До столицы Нутавы, славного города Орсано, мы добирались четыре дня, по пути останавливаясь не в тавернах, а в пустующих домах 'друзей рода Алмазной Змеи'. Такой план ночёвок предложил Герсил, маг и по совместительству 'слуга' моего нового сюзерена, бастарда рода этой самой Змеи. Так что три ночи мы спали в тишине и покое хорошо отапливаемых домов друзей рода, кто бы они ни были. Хозяева почему-то отсутствовали, зато слуги во всех трёх домах приветствовали Герсила, как давно знакомого, искренне улыбались мальчишке, а меня всё порывались накормить до отвала, сетуя на худобу и заморенность 'бедного ребёнка'.
  Долгие беседы за полночь позволили мне худо-бедно сориентироваться в происходящем, но настоятельный совет Герсила обзавестись-таки сюзереном я честно игнорировала. Спешить некуда, однако Ивар упорно стоял на том, что я должна принять вассалитет, дабы обезопасить себя от матримониальных планов посторонних господ магов. А Герсил утверждал, что оба мы окажемся магически связаны, и это значительно облегчит жизнь мне и подопечному, которого незатейливо называл Змеёнышем.
  ...Столица распахнула перед нами свои гостеприимные ворота за небольшую плату, ловко подхваченную начальником городской стражи. Крепкий старикан сегодня лично стоял на страже безопасности жителей столицы по причине хорошего настроения, как он сам рассказал старому приятелю. Герсил и главный стражник обменялись новостями и слухами, после чего наш маг приветливо раскланялся со статным стариком в недешёвой броне, надетой на тёплый кафтан и самым коротким путём привёл наш маленький караван к дому рода Алмазной Змеи.
  Многажды упомянутая в разговорах столица приятно поразила. Широкие улицы центра, идеально выглаженные дороги проспектов - наследие далёких предков, утопающие в деревьях особнячки в два-три этажа, не больше. И довольно чистые окраины, правда, улочки там поуже и вообще домишки пониже, да и дым, соответственно, пожиже. Но общее впечатление скорее приятное, чем нет. Не так давно Ивар упоминал улицу Попрошаек, так что думаю, не всё шоколадно в столице. Есть тут и трущобы, как же без них.
  Ворота приветливо распахнулись перед хозяином и его гостями.
  - Господин Ивар, господин Герсил, госпожа!
  Я оглянулась в испуге, неужели госпожа Лира нашла меня и здесь? Ну и голосина у этой невысокой старушки!
  - Тише, Лайзуна, - поморщился Герсил, - оглушила совсем. Это наша домоправительница, Кри. Не обращай внимания, она плохо слышит.
  - А вылечить её глухоту не судьба? - буркнула я, сползая с кобылы.
  Ох, мать моя, разогнуться бы без последствий. Ивар бодро спрыгнул со своего невысокого конька и обнял старушку. Бабулька похлопала мальчишку по спине и отодвинула его в сторону. Махнула рукой дюжему слуге, мужик немедленно подхватил меня на руки и потащил в дом, где и передал двум женщинам средних лет.
  - Купальня, массаж и всё прочее, - лаконично выразился мой носильщик.
  Тётки почтительно поклонились и спустя пару часов я утопала в здоровенном кресле, закутанная в пушистую хламиду на манер пончо с прорезанными отверстиями для рук. Каждая косточка многострадального детского тела радовалась окончанию пути, тишине, теплу и относительному покою. Относительному оттого, что после купания и обеда предстоит серьёзный разговор на тему 'как жить дальше'.
   Расслабляться в этом мире противопоказано даже ребёнку, поэтому я поторопилась одеться в приготовленное 'для худенькой девочки' платье, вслух посетовав, что удобные штаны приказали долго жить после четырёхдневного путешествия. Дисциплинированная прислуга тут же притащила подходящие штаны с недлинной рубашкой, скупо расшитый серебряной нитью жилет и удобные башмачки из тонкого войлока.
   Обед тоже не заставил себя ждать и сейчас мы, то есть троица путешественников плюс ещё трое магов из числа доверенных лиц медленно спускаемся на нижний уровень дома. Присутствует здесь и обширный подвал, точнее, подземный этаж, почти квартира с полным набором нужных помещений. Есть специальный зал для отработки разрушительных заклинаний, надёжно укрытый и не менее надёжно изолированный от прочего мира. Угу, экранированное помещение клана Алмазной Змеи, укреплённое поколениями господ Змеев, не самых слабых магов, как оказалось. 'Некогда могущественный род', как однажды выразился господин Карионг, давно уже профукал и репутацию, и славу рода, так что последнему Змеёнышу придётся туговато. А учитывая наличие утверждённого короной опекуна, пацану и магам достанется по полной программе.
   Четыре преданных мага, конечно, лучше, чем один, хмыкнула я, шествуя по коридорам вслед за проводником, тем самым Герсилом, что весьма успешно играл слугу Змеёныша в приснопамятном имении господина Иснора. Всё это крайне интересно, но что я знаю об истинном положении дел моего предполагаемого сюзерена? Вот именно, ничего. Поэтому четыре почти микроскопических иголочки прицепились к нарядам господ магов, по одной на рыло, как выразился бы мой сын.
  Кстати, к подземному залу примыкает вполне уютная комната, скупо обставленная мебелью, зато тёплая. Две скамьи, обитые тканью, низенький столик, круглый ковёр, на котором всё перечисленное и стоит.
  Итак, шестеро собеседников, двое детей и четверо взрослых, расселись по лавкам. Поёрзав на своём месте, Ивар начал беседу.
  - Кри, мы так и не поговорили о наших планах.
  - Будем говорить сейчас?
  - Ну да.
  - Тогда скажи мне и пусть господа маги послушают, чего именно ты хочешь от жизни? О необходимости отомстить убийцам твоей матушки пока не упоминаем.
  Мальчишка слегка опешил. И задумался. Понятно, в одиннадцать лет с долгосрочным планирование туговато.
  - А ты чего сама хочешь от жизни? - поторопился спросить один из магов.
  Я принялась чертить кривые линии на поверхности столика.
  - Для начала было бы неплохо просто выжить в этом мире. Затем благополучно выучиться на мага. А в процессе обучения найти единомышленников, построить школу для одарённых детей и воспитать последователей.
  С последним словом подняла глаза на господ магов, да-а, не ожидали столь связной речи от простолюдинки, глаза только что из орбит не выпадают.
  - Мы, - осторожно сказал Герсил, выделяя сказанное интонацией, - планировали для вас обоих несколько иное.
  Могу представить эти планы - не больше не меньше, как возрождение могущества рода, удачная женитьба (и вовсе не на кривоногой простолюдинке), обретение влияния, королевское благоволение и прочая шелуха, свойственная средневековому укладу жизни. Тут ведь с какого боку не зайди, имеем махровое средневековье, слегка разбавленное магией.
  - Вы планировали жизнь наследника рода? - уставилась я на Герсила.
  - И кто они такие, эти 'мы'? - равнодушно вопросил Ивар.
  - Твои воспитатели и родовые маги, - сдержанно ответил маг.
  - Вы забыли упомянуть опекуна, - хмыкнула я, - и позвольте спросить, с какой стати вы планируете нашу жизнь без нашего участия?
  - Господа, любой разговор о ваших планах будем считать преждевременным, - вежливо вставил Ивар, - сначала разберёмся с настоящими событиями. Нас завтра ждёт градоначальник, не забыли? И к тому же, нам нужно определиться с вассалитетом Кри.
  Маги переглянулись, а старший сузил глаза и открыл было рот. Ну, если ты так ничего и понял, скажу без обидняков, так сказать, открытым текстом.
  - Со всем уважением, господа маги, но нам с вашим сюзереном сначала нужно поговорить о собственных планах с глазу на глаз, -заявила я.
  Эта великолепная четвёрка и словом не возразила, разве что всем составом губы поджала. Перетопчетесь, господа, утром деньги, вечером стулья. Мы с вашим подопечным так и не выработали собственную стратегию как поведения, так и прочего отношения к столичной жизни. Мы вообще ничего из минувших событий не обсуждали, просто не было времени. А из дорожных бесед лично я поняла только одно - вы готовы расписывать бесконечно, какая правильная и полезная штука вассалитет. Звучит крайне пафосно, но неубедительно.
  - Вначале мы переговорим с вашим патроном, а затем вновь соберём совет и обсудим создавшееся положение. Не возражаете? - я обвела взглядом присутствующих.
  Ивар вопросительно поднял брови. Маги слегка поклонились, и мы потащились наверх тем же порядком. Господа свернули в первый же отнорок, и теперь уже я втолкнула Ивара в свою комнату.
  - Садись, - я похлопала по диванчику, - надо поговорить. Расскажи, кто они такие эти маги. И насколько они смертны в этом мире.
  Из пространного ответа выяснилось, что маги смертны, как и обычные люди, но эта конкретная четвёрка вполне отдаёт себе отчёт в том, что жизнь последнего из Змеев - это гарантия их благополучия, да и самой жизни. Оказывается, родовые маги живы, пока жив последний из рода. Натуральное крепостное право, если кто не понял, вот вам и просвещённая Нутава. До такого цинизма даже Наварг не додумался. Главой рода выбираются из клана подходящие женщины, как правило, бедные и одинокие, после чего этот глава под специальным заклятием делает им по ребёнку. Неплохо? Зачатое дитя родится с магическим даром, если отец маг, а в данном случае глава рода был неслабым огневиком. Весь срок беременности женщины принимают зелья, обрабатываются магией и наконец рожают мальчиков, кровно связанных с папенькой. Затем годичное выкармливание материнским молоком и магия, магия, магия! А потом спецшкола, неслабая муштра, и кругленькая сумма денег в приданое мамашам плюс гарантированный супруг для этих племенных кобылок. В итоге имеем родовых магов, чья безусловная преданность распространяется только на близких родичей. Умные, злые на весь мир, изворотливые и невероятно преданные, как их охарактеризовал Ивар.
  Я слегка обалдела от услышанного. Чуть позже выяснилось, что эта четвёрка гарантированно стерильна и продлить род в принципе не способна. И понятно почему, ведь соответствующая потребность просто-напросто не возникает в силу магического вмешательства в работу организма. Ну да, чему удивляться? Слуги должны служить, а не бегать по девкам или тетёшкать младенцев. Все четверо обладают свободой воли, но в определённых рамках, так надо понимать?
  - Да я пока сам не разобрался, - честно признался мальчишка.
  Я дар речи потеряла. Куда злополучная Экрима опять встряла, чёрт её побери?
  - Ты же год тут сидел, в этом родовом гнезде, и до сих пор не разобрался?
  - Я только со слугами и успел разобраться, - длинно вздохнул мальчишка, - да с опекуном повоевать.
  - Понятно. Значит, завтра посетим градоправителя, выясним насчёт школы, а потом уже порешаем остальное, согласен? И отстань от меня с вассалитетом... пока. Как определюсь, скажу. Где у вас хранилище книг?
  - Пошли покажу.
  Половина второго этажа была занята библиотекой. По предварительным прикидкам огромные шкафы содержат не менее, чем триста томов. Конечно, книги рукописные, и я слышала, что с магическим копированием проблем нет. Карионг как-то обмолвился, что скопировал некую книгу у кого-то там. А в беседе с нашим бастардом выяснилось, что прогрессоров с идеей печатания книг тут не жалуют. А если такой умник всё же найдётся, его мгновенно подвесят за шею господа маги при одном намёке, что их услуги копирования никому более не нужны. Оказывается, бывали некие прецеденты в недалёком прошлом, закончившиеся для господ прогрессоров весьма печально. Так что надо быть предельно осторожными, особенно с идеями облегчить кошельки нутавских магов.
  А уж если эта банда выступит единым фронтом, то всё, туши свет. Именно в этом году господа волшебники организовались в некое сообщество, названное Советом магов. И король разрешил. Ну, не дурак ли? Силовая структура под боком королевской власти! Впрочем, может, его величество Филрой этих отморозков повязал клятвой? Или решил изобрести противовес Совету. Думаю, наш новый знакомец собирает по провинциальным школам талантливых деток не просто так. Приказ короля, ха! На месте того мага я бы и по глухим деревням прошлась, самородков везде хватает. Ломоносовы возникают только в трудных условиях существования - это непреложный закон мироздания, как однажды выразился мой второй муж.
  Здесь и сейчас надо разобраться с политической географией, да и вообще с географией континента, летоисчислением, основными событиями прошлого страны и прочими рамками, правилами и ограничениями.
  С помощью Ивара восемь немаленьких томов взгромоздились на рабочий стол с подставкой для книг. Я обозрела объём чтения и подумала, что книги не обязательно правдивы. Историю, как и географию, чаще всего пишут победители, так что пафосную информацию делим на два, если не на три. Достаточно вспомнить лекции того 'историка' в поместье господина Иснора, чтобы уразуметь - не всё, провозглашаемое вслух либо печатно, является правдой. По прежней жизни я знаю одно: с целью составить наиболее полную картину о государственном устройстве лучше всего читать запрещённую литературу. Она может содержать не столько истину, сколько разные точки зрения на те или иные события.
  Так, учебник этикета для аристократов отложим для вечернего чтения на сон грядущий, а вот историю государства почитаем сейчас. Я взобралась на высокий стул с мягкой спинкой и открыла первый том с длиннющим названием 'История правления его величества Элонкара I, короля Нутавы, лично изложенная и записанная придворным историком его величества, недостойным Аугаром из рода Мты'. Первая страница, вторая и третья, загруженные титулами его величества, оптимизма не внушали. Значит, в этой книжке будут пугать высоким штилем, как и в княжестве Варг, где через слово приходилось читать разную шелуху вроде 'оный', 'вышеупомянутый'.
  Читаем. 'В лето восемь тысяч сто восемнадцатое от старого исчисления, и в первый год правления его пресветлейшего величества Элонкара I из рода Смотрящих Из Тишины наступило всеобщее благословенное спокойствие, именуемое Великим Миром, когда орды смердящие были наголову разбиты в славной битве при Таракс-Мауроне, а затем и отброшены прочь от пределов великого государства Нутава, когда остальные разорители и убийцы остались непогребёнными на просторах степей Афители, когда сотни и тысячи пленников пылью из-под ног затмили благоуханный воздух величественнейшей из столиц разведанного мира, многажды обрекая на скорбь и утраты оставшихся в живых, вот тогда и возвеличился род Смотрящих Из Тишины, и славная корона силеузских властителей была возложена на мужественное чело победителя, ставшего Первым в своём роду, и тогда основал он великую династию королей Нутавы, славную прошлыми и настоящими победами на полях сражений, ставшую крепким и вечным щитом веры и воинской славы'. Точка.
  Исписана ровно страница и ни слова о том, какими именно методами возвеличился герой прославленного рода. То ли отравил всех претендентов на корону, то ли в лотерею выиграл разорённую войнами страну, то ли планомерно и тщательно вырезал мужское население кланов, имеющих право на корону каких-то там властителей.
  Через двадцать одну страницу прочитанного текста стало понятно, что пресветлейший Элонкар просто вовремя под руку подвернулся тогдашнему главе союза магов. По законам тогда существовавшего мира волшебник не мог претендовать на корону, а тут под рукой оказался родовитый юнец, принявший венец и скипетр с криком 'слава государству Нутава' и 'дрожью сердечной'. Нетрудно догадаться, что этот глава магов, он же делатель королей, с огромным удовольствием играл роль кардинала Ришелье при сопливом корольке из аристократического рода. А когда было иначе?
  Итого, двадцать одна страница немаленькой книги, а информации чуть больше нуля. Стоит ли читать эту историю, дабы ещё больше впечатлиться прозорливостью тогдашнего главы здешнего Ковена колдунов? Хороший вопрос. Три часа убила на эту ахинею! И самое противное, что читать сей шедевр придётся хотя бы для того, чтобы имена правителей примелькались. А ведь этой книги ещё страниц двести нечитанными остаются... Ну и литература, у меня даже челюсти свело, как от оскомины. Сжечь бы всё это на заднем дворе, чтобы подобные книги место на полках не занимали. Я обвела взглядом библиотеку, а ведь здесь от такого добра аж полки ломятся. Я мысленно плюнула и пошла искать господина Герсила на предмет поиска нормальных книг.
   Господин маг нашёлся у выхода из подвала. Наверное, он бы проникся моей проблемой, но именно этот момент выбрал для визита неожиданный посетитель. Опекун мальчика прислал гонца с просьбой разрешить ему нанести визит в благословенный дом рода Алмазной Змеи с целью засвидетельствовать своё почтение подопечному вечером текущего дня, то есть через пару часиков. Неплохо. Стало быть, за домом следят и мгновенно доносят дядюшке об интересных событиях. Предатель в доме? Наружная слежка? И первое, и второе не есть хорошо. Маг ругнулся под нос и резко развернулся в сторону холла.
  Я остановила его за рукав.
  - Не спеши, Герсил. Пусть гонца пригласят подождать в холле, а мы пока поговорим с нашим бастардом.
  Ивара отыскали в оружейной, после чего наша троица наскоро провела военный совет. В расчётное время пожаловал опекун, и его не завернули с порога восвояси, как сгоряча решил было наследник Алмазной Змеи. Напротив, приняли со всем вежеством, выслушали витиеватое приветствие и пригласили в гостиную. Дуэт магов встал за плечами хозяина дома, мальчишку накрыли двойным защитным полем - на всякий случай, а меня поместили справа от наследника.
  Опекун выразил недовольство внезапным возвращением недоучившегося подопечного, затем мягко пожурил и пообещал бастарду коронные неприятности в случае отказа от обучения, к которому господин бастард лично рвался ещё триместр тому. Наследник и глазом не моргнул, этак небрежно кивнул стоящему за спиной Герсилу, а маг аккуратно выложил на стол лист договора между бастардом и всей преданной четвёркой. Я глазам не поверила, имеем уже заверенный по всем правилам договор с кучей уточнений и дополнений. И когда успели-то? Не иначе, как заранее озаботились, ещё до отправки наследника в поместье Иснора.
  Одно из дополнений в законе об опекунстве неслабо ограничивало контроль опекуна над несовершеннолетним опекаемым и оно (дополнение) содержало очень интересные моменты. Скажем, в случае, если утверждённый короной опекун имел более трёх сыновей, опекунские обязанности разделялись минимум начетверо. А господин опекун нужное число сыночков как раз имел. Незадача, господа.
  Интересная внешность у него, кстати. Пока господин Ауретин из рода Рыжей Лошади вдумчиво читал договор, а затем знакомился с нужными ссылками на здешние нормативные документы, я внимательно разглядывала его невозмутимую физиономию. Правильные черты лица, орлиный нос, явно продуманно-небрежная причёска, иначе с чего бы столь живописно расположилась красивая седина надо лбом. Тёмно-серые внимательные глаза, прекрасная форма рук... поза расслабленная, но обе ступни расположены так, чтобы мгновенно принять вес тела... занятно. Из вооружения на незваном госте имеется короткий меч и кинжал. И амулеты из серого металла числом не менее десятка. Непростой дяденька.
  Предоставленный договор и разъяснительная бумага от королевского вербовщика решила все разногласия по поводу обучения наследника, а заданные опекуном вопросы нашего бастарда нисколько не обременили, так что после получаса беседы ни о чём господин опекун откланялся. Маги расслабились только после проверки окружающего пространства на подслушку. Двойная проверка не выявила постороннего вторжения, хотя все сопутствующие действа очень уж напоминали армейскую суету по выявлению иностранных агентов влияния. К чести родовых магов они таки обнаружили дядюшкиного засланца среди слуг, но избавляться не стали и правильно, чужой шпион и самим пригодится, надо же кому-то и дезу сливать, как выразился бы мой муж.
  Маги быстро пришли к выводу, что дом чист, а вот Ивар откровенно засомневался.
  - Быть того не может, - мальчишка упрямо вскинул лохматую голову, - какую-то пакость господин опекун задумал. И явно что-то здесь оставил. С чего бы он тут разговоры разговаривал?
  - Надо искать посторонние закладки, - я приняла сторону мальчишки, - мало ли что он мог оставить по доброте душевной. Может, это нечто в магическом плане не опознаваемо, зато потом как развернётся! Замучаемся искоренять это непонятное на этапе внедрения, нет?
  Старший маг скептически поджал губы.
  - Ищите. Магическим зрением, наощупь, хоть на воде гадайте. И если найдёте, не забудьте показать.
  Ивар хмыкнул в ответ.
  - Пошли, Кри. Начнём с холла. До обеда время есть, а книжное хранилище никуда не денется.
  Я мысленно потянулась к своей защитнице. Змейка стремительно покинула предплечье и рассыпалась на сотню мелких стрелок. Ивар заинтересованно проводил взглядом последнюю змеюшку, исчезнувшую в ворсе ковра.
  - Чего это они?
  - Прочешут весь дом, может, что и обнаружат. Я попросила искать спрятанное в стенах, под полом и на потолке. Везде, короче. И, думаю, тебе придётся выжигать своим пламенем найденное. А что ещё мы можем?
  - Ты линии-то видишь?
  - Нет, ещё в поместье как отрезало. А ты намерен искать нечто невидимое?
  - Ну да, я-то магическое зрение не терял, - хмыкнул приятель, - а чужая закладка всегда отличается.
  - Чем?
  - Цветом линий, конечно! В холле пусто.
  А вот и нет, тонкий звон справа. У дальней стены, над поверхностью ковра приподнялась маленькая чёрная стрелка. Мы переглянулись. Вот вам и первая находка, господа маги. Впрочем, это не дядюшкины шалости, тут другое, змейка стремительно обернулась вокруг лепной финтифлюшки в основании дальней стены. Тайник? Всё может быть.
  - Вскрываем? - азартно вопросил Ивар.
  - А если там ловушка? - я придержала приятеля за рукав, - или просто мощная защита, пусть и без смертельных неожиданностей. Нет уж, зовём Герсила.
  Мальчишка сделал шаг назад, снова осмотрел место предполагаемого схрона, опасливо обстучал стенку вокруг.
  - Вроде чисто, - пробормотал он, - и фамильная защита при мне, Кри. Так что вскрываем!
  - А если в тайник встроены разрушительные чары, и они твоей защите не по зубам? Не торопись на тот свет, камрад. Нам ещё многому предстоит обучиться, в том числе и искусству вскрывать не наши тайники.
  Ивар задумчиво покивал.
  - Согласен, зовём магов. Пусть проверят всё вокруг. Может, это и не единственный тайник. Дом-то большой.
  Вызванные в холл маги только что не обнюхали найденный сюрприз, похвалили нас за предусмотрительность и после недолгой возни с чарами аккуратно вскрыли тайничок. Да, незадача, схрон оказался выпотрошенным.
  - Что, совсем пусто? - горестно вопросил наследник.
  - Совсем, - хмыкнул второй маг, - можешь сам убедиться. А как вы нашли тайник?
  - Да не мы это, - отмахнулся Ивар, - просто змейки у Кри очень уж способные.
  - Ну да, - подтвердила я, - сейчас они по всему дому расползлись. Ищут тайники.
  Маги переглянулись.
  - Неплохо, - сказал третий маг, - если найдут, сразу зовите. Нам тоже интересно.
  Ещё вчера я втихомолку удивлялась, только Герсил, старший среди волшебников, имеет нормальное имя, прочие маги без затей откликаются на Второй, Третий, Четвёртый и, что характерно, троица лично выбрала себе столь оригинальные имена перед началом обучения магической стезе.
  Судя по тому, как их готовили в некоей закрытой школе, родовой маг - это диагноз. Сейчас наследник имеет в помощниках взрослых мужчин, а ранее это были дети, не осознающие трагизма своего существования в силу разных причин, среди которых, как я понимаю, нет ни одной уважительной.
  В данном случае имеем четвёрку магов, неспособных предать хозяина, с которым их повязали кровью, навечно лишённых родных, поддержки семьи, самой семьи и иных (пусть и иллюзорных) степеней свободы. На первый взгляд всё так и обстоит: несчастные дети, оторванные от матерей, забывшие прошлое, вынужденные служить из-под магической палки и всё такое. Но по здравом размышлении, а за время пути в столицу, для этого было достаточно времени, я пришла к выводу, что подобное существование ничем не хуже моего. По крайней мере, их не тасуют, как карты в колоде, не перебрасывают из страны в страну, не гнут под свои капризы разные (и не всегда добрые) дяди и тёти, ну и от них не пытаются избавиться, как от чумных. После обучения их стезя определена до конца жизни - защита подопечных всеми имеющимися средствами.
  Особенно меня поразило, что раз в три года они проходят нечто похожее на курсы повышения квалификации, причём, в соответствующем учебном заведении и при желании, конечно. А также, если работодатель оплатит недешёвое обучение, а батюшка Ивара исправно платил.
  Правда, это не шибко ему помогло против продвинутых магов из поместья Иснора. И чем им на хвост наступил покойный отец моего приятеля? Герсил ничего вразумительного ответить не смог, поскольку вся четвёрка зациклена только на защите как от магического воздействия, так и от прямого физического контакта. Как я поняла, ролевые игры на тему плаща и кинжала родовым магам неинтересны, шпионы из них неважные, но основам поиска и анализа информации их всё-таки обучали. У покойного главы рода были и свои аналитики, да все вышли со смертью работодателя. Сбежали они, проще говоря.
  Плохо то, что участие Исноровских магов в делах рода Алмазной Змеи обнаружилось поздно и, скорее всего, официально это участие так и останется нераскрытым. Четвёрка магов во главе с Герсилом приняла к сведению полученную мной информацию и начала копать в этом направлении, но результаты дело нескорое. Слишком многое надо расследовать, и откуда следует начинать пока непонятно. Архив рода Алмазной Змеи не обнаружен, а по словам магов, он должен быть. Но где?
  Глава рода погиб внезапно, борзый дядюшка о существовании наследника узнал сравнительно недавно. До архива господин Ауретин не добрался, то ли руки коротки, то ли есть иная причина. Как заметил Герсил, вину за смерть брата Исноровские маги с дядюшки сняли, по крайней мере в наших глазах. Кто именно стоял за выступлением Исноровских магов, так и осталось неизвестным. Разве что у воспитателя наследников господина Ревайни были личные причины устроить Иварову батюшке внеплановую встречу с их Всетворцом. Или это сам Ревайни заказал неслабого огненного мага?
  Кстати, после обеда змейки обнаружили ещё один тайничок в винном погребе, давнюю закладку кого-то из рода Змеи. Мы всем коллективом рассматривали смешные детские сокровища, камешки, колечко из серебра, затупленный кинжальчик и миниатюрный портрет дамы в старомодном наряде. Дом велик, просторен, так что змейки наверняка отыщут ещё что-нибудь, а пока...
  - А пока вам надлежит обучаться основам, чтобы следующим летом успешно сдать экзамены в столичную школу магов, - заключил мои размышления Герсил, - градоправитель прислал вестника и разрешил домашнее воспитание.
  - До определённого момента, - добавил Третий.
  - В каком смысле 'до определённого'? - не понял наследник.
  - Если обнаружится, что домашнее обучение не даёт нужного результата, вас переведут на полный пансион до конца обучения, - пояснил Герсил.
  - Оно нам надо, Кри? - вопросил Ивар, - это же точь-в-точь школа господина Ревайни, да ещё и аристократов там...
  - А учителей откуда возьмём?
  - Чем мы тебя не устраиваем, Экрима, в качестве учителей? - Второй смешливо уставился на меня.
  - А программа обучения известна? Книги, трактаты о магии, языки же учить придётся, историю тоже, - встрял наследник.
  - Ага, - хмыкнула я, - пыталась тут одна девочка обучиться истории государства Нутава.
  - И что? - оглянулся Ивар.
  - Сплошное словоблудие и минимум исторических фактов. Три историка путаются в датах, восхваляют правителей и просто морочат голову читателю, - махнула я рукой, - эту, с позволения сказать, историю явно писали трое идиотов, причём, после хорошей пьянки. И если вся писанная история государства на самом деле такова, то я поздравляю вас, господа.
  Маги переглянулись и синхронно уставились на меня. Я тут же прикусила язык, ну сейчас начнётся... кто ты, детка?
  - Предупреждая ваши вопросы, - я прикрыла глаза, - хочу сразу обозначить свою позицию. Я не знаю кто я. Настоящую жизнь могу описать примерно с полгода как. Остальное скрыто в тумане.
  - Да я же вам рассказывал, - встрял Ивар, - Кри ничего про себя не помнит. И магия её странная, и магического зрения нету.
  - Точнее, обрела это зрение и тут же утратила... вроде как, - поправила я, - так что с моим обучением возникнут сложности. Своих способностей до конца не знаю, и сама их пугаюсь иногда.
  - Наш подопечный подслушал в имении, что двойное исследование в Варге и у Иснора не выявило у тебя никаких странностей, кроме отсутствия магического зрения. И тамошние маги решили, что в твоей магии необычного нет. Со своей стороны, могу добавить: да, такие случаи бывали, я сам читал, - заметил старший маг.
  Второй поторопился добавить:
  - Ваше обучение начнём с завтрашнего дня, а пока отдыхайте. Познакомь Экриму с домом, Ивар, покажи ей систему защиты, словом, займитесь делом.
  - И не путайтесь у слуг под ногами, - хмыкнул бастард, - пошли, Кри. Будем знакомиться с защитой.
  Мы направились на второй этаж дома, и у библиотеки я слегка притормозила мальчишку.
  - Защита потом, сначала познакомь меня со слугами.
  - Зачем тебе?
  - Странный вопрос, не находишь? Давай-ка зайдём сюда и поговорим.
  Бастард уселся в глубокое кресло, облюбованное и мной.
  - А всё-таки зачем тебе слуги?
  - Должна же я знать их в лицо, а особенно чужого осведомителя. Мне его не показали вообще-то и с экономкой не познакомили, кстати. Запомни на всякий случай, слуги есть отражение своих господ.
  - Не совсем понял.
  - Это просто, - фыркнула я, - ты же сам рассказывал, как телохранитель твоего бывшего хозяина всего на мгновение опоздал вышибить дверь. И хозяина схарчили магические твари. Было такое?
  - Было.
  - А представь на минуточку, что покойник заранее озаботился составить договор с телохранителем, ну... скажем, о защите и предусмотрел в нём дополнительную оплату для него же за немалый риск, и пенсию его семье в случае утраты кормильца...
  - Ну, представил и что?
  - Как думаешь, телохранитель опоздал бы на то самое мгновение? А ведь ты упоминал, что покойник своих слуг ни во что не ставил.
  - И держал только страхом, - бастард задумался.
  - Мне кажется, охранник незамысловато избавил мир от мерзавца. Он ведь был одиноким, этот телохранитель, верно?
  - Верно, ну а магическая клятва?
  - А ты её читал эту клятву?
  - Где бы я её читал, - мальчишка пробормотал себе под нос, - и если кое-что припомнить...
  - Короче сказать, как ты относишься к своим людям, так они будут относиться к тебе. С помощью слуг можно сделать многое. Если хозяин гнобит человека, тот всегда готов насолить. Особенно, если сумеет остаться безнаказанным. Ведь не в Варге живём и, если я правильно поняла, тут виноватого ещё надо найти, да и вину желательно доказать, не так ли?
  - Я понял. Да и сам считаю, что слугам, как и детям, лгать нельзя. Матушка говорила, что слуг вовсе не надо любить, достаточно быть справедливым.
  - Точно! Из правильных понятий возникнут правильные отношения 'господин-слуга'. Ну вот как-то так.
  Ивар кивнул на дверь.
  - Пошли, будем знакомить тебя со слугами.
  
  
***

  
  Столичный дом рода Алмазной Змеи вовсе не ломился от роскошной мебели, однако её было достаточно для семьи из пяти человек, хоть и содержать в порядке дом о двух этажах силами всего восьми слуг - это сродни подвигу. Высокие потолки, лепнина, огромные окна, шторы от потолка до пола, ковры, недешёвая посуда в горках, хвастливо выставленных у стен... Удивительно, чистота вокруг идеальная, а всех слуг, повторяю, на двухэтажку восемь человек, из них три совсем старухи. И никакой магии в быту!
  А шпиона я теперь знаю в лицо. Это истопник и по совместительству садовник, мрачноватый мужик средних лет с лицом записного пьяницы. Запомним...
  Защита на доме стоит обычная - щит от внешнего проникновения, от подслушивания и так называемый 'отражатель воздействия', то есть против магии. Ну, а насколько щиты действенны, не мне судить. Ивар, к примеру, выглядит довольным...
  А самое приятное - окна моей комнаты выходят в сад. В данный момент я и стою у этого окна, любуясь кружевным узором ветвей, покрытых инеем. Совсем недавно ранним утром, стоял густой туман, а вот сейчас он осел сахарной пудрой и даже забытая кем-то шапка сияет на солнце сказочным шлемом, украшая покрытую пушистым инеем скамью...
  За моей спиной шуршит страницами Ивар. Завтра нас начнут наконец-то обучать. Сподобились. С моей подачи наследник затребовал годовой план обучения, написанный на бумаге с указанием основных тем, а также с указанием времени на каждую из них, да ещё и с обоснованием самой необходимости изучения того или иного предмета. Наставники еле успели челюсти подхватить, но взяли под козырёк (а куда деваться?) и ровно три дня сочиняли план всей великолепной четвёркой.
  Это я всех всполошила, когда узнала, что для поступающих в столичную магическую школу предусмотрены экзамены. И вместо законного отдыха господам магам пришлось согласовывать свои планы с требованиями школы. А поскольку мы оба наотрез отказались учиться вслепую, то теперь хозяин дома занимается, тем же, чем и я час назад - тщательно читает планы и обоснования. Что там может понять мальчишка одиннадцати лет? Но справедливости ради стоит уточнить - названия предметов информации не несут, зато обоснования весьма информативны.
  Впервые за этот год ощущаю, как спадает, тает, исчезает напряжение всех душевных сил. Надолго ли? Подозреваю, только до тех пор, пока не услышу невыносимо надменный голос очередного 'благородного господина', пожелавшего указать просторождённой её исконное место. Но теперь (кроме стойкого характера) у меня есть друг, четыре соратника-мага, а ещё тихая гавань, и за перечисленное моя немолодая душа безмерно благодарна умненькому и кручёному мальчишке с большим сердцем.
  И, конечно, я из шкуры вывернусь, если наследнику рода Алмазной Змеи потребуется именно это. Мальчик - чистое золото и, без сомнения, это целиком и полностью заслуга его покойной матери. Не устаю себе повторять: главное, не лезть с земной моралью и нормами жизни в чужой монастырь, то есть не пытаться бороться со всеми против всех и не радеть об пользе всего прогрессивного человечества. Достаточно, если я буду жить по совести, не впадая в грех осуждения своих ближних.
  Более полугода я пребывала в постоянном стрессе, дёргаясь, как от двести двадцать вольт - не сказать бы лишнего, не наступить на граничную черту, за которой ждёт не просто расплата, аза незнание и неумение, а полноценная и, возможно, мучительная казнь. К тому же властям предержащим не интересен тот факт, что ты в этом мире пришелец. И есть незнание тобой законов, которое, как известно не освобождает. Чуждая мораль, чужой мир, незнакомые и не больно-то лояльные традиции. И две близкие души, потерянные почти сразу...
  Зато теперь, имея единомышленников, можно и повоевать, как однажды выразился Ивар. И, кстати, вчера у нас состоялся долгий откровенный разговор на тему 'почему ты выбрал в друзья девчонку'. Ответ оказался неожиданным.
  - Ты не побоялась врезать аристократу.
  Он так и выразился 'врезать'! Похоже, мальчишки всех миров используют одинаковый словарь. Конечно, это был не единственный аргумент Ивара в мою пользу, но самый главный. И я понимаю всё, что осталось несказанным, но понятным, как родной язык - моя готовность снова стоять спина к спине, и его умение дружить, истинное, как молитва пред ликом Творца, и многое другое, до чего всем аристократам Нутавы не дотянуться вовеки... ибо не дано им. А этому мальчишке дано.
  Поэтому я кладу перед ним толстенную книгу, пресловутый 'архив' рода, потерянный было из-за глупости дядюшки.
  - Откуда?!
  - Предпоследняя змейка нашла, в жизни не догадаешься где, - ухмыльнулась я.
  - Да? И где?
  - В старом винном погребе.
  - А ведь дядюшка даже с нюхачами эту книгу искал, - бормочет Ивар.
  - Значит, плохо искал, ну, или нюхач попался неправильный.
  - А как ты сумела открыть схрон?
  - Не уверена, что это был именно магический схрон... и вообще на той дверце висел обычный металлический замок, так что вот... получи и распишись в получении.
  - Покажи это место, - загорелся мальчишка.
  - Пошли.
  Мы переместились в подвал, расположенный под кухонным отсеком. Обширное помещение немалой высоты, разделённое на ячейки, пересекли быстро, а затем пришлось спускаться аж на пару пролётов, по деревянным ступеням под немузыкальный скрип металла. Когда я тут осматривалась в первый раз, проржавевшие детали пришлось кое-где укреплять честно выпрошенным железом, зато теперь лестница не трясётся в эпилептическом припадке, а всего лишь противным голосом жалуется на свою жизнь.
  Ивар аккуратно исследовал крошечный закуток с массивной дверцей из металла (сейф, ни дать, ни взять), взвесил в руке замок, а затем жестом фокусника извлёк из гостеприимно распахнутого 'сейфа' ещё один предмет. Мы едва лбами не стукнулись. Коробочка с крошечным замком.
  - Как же я его не заметила? Ведь осмотрела всё до самого дальнего уголка.
  - Так и было задумано, чужой не заметит, а если и заметит, то взять не сможет. Предмет отзывается на змеиную кровь.
  - А книга не отзывается?
  - Так ведь её не только кровные родичи писали, там и жёны их руку приложили и прочие, кому было позволено главой рода.
  - Не совсем понимаю, в каком смысле это архив? А как же секреты рода? Берите книжку, люди добрые и читайте что хотите?
  - Ты её открывала?
  - Нет, с какой стати? Это же не моё наследство. Да и боязно, мало ли чего твой папенька учудил с магией.
  - Зря не открыла. Прочесть её могут только ближайшие родичи Змеев, не дальше родных братьев. Все прочие видят либо пустые листы, либо всякое непотребство. А там ведь много интересного может быть.
  - Тайны происхождения?
  - Не обязательно. Я говорил тебе, что после смерти отца свободных денег не нашлось? И что хоронили его, как простолюдина, только в саване?
  - Нет, не говорил.
  - Так говорю сейчас. Род мой, пусть и небогат, однако денежки у папаши моего водились, вот только банкам он не слишком доверял.
  - А напрасно, деньги могли бы приносить немалую прибыль.
  - Могли бы, - покладисто сказал Ивар, запирая 'сейф', - да только налог сожрёт столько, что проще деньги в землю закопать.
  - Чем твой покойный батюшка и занимался, похоже.
  - А вот и нет. Там было гораздо веселее. Глава клана с контрабандистами связался и от большого ума через посредников, ну... компаньоны его и пощипали. Так главный Змей сжёг половину квартала наёмников, он же огневик был не из слабых. Сначала послал гонца главному компаньону, тот отмолчался. Ну так папаша сотворил феникса и устроил негасимый пожар в слободе.
  - А деньги вернули?
  - На коленях приползли, мы бедные и убогие, Всетворец свидетель, не знали, что высокий господин сильный маг. Мы всё вернём!
  - И вернули? - хмыкнула я.
  - Ага, с процентами! И отступного заплатили. Остальное понятно?
  - Понятно, что деньги после смерти папаши не всплыли.
  - Ничего, скоро всплывут, - Ивар кивнул в сторону выхода, - пошли отсюда, Кри. Холодно.
  - Погоди, есть ещё кое-что.
  Я тихонько зашипела и на свистящий звук из сумрака вынырнула последняя змейка. Приподнялась на хвосте и снова канула в темноту.
  - Продолжим поиски? - оглянулась я на приятеля.
  Ивар затеплил неяркий огонёк и подвесил над головой.
  - Конечно, продолжим, мало ли что там лежит.
  Этот подвал-погреб, такое впечатление, не кончится никогда, мы уже пару минут пробираемся мимо разбитых винных бочек, а извилистый коридорчик всё не заканчивается. Змейка трещит погремушками на хвосте, как настоящий техасский гремучник, и стелется впереди, не давая расслабиться. Пару раз Ивар сбивал с дороги ржавые ободья гигантских бочек, я едва не вывихнула голеностоп, проломив трухлявые доски пола, к тому же мы оба обвешались паутиной, как орденами. Словом, было пыльно, трухляво и душно.
  Два 'клада' в пределах одного помещения, зачем? Похоже с логикой у покойного мага не сложилось. Предполагаю, что закладку сделали другие потомки Алмазной Змеи, а папенька Ивара о тайнике ничего не знал, и его отец тоже ни о чём не подозревал, впрочем, как и дед. Откуда следует? Да просто всё. Судя по окружающей обстановке, в этот отнорок винного погреба не заглядывали лет этак пятьдесят (а то и все сто). К тому же, по свидетельству слуг, этим помещением не пользовались ближайшие тридцать лет, то есть на их памяти этот погреб даже не вскрывался. Похоже на правду, ибо здоровенный висячий замок двое слуг еле сбили. Представляю, как эти двое меня поминали в своих молитвах, пришла какая-то пигалица и в обход хозяина затеяла замки сбивать с исконных змеиных дверей, но сбили, как миленькие. А я нашла этот смешной сейф... приключение!
  Отплёвываясь от паутины, чихая в облаках пыли, поминая про себя незлым матерным словом Иваровых предков, я выдралась вслед за бастардом на оперативный простор. Неожиданно довольно узкий коридорчик выплеснулся в низкий зал, как оказалось, приличных размеров зал, да ещё и обложенный плитами известняка, подогнанными с изумительной точностью.
  Бочки, уложенные на бока вдоль стен, непонятные металлические приспособления, проржавевшие до трухи, колченогие столы в центре зала - ветхие, но украшенные потрясающей резьбой. Запылённые отливающей серебром пылью, изукрашенные резьбой табуреты вдоль столов... и неистребимый запах винного сусла.
  Змейка остановилась у конца правой стены, потыкалась головкой в резную финтифлюшку у самого пола.
  - Нажать? - оглянулся на меня Ивар, - ничего магического тут нет.
  - Пробуй, - ответила я, - с чего-то же надо начинать.
  Провозились мы более часа, пинали завитушку, пытались вертеть, провернуть предполагаемый механизм влево-вправо, вознамерились было утопить резной элемент в стену, разве только на зуб не пробовали. Бесполезно!
  Утомившись, уселись прямо на пыльный каменный пол.
  - Давай подумаем, - предложил Ивар.
  Я выплюнула вязкий комок слюны.
  - О чём думать будем? Мы эту злосчастную стену только что целовать не пытались.
  - Слушай... мы же все огневики!
  Я оторопела.
  - Нагреть собираешься?
  - А почему нет?
  - Ты это брось, камрад! А если содержимое рванёт от нагрева? Вдруг какая алхимия залита в бочонок и тихо стоит там, своего часа дожидается. Нет уж, давай без нагрева обойдёмся.
  Ивар устало привалился спиной к неподатливой стене.
  - А ты что предлагаешь?
  Я посвистела последней змейке, Она послушно соскользнула с руки и метнулась к стене, неторопливо истончилась до тонкого волоса и аккуратно просочилась меж стыками плит известняка. Мы переглянулись, неужели...
  Невидимая глазу дверь поползла влево-назад, а это нехорошо, такую дверь заклинить нечем.
  - Без магов я туда и шагу не сделаю, - решила я вслух.
  Ивар согласно покивал, и мы поплелись назад, оставив змейку дожидаться у открытых дверей.
  Все четверо магов с энтузиазмом устремились навстречу приключениям, неужели ещё один тайный ход из поместья на волю? Наш наследник немедленно приказал экономке занять всех без исключения слуг работой по самое не могу и строго держать их на коротком поводке пока приказ не будет отменён. Умная старуха тут же закатила генеральную уборку части наружных строений, мотивировав приказ недовольством хозяина. Тот факт, что слуг категорически не хватает, боевую старушенцию нимало не смутил, она пресекла все оправдания на корню и посулила лентяям кары небесные, если хозяин поленится лично назначить наказание нерадивым обитателям дома. Кто именно сыграет роль небесного судии было ясно без слов, так что все восемь слуг моют, скребут и чистят что-то там вне дома, а мы пробираемся коридором к отверстому входу в неведомое.
   Узкий коридор не позволил идти колонной по двое, поэтому наша экспедиция перемещалась гуськом: маг впереди и три мага позади меня. Ивар, как носитель крови, шёл вторым.
  Пыльно, жарко и темно - вот и все впечатления на протяжении примерно десяти минут. А затем они неожиданно обогатились слабым источником света, мерцавшим далеко впереди. Я оглянулась, старший маг как раз воздел руки, шепча заклинание, и в воздухе поплыл призрачный силуэт птицы - ага, разведка.
  Головной маг вскинул руку со сжатым кулаком. Мы замерли в ожидании... Птица вернулась и втянулась в кольцо создателя.
  - Можно идти, - проворчал старший, - впереди ещё один зал.
  - Большой зал? - глухо отозвался Герсил.
  - Неизвестно. Главное, там нет живых.
  В зале не только не было живых, там вообще ничего не было, разве что слабые источники света на потолке. Магия среагировала на движущиеся объекты, есть тут такие заклинания, ещё наставник из Варга упоминал...
  - Тупик? - вопросил в пространство Третий.
  - Не думаю, - проворчал старший, - ищем выход. Детей пока в сторону.
  Мы послушно отступили на полвосьмого, но помощь магам не помешает, и я выпустила из рукава десяток стрелок. Они упали на пол с мелодичным звоном и стремительно порскнули в стороны. Пока мои помощницы исследовали зал, маги аккуратно вскрыли обнаруженный магией крови тайник, для чего и понадобилась капля крови наследника - мальчишку кольнули остриём кинжала в подушечку пальца.
  Наконец-то кое-что интересное, а не пустяки вроде выцветших от времени портретов неведомых предшественников - тайник забит ветхими мешочками, тяжёлыми даже на вид. Серебро струится ручейками сквозь прорехи в некогда мягкой замше... маги и наш бастард переглянулись. Странные у них выражения на одинаково озадаченных личиках, что же такое они отыскали?
  - Что там? Опасность? - я вытянула шею.
  Из-за рослых магов, пусть и сидящих на корточках, ничего не разглядишь в подробностях.
  - Я таких денег не видел никогда, Кри.
  - Не ты один, - проворчал Третий, разглядывая монету на ладони.
  И вздрогнув, выронил денежку.
  - Значит, это древний клад, - я подхватила с каменного пола монету, и протиснулась поближе к открывшейся нише, - на серебро эти деньги не очень-то похожи.
  - Это не серебро, - Герсил обессиленно опустился на корточки, съехав на пол по стене, - это вообще не деньги! Железо драконов, Творец всемогущий!
  Маги попятились. Ну и рожи у них! Второй побледнел, сравнявшись цветом лица с белоснежными волосами. Третий закатил глаза под лоб, оперся рукой о предполагаемую рядом стену и чуть не рухнул, ибо стены там не оказалось. Я оглянулась на последнего мага, Четвёртый аккуратно отступил к выходу и остановился только у противоположной стены.
  - Что это с ними? - Ивар обернулся ко мне.
  - Переполнены впечатлениями по поводу твоих находок, - хмыкнула я, - что случилось непоправимого, господа маги?
  Герсил покрутил головой, словно ему жал просторный ворот камзола.
  - Всемогущий Творец, - стиснув зубы, пробормотал маг, - если кто-нибудь узнает... нас и хоронить не станут, испарят в считанные мгновения! Королю только пальцем шевельнуть и от остатков рода Алмазной Змеи даже следа на воде не останется.
