  Читая фантастическую литературу, Дубровский частенько представлял, что он тоже попадает в параллельный мир. Как он набирает в старом мире целую гору всякого нужного добра, его столько, что не помещается в кузове грузовика и поэтому приходится цеплять еще и прицеп, потом он переходит границу между мирами, обязательно, сразу же трахает симпатичную девушку, принимающие переселенцев в новом мире, после этого, отбивает нападение бандитов и завладевает всеми несметными богатствами, которые награбили злодеи за долгие годы. Что должно произойти дальше Владимир не придумал, он несколько раз садился за написание книги на эту тему, но дальше двадцати страниц набранного текста дело не пошло. Эх, жаль, что нет никакого портала в другой мир! Иначе можно было бы отправиться ос всем этим богатством туда. В другом мире не надо опасаться мести семейства Скворцовых, с таким капиталом можно начать новую жизнь, став кем-то значимым и весомым. Вот только все это вымысел и фантастика и нет никакого другого мира... А, жаль!
  Путь из точки в 'А', в пригороде Москвы, до точки 'Б', в богом забытом городишке на Северном Урале занял два дня. Дубровский машину не гнал, соблюдал меры предосторожности и правила дорожного движения.
  'Гайцы' остановили его только один раз, проверили документы, обнюхали и отпустили с миром. В тот момент, когда худощавый гаишник, облаченный в светоотражающий жилет, взмахнул жезлом и показал остановиться, у Владимира внутри предательски екнуло и сердце ушло в пятки. Первой мыслью было вдавить педаль газа в пол и гнать, что сил, но благоразумие взяло верх, тем более что на малотоннажном дизельном грузовичке от правоохранителей было не оторваться.
  Хорошо еще, что в свое время Дубровский внимательно прослушал краткий курс лекций, которые для своих сотрудников организовал Скворцов старший. На этих лекциях, невысокий толстячок с бегающими, поросячьими глазками и вороватым прищуром, подробно рассказывал, как надо себя вести при встрече с правоохранителями, он же организовал систему защиты и охраны офиса. Когда спецы из ФСБ выломали дверь в офис, располагающейся в обычной квартире новостройки на окраине Москвы, то их встретили только три перепуганные тетки и компьютеры с выгоревшим нутром. Бухгалтерша успела нажать на красную кнопку под крышкой своего стола. Помимо того, что активировалась система самоуничтожения офисной оргтехники и вспыхнули термитные заряды в сейфах, был еще отправлен сигнал на телефон Дубровского. Получив сообщение на телефон, Владимир действовал по инструкции, полученной в свое время от 'поросячьего' толстячка. Эти инструкции помогли Дубровскому остаться на свободе.
  В дороге Владимир останавливалась несколько раз, чтобы дозаправится, бегло осмотреть машину, быстро перекусить и опорожниться.
  Точка 'Б', оказалась поворотом с основной дороги на второстепенную, где был установлен указатель - 'Закрытый сектор'. Именно такое название было указанно в сообщении Славика. Значит нам туда.....
  
  ****
  На обочине торчало несколько вышек, увешанных камерами наблюдения, к ним были подведена линия электрических проводов. Столбы с проводами уходили вдоль дороги.
  Кстати, о дороге, асфальтовое покрытие на второстепенке оказалось отличного качества, это Владимир понял сразу, ведь недаром в прошлом году их фирме доверили 'заасфальтировать' десятикилометровый участок несуществующей в природе дороги. Ему тогда пришлось досконально изучить технологию и способы укладки дорожного покрытия.
  Метров через триста после поворота, дорогу перекрывал шлагбаум, рядом с которым расположился стационарный пост ГИБДД.
  Или это не дорожная полиция? - подумал Дубровский, глядя на стоящих рядом со шлагбаумом автоматчиков, экипированных в шлемы и бронежилеты.
  Один из автоматчиков повелительно взмахнул полосатым жезлом, призывая к остановке, а потом двинул навстречу, демонстративно перекинув автомат на грудь.
  Приплыли! - опешил Владимир, понимая, что развернуться ему здесь не удастся.
  Массивный шлагбаум, бетонные блоки, выложенные на дороге 'змейкой', два монолитных колпака-капонира из железобетона на обочинах - вот такой вот странный пост ГИБДД. Позади капониров была еще ровная площадка, отсыпанная щебнем, на которой стояли три легковых автомобиля, укомплектованные и обвешанные таким количеством 'внедорожных' девайсов, что совершенно непонятно с конвейера какого автомобильного завода они были спущены. На той же площадке размещалась и двухэтажная 'будка' поста. Над будкой возвышалась антенная мачта, усыпанная 'тарелками' и усами передающих и принимающих устройств. А еще, Владимир с удивлением заметил, что на втором этаже поста была оборудована пулеметная огневая точка. Ствол ПКМСа торчал из-за щитка, печально глядя в небо.
  Охренеть?! - подумал Владимир. - Охрана, как в зоне строго режима, только хрипящих от лая овчарок не хватает.
  - Выйти! - коротко рявкнул, подошедший 'гаишник'.
  - А в чем, собственно говоря, дело? - возмутился Дубровский.
  - Досмотр! - объяснил второй охранник, бесшумно подошедший сзади.
  Первый 'гаишник' вытащил из кармана жилета небольшой прибор - газоанализатор и, включив его, помахал перед носом Дубровского, потом эту же процедуру он продела и с внутренним пространством кабины 'Форда'.
  - Что везешь? - спросил досмотрщик, жестом призывая Владимира открыть будку.
  - Одноразовую пластиковую тару, - покрываясь холодным потом ответил Владимир. - Бутылки, тарелки, стаканчики.
  - Ясно, - 'гаишник' осмотрел стену пластиковых упаковок. - Это все?
  - Ага, - кивнул Владимир, со страхом ожидая команды на полный досмотр груза.
  - По пути никого не подсаживай, понял?
  - Да, - с облегчением выдохнул Дубровский. - Что я дурак, что ли?
  - Ну, не знаю, - хмыкнул на прощание правоохранитель, - умный человек не потащит туда копеечный товар.
  Отъехав подальше от поста, Дубровский остановил машину и, достав из бардачка упаковку таблеток - энергетиков, закинул очередную порцию в рот.
  Волшебные пилюлю придавали бодрости и сил. Спать нельзя, черт его знает, что происходит вокруг. Вдруг проснешься, а ты уже лежишь в канаве с перерезанным горлом. В современной России за тысячу рублем могут прирезать, чего уж тут говорить о кубометре в долларовом исчислении?
  Вспомнились слова инспектора ГИБДД, о том, что глупо везти копеечный товар туда. Интересно куда, туда?
  Вопрос: куда нужно отвести деньги и где Дубровский вместе с семейством Скворцовых будет пересиживать лихие времена, не выходило из головы Владимира все это время.
  В глухой уральской тайге, на далекой заимке? Зная Скворцова старшего, можно такой вариант сразу же отмести. Анатолий Семенович Скворцов после перевода в столицу, очень сильно полюбил комфорт и превратился в сибарита, которого очень трудно было представить живущим в тайге среди буреломов, сугробов и медведей. А ведь там еще, помимо Славика и его бати, была мать Славика, молодая мачеха, две дочери Скворцова старшего, от первого и второго брака и еще множество родственников, с которыми, Дубровский однажды пересекся на свадьбе Ирки, старшей сестры Славика. Вполне, возможно, что все свое большое семейство Анатолий Семенович с собой в тайное убежище не потянет, но, кто его знает. Закон 'пол второго' предполагает осуждение близких родственников проворовавшегося чиновника, так, что Скворцовы могли сбежать в тайгу и всем скопом...
  Тогда, где? Может в этой глухомани есть секретный аэродром, к примеру, оставшийся от вояк, с которого можно вылететь за границу? Вполне, возможно! Очень даже правдоподобный вариант. Средств, чтобы нанять самолет и вывести всю свою многочисленную родню за границу у Скворцовых, как у дурака махорки, то есть за глаза и по самые гланды.
  Дорога растянулась широкой лентой среди каменистого ландшафта, с редкими кривыми сосенками и березками по сторонам. Дубровский смотрел по сторонам и его тяготил такой пейзаж: выеденные плеши черной земли, на которой, почему то небыли никакой растительности, торчащие из поверхности серые глыбы камней и редкие чахлые деревца с изуродованными, кривыми стволами. Унылый и какой-то тревожный вид из окна автомобиля разительно отличался от тог, чтобы было еще пару десятков километров назад, там была пышущая жизнью тайга - обилие хвои и зелени. А здесь, как будто прошелся ураган с пожаров, или, к примеру, последствия экологической катастрофы.
  Наверное, и правда, впереди Дубровского, ждет секретный военный объект, вблизи испытательного полигона, где есть свой аэродром.
  У Владимира настроение немного улучшилось, потому что перспектива сидеть в глухой тайге его не сильно то и радовала, а вот улететь куда-нибудь за границу, желательно к теплому морю, где можно было отдохнуть в свое удовольствие.
  Отдых Дубровскому точно не помешал бы, поваляться недельку на теплом песочке - самое то!
  Через час, на дороге попался еще один блокпост с автоматчиками. Здесь тоже проверка прошла рутинно и шапочно, вооруженный пистолетом-пулеметом сотрудник, попросил открыть дверь будки, 'обнюхал' Владимира, кабину и будку машины газоанализатором и дал добро на проезд.
  Через восемь километров, после второго блокпоста, дорога заложила крутой вираж, потом был длинный, затяжной подъем на длинную холмистую гряду. На вершине холма, разместился очередной блокпост с капитальным двухэтажным зданием, большим ангаром, вертолетной площадкой и несколькими 'лопухами' сетчатых радаров.
  Ну, что ж, Дубровский теперь уже точно уверился в своих предположениях, что впереди его ждет аэродром, с которого самолет унесет клан Скворцовых и Владимира Дубровского к теплым морям, зеленым пальмам и крикливым чайкам. Судя по внешнему виду, 'блокпост' на вершине холма, был ничем иным, как станцией ПВО.
  С вершины холма, при спуске вниз открылся вид на широкую долину, в которой угадывались правильные формы, присущие жилым и промышленным постройкам.
  Ну, точно! Военный городок! Вон как все надежно спрятано от чужих, вражеских глаз.
  Настораживало только то, что машину и самого Дубровского никто не досматривал, лишь обследовали сканерами и анализаторами и отпустили восвояси, даже документы на втором и третьем блокпосте не проверили. Странно? Хотя, может старший Скворцов 'подмазал' кому надо, чтобы машину Дубровского пропускали без досмотра. А с другой стороны, Скворцовы не знали, на какой машине едет к ним Владимир.
  Ладно, дай бог, добраться до Скворцовых, а там все вопросы отпадут за ненадобностью! - подумал Дубровский, подъезжая на 'Форде' к очередному шлагбауму КПП.
  Проехав еще три контрольно-пропускных пункта, Владимир, наконец, добрался до загадочной площадки - накопителя, где ему было приказано ждать следующего утра. Приказ отдал дядька в затасканном камуфляже, поверх которого был нацеплен светоотражающий жилет. Этот же дядька взял с Владимира плату за стоянку - триста рублей, дал бланк анкеты, которую необходимо было заполнить и отнести в будочку контралера.
  Дубровский позволили себе роскошь выбраться из кабины автомобиля, чтобы осмотреться по сторонам.
  Смотреть особо было не на что: большая площадка с бетонным покрытием, сетчатый трехметровый забор по периметру, несколько десятков ларьков с уличной едой, вереница кабинок биотуалетов и пару будок с душевыми кабинами.
  Вообще-то, машину можно было оставить на стоянке и отправиться спать в ближайший отель, тем более что стоянка охранялась и на ней было достаточно оставленных машин, но были и те, кто не решился бросить свое транспортное средство и решил ночевать в салоне. Дубровский подумал, что машину точно оставлять без присмотра на ночь нельзя, а вот пройтись, чтобы размять ноги и съесть чего-нибудь горячего вполне можно себе позволить.
  Машину Владимир поставил таким образом, чтобы ему была видна задняя сторона будки. Вытащив из будки полиэтиленовый пакет, в котором собрался мусор, аккумулированный в пути, Владимир бодро зашагал в ярко подсвеченным островкам 'стрит-фуда', по дороге он занес контролеру заполненную анкету, где честно указал все свои настоящие данные.
  Выбор в пирожковых был весьма неплох, помимо, обыденных для таких заведений: гамбургеров, хот-догов, шаурмы и прочих чебуреков с котятами внутри, было еще первое, второе и компот.
  Взяв себе наваристую, исходящую вкусным ароматом и паром солянку и картофельное пюре с поджаркой, Владимир разместился за пластиковым столом под широкополым зонтом. Уселся Дубровский таким образом, чтобы можно было держать в поле зрения свой 'Форд'.
  Солянка оказалась вполне ничего, помимо положенных пяти сортов мяса и колбасы, внутри оказались еще маслины и долька лимона. Пюре было немного 'стеклянным', но зато мясо в поджарке было весьма хорошего качества - мало прожилок и жира и много плоти. На третье, Дубровский взял себе большую чашку капучино.
  Развалившись на стуле и сыто ковыряясь в зубах, Владимир прихлебывал капучино, осматриваясь вокруг.
  Дубровского сейчас интересовал один момент. А чего тут так много народу? Больше всего накопительная площадка и окружающие постройки напоминали какой-то перевалочный пункт при большой транспортной развязке.
  Куда едут все эти люди? Тоже бегут с проворовавшимися чиновниками из страны? Да, ну на фиг! Ладно, у Дубровского машина и груз в ней исполняют роль прикрытия для перевозки крупной суммы денег, исчисляемой в кубических метрах, а вот, для чего те бородатые дядьки весьма суровой наружности пригнали два трехосных 'КамАЗа', набитых разномастными тюками, мешками и ящиками. Да еще и сами машины больше напоминают 'траки' из фильмов про зомби-апокалипсис: стекла прикрыты сетками, над крышей кабины 'гирлянды' дополнительных фонарей, да еще и какие-то непонятные хреновины, очень сильно похожие на вертлюги для пулеметов торчали над кабиной и с правой стороны кабины. Они что, тоже так свои машины упаковали для прикрытия перевозимых денежных средств? Не понятно?
  И еще...
  Ну, не может же быть, чтобы столько народу бежало из России? Здесь же целый перевалочный комплекс с гостиницами, накопительной площадкой на несколько сотен машин и системой охраны. Хотя, почему не может? Еще как может, на Руси издревле народ воровал. Как выбьются в чиновники и начальники, так сразу же гребут под себя все, до чего шаловливые ручонки дотянуться могут. Но, вот интересно, неужели, что ли все чиновники, которых поймали на воровстве, могут вот так взять и сбежать. Подозрительно?
  Подождите? Стоп! А если...
  Если в России, в самое ближайшее время, должен случиться какой-нибудь эпический замес, к примеру, техногенная катастрофа, как в фильме '2012'? И все эти люди, будут эвакуированы в безопасное место?
  Точно! Возможно, именно на северном Урале, окажется безопасная зона, которую не затронет катастрофа? Или нет? Зачем тогда тащить с собой деньги, которые на самом деле, не больше, чем порезанная на прямоугольники бумага с защитными знаками. Если мир должен умереть, захлебнувшись в судорогах апокалипсиса, то правильнее было запастись консервами, оружием и средствами защиты, а не тащить в убежище кубометр баксов, которыми даже подтираться неудобно. Да и не надо было бы городить такой огород с преследованием по закону 'пол второго'. Или, наоборот, Скворцовых 'гонят на номера', именно из-за разглашения государственной тайны и за место, в убежище, где можно укрыться от грядущей катастрофы, как раз и можно расплатиться кубометром американских долларов? Интересно, а этих денег хватит, чтобы и Владимир Дубровский присоседился на краешек полки в 'последнем вагоне уходящего на юг поезда'? Помниться в том же голливудском блокбастере '2012' одно посадочное место в спасательной 'шлюпке' стоило один миллиард долларов. Надеюсь, что здесь расценки подешевле будут.
  Хотя, глядя на спокойно прогуливающихся по площадке людей, весело смеющихся и бегающих друг за дружкой детей, трудно представить, что они знают и готовятся сбежать от надвигающийся катастрофы. Может, тогда не будет никакого апокалипсиса? Тогда, что?! Впрочем, есть же четкие инструкции Славика, где указаны населенные пункты, которые должен посетить Дубровский, добираясь до того места, где его ждут Скворцовы.
  - Не помешаю? - раздался над ухом, вежливый вопрос.
  Дубровский посмотрел на спрашивающего, невысокий, плотного телосложения мужичок, одетый в светлые брюки-карго, легкий свитер, поверх, которого накинут жилет с множеством карманов.
  - Присаживайтесь, - кивнул Владимир, - я уже закончил и ухожу.
  - Подождите, - остановил его мужичок. - Я хотел перекинуться с вами парой слов.
  Мужчина присел на соседний стул, поставил на стол перед собой высокий, бумажный стакан с чаем, такую же бумажную тарелку с порцией чебуреков.
  - О чем вы хотели поговорить? - поспешно спросил Владимир, всем своим видом показывая, что ему не до разговоров. - Я, честно говоря, спешу.
  - Спешите? - удивился толстячок. - Куда? Переход откроют только утром, а может и не откроют. Вчера и позавчера 'рябь' шла, стабильности не было, так, что могут не дать утром разрешение на проход.
  - Я спешу лечь поспать, а то два дня и ночь без сна, - выкрутился Дубровский, совершенно не понимая, что хотел сказать незнакомец, употребляя термины: рябь, переход и проход.
  Может здесь есть какая-то переправа через реку, аварийный мост или тоннель в горе? Расспрашивать незнакомца о том, что он имел ввиду, Владимир не посчитал нужным, а то сейчас 'как зацепишься языками', а потом очнешься в канаве голый, без денег и ключей от машины.
  Похоже, у Владимира начинала развиваться паранойя, ему в каждом незнакомце чудился враг, который только и мечтал о том, чтобы угнать 'Форд', набитый деньгами.
  - Тогда, последний вопрос и не смею задерживать, - всплеснул руками незнакомец. - Вы туда едите целенаправленно, к кому-то или просто наобум?
  - Целенаправленно, - ответил Владимир, - а что?
  - Нет, ничего, просто, я здесь, вроде, агента по найму. Вот, возьмите проспектик, - толстячок протянул несколько флаеров. - Вдруг вас что-то заинтересует из предложенных специальностей. Там все контакты указаны, куда и кому надо обратиться. Единственная просьба, если вдруг надумаете, то скажите, что буклеты вам дал Алексей Степашин. Договорились?
  - Ага, - пожав на прощание руку, Владимир направился к своей машине. Буклеты он засунул в карман, выкидывать их на глазах у вербовщика, Дубровский посчитал не вежливым поступком.
  От сытого ужина и внезапно накатившего ничего неделанья Владимира разморило, и он жутко захотел спать, глаза буквально слипались. Можно было закинуть очередную порцию энергетика, но тогда к утру, он был бы совершенно разбитым.
  Надо немного поспать, - решил про себя Дубровский.
  Владимир завел машину, сдал задом к высокой мачте, которая стояла посреди площадке и на её вершине располагались осветительные прожектора. Прижавшись, задней стенкой будки, он тем самым заблокировал её от проникновения снаружи. Запер двери кабины изнутри и провалился в сонное царство Морфея...
  
