Вступление



  
   Сорок первое тысячелетие...
  
   Уже более ста веков Император недвижим на Золотом Троне Терры. Он - Повелитель Человечества и властелин мириадов планет, завоеванных могуществом Его неисчислимых армий. Он - полутруп, неуловимую искру жизни в котором поддерживают древние технологии и ради чего ежедневно приносится в жертву тысяча душ. И поэтому Владыка Империума никогда не умирает по-настоящему.
  
   Даже в своем нынешнем состоянии Император продолжает миссию, для которой появился на свет. Могучие боевые флоты пересекают кишащий демонами варп, единственный путь между далекими звездами, и путь этот освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди его солдат - Адептус Астартес, космические десантники, генетически улучшенные супервоины.
  
   У них много товарищей по оружию: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус. Но, несмотря на все старания, их сил едва хватает, чтобы сдерживать извечную угрозу со стороны ксеносов, еретиков, мутантов...
  
   Готический сектор пылает, охваченный пожаром двенадцатого Черного Крестового похода. Десятки миров уже пали перед натиском неисчислимых армий Воителя Хаоса, в то время как сам Абаддон приводит в действие план, способный изменить судьбу Галактики.
  
   Шесть нерушимых цитаделей дремлют во мраке космоса. Шесть таинственных Чернокаменных Крепостей, история которых покрыта пеплом тысячелетий. Пророчество Морианы изречено. Невероятной мощи древних сооружений только предстоит открыться, и Разоритель сделает всё, чтобы обладать этим оружием...
  
   Цели определены.
  
   Имперский Флот, направляемый лучшими умами Инквизиции, готов встретить удар Архиврага. Распри оставлены в прошлом, и семеро адмиралов сделают всё возможное, чтобы сохранить Готический сектор для Императора.
  
   Злобные орки, ведомые лишь жаждой неудержимой бойни, не выбирают врагов. Банды зеленокожих налётчиков и корсаров готовы обрушиться на любого, кому не повезет оказаться рядом с ними.
  
   Действия Абаддона привлекают внимание коварных эльдар, чьи цели в этой войне только предстоит выяснить. Пока они выжидают, полагаясь на нити Судьбы, чтобы в конце концов нанести хирургически точный удар.
  
   В ледяной пустоте скрываются их тёмные собратья, явившиеся в Готический сектор ради наживы и кровопролития. Их стихия - анархия, их власть - кровавая резня, но кто-то несоизмеримо более древний уже начал свою охоту, в которой кабалам уготована участь жертв.
  
   Фигуры расставлены.
  
   Древний песок сыплется на шестерни величайшего замысла. Плоть верных защитников Империума замедляет жернова Вечной Войны. Кровь миллиардов разумных проливается во славу Темных Богов, чей злобный хохот не смолкает ни на мгновение.
  
   Темнейший час наступает, и немногим удастся пережить тот удар, который обрушится на Готический сектор...
  

Пролог



  144.М41
  Сегментум Обскурус
  Сектор Готик
  Субсектор Порт-Моу
  Столичный мир сектора
  
   Высокие двери из настоящего дерева, отделанные золочением и бронзой, распахнулись, впуская в святая-святых штаба Боевого флота Готического сектора своего нынешнего хозяина.
  
  - Господа офицеры! - немолодой черноволосый мужчина, правый глаз которого был заменен сложным оптическим имплантом, решительно кивнул, отвечая на приветствия многочисленных подчиненных.
  
   Почти две сотни штабистов поспешили приветствовать того, чьё лицо было прекрасно знакомо обитателям всех цивилизованных миров Готического Сектора. Оно постоянно мелькало в пропагандистских передачах да сводках новостей, транслировавшихся по гражданским каналам с первого дня войны, и ни на миг не исчезало с агитационных плакатов.
  
   Даже самый последний матрос и самый ничтожный раб на борту любого из сотен кораблей Имперского Военно-космического Флота, которыми командовал лорд-адмирал, знали его в лицо и без запинки назвали бы его должность, даже не видя его роскошной, усыпанной бриллиантами и расшитой золотом перевязи.
  
   Миновав общее помещение Верховного Штаба, мужчина скрылся в собственном кабинете, предварительно кивнув личной охране. Запакованные в бронированные скафандры бойцы внутренней безопасности отсалютовали ему, а затем вскинули оружие на изготовку, недвусмысленно показывая, что исполнят приказ 'Никого не пропускать' самым надёжным способом.
  
   А внутри кабинета тем временем началось совещание, способное во многом определить дальнейший ход Готической войны...
  