  - Всё так серьёзно? И что из этого металла делают?
  Маги неохотно стянулись к центру зала.
  - Девочка, никто толком не знает, что с этим металлом делали владельцы. Драконы не оставили рукописных книг.
  - Тогда о чём ваша печаль? Раз уж драконов не существует...
  Четвёртый длинно выдохнул воздух.
  - Глаз дракона, - просипел он, - из этого металла колдуны вроде твоего бывшего наставника делают амулет 'Глаз дракона'.
  - О! И что в этом опасного?
  Второй наконец-то справился с шоком, растёр ладонями сведённое судорогой лицо.
  - Магия крови, соединённая с железом драконов, жертвоприношение разумных... не менее десяти человек, среди них один с Древней кровью... и получаем боевой амулет невиданной силы!
  - Ага, а подробности техноло..., то есть ритуала утеряны? - попыталась сообразить я.
  - Если бы, - Герсил, аккуратно прикрыл нишу с кладом, - ритуал подробнейшим образом описан, а маги короля предприняли даже собственное расследование.
  - Да ещё и дополнили описание, - поддакнул Третий, отклеившись от стены, на которую опирался всем телом.
  - Что предлагаете? - Ивар развернулся к магам.
  В отличие от меня и мужчин, он сосредоточенно разглядывал найденное и о чём-то напряжённо размышлял.
  - Я бы постарался забыть об этой находке, - честно сказал Герсил.
  Остальная троица воздержалась от высказываний.
  - А ты, Кри?
  - Согласна с предыдущим оратором. Если ты забыл, у нас другая задача, сперва выучиться нужно, опериться, словом, встать на крыло. Маги из нас пока никакие. И прежде, чем создавать смертельные амулеты, неплохо бы и ума набраться в этой самой столичной школе. Пусть железо пока тихо лежит, не до него сейчас. Оно тут, может, сто лет прячется.
  - Не сто, а все пятьсот, пожалуй, - заметно приободрился Третий.
  - Тем более, - снова вклинилась я, - лежало пятьсот лет, очень хорошо! Пусть ещё лет десять в темноте поскучает и, кстати, кушать оно не просит! Это раз. А два... есть у меня задумка навестить тот самый Старый город, откуда родом мой небесный металл. Это ближе и не так опасно для рода Алмазной Змеи. Вот не верю я в эти байки о внезапной смерти магов.
  Ивар кивнул, подтверждая мои рассуждения.
  - Закрывайте клад до лучших времён, - скомандовал бастард, - и пойдёмте ужинать. Слуги, наверное, уже по третьему разу всё отмывают.
  - А ещё искать будем? - спросила я, - змейки-то вернулись не все.
  - Завтра, или вообще попозже, - единогласно постановили маги, и мы поплелись назад, грязные, как чушки.
  А и правда, куда спешить? Если змейки что-то найдут, они вернутся и дадут знать о находке, так что незачем торопиться. Как говаривал сослуживец мужа (уроженец Крайнего Севера), 'торопиза нада нету'.
  Перед выходом Герсил озаботился очисткой, поэтому на свет божий мы вынырнули вполне себе чистыми и, не сворачивая, направились всей толпой в столовую - тренироваться в застольном этикете. Запредельно скучная наука, должна вам сказать, но необходимая.
  ***
  Утро следующего дня началось не с завтрака, как можно было ожидать, а с лёгкой пробежки для меня и трёхкилометрового забега для Ивара. Да не по гаревой дорожке стадиона, а улицами, расположенными вдоль Западного Луча. Пришлось бежать вдоль домов, перепрыгивая неглубокие стоки, запинаясь о неровно уложенные камни брусчатки и огибая немногочисленных прохожих. Милое занятие. Со мной бежал Четвёртый, и он же скомандовал возвращение через четверть часа, а Герсил с бастардом помчались дальше.
  Назад мы вернулись шагом, я - успокаивая взбесившееся сердце, а Четвёртый (милостиво согласившийся зваться Четом), подпрыгивая и пытаясь достать стрехи крыш. Дома моё сердце внимательно выслушали через магический амулет, затем отвели к практикующему целителю из соседнего дома.
  Поджарый, подвижный старик с неожиданно молодыми серыми глазами на смуглом лице, заставил меня бегать, прыгать, приседать с мешком песка на плечах, слушал, смотрел, щупал, даже замирал неподвижно, прикрыв глаза, после чего и огласил вердикт.
  - Девочку явно лечил выдающийся лекарь. Не ошибусь, если скажу, что это один из самых лучших в стране.
  Герсил подтвердил сказанное наклоном головы.
  - Но не предупредил, что чрезмерные нагрузки запрещены, не так ли?
  - Не пожелал предупредить? - предположила я.
  Старикан уставился на меня с преувеличенным изумлением, ну надо же, табуретка заговорила человеческим голосом. Наверное, сейчас спросит у мага 'оно ещё и разговаривает?'
  - Где твои манеры, дитя?
  - Уважаемый господин целитель, - я отвесила лёгкий поклон, - ведь разговор касается моего здоровья, вы согласны? Так почему бы мне не задать вопрос практикующему специалисту, приобрётшему известность своими дарованиями?
  - Кому-кому? - старик приподнял бровь.
  - В моём роду так называли знатоков своего дела, господин маг.
  Герсил вопросительно уставился на меня, в каком-таком 'моём роду'?
  Целитель окинул меня пристальным взглядом и веско произнёс:
  - Силовые нагрузки я запрещаю до достижения ею брачного возраста. Если вы начнёте практиковать продолжительный бег, поднятие тяжестей и попытаетесь развивать гибкость суставов своими обычными методами, она неминуемо сорвёт и без того слабое сердце. Это понятно?
  - Да, господин Гертен.
  - Я составлю травяной сбор для малышки, обратитесь к моему ученику завтра. Предупреждаю, он не дёшев, но очень хорошо влияет на работу детского сердечка. Пить настойку три раза в день. Приведёте ребёнка через... - старик полистал записи, - лучше всего перед началом весенних Игр. Понятно? Планомерно разрабатывайте нужные мышцы, но не увлекайтесь чрезмерно. Примерный перечень допустимых упражнений вам даст тот же ученик. Ступайте.
  Мы откланялись. Пока Второй получал список упражнений и звенел монетами, я внимательно исследовала металлические украшения на двери. Вот вам сюрприз номер один - магические силовые линии я вижу, пусть и очень плохо, но стоит сосредоточиться, и на периферии зрения проступают слабо светящиеся паутинки.
  - Экрима, мы уходим, - маг встряхнул меня за плечо и отпрянул.
  Я тоже шарахнулась в сторону от целого роя мельчайших игл, выпущенных коброй. Тьфу ты! Ну нельзя же так пугать ребёнка, а если бы моя защитница угостила его рыболовным крючком? Вот было бы весело.
  - Не подкрадывайся так, Второй, душевно тебя прошу, - я перевела дух, - моя змейка шутить не умеет.
   Маг только головой покачал, осуждая чрезмерно шуструю девочку, и по возвращении домой отправил меня в столовую вспоминать что и каким прибором положено есть. Возьмёшь не тот ножи или эту их дурацкую лопаточку, блюдо убирают, не давая попробовать. Вчера я ужинала только хлебом, так что сегодня придётся напрячься. Ивар только посмеивался и фыркал с противоположного конца стола.
  - Меня тоже так мучили, Кри! Ты быстро научишься.
  Я хмыкнула.
  - А потихоньку добыть еду прямо с кухни не судьба?
  Маги переглянулись, усмехаясь.
  - Ага, ты попробуй сначала дверь отпереть, - парировал мой приятель, - а я посмотрю, как тебе станет весело, если всполошится защита дома и везунчика спеленают, как окорок для копчения.
  
  ***
  
  Изучение мёртвого языка далось мне неожиданно легко, в отличие от Ивара. Должно быть, малолетняя хозяйка моего тела была родом из тех краёв, где такое произношение имеет место. Во всяком случае мне легко удалось проклекотать короткую фразу на языке, напоминающем грузинский весьма специфическими окончаниями слов на '-оба'. Поэтому все присутствующие не преминули полюбоваться синим фейерверком из искр, который исправно засиял перед опешившим Иваром. Мальчишка неожиданно обрадовался больше меня.
  - Ух ты! Молодец, Кри.
  Двенадцать гласных и сорок три согласных мёртвого языка улеглись в моей голове все и сразу. Зато пресловутый 'общеимперский язык' мне решительно не давался, ибо тут следовало иметь абсолютный слух, в общем, есть над чем работать. Впрочем, я на нём говорить и не обязана, а вот читать на этом языке архинужно. Большинство книг по магии и о ней, родимой, а также научные труды, исторические романы писателей прошлого написаны именно на нём. Короче сказать, вся серьёзная литература предполагает, что читатель знает общеимперский язык.
  Основы магии огня, нечто вроде техники безопасности для огневиков и прочих недомагов вроде меня, общие принципы построения заклинаний магов всех направлений, основы лекарского дела! Одних 'основ' с десяток, да плюс практические занятия, да плюс расходы на ингредиенты для зелий, которые придётся, что называется, слить в унитаз, ибо неумехи вроде нас не сварят правильное зелье с первой попытки, да плюс книги, которые стоят немалых денег, а ещё и расходы на моё дальнейшее лечение.
  Так что после занятий я поговорила со старшим магом, получила 'добро' и кисет с монетами, после чего отправилась на задний двор. Быстро отыскала истопника-шпиона и озадачила мужика сбором бесхозного металла на территории дома и парка, а чуть позже в компании беловолосого мага отправилась в кузнечную слободу с той же целью, то есть искать ненужный, вернее сказать, недорогой металл.
  ***
  Столица не пожалела красок для холодного времени года, как и снега. Даже не верится, что идёт уже третий месяц зимы...
  Кстати, беготню по утрам Ивару отменили, поскольку расчищать улицы от снега даже магией едва успевают. И в данный момент я и мой сопровождающий следуем верхами в нужное место, поёживаясь от неприятного ветерка. Мне проще, в края плаща я зашила десяток металлических кругляшей, так что полы верхней одежды не отлетают назад от порывов ветра, а господин Второй, которого я приспособилась звать Тором, сделать это поленился, да что там, он и распоряжения экономке поленился отдать, и теперь мёрзнет, как бобик. Сам виноват.
  Тор вовсе не огневик, так что не стоит ему искушать судьбу и наводить согревающие чары, его дар не сочетается с огненной магией. Он вообще редкая птица - Ходящий По Краю, в здешней иерархии магов это нечто среднее между целителем и убийцей. Разумеется, красивое название не отражает сути. Эти ребята не ходят по какому-то там Краю, а простенько так перемещаются в обычной тени, как по широкому проспекту, а заодно умеют убивать из-за угла. Им это вообще, как чихнуть, такие умельцы не стесняются прикончить объект ядом, заразной болячкой, кинжалом, мечом и стрелой - всё это желательно со спины. Исцелять эти маги не пытаются, зато охотно используют целительские заклинания для убиения себе подобных. Подобных нинздя в столице едва с пару десятков наберётся и подвизаются они при дворе в здешней Тайной канцелярии, именуемой Первой службой короля, такой вот тщательно оберегаемый секрет. Этих Ходящих в лицо никто не знает, но все опасаются, ибо 'бесхозных' Ходящих не бывает в принципе. Теоретически все они кому-то служат, а на практике - только его величеству Филрою.
   По размышлении, мне пришлось дать клятву на крови и принять вассалитет, зато теперь я знаю, что здешний ниндзя проживает в одном доме со мной и готов оберегать 'молодых господ' каждое мгновение собственной жизни.
  ...Опровергая общеизвестное мнение относительно мягких зим в Нутаве, стоит вполне себе кусачий морозец, по ощущениям градусов пятнадцать. Даже в центре благополучного района, где мы все имеем честь обитать, прохожих почти не видно, да и с чего благородным господам шастать по улицам ещё спящей столицы?
  Дворянская столица просыпается поздно, зато Северный Луч, где традиционно сосредоточены производства, давно не спит. Работу кузниц, ткацких мастерских и прочего громыхающего столичные маги заботливо прикрыли соответствующими заклинаниями, так что сон вершителей судеб остаётся по-прежнему крепким и сладким.
  Мы резко свернули с центральной магистрали к слободам Северного луча, кузнецов разместили далековато. Кстати, господа дворяне не брезгуют навещать кузнечный район, поскольку даже самые популярные оружейники здесь не только работают, они и живут в непосредственной близости от рабочих мест.
  Понятное дело, к самым знаменитым мы не пойдём, да и не станет такой мастер разговаривать с непонятным ребёнком от горшка два вершка. По рассказам Герсила брендовые клинки стоят ой как недёшево, и создатели таковых дерут нос не хуже наследников благородных кровей. Поэтому мы сворачиваем строго на восток по Северному лучу, ибо мастерские мэтров располагаются на южной стороне Луча, а прямо перед нами слева мастерские, справа жилые дома подмастерьев и прочих помогаев господ кузнецов.
  Снег по-прежнему сеется мелким ситом и мешает обзору. Тор оборачивается в мою сторону.
  - Кого выберем?
  - А давай найдём самую опрятную постройку.
  - Да они все одинаковые!
  - Я про жилой дом говорю.
  - Даже так? Ну, попробуем, - хмыкнул маг.
  Обладатель наиболее приглядного домишка оказался владельцем одинокой и весьма невзрачной кузницы, самой последней в ряду мастерских первой улицы. Тор скептически оглядывал строение, намереваясь развернуться, но я уже спешивалась. Он пожал плечами и привязал лошадей к одинокому облезлому столбу слева от входа, а я выкликала хозяина.
  Крупный мужчина, едва перешагнувший порог тридцати, едва не снёс лбом верхнюю перекладину двери.
  - Доброго дня, мастер.
  - И вам того же, господа, - руки он держал под фартуком в знак отсутствия работы на текущий момент, - хотите заказать оружие?
  Похоже, у мужика дела идут на ахти как, помощник его едва выглянул из двери, хмыкнул, увидев тощего мальчишку в сопровождении небогатого холопа, тут же досадливо сплюнул и скрылся в кузне. А там царит тишина, дыма над мастерской не видно, понятно и ежу, с заказчиками напряжёнка.
  - Пригласите в мастерскую, господин кузнец?
  Мужик окинул нас пристальным взором и посторонился.
  Да, точно, дела у него не процветают.
  - Уважаемый...
  - Алибар моё имя, госпожа.
  - А меня Экримой зовут. Я ищу в вашей слободе ненужное кузнецам железо.
  - Располагайтесь, госпожа, - по знаку кузнеца помощник притащил тяжёлый табурет.
  Я приглашающе повела рукой, и кузнец уселся напротив, уперев руки в колени.
  - Так какой металл вам нужен, госпожа?
  - Любой, ненужный лично вам, уважаемый Алибар. Привозят же вам бросовое железо на переработку? Или вы заказываете металл только определённых сортов... в смысле свойств?
  - Да всякое бывает, госпожа Экрима, - кузнец досадливо дёрнул бровью, - нынче привезли совсем никакое железо, а этот... сын осла и бестолковой черепахи, велел сгрузить на заднем дворе и задаток отдал. У, бестолочь!
  Помощник, незаметно, как ему казалось, выглядывающий из подсобки, покраснел до малинового окраса и мгновенно скрылся.
  - Вот что, мастер, а давайте посмотрим, что там за металл такой. Если мне подойдёт, я выкуплю всё. Как вам такое предложение?
  Задний двор оснащён добротным навесом во всё пространство двора, выстелен досками и выглядит точь-в-точь как пункт приёма цветного металла.
  - Да вот, извольте видеть, госпожа. Мало того, что не слитки, а лом, так ещё и криц почти нет. Прибил бы мерзавца!
  - Можно я осмотрюсь, мастер?
  - Да смотрите, мне не жалко, - мастер махнул рукой и ушёл в кузню переживать глупость подчинённого.
  Тор ушёл вслед за хозяином, он ещё и кинжал себе хотел заказать, в пару к имеющемуся, ему братец новые нарукавные ножны подарил. А я пошла бродить вокруг кучи недавно привезённого металла. Да уж, это точно лом, обломки мечей, крестовины непонятного назначения, рукояти неведомых клинков, снова обломки... и, похоже, это посуда или просто какие-то плошки из железа неизвестного генезиса. И от правой стороны кучи тянет чем-то вроде сквознячка, вот только понять не могу, хорошим тянет или лучше от этой кучи держаться подальше.
  - Хозяин, а раскидайте-ка мне эту кучу, что-то там есть, только понять не могу что именно.
  Кузнец уставился на Тора вопрошающе, мол, что это с ребёнком?
  - Делай, что сказано, - Тор подтолкнула кузнеца к обломкам, - госпожа повелитель металла. Если говорит, мол, там есть что-то, то оно есть. Вдруг там опасное?
  - Ты про что это, уважаемый?
  - Про мёртвый металл слыхал? Ну вот и делай, что велено!
  Кузнец недоверчиво уставился на меня, но разум, похоже, победил. Он кликнул помощника, и начал перекидывать железяки с места на место. Кстати, Тор посильно и вполне добровольно участвовал в этом процессе.
  - Стоп! - скомандовала я, - давайте эту штуку сюда.
  Так, имеем нечто вроде изогнутой дверной ручки в стиле ретро, именно она странно фонит, металл даже слегка подрагивает в руках. Тяжёлая штуковина, точно так ощущался кусок небесного металла, подаренного мне десятником. Я отложила штуку в сторону... итак, небесный металл, неплохая находка. Повезло мужику, ничего не скажешь.
  - Ищем дальше!
  Куча фонит по-прежнему, сколько же там того металла? А его там прилично, двенадцать кусков уже нашли. Это обломки непонятной конструкции и, собранные в одну кучу, они явно вызовут нежелательные вопросы. Металл цвета очень тёмной бронзы, обломки не острые, а как бы обкатанные в барабане с металлическим шариками, руки слегка покалывает, приятное ощущение... Так что ругать помощника не за что. Сам кузнец своей удачи ещё не знает, переживаниями занят, не до того ему.
  - Сколько за весь металл поставщик запросил?
  - Два золотых брона, госпожа.
  Брон... За два десятка бронов можно купить неплохого коня, за сотню домишко о двух этажах в не самом паршивом районе столицы. Многовато с кузнеца слупить пытаются.
  - А твой помощник согласился на эту цену?
  Кузнец горестно понурился. Да, мастер небогат, это заметно. И пока не больно-то популярен, это тоже видно. Скорее всего, только начал сольную карьеру, а тут такой нехороший эпизод случился.
  - Деньги-то есть, да самих денег не так, чтобы много, - мастер только рукой махнул.
  Да понятно, броны отдай, а что пить-есть будешь, да чем семью прокормишь?
  - Вот что, мастер, можно мне отправить твоего помощника с поручением? Я оплачу его труд, не сомневайся.
  Мастер только рукой махнул, пропади оно всё пропадом. Я мигнула Тору, и он вместе с молодым подмастерьем выкатился вон со двора.
  Ну, полчаса у нас точно есть. Первым делом я поздравила мастера Алибара с удачной покупкой. Черноголовый крепыш долго отказывался поверить в удачу, но под конец беседы всё-таки проверил металл своими методами, возрадовался и уступил половину найденного металла, за что получил от меня целый брон. Это моё первое и последнее вложение в прибыльный бизнес, закупим металл, и я сделаю пару-тройку термосов в виде вместительных фляг. А если ещё кто-то из магов поколдует с пространством, и фляга сможет вместить литров десять жидкости вместо литра, то прибыль в четыреста процентов нам обеспечена. А уж цену на эксклюзивное изделие маги выстроят такую, что только держись, почему нет? Десять литров ледяной воды в жару, те же десять литров горячего настоя зимой, да купцы за такие фляги передерутся! Под конец я посоветовала кузнецу снова связаться с тем же поставщиком, вдруг опять повезёт, ведь большую часть металла я сейчас же закуплю для себя.
  Когда посланные за ветром в поле вернулись, кузнец с помощником живо рассортировал оставшийся лом и обязался перевезти в дом Алмазной Змеи всё мною отобранное. На радостях кланяющийся Алибар даже денег не взял за перевозку и аренду подводы.
  - Ты и мёртвое железо себе отложила? - спросил Тор, когда мы выехали вон с кузнечного двора, придерживая притороченную к сёдлам добычу.
  Дураков нет оставлять ценную находку в чужих загребущих ручонках.
  - Конечно отложила. Зачем толковому кузнецу ненормальный металл?
  - Похоже, грабители могил хорошо поживились.
  - Там не только мечи отравлены смертью...
  Тор сделал вид, что не услышал. А, может, и вправду не услышал, как раз тяжело груженная телега загромыхала по брусчатке. Возвращались мы другим путём, пересекая Лучи поперёк и на крутом повороте едва не столкнулись с нарядом городской стражи. Три мечника, стрелок и двое здоровенных мужиков с копьями гнали худощавого подростка, спутанного неслабым канатом. Тор поднял руку, и старший стражник благосклонно кивнул:
  - Здоров будь, Второй.
  - И тебе хорошего дня, Брин. Что, этот дурачок опять попался?
  - Не в этот раз. Его наш командир ищет. Мы ему 'стой!', а этот сын тупого отца бежать!
  - То есть шесть здоровенных мужиков не в состоянии мирно побеседовать с ребёнком? Да уж, похвально себя ведёт городская стража, - вмешалась я, - вам бы самим так руки заломить.
  - А ты помолчи, сопляк, когда старшие беседуют, - здоровенный Брин смерил меня взглядом, - а то розог отведаешь, это я тебе обещать могу.
  Я хмыкнула, кто тут старший в смысле возраста и так понятно. Но что до розог и 'сопляка', то ты, дорогой, явно хамло. Посмотрела бы я на тебя, если бы этак с аристократом заговорил. Любому дворянчику небось до земли кланяешься?
  - А не пожалеешь о столь опрометчивом обещании, дядя? Ты ведь при исполнении находишься, если не ошибаюсь, - я нагло осклабилась.
  - Извини, Второй, но это уже смахивает на оскорбление королевского стражника. Свидетели имеются, и законы ты не хуже меня знаешь. Так что извини, ты, конечно, маг, но сам знаешь, что родовой... и тут видишь, дело какое... - мужик повёл рукой, указывая на собравшихся зрителей.
  Ага, зевакам весело ...
  Тор не менее весело на меня покосился, явно одобряя предстоящее развлечение. И то сказать, скучно живётся родовым магам вкупе с городскими стражниками.
  - Срегин, Арт, снимите-ка мальчишку с лошади. Поскучает ночку в холодной да под стражей, глядишь, и поумнеет.
  Двое мечников качнувшиеся было в мою сторону, внезапно стали, как вкопанные. Да и любой бы притормозил, если собственные мечи восьмёркой оплетут ноги в щиколотках. И это ещё металл не раскалился докрасна, а то я ведь могу. До чего же не выношу тупых ментов, продажных стражников и хамовитых мужиков.
  - Что, не получается взять? - насмешливо вопросил Тор, - не советую сердить госпожу Экриму, она маг, если ты ещё не понял, Брин. А если госпожа разозлится, то я никому из присутствующих не завидую.
  - И отныне сопляком ты будешь звать только собственного сына, уважаемый Брин. И что там у вас полагается за оскорбление мага, не скажешь? - заботливо спросила я, - впрочем, я могу и забыть о твоих опрометчивых словах, если отпустишь этого мальчишку под нашу ответственность. Когда малец понадобится, ты посетишь дом рода Алмазной Змеи, где мальчишка будет гостить ближайшие три дня.
  - Развяжите его, - жёстко приказал Тор, недвусмысленно поглаживая наплечные ножны.
  Рядом с магом молча и невозмутимо встали ещё два вооружённых мужика, явно наёмники. Им, похоже, этот патруль тоже не слишком понравился. Злобный лучник, оглянувшись на Брина и, ворча под нос, развязал верёвку, после чего отпустил заломленные руки пацана и дал ему окованным сапогом хорошего пинка под зад.
  Мальчишка пробежал пару метров и упал, пропахав плечом борозду в неубранном снегу, а затем вскрикнул, да и замер вниз лицом. Похоже, последний пинок вывихнул мальчишке плечевой сустав, в общем, такие сволочи-лучники водятся не только в Варге. А где их нет?
  - Тор, с ним что-то неладно.
  Второй спешился и опустился на корточки рядом с потерпевшим.
  - Выбит локтевой сустав.
  - Вправить можешь?
  - Конечно. Потерпишь, Кейдил?
  Мальчишка, всё ещё лёжа, покивал и стиснул зубы. Мы осторожно развернули его, помогли сесть и я аккуратно стащила тонкую куртейку, стараясь не задеть левую руку. Пацан только раз поморщился, но побледнел очень сильно. Взвесила курточку в руке, ничего себе одёжка в зиму, так и обморозиться недолго. Да, здешние копы просто орлы, нашли с кем бодаться, юнцу и пятнадцати лет не будет.
  Оглянулась на лучника - ухмыляется, тварь! Рожа откормленная, под стать начальнику патруля, тот вообще из кольчуги выпадает, как жирная гусеница из кокона. Ну что же, господа стражники, ничего личного. Я потянулась к лучниковой амуниции, пряжка на поясе точно есть! Ага, вот вам и картина маслом - здоровенный мужик заверещал неожиданно тонким голосом, когда тонкая струйка раскалённого металла прожгла щегольскую обувь и тут же заплясал, затаптывая тлеющую кожу сапог!
  Начальник патруля шарахнулся, остальные попятились, а мальчишка тем временем охнул, это ему сустав вправили, затем бедолага как-то потерянно всхлипнул и благополучно потерял сознание.
  - Грузи его к себе, Тор и быстро поехали. Замёрзнет наш гость, это к гадалке не ходи.
  Не обращая внимания на замерших стражников и внимательных зрителей, я снова потянулась к металлу и мечи-восьмёрки отпустили своих хозяев, ну, а как там лучник с ожогами справится, то не моя печаль. К счастью, здесь не пресловутое княжество Варг, где маги скорее подневольные служаки, здесь 'просвещённая Нутава' и слово мага, пусть и родового, весит больше, чем прихоть городского стражника. Да и меня обвинить не получится, руками не махала, пассами не злоупотребляла, заклинаний не бормотала, а что металл расплавился, так это не мои трудности, а оплошность их служивого мага. Что именно он там в амулетах намагичил, Творец его знает.
  Домой мы добрались с помощью 'теневых' способностей Тора, ибо мальчик в сознание так и не пришёл. Лошадей оставили под присмотром знакомого трактирщика нашего мага и метнулись домой этими самыми тенями, сгрузили добычу экономке и вызвали целителя-соседа.
  Осмотрев беспамятного подростка, старикан диагностировал перелом ключицы, внутренние гематомы и повреждение чего-то там в копчике. Выходит, лучник неплохо приложил нашего гостя пониже спины, со всей возможной силой. Скотина.
  Ивар грязно выругался, увидев белое лицо потерпевшего и замечания ему никто не сделал, даже экономка Лайзуна промолчала, да и я такое же ругательство проглотила.
   Восстановление повреждений пациента стоило Ивару аж четыре брона плюс покупка нужных ингредиентов для трёх зелий. Чтобы не вводить своего сюзерена в дополнительный расход на неведомого мальчишку и дождавшись окончания лечения, я пригласила господина целителя для частной беседы в свою комнату. Усталый старик с интересом проследил за моими манипуляциями и тут же согласился обменять свой труд вместе с зельями на качественный хирургический инструмент. Полтора часа создания и изменения металла под руку нашего врача и перед ним, на толстом войлоке, улеглись три скальпеля, какие-то странные крючья (числом шесть) и приспособление непонятного назначения, замысловатое и даже красивое. И вот его-то я создавала не менее десяти раз и столько же раз переделывала.
  Расстались мы весьма довольными. Старик охотно произнёс положенную клятву, обещая не распространяться относительно создателя инструментов, а я в свою очередь посулила ему полное содействие в случае нужды. Ивар с не меньшим интересом, чем старик-целитель, проследил наши обоюдные уважительно-прощальные поклоны и проявил любопытство только в собственной 'гостиной', весьма качественно защищённой от прослушки.
  - Зачем тебе этот оборванец, Кри?
  - Крепкий мальчишка, ты не обратил внимания? Я тебе больше скажу, стражники вели его связанного, как свинью на заклание, а он только глазами по сторонам стрелял. И он не помощи ждал, а вычислял направления побега, редкостное самообладание, согласен? А ведь ему было достаточно больно с вывернутыми локтями. Вот я и прикинула, разве тебе не нужны преданные люди? Ты погоди, вылечим его, поможем семье, если она есть и вот готов первый соратник, причём заметь, целиком зависящий только от тебя, и, соответственно, преданный лично тебе, наследнику рода Алмазной Змеи. Деньги для команды единомышленников я заработаю, ты же знаешь мои возможности.
  Ивар задумался, а я продолжила:
  - Вспомни своего покойного хозяина. Тот действовал схожим образом, подминая под себя окружающих, правда, неосмотрительно благоволил только ближним. А мы, если ты согласишься, поступим несколько иначе. Будем привязывать людей тем, что дадим им то, в чём они больше всего нуждаются. Скажем, кому-то нужно убежище, мальчишке дадим защиту и работу, кому-то понадобится целитель, ещё кому-то выкупить мать из рабства, ну... и так далее. Ты поговори с магами, вместе продумайте стратегию создания собственной команды. Думаю, твои колдуны плохого не посоветуют. И ещё, предлагаю осторожно ввести в обиход магические предметы, скажем, новые артефакты, невероятно полезные и очень редкие. И потому дорогие.
  - Да, помню. Хорошая мысль эта твоя фляга с заморозкой.
  - И не только с заморозкой, а ещё и с расширением пространства. Четвёртый сказал, что попробовать стоит, да и Тор знает о чарах расширения.
  - Знает только по книгам. Придётся пробовать наугад, и это займёт какое-то время. Я думаю, что немалое.
  - А мы куда-то спешим? Нам самим ещё учиться и учиться! Вот пусть Четвёртый старается, а я позабочусь, чтобы металл мог хранить и тепло, и холод. Мне тоже свои возможности опробовать надо. А ещё у нас теперь есть небесный металл, тебе маги не сказали?
  - Не успели, наверное. Или не захотели?
  - Я попросила молчать при слугах. Металла много. У кузнеца купила за смешные деньги. Согласись, нам тоже не помешает свой поставщик недорогого металла, а в данном случае ещё и редкого. Кузнец, кстати, едва выбился в мастера, поэтому и деньгами не богат. Пока. Он обмолвился, что дом для любимой жены снимает за приличные деньги, но хотел бы его купить для семьи. Думаю, за возможность купить дом кузнец будет нашим, причём, с потрохами. Смекаешь?
  - Так нам ещё и дом покупать?
  - Да нет же! У него теперь свой небесный металл есть. Выкарабкается сам и выкупит дом, но зато будет обязан мне и тебе в моём лице. Это ведь я нашла редкий металл в куче лома. К тому же, мы договорились, что я буду к нему ездить по потребности, вдруг опять повезёт, как сегодня!
  Мальчишка пристально посмотрел на меня и как-то очень значительно помолчал.
  - Кри, ты ничего не хочешь мне рассказать?
  Я поперхнулась непроизнесёнными словами. Да уж, следовало ожидать! Мальчишка не дурак, несоответствие возраста и мозгов заметил, пусть и не сразу. Я с силой выдохнула воздух вперемежку с теми самыми непроизнесёнными словами, прислонилась головой к спинке кресла и прикрыла глаза. Имеет ли смысл мешать ложь с правдой, да и вообще, сколько можно притворяться? Скорее всего, уже нисколько, маги тоже на меня странновато поглядывают. Не пора ли приоткрыть карты?
  - Рассказать нужно многое, но подождём до вечера, соберёмся на совет и обговорим непонятное, согласен?
  - Не возражаю. Как там наш гость?
  - Пошли, посмотрим?
  Мальчишка спал. Подле него сидела Лайзуна и жалостливо сопела, поглаживая руку спящего. Ивар жестом усадил привставшую было старуху.
  - Ну, что с ним?
  - Так уже и ничего, господин. Ключицу ему срастили, в пояснице что-то поправили да зельями опоили. Спит он...
  - Посади подле него Авасту, она помоложе тебя будет, ей не в тягость.
  - Да что вы, господин! Больно бестолковая она, лучше уж я.
  - Ну, тебе виднее. Целитель вот тут всё написал, как поить, чем кормить и прочее. Отвечаешь за него.
  - Да, господин.
  - Пошли, Кри.
  Мы тихонько прикрыли за собой двери, и я подпрыгнула от неожиданности - что-то резко кольнуло меня в голень. О! Вот и последняя змейка. Маленькая стрелка приподнялась над полом и снова нацелилась острым хвостом на голеностоп. Да вижу я, чего ты колешься? И что нашли?
  - Камрад, очередная находка.
  - В том же подвале?
  - Не похоже...
  - Надо найти Герсила.
  - И остальных, мало ли что там обнаружится.
  Магов отыскали в библиотеке. Понятно, заняты поиском описаний чар расширения пространства. Традиционно этим колдовством владеет королевская семья и ещё кое-какие роды, давно угасшие... что не отменяет, как и существования самой магии, так и наличия её неучтённых адептов, которых в меру сил своих королевская семья постаралась проредить ещё лет сто назад.
  Ныне чары не считаются запретными, просто знающих магов можно по пальцам пересчитать. Четвёртый (он же Чет) изучал серию заклинаний в золотом отрочестве, а точнее, ознакомился с принципами их построений. Но и только.
  Поэтому именно он плотно засел за собственные записи и с помощью коллег шерстит библиотеку покойного сюзерена плюс найденный архив рода, остальные маги помогут ему в свободное от наших занятий время. Чет уже высказал предположение, что найденное знание кое-чем обогатит Тора, скажем, дозволит перемещаться тенями на длинные расстояния, а не как сейчас - в пределах видимости. Не исключено, что и прочие маги обретут некие незадокументированные возможности.
  Как утверждает Ивар, остальные хоть и считаются боевыми магами, но с пространством дела не имели никогда и традиционно сильны в скрыте, организации успешных покушений, внезапных атаках, подслушке и вообще в любом окаянном ремесле, где требуется прикончить себе подобных.
  Единственный аналитик среди них Тор, а прочие суть стандартные для этой страны боевики. В земном понимании родовая четвёрка - это магический спецназ и по совместительству защита главы рода и его первого наследника.
  ***
  ... А тайник обнаружился в кабинете покойного папеньки Ивара и вела в него низкая дверь, внезапно прорезавшаяся сквозь затейливую резьбу деревянных панелей, слева от огромного стола. Шагнувший первым Тор, первым и высказался, правда, я не уверена, что цензурно.
  Изумлённым взорам магов открылось обширное помещение, заставленное книжными шкафами до потолка. Интересно, ведь за этой стеной библиотека, если не путаю, то есть налицо пресловутая пространственная магия. А знал ли об этом тайнике глава рода?
  - Однако... - пробормотал Третий.
  Ивар жестом остановил следующих за ним магов, а я так и вовсе отошла в сторону. Мало ли какие ловушки стоят на входе, пусть маги сами разбираются с фамильными сюрпризами Алмазной Змеи. Повинуясь жесту Тора, Чет метнулся к входной двери, торопливо запер кабинет и шагнул в тайную комнату.
  Я отошла к окну, приняла в ладони последнюю змейку и обернула её вокруг запястья. Вот и всё, тайники отыскали, осталось чётко распланировать завтрашний учебный день, оставив место для занятий с металлом. И хорошо бы правильно расставить акценты в грядущем разговоре по душам.
  Что можно озвучить из моего недавнего земного прошлого, а чего говорить ни в коем случае нельзя... мне кажется, о реальном возрасте лучше не упоминать, очень уж дети ведутся на попытки надавить авторитетом возраста. Будущему главе рода это точно противопоказано, если он хочет быть правителем, а не марионеткой. Да и опасно подстилать соломку молодому поколению, любой мальчишка должен набивать собственные шишки, а не осторожно ходить по краю, потому что его маме/бабушке/дедушке жаль бедного деточку, ай-ай, мальчик пальчик уколол и ему бо-бо! Одним словом, пусть принимает решение сам! Вот именно, а за последствия самостоятельных решений наш бастард будет нести личную ответственность без оглядки на бабушек-мам-дедушек-магов. Да и вообще приучится не оглядываться на чужие авторитеты, это при наличии собственных мозгов, разумеется.
  Решено, о переселении душ расскажу, как и о своём мире, а возраст сокращу до двадцати пяти, сошлюсь на педагогический опыт - прокатит, я думаю. Кстати, с магами стоит поговорить отдельно, а по итогам беседы может статься и так, что им-то я как раз и сообщу свой реальный возраст и обрисую не менее реальный опыт. Так и поступим!
  Я едва не подпрыгнула на месте, ох ты, меня только что водой не облили, так глубоко задумалась.
  - Что?
  - Кри, ты не заснула?
  - Заснёшь тут... - проворчала я, - что нашли?
  - Хранилище книг, - восхищённый Ивар провёл рукой по дверной петле, - теперь магам учить нас будет некогда.
  - С чего бы?
  Мальчишка смешливо фыркнул:
  - Сами будут учиться!
  Я тоже рассмеялась.
  - Пусть учатся, жалко тебе, что ли? Но только в свободное от нашей учёбы время.
  На том и порешили.
  Нынешний день для учёбы уже пропал, сначала дневное приключение с Кейдилом, затем поиски тайника, ну и прочая мелочёвка вроде текущих дел главы рода... так что после ужина и визита к спящему, но несомненно выздоравливающему гостю, все мы собрались в кабинете Ивара.
  К моему удивлению, маги молча внимали моей бесстрастной речи и вопросов не задавали. Даже Ивар как в рот воды набрал. Странно... но по мере приближения рассказа к событиям в княжестве Варг (с участием владетеля), маги становились всё угрюмее. А после упоминания, как владетельный господин Наварг снисходительно повелел 'бедной девочке' присоединиться к свадебному каравану, Ивар не выдержал:
  - Герсил, вам что-то не нравится?
  Старший маг неопределённо пожал плечами, а Тор не замедлил с выводами.
  - Не нравится отсутствие логики в действиях владетеля Варга. Этот... - наш ниндзя явно проглотил грязное ругательство, - вряд ли расстанется даже с самым слабеньким ведьмаком, пусть и таким странным, как слабая девчонка. Да он любого выпотрошит заживо, если несчастный сможет продвинуть его исследования на крошечный шажок, а тут, сами видите, с лёгкостью отпустил не просто мага, а повелителя металла, да ещё и с возможностью преобразования свойств металла! И потом...
  - ... а вот потом странно повёл себя уже Иснор, - заметил Третий, - беспрекословно отпустил девчонку в столичную школу.
  - С этим всё более-менее понятно. Господин Ревайни не станет мериться силой с королём, - возразил Герсил, - и не забывай, я был свидетелем последних событий в поместье Иснора, так что могу чётко подтвердить, у тамошних магов не было выбора. И самое интересное, наследник Дейниз отсылал отцу письма каждый день с момента появления девочки в самом поместье.
  - Вот насчёт наследника можешь быть спокоен, - вставила я, - он отказался иметь со мной дело. Ивар считает, что его прочили в тандем, но опоздали. Ибо наш пострел успел первым!
  - Это он вовремя сообразил, - согласился Герсил, - наследника Дейниз можно не учитывать, однако его отец мог и заинтересоваться. В их роду давно железных магов не рождалось.
  - Железных? - поинтересовалась я.
  - Так просторождённые называют таких, как ты, - хмыкнул Ивар.
  - Понятно, 'железяки', значит!
  Вопросами и предположениями меня мучили до поздней ночи с перерывами на перекусы. Особенный интерес высказывался в отношении так неосмотрительно покинутого мною мира под названием планета Земля. Первая беседа и, полагаю, что не последняя, закончилась, когда оба 'ребёнка' начали зевать во весь рот.
  Наскоро ополоснувшись, я рухнула в постель.
  И пусть весь мир подождёт!
  ***
   А затем потянулись дни учёбы.
  День теории, день практики, семь дней в неделю!
  - Сами виноваты, - хмыкнул Герсил, - вы пожелали всего и сразу. Терпите.
  Мы, конечно, терпели, куда деваться. К моему удивлению, Ивар по-прежнему относился ко мне, как к бестолковой подружке одного с ним возраста, что и не удивительно. Практически во всех явлениях здешней жизни я разбиралась неважно, поэтому наряду с дворянским этикетом мой сюзерен благосклонно просвещал меня на тему 'как разговаривать с торговцами, нищими, простыми горожанами, стражниками, королевскими слугами, купцами, подручными купцов и ремесленников, поставщиками'. Наука включала и сведения о том, кого и как можно, а также нужно приветствовать, какой глубины поклон отдавать стражнику, купцу, дворянину, дворянке... кого пропускать вперёд, а кого и задвинуть, не особо заботясь о вежливости.
  - Ты помни, Кри, чем выше человек держит голову и чем добротнее одежда на нём, тем выше его статус. Ясно?
  Чего тут не понять? Дворянство во всех галактиках одним мирром мазано, им же кровь из носу надо носить шитое золотом платье и плевать, что оно весит, как две гантели борца-тяжеловеса. Наши средневековые монархи тоже были озабочены необходимостью выделяться посреди плебса или отличаться от более благородных подданных затейливым кроем подштанников, дорогими кружевами и прочей шелухой.
  Дни забиты учёбой до отказа и только в конце второй недели обучения нам дают передышку на двое суток и тогда можно отоспаться, побродить по городу в сопровождении двух магов и благополучно излеченного Кейдила, в поисках нужных людей... ну и приключений на свою голову. Мальчишка оказался сиротой, чего и следовало ожидать, однако до недавнего времени на его попечении оставались ещё двое родичей - младшие брат и сестра, которых не так давно приняла на воспитание бездетная, довольно зажиточная семья. Немолодые супруги относились к детям неплохо, кормили, учили, одевали (пусть и небогато), но ребятишки шести и семи лет ни в чём не нуждались. Сему благому делу помог старый монах, знающий семью Кейдила много лет и когда-то воевавший с его дедом плечом к плечу.
  К слову сказать, те самые стражники, что знатно покалечили мальца, так и не появились в нашем доме, стало быть, до Кейдила дела никому нет. Или всё же есть? Один из магов заметил близ нашего дома подозрительных 'прохожих', регулярно сменяющих друг друга в очень удобной для слежки подворотне. Для дядюшкиных возможностей такое внимание было очень уж демонстративным, и мой сюзерен решил, что это развлекаются стражи. Маги покивали, переглянулись и сказали, мол, стоит себе в тени человек неприметной наружности, почти не скрываясь, да и пусть стоит. В случае чего о нём позаботится соответствующее заклинание...
  Кейдила призвали к ответу спустя неделю после излечения и выяснилась интересная штука. Командир городских стражников с чего-то решил, что он, Кейдил, помогал некоему Меченому ограбить ювелира, проживающего на границе улицы Попрошаек и главной стены Северного Луча.
  - А ты помогал? - заинтересовался Ивар.
  - И не думал даже, - вскинулся подросток, машинально потирая зажившую ключицу, - это маг-стражник так решил! Что-то он там увидел в переплетении магических следов.
  Присутствующий при разговоре Тор согласно качнул головой - не врёт.
  - А чем ты вообще занимался в жизни-то? - поторопилась спросить я, - воровал, помогал следить за купцами, охранял что-нибудь?
  Мальчишка залился румянцем по самые уши.
  - Воровал, два раза. Когда младшие заболели. А так за еду работал... то тут, то там. Обычно у ремесленников или в тавернах при кухне. Тяжести носить доводилось, конечно, поэтому тот... стражник меня в спину и пнул, чтобы больше работать не мог. Они хотели, чтобы я следил за ворами в столице. И чтобы доносил на них.
  - Ага, - кивнул Ивар, - и сколько бы ты прожил после такой слежки? До первой стычки воров с законом, сразу тебе говорю. У Большого Папы своих следильщиков хватает, он же половину городской стражи кормит. Тебя отыскали бы очень скоро, Папа это умеет, имей в виду. Кстати, оправданий и слушать бы не стали, а быстренько свернули шею, вспороли брюхо, набили камнями, да и пустили поплавать. Хотя... камни тревожить не стали бы, незачем. Плавает дохлый оборванец и пусть плывёт себе, судьба ему такая.
  - А что за Папа, камрад?
  - А это такой король городского преступного люда, - ухмыльнулся Ивар, - мы с мамой выжили только потому, что она магом была. Слабеньким, правда, но и того Папе хватило, чтобы следы заметать.
   - Следы чего?
  - Заклинаний взлома, - пояснил Тор, - его матушка в одном была хороша, в скрыте магических воздействий. У сына сил-то побольше оказалось, но папаша не успел проверить мальчишку на наличие Дара, погиб на дуэли, как тебе известно. И пока родичи сражались за наследство, мы помогли его матери бежать, а уж она сама умудрилась как-то попасться на глаза Большому Папе.
  - Я видел вас обоих, - вставил Кейдил, - это... когда стражник на вас напал прошлой весной. Говорят, Большой Папа... огорчился, когда госпожу Аннель убили.
  - Именно, - подтвердил Тор, - огорчился так искренне, что резко снизил вознаграждение прикормленным стражам за эту промашку. Упустить мага за Грань! Да за это можно и головой поплатиться.
  - А что стражи?
  Маг развёл руками, мол, мнением и судьбой неудачников из числа стражей закона он не интересовался.
  ***
  Кейдил, охотно давший кровную клятву, теперь звался Кей и неистово учился вместе с нами. Имперский язык дался ему на удивление легко и через пару-тройку недель обработанный соответствующей магией подросток запоем читал книги из тайной библиотеки. Маги отмечали большой интерес новобранца к мемуарам военачальников, великих и не очень, и охотно учили крепкого мальца сражаться без оружия. Он простолюдин и в качестве оружия, по законам Нутавы, ему полагается разве что поясной нож с лезвием вполне определённой длины - не более пятнадцати сантиметров по нашему счёту и двенадцати питов по здешней системе мер и весов.
  Не слишком-то умён король Филрой, запретивший плебеям владеть достойным оружием, я вот прекрасно помню, как подобные запреты обходили в средневековом Китае. Из таковых благополучно вырастали знаменитые на весь мир школы единоборств, разные там каратэ, ушу и прочие винь-чуни. Здесь тоже народ не глупее китайцев, и бои без оружия процветают, как зрелища, развлекающие аристократов, причём на ринг (тут его называют Кругом), выходят не только плебеи. Случается, что господа дворяне принимают участие в ожесточённых схватках, получая свою долю ударов, пинков, переломов и прочих радостей. Но особенно популярен в столице подпольный бизнес, нечто вроде боев без правил, которым вроде как управляет Большой Папа. И понятное дело, не без санкции его величества Филроя, большого любителя кровавых зрелищ.
  Кстати, оружием Кейдила стал вовсе не нож, а палка типа посох и, как ни странно, кнут. Мне подобного счастья не выпало, поскольку орудовать посохом не позволяет слабое сердце, зато разрешено использование кнута и пращи. Кроме того, все мы - дети и взрослые - читали запоем каждую свободную минуту, пытаясь отыскать детальное описание технологии расширения пространства. Любое упоминание об подобной магии воодушевляло мальчишек на дальнейшие поиски.