  ***
  
  Проснулся Владимир рывком, раз! ... и подскочил с сидений, на которых спал. От рывка ударился головой о руль. Кто кричал снаружи и стучал по лобовому стеклу.
  - Вставай!! Эй!! - в лобовое стекло, какой-то весельчак стучал кулаком. - Проспишь переход!
  Владимир несколько раз удивленно моргнул, окончательно просыпаясь и приходя в себя. Сон был тяжелым и тревожным, выспаться не удалось, видимо, все-таки Дубровский переборщил с приемом стимуляторов.
  Стучавший в лобовое стекло бородатый мужик в спецовке, увидев, что Дубровский проснулся, махнул ему рукой и побрел дальше по своим делам.
  Так, что дальше?
  В сообщении Славика было четко указано, что надо двигаться вслед за остальными машинами, добраться до населенного пункта под названием Сосновск, а оттуда в городок - Новая Москва, где на КПП его будут ждать, достаточно назвать своё настоящее имя и фамилию.
  Сколько раз Владимир пробовал найти на карте населенные пункты с таким названием в той местности, где он сейчас находился, у него ничего не получилось. Наверное, и правда, что это некие секретные населенные пункты, где прячутся и отсиживаются, пересиживая лихие времена проворовавшиеся российские чиновники и бюрократы.
  На площадке царило оживление, люди суетились возле своих машин, перед гостиницей стояли три автобуса, в которые усаживались пассажиры с вещами.
  - Поссать то хоть успею? - спросил Дубровский и бородача в спецовке, который шел обратно.
  - Успеешь, - сверяясь по часам, кивнул мужик. - Переход откроют не раньше, чем, через полчаса. Вон за тем зданием начинаться дорога, - бородач указал рукой направление. - Лучше заранее туда подкатить, а то там пробки, обычное явление.
  - Понял, спасибо, - кивнул Дубровский и в быстром темпе сделал все необходимые утренние процедуры.
  Владимир сбегал к 'синим кабинкам', потом вернулся к машине, где быстро умылся и почистил зубы. Перекусывать не стал, тут же погнал машину в указанном бородачом направлении.
  Через десять километров, дорога привела его к странной площадке идеально круглой формы. Здесь скопилось с десяток грузовых машин, столько же легковушек и, как ни странно, было много 'пешеходов' - около двух дюжин людей разного пола с рюкзаками и сумками.
  Перед въездом на 'блюдце' площадки, машину Дубровского остановили, охранник сверился со своим журналом и прицепил на лобовое стекло 'Форда' желтый стикер, где были написаны ФИО Владимира, госномер его автомобиля и конечный пункт назначения - 'Новая Москва'.
  Площадка была, как будто выплавлена в скальной породе. Идеально ровная поверхность и такие же гладкие своды ограждения. В центре площадки большая черная лужа, пролитого мазута или нефти.
  Машины и люди, растеклись по краям площадки и застыли в ожидании.
  Ну, вот и на кой ляд, сгонять людей на еще одну площадку? Почему нельзя было на предыдущей стоянке подождать? Обычное русское раззвиздяйство. Гоняют по площадкам туда - сюда, проливают ГСМ, и никто его не убирает.
  Владимир достал термос, наполненный кипятком, заварил в термокружке кофе '3 в 1', потом раскрыл пачку с печеньем и, только было собрался позавтракать, как раздался предупреждающий визг ревуна сирены.
  Все, что произошло дальше, Дубровский списал на выверты своего мозга, который последние два дня подвергался воздействию стимуляторов и энергетиков. Перед глазами поплыли круги, в ушах щелкнуло от перепада давления, а по телу пробежала короткая дрожь, как от статистического разряда тока.
  Рев сирены стих, мужик в спецовке принялся кричать в громкоговоритель, пытаясь перекричать, вой тех немногих собак, которые были в ближайших машинах. К собакам присоединились еще и дети, они тоже принялись голосить на все лады.
  Владимир несколько раз сильно зажмурился, надеясь, что наваждение пройдет, вроде полегчало, перед глазами перестали плавать разноцветные круги, да и дети с собаками, вроде, потише стали выть.
  Воспользовавшись заминкой одного из водителей КамАЗов, Владимир газанул с места и, вклинившись перед зазевавшимся ГАЗоном, выехал со стоянки одним из первых. Перед ним шел всего один грузовик - тентовый 'китаец'.
  Владимир так увлекся этими маневрами, что совершенно не обратил внимания на смену дорожного покрытия. И только по тому, как стало кидать машину, сообразил, что вместо асфальта, теперь под колесами мощенная булыжниками мостовая.
  Впередиидущий 'китаец' припустил и пошел в отрыв. Владимир не стал за ним гнаться, но и далеко уехать не давал, помня, наказ Скворцова младшего двигаться в общем автомобильном потоке, держался за грузовиком, на дистанции около ста метров.
  'Форд' проехал мимо еще одной стоянки, где дожидались пешеходов несколько автобусов и грузовиков с будками-вахтовками.
  Только сейчас Дубровский заметил, что окружающий пейзаж заметно изменился. Та выжженная, серая, каменная пустыня, что царила вокруг, постепенно стала изменяться в лучшую сторону - появились деревья, кустарники, стало вокруг много сочной, яркой зелени. Даже воздух изменился в лучшую сторону, он стал чистым, хрустальным и как будто наполненный какой-то живительной силой.
  Дубровский открыл окно и вздохнул полной грудью, в голове прояснилось, настроение резко улучшилось.
  А, вообще, вокруг творилась какая-то чертовщина. Впереди, на горизонте возвышалась высоченная горная гряда. Пика со снежными шапками вырастали как будто ни откуда. Не было никаких предгорий и возвышений, горы вырастали неожиданно и стремительно.
  Владимир, не мог похвастаться хорошим знанием географических особенностей северного Урала, но вроде, здесь не было таких высоких гор. Хотя, как это нет, вот же они впереди, видно невооруженным взглядом. Значит, есть!
  На обочине дороги появился первый указатель, он сообщил, что до Сосновска осталось сорок километров.
  Сосновск?!
  В сообщении Славика такой населенный пункт упоминался. Владимир должен был заехать в него, чтобы потом отправиться в городок Новая Москва.
  Ну, что ж! Все идет отлично! До Сосновска сорок километров. Погода хорошая, на небе ни облачка, если все будет продолжаться так же, то к вечеру, глядишь, Дубровский доберется до КПП при въезде в Новую Москву, а там, всего лишь, надо передать местным охранникам, что его ожидает Вячеслав Скворцов...и все!
  Въезд в городок Сосновск оказался перекрыт контрольно-пропускным пунктом. Причем КПП было организованно с учетом фортификационных изысков и нюансов. Десяток въездных 'рамок', прикрытых бетонными колпаками с пулеметными гнездами, охрана, вооруженная автоматами и всевозможными сканерами и датчиками. Кинологи с собаками и вышки с внимательными пулеметчиками. И большое обилие камер наблюдения.
  Въезд в город больше всего напоминал пропускной пункт на государственной границе, отличие было лишь в том, что роль таможни исполняли обычные охранники, которым не требовались въездные визы и загранпаспорта.
  - Надолго в город? - спросил подошедший к машине Дубровского охранник.
  - Не знаю, - честно ответил Владимир. - Мне, вообще-то, надо в Новую Москву.
  - Тогда, лучше в сам город не въезжай, подожди на накопительной площадке, - охранник показал, в какой стороне находится площадка. - Вон, видишь домик с синей крышей. Там формируются колонны на Новую Москву. Спросишь, когда следующий караван. А рядом, видишь, длинная 'кишка' с красной крышей. Это гостиница. Если колонна на Москву пойдет завтра, то можешь там переночевать.
  - Понял, спасибо. А до Новой Москвы далеко? Может, я сам туда поеду?
  - В одиночку, туда лучше не соваться. Бандиты на трассе шалят. Можно попасть! А так, до Новой Москвы, почитай полтыщи камэ.
  - Бандиты?! - удивился Владимир.
  - Ага, - пожал плечами охранник. - Сиротинские на юге всех лихих людей вывели, вот они к нам и подались. Это ж самое милое дело - на трассе переселенцев 'щипать'. Вокруг Сосновска километров на сто, более-менее тихо, ну и на подъезде к Москве, километров пятьдесят, тоже безопасная зона, а все что между ними - Дикие земли.
  - Понял, спасибо!
  Поскольку, Дубровский не собирался заезжать в Сосновск на машине, то его не стали досматривать и пропустили внутрь транзитной площадки. Машины здесь оказалось не сильно много, около десятка. Как узнал Владимир, в местном аналоге автостанции, последний конвой на Новую Москву ушел всего пару часов назад, и следующий планируется на завтра. Объяснялось это тем, что надо, чтобы собрались желающие двигаться к Новой Москве. Движение в общей колонне было платным и стоило пять тысяч рублей. За эти деньги конвоиры гарантировали безопасность в дороге, которая обеспечивалась вооруженной охраной на бронетехнике.
  Владимир уже перестал удивляться происходящему, если бы он, был писателем-фантастом, то, скорее всего, именно так бы он описывал иной, параллельный мир, потому что поверить, что в современной России может оказаться место, где будут 'шалить бандиты' и передвигаться надо только в составе вооруженной армейской бронетехникой колонны было трудно. А с другой стороны, ну, что он житель большого мегаполиса, мог знать об изнанки жизни в глухой провинции?
  Закон - тайга, медведь - прокурор!
  Не просто же так, это придумано. Скорее всего, здесь в глухой тайге, все по-другому. Людей мало, территории большие, за всем не уследишь, возле каждой елки полицейского не поставишь.
  Тем более, если правда, что здесь есть какой-то секретный город, в котором живут беглые, проворовавшиеся чиновники, то почему бы не оказаться здесь же и бандитам, желающим 'пощипать' богатеньких Буратин? У нас же в России, чиновники и бюрократы, далеко не всегда являются выходцами из интеллигентных, просвещенных семей потомственных профессоров и функционеров, чаще всего, на вершину власти пробивается бывший и нынешний криминалитет. Вчера он убивал и воровал, а сегодня уже носит на лацкане пиджака депутатский значок!
  Поговорив несколько минут с работниками местного 'автовокзала' Владимир решил прогуляться по городу и подыскать едущих в сторону Новой Москвы попутчиков. Движение на трассе Новая Москва - Сосновск было весьма оживленным, машины ездили по ней постоянно и 'влезть' в какой-нибудь небольшой, но хорошо защищенный, частный караван было не трудно. Причем, можно было даже немного сэкономить, обычной таксой было: две - три тысячи рублей.
  Чтобы попасть в Сосновск, Дубровский прошел досмотр, заполнил несколько анкет и получил временный пропуск. 'Форд' остался стоять на площадке, прижатый задней стенкой будки к зданию автостанции.
  Бросать машину без присмотра не хотелось, но ждать целые сутки попутного конвоя было невмоготу, Дубровскому хотелось как можно быстрее добраться до Новой Москвы и избавиться от набитого деньгами автомобиля.
  Сосновск оказался небольшим, шумным городишкой весьма затрапезного вида. Здесь вряд ли можно было найти приличный ресторан, торгово-развлекательный центр и барбершоп.
  На тротуаре, возле пешеходного прохода из транзитного терминала, Дубровский с удивлением заметил экзотику 'а-ля СССР' - толстую тетку в белом халате, которая торговала горячими пирожками. Пирожки продавщица вытаскивала из большого алюминиевого бака, который был прикрыт здоровенной крышкой, утепленной сверху одеялом. Пирожки заворачивались в бумагу и подавались без всяких пакетиков и салфеток. Как ни странно, но торговля шла бойко и пирожки разлетались со скоростью...горячих пирожков!!! Больше всего Владимира удивила цена. Пирожок с горохом - пять рублей, пирожок с картошкой или капустой - шесть рублей, а пирожок с мясом - десять рублей. Ну, точно, 'совок' в чистом виде!
  Покупать уличный фастфут Владимир не стал, хоть запахи стояли весьма аппетитные, да и народ, вроде отоваривался у толстухи не впервые, но Дубровский рисковать своим желудком не решился.
  Та часть Сосновска, которая граничила с КПП и транзитной площадкой, больше всего напоминала большую рыночную площадь. Здесь царило обилие торговых рядов, павильонов, магазинов, лабазов, 'оптовок' и идущих с ними рыбами-прилипалами: гостинец, мотелей, 'рюмочных', столовых, кафешек и мелких ресторанчиков.
  Удивило обилие оружейных магазинов. Попадались даже небольшие ларьки-павильоны, где оружие висело на крючках, вдоль стен, как вяленая рыба. Вначале Дубровский подумал, что это не настоящее оружие, а муляжи или страйкольные шарикоплюи, но потом понял, что стволы, вполне боевые, причем среди 'гражданских' с заблокированным режимом стрельбы очередями, попадались и армейские образцы.
  Подавшись любопытству, Владимир зашел в один из таких оружейных магазинчиков, в витринах которого были выставленные, видимые им только на картинках раритеты: пулемет 'Максим', пулемет ДП-27 и пулемет РПД-44.
  Внутреннее убранство магазина особой красотой и великолепием не поражало. Не было стеклянных витрин и полированного дерева прилавков, даже особой подсветки не было. Автоматы, пистолеты, винтовки, ружья и даже пулеметы, были свалены чуть ли не на полу в прозаических деревянных ящиках, унитарного зеленого цвета. Как будто это было не оружие, а картошка или эмалированные тазики.
  А еще в магазине не было охранника, зато у продавца, на поясе висела открытая кобура, из которой торчала рукоять револьвера.
  Повертев головой и оглядев ассортимент магазина, Владимир даже не сразу сообразил, что хочет спросить у продавца. Изначально он зашел в магазин, чтобы поглядеть на выставку оружия, но красивой выкладки смертоносных железяк здесь не было, и соответственно, весь смысл эстетического наслаждения как-то сразу пропал.
  - Что-то подсказать? - вяло поинтересовался продавец, оторвавшись от созерцания газеты.
  Газета?! Настоящая бумажная газета, да еще и без больших цветных картинок с голыми бабами. Ничего себе!
  - Почем? - неожиданно для себя кивнул Дубровский в сторону выставленных в витрине пулеметов.
  - 'Максимка' - двести пятьдесят тысяч, 'двадцать седьмой' - сто пятьдесят тысяч, 'сорок четвертый' - двести тысяч, - буднично отозвался продавец.
  - Недорого, - опять же, не понятно почему, прокомментировал слова продавца Владимир. - А пистолеты, почем?
  - 'Макарон' - черовнец, 'Тетешник' - семь, 'Наганы' - по пятере, все остальное дороже. Есть импорт: 'Глоки', 'Чижы', 'Кольты', 'Беретты', из наших: 'Ярыгин', 'Викинги', 'Лебедев', 'ГэШа'. А тебя-то самого, какое оружие? - неожиданно спросил продавец.
  - Вертикалка, двенадцатая, - ответил Дубровский.
  - ТОЗик или ИЖак?
  - Нет. Beretta UltraLight. Но оно дома осталось в сейфе.
  - Богато! - цокнул языком продавец. - Ну, это для души, а для работы чего?
  - Для работы?! - переспросил Владимир. - В смысле?
  - Подожди, - хитро прищурился продавец. - Ты, что, только что прибыл? Новичок?
  - Ну, как бы, да, - смутился Владимир, - я впервые в ваших краях.
  - Понятно, - широко улыбнулся продавец и отложил газету в сторону. - Ну, тогда, велком, так сказать. Тогда, давай, сразу определимся, что тебе привычно из оружия. Если 'короткий', то револьвер или пистолет. Импорт или наш? Один будет 'короткий' или несколько? Что важно: повышенный боезапас или скрытность ношения? Сделку оформим за пять минут, считай, деньги заплатил, через минуту вышел на улицу с пистолетом в кармане. У меня 'лицуха' есть, так, что все по закону!
  - Слушай, давай, я позже зайду, забыл, у меня же дело еще одно было, - испугавшись такого напора продавца, Дубровский попятился к выходу.
  Покинув оружейный магазин, Владимир тут же перешел на другую сторону улицы, и скрылся за поворотом.
  Капец, продавец оружейного магазина - неодекват! - подумал Дубровский. Это бред, какой-то! У продавца магазина пистолет в открытой кобуре! А если его кто-то выхватит? И, вообще, что это за фигня творится? Как можно вот так вот в открытую продавать пистолеты и пулеметы? Ну, ладно ружья, винтовки и карабины. Их продают в магазинах уже очень давно, этим никого не удивишь, но продажа короткоствольного оружия или автоматического - это нонсенс! Прямое нарушения законодательства Российской Федерации.
  Что ж это за место такое? - устало подумал Владимир.
  Дубровский купил в ларьке стакан кофе, два беляша и присев на скамейку принялся разглядывать проходящих мимо людей. Надо было собраться с мыслями, чтобы понять, как действовать дальше: искать попутчиков до Новой Москвы или дождаться завтрашнего утра и отправиться с дежурным конвоем?
  За десять минут сидения на скамейки, Дубровский пришел к неутешительному выводу, что он все-таки попал в некое место, на географической карте России, где современное законодательство не работает. Пока он сидел на скамейке и потягивал горячий кофе под сочные, жирные беляши, мимо него прошло множество людей, среди которых были вооруженные пистолетами и револьверами. Причем, судя по внешнему виду, они не являлись сотрудниками правоохранительных органов или работниками охранных структур. Взять, хотя бы, вон ту толстую тетку преклонного возраста, которая волочет за собой сумку на колесиках. Куртка на тетке не застегнута на молнию, и поэтому видно, что на поясе у неё кобура с пистолетом внутри.
  Ёпта, как?!
  Дубровский выкинул в урну пустой бумажный стаканчик и пошел обратно к транзитной площадке. По дороге он подумал, что если здесь все так просто с оборотом оружия, то может и ему прикупить чего-нибудь огнестрельного и короткоствольного. Тот же ПМ. Дешево и сердито! В армии у Владимира был опыт обращения с 'макаркой'. Так, что можно было бы купить пистолет.
  Дубровский даже на какое-то мгновение остановился, и было дернулся, чтобы вернуться назад в оружейный магазин, но потом, сам себя одернул, понимая, что оружие - это очень хороший повод для правоохранителей, чтобы докопаться до него и найти повод для тщательного обыска автомобиля. А оно Владимиру надо? Нет, конечно! Когда перевозишь кубометр долларов и евро, то лучше поберечься!
  Дубровский быстрым шагом вернулся к своей машине с твердым намерением никуда из кабины 'Форда' больше не дергаться, дождаться завтрашнего, утреннего конвоя и вместе с ним спокойно добраться до Новой Москвы.
  Спешка нужна только при ловле блох...и то не всегда!
  - Уважаемый, это не вы искали попутную колонну до Новой Москвы? - спросил подошедший к 'Форду' парень.
  Вопрос застал Дубровского врасплох, вырвав из задумчивости.
   - Я, - машинально ответил Владимир. - А, что?
  - Мы идем в том направление, за три 'рубля' возьмем тебя в колонну. Пассажиры есть?
  - Нет. Я один.
  - Тогда, если докинешь еще 'рубль', то подсадим к тебе стрелка, вторым номером.
  - А без стрелка, что никак?
  - Почему? Можно и в одиночку ехать, просто путь долгий, вдвоем веселее. Языками можно почесать. Ну, а на счет бандитов не беспокойся, мы вовремя платим кому надо, так, что с нашими колоннами проблем не бывает. Можно, конечно, на отморозков нарваться, но, они, как правило, нападают только на одиночные машины.
  - А у вас много машин в колонне?
  - Хватает. Сегодня пойдет шестнадцать. Так, что едешь или нет?
  - Еду, - немного подумав, ответил Дубровский.
  Парень вызывал доверие, внешний вид имел вполне приличный, говорил правильно без употребления мата слов-паразитов, характерных для криминалитета.
  - Тогда, выкатывайся за ворота, там будет стоять серебристый 'патрик', госномер 920ВВО. Поедешь за ним.
  - А как же остальные машины? - с тревогой в голосе спросил Дубровский.
  - Караван формируется в Стельках, - пояснил парень, чем еще больше запутал Владимира.
  - В Стельках?! - переспросил Дубровский.
  - А! - хлопнул себя по лбу парень. - Ты же у нас впервые, только приехал. Извини, туплю! Стельки - это поселок такой, в двадцати километрах от Сосновска, в сторону Москвы. Там чаще всего и формируются колонны и караваны на Москву, там же и несколько больших транзитных складов и оптовых баз. Кстати, ты себе оружие уже купил?
  - Нет.
  - Зря! В Новой Москве цены на огнестрел процентов на двадцать дороже, чем в Сосновске. Ну, ладно, есть у меня пару лишних стволов, как до места доберемся, если захочешь, я тебе продам.
  Дубровский, лишь кивнул в знак согласия, удивившись в очередной раз, что оружейный вопрос вновь всплыл. Что же это за место такое, что у них здесь с оружием так все просто?
  Помниться, когда Владимир решил озаботиться покупкой ружья, то ему пришлось пройти довольно нудную процедуру получения разрешения на владения оружием. Хорошо, что ему еще помогли некоторые вопросы 'решить полевому', а если бы он делал все по закону, то вместо двух недель, проваландался не меньше, чем полгода. После массовых расстрелов в учебных заведениях в девятнадцатом году Россгвардия закрутила гайки в вопросе легально оборота оружия до металлического и зубовного скрежета. А тут погляди, ходят с пистолями в открытую, ничуть не стесняясь и не боясь полицейских. Видимо, все-таки здесь, какой-то заповедник для чиновников, богатеев и прочих 'сильных мира сего', раз тут так все просто. Уж для себя чинуши и бюрократы расстарались, чтобы законы действовали по-другому, не так, как на другой территории России.
  Выкатившись за пределы площадки, Дубровский отметился на КПП и, заметив серебристый 'УАЗ Патриот' направил машину к нему.
  Из 'патрика' Владимиру махнули рукой, серебристый внедорожник двинул вперед по дороге, 'Форд' Дубровского направился вслед за 'Патриотом'.
  Через какое-то время дорожное покрытие сменилось с асфальта на щебенку, а потом и вовсе превратилось в грунтовку. Идущий впереди 'патриот' начал дергаться и вилять из стороны в сторону. На всякий случай Владимир сбросил скорость, чтобы ненароком в него не врезаться.
  'Патриот' продержался всего пять минут, потом притерся к обочине и замер погребальным монументом отечественному автопрому. Вылезший водитель, громко матерился и поносил создателя 'УАЗа' всеми ругательствами, которые только знал.
  Дубровский остановился позади 'Патриота', но из машины не спешил вылезать. Водитель и пассажир 'УАЗа' поочередно ныряли под капот машины, чего-то там высматривали и крутили. Видимо, они решили, что своими силами у них никак не получиться отремонтировать и воскресить двигатель 'патриота', потому что один из них направился к 'Форду'.
  - Братка, давай возьмем наш 'патрик' налыгача? - предложил водитель 'УАЗа'. - Трос есть, тут километров пять, не больше.
  - Хорошо. Я сейчас вас объеду и зацепимся.
  Дубровский объехал 'УАЗ', встал перед ним и, заглушив мотор, вылез из кабины. Парни, весело перешучиваясь, размотали ярко-желтый буксировочный трос, прицепили один конец, за крюк 'Форда', а второй, зафиксировали на скобе 'Патриота'.
  Дорога была совершенно пуста, за все это время мимо них не проехало ни одной машины, ни в ту, ни в другую сторону.
  Владимир двинул к кабине 'Форда', и в тот момент, когда он схватился рукой за ручку двери, что-то кольнула его, он обернулся назад и увидел, как водитель 'УАЗа' вскидывает руку с пистолетом, наводя ствол на Дубровского.
  Бах! Бах! Бах! - Пистолет выплюнул одну за другой три пули.
  Владимир пригнулся, юркнул за капот машины, тут же, немедля, бросился в придорожные кусты.
  Бах! Бах! Бах! - раздалась за спиной очередная серия выстрелов.
  Дубровский ломился через заросли, не разбирая дороги и не обращая внимания на бьющие по глазам ветки и секущие одежду, острые колючки деревьев.
  Позади, раздались громкие крики, а потом сыпанула частой дробью автоматная очередь. Владимир припустил еще быстрее, бежал вглубь леса, совершенно не понимая, что происходит вокруг. Вперед, только вперед! Надо отбежать как можно дальше от дороги. Вражеский автомат бил, не переставая длинными очередями.
  Дубровский зацепиться ногой за лежащую на земле толстую ветку, клюнул головой вперед, со всего размаху влетел в ствол сосны. От сильного удара, из глаз сыпанул фонтан искр, потом потемнело и, Владимир потерял сознание.
  Очнулся Владимир не сразу, судя по циферблату его швейцарских часов Breguet Marine, прошло часа полтора - два, с того момента, когда он вылез из машины, чтобы взять на буксир 'УАЗ Патриот'.
  Голова сильно болела. Ощупал лоб, крови не было, зато назревал здоровенный шишак. Огляделся вокруг: редкие сосны, торчали исполинскими великанами среди густого кустарника. Вокруг царила тишина и спокойствие, лишь птицы весело трещали среди ветвей.
  Что делать? Возвращаться обратно к дороге? Или подождать? Наверное, лучше подождать...
  Владимир улегся на землю и весь обратился в слух. Те, кто в него стрелял у дороги, сейчас находятся в более выигрышном положении. Во-первых, их двое; во-вторых, они вооружены, ну, и, в-третьих, они как нападающая сторона, психологически лучше готовы к происходящему.
  Черт! А ведь была возможность купить пистолет! Почему не поддался душевному порыву и не прикупил себе 'макарон'? - мысленно покорил себя Дубровский.
  Эх, был бы сейчас при оружии, чувствовал себя намного увереннее. Все-таки килограммовая тяжесть смертоносного железа в кармане, придает уверенности, больше, чем накаченные бицепсы и трицепсы.
  Лучше старенький ТэТэ, чем у-шу и каратэ!
  Возможно, нападавшие уже укатили, угнав 'Форд'.
  Стоп!!!
  Форд!!!
  Сто миллионов долларов!!! Черт!!! Что делать?! Как вернуть машину с деньгами обратно?! Где теперь их искать?
   Где?!
  Надо собраться и действовать! - решил про себя Дубровский.
  Владимир пролежал на земле еще минут двадцать, усердно вслушиваясь в звуки леса, пытаясь различить посторонние, несвойственные лесной живности шорохи и скрипы. Вроде все тихо, ничего постороннего не слышно. Только свист, клекот и чириканье пернатых обитателей леса.
  Потом Дубровский провел ревизию своего имущества.
  Легкие треккинговые ботинки, штаны-карго, тельняшка, поверх тонкий свитер и куртка с множеством карманов. Вещи были все новые, купленные два дня назад. Особым качеством, конечно, эти шмотки похвастаться не могли, потому что стоили не дорого и были, по сути, одноразовыми. Владимир специально их выбирал по этому принципу, чтобы они пережили одну поездку, а потом их можно было со спокойным сердцем выкинуть на помойку. А оно вон как повернулось? Знал бы Дубровский, что ему придется в этих вещах гулять по лесу, то подошел бы к выбору снаряжения и обмундирования намного серьезней. Куртка плохо пережила бег по лесу, порвалась в нескольких местах. Ботинки взял бы с более толстой подошвой, куртку и штаны с дышащей мембраной, ну и по карманам распихал бы много всего нужного и необходимого.
  А, так? Что у нас в карманах?
   Рекламные буклеты, которые ему всучил толстяк на накопительной площадке, сорок три тысячи рублей в купюрах и монетах разного номинала, бумажник с паспортом, водительскими и десятком пластиковых карт, дешевенький мобильный кнопочный телефон, который совершенно 'не видит' сети, зато в нем есть фонарик, одноразовая зажигалка, два стика с сахаром, пару саморезов, которыми он прикручивал фанеру в будке 'Форда' и связка ключей, где помимо автомобильных ключей от 'Форда' и 'Кайена', были еще и ключи от московской квартиры. Во внутреннем кармане куртки, плоский радиоприемник с жидкокристаллическим экраном.
  Вот и все! Не густо!
   Эх, знать бы, что так сложиться, взял бы себе нож 'для выживания'. Как раз видел такой в охотничьем магазине. В рукояти и ножнах такого ножа имеется целый склад всякой полезной в лесу мелочевки: шнур, огниво, иголки, лезвие, булавки, крючки рыболовные с леской, лейкопластырь, точильный брусок небольших размеров, жгут и даже зеркальце с компасом
  Скорее всего, вся эта требуха была дешевой китайской фигней, не выдержавшей первого дождя, но сейчас Дубровский был бы рад даже самому простенькому столовому ножу за пятьдесят рублей.
  В общем, самый лучший нож для выживания это тот, который оказался у вас при себе в тот момент, когда вы решили выживать!
  Блин! Даже захудалого браслета из паракорда нет! Ну, что за несчастье такое?! А больше всего, обидно за то, что не купил пистолет, когда была такая возможность. Был бы при себе 'ствол' возможно, удалось бы отбиться от бандитов. Их ведь было всего двое. А так, лишился денег, да еще и в лесу теперь блукать придется неизвестно сколько, в надежде выйти к дороге и по ней вернуться обратно в Сосновск.
  Владимир пошел в том направление, откуда ему казалось, что он прибежал. Попробовал отыскать следы своего скорого бегства, но следопыт из него был, как из дерьма пуля, то есть никакой. Следов не было!
  Ладно, делать нечего, придется идти, куда глаза глядят. Владимир так и сделал, пошел в ту сторону, где заросли кустарника были не такие густые.
  Эх, вот был бы он героем какого-нибудь фантастического романа, то его автор обязательно бы озаботился сделать своего героя обладателем каких-нибудь полезных в лесу навыков. К примеру, ориентирование на местности. Типа, по мху на пне или по длине веток на елке. Хотя, что ему даст осознание того, что север - вон в той стороне, а юг, соответственно в противоположной. Ну, и что? А солнце всходит на востоке, а садится на западе. Толку, то! Сосновск в какой стороне? На юге? Севере? Или западе? Это же надо было, еще будучи в городе, по положению солнца на небосклоне засечь в какой стороне находится Сосновск, а потом, когда ломиться очертя голову через лес, успеть определить в какой стороне дорога осталась.
  Ладно, повезет, выйду как-нибудь к дороге, - подумал Дубровский.
  Ноги в ботинках неприятно чавкали сырыми носками, значит, во время бегства Владимир умудрился где-то еще и ноги замочить.
  О! А, это идея!
  Надо искать ручей или большую лужу! Владимир сообразил, как ему лучше найти свои собственные следы, он заложил большой круг, потом еще один и еще, уходя от того места, где находился по большой спирали. Так, он точно не пройдет мимо водной преграды, которую пересекал во время своего бегства.
  Небольшой и тонкий, как лента гимнастки ручей, Владимир обнаружил минут через сорок активных поисков. Еще полчаса хождения вдоль русла ручья и Дубровский нашел след от своего ботинка, впечатанный в мягкой земле, близ ручья.
  Ну, а дальше дело пошло быстрее и веселее. По своим следам Владимир довольно быстро вышел к дороге. Лес особой густотой похвастаться не мог, было много открытого пространства: поляны и просеки, чередовались с зарослями кустарника и одиноко стоящими исполинскими соснами. Под ногами сновала мелкая лесная живность: змеи, ежи и всякие неопределенного вида грызуны. Дубровский был коренным городским жителем, он родился и вырос в мегаполисе, даже срочную службу в вооруженных силах провел там же, воинская часть располагалась в центре одного из городов средней полосы России. В последнее время Владимир частенько выезжал на охоту, но, там, честно говоря, общение с природой сводилось к минимуму. Еще бы, если охота в компании с 'нужными людьми' чаще всего превращалась в 'состязания по понтам': егеря загодя подготавливали охотничьи угодья и все обустраивали таким образом, чтобы охотники возвращались домой с трофеями. Немаловажную роль играла амуниция и снаряжения, здесь не было места простеньким ИЖам, ТОЗам и прочим 'Сайгам', нет, здесь приветствовали, исключительно итальянцев, американцев и немцев: Beretta, Remington, Benelli, Bettinsoli и прочие Hämmerli. Свое ружье Дубровский купил исключительно из тех соображений, что хороший понт - дороже денег. Beretta UltraLight обошлась в двести пятьдесят тысяч рублей, помимо ружья, чтобы все смотрелось аутентично, пришлось купить еще и охотничий костюм, патронташ и множество 'мелочей', той же торговой марки. Помимо всего этого, надо было оплатить годовой абонемент на посещение закрытых охотничьих угодий 'для своих'. В итоге, покатушки на охоту, обошлись в стоимость новенькой корейской машины среднего ценового сегмента.
  Эх, сюда, бы сейчас все это богатство! - в очередной раз 'укусил' свой локоть Владимир, оглядывая разорванные о ветки рукава куртки
  Около часа он лежал в придорожных кустах, вслушиваясь в тишину. За все это время по дороге никто не проехал. С одной стороны это было хорошо, значит, бандиты уже укатили, а с другой стороны, плохо, что данная транспортная магистраль не пользуется популярностью у местных. Было бы проще поймать попутку и доехать до Сосновска.
  Но, ничего, до Сосновска было не больше десятка километров, значит, за пару тройку часов быстрым шагом можно дойти.
  Пока лежал в кустах несколько раз включал приемник, надеялся, что получится принять сигнал от передатчика, спрятанного среди пачек с деньгами.
  Выходить на дорогу не хотелось, Дубровский очень сильно боялся, что его могут заметить, те двое на 'Патриоте'.
  Может дождаться ночи? - подумал Владимир. - Нет, нельзя. Хрен его знает, что за живность обитает в этих местах. Вдруг здесь есть волки или медведи?
  Собравшись с духом, Владимир выбрался на дорогу и побежал в сторону Сосновска. Пробежав метров пятьсот, ушел с дороги и побрел по лесу, переводя и восстанавливая дыхания. Отдышавшись, вновь выбрался на дорогу и опять побежал. Все-таки бегать по утрам по обустроенным дорожкам небольшого парка и ломиться через лес очертя голову в неудобной обуви и тесной одежде - это разные вещи.
  Чередуя бег по дороге и ходьбу по лесу, Владимир через два часа добрался до окраины Сосновска. В голове надсадно звонил набат: надо вернуть деньги! Надо вернуть деньги!
  Пока Дубровский бежал, он тщательно продумал план своих дальнейших действий. Первым делом надо найти отделение полиции и договориться с кем-то из местных правоохранителей, только сделать надо как можно аккуратней, чтобы не привлекать излишнего внимания. Подыскать пару оперов или пэпээсников, отдать им всю наличность, чтобы помогли найти угнанный 'Форд'.
  Город окружал высокий, трехметровый забор, поверх, которого шла спираль 'егозы'. Через равные промежутки, по ту сторону забора возвышались высокие мачты, увешанные прожекторами, камерами наблюдения и непонятными датчиками, и сигнализаторами.
  Последние километры Владимир двигался не по дороге, а через лесные заросли. К тем воротом, через которые он выезжал из городка, подходить не хотелось. Логично было предположить, что кто-то из охранников на КПП был в сговоре с угонщиками.
  Двигаясь вдоль забора, Владимир осознал, что все происходящее вокруг более чем странно. К примеру, вот это забор. Ну, к чему он здесь? Это ведь обычный, провинциальный городок. Или не обычный? Тогда, что в нем такого экстраординарного? Закрытый военный городок? Секретная зона? Нет, система охраны вроде и есть, а вроде её и нет. Дубровского внутрь пропустили без особо досмотра, выпустили тоже без особых проблем. При этом город окружает забор, который больше характерен для учреждений ФСИН.
  Метров через пятьсот, от основного КПП было еще одно, к нему вела хорошо наезженная грунтовка. Собственно говоря, по ней Владимир все это время и шел, прекрасно понимая, что она должна куда-то вести.
  Запасное КПП было намного меньше основного, всего лишь двухстворчатые серые ворота и отдельно стоящая калитка. Над воротами возвышалась массивная, бетонная вышка, напоминающая своими очертаниями надворотный форт-бастион.
  Подойдя к воротам, Дубровский замер в недоумении. Что делать дальше? Кричать и звать охрану? Кнопки вызова или звонка здесь не было. Странно! Владимир, почему-то был уверен, что здесь окажутся люди и машины.
  - Эй! Есть кто живой?! - громко закричал Владимир. - Люди!!!
  В ответ гробовая тишина, лишь треск и шелест работающих по ту сторону механизмов.
  - Эй! Откройте! - Дубровский несколько раз стукнул кулаком в металл ворот.
  - Чё орешь? - раздался сверху недовольный, мужской голос.
  - Впустите внутрь, - запрокинув голову вверх и не увидев собеседника, попросил Владимир.
  - Зачем? - искренне удивился собеседник. - Тут служебная проходная. Не положено впускать посторонних. Иди к основной проходной.
  - Не могу. Меня обокрали. А можете вызвать наряд полиции, пусть они сюда приедут и меня заберут, - попросил Дубровский.
  - Чего? - еще больше удивился невидимка. - Тебя же снаружи обокрали, правильно? Так с какого перепугу, с этим будут разбираться местные полицаи?
  - А кто? Территория за городом относиться к зоне ответственности другого отделения? - догадался Владимир.
  - Парень, ты чего вмазанный? Накурился? - судя по интонациям, невидимка начал злиться. - Вали отсюда, а то сейчас пристрелю!
  - Да, вы, что с ума сошли что ли?! - теперь уже разозлился Дубровский. - Вызовите полицейских, что это за разговоры такие. Если это служебная территория, то вызовите наряд, пусть они со мной и разбираются. Или мне написать заявление в прокуратуру? - пригрозил Владимир.
  - Куда?! В прокуратуру?! Ха-ха-ха! - заржал во все глотку невидимый собеседник. - Бля, парень, в натуре, откуда ты такой взялся?! Ща, подожди, не уходи, я спущусь побазарим за прокуратуру!
  Дубровский понял, что стоящие перед ним ворота принадлежат какому-то закрытому объекту, возможно, это воинская часть, секретный оборонный завод или вообще колония.
  Но уходить было уже поздно, кто его знает, чем это все обернется. Лучше всего дождаться загадочного собеседника и объясниться с ним. Ждать долго не пришлось, через несколько минут над головой несколько раз лязгнуло металлом и, в надворотной вышке, открылась окно, прикрытое до этого стальной заслонкой.
  - Ну, привет, чудик! - собеседник был немного старше Дубровского, он, широко улыбаясь, направил на Владимира камеру мобильного телефона. - Давай расскажи, кого надо вызвать сюда?
  Говоривший, молодой мужчина лет тридцати пяти, на голове у него была черная шапочка, именуемая в девяностый - 'пи..оркой'. Черты лица правильные, гладко выбрит, да и все зубы на месте. Значит перед ним не уголовный элемент, да и настроен говоривший, вроде не враждебно, скорее всего, его что-то очень развеселило. То, что его насмешили слова Дубровского это понятно, но почему? Что такого смешного сказал Владимир? То, что он вызовет прокуратуру? И, что? Что в этом такого?
  - Дружище, я понимаю, что тебя что-то насмешило, вот только не могу вкурить, что именно. Объясни, пожалуйста, будь другом, - как можно вежливее попросил Дубровский.
  В свое время Владимир прошел несколько тренингов и семинаров на тему конфликтов, и эти знания пригождались не раз и не два. Порой вовремя произнесенное вежливое слово или обращения меняло в корне ход деловых переговоров.
  - Блин! Парняга, ты же сам про прокуратуру заикнулся, - ответил собеседник, чем на самом деле ничего не объяснил.
  - И, что?
  - Как, что? Нет же у нас прокуратуры!
  - Ну, здесь нет, значит, там есть, - равнодушно пожал плечами Дубровский.
  - Где, там? - не унимался собеседник.
  - В другом городе, - пояснил Дубровский, совершенно не понимая, почему говоривший с ним парень, так довольно улыбается. - Я, конечно, не знаю, есть ли прокуратура в Новой Москве, но в Екатеринбурге точно есть, и в Реже, есть, - вспомнил Владимир, еще один город, который он проехал после столицы Урала.
  - Где Ёбург с твоим Режем, и где мы? - зычно заржал собеседник. - Вот умора!
  - Слушай, мужик, в чем юмор то, поясни? - совершенно растерялся Дубровский. - Что тебя так развеселило?
  - Как, что? Ты собрался ехать в Екатеринбург, чтобы подать заявление в тамошнюю прокуратуру! А то, что и Ёбург и Реж остались в старом мире, ты, наверное, забыл?
  - В каком еще старом мире? - похолодел Владимир, отчетливо понимая, что перед ним сумасшедший.
  Психов Дубровский боялся еще с детства. Был у них во дворе умалишенный дядька лет сорока, который вел себя как малолетний ребенок, так же игрался в песочнице и таскал за собой игрушечную машинку на веревочке, вот только силища в нем была настоящая мужицкая. Как-то при Владимире этот дворовой дурачок, смеясь и пуская слюни наступил ногой на котенка и раздавил его в кровавую лепешку.
  За сегодняшний день, это уже второй псих, первым неадекватом был продавец оружейного магазина.
  Что-то многовато психов за один день, - подумал Владимир, оглядываясь по сторонам и прикидывая, как бы половчее сбежать от этих, злополучных ворот.
  - Эй, подожди, ты чего обиделся? - простодушно крикнул собеседник, видя, что Дубровский собирается уходить. - Ну, согласись, что смешно, слышать про Ёбург в этом мире.
  - Да, в каком, в этом мире?! - не выдержал и вспылил Владимир. - В каком?! Заколебали! Весь день херня какая-то твориться!
  - Стой! Стой! - закричал собеседник. - Ты, что не в курсе, что находишься не на Земле?! Подожди, не уходи, я сейчас спущусь к тебе, и мы поговорим. Не уходи! Ща, я тебе такое скажу, ты просто, офигеешь!
  Дубровский отошел на несколько метров от ворот и на всякий случай внимательно огляделся по сторонам, прикидывая, откуда может исходить опасность.
  - Привет, как тебя зовут? - послышалось от ворот.
  Владимир обернулся и встретился взглядом с вышедшим к нему парнем. Невысокого роста, крепкого телосложения, одежда вся какая-то расхристанная: вытертая куртка-брезентуха, с оторванным нагрудным карманом, скатанная черная шапочка на макушке и веселые чертики иронии в глазах.
  - Владимир, - представился Дубровский, протягивая руку для рукопожатия.
  - Андрей, - отозвался собеседник. Рукопожатие было твердым и крепким.
  - И, что у нас не так, с этим миром? - спросил Дубровский, выделяя голосом, последнее слово.
  - Все не так! - ответил Андрей, копаясь в памяти своего телефона. - Вот, погляди! - он протянул Дубровскому свой смартфон.
  Владимир взял телефон в руки и недоуменно посмотрел на экран. Короткий ролик на несколько десятков секунд: Андрей кормит через прутья решетки большого вольера мохнатого слона...или мамонта? Хотя, откуда здесь взяться мамонтам? Значит, слона! А может вообще, это все компьютерная графика и густая, темно-рыжая шерсть, дорисована уже потом.
  - И, что? - не понял Дубровский.
  - Как, что? Ты, что не видишь? Это же мамонт. Мамонт! В этом мире они существуют, а в старом вымерли тысячи лет назад. Как тебе такое доказательство, что ты в новом мире?
  - Дружище, послушай, ты о чем? Какой новый мир? Это прикол какой-то? Или, что? А на счет видео, так оно ничего не доказывает, к примеру, месяц назад, я ходил в кинотеатр на 'Мир юрского периода 6'. И что? Там тоже динозавров показывали.
  - А как ты, сюда, вообще, попал? - хитро прищурившись, спросил Андрей.
  - На машине, которую у меня потом угнали, а меня чуть было не пристрелили.
  - Через усиленные блокпосты проезжал?
  - Да.
  - Такая круглая площадка, на которой собрали машины и людей, а потом, электрический разряд и разрешили проезд дальше, была? И здоровенные горы на горизонте, которых до тех пор не было, видел? Сотовая связь пропала? А?! Было?
  Дубровский открыл было рот, чтобы возразить, но на ум ничего не приходило, так и простоял с открытым ртом несколько мгновений.
  - Во-оот!! - собеседник Владимира, торжествующе поднял палец вверх. - А теперь добавь к этому остальные странности. Например, высокую стену у меня за спиной, видишь. А теперь, ответь, где ты еще в России видел, чтобы целый город обносили стеной? Или, взять, свободное ношение короткоствольного огнестрельного оружия. Заметил или нет, что здесь люди свободно носят пистолеты? - с этими словами, он хлопнул себя по бедру, на котором, только сейчас Дубровский заметил кобуру.
  - Стоп! - Владимир, наконец, взял себя в руки вновь смог трезво и критично мыслить. - А причем здесь иной мир? Просто есть некая закрытая, или просто, удаленная территория, на которой обычное законодательство работает несколько иначе. Возможно, здесь, у вас нашествия диких медведей или волков, вот и приходится огораживать населенные пункты высокими заборами и по той же, кстати, причине многие носят огнестрельное оружие.
  - Дикие медведи?! Ёпта!! Аха-ха! - Андрей громко засмеялся, потом не удержался и даже согнулся в поясе, продолжая ржать, как конь. - Володя, ну, ты дал! Ржунемогу!!!
  Владимир смотрел на смеющегося парня и дико сатанел. Он злился, очень злился! Дубровский не понимал, что происходит вокруг. Конечно, логически можно объяснить многое, очень многое. Черт, да если захотеть, с помощью длинной математической формулы, можно доказать, что дважды два, будет пять, а не четыре! Можно объяснить сбои в сотовой связи, можно объяснить высокие заборы, можно, даже ношение пистолетов объяснить, к примеру, приняв их за элемент национального костюма, но как объяснить высоченные горы, которые возвышались непреодолимыми небоскребами на горизонте?
  Как?
  Как объяснить, эти чертовы, мать их за ногу, проклятые горы, которых здесь не должно было быть?! Как?!
  Видимо, в мимике Дубровского произошли некие изменения, которые заставили Андрея перестать смеяться и перейти на серьезный тон.
  - У меня смена заканчивается, давай, заскочим в одно место, поужинаем, и я тебе все расскажу. Деньги у тебя есть?
  Дубровский залез в карман, вытащил оттуда пятитысячную банкноту и протянул её собеседнику.
  - Хватит?
  - Более чем. Бухнем заодно! Тебе сейчас выпить не помешает, да и мне не помешает, а то смена была тяжелая, да еще и моя благоверная весь мозг вынесла вчера вечером, все никак не может успокоиться, что мне в этом месяце премия не светит. Ладно, ты постой здесь, я сейчас быренько сдамся и прокатимся в одно местечко, - Андрей кивнул и скрылся за воротами.
  Другой мир!!!
  Другой мир!!!
  Дубровский подошел к стене, привалился к ней спиной и сел на корточки. Ноги стали как ватные и совершенно не слушались.
  Какого фига?! Что за дела? Другой, мать его так мир! Другоооой!!!
  Вопросы роились в голове, как разъяренные пчелы, чей улей сбили в ветки и теперь он валялся на земле. Поверить в то, что сейчас Владимир находится в другом измерении, было очень сложно, да попросту невозможно. Как в такое можно поверить? Другой мир! Тут же должно быть все иначе. Как-то....как-то все по-другому, что ли. А здесь все обыденно и прозаично, как в забытом богом Мухосранске средне полосы России или Южном Урале.
  Ну, вот есть этот самый другой мир и что? Что нам это дает? Вернее, зачем сюда сбежали Скворцовы? Здесь у них надежное укрытие от оперативников ФСБ? Интересно как это может быть, если сам Дубровский проник в этот мир и даже не заметил факта перехода. Тогда, что?
  Что?!
  Что в этом мире может быть такого, что гарантирует прекращение преследования со стороны правоохранителей?
  Интересно...
  - Ну, рассказывай, как тебя угораздило попасть в этот мир? - первым делом спросил Андрей, как только вышел из ворот.
  - Хрен его знает, - пожал плечами Дубровский. - Трудно сказать. Знакомые попросили перевести их вещи из точки 'А' в точку 'Б'. Точка 'А' была в Подмосковье, а точка 'Б' - контрольно-пропускной пункт населенного пункта Новая Москва. Я приехал в Сосновск, тут на автовокзале встретил парней, которые шли колонной на Новую Москву, договорился, что поеду с ними, а в итоге они оказались бандитами. У них, типа, машина сломалась, попросили дотащить на буксире, я согласился, а они давай шмалять из автомата, еле сбежал. Блукал по лесу, потом добрался до Сосновска. Сейчас надо найти полицейских и вернуть свою машину. Поможешь? Подскажешь где тут у вас правоохранители?
  - Ничего себе квест? - удивленно присвистнул Андрей. - По ходу, твои знакомые, тебя конкретно подставили. Хочешь совет? Забей на машину и их вещи, раз они тебя подставили, то и ты им ничего не должен. Зарегистрируйся в пункте по приему переселенцев, получи новые документы и устраивайся на работу. Здесь с трудоустройством никаких проблем нет, хорошие водители на вес золота.
  Дубровский и его собеседник шли вдоль забора в сторону основного КПП, там, по словам Андрея, был неплохой шалманчик, где можно было знатно выпить и поесть.
   - Зачем мне оставаться в этом мире? - удивился Дубровский. - Вернусь обратно, в старый мир.
  - Не получится! Обратно возврата нет!
  - Почему?
  - Сгоришь от рака. Все, кто возвращается в старый мир, умирают от онкозаболеваний. Кто-то за считанные часы, кто-то за две - три недели, но, тут без вариантов, вернешься в старый мир - умрешь! Поэтому, я тебе и сказал, что твои знакомые, тебя, тупо, подставили!
  - Охренеть! А на кой ляд, тогда, люди сюда едут?
  - У каждого свои причины, но большинство спасаются от рака. Видишь ли, у этого мира есть одна, уникальная способность - как только больной раком пересекает границу между мирами, он сразу же исцеляется от хвори. Первые стадии онкологии проходят за считанные часы, тяжелые, запущенные формы - за считанные дни. Вот, гляди, - Андрей, вновь вытащил свой смартфон и, порывшись в его памяти, показал несколько фото, - это фото рентгеновского снимка, моей жены. Видишь? Опухоль! А вот, снимок сделанный, уже в этом мире, через неделю, после перехода. Опа! А опухоли уже нет! Так-то, вот! Остались бы в старом мире, был бы я уже отцом-одиночкой с двумя детишками на руках.
  - А здесь чего делаешь? Чем на жизнь зарабатываешь?
  - Да, тоже, самое, что и там: сутки через трое охранником, в свободные вечера охранником-барменом в баре по соседству с домом тружусь. Жена кладовщицей на одной фирме работает. На жизнь хватает. Мы же в старом мире не в столице жили, так, небольшой городок, с населением в пятьдесят тысяч голов. Для нас, ничего, принципиально не изменилось. Что там глушь, что здесь. Хотя нет, здесь как-то поживее. Этот мир только развивается, он в самом начале, через пару десятков лет, тут тоже будут мегаполисы и цивилизация.
  - Так, а мне, что делать? Как вернуть угнанную машину?
  - Вов, честно, не знаю. Полиции, в привычном понимании старого мире, здесь нет. Местные менты, контролируют только городскую черту. В Новой Москве, примерно так же, законы действуют только в пределах городских стен. Все, что за стенами - дикие места, где правит тот, у кого больше силы и патронов.
  - И, что все вот так вот с этим мирятся? Даже на Диком Западе были всякие наемники, рейнджеры и маршалы, которые за соответствующую плату могли выполнить любую задачу.
  - А! ты, вот о чем? Ну, так и у нас этого добра навалом. Здесь наемников, как у дебила соплей! Примерно, в двадцати километрах, по тракту в сторону Новой Москвы есть поселок Стельки, там вся эта шушера и собирается.
  - Стельки?! - переспросил Дубровский, вспоминая, от кого он впервые услышал это название.
  - Ага, Стельки.
  - А другие варианты есть. Что-то более законное, что ли. Ну, чтобы с гарантией, что у тебя деньги возьмут, а потом не прирежут за углом?
  - Фиг его знает. Наверное, есть. Я не знаю. Вроде 'сиротинские' не только свои караваны сопровождают, но и за 'левые' заказы берутся. До места доберемся, я там, у местных поспрашиваю, может чего и выведаем. Я, то сам здесь всего полгода, много еще и сам не знаю.
  Дальше шли молча. Андреев, видимо догадался, что Дубровскому надо побыть сейчас в тишине, чтобы обдумать свое положение. А подумать было о чем!
  Новый мир! Возврат в старую, привычную жизнь не будет. Никогда!
  Вот это больше всего и напрягало. Как принять тот факт, что вернуться в свою новенькую квартиру в Москве нельзя? Как? Нет, понятное дело, что до этого Дубровский думал, что у него квартиру конфискуют согласно закону 'пол второго'. Но тут такое дело, что заберут или нет, еще бабка на двое сказала! А здесь, оказывается без вариантов - возврата в старый мир нет!
  Кстати, а может, именно этим и объяснятся тот факт, что Скворцовы сами не смогли забрать свою 'заначку'? Попали в этот мир и только тут узнали, что вернуться назад не могут. Интересно, а сюда они приехали, спасаясь от 'федералов' или от рака?
  - Так, сюда, приезжают в основном, спасаясь от онкозаболеваний? - спросил Дубровский у Андрея.
  - Не обязательно, - отозвался тот. - У каждого свои причины. Кто-то из-за болезней, кто-то бежит от долгов, ну, там коллекторы, долги в банках и всякое такое, а еще очень много беглых преступников и проворовавшихся чиновников, но эти в основном обустраиваются в Новой Москве. Подожди, так, ты же сам должен был доставить груз в Новую Москву. Может твои знакомые тоже из беглых чиновников?
  - Очень на то похоже, - пробурчал себе под нос Владимир.
  Возле главных въездных ворот Сосновска образовался небольшой квартал различных увеселительных заведений и дешевых ночлежек.
  Андрей остановил свой выбор на заведении, которое специализировалось на уличное еде, отличия от староземельных заведений подобного толку были видны сразу: порции были огромные, мясо для приготовления использовали местных производителей, а так же массово подавали разные виды самогона, самодельных настоек и наливок. Пиво, кстати, тоже было местного разлива.
  Есть Владимиру не хотелось, но сидеть за пустым столом вроде как не прилично, да и для дальнейшего разговора это вредно. Дубровский заказал себе порцию шашлыка, картофель фри, салат из свежих овощей и 'на третье' - ягодный морс. Возникло сильное желание 'накидаться' спиртным, но Владимир волевым усилием задавил этот позыв, понимая, что нельзя терять время, надо как можно быстрее найти похитителей машины.
  - Ну, что как мне вернуть свою машину? - спросил Дубровский у Андрея, когда тот сделал заказ.
  - Ща, пять минут, дай перевести дыхание, а то, считай сутки на ногах, - отозвался Андрей, потом он подхватил принесенный бокал пива и тут же впился в него. - Ох! Красота! А ты чего 'на сухую'?
  - Так дело же еще не сделано, некогда мне напиваться, надо 'Форд' свой вернуть.
  - Ладно, понял, щаз перекинусь парой слов с одним парнягой, да и бокальчик надо обновить, - Андрей взял пустой бокал и направился к барной стойке, за которой стояла девица, весьма потасканной наружности.
  Дубровский огляделся по сторонам, оценивая обстановку. Простеньки и дешево. Сама постройка собранна из деревянных блоков, которые даже не стали красить или лакировать, так они и чернели необработанной древесиной. Столы и стулья, явно самодельные, типа 'хенд мей', но зато изрядно отполированы задницами сотен посетителей. Интерьер заведения можно было охарактеризовать как 'а-ля Дикий Запад'. Сцены только не хватало с танцующими барышнями и пианиста в подтяжках.
  Оружие было, практически у всех присутствующих, теперь, это бросалось в глаза. Пистолеты, помповые ружья, карабины и даже автоматы. Да, находится в одном помещении с кучей вооруженных людей, которые активно едят и не менее активно выпивают, было неуютно. Интересно, как тут у них поставлена система охраны? Одно дело дубинка или шокер охранника против кулаков пьяных посетителей и другое дело, когда завсегдатаи бара вооружены огнестрельным оружием. Как таких усмирять?
  - Короче, все порешал, сейчас подойдет один типчик, звать Компот, он 'в теме'. Все, что надо подскажет и поможет. Два 'рубля' отдашь ему за консультацию. Если сговоритесь, то ты сразу обговори финансовый вопрос, а то потом навешают на тебя лишнего. Понял? - Андрей поставил на стол сразу два полных пивных бокала.
  - А ты лично этого Компота знаешь?
  - Не-а. Его знает мой знакомый. Короче, друг моего друга и сват троюродного брата.
  - Ладно, поглядим на этого Компота. Может чего интересного и подскажет, а нет, так тоже не велика потеря. Два 'косаря', говоришь?
  - Ага, - булькнул пивом Андрей. - Два. О! А вот и наш заказ.
  Высокая, худая, как жердь девушка с некрасивым, кислым лицом, поставила на стол поднос, с которого туту же сгрузила тарелки с едой и, не сказав ни слова вернулась к раздаче. Дело близилось к вечеру, и заведение постепенно заполнялось посетителями. Скоро здесь будет шумно.
  Дубровский перед собой поставил тарелку с дымящимся, исходящим паром, жаренным на углях мясом, средних размеров пиалу с овощным салатом и большое плоское блюдо, в центре которого красовалась горка зажаренной во фритюре картофельной соломки. Морс подали в небольшом полулитровом глиняном кувшине.
  - Ну, что по 'писюлечке' за знакомство? - Андрей деловито разлил мутноватую жидкость по небольшим стопкам.
  - Честно говоря, не хотелось бы. Вдруг, договорюсь с твоим Компотом и мы сразу же и выдвинемся.
  - И, что? Пятьдесят капель не помешает.
  - А, вдруг, за руль?
  - Брось, - отмахнулся Андрей. - ГАИ здесь нет, так, что можно садиться за руль бухим.
  - Странные порядки, - удивился Владимир, беря в руки стопку.
  Выпил!
  Самогон оказался ядреным и крепким, с непривычку, закашлялся. Тут же закусил мясом. А ничего так! Вполне приличная прожарка. Мясо без прожилок, не сухое. Очень даже ничего!
  Тут уж Дубровский принялся за еду всерьез. Фактически он сутки не ел, как отужинал вчера вечером перед переходам, так только два беляша за весь день его желудок и видел.
  Картошка оказалась так себе. Нет, в принципе, она была нормальной, ну, обычная жареная картошка. В общем, не такая, как в 'Макдоналдсе', а как будто её пожарили на обычной сковороде в кухне затрапезной хрущевки. А вот овощной салат, неожиданно порадовал. Владимир, было уже приготовился к пластмассовым 'голландским' овощам, с привкусом парафина, а оказалось, что помидоры, огурец и листья салата весьма и весьма съедобны. Прям как с деревенской грядки. И это в начале мая на Урале?!
  - Овощи местные? - спросил Дубровский у собеседника, переведя дыхание после сытной и скорой трапезы.
  - Ага. Сиротинские! У нас, считай, все харчи оттуда. И овощи, и мясо, и молочка вся. В округе, даже перестали охотиться на зверя. Зачем, если сиротинские привезут все свежее и за копейки.
  - А, сиротинские, это, вообще, кто такие?
  - Ну, типа, анклава такого на юге. Примерно с полтыщи километров строго на юг. Но их земли начинаются раньше. Это сам Сиротинск так далеко, а их патрули можно встретить километрах в ста от Сосновска. У них там несколько городов и поселков, объединенных под одним началом. Большой агрокомплекс, добыча газа и нефтянки, золотишко еще моют и платину, ну и так по мелочи, всякие фабрики, заводы, мастерские. Хорошо живут, богато! Даже своя авиация есть. Ну, как авиация? 'Кукурузники' и какие-то небольшие импортные самолеты.
  - Удивительно, - поразился Владимир. - Тут целый мир, со своими городами живет, а на старушке Земле о нем никто не знает.
  - Почему, не знают? Знают! Нам же с женой, предложили сюда переехать. Не бесплатно, конечно, пришлось квартиру продать, но ничего, жизнь и здоровье дороже!
  - Вот, я например, никогда, ни о каком параллельном мире не слышал.
  - А если бы услышал, думаешь, ты бы в него поверил? - усмехнулся собеседник. - Ты, вон, сюда уже попал и то, до конца не веришь в происходящее. Что, скажешь не так?
  - Так, - согласился Владимир.
  В словах Андрея была своя правда. Если бы Владимиру, в его привычной, старой жизни встретился бы человек и рассказал о существовании некоего параллельного мира, то Дубровский, скорее всего, послал бы его куда подальше, подумав, что перед ним сумасшедший.
  - Кто из вас Андрей? - спросил, подошедший к столику мужчина.
  Причем, подошедший, имел весьма колоритную внешность. Таких, обычно называют - тактический выживальщик. Среднего роста и такого же телосложения. Голова гладко выбрита, глаза прикрыты темными очками, на шею намотан клетчатый шарф 'арафатка'. Одет в 'тактический камуфляж', с обилием карманов, 'липучек' и навешанных карабинов, на запястьях обоих рук несколько паракордовых браслетов. На правом бедре кобура-платформа с пистолетом, на левом бедре ножны, судя по размерам в них что-то огромное, на подобии 'ножа Рэмбо', еще одни ножны вшиты в куртку на груди и предплечье. Там ножи были уже поменьше. В зубах у подошедшего зубочистка, он её перекатывал в разные стороны. Говорил, цедя слова, сквозь стиснутые зубы. Скорее всего, он думал, что это очень круто, но выглядело смешно и глупо. Как-то фирма Скворцовых выполняла подрядные работы на одном из объектов Министерства обороны, и Дубровскому пришлось две недели общаться с тамошними обитателями. Уже после завершения объекта и подписания акта выполненных работ Владимир узнал, что все это время они работали в воинской части, специализирующейся на подготовке разведчиков и диверсантов. Так вот, местные обитатели выглядели как самые обычные люди, причем некоторые из них, внешне, были весьма щуплой внешности. Глаза, правда, у некотрых из них были холодные и безжизненные.
  - Я - Андрей! А это Владимир, у него к тебе пара вопросов.
  - Мирного неба вашим домам, камрады. Меня зовут - Компот! - представился выживальщик. - Давай сразу определимся по взаиморасчетам. За консультацию два 'рубля' и ужин.
  - Договорились, - согласился Владимир, выкладывая на столешницу загодя отложенные деньги.
  Компот сделал заказ: двойную порцию шашлыка и триста грамм коньяка.
  - Итак, камрады, что у вас за проблемы?
  Владимир вкратце рассказал все, что с ним произошло за сегодняшний день, потом долго отвечал на уточняющие вопросы, причем совершенно не понятно, на кой ляд, Компот три раза спросил о цвете кабины 'Форда', мощности двигателя и расходе топлива. Похоже, все эти расспросы должны были подчеркнуть 'профессионализм' выживальщика и повысить его статус в глазах собеседниках. Дубровский сообщил, что в машине установлен радиомаячок, а у него есть приемник, который позволяет засечь сигнал в радиусе километра от него. Так, что операция должна занять считанные минуты: добраться до Стелек, найти по радиосигналу 'Форд' и забрать его.
  - Ну, в общих чертах, я понял суть проблемы. Есть два варианта развития событий. Первый - забиваешь на свою машину и устраиваешься в этом мире. Второй - нанимаешь команду профессионалов, которая найдет твою машину.
  - Первый вариант, сразу не вариант, - отрезал Владимир. - А сколько может стоить наем команды профессионалов?
  - В среднем, за разовую акцию - 'подскочили-постреляли' берут по триста тысяч на каждого бойца. В твоем случае надо будет четыре стрелка, как раз две боевые 'двойки', плюс расходы на транспорт и боеприпасы. Итого, примерно полтора ляма. Потянешь?
  - Да, - твердо ответил Дубровский. - Когда сможешь собрать команду и как скоро выдвинитесь на задание?
  - Через три дня.
  - Поздно, надо сейчас.
  - Смешно! Ты, сразу видно, не тактик! Такие вопросы нахрапом не решаются; надо собрать людей, проверить снаряжение, провести боевое слаживание. Это только в кино: щелк! ...и понеслись боевые кони в латах и доспехах. В жизни все не так!
  - А как же группы быстрого реагирования? У них по нормативу - десять минут на приезд по вызову тревожной кнопки?
  - Ну, ты сказал, что в лужу пернул! Ты еще мне в пример ЧОПовцев приведи. Да, мне эти все ГэБээРы, ОМОНы и ежие с ними росгвардейцы на один зубок! Короче, хочешь, давай договариваться, не хочешь, я пошел.
  - Я не могу так долго ждать. Надо сейчас, края завтра утром. Груз в машине ценный, я за него головой отвечаю.
  - Ну, тогда ценник в два раза выше. За оперативность!
  - Расчет, после выполнения задания. Как только вернем машину, сразу же получите свои деньги!
  - Нет, так не пойдет. Сто процентная предоплата!
  - Ничего себе?! А где гарантия, что вы меня не кинете?
  - Меня здесь все знают. Каждый скажет, что Компот не кидает своих партнеров! - важно заявил выживальщик.
  - Окей. Мне надо подумать пару минут. Оставишь нас на минутку? - обратился Дубровский к Компоту.
  - Хорошо. Я буду возле бара.
  - Андрюха, что скажешь, можно доверять этому Компоту? - спросил Дубровский у Андрея.
  - Не знаю, сам смотри, но больше у меня вариантов нет.
  - Хорошо, тогда следующий вопрос: где можно быстро занять денег на один - два дня?
  - С этим проще, есть много контор, которые дают взаймы, под 'что-то'. Что у тебя есть для залога?
  - Вот, - Дубровский показал часы, болтающиеся у него на запястье правой руки. - Настоящий швейцарский 'Брегет', титановый корпус, пожизненная гарантия. Брал за пятнадцать тысяч швейцарских франков, это по курсу рубля около одного миллиона.
  - Котлы? - скривился Андрей. - Честно говоря, не знаю, смогут ли за них много дать. У них даже корпус не золотой. А больше ничего нет?
  - Есть, но, как сам понимаешь, все осталось в старом мире. Там и машина, и квартира. Все там! - Владимир выложил на стол связку ключей, где были ключи от квартиры и ключ от 'Порш Кайена'.
  - 'Порш'? - ткнул пальцем в брелок автомобильной сигнализации собеседник.
  - Ага, 'Кайен', трехлетка, белого цвета. Полный фарш. Брал за пять лямов. Чисто повезло, знакомый пересаживался на 'Панамеру' и продал. А, что можно дать в залог один брелок и техпаспорт?
  - А где стоит? В Гараже? На закрытой стоянке?
  - Нет, машина на открытой стоянке перед 'Ашаном' в Балашихе на шоссе Энтузиастов.
   Владимир вспомнил, как принял звонок от бухгалтера, притормозил на стоянке, а потом, когда сообразил, что происходит, запер машину и ушел 'раз и навсегда'.
  - Техпаспорт есть?
  - Конечно! Вот, - Дубровский достал из бумажника карточку техпаспорта.
  - Уже веселее. А фоток, случаем нет?
  - Нет. Телефон остался в машине.
  - Ух, ну, и странный ты человек, - хмыкнул Андрей. - Непростая ситуёвина. Ох, чую, влезаю я в неприятности.
  - Не бзди! Выручи мне за машинку два 'ляма', а все, что сверху, возьми себе!
  - Два?! - искренне изумился Андрей. - Тут один дадут и то уже, считай, повезло!
  - Ну, тогда, подожду. Как-нибудь сам справлюсь, - Владимир демонстративно накрыл связку ключей ладонью.
  - Подожди, не спеши! Дай мне часок, я что-нибудь придумаю.
  - Хорошо, - согласился Дубровский. - Я тебя здесь подожду.
  - Тогда я пошел, постараюсь побыстрее, а ты никуда не уходи.
  - И мне бы еще машину достать, можно что-нибудь простое: 'Ниву' или 'Дастер'. И оружие какое-нибудь: пистолет, автомат или помповое ружье. Сделаешь?
  - Попробую. А по деньгам как?
  - Продадим 'Кайена', выкроим из вырученных денег, - ответил Дубровский. - Машину верну, сразу со всеми расплачусь и тебе Андрюха за беготню добавлю, будет твоей жене радость - премия!
  - Ну, что решили? - спросил, подошедший к столу Компот.
  - Да. Сейчас Андрей принесет деньги, так что ты можешь собирать команду. Бюджет: два миллиона рублей.
  - Три! - поправил Компот.
  - Два! - твердо ответил Владимир. - Возьми меньше народу, получится больше на каждого.
  - Хорошо. Тогда, утром, часов в десять встречаемся здесь.
  - Надо раньше. Давай выдвинемся сегодня. Сейчас шесть вечера. Можно выехать сегодня, переночевать в машинах, а рано утром, пока все спят провернуть всю операцию.
  - Нет, - категорично заявил Компот. - Никаких передвижений по ночам. Не фиг! Можно встрять по крупному. В восемь утра будем на КПП. Не устраивает, ищи других!
  - Ладно, договорились, - согласился Дубровский, - буду вас ждать в восемь утра на КПП.
  Когда Компот ушел, Владимир заказал большую чашку кофе и крепко задумался.
  Новый мир?!
  Это серьезно меняет дело. 'Форд' надо вернуть любым способом. Любым!!! Тут без вариантов. В машине астрономическая сумма. На эти деньги можно безбедно прожить до конца своих дней.
  Что делать, когда верну деньги? Нет, не так. Что делать если не верну деньги? - подумал Дубровский.
  Если не удастся найти 'Форда', что тогда делать? Ехать с повинной в Новую Москву или забить? Наверное, лучше не ехать, потому наказание за потерю такого хабара только одно - смерть. В общем, получается, что если не удастся вернуть спрессованные в кубометр деньги, то лучше забиться в какую-нибудь нору и доживать свой век здесь.
  А может, и правда, не рыпаться никуда, сейчас принесет Андрей деньги, вырученные за продажу 'Кайена'. Все-таки два миллиона - сумма приличная. Можно снять здесь какое-нибудь жилье, устроится на работу, да и жить себе потихоньку - помаленьку, как и хотел отдохнуть от суеты, отоспаться вдоволь? А?! Чем плохо?
  Какой-нибудь небольшой домик на берегу озера, дровяная печка, банька. Рыбачить каждый день, ставить силки, собирать грибы в лесу. Красота!
  В мозгу всплыла такая красочная и привлекательная картина, что Дубровский, аж, зажмурился от удовольствия, представляя, как он будет отдыхать душой и телом, сбежав от людей, гаджетов и прочих благ цивилизации.
  Так, а куда лучше сбежать? Надо, как можно скорее, узнать, что да как в этом мире, ну хотя бы в общих чертах. Блин, рано, Андрюха ушел, надо было его подробнее расспросить.
  - Ваше кофе, - некрасивая официантка поставила перед ним чашку.
  - Спасибо, - Владимир поблагодарил девушку. - Вот вам на чай! - он протянул 'пятихатку' официантке.
  - Благодарю, - удивленно ответила девушка, принимая купюру, видимо из-за внешности её не часто баловали чаевыми. - Приятного аппетита.
  - Спасибо, - еще раз поблагодарил девушку Дубровский. - Можно один вопрос? Не подскажите, как бы мне побольше узнать о ваших краях. А то, я здесь впервые, ну, в смысле, всего пару часов, как перешел через грань между мирами и совершенно не знаю, куда подастся. Может, посоветуете с кем можно поговорить? - Владимир изобразил самую милую и искреннюю улыбку из своего арсенала.
  Надо отметить, что Владимир обладал очень хорошими внешними данными. Лицо у него было красивое и мужественное. Ямочка на волевом подбородок, голубые глаза и светлая шевелюра, уложенная в модную стрижку, делали его любимцем дам. Дубровский знал о том, как влияет на женский пол и частенько этим пользовался.
  Вот и сейчас, некрасивая официантка, явно попала на крючок тона и улыбки Владимира, дорисовав себе в уме, непонятно что. Она тут же плюхнулась на стул, напротив Владимира.
  - Васссяяя! - повернувшись к барной стойке, закричала официантка. - У меня перерыв! Спрашивайте у меня, я в этом мире больше двух лет и все знаю.
  - Может, что-то закажешь, а то как-то неприлично, я с кофеем, а ты с пустым столом. Кофе?
  - Нет. Лучше вина и давай пересядем за другой столик. Вон, туда, - официантка указала на небольшой закуток.
  - Давай, - согласился Дубровский.
  Когда они пересели за другой столик, и девушка повернулась к нему в профиль, то он разглядел, что было не так с лицом официантки. На правой щеке у неё было несколько криво заросших шрамов и следов от мелких ожогов. Наверное, если убрать следы от этих ран и представить женское лицо без них, то она была очень даже не дурна собой. И на счет фигуры, Владимир был не прав, она была не тощей, а скорее стройной и спортивной, по крайней мере, икры ног, которые были видны из-под юбки, на вид были весьма аппетитными и подтянутыми.
  - Один урод, изуродовал, - произнесла девушка, перехватив взгляд Дубровского. - Хе-хе! Урод, изуродовал. Тавтология!
  О! Да, она еще и начитанная?! - мысленно удивился Владимир.
  - Красота - внутри! - неожиданно для себя, выдал пришедшую на ум 'мудрость' Дубровский.
  - Смешно, - саркастично, огрызнулась девушка. - Расскажи про внутреннюю красоту женщине, которая когда-то была профессиональной моделью, а теперь её шарахаются даже конченные алкаши. Ладно, забудь, проехали! Спрашивай, чего хотел?
  - Да, собственно говоря, ничего конкретного, просто нужно знать, что почем в этом мире. Где самые крупные города? Кто в них живет? Как люди зарабатывают деньги? Может, где-то есть места, в которые новичку лучше не соваться?
  - Ладно, слушай. Только учти, что для таких как ты, организованы ознакомительные недельные обучающие курсы. Там тебе объяснят все намного доходчивее.
  - У меня нет времени на курсы. Мне надо в течение пары часов решить, куда двигать дальше. Может здесь оставаться, а может в Новую Москву валить, а может еще куда-то.
  - Ясно. Ну, тогда слушай...
  Дальше девушка рассказала, что в этом мире не больше десятка населенных пунктов, которые с большой натяжкой можно назвать городом. Основные были: Сосновск, Новая Москва, Великогорск, Рудный, Сиротинск и Гуляй Поле, остальные более мелкие, города - спутники. Еще было большое множество поселков, деревень, хуторов, застав и тому подобных поселений. Были какие-то коммуны, поселения сектантов, военные лагеря и бандитские 'малины'.
  Сосновск образовался, как перевалочная база при транспортных переходах. Всего перехода было два: пассажирский - тот, через который сюда попал Дубровский и грузовой, он находился немного севернее, и там было железнодорожное сообщение со старым миром. Сосновск являлся нейтральной территорией, городом управлял городской совет, состоящий из представителей наиболее крупных корпораций, которые 'разрабатывали' этот мир.
  Новая Москва, образовалась чуть позже Сосновска, она располагалась в пятистах километрах западнее. По слухам, у них был свой портал в старый мир, и именно ему город был обязан своим появлением на свет. А еще там были очень живописные места, с альпийскими лугами, водопадами, гейзерами и целебными минеральными водами. В тех краях было множество лечебниц, санаториев и домов отдыха. Сам город напоминал рай для богатеев. Фактически, население города делилось на две части: малую - богатые буратины и члены их семей и большую - обслуживающий персонал, который создавал все условия для хорошей жизни сливок общества. В самом городе не было никаких заводов и фабрик, лишь одни магазины, салоны, кафе и рестораны.
  Великогорск и Рудный - это два городка на склонах Великих гор, в которых жили шахтеры и металлурги. Принадлежали эти города двум конкурирующим добывающим корпорациям. Специализировались они на добыче полезных ископаемых и их дальнейшей переработке. Помимо этих двух крупных поселений, на горных склонах было еще с полсотни более мелких. Великогорск и Рудный, постоянно конкурировали и понемногу воевали друг с другом. Располагалась горная гряда, на чьих склонах добывали полезные ископаемые в двухстах километрах восточнее Сосновска.
  Сиротинск - это целая россыпь небольших городков далеко на юге. Примерно пятьсот километров от Сосновска строго на юг. В центре большой по здешним меркам город Сиротинск и вокруг него, как лепестки ромашки небольшие городки. Сиротинские были главными поставщиками продуктов питания в этом мире. Они производили: мясо, рыбу, молоко, муку, фрукты и овощи.
  Гуляй Поле - по сути, городом не являлось, всего лишь большая деревня, где даже не было трехэтажных домов. Одни избы и сараи. Как видно из названия. Гуляй Поле было бандитской вольницей. Располагалось это бандитское гнездо на юго-западе в ста пятидесяти километрах от Сосновска в сторону Новой Москвы. Образовалось это поселение относительно недавно, не больше чем год назад. Так получилось, что с востока бандитов выдавливали вооруженные отряды горнодобывающих корпораций, с юга их гнали Сиротинские, которые почем-то считали, что все, что южнее Сосновска принадлежит им. Вот и пришлось всей местной бандитской швали осесть в тех местах, подальше от неспокойного юга и востока. А там еще обнаружилось коренное месторождение алмазосодержащей породы. Причем, выход породы, был на поверхности и, алмазы можно было добывать самым простым, ручным способом, как в Африке. Короче говоря, тут бандитам и поперло! Помимо алмазов, они там еще 'мыли' золото, браконьерничали, промышляя диким зверем в промышленных масштабах и вырубали лес. И это, так сказать, легальные способы добычи денег, понятно дело, что были еще и не законные способы обогащения: изготовление и продажа всевозможных наркотиков, работорговля и дальше по списку все, что желает широкая русская душа. В Гуляй Поле и его окрестностях постоянно гремели выстрелы, одна бандитская власть сменяла другую.
  - В целом понятно, - прокомментировал рассказ девушки Владимир. - Ну, а по комфортности жизни и самое главное, безопасности, где лучше обосноваться?
  - В Новой Москве, там самые лучшее места для обитания богатеев. Охраняемые коттеджные поселки в живописных местах. Есть все, что надо, лишь бы денег хватило на оплату ежегодного абонемента. Ценник назвать?
  - Валяй.
  - Аренда самого простенького коттеджа, типа, таун хаус, без слуг и дополнительной охраны - сто тысяч рублей в месяц. Дальше - выше!
  - Новая Москва мне не подходит, климат там не тот, - отрезал Владимир, - а, что на счет Сиротинска?
  Сиротинск Владимиру понравился из-за своего географического расположения. Он был удален от Новой Москвы и соответственно, шанс наткнуться там на Скворцовых был минимален.
  - Сиротинск? - удивленно переспросила официантка.
  - Ну, да. Почему бы и нет? На юге, значит тепло, опять же с продуктами питания проблем не будет. Сама же говорила, что вся жрачка идет оттуда. Опять же, бандитов всех в округе разогнали, значит, закон там чтут и соблюдают. Что еще надо?
  - С Сиротинском все не так просто, как кажется на первый взгляд.
  - В смысле? Что не так?
  - Ты же в советском союзе не жил, правильно? Я тоже не жила, но моя бабушка, частенько любила ностальгировать о временах брежневского застоя. Дескать, зарплаты простого работяги с завода или училки из средней школы с лихвой хватало чтобы прожить. Хватало на еду, на одежду, на коммунальные услуги. А еще государство бесплатно давало жилье и образование. Короче, по нынешним временам современной России - халва, а не жизнь!
  - И к чему этот экскурс в историю? А еще они все ходили в одинаковых одеждах и ели одинаковую пищу.
  - А сейчас, что не так? - хмыкнула девушка. - Посмотри вокруг, ходят как клоны в одинаковых дешевых шмотках из Китая и жрут бумажные окорочка, запивая их порошковым пивом. Этикетки только стали красивее, да цены выше, а так, те же яйца, только в профиль.
  - Трудно не согласиться, а причем здесь Сиротинск.
  - Я там сама не была, но много общалась с теми, кто туда частенько ездит, да и местными жителями пересекалась не раз и не два. В Сиротинске живут по принципам социализма, если так можно сказать. Там производят большое количество сельскохозяйственных товаров, добывают золото, платину и нефть, еще кучу всего полезного, пашут все папы Карло и мамы Марло. На вырученные деньги строят жилье и раздают его людям. Прикинул? Все как в 'совке', от всех по возможностям, каждому по потребностям.
  - И, что в этом плохого? - не понял сарказма в словах девушки Дубровский.
  - А знаешь, как они этого добиваются? У них весьма жесткие законы. Смертная казнь за любые серьезные правонарушения. Залез в чужой дом, хозяин тебя пристрелит, так его не то, что не накажут, ему за это еще и премию выдадут. Изнасилования, наркоторговля, педофилия, порнография, воровство, убийства....и, внимание, вишенка на торте - коррупция, все это наказывается расстрелом! Прикинь, дал на лапу чиновнику, чтобы он тебя в очереди на квартиру вперед продвинул, а тебе и ему за это вышак! А?! Как не хило?
  - А у них, что нет богатых людей? Олигархов, коммерсантов, предпринимателей?
  - Есть, почему нет. Всё есть - и богачи, и беднота, но их так по краешку, в основной массе, так сказать средний класс. Обычному работяге с завода или скотнице с фермы, вполне хватает зарплаты, чтобы нормально жить.
  - А как могут быть очень богатые люди и при этом не быть коррупции?
  - Вот и я о том же. Поэтому ты десять раз подумай, стоит ли тебе обосновываться в Сиротинске. Там можно жить спокойно, но для этого придется научиться жить по законам. А для тебя, красавчик, думается мне, это не возможно!
  - С чего это? - удивился Дубровский.
  - Ну, не знаю, наверное, потому что у тебя на запястье часики, которые стоят как пятьдесят учительских зарплат, а может, потому что на связке для ключей был брелок с лошадкой на щите. Сколько стоит тачка? Пять, шесть, семь лимонов?
  - А ты у нас смотрю, тоже не простая девочка, слова, всякие умные знаешь, в эмблемах и марках дорогих часов и автомобилей разбираешься. А чего же тогда с подносом ходишь?
  - Не твое дело! - огрызнулась девушка. - Еще вопросы будут?
  - Где переночевать можно, так, чтобы с горячим душем и клопов в постельном белье не было.
  - К Васе бармену обратись, на втором этаже есть комнаты.
  - Спасибо. Сколько я тебе должен за разговор, - Дубровский выложил на столе тысячную купюру. - Хватит?
  - Нет, но больше, с такого красавчика, мне совесть брать не позволит. Ладно, бывай! - девушка поднялась из-за стола и пошла к барной стойке.
  Владимир откинулся спиной на стену и, прикрыв глаза в очередной раз, за этот долгий день задумался.
  Другой мир, иная реальность, параллельная вселенная ....и еще, черт знает, что! Угораздило же его попасть в такой переплет. А с другой стороны, лучше сейчас сидеть в прокуренном баре, который стоит в другой реальности, чем лежать на тюремной шконке фээсбешного изолятора. Вот такая вот, фигня, любi малята, как говорил когда-то один пьяненький телеведущий.
  Значит задача номер один - вернуть 'Форд'. Причем вернуть его любым способом. Придется для этого кого-то убить, значит, убью, - решительно подумал Дубровский. - Надо вернуть деньги любой ценой.
  Что дальше? А вот, что будет дальше, решиться потом. Не надо бежать впереди паровоза.
  Нужны люди, оружие и транспорт. Но, главное, нужны деньги. И, где это проныра Андрей бегает?
  Вспомни про пенопласт, он и всплывет!
  - А чего ты сюда запрятался? - удивленно спросил, подошедший к столику Андрей.
  - Просто так, захотелось посидеть немного в тишине.
  - В тишине? - хмыкнул Андрей, намекая на ревущие динамики. - Ну-ну! Короче, пляши, я все устроил. Наш уговор в силе, что все, что сверх двух 'лямов', мое?
  - Да, но деньги нужны прямо сейчас. Компот со своими людьми будет в восемь утра на КПП.
  - Успеем. Давай сюда техпаспорт, я нашел нужного человечка, пока бегаю, он пробьет у московских, как бы половчее, забрать твою красавицу. Если, как ты говоришь, то через пару часов полный расчет будет у тебя. Я его приведу, и прям здесь напишем договор купли-продажи. Договорились?
  - Да. А за сколько-то сторговал?
  - Два с половиной. Так, что пятьсот тысяч мои.
  - А не продешевил?
  - Ты, чего?! Нет, конечно! А, чуть не забыл, сверху еще будет тебе 'Нива' трехдверка, ПМ и помпа с запасом патронов. Нормально?
  - Пойдет. Спасибо!
  - Пока не за что. Я побежал, а ты здесь жди.
  - Если меня в зале не будет, то значит, я наверху, там, говорят, есть ночлежка.
  - Чё, телочку уже снял? - скрабезно ухмыльнулся Андрей.
  - Нет, просто устал за день, хочу, немного в койке повалятся.
  - Ладно, найду тебя, если здесь мест не будет, скажешь бармену, где тебя искать.
  Андрей ушел, а Владимир еще минут двадцать посидел за столиком, а потом, договорился с барменом на счет свободной комнаты на ночь и получив ключи пошел искать свое жилье.
  Комнату нашел быстро, их на втором этаже было всего четыре. Две справа и две слева, в конце короткого коридора общий санузел на два толчка, совмещенный с душевой.
  Сама комната была верх аскетизма и прагматики. Двуспальная кровать, небольшой столик на колесиках, тумбочка с лампой и прибитая к стене вешалка. Вот и все. На кровати лежала стопка чистого белья и пара полотенец. Ради интереса открыл выдвижной ящик прикроватной тумбочки и увидев его содержимое, понятливо хмыкнул. В ящике лежали несколько упаковок презервативов, гель для смазки и пачка влажных салфеток. Понятно для чего в основном используют эти комнаты.
  Дубровский сходил в душ, помылся, кое-как почистил свои вещи и, уволившись на постель, принялся ждать, когда вернется с покупателем Андрей. Но не дождался....уснул.
  Проснулся Дубровский от ощущения, что он в комнате не один. Была у Владимира такая особенность, он кожей чувствовал присутствие чужих людей в помещении. Бывало, зайдет в пустую квартиру и понимает, есть в ней кто-то кроме него. Вот и сейчас, он почувствовал, что в комнате кто-то есть кроме него.
  Глаз не открывал, вслушивался. Раздался негромкий скрип, как будто, кто-то переступил с ноги на ногу. Потом послышался легкий шелест падающей на пол одежды.
  - Спишь? - кожу плеча обдало жаркое дыхание. - Ты спрашивал должен ли мне что-то за разговор? Я придумала, какую взять с тебя плату, красавчик, - девушка мягко скользнула под одеяло, прижавшись, горячим телом к Владимиру.
  Дубровский дернулся, отстраняясь, но официантка, действовала напористо и решительно, её рука тут же схватила Владимира за причинное место, а губы девушки впились ему в шею страстным поцелуем:
  - Не дергайся, я тебя не укушу. Клянусь, что ничем не болею, свет включать не буду, чтобы не пугать тебя и утром, когда проснешься, меня здесь уже не будет.
  Владимир поддался, так его еще ни одна девушка не уговаривала, тем более, что на ощупь, фигура и обводы официантки оказались на твердую пятерку.
  - Умница, - промурлыкала девушка, - я такое умею, что ты эту ночь до конца своих дней не забудешь.
  Официантка оказалась права, она в постели вытворяла такое, что в некоторые моменты, даже искушенному женским вниманием Дубровскому было неловко, потому что он не понимал, как можно так изогнуться, да еще и двигаться в такой позе. Успокоилась чаровница только под утро, когда за окном начал сереть рассвет.
  
