Забытые Острова. Одиночное плавание

   День Первый, или КАК я попал

   Что делает семейный человек летом? Правильно - отдыхает! От жены, и от всех остальных. Разом. От всего. А если он ещё и относительно молодой пенсионер и есть шикарная возможность сбежать хоть на один день на любимую рыбалку - он несомненно сбегает! Обязательно. Пенсия - это ж вторая молодость! Для тех, кто понимает, конечно. Есть-есть, знаю, и такие, кто только в ящик и пялится, или в гараже с собутыльниками давным-давно убитую "машину чинит". Я не из таких.
   Сегодня был удачный день - у жены только завтра начнётся отпуск и у меня есть шикарная возможность - в одиночку отправится на рыбалку на лесное озеро, вытянувшееся вдоль полей больше чем на три километра. Тёплая вода и можно ловить взаброд без специального костюма и сапог. Мечта! Крупной рыбы тут нет. Нет, не было и не будет, но зато - довольно близко. Да и озером-то этот водоём можно назвать с большой натяжкой, ничего особенно выдающегося, просто широкий разлив мелкой речки, практически прямой, без изгибов. Один берег пологий, светлый, без кустов и деревьев. Второй - крутой скальный косогор, покрытый вековыми елями. На карельском перешейке ещё остались такие места. В заросшем поле видны остатки фундаментов старых финских домов и черных квадратных провалов давно заброшенных подвалов. Почему карельском? Живу в Выборге.
   Бросил машину. Взял ультралайтовый спининг, на пояс - коробку с воблерами и блёснами-вертушками нацепил и, в добрый путь, как говорится! Для доброго пути переоделся в лёгкую серую рубашку и любимые шорты. О шортах есть отдельная история. Моя жена их невзлюбила сразу, как только они появились. Суровая женская антипатия к приличной грубой мужской одежде в стиле милитари. Не знаю, отчего её так заносит? Есть предположение, что из-за двадцати лет моей безупречной службы сначала в МВД, а потом в МЧС. Дело-то прошлое, чего уж там вспоминать.
   Самое главное: чуть не забыл удачливую шляпу на сидении машины. Последний штрих это обувь. Так как не богат, поэтому простые туристические сандалеты из синтетики на плотной ребристой подошве. Для чего? В воде что угодно на дне может быть, наступишь и.. а рисковать по-глупому возраст уже не велит.
   Погода шепчет! Рыба гуляет. Солнце медленно подымается. Вот оно - счастье неимоверное!
   Тихо захожу по колени в озеро и привыкаю к температуре не остывшей за ночь воды. Травинки щекотят лодыжки и пальцы ног. Песок течением перекатывает через подъём ступни. Тут в начале озера у каменистого переката сейчас самый клёв должен быть. Люблю так рыбачить. Тихо. Кустов нет. Мошкары нет. Единение с природой. Первый заброс и сразу удар - клюнул окушок грамм на двести. Лепота!
   Аккуратно оцепил и отпустил. Рано ещё - весь клёв впереди. Одного или двух возьму на ушицу, если подпорчу. Я же не за рыбой, а за удовольствием приехал. Объяснять кому-то замаешься, но вот такой он я, не переделать.
   Солнышко ползёт вверх. На кукане висит матёрый полосатик. Пора и мне заканчивать с рыбалкой. Ещё разочек брошу и к машине, ушицу варить и чай из кипрея. Тут его много растёт. Места чистые, да он никому особо-то и не нужен. Народ у нас избалованный, предпочитает чужое забугорное покупное с брендовыми ярлыками, вместо своего родного природного. Тоже не переделать. Уж не мне - так точно.
   Расслабился и загнал приманку то ли между камней, то ли зацепил за корягу на дне. Так и сяк тяну - не идет. Купаться придётся однозначно. Э-эх, судьба наша рыбацкая! Любишь кататься - салазки не забудь.. Разделся до первозданной наготы и пошёл, поднимая муть со дна сандалетами. В правой руке шнур-плетёнку между пальцев пропускаю. Течение упруго давит справа, но стоять можно без особого напряжения.
   Нашёл причину зацепа - корневище лопуха или подгнившая обросшая ветка застряла между камней и приняла мою блесну на два крючка. Так не достать - придётся наклоняться и задерживать дыхание, иначе никак.
   Задержал дыхание и нагнулся. Вода прозрачная, видно хорошо - тяну блесну за тройник, а он, как заколдованный, ни туды ни сюды. Дыхание подводит, а отцепить не могу. Зараза! Только я хотел выпрямиться и передохнуть как меня непонятно откуда взявшейся волной как вниз дёрнуло, а потом в пузо шлёпнуло так, что лапки врозь, а воздух из лёгких вон. От неожиданности блесну я выпустил. Волной меня кувыркнуло да так, что я как пылесос воды в носоглотку засосал. А дальше стало ещё чудесатее.
   Меня как начало шкивать... голова, ..опа, снова голова. При этом кашель такой, что из глаз слёзы и, главное, ветер хлёсткий, такой, что с гребня волны брызги вышибает. Тут я нащупал дно. Ногами в него упёрся, волна в корму поддает, а сам руками перебираю, ползу на сушу и ничего толком не вижу. Головой понимаю - явно в переплёт попал, а сердце сжало, не хочет оно верить в плохое. Белый шквал или смерч-нежданчик, где-то рядом прошёл или идёт, как в 2010 году на Ладоге. Но тут нестыковка получается, смерчи у нас по утрам априори не бывают - атмосферные условия не позволяют.
   Ветер сечёт по глазам. Вспышки молний как стробоскоп сквозь слёзы вижу. Одна надежда отдышаться - это тёмный провал входа в старый подвал. На четырёх костях, ослепший от впечатлений, сам не помню как я туда и ввалился.
   Сижу, глаза щиплет, во рту гадость солёная. Отплевался, проморгался, а внутри подвала ветер как в свистке гуляет, а я как шарик от того свистка там между стенок мотаюсь. Смотрю, вроде дальше простенок и вход во вторую секцию. Высота позволяет встать - так я и встал и пошёл. А там темень, но не кромешная, на потолке есть дыра круглая - видимо канал вентиляционный был. Свет какой-никакой попадает, но, скажем, не сильно-то и очень. Помещение больше и, явно, шире. Метра четыре половиной ширина, а длинна приличная, метров восемь или девять. На стенах кольца и крючки из кованного шестнадцатого, не меньше, прутка вмурованы - сижу, мёрзну, изучаю помещение, а как не мёрзнуть-то - кроме шерсти и пары сандалей никакой одежды нет!!! В машине есть - там и ключи и телефон. Эх, а рубашку и шорты импортные унесло, наверное. Да ну, может повезёт, найду вдруг, где в поле короткие штаны зацепятся, они тяжёлые, там на поясе много чего навешено. Беда - деревьев навалит! До ближайшей деревни семь километров. Можно конечно и так с топориком дойти, но, боюсь, там с перепугу гуманитарную помощь могут и не оказать. Накрылся отпуск! И рыбалка завтрашняя накрылась. Ох и достанется мне от жены на орехи! Она - женщина авторитетная, может словом так приласкать.. Наверное и сейчас мне названивает, да куда там. Такой бедлам на улице - до машины не дойду. Вышки сотовой связи, наверное, все отключились без питания, да и попадали некоторые.
   Сижу я со своими мыслями не весёлыми, зябну как гусь на линьке. Решил подвигаться, кровь разогнать и согреться движением. Согрелся, аж слов едва хватило. Пальцами правой ноги "нашёл", оставленный непонятно за каким лядом "хорошим", не побоюсь высоких слов, замечательным, интеллигентным, образованным человеком, кирпич на полу. Пока я "благодарил" неизвестного, мне тут на левую руку, словно огонь благодатный на Пасху сошёл. Сияние голубое тьму рассеяло и вижу я отчётливо бетонный короб, пыль в воздухе и на полу, которая вяло сыплется из двух отверстий на потолке, и свои следы, а на руке вместо часов, оставленных в машине, противным звуком рожающего не смазанные дверные петли кота, устройство с небольшой планшет или смартфон. И на полу не кирпич, а какой-то недоблок или слишком толстая плитка! Даже наверное - плита, непонятного назначения. Я её от избытка чувств к стене "сдвинул".
   В процессе прославления заблудшего праведника я явно невнимательно мельком глянул на это чудо, а там на экране скупые строки:
   Платформа: 5
   Локация: Забытые острова
   Основной массив информации в 12:00

   Наверное сам факт удивления был заложен в программу оповещения и текст снова пробежал по экрану.
   Что это за зверь и куда его едят? Начал вспоминать. Что-то неопределённое на периферии сознания крутится. Сейчас не ясно, а потом может быть вспомню. Запястье левой руки охватывал браслет, а к нему на клипсе двойного запирания присобачен наладонник. Можно снять, только для этого его нужно прижать, сместить и потянуть и можно пользоваться двумя руками. Нестандартное подпружиненное крепление по типу утапливаемой плавающей головки. Отсоединённая она втягивалась в корпус, а при соприкосновении с браслетом штифт вытягивался словно магнитом и жёстко фиксировался для проведения манипуляций.
   Забыв про холод и ураган я изучал новый девайс. В уголке точечная пиктограмма-кнопка, одиночное нажатие высветило: время местное - 10:07. У меня в запасе два часа на анализ ситуации. То, что я влип - уже понял. Вопрос: насколько велика будет глубина отчаяния. Я что - умер? Совершился перенос сознания? Клонирование - это лучший вариант: у меня дома жена и дочь-школьница. Или это глупая шутка? Шутка отпадает, я в здравом уме и трезвой памяти на рыбалку приехал и рыбу ловил. Есть ещё вариант: это - сон! Но уж слишком реальный. Вспомнил: Платформа-5 это книга в стиле попаданства. Кто-то мне про неё втирал почитать или это была другая книга? Название не помню. Не читал. Это сейчас не важно. А ЧТО важно? Важно оценить ситуацию. Быстро и без эмоций. Второе - получить информацию в 12-00.
   Тут я машинально двойным кликом решил свернуть окно планшета, а то сядет. Не угадал. Он мне словно шкварка на сковороде зашипел и выдал:

   Платформа: 5
   Локация: Забытые Острова.
   Тип поверхности и рельефа: 6Г
   Агрессивность среды: общий режим сезонно
   Плотность биоценоза: средняя
   Техногенность: низкая
   Общая информация будет предоставлена в 12:00


   Снова погас "Вестник Богов". Вот так и формируется у неокрепших умом и знаниями карго-культ, а из него в последующем - мировая религия и прочие духовные практики.
   На улице вроде перестало выть и просветлело. Выглянул наружу, а там тишина, как будто и не было ничего. Вышел, оглядеться и сразу приуныл.
   Мать Вашу, "Робинзон Кузя"! Без сомнений я был на большом острове метров четыреста шириной, а длинной сложно сказать - осматривать надо.
   Ни кустика тебе, ни деревца - трава по пояс. А вокруг - голубое небо и синее-синее море. Ни ручейка, ни лужицы.
   Выживание в стиле полная беспросветная ...опа. Не знаю как вы, а я от такой подачи только злей становлюсь и собраннее. Русские не сдаются. Никогда! Никому! И не за что! Мы - русские прошли через весь континент. Выживали и в великую засуху и холод лютый на голом камне Груманта в полярную ночь. Если есть шанс - нас так просто не сломать. А у меня он есть! Раз на руку браслетик одели, значит сразу умереть не дадут - спинным мозгом чувствую.
   Тряся телесами легкой трусцой, увеличивая радиус, стал осматривать округу, сверяясь с часами. Нет воды рядом. Рядом с подвалом обнаружились заплывшие землёй остатки фундамента, и всё. Рядом виднеется перекрывающий вид широкий выход скалы поперёк всего острова.
   Время есть и там вроде место повыше чем тут. Пробегусь, посмотрю.
   Бежать не получилось, я внезапно не к месту вспомнил про змей и очень сильно огорчился. Поэтому стал прокладывать путь там, где трава пожиже да пониже.
   Наверное зря я себя накручивал. Ни пресмыкающихся, ни грызунов я так и не заметил. Выдали мне место для жизни - голый песок, камни и траву. Ни лягушки не змеюшки.
   В одном из мест приглядел ложбинку, вроде там трава погуще и позеленее. А так - ни колодца, ни родника, ни ручья. Жесть! Пить тут же захотелось.
   Изыскания были прерваны самым банальным образом - двухметровым разломом, по которому сейчас, пенясь на камнях, неслась морская вода. Я находился на оконечности большого безлесного острова, что протянулся от меня широкой полосой в неведомую даль.
   Почему я так решил? Потому что остров был не высок - метров десять не выше. Возвышенности тянулись пологими горбами холмов через центр, выложенной по струне в бесконечность косы или острова. Стоп! На Балтике же есть косы! Куршская, Висленская и Хельская, и в Северном море есть цепь Западных и Восточно-фризских островов почти как коса. Кстати, балтика стала Балтикой именно из-за этих кос или балтов - боевых поясов, так же в древности называли узкие серпообразные боевые топоры - прародителей бердышей. Чего-то не туда меня унесло....
   Всё вокруг никак ни на Балтийское, ни на Северное море не похоже. Абсолютно!
   Навскидку, мой кусок земли оказался длинной метров семьсот, если считать без каменистой косы, протянувшейся группами камней в воде еще примерно на пол километра. И посреди этого пейзажа я белею телесами в гордом одиночестве.
   Остров в океане есть! И я на нём один как перст! Тоже есть. А есть что? Это меня, видимо, на ностальгию стало пробивать. Рановато, однако. И перст прикрыть чем-то надо. Солнышко яркое, опалит...
   Неровная поверхность острова скрывала возможные руины построек таких, какие я нашел по пути сюда. У меня сразу появилось чувство, что ничего целого и лучшего чем мой подвал я сейчас не найду. Или что-то подобное или вообще ничего.
   Ходил, бродил и понял что время выходит и пора мне срочно тенёк искать, а то на таком ярком свете могу ничего на экране не разглядеть, хотя на удивление вижу лучше чем раньше.
   Ускорившись я резво припустил в сторону нового "дома". По определению - лучшего укрытия у меня на текущий момент нет.
   Наступил местный полдень и будильник на руке завибрировал, а экран стал строчку за строчкой выдавать текст.

   Стержневой этноформат: русский.
   Характер инфокоммутации: дискретный.
   Характер донор-акций: дискретный.
   Наблюдение: общий режим.
   Генеральная задача: общий режим.
   Дополнительные задачи: отсутствуют.
   Степень самостоятельности: полная.
   Ожидаемая адаптация: низкая.
   Ожидаемый откат: не определён.
   Ожидаемая организация: низкая.
   Ожидаемая дезорганизация: высокая.
   Условия для входа в общий режим:
   Для внешнего вхождения в режим необходимо установить привязку личного интеркома с индивидуальной плитой приёмника. Инициация привязки автоматически откроет дискретный донор канал. Материальная поставка производится по неограниченному ассортиментному составу, ежедневно в одно и тоже время.
   Текущая ширина канала 1,5 килограмма общего веса:
   1. Группа предметов и товаров материального жизнеобеспечения и потребления - ассортимент неограниченный по качественному и количественному составу.
   2. Группа вооружений - ассортимент вариативно ограничен по количественному и качественному составу.
   3. Характер ежедневной поставки - неограниченное количество позиций выбора за сеанс весом не более установленной ширины канала. Общий вес поставки может изменяться и переносится на следующие сутки однократно.
   4. Время отклика системы с момента окончания ввода перечня до момента начала работы канала - не более 2 минут.
   5. Время сеанса ежедневной донор-акции от начала ввода до завершения поставки - не более 40 минут.
   Для инициации сеанса поставки расстояние между интеркомом и плитой приемника должно составлять не менее пяти метров.
   Не допускается одновременное функционирование оператора на двух терминалах, вне зависимости от причин совершения попыток. В этом случае оба канала сворачиваются, терминалы переходят в автономный режим, генеральная задача снимается, наблюдение снимается.
   В случае формирования, ширина канала увеличивается пропорционально численности группы. Не допускается формирование единого канала социальных групп при отсутствии личного интеркома.
   В случае снижения численности группы, ширина канала уменьшается пропорционально количеству выбывших членов группы.
   Индивидуальный наручный терминал-коммуникатор (интерком) привязан браслетом к носителю. При отсутствии контакта браслета с телом носителя более 30 секунд интерком деактивируется. Допускается хранить терминал интеркома отдельно от носителя не более трёх суток. Допускается перемещать браслет терминала на теле носителя не более одного раза в трое суток. В случае утраты интеркома допускается автоматическое использование в качестве терминала плиты приёмника. Получение дубликата интеркома возможно через тридцать суток после подачи заявки восстановления управления каналом.
   Допускается перемещение плиты приемника. После перемещения следующий сеанс поставки может произойти не ранее, чем через 24 часа с момента установки плиты в выбранном месте.


   Я едва успевал читать, про понимать тут, как говорится, не вашего ума дело. Электронник этот дописал текст, пискнул, мигнул и ауфидерзейн - отключился.
   Ну и где эту скатерть-самобранку искать? Зачем такие сложности при таких технологиях? Тут только один ответ напрашивается - человеческая глупость не имеет границ в пределах разумного. "Если вас, двуногих, к алтарю не привязать, так вы, сволочи такие, разбежитесь по кустам и начнете плодится аки тараканы по щелям. Параметры и правила игры заданы - кормушка и стойло определены. Ваши жизни - пыль. Вы всего лишь временная прихоть. Надоело нам ваше скучное существование. Надёргаем себе особей для нового цирка!" Какое узкое стереотипное мышление у организаторов! Навевается аналогия - лечи подобное подобным.
   Значит и у вас в вашем высшем мире не всё так гладко, коль вы себе рабов набрали для развлечения.

   Кровавый театр из смертных на арене.... Жестоки Боги!
   Ещё безжалостней прозрение - игрушкой быть в руках пустых желаний,
   Для статистических погрешностей невежд.
   Судьба и рок влекут нас для познания -
   К чему способен в своей жизни человек?

   Что-то меня потянуло философствовать? Хватит сублимировать - пора корыто искать! Не успел я об этом подумать как интерком пискнул, вспыхнул и погас.
   Вопрос, по-че-му? Я тут в предбаннике круги нарезаю в процессе мышления для лучшего кровообращения и он включился ближе к стене.
   Вывод: нужно экспериментально проверить данный факт. Хотя чего проверять - идти внутрь надо! Та прелесть, об которую я отшиб ногу, скорее всего и есть моя плита!
   Догадка оказалась верной - эта замечательная Вещь подсветилась голубоватым призрачным светом и словно покрылась туманной дымкой. На улице я бы такое и не разглядел.
   Интерком снова пискнул оповещением:
   Инициализация режима поставки донор-канала осуществлена. Произведите выбор терминала ввода.
   Электронный друг предложил мне использовать два варианта - интерком или панель поставки. Я выбрал панель - она больше и удобнее для работы. На мой весьма точный взгляд около тридцати с копейками сантиметров в ширину, на семьдесят плюс-минус сантиметров в длину. Но стандарт пропорции один к двум точно.
   Теперь сама плита загорелась, а интерком запиликал возмущённо.
   - И чего ты теперь пищишь? Не какай электронами, братуха - всё будет зашибца!
   Видимо он смирился со своей второй ролью и погас, чтобы не отсвечивать. Сорок минут это только кажется что много, а самом деле это даже подумать некогда особо. На экране меню запрос как на компе в поисковике и тут тебе сразу что хочешь и напротив стоит вес. Ткнёшь - дает описание и характеристики.
   Внизу светлая полоска, на ней слева цифра 1500, видимо это мой лимит в граммах. "Сколько вешать в граммах?" Вот-вот, я тоже вспомнил.
   Первым пошёл комплект для приготовления пищи, проверенный временем и друзьями - MSR Reactor 1,7 Stove System. Тут же с другой стороны часть полоски потемнела и появилась цифра 515, соответствующая весу товара в граммах. Добавляю баллон газа 230 г. На полоске и в цифрах прибыло. Значит полоска снизу весовая шкала, а цифры это так для самых умных. Наглядно и удобно для любого оператора.
   Плёнка полиэтиленовая - квадратный метр 70 г. Таблетки для обеззараживания воды 20 г. Лопатка стальная садовая с чехлом и шнуром на ручке, блестящая импортная 250 г.
   Часики тикают, а мысли лихорадит. Сухой остаток 415 г. Два листа бумаги 5 г. Авторучка шариковая из средних 10 г. Остаток ровно 400 г.
   Теперь пора выбрать питание! Сублимированные каши в пакетах 4 штуки по 60г, туда же два суповых пакета по 40 г. Хотел взять пакет сублимированных фруктов на компот, но тут вспомнил про ложку. Заказал титановую ложку-вилку 18 г. Компот завтра, сегодня варёной воды попьём. Финал - самое главное, без чего это не будет работать, огниво и кресало - 29 г. Остаток 33 грамма.
   Перенести на следующую поставку: да, нет.
   Да!
   Выпрямившись, я почувствовал, как затекла спина, но сидеть враскорячку был смысл. На большом экране картинки хорошо видно. Чем-то напоминает сайт Али-экспресс. А вы что думали, если я в возрасте, то дремучий как валенок? Пенсионеры - самые продвинутые пользователи интернета! Вслух для своего младшего партнёра на руке сказал:
   - А ты боялся. Работа должна быть короткая как мысль! Только подумал, а она уже закончилась!
   На эту мою банальную инсинуацию наручник пиликнул два раза согласно и включился, оповещая что поставка завершена.
   Первая и сама главная задача - обеспечить себя водой и средствами защиты от солнца.
   Из инструмента мне сейчас только лопатка нужна, остальное пусть тут лежит. Вооружившись инвентарём, я отправился совершать первый подвиг. У барона Мюнгхаузена в списке было проставлено: "В шесть часов - подвиг". Ну я-то не он, и потому у меня на текущий момент всего два варианта: самый быстрый и не надёжный это паровой конденсатор. С него и начну!
   Метрах в десяти от берега, где пляж был более пологий, стал рыть яму, отбрасывая песок подальше. Постоянно натыкаюсь на хрупкую яичную скорлупу. Весь песок на берегу, не доступный волнам, наполнен ей. Видимо сюда в сезон на гнездовья прилетают птицы выводить потомство. Удобно - пологий луг, чистенько и хищников нет. Хорошо бы какой-нибудь гусь или другая не хищная птица.
   На тридцати сантиметровой глубине песок стал в меру влажным и я посчитал достаточным эту глубину. В центр ямы поставил ковшик без крышки. Вокруг уложил срезанную лопаткой траву. Лопатка у меня не обычная, а многофункциональная. Две боковых плоскости у неё заточены по особому, одна прямая, другая с серейтором.
   Такую лопатку можно даже на древко надеть. Убить кого-то нужно сильно постараться, но раны тупым металлическим предметом можно наносить. Вещь сама в себе. Но в текущих обстоятельствах она единственное, про что я смог быстро вспомнить. Копать топором, ножом или мачете в моей ситуации не вариант, нужен инструмент, сделанный под конкретные задачи. А тут и ключик-просечка, шнур на ручке и линейка на штыке метрическая.
   Определившись с наиболее освещённой стороной - там, где стенки ямы не давали тени, я уложил пару найденных на берегу черных камней, будут тепловыми аккумуляторами. Последний штрих - принёс пригоршнями морской воды и полил травку. Накрыл яму плёнкой и придавил её края плотно к песку камешками с кулак размером. Пока ходил по берегу в поиске камней, нашёл увесистую, блестящую перламутром, створку от раковины большого моллюска, будет теперь на что сгребать и чем отбрасывать рыхлый грунт. Сделал себе зарубку на завтра - пока утром прохладно, пробежаться по пляжу и поискать дрова и другие неожиданности. Море выбрасывает много чего полезного. Главное - это чего найти. От раковины, скажем так, пованивало, но нам ею не есть и пить, а копать. Пойдет.
   В центр плёнки импровизированного парника, над ведёрком я положил камешек, так, чтобы получилась точка сбора росы. Теперь остается только ждать.
   Закончив с конденсатором, я пошёл изучать заросли травы. На первый и последующие взгляды трава между этих холмов росла гуще, сочнее и выше, чем в остальных местах. Признак наличия водоносного слоя налицо. Вопрос, где копать?
   Пришлось примеряться и смотреть, куда идёт наибольший уклон. Как вытянуто пятно наиболее сочной поросли. Методом научного тыка и путём пробных изысканий грунта на влажность выбрал место для первого шурфа. Для удобства работы сначала хотел вырезать всю траву вокруг, но потом одумался и оставил. Нагибая высокие в рост стебли я получу хоть какую-то тень. Вспомнил про ночёвку и нарезал травы побольше на постель в другом месте. Траву охапками отнёс к своей норе и раскидал сушиться. А пить хочется - просто караул! Чтобы не сгореть стал натираться влажной землёй, создавая защитный слой грязи на теле.
   Несмотря на солнцепёк надо работать, иначе завтра я буду уже не в форме и выживание станет не испытанием, а проблемой. Тени нет - солнце в зените высоко над головой. Аккуратно срезаю дёрн, не пластами, как все думают, а экономя силы маленькими кусочками выдирая корневища за стебли.
   По горсточке, по травинке я освободил себе от корней сектор метра полтора в длину и метр в ширину. Теперь самая нудная работа - рыхлить грунт лопаткой и выбрасывать его раковиной. Земля на удивление для острова очень хорошая, причем на столько, что завтра или послезавтра обязательно возьму плотных полиэтиленовых пакетов для грядок. На глубине тридцати сантиметров земля стала меняться влажной супесью с примесью глины. Голые стопы почувствовали это первыми. Тут, как говорится, появилось второе дыхание. Если есть глина значит где-то есть и вода. Теоретически. Должна быть! Копаем дальше.
   Наконец я добрался до серой глины. Ломкая и слоистая она плохо резалась и приходилось прикладывать большие усилия для её копки. Глина - ценный ресурс, и я стал складывать её отдельной кучкой. Сырой грунт намекал на наличие рядом воды но это эмпирически, практически её не было. Моя задача дойти до слоя с подпором, чтобы вода текла, пусть медленно по капле, но текла. Вырыл яму уже по пояс, а результат - куча грунта сбоку. Края ямы подсохли и стали осыпаться.
   У меня вариантов нет - копаю дальше и нахожу воду или, как Папанин на льдине, "жду лета".
   Снял ещё слой в пятнадцать сантиметров - глина стала мягче, чище и влажнее. Стал копать узкую на ладонь канавку в надежде меньшими затратами найти жилу, или вода потечёт или я пойду на берег. Конденсатор по-любому хоть глоток да должен собрать.
   Копал три часа, а результата-то и нет. Стало темнеть. Скоро из ямы будет не вылезти, придётся раскопки отложить до завтра. Нужна другая лопата - с этой слишком низкая производительность. Но для этого сначала нужно накопить продуктов или наоборот, не откладывая, перетерпеть завтра на домашних пирожках сутки, но получить хороший инструмент.
   Испаритель на берегу меня порадовал. Вся плёнка была покрыта изнутри каплями воды. Я аккуратно постучал кончиком отмытой лопатки по камешку, чтобы скопившаяся вода стекла вниз. Всё равно из-за налёта конденсата было плохо видно, сколько воды внутри собралось. Аккуратно, чтобы не насыпать в ведёрко песка, я снял плёнку и обнаружил что моя кастрюлька-ковшик наполнилась больше чем наполовину.
   Оказалось что я молодец и воды больше чем на глоток. Сходил за таблетками, бросил одну внутрь и снова закрыл плёнкой яму. Конденсатор будет работать до заката и, даже, наверное лучше чем сейчас. В сумерках прогретая земля в яме будет отдавать влагу ещё интенсивнее, так как воздух снаружи плёнки быстро остынет.
   Отдыхая посидел в тени своей норы. Организм остыл от зноя. Вода должна была придти в относительную норму после обработки - гадость, но пить можно. Сходил утолить жажду, и оставил часть воды на ужин. Восстановил целостность конденсатора. И, наконец, отвлёкся от дум и работы. Огляделся - ничего особенного, только облаков стало больше. Так же пустынно, так же нет инверсионных следов на небе.
   Солнце скатилось налево - значит мы в южном полушарии, достаточно близко к экватору. Со сторонами света разобрались, теперь бы понять, что от меня хотят эти "Лунатики" в конечном счёте. Получается скалы у нас на южном берегу, а пляжи на северном. Печёт - решил подновить осыпающуюся целебную грязь, пока окончательно не стемнело.
   Если ничего не выйдет, то будем делать несколько конденсаторов, а в перспективе опреснитель не такая и сложная установка. Только требует времени и материалов. Завтра на берегу надо поискать ещё таких раковин и накрывать ими на ночь дыры в потолке. А то если дождь у меня здесь потоп будет .... и у входа ровик откопать и ступеньки очистить тоже.
   Поднявшийся вечером ветер заставил спешно собрать всю траву, что я разложил сушиться. Маловато вышло. Не просчитал, что трава настолько усохнет. Завтра возьму себе коврик, нет! Завтра я возьму лопату. На остаток - продуктов и трубу пластиковую метровую. Травы нарежу побольше, а коврик надо брать нормальный, и не коврик, а спальный мешок. Коврик можно и позже взять, тут травы вон сколько, главное от бетона прослойку сделать потолще. Утром нарежу ещё травы и составлю список первоочередных задач и необходимых ресурсов.
   В яме моих влажных мечт и надежд все оставалось по-старому, единственное, все стенки заветрились и стали серыми и совершенно сухими кроме одного места в углу. Вот этот угол я и решил расковырять. Копнув на уровне колена, я почувствовал, как под лезвием лопатки подаётся глина. Она была явно мягче и податливее чем прежде. Расширяя нишу, я даже перестал убирать грунт. Неожиданно вместо привычного глухого звука лопатка отозвалась звонким цоканьем. Это я куда врылся? Камень? Вытянул лопатку посмотреть, а она у меня мокрая! Стал я там разгребать, а по рукам сырой песок поплыл. Жила! Вода пошла тонкой струйкой под ноги. Для благоустройства слива стал расширять нишу вниз, так, чтобы стало удобно набирать воду.
   Мокрая глина липла к рукам и ногам, и её нужно было убрать сейчас, иначе размокнув, она расплывётся по дну шурфа и сделает воду непригодной для питья без тщательного фильтрования и отстаивания. И в плохом есть что-то хорошее - например, купание в грязи создает защиту от солнечных лучей.
   Перекидав глину наружу, я подготовил место под кастрюльку. Для слива снял с ручки лопатки шнур, и воткнул её в стенку, так, чтобы через ручку вытекала вода.
   Вода.... Вода - это жизнь! Обмыл потное грязное лицо. Ледяная по ощущениям перегретого тела, вода из ладоней была без запаха и приятная на вкус.
   Больше опреснитель не нужен. Стою, мечтаю - сейчас в кастрюльку наберём свежей воды и запарим супчик.
   Пока я предавался восхитительным мыслям, стоя в грязи по колено, я едва не лишился опреснителя и своей единственной емкости. Начался прилив и волны начали слизывать песок практически с края самой ямы. Забрав в последний момент плёнку и кастрюльку, я допил обеззараженную воду, и пошёл к источнику.
   Тонкая струйка живительной влаги скользила по металлу и падала, журча, на дно, которое гулко и утробно звенело, вторя падающей струе.
   Тут я вспомнил, что нужно помыться и смыть в море с себя весь пот. Нарвал травы и пошел к морю плескаться с мочалкой. Зашёл в воду, а она тёплая накатывается медленно пологими волнами. Грязь сама от тела отваливается, а среди волн скользит чёрный треугольный плавник. Лепота!
   Разомлевший мозг не сразу воспринял изменение ситуации, а когда дошло, я поставил местный рекорд по бегу из воды на пляж.
   Акулы, мать их, это - не Рижское взморье, где, кроме тюленей, особо пугаться некого. Это - тропики! Только у меня они без пальм. Акула или кто там, её, эту рыбу знает, прошла вдоль берега и скрылась из вида. Сторожась с опаской я снова залез в воду, но теперь не глубже пояса и стал энергично отмываться. Вечером рыба к берегу подходит и акулы вместе с ними, наверное, охотится.
   Согрев литр воды я добавил в суповой пакет, согласно инструкции, кипятка и стал ждать когда продукт разопреет и станет готов к употреблению. Сразу скажу - не ресторан. Не бог весть какая еда, но она всяко лучше чем варёная вода. От размышлений и пережитого меня сморило незаметно в сон....


   День Второй

   Дело - труба!

   Утро красит красным светом стены древнего кремля.
   Я проснулся на рассвете громко костями скрипя!

   Выспаться-то я выспался, но вот тело болело всё. Но и это не самое главное - я, как старая черепаха, выполз погреться на солнышко, а там туман. Сильный. Сумерки, на часах - 6:10. Трава сырая и холодная. Вот от этой сырости я и проснулся. Честно скажу - некомфортно! Ну, в целом, это понятно, учитывая где я, но хотелось бы бОльшего. Вскипятив в ковше-кастрюльке воду, быстро развёл себе жидкий кофе. Среди вещей вчерашней поставки нашёл листок с инструкцией по эксплуатации канала. Завтрак отложен на потом.
   Распахивая небо для нового дня южное солнце лениво съело утреннюю промозглость. На часах - семь утра по местному времени. Делать нечего - не умытый и замерзший я пошёл по берегу в поисках полезного. План есть план - надо его выполнять. Пусть даже и никто не проверит, но отставник я или кто? Все-таки жизненные правила установлены раз и навсегда, решил - сделал, и нечего на недостаток чего-то списывать. Нет сейчас - будет потом.
   Море тихо дышало, накатываясь в безветрии на берег мерным ритмом. Подобрал раковину и сразу выбросил - слишком маленькая. Наконец нашёл если и не вторую половину вчерашней, то размером не меньше первой. Побродив бесцельно - вдоль линии прибоя, я вышел к расколотой напополам скале.
   Теоретически ширина маленькая, не более двух метров и есть возможность это замерить. Достаточно к моему совку привязать шнур и перебросить его на ту сторону. Притягивая его обратно получим искомый результат. Но есть два препятствия. Первое - смогу ли я правильно приземлиться на той стороне в своей обуви и не получить травму? Любая травма лишит меня подвижности и шанса на выживание. В проблема - плита. С ней я точно не перепрыгну. На той стороне везде скала и проводить эксперимент на определение её прочности в моей ситуации полной зависимости нельзя назвать просто глупостью.
   Беспощадно и бесцельно я проболтался до обеда. Ничего значимого и важного я больше не открыл. Нарезал травы в три захода и разложил сушиться все запасы. Вскипятил воды и сообразил блюдо дня - греча с со свининой. Сижу, жду связи с космическим разумом и умные мысли на листочки записываю.
   Наконец интерком пиликнул приветливо и сообщил:

   Стержневой этноформат: русский.
   Характер инфокоммутации: дискретный.
   Характер донор-акций: дискретный.
   Наблюдение: общий режим. Генеральная задача: общий режим.
   Дополнительные задачи: отсутствуют.
   Степень самостоятельности: полная.
   Ожидаемая адаптация: средняя.
   Ожидаемый откат: не определён.
   Ожидаемая организация: низкая.
   Ожидаемая дезорганизация: высокая.


   - Зачем мне эта напоминалка? Давай меню набора!
   Экран моргнул и сменил текст.
   Произведите выбор панели ввода.
   Снова выбираю панель терминала.
   Дальше по плану поиск лопаты, трубы и туалетной бумаги. Да, товарищи, банальное физиологическое побеждает. Всегда и везде, несмотря на, и вопреки всему! Так сказать, плоть довлеет над материальными ценностями. Вокруг - не лопушков, ни магазинов. А ведь где-то кто-то упаковками берет, про запас складирует!
   Лопату подобрал быстро. Штыковую с титановым лезвием и алюминиевым черенком. Я её сразу отправил в заказ. С трубой тоже определился. Вместо тяжёлой туалетной бумаги методом тыка выбрал самую лёгкую пачку бумажных салфеток - сто штук на 90 г. Остаток в семьдесят шесть грамм решил перенести на завтра. Заказ готов! Теперь поиск и подбор необходимого
   На выборе рубашки потерял больше всего времени, но, в конечном счёте, остановился на рабочей льняной, на пару размеров больше. В тетрадку записывал марки и названия с указанием точного веса. Так что на два дня вперёд я с заказами определился
   Не доводя до крайности через тридцать пять минут от начала сессии оформил заказ и вышел. Терминал пикнул и отключился.
   Копать нормальной лопатой и копать совком две большие разницы. Первое, что я сделал - это наметил ямками, будущую канаву для сброса воды. Уровень мутной жидкости стоял до половины глубины шурфа и не поднимался выше, медленно фильтруясь через грунт. Обновив 'антизагарное покрытие', я приступил к строительству второй очереди своего личного 'каракумского' канала. А что, и похоже - там пески и солнце, и тут - примерно то же.
   Работа спорилась, и через два часа я увидел, как появилась оплывшая ниша приямка в боковой стенке, а к шести часам вечера с перерывом на полдник, я прорыл достаточно глубокий и широкий водосброс, поэтому стало возможным осмотреть размокшие стенки источника. Вода повредила мою вчерашнюю работу и не сказать, что стало хуже, но лучше точно не было.
   Главную задачу на сегодня я практически выполнил и теперь было необходимо окончательно избавиться от излишков воды на дне, но, поразмыслив, я решил отложить это на завтра. Пусть подсохнут стенки. Вместо этого я стал делать ступенчатый спуск, срезая землю и укладывая на неё слой мелкого камня, а сверху для прочности дёрн пластами.
   Завтра расширю шурф и срежу часть стенок наискосок для обкладки камнями - единственным доступным строительным материалом. На дно насыплю гальки, а для защиты от размывания сверху уложу камни побольше. По результатам работ завтра же, чтобы вода не утекала по склону, а орошала максимально возможную площадь, попробую повернуть русло моего ручейка поперёк. Сейчас нужно, пока не стемнело, восстановить слив.

   Используя зубцы серейтора лопатки вместо пилы, я пропилил два десятка щелей, отперфорировал один из концов трубы. Чтобы внутрь не попадала грязь, я сплёл петлю из травы, и продел туда, согнув пополам, толстый пучок её же. Без рывков, обминая стебли за петлю я втянул внутрь трубы траву. Теперь, как говорится, главное - не навредить и не бояться. Примерившись, я аккуратно с лёгким нажимом стал толкать заткнутую трубу в толщу сочащейся водой глины. Неожиданно для меня самого, труба вдруг легко скользя провалилась внутрь. Из трубы с шипением пошёл воздух, а потом появилась и мутная вода.
   Придерживая трубу, я вытянул изнутри траву и вслед за ней на мои ноги, разбрызгивая грязь, упала тугая струя прозрачной холодной воды. Это чувство сложно описать, когда с вас сваливается груз неразрешимой проблемы и эйфория от правильно принятого решения. Подмазав стенку, из которой торчала труба, глиной вперемежку с травой для лучшей вязкости, я оставил сушиться свое изделие и продолжил расширять и углублять водосброс. Для качественного оборудования места мне было необходимо срезать и перекидать порядка десяти кубометров земли и глины. На скосы уложить срезанный дёрн и придумать, как сделать так чтобы вода не размывала напрасно землю. Работайте и вам воздастся!
   Вечер прошёл в обдумывании конструкции отводной канавки и обустройства сборника для технической воды большого объёма. Ночь прервала мои мысли и я, зарывшись в свежем сене, заснул без задних ног..


   День Третий

   А жизнь-то налаживается! Плюсы армейской философии.


   Сегодня третий день как я не пойми где и зачем. Позднее утро и я выспался, несмотря на свинские условия. На часах - половина десятого. А я, как старый хряк, выбираюсь из тёплой кучи, весь облепленный травой. Картина - привал бомжа на южном взморье. А запах.. самому противно. Амбре знатное, коллеги умрут от зависти, такой экотуризм мало кто может себе позволить.
   Самое время работать, а я сплю! Мне нужно менять режим дня - вставать раньше, в полдень отдыхать, вечером во вторую смену снова работать. Необходим будильник. Может в интеркоме на руке есть? Проверил - функция не предусмотрена. Вода течёт, а я копаю яму полтора на полтора и глубиной по пояс. Будет прудик, пусть для хозяйственных нужд и на полив. Вечером в пресной водичке ополоснуться после моря всяко лучше чем в солёной да с акулами. С ними кто-то из вас хочет ближе познакомиться? Точно? Вот и я нет! Распорядок сам себе устанавливаю такой: работаем как в армии - отсюда и до обеда! А завтра? А завтра, товарищи солдаты, будем закапывать то, что натворили сегодня! В каждом маразме есть своя логика и тайна её скрыта извилиной от фуражки. Подобное лечится подобным!
   Только по прошествии времени становится ясна вся глубина отечественного военного фольклора и необъяснимого поведения военнослужащих. На самом деле всё просто - труд из обезьяны сделал человека, а напрасный труд делает из человека организованного и дисциплинированного бойца. Муштра приучает к слаженности, взаимодействию развитию чувства ритма, быстрой реакции на изменение окружающей обстановки и развивает группы мышц необходимые для выполнения боевой задачи. Всё остальное - плачь о скопленном жире и потерянных для праздности днях. Предвзятое отношение к народным танцам у молодёжи вылилось в утерю национальных коренных боевых ритмов. Коммунисты уничтожили и выхолостили понимание русской культуры. Реформы Хрущёва окончательно уничтожили великорусскую сельскую общину - последний оплот национальной идентичности. Естественным путём вымерли носители знаний родовых обрядов и правил. Коммунистам нужны были пролетарии - люди без рода без племени. Поэтому так легко произошёл слом советской власти. Никто за неё особо и не встал. Если это не был весьма хитрый план освобождения жизненного пространства, то я наверное ничего не понимаю в этой жизни. Слом культуры это уничтожение народа. Такая диалектика.
   Армию нашу зря ругают и дедовщина это не зло, а наставничество! Просто её нужно держать в узде. Все беды происходят от манкирования своими служебными обязанностями младшего начальствующего состава. Великое искусство казарменного быта, увы, недооценено учеными как феномен социализации. В ходе глупых реформ мы потеряли самобытное достижение русской культуры и военной мысли, складывающееся десятилетиями. Конечно же, в каждом правиле не без исключений, как и в каждой семье не без урода. Не все могут быть воинами - кто-то должен быть пахарем или жрецом. Жрецы они обет дают не размножаться, а пахари кормят своих, чтобы чужие не били. Поэтому в древности тот, кто не служил своему народу - не мог быть политиком и управленцем. Первое жестокое правило - баран не может вести львов. Второе пресекала сама жизнь - не можешь защитить свои идеи и права, отберут и идеи, и собственность. Современные веяния ни к чему хорошему не приведут - слабые всегда сдаются. Понемногу, по чуть-чуть, уступая ударам судьбы, многие и не замечают как становятся покорными своей участи. Так было и так будет всегда! Русские, они не такие - они бунтари от души и от радости, всегда готовые пойти наперекор против ветра и правил, а те, кто с потухшим взглядом - это не русские, это покорные рабы без рода без племени. Холоп может встать и дать в морду барину, у него хватит смелости, а раб согнётся и подставит сам спину под плётку. От того холопы и бежали на Руси на окраины, что рабами быть не могли. Не могли и не хотели.
   Вас всегда будут проверять насколько вы готовы отступить - за пайку, за тёплый угол, за много чего ещё. Есть черта, которую не дано пересекать никому. Дети. Женщины. Старики. Если вас принуждают отступить угрозой их здоровью или жизни - значит правил больше нет. Человек вышел из негласного договора и вывел себя за рамки живых. Вторая черта - ваше личное пространство, ваше мировосприятие. Тут все сложнее, но есть грань личное согласие. Вот и думайте теперь кто вы.

   Так, в раздумьях я едва не проворонил время сеанса. И копалось не в тягость и ум занят.
   Интерком привычно включился. Я даже удивился этой мысли насколько человек быстро адаптируется к изменению внешней среды. Но всё это лирика - теперь о конфетах!

   Достижение: Источник питьевой воды!
   Поощрительная акция - расширение численности стержневого этноформата.
   Организационное поощрение - увеличение лимита разовой поставки - один килограмм дополнительного веса.
   Произведите выбор панели ввода.

   Дело понятное и привычное. Мысли мои скакуны - чего такого мне взять чтобы ух? Чего я не смогу взять потом? Решил попробовать и забил:
   Перенести дополнительный вес на следующие сутки?
   Отказано! пишут: Разовая поощрительная акция.
   Чего мне такого надо, что я потом взять не смогу? В голову ничего не приходит.
   Плюнул и заказал чёрную садовую плёнку, тонкая конечно, но пока хоть такую 100 микрон 3х10 м, минус тысячу восемьсот грамм, а вес то того, тю-тю. Остаток семьсот семьдесят шесть грамм. Что еще?
   Без вариантов он мне нужен - нож швейцарский фирмы Венгер Рейнджер Грип 178 - тот, что с пилой и отвёрткой. 172 г. Был у меня такой. На берегу озера остался. Там, на Земле. Что ж я одетый-то в воду не полез, да во всем что на мне до того нацеплено было? Кабы знать..
   Два супа, три каши, к ним добавляю сублимат ягодного ассорти ещё 60 г. Итог: 284 г.
   Семена бамбука листоколосника 25 шт. Я про него читал и запомнил когда дочь в школу доклад готовила. Растёт быстро, побеги съедобные, деревенеет, вырастает до 20 метров в высоту и до 15 см в диаметре. Для строительства самое то. Остаток 151 г. - перенести на завтра. Как говорится - нам только выйти и зайти. Получите и распишитесь!
   Первым делом сбегал, набрал воды в кастрюльку. Поставил греться воду. Семена замочил в морской воде, используя створку раковины. Где не помню читал, что семена в солёной воде испытывают стресс и лучше всходят. Не получится сейчас, завтра замочу для верности в пресной. Для быстрейшего распаривания накрыл плошку куском полиэтилена. Приготовил шесть пустых пакетов из-под сублиматов под рассаду, насыпав в них самой лучшей земли.
   Готов ко многому, но, главное, я сейчас смогу улучшить качество самого источника. Вычистил от комьев дно от размокшей там глины и уложил сверху крупный песок. Примерившись отрезал кусок полтора на три метра и уложил его на дно сверху, чтобы вода не разлеталась брызгами и не мочила стенки, поднял края. С пляжа наносил камней и выложил ими всё дно, единственное, осталось выложить круг и большой камень под струю. Вода перестала размывать грунт и потекла более чистым потоком. Для уменьшения потерь я решил воду пустить по плёнке. Нарезал трёхметровых полос на два ножа шириной или две пяди по старой русской системе мер, или 35.6 сантиметров.
   Дно водостока прочистил штыком лопаты так, чтобы получилась аккуратная канавка. А дальше магия - скатываем плёнку в рулон. Заправляем верхний конец под плёнку и отпускаем, вода сама расправляет рулон. Плёнка липнет к глинистым мокрым стенкам и придавливается сверху набегающей водой. Уложил три штуки и стал доделывать свой водоём. Расширил его до квадрата со стороной в метр восемьдесят и глубиной по колено. Так кусок три на три метра идеально укладывался на дно. Вышло просто отлично - закрепил плёнку по углам внизу и по периметру верхнего края камешками. Осталось только доделать канавку. Нарезал ещё три полосы вышло как раз до нужного места. Закончил практически в темноте, но зато завтра у меня будет много чистой теплой воды для помывки. Ужинал в темноте при свете звёзд и луны.
   Да, здесь есть Луна. Точно такая же как всегда, словно её украли у Земли.
   Надо озаботится лампой. Завтра прикину, что лучше заказать - модную на светодиодах с солнечной зарядкой или по старинке керосинку. Странно, я - словно во сне и ничему не удивляюсь.
   Или у меня удивлялка отсохла?


   День Четвёртый

   Первый блин - комом!


   Ранним утром... Да, сегодня ранним утром я встал и пошёл, пока прохладно, вершить великие дела. Копать, не перекопать! Организовывать приварок овощами к своему скудному рациону. Там где сыро - решил посадить овощи. Ниже - кукурузу и фасоль. Читал что их сажают вместе и они не мешают друг другу. Ещё картошку посажу, но она только на развод слишком тяжёлая, придётся резать. Надо выбрать ещё что-то из злаков или бобовых, и чтобы быстро растущее и без необходимости сложного механического обмолота. Вроде бы просо - это пшено и полба тоже цельное зерно. Корнеплоды - морковь и редьку китайскую дайкон. Что я ещё знаю: салат, капусту, перец сладкий и острый, томаты, огурцы, лук, чеснок, репу, горох. Кусты и плодовые деревья - это на будущее, сейчас не актуально в силу неясности перспектив. Умного в голову больше ничего не приходит. Справочник по полезным растениям юго-восточной Азии необходим. Сколько всего надо, а я до сих пор без штанов хожу!
   Кукурузы надо побольше посадить - сколько сил хватит. Ботвой можно печь топить. У неё толстый стебель если высушить - то и как дрова пойдёт.
   За что мне такие условия? Кому я в той жизни дорогу перешёл, что меня так жостко забросили в одиночное плаванье?
   Копаюсь в земле как червь, а сзади голос:
   - Слышь, чудила, как пройти в библиотеку?
   Оборачиваюсь. Средних лет мужик-турист в шляпе или кто, не скажу сразу. Прикид солидный, весь одет качественно и дорого, в руках пакет с дьютика, на плече сумка, средняя такая. На правой руке часы блестят - глазам больно. Рубашка и брюки в стиле милитари или агент ЦРУ на отдыхе. Словно на сафари в Африку собрался. Вот, вспомнил - колониальный стиль одежды.
   - Я не понял что за хня тут творится? Я за что вам бабки платил, где отель, папуасина? Чего ваш навигатор не работает?
   - Чё орёшь? Я сам тут четвертый день загораю. Ты читал что там написано было?
   - Херня! Ты мне чего зубы заговариваешь. Где гид и все-все-все?
   - Я откуда знаю? Пошли в тенёк - я тебе сейчас всё объясню.
   - Ты мне не тыкай, жаба! Тебя кто воспитывал, пугало? И прикрой своё расстройство.
   Разговор сразу пошёл туго. Мужика явно переклинило и он сразу начал наезжать:
   - Слушай, если через полчаса здесь не будет машины, катера или самолёта. Меня не волнует КТО виноват! Ты будешь отвечать, козел! Ты! Мне ваши фокусы до одного места. Я вам сколько заплатил?
   - Откуда мне знать, во-первых, за что, во-вторых, кому и сколько ты платил?
   - Слушай сюда, терпила - хватит из меня тут "робинзона" делать! "Пятница-развратница" ты тут будешь, лох, усек? Чё, не понял с кем имеешь дело? Мне реально параллельно - знаешь ты или нет!
   - Пойдём я тебе кое-что покажу. Не знаю, поможет это тебе или нет.
   Развернувшись я пошёл к погребу. Постояв немного новый житель острова неспешно, словно делая мне одолжение, зашагал вслед.
   Пришли к норе и там я ему показал свое житье-бытье и листок бумаги с инструкцией. Зря я это сделал. Он листок демонстративно порвал на мелкие клочки и бросил мне в лицо.
   - Что ты мне тут лепишь, убогий? Где тут ваши камеры - я им сейчас такое телешоу покажу!
   - Нет тут камер. И не было.
   - А-аа! Значит камер нет! Микрофоны есть! Слышите уроды, я сейчас вашего пидараса прямо здесь раком поставлю - порадую ваших зрителей, а потом доберусь до вас и порадую вас своими адвокатами. Ты знаешь КТО мой отец и кто Я? Что будет со всеми вами завтра? Если я не отзвонюсь через сутки, завтра тут будет не протолкнуться от местной полиции. Отключайте глушилку, она вам все равно не поможет, у меня спутниковый маяк уже включен.
   - Послушай, я сам сюда попал непонятно как. Был на рыбалке первый день отпуска шестнадцатого июля. Блесна зацепилась за корягу возле берега, я полез доставать её и оказался тут в воде, как есть без всего в одних тапочках. Четвёртый день уже пошёл. Первый день вообще без воды сидел. С острова НЕ выбраться! Никак! В скале разлом внизу - течение такое что в море унесёт, пикнуть не успеешь. В море не зайти - акулы кругом. Вокруг нет ничего - ни кораблей, ни машин, не самолётов! Ни-че-го! Спутников ночью тоже не видел. Я тут, если заметил, выживанием занимаюсь. Вчера закончил с родником. Мне дали дополнительный вес и поощрили расширением численности, а сегодня появился ты. Кстати, откуда сам? Твою плиту нужно будет найти.
   - Какую плиту? Могильную? Не шути так!
   - Плиту доставки. Я тебе показывал- она на полу лежит.
   - Складно лепишь. Только прокол у тебя - вчера, "дружище", десятое августа было!
   Грёбанный неадекват. Упился что ли? Да вроде не пахнет или у него своей дури полная голова?
   - Есть хочешь?
   - У нас что тут доставка есть?
   - Нет доставки. Сублиматами питаюсь.
   - Покажи, что за сублиматы.
   Я достал пакет и вскрыл его аккуратно ножом.
   - Чё за нож не видел такого? Дай!
   Я протянул ему Викторинокс. Покрутив в руках складник, он открыл лезвие, пилу и прочий функционал, а потом убрал мой нож в свой карман.
   - Отдай.
   Он ухмыльнулся.
   - А ты заплачь! Дядям ножик не игрушка.
   - Ты мне должен 172 грамма поставки.
   - Иди отсюда, убогий. Ещё раз здесь увижу - порешу" Ты чё, не понял, лошара? Иди отсюда и не воняй! Чем пахнет?
   Он взял стоявший на земле открытый пакет. Понюхал и высыпал.
   - Ты чего творишь! Здесь другой еды нет.
   - Жри это сам и теперь ТЫ мне должен! Если не фирма то ты - в любом случае. Ели даже предположить что все, что ты мне тут наврал правда, то по твоим словам я оказался здесь из-за тебя и твоего стояния раком с лопатой. А я не даю, а беру и сам прихожу. Так что вставай раком, не хочешь раком - работай орально. Ты с острова все равно никуда не денешься, либо с голода сдохнешь - либо я тебя оприходую, а будешь выделываться я тебя ночью прирежу как барана. Что очко сжал? Тебе какая разница ты все равно целый день раком стоишь, а так двойная польза и мне хорошо и тебе приятно.
   - Да пошёл ты!
   Тут он на меня заорал и достал из-за спины левой рукой полуметровый живорез с пилой на обухе лезвия. Как у Рэмбы не нож - сабля. Меч!
   - Стоять. Ты чё, сука - не понял? Ты как с Хозяином разговариваешь, животное? Будешь теперь называть меня хозяин или вежливо - хозяин Абдулла.
   - А ничего не опухнет от счастья? Убери железку дурак
   Сам отхожу, помалу пятясь на зад. Обидно, все вещи внутри норы за спиной у пришельца. Даже лопата там. Бодаться с вооружённым ножом откормленным уродом у меня нет ни сноровки ни здоровья. Не продумал я такой поворот событий, но если все образуется надо будет сделать тайничок с аварийным запасом. Ведь русский же на сто процентов. Бизнесмен средней руки или чиновник не самого высокого полёта. А корчит из себя азиата-душегуба, горлореза отмороженного. А по жизни - наглый гопник. Горлом берёт - приём не хитрый, кто послабее - сами ломаются, а с остальными такие не связываются. Офисный тиран. Наплодила мать-земля на сто лет вперёд. Дерьмо в хорошей упаковке, успешно приспосабливается жить за чужой счет. Так жить тоже особый талант нужен.
   - А то - что?
   А действительно, чего это я? Отступать тут некуда.
   - Иди нахер, мудак! И вали дальше в поисках приключений!
   - Ты кому это сказал, бомжара? Я тебя предупредил. Иди подмывайся и вставай раком.
   Не знаю что его сподвигло неожиданно для меня уйти внутрь. Я расслышал глухой звук звона стекла и глотки. Наверное решил закинуть внутри грамм сто для храбрости. Дальше всё пошло совершенно не предсказуемо с моей точки зрения. Внутри раздался неестественный крик человека, испытывающего непонятную боль, а потом рёв разъярённого гамадрила. Придурок выскочил на белый свет, озираясь и яростно размахивая ножом.
   - А-а!
   Разглядев спокойно стоящего меня он кинулся в мою сторону. Тут сработал рефлекс и я руки в ноги и ходу, а это мудак за мной. Бежит и сбивает себе дыхание криками:
   - Зарежу, тварь!
   Так мы до скалы добежали, деваться некуда, да я и сам не заметил как перемахнул через провал с разгона.
   У блаженного дыхание окончательно сбилось или струсил - стоит, глаза кровью налились, сипит. Не прыгнул он в след за мной. Зассал видать. Стоит и улыбается. Продуманный урод, он этого и добивался. Действительно я - лошара! Признаю, ловко он меня провёл.
   - Меня из-за тебя чуть током не убило. Сдохнешь там на той стороне! Главное - вони твоей рядом не будет. И мне проблем меньше.
   Он прошёлся вдоль края скалы и убедился, что разлом не преодолим и пошёл неспешно к бывшему моему убежищу. Уверен гад в своей безопасности. А что я теперь ему сделаю?
   Та сторона выше, пусть и не на много, но выше. Перепрыгнуть обратно не хватит сил и сноровки. Завтра к вечеру тут сдохну, если не от жары, так от обезвоживания. Срочно нужен инструмент любой. Не теряя время пока солнце не поднялось выше я кинулся на берег в поиске раковины и камней. Нашёл искомое быстро - несколько раковин различной степени свежести на камне, расколол ту что поменьше и, отбивая край, сделал себе резак.
   Нашёл место, где трава была повыше и стал приминать небольшой круг, переплетая стебли в косицы, к косицам стал добавлять стебли так, чтобы получилась плетёная основа. Стал увязывать траву в длинные плотные пучки, делая основу для каркаса. Хлипкая конструкция простоит только до первого сильного ветра. Мне важно до ночи продержаться, а там мы все точки над И расставим. В протоколе будет записано: шел и восемь раз упал на свой нож. Спиной. Ну или что-то вроде того. А пока - укрытие от солнца. На каркас стал набрасывать сверху траву пучками так, чтобы получались стенки, дающие тень. Потратив час я получил небольшое убежище от света. Сидя в тени занялся плетением из травы верёвки, чтобы обкрутить свой "фигвам" для сохранения стен от раздувания. Всё, больше до вечера никаких телодвижений. Сегодня у меня сиеста и разработка плана как вернуть бездарно утраченное. "Мистер Фикс, есть ли у вас план?" Через час у меня был такой план.

   Перед закатом я тщательно отмыл своё тело на берегу, причем так, чтобы "нам не товарищ" с гарантией не увидел моих приготовлений. Попутно присмотрел перспективное место под ещё один водоисточник. Обязательно вырою для таких случаев. Раз такие неадекваты прибывают - надо быть ко всему готовым.
   Мой расчет строился на одной версии о приливах и отливах. По логике ночью должен быть сильный отлив и луна. Так что есть шанс. Так и вышло. К часу ночи вода действительно ушла и течение стихло. На другую сторону я решил переплывать со стороны пляжа - там хоть и были волны, но выход на берег был более удобным. Вода промыла здесь целый каньон, так что пришлось побарахтаться в ожидании, что в любое мгновение в ногу или руку вцепятся острые зубы.
   Полежав на песке и уняв мандраж я нашёл камень с острой гранью, который забросил сюда. Не спеша сходил, попил воды, а то живот своими звуками уже мог не только выдать, но и напугать кого угодно. Собравшись с духом я пошел к норе в надежде что клиент спит и, возможно, пьян. Слабенький планчик, но какой уж есть.
   Подошёл, послушал. Ничего не слышу. Спит? Решил тихонько пробраться внутрь. Присел на корточки и стал осторожно водить по полу руками. Точно, вот бутылка стоит, сигналку выставил, я по-любому в темноте на неё мог наткнуться, а вот и кастрюлька моя. Хитрый. Но кто он и кто я? Вот!
   Не дыша я их отставил в сторону и стал продвигаться внутрь. Двигаюсь, а там пусто, ничего не могу нащупать и дыхания не слышу. Только я понял что его здесь нет, от входа раздался голос.
   - Меня ищешь? Наверное убить меня решил. Так, мужик, у тебя два варианта: ты сейчас присоединяешь свою плиту к моей и предаешь мне право управления. За это ты будешь работать и жить в том что сам построишь. Я буду кормить тебя один раз в сутки. Будешь хорошо себя вести - назначу своей любимой женой. Понравится - я пересмотрю договор. Выбрасывай свой камень. Набирай на пульте разрешение на присоединение плиты и иди сюда.
   Вижу там за простенком стало светло. Фонарик включил. И у меня мрак развеялся немного. Тени, резкие как бритвы гуляют, рука у него ходит - нервничает поди. Посмотрел я на плиту, а она у меня ребристая и тяжёлая в меру - килограмм семь, не больше.
   Включил я свой интерком и набрал объединить панели доставки. Получил разрешение на переноску. Стоит довольный, своего добился, светит мне в лицо фонариком.
   - Не слепи. Показывай куда идти.
   - Помылся. Ну я, конечно, мужиков не очень, но на безрыбье, как говорится, и Карабас - Мальвина. Стерпится - слюбится. Иди вперёд, "Пьятница" или мне тебя Жопницей назвать?
   Пришли в его лагерь. Там стоит бело-красная палатка c фирменным лэйблом MSR и плита панели доставки метрах в шести лежит.
   - Давай присоединяй.
   Я присел и свою плиту к его прикладываю, а сам зазор держу. На экране моей горит надпись: Соединить панели, да/нет.
   Я ещё раньше заметил - не видно текста на чужом экране, хоть обсмотрись. Так что без палева процесс идёт.
   - Ты кнопку нажал?
   - Конечно нажал. Какой смысл упираться.? Жрать хочу. Не соединяется - наверное вдвоём надо, давай с другой стороны свою плиту пихай.
   - Они должны сами соединиться.
   - Не соединяются, ты раньше делал такое?
   - Нет...
   - И я не делал. Не морочь голову - пихай давай. Было бы так просто - не было бы так сложно. За соединение бонус дадут, точно тебе говорю: мне за родник сразу дали.
   Не знаю как, но повёлся он на мою уловку, отложил нож и фонарик, оказавшийся телефоном в сторону. Провернул поясную кожаную сумку на спину, чтобы не мешала приседать и ухватился за панель двумя руками снизу, иначе никак, а я этого момента только и ждал. Резко встал двумя ногами на его плиту и придавил ему пальцы! Пока он воздуха в легкие набирал чтобы заорать, я со всей пролетарской ненавистью засандалил ему ребром своей плиты по шее. Он сразу и обмяк. Старый я стал для таких фокусов, навыки теряю. Ну да ничего. Сейчас мы этого мужеложца удивим.
   - А ты говоришь - жена! Не будет у нас свадьбы, "Абдулла". Виктор Палыч добро не дает.
   А удивлять оказывается больше и некого. Помер внезапно от перелома шейных позвонков, вон как голова завернулась неладно, и с руки почерневший интерком отвалился.
   Ладно, это всё лирика. Пора нам делиться непосильно нажитым. Повернул телефон в сторону безвременно почившего и приступил к мародёрке.
   Раздеваю его, а в голову мысли глупые лезут - я его решил убить когда одежду увидел или когда понял что мы почти одного размера с ним? Не долго я его обдирал. Снял рубашку и брюки, стянул высокие ботинки. Носки сначала не хотел снимать, а потом подумал и не снял, а вдруг у него грибок? Потом снял, проверил - нормальные холодные ноги мёртвого человека, пахнут как у всех и грибка вроде нет. А то если грибок - он и на обуви будет. Так я его в трусах по травке до пляжа и дотащил. Дальше он сам поплыл. Только я его немного подтолкнул.
   Начался прилив и тело медленно, но уверенно стало дрейфовать в сторону. Отнёс плиту обратно в подвал на определённое ей место и на интеркоме закрепил эту позицию для доставки.
   Хотел было сделать заказ, но было отказано. Завтра - пожалуйста, а сейчас ну никак нельзя - "переучёт". Уже не страшно. Неприятность эту мы переживём.
   Залез в палатку, а там цивилизация - всё аккуратно разложено и лопата моя тут в тамбуре и агрегат газовый. Осмотрел сумку, а там одежда, два полотенца, запасная обувь, фотокамера цифровая зеркалка - Никон, планшет фруктовый и солнечная батарея для зарядки всей электроники. Отдельно в борсетке мыльно-рыльное и медикаменты. Сначала я подумал что он палатку заказал, но нет, она была новая, даже чек от неё лежал внутри сумки. 'Добрый самаритянин'. Спасибо тебе за подгон. От души. Плыви с миром!
   Внутри в палатке был самонадувающийся коврик для сна. Две консервные банки с ветчиной, галеты. Красный пакет Nеstcafe и кусковой сахар - видимо тоже с родины привёз. Любимая титановая термокружка и, самое главное - пластиковая литровая бутылка воды. Пока всё идёт в плюс даже часы Ролекс Уачт Мастер. Настоящие или китайский клон - кто мне тут скажет, я такие ни разу не видел.
   В поясной сумке нашлись документы на одно и тоже лицо согласно российского заграничного паспорта на два разных курорта острова Мадагаскар. Это была его третья поездка туда за последние два года. Вместе с буклетами отелей лежали чеки оплаты и сертификаты со страховками - первый комплект в отель на курорте Маруанцетра, второй на остров Иранья. Зажигалка. Трубка и табак. Мой нож. К нему в придачу младший брат и средства для чистки трубки.
   Стало интересно чего он там забыл. В планшет залезть не смог - запаролен, а телефон до сих пор активирован, залез в его фейсбук.
   Оказался человеком с тонким чувством к прекрасному - любил фотографировать бабочек. "Энтомолог" хренов с заточкой из напильника. Интересно, кто он по профессии? Тут я не определился. Но факт, что работник конторы глубокого бурения нашего достояния. Не настоящей, той, которую все издалека уважают, а по распилу. А напильник оказался фальшивым. Магний-алюминиевый сплав. Игрушка. Хотя я и его тут в дело пущу, надо только найти моё огниво. Огниво нашлось привязанным к ручке кастрюльки - так и у меня было.
   Как мне захотелось нормально одеться.. Тем более чистое нижнее бельё в пакете лежит и гель для душа, вот он - рядом. Взял я телефон, ковш, полотенце и пошёл к своему прудику. Вода после жары кажется что холодная, но делать нечего, оно для здоровья сейчас самое то что нужно. Намылся, аж кожа скрипит. Полотенцем растёрся, иду, млею от чистоты и покоя. С неба метеориты в океан падают. Половинка Луны как кусок от головки сыра медленно плывёт по небу в никуда. Всё залито прозрачным серебром и при этом ни черта без фонаря не видно.
   Сижу на коврике. Рядом гудит горелка. День пролетел - столько событий, а вспомнить толком нечего. Достал из бокового кармана сумки свой сублимированный суп и свою ложку. Хочется жидкого. Посидел-посидел да и махнул пятьдесят грамм приличного французского коньяка Камю Элеганс. Хорошая бутылка - потом можно сделать фляжку для воды. "Товарищ" был, видимо, ценитель данной марки - три разные бутылки и все от одного производителя.
   Сытый и одетый, в чистоте и уюте я уснул без тревог и метаний от угрызения совести. Дело житейское. Зря он этот костюмчик одел, зря!


   День Пятый

   Второе Пришествие

   Спать в палатке при хорошей погоде и в норе - два совершенно разных ощущения. Есть с чем сравнить. Днём там однозначно прохладнее, но ночью нагретая за день земля отдает тепло внутрь и от этого становится душно. В палатке явно комфортней спать.
   Сегодня я проснулся от того, что просто выспался. Вместо одеяла спал под полотенцем. Хотя в футболке и трусах ночью совершенно не мёрз как в прошлые разы. Все равно нужно перебираться в свой погребок на случай урагана и прочих неприятностей.
   На завтрак у меня была порция каши и кофе с галетами. Первый раз наелся досыта за эти дни.
   Свой совок нашёл в кучке земли у отхожего места. Опытный турист обустроил свой быт не хуже меня. Даже лучше - у него стартовые условия были проще. Кстати, целую инструкцию по пользованию каналом я нашел в его сумке. Товарищ явно ломал передо мной комедию. Выживает сильнейший. Он решил выживать за мой счет. Я решил выжить его из счета - так что мы квиты. Собрал я свои вещи и пошёл, как говорится, ближе к дому, у меня там семена бамбука, наверное, уже корни пустили.
   Девять семян я посадил в пакеты, остальные прикопал возле погреба - восемь на вскопанную грядочку и восемь просто сунул в траву. Проверим - что где лучше примется. Сегодня попробую взять кукурузы грамм сто и на посев по пакетику разных овощей.
   По моим ощущениям здесь - начало весны, самое время для посадки. Потом жара станет невыносимой и всё, что не успеет укоренится, выгорит.
   Да что ж это такое, дадут они мне работать?
   - Мжчина. Нуууу му....ина, где тут остановка? Мне в Каменское надо или хотя бы в Соляное.
   - Куда??
   - В Соляное... - уже не уверенно спросила молоденькая миниатюрная черноволосая девушка не по возрасту подпитой наружности, одетая в нечто задом наперёд. Общая помятость ее облика говорила о ночёвке на пленэре. В одной руке она держала открытую бутылку с вином, а во второй туфли. На плече болталась сумочка.
   - А я где? Не на Арбатской стрелке?
   Не успел я ответить как она меня опередила.
   - Нет? А ну и похрен!
   - Девушка, а вы откуда пришли?
   - Я? - вопросительно-утвердительно, то ли спросила, то ли засвидетельствовала она. - Оттуда! - она махнула неопределённо рукой с туфлями. - А на вопрос куда Вы мне наверное ответите - сюда?
   Мне ничего не оставалась делать, как улыбнуться на её сентенцию.
   - А ты понятливый. Мужик! Я девушка порядошная и с незнакомыми мужчинами не сплю!
   После этих слов она пошатнулась и завалилась в траву.
   - Твою мать. Ещё один подарок!
   Очередное чудо селекции. Ничего не выросло и само весит килограмм сорок, не больше. Эльф чистой воды, так как крови, жира и мозгов в этом теле нет. Пришлось уложить её на коврик и укрыть полотенцем. Пусть проспится.
   Не успел я отойти как в спину мне был задан вопрос:
   - Ты меня куда завёз урод? Срочно вези меня обратно!
   - Не могу. Посмотри, видишь у тебя на руке прибор.
   Та наконец увидела интерком и была сильно удивлена.
   Подтверждая, что ей это не снится я вытянул руку и показал свой браслет:
   - И у меня точно такой же.
   - Снял это с меня быстро!!! - включила она ультразвук.
   - Ты что делаешь?
   Истеричка начала срывать с запястья браслет с интркомом, царапая своими грязными ногтями руку.
   - Остановись и почитай хотя бы что там пишут.
   Она не слушала меня и бесилась от бессилия хоть как-то повлиять на положение коммуникатора.
   - Это ты меня к себе решил так привязать? Это что - электрошокер?
   - Слушай, девица-красавица, собери мозги в кучу и разбирайся-ка ты сама со своими тараканами.
   - Постой!- завизжала она.
   Нервно распахнув сумочку она стала вытряхивать содержимое прямо на траву. Злобушка превратилась в тыкву. Глядя на то, что оттуда выпадает я по нелепости задал глупый вопрос:
   - Девушка, у вас в сумочке кроме таблеток и прокладок еще что-то есть?
   - Не ваше дело!
   - У меня создаётся впечатление от вашего набора, что вы только в переживаете и в туалет бегаете.
   - Отойди ур-род!
   Нашарив в куче нечто смертельно опасное аборигенка каменных джунглей сжала для усиления эффекта устрашения губы и, с лицом охотницы за айфонами, вытянула в мою сторону обе руки. В правой она держала перцовый баллончик, а в левой маленький электорошокер, который трещал разрядами.
   - Уже боюсь! Всё, дальше сама! - Махнул рукой, мол отвяжись, развернулся и пошёл дальше копать свою сотку. Мне до 12:00 надо Мичурина удивить.
   Для посадки кукурузы я решил копать рядками так мне проще. А кукуруза надеюсь высокая растёт и междурядья сами засохнут.
   Ближе к полдню приостановил работы, умылся и пошёл к своему логову оформлять заказ.
   Прихожу, а эльфира с высокой душевной организацией и тонкой натурой разобрала все мои вещи. Фея 'Незабудка' перенесла коврик и улеглась загорать, попивая мой коньяк и закусывая его ветчиной из банки моей вилкой-ложкой.
   Не буду врать, брезгую я после чужих людей столовыми приборами пользоваться - есть у меня такой пунктик странный. В ресторане или кафе столовые приборы обезличены, спокойно ем, а так не могу и не буду после незнакомого человека, взявшего личную вещь без разрешения. Внутренний запрет не позволяет!
   Сегодня у нас на первом месте продовольственная безопасность. Дайте двести грамм семян сахарной кукурузы с инструкцией по посадке, мыло хозяйственное Гост 72% 150 г, салфеток бумажных 90 г, вилку ложку, губку для мытья посуды. Две кружки - они же миски по 500 мл, минус 122 г, две миски или тарелки по 600 мл по 74 г диаметр 15 см. Ведро оцинкованное девяти литровое 950 г. Итоговый остаток 1468 г.
   Теперь вещь в хозяйстве не нужная, но, как оказалось, необходимая. Находим как в инструкции, написано - групп вооружений. Ассортимент вариативно ограничен по количественному и качественному составу. Сейчас и проверим что не позволено быку и что позволено Юпитеру.
   Я человек взрослый - сразу набираю оружие нарезное. "Индейская изба"!
   Доступ закрыт.
   Тогда иначе - оружие короткоствольное нарезное?
   Доступ закрыт.
   Оружие короткоствольное гладкоствольное?
   Ассортимент не ограничен по качественному и количественному составу.
   И это - правильный ответ!
   Из прошлой жизни знаю, есть такая штука - дробовый гладкоствольный револьвер. Вот такой я и закажу, раз гладкоствольное оружие дают без ограничений.
   Дайте мне Smit and Wesson Governor. Почему-то в прессе его называли 'губернатор', хотя он читается как 'гувернёр'. Есть аналог Таурус, но он нам не подходит маловат барабан.
   Чистый вес чистый 839 грамм. Какие взять патроны? Я знаю что родные - это 410 калибр, но в эту конкретно модель можно заряжать и 45 Colt и 45 АСР. Последние будут самые лёгкие. Если брать 410 в пластике выходит в 22-25 грамм, если брать патроны 45 Colt то 25 грамм, но там пуля тяжелее. У 410 есть вариант, как раз для таких как я стрелков, патроны с 9 мм картечью. В патроне контейнер, а в нём четыре свинцовых шарика. На коротких дистанциях до десяти метров идеальный вариант. Заверните шесть штук, пожалуйста. Ещё минус 150 грамм. Семена в пакетиках по 10 г дайте всего, но остановился пока на дайконе, моркови, редисе, огурцах, помидорах, и перцах. Подумал и добавил кабачки, дыни и арбузы.
   А теперь для здорового тела проднабор - четыре каши один суп, и пачка галет 100 г. Всё, сегодня выбрал лимит в ноль без остатка.
   Отбежал на условленные пять метров, подождал и снова зашел после сигнала. Сложил всё в ведро и собрался переместить свое жилище поближе к роднику, а у порога меня, значится, встречает целая делегация возмущённой интеллигенции, разъярённой алкоголем и молчанием сельского пролетариата.
   В этот раз я не стал тянуть кота за прелести:
   - Значит так, синусоида! Слезла с моих вещей и подумала, где ты будешь ночевать и что кушать.
   - А то - что?
   - Да ничего. Ночью спать холодно будет и пить и есть ты любишь.
   - А у меня всё есть.
   Она обвела взглядом раскиданные вещи.
   - Это моё и я его забираю.
   - Не ваше, а вот этого мужчины - Она показала мне два паспорта. - Вы его ограбили и, думаю, полиции будет очень интересно знать куда он пропал!
   - Не его, а мои. Он, когда тут оказался, "так обрадовался, так обрадовался, что море увидел и уплыл."
   - Правда?! - Она не удержалась и фыркнула от смеха. - Удивительно интересно! Наверное сердце не выдержало когда тебя с голой жопой тут увидел.
   - А ты откуда знаешь?
   - Так он вам фото-сессию устроил. Можешь не дёргаться - я карту памяти спрятала. Так что положил всё и пшёл вон, урод. - И снова вытянула своё 'оружие' в мою сторону.
   - Э нет, "подруга", сегодня не твой день!
   Я спокойно поставил ведро. Достал револьвер и стал демонстративно заряжать откинутый барабан. Ну не драться же мне с этой дурой.
   - Я сейчас собираю свои вещи и переезжаю ближе к источнику. Можешь придти ночевать туда. Можешь остаться здесь - как вариант. Но сначала найди свою плиту поставки и прочитай вот эту инструкцию. Обязательно закажи себе коврик для сна.
   Я протянул ей лист с инструкцией, которую она несомненно читала, но непонятно - придала она ей значение и вникла ли в её смысл?
   - Чтобы было проще искать - используй интерком, это та штука на руке, которую не снять! Он, когда приблизишься к плите, включится. Холодильника и гипермаркета здесь нет. Заказ один раз в день. Думай что заказываешь и хватит хлебать конину как воду. - Я отобрал коньяк к не успевшей снова приложиться к бутылке девице.
   За это она мне молча показала средний палец руки.
   Кого мы вырастили и кого воспитали? Она мне в дочки годится, а демонстрирует полное презрение и ноль уважения - дитя поколения компьютерных идиотов. Сложил всё в сумку, накинул лямку через плечо и пошёл своей дорогой. Протрезвеет, поговорим спокойно и, думаю, найдём общий язык.
   Поставил палатку, разложил вещи и приготовил суп. Решил и её покормить. Но нет - дури у девчонки ещё много и моё предложение она молча проигнорировала. Я оставил ей тарелку с супом и кружку с кофе. Обиделась. Ну это ничего, пусть обломается - я её уговаривать и бегать за ней не буду, иначе тут никакой работы и порядка не будет. Характерная, с одной стороны, хорошо, а с другой - мозги должны присутствовать. Не то время девочка выбрала гонор показывать. Поела и то ладно.
   Теперь все хотят быть доминаторами, а к труду не приучены. Они вообще работать не хотят в принципе. Убили наши реформаторы умение жить миром или общиной. Простого не понимают, что умение жить в коллективе важнее понтов. Эгоисты живут до тех пор пока здоровы, а одиночки - пока нет необходимости большого объема работ. Для таких жизнь поворачивается быстро своей неприглядной частью. А дальше есть одна дорога крысы - обман, подлог, воровство, насилие и грабежи.
   Свою плиту она нашла. Откуда знаю? На берегу с пакетами ходит. Плед расстилает - купаться собралась. Ем суп и смотрю на представление. Манерная - вся выгибается, прям ух! Королева эльфов вошла в море. Прынцесса окияна изволила покинуть волны. Понимаю что идиотка, но лечить бесполезно, тут диагноз на лице в виде свежей увлажняющей маски, боюсь представить что она поняла, что заказывать можно всё что угодно. Кушает она мало - скоро завалит остров вещичками из бутиков.
   Польза тоже есть - она теперь у меня вместо глухого телевизора.
   Тут она что-то нашла в воде. Сначала я не понял, что это она зовёт меня. Когда девочка упала и перестала двигаться я побежал, но всё уже свершилось.
   Она лежала и плакала.
   - Что случилось?
   - Меня улика щипнула.
   На мой вопрос: 'Какая улика?' - она уже не ответила. Она успела крикнуть, но не успела выжить. Есть такая улитка, я позже выяснил - конус географус. Очень ядовитая.
   Мы даже не познакомились. Не знаю, может быть конечно зря, но хоронить на острове я её не стал. На такой жаре и на такой маленькой площади получить загрязнение водоносного слоя, не зная структуры грунта, трупным ядом, не я был готов, как и видеть напоминание о бренности мотыльковой жизни я тоже каждый день не хочу.
   Похоронил я её вечером с отливом. Тело оплёл сухой травой и отправил на волю волн в сумерках догорающего дня.
   Сейчас сижу и пью коньяк фактически из одной бутылки с ней. Глупенькая, рано повзрослевшая сумасбродная незнакомка. Именно незнакомка - свой паспорт и что там у неё ещё было она, видимо, спрятала вместе с картой памяти из фотоаппарата. Нелепости бывают столь непредсказуемыми...
   На память о ней мне остался плед, сумочка, упаковка прокладок, упаковка с трусами, коврик, похожий на мой, 'Май ботл', модная тара для воды, бумажный пакет из Макдональдса с засохшими чизбургерами. Булочки и котлеты, одев на вилку, я обжарил на горелке.
   Чувствую невыразимую неловкость ситуации - она мне бургеры себе на поминки заказала, а я сейчас сижу и ем её ужин, поминая её.
   Долго сидел в темноте и слушал как набегают волны и шуршит галька. Безрадостно стало. Зачем я так с девочкой молоденькой? Пистолетом пугал? Странно и невыразимо. В душе тоска. Всё странно - словно нелогичная нереальность....