  Магия расширения пространства использовалась так давно, что в книгах остались большей частью только восторженные отзывы о подобных возможностях, но мы всё равно читали и читали с недюжинным упорством. И наши усилия были в какой-то мере вознаграждены необычными находками. Именно Кейдил отыскал в мемуарах какого-то высокопоставленного вояки несколько новинок, неизвестных даже нашим магам. И в числе прочего простенькое заклинание, рассеивающее внимание, а самое приятное, что им мог воспользоваться любой недомаг или вовсе не маг. Достаточно иметь при себе небольшой накопитель, пробормотать тихонько пять слов в сторону объекта и эффект налицо. Наши юнцы потренировались на слугах, прохожих, а также посетителях соседней таверны (пьяных в том числе) и установили, что заклинание хорошо работает, если число объектов не превышает трёх, с пятью дело обстоит похуже. Немного, но и то хлеб. Надо ли говорить, что все мы затвердили необходимые пять слов? Чет мимоходом заметил, мол, не исключено, что простенький заговор когда-нибудь и жизнь спасёт.
  Особенно приятно, что в один из дней тот же Чет принёс мне потрёпанный томик карманного формата, оказавшийся записями мага-металлиста, старательно экспериментировавшего с небесным металлом. Там не содержалось подробных сведений о технологиях ковки или о создании изделий иным способом. Зато записи содержали множество рецептов сплавов с использованием небесного металла, а последние пару страниц были посвящены драконьему железу, которое оказалось вовсе не железом, а чешуёй.
  Оказывается, когда дракон линяет, он сбрасывает старую чешую, затвердевающую на воздухе до состояния металла! Если неизвестный автор записок прав, то в процессе линьки у дракона сначала отваливается чешуя, точнее, он её стёсывает о шершавую поверхность и только потом со зверюги слезает облысевшая шкура! То есть, все те 'денежки' из последней захоронки - это чешуя дракона? Вот это новость!
   Я боюсь даже подумать, как Иваров предок собирал это богатство и каким чудом выжил при этом, поскольку в записках упоминается, что драконы пожирали собственную чешую ради придания твёрдости новой шкуре.
  Полагаю, что стоимость этого клада зашкаливает за все имеющиеся возможности ныне правящего монарха. И когда я сообщила юнцам о примерной цене одного соуна драконьего железа (а это примерно триста граммов), они с удвоенным энтузиазмом принялись за чтение в поисках эксклюзивных технологий. Герсилу приходилось усыплять их магией и следить, чтобы они спали не менее восьми часов в сутки. Мальчишки протестовали, но маги знали, что делали и поэтому усилили физические нагрузки пока до деток не дошло, что наставники всегда правы.
  За неимением информации о чарах расширения пространства пришлось изготовить полудюжину вместительных фляг с использованием небесного металла, простого железа и серебра. Фляги улетели со свистом, но не напрямую от Змеёныша, а через посредника из числа старинных знакомцев старшего мага. С учётом процента за посредничество вырученная сумма приятно удивила. Как выразился бы мой сын, четыреста двадцать бронов, как с куста! Целое состояние, если кто понимает.
  Ещё дважды я посещала знакомую кузницу, закупала металл, выгребая весь неликвид по смешным ценам, однако приятных неожиданностей более не случалось. Ну что же, бывает и так...
  В учёбе, хлопотах и тренировках прошла весна, которую наша троица почти не заметила, настолько были интенсивными занятия. Успехи старательных учеников весьма радовали всех четырёх наставников, поэтому в середине лета старший воспитатель озвучил предложение, одобренное мною всем сердцем - съездить к Старому городу и посмотреть своими глазами, что именно там творится.
  Демонстративно прикрыв уши, пострадавшие от нашего восторженно-слитного вопля, старший маг велел собираться в дорогу и на всякий случай пояснил, что едем, скорее всего, только на разведку. Совет магов и детей решил, что далеко углубляться не будем, а может, и вообще не сделаем ни единого шага на запретную территорию - просто объедем город по периметру и понаблюдаем за животными, насекомыми и прочими бессловесными тварями. Возьмём корзинку с мышами, на месте прикупим пару домашних птиц и посмотрим, как среагируют на эманации города привезённые издалека твари, а заодно и тамошние обитатели.
  Наши маги, впрочем, как и мы с Иваром, не слишком доверяли страшилкам о наследии Древних. Множество невероятных слухов, дурацких описаний убийств и прочих безобразий Старого города попадалось, в основном, в мемуарах хвастливых путешественников. Зато в солидных источниках не нашлось ни единого подтверждения слухов о смертельной опасности непосредственно для магов. Если верить здешнему сарафанному радио, господа волшебники умирают в страшных муках, теряя ногти, волосы и верхний слой кожи, а немаги совсем наоборот, имеют возможность разжиться странными и подчас дорогими вещами, имеющими хождение как раз среди магов.
  Сказано - сделано! И вот мы уже покачиваемся в сёдлах, благополучно переправившись телепортом в предгорья хребтов Шуанси, прямиком в деревушку со странным названием Суаманча, где прикупили себе низкорослых, невероятно выносливых лошадок, приспособленных для путешествий в районе предгорий. Тамошний староста строго предупредил об опасностях выбранного пути и пресловутом проклятии Старого города для всех магов благословенной Нутавы. Старикан торжественно зачитал действующее пророчество о том, что ждёт неосторожного, преступившего черту Старого города. После чего маги отправились закупать провизию, а я проспонсировала старинушку половиной брона тайком от спутников, пообещав оставшуюся половину за правильную информацию о пророчестве.
  Хитрый дед тихо рассмеялся, махнул рукой и пожелал госпоже Экриме лёгкой дороги, добавив несколько интересных фактов о прибывших на сутки раньше нас. Как я понимаю, их всегда было немало, этих пришельцев, желающих обогатиться за счёт оставленного далёкими предками в Старом городе. Ещё вчера Герсил высказал предположение, что город давным-давно разграблен удачливыми сталкерами, которые тут незамысловато именуются 'ходоками', но возможно, нам таки удастся разжиться небесным металлом. Попытаться нужно и Чет высказал надежду, мол, вдруг нам повезёт наткнуться на хранилище книг. Даже одна книга из наследия предков - это подарок судьбы.
  Кстати, тот же староста подсказал короткий путь к ближайшей границе здешней Зоны, а затем уже старшему магу рассказал и даже показал на карте расположение родников. Далее он с благодарностью принял серебрушку, заговорщицки подмигнул госпоже Экриме и, прощаясь, уложил в мою перемётную суму приличный круг домашнего сыра, затем хлопнул по крупу Иварову лошадку и пожелал нам счастливого пути.
  Начало лета в предгорьях - это примерно, как середина весны в центральной полосе России. Утром палит солнце, вечером натягиваем шерстяные плащи и греемся у костра. С топливом для огня тут тоже не густо, редкий кустарник, кое-где попадаются невзрачные деревца - всё вырублено и истоплено до нас, наш караван тут и не десятый. Поэтому сидим в кружок, греемся у магического огня и не печалимся о необходимости заливать пламя водой или прятаться от искр.
  В первую ночёвку нас никто не тревожил, чему немало способствовал надёжный охранный купол, установленный Третьим, ныне скромно отзывающимся на имя 'Трек'. Зато на вторую ночь прямо в костёр метнулось блеснувшее на свету короткое тельце, и я едва успела поймать упавшую челюсть. Рядом с нашим юным огневиком плясало в струях оранжевого огня очаровательное порождение магии - огнепёрая ящерка, по-здешнему 'огнёвка'. Красавица!
  Поражённый Ивар осторожно принял в руки пылающую ящерицу и замер точь-в-точь, как малыш, которому строгие родители наконец-то подарили вожделенного щенка.
  - Герсил, - неверяще прошептал Ивар - мне не снится?
  Маг хмыкнул и поздравил юного сюзерена с обретением талисмана-защитника.
  - Откуда он тут взялся? - отмерла я.
  - Из жерла вулкана, - ответил Тор, - в двадцати лигах начинается ожерелье Орилла, это сеть мелких вулканчиков. Именно там эти твари и водятся. Давно их не видели, тебе повезло.
  - Точно, повезло, - откликнулся Чет, помешивающий похлёбку, - такое раз в двести лет случается. Если малыш останется без подпитки огнём, он погибнет, разве что его примет огненный маг. Так что поздравляем с редким приобретением.
  Ивар даже о еде позабыл и отвлёкся на свою миску только через час, когда ящерка угомонилась и спряталась к нему за пазуху.
  Действительно красавица - огненные пёрышки вдоль спинного хребта, четыре цепкие лапки, длинный хвост с ярко-жёлтым наконечником, потешная мордаха, ну точь-в-точь китайский дракончик, даже усы есть! Точнее, это не усы, а струйки красно-оранжевого пламени, в которые ящерка то заворачивается, то выныривает из них, красивое зрелище.
  - Как ты её назовёшь, камрад?
  - Красотка!
  - Ей походит, - ухмыльнулся Чет, - ладно, всем спать, завтра решающий день, так что надо отдохнуть.
  ... При первых робких проблесках восходящего над горами солнца мы тронулись в путь, огибая далеко справа не то сель, не то оползень, причём, явно недавний. Скорее это именно оползень, для селя глины маловато, да и прочих наносов не видно. Нахоженная дорога завалена битым камнем, так что придётся отыскивать безопасный проход, чем мы сейчас и занимаемся. Низкорослые, смирные и очень выносливые лошадки самостоятельно прокладывают путь по осколкам камней, расколотым глыбам земли, даже успевают мимоходом прихватить пучок зелени с растрескавшихся камней. Зелень тут пробивается повсюду.
  Мы движемся шагом уже полдня и наконец-то впереди замаячили разрушенные временем строения. Ивар было пришпорил свою коняшку, но старший маг повелительно поднял руку, и все замерли. По знаку Герсила мы рассыпались цепью справа и слева от него. Начинается оговорённое ранее действо - маги смотрят, слушают пространство, нюхают, запускают разведчиков или просто ищут следы на земле. Хотя какие уж тут следы, на камнях-то. Наша весёлая троица стоит молча и отслеживает окрестности с трёх направлений.
  Трек спешился и на четвереньках прочёсывает землю полукружьями, от места остановки в сторону первых строений города, наблюдая за выпущенными мышами. По команде Кей выпускает двух заполошных птиц, которые резво удаляются в нужную нам сторону и, кажется, летят без особых усилий и прочих неожиданностей.
  Через полчаса становится ясно, что грызуны, как и пернатые, живы-здоровы, чего и нам желают, а вернувшиеся призрачные разведчики втянулись в кольца своих магов и порадовали отсутствием крупного и живого в пределах перемещения. Красотка выбралась на плечо хозяина и уселась на хвост, придерживаясь за его ухо для равновесия.
  - Ну что, тронулись? - Герсил обвёл нас глазами, - или поедем вокруг города?
  - А давайте сначала вокруг города, выберем местечко почище и войдём с той стороны, где развалин поменьше. Лошадей же бросать не будем? - я уставилась на Герсила.
  - Так и сделаем, - решил старший маг, - мне тоже не хотелось бы оставлять лошадей. Случись непредвиденное, и мы окажемся...
  - ...без средств передвижения, - подхватила я.
  - Именно.
  - И в любом случае оставим охранника при животных.
  - Только не я! - вскинулся Ивар.
  - Останется Тор, - решил Герсил, - у него лучше всего с магией воздуха и земли. Обустроит лагерь, если получится и отобьётся в случае чего, амулетов у него достаточно.
  Наш земляной согласно склонил полуседую голову, и мы синхронно тронули поводья.
  Вопреки всем описаниям Старого города никакой зловещей тишины там не наблюдалось, орали какие-то галки, срываясь целыми стаями с башнеподобных зданий, покрытых серой черепицей, шелестел и тихо завывал ветерок, прорываясь сквозь обвалившиеся стены домов, журчали ручейки на месте реки, когда-то протекавшей через мегаполис.
  А в том, что это мегаполис, сомнений у меня не было. Точнее, они развеялись, стоило увидеть широченный проспект, словно покрытый шершавым ковролином. Удивительное зрелище - настоящее шоссе, разделённое на шесть полос глубокими канавками, проточенными в темно-сером 'ковролине', две канавки залиты светло-жёлтой массой, средняя отливает ярким серебром, остальные две были ярко-красными. На перекрёстках канавки сливались, менялись местами, чётко пересекали друг друга, а иногда и обрывались, словно отрезанные невидимыми ножницами - ковролин стелется себе дальше, а линий больше нет... Странновато. Горы сухой и перегнившей листвы, обломки дерева, перемолотый в труху мусор, выдуваемый из подворотен, крошечные смерчики из пыли и чего-то совсем невесомого и весьма похожего на одёжную пыль...
  Развалины некогда крепких домов выползали прямо на ковролин дороги, образуя местами непроходимые завалы, но мы упрямо пробирались вдоль границы города, отыскивая мало-мальски безопасный проход. Разговаривать или обмениваться впечатлениями не хотелось, слишком тягостное впечатление производили горы дроблёного камня, перемешанного с листвой и чем-то очень похожим на разноцветное битое стекло. Много столетий тому здесь бродили живые люди, смеялись, отдыхали, работали, шумели рынки, а возможно, играла музыка, шуршали по ковролину шоссе колеса экипажей или авто, чем чёрт не шутит. А теперь перед нами пустыня...
  Развалины окраин постепенно сменились почти неразрушенными двух- и трёхэтажными особнячками, по самые крыши утопающими в яркой зелени. Видимо, магия сохраняет дома и парки даже спустя столетия...
  Это скорее всего богатый пригород, административных зданий в ближайшей видимости нет, а уж архитектура до того странная, какая-то иная... да, другого слова в голову не приходит. Она ИНАЯ...
  От странных и очень высоких башен, диаметром в двадцать-тридцать метров просто оторопь берёт. Они по непонятной системе окружают богатый пригород, явно образуя какую-то линию обороны. Или защиты? Кстати, крыши богатых домов почти не разрушены. Магия?
  Копыта наших лошадок уже минут двадцать цокают по ковролину дороги, мы держимся в три ряда по двое и один во главе - это Герсил, увешанный амулетами от ушей до колен. На ближайшем перекрёстке спешиваемся.
  - Начнём? - неспешно поинтересовался Трек.
  Ивар кивает и Тор отгоняет семерых лошадей назад метров на сто, что-то там делает с амулетами, и животные замирают. Защита, отягощённая стазисом уже работает, поэтому всё внимание переключается на ближайшее к нам здание. А там есть на что посмотреть. Невысокая, в мой рост, кованная ограда, ничуть не пострадавшая от прошедших столетий, опирается нижней частью на мраморное основание с замысловатой резьбой. Сплошная стена зелени, словно обрезанная строго по линейке, громоздится за оградкой и вовсе не вылезает за пределы заборчика. Какая-то громкая птица надрывается в густой зелени, оставаясь невидимой.
  Я потянулась к металлу ограды и получила мощный отклик, похожий на звуковую волну. Меня тут же качнуло в сторону от неожиданности. Ивар встревоженно подхватил под руку.
  - Погоди, камрад, не мешай. Там какой-то странный металл, и он вроде как... кричит!
  Маги переглянулись.
  - Кто... кричит? - осторожно уточнил Чет.
  Я отмахнулась и короткими шашками двинулась к ограде, шаг и встала, снова шаг и замереть на пару секунд. Спиной я чувствовала, как напряглись мои спутники.
  - Кри, - негромко позвал Ивар, - возвращайся.
  Я оглянулась и, помедлив, отступила, уловив со стороны ограды невнятный отзвук чего-то вроде... чувств, как если бы кто-то очень сильный кровожадно ухмыльнулся. А затем меня словно оплели на миг холодные щупальца, сжали и мгновенно отпустили. Да ну их к чёрту, такие танцы! Я метнулась к перекрёстку, и остановилась, когда меня перехватил Ивар 'ты куда, подруга?'.
  - И что там было? - спросил Кей.
  - Металл ограды меня... отпустил, - ошеломлённо ответила я, - сама не пойму, что это было. Вроде как меня настойчиво звали, приглашали войти, осмотреться...
   - Туда мы точно не пойдём, - сказал Ивар.
  Маги согласно кивнули, а я как-то засомневалась. Вроде бы приглашали, этот странный зов звучал, как... долго сдерживаемый стон, что ли! Я оглянулась на странный дом, снова потянулась к металлу ограды и пришёл тихий отклик, печально затихающий где-то на границе слуха.
  - Может, всё же попробуем подобраться поближе, вдруг мне не показалось?
  - А что именно показалось? - Чет повернул голову в мою сторону.
  - И мне показалось... - тихо откликнулся Кейдил, молчавший до сих пор.
  - Тебе что-то послышалось? - заинтересовалась я.
  - Даже не знаю, как и сказать... - мальчишка досадливо дёрнулся от невозможности выразить свои ощущения.
  - Давай-ка сравним ощущения, - я решительно рубанула ладонью воздух, - говори первым!
  - Ну, вот ты что-то такое сделала, а оттуда... что-то такое послышалось. Оно... ну... вроде бы кто-то там проснулся, долго спал или пропал надолго и потом... вот... его разбудили.
  - И что?
  - И оно не обрадовалось, а потом... ты отошла, и оно... - Кейдил даже покраснел от смущения, - ... опечалилось.
  Я внимательно всмотрелась в мальчишку.
  - Герсил, а ведь у меня точно такие же ощущения. Надо бы Кейдила проверить. Похоже, он имеет кое-какие способности.
  - Ну, сейчас не до этого, - хмыкнул Герсил, - а вот дома посмотрим. Значит, ощущения схожие...
  - А что делать будем? - поинтересовался Ивар.
  Герсил потёр подбородок.
  - Попробуем войти. Экрима, ты сможешь договориться с металлом?
  - Сейчас и увидим...
  Я размотала с предплечья свою кобру, змея изящно скользнула на шоссе, мгновенно разделилась на несколько стрелок, которые тут же метнулись к ограде и исчезли в тени, отбрасываемой зеленью.
  На всякий случай маги загнали нас под щиты, одновременно прикрывая и лошадей. Ожидание тянулось невыносимо медленно, но минут через десять металлические крепления невидимых ворот протяжно заскрипели и в густой зелени образовалось нечто вроде прохода. Присмотревшись, мы обнаружили и слегка приоткрытые наружу створки ворот. Это и воротами назвать нельзя, этакая дверца в низенькой ограде, обрамлённая кованным узором, выступающим далеко вперёд.
  При попытке Ивара пересечь границу ворот, этот узор выбросил навстречу десятка полтора шипов, а я инстинктивно шарахнулась в сторону, забыв, что нас обоих прикрывает знаменитый алмазный щит. Защита благополучно отразила сюрприз, так что шипы упали далеко позади за нашими спинами. И что это было, стесняюсь вас спросить?
  Наконец-то вернулись все стрелки, неторопливо собрались в единую змею, которая вежливо посвистела, давая понять, что путь свободен.
  Веселье началось прямо от входа. Первыми миновали ворота Герсил и Трек, причём, последнего, умудрившегося опередить старшего на полшага, мгновенно спеленала какая-то защита. Мы замерли... теперь наш маг беспомощно шевелил ступнями, будучи подвешен на невидимых крючьях в полуметре над поверхностью двора. Судя по гримасам, говорить не может, так и висит себе - руки по швам, а вот и ноги перестали дёргаться.
  Герсил выругался, и я его понимаю, защита дома до сих пор активирована, это плохо. Трек беспомощен, и он не просто выведен из строя, а похоже, серьёзно влип. Герсил помрачнел, должно быть, неведомая защита никого просто так не отпустит, иначе в чём смысл защиты вообще?
  Пытаться совладать с неизвестной магией доступными средствами тоже не выход. Последствия вмешательства могут быть смертельными и хорошо, что для кого-то одного, а если накроет всех? Впрочем, оставить Трека медленно умирать тоже неправильно. Ивар на крови поклялся, что своих не бросает, а подобные клятвы преступать опасно.
  - Что мы можем сделать? - Ивар шагнул к выходу, - выходите, надо подумать, как мы можем его освободить.
  - Магией не стоит, - высказался Чет, - сами понимаете почему.
  - Да уж понимаем, - пробормотал задумчивый Тор, - что тут не понять-то... я вот подумал... если мы сможем воспользоваться магическим зрением, может, и поймём, где в этой защите слабина. Или повезёт обнаружить ключевой узел!
  - А если использована совершенно иная магия? - возразил Ивар.
  - Не думаю, - медленно ответил Герсил, - эти Древние люди нашего мира, как и законы мира, а стало быть, и законы магии, одинаковы - что у них, что у нас. Полагаю, магия основана на тех же принципах.
  - В любом мире магия суть преобразование энергии, - встряла я, - принцип построения ловушек вам известен? Вот и посмотрите на Трека своим зрением, вас тут аж четверо магов... глядишь кто и додумается, как его освободить.
  - И вот ещё что, - Ивар обвёл нас взглядом, - когда будете анализировать увиденное, обсуждайте всё это вслух, чтобы я и остальные понимали в чём там суть.
  - Зачем? - вытаращился Тор.
  - Затем, что дети могут увидеть то, что не заметят взрослые маги, - ответила я, - мы смотрим на вещи и явления с другой точки зрения. Понимаешь?
  - Не возражаю, - кивнул Чет, - в чём-то она права. Начнём?
  Мы осторожно просочились за ограду, встали плотной толпой напротив висящего с закрытыми глазами Трека и началось...
  Маги ругались друг с другом до хрипоты, спорили, молчали, и тем не менее постепенно отсекали один узел заклинания за другим. Ивар поддерживал их силы своим фамильным накопителем, а несчастный Трек по-прежнему беспомощно висел, бледнея всё больше.
  - Ивар, по-моему, защита жрёт его силы, - я кивнула на Трека, - смотри, совсем побелел.
  - Вижу, - ответил сквозь зубы бастард, - я уже пытаюсь передать ему часть силы из амулета.
  - И что?
  - Сила утекает, как в песок.
  - Плохо...
  И в этот момент обессилевший Трек кулём обвалился на плиты двора.
  Кейдил метнулся было к нему, однако мощный выкрик 'Стоять!' вместе с заклинанием остановили его в броске.
  - Куда, сопляк?! - рявкнул Ивар.
  И никто не засмеялся, когда одиннадцатилетний мальчишка сказал это в адрес шестнадцатилетнего юноши. Сопляк и есть, только дурак бросается под неведомое заклинание, Матросов нашёлся!
  Маги аккуратно деактивировали остатки ловушки и только потом подняли пострадавшего собрата.
  - Ничего, сейчас он придёт в себя, - Тор запрокинул голову мага и тонкой струйкой влил в него бледно-розовый эликсир.
  Герсил обессиленно опустился на мраморную крошку, некогда бывшую плитой драгоценного каросского мрамора. Чет вернулся к лошадям, мальчишки дисциплинированно стояли рядом со мной. Велено замереть, вот и стоим замершие, как суслики у норы.
  Как оказалось, ловушка находилась у ворот на уровне колена, обычный с виду столбик, обвитый диким вьюнком. Понятно, почему ловушка не сработала на стрелки. Видимо, здешний 'датчик движения' настроен на человеческий рост. Да вот извольте видеть, на метр повыше столбика висит изящная кованная гирлянда - ещё один 'датчик', спасибо, что не сработавший.
  Я тоже выругалась, но в отличие от спутников, мысленно, затем вспомнила Стругацких с их сталкерами, Зоной, гайками, ведьминым студнем и прочей красотой. Подумав, потянулась к кобре, и она тут же просочилась сквозь сжатую горсть, оставив в кулаке с полсотни тонких змеек.
  - Держи, Герсил, - я сунула ему пучок стрелок, - у тебя замах мощнее моего и метнуть сумеешь дальше. Будем швырять стрелки во все входы-выходы и смотреть, что получится. Ты как?
  - Согласен. А они вернутся?
  - Обычно возвращаются. А не вернутся, переживём, тут металла хватает. Одних шипов за спиной у нас ещё на две кобры валяется.
  Обернувшись к оставшимся магам, Герсил жестами отдал распоряжения, оставшиеся непонятыми, после чего сбил нас, то есть детей, в плотную кучку и на этот раз запустил в воздух сразу четыре стрелки, позаботившись окрасить их в мерзкий неоново-синий свет. Железки мирно упали метрах в пяти от нас и тут же поторопились вернуться к бросавшему.
  Так мы и двигались по подъездной дороге к парадному входу, украшенному благополучно обвалившимся крыльцом. Это и не крыльцо вовсе, а величественная галерея некогда, спускавшаяся аж двадцатью ступеньками большого полукруга к бархатно-зелёному газону, поросшему здешним вьюнком. Эта дрянь путалась в ногах не хуже северного стланника, поэтому мы не сходили с крошеного мрамора, спотыкаясь и оступаясь на каждом шагу.
  Входные двери порадовали отсутствием запоров, а окна - отсутствием стёкол. Не похоже, чтобы их выбивали, такое впечатление, что эти проёмы никогда не имели стеклопакетов. Окна первого этажа располагались метрах в пяти над землёй, что и понятно, службы, кладовые, подсобки, кухня - всё это господа загоняют в подвалы. Окна высоко, поэтому внутреннего убранства покоев нам не видно.
  Послушные стрелки проворно втянулись внутрь дома через щели в стенах... и снова ожидание.
  - Попробуем войти? - ко мне обернулся Чет.
  Я потянулась к змейкам, и в ответ пришла волна одобрения и покоя.
  - Можно войти и, похоже, они опять тайники ищут.
  Высокие массивные двери отворились легко и на удивление бесшумно. Мы застыли по обе стороны от входа. Пролом в полупрозрачном куполе крыши являл ярчайший столб света, в котором плясали пылинки, поднятые в воздух сквозняком. Пыль, высохшие листья и прочая труха густо устилала пол огромного холла, в котором не было вообще ничего, кроме деревянных обломков некогда роскошной мебели и мусора, нанесённого за столетия. Печально.
  Я прикрыла глаза, мысленно попросив прощения за потревоженное одиночество разрушенного дома, некогда полного жизни. В хлам разбитые мечты, прерванное веселье старинного и явно очень богатого жилища, остановленное течение жизни... Всё названное перечеркнула та самая короткая и ужасная война, стёршая с лика земли весьма продвинутую цивилизацию - это если верить книгам из тайной библиотеки покойного папаши нашего бастарда. Очередной магический блицкриг и в итоге обезлюдевшие территории, едва пригодные для жизни, полный упадок, пустыни вместо роскошных столиц давно не существующих государств, а также восемь континентов вместо трёх, ну и Старый город! Настолько старый, что даже имени не сохранилось. Как всё это неправильно.
  Я тяжело вздохнула, возвращаясь в настоящее и тут же на границе сознания зазвучала незнакомая мелодия, наполняя огромный холл не только музыкой, но и шелестом богатых одежд и тихим, ровным гулом благовоспитанной толпы, пришедшей почтить владельцев дома, а вот и хозяин выступил из глубины холла, благодаря собравшихся коротким поклоном... меня аккуратно подёргал за рукав Кейдил.
  Я вздрогнула, тьфу ты... померещилось, что ли? На меня уставилась вся команда, пришлось стряхнуть наваждение и оглядеться, а где лестница? Герсил тоже недоумённо повёл плечами.
  - Дом в три этажа, - сказал он, - и как здешние хозяева попадали на эти самые этажи?
  - Только не говорите мне, что тут пользовались лифтами, - пробормотала я по-русски.
  - Что ты сказала? - обернулся ко мне Ивар.
  - Я говорю входы надо искать в стенах.
  - Почему в стенах?
  - А где ещё они могут скрываться?
  - Ну, да, - Тор передёрнул плечами, - не ходили же тут сквозь пол.
  Где разумно расположить лифты в подобном холле?
  Слева? Это вряд ли, там два окна.
  Справа? Тоже нет, три окна с широкими простенками.
  Значит лифты в противоположной стене. Ну что, будем искать кнопки? Наш штатный аналитик Тор взмахом руки остановил всех желающих рассмотреть двери, и сам направился к противоположной стене, старательно огибая кучи мусора и стараясь не слишком вздымать пыль...
  Оглянулся на оставшихся у дверей.
  - Никакой магии, - предупредил он.
  Тор осторожно присел у стены, рассматривая её поверхность в косых лучах солнца, затем пошёл вдоль глухой стены, стирая с поверхности пыль раскрытой ладонью.
  - Дверей тут нет, - ровным голосом сказал Тор, отряхивая руки, - щелей тоже нет, проникнуть за стену невозможно. Я возвращаюсь.
  Герсил покивал и опустился на пол.
  - Садитесь. Будем думать.
  Ну что же, лифты отменяются, чего и следовало ожидать, а я-то размечталась покататься на инопланетном механизме.
  - Можно войти через в окно, - предложил Ивар, - стёкол нет.
  - Не стоит, - возразил Чет.
  Оказывается, он завёл лошадей прямо во двор дома, спутал заклинаниями и присоединился к нашему веселью с весьма здравой идеей.
  - Они использовали телепорты в полу. Ты вспомни, старший, - Чет перекинул косу за спину, - мы ещё в школе читали об этом. Увы, заклинания утеряны.
  - Я помню. Кажется, там упоминалось, что использовалась воздушная стихия.
  Все уставились на Трека. Он самый одарённый воздушник среди четверых.
  - Телепорты строить не умею, - открестился он, - вот разве что человека поднять смогу, но сейчас мне даже Экриму не переместить. Сами понимаете...
  Ивар кивнул, прочие задумались.
  - А кто нам мешает поискать телепорты? Экрима собирает металл и делает нам, ну... пусть не лестницу, а что-то вроде каната... - щёлкнул пальцами Тор, - и мы забираемся на первый этаж через окно, а далее по обстоятельствам.
  - Есть другие мысли? - Герсил оглядел нашу команду, - нет? Принимается.
  Я вернулась на крыльцо в сопровождении Чета, и минут через пять мы имели некое подобие пожарной лестницы с крюками на концах. Но не повезло. То ли подоконники там очень уж широкие, то ли границы проёмов утоплены в стены заподлицо, но лестница решительно не пожелала цепляться за предполагаемую 'раму' окна.
  - Остаётся сгрести мусор с пола и поискать входные телепорты внутри, - проворчал Герсил.
  - А не проще ли попробовать войти в другое здание? - спросил Ивар.
  - Или обойти этот дом и посмотреть, нет ли там чёрного хода. Для прислуги, - вставила я.
  В итоге мы-таки вошли в дом, что называется, с заднего крыльца и обрели самую настоящую винтовую лестницу, сквозную лестницу через все три этажа. Лестница казалась неуместно широкой, около двух метров от центра до кованых балясин - этакое лифтовое пространство, позволяющее видеть метра на три во все стороны. Иная архитектура, иные решения для удобства прислуги. Перемещались мы крайне осторожно, посылая вперёд по десятку стрелок и делая следующую пару шагов только в случае, если все 'разведчики' благополучно вернулись.
  Подъём на уровень первого господского этажа наша команда совершила примерно за час, обернувшись вокруг оси раза четыре. И ступили на мозаичный пол не раньше, чем маги дали 'добро'.
  Экскурсия по первому этажу завершилась благополучно, все до единой двери были заперты, открываться они не пожелали, поскольку вульгарных дверных ручек мы так и не обнаружили. Аналогичная картина ждала незваных гостей и на остальных этажах. Обваленная крыша на входе, дурацкая обезвреженная ловушка - вот и все наши впечатления от визита в чужой дом.
   И теперь мы стоим на раздолбанном крыльце-галерее в глубоком раздумье. Маги тихо совещаются, отгородившись от детей заклинанием тишины, лошади перебирают ногами у входа, воздух звенит от громкого щебета птиц. Мир полон спокойствия и, если не оборачиваться, то кажется, что я стою на пороге собственной дачи... Вот сейчас внук завопит 'бабуля, Бунька опять кусается!', и беспородная Бунька тут же начнёт толкать мальчишку головой в бок, и аккуратно прихватит детские пальчики страшенными клыками. Я привычно замахнусь мокрым полотенцем и оба хулигана с радостным криком и с не менее радостным лаем помчатся по дорожке прямо к надувному бассейну.
  ...Жарко, солнце всё ещё стоит высоко, поэтому мы укрылись в тени зелёных насаждений дома. Наши старшие решили переждать жару в холодке и перекусить, чем бог послал. А послал он много чего, не считая домашнего сыра от старосты.
  После еды приняли решение не тянуть время, а навестить соседний дом, до которого рукой подать. Я и с места не сдвинулась, вот просто не смогла оставить этот странный дом, полностью закрытый для проникновения. Согласна, мистика в полный рост, однако какое-то сожаление, совершенно необъяснимое, но тянущее за душу, не давало мне уйти без оглядки. А дом странно притягивал и одновременно как бы... предостерегал о чём-то.
  - Знаете что, - я решительно стряхнула крошки с камзола, - дайте мне немного времени. Ну, не получается просто так уйти, я попробую ещё раз, последний.
  - Кри, магией не стоит...
  - Я не прошу магического воздействия. Просто подождите меня здесь, у входа.
  - Ты что-то почувствовала? - Чет подобрался.
  - Дом не опасен, клянусь. Вы просто подождите меня здесь. Не входите. Хорошо?
  Ивар поднял руку, останавливая протесты магов.
  - Ты уверена, что это не опасно?
  - Нет, не уверена. Но уйти не могу. Этот дом... я себе не прощу, если мы уйдём, даже не сделав попытки понять, что же тут случилось.
  - Война тут случилась, - мрачно сказал Тор.
  - Знаю! Я хочу понять, что произошло с обитателями дома, понимаешь?
  Герсил досадливо сплюнул.
  - Ты полагаешь, что у тебя несколько жизней и две головы?
  Тут же подключился Чет:
  - Если головы две, то хотя бы одна могла бы и сообразить, там может быть опасно!
  - А может и не быть, - огрызнулась я, - теорию вероятностей надо было хорошо учить!
  - Что учить? - обалдел мой сюзерен.
  - Короче, - я обернулась к нашей команде, - давайте решать. Кто меня поддерживает? Кейдила не считаем, чтобы получилось нечётное число решающих. Итак?
  Ивар поднял руку.
  - Я согласен.
  Чет отрицательно мотнул головой. Ага, Тор проголосовал за меня, Трек тоже. Герсил против. Итог известен - они тут стоят и переживают, а я пошла в дом.
  - Кри, ты там осторожнее, не нарывайся.
  - Спокойно, камрад. Я в тебя верю, поверь и ты в меня.
  - Да я и так верю, - мальчишка махнул рукой.
  Я вошла в холл, аккуратно ступая меж обломков некогда прекрасной мебели. Остановилась в круге света, раскинула руки в стороны, пытаясь обнять опустевший дом, тщетно стремясь передать давно погибшим обитателям своё сожаление. Им бы жить да жить, населять эту каменную громадину детьми, внуками, правнуками, оживлять торжественные приёмы детским смехом, гордиться воспитанными кавалерами, красивыми и умными женщинами, рассеянными учёными или магами, чтоб им пусто было!
  История планеты Земля повторяется в этом чужом краю - всё так же жируют господа, стремятся к абсолютной власти правители, маги замышляют перевороты, короли воюют, перекраивая границы и континенты, что ж такое с людьми происходит, уважаемый Всетворец этого мира?
  Я злобно пнула ногой деревяшку, отлетевшую прямо к стене и замерла в благоговейном ужасе - вот же они, телепорты! Три обрезанных понизу овала, засветившиеся на этой самой стене! И всего-то надо топнуть ногой в центре, ну и или швырнуть чем-нибудь в противоположную стену!
  А если это не телепорты, а, скажем, ловушка?
  Кстати, маги в изумлении застыли на пороге, точь-в-точь, как я.
  - Целых три телепорта, - выдохнул Герсил, - да ещё и расположены рядом! Ну, как это они делали, а?
  - Телепортов три, этажей тоже три, - пробормотал Чет, - ну что, попробуем войти?
  Ивар придержал Кея, двинувшегося было вперёд, вот ведь торопыга.
  - Разрешите мне пройти первому, - Кей обернулся к сюзерену, - я рискну. Ведь в случае чего вы сможете помочь. А если первым пойдёт маг, то дом, может, и не пустит его. Вон Экрима же не маг, и дом её пропустил...
  Так и получилось, магам пройти не удалось, стало быть, система безопасности дома всё ещё функционирует! Удивительно! И, понятное дело, паролей мы не знаем, поэтому маги сидят во дворе и, полагаю, скрипят зубами от зависти! Мы с Кейдилом почти три часа бродили по первому этажу. Всё интересное и нужное тут выгребли до нас. Как я и ожидала, мародёрка рулит во всех мирах и во все времена. Если была война, то были и победители, которые в гневе крушили мебель, выносили к чёртовой матери стёкла, разбивали стены в поисках тайников и ломали драгоценный паркет просто так, давая выход злобе.
  И только в одной из комнат прямо за дверью обнаружился небольшой, видимо, семейный портрет, я чуть было не подумала, что это цветное фото - красивая молодая дама в непривычном наряде, с младенцем на руках и рядом с ней такой же молодой мужчина с серебряной прядью в смоляных волосах, покровительственно обнимающий за плечи... жену? Подругу?
  Оба они смотрят прямо на нас с Кеем, малыш таращится из-под забавного головного убора, дама вот-вот улыбнётся, а её спутник многозначительно щурится, словно примеривается к прицелу невидимого оружия.
  Я перехватила руку Кейдила.
  - Не трогай!
  - Давай заберём.
  - Не стоит, поверь. Это принадлежит дому и погибшей семье. Пошли отсюда, наши, должно быть волнуются.
  - И что, уйдём с пустыми руками? - мальчишка смотрит обиженно.
  - Ты себя кем считаешь? Грабителем?
  - Да ну, ты скажешь, - Кей смешно смутился.
  - Вот и иди к выходу.
  Секунда головокружения, и мы оба стоим на пороге первого этажа, за спиною холл, разруха, найденный портрет и сожаление, которым совершенно явственно потянуло от этого давным-давно заброшенного строения.
  Мы снова уселись в тени двора, после чего Кей и я наперегонки поделились событиями, ощущениями и прочим.
  - Можете считать, что я сошла с ума, но этот дом живой!
  Маги скептически переглянулись.
  - В каком смысле он живой?
  - Он способен чувствовать, понимаете? Его ограбили, осквернили, разрушили, но дом живёт и ждёт хозяев.
  - Понятно, - Ивар потёр подбородок, - а ты что скажешь, Кей?
  - Я ничего такого не ощущал, но если Экрима говорит... Вот спорим, что без неё никто из вас в дом не войдёт. Даже я!
  Так и получилось, со мной все маги оказались сразу на втором этаже. Двери открывались прикосновением ладони. Моей ладони, что характерно. И после этого уже никто не сомневался, что дом живой. Но не как человек, а как самообучающаяся система из моего прошлого, правда, снабжённая толикой эмоций. Разумом я понимаю, что строение не может быть живым, но как объяснить явную затаённую радость, сквозящую даже в звуке закрывающихся дверей. Дом приветствовал вошедших с миром и убойных сюрпризов не демонстрировал, а они тут есть, это к бабке не ходи. И что это, как не разум?
  Одним словом, мы бродили по разграбленному дому, заглядывая в каждый угол и в самом дальнем углу чердака обнаружили-таки то, что благополучно прошляпили поколения грабителей - невысокий плоский сундучок с затейливой инкрустацией на крышке. Большой такой ларец, битком набитый документами, составленными на неведомом языке. Карты, непонятные схемы и чертежи, выполненные на чём-то вроде тончайшего пластика. Что интересно, присутствовали разноцветные карты, а также чертежи каких-то вещиц в четырёх проекциях и в разрезе - прямо-таки нутавская начертательная геометрия, черти бы её обратно взяли, эту Нутаву вместе с геометрией.
  Я прощалась с домом, как со старым другом, мысленно и долго благодарила и в итоге получила ответ - недолгое сияние над козырьком крыльца-галереи.
  - Нас отпустили с миром, - проворчал Ивар.
  Скоро начнёт вечереть, поэтому наши взрослые спутники озаботились поиском места для ночёвки, полностью проигнорировав тот факт, что недавно покинутый дом принял нашу компанию, как друзей. Ивар решил остановиться на ночлег подальше от городской черты, мало ли. И маги его дружно поддержали, поскольку надо бы и горячего поесть, а разводить костры близ магически законсервированных зданий опасно, учитывая, что и само пламя будет магическим.
  Не думаю, что они правы, но спорить не стала. Городскую черту покинуть до темноты не удалось, поэтому поужинали всухомятку. Маги установили защитные пологи, используя шаманские амулеты, скорее всего, для самоуспокоения. Сам глава экспедиции Герсил самокритично заметил, что ещё никто не доказал факт взаимодействия магического фона Старого города с шаманскими заклятиями или призываемыми духами.
  Уснуть мне удалось не сразу. Сначала всех переполошила Красотка, а её напугал здоровенный жук-рогоносец, поэтому сдёрнутый со своего ложа Ивар случайно пнул меня при попытке вскочить. Я задела уже уснувшего Чета, тот наткнулся на Герсила и так по цепочке проснулись все. Малышку успокоили, после чего мои спутники благополучно утонули в объятиях Морфея, а я все таращилась в темноту ночи, изредка разрезаемую редкими сполохами далёких зарниц.
  Итак, Старый город. Все виденные сегодня разрушения на ядерную бомбардировку ни разу не похожи, скорее, на последствия локальных уличных боёв. Так что байки о выпадающих волосах, ногтях и стремительной смерти магов остаются байками. Нет, может тысячу лет назад на свободу и вырвалось некое смертельное излучение, но сей факт никак не связан с моим предположением о ядерной войне.
  Окраины размолоты до состояния щебня, зато богатые кварталы почти уцелели, что в объяснениях никак не нуждается. Все понятно и так - неслабая магическая защита. Если судить по одному исследованному дому, то нападение случилось, как гром среди ясного неба, и характер развалин говорит сам за себя. Напавшие быстро сломили сопротивление немногочисленных защитников города (а были ли они в преуспевающем мегаполисе, уверенном в своей недоступности?), а затем занялись обитателями богатых районов. Откуда следует?
  Я перевернулась на другой бок, несильно толкнув спящего в шаге от меня Тора. Тот шевельнулся, приподнялся и снова уронил голову на свой заплечный мешок. Так вот, вывод напрашивается сам собой. Если бы в городе стояли регулярные войска, усиленные магами, разрушения окраин отсутствовали бы в принципе. А что мы видим в данном случае? Правильно, видим мы последствия внезапного нападения, возможно, среди ночи или ранним утром, когда жителей и гарнизон сморил крепкий сон, скажем, после праздничных возлияний.
  Я снова перевернулась на спину, уставившись на редкие звезды в разрывах белёсых облаков. Защита пала, как и защитники, а напавшие войска принялись громить город. Наверное, трупы устилали улицы, не все же тут владели сильнейшей магией, распыляя врагов на составляющие. Были обычные воины, какая-никакая полиция, или стража, кто-то схватился за оружие сразу, кого- то зарубили прямо в постели, а по брусчатке и роскошному ковролину дорог волокли женщин, из окон выбрасывали детей...Так что запах крови и озона витал в воздухе, а над всем этим реяло знамя победителя, окрашенное кровью, своей и чужой...
  Я резко села на своём спальнике. К чёрту эти наведённые мысли-воспоминания. Надо спать, вон спутники уже третий сон досматривают, а мне словно песку в глаза насыпали. Я заложила руки за голову, закрыла глаза и сразу же провалилась в тревожный сон, опровергая собственное утверждение.
  ...Утром Красотка разбудила своего приятеля лёгкими покусываниями, после чего погнала нас обоих к маленькому фонтану умываться. Озадаченные её манерами маги только головами успевали вертеть. После перекуса мы оседлали лошадок и направились строго на север, оставляя разрушенные окраины справа.
   Этот день тоже не принёс эпохальных открытий. Мы прошли насквозь два плохо сохранившихся объекта непонятного назначения, растащили в стороны сгнившие ветви упавших деревьев, что преграждали дорогу к небольшому особнячку в два этажа. Дом выделялся среди ранее виденных привычной мне земной стилистикой - балкончик второго этажа полукругом нависал над входом, образуя навес, поддерживаемый двумя кариатидами. Две страшилы химерческого вида опирались нижними конечностями на остатки невысокого крыльца и мерзко скалились навстречу всем желающим войти.
  Именно здесь мы и обрели самые интересные находки - красивый магический светильник в виде выпрыгнувшей из воды рыбки, держащей шарик света в вытянутой пасти. Затем в прихожей отыскался странный предмет, в котором маги опознали сломанный жезл мага-аристократа, ранее страшное оружие, а ныне бесполезный артефакт, украшенный золотыми пластинами с включением магических кристаллов, давно разрушенных в ходе сражения. Статусная и некогда весьма полезная вещь, а теперь просто красивая безделушка. Среди обломков на втором этаже отыскалась книга на общеимперском языке и даже Кейдил сумел определить её содержание - романчик о любви, ненависти и мести за поруганную честь девицы с дурацким именем Актория.
  Зато на заднем дворе в хорошо сохранившейся не то конюшне, не то ангаре нас ждала главная находка - низенький гардеробный комод, набитый бумагами всё на том же неведомом языке далёких предшественников нынешнего народа Нутавы. Снова карты неведомых земель, обрывки не то писем, не то заметок, выполненных в небрежной манере, характерной для торопящихся мужчин - явно недописанные слова, зачёркнутые и вымаранные фразы. Документы, пусть и нечитаемые, это хорошо, но гораздо полезнее были бы учебники! Да что там учебники, нам и букварь бы сгодился, ну и что-нибудь вроде Розетского камня было бы и вовсе роскошным подарком!
  Все найденные бумаги мы бережно изъяли и в самом нижнем ящике обнаружили нечто вроде портсигара, набитого тонкими пластинами неведомого металла цвета молочного шоколада. Маги недоумевающе переглянулись, пожали плечами и сунули портсигар в мой мешок. Мол, ты у нас маг-железяка, тебе и решать, с каким маслом кушать данную находку.
  День снова склонился к вечеру, мы прикончили остатки провизии, допили травяной отвар и направились прочь, считая разведывательные мероприятия выполненными.
  Действительно, никто не затевал целенаправленно обыскивать развалины на предмет извлечения магических артефактов, мародёрка не планировалась в принципе, как и попытки проникнуть в хорошо защищённые здания легендарного города.
   Понятно и без перевода, что все ценное было вывезено за столетия до нас. Что мы искали и чего ждали? Искали книги. А ждали поганые сюрпризы вроде сработавшей защиты первого дома или чего похуже. Содержимое комода и сундука из чердачного помещения везли маги и Кейдил, упаковав добычу в чересседельные сумки, а я и мой сюзерен покачивались в сёдлах и лениво перебрасывались редкими фразами. Ивар почти дремал в седле, придерживая за пазухой безмятежно спящую огнёвку, Кейдил дисциплинированно молчал, а я всё думала об оставленном доме, обречённом на полное и окончательное забвение.
  Тишина и отсутствие посторонних расслабляло, поэтому мы не сразу отметили конных людей, стоящих поперёк дороги. Первым среагировал Герсил, вторым алмазный щит развернул Ивар и только потом опомнились остальные. Я и Кейдил отступили за спины магов, как и было оговорено ранее, Ивар стойко держал свой щит, а следом в лучах закатного солнца засверкали тончайшие иглы, вытянувшиеся остриями к стоявшим на пути. Самый умный из них только и успел небрежно сообщить в пространство:
  - Артефакты и прочее бросаем на землю. А сами спешились и сложили оружие.