  ****
  
  
  Как провалился в сон второй раз за эту ночь, Дубровский вновь не понял. Вроде еще мгновение назад, девушка лежала рядом с ним, рисуя своими пальчиками непонятные узоры на его груди, а тут уже и будильник телефоне звонит, противными трелями, извещая весь мир, что уже семь утра и пора вставать.
  Официантка не обманула, ее, и правда не было рядом. Ушла! Ну и отлично, одно дело трахаться в полной темноте, не видя её изуродованного личика и другое дело смотреть при свете дня на эти шрамы и ожоги. Б-ррр!
  Сходил в туалет, потом оделся и спустился вниз в зал, отдал ключи от комнаты и заказал завтрак. Девушки нигде не было. Вообще хорошо, не очень хотелось встречаться с ней, получилось бы крайне неловко. Трахалась девчонка, конечно, как богиня, такое вытворяла, что и правду, хрен забудешь!
  На завтрак, Владимир взял себе большую порцию 'сельского' омлета, где вместе с яйцами были добавлены грибы, сыр, зелень и два сорта мяса, большую кружку крепкого, сладкого чая и большую, еще горячую, сдобную плюшку.
  Слопал все предложенное за считанные минуты, аппетит после бурной ночи, был просто зверски. А ничего так, в этом мире, жить можно! Еда хорошая, девушки горячие и безотказные, еще деньги вернуть и вообще будет красота!
  Поев, Владимир подошел к бармену и расспросил на счет Андрея. Дубровский думал, что, скорее всего, Андрей приходил ночью и видимо, услышав, музыкальное сопровождение, доносящееся из его комнаты, решил не мешать и ушел.
  Но оказалось, что Андрей больше не приходил, как ушел с техпаспортом 'Кайена' вчера вечером, так и не возвращался. Странно! И где теперь его искать?
  - А где его найти, не подскажешь? - спросил Владимир у бармена.
  - Да, хрен его знает, - отмахнулся бармен, полируя пивные бокалы. - Он, человек у нас не постоянный, тем более, когда вмазанный. Вчера вечером в 'клетке' бои были, так что он, скорее всего, был там. Игроман он у нас, все деньги проигрывает.
  - А живет где?
  - Где-то в общаге на Кутузова. Точнее не скажу.
  - Вот гадство! А не подскажешь, у кого можно поточнее узнать?
  - Да, у Дашки и спроси, она с его женой, вроде знается.
  - Дашка? Это кто?
  - Ну, ты, паря, даешь! Девку епешь, а как её звать не знаешь! - хмыкнул бармен.
  - Понятно и где её найти?
  - Она к десяти сюда сама придет.
  - А она, разве не здесь ночует?
  - Нет. Хату где-то в городе снимает.
  - К десяти поздно, мне бы сейчас.
  - Давай, я ей позвоню, разбужу, скажу, что ты её ищешь, - предложил бармен.
  - Давай. Я снаружи на скамеечке посижу.
  Бармен кивнул, а Дубровский вышел на улицу. Снаружи было немного прохладно и зябко. Над городом висели ошметки густого тумана, дул легкий, едва уловимый ветерок. Владимир вздохнул полной грудью и, задержав дыхание, мечтательно улыбнулся. Воздух был чистый и сладкий на вкус. В Москве такого воздуха не бывает, там лишь смог, да выхлопные газы, а здесь, прям, лесной бальзам, а не воздух, хоть закатывай его в трехлитровые банки, да вези на продажу.
  Дубровский присмотрелся к прохожим, пытаясь понять и оценить, как здесь живут люди, чем зарабатывают себе на жизнь, как развлекаются, проводя свободное время, и есть ли у них, это самое свободное время. Вроде, свободного времени у них должно быть валом, интернета же в этом мире нет, и значит никто не 'залипает' в социальных сетях.
  Глянув на часы, Владимир вдруг понял, что уже восемь утра и пора бы здесь появится команде Компота. Интересно, они все, такие как он, 'супер - выживальщики' или среди них есть и нормальные люди?
  К 8.30 на КПП никто не появился. Не было ни Андрея, ни Компота с его зондер - командой. И, как это понимать?! Ну, ладно Андрей, он мог банальным образом 'кинуть' Дубровского. Забрал себе все деньги и просадил их за ночь на ставках или в карты. А почему нет Компота?
  Странно...
  На часах 9.00. Так никто и не пришел. Ни Компот, ни Андрей....
  Что делать? Как возвращать 'Форд'?!
  От грустных мыслей Дубровского отвлек проехавший мимо мотоцикл. Ярко-красный Kawasaki Ninja притормозил в нескольких метрах от него за рулем была стройная, высокая девушка в обтягивающем черном комбинезоне, с ярко-красными вставками. На голове у ней был шлем такой же красно-черной расцветки. Барышня сняла шлем и повесила его на руль, её голову прикрывал намотанный клетчатый платок-шемах.
  А ничего так формы, весьма аппетитные! - легкомысленно подумал Дубровский, оценивая мотоциклистку 'гастрономическим' взглядом. - У ночной официантки, наверное, такие же.
  - И чего стоим, на баб пялимся, красавчик?! - строго спросила, подошедшая вплотную мотоциклистка.
  Лица девушки Владимир не видел, оно практически все, кроме глаз, было скрыто клетчатым платком. Лица Дубровский не видел, зато голос узнал. Еще бы не узнать, ему этим голосом всю ночь всякие пошлости на ухо шептали. Вот, так встреча!
  - Привет, Даша! - поздоровался Владимир. - Чего же ты сбежала? Позавтракали вместе бы.
  - Неужели скучал? - усмехнулась девушка.
  - Конечно, скучал. Как можно не скучать по такой шикарной женщине?
  - Вреш, скотина! - девушка в шемахе больно ткнула Дубровского указательным пальцем в грудь. - Вреш и не краснеешь. Мне Вася рассказал, что на самом деле тебе нужно найти того алкаша, с которым ты вчера вечером бухал. Так?
  - Так, - не стал отнекиваться Владимир.
  Смысла дальше врать не было, раз официантка все бросила и примчалась по первому звонку, значит, Дубровский ей чем-то глянулся и она ему поможет.
  - Если, хочешь, чтобы я тебе помогла, рассказывай все как на духу, иначе сам ищи своего Андрюшку - хрюшку!
  Владимир не стал артачиться и спорить и рассказал историю своего появления в этом мире. Всю правду, конечно же, он не стал выкладывать, но его рассказ был очень подробным. Момент с машиной, Владимир обошел очень просто, он сказал, что машина стояла уже загруженная и укомплектованная на закрытой стоянке.
  - Так, значит, ты хочешь сказать, что совершенно случайно попал в наш мир? - уточнила девушка, когда Дубровский закончил. - Как думаешь, что было в машине?
  - Ясно дело, что в машине есть тайник с деньгами или золотом, - проигнорировав первый вопрос, ответил Владимир. - Я же в кузов не лазил, так, пару раз в дороге 'гаишам' открывал будку, там упаковки с одноразовой посудой.
  - А чего ты, если знал, что в машине есть тайник, просто не сбежал с этими деньгами? Зачем надо было вести их твоим заказчикам? - удивилась девушка. - Сильно честный?
  - А если и честный, то, что с того? - с вызовой, ответил Дубровский. - Опять же, всю жизнь потом скрываться и шкериться по щелям, как крыса, удовольствие малоприятное. Да и родители у меня там остались, они же бы в первую очередь пострадали. Так, что сбегать с деньгами не вариант.
  - Подожди, а чего это ты у меня вчера вечером выведывал, где бы лучше осесть в этом мире человеку с деньгами? А? Честный, говоришь? Ну-ну!
  - Так, обстоятельства же изменились. Понимаешь? Одно дело помочь своим работодателям и покровителям, в надежде, что они тебя не бросят и отмажут от федералов и другое дело, понимать, что тебя использовали 'втемную', заманив в параллельный мир из которого уже не выбраться. Мне же здесь не надо беспокоиться о том, что меня преследуют оперативники ФСБ по закону '13-30'!
  - Нравишься ты мне, красавчик! Люблю, когда люди не врут. Помогу я тебе. Только придется тебя огорчить. Твой приятель Андрюшка, толкнул вчера твоего 'Кайена' за пятьсот тысяч рублей, которые ночью просадил в казино. Я звонила его жене, она его под утро нашла в одном из игровых домов, в кармане у Андрея было всего три тысячи рублей. Так, что извини, но вот такие пироги!
  - Хреново! - скривился Дубровский, хаотично соображая, что можно предпринять в такой ситуации. - Ладно, черт с ним! Подскажи мне, как быстрее всего добраться до Стелек и где можно купить не дорогое оружие?
  - А чем расплачиваться будешь?
  - У меня осталось, тридцать с чем-то тысяч рублей, и как ты вчера заметила - дорогие швейцарские часы, - Владимир показал 'Брегет' на запястье. - Можно сдать их в ломбард?
  - Ну, не такие уж они у тебя и дорогие, - прокомментировала девушка слова Дубровского, снимая часы с руки Владимира. - Видели мы 'ходики' и подороже.
  - Брал за миллион рублей, думаешь за них ничего выручить нельзя?
  - Почему же? Вполне можно за них чего-то и выручить, - девушка нацепила часы себе на руку и, подняв её, немного полюбовалась результатом. - Мне нравиться. Стильно! Ладно, хватит трепаться, пойдем, подберем тебе что-нибудь скорострельное и брутальное.
  - Куда идем?
  - В бар! Оружие и патроны - это четвертый по популярности эквивалент денег в этом мире.
  
