I
  С начала 'конца' прошло уже больше двух недель. Трагедия, случай, чья-то ошибка или диверсия запустила маховик смерти и разрушения, поглотивший этот мир. Строившаяся веками и казавшаяся незыблемой цивилизация рухнула за считаные дни. Возникший хаос час за часом поглощал остатки человечества, заставляя немногих живых искать убежища и спасения везде, где это только возможно. Города стали кладбищами, а те немногие организованные анклавы из оплотов последней надежды стали превращаться в тюрьмы, а их лидеры из спасителей в диктаторов.
  Бюрократия, интриги, заговоры - все это возрождалось на пепелище еще неостывшего мира, словно птица феникс. В образовавшихся обществах строились новые пищевые цепочки, формировалась своя элита. Те, кто сопротивлялись новому мироустройству, оказывались растоптанными и уничтоженными. У кого не хватало мужества и воли бороться, становились частичками безжалостных механизмов, возрождающихся государств. Однако находились и те, кто не принял складывающиеся реалии вновь формирующегося общества и выбирали свой путь.
  
  5 апреля. Форт-Уильям. Джон Макалистер
  На следующий день после успешного ночного марш-броска к АЭС Торнесс, в Форт-Уильям прибыл представитель 'Объединенного командования' - нового верховного органа, управляющего 'Безопасными территориями'.
  Свежевыкрашенный в черный цвет вертолет Еврокоптер ЕС 135 . приземлился в восемь утра. На борту красовалась эмблема - серебристые шестеренки, пронзенные стрелой, первый символ вновь создаваемого государства.
  - Сэр, к вам посетитель, - обратился к подполковнику его адъютант.
  - Опять эти строители с их проектами?
  - Нет, сэр. Он не представился, сказал только что от Объединенного командования.
  - Ну что я могу поделать, пусть заходит.
  Через минуту в кабинет заскочил рослый мужчина в классическом костюме. Подойдя к столу Макалистера, он вытянулся по струнке и отдал честь.
  - Сэр, разрешите представиться - полковник Элиот Нейтон, специальный посланник Объединенного командования.
  Макалистер растерянно посмотрел на стоящего перед ним человека, - Ну что же, рад знакомству, полковник Нейтон, присаживайте.
  - Если позволите, я перейду сразу к делу, - он достал из папки лист бумаги и передал его Макалистеру. Документ предписывал немедленно прибыть на Объект 'А'.
  - Полковник Нейтон, а вы, как я понимаю, должны меня сопроводить?
  - Именно так, - отчеканил нежданный гость, хотя ничто в нем не выдавало кадрового офицера. Макалистер еще раз с опаской взглянул на Нейтона, - Мне нужно оставить указания своим людям на время моего отсутствия, можете подождать в холле, через тридцать минут я буду в вашем распоряжении, сэр.
  - Конечно, сэр.
  После того как Нейтон вышел из кабинета к Макалистеру потянулась нескончаемая вереница гражданских и военных. В обещанные полчаса подполковник не уложился, он вышел из кабинета через час, в окружении дюжины людей, на ходу подписывая бумаги и раздавая распоряжения.
  - Извините, что заставил вас ждать, полковник, - обратился Макалистер к уже заметно нервничавшему Нейтону.
  - Ничего страшного, но давайте мы все-таки поспешим.
  Вертолет, поднимая в воздух пыль, оторвался от земли, описал в воздухе полукруг и взял курс на север.
  - Полковник, сэр, у меня сложилось впечатление, что я чего-то не знаю.
  - Сэр, уверен, на месте вам все расскажут, - ответил Нейтон и уткнулся в стопку сшитых между собой документов, давая понять Макалистеру, что больше ничего сообщить ему не сможет.
  Подполковник отвернулся к окну, за которым быстро стремительно убегали окрестности города. Внизу проплывали деревни, леса, поля. Где-то работала техника, паслись коровы и овцы, по проселочным дорогам временами проносились одинокие автомобили. Создавалось впечатление, что не было никакой эпидемии, орд мертвецов и брошенных городов, охваченных пожарами. В какой-то момент усталость, накопившаяся за последние дни, взяла свое. Голова медленно склонилась к стеклу у боковой двери и Макалистер задремал.
  
  5 апреля. Северная Шотландия Гора Бен Хоуп. Объект 'А' программы 'Крепость'. Подполковник Джон Макалистер
  Спустя примерно час пилот приступил к снижению. Вертолет плавно опустился на бетонную площадку посреди покрытого мхом склона холма. К ним сразу подбежали двое часовых в черной форме. Про то, что скоро в части поставят новую форму, Макалистер слышал, но вот увидел ее впервые. Часовые отдали честь и попросили следовать за ними.
  Между мхов и камней шла узкая дорожка, на которой даже двоим было проблематично разойтись. Тропинка вывела на однополосную асфальтированную дорогу, упирающуюся в сетчатый забор, с двумя рядами колючей проволоки перед ним высотой в человеческий рост. Охрана на КПП, увидев приближающихся визитеров, вытянулась и отдала честь. 'Все удивительней и удивительней' - подумал Макалистер.
  Сам вход в бункер находился буквально через сто метров после пропускного пункта. В скале была пробита арка, в которую были врезаны высоченные ворота. Сразу за ними располагались вторые такие же, которые уже скрывали самую настоящую железнодорожную станцию. Подполковника проводили к дрезине, с тарахтящим дизельным двигателем, и как только он уселся на деревянную лавку, машинист, или как он теперь назывался, опустил рычаг и дрезина, медленно разгоняясь, въехала в один из трех туннелей, отходивших от станции. После пятиминутной поездки они затормозили со страшным скрежетом, выбивая искры из-под колес, и остановилась уже у другой станции, поменьше. Очередной часовой в черной униформе отдал честь и, открыв стальную дверь, пропустил Макалистера в сопровождении Нейтона в длинный бетонный коридор. На потолке висели старые, пожелтевшие от возраста лампы, вдоль стен тянулись толстые кабели, то слева, то справа попадались запертые и опечатанные двери. Через двести метров коридор делал поворот на девяносто градусов вправо и заканчивался дверью. Нейтон подошел к интеркому и приложил карточку к считывающему устройству. Электронный замок щелкнул, отпирая проход. За ней находилось большое помещение, чем-то похожее на восточный базар, между столов сновали люди в черной форме, печатались какие-то бумаги, из разных концов доносились телефонные звонки. Пройдя сквозь шумный зал и очередную стальную дверь, Макалистер попал в новый коридор, но уже отделанный панелями из старого дуба, на полу вместо шлифованного бетона лежал паркет, а на стенах висели картины. Нейтон шел впереди, показывая путь. Наконец, он остановился у четвертой справа деревянной двери, и открыв ее, пропустил Макалистера вперед. В небольшой светлой приемной с аквариумом во всю стену за столом, полностью скрывшись за монитором, сидела ничем не приметная секретарша в строгом сером костюме и белой блузке. Она громко постукивала по клавишам со скоростью пулемета. Подполковник подошел к столу и поздоровался. Девушка от неожиданности подпрыгнула на стуле.
  - Ой..., здравствуйте, господа, вы по какому вопросу? - спросила девушка писклявым голосом. Тут же у стола возник Нейтон и достал из папки очередную бумажку, отдав ее секретарше. Она поправила овальные очки на веснушчатом вздернутом носу, внимательно изучила документ и, отложив его в сторону, нажала единственную кнопку на стоящем перед ней телефоне.
  - Сэр, прибыл подполковник Джон Макалистер.
  Через секунду она положила трубку, повернулась к гостю и, указывая рукой на дверь, сказала: 'Проходите, пожалуйста'.
  Джон вошел в кабинет, оглядываясь по сторонам. Напротив двери в полутьме за столом сидел Монтгомери Кеннет.
  - Джон, проходите. Бренди, сигару? - Кеннет встал из-за стола и протянул руку.
  - Добрый день, сэр. Я думал вы еще в Инвернессе, - поздоровался Макалистер.
  - Прибыл позавчера. Присаживайтесь, не стойте истуканом - произнес сияющий от прекрасного настроения хозяин кабинета. Глядя на него, можно было подумать, что человек только что сорвал джекпот в казино.
  - Вице-адмирал, сэр, может быть вы объясните что происходит, а то я уже теряюсь в догадках.
  - Не напрягайтесь Джон, все равно не угадаете, - рассмеялся Кеннет, - и, к слову, я больше не вице-адмирал. Командование решило упростить систему управления, объединив ВМФ, ВВС и сухопутные войска в одну структуру. Но не буду вас утомлять этой бюрократической чепухой.
  Кеннет достал из стола две бумаги и одну из них тут же подписал.
  - Поздравляю генерал Макалистер, с сегодняшнего дня у вас новое звание и аж целых две должности. Конечно, это формальность, обязанности у вас останутся практически теми же, но все же поздравляю! - Торжественно произнес Кеннет и крепко пожал руку застывшему на месте старому вояке.
  Макалистер выпучил глаза от удивления, растерявшись от свалившихся на него новостей, - Простите, сэр, могу я уточнить за какие заслуги?
  - Да какая разница? - ответил Кеннет, - Считайте за отлично проделанную работу в Форте-Уильяме и операцию по освобождению станции Торнесс.
  - В которой я не участвовал.
  - Джон, поверьте там наверху всем наплевать. Людей осталось очень мало, а способных сделать что-либо еще меньше. Вот, например, Нейтон такой же полковник, как я балерина. Он еще месяц назад телевизорами торговал, а сейчас сам видишь, какой гордый ходит. Придурок, а зад боссам лижет отменно, вот и результат. Кстати, вернемся к вашим назначениям, теперь торжественно объявляю вас командующим экспедиционным корпусом и..., - сделав паузу, он поднял вторую бумажку со стола и положил ее перед Макалистером, - и вице-губернатором Южной Шотландии.
  - Южной Шотландии?
  - Да, да, теперь так именуются все территории начиная от Инвернесса на севере до Глазго и Эдинбурга на юге. Понимаю, что сейчас это мертвая пустошь, но рано или поздно мы их освоим и тогда..., - Кеннет задумался на секунду, будто внезапно возникшая мысль увлекла его куда-то далеко. - Джон, меня можете поздравить, я ваш новый министр обороны и губернатор той самой Южной Шотландии, честь можете не отдавать.
  - Сэр? - протянул Макалистер, - Я не думаю, что подхожу для такой работы.
  - Это не вам решать, генерал. Тем более вы будете делать то, чем занимаетесь сейчас, ну, возможно, чуть больше. Все Макалистер, у меня совещание через десять минут, вот возьмите сигару, виски вам нальет Роза. Удачи, - Кеннет хлопнул Макалистера по плечу и вернулся за свой стол.
  Теперь уже генерал Макалистер, пребывая в полном шоке от произошедшего, вышел из кабинета. Он подошел, к Нейтону и спросил, - Полковник, не будете ли так любезны, показать мне, где выход.
  
  5 апреля. Портсмут. Александр Макфарлан
  Утро было на редкость скверное, всю ночь снились кошмары. Тело бросало то в жар, то в холод, а чувство боли стало каким-то естественным и постоянным. Запах гари, от сожженного дотла порта Портсмута, казалось, пропитал все вокруг. За пыльными, серыми окнами лежал мрачный и угрюмый мир полный смерти и страданий. Все то, что не смог уничтожить вирус, сейчас уничтожают люди. Собственно, как всегда. История никогда никого не учит и не может изменить человеческую природу. Вероятно, так оно и должно было закончиться рано или поздно, и это единственное возможное завершение эпохи людей.
  В какие же извращенные игры иногда играет с нами судьба. Буквально еще пару дней назад, я здоровый и сытый сидел у себя дома. Меня никто не хотел пристрелить, съесть или сделать еще что похуже. И надо было влипнуть во все это дерьмо, в эти разборки военных и бюрократов в их вечной погоне за властью. Самое печальное, что сделал я это добровольно. Вот тоже дурацкая черта, вечное стремление забраться повыше да покомфортней, несмотря на цену этого очевидного безумства. Хотя и выбор тогда в Инвернессе был невелик.
  Я оторвал взгляд от еще дымящихся портовых построек и, согнувшись в три погибели от разрывающей тело боли, чертыхаясь, доковылял до старого протертого дивана, на котором сном младенца, похрапывая, спал мой товарищ.
  - Вик подъем. Хватит дрыхнуть, Вик!
  - Твою ж мать, - пробурчал он, - что разорался?
  - Подъем спящая красавица, принца проспишь.
  - Иди на хер, - отмахнулся он и стал медленно поворачиваться. Вик хотел потянуться, но вместо этого скорчился от боли.
  - Ты как, себя чувствуешь, - показал я на его ногу.
  - Нормально, что у нас на завтрак? - протирая опухшее лицо, спросил он.
  - Кто о чем, а тебе лишь бы пожрать, - я вывалил на стол три банки паштета и крекеры - то, что осталось от стандартных дневных рационов, которые были у нас.
  - Это все? - удивился Вик.
  - А ты хотел лобстера?- Не язви, я помню, что оставалось больше.
  - А как вечером хомячил, помнишь?
  - Это из-за стресса, между прочим, ты виноват.
  - Ага, и мертвецов тоже я, вот этим пальцем наделал, и, наверное, мои друзья военные устроили тут мясорубку, забыв предупредить тебя?- Вот чего не знаю, того не знаю. Ладно, давай что есть, - примирительно сказал Вик и потянулся к упаковке крекеров.
  Мы быстро умяли наш скудный завтрак, и приступили к сбору вещей. Их осталось откровенно мало, поэтому много времени это не заняло. Вик встал с дивана и, хромая, доковылял до окна.
  - А где корабль? - спросил он с интонацией, будто маленький мальчик, не обнаруживший под елкой на Рождество своего подарка.
  - Ты спал. Военные ушли ночью сразу, как потушили Амстердам.
  - Плохо, и как теперь выбираться?
  - Может быть и не так плохо, я не уверен , что они нам теперь союзники. И кроме того, для начала надо найти Маргарет, не так ли? - ответил я вопросом на вопрос.
  - Честно! Не хочу тебя расстраивать, но наши шансы найти ее здесь равны нулю. Это она скорее нас найдет, - ответил Вик.
  - Ты так просто об этом говоришь.
  - У меня был хороший учитель. А если серьезно, то сам подумай, или ты вчера последние мозги в бою растерял. Мы оба ранены, где искать Маргарет мы понятия не имеем, а если бы и знали, то в таком состоянии все равно далеко не уйдем. Конечно, пристань, где я с ней расстался, нам проверить необходимо, чем черт не шутит, но поиски в городе это самоубийство.
  - И что ты предлагаешь?
  - Соберемся, проплывем вдоль берега, посмотрим, может быть, и вправду ее найдем, а после этого нам надо искать врача, на худой конец ветеринара, - сказал Вик, нарисовав глупую улыбку на лице и показывая на меня пальцем. Реагировать на его выпад я не стал просто не было ни сил, ни настроения.
  - Херовый план, Вик. Хотя, что с тебя взять дуболома. Пока ты тут дрых, пугая округу своим храпом, я провел ревизию имущества и хочу сказать, что у нас очень скромный арсенал и боезапас.
  - Тогда проверим порт, где находились люди Лоуренса, там должно было остаться до хрена оружия с убитых.
  - А если военные все подчистили или там толпы мертвецов?
  - Если толпы, не полезем, а военным эта возня с зачистками не нужна, это я тебе как специалист говорю, - при этих словах, Вик поднял указательный палец вверх.
  Закончив сборы, мы нацарапали ножом на пластиковой стеновой панели сообщение для Маргарет о том, что живы и отправились на Канви-Айленд. Под надписью на полу оставили для нее бутылку воды, ИПП и кольт М1911 с двумя запасными магазинами, который вчера подняли с тела убитого Патрика.
  Мы медленно спустились на первый этаж и вышли из здания. С неба накрапывал мелкий дождь. На улице было тихо, только вдалеке под порывами холодного ветра поскрипывал металлический лист. Выбравшись за ворота, мы осмотрелись, на другой стороне залива толпились мертвецы, привлеченные пожарами и звуками вчерашнего боя. Их было много, очень много, это прекрасно видно даже с противоположного берега. Хлюпая по сырому берегу, мы добрались до лодки, на которой меня вчера перевез с противоположной стороны Вик, и, столкнув ее в воду, забрались внутрь. Навесной мотор затарахтел, выпустив облачко дыма. Лодка качнулась и, разрывая носом водную гладь, поплыла вдоль берега. Тишина, в которую погрузился город, пугала не меньше чем орды мертвецов. До пристани, где Вику пришлось разделиться с Маргарет, было недалеко, всего меньше мили. Сам причал был пуст, но вот уже дальше мертвецов было много. Посмотрев пару минут на берег, в надежде увидеть Маргарет, мы развернули лодку, и двое потрепанных товарища направились прочь из мертвого города, сделав остановку около марины где, Вик бросил лодку, на которой они с Маргарет прибыли в Портсмут. Ее немного отнесло, от пристани, но это не имело никакого значения. Вик уже довольно сносно управлял катером и смог с первой попытки пришвартоваться к лодке. Потом мы перетащили свои пожитки, я даже слил в пластиковую бутылку бензин из подвесного мотора. Идею проверить базу Лоуренса мы отмели сразу. То, что там творилось, было прекрасно видно уже отсюда и сойти на берег.
  - Вик, а мы точно дойдем до Лондона на этой посудине, она вдвое старше меня? - спросил я у товарища, - А откуда мне знать, у меня мореходного стажа на два дня больше, чем у тебя.
  - Умеешь расстроить.
  - Я только начал, - ухмыльнулся Вик, - пойдем на ощупь, мой GPS навигатор прострелили твои друзья.
  - А раньше сказать не мог?
  - Сам только что вспомнил. Не бойся, я точно знаю, что после выхода из залива нам налево, а дальше вдоль берега, - заулыбался Вик.
  Старенький мотор затарахтел, и лодка медленно начала разворачиваться. Пока Вик с серьезным лицом, вцепившись мертвой хваткой в штурвал, пытался завершить разворот, я расположился на боковой лавке и уставился на берег.
  