  И он же первым захлебнулся кровью, рухнув наземь с шипами в глазницах, это наш Чет постарался. Второй из четвёрки дёрнулся от мощного броска, и кинжал Тора приласкал его прямиком в печень, но неудачник успел швырнуть какой- то амулет, после чего получил файерболом в лоб уже от Ивара. Неприятельский конь встал на дыбы и попытался умчаться прочь, однако металл седла и удил спутал ему ноги и бедолага с жалобным ржанием остановился на середине прыжка, едва не свернув в падении шею. Третий романтик с большой дороги попытался напасть, неблагоразумно выпустив в нашу сторону стрелу-срезень и тут же повис мёртвым в седле, а стрела дзенькнула где-то за нашими спинами, ибо Трек без лишних сантиментов ударил его воздушной волной прямо в трахею. Четвёртый оскалился и, будучи скован по рукам и ногам металлом, молча сидел в седле, явно опасаясь даже громко дышать, что и не мудрено. Когда тебя держат за глотку железными пальцами, тут становится как-то грустно и вообще не до разговоров. Словом, не прошло и пары минут, как в живых остался только один... Да и тот долго не прожил, при попытке магов разговорить слишком прыткого встречного он задёргался в путах, захрипел и банально помер, что называется, на моих руках.
  Обыск не дал никаких зацепок. Кто эти четверо, с какого перепугу напали, следили за нами, что ли? Или вовсе наоборот, покойники на свою голову решили, что это мы их выцеливали с благородной миссией отобрать найденное. Все эти вопросы, как и множество других, остались без ответа.
  Однако день прошёл не зря, содержимое трофейных мешков порадовало шестнадцатью неизвестными артефактами, двумя книгами все на том же незнакомом языке, да и продовольствие лишним не было - наши-то запасы мы благополучно доели.
  Утилизировать трупы магическими средствами мои спутники не пожелали. Недолго думая, мужчины дружненько оттащили покойников в ближайшие развалины, мол, падальщики тоже кушать хотят, так что не волнуйся, Экрима, через пару дней от них и скелетов не останется. Вот с лошадьми хуже, убивать животных вроде бы незачем, а с другой стороны, кто их знает, покойничков, лошадки-то приметные, не чета нашим неказистым коньками. Не сказать, чтобы эти были очень уж породистыми, выбраковка от неплохих производителей, как сказал наш штатный любитель лошадей Чет.
  - Что с верховыми делать будем? - Герсил неторопливо испепелил ненужное имущество покойников.
  - Не убивать же их, - проворчал Трек, - пусть бегают на свободе. С собой я бы их брать не советовал, они приметные. Особенно вон тот, с пегой гривой.
  - Да их тут зверье сожрёт и не подавится, - вступился за жеребчика Ивар.
  - И точно, - подключилась я, - бросать хороших лошадей как-то неспортивно.
  - Как-как? - заинтересовался Тор.
  Я отмахнулась.
  - Каком кверху! Берём всех, может, пристроим по дороге.
  Герсил покивал, так что мы срочно перепаковали груз с учётом мародёрки и тронулись дальше.
  До Сиаманчи добрались через двое суток. Староста без возражений принял трофейных лошадей и пообещал быстро продать за двадцать процентов комиссионных. Остаток денег хитрый дедок под соответствующей клятвой обязался придержать до нашего грядущего визита в здешние места. Так что и овцы целы и волки сыты.
  Наше двухнедельное отсутствие никак не сказалось на атмосфере столицы благословенной Нутавы, разве что дни стали длиннее, а ночи, соответственно, короче. И почему-то домоправительница наша прихворнула, некстати поевши каких-то импортных фруктов. Маги полдня прыгали вокруг старухи, восстанавливая правильную работу кишечника, зато теперь имеем возможность спокойно познакомиться с добытыми документами, не опасаясь чужого взгляда через плечо.
  А взглянуть было на что. Приличный массив данных, расшифровать который не способен целый ковен магов, тридцать шесть чертежей неведомых миру устройств, карты несуществующих земель, карты звёздного неба, вполне совпадающие с текущей картиной расположения давно известных созвездий, заметки, написанные скорописью, очень отличающейся от печатного шрифта и при этом никакого сходства с теперешним нутавским 'ивритом'.
  ...Сегодня пошёл четвёртый месяц нашего домашнего обучения, маги уверены, что экзамены мы благополучно сдадим. Нам грозит история королевства, основы рунного языка, перевод с общеимперского языка на здешний, основы построения заклинаний и боевые искусства. Ивару последнее светит в полный рост, а мне преподают усиленный курс женской самообороны, что в свете грядущего экзамена выглядит сущей насмешкой над упомянутыми боевыми искусствами. Правда, Герсил утверждал, что моя оценка собственных успехов в боевой подготовке несколько занижена. Тор высказался гораздо откровенные, когда я свалила его с помощью каменных шаров боло, предательски напав со спины. Чет долго молчал, выковыривая из предплечья стальные иглы, а сюзерен молчать не стал,а напротив, разорался, как рыночная торговка едва капкан отпустил его ногу.
  Словом, мои соратники нисколько не сомневаются, что со сверстником, да один на один я справлюсь, а возможно, что и с двумя нападающими мне повезёт, но вот супротив троих-четверых могу и не потянуть. Да мне оно и не нужно, в силу физических данных я вообще не боец, а чистой воды недоразумение. Моя задача - свалить противника одним тычком и успешно сбежать, а с добиванием и отловом недобитков пусть справляются другие.
  Судя по вечерним рассказам наших магов, столичная школа для отпрысков благородных семейств то ещё заведение. Директорствует там близкий родич короля, маг огненной стихии, и он добрые двадцать лет держит юных отморозков в соответствующих рукавицах. Не то чтобы тамошние ученики и пикнуть не смели, скорее, они боятся разгневать его величество, ибо вылететь из этой школы легче лёгкого, а вот восстановиться гораздо сложнее. Такие случаи бывали, но крайне редко, так что нам светит интересная жизнь.
  Не дожидаясь начала занятий в школе, я и бастард придумали и с помощью магов отработали несколько заготовок, отрабатывая взаимодействие двух против одного или нескольких напавших. Наши тренировки после занятий решительно пресекались, поскольку дети должны отдыхать не менее семи часов. Но мы все равно тренировались, поэтому никто не ожидал, что я сумею поджечь гобелен в главной гостиной. Знаменательному подвигу очень удивились маги и его же заклеймила позором Лайзуна-домоправительница. В свою очередь Ивару удалось уговорить металлический стержень разделиться на три части, чему крайне удивилась я и обрадовался Герсил.
  Странный эффект перекрёстного обретения способностей друг друга приятно поразил всех четверых родовых магов и, похоже, мы оба случайно сломали мужикам картину мира. Так или иначе, а экзамен стремительно приближается, поэтому обстановка в доме постепенно электризуется и не без моей помощи. Шпион господина опекуна, посчитав себя Рихардом Зорге, попался на горячем, когда читал переписку нашего сюзерена с поставщиками оружия клану Алмазной Змеи. Из псевдо-истопника быстренько вытрясли остальное, мгновенно перевербовали под весьма иезуитской клятвой и отпустили выполнять служебные обязанности, в смысле стучать на хозяина резиденции Алмазной Змеи и его присных.
  Дядюшка Ивара в свою очередь постарался усложнить жизнь опекаемому и обратился к королю с прошением разрешить помолвку его дочери с единственным наследником некогда могущественного клана, дескать, нельзя дать угаснуть известному роду, а он, нынешний опекун несчастного мальчика очень уж исстрадался, наблюдая, как теряется величие рода. Ивар на угрозу породниться с близкой родственницей отреагировал пренебрежительным фырканьем и пообещал дяде небушко в алмазах. Это в Варге женятся на родных и двоюродных, а в просвещённой Нутаве такие танцы непопулярны. Король может и согласиться, а вот наследник рода имеет по этому поводу собственное мнение, пусть и отличное от дядиного.
  Как уже сказано, экзамен стремительно приближается, точнее, уже завтра мы погрузимся в фамильный экипаж и отправимся сдаваться королевским магам. Кстати, сегодня вечером я и сюзерен отрабатываем ответы на возможные насмешки аристократов, ибо Ивар отдаёт себе отчёт в том, в том, что по адресу оборванцев из Алмазного змеюшника прозвучат все возможные вежливые издёвки. Умение жрать ближнего своего господа аристократы впитывают с молоком матерей, то есть кормилиц и, кстати, естественное материнское вскармливание в просвещённой Нутаве непопулярно. Как легко догадаться, это удел крестьянок.
  К знаменательному дню (а для нас экзамен всегда праздник) нам пошили новые наряды. Ивару строгий чёрный костюм, точнее, скупо расшитый серебром камзол и слегка расклешённые брюки плюс кожаные мокасины на плотной подошве, хотя в Нутаве даже летом носят сапоги, традиция-с! Ритуальный браслет главы рода на левом предплечье, два перстня и статусный венец - узкая диадема через лоб, знак признанного бастарда. Этот самый венчик положено снять в день совершеннолетия, а до тех пор он и будет основным объектом нападок вельможных сопляков, поэтому я вдоволь натешилась, выдумывая различные завуалированные оскорбления для мальчишки и его покойной матери. Посильное участие в тренинге приняли наши маги, вот уж у кого языки ядовитые, куда там мне! Бледный от злости Ивар пообещал распять всю магическую четвёрку на воротной решётке, если они не заткнутся.
  Мой наряд повторял наряд сюзерена за вычетом вышивки, браслетов, колец и прочей статусной чепухи. Зато брюки сидели точно по фигуре, демонстрируя всему миру замечательно кривые и косолапые конечности - основной предмет обсуждения для тех, кто пожелает лично посмеяться надо мной, так что я уже предвкушаю стычки, колкости и прочие гадости, сказанные в лицо и за спиной. В данный момент я примеряю свои мокасины и многозначительно скалюсь. Ох и оторвусь я за всё хорошее на неосторожных засранцах, пожелавших отоспаться на неказистой простолюдинке! На общем собрании решили, что Экриме стоит пресечь насмешки раз и навсегда,желательно кроваво, обидно и несмертельно, так что рыболовные крючки ей (Экриме) в помощь...
  Заранее договорено, что я невоспитанный вассал, принятый в род. Таким образом, полную ответственность за меня несёт сюзерен, и мне поначалу будут прощать лёгонькие отступления от этикета. Приятным сюрпризом оказалась информация, добытая за неделю до вступительных испытаний - маги раскопали информацию о поступающих вместе с нами, то есть каких родов деточки, чем славен сам род, и вообще какова направленность магии тех отпрысков, что претендуют на обучение на одном потоке со Змеёнышем. Нам даже показали портреты тинейджеров, и рассказали, чем конкретно славны и опасны для отпрысков Змеиного Гнезда папаши ясновельможных деточек. Род Бронзовой Птицы, клан Жадеитовой Чаши, род Отступников, бастарды сыновей Большого Орла, числом шестеро - вылитые эльфы из земных анимешек, тонкие, гибкие и длинношеие, независимо от пола. Прочие относятся к менее знатным родам и опасными могут быть постольку-поскольку. Особенно маги подчёркивали, что ранее перечисленные имеют подпевал среди отпрысков родов похуже происхождением, так что ухо придётся держать востро.
  Пришлось также уложить в долговременную память кое-какие пикантные подробности происхождения родителей будущих соучеников и их родственников. Не остались без внимания и промахи глав перечисленных родов, словом, поиздеваться над провинциалами у мажоров не получится, мы почти во всеоружии. Чего не знаем пока, узнаем потом и господам аристократам мало не покажется. Главное, держать себя в руках, на провокации не поддаваться, а на словесные выпады отвечать крайне аккуратно. А вот оскорбление действием при свидетелях нежелательно. Оно допускается только в ответ на оскорбление, 'так что, дети, действуйте осторожно'.
  ***
  Утро выдалось на редкость прохладным, поэтому в каретку мы загрузились почти всем составом, поступающие и сопровождающие вперемежку. Нашего Трека оставили дома, наказав бдеть во все глаза. Ещё в каретке я вручила Ивару четыре длинные спицы-заколки для волос, есть тут мода втыкать кинжалы в мужские причёски. Я настояла, чтобы заколки с головками в виде мордахи Красотки укусили нашего бастарда прямо сейчас. Пусть защитники привяжутся на крови, это тоже не помешает, как и тонкий стилет меж лопаток.
  Широкая площадь перед зданием школы и резиденции градоначальника забита каретами, щегольскими экипажами без верха, возками вроде наших земных двуколок. Экипажи четвернёй, есть даже каретка шестериком! Это пожаловал племянничек здешнего иерарха главенствующей церкви, богатенький мальчик наших примерно лет, по слухам, весьма сильный воздушник. О нём маги отзывались неблагосклонно, мол, балованный до крайней степени детёныш могущественного колдуна, просто-таки надежда клана. Просмотрим.
  Кое-кого из присутствующих я узнаю, вот этот, например, с бледной физиономией в форме сердечка и с капризно изогнутыми губами, третий внук второго советника его величества. А вот ещё один мажорчик, о таких мой муж говаривал, мол, дитятко из серии "целуйте-меня-задницу-всем-колхозом". Этот самый старший из всех присутствующих в зале, где нас выстроили в две шеренги. Ивар и я стоим на правом фланге на расстоянии полушага друг от друга.
  Команды 'смирно' и 'вольно' никто не отдавал, поэтому Ивар и я стоим в американской стойке 'вольно', заложив руки за спину. Мы твёрдо упираемся ногами в пол на ширине плеч, поэтому нет нужды переминаться с ноги на ногу, как прочие в нашем разношёрстном строю.
  Ректор этой самой школы прочувствованно произносит короткую речь, поздравляя нас и иже с нами с предполагаемым началом новой жизни, желает успеха и всё такое. По итогу выступления нас развели по классам, если так можно назвать пустой просторный зал, обложенный каменными плитами на уровне трёх моих ростов. Семьдесят восемь претендентов на учёбу в привилегированном магическом заведении разбили на три части, и сегодня мы сдаём основы построения заклинаний.
  На двадцать шесть претендентов нашего 'класса' пришлось ровно тринадцать принимающих экзамен магов, по два ученика на каждого. И всё равно непонятно, отчего вдруг кучку детишек поместили в просторный зал, где они уже готовы потеряться, ну... или разбежаться куда подальше. Детвора в недоумении озирается по сторонам, а маги стоят поодаль и разглядывают всех весьма внимательно.
  Ивар условным жестом сообщил 'глаз не спускай' и я увидела, как стоявший впереди маг сложил пальцы знакомым образом, Ивар тоже заметил, поэтому крепко взял меня за руку и вовремя, надо сказать. Мы проворно метнулись в сторону, а к сбившимся в толпу детишкам рванулся прохладный ветерок. Я мгновенно ушла за спину бастарда, а мальчишка выставил любимый огненный щит. Ветер, обернувшийся смерчем, взметнул вокруг нас разноцветный дымок и, явно отрикошетив, пролетел мимо - прямо к растерявшимся мальчишками. Спустя пару секунд претенденты опомнились и всей кучей весьма успешно выставили массу щитов. Правда, не учли, что щиты перекрыли друг друга, взаимно усилившись. Эффект воспоследовал сразу и по залу заметался набирающий силу воздушный кулак, всё, как и объяснял наш воздушник.
  - Только дураки гасят воздух воздушными же щитами, Экрима. Противоборствующие стихии в равных условиях гасят друг друга, запомни! - и Герсил тут же продемонстрировал сказанное.
  Если я правильно поняла, воздух и огонь как раз и являются антагонистами, совсем как огонь и вода. Маги не дали усилиться воздушному кулаку, оградив детвору от опасной стихии, одновременно деактивируя заклинание.
  Адепты нестройно загомонили, кое-кто из них поторопился упомянуть титул папаши, стройный мальчишка в красивом камзоле аккуратно втянул остатки вихря в нарукавный браслет, защищая замысловатую причёску стоящей рядом девочки. Его сосед справа опустил руки, вскинутые жестом защиты. Дурдом, маги ухмыляются, детки возмущены произволом экзаменаторов, объёмное помещение гасит громкие звуки, хотя полагалось бы наоборот.
  Ивар и я переглянулись.
  - Странное начало экзамена, - пробурчал мой напарник.
  - Каким боком это относится к основам построения заклинаний? - на этот раз пространство тихо вопросила я.
  - Узнаем, - так же тихо ответил Ивар, - реакцию они проверяют, наставник же говорил, забыла?
  - Забыла, - покаялась я.
  Ивар досадливо дёрнул щекой, и я его понимаю, экзамен проходит совсем не так, как нам рассказывали наши маги.
  - Да я и сам забыл, а щит поставил по привычке.
  - А вот кстати, почему не алмазный, а огненный?
  - Алмазный только ради спасения жизни, много сил отбирает.
  Понятно, пацану ещё расти и расти под свой фамильный щит. Беседуя, краем глаза отслеживаем группу магов, мало ли. Стукнет кому-нибудь из них известная жидкость в голову и запустят очередную бяку на радость присутствующим.
  Однако обошлось. Нас снова построили, разбив на пары и велели создать два магических светильника - точечный и стационарный. Я честно создала точечный источник света, подвесив его на тонкой металлической цепочке. Ивар прицепил моё изделие к поясу, а затем показал мне светящийся шарик диаметром сантиметров пятнадцать. Я вытянула из своей змейки тёмно-серую проволоку технологией "капельная скань", в два движения придала нужную форму, после чего Ивар осторожно вложил светящуюся сферу в предназначенное ей гнездо, а я прикрыла шарик тончайшей сеткой, чтобы не выпал при переноске.
  Усыпанный сияющими каплями каркас заискрился, щедро разбрасывая вокруг радужные блики. Получилось неплохо, надо попробовать эту скань ещё где-нибудь.
  В общем, задание мы сдали первыми, после чего наши экзаменующие вывели обоих за пределы зала в другое помещение, разделённое перегородками на множество ячеек-отнорков и устроили устный экзамен совершенно в стиле моего незабвенного учителя математики, в том самом стиле, именуемом "вопрос-ответ". Оба мага, как Андрей Иванович, не давали времени на обдумывание. Если запинался Ивар, вопрос мгновенно адресовался мне, и наоборот. Сами вопросы не предусматривали развёрнутых ответов, поэтому мы прекрасно дополняли друг друга.
  Нас отпустили примерно через час, и за этот самый час я взмокла, как на тренировке, а Ивар побледнел до состояния свежебеленной стены. Домой мы отбыли в числе первых, и попали аккурат к обеду. Рассказав в лицах минувшие события, отправились по комнатам - отдыхать и пытаться расшифровать написанное столетия назад.
  Маги мучились с книгами, а я взяла себе записи, очень похожие на письма и две карты с изображением островов. Слово "север" я уже определила, ну, или мне казалось, что определила.
  На следующий день запланировано два экзамена, утром сдаём историю государства, после обеда рунная грамота. Нет тут никаких футарков, ни младших, ни старших и сотворить руну может кто угодно, хоть птица когтём нацарапай- всё равно руна. Тут главное создать замкнутый контур нужного профиля, правильно расположить сам контур, внести внутрь получившегося построения нужные линии. Конечно, ещё важно отдавать себе отчёт в том, кто и как может наполнить рисунок силой.
  Воздушникам не дано, характер их силы рассеивает рунный рисунок, земляные и огневики могут наполнить руну, но с огнём вообще шутки плохи, так что огненные обычно не рискуют пользоваться рунами собственного изобретения. А вот воздушные наоборот, обожают экспериментировать с простыми и сложными конструкциями, даже собственный раздел создали в науке о рунах и назвали простенько "Фундаментальная теория рунного строительства".
  Повелители воды, они же водяные, до манипуляций с рунами не опускаются, считая их проклятиями целителей. Медики тут тоже есть, в большинстве своём это маги разума с небольшими отклонениями в сторону огня и земли, редко воздуха.
  А ещё есть маги, как бы живущие на пересечении стихий и, как правило, это те ещё психи. Таких учат отдельно от всех в каком-то монастыре и держат чуть не в каменных мешках, поскольку они опасны для окружающих даже во сне. Их очень мало и служат они большей частью в войсках, как разрушители крепостей и вообще всего, что воздвигнуто человеком.
  Подобных уникумов наша 'поступающая группа' не имеет, зато большая половина - это огневики и земляные. Железяк вместе со мной всего трое, один из клана Всевидящего Пламени, а второй - отпрыск побочной ветви ныне правящего рода, дальняя стоседьмая вода на киселе. По слухам, которые тщательно собрал Кей, оба мальчишки-железяки учиться категорически отказываются, зато бредят военной карьерой и желают для себя боевой магической подготовки и только. Оба не хотели становиться оружейниками, считая недостойным аристократа учиться кузнечному делу, поэтому их отцы, недолго думая, банально поколотили отпрысков, пригрозив лишить наследства и имени рода. Мальчишки смирились через не хочу, так что коллеги мне достанутся те ещё...
  С историей королевства мы разделались быстро, ибо к моему удивлению, экзамен оказался письменным! Затем три часа перерыва, которые мы провели с большой пользой, вытянувшись на широченной кровати снятого номера в гостинице неподалёку. Ивар даже вздремнул, прижимая ладонью к груди огнёвку, а я просто лежала с закрытыми глазами, отдыхая.
  Наш учебник '0сновы построения рун' не содержал обширного теоретического материала, всего десять разделов, описывающих правила создания, объединения, расслоения, сопряжения рун и прочего из арсенала использования рунных рисунков. На этапе усвоения первичной информации этого достаточно и, конечно, никто не позволит нам наполнять силой свои недоруны, но мне очень интересно, как справится Ивар, ему рунные конструкты не очень-то удаются.
  ...На экзамене нас снова разбили на пары, рассадили на расстоянии друг от друга, на столах листы полупрозрачного материала с незаконченным рунными рисунками. Десять листов на брата, извольте проанализировать, отметить где отсутствуют необходимые линии, попытайтесь закончить рисунок и опишите его воздействие, если есть чего описывать. Попытка заполнить руну силой равнозначна проваленному экзамену.
  Я огляделась, просторный зал, уставленный столами, стульями, даже пуфиками, все столешницы завалены рунными заготовками, грифелями и прочей чепухой и только ученические места блистают чистотой и порядком.
  Мы с Иваром, как всегда, переглянулись и занялись заданием. На экзамен отведено чуть больше двух часов. Что мы имеем с гуся? Десять рваных конструкций, в которых трудно узнать конкретную руну. Да и много ли этих конкретных? Мы едва ли пару десятков знаем, а задание предлагает не только определить, что за руна планировалась, но и закончить её. Четыре руны я завершила быстро - сквозняк, именуемый 'мелким вихрем', холодилка, нагрев ёмкости, лечение пореза. Остальные шесть рунных изображений оказались покалеченными гораздо серьёзнее.
  Первый час я медитировала над каждой руной отдельно, переворачивала и так, и этак - безрезультатно. Краем глаза вижу, что Ивар тоже нервно тасует свои листы, хмурится и кусает губы. Я же выдернула из хвоста моей змеи десяток игл и пришпилила к столу руну с номером один, поверх неё наложила вторую, совпадения нет, третья совпала по левому краю, остальные вообще не из этой оперы оказались. Две сложенные вместе руны дали третью, вполне законченную, с правильным каркасом, но её значение мне неизвестно... это нехорошо.
  Ещё три обгрызенных рисунка дали примерно ту же картину, то есть полчаса перекладывания листов туда-сюда явили вторую руну неизвестного действия. Последний рисунок поверг меня в глубокую задумчивость, ведь стоит заключить картинку в круг, получится точь-в-точь славянское громовое колесо, украшенное четырьмя рунами "зиг".
  Сколов листы понадёжнее, я отнесла работу экзаменаторам. Трое разновозрастных магов усадили меня пред свои ясные очи.
  - Почему ты решила накладывать рисунки друг на друга? - старший маг заинтересованно покосился в мою сторону, раскладывая результаты моих изысканий на столе.
  Ага, обращается на 'ты', хотя даже первокурсников принято называть куртуазно, обзывая чуть ли не 'вашим благородием'. Значит, мой статус и происхождение не внушают почтения господину профессору, или кто он там, магистр или иная важная шишка на ровном месте...
  Я оглянулась на прочих, слышит ли нас Ивар? Меня тут же вернули на грешную землю.
  - Не отвлекайся!
  - Отвечаю. Ничего другого я не успевала придумать за отведённое время, а результат должен быть явлен господам магам. Пришлось импровиз... то есть придумывать нестанд... необычный подход к заданию.
  - Но почему ты выбрала наложение?
  - Так ведь других вариантов нет. Будь у меня время, можно было бы рассмотреть варианты с обратным отражением рун или ещё что...
  - Ну, я бы так не сказал, - возразил крепкий дядечка, украшенный татуировками, - вариант есть.
  Целая гроздь непонятных символов красовалась на обращённой ко мне стороне лица этого мага, открытые до локтей руки тоже густо усеяли цветные татушки.
  - Вот смотри, - маг тремя жестами завершил создание руны на самом рваном рисунке, - так, так и так. Что скажешь?
  - Не вижу здесь красоты и завершённости, уж простите, господин маг. Руна, как ни крути, это рисунок. И как всякое произведение искусства, должна быть лаконична, красива и завершена. В вашем рисунке законченность присутствует, но нет, скажем так, изящества. Извините, другого объяснения не имею, да и это сделано на основе интуиции, не больше.
  Ещё один маг внимательно изучал вторую составную руну.
  - Три листа вместе и вот вам новое слово в рунной азбуке. Любопытно... Отпускаем девочку, господа.
  - Да, - спохватился старший, - ты свободна. До завтра.
  Ивар догнал меня через пару минут.
  - Чем ты их так озаботила? Маги отгородились пологом тишины и вертят твои рисунки.
  - Да мне надоело дорисовывать непонятно что, поэтому сложила листки один на другой. Ты же помнишь, что руны могут расслаиваться? Вот я и решила совместить те, что дадут гармоничный рисунок. Вроде сработало? А у тебя там что?
  - Пока неизвестно, но, похоже, у меня ничего сложного, две напоминалки, холодилка и какие-то странные лечебные руны.
  Перевод с общеимперского на здешний язык, который в Нутаве называют нутавским, а в прочих землях, как им угодно, состоится завтра рано утром. Почему-то всем велено прибыть с первыми лучами светила, причём, натощак. Наши маги это объяснили просто: после перевода нам грозят те самые боевые искусства, а сражаться надлежит на голодный желудок.
  - Злее будем, что ли? - честно предположила я.
  Герсил хмыкнул:
  - И это тоже, но сказанное касается только мальчишек.
  Ага, точно, у мужиков метаболизм другой! При голодовке женский организм потребляет подкожный жир, а мужской, если я не путаю, жрёт мышечную массу.
  - Условия поединков всегда разные, - добавил Тор, - но неизменно одно правило. Противником начинающего мага может быть только опытный преподаватель. Почему так, вам понятно?
  Я кивнула, что тут непонятного? Магия детям не игрушка, тут не победа важна, а умение мыслить и в короткий срок находить нужное и, чаще всего, неочевидное решение. А допусти маги поединки сопляков один на один, потом греха не оберёшься, покалечит кто-то деточку важного папы, глядишь и вражда родов начнётся, а там и война стучит в двери. Такие прецеденты случались, так что против пусть и талантливого, но неумелого адепта ставят опытного преподавателя, дешевле обойдётся. Особенно, если учесть тот факт, что экзамен проходит один на один с преподом и никто твоего позора (если таковой и случится) не увидит. Как по мне, то это очень дальновидно.
  Ивар до конца дня корячился в зале для тренировок, сопрягая вооружённые выпады с сюрпризами огненной стихии и тренируя Красотку нападать на своего противника. Малышка с победным верещанием бросалась в атаку на Чета, мелькала над головой, швыряясь искрами, затем переключилась на Тора и тому пришлось скрываться в тени от воинственной ящерки. Трек замучился искры с камзола стряхивать и тоже сбежал. Разогнав магов, малышка сделала круг почёта по залу и спряталась за пазуху к своему обожаемому хозяину. Хорошо им, а вот что мне делать с убогими возможностями?
  Ивар ответил, недолго думая:
  - Дай свободу своей змее, она лучше тебя разберётся с нападением.
  - Да я и сама так думала, но придётся отслеживать малейшие движения рук...
  - И не только. Следи за пальцами, - посоветовал Герсил, - большая часть магов не любят приговаривать заклинания.
  - Я помню.
  Это точно, тут полно любителей цеплять заклинания на жесты. Это у них называется 'школой ветра'. Не спорю, так гораздо удобнее, но мне доставит массу неудобств. Впрочем, поживём, увидим.
  ... Подняли нас до рассвета. Исполняя распоряжение старшего мага, мы тщательно вымылись, как перед боем, и надели новые камзолы. Мне сделали новую причёску, уложив отросшие волосы в виде шлема, над которым ещё и поколдовал Чет, так что теперь и волосок не выбьется. Что-то мне становится тревожно, маги никогда так над нами не тряслись, а тут нате вам! Ну, не то, чтобы они суетились, но определённо волнуются мужики, в пору их самих успокаивать. Ивар незаметно подмигнул, мол, смотри как беспокоятся.
  Выехали мы рано и с первыми лучами солнца уже ступили на брусчатку площади перед школой. Мы тут не одни такие, все семьдесят восемь деточек разбились на несколько кучек и негромко беседуют. Ведут они себя вполне прилично, что и немудрено в присутствии родни и воспитателей. Мы стоим наособицу и храним молчание. Не знаю, как Ивар, а я уже устала волноваться и пребываю в том давно забытом состоянии перед экзаменами, когда тебе уже все параллельно и единственное желание туманит разум - чтобы эта тягомотина поскорее закончилась.
  С переводом довольно обширного текста все справились гораздо ранее отведённого времени, поэтому нас снова отвели в огромный зал, увешанный антимагическими щитами и оставили семьдесят восемь претендентов без всякого присмотра со стороны старших. Весьма недальновидно, если только маги не сделали это нарочно.
  Ивар немедленно отступил к ближайшей стене, и мы вдвоём подпёрли её собственными спинами, отслеживая перемещения мальчишек. Может и зря, но беспризорное прошлое моего сюзерена и моя здоровая паранойя громко советуют не доверять затишью.
  Однако, время шло, но нас так никто и не побеспокоил. Мы поневоле расслабились, ибо никто не может стоять в стойке "смирно" вечно. Наверное, тинейджеры воспрянут чуть позже, когда начнутся занятия. Даже в благополучной элитной спецшколе, где учился мой старший пасынок, были попытки попробовать мальчика на излом. Но попытки закончились сложной травмой колена того мажористого засранца, что от большого ума напал на Олежку. Дурачок легко пошёл на конфликт в присутствии крутовыгнутого папаши. Мой мальчик всего лишь уклонился от удара, направив мажорика мимо стола к двери. Итогом крутое семейство поимело перелом голени, травму колена и сильно ущемлённое самолюбие, так что бдительности не теряем. В отличие от меня Ивар дерётся грязно, как учила улица Попрошаек, так что детишек ждёт грандиозный облом, как сказал бы любой из моих сорванцов.
  Время шло... По моим внутренним часам прошло не менее полутора часов, а нас всё так же маринуют в этом каменном мешке, абсолютно лишённом мебели. Кое-кто из господ аристократов уже озаботился материализацией складных табуретов для комфорта собственных задниц.
  Трое девчонок примерно моего нынешнего возраста явно пытаются наколдовать что-то гламурное, судя по радужным отсветам на личиках. Остальных от меня закрывает спина рослого подростка, остановившегося аккурат перед тремя барышнями. Ивар незаметно сместился в сторону, а я насторожила змейку. Моя защитница лениво вытекла из-под камзола и неторопливо разлеглась на плечах, дважды обвившись вокруг воротника.
  Ивар покосился в мою сторону и змея раздула ажурный капюшон, а затем успокаивающе посвистела в его сторону. Змеёныш одобрительно прищурился и ласково погладил капюшончик. Кобра сверкнула маленькими глазками в ответ и стремительным броском обвилась вокруг его предплечья. Ещё в полёте она разделилась надвое, одна часть металла мягко скользнула на пол, торопливо вернулась ко мне и перебралась на лодыжку, скользя по спирали вверх. Я непроизвольно дёрнулась от щекотки и рассмеялась.
  - Ты что? - Ивар повернул ко мне голову синхронно с его ящеркой.
  - Всё нормально, только змейка ногу щекочет. Чего эти маги добиваются, собирая в кучу детей, хотелось бы мне знать...
  - А Большой Папа действовал так же, когда хотел уморить нас ожиданием, - отозвался мой сюзерен.
  - Этот фокус все начальники знают, нашли чем удивить.
  Ещё с полчаса мы лениво перебрасывались фразами, отслеживая перемещения детишек по залу. Это броуновское движение прервал мелодичный звук гонга. Детишки быстро избавились от табуретов, решительно подобрались и выстроились в три шеренги. Мы заняли места последними в последнем ряду, слева от скромно одетой девочки.
  Нашу тройку отсекли от остальных так внезапно, что мы невольно сбились в кучку спина к спине. Ивар выхватил трофейные засапожники, доставшиеся мне от безымянного доброжелателя, на его плечо стремительно опустилась Красотка. Незнакомая девчонка ощетинилилась пучком боевых спиц, по четыре штуки в кулаке, а у меня, на плечо вынырнула змейка.
  Первую атаку невидимого противника мы пропустили.
  Полагаю, именно поэтому нас мгновенно разделили. Я оказалась в странном пространстве, где мир со всех сторон заслоняла туманная завеса, оказавшаяся вполне материальной. Я не постеснялась пнуть завесу ногой. Вложить в пинок чуть больше силы и можно запросто сломать большой палец.
  Я медленно поворачивалась вокруг себя, отслеживая пустоту вокруг, а змейка танцевала на полу, широко раздув капюшон. Именно она среагировала первой, метнувшись навстречу невысокому мужчине в коротком камзоле. От первого заклинания я увернулась чудом и только потому, что успела отследить дымный след. Упала на пол, пропуская непонятное воздействие над собой, и ничего больше магу не удалось, кобра оплела нападающего тонкой проволокой от колен до горла.
  А этот маг очень молод! Хороший возраст, уже не юнец, но и не матёрый мужик. Я поднялась на ноги, растирая ушибленные коленки и шипя от боли. Маг стоял спокойно и с интересом разглядывал странного ребёнка.
  - Какая интересная девочка... Ты не собираешься меня отпускать?
  - Собираюсь, господин маг, но не раньше, чем вы подтвердите, что экзамен сдан.
  - А он сдан?
  - Ну... если вам так нравится стоять, вытянув руки по швам...
  Маг негромко рассмеялся:
  - Как-как вытянув руки? - и тут же мелко закивал, давясь смехом, - сдала-сдала. Покажешь своё оружие?
  - Конечно, господин маг!
  Змейка осыпалась на каменный пол сверкающей стружкой, и под взглядом мага медленно собралась в единое целое. Маг, как и я, невольно рассмеялся, когда моя защитница кокетливо завертелась на кончике хвоста, демонстрируя свою красоту со всех сторон. Эта половинка точно была женского пола, очень уж лукаво блестели крошечные глазки.
  Мы уселись прямо на пол, после чего я показала молодому человеку немногое из того, что умела змейка.
  Экзамен оказался совсем нестрашным, по крайней мере, для меня. Не уверена, что с прочими всё было так же гладко. Молодой маг, как и я, был железякой, поэтому мы очень приятно поговорили, занимая время, оставшееся до конца экзамена. По окончании беседы мастер Оклин, уроженец королевства Аргун, выпускник этой школы, оставшийся преподавать в ней же, выразил надежду, что я справлюсь с довольно сложной программой обучения. Сложной она была для просторождённой девочки, не имеющей других защитников, кроме главы почти угасшего рода и металлической змейки.
  В ответ я согласно поклонилась, не стоит разочаровывать преподавателя, описывая прочие возможности просторождённой девочки. В самом деле, не рассказывать же ему, что за меня вступился любой металл из любого изделия или артефакта... И что в моём случае нет нужды скорбеть о несовершенстве мира, ибо он всегда совершенен ровно настолько, насколько ему позволяют обстоятельства...
  Домой мы отправились часа через три. Что там было с остальными, так и осталось неизвестным, а вот моему сюзерену довелось противостоять огненному магу. Два заклинания из четырёх Ивар отбил, а затем пропустил два фантомных сгустка пламени, опаливших волосы, после чего поставил огненную завесу и скрылся из глаз экзаменующего мага. Тот ещё с час бомбардировал завесу, а потом приказал её снять и тут в бой вступила змея, окружившая Ивара облаком мельчайших иголок. Маг восхитился и попросил пару игл на память. Змейка милостиво уронила экзаменатору пару чешуек с хвоста и величаво устроилась на плечах моего сюзерена, злобно обшипев препода.
  Похоже, экзамен мы сдали оба, в чём наш старший маг и не сомневался, поскольку господин директор школы не настолько выжил из ума чтобы разбрасываться сильным огневиком и необычным металлистом. Так что расслабьтесь, дети, и посвятите оставшееся до осени время изучению тех наук, которые помогут вам выжить в школе.
  А самое радостное известие состоит в том, что нам не грозит пансион при школе, то есть общаться с прочими адептами будем только на занятиях. Герсил через градоправителя как-то выбил для нас послабление. На что Ивар возразил, мол, не как-то выбил, а за артефакт твоей работы. Флягу помнишь?
  Словом, о поступлении можно не переживать и заняться наконец-то способностями нашего Кейдила. А он оказался магом разума, пусть и слабеньким. Повезло ли ему? Жизнь покажет, а пока ему светит обучение в здешнем колледже для таких вот недоразумников, из которых со временем могут вылупиться неслабые целители. Один из таких умельцев низкого происхождения пользует королевское семейство и считается гениальным диагностом.
  Лечить стандартными рунами каждый врачишка способен, а вот поставить правильный диагноз и, при необходимости, создать соответствующий набор рун - это высший пилотаж. Так что наш сюзерен отправляет Кейдила учиться прямо завтра, поскольку у целителей свой подход к обучению, там перерывов и каникул не предусмотрено, бедолаги учатся круглый год. Летом адепты заготавливают травы и добывают органические ингредиенты по лесам, горам и болотам, а зимой зубрят теорию. Практикуют же они всегда, и зимой, и летом... Словом, Иваров вассал влип, как муха в янтарь.
  Сегодня младшие маги закупили всё необходимое для Кея, так что его дорожный мешок давно выставлен в холл. Сам будущий лекарь со своей участью уже смирился, а вначале только что ногами не отбивался от заманчивого предложения. Но Ивар надавил на остатки совести нашего тинейджера, затем Герсил обрисовал ему перспективы стать главным лекарем рода, обзавестись собственным домом, а заодно неплохо бы старшему брату подумать и о приданом для маленькой сестрички.
  Я тоже вставила свои пять копеек:
   - А в какую сумму обойдётся образование брата, ты подумал? И что с того, что детвора сейчас присмотрена, полагаешь, старикам легко за ними уследить? Да и не вечны они, сам понимаешь.
  По итогам уговоров имеем согласие Кейдила учиться, а Ивар дополнительно пообещал присмотреть за мелюзгой и в случае чего забрать их в свой дом, а взамен вассал обязуется отучиться и затем работать на благо рода Алмазной Змеи.
  ***
  По итогам экзаменов мы оба теперь считаемся адептами первого года обучения школы магических искусств Его величества. Как и следовало ожидать, пребывание в этом качестве стоит немалых средств, и годовое обучение одной персоны обходится в двести семьдесят бронов, не считая питания и проживания. Жить мы будем дома, обедать в таверне близ школы и поскольку учеников аж двое, а денег не так, чтобы много, маги приняли решение выбросить на рынок малую партию фляг-термосов.
  Так что я и Чет по утренней прохладе отправились сегодня к нашему поставщику за металлом. Кузнец, он же мастер Тарли, всё же прикупил тот аккуратный маленький домик для первенца и любимой супруги, так чтоб наши маги и я, грешная, теперь самые дорогие заказчики. Мастер сменил старую мастерскую на просторное помещение с подвалом и небольшим складским отнорком, куда два подмастерья стаскивают некондиционный металл специально для госпожи Экримы.
  Пока я отбирала металл, а подмастерья паковали его для отправки, Чет степенно беседовал с мастером, потихоньку собирая информацию. Как утверждает наш главный аналитик, из пригоршни слухов всегда можно выловить жемчужину истины, особенно, если слухи поступают из разных источников. Именно поэтому наш Чет слоняется по базарам в облике ремесленника, беседует с караванщиками, нанимается за еду в подручные к мастерам разных профессий. Раз в месяц он оделяет медной мелочью городскую босоту и детвора за долю малую притаскивает иной раз такие новости, о которых даже глава городского дна первым не слышал.
  Не далее, как сегодня утром сарафанное радио донесло весть о долгожданном событии в королевском семействе. Юная супруга второго принца подарила ему двойню, мальчика и девочку. Достойная госпожа Мероле благополучно разрешилась от бремени и по этой благородной причине её супруг устраивает городской праздник, на котором выступят заезжие музыканты и акробаты. Для благородных господ запланирован спектакль с участием талантливейшего актёра Нутавы, господина Бойли. Труппа даст всего один спектакль, поскольку торопится вернуться на родину морем, желательно до первых летних бурь...
  Нам не удастся посетить это мероприятие, ибо наш бастард рылом не вышел, родовые маги аналогично, а я хоть и вассал, но всё равно никому неведомая зверушка. А жаль, я в театре не была уже лет десять.
  Проводив Кейдила учиться, мы задумались над дальнейшим существованием. До начала занятий почти полтора месяца. Учёбу, конечно, никто не отменял, но ведь не ею единой жив ребёнок в королевстве Нутава.
  Ивар решил приналечь на боевую подготовку, а я - заняться наконец изготовлением украшений. Недорогая бижутерия с полудрагоценными вставками пойдёт на ура, я думаю. Женщины во все время и во всех мирах одинаковы, да что уж там, сороками были, сороками и останемся. Недавно Ивара посетил ювелир, многие годы работавший на алмазных Змеев и змеёнышей поменьше. Мастер принёс заказанную печать главы рода, и я аккуратненько напросилась посетить его мастерскую с корыстной целью порыться в отходах ювелирной мастерской.
  Мастер Дожаур удивлённо приподнял бровь, но любезно согласился продать некондиционные осколки недорогих камней по смешной цене и теперь в свободное время я рисую изящные браслеты, а также делаю эскизы колец, которые так и не удалось создать в прошлой жизни...
  О сбыте изделий я вначале не задумывалась, на первом месте создание фляг с известными теперь в Нутаве свойствами. Кстати, именно ювелир поделился со мной интересной новостью. Оказывается, из неведомой страны (пока неведомой, госпожа) некие купцы привезли пробную партию отличного товара!
  - Только представьте, госпожа Экрима, фляга, одинаково хорошо хранящаяся тепло и холод! - ювелир даже руками всплеснул, - но увы, я опоздал!
  - Зато я не опоздала, уважаемый мастер. И если вы её ещё хотите...
  - Я буду очень, очень признателен вам, госпожа!
  - Мастер Дожаур, флягу я пришлю вам сегодня же. Но взамен...
  Мастер снова всплеснул руками.
  - Всё, что угодно взамен, госпожа! Я понял, вас не интересует золото.
  - Именно. Взамен вы продадите через вашу лавку кое-какие ювелирные изделия. Не надо так на меня смотреть, мастер, - я рассмеялась, - я не предлагаю вам сбывать краденное, Творец с вами! Это будут недорогие изделия моей работы.
  Мастер сделал большие глаза.
  - Так вы ювелир?
  - Нет, скорее художник. И маг, работающий с металлом.
  - Госпожа, беседуя с вами, не могу избавиться от впечатления...
  - Что вы общаетесь с женщиной, умудрённой жизнью и опытом? - рассмеялась я.
  Мастер согласно поклонился.
  - Вы далеко не первый, кто так думает, - покивала я, - два разумника даже решили, что в тело девочки вселилась душа старухи.
  - Разумника? - ювелир приподнял бровь.
  - Ну да, маги разума. Правда, по зрелом размышлении решили, что переселение душ невозможно в нашем мире, так что по их понятиям я всего-навсего простолюдинка, получившая хорошее воспитание наравне с госпожой, которой ранее и принадлежала.
  - Так вы рабыня?
  - Никоим образом, уважаемый мастер. Рабского клейма на мне даже варговские маги разума не отыскали, - хмыкнула я, - хотя надо отдать им должное, очень старались. Так что вы скажете о моём предложении? Это будут маленькие партии недорогих, но необычных украшений для женщин среднего достатка.
  Мастер потёр подбородок и прищурился на яркий светильник.
  - Авторство изделий вы открывать не намерены?
  - Мне нужны средства, а не слава, мастер.
  - Но я не могу выдать ваши изделия за свои работы.
  - Этого и не требуется. Достаточно сказать, что это изделия очень скромного ремесленника, который желает остаться неизвестным. Это не возбраняется?
  - Строгого запрета на продажу чужих изделий нет, но ювелирная Гильдия может заинтересоваться.
  - Понятно. Но чем чреват подобный интерес, если налоги с продаж уплачены?
  - Гильдию может заинтересовать личность ювелира. Скажем, они захотят...
  - Полагаю, вам не трудно будет убедить всех заинтересованных лиц в том, что автор работ не желает раскрывать своё имя.
  Мастер привычно потёр подбородок.
  - Не вижу никаких препятствий, госпожа. Вы потребуете магическую клятву?
  - Мне достаточно вашего слова, мастер Дожаур.
   Старик польщённо улыбнулся.
  - Мы договорились.
  - Я очень рада. До встречи.
  
  ***
  
  Оставшееся до вечера время я перебирала слегка обкатанные камешки, похожие на земную яшму, некоторые были интенсивно красными, но лучше всего смотрелись бесформенные кусочки цвета тёмного янтаря.
  Ржавый металл, сминаемый пальцами, медленно менял окраску, становясь желтоватым, именно то, что надо для тонкого браслета "капельная филигрань". Неширокая полоса, усыпанная каплями сверкающего металла, словно выталкивала из на поверхность одиннадцать равновеликих "яшмовых" лепестков. Каждый из них был надёжно завальцован в ажурную оправу, оплетающую камень редкой сеточкой. Стильно получилось. Я давно хотела отлить такое из серебра, даже непрозрачные аметисты подобрала нужного размера, да вот не вышло, угодила в княжество Варг...
  Впрочем, теперь это дело прошлое. А что касается диадем, так их тут даже мужчины носят поперёк лба, как наши хиппи таскают хайратники. Это не просто украшение, а знак принадлежности к главенствующему роду клана, прочим сокланам положены узкие венчики без камней. Но кто сказал, что нельзя сымитировать вставку металлом? Так что второе изделие будет диадемой для юной девушки, этакий невысокий кокошник и никаких вставок. Сплошной металл чёрного цвета с нешироким очельем из чёрных стеклянных бусин. Треугольный выступ в середине часто прорезан стилизованными мальтийским крестами. Они образуют прорезной узор, сквозь который просвечивает солнечный или иной свет. Свисающие до середины лба бусины, тихо позвякивают колокольцами, которые я прикрепила к концам висюлек. Словом, украшение для светловолосых готово. На тёмных волосах это смотреться не будет.
  Третьим номером получилось "яшмовое" колье для дамы постарше. Примером послужила всем известная парюра Второй Елизаветы, та, что с кашмирскими сапфирами. Затейливая оправа с металлической имитацией бриллиантов с мелко гранёными каплями, пятнадцать камней густого медового цвета, застёжка-крюк, прикрытая ажурным колпачком. И четвёртое - чокер, столь любимый принцессой Дианой, серые металлические шарики, имитирующие жемчуг и застёжка с большим "янтарем", обрамлённым всё тем же 'жемчугом', но уже чёрного цвета. Недорогое украшение, но выглядит богато. Пока достаточно, посмотрим, как они реализуются. Ежели что, металлом мы запаслись, тут главное не связываться с заказчиками лично, провальное это дело, по себе знаю. И кстати, оно, дело это, очень затратное по времени и по материалам, так что простите, дорогие столичные господа, никаких заказов.