  ***
  
  Арсенал богатством и ассортиментом не поражал, почему-то Дубровский ожидал увидеть нечто на подобие того, как обычно показывают в боевиках - гладко отполированные стены с подсветкой, на которых в специальных креплениях висят сотни образцов огнестрельного оружия: пистолеты, револьверы, дробовики, пистолет - пулеметы, автоматы и РПГ. Обязательно, бармен, в таких случаях оказывается, капец, какой знаток всякого огнестрела, и он тут же начинает рекламировать все это богатство на стенах.
  Тут же все оказалось просто \, как нестиранный носок - бармен Вася, вынес из подсобки картонную коробку из-под кондиционера, в которой было свалено десятка два разномастных огнестрельных 'дудок'.
  Владимир принялся ковыряться в коробке, раскладывая её содержимое на ближайшем столике. Два пистолета Макарова, один так себе, второй вытерт до ржавчины, да еще и весь в каких-то засечках, как будто им откупоривали бутылки или забивали гвозди. Три пистолета ТТ, все, примерно в одном состоянии средней ушатоности - воронение на месте, пятен ржавчины нет. Два обреза из винтовки Мосина.
  - А это откуда? - искренне удивился Владимир. - Фильм, что ли про кулаков и махновцев, где-то поблизости снимали?
  - В душе не гребу, - пожал плечами Вася, - кто-то из посетителей забыл. Но ты эти огрызки даже не бери, я как-то попробовал из этого обреза шмальнуть, так, чуть себе кисть не вывернул.
  - Еще бы, - хмыкнул Дубровский, - это же Мосинка, там патрон винтовочный, как у пулемета.
  В коробке было еще пара револьверов: один древний Наган, второй, блестящий, хромированный Кольт. Ради интереса, Владимир повертел в руке американца, взвешивая и прикидывая баланс. Тяжело, но держать удобно, ухватистая рукоять.
  - Патроны к нему есть?
  - Шесть штук, все, что было в барабане. Если надо можно в городе прикупить. Понравился?
  - Ага, - Владимир щелкнул барабаном, выбрасывая его, а потом отложил револьвер в сторону. - Шесть патронов маловато, да и опыта в быстрой перезарядки у меня нет, так, что на фиг его, лучше уж ПМ.
  Помимо пистолетов и обрезов в коробке был еще пистолет-пулемет 'Кедр', АКСУ и несколько обрезов из охотничьих ружей. На самом дне коробки валялись четыре 'травмата', разных торговых марок и такой же степени изношенности.
  - Ну, что берешь? - спросил бармен.
  - А, что можно?
  - Всё! - широким жестом махнула Даша. - Странный ты человек, красавчик, вроде и мажорик, а глазки, вон как загорелись, как пушки увидел. Ты, случаем, не брешешь нам? Может ты опер засланный или вояка? А?
  - Я, тогда, возьму 'Ксюху', ПМ и ТТешник, - проигнорировал подозрения девушки Дубровский. - Сколько я за это все должен, и где раздобыть патроны и запасные магазины?
  - Патроны и магазины у меня есть, - Вася покопался в недрах кладовки и вытащил пластиковый ящик для ручного инструмента, - выбирай.
  В ящике расположились разномастные магазины и десяток картонных пачек с патронами. К 'укороту' нашлось три магазина, к пистолетам по четыре магазина. Дубровский тут е набил магазины патронами, потом пощелкал затворами огнестрела, проверяя работоспособность оружия. Вроде, все в норме. А там, как карта ляжет, не дай бог, придется в бою проверять.
  - Ну, а тебе, что-то предложить? - спросил Вася у официантки.
  - Фи-и! - скривилась девушка. - У меня всё своё, - Даша откинула подол куртки и Дубровский увидел открытую кобуру с каким-то импортным пистолем внутри.
  - Глок? - полюбопытствовал Дубровский, опознав пистолет в кобуре.
  - Ага, - кивнула девушка. - Все-таки странный ты тип, красавчик, всё-то ты знаешь. Точно, не вояка?
  - Нет, просто, в свободное время посещал стрелковый клуб.
  - Ну-ну. Ладно, чего тут судить - рядить, погнали твою машину возвращать. Вася, что у нас с транспортом?
  - Есть ключи от 'ГАЗели', 'Нивы' и 'Хеликс' праворукий. Что брать будете? Советую 'Ниву', она на ходу, пару раз сам на ней катался, все в норме.
  - А с 'Хеликсом', чё не так? - спросил Дубровский.
  - Не знаю, давно стоит, хотите, возьмите, но если в дороге заглохнет, ко мне претензий не предъявляйте, - пожал плечами бармен.
  - А свой 'патрик' чего не предлагаешь? - строго спросила Даша.
  - Дашка, ты сама знаешь, для тебя всё на свете отдам, но меня же Машка потом запилит, сама же знаешь, что в её положении нервничать нельзя.
  - Подкаблучник! Ладно, собери нам в дорогу чего-нибудь поесть и выпить, да, мы поедем, и еще найди нам раций две штуки, я видела, где-то валялись, такие ярко-оранжевые.
  - Найдем, - пообещал Вася.
  В путь выдвинулись через час, за это время Дубровский заправил машину, проверил уровень всех 'жидкостей' в 'Ниве', попинал колеса, осмотрел трубки и провода в двигательном отсеке, ну и напоследок собрал и разобрал пистолет Макарова. Всё эти манипуляции он проделывал, чтобы хоть немного успокоиться, уж больно сильно нервничал Владимир, его буквально трясло. Давненько такого тремора с ним не случалось, а если хорошенько вспомнить, то вообще никогда, даже в те далекие годы, когда он плавал в бурных водах малого бизнеса, и его предприятие тонуло, а коллекторы и судебные приставы, кружили над ним как стая голодных акул, даже тогда он так не нервничал. Странно, с чего бы это?!
  - Держи, красавчик, выпей, а то ещё кони двинешь от трясучки! - Даша протянула ему небольшую фляжку.
  Дубровский махнул содержимое фляжки и тут же закашлялся, пойло было крепким.
  - Что, это?! - выдохнул через пару секунд Владимир.
  - Самогон, - простецки ответила девушка. - Обычно, в первые дни после перехода, некоторых людей, особенно из числа тех, кто не болел в старом мире раком, плющит и колбасит. Ты, явно, из их числа.
  - И, что, никто не догадался исследовать этот феномен и изобрести какое-нибудь лекарство? - спросил Дубровский, еще раз прикладываясь к фляжке. Не пьянства ради, а для лечения, так сказать!
  - Конечно, лекарство придумали, - хмыкнула девушка, - такие бурые пилюлю, жутко горькие и не вкусные, но тебе их теперь нельзя, они с алкашкой плохо взаимодействуют.
  - Что?! - поперхнулся Владимир. - Чего же ты мне раньше не сказала? Зачем самогон дала?
  - А у тех пилюль есть побочный эффект - сонливость и полная апатия на несколько дней. А ты мне нужен бодрый и активный, у меня планы на тебя.
  - Какие еще планы?
  - Самые, что ни на есть половые планы. Половые и сексуальные! Должен же ты будешь отработать, мою помощь.
  - Зараза! - буркнул Дубровский, себе под нос.
  - Сам дурак, - парировала девушка, показав язык. - Я - за руль, а ты за стрелка будешь, как скажу, доставай автомат и держи его под рукой, тут места такие, что варежкой щелкать нельзя.
  На заднем сидение 'Нивы' были сложены несколько одеял, пара спальных мешков и коробка с продуктами: хлеб, пара палок сухой, копченой колбасы, треугольник сыра, термос с крепко заваренным чаем.
  Со слов Даши, Дубровский понял, что первая их задача - это добраться до поселка Стельки, там, у официантки был какой-то знакомый, который крутился в околокриминальный кругах и он мог помочь дать наводку на угонщиков 'Форда'.
  Пока девушка крутила рулем, выводя машину окольными путями, Дубровский старательно вертел головой в разные стороны, пытаясь заранее засечь опасность, но в округе все было тихо и спокойно. Люди шли по своим делам, кто-то тащил пакеты с продуктами, кто-то праздно шатался, треская на ходу разномастную уличную еду, а многие даже были заняты делом - чего-то стругали и сколачивали, чего-то копали, кто-то красил и мастерил. Ну и как всегда, кто-то с утра принялся закладывать за воротник - троица пьянчуг, мастырились на скамейку с чётким намерением выжрать полтарашку чего-то мутного и сизого. Обычная, затрапезная жизнь в богом забытом мелком городишке, где-то за Уралом...или в другом мире!
  Капец! Другой мир!!! - в очередной раз подивился Дубровский.
  Пригород Сосновска покинули быстро, правда, зачем-то Даша повела машину не по наезженной трассе, а каким-то круголями через застройку лачуг и бараков.
  - Так надо, зачем нам светиться на КПП? - ответила девушка на немой вопрос Дубровского.
  Минут двадцать ехали молча, Дубровский дулся на официантку, а та зевала и хмурилась. Первым не выдержала девушка.
  - Хватит дуться! Лучше бы спасибо сказал, согласись, что тебе после самогона полегчало, и трясучка прошла.
  - Соглашусь, нервишки успокоились.
  - Ну, вот и я о том же! Держись меня и не пропадешь. Тетя Даша знает, что говорит.
  - Тётя Даша? - хмыкнул Владимир. - Сколько тебе лет?
  - Такие вопросы дамам не задают. Тут дело не в том, сколько жить, а как жить. Меня жизнь так часто пинала и буцкала, что некоторым и за сто лет не прилетит такого.
  - Бывает, кому сейчас легко, - пожал плечами Дубровский.
  - Красавчик, ты хоть расскажи что-нибудь о себе, чего просто так ехать в тишине.
  - А чего о себе рассказывать? Человек, как человек, можно сказать среднестатистический, как все.
  - Ну, не скажи, я в вашем брате, мужиках, хорошо разбираюсь. Знаешь, сколько во мне членов побывало? О! Тебе даже в страшном сне столько не привиделось бы. А вот тебя с первого взгляда не раскусила, вроде бы и человек богатый, но не мажор, да и ведешь себя, как-то странно, как затрапезный учитель истории из обычной школы, но при этом вроде и в оружие разбираешься, да, и достаточно злой, чтобы переть навстречу опасностям. Так, кто ты такой, красавчик?
  Упоминание о членах, почему-то разозлило Дубровского. Интересно, с чего бы это? Какое дело Владимиру, до разнообразия и насыщенности половой жизни, какой-то там встречной-поперечной официантки?! А вот, на тебе, зацепило.
  - Эй, красавчик, ты чего?! - толкнула Даша Дубровского. - Ты, что обиделся? Ну, ты даешь, ты что влюбился в меня что ли? Ха-ха! - прыснула девушка. - Ты, это брось, в меня влюбляться нельзя!
  - Ничего я не влюбился! - огрызнулся Владимир. - Делать больше мне нечего! Чего тебе рассказать? Обычный человек, ничего выдающегося. Родители - интеллигенты, папа - учитель истории, подрабатывающий изготовлением чучел из охотничьих трофеев, мама - логопед.
  - Девушка или жена есть?
  - Нет. Жены отродясь не было, и постоянной девушки тоже.
  - Чего так? Не нагулялся еще что ли?
  - Вроде того.
  - А по жизни, чем занимался, пока в Закрытый сектор не угодил?
  - Работал исполнительным директором в одной строительной фирме. Если коротко, то помогал чиновнику среднего эшелона власти и его сыну потихоньку пилить государственный бюджет.
  - А до этого кем был?
  - Индивидуальным предпринимателем. Как дембельнулся, сразу же ринулся в мутные воды капитализма, но, то ли, просто, не повезло, то ли, по жизни такой, как-то не заладился у меня бизнес, быстро прогорел, влез в долги и кредиты, чуть было не посадили. В этот самый миг мне и повстречался армейский дружок, который и помог с деньгами, а потом взял к себе на фирму, где я уже и поднялся до исполнительного директора.
  - С оружием научился ладить в армии. Где служил? Был на войне?
  - Нет, в боевых действиях не участвовал, но с оружием обращаться умею, и в армии много приходилось, да и потом в стрелковом клубе состоял, но тут уже больше для себя, да и знакомств много заводил в тире. Так, что, вроде и для удовольствия и для пользы дела.
  - А как так, случилось, что при таких внешних данных, тебя никакая краля еще не охомутала? - продолжала допрос Даша.
  - Я слишком умный, чтобы меня охомутали, - огрызнулся Дубровский.
  - Ой, ли! Был бы умный, в армию бы не опал и в бизнесе не прогорел бы! Колись, что не так с тобой?
  - Да, все так со мной! Просто, в институте, на втором курсе, любовь случилась безответная, соответственно учеба похерилась, вот и пришлось 'надеть сапоги'.
  - Ничего себе! Прям 'Санта-Барбара'! Она, наверное, была из богатой семьи и её родители были против вашего брака? - пошутила девушка.
  - Вроде того, только она была мусульманкой и против наших отношений были и её и моя семья.
  - Ого-го! Ромео и Джульетта! Красавчик, ну ты даешь! И после этого, ты решил забить на женщин!
  - Ничего я не решил и ни на кого, я не забивал. Просто некогда было, работы много, выходных нет, отпуск только когда в командировку отправляют. Не до жены и семьи! Ладно, хватит обо мне, лучше скажи, что там у тебя за знакомый такой, что может нам помочь?
  - О! Я тебе скажу там тот еще типчик. Валера - тридцать сантиметров! Причем это не метафора, я специально линейкой мерила, там точно тридцать сантиметров, смотреть страшно, такая коряга!
  - Не понял? - нахмурился Владимир. - Чего тридцать сантиметров?
  - Длина члена тридцать сантиметров. Чего не понятно? Так, вот, этот самый Валера всех в Стельках знает, он, между прочим, женат на дочке Дикого Прапора, который в свою очередь держит весь поселок.
  - И, почему этот Валера должен нам помогать?
  - Да, потому что, его дражайшая половина, жутко ревнивая и если она узнает, что с её Валерчиком кто-то 'игрался', то ему трындец. Понял? Шантажировать его будем.
  - А ему не проще нас завалить?
  - Проще, но тут, ты нам и нужен, будешь осуществлять силовое прикрытие.
  - Понял.
  На какое-то время оба замолчали и ехали молча. Первой вновь не выдержала Даша:
  - Так, что ты будешь делать, если не вернешь машину с деньгами? Вернешься к бывшим хозяевам или сбежишь?
  - Не знаю, как-то об этом еще не думал. А ты, что посоветуешь?
  - Все зависит от того, что ты умеешь делать и какой образ жизни предпочитаешь. Думаю, лучший вариант - это сдернуть в Сиротинск, там всегда есть работа, за которую хорошо платят и обеспечивают жильем.
  - Ты же говорила, что там весьма жесткие порядки.
  - Порядки там нормальные и с законом все хорошо, главное, жить по их правилам и все будет ОК. Тут самое интересное, что Сиротинские, никогда, ни при каких обстоятельствах не выдают своих, они друг за дружку стоят стеной. Были случаи, когда сиротинские силовики стирали целые поселки с лица земли, чтобы наказать бандитов, посмевших пролить кровь их земляков.
  - Ну, не знаю, - скептически скривился Дубровский. - Бабло, всегда побеждает всё на свете, и зло, и добро! Дадут твоим сиротинским за мою голову пару 'лямов' и они, как миленькие меня выдадут со всеми потрохами.
  - Может, конечно, ты и прав, но я, да сих пор не слышала ничего подобного. За то, пару месяцев назад был случай, когда 'волки' сожгли пару чемоданов, набитых деньгами, говорят, что вместе с хозяином этих чемоданов и сожгли.
  - Волки?! - переспросил Владимир.
  - Ага, у Сиротинских один из биг-боссов с фамилией Волков, вот его нукеров и кличут за глаза - Волками.
  - А сама, почему там не живешь, раз у них все так правильно?
  - Климат, тамошний мне не подходит, да, и легкие наркотики я люблю, так, что мне с тамошними пуританами не по пути.
  Разговор снова затих сам по себе, Владимиру было неприятно, что Даша в открытую разглагольствует о пристрастии к наркотикам и развратной жизни. Нет, Дубровский и сам был далеко не 'пай-мальчиком', да и девиц, он похлещи видал, чем Даша, но все равно, разговор с девушкой был не приятен и оставлял после себя склизкий и липкий след.
  Дорожное полотно испортилось совсем, и раздолбанный асфальт сменился отсыпанной гравием грунтовкой. Машину кидало на ухабах и безбожно трясло. Даша курила в открытое окно, периодически материлась на особо глубокие рытвины и гнала машину, как будто торопилась на распродажу со скидками в девяносто процентов.
  Перед 'Нивой' двигалась небольшая колонная из шести машин: трех длинных фур, двух самодельных броневиков, слепленных из 'ГАЗонов' и современной тачанки 'а-ля батька Махно' - пикап, в кузове которого была установлена тренога с 'Утесом'. 'ГАЗоны' были увешаны дополнительными листами железа и прикрыты решетками, у одного в кузове разместилась спарка из пулемета Калашникова и станкового гранатомета, второй, выполнял роль транспорта для личного состава, в кузове установили бронекапсулу, из бойниц которой торчали стволы автоматов.
  - Видал? - Даша кивнула на колонну, обгоняя её. - Вот так и живем, за пределы города, без оружия, выходить как-то даже и неприлично. На! - девушка показала 'фак' водителю пикапа, тот в ответ ткнул ей дулю.
  - Зачем ты его дразнишь? - Владимир удивился дурости девушки. - Сама ведь говорила, что здесь нет законов! Сейчас шарахнул из пулемета и порешат обоих.
  - Боишься? - хохотнула девушка. - Не бойся! Пока, ты со мной, ты в безопасности! Я - бессмертная! Знаешь, сколько раз костлявая старуха выгоняла меня из ада, ой, и не сосчитать!
  Владимир внимательно посмотрел в лицо девушки и понял, что у неё явные проблемы с психикой, в глазах официантки плясали демонические огоньки, а губы были сжаты в тонкую нить. Да-а! Вот ведь бог послал спутницу, такая заведет в тартарары и погубит к чертям собачьим! Но, ведь другого варианта все равно нет, и значит надо держать ухо в остро, хвост пистолетом и не прозевать тот момент, когда пора соскочить, чтобы не попасть в эти гребанные тартарары.
  К поселку Стельки добрались через час, наверное, дорога должна была занять гораздо меньше времени, но Даша, зачем-то свернула в сторону, завела машину в лесок, где тут же предложила заняться сексом. Дубровский спорить не стал и облокотив официантку на капот 'Нивы', без всяких ласк и прелюдий тут же овладел ей, девушка похоже именно этого и ожидала от него, когда все закончилась, она как ни в чем не бывало, чмокнула Дубровского в щеку, усадила его на водительское сидение и сделала ему минет. И все это в полной тишине, без всяких вопросов и разговоров. И только потом они продолжили свой путь.
  Стельки походил на обычное российское село средней полосы России. Много деревянных домов, сложенных из потемневших бревен, какие-то каменные и оббитые железом постройки, пара десятков ветряков, множество огородов. Ограды, забора, стены, и даже, худенького частокола вокруг поселения не было, но вот при въезде стоял поднятый шлагбаум, пара недостроенных каменных капониров и коробка из набитых песком мешков. При всем этом благолепии торчал старик, вооруженный СКСом.
  - Стоять! - просипел старик, обдав салон 'Нивы' жутким перегаром. - Кудой ехаете?
  - Тудой! - жестом Наполеона махнула Даша рукой, в направлении села. - Держи, старче! - девушка протянула сторожу пятьсот рублей. - Выпей за мое здоровье!
  - Маловато, будет!
  - А в зуб?! - строго спросила девушка.
  - Проезжай, - махнул рукой дед.
  Девушка хмыкнула и, прибавив, погнала машину дальше, вглубь села. Машину Даша остановила возле ближайшего магазина, здесь она несколько минут кого-то зорко высматривала, потом окликнула стайку подростков, и коротко переговорив с одним из них, сунула ему пару мелких купюр и, он тут же побежал вдоль по улице.
  - Так, красавчик, слушай внимательно, бери автомат, пистоль и иди в магаз, сядешь внутри, возле окошка и следи за мной, если начнут метелить и убивать, выскакивай и отбивай меня, а если все будет тихо и благородно, то...,ну, короче, там разберешься. Понял?
  - Ага, - кивнул Дубровский, подхватил оружие и полез наружу.
   'Ксюху' и автоматные магазины Владимир упрятал в небольшую спортивную сумку, ПМ положил в карман куртки. Сельский магазин смахивал на...обычный сельский магазин, примерно тот же ассортимент и та же обстановка: водка-пиво, колбаса-сыры-крупы, ободранные стены, заплеванные мухами потолки и окна. Возле большого, витринного окна два пластиковых столика, где можно было распить, купленные в магазине спиртные напитки.
  Дубровский подозрительно оглядел нутро магазина, встретился взглядом с толстой, неопрятного вида продавщицей, на секунду задумался, потом спросил:
  - Кофе есть?
  - Вам какой? - улыбнувшись щербатым ртом, уточнила продавщица. - Зерновой, растворимый или заварной из аппарата.
  Продавщице на вид было лет сорок, выглядела она весьма непрезентабельно: оплывшая, тучная фигура с большущей задницей и необъятной грудью десятого размера, прическа - пергидридные локоны и ярко-красная помада, на толстых губах. Возможно, если бы она скинула пару десятков лишних килограмм, сделал бы правильный макияж, и восстановила бы зубы, то можно было бы посчитать её симпатичной, но сейчас это был тихий ужас. Хотя, чего он ожидал, от затрапезного деревенского магазина, ну, не будет здесь работать победительница конкурса 'мисс Мира'.
  - Сделайте пожалуйста из аппарата, капучино, - заказал Владимир.
  То ли тон у Владимира был такой дружелюбный, то ли продавщица не привыкла к вежливости, то ли, фиг его знает, что там у торгашки в голове перемкнуло, но, она, как-то в миг вся преобразилась, поправила свои сиськи, подмазала губы и клацнула кнопками кофемата. Дубровский на все эти телодвижения внимания не обратил, он уселся на стул, напротив окна и принялся высматривать Дашу. Гостей пока не было, 'Нива' стояла в гордом одиночестве, в двадцати метрах от входа в магазин, официантка сидела внутри салона и курила.
  - Пожалуйста, ваш кофе, - каким-то лилейным, приторно сладким голосом, прошептала продавщица, подойдя к Дубровскому сзади.
  Торгашка навалилась на плечи Владимира, придавив ему шею своим бюстом, при этом шептала она прямиком в ухо Дубровскому.
  - Я вам вместо сухих сливок, добавлю домашненьких, собственного производства! - шлеп, и в бумажный стаканчик с мутноватой жижей, плюхается большая ложка чего-то желтого и жирного.
  - Спасибо, - натянуто поблагодарил продавщицу Владимир, с ужасом осознавая, что ЭТО он пить, точно не будет, после домашних сливок кофе превратилось в какую-то жуткую бурду с запахом прокисшего молока.
  - А вы к нам надолго? К кому-то в гости или по делам? - продавщица плюхнулась на соседний стул и нисколечко не стесняясь, расстегнула несколько пуговиц, оголяя декольте.
  - По делам? - сухо ответил Владимир, показывая всем своим видом, что, дескать, вали толстуха отсюда, не видишь, я занят.
  - А, что за дела? Может, я вам могу чем-то помочь? Я здесь все и всех знаю, - продолжал допрос продавщица. - Меня зовут Инесса! А тебя?
  - Вова.
  - Владимир? Какое красивое имя, прямо, как у Путина. Так, какие дела тебя к нам занесли, тезка Путина?
  В такие моменты, Дубровский очень жалел, что его внешность вызывает такую бурную реакцию у определённого типа женщин, они буквально вешались и липли на него. Блин, и не уйти никуда, на улицу не выйдешь, там нет никакого укрытия. Что делать? Как отшить приставучую толстуху Инессу?!
  - Машину свою ищу, белый 'Форд Транзит', будка 'термичка', вчера угнали возле Сосновска, знающие люди сказали, что, скорее всего, она будет в вашем селе, - непонятно зачем, выдал правду Владимир. - Можете помочь?
  - О-оо! - хриплым рыком прошептала торговка. - Конечно, могу помочь! Пять минут, и твоя машина будет найдена.
  - Да-а? - искренне удивился Владимир реакции продавщицы. - За пять минут можно найти угнанную машину?
  - Ну, конечно, - оскалив некрасивый рот, выдохнула торговка. Может не пять мину, но за пару часов машину мы с тобой найдем, если она в Стельках, то, сто процентов найдем.
  Судя по уверенному тону торговки, она не врала. Владимир искренне заинтересовался её словами и уже более внимательно на неё посмотрел, чтобы показать серьезность своих намерений, он пододвинул стаканчик с кофе к ней и даже накрыл её руку, совей ладонью, а потом произнес:
  - И что от меня требуется, чтобы моя машина была найдена?
  - О-оо! - вновь прохрипела продавщица, одновременно делая несколько действий, она махнула одним глотком все кофе, и тут же сграбастала пальцы Дубровского, сжимая их. - Думаю, ты меня понял, и мы договоримся о расплате.
  - Вначале машина, потом расплата! - твердо произнес Дубровский, высвобождая свои пальца из стальной хватки. - Пару-тройку раз, расплачусь.
  - Неделю! - так же твердо, выдвинула встречные условия торгашка. - Муж из рейса вернется через неделю, поэтому неделю, и каждый день по два раза! Водка и закусь за мой счет!
  - Соблазнительно, - усмехнулся Дубровский, когда Инесса заикнулась о спиртном, потом он глянул в окно и обомлел от увиденного, Дашу сбили с ног и сейчас заталкивали в багажник большого внедорожника. - Ёпта! - выкрикнул Дубровский, вскочил со своего места, и было бросился к выходу, как зацепился за ногу Инессы и растянулся на полу. От удара из сумки вывалился автомат и магазины к нему.
  Подскочив с пола Владимир, подхватил автомат, собрал магазины и бросился к выходу.
  - Стой!!! - закричала торговка. - Стой!!!
  Владимир остановился и оглянулся.
  - Не выходи на улицу, увидят, убьют. Это люди Батьки, завалят на раз, тикай в подсобку, я скажу, все как надо!
  - Ты, чего? - удивился Дубровский. - Они девушку похитили, надо её срочно вернуть. Где тут у вас полиция?
  - Какая в жопу полиция? Дуй в подсобку, - торговка схватила Владимира за рукав и потащила за прилавок. - Спровадим парней Батьки, а потом будем думать, как тебе помогать. Сиди и не рыпайся!
  Владимира самым наглым образом запихали в небольшую подсобку, где он тут же плюхнулся задницей на мешок с крупой, сверху на него свалилась связка веников.
  - Твою мать! - сквозь зубы процедил Дубровский.
  Ситуация складывалась скверно, Владимир оказался в ловушке, если сейчас в магазин войдут приспешники Батьки, то они его с легкостью найдут, и пусть Дубровский шарахнет длинной очередью сквозь дверь, и положит одного, максимум двух, дальше его так же сквозь дверь или стены покрошат в мелкую капусту. То, что продавщица его выдаст, Дубровский не сомневался, кто он для неё? Так, очередной покупатель, не больше...
  - Ты кудой лезешь, курва? - раздался за дверью грозный окрик торгашки. - С ума сошел?! Говорю же, что в магазин никто не заходил...да, мне насрать, что там снаружи стоит! Я тебя сейчас так огрею, что окосеешь..мля!!! да, куда ты свои ручки тянешь! Мужу скажу, он тебе пупок на лоб натянет и будешь своим писюном, вместо галстука трясти!! Пшли отсюда, суки!!! То-то же!!
  Несколько минут продолжалась возня, снаружи доносились возмущенные крики и забористые маты, похоже, вошедшие в магазин приспешники Батьки отбивались от нахрапистой продавщицы. Крики постепенно стихли, несколько раз хлопнула входная дверь, потом заскрежетало железо и лязгнули засовы. Дубровский подобрался и приготовился подороже продать свою жизнь.
  За дверью происходила какая-то нездоровая активность: после металлического лязга засовов, прошлепали шаги, раздался шум льющейся воды и хлюпанье - кто-то принимал скорый душ или мылся. Что-то подсказывало Дубровскому, что хозяйка магазина решила воспользоваться ситуацией и взять с Владимира часть оплаты в виде аванса. Зараза! Вот ведь неуемная бабенка. Нет, Владимир не переломится, если загонит пару раз толстухе, фигли тут дело не хитрое - поставил раком, нагнул пониже, да наяривай посильнее, чтобы быстрее закончилось, просто у него сегодня и вчера уже был контакт, да не просто контакт, а вполне обильный и страстный, так, что с продавщицей может все получится довольно долго, а оно ему надо?! Хотя, если для дела надо, и трах с Инессой поможет отыскать 'Форд', то почему бы и нет, тут уж как говориться, и чёрту лысому загонишь по самое не балуй, лишь бы толк был и польза.
   Снаружи тихо щелкнула щеколда, дверь распахнулась и в просвете появилась, она...богиня! мать её так, за ногу, да об дерево!! Продавщица постаралась подать и показать себя во всей красе. Дубровского всегда удивляло, как женщины могут часами собираться и прихорашиваться перед зеркалом без сяких видимых изменений во внешности, вот, вроде, четыре часа просидела в салоне красоты, вышла, а как была, так и осталась и при этом, эта же женщина могла за какие-то считанные мгновения: накраситься, накрутиться, побрить ноги, выщипать брови, да еще и юбку перешить. Вот, как?! За четыре час ни хрена не изменить и за пять минут, да, какие там, к черту пять минут, секунды!!! как в армии между командой 'подъем' и командой 'строится'!!!
   Инесса выглядела на твердую пятё...тройку, ну, опять же по избалованным меркам женского любимца Дубровского. Продавщица переоделась в мужскую рубаху, накинутую на голое тело, приняла душ, причесалась, сменила макияж, да еще и так густо надушилась, что Владимир сразу же подумал, что надо как можно быстрее переходить на оперативный простор, покинуть замкнутое пространство небольшой кладовки, иначе быть беде и обмороку вследствие отравления БОВ, типа 'шинель ?5'.
   - Вовочка! Я тебя спасла, можешь быть спокоен! - Инесса астегнула несколько верхних пуговиц, оголила и без того, особо не прикрытый мощный бюст и пошла в атаку. - Мне нужна твоя помощь, я ведь хорошая девочка и заслужила награды, - продавщица подошла вплотную, и недолго думая сграбастала Дубровского в объятия. - Поцелуй меня!
   Вовочка, о как?! Дубровский уклонился от объятий, и недвусмысленно положив руку на затылок продавщицы, надавил, опуская её голову вниз.
   - О! Я намек поняла! - коротко хохотнув выдала Инесса и тут же нырнула вниз, плюхаясь на колени.
   Инесса быстро расстегнула ширинку, вытащила член и активно принялась его приводить в боевое положение, надо отдать должное работала продавщица так умело и страстно, что уже через несколько минут Дубровский понял, что все пройдет намного быстрее и ...приятней чем он ожидал. Как только стало понятно, что финал близок Владимир так же молча остановил движения женщины, потянул её за волосы наверх, развернул спиной к себе, облокотил на ближайший мешок и, нащупав вход в женское естество, тут же вогнал туда член.
  - О-ооо! - громко простонала женщина. - Как же долго, я этого ждала!! Давай, давай, ещё...ещё....
   Дубровский работал, как сваизабивательная машина, ритмично и можно забивал 'сваю' в женское нутро, которое оказалось на удивление влажным, почти сразу, раздалось мокрое хлюпанье и чавканье, похоже у Инессы секса не было очень давно, она вся текла.
  - Вот это уже не очень хорошо, - подумал Владимир, - так я быстро не кончу.
   Действительно, тот прилив близкого финала, который ощутил Дубровский, когда продавщица ему сосала, быстро прошел, а значит надо что-то делать, чтобы закончить все это как можно быстрее. В конце, концов, мне надо машину найти, да, и Дашку, неплохо было бы освободить, - подумал Владимир. Мысль об официантке придала Дубровскому сил и он, даже, возбудился, вспомнив, как недавно занимался сексом с девушкой в лесу.
   - О-оо! - неожиданно громкой застонала Инесса.
   Похоже мысли об официантке положительным образом сказались на стойкости члена и продавщица немедленно это почувствовала. Дубровский прикрыл глаза, чтобы отрешиться от происходящего и представил на месте торговки Дашу. Помогло! Процесс пошел веселее и сноровистее, Владимир разошелся не на шутку, он схватил одной рукой Инессу за волосы, а второй подхватил за грудь, сильно сжав пальцами большую вишенку соска.
   - А-ааа!!! Да-ааа!!! - женщина билась под ним в конвульсиях, опираясь руками в стену, она со всей силы насаживала себя на член Дубровского. - Да-ааа!!!
   К финалу первой пришла Инесса, она издала отчаянный визг, и не удержавшись, повалилась на мешок, Дубровский не ожидая такой реакции, не удержался и плюхнулся сверху, получилось, что он как раз выскочил из влагалища и забрызгал спермой спину продавщицы.
   - Ёпта! - прошептал Дубровский, рыская по сторонам в поисках того, чем можно вытереться. - И почему у такой шикарной женщины, так давно не было секса? - спросил Владимир. - Чем муж занимается?
   - Муж, объелся груш! - переведя дух, еле слышно прошептала продавщица. - У него и раньше особо не стоял, а сейчас и подавно. А живем мы в маленьком селе, здесь друг дружку знают, так, что сам понимаешь, любовника не заведешь, вот и бедую я. Ох, как же хорошо-то! Водку будешь?
   - Лучше коньяк или виски.
   - Есть, все есть! Минуточку, сейчас все будет в лучшем виде! - Инесса подскочила с мешка и сверкая голым задом умчалась в торговый зал.
   Владимир отряхнулся, натянул штаны и вышел следом. Так и сверкая своим непотребством Инесса порхала по небольшому пространству магазина, собирая скатерть-самобранку: выдернула пару бутылок спиртного с полок, вытащила палку копченой колбасы, банку оливок, нарезала лимон и открыла коробку конфет.
   - Давай по рюмашке и пойдем в дом, - предложила женщина, - а хочешь, могу баньку затопить или ванну с джакузи наполнить. Как скажешь, так и сделаю!
   - Давай, но только потом! - Владимир тут же остановил поток веселого энтузиазма. - Вначале найдем мою машину, потом освободим девушку, ну, или вначале девушку, а потом машину.
   - Девушку?! - переспросила Инесса. - Та, которую забрали люди Батьки? Она тебе кто?! Жена? - в голосе продавщицы появились сварливые нотки.
   - Нет, она мне не жена. Она помогала искать машину.
   - А, ну, если она тебе не жена, то забей на неё, - продавщица легкомысленно отмахнулась рукой, - а машину я тебе сама помогу найти. Тебе какая нужна? Легковая, грузовая? Хочешь могу подарить свою 'мазду'!
   - Чего?! - взревел Дубровский. - Так, ты, что меня обманула? Мне нужна, конкретно, моя машина. Моя!!! Белый 'Форд Транзит'!!! Никакая мазда, пазда, хуязда, мне не нужна!!!
   - Конечно, конечно! Вовочка, я тебя поняла, белый 'Форд'. Как скажешь, найдем 'Форд', если окажется не белый, то я договорюсь, его за пару дней перекрасят. Только не злись, я все сделаю!
   - Какой, к чёрту, сделаю, ты, что не понимаешь, у меня угнали машину, и мне надо вернуть груз, который в ней находился, если его не вернуть, то меня убьют.
   - Давай, я дам им денег. Что там был за груз? Сколько надо, чтобы откупиться?
   - Много, у тебя столько нет. Короче, это не важно, мне надо чётко понимать, ты можешь мне помочь найти угнанную машину или нет?
   - Могу, конечно, могу. Сейчас пять минут, ты посиди пока, выпей, закуси, а я сбегаю к соседке и вернусь. Был бы муж дома, так нашли бы за пару минут, но ничего, найдем.
   - Кто у нас муж? - вяло поинтересовался Дубровский.
   - Наемный киллер, - простодушно ответила Инесса, натягивая трусы.
   - Кто?! - поперхнулся коньяком Владимир.
   - Охотник за головами. В этом мире, это весьма прибыльный бизнес. Магазин - это так, чтобы я без дела не сидела, но, ты не бойся, пока мне хорошо, ты в безопасности. А вот решишь меня бросить, то тут я тебе не завидую, - эти слова, сказанные перед выходом, Инесса бросила, как будто выстрелила из пистолета, жестко и неотвратимо, и куда делось лебезение и простодушие, которое еще минуту назад изливалось из неё?
   Дубровский махнул стопку коньяка, тяжело выдохнул, переждал пару секунд, потом неторопливо закусил. Напугали ли его слова Инессы? Скорее, нет, чем да. За свою недолгую, но бурную и насыщенную событиями жизнь Владимир не раз и не два связывался с замужними женщинами, и ничего жив как-то до сих пор. Если удаться вернуть деньги клана Скворцовых, то плевать он хотел на какие-то там угрозы сорокалетних блондинок, а если не получиться вернуть 'Форд', то он столкнется с такими проблемами, что муж-рогоносец, пусть и киллер, для него будет не самой страшной проблемой.
   На всякий случай закинул в свою сумку: бутылку водки, пару банок тушенки и буханку хлеба. Среди прилавков нашел стойку с оружейной сбруей: дешевые брезентовые кобуры, ремни и подсумки. Взял себе простенькую плечевую кобуру скрытого ношения. Пока прилаживал сбрую, подгоняя перекрученные ремни, вернулась Инесса.
   - Танцуй! Нашли твоего 'Форда'! - победно известила Инесса. - Только, что-то ты недоговариваешь, - хитро прищурилась торговка, - там груза на пять копеек.
   - Дело не в грузе, дело в...- Дубровский на секунду замялся, понимая, что правду говорить нельзя. - В бензобаке, тайник. Там наркота.
   - Герыч?
   - Не знаю, скорее всего, да. Не важно. Где машина?
   - На стоянке, перед 'Избой'.
   - Что за 'изба'?
   - Гостиишка местная, там целый комплекс: баня-сауна, бардель и так далее. Те, кто угнали твою машину, поселились там и чего-то ждут. Согласись, странно?
   - Согласен. А девушка, что со мной было, где?
   - Не знаю, на кой, она мне нужна? - нахмурилась женщина.
   - Её надо вытащить, она много знает и легко тебя...и меня выдаст.
   - Не проблема, я дам кому надо денег и её через час не будет!
   Охренеть?! Ничего так порядочки в этом мире? - подумал Дубровский.
   - Ёе нельзя трогать, она должна быть живой и невредимой, - поспешно соврал Владимир, - девушка представитель поставщика дури, без неё, меня гарантированно завалят.
   - Что-то я уже пожалела, что с тобой связалась, - насупилась женщина. - Хороший трах, это, конечно, замечательно и такому самцу, как тебе многое можно простить, но связываться с наркоторговлей, у меня особого желания нет.
   - Подожди, не руби сгоряча. Помоги мне вернуть машину, и я заберу тебя с собой, укатим куда-нибудь вместе, денег у меня много, будем жить вместе, - Дубровский гипнотизировал Инессу самым влюбленным взглядом, на какой только был способен. - Только ты и я....и три миллиона долларов!
   - Сколько?! - поперхнулась торгашка. - Откуда у тебя столько?
   - Я в этот мир сбежал, потому что промутил государственный контракт на покупку оборудования для больницы, а наркотики мне подсунули для перевозки какие-то местные барыги, они просто не знали, что у меня денег куры не клюют.
   - И где доллары?
   - В Сосновске, в камере хранения на автостанции, там, в большом ящике, хранятся запаянные цинки для патронов, только внутри не боеприпасы, а триста пачек, по десять тысяч долларов каждой, - вот такая гора денег получается, - Дубровский развел руки, показывая размер денежной груды.
   - Не врешь? - каким-то, враз осипшим голосом, прошептала Инесса.
   - Нет! - твердо сказал Владимир.
   Торговка застыла соленным столбом, её взгляд наполнился мечтательной, стеклянной пеленой, а нижняя челюсть немного отвисла. Дубровский, понимая, что надо как-то закрепить успех и внушение на женщину, сделал шаг навстречу к ней и тут же одной рукой пригнул её голову вниз, а второй рукой достал свой член из трусов. Инесса поняла все с полуслова и, плюхнувшись на колени, принялась яростно и вдохновенно делать минет. Владимир намотал волосы женщины себе на кулак и активно двигая тазом трахнул её в рот. Закончилось все быстро, когда Инесса отвалилась в сторону, харкая и сплевывая сперму, Дубровский дернул её за шевелюру и зло прошипел ей в лицо:
   - Запомни, теперь, ты только моя! Если с кем-то другим трахнешься убью! Поняла? А теперь, собирайся, нам надо вернуть машину и забрать наши деньги!
   Произнося 'наши деньги' Владимир специально выделил эти слова, давая торгашке надежду, что она в скором времени станет обладательницей не только привлекательного мужчины, но и крупной суммы денег.
   Инесса вскочила с пола как ошпаренная и заметалась по магазину, скидывая в сумки разные товары, потом она убежала вглубь коридора, сообщив, что пошла собирать свои вещи, а Владимиру надо пройти в гараж и подготовить находящуюся там машину для длительной поездки.
   Мучили ли Дубровского при этом угрызения совести? Конечно, нет. Он отлично понимал, что играет сейчас на женский чувствах и эмоциях, используя их в своих корыстных целях. В конце концов, как только он вернет свой 'Форд' и Дашу, так тут же распрощается с Инессой, послав её куда подальше, ну, вернется та в свой магазин, к мужу импотенту, ну, и хрен с ней. Жестоко? Может быть, но, во-первых, жизнь, вообще, штука сложная и жестокая, а, во-вторых, Инесса, между прочим, сама угрожала убить Дубровского, наслав на него своего мужа-киллера, кстати, интересно, а она при это рассказала бы своему благоверному, что сосала у Владимира, или нет?
  