  5 апреля. Маргарет Фостер. Портсмут.
  Вчерашний бой, взбаламутивший все округу, дал Маргарет шанс, проскользнуть через жилую застройку. По пути она расстреляла оставшиеся патроны, и в итоге нашла укрытие в магазине автозапчастей на углу Крик-роуд и Саус-стрит, где она и провела ночь.
  На удивление сам магазин был пустым, ни живых, ни мертвых в нем не оказалось. Хотя следы борьбы и крови на полу присутствовали. Красная линия вела от кассы через открытую служебную дверь в переулок между зданиями. Маргарет решила не проверять, что случилось с продавцом, и просто закрыла заднюю дверь. Для пущей надежности придвинув к ней стеллаж. Главный вход для покупателей, представлял собой стеклянную дверь и в совокупности с витринами по обе стороны от нее, не мог обеспечить даже минимальной защиты. Загородить или перекрыть такую площадь было просто невозможно, и единственным разумным решение было не светиться перед окнами. Маргарет, расположилась с минимальным комфортом. Кроватью ей послужила куча картонных коробок, сваленных в углу. За ночь шум на улице будил ее три раза. Один раз это был звук бьющегося стекла, а два других - странный металлический звон, как будто кто-то бьет куском арматуры по железной ограде. Все эти три раза она вскакивала и замирала, вслушиваясь в каждый шорох.
  Когда, наконец, наступило утро, Маргарет заспанная и не отдохнувшая украдкой выглянула из дверей магазина. Вдоль дороги на удалении примерно ста пятидесяти метров от входа застыл добрый десяток мертвецов. Они стояли кучкой, абсолютно неподвижно. 'В принципе я смогу проскочить', - подумала Маргарет. И в тот момент, когда она сделала первые шаги за порог, резкий порыв ветра толкнул стеклянную дверь в алюминиевом каркасе, которая с громким хлопком закрылась. Маргарет вжала голову в плечи и тихонечко выругалась про себя. Толпившиеся поодаль зомби не среагировали на шум, зато из переулка вышло нечто. Белое вытянутое тело, покрытое серыми и коричневыми пятнами, стало приближаться. Она дернула ручку двери и заскочила обратно в магазин. Через пару секунд за спиной послышался звон осыпающегося стекла. Преследовавший ее мутант влетел в витрину и, разметая все на своем пути, приземлился на кафельный пол. Маргарет, что было сил, толкнула в его сторону стеллаж, которым была блокирована задняя дверь. Легкая металлическая конструкция со стоявшими на ней банками с грохотом упала, окрашивая белой краской пол и стены вокруг. Преследовавшая Маргарет, тварь бросилась к ней. Правая лапа мутанта попала между полок опрокинутого стеллажа и заскользила на разлитой краске. Он резко наклонился в сторону, чтобы удержать равновесие и на мгновение остановился. Этой заминки оказалось достаточно, чтобы Маргарет успела выскочить на улицу и захлопнуть за собой дверь. Она бежала по узкому проходу зажатая между двух кирпичных стен. Сзади послышался шум выбиваемой двери, а затем и тяжелые шаги преследователя. Ускорившись, девушка только в последний момент осознала, что с улицы, на которую выходил переулок, навстречу шел мертвец. Не сбавляя темпа, Маргарет влетела в него и оттолкнула в сторону, а сама, потеряв равновесие, полетела кувырком на дорогу. Боясь даже оглянуться, Маргарет, проскальзывая ботинками по мокрому асфальту, поднялась на четвереньки и как спортсмен с низкого старта, рванула вперед, несильно разбираясь, что твориться по сторонам. Ее неожиданное появление из переулка привлекло внимание всех, находившихся в радиусе пятидесяти метров, мертвецов. Она, обращая внимания на ссаженные в кровь ладони, пересекла улицу и, пробежав десять метров вдоль здания, скрылась в очередном переулке, заканчивающимся крутым поворотом влево, и то, что ожидало за ним, можно было только гадать. Медленная и неуклюжая свора мертвецов увязалась за ней, наглухо запечатав собой проход назад. С одной стороны, если впереди будет тупик, то Маргарет оказалась в ловушке, с другой стороны, мертвецы мешали, преследовавшему ее, мутанту, что давало хоть какую-то фору. Она добежала до угла и, чуть не упав, завернула за него. Затем был очередной поворот, а уже за ним виднелся выход из переулка. Окончательно загнанная, тяжело и неровно дыша, Маргарет вернулась к тому же жилому кварталу, через который пробиралась вчера вечером, однако, теперь это уже не имело никакого значения. Важно только одно - выжить любой ценой. Времени на размышления у нее не было, ориентируясь по поднимающимся в небо столбам дыма, она побежала по двухполосной дороге. В ушах стоял звон, во рту появился неприятный привкус металла, а дыхание сбилось. На творившиеся вокруг она уже не обращала внимания и продолжала бежать, раз за разом прокручивая в голове одну и ту же фразу: 'Остановишься - умрешь, беги!', и, повинуясь внутреннему голосу, она бежала. Это можно считать удачей или счастливым стечением обстоятельств, но на пути Маргарет встречались исключительно одинокие, медлительные мертвецы. Маргарет почти не замечала их, уклоняясь только от тех, которые выходили практически перед ней. Через две минуты она оказалась на той самой высокой набережной, где она рассталась с Виком, только заметно севернее злосчастного пирса. Секундное замешательство, едва не стоило ей жизни. Преследовавший ее мутант, оказался в паре метров от нее. Существо бросилось вперед к своей жертве. Маргарет сама не понимая, как она это сделала, перевалилась через ограждение и свалилась с набережной вниз. В том месте высота была метра два, но все ровно падение было сложно назвать безболезненным. Несмотря на то что размякшая от дождей грязь вперемешку с песком смягчила падение, Маргарет взвыла от боли. Шипя и ругаясь, она вся перемазанная в грязи поковыляла к воде, и только зайдя по колено, она обернулась. Мутант стоял на набережной и крутил головой на толстой шее по сторонам, то ли он потерял ее из виду, то ли не понимал, как спуститься. Все это уже было неважно, главное, эта смертельная гонка прекратилась хотя бы на время.
  Хотя вода была ледяной, Маргарет продолжила идти вдоль берега, находясь по колено в воде. Параллельно по набережной, пристально смотря на нее, шел мутант. Она двигалась по берегу и постоянно озиралась по сторонам, чтобы не пропустить очередную атаку сопровождавшей ее твари.
  Искупаться все же пришлось. Маргарет прозевала двух мертвецов, которые лежали у кучи мусора, выброшенного из воды. Когда до них оставалось пять метров, мертвецы поднялись и направились в ее сторону, а мутант, перемахнув одним прыжком через ограждение набережной, рванул вперед. В этот момент какой-то совершенно необъяснимый ужас охватил ее, тело сработало быстрее, чем мозг успел проанализировать ситуацию. Она развернулась и, сделав десяток шагов от берега, прыгнула в ледяную мутную воду и поплыла прочь от опасности. Когда она обернулась, монстр уже разорвал обоих мертвецов на куски, и трусцой бежал вдоль берега, поглядывая на нее. До пирса она добралась вплавь. Тварь не отставала и уже с вожделением ждала наверху, провожая взглядом плывущую внизу потенциальную жертву. Маргарет в отчаянье завертела головой по сторонам. Взгляд невольно остановился на прибитом к пирсу, частично подтопленном зодиаке. Его, видимо, прибило сюда течением после вчерашнего боя. Собрав силы в кулак, она поплыла к нему и вскарабкалась на правый борт. Лодке сильно досталось, две воздушные камеры по левому борту и двигатель посекло осколками. Маргарет уперлась обеими ногами в опору пирса и со всей силы оттолкнула лодку. Зодиак медленно начал отдаляться. Мутант, видя, как из его лап уходит добыча, стал рыскать по пирсу, а затем совершил прыжок вперед. Фостер едва успела отползти на корму, когда массивная туша приземлила на нос лодки. Острые когти вцепились в борт, разрывая его. Под весом твари зодиак накренился и начал уходить под воду. Мутант пытался вскарабкаться, но тщетно. Он камнем пошел на дно, увлекая за собой остатки зодиака. Маргарет, оказавшись снова в воде, поплыла к пирсу. Когда она забралась на него, у нее не осталось сил, даже чтобы подняться на ноги. Она так и пролежала на спине минут десять, уставившись в серое небо и стуча зубами от холода. Заставить себя подняться стоило неимоверных усилий. Растирая плечи израненными ладонями, она медленно побрела к единственной постройке на пирсе: старому гнилому сараю с облупившейся краской. Дверь в маленькое помещение была сорвана с петель, внутри было нагромождение из рыболовных сетей, весел и ненужного уже никому хлама. На грубом, выцветшем от времени столе была свалена куча грязных тряпок. Маргарет выбрала наиболее чистые из них, стянула трясущимися от холода руками парку и майку оливкового цвета и стала обтираться тряпками - грязными, но зато сухими. После этого она выжала одежду и, морщась от неприятных ощущений, оделась. И только тогда она поняла, что потеряла карабин, который до этого все время висел у нее за спиной. Ее организм был настолько измотан, что она даже не заметила его отсутствие, когда лежала на спине, на холодном бетоне. Окинув взглядом мрачное и воняющее плесенью помещение, она вышла на пирс. Единственное, что она сейчас ощущала - было чувство безнадежности и апатия. В голове крутилась мысли о том, что все эти страдания и боль нужно прекратить, и она уже не может бороться, а сопротивление только усиливает ее мучения. Маргарет гнала их прочь, но они вновь и вновь всплывали в голове. Тут, повернувшись, она увидела адресованное ей послание напарника. 'Выжил, значит все не зря', - шепотом, произнесла Маргарет. И тут же добавила, но уже громко, насколько хватило сил - 'А вот хрен вам, я тут не умру'. Она вернулась в сарай, достала из угла старое весло и уже уверенным шагом направилась, к маленькой рыбацкой лодке, сиротливо затесавшейся между катеров и лодок побольше.
  Яростно орудуя веслом, больше для того, чтобы согреться, Маргарет плыла вдоль берега. Расстояние было не очень большим, но с одним веслом быстро преодолеть его не получалось. Примерно через сорок минут активных физических упражнений на ее лице вновь появился розоватый оттенок. Оказавшись на берегу напротив склада, где они с Виком провели первую ночь после прибытия в Портсмут, Маргарет, перехватив весло как дубину, направилась к открытой настежь калитке. Подойдя ближе, она замерла и прислушалась. Вокруг была тишина, только вдалеке побрякивал на ветру лист железа. Маргарет с опаской заглянула в дверной проем и, не увидев признаков угрозы, вошла во двор и прикрыла за собой калитку. На самом складе было пусто, быстро осмотрев все его помещения, Маргарет подперла дверь изнутри и поднялась на второй этаж. На кухне, примыкавшей к комнате, где раньше сидели менеджеры, она обнаружила новое сообщение, говорившее о том, что Вик вместе Суором отправились на Канви-Айленд. На полу лежал пистолет с двумя магазинами, ИПП и бутылка воды, которую Маргарет опустошила за один присест. Это была самая лучшая новость за последние два дня.
  Потом она сняла с себя мокрую одежду и обтерлась старым замызганным полотенцем. 'Сейчас бы не помещал добрый глоток, того поганого бурбона, который вчера за шахматной партией предлагал Вик' - подумалось ей. Рассевшись на старом промятом диване, она вскрыла упаковку с бинтом и, скатав кусок марли в подобие тампона, начала обрабатывать раны. Помимо сбитых в кровь ладоней, большие ссадины были на правой руке и бедре, которые она получила при падении с набережной. На боку расплылась гематома сиренево-синего цвета. Если не считать царапин и синяков по всему телу, других видимых травм у нее не было.
  Маргарет, шлепая босыми ногами по грязному ковролину, совершенно бесшумно, будто кошка, подошла к мутному окну. Перед ней лежал еще дымящийся порт с его разрушенными постройками, между которыми ходи угрюмые серые тени. 'Канви-Айленд значит! Только как же до тебя добраться?', - произнесла она вслух, и отвела взгляд в сторону.
  'Морем до Лондона примерно двести миль, только вот на лодке с веслом это сделать невозможно, а с чем-то большим я не управлюсь. По суше вдвое короче и в десять раз опаснее, но, наверное, иного пути у меня нет', - начала рассуждать она.
  Спустя несколько часов, когда развешанные на двух швабрах, перекинутых между спинками стульев, вещи просохли, Маргарет оделась, засунула пистолет за пояс, набедренная кобура оказалась маловата для кольта, и спустилась на первый этаж. Случайно ее взгляд выхватил из полутьмы, сиротливо лежащую у двери монтировку, которой Вик вскрывал замок, и которую они бросили, когда спешно убегали от людей Лоуренса. И вот женщина с веслом и монтировкой в руках уверенно шагнула за дверь навстречу неизвестности.
  