   День Шестой

   Будни начинающего агронома


   Утро порадовало свежестью и набухшими, кроме гранулированной моркови, замоченными с вечера семенами. Думаю можно сажать. Иначе почва высохнет окончательно.
   Горячий крепкий кофе и ударный труд вместо зарядки оставили вчерашние тревоги и переживания за границами осязаемых чувств. Сажал по указанным на пакетиках схемам, отмечая места посадки раковинами и камешками. Я старался не забыть, что где, чтобы не пропустить при поливе вечером.
   Мне нужна лейка, тяпка и желательно металлические грабли. С семенами овощей я управился за два часа. Что нельзя было никак сказать о царице полей. Я никак не мог предположить, что двести грамм кукурузы это больше тысячи семян и мне не хватит вскопанного участка. Методом тыка стал сажать согласно рекомендаций на пакете. Сажал в лунки на расстоянии двух стоп и по три стопы между рядками. До обеда не смог посадить даже половину. Кукуруза это наше всё, и хлеб и каша. Пришла в голову мысль что в этом климате можно сажать арахис, он точно будет расти. Бобы и фасоль как запасной вариант.
   Сегодня в заказ нужно добавить бамбука, взять так сказать, не качеством, а количеством. Финики это тоже наш ресурс - закажу королевских с десяток. Сам поем, а семечки посажу ближе к берегу.
   После обеда надо наконец разобраться с наследством. Что-то просто сложить до лучших времён, а что-то совсем убрать. Хватит нам повторений глупых историй 'ваше - наше'. Пока сеял доброе вечное - всплыла в голове давно прочитанная статья о самых быстрорастущих деревьях. Ничего особенного и конкретного я не вспомнил, но статейку можно заказать или прочитать и заказать нужные семена.
   Я понимаю, что привязываю себя к этом месту как минимум на полгода. В любом случае раньше я не смогу ничего сделать. За день я смогу пройти километров двадцать в одну сторону. Это как вариант - подготовиться и сходить в двухсуточный поход. В поисках полезного, но для начала нужно выкопать источник на той стороне. Неизвестно, что там меня ждёт.
   Сегодня я начал заказ с продуктов, сразу отсекая себе рабочий вес. И того, минус 320 г. - суточный рацион. Как и хотел, десяток фиников крупных - это ещё минус 128 г. Шесть патронов для револьвера минус 150. Гамак тяжеловат вышел, но зато прочный на 200 кг - пятьсот грамм ровно с подвесными лентами и карабинами. Осталось у меня 402 грамма. Поискал и нашел семена самых быстрорастущих деревьев. Оказалось их несколько, а бамбук совершенно не дерево. Есть три рекордсмена не ядовитых и годных как дрова: Адамово дерево или Павлония, Тасманский эвкалипт и Бальсовое дерево. Взял сто грамм первых двух - они плотные, а насчёт бальсы появилась мысль. На остаток саженцы бамбука. Восемь штук и не корешком больше. Хитрая панель съела весь остаток в ноль.
   Посадка маиса откладывается до завтра и станет битвой за урожай, каждый день от сюда и до обеда. У меня ещё по плану травы на мульчу накосить и ближе к темноте всё полить. В моём плане сразу возникла брешь - а хватит ли мне воды? Вычерпать досуха яму не выйдет, так что вопрос посадочных площадей стал напрямую зависеть от объёма накапливаемой за ночь и день воды. Нужно копать ещё один прудик и желательно глубже и уже, чтобы уменьшить площадь испарения. По мечталось о дождике на ночь разок-другой, только не сильно. Пусть он польет мои посадки..
   С бамбуком вышло некоторое недоразумение. Всё саженцы были разного размера и, соответственно, с разным количеством корешков. Выкопал траншею у источника с самой солнечной стороны от пляжа и высадил их в рядок в подготовленную землю. В траншею до засыпки земли влил два ведра воды до и одно после сверху аккуратно, чтобы не размыть корни. Накрыл мокрую землю срезанной травой, чтобы быстро не сохла.
   Перекрестил на удачу и пошёл сажать по периметру берега павлонию и эвкалипт. Закончил с деревьями, принялся резать траву на мульчу. Дня как не бывало!
   К вечеру стало душно и я подумал, что мысли материализуются в виде вон тех красивых облаков, и не пора ли мне переезжать обратно?
   Оказалось что даже очень сильно пора. Стало погромыхивать и на фоне чернеющего неба стали видны проблески молний. Утащил я свой скарб за два приёма и поставил палатку на ночь внутри погреба - так сквозняки меньше гуляют. Сижу, смотрю на проблески и жду начала дождя, а он не идёт. Мимолётный дождик получается. Обидно, но может оно и к лучшему? Посидел-посмотрел и пошёл спать - ждать нет смысла. Правда, на всякий случай собрался и очистил от земли ступеньки и вырыл перед порогом водоотливную канавку. При этом обнаружил под последней ступенью бетонный желоб с дренажным отверстием прямо в землю для стока воды. Надеюсь теперь меня не затопит.


   День Седьмой

   'И сказал Бог: Это - хорошо!' (с) Библия

   Сбой Программы или Понеслась Душа в рай!


   Ночь. Проснулся внезапно от чувства чужого взгляда из темноты. На интеркоме - половина третьего. Сижу, ничего не понимаю. Тревожно - холодом по спине пахнуло. На улице идёт дождь, но меня разбудил не он. Достал револьвер. Стараюсь по миллиметру открывать молнии палатки, сначала внутреннюю, потом наружную и всё время прислушиваюсь непонятно к чему. Что мне посреди ночи пригрезилось? Что услышал - не понятно. Что-то нелогичное - это точно. И.. вот снова? Или показалось? Тихо от одиночества схожу с ума? Кто-то говорит? Что говорит - не понятно.
   На улице вода падала с неба, словно лилась из прохудившегося решета водопадом. Даже выглядывать не хочу. Так и стою перед границей дождя на последней ступеньке. Обидно - размоет мои посадки. Перед самым-самым я ничего лучше не придумал как раскидать на грядки траву, чтобы не выбило семена ливнем. Но тут как повезёт. Может весь труд в топку.
   Снова почудился неразборчивый голос. Не понятно что говорит, а непонятно, потому что плачет, и плачет, судя по голосу, ребёнок.
   Выскочил наружу как есть в трусах и шлёпках. По телу тут же заструились холодные змейки воды, а через минуту было уже безразлично - вода была кругом. Воздух, пересыщенный влагой, словно мокрая вата оседал на зубах.
   В темноте отчётливо мерах в десяти слышу невнятное бормотание. Удачно наткнулся, едва не пнув скрюченное на земле тело.
   Нашёл! Свернувшись калачиком человек лежит на земле, весь мокрый с сумкой на спине. Схватил как есть на руки и понёс. Это ребёнок, который шепчет словно молитву одно и тоже: "мамочка, папочка, простите меня пожалуйста, мамочка, папочка - простите меня пожалуйста".
   В подвал так не протиснутся - проём не позволяет, пришлось перехватить человечка и взять его за подмышки.
   Чтобы разглядеть 'явление' включил на телефоне фонарик. На будущее надо озаботится более удобной конструкцией, которую можно поставить или повесить.
   Мальчик. По виду школьник, весь мокрый, перемазанный, грязный, с ранцем и в куртке. Одет не по сезону. Смотрит на меня выпученными глазами и молчит. Замёрз или от страха зуб на зуб не попадает? Дрожит весь. Под ним целая лужа воды образовалась.
   Я решил его раздеть. Он отскочил от меня и вжался в угол.
   - Не бойся! Я ничего плохого тебе не сделаю. Тут такая ситуация - живу я здесь. Дача тут у меня, а домик я ещё не построил. Ты, я вижу, заблудился?
   Тот кивнул.
   - Ничего, утром всё наладится.
   - Позвоните пожалуйста маме с папой!
   Что делать в такой ситуации - рассказывать малышу что он никогда больше не увидит родителей и как ему "повезло" очутится на необитаемом острове?
   - Говори номер - я попробую набрать. Связь барахлит, гроза была. Не переживай, сейчас компотика горяченького попьём - с финиками вкусно, и спать ляжем. Ты снимай свою одёжку, её сушить надо, а то замёрзнешь в ней и простынешь, я тебя полотенцем вытру и в плед заверну. Спать ляжем, так оно вернее будет. Утром погода наладится и поедешь домой.
   Телефон порадовал: 'Абонент выключен или находится вне зоны действия сети'.
   - Вот видишь - нет связи. Помоги мне немного - ковшичек подержи, я в него воды налью. Ранец сними, в угол вон поставь. Книжки-то не замочил?
   - Не знаю.
   - А как тебя звать-величать, помощник?
   - Коля. Коля Довлатов. А вас как зовут?
   - А меня не зовут, а именуют. И вообще, я сам прихожу. Виктор Палыч. А фамилия наша самая что ни на есть - Дорофеевы мы. Ты давай скидывай мокрое, сейчас развесим и книжки доставай.
   Мальчик открыл ранец и сообщил:
   - Они сухие.
   Я проверил - действительно сухие.
   - Пусть тогда там лежат, ты его к стенке приставь, чтобы не падал - пусть сохнет. Раздевайся, я тебе футболку дам, а труселя мокрые тоже снимай.. Садись сюда на коврик. Сейчас я быстро нам горяченького организую. Кушать хочешь?
   Ребёнок неопределённо мотнул головой.
   - Значит хочешь! Выбор то у нас не велик. Суп да каша пища наша, есть ещё ветчина и галеты. Что будешь?
   Мальчик маленький, первоклассник - это я по книжкам определил. За что мне такая радость? Наверное за энтомолога. Я его аккурат в это время приговорил. У мальчишки на руках ничего нет - ни браслета, ни коммуникатора. Выходит и плиты тоже не будет. Вот значит как - не захотели по любви, мы вас нуждой так заставим. Хитро! Так ведь я-то сторона пострадавшая, можно сказать это меня ваш фотоаппаратчик пытался к противоестественному склонять! Ах вы ж сволочи общечеловеческие! Так выходит вы тут в перемену ролей играть со мной решили? Ребёнка подсунули - типа, а куда ты денешься, будешь и папой и мамой. Это мне что, намёк на быть добрее и тянутся к ближнему или за каждую агрессию получите и распишитесь за обременение?
   - Так чего выбрал? Не определился. Ясно! Тогда давай так - компот из настоящего космического рациона с галетами и ветчиной датской! А?
   У мальца аж глаза загорелись. Всего-то удивил непривычным словосочетанием. Вот она исчезающая детская наивность и непосредственность. Сидит в футболке, тонкая шея из ворота торчит. М-да, великовата кольчужка - таких мужичков можно трое смело засунуть. Не сваливается и ладно. Его футболка к утру высохнет - будет в чём бегать.
   Вода вскипела быстро. Прямо в кастрюльке развёл порошок и добавил туда сахара. Дал настояться и разлил по кружкам. Вскрыл банку и порезал ветчину ломтями.
   Малыш хрумкал галетой и швыркал горячий компот.
   Я смотрел на него и думал как завтра объяснить ребёнку что с ним произошло. Надеюсь детская психика пластична и плохое быстро забывает. Главное придумать ему занятие и в море одного не пускать.
   Мальчишка от горячего и сытного быстро осоловел.
   - Всё, наелся?
   Он только кивнул, моргая сонными глазенками.
   - Давай почивать! Ложись на этот коврик, прямо в пледе и ложись. Под голову подложи плед, а то слюней ночью на подушку напускаешь.
   Он было встрепенулся сказать что-то против. Да я ему не дал.
   - Спи, Коленька! Спи... Дядя Витя просто шутит так. Спи. Пусть тебе приснится сказочный необитаемый остров посреди океана.
   Это я уже сказал сам себе. Уснул малыш на лету. Голова подушки коснуться не успела. Умаялся и наорался. Сколько он бродил в темноте? Завтра расспрошу аккуратно. Пора и дяде Вите свои сны досматривать...

   Проспали мы с Колькой утро. Как есть проспали. Он, видимо, от нервного, а я от недосыпа. Да и чёрт с ней с это кукурузой! Подождет. Все равно там сейчас сыро еще. Сейчас надо парнишку искупать. Переписать его размеры с одежды и обуви. Покормить. Это я могу всякой дрянью питаться, а ребёнку нужна нормальная еда. Газа не хватит. Баллон за сутки будет улетать. Вот так хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах.
   Я решил объяснить ребёнку ситуацию наглядно. Надеюсь он сам поймёт.
   - Коля, просыпайся! Просыпайся, соня! Купаться пойдём.
   Сразу проснулся!
   - Как купаться?
   - Обыкновенно, в воде. Тут такая история, Николай, приключилась необычная. Ты когда сюда попал, что делал, о чём думал?
   - Я из школы домой шёл. Забыл посмотреть.
   Тут ребёнок неожиданно для меня заплакал.
   - Меня папа накажет - я телефон разбил.
   Твою маман! Психотерапевт из меня как из глины пуля.
   - Не плачь, я тебе свой подарю - он новый.
   - Правда?
   - Правда. Слово Офицера! На, забирай, только я свой список телефонов удалю и забирай. Ты сказал что куда-то забыл посмотреть?
   - Там машина. Я на дорогу вышел, а телефон упал.
   - Испугался?
   Он молча кивнул.
   - И, наверное, сильно-сильно захотел чтобы машина тебя не сбила, потому что папа и мама будут плакать?
   - Да.
   - Ну вот понимаешь, Коля, ты мальчик взрослый. Ты когда-нибудь был на море?
   Сам думаю как ребенка не перепугать до полного, как говорится, аффекта. Я не специалист по выведению из кататонического ступора. Это взрослому - дал в ухо или в рожу плюнул, и всё. Есть агрессия, надо отвечать - циклическая цепочка причины и следствия разрушена.
   - Нет.
   - Пойдём я тебе кое-что покажу.
   Вышли мы по курортному в труселях. Земля после дождя парила, но уже подсохла.
   - Смотри вокруг. Что ты видишь, Коля?
   - Море???
   - Да, Коля, море.
   - Как?
   - Так, Коля, так. Ты же ничего плохого не делал. Ты ни в чём не виноват. Случаются такие события, когда никто не виноват, оно само не по нашему желанию. Теперь ты будешь жить здесь.
   - А папа с мамой?
   - А папа с мамой когда-нибудь сами придут сюда, но позже, Коля. Гораздо позже, пусть они поживут на том свете - той своей жизнью.
   - Я умер?
   - Отчего? Нет не умер. А как бы мы с тобой говорили?
   У мальчика вот-вот на глазах навернутся слёзы от жалости к себе, к родителям, ко всему вокруг, а я ему втираю какую-то ерунду. Или нет, всё делаю правильно, жёстко и конкретно.
   - Вы - Бог?
   А вот это нужно пресечь на корню!
   - Нет, Коля, не бог и не ангел. Я такой же человек, только взрослый и тоже на этом острове оказался не так давно.
   Если мне Колю как заместителя прислали, то вместо девицы тоже кого-то должны прислать. Хорошая теория, главное чтобы проблемы не было.
   - Думаю - после обеда нам ещё одного соседа пришлют.
   - Как пришлют?
   - Как, не знаю. Не по почте бандеролью, уж точно. Появится человек и вот он уже тут и всё. У неё и спросим.
   - Почему тётенька?
   - Потому что не дяденька.
   От такой немудрящей логики вопросы пока прекратились.
   - Пойдём лучше в море воду трогать. Потом завтракать будем, а в полдень я тебе настоящее волшебство покажу.
   Море было спокойным. Длинные и пологие волны не вспениваясь медленно наползали на берег и уходили обратно.
   - Ты плавать умеешь? Только честно?
   - Не очень. Меня в бассейн записали. Справки собирали.
   - Вот! Поэтому плескаться по пояс в воде, как скажу - сразу бегом на берег. Ракушки и всякую дрянь в воде не трогай - может укусить. Поплескался и на берег. Без меня к воде не подходи, захочешь ополоснуться - у нас для этих целей есть прудик. Туалет я сегодня новый построю, так что дел у нас на сегодня много.
   - А я теперь с вами буду жить?
   - Со мной. Если тебе неловко или ты меня стесняешься? Не знаешь как спросить? Забыл как меня зовут?
   Коля кивнул в ответ.
   - Виктор Павлович. Ты меня дядей Витей зови. Не стесняйся. Хорошо?
   - Хорошо. Можно я купаться пойду?
   - Иди, только под ноги смотри, не наступи на кого-нибудь.
   - А вы?
   - А я, Коля, за акваторией буду наблюдать. Акул высматривать.
   Мальчишка, уж было разогнавшийся по пляжу, резко остановился.
   - Что, испугался? Не бойся, они близко к берегу не подплывают. Купайся смело, море спокойное, а я пока раковины пособираю, нам для пальм под рассаду посуда нужна.
   Не удержался и искупался сам. Погода благостная, не жарит, не печёт - в самый аккурат, градусов двадцать пять.
   Погода! Только подумал как желания, мои враги, тут же и подсказали - барометр, термометр и гигрометр нужен! Станция! Есть такие три в одном корпусе.
   - Всё, Коля, заканчиваем плескаться, пошли завтрак готовить.
   Перво-наперво вытащили отсыревшие за ночь спальные принадлежности наружу просушиться. Колину одежду я быстро простирал в ведре и разложил на травке - вешать некуда и не на что. Ботинки расшнуровал и вынул стельки. Убрал обувку в тенёк входа, а то от резкой усушки сядут.
   На завтрак была каша с остатком завялившейся ветчины.
   Мдаа.... Рацион питания надо пересматривать. Мальчишка эту бурду ест не очень охотно. "Проэктанты" мне крылья подрезали чётко - или я не понимаю линию партии или делаю не так как надо. Кто бы подсказал да опытом поделился. Как оно правильно?
   Как говорится, потехе время - делу час. Утекли мои грядки вместе с семенами. Столько труда в пустую! Кукурузой засажу. Не на зло, а вопреки! Ей, единственной пошёл на пользу ночной ливень.
   Влажная земля благодарно принимала золото инков в свежие лунки. Я землю ковыряю, Коля сажает кукурузинки и приминает ногой. Посев спорится, да так удачно, что не заметили как всю пачку приговорили.
   Управились с огородом осталось только руки и ноги сполоснуть. Тут я обратил внимание на расправивший свежие листочки бамбук.
   - Вроде прижился!
   Не успел я подумать как у меня совершенно не к месту и времени интерком от спячки очнулся.
   Достижение: Оазис!
   Поощрительная донор-акция: разовая поставка - сто килограмм дополнительного веса аграрными принадлежностями, семенами и саженцами. Не лимитировано по количеству и качеству.
   Организационное поощрение - увеличение суточной нормы на 500 грамм.

   Не понял! Какой-такой оазис? Покрутился, посмотрел вокруг. Потрогал подбородок - борода не выросла. Я тут даже кустик не наблюдаю или вы мне это авансом раздаёте?
   А почему центнер? Где трактор, тля? Тачку, лейку грабли, тяпку.....
   Иду, задумался, а сбоку Коля бежит, в лицо заглядывает - понимает, что что-то произошло, но не знает от чего дядя Витя стал такой задумчивый. По глазам вижу ребятёнок волнуется, а не спрашивает - значит понимает, так сказать, струю момента.
   - Пойдём, сейчас будем запускать космическую связь на нашем синтезаторе.
   - Настоящем?
   - А то! Мы с тобой пришельцы или как?
   - Космонавтики!
   - Круче! Мы - на самом деле ого-го и не какие-то там инопланетяне. Мороженного хочешь?
   - Хочу.
   - Будет, но не часто и не каждый день. А то гравицапа синхрофазатрона интроклюируется.
   Понятливый парень! Улыбается. Много ли ребенку нужно?
   - Смотри и не мешай, время очень ограничено - каждая секунда важна особенно сегодня. Солнце сегодня идёт по параболе. А что это значит?
   - А что это значит?
   - А это значит, Коля, что скоро - обед!
   Запускаю систему, вывожу управление на панель. Кольке интересно, сопит за ухом, а толку? Ему ничего не видно, только что плита светится. Для него сейчас творится магия чистой воды - дядя Витя пальцами по экрану водит, а там ничего нет.
   Думать некогда. Понеслась душа в рай! Сначала продукты и главное. У меня две шкалы.
   Баллон газовый 1 л - 450 г. Сандалеты по типу моих - 210 гр. Шорты - 160 г. Шляпа - 140 грамм. Пачка вермишели Барилла-30 - 0.5 кг. Банку свиной тушёнки - 340 грамм. Стаканчик мороженного - 80 г. Ага, ну и вот это: светильник светодиодный кемпинговый с зарядкой от USB - 120 г. Всё, выбрал. Переходим ко второй части.
   Грабли титановые с алюминиевым черенком 1 кг; тяпка такая же 0,7 кг; полольник титановый 1 кг. Так это самое оно! Коса с алюминиевым косовищем австрийская 2,08 кг; точило для косы 0,22 кг. Грабли веерные 0.640 кг. Лейка 10 л пластиковая 0.424 кг. Тачку садовую одноколёсную 120 л пожалуйста - 18 кг. Столик садовый 120х60 см и четыре табурета - 8 кг.
   А теперь - финт ушами! Рейки бальсовые на парник 1х5 см длинной 7 метров 40 шт - 16.8 кг. Дает родной! Вот ты и попался, чёрт космический!
   Полотно спанбонд, чтобы не сгорал урожай, в пакетах 3.2х10 м, плотность 30 г/м, вес 0.96 кг - дайте три. 3.2х10 плотность 60 вес 1.4 кг - дайте шесть! Минус - 11.28 кг. Степлер Бош профессиональный, надеюсь не развалится - 0.58 кг. Скобы для степлера тип 53 две пачки по тысяче штук 0.2 кг. Тент садовый из полиэстера с люверсами, плотность 280 г со стойками, шнурами и колышками 3х6 5.4 кг - два, тент из полульняной парусины, плотность 315 г с люверсами 2х3 м - 1.95. Карабины титановые для крепления тента Nano 22 - 0.022 возьму 20 штук - 0.44 кг. Фигурные алюминивые восьмёрки 130 г две штуки; шнур полиэстер 10 мм - 40 м Ещё минус 16.5 кг. Дайте таз из нержавейки - повидло варить и фрукты мыть? Возьмите пожалуйста, Виктор Павлович! 22 литра. Можно две штуки? У нас всё есть! - 2.1 кг. Пилу японскую двухстороннюю? Она стопудово садовая. Пила двухсторонняя - 0, 27 кг. Ведро из пищевой нержавейки с крышкой 8 л дайте два - 2.28 кг, Шланг поливочный? 50 м - 7 кг. Плёнки черной дайте 100 микрон 6х10 м минус - 3.6 кг.
   Итог 91.674 кг
   Время утекает! За что вы меня так? Ничего, ещё 3 минуты осталось. Картофана на все! Тварь астрофизическая! Предлагает 4 тысячи сортов. Ультра скороспелые из наших для южных регионов! Киранда, Вармас, Тимо, Ривьера - что брать? Дайте всего по 2 кг, а последнего - сколько осталось. Успел! За десять секунд до гудка. Спина мокрая, руки трясутся, сам как амёба.
   - А теперь чего?
   - А, Коля! Про тебя-то я и забыл. Помоги-ка мне встать. Пойдём подышим на солнышке.
   Ветерок сушит кожу, а стою радуюсь - солнце через закрытые веки светит. Хорошо! На душе хорошо от проделанной работы.
   - Дядя Витя, а фокус?
   - Фокус будет если сейчас мы в подвал зайдём, а там - пусто!
   - Так там пусто!
   - Уверен?
   - Да!
   Стою и думаю - какой воспитанный и правильный ребёнок, ни каких тебе: зуб даю, стопудово, забьёмся на фофан - хорошие у тебя родители. Плохому что ли тебя научить? Эээ.. нет, этому ты сам успеешь научиться. Да и учебники у нас лежат в пустую - пора тебе вечерами продолжать образование.
   - Ну тогда пошли смотреть фокус!
   Фокус! Вы видели глаза лемура? У Кольки и меня были такие же. Почему? А хрен его знает! Всё помещение было завалено вещами. Директрису цинично в кабинет многократно.....
   - Колька, как хочешь, но нам это вытащить нужно за пятнадцать минут.
   - Почему?
   - Потому что там внутри мороженное тает! Я складываю рейки к стене, а ты ищешь мороженное!
   Кто бы сомневался - тридцати секунд не прошло как ввинтившийся как уж в кучу барахла пацан радостно закричал:
   - Есть! Нашёл!
   И я нашёл - вытянул к себе из-под упаковок и коробок чемодан складного стола.
   - Пойдём посидим. Перекурим это дело.
   - Так вы не курите?
   - Это так говорят, предлагая кратковременный отдых. Аллегория или метафора. Не силён, но уточню!
   Разложил стол и табуреточки - сижу, созерцаю как розовый язык по пломбиру гуляет, и понимаю простую истину - 'Жизнь дает нам возможность испытать всю гамму чувств от радости до гнева. Трудностей нет - есть шанс получить ценный опыт. Торопясь мы упускаем глубину эмоций, важность момента и переходящее в вечность бремя жизни. Ничто не вечно и нет ничего такого более важного чем ощущать жизнь сейчас и здесь с каждым вздохом, всё остальное прах не достойный упоминания.'
   Вот на этой лирической ноте нас посетил Петрович! Раздался - натужный тяжёлый крик:
   - Помогите! Пожалуйста, помогите!
   Не успел я остановить как Колька уже метнулся за погреб и возвратился:
   - Там дядька в шубе валяется!
   Дядька оказался молодым белобрысым парнем в тулупе на вырост. Перечёркнутый ремнём сумки как матрос пулемётной лентой, двух метровый 'вырост', тощий как жердь, лежал в неестественной позе.
   - Эк тебя раскорячило.
   У парня была завёрнута правая нога за спину. И получалось нога тянула тулуп - тулуп сковывал руки. Руки не доставали до пуговиц. На улице жара, он там внутри как скумбрия в фольге..
   - Руки покажи.
   - Не бойтесь, у меня ничего нет. - Он продемонстрировал отсутствие чего-либо, вытянув конечности. Моя версия подтвердилась: это заменитель - на руках нет интеркома.
   - А я и не боюсь. На бок повернись!
   Такого я не видел - у парня внизу вместо стопы был протез загогулина. Загогулина проскочила под хлястик и этого оказалось мало, дальше проникла в боковой карман сумки. 'Балерун' - так изогнуться не каждая художественная гимнастка может.
   - Ногу не отцепить!
   - Сделайте что-нибудь - я сейчас сдохну от жары.
   Живому человеку так второй раз не извернуться. На сумке отстегнул карабин ремня, сразу ослабив давление на грудную клетку и шею. Чиркнул ножичком по хлястику и нога сразу в исходное положение встала, а парень лихорадочно пуговки ослабшие рвёт - тулуп расстёгивает. Освободившись он сел. Под тулупом спортивная форма. Дальше он начал с себя толстовку стягивать и прочую одежду. Мокрый как мышь, волосы слиплись. По лицу пот течёт. Мы ему помогаем как можем. Колька одежду в сторону складывает.
   - Костыли мои где?
   - А хрен его знает. Там!
   - А я где?
   - Уже тут!
   - А это тут - где?
   - Определённо, здесь! Но конкретно на острове посреди моря. Больше достоверной информации нет. А ты откуда?
   - Из Череповца.
   - Меня Виктор Павлович зовут, его - Николай!
   - Меня - Пётр. Можно Петрович - я привык.
   - И как же ты так?
   - Подскользнулся на лестнице. И вот тут...
   - Переместился.
   - Ну да.
   - Не подскажешь какого дня?
   - Пятого ноября.
   - Чего расселся, вставай.
   - Так не холодно.
   - Траву тут мне помнёшь.
   - Шутите?
   - Сообразительный. Помочь?
   - Если можно.
   - Отчего нельзя, это-то мы можем.
   - А чего не можете?
   - Обратно родить и вернуть, где было.
   У парня на удивление оказались крепкие сильные руки, а тело жилистое и прокачанное.
   - Спортсмен?
   - Да, параолимпиец. В магазин пошёл, а там обратно на лестнице какая-то тварь костыль пнула.
   - Ты пока летел - думал как бы было замечательно не убиться на смерть?
   - Точно. Прям ступенька надвигается ребром на лицо, а сделать ничего не могу.
   - Без костылей что, ходить не можешь?
   - Да нет, могу, просто нога теперь болит. И зимой на этом протезе скользко.
   - А чего с другим не пошёл?
   - В ремонте.
   - Где ногу потерял? Воевал?
   - Почему все так спрашивают?
   - Первое приличное что приходит на ум.
   - Нет, под поезд попал. Сам дурак - паркуром занимался. Решили покататься зацепом на поезде. Неудачно десантировался - пол стопы отрезало, а потом чтобы протез прикрепить - лишнее удалили. Иначе никак.
   - Ты у нас, Петруха - 'десантник'!
   - Можно и так сказать.
   - Я - Виктор Павлович Дорофеев.
   - Пётр Иванович Дроздов.
   - Очень приятно, будем знакомы.
   - А я - Коля.
   - Не просто Коля, а?
   Мальчишка понял и поправился.
   - Коля Довлатов Анатольевич.
   - Вот она банда три Дэ.
   - Почему банда?
   - Потому что как в притче о трёх святых: "Трое вас - трое нас. Господи помилуй нас!" Только по воде ходить в лаптях не умеем. И на троих у нас всего пять ног. И два костыля, которые ещё нужно заказать. Фамилии, если кто не обратил, внимание у нас с одной буквы.
   Хороший парень, сразу чувствую - сойдёмся.
   Довёл я его до нашего столика, усадил на табурет, а сам отправился за вещами. Сумка была на удивление большая и тяжёлая. Сумку на плечо, одежду завернул в тулуп и пошёл к нашему пристанищу.
   Петр, пока я ходил, окончательно разделся до нижнего белья и немного смущался от назойливого внимания Кольки, рассматривавшего невиданную конструкцию на ноге.
   - Петя, ничего что так?
   - Всё хорошо.
   - Пусть посмотрит и разреши потрогать, он молодой - ему всё интересно.
   Пётр улыбнулся и выложил ногу на обозрение.
   - Она железная?
   - Карбон и титан. Круто?
   - Фигня. У дяди Вити синтезатор есть космический! Этой клюшкой в хоккей играть можно?
   Пётр наверное обиделся и убрал ногу под стол.
   - Чем занимался кроме спорта?
   - Учусь. Учился в ЧГУ на 3 курсе отделения физической культуры.
   - А я пенсионер. Немного там, немного тут. Служил в МЧС. Руками водил. Здесь - седьмой день. Коля сегодня с ночи. Остальное позже. Сейчас нужно обед приготовить и вещи разобрать, ты пока посиди, мы сами. Да, вот твоя сумка, а вещи я сейчас разложу - пусть просохнут.
   - Виктор Палыч, там продукты вы, если надо, берите.
   - Даже не представляешь КАК надо! Тогда я сейчас кое-что вытащу, если сможешь помоги собрать, а потом сядем и обстоятельно поговорим.
   Поискал и нашёл пакеты, каждый в своём мешке в цвет бежевого тента. Алюминиевые сборные стойки по 2.4 м по восемь шнуров и колышков в каждом комплекте.
   - Коля, дружок, возьми телефон. Включи фонарик, найди в куче овальные железяки их там должно быть двадцать штук. Ты считать умеешь?
   - До ста.
   - Молодец!
   - Ещё найди фонарик - он не очень большой. Дай его Петровичу и принеси из палатки солнечную панель. Ты знаешь! Такая папочкой, от которой мы телефон заряжали.
   - Петрович, поставь на зарядку фонарик. А я подготовлю наш навес.
   Для установки тента мне потребовались 13 карабинов чтобы быстро срастить два полотна. Растянул их на земле и отметил по люверсам места, где нужно прикопать нижние концы стоек. К этому времени мои помощники уже были готовы к установке тента.
   - Так, ваша задача: первое держать крепко стойки пока я начерно не натяну растяжки. Второе: переходим на другой край и ставим ту сторону. Дальше я сам. Вышло неплохо, но нормально натянуть все равно не вышло серёдка по собственным весом провисала а колышки оказались слабоваты для такой нагрузки. Нужны подлиннее и, желательно, из профилированного алюминия, а не из тонкого прутка - считай не калёной 5 мм проволоки. В центр пару стоек добавить повыше и провис уберётся.
   Теперь у нас есть место, где можно сидеть в тени днём. Палатка не вариант - слишком маленький объем и продувается так себе. Под двойной тент 6х6 метров переставили стол и начали разбираться с остальным имуществом. Восемь кило картошки я оставил в погребе. Тачку и инвентарь переставили в угол на входе. Тазы и вёдра вынес и набрал в них воды - пусть прогреется. Остальное распихали по углам. Переодел парня в шорты и заставил надеть сандалии и шляпу.
   На отговорку, что ему и так хорошо сказал: 'Не солидно без шляпы. Она ковбойская из космического синтезатора. Как не мужик, а мелочь детсадовская'. Критику воспринял и стал ходить в головном уборе.
   - Что у вас за синтезатор такой?
   - Обычный, как у всех. Завтра, если интересно, покажу. Сейчас есть много чего важнее. Отобедаем. Приготовимся к ночи. Дальше мне туалет строить и новый водоём копать. Земля нужна чистая. Ночью дождём грядки смыло. Завтра закажу снова семена. Рассаду нужно будет в стаканчики высадить, а то я вчера прямо в грунт сеял. Дальше тебе, Петрович, я воду приготовил вымыть посуду. Сможешь - постирай свои вещи. Теперь разбираем твою сумку.
   В сумке лежали продукты. Сосиски на вес. Супы в пакетах. Сахар песок два кило. Большая упаковка пакетированого чая. Батон. Три килограмма порошка стирального. Молочная вермишель. Три пачки. Молоко и растаявшее сливочное масло. Пакет сушек. "Мясорастительные" консервы - рис и греча с мясом, пополам двадцать банок.
   - Это всё сложить в таз и к роднику под холодную струю, надеюсь их там не раздует. Завернуть в мокрую тряпку и пусть стоят.
   Бомж-пакеты дешёвые. Клетка яиц.
   - Тоже в воду, иначе кирдык им. Завтра на утро сварим.
   Средство для мытья посуды и губки. Пакеты для мусора. Туалетная бумага, четыре рулона. Майонез. Мыло, два куска. Перец молотый. Соль баночка. Яблоки. Литровая бутылка растительного масла. Пачка студенческой смеси орехов и сухофруктов. Лимон в пакетике. Две больших луковицы и три мелких чесночины.
   - Ты что, на месяц закупался?
   - Да, по скидкам набрал. Выгодно!
   - Как ты всё нёс? Я и то еле поднял.
   - Как обычно. Если бы не сумка, я может и не упал бы так.
   - Не жалей. Нет смысла. Давайте лучше думать что будем готовить сейчас. В любом случае сосиски без холодильника до вечера умрут. На гарнир два сорта вермишели или молочный суп? Предлагаю молочный суп, иначе спасти молоко не представляется возможным. Пакеты не рвать, а аккуратно развязываем и заворачиваем туда масло. Масло тоже в воду к роднику, пару суток пролежит.
   Пока варили вермишель и сосиски завязался разговор на тему продовольственной безопасности.
   - Виктор Палыч, почему вы рыбу не ловите?
   - А сам, студент, не догадываешься? Я тут, как говорил, седьмой день. Ни магазинов, ни лабазов и схронов найти не могу. Мало того - тут деревьев нет. Даже тени до сегодняшнего дня не было. У меня лимит заказа - полтора килограмма в сутки и не граммом больше. Сегодня добавили до двух. Я тебе листок дам почитать. Не маленький, поймёшь. У меня тут стояла задача выжить и накопить ресурсы, выворачиваясь как только это возможно. Вопрос не в том как поймать рыбу - я это знаю, вопрос в том - можно ли её есть и как её готовить.
   - Вялить можно или запечь, лучше закоптить.
   - Вялить - нужно, но её ещё нужно развесить. На чём? Главное, её нужно перед этим просолить. Вопрос: в чём и где? Ни тени, ни соли, ни таза до сегодняшнего дня у меня не было. Смысл тратить время в пустую? Обрати внимание - у меня горелка предназначена только кипятить воду. Эта - самая экономная из горелок, которые я знаю. Нам теперь, кстати, её мало - нужна с большей кастрюлей на 2.5 литра.
   - Можно запечь рыбу в глине.
   - Можно - глины тут много. Оглянись вокруг - много ты видишь деревьев?
   - Нет деревьев.
   - Правильно, нет деревьев, нет дров.
   - Можно водоросли сушить и жечь.
   - Водоросли можно, но это всё одно что в топку порох кидать. Сгорит, но тепла не будет. Это фантазии. А реальность такова, у меня жёсткий лимит на всё - и на топливо и на продукты. Теперь мне необходимо как-то прокормить троих и, чем быстрее я выйду из тупика постоянного заказа продовольствия, тем быстрее повысятся шансы нашего с вами выживания. На огороде ты мне не помощник, только в редких случаях. Я тебе закажу снасти - рано по утрам пробуй ловить рыбу, возможно и я в этом поучаствую, когда с посадками закончу. Изменится ситуация, я смогу выкроить вес на строительство, одежду, спальные принадлежности, средства гигиены, инструмент. Тут нет ничего, а нужно всё, я рассаду в здешние раковины сажаю. Кстати, о раковинах - пойдем по берегу будем снова искать.
   - Я твои пакеты мусорные возьму?
   - Берите.
   - Ты не подумай чего. Просто есть вещи которые нужно прибрать.
   - Вы большой возьмите, там у меня на шестьдесят и сто литров пакеты прочные, я для вещей брал, а то в общаге тесно, вот и решил лишнее к родителям отвести.
   - Хорошо, значит мы в мешки картофель посадим, он скороспелый, есть такая метода: высокая грядка дает супер урожайность и окучивать не надо. Только землю подсыпай внутрь. Ухода меньше. Надо было мне всё сразу в пакеты сажать. Так и поливать меньше и ухаживать проще. Слушай, Петрович, а ты с тачкой как? Управишься?
   - Смогу.
   - Ты хорошую мысль насчёт водорослей подал. Собрать сухие да пережечь на золу вдвоем с Колей сможете? Я вам яму приготовлю для пережога, тут удобрений нет, а зола - это микроэлементы в почву. Рыба тоже нужна, я читал японцы ей поля удобряют. Всё пустим в дело. Нам месяц продержаться до овощей и первого картофеля и станет легче. Ты мне сейчас начал предлагать способы выживания, у меня вопрос - откуда у тебя такие знания?
   - Прочитал.
   - Где?
   - В интернете.
   - Петрович, не в обиду будет сказано, ты - человек с незаконченным высшим педагогическим образованием, если я правильно понимаю, мне сейчас рассказываешь, что где-то что-то читал и не помнишь где и что. Ценность твоих знаний соответственно может быть поставлена под сомнение и ты сам не до конца в них уверен или я не прав?
   - Вы правы, Виктор Палыч.
   - А теперь проанализируй весь свой багаж опыта и предлагай что-то дельное, пусть ты в этом и не уверен, может я что-то упустил, а я послушаю.
   Спортсмен сидел задумчиво, пережёвывая с майонезом протянутую ему горячую сосиску
   - Лодка нам нужна для мобильности.
   - Я об этом подумал. Будет лодка.
   - Ещё можно крабов ловить.
   - Можно, а они все съедобные?
   - Это я не знаю. Справочник какой-то нужен.
   - Думал, но есть вариант что местная фауна не соответствует земной экосистеме.
   - Вы считаете что мы не на Земле?
   - Не считаю. Знаю! Да забыл.
   Я сходил и принёс из палатки инструкцию.
   - Читай.
   Петрович углубился в чтение, а я обратил внимание на Кольку, который размазывал вермишель ложкой по стенкам миски.
   - Горячая?
   - Ага.
   - Масла добавить? Вкуснее будет. Или ещё сосиску?
   - Сосиску.
   - Ешь сосиски, только Петру оставь!
   Я забрал у мальца молочный суп. Сам доем.
   - Вы знаете - как машина это написала.
   - Есть такое. Самое главное всё работает, но непонятно как. Теперь у тебя есть что предложить?
   - Я подумаю.
   - Подумай, Петя, подумай. Не те ты книжки читал и фильмы смотрел.- это ему, а младшему - А как теперь, Коля?
   Коля ел гораздо охотнее, а сам внимательно слушал наш разговор.
   - Проняло? Ты, взрослый балбес, дурака валял когда у тебя все было доступно.
   - А он теперь, что, совсем ничего не увидит?
   Колька даже привстал от таких слов с табурета.
   - Коля, ешь и не сутулься. Всё у тебя будет, и книги, и знания, и кино с мультиками, но позже. Точно будет - даже не сомневайся! Я знаю какие книги надо читать.
   - Я читать не умею.
   - Вот тебе педагог-физрук рядом сидит, научит. Вечерами будете по учебнику заниматься каждый день без каникул и прочей ерунды. Я с тебя, Пётр, за это буду спрашивать, может это твоя миссия тут - выучить знаниям нашего юного друга.
   Обидно, насколько пустым стало детство наших детей. Они не читают запоем книги про индейцев и пионеров, про первопроходцев и путешественников. Не интересно? Вряд ли. Ещё как интересно, просто их лишили радости, подсунув дорогие, никому не нужные игрушки с кнопками. За фикцию мы продали Майн Рида, Вальтера Скотта, Даниэля Дефо, Сеттон-Томпсона, Джека Лондона, Станислава Суплатовича, Фенимора Купера, Владимира Арсеньева, Лизелотту Вельскопф-Генрих, Жюль Верна. Это авторы, которых я вспомнил сейчас навскидку. Последний автор, создав 'Таинственный остров' - можно сказать, открыл миру жанр книг о выживальщиках и попаданцах. А 'Тома Сойера' Марка Твеновского решили совсем запретить. 'Неполиткорректно', говорят, а может новым рабовладельцам сама та история мешает? Ослепляют нас. И оглупляют. Как всем хочется хорошо жить за чужой счёт. Иуды, продали народ. Страну продали! За красиво жить для себя и своих выблядков.
   А теперь рассказывают как они мучились. И чем дальше, тем сильнее их мучила и насиловала бесплатными знаниями, бесплатным жильём, санаториями и нормальной бесплатной медициной советская власть - иначе гранты не дают 'страдальцам'. А народ у нас, как оказалось, доверчивый, а чекисты 'продажными'. На сказки купили. За красивые обёртки продали. Горько!

   - Слушай, Петрович, а что ты думаешь за Советскую власть?
   - А что о ней думать. Жуть! Ничего не было. Никуда нельзя было ездить. Тюрьма народов.
   - Откуда ты это знаешь?
   - Рассказывают. Много различных статей...
   - Что запнулся ? Опять в интернете. А там в интернете не написано для чего на заборе три буквы.
   - Солженицын. Там другие историки....
   - То есть, ты веришь кому-то избирательно на слово и, при этом, не доверяешь остальным историческим фактам?
   - Мировая общественность признала, что коммунисты угнетали собственный народ.
   - Какие коммунисты, кого угнетали - у нас в партии был каждый третий! Сами себя угнетали? Представляешь, я там жил и, можно сказать, вырос. Да, там не все было гладко. Но там не грабили средь бела дня и для всех была работа, за которую платили реальные деньги.
   - Нечего было купить.
   - А сейчас-то у всех прям "изобилие", аж девать некуда. Сплошь олигарх на олигархе! Все довольны жизнью, аж рыдают от умиления. Работают согласно норм и правил, а не от зари до зари по распорядку компании. Мы с тобой не увидим, а там пройдет время - на хозяина будут работать по четырнадцать-шестнадцать часов в сутки за прожиточную норму и все будут ругать проклятый коммунизм с лагерями и НКВД. Ты родителям задал хоть раз вопрос как они дожили до таких лет? Не вымерли все там в 'проклятом социализме'?
   - К чему сейчас это разговор?
   - К тому что не всё в этом мире однозначно и не всему можно верить.
   - А Вам - можно теперь верить?
   - Мне - можно и нужно: у вас выбора нет, к сожалению, я за вас до конца жизни отвечаю. Я тебя, Пётр, пугаю не просто так. Это не эдемский остров и не рай. Сюда может забросить кого угодно и меня может не оказаться рядом с кем-то из вас. Будьте готовы оказывать сопротивление если хотите жить.
   - Да что тут может быть такого?
   - Всё что угодно. Насилие! Рабство!
   - Скажете тоже!
   - Я не говорю, я знаю и предостерегаю. Появится человек, не торопитесь ему рассказывать о том что у нас есть. Всё, что есть - это наши ресурсы и они ограничены. В первую очередь это касается тебя, Коля.
   - А чего он такого сказал?
   - Ничего, просто решил удивить Петра наличием у Дяди Вити космического синтезатора. У вас лично он есть?
   - Нет.
   - Нет, у вас он есть, пока я жив и пока мы - вместе. Поэтому прошу вас будьте осторожнее.
   - Я понял, мы - одна команда. Какие правила?
   - Правило одно - мы вместе.
   - Я согласен, Виктор Павлович.
   - И я!
   - Без тебя, Коля, команда не банда.
   В этот момент пришло оповещение на интерком.
   - Что это? - спросил Петрович.
   - Это, Петя, инопланетные технологии.
   - И что пишут?
   - Сейчас почитаем. Сначала напоминалка:

   Стержневой этноформат: русский.
   Характер инфокоммутации: дискретный.
   Характер донор-акций: дискретный.
   Наблюдение: общий режим.
   Генеральная задача: общий режим.
   Дополнительные задачи: отсутствуют.
   Степень самостоятельности: полная.
   Ожидаемая адаптация: средняя.
   Ожидаемый откат: не определён.
   Ожидаемая организация: средняя.
   Ожидаемая дезорганизация: средняя.

   Достижение: организация базовой социальной группы.
   Поощрительная акция - Палатка 8-местная EasyCamp - 1 шт.
   Организационное поощрение - увеличение суточной нормы на 1 500 грамм веса.
   Организационное поощрение - увеличение лимита очередной разовой поставки - один килограмм дополнительного веса.


   Читаю вслух, чтоб потом не пересказывать.
   - И когда нам это всё дадут?
   - Завтра в 12:00. Сегодня в погребе на гамаке поспишь. Завтра тебе нормальное спальное место организуем. Больше никаких ковриков - за три дня раскладушки всем закажу. Заканчиваем приём пищи. Всем чай с лимоном. Косточки мне на рассаду.
   Пока я кидал землю мои помощники вымыли посуду, нашли в вещах шнур и развесили между стоек простиранную одежду.
   - Виктор Палыч, не скажете сколько сейчас времени?
   - У тебя часов нет?
   - И не было, я всегда телефоном пользовался. А он видимо выпал.
   - Поискали?
   - Искали нет там ничего. Мы плиту нашли.
   - Где?
   - Там, у берега.
   - Ясно. Не хотел говорить да ладно что было не вернёшь. Плит всего три. Одна - действующая. По вероятности мы должны были их соединить. Тут до вас девушка и мужчина были. Оба умерли. Мужчина от впечатлений, а девушку ракушка укусила. Ещё раз для Коли и Пети говорю: в воде ничего не трогать и смотреть под ноги!
   - А куда они делись?
   - Петрович, ну ты нашёл что спросить! Куда. Туда! В море уплыли. Тут места для кладбища нет.
   - Почему нам не дали интеркомы?
   - А я почём знаю? Неудачный эксперимент видимо. Есть у меня теория, что вы - заместители. Возможно позже появятся люди с интеркомами, но для этого нужно вырыть источник на той стороне. Есть там место. Купаться пойдем или ужинать будем?
   - Были бы костыли - пошёл, а без неудобно, протез мочить не рекомендуется.
   - Смотри: я на пляже тент и плед постелю, полотенца у нас есть. Возьмём ведро с водой, культю обмоем и обсушим. Поплаваешь немного, пот смоешь. Коле тоже польза. И я с вами заодно ополоснусь.
   - Тогда пойдёмте.
   - Коля, полотенца. Пётр - плед. Я - ведро, тент и всё остальное. С собой я прихватил кружки, бутылку воды, в тарелку нарезал три яблока, аккуратно собрав все семечки, взял не допитую бутылку коньяка. Ребята купаются. Петрович стоит на коленях в воде, а вокруг него скачет довольный Колька. Слава богу что всё так образовалось. Налил себе грамульку и тяпнул для успокоения нервов.
   - Виктор Палыч, а вы чего пьёте?
   - Коньяк.
   - Я не про это - почему пьёте один?
   - Будешь? - С большим сомнением в ответе спросил я его.
   - Так я не пью.
   - Так и я не пью, а отмечаю создание нашей ячейки общества. А это не можно, а даже нужно для снятия стресса, особенно мне. Два килограмма лучше чем ничего! А три с половиной в день - совсем другое дело. Понимаешь, я же предполагал что увеличат вес. А тут сразу такой подарок. Два раза за день.
   - А первый раз за что?
   - Второй. За посадки деревьев.
   - Каких деревьев?
   - Ты их не видишь, а они - есть!
   - А первый?
   - За источник воды. Я когда тут первый появился, воды пресной вообще не было.
   - А как мы нашу банду назовём?
   - Вот, Петрович, устами отрока судьба нам правит путь. Как известно как корабль назовёшь - так он и поплывёт.
   - Космический?
   - Непотопляемый корабль, ребята. Можно сказать каменный броненосец. Остров наш бороздит просторы неизвестного океана. А мы его непутёвая команда.
   - А не наоборот? - засомневался в моём душевном состоянии Петруха-'десантник'.
   - Это как посмотреть. Но я как Комендант! Нет, Командор острова Аврора! Считаю, что мы его, а не он нас. А то развели, понимаешь, как космические балерины бороздят просторы тихого театра.
   - Куда балерины?
   - А почему - Аврора?
   - Не потому что крейсер революции, а потому что Богиня утренней Зари и Надежды. Ещё авророй называют позори.
   - А по-русски?
   - Позори это и есть по-русски. По зори - остатки зари, не ушедший свет. Аврора это по-гречески - северное сияние. Этот остров - наша единственная опора и свет в конце туннеля.
   - Так мы его толком и не осматривали.
   - Я был на той стороне, ничего такого чего нет здесь. Правда далеко не ходил.
   - А дальше?
   - Надо дальше, ты прав. Выберу день и схожу. Если смогу, то пойду, но не сейчас. Тут я привязан к каналу, соответственно у меня сутки на туда и обратно За 6 часов теоретически, посветлу я пройду максимум пятнадцать километров. Заночую и вернусь обратно. Но это в теории, а на самом деле никто не знает.

   Стало смеркаться и солнце словно вытянулось, падая в воду за линией горизонта.
   Липкий янтарь заката
   Заворожил облака.
   Солнце стекает по капле
   В тёмное море сна.
   Белые искры манят
   В небо своей игрой.
   Катится бледной тенью
   Месяца серп седой.

   Океан успокоился и во тьме рассыпался бисер звёзд, заполняя собой всю ширину неба. Мир распахнулся во мраке и явил себя во всей мощи своей бесконечности. Пропали границы - тьма поглотила всё вокруг и только маленькая светлая точка сенсора иконки на моей руке обозначала присутствие нашего существования. Остров окружённый мраком плыл невесомой твердью, от чего кружилась голова, а разум не верил в происходящее. Казалось пошевелишься и упадёшь в эту бездонную прорву, пожирающую время и пространство. Только призрачная черта определяла границы реальности.
   - 'Открылась бездна звёзд полна;
   Звездам числа нет - бездне дна!'

   - Да, Виктор Палыч, это нечто!
   - Это Ломоносов.
   - Не то слово....
   Ещё вспомнилось к месту:
   Месяц пашет мрак вселенной,
   Рассекая Млечный Путь,
   Там раскидана по ветру
   Звёзд бесчисленная жуть.
   Словно всходы пробиваясь
   Светят искрами они,
   Облаками укрываясь
   Спят в неведомой дали.

   - Дядя Витя, а почему берег светится?
   - А ты чего шёпотом?
   - Красиво!
   - Красиво. Такое увидеть и всё - считай жизнь прожита не зря!
   - Верно, Петя.
   - От чего море светится? Смотрите, ещё больше!
   - Страшно?
   - Боязно немного.
   - Это ночесветки - мелкий планктон. Вода плещется о берег и они от движения светятся.
   - Давайте сходим посмотрим?
   - Подожди, не торопись у нас вся ночь впереди. Насладись моментом!
   Мы снова молча уставились в небо которое редкими росчерками прожигали метеоры.
   Ребёнок не выдержал и пришлось мне с ним идти. Пётр лежал и смотрел на небо и думал о чём-то своём и был сейчас так далеко, на сколько позволяют унестись мысли человека.
   По берегу сполохами и разводами ходила сине-зелёная кружевная кисея. Добавляя в космизм момента мистическое и потустороннее. Колька бегал по воде и вокруг его ступней вспыхивали брызгами перистые водяные анемоны.
   Сумасшедшее.
   Не реальное.
   Неописуемое.
   Невыразимое и потому врезающееся в память навсегда! Как остановить эту бесшабашность. Только так.
   - Смотри Колька, доскачешь русалки в море утянут.
   - Какие русалки?
   - Самые настоящие - они в такие ночи плывут к берегу и смотрят кто там по воде своими пятками шлёпает. Вот тех самых и утягивают.
   - Вы шутите так, дядя Витя? Русалок - нет!
   - Ну да, русалок нет, а название - есть, не знаешь почему?
   - Не-а!
   Всё банда пошли ужинать и спать. Завтра будет новый день и много интересного....


   День Восьмой

   Столько всего и сразу!


   После завтрака раздача ценных указаний и поощрительных взысканий.
   - Так, студент, я - копать. Вам - мыть посуду. Наблюдать за округой. Коля - заниматься по два урока, счёт и и азбука по тридцать минут и не филонить. Потом перекур и прописи. Петрович, проследишь! Как закончите, скажешь.
   - Как время засекать?
   - Извини, забыл. Вот, владей! - Я протянул ему Ролекс "энтомолога". - Носи на здоровье. На моих сейчас семь сорок восемь. Подведи. Для точности.
   Выбрал место и разметил лопатой границы будущего пруда четыре на восемь метров. Поправил косу точилом. Приложился - не удобно. Переставил выше ручку под правую руку. И, как говорится, с богом. Выкосил лужок вчистую. Хорошая коса - трава ещё влажная, сама к косе липнет. Прибежали мои бандиты смотреть как дядька Витя траву косит - не видели что ли никогда?
   - Что стоим? Почему траву не собираем? Берите тачку, грабли и возите ближе к берлоге, сушить будем. Перевезёте, садитесь заниматься!
   Понравилось! Едрит-Мадрид! Сама косит!
   Поправил лезвие полотна, да и прокосил тропинку от источника до дома в два прохода и к пляжу так же. Мало! Вспомнил и выкосил место под будущую палатку. Место сразу приобрело жилой ухоженный вид. А всего-то траву убрали.
   Пока косил в голову пришла задумка куда деть тридцать два квадратных метра дёрна. Но этим я озадачу Петровича после обеда. Копаю землю, складываю в мешки. Процесс облагораживающий человека своей простотой и полезностью. Посмотрел, а мои два шпингалета куда-то пропали. По времени у них вроде все должно было закончится.
   Озаботился раздачей ценных указаний, дабы избежать потери дурной энергии мимо русла генеральной линии. Зря я на ребятишек плохо думал - они не ерундой маялись, а самоотверженно, так что не заметили как я подошёл, усугубляли глубину своего нравственного падения путём проведения раскопок у старого фундамента.
   - Петрович, я тебе ЧТО поручил?
   - А! Дядя Витя! Дядя Витя! Мы клад нашли! - наперебой радостно загомонили младшие.
   - Нет, братцы кролики, вы службу пролюбили!
   Взъерошенный студент стоял на коленях и выгребал руками песок нашей титановой миской.
   - Вот скажи мне, Петя, почему я, вместо того чтобы объявить благодарность непричастным, сейчас буду награждать виновных?
   Петрович растерянно смотрел на меня, не понимая, что от него хочет этот дядька.
   - Не понимаешь?
   Тот помотал отрицательно головой.
   - Я вас ругаю не за то что вы нашли, и не за то что копаете. Первое - я кому с утра сказал наблюдать за округой? Второе - какого хрена вы используете столовую посуду не по назначению? Третье - почему не доложили о происшествии? И последнее, ребятки - дядя Витя не цербер и монстра южного взморья, а морально стойкий, развитый в физическом отношении и не замеченный в порочащих связях пенсионер. Могли позвать - я бы вам лопатой дал.
   - Мы не хотели вас отвлекать.
   - И что мне теперь делать?
   - Понять и простить! - слегка виновато процитировал Петрович.
   - Это - само собой разумеется! Работой вы себя уже наградили. Докапывайте как есть. Что там интересного, только без крика и по порядку!
   - Ступеньки!
   - Мало конкретики!
   - Мы прописи закончили и решили размяться - посмотреть вокруг. Я тут толком ничего не видел. Мимо шли - я ногой зацепился. Стало интересно. Коля лопатку принёс. А тут в траве бетон и вот.
   - Получается ты за отмостку лестницы в подвал зацепился. Стали рыть, нашли ступеньки? Дальше?
   - Подрыли дёрн, а там песок.
   - Мысль, что подвал засыпан, вам в голову не приходила?
   - Приходила! Мы, чтобы всё не копать, дыру вырыли. Я лопаткой стучал - там дверь!
   - Ну-ка, сынки, освободите батьке место!
   Сунул в дыру свою лопату и постучал, действительно гулко отдаётся стук металла о дерево.
   - Интересно бабы пляшут без трусов по четвергам. Разбежались! Хотя, уже напрасно, всё равно обоих в море полоскать. С Петровича стирка футболки и шорт Николая! Не мешаем! Сейчас много пыли будет.
   Я обвалил лопатой висевший по фундаменту дёрн, оголяя верхний камень. Под камнем обнажился светло-серый, с характерной желтинкой старый финский бетон подвального проёма. Песок сухой и рыхлый я откидываю, а новый тут же ползёт на его место. Не та лопата, тут бы не штыковую, а совковую - меньше руками махать.
   - Палыч, может как мы, плошкой?
   - Я тебе дам - плошкой! Я за эту плошку дерьмом питался несколько дней. Положь имущество строгого учёта на место. Лучше за ведром оцинкованным сходи. Я в него буду грузить, а ты - высыпать.
   Вскоре стало понятно, что я начал не с той стороны. Дверь обозначилась тёмными, крепкими на вид, досками. Но песок, оседая словно живой, тёк на освобождённое место. Надоел мне этот конвейер. Перешёл к первой ступеньке и стал вычищать приямок от начала идущей вдоль фундамента лестницы.
   Судя по размерам получалось на спуск с нижней площадкой перед дверью отведено больше четырёх метров. Ширина лестницы неудобная - на лопату, а это метр двадцать пять. Периметр спуска укреплён бетонной стенкой в форме буквы 'Г'. Копали без остановки, часто меняясь со студентом, который меня чуть позже удивил:
   - Если вы мне закажете короткую лопату и наколенники - я тоже смогу копать с вами пруд.
   - Не вопрос: сегодня и закажу, и костыли тебе для большей мобильности.
   Время связи с космосом, а у нас пока конца работе не видно, такое ощущение - мы копаем, а песок из неоткуда, словно вода, набирается обратно.
   - Всё, шабаш. У меня - канал. У вас - водные процедуры и приготовление обеда! Тебе какие костыли брать, я в них не секу, и туфлю какого размера?
   - Нога - 44, а костыли, если можно, локтевые Брониген эльку BFC тип А.