  
  ***
  
  - А вот еще одна бизнес-идея, - Инесса на мгновения задумалась, глупо раскрыв рот и закатив глаза вверх, - налаживаем канал по поставке в этот мир молоденьких девушек, к примеру, каких-нибудь ПэТэУшниц, типа, у нас тут швейная фабрика с хорошими зарплатами и полным соцпакетом. А сами их будем продавать в бордели Гуляйполя. А?! как тебе идея? За смазливую девчонку могут дать несколько миллионов рублей, а если попадется целка, или, просто, очень красивая деваха, так и десяток 'лямов' отвалят. Считай, десять девчонок в месяц пригнали, уже на бутерброд с красной икрой заработали.
  - А почему бандиты с Гуляйполя сами девчонок не пригоняют себе, зачем им мы? - лениво поинтересовался Дубровский.
  Владимиру до усрачки надоели безнес-идеи торгашки, чего она за этот час, что они сидели в засаде, не предлагала, тут тебе и лаборатория по производству 'фена', и работорговля, и какие-то непонятные мутки с лотереями и фальшивыми деньгами и еще хрен знает чего. Причем, все 'схему', 'идеи' и 'темы' оказывались напрочь криминальные и безнравственные. Нет, Дубровский сам был далеко не девочкой-пионеркой, думавшей, что в мире добро всегда побеждает зло, конечно, Владимир, на своей последней работе, в фирме Скворцовых всякого поведал и переделал, но одно дело кроить бюджетные денежки, выполняя государственные заказы по завышенным ценам, через аффилированные фирмы-однодневки и совсем другое дело работорговля, производство наркотиков и заказные убийства. Хотя, может Вовка Дубровский, просто сам себя оправдывал в своих же глазах? Кто знает, кто знает?
  Инесса загнала свою машину в пространство между двух сараев, после чего они с Дубровским забрались на крышу одной из построек, откуда открывался прекрасный вид на россыпь разномастных домишек, именуемых в Стельках гостинично - развлекательным комплексом 'Изба'. Помимо небольшой гостиницы, которая была на самом деле чем-то средним между хостелом-общагой и затрапезным борделем, тут была большая стоянка, пару ангаров-складов, где можно было за сравнительно небольшую плату арендовать площадку, чтобы спрятать наворованных хабар, автомастерская, сауна, тир, небольшой игорный зал, пара магазинчиков и дюжина небольших каттеджей, выстроенных в два ряда. Прям как на диком западе: салун, доступные девахи, огнестрельное оружие и казино.
  Перед тем как спрятаться на чердаке сарая, Инесса сбегала в 'Избу' и с кем то там скоро переговорила, вернулась торговка довольная собой и пообещала, что разрешить в скором времени.
  - Слушай, а можно еще набрать команду из отчаянных парней и заняться проводкой караванов, причем, там все на договрняках с местной босотой, ты им платишь и на твои караваны никто даже не посмотрит, - не унималась Инесса, предлагая очередной перспективный план по вложению денег, хранящихся в заначке.
  - Зачем тогда тратиться на команду вооруженных людей, если все решает предварительная договоренность с местными бандитами?
  - Как зачем? Кто ж тебе заплатить за безопасность, если у тебя за спиной не будет пару десятков, вооруженных до зубов крепких парней? Тем более, что особо ценные грузы, можно, так сказать, до финальной точки не доводить, а забирать себе. Понимаешь?
  - Ясно, ладно, давай потом поделим шкуру не убитого медведя. Ты мне лучше скажи долго нам тут еще куковать? Скоро ночь настанет.
  - Так нам это и надо, - Инесса зевнула, широко раскрыв рот. - Сейчас прибежит одна девчуля и принесет ключики от твой лайбы. Только надо будет устроить отвлекающий маневр и поджечь вон тот домик, - торгашка ткнула пальцем с обгрызенным ногтем на один из коттеждей.
  - И сколько денег за эту услугу возьмет твоя девчуля? - поинтересовался Дубровский.
  - Не важно, - отмахнулась торговка, - это мои проблемы. Ты же мне потом все вернешь? В постели...
  - Конечно, - буркнул Владимир, - все верну, еще и сверху насыплю. А теперь расскажи, как нам вернуть захваченную у магазина девушку?
  - Вовочка! Ну, зачем тебе она? - вильнув в сторону взглядом, завела старую пластинку Инесса. - Может, мы как-нибудь сами разберемся? Машину заберем, груз отдадим, что еще надо? Ну, что нам теперь жизнью, ради какой-то шмары рисковать? А? Ну, сам посуди?
  Дубровский задумался.
  А ведь и, правда, зачем ему спасать Дашу? Ну, кто она ему такая? Знакомы меньше суток, трахнулись пару раз и все! Что теперь из-за этого рисковать своей жизнью и горой бабла? Оно ему надо? Если все пройдет успешно, то уже через пару часов Дубровский и Инесса могут въехать в ворота Сосновска сидя в кабине 'Форда', с горой денег в кузове. Кстати, об Инессе, она хоть и проигрывает Даше в сексе, в возрасте и внешности, но зато, у тороговки намного больше житейского опыта и природной смекалки. Уж она точно знает, как с умом распорядится такими деньжищами, и где надежно спрятаться от гнева семейства Скворцовых. С такой женщиной за спиной не пропадешь, будешь жить лучше, чем Галкин под крылом Пугачевой. Ну и пусть она старше его, и фигура у неё оплывшая, зато сосет классно и явно неприхотлива в обслуживание, если уж завела разговоры о борделе, значит точно не будет против, чтобы Владимир ходил на лево. Для таких женщин главное, чтобы их периодически трахали, доводя до оргазма, и давали денег на ежедневный шопинг, а в остальном хоть потоп и цунами вокруг. Может и правда забить на вызволение стройной брюнетки, забрать 'Форда', Инессу и махнуть куда подальше, где зажить в свое удовольствие. Может это и есть тот самый шанс, о котором так долго мечтал Владимир?
  У Дубровского еще с детства была мечта найти чемодан денег и, сбежав от родителей жить в свое удовольствие: каждый день есть сахарную вату, кататься на аттракционах и играть видеоигры, потом мечта немного трансформировалась - вата заменилась на лобстеров, аттракционы на 'ламборджини', а 'нинтендо' на Памелу Андерсон. Ну, а когда он совсем вырос, то и мечта о найденном чемодане куда-то испарилась, уступив место суровым реалиям взрослой жизни, в которой, никто, ничего не находи, а деньги, либо воруются, либо зарабатываются. А тут такой шанс! Новый мир, где нет обязательств выданных в старом мире, гора денег, которую он легко может присвоить себе, да еще и опытная женщина под боком, которая не только поможет ему вернуть эти деньги, но еще и в дальнейшем подскажет советом.
  - Ну, так, что Вовочка? Давай заберем нашу машину, вернем её наркобарыгам, если надо, то заплатим штраф и будем жить в свое удовольствие, - раздался над ухом, приторно сладкий голосок Инессы.
  При этом пальцы торговки шарили по ширинке штанов Владимира, похоже, женщина намеревалась в очередной раз отсосать у Дубровского и тем самым подтолкнуть его на верный путь, но именно этот поступок и взбесил Вовку, он одернул руки Инессы и зло прошипел ей в лицо:
  - Нам нельзя её бросать! Нельзя! Она сиротинская, агент под прикрытием, если мы её бросим, то нам обоим хана! - зачем сейчас Дубровский наврал и приплел жителей Сиротинска, Владимир сам не понял, что пришло первое на ум, то и ляпнул.
  - Да, ладно?! - лицо Инессы стянула гримаса страха. - Вот, чёрт! Гребанный твой карась! Ну, конечно, теперь все понятно! Сиротинские! Она прям, совсем ихняя, или привлекли со стороны? Подожди, а ты?! Ты? Ты - сиротинский?
  - Нет, конечно! - опешил от такой реакции на свои слова Владимир. - Я же говорю, что случайно во все это влез. Да, чего ты так всполошилась?
  - Да, потому что, сиротинские никогда своих не бросают и за каждого своего погибшего земляка мстят страшно и долго. С ними, даже самые лютые отморозки опасаются связываться. А тут такое! Что же делать?
  - Успокоиться и перестать кипешевать. Подумай сама, мы же теперь, вроде как, под крышей Сиротинска работаем. Понимаешь? Вернем 'Форд', вернем девушку и свалим по-быстрому. А там может схоронимся под крышей сиротинских, раз уж они такие крутые, что их все бояться, то почему бы не воспользоваться таким замечательным случаем?
  - Под крышей? - задумчиво прошептала торговка. - А она точно сиротинская?
  - Вроде, да. Ёпта, Инесса, фигли ты мне тут мозги делаешь? Говорю же, что я в вашем мире, всего пару дней, - вспылил Дубровский, - вон, кажется, твоя девчуля бежит, - Владимир кивнул в сторону тропинки, по которой быстрым шагом шла толстая тетка в замызганном, длинном спецхалате серого цвета. - Она?
  - Ага, точно, она. Короче, если твоя шалава и правда из Сиротинска, и она может это как-то подтвердить, то можно попробовать её вызволить. Только поклянись, что она тебе никто и у тебя и правда, есть много денег!
  - Клянусь своим здоровьем, что тайнике лежит очень и очень много денег, и если ты мне поможешь вернуть машину и Дашу, то часть этих денег будут твои!
  - Сколько? - хищно оскалив зубы, строго спросила Инесса. - Сколько ты мне отдашь?
  - Один миллион долларов, - тут же ответил Дубровский.
  - А почему не полтора миллиона? Ты же говорил, что там три миллиона. Если я тебе помогаю, и мы теперь вместе, то мне причитается половина.
  - Так, ты же спросила, сколько я тебе отдам за помощь, значит, ты хочешь меня бросить, как только получишь деньги. Правильно? - притворился оскорбленным Дубровский. - За твою помощь я готов тебе отдать треть, а вот если мы и дальше будем вместе, то всем моё, будет твоё и значит, что все деньги будут нашими, общими, я ведь в этом мире только появился и ничего, практически не знаю, мне нужна мудрая, опытная спутница, которая поможет надежно распорядиться ВСЕМИ деньгами. Всеми тремя миллионами долларов! Понимаешь? - Дубровский говорил, все это гипнотизирующим тоном, вводя свою спутницу в легкий ступор.
  Все-таки Инесса была очень алчной....и очень наивной женщиной.
  - Хорошо, я поняла. Мы будем вместе и я тебе во всем помогу.
  Инесса вышла навстречу тетке в спецовке, они о чем-то коротко переговорили, торговка передала тетке свернутые в 'котлету' деньги и та отбыла восвояси.
  - Вот ключи от твоей машины, - Инесса протянула, хорошо знакомый Владимиру, брелок с автомобильным ключом, - только действовать надо быстро. Ты прикинул, как подожжешь коттедж?
   - Ага, - кивнул Дубровский, сгребая ключ в карман. - Где нам забрать Дашу.
  - Отгоним 'Форд' ко мне домой, а там решим, как будем вызволять твою соску, - визгливо огрызнулась торговка.
  Владимир лишь мельком кивнул и, выбравшись чердака, где они прятались, забрал из машины канистру с бензином пару пятилитровых пластиковых емкостей, заполненных питьевой водой. Воду он тут же слил под колеса машины, а в емкости перелил бензин из канистры.
  Что дальше делать Дубровский уже знал, пока валялся на чердаке, составил примерный план действий. Размеренной и уверенной походкой, своего, тутошнего человека Владимир подошел к скоплению построек, и пройдя задними дворами, закинул одну из баклажек на крышу сарая. Вторую баклажку он закинул на крышу задней веранды, указанного Инессой коттеджа. Обе пластиковые емкости предварительно были пробиты ножом и сейчас, валясь на крышах, они медленно истекали бензином. Горючая жидкость стекала по волнам металлочерепицы и уходила по желобам водостока вниз. Небольшая сумка через плечо, под весом сложенного в неё оружия, оттягивала вниз.
  Владимир немного постоял возле коттеджа, прикурил сигарету, сделал пару жадных затяжек и бросил тлеющий окурок прямиком под выход водосточной трубы.
  Дубровский развернулся и таким же размеренным, ленивым шагом пошел обратно, достал еще одну сигарету, раскурил её и вновь, не докурив до конца, выбросил под стенку сарая, туда, где располагался выход водосточной трубы.
  Владимира трясло от страха, до этого момента он всегда считал себя хладнокровным и уверенным в себе человеком. Дубровский даже не знал, что может так сильно бояться, сердце колотилось как припадочный в эпилептическом ударе, ладони разом взмокли, хоть выжимай, а в голове разлилось такое отупение, что было совершенно не понятно, куда и идти и что дальше делать. Это раньше, в той старой жизни, в том старом мире, Владимир думал, что повидал и пережил многое, но сейчас он четко осознал, что если его 'спалят', то не будет никакого административного штрафа, не будет никакого суда и следствия, его просто-напросто, тупо и хладнокровно убьют, влепят пулю в лобешник, а из затылка вывалиться кусок кости с пригоршней мозгов. И все, почитай как звали, и не помогут ему при этом никакие связи и деньги.
  Владимир вздрогнул всем телом, смахивая с себя оковы страха, и зашагал твердо и уверенно. Убьют?! Да, и пофигу, все равно, рано или поздно костлявая старуха с ржавой косой придет за всеми и уведет с собой каждого! Бессмертных не бывает. Главное, не сколько жить, а как жить!
  Позади затрещало. Владимир мельком оглянулся и довольно оскалился - над крышей сарая взметнулось косматое, оранжевое пламя. Дыма пока не было, но зато языки огня поднимались метра на два - три.
  Не сбавляя хода, Дубровский перемахнул через небольшой заборчик, отделявший стоянку от остального мира, и направился к своему 'Форду', то, что это была именно его машина, Владимир был уверен на сто процентов - вон на кабине выцветшая наклейка, а вон скол на бампере. Все сходиться! Внутрь будки только не заглянешь, там висел совершенно не знакомый замок, видимо, угонщики решили перестраховаться и навесили свой замок. Ну, и ладно, его сбить дело пары минут, главное чтобы тайник не нашли и не утянули доллары.
   Владимир открыл дверь машины, уселся на место водителя, вставил ключ в замок зажигания и повернул его....тишина! 'Форд' не издал ни единого звука. Стартер, движок - все было мертво.
  Чёрт! Что случилось?!
  Поблизости раздались крики и выстрелы. Дубровский затравленно посмотрел в боковое зеркало - к нему бежали вооруженные короткими автоматами люди. Дернув из внутреннего кармана пистолет, Владимир снял ПээМ с предохранителя. В машину они стрелять не будут, скорее всего, попробуют взять его живым, значит, как только поравняются с кабиной надо сразу же стрелять, прям через стекло, а потом бежать к забору и надеяться, что Инесса не сбежит и дождется его.
  Владимир направил ствол пистолета в сторону двери, и уже было собрался открыть огонь, но автоматчики пробежали мимо, даже не остановившись, лишь бегущий последним, невысокий мужичок с плешивой шевелюрой, на секунду замедлил бег, и бешено пуча глаза прокричал:
  - Сваливай на хер отсюда, ща как ёбнет! Склад с ГэСээМом загорелся!
  Твою ж мать! - выругался про себя Дубровский, проклиная богов, которые были сегодня не на его стороне. Это ж надо выбрать наобум самый неприметный сарай, поджечь его, чтобы в итоге это оказался склад, в котором хранится горючка! Сейчас как рванет, и огненная река сожжет к чертям собачьим машину с деньгами.
  На стоянке мгновенно стало многолюдно, десятки людей бежали в разные стороны: мимо промчались полуголые девицы, у которых из одежды были только махровые полотенца, одно из таких одеяний упало и высокая стройная брюнет помчалась дальше в костюме Евы, но некоторые бежали и к пожару, видимо это были хозяева гостиничного комплекса, не желавшие без боя отдавать свое имущество прожорливому огню. Крики, гомон и визг разносился по округе.
  Владимир выскочил из машины, и хотел было уже рвануть прочь, но на секунду замешкался, прикидывая в уме: успеет ли он сорвать навесной замок, раскидать содержимое кузова и спасти хоть сколько-нибудь денег из тайника?! Нет! Точно не успеет!
  Послышался глухой удар, и на стоянку влетела машина Инессы - серебристая Mazda BT-50. Пикап снес ограждение, смял бочину стоявшего рядом 'УАЗа Хантера'.
  Торговка вскочила из машины и быстро сориентировавшись, вытащила из-под сидения буксировочный трос. Через секунду трудяга ВТ-50 вытащил со стоянки мертвого 'Транзита', а еще через пару мгновений сарай объятый пламенем рванул, и к небу взметнулся гейзер огня.
  Дубровский смотрел на стену багряного огня и черного дыма за спиной и его била нервная дрожь, мгновение и он бы сгорел вместе с машиной и деньгами. Хорошо, что Инесса оказалась намного решительней, чем он, торговка только, что спасла ему жизнь.
  Мазда свернула в проулок, потом в еще один, где и вовсе остановилась. Инесса выбралась из пикапа и подбежала к 'Транзиту'.
  - Ты как? Нормально? Не сильно испугался? - в голосе женщины слышалась материнская забота. - В общем, давай так, я метнусь за твоей прошмандовкой, а ты пока доставай наркоты из тайника, как вернусь, свалим отсюда все вместе на моей машине. Договорились? Тебе инструмент нужен или так справишься?
  Владимир лишь отрицательно мотнул головой, мол, езжай, сам справлюсь.
  Женщина мимоходом чмокнула Владимира в щеку, и тут же запрыгнув в свой внедорожник, укатила прочь.
  Вот тебе и торговка? Вот тебе и наивная женщина? Спасла она тебя сейчас, тюфяк! - зло ругая свою нерасторопность подумал Владимир.
  Дубровский несколько раз обошел вокруг машины, прикидывая, что делать с тайником. Разгружать машину - не вариант, в принципе, раскидать содержимое кузова, не составит особого труда, но вот, что потом делать с деньгами. Ведь их там не триста пачек, как он наплел Инессе, их там гораздо больше. Как отреагирует крашенная блондинка Инесса на гору денег, еще не известно, вполне может застрелить Владимира или сдать местным бандитам, что в принципе, одно и тоже.
  От нечего делать, Дубровский, поднял крышку капота и заглянул внутрь.
  - Вот, же ты дебил Дубровский! - еле слышно прошептал Владимир, глядя на отсоединенные контакты от клемм аккумулятора. - Твою ж мать, аккумулятор не догадался проверить?! Дебилоид!!
  Накинув контакты на клеммы, и затянув их как следует, Владимир повернул ключ зажигания и двигатель 'Форда' тут же завелся, сыто заурчав. Звук работающего движка отозвался в голове Дубровского, как самая чарующая и волнительная мелодия, да, что там мелодия, просто бальзам на душу. Настроение сразу же поднялось и захотелось тут же свалить куда подальше, оставив Инессу с носом.
  Стоп! А Даша?!
  Чёрт! Бросать официантку Владимир даже не думал, не понятно чем, но брюнетка зацепила его, и казалось, забралась в самую душу. Влюбился, что ли? - удивленно подумал сам про себя Дубровский. - Странно, но подобных чувств он не испытывал очень давно.
  Оставив машину тарахтеть на холостых оборотах, Владимир отошел на пару метров в сторону, чтобы оглядеть, где же он оказался. Тупичок образованный двумя близко стоящими постройками, судя по непрезентабельному виду, это было что-то вроде гаражных самодельных боксов - большие сараи, обшитые листовым железом. Где-то метрах в ста темнели еще какие-то постройки, а еще немного дальше по улице, торчал одинокий столб, на котором мотылялась на ветру тускло горевшая лампочка.
  Ночь, улица, фонарь...сарай!
  Черноту наступившей ночи разгоняли и окрашивали в оранжевые цвета огромные языки пламени, которые расплескались на несколько сотен метров. Полыхало, будь здоров, если огонь будет распространяться такими темпами, то сгорит не только банно-гостинично-бордельный комплекс, но и вся селуха. Владимир удивленно присвистнул, поражаясь размаху устроенной им диверсии, это ж надо такую хрень учудить, специально захочешь и то, так не сможешь! Диверсант, хренов! После такого, местная басота, гарантированно перекроет все выезды из села.
  Чтобы получше разглядеть размах пожарища Дубровский вскарабкался на крышу одного из гаражей, благо, забраться туда особого труда не стоило, так как кто-то, зачем-то прислонил деревянную лестницу к стенке правой постройки.
  Взобравшись на крышу, Дубровский во второй раз присвистнул, горело так, что казалось, что там настоящее извержение вулкана, огонь вздымался к ночному небу тугими протуберанцами. Вдобавок к этой огненной феерии в огне пожара стали взрываться боеприпасы, а судя по особо громким хлопкам, помимо патронов там еще кто-то забыл ручные гранаты. На всякий случай Владимир уселся задницей на шифер крыши, а то вдруг из далекого огня прилетит какая-нибудь шальная пуля или осколок. Еще со 'срочки' Дубровский помнил, что винтовочный патрон способен послать пулю на добрых полтора - два километра. От нечего делать Владимир достал из оружейной сумки 'укорот' и повесил его на грудь.
  Из-за того, что Владимир заинтересованно таращился на грандиозный пожар, то он откровенно прозевал приближающуюся машину. Пикап Инессы стремительно подкатил к гаражам, водительская дверца еще на ходу открылась и торговка закричала дурным голосом:
  - Вова! Вова! Бегом сюда! За нами погоня! Ты где?!
  Дубровский только хотел было отозваться, но неожиданно раздались выстрелы, и к гаражам подскочила еще одна машина - небольшой китайский грузовичок. Над кабиной 'китайца' была установлена турель с пулеметом, а в кузове разместился пулеметчик, именно он сейчас и стрелял. Дульная вспышка пулемета расцвела рыжим цветком, и короткая очередь сбила Инессу с ног. Женщина отлетела на несколько метров, повалилась на траву и застыла там переломанной куклой. От падения, её, из без того короткая юбка, столь неуместная в предстоящем путешествии задралась до самого верха, обнажив бедра и тонкие полоски трусиков, совершенно не прикрывающие задницу. Почему-то в этот момент, Дубровскому больше всего захотелось слезть с крыши и прикрыть чем-нибудь мертвую женщину, ему стало жутко стыдно за её наготу.
  Владимир передернул затвор автомата, и открыл огонь. Почему он начал стрелять, Дубровский как-то и не сообразил, автомат как будто сам по себе выпустил длинную очередь, которая за считанные мгновения опустошил магазин на тридцать патронов. То ли сегодня боги были на стороне Дубровского, то ли частые посещения стрелкового клуба дали о себе знать, но Владимир одной очередью смог поразить трех противников: двоих в кабине грузовичка, и третьего в кузове за пулеметом.
  - Красавчик, не тупи!!! Бегом сюда!!! - закричал вывалившаяся из пикапа Даша. - Быстрее!!!
  Знакомый голос сумасшедшей брюнетки вывел Дубровского из оцепенения, он тут же спрыгнул с крыши гаража и подбежал к пикапу. На Дашу было страшно смотреть, её лицо белое, как простыня лицо изуродовано жуткой гримасой животного страха.
  - Валим отсюда, быстрее, если нас догонят, то к чертовой матери снимут кожу с живых!! - завизжала девушка.
  - Конечно, конечно, - закивал головой Владимир и вместо того, чтобы броситься к 'Форду' зачем-то кинулся к мертвой Инессе.
  - Куда?! - Даша дернула Владимира за воротник. - Ей хана! Вон посмотри, башка пополам треснула, некогда её оплакивать, самим выбираться надо.
  Дубровский только сейчас понял, что до этого, он как завороженный пялился на неприкрытее ягодицы Инессы и только сейчас заметил, что вместо головы, у торговки кровавая каша, из перемолотых костей и мозгового вещества.
  Даша подхватила небольшую сумку из салона пикапа и хромая на левую ногу заковыляла к 'транзиту'. Дубровский двинул вслед за ней. Совершенно не понимая, что делать дальше и чувствуя бездонную пустоту внутри себя, он плюхнулся на водительское сидение и, сняв машину с ручника, медленно объехал 'Мазду' и повел 'Форда' в сторону бушующей огненной стихии.
  В голове у Дубровского громогласным набатом бился хоровод мыслей: Я убил троих человек!!! Из-за меня застрелили Инессу!!! Меня поймают и расстреляют!!! Что делать?!
  Хрясь!!! - Даша со всего размаху залепила Дубровскому пощечину:
  - Возьми себя в руки красавчик! - устало прошептала девушка. -Выберемся из этого дерьма, потом будешь рефлексировать! Еще раз вмазать или не надо.
  Резкая и неожиданная боль встряхнула Владимира, мозг прояснился, и он смог думать более осмысленно.
  - Не надо, - прошипел сквозь зубы Дубровский.
  - Ну, и хорошо, - довольно кивнула девушка. - Куда ты едешь, там же огонь?
  - Объедем стороной и свалим из этой селухи, там был проезд, так, что даст бог, вырвемся!
  - Ты уверен?
  - Нет, но ехать через КПП нам не резон, там полюбому будет усиление и нас хрен пропустят.
  - Ты с ней трахался? - неожиданно спросила Даша.
  - Это имеет какое-то значение? - вопросом на вопрос ответил Дубровский.
  - Значит, трахался, - резюмировала девушка. - И как, понравилось? Сиськи то у неё побольше моих.
  - Даш, давай все истерики и разборки оставим на потом, как выберемся отсюда, так я тебе сразу на все вопросы отвечу. Хорошо?
  Девушка насупилась, демонстративно отвернулась и замолчала.
  - Вообще-то, если бы не Инесса, то тебя бы не спасли и 'Форд' бы не вернули, - через несколько минут произнес Владимир, чтобы прервать затянувшуюся молчаливую паузу. - Так, что ты должна быть ей благодарна.
  Даша ничего не ответила, продолжая насуплено глядеть в окно и обиженно дуться.
  - Ну и фиг с тобой, - подумал Дубровский, - в конце концов, я ей ничего не обещал.
  Впереди разлилось море огня, языки пламени вздымались высоко к небу, озаряя округу мрачными, багровыми красками. Казалось, что в селение под названием Стельки открыли филиал ада и еще немного и из пламени полезут черти со сковородами наперевес.
  Среди огня и дыма метали люди, пытавшиеся тушить пламя, получалось это у них из рук вон плохо, здесь хорошо бы нагнать техники, включая авиацию, но где же е взять с ином мире?
  Владимир на секунду задумался, пытаясь сообразить, куда ему лучше направить машину, потом он понял, что огонь движется вправо и повернул машину влево. Вроде и удалось объехать огненную бурю стороной, а все равно жарило так, что даже сквозь закрытые окна чувствовался жар огня.
  - Сейчас колеса расплавляться, и застрянем здесь, - хмуро буркнула себе под нос Даша. - Выворачивай левее, там был небольшой ручей, за ним есть проселок, ведущий на заброшенную лесосеку.
  Дубровский сделал как сказала девушка, повел машину левее и совсем скоро перемахнул через небольшой мосток, который вывел его на заброшенный проселок. Видимо протекающий здесь ручей уберег округ от огня, деревья стояли целехонькие и невредимые.
  Дорога, едва различимая в свете фар петляла между деревьев как змея, Дубровский вел машину, больше полагаясь на интуицию, чем на зрение, видимо это его и спасло. К спрятавшимся в придорожных кустах 'секрету' Форд выкатился, можно сказать с тыла, то есть по направлению не от села, а к селу.
  - Стой! - зычно выкрикнул автоматчик, злобным тигром, выскочивший из кустов. - Постреляю на хрен!!!
  От неожиданности Владимир слишком резко нажал на тормоз и со всего размаху влепился головой в лобовое стекло.
  - Твою ж мать!!! - растирая ушибленную скулу, прошипела Даша. - Какого чёрта ты так тормозишь?
  - Руки, руки верх! Так чтобы я их видел! - кричал автоматчик. - Вышли из машины!
  Хоть Владимир и сильно испугался, но рассудок от страха не потерял.
  - Как мы двери откроем, если руки нельзя вниз опустить? - спросил Дубровский у автоматчика.
  Совсем молодой парень, лет восемнадцати, на какое-то мгновение замешкался, его взгляд вильнул в сторону и Дубровский сообразил, что на другой стороне дороги, скорее е всего, вон в тех густых зарослях, какого-то колючего кустарника сидит еще один боец.
  - Одну руку можете опустить, что бы открыть дверь, но только без шуток... стреляю, без предупреждения! - хорохорился боец.
  Владимир догадался, что парень, похоже, еще больше напуган, чем они с Дашей. Левой рукой Дубровский нащупал ручку, медленно потянул за неё, открывая дверь и когда та начал распахиваться, как бы невзначай, опираясь на неё рукой, полез из машины, а на самом деле, пальцы сжали рукоять ПээМа.
  - Дебилы! Какие же вы все дебилы!!! - неожиданно громко выкрикнула Даша, выбираясь из кабины со своей стороны.
  - Руки!!! Кому сказано руки подними!! - истерично взвизгнул парнишка, тряся автоматом Калашникова.
  - Пошел на хер!! - огрызнулась девушка, совершенно игнорируя крики автоматчика, руки Даша держала на груди сжимая подолы куртки, в которую была одета.
  - Что?! - взревел безумным носорогом автоматчик, его взгляд наполнился такой решимостью, что стало понятно, еще секунда, и он разрядит весь БэКа в девушку. - Руки!!!
  Видимо Даша поняла, что сейчас не время для демонстрации своего вредного характера и девушка медленно подняла руки вверх, при этом подолы куртки, которые она еще минуту назад фиксировала, распахнулись, и оказалось, что куртка накинута на голое тело.
  Молодой парень буквально впал в ступор, созерцая обнаженную грудь девушки, которая предстала во всем великолепии. В воздухе повисла секундная пауза, автоматчик пялился на женскую грудь идеальной формы и пропорции - не слишком крупную, но и не 'прыщик', а так, чтобы в самый раз, при этом, у парня нижняя челюсть медленно опускалась вниз, а глаза затягивало мечтательной поволокой. Дубровский отлично понимал, какие сейчас роятся мысли в голове у молодого салабона - Я б ей вдул!!!!
  В придорожных кустах, где скорее всего прятался товарищ автоматчика раздался еле слышный треск, как будто кто-то нетерпеливо переменился с одной ноги на другую и под подошвой ботинка сломалась сухая ветка.
  Этот треск прозвучал для Владимира как выстрел стартового пистолета. Медлить и тупить дальше нельзя, хватить пускать слюни на Дашины титьки!
  Дубровский вскинул пистолет и открыл огонь. До стоящего с выпученными глазами молодого автоматчика было всего пара метров, на таком расстоянии не промахиваются, ну разве, что уж совсем криворукие рукожопы или фатальные неудачники. Владимир, слава всем богам Олимпа не был ни тем, ни другим!
  Две пули, выпущенные из пистолета, попали автоматчику в грудь, сбили его на землю, где он принялся корячиться, хрипя ртом и пуская кровавые слюни. Не обращая внимание на раненого, Владимир перенес огонь на кусты и добил в них остатки магазина, как только боек сухо щелкнул, извещая, что патроны закончились, Дубровский выхватил из-под приборной доски 'Ксюху', которая была зафиксирована в специальных зажимах и тут же полоснул длинной очередью крест на крест, прошивая место засады от всей щедрости своей души, до полного опустошения автоматного магазина. Ничего так не показывает широту и богатство русской души, как длинная очередь из автомата Калашникова.
  Когда патроны в автоматном магазине закончились, Владимир подошел к застреленному пареньку, подобрал его автомат и вновь опустошил содержимое рожка по придорожным кустам. Оглянулся, нашел глазами Дашу, девушка лежала на земле, прикрыв голову руками.
  Дубровский сменил магазин в автомате и осторожно заглянул в недра расстрелянных кустов, там лежал мужчина пожилого возраста, с пышной бородой, которая сейчас напиталась крови и была похожа на половую тряпку темно-бордового цвета. Пули попали в голову, разворотив мужику череп на две неравные части, крови натекло много, получилась большая лужа. Совершенно механически, на автомате, подобрал оружие - АК-74М, вытащил из подсумков пару запасных рожков.
   - Ты как? Норм? - будничным голосом спросил Дубровский у Даши. - Ехать можешь? Садись за руль.
   Девушка смотрела на Владимира совершенно безумными глазами, в них плескался такой безграничный ужас, что Дубровский даже оглянулся назад, подумав, что у него за спиной стоит кто-то страшный. Ведь не могла Даша смотреть на него такими глазами. Но, нет, девушка смотрела на него. Странно!
   - Вставай, нельзя здесь оставаться, выстрелы слышны далеко, надо сваливать! - Дубровский дернул Дашу за руку и кое-как затолкал её внутрь кабины.
   Усадил девушку на её место, закрыл дверь, подобрал автомат с первого убитого, срезал ножом пояс с подсумками и полез на водительское сидение. Машину повел намного быстрее, чем до этого, сейчас на первом месте была скорость, надо было как можно быстрее свалить отсюда, выбравшись на оперативный простор.
   - Ты всегда такой? - тихим, безжизненным голосом, глядя перед собой стеклянным взглядом спросила Даша.
   - Какой, такой? - не понял вопроса Владимир.
   - Странный. Я вначале подумала, что ты обычный офисный хомяк, который возомнил себя крутым мачо, да и вел ты себя вполне себе так, как я и ожидала. А тут такое?!
   - Какое, такое? - Дубровский вновь не понял, что имеет ввиду Даша.
   - Когда ты сейчас стрелял, у тебя лицо было совершенно спокойное, а на губах легкая мечтательная улыбка, как будто ты не людей убиваешь, а мороженку на пляже трескаешь. Ты маньяк?!
   - Ага, маньяк. Сексуальный! - пошутил Владимир. - Ты чего голая? Что с тобой случилось, когда тебя похитили?
  Дубровский решил перевести разговор в другое русло, а то, похоже, даже для немного сумасбродной и уверенной в себе официантке, недавние события оказались слишком яркими и страшными.
   - Ничего себе, опомнился! Кстати, а где ты был, когда меня в багажник машины запихивали? - почти нормальным тоном, сварливо спросила Даша. - Толстуху свою, что ли пендерил?
   - Да, там, это... как сказать, - замялся Дубровский. - Короче, не важно! Чего голая-то?
   - Обыскивали, пацаны думали, что на мне микрофон висит, вот и раздели, хорошо, что Дрын запретил меня трогать, а то давно бы отбарабанили во все щели, а так всего лишь полапали да за сиськи подергали. В целом, жить можно, вовремя твоя корова завалилась и увела меня оттуда. Кстати, как это у тебя так все получилось удачно: и машину нашел и меня спас, да еще и некрасивую толстуху трахнул? Везучий ты красавчик!
   - Не начинай! - одернул девушку Дубровский. - Просто повезло, оказалось, что у Инессы муж в авторитете у местных и она всех знает, вот и согласилась помочь. Я ей денег пообещал. Честно говоря, мне частенько в жизни везло. Вот как сегодня, то, прям, мрак кромешный, как все плохо, стоишь в очереди в банке к специалисту по взысканию долгов и понимаешь, что сейчас тебе будет полный капец и скорее всего, вызовут правоохранителей и тебя из банка повезут в полицию и тут, бац! И мимо проходит армейский дружок Славик Скворцов, который тут же решает все твои финансовые проблемы, и из банка ты выходишь не должником, а человеком с перспективной работой и вполне реальными планами на жизнь. Так и здесь, еще вчера я был неудачником, за которым гнались ФээСБэшники, который случайно попал в другой мир и у него угнали машину, в которой было налички на сто с лишним 'лямов зелени', и как вернуть эти деньги он не знал и вдруг, бац! И за каких-то пару часов получилось вернуть не только деньги, но и девушку, которая оказалась неожиданно дорога. И теперь можно все эти бабки забрать себе и вместе с любимой девушкой начать новую жизнь.
   Зачем Владимир сейчас все это говорил, он не знал, наверное, после пережитого стресса надо было кому-то выговориться, а про любимую девушку, он это не для красного словца, а действительно только сейчас понял, что Даша ему не безразлично, и точно так же он сообразил, что хочет и будет делать дальше. Он заберет все деньги себе и найдет, куда их применить.
  - А на счет, того, что я тебя напугал, то не переживай, я такой бываю не часто. Меня надо очень сильно довести, чтобы планка упала и включился 'режим зверя'.
  - Режим зверя? - переспросила Даша.
  - Да, это мне так в детстве психологи объясняли. Говорят нормальное явление, защитная реакция организма в стрессовой ситуации. Одни от страха столбенеют, а я наоборот. Так я в жизни очень спокойный и уравновешенный, можно даже сказать немножко 'тряпка', обычно с людьми не ругаюсь, не ссорюсь.
  - Тряпка?! - хмыкнула Даша. - Шутка? Видела я, как ты за полчаса положил пятерых, при этом морда у тебя была спокойная и даже немного довольная. Всем бы быть такими тряпками. Хотя согласна, несколько раз ты тормозил и рефлексировал, это у тебя, наверное совесть просыпается. Ладно, чёрт с ним, я сама дура и психичка, поэтому мы и нашли друг друга. А, что ты там говорил про любимую девушку? Это я, что ли?
  - Да, а почему бы и нет. А про деньги ты, что не услышала или думаешь, я шучу?
  - Мне плевать на деньги. Деньги - зло! Если они есть хорошо, а если их нет, то и хрен с ними, я уже купалась в деньгах, и мне это нравилось, но они не могут решить всех проблем. Я тебе так скажу, за твою удачу и везучесть надо платить и ты за неё платишь. Вот помог тебе твой дружбан и что в итоге вышло? Из-за него ты оказался в другом мире, из которого выхода нет. Идем дальше. Помогла тебе эта Инесса, сманил ты её деньгами, ну или членом, уж не знаю чего там больше было, но для неё чем это закончилось? Смертью! Так, что ты тысячу раз подумай нужны тебе эти деньги или нет. Сейчас возьмешь все себе, а потом будешь остаток жизни каждого куста шарахаться и не спать по ночам от страха, что за тобой придут.
  - Ты, что предлагаешь вернуть деньги Скворцовым? - удивился Владимир.
  - Нет, я ничего не предлагаю, деньги твои, тебе и решать.
  Дубровский ничего не ответил. Через пару минут машина выбралась из леса на большую дорогу, Владимир повернул налево и в топил педаль газа в пол. Дизель на трубно гудя, разогнал 'Форд' до сто двадцати километров в час. Где-то позади слева, за макушками придорожных деревьев, в ночной темноте полыхало зарево сильного пожара. Владимир нахмурился, прекрасно осознавая, что поджог и убийство пятерых местных бандитов свяжут с ним довольно быстро. Валера-'тридцать сантиметров' проведет прямую линию между Дашей, поджогом, расстрелом своих подчиненных. Найдут бармена и через него узнают всю подноготную Владимира Дубровского, тем более, что он и своими документами там светил. Тут еще и муж Инессы может всплыть, мстя за свою гулящую женушку. У местных намного больше возможностей в этом мире, они Дубровского очень быстро найдут. Так, что в Сосновск возвращаться не вариант. Может и правда, мотануть в Новую Москву, сдать деньги Скворцовым, рассказать как бился за их деньги, пусть и решают все эти проблемы.
  Ладно, утро вечера мудренее, надо отдохнуть, а потом на трезвую голову решить, что делать дальше. Владимир нашел пологий съезд с дороги, закатил машину подальше в лес и еще час петлял среди деревьев, чтобы спрятаться как можно дальше, потом лес закончился, и начались невысокие холмы. Места здесь были и красивые и живописные - поросшие редкими деревьями невысокие сопки и много ручьев. Возле одного такого ручья Владимир и решил заночевать.
  Дубровский сбил с двери будки чужой навесной замок, вытащил упаковки с одноразовой посудой, проверил тайник. Деньги были на месте. Здесь же в кузове машины, они с Дашей и заночевали.
  Утро началось с водных процедур, плотного завтрака....и секса. Угонщики не тронули коробку, в которой лежали продукты и походные принадлежности, поэтому на завтрак вскипятили чайник, запарили пару 'бомжпакетов' с лапшой, разогрели тушёнку. Пили кофе с шоколадными батончиками.
  После завтрака прогулялись по округе, Дубровский даже немного поохотился и подстрелил здоровенную птицу, которая не могла летать, за то чертовски быстро бегала, правда, пуля 5,45 оказалась быстрее и на обед приготовили дичь, запеченную на костре. Часть мяса сворили в котелке и доели уже вечером.
  Владимир проверил состояние машины и усомнился в нормальности угонщиков, они почему-то даже не удосужились проверить машину, все, что было в 'Форде', до угона так и осталось на своих местах, даже двадцать тысяч рублей в бардачке. Как будто угонщики стырили 'Форда' не для себя, а по специальной наводке, то есть под заказ. Но кому нужно заказывать угон дешевенького грузовичка? Странно!
  Дубровский проверил оружие, разобрал его, почистил и внимательно пересмотрел патроны, выщелкнутые из магазинов. Получилось, что в арсенале у него теперь есть помимо 'ксюхи' и пистолетов: два АК-74, восемь полных магазинов к ним и две осколочные гранаты Ф-1.
  В сумке Инессы, которую так удачно захватила из салона 'Мазды' Даша оказалось много интересных ништяков. Во-первых, там было пятьдесят тысяч долларов, триста тысяч рублей, два пакета с золотой крупой общим весом около килограмма, косметичкой набитой разной ювелиркой: кольца, цепочки, браслеты и сережки, два паспорта на разные именно, но зато с одной и той же фотографией Инессы. По одному документу она значилась Ингой Кауляйте, гражданской Евросоюза, а по второму Ириной Шушловой, гражданкой РФ. Помимо паспортов, денег, золота и прочих материальных ценностей, в сумке еще было два компактных пистолета: Glock 42 и ПСМ. Глок Даша сразу же забрал себе, мотивируя тем, что ей нужнее, кстати, и все содержимое сумки, она тоже хотела прибрать к рукам, но по перебирав драгоценности и украшения, пришла к выводу, что её вкус и Инессы не сочетаются, поэтому она ничего себе, кроме пистолета брать не будет. Владимир лишь пожал плечами и продолжил чистить трофейные автоматы.
  Весь день они провели вместе, много разговаривали и шутили, как будто, просто выехали на пикники и сейчас не скрываются от бандитов, а весело проводят время на выезде 'за городом'
  Уезжать отсюда совершенно не хотелось, красоты вокруг стояла неимоверная, а самое главное это звенящая, первобытная тишина, как будто они оказались не просто в другом пространстве, но и на другой планете. Где не было других людей, денег и всего того, что связанное с этими двумя факторами. Владимир понял, что именно этого он и хочет - скрыться с Дашей от всего мира и наслаждаться тишиной и спокойствием.
  - Ну, что Дарья батьковна, что вы мне посоветуете сделать с деньгами? Отвести их Скворцовым или оставить себе?
  - Ну, а ты как сам думаешь?
  - Я много чего думаю, но еще не решил, что лучше. Если отвести их в Новую Москву и вернуть хозяевам, то с одной стороны, они, скорее всего, решат мои проблемы с бандитами из Стелек, а с другой стороны на вольные хлеба они меня не отпустят, и значит, опять придется горбатиться на них, а мне этого чертовски не хочется. Я только сейчас понял, что у меня есть только одно желание - забиться с тобой в глухую нору и не высовываться оттуда тысячу лет.
  - Это ты мне так делаешь предложение руки и сердца? - хитро прищурившись, спросила девушка.
  - Вроде того, - пожал плечами Дубровский, - ты против?
  - Нет, не против. Ладно, если так, то я согласна и помогу тебе...нам, - поправилась девушка. - Итак, что нам надо сделать? А надо нам, выкатиться на дорогу, желательно где-то на возвышенности, заныкаться там и как только засечем приближающийся торговый караван Сиротинских, сразу же сдадимся им.
  - Сиротинским? - удивился Дубровский. - А с чего такие перемены? Ты же вроде их устоев и правил.
  - Ничего, я потерплю, мы женщины, вообще-то народ терпеливый, тем более, если рядом есть мужчина.
  - Хорошо, а как мы их остановим? Не думаю, что они просто так решат притормозить и подвезти двух путников.
  - Для этого есть одна хитрость, как только заметим сиротинских, сразу же выкатим на дорогу машину, а на борту, предварительно напишем: СС-100.
  - Что это означает?
  - Точно не знаю, вроде какого-то спецсигнала для своих. Я с одним сиротинским бойцом гоняла, вот он мне об этом и рассказал. Так, а ты чего это насупился? - повысила голос Даша. - Ну, гоняла, и чо? Или мне тебе припомнить твою толстуху?
  - Не надо, - огрызнулся Владимир. - Понял я уже, кого себе в верную подругу выбрал. Только, я вот, что думаю, машина наша уж больно приметная, хорошо бы её бросить, а к сиротинским напроситься в попутчики. Надо только придумать, что с деньгами делать. Может, закопаем где-нибудь здесь большую часть, возьмем себе немного, а как все устаканится, вернемся и выкопаем клад.
  - Не надо, деньги прятать не будем, я с сиротинскими смогу договорится. Мой знакомец, один из приближенных Волкова - Саня Лошкин, надо, всего лишь, найти старшего конвоя и шепнуть ему пару слов, а там они сами все сделают как надо. Так, что за это не бойся. Давай только деньги перепакуем в однородные тюки, ну, чтобы они не сильно в глаза бросались.
  Дубровский не стал спорить, чувствовалось, что девушка знает, что говорит. Владимир выволок из кузова 'Форда' тюки с пластиковой посудой, аккуратно разрезал пластик упаковки, потом вытащил коробки с деньгами.
  - Охренеть!!! - потрясенно прошептала девушка, когда вся наличность оказалась разложенной на траве.
  - Вот и я о том же. Точно сиротинские не захотят присвоить себе все это богатство?
  - Уже не знаю, просто, когда глазами видишь, сколько здесь денег, то можно и умишком тронуться. Давай получше все это упакуем, чтобы было не понятно, что внутри, - предложила девушка.
  С упаковкой денег провозились до темноты, получилось три больших тюка, со стороны похожих на ортопедические матрасы. Коряво, конечно, но зато совершенно не понятно, что внутри этих 'матрасов' налички на сто миллионов долларов.
  На этих же баулах и улеглись спать. Засыпая, Дубровский еще подумал, что во многих музыкальных клипах любят изображать сладкую жизнь, именно как сон на серо-зеленых долларовых купюрах, но он чувствовал только сильную усталость и дикое желание как-нибудь избавиться от всей этой денежной обузы. Хотя, нет, если уж быть до конца честным, то Дубровский хотел, чтобы все эти деньги принадлежали ему и только ему, чтобы не было никаких Скворцовых, которым нужно отвести всю эту наличность, чтобы не было никаких бандитов, которые теперь гоняются за ним...чтобы только он - Вовка Дубровский, чтобы рядом стройняшка Даша ....и пара 'лямов зелени'. И больше никого в этом мире!
  