  5 апреля. Карроглен. Ирландец
  После вечерней пламенной и проникновенной речи перед постояльцами фермы в Карроглене к нему были готовы примкнуть еще десять человек. Пятеро совсем молодых и необстрелянных парней, которых Ирландец до этого не знал, и столько же бойцов, раньше входивших в ячейку из Глазго. Их новый самоназначенный командир, Одноглазый Томми был не в восторге, но у него хватило мозгов не идти на открытый конфликт, тем более авторитет Гарретта был непререкаемым, и случись им сцепиться, все не определившиеся приняли бы сторону Ирландца.
  Утро началось со сборов и решения организационных вопросов. Теперь, когда в отряде было два десятка человек, места в транспорте уже не хватало. Ирландец подозвал к себе Сила и Арти, в преданности которых он не сомневался, и, отрядив с ними трех новичков, поручил им найти пару машин, желательно микроавтобусов, а сам засел во флигели с картой и начал планировать маршрут. До западного побережья было минимум три часа пути, Гарретт решил не изобретать велосипед и поехать по 85-му шоссе. Дорога проходила через малонаселенную территорию национального парка и по пути были только небольшие городки. Дальше он планировал проехать вдоль побережья на юг в поисках подходящего судна. А начать следовало с города Обан, где был большой по местным меркам порт, и откуда ходили пассажирские паромы на острова.
  
  5 апреля. Маргарет Фостер. Портсмут
  Пересечь Портсмутскую гавань оказалось непростой задачей. Расстояние было около мили, к тому же течение хоть и слабо, но все же относило легкую лодку на юг. И путь занял гораздо больше времени, чем казалось вначале.
  Маргарет, поглядывая по сторонам, поднялась по ржавой металлической лестнице на самый дальний пирс. Неподвижно стоявшие до этого момента мертвецы как по команде направились в ее сторону. Единственным допустимым решением в такой ситуации было поскорее ретироваться. Она спустилась назад в лодку и со всех сил оттолкнула ее веслом от пирса. Как завороженная, она смотрела на возвышающийся над водой бетонный причал, на котором толкалась подошедшая толпа мертвецов. Словно в попытке загипнотизировать свою жертву, зомби провожали медленно плывущую лодку пустым, холодным взглядом. Маргарет поежилась, то ли от порыва ветра, то ли от страха, который источали эти мертвые голодные глаза и, схватив обеими руками весло, направила лодку в сторону острова Уол, где раньше располагался штаб Королевских ВМФ. Зданию неслабо досталось во вчерашней заварушке. Территорию острова занимала военная база, с казармами, центрами управления войсками и учебными корпусами. К нему вел единственный мост, на котором располагался КПП. 'Если ворота закрыты, то существует реальный шанс, что мертвецов там немного, или совсем нет', - подумала девушка, и продолжила грести, пока лодка не уперлась днищем в песчаный берег. Она поднялась по крутому склону к забору со сдвижными воротами. Потянув в сторону тяжелую створку, она открыла узенький проход, через который и проскользнула внутрь. Оказавшись с другой стороны, Маргарет вытащила из-за пояса пистолет и, взяв его на изготовку, направилась по белой гравийной дорожке мимо парковки, на которой сиротливо стояли брошенными три автомобиля, когда-то принадлежащих персоналу базы. Чуть впереди виднелось футбольное поле, а правее его пара кирпичных двухэтажных зданий. Маргарет подошла к крыльцу ближнего к ней дома и потянула за ручку, открывая деревянную дверь, со вставкой из матового стекла посередине. Внутри стояла гробовая тишина, посторонних запахов не было, слева и справа вдоль длинного коридора находились открытые настежь двери кабинетов. Судя по надписям на них, в этом здании размещался административный персонал службы снабжения. Стараясь не шуметь и идти как можно тише, Маргарет проверила каждую комнату сначала на первом этаже, а затем и на втором. Ничего интересного для себя она здесь не обнаружила, за исключением связки ключей неизвестно от чего и вендингового автомата, стоящего в углу у самой лестницы. Маргарет подошла к его прозрачной дверце, и ударила рукояткой пистолета по ней, звук разнёсся по помещению, антивандальное стекло завибрировало, но устояло, скрывая за собой долгожданную добычу. Второй удар и опять неудача, стекло осталось на своем месте. Тут Маргарет вспомнила, что в одном из кабинетов на втором этаже ей на глаза попался огнетушитель. Она взбежала по лестнице, влетела в комнату и, забрав его, вернулась к автомату. С третьего удара стекло осыпалось мелкими осколками. Девушка вытащила пластиковую бутылку минеральной воды, выпив ее до дна большими, жадными глотками. Содержимое автомата в мгновение ока перекочевало в карманы, а то, что не влезло, Маргарет сложила в сетчатую мусорную корзину, которую она взяла под столом в ближайшем кабинете.
  Оставив добычу у выхода, она вышла на улицу. Следующим местом, которое она решила проверить, было здание штаб-квартиры Королевского ВМФ. Ему сильно досталось. Все стекла были выбиты, а крыша последнего этажа обвалилась. На когда-то зеленом газоне вокруг здания красовались две большие воронки, оставленные минами. Маргарет прошла через выбитые стеклянные двери и медленно направилась к лестнице. Направив ствол пистолета вверх, она осторожно начала подниматься. Пол на втором этаже был весь покрыт кровавыми разводами, а в середине большого зала между столов красовалась лужа уже засохшей крови. У стены лежали вскрытые пустые патронные ящики. Маргарет осмотрела этаж за этажом. На последнем - пространство около окон, выходящих на порт, было засыпано сотнями гильз калибра 12.7 мм. Не найдя ничего полезного для себя, девушка спустилась вниз. Вернувшись на парковку, она проверила находившиеся там машины, две из них оказались не заперты, а в одной - белом универсале 'Форд' с рекламой прачечной с правой стороны, в бардачке она обнаружила ключи. Забрав корзину с трофеями, Маргарет завела двигатель и не спеша покатилась к КПП на мосту. Главные вороты были открыты, а шлагбаумы подняты, поэтому проскочила она его без проблем. Первые мертвецы встретились, только около съезда на региональное шоссе М275, в миле от КПП, опасности они не представляли, Маргарет аккуратно объехала их, и, выбравшись на шоссе, направилась на север.
  Проехав всего пару миль, она была вынуждена остановиться. Туннель и съезды на шоссе А27 были забиты брошенными машинами. Маргарет вывернула руль вправо, автомобиль соскочил с возвышенности дороги на раскисшую от дождей землю и, раскачиваясь и подпрыгивая на кочках, поехала параллельно затору. Надо отдать должное старому фургону, несмотря на неказистый вид и возраст, он уверенно прорывался вперед, раздвигая бампером небольшие кусты и оставляя за собой грязную колею. Объехав брошенные машины, Маргарет вернулась на дорогу и без проблем проехала еще шесть миль, а затем свернула на шоссе А3, которое оказалось абсолютно пустым, люди просто не смогли на него выбраться, все съезды из пригородов были забиты машинами. Она ехала в одиночестве, временами погладывая в сторону мертвых кварталов. Они словно притягивали взгляд и манили. Каждый раз, когда Маргарет поворачивала голову в их сторону, где-то в глубине под сердцем вспыхивало чувство отвращения, ей приходилось заставлять себя возвращать взгляд на дорогу, стелившуюся серым полотном впереди, и нажимать на педаль газа, заставляя движок натужно реветь. Это продолжалось пока жилая застройка не осталась позади и ее место не заняли поля и холмы.
  Удивительно, но путь через когда-то самые густонаселенные районы страны проходил на удивление легко. Главные транспортные артерии были свободны, брошенные автомобили, блокирующие выезды на шоссе, стояли либо на эстакадах, либо на подъездных дорогах, собственно это и вызывало недоумение. Ответ на вопрос, Маргарет увидела через семь миль. Посреди полей одиноко стояла полицейская машина, блокируя выезд с примыкающей дороги на полосы шоссе, ведущие на юг. Сами полицейские - 'бывшие полицейские' неподвижно стояли рядом. На спине одного из них виднелось выходное отверстие, оставленное судя по ране, двенадцатым калибром. Маргарет сбросила скорость, и остановилась в метрах тридцати от мертвецов. Не выходя из машины, она осмотрелась по сторонам, но кроме двух мертвых патрульных в поле зрения никого не было. Тогда она врубила заднюю передачу и вернулась на несколько метров, остановившись прямо напротив 'полицейских'. Оба мертвеца развернулись и побрели в ее сторону. Маргарет вынула из-за пояса пистолет, опустила стекло и выстрелила два раза, упокоев обоих. Выходить из машины она не спешила, она выждала минут пять и, только убедившись, что на выстрелы никто не прибежал, открыла дверь. Решив не глушить двигатель, девушка перехватила пистолет и направилась в сторону лежащих на земле тел. Смрад от них разносился по округе. От исходящего зловония слезились глаза. Оба 'погибли', точнее в первый раз погибли, от огнестрельных ранений. Как правило, обычные патрульные не носят оружия, а у этих двоих были кобуры на поясе. Личное оружие, как можно догадаться, в них отсутствовало. Скорее всего, его забрали те, кто и застрелил бедолаг. Бегло осмотрев тела, девушка отбежала к полицейской машине. Здесь запах ощущался не столь сильно. Внутри основательно порылись, и из трофеев ее досталась только пара фонарей, на удивление, нетронутая аптечка и карта с пометками, сделанными от руки. Маргарет еще попыталась вынуть из машины полицейскую радиостанцию, но прикручена она оказалась на совесть и без инструмента снять ее было невозможно. 'Два патрона впустую!' - вырвалось у нее.
  Вернувшись в машину, она всмотрелась в пометки на карте. На съездах и перекрестках вдоль всех основных трасс, проходящих через графство Гэмпшир, карандашом были начерчены кружочки с цифрами внутри. Единственная пришедшая в голому Маргарет мысль была о том, что это номера патрулей и места на шоссе, где они должны были блокировать проезд. Ответа на вопрос 'зачем?' оставался открытым. Сложив карту и убрав ее в карман парки, она продолжила свой путь.
  5 апреля. Остров Гернси. Кайл Лоуренс
  Дикий Гусь сидел за столом, наливая себе уж третий стакан виски. Сразу же по возвращении он заперся в кабинете и пил: 'Чертов Гарретт, опять проклятый Ирландец оказался прав', - выкрикнул Лоуренс и, осушив очередной стакан, швырнул его в стену. 'Я этого так не оставлю, ублюдки!', - прокричал он невидимым собеседникам, затем схватил уже наполовину опустевшую бутылку и, сделав большой глоток, выбрался из-за стола. Из верхнего ящика он достал жестяную шкатулку, открыл ее и вынул старую потрепанную фотографию. На фоне бархана стояли пятеро солдат. Лоуренс взял ее обеими руками и тихим, дрожащим голосом сказал: 'Вот я и остался последним. Патрик, обещаю тебе, я отомщу. За вас мужики, надеюсь, там, где вы сейчас, лучше чем в нашем проклятом мире', - Лоуренс сделал глоток из бутылки, аккуратно убрал фотографию и, взяв лежащую на столе рацию, пьяным голосом вызвал Эдварда Бакли.
  Отставной капитан появился в кабинете через три минуты.
  - Эдвард, ты что под дверью караулил? - уже слегка заплетаясь, произнес Лоуренс.
  - Да нет, я неподалеку был как раз из арсенала шел, - смущенно ответил капитан.
  - Выпьешь?
  - Не откажусь.
  - Вот и славно, - Дикий Гусь достал из шкафа стакан и, наполнив его до краев, вручил Эдварду, - За ребят, пусть земля им будет пухом, - он поднял бутылку кверху и допил все, что в ней осталось.
  - Слушай Эдвард, ты же со взрывчаткой на 'ты', сможешь сделать из машин бомбы, наподобие тех, что использовали шахиды в Афганистане?
  - Вообще не проблема.
  - Тогда, завтра утром зайди вместе с Дароном, а сейчас вали, мне надо привести мысли в порядок.
  
  5 апреля. Южное побережье Англии. Александр Макфарлан
  Покинув гавань Портсмута, Вик даже изменился в лице, он уже не выглядел таким напряженным и пытался шутить. Да что там говорить у меня самого, настроение улучшилось. Только оказавшись на большой воде, пришло понимания того, насколько сильно давил и угнетал сознание мертвый, серый город.
  Лодка уверенно разрезала морскую гладь, оставляя за собой шельф из белой пены. Первую остановку мы сделали через девять часов в Дувре. Порт имел форму подковы, на противоположных друг от друга концах которого разместились пассажирский и грузовой терминалы. Гавань от Ла-Манша отделяла бетонная стена с двумя проходами. Через один ходили пассажирские паромы во французские города Кале и Дюнкерк, а вторым пользовались грузовые суда.
  Вик довольно ловко прошел мимо длинного пирса к месту, где швартовались рыбацкие лодки катера.
  - Смотри, а здесь, похоже, кто-то основательно все подчистил, - сказал Вик, показывая на трупы, лежавшие около открытых ворот какого-то ангара. Следы активности мародеров были повсюду: тела мертвецов, вскрытые контейнеры и склады, в ближнем к городу конце пирса выстроена баррикада. Группа, которая здесь орудовала, явно была многочисленной и хорошо подготовленной.
  - Вик, предлагаю не задерживаться тут надолго.
  - Согласен.
  Вик сбросил обороты до минимума и пришвартовал лодку к прогулочному белому катеру, стоящему у самого входа в марину. Она располагалась у берега, уже за баррикадой и поэтому мертвецы здесь были. И первый попался как раз на катере. Его мы унюхали. Когда я поднялся на борт, в нос ударил уже знакомый запах ацетона. В этот раз его источал худой парень на корме. Мертвец запутался в канатах, которые не позволили ему кинуться на нас. Его мучения закончил Вик. Схватив лежащий у борта багор, он сделал шаг вперед и воткнул его в голову зомби, 'упокоив' его теперь уже окончательно. После этого на всякий случай проверили небольшую каюту, и спустись на причал.
  Около домика спасателей были свалены в кучу черные пластиковые мешки, содержимое которых не вызывало вопросов. Мы прошли мимо, озираясь по сторонам. Шли медленно, спешить было некуда, да и быстро идти Вик не мог. Еще на лодке я предлагал сходить в одиночку, но он уперся как баран, спорить было бесполезно. Заправочная станция располагалась в самом конце марины, под белым навесом с логотипом 'Тоталь' располагались две колонки с бензином и дизельным топливом. Воодушевленные находкой мы вернулись на посудину. Разочарование наступило позже. Ему предшествовали неудачная швартовка и поиск люка бака.
  Героически преодолев все препятствия, я, наконец, вставил шланг в горловину и довольный подошел к колонке. Вот только все попытки запустить насос оказались тщетными, вот тогда-то до меня и дошло, что электричества-то в порту нет. Во всей суете мысль об этом даже не пришла никому в голову. В этот раз судьба сжалилась над нами. Чуть в стороне обнаружились двухсотлитровые бочки с неизменным логотипом нефтяной компании. Вдвоем мы с большим трудом подтащили одну из них на край 'причала-заправки', ругаясь и проклиная бочку, лодку, порт и все вокруг. Хорошо хоть у нас хватило мозгов сначала удостовериться, что внутри было дизельное топливо. После этого Вик, покопавшись в ящике с инструментами, выудил из него странное приспособление из двух трубок и подобия медицинской груши посередине. Увидев мой недоумевающий взгляд, он улыбнулся:
  - Сейчас покажу тебе фокус, - Вик вставил один конец трубки в бак, а второй в бочку и начал качать, - Ручной насос, рыбак с Гернси мне про эту штуковину первым делом рассказал. Практически все содержимое бочки перекочевало в бак. Заправку мы закончили, когда на город стали опускаться первые сумерки. Был соблазн перешерстить соседние лодки в поисках съестных припасов, но посовещавшись, решили потерпеть до Канви-Айленда. До наступления ночи мы прошли еще двадцать-двадцать пять миль, и бросили якорь в двух сотнях метров от пустынного пляжа, на который накатывали холодные волны.
  