   Костыли - 2 кг. Наколенники нашёл профессиональные с поддержкой бедра Toughbuilt. Богато, но для студента надо брать - 1.1 кг; лопата автомобильная титановая 830 мм - 700 г; сандалии мужские с закрытым носом левый 44 размера одну штуку - 440 г. Извини студент, на шорты не хватило - только на шляпу. Всё, опять в ноль. Ни сантиметра в завтра.
   Заказ оформил без спешки и поискал ещё необходимое. Записал марки, стандарты и вес на будущее в свой листочек. А на листочках уже места нет. Тетрадочек заказать с косой линейкой и прописей советских - для Кольки нужно, и я попользуюсь с ним.
   Стоят, ждут когда я им счастье неимоверное вынесу.
   - Извини, студент. Сегодня ты пока в своих трениках походишь, но зато в шляпе. Пришли твои вторые ноги и лапоть на прыгало. Сейчас вынесу...
   - Вы чего не мылись? Опять меня ждали? - Спросил у грязнуль в потных потёках, когда вышел с костылями в руках, те в ответ синхронно кивнули.
   Факт - жирдяй с малоросликом спелись и это хорошо.
   - Пошли мыться. Берите мыло и полотенце. Спать тебе, Петруха, сегодня опять в гамаке.
   - А палатка? - В надежде уже на новое развлечение уточнил мелкий.
   - Пришла палатка. Тюк огромный. Только у нас всего два коврика. Поэтому мы с тобой, Коля, спим в старой палатке, а Пётр в гамаке под своим тулупом.
   Я черпал тёплую воду лейкой и поливал то сидящего без протеза на табуреточке Петровича, то мельтешащего вокруг него Кольку. Они по очереди мылили друг друга и больше баловались чем мылись. Закончив с личным составом перешёл к организации санитарных мероприятий руководящего состава.
   "Двое из ларца" вытираются сухими полотенцами, а мне определённо достанется Колькино сырое. Всего не хватает, даже полотенец! Обмахнулся слегка, чтоб не текло. Высохну, не развалюсь - через полтора часа опять уделаемся.
   - С вашими раскопками из головы вылетело, что хотел другую кастрюлю заказать! Теперь на обед будет суп из пакета вприкуску с варёным яйцом.
   Колька картинно закатил глаза - это он так родителям демонстрировал своё нежелание. Со мной этот фокус не пройдёт.
   - И не воротите нос! Яйца нужно доедать.
   Пока студент кашеварил - я составил план на завтрашний заказ. Семена. Пакеты. Новый нагреватель и газ. Шорты и коврик студенту. По количеству остатка будет ясно чем добрать. Продукты пока есть - мне нужна смола, ацетон, ПВА Д3 и фанера для лодки. И это ещё не всё! Но будет возможность хотя бы начать.
   Вернулись к раскопу в двенадцать минут третьего. В две лопаты работа пошла веселее и продуктивнее. Через час была вынута большая часть песка. Ниже стало работать неудобно и мы поменялись - студент грузил песок в вёдра, а я по открывшимся ступенькам таскал их наверх.
   За пол часа до сумерек мы практически дочиста убрали весь грунт. Причина банальная - дверь открывается наружу. Под ступеньками спуска в подвал, как и тамбуре погреба, обнаружился желоб с отверстием водостока. Правда, в данном случае конструктивно был предусмотрен высокий порог дверного проёма. Он в любом случае препятствовал попаданию воды внутрь. Перед нами была дверь из тёмных досок с грубыми кованными металлическими петлями-навесами и такой же кондовой ручкой-кольцом. С большой ромбовидной накладкой, прибитой к полотну двери кованными гвоздями с округлыми шляпками.
   Потянул кольцо, дверь - словно приклеенная, даже не шевелится. Потянул сильнее, результат не изменился. Загадка, но ломать жалко. Вспомнил к месту, что у нас нет фонарика.
   - Коля, будь другом - слетай до палатки, принеси фонарь.
   - Вы только без меня дверь не открывайте, ладно?
   - Не будем. Знать бы как её открыть. А если так?
   Я попытался повернуть кольцо против часовой стрелки. Кольцо повернулось градусов на десять и упёрлось. А если в другую сторону?
   В другую сторону кольцо крутилось свободно. После трёх полных оборотов дверь прослабла и отошла от коробки. С обратной стороны на такой же накладке со скобами были шестерня и зубчатая рейка засова. Которую можно было блокировать, передвинув вправо или влево, выводя из зацепления посаженную свободно на квадрат оси шестеренку.
   - Коля?
   - Вот! - Он протянул мне фонарик и сразу сунул свой нос вперёд.
   - А ну-ка отойди! Не дуйся, подвал был закрыт неизвестно сколько. Там внутри мог скопиться газ. Мы сейчас откроем дверь и подождём - пусть проветрится. И только потом я зайду один, а вы будете меня страховать снаружи. Это - безопасность! Даже я сейчас туда не полезу.
   За дверью был тамбур и следующая дверь была слева от входа и открывалась внутрь. Я толкнул её. За ней была абсолютная чернота и тишина.
   - Пошли посидим, покурим. Никуда от нас этот подвал не денется. По-хорошему я бы вообще его до утра оставил, но боюсь, одна несознательная личность дождётся пока дядя Витя заснёт и...
   По потухшему взгляду сразу стало ясно, что я угадал.
   - Вот, студент - учись анализу.
   Через четверть часа малорослик заелозил.
   - Ну дядя Витя, пойдёмте уже клад смотреть! - А лицо несчастного, не видевшего от жизни ничего кроме варёной репы по праздникам.
   - Так, студент - шкета вперёд не пускать! Пока я не скажу - внутрь не заходить.
   За дверью был на удивление свежий воздух без признаков затхлости. Луч фонаря в четырёх метрах сразу выхватил из тьмы противоположную стену с дверью, за ней шкаф или буфет. Дальше я не успел ничего сделать - с правого боку в рассеянном мраке ко мне скользнула быстрая тень. Тело сильно приложило об пол, дезориентируя. Вокруг всё погрузилось во тьму. Фонарик видимо разбился.
   От двери слышу:
   - Виктор Палыч, у вас всё в порядке?
   Отвечаю:
   - Стойте там!
   Я выдыхаю, кольцо сжимается и воздуха продолжить не хватает. Пытаюсь дышать животом, не ослабляя мышцы грудной клетки. Ноги и правая рука в тугом плену. Схватившее меня упирается в одежду острыми костяными пластинками. Относительно свободна левая рука. Где эта чёртова поясная сумка? Еле нащупал. В глазах круги. Давит, аж кости трещат. Не видно, но, понимаю что это - огромная змея, а не щупальце гигантского 'кракена'. Сколько она в своём логове просидела? Ухватился за рукоять. Взвёл курок - самовзвод на револьвере тугой, не выжму левой нормально. Куда стрелять? Где твоя, гад, смерть - в каком яйце? Врёшь, не возьмёшь! Ногам больно, словно стальным тросом перетягивает.
   Выгнул руку - главное себя не зацепить и револьвер не потерять. Приставил к телу, вроде там дальше на полу голова. Чувствую не нравится, отталкивает ствол. По ушам стегает хлопок выстрела и тут же второй.
   Ещё дышу, но скрипучее тело заходила волнами конвульсий. Поломает она меня. Да сдохнешь ты наконец? Изловчился, выстрелил ещё раз. Сдохла, легче не стало, но давление больше не растёт. Дышу! В ушах бухает кровь.
   - Студент! Студент, иди сюда! Не бойся. Уконтропупил я гидру.
   Нарисовался! Заслонил свет. Стоит в проёме, тёмный подвал разглядывает.
   - Виктор Палыч - вы живой?
   - Живой, Петруха! Телефон нужен! Я фонарик разбил. Помоги - размотай эту гадину, у меня все тело затекло.
   Петрович испугано водил искрой светодиода, пытаясь разглядеть всю полноту картины побоища. - Разматывай с ног. С хвоста её тяни. - Подсказал я не знавшему за что хвататься Петру. - Послабь тело. Дышать нечем. Давай крути её, снимай кольца.
   Студент ползает на четвереньках вокруг, тягает неподатливое упругое тело. Неудобно ему, больно близко я ко входу и стене лежу. Но вот чувствую - кисть освободилась и локтю легче. Могу сесть, скидываю с себя последний виток и, так как есть, прижался спиной к стенке отдышаться.
   - Студент, сходи Колю успокой.
   - А вы?
   - Давай родной, иди. Не бойся, всё нормально. Сейчас отдышусь и мы её с тобой на улицу утянем.
   Вы видели когда-нибудь девять метров телячьей колбасы с собачьей головой? А я вот сподобился.
   Пока что напуганный Коля разглядывал змея, а студент снимал все на камеру для потомков. Я перезарядил револьвер и пошёл искать фонарик и продолжил осмотр. Первое, я оглядел все стены на наличие дыр, нор, труб, ходов и прочих запланированных и нет, отверстий и проёмов. Нет ничего. Словно эта тварь тут сама собой материализовалась перед самым-самым моим появлением. Удивила чистота, за исключением крови, налитой на пол. Неприятность тут же исправил, засыпав пятна и лужу сухим песком из ведра. В углу стоит, я уже видел, совок и метёлка на длинной ручке - будет чем прибрать чуть позже. Завтра студента заставлю вымыть пол, швабра тоже в наличии. Под потолком разглядел два скошенных подоконника узких световых проемов в фундаменте. Измерил шагами расстояние до середины и отметил снаружи их местоположение.
   - Петруха, заканчивай скакать - иди, копать будем, в две лопаты быстрее получится.
   - Виктор Палыч, вы фонарик нашли?
   - Нет нигде. Я толком ещё и не искал. Окна нашёл, давай хоть одно отроем - посветлее будет.
   Я быстро срезал дёрн и Пётр предложил мне:
   - Командор, мы с Колей тут песок сами быстро вдвоём откидаем. Вы - с другой стороны, все равно нам тут тесно.
   - Верно, два окна лучше чем одно, а то скоро стемнеет. Через стёкла я кладку видел кирпичную, на неё ориентируйтесь. Как освободите место, зовите. Боковины на скос обрежьте и потом дёрном сразу обложите, чтобы песок не тёк - сам видел, он тут как вода, не удержать.
   Мои мальчишки роют, не разгибаясь, только песок в разные стороны летит. Мелкому надо маленькую лопатку, думал для себя взять сначала - вес всего 300 г, длинна 41 см, ребёнку самое то будет. Завтра порадую и, чёрт с ним, с весом - старается, а работа должна приносить не только радость, но и пользу.
   Своё окно я откопал не быстрее их. У ребят фора была, а я тут с дёрном провозился. Так что пришли мои помощники мне помогать.
   - Там кирпичи просто так были брошены, мы их в сторону сложили, а окно на крючочек было закрыто - мы его открыли.
   - Молодцы, я там ещё кое-что видел, сейчас гляну и новый фронт работ нарежу.
   Спустился в подвал, в полумраке белёные стены давали возможность разглядеть помещение целиком без фонаря. У противоположной от входа стены стоял большой буфет тёмного дерева с стеклянными дверцами, за которыми была видна расставленная на полках фарфоровая посуда. Вдоль короткой левой четырёх метровой стенки длинной лавкой стояли пять одинаковых сундуков. Отполированные временем и, сами понимаете, чем. Относительно напротив входа была Дверь в следующее помещение, которая была огромной мерёжей на деревянных кольцах. Дальше стоял широкий буфет. С двумя выдвижными ящиками и глухими резными дверцами внизу. За буфетом на стене висели настенные часы в большом узком деревянном футляре, а рядом, моя прелесть - барометр. Снова двери, дальше следующая узкая стена занята длинным столом-ларём с дверцами и узкими выдвижными ящиками. В самом углу была легендарная чугунная шведская печь Westbo standard, встроенная в белёную кладку, в верх в самый угол уходила толстая чугунная труба.
   Вот с выходом её на поверхность я и хотел определиться. На стене был виден лючок продуха, который выходил через фундамент наружу - мы его откопали, когда очищали лестницу, я потянул за тонкую невесомую палочку и открыл его. За коробкой входа прятался узкий одностворчатый шкаф, висел большой чугунный умывальник с бронзовым краном, а в столешницу была встроена большая белая эмалированная раковина. На стене рядом висел большой медный ковшик. На полу стоял пустой медный бак ведра на четыре с крышкой. Уяснив, где нужно искать я, было, хотел уже выходить, но тут стал прибавляться свет - это мои бойцы добрались до кирпичей и сейчас разбирают быстро кладку, заглядывая с любопытством по очереди в раскрывающееся окно. Я вышел на улицу.
   - Так, мальчиши - сначала всё дерном обложить. А то ветром сейчас внутрь песка накидает. Не стоит его открывать, пусть пока так будет - света и воздуха там достаточно.
   - А вы фонарик нашли? - снова уточнил озабоченный не тем чем надо Петрович.
   - У нас с вами другая задача - пока не стемнело дымоход найти.
   Освободив угол фундамента от дёрна и песка мы быстро обнаружили большую выпуклую чугунную печную дверцу, а под ней вертикальный канал дымохода что и следовало доказать.
   - Так, студент - дуй за тачкой, с ней к пруду, там накидаешь сухой глины, она там серой кучкой, точнее блином, лежит.
   - Сколько глины брать?
   - Не много. - Я тут же поправился - Ведро, не больше! Я за водой. Коля, подноси сюда кирпичики по одной штуке, по два не бери, тяжело.
   Кирпичи финские кондовые с выдавленной надписью Tammisuo. Вечная вещь. Кладка рассыплется, а кирпич вот он - можно снова в дело пускать.
   Быстро прямо в тачке развёл до густоты сметаны глину и стал всыпать тонкой струйкой песок, пока раствор на пробу не скатал в колбаску, а потом в кольцо.
   - Что вы делаете?
   - Я, студент, проверяю дедовским способом пластичность раствора. Сейчас чутка добавлю песочка, чтобы на прощуп отдельные песчинки не чувствовались, и будем класть трубу, точнее оголовок. Ты давай, перехватывай инициативу у Коли - парень уже умаялся. Замачивай кирпичи в ведре, а я класть начну.
   Нарезал травы, смёл сухой песок с бетона перекрытия и намочил всё вокруг. На сухую выложил раскладку на два кирпича. После принёс из запасов женский платок или, как говорят, парео , сложил его вдвое и насыпал внутрь песка так, чтобы получился узелок по объему больше диаметра дымового канала. Накрыл им отверстие и стал укладывать дальше кирпичи ряд за рядом. Глина - не тот материал, чтобы было можно поднять за раз сразу всю трубу, но мне ею не стрелять. Слой раствора потоньше, у меня всё равно кельмы нет, ладонью натираю и половинкой кирпича осаживаю.
   - Виктор Палыч, а как вы собираетесь печку топить?
   - В чём подвох, Петрович?
   - Вы дырку заткнули.
   - Не дырку, а канал, и не заткнул, а заложил.
   - Заложили!
   - Я его закрыл от попадания раствора внутрь, иначе залепим мы трубу и всё, наш пароход дымить точно не будет. Доделаю кладку и выну, прежде чем перекрывать буду. Не зевай - кирпич подавай.
   Поднял пять рядов и глина поползла в стороны.
   - Видишь пластичная, по уму надо прекратить кладку - и мы не будем. Сейчас на сухую уложу боковины, а сверху мы с тобой давешнюю дверцу вместо колпака пристроим. Завтра свод из кирпичей сложим, а сейчас помогите швы промазать. Того и гляди сейчас солнце сядет.
   Обмазали кладку глиной так, что кирпичей видно не стало. Внутри я тоже прошёл рукой - убрал 'лишний' раствор.
   - Так, 'не кочегары и не плотники", пошли отмываться, до заката минут пятнадцать осталось. Ужинать будем.
   Опять я их обламываю.
   - Ладно уговорили. Если так сильно невмоготу - будем ужинать в подвале. Заодно и фонарик поищем.
   - Урааааа! - Подскочил, словно и не устал, пострелёнок Колька и поскакал на одной ножке в торону тента, где на шнуре висели полотенца.
   - Не убейся! - Толку ругать он уже не слышит.
   На ужин решили разогреть рис с мясом, быстро и сытно. Но вот напасть, снова не дошли до нашего бункера. Глазастый Колька нас со студентом озадачил.
   - Дядя Витя, а почему змеюка светится?
   - Где ты это увидел?
   - Тут! Когда Коля показал конкретное место то, отключив подсветку телефона, мы увидели еле различимое в темноте пятно.
   - Думаю что это - наш фонарик. Так, студент, идите, несите всё вниз, я попробую достать.
   Оказалось что моим ножичком серьёзную шкуру не взять.
   Проходивших мимо 'несунов' я предупредил что сейчас буду стрелять ещё один раз в тело рядом с фонариком. И только потом я наступил ногой на змею и выдавил из пищевода в расширенную ножом рану подсевший фонарик.
   От змеи попахивало резким химическим запахом. Я представил как к утру эта вонь тут станет невыносимой. Я задержал проходящего мимо по третьей ходке Петровича.
   - Давай-ка, Петр Иванович, мы с тобой эту дрянь подальше утянем.
   Утянуть ну никак не получалось. Это мы со страху из подвала на адреналине её вытянули, а теперь даже поднять не можем.
   - Так, ерунда какая-то. Подожди, Петя - я сейчас её соструню!
   Сходил и отрезал от верёвки кусок около шести метров длинны. Связал петлю, прокрутил два оборота вокруг конца хвоста и просунул второй длинный конец на удавку, встал на хвост и затянул петлю с силой.
   - Хватайся, Петрович, и потащили.
   Так волоком мы её дотянули по траве до пляжа, дальше сил уже не хватило.
   - Командор, всё, сил больше нет! - взмолился Петрович.
   - Давай ещё немного.
   - Не идёт! По траве - оно скользко было, а тут никак.
   - Хрен с ней, пусть тут лежит. Утром сил наберёмся или тут прикопаем. Шабаш! Отцепляемся. Отвязал верёвку, помыл руки в солёной воде. Вода тёплая, ласковая - плюнул, скинул одежду и ополоснулся, не заходя далеко, сел в воду где было по колено и просто посидел. Волна в темноте накатывает, подбивает в грудь и тут же тянет обратно. Мокрый, но чистый я пошёл догонять чертыхающегося в темноте Петровича. Он промахнулся мимо выкошенной тропы и закорючка протеза увязала в стеблях травы.
   - Левее бери, Петруха - ты проскочил.
   - Да я уже понял. Только не понял где она.
   В подвале сидел до невозможности серьёзный Николай Анатольевич Довлатов. То, что хитрый нос явно проверил закрома - это и так понятно, слишком вид напыщенный, ждёт. То, что нашкодил, уже вижу, только не пойму в чём.
   - Рассказывай, серьёзный человек, что такого нашёл о чем я не знаю?
   - Письмо!
   - Прям письмо? Читал?
   Сидит, сопит. От меня он такой иронии сейчас не ожидал.
   - Давай показывай свою находку.
   Ребёнок как есть, ещё совсем ребёнок - ничего лучшего не нашёл как сесть на лист.
   Достав помятый лист он протянул его мне.
   - Зажигай второй фонарик, Петрович.
   - Так он сел совсем...
   - А я не про этот, а про вон тот, что на полке стоит. -
   Я показал на 'Летучую мышь'. Ещё в первый раз я заметил его и потрогал - внутри плескался керосин.
   - Коля, а ты случайно больше таких фонарей не видел?
   - В кладовке такие стоят.
   - Как его поджигать?
   Петрович нёс хрупкую вещь неаккуратно.
   - Не наклоняй и не тряси керосин - прольёшь, держи ровно.
   Это была настенная модель с зеркалом-отражателем.
   Я поднял рычагом стекло и подкрутил язычок брезентового фитиля вверх. Поискав глазами нашёл возле печи пачку больших каминных спичек.
   - Подай, - попросил я стоявшего ближе Петра.
   Из протянутой коробки я вытащил большую спичку и, затаив дыхание, зажёг её. Давно, очень давно я не пользовался такой лампой. Пламя, сначала робко полыхнув, разошлось в стороны по фитилю. Я потушил спичку и опустил стекло. Дав запалится концу - убавил длину, чтобы лампа не коптила. Ровный, достаточно яркий свет тут же разошёлся по помещению.
   - Эту ставим обратно на своё место! А где, ты говоришь, кладовка? Показывай!
   Коля, довольный оказанным доверием и вниманием, проводил нас к двери и открыл её:
   - Вот тут сколько всего!
   Действительно, по нашим теперешним делам тут было целое богатство. Комната, узкий пенал глубиной два и длинной пять метров была по всему периметру заполнена полуметровыми в ширину стеллажами, на которых лежали продукты и нужные в хозяйстве вещи.
   Интересно, оно сразу тут было, или, когда мальчишки копать начали, появилось? Ни пылинки. Ни запаха. Уголь в ведре под печкой должен пахнуть. Тут всё должно им провонять! Запаха нет! Его словно прибавили только что, сейчас. В нос ударил ядрёный чесночный аромат. Сухих колбас, подвешенных в проходе под потолком и сала, завёрнутого в кусок холстины. Сейчас умру! Захлебнусь слюной и умру.
   - 'Шпингалет', где доски для нарезки лежат?
   - Там в ящике стола у печки. Доставай бегом.
   - И нож?
   - И нож, только аккуратнее. Не порежься.
   Сложно сказать чего тут нет. Было всё в приличных количествах. Брезентовые рукавицы. Свечи парафиновые, тут их три ящика, а ламп десять штук, не считая той что на кухне. На полу - канистры, бутыли, ящики. На полках - коробки, свёртки, пачки, мешки. На одной стороне - продовольствие длительного хранения, на другой - промышленные товары. Быстро пробежался по тому, что на глаза попадалось, а они от жадности разбегаются, фокус теряют.
   Сухофрукты, чай 'со слоном', соль, солдатская тушёнка в банках, где мясо, а не "ухо-горло-нос-сиськи-письки-хвост". Сушёная морковь. Сушёный лук. Сухое молоко. Масло топлёное вологодское в маленьких деревянных кадушках. Сырные головки, сахарные головки в пергаментной бумаге. Мука и крупы в мешках. Какао-порошок 'Золотой якорь'. Под потолком висели кольца сухой колбасы. На стене вязанками косицы лука и чеснока. Синие солдатские шерстяные одеяла. Простыни пачками. Мыло хозяйственное и банное. Полотенца вафельные пачками. В холщовых мешках слегка пожелтевшая советская офицерская форма номер раз, брюки и белая рубашка. Панамы. Отдельно стоял медный самовар на подносе, рядом колено трубы с ручкой.
   - Всё, Петруха, помираю!
   - Зачем? - испугано встревожился молодой.
   - За шкафом! От счастья неимоверного. Коленька, иди родной - я тебя обниму. Какой ты у меня. У нас - молодец!
   Довольный Колян пришёл обниматься.
   Я поднял его на руки и спросил:
   - Письмо здесь нашёл или в буфете?
   - На-а, в шкафу! - продолжать он не стал, осёкся.
   А я напрягся.
   - Ну пойдём посмотрим, что там в шкафу есть. Чего здесь нет.
   С Колькой на руках мы подошли к шкафу, я, не опуская его с рук, открыл дверцу и присвистнул от увиденной картины. На верхней полке лежала деревянная кобура в оплётке из кожи с портупеей и ремнём, на который были надеты четыре кожаных чехольчика кармашка под обоймы. Ниже на полке лежали пятидесяти патронные пачки с маузеровскими 7.63х25 патронами. А в шкатулке из дуба он же, приклад лежит - смерть врагам советской власти, 'Маузер К-96 Боло'. Двенадцать пачек и двенадцать пятидесяти патронных пачек 9х29R или 38 Special. Сердце охолонуло догадкой. Я так по-доброму посмотрел в глаза Коле и спросил:
   - Ты куда, отрок, второй пистоль спрятал? Неси давай - он тебе без патронов все равно не нужен, а все патроны здесь на полке лежат.
   Колька повинной серой мышкой шмыгнул наружу и принёс небольшой револьвер в кожаной кобуре с пятикамерным барабаном.
   - Ладная игрушка. Студент! Вскрытие показало, что клиент не в меру шустр и ушл, так что глаз да глаз, пока мы юное дарование не потеряли. Ты меня понял? - я помотал револьвером перед его носом. - Это - тебе, но никаких кобур - закажем такую же поясную сумку, как у меня для скрытого ношения, а пока пусть тут полежит. На будущее, Коля, больше так не делай - оружие это важно и, не дай бог, оно попадёт не в те руки. Чтобы большого расстройства у тебя не было - вот забирай.
   Я протянул ему настоящий армейский бинокль в кожаном футляре с нижней полки шкафа. Там лежало две штуки, так что ничего критического важного, если он его разобьёт или потеряет, не случится.
   - Будешь у нас наблюдателем! - Я взъерошил пальцами волосы у него на голове.
   Петрович кивнул в знак согласия и сообщил:
   - Лампы пустые.
   - Конечно, пустые - керосин на полу в десятилитровых канистрах стоит.
   - Откуда вы знаете?
   - От ума. Ламп и канистр ровно одинаково десять. Точно такая же жестяная стоит под плитой, у неё пробкой на цепочке носик заткнут. Бери её и заполни три лампы. Не переливай! Коля, где доска и нож? Будем резать сало и есть кашу с тушёнкой, а для этого сейчас затопим печь и вывалим это всё на сковороду.
   Сковороды и кастрюли лежали справа от печи в шкафчике, наверху - чугунные сковородки, внизу - эмалированные кастрюли. Сковородок было три: большая, средняя и маленькая для за жарки и пассировки. В ведре под плитой находился не уголь, как я сначала подумал, а топливные брикеты.
   Заправив топку совком брикетов я плеснул немного керосина на один из них. Повернул шиберную задвижку на трубе и запалил спичкой мокрый брикет. Пламя весело побежало по угольному окатышу. Закрыл дверцу, открыл поддувало. Внутри сразу загудело пламя. Проверил духовку и нашёл там решётку, противень и две хлебные формы.
   От нагревающегося чугуна запахло сгоревшей пылью и окалиной. Так всегда бывает когда долго не протапливали чугунную печь.
   Студент справился с лампами и сейчас расставлял их по периметру комнаты.
   - Одну сюда давай, другую на стол, а третью пока на буфет поставь. Если не сложно - сходи с Колей за водой, набирай по пол ведра, он пусть тебе светит. Воду сливайте в бак у мойки. Я с готовкой разберусь.
   Ребятишки мои ушли, а я стал проводить углублённый осмотр.
   В шкафчиках под столешницей лежали несколько кухонных полотенец. Достал одно и повесил на крючок у умывальника. Принёс мыло из кладовки и положил в стоявшее рядом на полке фарфоровое блюдечко со сбитой кромкой.
   Студент вылил почти два полных ведра в бак и пошёл ещё.
   Ковшиком на длинной ручке я заполнил пустой рукомойник. С удовольствием скинул рубашку и помыл руки, шею и лицо. Отсутствовал звук утекающей воды и мне стало интересно, что там под мойкой - ведро или труба? Оказалась толстая чугунная труба, которая уходила неизвестно куда, но принимала воду без ограничений, как сейчас так и впоследствии.
   На полках вдоль другой стены в жестяных банках обнаружились пакетики со специями. Среди них завалялся пакет сухих дрожжей. Под левой столешницей внутри лежали разделочные доски, широкие миски, сито, миска с серой солью. В другом шкафчике - керамические поливные горшки и чугунный сотейник.
   Сходил в кладовую - пришлось брать лампу, нашёл мешок с мукой. Набрал её большой ложкой в подходящий, по моему мнению, для хранения керамический бочонок с крышкой. Таких несколько, потом наберу в них круп. Попробовал муку на язык. Ржаная, то-то меня её серый цвет смутил. Нашёл пшеничную, но помол тоже грубый. Так даже лучше - мне не для батонов и оладий, хотя оладьи из такой муки самые вкусные. Достал медный чайник с деревянной ручкой, сполоснул его и поставил на плиту - пусть греется. Посмотрел что в верхних ящиках, там столовые и кухонные приборы разложены в два ящика по деревянным клеткам. Евро-кухня по стандартам 30-40 годов двадцатого века. Нашёл жестяную трёхлитровую квадратную банку с оливковым маслом Экстра Вёржен.
   - Это не годится!
   Туплю - вот же оно самое лучшее. Вологодское топлёное. Только сейчас обратил внимание, что в кладовке заметно прохладнее чем в зале. Дверь тут нужно держать закрытой, еще не холодильник, но всё же.
   - Зачем мне сейчас масло?
   От обилия впечатлений голова совсем перестала работать. Скрутил с косицы пару луковиц и головку чеснока. Со стеллажа взял банку тушёнки.
   - Так-то лучше будет.
   Тушёнку вывалил на сковороду вместе с мелко нарезанным луком и сверху во всю эту вкуснотищу добавил рисовую кашу с 'мясом'. По комнате потёк слюновыделительный запах нормальной еды.
   Пока оно под крышкой доходит, ошпарил кастрюлю и развёл в тёплой воде дрожи. Подумал, добавил сахарного песка, немного соли и сухого молока. Всё это постояло, и я стал замешивать тесто. Много не делал, старался угадать на две формы. Точнее на одну - в форму нужно закладывать только половину объёма, иначе всё вылезет в духовку потом.
   Кастрюлю накрыл крышкой и отнёс в кладовую на холодный пол, к утру поднимется - еще раз на крутую вымешу и будет хлеб.
   Мои водоносы наполнили бак.
   - Виктор Палыч, мы всё! Телефон почти сел.
  - Значит заканчиваем и моем руки.
   - Воду куда, что не влезла?
   - Поставь вёдра на пол. Я сейчас её рукомойник перелью. Мыло в тарелочке. Полотенце висит. Садитесь, сейчас кушать будем. Только чай соображу. В буфете нашёл бело-голубой фарфоровый чайник с военно-морской символикой производства Дулевской фабрики 59 г. Сервиз оказался большим столовым и чайным, персон на двадцать, с маркировкой ВМФ. Что ещё больше усугубляло моё подозрение в том, что нас внимательно слушают. Конечно, тут не хватает стола, но если его поставить, тут будет не развернуться.
   Мои голодные оглоеды накинулись на кашу и проглотили её со скоростью электровеника. Потом у нас был чай с сушками и сгущённым молоком.
   - Командор, а давайте завтра переставим наш тент сюда ближе ко входу и накроем вход?
   - Мысль дельная, но неразумная - у нас тут труба.
   - Спуск не от самого угла начинается.
   - Стойки крайние как ставить будем?
   - Укоротим, а с той стороны вкопаем. Тент немного ниже будет.
   - Допустим, у меня даже мысль есть - дёрн весь порезать и пустить его на стенки, чтобы боковины так не продувались. Колышков и шпагата можно дополнительно заказать. А потом дерн можно резать каждый день и стенки изнутри глиной обмазать для эстетики. Почти дом получится, но сильный шторм эта конструкция все равно не выдержит. Пустая работа - сейчас важнее посадками заняться и прудом. Тент перенесём для меньшего хождения и палатку большую поставим. На этом пока всё. Стенки ветрозащитные из дёрна вокруг будем выкладывать вечерами.
   - Виктор Палыч, а что в бумаге написано?
   - Хотел сказать в какой, но тут вспомнил про Колино 'письмо' в кармане. Сейчас почитаем.

   Платформа: 5
   Тип поверхности и рельефа: 6Г.
   Агрессивность среды: общий режим сезонно.
   Плотность биоценоза: средняя.
   Техногенная плотность: низкая.
   Тип поселения: особое - Спасатель
   Форма поселения: скрытая, тип 2, без сателлит комплекса.
   Стержневой этноформат: русский.
   Характер инфокоммутации: отсутствует.
   Характер донор-акций: дискретный, общий режим.
   Вводная донор-акция: эксклюзивное оружие - идентификатор
   Наблюдение: особый режим.
   Генеральная задача: общий режим.
   Дополнительные задачи: отсутствуют.
   Степень самостоятельности: полная.
   Ожидаемая адаптация: средняя.
   Ожидаемый откат: не определён.
   Ожидаемая организация: выше средней.
   Ожидаемая дезорганизация: низкая.
   Условия для входа в спасательный режим:
   Создание стабильно функционирующего монокластера из 24 человек. При достижении численности в 120 человек - формирование селективного кластера.
   Срок завершения организационного периода не определён.
   Для внешнего вхождения в режим необходимо дать подтверждение через инфоканал личного интеркома.


   Тут же загорелся экран лежащего кухонном столе интеркома. Пришлось встать и прочитать сообщение:
   Принять особый режим: Спасатель. Да/Нет.
   С грустью понимаю, что придётся нажимать эту кнопку 'Да'. Вот и всё, Виктор Павлович, отбегался ты на вольных хлебах, помыли побрили и снова в строй поставили. Судьба...
   Нажал и сразу побежали по экрану строки.
   Доступно изменение конфигурация интеркома по особому протоколу - Спасатель.
   Применить Да/Нет.

   Применить!
   По руке холодной кляксой потёк псевдо металл или пластик, превращаясь в широкий мягкий браслет толщиной три миллиметра.
   Реконфигурация закончена.
   Запустить модификацию скрытого ношения? Да/Нет.

   Да!
   Пластина словно растаяла в воздухе я её чувствовал, но не видел. На месте неснимаемого браслета была моя первозданная кожа и никаких намёков на слишком умный девайс.
   Коснувшись запястья я расколдовал прибор и тот появился снова, только я убрал руку - он исчез. При попытке снять он легко отделился и медленно выпрямился в тонкую трех миллиметровую пластину десять на пятнадцать сантиметров. При прикосновении к коже он снова становился мягким и прилипал к запястью, обволакивая руку.
   В невидимом режиме я попросил коснуться его Колю. Тот с опаской дотронулся пальцем до руки, но ничего не изменилось. Выходит активировать его могу только я и никто другой.
   Интерком снова ожил:
   Текущая суточная ширина канала 5 килограмм общего веса.
   1. Группа предметов и товаров материального жизнеобеспечения и потребления - ассортимент неограниченный по качественному и количественному составу.
   2. Группа вооружений - ассортимент вариативно ограничен по количественному и качественному составу.
   3. Характер ежедневной поставки - неограниченное количество позиций выбора за сеанс весом не более установленной ширины канала. Общий вес поставки может изменяться и переносится на следующие сутки однократно.
   4. Время отклика системы с момента окончания ввода перечня до момента начала работы канала - не более 2 минут.
   5. Время сеанса ежедневной донор-акции от начала ввода до завершения поставки - не более 40 минут.

   - Получается ты, Виктор Палыч - у НИХ Спасатель.
   Я тяжело вздохнул.
   - Я у НАС всю жизнь спасатель! Ноша моя тяжкая...


   День Девятый.

   Все не так как кажется.


   Однажды, очень давно я слышал странную сентенцию от одного очень военного человека, он при мне сказал своему подчиненному, тоже совсем военному, истину, известную только избранным.
   - Знаешь чем отличается офицер Красной Армии от офицера Пожарной Охраны? Не знаешь! Офицера Красной Армии в училище пять лет учат выполнять приказы, а офицера Пожарной Охраны - принимать самостоятельные решения. Ибо разная специфика, поэтому он тебя послал куда?
   - Туда!
   - Ты проверил - там всё в порядке?
   - Так точно!
   - Почему не доложил?
   - Разрешите доложить! Сходил в указанном направлении согласно предписанной диспозиции и установил, что искомого там нет!
   - Вы и это умудрились пролюбить!
   - Я старше по званию!
   - Он при исполнении!
   - Он шпак из МВД.
   - Он офицер в первую очередь! Во вторую - ОН руководитель тушения пожаром и никто не вправе вмешиваться в его действия. Ни я, ни комдив, ни даже министр обороны! Как иногда с вами сложно одевать сапоги на свежую голову. Но не отнять - строем с песнями вы ходите красиво! Почему без шапки?
   - Я в шапке! -
   - Почему в помещении в головном уборе? Голову нужно беречь - вы в неё едите!


   Я проснулся или ещё сплю? Нет, никуда я не хочу. Устал. Устал просчитывать вероятности. Устал каждый день ждать, когда придут, поднимут с дивана. Помоют, побреют и поставят в строй с остальными. Старые, кривые, хромые остатки пойдут и спасут в последний раз всех. В конце все сдохнут счастливыми.
   Не хочу! Дурацкий сон!

   Открыл глаза - вместо потолка полог палатки, рядом сопит свой-чужой ребёнок.
   Не позвали и под ручки не взяли - сразу зашвырнули на позицию как есть. Это мне за то, что я за чужие спины никогда не прятался? Сам дурак и других заставлял? А те, кто не желал - побежали вслед и радостно кричали: 'Мы все умрём!' А что я могу сказать?
   - Это неизбежно, просто в этот раз все вместе!
   Они тебе в ответ: 'Простите, я обоссался!'
   - Не хвастайтесь! Вон молодой молчит, он кирпич в штаны спрятал и стоит охраняет.
   - Там эпический армагеддон! Так нельзя!
   - Можно, если на пол пальца и только одним глазком.
   - Вы звери!
   - Нет, долг каждого офицера как долг матери - беречь своих детей и кормить грудью! Но так как сиська у меня одна ....

   Додумать я не успел, зашевелился и проснулся Колька.
   - Как спалось, малыш?
   - Хорошо.
   - Кушать хочешь или сначала купаться?
   - Поспать?
   - Э, нет, дружок! Надо нам с тобой закалять организм, иначе какие мы с тобой планетяне?
   - И я?
   - И ты! Вставай, буди студента! Будем завтракать, потом картошку в мешки сажать. Немного водоём пороем, а там канал. Потом обед. После обеда здоровый сон и вечером будем вторую комнату изучать! Что за ней - мы вчера так и не посмотрели. А в сундуки ты заглядывал?
   - Нет, они тяжёлые...
   - А ты - "поспать"! У нас приключений на три дня вперёд. Пошли умываться, плиту растапливать и хлеб ставить.
   Утро началось с нормальных водных процедур. Принёс свежей воды на чай. Со склада выдал всем зубные щётки "мейд ин СССР" и зубной порошок. На коробке было написано 'Жемчуг'. Порошок оставил неизгладимое впечатление в хрупкой детской душе и въедливом разуме студента.
   - А что, так разве можно было?
   - Прикинь, студент. Сублимированная космическая паста длительного хранения с тонкими нотками мяты и цитрусов.
   - Как этим пользоваться?
   - Увлажняй щетину и макай в банку. Дальше в пасть и елозь по зубам. Алгоритм понятен?
   Растопил быстро печь. Пока мои архаровцы решали чего они желают, я поставил в духовку хлеб.
   - Студент, мой посуду из буфета, хватит нам питаться из железа. Я его сегодня вообще приберу - сделаю НЗ на непредвиденный случай. Нам надо бы ревизию всего провести. Чего да сколько у нас.
   - В кладовке тетради есть, карандаши и ручки
   - Не видел.
   - Они в отдельном ящике. Фанерном, на котором написано "стекло не кантовать".
   - Составь мне опись поштучно. Разбей на две части - продукты и хозяйственные товары. Сначала - занятия. Потом всё остальное. Ферштейн?
   - Я! Я! Хёрр официр!
   - То-то же!
   Хлеб на завтрак вышел у меня неплохой. Сыроват правда. Рано я дал буханки на растерзания, надо было дать хлебу полежать отдохнуть под полотенцем. Да как? Эти двое как унюхали - так и стояли гипнотизировали буханки. То один отщипнёт, то второй - думают я не вижу. Мне смешно, я в детстве сам такой был, горячий хлеб из магазина весь с обкусанной горбушкой приносил. Причем самое вкусное - это припеки, у, вспомнилось! Молодежь-то даже и не знает про них. Завтра сделаю, ещё и пирог поставлю с сухофруктами, там курага и изюм есть, выберу. Кстати, много фиников надо, тоже пролущить да и высадить. Мои пальмочки вылезли и скоро надо будет их пересаживать на берег из раковин.
   Сегодня земля на удивление - сегодня копалась легко. Насыпаю в тачку, пакеты заполняю сразу на месте, рядом с прудиком, чтобы воду далеко не таскать. Сначала хотел сажать по схеме, но потом понял - ничего не выйдет. Слишком много нужно пакетов, поэтому решил сегодня - сколько получится, остальное завтра. Ведро песка, два ведра земли в пакет, сверху три клубня картофеля треугольником. Высадил всего тридцать клубней, остались почти две полные сетки севка. Стал возить землю просто в кучу в надежде что сегодня дождя не будет, а завтра я смогу продолжить. Тут мне в дурную голову и пришла здравая мысль: а зачем грядки поднимаю по русской привычке? Правильно - затем чтобы земля прогревалась и подсыхала. А зачем я в ЭТОМ климате такое делаю? Агротехника должна соответствовать региону - то есть, климатическим особенностям.
   Прокосил в траве двойной проход. Срезал дерн и вырыл траншейку на две борозды. Тачкой навозил с берега вместо удобрений сухих и мокрых, какие нашлись, водорослей, сверху навозил слой земли и высыпал смесь из мешков.. Получилось даже очень. Земля тут везде разная, где больше, где меньше глины, а так песок песком, да слой гумуса тонкий. Прикинул я эту беду в свой расклад и решил не делать больших грядок - так и сажать небольшими пятнами, чтобы трава держала землю.
   Поверх картофельной полосы накидал травы для защиты от солнца. Сегодня опять палит и душно, надо глянуть наш барометр, что там на приборе - ясно или к дождю? Сижу отдыхаю, а у самого мысли гуляют - пятьдесят восемь кустов это много или мало? На развод достаточно, а на еду? На еду - мало, надо ещё полос десять таких. И брать один сорт на рядок, чтобы потом не думать - в двух кило было по 13-14 клубней. Можно, конечно, резать, да вот только как это скажется на урожайности при такой влажности земли?
   Кукуруза похоже что вылезла. Мои деревья да камыш китайский тоже. Быстро тут всё наверх прёт. Лука надо посадить на перо и пряных трав. Не огородник я. Знаю, умею, но сам - редко этим занимаюсь. А теперь вот - надо, а личного опыта и знаний только что в памяти по случаю зацепилось. Нет, в детстве в советское время это знал каждый уважающий себя владелец трёх соток. Наши энтузиасты умудрялись переплюнуть всех своими новаторскими идеями и урожайностью. Всё, что сейчас у них модно в европах, мы прошли в семидесятых годах. Наши идеи из советских журналов выдают нагло как свои откровения.
   Я конечно верю, что не мы одни такие умные. Но зачем они наши художественные и научные книги переводят и переиздают под своими именами? Всё воруют и всё врут. Врут - все! Но не все готовы признаться в этом, потому что некоторые врут лучше других. Может быть поэтому мы проиграли в холодной войне? Не умели патологически врать? Самые опасные лгуны те, которые верят своим словам. Как правило, нехватка знаний для аргументов заставляет дорисовывать картину мира своими придуманными образами. Вот так и бывает: как человек он дерьмо, а как специалист - золото. Такой дуализм природы. Мы все люди, и мы не безупречный идеал с точки зрения вида и социума, в природе он не существует, это лишь фетиш, к которому стремятся все, но достигают лишь единицы. Даже солнце рождает тень.
   От духоты меня так припекло? Надо сходить проверить чем там мои ребятишки заняты да ополоснуться.
   Мои орлы, отбросив предрассудки,
   Считали всё что можно было счесть.

   О как! Стихами заговорил! Урок такой Арифметики наглядный. Колька пыхтит считает, а студент проверяет и записывает.
   - Молодец студент. Палочек для счета не надо.
   - Я так же подумал. Так нагляднее.
   - Что в бидонах? - Я обратил внимание на вытащенные на середину комнаты две нестандартные алюминиевые фляги, половинки от привычных тридцати восьми литровых молочных бидонов.
   - Пустые. Я подумал, чем в вёдрах воду таскать - можно на тачке возить в них. Легче, и не расплескаешь.
   - Верно студент, за одну ходку - норма, а за две - план. Что ещё интересного?
   - Канцелярия. Тетради, журналы. Линейки деревянные и металлические. Метр металлический и складной. Ручки есть, но я такими никогда не пользовался. Не пишут.
   - Что за ручки?
   - Перьевые. На буфете лежат. В коробочках новые.
   На буфете лежали советские перьевые ручки 'Союз' Ленинградского завода АР-102. Не легенда, но с золотым пером и вполне себе ручка.
   - Ты их заправлял?
   - Чего?
   - Чернила говорю, где, "студент"?
   - Были там - в коробке остались.
   Нашёл коробку и чернила 'Радуга-2', аккуратно опустил перо в банку и покрутил хвостик шприца. Чернила хорошо поднимались за поршнем, что говорило о качественном исполнении не самой надёжной части советских пишущих приборов. Этим буду писать я, а Коле возьму шариковых. Хотя помню - чтобы был нормальный почерк, а не кривой забор загогулин, в первом классе всех заставляли писать пером, формируя правильный навык письма и аккуратность. Я сам начинал писать красной палочкой со стальным пером и чернильницей непроливайкой и знал для чего нужна промокашка и резинка. Мы резинкой перо чистили от волосинок, а не карандаш стирали. Сколько было пролито слёз над прописями? Ведро, каждый день! И ничего, нормальными людьми выросли. Пусть и Коля попыхтит, я ему только хорошего желаю.
   - Виктор Палыч, вот стимпанк непонятный. Как им пользоваться?
   Петрович принёс мне машинку для стрижки волос. В бело-красной коробке.
   - Это чудо подпольных космических технологий для борьбы с гнидами у мирового пролетариата. Хочешь тебе полубокс забабахаю налысо?
   Эти глаза надо было видеть - описать не смогу! Понял что не хочет.
   - Там ещё шампунь яичный 'Янтарь'. Масло машинное в маленьких бутылочках и вот - самое непонятное.
   Он протянул мне небольшой предмет: подставка с дугой, в которой две иглы, а между ними зажат коричневый, почти чёрный шар непонятно из чего, больше похоже на стекло или камень с тонкими толщиной с волос линиями.
   - Сам ЧТО думаешь?
   - На глобус похоже.
   - Похоже. Глобус чего?
   - Как версия ЭТОГО Мира.
   - Как версия годится, но разглядывать его нужна хорошая лупа.
   - Есть в канцелярии!
   - А чего нет, Петрович?
   - Честно?
   - Честно!
   - Уверенности.
   - Это ты брось! У нас с вами всё есть, главное - руки не опускать и духом не падать. К послезавтра изучить и разучить с юнгой песню 'Варяг'.
   - Я слов не знаю...
   - Беда - и я не все помню. Но нет ничего такого что не могли бы сделать большевики с помощью канала. Завтра закажу и напою. Закругляемся, студент, а то твой куркулятор скоро перегреется. Его искупать надо, как и тебя. Но сначала мерёжу давай наружу вытащим. У меня на неё сегодня план.
   - А что это такое?
   - Мережа - так у нас называли ловушку для рыбы, в других местах - она морда или вентерь. Это ловушка для рыбы из колец и сетки, поэтому так. Верша тоже самое, но плетеное из прутьев.
   На море не пошли, там сильно пахло химией от разлагающегося трупа. Не зарыли вовремя - теперь даже в противогазе не подойти, тем более пора готовится к обеду. Помылись из лейки у пруда. Отмыли новые бидоны. На тачке хладная вода весело катилась к подвалу столовой. За второй дверью при проверке обнаружился топливный склад. Много двадцати килограммовых крафтовых мешков с угольными брикетами. До самого потолка, причём набито так что не вытащить. Как будто сначала сложили, а потом придавили перекрытием сверху. Придётся сначала рвать боковины и на месте, там ковырять помалу пока не ослабнет укладка.
   Сразу, пока не помылся, посмотрел все сундуки. Два были с инструментом. Разным. Смесь столярно-слесарная, как будто взяли у кого-то рукастого из дома. Средний - сундук понравился своей основательностью и пустотой. Он был разделён фанерной перегородкой на две неравные половины, ключ как и в остальных лежал внутри. Теперь это мой сейф и я переправил в него оружие и патроны - не дело лежать ему в шкафу на полке. Туда же убрал камеру, две бутылки коньяка и непонятный глобус. Все мои богатства и сокровища. Что есть - мы и этому рады. На флоте вроде такие личные ящики рундуками называют? Всё, призываю его на службу - он у меня теперь военнообязанный, из гражданской категории перевожу в военно-морскую. Рундук это не обязанность, а призвание!
   Лекарства и прочее, что у меня было в запасах - наоборот, отнёс в кладовую: там стабильные температура и влажность. Для хранения это самое лучшее место. В последних двух ближе к двери лежали плащ-палатки и различные принадлежности для ремонта сетей: нитки, иглы, линейки для ячеи. Были там новые ножницы, толстый кожаный передник и толстые иглы для парусины с наперстками и вощёной льняной дратвой.
   На канале сегодня нашёл раскладушку американской фирмы Cascade Designs, самую лёгкую из доступных Therm-a-Rest LuxuryLite Mesh Cot от 1.62 кг до 2.01 кг в зависимости от размера. Но сегодня брать не стал. Взял студенту надувастик этой же фирмы. Самый большой по размерам 196х76 см, всего 680 г. Надеюсь не промахнулся.
   Кольке лопатку - 300 г. Потом семена - они лёгкие, набрал на двести граммов. Кило лука севка. Бинтов стерильных, зеленки, йода на пол кило. Три термометра, один на улицу, один в кухню и один в кладовую. Тут я спонтанно отодвинул все остальные хотелки и взял шахматы-шашки, домино и настольную игру монополию. Для рассады не нашёл ничего лучше и легче чем 200 млг пластиковые стаканчики. Две упаковки по 100 шт. в заказ.
   Остаток добирать не стал, перевёл на завтра. У меня план и его нужно придерживаться.
   Когда я вернулся с полученным к моим архаровцам, первым вопросом от Петровича был:
   - А шорты?!
   - Не гнуси! Будут тебе шорты. К вечеру или после обеда. Лучше лук севок замочи в ведре.
   Пришлось мне брать в руки ножницы и иголку с ниткой. Из советской военно-морской формы номер раз подобрали комплект на Петровича. Не всё по размеру, но выглядит прилично. Лёгким движением ножниц я превратил брюки в замечательные шорты ниже колена. А форменная рубашка превратилась в рубашку с коротким рукавом по локоть. Сначала обметал на живую нитку по примерке, а потом аккуратно подшил. Когда вставлял нитку в иголку понял, что стал видеть гораздо лучше чем раньше там у себя. Получилось практически как фабричное. Для полноты картины - 'морские офицеры в тропиках', добавил последний элемент форменной одежды - панаму.
   Мне понравилось и я тут же сделал себе такой же комплект. Чтобы успокоить Коляна, надувшего губы, так как он оказался в пролёте - у нас настолько мелких офицеров не рожали, торжественно вручил ему панаму. И пообещал завтра по каналу заказать близкое по стилю или готовое подобное. Выход есть - рубашка с коротким рукавом и шорты, а ремень с морской символикой не проблема. Ножик ему закажу такой как у меня с кожаным чехольчиком, фонарик тоже с чехлом. Полезные вещи и безопасные при правильном воспитании.

   После обеда мы стали решать вопрос продовольственной безопасности - походили вдоль разлома, поискали место. Это я так пафосно о нашем хождении. Я выбирал, а за мной уныло плелись два несчастных объевшихся сурка с закрывающимися на ходу глазами.
   Наконец я высмотрел почти у самого устья ближе к пляжу два скальных выступа как раз практически друг напротив друга. Первая дуга должна встать на них и течение никуда нашу мерёжу не унесет.
   Привёз на тачке большой камень придавить конец верёвки. Пришлось от моего шнура отрезать ещё половину. Один конец шнура привязал к надужнику опускать в воду, а второй к кутцу мотни, то что сзади - туда для лучшей постановки прокинули небольшой камень и за него и перевязали сетку, не сорвётся теперь.
   Течение сейчас конечно сильное, но приспособимся. Отошли выше по потоку. Я скомандовал студенту опускать свой конец в воду аккуратно. Смотрю - потянуло мерёжу. Тут и я своё кольцо спустил вниз. Мерёжу течением расправило и кольцо аккуратно в выступы упёрлось.
   - Всё, встала наша удочка. Вечером проверим, коли есть толк - на ночь поставим, а утром вынем. Я вам утром пирога рыбника сделаю.
   Обкрутил петлю верёвки вокруг камня. Не надёжно, но ничего больше нет.
   - Всё на сегодня! Пошли пруд копать. Петрович, тебе задание - снять дёрн и подготовить траншеи под грядки для дайкона, моркови и лука. Землю без корней в мешки складывай для рассады. Как сделаешь, я возить тачкой тебе водоросли буду - яму обложим чтоб не утекало всё в песок с дождём. Коля, ты с кем, со мной или со студентом?
   - С Петровичем!
   - Идите, места сами выбирайте, но так, чтобы с толком. Копай на полтора штыка - глубже не надо.
   На перекуре Петрович спросил у меня:
   - Как вы думаете сколько угля лежит в подвале?
   - Ты это к чему?
   - На сколько нам для счастливой жизни угля хватит или что там в глуби подвала?
   - В глубине. Так, план такой. Завтра, если я верно думаю, вы с Колей займётесь поиском окон в фундаменте. Подвал большой, а угля там не может быть много.
   - Почему?
   - Потому что, Петя, это - не шахта, на всю жизнь не запасёшь! Чувство у меня есть и оно говорит, что всё, что мы делаем - это временные меры. При всех раскладах нам тут не жить.
   На лице студента проступила тревога.
   - Нет, выжить-то мы выживем, но для чего? Допустим, я, при всех наилучших раскладах, проживу лет тридцать. Это - фантастический прогноз. В реальности - лет десять без медицины при благоприятном стечении обстоятельств. У вас шансы вроде бы выше. Но, на самом деле, не на много. Ваша молодость компенсируется отсутствием внятных целей и жизненного опыта. Как не печально, у меня шансов даже больше чем у вас. И чем дольше мы тут сидим - тем сложнее нам будет с него снятся.
   - И что делать?
   - К людям надо выбираться или приглашать их сюда! Что на меня смотришь как Ленин на буржуазию? Что такого я сказал чего ты не понял?
   - Как людей приглашать? КАК!
   - Бутылки с записками в воду кидать будем. Напишем: так, мол, и так, 'дружная мужская семья приглашает на ПМЖ лиц обоего полу для сожительства. Ответы высылать морской почтой по адресу: коменданту острова Аврора Дорофееву В.П.'
   - Вы всё шутки шутите!
   - Без шуток я свихнусь! Есть идея получше - надо попробовать. Я, когда на той стороне был, место, как у нас, под родник присмотрел. Вот и думаю - если выкопать, так может нам за него ещё людей подкинут? Как думаешь?
   - Попробовать можно.
   - Вы тут без меня денёк перекантуетесь сами, а я это дело организую, только приготовится надо как следует.
   - А если не выйдет?
   - Построим лодку и будем искать. Для начала вдоль берега пройдём под парусом. Вариантов много.
   - А лодку долго строить?
   - При хорошей погоде за пять дней управимся. А быстрее... А быстрее, Петрович, не выйдет - это минимальный срок для нормального изделия и то, если по три слоя в день укладывать. Это корпус. Ещё оснастка дня три. Но это на пробу небольшой ял шести метровый. На большее пока не замахнусь - нужно накапливать ресурсы и время. При нормальном раскладе можем построить яхту с закрытым корпусом, но вот расчёт сделать я не смогу и что получится не предскажу. Чертежи закажу. Материалы накопим. Ничего особенно сложного в этом нет. У нас тут супермаркет прям в подвале, но с ограниченными возможностями. Давай, Петрович, добивать нашу продразвёрстку - нам ещё лук сажать и морковку с редиской.
   Чтобы не получить снова отрицательный результат - накрыл грядки нетканым материалом. Края придавил камнями, а сверху накидал травы до утра.
   Ближе к сумеркам уставшие мы подняли из воды кутец мерёжи. Море было жадным и ничего нам не принесло. На небе намечался дождик. Проверил по барометру - действительно, давление падает - быть дождю. Озаботился журналом наблюдений - просто завёл с текущего дня. Посчитал и написал: Девятый день пребывания. Время записи, давление, температура, погодные условия. Подумал, дописал наш состав поимённо и что сделано за прошедшие дни кратко. Решил вести такой журнал каждый день.
   Когда стемнело пришлось нам снимать и сворачивать наш тент, хорошо не поставили большую палатку. Мужичкам постелил на широких плоских крышках сундуков, а с себе на пол кинул два одеяла и сверху свой коврик - будем спать в тепле и комфорте.
   Пригодилось моё оцинкованное ведро - поставил его на ночь в тамбур. Вот такая петрушка.
   Ветер снаружи свистел в трубу. Капли дождя отмывали оконные стёкла.
   Не поленился, выглянул наружу - на площадке перед дверью стоит лужа сантиметра три, но пока вода успевает уходить. Надеюсь нас не затопит, если что я первый проснусь.
   Пока студент учил Кольку играть в шахматы я замесил тесто на утро. Набрал из мешка с сухофруктами кураги и изюма, промыл и залил водой в миске до утра. Посидели ещё немного, я читал записи инвентаризации, раскладывал по тарелкам семена, а Петька показывал первокласснику тонкости игры в Чапаева. В это время я листал записи инвентаризации в поисках интересного и нашёл два пункта.
   Первый, критически важный - туалетная бумага, и второй, необходимый - 'часы: пять плюс два.'
   - Петрович, что за шифровка: часы, пять плюс два?
   - Там командирские на кожаном ремешке и маленькие ракета со спичечный коробок настольные. Зачем они? На стене большие и красивые. Только вы их заводить запретили.
   - Запретил потому, что заснуть под их стук тут никто не сможет. Отвлекись, принеси часики.
   Будильник Петродворцового завода был действительно чуть больше наручных часов. Но это был настоящий шедевр и полноценный мозготряс, который весело и достаточно громко жужжал. Завёл и проверил - работает как надо. Поставил на 6 утра. Завтра как человек встану вовремя.
   Я лёг, а Петрович из учебника Литературное чтение стал читать тихо вслух Коле рассказ перед сном. Закажу детских книжек - пусть читают и я послушаю.


   День Десятый

   Виктор Палыч

   Якудза


   Проснулся рано от скрипа двери. Это Колька бегал к ведру облегчится. Глянул на часы, а там половина восьмого. Твою ж будильника мать! Нет, не мать - это "юный вредитель" перевёл стрелку звонка на восемь. И этот кто-то - явно студент.
   - Петрович, ты зачем часы перевёл?
   - Мы проснулись - вы спите. Погода не наладилась, подумали: пусть отдохнёт Командор.
   Ладно, что болтать - трясти надо!
   - Разжигай печку! Я - умываться! Хлеб и пироги ставить пора. Собирайтесь, пойдём удочку в клеточку проверять.
   Берег встретил нас криком появившихся чаек. Особенно много их толкалось на берегу вокруг трупа змеи. Разномастные по виду, они кружились над островом в поиске места, которое сегодня ещё не обгадили. Пришлось мне достать револьвер, чтобы шугнуть особо наглых птиц.
   Наша снасть принесла нам три разных рыбины. Одна точно была не то что нужно - колючая, плоская, склизкое непонятно что, другая - похожая на большую скумбрию, явно выглядела как скумбрия, пахла как скумбрия и, наверняка, была макрелью.. или скумбрией? Третья.. сложно сказать - вроде как морской окунь, но "вживую" я его видел только мороженным. Бесцветная какая-то рыбина, серая с пятнами на боках, похожа на хищника. Будем считать условно съедобной.
   - Ну что, спортсмен, будем делать? С уловом?
   - Чистить?
   - Это - само собой разумеется. Жарить или запекать?
   - Давайте запечём?
   - Ладно, сделаем её на противне. Ты мне лучше скажи как ихтиандр водолазу: Съедобные они?
   - Эта - на скумбрию похожа!
   - А та лядь на окУня! Класс!
   - Нам бы справочник? - Видя моё возмущение куда-то в сторону спросил Петрович.
   - Нам бы мозгов. Выкидываем!
   - Нет, ну этих точно можно есть! Окунь он! Считается ценной трофейной рыбой.
   - Так, студент: ты пробуешь первый, потом я, и только потом - Колька. А лучше сейчас их сфотографировать, потом я закажу книжки умные, сравним и запечём. Сейчас я их почищу, сыпану специй и уберём пока в кладовую. Как такой план?
   - Нормальный план. А давайте птичек покормим?
   - Мысль хорошая, но результат трудно прогнозируемый. Тут их сколько летает, как понять какая ела и ласты склеила?
   Петрович почесал загривок.
   - Идея-то хорошая - я не думаю что они настолько глупые. Должны по запаху определять!
   - Они что тебе, собаки?
   - Они всю жизнь рыбу едят!
   - Может у них иммунитет на яды, а? Змеюку видал как клевали?
   Студент для возражения аргументов не нашёл. Не подумайте что мы ругаемся. Это у нас от информационного вакуума. Он молодой, мозг работает, быстрее накидывает идеи, а я, как более опытный. их отсекаю.
   Провозились мы с этой рыбой больше чем нужно. Скумбрия на вес была килограмма два, а окунь не скажу, наверное около трёх. Без потрохов и голов они резко потеряли в весе. Но все равно выходило не меньше трёх килограмм рыбы. Кинул я птичкам мясца с плавниками - так они меня едва не сожрали.
   - Кыш! Кыш, противный птиц.
   Птеродактили это ленивые, а не чайки! Головы чуть не целиком заглатывают. Передрались в кровь. "Дикие", что ли?
   Работы сегодня, пока земля не просохнет после ночного дождя, не предвиделось. В моём котловане вода стоит по колено. Грядки, пашни и нивы политы. Под укрытием на новых грядках в бороздках ровными рядками проклюнулись зелёные точки ростков. Кукуруза поднялась и торчала из земли двумя длинными листьями всходов. Бамбук полез со всех мест где был сунут в землю. Оазис!!!
   Решил устроить выходной. Позже прогуляемся, осмотрим остров - вдруг чего ещё полезного найдем?
   До обеда простоял у плиты - сначала хлеб, потом пирог. Сварил борщ. Попутно вычистил своего 'Гувернёра', нашлось чем. Посмотрел в закромах: чего у нас ещё тут - под звуки разучиваемого алфавита. Много? Не более чем на шесть месяцев, при самых благоприятных условиях. Получится растянуть на восемь месяцев счастье - дальше все равно подножный корм и продразвёрстка. Так что самое актуальное для нас: "Верной дорогой идёте, товарищи! Колхоз - это не только коллективный труд, но и одна, а то и полторы продовольственных нормы в день!"
   Обратил внимание на даты изготовления продуктов и товаров. Совершенный хаос. Надёргано из разных временных промежутков, но нет ничего новее 1990 года. Даже продуты изготовлены тогда, но все свежие и качественные. Тушёнка 1969 года. Свиная и говяжья в металлических и стеклянных банках. Каши готовые с мясом: гороховая, рисовая, перловая и гречневая. Томатная паста в банках. Овощные заправки для борща и щей. Из них я и сварил сегодня суп. Крупы и мука в мешках. Нашёл мёд пчелиный в банках. Ещё не засахарился. Шоколад горький 'Дорожный' фабрики имени Крупской. Сгущённое молоко и сухое в банках как для кофе. Повидло сливовое, абрикосовое и яблочное. Раскладка продовольственная на неделю нужна, чтобы разнообразно было и не выбирали одно и тоже. Слишком много всего надо и всё мне. Озадачу этим студента - пусть изобретает меню. Слово 'надо' с каждым днём все больше становится моим вторым я. Тут же опять вспоминаю - мало двух форм, нужно ещё пару, чтобы печь хлеб не каждый день. И печь нужна на улице - больше по объёму. Не забыть перевезти сюда сегодня плиты....
   Нет, так нельзя, надо сто грамм и на рыбалку! Наконец таскание козла за бороду закончилось, началось сопение - это Колька палочки рисует в тетради. Тетради! Не забыть сегодня заказать!
   Заказал, как обещал, мужскую поясную оружейную сумку из плотной ткани для Петровича и шесть патронов, возместив затраченное на пернатых, приправу для рыбы, 'Лесную книгу' Виталия Бианки и 'Рассказы о животных' Сеттон-Томпсона. Тетради в косую линейку и старые советские прописи для нашего ученика.
   Долго выбирал книги по рыбам. В итоге не смог выбрать и взял два атласа определителя основных промысловых рыб с иллюстрациями Индийского океана и восточной Атлантики. Вспомнил про обещанную песню 'Врагу не сдается наш гордый 'Варяг' - заказал текст. Осталось 3250 грамм.
   Костюмчик морской, обещанный Николаю, с ремешком. Мороженное - обоим спиногрызам. Если б меня упрекнул кто.. Да, есть и шоколад, и мед, и повидло. А я детей балую. У них жизнь под откос летит. Мороженное успокаивает - лучший антистрес, так бы и объяснит тем, кто не знает.
   А потом для удовольствия два удилища длинной 3.3 м - графит он лёгкий. Леску японскую для фидера 0.18 и катушки 'Шимано Элит Спин7' 3000 ФД. Сначала хотел ловить со сбирулино, но вспомнил про тирольскую палочку - идеальный вариант для нас. Две бобины лески, крючки и сто граммовую банку кукурузы. Добавил две упаковки съедобной резины червей и рыбок, и ещё вертлюжков с карабинами для поводков.
   Увидев удочки народ взбодрился - скучный день обещал интересное продолжение.
   С рыбой вышла незадача. Атласы, конечно, да, но вот картинки нужной как бы и нет. С 'макрелью' определились - скумбрия! А окунь порадовал разнообразием видов.
   - Студент, я тебя как человека спрашиваю - это кто: Группер или Сибастес? Или вообще новый вид?
   Студент листал страницы и зависал над картинками иллюстраций.
   - По описанию - Группер, каменный окунь, а по виду - Сибас!
   - Так что, готовить мне его или куда?
   - Не знаю. Давайте попробуем...
   - Ладно, вечером запеку на ужин. Умрём во сне счастливыми!
   После обеда сходили пересчитали кирпичи. Мало - насчитал чуть больше полусотни. Нужно копать, но не охота. Погода улучшается. Появившиеся утром чайки делят территорию и борзо расхаживают везде, где вздумается и абсолютно не боятся человека.
   Одну, особенно наглую и крупную, пытавшуюся, растопырив крылья, клюнуть Колю, Петрович отфутболил протезом. Не взлетела! Пернатое застряло на протезе в виде чучела убитой чайки на протезе. Такой каламбур.
   Наглость пернатых стала раздражать - вооружил Петровича дробовиком, сам достал Маузер и пачку патронов, разложил по кармашкам снаряжённые на заводе обоймы, одну опустошил в 'Боло'. Вот так мы теперь и гуляем - при форме и оружии с тачкой. Насобирали раковин и плоских камней, сложили их в кучку - позже перевезём к дому.
   Прошли мимо змея - странно, шкура практически растворилась и стала пахнуть несколько меньше чем вчера. Ещё так пару дней и ничего не останется.
   Вышли на самую оконечность, тут был обточенный волнами и временем скальный лоб, с которого было удобно рассматривать весь наш островок и отмель с уходящей в воду грядой камней. Мы здесь особо не ходили. Коля вытащил свой бинокль и стал наблюдать, я было уже хотел его позвать идти дальше, но он сам подбежал ко мне, придерживая болтающиеся на шее футляр и бинокль.
   - Дядя Витя! Дядя Витя, там - вон!
   - Где?
   - Там!!! Отсюда не видно.
   - Что ты там углядел?
   - Вон там! - Он тыкал пальчиком в сторону камней, стоявших редкой цепью среди волн.
   - Где?
   Непонятливому мне Коля разъяснил:
   - Ну вон там же - два больших камешка, а рядом такой как палочка лежит.
   - Дай бинокль.
   Коля протянул мне всю свою сбрую.
   - Ты не устал её таскать? - Сам понимаю, устал, но не признается. - Давай как захочешь посмотреть, я тебе его верну, а нести бинокль до дома буду я. Ладно?
   - Ладно.
   - Давай я присяду, а ты мне пальчиком покажешь, где оно твоё "там", чтобы я направление лучше понял.
   Коля вытянул руку, а я пристроился поверх его головы с биноклем и действительно, увидел что-то неясное оранжевое рядом с камнями в воде. Волны то закрывали, то переливались через предмет и не давали чёткой картины.
   - Ну-ка, Коля, принеси мне две раковины, вон те, что побольше.
   Коля быстро сбегал и подал мне старые побелевшие от солнца и соли ракушки.
   - Коля, я тебя попрошу: возьми раковину и, когда я скажу, положи на то место где ты стоишь.
   Первую раковину я положил на точке наблюдения. Сверяясь с биноклем я направлял мальчишку от себя и немного вправо.
   - Так, Коля, ещё пару шагов вперед и пол шага назад. Обратно и вот так. Да! Клади ракушку.
   Коля опустил ракушку на горячий камень.
   - Дядя Витя, зачем мы ракушки сюда положили?
   - Мне тоже интересно! - Из-за спины спросил вернувшийся к нам Петрович.
   - На посмотри - азимут мы раковинами отметили.
   Петрович, как и я, оказался менее наблюдательным.
   - Вон там, где три камня - в воде оранжевое пятно. - Теперь уже я протыкал пальцем воздух.
   - Как вы думаете это что?
   - Не знаю, если не унесёт - ночью будет отлив, сходим посмотрим. А раковины нам чтобы не блудить, мы на их место фонари поставим и пойдем по маячному створу. Так что нам нужно отдохнуть, набраться сил и, как говорится, вперёд за новыми приключениями. Пошли ближе к дому - снасти собирать и ловушку проверять.
   На обратном пути мы прихватили обе плиты, оставшихся от менее удачливых моих соостровитян, и привезли их домой.
   - Палыч, зачем они нам?
   - Пока вместо гнёта будут, а потом посмотрим. Вещь сама в себе ровная тяжёлая - хошь стол делай, хошь ещё чего, я пока не придумал. Пока это просто камни.
   Пока мои рыбаки решали, что им взять с собой, я быстро оснастил удилища катушками и намотал на шпули леску. Взяли мы стульчики и ведро: а вдруг улыбнётся удача?
   В ловушку с высоким приливом натянуло течением рыбы. В кутце плескалось с десяток разных вполне больших рыбин. Шел высокий прилив и течение рвало из рук верёвку.
   - Дядя Витя, там кто-то идёт! - неожиданно под руку сообщил Колька.
   - Молодец, Коля, не зря я тебе бинокль выдал!
   На противоположной стороне устало шёл молодой парень в грязном комбинезоне. Увидев что мы смотрим в его сторону - помахал нам рукой.
   Стоим, ждём. А он, наверное, и рад бы быстрее подойти, да сил уже нет. Молодой бородатый парень. Подошёл, дышит тяжело. Поздоровался, смотрит с прищуром недоверчиво исподлобья.
   Неожиданно первым заговорил Пётр.
   - Вологодский?
   - По что спрашиваешь?
   - Надпись у тебя знакомая.
   На комбинезоне была видна затёртая надпись ВОЭК.
   - А то!
   Мы ребята ухорезы
   Ухорезы ёжики
   У нас в карманах не мука
   А большие ножики!

   В эти игры и я умею играть:
   Атаман с овчины шапку
   На дорогу положил,
   Вынул ножик из кармана
   И сказал: не побежим!

   Парень бойкий. Знает слова 'на драчку':
   Мужики не бегали
   Да и я не побегу -
   У меня могила будет,
   За рекой на берегу.

   Петрович у нас тоже не киселём мазаный:
   Восемь месяцев не дрался
   Кулаки заржавяли.
   Только вышли за ворота -
   Фонарей наставили.

   Стервец, льняная борода аж приплясывать начал:
   А ничего я не жалею
   И ничем не дорожу!
   Если голову отломят,
   Я корчагу привяжу!

   Молодец студент, не уступает:
   У Атамана нашего
   Нож пошире вашего.
   Нож пошире, подлинней,
   Атаман побоевей!

   Чумазый могёт:
   Я мальчишка-хулиган,
   Батька делает наган -
   От телеги отымает
   Колесо на барабан.

   Пора эту растанцовку прекращать:
   Стыла, стыла - не застыла
   Кубена да Вожега,
   Нож воткнули, повернули
   Голова отложена.

   Наглый бородач точно 'ухорез':
   Нас побить, побить хотели
   На высокой на горе,
   Да не на тех нарвалися,
   Спим и мы на топоре.
   Молоти да молоти,
   Как снопы увязывай,
   В два удара зашибу -
   Атаману сказывай.

   - Что, ещё знаешь?
   Ах, не ходите, не водите
   Атамана своего.
   У нас был такой "товарищ"
   Мы зарезали его.
   Из тюремного окошка
   Вижу город Вологду.
   Принеси, сударка, хлеба -
   Умираю с голоду.

   - Всё, заканчиваем песни. Пить наверное хочешь?
   - С ура воды не пил.
   - Как звать?
   - Ярослав
   - А по батюшке?
   - Алексеевич. Ярослав Алексеевич Козунин.
   - Очень приятно. А меня Дорофеев Виктор Палыч, мальчонку - Коля, а студент сам представится.
   - Дроздов, Пётр Иванович.
   - Такая беда - тебе к нам перебраться получится только ночью в отлив.
   - Да не, я сейчас, только отдохну. Воды бы испить.
   - Сейчас.
   Я достал из ведра нашу пластиковую бутылку с водой.
   - Лови, она у нас одна.
   Ярослав крупными глотками вливал в себя воду. Ополовинив бутылку он прошёлся вдоль разлома.
   - Вы тут рыбу ловите?
   - Её, "стерлядь", да сил поднять мерёжу не хватает.
   - Сейчас вытянем.
   Не успел я моргнуть как новый знакомый стоял на нашей стороне.
   - Атаман, а шпалер на боку фуфел кукольный или в масть?
   - Не бзди - зачётная волына. Как положенцу уже здесь подогнали.
   - Тоды ой! Дайте глянуть вашу "стерлядь"!
   Попыхтели, но вытянули. Рыбу течением прижимало к сетке и сопротивление потоку росло. Наконец низ кольца выскочил из воды. Вес не уменьшился, но тянуть в пролом перестало. Тут мы уже за кольцо перехватились и выволокли наверх, оставалось только развязать конус, вынуть камень и вытряхнуть рыбу.
   В улове оказалось около десятка скумбрий, две колючки и три плоские рыбины, которые я по ассоциации назвал их 'лещами'. Этих чешуйчатых студент определил как пелагических рыб, а что это за зверь не пояснил.
   Всё лишнюю рыбу в огород на удобрение. Взял этих лещей и ещё пару скумбрий из покрупнее и две из помельче для сравнения вкусовых качеств. На сегодня точно хватит. Печально - удочки мы так и не расчехлили. Знать сегодня не судьба.
   Невод наш разложили на просушку, придавив камнями на всякий случай. Почистили рыбу и пошли все дружно мыться. К пруду. Поискал я одежду для нашего гостя. Он в рабочем засаленном комбинезоне к нам пришёл. Выбрали более или менее что нормально село. Трусы синие и "майку в полосочку". Шутить что только поперек они, полосочки-то, а не вдоль, не стал - зачем малознакомого человека обижать зря. Выдал ему шампунь, мыло и полотенце - уж больно он грязный был.
   Я не тороплю, пусть человек успокоится. Сядем, выпьем стопочку под рыбку и все обстоятельно без спешки выслушаем.
   Студент молодой: ему не понять - интерес не унять:
   - Сам откуда?
   - С Яхренги.
   - Это где?
   - Харовск, потом Кадниковский, от него день лесом. Посёлок.
   - А я с Череповца.
   - А вы? - Это уже мне, я так понимаю.
   - Из тех же ворот что весь народ! - А нечего, тут вам не здесь. В детстве жил в той стороне - знаю местные порядки. Да хотя чего это я на парня напустился? Руки! На руках гайки заштампованы, но все равно видно. Сиделец. Предрассудки воспитания? Даже не знаю.
   - Бабка с дедом у меня на Вологодчине были. Жил я там. - Этим и ограничился.
   - Сразу видно вы - хозяин авторитетный. Вы не бойтесь, - понял он, что я его перстни разглядел. - Это я по малолетке отсидел и завязал совсем. Даже в Вологду переехал. А толку? И там стали доставать.
   - Местные?
   - Да нет, менты. Сначала участковый, потом пепсы. Я в автосервис устроился. Повадились сначала бесплатно служебные машины ремонтировать, а потом уже и свои начали пригонять. Девушка у меня - расписаться собрались. Ребёночек у нас будет. А тут значит работать не дают. Заказ срочный - взял денег вперёд, клиент заплатил. Приехали - им надо срочнее. Сказали машина Начальника. Я что, машину начальника не знаю? Начальник у них нормальный. Да все они нормальные! А эти ... - Он махнул рукой и продолжил:
   - Как же "начальника" - брата его машина! Послал их - говорю позже. Я под машиной был, они, суки, подъёмник мне разблокировали, он и так плохо держал. Попугать решили. Машина на меня падает, понимаю всё - амбец! Машку стало жалко, маму, отца. Я только нормально жить начал. Так захотел жить. Выскочить из-под неё. Вот и выскочил.
   Рассказчик помолчал, подумал и решился:
   - Тут такое дело, начальник. Не один я здесь оказался..
   Я напрягся. Чувствую - неладное.
   - Проснулся я, а рядом машина шумит. Думал меня вывезли в лесок. Оказывается это нас всех разом непонятно куда вкинули. Сидят эти в той машине. Мент и брат его, обсуждают что-то, а окна-то открыты. Телефонами модными машут. Орут друг на друга. Ну я-то что, подошёл и спрашиваю: "Что почем, граждане убивцы?" Мент как заорёт. Руками замахал, вот бумагу в окно выкинул. И погнали они от меня.
   Ярослав достал из кармана заляпанный чёрными масляными отпечатками пальцев сложенный вчетверо листок и протягивает мне.
   - Что за Платформа такая? Станция или конечный пункт назначения?
   - Этого я не знаю. Может только пересадка. И вообще теперь ясно, что ничего не понятно. Будем надеяться, что временное пристанище, пока душа не найдёт для себя новый дом. Что дальше было?
   - Дальше я за ними по следу пошёл. Там холмы, я сначала и не понял что оно вот так. Море кругом. Брат его по газам, и погнал видно с перепугу. Я, когда вышел, там только пыль стояла. И вроде как в пыли автобус стоит. Я даже подумал эти придурки в автобус на остановке въехали. Автобус поворачивается, а у него на носу вот такой клюв. В мою сторону неспешно так чешет. Тут я в одиннадцатый номер запрыгиваю и ходу! В траву низинками за бугорки.
   - Кто это был? Слон?
   - Нет, в Африке бегает, большой.
   - Жираф?!!
   Хотел видно Ярослав сказать "Сам ты жираф!", но понял что спросил мальчишка. Не сорвалось с губ неприличное.
   - Нет, я что, жирафов не знаю? Слово забыл. Ну с рогом на носу такой..
   - Носорог?
   - Ага, носорог, точняк! Огромный - как слон. Длинный как автобус. Монстра! Убёг я оттуда. Воды нет, жарко. Пошёл в эту сторону. Зря. Там остров больше. Только не пройти. Там перешеек узенький как дамба. Монстра не пропустит.
   - С чего так решил?
   - Я с горочки потом посмотрел. Он обратно вернулся, там у него круг вытоптан как на стадионе. Машину он в лепёшку растоптал.
   - Далеко от нас?
   - Я к вам целый день шёл. Километров двадцать точно есть. Там остров, по бокам горки каменные. Проход - там поле видно. Потом дамба каменная и земля так загогулиной. В воде каменьев много с одной стороны. Дальше всё прямо - трава да песок.
   - Старых фундаментов и подвалов не видел?
   - Один погреб видал на серёдке.
   - И всё?
   - Всё. Я думал может там колодец есть. Оказалось нету.
   - Интересного или необычного ничего не примечал?
   - Да нет. На берегу скорлупы яичной много.
   - Тут тоже её хватает.
   Колька подёргал нового за рукав, испачкал мазутой пальцы и теперь стоял, нюхал то в чём уделался.
   - Коля, ты чего от Ярослава хотел?
   - Дядя Витя, спросите у него он - такие песенки ещё знает?
   - Какие песенки?
   - Вы там пели на берегу.
   - Частушки, что ли? Он знает, да я ему не велю их петь.
   - Почему?
   Как ответить ребёнку, что это живое наследие русского фольклора, причем не самое лучшее. Вологодские ухорезы в первую мировую под гармошки да на драчку в штыковую ходили, а дома на деревенских гулянках умудрялись вырезать народа больше чем на полях войны. Страшная это история. Не нужная. Тут я себя поймал на мысли, а почему не нужная? За что мы сами себе табу на своей памяти ставим? Поковеркало нас, поломало. Куда ушло бесстрашие - в пьянки? Были нормальные люди, а потом всё свернуло в кровавую резню. Сколько героев было, при том, что населения в губернии не так чтобы и много было. Выходили в штыковую как на потеху, с гармонями да балалайками. Если вологодская махра доходила до окопов, там живых не оставалось. От того в советское время самым строгим считался вологодский конвой. Урки знали кого боятся. Вы сейчас спросите - почему об этом никто не знает. Потому что чужих не жалели и себя не берегли. Некому рассказывать стало. Всё наследство прошлого из Господина Великого Новгорода о ушкуйников бедовых.
   Распиареные сейчас в книгах казаки да прочие бойцы на лошадках скакали. Три минуты и там, а махра шла неспешно, с вежеством и смерть не смотрела, а дышала в лицо. Это было страшнее психологически чем каппелевцы у Чапаева. Страшен штыковой удар, особенно когда народ с детства приучен к групповому бою с ножами. Такие в плен не берут и сами не сдаются. Хлещутся, пока вся кровь не выйдет. А для этого нужно привычку иметь и боли не бояться. Много вологодских, архангельских да костромских мужиков забрала Финская война, а за ней Отечественная. Опустели деревни, исчезли традиции. Но я этого ребёнку сейчас не скажу.

   - Знаешь, Коля, это секретные военные песни и когда попало их не поют. Это шифр такой. Дядя Ярослав спел песенку, а ему Петрович ответил, и всем сразу стало ясно что земляки-товарищи, не чужие люди и слова секретные знают.
   - Ух ты!
   - Потом подрастёшь, ума наберёшься - мы тебя научим, а пока никому не рассказывай. Это наша древнерусская тайна!
   Пока ребёнок внимал педагогической установке я за его спиной показывал кулак улыбающемуся Ярославу. Тот сразу смекнул - поблажки не будет.
   Моя финка пятый номер,
   Позолоченый носок.
   Если кто еще не помер,
   Припасай на гроб досок!