  ***
  
  Утро началось с водных процедур, дежурного секса и скудного завтрака. Как только все ритуалы и приготовления были закончены, тут же отправились в путь. Отъехав от места стоянки, Владимир еще раз посмотрел на излучину ручья и с сожалением подумал, что ему здесь было хорошо и спокойно, а еще они не убрали за собой ворох пластиковой посуды, разбросанной по округе. И это очень плохо, так как белые пенопластовые тарелки и стаканы видны издалека, и очень сильно демаскируют место стоянки. А с другой стороны, ну кто здесь их будет искать, да и вообще, они скоро выкатятся на трассу 'Сосновск - Новая Москва' и о всякой маскировке придется забыть.
  Сразу на трассу выбраться не получилось, Дубровский свернул не туда и часа два блукал по округе, в итоге, пришлось въехать на невысокий, пологий холм и в бинокль оглядеть окрестности. С горем пополам, но к асфальтированной нитке дороги все-таки выбрались.
  По предварительной договоренности Даша должна была сидеть в придорожных кустах, высматривая приближающиеся машины, а Дубровский разместился в тарахтящем на холостых 'Форде'. Если девушка заметит сиротинских, то окрикнет Владимира и тот выкатит на дорогу.
  В засаде просидели больше часа, сиротинские так и не появились, за это время мимо них проехали с десяток автомобилей и столько же организованных автоколонн. Дубровскому надоели сидеть в машине, он заглушил движок и вылез наружу, именно из-за того, что дизелек перестал тарахтеть, Владимир и услышал жужжание где-то над головой, запрокинув голову, он заметил едва различимую точку выписывающие в небе круги.
  Квадрокопетр, беспилотник?!
  Зачем он здесь? Кого высматривает? Может их?
  Жужжащая в небе фиговина очень сильно не понравилась Дубровскому, в внутри поселилось чувство тревоги и ближайшей трагедии. Гнать прочь от дороги или наоборот выкатить на трассу и покатить в сторону Новой Москвы? А может рвануть к Сосновску? Что делать?! - панически забились одна за другой мысли в голове Дубровского.
  - Даша! - крикнул Владимир. - Бегом сюда. В него квадр! Надо валить отсюда.
  - Давай сюда! - закричала в ответ девушка, показывая рукой на дорогу.
  Дубровский запрыгнул в 'Форд', завел его и тут же выгнал машину на асфальтовое покрытие дороги.
  - Давай я сяду за руль, - приказала Даша, - а ты будешь за стрелка!
  - Думаешь, что все так серьезно? - Владимир спорить не стал и уступил место за рулем.
  - Береженного бог бережет, сказала монашка, натягивая презерватив на свечку, - вместо ответа, пробубнила себе под нос пошлый анекдот девушка.
  - В Москву поедем?
  - Не совсем. Не доезжая до Новой Москвы километров пятьдесят, есть поворот налево, там небольшой город-крепость Арбат, в нем окопались сиротинские, у них там что-то вроде перевалочной базы. Туда стягиваются торговые караваны и уже оттуда идут грузы в Новую Москву. Там дело такое, что сиротинским запрещен въезд в Новую Москву, они вроде как в состоянии войны, ну или около этого. Короче, если повезет, то прорвемся в Арбат.
  - Прорвемся?!
  - Ага. Перед поворотом на Арбат стоит блокпост москвичей. Если не получится откупиться, то придется прорываться с боем.
  Дубровский лишь тяжко сглотнул подкативший к горлу комок, и полез в очередной раз проверять оружие. С автоматами все было в порядке, за прошедшие с последней проверки пятнадцать минут с ними ничего не случилось.
  'Форд' катил по трассе минут сорок, за это время грузовичок обогнал несколько попутных машин, Дубровский пристально всматривался в их пассажиров, чтобы заранее предугадать опасность.
  Впереди замаячил высокий, затяжной подъем, на вершине которого стояли два пикапа, перегодив дорогу.
  - Твою ж мать! - выругалась Даша, нажав на тормоз. - Допрыгались! Ну, что назад поворачиваем или примем бой?
  Дубровский огляделся по сторонам, пейзажи так себе - леса нет, окопа полного профиля нет, ничего нет. Есть чахлые кустики, какие-то кочки, да парочка куцых сосенок с искореженными стволами. В таких условиях затяжную, позиционную войну не выиграть.
  - Сдавай назад, разворачивайся и медленно кати прочь, как скажу, поставишь машину поперек дороги, сама шмыгнешь в кусты и топи во все лопатки.
  Девушка хмыкнула, ничего не ответила, дернула рычаг переключения скоростей и лихо развернула машину. Владимир повесил один автомат на грудь, второй уместил на плече и приготовился к десантированию. Все это время он внимательно смотрел в зеркало заднего вида, следя за действиями противника. А вражеские бойцы, тем временем не заставили себя долго ждать и, забравшись в пикапы, рванули за 'Фордом' вдогонку.
  - Тормози! - выкрикнул Владимир, как только они доехали до заранее выбранной им точки. - Закатывайся, он за те валуны, - Дубровский указал на торчащие вдоль дороги большие камни. - Вон из машины!
  Даша плавно нажала на тормоз, прижимая грузовичок к обочине и вывернув руль, загнала машину за две невысоких гранитных глыбы.
  Укрытие, надо отметить, так себе, видали и получше.
  Владимир выскочил из машины, тут же снял 'семьдесят четвертый' с предохранителя и, упав на одно колено, поймал в прицел, мчавшийся первым пикап. Второй автомат он положил на землю перед собой.
   Дубровский был собран и спокоен, в такие минуты, когда бояться было уже поздно и нужно было только действовать, он всегда был монументален и уверен в себе, как вот эти камни поросшие мхом и вросшие в землю. Пройдет тысячу лет, умрут миллионы людей, разрушаться сотни империй, разоряться тысячи корпораций, а они так и будут стоять на этой обочине поросшие мхом и плесенью.
   Автомат коротко рявкнул первой, пристрелочной очередью, в два патрона, а потом зачастил, как швейная машина - быстро и точно. Патроны в магазине быстро закончились, Владимир отложил автомат в сторону, тут же взял второй и вновь открыл огонь.
  Даша была рядом, она никуда не убежала, и как только Дубровский отложил первый автомат, тут же подобрала его, сменила магазин на новый, и передернув затвор, подготовила оружие к бою.
  Верная, боевая подруга! - отметил про себя Владимир, добивая магазин второго автомата.
  Как только боезапас опустел, он тут же отдал автомат девушке и приняв из её рук первый 'семьдесят четвертый', тут же зачастил короткими очередями.
  Стрелял Дубровский хорошо, все-таки частая практика приносит свои плоды. Да и двести метров не такая уж и огромная дистанция для автомата, вполне допустимый норматив АК-2, для стрельбы из положения 'с колена' по поясной мишени.
  Первыми очередями, Владимир изрешетил лобовое стекло идущего с небольшим отрывом УАЗовского пикапа, машину кинуло в сторону, она выскочила с дороги и ухнула в глубокую придорожную канаву, где и осталась лежать, смятой консервной банкой.
  Вторая машина, резко замедлила ход, из задних дверей салона двое парней попытались выпрыгнуть на ходу, но, то ли подготовки у них не хватило, то просто не повезло, но один, явно сломал себе при десантировании ногу, а второй зацепился за что-то ремнями своей 'разгрузки' и несколько метров тащился за машиной, громко вереща и крича от боли.
  Дубровский так же хладнокровно расстрелял вторую машину, благо сделать это оказалось еще проще, ведь она подъехала совсем близко - до неё было не больше пятидесяти метров, рукой подать. Даже Даша включилась в дело, расстреляв длинной очередью магазин 'ксюхи'.
  Добив кричащего благим матом бойца с переломанной ногой, который пытался уползти с дороги, Дубровский прошелся короткими очередями по всем вражеским телам, которые он видел со своей позиции, потом высадил еще один магазин в корпус первого пикапа. Пули дырявили автомобильное железо с легкостью шила, пробивающего брезент.
  - Ходу, ходу! - не теряя времени, Владимир с Дашей запрыгнули обратно в 'Форд' и девушка тут же ударила по газам, выгоняя машину на дорогу.
  - Притормози, - приказал Дубровский, как только их грузовичок поравнялся с расстрелянной машиной. - Остановись вон там, - Владимир показал, куда надо поставить машину, - и следи за дорогой в обе стороны, если, что ори, как потерпевшая.
  Девушка понятливо кивнула и тут же принялась выполнять приказание. Даша вела себя как нельзя лучше, она не спорила и не тупила, все приказы Владимира выполняла быстро и четко. И куда делась своенравная и строптивая официантка, острая на язык и любящая спорить?
  Держа автомат наготове, Владимир внимательно осмотрел расстрелянную машину, застывшую посреди дороги памятником самой себе. Данную инсталляцию можно было бы назвать - 'Хотели как лучше, а получилось как всегда'.
  Водитель в пикапе лежал на передних сидениях, раскинув руки в разные стороны. Ему попало несколько пуль в грудь и горло, кровищи натекло - целое море, на резиновых ковриках под ногами собралась целая лужа. В этой кровавой жиже валялся новенький укорот - АК-105. Дубровский хотел было его взять, но честно говоря, не хотелось мараться и он оставил автомат нетронутым. А вот лист бумаги, который был пристегнут к торпеде специальной прищепкой сразу привлек внимание Владимира. Еще бы, ведь там красовалось ксерокопированное фото 'Форда Транзит', точно такого же, за рулем которого сидела сейчас Даша.
  Заглянув в кузов пикапа, Владимир увидел там разложенный тубус РПГ-18, она же 'Муха'. Странно, Дубровскому казалось, что этих гранатометов даже на складах уже не осталось, ведь приняты на вооружение они были, хрен знает когда, и на смену 'мухам' пришло уже новое поколение разовых гранатометов. Брать в руки 'тубус' Дубровский не стал, чёрт его знает, что там внутри? Может она бракованная, тем более, что 'сложить' обратно 'муху' нельзя, по правилам её нужно 'отстреливать в сторону противника'.
  Помимо гранатомета в кузове было несколько запасных канистр с бензином и запакованный цинк с патронами 5,45. Его, конечно же, Дубровский прибрал к рукам. Чего добру пропадать?
  А вот валявшиеся на асфальте, так неудачно десантировавшиеся бойцы, оказались просто кладезем ништяков и трофеев. С обоих Владимир снял по уже знакомому укороту АК-105, шесть автоматных магазинов, вместе с разгрузками и легкими бронежилетами.
  Лицо одного из десантников показалось Дубровскому смутно знакомым, но где он его видел, Владимир не вспомнил.
  - Давай быстрее, чего копаешься! - закричала Даша, сдавая машину задом. - Сзади есть какое-то движение.
  Владимир сноровисто закинул все добытое в салон 'транзита', тут же забрался сам, Даша ударила по газам, 'Форд' рванул с места как ужаленный. Проезжая мимо съехавшего в кювет пикапа, Владимир на всякий случай высадил еще один магазин, ему, то ли от адреналина в крови, то ли и вправду увиделось какое-то непонятное шевеление за колесами вражеской машины.
  - Твоюжжжж матььь!!! - в сердцах выкрикнула девушка. - На кой ляд я с тобой поехала?! Убьют же!!! На черта покойникам деньги?
  - Все будет хорошо, прорвемся! - попытался успокоить Дубровский Дашу. - Оружие есть, машина цела, так, что рано еще умирать.
  Девушка ничего не ответила, лишь сильнее сжала руль, и прибавила газу. Тонкие девичьи пальцы с ухоженным маникюром побелели от усилия, но, Дашка, этого не заметила, в её лице появилась решимость и какая-то отрешенность.
  - Красавчик, пообещай мне, что если ты выживешь во всей этой передряге, а я нет, то мое тело отвезешь в Сосновск и похоронишь там. Где конкретно, знает бармен Вася. Обещаешь?
  - Не неси чушь, - отмахнулся Дубровский. - Все будет хорошо, до ста лет доживешь!
  - Клянись, что похоронишь меня в Сосновске! - не унималась девушка.
  - Хорошо, клянусь, - через несколько минут ответил Владимир. Дубровский видел, что в этот момент лучше с Дашей не спорить, похоже у неё начался очередной заскок и проще ей пообещать то, что она хочет, чем успокаивать, взывая к логике и здравому смыслу. Владимир хорошо знал, что по многим вопросам с современными женщинами лучше не спорить.
  Чтобы хоть как-то отвлечься от тяжелых мыслей Владимир принялся набивать пустые магазины патронами. Для этого он вскрыл цинк с помощью ножа и уже через десять минут пять магазинов были снаряжены до конца.
  - Ух, ты, какая интересная бумага! - Владимир показал Даше найденную на торпеде пикапа ориентировку.
  Именно ориентировкой этот лист формата А4 и был, тут уж сомневаться не приходилось. Фото машины Дубровского с точным описанием гос.номера и особенностей кузова, а так же фото самого Владимира, причем, фото было взято с паспорта. Интересно откуда дровишки? А особого шика добавляла заглавная надпись на ориентировке: за голову преступника назначена награда - 10 млн.рублей.
  - И что теперь с этим делать? - сам у себя спросил Владимир.
  - Остановить машину, найти дерево с удобной веткой и повеситься на нем, - тяжело пошутила девушка. - Ох, что-то ты мне не договариваешь, красавчик. Где-то ты юлишь! С чего бы за твою черепушку назначили такую большую цену?
  - Не знаю, может это из-за того, что я поджег тот сарай в Стельках?
  - Может и из-за этого, - согласилась девушка, - только нам после всего этого, хрен блокпост москвичей проскочить. Так, что надо думать, что дальше делать. Есть мысли, как рыбку съесть и на пальму влезть? А то, мне моя промежность подсказывает, что одновременно и головы и деньги нам не сохранить, тут надо чем-то пожертвовать.
  - А если мы деньги закопаем где-нибудь, бросим машину, а сами пешком, чрез лес пойдем к Арбату. Примут нас сиротинские? Сможешь с ними договориться? - немного подумав, предложил Владимир.
  - Пешком, говоришь? - хитро прищурилась девушка. - А, что это вариант. Надо деньги спрятать, а машину бросить на дороге, развернув её мордой к Сосновску, чтобы погоня думала, что мы решили вернуться назад.
  - А можно еще, попутку какую-нибудь перехватить, перегрузить деньги в неё и добраться до Арбата на колесах, - Дубровский предложил еще один вариант.
  - А хозяина попутки, куда денешь? Убьешь или с собой возьмешь? - улыбнулась девушка.
  - Ну, можно обездвижить, и в лесу, к дереву привязать, а виде компенсации денег ему оставить.
  - Не неси бред! - одернула Владимира девушка. - Фильмов что ли насмотрелся? Дерево, деньги? Чушь полная! Тебя быстрее свинцом нашпигуют, чем ты кого-то обездвижишь и к дереву примотаешь. Ты еще предложи мне голой на дороге встать и как только подкатит попутная машина и оттуда выползет сексуально озабоченный подросток, его тачку и угнать. Ага, щаззз! Такое только в кино бывает! Ладно, давай, и правда, пешком пойдем, так, хоть дальше, но зато надежней. Надо только место для захоронения клада приметное найти, чтобы потом легче было отыскать.
  
  ***
  
  Подходящее место мы нашли довольно быстро, не прошло и двадцати минут, как впереди замаячил едва заметный съезд с дороги, ведущий куда-то вглубь придорожной лесопосадки.
  Лесопосадка на самом деле оказалось весьма приличным по размерам филиалом широколиственного леса. Едва различимая нитка дороги исчезла через двести метров. 'Форд' проехал еще метров сто, углубляясь в гущу леса, но как только деревья встали на пути машины непреодолимой преградой, пришлось остановиться.
  - Дальше, пешком! - нарочито весело и даже слегка бравурно заявил Дубровский. - Разведаем местность, найдем место для тайника, заныкаем бабки, а там поглядим, что делать дальше.
  Даша лишь понуро кивнула и молча покинула кабину машины. Видя состояние девушки, Владимир решил её не трогать и оставить возле 'Форда' для охраны. Пускай посидит в тенечке раскидистых крон дубов, отдохнет, а он сам все разведает. Девушка восприняла предложение Владимира безучастно, она уныло пожала плечами и уселась на ствол поваленного дерева. Дубровский лишь виновато развел руками, нацепил на плечо ремень автомата и побрел на разведку.
  Владимир бродил по окрестностям больше часа, в конце концов, когда он уже отчаялся найти что-либо подходящее на роль тайника, ему улыбнулась удача - карстовая промоина в земле, по размерам вполне подходящая чтобы уместить там все три тюка с деньгами. Вернувшись к машине, Дубровский застал идиллическую картину - караульный спит на посту. Даша свернулась калачиком на подстеленной куртке и крепко спала. Не став будить девушку, Дубровский вытащил первый тюк с деньгами и потащил его к найденному укрытию. Нести длинный 'матрас' с деньгами было жутко неудобно - не видно куда идешь, мешает автомат за плечом, и ветки деревьев так и норовят порвать полиэтилен упаковки. Но ничего, справился за сорок минут, тюк с деньгами нырнул вглубь карстовой ниши, как к себе домой.
  Со второй упаковкой дело пошло быстрее, Владимир уже знал, как нести ношу, чтобы идти быстрее, да, и на обратном пути он разведал более короткий путь.
  Когда Владимир вернулся к машине в третий раз, заметил, что Даша так и не проснулась, дрыхла без задних ног. Дубровский укрыл спящую девушку еще одним одеялом и полез в кузов, переупаковывать деньги. Необходимо было разделить третий 'матрас' с деньгами на две части. Большую часть Дубровский так же планировал спрятать в тайнике, а вот меньшую часть - пару миллионов долларов и всю рублевую наличность оставить в машине. Нужна ведь мелочишка на карманные расходы.
  Распакованный тюк с деньгами он распотрошил на две части, запаковал деньги обратно и, прихватив с собой лопату, потащил последний 'матрас' к схрону. Извлеченные из упаковки деньги он оставил валяться в кузове, сложил из них небольшую груду, захлопнул дверцу и ушел. Ну, а чего здесь такого? Подумаешь, в кузове машины валяется на полу несколько сотен пачек с деньгами, эка невидаль.
   Возле тайника Владимир провозился больше часа, пришлось активно помахать лопатой, пряча деньги. В итоге получалось весьма симпатично и неплохо: дремучий лес, вокруг раскидистые, могучие дубы и возле одного из них - скособоченного, с уродливым, раздвоенным стволом замшелый валун, прикрывающий тайник с деньгами. Всё как и положено для настоящего клада. Не хватает только карты и всяких тайных указателей.
  Возвращаясь назад и уже подходя к поляне, на которой стоял 'Форд' Дубровский услышал какие-то посторонние звуки, возле машины явно были посторонние. Чувствуя неладное, Владимир перехватил автомат поудобнее и изменил траекторию движения, он заложил крюк, чтобы выйти к машине с той стороны, откуда они приехали.
  Последние метры он прополз на брюхе, аккуратно раздвигая ветки и обращаясь вслух, при каждом подозрительном шорохе и треске.
  Рядом с 'Фордом' стояли два одинаковых внедорожника - разукрашенный в пятнистый серо-зеленый камуфляж пикапы 'Додж Рем'. Сколько в них приехало гостей Дубровский не разобрал. Двое вооруженных автоматами парней стояли возле 'Форда' и перекладывали пачки с деньгами с места на место, видимо считали. Еще двое допрашивали Дашу, один держал её за руки, заломленные за спиной, а второй чего-то горячо выговаривал, периодически тыча пальцем в девичью грудь. Девушка была обнажена и, похоже, её била истерика, она всхлипывала и срывалась на крик, но ей били по лицу и она испуганно замолкала.
  Дубровский нервно сглотнул, понимая, что еще несколько мгновений и у него снесет крышу. Он себя знал, сейчас перед глазами потемнеет, потом кругозор сожмется до узконаправленного тоннеля и всё - пиздец всем, кто не спрятался.
  Быстро оценив расположение сил противника и возможные траектории прострела, Дубровский отошел метров на десять в сторону. Теперь он сможет закинуть гранату в распахнутый кузов своего грузовичка.
  К горлу подкатил нервный ком, падающее в пучину холодной ярости, сознание вкупе с инстинктом самосохранения пыталось напоследок крикнуть, что где-то есть еще минимум двое-трое бойцов противника, но было поздно...демоны в голове Дубровского выпрыгнули наружу, забыв закрыть за собой калитку.
  Оточенным движением Владимир вытащил из кармана разгрузки трофейную гранату РГН, дернул кольцо и метнул её в сторону 'Форда'. Граната была еще в воздухе, Владимир вскинул автомат и открыл огонь. Первая очередь ушла немного высоко, Дубровский боялся зацепить Дашу, но он, тут же поправился, и второй очередью сбил тыкавшего в Дашину грудь бойца на землю.
  Ухнул взрыв!
  Гранат влетела в кузов машины, взорвалась там, и наружу вылетело целое облако денежных банкнот вперемешку с дымом и гарью.
  Дубровский не меняя позиции, стоя в полный рост, добил остатки магазина во второго вояку, который от неожиданности плюхнулся на землю и попытался откатиться в сторону, под прикрытие деревьев. Там его Дубровский и достал, пули стеганули по груди бойца, потом перешли на горло и в небо взметнулся ярко-красный фонтан.
  Владимир действовал как робот, он механически сменил магазин, поймал в прицел тех двоих, что лежали на земле, возле колес 'Форда' и открыл огонь. Парней, упакованный в бронежилеты оглушило взрывом, но не убило, один даже перекинул автомат на грудь и попытался из положения лежа на боку, вести автоматный огонь, держа АКМ одной рукой.
  Пули стеганули по веткам над головой Дубровского, но он даже глазом не моргнул и хладнокровно, как на стрельбище расстрелял обоих автоматчиков.
  Владимир побежал вперед, на бегу меняя магазин в автомате. Отстрелянный рожок он бросил на землю, не было времени вошкаться в подсумками. До 'Форда' он не добежал метров пять, с другой стороны поляны, метрах в тридцати от него, темно-зеленый куст орешника расцвел дульной автоматной вспышкой. Вражески пули прошли стороной, взметнув цепочку земляных фонтанчиков, Владимир огрызнулся на ходу, стреляя от бедра. Краем глаза он заметил, что Даша жива и сейчас она одной рукой прикрывая голову, а второй активно загребая перегнившие листья ползет к нему навстречу.
  - К лесу ползи! - что есть мочи заорал Дубровский. - К лесу!
  Длинной очередью добил на бегу магазин автомата, сухой щелчок затвора подсказал, что пора перезарядиться. Укрывшись за кузовом Владимир сменил магазин в автомате, потом нащупал очередную гранату в подсумке, выдернул кольцо и забросил РГНку в сторону леса, но не туда где примерно был стрелок, а немного в сторону, иначе осколками могло накрыть и Дашу.
  Раз, два, три! - мысленно отсчитал про себя Дубровский и как только раздался приглушенный взрыв гаранты, тут же бросил себя вперед. Здоровому человеку чтобы пробежать тридцать метров надо всего несколько секунд, автомат Калашникова за то же время выпустит минимум двадцать пуль. Так себе арифметике, честно говоря.
  Стреляя короткими очередями перед собой Дубровский скакал, как угорелый, как ужаленный в задницу бешенный сайгак. Он бы еще на бегу и маятник 'качал', но как это делать даже не представлял себе, да и был ли от этого толк?
  Даша все-таки уползла в лес, Дубровский вломился в густые заросли, как таранная машина при осаде древней крепости. Тут же сменил магазин на более полный, а тот, что был в автомате, полупустой, сунул обратно в подсумок.
  Кровь стучала в висках сотнями разномастных молоточков, адреналин бурлил и требовал действия, горячий пот застилал глаза и не давал сосредоточиться. Владимир несколько раз обернулся вокруг своей оси, пытаясь выискать противника, но цели он не находил.
  Что за чёрт?! Где этот проклятый стрелок?
  Даша? Где Даша?! - запоздало опомнился Дубровский.
  Владимир хотел было закричать, чтобы привлечь внимание девушки, и уже, даже открыл рот, но тут же захлопнул пасть обратно, осознав, что своим криком только навредит и себе и Даше. Девушка ведь тут же закричит в ответ и тем самым неизвестному стрелку тут же станет известно о местонахождении обоих целей.
  Вместо криков и глупых мельтешение по лесу Дубровский опустился на колени, потом совсем приник к земле и навострил уши, обращаясь вслух.
  Где-то справа раздавалось тихое скуление, прерываемое сдавленными всхлипами.
  Ага, есть, это Даша!
  Значит жива и скорее всего относительно невредима. Была бы ранена, вела бы себя по-другому, голосила и звала на помощь.
  А вот справа раздались тихие шаги, скрип подошвы, потом едва различимый треск сухой ветки под тяжелыми башмаками. Не меняя положения тела, чтобы, не дай бог, самому не издать лишний звук, Дубровский навел ствол автомат в ту сторону, откуда доносился звук осторожных шагов.
  Похоже, солдат противника тоже услышал девичий скулеж и сейчас шел на него. В той стороне, куда был направлен автомат Дубровского, мелькнул смазанный силуэт, но чувства Владимира были обострены до предела и он тут же открыл огонь. Длинная, торопливая очередь, расстояние до цели плевое - чуть больше десяти метров, силуэт шмыгает за ствол дерева, но не успевает, получает горячий свинец в бок. Вражеский боец, все-таки успевает спрятаться за стволом дерева, но его правая нога торчит снаружи и Дубровский не прощает такую оплошность, короткая очередь, пули калибра 5,45 дырявят камуфлированный берц и автоматчик, дико вереща, вываливается из-за дерева. Еще одна короткая очередь и враг затихает.
  - Даша, ты цела? - крикнул Дубровский.
  В ответ раздается треск автомата, несколько пуль вонзаются в ствол дуба, за которым стоял Владимир, а одна отрикошетив от толстой ветки залетает Дубровскому за воротник. Спину вмиг обожгло огнем, как будто плеснули кипятку за шиворот.
  Стреляли откуда-то справа. Владимир присел на землю и огрызнулся в ответ, потом выдернул последнюю гранату из разгрузки и закинул её в чащу леса.
  Бухнул взрыв!
  Владимир сменил магазин. Все в подсумке остался еще один, но в нем едва треть от положенных тридцати патронов.
  - Даша ползи к машине, и уезжай отсюда. Я тебя догоню! - ползя к застреленному автоматчику, крикнул Дубровский.
  Дзинь! Дзинь! - раздался над головой свист пуль, Дубровский активней задвигал ногами и локтями, подползая к застреленному бойцу.
  Чёрт! У покойника оказался АКМ. Дубровский надеялся разжиться запасными магазинами. А тут такой нежданчик!
  Невидимый стрелок вновь открыл огонь, пули стегали землю совсем рядом. Автоматчик видимо был где-то поблизости, потому что уж очень кучно ложатся пули, и стрелок по-любому понимает, куда надо стрелять. На звук так точно не наведешься.
  Дубровский распластался за стволом дерева, предварительно облокотив труп о ствол. Будет хоть какая-то защиты. Потом Владимир подтянул к себе автомат покойника и несколько магазинов из его разгрузки. АКМ был непростой, а доработанный и тюнингованный. Тут тебе и трехточечный ремень, и коллиматорный прицел, и прорезиненная колоша на тыльнике телескопического приклад, и штурмовая рукоять, которая, о чудо! Может превращаться в сошки. Ну, ни хрена себе, калаша обделали!
  Оперев автомат о тело его бывшего владельца, Дубровский открыл огонь. Бил средними очередями по шесть-семь патронов. Очередь. Еще одна, еще, еще. Неожиданно автомат выплюнул несколько трассеров, потом еще пару-тройку обычных боеприпасов и заглох.
  Ага! Владелец АКМа был парень опытный, он снарядил автоматный магазин несколькими патронами с трассирующими пулями, чтобы знать, когда заканчивается БК.
  Хитрован!
  В ответ, по позиции Дубровского зачастили длинными очередями. Владимир засек примерное направление и тут же ответил. Он выпустил длинную очередь на весь магазин и как только автомат затих, тут же вскинул свой АКМ-74М и принялся бить короткими очередями, при этом отбегая в сторону. Сменив позицию, Дубровский вновь перехватил в руки АКМ, благо тот все время болтался на очень удобном для подобных маневров трехточечном ремне, сменил магазин и открыл огонь.
  Полосуя очередями крест накрест перед собой, Дубровский вломился в кусты откуда по нему стреляли. Смазанный лохматым камуфляжем силуэт отскочил в сторону, но Владимир тут же поправился и последними тремя патронами в магазине, все-таки достал неуловимого стрелка.
  Затвор щелкнул, Владимир не глядя вытащил последний полный магазин к АКМу, вставил его в приемник и навел прицел на дергающегося на земле паренька. Неожиданно стрелок оказался совсем юным и хрупким. Лежащий рядом с ним такой же навороченный АКМ, казался неестественно огромным по сравнению с пропорциями хозяина. Боец болезненно морщился, цапал себя за грудь, пытаясь дотянуться до застежек бронежилета, но у него ничего не получалось. Владимир хотел было уже добить раненого, чтобы прервать его мучения, но тут их глаза встретились и Дубровский понял, что перед ним женщина, а вернее совсем молодая девушка. Она престала мучить липучки бронежилета, протянула окровавленную ладонь к Владимиру, её губы скривились в попытки что-то сказать, но изо рта вырвался лишь предсмертный хрип и кровавая юшка. По телу воительницы прошлась судорога, лицо передернуло спазмом, и она обмякла.
  Владимир еще минуту постоял над девушкой, потом подхватил её автомат, вытащил из широкого подсумка круглый бубен от РПК и пошел искать Дашу.
  Видимо во время перебежек и ползанья по земле, Дубровский где-то умудрился ушибить ногу, голень правой ноги ныла и горела огнем, но Владимир на подобные мелочи внимания не обращал. Он только, что чудом выжил в стрелковой мясорубке, где уж тут расстраиваться по поводу какого-то там ушиба.
  Девушку Владимир нашел все на той же поляне, она бездумно бродила вокруг 'Форда' собирая разбросанные по траве деньги. Видя, что Даша занята делом, тут же принялся за дело:
  Вытащил из кабины нашей машины все ценное и нужное, перетащил это к одному из трофейных пикапов. Из двух 'Ремов' выбрал тот, у которого в кузове был установлен ПКМС, треногу пулеметного станка модернизировали, приспособив под свои нужды.
  Особо мародерничать не стал, казалось, что петля погони стягивается вокруг шеи и надо валить отсюда как можно быстрее. Обшмонал два трупа, снял с них оружие и бронежилеты, осмотрел второй внедорожник, перетащил из его кузова дополнительные канистры с топливом и цинки с патронами.
  - Даш, хватит там копаться, всех денег не соберешь, а время дорого! - окликнул Дубровский девушку.
  Даша даже не дернулась в его сторону, так и продолжала бродить по поляне, механически нагибаясь к земле, поднимала очередную банкноту, клал её в мешок, выпрямлялась, делала следующий шаг, вновь нагибалась, поднимала купюру, и так раз за разом.
  - Даш! - вновь крикнул Владимир.
  Реакции ноль, девушка двигалась, как заводная игрушка. Да, что за чёрт?! Владимир подошел к Даше, положил ей руку на плечо, девушка повернулась к нему, её глаза были совершенно пусты и бездонны. Она дернулась, высвобождаясь, и вновь нагнулась, подбирая очередную банкноту.
  Дальше Владимир разговаривать не стал, просто взвалил слабо трепыхающуюся женское тело себе на плечо, подтащил к машине, скинул девушку на заднее сидение и тут же всунул ей в руки бутылку с водкой. Спиртное он нашел в бардачке 'Рема', Даша вяло отмахнулась от предложенной бутылки, но Дубровский, свернув крышку, тут же насильно начал вливать водку ей в рот. Девушка начала захлебываться, выплевывая водку, Владимир держал крепко и твердо. Когда бутылка опустела наполовину, Дубровский ослабил хватку, дал ей освободиться, и тут же протянул запакованные в пластик бутерброды. Даша с жадностью вцепилась в еду, но доесть не успела, алкоголь и только что пережитый стресс сделали свое дело, и девушка вырубилась, мгновенно уснув.
  Надо поскорее валить отсюда. Отогнав машину на несколько десятков метров от поляны, Дубровский остановил своего 'доджа' и, выбравшись из кабины, расстрелял несколько магазинов по оставшейся на поляне технике, негоже оставлять трофеи врагам. Да и по остовам машин будет легче найти эту поляну. То, что машины, ну, по крайней мере, 'Форд' останутся здесь на венную парковку Дубровский не сомневался. Кому нужна машина с поврежденным в хлам двигателем? Не сдавать же её на металлолом, в этом мире, вряд ли есть пункты по сбору вторсырья. Да и экологов, которые бы озаботились очисткой леса от автомобильного металлолома, здесь еще нет.
  ***
  
  Хорошо, что девушка уснула, Дубровскому сейчас надо хорошенько обдумать все происходящее. Во время осмотра трофейных машин, Владимир обнаружил сканер, который считывал сигналы, испускаемые моим 'Фордом'. Вот значит как загонщики так быстро нас обнаружили, а я то грешным делом думал, что нас опять выследили с помощью квадрокоптера.
  Радиомаячок могли поставить только в Стельках. А, что это значит? А вот хрен его знает! Могли поставить, что потом отслеживать, боясь угона, могли поставить, чтобы бросив машину в укромном месте, легче было найти заказчику. И это все из расчета, что угнана была не фура, полная дорогостоящей техники, нет, угнана была дешевая машина с копеечным грузом. Или угонщики знали, что внутри машины кубометр американских денег?
  Все эти размышления приводили к неутешительному выводу: Скворцовы на@бали Дубровского! Причем не просто, а в извращенной форме. Эти скоты не просто заманили его в иной мир, откуда нет возврата, они, похоже, планировали его еще и убить. Действительно, зачем им лишний свидетель. Это в старом мире Владимир Дубровский нужен был семейству Скворцовых, чтобы воплощать их идеи, превращая бюджетные средства в звонкую монету личной копилки клана Скворцовых. А здесь, в мире Закрытого сектора уже нет бюджетных средств, нет государственных программ, которые можно дербанить и пилить. Вот и получается, что Дубровского тупо слили в унитаз.
  Хотя, нет, еще не слили, свои денежки они ведь еще не получили. А это значит, что еще не понятно кто кого, куда слил.
  Дубровского охватило чувство обостренной справедливости, ему захотелось отомстить семейству Скворцовых, сделать так, чтобы они не просто никогда не увидели своих денег, а чтобы они точно знали, что это именно Вовка Дубровский, их, им не отдал. Мало того, хорошо было бы потратить часть этих проклятых денег на то, чтобы еще больше напакостить Скворцовым. Можно, например, нанять киллера и заказать старшего Скворцова. А, чем не отличная идея?! Идея просто супер!!
  Настроение у Владимира заметно улучшилось, он даже решил отпраздновать это свое озарение и смену настроения. Взял недопитую бутылку водки, что валялась на соседнем сидении, и сделал большой глоток, прям из горла. Спиртное провалилось внутрь и опалило пищевод. Дубровский совершенно не обратил внимания на подобные мелочи и тут же сделал второй глоток.
  На дорогу Владимир выезжать не стал. Слишком опасно. Тем более, если есть такой хороший 'проходимец' как 'Додж Рем', то можно двигаться полями и огородами. Так Дубровский и сделал. Ехал по бездорожью несколько часов, выбирая как можно больше каменистых и сухих участков, чтобы не оставлять следом от колес.
  Боль в ноге не прошла, а стала нарастать и беспокоить. Остановив машину, Владимир вылез наружу и, закатав штанину, осмотрел раненую ногу. Ни хрена себе подвернул?
  Штанина и нога были самым натуральным образом простреляны. Небольшая дырочка в ткани брючины и длинная, глубокая борозда в мясе. Увидев, как обстоят дела на самом деле, Дубровский лишь порадовался тому, что вражеская пуля прошла мимо и всего лишь зацепила плоть, а могла бы и кость перебить и тогда, фиг, Владимиру удалось бы выйти из перестрелки живым. Рану обработал йодом и перевязал.
  Куда дальше ехать, Дубровский особо не знал, он, конечно, ориентировался в какой примерно стороне Новая Москва и где Сосновск.
  Захотелось есть, Дубровский провел инспекцию продуктовых запасов и найдя пластиковую коробку с ИРП, схомячил все что там было: две небольшие консервы с кашей, заправленной говядиной и свининой, банку говяжьей тушенки, пачку паштета, два пакетика с повидлом и упаковку крекеров. Запил все это благолепие 'пепси' разбавленной водкой. От съеденного и выпитого разморило и Владимир, загнав машину подальше в лес, откинув спинку сиденья, завалился спать. Рядом безмятежно сопела Даша, за окном стрекотали цикады, а вступившая в свои права ночь, так и убаюкивала сонным блаженством.
  Засыпая, Дубровский лишь в очередной раз подивился тому, как быстро смахнул с себя весь цивилизованный лоск - пару часов назад он застрелил полдюжины людей, а сейчас спокойно спит, не ощущая никаких мук совести, при этом он был уверен, что покойники не буду являться во сне и требовать, чтобы он рыдал на их могилах. Сдохли и сдохли!
  Проснулся Владимир от того, что по соседству шебуршилась Даша.
  - Ты чего? - сонно спросил Дубровский.
  - Ничего, спи, - тихо отозвалась девушка и выбралась из кабины.
  Владимир приподнялся, чтобы проследить, куда пошла Даша и, увидев, что та явно наметилась на 'кустики' тут же откинулся на спинку кресла. За окном серел рассвет, часы на приборной доске показывали 6.30. Нормально так поспал, часов девять точно продрых, а спутница, так вообще все двенадцать часов проспала.
  - Ну, и какого фига мы здесь забыли? - спросила Даша, вернувшись в машину. - Думаешь безопасно так близко подъезжать к населенным пунктам.
  - Чего?! - встрепенулся Дубровский. Сонную дремоту смахнуло как рукой. - Какой еще населенный пункт? Ты о чём?
  - В окно посмотри, - отозвалась девушка, роясь в пакетах с едой.
  Владимир вылез из машины, огляделся и обомлел. Те кусты, что он принял ночью за непролазные дебри в лесу, оказались весьма ухоженными посадками чёрной смородины. 'Додж' стоял на окраине какого-то села, совсем рядом, за макушками деревьев маячила высокая труба котельной или еще, хрен знает чего, может это и вовсе было какое-то промышленное предприятие. Там же за деревьями, в предрассветной серости угадывались очертания ветряков, которые в отсутствие ветра понуро держали свои лопасти в нелепом томлении.
  - Охренеть! - почесав затылок, прошептал Дубровский.
  - Во-во! И я о том вже, - поддакнула Даша с набитым ртом. - Куфать будеф?
  - Куда тут жрать? - заторопился Владимир. - Выбираться отсюда надо, а то сейчас рассветет и дороги перекроют.
  - Пять минут ничего не решат, - глубокомысленно заявила девушка, свинчивая крышку с пластиковой литровки 'пепси'. - Сейчас поедим и покатим. Ты, как, еще не потерял боевой настрой? А то, я что-то вчера распсиховалась и немного истерила.
  - Нормально, держусь. Бабки я заныкал, так, что мы налегке, в общем надо где-то нам схорониться на пару месяцев, а потом вернутся за деньгами.
  - Хорошо, я что-нибудь придумаю, молодец, что деньги спрятал, нам без них легче будет оторваться от погони. Кстати, ты не думал, что слишком большой шухер вокруг нас происходит. Странно это, не находишь?
  - Странно, не то слово, тут попахивает подставой. Думаю, что семейство Скворцовых не планировало оставлять меня в живых. Видимо, я слишком опасный свидетель.
  - Даже так? - удивилась девушка. - Что ж ты такого о их делишках знаешь?
  - Думаю дело не в делишках, вернее, не в тех схемах и махинациях, в которых я участвовал, там, кстати, к Скворцовым особых вопросов нет, думается мне, что дела в деньгах, которые я им везу. Вполне возможно, что это не их деньги.
  - А, чьи же?
  - Каких-нибудь других людей. В последние годы в России всерьез взялись за коррупционеров, конечно, не за всех, а скажем так, только за тех, кто переходит запретные 'вешки' или, к примеру, входит в противоборствующую местной элите группу. Там же идет постоянная возня и междоусобные войны, грызутся как пауки в банке. Так, вот, одним из самых распространенных способов коррупционной безопасности является создание общаков. То есть деньги, которые, к примеру, получены в виде отката, за какой-нибудь большой проект аккумулируются в одном месте, и все участвовавшие в этой сделке чинуши знают где и сколько храниться, так же они знают, когда и сколько им обломится. Хотя нет, где хранятся деньги знают далеко не все, а лишь избранные, а вот сколько кому и за, что причитается знают наверняка. Именно это и позволяет им не брать взятки и выглядеть честно перед народом. Это целая система, которая позволяет и волкам быть сытыми и овцам довольными. Система!!! Понимаешь?
  - Подожди, но ведь по телеку постоянно передают, что, то одного чиновника возьмут на взятке, то другого посадят. Как же так?
  - Просто, жадность никто не отменял. Вот есть у него в заначке пару лямов 'зелени', а тут появляется возможность срубить по легкому, к примеру, сто тысяч рублей. С одной стороны, мелочь и при размерах его заначке, можно и пройти мимо, ан нет! Кто ж пройдет мимо, наверное, только умный и не жадный, но таких не часто встретишь среди наших управленцев. Вот и горят они на мелочах.
  - И, что ты думаешь, что именно такой общаг ты и везешь Скворцовым?
  - Почему бы и нет? Мы ведь не знаем как сложились обстоятельства и почему Скворцовы переметнулись в этот мир? Опять же, зная старшего Скворцова, могу с уверенностью сказать, что он не позволит своим денежкам где-то там отлёживаться без него. Так, что вполне реальный вариант, что меня подставили, и сделали так, что я украл чужие деньги. При таких раскладах, живой я для Скворцовых угроза. Ну, что ты доела? Тогда садись за руль, а я на всякий случай буду в кузове, за пулеметом.
  Даша допила 'пепси' и перелезла на водительское сидение. Дубровский накинул на себя куртку, нацепил на голову вязанную шапку с прорезями для глаз, нахлобучил сверху легкий шлем и перебрался в кузов.
  В кузове, перед пулеметным станком была сооружена конструкция из хромированных труб, предназначенная для пулеметчика, на неё можно было опереться спиной во время движения и к ней же необходимо было пристегиваться, чтобы не вывалится за борт. Так Владимир и сделал, пристегнул себя ремнями крест на крест.
  К пулемету шло питание из металлического ящика, приваренного к станку, судя по объему, там было уложено несколько скрепленных между собой лент 'соток'. Из пулемета Дубровский стрелял всего три раза в жизни, два раза в армии на учебных стрельбах и потом еще разок на коммерческом полигоне. Особыми успехами в этом деле Владимир похвастаться не мог, ибо, как ни странно, для гражданских, но пулеметчик, это не просто дядька с пулеметом в руках. Быть пулеметчиком - это целая наука, и этому учат долго и упорно. Хороший пулеметчик, как и снайпер - на вес золота, в любом подразделении. Но, Владимир в общих чертах знал, как обращаться с пулеметом, так, что в ростовую мишень со ста метров, даст бог попадет, не с первого, конечно, раза, но попадет точно!
  Тем временем, Даша вывела 'додж' из кустов и осторожно повела его вдоль кромки поля. Повсюду были ухоженные и посаженные под линеечку фруктовые деревья, что именно здесь росло, вишня или яблоки, Дубровский определить не мог, не хватало знаний в садоводстве, но выглядело очень аккуратно и красиво, Владимир даже засмотрелся и поэтому прозевал, когда они выскочили на дорогу.
  Пикап вырулил на грунтовку и набирая скорость, помчался по ней, впереди замаячили какие-то постройки, очень похожие на однообразные коттеджи. Действительно, через пару сотен метров, 'додж' ворвался в жилую застройку - по обеим сторонам дороги, через равные промежутки, торчали абсолютно одинаковые двухэтажные домики, выполненные в готическом стили, похожие на небольшие средневековые, рыцарские замки, с остроконечными крышами и башенками - флюгерами.
  Лепота!
  Судя по темным окнам и некоторой заброшенности, коттеджный поселок был еще не обжит. Это факт Дубровский отметил с некоторым облегчением, если здесь никто еще не живет, значит есть шанс выбраться не замеченными.
  Накаркал! Незамеченными выбраться не получилось, как-только 'рэм' проехал через коттеджный поселок, дорога свернула направо и впереди показалось скопление машин. На обочине стояло несколько таких же, как и у них 'доджей' с пулеметами в кузовах, еще было парочку грузовых машин, явно военного образца, а совсем рядом, в поле стоял небольшой вертолет. Там же в поле стояло несколько палаток и вился дымок походного мангала.
  Останавливаться и разворачиваться было уже поздно, их заметили, но похоже приняли за других, потому что, несколько мужиков, бродивших среди машин, приветливо замахали руками и чего-то закричали. То, что это по их душу Владимир не сомневался, уж слишком похожи были внедорожники друг на друга, ясно было, что они выехали из одного гаража.
  - Гони! - крикнул Дубровский. - Гони, что есть мочи!
  'Додж' как заправский скакун прыгнул вперед, помчался, набирая скорость. Дубровский дернул затвор и перехватив поудобней приклад пулемета, нажал на спусковой крючок. Пулемет затарахтел как швейная машинка, монотонно и неотвратимо выплевывая пулю за пулей. Первые очереди легли немного ниже, чем планировал Дубровский, пули выбили пылевые фонтанчики посреди дороги, но Владимир покрепче перехватил пулемет и дело пошло лучше. Проносясь мимо машин, Дубровский не отпускал спусковой крючок, пулемет зашелся одной длиннющей очередью. Огненный пунктир прочертил машины, стоящие вдоль дороги, досталось всем, кому больше, кому меньше, но всем. Никого не забыл, никого не обидел. Считанные секунды, меньше минуты, а содержимое ящика с пулеметными лентами внутри пусто. Двести патронов вылетели за какие-то мгновения. Раз и нет!
  Владимир перехватил трофейный АКМ, изогнулся всем телом, и высадил содержимое автоматного рожка в снующих позади людей, потом быстро сменил магазин и вновь расстрелял его одной длинной очередью. От этого не было уже никакого толку, потому что машину трясло и подбрасывало на ухабах, и прицельной стрельбе не было даже речи, но Дубровскому было спокойней стрелять, чем просто смотреть как враги мечутся по дороге. Даже если всего пару пуль, продырявили автомобильное железо в нужном месте, то это уже очень хорошо и замечательно.
  'Додж' свернул с дороги и Владимиру пришлось присесть, вцепившись обеими руками в раму, иначе его могло как тряпичную куклу пару раз хорошенько приложить мордой об крышу кабины.
  Похоже Даша его слова восприняла слишком буквально, скатившись в поле, 'рем' не сбросил скорость, а похоже только, наоборот, прибавил. Пикап несся по полям как пришпоренный скакун, Дубровский хотел было заменить пулеметную ленту, но на такой скорости и при такой тряске, об этом не могло быть и речи.
  Выждав еще пару минут, машина как раз съехал с очередного поля и углубилась в заросшую могучими дубами рощу, Владимир несколько раз стукнул по крыши кабины и прокричал Даше, чтобы она остановилась.
  - Ты, как? - спросил Дубровский Дашу, как только машина остановилась.
  - Чуть не обоссалась от страха, - честно призналась девушка. - Но было круто, я, кстати, думаю, что мы совсем близко от поворота на Арбат. Пару километров и выкатимся к ним, так, что совсем немного осталось.
  - Отлично, тогда, давай езжай, но помедленнее, мне надо сменить БэКа в пулемете.
  - Я тут подумала, в кабине есть рация, может попробовать вызвать сиротинских? Вдруг получится найти их волну?
  - Попробуй, - равнодушно пожал плечами Дубровский. - Может клюнут на свой сигнал о помощи - эСэС сто, - предположил Владимир.
  Заморачиваться с соединением пулеметных лент Владимир не стал, он всего лишь поставил коробку - 'сотку' в приваренный ящик и завел ленту в пулемет.
  Даша одной рукой держала руль, а второй бубнила в микрофон автомобильной радиостанции, вызывая на связи сиротинский анклав Арбат.
  Пикап проехал через дубраву, забрался на пологий склон, потом скатился с него, впереди показалась чёрная змея асфальтной дороги. Похоже осталось совсем немного, еще чуть-чуть и они будут в безопасности.
  Вновь накаркал! Откуда-то сверху донеслось стрекотание вертолетного движка, Дубровский задрал голову и в сердцах выругался:
  - Твою ж в звезду! Даша, гони!!!
  Вертолет, подобно хищной птице, заметившей жертву, стремглав бросился к ней. На подножке аппарели вертолета сидел боец с автоматом в руках, как только аппарат приблизился достаточно близко автоматчик открыл огонь. В реве автомобильного двигателя и стрекоте вертолета Дубровский совершенно не разобрал куда целит стрелок. Похоже пока пули ложились мимо и 'додж' не зацепили.
  Пикап продолжал мчаться к дороге, вертолет шел параллельным курсом, постепено снижаясь. Автомат стрелка в вертолёте периодически расцветал дульной вспышкой.
  Даша бросала машину из стороны в сторону, пытаясь уйти от погони. Владимир стрелял из АКМа в сторону вертолета, но пока безрезультатно, машину мотыляло по сторонам как бельё в стиралке. Стрелок из вертолета бил короткими очередями, Дубровский в ответ садил длиннющими на полмагазина, пытаясь отогнать опасную стрекозу подальше. Так они соревновались в стрельбе минут десять.
  Все-таки автоматчик сверху оказался удачливее, а скорее всего просто опытнее - 'додж' неожиданно дернулся, по его капоту стегануло автоматной очередью, машина пошла юзом и со всего размаху влетела в одиноко стоящее дерево. Дубровский налетел грудной клеткой на пулеметный станок и хорошенько звезданулся лбом о приклад пулемета. Хорошо, что в этот момент на голове был шлем он и уберег Дубровского от сотрясения мозга.
  Вертолет завис напротив 'рема', вражеский автоматчик хладнокровно всадил одну за другой несколько очередей в капот пикапа, из-под радиаторной решетки повалил густой белый пар и воздух наполнился запахом машинного масла.
  Всё, приплыли, кина не будет, кинчик сдох!
  Владимир, превозмогая боль в грудной клетке, ухватился за пулемет и поведя стволом, ловя в прицел проклятый винтокрыл, открыл огонь. Пули стеганули пустое пространство, пилот был настороже и дернул машину вверх, уводя из-под обстрела.
  - Да, твою мать, якорный ты карась!!! - взревел Дубровский выдернул пулемет из креплений и принялся полосовать воздух длинными очередями.
  Автоматчик огрызнулся в ответ, пули взъерошили землю справа от Вовки, пройдясь свинцовым пунктиром по борту пикапа. Дубровский видел только отливающий глянцевой синевой борт вертолета, он ловил в прицел, вертлявую стрекозу и пытался попасть в цель. Стрелял, не замечая ответного огня, стрелял, не обращая внимания на искры рикошетов, оставляемые от попаданий вражеского автоматчика. Владимир исступлённо продолжал жать на спусковой крючок пулемета, что-то безумно крича во все горло.
  Вертолет взмыл еще выше, потом пошел в одну сторону, в другую, потом немного снизился и заложив крутой вираж, хотел было уже уйти из зоны поражения, но Дубровский все-таки сумел последними в ленте зарядами все-таки достать проклятый вертолет. Машину завертело вокруг своей оси и она, стремительно снижаясь ухнула вниз. Взрыва не было, лишь треск рвущегося металла и грохот сминаемого пластика.
  Вертолет упал метрах в ста, Владимир отбросил пустой пулемет, дотянулся до автомата, и высадил один за другим три магазина в исходящие черным дымом корпус вертолета. Среди обломков что-то громко хлопнуло, вспыхнуло пламя и через мгновение остов вертолета превратился в огромный, пионерский костер. Пламя вздымалось высоко к небу, чадя смолянистыми клубами чёрного дыма. Внутри огня кто-то громко вскрикнул, потом закричал во все горло. Крик был наполнен нотками ужаса и боли. Через пару секунд все стихло. Лишь рев пламени, треск лопающегося пластика и взрывы патронов в огне, оглашали округу.
  - Даш, ты видела? Я его сбил! Сбил, мать его так, этот стрекозел! - победно выкрикнул Дубровский, стуча кулаком по крыше кабины. - Даш, выбирайся, надо срочно валить. Ножками побежим, ножками! Даш?!
  В ответ тишина, только едва различимое шипение из раскуроченного моторного отсека 'доджа' и еле слышный шепот, переходящий в заунывный скулеж.
  - Даш? Даша! С тобой все в порядке? - Владимир запутался в застежках ремней, дернул их несколько раз, пытаясь отцепить свое тело, потом не выдержал и перерезал ремни ножом.
  Выпрыгнул из кузова, тут же упал на землю, правая нога горела огнем, держась руками за борт и кривясь от боли с трудом сумел встать на ноги. Вся правая штанина была в крови, что с ногой Дубровский не посмотрел, он не думал о боли и о себе, сейчас его волновало почему девушка молчит. Добрался до кабины пикапа, заглянул сквозь разбитое боковое стекло внутрь.
  Даша сидела на водительском сидении, немного сползя по нему вниз. Глаза были открыты, губы сжаты в тонкую, наполненную болью нитку, светлая кофта пропитана кровью. Крови было много, очень много. Из светло-бежевой кофта превратилась в темно-бардовую. Лобовое стекло пикапа было прошито пулями в нескольких местах, видимо стрелок из вертолета отличился.
  Владимир осторожно вытащил хрупкое девичье тело наружу, положил на землю и принялся накладывать повязку. Как это делать правильно Дубровский не знал, понимал, что надо остановить кровотечение и сделать повязку потуже. Сперва он наложил первый ИПП, который был у него в подсумке разгрузки, потом еще один, найденный в бардачке пикапа. Белоснежные слои медицинской марли тут же багровели, намокая кровью. Кровь не останавливалась, повязки помогали, но недостаточно хорошо.
  Девушку на до было срочно доставить к врачу, иначе она умрет. Владимир взял Дашу на руки и понес её к дороге, идти было тяжело, нога горела огнем и плохо слушалась. Девушка хрипела и стонала, из уголка её рта появилась тонкая струйка крови. Владимир испугался, что делает только хуже и остановившись, осторожно опустил Дашу на землю. Девушка зашлась в кашле, пришла в себя, из её рта вырывались кровавые сгустки и капли. Повреждены легкие!
  На дороге показались два пикапа 'додж рем', Дубровский вскинул автомат, стволом вверх и высадил содержимое автомата одной длинной очередью.
  - Эй, эй, сюда! Я здесь! Здесь! - принялся кричать и размахивать руками Дубровский, привлекая внимание водителей пикапов.
  Мысли о том, чтобы бросить девушку и убежать одному, Владимиру в голову не пришла, и прийти не могла, он был слишком правильным и хорошо воспитанным для этого.
  Обе машины были возле Владимира уже через пару минут, из пикапов выскочили, упакованные в однообразную амуницию бойцы, Дубровского сбили с ног, скрутили и принялись методично избивать.
  - Девушке, помогите девушке! Она умирает! - кричал Владимир, пока не отключился от очередного, особо удачно удара по голове.
  