  Половина дня прошла весьма успешно, четыре изделия заняли своё место в войлочных футлярах. Сегодня их доставят в лавку мастера Дожаура, цена вложена в футляры и за вычетом десяти процентов мне перепадёт четырнадцать бронов. Для первого раза неплохо, но вот продастся ли это? И как быстро?
  Ивар забежал в мою мастерскую на первом этаже как раз перед обедом, мокрый после тренировки, как мышь. Тут же подхватил меня под руку.
  - Я мыться, а ты встречай опекуна, он приглашён сегодня к обеду.
  Спасибо, порадовал! Этот самый дядюшка, утомительный господин, одним присутствием подтверждающий тот тезис, что опасней родни врага нет. Тонкий юмор, обязательное присутствие за спиной личного слуги, готового услужить хоть на коленях. Кстати, глаза у слуги воистину змеиные и что-то мне подсказывает, обычным обедом дело не окончится. В прошлом месяце традиционное "семейное торжество" оказалось не по зубам его младшей дочери, которая спит и видит фамильные украшения нашего Змеёныша в своей шкатулке. А то, что к шкатулке прилагается практически кровный родич её не беспокоило. И то правда, в королевстве Нутава мужья, бывает, уходят из семьи, оставляя супругам половину состояния в денежном эквиваленте. Но иногда они просто умирают...
  Так вот, чтобы мадмуазель Астель даже в мыслях не держала хозяйничать в поместье, я аккуратно и методично ставлю её на место, поскольку сам Змеёныш без сопротивления, но с огромной радостью уступил мне эту честь. Семейство опекуна обедает у нас дважды в месяц, такова договорённость меж дядюшкой и племянником. Супруга господина опекуна благополучно померла лет десять назад, а сын-наследник подхватил дурную болезнь. Кстати, очень милая новость, здесь венеркины болячки присутствуют в полный рост, поэтому сынуля уже год томится в каком-то монастыре, но пока без особого успеха, видимо, кто-то очень добрый приправил ту заразу магией.
  Вторая доченька замужем где-то на Западе, а самая младшая и, как выяснилось, не самая умная не оставляет безнадёжных попыток примерить диадему законной супруги бастарда, пусть и признанного. Девчонке тринадцать лет, предполагаемому супругу пошёл двенадцатый. Каким местом думал её благородный папаша, ограничившийся одним наследником, неизвестно, зато теперь он возжелал прибрать к рукам последнего отпрыска Алмазного гадючника вместе с его магией и прочими благами. Лучше бы сыночка воспитывал пока тот поперёк лавки помещался, а теперь-то что уж... Лучший друг тутошнего кронпринца переплюнул всех юбочников столицы, за что теперь и страдает, сидит на жёсткой половой диете и лечит срамную болячку.
  Учитывая вышеперечисленное, бедной, но умной Экриме предстоит плеваться ядом сразу в две мишени. Ладно, сдюжим, не впервой. Отмытый глава рода наденет обычную маску невозмутимого пофигиста, маги непременно рассядутся за столом по ранжиру и обожрут все фрукты на расстоянии вытянутой руки от доченьки нашего гостя, которая, как и они, обожает эту самую варику.
  Однако время обеда наступило, но дорогих гостей, как не было, так и нет. Ивар отмахнулся, век бы их не видеть и распорядился подавать на стол. Лайзуна и новый повар расстарались сегодня, одиннадцать смен блюд, красиво оформленный десерт, фрукты, а для господина опекуна винишко в причудливом кувшине.
  Традиционно обедают в Нутаве поздновато, аккурат перед сном, часа за два, не больше. Маги этот обычай поломали без сожаления, ибо сочли нездоровым набивать детские животы перед сном. Мол, ночью организм отдыхать должен, а не переваривать жирную еду. Зато в дни визита опекуна дом Алмазной Змеи живёт по исконным законам - дети исправно питаются, взрослые балуются спиртным и благодушно беседуют у камина. Правда, камины тут редко топятся летом, для антуража разве что...
  Ивар уронил вилку на пол, преобразованный мною металл мелодично звякнул.
  - Кри, ты о чём задумалась с ножом в руке?
  Я очнулась.
  - Сама не пойму, что-то зудит на границе сознания.
  Старший маг внимательно посмотрел в нашу сторону.
  - Ты тоже что-то чувствуешь?
  - Скорее, жду. Словно что-то копится, зреет и скоро прорвётся. И опекун тут ни причём.
  По знаку старшего Трек установил антиподслушку, а Чет, обычно сдержанный и молчаливый, как японец, разразился целой речью.
  - Сегодня утром следящего в подворотне не было. Нет его и сейчас.
  - Точно! - я даже пальцами прищёлкнула, - змейка мне ещё вчера посвистела. Стоило Кею покинул дом, соглядатай растворился в воздухе!
  Ивар перевёл взгляд на Герсила.
  - Всё, как ты и предсказывал. Большой Папа решил создать собственную магическую...
  - ... службу безопасности? - встряла я.
   И тут слуга объявил "господин опекун господина Ивара с молодой госпожой". Я только головой качнула, мой сюзерен хмыкнул, маги синхронно поморщились - всё, как обычно.
  Девчонка слегка присела в дурацком недореверансе, папенька отдал весьма прохладный поклон, ухоженная шевелюра красиво свесилась, прикрывая блеснувшие глаза цвета пыльной травы. Дядюшка выпрямился, привычно-картинно отбросив назад пышные волосы. Странно, раньше его глаза казались мне тёмно-серыми.
  Обед шёл своим чередом, молодая госпожа благовоспитанно помалкивала, что на неё не слишком похоже. Судя по выражению смазливого личика, малышка получила от батюшки недвусмысленные инструкции, а мне при попытке расслабиться всего лишь прилетело от сюзерена по щиколотке. И вовремя.
  - Его величество недавно утвердил новый закон, - дядюшка поднёс к губам серебряный сосуд.
  Форму сосуда я подсмотрела в музее Берлина, как бишь его, в Шарлоттенбурге. Легко сужающийся книзу тюльпан, лепестки с трёх сторон отогнуты вовне и только одна сторона цветка гладкая. Таких бокалов у нас одиннадцать, в основание каждой ножки впаяна драконья чешуйка, поэтому упавший бокал ведёт себя, как Ванька-встанька.
  Ох ты, снова пинок! Ну что опять?
  - Вам не интересно, госпожа? - опекун поднял на меня сузившиеся глаза.
  - Кто я такая, чтобы обсуждать или, не дай Творец, осуждать законы той страны, в которой имею честь жить? Вам не кажется, что это было бы непростительной наглостью? Насколько мне известно, законы Нутавы вступают в силу с момента оглашения их на Королевской площади.
  - Разве новый закон уже оглашён? - Ивар скептически уставился на кусок мяса в тарелке, - даже близкое родство не оправдывает ваше торопливое злорадство, дядюшка, если закон всё ещё в работе.
  Родич сморщил породистое лицо, доченька потупила бедовые глазки и дальнейшее потекло по обычному сценарию - лёгкий трёп, хорошее вино и даже юная Астель неплохо смотрелась на фоне старинного гобелена. Когда эта трещотка молчит, выглядит очаровательно - папенькины глаза цвета пыльной травы в пол-лица, прихотливо вырезанные губы чёткого рисунка, а вот волос бы ей прибавить, жидковата причёска-то.
  И новость порадовала не только дядюшку, прочие господа аристократы тоже в шоке по колено - его величество разрешил, а также узаконил браки меж близкими родичами. Недолго думая, король одобрил и договорные браки, заключаемые родителями по династическим соображениям для деток, что находятся ещё в утробе. Маги не стали обсуждать очевидное, сейчас они просто беседуют, обмениваясь недомолвками и свежими столичными новостями.
  Мой сюзерен новостями озабочен не слишком, скорее, раздосадован и явно нацелился отыскать в законе законную же лазейку. И найдёт, наш аналитик тоже не лыком шит. А пока мы всем колхозом провожаем дорогих гостей.
  Семейство отбыло без задержки, и маги срочно объявили мозговой штурм. Они называют это советом, почему бы и нет? К моему удивлению, они вовсе не стремились обсудить последние новости, а предлагали вернуться в Сиаманчу, ту самую деревушку у границ магической аномалии, именуемой Старым городом.
  - Зачем? - Ивар потёр подбородок совсем, как ювелир.
  - Мы исследовали трофейные артефакты, - Тор нервно пригладил причёску, - все они старой работы.
  - И что? - не понял мой сюзерен.
  - Их слишком много для одного рейда вглубь опасных территорий, вам не кажется?
  - Чего именно много? - на этот раз не поняла я.
  - Людей, - Герсил само терпение - и артефактов при них.
  - Откуда следует? - я пожала плечами, - за три дня и две ночи всего четверо искателей ветра в поле. Да и находок при них не так, чтобы много...
  - А ещё при них находилась карта, - Чет аккуратно поставил на стол бокал с водой, - как полагаете, стоит поискать спрятанное?
  - А там есть что искать? - Ивар обвёл взглядом присутствующих.
  - Шансов найти полезное половина на половину, - Трек внимательно разглядывал свои руки, спокойно лежащие на столешнице, - но я бы поискал.
  Его тут же поддержали все присутствующие...
  Мальчишки, что тут ещё можно сказать? Да и мне самой интересно, что там прикопала та банда неудачников, поэтому мы сегодня мы покидаем столицу телепортом, за который заплачено полновесным золотом.
  Ивар, как глава дома, впереди на лихом коне, я на полкорпуса позади на смирной Нере, маги по бокам, прикрывая подопечного щитами со четырёх сторон света. Грузовой телепорт стоит брон с человека и брон с лошади. Как сказал бы мой старший пасынок, шесть бронов, как с куста.
  В предгорьях тоже стоит середина лета, поэтому дожди льют, как нанятые. От глобальной стихии одежду спасает только магический полог, чего не скажешь о дорогах. Дожди грозят переполнить горные речушки, и вот наш караван стоит у вышедшей из берегов мелкой Аланчи,вода прибывает стремительно, а ниже по течению этой речки, как сказала староста, сто лет назад насыпана земляная дамба. И похоже, это селение вместе с жителями, как и всё прочее ниже дамбы, запросто смоет селем, это как бог свят, если дожди не прекратятся.
  Река всё прибывает, староста деревушки хватается то за голову, то за сердце, жители суетливо уводят в горы детей, скотину, волокут на горбу какой-то скарб. Я оглянулась, подле дома старосты стоит крепкий мужик и потерянными глазами смотрит на своё поле с зелёными всходами, жена теребит его за рукав, младший ребёнок обхватил отца за ногу и тихонько плачет. Ужас просто!
  Над селением стоит неумолчный женский вой и детский плач. А ведь там, ниже по течению Аланчи ещё восемнадцать селений, обработанные поля, огороды, да люди, наконец! Маги постояли у дамбы, измышляя способ отвода всё прибывающей воды и надо отдать им должное, они и секунды не раздумывали над вопросом 'помогать ли?'.
  Призванный к ответу староста деревни, разослал крепких мужчин искать полости в скалах в радиусе ста метров от дамбы, поскольку наш земляной занялся укреплением основания земляного вала. В который раз Ивар похвалил себя за предусмотрительность, захватив мощные накопители из того тайника, что не далее, как вчера, вскрыли змейки.
  Борьба со стихией закончилась глубоко за полночь, Герсил с Треком заполняли накопитель силой, наш Тор вспомнил, что он с некоего боку водяной маг, а Чет владеет какими-то заклинаниями земли. Так что оба мага с грехом пополам взломали участок скалы и допоздна регулировали сброс воды в пробитый по поверхности скалы канал к залегавшей неглубоко подземной полости. Маги установили пост у сброса воды, наладили заглушки, обучили двух толковых подростков управляться с клапаном сброса и фактически уползли отдыхать.
  Ивар и я раздевали магов, уже спящих мёртвым сном. Есть они отказались, наглотались эликсиров и отъехали в страну сновидений. Староста едва ли не на коленях приполз с благодарностями, но Змеёныш его быстро наладил прочь с приказом не тревожить господ магов. Водяной и земляной спали, оглушая окрестности богатырским храмом, как уставшие в поле крестьяне. Герсил и Трек как упали рядом, так с тех пор и не шелохнулись, им война со стихией тоже не даром далась. Мы с бастардом постояли над мужиками, полюбовались осунувшимися лицами и прикорнули рядом на полу, мало ли что может понадобиться уставшим магам.
  Утро началось с визита старосты, который всё пытался сунуть главе рода узелок с серебрушками. Я вытолкала старинушку во двор, и озаботила его сбором провизии для четырёх магов и двух детей сроком на неделю.
  Маги проснулись после полудня и накинулись на еду, как одичавшие псы, разве только не рычали, разрывая птицу пополам. После сытной еды четвёрка в полном составе спустилась к реке проверить работу сброса. Непогода более не угрожала благополучию селений, но вода по-прежнему держалась высоко.
  - Помни, старик, с сего дня сброс воды отслеживаешь сам. Как только уровень упадёт до прошлогодней отметки, перекрывай сброс и всё будет хорошо. В сезон дождей и осенью держи здесь сменяющихся наблюдателей. Гарантий никаких дать не могу, дамба старая, земляная к тому же, но осенний и весенний паводок должна выдержать, а следующим летом стройте другую. Прощай.
  Мы выехали сразу после обеда, торопясь в Сиаманчу, что расположена выше по течению. Нам подарили крепкую горную лошадку, до предела загруженную отборной провизией, насыпали ворох пожеланий здоровья, лёгкой дороги и мешок благодарностей, с чем мы все благополучно и отбыли.
  Вторые сутки мы покачиваемся в сёдлах, оставив собственных лошадей в Сиаманче и сменив их на горных малышей. На горизонте уже маячат башни покинутого города, оставляемого нами далеко справа. Если изъятая в прошлый раз карта не лжёт, нам следует войти в город с востока. Отмеченные точки расположены недалеко друг от друга, их всего семь, и каждая обозначена особым значком.
  Разрушения восточной части города выглядят гораздо более значительными, чем в прошлый визит, когда мы обследовали почти целые окраины. Целые, но качественно зачищенные здешними сталкерами. Не исключено, что отмеченные точки не склады артефактов, а всего лишь тайники с незначительными находками, но ведь для кого-то они эту карту рисовали? Так почему не для нас?
  Утро не перевалило даже за середину, когда наш караван остановился на границе разрушений. Лошадей рассёдлывать не стали, отогнали подальше от накатанной дороги, сбили в табунок, стреножили, после чего окружили щитами. Маги не пожелали оставлять караульщика, ну и правильно. Один маг может и не отмахаться, а неслабый боец нам и самим пригодится, мало ли кто тут придорожным камнем притворится. Мы почти синхронно забросили на плечи здешние аналоги рюкзаков, маги в очередной раз сверились с картой, и мы все сделали первый шаг по раздолбанному "ковролину" шоссе.
  Эта часть города производила крайне гнетущее впечатление. Никаких особняков, почти нет зелени, на голом грунте даже трава не растёт. Искорёженные развалины некогда кирпичных домов, перемолотые в щебёнку стены каменных зданий, разносимые ветром ошмётки неизвестного происхождения... и тишина, нарушаемая только звуком наших шагов.
   Ивар молчал, маги держали щиты, а я придерживала у горла свернувшуюся кольцом кобру. Красотка привычно держалась за ухо, сидя на плече хозяина. Ящерка немного подросла, поглощая силу огненной стихии, для неё специально топили камин в подвале, но она явно предпочитала печь для копчения.
  Первая точка из семи отмеченных на карте порадовала нависающим над "проезжей частью" козырьком, не преминувшим рухнуть прямо перед Иваром, щиты благополучно погасили инерцию удара и каменный козырёк осыпался крошкой. Тайник обнаружился поисковой магией и, вскрытый со всеми предосторожностями, явил кожаный мешок. Маги с полчаса отгребали каменную крошку и осколки незнакомого материала, после чего открылся тайник, прикрытый магией. Ивара и меня отогнали подальше...
  Мы не пожелали отогнаться и нагло устроились за спиной Тора, прикрытого ещё и алмазным щитом. И что мы видим? Ящичек размером тридцать на пятьдесят здешних единиц, размер немалый. К ящику прилагались чары, рассеивающих внимание, пугалка и что-то вроде слабого заряда взрывчатки. Убить не убьёт, но кисть руки оторвёт гарантированно. Добрые люди сделали закладку, поэтому открывать коробку на месте не стали. Маги посовещались с сюзереном и решили потерпеть до дому, там и антимагический полигончик есть в подвале и вообще родные стены помогают.
  С первой закладкой провозились долго, поэтому перекусили прямо на месте и направились искать следующую. Предполагая, что схрон устраивала одна и та же команда, маги настроило поисковое заклинание на отпечаток магии того артефакта, что использовался последним, так что вторую точку мы отыскали быстро. Но вот вскрыть её так и не удалось. Заклинания с завидным постоянством разбивались о нестандартную защиту кожаного бурдючка с закладкой, так что маги всерьёз зауважали неизвестного умельца. Им не удалось даже просто извлечь на свет божий сам бурдюк, раз за разом пальцы скребли по невидимой броне защитного заклинания.
  Ивар и я терпеливо ждали в сторонке. Намучившись с неподдающейся защитой тайника, маги устало уселись рядом с нами на нагретые солнцем камни.
  - Предложения есть? - обратился к Ивару старший маг.
  Вместо ответа бастард покосился на свою ящерицу, и животина протестующе заверещала, когда он снял её с плеча.
  - Помоги, девочка моя, я в тебя верю! - это Ивар произнёс вслух, а затем что-то пошептал Красотке, прикрыв ящерку ладонями.
  Малышка совсем, как я, почесала в затылке и послушно спикировала на неподдающийся кожаный сосуд, присела на попу, как котёнок и махнула на нас лапой. Все послушно отпрыгнули подальше и даже на всякий случай залегли за камнями. Через пару минут впереди громыхнуло, над головой просвистели осколки камней, земля слегка содрогнулась. Не знаю кто как, а я вжалась в землю, прикрывая голову рукам и лежала пока меня не встряхнули за плечо.
  Маги стояли у развороченной воронки диаметром в пару метров, а поодаль на кожаном мешке важно восседала Красотка с неописуемым выражением драконьей мордахи. Насладившись всеобщим восхищением, яшерка начала небрежно выбрасывать из мешка артефакты.
  - Вот такая у нас магическая отмычка, господа, - Ивар ласково погладил малышку по спинке, - силу заклинания моя девочка поглотила, скоро ещё подрастёт.
  Маги тоже уделили ящерке внимание, а Чет торжественно надел ей на правую лапку тоненькое, затейливо-ажурное колечко из предыдущего тайника, которое пришлось ей в самый раз и выглядело настоящим браслетом.
  Спустя минут десять мы тронулись к следующей точке, отмеченной на карте, и Красотка парила над нами, бдительно оглядывая окрестности, вот вам и магическая охрана, а заодно и отслеживание постороннего внимания.
  До третьей закладки наша компания добиралась часа три. В полном молчании мы двигались этаким клином, на острие которого находился Герсил, в середине Ивар, за ним я, двое магов по бокам и Тор позади. Он ещё и отслеживал присутствие посторонних в Тени. Клин постепенно превращался в перемещение гуськом, ибо завалы попадались всё чаще и становились настолько малопроходимыми, что Герсил скомандовал возвращение на некую точку, откуда к захоронке можно подобраться без магического вмешательства. Разбрасывать завалы магией можно, но с точки зрения скрытности совершенно не нужно.
  Четвёртая точка нашлась уже на закате. Плоский сундучок не стал сопротивляться, когда его уложили в заплечный мешок Ивара, после чего мы отправились к лошадям, руководствуясь указаниями Красотки, выбиравшей короткий и безопасный путь. Рассёдланные лошади были напоены нашим водяным из кожаного ведра, после чего получили торбы с зерном.
  Маги быстро развели огонь, и мы с бастардом немедленно спроворили горячее. Похлёбку пришлось подождать, местная крупа варится небыстро, и вообще здешние каши на земные нисколько не походят и вкус "специфицский", я вот долго привыкала. И не только я, но и желудок той малышки, что так и не вернула душу в своё многострадальное тело.
  Едва начало смеркаться наши спутники погасили магический костёр и принялись устраивать ночлег с защитным пологом. Намаявшиеся за день мужчины провалились в сон, а Красотка, изрядно подросшая в размерах и возможностях, принялась летать кругами над стоянкой, поднимаясь всё выше и выше...
  Из сна меня выдернуло верещание ящерки. С перепугу и со сна я засветила в небо огненным шаром, который благополучно расплескался по защитной полусфере и, великое спасибо Всетворцу, так и не обрушился огненным дождём на всё ещё спящих мужчин, зато удачно осветил дикую картину за пределами защиты...
  Бог ты мой, каких только рож там не маячило! Ноги у меня подогнулись сами, и я с со всей дури села копчиком о землю. Сильная боль тут же прочистила разум одновременно с крайне матерным высказыванием. Я в панике ломанулась к Герсилу, но наш старший спал мёртвым сном, как и все присутствующие. А рожи за магическим "стеклом" все больше приходили в раж и в какой-то момент купол содрогнулся, прогибаясь под напором странных фантомов.
  Ужасаться окружающим монстрам и будить потерявших сознание было поздно, да и вряд ли помогло бы, поэтому я поймала мечущуюся внутри Красотку, крепко сжала в ладонях горячее тельце, приняла взгляд отважных огненных глаз и, срываясь на крик, воззвала к её огненным способностям. Дальнейшего я не видела, ослепительная молния сначала лишила меня зрения, а затем и сознания.
  Очнулась я под беспечное чириканье огнёвки. Раннее утро, слева посапывает запорошённый синеватым пеплом Герсил, справа давно остывшее кострище, а вокруг тишина, покой и всё тот же пепел, которым украшено всё видимое пространство.
  Постанывая от боли в онемевших конечностях, с трудом поднялась на ноги, кое-как растормошила Ивара, следующим очнулся Чет, который без долгих слов пинками помог очнуться остальным...
  Стонущие, бледные, местами окрашенные в интенсивно-синий цвет, плохо соображающие маги пришли в себя нескоро. Герсил проверил свои накопители и грязно выругался - пусто! Остальные маги подтвердили полный расход ранее заполненных под шляпку артефактов.
  События минувшей ночи в моём изложении не то, чтобы поразили магов, скорее озадачили. Они недоуменно переглядывались, хмурились, растирали в ладонях синий пепел, едва ли не обнюхивали засыпанное им пространство, только что на язык не пробовали, однако так и не поняли, чем и как наша ящерка приложила те самые монструозные рожи, недвусмысленно пробивающие магическую защиту. Делу не помогло даже многословное и подробное описание странных фантомов, оказавшихся вполне материальными. К тому же, маги так и не установили кто или что наслало на них беспробудный сон.
  - Пусть бы и сон, - проворчал Тор, очищая себя и нас магией, - но почему проснулась только Экрима?
  - И куда делась энергия накопителей? - пробормотал Чет себе под нос.
  - И чем Красотка отбивалась от непрошенных гостей? - добавил Трек, которому явно досталось больше всех.
  - И где сама Красотка? - с тревогой осмотрелся Ивар.
  - И кто натравил на нас эти гнусные рожи? - вставила я.
  Трек направился к лошадям, пытаясь понять насколько они пострадали. Все шесть малышек выглядели вполне отдохнувшими, с удовольствием испили водицы, тут же избавились от лишней жидкости и, пощипывая траву, начали разбредаться в стороны. Охранный контур нашего табуна тоже испарился, как и выгоревший дотла защитный полог - гордость нашего Герсила.
  ***
  Кое-как придя в себя после завтрака, мои спутники упаковали по-походному всё найденное, распределив артефакты между взрослыми. И сразу после сборов выступили, как сказал бы младший пасынок, в очередной поход за ништяками. Пятая точка находилась далековато от нашей стоянки, поэтому все быстро оседлали лошадок и тронулись в обратном направлении, пытаясь зайти в разрушенный город с запада. Мы объехали синее "поле боя" с некоторой опаской, торопясь покинуть припорошённый синим пеплом круг.
  Я с тревогой оглянулась. Ветра не было, нас не тревожило даже лёгкое дуновение воздуха, но пепел струился длинной полосой в направлении нашего движения, и я передёрнула плечами, как от озноба. Эта странная сине-сизая субстанция вела себя, словно живой организм - цветные метастазы упорно догоняли наш всё ускоряющийся отряд. Самое странное, они успевали!
  Я окликнула Герсила, и следующие полчаса маги с жадным интересом наблюдали вкрадчивые движения синего пепла, а Чет даже набрал с полкило этого порошка в специальный фиал, после чего всякое движение прекратилось. Обалдевшие маги наскребли этого порошка во все плотно закрывающиеся сосуды, торопливо создаваемые мною из обломков металла, и Тор даже подумывал вылить какой-то эликсир, чтобы собрать остальное. Опасным пепел не сочли, ибо благополучно пролежали в нем всю ночь, дышали этим странным порошком, ну... и дружно выкашливали его утром, отплёвываясь синей слюной. И вроде бы живы пока. Надолго ли?
  ...Западная часть города надвигалась на нас высоченными квадратными башнями, легко сужающимися кверху. Судя по грудам цветного не то стекла, не то пластика, сваленного у подножий башен, верхушки сооружений были обильно застеклены витражами и кое-где даже сохранился металлический каркас. Могу представить, как роскошно это всё смотрелись ночью и вечером - ярко освещённые витражи, отбрасывающие во все стороны цветные блики, а если эти витражные верхушки ещё и вращались... Или наличие витражей с определённым рисунком было отличительным знаком конкретного аристократического рода?
  Подъехавший сзади справа Трек прикоснулся к моему колену сложенной плетью.
  - Видишь что-то знакомое?
  - Знакомого ничего. Ни на что не похожая цивилизация.
  - Циви...
  - Общность людей. Дорожное покрытие странное, ты заметил?
  - Оно шершавое.
  - Именно. Какие же повозки могли перемещаться по нему? Знаешь, люди, ныне канувшие вглубь веков, явно позаботились о сцеплении колёс с дорогой, ну... если это и впрямь были колёса, а не воздушные подушки.
  - Воздушные, говоришь? - присоединился к разговору Чет, - интересный способ передвижения. Карета устанавливается поверх этой подушки и возница... а что он делает?
  Я придержала забеспокоившуюся лошадку.
  - Правит повозкой с помощью магии, я думаю. В моём мире всем управляли механизмы, я рассказывала, если помнишь. Подобной повозкой мог управлять и её хозяин лично.
  - Как ты любишь говорить, в последнее что-то плохо верится, - рассмеялся Чет.
  Я ухмыльнулась в ответ. Мне и самой уже не верится, что когда-то я гоняла поклонниц старшего пасынка с нашей лестничной клетки, часами скандалила с шефом, отстаивая проекты своих изделий, таскала внука по театрам и прикрывала невесткины походы по гадалкам. Глупая девка была, но с сына пылинки сдувала и погибла глупо. Эх да что теперь вспоминать...
  День перевалил за вторую половину, когда мы отыскали нужное место. Высоченный небоскрёб с длиной стены у основания не менее двадцати метров. И магический маркер отмечает южную стену башни. Похоже, покойные неудачники замуровали клад в стену.
  Маги даже спешиваться не стали, отогнали нас подальше, затем синхронно и вполне прицельно нанесли удар под прикрытием щитов на последних крошках магии. Аккуратный прямоугольный кусок стены немедленно выпал из кладки, открывая полость с... больше всего содержимое напоминало пачку книг, перевязанную крест-накрест растрёпанным шпагатом. Маги переглянулись, подъехали поближе, но руки благоразумно протягивать не стали. Тор осторожно вынул из ниши закладку и поместил в специальный мешок.
  Без лишних слов наша команда тронула поводья. Всё это весьма напоминает сыновы компьютерные игры с заданиями типа "пойди туда, не знаю куда" или "найди кузнеца Вайгу, возьми у него пакет и отнеси плотнику Лурге".
  Шестую закладку кто-то вынул до нас или её вообще не существовало в природе, но тем не менее маги внимательно, но безрезультатно исследовали окрестности отмеченного участка и спустя час мы озаботились поиском последнего тайника.
  С последним возились дотемна, однако справились только благодаря Красотке, благополучно расплавившей замочек кованого сундучка и моей кобре, крепко державшей металл замка в нужном объёме. Незнакомое магам мощное заклинание должно было вырвать замок, вопреки традициям расположенный на крышке сундучка, уничтожив содержимое и всех находящихся рядом.
  Герсил исследовал все наверченное на замок и только руками развёл, мол, понять понял, но в какой последовательности накладывались чары и как именно формировался каркас заклинания, увы, неизвестно. Но сундук вскрыли уже в темноте, осторожно упаковали содержимое, разместив добычу в моих чересседельных мешках. И конечно покинуть город дотемна не успели, ибо опомнились только на закате, поскольку мародёрствовать понравилось всем. А что? Ни искать, ни копать, исполняй себе заранее расписанный квест и собирай подарки. Получается, что наша великолепная шестёрка с головой не дружит, ведь стемнело уже, как из города выбираться будем?
  Костёр и ужин организовали глубокой ночью. Рассёдланные лошадки шумно вздыхали в темноте, пережёвывая зерно. Неприхотливые животные могли пить раз в день, но выпивали очень много, поэтому наш водяной почти два часа поил их из единственного кожаного ведра. Наколдовать ещё одну ёмкость у магов не получилось, слишком много сил отняла предыдущая ночь, вскрытие последнего тайника и необходимость напоить лошадей.
  Устали все. Напряжение последних суток, постоянное отслеживание чужих магических воздействий, а теперь ещё и предстоящая ночёвка посреди древних развалин - всё это окончательно вымотало моих спутников. Сил на установку защиты нет, накопители пусты, а из всех магических возможностей имеем только меня и Красотку. Не густо...
  После ужина Герсил в немногих словах озвучил настоящее положение дел, особенно подчеркнув, что всем магам восстанавливаться нужно не меньше недели, а тут ещё и предстоящая ночка... А уж если нарвёмся, как в прошлый раз, то помогай нам Творец и все старые боги. Потеряем Ивара - потеряем всё, начиная с собственных жизней и заканчивая родом Алмазной Змеи.
  - Что делать будем, господа маги? - Герсил обвёл взглядом соратников.
  - Да уж, украсть нетрудно, а вот скрыться с ворованным и вообще унести ноги... это задачка, - Тор растёр руками лицо, - но вы не забыли, что я Ходящий по краю? В случае нападения будем уходить Тенями. Лошадей придётся оставить, хоть и жалко. Воззвание к демонам Тьмы у меня вряд ли получится, но спрятать шестерых мне по силам. Перемещаться долго столь обширной командой я пока не пробовал, так что могу обещать только надёжный скрыт. Поэтому закрепите свой груз так, чтобы снять его быстро. И вообще держите его под рукой.
  - Нам ещё и ночь пережить надо, - Чет вычистил миску куском лепёшки.
  - Переживём, - ответил Ивар, - фамильная защита от моего резерва не зависит.
  - Такого быть не может, - возразил Трек, - твой отец десяток накопителей на себе носил, чтобы полог держался.
  - Так у него не было вот этого, - бастард покрутил перед носом мага тонкий браслет.
  Трек едва успел челюсть поймать. Остальные маги позабыли и об усталости.
  - Откуда?! - Тор неверяще уставился на Иварову побрякушку.
  - Вот не думал, что доведётся при жизни увидеть... - пробормотал Герсил.
  - Кри, помнишь тот тайник, что мы вторым нашли, ты ещё...
  - Ну да, я не заметила закладку, а ты нашёл... коробку вроде?
  - Коробку, точно! А в ней браслет.
  Моё недоумение рассеял Том.
  - Мощный артефакт-защитник, так называемый браслет Четырёх стихий, до сей поры считался давно утраченным.
  - Да, в хрониках королевской школы стихий так и записано "утрачен при использовании всех стихий сразу ещё в эпоху Междуцарствия", а с тех пор уже полтора века минуло.
  - А в чем исключительность? Уничтожает всё, подвластное четырём стихиям?
  - Обеспечивает только защиту, зато от всех стихий, так что спим спокойно.
  - Стихии и Творец бы с ними, а если снова явятся те странные рожи? - возразила я.
  - Не думай об этом, Кри, - отмахнулся Ивар, - если явятся, будем думать.
  Я хмыкнула, много ты надумал прошлой ночью, камрад! Валялся в блаженном сне вместе со всеми магами. Стоп, с магами... Выходит, я не маг? Если всё-таки маг, то отчего не лишилась сознания за компанию с прочими? Антител к синему порошку точно не имею, да и водятся ли в крови здешних уроженцев антитела?
  Мои спутники рухнули в сон, как в омут, а вот мне не спится. Рядом, в пределах очерченного Иваром круга, пофыркивают стреноженные лошадки, ночь полна шуршанием каких-то грызунов, нахально пересекающих якобы защитный круг. Где-то вдали застрекотало ночное насекомое, ухнула птица, простонал во сне отлежавший руку Тор, приподнялся на локте Чет и успокоенный моим кивком, снова уснул...
  Забыться тревожным сном удалось только под утро, да и было это забытьё странно чутким, когда сознание одновременно и спит, и бодрствует. Сквозь дрёму я слышала, как шуршат в развалинах какие-то зверьки, как фыркают лошади, переступая ногами не в такт...
   А разбудила снова Красотка, причём, нахально уселась мне на грудь и пощекотала усиком в носу. Сметённая прочь моим богатырским чихом, ящерка возмущённо заверещала, разбудив остальных.
  В предрассветном сумраке приблизились и очень чётко обрисовались ставшие вдруг зловещими развалины, утренний холодок предупреждающе затёк под рубаху, заставляя ёжиться и приплясывать на месте.
  Я заметила, как Герсил потянулся к силе, пробуя собственную магию на вкус. Мне показалось, что пространство вокруг дрогнуло, я обернулась на звук... с высокой башни сорвался камень и по странной траектории полетел вниз.
  - Уходим в Тень! - заорал Тор.
  Нас словно спеленала невидимая сеть, я видела, как Ивар изо всех сил рвёт невидимые путы, стараясь добраться до браслета. Через мгновенье удалось повернуть голову и на моих глазах все семь лошадей перестали существовать, исчезли животные, сёдла, даже трава вокруг нас. Чет на пределе сил выкрикнул какое-то заклинание и путы ослабли. Я схватила в обе руки свои неподъёмные мешки, мимоходом удивилась их лёгкости и бросилась к Ивару.
  Змеёныш очнулся, швырнул свой груз к ногам Тора и волоком потащил Трека, всё ещё пребывающего в ступоре, прямиком к нашему ниндзе. Я схватила мешки и в этот момент падающий камень коснулся почвы.
  Земля снова дрогнула и пошла трещинами. Тор раскинул в стороны руки и что-то зашептал, отчаянно торопясь и явно глотая слова... а мы стояли в Тени и потрясённо молчали.
  Пространство вокруг нас искажалось, дрожало, словно невидимый ветер дул одновременно со всех направлений, вздымая до небес песок вперемежку с камнями, пылью и огромными обломками башен.
  Я обхватила себя за плечи, сотрясаясь всем телом и пытаясь взять эмоции под контроль - бесполезно. Ивар упал на четвереньки и тоже стучит зубами, не в силах встать и прекратить эту противную дрожь. А вот теперь он сидит, уткнувшись лицом в колени, плечи трясутся, голос срывается на писк. Мы оба колотимся мелкой дрожью.
  Чет согнулся в три погибели и его жестоко тошнит, а поскольку мы ещё не ели, то желудок извергает только воду пополам с желчью.
  Трек так и лежит ничком, обнявшись с мешками, но вроде дышит.
  Герсил сидит на коленях, склонив голову и упираясь руками в бёдра. Он точно бормочет какое-то заклинание, и я с ужасом вижу, как чья-то невидимая рука оттягивает назад его голову! Из обеих ноздрей течёт густая чёрная кровь...
  Тор бледный, как снег, вытянулся во весь рост и стоит столбиком, изредка смаргивая пот, а из прокушенной губы капля за каплей сочится алая кровь и... исчезает на глазах!
  Ветер внезапно стих и окружающее пространство вместе с воздухом словно припорошило угольной пылью. Уши почему-то заложило, как в самолёте, зато маги перестали трястись, как припадочные, а мои собственные ощущения из отвратительных стали вполне терпимыми.
   Пыль осела как-то внезапно. Перемолотый в пыль ковролин бывшей дороги густо посолил всё вокруг, мы же стояли посреди нездешнего мира и боялись громко дышать.
  ...Похоже, скрыт дался нашему ниндзе непросто. Тор покачнулся, сплюнул красный сгусток, но на ногах удержался.
  - Тор, я могу помочь? - слова с трудом выталкивались из глотки.
  - Подойди, - почему-то шёпотом отозвался маг.
  Без долгих объяснений он положил мне на плечи ледяные ладони и оперся всем весом.
  - Смотри влево.
  Всего лишь поворот головы, а дался он с великим трудом. Из облака сияющего перламутром, выступила коренастая фигура в дорожном костюме.
  Ох ты, знакомые всё лица! Это же тот маг, что так успешно завербовал нас в столичную школу и, если я правильно помню, досточтимый господин Иснор называл его Вагиром.
  - Выходите уже, господа, - хохотнул пришелец, - согласен, скрыт надёжная штука, но, увы, не вечная. Так что приглашаю всех к добровольной сдаче. Ну и поделиться придётся, как без этого? Жду недолго, потом запускаю поиск и уничтожение всего живого.
  Понятно, кто не спрятался, я не виноват. Находясь в скрыте, беседовать можно, а вот колдовать не получится, заклинание не позволит, оно полностью блокирует магию. Правда, маг этот нас не видит, вот и все преимущества...
  Я в панике оглянулась на своих. Чет всё ещё без сознания, Герсил привалился спиной к согнутому в три погибели подопечному и выбыл из игры надолго, Трек по-прежнему сжимает в руке благополучно раскрошившийся амулет и лежит, закатив глаза под лоб - инвалидная команда в полном составе и вполне готова к расстрелу.
  - Он нас слышит в скрыте? - я повернула голову к Тору, уже восстановившему дыхание.
  - Мы в Тени, можешь орать в полный голос. И колдовать прошу в полную силу, если есть чем. Эх, мне бы хоть крошечный накопитель. Этот... - Тор проглотил ругательство - сдох бы, как последняя тварь Бездны.
  - Понятно, а чем эту конкретную тварь можно прикончить? Он кто вообще?
  - Земля, огонь и вроде бы даже воздух, но я о нём немногое знаю. А тех, кто знает больше, среди живых уже нет.
  Понятно, значит и нас отсюда не выпустят живыми. А я-то думала, с чего бы наш второй поход протекает гладко, словно все искатели бесхозных артефактов одновременно решили взять отпуск без содержания. И ведь староста Сиаманчи так и сказал, мол, странно всё это, госпожа Экрима, почитай, три седмицы ни души, только ваши милости и появились...То-то Герсил всё оглядывался, да поисковое заклинание запускал каждые полчаса!
  Значит, господин Вагир? Понятное дело, в стандартном детективе злодей просто обязан рассказать хорошим парням за что именно он решил предать их мучительной смерти. Так что здесь и сейчас пришлый колдун раскатает нашу бравую шестёрку в тонкую лепёшку... Этот сучий выползок нас уже приговорил, и ему остаётся только поплёвывать, дожидаясь пока Тор потеряет последние крохи силы и отпустит заклинание.
  Злоба неожиданно наделила моё тело незнакомой силой, а левая щека, обычно украшенная татуировкой, занемела. Чувствуя, как эта сила разбирает меня на части, я стряхнула с плеч Торовы руки и выхватила из воздуха шипящую кобру.
  Моя защитница прямо в руках рассыпалась пылью, а на земле мгновенно собралась в гибкое копьё, тут же резанула мой мешок и вобрала в себя два фиала с синим пеплом. Не успела я маму позвать, как стремительная и почему-то оранжевая стрела выметнулась из Тени!
  Маг, рассматривающий свои ногти подчёркнуто лениво, вдруг встрепенулся, явно углядев в воздухе смазанный след копья, но сделать ничего не успел. Стремительная тень метнулась к нему со спины! Змейка не стала его убивать, просто перехватила горло широкой петлёй, сжала, и маг рухнул ничком.
  - Молодец, умничка, - прохрипела я, - так и держи гада, пока я не скажу отпустить. Тор!
  Маг бросился к поверженному врагу, ободрал с него накопители, амулеты и разные прочие побрякушки.
  - Близко не подходи, - предупредил меня маг, - пока опасно. Сначала подниму наших, вдруг этот умник тут не один. Отойди подальше, я его спеленать должен!
  - А потом допросить, - я отбежала метров на пять в сторону, и сама предложила, - и пристукнуть к чёртовой матери, чтобы другим неповадно было.
  Наш Ходящий по краю обезвредил настороженные боевые амулеты, проверил накопители и ухмыльнулся так, что у меня позвоночник едва не заледенел.
  Тор ссыпал побрякушки в суму и приложил накопитель к виску, а минутой позже помог очнуться остальным. Трек, Ивар и Герсил справились быстро, а вот мне пришлось заняться бессознательным Четом. Наш земляной, похоже, выложился по самое некуда и в данный момент наслаждается мощным откатом. Поэтому маги передали мне накопитель и трофейные эликсиры, а сами занялись полудохлым пришельцем.
  Пока я возилась с Четом, Герсил, как главный разумник, выпотрошил наш трофей до самого донышка, а Тор аккуратнейшим образом зачистил отголоски земляной магии, которой пожелал осчастливить нас этот патологический неудачник. Ему ещё в поместье Иснора не удалось подобраться вплотную к странным деткам, так он решил действовать вне столицы, причём, как оказалось, на свой страх и риск. Это хорошо.
  - Если он исчезнет, - медленно высказался Тор, - искать его будут в столице. Поэтому именные амулеты ломаем на месте, все прочее отбираем в свою пользу. Где-то неподалёку у него и лошадь есть. Повезём Чета, он не скоро сможет встать на ноги.
  Ну, что тут сказать, Вагир сам дурак. Видел же как именно работает моя змея, знал об алмазном щите, но возжелал дорогих артефактов, добытых чужими руками. Оказывается, он нас ещё в первый раз отследил, снабдил амулетами четверых наёмников и отправил их поприветствовать нашу великолепную семёрку. Сам вмешиваться не стал и, когда сильно запахло жареным, сражаться против четвёрки магов не пожелал. А учитывая, что четвёрку непременно поддержали бы странные детки, попросту испугался. Будучи неглупым магом, заранее отследил сделанные закладки и решил все добыть нашими честными руками.
  Логично. Зачем корячиться и лично подставлять голову вместе с конечностями под неведомую магию? Для этого есть дураки вроде Экримы сотоварищи. А мы тоже хороши, повелись на блеск золота с артефактами и, как муравьи за сахаром, потащились на поиски приключений! Тьфу на нас и на общечеловеческую жадность! Лошадей и продукты профукали, артефактов полные сумки, зато до Сиаманчи двое суток верхом. А пёхом сколько? Не уверена, что здешний Всетворец, подобно нашему богу, любит пехоту...
  Да и с Четом надо что-то делать, он еле очнулся, на ногах держится с трудом, а Тор, наш штатный убийца, он же целитель, только руками разводит. Лекарств нет, эликсиры пропали вместе с продуктами, куда бежать и что делать?
  Чет, слабый, как новорождённый щенок, вымучено поморщился. Благополучно зачистив несостоявшееся поле боя локальным огненным штормом, маги опустошили накопители, пополнив собственные резервы. Тело неудачника перестало существовать час назад, а пепел разметало порывом ветра.
  Лечить земляного чистой силой из накопителей маги побоялись, не сделать бы хуже, поэтому вручили последний почти полный накопитель Тору и велели добираться в Сиаманчу Тенями. Там недалеко стационарный телепорт, деньги есть, так что возвращайся, друг, с Четвёртым и лечи его во всю целительскую силу нашего дорогого соседа.
  Без долгих слов Тор перекинул через плечо безвольное тело друга и растворился в воздухе. Денег ему насыпали достаточно, и своё есть, и покойный маг держал в поясе немалое количество серебра.
  Оставшись вчетвером, отыскали стоянку покойника поисковым заклинанием, разгрузили лошадку и первым делом приготовили похлёбку. Металл для котелка нашёлся неподалёку, я быстро наделала ложек и умиротворённые мужчины сыто откинулись на траву, меланхолично объедаемую спокойной лошадью.
  Покойник основательно запасся в Сиаманче сыром, лепёшками и солью. Крупу мы уже подъели, так что почти четыре дня будем давиться сыром и хлебом. Дичь в предгорьях не водится, рек и ручьёв нет, стало быть, рыбы и ракушек тоже не будет. Здесь не степь, сусликов с хомяками днём с огнём не встретишь...
  - Не расстраивайся, Кри. Как ты любишь говорить, бывало и хуже, - рассмеялся Ивар, ероша отросшую до плеч рыжую гриву.
  Я размотала с предплечья свою защитницу, стану я из-за еды переживать, у меня тут самый маленький желудок, а вот то, что змейка беспокоится, это гораздо интереснее.
  - Это не я расстраиваюсь, а моя кобра.
  - А что с ней не так?
  - Скоро узнаем.
  Я выпустила змею из рук. И шагнула назад от неожиданности, кобра осталась висеть в воздухе, этого только не хватало! Очередной сюрприз отравленного магией города?
   Оглянулась на магов. Герсил устало отмахнулся, мол, твоя змеюка, тебе с ней и разбираться. Пока мы так переглядывались, кобра глухо стукнулась о поросший травой склон и стремительно исчезла из виду.
  - Ждём, - пробормотал почти засыпающий Трек.
  - Ты спи пока, - Ивар поправил на запястье ценный браслет, - змея что-то обнаружила. Без тебя справимся.
  Треку тоже неслабо досталось. Из всей четвёрки он самый уязвимый и всё благодаря специализации, в которой намешано много всего. В сущности, это сочетание всех стихий плюс разум, поэтому он весьма подвержен влиянию стихий, а заодно и мастерски их сочетает в работе, особенно при создании микса заклинаний. Огромный минус тут тоже есть - на Трека бесполезно навешивать щиты, чаще всего они не работают правильно.
  Он всегда спит дольше всех, ест больше всей остальной тройки, зато просто незаменим в бою, когда надо поглощать действие стихий. Он один запросто заряжает накопители, нисколько не нуждаясь в посторонней помощи. Именно его накопители расходуют силу очень рационально, этакий двуногий "Duracell" магического мира. И вот сейчас он нам очень нужен отдохнувшим, сытым и готовым к работе. Мало ли какие придурки попадутся по пути.
  - Дадим ему поспать до полудня, - сказал Герсил, - другого выхода нет. Или посадить его в седло и пусть спит на ходу?
  - Да какой там сон в седле, - отмахнулся Ивар, - пусть спит, оба отдыхайте, мы с Кри покараулим. Да и змея пока не вернулась.
  - Жаль, что покойник так и не признался, чем он нас обессилил, - задумчиво произнёс Ивар.
  - Полагаю, он и сам не знал.
  - Как это не знал? - вытаращился мой сюзерен.
  - А что тебя удивляет? Этот их магический Совет создал заклинание и засекретил, почему нет? Я сама читала, что военные разработки и у вас не являются всеобщим достоянием, доводилось слышать? Ну вот. Заклинание благополучно создали, загнали в амулет и вручили Вагиру, скажем, на испытание.
  Ивар задумался
  - А такое может быть?
  - У нас подобное практиковалось во всех науках. Ну, сам посуди, новые изобретения жизненно необходимо испытывать должным образом, чтобы избежать неприятностей или человеческих жертв.