   Зря старался - на полянке скинув комбез Ярослав показал! За такие партаки Лувр шкуру на абажур при жизни купит.
   - Экож ты! Как папуас. Нахрена?
   - Так всю блатную романтику в ретушь.
   - Не сильно помогло. А свести?
   - Свести дорого. А так вроде брутально.
   - Ну да как заправский якудза! Брутальней некуда.
   Тело от ног оплетал сине-зелёный дракон. Но знающему человеку все равно было видно первый слой.
   - Начальник, всё путём!
   - Ты Кольке про блатную романтику забудь рассказывать.
   - Да вы что - я в понятиях. Зачем такое мальцу.
   Малец стоял с открытым ртом и рассматривал картинную галерею. - Давай не стой, намыливайся, а то ребёнок сейчас гляделки сломает. Мы тебя, если ты с нами, 'Якудзой' звать будем.
   - Зачем?
   - Чтоб остальным, кто не с нами, заранее страшнее было.
   - А я - с вами?
   - Тебе решать!
   - Тогда с вами, - весело растирая по телу травой вместо мочалки мыло, сообщил мне своё решение Ярослав
   Тут мне запястье щипнуло. Это так теперь у нас в скрытом режиме интерком работает.
   - А вы чего не моетесь, Виктор Палыч?
   - Я вас сторожу и за птицами наблюдаю, а то пока мы тут все с голыми задами - они всю одежду растащат. Наглые и дикие.
   - Я тут вот спросить хотел - почему вы травой моетесь?
   - Есть другие решения?
   - Тут я не видел ещё, а по берегу дальше губки валяются внушительных размеров.
   - Какие губки? - не понял я.
   - Морские, они в воде живут, ими моются - настоящие. Не синтетика китайская. Завтра, если надо - схожу наберу, тут километров пять, не больше.
   - Надо. Нам, Ярослав, всё надо - даже губки!
   - А давайте баню сделаем и попаримся завтра? И это.. можно Ярик? А то Ярослав слишком официально. Я себя школьником чувствую - вы меня как наш историк к доске вызываете.
   - Баню - хорошо. Подстричь всех. Сможешь без дров?
   - На такой жаре дрова не нужны. Выкопаем. Плёнка нужна.
   - Сколько?
   - Ну метров пятнадцать рукава прозрачного и метра три черной. А если меньше... Для меньше - надо стены делать из чего-то.
   - Дёрн пойдёт?
   - Дёрн - пойдёт. Ещё как! Только плёнки тогда черной метров десять. А прозрачной метров семь.
   - Тогда завтра - Банный день! - Объявил я. И добавил - А сегодня - Рыбный!
   От готовки меня отстранили, самым наглым образом. Оказывается Ярослав до этого где только не работал, даже в столовой.
   - Куда брали - туда и шёл, выбора не было, - поделился он своей профессиональной карьерой. - Я даже учился и на конкурсы ездил.
   - Чего в поварах не остался?
   - Так и остался бы - да оно как всегда. Недостача. Списали - меня.
   - Закрыли тему. Вечером нам надо будет тесто поставить. А спать выбирай - на тулупе с нами или в погребе на гамаке.
   - В гамаке не надо. Лучше с вами на полу, привычнее так.
   - Не на полу, а в палатке. Сегодня палатку поставим, зря она у нас что ли есть. Каждому по комнате. Барометр показывает на ясно. В палатке спится лучше. Хотя и в подвале сегодня тоже было неплохо.
   - Комары тут есть?
   - Нет. Я, пока ты не спросил, как-то и не задумывался. Нет комаров и змей с жуками особо не видно. Пусто. Птицы только сегодня появились. Хотя.. была тут одна злобная змеюка - остатки ее вон там валяются и пованивают. Вряд ли другие тут водятся.
   Пока рыба запекалась и жарилась, мы, для культурного отдыха, сели играть в домино. Самую демократическую игру на планете.

   Ночь скрыла все. Кольку с Петровичем мы оставили на берегу - следить за керосиновыми лампами, а сами в практически полной темноте отправились искать впотьмах между камней нечто.
   Вода с косы практически ушла. Местами было не выше колена, так что мы относительно безопасно продвигались по прогибающемуся под ногами дну.
   - Далеко ещё?
   - Да нет, а чего? Где-то рядом должно быть.
   - В ботинки с водой песка натекло - ногу натирает.
   - Завтра я тебе обувку сделаю, ты мне все свои размеры напиши утром. Давай постоим, держись за меня, да вытряхивай свой песок.
   Блудили ещё минут двадцать, пока луч света не выхватил из темноты бок оранжевого ящика, который практически засосало в песок.
   Я предусмотрительно запасся своей лопатой на всякий случай и мы сейчас, обкопав его, пытались оторвать от дна.
   - Присосало!
   - Есть такое, давай ему воды пустим, может поразмоет?
   Прорыли канавку и пустили ручеёк. Вода, загоняемая волнами, казалось только ухудшает ситуацию, но вот тянувший всё время за ручку Якудза поставил бокс на попа.
   - Тяжёлый зараза. Если по воде - то утянем, по песку - нет, а на руках точно не унесём.
   - Виктор Палыч, я ботинок пролюбил.
   - Засосало?
   - Ага. Я сейчас перешагнул, а он там остался.
   - Значит не ботинок и был. Не горюй, он все равно натирал. Пошли, "судьба моя печаль". Сейчас прилив пойдёт.
   - Давай тогда по воде?
   - У нас с тобой выбора нет - я не Ремба, а "Терминатор" на берегу сидит.
   Дотянули ящик до берега. Заволокли на траву, сюда вода не подымается.
   - Всё, хорош. Он, наверное, килограмм сто не меньше, весит.
   Здоровенный ящик был в рост длинной, сорок выстой и восемьдесят шириной, с верёвочными петлями-ручками по периметру.
   - Как думаете - что там?
   - И думать не буду, герметичный. Завтра вскроем, узнаем. Пошли спать - утро вечера мудренее.

   Касатоныч

   На запасных ногах с прицепом

   Будем знакомы? Это я. Зовут меня так. "Касатоныч" или, если полное имя - "Кидридзе Касатоныч". Как возникло это имя? История была ещё в отрочестве, если кому будет интересно, при случае расскажу. Может быть. Не, не обижаюсь. Уж мне-то в моем положении - и обижаться.. Куда уж больше-то? И так хватает слишком "веселого" в моей жизни. Да и не звал меня так никто, участники событий посмеялись тогда, пошутили да и позабыли. Так-то имя совсем простое, как и фамилия, да на кой оно здесь-то, кому нужно? Вот и вспомнил ту историю, и оставил себе только отчество. Касатоныч я здесь, и баста! Так и зовите.

   Сон был глубокий, а разбудили сразу. Проснулся! От чего - непонятно. Но проснулся.. И... Вот паршиво! Сразу понял - Паршиво ВСЁ!

   Тепло. Не просто тепло, а жарко. Когда в сон начало морить, прикрыл ноги пледом и вот на тебе, печёт просто. От головы в плечи уходит жар. Что, заболел что ли?! Со сна чугунную руку едва подтяну, так и есть - футболка на груди и шея мокрые. Так, надо срочно переодеть, а то простуда обеспечена. Лицо горит. Не, не плавится, его не обжигают огнём, но где-то в чём-то очень близко. Наконец-то начинаю понимать, с чего бы это всё, сквозь веки с окна слепит солнце.
   С трудом разлепляю глаза. Солнце - в лицо. Отворачиваюсь и нога пошла в бок, а ведь по ощущением пледа-то и нет...
   Рука вдоль тела - шасть. А где? Сейчас это проще чем разглядывать что там.
   Как Константин Райкин в фильме "Свой среди чужих, чужой среди своих" говорит: "Солнце! Глаза! Не вижу!" Вот и я - также: не вижу, прямо в глаза слепит!
   Ну ладно солнце, бывает, кровать стоит у окна, сплю лицом к окну, и во время заката, оно как раз бьёт мне в лицо. Тут другое - что за...? Откуда песок-то у меня дома? И главное - столько?
   Кое-как сажусь. А вокруг - пляж и берег моря. Моря? А я - где?
   Пляж, довольно грязный, видимо после шторма. По всему берегу прибой мотает кучу водорослей. А море "Уй, ёлочки зелёныеее", натуральная лазурь...
   В голове крутилось сразу несколько, никому не нужных чужих фраз, и все сплошь не цензурные.
   Ну ладно, это всё лирика. Я прекрасно понимаю, что чего-то не понимаю! Ноо.. "спокойствие, только спокойствие". Давайте разбираться по порядку. Раз никого нет - буду сам с собой. И, чтобы разобраться - нужна голова, и, желательно, здоровая. А сейчас она просто раскалывается! Ощущения - будто в правый висок вот прямо сейчас вгоняют толстенный бур, не меньше сантиметра в диаметре, а может и двух! И звук! Явно что-то среднее между ударной дрелью и криками чаек..
   Жесть! Или уже "Шиза"?! Ну.. судя по обстановочке вокруг, похоже на "белочку" и явно в самой тяжёлой форме!
   Я усмехнулся. - Вот теперь и доказывай, что пьёшь только для вкуса и не крепче 30 градусов... Блииин, фух, что ж с башкой-то?!
   Начнём по порядку. Так, небо.. Небо ясное - до горизонта. Та, чтоб.. Глянул в даль и висок Дёрнул! Солнце.. Солнце не высоко. Чего тут, утро что ли? А сколько сейчас времени-то? Утро - это точно. Чайки? Присутствуют. И их много. Уже легче, хоть половина "сверла" объяснилась.. А со второй что? Ведь что-то же примешивалось к моим "белочкам" в виде чаек?!
   О, как по заказу! Оно самое. Запилила вторая половина звука. Глянул вниз и вправо. На запястье хомутик, на хомутике плоский, размером со средний кирпич, гладкий прямоугольник. Неужто смартфон? У меня всегда кнопочные, и чаше всего "Nokia". Да, старый, зато надёжный, мой уже лет двадцать работает и хоть бы хны ему! Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! А тут, фиг поймёшь, кто автор, то бишь чьё производство. Покрутил на весу, ничего не видно, никаких лейблов. А верещит, зудит, что те голодный комар. Надо ж такой рингтон поставить! Явно баба выбирала, причём с проблемами! Что б ей! А что ей? Да что б ей.. - никогда замуж не выйти! О!
   Кстати, о птичках, ну о комарах. Вот кто-нибудь в курсе, не? Кровушку-то нашу пьют именно комарихи! Ихние мужики вообще здесь не при делах! Они то ли нектаром питаются, то ли пыльцой с цветов. От баб всё! Все беды с них! Вот что значит не нужно доводить их, любимых наших, до стервозности. А впрочем, кому это я? Здесь же никого, ну вроде бы как нет. Или?
   Трогаем экран, с первого раза не сработало, когда злишься, чего-нибудь да не получается, палец проехался по экрану... Приходится повторять. ЗаатКнись уже, заРрразааА!! Так, ну, вроде заработало.. побежала строчка сообщения:

   Платформа: 5
   Локация: Забытые острова
   Тип поверхности и рельефа: 6Г
   Агрессивность среды: общий режим сезонно
   Плотность биоценоза: средняя
   Техногенность: низкая
   Общая информация будет предоставлена в 12:00


   Блюмкнуло и экран погас.
   Ну и? И что это было? Что за "народное творчество"?! Нет, я Вас спрашиваю?! Мне-то что делать с этим "счастьем, и при полной свободе"?! Раздеваться до трусов, и вон теми же водорослями обмотавшись вокруг бёдер на манер юбки от кутюр "Мумба-Юмба", плясать с маракасами???
   Так вроде с моими "копытами" не напляшесси. Да и где маракасы взять? Даже барабанов нету. Вообще ничего нету!
   Завалился на спину, закрыл глаза и - "УБ ВАШУ МУТЬ, НЕ УСТАНУ ВОСХВАЛЯТЬ Яяааа!!!"
   Короче, выматерился по полной, как только смог. Может кто б и лучше постарался - а я так, сказал всё что пришло в голову. Полегчать не полегчало, но.. как-то где-то в общем - ммда... А что прикажете делать? Снова сел. Бред, ну всё то, что сейчас вокруг меня, не исчезло. И начал я думать.
   Так, то, что я вижу - это бред сивой кобылы? Если да, то почему я всё могу потрогать? Песок, смартфон ЭТОТ.. так, ладно, не будем о грустном, а что ещё? Камушки рядом. Вот этот пористый, без дырочки правда, не "куриный божок", но всё же. А вот этот, ээть, дотянулся - гладкий и плоский. Таким хорошо "блины печь", море тихое, в самый раз будет. ВО! Костыли мои. Они? На руках и пятках перетащил свою пятую точку поближе, взял в руки. Точно, мои, родненькие! Все места со сбитой краской, на своих местах! И я их не только вижу, но и каждую щербинку руками чувствую.
   Ладно, вроде всё пощупать можно, чего там по этому поводу психи-психиаторы бухтят, не знаю, но вот в одном документальном фильме чётко говорилось - что если ты разговариваешь с человеком, который тебе приходит в глюках, то ты до него никогда не дотрагиваешься, и при приветствии не пожимаешь руку. А я всё потрогать могу, может тот закон о глюках и на вещи распространяется? Бум надеяться на лучшее. Хотя в данной ситуации, что считать лучшим, тот ещё вопрос.
   О! За всей этой бодягой совсем забыл - футболка!! Надо ж снять, пока на мне не просохла!
   А ведь совсем рядом камень, он слегка позади, вот я и не обращал на него внимания. И весьма симпатичный. А главное чистый, и футболке уютнее разложится будет, и мне с него оглядеться проще.
   Прижав к телу левой рукой оба костыля, завалился на правую сторону, и начал ползти к камню.
   Чем тот камень оказался ещё хорош, так это тем, что у него несколько уровней, ну или ступенек, или полок... Да какая мне разница? Главное - они есть. Или их там несколько рядом лежащих, пока не разберу, да и не важно это сейчас. Первый с полметра высотой. Опёрся на него локтем, подтянулся, встал на колено, примостился и на руках, затянув тылы, сел на него. Уф! Сделано!
   Слегка отдышавшись, стал перебираться на второй ярус. Для этого одной рукой оперся на костыль, второй - на камень, встал.
   Утвердившись на сём весьма жёстком, отнюдь не низком и не везде ровном "троне", пристроив рядом костыли, стянув с себя футболку, и расстелив её рядом с собой, я наконец-то огляделся вокруг.
   Ну и? И ради чего я сюда рвался? Пляж - он и в Африке пляж. Понятно, что в той земной Африке я не был никогда. Куда мне с моими возможностями и доходами... Зато в этой я здесь и сейчас. Или это что-то другое, не Африка? Хотя по цвету моря, скорее похоже на Мальдивы. Есть разница? Для меня - нет, надо выживать тут. Огляделся снова. Песок, кое-где хаотично разбросанные разного калибра камни. Кромка берега тянется, от тэда до туда, сколь не всматривайся, краёв не видать. Во всяком случае одна сторона - точно море, в две - этот берег, за спиной - это еще туда дойти надо. Нда.. Хочешь налево - хочешь направо, а двигаться куда-то надо. Может где подъём наверх не такой крутой будет, или еще как-то.
   Развернулся. Да-а, солнце слепит.. тёмные очки бы не помешали... И здесь куда не глянь песок, а впереди разливается всё та же лазурь...
   Море, море, мир бездонный,
   Пенный шелест волн прибрежных,
   Над тобой встают, как зори,
   Над тобой встают, как зори,
   Нашей юности надежды.
   Нашей юности надежды.
   Нашей юности надеждыыыы.
   Ну это я про себя мурчу - из Антонова. Море же - и я возле него. Это я не пою - вою,
   А вот слёз вы с меня не дождётесь!
   Не потому что я крут или слаб,
   Просто жалиться? Нет, никогда не любил.
   Нас не нужно жалеть,
   Ведь и мы б никого не жалели...

   Это ведь мои стихи, сквозь боль, сквозь зубы сочиненные. Чёт меня на лирику всё тянет?! "Пережитки", ну в смысле, ассоциативное мышление. А кому-то не нравится. Ну уж извините, подвинетесь. Сам сижу - себе пою. Что вижу - про то пою. А вас здесь нет, поэтому и мнение ваше не учитывается. Точка.
   И на шо теперь надеяться прикажите?! Мммда.
   В лёгкой задумчивости начал похлопывать себя по.. а по чему тут хлопать-то? Торс голый, вон она футболочка, на камушке сохнет. Штаны по щиколотку. С карманАми! А что в карманах? Ну, спичек, зажигалок отродясь не водилось - не курю. А что есть? Бумажки какие-то. Та-ак, проверим. Записи давно минувших дней.. Сскопидом недоделанный! Ладно, на растопку сгодятся, если огонь добуду... Вот именно, если.
   А в карманах пусто - выросла капуста. Мдя..
   Глянул по сторонам, вроде бы всё тоже, но.. Было там одно но. В одну строну тянулся песок, а на горизонте с другой стороны, была опять лазурь.
   Песок - субстанция сыпучая, для пешкодралья не надёжна, посему не стал выпендриваться, взял в обе руки по костылю, и, кое-как, пристроив футболку у себя на голове, солнце начинало припекать, отправился на разведку.
   Чтобы не топать лишнего, попёр на лазурь.
   Для ясности - у меня ДЦП. Если кто не знает, это нехватка кислорода при родах. Воды уже отошли, пора дышать воздухом, а ребёнок всё ещё не родился. Эта нехватка бьёт по центральной нервной системе. Меня ещё слабенько долбануло - на своих хожу, а видел таких... Но тут такое дело, нам ломаться нельзя. Дольше кости срастаются. Нет. Срастаются как и у всех, просто тело спокойно себя вести не может, всегда мышцы где-то да шевелятся. Поэтому, когда год назад я сломал обе берцовые на правой ноге, мне наложили гипс выше колена, и 8 месяцев отдай и не чешись. Только недавно по дому начал ходить, как говорится, по стеночке. А на длинные дистанции, раздобыл коляску. Ну и костыли, что б их... Короче, есть как есть, и больше к этому не возвращаюсь, точка.
   Шёл я часа полтора, ну вот слабые у меня ещё копыта, слабые... постепенно убеждаясь, что море находится с обеих сторон от меня. И тот пляж по которому я сейчас "танковал", постепенно становился всё уже. В итоге, спустя полтора часа, я пришёл к окончанию той пустынной, узкой и, как я надеялся, не особо длинной косы, на которой волею случая очутился.
   Добравшись до её пика, уселся на берегу, отдышаться.
   Зачем продолжал идти сюда, когда всё понял? А чтоб не было вопросов. Я ж упертый - что решил сделаю обязательно. Вот и проверил - что здесь и как. Чтобы не было сомнений, что чего-то там упустил. Знаю что порой неразумно это - но я такой, уже не переделать.
   Дошёл до конца, до точки. Всё, теперь ясно - здесь ничего нет. Если что-то и есть, то только в другой стороне. А оно не может не быть. Иначе ЗАЧЕМ меня сюда кинули? Так что встали и пошли! "Сударь, вставайте - вас ждут великие дела!" Откуда-то эта фраза всплыла. Кого-то из известных и великих так каждое утро слуга будил. Ну я-то не он, у меня слуг нет и не будет. Всё - сам. Вот и снова иду.
   Так что встал и в путь! Туда - где есть, что съесть и попить, иначе загнусь от обезвоживания.
   Подобравшись к самой воде сунул голову в воду. Хоть немного освежится...
   Пыхтя, кряхтя и отфыркиваясь, и про себя перебирая нечисть, поднялся в обратный путь.
   Пройдя от берега метров десять я, попросту поскользнувшись, упал. Нет, вы меня не поняли! Я не просто упал. Я - УПАЛ! Мякнулся! Треснулся! Шмякнулся! Звезданулся! Дербалызнулся! И ещё кучу синонимов сюда припишите, каких только найдёте и Покрепче!
   Не успев сообразить или что-то сделать. Блюмс, и я уже на спине - разглядываю небо. А в следующий момент начинаю ждать, что же в ближайшие секунды заболит? Ну окромя сбитого дыхала, и спины в которую вступило сразу?!
   Разбираться обо что же я такое споткнулся, поскользнулся?! На что же я налетел? И что же я в конце концов такого НАШЁЛ?! Будем потом. Ладно? Сначала я попытаюсь себя собрать, и понять, всё ли на месте и ничего ли не сломано? Опять? НЕЕЕЕТ!!!
   Давайте, потом. Всё потом! ПОЖАЛУЙСТА, ПОТОМММ!
   эээЭЭЭЭЭЭ - началось...
   Вы когда-нибудь - ТАК падали? Вы когда-нибудь со всего маха бились копчиком о ледяную горку?!
   Вы не знаете что там лёд. Вы просто спускаетесь по склону. Вдруг ноги скользят, сразу обе, и улетают вверх. А склон около 30 градусов. И вы, с учётом угла склона, учитывая все законы физики, пролетаете положенную в данном случае дистанцию, и с ускорением, именно копчиком, врезаетесь в склон. !!! Нет слов - одни эмоции. Если эти эмоции напечатать - цензурными будут только предлоги, и то не все..
   Говорю вам как прошедший - через это сомнительное "счастье".
   Здесь главное замереть, не шевелится. Про то, чтобы не дышать, я и не говорю, у вас и так выдох получится через раз и то с трудом, а вдох будет прерывист. Дышите медленно, сквозь зубы - как через трубочку, и на вдох и на выдох. Потому что боль доберётся и до лёгких, и сожмёт их, не шуточно.
   Здесь нужно переждать первые пять минут. Знайте - всего пять минут. А уж после будет ясно, настал полный ПИПЕЦ. Или всё ж что-то ещё там будет можно..
   Боль! БОЛЬ!! БОООЛЬ!!!
   Она постепенно и неотвратно нарастает и на-кА-ТЫ-ВА-ЕЕЕТ!

   В эти МИНУТЫ я разговариваю не с вами! Мне плевать на всё и вся! Мне плевать на всех вас, на всё человечество! Есть оно или нет! ПЛЕВАТЬ! Я разговариваю НЕ С ВАМИ. Зачем я здесь, что я здесь делаю, зачем всё это, и почему оно здесь?
   Ж-Д-А-Т-Ь. Ждать пока пройдет боль..

   Когда-то я примерно также приложился около нашего переезда. И в эти самые минуты меня нагоняет приятель. Чую, тянет вверх, пытается поднять. "А моя чичас задача, на кладбИще не попасть". Просто переждать её - ПАСКУДУ... Я Лёшке тогда сказа - уйди. И он ушёл, испарился, СРАЗУ. Всё-таки одна из формул счастья, это когда тебя понимают! Люди шли мимо меня. Все слегка отворачивались. Проходили мимо. Помню я ещё подумал: - А ведь обидно, немножко обидно. В другой ситуации я б так и поступил - обиделся. Но тогда именно этого мне и было нужно. Я тоже отвернулся от них, и..
   Ждал когда пройдёт БОЛЬ.
   Знал, что она ПРОЙДЁТ.
   ДОЛЖНА пройти.
   Через пять минут.
   Я просто - ЖДАЛ!
   Когда вечером того же дня мы с Лёшей встретились во дворе. Он поделился ВПЕЧАТЛЕНИЕМ:
   - Иду, вижу ты упал, хотел помочь подняться и понял, парня ДОСТАЛО.
   А я ему - Просто мне нужно было переждать боль.
   Лёшка в ответ - Да, да я так и понял.
   А у самого глаза, ну что те плошки...


   Боль постепенно начала уходить. Как же мало нужно человеку. Вот сейчас не трогайте меня. И всё, уже счастье.
   Вспомнилось - из Маньчжурского вальса, из того, где про сопки:
   Тихо вокруг.
   Сопки покрыты мглой.
   Вот из-за туч блеснула луна,
   Могилы хранят покой.

   Это точно, покоя здесь хватает. И тишина, и тишинаа. А о чём бы подумать, о политике? Вот прямо сейчас именно её и "не хватает". Впрочем, если здесь нет дерьмократов, либерастов и демагогов, может что-ни-будь и получится! Точка.
   Через какое-то время начал шевелится. Вроде ничего, отпустило. И на удивление опять всё работает. Вот что значит упасть на ровное.
   Вот теперь пришло время проверить, что же там за такое диво дивное с себе нашёл?
   Себе, себе. Оно уже моё! Заработал я. Вот этими пятью минутами!
   Перевернулся на карачки, и начал разгребать песок. Очень скоро на поверхность показалась гладкая крышка.. похоже чемодан? Вот на этой крышечке я и загремел, ох, ё!
   Разгребаю дальше. Что ж это такое тут покладено? Положено? Нет, зарыто! Гребу, потом взял костыль и вдоль корпуса чемодана стал подрывать.
   Оказалось не чемодан, а одноколёсный прицеп для легковой машины. На боку написано "X-cargo", на тыльной стороне название какого-то "сайта.com". Как говорят нынешние "продвинутые" - это полное ХЗ, то есть "фиг знает что такое". Технического паспорта, я сколь не копал, так и не нашёл.
   На крепёжной ручке, или как оно там называется, ну то место где прицеп крепится к авто. Я никогда не разбирался в этих делах.. в общем, там и ключики нашлись.
   На коленях перебрался от носа прицепа к тылу и, нависая над ним, начал открывать. Тем самым я сам себе помешал распахнуть его широко. И это спасло от неминуемого. Из-под крышки начало сыпаться содержимое.

   По барханам, и по сопкам я, верблюд семи морей,
   Вы напойте, вы пропойте, вы колясочке моей...

   Всё обратно сложил, закрыл. И призадумался. Да, дорогой подарок. И дорогонько берут за него. Чтобы найти - взяли болью. Чтобы оставить при себе, нужно переть на своём горбу. Да, на горбу - одно колесо, не подмога.
   Ну а что делать - попёр. Такое и бросить? Сдохну, но потащу. А если кто-то придет заберет? Ну уж нет! Не для того я тут валялся!
   Ещё часа через три закончились следы. Слава куриным яйцам, в одну сторону сходил. Теперь в другую пёхать. "Вот так и живем, не ждём тишины..." Нет, я вам не ишак, передохнУ. Тем более что солнышко за то время, что я здесь брожу, поднялось довольно высоко. Всю обратную дорогу приходилось заходить в воду и ложится на мелководье. Про то чтобы попить я старался не думать.
   За всеми делами оказалось, что я совсем забыл о времени. Я совсем не думал об том смартфоне что мотался на руке. Было просто не до того. Да и не собирался я никуда звонить, кому, куда?
   Но это я забыл о времени. Но не оно обо мне.
   Смарт вдруг ожил - Бум-блям, бум-блям. - зазвучало с него, - Бзии, бзии, бзииии - добавило вибро.
   Я взяв его в ладонь, ткнул экран большим пальцем - и "Понеслась":
   Стержневой этноформат: не определен
   Характер инфокоммутации: дискретный
   Характер донор-акций: дискретный
   Наблюдение: общий режим
   Генеральная задача: общий режим
   Дополнительные задачи: отсутствуют
   Степень самостоятельности: полная
   Ожидаемая адаптация: средняя
   Ожидаемый откат: не определён
   Ожидаемая организация: средняя
   Ожидаемая дезорганизация: выше средней

   Условия входа в общий режим: Для внешнего включения режима необходимо установить связь индивидуального коммуникатора с плитой приемника. При этом откроется дискретный донор-канал.
   Материальная поставка будет производиться по оперативному ассортиментному заказу, ежедневно в одно и то же время. Формат канала:
   1. Группа предметов и товаров материального жизнеобеспечения и потребления - ассортимент неограниченный по качественному и количественному составу.
   2. Группа вооружений - ассортимент вариативно ограничен по количественному и качественному составу.
   3. Характер ежедневной поставки (глубина и ширина канала) - неограниченное количество позиций выбора за сеанс весом не более 1.5 килограмма. Общий вес ежедневной поставки (ширина канала) может изменяться в зависимости от ряда факторов.
   4. Время ожидания от момента окончания ввода перечня до момента начала работы канала - не более 2 минут.
   5. Время сеанса ежедневной донор-акции от начала ввода до завершения поставки - не более 40 минут.
   Для инициации сеанса поставки расстояние между интеркомом и плитой приемника должно составлять не более пяти метров.
   Не допускается одновременное функционирование оператора на двух терминалах, вне зависимости от причин совершения попыток. В этом случае оба канала сворачиваются, терминалы переходят в автономный режим, генеральная задача снимается, наблюдение снимается.
   В случае формирования социальных групп, ширина канала увеличивается пропорционально численности группы.
   В случае снижения численности группы, ширина канала уменьшается пропорционально количеству выбывших членов группы.
   Индивидуальный наручный терминал-коммуникатор (интерком) непосредственно привязан к носителю. При отсутствии контакта с телом носителя более 30 секунд самоуничтожается.
   Перемещение плиты приемника допускается не чаще одного раза в сутки. Следующий сеанс поставки может произойти не ранее, чем через 24 часа с момента окончания перемещения

   Когда ЭТО ВСЁ на меня посыпалось, у меня отвисла челюсть! Эмоций пока не было. Успевай только вчитываться.
   Когда же строчка иссякла - я коротко вздохнул, захлопнув пасть:
   - Да Йо.., - я заткнул себе рот левой ладонью. Вот не терплю я мата. Если допустишь - потом попрёт со всех щелей, не заткнёшь. Придётся самому вентиль контролировать.. Разок-другой высказался и все, баста, карапузики. Но здесь!!! Не, братцы, ну вы даете! Нет, ну ни фига себе пожалуйста! Да-а, ни буя себе! "Всё людям, всё для людей"! У нас "Общественное превыше личного". По просьбам трудящихся. И "В рабочий полдень"!
   В шок, конечно, я не впал. Ожидал чего-нибудь такого-эдакого. Но всё-таки, Всё-Таки, ВСЁ-ТАКИ!
   "Энто как же, вашу мать,
   Извиняюсь, понимать?
   Да не Хранция какая,
   Чтобы смуту подымать!"

   Но так то, тоже нельзя! Зачем же, так то с нами с людям?! И главное - За что?!!
   Всё это я бухтел себе под нос, лихорадочно насилуя "смарт" или точнее (интерком) - оказывается он так называется. Ну что ж: "Век живи век учись, дураком помрёшь."
   Интерком опять "Блюмкнул", вроде бы как ожил, написав:

   Инициализация режима поставки осуществлена.
   Произведите выбор необходимых предметов.


   И мне почему-то вспомнилось из одного монолога Михал Михалыча Жванецкого: "Слухай сюда! Положь колдобину со стороны загогулины и два раза дергани за пимпочки. Опосля чего долбани плюхалкой по кувыкалке и, кады чвокнет, - отскочь дальшее, прикинься ветошью и не отсвечивай. Потому как она в энто время шмяк, тудыть, сюдыть, ёксель-моксель, ёрш твою медь... Пш-ш-ш! И ждешь пока остынет. Остыло - подымаесся, вздыхаешь. Осторожненько вздыхаешь, про себя, шобы эта быдла не рванула! И бегишь за угол за пол-литрой. Потому как пронесло!"
   Гоготнув, продолжил ковыряться в Га́джете. Га́джет, га́джет - ну и Га́д же ты!
   В интеркоме оказался вполне простой интерфейс, я легко нашёл "Прайс-лист" товаров.
   Так, главное - вода у меня есть! И одноразовые вилки-ложки. В прицепе видел.
   Ну-у и чего мне надо? - только не шоколада. Шесть пудов не утащить, да и не в чем. О! А растапливать его на чём? Нужна плитка.

   Нашёл в списке соответствующую колонку. Плитка, газовый баллон выбирал по минимальному весу. Потом чашка, кастрюлька - из нержавейки. Ложки-вилки пока не нужны. Обойдусь одноразовыми. Так, теперь пожевать.
   Что хозяюшки первым сметают с полок в тревожные времена? Гречку, "Геркулес" - "Овсянка, Сээр!" Макароны? "Люблю я макароны" - вот, пожалуй, с них и начнём, оно и блюдо, и хлеб одновременно.
   Поглядел на общий вес - тютелька в тютельку! - Ну и ладно.
   Нажал на "ОК" - вытер вспотевший лоб.
   Как ни странно интерком опять ответил

   Ввод завершен. Для начала поставки удалитесь от плиты терминала не менее, чем на пять метров. Рекомендуется закрыть глаза.

   А чего мне отходить? Когда я не знаю где она?! Крутанул головой, ничего подходящего не увидел.
   Ну интерком подтвердил же поставку? Подтвердил! Ну и чего мне тогда, волноваться?
   Понадеявшись на русский авось - зажмурился! "Волшебные слова" типа "Ахаллай-махалай", как фокусник Амаяк Акопян или там близкое и родное "Йоксель-", произносить не стал - а вдруг Те, кто все это устроил, обидятся и НИ-ЧЕ-ГО не дадут? Просто притих. Это я умею.
   Где-то поблизости что-то тренькнуло, блямкнуло и снова тишина. Снова не к месту вспомнилось - на этот раз загадка: "Нифига-нифига, потом кааак фиганет, и фигнюшки-фигнюшки-фигнюшки! А потом опять нифига."
   Ну и как, угадали? Это ж просто. Салют это праздничный! Было б из чего и я б сейчас жахнул. Потому что все заказанное оказалось неподалеку от меня. Получилось!
   Йесссс! Получилось! Это я сюда удачно пришел!
   Плита с посылочкой стаяла чуть дальше по чистому песочку.
   На адреналине восторга аж на ноги встал, вот только эстетики от меня не ждите, ладно? И на своих двоих подчапал к вновь приобретённому. Всё упаковано в коробки, всё аккуратно, нигде не помято. Ну "фирмА", Ё!
   Стою, сверху разглядываю, счастья полн.. не, ниже пояса всё в норме! Счастья полная грудь. Вот так. Ничего "плохого" уже не намечается, вроде бы.. И тут взгляд цепляется за.. Два велосипедных колеса с ободами по бокам, и ручки параллельно колёсам, но выше сантиметрах в сорока. Не, ну что я инвалидную коляску не узнаю? Это я-то? Ха! Всегда и везде! Лежит себе тихо-мирно на песочке. Вот поверите - даже удивляться надоело! Спокойно добрался до ней, поднял, раскрыл, развернул к себе - ах ты ж моя прелесть! Даже плед на сидении коричневый, в три раза сложенный, был моим. Сел - балдею. Или обалдеваю? Но все равно - здорово! Не ну, вашу жешь. Бабушку жешь... Не, ну скока мона, а?!
   Вот сколько нужно - столько и будешь удивляться. Ибо если "не нуна"... То потом - не проси Небо, оно может услышать, и исполнить твоё желание! Любое! Ну, почти.. А уж насчёт чего-нибудь полезного урезать, так это у нас запросто! Даж не сумлевайси, касатик."
   Дубина, подарков больше не будет! А они тебе нужны. Нужны-нужны, я знаю. Так что повторяй за мной: - "И спасибо товарищу Сталину, за наше счастливое детство" - присылайте ещё подарочки, что бы вы не запланировали, это - всё равно прекрасно.
   - Во-от молодец, Батенька, Быро Встал, и Пшёл на встречу, новым подаркам!
   И уже через полчаса я торил новый маршрут.
   Впереди себя толкал коляску, а уж на ней...
   "Подарочная плита" оказалось размером 70х30х3 сантиметров, с закруглённым углами, а весом килограмма три не больше. Уложил её вдоль подлокотника, в добавок для устойчивости задвинул между боковушкой и прижал коробкой с плиткой. Получилось весьма аккуратно. А вот с прицепом пришлось опять возится. Хотел было его поставить моськой в коляску и толкать задом наперёд. Но что тогда прикажете делать с мелочёвкой? Эх, фаркоп бы мне, было б здорово!
   Короче, опускаю следующий час. Это было жёстко. Идти, и тянуть и толкать.. Даже вспоминать не хочется.

   По бескрайнему песочку
   Шла коля-сочка вперёд,
   Чтобы с сходу влезть на взгорок,
   Жить там будет веселей!

   Пусть не совсем складно, зато помогает. Но что действительно радовало - на меня, пусть медленно, но надвигался берег. И я откровенно любовался открывающимся зрелищем.
   Скалы. Весь горизонт занимали скалы. Высота варьировалась, но нигде не было меньше пятидесяти, а в высоких местах достигала семидесяти метров.
   Если вы видели балет только по телевизору, то вы не знаете, что такое балет! Если действительно хотите понять что же это такое - идите в театр! Так и природную архитектуру, необходимо видеть в живую!
   Я не утверждаю что это шедевр. Я говорю, что то что я видел вокруг себя было прекрасно.
   Песчаная коса относительно берега располагалась не под прямым углом, а чуть наискось смещена влево. И по сему, то, что было справа - уходило от меня в перспективу. Пятка косы упиралась в скалу, огибая её, уходила узкой полоской влево и в глубь суши.
   Продвигаясь вперёд я оказался в довольно широком заливе. Стены поднимались вертикально вверх. Стало ясно - залив сужается. Сразу подумалось - "Каменный мешок" какой-то! Где-то по середине залива на другом берегу тоже показался песок и он тянулся до конца, где берега сходились под острым углом. Решил дойти и посмотреть. Не зря!
   Меня ждал радостный сюрприз. Сначала он мне стал слышен. А уж потом...
   Рядом с "дорогой" каскадом по камням журчал поток воды, обрываясь перед берегом с уступка метров пяти.
   Слева от него выпуклым бугром выступал белый камень, больше всего напоминавший торт "Наполеон", с его ровными испещренными сколами-пластами теста. Если уж до конца сравнивать с тортом, то крем из камня весь выдавили и осталось одно тесто. Обветренное, местами потемневшее, но всё ещё державшее форму. Не уступая обжимавшим со всех сторон соседям. Справа стоял не менее колоритный гражданин. Тёмно-коричневого цвета, в крапушку. Он выдавался далеко вперёд потока, и видимо от сырости покрылся зелёным мхом.
   Сам водопадик скакал с уступка на уступок, почти метровыми струями. Всё вместе это напоминало бороду Деда Мороза.
   Вот просто - стоял и любовался... Если вода вытекает с суши, сколько за то что она морская? Правильно, Очень мало! Вот поэтому и радовался!
   Эх, сейчас бы туда! Сесть и вот просто, отдохнуть.
   Посмотрел подходы. Нет не с моим равновесием. Вокруг острые камни, ровной дороги не выбрать. Ох, Ё, Мазай! Не в этой жизни...
   Правее водопада, между каменных колон, нашёлся выход. Проход всего метров десять. Но там закончился песок. Дальше сочно зеленела трава.
   Почти сразу сменились ощущения. Воздух посвежел и перестал пахнуть горечью и йодом высыхающих водорослей.
   Радости от увиденного перемежались с прозой реалий. Начался пусть небольшой но подъём вверх. Решая куда дальше, осмотрелся.
   Прямо от меня метрах в стах строго вверх поднималась скала. В право и влево её обнимал ковёр из трав.
   "Направо пойдёшь, к обрыву придёшь. Налево пойдёшь - воду найдёшь" Выбор прост. Повернём налево.
   Ноги и колеса скользили по траве, груз так и норовил всем своим весом спихнуть обратно. Приходилось выбирать путь от бугорка к бугорку, приминая траву,и двигаться зигзагом.
   И вот очередной сюрприз. Ко мне подошёл маленький ягнёнок. Совершенно спокойно тыкался носом, обнюхивая меня и всю поклажу. Откуда он тут взялся? Вот только что, никого не было?!
   Не успел подивится одному, а их уже крутилось несколько штук. Шныряют вокруг, скачут, бе-бе-кают...
   Вскоре появились их мамаши. То приблизятся, то отойдут, но любопытно и им, чего же это такого нашли эти непоседы? Видно людей тут нет, почему-то не боятся. Или ручные?
   И вот дождался. На взгорке папаша. Стоит, внимательно смотрит. А я двигаюсь как раз к нему. Решив на всякий случай, больше не протягивать рук, я продолжил подъём.
   Между тем пара ягнят, побежали влево. Посмотрев туда увидел прогал в траве. Подошёл ближе, точно. Часть газона, или, скорее травяного покрова, откуда тут газону-то взяться, в ширину сантиметров сорок, отсутствует, а вместо него мелкие камни, а по ним журчит.
   Вода! Каменистый ручей. НУ! ЖИВЁМ!!
   Бухнулся на колени, начал пить и тут же заныли зубы. Ледяная! Тогда ткнулся лбом в камушек побольше, и подставил лицо струе.
   Ох, мама! Как дома! Я точно также делал в возрасте примерно 13-ти лет. Зимой с улицы подымешься на четвёртый этаж с клюшкой - все силы вон. Только и хватало, на то чтобы дотащится до комнаты и бухнутся на софу. Отдышишься, а в горле сушь, снова в коридор, разделся и в ванную комнату. Холодный кран открыл, и лицо под струю. Пьёшь и остужаешься, пьёшь и остужаешься. Тут главное что?! Правильно - ворот свитера не замочить!
   Дождался когда холод с головы опустится до плеч, поднялся. Побрёл дальше. А ноги уже заплетаются. И так находился вдосталь, но пока с завершением пути не ясно. Ох! Куда ж меня несёт-то?! Уж полночь близится, а завтрака всё нет.
   Так получилось, что за меня всё решили овечки, ну или "дорога" довела. Дружно гурьбой мы двинулись дальше. Овцы прижались к скале, и я за ними. Они обогнули её, и я в серёдке колонны. Косятся, бе-бекают, но все идут. Одним стадом. И я с ними. Все веселее, не один я тут.
   Овцы привели меня к забавному сооружению. Кладка каменная грубая, из ломаного камня. У нас я никогда таких не видел. Собственно бывал я в деревнях и козьи постои видел, и в овчарнях был, аж в двух, там никаких особых отличий не было, что овцы, что козы - содержались одинаково. Так что какое-то смутное представление имею. Впрочем, я, конечно же, не спец, может отличия и были, но не бросались в глаза. А тут...
   Сарайка правильной прямоугольной формы. По углам высотой где-то около полутора метров, к середине фасада она вырастала до двух. Как раз здесь находилась в метр семьдесят высоты плотно закрытая дверь. Сооружение венчала крыша из дёрна, на котором рос густой слой травы. Вообще, в центре сараюшки крыша вырастала ещё метра на полтора, от чего всё сооружение напоминало кочку или колпак гнома.
   Дверь мне не поддалась. Судя по всему - закрыта изнутри. И опять выручили овцы. Некоторые из них пошли к углу сарайки, где находилась полуоткрытая калитка.
   Не погнушавшись овечьим лазом, я проник внутрь сооружения.
   Пахло животными и сеном, но никакой сырости, затхлости и прочего. Встал в полный рост, осмотрелся. Деревянный пол из досок, устлан свежим сеном. Как и можно было и предположить, в центре сарайки стоял столб, на котором и держался купол крыши. На уровне двух метров, на всю ширину постройки оказался потолок - он же пол чердака. У задней стены в четыре ступеньки, в полметра друг от друга стояла лесенка наверх. Лаз без люка. Вернее, без крышки люка, с этим особо не мудрили. Поднявшись туда увидел несколько длинных черенков от инструментов. Один из них порадовал поперечной ручкой, посмотрел - точно, штыковая лопата. Также там были: лопата совковая; двое грабель, простые и веерные; двое вил - одни широкие на длинной ручке, сено метать. Вторые - мощные коренастые, с короткой ручкой, как раз для навоза. В самом углу - коса. Знаю точно - эта её разновидность называется литовка. Никогда не косил, но папа показывал как это делается. Даже дал мне пару раз махнуть. Ничего, конечно, не получилось, нос косы зарывался в траву. Папа говорил: "Нос приподнимай, а пятку опускай к земле." Нет, не вышло у меня. Он и отбивал литовку: сама наковаленка с большой пятак в пень вогнана была в сарае, и точил, пара оселков у нас было. Кстати, оселки стоит поискать и наковаленку. А если нету, заказать. Не умел "неумел" - так научусь! Рядом стояли три "алюминиевых" ведра разных размеров. Ну это только так говорится, что алюминиевых, на самом-то деле они цинковые, но у нас, в нашей местности родня в деревне иначе их и не называли. Почему-то не металлических, а вот так, ну и я также буду, привычней.
   Что еще есть - осмотрелся. Ага, вот. И ножницы для стрижки овец. Под самой крышей маленькое окошечко - и для света и для обзора. Можно и заткнуть чем-то, если понадобится.
   Полный набор для ухода за овцами. Кто-то толково всё подбирал, вдумчиво, не торопясь, опираясь на немалый опыт. Итак, овчарня, ну что ж, будем учиться вживаться, раз ничего другого не нашлось. Как в австралийском мультике говорили: "Бери все то что под рукою и не ищи себе другое". В моем положении - выбирать не приходится. Да и не из чего.
   Посмотрел что с дверью - оказалось всё достаточно просто. Заподлицо к косяку изнутри положен большой камень. Овцы не смогли - зато у меня получилось. Тем и отличаемся. Руки приложить и голову. Легко отодвинув его открыл дверь. Впрочем, там и задвижка имелась, но она открывалась с обеих сторон.
   Вообще, как на мой взгляд - вся деревянная часть постройки очень добротно и толково сделана. Я не профи, но это и мне понятно. Широкие доски хорошо подогнаны, скорее всего этот способ крепежа называется внахлёст, название не уточнял - негде, стыки, разумеется, видны, но щелей нет совсем. И не дует. Внутри помещения температура ровная, ни жары ни холода особо не чувствуется, сквозняков нет.
   Что меня особо удивило - так это сама конструкция этого сооружения. Вроде бы всё и просто, но нет - снаружи сарайка была сложена из крупных, валунов и камня, а изнутри, вероятно для тепла, обшита ещё и досками. Подумал, а отчего так сделано? Решил - что там где такое строят - сильные ветра, а дощатый домик мог их просто-напросто не выдержать, вот и воспользовались таким прочным местным материалом. Разумно придумано. Ну что ж - от добра, добра не ищут. Раз овечки тут живут, то и я буду!
   И! Главное! Вернулся - внёс плиту. Положу рядом с собой. Вновь залез на чердак. Какая же она всё же.. не естественно гладкая, словно отполированная до стеклянного блеска... ладно, делами надо заняться, а не узоры разглядывать. А сколько сейчас времени-то? Глянул на Интерком, шестнадцать часов, без пяти. Значит следующая посылочка завтра в шишнадцать нуль-нуль. А что? Норм.
   На улице осмотрелся вокруг, теперь уже хозяйским взглядом. В нескольких метрах от двери стояла, или вернее, лежала на боку, на четверть врытая в землю плоская плита. Зачем она нужна я так и не понял, но впоследствии я использовал её как стол или скамейку, ну как понадобится..
   Вот, кстати, да - надо поесть!
   Вообще, зная себя, я не переживал по сему поводу. Если с утра предстояла длинная дорога, я вовсе не завтракал. Живот как бы замирал, и никак о себе не напоминал. "Дрессированный" у меня живот, не кормят - значит нельзя. Ну вот такие семейные особенности. У моей родной тётки то же самое - она длинную дорогу только на голодный желудок осиливала. Чайку с утра кружечку и в путь.
   Рядом с овчарней неподалёку отыскался ручеёк. Вероятно тот самый, что потом внизу становился водопадиком. Причём овечки, если им надо было попить - подходили и пили. Ну и я нашел себе местечко чуть выше по течению, чтоб уж совсем как они не быть.
   Занялся кухонными приготовлениями.

   Весь последующий вечер, был проведён в окружении овец. Ягнята просто играли вокруг. Включая в свои игры меня и все вещи, мною выложенные. Овцы-мамаши постепенно успокоились, видя что ничего опасного ни от меня, ни от моей тележки и кресла нет, и занялись своими делами, впрочем, не выпуская из вида не столько меня, сколь своих, не в меру любопытных чад.
   А вот отец их семейства.. Баран не сводил с меня глаз несколько часов подряд. После позволил себе пощипывать травку, при этом не теряя бдительности. Он смотрел, очень внимательно, видимо оценивая пришельца. Но никак не проявляя эмоций. Короче, он не сердился, и на том спасибо.
   Наступил вечер - взяв с собой плед и, оставив почти все вещи на улице, я отправился спать в постройку. Баран прошёл за мной. Почти всё его стадо находилось уже здесь. И они выразили общее хоровое мнение. Дескать, чего припёрся, бе-е?!
   - Ладно-ладно, ребят. Ну что поделаешь, мы теперь соседи. Привыкайте.
   Полез на чердак, и там, положив совковую лопату под голову, отрубился.


   День Одиннадцатый

   Виктор Павлович


   Оранжевый фламинго

   Есть такая птица - оранжевый обломинго . Редкая! Приходит сама, живёт в мечтах и гадит в душу.
   За Ярика мне добавили в общую кубышку полтора кило и килограмм в подарок.
   С контейнером вышла незадача - там было много чего полезного, но, в силу обстоятельств непреодолимой силы в виде трещины и морской воды внутри, всё содержимое приобрело совершенно непригодное для использование состояние.
   Ярослав было порывался взять хоть что-то, а я его отговаривал.
   - Смотри, у раций аккумуляторы порвало - тут все залито непонятно чем.
   - Нож хороший был. Ружья жалко.
   - Стволам однозначно хана. Остальному тоже. Ружья жалко? Зачем они нам? На кого охотится?
   - Для обороны.
   - Для обороны, Ярослав, есть другие модели. Это - не тот калибр. Ярик, я тебе закажу какой хочешь нож. Хочешь револьвер как у Петровича, или ружьё наконец. Есть ограничения, но мы свободны в своих фантазиях - хоть кинжал из платины с ножнами из червонного золота.
   - Я в армии не служил - какой из меня вояка? Я только патроны подносить да ночью сходить. Вы мне нож нормальный и скороходы закажите!
   - Нож - будет. Вопрос в том что ты понимаешь под нормальным ножом?
   Все задумались.
   - Мне нужен нож для тяжёлой работы. И капусту шинковать и шинковать на капусту.
   - Вот смотри! - Я показал ему свой швейцарский.
   - Начальник, давай нормальный человечески русский нож.
   - А нормальный русский нож, по-твоему, это что? Финку тебе?
   - Нет! Мелковата хлеб резать.
   - Мне для заказа нужна конкретика, если пуукко мелковат, тогда давай саамский леуку?
   Мысль, не высказанная вслух это просто мысль, а не мнение.
   Леуку - наше национальное русское достояние, просто мы про него почему-то забыли. Он только на северах остался. За такие рабочие ножи новгородцы ещё в 10 веке у лапарей меха меняли. Для себя делали, а теперь баня - сауна, русский нож - леуко, гусли - кантеле.
   Нашёл я ему в заказ шикарный нож опять же известного финского мастера. Лезвие широкое и длинное сто восемьдесят миллиметров и ручка сто двадцать. Сейчас найдется целая армия специалистов которые скажут дядя Витя врёт. В каком месте дядя Витя соврал?
   Ничего что в России финнов живёт на порядок больше чем в Финляндии? А территория проживания финно-угорских народов больше территории Финляндии на порядок и вообще само основание Руси это объединительный союз финских племён. Это хребет и коренной этнос, а все вокруг это мясо и держит его великорусский народ.
   Это отвлеченная от сути разговора лирика, но из этого случая я сделал парадоксальный вывод, что пора мне заняться средством передвижения.

   - Вываливай всё. Посмотрим может, что и пригодится.
   - Начальник, давай Кольке ружье возьмём как учебное пособие?
   - Ага, а потом он патроны найдёт и пальнёт и будет у нас не три инвалида, а четыре. Нет, давай за ствол и подальше в море.
   Почему инвалида? Так у Якудзы пол кишечника вырезано - догадайтесь почему.
   - Палатка?
   - Колышкам и дугам трындец. Боюсь от кислоты из аккумуляторов ткань поползёт.
   - Давайте проверим. Я простирну. Может и ничего, а дуги новые закажем? Пайки?
   - В плёнке. Если воды внутри нет - берём.
   - Студент, сфотографируй рации или марки перепиши. Наверное хорошие раз сюда положили.
   - Солнечная панель?
   - Также переписать и в утиль.
   - Ракетница пластиковая - они в герметичных пакетах?
   - Берём.
   - Сигнальные огни?
   - Подмокли?
   - Подмокли.
   - В воду и подальше.
   - Тогда зачем нам ракетницы?
   - Кольке играть!
   - Рыболовные снасти.
   - Что там?
   - Удочка. Блёсны.
   - Берём.
   - Аптечка сухая!
   - Забираем. Что ещё?
   - Вода в банках. Сухое горючее.
   - Воду в воду. Сухое горючее просушить. Что ещё?
   - Всё. Я так понимаю - ящик должен был плавать, остальное воздух.
   - Что отобрали - в тачку. Ящик тянем с собой - есть у меня идея куда его пристроить.
   Ящик оказался в самый раз. Есть узкое место на разломе, там где я перепрыгнул. С нашей стороны пришлось опустить бокс на полтора метра с другой по колено.
   Ящик встал устойчиво в распор и теперь у нас есть тонкий мостик на другую сторону. Неудобный, но перейти обратно можно и мне и студенту.
   Организовал я нашу банду. Кольку передали на руках и пошли мы копать себе новых друзей.
   От разлома отошли метров семьсот, не больше. Низинка в дуге холма. Повезло с выбором места сразу. Возможно повлиял ночной дождь. Копнули три раза и родник вышел наружу. За полчаса выкопали накопитель и облагородили края. Отсыпали вокруг песком и галькой, чтобы было меньше грязи. Щипнуло сразу. Знать всё как надо делаем. Будут нам гости.
   Прогулялись удовлетворить любопытство ещё метров на пятьсот-семьсот дальше. На берегу с двух сторон выложили из камней и раковин стрелки-указатели в сторону родника. Как показал опыт Ярослава - он неосознано выбирал этот путь. Легче идти и обзорность лучше. До полдня два с половиной часа. Перебрались на свою сторону и с помощью верёвки выдрали ящик наверх.
   Зачем? За тем, чтобы ночью спать спокойнее было.
   Ярик с Петровичем сразу собрались копать основание для нашей парилки - полуметровую яму три на три.
   - Виктор Палыч, закажите скотч - плёнку склеивать.
   - Вам какой?
   - Пошире.
   - Сделаю. Дёрн знаете, где брать. Плёнка будет после поставки. На пол что планируешь?
   - На пол - камней крупных. Промежутки галькой. Стенки изнутри плёнкой затянем - чисто будет.
   - Пойдёт! Я рассаду с Колей высаживать. Семена и так передержал.
   До заказа я шилом протыкал дно стаканчикам для дренажа. Коля насыпал землю. Затем я укладывал семена и поливал. Чтобы наш гербарий не раскидало ветром, снял квадратами дёрн и ставил в неглубокие ямки стаканчики, плотно подсыпая между ним песка для устойчивости.

   Сегодня при запуске канал порадовал сообщениями:
   Достижение: расширение численности базовой социальной группы.
   Организационное поощрение - увеличение суточной нормы на 1 500 грамм веса.
   Организационное поощрение - увеличение лимита очередной разовой поставки - один килограмм дополнительного веса.
   Достижение: Источник питьевой воды! Поощрительная акция - расширение численности стержневого этноформата. Организационное поощрение - увеличение лимита разовой поставки - один килограмм дополнительного веса.

   'Получите и распишитесь - 8.5 кг'
   Обязательное Ярославу: 'надувашку', нож и обувь. Строителям: скотч и плёнка. На остальное - три листа бальсовой 6 мм фанеры и килограмм водостойкого клея ПВА D3, бобину миллиметровой вязальной проволоки.
   Вот и всё.
   Отобедали и разошлись. Ярик - в новых туфлях на босу ногу с ножом на ремне из запасов кладовой. Я с маленьким помощником занялся строительством будущего 'пенителя' волн.
   Отложил сразу девять реек на киль, осталось тридцать одна. В основных измерениях я помню, что соотношение ширины к длине должно быть около один к трём. Высота борта в том же соотношении. Фанеру сразу стал размечать на шпангоуты и транец. Шпангоуты слабые. Но мне они нужны больше для создания каркаса. Фанера у меня в листах полтора на полтора метра, борт выходит при наилучшем раскладе высотой около семидесяти пяти сантиметров. Развалить борта пошире получится только путём склейки и вставки снизу реек - без вариантов, иначе с парусом опрокинет. Получилась у меня исходя из основных длин материалов конструкция по килю шесть метров двадцать сантиметров и ширина метр восемьдесят. Ширина транца метр двадцать. Иначе рейки на бортах начинали трещать. Кормовой штевень прямой клееный, как и киль из пяти реек в брусок пять на пять сантиметров. Носовой форштевень с небольшим изгибом из небольших кусочков реек внакладку укрепил вклеенной кницей. Сам транец склеил из двух цельных кусков.
   Тут мне пригодились "мёртвые" канальные плиты: я их использовал как гнёт вместе с кирпичами при склейке. К вечеру были готовы все основные элементы конструкции набора. Приклеил к килю сверху в накладку две рейки формируя кильсон, добавляя, тем самым, конструкции жёсткость на кручение и изгиб. Киль был полностью собран, между штевнями натянут шнур. Завтра необходимо все разметить и запилить пазы на шпангоутах по месту и можно будет всё перевязывать проволокой. Стало ясно что рейки хватает в натяг и необходимы бруски для подкрепления банок и по две рейки потолще на привальный брус и на внутренний подлегарс - рейки на которые ложатся доски поперечных банок. Плюс, для работы нужны распорки - иначе мои хлипкие шпангоуты согнёт внутрь на раз. Всё оказалось не столь радужно как виделось вначале. Выход есть, но увеличивается расход рейки. Будем искать варианты. В теории я придумал компенсирующие мероприятия, но не уверен что всё получится, потому что кривизна развала бортов сделана по пологой дуге. На ночь большую часть реек вывесил с гнётом посередке между двух пачек кирпичей с основанием из плит. Завтра я должен получить выгнутые рейки с снятым напряжением на изгиб в одну сторону. Две намочил и занёс в подвал, связал концы между собой шнуром, согнув в дугу максимально. Надеюсь они завтра до обеда высохнут.
   Мы с Колей ещё не закончили, как к нам пришла комиссия из Робокопа и Якудзы с докладом о готовности парильни.
   - Шеф, вода нагрета. Парилка самое то! Ужин готов. Завязывайте вы со своими модельками. Я самовар ставлю и пошли париться.
   Рядом с нашей 'баней' был расстелен кусок плёнки. Для раздеться и посидеть.
   - Шеф, мы тут по ходу дела усовершенствовали конструкцию: веников нет, но погреться можно от души.
   Внутри под плёнкой оказалось невысокое пространство. Наш жирдяй ходил практически касаясь потолка. На одной стороне они оставили узкую полосу дерна, сейчас выполняющую роль полка, покрытого плёнкой, а сверху простынёй. У противоположной стенки была сложена каменка с прорытым под стеной каналом дымохода, выложенного всё также из дёрна. В небольшом очаге под камнями тлели угольные брикеты, нагревая камни, сложенные горкой сверху. Баня не по-белому и не по-чёрному. Суррогатный вариант - "по-серому". На потолке - вместо плёнки палатка. Запах присутствовал, но не сильный и больше от камней чем от угля.
   - Зачем плёнки столько просили?
   - Не пошло. Сидеть надо долго. Нагревается медленно. Не штырит .
   - Да ладно, просто скажите честно, что плёнку проплавили. Вы пока тут внутри возились, Колька к вам бегал и сказал "дядя Витя - у них там дырка".
   - Не рассчитали мы...
   - Я не ругаю. Просто, ребятки, у нас всё очень скромно в возможностях и, если нас будет больше, то и требоваться будет больше. Печка это хорошо, но я рассчитывал на солнечную баню без затрат. Будете делать что-то - советуйтесь пожалуйста. Вы сколько угля сожгли?
   - Ведро почти.
   - Ярослав, ты наверное понимаешь что ведро угля - это два дня нашей жизни на всём готовом? Кончится уголь чем будем топить? Что приуныли? У нас пока есть только один возобновляемый топливный ресурс - кукуруза. Сажать её необходимо много, это и продукт питания и топливо. Чтобы больше сажать надо больше поливать. Чтобы больше поливать - нужен новый накопитель. Задача понятна?
   - Да!
   - Понятна.
   - Не фига вам не понятно: надо на той стороне, где родник, борозд накопать и высадить.
   Надо как-то подбодрить личный состав.
   - От лица службы и себя лично объявляю благодарность за выполнение задания особой важности с занесением в боевой журнал подразделения. А сейчас давайте стричься, греться и мыться, затейники.
   - А стричься зачем?
   - За гигиеной!

   Стемнело. Сидим, сушимся. Голове хорошо и легко. Самовар закипает. Фонари по периметру стоят, светят.
   Тут из темноты громко надсадно рыча двигателем выскочил автомобиль. Два луча фар прыгают по сторонам. Водитель увидел во тьме нашу идиллию и повернул к нам на свет. Машина, шурша колёсами по траве и слепя фарами, подкатилась к нам, стоявшим в рядок с открытыми ртами.
   Двигатель заглох и стало слышно как щёлкает от нагрева остывающий глушитель.
   Из машины, из-за слепящих фар было не видно, кто хлопнув дверью вылез наружу. Я не разглядел, а унюхал запах парфюма. Баба! А мы тут вчетвером на изготовку.
   - Что вы бегаете? Я всё уже видела - ничего нового. Вы лучше скажите, где дорога на Соляное? Я не туда свернула?
   Определённо у меня дежавю? Накинув на себя одеяло я подошёл познакомиться.
   - Доброй ночи!
   - Здравствуйте - несколько глумливо улыбаясь ответила она.
   Глаза адаптировались и я разглядел: Бизнесвумен средней руки, одета в деловой брючный костюм несколько не по сезону. Улыбка натянутая. Лицо презрительное и надменное. Стервь!
   - Меня Виктор Петрович зовут, мы тут баньку решили организовать. Так что извините нас за такое приключение. А в Соляное вы сегодня не проедите. Дороги дальше нет - пока не сделают. Вы, если сильно не торопитесь, мы сейчас соберёмся и к нам пойдём.
   - Я не могу - у меня банкет.
   - Тогда увы, я сейчас вам ничем помочь не смогу.
   - Позвоните кому-нибудь!
   - Не получится - связь не работает.
   - А я и думаю: что с навигатором и телефоном такое?
   - Вот видите.
   - Проводите меня - я вам заплачу и обратно вас отвезут.
   - Это не поможет. По песку вы далеко не уедете - я, честно, даже не знаю как вы до нас доехали. Сядете, а толкать у нас вас некому и нечем.
   - Что же мне делать? Сделайте что-нибудь!
   - Что-нибудь я вам и предлагаю. Пойдёмте к нам в дом - там чаю попьём и поужинаем.
   Стол вместо скатерти накрыли белой простынёй. Выставили Дулевский сервиз по количеству персон. Сидеть у нас не на чем, поэтому стол поставили к сундукам, постелили чистое одеяло и усадили нашу гостью на лучшее место.
   Рядом с гостьей на уголке пристроился Колька, а мы вокруг на табуреточках раскладных расселись. На ужин была рыбная солянка и чай со сладкими булочками. В розетку Ярослав положил абрикосовое варенье. Для обильности стола нарезали бутерброды с сухой колбасой и наломали плитку шоколада. Я выставил на стол заранее приготовленную не открытую бутылку коньяка.
   Гостья покрутила в руках тарелку и проверила ноготком чистоту. Не обнаружив грязи и пыли она удовлетворённо произнесла:
   - Миленько! Совковый раритет. Не продадите? У меня есть ценитель подобного.
   - Увы, мадам, не продам, ибо с определённого времени в деньгах не нуждаюсь. - Я сразу показал для неё кто тут Хозяин.
   - По бокалу и рюмочке предложить не могу - есть стаканы, но это моветон. Предлагаю не чинясь - из чашечек с горьким шоколадом.
   - Я за рулём!
   - Теперь это не имеет значения.
   - А если ГБДД?
   - Где мы и где ГАИ? Даже не волнуйтесь - их тут ещё лет сто не будет.
   Я разлил по чуть-чуть ей и себе.
   - А юношам?
   - А у вьюношь диатез от алкоголя: один спортЦмен , а второй - кулинар, ему нюх сбивать нельзя - к конкурсу готовится. Кстати, рекомендую - солянка отменная из пелагических рыб и булочки просто объедение. Не беспокойтесь за фигуру - мука отборная специального грубого помола - это даже полезно.
   - Дядя Витя, можно я суп не буду - только чаю попью?
   - Нет, сначала немного солянки, потом варенье, шоколад и булочки. Так откуда вы, любезнейшая, к нам прикатили, из каких неведомых далей, номера я видел у вас на микроавтобусе московские?
   Вместо ответа она обратилась к толкнувшему её локтем в бок Кольке:
   - Мальчик, сядь к своему дяде.
   - Да, Коля, сядь ко мне. Тесно вам там вдвоём.
   Она сразу отряхнула левый бок пиджака, откуда беззаботно ко мне перебежал Колька.
   - Ярик, подай Колину тарелку и ложку.
   Я молча не чокаясь выпил коньяк и закусил колбасой.
   - Как мне к вам лучше обращаться, наша гостья?
   - Елизавета Вячеславовна.
   - Очень приятно. Меня, я надеюсь, вы запомнили как, но я на всякий случай напомню - Виктор Павлович Дорофеев. Это мои племянники - Ярослав, Пётр и Николай. Вы, извините меня за нескромный вопрос, где ночевать будете? У нас, как сами видите, мест для сна нет, мы сами на улице спим в палатке. Могу предложить гамак в подвале.
   - Не беспокойтесь - я буду спать в своей машине.
   - Очень хорошо. Так что, ещё по рюмочке?
   - Давайте, у вас хороший коньяк.
   - Да, отличный - достался по случаю от одного заботливого энтомолога. Он был не равнодушен ко мне и вот - отблагодарил. Давайте вашу чашечку, аккуратнее, стол у нас походный.
   Она протянула холёные руки с маникюром. На левом запястье тонкая золотая цепочка с мелкими подвесками, а на второй руке браслет из одного гарнитура с бриллиантовыми серьгами.
   Баба вредная, но завтра введу в курс дела куда она попала. Такую к плите не поставишь, а польза хоть какая-то от неё должна быть. Завтра обсудим и поговорим....
Касатоныч: И это все мне?

   Утро прошло тихо. Газ в плитке решил сэкономить и на завтрак доел вчерашние макароны холодными. Немного - но мне хватает. С интересом разглядывал имущество из прицепа. Правда я ещё вчера со всем ознакомился, но всё же, всё же. Раз оно теперь мое - я должен знать точно, чем располагаю.
   Две бутылки воды "Шишкин лес" 1,75 л. и 400 мл. Масло "Жемчужина Поволжья" подсолнечное 100% Нерафинированное 1 Сорт - 250 мл. Масло подсолнечное 'Слобода' рафинированное 1,8 л. Масса/Объем:1.8 л.
   Рафинированное, не рафинированное - до сих пор не понимаю разницы, а бутылка удобная, с ручкой. Странно, разнокалиберное всё.
   Соль Йодированная Экстра 550 гр - пластиковая банка.
   Три берестяных туеска: "Соль", "Сахар", "Чай" - приятно порадовали глаз. Соли и чая хватит надолго, а вот сахара, придётся дозаказывать. Рис, греча, пшено - пачки по килограмму. Мало того, на каждый пакет одет матерчатый мешочек. Про себя подумал: "Вот интересно, они продезинфицировали пакеты, прежде чем совать их в мешки?!" Хи-хи.. А глянув в небо вслух произнёс:
   - Спасибо хозяюшке, которая всё это собирала. Не зря старалась, ценю вашу заботу!
   Упаковка одноразовых ложек. Судя по маркировке - по 50 шт. Вот с пластиком поаккуратнее в заказах - не разлагается, нечего сюда завозить всякую гадость!
   О! Надо будет всё хранить в туесках, или мешочках. А что, неплохая идея! Так и буду постепенно заказывать - все сыпучее сразу в плотной или хорошо закупориваемой таре. "Мечты, мечты где ваша сладость." Таких упаковок не бывает. Сделаем проще, закажу кучу мешочков, или банок, и буду пересыпать.

   Порадовал нож. Простой, сбалансированный, с деревянной ручкой, удобный в хвате. С лезвием около пятнадцати сантиметров. Может даже самоделка, но добротный. В простейших кожаных ножнах, с завязками у рукоятки, и петелькой для ремня.
   День покатился дальше. А я поковылял "обозревать владения", накануне далеко не отходил - и устал сильно и как-то слишком много впечатлений навалилось, а вот теперь можно и нужно.
   От овчарни вправо с почти незаметным уклоном вверх шла ровная площадка метров двести шириной. Сзади её подпирала всё та же скала, с другой стороны журчал ручей.
   На дальней станции сойду,-
   Трава - по пояс!

   Ходил и благодарил овец. Постарались! Хорошо общипали траву- и возле своего дома, и чуть подальше. Причем интересно так - как будто и они здесь не так давно - дальше нетронутый, ну почти нетронутый травяной ковер. Не английский газон, но и не по пояс. Здесь были как знакомые по родному Подмосковью травы, так и что-то совсем экзотическое. По крайней мере для меня - уж точно незнакомые. Зато овцы прекрасно разбирались что им пригодно, а что нет. Надо будет и мне внимательно приглядеться, раз чего-то не едят - может ядовитое или колючее быть, хоть так знать буду.
   Сразу привлекло внимание одно место. Там точно было по пояс. Оставалось выяснить почему. Почему-то там они не "выкосили". Туда и направился.
   Квадрат, вернее прямоугольник, как позже стало понятно, когда обошел со всех сторон, примерно эдак двадцать на сорок метров - ровненький такой холмик. "Весь покрытый зеленью, абсолютно весь" - причем это не в шутку, а на самом деле. Слишком ровный, слишком заметный, чтобы быть природным. Скорее всего что-то когда-то тут было, а потом заросло. Фундамент? Посмотреть? А почему бы и нет? Что теряю - время? А кто его тут считал, хоть знать буду что рядом есть, может и найду чего. Вдруг и вправду повезёт, узнаю хоть что-то. Сходил за лопатой. Начал подкоп с угла. В случае чего заделать не долго.
   Землекоп я медленный, очень. Сильные у меня только руки, ногой толком не нажать, так что времени на подумать было. Копнул раз, другой - земля мягкая, но и корней много, они-то весь процесс и тормозили. Подумал так - сегодня порублю траву лопатой, чтоб два раза туда-сюда не ходить, а назавтра или вечером прихвачу еще и косу. Все как-то быстрей будет. Еще соображение: весь тот дерн, который снимаю с поверхности - надо его в сторону оттаскивать, что ли.. придумаю потом что с ним можно сделать. Никогда такой работой не занимался, а приходится.
   Вот и тружусь, как могу, а голова варит. И загадки без ответа - нет им числа. А чьё это всё? Где хозяин? Ушёл? Почему? Овцы не доеные. Ну хорошо. Сейчас ягнята. Но они явно разного возраста, скоро нужно будет доить овечек. Значит вот-вот вернётся? И потом, как он ещё посмотрит на моё присутствие? Копаю тут. Может всё специально всё так сделано?! Вопросы, одни вопросы..
   А чего я собственно волнуюсь?! Ну придёт. Выгонит? Хоть бы и так. Выгонит - дальше двину. А вдруг - нет? Чем я не сезонный рабочий? Уж какой есть, но и я что-то могу. Если он ушёл, оставив хозяйство без присмотра, значит другого не нашлось. Вот и буду присматривать. Авось поладим.
   Да, а куда прикажете девать ту бумажку? Среди вещей, прибывших в первом заказе от "Благодетелей", нашлась бумажка. Всё тоже, что и в бегущей строке прочел вчера в полдень. Опять же - плита! Что вы прикажите мне делать со всем этим ворохом!
   Ладно. Давайте плясать от печки. Что мы знаем? Мы - это я и моя коляска. Она молчит, но я за нас за всех буду думать. Итак: в чём уверены на всё сто? "Не убий." "Не укради." "Вор должен сидеть в тюрьме." "В такую погоду свои дома сидит, телевизор смотрят, только чужие шастают."

   Кстати, о телеке. В начале 90-х видел интервью настоящего князя. Так он ясно сказал: "Если я у себя в доме ночью застану Татя, я вправе его убить!" - тоже, знаете ли, право людей чести.
   Резюмируем. Мы не крадём, а выживаем. Кораблекрушение у нас тут, понимаете ли. Придёт хозяин - бум улыбаться на все тридцать два. Впрочем не выйдет, одного уже нет, знаете ли. Ну тогда на все что есть.
   Так, что ещё? А если? Появится посередь ночи такой вот местный "Князь". Прикинуться шлангом и не дышать? Так вон мое имущество - в прицепе стоит. Кстати, надо будет его хоть за строение закатить и припрятать. Мало ли.. Всё остальное откладываем до утра.
   Шутки шутками, а договариваться придётся.
   И ещё один неписанный закон, принятый в России. Нашёл ты в лесу заимку, домик маленький. На полке лежат соль, спички, сахар. Живи день. Неделю или год. Уходишь - на полке оставь соль, спички, сахар. И никто никогда в претензии не будет.
   Отсюда и буду исходить. В каком виде взял - в том и верну. Сломаю, положу новое. Так и запишем. Точка.

   Копнув обнаружил кирпичную кладку в три кирпича толщиной, и метр высоты. За пол дня работы, очистил часть. А вот часть чего, пока не понятно. Будет возможность - разберусь постепенно. Не знаю отчего - но вот есть смутное подозрение что я тут надолго. Иначе зачем все это?
   Около четырнадцати начал кашеварить. Причём буквально. Сварил пшённую кашу. Покосился было на гречку, но стола-то нет. Где перебирать? А рис не такой сытный, если на воде да пустой. Пшено тоже перебрать не помешает, ну да ладно, в нём мусора всяко поменьше чем в гречихе. На порцию зерна две воды, щепотку соли, полторы чайных ложек сахара, и под крышкой на огонь.
   Закипело - убавьте огонь. Минут через пятнадцать снимите крышку. Булькает? Закройте, ещё не время. Перестало булькать? Разгребите кашу в центре кастрюльки. Как вода выпарится, значит готово.
   Сижу, ем. Ягнята к кастрюле тянутся.
   - Нет, братцы-новобранцы, такая еда не для вас. Вы травоядные? Вот и жуйте, травы кругом столько - аж во все стороны выросла. Или вы мамку сосущие? Так это тоже рядом.
   А с чего я решил, что их доить надо? Слышал на севере совсем не доят, молока едва хватает для ягнят.
   Посмотрел на овец.
   - Девки, скажите честно, вас доят или нет?
   От такой наглости овцы аж жевать перестали. Косятся.
   - Ну ладно, не волнуйтесь уж так-то. Я ж для дела спрашиваю. Обернулся к барану: - Ну, отец семейства - без обид, как мужик мужику ответь: жёны у тебя дойные?
   Баран перестал жевать, замер, затем сморщил нос.
   - Так, - продолжил я - мы с вами посоветовались и я решил. Они у тебя дойные. Ясно?
   Баран молчал.
   - Ну это справедливо, Народ мой? - глянул на барана - Это справедливо, "Отец семейства"?
   Баран фыркнул, и, начал жевать. Смиренный как Блаженный Августин, а не животное. А потом и вовсе опустил голову, продолжил прерванный обед.
   - Ну? - я обвёл взглядом всех присутствующих.
   Все дружно посмотрели на меня и сказали "беээээ". Чуть не оглох.
   - Ну вот, и хорошо. Такое важное дело решили!
   Помыл посуду теплой водой. Откуда теплая? Из ведра. Утром еще притащил два полведра с водой с ручья, перелил в одно, и оставил его на "столовом" камне. За полдня оно неплохо прогрелось, металлическое же. А газ - только для еды, на разогрев воды глупо такое тратить. "Вы все еще кипятите?" И зря - тут с газбаллонами напряженка! Помыл - снова сходил, принес, к вечеру опять теплая будет! Почему по полведра? Так вы попробуйте на костылях полные носить. Не хотите? А мне вот приходится.
   Время приближалось к шестнадцати. Забрался к себе на верх, и "поиграл" в коме, пытаясь сделать заказ. В голове кручу что надумал брать за день. Нужны обязательно: туалетная бумага, Зубная щётка, паста, мыло, ложку и вилку серебряные не забыть, заразу нужно уничтожать на корню! Марля - молоко процеживать. Чего ещё? Брюки приличные бы, с добротным ремнём. Шампунь-гель 3-в-1-ом palmolive. Был у меня такой. И голову и тело моешь, к тому же мало расходуется
   Пока вызывал меню с товарами, экран в кульбите свернулся и выдал строчку:

   Поставка временно отложена на сутки в связи с перемещением плиты терминала.