  
  ***
  
  - Сука, где деньги?! Деньги, где? - кричали Дубровскому и продолжали бить.
  Возле обломков вертолета и разбитого пикапа собралось весьма много народу, к первым двум пикапам присоединилось еще не сколько разных машин, последним прикатил большой 'Хаммер' желтого цвета, в котором прикатил лично Старший Скворцов, именно он сейчас и кричал на Дубровского, требуя сказать, где деньги.
  - Девушке, помогите девушке, - хрипел Дубровский, под градом ударов, - спасите её тогда скажу.
  Шепота Владимира никто не заметил, его продолжали избивать. Он перестал хрипеть и вновь провалился в беспамятство обморока. Пришел в себя Дубровский от резкого запах нашатыря.
  - Вова! Вовка, ты меня слышишь? - перед лицом виднелась недовольная рожа младшего Скворцова. - Скажи, где деньги? Где? Не скажешь, тебя сейчас начнут на куски резать.
  - Девушка, что со мной была, жива? - Дубровский сплюнул обломки выбитых зубов.
  - Жива! Пока еще жива! - зачастил Славик Скворцов. - Говори, где деньги, иначе я прямо сейчас, ей в пизду нож засажу! Говори, где деньги!
  - Чё, Славик, припекло?! - криво ухмыльнулся Владимир и вновь сплюнул кровавый сгусток. - Хотите получить бабло назад, спасите девушку, передайте её Сиротинским в Арбате и тогда я отдам все деньги.
  - Чего?! - зло выдохнул Славик, низко накллонившись над лежащим на земле Владимиром. - Ты еще условия будешь ставить? Гони бабло, сука!
  - Пошел к черту, пидор хренов! Помнишь новый год в госпитале? Ты тогда бросился на четверых дагов или я? Вспомнил?! Хрен вы меня сломаете, сдохну, а вам ничего не скажу, ты меня знаешь! - Дубровский неожиданно для всех выбросил руку и цепко ухватил Славика за кадык. - Я тебе горлянуку вырву, за свою бабу, понял!!! - второй рукой Владимир дернул младшего Скворцова за ботинок и уронил его на себя.
  Больше ничего Дубровскому сделать не дали, на не него навалилось сразу несколько бойцов и оттащили, верещащего, как резанная свинья Славика.
  - Ладно, хрен с тобой, - выкрикнул младший Скворцов, - будут тебе сиротинские! Приведите кто-нибудь, эту девку в чувство, перевяжите её и дайте мне рацию.
  На полчаса Дубровского оставили в покое, его не били, лишь сковали запястья наручниками и приставили охрану - двоих автоматчиков, которые внимательно следили за Владимиром, близко не приближаясь к нему.
  Дубровский собрался с силами и поднявшись, уселся, облокотившись спиной о камень. Метрах в десяти, выше по склону два бойца копошились над Дашей, приводя её в чувства.
  В голове у Владимира тут же начало работать компьютер, подбирая варианты, как можно выбраться из сложившийся ситуации. Голова соображала плохо, ну, еще бы, столько пропустить ударов по ней.
  В принципе, обменять свою и Дашину жизни на Скворцовские деньги не трудно. Трудно сделать это так, чтобы Скворцовы его не обманули. Как сделать так, чтобы выжить? Как? Что можно предложить такого сиротинским, чтобы они взяли их с Дашей под свою защиту? Что?! Дубровский в этом мире без году неделя, он ничего про Закрытый сектор не знает. Ничего! Чем он может быть полезен сиротинским?
  К Владимиру подошел смуглый молодой мужчина, внешне, напоминающий армянина, упакован он был в светло-серый, ментовский камуфляж. Позади него маячило трое таких же бойцов. От группы машин подбежал Славик Скворцов и о чем-то наскоро пошептался с вновь прибившимися.
  - Вот тебе сиротинские! - представил серых камуфляжников Славик. - Говори, где деньги!
  - Как только Дашу приведут в чувства, она задаст пару вопросов и проверит настоящие ли это сиротинские, - хмуро ответил Владимир. - Вы точно из Сиротинска? - обратился Дубровский к камуфляжнику.
  - Они самые, - кивнул мужчина, и тут же представился. - Рубен! Ты, парень, давай, быстрее петляй тут с этими, - кивнул он на Славика. - У меня времени в обрез, возвращай им эти деньги, и повезли твою тёлку к нам на базу, а то, она кони тут двинет. Время сейчас работает против нас!
  - Я понимаю, но мне надо убедиться, что вы действительно из Сиротинска, у меня важная информация для вашего главного.
  - Да, бога ради, - кивнул мужчина, - ты только не тупи, решай быстрее. Отдай им деньги, и мы тебя с девушкой сразу же переправим в Сиротинск. В Арбате есть своя взлетка, там стоит АН-2, можем на нем вас отправить.
  Дашу привели в чувства и положив на носилки поднесли к Дубровскому. Рубен обменялся с Дашей парой фраз, потом извлек из внутреннего кармана, закатанную в пластик фотографию, показ её девушке.
  - Вот - Волков, вот - Лошкин, а вот, собственно говоря, я, - тыкая пальцем в фото, комментировал изображение мужчина. - Узнала? Ну, и отлично! Не беспокойтесь, если у вашего парня, действительно есть важная информация для Сиротинска, то мы вас в обиду не дадим.
  - Дайте мне с девушкой наедине пошетаться, - попросил Дубровский.
  - Щаззз! Так говори! - потребовал Скворцов.
  Дубровский подполз в девушке и прильнув к её уху прошептал:
  - Они точно из Сиротинска?
  - Да, - еле слышно ответила девушка. - Я узнала на фото Лёху Лошкина. Этот из Сиротинска.
  - Тогда молчи, больше ничего не говори, они тебя отвезут в безопасное место. Я решу все дела и вернусь к тебе.
  - Тебя убьют, - прохрипела Даша. - И меня убьют!
  - Рано помирать! - подбодрил Владимир девушку. - Все будет хорошо, ты главное выживи, я вернусь и возьму тебя в жены, а ты родишь мне много детей.
  Девушка ничего не ответила, устало прикрыла глаза, из-под век потекли ручейки слез, губы растянулись в грустной улыбке.
  - Давай, парень, поехали, не до любезностей сейчас, дело надо делать, вот вернешься и налюбуешься еще своей девахой, - послышался позади грубый голос Рубена.
  Дубровскому помогли встать, подхватили его под руки и подвели к 'УАЗику - буханке', с двухрядной кабиной и небольшим кузовом в котором был установлен КПВТ.
  Наручники расстёгивать не стали, наоборот пристегнули еще один наручник, прикрепив Дубровского к скобе над дверцей. Вместе с Рубеном в машину забрался еще один его боец, в сером камуфляже и трое Скворцовских бойцов. Ни Славик, ни его отец в 'буханку' не полезли, видимо брезговали таким прозаичным транспортом. 'УАЗик' двинулся первым, сзади к нему в хвост пристроилась длинная вереница из шести машин, одна лучше и навороченей другой, помимо двух 'Ремов' и канареечного 'Хаммера', был еще закатанный в золотую эмаль Форд F-150 и два армейских 'Тигра', выкрашенные в блестяще чёрную, зеркальную краску.
  Дубровский крутил шеей пытаясь рассмотреть куда унесли Дашу на носилках, но ничего не получалось.
  - Куда ехать? - спросил Рубен, как только 'буханка' выкатилась на дорогу.
  - Надо у Скворцовских бойцов узнать, как проехать к тому месту, где остался стоять мой 'форд транзит', оттуда пешком, - отозвался Владимир.
  - Не надо, - нахмурился Рубен, - я знаю где это, ты там положил пятерых пацанов и девчонку, ну и 'рема' раздобыл. Правильно?
  - Да, так точно!
  - На, разжуй таблетки, это стимуляторы, тебе легче должно быть, - Рубен вытащил из тонкого тюбика-цилиндра несколько таблеток и буквально силой впихнул их в рот Дубровского.
  Владимир раскусил таблетки, скривился от горечи, но жевать не перестал. Таблетки подействовали усыпляюще, в голове затуманилось, Дубровский, засыпая подумал, что Рубен ему категорически не нравиться, была в нем какая-то неправильность. Вообще, во всем происходящем, было что-то корявое и неправильное, какая-то червоточина в этом Рубене.
  Очнулся Дубровский от резкого запаха нашатыря.
  - Приехали, вставай! - крикнул ему в лицо Рубен. - Показывай, где тут деньги заныканы?
  Дубровский очумело завертел головой пытаясь понять, где он оказался и что, вообще, здесь происходит. 'Буханка' стояла на той самой поляне, где Владимир бросил свой 'Транзит', рядом, покосившись на простреленных колесах, грустно светил расстрелянной лобовухой 'Додж Рем'.
  В голове гремели колокола, во рту был такой сушняк, что казалось, будто Дубровский только, что вышел из недельного запоя. Обещанного прилива сил и энергии не было, видимо таблетки Рубена не помогли или помогли но не так.
  Почему-то на поляне кроме 'буханки' и одного 'тигра' больше машин не было, причем, судя по раскраске камуфляжа, среди всех бойцов, заполнивших поляну, Сиротинских было только двое: Рубен и еще один мужик. Неужели, эти двое настолько круты, что могут спокойно себя чувствовать в окружении дюжины, обвешанных оружием злодеев? Может и, правда, за ними есть такая мощная поддержка? Ничего, совсем скоро мы это узнаем.
  - Туда! - махнул рукой Владимир и показал куда идти.
  Дубровский пошел первым, за ним двинулись двое автоматчиков, Рубен махнул рукой и все остальные вояки, вытянувшись в колонну, затопали следом. На поляне остался лишь один караульный.
  - А ты где служил? - спросил Рубен, нагнав Владимира.
  - Срочку, в комендантской роте, а что?
  - Комендачом?! Не врешь?
  - Нет, а что?
  - Ничего, просто ты такие выкрутасы выкидываешь, что могло тут некоторые думали, что ты чуть ли не 'генерал ГРУ' под прикрытием.
  Дубровский равнодушно пожал плечами и зашагал дальше. Владимира не покидали тревожные мысли, происходящее не нравилось ему все больше и больше. Слишком много не состыковок, как-то уж больно вальготно ведет себя сиротинский Рубен среди скворцовских боевиков, прям как...как? Как их командир! Нет, этого не может быть, ведь Даша узнала на фото своего знакомого Лошкина и какого-то там важного кренделя - Волкова, в честь, которого и называли сиротинский спецназ - Волками. Тогда, что? А черт его знает, что! Может Скворцовы тоже принадлежать к Сиротнским? Вполне возможно! Почему бы и нет. И что тогда делать? Вот, хрен его знает!
  - Вон, под тем дубом, есть расщелина, там спрятаны деньги.

  - Все?
  - Да, все. Небольшая часть у нас была с собой, они остались в том 'додже', который врезался в дерево!
  - Ага, была там сумка с долларовой россыпью, - кивнул Рубен. - Парни, вон там, пошуруйте!
  - Рубен, давай отойдем в сторонку, - попросил Дубровский, бросив короткий взгляд на ботинки мужчины.
  - Давай, - Рубен шагнул в сторону, но все равно продолжал стоять так, чтобы видеть, как бойцы раскидывают землю, короткими, походными лопатками. - Что у тебя?
  - Вы точно из Сиротинска?
  - Конечно! - Рубен смотрел прямо в глаза Владимиру, ни один мускул не дрогнул на его лице. - Не веришь, можешь спросить, что там, да, как, где, что стоит, здания какие есть, улицы. Спрашивай? Только проблема в том, что ты сам никогда в Сиротинске не были и вряд ли сможешь проверить, правду я говорю или нет.
  - Скажите честно, девушке спасут жизнь или добьют? - поняв, что происходит, устало спросил Дубровский.
  - Все норм! - крикнул один из боевиков, копавших землю возле старого дуба. - Деньги здесь. Три здоровенных мешка!
  - А сам как думаешь? - хитро улыбнувшись, вопросом на вопрос ответил Рубен.
  - Думаю, что убьете. Зачем вам лишние свидетели?
  - Это точно, свидетели, тем более лишние, никому не нужны. Как догадался, что я подставной?
  - Вы ведете себя среди этих людей, как командир, хотя, по логике, они не должны вам подчинятся. Вы обо мне слишком много знаете: кого я убил и где, что у меня при себе было, и сколько времени я провел в этом мире. Ну и напоследок, у вас такая же обувь, как у тех парней, что я застрелил сегодня утром. Прям, точь-в-точь!
  - Молодец, глазастый! - похвалил Дубровского Рубен. - Жалко тебя убивать, нравишься ты мне.
  - А как же то, фото, на котором, вы запечатлены, вместе с Волковым и Лошкиным?
  - А, что фото? - пожал плечами Рубен. - Я, и правда, знаю Черпака и Палача, вот только, наши пути дорожки разошлись пару лет назад, а фото было сделано, когда мы еще считались одной бандой! Мне, Славик сказал, что надо выдать себя за волковского бойца, я так и сделал.
  - Понятно. Здесь застрелите или назад повезете, чтобы Славик, или его отец лично, пулю мне в башку пустили?
  - Нет, парень, дело такое, что легкой смерти тебе не видать, уж больно много хлопот ты нам всем доставил, хотя, лично для меня, все сложилось как нельзя лучше и конкурентов немного подчистили, и неплохой барыш, я сегодня подниму с ребятами, - алчно улыбнулся мужчина.
  - Вы можете взять себе из этой груды денег, сколько захотите, Скворцовы, вряд ли знают точную сумму, которая там должна быть. Я подозреваю, что это, вообще, не их деньги. Поэтому если там не хватит пару миллионов долларов, то они не хватятся!
  - Даже так?! - хихикнул Рубен. - А с чего такая щедрость, с твоей стороны? Думаешь, я сжалюсь и тебя отпущу?
  - Нет, просто вы мне тоже понравились, чувствуется, что вы человек порядочный, - соврал Дубровский, - пусть, лучше вам достанется часть денег, чем этим скотам Скворцовым.
  - Ладно, спасибо на добром слове, я подумаю над твоими словами. Может, хочешь закурить? Кстати, хорошо держишься, молодец!
  - Нет, ничего не надо, разве, только в бардачке расстрелянного 'Форда', я забыл свой крестик, если можно, я бы его забрал?
  - Вообще не вопрос, религия, вера в бога - дело святое, сам, человек, верующий, в церковь хожу, свечки ставлю, туда-сюда! - засмеялся Рубен.
  Было видно, что у главаря бандитов хорошее настроение, еще бы, выслужиться перед начальством, да еще и такой денежный бонус найти. Два больших баула с деньгами понесли отдельно от третьего, меньшего размера. Значит все-таки, Рубен решить, скрысятничать, - подумал Дубровский, - это хорошо, этим можно воспользоваться.
  Владимира довели до машины, дали забрать из фордовского бардачка крест - небольшую самодельную железяку с приваренной поперечиной. Потом его усадили в 'буханку' и машины тронулись в путь. Рубен на этот раз ехал отдельно, в 'тигре', а вот в 'УАЗик' набилось много народу, кое-кто сел даже в кузов, денежные тюки перевозились отдельно в машине командира.
  Сразу машины в путь не тронулись, долго ждали когда Рубен и еще один его подчиненный вернуться из леса, скорее всего они там прятали третий тюк с деньгами.
  Обратный путь, занял довольно много времени, вот только вереница машин поехала не в сторону Новой Москвы, а свернула с трассы вправо и больше часа катила по довольно приличной бетонке через лес, потом показалась грунтовка и высокий, трехметровый сетчатый забор.
  Забор был странной формы - не прямой, а с двумя скосами, выгнутыми внутрь. Еще одна странность - два ряда колючей проволоки, один поверх гребня забора, а второй внизу, у самой земли. Зачем такие сложности было не понятно.
  В заборе было обустроено основательное КПП - бетонный домик, приплюснутой, квадратной формы, с узкими окнами-бойницами, рядом шестиметровая вышка, где помимо нескольких прожекторов, два пулемета: крупнокалиберный Утес и ПКМ.
  Проезжая через створки ворот, Дубровский изловчился и осторожно выглянул наружу - земля перед забором и вдоль дороги была усеяна бугорками правильной формы - минные заграждения.
  Странное заведение, очень похожее на тюрьму или особо охраняемый объект. Что здесь забыли Скворцовы?
  Гадать пришлось недолго, машины пересекли пустое пространство, похожее на каменную пустыню - земля вокруг была темного, не живого цвета, вроде бы не чернозем, какая-то серая, отливающая серебром, несколько раз Владимиру показалось, что он заметил, валяющееся кости. Вообще, удивительно!
  Дорога вильнула несколько раз и машины, перемахнув через невысокую гряду, стали спускаться вниз, по длинному, пологому спуску. Было видно, что местность вокруг похожа очертаниями на блюдце. Почти идеальной геометрической формы, круговой пологий спуск, в центре, которого темнеет что-то вроде тумана. Со своего места, Дубровскому было не разобрать, что это такое, но похоже было именно на черный туман, который завис исполинским грибом, в центре гигантского блюдца. Земля под колесами машин изменилась в худшую сторону, она стало каменистой, выжженной и совершенно безжизненной на вид, как будто машина переместилась на поверхность какой-то метровой планеты.
  - Бляха-муха, как же я не люблю сюда ездить! - неожиданно подал голос, один из пассажиров 'буханки'. - К чёрту все эти доплаты, лучше сидеть с голым задом, чем сюда приезжать.
  - Сивый, курва, заткнись. Не надо чертыхаться, беду накличешь! - одернул его водитель 'буханки', усатый, пожилой дядька с грустными глазами. - господи, спаси и сохрани! - водитель, широко перекрестился и поддал газу. - Хорошо бы вернуться на трассу до темноты. Так, что парни, не тупить, быстро сделали дело и назад. Трупы не шмонать, покидали быстренько и валим отсюда.
  'Буханка' обогнула склон блюдца по часовой стрелке и Дубровскому стала видна противоположная сторона, невидимая до этого из-за черного марева тумана. На том склоне была небольшая площадка, на которой стояли видимые им до этого машины: Хаммер, Ф-150 и пара армейских грузовиков. А еще там было несколько временны построек - блок-контейнеров, обнесенных сетчатым забором, с высокой радиомачтой. Еще на склоне был сооружен деревянный помост, который выдавался далеко вперед и почти касался темного марева, клубящегося тумана.
  Все сидящие в машине бойцы, были увлечены пейзажами за окном, на Владимира никто не обращал внимания, да, и зачем, за ним следить. Дубровский еле передвигал ногами, когда его вели обратно к машине, Владимира даже пристегивать к ручке над дверью не стали, он так и сидел со скованными перед собой руками. Пользуясь безразличием охраны, Дубровский осторожно достал из кармана давешней крестик и принялся ковыряться в замке наручников, когда-то давно, в прошлой жизни, когда он служил в рядах Российской армии, то на спор с сослуживцами, Владимир пару раз открывал подобные наручники с помощью подручных инструментов. Вот и сейчас, он просунул один конец крестика в замочную скважину и несколько раз покрутив его там, нащупал пластину пружины, если хорошенько нажать, то скорее всего, замок откроется и руки будут свободны, вот только пока это делать рано, надо немного подождать.
  'Буханка' в сопровождение 'Тигра' подъехала к 'Хаммеру'. Дубровского вытащили наружу и подвели к Славику Скворцову, стоящему возле американского внедорожника, канареечной расцветки.
  - Ну, что Вовка, отдал деньги? Молодец! Да, бродяга, задал ты нам жару! Столько народу положил, капец!
  - Я ваши деньги защищал! - глядя прямо в глаза бывшему приятелю, процедил Дубровский. - А вы меня тупо подставили!
  - Ну, извини, бывает, Вы - чернь, обслуга, расходный материал! Хотя, с тобой надо признать не хорошо получилось, а я говорил отцу, что давай, встретим тебя в Сосновске и всех делов, а он нет, зачем мы держим такую прорву вооруженных людей, надо их проверить в деле. Вот и допроверялся, что теперь не только с барыгами из Стелек надо утрясать дела, но еще и как-то с сиротинскими петлять.
  - С сиротинскими качель не будет, - встрял в разговор Рубен. - Я ему по дороге туда, дал пару таблеток 'правды', короче, сиротинские не при делах, и он их приплел, так, наобум. Баба его с кем-то из них там шашни водила, но так не серьезно. На самом деле они планировали просто купить крышу у сиротинских, из твоих, кстати, денег, Славик.
  - Ну, вот видишь, Вовчик, а ты говоришь, что деньги мне вез и их защищал, а на самом деле, фигня все это, хотел себе, наши, с батей, денежки заграбастать! В компост его!
  Подчиненные Славика выбрасывали из кузова человеческие трупы, подтаскивали их к краю площадки, потом в дело вступали другие люди, облаченные в серебристые костюмы пожарных, повышенной огнестойкости. Странно, от чёрного тумана не шибало высокими температурами, жара не было, да, и, честно говоря, было скорее холодно, чем жарко. К чему эти серебристые балахоны? Может дело в ядовитых испарениях и костюмы защищают от них? Но, нет, бойцы, стоящие в начале помоста и на площадке, не носили никаких противогазов и защитных масок. Тогда, что?
  - Рубен, как все прошло, долго искали закладку? - обратился Славик к Рубену.
  - Нет, полчаса, не больше, но без его помощи, фиг бы нашли, а так, все как он и говорил под действием пилюль 'правды' - два больших баула с деньгами.
  - Отлично, как только пересчитаем деньги и отдадим нужное наверх, выпишу тебе премию и неустойку за причинённые неприятности. Надеюсь, теперь мы с тобой и твоими людьми сработаемся, - потом он повернулся к Владимиру и продолжил. - Да, конечно, подпортил ты нам жизнь Вован, заставил понервничать, батя, чуть кони не двинул от всех этих переживаний. Но ничего, теперь мы заживем, теперь все у нас будет на мази. Прострелите ему ноги и сбросьте к остальным в компост, я хочу, чтобы он туда попал живым! - злобно щерясь, прошипел Славик. - Вот и посмотрим, какой ты у нас окажешься крутой, когда попадешь туда и встретишься с истинными Хозяевами этого Мира!
  Что имел виду Славик под хозяевами этого мира и куда, туда, должен попасть Дубровский, Владимир не понял, он понял главное, действовать нужно либо сейчас, либо уже никогда!
  - Все-таки лошара, ты Славон, тебя все имеют, а ты даже об этом и не догадываешься! - с вызовом произнес Владимир поднимаясь с колен.
  - Что ты сказал? - визгливо выкрикнул младший Скворцов. - Кто это тут лошара?
  - Ты!! Денег было - пять баулов!!! Твой Рубенчик нашел четыре, два закрысил себе, а пятый, так, вообще вы не нашли, а в тех, что у тети привезли, там, вообще, 'куклы' вместо настоящих денег, так, что хрен тебе в рот, а не спокойную жизнь! - громко выкрикнул Владимир.
  - ЧТО?! - бешенным носорогом взревел боец, стоящий рядом с Дубровским. - Да, я тебя сейчас, за такие слова, - он подскочил к Владимиру и замахнулся на него прикладом автомата.
  Это был тот самый наемник, с которым Рубен уединялся в лесу, пряча деньги. Дубровский упал на колени, уходя от удара, тут же разомкнул наручники, нырнул в ноги противнику и повалив его на землю, отобрал автомат.
   Короткая очередь и стоящий рядом Славик упал навзничь пронзенный пулями, Дубровский затравленно оглянулся, взглядом пытаясь найти путь к спасению, но бежать особо некуда - к машинам нельзя, там слишком много народу, вдоль по склону тоже нельзя, там небыли ни единого укрытия, сплошная каменная равнина с редкими пучками сухой, жесткой травы. Владимир прикладом ударил в лицо, пытавшегося подняться автоматчика и тут же спрыгнул с помоста вниз, приземлился на ноги и юркнул под деревянный мосток. Несколько раз выстрелил сквозь деревяшки настила и побежал вниз по склону. Сверху кричали люди, раздалось несколько выстрелов, Дубровский огрызнулся в ответ короткой очередью, а потом впереди встала непреступная стена чёрного тумана, Владимиру стало не до стрельбы, он зажмурил глаза и прыгнул в жуткое, клубящееся марево.
  
  
  
  
  ***
  
  Туман оказался плотным как кисель и чёрным как сажа двигаться в нем было тяжело Дубровский чувствовал себя будто муха, угодившая в тягучую, липкую смолу. Дергаешь, сучишь лапками, а выбраться из ловушки не можешь. Вокруг стояла мертвая тишина, никаких звуков. Крики, выстрелы, топот погони - все это осталось снаружи...там, где был солнечный свет и люди. Здесь, в этом проклятом тумане, не было ни единого признака жизни. Не было света, не было звуков, не было запахов. Лишь, чёрное марево вокруг, которое ощущалось кожей. Туман заползал под воротник, трогал распахнутую грудь, касался открытых ран, сквозь прорехи в одежде. Туман был живой, он, подобно коварному, но осторожному хищнику обнюхивал свою жертву, знакомился с ней, чтобы понять, как бы половчее расправится с ней, найти слабое место, брешь в броне, чтобы один раз, но наверняка вцепиться клыками и убить.
  Вместе с липкими прикосновениями клубящейся тьмы пришел и страх, хотя, нет какой, к чёрту страх! Пришел - ужас!!! Паническое ощущение безволия и собственной слабости, как в детстве, когда тебе пять-шесть лет, ты просыпаешься посреди ночи от странного скрипа и везде мерещиться чудовища и монстры, а ты дрожишь от страха и боишься пошевельнуться, потому что знаешь, как только дернешься, монстры и чудовища мигом накинуться на тебя и утащат в свое логово.
  Дубровский дернулся, бешено закричал во все горло и щедро полоснул веером длинной автоматной очередью. Боек сухо щелкнул, немногочисленны патроны в магазине закончились.
  - А-ааа! Убью, к херам собачьим!!! - что есть сил выкрикнул Владимир ломанулся вперед, не видя дороги и не понимая, что делает. Он бежал вперед, грозно размахивая бесполезным автоматом.
  Долго бежать Дубровскому не получилось, он споткнулся о что-то мягкое и растянулся во весь рост. Упал на груду какого-то тряпья, попробовал встать, руки разъехались на жидкой грязи, Владимир вновь повалился лицом на землю, уткнувшись носом в твердую плоть окостенелого трупа. Волна омерзения и брезгливости, на какой-то миг вытолкнула все панические страхи, Дубровский подскочил как ужаленный, прыгнул вперед, но тут же вновь поскользнулся и упал навзничь...упал неудачно, ударился затылком о что-то твёрдое. На какое-то время Владимир провалился в темный омут беспамятства.
  Очнулся Дубровский от ноющей боли в ноге, в том самом месте, где его плоть продырявила пуля. Боль пульсировала и ныла, как будто её терзал и рвал мелкий зверек, его острые зубки впивались в кожу, зажимали небольшой кусочек человеческой плоти, потом зверек активно мотал своей головой и добыча исчезала в прожорливой глотке.
  Владимир так отчетливо представил эту картину, что, когда он провел рукой, чтобы ощупать свою ногу, и его пальцы наткнулись на комок шерсти, издавший воинственный иск, он ни капельки не удивился.
  - Твою ж мать! - выругался в сердцах Владимир, ухватил пищащий комок шерсти посильнее и широко размахнувшись закинул грызуна подальше от себя.
  Улетая, комок шерсти издал такой громкий визг, переходящий в ультразвук, что у Дубровского заболели уши. Неожиданно, вокруг поднялся целый гвалт разнотонального гомона: треск, писк, скулеж, пронзительные визги, перестукивание и утробное рычание - полетели сов всех сторон.
  Владимир испуганно вскочил на ноги и затравленно огляделся вокруг, черный туман, который до этого стоял непроглядной стеной, немного развеялся, его сменила сероватая дымка, стелящаяся возле самой земли, которая хоть и была довольно плотной, но сквозь неё проглядывались очертания окружающих предметов.
  Дубровский разглядел, что вокруг него, везде, куда бы он не посмотрел, взгляд упирался в человеческие останки. Трупы, разной степени разложения, валялись повсюду - где-то по одиночке, а где-то и целыми грудами, сложенными в причудливые пирамиды из разложившихся тел. Часто попадались: обглоданные костяки, отполированные черепа и горы тряпья.
  Глянув себе под ноги, Дубровский чуть было не обделался от страху - мимо него, проползла человеческая голова, с застывшей предсмертной маской ужаса. Владимир собрался было уже заверещать от страха и бросить бежать сломя голову, но приглядевшись понял, что голов ползет не сама по себе, а её тащит какое-то животное, внешне похожее на мохнатого паука, но с огромными желваками, в которых тварь и держала голову.
  Происходящее было ничем иным, как кошмаров...ночным кошмаром, такого в реальности просто быть не могло...потому что? Потому что не могло быть, и точка!
  Тьма над головой сгущалась, Владимир поднял глаза к нему и ужаснулся, там в высоте, висело море чернил, которые никак не могли быть тучами или облаками, нет, даже на вид было понятно, что висящее над головой тягучая жидкость, имеет не природное, а какое-то потустороннее, не естественное происхождение. Порождение злых, чертовских чар. Дубровский сразу вспомнил, как водитель 'буханки' истово крестился и запрещал одному из пассажиров чертыхаться.
  Владимир тут же вспомнил молитву 'отче наш' и принялся бубнить её себе под нос. Эффекта на окружающий мир это не произвело, единственное, что своим шепотом, он, кажется, привлек внимание мелкой живности, которая в огромной количестве пировала на человеческих костях и останках. К ногам Дубровского тут же устремился поток щелкающих, визжащих и скулящих тварей. Какие-то были похожи на облезлых крыс, с длинными хвостами и скользкими, отливающими мазутом телами, какие-то были похожи на мохнатых пауков, муравьев и скорпионов, а были и весьма человекоподобные, смахивающие на маленьких чёртиков - ручки, ножки, небольшая голова с рожками и длинный хвост.
  Под рукой не было никакого оружия, автомат где-то потерялся, а карманы и подсумки обчистили во время захвата. Владимир безнадежно пошарил по карманам в поисках хоть чего-то, что можно было использовать вместо оружия, но нашел только полупустой, смятый коробок спичек. Дубровский тут же зажег одновременно несколько спичек и ткнул разгорающееся пламя в ворох тряпья под ногами. Скомканные, пропитанные забуревшей кровью тряпки неожиданно полыхнули и загорелись ярким, сильным пламенем. Вспыхнувшее пламя, было столь ярким, что Владимир болезненно зажмурился.
  Яркая вспышка заставила торопящуюся к Дубровскому живность отпрянуть и заверещать от боли. Скулеж, треск, щелканье и писк достиг небывало высоты, казалось, что еще немного и от этого гвалта из ушей потечет кровь.
  Тряпки сгорели быстро, парам минут и на месте высокого пламени, жалкие ошметки, рассыпающихся на глазах угольков. Дубровский ту же подбросил в затухающий костер новую порцию тряпья, пламя вновь ярко вспыхнуло, а потом взорвалось белой вспышкой, изнутри огненного шара вылетел какой-то комок шерсти, объятый пламенем. Зверек злобно пищал и убегал прочь, оставляя за собой дымный след.
  - Что твари, не нравиться?! - воинственно выкрикнул Дубровский, оглядываясь по сторонам в поисках топлива для костра.
  Владимир четко осознал, что он жив ровно до тех пор, пока горит пламя, как-только огонь погаснет вся эта мелкая, злобно визжащая свора тварей тут же накинется на него и растерзает. Дубровский подкинул в костер еще тряпок и еще, в огонь полетели даже кости и какие-то деревянные обломки, похожие на остатки гроба. Владимир попытался накидать тряпок столько, чтобы получилась внушительная стена огня, прикрывшись которой он сможет сбежать от этих исчадий ада.
  Отступив на пару шагов назад, Дубровский отшатнулся от жаркого пламени и чуть было не упал, зацепившись ногой за конский череп. Здоровенный, побелевший от времени костяк, принадлежал некогда огромному коню. Череп в длину около метра, да, к тому же из лба торчит самый натуральный рог, как у нарвала. Прям не лошадь, а мифический единорог. Не понимая до конца зачем он это делает, Дубровский уперся ногой в конский череп и что есть сил ломанул рог из лобной кости. Раздался резкий треск и в руках у Владимира оказался костяной кол длинной сантиметров семьдесят - восемьдесят. Хоть какое-то подобие оружия.
  Взяв рог за остриё, Дубровский намотал на толстую часть несколько витков тряпья и поджег его. Пламя вспыхнуло ярко и жарко. Мелкие твари, что яростно шипели и копошились по ту сторону огненной стены, взвыли единым хором, и кинулись напролом через пламя, на эту сторону они вывалились объятые пламенем клубками. Дубровский отскочил в сторону и тут же задал такого стрекоча, что пятки не то, что засверкали, а превратились в сверхновые!
  Владимир бежал так, как никогда не бегал, даже в самые лучшие свои годы, когда был молодым и жизнерадостным бугаем, полным сил и энергии. Позади неслась бушующая волна горящих тварей, огонь, вонь паленной плоти и леденящий душу свист и вопль, настигали Дубровского. Перепрыгнув набегу через груду мертвых тел, Владимир резко затормозил, ткнул самодельным факелом в мертвечину, она тут же загорелась, темно-красным, дьявольским пламенем.
  Порыскав в карманах, Дубровский извлек крестик, который помог ему освободиться от наручников
  Дубровский в очередной раз упал, запнувшись в темноте за чей-то обглоданный труп. От удара, зажатый в кулаке крестик, впился в ладонь, глубоко войдя в плоть. Кисть руки тут же окрасилась алой кровью, не обращая внимания на новую рану, Дубровский перехватил костяной рог обеими руками и приготовился отмахиваться им от прущих на него поток мелких тварей. Кровь из раненой ладони испачкала выбеленную кость рога, алые мазки впитались в белоснежную твердь и костяной рог неожиданно стал прозрачным, буквально хрустальным, а из его тупого конца, там, где обугливались остатки намотанных тряпок, ударил луч ослепительного, белого света.
  Дубровский неожиданно почувствовал себя одновременно джедаем из Звездных войн и Гэндальфом из Властелина колец, у тех тоже в руках была светящаяся хрень. Действуя по наитию, Владимир выставил рог перед собой, направив бьющий луч света в хлынувших на него бестий.
  Слепящий, белый свет действовал на мерзких монстров подобно пене огнетушителя на пламя, твари буквально сдувались, таяли и исчезали на глазах. Несколько минут и от преследующих Дубровского монстров не осталось и следа. Владимиру даже показалось, что темное небо над его головой стало немного светлее. Дальше он продолжил свой путь неспешным шагом, луч на конце рога уменьшился в размерах, превратившись в шар, испускающий тусклый свет, которого, впрочем, было достаточно для освещения дороги. Теперь Владимир видел, куда он идет, осталось только определить и понять: Куда он идет? И зачем он идет?
  Несколько минут Дубровский нарезал круги по округе, пытаясь понять, как ему выбрать из этого странного места. Находясь снаружи этого загадочного тумана, Владимир успел заметить, что черный протуберанец не такой уж и огромный, может около трехсот метров в диаметре, ну может с полкилометра, но никак не больше. Сейчас же, он по своим ощущениям пробежал намного больше, и соответственно, давно должен был достичь противоположного края туманного облака. Почему тогда, вокруг него по-прежнему непроглядная, мрачная темень? Где выход?
  Под ногами хрустели мелкие кости, сновали чёртики и пауки, которые при первом же приближении Дубровского, тут же бросались наутек!
  Шар на вершине рога понемногу тускнел и терял свою силу, тут же, как по приказу свыше, мелкая, шелудивая братия визжащих тварей вновь начала собираться вокруг Дубровского. Владимир потряс костью, как будто это был обычный фонарик, в котором садились батарейки, но от тряски света не прибавилось. Дубровский в затухающем свете шара успел разглядеть высохшую кровь на своей ладони и сообразил, что для чудодейственного света, спасшего его жизнь, нужна свежая кровь...его кровь. Владимир тут же с помощью крестика расковырял запекшуюся ранку на ладони и как только свежие капли крови оросили белесую кость рога, яркий свет вновь ударил из его навершия. За несколько секунд, Владимир выжег всех мелких монстров не успевших убраться с его пути и дальше пошел намного бодрее. Теперь он знал, что в его руках есть мощное оружие с восполняемым боекомплектом. Главное, чтобы крови хватило, чтобы выбраться из этого чёртового тумана.
  ***
  