  5 апреля. Обан. Ирландец
  Гарретт стоял на крыше грузовика, и смотрел в бинокль. Как он и предполагал, в городке Обан, в порту рядом друг с другом стояло три рыболовецких траулера. Единственным 'но' заключалось в том, что он, оказался вполне себе 'живым' городом. Оставив своих людей ждать за городской чертой, Ирландец пересел в 'Рено', 'реквизированный' сегодня утром с одной из парковок по пути, и отправился в сторону порта. Окраины города были брошены, но вот ближе к центру появились вооруженные как попало люди. Интереса к одинокой машине они не проявляли, ну едет себе человек, ну и пускай едет. У ратуши на грубо сколоченных фанерных листах красовалась надпись, точнее указатель, информирующий, что проезд прямо только для резидентов города, а под стрелкой налево, были надписи, 'порт' и 'рынок'. В воротах машину остановили, двое бородачей, вооруженных дробовиками. Один из них подошел к месту водителя, заглянул в салон и спросил: - Торговать? - Получив утвердительный кивок, он отошел от машины и махнул рукой. Гарретт проехал еще двадцать ветров, и остановился на небольшой парковке, где стояло семь автомобилей. Не успел он выйти из машины, как со стороны рынка прибежал рыжий мальчуган.
  - Сэр, сэр, вы в первый, раз у нас? Я тут все знаю: лучшие цены, редкий товар, да и за машиной могу присмотреть, - затараторил парнишка.
  - А ты шустрый малый, - усмехнулся Гарретт, - Что хочешь-то за свои услуги?
  - А что дадите? - ни минуты не колеблясь, ответил он.
  - Хмм..., Упаковку чипсов, - Гарретт, вытащил с заднего сидения желтый пакет.
  - Я за еду не работаю, сэр, а вот за патроны... - последние слово он сказал намного тише, и ткнул тонким пальцем на кобуру, из которой торчала ручка кольта.
  - Как тебя зовут-то, юный вымогатель?
  - Рэнди,
  - Ну, так вот Рэнди, раз уж ты все здесь знаешь, скажи с кем нужно договариваться, если я хочу нанять лодку? - Гарретт показал в сторону трех траулеров.
  - Десять патронов! - Глаза мальчугана горели в предвкушении легко заработка.
  - Пять!
  - Сэр, пять мало.
  - В самый раз.
  - Семь, - сделав расстроенный вид, озвучил новую цену Рэнди.
  - Хуже цыгана, ей-богу. Получишь семь, как подведешь меня нужному человеку.
  - Нет, сэр, так не пойдет, давайте четыре сразу, остальное потом.
  - Держи, - Ирландец достал пистолет, заставив тем самым напрячься охранников, до этого мирно болтавших у забора, вынул магазин и отсчитал семь патронов. Четыре сразу отдал Рэнди, а еще три перекочевали в карман. Мальчуган просто сеял от радости, он побежал между рядом торговцев рыбой, каждые десять шагов оборачиваясь и подгоняя Гарретта. Около управления порта Рэнди резко остановился: - Сэр, ждите здесь, я сейчас все устрою.
  Ирландец с интересом наблюдал, как шустрый малый получил еще несколько патронов от худого парня, видимо, владельца лодки. Рэнди вернулся через пару минут, схватил Гарретта за рукав и его потянул за собой.
  - Вот, сэр, это капитан Джастин, - представил худого парня Рэнди и выставил вперед ладонь, требуя вторую часть оплаты.
  - Держи, жулик.
  - Если что-то еще понадобиться можете найти меня у пожарной части! - выкрикнул мальчуган убегая.
  - Джастин, - протянул руку капитан.
  - Гарретт.
  - Так, вам нужна лодка, куда? Сколько человек? Груз? Как будете расплачиваться? - Ирландец немного опешил от такого количества вопросов.
  - Двадцать, вот в это место, - Гарретт достал сложенную карту и ткнул пальцем в местечко Клохерхед, что в Ирландии, - Груза не больше трех тонн.
  - Здесь не меньше двухсот миль, а то и все двести пятьдесят, - хмыкнул, Джастин, - И если я не ошибаюсь, там нет порта.
  - Есть, - утвердительно сказал Гарретт.
  - Даже если так, то это очень далеко. Рейс туда-обратно, займет сутки. Топливо в большом дефиците и...
  - Сколько? - прервал капитана Ирландец.
  - Если патронами, то тысяч пять.
  - По рукам! Когда отправляемся?
  - Патроны вперед! Мне надо заплатить за топливо! - тут же добавил капитан.
  После того как Гарретт вернулся в порт со всей ватагой, хорошее настроение Джастина рассеялось. Надо было видеть его лицо, когда люди Ирландца начали погрузку оружия на порт его траулера. Идея путешествия черт знает куда в компании двух десятков вооруженных головорезов, мягко говоря, его не вдохновляла. Члены экипажа также с опаской поглядывали то на процесс погрузки, то на своего капитана. Закончив приготовления и заполнив баки, траулер вышел в море.
  Гарретт стоял на корме, окунувшись в размышления. Если до этого момента он четко понимал, как действовать и что его ждет, то сейчас впереди была только неизвестность.
  
  5 апреля. Маргарет Фостер.
  Витавшая в облаках Маргарет только и успела охнуть, когда на дорогу перед ней выбежал мертвец, вернее, она думала, что это был мертвец.
  Скрип тормозов. Автомобиль бросило в сторону. Оставляя черные следы на асфальте, он накренился и пошел юзом. Чудом объехав препятствие и остановив машину в метре от ливневой канавы, Фостер бросила взгляд в зеркало заднего вида, где и увидела размахивающего руками человека. Первая посетившая ее мысль была о засаде на дороге и том, что надо поскорее уносить ноги пока не поздно. Но что-то внутри нее воспротивилось такому решению.
  'Пожалуйста, подождите! Прошу вас!' - донеслось сквозь шум ветра.
  Маргарет, посмотрела на бегущую сзади худую невысокую фигуру, осмотрелась по сторонам, в поисках возможной угрозы, передернула затвор и выскочила с водительского места, взяв в прицел бегущего в ее сторону человека.
  - Стой! Руки подними и медленно подойди к машине, - выкрикнула Маргарет.
  - Пожалуйста, не стреляйте! - раздался плачущий голос.
  - Ближе! Руки перед собой! Не дергайся, - продолжала Маргарет на автомате.
  'Мертвецом оказалась' пятнадцатилетняя девочка. Замызганная, с перепачканным лицом, она стояла в метре от Маргарет, и смотрела своими испуганными огромными глазами на дуло направленного не нее пистолета. По ее щекам текли слезы, все тело тряслось, будто сухой лист на ветру.
  - Ты укушена?
  Девочка отрицательно замахала головой.
  - Ранена?
  - Нет, - едва слышно ответила она.
  - Как тебя зовут?
  - Гейл, - хлюпая носом, произнесла девочка.
  - Я Маргарет. Как ты тут оказалась?
  Вместо ответа, она разрыдалась.
  - Успокойся, потом расскажешь! Садись в машину!
  Из короткой истории Гейл выходило, что с начала катастрофы до сего момента она пряталась на ферме своего дяди в трех милях от того места, где ее подобрала Маргарет. Четыре дня назад дядя ушел на поиски продуктов и пропал. Первые дни девочка пыталась его искать, но безуспешно. И сегодня днем, оголодав, она поняла, что смысла ждать возвращения дяди больше нет, и нужно уходить. Таким образом, она оказалась на дороге.
  Чем ближе был Лондон, тем больше по пути стало встречаться мертвецов. Каждый раз, когда они оказывались в прямой видимости, Гейл втягивала шею, бледнела и впадала в оцепенение. Маргарет удавалась лавировать между группками зомби, стоявших на дороге, и брошенными машинами. Первые проблемы начались в пригороде Лондона. Затор в городке Толворт, через которое проходило 3-е шоссе, невозможно было объехать, пришлось разворачиваться. Маргарет предприняла полдюжины попыток прорваться через город, разными маршрутами. Но куда бы в объезд она ни пыталась свернуть, везде была одна и та же история: брошенные машины и множество зомби вокруг. Пришлось вернуться на десять миль назад и свернуть с 3-го шоссе на 25-е, которое вело на северо-восток.
  По 25-му шоссе хоть и с трудом, но можно было ехать. Даже Рочестер удалось объехать без проблем. Дальше Маргарет расслабилась, через милю она свернула на грунтовую дорогу и въехала на территорию природного национального заказника Хай Холстоу. Грунтовка превратилась в колею, которая, в свою очередь, оборвалась среди зарослей кустарника через пару сотен метров. Позади осталась дубовая роща, слева и справа были заливные луга, а впереди едва различимо виднелся берег Темзы. Маргарет вышла из машины и потянулась.
  - Есть хочешь? -
  - Конечно, хочу! - дремавшая до этого девочка оживилась, когда речь зашла о еде.
  - В кузове найдешь корзину со снеками. Из машины не выходи, я осмотрюсь. - На улице начинало смеркаться, Маргарет взглянула на часы и направилась в сторону реки. Отойдя не больше, чем на сотню метров, под ногами захлюпала раскисшая грязь. 'Нет уж, хватит водных процедур на сегодня. Гулять в потемках по болотам не лучшая их идей', - подумала она и вернулась к машине. Гейл за обе щеки уплетала шоколадки, запивая их газировкой. Увидев Маргарет, она поперхнулась и посмотрела виноватыми глазами на свою спутницу.
  - Не спеши, не отнимают! - шутливо сказала Маргарет, вскарабкавшись в кузов фургона, - Переночуем здесь, а завтра..., завтра видно будет.
  
  6 апреля. Ирландец. Побережье Ирландии, в тридцати милях севернее Дублина
  - Гасите свет! - выкрикнул Гарретт, стоя в рубке сейнера. Капитан вопросительно посмотрел на своего заказчика, не понимая смысла столь неожиданного и резкого указания. Ирландца скривил рот, и показал рукой в сторону берега. Кромешную тьму разрезали два пучка яркого света, довольно быстро движущихся на север. Дополнительных аргументов не потребовалось, лодка погрузилась во тьму. Даже двигатели заглушили. Пучки света отдалялись, пока не растворились в ночи.
  - Кто это был? - спросил капитан Джастин.
  - Не знаю, местные жители, а возможно и мародеры или бандиты...
  - И что дальше?
  - Нам много осталось?
  - Десяток миль, не больше.
  - Тогда ждем утра, ночью выгружаться затея так себе. Свет не включаем, мои люди подежурят.
  Услышав слова 'мои люди подежурят', капитан с опаской и подозрением посмотрел на Ирландца, - Нет! мы сами!
  - Как знаешь, - Гарретт не стал спорить. Капитан и так все дорогу чувствовал себя не в своей тарелке, постоянно озирался и перешептывался с экипажем. И его можно понять двадцать вооруженных незнакомых мужиков, лодка черт знает где, не на помощь позвать, не сбежать. Наверняка Джастин десять раз пожалел о том, что взялся за эту работу. Гарретт удалился на карму, чтобы не раздражать своим присутствием, закутался в парку и попытался задремать. Сон никак не приходил, голова была забита мыслями, поэтому как только начало светать, он поднял своих людей и приказал сонному капитану, который не смыкал глаз все ночь выдвигаться.
  Мрачный серый причал рыбацкого порта Клохерхеда прорисовывался сквозь утреннюю дымку. Как только сейнер пришвартовался, Ирландец отправил тройку во главе с Арти проверить подъезд к порту и две постройки на берегу.
  - Ирландец - Дозору, прием!
  - Ирландец в канале, докладывайте!
  - Все чисто, можете приступать к выгрузке.
  - Здания?
  - Рыбные магазин и склад, использовать их не получится. Вонь стоит невыносимая.
  - Мертвецы?
  - Тухлая рыба!
  После того как последний ящик был перегружен, капитан сделал ручкой и поспешил откланяться.
  - Арти организуй охрану периметра. Нолан, Сил, вы со мной.
  От порта вела узкая однополосная дорога, обрамленная по бокам невысокой оградой, сложенной из камней и поросшей мхом. Слева посреди поля стояли два аккуратных одноэтажных домика. Сил перескочил через ограду и, пригнувшись, подошел к окнам. Его страховал Нолан, а Ирландец контролировал дорогу. Первый дом пустовал давно: замок на двери покрылся ржавчиной, дорожки были покрыты слоем прошлогодней листвы, видимо, использовался хозяевами только летом. Второй дом тоже оказался пустым.
  - Нарушим 'святую' неприкосновенность частной собственности? - спросил Сил.
  - А сам то, как думаешь?
  Сил пожал плечами, глупо улыбнулся и ударом ноги высадил хлипкую дверь, во втором доме. Внутри он оказался меньше, чем казался с улицы. Кухня, зал, две крохотные комнатки, чулан генератором, провонявший соляркой, и санузел. Интерьер простенький, дешевая мебель, техники минимум. Справа от двери примостились две двадцатилитровые пластиковые бутыли с водой, плита работает от газового баллона. На кухне небольшой запас круп и макарон. Холодильник пустой. Похоже, хозяева здесь все же бывают или бывали, правда, нечасто.
  - Нолан, давай проверим соседний дом, Сил присматривай за дорогой.
  - Да, командир.
  Вторым домом пользовались еще реже, даже мебель была накрыта простынями, ставшими серыми от времени. Планировка схода с первым, только комнат три. К сожалению, при детальном обыске кухни, продуктов не обнаружилось. После осмотра, Ирландец оставил Нолана с Силом в первом доме, а сам вернулся в порт. Несмотря на малое расстояние, тащить на себе ящики в горку было удовольствием не из приятных. Да и сам процесс отнял не меньше часа.
  Домики для такого количества людей были тесноваты, но худо-бедно разместились все. Кристофер, один из новеньких, примкнувших к Ирландцу, взялся хозяйничать на кухне, благо, газовый баллон был полным. За три захода удалось накормить всех горячим. В меню был только рис, но и он шел на ура, особенно если учесть, что альтернативой ему были сухпайки с истекающим сроком годности. После обеда Ирландец с половиной половину людей отправился в сторону города. До него было полчаса неспешным шагом. Клохерхед оказался совсем маленьким, застроен преимущественно одноэтажными частными домами и таунхаусами. Можно было бы ожидать, что здесь будут живые, но, увы и ах. Перед Гарреттом и его людьми предстал очередной мертвый, брошенный город. Причем в этот раз зачищенный и разграбленный до основания. Улицы были усеяны разлагающимися телами, сейчас уже сложно сказать, были ли они зомби или те, кто разграбил город, заодно и истребил его жителей.
  Гарретт достал карту и подозвал всех к себе, - Так, мы на Харбор-роуд. Пойдем прямо и упремся в региональное шоссе, дальше поворачиваем направо, и идем к центру. Осматриваемся, зразу примечайте подходящий машины транспорт - грузовики и внедорожники. Теперь не расслабляемся, следите за окнами.
  - Порт - Ирландцу, прием.
  - Порт, в канале.
  - Мы в городе, выдвигаемся к центру. Выходим на связь каждые двадцать минут. Если не отвечаем два сеанса подряд, отправляетесь нас искать. Как поняли? Прием.
  - Поняли вас, конец связи.
  Только Гарретт убрал рацию, как услышал голос Сила: 'Контакт на три часа!'. Вся группа в мгновение ока рассредоточилась и укрылась за домами. Ирландец достал бинокль и выглянул за угол:
  - Где? - тихо спросил он.
  - Кладбище, у руин церкви.
  - Не наблюдаю, ты уверен.
  - Так же как и в том, что сейчас день, - оскорбился Сил.
  - Не кипятись, ждем, - примирительно ответил Гарретт. - Всем ухо востро, смотрите по сторонам! - приказ был уже адресован всем.
  Через пару минут, Гарретт все же засек какое-то движение в кустах на кладбище. Это ни о чем еще не говорило, там, например, могла оказаться собака или другое животное.
  - Как думаешь, нас успели засечь? - спросил Сил у командира.
  - Вполне, они на возвышенности, между нами разве что эти дома и... - Ирландец остановился на полуслове, заметив движение, - определенно там кто-то есть. Эй, Элвис, верно? - обратился он к одному из новеньких, двадцатилетнему парню, похожего на 'местный' рыжий вариант короля рок-н-ролла. Парень кивнул.
  - Войди в дом, поднимись на второй этаж и посмотри, что оттуда видно. Сам не высовывайся и ни в коем случае не стреляй, понял? - парень закивал и исчез в дверном проеме. Вламываться не пришлось, во всех домах на улице были выбиты входные двери.
  - Ирландец, может я с ним? - спросил Нолан.
  - Сиди, пусть учится.
  Элвис вернулся спустя пять минут, весь бледный с безумными глазами, - Там... там наверху...
  - Что? - уставился на него пристальным взглядом Гарретт.
  - На чердаке три трупа, дышать невозможно.
  - Это, конечно, ужасно, но тебя за другим посылали.
  - Церковь оттуда видна, но я ничего подозрительного там не заметил, - хватая воздух, ответил парень.
  - Твою ж мать!
  - Ирландец, давай вы прижмете их огнем, а мы с Ноланом возьмем левее и обойдем с фланга, - предложил Сил.
  - Глупости, вокруг ни одного укрытия вас все равно заметят.
  - Тогда, других предложений у меня нет.
  - Возвращаемся, - неожиданно даже для самого себя решил Гарретт, - все обдумаем и вернемся после заката.
  