   Вот, блин! Бюрократы - и тут "Приходите завтра"!!! Слов нет, одни эмоции. А я думал - прокатит..
   Попереживать всласть мне не дали овцы. Устроили дружную какофонию. Ну вот чего там ещё у них?!
   Весь "кучерявый народ" возмущенно собрался в кучу (или это стадо у них? вроде отара - это когда их много..) и дружно орал в сторону раскопа. Вчера они встретили меня совсем иначе. Порадовался такому факту. И вдруг подумалось - а что если и вчера овцы были недовольны, а теперь просто вопиют от людской наглости?
   "И никогда не угадаешь - что где найдёшь и потеряешь..."
   К раскопу приближалась женщина. В синем однотонном наряде. (подробности мне удалось узнать чуть позже, но поверьте) На ней красовался костюм-двойка. Однобортный пиджак с ла́цканами длиной чуть ниже талии. С хлястиком сзади, и складки под ним, при определённом сминании, всё это выглядело как маленький ласточкин хвост. Строго по колено почти узкая юбка с пятнадцатисантиметровым разрезом спереди и внизу строго по центру, и пояском на талии. Блузка на выпуск с "образцовым" вырезом. Убранство завершали туфли лодочки.
   Молодая и симпатичная. Вот поверьте, все это вместе взятое выглядело весьма эффектно.
   На правом ее плече висела слегка раздутая сумка, дамская, но добротная и вместительная с двумя ручками, а за спиной угадывался рюкзачок.
   Подходила ко мне с тревогой на лице. От чего немного хмурилась, и на лбу от бровей вверх шли две складочки.
   Ну вот, дождался хозяюшки..
   - Здравствуйте! - улыбаясь я двинулся ей навстречу.
   - Здравствуйте. Наконец-то я хоть кого-то встретила! - подойдя она протянула руку.
   - И давно вы здесь?
   - С одиннадцати утра по-местному... - ответила она неуверенно.
   - Да, ситуация не из стандартных, - пожимая руку, попутно соображал - Не хозяйка. А кто тогда? - на её правой руке - Вот недотёпа! - висел точно такой же "Смарт" как и у меня. Я поднял свою, потряс "телефоном" - Вы про "это" что-нибудь знаете?
   - Д-да.. - её голос вовсе притих.
   Нас тут же окружили бе-бешки.
   - Ой, какие они милые! - просияла она и, присев на корточки, стала гладить всех подряд.
   - Чаю хотите?
   - Ох, с удовольствием...
   - Вот и замечательно. Пока попьём-поедим, и разговор проще пойдёт!
   Двинулись к "кухне", а я замялся:
   - Ээ.. чай у меня вкусный. Нет, правда вкусный, проверено. А к нему.. только сахарный песок..
   - У меня наоборот, - просветлев сказала она - есть печенье, а чая нет.
   Кажется наметился первый договор о взаимовыгодном сотрудничестве? Ну что ж, заключим.
   - Касатоныч. - представился я.
   - Настя, - она растерялась. - А почему - Касатоныч?!
   - Просто так...
   За совместными хлопотами на кухне легко перешли на ты. Ягнята-бесенята, естественно, крутились около нас. Кто б сомневался, в их устоявшийся быт с растительным и молочным уклоном мы ворвались так неожиданно, так внезапно - и все наше было им интересно. Что меня порадовало, после того как Настя вымыла руки, оказалось у неё и жидкое мыло с собой, овец она больше не гладила.
   - Август, окороти ребятню! Дайте поесть спокойно. - На что Август сказал веское Бееее, и малолетняя шпана в момент рассосалась. - Стола у нас нет, скорее похоже пикник на траве. Ну или на камне, вот он. Огольцы во всё нос суют, вот и.. - пояснил я Насте.
   - Ха, слушаются..
   - Почему бы им не слушаться своего папу? А с Августом мы поладили. Он толколвый, не смотри что баран - все понимает. На Земле до некоторых людей дольше доходило..
   На импровизированный каменный стол стало выкладываться содержимое её сумки. Пакет номер раз: миска, в ней глубокая чашка, и уже в ней чайная ложка. В миске гремела столовая. Пакет номер два: пухлый бумажный и очень вкусно пахнущий.
   - Что заинтриговала? А ты сластёна. Угадала?
   - Ага..
   - Печенье? Ммм, не говори! Суприз будет..
   - Вот - Настя достала очередной пакет. - Так растерялась с заказом.. и взяла сосисок десяток. Четыре съела, а...
   - Варить! Промыть в проточной и срочно на огонь! Авось не пропали!
   - О, идея. Если с ними всё в порядке, то в той же воде можно сварить еще чего-нибудь.
   - Отлично! К сосискам гречка подойдёт. Или рожки. А вообще, странно.
   - Что?
   - Почему я подкидываю подобные идеи? Кто на кухне хозяйка?
   - Я?
   - А кто, я что ли? Во все времена женщины поварёшкой заправляют. Или ты у нас по стряпне не мастерица?
   - Нет, почему, я вполне...
   - Ну вот и берись, не тушуйся. Всё что здесь есть, кроме предметов личного пользования, общее.
   Песочное печенье "Курабье" или по простому "Курабьешки" с каплей густого джема в середине - вкус моего детства!
   - Ой.. - я облизнул пальцы. - прости! Такое печенье мне всегда очень нравилось. Но его совершенно нельзя есть и оставаться культурным человеком! Ломается при надкусывании, так что простите. Буду неприличным, и закидывать в рот печеньки целиком. Откуплюсь полноценным обедом из одного блюда на выбор. Чего желаете?
   Настя прыснула:
   - Я его тоже люблю. Хотела себя побаловать.. - а после паузы уже серьёзно добавила. - Сегодня, выйдя из дома, купила пакетик, хотела поднять настроение. Убежала из города на дачу. Иду, задумалась и оказалась здесь... Ты что-нибудь понимаешь?!
   - Не больше твоего. Уснул у себя дома, проснулся на пляже. Телефон вот этот наручный - прислал СМСку, потом плита.
   - Вот-вот, плита! И доставка на нее - раз в сутки.
   - Ты уже нашла свою?
   - Да, вон в рюкзаке.
   - Нужно её приземлить и поскорее. Ну, конечно если моя компания тебя устроит и ты решишь остаться.
   Настя быстро посмотрела на меня - А что здесь?
   - Овчарня, - кстати, очень ухоженная, практически все местное ее население ты видишь вокруг. Весьма просторный чердак, даже для двоих.
   А про себя подумал - мне показалось или в её взгляде действительно мелькнул укор?
   Мы разговаривали и, естественно - я смотрел не неё. И вот что я видел:
   Причёска "Каре с косой чёлкой", с зачёсом налево. Волосы убраны за уши, а низ волос завит на пол-оборота назад.
   Открытое, чистое и приветливое лицо, без макияжа, если он и присутствовал, то весьма грамотный и, поэтому, незаметный. Высокий лоб, с не тонкими, но ухоженными бровями в виде длинных запятых. Светло-синие глаза с прямым доброжелательным взглядом и полным набором не нарощенных, а своих ресниц. Нос прямой и весьма тонок, но не остр. Носогубные складки появлялись только когда она говорила. И то не всегда.
   Пушкин абсолютно прав, говоря: "Солнце юга невредно русской розе."
   - Так сколько ты уже здесь?
   - Аэ-э, у-уже сутки, - а про себя, - что, у меня ступор? Вот только этого и не хватало!
   Настя слегка улыбалась, наблюдая за моей, явно забавной мимикой.
   - Да, Плита! - слегка резче чем нужно всполошился я. - Надо же заземлить. Ну или просто положить на какое-то постоянное ее место.
   Плиту гостьи устроили напротив моей. На чердаке. Объяснил - что не на улице тем, что и овцы могут что-то попортить, а тут не достанут, да и спокойнее так.
   - Кстати, сегодня мне в посылке отказали.
   - Как?
   - Штраф за перенос плиты. Сутки минули сегодня в шестнадцать часов, а мне СеМеСька оттуда - указал пальцев вверх - штраф на двадцать четыре часа. Может статься и твоя состоится только послезавтра. Впрочем.. - и тут я задумался.
   - Что?
   - Вечно в инструкциях башку свернёшь! Ты "Икеевские" читала? Там все не по-человечески! И тут! Есть "крохотный", но шанс.
   - Ну? В чём дело? Не томи уже!
   - Понимаешь? Я не в чём не уверен.. Но если сейчас соединить наши плиты, то возможно, мы сможем избежать хотя бы твоего штрафа!
   Настя, притихнув, задумалась:
   - Как делить полученное будем?
   - Интим не предлагаю. Но, как в нормальной семье - по необходимости. Гарантирую - я не кусаюсь, это первое. И второе, преференции по увеличению веса поставки. Три кг за раз. Возможно..
   - Давай! - загорелась Настя.
   - Точно? Смотри, ни на чём не настаиваю.
   Настя ребром плиты уже давила мне на живот:
   - Даваай!!!
   - Подчиняюсь грубой силе. - заявил я. Спорить с женшиной? Нет, это не для меня.
   И мы занялись нужным делом. Свели длинные стороны плит вместе, и их кромки засветились, в то же время на наши "комы" пришли сообщения:
   Соединить плиты?
   Мы оба нажали - "ДА". Есть!
   Плиты срослись вместе, как будто так и было, никаких швов. Только по краям стыка угадывались прежние границы, из-за плавности загибов по углам плит.
   Высветились новое сообщения:
   Следующая поставка завтра в 12:00
   Суммарный лимит поставки - 3 кг.

   - Урраа! - завопили мы оба...
   - Обманули, обманули, обманули, обманули - дурака!
   На четыре, на четыре, на четыре, кулака!
- Настя приплясывала, стоя на коленках, на досчатом полу чердака.
   - Ослы ему славу по нотам поют.
   Козлы бородою дорогу метут
. - Подхватил я.
   - Тебе не кажется что это уже слишком?
   - Нет! - с вызовом заявила она. - Нет. Ну правда же здорово получилось.
   - Правда. Ссс-ай! Слушай, жёстко тут толочься на коленях. Пошли вниз.
   Попраздновав ещё немного мы, с улыбками, разошлись по делам. Настя занялась кухней, а я вновь двинул на раскоп. До вечера расчистил ещё пару метров фундамента.
   "Что-то, что-то есть у Бегемота." А вот что? - Выясним. "Ох нелёгкая это работа."
   Вскоре меня позвали к ужину. - А приято, чёрт побери! Ощущать себя мужиком. Вот так - в мелочах. Дома - вечный иждивенец, а тут и работа мужская. И баба к столу кличет. Причём - тааакая баба! Приятно, и всё! Без всяких там ненужных пошлостей.
   Сорвал пучок травы, с обеих сторон тщательно очистил лопату от земли. За шанцевым инструментом необходим уход, а то враз проржавеет. И не в коем случае не мыть! Это ещё хуже чем просто не чищенную оставить.
   - Итак, позвольте поинтересоваться, как же вас зовут, таинственная незнакомка? - начал я светскую застольную беседу.
   - Анастасия Алексеевна Лукина, можно просто - Настя, - и теперь уже Настя, наметив легкий реверанс, присела на "скамейку".
   - Мне же позвольте остаться с прежним именем. Зато сам охотно отвечу на пару неназванных вами вопросов. Представить меня тут более некому, тогда самолично. Не возражаете? Прекрасно! Итак, о себе. Жил в Подмосковье. Слесарь без разряда. Знаешь? Замки на почтовые ящики. Одни собирал. Другие клепал. Последний год на больничном без содержания. Слухи ходили что заводик ку-ку. Теперь-то уж и подавно - без разницы.
   - Принимаю условия Вашей игры. - заявила Настя. - Жила двести километров от Москвы. Частный парикмахер. Что? Ха-ха.. В рюкзаке вся снасть, но фен электрический, сам понимаешь.
   - Солнца много, генератор от солнечной батареи лишним не будет... Закажем, как вес позволит.
   - Всё-то у тебя на раз-два-три..
   - Да, не пскопские, околостоличные, но мы за МКАДом, и потому, мы - прорвёмся. И вообще - чего унывать? Еда, вода, ночлег есть. Приятные собеседники тоже.
   - На меня намекаешь?
   - И на овец тоже. Многого не расскажут, но слушают внимательно! - Сходу парировал я. И без паузы. - А муж? - Настя посмурнела. - Оппа, кажется наступил на больную мозоль. - а дальше затараторил - Прости, всё, дальше не лезу. И вообще, последнего вопроса не было. - и уткнулся в кружку.
   - Умеешь ты..
   - Да, я умею видеть и сопоставлять. А также я уважаю чужие границы. Больше чем сама расскажешь, не выспрошу.
   - Ну что ж, подходит.
   Ужин прошёл в приятной пустой болтовне. По Евпатории знаю, бывал там - в южных широтах сумерки длятся не более двадцати минут. Так что делить чердак отправились загодя. Войдя в овчарню опять наткнулись на ропот "народа". И, мне показалось, больше всех возмущался баран.
   - Август, от тебя я этого не ожидал! Вот сейчас - даже не заикайся! Ты не прав! - Заявил я ему с улыбкой до ушей.
   Настя заинтересованно уставилась на нас.
   - Посмотри вокруг? - продолжил я, - у тебя сколько жён? И все - здесь! А я что, рыжий? Я что, даже на поговорить не гожусь, у тёплой стенки?!! Обидел, Август! Вот Сейчас просто Обидел!!!
   Настя смеялась в голос:
   - А меня кто-нибудь спросит? Вот мужики, всех невест разобрали, поделили. Без меня, меня женили, а спросить забыли! А.. - она на секунду замерла - А почему Август?
   - Смирен как Блаженный Августин, терпеливо принимает все тягости жизни, - и без паузы, указывая на потолок. - Тебе время нужно?
   Настя непонимающе переводила взгляд, от меня по пальцу на потолок, и обратно до Августа. В итоге непонимающе мотнула головой.
   - На что?
   - Дамам, отходящим ко сну, нужно время. Тебе оно нужно?
   - А-у, э-да.
   - Время у тебя есть, - сделав галантный жест указав на лестницу - Просю!
   Настя, поднимаясь наверх, смеялась уже в полный голос:
   - Ох, ребята, я с вас балдею!
   Вдогонку я ей бросил:
   - Чтобы не было недоразумений. Твоя плита справа, так что твой - дальний правый, мой - левый угол.
   - Мм - раздалось сверху. Чувствовалось, что она старается не заржать.
   Вскоре меня позвали наверх.
   Кстати, плед достался Насте, а мне - только сено.. А вот интересно, если сшить чехлы - получатся ли у нас матрасы? Завтра обсудим, - подумал я сквозь сон.
   Ночь прошла тихо, без эксцессов.


   День Двенадцатый

   Виктор Палыч
. Серьёзные люди

   Мы проснулись от того что вокруг нашей стоянки носилась, не смотря на посадки чертова баба на своей адской машине.
   - Дядя Витя, сделайте что-нибудь - она все грядки испортит! - увидев происходящие попросил Петрович.
   - Да Виктор Палыч! У неё кукушку сорвало.
   - Ярик, Петрович - знать бы, где у той кукушки стоп-кран...
   Первым не выдержал Петрович, знавший сколько нашего труда положено на все это. Кольку, рванувшего было за ним, я успел поймать за шкирку и взять на руки.
   - Посиди, у меня на руках, Николай Анатольевич.
   Увидев что мы смотрим как она громит всё вокруг, истеричка, не жалея машины, подлетела к нам. Микрик со скрипом качнулся на тормозах. Его хозяйка как бешеная выскочила из машины и сразу начала на меня кричать:
   - Где я!???
   Я ответил без тени ехидства и злорадства:
   - Приличные люди с утра здороваются, мадам, и не ездят на машине по чужому огороду. Хотел я вам с утра всё спокойно объяснить, да вы сами все уже видели.
   Лицо красное, ноздри раздула как загнанная лошадь. Дышит надсадно, грудь ходуном ходит.
   - Там машина стоит!
   - Где?
   - За речкой вашей!
   - Это - не наша. Видно кто-то ещё приехал.
   Не успел я её остановить как та снова прыгнула за руль. Газанула и, решительно набрав скорость, погнала к пролому. Мы только и видели как мелькнули огни габаритов.
   - Вот с-сука, всю кукурузу испохабила! И по картошке проехала, - сообщил вернувшийся к нам Петрович.
   - Ничего, мужики, подсадим. Морковка, редька и лук целы?
   - Рядом проскочила.
   - Картошку, если вырыла - обратно сунуть. Кукурузу подсадим. А баба бешеная эта больше уже НЕ наша проблема.
   - Виктор Палыч, вы так спокойно об этом говорите?
   - Что изменится от того, если я буду говорить иначе, кроме настроения? Хорошее утро. Одной большой проблемой меньше. День начался необычно. Давайте завтракать и дел сегодня уйма.
   На завтраке я попросил Ярослава сходить за губками.
   - Ты у нас единственный, кто может легко перепрыгнуть туда и обратно. Возьмёшь сумку большую, напихай этих губок сколько сможешь, только мочи их перед этим и отжимай. Вспомнил я - они, когда сухие, ломкие и твёрдые. В воду сам не лезь, если не найдёшь. Осторожнее! Там могут быть скаты, морские ежи, улитки и хрен знает кто ещё. Внимательно смотри - может ещё есть или были люди. Стоянки, ночёвки брошенные, вещи любые, даже бычки от сигарет. Тут загадить было некому, в глаза сразу бросится. Не навязывайся сам никому. Аккуратно знакомься, если нормальные - приглашай к нам. Главное сейчас - с утра поставим мерёжу.
   Перейдешь туда, сразу уходи в левую сторону - они тебя не увидят, а на обратном пути зайди познакомься, скажи рыба к вечеру может будет, подходите, мы поделимся. С Елизаветой Вячеславовной не конфликтуй, извинился и сразу домой если что. Проблемный она человек.
   Сразу не подходи, понаблюдай что за люди. Часы возьми командирские и бинокль. Лопатку Колькину - обязательно. Паёк и воду в бутылке.
   - В сумке места не останется.
   - Наволочку под губок возьми. По пути, если повезёт, копни родник. Место выбирай как мы в прошлый раз. Не задерживайся, просто раскопай чтобы вода шла. Вернёшься к 12-30 за полчаса до полудня, за мерёжей будут Петрович с Колей следить, у меня - канал. Бинокль потом в губки спрячь, если их не будет - в сумку, но так чтобы не было видно, кинь рубашку сверху, если что. И смотри издалека - так, чтобы солнце на линзы не попадало. Панаму не забудь снять перед этим. Из травы смотри. Напрямую обратно не иди - вернись назад и по берегу, и уже от берега к ним и зайдёшь. Спросят чего ходил - так и скажи: за губками для мытья, Петрович новое место под кукурузу отправил найти, это вы заняли. Главное помни, Ярик, если что - сразу ходу домой, я тебя прикрою.
   На все вопросы чужих, кто да что, отвечай - перенеслись прямо с дачей и подвалом. Про остальное говори - у дяди Вити спросите он, может, что больше знает. Включай дурака. В длинный разговор не вступай, посмотри и домой. Но постарайся пройти рядом - важно знать что за люди. Если откровенные - расспрашивай, разговори. Меньше говори - больше слушай. Пройти ты должен мимо них в районе 11-20, ни раньше ни позже. Так что быстро собирайся и в путь. Мерёжу мы сами поставим.
   Ярослав ушёл в половине восьмого. После мы не спеша собрались и пошли ставить нашу снасть. Стараясь сильно не демонстрировать явное внимание я сел на скалу и посмотрел на них в бинокль фотографа. Картинка мне не понравилась. От нас они закрылись микриком и, возможно, скрытно сейчас наблюдали за нами. Ладно, пока всё идёт по плану - выход Ярослава они пропустили.
   - Так, ребятки, пошли картошку поправим и займёмся лодкой.
   С картошкой повезло - было подмято несколько клубней, но та ещё не взошла, так что урожай с виду не пострадал, а вот кукурузу она нам знатно раскатала. Возможно часть и подымется, а часть - уже точно нет. Сегодня в заказ возьму двести грамм, нам хватит на пару дней восстановить утраченное и увеличить площадь посадок.
   С лодкой, как не вертел конструкцию, без усиления элементов ничего не выйдет.
   - Раз работа встала, пошли, Петрович, новый водоём копать. Пора нам его заканчивать.
   Копаем, а на душе неспокойно - отправил одного парня молодого в разведку. Как бы и опыт есть и не студент Петрович, которому двадцать два, этот постарше, но всё одно, неуютно. Надо календарём местным озаботится да дни рождения в журнал переписать.
   В районе десяти щипнуло руку. Сообщение. Посмотрел. Первую задачу Якудза выполнил:
   Достижение: Источник питьевой воды! Поощрительная акция - расширение численности стержневого этноформата.
   Организационное поощрение - увеличение лимита разовой поставки - один килограмм дополнительного веса.

   Через пару дней посмотрим кто у нас тут царь.
   Чем ближе подходило назначенное время, тем больше я волновался. Копаю и сам себя уговариваю. "Старый ты стал, Виктор Палыч. Как институтка перед свиданием дергаешься. Всё будет нормально, вернётся парень."
   - Шабаш, Петрович. Что делать - знаете. Колька в бинокль может смотреть сколько захочет - он ребёнок. Ты сам пару раз глянь, но больше в сторону смотри. Я на канал и быстро подтянусь к вам. Револьвер заряжен?
   - Да, Виктор Палыч.
   - Только в крайнем случае в воздух пальни и прячься сразу. Колька, бегом в подвал на лавку и сиди как мышь под веником. Остальное - моё дело.
   Сегодня я изменил план заказа коренным образом.
   Заказал три рации Баофенг BF-T1 с зарядкой от мини-USB, для меня критично, так как эти устройства мы сможем заряжать от солнечной панели без проблем. В данном случае сыграл свою роль вес. Четыре бруска плюс лист фанеры на лодку.
   Остаток - 3.34 кг спустил на: литр ацетона, кисть флейц с натуральной щетиной, медицинский одноразовый шприц для дозирования отвердителя, респиратор одноразовый 3М, нитриловые перчатки, два килограмма смолы, и отвердитель.
   Для первого этапа должно хватить. Сразу после подтверждения заказа и пошёл к разлому. Мне навстречу уже спускался уставший Ярослав с ребятами.
   - Всё путём, Виктор Палыч!
   - Пошли обедать, там всё расскажешь.
   - Может ловушку вытащим?
   - Что, много попало?
   - Да, прилично.
   - Скидывай всё и пошли рыбу заберем.
   Улов действительно был неплохим. С десяток скумбрий, один окунь и три 'леща'.
   - Ярик, будь другом. Вывали из наволочки губок и отнеси им рыбу.
   - Какую?
   - Лещей всех да четыре скумбрии. Им хватит на сегодня.
   Пока Ярослав относил гостинец, мы быстро выпотрошили рыбу и собрали в мою рубашку влажных губок. Засланец постарался, принес нам больше двух десятков крупных чистых морских обитателей. Я сразу прикинул: несколько губок порежу на более мелкие части - что для мытья посуды, что для гигиены, остальное высушим и уберём в кладовку. Достал из духовки горшочек с гороховой похлёбкой из банок, разлил густое ароматное варево по тарелкам.
   - С хлебушком не спеша кушаем, а ты, Ярик, рассказывай между делом как сходил.
   - Нормально сходил. Километра два от них отошёл, нашел похожее место, как вы и советовали - по самой высокой и сочной траве.
   Копнул в одном месте - сухо. В другом уже сырее было, а в третьем сразу вода пошла. Я место обкопал, сделал ямку поглубже и слив небольшой, там вода даже лучше чем у этих идёт. Главное, я там фундамент разглядел. Но он совсем развален и без подвала. Копнул пару мест - земля и песок, нет ничего.
   Далеко идти за мочалками не пришлось - нашёл на берегу, свежие накидало. Собрал в сумку и в наволочку. Прошёл ещё, посмотрел дальше, сам за временем смотрю как вы сказали. Ничего больше нет, но место для ещё одного родника приметил.
   - На каком расстоянии?
   - Двадцать минут быстрым шагом. Копать не стал - вы не велели.
   - Правильно, всё надо делать постепенно.
   - Вернулся, нашёл место. Стал смотреть. Они там суетятся, бегают. Палатка у них. Стол, стулья лучше наших. Да, главное - у них ружья есть. Охотники это. И лодка есть, но маленькая. Баба эта при них, вся деловая. Мутят, что - не понятно. Мужик с сыном - хозяин машины Владлен Михайлович, а третий с ними - то ли брат, то ли друг. На побегушках. Со мной только этот Владлен говорил. Расспрашивал кто мы и как давно здесь. Я сказал, как вы говорили - что на даче отдыхали и тут оказались.
   - Правильно. Что ещё?
   - Ещё у них на руках у троих браслеты с навигаторами. Они все в них пялятся, непонятно что пытаются там увидеть. Бумага у них есть - как наша, читают. Баба эта сидит в сторонке плачет, на меня зыркала, но молчала. - Так значит? Ярик, вы сейчас с Петровичем сделаете следующее: тот холмик, что за нашим фундаментом, тут самый высокий. На верху копаете окоп. Глубина на мою лопату, ширина на лопату Петровича. Бруствер отсыпаете вынутым грунтом, всё обкладываете дёрном чтобы со стороны не было видно. Завтра Петрович на соседней горушке роет такой же. Куда и как - я покажу. Ты, Ярик, встаешь рано и уходишь за разлом - задача перехватить 'появленцев'. Ничего не обещай, ничего не говори - просто знакомишься, вводишь в курс дела, скажи: 'мы там живём, если что - приходите к нам, поможем. Тут вот есть ещё люди - поговорите с ними'. Покорми человека. Чаем напои и успокой как сможешь. Узнавай какими профессиями владеет. Если на руке есть коммуникатор - объясни как искать плиту.
   - А как её искать?
   - Интерком срабатывает при приближении ближе пяти метров. Сработал - ищите рядом!
   - Ясно.
   - Явные мажоры, "конкретные пацаны" и истерички пусть к ним идут сразу. Я у НАС демократию разводить не буду. Завтра обязательно должен кто-то появиться. Либо у нас, либо у них. Берешь с ночи маленькую палатку, продукты, горелку, воду и рацию. Проверьте их и подзарядите, если надо. Бумагу возьмёшь. Ни к кому на разговор не навязывайся. Пусть сами подойдут.
   - А подойдут?
   - Подойдут, обязательно. Объяснил, заинтересовал, сами останутся - значит хорошо, нет - отправляй к этим. Спросят что делаешь - говори место под кукурузу готовишь. Родник для полива.
   - Почему вы думаете что должен кто-то быть?
   - Не знаю, есть такое чувство. Главное: больше доброжелательности и сочувствия.
   По ходу создания оборонительного и наблюдательного пункта вносил изменения по воспоминаниям из молодости и, исходя из здравого смысла. Решил что тут у нас будет скрытый пункт наблюдения и на ночь нужно будет выставить сигналку. Какую - я уже придумал.
   Закончив с землеройными работами мои парни не стали откладывать то, что можно сделать сегодня и вырыли по образцу второй окоп.
   А я решил продолжить нашу с Колей эпопею с лодкой. Вырезал и добавил к самым большим элементам ещё по одному слою фанеры и уложил на склейку одним разом. Теперь толщина шпангоутов стала 12 мм, а транца - 18 мм. Остальные носовые элементы набора оставил, как прежде, шести миллиметровыми, они сейчас не играли роли с точки зрения распределения нагрузки и просто помогали формировать будущий каркас.
   Вынес на улицу из подвала сильно гнутые элементы, пусть досохнут. Мне их нужно разрезать на куски для изготовления фальш-шпангоутов. Почему фальш - потому что они фактически не будут никак соединены с килевой балкой. На кильсон я приклею маленький кусочек рейки, на него подлиннее, так, чтобы получились по бортам плечи по три сантиметра. Туда встанет на клей нижний конец фальш-шпангоута. Вдоль этой конструкции поперёк килевой балки встанет шпангоут из фанеры, их, на самом деле, фактически всего два на яле, остальные я заменю такими гнутыми суррогатами. Эти фальш-шпангоуты я пришью проволокой к бортовым доскам и посажу все на клей. Такая конструкция позволит сформировать обводы и подкрепить бортовые доски для формирования корпуса из ткани и смолы.
   Сборку начал с того что высверлил и вырубил в шпангоутах прямоугольные отверстия под рейки подлегарсов два на пять сантиметров. Иначе я их потом не заведу внутрь. Следующий шаг - установка шпангоутов и транца на киль. Завел поддлегарсы, но не крепил. Конструкция, как говорится, "сидит на живую нитку". На кильсоне разметил места установки шпангоутов и фальш-шпангоутов. Нарезал кусочков из рейки и на полчаса поставил на склейку. Клей при такой температуре схватывается через пятнадцать минут, а через тридцать место склейки можно обрабатывать и использовать для работы. Через час место склеивания держит нагрузку при условии использования правильного клея и соблюдения технологии.
   Там, где не было возможности подлезть ручной дрелью, отверстия прожигали раскаленным гвоздём. Гвозди постоянно лежали в тлеющих углях в импровизированном горне из кирпичей.
   Скелет, как говорится, рос на глазах, а помощники, видя как я это делаю, повторяли всё за мной с другим бортом.
   Сразу стало понятно что без дополнительных рыбин на днище между двух самых широких шпангоутов у меня ничего не выйдет, чтобы склеить быстро, я их засверлил по месту, намазал клеем и притянул проволочными скрутками к рейкам бортового набора.
   Чтобы проволока не прорезала мягкую бальсу - под петельку и скрутку мы ставили мелкие гвоздики. Коля у нас сегодня выполнял ответственную работу - подай и положи дрель, принеси гвоздик, подержи пальчиком. Умница, а не ребёнок.
   Конечный итог работы подвёл Петрович:
   - Хлипкая рама, шеф. Твоя лодка ещё не родилась, а уже сдохла. На как там? Стапеле!
   - Ни черта вы, мазуты береговые, не понимаете! Это каркас, на который мы сначала натянем первый слой, а потом, когда он подсохнет, будем накладывать слой за слоем сверху, пока вся конструкция не станет достаточно жёсткой. Затем перевернём и сделаем тоже самое изнутри. Зашкурим и покроем слоем гелькоута. Затем установим внутри лавки, поставим мачту и перо руля. Дадим постоять пару дней для окончательной полимеризации смолы и только тогда опробуем - что у нас получилось. Технология каркасной байдарки, дополненная новейшими технологиями. Строим стекло-пластиковое судно без болвана, сразу на каркасе. Вся бальса уйдёт внутрь и добавит плавучести.
   Страхолюдина, конечно, будет, но нам она очень нужна. А кто что-то скажет против моей прелести, тому закажу петушков-леденцов вставлю в одно место и будете крутить до палочки. Ясно!
   - Так точно, Ваше высокопревосходительство, господин Командор!
   - То-то же! А то "компАс не той системы и обоймы не в те магазины". Накрываем и пошли уже рыбку готовить да думы думать.
   Сидим, Якудза колдует над плитой, я ему помогаю - тесто замешиваю на рыбные пельмени. Мясо окуная очистили, обжарили. Запассировали мелко нарезанную головку лука. Поперчили, посолили и размяли вилкой в фарш. Остальные сидят, лепят пельмени кто как умеет.
   - Командор, там гудят!
   - Гудят, значит любят!
   - Что любят?
   - Э-эх, "молодость"! Главное - как!
   - А как?
   - Телом, Петруха, телом. Много и разно. Душой они любить не умеют.
   - Почему?
   - Душа требует тишины, а они гудят.... Заканчивайте по-быстрому. Они не в гости, они сюда есть идут. Ярик, ты вытащи всё из кладовки что может понадобится и дверку бачком с водой подопри.
   Пришлось оставить тесто, взять фонарик и пойти к нежданным гостям.
   На скале стояла машина нашей знакомой и вся четвёрка новых поселенцев с вещами.
   - Мы к вам в гости! Познакомиться!
   - "В гости" - это замечательно! Но вот неприятность - перебраться вам к нам не так просто.
   - Мы уже всё решили. У нас лодка с вставным пайолом, она достаточно крепкая чтобы перебраться. Но вот необходимо придержать её с вашей стороны для безопасности. Мы с этой стороны её к машине привяжем, а вы с той её придержите. Так вы не против вечерних гостей?
   - Раз пришли - значит надо. Раз надо - значит обсудим. Если есть ЧТО обсуждать - договоримся.
   - А мы к вам не с пустыми руками! У нас для закрепления договора о дружбе и взаимопомощи коллекционный напиток. Достался по случаю, а выпить не с кем.
   - Так вы же его сейчас загубите. Пойдёмте скорее спасать вашего дедушку.
   - А что с ним???
   - Вскрытие покажет!
   В свете ламп на стол выставили Камю Кюве 5.150, коллекция 'Шедевр' в флаконах из боккарского хрусталя, сделанных по эскизам французского скульптора Сержа Мансо.
   Удивили, но не поразили. Я уже смотрел на него. Но не заказал. Пока не заказал, а то может и не понравится.
   - Это - наш вам подарок на знакомство.
   На стол встала картонная коробка с хрустальными бокалами Боккарат Диамант. Для знакомства сойдёт. Хотя понятно, что они брали близкое по смыслу, но удивили своей напористостью. Глаза отводят. Готовились - значит что-то им очень сильно нужно от меня.
   - Мальчику вашему конфет. Это от меня. - Протянула коробку Екатерина Вячеславовна.
   Этот шоколад я не знаю - на упаковке Дебауве энд Галлаис. Бельгийский? Надеюсь Кольке понравится.
   - У нас, извините, процесс. Мы пельмени лепим. Почти закончили. Надеюсь - всем хватит.
   - Да не переживайте, у нас с собой тут есть немного колбаски, ветчинки. Голодными не будем. Нам поговорить хотелось. Познакомиться. Нам Елизавета Вячеславовна сказала что с мебелью у вас не важно. Мы со своим столом и стульями.
   - Это я уже заметил. Ставьте рядом, мы наш сейчас протрём и накроем. Извините - скатерти нет, но простыни у нас новые, чистые. Места, как видите, совсем мало. Спим на улице. Тут только вечерами сидим. Да, кухня у нас тут.
   - И всё?
   - Всё - две маленькие кладовочки, пока не бедствуем, но что скоро будет, не знаю. Хорошо семена были, посадили сколько смогли. Рыбу ловим.
   - За рыбу вам отдельное спасибо. Давно вы здесь?
   - Так дней десять как.
   - И что, никого больше не было?
   - Не было.
   - Ясно, а вот у вас там плиты на улице лежат.
   - Какие плиты?
   - Плоские.
   - Есть две - не знаю куда пристроить.
   - Они не ваши?
   - Почему? Мои. Нашли тут и пользуемся.
   - Тогда понятно. Так может присядем?
   - Извините, вы меня заинтриговали вопросами, так что я забыл про гостеприимство. А это у вас что на руках?
   - Это интеркомы. У вас такого нет?
   - Как видите - не сподобился. Дорогой?
   - Это местное оборудование. Давайте лучше не о делах, а выпьем за знакомство.
   Выпили, по мне так - коньяк жестковат. Ароматный, приятный, но лучше я буду пить 'Элеганс'.
   - Виктор, ведь вас так зовут?
   - Виктор Палыч.
   - А меня Владлен Михайлович, ваш племянник вам не сказал?
   - Молодой. Ветер в голове. Наверное забыл пока шёл.
   - У меня простой вопрос к вам, но сначала по второй за добрососедские отношения?
   Выпили. Закусили, они - колбасой, я - горьким шоколадом.
   - Юноша у вас без ноги, и мальчик - как вы теперь?
   - Пока справляемся.
   - А дальше что планируете?
   - Пока ничего, рассаду высадить. У вас есть предложения?
   - Нет, пока нет надо во всем разобраться. Ситуация, сами понимаете, не ординарная. Как вы думаете - где мы?
   - Честно?
   - Хотелось бы.
   - У меня такое мнение - это наша Земля, только очень давно или очень в будущем.
   - Откуда такие выводы?
   - Скумбрия и Луна.
   - А другие версии вы не рассматривали?
   - Откуда? Я - личность приземлённая и меркантильная.... Мне бы пощупать. Фантазиев у нас на остальное не хватает. Сами-то что думаете?
   - Пока не о чем, первый день здесь. Культурный шок. Что-то мы всё о делах, а надо ....
   Я перебил его, не дав закончить:
   - Надо поужинать: пельмени готовы. Ярослав на тарелки уже выкладывает.
   - Он у вас..?
   Я так понял, что мне намекают что Якудза сидел.
   - Ах, оставьте. Ошибки молодости, кто не совершал? Татуировки - романтика. Родители были в шоке. Теперь у меня на перевоспитании. Он у нас отменный повар - рестораны с руками и ногами оторвут.
   - А вы?
   - А я пенсионер. Тяпки. Грабли. Лопата. Тихие радости дачника. Давайте выпьем - оценим французских виноделов. Коньяк коллекционный - на 150-летие дома Камю. Купаж элитных спиртов. Очень редкая серия, откуда он у вас?
   - Случайность.
   - Хотя о чём я, все в этом мире не предсказуемо - и коньяк, и место, и люди. Так что Вы Нам хотели предложить, Владлен Михайлович?
   - Дружбу. Хотел просить о помощи - приютить нашу общую знакомую на время.
   - Так мы ей и не отказывали - она внезапно сама разорвала наши отношения, отбыв на ту сторону. У нас, к сожалению, такой возможности нет, а Ярослав просто хорошо развит и может перепрыгнуть. Но я его не поощряю. Не дай бог упадет, а ведь если упадет - тут докторов нет. Да, кстати, среди вас нет врача или учителя?
   - Нет, у нас, к сожалению, все по другой части.
   - Жаль, нам бы такой человек пригодился.
   - Нам и самим такой нужен. Но за отдельную, так сказать, ренту - если у нас будет, то мы вам предоставим. Вы хотите сельским хозяйством заниматься?
   - По мере возможности. Мы хотели кукурузы побольше посадить - и на еду и на топливо. Да вот, незадача - вы наше поле заняли, мы там родник выкопали, а теперь не знаем что делать.
   - Извините, но теперь, сами понимаете, это наша территория - нам её передали в управление. Если у вас есть такая потребность, то мы вам можем разрешить, но на условиях аренды.
   - Сколько?
   - Половина, но семена - наши.
   - Устраивает.
   - Как с вами легко общаться. Давайте закрепим наш договор бокалом дружбы.
   - Это непременно, но вот дальше на пару километров уже Вы будете претендовать на земельную ренту.
   - Виктор. Вы - разумный человек, мы на вашу ЧАСТЬ острова не претендуем.
   - Почему вы так решили что это - остров?
   - Потому что чтобы вас тут держало тогда? Тем более ваш племянник проговорился.
   - Завтра появятся другие, такие же как вы, и что потом?
   - Потом у нас есть возможность отстоять своё право первой ночи.
   - Поживём - увидим. Давайте попробуем пельменей по особому рецепту.
   Пельмени удались, в бульон Ярослав добавил немного масла. С хлебом это, как сказал один из не представившихся гостей:
   - Вкусно! А что за начинка?
   - Не знаю, но мы считаем что окунь.
   - У нас такой рыбы не было.
   - Нет, не было. Он попадается редко, это всего второй за всё время.
   - Он намного вкуснее скумбрии.
   - Соглашусь.
   - Давайте, раз у нас так всё гладко получается - обговорим вопрос рыбной ловли.
   - Давайте.
   - Согласитесь, что протока - наш общий ресурс.
   - Бесспорно. Ваши предложения?
   - По территории или количеству едоков.
   - Тогда какая квота нам?
   - Тридцать процентов. Это честно.
   - Вас тут всего четверо.
   - И вас - ВСЕГО четверо.
   - Логичнее предположить раздел по едокам - 50 на 50.
   - У вас нет позиций для торговли - вам деться некуда.
   - То есть, я ставлю свою мерёжу и отдаю семь рыбин из десяти вам, а что я получаю взамен?
   - Защиту.
   - От кого? От вас? Так вы на том берегу - мы на этом. Кого нам бояться?
   - Я думаю что вам разумнее согласится и иметь в друзьях добрых соседей в виде трёх взрослых мужчин, умеющих обращаться с оружием.
   - Согласен. Но тогда встречное условие: всё, что мы ловим не в протоке - сто процентов наше и договор пересмотру не подлежит и обратной силы не имеет. По рукам?
   - По рукам. Ладно, основные вопросы мы решили - пора нам домой, в родные пенаты. Не последний раз встречаемся. Так вы тут останетесь, Елизавета?
   - Нет, завтра наверное. Я не готова к переезду. Мне в автобусе комфортней ночевать.
   Гости ушли, мы их проводили, а вопросы остались.
   - Шеф, что это было?
   - Это была проверка. На сколько мы готовы уступить.
   - Не слишком им будет?
   - Нормально. Нам в день сколько той рыбы надо?
   - Три-четыре.
   - Каждый день есть рыбу - не реально. Той мерёжи хватит на всех. Зато мы знаем планы наших визави. Работать, как мы, они не собираются. Поэтому строим лодку и ищем новое место для жизни. Ярик, моё задание остаётся в силе.
   - А они?
   - А они - пассажиры на нашем острове, такие же как и мы. Кто знает что будет дальше - может так статься, что то, что казалось незыблемым вчера, завтра потеряет всякий смысл.


   Касатоныч "Я встретил вас, и всё? Былое."

   За завтраком Настя не удержалась и всё же спросила:
   - Нет, а правда - почему Касатоныч?
   - Потому что мы здесь, потому что мы можем быть другими, какими хотим быть, а не теми, которыми нас сделала тамошняя жизнь. Не каждому даётся второй шанс. А нам его дали! Хотя это тоже ложь. Шанс есть и там - в той жизни, где мы были и откуда нас с тобой выдернули. Просто нужно было оторвать зад от дивана и сделать усилие. В данном случае "диван" это метафора, у каждого "диван" свой.
   - Значит и я могла бы сменить имя?.. - Настя не столько спросила, а скорее задумчиво констатировала.
   - Можешь, но зачем? Оно тебе идет! - и продекламировал: - 'Но живёт без всякой славы, Средь зелёныя лугавы, Та, что всё ж её милей'. Ведь наверняка есть та, кто сейчас смотрится в "зеркальце", а?
   - Умеешь ты разговорить.
   - А ты не отвечай - вслух. Ответь на те вопросы самой себе. Стоит ли держать в себе обиду на то что было там? Они все там, а мы - здесь. Живы и здоровы. Нет, я не предлагаю - "До основания, а затем..". Ни в коем случае! Если "до основания", то затем ничего кроме пепелища не будет!
   Знаешь однажды в программе "Время" видел интервью Маргарет Тэтчер, она объясняла что такое "Консерватор". По её мнению это тот, кто всё лучшее из прошлого сохраняет и переносит в будущее. Вот это по мне. Из прошлого в будущее через настоящее, и только хорошее. А иначе порвёт Тузик грелку. Какая ж с неё после того грелка?!
   Разумеется и я помню обиды, не могу не помнить, но они смазаны, не ярки, больше не болят. Зачем их холить и лелеять, какой от боли прок? Не вижу смысла.
   Прости повторюсь. Мы - здесь. Они - там. И дай им Господи! Но дальше, мы - порознь! А их обидами себе души жечь? Нет, ребята, перебор, - я повернулся к ней. - Ты шибко по детям в Африке убиваешься?
   - А?
   - Допустим, ты в новостях слышишь, в Африке - трагедия! Очередная, они там постоянно происходят. Или в Азии, не важно. Лично ты будешь о них переживать?
   - Буду!
   - А волосы из-за них на себе рвать?
   - Нет..
   - Ну вот! Послало наше правительство пару самолётов с гуманитаркой и хорош. Вроде как и от твоего имени тоже. Или вот ты. Скажешь - "там" у меня с тобой был шанс? Встретиться? Даже и просто поговорить, пообщаться. Фигушки, прошла б мимо и не заметила. Красивая молодая, и я - "на запасных ногах". А сейчас сидишь рядом, какую б пургу не мёл, слушаешь, - улыбнулся. - Скажешь, не так?
   - С последним пунктом я б поспорила. Надеюсь, что встреться мы там - я не прошла бы мимо.
   - Надежда - прекраснейшее чувство. Тем более что и я надеюсь на то же самое, ну, если честно. Но история не терпит сослагательного наклонения. Мы - там и мы - здесь, все же отличается.
   Прости, "Остапа" конечно понесло. Но я к чему. Отпусти ситуацию, не терзайся по поводу того что было где-то там и раньше. Я же вижу что ты в мыслях постоянно к этому возврашщаешься. Там осталось далеко позади чисто географически, оно уже не здесь. Те проблемы нас более не касаются. Важно только то какие мы здесь и сейчас. Лучшее - из прошлого в будущее. То, что мы имеем в душе: наши знания - в наши стремления. Через настоящее - лучшим из прошлого необходимо пользоваться, а не быть "Скупыми рыцарями".
   Стремлениями и займёмся. Сегодня у нас поставка, не прозевать бы время.
   Кстати, подумай что тебе заказать срочного. С едой у нас не критично, так что можно взять "рухлядью".
   Сейчас откачу коляску, ну хотя бы за овчарню.
   - Извини, родная, но я тебя спрячу, - это я коляске говорю. Настя рядом, слушает, смотрит, опять улыбается, хотя тема серьёзная. Повезло мне с ней - не скандалистка и не плакса какая.
   - Могут появляться и ещё люди. И какие они - мы с тобой знать не можем. Светить всеми подробностями не хочу. Если чего есть ценного - тоже спрячь.
   Хотя именно сегодня коляска понадобится в хозработах. Тубзик у нас хоть и китайский, вернее монгольский, но необходимо огородить. На раскопе дёрна полно набралось, думаю, там хватит и три стенки сделать. Или по принципу раздевалки на пляже, или рулета. С накладными стенками одна поверх второй. А после продолжу с раскопом, похоже там не всё так просто. А ты как насчёт кухни? Возьмёшь на себя? Сама видишь, повар из меня... всяко ты лучше и вкусней сделаешь, вон как вчера получилось, ел да нахваливал!
   - Охотно.
   - Вот и ладушки, значит сдаю пост. Там три вида зерновых плюс рожки, подсолнечное масло, специи. Короче, ты всё сама видела.
   Настя заливисто расхохоталась.
   - Чё ржёшь? - мы смеялись уже оба - Пост сдал. Пойду дёрн резать.
   - А, кстати? Что такое "монгольский тубзик"? Глаза прищуривать обязательно?
   - Две палки посередь поля. Одна воткнута в землю чтоб ветром не унесло, другая рядом. Держишься и приседаешь. За одну держишься - другой собак отгоняешь.
   Под весёлый перелив ручейка ее смеха я отправился за лопатой. - Перчатки для хозработ" нужно заказать.
   До этого я не заморачивался, ниже по склону ближе к скале вырыл квадрат примерно метр на метр, ямку слегка углубил, сделал скамейку из дёрна и всё.
   Вокруг рос лопух, он не он, фиг его знает, но не такие большие, как у нас, с мягкой тыльной стороной листа. Конечно, не экстра-люкс, но лучше мятой "Правды". Кстати, из-за них и место это выбрал. Попробовал угостить овечек "наш"-то точно овцы едят. А этот? Ты гляди-ка хрумкают. Но как-то неохотно, значит не ядовитые, и на том спасибо. А то "поражение" в пятую точку от местного эндемика получить - как-то не хочется..
   А теперь здесь дама, стенки требуются по этикету.
   С рулоном решил не мудрить и выложил стенки под прямым углом. Обложил яму впритирку с трёх сторон, причём третью сделал длиннее на сантиметров 50 и только затем пустил четвёртую стену. Затем и её вывел длиннее на тот же "дверной проём". Опять завернул и, немного закрыв ею начало первой, остановился.
   Хотел было поначалу укладывать "в лапу", но тогда углы росли бы быстрее стен в два раза. А вырезать замаешься. Решил по-другому. Вышло нечто вроде пирамиды с метр высотой: верхний слой в одну полосу, второй в два и так далее. Расползётся всё, конечно, в первый же серьёзный дождь, но хоть что-то на первое время. Сетку б "рабицу" изнутри пустить, тогда б точно простояла, ага, недели две. Зонт - не спасёт. Ветром сдует. Не догоню. Да и ставить в центр. Брр - как представлю, так вздрогну. Что ещё? Кирпичный сортир? Не стоит овчинка выделки. Да и, по большому счету - нет у меня тут в наличии кирпичей. Фундамент разбирать - я жадный такую вещь портить.. Нет. Сделал как решил - из подручного материала. Кому не нравится - пусть до моря гуляет. Пока добежит - пока обратно.. Глядишь и прогуляется и проветрится. Но таковых пока не было. К лучшему или худшему, как знать. Зато с Настей в процессе работы постоянно переговаривались. Начинает она оттаивать. И не только улыбается, но и что-то про себя рассказывает.
   Возился с клозетом несколько часов, и закончил около одиннадцати. Настя слегка приплясывала.
   - Ты чего?
   - Заказ скоро! - Коротко ответила она. - Пошамань в коме. Выберем себе что-нибудь.
   - Да рано ещё, чего там делать?
   - Пошли!
   Поднялись на чердак, мы занялись знакомым делом.
   - Интересно, а можно с двух сделать заказ?
   - Вот и узнаем.
   Открыли коммуникаторы и нам обоим пришло сообщение:
   Выберите оператора канала
   Мы переглянулись. Настя показала рукой на меня, я - на нее. Засмеялись. Тогда она решительно сказала - Ты! Кто ж еще-то?
   Высветилось сообщение:
   Приложите ладонь выбранного вами оператора группы к панели плиты.
   Настя кивнула:
   - Давай-давай, не тяни! Время!
   - Ох и крутишь ты мной, как хочешь, Комондырша! - в шутку проворчал я и приложил свою ладонь.
   Оператор группы выбран. - это нам обоим пришло. А дальше у Насти коммуникатор стал показывать только местное время и более никаких сообщений на него не было.
   - Прости, а можно мне кое-что заказать.. личное.. - даже здесь на чердаке было видно как она густо покраснела.
   - О чем речь! Ты говори - я буду набирать.
   Что Настя заказала - о том тактично умолчу... Воображайте, воля ваша! Я не намерен вам помочь, но весу это заняло мало. Лимит, блин. Ничего - уже завтра будет легче, заранее обсудим что кому из нас надо.
   Так, мыло для рук у нас есть. Собственно мне и придумывать ничего не пришлось, повторил вчерашний заказ, что собирался взять: "туалетные принадлежности" - пасту взял самую малую что было - на 70 г., марлю, "семейники" на смену, портки ещё ничего, терпит, не сегодня, а - Фу! Двое! нет, перебор, одни. Мочалку с помочами, чтобы спину сам себе спокойно тереть. Прикинул по весу... Palmolive - на потом.
   Остаток в несколько грамм, на завтра.
   Заказ приняли, нас выгнали. Когда блюмкнуло, Настя, придержав меня, сказала:
   - Можно я первая?
   - Без вопросов.
   Взлетев птицей Настя исчезла. А я, выходя на улицу, слышал первые охи и ахи. Прошло полчаса или около, и появилась она! В новом сарафане!
   Когда говорят Музы - нам - "золотарям" лучше помолчать...
   - "Так пускай же они потанцуют, так и быть - я на них посмотрюю" - пропел я.
   - Что-о?
   - Нет ничего - я сморщил нос - знаешь, сюда не хватает какой-нибудь широкополой шляпы и зонтика под стать.
   Я тоже сходил наверх. Мои вещи, собранные на плите, выглядели так, как будто до них никто не дотрагивался. Всё аккуратно сложено.
   День покатился дальше. И всё было замечательно пока не пришёл Он!

   Интерлюдия-1. Ссанек, "И это все о нём.."

   Помните забавного мальчугана из кинофильма "Приключения Электроника"? Он еще постоянно повторял: 'Я не Рыжиков, я - Чижиков!'. И по фильму понятно, что мальчик пусть и мал ростом, но уже сейчас умеет разговаривать с людьми, и доказывать свою правоту словесно.
   Саня Рыжиков, пухленький симпатичный ребёнок, никогда столь же бесполезными полемическими баталиями не занимался. Выросший в семье с отцом верзилой алкашом, Саня быстро уяснил первое правило оратора-полемиста - "бей первым и будешь правым!"
   Мать? Его мама некогда бойкая, весёлая, в меру полная деваха - каждодневно вела войну. За мужа, за семью. И сил хватало только на то, чтобы не показать соседям новые синяки и ссадины. Почему она не уходила от такого, с позволения сказать, "мужа" - одному богу известно. Ведь ей все соседки и подружки наперебой советовали - развестись и увозить сына, пока не поздно. На что надеялась?
   Дразнили Санька с раннего детства "Рыжиков-Чижиков". Чуть постарше - "Чижиков-Пыжиков", "Чижик-Пыжик". Пытались и по имении переиначивать - звали Ссаньком, был за ним в раннем детстве такой грех, но за это он бил люто.. и чаще проигрывал, увы, детских сил справиться с дворовой кодлой в одиночку - не хватало.
   А лет с двенадцати - "Пыжик, тащи водку"; "Сам пьёшь нам не даёшь! Жадюга?"; "Не принёс? Нна..". Сначала он, вырвавшись, убегал, и забившись на чердак, плакал. А после, стал отвечать. И так как "их" всегда было больше, бил первым. Саньку конечно прилетало, и не раз. Но душу грело - его удар был первым. Не за даром навешали. Он тому козлу тоже смазал. Будет завтра "светить"! - такое грело, хотя свежие синяки и ссадины болели изрядно.
   Школа. В первый класс Саня вошёл с небольшой болью пониже горла. Ну знаете? Когда "В зобу дыханье спёрло"! От предвкушения чего-то нового, хорошего. Столько радости, улыбок вокруг, он ещё никогда не видел. Перед тем как его повели в класс, они стояли на "линейке"! Во дворе школы все выстроились буквой "П". (Да, он уже знал все буквы! На подготовительных занятиях его хвалила та тётя в очках -"Учительница") Взрослые что-то говорили. Все хлопали, улыбались. И было столько цветов! Рядом с ним стоял мальчик с букетом пионов. Пионы большие розовые, и приято пахли. На их фоне Санин букет из пяти гвоздик, который купила мама, выглядел очень маленьким и невзрачным. Но Саня и не обиделся даже. А девочка с большими бантами с колокольчиком в руке?!! Её пронёс на плече старшеклассник. Саня ещё подумал- её банты похожи на пионы, только белые! Всё было так, так - Ух!!
   В середине второго класса, после второй четверти перед Новогодними каникулами "тётя в очках" вышла замуж, и после них уволилась и переехала в другой город. Новый педагог, только что закончившая "ВУЗ" Неля Петровна, по началу Саше даже понравилась. Она имела фигуру как и у его мамы. Попросту, преподавательница была пышкой. От чего Неля Петровна ещё в школе, а тем более в общежитии при пединституте, взяла за привычку быть предельно сдержанной, даже сухо вежливой и строгой, со всеми сразу, дабы не допускать и мысли о шуточках по поводу её внешности. Как-то раз Саньку не удалось выскочить со двора незамеченным, и он пришёл в школу, мягко скажем, во взъерошенном состоянии. Неля Петровна не знала о прежних заслугах ученика Рыжикова. Ни о ситуации в его семье. А уж когда выяснилось, что учебники в портфеле у Рыжикова, в ТАКОМ состоянии! Неля Петровна на законных основаниях чуть не влепила кол Рыжикову за такое отношение к книгам, да и вообще!
   Нет, он-то оправдывался, объяснил почему так получилось. И ему даже поверили, на первый раз. Вызывались родители, конечно же приходила мама. Может Неля Петровна со своей строгостью, не сумела достучаться до мальчика. Или он так привязался к своей первой учительнице, что с Нелей Петровной не сложилось никто не знает. Но количество и частота придирок не уменьшались. Ещё через год он подрался с тем придурком с пионами! Не даром начал тягать водопроводные трубы у себя на чердаке, где по прежнему прятался от "козлов" и качал бицепсы. Денег на секцию в доме конечно не было.
   В старших классах плохие оценки сыпались на него как горох. И он, естественно, стал, мягко скажем, равнодушным учеником.
   Кто виноват? Неля Петровна? Она поступила по своему разумению, тем более она же поверила этому ученику. У Санька попросту опустились руки. Есть моменты когда нужно перетерпеть пересилить перетянуть удачу на свою сторону. А Санёк сдался! Пошёл по меньшему сопротивлению. Вы ко мне так? Ну и я не буду стараться. Да кому вообще оно нужно?! А то, что те усилия нужны самому Саньку, он не задумывался.
   Выпускной Санёк пропустил. Отбывал в колонии по малолетству за драку.
   Вышел - а тут и армия. Отслужил в стройбате. Весёленькое было время. По первогодке штырил дедов как не фиг делать. Даже матери приходили письма от командиров части с просьбой повлиять на сына. Дескать тот "избивает старослужащих." Но самое веселье началось после армии - перестройка!
   Уух, Гизенгу в натуре, чего там только было!!...
   Поначалу пробовал было фарцевать. Не пошло и даже не покатило. И языки надо знать, и моднявым быть, и метла, чтоб не только по фене, но и с лохами договариваться умело, должна быть не криво подвешена. Короче - не его. Сунулся с другой сторон - отжал сумку с товаром, да не у той тётки. Кто ж знал что у лохушки, крутой папик?! Еле ноги унёс..
   Много чего было - всего и не упомнишь. В одиночку несколько раз обжигался.
   А затем собрал несколько парней из местных, и стали по-тихому выносить ларьки, да местных терпил-комерсов, да на счетчик ставить. Ну и всякое такое по мелочи. Любовь? Кто её выдумал и зачем? Когда можно запрячь пяток местных путан, и крышевать их и между делом... И тебе и мене хорошо, да ещё денежки капают. Чем не житуха?
   Когда наехали серьёзные пацаны, чтобы не усугублять он организовал стрелку в сауне. Накрутил девкам хвосты, субботник не по-детски, дескать люди серьёзные. Иначе, мол, все в овражке свалены будут, и "работницы" и их охрана. Ну и те отпарили всех как следует! И чужих и своих.. Само собой - беленькая, шашлычок, то-сё. На утро проснулись друзьями.
   "Серьёзные" подогнали своих шалав, и уже вскоре весь курятник возили на очередные субботники к нужным людям, заключали "договора о сотрудничестве". Вот тогда и пошли серьёзные дела. Оружие, наркота. А тут ещё ходка, как с куста, нарисовалась, не успели товар слить, ну и накатили пятерик. Хотя, если честно говорить, той ходке Ссанёк рад до жути. Из ребят, с кем он начинал, в живых никого не осталось. Ни пацанов, ни шалав - без него все там звездой накрылось.
   Что его хранило - непонятно, да никто и не задумывался. Кроме Ссанька! Он по настоящему верил что ему улыбается фортуна! За то, что он никогда не сворачивал с выбранного пути. Бить первым! Никого не щадить! Если чего-то решил - идти до конца!
   Вот он и шёл по головам, по трупам. Никого не щадя. Никого не любя. Только бы самому выжить. Только бы Фортуне угодить, только бы она не отвернулась! На зоне ходил в середняках, не в авторитетах, чай не "вор в законе", но и не в рядовых - вторая ходка, приличная статья.. Да и зона была не красной, не черной, так, серединка на половинку. Именно там то погоняло и закрепилось. Никаких "чижиков-рыжиков", один заика сказал, кореша посмеялись - так и прилипло, не отмыть. Да он и свыкся, уже не обижался. У кого-то и не такие повисл - живут.
   Вернулся, встретили как родного - всё пучком.
   А потом как-то заколодило. Пусть сам и не рвался в лидеры группировки, но и на вторых ролях что-то мешало задержаться. То один обойдёт, то другой. Ему говорили старшаки - "не кипиши, глянь спокойно, он молодой вот и пусть пашет, а лохонётся, ты и подстрахуешь. А не справится встанешь на его место. Хорошо когда рядом есть такой как ты!" И всё бы так, но карьера шла не шатко не валко. Шепотки за спиной Ссанька напрягали, но кому вломить он не понимал.
   И вот наконец дело. Ему поручили руководить. И Ссанёк понял - вот он шанс! Сегодня или никогда. Фортуна с ним, погнали!
   А Фортуна-то та стервой оказалась! Уже отвернулась от Ссанька, только он об этом не знал. "Вторые" решили одним махом грохнуть нескольких зайцев. Подставить организаторов "дела", мол, топорная работа. Обвинить бригадиров, людей хреново сработавших, да так, что самого Ссанька завалили! И сам Ссанёк чтобы был слит за излишнюю несговорчивость и жестокость. Наступали времена перемен, и беспредельщиков убирали их же подельники, пусть и чужими руками!
   Но Ссанёк не знал о той подковёрной возне, и всё принимал за чистую монету. Чего и как - уже и не важно. Когда влезли на объект, взяли товар, тут-то и началось самое месилово! Обложили со всех сторон, как будто заранее знали. Ссанёк и подумать толком не успел что да как, не растерялся, не зассал - нет, просто не столь шустер оказался.. Тех пацанов, кто стоял на стреме и вне укрытий - положили в пять сек. Остальные всосались в стены. Ссанёк, сжимая в руках любимый калаш-укорот, снятый с им же убиенного мента, ждал. Кто ссучился, и что гаду вломят? Всё потом! Сейчас эта байда не важна! Главное - выбраться! Фортуна, не подведи!
   У самых ног стукнулась и закрутилась Ф-ка. Ссанёк молиться не умел, он и в церкви-то отродясь не был. Как всегда в жарких случаях, он яростно попросил свою покровительницу.
   - Не подведи!!!
   Услышала ли? Так ли поняла???
   Всё вокруг закрутилось, полетело куда-то.
   Ссанька шваркнуло в траву, где вывернуло на изнанку. Проблевавшись и осмотревшись вокруг, он продолжил изливать содержимое своего организма, но уже в словестно-поносном свойстве. В потоке брани наметилась одна здравая мысль. "Вот так е****ло!"
   Опустим детали...
   Помогла? Живой! По всем раскладам не должен был ьы.. Ссанёк любимец Фортуны - бесспорно! Если Она его закинула сюда, значит так и нужно, и здесь всё будет ништяк! Тогда чего ж он лается?
   Он встал и осмотрелся в своих новых владениях.
   Запиликал пейджер.. Нихера себе фигня?

   Завидев нового человека - взял костыли. Я всю жизнь боролся с гравитацией за равновесие. При знакомстве с неизвестным нужно стоять ровно.
   К нам приближался мужик. Ростом повыше меня. (Для справки: мой рост метр восемьдесят два.) Про себя отметил - в плечах-то пожиже меня будет. А в остальном... Браток из девяностых. Как не опиши, браток, и есть...
   Бритый почти под ноль, только чёлка слегка отпущена. Круглое лицо, рубашка с длинным руковом, грязно-зелёного цвета с тёмной полосой, начинающаяся справа от воротника и так и идущей вниз до ремня. Вот ремень шикарный, из натуральной кожи, широкий, без заклёпок и дырок видать по-минимуму. Брюки камуфляж. Высокие ботинки армейского образца с длинной шнуровкой. В одной руке бушлат, похожий на армейский или ментовский. Другая спокойно лежала на здоровенной сумке. Но главное - на пузе качался АКС-74У! Ого, это серьёзно!
   Видел я эту машинку. Вблизи. Не дулом в меня, нет. Тут недавно ехал по Тверской области в Икарусе, зашёл наряд милиции. И один остановился около меня. Я так и прилип глазами к "машинке". Уж потом расспросил кого надо, что за Вещь!
   - Здорова, терпилы. Вечер в хату? Молчите, не знаете как отвечать правильно - верно поняли. Кто еще есть? Никого? А за главного кто - ты, урод? А вот и я! Что, нежданчик словили? Не боись, сразу не порешаю. - Подошедший откровенно лыбился. По холёной роже было видно - сыт, пьян и доволен собой.
   Проходя мимо он слегка толкнул меня в спину. И много ли мне надо? Конь о четырёх ногах - и тот спотыкается, а я.. на двоих запасных... Вот и полетел лицом вниз.
   - Чего ты на ногах не стоишь, убогий?! - по голосу было ясно что он удивлён.
   - Ээй!
   - Слыш, Мочалка, не гунди, а? Я его не бил. Меня зовите Ссаньком.
   - Оно и видно, - не удержался я, кряхтя в партере.
   Ссанёк развернулся и сходу заехал мне в живот ногой. Моментально померк свет, отключили воздух и все звуки доносились через свист в ушах.
   - Чё ж ты делаешь-то?
   - И это я ещё любяя, - ухмыляясь протянул Ссанёк. - Впрочем, я сёдня добрый. Отвесил фофана для знакомства и будя пока. Помоги убогому а я, пожалуй, отдохну. Жраать дай! Потом поможешь, шалава. Не видишь штоль - Козырной пришёл, а ты на мизер кидаешься.
   Может быть Августу надоело смотреть на все безобразия, творящиеся на его территории. Или может потому что животные чувствуют потенциальную угрозу. Или пахло от нового порохом и смерью.. Бог весть почему, но Август, подобраля сзади и боднул Ссанька!
   Ссанька здорово шатнуло.
   - Ты чё, шашлык, творишь, мля, пулю захотел-на? -Ссанек пнул его в морду.
   Август возмущенно бекнул и начал отходить назад, видимо набирая разгон для нового нападения.
   - Ты на кого бекаешь, козззел! Только попробуй еще раз так подобраться - порешу-на!
   - Он не козел, он - баран, - толком не продышавшись я подал голос. Сейчас нельзя оставлять Настю одну. Хотя бы так. - Август, не надо! Отойди, сами разберемся!
   Как ни странно, услышав мой голос, баран стал успокаиваться. Но потом весь вечер так и косил недобрым глазом на обидчика и близко не приближался.
   - Тогда он баран, а ты - козел, понял-на!? - Ссанёк потирая бочину, скинул сумку у стены овчарни. А вот она овца, - показав на Настю, - ей вообще слова не давали! - И уже в сторону Августа, погрозив пальцем - Ладно, "кудрявый". Ик. Я тя запомнил! Жди и бойся! На перо поставлю, скоро шашлык замастрячим.
   Огляделся по сторонам, выбрал место, скинул туда сумку. Веером кинул бушлат к сумке, бухнулся на него возле дверей овчарни. И, достав из сумки бутылку, смачно приложился из горла. Затем достал из сумки плиту и положил её рядом с собой.
   - Заземлил, Мля! Ик. Чё ж привязалась-то зараза? - он смачно рыгнул.
   Во честно, у меня глаза на лоб полезли! И, с соизволения сказать, ВОТ ЭТО - наш собрат?! Твою жешшшь бабушку...
   Не знаю что было бы дальше, но Ссанька повело. Крепко повело. То ли перенос, то ли еще и выпитое наложилось.. Может и все вместе - как знать? Сожрав макароны - Настя отдала ему всё, что приготовила на ужин на нас двоих. Лишь бы не буянил, лишь бы угомонился.. Ссанёк досуха высосал свою бутылку, и обняв калаш, заснул прямо тамже..
   Кое-как поужинали - чем смогли на скорую руку. Принц Флоризель в подобной ситуации сказал: "Совершенно без аппетита", мы запустили овец в овчарню через дверь, заперли ее на засов и забрались к себе на чердак. Кстати, они видимо как-то правильно поняли Августа и вели себя неожиданно тихо в этот вечер, без обычной своей предночной "переклички". Дверь-то вроде и заперта, но есть же еще и овечий лаз, его я так и не закрыл, и им удобнее... Но тут уж ничего не поделаешь, будь что будет. В целях самообороны как последнюю линию защиты выложили все двое вил рожнами к лестнице. И, понадеявшись на всегдашний русский авось - "может проспится да одумается", кое-как задремали.


   День Тринадцатый.