  Через несколько часов бесполезных поисков Дубровский понял, что либо он попал в иную реальность, либо в этом тумане действуют иные законы физики. Двигаясь по этой черной поверхности, заваленной разлагающимися трупами и побелевшими от времени костяками различных существ, он несколько раз останавливался и отмечал пройденный путь, сооружая вешки из особо крупных костяных экземпляров. Мимо такой вешки - длинной реберной кости, воткнутой в землю, он прошел три раза. ТРИ!!! Как такое может быть? Получалось, что Владимир все время ходит по кругу. Но ведь должен же быть отсюда выход. Везде, где есть вход, есть и выход! Надо только найти его! Как это сделать Владимир пока не знал.
  Возможно, есть какие-то боковые ответвления, незаметные при столь тусклом освещении, и Владимир уже несколько раз проходил мимо выхода, но просто его не замечал. Надо просто увеличить мощность освещения, осветить каждый темный закуток в этом проклятом тумане и тогда, возможно, Дубровский и заметит выход!
   Сперва Владимир хотел было расширить рану на ладони настолько, чтобы вытекшей крови хватило на хороший световой столб, но потом он подумал, что рог может 'перегореть' и тогда он останется без единственного надежного оружия. Этого допустить никак нельзя. Мелких снующих вокруг тварей еще было очень и очень много, со всех сторон доносилось громкое щелканье, свист, какие-то шепотки и переругивания, несколько раз Дубровскому отчётливо слышалась человеческая речь на каком-то неизвестном каркающем языке, где-то над головой периодически раздавалось зловещее клокотание и хлопанье крыльев.
  В течение часа Владимир бродил по округе и собрал всё, что, по его мнению, могло гореть: тряпки, обломки дерева, пучки какой-то жесткой, похожей на чахлый камыш травы, обрывки бумаги и упаковочной тары. Больше всего, конечно, было тряпок, которые раньше были одеждой. Несколько раз попались довольно целые, сохранившие форму пальто и шинели, судя по форме пуговиц и покрою, это были очень старинные вещи, скорее всего еще дореволюционные. Все найденное, Дубровский стаскивал в одну большую груду, по истечении часа, она выросла почти на полтора метра над землей, а в диаметре, была больше трех метров.
  Загорелась свалка вещей быстро, небольшой язычок пламени рожденный дешевой, китайской зажигалкой, весело взметнулся по грубой холщовой материи и уже через пару секунд, перед Владимиром полыхал огромный костер. Косматые языки пламени поднимались на высоту трехэтажного дома, жар был настолько сильный, что Владимиру пришлось отойти на приличное расстояние. Сила огня оказалась не по вкусу мелким бестиям, и они в страхе разбежались кто куда и забились в свои потайные норы.
  Жар огня, его свет, его сила наполнили душу Владимира такой энергией, что он почувствовал, что еще немного, еще чуть-чуть и он сможет найти выход и выбраться из этого богом забытого, проклятого места.
  Душа пела и ликовала, сделалось так хорошо, что Дубровский закричал во все горло:
  - А-аааа! - орал Владимир, что было сил. - А-ааа!
  Видимо боги, если они были в этом мире услышали призыв скачущего вокруг костра человека и ответили на него. Раздался громкий треск, потом ударил раскатистый набат грома, в темном мареве неба мелькнула молния и на землю полился дождь. Густые, тяжелые, черные капли падали сверху, попадя на пламя они шипели и испаряясь, негодуя краткости своей жизни. Ливень был краткий, но очень сильный, плюхнуло, как из ведра.
  Раз!...и все! Огня нет, света нет! Лишь навалившаяся чернильная тьма и зловещий, торжествующий стрекот и щелканье мелких тварей, почувствовавших слабость человека.
  Владимира скрутил приступ паники и отчаянья. Резкая перемена, которая с ним случилась за пару минут, вот только, что он чувствовал себя первобытным богом, бросившим вызов стихии, а буквально, через мгновение - он никто, слабый человечишка, оказавшийся в смертельной опасности, откуда не пути к спасению. Свет на конце рога погас и мир погрузился в кромешную темноту.
  В этой навалившийся тьме, человек ясно осознал, что сейчас умрет. Хитиновые, волосатые, облезлые твари выберутся из своих нор и укромных мест, соберутся в стаю и накинуться на одинокого человека, растерзают его, вгрызутся в теплую, еще живую плоть и высосут жизнь.
  Владимир обессиленно плюхнулся на колени и приготовился умереть. У него не было сил, чтобы дальше сопротивляться, да и не хотел он уже сопротивляться. Зачем? Все равно смерть, рано или поздно всех настигнет, так какой смысл сопротивляться ей. Проще, перестать рыпаться и трепыхаться, и обрести, наконец, вечный покой.
  Сквозь сомкнутые веки, всей кожей, особенно теми местами, где зияли недавние раны, человек почувствовал, что сейчас ему придет конец. Трескотня, визг и переругивание мелких исчадий ада слышались отовсюду, они медленно приближались к человеку со всех сторон, они понимали, что жертва выдохлась и обессилила. Еще немного, и они полакомятся свежим мясом.
  Владимир коротко помолился и неожиданно вспомнил лицо Даши, причем он помнил её не с уродливыми шрамами на одной половине лица, нет, он увидел её другой - красивой, без уродства, с просветленным, одухотворенным обликом.
  От видения, забрезжил легкий огонек света, маленький и трепетный, как язычок маленькой, церковной свечки, которая стоит одну копейку и которые частенько лежат в храме бесплатно, специально для таких маятных, ищущих душ.
  Владимир открыл глаза и удивленно отметил, что язычок пламени правда существует, причем не в его видениях, а в реальности. Где-то вдалеке, светился, пока еще небольшой из-за расстояния клубок света. Вскочив на ноги, Дубровский сильным ударом разметал близко подошедших к нему пауков и бросился бежать к свету. Боясь потерять огонек из виду, он на бегу, слегка разодрал свою многострадальную ладонь и как-только рог вспыхнул, опустив его пониже, чтобы свет не мешал ему видеть направление, принялся бежать еще быстрее. Человек несся огромными скачками, перепрыгивая через трупы и не успевших скрыться тварей. Человек понимал, что там, где есть свет, там и должен быть выход из этого чёрного мира.
  Человек бежал все быстрее и быстрее, огонек становился все ярче и ярче, он рос на глазах, становился больше и сильнее. Совсем скоро, небольшой огонек превратился в целую россыпь огней, а еще через какое-то время человек выбежал на пустое свободное от костей и трупов пространство.
  На залитой тусклым, мрачноватым светом пустоши стояло двенадцать сгорбленный существ. Человекоподобные фигуры, невысокие, не выше полутора метров горбуны, в темных, кожаных хламидах с глубокими капюшонами. У каждого в руках тонкий, длинный посох, заканчивающийся небольшим, светящимся кроваво-рубиновым светом огнем. Ноги у горбунов были тонкие и почему-то переходили не в ступни, а в трёхпалые птичьи культяпки. Из-под капюшонов выглядывали, отливающие золотом маски, изображающие птичий клюв. Это облик напомнил Владимиру что-то из средневековья, нечто подобное он видел на картинке в учебнике по истории. Что-то связанное с чумой или холерой. А что конкретно, Владимир вспомнить не мог.
  Горбатые фигуры образовывали круг в центре которого горел огонь непривычного, маслянисто-чёрного цвета. Именно на свет этого огня Дубровский и прибежал. Но сейчас он понял, что это был не божественный свет, не путь к спасению. Нет, этот огонь, скорее всего был проклятием, приманкой для таких как он.
  Владимир сделал осторожный шаг назад, потом еще один, горбуны стояли не шевелясь, не обращая никакого внимания на незваного визитера. Человек было уже облегченно вздохнул подумав, что сможет уйти незамеченным, но не тут-то было. Двенадцать горбунов, как-то разом, всем скопом оглянулись на человека и не сговариваясь пошли в его сторону. Ближние две фигуры в тяжелых плащах угрожающе выставили свои посохи вперед, навершия на них за пульсировали красными маячками.
  Дубровский понял, что еще мгновения и его испепелят. В человеке неожиданно проснулась воля к жизни, желание бороться с этими клюворылами горбунами. В человеке проснулся Зверь - первобытный и беспощадный. Зверь, который становиться сильнее льва, если его загнать в угол.
  Дубровский перехватил рог правой рукой, левую поднес к губам и что есть сил вгрызся зубами в запястье на левой руке. Молодые, крепкие зубы с неожиданной легкостью прокусили кожу на запястье, тут же были повреждены кровеносные сосуды, пролегающие в этом месте. Человеческий рот наполнился солоноватым вкусом, Дубровский смачно харкнул собственной кровью на рог, и тут же хватился обеими руками за витую, длинную кость. Кровь, полноводным ручьем вытекала из разорванного запястья, стекала по костистому рогу, который на глазах наливался хрустальным, пронзительным, режущим глаз светом.
  Горбуны ударили темно-красным лучами из своих посохов, Владимир ответил широким белым светом из рога. Под ответный удар попали оба клюворылых стрелка, их буквально смяло и скомкало, их тяжелые балдахины мгновенно вспыхнули и тут же опали на землю, черными кляксами пепла. Без своих покрывал горбуны оказались похожи на уродливых, страусов, которым какой-то сумасшедший творец переиначил тело, добавив тощие руки вместо крыльев и вытянув туловища, придав некую схожесть с людьми. Дымящиеся твари громко закаркали и бросились наутек, но уйти им Дубровский не дал, он тут же испепелил их еще одним ударом.
  Хоть второй удар и добил стрелков, но он оказался заметнее, слабее первого. Владимир глянул на свою руку и с ужасом увидел, что левое запястье потемнело, а кровь больше не хлещет из раны. Недолго думая, Дубровский вновь вгрызся в собственную плоть, но теперь уже на правом запястье. Боли Владимир не чувствовал, его волновало только одно, он хотел уничтожить как можно больше этих мерзких созданий, если надо, то он сердце собственное вырвет из груди, чтобы оно вспыхнуло ослепительным светом и поразило оставшихся бестий.
  Рог наполнился ярким светом и Владимир щедро мазанул крест на крест перед собой. Клюворылые тут же огрызнулись в ответ, завязалось некое подобие перестрелки: Дубровский поливал их ослепительным светом, горбуны били в ответ тонкими, красными лучами.
  Вот один горбун исчез в яркой вспышке огня, вот второй лишился своих ног, третий получил удар в спину, Владимир шел вперед, совершенно не заботясь о собственной безопасности, горбуны дрогнули и отступили. Догоняя лучом, очередного тонконого горбуна, Владимир неосторожно прошил лучом из своего рога чёрное пламя, которое по-прежнему горело в центре круга.
  Ослепительно белый свет и маслянисто-чёрное пламя встретились друг с другом - грянул гром, раздался треск молний, по земле пробежали извилистые трещины, выжившие в перестрелке горбуны, как один бухнулись на колени и тревожно закаркали что-то на своем птичьем языке.
  Чёрное пламя расступилось и из него появилась человеческая фигура. Вполне обычная мужская фигура, вот только на была прозрачной и не совсем реальной, скорее это был фантом, призрак...или, хрен, знает как их правильно классифицировать.
  Владимир, недолго думая, тут же с силой надавил себе на грудь в районе сердца тонким, острым концом рога и как только на коже выступила кровь, нажал сильнее, рог проник под кожу на сантиметр, вошел между ребер, слегка раздвинув их. Рог наполнился почти прозрачным светом и мощный луч ударил в призрачную фигуру, вышедшую из огня.
  Вот теперь человек почувствовал Боль! Дубровского пронзило огнем всепоглощающей боли, казалось, что в многострадальном теле нет ни одной клеточки, которая сейчас бы не вопила от ужаса, не кричала бы, зовя на помощь, не молила бы, чтобы Владимир прекратил эту пытку.
  Луч света ударил в фигуру, но тут же отразился от неё, мазанув по нескольким горбунам, сгорбившимся на полу, клюворылые тут же испарились в ярких вспышках.
  Боль достигла своего апогея, Владимир обессилено упал на землю, рог выпал из его рук, стукнувшись о каменный пол, бесполезной костяшкой. Призрачная фигура подошла к Человеку пристально посмотрела на него, потом повернулась к горбунам и что-то резко выкрикнула, потом она величаво вернулась обратно в чёрное пламя, которое через мгновение потухло, втянувшись в землю.
  Выжившие горбуны опасливо подошли к лежащему без сознания Владимиру, несколько раз ткнули его своими посохами, а потом ухватив за ноги утащили вглубь черного тумана.
  
  
  ***
  
  Очнулся Владимир лежа на мокром, промозглом камне, спина окостенела от холода, рук и ног Дубровский не чувствовал. Вначале он подумал, что связан, но не, пошевелив пальцами рук, понял, что свободен. Повернув голову на бок, Владимир встретился взглядом с Дашей.
  Девушка лежала по соседству, её голова была повернута на бок и глаза пристально смотрели на Владимира.
  - Даш, - еле слышно прошептал Дубровский, зовя девушку.
  Даша молчала, её глаза были широко распахнуты, они смотрели строго...и безжизненно.
  - Даш! - вновь позвал Владимир. - Ты, что обиделась? Даш, не злись, я не знал, что это подстава, я, как и ты думал, что это сиротинские. Даш, ответь мне! Я тебя не бросал, честное слово! Даша!
  Девушка не отвечала. Дубровский сделал над собой чудовищное усилие, превозмогая боль во всем теле, он смог поднять правую руку, перекинуть свое тело на бок и обнял лежащую рядом девушку. Прикоснувшись к Дашиному лицу Владимир почувствовал все тот же холод, как и от камня. Ледяное прикосновение! Безжизненное и мертвое!
  Даша была мертва!
  Владимир прижал мертвое девичье тело покрепче, в надежде согреть его и оживить, но ничего не вышло. Дубровскому захотелось закричать во все горло, но крик застрял комом в горле и наружу вырвалось лишь хриплый стон.
  Сколько Владимир так пролежал в обнимку с трупом он не помнил, может час, может одну минуту, может вечность. Время для него остановилось и потеряло всякий смысл. Он хотел лишь одного лежать на сыром, холодном камне, держать в своих объятиях любимого человека и самому превратить в камень, стать седым валуном, поросшим мхом.
  - Красавчик! Хватит валяться! - раздался над головой звонкий смешок Даши. - Все-таки редкостный ты лентяй Вовка, только и делаешь, что спишь!
  Владимир резко подскочил, и ошалело захлопал глазами. Даша сидела перед ним на камне, скрестив ноги по-турецки. Одета она была в рваные джинсы и теплый, длинный свитер с огромным воротником. Шрамов, обезображивающих одну половину лица, не было. Кожа на щеке была гладкой и ровной, без единого изъяна.
  - Даша?! - пораженно прошептал Владимир, оглянувшись назад.
  Там, где только что лежал труп девушки, возвышался длинный, невысокий валун, похожий своими очертаниями на человеческое тело.
  - Нет, блин, хуяша! - передразнила его Даша. - Кто же еще? Красавчик не зли меня, хватит валятся, пошли за мной.
  Дубровский встал с земли и медленно побрел вслед за девушкой. Даша шла впереди, легко перепрыгивая с камня на камень, она была босая, и каждый раз прыжок заканчивался легким шлепком голой кожи о шершавую поверхность камня. Владимир, как завороженный глядел на девичьи пятки, и улыбался счастливой улыбкой, влюбленного человека.
  - Чё, ты лыбишься, как дебил? - поинтересовалась девушка, мельком оглянувшись назад. - Выглядишь, откровенно хреново! В гроб и то краше кладут!
  Владимир оглядел себя и был вынужден признать правоту Дашиных слов. Руки от кистей и до предплечий почернели и представляли из себя сплошные рванные раны. Куртки не было, футболка разодрана в клочья и от неё остался лишь жалкий смотанный в жгут хомут на шее. На груди рванная рана черного цвета, с обугленными краями, со стороны похожими на лепестки какого-то диковинного, уродливого цветка. Ногтей на пальцах не было, вместо них куски обожжённого мяса. Несколько пальцев на правой руке, судя по тому, как они торчали в сторону, под неестественным углом сломаны. Штанина на левой ноге отсутствует до колена, а сама нога обожжена и какого-то фиолетового цвета. Вместо обуви, скомканные носки.
  - Офигеть! - потрясенно прошептал Владимир.
  - Не, то, слово, - поддакнула Даша, - ты морду свою еще не видел, теперь тебя впору называть не красавчиком, а уродцем или квазимодо! Сейчас дойдем до воды сам посмотришь, оценишь!
  Через несколько минут девушка привела Владимира к небольшой купели, выдолбленной в скале. Вода поступала в каменную выемку из нескольких ручейков. Один сбегал справа и был прозрачным и хрустальным на вид, тонкая струйка змеилась по камням и впадала в купель с веселым задорным звоном. Второй ручей тек медленно и важно, цвет воды в нем был намного темнее, почти черный, но скорее всего это из-за цвета камней, по которым он бежал, они были антрацитового окраса.
  Впрочем, вода в купели была прозрачной, хорошо было видно дно и плоские камни на нем. Владимиру показалось или камни на дне бассейна, были выложены каким-то хитрым образом, образующим диковинный узор.
  Увидев свое отражение в зеркальной глади воды, Дубровский на какое-то мгновение не поверил, что это он. На него смотрел старик, седые всклокоченные волосы, глубокие морщины, серый цвет лица и несколько шрамов со следами запёкшийся крови. Больше всего досталось глазам. Вместо глаз было два провала в темное царство мертвых, они были абсолютно безжизненны и холодны.
  Странно, но почему-то вода из купели не вытекала. До края бортика не хватало сантиметров десять. Если в емкость впадает два ручья, несущий с собой, столько то, кубометров воды в час, то какой должен быть объем емкости, чтобы вода из него не вытекала? - тут же, в уме, Дубровский сочинил про себя детскую задачку, чтобы хоть как-то отвлечься от созерцания своего внешнего вида. Смотреть на свое отражение в воде было больно и неприятно, как будто присутствуешь на собственных похоронах, видя себя лежащим в гробу.
  - Ныряй, только осторожно, там глубоко, - приказал девушка.
  - Чего? - весело ухмыльнулся Дубровский. - Тут и метра нет, вон, камни на дне видно.
  - Ага, щаззз! - девушка задорно хихикнула и столкнула Владимира в воду.
  Упав в воду, Дубровский, конечно же ожидал, что будет холодно и неуютно, возможно, даже неприятно, чёрт с ним, скорее всего будет неуютно и местами, даже, больно! Но, такой вспышки боли он точно не предполагал.
  Сотни, да, что там сотни?! Тысячи!!! Миллионы раскаленных иголок вонзились в каждую пору, в каждый квадратный миллиметр на коже, в каждую клеточку!! Ужасная боль принизила каждый мускул, свела судорогой мышцы и раздробила каждую косточку!
  Владимир ушел глубоко под воду, а ноги никак не могли нащупать дно, сильно взмахнув руками он поплыл к поверхности и вынырнув громко закричал:
  - А-аааа! Ядрена вошь!!! А-ааа!!!
  Даша сидела на краю купели опустив ноги в воду и весело болтыхала ими, не замечая жуткого холода.
  - Не кричи, беду накличешь! - строго одернула девушка. - Хватит плескаться, а то кода слезет! Вылезай, давай!
  Дубровский послушно подплыл к краю, ухватился руками за скользкие камни и подтянувшись, выбросился на берег. Чернота на руках прошла, да и сломанные пальцы, выглядели вполне целыми и здоровыми. Даже жуткая рана на груди, и та затянулась. Видимо вода в купели была непростой, а целебной.
  Встав в полный рост, Владимир отметил, что от него валит густой пар, как будто он вышел из жарко натопленной парной на лютый мороз. Одежда, к сожаленью, в отличие от тела, не самопочиналась и не восстановилась. А жаль, пара крепких ботинок и новая одежда ему бы сейчас не помешали.
  - Что дальше? - весело спросил Дубровский. Чувствовал он себя сейчас отлично, был полон сил и энергии.
  - Ничего, - пожав плечами ответил Даша. - Была рада тебя видеть, видишь узоры на дне, запомни их, они тебе пригодятся. Тебе нужно серебро, кровь и серый порошок, похожий на порох. Рисуй ими эти узоры и ты спасешься! - выдала Даша, непонятную по своему содержанию фразу и повернувшись пошла прочь.
  - Стой! Куда ты, а я? - Владимир попытался ухватить девушку за руку, но у него ничего не получилось.
  - Я иду к дочке, мы с ней три года не виделись, я по ней, жуть, как соскучилась! Прощай, красавчик, мне было с тобой хорошо, и я ни о чем не жалею! - Даша звонко засмеялась и перед тем как исчезнуть, выкрикнула: - Живи!!!
  От этого крика Дубровский и проснулся, он открыл глаза и понял, что все увиденное было не чем иным, как сном. Владимир по-прежнему лежал на холодной земле, обнимая труп Даши. Наваждение сна прошло, оставив после себя ощущения нереальности происходящего, казалось, что все это очередной сон.
  Поднявшись с земли, Дубровский оглянулся, он стоял посреди каменной пустоши, абсолютно голая каменная равнина. Нет ни травы, ни чахлых деревцев, ничего! Лишь камни разного размера, цвета и формы. Какие-то камни были небольшие и гладкие, похожие на гальку с ялтинского пляжа, какие-то наоборот, большие, угловатые с острыми краями, торчащими на подобии игл дикобраза. Попадались и большущие валуны, размером с легковую машину, а то и небольшой грузовичок.
  Сейчас Владимир стоял посреди гладкой, ровной поверхности, похожей на белый мраморный поднос, коими так славиться Турция. На идеально ровной и гладкой поверхности лежало несколько десятков человеческих тел. Трупы были свежие, на них не было видно следов разложения, да и запаха особого не ощущалось. Тела были уложены не абы, как, а правильную прямоугольную форму, напоминающую колесо: окружность и радиусы, расходящиеся от центра к краям. В центре фигуры - небольшая лужица маслянисто-чёрной жидкости. Очень похожая на ту, что видел Владимир, когда попал в этот мир, тогда он еще подумал, что это разлитая мазута от нерадивого водителя грузовика.
  Значит, площадка - это портал! - догадался Владимир.
   Что же тогда тела, для чего они здесь? Плата за работу портала? Гостинцы для встречающей стороны? Или может, площадка - это аппарат для утилизации трупов?
  Чёрт его знает? Много вопросов и ни одного ответа! Кстати, еще один вопрос: а что здесь делает Владимир? Почему он оказался единственным живым среди трупов? Случайность? Оплошность тех, кто сюда стаскивал трупы, они приняли его за покойника?
  Куда идти, Дубровский не знал, вокруг, куда не глянь, всюду однообразная каменная пустыня. Хорошо, что хоть солнце на небе есть, тусклое светило периодически выглядывало из-за низких серых туч.
  Оставаться на этой площадке Владимиру совершенно не хотелось, пусть мертвые будут с мертвыми, а он еще жив, и значит, ему надо искать живых.
  Нагнувшись над Дашей, он мысленно попрощался с ней и поцеловал в лоб, потом ладонью прикрыл глаза. В последний раз, прощаясь он провел пальцами по волосам мертвой девушки и почувствовал, что в волосах что-то есть. Это была небольшая серебряная сережка, в форме птичьего крыла, видимо, когда убийцы, тащили труп, сережка слетела с уха и запуталась в волосах. Надо признать, что за те пару дней, что Владимир и Даша провели вместе, он не замечал у неё на ушах серег. Ну, да, ладно, не важно, Дубровский решил взять сережку себе на память о Даше.
  Осмотрев остальные трупы Владимир не нашел ничего ценного, что могло бы пригодиться ему в пути, тела были частично раздеты и все без обуви.
  Сколько сможет пройти пешком в этом каменном мире Владимир не знал, возможно, что он замерзнет в первую же ночь! Кто его знает, какие у них тут температуры по ночам?
  Будет идти столько сколько сможет, тем более, пусть этот мир и безлюдный, и не живой, но здесь намного комфортней, чем в той преисподней, из которой он недавно выбрался. Воспоминания о времени проведенном среди мелких, вечно кричащих монстрах, о встрече с горбунами и их призрачном хозяине заставили болезненно поморщиться.
  Владимир отошел от площадки на несколько сотен метров, когда внутри него, появилось какое-то необъяснимое чувство тревоги, как будто он вновь оказался на первом курсе универа и сейчас стоит перед дверью ведущей в аудиторию, где ему предстоит сдавать свой первый экзамен в жизни. Внутри все звенело и дрожало, как натянутая струна. Дубровский завертел головой по сторонам, пытаясь определить откуда придет беда, но вокруг по-прежнему было безмятежно царство камня. Лишь когда взгляд касался площадки, усеянной мертвыми человеческими телами, внутри начинало дрожать сильнее, похоже, сейчас телепорт заработает. Наверное, подобные чувства испытывали младенцы и собаки, именно поэтому они кричали и выли, когда телепорт работал. Дубровский помнил это по единственной своей отправке из того мира в этот, вернее в этот, а еще в тот, который Закрытый сектор. Короче, в тот единственный раз, когда он из района Северного Урала попал в мир Закрытого сектора.
  Чёрт, да, что происходит с мыслями? - удивленно подумал Владимир. - Думаю всякий бред!
  На площадке ничего не произошло, не было ни вспышек, ни громкого грохота, просто, чувство тревоги внутри Владимира как-то резко и само собой прошло, значит портал уже прекратил свою работу.
  Интересно, что теперь лежит на том огромной мраморном подносе? Дубровский, немного помявшись, все-таки решил вернуться и посмотреть какие изменения там произошли. Идти по камням босиком, было тяжело и больно, но Владимир все равно продолжал идти.
  На гладкой каменной поверхности не было ни единого тела, они все, просто, исчезли. Растворились в воздухе! Скорее всего перенеслись куда-то, куда и был настроен телепорт. Немного побродив по 'подносу', Владимир решил сменить направление и пойти в другую сторону. Подходя к краю площадки, Дубровский босыми подошвами ног почувствовал какие-то шероховатости на полу, когда здесь лежали тела, то пол был абсолютно гладкий, а сейчас он оказался присыпан каким-то мелким, похожим на порох порошком.
   Порошком?! Порох?! - неожиданно задумался Владимир, а ведь в его сне Даша ему говорила, что ему спасут жизнь узоры, начертанные с помощью серебра, крови и порошка, похожего на порох.
  Встав на колени и уткнувшись носом в пол Владимир действительно обнаружил, что холодный, гладким мрамор усеян мелким, гранулированным порошком. Что с ним делать и как его использовать Владимир пока не знал, но решил, что потом с этим разберется. А пока, надо собрать этот порошок. Тут, как назло, поднялся ветер. Вот не было никакого ветра, и тут на тебе, задул? Упав на живот, Дубровский хаотично начал елозить руками по мрамору, собирая мелкую черную пыль. Тонкие струйки мелкозернистого порошка превратились в живые ручейки, они подобно шарикам ртути соединялись друг с другом и единым потоком скатывались к центру площадки, где была разлита чёрная маслянистая жидкость. Порох юркими капельками просачивался сквозь пальцы Владимира и убегал в сторону лужи. Кое-как Дубровскому все-таки удалось собрать чуть больше жмени этого порошка и рассовать его по карманам. Боясь, что порошок самопроизвольно вытечет из карманов Владимир, как можно быстрее покинул зеркало площадки.
  Теперь Дубровский шел в ту сторону, куда вела его Даша, в том, непонятном видении, что ему причудилось. Владимир хорошо запомнил дорогу и сейчас шел быстро, сноровисто перепрыгивая с камня на камень. Хоть ноги, руки и большая часть тела ныли и отзывались при каждом движении болезненными уколами, но сил у Владимира заметно прибавилось. Через полчаса он нашел то место, где девушка столкнула его в воду. Здесь был точно такой же бассейн, но выглядел он неглубоким, всего сантиметров сорок - пятьдесят в глубину, да и воды в нем не было, а вот узоры на дне присутствовали, правда, следует отметить, что выглядели они заметно тусклее и бледнее, чем в видении.
  Что дальше делать, Дубровский представлял себе лишь в общих чертах. Девушка сказала, что ему помогут серебро, кровь и порох. Надо всего лишь начертить узоры подобно тем, что были начертаны на дне бассейна и это поможет ему спастись. Кстати, интересно от чего спастись? От голодной смерти в этом безлюдном мире? Или здесь есть какие-то неведомые Дубровскому опасности и ловушки?
  Только подумав о возможных ловушках и неприятностях, Дубровский заметил, что небосвод над площадкой, где лежали трупы, стал заметно темнеть, он и до этого не мог похвастаться чистотой и светом, а сейчас так совсем наливался пугающей темнотой.
  - Твою ж мать! - в сердцах выругался Владимир. - Как же я захарился от всей этой чертовщины.
  Как и на чем рисовать загогулины узоров Дубровский сразу не сообразил, вначале, он привычным уже движением, полоснул себе руку куском острого камня и попробовал пальцем размазать собственную кровь по линиям на камне, потом присыпал слегка порошком из кармана, но ничего не произошло, черный порох даже не впитался в кровь, таки остался плавать на поверхности чернеющей крови. Владимир вспомнил, что во сне Даше говорила о серебре, тогда он, повертев в руках сережкой, в форме крылышка, попробовал ей размазывать кровь и порошок по камню. Эффект оказался тот же - то есть никакой! А тучи над головой все сгущались и сгущались. Что-то подсказывало Владимиру, что из этих туч вновь явиться какое-то зло и начнет творить ему всякие козни, а у него даже рога нет для защиты.
  Кстати, а может линии надо рисовать не на камне, а на собственном теле? - подумал Владимир. Он тут же, с силой надавливая на сережку, проведя ей по тыльной стороне кисти левой руки, и как только на расцарапанной коже выступила кровь, сыпанул туда порошка. Порошок вмиг впитался в кровь, царапина в одно мгновение почернела, потом изменила окраску на ярко-красную и тут же погасла, линия на коже стала похожа на старый, загрубевший от времени, шрам. Увидев такой результат, Владимир понял, что делает все правильно. Он встал в полный рост, чтобы было лучше видны линии узоров под ногами, и принялся повторять их, царапая себе кожу серебряной сережкой. Как только кровь проступала на теле, он тут же втирал туда черный порошок.
  Тем временем, тьма над головой сгустилась до степени чернил и став вязкой и весьма ощутимой, стекла на землю, приняв форму протуберанца. Ветра не было, вернее он стих. В километре от Дубровского, на белой площадке телепорта, вертелся против часовой стрелки протуберанец чёрного цвета, края его короны обрывались в небо резкими порывами, напоминающими крылья ворона.
  То ли у Владимира начались слуховые галлюцинации, то ли нет, но он отчетливо слышал птичье клокотание. Глянув несколько раз на небо, никаких птичьих стая Владимир там не заметил.
  Ничего хорошего вся эта катавасия принести не могла, Владимир понимал, что ему надо как можно быстрее валить отсюда, причем не ногами, а как-нибудь по-другому, желательно телепортироваться! В мозгу, набатом гремели слова Даши, о том, что рисунки помогут ему спастись! Дубровский принялся кромсать свое тело в два раза быстрее, он чиркал острой колючкой сережки, не обращая внимания на глубину порезов. Чтобы начертить все линии узоров и повторить рисунок на полу, поверхности рук не хватило, пришлось исполосовать грудь, живот и даже захватить немного ног. Когда работа была закончена, Владимир уже не мог стоять на ногах, его качало от усталости и боли, рисунки наполнялись кровавым светом и пульсировали адской болью. Черный протуберанец вихря медленно и величаво плыл в сторону, валявшегося на земле Дубровского. Еще пара минут, и чернильное марево поглотит Владимира.
  Лежа на стылом камне, Дубровский неожиданно для себя успокоился и, отрешившись от всего бренного в этом мире, представил себе, как сейчас хорошо оказаться посреди леса, где-нибудь на тихой поляне, чтобы вокруг шевелили своими кронами могучие дубы и легкий ветерок, мягко касался их толстых веток.
  Неожиданно для самого себя, Дубровский вспомнил, как его отец, давным-давно, когда Вовка был еще сопливым пацаном, пел под гитару странную песню. Всех слов он не помнил, только последние строчки:
  Пока земля еще вертится
  И это ей странно самой,
  Пока еще хватает
  Времени и огня,
  Дай же ты всем понемногу
  И не забудь про меня...
  Владимир закрыл глаза и приготовился умереть, но где-то там наверху решили по-другому. Тело Дубровского окуталось серебристым маревом и исчезло. Через мгновение чёрным протуберанец смерча прокатился по тому месту, где лежал окровавленный Человек. В этот раз смертному удалось уйти и темные силы не получили своей жертвы.
  
  ***
  - Леший, держи ровнее, растрясем же его на фиг! - послышался опасливый шепот.
  - Не бзди, Косой, немного осталось, до тачанки дотащим, а там с ветерком до наших доберемся! - натужно пыхтя, отозвался голос постарше и погрубее.
  Дубровский открыл глаза и увидел мельтешение веток над головой, судя по равномерному качанию и некой стесненности в руках, его связали и несли куда-то на носилках.
  - Вы, кто? - прошептал Владимир.
  - О, очнулся! - устало прохрипел грубый голос. - Свои, мы, свои! - над лицом Владимира нависла бородатая морда, с надвинутым на затылок черным беретом. - Нашли тебя бедолагу и тащим к доктору.
  - Развяжите, я сам пойду! - попросил Владимир.
  - Лежи! Сам он идти собрался, - отозвался бородач в чёрном берете. - Никто тебя не связывал, на тебе живого места нет, ни тело, а один сплошной синяк в порезах.
  - Леший, глянь, чё там, сзади! - молодой предупреждающе зашипел.
  - Твою мать! Встряли!!!! - носилки плюхнулись на землю, Дубровский еле сдержался, чтобы не заорать во все горло от боли.
  Лежа на земле, Владимир увидел, что его все это время несли по просеке, вырубленной в жидком лесу. Над головой висели пасмурные тучи, а на лицо сыпалась мелкая рябь нудного, противного дождя. Над ним стояли двое бойцов, запакованные в кевлар бронежилетов, один постарше и помассивней - в черном берете, второй, моложе, примерно, возраста Владимира. Оба вооружены автоматами, обвешанными различными приблудами: подствольными гранатометами, коллиматорными прицелами и еще фиг знает, какими хренями. Выглядело оружие, как космический мегабластер. Молодой достал из кармана рацию и с кем-то связался:
  - Первый, прием! У нас вновь активность портала, но на этот раз тут какая-то чёрная фигня! Что делать? Прием!
  - Понял! Понял! Отбой! - через какое-то время, выслушав, что ему сказали, отозвался молодой боец.
  - Ну, чё? - переспросил бородатый.
  - Волков сказал, чтобы попробовали загасить портал спецзарядами, если не получиться, поставить маяк, а самим драпать отсюда. Раненого бросать нельзя, - отчитался молодой.
  Дубровский остался лежать на земле, бойцы разошлись в стороны, и переснарядив подствольные гранатометы, открыли огонь. Гранатометы методично бухали, отправляя по настильной траектории заряды к цели. До черного облака было метров триста. Сорока миллиметровые гранаты падали в черную муть, взрывались там, и облако таяло на глазах.
  - Вроде, все, - произнес молодой боец, после шестого выстрела. - Зараза, опять коллиматор слетел! - он потрогал пальцем, съехавший на бок с креплений коллиматорный прицел.
  - Оставь его, вернемся, исправим, хватай лямки, потащили раненного, - поторопил его бородач в берете.
  Дубровского вновь подняли и потащили дальше.
  - Ребят, вы хоть скажите в каком я мире сейчас? - тихо спросил Дубровский, внутренне сжимаясь в ожидании ответа, вдруг он оказался на старой Земле и его вопрос сочтут признаком сумасшествия.
  - В Закрытом Секторе, - отозвался молодой, - сейчас мы в зоне ответственности Новой Москвы. Потому двигаться надо быстро, чтобы не попасть под раздачу.
  - А вы, чьих будете? - задал еще один вопрос Владимир.
  - Волковские, мы. Из Сиротинска!
  
  
  
  
  
  
  
  
  остальная часть текста, только после выхода книги в "бумаге"....