  6 апреля. Канви-Айленд. Александр Макфарлан
  С якоря мы снялись в половине шестого утра. Как оказалось, до цели нам оставалось совсем чуть-чуть, всего сорок миль, и преодолели их за три часа. С воды порт и терминалы Канви-Айленда выглядели брошенными, но стоило нам пришвартоваться у нефтеналивного терминала и заглушить двигатель, как нас взяли на прицел полтора десятка человек, тем самым не оставляя незваным гостям ни малейшего шанса совершить глупость. Нам только и оставалось, что поднять руки и попросить не стрелять. На борт поднялись двое в полицейской форме. Один из них был вооружен MP5, а второй видавшим виды АК47. Надо отдать должное, на землю нас никто не положил руки не заломал. Ковыляющему Вику даже помогли сойти на берег.
  К нам подошел усатый офицер, судя по всему, он был у них старшим:
  - Доброе утро, господа. Кто вы и с какой целью прибыли? - он смерил нас оценивающим взглядом, к слову, видок-то у нас был еще тот.
  - И вам доброго утра, офицер. Я бы сказал, что мы путешественники, но это не лучшее определение, в новом мире, - с ухмылкой ответил я.
  - А имена-то у вас есть 'путешественники'?
  - Александр Смит и Вик Джонс.
  - Хм... Смит и Джонс, ну пусть будет так, - зашевелил усами офицер, - Кевин запиши! - выкрикнул он уже одному из своих. - Я инспектор Гилфорд, сейчас вам придется ответить на несколько моих вопросов, а дальше посмотрим, что с вами делать.
  - Может быть сначала к доктору? - спросил Вик, и сразу поправился, - если он у вас есть.
  - Доктор есть, услуги только у него платные.
  - Как насчет лодки? - я показал рукой в сторону нашей посудины, которую обыскивали коллеги усатого офицера.
  - Эту рухлядь, она ничего не стоит.
  - А лодочные моторы новые? - спросил уже Вик.
  - Какие моторы? Сколько?
  - Двадцать три штуки, Навесные, какие понятия не имею, я в них не разбираюсь.
  - И где же ваши чудо-моторы? Дональд ты видел моторы? - с усмешкой обратился инспектор к полицейскому, проводящему обыск лодки.
  - Нет, шеф! кроме стволов ничего ценного.
  - Мистер Джонс-с-с, верно? - Гилфорд ткнул пальцем в Вика, - Нет моторов, вот незадача. Давайте этих 'Джонсов-Смитов' в карантин, - скомандовал Гилфорд своим людям.
  Нас препроводили к пикапу и усадили в кузов. 'На карантин' нас поместили в соседние камеры, местного полицейского участка. Через час нас даже навестил врач, который только цокал и качал головой, приговаривая себе под нос, как все плохо и ужасно. Мои раны обработали и перевязали прямо в камере. Вика же после беглого осмотра увели.
  
  6 апреля. Маргарет Фостер
  Под утро над поймой поднялся густой утренний туман. Трава была мокрой от росы. Со стороны рощи доносилось уханье филина. Гейл уже не спала, она сидела в углу, обхватив ноги холодными синюшными руками. За ночь кузов машины остыл, и, казалось, что на улице теплее, чем внутри.
  Маргарет потянулась, насколько ей позволяло внутреннее пространство фургона, и, сдвинув вбок дверь, выбралась наружу. От росы штаны вмиг стали мокрыми почти до самых колен. Обойдя автомобиль по кругу, она села за руль, завела двигатель и включила печку. Звук двигателя заполнил салон неровным сбивчивым тарахтением. Маргарет перебралась между сидениями назад и, сев по-турецки, вынула из сетчатого ведра две шоколадки. Одну из них она кинула Гейл.
  - Позавтракаем? - скорее утвердительно прозвучал ее вопрос. Девочка в ответ закивала.
  От остывшей воды сводило зубы. Маргарет сидела и мечтала о теплом чае, неважно каком, сейчас любой бы подошел, даже самый дешевый, главное теплый. Гейл вообще отказалась пить воду, съев шоколадку всухомятку. Через полчаса внутри стало более-менее тепло. Щеки девочки порозовели, и она прекратила стучать зубами.
  Еще через час туман превратился в дымку, и Маргарет все же решилась дойти до берега. Как она и предполагала просто так сделать это не получилось, за вроде бы короткий участок пути она дважды проваливалась по щиколотку в лужи, которые скрывались среди поросших травой и камышом кочек. Выбравшись, наконец, к воде, она всмотрелась сквозь дымку в очертание противоположного берега. В этом месте ширина Темзы была, наверное, мили две, не меньше. Мосты были разрушены. Если какой-нибудь случайно и уцелел, то добраться до него было бы чрезвычайно опасно. На берегу, кроме выброшенных коряг, других плавсредств не наблюдалось. Она вернулась к машине, забрала Гейл и остатки их скромного провианта и, хлюпая по раскисшему лугу, вновь выбралась к берегу.
  Первый мертвец встретился через двадцать минут. Когда-то это был мужчина. Судя по его сине-зелено-серому цвету, и распухшему лицу в воде он провел не один день. На нем был одет красный спасательный жилет. Когда Маргарет вместе с Гейл приблизились на расстояние двадцати метров, мертвец медленно поднялся и побрел в их сторону. Он был настолько медлительным, что обойти его не составило проблем. Гейл паниковала, она вырывалась, а глаза превратились в блюдца. Чтобы хоть как-то привести ее в чувство, Фостер со всей силы сжала ее ладонь, да так, что Гейл взвизгнула. Маргарет повернулась к ней и, потянув ее за руку, побежала вдоль берега, увлекая ничего не понимающую девочку за собой.
  На лодку они наткнулись случайно. В кустарнике, стояла аккуратно, привязанная к забитому в раскисший берег колышку, плоскодонка. На земле вокруг были совсем свежие следы. Маргарет осмотрелась по сторонам, вокруг не было ни души. Затем, она подошла к задранному вверх мотору и приложила к нему ладонь. Он оказался слегка теплый, - Минут двадцать не дольше, - произнесла она и следом добавила, - А ну помоги мне!
  Отвязав лодку и столкнув ее в воду, путницы перебрались через невысокие борта. Маргарет, обнаружив внутри весла, улыбнулась и погребла прочь от берега. И только оказавшись на достаточном удалении, она опустила и запустила мотор.
  Маргарет проплыла вдоль длинного деревянного пирса Саусэнда, превращенного в музей и прогулочную зону, и уходящего от берега в воды Темзы больше чем на милю. Сразу обратив внимание, что находящаяся в его конце спасательная станция, как и деревянные домики уличных торговцев, были разграблены. Затем, повернув у самого берега налево, направилась параллельно нему, в сторону Канви-Айленда. Дорога, возвышающаяся над галечным пляжем, была заставлена, брошенными машинами. У многочисленных питейных и развлекательных заведений на берегу бесцельно стояли мертвецы.
  Они выбрались на грязный берег между двух устьев реки Хадли Рей. Небольшой кусок суши находился между Канви-Айлендом и северным берегом Темзы. Через него по двум мостам вела дорога на сам остров. Маргарет, вновь крепко схватив руку Гейл, неспешным шагом направилась в сторону ближайшего моста.
  