   - Да не сказал бы, чтобы у нас очень уж сокрушались из-за погибших простолюдинов, - Ивар пятерней причесал спутанные волосы.
  - А если неудачным заклинанием прихлопнут аристократа? Или короля? - хмыкнула я, - вот представь на мгновение такую картинку... маги создали очередное боевое проклятие и доложили его величеству. Если заклинание не было проверено и должным образом не исследовано... как тебе видится дальнейшее? Да от всего Совета мокрого места не останется, господа дворяне сначала закопают главу Совета, а затем и всех причастных. Так что испытания нужны и важны, тут другого мнения быть не может. Нам о другом побеспокоиться надо.
  - Да знаю, - отмахнулся Ивар, - и маги знают, что покойника не должны с нами связать. Он, конечно, уверял, что никому и словом не обмолвился куда телепортируется, но веры ему нет. Всем в Сиаманче память не сотрёшь, поэтому будем думать, что и как говорить в случае чего.
  Ответить я не успела, потому что подпрыгнула от болезненного укола в щиколотку, здрасьте вам - змейка вернулась. Миновав меня с весьма независимым видом, она продемонстрировала зажатый в пасти артефакт, затем приподнялась на хвосте и аккуратно положила грубый мужской перстень в подставленную Иваром ладонь. Ишь ты, стакнулись два змееныша! Молодцы. Я заметила, что моя кобра явно благоволит отпрыску Алмазной змеи и защищает его милость с тем же рвением, что и меня.
  - Что там с перстнем-то? - спросила я.
   Ивар повертел в руках грубо изготовленную побрякушку.
  - Старая работа, похоже, но магии в ней нет.
  - Ну и то хлеб, - буркнула я, - хватит нам этой магии на сегодня. До сих пор чешусь.
  Ивар хмыкнул и сунул перстень в свой мешок, мол, маги дома разберутся...
  ...Оставшееся время до назначенного момента отправления мы провели молча, посиживая близ пасущейся лошадки, да отгоняя насекомых от спящих магов.
   Трек проснулся первым, живо схарчил протянутую Иваром лепёшку с сыром. Потом разбудили Герсила, навьючили нашу коняшку и тронулись в путь, огибая развалины справа.
  ...В предгорьях темнеет быстро, а холодает ещё быстрее, поэтому ночью придётся дежурить по очереди, поскольку плащей, как и прочего, у нас теперь нет.
  Три холодные ночи мы пережили легко, я сделала каждому тоненький согревающий браслет на предплечье, поскольку маги наотрез отказались носить побрякушки на запястьях, колдовать мешают, видите ли.
  Трек по-прежнему кулём болтался в седле, но уже осмысленно беседовал с Герсилом о причинах собственной слабости. По его словам, нынешнее нездоровье проистекает из-за отката слишком быстро сработавшего заклинания остановки того самого локального землетрясения, да оно ещё и наложилось на Торовы разработки. Словом, налицо конфликт не то сил, не то чистых стихий.
  Ходок из меня оказался ещё хуже, чем маг. Поскольку путь наш частенько лежал в гору, сердечная слабость не давала держать темп и тогда меня сажали позади Трека, облегчая лишний вес заклинаниями. Красотка, едва не развоплотившаяся в безнадёжных попытках спасти хозяина, блаженствовала за пазухой у Ивара и благополучно восстанавливала силы.
  Ивар и Герсил неутомимо шагали вперёд и вверх, делая короткие привалы ради перекуса и прочих надобностей. Минувшие события комментировали только взрослые маги, я и мой сюзерен помалкивали. А что говорить? Не имеем мы достаточной теоретической подготовки, дабы поддержать гипотезы на должном уровне, да и вообще нашим мнением никто не интересовался...
  Последний кусок сыра мы, не сговариваясь, отдали Треку, сами обошлись остатками лепёшек, особенно ввиду показавшейся на горизонте долгожданной деревни.
  Герсил быстренько мобилизовал деревенских и через час были готовы купальня, ужин и наши лошади. После хорошей еды ослабевшему магу полегчало, а тут ещё и странствующий целитель подвернулся, так что к лошади Трек шёл уже своими ногами. Спустя пару часов, мы оставили лошадей в городской конюшне, а сами "задами и огородами" пробрались в резиденцию Алмазной змеи под видом простолюдинов с грузом на спине. Незапланированных носильщиков допустили во двор только после досконального допроса 'кто, куда и зачем', и мы с нескрываемым удовольствием выслушали ворчание экономки Лайзуны, наслаждаясь каждым сказанным ею словом.
  Наши маги скинули мороки только войдя в дом с чёрного хода. Лайзуна от неожиданности едва не села мимо стула, но быстро справилась с волнением и доложила, что господа маги благополучно прибыли ещё четвёртого дня, что господин Чет был очень нездоров и что господин целитель сильно ругался. Она, Лайзуна, и слов-то таких не знает, и он сказал, что помедли господин Тор ещё сутки и тот магический паразит убил бы господина Чета.
  Герсил ударил кулаком в ладонь.
  - Я так и подозревал, что его не просто так скрутило! А сейчас как он?
  Лайзуна отмахнулась:
  - Уже требует вина к ужину, а ведь мастер-целитель от него до сих пор не отходит.
  Герсил и мы все бросились по лестнице бегом, но у дверей нас перехватил помощник целителя.
  - Пока нельзя!
  Ивар придержал юношу за рукав.
  - Деньги, эликсиры, всё, что нужно достанем, только скажите!
  - Всего достаточно, господа, просто не мешайте мастеру, - помощник аккуратно разжал Иваровы пальцы на своём рукаве, - и успокойтесь все. Займитесь своими делами, вы только что с дороги? Прекрасно! Домашних хлопот вам хватит до самого вечера. Ступайте!
  И мы уныло потащились приводить себя в порядок. Вторично отмытые, почти насильно накормленные и всячески обласканные Лайзуной, маги собрались у постели Чета. Ивар и я за отсутствием свободного пространства выглядывали из-за плеча Герсила.
  Вид у нашего земляного был не из тех, каким любуются дамы. Изнурённое, прорезанное неожиданными морщинами лицо, вздувшиеся вены на руках, глаза провалились в глазницы. Господин целитель выглядел не в пример лучше и как раз допивал очередной эликсир собственного изготовления.
  Господин Чет, залитый лекарственными препаратами по самые уши, весело щурился на всю нашу компанию, но с провокационными вопросами не спешил и правильно. Вечер вопросов и ответов ещё впереди.
  Целитель окинул нас неодобрительным взглядом и уставился на старшего мага.
  - Не стану выяснять причину вашей поездки в Старый город, но хочу отметить, что слухи о смертельной опасности для магов в какой-то степени правдивы. Ваш соратник едва не расстался с жизнью.
  Ивар толкнул меня локтем.
  - Я же говорил тебе, что опасно!
  - Там всегда опасно, - отозвался целитель, - но вы могли обратиться ко мне за соответствующими лекарствами, а уж потом пускаться в столь опасное путешествие. К счастью, ваш маг успел доставить болящего вовремя. Теперь ему надлежит провести в постели трое суток. Подчёркиваю, трое суток покоя, иначе я не ручаюсь, что подвижность суставов будет восстановлена, а потом вашему соратнику надлежит три недели глотать не самые приятные эликсиры, поскольку магического паразита одними заклинаниями не уничтожить. И господину Чету придётся очень долго разрабатывать практически все суставы.
  Вот это Чет влип! Значит, здесь существуют не только биологические паразиты, но и магические. Если первые создаёт природа, причём, иногда при весьма деятельном участии человека, то кто автор вторых?
  - Господин целитель, наверняка там был кто-то очень добрый, может, он и подсадил нашему магу этого паразита. Не сам же он грязной водички из лужи попил.
  - Спорное утверждение, юная госпожа. Конечно, грязные лужи не виноваты, а вот грязный магический фон города в этом прискорбном событии поучаствовал. Что вам стоило перед поездкой пересечь улицу и постучать в мой дом?
  Маги переглянулись и принялись наперебой засыпать доктора благодарностями. Однако вредный старикан моментально пересёк поток восхвалений.
  - Не думаю, что вас обрадует сумма за лечение, а ведь ему предстоит и восстановление. Так что...
  - Пустое, господин Гертен, деньги не главное, - Тор с облегчением выдохнул воздух, - я уж и думать боялся...
  - Ступайте, господа, он засыпает. Мой помощник за ним присмотрит, только накормите мальчика ужином.
  - Ему принесут сюда, я сама и принесу, - отозвалась из-за двери Лайзуна.
  Тридцать бронов потрачено на восстановление здоровья нашего мага, да и не жалко! Не упоминая того, что только его усилиями удержался тот клочок земли, на котором мы все стояли, не говоря о том, что он обнаружил зачатки магии разума у Кейдила... так вот, именно он в своё время скрыл Ивара с матерью от милостивого внимания змеиных родичей, то есть фактически спас женщину с двухлетним сыном от уничтожения "побочной крови рода". Так что Чет имеет право считаться отцом Ивара, есть в Нутаве и такое понятие - второй отец. Спаситель почитается наравне с родителями и совершенно серьёзно зовётся отцом, ну... или матерью, если спаситель женщина.
  Герсил без звука отсчитал требуемую сумму в золоте, я добавила обещание бесплатно изготавливать любой инструмент по мере надобности, если здоровье нашего друга не пострадает и, если господин Гертен будет безотказно лечить нас всех.
  Целитель выразил согласие с первым пунктом, уклончиво отреагировал на второй и вежливо отклонил приглашение к ужину. Однако тут же попросил у меня "немного слов для беседы" (это такое предложение поговорить по душам) и тут же пригласил 'госпожу Экриму' в гости, пообещав помимо ужина угостить вкусным десертом. Я ответила немедленным согласием, мне очень понравился этот остроумный и достойный старик. Признаюсь честно сама себе, после желания увидеть родных хоть одним глазком, имею ещё одно желание - вдоволь наговориться с умным ровесником.
  Ох, нет, поговорить нереально, выдать себя ни в коем случае нельзя, ну... хоть послушаю, ибо за столом мы вряд ли будем одни. В прошлый раз старикан мастерски, как истинный контрразведчик, подвёл ко мне своего старинного приятеля, мага и целителя, но гораздо выше рангом, чуть ли не королевского врача, на предмет обеспечения последнего соответствующим инструментарием. Разумеется, клятва о неразглашении личности создателя сработала, но ушлый старикан нашёл-таки способ её обойти.
  Я из чистой вредности проигнорировала лёгкие и тончайшие намёки и прочие паутинные прикосновения разума, а заодно и позлорадствовала, когда гость заработал сильнейшую мигрень после неудачной попытки подчинить сознание ребёнка. Конечно, в каком-то смысле наш доктор нехорошо поступил, но с другой стороны, поди-ка откажи королевскому целителю, да ещё и магу разума! Нет, если жить надоело, то можно его и послать короткой дорогой по известному эротическому маршруту. Но лучше проявить вежливость, этот маг не последняя спица в придворном колесе... Да ну их к бесу, королевских подданных, понаторевших в интригах и словоблудии.
   Из недомолвок и общего тона прошлой беседы стало понятно, что более десяти лет назад наш целитель, господин Гертен, вежливо, но весьма решительно отклонил предложение Совета магов принять некий пост близ королевской семьи.
  Я долго размышляла на эту тему. В других условиях и Совет, и его величество нашёл бы возможность "пожурить" гениального, но несговорчивого зельевара, однако грянула война с островными магами и у короля появилась другая печаль. Думаю, что и после войны обижать талантливого целителя было бы не рационально, поэтому и король, и всё тот же Совет "позабыли" строптивого подданного - на некоторое время, надо полагать...
   А теперь на горизонте господина придворного врача появились два не менее способных ученика королевской школы, да они ещё и соседи дорогого друга, а прибавьте сюда и новые инструменты у того же друга, а в соседях, кто бы мог подумать, последний Змееныш и очень подозрительная девочка, по слухам, повелитель металла из Варга, явно удивившая экзаменаторов. Да половины этих причин достаточно, чтобы господин королевский целитель поставил уши торчком.
  Пока я размышляла, мой сюзерен благосклонным кивком подтвердил своё согласие отпустить меня в чужой дом, так что через пару часов я влезла в подаренный Иваром женский наряд, и благовоспитанно явилась к ужину в сопровождении слуги из дома Алмазной Змеи, как и положено здешним леди из среднего класса.
  Моё предположение полностью оправдалось, в гостиной скромного дома нашего целителя уже дегустировал чёрное вино из Аргуна господин Тин-Е из рода аргунских Нэев. Семейство Нэй из Нутавы, младшая ветвь знаменитых целителей Аргуна значительно уступало родичам в мастерстве врачевания, зато проявила недюжинные способности в области придворных интриг и умении подставить ближнего своего. Обе ветви негласно сражались за власть при дворе, но на поверхности этого мутного пруда с нечистотами царила тишь, гладь и божья благодать.
  Господин Тин-Е приподнялся в кресле, приветствуя юную гостью, которой вполне достаточно лёгкого поклона. Как ни крути, а соседская девочка - это невеликая птица, происхождения она самого невнятного, имя рода неизвестно, да и внешность самая плебейская. И перед кем тут носочек тянуть?
  Я тоже обозначила почтительный поклон в адрес хозяина и дорогого гостя. Уважаемая экономка нашего доктора поторопилась поставить передо мной вкуснейший микс из фруктовых соков, за что получила мою неизменную благодарность.
  Пока в соседней комнате тихо переговаривались и звенели посудой слуги, хозяин развлекал нас беседой. В отличие от господина Тин-Е он не вёл пустых разговоров, слова подбирал тщательно и поэтому всегда говорил медленно.
  - Я всё-таки добыл для вас вожделенное "Сказание о народах северного Вэйяна".
  Я благодарно всплеснула руками:
  - Это так любезно с вашей стороны, мне давно хотелось ознакомиться с многообразием национальностей континента!
  - Я ещё в прошлую нашу встречу желал спросить вас о причине такого любопытства со стороны особы, чьё происхождение...
  И господин Тин-Е многозначительно умолк. Я со всем вниманием ждала продолжения фразы.
  - Вы меня понимаете, госпожа Экрима, - утвердительным тоном заявил гость.
  - Скорее нет, чем да, мой господин, поскольку команды понимать не было.
  Целитель негромко рассмеялся.
  - Ты получил достойного собеседника, Тин.
  - Острота языка не всегда достоинство, друг.
  - Но всегда средство укротить того, кому выгодно притвориться непонятливым, - усмехнулся целитель, - с юной госпожой не стоит лукавить, друг мой. Придворная жизнь решительно испортила твой характер.
  - Я был обязан возместить его величеству твой поспешный отказ, - парировал Тин-Е.
  - Ты ещё не устал за десять лет взывать к моему чувству долга? - рассмеялся целитель.
  Собеседник вздохнул преувеличенно печально.
  - Устал, ибо трудно взывать к несуществующему. Кстати, твой повар тоже устал почтительно взывать к твоей милости.
  - Прошу к столу, - спохватился хозяин.
  Замечательная картина - два красивых старика в строгих тёмных камзолах, день и ночь. Чёрные до синевы волосы гостя, тёмные глаза под прямыми бровями, чеканные черты лица, улыбка записного сердцееда. Есть на свете такие мужчины, которым возраст только оттачивает внешность и награждает безусловным обаянием, немыслимым в юные годы. Этот старик как раз из таких. Ухоженные руки царедворца ловко и красиво управляются со столовыми приборами и, кстати, удобство вилки он оценил сходу.
  Пока мою тарелку наполняли чем-то вкусно пахнущим, я словно впервые, рассматривала "нашего" лекаря. Серебряная грива волос, синие глаза на длинном лице, резкие носогубные, золотая целительская серьга-гвоздик в правом ухе, руки, покрытые застарелыми следами не то ранений, не то опасных опытов, в том числе отмечаю и следы химических ожогов... Я и говорю, оба друга - это день и ночь, то есть рабочий день и бездельница ночь.
  Я разулыбалась собственным мыслям, поэтому целитель сразу спросил о причине столь радостной улыбки.
  - Дорогой мастер, вы оба противоположны друг другу, как день и ночь, - рассмеялась я, - просто подумала об этом.
  - Думаю, что не только об этом, - прищурился Тин-Е.
  - Конечно, наш целитель работяга-день, а вы...
  - Бездельник-ночь, можете не продолжать, - бархатный баритон сделался ворчливым.
  И все трое закатились просто неприличным хохотом.
  А десерт оказался и в самом деле вкуснейшим, лёгкое фруктовое то ли пюре, то ли мусс из варики, залитый чем-то вроде взбитых сливок, всё охлаждённое, тающее во рту.
  - Как вы находите десерт, юная госпожа? - Тин-Е деликатно отстранился от предложения добавки.
  - Если не возражаете, в следующий раз ограничимся только десертом, - предложила я.
  Понимающий смех собеседников сделал приятный вечер по-настоящему тёплым. После ужина хозяин пригласил нас в кабинет, причём, господин Тин-Е предвкушающе потер ладони. Понятно, маги откушают старое вино из Аргуна, а мне снова поставят большое блюдо со сладостями.
  Впрочем, это не главное, старый царедворец явно готов сделать выгодное предложение юной госпоже. Откуда следует? Ну... не зря же меня вторично так обхаживают в гостях. Правда, в башку благоразумно не лезут, да и вообще этот постаревший казанова ведёт себя гораздо вежливее, чем в прошлый визит к "старому другу".
  Прекрасно помню, как хищно изменилось красивое лицо дорогого гостя, стоило ему увидеть, как я машинально раскатала в колбаску кусок железа, непринуждённо вынутый из кармана. Господин царедворец только что стойку не сделал, как породистый пойнтер. Нисколько не сомневаюсь, он быстро сложил два и два, сделал нужные выводы, поэтому, как говаривал мой первый муж, нашему доктору не удалось уйти в отрицаловку.
  Сама виновата, кто меня дёргал лепить ту странную посудину, похожую на чашку Петри, да ещё в его, Тин-Е, высоком присутствии? Так что я не слишком сетовала на промах целителя с пресловутой клятвой.
  Но больше всего мне интересно, что такого этот маг и аристократ может предложить нищей простолюдинке? Герсил обмолвился, что высокий господин помимо магии разума практикует необычное целительство, для чего создаёт некие артефакты, в которые неведомым способом помещает нужную последовательность лечебных рун.
  Артефакты, значит... Ну вот вам и разгадка - я могу рассчитывать на персональное ученичество под руководством не самого бесталанного специалиста в артефакторике. А оно мне надо?
  - Ваше лицо так неприятно изменилось, юная госпожа, - целитель Гертен пригубил чёрное вино.
  - Не удивительно, - господин Тин-Е проследил за моей рукой, машинально принявшей немалый вес моей змейки.
  Точнее, это уже не змейка, а целая змеища, если она находится в подлинном облике. Но чаще всего она показывается маленькой и неопасной змеюшкой, этакой забавной игрушечкой, сверкающей крошечными алыми глазками на потеху окружающим. И уж если она выползла в истинной форме Нагайны, то, видимо, дело пахнет керосином. Давненько подозреваю, что она способна принимать и анализировать не только мои эмоции, но и всех прочих, особенно, если они находятся в пределах видимости.
  - Что это с ней? - поразился наш целитель.
  - Предупреждает, что шутки кончились, - ответила я, - теперь любое резкое движение в мою сторону может закончиться весьма неприятным образом.
  - И каким же? - гость явно искренне заинтересовался.
  - Понятия не имею. Нагайна сама избирает стратегию защиты и нападения.
  - Нагайна? Это имя?
  - Уважаемый господин Тин-Е, всякое существо, как в этом мире, так и во множестве прочих, имеет имя собственное. Что вас удивляет?
  Гость внимательно проследил за нарочито медленным скольжением Нагайны по столу. Вот она закончила свиваться в спираль, нанизывая кольца одно на другое, раздула ажурный капюшон и не тоже очень внимательно оглядела присутствующих магов. Она медленно поворачивала голову, наблюдая за ними, и красные безжалостные глаза с вертикальным значком спокойно обещали нелёгкую смерть.
  - Господин Гертен, вы ведь пригласили меня не только к ужину, но и к приятной беседе с вашим гостем. Так что ему, достойному аристократу, нужно от нищей простолюдинки?
  - Ну, я не назвал бы вас нищей, - ухмыльнулся гость.
  Я подхватила со стола Нагайну, отвесила лёгкий поклон хозяину.
  - Благодарю за приятный вечер. Желаю здравствовать и впредь.
  - И вам неинтересно моё предложение? - уважаемый гость выпрямился во весь рост.
  - А что может быть интересного в личном ученичестве у целителя? Я работаю только с металлом, как вам известно и не желаю тратить свою и без того короткую жизнь на занятия рунной артефакторикой. Кстати, все предложения вы можете сделать моему сюзерену, главе рода Алмазной Змеи. Решения по вопросам, связанным с моим дальнейшим обучением, принимает он. Моё почтение, господа.
  В прихожей слуга встал мне навстречу.
  - Госпожа!
  - Уходим, Истен.
  Слуга, провожающий меня к выходу, торопливо отворил дверь в тёплый вечер, и я вздохнула, как развязанная. Приятный ужин закончился. Вот только чем аукнется мой небрежный отказ?
  Дяденька не из простых магов, и Герсил сотоварищи мало что о нём выяснил. Отпрыск знаменитого клана целителей, создатель известного противоядия от разновидности здешней чумы, того самого лекарства, именуемого эликсиром Нэя, обласканный и облизанный со всех сторон богатеями столицы, которым, как и последнему голодранцу (вот ведь странно), тоже пожить охота... главный королевский советник по делам медицины и не только медицины - званий и сведений море и никакой конкретики. Следует отметить, что компрометирующих данных нам добыть не удалось, как и прочим охотникам за его головой. И что характерно, охотникам фатально не везло, они заболевали, теряли конечности, сходили с ума, а иные исчезали без следа. Правда, иногда трупы всплывали...
  Очнулась я от размышлений, когда слуга резко придержал меня за локоть и одним движением поместил за спину. Повинуясь его жесту, я, как ночной тать, мгновенно нырнула в ближайшую подворотню. Сам Истен так и продолжил шагать вперёд, имитируя пьяную походку, и его немедленно остановил патруль стражников.
  Под его пьяное бормотание о суровой женушке я, мягко ступая в пыли, сопроводила всю компанию до освещённой части улицы, аккурат напротив нашего дома, где в бой вступила Лайзуна, размахивая мокрым полотенцем. Осыпая проклятиями стражников, "пьяного" внука, столицу, проживающих в ней бездельников, а также не имеющих совести трактирщиков, она выдрала "внука" из лап стражи, пинками загнала во двор и, не переставая ругаться, со всей дури так хлопнула калиткой, что у старшего стражника чуть не слетел с головы шлем. Её зычный голос постепенно удалился, а обалдевшая стража ещё минут пять переминалась у закрытой калитки.
  Потом старший сплюнул, выругался и вся патрульная рать потопала мимо, бряцая табельными мечами. Дождавшись пока их шаги стихнут вдалеке, я выпустила Нагайну, она, кстати, нисколько не возражала против обретения имени, и через пару минут калитка приоткрылась, пропуская меня внутрь.
  - И что это было? - я уставилась на своего резко "протрезвевшего" сопровождающего.
  - Это госпожа, был глава стражников Огрин, почему-то свернувший с привычного пути, а с ним имперский маг, одетый стражником.
  - А что за империя такая, да ещё и посреди нутавской столицы?
  Подоспевший Тор взмахом руки отпустил Лайзуну и утащил нас обоих в кабинет сюзерена.
  - Как заметил мага, Истен?
  - Так ваш амулет сработал, господин маг! Я девочку быстро замаскировал, и она метнулась в темноту, а я нажал сигналку! А тут и госпожа Лайзуна!
  - Я не о том спрашивал. Как узнал, что маг имперский?
  - А, так я же воевал в "драконах"! Нам ведь эти драконьи камни прямо в тело вживляли.
  Тор покинул мужика изумленным взглядом.
  - Ты "дракон"?!
  - Да какой из меня теперь дракон, - Истен криво ухмыльнулся, - одно название и осталось вместе с камнем.
  - Если я правильно помню, после войны камни изымали у всех.
  - Ну да, изымали у тех, кого смогли обнаружить. Мне повезло, сразу не нашли. Наш главный целитель так и сказал, мол, скройся подальше, в суматохе не найдут. Ну... я долго скрывался, вот так и вышло, что я выжил с камнем, а иначе на деревянных ногах бы ходил, до конца жизни.
  - Имперский маг, это как? - встряла я.
  - Были такие цепные псы на войне, убивали бегущих с поля боя. Они же отвечали за разведку. И всех подчинённых помечали камнями силы, не поверишь, амулет загоняли прямо под кожу.
  - Да зачем оно нужно?
  - Разведчиков можно было отследить, а при необходимости и прикончить... как ты говоришь, дистанционно. В опасных случаях так и делали. Если он попал в плен или смертельно ранен во время рейда, амулет подаст сигнал, а маг отреагирует... соответствующим образом.
  - А империя тут при чём?
  - Эти заклинания были разработаны ещё имперскими магами лет триста назад. Так и осталось название "имперские", то есть владеющие камнями силы. Вот и всё.
  Теперь понятно с чего вдруг наш Истен пьяным прикинулся. На всякий случай. Переодетый маг мог учуять камень силы неподалёку и было бы всем очень весело.
  Ну и ладно, главное с минувшим визитом это не связано.
  - Не думаю, что умирали все, кто-то мог и выжить, как Истен. Затаился или вовсе имитировал собственную смерть. А поскольку островные маги уничтожили всех умельцев и оба полигона, где отрабатывались заклинания, то этот маг в полной безопасности, - предположил Чет.
  -... в отличие от Истена, - закончил за него Ивар.
  - А что, маг обязательно попытается?
  Тор хмыкнул.
  - Ты мыслишь по законам своего мира. Здесь и сейчас наш Истен и беглый маг не просто враги. Это даже не война, тут важно, кто первым успеет послать стрелу.
  - Допустим, но почему бы не сделать попытку договориться с магом? - спросил Ивар.
  Герсил поморщился.
  - Попробовать можно, но по итогу его всё равно придётся уничтожить.
  - А если сделать ему предложение, от которого он не сможет отказаться? - спросила я.
  - Ты о чём, Кри?
  - Да я подумала, а с чего вдруг этот маг стражником нарядился? Вряд ли он рыщет по городу в поисках незаконных артефактов, скорее зарабатывает на жизнь. Даже слабым волшебникам платят прилично.
  - Думаешь, он служит рядовым магом в страже?
  - А почему бы и нет? Сам посуди, соваться в маги рангом повыше ему нельзя категорически, кто-то из сильных колдунов может и почуять его... необычность, понимаешь? Но разве это жизнь для боевого мага? Мы можем предложить больше, небесный металл, например.
  Чет, расхаживающий по кабинету, резко обернулся.
  - Думаешь, военный артефакт можно обезвредить?
  - Обезвредить? Это вряд ли. А вот закрыть от чужих магических заклинаний сможет. Ты сам ходячее отрицание известного факта, что магическое воздействие скрыть невозможно, не так ли?
  Герсил задумался.
  - Не то, чтобы я был против... да и остальные вряд ли будут сопротивляться...
  - Разве нам помешает преданный соратник?
  - А если он откажется?
  - А ты бы отказался жить спокойно и под прикрытием главы не самого захудалого рода? Опять же, именно во владениях нашего сюзерена есть свободные земли, на которые столица не претендует. И пока не забыла... Вам не кажется, что Истену также не повредит наша защита, раз уж выяснилось такое непотребство с его организмом. Всё же он наш человек.
  Ивар кивнул.
  - Конечно, он нас с мамой всегда защищал, за что частенько и расплачивался. Выгнали его после нашего бегства, какой из тебя охранник, если наложница сбежала. Я его полдня уговаривал вернуться в мой дом...
  - Кстати, а почему вы его драконом зовёте?
  - Это не мы придумали, - задумчиво обронил Чет, - были такие особые воины, как бы это сказать...
  - ...войска быстрого реагирования? - выставила я вопрос.
  - Можно и так сказать, - подтвердили Герсил, - но не войска. Не думаю, что драконов было много, их камни-артефакты стоили больших денег. Вряд ли их было больше сотни. Разведка высокого уровня, защита короля в необычных условиях...
  - Устранение неугодных, я читал, - подал голос Ивар.
  - И вражеских военачальников тоже, - буркнул Тор, - иногда они замахивались и на магов. А некоторым драконам даже везло, их хоронили со всеми руками-ногами...
  Я задумалась, нутавский спецназ, дракон... Получается, это готовый инструктор по антитеррористической подготовке.
  - Я вот что думаю, соратники. Истен обмолвился, что дракон из него уже никакой. Если дело в здоровье, то нужно ему помочь. Это же готовый наставник по боевому противодействию.
  Маги посмотрели друг на друга, и на сюзерена. Герсил стремительно вышел отдать распоряжение. Так что теперь наш слуга сидит, стиснув зубы, и наблюдает, как тончайшие металлические змейки дырявят кожу предплечья. А затем пару часов Истен терпел боль, пока змейки протискивались сквозь мышцы, надёжно оплетая вживлённый камень.
  - Потерпи, Истен, зато потом сможешь даже обниматься с тем магом. И никто ничего не почует.
  - Это был такой... плоский кристалл, госпожа... с очень острыми гранями, сам резал кожу и плоть, - Истена передернуло даже спустя много лет, - вот это была боль. А то... что сейчас... пустяки.
  - Ты сможешь рассказать об этом кристалле всё, что знаешь или клятву давал? - Тор сжал ладонями виски пациента, облегчая боль.
  - Смогу, господин, клятва была завязана на определённое время, и оно давно вышло.
  - Госпожа проводит тебя ко мне. Экрима, проследи за ним, очень уж долго это длится.
  - Всё правильно, тут двенадцать змеек. Каждой нужно внедриться под кожу, просочиться сквозь мышцы, оплести кристалл. Истен, как только они закончат работу, нагреются. Дай-ка руку, попробуем обезболить.
  Да уж, зрелище не для слабонервных, предплечье ходуном ходит. Ещё бы двенадцать тонких нитей небесного железа, повинуясь приказу Нагайны, старательно встраиваются в человеческое тело. Кошмар. Я осторожно накрыла ладонями чужеродный выступ, и покрытое испариной лицо расслабилось.
  - Полегче стало?
  - Да, госпожа.
  Холмик под ладонями уменьшался на глазах, вот кожа резко нагрелась, пациент заскрипел зубами и откинулся на спинку стула. Герсил торопливо подхватил обеспамятевшего слугу.
  - Как думаешь, Кри, получилось? - Ивар поправил безвольно свесившуюся руку бывшего дракона.
  - Получилось, не сомневайся. Просто ему было очень больно. Ты себя вспомни, как мучился с одной-единственной змейкой, а у него их двенадцать. Может, уложим его на диван?
  Маги аккуратно переместили Истена на диван, а Тор внимательно выслушал пульс и дыхание.
  - Пусть спит. А завтра проверим, как сработает его камень, - Герсил сократил головой, - кто бы мог подумать, что у нас в слугах обретается настоящий дракон! У меня к нему много вопросов.
  - И не только у тебя, - буркнул Тор.
  ***
  День, потерянный для занятий, мы провели в старой библиотеке, а маги самым натуральным образом допрашивали Истена. Добытой информацией с нами делиться не стали, пообещав сначала разобраться в мешанине сведений, а затем ознакомить с выводами.
  Ивар и я протестовать не стали, не того уровня мы спецы, чтобы указывать взрослым магам как именно вести магическое расследование. И, судя по их азартным физиономиям, сведения были не из числа обычных.
  Впрочем, нам и своих дел хватало. Рунная грамота, общеимперский язык, исторические летописи из древней библиотеки, огненные заклинания... и осторожные вопросы за ужином относительно артефактов, добытых честным кладоискательством.
  Найденное маги разве что рассортировать успели, а вот анализировать приобретённое придётся не один день. Как уверял Трек, работы там и нашим внукам хватит.
  Окончательно вставший на ноги Чет разминался и растягивался на пыточных приспособлениях, исполненных по рисункам господина целителя, скрипел зубами, обливался потом, только что зубы вместе с кровью не выплёвывал, но исправно разрабатывал суставы через пот, боль и нецензурные ругательства.
  Кормили его особой пищей, совершенно невкусной, но о-очень полезной, и бедный Чет давился серо-бурой массой, запивая всё съеденное литрами эликсиров. Ивар и я в меру сил помогали ему бороться со скукой выздоровления, а он, в свою очередь, учил нас простейшим, но очень эффективным заклинаниям. И всерьёз уверял, что элементарный заговор "сухой волос" способен обеспечить неудачника почесухой надолго.
  Он сам, будучи адептом школы родовых магов, изобретал и опробовал на сокурсниках заклинания боли, ну и прочее из серии "нагадить ближнему". Сырые, плохо отработанные заклинания оказались удивительно действенным и последствия некоторых из них убирались не вдруг и не сразу, а только качественным вмешательством целителей. Нет, объекты воздействия никто не калечил, зато человеку постоянно мерещилось на краю зрения что-нибудь этакое. Оно там просто было, изредка мерцало, рассеивало внимание и вообще мешало жить. Или, скажем, объект постоянно слышал звук капающей воды, что тоже не добавляло оптимизма страдальцу, ибо эффект сохранялся ещё некоторое время после снятия заклинания - абсолютный и законченный психоз, исчезающий со временем, но, как сказал ухмыляющийся Чет, до этого времени ещё нужно дожить.
  Мы с хулиганским энтузиазмом заучили наизусть тринадцать совершенно хамских наговоров вроде расслабления кишечника в самый неподходящий момент или вроде короткого заговора внезапной слепоты на пару-тройку секунд, а ещё там была самая настоящая милицейская сирена, дурацкое завывание на пределе громкости.
  Наш скучающий наставник учил меня исподтишка бросать тонкие спицы в цель - пальцами, с ладони, из-за спины, с разворота. Сам он метал их чем только возможно, даже зажав пальцами ног! У меня получалось не бог весть как хорошо, втыкаться спицы не желали, направлять оружие магией, как наставник, я тоже не могла, откуда у меня эта магия возьмётся?
  Но Чет не сдавался. Он весьма тонко издевался над неумёхой, заставляя даже старуху внутри меня скрежетать зубами от злости, но делу это не помогало. Мышечных усилий было явно недостаточно, а наработать бицепсы мне в принципе не грозило. Оставалось только одно - напрягать внутренний источник силы, как сказал Ивар.
  - Тебе есть что напрягать, - огрызнулась я, - а у меня его даже в Варге не обнаружили, хотя очень старались. Тамошние маги определили меня, как пустой сосуд... или просто недостойный сосуд, не помню точно.
  - Другого пути нет, придётся много работать, - мой сюзерен развёл руками, - это тяжело, Кри. Вон Герсил рассказывал, что неделю кровью кашлял, пока обрёл свой источник.
  Ничего себе новости! Ну, ради метнуть острую штучку в цель я так кашлять не собираюсь, но... источник есть у каждого в этом мире. Так почему я не могу им воспользоваться? Вердикт варговских специалистов известен, а вот достопочтенный господин Иснор из Нутавы собственные выводы озвучить не пожелал. Но тот же Иснор обронил мимоходом поздравление с обретением магического зрения. Так всё-таки есть источник или его нет? Какое может быть магическое зрение без источника магических способностей?
  В данный момент Чет, отдыхающий после болезненных упражнений, высказал предположение, весьма крамольное с точки зрения здешней ортодоксальной науки.
  - У тебя мерцающий источник.
  - Мерцающий значит? Ну, не знаю... И потом, у любого мерцающего явления есть либо периодичность этого мерцания, либо побудительные причины мерцать, - я начала думать вслух, - а откуда такое определение? Ну... насчёт мерцания? Сам придумал?
  - Читал, что в прошлом бывали такие маги, потомки Древних, - маг уставился на меня змеиными глазами, - слушай, девочка, может ли быть, что ты... Живо приведи сюда Герсила, бегом!
   Старший маг мигом сбежал по лестнице на первый этаж.
  - Ну, что у вас стряслось на этот раз? - Герсил недовольно поморщился, - чего ради звал?
  - Вот что я тебе скажу - Чет едва сдерживал возбуждение, - у девчонки мерцающий источник, понимаешь?
  Герсил скептически поджал губы.
  - Как говорит Экрима, обоснуй.
  - Сам посуди, её везли связанной, помнишь? Верёвка на шее, спутанные особым канатом ноги. Да ты сам её просил тот узел нарисовать!
  Герсил задумался. Взглянул на меня исподлобья. Чет стукнул кулаком по подлокотнику кресла.
  - Ты забыл, что сам назвал узел "путанкой". Вот смотри, неведомый караван везёт ребёнка. Куда? Почему она была связана? Говорю тебе, магия у неё есть, а источника нет. Как такое может быть?
  - Когда она лепит свои чашки магией, никакого источника нет и в помине, - задумчиво сказал старший.
  Чет отмахнулся.
  - Это вообще не магия в том смысле, как это понимаем мы все. Источник проявляется, когда она видит силовые линии, понимаешь? Или наоборот, она их видит, когда источник просыпается. А происходит это потому, что её кровь несёт немалую толику крови Древних. Именно им была свойственная мерцающая способность видеть эти линии. Да вспомни, я же тебе вслух ту книгу читал!
  Герсил внимательно взглянул на меня.
  - Где ты видишь признаки древней крови? Глаза тёмные, а не жёлтые, правда, волосы почти седые... но и только.
  Чет досадливо щёлкнул пальцами.
  - Плохо, что Экрима ничего не помнит.
  - Мне кажется, та несчастная малышка сама не знала за какую провинность её схватили, связали и тащат на другой конец мира. Кто-то очень умный нашёл потомка с древней кровью, девчонку опутали заговорённой верёвкой и везли заказчику, но не повезло.
  - Ну да, - пробормотала я, - караван разгромили.
  - Искомое не нашли, ты сама говорила, что трупы не были ограблены! Значит...
  - Искали её? - скептически вопросил Герсил.
  - Всё может быть, многим не даёт покоя слава последнего Потрошителя.
  - До сих пор в столице таких не было.
  - Драконью чешую найти нелегко, но вполне возможно, а вот носителя древней крови...
  - Опять ты об этом, Чётвертый!
  - Ты подумай над тем, что я сказал и братьям сообщи, а сам я поищу в книгах нужные сведения. Догадка моя не лишена логики, согласись.
  - К сожалению, не лишена. И если заказчик на самом деле существовал, то девочку он найдёт. Магией крови, например.
  - Или не найдёт, - возразила я, - небесный металл хорошо экранирует носителя. В смысле хорошо скрывает сущность.
  Наскоро собрав совет, маги быстро приняли решение. Как только Истен оправится от операции, Тор поможет ему найти того волшебника.
  - Это несложно, учитывая дружеские связи со стражниками, - специально для меня разъяснил Тор, - мне частенько приходится их лечить.
  - Лечить? - переспросила я, - а вот, кстати, можешь найти мне того дяденьку, который покалечил Кейдила? Скажем... завтра. Поможешь?
  Тор прищурился.
  - Что, время пришло?
  - Ты же не думаешь, что я буду его показательно казнить? Сам сдохнет.
  - Он зять начальника городской стражи.
  - И это делает его бессмертным? - хмыкнула я.
  - Ты слишком кровожадна для женщины, - маг осуждающие покачал головой.
  - Тебе ещё предстоит познакомиться с земными законами "око за око и зуб за зуб". Кстати, они ничем от ваших не отличаются, только звучат иначе. Объясняю первый и последний раз: любой, кто намеренно причинит зло моим друзьям или соратникам, пожалеет об этом, пусть и не сразу. Я добро и зло одинаково хорошо помню. Магией его не достанешь, это чревато последствиями для неосторожного мага, а вот уговорить железку испортить ему спокойную жизнь я в состоянии.
  - Предлагаю дождаться более подходящего момента и подставить его по службе, это гораздо менее хлопотно, - возразил Герсил, - я сам этим займусь, ты слишком прямолинейно мыслишь, а уж действуешь...
  Маги согласно наклонили головы, и пришлось принять решение большинства. Ладно, есть и другие, более важные дела. Например, озадачить соседа-целителя анализом химического состава синего порошка. Маги возражать не стали и безропотно выдали мне самый маленький из фиалов.
  И дни покатились, как обычно - учёба, практика в защищённом подвале, отработка простейших заклинаний, произносимых на мёртвом языке, имперский язык, а точнее, чтение и перевод довольно обширного отрывка. И на закуску - работа на тренажёре во исполнение строгих указаний господина Гертена, затем снова эликсиры для сердца, а сегодня под конец дня явился посыльный от нашего лекаря со строгим указанием явиться на очередной осмотр. Очень удачно, заодно покажем ему добытое неправедными трудами.
  Давно пришедший в себя Истен охотно сопроводил госпожу Экриму и господина Ивара на соседнюю улицу. На вопросы "дракон" отвечал не менее охотно. Как удалось спастись? Случайно вышло, госпожа, как и многое из происшедшего на войне. Оглушило заклинанием, завалило трупами своих же однополчан, едва не задохся. К вечеру следующего дня очнулся, выполз на свет божий, а тут похоронная команда противников появилась на горизонте, так что Истен ползком обогнул их по широкой дуге и фактически дезертировал с поля боя, а потом нашёл целителя их подразделения... Немолодой лекарь, земляк Истена из сословия небогатых горожан, пожалел ещё нестарого солдата и по доброте душевной объяснил, чем обернётся для воина официальный визит в родную лекарню. Изъятие камня - это, можно сказать, цветочки. Если повезёт, вскроют предплечье, достанут камень и гуляй себе. Но чаще всего, камень облекается какой-то странной субстанцией, образующей нечто вроде капсулы и тогда дело плохо, останешься калекой до конца жизни.
  - ... а потом, госпожа, долго пробирался в родные края, я ведь родом с побережья, из Оранжи... Потом примерно год раны долечивал, ещё год от магов скрывался. Война хоть и закончилась, да боевых-то не вдруг по домам отпускали. А как указ короля вышел, что только регулярные полки на службе остаются, так всех имперских-то из армии, как метлой вымели. Я потом узнал, что им тоже какое-то изъятие грозило. Ну, я в столицу и вернулся, госпожа. Работу долго искал, пока однополчанина не встретил.
  Ивар свернул в знакомый проулок, вот и дом нашего лекаря, покрытый оранжевой черепицей.
  Господин Гертен отдыхал в своём кабинете, удобно вытянув ноги на пуфик.
  - Вы устали, господин целитель, не вставайте. Проверить моё состояние вы можете и сидя. Тяжёлый день?
  - Скорее бестолковый, юная госпожа, - рассмеялся целитель, - но усталость присутствует и с этим придётся жить. Старость эликсирами не вылечишь.
  Я покивала, это точно, старость вообще не лечится, как и глупость. Повинуясь гостеприимному жесту хозяина, я опустилась в низкое кресло напротив и выставила перед ним фиал из тёмного металла с достопамятным синим порошком.
  - Господин Гертен, этот пепел мы привезли из Старого города.
  - Я могу рассчитывать на подробности?
  - Пожалуй, не рискну открывать сосуд прямо здесь, но подробности таковы...
  Целитель внимательно выслушал мой рассказ и задал всего два вопроса: "вы открывали фиал в столице?" и "чего вы хотите от меня?"
  Ивар и я переглянулись.
  - Ответ на первый вопрос отрицательный, - сказала я, - а вот со вторым ответом всё не так просто, как я сначала думала.
  - А именно?
  Ивар переменил позу.
  - Мои родовые маги не смогли определить состав этого порошка. Я рискнул предложить вам заняться этим, если согласитесь.
  - Господин Гертен, мы все надышались этим пеплом, будучи усыпанными им с ног до головы и, как видите, живы-здоровы.
  - Это я вижу, но тогда можно предположить, что из-за этого пепла ваш маг едва не ушёл за Грань от пустякового напряжения источника. Скажу откровенно, картина его заболевания вначале привела меня в замешательство.
  - Но вы справились, - заметила я.
  - Не слишком хорошо, если вы заметили. Ему придётся долго восстанавливаться.
  Ивар насторожился, я придвинула фиал поближе к себе, а Гертен уставился неподвижными глазами в пустоту.
  - Скажите, господин Гертен, а исследования крови болящих вы делаете?
  - Что? - очнулся лекарь, - исследование крови? Нет, никогда не делал. Да и зачем?
  А действительно, зачем? Есть магия, есть её проводники, то есть целители, диагностические заклинания тоже есть, причём, для каждого пациента составляются свои последовательности магического поиска причин заболевания, недаром же услуги целителей так дороги. Ингредиенты эликсиров тоже денег стоят, как и изготовление собственно лекарств. Наверное, я зря вылезла с исследованием крови, поэтому тут же поторопилась сменить тему.
  - Вы согласны исследовать этот пепел?
  - Прежде, чем мы обсудим моё участие, я задам один вопрос. Мой ответ будет зависеть от... как бы это сказать... от того, насколько честно вы на него ответите.
  Мы с сюзереном переглянулись. Ивар кивнул, а я озвучила.
  - Слушаю ваш вопрос.
  - Сколько вам лет на самом деле?
  Я хмыкнула, вот вам, бабушка Экрима, долгожданный сюрприз.
  - Биологи... то есть с виду мне тринадцать лет, а на самом деле я вдвое старше.
  - Эксперимент?
  - Скорее несчастный случай. Наши маги высказали предположение, что заклинание ослабло и, возможно, вскоре мой организм вернётся к нормальному... - чуть не ляпнула "функционированию", - ... обычному существованию. А пока вот так...
  Я развела руками, мол, за что купила, за то и продаю. Целитель одарил меня цепким взглядом и осторожно передвинул в свою сторону фиал.
  Не сговариваясь, Ивар и я одновременно встали и отвесили вежливый поклон.
  - Не смеем мешать вам, господин Гертен. И очень вас прошу оставить сказанное между нами.
  Старик слегка наклонил серебряную голову, соглашаясь, и мы с Иваром вышли в вечерний сумрак.
  - А он молодец, правда, Кри?
  - Ещё бы, целитель не первый год на свете живёт, ему сам Творец велел догадаться. И в отличие от господина Иснора он не озабочен обучением ясновельможных засранцев, равно как и возможным недовольством их благородных родителей. Словом, наш лекарь живёт в относительном благополучии и поэтому имеет время для раздумий. Да и с логикой у него всё в порядке.
  Мы медленно брели по улице к нашему дому, на шаг позади следовал Истен. Теперь он наш... пусть не телохранитель, но что-то вроде статусного сопровождающего для благородных господ.
  Я обернулась... После короткого, но обильного дождя летний закат залил половину неба ярко-алым светом и отблески окрасили в оранжевые тона светлые стены домов, отражаясь в лужах ослепительно-яркими вспышками. Смуглая физиономия Ивара, освещённая закатным светом, теперь напоминала маску краснокожего индейца. Рыжая шевелюра обрамляет узкое лицо, в котором нет ничего детского, тонкие губы сжаты в линию, длинные, неожиданно тёмные глаза спрятались под тяжёлыми веками. Мальчишка как-то резко повзрослел, и мне показалось, что за прошедшие месяцы он даже в плечах раздался. Бремя ответственности и власти?
  - Кри, как думаешь, устроить нам кузницу в подвале?
  - А смысл?
  - Тебе для работы пригодится.
  - Не уверена, что мне нужно светиться на всю столицу. Оружие создавать я не намерена, разве только для своих. Но и того не стоит делать, я думаю.
  - Боишься...
  - Конечно боюсь. Главный артефактор короля мною уже заинтересовался, а если он разнюхает, что я могу изменять свойства металлов...