   Виктор Палыч
Рутина


   День как день - не лучше, не хуже других.
   "Дорогие гости" пришли на завтрак как будто к родной маме на пироги. Наглость, граничащая с восхищением. Но и ладно - пусть побудут.
   - Первый вопрос утра, а где ваш повар?
   Хотел сказать, а где ваше 'здрасьте', но ответил спокойно:
   - Ушёл за лопатой. Уговор-то мы вчера составили, а про лопату забыли. Вернётся, куда он денется.
   Утром Якудза действительно взял нормальную лопату. Копать быстрее и оружие, если что. Я ему задачу поставил - копать больше, кидать дальше. Перестраховался и отдал на сегодня свой пояс с револьвером. Откладывать на потом может и не получиться, как "эти" поймут откуда люди родятся. Главное, чтобы вернулся до темноты. У меня острая потребность в этих единичных килограммах. Очень нужны!
   Сегодня рано с утра я сначала прошёл рыхлителем в междурядьях у кукурузы, подсекая лишнюю траву, потом полил рассаду. До восьми изображал неутомимого фанатика дачника. Соседи выглянули из-за среза скалы невзначай, как будто я не вижу. Автобус свой мадамка на ночь вниз отогнала. Не долго им так в пустую кататься.
   Вот сейчас кушают наши продукты и не жалуют. Человек я "гостеприимный" - на утро горох с мясом приготовил.
   - У вас так плохо с продуктами?
   - Не буду отрицать - нам самим на месяц едва хватит, мы как бы и рассчитывали на даче месяц прожить. Картошку посадили, через месяц-полтора должна уродиться. Овощи некоторые должны дать первый урожай. Месяца через три кукуруза будет, там легче станет. А у вас как с продуктами?
   - Пришли просить поделиться.
   - Это вы уж извините: у меня дети - растущие организмы. Я на такое пойти не могу.
   - Мы можем вам предложить на обмен, например, качественный алкоголь не хуже вчерашнего.
   - Это - лишнее.
   - Слышь, Палыч, с тобой по-хорошему хотят! - Неожиданно встрял в беседу второй, тот что на подхвате.
   - Я со 'слышами' не договариваюсь. Меня не 'палыч' зовут, а именуют Виктор Павлович! Ты с моего стола ешь, а имени твоего я до сих пор не знаю. Так что жри и вали, чтоб ноги твоей больше тут не было!
   На его движение встать я оттянул ящик комода и достал православный маузер.
   - Перекрещу, рука не дрогнет! У меня прадед большевик с 16 года. Он этой штукой Революцию делал. Его наследство.
   - Ты чего, Виктор Павлович? Это он пошутил.
   - Пошутил он и я тоже "пошутил". Ешьте как следует, а то вдруг мне не понравится как вы жуете. Шутники тут все.
   Они активнее замахали ложками.
   - Чего хотели - говорите, а Вы, Елизавета, не встревайте, тут вашего интереса нет, сидите тихо, я к вам без претензий, так что не усугубляйте.
   - Поделись хоть на первое время! Жрать нечего. Мы тоже кукурузу и картошку посадим.
   - Где кукурузу с картошкой брать будете?
   - Там же, где и коньяк. Нам канал дали, только в сутки норма маленькая - всего полтора килограмма. Мы тебе потом продуктами вернём. Если вы к нам присоединитесь, то на вас по полкило нам добавят. Будет уже не два, а четыре килограмма.
   - Понимаешь, Валерьян, если бы ты честно пришёл и сказал: "так, мол и так, Виктор Павлович, есть у нас такая штука, которая килограммы из воздуха рисует и твое вступление в нашу банду даст нам большие преференции". Был бы честен, так нет, ты с меня и детишек выгоду решил поиметь, но не учёл одного, что у нас свой телевизор есть, и живём мы тут раньше тебя. Такое дело. Не обессудьте. В помощи не откажу, а дружба у нас не заладилась. Мы на этом берегу, вы на том живите и размножайтесь. Мы как-то сами без вас. Кушайте! Кому добавки положить? Чай с вареньем будете?
   - Да пошёл ты! Сам жри своё пойло!
   Подорвались и пошли, а я придержал Елизавету Вячеславовну:
   - Приходите к часу, я вам на всех с собой каши дам, надеюсь, кастрюльку вы мне потом вернёте, а своим компаньонам скажите - я не конфликтный человек, пусть переосмыслят своё поведение.
   После того как прибрали стол и Петрович вымыл посуду, я посадил их за учебники, а сам пошёл к котловану выполнять норму по копке. Пока работал руку щипнуло три раза и день ещё не закончился. Мой ударник решил перекрыть все нормативы по бегу и окапыванию за сегодня. Пусть, главное чтобы на обратном пути не попал под раздачу.
   В свете последних событий я стал думать чем усилить свой арсенал. Сегодня проверю, может и выгорит мне удача, если нет - есть один вариант на примете с гарантией уверенной стрельбы на сотню.
   Не взлетела мечта! Никакие уловки не прошли. Ни ланкастеры, ни парадоксы космический разум не дает.
   От двенадцатого калибра я отказался. Само ружье больше трёх с половиной кило. Все калашоиды типа Сайги и ВПО сразу в топку и не потому, что плохие, а потому что прожорливые. Мелкие калибры, типа 410, без парадокса и ланкастера можно даже не рассматривать - это пугач, плюс детские болезни плохой экстракции гильз, не устранимые в наших условиях.
   Все сейчас скажут - какой дядя Витя плохой охотник, теперь медведя на себе тащить до деревни будет. Не будет. Есть редкий вариант, не популярный, а зря. Вот его я и заказал.
   Benelli Raffaello 20 Slug с прицелом Aimpoint Micro H1, пристрелянный с патронами Bashieri-Pellagri Trill Shock на сто метров. Раз принимает такую установку, значит функция доступна. К ружью ремень, патронташ и патронов пятьдесят штук. Осталось от всей нормы с бонусами 4.1 кг. Я спустил всё, что накопал Ярослав в милитаризацию нашей коммуны.
   На остаток опять смола, перчатки, кисть, одноразовый респиратор и двенадцать погонных метров стеклоткани ЕС9-34 Текс Z-20 - плотность 105 г/м2, ширина 120 см.
   Как вчера - всё оставил в подвале, зачем дразнить чужих людей, пусть обедать начнут.
   До прихода я собрал небольшой пищевой набор в удобную наволочку. Все бомж-пакеты и студенческие каши, те, что с мясом растительного суслика. Банку зубного порошка, два куска мыла и пару полотенец. На этом спасательную миссию посчитал выполненной.
   Я не злой. Я экономный!
   Елизавета пришла в этот раз в более лёгком наряде и я предложил ей поесть у нас. На что она отказалась. Я отрезал им полбуханки хлеба и положил, не жалея, макарон с тушёнкой для разнообразия.
   Дал полотенце, в которое завернул кастрюльку и помог донести до пролома гостинцы. Там нас встретил сам Владлен Михайлович. Тот извинился за утренний инцидент.
   Я передал ему мешок и в ответ сказал:
   - Владлен, я не жадный - у меня, как видишь, на руках ребёнок и два инвалида. Сам я тоже не молод. Я слова утренние забыл, но осадочек-то остался. Это не я, а вы должны всем помогать - трое взрослых мужиков с оружием. Чего прошлое ворошить - идите, а то остынет. К пяти верните мне кастрюльку. Раньше не надо, занят буду.
   - А вы не хотите ловушку поставить - мы бы помогли?
   - Поставить не проблема. Поставим прямо сейчас. Вечером поможете вытащить?
   - Само собой.
   Как только они ушли, мы с Петровичем по отработанной схеме спустили вниз мерёжу и привязали её к камню.
   - Студент, пошли быстрее - у нас с тобой очень важное дело.
   - Какое, Виктор Палыч?
   - Ружье проверить, пока эти лопают - мы на самый мыс пойдём, будет почти полтора километра, да ветерок звук унесёт - может и не услышат.
   Ружье я нашел лежащим на ткани, что порадовало. Надеюсь настройки прицела не сбиты. Патроны в десяти картонных пачках.
   Минусом моего поспешного заказа оказалось, что оно пришло без сопутствующего ЗИПа. Он у данного ружья большой. Первое - это накладные целики. Второе - проставки для изменения угла посадки приклада. То есть я пролюбил в заказе возможность тонкой настройки ружья.
   Я быстро продел ремешки широкого кожаного плечевого ремня в антабки. Накинул ружье на плечо, собрал патроны и мы быстрым шагом пошли на мыс.
   - Так, студент, я тебе покажу основное, дальше сам.
   - Смотри туда! - Я показал рукой направление. Камень видишь, на котором три чайки сидят, весь засран?
   - Ага.
   - Прямо в среднюю чайку и целься. Ничего умного - красную точку на птичку. Ты из чего-нибудь хоть раз стрелял?
   - Из воздушки.
   - Тут все то же самое. Ложись и стреляй с упора с локтя.
   Студент изготовился и попытался нажать на курок.
   - Попытка зачтена. Смотри сюда, снизу видишь приёмник?
   - Да.
   - Под затвором кнопка. Это кнопка затворной задержки. Сзади курка на скобе предохранитель под указательным пальцем, вот этот треугольничек с красной точкой - это кнопка отсекателя магазина. Нажимаешь на кнопку задержки затвора, оттягиваешь его до конца и отпускаешь. Появилась красная точка - ружье встало на боевой взвод.
   Новобранец все это выполнил.
   - Теперь в это окошко с лапкой, смотри внимательно, засовываешь по одному патроны. У патрона донце металлическое с капсулем видишь?
   - Да.
   - Так вот, донце всегда смотрит в ладонь.
   Я показал как вставить два патрона и он повторил за мной.
   - Теперь затвор оттягиваешь назад. Тут два варианта, вставить патрон в ствол и отпустить затвор, и он сам дошлёт патрон, или второй способ - оттягиваешь затвор и нажимаешь кнопку отсечки патронов. Патрон из магазина выходит в ствольную коробку, опять отпускаешь затвор, который сам досылает патрон в патронник ствола. Оттянул и раскрыл пальцы, он сам всё сделает. Не надо его толкать, это не болтовая винтовка.
   Студент выполнил указание.
   - Смотри, теперь можно вставить ещё один патрон и тогда у тебя в ружье их будет пять! Один в стволе, четыре в трубчатом магазине. Как разрядить - есть два способа. Самый простой - нажать на лапку, это рычаг стопора патрона. Нажимаешь каждый раз, пока все патроны не выйдут. Так можно на ходу менять тип патрона пулевой на картечный и обратно. Понятно?
   - Ясно.
   - Вечером покажу как разбирать и ухаживать, а завтра закажу чехол.
   - Смотри, оружие всё время на предохранителе, чтобы начать стрелять - предохранитель необходимо нажать сюда за курком влево до упора указательным пальцем. До конца, тогда появится красная линия с обратной стороны. Теперь целься. Прижми приклад к плечу крепче. Не ссы, не лягнёт, у этого ружья отдача мягкая.
   Студент прицелился и выстрелил. Хлёстко бьёт. Белая ворона разлетелась облаком перьев, её товарки, громко горланя, взвились в небо.
   - В центр стрелял?
   - Да. Можно ещё стрельнуть, дядя Витя?
   - Нет, хоть и нужно. На единичный выстрел не обратят внимания, а второй точно заинтересует. Ружье на предохранитель. Стволом не крути, не направляй на людей - либо в землю, либо в небо.
   Петрович поставил ружье на предохранитель
   - Теперь разряжай.
   - Дядь Вить, один патрон застрял!
   - Не застрял - он в стволе. Передёргивай затвор.
   Мой ученик извлёк из ствола последний патрон.
   - Снимай с предохранителя и нажимай на спусковой крючок. Слышал щелчок?
   - Да.
   - Ружье полностью разряжено. Ставим обратно на предохранитель и идём быстренько обратно в нашу пустую избушку, пока гости не нагрянули. Главное запомни, студент: охотничье ружье не пулемет, больше десятка патронов за раз не стреляй - ствол перегреешь. Стрельнул, спрятался, дозарядился, сменил позицию. С одного места больше двух выстрелов подряд не делай и всегда их считай.
   Не знаю, слышали они выстрел или нет, но нам так никто ничего не сказал и не спросил. Ружье я и всё сопутствующее я убрал в кладовую на полку за одеяла.
   - Всё, мальчишки, быстро идём лодку строить, иначе мы до вечера смолой пропитать не успеем.
   Если вы думаете что мы начали покрывать каркас стеклотканью, то глубоко заблуждаетесь. Первый слой был из плотного спанбонда с плотностью 60 г на метр. Мы растянули кусок 3х10 м и стали пристреливать полотно сначала вдоль киля, потом, расходясь от центра борта в стороны, чтобы избежать складок. Сами понимаете, что это невозможно и все натянутые запуски мы в носу и корме уложили, разрезав в перехлёст, отрезая излишнее, чтобы при первой прокраске смолой не появились пузыри. На натягивание мы потратили почти два часа и я даже не был уверен, что мы успеем сегодня нанести первый слой смолы. Технология. Так как смолу можно наносить в течении получаса я решил разводить по 500 мл.
   - Так, Петя, одевай перчатки и респиратор. Я сейчас разведу смолу и добавлю в неё 10% от объёма ацетона для разбавления. Колька, сядь на погреб сверху и смотри оттуда, не хватало чтобы ты надышался. Полиэфирная смола - дрянь редкостная, потом болеть живот и голова будут. У нас с тобой, студент, всего двадцать-двадцать пять минут будет. Я буду смолу помешивать постоянно и мазать, ты тоже мажешь, кисть макай чуть-чуть, на ткань не дави. Твоя задача её немного намочить. На рейках, где внатяг и полотно прижато к дереву можно мочить посильнее. Размазываем, разводим снова и так без остановки - сначала один борт, потом второй. Кисть, сразу как перестанем работать, промываем и в пакет с ацетоном заворачиваем, иначе мы с тобой на этом и закончим. Всё понял?
   Петрович молча кивнул под маской.
   - Повтори кратко.
   - У нас всего двадцать минут. Макать по чуть-чуть и на ткань не давить. Где полотно прижато к дереву - можно мочить посильнее. Работаем без остановки, сначала один борт, потом второй. Кисть, сразу как перестанем работать, промываем и кладём в пакет с ацетоном
   - Молодец. Всё верно.
   В самый, так сказать, неудобный момент, когда надо быстро домазывать вторую порцию, пришла кастрюля с Вячеславовной.
   - А что вы делаете?
   - Смолу на лодку наносим. Вы бы не стояли близко - вредная она. Кастрюльку Коле отдайте, он отнесёт на кухню и, если не трудно, сводите его искупаться, приглядите за ним, а то он тоже всё поближе норовит подойти. Хотя ему сказано - сидеть наверху погреба! Смотрите за ним пожалуйста - он плохо плавает.
   Сбагрил я с глаз женщину и мальца на время пристроил. Пусть дышит свежим воздухом, а не химией.
   Пока мы махали кистями на втором борту, первый уже подсох. Быстро смола схватывается, к пальцам липнет, но не течёт. Как же сейчас не хватает Ярослава. Парень сегодня пошёл на рекорд, сколько он уже пробежал - интересно, у меня после канала было два сообщения и вот сейчас пришло ещё одно. Шёл бы он уже домой? Отправил я его подготовленным - у него есть и палатка и продукты, но возвратиться он должен обязательно сегодня. Я ему это строго-настрого приказал.
   Извели мы за вечер всю смолу и весь ацетон. Удалось растянуть на весь корпус, кое-где прошли по второму разу.
   Вернувшийся серьёзный Колька, напомнил, что там нас ждут мерёжу проверять. Убрав инструмент и использованную пустую посуду мы ополоснулись и отправились к ожидавшим нас с нетерпением у протоки соседям.
   - Вечер добрый, Виктор.
   - И вам того же.
   - Чего-то ваш парень не возвращается?
   - Сам уже переживаю. Думаю, может пошёл дальше смотреть чего там есть? Мы с ним насчет травы говорили. Лук дикий, петрушка или другие приправы - он в них разбирается. Должен вернуться, я ему четко приказал - чтобы до темна дома был. К ужину придёт. Должен.
   - Давайте вынимать. Может вы нам сюда концы перекинете? Чего к вам тянуть - у нас тут ниже на метр. К нам - проще и перебираться не придётся.
   - Тяните, чего уж там. Сначала с хвоста подымайте, потом вперёд тяните - отрывайте от скалы, от уступа. Кольцо сразу облегчится и вверх пойдёт.
   Вроде нормально вытянули и ничего не порвали. Рыбу из развязанного кутца выпустили и я кинул варежку выбросить "колючек". Сегодня их было две штуки.
   - Этих обратно - ядовитые.
   - Вам сколько рыбин и каких?
   - А что там?
   - Скумбрия и лещи.
   - Пару скумбрий, нам больше не надо.
   Через протоку нам перекинули две рыбины.
   - Виктор Палыч, вы, думаю, будете не против, если мы ваш невод тут оставим - никуда он не денется. Сейчас стемнеет, мы рыбу почистить не успеем.
   - Пусть лежит. Нам самим надо ужин собирать да рыбу вычистить.
   Так и разошлись.
   На обратном пути Петрович, вышагивая как злой цапель, спросил:
   - Палыч, ты что, не видел что они двух окуней себе зажали.
   - Видел. Нам что, рыбы жалко?
   Тут я обратил внимание и на второго сурового парня:
   - Колька, а ты чего такой насупленный?
   - Мне тётя Лиза сказала, что вы лодку построите и меня здесь бросите, если я себя буду плохо вести. Я себя хорошо веду?
   - Хорошо, Коленька.
   - Она сказала, что мы на лодке к маме поедем - это правда?
   - Я не буду тебе врать, Коля, я не знаю, где твои папа и мама. Ты мне расскажешь я в журнал запишу чтобы не забыть.
   - Сегодня?
   - Сейчас, как придём - так и запишу.
   Давно надо это было сделать, да повода не было подходящего. Чтоб я ещё раз с это дурой отпустил ребёнка, да ни вжисть!
   - А иди-ка ты на руки, дружок, я тебя сейчас на плечах прокачу. Будешь 'Коля Великан', выше Петровича. Петя, забери у меня рыбок - я Кольку прокачу.
   Я подхватил мальчишку и усадил на плечи.
   - Держись за ухи и рули.
   - Как, рули?
   - Как машиной! Вправо! Влево! Только смотри не зарули нас в яму, а то я упаду, сломаюсь и всё! "Тут помню тут не помню - очнулся гипс!"
   Колька дрыгал ножками, заливисто смеялся, крутил мне уши, а я изображал механическую годзилу.
   Тут на связь по рации вышел Якудза:
   - Первый, ответь Второму.
   - На связи.
   - Я на подходе.
   - Можешь проходить - они у себя рыбу жарят.
   Через пятнадцать минут, подсвечивая себе фонариком, пришёл уставший Ярослав.
   - Далеко сходил?
   - Прилично. До серёдки точно дошёл. Никого и ничего.
   - Завтра сидим дома - ждём первых ласточек. Сейчас ужинаем и я вам покажу как разбирать и чистить ружьё.
   - У нас есть ружьё?
   - Теперь есть, благодаря тебе! Завтра я закажу ещё одно. Мне ужин приготовить или сам?
   - Давайте я. Стоять - не бежать. Вы, Виктор Палыч, лучше стулья закажите, чтобы сидеть удобней было. На стульях сидишь, спина отдыхает.
   - Стулья я подумаю, но не сейчас, сначала решим вопрос с безопасностью. Наши "гости", пока тебя не было, снова учудили.
   - Чего им опять надо?
   Тут вперёд меня поторопился рассказать об утреннем приключении Петрович. - Наглые! Ты представляешь, пришли, жрут нашу кашу гороховую и требуют продуктов себе ещё! Они нашу кладовку, как вчера рыбу, поделить решили. А Виктор Палыч им говорит: "я вас сейчас с маузера перекрещу и жрите быстрее, пока я не передумал". Они ка-ак начали ложками махать! Потом обиделись и ушли.
   - Не велика потеря.
   - А сейчас мы рыбу доставали, так они два окуня себе зажали!
   Тут я решил вмешаться и не дать Петру гипертрофировать проблему до размеров трагедии:
   - Во-первых, нам столько рыбы не надо, во-вторых, завтра мы попробуем удочками ловить и, думаю, что окуней будет на порядок больше, чем тех макрелин. Всем скумбрия хороша, но уж больно она быстро приедается и духмяная, зараза. Петрович, если не в лом, почитай книжку?
   - Какую?
   - Бианки давай, там истории интересные.
   - Вы лучше плеер с блютузом и микро CD-картами закажите. На картах чтобы музыка была и колонку, которую можно от панели солнечной заряжать.
   - Закажу. Вы мне грамотно напишите что надо.
   Ярослав обернулся от стола и предложил:
   - Тогда лучше сначала планшет с каталогом того же алиэкспреса полностью закачанным. С предустановленными треками лучших песен и музыкальных композиций за пару десятков лет, и блютуз колонку.
   - И мультики!
   - Правильно, Коля - и мультики, и интерактивные уроки для учеников первых классов. - Это я внес свое предложение.
   - Студент, обработать заявку и продумать варианты к завтрашнему каналу, а сейчас, пожалуйста, художественное чтение по заявкам твоих самых преданных слушателей.

   Касатоныч: Хочешь жить - умей!

   Едва забрезжил первый утренний свет, и сна как не было. Настя находилась рядом, теребила угол пледа.
   - Мм?
   - Какой тут сон?! - скорее своим мыслям, нежели мне, ответила она. - Как он тебя.. Больно?
   - Да.. - не такое терпел. Ха, а знаешь? Классики правы - всё в жизни повторяется трижды. В виде комедии, трагедии и фарса. Вчера был второй раз. Меня точно так же валяли, только без фени, фофанов и костылей. Причём, рядом стоял автобус, полный народа, десять минут до отхода. Ни один не вышел, ни звука.
   - ТрУсы! Нет, трусЫ!
   - Да ладно. Если на каждый плевок оборачиваться, ни на что времени не хватит. То, что было там - полная ерунда. А вот это.. - я подбородком указал в сторону лестницы. - Это серьёзно!
   - Что делать будем?
   - Не угомонится - пусть уходит.
   - Так он и послушает..
   - Разберёмся, - кисло протянул я. - Двум смертям не бывать, а одной точно не минуем.
   - О-очень оптимистично. - язвительно заявила Настя.
   - Да, я "оптимист". Оптимист учит английский, пессимист - китайский, реалист - вон внизу дрыхнет - автомат Калашникова. Будем спускаться? - на что Настя скривилась. А я продолжил - У нас там всё. Еда, плита, Август.
   - Откуда он такой взялся?! - с возмущением выпалила Настя. - Просто из девяностых персонаж. В любом сериале таких полно.
   Под тихий разговор мы начали свой путь на Голгофу.
   - Десять лет прошло, а его как из холодильника вынули.
   - Как десять лет? Когда все тридцать.
   - Стоп! Какие тридцать?! Мы говорим о девяностых!
   - Ну да. - Настя с удивлением уставилась на меня. - Какой по-твоему сейчас год?
   - Две тысячи четвёртый. А.. а по-твоему какой?
   - Две тысячи восемнадцатый... - Настя, просто как шарик, сдулась от осознания информации. А он, выходит...
   -Вот так хрен в томате, а по сути - огурец. Чего ж получается?! Мы тут с разных годов все! И этот вполне может из девяносто пятого свалится?
   - Выходит что так. - Настя удивлённо вытянула лицо.
   Мы уже стояли перед дверью на улицу, овцы толпились рядом, до сих пор не выходили.
   - Ну? - Отодвинул притворный камень я сверху вниз пальцем шлёпнул Настю по носу. - Пошли?
   - Пошли.
   Пейзаж вроде всё как всегда - мирно, Ссанёк похрапывал на спине. Ремень калаша хитро намотан на руку - вряд ли удастся распутать, не разбудив буяна.
   Но овцы выглядели сегодня как-то не так. Напряжённые что ли. С опаской оббежав Ссанька Август выстроил своих, но не абы как, а строго по системе. Дальше всех в кружке стоял молодняк, полукругом, по сути, не пуская их в дом родной, ограждали мамаши, а ближе всех находился Август.
   Ну и мы "огородами, огородами" до "витру", зря что ли строил всё вчерашнее утро?!
   Задержавшись на полдороге, дамы вперёд, я встал на часах.
   Ага, "Граница на замке". "Враг не пройдёт". Вот только над победой придётся потрудится.
   Сколь по лабиринту не кружи, выход из него там же где и вход. Какие б мы круги не нарезали, наш дом находился там же, где и источник опасности. Ссанёк похрапывал рядом с "Нашей дверью".
   - Нет, Насть, мне всё это надоело. Трясёмся как...
   - Что предлагаешь?
   - Тактический манёвр. - Ссанёк коляску не видел, на её отсутствие не обратит внимание. Сейчас собираем самой ценное и увозим на ней за поворот скалы, откуда я пришёл. Уходить от разъярённого быка лучше налегке. Вдруг бежать нам самим придется? Тем более что "Ссанёк", как и ты, пришёл с другой стороны.
   Стараясь не шуметь, и лишний раз не подниматься на чердак мы, оставив полупустой прицеп в качестве "заложника", мало ли как дело повернётся, отвезли плитку с продуктами в намеченное место.
   На внезапно возникшем "аэродроме подскока" устроили склад.
   - Может позавтракаем? - предложила Настя.
   Вообще-то слишком громко нашу трапезу назвать завтраком. Скорее лёгкий перекус. Где яичница с беконом, где омлет с тостами? Их заменили по несколько "Курабьешек", запитых водой "Шишкин лес" - наконец-то откупорили...
   Август внимательно наблюдал за всеми нашими передвижениями.
   - Спокойно, Август, мы никуда не отступаем. Кстати, здесь твою ребятню расположить бы - самое место. - И я сам удивился - баран меня понял, что-то бекнул, кого-то подтолкнул и сделал передислокацию личного состава.
   Возвращаясь домой, я шепнул Насте:
   - Замечательно что Август меня понимает, часто соглашается. Но! Не покидает меня мысль - случайно он не один из "наблюдателей"?
   - Не поняла?
   - Уж больно умный, - потыкав в "ком" продолжил. - Не из "благодетелей" ли случайно, вполне может быть он - их глаза и уши?!
   - Ох, ё... - слегка притормозив, протянула Настя.
   - Вот и я о том! - и, не сбавляя шага, потянул её за собой. - Пугаться нет причин, это только предположение. Пока он на нашей стороне.
   - Вот именно - пока. - прогундосила Настя.
   - Сегодня на повестке дня Ссссанёк. - напомнил я. - С проектом "Август" будем разбираться позже.
   Вошли в овчарню, заперлись. И сразу услышали ворчание.
   - Да чтоб вас, бу-бу-бу.. Та где вы все?! - далее невнятно.
   В дверь сильно саданули, внутри аж гул пошёл!
   - Вылазь, козлы! - и опять удар в дверь. - Хуже будет, ВЫЛАЗЬ!!!
   БУМ! БУМ! БУМ!
   Не тут-то было. Постройка не шелохнулась. Похоже строилось на века, ну или от мощного урагана. Да и засов "камень в косяке" держит намертво.
   - Уроды!
   - Разошёлся! - почти прошептала Настя.
   - Угу. Пусть побуянит. Пар выпустит. Представляешь какой у него сушняк?! Ты обратила что за бутылку он вчера высосал?!
   - Нет. Я таких и не видела..
   - Молодая ешшо! Ха. А я такие помню, и в руки брать не надо. Спирт "Royal", литровые бутылки, девяносто шесть градусов крепости!
   - Ого! Чистый спирт!
   - Ага. "Чистый" голландского производства. Но "технический", а его как питьевой жрали, в три горла! И травились! Кажется только в девяносто шестом Черномырдин запретил ввоз в страну, сего "ценного" продукта.
   - Теперь никаких сомнений, Сссанёк из того времени. - заявила Настя.
   - Да даже если и позже "вылупился", он прекрасно помнит то время.
   - Но это несущественно. - резюмировала Настя.
   - О, заработало! Кажется повредил себе чего-то. Ещё немного и выхожу, ты погодя.
   Всё время разговора, мы прислушивались к звукам "с улицы". Ссаннёк буянил! Орал всякие непотребства, а сейчас просто взвыл!
   Открыв дверь я воровато выглянул. Прицеп лежал на боку. Его содержимое разбросано широким веером. Виновник дебоша, находился здесь же. Но уж больно в неожиданном виде. Ссанёк лёжа на спине и, обеими руками держась за правую ногу, крутился юлой. Он часто-часто перебирал левым ботинком, отталкивался. И, тем самым, довольно быстро крутился на спине.
   При этом он выл, скулил, рычал на все лады. - Ссууукиии! - разумеется это неприличное слово. Но из потока брани произносимого Ссаньком. Оно единственное, что можно произнести в культурном обществе.
   Увидев меня Ссанёк слегка притормазил. Я клянусь вам, у него в глазах стояли слёзы. Ещё секунда и потекут.
   - Ну что вы за люди, а?! - ВОЗОПИЛ Ссанёк почти жалостно.
   - Что с тобой? - для начала хоть какого-то диалога самое время.
   - Чой-то вы не такие, как все, та ну? УЙЙ! - Ссанёк снова заметался.
   - Да что ж случилось? - мне правда стало интересно, что могло довести до подобного состояния.
   - По камню пнул, а он, сука,твердый..
   - Ну шож ты так?! - и смех и грех..
   - ТА ВЫ, (цензура)...
   - Сань, послушай. Ну хватит, а? - из-за моей спины вынырнула Настя. - Давай поговорим. Снимай ботинок, в ручье промоем ушиб. Вода холодная! Враз боль снимет!
   Покосившись Ссанёк начал развязывать шнурок.
   Осторожно сняв ботинок с носком, кривясь на каждом шаге, поковылял к ручью.
   - Уй! Дайте опохмелиться, гады!
   - Так нету у нас.. - почти извиняясь сказала Настя - нам не нужно было... - и подмигнула мне.
   - Как это не нужно? Должны заботится о старшаке вашем!
   - А с какого перепугу ты стал "нашим", да ещё "старшим"? С фига ли "гости понаехали"? - продолжил разговор я - Мы тебя к нам не принимали. Ты сам пришёл.
   - Ну вот и радуйтесь, лохи, нарисовался - хрен теперь сотрешь, понял, на? Уй! Жрать тогда давай! А прописку я ща вам сам устрою! Поляну накрывай, овца!
   - Так ты же сам все припасы раскидал. Зачем? Из чего готовить? - Настя пожала плечами.
   - Потявкай мне тут! Что значит "нет"?! А если найду? Я ещё в вашем курятнике не был. - Яростно почесав голову Ссанёк ляпнул - Сссить-ай - мыться пора!
   Доковыляв до ручья он попросту больной ногой встал в ручей. По лицу у Ссанька побежала блаженная улыбка. Он сел. Затем и вовсе улёгся вдоль ручья, оставив ногу в потоке, головой к истоку начал пить.
   - Ох не, Мля! Слишком студёная, зубы ноют.- Ссанёк явно подобрел и сам начал разговор. - Ну и чё здесь ваще есть?
   - Сам видишь, овчарня.
   - Вижу. Шо ты вовсе не сечёшь чё тут да как. Рамсы путаешь.
   - Не понял. По-человечески разговаривай, мы твой жаргон не понимаем и понимать не хотим!
   - Вот я и гляжу, не хрена ты не врубаешься, колченогий! К тебе в хату блатной зашёл! Ты назваться, доложиться должен? Должен! Ты это сделал? Нет, Мля! И потом вы же будете орать, чё я на вас предъявы качу.- Ссанёк явно получал удовольствие от происходящего. - Чему вас только в школе учили?!
   Когда я пришёл. Чё я первым делом сделал? Пральна - назвался.
   - Первым делом, ты мне врезал!
   - Эт мелочь. Ты сам напросился!
   - Чё? Это как это?! - возмутились мы оба.
   - Хрен в очё! Ты мне нагрубил, за то и схлопотал фофана.
   Вроде всё шло как надо. Диалог завязался, и Ссанёк был благодушен. Но вдруг всё стало на глазах сыпаться.
   Ссанёк натощак попил студеной водички и выпитый накануне "Royal" легко взошёл на старые дрожжи. Он попросту поплыл буквально за несколько минут. И тут все наши усилия стали бесполезны.
   - Жрать хочу! Обещал найти? Вот в курятнике и гляну! - Ссанёк встал и пошёл к овчарне.
   Но нам же "больше всех надо"- не смогли, не удержались поправить:
   - Это не курятник, в курятнике куры живут, овцы - в овчарне!
   - Овчарня она или как еще - мне по барабану, на!
   - Говорят тебе - нету там ничего - поспешили мы за ним, волнуясь, там же плиты!
   - Не ходи, мы сейчас приготовим еды, только не ходи туда! - просила его Настя.
   - Ага, вкручивать мне тут будут. - Ссанёк притормозил - Стоп себе. Ну вы совсем обурели! Этот-то чем вам не жрачка?! - сделав резкий взмах правой рукой Ссанёк метнул нож, и промедлив секунду, чтобы убедится, всё ли получилось, как он хотел, пошёл дальше.
   Почти взрослый ягнёнок, отброшенный ударом в бок, упал замертво! Все застонали! Настя, Август, я и овцы - одновременно. Вот только что был живой и..
   Вот как он прорвался сквозь кордон мамаш? Хрен его знает! Но факт есть факт! Овца, видимо мать, подбежала к павшему, тыкаясь носом, стала подталкивать его, как бы говоря - давай вставай, ну что ты, вставай!
   Август, почуяв кровь, также подошёл к сыну. Испачкав нос кровью он коротко выдохнул и повернулся к Ссаньку. Я успел заметить как его глаза наливаются красным..
   Войдя в сарайку Ссанёк осмотрелся, и решительно направился к лесенке. А ствол, между прочем, всё ещё висел у него на плече. Настя подниматься не стала, побоялась, а я сунулся следом.
   - Ты чего? Говорят тебе - нету там ничего из продуктов. И не было!
   На лежавшие почти у самого спуска плиты, слава Богу, Ссанёк не обратил внимания. А что там ещё найдёшь? Инструменты, наши с Настей вещи, и её сумка. Вот сумкой он и заинтересовался. Не обращая никакого внимания на наши возмущения. Санек, порывшись во внутренностях сумки, начал выбрасывать на пол вещи по одной. А затем попросту перевернул сумку вверх дном. Как мы не орали, Ссанёк молчал. Только глаз щурил в раздражении, от назойливости "мух".
   На всём чердаке и правда, ничего съестного не было и быть не могло, в сумке - тоже. Но кое-что для себя "интересного" Ссанёк нашёл. Среди требухи Настиной сумки Ссанёк заметил и тут же поднял яркого цвета пакетик наподобие чайного. Небольшой, плоский. Квадратный.
   - О, презик! Щас повеселимся. - Развернулся к нам, посмотрел оценивающе на Настю поверх моей головы над лесенкой - Самое время.
   Ссанёк не думал, он действовал! Зачем? Вот же все рядом - по рукой. Гребанув ладонью вправо, он одним движением снёс меня в сторону, так что я слетел вниз вместе с лесенкой. - Отдохни пока, убогий.
   Он спрыгнул следом, огляделся по сторонам. Вероятно запах овец и истоптанные клочки сена на полу ему не понравились и, схватив Настю за шиворот, потащил ее наружу.
   - Пожалуйста, просто уходи!
   - Х-хе, а чё это я уйду, когда всё вокруг моё?!
   - Тогда мы уйдём. - Настя почти плакала.
   - Не-а - всё моё и вы мои!
   Приложившись бочиной о стену я вскочил, отбросил лесенку и рванул за ними. В голове ни одной мыслишки, одна злость! Только б не отстать!! Как оказались на улице - не помню.
   - Погодь, жлобяра! Ты ещё со мной не поговорил...
   - Ой. Ты гляди-кась, "Дульсинея". Твой "рыцарь печальных ходулей" нашёлся. П-погоди пока... - и с силой оттолкнул Настю, так что и та упала.
   - Ну и чё ты х-хочешь? - с этим "х-хочешь" он толкнул меня.
   Схватка в стойке не мой конёк, увы. Удар, и я тут же был повален на землю.
   - Чё ты м-можешь-то?! - С акцентом на "м-можешь" опять пинок в бедро.- От чего я снова лежал на боку.
   - Ну-ну, давай! Покажи на что ты годен?! - отошёл к своей лежанке. - Гляди, я даже калаш оставлю. С тобой я и голыми руками разделаюсь.
   Ссанёк вновь направился ко мне. В это время Настя со словами - Не смеей! - врезалась в него сзади.
   - Ну-ну. Кра-аля, не спеши. - Ссанёк развернувшись, сгрёб её в охапку, после чего поставил перед собой. - С тобой - опосля. - И открытой ладонью наотмашь врезал по скуле! От чего Настя опять отлетела метра на два, и затихла! Умерла?
   В это время он находился близко ко мне, а я успел, лёжа на спине, развернуться к нему ногами.
   Вы знаете что такое ортопедическая обувь с укрепленными задниками? Это два ботинка, по полтора килограмма каждый. Да и костылями здесь я почти перестал пользоваться.
   Я ему врезал! Обоими ногами под колени. Растопырив руки Ссанёк грохнулся. Наотмашь! Его голова ляпнулась мне на живот. Вот она, глотка!
   Отсутствие равновесия - всю жизнь моё слабое место. В отрочестве постоянно страдал "асфальтной болезнью". В тринадцать-четырнадцать лет болячки просто не сходили с тыльных сторон кистей рук. И уходить от назревающего конфликта мирными путями, пусть и трусливыми, давно въелось в мою натуру.
   Но всему есть предел! Свой "круг" я точно не подставлю! ("Анус" вот щоб вы знали - в переводе на русский круг.) А здесь нас обоих собирались драть! Да, чёрт побери - нас обоих! Настю физически, меня морально!
   Баста! Детские игры закончились! Было там пара пацанов, мои нервы тратила. Да и то, пока я их не раскусил. Один просто перед парнями рисовался. А когда мы были один на один - всё его ховно улетучивалось. Со вторым тоже поговорил - он, оказывается, "помогал мне стать сильнее", ага, когда пинал и толкал..
   А вот третий пацанёнок, сам того не зная, стал для меня учителем. Арсен, восьми лет от роду. Знал я его двадцать четыре дня. Столько длилась путёвка в санатории "Роза Люксембург" в Евпатории. Когда я сказал, что бывал там, я немного слукавил.
   Мама возила меня в Евпаторию каждый год с двух до четырнадцати лет. Кровь сдавала, дни копила! Почётный донор СССР! Всевозможными подработками не гнушалась! Подъезды убирала. И Возила!
   Вы когда-нибудь заходили в кабинет ЛФК? Лечебно Физкультурный Кабинет. Там обычно "Шведская стенка", простите за тавтологию, во всю стену. Метров девять в высоту, и не менее десяти-пятнадцати в длину. Деревянные лестницы с пола до потолка, лазай не хочу.
   У Арсена - сухие ноги. Не помню, какое это заболевание. Но мышцы на ногах полностью атрофированы. Фильм "Аватар" видели? Главный герой ещё на Земле в постель ложится, штаны снимает, ему, чтобы ходить, нужна операция. Ну вот и Арсен - точно такой же по виду. Только Арсен мог сам всё разработать, и ходил сам. Вот Арсен точно без костылей никуда не мог. Зато грудная клетка развита не по годам! Когда мы познакомились я сразу отметил, что моя уже его вдвое. А ведь мы ровесники...
   Арсену необходимо развивать мышцы ног. Ступеньку за ступенькой подниматься на ногах. А он за несколько секунд взлетал под потолок, на руках! Затем параллельно потолку, доходил до другого угла комнаты, и по диагонали спустился в ту же точку откуда стартовал.
   Помню я его всю жизнь. И грудная с ручками в его память тож не хилые стали. Накачал. Ну и в Мамину - Конечно!


   Не помню. Сколько это продолжалось - не помню. Отпустил только когда понял - не шевелится. Ещё каблуком в причинное съездил, для верности. Не, не шевелится!
   Ну и Хер! Хер - между прочим, цензурное слово! Хер - так называется буква в "Кириллице"! И смысл здесь только один. Да, да именно то о чём вы сейчас думаете! Ну и Хер с Ним! Я не звал его сюда! Не просил над нами Издеваться! Нет, не просил! НЕТ! НЕ ПРОСИЛ, МЛЯ!!!
   С яростью выполз из-под тела, огляделся.
   Настя уже сидела на земле! Рванули друг к другу, оба, неожиданно обнялись.. Как-то так получилось, что мы сели спиной к... телу. Человеком я бы его и при жизни не назвал..
   Что говорили в первые минуты, не помню совсем! Или не слышал? Только после, как включили звук:
   -.. Я бы не смогла. Никогда не могла. Последние три года только и терпела. Нет, мой-то до такого не опускался. Пил, буянил, бил, но не насильничал, - на щеке Насти начинал опухать синяк.
   Я указал на щёку. Настя приложив руку, повела скулой:
   - А-кха-а, да, это в стиле Егора.
   - Значит, Егор?
   - Да. Мы с ним восемь лет знакомы, шесть с половиной - женаты. Поначалу-то всё хорошо было. На рыбалку, в лес с друзьями - все вместе. На дачу с мамой - то с моей, то к его. Жили отдельно. Мне квартира от дедушки осталась, он меня к себе прописал. Деда меня всегда понимал. И Ирку с мамой привечал ... а когда он умер - я познакомилась с Егором. Только Ирка с самого начала дулась. Может ревновала, не знаю. Ирка - моя младшая сестра. У нас пять лет разницы... - Настя говорила быстро, почти захлёбываясь словами. Её попросту несло. Может мне и не следовало всего этого знать, но как тут остановишь?!..
   - Завидовала она, от того и подлости делать начала. Егор ревновать начал. То одно, то другое. А она и рада - специально что-нибудь подбросит и у нас скандал! Мама тоже.. Всегда Ирку поддерживает! Презики эти..
   - Может мне не надо знать? - Я попытался остановить Настю. Ведь сейчас вывернет всё своё самое сокровенное!
   - Нет, нужно! Именно ЭТО нужно рассказать! Сейчас. Тебе.
   Их ведь она в мою сумку подкинула! Целую коробку. Я сумку в коридоре оставляю, и дома, и у мамы. Часто отрытой. А Егор увидел. Что тут началось! Коробку я в мусорку бросила, а один видимо в сумке остался. И ушла, поехала на дачу. И оказалась здесь.
   - А развестись?
   - Не давал. И причин вроде как не было, я ж скрывала синяки.
   - Напрасно!
   - Ну так теперь бы я...
   - Ага, сейчас ты смелая. Я за тебя испугался..
   - А я за тебя..
   Помолчали.
   Из небытия нас вывел Август. Подошёл в плотную и ткнулся мне в плечо.
   - Что, Август, что, друг мой верный? Досталось тебе? - я стёр с его носа кровь. - Прости. Не уберёг я твоего парубка! Прости!
   - Ой, Кас, ты бы видел! Наш Август просто взбесился! Когда Ссанеёк меня ударил, лежу, шевелиться не могу. Только глазами лупаю.
   - Ммм!
   - Да ладно тебе.. ну вот. Лежу и вижу как наш Август пролетает мимо и.. ты в это время подбил Санька под колена, и тот стал оседать. От чего удар Августа пришёлся почти в горло..
   Глянул.. Там и ворот оттопыривать не надо. От подбородка до ключиц наливалось синим цветом.
   - Совместный труд - он объединяет! Нет, Насть, я не циник. Просто Ссанёк раз двадцать сдохнуть должен!
   - Проехали! - с нажимом сказала Настя.
   - Проехать-то проехали, а знаешь не могу я больше тут с ним.. Трясти начинает.
   - Давай переселяться обратно? - предложила Настя.
   - Пошли. Но сначала.. - я поднял бушлат, и накрыл верхнюю часть трупа. - Так оно вернее будет.
   Привезли припасы назад. Как только разгрузили коляску я усадил в неё тело, опять накрыв бушлатом, отогнал за угол овчарни. Настя и Август делали вид, будто они в упор не замечают, чего я там делаю.
   Уборку не останавливали пока не вернули территории прежнего, вчерашнего вида.
   Глянули на часы в коме - 10.30.
   - Полтора часа до заказа...
   - Знаешь, Настя, я даже думать ни о чём не могу пока "он" здесь. Такое ощущение что снова встанет и всё, весь этот кошмар начнётся по новой. Давай так. Сейчас его откачу. А уж после доталкаю к морю.
   Настя посмотрела на меня явно с укором.
   - Хоронить? Чтобы потом смотреть на холмик. Материальное доказательство - что я стал убийцей? Я и так не забуду! Да и креста на нём нет!! Ссанёк ГАД и причём дважды! ГАД, потому что меня убийцей сделал! И второй раз ГАД - потому что не стал нашим полноценным товарищем! Кабы слушать стал! У него интерком! Он многое МОГ, но не ЗАХОТЕЛ!
   Ооо! Кабы он дал нам время.. Даже таких как он можно изменить! Трудно! Медленно! Но Можно! А он как раз времени и не дал! ГНИДА!
   И чтобы я каждый день, проходя мимо его могилы, об этом думал?! Нетушки! Мне со всем этим жить! Так что "Моментально в море" и дело с концом.
   Август ткнулся мне в колено.
   - Что, дружище, думаешь мы ругаемся? - Улыбнулся я. Встав на колени я обнял барана. - Не дождешься! - Затормошил его загривок, приговаривая.- Мы с Настей никогда не поссоримся!
   Закончив обнимашки, отвезли коляску за скалу. Притихшая Настя шла рядом.
   - Мёртвых не надо бояться, надо их помнить всегда,
   Надо живых опасаться, от них и приходит беда
. - Прочитала она.
   - Хорошо.. Чьи строки?
   - Да вот, как-то сложились...
   - Здорово! В перекличку - у Евтушенко есть строки:
   Умейте всем страхам в глаза рассмеяться -
   Лишь собственной трусости надо бояться..

   - А-а, да, сильная песня. И фильм хороший. Кас, я о другом.. не даёт покоя мысль дурацкая..
   - Мм?
   - Боязно. Вдруг Егор за мной явится.. ?
   - Так уж и за тобой? Ему и там хорошо.. наверно..
   - Ну ты понял.
   - Надеюсь что да.
   - Прости, это как?
   - Собственной трусости - будешь бояться? Или синяки прятать?
   - Нет! Не хочу я ТАК больше!
   - Вот теперь - понял! Только как я узнаю что это он? Появится намекни, с кем имеем дело.
   - Хорошо.
   - Хотя вряд ли! Такие как Егор сомнениями не страдают. Ну вот сама смотри. Ты попала сюда после ссоры. Наверняка чёрные мысли бродили. Так?
   Настя задумчиво покачала головой.
   - Ну вот! И у меня тоже самое. Примерно. Уснул я после ссоры со своими. И последнее, что я там думал: - "На кой мне та никчёмная жизнь?! Боже, дай мне в рожу!!"
   Вот и дал, как видишь.. проснулся уже здесь..
   - Хорошо что дал. А то чтоб я делала?!
   - С Ссаньком? Да мало ли.. Глаза б выцарапала! Яйца б отбила! Камушком в височек залудила...
   - Ага, камушек ещё найти нужно. - Настя от возможных перспектив поёжилась.
   - Жить захочешь - научишься! В экстремальных ситуациях решение приходит само! Или ты думаешь я всю жизнь суперменом ходил? Ага, щазз, от хама трамвайного я бегал! Иной раз с харкотой на спине. Причём в буквальном смысле! Здесь просто сбегать некуда. Ну или он не дал. Ты ж его просила - "уходи, или дай нам уйти".
   - Угу.
   - Ну вот. Он сам всё решил. Я с харкотой на спине до дома добраться ещё как-то согласен. Всех встречных, сторонкой обойду, чтоб спину не показывать! А вот с дидлом в заднице жить?! Извини - подвинься!
   - Это чего такое? Не знаю такого слова.
   - Расширитель для зада. Тренажёр. Пробка. Чтобы, значит - в ответственный момент боли меньше.
   - Ты думаешь?
   - А какая мне разница? К "огурцу" в заду приноравливаться?! Или слушать как он тебя?! Это, как говориться, однох-твенно!
   - Так всё! Сплавим в море и адью. Чтобы мыслей подобных больше не было.
   - И я о том же. Слушай! Как ты меня называешь последнее время?
   - Кас. А что? Не нравится?
   - Да нет. Сократим до минимума. Было отчество, теперь превратим в имя.
   - Ну да. Зачем тебе отчество, ты что, старик?
   - Тридцать четыре года.
   - Вот и не фиг прикидываться!
   - Запутаем врагов окончательно. Ладно! Если у меня новое имя, то значит сегодня день рождения.
   - Именины! - Поправила Настя.
   - Раз именины - значит Праздник! - Хорошее настроение к нам стало возвращаться.
   - Личному составу объявляется благодарность! - Указующий перст в сторону Августа. - За своевременную помощь в бою с опасным противником! - Перевёл взгляд на Настю, и чуть не поперхнулся.- За самоотверженное действие перед взбесившемся врагом! - И совсем растаяв, тихо добавил: - Обнимашки по желанию награждаемого.
   Секунд тридцать паузы. Настя взяла меня под руку, и мы пошли дальше.
   - Вот тебя второй день всего вижу .. ничего у нас не было, а чувствую себя спокойно, никого не боюсь теперь...
   - Как говорится - без комментариев. И всё же я благодарен Ссаньку, и знаешь за что? За две вещи, даже за три. Второе - он нас не убил. Третье - за калаш. И главное.
   Настя уставилась с подозрением.
   - Ты теперь спокойно относишься к моим прикосновениям.
   - Когда это я от тебя шарахалась?
   - Ну всё-таки. Можно сказать мы едва знакомы.
   - А сколько пережито?!
   - Ага. И планов громадьё!! Кстати. Ты придумала что сейчас закажешь?
   - Не-а.
   - Опять мне отдуваться? А как же "женский шопоголизм"? У-у, "Редиска"!
   - Кто в праздники готовит? Мужик - у мангала. Вот и давай!
   - Так, да? Так придумала?! Ну ладно. Кетчуп нужен наподобие "Татарского" - он большинство специй заменит. Только где ж качественного взять? У какой фирмы ты знаешь?
   - Нет, их сейчас так много. И никому толком верить нельзя.
   - Тю! Нашла проблему. В моей юности был только один кетчуп - болгарский, и вкусный, и с качеством на ять. Бутылочка типа "раиски" только поменьше, но хватало на компанию из десяти-пятнадцати человек. Это потом начали с крахмалам мутить. Стоп! А что нам мешает его и заказать? Как выглядела бутылочка я помню. Дату выпуска тоже - 1985-1989. Лука репчатого. Кило? Шампура нужны.
   - Насть, чё-то мы с тобой не про то.
   - А чего?
   - У нас же сегодня...
   - Ой-й, похороны!
   - Вот именно, а мы веселимся тут. Ну что?
   - Что?
   - За помин души бутылёк?
   - Вот что ты делаешь, а?!
   - Правильно, чаем обойдётся. А вообще, как-нибудь потом - обязательно закажем "Хванчкары", "Изабеллы". Ты какие вина предпочитаешь - белые или красные? Хорошая штука - "Улыбка", ее в Краснодарском крае делают, доводилось пробовать - тебе понравится. Ладно, всё попробуем. Пошли скорей. Заказ скоро.
   Кетчуп в лицо знал только я поэтому и заказывать пришлось мне. Шампура нашлись по тридцать два грамма сорока сантиметровые. Взяли стандартный набор - шесть штук. Лука - эх, ладно - кило. Шампунь - больше тянуть нельзя. Ссанёк был прав - пора мыться! 760 грамм. Кетчуп оказался большим по весу. Сам соус 360 грамм, плюс стеклянная бутылка - полкило отдай и не греши. Остаток 542 грамма.
   - Насть, как думаешь, я не слишком?
   - В самый раз. Гулять так гулять!
   - Чего ещё? Себе чего закажешь?
   - Не всё есть. Не хочу в праздник думать. Сам чего-то вкусненького закажи. Ты меня сегодня гуляешь!
   - Да?! Ну всё! - пошаманил в коме. Взял торт "Сказка" на полкило в бумажной упаковке.- Щас те суприз будет! Закачаешься! Пошли отсель.
   Настя знакомилась с сюрпризом. А я заглянул в сумку Ссанька. Приличненький баульчик размером 80-40-40 см оказался полупустой. Ну, почти..
   Сразу подарок! Два запасных рожка к АКМ. Я привык уже благодарить за нежданчики, поэтому сразу сказал в небо:
   - Спасибо, Саня!
   Не хочу зацикливаться на содержимом сумки. Сам баул, и магазины для автомата. Больше ничего ценного не нашлось.
   Вышла Настя.
   - Угодил?
   - И даже очень. У нас "там" рядом стоял хлебозавод. До сих пор держится - за счёт вкусной выпечки и тортиков по старым рецептам!
   - В чём же дело? В другой раз оттуда попробуем.
   - Как это?
   - Настя, ау-у! Проснись наконец! Мы с тобой в привилегированном положении. Если знаем фирму нужного товара, то можем заказать что угодно из любого года! От любого кутюрье или кондитера. Вот например! Несколько лет назад я гостил у родной тётки. Как-то вечером её муж принёс сметану, купил у соседки. С тех пор я знаю как должна выглядеть настоящая сметана!
   - И как?
   - А как у Твардовского в "Тёркине" - ложка в каше должна стоять по стойке смирно! И в той сметане должна. Как оставишь - так и стоит. Причём в неё вгрызаться приходится, настолько густая!
   - Какая ж это сметана? Жирность выше крыши!
   - Правильно. Почти масло. Так разбавь молочком. Станет пожиже. Я ж про что говорю-то?! Качество! Оно у малых ферм. У частных производителей! Вспомнишь какую не то фирмочку с хорошим товаром, запомни! Потом её продукцию найдём, закажем! И я тоже чего вспомню, постараюсь не забыть.
   - Записывать нужно.
   - О, дело! Надо будет общую тетрадь заказать. Будем вести бортовой журнал, чего куда и сколько. Ладно. Пошли павшего однополчанина проводим! Да и дело откладывать больше нет смысла.
   - "Павшего однополчанина"? Ссанька?!
   - Ягнёнка! Рядовой новобранец из отряда капрала Августа!
   - Кас! Кончай загадками говорить! Который раз в тупик меня ставишь!
   - Извини...
   Овцы толпились около погибшего сотоварища. Мы едва протиснулись. Волей-неволей постояли молча.
   - Ну что, родственники, простились? - задал я вопрос Августу. А сам подумал: Вот ведь "Зондеркоманда" нашлась.
   - Расступитесь-расступитесь, ребята. Выносить пора. Август, освободи проход.
   Торчащий нож я специально не стал вынимать, мало ли кровь польётся. И взяв баранчика за копытца, немного хекнув, взвалил тушку себе на плечи. Ну что - тяжёленький, но не критично для меня. Донесу.
   Траурная процессия проводила нас до поворота. Шли молча, всей толпой!
   - Всё, ребята! Дальше не ходите. Август, распорядись.
   Не устану удивляться сообразительности всего стада, и организационных способностей главы коллектива!
   Дальше нас сопровождал только он.
   Подошли к коляске. И я просто стал толкать её впереди себя. Как не странно, никаких проблем не возникло.
   Добравшись до места, где я пил из ручья в первый день. Здесь у воды мы положили барашка. Настя порывалась было пойти дальше, но я ей посоветовал остаться.
   - Видишь, Август доверил тебе самое дорогое - свою семью. Вот и присмотри за ними. Мы быстро - туда и обратно. Я справлюсь!
   Но не всё так просто. Вмешался Август. Баран бекнул, посмотрел на Настю и потопал следом за мной. Видать хотел убедиться, что его обидчик навсегда нас покинет.
   Мы переглянулись с Настей.
   - Вот так вот!
   - Да уж. У нас всё серьёзно! - подмигнула она мне.
   Прошли меж колон. Начался песок. Я вспомнил что думал когда шёл сюда в первый свой день здесь. Я тогда назвал бухту "Каменный мешок" Нет. Неверное название - скорее "Каменная бутылка". Ведь есть выход в зелёную долину. Ту, в которой мы теперь живем.
   Долго ли коротко ли, а по времени и быстро добрались до конца косы. Вздохнув я начал "это дело"!
   Скинув бушлат, стянул Санька на песок.
   - Тьфу, ёлки-моталки. Август, глянь. Он так и остался в одном ботинке. Грибка на стопе и на ногтях не видно. Что? Помародёрствуем?
   - Бе-еее!
   - Правильно! - Как он говорил: "всё наше - его"? Значит всё его - теперь наше! Стало быть заветам Ссанька и последуем.
   Развязав шнурок стянул ботинок. Снял ремень. Такой вещи и пропадать, дудки!
   Затем обшарил карманы.
   Зажигалка, пустые ножны от ножа. Видимо от того, что торчал в сыне Августа!
   Сигареты. Вернул, не курю.
   Ещё одни ножны. Не пустые! Но об этом позже.
   Оттащил тело в воду. Сам зашёл с ним по пояс, и пустил по воле волн.
   Выбрался на берег, и немного постояли с Августом молча.
   Я крещён, но вне церкви. Проще говоря - в церковь не хожу, молитв кроме "Отче Наш" не знаю. Прочитал её. Постояли ещё. Вспомнилось два места из "Морского волка" Джека Лондона. Почему два? Там двое похорон. Одни в начале книги, другие в конце. Занятные аналогии, между прочим! Почитайте на досуге, всем советую...
   На обратном пути, рассмотрел нож. Вынул из ножен и слегка замер! Нож вполне тянул на подарочный! Клинок в виде пики, длина клинка 132 мм. Ширина 32 мм. Как в зеркало смотреться можно - такая полировка. Длина рукояти 120 мм. Из дерева и явно двух разных пород коричневых оттенков. Причем вряд ли красили морилкой, скорее природные тона. Шесть латунных колец. Ох, вот не спец я в этих делах. Но красиво! Откуда размеры точные знаю - в глазу конечно не штангенциркуль, да и откуда бы, просто потом измерил. 10-то см я определю на глаз запросто. А тут - коллекционный образец авторской работы да и только!
   - Август, ты раньше дрался? Нет? А, не скажешь или рассказать не хочешь? Сегодня ты здорово отличился! Так ему саданул... То-то он мне так вяло отвечал.
   Август внимательно вслушивался в мои слова. Видимо был согласен.
   - Знаешь, за такие поступки на фронте медали давали, ну или очередные звания! Медаль тебе без надобности. На слёт ветеранов всё равно не поедешь. А вот звание... Как тебе?
   - Беееее!
   - Да? Ну тогда решено! Давай думать. У нас - Русская армияЭто орднозначно.
   - Беее?!
   - Во и я так думаю! Стало быть всякие там "Капралы" не подходят - чай мы с тобой не легионеры какие. Присуждаю тебе звание Сержанта! Сержант Август! Звучит?
   - Беее!
   - Ну вот и ладушки. Благодарю за службу!

   Мы возвращались с берега, проводив "в последний путь" тело Ссанька. Жил не по-хорошему, и умер кое-как.. На душе смешанное чувство радости от нашей маленькой победы, и неприятное ощущение от того что я убил, своими руками человека. И это я-то мирный и безобидный инвалид-колясочник в прошлом. Да-да, в прошлом. Уж не знаю что, стресс ли или чувство ответственности за тех кто мне доверился, особенно за Настю, сдернули меня с костылей и буквально заставили ходить. Туда мы шли, я толкал перд собой коляску с телом Ссанка, а обратно я полдороги толкал ее вверх, а потом сложил и нес. Я, САМ! Нес, а не держался за ручки! Есть чем гордится.
   Мы - это мужская часть нашей группы. Я и Август. Именно так! .
   А сейчас мы шли и я напевал совершенно дурацкую песню:
   На меня надвигается по стене таракан!
   Ну и пусть надвигается, у меня есть капкан,
   Нажимаешь на кнопочку - таракан в западне,
   Можно выпить и стопочку, можно выпить и две!

   Так-то я не пью, но из песни ж слова не выкинешь! Когда я повторно пропел крайние две строчки, Август который до этого внимательно прислушивался к моим воплям, утверждающе поддержал:
   - Бееее!
   Следующий куплет мы пели уже на два голоса, ну как пели - я пел во все горло, выбивая из себя и страх и робость, а он в конце вставлял свое веское и коронное.
   На меня надвигается восемнадцать ребят,
   Ну и пусть надвигаются - у меня автомат!
   Нажимаешь на кнопочку - и ребята лежат..
   Можно выпить и стопочку, можно выпить и пять!

   - Бееее! - согласно подтвердил Август.
   - Хорошо поете, Уважаемые! - раздался голос со стороны.
   Из травы поднялся средних лет человек, явно восточной или кавказской внешности в заляпанной краской строительной спецовке-комби. Я передвинул укорот со спины под руку, но направлять на него не стал, успею.
   Человек явно понял мой жест, и улыбаясь, быстро заговорил, волнуясь и путая слова.
   - Нэт, не нада мена стрылат! Я - короший, мырный. Мена Тофик зовут. Я строител. Ремонт делал. В магазин пошел - иду обратно и вот я тут.. dd>   - Касатоныч, - растерянно ответил я, а сам покосился на Августа. Август задумчиво поглядывал на новичка, но агрессии проявлять не стал. Ну что ж, поверим. Кто-кто, а он еще меня тут не подводил. - Вы один?
   - Да, один. А что, здэс ест кто-то еще?
   - Есть. Пойдёмте к нашему дому - там всё и расскажете о себе.
   - Только если и вы расскажэте, уважаемый. - широко улыбаясь заявил Тофик.
   - Справедливо. А вас что интересует?
   - Всё! Вот вы с оружием свободно ходите - это как? Того, кого в море бросили - тот наверное бандит, а вы? И у вас что - война?
   - А я - нет, не бандит, оружие с него снял, войны тут нет. Мы - мирные люди. Достаточно?
   - Вполне.
   С Тофиком мы встретились едва вернулись в зелёную зону острова. И пока поднимались, приглядывались друг к другу.
   Тофик выглядел так. Высокий, чуть выше меня. Широкоплечий, жилистый, сухой или, скорее, можно сказать, поджарый. Нос кривой, видать бывал в драках. С горбиной, ещё немножко и натуральный флюгер. Причёски не было, голову явно давно не стригли. Цвета "чёрная смоль" кудрявые волосы ниже ушей. Окладистая борода, почти николашка, но неопрятная и длиннее. Ну и, конечно же, усы. Какой кавказец и без усов?
   Одет скорее по-осеннему. В тёмных тонах. Сине-зелёная рубашка заправлена в замызганные брюки на ремне. Чёрные ботинки, далеко не 41-го размера. В руках синяя куртка.
   На груди виднелся простенький крестик, на верёвочке. И главное! На правой руке болтался интерком! Я обрадовался! Но виду не подавал. Ну мне так казалось...
   Вёл он себя как-то неспокойно. Всё время озирался. При этом не выпуская меня из виду. Ну и крутил ус.
   Нервничает.. - подумал я. - Не драпануть ли хочет? А мне союзник нужен. Ох как нужен!
   Идём дальше. То ли в ответ его поведению, то ли тоже беспокойство одолело, но я тоже стал подкручивать ус. Глянули друг на друга и невольно усмехнулись.
   - Да, уважаемый - у меня тоже усы! Вот недавно подусники отпустил. Теперь есть что подкрутить..
   - А што, кароший усы, - расцвёл Тофик, - серезныйм мужчина с усам должен быть..
   Знаю я цену твоей улыбки... ну да ладно, авось и искренней дождусь.
   Я приостановился. Вот-вот покажется место, где осталась Настя, а мне хотелось договорить без неё.
   - Не доверяете мне, уважаемый? - Пошёл я ва-банк. - По сторонам смотрите, чтобы сбежать? Тут - остров.
   - Ааээ.. - Тофик оказался не готов к подобному продолжению и просто махнул рукой - я все время куда-то бегу, от других, от полиции, от собак.. набегался уже - здэс оказалса.
   - Так и я не доверяю! Пока! Но так уж тут всё устроено, что без надёжного напарника не проживёшь. Пока меня вот он выручал, я положил руку на загривок Августа, шедшего рядом, - но вы ж понимаете..
   - С этим спорить сложно. - медленно сказал Тофик.
   - Тот бандит - я мотнул головой назад, и убрал автомат за спину - хотел меня сделать своим рабом.
   - Как так, э?
   - А МОЮ женщину, взять силой! При мне..!
   - Шайтан!! - Вскипел Тофик. - Рэзат такой нада, как ссабака!
   - Вот и мне почему-то не захотелось жить по его правилам.
   - Маладэц! По мужски поступил!
   - Спасибо, Тофик-джан! Сегодня я собой тоже доволен. Теперь понимаешь, почему у меня его ствол? А он "пошёл купаться"?!
   - Хэ, понимаю! - Опять заулыбался мой собеседник.
   - А насчёт джан, я не ошибся? Армянин?
   - Нээт, нэ ошыбся, уважаемый, я - Айер. Из Хайастана.
   - Прости, Тофик-джан, не понял?
   - Армянин я, Айер. Из Армении, из Хайастана. Так мы себя и страну свою зовём. - охотно пояснил он.
   - Спасибо за разъяснение, не знал.
   За разговором мы двинулись дальше и через пару минут увидели Настю, она сидела рядом с барашком.
   - Знакомься, Настя - это Тофик.
   - Тофик Арташесович Миторян - представился наш гость и галантно поклонился. - На русски примерно переводится как Приносящий Удачу Друг. - Выглядела вся эта сценка достаточно забавно, особенно в его исполнении, поэтому мы все трое расхохотались.
   - Настя, Анастасия Алексеевна Лукина - представилась сквозь смех моя женщина.
   - Чай будете пить? Здесь вода очень вкусная!
   - Канешна буду!
   - Только у нас две проблемы.. Хотели бы вот из него что-то приготовить.. - она указала рукой на погибшего ягненка.
   - Стоп, ребята! - вмешался я. - Август, дружище! Ступай к своим. Успокой народ.
   Август глянул на меня, потом на Тофика, и снова на меня.
   - Тофик Арташесович? Не беспокойся, я ему верю, всё под контролем. Ступай.
   Август вздохнул и побрёл к дому.
   - Умнейшее животное! - пояснил я про него Тофику. А уже Насте добавил, - не нужно при нём о барашке.
   - Ой да! Как-то не сообразила. Так вот. Хотели что-то приготовить, но я никогда животных от шкурки не освобождала, не приходилось.. и готовим мы на газовой плитке, дров тут нет..
   - А давайте я его раздэлаю, я - умею - охотно предложил гость. - Част можно в суп, а част засолить... Сол ест? - добавил он, заучивая рукава.
   - Есть! - воскликнула обрадовано Настя. - Сейчас принесу.
   А я просто вручил Тофику "зеркальный нож" - Действуй, Друг!
   - Уах какой нож! - изумился Тофик и занялся знакомым ему делом, а мы двинулись за Августом.
   - Кто это?
   - Пока не знаю, но думаю - это хороший человек, открытый. И зла от него ожидать не стоит. Да и наш товарищ его спокойно принял, не как давеча Ссанька..
   При упоминании имени бандита Настя вопросительно глянула на меня.
   - Да-да, в море, как обещал.. вот его вещи, извини, но здесь всё пригодится. А что ты на меня так удивленно смотришь?
   - Ты! Ты уходил, толкая свою коляску, а теперь сам её несешь! Теперь ты можешь ходить?
   - Ух ты! - только и мог я сказать.. а сам подумал - за всеми этими событиями я главного-то и не заметил, ведь действительно, я хожу сам. Сам! Даже шатать стало заметно меньше. И как будто сил прибавилось.
   - Знаешь, Настенька, а я рад что здесь оказался. ТАМ у меня не было шансов так быстро войти в силу, только на "запасных ногах", а теперь..
   В глазах Насти промелькнуло сразу несколько эмоций - От как я рада за тебя, до как тебе повезло, а я.. - но, похоже, она быстро справилась с этим, и просто обняла меня.
   - У тебя получилось!
   - У нас! - я смахнул слёзы с её щёк. - У нас всё получится, чтоб нам не пришлось преодолеть!
   - Думаешь получится?
   - Уверен!
   Вернулись мы к Тофику с солью, единственной кастрюлькой, и лопатой.
   - Смотри, Тофик-джан, вот весь наш арсенал.
   - Ооо! - грустно протянул Тофик. - Што больше нечего нэт?
   - Нету - развели мы руками..
   - А что если сделать холодильник из проточной воды? - предложил я.
   - Вариант! - одобрила Настя.
   - Годытса. - утвердил Тофик.
   Тофик снял шкуру. Я аж залюбовался - ловко так, будто всю жизнь этим занимался. Да наверное и приходилось, не то что нам - горожанам.
   Рядом с ручьём выкопали неглубокую продольную яму. Выложили её камнями. Топора нет, поэтому тушку резать не стали. С боков и сверху тоже обложили камнями, чтобы не всплывало. Конечно, лучше было б прижать с помощью веток, сверху и снизу их положить. Но где ж их взять-то? Тут только трава и растет. И запустили воду. С одной стороны втекает, с другой уходит.
   Потрошки пошли на суп. Кишку вымыли, и притопили в нашем бассейне. Может колбаску удастся набить. Тофик говорит что сможет. Специй ещё закажем и сделаем.
   Работали слаженно, поэтому и времени ушло не много.
   - Тофик-джан, а где ваша плита? - очень своевременно задала вопрос Настя.
   - Какой-такой плита? - растерялся Тофик. - Зачем плита?
   - Погоди-ка, - я озадачено потянул ус. - Давайте разберёмся спокойно. Тофик, у тебя на руке, вот видишь - это интерком. Что ты о нём знаешь?
   - Этат штука? - Тофик указал на ком у себя на правой руке. - Как оказался здэс он у меня на руке появилась. Скока не пытался знат - нэ вышла.
   - Она пищала?
   - Давно ты здесь?
   Наши вопросы прозвучали одновременно.
   - Я бежал. От жадный полицай - у меня регистрация кончилась, продлить не успел. Потом от злой собак.. Упал. Паднялся здэс. Гляжу. Касатоныч везёт каляску, да? Как раз выезжает на пэсок. На коляска человек сыдит, морда лицо закрыт.. Савсем неживой так возят. Я прослэдыл. Э.. - Глянув на Настю продолжил. - Пишала, но мнэ как-то нэ до нэё быыл.
   Мы переглянулись.
   - А тэпэр вы отвэттэ. Што это за мэсто? Куда я папал, э?
   - Насколько мы можем судить - начала Настя - это остров. Ну или полуостров, на той стороне мы не были, так что всё возможно.
   - Попадают сюда, - продолжил я - люди в расстроенных чувствах. С кем-то поссорился, от чего-то убегаешь.
   - Что это за земля, не понятно. - подхватила Настя. - но ясно одно, мы рядом с тропиками или субтропиками. Здесь всегда жара, либо постоянно, либо сезонное. Мы здесь только четвёртый день. Судить с уверенностью, нет оснований.
   - Кто нас сюда закинул, мы не знаем. - продолжил я, - но похоже технологии ещё те! На инопланетное смахивает. Тем более я с ними сталкивался. - У моих визави глаза на лоб полезли! - Не смотрите на меня ТАК! Я не сумасшедший. - Глянул на Настю с Тофиком. - Рассказать?
   - Конечно!
   - Нэ тяни, да?!
   Лет восемь назад я первый раз тарелку видел. Да так, что никаких сомнений не осталось - они! И потом я их подлавливал. В одном и том же месте. В одно и то же время.
   У нас рядом "Шереметьево-1", тот что в Химках. И летящий ночью красный огонёк над городом, не редкость. А я жил малость в стороне. Улица в три дома, со своей котельной за ЖД.
   Как-то поздней осенью, сидим, телевизор смотрим. Котельная работала на мазуте, и поэтому в домах всегда жарко. Балконная дверь открыта. Вижу параллельно окну, летит красная точка. Ну самолёт и самолёт. Нет, взбрело мне в голову! Говорю: "- Гляди, мам, тарелка!" Она выскакивает на балкон и кричит: "- Ой, тарелка, тарелка!" И тут этот "самолёт" делает финт ушами, несвойственный земному происхождению.
   До этого оно летело параллельно горизонту: "Ой летит, летит" и вдруг внезапно оно поворачивает на сто двадцать пять градусов, и каждую секунду увеличивая скорость вдвое, уходит за угол нашего дома. Ни один нормальный самолёт так не сделает!
   То есть, летели и сканировали мысли людей. А когда их самих заметили - ушли из зоны видимости заметившего их человека.
   Мало того, я жил там до сих пор, и каждую осень в ноябре поздно ночью, в пасмурную погоду я их видел. Смотрел в окно рядом с балконом. Летала красная точка, точь в точь огни от самолёта. Долетит до определённого места и назад, и назад. Туда-сюда, много раз подряд, над центром города.
   - И чего им надо?
   - Мысли читают? Наблюдают.
   - И чэво? Ты кому-нибуд говорыл? Ученый люди сказал?
   - Говорил. Своим. Никто не приехал. Никаких уфологов с КГБшниками. Ничего никого.
   - А ты?
   - А что я должен делать? Летают. Ну и пусть летают. Мне-то что? Они ничего плохого не делают. А если делают, то шито-крыто. И кому положено об этом и так знают. А мне, нам - никто ничего.
   Вон была история - то ли анекдот то ли быль: Встретились две тётки. Одна другую спрашивает: "- Если твой муж тебе изменяет. Ты хочешь об этом знать?" Та в ответ: "- Нет! Пусть изменяет, только так чтобы я об этом не знала."
   - Ладно, ребята, всё это лирика. Вернёмся к нашим барашкам. Тофик ты про комы, ну про эти штуки, - я потряс комом - ничего не знаешь, так?
   - Нэт.
   - Очень полезная вещь. - подхватила Настя. - К ней прилагается плита поставки. И сейчас мы пойдём её искать.
   - Как искат?
   - Рядом с плитой интерком пиликнет. И она наверняка лежит рядом с тем местом где вы появились. Мы не далеко - сходим и найдём. А то жрать охота, а вы ещё овчарни не видел, нашего дома здешнего, - подвёл итог я.
   - Ыыы. Вы всэгда так дэлаэтэ, да?
   - Как?
   - Адын говорыт, потом другой, а мысл не прерывается! Как будта адын говорыл!
   - Ну так уж получается.
   - Эта патаму што это и правда Твой женщин! - заявил Тофик.
   Настя зарделась. А я сказал:
   - Поживём - увидим.
   - Што тут видеть, и так видно! Вы смотритесь вместе!
   - Выбирает женщина! - с нажимом сказал я. - Тофик, ты сколько угодно можешь ходить вокруг женщины павлином, распускать перья и думать что всё хорошо. Но только Она решит, будешь ли ты отцом её детей или нет! И не как иначе. - И, помолчав, добавил. - А колченогие женихи всегда в пролёте.
   - Кто колченогий?! - взвился Тофик.
   - Я, Тофик, я. Только здесь я набрал силу. Ещё сегодня утром я ходил с костылями. Эта коляска - моя. Там я только на нейц да на костылях перемещался. Всё тут очень не просто, Тофик.
   - Ох.. Умный да..
   - Стараемсу, Тофик, стараемсу.. - процитировал я Василия Алибабаевича из "Джентельменов удачи"
   - Вот не слушайте его, Тофик - запротестовала Настя. - Никогда я не смотрела на Каса как на маломобильного!
   - Правылна делаешь, дэвушка! На своего мужчыну всегда нада сматрэт снызу вверх! Как на Арарат! Э!
   Настя ещё больше покраснела.
   - Съела? - не удержался я и показал Насте кончик языка.
   Улыбки не сходили с наших лиц.
   - А на жэнщину нужно сматрэт с васхищэныем. Она услада твоих днэй!
   - Съел? - в отместку съязвила Настя.
   Я решил не отвечать. Но чего мне это стоило? Знал только я!
   - Так и есть, Тофик. Так и есть. Ох, Тофик.. Если мы все такие умные, достойные, и красивые - пошли делом займёмся.
   Плиту Тофика долго искать не пришлось. Едва он приблизился к нужному месту, интерком просто взбесился. И Тофик углубился в чтение.
   Как не странно Тофик - кавказский человек, а воспринял всё свалившееся на него, гораздо легче мня. Видимо бывали в его жизни всякие передряги.. Он посмотрел на нас. И совершенно спокойно спросил.
   - И что теперь делать? Что заказывать? - то ли от шока, то ли он с самого начала Ваньку валял. Но акцент - совершенно отсутствовал!
   - Тофик Арташесович, смотрите сами что у нас есть. - по деловому обратился я к нему без тени юмора. - Еда, вода, вкусный чай, ложки, ножи. У вас нет одежды по сезону. В этой вы долго не протянете, запаритесь. Возьмите лёгкие светлые одежду и обувь. Так же предметы личной гигиены.
   - А как тут? Я б разобрался, но время идёт.
   Настя тут же начала щёлкать на своём интеркоме. - Вы видите вот это, нажмите сюда, перейдите туда-то..
   Вскоре нехитрый заказ был сделан.
   - Просят отойти? - прочитал Тофик.
   - Просят, не приказывают же, - Настя была само спокойствие.
   Бум-блям, заказ на месте.
   - Ухщш!!! Как это всё унести-то?
   - А коляска на что?
   - Всё не нужное туда, обнову на себя.
   - И вот вы опять продолжаете друг друга. - улыбался Тофик Арташесович.
   - Переодевайтесь, друг, а мы отвернемся!
   - Не боитесь, поворачиваться спиной?
   - Нет, не боимся! "Ссаньков" в округе не наблюдаю! - И, чтобы окончательно разрядить обстановку, добавил, - я прослежу, чтобы она не подглядывала.
   Все остались довольны. Даже я, получивший локтем в бок.
   Тофик преобразился. Лёгкие туфли со слегка загнутыми носами, брюки цвета беж, майка-тельняшка, на голове повязана футболка с длинным рукавом, в виде накидки до лопаток.
   Положив всё лишнее к коляску, сверху как крышкой прикрыли бушлатом.
   - А откуда вы так хорошо русский знаете - все же не смогли мы удержаться от мучившего нас вопроса.
   - Все просто - закончил Севастопольский государственный университет, по специальности "Холодильная, криогенная техника и системы жизнеобеспечения". Там обучение на русском было. Да и дома учителя замечательные.
   - А акцент?
   - Кому сейчас люди с вышкой нужны? Подавай чего попроще.
   - Значит я был прав. Когда пошёл с вами в открытую. Иначе, мы бы многое не узнали друг о друге сегодня уж точно!
   - Тофик Арташесович, не знаю от кого вы бегали ТАМ. Но здесь - мы все равны, - я опять потряс коммуникатором. - У нас троих равные возможности. В связи с этим у меня к вам деловое предложение. Вам ваша плита даёт полтора килограмма товара в день. В этом есть как и плюсы так и минусы. Плюсы очевидны - нет цен. Нет некачественного товара, потому что выбираешь сам. Нет хамоватых продавцов и так далее. Но есть и минус. У вас одного - только полтора кило, более тяжёлую сковородку уже не возьмешь.
   - Прозвучало условия задачи, каково же решение?
   - Решение в объединении плит. Те же полтора кило. Но умноженные. Пока что на два. Если и вы присоединитесь. С завтрашнего дня будет на три. Но здесь ещё одна закавыка, подпункт условия, так сказать. Вы сейчас переносите плиту. А за него, за этот перенос с места ее обнаружения, штраф - сутки. Если мы объединимся - то ваш штраф снимается.
   - Весь расклад за то что бы мы объединились? Сегодняшний день прошёл интересно. Вы несколько раз приятно удивляли меня. Хорошо. Я согласен вступить в команду.