  6 апреля. Ирландец
  - Арти, Ллойд, пойдем втроем. На развилке с Харбор-роуд повернем не налево, в город, а направо. Как только поравняемся с рощей, что примыкает к кладбищу с севера, уходим в поля. Участки разделены между собой линиями из кустарника, они скроют нас от ненужных взглядов, а дальше нас прикроют деревья. Запомните, сейчас мы лишь наблюдаем.
  После, наступления сумерек, тройка Ирландца выдвинулась к разрушенной церкви, как и планировалось, они пробрались через поля на северо-востоке и уткнулись в рощу. Позицию для наблюдения искать не пришлось, деревья и кустарник подходили практически вплотную к руинам. Группа наблюдала за местом полчаса. За это время, со стороны разрушенного каменного здания два раза доносился шорох, и это точно был не ветер, гонявший между могильными плитами старую листву. Оставив в овраге Арти и Ллойда, Гарретт прополз десяток метров к низкой ограде и замер. Среди руин определенно кто-то был, сначала Ирландец услышал шарканье, а затем скрип. Можно было допустить, что там за каменной стеной отирается пара другая мертвецов, если бы не едва уловимый запах горящего дерева. Стараясь издавать как можно меньше шума, Гарретт вернулся в овраг тем же путем.
  - Там точно люди, возможно наблюдатели, иначе, зачем им так усердно скрываться, - сказал шепотом Ирландец.
  - Какие указания, уходим? - задал вопрос Арти.
  - Меня просто разрывает от любопытства, не усну, пока не узнаю, кто там прячется, - шутливым тоном произнес Гарретт, - Если там наблюдатели то их немного, сделаем все быстро. Ллойд, обойдешь церковь слева, в торце есть брешь в стене, пролезть ты там не сможешь, но прикрыть меня оттуда получится. Я войду с главного входа. Арти, если начнется заваруха, забери наших ребят, и сравняйте здесь все с землей.
  - Опять я все веселье пропущу, - ухмыльнулся Арти.
  - Успеешь еще умереть, - Ирландец, хлопнул Ллойда по плечу и кивнул в сторону церкви.
  Преодолев ограду, Гарретт в полуприседе направился к входу в разрушенное здание, выглянув за угол и, удостоверившись, что перед входом никого нет, он жестом дал команду Ллойду. 'Ну, поехали!' - мысленно произнес Ирландец и, сделав глубокий вдох, заскочил внутрь, одновременно включая стробоскоп на фонаре. Яркие холодные вспышки осветили мрачное холодное нутро церкви, но ничего кроме старых камней и остатков обрушенной крыше там не было. Переключив режим на фонаре, он осмотрел каждый угол - ни душе. 'Не может быть' - подумал Гарретт, - 'Те, кто были здесь, не могли уйти так быстро и тем более незаметно. И запах костра, он мне не померещился, я его и сейчас чувствую'. Гарретт обошел кучу гнилых досок, сваленных на том месте, где когда-то был алтарь. Осветив пол, он увидел еле различимые царапины на полу, будто бы что-то протащили по полу. Хмыкнув, Ирландец вышел на улицу, подошел к Ллойду и дал указание, не спускать глаз с кучи гнилых деревяшек на полу, а сам отправился за Арти.
   - Давай, а мной! - тихо произнес Ирландец.
   Вернувшись в церковь, Ирландец подозвал Ллойда и скомандовал ему, разобрать трухлявую кучу. Он посмотрел с недоумением, и начал раскидывать гнилые деревяшки, выхваченные из тьмы светом фонаря.
   - Стой! - Ирландец сделал шаг вперед и ударил прикладом по листу толстой фанеры, кусок которой показался после того, как были убрана часть мусора, - Вот и разгадка, - пробормотал Гарретт.
   На удивление сдвинуть его удалось без усилий.
   - Чествуете запах? - спросил Ллойд.
   Ирландец кивнул.
   - Эй, внизу поднимайтесь, у вас минута, в противном случае забросаем гранатами? - крикнул в открывшийся темный проход Арти.
   - Какие нахрен гранаты? - удивленно прошептал Гарретт. Арти только пожал плечами, - Надо же было попытаться. Нетрудно догадаться, что ответа на угрозы не последовало.
   - Арти страхуй, Ллойд ты сразу за мной, - скомандовал Ирландец. Он достал из подсумка ХИС, переломил полупрозрачную палочку и бросил ее вниз. Темный пространство подземелья залил тусклый зеленый свет. Гарретт спрыгнул, встал на колена и взял в прицел проход, выложенный камнем, который через несколько метров переходил в помещение. Следом за Ирландцем спустился Ллойд. Они двинулись вперед.
   Коридора упирался в помещение, за ним было еще одно, в котором они и обнаружили до смерти перепуганную, забившуюся в угол семью: родителей и паренька лет шести.
   - Не убивайте, прошу вас, - проскулил отец семейства.
   - Ллойд, опусти ствол, - миролюбиво произнес Гарретт, а сам опустил винтовку вниз, - Не тронем, не бойтесь. Как вас зовут.
   - Алан, моя жена Дженет и сын Роб, - дрожащим неуверенным голосом ответил мужчина.
   - Я Гарретт, там мои люди, - он показал большим пальцем себе за спину, - Расскажите, что вы тут делаете?
   Через двадцать минут, вокруг вновь разведенного костра, сидели Ирландец и Алан. Его жена с ребенком укрылась в соседнем помещении, а Ллойд поднялся наверх к Арти, как он сказал: 'ушел контролировать подходы к церкви'.
   - Так все же, как вы тут оказались?
   - Мы жили неподалеку в конце улицы, когда все это случилось и мертвые начали 'воскресать' я решил взять семью собрать вещи и отправиться к родителям на запад. Их ферма недалеко от Гленкорриба... Мы добрались до шоссе N2 и там встряли в пробку. Говорили, что дорогу заблокировали, но я сам этого не видел. В общем, простояли мы наверно часа три, а потом начался крик и паника, люди выбегали из своих машин и разбегались кто куда. Ну, и мы поступили как все, бросили машину и сбежали. Следующие три дня просидели дома, даже к окнам подходить боялись. А потом утром появились эти бандиты, я проснулся от звука выстрела, выглянул в окно и увидел как наших соседей, вытаскивают из дома вооруженные люди, а затем их застрелили. У меня чуть сердце не остановилось. Я собрал 'своих' в охапку, и через заднюю дверь сбежал сначала в лес, а потом сюда.
   - А почему не ухали, когда ушли бандиты?
   - Побоялись, мертвецов много, наша машина осталась на шоссе, а пешком мы далеко не уйдем. И те бандиты регулярно через наш город проезжают, они вторую неделю что-то с юга вывозят, думаю, Дублин грабят.
   - А сколько их?
   - Не знаю, обычно проезжает три грузовика, но вот два назад было еще четыре фургона.
   - Алан, а как часто они туда-сюда мотаются?
   - Раз в три дня, последний раз они проезжали вчера.
   - И всегда по одному маршруту, в городе они останавливаются?
   - В городе не останавливаются, пролетают на полной скорости, утром с севера на юг, а вечером обратно.
   - На карте покажи маршрут твоих бандитов, - Гарретт вынул из нагрудного кармана сложенную карту и протянул ее собеседнику.
   - Вот здесь..., - Алан провел пальцем, повторив изгибы желтой линии дороги.
   - Понятно. Если хотите, можете пойти с нами, сопроводим вас до первого живого анклава?
   - Спасибо, мне надо с женой посоветоваться,
   - Ну... советуйся, - ухмыльнулся Ирландец, - И еще я оставлю одно из своих парней, чтобы понаблюдал за дорогой, не помешает?
   - Нет, но только у нас совсем мало припасов, - испугался Алан.
   - С провизией у нас проблем нет, еще и твоих накормим.
   После непродолжительной беседы Гарретт забрал своих ребят и вернулся в занятые его группой дома. До поздней ночи он обдумывал план нападения на колонну мародеров. Эта идея родилась в голове Ирландца после первых минут общения с Аланом. И дело было не только в транспорте, его как раз проще найти на улице, а в раздирающем его самого любопытстве, он хотел понять, с кем и чем он может столкнуться на острове.
   'Время нападения - однозначно надо делать это утром, когда они едут на юг, если все сделать чисто, и у них в не оговорены сеансы связи, то и тревогу поднимут не раньше вечера. В любом случае фора в пару часов будет', - размышлял Гарретт, сидя за столом в полутьме, - 'Перехватывать их надо в городе, завтра предварительно осмотрим улицы, а дальше будем думать, стоит ли влезать в очередную авантюру, и если да, то каким образом это сделать с минимальным риском'.
   С первыми лучами солнца Ирландец повел группу из двенадцати человек в центр Карроглена. Мертвецы встретились один раз на окраине, в стороне от основных улиц, их решили пока не трогать. Дорога, по которой проезжали бандиты, была расчищена, даже припаркованные машины оттащили и бросили на площади в центре.
  - Какие будут мысли, господа? - Ирландец задумчиво осмотрел темные провалы окон на вторых этажах, стоявших вдоль улицы, домов.
  - Перегородим дорогу, да перебьем им, что тут думать, - предложил Сил.
  - Глупость, - возразил Арти, - Сам подумай, ты расчистил путь, регулярно по ней проезжаешь, а тут вдруг препятствие на дороге, твои действия, Сил?
  - Засада? - послышался, неуверенно ответ.
  - Именно! Надо придумать что-то другое.
  - Надо, надо, - вмешался Гарретт, - обратите внимания на окна!
  - А что с ними? - поднял голову Арти.
  - Ни одной занавески или шторы, не верю, что так было с самого начала.
  - Думаешь, специально сняли?
  - Эти ребята стараются обезопасить свой маршрут.
  - И-и-и, - протянул Арти, в ожидании свежей идеи от Ирландца.
  - Чувствую, что не надо нам сейчас в это лезть? Давайте осмотрим примыкающие улицы на предмет подходящего транспорта и сворачиваемся.
  С машинами вышла неприятная история. Вроде и брошенных полно, только зависти ни одну не удалось. Сил случайно, больше по привычке, заглянул под днище и нашел аккуратное еле заметное отверстие в баке. Затем он проверил вторую, третью - в каждом случае результат был одинаков.
  - Постарались, - Сил вытер ладони, и сплюнул себе под ноги, - Дальше проверять будем?
  - Нет, возвращаемся...
  
  6 апреля. Александр Макфарлан
  Вечером уже после заката, ко мне в застенки спустился офицер. На вид ему было около пятидесяти. Он окинул меня тяжелым, усталым взглядом и, взяв у стены складной стул, сел напротив, в метре от решетки.
  - Значит вы тот самый господин Джонс, - начал он.
  - Смит, - поправил я его.
  - Хм... Смит. Долго придумывали?
  - Не понимаю, о чем это вы?
  - Хотел бы я, чтобы вы действительно не понимали, но увы. К слову, мне все равно, как вы себя называете, меня больше интересует природа ваших ранений.
  - Это не укусы, уверяю, - с ухмылкой ответил я.
  - Вижу, что не укусы, иначе чтобы мы тут с вами двумя нянчились. Где получили ранения?
  - В засаду попали.
  - Хотелось бы больше деталей: где, когда, откуда ехали и так далее?
  - Зачем вам это? Преступников собрались ловить? - с ухмылкой произнес я.
  - Или уже поймал, - устало ответил офицер.
  - Смешно.
  - Почему же? Сегодня, например, не вышел на связь один из моих патрулей, который выполнял задание на 'южном берегу'.
  - Это точно не мы, доктора своего спросите, раны не сегодня получены.
  - Я вас пока ни в чем и не обвиняю. Просто хочу услышать рассказ.
  - Мы ехали по дороге, нас обстреляли.
  - У вас осколочное, - с усталой улыбкой произнес полицейский, указывая на свежую повязку на плече.
  - Граната рядом разорвалась.
  - Или мина?
  - Я небольшой специалист, может и мина.
  - Возможно, - на выдохе произнес офицер, - Не клеится наша беседа. Давайте лучше я расскажу, как я вижу ситуацию, например, группа мародеров не поделила с конкурентами добычу и одни постреляли других. Выжили только двое. Или еще... бандиты напали на караван беженцев, но не рассчитали силу и получи по зубам. Я могу продолжить, у меня богатая фантазия.
  - Не пойму, какая разница, где и как на нас напали? Мы попали в передрягу, добрались до первого попавшегося анклава, коим оказались вы. Все конец истории.
  - Да такая, что моя обязанность обеспечение безопасности более тысячи гражданских, а какие-то два израненных придурка заваливаются ко мне на остров, требуют врачей и другие блага, а в ответ даже имена себе поленились придумать, Джонс твою мать и Смит. И когда я задаю простые и понятные вопросы, вы начинаете ломать комедию.
  - Мы ехали на машине, около Гастингса нас обстреляли. Кто не знаю, мы свалили в порт, там нашли лодку, на ней и добрались.
  - Опять вы лжете. Гастингс 'мертв', вы даже на машине не смогли бы заехать в город, не говоря уже о том, чтобы добраться до порта.
  - Что вы от меня хотите?
  - Услышать правду.
  - Это и есть правда. Мы плавали вдоль западного побережья на рыболовецкой лодке, останавливались где могли. Ночью, три дня назад, около Портсмута сели на мель, пришлось выбираться на берег и искать машину...
  - Почему не взяли другую лодку? - прервал меня офицер.
  - Не смогли пробиться в местную марину. Как я и говорил, мы нашли машину и направились на восток. На вторые сутки прозевали засаду, нас обстреляли. В порт Гастингса, чтобы вы не говорили, мы прорвались, там-то и нашли то корыто, на котором добрались сюда. А то, что касается благ и прочего, мы готовы сообщить и даже показать место с ценными товарами.
  - Да-да, Гилфорд что-то говорил про какие-то там моторы. И еще вопрос, - офицер встал и на мгновение вышел из комнаты, - Что это? - вернувшись, спросил он, показывая знакомый черный чемоданчик.
  - Не знаю, нашли в Портсмуте, в том же месте, где лежат 'какие-то моторы', я думаю, навигационное оборудование.
  - А зачем брали, если не знаете что это?
  - Так 'штука' компактная и явно ценная.
  - Ладно, утро вернемся к нашей беседе. Спокойной ночи.
  Офицер покинул помещение, уходя он выключил свет, оставив меня в кромешной тьме наедине с собственными мыслями.
  