  - А он уже знает.
  - Думаю, что только на уровне слухов, иначе не предлагал бы ученичество, да и не факт, что он сделал щедрое предложение без задней мысли. Для царедворцев, помешанных на престиже, учить простолюдинку означает потерю репутации и статуса, не так ли? Гораздо проще найти рычаги давления на девчонку и заставить её работать бесплатно. Или напротив, привязать к учителю 'добрым' отношением. Да мало ли вариантов...
  - Согласен, - Ивар попытался открыть калитку заднего двора и оглянулся на Истена, - заперто.
  Наш дракон поднял на уровень груди амулет, замок щёлкнул и дверь медленно приотворилась. Ивар хмыкнул, это что-то новенькое в нашем маленьком государстве. Истен хмыкнул в ответ и вручил каждому из нас такой же амулет-кольцо.
  - Только от этой калитки. Чужак не откроет, а при взломе включится мощная защита.
  ***
  ...День на исходе. Я лежу на жёстком матраце своей маленькой комнаты и подвожу промежуточные итоги здешнего существования, ибо назвать это жизнью пока не получается.
  Жизнь, как учит нас наука и Википедия, это активная форма существования материи, совокупность физических и химических процессов, протекающих в клетке, позволяющих осуществлять обмен веществ и её деление, а также совокупность субъективных и объективных ощущений чего-то там.
  Если говорить о здоровье, как о совокупности физических и химических процессов,то всё не так плохо, как было год назад. Мышечная масса ощутимо увеличилась, спасибо великое варговским лекарям и господину Туарегину из Нутавы, а также тренажёру господина Гертена. Сердечко пока в стадии лечения, но тоже особо не беспокоит, одышка проявилась только при интенсивной ходьбе в гору, так что пока можно не переживать. Гораздо интереснее подумать на тему как будем существовать в славноизвестной столичной школе для начинающих колдунов, именуемых тут магами, с точки зрения субъективных и объективных ощущений.
  Не поднимаясь с постели, я протянула руку за своим ежедневником, надо повторить урок, точнее вспомнить, кто из будущих соучеников чем славен.
  Итак, номер первый, сын главы достославного королевского Совета первой руки. Совет аристократов королевской крови, теоретически и с точки зрения обычной логики - это первые кандидаты в главы мятежей и вообще лица, супротивные законной королевской власти. Неглупый король Филрой держит эту свору в столице в поле своего монаршего зрения. И правильно, в случае чего далеко бежать не нужно, кандидаты на танцы с верёвкой под рукой, причём, двадцать четыре часа семь дней в неделю.
  Номер второй, сынуля второго советника того же органа исполнительной власти, зовут Саприон, одиннадцать лет, немалые способности к земле, воздуху, разуму. Домашнее воспитание, мамки-няньки с пелёнок, этакий маленький принц, капризный, балованный и довольно жестокий субъект. Этого будем тормозить жёстко, ежели что. Папочка его тоже славится твёрдым характером, правда, в садизме не замечен, однако способен устроить сладкую жизнь любому нижестоящему.
  Номер третий, Эронкар из рода Тэй, двенадцать лет, будущий повелитель огня и воздушник, наследник рода, воспитание домашнее, слуги отзываются о нём благосклонно, простых людей не обижает. Его мать не из аристократов, а из среднего класса, семья разбогатела на поставках оружия для армии и пришлась ко двору одному из членов Совета второй руки. Папаша удачно объединил капиталы обеих семей, а итогом долгоиграющего союза оказался тот самый Эронкар.
  Номер четвёртый, сыночек кузена господина градоправителя, именем Хаутиг, подающий надежды разумник и целитель, редкая сволочь почти тринадцати лет. Если судить по слухам, собранным Тором, пацан не упускает возможности самолично наказывать провинившихся слуг, тренируя собственные способности к мыслечтению.
  Номер пятый, племяш здешнего главного церковника, зовут Анданас, двенадцать лет, сильный воздушник, надежда клана Мёртвой Руки, весьма балованный с младых ногтей.
  Номер шестой, третий внук второго советника его величества из Совета первой руки, одиннадцать лет, зовут Аллори из рода Фэу. Отличается способностями к огню, земле и мечтает о военной карьере под руководством отца.
  Номера седьмой, восьмой - железяки, один из клана Всевидящего Пламени, а второй из побочной ветви правящего рода. Об этих ничего неизвестно, кроме того, что быть повелителями металла они не желают.
  Словом, тот ещё зверинец. Следует учитывать статус родителей, рассмотреть родословную каждого из них, ознакомиться с текущим положением дел семей наших будущих коллег. Ивар отслеживает скандальные новости, связанные с этим ясновельможным гадючником и нечистот там хватает.
  Относительно остальных не то двенадцати, не то двадцати детишек достоверных сведений нет, ибо они из дальних провинций Нутавы, и семеро, надо же, простолюдины. Значит, на двадцать шесть детишек восемь плебеев, считая моего сюзерена, почти треть просторождённых магов с неслабым потенциалом, ибо слабаков в эту школу не берут. Можно гордиться приобщением к здешней элите...
  ***
  До начала занятий осталось две недели с половиной, поэтому интенсивность занятий увеличилась. Теперь мы расползались по комнатам уже в темноте. Учёба учёбой, но Истен строго следит, чтобы я и Чет честно отрабатывали свои упражнения. Маг трудится, как каторжный, сцставы разрабатываются весьма успешно, и целитель сократил время восстановления почти вдвое.
  Мной Гертен недоволен, потому что сердечная мышца укрепляться не торопится, то ли врождённый порок, то ли приобретённый вследствие ненормальных условий жизни.
  Господин Гертен назначил новое исследование, для чего я следую в его лабораторию в сопровождении Истена. Нашего дракона подлечили стандартными заклинаниями сами родовые маги, диагностировав обычные болячки, свойственные воякам. Он заметно воспрянул духом, особенно после того, как пару раз прошёл мимо мага-стражника.
  Этого колдуна, как говаривал наш особист, давно взяли в разработку и на данный момент решается вопрос "а нужен ли нам покалеченный имперский маг". Сам маг о своём счастье пока не подозревает, но это ненадолго. Как только совет четырёх плюс Ивар примут решение, господина мага возьмут за кислород.
  А наш лекарь нынче явно не в голосе. Обычно его приветствие многословно, однако сейчас его целительство ограничился неглубоким поклоном и в "пыточную", как я про себя именовала рабочую комнату, первым не вошёл. Уже понимая, что всё это неспроста, я сделала шаг вперёд, со всей дури пнула ногой дверь, а затем быстро присела. Нагайна рванулась вперёд, разделяясь в полёте надвое - её обычная тактика, если число сюрпризов больше единицы. Я и глазом моргнуть не успела, а дракон уже упаковывал второй сюрприз по всем правилам здешнего спецназа, то есть руки-ноги спутаны, объект валяется на боку, петля от ног к шее, да ещё и через спину. Суровый в Нутаве спецназ, да и поза садистская, но с другой стороны, объект дёрнется и сам себя придушит, а нам хлопот меньше, да и кровь с пола не придётся отмывать. е
  Я медленно обернулась и уставилась на целителя тяжёлым взглядом.
  - И что это было, господин Гертен? Вежливое приглашение к беседе?
  Гертен опустился в кресло, рассматривая лежащих в беспамятстве, обоих Нагайна обездвижила весьма качественно. Целитель вежливо указал широким жестом на лежащих.
  - Позвольте представить вам этих господ. Тот, что лежит ближе к вам, это господин Стериш, представитель градоначальника по незаконным сделкам, а второй, видимо, его помощник.
  - И что они делают в вашем доме, господин целитель? - спросил Ивар.
  - Как я понял, они желали поговорить с вами обоими, господа.
  - Понятно, - протянула я, - а вежливо постучать в ворота дома Алмазной Змеи им религия запрещает?
  Ивар внимательно оглядел лежащих и дал отмашку Истену.
  - Вызови стражников. Нападение на главу рода и его вассала в доме целителя Гертена. Отпечаток сработавшей магии сейчас сделает господин Гертен, не так ли? - мой сюзерен вопросительно приподнял бровь.
  Гертен молча проделал пару пассов и скинул отпечаток в заблаговременно подставленный мною кристалл. Молодец я, прямо, как знала, ссыпала пару-тройку записывающих камней в карман камзола.
  Стражники появились очень быстро, можно подумать, что они за дверью стояли. Задержанные как раз пришли в себя, то есть это я попросила Нагайну ослабить хватку. Глава патруля жестом велел вздёрнуть их на ноги, что и было исполнено четырьмя стражниками с похвальным рвением. Копию с кристалла сделал лично дежурный маг патруля, безвольные тела отбуксировали к выходу, после чего показания присутствующих были записаны на говорилку.
  Ивар придержал мага за рукав.
  - Если к обеду завтрашнего дня я не узнаю о результатах расследования, господин маг, я обращусь напрямую к Совету магов и Совету первой руки.
  Маг обозначил лёгкий поклон и тихо закрыл за собой двустворчатые двери.
  Ивар уселся в кресло напротив целителя.
  - А что они хотели от вас, господин Гертен?
  - Не поверите, всего лишь лояльности.
  - Лояльности в случае чего? - спросила я.
  - В случае, если вы окажете сопротивление, госпожа.
  - Лично я? Или мы оба?
  - Лично вы.
  - А основания для подобных заявок они озвучили? - поинтересовалась я, - по законам Нутавы, неприкосновенность жилища аристократов соблюдается даже во время военных действий.
  - Но я не аристократ, юная госпожа.
  - Вы хотите сказать, - спросил Ивар, - теперь каждый желающий может хозяйничать в вашем доме?
   - Мой дом не имеет защиты, если вы заметили.
  - Я-то заметил, - проворчал Ивар, - только понять не могу, почему вас до сей поры не приняли в род.
  - По той же причине, по которой не принимают бастардов вообще.
  - Понятно, - кивнул Ивар.
  - То есть за всю вашу длинную жизнь не нашлось желающих обзавестись достойным целителем? Странно.
  - Госпожа, за всю долгую жизнь я не нашёл для себя рода, который бы показался мне достойным, уж простите! Поэтому любой из магов может зайти в мой дом, как к себе домой, - бесстрастным голосом произнёс маг.
  Я взглянула на нашего сопровождающего, Истен тут же подтвердил сказанное кивком. Ну и дела в этой Нутаве творятся! Значит, не имеющий защиты маг, он же целитель, вынужден мириться с любым произволом властей. Весело. Не всякий род возьмёт под защиту мага, что называется, с улицы, как, впрочем, и не всякий маг добровольно сунет голову в западню, именуемую защитой рода.
  Ивар смерил взглядом нашего целителя и кивнул на выход.
  - Уходим, Кри.
  Я обернулась от двери. Целитель так и остался сидеть в кресле спиной к уходящим. Говорящая спина... что и говорить, стыдно старику. Но мы ему не Красный Крест, так что пусть переваривает свои эмоции в одиночестве, а как созреет, мы его ждём с распростёртыми объятиями, хороший целитель нам нужен.
  Я тихо прикрыла за собой дверь. Истен, как всегда, отстал на полшага и обратный путь мы проделали в молчании. Осмотра не случилось, да и ладно. Всё равно эликсиры и тренировки никто не отменял, а скорректировать лечение можно и потом. Целителю всё равно придётся заново составлять схему лечения, ибо занятия в столичной школе магии начнутся через восемь дней.
  ***
  Положение дел разъяснилось сегодня. Один из магов, благополучно доставленных в кутузку, оказался чем-то вроде оперуполномоченного по незаконным сделкам. А незаконными были признаны мои украшения, выполненные, как они решили, из золота. Этим умникам и в голову не пришло, что на украшения пошёл бросовый материал. В резиденцию Алмазной Змеи пожаловал ещё один помощник градоначальника с претензией на сей счёт, а Ивар (по совету магов) выставил встречный иск по поводу произвола магов, обратившись в суд.
  Через день состоялась экспертиза, установившая полное отсутствие драгметаллов в созданных мною украшениях. Ну и рожи были у господ судейских! Старший из наших магов, он же Герсил, он же знаток законов, в пух и прах разбил аргументацию обвинителя. Правда, явно ангажированный господин судья бекал-мекал, но под давлением доказательств и факта нападения силовых структур на двух (двух, Карл!) магов, всё же вынес уникальный для Нутавы вердикт о выплате госпоже Эскриме компенсации за моральный ущерб, нанесённый её репутации мага и автора украшений, в размере, втрое превышающем предполагаемый доход. Супер. Вместо четырнадцати бронов имеем сорок два золотых, выплаченные представителем градоначальника прямо в зале суда. Не хотелось этому чудаку (на известную всем букву) платить целое состояние, но пришлось.
  А кроме прочего, никто не смеет препятствовать госпоже Экриме и впредь продавать собственные изделия при условии, что они будут особым образом клеймены. Рисунок клейма и пробойник я изготовила, не сходя с места, представитель властей получил копию и того, и другого, после чего отбыл к чёртовой матери, скрипя зубами.
  Мы тоже отбыли в резиденцию, позвякивая толстеньким кошелём. Фух, тягомотина с законом сработала в нашу пользу, но, как сказал Герсил, такое событие по редкости может считаться снегом, выпавшим в середине лета.
  - Как думаешь, Кри, за это милое представление надо благодарить ювелира?
  - Вряд ли, торговец никогда не откажется от прибыли, больше похоже на происки конкурента. Подкупить помощника нетрудно, сам понимаешь, а подслушка существует и в магическом мире. Думаю, надо незаметно посетить нашего благодетеля. Тор справится?
  Тор справился следующим утром. Мастер-ювелир воспользовался его способностями к магии разума, и сребролюбивый подмастерье покинул мастерскую с позором и без оплаты, как и было указано в соответствующем законе. К сожалению, таков итог расследования, и вся наша конспирация в отношении авторства недорогой бижутерии накрылась мокрым рядном, как говаривала моя покойная свекровь.
  Господин Гертен признаков жизни не подавал, но нам и без него было чем заняться. Последние три дня перед началом занятий маги отвели на отдых, чтобы знания, вложенные в наши многострадальные головы, усвоились нужным образом. Доблестная четвёрка воздействовала на подопечных не только увещеваниями, но и магией, так что теперь мозг нуждался в отдыхе и правильном усвоении изученного. Как уверял Герсил, школьные маги будут поступать аналогичным образом...
  ***
  И великий день настал. К зданию школы мы прибыли в числе первых, поэтому удостоились лучших мест в... здешнем конференц-зале. Служитель, не сдержавший пакостной улыбочки, усадил Ивара и меня в первом ряду. Протестовать вслух мы не стали, но насторожившаяся Нагайна вольно расположилась у меня на плечах в своём подлинном облике. Здоровенная кобра раздула ажурный капюшон, сменив чёрный окрас на бледно-жёлтый. Кроме того, змея украсилась затейливым капельным узором по всей длине тела, а тёмно-рубиновые глаза, прикрытые полупрозрачным третьим веком, поблёскивали весьма многообещающе.
  Ивар понимающе хмыкнул, устраиваясь в центре ряда по правую руку от меня, а затем прикрыл глаза и, похоже, задремал. Я тоже смежила веки, настраивая слух и отсекая посторонние шумы, как учил Чет.
  Зал постепенно заполнялся гомоном детских голосов, сдержанными баритонами мужчин, звучными голосами преподавателей.
  Слева скрипнуло удобное кресло, ага, мой будущий коллега-железяка, черноволосый носатый сорванец в тёмном камзоле, щедро расшитом серебряной нитью. Несмотря на дурацкие ухмылки служителей и к их явному разочарованию никто и не подумал сгонять наглую плебейку с лучшего места. Ещё бы, кто осмелится противостоять Нагайне, когда она не в лучшем настроении. А состояние своего интересного "я" змеюка продемонстрировала первому из желающих указать просторождённой её место.
  Едва субтильный блондинчик, остановившийся прямо передо мной, раскрыл рот, Нагайна стремительным движением приподнялась на хвосте в атакующей позе. Затем она максимально раздула капюшон, распахнула пасть во всю ширь, выставив на всеобщее обозрение две пары клыков, выдвинувшихся и вставших на место со щелчком, явственно прозвучавшим в наступившей вдруг тишине, а затем испустила предупреждающее шипение. Пацан шарахнулся в сторону, почти снеся с ног сопровождавшего слугу. Тем и закончилось противостояние аристократии и плебса. Окинув нашу компанию многообещающим взглядом, мажор исчез из поля зрения.
  Мы переглянулись, есть первый контакт! Мордаха знакомая, это точно наш сокурсник. Ну что же, первая страшилка представлена всем желающим, а информация считана теми, кому она принесёт пользу. Ивар предвкушающе оскалился, и я его понимаю, знаменитый алмазный щит тоже многим не придётся по вкусу.
  Я обернулась. Просторный зал уже заполнен под завязку и к нашему ряду стремительно приближается юнец примерно наших лет. Я пнула Ивара по щиколотке, он тоже взглянул назад и прошипел "третий принц". Мы оба стремительно покинули свои места и склонились в придворном поклоне. Весь ряд повторил это действо с опозданием на пару секунд, а уж за ними поднялся и весь зал.
  Мальчишка наклонил голову в знак приветствия и жестом поднял юнца, сидящего справа от Ивара. Пацан потоптался и пошёл в конец ряда, где, кажется, свободного места не нашлось, и он, пребывая в недоумении, обернулся к нам. Я махнула ему рукой, мол, иди сюда. Пацан снова потоптался, но честно приполз назад. Я усадила аристократика на своё место, а сама села на подставленное Иваром колено, удержав дёрнувшегося вскочить мальчишку.
  - Сиди, как сидишь, место не отравлено и вообще я не кусаюсь, да и мой сюзерен на два сидения не претендует.
  Мальчишка гулко глотнул, пытаясь переварить непосредственность плебейки, а принц совершенно отчётливо хрюкнул. Я покосилась на его высочество, да, точно, рожица невозмутимая, но уголок рта подрагивает в попытке сдержать смех.
  Пока мы переглядывались, перед нашим рядом воздвиглись трое магов и началось обычное "жу-жу" на тему, какие мы молодцы, сдали сложные экзамены и удостоились чести быть принятыми в знаменитую школу - всё это вещал крайний слева маг, а затем сообщил, как все здесь рады нас видеть. После чего второй маг выразил надежду, что мы не посрамим преподавателей, оправдаем доверие его королевского величества, зато третий в это время ощупывал цепким взглядом первый ряд. И я с огромным удовольствием увидела, как его брови поползли вверх, едва он увидел принца в окружении странных личностей.
  В отличие от мажориков нас с Иваром никто не сопровождал, и к выходу мы направились в гордом одиночестве. Предварительно первогодков разбили на группы и попарно повели всю толпу в класс.
  Ивар и я уселись за соседние столы, он у стены, я, соответственно у прохода. Черноволосый мальчишка поместился передо мной, а та милая барышня, которую мы видели на экзамене, уселась перед Иваром.
  Мы с сюзереном заранее договорились сесть на "галёрку", так удобнее контролировать пространство. Похоже, мажорик это заметил и решил собезьянничать с нас, молодец.
  Сопровождающий группы жестами рассадил остальных детишек за столы, точнее, за совершенно земные парты, снабжённые тремя откидывающимися крышками. Я не стала любопытствовать на тему "а что там лежит", мало ли чего там дожидается своего часа. Герсил предупреждал, чтобы мы держали верхние конечности при себе и ни в коем случае не тянули их куда не просят. Особенно строго маги предупредили относительно практических занятий, а их будет много - зельеварение, боевые искусства для мальчишек, облегчённая физподготовка для слабосилков, а для девочек какие-то гимнастические не то танцы, не то йога. К счастью, ни первое, ни второе мне не грозит, я ущербный экземпляр. К практике относится также отработка заклинаний.
  Ивар выпрямился и сложил руки перед собой, я прекратила бегло разглядывать соучеников и повторила его манёвр пока преподаватель закрывал дверь за слугами и прочими мамками-няньками молодых господ.
  В пространной речи господин наставник Баррион поведал, что на ближайшие четыре гола именно он является нашим папой, мамой и главным соплевытирателем для особенно нежных особей за исключением признанного бастарда и его вассала из рода Алмазной Змеи, которые пансионерами не являются. По знаку наставника Ивар и я, громыхнув крышками парт, воздвигались перед заинтересованной аудиторией из двадцати четырёх сопляков.
  Нагайна тоже не преминула обозначить своё присутствие и весь класс заинтересованно наблюдал, как чёрная ажурная змея выпозла из рукава, приподнялась на хвосте, раздула капюшон, осмотрела присутствующих безжалостными рубиновыми глазами, затем свернулась кольцами и застыла у моего правого локтя.
  - Кстати, господа будущие маги, вам надлежит хорошо запомнить, что алептку Экриму, вассала рода Алмазной Змеи, защищает металл. Подчёркиваю, любой металл. И если не хотите лишиться родового оружия или не родовых, но очень дорогих клинков, не пытайтесь нанести ущерб этой адептке. О главе рода Алмазной Змеи вы, надо думать, осведомлены, как и о его фамильном щите.
  С первой парты поднялся рослый шатен в изумрудном кафтане.
  - Разрешите просьбу, наставник.
  - Говорите, адепт.
  - Я желал бы увидеть эту детскую угрозу в действии, если возможно.
  Маг взглянул в мою сторону поверх голов.
  - Госпожа Экрима?
  - Если адепту не дороги золотые артефакты, я готова показать одну из возможностей Нагайны.
  - Кто эта дама? - осведомился юнец светским тоном.
  - Дорогая, кивни этому вежливому юноше.
  Кобра громко просвистела мелодию из трёх нот и, когда на неё посмотрели все, наклонила голову, выстрелив раздвоенным языком далеко вперёд. Класс негромко загомонил, а я подошла к наставнику, развернулась лицом к аудитории, ага, кроме меня ещё четыре девчонки.
  - Предупреждаю всех один раз. Наставник, я записываю этот разговор и прошу вас сделать то же самое.
  Дождавшись кивка преподавателя, я продолжила.
  - Первое: моя змея не умеет шутить. Второе: только сегодня и один раз Нагайна работает в четверть силы. Третье увидите сами, если два первых предупреждения не помогут осознать тщетность попыток навредить вассалу не самого слабого рода.
  - Не слабого! - фыркнул сопляк.
  - Кольца снять не желаешь? Ну, как хочешь. Нападай, господин адепт.
  Пацан лениво щелкнул пальцами и в сторону Ивара метнулся оранжевый клубочек дыма, на полпути встретивший алмазный щит, а сам сопляк рухнул лицом вниз, опутанный проволокой от шеи до колен. Пацан дёргался и шипел от боли, ещё бы, два кольца, браслет на правом предплечье, застёжка пояса, серебро сапожек... ему хватило. Пусть радуется, что металлический кокон отрастил четыре ножки, на которые и упал этот неудачник.
  А если бы он рухнул аристократической мордахой вниз? Перелом носовой перегородки - это минимум, расквашенный в лепёшку дворянский профиль, выбитые зубы и прочая красота. Повезло юнцу, поскольку Нагайна не уловила истинной злобы с его стороны, так что пацан отделается слабыми ожогами. Металл всего лишь размягчился и нагрелся градусов до восьмидесяти.
  Наставник вздёрнул неудачника на ноги, а я с умным видом дала команду отпустить. Проволочный кокон медленно осыпался на мраморный пол ржавыми опилками, заворочался, как пьяный, собираясь в здоровенную чёрную змеюку и мгновенным броском оказался у меня в руках и в тот же момент исчез искрящийся алмазный полог Ивара.
  Ну и рожи у господ адептов! Жертва эксперимента от пережитого еле держится на ногах и тяжело дышит, а остальные детки частью напуганы, частью озадачены, но равнодушных нет. Правда, один из господ адептов, как раз со стороны Ивара, смотрит на просторождённую словно через лазерный прицел.
  Наставник жестом велел юнцу занять его место.
  - Но наставник, вы же видите мой наряд...
  - Вы будете носить этот наряд до конца дня. Полагаю, это научит вас и всех присутствующих отвечать за неосторожно сказанные слова. Вам не кажется, адепт, что второй сын главы рода Озёрной Рыси должен тщательно выбирать выражения?
  - Выбирать?! - юнец ушам не поверил, - это простолюдинка, наставник.
  Маг воздушной петлёй подтянул к себе адепта.
  - На ближайшие четыре года, эта простолюдинка именуется 'госпожа адепт' этой школы. И если вы неспособны с первого раза усвоить приказ наставника, то оставите эту школу с соответствующими рекомендациями и вряд ли они порадуют вашего высокорождённого отца. Вы меня поняли, адепт?
  Пацан угрюмо промолчал, а наставник весьма многозначительно прищурился.
  - Не слышу ответа!
  - Я понял, - буркнул мальчишка.
  - Повторите ответ в полный голос, как изволили изложить свою необдуманную просьбу. Итак?
  - Господин наставник, - мальчишка вытянулся по-военному, - я всё понял. Разрешите сесть на место.
  Наставник кивнул.
  Этот второй сын, похоже, умеет держать удар. Правда, столь приятное качество не гарантирует лояльности господина второго сына в дальнейшем. Мой немалый жизненный опыт подсказывает, что и прочие обязательно попробуют нагнуть нас со всем старанием, поэтому во избежание многочисленных попыток попробовать на излом бастарда с присными, мы договорились отвечать на каждое оскорбление адекватно. А если господа сопляки перейдут черту, то ответ просто обязан быть зрелищным и кровавым, но без серьёзных увечий, ибо такое встанет поперёк горла в первую очередь нам. Надо думать, сиятельная родня сумеет отомстить за покалеченных засранцев, а нам это надо?
  Кроме прочего, на общем совете было решено, что мы не откажем в помощи тем, кто об этом вежливо попросит, ну и желательно присмотреться к талантливым простолюдинам, а также к небогатым и не особо родовитым дворянам, мало ли кому понадобится защита рода. Кстати, таковая даёт достаточно привилегий члену клана, начиная со снижения налогов на прибыль от реализации созданных артефактов и заканчивая бесплатным лечением в случае, если член клана пострадал при исполнении. Сюда же можно отнести скидки для ближайших родных при покупке артефактов клана, словом, род - это не только обязанности, но и кое-какие плюшки.
  Правда, клан тоже спросит со своего вассала по полной программе, но зато и защитит родных, и даже выплатит регресс, если глава семьи погибнет при исполнении. Впрочем, конкретно эта палка, она действительно о двух концах. Если глава рода сволочь, то существует множество вариантов обойти магическую клятву и закон, поэтому маги неохотно идут в кабалу, чаще всего пожизненную. В случае, если глава человек честный, то к такому стекутся многие магические ресурсы страны, а это означает неслабое усиление отдельного клана, которое многим становится поперёк организма и в первую очередь королю.
  Бесконтрольно наращивать ресурсы не дают драконовские законы на сей счёт. Поэтому каждый клан-лидер принимает в род очень избирательно и немногих, десяток магов, не более. Подводных камней тут множество, поэтому Ивар обязательно советуется с родовыми магами по поводу и без... Пинок по щиколотке привёл меня в чувство, наставник смотрит на меня в упор.
  Вскакиваю с места.
  - Прошу прощения, господин Баррион, задумалась.
  Маг хмыкнул.
  - Могу я узнать, о чём именно?
  - Помимо прочего о том, что состав нашей... группы весьма неоднороден в смысле происхождения адептов.
  - А что входит в понятие "прочего"?
  - Пыталась определить признаки, по которым магов могут принять или не принять в род.
  - И каковы успехи?
  - К счастью, я не глава клана, но даже мне понятно, что принимать чужаков следует очень осмотрительно. И желательно наблюдать кандидатов прямо сейчас, в этой школе. Впрочем, отцы этих учеников, - я кивнула в сторону класса, - давно растолковали отпрыскам политику клана.
  Наставник заинтересовано взглянул на моего сюзерена.
  - Она умна и прекрасно воспитана, с вассалом вам повезло.
  Ивар встал и отвесил лёгкий поклон. Я мысленно поаплодировала наставнику, какой молодец! Обычный разговор обратил в неплохой воспитательный процесс. Кажется, нам впервые повезло с наставником. Ну, что ж, посмотрим, каковы будут прочие.
  ...Прочих оказалось ещё двенадцать человек. Шестерых мы увидели в первый день, а на четвёртый познакомились с последним, двенадцатым, очаровательной дамой. Госпожа Эттоле из рода Северной Совы, преподаватель основ построения заклинаний, признанный знаток мёртвого языка и прочая, и прочая.
  Стройная шатенка с прозрачно-серыми пристальными глазами кратко познакомила группу с программой обучения на ближайшие полгода и всем стало как-то не по себе. Ещё бы, по два часа теории каждый день, а последний день недели, по-здешнему семидневья, полностью отведён под практические занятия. То есть целый день в магически защищённом подвале, что лично меня не радует.
  Каждому из преподавателей пришлось объяснять, что силовых линий, то есть каркаса заклинаний я не вижу. И все они вначале не верили своим ушам, а наставник Баррион даже заставил поколдовать. Пришлось создать простейший светлячок, вот только непонятно зачем, линий я, как не видела, так и не вижу... ух ты-ы, вижу!
  Я обернулась к наставнику.
  - Вот это новость! Как вы это сделали, господин Баррион? Научите?
  - Научу, госпожа Экрима, обязательно. На занятиях с госпожой Эттоле. А пока ступайте, вас ждёт наставник по боевому искусству.
  Я непроизвольно поморщилась, отношения с мастером Эриандиром у меня не складывались. В первый же день занятий я дала ему прочесть заключение о состоянии здоровья адептки Экримы, честно написанное целителем Гертеном и магически заверенное другим лекарем - во избежание ненужных вопросов.
  Дровишек в огонь неприязни подкинул главный целитель школы, запретивший Экриме стандартный комплекс силовых упражнений, так что теперь я около часа сижу на скамье и развлекаюсь с куском металла пока адепты бегают по периметру какого-то полигона или по залу. А затем выполняю лечебный комплекс от господина Гертена и кое-какие упражнения на тему земного пилатеса. Мне показаны растяжки, вытягивание позвоночника, килограммовые гантели, дыхательные упражнения. В данный момент я стою в позе "змеи" в одноруком упоре и двумя, собственноручно созданными гантелями, качаю бицепс, как и велено Гертеном. Мои одногруппнички отжимаются рядом, обливаются потом, пыхтят, сопят и через каждую пару-тройку отжиманий поминают какого-то Тохра, явно здешнего чёрта, и его подштанники.
  Мастер Эриандир, которого я уже дважды сумела назвать мастером Командиром, причём, на русском языке, озверел окончательно и попытался достать меня, как и прочих адептов, стеком с вплетённой в него серебряной проволокой. Однако, фокус не удался, мастер зашипел, как злая Нагайна и тут же выпустил своё орудие из рук. Хе, а попробуй удержи горячую рукоять стека особенно, если она ощетинится короткими, но острыми иглами.
  Громко и затейливо помянув яйца всё того же Тохра, раздосадованный мастер сунул слегка обожжённую ладонь присутствующему здесь же целителю, а группа срочно закашлялась всем списочным составом, что, разумеется, не прибавило хорошего настроения Эриандиру. И он оттянулся на моих коллегах во весь рост, поэтому в класс приползли не адепты, а растрёпанные и распаренные тени адептов первого года обучения.
  Могу представить, как они благодарны мне за раздраконенного боевика, а тот факт, что преподаватель нарвался сам, смягчающим обстоятельством с их точки зрения не является - это к бабке не ходи. Словом, конец недели радует только грядущей практикой у госпожи Эттоле, которая явно благоволит всем огневикам и очень интересуется тремя железяками: мною, черноволосым крепышом из старинного аргунского рода Крэй, так и не могу запомнить его замороченное имя, и рыженьким Гаруном, имя рода тоже не помню.
  Сегодня меня наконец-то научат использовать магическое зрение. Хорошо бы, а то ведь надоело быть отщепенцем, все видят эти силовые линии, а я что, рыжая?
  Первый день практики начался весело. Адепта из рода Серебряного Ключа, опоздавшего на пару мгновений, всё ещё открытая дверь отбросила прочь, прямо в объятия наставника Барриона. Улыбающаяся госпожа Эттоле даже не сочла нужным повернуть в их сторону голову, увенчанную короной каштановых волос. Матовая завеса скрыла дальнейшее от взоров прочих адептов, а опоздавший так и остался за дверью. Всем стало понятно, что госпожа Эттоле шутить не любит и оправдания её не интересуют.
  Зал для отработки заклинаний, увешанный разнообразными щитами, показался мне бесконечным. Его противоположная стена терялась в сумраке, за спиной преподавателя затаили дыхание дети, и реакция моего тела была точно такой же. Я, как и все, опасалась громко дышать в присутствии столь явно выраженной силы, не говоря уже о харизме нашей преподавательницы.
   Мои согруппники, ещё вчера замученные на боёвке до состояния тряпки, неловко переминались с ноги на ногу, как и я, грешная. Первым не выдержал сыночек какого-то королевского служащего.
  - Нельзя ли нам где-нибудь присесть, госпожа? Боюсь, девочки после упражнений не совсем восстановились. Вы ведь знаете, нам запрещено использовать лечебные заклинания.
  - Назовитесь, адепт.
  - Трой из клана Бешеных Псов.
  Ответ был таким же любезным.
  - Если вы и ваши соученики выполнили рекомендованные упражнения перед ужином, то восстановление сил произошло в соответствии с планом вашего наставником по боевому искусству. Если же вы и они пропустили слова наставника мимо ушей, то ответственность полностью лежит на вас самих. Я доступно выражаюсь, господин Трой?
  Пацан даже глазом не моргнул.
  - Более чем, госпожа. Однако...
  Взмахом руки женщина заткнула куртуазное словоизвержение. Мальчишка дёрнулся от неожиданности.
  - Говорить в этом зале вы можете только с моего разрешения. В пределах данного помещения вы зовёте меня "мастером" и на "вы", я говорю вам "ты". Все адепты зовут друг друга на "ты" в пределах этого зала. Понятно всем почему "ты"? Прекрасно. Ещё раз говорю: меня именуете мастером, в прочих помещениях я госпожа Эттоле. Вопросы? Очень хорошо. Всем выстроиться вдоль стены, девочки стоят на шаг ближе ко мне, чем прочие. Живо!
  Двадцать пять человек поспешно засуетились у стены, а первая девочка заняла место на правом фланге, за ней встала я, и меня тут же пнула в спину ещё одна адептка. Не ожидая подобного, я сделала два шага вперёд и ткнулась носом в спину мастера.
  Женщина раздражённо обернулась.
  - В чем дело?
  - Оступилась, мастер. Прошу прощения!
  Мои сожаления перебил истошный визг дурёхи. Нагайна не поленилась выпустить в полёт тончайшую стрелку, которая честно кольнула девчонку в ладонь, брызнула кровь.
  - Кто это сделал? - мастер неторопливо оглядела строй.
  Я шагнула вперёд, протягивая на вытянутых руках Нагайну.
  - Наслышана об этой змее. Но где такие водятся?
  - Полагаю, что облик придуман ею самой, мастер.
  - Так она и вправду разумна?
  - Верно, мастер, разве что говорить не умеет.
  Нагайна протестующе зашипела.
  - Прости, дорогая, мы не понимаем твоего языка. Интонации различаем, это да.
  Кобра сверкнула красными глазами, дважды обернулась вокруг моей шеи и уложила голову меж ключиц.
   - Ты настаиваешь на том, что оступились, Экрима?
  - Так пострадавшей будет проще жить.
  Мастер рассмеялась.
  - Тебя ведь специально толкнули, не так ли?
  - Мне выгоднее, чтобы правдивым оказался первый вариант.
  - И ты не опасаешься ответных действий её рода?
  - Опасалась бы, если бы действие происходило в глухой деревне, но не думаю, что глава рода похож на пострадавшую. К тому же, руководство школы не допустит произвола в своих стенах. Кстати, мыслечтения тоже никто не отменял, а я вправе этого потребовать. Впрочем, этот случай не стоит серьёзного разбирательства.
  Мастер небрежным пассом залечила кровоточащую ранку.
  - Потерянное на разбирательство время будет компенсировано вашим отдыхом, адепты. За это отблагодарите девушку из рода Сияющей Чаши... разумеется, после занятий. Приступим.
  Зал ярко осветился множеством огней, вмурованных в стены.
  - Сначала я посмотрю на что именно вы способны. По очереди подходите ко мне. Девочки первыми.
  Я с интересом наблюдала, как стройная малышка из рода Стери долбит огненными сгустками мишень, только искры брызжут во все стороны. Остальные трое справились чуть хуже, а я просто запустила в полёт десяток стрелок, воткнувшихся в мишень точно по центру.
  При попытке служителя извлечь стрелки они осыпались на каменный пол и исчезли из поля зрения, а я дёрнулась от щекотки - весь десяток по спирали пополз по ногам, добираясь до Нагайны и каждая не преминула показать себя присутствующим во всей красе. Детвора зачарованоо следила за изящными и стремительными движениями угольно-чёрных змеек, исчезающих за отворотами правой брючины. Вот заразы, иной раз они ведут себя так осмысленно, что просто диву даёшься.
  Мастер протянула мне простенькое колечко с невзрачным камнем.
  - Надень, Экрима. Надеюсь, увидишь каркас заклинания.
  Я только и успела протянуть руку... мгновенным броском кобра выбила кольцо из рук преподавателя. Госпожа Эттоле сделала шаг вперёд и стремительным движением схватила её поперёк туловища. Нагайна выскользнула на пол и метнулась к кольцу. Я присела на корточки дожидаясь её возвращения, а вокруг нас собралась вся группа, заворожённо наблюдая за змеёй.
  Мастер Эттоле опустилась на колено.
  - Что это с ней, Экрима?
  - Пока не знаю, мастер.
  Нагайна прижала хвостом злополучное кольцо и повторилась та же ситуация, что в палатке достославного господина Ревайни, она заглотила вставку кольца, с явным усилием выдрала её из оправы и через пару мгновений с мерзким звуком отрыгнула потускневший камень.
  - И что это значит, Экрима?
  - Вряд ли что-то хорошее. Господин Ревайни был свидетелем такого же события и его явно расследовали. Однако, с итогами меня не ознакомили. Прошу прощения, мастер, не владею сведениями на эту тему.
  Магичка кивнула, подхватила камень кольца и строго взглянула в сторону толпы. Любопытствующая компания подростков быстро рассеялась и превратилась в стройную шеренгу дисциплинированных детей. Я всё же надела кольцо, повинуясь жесту госпожи Эттоле и замерла, поражённая зрелищем. Да, силовые линии вижу, здорово!
  Почти два часа ушло на определение сил и возможностей адептов, после чего мастер Эттоле усадила всех на скамью подле правой стены и подвесила в воздухе три иллюзии.
  - Смотреть всем внимательно. Перед вами три варианта простейшего светильника. Первая тройка справа ищет ошибку в третьем каркасе заклинания, вторая тройка соответственно, во втором и третья в первом. Прочие работают с этим.
  Перед нами вспыхнул объёмный узор неизвестного мне заклинания. Разобраться с этим, как на экзамене? На руны это вовсе не похоже, особенно, если учесть, что некоторые линии (преимущественно короткие) выглядят, как векторы, то есть снабжены стрелками и указывают... что? Направление приложения сил?
  Я и сюзерен переглянулись в недоумении, чего хочет госпожа преподаватель? Трогать эти векторы я не намерена, Ивар согласно кивнул и потянул меня в сторону. Мы, как и парочка наших согруппников, неторопливо обошли вокруг иллюзии, зависшей на уровне глаз. Узор изредка неприятно мерцал, затрудняя осмотр. Остальные ученики потянулись вслед за второй парой, методично исследующей рисунок.
  Эта самая вторая пара смельчаков подошла к нам с вопросом.
  - Вы что-нибудь поняли?
  - Ещё не обсуждали, - ответил Ивар, - а вы?
  - Тоже не обсуждали.
  - Может, попробуем мозговой штурм? - предложил Ивар и на поднятую в недоумении бровь, честно пояснил, - это необычная форма исследования любого явления силами нескольких человек...
  -... путём высказывания необычных предположений, в том числе и дурацких, - ехидно добавила я.
  - И в чем необычность этого явления? - задал вполне закономерный вопрос старший из двоих, красивый мальчишка с медными волосами до плеч.
  Второй подросток пристально посмотрел на меня, явно пытаясь разглядеть что-то знакомое. С чего бы? Самое время выяснить, пока сюзерен беседует с коллегой. Разберусь-ка я с этим смотрельщиком. Чего он на меня уставился, как бомж на гамбургер?
  - Мы знакомы?
  - А разве вы не помните, госпожа?
  - Для начала не "вы', а "ты". И что я должна помнить? С этого места прошу поподробнее.
  - Дорога из Аргуна в Нутаву. Осень прошлого года, убитый тобой крестьянин.
  Ивар резко обернулся.
  - Вы ведь пансионер, господин?..
  - Тиррен из рода Грау.
  Чёрт, тоже аргунец. И что успела натворить малолетняя хозяйка этого тела год назад?!
  - После занятий приглашаю к ужину в резиденцию Алмазной Змеи. Там и поговорим кто и что натворил год назад. Возражений нет?
  Аргунец мотнул головой, возражений нет, уже неплохо. Что-то мне подсказывает, много интересного о себе узнаю, и хорошо бы эти знания не содержали что-нибудь особо криминальное.
  Прерывая молчание, Ивар напомнил о себе.
  - Вернёмся к моему предложению обсудить варианты разных мнений. Нас тут четверо. Вы как, согласны?
  Старший кивнул.
  - Я Кандилон из клана Стоящих На Пути.
  - Ивар, друзья зовут меня Змееныш. Экрима мой вассал. Начнём с младших. Кри, предложения есть? Или нет... не так, что ты видишь?
  - Вижу стрелки, направленные в одну сторону на разных уровнях этого узора. Могу предположить, что это векторы направления сил, вложенных в заклинание. И, кстати, это заклинание? На руны не похоже.
  Кандилон ещё раз оглядел картинку.
  - Стрелок не вижу. Зато различаю три цвета линий.
  - Я вообще вижу только туманную дымку, - отозвался Ивар, и обернулся к красавчику, - мы можем звать тебя Кандом?
  Тот наклонил голову.
  - Можете, но только в этих стенах. Надеюсь, понятно почему.
  - Надейся-надейся, - пробормотала я, снова огибая рисунок, - что-то тут неладно, уважаемые. Линии нигде не соединяются воедино. Канд, а цвета стабильны?
  - В каком смысле? - отозвался он.
  - Линии всё время окрашены в один цвет?
  - Кажется да.
   - Они движутся?
  Красавчик присмотрелся.
  - Ты посмотри внимательно, а мы подождём.
  - Цвет не меняется, а линии только мерцают, но... в каком-то странном ритме.
  Тиррен, всё это время стоявший столбом, наконец-то отмер.
  - Это не заклинание.
  Мы все уставились на него.
  - Узор похож на переплетение двух гербов. Вот только чьи они...
  - А стрелки тут зачем? И почему рисунок объёмный, если оно точно герб?
  Вместо ответа Тиррен состроил гримасу и обхватил себя двумя руками за плечи.
  - Укажи линии со стрелками, - вмешался Канд.
  - Смотри: первая, вторая, третья, четвёртая и пятая, самая короткая.
  Канд мгновенно подхватил направления стрелок и вычленил рисунок из пяти линий. Ивар мгновенно сориентировался.
  - Похоже на заклинание "полог тишины".
  Канд поморщился. Аргунец с сомнением повёл головой влево-вправо, словно ему жал ворот.
  - А если...
  И тут нас прервала госпожа Эттоле.
  - Все уже доложили результаты исследования. А что у вашей четвёрки?
  Мы все обменялись взглядами и уставились на Канда, который открыл было рот... небось, хотел сказать "а чего я-то?" - такое у него было лицо. Я хмыкнула, и он шагнул вперёд, а затем в немногих словах доложил результат.
  Мастер Эттоле озадаченно оглядела нашу четвёрку.
  - Это действительно два сплетённых герба ныне царствующих особ. Кто первый решил расчленить рисунок?
  - Должен честно признать, что не моё предложение, - открестился Канд..
  - Разрешите добавить, мастер? - я обозначила поклон.
  - Говори.
  - Это результат работы всей нашей команды. Каждый из четверых внёс свою лепту в мозговой штурм.
  Масте Эттоле прищурилась.
  - Штурм... звучит неплохо. Кто придумал термин?
  Три пальца указали в мою сторону.
  - Оценка ваших трудов "превосходно". Пусть задание не выполнили до конца, зато продемонстрирован необычный подход к работе. Все свободны. Вновь встречаемся после обеда.
  Мы снова переглянулись, и наша стихийно образовавшаяся четвёрка дружно направилась к выходу из подземелья.
  Отобедали мы в таверне "Большой Митеси" неподалёку от школы. Владелец, он же Митеси и в самом деле большой (в Японии сумоистом бы стал), принял заказ на обед для троих на четыре семидневья вперёд. Крайне обрадованный выданным авансом, хозяин пообещал кормить вкусно и недорого. Насчёт вкусно наш дракон согласился мгновенно, а насчёт недорого дал понять двумя словами, что считать медяки умеет и обижать молодых господ не позволит даже большому Митеси.
  После обеда нас снова проводили в подвал и юнец, опоздавший на первые четыре часа, вежливо принёс извинения мастеру Эттоле. До конца дня мы отрабатывали создание простейшего файербола, именуемого "огнешаром", доводя это создание до автоматизма. Требовалось не только сотворить файербол, но и удержать его в руке, а это вовсе непросто, обжечься можно. Так что имеем сразу два заклинания - огнешар и холодилка. И первое, и второе у меня не получилось. Вместо файербола имеем жалкий сноп жёлтых искр, а холодилка всего лишь слегка приморозила мне пальцы. То есть сила есть, ума не надо, что ли?
  Мастер Эттоле пообещала мне много часов отработки наказаний, если я не сосредоточусь на огненном заклинании. Закусив губу, я снова и снова пыталась произнести нужные слова на мёртвом языке... и в какой-то момент, видимо, расставила правильные акценты - крошечный шарик света повис над ладонью, сложенной в лодочку. Наконец- то!
  Выполняя второй этап создания, аккуратно влила немного силы в каркас, и шарик слегка подрос в размерах, и вот как раз сейчас он переливается оттенками рыжего цвета, просто душа радуется смотреть!
  Ивар аккуратно прикоснулся было к моему шару, но его остановила Красотка и первой потрогала лапкой рыжий шарик огня.
  - Кри, да он холодный, точно тебе говорю, холодный, - Змеёныш накрыл шар ладонью, и обернулся к преподавательнице, - мастер, прошу вас, взгляните.
  Госпожа Эттоле свела брови над потемневшими от удивления глазами.
  - Повторить можешь?
  - Попробую, мастер.
  Я сосредоточилась, пробормотала нужные слова, и над ладонью повис второй шарик света. Снова холодный!
  Мастер выделила каркас заклинания, проверила правильность создания, пожала плечами, мол, разберёмся позже, а сейчас вернёмся к занятию, то есть к созданию файербола из любого положения - стоя, сидя, лёжа, с разворота, в прыжке, на корточках и вообще на карачках, даже в кувырке...
  Домой мы возвращались в нашей старомодной карете, растирая ноющие бока. Падать меня учили, только вот наука не впрок пошла, тело так не приобрело нужных рефлексов, значит, после ужина буду снова тренироваться падать, кувыркаться и крутить колесо.
   Наставник Баррион с пониманием отнёсся к просьбе Змеёныша и Тиррен из рода Грау обещался прибыть к ужину сразу, как только приведёт себя в порядок.