   Конец дня и начало вечера прошли в готовке. Наконец-то пригодился рис. Сваренный в несколько замесов плов на потрошках, получился отменным. Ждали долго, но оно того стоило! Налопались от пуза.
   Пили чай, много и со вкусом. И, конечно же, разговаривали.
   - Я же без регистрации! Любой полицейский схватит и снова родной Ереван. А кому я там нужен? Без денег? Даже жене не нужен. О, от меня жена ушла недавно! Говорит, "Тофик, тебя вечно нету, ты где-то там, а я одна." А что я могу сделать если заработка нет?! Никто денег не хочет платить! Я не вор!! Не умею воровать! И не торгаш. Воспитали меня так - родители и деды. Нечего кушать - иди заработай!
   Устроился я в Подмосковье - коттеджи сторожить. Работа не сложная, опять же жилье.. Народ по весне приезжает, привозит собачек. Больших, малых - всяких. Те за лето вырастают. Хозяева осенью уезжают. А собак чаще всего оставляют - не нужны они в городе, особенно большие, гулять с ними надо, кормить, шерсть от них, грызут все подряд... Собаки еще кушать хотят постоянно. Вот эти брошенные соьаки дичают. Сбиваются в стаи. К весне совсем злые становятся! Опасные. Ничего и никого не боятся. К людям последнее доверие теряют! Я по нескольку раз в день обход делаю, и смотрю как бы не встретить собачек. А сегодня нарвался. Вышел на голову стаи! Никакие палки не помогают. Ох! Погнали они меня! Думал всё - конец пришёл! И здесь оказался...
   - Ну и досталось же вам, Тофик Арташесович!
   - Ой, ребята. Давайте без отчеств и на ты ладно? А то мне как-то неуютно даже.
   - Ну как скажете.
   - Мы всегда за дружбу. Лишь бы обид не было.
   - Какие обиды? Сам прошу. А еще, ребята - только уговор. Придёт чужой если кто. Я снова стану малограмотным Тофиком с акцентом. Договорились?
   - Без проблем.
   - Мне всегда нравится как звучит язык при акценте.
   Разошлись в сумерках.
   Настя поднялась на верх.
   Тофик категорически отказался подниматься на чердак заявив: - Трэтый лышный! Да?
   - А как же ты? - не унимался я
   - Не волнуйся. Я с овечками - здесь чисто. Вон и твой Август нэ возражает! Август - подтверди!
   - Беее!
   - Вот, слышите?
   Поприпиравшись ещё немного, я поднялся. Из темноты чердака я услышал ее тихий голос:
   - Ну где ты там возишься? Время дал? Оно кончилось. Не перепутай - "твоя сторона правая".
   На правой была она - ждала.
   Пару минут паузы...
   - Кас, ты чего?
   - Я здесь! Я не отстраняюсь! Наоборот я очень хочу быть с тобой!
   - Тогда в чём дело?!
   - Есть несколько причин. Здесь Тофик. Я грязный как тысяча скунсов. И, главное: не хочу чтобы это чудо случилось только из-за пережитого. Постстрес часто ведёт к расставанию. А я очень хочу остаться с тобой. Навсегда!



   День Четырнадцатый

   Виктор Палыч
, о. Аврора: Сапёр


   Сегодня я пол ночи не спал - Колька во сне звал маму и плакал. От этого я с утра был злой, не на ребёнка - на ситуацию. Сам виноват - и злится надо на себя, но кто мог просчитать такую женскую нетактичность и излишнее любопытство.
   Сижу и, по уже появившейся привычке, кратко пишу в журнал события вчерашнего дня и вношу метеорологические сведения утра дня нового. В дверь постучали.
   Я не ожидая такого - сразу отреагировал:
   - Войдите?
   Она пришла ни свет ни заря, не спится, от того что совесть всю ночь мучила за длинный язык? Вряд ли. Она и совесть? Не верю! Ходит как к себе домой. С другой стороны, что ей бедной делать - в один миг крушение всех мечт и долго выстраиваемых связей. Надо с этим что-то делать.
   От двери она поздоровалась и осведомилась:
   - Здравствуйте. Что у нас сегодня на завтрак?
   - У Нас - Сквоб по-Аврорски. А у Вас?
   Вопрос Ярослава Елизавета Вячеславовна привычно проигнорировала.
   - Сквоб - это какое-то особенное блюдо? Из какой кухни?
   - Из русской. Жаркое из голубей.
   - К-каких голубей?
   - Белых, тут другие не летают и свежий Сибастес отсюда же на углях а-ля-брошет! - раздражёно добавил Якудза.
   - Я всего лишь уточнила! - Зацокав каблуками по ступенькам, уходя добавила она. - Тоже мне, "шеф ресторана" 'На взморье'. Мне ваши лекции не нужны!!!
   Она чуть не сбила спускавшегося навстречу заспанного Кольку.
   - Мальчик, отойди. Тебя не учили уступать дорогу дамам?
   Колька, опешивший от напора тёти Лизы, прижался к стенке, пропуская мимо курьерский поезд и подумал: правильно дядя Витя сказал - 'Шальная баба!'
   - Ярослав, ты чего с ней так?
   - Не знаю. Бесит она меня! Не потому что баба, хотя "бабубы" сейчас само то.
   Почему, Петрович, у нас тут одни мужики? Ей-то тоже не сладко, ходит небось и думает когда.
   - Не лезь к ней. Трое за речкой скоро на "эту скалу" полезут. Плюс, она глаза сама мозолит, не дура - понимает, мы ей не защита, а там кому дам тому и ам. Перекос есть, это верно, может специально, может и нет - время покажет.
   - На сегодня какие планы, командор?
   - Планы простые - житейские. Доделать водоём и пустить туда воду. После поставки будем всем гуртом лодку клеить. Кстати, надо нам студента с Колькой после уроков озадачить резать аккуратно нетканое полотно на полосы. Сегодня у нас самый важный день. Надо максимум ткани уложить. Так что твоя правда - ружжо откладывается! Вы мне музыку обещали организовать.
   - Мы думаем. Петрович, напиши в заказ светодиодных фонариков, тех, что подвешивать можно. Хотя бы пару - один сюда к столу, второй в серёдку. Вам вечером читать - глаза не портить.
   Петрович глобалил и писал в тетрадь свои пожелания, называя их общими, формируя длинный список, который позже я безжалостно порежу или вообще кину в топку. Деспот я или куда? С другой стороны, я сначала рейки струганные заказал. Потом ружьё пристрелянное. Почему нельзя заказать оборудование с предустановленными программами и файлами?
   - Студент, как думаешь если я пароль от планшета 'филателиста' тебе дам, ты сможешь его запустить?
   - А он у вас есть?
   - Нет, но вот мне сейчас в голову мысль пришла. Закажу я его.
   - А что, так разве можно было!?
   - Думаю что можно и нужно! Ты там сильно не разгоняйся, все строго по плану и никаких лишних слов. Текст должен быть простым и точным. Готовь пару вариантов. Будь скромнее в килограммах и не скромным в желаниях, за порядок электронов с нас мзду не берут.
   На завтрак никто не пришёл. Испугались?
   Ну, как вероятность, да, а вдруг я маньяк, возьму какого-нибудь порошка строительного и сыпану им в борщ? Может и не помрут, но сопротивляться насилию со спущенными штанами априори сложно. Могли такое подумать? Почему нет-то? Рыбку вон колючку и всё - лапки к верху, несите меня четверо.

   - Как думаешь, Ярик, могли они подумать что мы их отравить можем?
   - Ну у вас и мысли, шеф! Мне такое даже и в голову не могло придти.
   - Тут вопрос не тебе, а им?
   - Мы повода не давали.
   Но ведь 'каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны'. Могут? Легко, без крови и шума - просто угостили, а через пару дней "бедный Йорик так страдал, так страдал, что не нашёл иного способа для лечения как упасть на нож спиной восемь раз".
   Они изначально многоходовки мутить начали. Книжки почитывали и историю знают. Конкуренцию никто не отменял. Зачем лезть на рожон если можно бражку ключнице доверить. Не сейчас. Чуть позже, когда ситуация стабилизируется - пригласят, угостят, а там скажут: "вот был дядя Витя, да весь кончился. Горе-то какое." По-моему, я перемудрил, но в этом больном мозге здравое зерно есть! Могли сами себя напугать? Могли. А дальше логическая цепочка, "а чего это он такой добрый пистолем грозил, а теперь расщедрился? Подозрительно!" Точно. И лодку уберут или убрали - спортится ведь!

   - Может совесть проснулась? - неожиданно прервал мои раздумья Якудза.
   - У этих там, где совесть была - гусь из кустов выглядывает. Тут другое: или я циник и сволочь, либо они лучше, чем я о них думаю.
   Лодку не убрали. Лежит на солнышке греется. Мы с Ярославом, засучив рукава, вгрызлись в остатки глины с намерением прекратить эту пытку над собой сегодня.
   Выравнивая дно для укладки плёнки мы местами перекладывали и утаптывали грунт обратно.
   - Виктор Палыч, может песочка чутка сыпанём?
   - Давай. Меня тоже достало эти комки перекладывать. Тачку, не больше, а то какой смысл. Зря копали?
   Ярик подхватил тачку и покатил её к пляжу за чистым песком. Я, нагнувшись, принялся собирать со дна самые раздражающие взгляд комки глины.
   За этим прекрасным занятием меня застал крик Кольки. Он не видел меня и своим голосом пытался привлечь внимание. Я выпрямился и кровь, прилившая к голове, застучала в висках. Подслеповато щурясь от потемнения в глазах я искал Кольку взглядом, но, пока наводил резкость, он вынырнул из окружавшей тропу травы и, запыхавшись, сказал.
   - Дядя Витя, там к нам дядька военный пришёл. Вот! Меня Петрович послал вас предупредить.
   Я посмотрел на интерком - 10:03, все верно. Приблизительно так он и должен был появиться. Работает теория!
   - Коля, посиди тут - Ярослава дождись. Скажи, что я сейчас приду, пусть продолжает. Надо эту бесконечную опупею закончить. Иди сюда.
   Я опустил на руках мальчика на дно и сравнил вырытую глубину с его ростом.
   - По шейку самый аккурат - не утонешь. Посиди немножко, он сейчас придёт. Скажешь и возвращайся уроки доделывать. Вам ещё минимум час заниматься.
   В полумраке и прохладе кухни сидя на сундуке меня ждал краснолицый, до удивления пухлый, сильно вспотевший военнослужащий без знаков различия воинского звания с нашивкой инструктор.
   Я сразу с порога скомандовал.
   - Представьтесь!
   - Бывший инструктор Международного противоминного центра, капитан Антон Сергеевич Пуховиков!
   - Почему бывший, капитан?
   - Комиссовали по ранению. Вот, пальцев нет.
   Он показал мне совершенно целую правую руку.
   Я достал из комода Маузер и взвёл левой рукой курок.
   - У вас сбой программы - все пальцы на месте! Какое ваше задание? Цель внедрения в нашу группу? Быстро, я не шучу!
   - Как, на месте?
   Он обескураженно смотрел на свою совершенно целую с пятью пальцами ладонь. Потом наклонился и с криками: 'Вот! Вот же!' начал лупить себя то правой, то левой ладонью по лицу, наконец, вытянув руку, он показал своё доказательство. Между пальцев блестел шарик протеза левого глаза.
   - Если ЭТО лечат - значит я умер, и я в раю!
   Я отвёл в сторону маузер и нажал на спусковой крючок. В полной тишине сухо щелкнул холостой удар курка по бойку.
   - Рай откладывается. Допустим, я вам верю. Что заканчивали?
   - Тюменское высшее командное училище имени маршала Прошлякова.
   - Слышал про такое. МПЦ, я так понимаю, в Нахабино?
   - Так точно!
   - Ну что, товарищ военный инженер, вы попали в доблестное Краснознамённое специальное подразделение инвалидов. К "Терминатору" у нас добавился "Робокоп".
   - Почему он - робокоп?
   - Потому что ты, Петрович - "терминатор". Он сейчас переоденется. Скинет свою тяжёлую обувку и пойдет работать по специальности - робот-копатель. Пойдемте, Антон Сергеевич, на вещевой склад получать обмундирование.
   У нашего будущего бассейна накопителя нас ждал загорающий Якудза.
   - Вот знакомьтесь - это Якудза, он же Ярослав.
   Тот протянул для рукопожатия руки и продолжил:
   - Можно просто Ярик.
   - А это, надеюсь, наш новый компаньон, если он останется с нами. И не сбежит за речку.
   - Не сбегу, меня ваш "терминатор" просветил уже. Так всё сложно?
   - Хуже! Непредсказуемо!
   - Антон Сергеевич Пуховиков. Можно просто 'Пух'
   Он аккуратно пожал руку Якудзы своей новой старой ладонью.
   - Бух?
   - Пух. Вини Пух. - Грустно исправил Ярика Антон. - Солдаты за глаза дразнили. А я что, не знаю? Знаю. Меня с детства так дразнят.
   - Поверь, Антон Сергеевич, это - не повод отчаиваться. Я извиняюсь, сам не представился. Командор острова Аврора, великий и ужасный Дядя Витя. Бух, за встречу мы будем вечером стограмить. Обстакановка такая - эстафета четыре по сто пятьдесят в двадцать нуль-нуль по местному времени. Сейчас в школу не идём - натягиваем воду и пускаем плёнку.
   - Наоборот, дядя Витя!
   - Наоборот: дядя Витя - Ятив Ядядь. Времени у нас осталось полтора часа, а мне еще надобно коррективы внести в план. Так ты с нами? - Я посмотрел в смешливые глаза военного.
   - С вами!
   - Точно с нами. Не врёт. - Подтвердил я.
   - Откуда знаете?
   - От туда! - Я показал пальцем в небо. - Прямая связь с главнокомандующим! Это вам не ЗИП пролюбливать и водку трезвым пить.
   Втроём мы достаточно быстро уложили плёнку и прижали камнями. Канавка была готова, оставалось повернуть русло, что я торжественно сделал, переложив камень на плёнке водовода так, чтобы тонкая струйка все равно подпитывала наш хозяйственный прудик.
   К началу работы канала растекающаяся вода накрыла дно и стала незаметно для глаз прибывать.

   Перед выбором позиций заказа я прочитал новые сообщения:
  
   Достижение: расширение численности базовой социальной группы.
   Организационное поощрение: увеличение суточной нормы на 1 500 грамм веса.
   Базовый суточный лимит социальной группы: 8 кг
   Организационное поощрение: увеличение лимита очередной разовой поставки - один килограмм дополнительного веса.
   Достижение: Источник питьевой воды!
   Поощрительная акция: расширение численности стержневого этноформата.
   Организационное поощрение: увеличение лимита разовой поставки - три килограмма дополнительного веса.
   Общий текущий вес суточной поставки: 12 кг


   Все сейчас скажут: "ух ты, сколько!" Ага, в сравнении с ничем - много.
   Первое, это социальный набор вновь прибывшему: обувь по сезону и спальное место. Птички унесли полтора кило.
   По сто грамм семян сладкой кукурузы и для попкорна. Семена подсолнечника, этих немного - пятьдесят грамм.
   По списку повара - сушёные приправы для рыбы и зелень в контейнере та, что с корнями: петрушка, укроп, кинза, базилик. Фольга и пергаментная бумага. Лимон. Почему не лимонный сок? Потому что первые семечки лимона, яблони и фиников уже взошли и радуют взгляд.
   Волшебным образом ещё минус 900 г.
   Планшет с электронной начинкой и колонка - 1120 г
   Студент рядом сидит и быстро диктует нашу хотелку.
   Я буковки тычу и понимаю что-то не то. Отматываю текст. Точно, вот оно - место порока и разврата!
   - Что за порнуха, Студент?
   - Вам что, жалко?
   - Мне - нет, но я обязан следить за моральным обликом. Ты не подумал о вероятности, что это случайно увидит Коля? Пар на клапан давит? - Я для эксперимента...
   - Ты свои эксперименты вон на пляже тренируй, пока никто не видит, а дядю Витю не подставляй. Два наряда вне очереди - стирать полотенца и одежду! Что притих, не знаешь что отвечать?
   - Есть, два наряда.
   - Читай давай!!! - Рявкнул я на унылого.
   Проблемы имеют место быть и хочется их иметь. Как сказал Якудза - 'бабубы', да не одну.
   - Время идёт! Давай без своих штучек. Не хватало нам из-за них отлуп получить. Вот тогда я вам, 'умникам' на орехи плюх наберу.
   Зачитали мы этот рулон желаний до конца. Жму ввод - аппарат принимает, значит должно получиться.
   Комбинатор продолжает:
   - Два кемпинговых фонаря с подзарядкой от солнечных батарей со своим встроенным аккумулятором.
   Посмотрел вес - не сильно страшный, дайте три, хватит керосин в пустую жечь. - 870 г. И что мне осталось?
   Остаток 7.28 кг
   Смола 5 кг, отвердитель, перчатки, кисти, одноразовые респираторы, ацетон. Сегодня ацетон только для поддержания жидкого состояния, будем доливать 5%.
   Осталось 340 г.
   - Студент, что там у нас на всякий случай?
   - Чехол для ружья. Пароль для айпада.
   Чехол нашёл, легче не бывает, наверное - 58 г. Он из воздуха? Пароль запросил на деревню дедушке 'Айпад в моём владении'.
   - Ещё!?
   - А сколько осталось?
   - Двести восемьдесят. Отставить идеи!
   Беру два мороженых Коле. Остаток - перенести на завтра. Всё! Затянул я сегодня - время почти вышло. Нажимаю подтверждение выбранных позиций.
   - Валим! Студент, стульчик не забудь.
   Выходим, а красатуля вокруг нового человека вьётся.
   Как говорится - на ловца и зверь бежит.
   - Елизавета Вячеславовна, какими судьбами, а мы "волноваться начали - куда наша прелестница запропастилась". Не отобедаете с нами?
   - С удовольствием.
   - Пойдёмте в дом, у нас, к сожалению, с местами, сами знаете - напряжёнка, но как-нибудь уместимся.
   Мимо пронёсся счастливый Колька, размахивая мороженным, которое ему достал из заказа Петрович.
   - Коля, не убейся! Мороженное - после обеда!
   - Ну, дядя Витя, ну можно одно? Оно растает!
   - Одно - можно. - Кому кричу? Он уже вниз по ступенькам улетел.
   - Вы его балуете.
   - 'Тётя Лиза', вы зачем мальчика беспокоите и дяде Вите нерв делаете?
   - Он же вам не родной!
   - И что?
   - Зачем он вам? Вы с ним и трое мужиков? Вам женщины нужны, а ребёнку - женская рука. Чему он у Вас научится - тупым армейским шуткам?
   - Ах, не бередите, Лизавета, душу - не тревожьте. Я вас по-хорошему прошу. Он только успокоился. От ваших разговоров он не спит.
   - Дети быстро плохое забывают. Это у взрослых мужчин обычно не решаемые без женщин проблемы.
   - Он вам не игрушка. Наиграешься - бросишь. Своих поди и не было? Карьеру делала? Что губы поджала. Прав я? Не трогай мальца! Он маму во сне зовёт. Улыбайся. Кушать будем.
   Больше я не стал ничего говорить: с понятием - остановится, а нет, тут, как говорится, и в сказочку конец.
   Все поели с аппетитом. Студент увлечённо 'ломал' айпад, а Колька смотрел мультик 'Маша и Медведь'.
   - Так, 'банда', я конечно понимаю, что все это интереснее чем работать, но нас ждёт смола и ацетон. Поэтому: студент - посуда! Николай - мультфильмы. Вас, Елизавета Вячеславовна, я не могу задерживать, поэтому откланиваюсь. Извините - работа. Пошли, мужики, буду вводные ставить.
   После краткого ликбеза о вреде смолы и пользе ацетона, ножницами нарезали из лёгкого 30 г/м полотна полос.
   - Укладываем ленты поперёк от киля вниз, начинаем с кормы. Сначала закроем и промажем транец. Потом вы укладываете полосы. Работаем сразу с двух сторон. Я кистью наношу смолу, вы - идете в след. Главное, немного натягивать, чтобы морщин не было.
   - Как по ширине полосы укладывать? - уточнил Антон.
   - Запуски на перехлёст на пару сантиметров. Больше не надо, я намазываю - вы кладете вдвоем. Потом кистью один из вас тампонирует, другой следующую полосу готовит. Не тормозим - смола встает быстро.
   В такой работе главное - распределить обязанности и определить чёткий круг функций. Сегодня смола утекала гораздо меньше чем вчера. Основа встала и впитывала на порядок меньше полимера. Завтра она вообще перестанет её пропускать, и станет возможным уложить два-три слоя за один день.
   Солнце незаметно перекатилось через небо и стало опускаться за приближающиеся из-за горизонта облака. Работа была сделана качественно и кило смолы в остатке радовало своим наличием. Корпус стал походить больше на лодку чем на абажур на скелете мумии.
   - Мужики, быстро приводим себя в порядок и идём на рыбалку. Наши "партнёры" сегодня наш невод без нашего согласия поставили. Пора прекращать эту порочную практику.
   Под хмурыми взглядами заречных Ярик перепрыгнул на их сторону и перекинул верёвку на наш берег.
   Мы вытянули мерёжу наверх и перекидали половину улова на ту сторону - хорош играть в демократию, на шею сядут. Дальше Ярик принялся чистить рыбу, а я настраивать удочки. Первый заброс метров на пятьдесят от берега в протоку что шла к разлому. На одной удочке резина, на второй кукуруза, которую по-тихому из банки начал подъедать Колька.
   - Ярик, ты мне теши нарежь тонко на наживку со шкурой.
   - Как тонко, Виктор Палыч?
   - Миллиметров шесть-семь и длинной сантиметров семь.
   - Я тут подумал: может балык из скумбрии сделать?
   - А получится?
   - А куда он денется. Балык долго хранится. Главное - просушить как следует.
   - Тогда может всех попробуем завялить?
   - Нет, сухие они. Потом есть нечего будет. Лещей попробую, а окунь рыба деликатная - так съедим.
   Первая поклёвка была на "съедобную" резину. Поэтому я махнул рукой мальчишке, уже присосавшемуся к банке, давая добро лопать наживку до конца. Такая она радость мальчишечья - слопать все у папки. Тесто на палочке и кукурузу из банки. Опытный рыбак, у кого есть дети, всегда делает две порции и не смешивает их. Маленькую - для рыбалки и большую - на прожёр малолетним проглотам. Сколько потом воспоминаний мимолётного счастья остаётся в памяти от впечатлений 'настоящей' суровой походной пищи. Серой зернистой соли и ноздреватого черного хлеба, жёсткого сала и холодных маминых котлет, которые пахнут прокуренными пальцами отца.
   - Ярик, а мы котлеты рыбные можем замутить типа 'Дружбы' не пойми из чего, но с свиным жиром?
   - Жира - нет.
   - Жир у нас в консервах - есть.
   - Сделаю, но не сегодня.
   - Договорились.
   Наконец поклёвка оказалась удачной и Петрович, следивший за удилищами, проинформировал:
   - Народ, по ходу - села! Точно вам говорю, села! Тянет, здоровая какая!
   Первая рыбина, которую мы вытащили, оказалась Окунем, которого Петрович, быстро пролистав на планшете фотографии, определил как Сибаса.
   - Смотрите как удобно - р-раз, и готово! - порадовался своей придумке Петрович - это была его идея включить в список каталог фотографий известных морских рыб.
   На тешу буквально сразу, как я сменил кукурузу на мясо, клюнула большая, гораздо больше чем раньше, макрель. Здоровая, почти метр длинной она, так мотала леску что пришлось быстро вытаскивать из воды вторую снасть.
   Потом был ещё один окунь и опять макрель.
   - Больше туда, где бешеная скумбрия клюет, не кидаем - там, наверное, косяк стоит. Давайте в сторону, правее, может там окуней больше или лещей.
   До полной темноты на другой берег мы перекидали довольным наблюдателям три скумбрии и два окуня.

   После заката при свете фонарей пришлось укреплять палатку и снимать со стоек тент, чтобы накрыть от дождя будущий ял. Камнями, приготовленными заранее, обложили укрытие по периметру. Надеюсь, ветер ночью не сорвёт тент, иначе придётся сушить нашу склейку не один день.
   Под шум самовара и тихую печальную музыку мы пили за знакомство коньяк. Рассказывали о себе веселые и грустные истории, дегустировали рыбные шедевры и изыски от Якудзы.
   Под шумок меня развели на крабовую ловушку и заказ рассады. Народ требовал зелени, окрошки и ухи.
   Когда закончился коньяк, остыл чай и все угомонились, улегшись в рядок на полу, Петрович под шелест дождя и всё усиливающийся ветер начал читать очередной рассказ Виталия Бианки.
   Храните традиции! В нашем сумасшедшем мире они помогают держать мёртвой хваткой ускользающую реальность.


   День Пятнадцатый

   Виктор Палыч. о.Аврора. Белый Парус.


   Неприветливое утро нового дня было по тропически не приятным. Ветер плескал водой во все стороны, разгладив траву на острове словно мех утюгом. Насытившаяся влагой почва не впитывала воду совершенно и та катилась по поверхности, скатываясь в лужи и ручьи мутными потоками.
   Выглянув на улицу я принял холодный душ, который отбил всякое желание выходить наружу. Пробежавшись по щиколотку в воде проверил укрытие лодки. Убедившись что его не растрепало и есть надежда на то что её удастся сохранить сухой, я в этих хлябях с трудом нашёл место для утреннего туалета. После чего ополоснул ноги в ближайшей большой луже по дороге и вернулся в тёплый сухой подвал.
   - Ну и как погодка, шеф?
   - Гадость редкостная. Внимание, 'граждане тунеядцы'! Посещение мест 'культурного досуга' с книгами и другими увеселительными средствами откладывается на неопределённое время. В целях обеспечения санитарной безопасности всем гадить ближе к берегу так, чтобы отходы жизнедеятельности уносило в море, желательно сразу. Второе: для малорослика и терминатора я в погребе поставлю ведро. Наш стационарный пункт дефикации всплыл и утёк в неизвестном направлении. Надеюсь, в ту сторону, куда, согласно сложных математических расчетов, он должен был переместится по уклону рельефа.
   Этим заявлением я вас всех уведомляю о том, что дерьмо в той стороне теперь везде. Ходить осторожно с целью избежания получения вляпывания в неприятности путем дермического поражения конечностей.
   - Какого поражения?
   - В говно своё не наступайте - так понятнее!?!
   Грусть и печаль - вся работа встала и заняться нечем.
   Уголь в печи горел плохо из-за отсутствия нормальной тяги. Завтрак прошёл никак, однако был и положительный момент - мы в тепле и сухости.
   Петрович сел заниматься со школьником, а я устроился в сторонке планировать дальнейшую работу. Ко мне, от нечего делать, присоединились Антон с Якудзой. На кухонный стол выложили схему, нарисованную со слов Ярослава, и стали предполагать о том, что может быть в неопределённой вероятности. Я ознакомил нашего военного со списками креативного разума и обрисовал в общих чертах вероятного противника.
   - Если вы предполагаете что возможен конфликт, то мы - первая мишень, - согласился Антон.
   - Безусловно, 'нормальное' укрытие от непогоды есть только у нас, и у соседей - это машины. В машине можно просидеть сутки, потом от неподвижности крыша едет.
   - Что делать будем?
   - В этой реальности нет исключений из правил. Придут и потребуют! Быстро поделят и сожрут, что есть, а потом начнут искать виноватых.
   - Предлагаете сбежать, наплевав на моральные принципы и возложенные обязанности?
   Якудза непонятно с чего, возможно из неудачного личного опыта, взгрел градус беседы:
   - Придут какие-нибудь особо хитрые хохлы и всё.
   - Не говори так - испортишь карму. Везде есть нормальные люди, просто их идиотами разбавляют, чтобы больше ценили. Что делать, мы тут как в ловушке? Захотят - возьмут измором.
   - Виктор Палыч, какие версии? Где мы и что мы?
   - Да какие версии, крутится тут мысль: "Платформа пять" - книга такая была. Может и не такая, я не помню. Кто-то что-то когда-то говорил. Вспомнилось, что книга. Кто автор, какой - не знаю. Сведений - только вот эти листочки. Я понимаю, как материалист и человек с техническим образованием, что с нами произошло необъяснимое с точки зрения нашего здравого смысла событие.
   - Может мы - сон или вообще какая-нибудь супер-программа? - Слушая нашу беседу со своего места предположил Петрович.
   - Вы понимаете что у меня, от всей этой вашей дурнины, сейчас мозг закипит и голова взорвётся? Я сейчас вполне ощущаю себя живым человеком. Даже более здоровым чем был там . Я не родился, не вырос здесь, меня переместили сюда с жизненным опытом прожитой там жизни со всеми тараканами и фобиями, навыками и привычками. Я это могу объяснить только одним. Неизвестный Он почему-то выбрал для этой затеи нас. И всё! Ни логика, ни жизненный опыт ничего не объясняют. Как только начинаю оценивать произошедшее - ситуация только усугубляется.
   - Представляю какие тараканы сейчас у остальных - если у меня они едва из башки не разбегаются?
   - Правильно, Ярик, и скоро найдется самый активный, который догадается их использовать.
   - Ваше предложение, Виктор Палыч. Всех зачистить?
   - Радикально и здравый смысл есть, но это - не наш метод.
   - Предлагаю искать другое место для жизни.
   - А это всё мы что, им отдадим просто так?
   - Не всё, не сразу и не просто так. Это точка бифуркации - все будут биться за этот "бункер", а мы в это время найдем более защищённое и менее уязвимое место.
   - Я бы довооружился и попытался вскрыть кладовку дальше. - Антон намекнул на наш угольный склад и гипотетическую вероятность нахождения ещё чего-нибудь полезного. - Поищите там в этом вашем компьютере книгу эту, а вдруг повезёт?
   - По логике: книга - выдумка и как она может быть там, когда мы все - здесь. Второе: допустим писатель случайно придумал, и произошло чудо - наша реальность совпала с его домыслами. Какова вероятность такого совпадения? Правильно, стремится к нулю! В данном случае мы вероятность не отбрасываем и считаем что этот мир был описан там. Вопрос - как? Отсюда можно выбраться или это всего лишь перенос из России на остров без самолёта. Тогда где эти космолёты и летючие корабли? Что за выверт с вывихом извилин тут происходит? Оснований не верить нет ни у кого: есть плита поставки, которая работает.
   Петрович, как самый продвинутый и читающий, вбросил версию:
   - Если писателя этого, тот, кто может такое, обработал космическими лучами и он написал?
   - Если он такое может - зачем ему тривиальные лучи, он его изначально запрограммировал книгу написать когда тот не родился.
   - Верно, Антон. Но мы сделаем допущение и пойдем на поводу у своей интуиции. Студент, ну-ка сформулируй вопрос для поиска - ключевые слова: Платформа пять.
   - Фантастические произведения о попаданцах на планету Платформа 5?
   - Жидкий понос, а не вопрос. Очень неконкретно и расплывчато.
   - У меня нет других идей.
   - Давайте забьём книги о попаданцах на другие планеты?
   - Нет, оставим как есть. Последний вариант совсем в никуда.
   - Тогда так: русские книги о попаданцах на другую планету Платформа 5 в электронном виде на карте памяти.
   - И выдаст она нам бесконечный список на четыре тысячи сортов картошки!
   - Давайте ограничимся годом в период с 1990 по 2017.
   - Почему семнадцатый?
   - Так мы же из семнадцатого года все?
   - С чего ты это взял?
   - Вы говорили из июня, Колька из сентября, я из ноября.
   - Я, студент, про год не говорил- это ты домыслил. Значит ты у нас из семнадцатого, а я из девятнадцатого. Антон? Ярик?
   - Я из девятнадцатого точно!
   - Ярослав?
   - Я чё? Меня что, в одного в четырнадцатом скоммуниздили?
   - "Вот оно чё, Михалыч"! Нам что, так могут и фашистов с Наполеонами забросить! - Быстрее всех сообразил Петрович.
   - Нам "тортов" не надо! Господи, сжалься - дай мне "Гостью из будущего", чтоб любила меня одного, дурака грешного. Пожалуйста! - Встал на колени, дурашливо или на полном серьёзе, Ярослав.
   - Ладно, сегодня делаем заказ на каталог, а там Студент за пару дней нам найдет искомую книгу. Если она существует и эта платформа не бред нашего коллективного помешательства. Кстати, Антон Сергеевич, как вы оцениваете нашу обороноспособность?
   - Никак!
   - Аргументируйте.
   - В отношении инженерных сооружений мы не готовы. С точки зрения вооружения не мне судить, я не знаток и не специалист, больше продвинутый пользователь. Я не оружейник. По хорошему надо знать ТТХ противника и от этого прыгать.
   - ТТХ обычное. Нам нарезное не дают, что не могу сказать про остальных - просто не знаю. Сейчас на руках у всех гладкоствол и мой маузер. Пока у нас паритет. Но он может быть изменён в любой момент.
   - Почему вы именно это ружьё выбрали?
   - Отдача мягкая. Патроны три за два двенадцатого по весу. Специализированное, для пулевой стрельбы. Эдакий компромисс - лучшее из возможного проверенного временем и эксплуатацией. Надёжное и простое в обслуживание. Лом для ленивого. Настильная траектория будет сглаживать погрешности прицеливания в стрессовых ситуациях.
   - Да вы знаток, Виктор Палыч, это мне у вас учится надо, а не мне вас обучать! Вы сами-то какую 'бурсу' заканчивали?
   - Да где что. "Птушник" я. ИПТУ МВД РФ. А потом по наклонной покатился - в институты всякие с академиями.
   - В каком чине?
   - По седьмому классу вышел в отставку. Так что - плодить разнокалиберное не будем? Возьмём еще такое же?
   - А смысл менять боеприпас? В такой местности только обороняться.
   - Верно. 'Мы в атаку не пойдем - сядем в яму, подождем'.
   - Так что, шеф? Будем копать проход в угле?
   - Нет, давайте старым способом поищем окна. Если нет, то будем перетаскивать мешки в погреб.
   От нечего делать после окончания уроков у Кольки достали 'Монополию' и сели кидать кубики. Дождь так и лил, ломая планы, пуская в сердце необъяснимую тревогу.

   Сегодня в заказ я взял смолу с расходниками и ружье. За две ходки, укрываясь плащ-палаткой от дождя, перенёс заказ из погреба в подвал.
   - Держи свой заказ, студент, - я протянул ему карту памяти. - Планшет ещё не посадили?
   - Нет.
   - Смотри, у тебя глаз моложе. Вдруг повезёт и мы узнаем хоть что-то полезное?
   К четырём часам дня погода начала улучшаться и дождь, шедший, казалось, отовсюду, неожиданно прекратился. Солнце выскочило из облаков и через пятнадцать минут всё вокруг парило. Стало трудно дышать - теплая сырость обволакивала тяжелым удушьем.
   Было ощущение что ещё немного и воздух, перенасыщенный молекулами воды, просто лишит сознания. Через час ветерок развеял сырость и воздухе появился резкий запах йода и водорослей.
   Мы разбились на пары. Петрович остался со мной раскрывать лодку и натягивать тенты. Потом раскроем палатку на просушку. Сегодня ночевать, скорее всего, в ней не будем, но место нужно подготовить. Остальные, вооружившись биноклем, памятуя об оранжевом контейнере, пошли осматривать берег.
   В этот момент к нам пришла наша "добрая соседка" с "гостинцем". Под глазом у Елизаветы Вячеславовны горел свежий фонарь.
   - У, как вас разукрасили! Кто?
   - Не важно! Я сама виновата. Надо было сразу соглашаться.
   На что она согласилась в итоге - мы гадать не будем и так ясно: 'автобус в дождь не поделили'.
   - Что у вас за наряд такой вычурный? Радуете взгляд, прям слов нет.
   На ней были шаровары из тонкой ткани, которые больше подчёркивали, чем скрывали все уголки тела и узкая блуза, на которой груди без лифчика бесстыдно остро выдавливали два пупыря.
   Вооружилась, стервь! Однако ж кровь будоражит аж штаны малы! И не капли стыда и сомнения.
   - Поужинаете с нами или просто посидите посветите? Хорошая ты, Елизавета, баба. Справная - до ломоты, но ничего у нас с тобой не получится - разные мы. Ищи в другом месте. Плохо тебе?
   Она не ответила.
   - К нам приходи. Живи. Правила наши знаешь.
   Та едва мотнула головой, обозначив отказ.
   - Не пойдёшь. Как знаешь. Автобус тот тебе боком выйдет.
   Колька, который маячил в отдалении, подбежал и по своему, по-детски пожалел тётю Лизу:
   - Вы не плачете?
   - Нет, не плачу.
   - Надо мазью помазать и всё пройдёт, мне так мама говорила.
   - Беги играй, спасатель, - избавляясь от назойливого внимания ребёнка предложила она.
   - У нас дядя Витя - Спасатель, а я при нем!
   - Беги уже, помощник, догоняй остальных и смотри аккуратнее - неизвестно, что море выкинуло на берег.
   Колька побежал догонять отправившихся в обход побережья Ярослава и Антона. Неожиданно я услышал крик у скалы. Чувствовал нехорошее, может это - оно? Закончилось тревожное ожидание?
   - Побудь-ка пока здесь, Елизавета. Чувствую, ты сейчас там лишняя будешь.
   На подходе я увидел стоящего в наклон Якудзу с заведенной за спину рукой с ножом. За ним стоял безоружный Антон. Набычившись Ярик, зыркая глазами, выбирал жертву и ему было плевать на направленный в его сторону ствол.
   Владлена с ними не было. Двое на двое, но мне эта сцена сразу не понравилась и я достал свой револьвер. Сзади меня догонял ковырявшийся в своей сумке студент. Петрович, как учил, сразу сместился вправо. Наконец, справившись с непослушными конечностями, тот вытащил револьвер и, взводя курок, схватил его двумя руками.
   Увидев, что мы взяли их в перекрёстный огонь те немного струхнули, но Якудзу с мушки не сняли.
   - Слышь, "председатель", вы тут у себя нашу бабу не находили?
   - Допустим, "Председатель" только что разговаривал с Елизаветой Вячеславовной и ему очень не понравился её макияж. Мужики, расходимся - не хватало нам тут перестрелять друг друга из-за ерунды. Повечеряет с нами и придёт обратно. Бабу надо сначала лаской, потом хваткой удивлять, а не наоборот. Всё, опускаем стволы и расходимся. Куда она денется от своего драндулета?
   - Я тебе говорил - вернётся.
   Старший словно от прикосновения оголённым электрическим проводом дернул рукой, потом закинул ружьё на плечо и молча пошёл к переправе. Молодой немного постоял, потом побежал догонять в след.
   - Молодой, что с отцом?
   - "Приболел".
   Вот и поговорили.
   - Они всё время с оружием ходят? - спросил делавший вид что все нормально Антон.
   - Да нет. Вину чуют за собой - вот приперлись.- Ответил расслабившийся Якудза. - Думал дернется - я его, сучару, тут на перо посажу. Сдрейфил.
   - Мм, да, не ружьё надо было заказывать, а револьверы. Завтра эту оплошность исправлю. Расходимся и давайте недолго, а то с самого утра на живом нервяке.
   Не успели мы вернуться как к нас снова отвлек от работы Ярослав.
   - Виктор Палыч! Виктор Палыч! Командор!
   Я сразу понял по радостному крику - новость хорошая.
   - Виктор Палыч, там парус! Парус там! Корабль!
   - Не ори, понял я. Дай подумать. Бери второй бинокль и "гостью" нашу зови сюда - пусть бежит своих предупреждает, ей самое оно сейчас в жилу так вернуться
   Гостья поднялась на встречу мне из кухни.
   - Елизавета, там мои охламоны на берегу увидели парус. В свете недавнего конфликта я не рискну кого-то отправлять на "вашу" сторону. Передайте Владлену - нужно привлечь внимание. Выгоните машины к берегу - поморгайте фарами. Посигнальте. Я больше не знаю что можно сделать.
   Как только Елизавета ушла с просветлевшим лицом, я спустился вниз и достал из своего рундука две запаянные в полиэтилен пластиковые ракетницы и свой маленький бинокль. Вскрыл толстую упаковку и убедился что моя догадка верна - в ракетнице был сигнальный патрон.
   Когда я вышел на берег мои парни пристально по очереди следили за линией горизонта.
   - Что у вас и где неопознанное судно? - присоединился я к наблюдателям со своим оптическим прибором.
   - Видите?
   - Вижу! Это яхта, небольшая. Можно сказать - маленькая. И идёт.. да, идёт мимо. На, Антон, пуляй. - Я протянул нашему вояке ракетницы. - Сначала одну, вторую попозже, как скажу.
   С шипением красная ракета ушла в высоту, распадаясь на отдельные звёзды. До наступления темноты оставалось не больше десяти-пятнадцати минут.
   - Не видят, мимо идут.
   На границе сумерек запустили последний сигнал. Не знаю, показалось мне сначала или нет, но яхта вроде стала поворачивать. Точно, парус заполоскало - они потеряли ветер.
   - Парни, нас заметили. Где "соседи" со своими машинами? Придется мне самому бежать к переправе, подгонять этих "рэкетиров". На ход ноги отдал распоряжение:
   - Студент, Ярик - вытаскивайте наши керосинки, ставьте в кучу на пригорок. Пусть светят.
   Не успел я отойти как на пляже с той стороны загудела сигналом машина и стали видны два луча дальнего света, прорезающие наступающую темноту.
   Буквально прошло несколько минут и в наступившей темноте с той стороны в высь взлетел ответный сигнал. Нас видят.
   Парни стояли и бесполезно вглядывались в мрак ночи
   - Пошли уже ужин готовить. Они в темноте к берегу не пойдут если не идиоты.
   - Почему?
   - Потому! Не один капитан своё судно к незнакомому берегу в темноте не поведёт. Если за ночь их сильно не снесёт, то завтра к обеду они вернутся. Фонари снимем через час. Соседи вон как светят. Наши огоньки на их фоне не рулят, хотя одну лампу давайте оставим. Остальные забирайте обратно - пустое это.
   Весь вечер только и было разговоров о том - кто это может быть? Как далеко на такой яхте можно уплыть. Как здорово что мы её заметили. Я эту истерику смог остановить на время только ложкой дёгтя:
   - Плохо что берег не осмотрели. Может и ничего, до утра пролежит если есть, не как в прошлый раз.
   Зачарованные надеждой мы и наши соседи не могли долго уснуть. Все выходили на берег с фонарями и тщетно всматривались в темноту в надежде, что в неясном свете скрытой в облаках луны белый парус проявит себя.


   День Шестнадцатый. Напрасные ожидания

   Виктор Палыч, о. Аврора.


   Ночь была слишком короткой и нервным, а утро ранним и беспокойным. Мои непоседы с самого утра столбиками стояли на берегу, высматривая яхту. Завтрак - побоку! На работу - плевать! Все пялятся в море. Еле уговорил пойти сажать кукурузу пока почва окончательно не высохла. dd><   Работу прервал звуковой сигнал клаксона из-за 'речки'. Все "сельские пролетарии" как ужаленные рванули смотреть прибытие, а оказалось - пришествие. К машинам вышел молодой парень в поношенной горке на голое тело с интеркомом на руке. Представился Александром Черноусовым.
   Оказывается это - разведчик, посланный к нам депутатом Костей. Они - большая самостоятельная группа в центре косы, самоорганизовались, выбрали правление, и сейчас собирают всех кого находят по всему острову. Нам, как и прочим, предлагали всё немедленно бросить и неотложно явится пред светлые очи "народного избранника", чтобы покаяться и влиться в их дружный коллектив.
   На резонный вопрос "зачем?" - посланец ответил так:
   - Мы решили объединить всех для совместного выживания.
   На закономерный вопрос ЧТО у них есть для этого - получили пространное описание ни о чём, а по факту выяснили - пока только машина и большая палатка и, вроде как, пять человек.
   На что, резонно, причем без меня, Владлен Михайлович и ответил:
   - У нас, как ты сам видишь - Две Машины и Две большие Палатки, а ещё подвал, погреб и протока-кормилица. Сидим мы здесь не первый день и никуда бежать не собираемся, так как начали обживаться. Вон, гляди: и здесь и там - посадки всякого разного полезного распланировали, уже и проклюнулось кое-что. И вот, глупо, так ни с того ни с сего, все бросить и уходить? Передай своим: хотят жрать - пусть присоединяются. Они - к Нам, без вариантов, не хотят - сидят там голодные.
   Осмотревшись он сказал что доложит Руководству общины о нас, и бодро учесал в обратную сторону.
   - Про яхту-то мы у него и не спросили? - интересуется моя молодежь.
   - Мы у него много чего не спросили, например, не спросили как далеко они от нас.
   Мы было уже развернулись, как меня догнал Владлен:
   - Виктор, подожди - поговорить надо.
   - Давай поговорим.
   Чтобы мои парни не стояли впустую - я отправил их продолжать посадку зерновых квадратно-гнездовым методом. Ткнул лопатой, отогнул дерн, кинул семечку - пошёл дальше.
   На этой стороне появилась восьмиместная палатка, как у нас, и несколько грядок. Отдельно из дёрна камней и глины выстроен туалет.
   - Чего кукурузу не сажаете?
   - Пока не собрались. Думаешь надо?
   - Владлен, ты мужик тертый - должен понимать, что чудес просто так не бывает. Раз это кому-то нужно, - показал пальцем вверх. - Значит так тому и быть. Мы с тобой тут пешки на игровом поле, куда поставят - там и будем гавкать.
   - Истину говоришь.
   - Истина - мать противоречий!
   - Не понимаю я тебя, Виктор. Наверное никто не понимает. Что ты за человек?
   - Человек я - хороший. Даже слишком. Долго терпеть могу. Но в гневе я страшен. Меня до кондиции довести сложно. Практически невозможно. Ярый становлюсь. Ничего не чувствую. Ни боли, ни страха. Всё так чётко, выпукло и ясно становится. Мозг работает так быстро, что всё вокруг замедляется, как арифмометр обрабатывает шестерёнками информацию и отщелкивает результат. Я сам себя в такие минуты не узнаю, подсознание такие пласты информации выдает, страсть. Внутри лёд, а снаружи ревёт пламя.
   Чужую головушку, помню, в первом классе разбил. Кровь из затылка течет, а оно мне подсказывает - поверни его немного и об угол бетонного пасынка стукни - мозги посмотрим. Ни радости ни удивления. Страшно такое из себя выпускать.
   Это древнее глубинное, так полагаю. Защитный механизм психики на стресс. У кого-то он спит, а у кого-то он и вовсе не управляем. У кого-то он проявляется очень редко, а кто-то стремится такое повторить - это маньяки.
   Плюсуй сюда навыки и абсолютный внутренний покой. Но внешне это не видно - иногда мне говорят, что я впадаю в истерику, а я не в истерике, просто мой мозг так разогнался, что окружающие не успевают оценивать вводные, вот от этого я психую, когда меня начинают тормозить чужие, не включившиеся, мозги.
   Я не жалею о том, что мне пришлось пережить, ни об одной капле личных страданий, унижений, несправедливости и горя. Кем бы я стал без всего этого?
   Спокойно это рассказывал и Владлен напряженно слушал. Нечасто такое откровение доведется узнать. Продолжал, так же ровно и спокойно:
   - Я видел смерть, и не раз. Видел смерть детей и взрослых. Держал тела, сделавшие последний выдох и последний удар сердца, у себя в руках. Пережил их боль и их страдания вместе с ними. Видел много разных смертей - чужих и знакомых людей. Видел такое, что, не приведи Господи, вообще видеть.
   Но и после всего этого я не стал злым. Я люблю Жизнь, которую многие беспощадно тратят на всякую ерунду. Я умирал три раза, чтобы остаться. Ценю каждый вздох.
   Этот опыт и эта боль уйдут когда-нибудь навсегда со мной.
   Вам останется память и страшные истории, от которых будоражит кровь и сводит от страха затылок морозом по коже.
   Боюсь, этого слишком мало для тебя, Владлен? И слишком много для меня. Но это все, что я могу рассказать о себе.
   - Даже здесь?
   - Особенно здесь!
   - Что с пришельцами делать?
   - Ничего. Жить.
   - Так просто?
   - Зачем усложнять?
   - Придут, хорошо - они с нами. Не придут, тоже хорошо - они не с нами. Определённость лучшее из качеств оценки ситуации.
   - Допустим. Если придут?
   - Ничего не меняется - договор остается в силе: хотят, перебираются к нам или присоединяются к вам. Ты мои правила знаешь - я ничего никому не навязываю, все сами решают, полная свобода выбора.
   - У тебя - диктатура и военный коммунизм!
   - Иначе никак! Сложная ситуация требует концентрации власти и полномочий.
   - Поэтому ты нам отказал?
   - Да, зачем устраивать делёжку - когда можно мирно сосуществовать? Кому от этого плохо? Не хочу я власти, и людей не хочу, там наелся. За всеми сопли вытирать не хочу.
   - Присоединись к ним - они будут тебя холить и лелеять.
   - Веришь, не хочу. Завтра придут и скажут надо то, надо сё...
   - Владлен, не скажут, а прикажут: помоют, побреют, поставят в строй и с песней пошлют на стройку.
   - Лучше, Виктор, и не скажешь. Не хочу!
   - Так и я не хочу, Владлен.
   - Теперь понятно в чем собака порылась. Вернёмся к разведке?
   - Хочешь проследить? Не советую.
   - Почему?
   - Однозначно отследят: раз человека послали - отследят. Обратил внимание - он был абсолютно пустой?
   - Верно!
   - Значит человек, который его послал, понимает чётко всю глубину и ширину.
   - Послал пустым - 'если что, то и черт с ним, а наше при нас'!
   - При этом заметь - у него интерком на руке, значит там их больше чем три. Паша-'депутат' - прагматичный циник. Ты готов с ним тягаться?
   Владлен Михайлович задумался.
   - Альтернативы не вижу. - Подумав ещё немного он добавил. - Пока. Виктор Палыч, давно меня мучает один вопрос...
   - Если не уверен - не задавай, а то как в сказке: взял за руку - женись, узнал лишнее - молись.
   - Я рискну! Где твой интерком, или ты из этих самых - Организаторов?
   - О, куда тебя измена вывела! Не боишься, значит? Тогда - смотри.
   Я показал как на запястье появляется и исчезает инопланетный прибор. Он попытался потрогать, но ничего не вышло.
   - Как???
   - Тебе банально или с научной точки зрения?
   - С научной!
   - Хрен его знает. Но, сам понимаешь, теперь язык - твой враг. Ты же не революционер, ты капиталист - возмещение ущерба будет несопоставимо репутационным потерям.
   - Почему?
   - Потому что там я всю жизнь довольно успешно "толкал камень в гору". Человека нельзя заставить делать как для себя, если он этого не хочет.
   - А ты - хочешь...?
   - Я сейчас отдыхаю и беседую с тобой, в то время как мои бойцы бьются за урожай. Советую не откладывать посадки. Набей себе хотя бы полосы в лучшем месте, а то, не ровен час, не успеешь.
   - Если что - примешь нас всех?
   - Ты мои условия знаешь, припечёт - приходи, двери не закрыты, но и неволить и держать если что, не буду. Правила одни для всех. Все начинают каждый раз с нуля.
   Старый пройдоха остался в одиночестве на бугре для бесед размышлять над суетным, а я неспешно отправился на свою землю. Работа кипела и я решил этот котёл несколько разгрузить.
   - Мужики - вы просто молодцы! Предлагаю внести изменение в расстановку и точки приложения сил. Давайте сначала вместе ял перевернём. Ярик, Антон, если вы не против - то досажайте кукурузу и Колю возьмите, он вам зёрнышки кидать будет, сразу две борозды ведите. Мы с Петровичем до обеда наличную смолу израсходуем. Начнем изнутри выклеивать. Думаю - до обеда управимся. Потом все вместе перевернём ял обратно и будем борта снаружи наращивать. Если сегодня все сделаем - завтра корпус уже будет ограниченно пригоден к использованию. Но я бы ещё пару раз прошёлся. Мало ткани для основы - сегодня вся уйдет, даже если закажу.
   Для установки корпуса пришлось вытащить все одеяла и простыни. Найти наиболее ровное место, проверив его ниткой. Срезали пару бугорков, расстелили одеяла и накрыли их простынями, чтобы к корпусу не липла лишняя пыль и шерсть. Сразу, исходя из экономии, мы укладывали полотно в три слоя, разведя смолу с десятью процентами ацетона. Переваливая будущий ял с борта на борт, начиная от носа, мы покрыли весь корпус трёхмиллиметровым слоем композита.
   Если ничего не изменится - то после обеда нам удастся нарастить толщину пропитанного смолой полипропилена до 6-8 миллиметров, это придаст конструкции необходимую жёсткость. Дальше желательно корпус вышкурить на мокрую и использовать стеклоткань. Стараясь экономить я вытянул из утренней процедуры в остаток почти полтора кило смолы. Изнутри корпус был явно неважно пропитан, но сейчас это было не критично, так как я собирался завтра повторить процедуру с использованием меньшего количества слоёв и большим количеством "полиэфирки" - тем самым, устранить 'технологический дефект'.
   Не зря мы со Студентом надышались ацетона до зелёных соплей - не зря! Гарантированно полотно, смола и бальса теперь будут единым целым.
   К началу поставки я был, наверное, в полном неадеквате, так как, кроме расходников, смолы и двух пакетов спанбонда ничего не заказал. Бывает!
   В таком "весёлом" состоянии нас нашли наши землепашцы.
   - С чего вас так развезло, Виктор Палыч?
   - Да они ацетона походу перенюхали? - предположил Антон
   - Есть такое, Пух. Пух - пупух! Внутри-то оно более воняет чем снаружи. Ярик, нам бы чайку с молоком да пожрать - организуешь? Надо дальше делать. Обязательно!
   Посидели, продышались и, вроде как, пришли в чувство.
   - Нету яхты... - расстроенно сообщил, вернувшись с берега очередной раз, военный.
   - Ну была да не пришла. Могли направление потерять, могли в другом месте пристать - вариантов тьма. Если тут-то объявятся - все равно узнаем. Ни тебе, ни нам с неё никакого прока, Антон - чужая вещь, на которую без нас охотников лопатой не отогнать. У нас скоро свой шлюп будет. Чтобы не так грустно жилось - займитесь поиском второй части подвала.
   - Сейчас?
   - Нет, позже. Вы нам лучше помогите со смолой.
   - Да ну, ацетоном этим вонючим дышать!
   - Ацетона не будет, а тот должен уже выветриться.
   - Да от вас самих так воняет - курить рядом страшно.
   - Сильно?
   - Не то слово!
   - Искупаться надо. Но сначала доделать нашу лодочку. Немного усилий и будет приличное средство передвижения, которое нам развяжет руки.
   С матюками и прочими "красивыми словами" мы нежно перевернули личинку судна кверху дном.
   Вчетвером работа пошла в два раза быстрее и мы использовали все наличные ресурсы для достижения наилучшего результата. Три слоя нетканого материала и сверху слой стеклоткани, который промазали практически до полного укрытия смолой.
   Нет-нет да мои ребята не выдерживали и срывались, отбегая на пригорок в надежде снова увидеть парус. Напрасные ожидания едва не привели к потере этого дня, но мне удалось уговорить всех заниматься делом вместо пустого созерцания морских волн.
   День погас в положенный срок. И, чем сильнее издевательски холодно светила практически полным ликом Луна, тем все меньше оставалось веры в изменения к лучшему.


   День Семнадцатый

   Виктор Палыч
, о.Аврора. Прости - прощай.

   Утром нас ни свет ни заря разбудил сын Владлена Сергей. Он соизволил впервые представиться и сообщил:
   - Яхта вернулась, крутится - не может подойти к берегу. Вас отец зовёт, может вы подскажете где - лучше?
   - Лучше туда, на самую оконечность, к скале. Там небольшой глубокий участок у самого берега, но я не могу сказать есть там подводные камни или нет.
   Пока я перекидывался парой фраз моя орда голых папуасов убежала на пляж махать руками, свистеть и делать мне инфаркт своими танцами.
   Проморгавшись, надел шорты, накинул рубашку, взял бинокль и простынь - выложить на берегу створный знак. Я расставил своих орлов по берегу и они, по команде, поднимали вправо руку - флешмоб-указатель. К нам присоединился прибежавший Михалыч со всей бандой, даже растрепа Елизавета встала в общую цепочку и исправно махала рукой.
   Видимо капитан разглядел наконец наш сигнал и яхта, переложив руль, со спущенным парусом медленно заскользила в указанную сторону.
   На месте гипотетической стоянки я положил простынь, обозначая фарватер. Напротив скалы вода была чище и темнее, что говорило о большой глубине в этом месте.
   - Виктор, как думаешь - подойдут?
   - Не знаю, мы тут были пару раз. Приметное место. Но я не представляю что там дальше от берега. Может каменная гряда или отдельный камень? С эхолотом подойдут если капитан не облажается.
   Капитан не облажалась. Вы всё правильно поняли - экипажем руководила женщина. Сейчас мне было хорошо видно в оптику этих нудисток, махавших нам издалека руками, потрясая пространство видом открытой женской груди. Скажу сразу - весь экипаж был женским.
   Капитан грамотно руководила швартовкой. Яхта, отдав носовой якорь, подработала рулём и мотором, развернулась на циркуляции, ловко остановившись напротив нас кормой, буквально в паре шагов. На корме яхты висел небольшой норвежский флаг, показывая национальную принадлежность экипажа.
   Вместо трапа были брошены технологичные раздвижные алюминиевые сходни.
   Две взрослые женщины в бикини, скорее раздетые, чем одетые, уставшие от длительного плаванья, перебрались на берег. Владлен галантно подавал дамам руку, не скрою - я в какой-то миг пожалел, что упустил свой шанс проявить себя джентльменом.
   Их было трое. Взрослые, полная противоположность друг друга и девочка, чуть постарше Кольки. Капитан Гретта - светлая, коротко стриженная, крепкая, ширококостная, накаченная, больше похожая на мужика, вторая - Ребекка, бледная как и все скандинавки, с точеной талией и иссиня черными длинными пышными волосами, уложенными в замысловатую причёску. Компанию дополняла курносая и конопатая, белобрысая с редкими волосиками, девочка Хеидрун.
   Мы - народ гостеприимный, сразу решили организовать стол. Мужики быстро закинули в протоку мерёжу. Елизавета принесла несколько бутылок вина и красивые столовые приборы вместо наших алюминиевых. Столы поставили под навесом, убрав на время в сторону нашу лодку.
   Владлен поинтересовался насколько долго нам её доводить до ума.
   - Не долго, на воду можно и сейчас спускать, но я хочу добавить ещё толщины бортам для жёсткости. Установим такелаж, банки и румпель с пером руля, и хоть сейчас в поход.
   С прибывшими в основном общалась Елизавета Вячеславовна, в совершенстве владеющая бытовым и деловым английским языком. Хочется отметить в лучшую сторону, что наша землячка знала иностранный лучше чем норвежки.
   Из рассказа капитана стало понятно как они оказались здесь. Они вышли с Финских Аландов в сторону Риги и должны были выйти к ним утром, но пошло не по плану - навигационная система не работает, климатические условия явно не соответствуют шестидесятой параллели. К вечеру после многочасового плавания по компасу они наткнулись на наш остров.
   Как я и предположил, ночью они нас потеряли и прошли на запад. Там они обнаружили странный маленький песчаный остров с большим черным монументом. Дальше был виден архипелаг, на котором живет очень много людей. Им повстречались "весёлые шотландские парни", которые просветили об их месте в этом мире. Пришлось немного пострелять - парни оказались слишком горячие, а у них - Семья.
   Я спросил у Елизаветы, которая на чистом глазу подтвердила мою догадку. Норвежки оказались официально зарегистрированной лесбийской парой. Девочку им просто передала на воспитание служба опеки. За это они получали увеличенное пособие.
   - Она им не родная?
   - Говорят что нет. Они - уже четвертая семья, в которой живёт Хеидрун. Она им не особо нужна и они могут её нам передать, разумеется не бесплатно.
   От такого я чуть не подавился.
   - Как!? Она же живой человек!
   - Говорят - теперь за её содержание никто платить не будет. Спрашивают - заберу я её?
   - Бесплатно - возьму.
   - Ребекка просит вас не спать с ней хотя бы пару лет. Они её ничему такому не обучали, но не знают как она жила в других семьях.
   Вы знаете, у меня от всего услышанного встал в горле комок, который я не мог проглотить, как не старался.
   Покашливая я спросил, чтобы уйти с неловкой темы:
   - Как далеко тот странный остров?
   - Миль шестьдесят.
   - Около ста километров. Не близко! Поэтому они так долго искали обратную дорогу.
   На перекуре от пресыщения информацией ко мне подошёл Ярик и тихо на ухо спросил:
   - Палыч, извини - вспомнил. Ещё позавчера забыл спросить: кто кроме меня ходил в кладовку?
   - Когда?
   - Точно не скажу. После обеда?
   - Не знаю. Никто. А с чего ты взял, что там кто-то был?
   - У меня глаз намётан. Продукты трогали. Вещи двигали. Пару банок сзади упало.
   - У Коли и Петровича спрашивал?
   - Ни к чему - они точно туда не полезут.
   - Есть только один человек кто оставался на недолго без присмотра. Ярик, ты там меточки поставь, да за бабёнкой "нашей" молча приглядывай.
   После сытного обеда, как говорится по закону Архимеду - полагается поспать!
   Не знаю, что сказали эти 'любвицы', но Хеидрун осталась с нами, а капитанша с женой и соседи свалили за протоку.
   Я уложил девочку спать в гамак в прохладу погреба. Пусть отдохнёт, а дальше у нас сложный период налаживания контакта и преодоление языкового барьера. Будет у Кольки сестрёнка.
   - Шеф, что делать будем?
   - Копать будем.
   - Зачем?
   - За фундаментом! Сена принесите - если что, раскопки травкой накрывайте. А то шастают тут "всякие", потом печенье консервированное с гуталином пропадают.
   - Что, правда?
   - Что правда - то правда, остальное домыслы. Студент, завтра с утра с учетом расхода по записям проведёшь инвентаризацию. Проверим целостность кубышки и рассчитаем суточную норму.
   Научный метод с многолетним опытом рулит. Наш сапёр взял у меня шомпол и методом тыка или глубокого погружения в тему быстро нашёл в толще песка аномальное углубление. Убрав грунт подальше с помощью тачки мы вскрыли известную кирпичную кладку.
   За ней было двустворчатое окно. За ним в мраке пряталась неизвестность.
   - Так, парни, отходим - был у нас прецедент.
   Я принёс куртку, привязал её к шнуру. Для веса сунул в карман камень и, размахнувшись, швырнул в центр комнаты, заваленной разными полезностями. Верёвку с 'наживкой' удалось протянуть немного. Куртка узлом зацепилась за лежавшие на полу крашенные колья. Подергав и убедившись в невозможности вытянуть обратно шнур я остановил варварские попытки 'порвём, но освободим'.
   - Мужики, нашумели мы изрядно. Думаю - никого там нет. Можно спускаться.
   Я оглядел наше воинство, выбирая "жертву". Пухлый и одноногий отпадают.
   - Командор, чего думать - кроме меня лезть некому. - Прервал меня Ярослдав на самом интересном месте.
   Не спрашивая согласия он сам нырнул в сумрак подвала.
   - Фонарик дайте!
   Длиннорукий Петрович, свесившись, протянул другу включенный фонарик. Ярослав побродил, погремел и вышел обратно к окну.
   - Что там?
   - Много всего. Продуктов нет. Инструмент, коробки, ящики. Много двадцатилитровых канистр. Канистры пластиковые с маслом. В углу уголь в мешках до самого верха. К нам коридорчик ведёт, там дверь, за дверью - тамбур. Там уголь, походу, всего в два ряда лежит.
   - С чего взял?
   - По длине стенок и с той стороны через мешки и дверку слышно как вода из крана капает. Я сейчас мешки перекидаю, а вы с той стороны толкните.
   Так и получилось. После того как Якудза быстро перекидал два десятка мешков, стенка с нашей стороны поддалась и завалилась внутрь. Расчистив проход мы смогли пройти внутрь большой кладовой. Угля было даже меньше чем казалось ранее по моим прикидкам.
   Склад. Скромный, но с разнообразным ассортиментом. У стены пачками стояли армейские советские складные столы с табуретами. Разобранные металлические пружинные кровати. Ватные матрасы. В брезентовом чехле палатка УСТ-56, за колья которой зацепилась наша приманка.
   Пачка листовой фанеры шестёрки и десятки. Строганые доски и бруски из разных пород дерева. Печи типа буржуйки с маркировкой МПС. Рядом с ними печные трубы.
   Инструмент свален у стены в кучу: топоры, лопаты, кирки, пилы и ломы. Там же кувалды и четыре железные тачки. Огромную площадь занимали армейские канистры, составленные друг на друга. Я открыл одну - пахнуло бензином. По запаху вроде старый семьдесят шестой.
   - Вам не кажется что инструмента слишком много?
   - Как для заключённых набор. - Согласился со мной Ярик. - Робы и варежки брезентовые в наличии.
   Антон среди коробок пробрался к железным ящикам.
   - Виктор Палыч, здесь две кухни переносные - полевые КП-30. Новые! Нам больше ваша лодка не нужна! Тут есть кое-что получше!
   - Что может быть лучше парусного судна с жёстким корпусом?
   - СНЛ-8!
   - Не удивил. Вещь хорошая. В хозяйстве годная, но не практичная.
   Из другого угла Петрович порадовал своей находкой.
   - Тут мотор. Лодочный!
   - Что за мотор?
   - На бумажке написано Нептун-23. Хороший?
   - Не знаю! Наверное неплохой.
   В ходе осмотра были найдены две швейные машинки. Рулоны с тканью и парусиной. Нити на бобинах. Краски и лаки в мелкой фасовке. Различное железо, всего понемногу, включая скобяные изделия и гвозди.
   Это было похоже на склад запасливого прапорщика, где всё есть, но понять, что где лежит, сразу не возможно.
   Ажиотаж и общая экзальтация от открывающихся перспектив была прервана простым вопросом Якудзы:
   - Виктор Палыч, а где Колька?
   Я крикнул, покричали мужики, а пацаненка нет. Сходил в подвал в надежде, что он там с девочкой.
   Девочки на месте тоже не оказалось, что несколько успокоило.
   Подходило время сеанса. Я дождался полдня и перенёс поставку на завтра.
   Для успокоения отправил Ярослава осмотреть яхту и побережье. Он вернулся через тридцать минут.
   - Командор, нет нигде! Весь берег обошёл. Может туда, за разлом ушли?
   - Мужики, прикройте окно сеном. Перепишите чего сколько навскидку. Я схожу на ту сторону, детей поищу.
   Девчушка, смешно задирая голые ноги, бегала вокруг микроавтобуса и кричала:
   - Греттаа! Греттаа!
   У соседней машины, громко смеясь, сидела весёлая троица и курила по очереди трубку. О чем так оживлённо говорили эти люди, не понимавшие друг друга, сейчас было не важно. Сердце тревожно сжало и не отпустило.
   Неужели мальчишка обиделся из-за девочки? Мог напридумывать себе чего хочешь. Не поговорил я с ним. Какой же ты, дядя Витя, невнимательный. Дети ранимы. А тут одно на другое. Старый дурак, проглядел мальчишку.
   Хеидрун начала ладошками стучать в дверь и кричать, видимо требовала от капитанши открыть дверь. Изнутри была слышна борьба, звук разрываемой ткани и женский вскрик.
   Я откатил дверь в сторону и увидел наклонившуюся довольную голую женщину, улыбнувшуюся призывно мне, а сзади, спустив штаны, пыхтел Владлен. "Крепость" сдалась на разграбление сама и отдалась в руки победителя!
   Она сочно дышала и, постреливая глазами в сторону двери, мило щебетала не понятными мне словами.
   Мне пришлось закрыть эту сцену своим корпусом от ребёнка. Она удовлетворённо прикрыла глаза.
   - Продолжайте! Не отвлекайтесь, я тут Колю ищу, - оправдался не понятно за что перед ними я.
   - У Лизки спроси и девчонку забери!
   Я закрыл дверь. Передумал и открыл обратно. Зря - капитан уже "давала интервью" на тему 'Пятьдесят оттенков Гретты'.
   Вернул "занавес" на место. Задумался на мгновение, где она может быть? Подхватил хлопавшую глазюками Хеидрун на руки и пошёл искать "нашу белошвейку" - пусть расспросит девочку.
   Она сидела на берегу, заткнув уши пальцами и смотрела на море. Когда я подошёл она обернулась и её лицо подернулось непонятной гримасой то ли разочарования, то ли обиды. Елизавета быстро справилась с собой и, улыбнувшись, спросила:
   - Виктор, вы, я так понимаю, ко мне с новой пащенкой?
   - Это пока не определено. Хотел бы вас спросить - вы Колю не видели?
   - За детьми следить нужно, Виктор Палыч. Ваш Коля по берегу пошёл.
   - Почему вы его не остановили?
   - Так он меня и послушал.
   - Скажите девочке, что она теперь живёт с нами.
   - Не могу - она английского не знает. Но, как я понимаю, её "мамы" уже сообщили ей эту 'приятную' новость.
   Я, как мог быстрее, с ребёнком на руках добежал до нашего подвала. Не знаю что у девочки была за жизнь в прошлом, но точно её на руках никто не носил. Она хохотала и замирала когда я резко закладывал витражи и перебегал по "мостику" через пролом. Страшно и весело.
   - Мужики, беда! Студент, бери Хеидрун, корми её и сидите в подвале, читай ей книжки, играй в шашки - короче, займи чем-нибудь. Планшет с мультиками включи. Антон, бери ружьё и десяток патронов. Петрович то же самое. Рации заряжены?
   - Да, Виктор Палыч.
   - Ярик и Антон, пожрать с собой возьмите. Пайки и воду- не забудьте. Что ещё? Рации мне и Ярославу, последнюю тебе, Петрович. Тоже бери ружьё и будь готов, как говорится, до последней капли крови.
   - Что с Колей?
   - Не знаю. Сказали "ушёл по берегу". Тут и там его нет.
   - Вы всё осмотрели? У "этих" спрашивали, может они нам помогут?
   - Не помогут - трое укурились. Владлен любит капитаншу.
   - А Лизка?
   - Лизка в прострации - её не пригласили. Поэтому, Студент, девочка на тебе, там все кто в любвях, кто в печалях - им не до ребёнка!
   Я открыл рундук, надел снаряженную боепрпасами портупею с маузером.
   Попил на дорожку, зачерпнув из бачка ковшиком воды.
   - Все собрались?
   - Да.
   - Пошли. Антон, иди по левому берегу, если что - доходишь до новеньких, предупреждаешь насчет мальчика, он в их сторону пошёл. Я - по правому берегу. Якудза посередине.
   Когда мы отошли километра на четыре, у меня забулькала обрывками слов рация.
   Я вызвал Якудзу.
   - Ярик, слышишь?
   - Да, это Петрович к нам прорывается. Давайте я сбегаю назад, а вы пока дальше идите, через меня свяжемся, я узнаю, что он хотел. На километр вернусь - там точно будет слышно. Я мигом.
   - Давай.
   Ярослав убежал, а я забыл сказать чтобы он предупредил 'Пуха' притормозить. Ничего, не страшно - заодно познакомится.
   Через минут двадцать на связь вышел запыхавшийся Якудза:
   - Палыч, дома перестрелка! Петрович в подвале отстреливается. Нас грабят. Колька в заложниках.
   - Бегу!
   Давно я так не бегал. Пробегу, пройду отдышусь, снова бегу. Пока мы пешком возвращались обратно - они успели обстряпать всё что планировали.
   Наш "недострой" они стащили на воду. Поставили свой мотор и загрузили всем, что в кладовке попадалось под руку. Вытащили практически все продукты. Потом подогнали свою машину и перекидали вещи из неё. К нашему появлению на берегу оставалась Елизавета Вячеславовна со своим микроавтобусом. Владлен у меня на глазах пробил отверстие в борту у форштевня и сейчас вязал петлю чтобы взять его яхтой на буксир.
   Ярослав сходу накинулся на Елизавету:
   - Что расселась тварь? Я тебе, сука, сейчас такое вымя через сраку надую - всю жизнь жопой вбок стоять будешь! Если с Петровичем что случилось, я из тебя котлет нарежу!!!
   - Ярик, подожди, ты её пугаешь, - остановил я готового исполосовать на дольки, как мне показалось, испуганную дуру.
   - Где ребенок? ГДЕ???
   Она улыбнулась:
   - "Уплыл к папе с мамой". Теперь вы без него - просто толпа озабоченных мужиков!
   Ярик замахнулся, хотел ей втащить кулаком и размазать это не прикрытое удовольствие по омерзительно разгладившемуся лицу. Я перехватил его руку:
   - Оставьте её. Пусть.
   - Так это она Кольку сманила!
   - Это теперь не исправить.
   Неожиданно на яхте произошло какое-то движение. В вскинутый глазам бинокль было видно - мальчишка, извиваясь в чужих руках 'среднего', вырвался из каюты наружу.
   Колька увидел нас, укусил захватчика за руку и прыгнул в воду. За ним пинком Владлен отправил виновника побега. На встречу мальчишке с ножом в руке в волны бросился Ярослав.
   Ребёнок барахтался как умел и плыл к берегу. Его размашистыми гребками догонял злой 'Слышь'. Неожиданно из воды выскользнул черный плавник. Меньше мгновения и бурун поглотил мальчишку. За ним рывком без крика ушёл под воду похититель.
   Я стрелял по этой чертовой яхте, по акуле, по воде. Случайно попал и перебил шнур, который держал на привязи наш ял с их мотором.
   Они завели двигатель на яхте и стали быстро уходить в открытое море. Я кричал, срывая голос, Ярославу, чтобы тот вернулся. Наконец он услышал нас и повернул к берегу.
   Ял, подгоняемый волнами и ветром, скользил ему вслед.
   - Коля! Коленька! Маленький мой! Как же ты так? Как же я проглядел поганцев? Какой спектакль они разыграли.
   Ярослав с мокрой бородой стоял и ревел как телок, махал руками и швырял горстями в воду песок.
   Молчаливые волны не отвечали, только мерно качая подгоняли всё ближе белый чёлн к берегу.
   Разрывая тишину с воем и треском завёлся двигатель. Его резко перекрыл рёв повреждённого глушителя. Микрик, набирая с места максимальную скорость, рванул от нас по пляжу.
   - Э нет, "подруга". А поговорить!?
   Я спокойно пристегнул кобуру-приклад к маузеру и два раза выстрелил по заднему колесу.
   - Не я такой - жизнь такая!
   Машину развернуло. Через лобовое стекло Елизавете открылась панорама моря с уходящим в даль белым парусом последней надежды.
   Мы подошли не спеша. Я обогнул машину. Она со стеклянными глазами сидела в кабине. Словно окаменела. Не дыша. Не существуя.
   Я оперся правым боком на водительскую дверь и постучал стволом по стеклу. Она его опустила.
   - Понимаешь, "милейшая", ты, наверное, думала по своей московской привычке, что русские - это вечные терпилы в поле? Вы там среди своих привыкли бусать на халяву и всучивать друг друга. Кроме воров есть нормальные люди, которые живут нормальной жизнью. Я тебя просил ребёнка не трогать? Просил! Ты меня не послушала.
   Нет, это не ты такая, а привычка чихать на всех ради себя. Потешилась? Поигралась? Кинули тебя, "подруга"?
   Вы же не бизнесмены, а купи-продаи. Барыги! Бизнес - это дело по-нашему. Сена сам накосил. Коровку вырастил и молочко продал. Человек Дела - это, в первую очередь, человек Слова. У "вас" - не так. За такие дела, что вы себе позволяете - раньше головы рубили. Весь ваш бизнес стоит на обмане! Вы - воры и мажоры на папкиных золотых велосипедах и прочие варнаки. Привычка возить хер в тепле и жрать икру в лифте это только привычка. Ваш междусобойчик гламура, которому вы все подражаете - обычная пустота, надутая чужими деньгами.
   "Вы" - кто? В чем от "вас" польза?
   Елизавета с сухим лицом потянулась. Тряхнула головой, раскидывая длинные волосы по плечам. Я раньше не замечал какие у неё красивые длинные волосы.
   - Мы - вас содержим и кормим. Мы - вам создаем рабочие места. Терпим от вас убытки. Думаем за вас. Мы устраиваем вашу жизнь. Платим за вас налоги. Детские сады, школы, институты, только чтобы вы все жили 'как люди'.
   - Справедливо. А ещё вы не доплачиваете за работу. Плюете на все нормы. Воруете у людей здоровье и личное время ради себя любимых.
   - Они сами воруют, портят, не хотят ничего делать. Для вас созданы все условия - только работайте, а толку? Бессмысленная трата времени и денег. Большая часть вас просто существует. Слово консерватория для таких - "продовольственный магазин".
   - Это понятно, "золотая моя".
   - Не ваша, не надейтесь!
   - Сама-то небось из интеллигенции? Папа - доктор, мама - врач? А до этого дед с бабкой коровам хвосты крутили, не доедали, чтобы детки большими людьми стали. Детки стали, а внуки пошли дальше.
   - Моё происхождение не имеет значения. Главное в человеке - ум, внутренняя красота и воспитание, свобода мысли и освобождение от предрассудков и штампов прошлого.
   - Теперь-то чего - теперь всё ясно. Вы отдельно - и мы отдельно. Сермяге на бульваре делать нечего.
   У маленьких людей случается - бывает большое горе, но я понимаю, вам этого не понять это не майбах поцарапать или квартиру в Испании продать. Поэтому объясняю для "талантливых и одарённых" - мы с лихоимцами не договариваемся!
   Дети - это черта. Перешла за кон - забудь про закон!
   - У своего урки научился?
   - Ты с людьми вежливой будь. То, что ты баба не делает тебя бессмертной. Бешеной суке первый сук!
   - Ты где людей нормальных увидеть успел?
   - Каждый 'нормальный' человек окружает себя своими представлениями о жизни?
   - Каждый видит что он хочет.
   - Много ты с такой философией нажила?
   - Не в деньгах счастье, а в возможностях, которые они дают. Ты, надеюсь, понимаешь, что бывает ЗА людей из определённого круга?
   - Тут нет прокурора, судьи, полицейского и "друга" в администрации. Что, сучье вымя, обоссаться понты мешают или решила в благородные без церковной книги проскочить? Ты на себя ярлык не вешай. Твоя пайцза не индульгенция, а билет.
   - Ты не посмеешь!
   - Пересадка закончена. Следующая - сучье болото! У вас тормозная жидкость потекла.
   Я повернулся и пошёл своей дорогой, она выскочила и нагнулась посмотреть, что там течёт.
   Не целясь с разворота, я вскинул руку и выстрелил. Пуля попала в прямо в затылок и выбила глаз.
   - Теперь понимаю отчего ловцы человеков так любили символ рыбы.
   - Почему?
   - Потому что человеки говорят: мы - не рабы! А все рыбы - немы! Кругом рыбы!
   - А вы, Виктор Палыч, оказывается, отменный душегуб, я даже подумал вы из серьезных анархистов с багажом, так басить умеете.
   - Это мне говорит кулинар, который обещал женщине вымя через зад надуть и котлет нарезать? Отнюдь, я - из породистых, а не как все случайные любители.
   - Что с тёткой делать?
   - В море места много. За ноги и в воду.
   - А вы?
   - А у меня душа болит - пить буду. Невинную душу загубил.
   - Да туда ей и дорога!
   - Грех это. У "этой" - души не было. Сама себя сожрала, заплутала в желаниях и обидах. Несчастная она была баба. Кольку-мальчонку жалко, одно утешает - может быть он вернулся к родителям?
   Шурша по песку Якудза потащил тело к воде. Ухоженные белые руки, с свежим маникюром, длинными музыкальными пальцами бороздили след на гладком песке, а длинные красивые волосы волнами стлались в одном ритме с ними, оставляя кровавую полосу. В этот момент рядом со мной остановилась машина, из которой выскочил Антон.
   - Виктор Палыч, что случилось, зачем вы её?
   - Её - за дело.
   - Коля где?
   - "Уплыл к папе с мамой".
   - Виктор Павлович, - я услышал чужой глубокий бархатистый голос, - я правильно говорю?
   - Правильно.
   - Что за самосуд вы здесь устроили? Кто вам дал право стрелять в людей? Сдайте немедленно ваше оружие Антону.
   - Ладно, Костик, не серчай. Горе у меня! Так что давай без глупостей! Не тревожь меня неделю. Потом поговорим.
   Вслед за приехавшей машиной на берег стали выходить люди, окружая нас с Ярославом.
   - Депутат, у тебя тут аборигенов вон сколько, воспитывай. Самых буйных можешь ко мне присылать. Я знаю верную дорогу и умею туда водить экскурсии. У меня есть индивидуальный подход к каждому. - Стволом 'подхода' я поправил сползшую на глаза панаму.
   - Сам понимаешь - солнце, оно одно. Места под ним заслужить надо.
   В этот момент в берег уткнулся наш ял. Несколько человек из пришлых тут же метнулись его обследовать и потащили всё что попалось под руку. Я молча поднял маузер и выстрелил вверх.
   - Так, "тимуровцы" - положили всё обратно! Сегодня дедушка устал объяснять бабушкам, что конь - с яйцами.
   - А ты докажи что это - твоё? У нас в общине демократия. Тут всё общее - мы так на собрании решили!
   - Я НЕ БЫЛ на вашем "собрании".
   - Это - ваши проблемы. Надо вовремя приходить! Вас приглашали.
   - Ярик, заводи мотор - я оттолкну. Не газуй, транец слабый.
   Тарахтя мотором лодка отошла от берега и медленно пошла к нашему пляжу.
   Я, больше не разговаривая ни с кем, пошёл к себе. Меня сзади догнал Пух:
   - Виктор Палыч, но так же нельзя!
   - Можно, Тоха! Иди посмотри - жив там наш студент, а потом расскажешь мне свои военные песни.
   Отвязавшись от меня Антон убежал вперёд.
   Перебравшись вслед за ним через пролом я тут же втянул на нашу сторону брошенную лодку.
   По пути я остановился у родника. Умылся. Посмотрел на заполнившийся пруд, в котором больше некому купаться. С камнем на сердце я вернулся к разорённому дому. Палатка и тент на месте и, вроде как, целые.
   В подвале на кухне расстреляна дверь в угольную кладовую. Студент не прятался под лавкой - дверь была повреждена с двух сторон. В кухне всё было ободрано и разбито. Мой рундук был вытянут со своего места, но, видимо, услышавший за дверью возню, студент смог отогнать воров.
   В кладовке "прошёл мамай". Обидно что часть продуктов была банально испорчена. Часть стеклянных банок в спешке была разбита. Оставшиеся мешки с крупой и мукой политы керосином. Даже не сомневаюсь кто это сделал.
   На табуретке сидел грустный Студент, рядом девочка с планшетом смотрела как приказано мультики и беззаботно болтала ножкой.
   - Рассказывай.
   - Минут тридцать прошло как вы ушли. Они пришли все сразу и стали требовать отдать им продукты. Я их не пустил, тогда они, прикрываясь Колькой, вошли внутрь. Нам пришлось уйти в угольную. Когда они начали сундуки курочить и пытались к нам вломиться - я выстрелил.
   - Почему сразу по рации не вызвал?
   - Я не сразу догадался к спрятанному окну подойти. Дальше, они, когда поняли что я по рации вас вызвал, сбежали. Я выскочил, а они на той стороне хотели лодку-переправу снять, но я их из ружья отогнал. Они в ответ стрелять начали, я в наш окоп засел. Что с Колей?
   - Уплыл наш Коля.
   - Как?
   - Просто уплыл навсегда. Давай не будем о грустном. Студент, ты ребёнка кормил?
   - Да, Виктор Палыч.
   - Ярослав, ты когда на лодке шёл, посмотрел что в ней лежит?
   - Всё подряд: в основном - их вещи, палатка и наши продукты. Бензин в канистре и баке полные. Канистра нестандарт.
   - Сколько в литрах?
   - Литров сорок-пятьдесят. А может и все шестьдесят.
   - Где Пух? - поинтересовался я местонахождением военного.
   - Да он только в кладовку заскочил и сразу ушёл на ту сторону. Странный он.
   - Чёрт с ним! Он больше не наш. - Я похлопал себя по левой руке.
   Ярослав расстроено от услышанного сказал:
   - Они сегодня придут за продуктами.
   - Я и не сомневаюсь. Думаю - что делать.
   'Чёрт с ним' в сопровождении 'Депутата' и любопытствующих заявился буквально минут через пять.
   Я как раз подметал пол и собирался убирать в кладовке разбитые банки. Разлитый керосин в кладовке и кухне Ярослав засыпал испорченной мукой.
   На звук шагов я сначала не обратил внимание и думал, что это кто-то из моих ребят, выносивших вонючие мешки, вернулся. Оказалось - я ошибся. Бархатный голос заставил поднять глаза.
   - Подсчитываете убытки?
   В подвал спустилось шесть человек. Пух видимо хотел провести их на склад. Но на пути оказался я с метёлкой.
   - Куда это мы все, "гости дорогие", без разрешения?
   Антон хотел было обойти меня, но я шагнул назад и достал из кармана револьвер. Чего от меня явно не ожидали, так как маузер лежал в кобуре на буфете.
   - Не усугубляйте. Вы - у меня дома. Здесь я решаю кто куда идёт. Антоха, это и тебя касается. День был тяжёлый у всех. Руки у меня устали, не дай бог палец дёрнется - в живот попаду, а доктора у нас нет. Самим потом добивать придётся страдальца. Затея ваша глупая, говорите чего хотели - я добром поделюсь.
   - Мне нужно размещать людей! - Сбился на фальцет обладатель баритона.
   - Размещайте.
   - Мне сказали у вас есть армейская палатка?
   - Давай людей - вытащат палатку и кухню. Мойте котлы. Уголь есть. Продукты дам. Можете забрать все подпорченные, мы их не перебирали, но часть можно будет использовать. Сыры - точно. Часть муки и круп - вероятно.
   Моё условие простое: вы прямо сейчас сваливаете за разлом. Присылаете четырёх человек, они носят до разлома, вы - там принимаете и тащите дальше куда хотите. Совет: поменяй колесо на микрике и вози. Всё не на руках таскать.
   - Вы мной не командуйте!
   - Я, Костя, не командую, а предлагаю решить вопрос без конфликта. Очистите маленькое помещение от лишних. Проход узкий - таскать много. У меня от керосинового духа мозги и так набекрень, а вы тут последний кислород вдыхаете.
   Сначала палатка - потом все остальное. У меня к вам предложение: отдайте мне наше ружьё, чтобы все спали спокойно. За него я поделюсь продуктами по-братски.
   - Это - ружье Антона.
   - Оно было ружьем Антона пока он был с нами.
   - Я и сейчас с вами!
   - Антон, не ври самому себе. Ружьё! И всё будет в ажуре! Я вам дам даже больше чем вы просите.
   - Да забирай!
   Он было хотел швырнуть ствол, но я его придержал:
   - Аккуратно поставь к стене и отойди. И не дури. Оружие любит уход и ласку. Не порти хорошую вещь. Я с вами поступаю честно. В отличие от некоторых.
   - А я тебя тоже не обманываю. Я вступил в общину и вам советую! - Это он сказал только что вошедшим сзади него Петровичу и Якудзе. Константин Романович - он настоящая власть. Я не хочу так жить - утром за одним столом сидим, а вечером ты их шлёпаешь как комаров и рука не дрожит. Может ты, Витя, и был хороший мужик, но сейчас люди для тебя мухи. Счастливо оставаться.
   Антон, расталкивая людей, вышел наружу.
   - И тебе не хворать. Выводи своих, Константин, наружу. Мы сейчас вам тачки вынесем - на них повезёте. Палатка состоит из восьми единиц укладки. Самая тяжёлая укупорка наружного и внутреннего намёта. Остальное легче. Колья стоек - две пачки, вам придётся на руках перенести.
   Пока они отвозили первые части палатки мы остальное сами вынесли наружу.
   - Петрович, где девочка?
   - Спит. Я её на Колькино место положил. Правильно?
   - Да! Пусть спит. Носильщикам надо сказать чтобы меньше шумели.
   Когда вернулись 'несуны', я их предупредил о спящей девочке и дал задание вытащить наружу полевые кухни. Чтобы было легче выносить железные ящики кухонь наверх - сняли все навесное оборудование: трубы, котлы и крышку.
   Посулив хороший перекус дармовой голодной рабочей силе, использовал её в своих целях.
   Пока Ярослав на скорую руку делал бутерброды с колбасой и сыром и грел воду на чай, они для нас подняли наверх мешок с лодкой и мотор.
   После "рабочего полдника" выдал им из новых запасов: две совковые и две штыковые лопаты, шесть оцинкованных вёдер, все алюминиевые миски, кружки и ложки, четыре куска хозяйственного мыла, шесть вафельных полотенец. Раскладные армейские столы поделил пополам - четыре им, четыре нам.
   При переправке кухни растяпы продрали дно, теперь лодку необходимо клеить прежде чем спускать на воду. Пока не стемнело отправил Петровича вытянуть из протоки ловушку. Оказалось зря - проверили без нас и бросили обратно как попало. Выдал 'сиротам' для освещения заправленные керосином три лампы и десять мешков угля. Хотел было ещё кровати дать, но мужики взмолились: 'Руки как у орангутангов до земли вытянулись!'.
   - Дело хозяйское: я предложил - вы отказались.
   На прокорм дал пачку чая, остатки сахарного песка, пачку соли, сушёной морковки и лука, пару банок сгущёнки для детей. Головку сыра. Несколько кругов сухой колбасы, теперь нет смысла экономить - условия хранения нарушены.
   В стеклянных банках гороховую кашу с мясом на первое и перловую с мясом на второе.
   И, для вящей радости переселенцев, две литровые бутыли медицинского спирта. Был и такой в наличии. На этом "раздача слонов" закончилась.
   Нас культурно поблагодарили за оказанную помощь и удалились. Так бы всегда. Нормальные обычные работяги без закидонов и все как один без интеркома.
   Хотел было я прибрать мостик для своего спокойствия вслед за ними, ан нет, этот ход остался за Депутатом - они решили ходить к нам в гости по своему усмотрению.
   Избавившись от гостей решили вопрос 'манка' - разгрузили лодку и перевезли всё в погреб. Окна и двери в подвале на ночь оставили открытыми для проветривания. В кладовке и кухне теперь долго будет не избавиться от керосинового запаха.
   Пустую лодку подтащили ближе к 'дому'. Завтра прямо с утра я буду её доводить до ума.
   Ярик приготовил ужин. Разбудили Хеидрун и посадили за стол.
   - Виктор Палыч, эти столы получше нашего, только тяжёлые и табуреток всего две, - похвалил новое приобретение Петрович.
   Видя что я не реагирую на слова Ярослав озаботился моим состоянием:
   - Может вам стопочку, Виктор Палыч?
   - Отставить стопочки. Спирта не хочу, а коньяка нет. Нельзя нам сегодня пить. Нас ночью "воспитывать" придут. Маленькую палатку ставьте в стороне - туда студент с девочкой спать лягут. А мы с тобой, Якудза сегодня не спим. Ты мне из своих кухонных выдели тесак поухватистей да поострее.
   Студент, видя моё лицо, взбледнул. Что он там такого страшного увидел, не ясно.
   - Не бзди, студент, мы их не больно. Они под наркозом будут. Зря я им два литра "чистой слезы" выдал? Давай, Ярик, по-чайковскому слегонца. Душа не на месте - посидеть хочу один, подумать.
   - Может чифирнём?
   - Не стоит, у меня мотор итак сегодня с перебоями работает.
   Чтобы не ждать сидя напрасно - нагрели воды бак и полный самовар. Ярослав не выдержал и помыл везде полы с мылом. Сильный запах сразу ушёл и в кухне стало свежо и чисто. Вижу, нервничает - работой пытается тревогу заглушить, да не выходит.
   - Ярик, говори что гложет. Вижу - душа не на месте.
   Ярослав с белыми от муки руками сел напротив меня и честно признался:
   - Виктор Палыч, извини ты меня и прости. Я людей резать так просто не умею. В драке да, по злости - это одно, а так - не могу.
   - А кто тебе сказал что мы кого-то будем резать?
   - А тогда зачем нам ножи? Всех, кто ночью придет - на перо и, главное, тихо, чтобы мяу сказать не успели.
   - "Лиходей" ты мой бородатый! Зачем нам с тобой с ними в ножички играть, чтобы ответку получить впотьмах, и друг дружку прирезать? Они мосток положат да перейти захотят - вот тут мы их и прищучим: ты - с одной стороны, я - с другой. Режем баллоны пошире и решаем сразу две задачи простым способом. Самые активные да тупые - в протоку, лодка в труху. Мы с тобой, пока они орут, тишком спать. Резать!? Я что, на ухореза похож?
   - Вы - вылитый! У вас такое лицо было....
   - Сам-то с архангела писаный!
   - Думаете придут?
   - Уверен. Пошли робы черные надевать и рожи сажей мазать. Нам с тобой ещё потом отмыться надо.