  6 апреля. Маргарет Фостер. Канви-Айленд
  На ведущем к острову мосту из автобусов была сооружена баррикада. Чуть поодаль высился наблюдательный пункт - на скорую руку сооруженная вышка. За ее невысокими бортами, сделанными из листов жести, просматривались два силуэта. Горе-часовые, даже не заметили, что к ним со стороны моста подходят двое незнакомцев, настолько они были увлечены беседой. Маргарет окрикнула их. Наблюдатели аж подпрыгнули от неожиданности. Один из них судорожно схватился за стоящую в углу винтовку, которая чуть не выпала из его трясущихся рук, и направив ствол в сторону моста, выкрикнул 'Стоять!'.
  - Не пальни с перепугу! - крикнула Маргарет, - где у вас прием новых поселенцев.
  - Стойте ни шагу дальше, - продолжил незадачливый караульный высоким напряженным голосом. Его напарник спустился по приставной лестнице и подбежал к незваным гостям. Перед Маргарет стоял совсем молодой паренек, еще ребенок, на вид он был не старше Гейл. Видимо, их поста на самый тихий пост, чтобы и при деле, и под ногами не путались. Парень сильно нервничал, он, не зная что делать в подобной ситуации, встал посередине дороги и уставился выпученными бегающими глазами на визитеров. Схватившись обеими руками за рацию, он начал вызывать 'полицейский участок', при этом зажимая на клавишу сканирования частот.
  - Другая кнопка, - сказала Маргарет, еле сдерживая смех. Наблюдатель оторвал взгляд от рации, резко кивнул и вернулся к своему занятию.
  'Полицейский участок, это пост на болоте, прием! У нас нарушители, пришлите помощь', - он как заведенный повторял одну и ту же фразу, пока голос из динамика сухо не ответил 'ждите'.
  Машины появились через десять минут, все это время часовые не проронили ни слова. Словно остолбенев и боясь даже шелохнуться, они замерли на своих местах. Когда на дороги остановился патруль, ребята, не сговариваясь, дружно с облегчением выдохнули, и скрылись за бортами вышки.
   - Вышедший из-за руля патрульный, медленно направился в сторону Маргарет и Гейл. У машины его страховали двое напарников.
  - Не делайте лишних движений, пожалуйста! Если у вас есть оружие, медленно положите его на землю, - рука патрульного переместилась на рукоятку пистолета, а сам он сместился в сторону, чтобы не перекрывать линию огня товарищам.
  - Спокойно, я достаю пистолет! - сказала Фостер, и медленно вытащила из-за пояса 'кольт' и положила его перед собой на землю.
  - Укушены? - не отводя пристального взгляда, уточнил полицейский.
  - Нет.
  - Хорошо, если так? Толкните пистолет в мою сторону!
  Маргарет выполнила требование.
  - Сейчас я отойду в сторону, а вы медленно подойдете к черному пикапу и сядете в кузов, все без резких движений и руки держите на виду.
  Маргарет повернулась к Гейл и сказала, - Идем, все в порядке.
  Девочка в ответ захлопала ресницами и последовала следом за Маргарет. Полицейский, что-то сказал ребятам на посту, а затем вернулся и сел во вторую машину, за ним последовали его напарники. Черный внедорожник с девушками в кузове тронулся с места, развернулся и покатил в сторону городской застройки. Вторая машина следовала следом, из прорезанного в крыше люка показался стрелок, который всю дорогу не выпускал из виду пассажиров, ехавшего впереди пикапа.
  Оба автомобиля резко затормозили напротив здания школы, после чего двое подошедших, уже гражданских, которые сопроводили Гейл и Маргарет в здание. Перед самым входом их бесцеремонно обыскали и пропустили вперед. В школьной столовой был оборудован лазарет. Внутри, кроме скучающей медсестры, никого не было. Следующий час неспешная, меланхоличная тетка в белом халате провела осмотр на предмет укусов, а затем передала Маргарет и Гейл все тем же гражданским, которые привели их в помещение бывшего класса, где и заперли. Часы шли в бездельном смотрении в окно. За грязным решетчатым окном была видна глухая кирпичная стена и маленький кусок улицы, по которой изредка проезжали машины.
  Гейл уселась на стул напротив висевшей на стене карты, и тихонечко, едва слышно всхлипывала. Какие мысли были сейчас в ее голове можно было только гадать. Маргарет же уперлась локтями в подоконник, подперла руками голову и, выхватив взглядом из противоположной стены одинокий кирпичик, который был немного темнее остальных, погрузилась в размышления. Она пыталась вспомнить события последних двух дней, выстроить их в цепочку понять логику событий, но в мозгу всплывали лишь яркие перемешанные вспышки последних событий. Мутант гоняющейся за ней по Портсмуту, девочка, выскочившая на дорогу, разрушенное здание штаба ВМФ, темная мутная вода, все это каруселью проносилось у нее в голове, погружая в пучину уныния. В сознании сами собой рождали все новые и новые вопросы: 'почему это все происходит?', 'почему она здесь и жива?', 'как случилась эта катастрофа?', 'где сейчас ее друзья?'. Попытка дать ответ на один из них порождала новые вопросы, и так продолжалось до тех пор, пока щелкающий звук поворачивающего ключа не заставил ее обернуться.
  В комнату зашли двое полицейских. Один из них остался стоять в дверях, а второй выудил из угла стул, сел на него и жестом предложил делать то же самой девушкам. Разговор был долгий и утомительный. Полицейского звали Брюс Уолкер, насколько Маргарет поняла из беседы, он то ли был, то ли стал после событий самой большой шишкой в анклаве. Хотя вид у него и был жалким и помятым, свою работу он знал и после первой пары слов сразу переключился на 'допрос' Гейл, которая если и хотела что-то утаить, то не смогла бы. Она выдала свою историю с самого начала - рассказала, как оказалась на ферме дяди, как тот не вернулся в один из дней, как она скрывалась от мертвецов и, конечно же, про встречу с Маргарет. С этого момента коп насел на нее основательно, начал уточнять детали и переспрашивать. В тот момент Фостер думал о том, что сама сглупила, допрос был ожидаем и перепуганную девчонку нужно был подготовить, как минимум проговорить отдельные моменты. Сейчас она могла только сидеть и бросать раздраженные взгляды на полицейских. Каких-то страшных тайн Гейл выдать просто не могла, она их просто не знала. Но занудный Уолкер все равно нашел к чему прицепиться. Выслушав Гейл, он обратился к Маргарет и начал выяснять про лодку, на которой они переправились через Темзу. Особо смысла юлить здесь не было, Фостер рассказала все как было, опустив лишь момент о том, что она прекрасно понимала что та лохань, на которой они плыли была не брошена или забыта на том берегу, а ее там оставили люди, высадившиеся на берег незадолго до их с Гейл появлением. Закончив свой пересказ событий, Маргарет решила задать свербящий ее вопрос:
  - Офицер Уолкер, к сожалению, не знаю вашего звания, после столь продолжительной беседы могу я задать вам вопрос?
  - Конечно, что вас интересует.
  - Со мной были товарищи, к несчастью, мы вынуждены были расстаться, и они, возможно, направились в вашу сторону, морем. Еще они могут быть ранены?
  - Мне не докладывали о раненых мужчинах, извините, - ответил полицейский. То, как изменилось его лицо, когда он отвечал, Маргарет не могла не заметить, но пока она решила не развивать дискуссию на эту тему.
  - Печально слышать, если они вдруг доберутся до вас, будьте любезны проинформируйте меня.
  - Всенепременно. Если мой ответ вас удовлетворил, я хотел бы вернуться к вашей истории. То, что произошло после неожиданной встречи с вашей спутницей, мне понятно. А вот предшествующие ее события...
  - А что, собственно, вы хотите услышать, а главное, зачем?
  - Я хочу составить представление о том, с кем я сейчас разговариваю. Как я понял, вы путешествовали с товарищами, сколько вас было?
  - Это важно?
  - В какой-то степени да.
  - По-разному, в последнее время втроем, - уклончиво ответила Маргарет.
  - И что вы делали втроем?
  - Самый идиотский вопрос, который мне задавали, наверное, в жизни, - усмехнулась девушка, - Выживали, или вас интересую нюансы моей личной жизни?
  Этот вопрос заставил офицера Уолкера смутиться, первые секунды он молчаливо сидел, не зная, как реагировать на такой вопрос.
  - Простите, мой вопрос мог быть неоднозначно истолкован, - подобрал подходящие, как ему казалось, слова Уолкер, - меня интересовали исключительно детали вашего путешествия.
  - Прощаю, - раздраженно бросила Маргарет, - мне нечего рассказать, история моих злоключений аналогична тысячи таких же.
  - Но не каждый рассказчик, приходит к нам со столь необычным для здешних мест оружием, откуда он у вас? - Уолкер достал из-за спины М 1911.
  - Нашла! И с чего вы решили, что редкий?
  - У полиции и армии данное оружие не стоит на вооружении, так что законно на территории Соединенного Королевства он появиться не мог.
  - Когда этот пистолет попал ко мне, не существовало уже Соединенного Королевства и соответственно его законов.
  - И все же, откуда он у вас.
  - Я уже ответила, что нашла, если точнее, подобрала с 'убитого' зомби. Такой ответ вас устроит.
  - Пока да. Вернемся к вашим друзьям, кто они?
  - Обычные люди.
  - А конкретней, я все же полицейский, жуть как люблю детали.
  - Какие еще детали, - Маргарет сделала глубокий вдох, вся эта ситуация начинала ее бесить.
  - Расскажите, кто они по профессии, чем занимались, как и при каких обстоятельствах вы познакомились.
  - Вы меня удивляете, честно. Мир покатился к черту, а вы продолжаете играть в полицейского. Но если вам от этого станет легче и вы, наконец, избавите меня от вашего утомительного общества, тогда, пожалуйста: познакомились мы после 'событий', случайно, встретились случайно, на станции в Ливерпуле...
  - Ливерпуль на севере, а вы пришли с юга?
  - Вы хотите, чтобы я вам рассказывала, или будете перебивать меня на полуслове?
  - Прости, продолжайте.
  - Там и познакомились, вместе прятались от мертвецов. Профессий и даже фамилий не знаю, нам как-то не до этого было. На юг попали случайно, в каком направлении была возможность ехать, туда и ехали.
  - А имена?
  - Это вы о чем?
  - Вы сказали, что фамилий ваших друзей вы не знаете, но имена-то вы их знаете, не по номерам же друг другу обращались.
  - Вик и Александр.
  - Хорошо, как вы разделились с ними.
  - Мертвецы разделили, пришлось разбегаться.
  - Вы говорили про то, что они могут быть ранены, мы тут разное видели, но мертвецы умеющие обращаться с оружием - это что-то новенькое.
  - Я не утверждала, что они обязательно ранены, а лишь допустила такую возможность.
  - Хорошо, хорошо не горячитесь. Я прослушал, а в каком месте вы вынуждены были расстаться?
  - Саутгемптон, - выдала Маргарет первый пришедшее в голову название города на юге.
  - Спасибо дамы, больше не смею вам стеснять своим присутствие.
  Полицейские вышли из класса, дверь щелкнула замком и наступила тишина. Где-то спустя полчаса пришла, медсестра в сопровождении вооруженного мужчины и принесла воду в пластиковых бутылках и две порции овсянки, в пластиковых одноразовых тарелках и с такими же одноразовыми ложками. Потом сопровождающий медсестру мужик втащил в помещение два матраса и, хором пожелав 'спокойной ночи', они поспешили удалиться. Пребывавшая в прострации Гейл, увидев еду, оживилась. Казалось, на ее лице появилось подобие улыбки, она схватила тарелку и жадна начала закидывать в себя ее содержимое. Маргарет же, попробовав белесую практически безвкусную жижу, выругалась про себя, и отдала свою порцию Гейл. Девочка не стала возражать и, прикончив свою тарелку, приступила к добавке. На улицу начинала опускаться вечерняя мгла.
  