  - Грау... - бормотал наш дракон, восседающий напротив Змеёныша, - вот только который из них?
  - Знакомое имя? - спросила я.
  - Нами командовал один из этих... редкостная тварь. Звали его Грау-вешатель.
  - А имя помнишь?
  - У них все имена на "тау" начинаются, традиция такая. Того Грау звали Тариэгом.
  Ивар кивнул. Вот и славно, попросим дракона поприсутствовать на ужине незаметно, пусть посмотрит на мальчишку, может, и камень его среагирует на кровь Грау? Поживём-увидим.
  Отмытые, приодетые, настороженные, мы слонялись по столовой в ожидании дорогого гостя.
  Юный Грау прибыл без опоздания, точность, она вежливость королей не только в Париже... и, кстати, он прекрасно владеет собой - его нисколько не задело присутствие за столом простолюдинки и четырёх магов невнятного происхождения. Напротив, малец обнаружил прекрасные манеры. Юный, очень серьёзный господин из хорошего рода в гостях у равного себе дворянина не мог бы вести себя достойнее. Впервые вижу кареглазого человека в Нутаве, надо бы узнать все ли Грау носят такие глаза.
  Мальчишка не слишком складный, но рост хороший, ладони явно мозолистые, значит с мечом занимается часто, волосы светло-русые, отливающие пеплом на свету, редкое сочетание цветов. Точно не нутавец. Именно! Во-первых, он полный пансионер, во-вторых, явно не из бедных, поскольку тот артефактный браслет, что он небрежно носит на предплечье, даже Змеёнышу не по деньгам и в-третьих, покрой камзола очень уж нездешний, воротник-стойку тут не носят.
  Мальчишка превосходно держит себя в руках, ни одного косого взгляда, ровно журчащая, грамотная речь. Словом, достойный сын достойного рода. Пока сюзерен провожал гостя в кабинет, я выдернула из-за шторы Истена.
  - Что скажешь, дракон?
  - Малец не из здешних Грау, это точно.
  - Думаешь, из Аргуна?
  - Все может быть, - задумчиво проронил Истен, - но мать явно не аргунка. Такая масть только у полукровок бывает.
  - Что за полукровки?
  - Мать степнячка, - всё ещё задумчиво пробормотал Истен и, заметив моё недоумение, добавил, - клан Бронзового Леопарда, там такие светловолосые девушки не редкость... Но, чтобы Леопарды отдали невесту на сторону, такого просто быть не может.
  - Теперь может, - я тоже задумалась над этим феноменом и поторопилась догнать гостя, поскольку прибыл он явно по мою душу.
  Оба они, хозяин и гость, уже устроились в креслах, утонув наполовину. Подобные предметы интерьера явно не рассчитаны на подростков, и я сделала очередную зарубку в памяти, надо заказать кресла по размеру, трёх штук нам за глаза хватит.
  - Итак, - Ивар взял беседу в свои руки, - прежде чем мы начнём выяснять непонятное, предлагаю договориться о том, что в частной беседе мы зовём друг по имени и на "ты".
  Мальчишка наклонил голову.
  - Говори, где, когда и кто видел Экриму.
  Тиррен заговорил... Длинное и непонятное повествование озадачило Ивара. Меня, именно меня, а не кого-то другого, везли караваном из Аргуна в Нутаву шестеро неразговорчивых мужчин. Шестеро, двое из которых явно были магами, поскольку оба заряжали амулеты, опутывающие девчонку по рукам и ногам.
  Стремянной Тиррена обнаружил процесс зарядки амулетов совершенно случайно, а самоё девочку увидел наш гость, когда она вырвалась из рук своих конвоиров и одним жестом упокоила крестьянина, метнувшегося ей наперерез. Сбежать малышке не дали, маг или кто иной, ловко метнул аркан и её остановили. Свидетелей почти не было, Тиррен мгновенно укрылся за фургоном, в котором её везли, едва увидел пролившуюся кровь. А непонятные стражники, состоящие при девчонке или кем они там считались, убитого мужика проворно оттащили с дороги в лес.
  Если убитого кто-то искал, то Тиррену об этом неизвестно, как остался неизвестным и сам способ убийства несчастного крестьянина. Но меня он запомнил хорошо - худой, оборванный, крепко недокормленный зверёныш с седыми космами до плеч...
  Девчонка выла, как волчонок и отбивалась от трёх мужиков с недетской силой и проворством. Словом, господин Тиррен в недоумении до сих пор, отчего вдруг зверёныш выжил, как сбежал от магов и почему оказался в числе учеников весьма престижной столичной школы. Причём, недоумение оказалось того свойства, которое не могло заставить его промолчать о минувшей встрече.
  - Если тебя везли в Нутаву, - спросил Ивар, - то как ты оказалась в Варге? Это же противоположное направление.
  - Караван шёл из Аргуна в Нутаву, - напомнил Тиррен.
  - Спросите чего полегче, господа, - я с силой растёрла онемевшие вдруг руки, - с Варгом вообще ничего непонятно. Сам представь, дорогой гость, каково мне было очнуться под телегой посреди кромешного боя непонятно кого и неизвестно с кем.
  Кровь, выпущенные кишки какого-то бедолаги, в которые я не только наступила ногами, но и приземлилась спиной. Резня, устроенная непонятно кем и зачем, а потом, похоже, и магия, перемешавшая убитых с землёй... и людей, и лошадей, и повозки. Смрад обгорелых тел, вонь опорожнившихся кишок, кровь, тела погибших, песок, трава, дохлые лошади, перевёрнутые фургоны. А потом темнота...
  - После этих событий Экрима оказалась в Нутаве в качестве моего вассала. Это, если коротко. Прочие приключения к вашему роду отношения не имеют.
  - Ты забыл добавить, что меня ещё и памяти лишили. Теперешняя моя жизнь началась под телегой, с верёвкой на шее, с путанкой на ногах и в ошмётках изрубленных тел... а через сутки добавилось завывание падальщиков, - меня снова передёрнуло от воспоминаний, - ты сам можешь что-нибудь добавить, Тиррен?
  Я пристально взглянула в глаза Грау, не зря же он так заинтересовался незаметной просторождённой. Есть что-то ещё, ибо наследник известного клана просто так в гости к бастарду не придёт. А этот аристократик, не моргнув глазом, выдержал испытание обеденным столом рядом с плебеями, не косился на нас, не поджимал губ, охотно поддерживал беседу ни о чём. И это настораживает, ведь подобных ему с младенчества муштруют, как простым деткам и в страшном сне не приснится. Вот и не должен наш мажорик проявлять такую толерантность, ему в самый раз губы поджать, демонстрируя знатность рода, они же с детства усваивают слегка пренебрежительные манеры по отношеню к нижестоящим, а я стою так низко, что дальше вроде и некуда...
  - Ты же не от широты душевной в гости пришёл, - медленно сказал Ивар, - спрашивай или говори сам. В чём твой интерес?
  Тиррен опустил на колени сжатые кулаки.
  - Девчонка орала, что сумеет достать всех Грау, сколько их есть на свете. Я сам слышал.
   Ивар задумался, а я еле успела подобрать челюсть. С каких это пор дворяне боятся криков детей и какие именно Грау сумели наступить на хвост плебейке?
  - Да вот какие-то сумели, - пробормотал Ивар, - и заметь, испугались тоже, не зря же у нас господин Тиррен гостит.
  Вот же чёрт, опять вслух подумала!
  - А вот кстати, о каких аргунских однофамильцах шла речь?
  Мальчишка сделал большие глаза.
  - О ком?
  - Я о сородичах твоих говорю, что родом из Аргуна. Имена я орала или нет?
  Тиррен вильнул взглядом, и мой сюзерен подобрался.
  - Ты давай, исповедуйся, надежда рода, - посоветовала я, - сказавши "ар", говори и "бел". Нечего тут глазки строить. Кого я назвала по имени? Батюшку твоего?
  Взгляд снова вильнул, слабо пока деткам лицо держать, а в покер тут не играют. А вот кстати, почему?
  - Кри, ты опять не здесь?
  - О, прошу прощения, - покаялась я, - значит глава аргунских Грау точно приложил свою ясновельможную руку к моим приключениям. Вот спасибо ему великое.
  Полагаю, этому сопляку, как сыну рода, не приходилось прислуживать пьяным в таверне, и заодно их блевотину с полов отскребать голыми руками, не случалось. Стало быть, его не окатывали с ног до головы помоями, вертелом в спину не тыкали, не ловили за руку пьяные постояльцы в попытках донести до сознания замарашки, что пиво было разведённым и оплачено быть не может. Всякое случалось в этой таверне, а особенно приятно вспоминать, как двинула ногой в висок насильника, пожелавшего осчастливить вторую кухонную девчонку и уже пристроился к ней в интересной позе. Я врезала торопыге по башке, да ещё со всей дури, откуда что взялось. И вырубила ведь! Наша вторая поломойка ему шибко понравилась, поэтому девчонка исчезла из таверны так резво, что пятки в попу влипали... Но самое смешное не это, а вот спать в хлеву на топчане без матраца, да объедки жрать, а то и вовсе двое суток без еды работать едва ли не наравне с мужиками... это повеселее будет. О прочем я и вовсе не упоминаю, варговские нравы здесь известны. Понимаешь теперь, мальчик, насколько крепко я люблю твоего батюшку? Это не считая того, что меня куда-то везли с его подачи...
  Я с силой втянула воздух через зубы, резко встала, отошла к окну, смаргивая непрошенные слёзы. Значит господин Тераун, папаша нашего гостя и глава рода аргунских Грау, и есть тот сучий выползок, который решил... а что он решил-то? Ну-у, скажем, продать в соседнее государство девочку древней крови... да мало ли что стукнет в голову главе рода. Вот только не всякий глава возится с плебейским ребёнком, и не каждого ребёнка сопровождают в путешествии аж шестеро не самых слабых мужиков...
  - Сколько твоему папаше отвалили за аргунскую ведьму? - поинтересовался Ивар.
  Тиррен стиснул зубы.
  - Мой отец не торгует людьми!
  - Это он тебе сказал? - обернулась я от окна, - не думаю, что глава рода отчитывается в своих действиях перед малолетними сыновьями.
  - А если отчитывается, то это не глава, - подхватил Ивар.
  - Что ещё пожелаешь озвучить? - спросила я, - давай так, если что можно поведать без ущерба для рода, рассказывай. И, кстати, могу я поговорить с твоим стремянным? Я не разумник и залезть в головы твоим слугам не сумею... но вдруг он вспомнит что-нибудь важное, понимаешь? Мелкое, но важное. Я же о себе ничего помню!
  - Потеря памяти, - подтвердил Ивар, - целитель определил травматическое чего-то там.
  Я только головой покачала, эти мне мальчишки, детский сад на выезде, и плевать, что это сыновья вельмож.
  Мы оба уставились на Тиррена. Он смотрел прямо перед собой и хранил мрачное молчание. Будь он моим сыном, давно схлопотал бы пинка, но в данных обстоятельствах только и остаётся, что взирать на дорогого гостя благонравно и со всей вежливостью.
  - Могу послать за стремянным прямо сейчас.
  Мы переглянулись.
  - Ждём, - коротко сказал Ивар и пригласил гостя в оружейную.
  Хороший ход. Пока они там железками бряцают и шуршат языками, есть время подумать о делах наших скорбных. Однако без магов разговоры затевать не стоит. С другой стороны, я обещала не сдавать его слугу нашему мозголому. Стоит ли держать слово, данное этому конкретному мажорику? Хочешь-не хочешь, а придётся, нам ещё вместе учиться и не один год, да и сюзерена позорить не стоит...
  Наконец Лайзуна доложила о прибывшем мужчине в камзоле цветов Грау, я кивнула ей, впусти. Оказалось, зимние у них цвета - серый и чёрный.
  Ничего себе мужики в этом клане! Ростом под два метра, от плеча до плеча ходить надо, лицо, словно вырублено точными ударами топора. Тугой узел сивых, как у меня, волос, топорщится на затылке.
  - Господа, - здоровенный мужик отвесил на диво ловкий поклон.
  - Стерх, узнаёшь девочку? Вспомни все, что можешь, о том дне, когда ты заметил магов в нашем караване.
  Мужик задумался.
  - Как бы это ещё и вспомнить...
  Тиррен пригладил пепельную шевелюру, волосы у него торчат, как соломенная крыша, даром что длинные.
  - Вспомни, ты отлучился по нужде, потом вернулся, снял с пояса флягу, а воды там не оказалось.
  - Точно, - обрадовался Стерх, - и я поскакал в конец каравана к помощнику главного, тот говорил, что родниковая вода ещё есть. Воды я не нашёл, зато услышал шум борьбы, оставил коня возничему и метнулся в лес. Четверо их было, державших худущую девку, одетую в какие-то отрепья.
  - Связанную девку? - спросил Ивар.
  - Так у неё и узнайте, вон она, справа от вас сидит, господин.
  - Отвечай на вопрос, - мой сюзерен добавил холодку в голос.
  - Значит так, четверо держали связанную девчонку, а двое колдовали, заряжая охранные амулеты.
  - Как ты понял, что они охранные?
  - Сам такие имею, наш господин их при мне заряжал, так что не ошибусь, госпожа.
  - Хорошо, а что было дальше?
  - А потом девчонка обмякла. И не мудрено, я насчитал восемнадцать амулетов только с моей стороны, думаю, сознания она, то есть ты, госпожа, лишилась. А как обмякла, татуировка побледнела и пропала.
  - Рисунок заметил?
  - Два их было, этих рисунков, змея на щеке и змея на боку, стало быть. Левая сторона это была.
  - На боку точно змея?
  - Точно, госпожа. На щеке цветная змеюка, она даже двигалась. А вот на боку чёрно-синяя, кольцами свёрнутая.
  - Что было дальше?
  - А дальше они накинули на неё, то есть на тебя, заклинание и унесли.
  - Они ведь разговаривали, - задумчиво произнёс Ивар, - припомни, о чём именно.
  - Маги грязно ругались. А прочие поминали недобрым словом главу рода Горбатого Ворона, нанявшего их не в добрый час.
  Я прикрыла глаза, теперь ещё и какие-то Вороны. Как сказал бы мой первый муж, старый ворон не каркнет даром, либо было что, либо будет что... В данном случае наблюдается очередная путаница. Значит, наёмники Ворона транспортируют ведьму, маги Грау колдуют над амулетами. Стоп! А чьи маги-то?
  - Маги, госпожа, были точно из Грау, - ответил Стерх.
  Снова вслух подумала! Да когда же я от этой привычки избавлюсь-то?
  - Какие именно Грау, ваши? - небрежно спросил Ивар.
  - Наши Грау относятся к старшей Аргунской ветви, а то были младшие. Грау-вешатель, слышали о таком?
  - Откуда сведения? - быстро спросила я.
  - Старший маг громко клялся, что стребует остаток денег в двойном размере с Тариэга Грау. Говорил, что девка амулеты опорожняет, как баклажку с вином. И он не нанимался работать бездонным колодцем.
  - Что-то ещё?
  - Да как бы и всё, госпожа.
  - Не уверена, но если вспомнишь что, сообщи через своего господина.
  Ивар вручил стремянному пару серебряных монет.
  - Благодарим за рассказ.
  - Дождись меня, - приказал Тиррен.
  - Ты ужинал, Стерх?
  - Не успел, госпожа.
  Ивар вызвал Лайзуну и передал ей рассказчика - угостить, чем бог послал.
  - А о каких змеях упоминал Стерх? - Тиррен уставился на меня, прищурив правый глаз, точь-в-точь как Ивар.
  Мой сюзерен разрешающе покивал. Я повернулась к пацану левым боком и потянулась к металлу на его поясе. Щека тут же зачесалась, а Грау округлил и без того большие глаза.
  - Штаны снимать не буду, уж извини, - фыркнула я, - боюсь, сюзерен меня не поймёт.
  Тиррен фыркнул в ответ и попытался откланяться.
  - Ты не торопись, сам отужинал, теперь позволь и стремянному спокойно поесть, - Ивар жестом удержал нашего сокурсника.
  - Вы оба слишком уж заботитесь о просторождённых, - нахмурился Тиррен.
  - Если господин заботится о слугах, то и они позаботятся о нём, - возразила я, - или без приказа помогут... в нужный момент.
  - Или жизнь спасут, не дожидаясь приказа, - вставил Ивар.
  - Забота о слугах? С какой стати? Уж не хочешь ли ты сказать, что господин должен подавать слуге завтрак?
  Я пожала плечами.
  - Судя по твоему высказыванию, не стоит продолжать разговор слепого с глухим.
  Мальчишка всё же заинтересовался.
  - Поясни, что именно ты понимаешь под заботой.
  - А самому подумать не судьба?
  - Но всё же?
  - Ладно. Обсуждаю это с тобой первый раз, он же и последний.
  - Согласен.
  - Вспомни первое действие Стерха. Вот он входит...
  - Кланяется присутствующим... - подхватил Тиррен.
  - А вот и нет. Он бросает взгляд на стол с десертами и... что?
  - Что? - не понял Ивар.
  - Сглатывает голодную слюну, господа аристократы. Ивар, ну ладно, этот мажорик не голодал, но ты-то в своё время нахлебался сладкого до слёз, - я покачала головой.
  - Да-а, - протянул Ивар, - похоже, сытая жизнь убаюкивает даже бывшего голодранца.
  - Скорее развращает, - возразила я.
  - Почему-то мне кажется, что "мажорик" не лишком лестное определение, скорее даже оскорбительное.
  - Тебе правильно кажется, - хмыкнула я, - мажор или мажорик, ну... это аристократик примерно нашего возраста, гордящийся заслугами предков... за неимением собственных свершений. Вот и всё. А насчёт заботы о слугах, тут тебе решать. Я вот о наших слугах почти всё знаю, у кого сколько детей, в чём нуждаются, кто болен, и кто из домочадцев где служит. Наши все знают, если глава семьи погибнет на службе господину, сюзерен не бросит вдову и детей на произвол судьбы. Поэтому они стараются, как говорится, не за страх, а за совесть. Понимаешь?
  - Я вполне способен понять сказанное, хотя это странно звучит, - вздохнул мальчишка, - но поймёт ли глава рода?
  - Думаю, твой отец всё это и без тебя прекрасно знает, но рассуждений несовершеннолетнего сына он и слушать не станет, - подтвердил Ивар, - а ты вот что... проделай наш фокус со своим ближайшим окружением. Только без спешки, спокойно и попробуй разговорить тех, кто служит лично тебе. Но сначала понаблюдай за ними, попробуй угадать настроение, посмотри, кого отличает или очень обижает их старший. В чёрном теле держат не обязательно неудачников, а чаще всего, честных людей. Я понятно объясняю?
  - Предельно понятно, - кивнул Тиррен, - благодарю за приятную беседу и вкусный ужин. Разрешите откланяться.
  Мы проводили гостя в холл, где уже ждал стремянной, поклонившийся мне гораздо ниже, чем собственному господину. Над склонённой макушкой слуги вытаращил глаза его хозяин, а я только руками развела, мол, так оно все и обстоит, дорогой господин Тиррен.
   Дверь хлопнула, отделив гостей от хозяев. Ивар подмигнул мне, и мы отправились в тренировочный зал повторять пройденное. Синяки нам уже свели, остаётся позаботиться о том, чтобы не заработать новых, ибо в школе приходится кататься шариком по каменному полу, а о защитных матах и прочих татами тут и слыхом не слыхали, так что тренировка навыков в условиях, приближенных к боевым, это наше всё.
  Утро следующего дня началось с возмущённых воплей Красотки, гоняющей здоровенную летучую мышь по коридору второго этажа. Весь сон насмарку и так каждый выходной! Чёртова огнёвка всякий раз будит нас ни свет, ни заря.
  На этот раз обошлось без длительного переполоха, мыша кинулась прямиком ко мне, вцепилась когтями в Нагайнин капюшон и нырнула за пазуху. Недолго думая, змея раскрыла пасть во всю ширь и зашипела так, что ящерка зависла в полёте, как геликоптер.
  Я отогнала Красотку прочь, надоедливая же она зараза и добро бы надоедала только Ивару. Так нет же, подъём объявляет всем, независимо от рангов!
  Мыша решительно отказалась выползать на свет божий, поэтому я так и уснула с нею за пазухой и, проснувшись, обнаружила её спящей вниз головой на шторе. Выгоняться в окно мышь не пожелала, аккуратно спланировала мне на плечо и, ловко перебирая лапками, спустилась по камзолу пониже и снова юркнула за пазуху, а чуть позже доверчиво пошла в руки. Тёмно-серое существо, неуклюжее на земле и такое ловкое в полёте, но вот носить её с собой мне не с руки, поэтому я тихонько прицепила зверушку на штору и оставила в покое. Пусть спит, главное, предупредить слуг, чтобы не трогали эту летунью, а как проснётся, надеюсь, сама улетит на охоту.
  ***
  Первая половина дня прошла незаметно, тренировки, отработка домашних заданий, теоретическая подготовка по плану наших магов (а её никто не отменял, как злорадно поведал Чет). Вторую половину дня наш подвал гудел всеми щитами, содрогаясь от попыток Ивара пробить мишень.
  Я всего лишь долбила огнешаром небольшую сферу, ныряющую в разные стороны и попадая едва ли каждый десятый раз. Потом задачу усложнили и мне пришлось стрелять с разворота, затем в прыжке, а под конец и вовсе лёжа на спине. Сфера начала мерцать, возникая в разных местах и огнешары уже не успевали поражать цели... Спасибо, хоть создавались без проблем.
  Я выдохлась через час. Тор усадил меня под стеной и велел изучать каркас заклинания, которым мой сюзерен разносил в вдребезги уже третью мишень.
  Каркас заклинания выглядел непривычно. Три стандартных слоя (собственно узор, затем узел, куда сходятся энергетические силовые линии и начальный блок, служащий входом для энергии) и ещё один то ли блок, то ли просто отросток непонятного назначения. При срабатывании заклинания этот самый отросток давал неяркую вспышку света.
  На мой вопрос Чет одобрительно хмыкнул, мол, молодец, заметила и вывесил передо мной очередную конструкцию.
  - Изучай. Потом скажешь, что тут намешано и в какой последовательности.
  ...И так до позднего вечера.
  Отпустили нас, когда Ивар без сил опустился на скамью, затем пара минут на отдых, потом вперёд и вверх, а там... глотать эликсиры. И обсуждать визит молодого Грау вместе с магами. Значит, клан-лидер известного рода всё же имел отношение к приключениям несчастной девчонки на лесной дороге.
  - С большой долей вероятности предполагаю, что старший Грау продал малышку вешателю, - Герсил точно отмерил эликсир, разбавил отваром весьма подозрительного цвета и заставил меня выпить залпом.
  Ивар сочувственно скривился и торопливо протянул чашку с водой.
  - Запей, Кри.
  Тор, наблюдавший за нашим гостем из Тени, не согласился.
  - Не всё так просто, друг мой. Мальчишка ничего не отрицал и ничего не подтверждал. Он просто озвучил то, чему был свидетелем. И к счастью, заметил немногое, а вот его стремянной наоборот.
  - Откуда следует? - поинтересовалась я.
  - Вспомни, он успел посчитать амулеты на ловчей сети. Как сумел, если девчонка сопротивлялась? Даже татуировки разглядел в подробностях. Ничего не настораживает?
  - Да-а, - протянул Трек, - это с какого же расстояния он смотрел?
  - Лучше спроси, с чьей помощью смотрел, - хмыкнул Чет.
  - Амулет "зоркий глаз", - предположил Ивар.
  - У простолюдина? - я поджала губы.
  - Если его задача следить, то почему бы не воспользоваться амулетом. Не сам же он его покупал. И вспомни, охранные амулеты у него были, да и господа при нём не стеснялись их заряжать.
  - Угу, - задумчиво пробормотал Ивар, - следил издали? Наверное, господин и слуга не успели сговориться.
  - В смысле об одинаковых показаниях? - я хмыкнула, увидев пять пар вопрошающих глаз, - я хотела сказать, что да, об одинаковых ответах на вопросы они явно не сговаривались.
  - То есть мальчишка ни о чём не подозревал... - проворчал Трек.
  - Именно, - вставил Герсил.
  - Просто оказался не в том месте и не в то время, - подтвердила я, - и согласна, рассказ подозрительный.
  - Если девчонку везли шесть человек и в том числе два мага, как сказал стремянной, то как она вырвалась?
  - И кстати, не очень-то он похож на простого слугу, - сказал Тор, - поклонился он весьма ловко.
  - Танцор, наверное, - хмыкнула я и увидела глаза визави, круглые от удивления, - что я такого сказала?
  - Откуда ты знаешь, что это танцор?
  - А то ты сам не видел, как грациозно он склонился в поклоне, - я хлопнула глазами раз-другой, - или ты что-то другое имел в виду?
  - У нас танцорами называют мастеров меча, и особенно тех, кто работает двумя лёгкими клинками. И похоже, ты не ошиблась.
  - Ну, тебе виднее, дружище. Тогда этот как бы стремянной вовсе не слуга, а телохранитель нашего мажорика. Слегка косноязычная речь не очень вяжется с моторикой... то есть с манерой двигаться.
  - Кри, можем мы с ним подружиться, как думаешь?
  - С телохранителем? Зачем?
  - Нет, я предлагаю подружиться с Грау.
  - Почему нет? Мальчишка вполне вменяемый, хорошего рода, но не заносчив. Легко пошёл навстречу твоей внезапной просьбе. Попробуем для начала просто разговаривать во время перерывов между занятиями.
  - Герсил, вы согласны с решением?
  Маги переглянулись и синхронно кивнули. На том и распрощались. Завтра второй выходной, который тоже нужно провести с пользой...
  Первое, с чем я столкнулась по возвращении в комнату - это моя неожиданная гостья. Конечно, она улетела, а затем вернулась и поселилась в моей комнате, облюбовав замысловато вырезанный выступ на стенке шкафа и в данный момент висит на нём башкой вниз, закутавшись в ворсистые серо-чёрные крылья. И спит. Наверное, пора и мне...
  ***
  Теория, практика, а спустя две недели и зельеварение заняли почти два месяца нашей жизни, в течение которых ничего экстраординарного не случилось. Мы честно посещали все занятия, отрабатывали заданное и разбирались с кодексом правил столичной школы.
  Разумеется, кодекс подчёркивал равенство всех адептов пред лицом закона. Это самое лицо принадлежало директорствующему триумвирату в лице, ха, собственно директора и двух его замов - по науке и всему прочему, что к ней никак не относится. Назывались они незамысловато главными помощниками.
  Кодекс наделял перечисленных господ немалыми возможностями в отношении системы наказаний и поощрений адептов, причём, вторых было существенно меньше, чем первых. Строгих запретов немного - не колдовать вне полигонов, не использовать запретную магию (а это что такое?), и магию разрушения. Использовать магию в стенах школы можно, вот радость-то, но только в присутствии наставника или преподавателя. Запрещалось также создавать амулеты на трёх первых курсах обучения и совсем уж следовали драконовские наказания для адептов, которые осмеливались их продавать без санкции Совета магов. То есть на старших курсах создать полезный артефакт можно, а вот продать без одобрения Совета или без лицензии мага - увы и ах. Печально.
  ...Молодой Грау на занятиях присутствовал, но жестов доброй воли, как и недоброй, в нашу сторону не допускал, за что ему великое спасибо. Общее впечатление от согруппничков было примерно таким: они к нам ненавязчиво присматриваются, демонстрируя что-то вроде ритуального обнюхивания у псов. А мы в ответ выказываем вежливое равнодушие, общаясь только меж собой, чему весьма способствует тот факт, что в их общаге мы не живём, пансионерами не считаемся и под контролем с утра до утра не находимся. Кстати сказать, похоже, наших коллег это порядочно раздражает.
  И сквозило в отношении нас этакое лёгкое пренебрежение, ощущаемое мною, как едва уловимый запах разложения. Ивар ничего подобного не подтверждал, но с моими выводами согласился, поэтому мы демонстрируем ровную и одинаковую доброжелательность ко всем присутствующим.
  Именно поэтому событие последнего дня показалось нам весьма неожиданным. Практика у мастера Эттоле уже заканчивалась, и я аккуратно сложила свой рюкзак, пошитый собственноручно из обрезков той ужасной ткани, которая здесь идёт на шатры.
  Швы грубовато и неровно прошиты специальной нитью, но ничего не поделаешь, отверстия для иглы я проделывала раскалённым шилом. Так что рюкзак смотрелся скорее сиротской сумой, чем брендовым изделием, но зато в нём была чёртова уйма карманов, с клапанами и без, а горловина стягивалась шнуром через люверсы, которые выжег магическим пламенем сюзерен, а я обрамила чёрным металлом.
  Мастер Эттоле уже откланялась, и мы дожидались служителя, который выводил нас из подвала на свет божий. Что-то старикан нынче задерживается...
   Застёгивая последний клапан, услышала мягкий хлопок, в лицо метнулся серый дым, и меня словно сковало льдом... Моё безвольное тело деловито оттащили в сторону и усадили под стеночкой.
  Так-так, в зрителях мы имеем примерно половину группы, прочие куда-то испарились и вон ещё четверо крадучись канули в тёмный проём двери. Где же этот гадский служитель? Морды у господ сопляков прямо-таки азартные, бубнят что-то на пределе слуха, что и понятно, поставили пологи тишины.
  Ну, а дальше оставалось наблюдать, как двое самых старших адептов нашей группы пытаются нейтрализовать алмазный щит Змеёныша, зажатого в противоположном углу немаленького зала аж четырьмя сопляками.
  Похоже, они окружили его воздушными щитами. Это нехорошо... до меня он доберётся нескоро... в отличие от вот этих... трёх засранцев, которые деловито ощупывают мой рюкзак в поисках неведомо чего. Я отчаянно потянулась к ближайшему металлу, отклика нет! Видимо, сопляки предусмотрительно сняли все металлическое, вот твари! И Нагайна молчит.
  Неприятно сознавать, но мы оба непозволительно расслабились. Угу, сытая жизнь развращает, ну... ничего, убить нас не убьют, зато вдоволь натешатся, если мы им позволим. Я изо всех сил протянулась к металлу и откуда-то слева пришёл мощный отклик.
  С хищным шуршанием "всш-шиххх" чей-то кинжал покинул ножны и крепенько врезал рукояткой в висок самому борзому, который всё пытался открыть мой рюкзак. Пацан квакнул, ткнулся мордой в скамью и, как мешок, обвалился на пол.
  Кинжал звякнул о каменный пол, а затем неожиданно взвился в воздух и тут меня отпустило. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я выпустила из рукава Нагайну, но нужды в её вмешательстве уже не было. Видимо, амулет подчинения был на том засранце, что пожелал ознакомиться с содержимым рюкзака.
  Ивар явно следил за мной, поэтому и не замедлил воспользоваться моментом. Мой сюзерен захохотал, как ненормальный и выкрикнул какое-то слово, после чего над головами адептов взорвалась... даже не знаю что это было... свето-шумовая граната? Автор заклинания Чет, он большой мастер на такие штуки, и вообще этот дяденька знает, чем и как прикончить ближнего своего так, чтобы другие остались сами знаете в чём. Поэтому в известной всем субстанции оказались сейчас наши коллеги, а мы с бастардом, как и положено хорошим деткам, все в белом.
  Я и прочие проморгались не сразу, но меня Змеёныш быстро выдернул из зала, и мгновенно затолкал в густую тень рядом с дверью в тренировочный зал, потому что по темному коридору, можно сказать, прямиком в наши объятия неслись несколько человек, топоча и громыхая железками. Радуясь, что в Нутаве так любят устраивать ниши в стенах, мы спокойно наблюдали, как сопляков вытаскивают из зала едва не за шиворот. Забылись детишки, колдовать же ж низзя, если преподавателя нет, а его-таки нет...
  А вот это сюрприз! Служители вытаскивают мальчишек и каждый второй размазывает по мордахе кровушку и сопли. Трое вообще подвывают тоненькими голосами.
  - Ты чего натворил? - прошипела я.
  Ивар тут же открестился.
  - Ты забыла, что ли? Чет создал заклинание по твоим же рассказам о вашем оружии.
  - Да помню я, а с чего тогда сопляки кровью умылись?
  - Самому непонятно, - задумчиво пробурчал Ивар.
  Мы шагали вслед последнему служителю, тащившему на руках того гадёныша, что пытался добраться до моего имущества.
  - Приготовься к разбору полётов, - буркнула я, - что будем говорить?
  - Правду и ничего кроме правды, - передразнил моё любимое высказывание сюзерен, - тут служат не провинциальные маги, так что выпотрошат всех, как пустой карман. Говори всё, как оно было.
  - А заклинание? В смысле автора его разглашаем?
  - Обязательно.
  - А Совет не потребует разработку себе?
  - Как ты любишь говорить, замучаются требовать, - оскалился сюзерен, - и, кстати, никаких допросов в отсутствие родовых магов или опекуна.
  - Ну, опекун с нами не проживает, так что остановимся на магах. Герсилу вестника послал?
  - Наш старший давно у ворот школы дожидается.
  
  ***
  Пострадавшим оказали первую помощь, отмыли от кровавых соплей и согнали всю группу в просторный класс. Наш старший маг скромно занял стул поодаль от основных действующих официальных лиц. Надо же, господин директор и оба его замы обозначили своё ослепительное присутствие, не иначе, как это грозные стражи правосудия. Я внимательно оглядела своих соучеников. Ага, вон они, старшенькие, двое из ларца, желающие пощупать Иваров алмазный щит.
  Благостные мордахи у обоих и вообще это оч-чень хорошо кормленные детки, что называется, кровь с молоком. Кровь, значит? В принципе, по итогам беседы можно будет помочь им слегка понизить гемоглобин в крови, чтобы дурные мысли в голову не лезли. Посмотрим, что они наплетут господам судьям.
  И сопляк, стукнутый неведомо чьим кинжалом, тоже здесь. В данный момент деточка болезненно морщится, изредка потирая висок. А нечего чужие сумки обшаривать, молодой человек.
  Но это дело десятое, а вот чем эти умники нейтрализовали моё... ну, пусть биополе, да так, что меня не услышала Нагайна, это вопрос. Теперь нашим магам есть над чем серьёзно поработать, а то ведь Тор недавно брюзжал по поводу рутины, заедающей его нежную натуру, склонную к опасным экспериментам. Теперь-то ему будет чем заняться, кроме бродяжничества по рынкам столицы.
  Опрос виновников, пострадавших, свидетелей и служителей занял почти полтора часа. Против ожидания господа сопляки сознались в содеянном довольно быстро, однако решили повесить на меня ущерб, нанесённый благороднорождённому Геннори из рода Как-его-там, посредством мощного удара в висок. А Ивару вменялось в вину применение заклинания из арсенала клана Убийц.
  - А не подскажет ли мне благородный Геннори, что он позабыл в моей сумке, которую обшаривал с таким рвением? - ехидно поинтересовалась я.
  - Я не..! - взвился было сопляк.
  И тут же осел, вспомнив, что амулетов правды в этом помещении больше, чем присутствующих.
  - Наверное, хотел проверить содержимое твоего кошелька, - невозмутимо проронил Ивар.
  - Я не вор! - вскочил Геннори.
  - Разумеется, нет! Зато твой благородный отец будет крайне удивлён воровской сноровкой сына, - кивнул Ивар, - впрочем, ты можешь придумать другое название благороднорождённому аристократу, который привык тянуть руки к чужим вещам. Как тебя не назови, суть от этого не меняется, аристократ счёл возможным обшарить чужое имущество.
  - Причём, так, словно всю жизнь шарил по чужим карманам, - добавила я, - полагаю, мой сюзерен прав, и твоего высокорождённого отца очень обрадует неожиданная новость. А уж, если слухи просочатся сквозь стены в столицу, то на тебя будут показывать пальцем даже бездомные бродяги.
  - А то, что эти двое пытались взломать алмазный щит, порадует ещё двоих глав рода, - хмыкнул Ивар.
  Господин директор властно прекратил наши препирательства. Ивар не стал спорить, подошёл к непрозрачной сфере, оказавшейся амулетом чего-то там и произнёс положенную фразу, возложив обе руки на немаленький шарик. Сфера даже не мявкнула. Зато, когда два мерзавца приложили к ней руки, вспыхнула синим светом. Ага, брехня.
  Виновную троицу вывели вон служители, а Герсил продемонстрировал всем заклинание Чета. Глаза сберегли только я, Ивар и Герсил, а остальные, которых честно предупредили, не посчитали разумным прикрыть гляделки и теперь долгонько будут привыкать в обычному освещению, дожидаясь, пока зрение восстановится. Лекарств от глупости не существует и в этом мире. Ну, и кто вам злобный доктор, господа маги и прочие ученики?
  Соответствующие амулеты ничего запретного в структуре заклинания не нашли, и нас благосклонно отпустили после того, как вердикт судей был вынесен. Троица самых активных (и как оказалось, главных зачинщиков) отсылалась домой без права возвращение в столичную школу. Родителям отправлены письма соответствующего содержания, прочим было вынесено предупреждение о недопустимости подобных выходок и разосланы письма родным.
  Нас обоих приятно порадовали итоги разбирательства, и будучи благосклонно отпущенными восвояси, мы направились прямиком к нашей коляске, на козлах которой восседал Трек.
  - Не ожидала такого вердикта, - сказала я, едва мы уселись по местам в экипаже, - значит, господа начальствующие не совсем потеряли совесть?
  Но Герсил меня тут же приземлил.
  - Это вовсе не так. Нетрудно сообразить, что королю не нужны неуправляемые маги и особенно из числа наследников сильных кланов. Думаю, эта троица нарвалась бы рано или поздно. Так что лучше справиться с ними пораньше. Господин директор происходит из королевской семьи и вот увидишь, как он станет обхаживать Змеёныша.
  - Зачем? У короля полно сильных магов, ты сам говорил.
  - Но ни одного из рода Алмазной Змеи. Как думаешь, почему убили сначала наследника Змеев, а потом и самого главу? Кстати, оба были достойными подданными короны, но слыли на редкость несговорчивыми.
  - Думаешь, это король?
  - Не знаю точно, но не исключаю, что Иснор и его маги действовали по приказу Ревайни. А уж Ревайни, как доверенное лицо короля...
  - То есть этот неудачник, ну... которого мы прикончили в Старом городе, притащился к Иснору всё-таки за нами?
  - Полагаю, сначала о тебе вообще речи не было. Наверное, в тех обстоятельствах ты была маленьким, но приятным довеском к Змеёнышу. Повелитель металла, да ещё и девочка, да с непонятной, но такой привлекательной способностью изменять металл... Теперь уже не спросишь.
  - Я до сих пор жалею, что мы его не допросили, - проворчал Трек.
  - Там было не до него, мы тебя еле спасли, - возразил Герсил.
  - Вернёмся к нашим изгнанным, - повернула разговор я, - а король не боится недовольства лидеров 'опозоренных' простолюдинами родов? А самим простолюдинам не пора ли эмигрировать за рубеж, в смысле... переезжать в соседнюю державу?
  - Насчёт недовольства подданных его величества я бы не беспокоился, - задумчиво произнёс Герсил, - а вот с вами обстоит всё не слишком удачно. Господин директор недвусмысленно дал понять, кто именно виноват в изгнании молодых аристократов из столичной школы. Их папаши могут отыграться на вас, точнее, на тебе, Экрима. Змеёныша угробить труднее, а ты, как часто говоришь, никто и зовут тебя...никак.
  - Если их папаши дураки и станут мстить ничтожной простолюдинке, - я пожала плечами, - значит, такова моя судьба. Но что-то мне сомнительно, чтобы главы родов ополчились на меня по щелчку пальцев господина директора.
  - Возможно, ты и права, - меланхолично произнёс Трек, - но обратное можно считать справедливым. Правда, доставить неприятности представителям этих родов мы тоже не постесняемся. Вы не забыли, что вся троица живёт недалеко от столицы?
  Маги переглянулись и далее мы ехали молча.
  Ну что же, при наличии Ходящего По Краю, да имея такого умельца, как Чет, можно много чего устроить господам знатным волшебникам. Не стоит забывать и Красотку, способную, как оказалось, проникать сквозь любые щиты и прочие пологи, как раскалённый нож сквозь масло, а если ещё и натренировать мою мышу? Она же ночной охотник, а ночью бдительность стражей несколько ослабевает, доказано. Словом, нам есть о чём подумать.
  И всё же я, как и наши маги до сей поры пребываю в недоумении, ибо господа адепты так и не озвучили внятной причины, которая подвигла исключённую троицу на активные действия. Ивар и я ни с кем из них не конфликтовали, да что там, даже двух слов не сказали и вот вам пожалуйста, обездвижили девочку, попытались навредить мальчишке, а что этот благороднорождённый шустрик мечтал найти в моём рюкзаке? Да и вообще, чего соплякам неймётся? Теперь нам обоим надлежит не только учиться, зубрить заклинания и от всей души работать на практике, но и придётся держать уши востро, учитывая их ясновельможных и разъярённых родичей, способных крепко осложнить жизнь. Чёртовы сопляки!
  Слишком уж много противников на таких маленьких нас, три неслабых рода, способных стереть в порошок все поместья Алмазной Змеи вместе с их обитателями и, как уверяет Тор, они при этом не шибко и запыхаются.
  С другой стороны, правящая семья обнаруживает кое-какой интерес к роду моего сюзерена и это, возможно, укоротит ручонки самым нетерпеливым. Или не укоротит...
  - Я вот что думаю, камрады... А не торчат ли из этого события уши господина Ревайни? Ну что ты так смотришь, Ивар? У короля нет магов Змеиного рода, а хочется, это раз. Ты пальчик загибай. Несговорчивых Змеев, кроме тебя, не осталось, это два. Ещё пальчик. А дальше последует и три, если обиженные на тебя надавят сразу с трёх сторон. Тогда, боюсь, придётся искать защиты у короля.
  - Думаешь, надавят? - задумчиво спросил Ивар.
  - Я рассматриваю это, как один из заведомо глупых вариантов.
  - Ты о чём, Экрима? - Герсил поднял на меня глаза.
  - Я буду думать вслух, а ты слушай. Может, я неправильно расставляю приоритеты... э-э... чего-то не замечаю. Понимаешь, мне не даёт покоя некая абсурдность происходящего. С какой стати эта троица решила пощупать простолюдинов? Ни я, ни Ивар с адептами нашей группы не ссорились. Если честно, некоторых я даже в лицо не запомнила, уже не упоминаю об их именах или что там высокородным господам татуируют на задницах... Вот так, на ровном месте, к нам докопались три аристократа. Им что, делать нечего? Считать это королевским заказом? Ну, не настолько мы ценный товар для его величества. Или это господин Ревайни резвится? Но на происки взрослых это дурацкое действо совсем не похоже!
  - Я тоже в недоумении, - Герсил сцепил руки в замок на колене, - сам пытаюсь понять, как всё происшедшее следует толковать. Мозаика не складывается, ибо недостаёт кусочков. Будем ждать развития событий, ничего другого не остаётся. Плохо, что соглядатаев у меня нет. У покойного отца нашего сюзерена они были, но со смертью его разрушено всё, ибо это всё держалось на магии крови или магии подчинения.
  - Есть идея создания сети осведомителей. Не думаю, что это гениальный замысел, да и сама идея давно используется Большим Папой, но попробовать можно.
  Герсил устремил на меня вопрошающий взгляд.
  - Я говорю о босяках славного города Орсано, столицы не менее славного государства Нутава. Разве нашему сюзерену не нужны преданные люди?
  - Что ты предлагаешь?
  - Школу в провинции, где находится лен Алмазной Змеи. Школу агентов внешней и внутренней разведки. Кстати, один наставник для этой школы уже есть, наш Истен. Сам-то он, считай, нелегал, тьфу ты, беглец... зато в столице наверняка найдутся его соратники из числа отставников. А это готовые учителя. А ваша великолепная четвёрка среди отобранных претендентов отыщет деток с магическими способностями, а это наши целители и маги в перспективе, то есть в будущем. А ещё нам нужны безработные маги, которые согласятся работать в глуши не за спасибо, а за приличные деньги и с дорогой душой, согласные также поселиться при школе.
  - Особенно мне нравится, что они будут взрослеть и расти вместе с нами, - задумчиво сказал Ивар, - и держать их будем не страхом, а преданностью. Правда, лен далеко от столицы...
  - Преданность, как и любовь, нужно неустанно воспитывать, поэтому нужны умные и достойные наставники. Кто их будет искать? Ну, ты спросил! Мы все будем искать. Ну и сюзерен поднимет прошлые связи среди тех, кто спасал его с матушкой. Сможешь, Ивар? Наверняка у Большого Папы были толковые взрослые, а также мальчишки, ну и девчонки пригодятся, куда же без них? Про медовую ловушку слыхал? Нет? Ещё услышишь.
  - Понадобятся немалые деньги, - заметил Чет.
  - Заработаем. Фляги, бронежилеты, помнишь, я рассказывала? Пойдут нарасхват и желательно завозить сей товар из Аргуна, там нет такого контроля над магами, как у нас.
  - Есть одна сложность, как доставлять готовое в Аргун, - Чет сцепил руки в замок на животе.
  - Подумаем, отработаем последовательность перемещения расходных материалов и готового товара. Сложно, но вполне решаемо, ибо контрабанду в Нутаве никто ещё не отменял, как и купцов, радеющих о прибыли. Производство разместим в Аргуне, преобразованный металл завезём из Орсано, пусть готовые изделия собирают в другом государстве, где законы работают и на производителя, а не исключительно в карман короля. И товар лучше всего оптом продавать за границей, средства переводить с помощью банков в Орсано, - я сделала пометку в своём ежедневнике, причём, по-русски. Герсил тоже записал сказанное в свой кондуит.
  На том и порешили. Маги разработают схему, я и Тор через посредников скупим нужный металл. Сукно или иную плотную ткань закажем уже в Аргуне, пари держу, есть там склады, забитые подходящим неликвидом, надо только поискать и выбрать ткань без изъянов. Чет и Трек магией укрепят готовое изделие, прошитое непробиваемой металлической стружкой или проволокой, или пластинами, изготовленными мною, а ещё желательно бы чарами облегчить вес самого изделия.
  И самое приятное, король Филрой и его казна не досчитаются огромных сумм, ведь аргунские купцы будут везти наш товар в Нутаву и делать на этом приличные деньги, из которых всего десять процентов попадут в казначейство. И не исключено, что пресловутые десять процентов растают до пяти, ибо купцы умеют скрывать доходы не хуже наших бизнесменов, а казначеи исправно воруют на всех уровнях не хуже российских слуг народа, не к ночи будь помянуты. Правда, слегка утешает то, что депутатской неприкосновенности исполнительная власть не имеет и виновных тут с должностей снимают вместе с умной головой.
  Словом, работы хватит всем, а на нас ещё и учёба. Ну, и поиск подходящих детей тоже на нас. Затягивать процесс нет нужды, и мы с бастардом решили патрулировать криминальные районы под личинам и щитами. Больше всего босяков на окраинах, поэтому берём с собой Истена, он хорошо чует магопотенциал. Да и вояка он не из последних, в случае чего и без магии отобьёмся.
  Впереди два выходных, один из которых мы посвятим ловле претендентов на живца, в роли самого живца выступит наш сюзерен, бывший житель улицы Попрошаек. Вот с этой Попрошаек-стрит завтра и начнём, а пока...
  Пока нужно изготовить правильное тряпье для маскарада, драные штаны и куртейки с чужого плеча, затем сгрузить изготовленную рвань в короб и забросать вонючими тряпками, ибо сюзерен решил, что босяки в нашем лице должны достоверно выглядеть и пахнуть. Истен всего лишь пообещал не мыться после воинского правила.