   День Восемнадцатый.

   Виктор Палыч
, о.Аврора. Исход.


   Спал как убитый после бдения на скале и ночной помывки. Прошло даже лучше чем предполагал.
   Вода в протоке упала в ночь до минимума, так что лететь 'каликам перехожим' пришлось на острые камни почти до дна. Троих разом. За руки держались. Двое первых третьего утянули за собой, лодка под их весом тоже провалилась вниз. Течение там, может, и отсутствовало в тот момент, но выбраться они не смогли. Последний, видимо, поломался - кричал, звал на помощь, но увы, помощь опоздала, начался прилив и течение вынесло раненых и погибших, обдирая по камням тела в море.
   Проснулись под будильник рано. Духовка ещё не прогрелась, поэтому Ярослав начал жарить лепёшки на сковороде. Чуть позже он поставит выпекаться формы с поднявшимся тестом и будет привычный магазинный формовой хлеб.
   - Ярик, возьми кастрюльку, налей масла и жарь тесто во фритюре, не успеешь ты столько переработать.
   - Как пончики?
   - Точно! Главное - делай небольшие, чтобы сырого теста внутри не было.
   Раздав ЦУ и 'оборзев окрестности' кроткой пробежкой, пошёл разбираться с наследством - отделять украденное у нас от попавшего "в плен" чужого.
   Теперь стало ясно почему вчера по нам в ответ не стреляли. Вместе с вещами и рюкзаками нашлись тяжёлые оружейные чехлы. Я вываливал из рюкзаков содержимое на расстеленное одеяло и делил вещи на "Нужно", "Может пригодится" и Ввыбросить сразу". Кучка "Нужно" была до удивления мала - принадлежности для чистки, патроны, спальные мешки, посуда, два термоса, газовая плитка, ножи, автомобильная аптечка. В "Может пригодится" попали: набор ключей и головок в кейсе, ременные стяжки, тент, термобелье, запасные носки и трусы. В последнюю категорию - все остальное, за исключением собственно рюкзаков, которые имели самую большую ценность.
   Спустившись в подвал позвал Ярослава осмотреть вещи, если он ничего не возьмёт, то всё унесу на склад. Петровичу предлагать нет смысла - не его ростовка.
   - Ничего не надо?
   - Да нет, - поковырявшись в вещах ответил Ярослав. - Может рыбу сделаем на завтрак по-быстрому?
   - А давай!
   Вышли мы к пролому, а там на скале мужичок сидит, трясётся - нашу мерёжу "сторожит".
   - Привет честной компании.
   - И вам не хворать!
   - Давно сидишь?
   - С ночи вас, мазуриков, караулю.
   - Зачем?
   - За тем, чтоб вы общественное имущество не испортили и к себе не утянули.
   - Вас как звать-величать, человек-ответственность?
   - Иван Борисыч я вчерась был. Присыпкин.
   - Иван Борисыч, скажи-ка мне, пребывающему в неведении, когда МОЯ мерёжа стала "вашей", а то я, по недоразумению, запамятовал.
   - Так вчерась на собрании. У Вас, сказали, целый склад заныкан - год продуктов не съесть! Врут, поди? У нас людей много, поэтому мы решили Вашу мерёжу реквизировать в пользу общественности.
   - "Реквизировали" значит? Как Швондеры? А я-то боялся - думал просто скомуниздили. Я не против, главное чтобы на пользу было, а не во вред. Мостик где?
   - Правление сказало из-за вас его вчера повредили. Унесли ремонтировать.
   Иван подошел ближе, вижу - мнется, не знает как продолжить:
   - Вот я и говорю - собрание вчера было, перепились вожди-то. Ночью вас пошли убивать, да незадача приключилась. - Он многозначительно посмотрел на меня.
   Я посмотрел на него. Он воспринял это как согласие на продолжение беседы.
   - Железный ты мужик! Не нравишься ты им. Я с ура смотрю - хозяйство у тебя. Им завидно сколько тебе всего да на халяву. Им-то не обломилось. Про бабу только сплетни страшные распускают. Говорят ты душегуб редкостный - баба тебе не дала, так ты девочку купил для утех?
   Этот вопрос я оставил без ответа.
   - Не о том говоришь!
   - Достал меня этот ликбез! Целыми днями только заседают, да обещают друг другу что делать будут. Не секрет, ты сколько дней тут?
   - Семнадцать.
   - Один?
   - Сначала один - потом ребятишки. Встречный вопрос, а "вас" сколько?
   - Вчерась двадцать две души по списку было.
   - Женщин сколько?
   - Четыре. Да ребятишков трое.
   - Получается с тобой двенадцать мужиков всего.
   - Откуда знаешь? Да что я? Правильно всё. Не сумлевайся, Виктор Палыч, я - могила. Мужиков-то справных всего шестеро осталось. Два пенсионера - я да Юрий Карпыч. Остальное - молодёжь неразумная. Бежать тебе надо! Зуб они на тебя имеют большой. Сегодня днем как канал ихний заработает - ружья закажут и придут.
   - А постреляю я их на той скале? Что народ скажет?
   - Мнение у общества про тебя нехорошее. Боятся будет народ и молчать. Любви такие дела не прибавляют.
   - Верно говоришь.
   - С вами хочу - возьмёте?
   - По берегу пойдешь?
   - Пойду. Нам не привыкать. Если детишков на лодку возьмёшь - с нами женщина-учителка пошла бы.
   - Возьму. Все наши взрослые пешком пойдут. У меня одноногий не ходок, так что он править лодкой будет.
   - А плиту как забрать?
   - Мне твоя плита не нужна - мне Слова достаточно.
   - Не моя, учительницы.
   - Подойди да забери.
   - Не можно. Счиплетца.
   - Сумка есть?
   - Большой нет.
   - Ярик, сходи принеси большой рюкзак и сунь туда плиту с улицы.
   - Иван Борисыч, сейчас Ярослав тебе рюкзак принесёт с плитой. Она не рабочая - вместо плиты учительницы положите, а эту - сразу с рюкзаком, пока все спят, отнеси дальше и спрячь в траве. Если что - учительница пусть говорит 'время начала сеанса в три часа дня'.
   - А проверят?
   - Не смогут. Экран видит только оператор. Потом в лодку закинем. Километра три сами пройти сможете?
   - Пойдем.
   - Там детей заберём. Как заваруха начнется - сразу уходите! Не останавливайтесь, идите всё время - мы вас по морю догоним. Дальше уйдёте - проще будет. Вещи не жалейте, бросайте и идите налегке. Начальству что скажешь?
   - Спать лягу после ночной смены. Да меня никто и спрашивать-то не будет - рылом не вышел!
   - У вас кто без плит - "второй сорт"?
   - Не совсем...
   - Так да или нет?
   - Да.
   - Вполне ожидаемо. И как оно?
   - Вроде и честно и ровно, но те, у кого есть телефончик - свои килограммы на канале имеют. Остальные, что дадут.
   - Или что достанется.
   Как я и предполагал. Социальная дифференциация по наличию висюльки. Ничего, пройдёт время - они как конкретные деляги себе малиновые панамы заведут и лакированные пироги. Лет через десять окончательно одичают, а через пару поколений всё путём по понятиям будет. У таких мозг работает только в одном направлении: всех в стойло и сверху сесть, собой любоваться. Что выросло теперь не исправить - это наказание за предательство самих себя на многие поколения вперёд, пока не прочувствуем всласть до невыносимости. Упустили мы свой шанс и обрекли детей на тёмные века там и здесь.
   Вернулся Ярослав и перепрыгнул на ту сторону, передать рюкзак.
   - Беги, отец, прячь вашу заначку - мы позже подойдём. Как будто и не виделись. Хлеб принесем на завтрак.
   - А если ещё кто с нами пойдёт, возьмёшь ли?
   - Возьму! Первое время тяжело будет. Условие у меня простое: работайте по силам, всем поровну не получится, но я постараюсь. На ноги поставлю, хозяйство организую, а дальше сами. Без вождей и соплей.
   Мы отошли немного в сторону и Ярик задал вопрос в лоб:
   - Когда?
   - Сразу после обеда. Надо дать шанс людям на той стороне уйти. Собирай вещи и дели их на три части. Первая группа - "Обязательно забрать": это консервы, крупы, концентраты и сублиматы, сухофрукты и остальное, без чего край как будет первое время не легко. Однозначно весь сахар, соль и специи. Не бери стекло, оно тяжёлое и оставшимся первое время надо что-то есть, иначе вслед за нами завтра побегут. Сыр и колбасу оставляй, боюсь просто испортим на жаре. Всё складывай в тару: ведра, кастрюли и бачки. Приготовь свежую воду в флягах на дорогу. Аптечки положи отдельно. Во вторую группу выкладывай то, что "Нужно, но можно обойтись". Будет место - заберем.
   - А третью кучу?
   - Пусть лежит на своих местах, но так, чтобы я видел, вдруг это очень нужно, но ты не догадался.
   Раскладывай сразу. Я должен понимать сколько всего вывозить по объёму и весу. Буди Петровича, всё - время пошло.
   Я сразу занялся нашим ялом и резиновой лодкой.
   Помог Студенту распаковать тюк и сейчас он, хрюкая насосом-лягушкой, накачивал пять баллонов дна СНЛ-8.
   В это время я стянул борта шнуром в двух местах наибольшего поперечного измерения и стал резать фанеру начерно, раскладывая её по бортам и дну, набирая фанеры с запасом на достройку. Отобрал самые лучшие, на мой взгляд, бруски и доски на мачту, рей, бушприт и подкрепление бортов. Забрал бы всё, да не увезти. После этого стал разбираться с тем, что мы берём и определять места погрузки.
   Время пролетело быстро и, если бы не напоминание Ярослава, то мы могли пропустить время нашего повторного свидания с Иваном.
   Находясь на скале у пролома мы наблюдали забавную картину: по берегу на расстоянии двадцати-тридцати метров друг от друга, стоя на корточках, люди мыли задницы.
   - Что это они???
   - Жопошники. Кустов, как видишь, нет. После утреннего туалета подмываются, - ответил я на искренне изумление Петровича от увиденного.
   Ярослав позлорадствовал вместе со мной:
   - Поедят теперь рыбки! Их дерьмо течением в протоку засасывает. На бумагу тратится не хотят?
   - Или слишком много едят или бумагу не успевают заказывать.
   - Мы-то так не делаем!
   - Мы с тобой, Якудза, суровые и брутальные. Кал надо не растирать, а откусывать анусом, не пачкая жопу.
   - Виктор Палыч, смотрите - тот здоровый дрищет прямо в воду. Откусят же все!
   - Это Вован! - Опознал засранца Иван Борисович. - Он вчерась громче всех кричал на собрании, что надо как нормальные мужики этого 'буржуя Дядю Витю' в стойло поставить и нагнуть. Со вчера дрищет. Колбасы да сыру нажрался на халяву. Мамка с тятькой откормили, а ума не дали. Дураку и пьянице повезло - он ночью к вам по причине 'болезни' не ходил. Влад-то, его дружок - того! Утёк к рыбам - не интересно ему, стало быть, с нами.
   Ярик сходи - в аптечке найди лекарство Лоперамид. Принеси один блистер. Не хватало нам на такой жаре дизентирии.
   - Скока сказать ему таблеток есть?
   - Сразу две, потом каждый час по одной.
   Не успели мы, передав хлеб и лекарство, уйти, как прибежала делегация:
   - Вы почему здесь ходите?
   - А почему вы здесь разговариваете? У нас что, запрещено ходить, или карантин и самоизоляция? Хлеб вам принесли и засранцу вашему лекарство, а чего мостика нет? Вопрос ко всем: кто вам дал право распоряжаться чужими вещами? Дед тут не при делах, поэтому я спрашиваю у вас.
   - Мы так решили.
   - У "мы" есть имя и фамилия? А то как-то не понятно: вас тут за незаконную приватизацию всех пострелять или через одного?
   Захлопали глазами и молчат, мысли в уме собирают, кроме, а нас-то за что?, сейчас сказать нечего.
   - Мостик где, молчаливые?
   - Ремонтируется.
   - Хлеб забирайте и идите пока я добрый!
   - Ярик, сделай красиво - по быстрому верёвку перекинь обратно и не задерживайся.
   'Общиники' увидели как через пролом сиганул на их сторону Якудза и кинулись его проучить. Выстрел в воздух остановил самых ретивых.
   Под хмурыми взглядами мы вытянули мерёжу и перекидали всю пойманную рыбу на их сторону. Недовольные собирали скачущую по скале серебристую живность, а мы уносили нашу снасть к лодкам.
   Если сейчас меня спросят: 'Верю я в благополучный исход для этих людей?' Я отвечу: 'Нет, не верю!'. Среди них нет лидера. За прошедшее время они не удосужились навести элементарный порядок - 'заминировали' весь берег. Депутату, чтобы добиться подчинения, придётся стать диктатором. У него тяжёлый выбор. Другого не дано.
   Проснулась весёлая Хеидрун, поэтому все сели завтракать. Я, как мог, показал на Петровиче, что мне нужно её обмерять. С обувью было проще - на подошве потёртых сандалет был размер.
   - Мужики, говорите кому чего неотложно нужно. Заказ следующий возможно будет не завтра.
   - Виктор Палыч, а рассаду мы будем забирать?
   - У тебя душа должна болеть не за рассаду.
   - Оставлять жалко! Поднялась вся. Давайте её в верхние ящики от кухонного стола сложим. В три ящика запихнем! Всё войдёт.
   - На волнах землю утрясёт, не довезём.
   - И тут она никому не нужна будет. Всё равно пропадёт, а так может хоть часть довезём?
   - Ладно, но грузим в последнюю очередь! Петрович, сейчас отнесём наш ял на берег до самой воды. Твоя задача - перенести все матрасы и одеяла, всё белье и форму к лодке. Будем раскладывать по бортам и укреплять корыто изнутри. Снимаем палатки и тенты - их тоже к лодке.
   С меня второй мотор - я сейчас ему расконсервацию сделаю. У нас времени осталось два часа. За это время, как хотите - нам нужно быть готовыми уходить.
   - Виктор Палыч, сервиз тут остается?
   - Однозначно.
   - У нас посуды практически нет, вы вчера всю алюминиевую отдали.
   - Да, не подумал. Закажу на время одноразовую: и проще и легче, а там нормальную, позже. Ещё что?
   - Тентов нам надо больше!
   - Согласен.
   - Патронов!
   - С этим, парни, облом: "высшая власть" за Лизавету нам на оружие табу на сутки наложило. Потому и уходим, что патронов у нас кот наплакал и стрелять вы толком не учились. А я один это сражение, как не извивайся, не вывезу, все равно огнём задавят, обойдут и подстрелят. Студент, помалу озадачивай девочку - пусть одела носит по одному с тобой.
   - Она ничего не понимает.
   - Возьми за ручку, доведи до одеял - дай одно и вместе с ней к лодке, маршрут покажешь. Главное чтобы была с тобой.
   На этой задушевной фразе наш разговор прервал гомон взвившихся в небо чаек, оравших истошно: 'Мое! Моё! и Где? Где?'
   Размеренным шагом, несмотря на птичью бомбёжку, по травке, крутя головами в широких шляпах, к нам шествовала колоритная группа: папан, маман и дочь перестарок.
   - Уважаемый. Не подскажете, где тут ближайший населенный пункт? - неуместно отвлек меня от разборки ящика, постучавший палочкой по моей ноге, подошедший сзади нахальный гражданин.
   - Ну если вам Населённый Пункт - то вы уже пришли. Палочкой своей аккуратнее - у меня на них аллергия.
   - Я - известный литературный критик!
   - Хм?
   - Не хм, а Стырьжменьский Эдуард Абрамович. Это моя дочь Галина.
   Дочь соизволила отвлечься от осмотра пленэра и мимолётным взглядом оценить меня.
   Габаритная женщина, которую я считал женой импозантного седого джентльмена в годах, незаметно выпала из списка представленных особ.
   - А...?
   - Пардон. Это - мой друг. Последних дней очарование - прекрасная Валерия Ильинична.
   Валерия Ильинична смотрела всё время куда-то в сторону, от чего мне казалось, что она чувствует себя неловко.
   - Эдик, прекрати!
   - Виктор Павлович, здешний старожил. Эскваейр.
   - Очень приятно.
   - Милейшие, я вижу в вас посланцев Провидения!
   Простому плебсу не доступен сей девайс
, - я показал рукой на интерком.
   - Хотел бы проводить вас дальше,
   Там есть еще одно, так скажем, поселенье и избранный народом депутат,
   Злой рок разрушил твердь земную между нами и воды моря между скал впустил.
   Отведайте ж пока простого угощения, чем за труды нас Бог вознаградил.

   - Не надо этого! Вы плохо сочинили! И декламируете, так себе. Подражание - это безвкусица, говорите нормальным языком.
   - Жрать будете? Обедом накормим.
   - Лучше помогите нам нашу машину вытолкнуть.
   Пришлось бросить движок и сходить на пляж с Ярославом, теряя драгоценное время.
   Сразу стало ясно, что нашими силами вытащить - это не вариант. Мерседес сидел у кромки воды по самое днище в песке.
   - Пусть здесь стоит. Теперь её точно никто не угонит.
   Профессор тут же начал давить на совесть. Якудза, понимая, что времени на пустое толковище нет, скинул рубаху и, поигрывая ножичком, спел:
   У Атамана новый ножик -
   Рукоять наборная,
   Лежит финка в голенище
   Острая бедовая!
   Эх, играй, играй, гармошка,
   Покуда не разбитая!
   Эх, гуляй, гуляй, головушка,
   Покуда не убитая!

   Вот старый пёс - ему хоть бы хны! -пролетела мысль, потому как тот сразу стал поучать:
   - Вы неправильно поете эти частушки! Он поются в другом темпе.
   - ПапА, кому ты объясняешь? Посмотри на их лица. Они русского языка не знают. Скажите лучше, любезный, где у вас "тут"? Хотя чего я спрашиваю - оно у вас везде!
   - Ошибаетесь, Галина Эдуардовна! "Это" у нас там, за копёшками сена. Я вам буду признателен если вы будете испражняться в отведённом для этого месте. Критик, иди пока выгуляй подругу дней суровых и позагорай - обед будет, позовём.
   Не успел я залить чистый бензин в цилиндры для промывки как снова пришла женщина-'Спутник'. Твою дивизию!
   - Простите нас, это он сейчас немного не в себе.
   - А в себе он, я так понимаю, гусар!
   - Он в армии служил. И неплохой охотник.
   - А ещё - старый интриган и специалист включать дурака. Кто-кто, а "такие" строчат доносы грамотно. Со всеми запятыми. Вы зачем пришли?
   - Вы знаете, мы уже обсуждали - возможно вам это поможет. Эдик читал. Есть автор или был. Как сложно теперь определённо говорить о времени. Вадим Денисов - он написал цикл книг Стратегия. Цикл с точки зрения литературы ничтожен, но пользовался успехом у определённой категории граждан.
   - Ближе к телу!
   - Там есть 'эта' Платформа номер пять. Эдуард писал рецензию. Но всех подробностей не помнит. Знает что по сюжету они должны объединятся.
   - Он решил нас "объединить"?
   - Мы рассматривали и такой вариант. Но что-то мне подсказывает что Вы будете против.
   - Почему сам не пришёл?
   - У него нервный срыв.
   - Вы чего хотите? Не смотрите, что я работаю. Я слушаю вас.
   - Я в молодости очень любила туристов и вижу, что вы собираетесь уходить. Заберите меня отсюда! За последние три дня он утомил своим занудством до предела.
   Увидев моё уставшее и не озабоченное её проблемами лицо, она скороговоркой торопливо стала продолжать:
   - Понимаю, искуствовед и юрист со стажем вам не нужен, но я шикарно готовлю и написала несколько книг по кулинарии, а ещё я умею молчать!
   - Ценное качество, которое перевешивает все ваши недостатки. - Я стал прокручивать цилиндры, используя шнур стартёра, выгоняя через свечные отверстия остатки смазки и бензина. - У нас форс-мажор. Через полтора часа нас придут убивать. Мы уходим сразу после обеда. Будьте готовы и найдите свою плиту доставки.
   - Как её искать?
   - Она где-то рядом с машиной. При нахождении ближе пяти метров сработает интерком на вашей руке. Не забудьте свои вещи и очки. У вас левый глаз...
   - Да, косит. Такой родилась. Я привыкла, не переживайте.
   - Плиту сразу несите сюда, её нужно уложить на дно.
   Ял заполнялся сначала всем длиномером: досками, брусками, садовым и шанцевым инвентарём. Туда же были поставлены два сундука с инструментом и мой рундук.
   - Ярик, не смотри на меня глазами раненой лошади: печка и кухня остаются здесь!
   - Разрешите выдернуть из кухни бачки-скороварки?
   - Зачем?
   - Угля возьмём - первые дни будет в чем готовить.
   - Уголь?
   - Пару мешков.
   - Нам бензин нужен. Его где везти?
   - Шеф, это я знаю. Сольем немного бензина и канистры поплывут - только привязать.
   - Ты представляешь какой это якорь?
   - Сядем на них.
   - На кого?
   - На канистры!
   - Это в любом случае. Сейчас фанеры четыре листа положим на дно и будем бензин таскать.
   - Весь? - Удивившись спросил меня Ярик, вспоминая количество железных ёмкостей.
   - Нет, все не надо. - До этого десять канистр с бензином и одну с маслом я сам уложил в ял. - Ещё штук десять или двенадцать и масла моторного три десятилитровых канистры.
   - Какое именно?
   - А там одно МГ8А, другого нет. Хотя... На сколько сил хватит - столько и вытаскивай. Ещё четыре кирки на якоря и все столы армейские.
   После укладки фанеры и столов на дно СНЛ-8, студент надул фальш-борт, который зажал баллонами импровизированный пайол. Лодку поставили на якоря из кирок, наш гружёный ял переставили ещё глубже
   На транец закинули вдвоем сорока килограммовый мотор и подсоединили бак. Я подкачал бензин и опробовал его. Мотор схватил на прокалёных по инструкции свечах со второго рывка. Дал немного ему поработать на холостых, убедился что насос гонит воду по рубашке охлаждения, и заглушил.
   - Догружаем, что осталось! Место для Хеидрун, одеяло и плащ-палатку. Ял обернуть тентом и замотать скотчем. Под тент разрешаю сунуть ящики с рассадой, вроде не сильно перегрузили.
   За полтора часа, срывая жилы с помощью тачки, мы перевезли на берег все что планировали забрать.
   В очередной раз, когда я вышел на берег осматривать место куда нужно переставить лодки, ко мне подошёл пьяный Стырьжменьский со своими претензиями:
   - Я буду жаловаться! Прекратите всех пугать своим пистолетом! Почему вы ходите в общественных местах с оружием?
   - Я в туалет маузер не беру, а надо?
   - Я про пляж вам говорю - вы здесь были сегодня три раза!
   - А, пляж. Вы как считаете? Вот тебе ответственное поручение, ссака-писака. Иди и считай лобковых вшей. Только там ты найдёшь свой путь к счастью! Я доходчиво объяснил?
   Шлепающему губами от невыражаемого в приличном обществе чувства Эдуард Абрамович сейчас сильно жалел, что не уехал, как советовали все умные люди, из этой проклятой страны.
   Масла в агонию смыслов подлил проходивший мимо Якудза:
   - Тьфу на вас, интеллигентов, вечно водки нажрётесь и больную мозоль в соплях ковыряете. Нет чтоб как приличные люди просто про баб, а потом в морду. Сразу скажите - за какой хобот вас нужно дёрнуть, чтобы вы за речку, как Лизка, газанули?
   Профессора отморозило и он решил ударить своей тростью наглого гопника. Якудза перехватил ещё крепкую руку и дал в лоб открытой ладонью заигравшемуся в барина старикашке.
   - Не балуй, а то дочь, красавица и умница, сиротой останется. И на будущее - русских родным им языком больше не попрекай - не тебе, курицын сын, нас грамоте учить. Как хотим так и разговариваем - ихний, евоный и вообще. У нас живой русский язык, а ваши литературные инсинуации от лукавого, потому что вы русских не понимаете, душа у вас другая. Корчите из себя самых избранных и умных из каждого холодильника и утюга. Терпим вас. Жалеем. Надоели!
   Походив по пляжу я ничего лучше не нашёл для своей авантюры. Удобное место для отхода было толькло одно - напротив той скалы, где глубина. Под стенкой лодок не видно особо и есть где спрятаться стрелкам.
   К двенадцати часам всё, что было возможно, мы забрали и упаковали. Обедали последний раз на сервизе, стоя у стола. Гостям вынесли на улицу. На травку.
   Время!
   Добежав до погреба я включил интерком:
   Сообщения сегодня не важны - главное, что я могу перенести основной вес на завтра.
   Русско-норвежский разговорник. Ветровка. Сарафан. Пару футболок. Купальник. Панамка. Комплект детских трусиков на неделю. Средство от загара. Детский крем. Резинки для волос. Весёлый рюкзачок. Носки. Кроссовки и сандалии. Одноразовая посуда. Книжка эта 'Денисова стратегия'. Скотч широкий - пару штук. Десяток сигнальных патронов для ракетниц. На остальное крепкий двадцати миллиметровый шнур.
   Поставка.
   Сгребаю всё, кроме детского в приготовленный рюкзак. Детское - отдельно. Интерком - снять привязку точки поставки. Получаю подтверждение на перемещение. Всё, сутки мы без канала. Плиту в подмышку и ходу на берег.
   В последний момент в добавку к штатным вёслам в лодки закинули штыковые лопаты.

   Я в последний раз инструктирую Якудзу:
   - Сцена приготовлена, ждём актеров. Хорошее место: бугор и вокруг ровно - не проскочить. Все тут соберутся. Держи мой маузер да постреливай с него. Панаму не снимай - за меня будешь играть! Рожу не кажи и очки надень! Ракетницы заряжены. Когда что делать всем ясно? Валерия Ильинична, вам ружьё дать?
   - Я уже взяла переломку. Я умею с таким обращаться. Остальные заряжены.
   - Хорошо.
   - Как полезут - стреляй с маузера и бегом, постреливая, ходу зигзагами к этому бугру. Оттуда пару раз и ходу к скале. Как соберутся все - шмаляйте с ракетниц. Если что не так - уходите в море и догоняйте Ивана Борисовича. За меня не переживайте - приду пешком сам. Будем!
   Разошлись по своим местам - затаились, сидим ждем. Прошёл час, а враги не идут. Я взмок под копной тут у туалета лежать, но терпю, нервы трачу. Думал играть отбой, как услышал первый выстрел. О, захлопали, по звуку - автоматы, двенадцатый калибр. "Двадцатка" суше и резче. Завертелось! Главное, чтобы Ярик не рисковал. Мимо пробежали несколько человек, снова выстрелы и крики. Зацепили кого? Защёлкала рация. Три щелчка - значит все нормально! Все на месте. Мой выход.
   Аккуратно вылезаю, осматриваюсь: у нашего подвала крутится народ, но это ожидаемо - все в перестрелку не полезут. Жарко пылает разлитое по траве масло с бензином, отсекая на время нападающим путь к берегу. Только с высокого бугра есть возможность стрелять. Там все собрались и сейчас "весело обсуждают" непонятно что. Жду, сейчас они должны высадить по второму-третьему боекомплекту и перегреть стволы. От скалы слышу шелчки выстрелов маузера. В ответ бухают тройными, двойными 'очередями' калашоиды.
   Ползу в сторону бугра, прикидываясь ветошью. На мне черная роба, вымаранная до серого цвета, в почти такой же нас утром дед Иван встречал.
   Дед, не бзди, ползи - они все равно не попадут, - летит шальная мысль. А я и не бжу, жду когда вы все перезаряжаться начнете. Или большинство. Тут кому как повезёт.
   Есть! Сползли вниз, отстегнули магазины. Патроны внизу в пачках и россыпью на куртке лежат.
   А я и не боюсь, - сам же себе и отвечаю. - Я вскочил во весь рост и в несколько шагов достиг импровизированного пункта боепитания. Не дав 'депутатчикам' дотянуться до патронов. Сколько было удивления. Словами не передать! Пух было потянулся куда-то, видно за запасным магазином.
   - Руки вверх все! Не увижу поднятой руки - стреляю. Я в два револьверных ствола всех тут положу - маму позвать не успеете. Встали и по одному пошли в сторону с поднятыми руками.
   По рации сообщил Ярославу что все нормально.
   Он появился буквально через минуту.
   - Ярик, обыщи Пуха и остальных. По одному отходим в сторону, руки не опускаем, ноги держим на ширине плеч.
   - Шеф, смотри что у него.
   Из-за пазухи он вытянул револьвер Нагана.
   - Остальных проверяй.
   У остальных, кроме ножей и патронов, в карманах ничего не было.
   - Ножи кинь в сторону, потом заберут. Оружие и патроны собирай и отнеси в лодку. Валерию Ильиничну с ружьем позови и маузер верни.
   Довольный Ярослав унёс пять ружей и патроны, завязав узлом куртку.
   Бензин выгорел и масло практически везде потухло. Черная полоса пускала в небо копоть тонкими струйками, кое-где по обгоревшей земле ещё скакали язычки пламени.
   От подвала к нам двинулась делегация для принятия капитуляции, раздачи орденов и праздничных деревянных одежд неосторожным.
   Я скомандовал всем сесть и заложить руки за голову.
   - Не портим "праздничное впечатление" народным массам. Иначе ваш "электорат" будет вами сильно недоволен.
   Вернулся Ярослав с Валерией Ильиничной с двумя ружьями на плече.
   - Уважаемая, как человек благородного происхождения, я не могу отказать даме в удовольствии, поэтому прошу вас из любви к искусству подержать на мушке вашего кармультука этих заблудших. Мне с их "пастырем" нужно обсудить аспекты духовного воздержания и вред свинца для плоти страждущих.
   Когда Костя 'Депутат' приблизился, мы вышли у их группы за спиной и банально разоружили, направив оружие со спины на драгоценные организмы Вована и Депутата. Ещё один револьвер и ВПО 205-03.
   - Как быстро растет твоя паства, Костик! Ещё два новых адепта. Смотри - они тебе всю мессу испортят критическими замечаниями.
   Стырьжменьский, увидев свою спутницу в новом амплуа, не удержался:
   - Как вы могли присоединится к этими маргиналам?
   - Иди нахер, старый козёл!! Давно хотела это сказать! Ты жирный - не дёргайся! А то гуся отстрелю. Я в детстве у бабушки в деревне курям головы рубить не могла. Глазик у меня косой. Поэтому курей душила, а гуся - возьму так нежно за шею и поглажу, - она сделала паузу и показала фривольное движение согнутой кистью руки вверх-вниз, вверх-вниз несколько раз,- он расслабится, - а потом резко сжала кулак, так что некоторые впечатлительные вздрогнули. - Р-раз и ему головку свернула! Могу случайно промахнуться и попасть не в того. Стойте, граждане, спокойно пока Начальник не отпустит. У меня ВСЕ ружья заряжены. Жирдяй, прекрати дергаться!
   - Я в туалет хочу!
   - Молва героя обгоняет! Ты вчера колбасы объелся от жадности? Кажется тебя Вован зовут? Экий ты бычок, кровь с молоком. Жалко такого здесь оставлять. Хочешь комиссарского тела? - Она звонко похлопала себя через юбку по внутренней поверхности ляжки.
   По его представлениям 'бабушкино' предложение было весьма экстравагантным, от этого Вован потерял контроль над собой и громко и ароматно наделал в штаны.
   Пришлось провожающих распустить "в силу обстоятельств не преодолимой силы". Запретив приближаться ближе ста метров.
   - Костя, я ухожу. Еда и огород вам оставлены. Не забывай кормить своих акул.
   - А вам не кажется, Виктор Палыч, что вы слишком много гребёте под себя?
   Он улыбнулся.
   - Вы - обычный трус! Вы просто бежите от проблем. Слышите, - он повысил голос, чтобы услышали все и свои и чужие, - ваш "Дядя Витя" - терпила. Вссал в открытую против выйти. Со спины исподтишка как всегда. Он только с бабами и может воевать!
   - Нет, Костик, не ори, мои и так через включенную рацию нас слышат. А твои и сами все видят. И я спасаю всех оставшихся от ещё больших проблем. Не путай доброту с мягкостью, а выдержку с трусостью. "Тебе" такие понятия неизвестны, видимо.
   - А что ж вы женщину не спасли - раз мните себя благодетелем?
   - Нельзя спасать человека против его воли.

   Мы спокойно сели в лодки и отчалили. Берег, ставший привычным домом за время, которое я там провёл, медленно превращался в узкую полоску посреди бескрайнего моря. Когда совершенно стало не возможно разглядеть что-либо даже в бинокль, я скомандовал к повороту. На запад, вслед солнцу.
   Через полчаса мы увидели берег. В бинокль я нашел бредущих по песку людей. Две женщины, два мужчины и три ребёнка. Нас сносило легким бризом и мы, своим караваном, тяжело сидя в воде, медленно нагоняли уставших людей.
   Пересадив детей на лодку и погрузив их вещи мы передали румпель СНЛ-8 в руки Юрию Карповичу, шестидесятилетнему полноватому мужику-среднячку и рыбаку-любителю с большим опытом вождения маломерных судов. Тот, не газуя, повел наш караван дальше вдоль берега. Мы, не спеша двинулись вслед. Ярослав уходил вперёд и, по одному ему известным приметам быстро, буквально в десять штыков отброшенного дёрна, находил все новые и новые источники воды.
   Не знает Костя что проблемы у него только начинаются...

   Пол пятого вечера мы вышли на берег бухты, через которую нас должны переправить. Волн в бухте практически не было и перед нами стелилось гладью зеркало воды. Длинная бухта не превышала пятисот метров. На противоположной стороне высокие скалы расходились в стороны двумя высокими кряжами. Между ними ровный склон, покрытый травой поднимался вверх, теряясь в дымке разогретого морского воздуха.
   - Ярик, а ты не говорил что тут так красиво.
   - Впечатляет?
   - Очень! А зверь твой где?
   - Там, - он махнул влево, - у дамбы.
   Женщины предложили не ждать и быстрее перейти на ту сторону.
   - Не выйдет - там проход носорожище сторожит. Никто не пройдёт, а то зачем бы мы сюда шли?
   Я посмотрел в бинокль - действительно дамба. Искусственное сооружение перечеркивало потоку путь сложенной из крупных каменных блоков стеной. В дамбе, ближе к нашему берегу, был пролом или водопропускной канал, через который течением несло воду на другую сторону.
   - Даже если бы хотели - не пройдем, там мостик разрушен. Протоку не перепрыгнем.
   Я посмотрел на неисследованный остров впереди и он мне нравился - широкий, высокий и закрытый от ветров. Наконец, обогнув широкий мыс, подошли наши лодки. Уставшие дети тут же спрыгнули на берег.
   - Переправляемся, шеф? - поинтересовался измученный долгим сидением и качкой Петрович.
   - Нет! Ночуем здесь - все устали. Сегодня тут безопасно. За нами они не пойдут. Завтра рано с утра разведка того берега на наличие хищников. Потом переправа. Сейчас ужин и отдых.


   День Девятнадцатый

   Виктор Палыч
(Миниархипелаг Зори, о. Малая Аврора и о.Новая Аврора),
   Валера и Чёрная рука

   (о.Аврора, вечер трудного дня)

   Поужинали молча разогретой в банках на углях рисовой кашей. Вскипятили в одном из 'захваченых' бачков-скороварок кипяток на чай с пончиками и сгущёнкой. Все устали от перехода до предела. Мало радости у людей на лицах - привели непонятно куда, даже воды питьевой рядом нет. Утром Якудза пробежится, посмотрит - может и найдёт место для родника.
   Знакомства и подробные расспросы отложили на завтра. Уяснил из разговора только что учительницу Ольгой зовут, дочь Ульяной, а младшего не запомнил. Вторая женщина чуть постарше, дочь Маша, самая взрослая из детей. Такой я раздолбай руководитель. Дети с интересом поглядывают на Хеидрун, она на них, но коммуникационный барьер пока не сломан и моя ребетёнка сидит одна, перекладывает, довольная свои обновки.
   На ночь поставили большую и маленькую палатку. Раздав одеяла и спальные мешки уложили всех спать. Не отель 'Палаза', но лучше чем вчера. В прошлую ночь они просто на земле спали. Женщины и дети, среди соотечественников!!! Мало я их.. Студента положил с Хейдрун в палатку, а мы с Якудзой посидели на бережку.
   - Ярик, страшно было?
   - По началу - да, а потом, когда поняли что они попасть не могут, ничего.
   - Я оружие их осмотрел. Понятно какой "чудак" заказывал, но остальные или психи или вообще ничего не понимают!
   ВПО-205-СП в базе без мушки и целика, зато есть планка Пикатинни, а на планке самого 'Пикатини' не наблюдаю. Как они целились, куда стреляли? Загадка! Понимаю, что хотели как лучше, и, скорее всего, прицелы даже и взяли в заказ, но пристрелять не успели или специалиста среди своих не нашли или кто специально надоумил?
   - Может шуметь не захотели, чтобы нас не спугнуть?
   - Тоже вариант. Отправить людей в бой с оружием без прицельного приспособления - надо быть не просто талантом, а "вундеркиндом"!
   - Второе, ПО-205-03 укорот. Неплохой выбор. На пятьдесят метров половина картечи, плюс-минус, придёт в цель. Пулей, если подобрать правильно патрон, метров на семьдесят тоже можно пострелять. Но все равно - тяжёлое! А лягаться, не смотря на собственную массу, будет как конь. Оружие хорошее, но изначально спектр его применения лежит вне рамок нашей ситуации. На стену повешу, если стена найдется. Сгодится на черный день и в последний путь. "Тёткам" нашим не выдать - отдача не для них. Хотя удобно целится им и не нужно. Картечью от пуза на кого бог пошлёт - самое то.
   - Ну учительнице и Вере можно револьверы дать, а Валерия Ильинична сама не возьмёт. Она с ижом горизонталкой, как сицилийский мафиози. Ей курки взводить нравится. Оттянет, а потом аккуратно спустит. Прёт тётку от ружбайки. Только кепки не хватает и сигареты.
   Якудза сейчас мне напомнил как вторую женщину именуют - Вера Леонидовна Кузнецова, медик. Или фармацевт? В аптеке работала провизором.
   - Завтра всех научу стрелять и пользоваться оружием. Вычистим всё с утра, заодно изучим устройство. У нас ситуация полной неопределённости. Держимся вместе, стреляем по команде и всё будет хорошо.
   - Зря вы автоматы ругаете, можно я себе коротенький возьму?
   - Понравился?
   - Стильный!
   - На это они и развелись. Бери, я тебе к нему разгрузку закажу и магазинов побольше. Один патрон магнум с навеской в сорок четыре грамма картечи, восемь с половиной миллиметров по силуэту на пятидесяти метрах - как очередь будет.
   - А дальше?
   - Дальше как повезёт. На полтинник гарантия, а дальше разлёт больше будет. Давай спать - утро вечера, как говорится, мудренее.

   (Утро на берегу, о.Аврора);
   Ночью просыпался два раза и обходил лагерь по кругу. Проверил своих и не зря, накрыл одеялом свернувшуюся калачиком раскрывшуюся Хеидрун. Снова ложился спать на всё более примятую подстилку из срезанной травы.
   Не спалось? Я волновался? Наверное. Не каждому доводится в жизни вести людей в неизвестность. Моисей вот вел.. но я ж не он? Оправдаю ли я надежды? Время покажет. Сейчас простые задачи: найти место для нового дома и источник питьевой воды. Наш ограниченный запас продуктов можно растянуть на три дня.
   Обеспечить приемлемые условия для жизни на начальном этапе я смогу. Дальше упорный труд каждый день. Всей группы, без исключения, иначе не выйдет. Есть у меня план? Нет! Буду смотреть по ситуации, исходя из доступных ресурсов и условий.

   Просыпаюсь от того, что меня за плечо кто-то трясёт. Закрывая солнце передо мной сидит нарядная егоза Хеидрун. Гладит меня по затёкшей руке и что-то рассказывает на своем забавном языке. Я улыбнулся ей:
   - Привет, Хеидрун!
   Она улыбнулась.
  - Привет Командор! - Донеслось из-за спины. - Вставайте, завтрак проспите! Хеидрун, иди кушать. - Позвал к расстеленному вместо стола одеялу всех Якудза.
   Все ждали меня.
   - Здравствуйте товарищи, простите - я сейчас.
   Пошёл умыться на берег. Стряхнуть с лица утреннюю дрему. Здесь вода была удивительно прозрачной и чистой. Утро было тихим и умиротворяющим. Если бы не было забот вот прямо сейчас бросился бы в эти голубые волны и лежал и смотрел на небо. Плевать на всё! На депутата. На чаек. На акул. Просто лежать и молчать.
   Нельзя! Там у народа от запаха голова кружится и слюни текут.

   На завтрак была рыба в фольге на углях. Мои бойцы раненько, пока все спали, достали снасти и натаскали чудесных жирных макрелин. Сварили всем кофе, а на заедки были вчерашние пончики.
   Позавтракали, спокойно обсуждая только вид на море и утреннюю тишину.
   - Виктор Павлович, дети спрашивают - здесь можно купаться?
   - Думаю да. На старом месте акулы баражировали как корсары вдоль богатого порта. А тут идиллия. Дно надо проверить на скатов и ежей. И можно будет купаться. Если аккуратно в обуви - то могут поплавать. Бездумно в глубину чтобы никто не лез, ничего со дна не подбирал, особенно раковины. Был прецедент.
   - Какой?
   - Улитка девушку укусила, та умерла.
   - Я знаю такую - Конус Географус, она как раз обитает в теплых тропических морях. Они опасны наличием конотоксина, он вызывает онемение и остановку сердца. Очень красивая раковина. В виде конуса. Противоядия нет, помогает экстренное кровопускание.
   - Вера Леонидовна, откуда такие познания?
   - Я же медик. Конусы не только ядовиты, ещё они вырабатывают инсулин. Их изучают. Я читала статью в научном журнале.
   - Спасибо за консультацию. Всем понятно? Молчание - знак согласия. К Хеидрун это не относится - она не знает наш язык.
   - Извините, а зачем тогда вы её забрали? Поймите правильно- про вас таааакое говорили...
   - Ребёнок чужой. Они от него так избавились. Мне какая разница - один или два. Жил с нами мальчик Коля, который попал сюда без родителей. Женщина, о которой так все печалятся, обманула меня. По её вине и моему недосмотру он погиб.
   Вы сами как решились с нами пойти?
   - Ваш человек сказал, что нам будет лучше с вами.
   - Он не мой, он - наш! Да, Иван Борисыч?
   - Ты за обабка меня не держи! Вы все сами сделали.
   - И все же, Вера, вы решились на побег? В чем была ваша корысть?
   - У меня слишком взрослая дочь, а на Ольгу слишком сильно давили. Четыре с половиной килограмма получить разом хотели все.
   - Они не объединились?
   - Нет, только часть из них, остальные решили подождать.
   - Я постараюсь сделать так, чтобы все выжили и никто больше не пострадал. Девочка - теперь моя приёмная дочь. Она хорошая, вы её не обижайте! Я разговорник заказал, он у неё в рюкзачке должен быть. Вас, дамы, я попрошу приглядывать за ней. У меня самого родная взрослая дочь там осталась. Постарайтесь наладить контакт и продумайте, что вам в первую очередь нужно из личных вещей, многие у нас не по сезону одеты. Это вообще всех касается.
   Но сначала инструктаж, изучение устройства и чистка личного оружия. И это не обсуждается! Затем переброска личного состава на тот берег. Прошу всех быть собранными. Мы не знаем, что нас ждет на той стороне. В любом случае оставаться здесь нам нельзя. 'Депутатчики' могут перевооружится и приехать на машине, тут расстояние не больше двадцати километров. Поэтому переправляемся и сидим ждём отмашки на распаковку вещей. В разведку мы пойдем втроём. На берегу останутся Петрович с бенелькой. Наши мужчины спелых лет и молодые дамы. Дамы, по желанию - есть два револьвера, думаю, что вы их удержите двумя руками. Почтенные Юрий Карпыч и Иван Борисыч - есть два охотничьих ружья и полуавтоматы на базе пулемёта Калашникова, но отдача жесткая. Выбирайте.
   Уважаемая Валерия Ильинична свой выбор сделала, но мы можем по желанию расширить и ваш арсенал.
   - Вы мне патронташ снарядите. Двухстволки достаточно, всё-таки я женщина, но на разведку с вами пойду!
   Обучение стрельбе свелось к банальному освоению простых манипуляций. Зарядить- разрядить. Взвести курок и нажать на спусковой крючок. Банально для револьверов и бенелек не было лишних патронов, а двенадцатый калибр - слишком мощный для женщин. Мужики, если не проморгают, то пару раз успеют выстрелить, вся надежда на студента, которому я отдал все патроны двадцатки. Оружия гора, а войско у нас маленькое, но гордое возложенной ответственностью. Пришлось и мне довооружиться укоротом. У нас на двоих было по три магазина. Якудзе достались все десятизарядные от СП, мне - родные от 'ноль три' восьмёрки.
   Сам переезд прошёл буднично. В два захода сначала перекинули нас троих: меня, Якудзу и Валерию Ильиничну. В пути под звук мотора я у неё спросил:
   - Валерия у вас в молодости было какое-то прозвище или кличка? У нас боевая операция, я не могу кричать каждый раз столь длинный набор слов.
   - Зови меня просто - Валера!
   - Вам однозначно нужен компаньон к вашей курковке. Вот держите, это тоже - "Валера"!
   Я протянул руку, передавая блестящий дамский револьвер.
   - Специальная модель. Леди Смит. Убойный аргумент в излишних спорах. Не потеряйте - вещь статусная. Он у меня по квоте. Может когда-нибудь пригодится, и вам придётся мне его вернуть, но вот когда - я сам не знаю. Владейте на правах аренды. Забирайте вместе с поясом, длинны ремня на вашу талию должно хватить.
   - Вы смелый, так шутить с дамой и заряженным ружьем.
   - Я тоже в прошлом из гусар-интеллигентов.
   Нашу душевную перепалку оборвал Юрий Карпович.
   - Где высаживаться будем? Тут по всей длиннее пляж.
   - Правьте ближе к дамбе.

   (о.Новая Аврора)
   Пристав к берегу мы первым делом подтянули ял, и помогли Петровичу занять оборону, быстро накидав лопатами бруствер из песка. Разгрузили нашу скоростную лодку и отправили её за остальными на другой берег. Отсюда в бинокль я впервые разглядел носорога. Таких животных в известной нам природе не бывает. Даже ископаемый Цоелодонт всего лишь короткая тень этого монстра. Пазик на ногах. Сколько же он весит?
   Дал бинокль нашей спутнице.
   - Это сколько в нем мяса?
   - А вы практичнее меня, Валерия! Последний раз спрашиваю: пойдете с нами? Если там наверху такой же, то убежать, пардон, и обоссаться не успеем.
   - Пойду, как говорил классик: 'Лучше ужасный конец, чем ужас без конца!'.
   - Нимфеток всегда возбуждает этот афоризм?
   - Милейший, отвечу словами своей всем известной тёзки: 'Я читала про секс - там нет ничего интересного'.
   Я стал осматриваться. От пляжа на верх достаточно круто поднимался высокий берег, заросший как везде тут, зелёной травой. Что сразу бросилось в глаза - трава была сочнее и выше, чем на косе. Отсюда открывался лучший вид на выход из бухты. Сейчас можно было оценить истинную глубину вдававшегося в побережье залива. От дамбы до мыса было никак не менее трёх километров, поэтому тут была такая тишина. Разрыв между скал, открывавший проход внутрь острова, был сопоставим с шириной бухты. Дамба, которую сейчас можно было разглядеть вблизи, была сложена полигональной кладкой из обработанных камней разного размера. Высота над уровнем воды была никак не менее трёх метров. До её середины вдоль тянулась песчаная отмель как продолжение пляжа. Жирные чайки ходили по каменному краю и безмолвно срывались вниз, выхватывая из воды мелкую рыбу.
   По прошествии двадцати минут мы все были в сборе.
   - Последний инструктаж! Ярослав проверил пляж напротив лодки. Можно купаться. Но следите за водой на всякий случай. Тут достаточно мелко и акул все это время было не видно. Мы выходим. Сверим часы как говорится. Вернёмся не позже одиннадцати. Раскройте ял и полейте рассаду.
   Немного отойдя от места высадки в сторону я посмотрел на ребятишек, резвившихся в воде. Девочки стесняются, но что делать - купальник есть только у Хеидрун. Будет возможность - закажу всем.
   Поднявшись мы первым делом вышли на дамбу. Широкая, выложенная гладкими плитами в стык она была практически идеально ровной, если бы не небольшой изгиб, специально приданный ей неведомым архитектором, как конструктивное решение для увеличения прочности. Ширина, я специально измерил, была семнадцать моих больших шагов, это около пятнадцати метров. От неё вглубь острова шла дорога, чистая от травы.

   (Наверху, о.Новая Аврора)
   Выстеленая камнем с бордюрами шириной около двух с половиной метров, она напоминала военные Римские дороги. Раз есть путь - значит он куда-то ведёт! Мы по рации сообщили об этом на берег.
   Раз приглашают - нужно идти. Растянулись. Впереди Якудза, я в середине, сзади, шлёпающая своими туфлями по камням, Валера. Идём не спеша, внимательно осматривая всё вокруг. Панорама острова открывалась по мере того как мы поднимались выше и, наконец, мы поднялись на самый верх берегового вала, за которым открывалась огромная долина между обрамлявших её береговых скал. На обозримом пространстве, как и на косе, не было ни одного дерева.
   Справа, буквально метрах в трёхстах от нас, был широкий взгорок, наверху которого словно неудачно прилепленный, возвышался холм с крутыми склонами. Вершина холма казалось была срезана большим ножом, настолько она казалась ровной отсюда и, если бы не трава, ровным ковром устилавшая его, я бы даже решил что это - искусственная постройка. Единственным диссонансом в общей картине была выдляющаяся отдельная пупырём доминанта на правом крае холма - под травой находился то ли большой камень, то ли выход скалы, торчавшей в небо острой верхушкой.
   Прямая дорога вела нас, причем вела в другую сторону, поэтому мы пошли по ней - изучение холма откладывалось на потом. "Потом" наступило через двести метров - мы вышли на Т-образный перекрёсток. Перпендикулярно основному пути примыкала точно такая же дорога, уходившая в сторону холма.
   - Командор, куда? Прямо или направо?
   Заманчиво повернуть направо и сразу "вот тебе конь серебряный и дворец хрустальный". Но логичнее пойти прямо. Основная-то Дорога идёт не к холму, а мимо него, в сторону. Слишком просто. А может я усложняю?
   - Ярик, сходи аккуратно - глянь, мы на рации. Близко не подходи, обойди вправо по кругу чтобы мы тебя все время видели, и обратно.
   - Есть, шеф.
   Ярослав сошёл с дороги и прямо по полю отправился осматривать странный холм. Я смотрел за ним всё время, пока не понял, что в один из моментов, когда я моргнул, он исчез. Словно провалился сквозь землю. Только что был и теперь его нет.
   Медленно, растягивая буквы я вызвал его по рации:
   - Ярослав?
   В ответ тишина.
   Смотрю в бинокль на холм, а там ветер колышет травинки и ничего, словно и не был там никто. Идиллия да и только!
   - Твою мать!!! Ярослав!
   Тишина, даже рация не включается.
   - Валера, пошли. Берег, это Командор - у нас ЧП. Ярик пропал.
   - Шеф, вы далеко?
   - Нет, от вас метров шестьсот-семьсот. У высокого холма. Оставайтесь там.
   - Валера, будь сзади метрах в тридцати, ближе не подходи.
   Я двинулся по видимому следу примятой травы. Шел осторожно, смотря по сторонам. Маузер в кобуре. Укорот в руках, изготовлен к стрельбе. Холм рос на глазах, нависая надо мной своей массой, широкий, около сотни метров и высокий, с двухэтажный дом, даже выше. Неправильный с размытым прямым углом между видимыми склонами.
   От неожиданности я вздрогнул - впереди из-под земли приглушённо доносился знакомый голос:
   - Палыыч! Палыыч! Сними меня отсюда!
   В земле или дёрне виднелся узкий провал. Нора? Тогда почему сними?
   - Ярик, это ты?
   - Я, Виктор Палыч. Я тут вишу на корнях, не подходите - тут глубоко.
   Наконец я разглядел место куда провалился Ярослав. Узкая дыра, затянутая корнями.
   Я потрогал землю, она вполне казалась прочной. Якудза словно провалился на болоте в высохшую водяную линзу.
   - Держись. Сейчас мы тебя вытащим.
   По рации вызываю Петровича:
   - Берег. Высылайте Ивана с новой верёвкой и лопатой. Ярослава нашли - провалился в заросшую яму.
   Я аккуратно пытался расчистить отверстие, но переплетение корней было настолько плотным, что руками это было сделать невозможно.
   - Идет! - Сообщила мне Валерия Ильинична о приближении увидевшего нас снизу Ивана.
   Запыхавшийся Иван Борисыч принёс две лопаты и верёвку.
   - Ружьё где?!!!
   - На берегу оставил. Мне такой спринт с ружом не осилить. Так что не взыщи. Зато я две лопаты принёс. Где копать будем?
   - Да вот тут он. Только не видно ничего.
   - Ясно, ты это - говори с ним, чтобы его слышно было.
   - Ярик, слышишь нас?
   - Слышу.
   Иван, простукивая землю лопатой, двинулся в сторону.
   - Хочешь край ямы найти?
   - Да. А то сами туды нырнём.
   - Палыч?
   - Да? - Откликнулся я на голос Ивана.
   - Яма-то так и тянется, край-то где?
   - А я почем знаю?
   - Я немного тут сейчас почищу, дёрн срублю, может хоть что видно будет, где дно у неё.
   - Чисти! Только быстро, будем сейчас верёвку вниз опускать и "попаданца" нашего вытягивать.
   Иван Борисыч лопатой как секирой, ухватившись двумя руками за черенок, начал рубить перед собой землю. Неожиданно все услышали треск и огромный пласт земли, выбрасывая наверх пыль и мелкую труху, осел вниз.
   - Палыч, смотри какое диво!
   Я подошёл и посмотрел. Словно гигантским ковром из корней был накрыт широкий сухой канал, одна из сторон которого была одета в камень. Ров? До ровного сухого дна было метра четыре. 
  - Ярик. Слышишь меня?
  - Да! - донеслось гораздо звонче чем прежде.
   - Ты от верха на какой высоте?
   - Метр. Может чуть больше.
  - Тебе до низа тоже метр. Сползай помалу.
   Через минуту засыпанный землёй с запорошенными глазами, щурясь на свет, вышел Якудза.
   - Виктор Палыч, я думал всё - кранты мне, отбегался, а оно вот!
  - Сейчас верёвку скинем, вытянем тебя.
  Я вспомнил про берег и сообщил им радостную новость, что спасательная операция завершилась успешно.
   Не успели мы вытянуть Ярослава как тот, грязный и злой, взял лопату и пошёл рубить дёрн напротив места своего фиаско. Подрубая корни он стал обрушивать метр за метром зелёный полог вниз, увеличивая дыру, сделанную Иваном. Тот, в свою очередь, пошёл своим путём разрушать земную твердь.
   - Эй, "Потрясатели Вселенной" - у нас другая задача. Нам место под жильё нужно найти.
   Сказал, а червь сомненья, тут же стал грызть мозг. А нафига тут этот ров? Палыч, не тупи! Обойди ларчик по кругу. Точно!
   - Иван Борисыч, мы по кругу этот холм обойдём. Вы здесь будьте. Главное - сами не провалитесь.
   - Не боись, Командор, всё будет путём. Мы её живо подрубим - больше никто не провалится. А то детишки легкие. Это Ярослав далеко не забрался. Надо рубить. Не углядим - обязательно сюда залезут.
   - У нас вроде девчонки и один пацан.
   - Любопытные бабы хуже куриц. Мозгов ни у тех ни у других - нет! - Категорично отшил меня дед.
   - Валера, пошли. Все самое трудное нужно делать самому.
   В этот раз я решил пойти налево. Направо сегодня не удачное решение.
   С этой стороны была видна дорога, которая убегала в сторону скал. Интересно, что там?
   Это точно в план на завтра. Сегодня у нас - эта загадка природы. Левый склон был короче, но прямая линия была видна невооружённым глазом. Вызвал по рации Якудзу с лопатой.
  Потный с грязными разводами по телу тот подошёл с лопатой в правой руке и карабином за спиной.
   - Ярик, ну-ка проруби нам тут дыру.
   В несколько взмахов он пробил отверстие, нашёл край