  6 апреля. Канви-Айленд. Брюс Уолкер
  Бывший шеф полиции стоял на ступеньках участка и теребил пальцами измятую сигарету. Вечер был холодный, температура была немногим выше нуля, а с востока дул холодный ветер, от порывов которого не спасало даже шерстяное пальто. Улицей полностью завладела ночь, городское освещение перестали включать в целях экономии, и единственным источником света были два огонька на мачтах освещения в порту на юге острова.
  'Холодный воздух хорошо прочищает мозги!', - эту фразу Уолкер повторял как мантру каждый раз, как попадал в непростую ситуацию или сталкивался с неразрешимой задачей. Сейчас в голове был бедлам, помимо текущих проблем, для решения которых элементарно не хватало времени и рук, прибавились еще и эти игры в 'угадайку' с неожиданными и незваными гостями. Весь опыт, накопленный за десятилетия службы в полиции, подсказывал, что эти визитеры, кем бы они ни оказались, доставят еще много проблем. Брюс едва успел достать зажигалку, как в конце улицы показалась пара ярких пятен, выхватывающих из тьмы силуэты деревьев и домов. Патрульный автомобиль со скрипом тормозов остановился напротив участка, прямо посередине дороги и из него выскочил дежурный офицер Френсис Гилфорд.
  - Шеф, еще одно нападение, на этот раз на дамбе! - с ходу выкрикнул Френсис.
  - Мать твою, что же за день сегодня такой! - Уолкер, бросил сигарету на землю и сел на пассажирское сидение.
  - Рассказывай, все, как и в прошлые три раза?
  - Да, погиб рабочий с дамбы, вышел на обход и пропал, у третьей турбины мы нашли лужу крови и в этот раз изгрызаную кисть.
  - Я уверен, что рядом завелась одна из тех тварей, мутантов.
  - Этого я и боюсь. Френсис, постарайтесь особо не распространяться про новое нападение, только паники нам не хватало.
  - Поздно шеф, уже вся смена знает, а завтра об этом весь город будет говорить. Шило в мешке не утаишь!
  - Хреново, весь день наперекосяк сегодня. Еще и 'этих' нелегкая принесла на мою голову.
  - Вы про утренних задержанных?
  - И про них, и про эту бабу с девчонкой.
  - А что они?
  - Да не знаю цирк какой-то, сказки рассказывают одна хлеще другой, из них всех только девочка, похоже, говорит правду и то, только потому, что до смерти перепугана.
  - Давайте утром ребята ими плотно займутся?
  - Это лишнее, других забот выше крыши. Кстати, а у нас камеры в комнате с клетками еще работают?
  - Если включить, то работают.
  - А звук они пишут?
  - Нет, но это не проблема, у меня диктофон хороший есть, я его на столе оставлю под папкой с бумагами, а потом прослушаем.
  - Давай так и сделаем. И утром переведи эту Маргарет в соседнюю камеру к псевдо Смиту, и второго тоже можно, док сказал, что жить будет, нечего ему койку в госпитале занимать.
  Машина плавно остановилась около сетчатого забора у дамбы. Оба полицейских вышли на улицу и прямиком направились к единственному освещенному переносными прожекторами месту. В свете их лучей блестела немалых размеров лужа свежей крови.
  - Докладывайте, что мы знаем? - подойдя ближе, спросил Уолкер.
  - Добрый вечер, шеф, все как и раньше. Тварь спрыгнула с крыши, там мы обнаружили следы когтей, задрала жертву, проломила ограждение и уволокла тело в сторону Бенфлита. Мы не рискнули сильно углубляться в жилую застройку, все-таки темно уже, до утра, если сильного дождя не будет, следы крови никуда не денутся, - доложил один из полицейских.
  - Правильно сделали, что не пошли, утром отправим группу и..., - Брюс обратился уже ко всем, - не распространяйтесь о том, что здесь произошло.
  - Шеф, да уже все знают, уверяю вас. Местные эту тварь уже 'Потрошителем' прозвали. Утром ждите толпу особо впечатлительных жителей у офиса, - скорчил ехидную гримасу Френсис.
  - Вот ты ими и займешься, - резко оборвал его Уолкер.
  - Завтра же Руди смена.
  - Смена Руди, а займешься ты! Вопросы?
  - Нет, сэр.
  - Отлично. Так, ребята до утра сворачиваем работу. Передайте на все посты, чтобы без крайней нужды из помещений носа не казали! Френсис давай сейчас в офис, надо перетасовать завтрашние смены, и высвободить людей для группы. Необходимо выследить этого мутанта и покончить с ним, до того как население охватит паника.
   Обратная дорога проходила в полной тишине, даже двигатель работал как-то по-особенному мягко. Свет в полицейском участке, как и на улицах, был отключен, поэтому работать пришлось под светом фонарей. Гилфорд расстелил на столе карту, покрытую мириадами пометок, сделанных от руки, затем откопал из глубин железного огнеупорного шкафа картонную папку, на корешке которых были указан шестизначный номер, и извлек из нее фотографии с мест предыдущих нападений. С двумя предыдущими и сегодняшним случаем все было предельно ясно: произошли они недалеко друг от друга, все после заката на границе с Бенфлитом. Но вот самое первое нападение произошло на востоке. Несмотря на схожесть случаев, нельзя было исключать, что нападения были совершены разными существами. За планированием Уолкер просидел до утра, над Гилфордом он сжалился и отправил его домой около трех ночи. Утром шефа полиции разбудил стук в дверь, пришли первые встревоженные жители, настал новый тяжелый день борьбы за выживание. II 7 апреля. Канви-Айленд. Александр Макфарлан Еще затемно в помещение для задержанных вошел заспанный полицейский и с брезгливым выражением лица поставил у решетке камеры миску с сероватой бурдой и бутылку воды, и поспешил удалиться. Как говорится, голод не тетка, субстанцию практически без вкуса и запаха я съел за пару минут. Расправившись с завтраком, вернулся к своим обязанностям: развалился на жесткой деревянной лавке и продолжил плевать в потолок. За непродолжительное пребывание в заточении я успел три раза пересчитать все прутья на решетках, выцарапать на лавке 'здесь был Алекс' и оставить на единственной бетонной стене послание будущим поколениям сидельцев с моим мнением о хозяевах этой прекрасной камеры. Не знаю сколько прошло времени с первого утреннего визита, наверное, часа два, дверь отварилась и погруженный в сумрак каземат осветил конус света, вырвавшегося из дверного проема. В комнату зашли трое. Лиц я не разглядел, да и не пытался, демонстративно отвернулся от посетителей к стене. Троица молчаливо прошла мимо моей камеры, затем замок соседний камеры неохотно со скрипом защелкал. Когда двое конвоиров, вышли из комнаты, я обернулся и не поверил своим глазам. - Девушка, а мы не знакомы? - не сдерживая улыбку, радостно воскликнул я. - Пошел..., - Маргарет замешкалась на секунду, услышав знакомый голос, - Алекс? - Нет, Папа Римский, как тебя-то сюда занесло? - Вас неудачников пошла искать..., где Вик? - на мгновение ее голос стал напряженным и тяжелым. - Жив, мы вместе сюда добрались. Поскольку он оказался более удачлив, чем я, то сейчас, наверное, валяется в мягкой пастели, а вокруг снуют симпатичные медсестры. - А тебя чего не лечат? - показав на свежую повязку, спросила она, - Домогался к медперсоналу? - Как мне не хватало твоего саркастического юмора, добрая ты наша. Я бы засмеялся, но плечо побаливает. - Терпи, не маленький! Ты придумал, как отсюда выбраться, умник? - Никак, подождем. Здесь тихо, сухо и даже кормят иногда. Не жизнь - сказка. - Головой ударился или опять идиота включил? - Ты у меня в соседях не больше пяти минут, а уже успела надоесть. У тебя талант. - Скажи спасибо, что здесь решетка, она тебя и спасает от того, чтобы я показала свои таланты. - О, ты заигрываешь! Жду не дождусь. - Выйду отсюда и тебе конец! - Сколько экспрессии. Давай устрой шоу перед камерами. - Камерами? - Под потолком в углу. Улыбнись и помаши ручкой. - Какой же ты все-таки придурок! - Я тоже скучал, - я отправил соседке воздушный поцелуй, и едва успел отскочить в противоположный конец камеры, чтобы в ответ не получить пинка. После неудачной попытки она надула щеки, пробубнила что-то себе под нос и демонстративно отвернулась. Хватило ее правда минут на пятнадцать, Маргарет быстро вернулась в свое 'обычное состояние' и продолжила высказывать упреки в мой адрес. Я не реагировал, сидел с ехидной улыбкой и кивал в ответ, что еще больше ее заводило, а меня и, полагаю, наблюдателей по ту сторону камеры веселило. - Не дуйся, расскажи, с тобой ведь беседовали, какую историю ты им выложила? - На ходу сочинила, а что? - Да так, я тоже не додумался детали проговорить с Виком, не рассчитывал, что нас запрут и будут допрашивать. Теперь исходим из того, что мы рассказали три разные сказки, одна бредовей другой. - Можно личный вопрос? - Валяй. - Ты хоть иногда пытаешься говорить правду? - вопрос прозвучал как очередная издевка, но в этом вся Маргарет. - Почему пытаюсь, я говорю, и чаще, чем ты думаешь. Только вот, сейчас не тот случай, этот анклав работает с Лоуренсом, а возможно и с Кеннетом, хрен его знает, что у них в голове, может быть, они аукцион устроили, с нами в качестве лота, - последнюю фразу я произнес шепотом. - А если Вик? - едва слышно спросила Фостер. - Он не семи пядей во лбу, полагаю, рассказал какую-нибудь душещипательную историю. Не заморачивайся, нашим россказням все равно бы не поверили. 'Хорошую' ложь надо готовить, преподносить ее маленькими дозами, чтобы 'клиент' думал, что ты что-то недоговариваешь, а он такой проницательный сложил два плюс два из обрывков информации и самостоятельно сделал правильные выводы. Одним словом, не наш случай. Спустя час, может быть полтора, в комнату вновь зашел один из копов с металлическим подносом в руках. Я порывался съязвить, что-нибудь насчет того, что не заказывал второй завтрак, но благоразумно промолчал. И правильно сделал, когда охранник выходил он как бы невзначай захватил папку с бумагами, которую 'случайно забыли' на столе у входа в прошлый визит. От повторного приема пищи мой желудок отказался и какое-то время, не находя себе места, ходил из угла в угол. После полудня в наши казематы спустилась целая делегация из восьми человек. Вчерашний старший офицер или кто он там у них скомандовал нам выходить. Я пытался сохранить каменное лицо, но внутри все горело, а сердце стало биться с бешеной скоростью. Маргарет тоже переменилась, зрачки сузились, дыхание стало реже, отчетливо было видно, как на виске пульсирует вена. Поскольку выбора никто не предоставлял, нам оставалось молча в сопровождении восьми конвоиров проследовать на улицу. Каково же было мое удивление, когда на дороге около двух новеньких белых фордов F150, которые блюстители порядка. 'Где-то смародерили, то есть реквизировали' - проговорил я про себя. У одной из машин стоял Вик, опираясь на костыль. Увидев нас, он кивнул и радостно выкрикнул: 'Прикиньте, нас депортируют!'. Нас подвели к машинам. Стоявший до этого позади полицейский, который командовал нашим арестом вчера в порту, вышел из-за спин сослуживцев и поставленным голосом объявил 'приговор'. - Решением руководства Канви-Айленда вам предписано покинуть территорию острова. Мы сопроводим вас до северо-западного поста, - он подошел к борту ближайшему к нам форду и откинул борт, - Шеф приказал выдать провизию, хотя мое мнение, что и отпустить вас уже довольно щедро. Здесь вода и консервы из расчета, чтобы хватило на три дня, - коп ткнул пальцем в черную спортивную сумку, - Еще полагается один пистолет и сотня патронов, два ножа, огниво и один ИПП... все. - Охренеть, подарок они нам сделали, стволы наши верните, - в сердцах вырвалось у меня. - Изъятое имущество, пойдет в счет оплаты лечения, если не согласны, могу и предложенное забрать. Только я открыл рот, чтобы продолжить, как Маргарет со всей дури наступила мне на ногу. - Все грузимся, - крикнул офицер и хлопнул в ладоши, явно получая удовольствие от того, чем он сейчас занят. Через минуту из-за угла показалась Гейл. Увидев ее, Маргарет побледнела и, не вытерпев, закричала: - Да вы совсем охренели, она же совсем ребенок и с нами она не связана. - Успокойся, дамочка, - прошипел усатый полицейский, стоявший ближе всего, - Мы предлагали ей остаться, а она ни в какую, не будем же мы ее силой держать. - Ничего, нас-то держали. В ответ полицейский пожал плечами и отошел в сторону, пожалев о том, что вообще вмешался. Нас троих усадили на заднее сидение одного из фордов, предварительно надев наручники. Зачем, так и осталось загадкой. А вот Гейл посадили во вторую машину. Все восемь полицейских расселись по местам, кто в салон, а кто в кузов и мы неспешно тронулись с места. Оказавшись за пределами города, впереди идущая машина набрала скорость и устремилась в сторону, нависшего над горизонтом, черного силуэта мертвого Лондона. Мы проехали пару миль, перед тем, как ведущая машина резко со свистом тормозов остановилась. Один из полицейских, находившихся в кузове, не удержался и вывалился на обочину. Не успев очухаться от столь неожиданного маневра и понять, что случилось, наш автомобиль сильно ударило справа. Послышался звук осыпающегося стекла и в ту же секунду наш водитель схватился за шею, стекло кабины в момент окрасилось в красный. Передний пассажир бросился к нему, в попытке помочь зажать рану. - Наручники, быстро! - крикнул Вик. - Полицейский судорожно заметался, ощупывая боковой карман куртки в поисках ключей. Найдя их, он дернул руку в сторону и наш 'золотой ключик' предательски выскользнул и трясущихся пальцев и залетел под сидение. На крышу первой машины запрыгнуло 'нечто'. Очередной мутант, был похож на того, с которым мы столкнулись в аэропорту Саусэнда. Тварь соскользнула с крыши в кузов и кинулась на, впавшего в ступор, копа. Одновременно второй мутант выбил заднее боковое стекло в первой машине и, вцепившись шею Гейл, выволок уже бьющегося в конвульсиях ребенка на дорогу. Тем временем, вывалившийся за борт, служитель закона пришел в себя и бросился в нашу сторону. Раздалась короткая очередь, один из пассажиров в головной машины открыл огонь. Я видел, как пули попадали в тело мутанта, не причиняя ему никакого вреда. Третий монстр влетел в салон через лобовое стекло, его челюсти со щелчком сомкнули на голове умирающего водителя. Пока тварь была занята своей жертвой, Вик дернул ручку и вывалился наружу, Маргарет, оттолкнувшись от меня, вынырнула следом. Нарочно она сделала основной упор в мое раненое плечо и случайно, можно только гадать, результатом стало то, что я взвизгнул от боли, чем привлек на себя внимание мертвого монстра. Серая лысая голова повернулась в мою сторону. От ужаса перехватило дыхание, перед моими глазами стоял конец истории, кошмарный, бесславный, а главное бессмысленный. В тот момент я не понимал что произошло. По ушам глухо, как сквозь вату, ударили звуки выстрелов, мутант в одночасье потерял ко мне интерес, извернулся и ударил массивной лапой переднего пассажира. Одновременно открылась дверь с моей стороны, и Вик, схватив меня за шкирку, стянул с сидения. - Третий! - раздался чей-то крик, а затем началась беспорядочная стрельба, а следом послышался хлопок. Моментально первую машину, вместе с одним из атаковавших нас мутантов охватил огонь. Оставшиеся двое как по команде, бросились в разные стороны, волоча по земле свою добычу. Тут уже я, еле стоя на ватных ногах, тонким мандражирующим голосом крикнул 'Бежим!'. Маргарет рванула вдоль обочины, следом ковылял Вик, а уже затем в метре позади, я. Обернувшись, я видел бегущих позади двоих полицейских. - Живо сюда, - крикнул один из них. Он соскользнул в дренажную канаву, идущую параллельно дороги и через несколько метров нырнул в довольно широкую трубу. Следом за ним побежали Маргарет и второй полицейский. Я придержал Вика, помогая ему спустится, и спрыгнул следом, когда один из мутантов выдвинулся в нашу сторону. Прибавив скорости, мы заскочили в трубу и на корточках отползли от входа. Внутри пахло тиной, сыростью и прелым сеном, удивительное сочетание ароматов для такого странного места. Мы пытались отдышаться и с опаской поглядывали по сторонам. С улицы донеслись глухой 'плюх' и звук ломающихся веток. Мутант сунул облезлую гнилую морду в трубу и тут же одернул ее. Существо еще несколько раз мелькнуло у входа в трубу и неожиданно для всех метнулось прочь по раскисшему полю. Звук работающего двигателя эхом заполнил пространство, а затем загремел пулемет. Стрелок не жалел патронов, бил не отпуская гашетку и прекратил только когда опустела лента. - Нерационально! - голосом школьного учителя констатировал Вик. - Плевать, главное тварь отогнали, - ответил один из копов. - Выбираемся, добровольцы есть? - Вик показ в сторону светлого пятна выхода из трубы. - Ты вот и иди, - ответила Маргарет. - С радостью, но, как видишь, я ранен, мне постельный режим положен, - с улыбкой продолжил Вик, - Вон, блюстители закона и порядка сидят, у них и пушки имеются, - покосившись на полицейского, добавил он. Коп обреченно вздохнул и со словами, - Подвинься мальчик, взрослые дяди делом займутся, - протиснулся к выходу. Двигался он не уверенно, даже в полутьме было видно, как трясутся его руки. Он осторожно высунулся, окинул взглядом открытое пространство, затем махнул рукой, - Выбирайтесь, детишки, все чисто, - высоким голосом скомандовал он. - Нога заживет, покажу тебе детишек, - просипел себе под нос Вик, согнувшийся в три погибели и подволакивающий ногу. Следом за ним выбрались остальные. Вскарабкаться на дорогу оказалось не простой задачей, мокрая трава вперемешку с грязью скользила под ногами, да и наручники мешали. На невысокий склон приходилось буквально ползти на четвереньках. Я кое как забрался на укатанную гравием грунтовку и помог затащить барахтающегося в грязи Вика. У горящего форда крутились полицейские, пытающиеся с помощью огнетушителей сбить пламя. Из второго пикапа вытаскивали тела погибших. Через пару минут подъехали еще машины, вокруг суетились люди в разномастном камуфляже вооруженные кто чем. Про нас вообще забыли, хорошо хоть наручники сняли. Туши мутантов погрузили, манипулятором в кузов подъехавшего грузовичка Митсубиши. Трупы трех жертв нападения завернули в брезент и уложили в кузов уцелевшего пикапа. А вот тела Гейл и еще одного полицейского так и не нашли. - Грузимся! - Скомандовал плотный, с ежиком на голове, мужик в охотничьем камуфляже. Один из выживших полицейских подтолкнул нас в сторону только подъехавшего старого универсала 'Вольво', мы послушно загрузились на заднее сидение, спереди сел незнакомый парень, судя по внешнему виду из местных волонтеров, и машина, выбросив гравий из-под колес, развернулась и повезла нас в сторону города. На сей раз, тюремную клетку сменил бывший школьный класс, неразговорчивый провожатый запустил нас внутрь и запер дверь на ключ. - Не задалось утро, - Вик, кряхтя, опустился на пол и вытянул ногу. На перемазанной ставшей серой повязке появился розоватый развод. - Ты как? - спросила его Маргарет. - Бывало и хуже, переживу. - Давай осмотрю. - Да нечего там осматривать, рана как рана. - Хотя бы промою... - Чем, слюной? - влез я в разговор. В тот самый момент, когда Маргарет уже была готова ответить, дверь отворилась, и в комнату зашел уже знакомый доктор с аптечкой в одной руке и костылем в другой. Он махнул девушке рукой, мол 'отойди, не мешай' и Маргарет, не произнося ни слова, отступила в угол класса. Склонившись над Виком, эскулап вынул из алюминиевого ящика ножницы, разрезал бинты на ноге, а затем смоченным предположительно спиртом ватным тампоном обработал края раны. Убедившись, что швы не разошлись, он сноровисто перебинтовал пациента, скупо улыбнулся, и со словами 'Пользуйся' вручил Вику костыль. Следом настала моя очередь. Практически на бегу доктор наложил свежую повязку и исчез в коридоре. В тот же момент в комнату зашли трое. Местный 'шеф', безымянный полицейский, прятавшийся с нами в трубе и офицер, руководивший нашим арестом в порту. - Вот чувствовал, что от вас одни беды будут, - на ходу прошипел Уолкер, - Четырех человек потерял, еще и ребенка загубили, - последние слова были адресованы самому себе. Выглядел полицейский не очень, взгляд был потухшим, на лице щетина, да и несло от него старым добрым шотландским виски. - Сами нарвались, - не сдержался Вик, - Машины не подготовлены, люди как на прогулке..., - продолжил он, поймав неодобрительный взгляд второго копа. - Да к нам эти твари не забирались никогда, - заговорил, стоявший справа от шефа, полицейский. - Успокойся Талбот, все оплошали, - остановил парня Уолкер. Воспользовавшись секундной паузой, в разгорающийся спор вмешался я, - Шеф, вы здесь для того, чтобы справиться о нашем самочувствии? - Юморист, твою мать, - фыркнул Брюс, - Сейчас мне нужно решить, как с вашей троицей поступить, - голос полицейского наполнился свинцовой тяжестью, говорил он громко, четко проговаривая каждое слово. - Я вам подскажу. Выпустите нас, и мы тихонечко растворимся в закате, будто бы нас и не было. - Я так и планировал поступить, если вы не заметили, но сейчас ситуация поменялась, люди хотят ответов... от меня хотят! И поэтому я предлагаю вам сделку. Для всех: утром вас не выдворяли с острова, а отправили с моими людьми в рейд..., скажем за лодочными моторами, а дальше напали мутанты. Напали они не на острове, а на мосту за северной баррикадой. - Какой нам смысл врать? - с ехидной улыбкой задал я напрашивающийся самим собой вопрос. - Если ты сам не догадался, - закричал Брюс, - То наступил конец света, люди перепуганы до смерти, а я место того чтобы заниматься обеспечением их безопасности отправляю на смерть их родных и близких ради сопровождения троих проходимцев! Мне сейчас только бунта или паники не хватало. И чуть не забыл, это в первую очередь в ваших интересах, - Уолкер обвел указательным пальцем комнату, - Так как в первую очередь толпа отыграется на вас, а уже потом и до меня руки дойдут. Надеюсь, я понятно выразился? - Более чем. - Уже проще, - выдохнул полицейский, - Ночуете здесь, под замком! Завтра придумаю, что с вами дальше делать. Уолкер и сопровождающие вышли из комнаты, замок щелкнул, и мы остались предоставлены сами себе. - Похоже, выкрутились? - сказала Маргарет. - Надеюсь. У 'этих' в головах бардак похлеще, чем в вашей армии. Если появиться возможность свалить... - Куда? - не дал закончить Вик. - Как куда? - возмутилась девушка, - К командиру, мы до сих пор на службе, это так к слову. - Кх... поправлю тебя, дорогая, вы, как собственно и я, покойники. И мой опыт взаимодействия с вашей конторкой подсказывает, что лучше нам пока остаться в мертвецах. А на твой вопрос, Вик, у меня ответа нет. - Раз нет, осядем здесь. - Невозможно, - Маргарет посмотрела мне в глаза, в надежде на поддержку, - Они торгуют с Гернси. - Пусть торгую, нам то что? Алекс, по-моему, предельно ясно выразился - мы покойники. - Соглашусь с нашей упрямицей, останемся здесь, и риск воскреснуть раньше времени вырастет до небес. - Когда вы спеться успели? Посмотри на меня, на себя посмотри, Алекс, куда нам в таком виде, на корм мутантам? Я за эти дни на всю жизнь вперед набегался. - Здесь она у тебя будет недолгой. - Нет, вы все же в конец обезумели, - хлопнул себя по коленям Вик и сразу же скорчил лицо от боли. - Неделя! Не больше! - насупилась девушка. - Вот и договорились, - кивнул я. За оставшийся световой день мы только и делали, что слонялись из угла в угол и смотрели в грязное окно. После захода солнца нам принесли раскладушки, клетчатые пледы и сухие пайки. Срок годности последних истек практически год назад. На вкусовых качествах это не сказалось, гадость она и с истекшим сроком годности гадость.