  - В свете последних новостей, я попросил вас собраться здесь, чтобы совместно выработать меры противодействия замыслам и планам Архиврага, - негромко начал лорд-адмирал Корнелиус фон Рейвенсбург, занимая своё место во главе тактического стола.
  
   Перед ним находились семеро высших офицеров, каждый из которых возглавлял силы Имперского Флота на различных театрах военных действий внутри Готического сектора. Некоторые, как, например, адмирал Моурндарк и вице-адмиралы Кобурн и Харума или молодой контр-адмирал Спайр, только недавно вернувшийся с передовой, присутствовали здесь лично, а другие - Дрейк, Санкара и Барух были представлены только голографическими изображениями.
  
   Корнелиус знал, что техножрецам Фабрикатора Камбрия и Технопровидца Майорис Саблуса Ироники пришлось немало постараться, чтобы обеспечить чёткую и максимально защищенную связь с отдаленными частями Готического сектора. В каком-то роде Адептус Механикус сотворили подлинное чудо, но сейчас мысли лорд-адмирала были устремлены в ином направлении.
  
  - Не буду скрывать, ситуация неприятная, но всё ещё не критическая, - Рейвенсбург чуть приподнял кончики губ, отметив, что подчиненные согласно кивают на это утверждение. - И хоть мы понесли тяжелые потери при внезапном ударе еретиков, на данный момент обстановка постепенно нормализуется.
  
   Подчиняясь взмаху его руки, в центре стола вспыхнула громадная схема Готического Сектора, на которой тотчас же появились разнообразные пометки. Часть миров и звездных систем была охвачена багровыми или желтыми ореолами, тогда как остальные сияли зеленым. Дополнительные значки и пометки демонстрировали стратегическую ценность тех или иных планет, а тонкие нити путей снабжения выделялись голубыми линиями или же пунктиром.
  
  - Первый удар еретиков обрушился на субсектора Орар и Гефсимания, - продолжил лорд-адмирал, - Флотилии пиратов Абаддона смогли нарушить пути снабжения в туманности Темного Грааля, а также перерезали маршрут Эребус - Дракулу - Энда - Гиле. Мы утратили контроль над этими пограничными агро-мирами, а также потеряли Мир Гила, Лемнос, Пикус, Блай и Д'Групу. Но своевременные контр-атаки и локальные операции позволили затормозить, а затем и сковать продвижение противника...
  
   Корнелиус замолк на мгновение, в то время как отметки на карте пришли в движение. Условно 'южные' миры, тонкой нитью протянувшиеся по нижней границе Готического сектора, окрасились в алый. Одновременно с этим полыхнули желтым пунктиром обозначенные пути снабжения.
  
  - В субсекторе Гефсимания Боевая Группа командора Ходжа совместно с несколькими рейдовыми группами и учебными кораблями продолжает удерживать ключевые планеты 'внутренней сферы'. Параллельно ведутся бои местного значения в мире-кузне Мпандекс и в богатой рудами системе Тоя-Тама. Также мы, по мере сил, стараемся оказывать помощь субсектору Орар. Однако удержание скопления Эциам - Делос - Наксос между Каналом Квинкрокса и Гефсиманией под большим вопросом.
  
  - Я могу направить туда Боевую Группу 'Гиперион', - произнёс Моурндарк, внимательно изучая карту. - Четыре крейсера способны если не переломить ситуацию в нашу пользу, то как минимум прикрыть тылы командору Ходже.
  
  - И сами останетесь только с личной эскадрой, да резервными кораблями, - не согласился лорд-адмирал, - Судьба коммодора Варуса и его последний бой в Платее - надежное доказательство того, что у еретиков достаточно кораблей, чтобы ударить вам в тыл.
  
  - Перебросим из Бхейн-Морра сводную боевую группу командора Моранти, - присоединился к обсуждению вице-адмирал Харума, - Мы вполне сможем обороняться своими силами, а корабли Инквизиции прикроют Саввавен, Бригию и Лоак.
  
  - У вас есть моё разрешение на это, - кивнул Рейвенсбург, в раздумьях проводя рукой по подбородку. - С Лорд-инквизитором Хорстом я поговорю самостоятельно.
  
   Он отметил про себя, как посветлели от этой новости лица его подчиненных. Корнелиус не питал иллюзий относительно того, как старший офицерский состав Боевого Флота Сектора Готик относился к самой страшной и таинственной организации Империума. Слишком свежи были воспоминания о показательных чистках и репрессиях, случившихся за полтысячи лет до начала этой войны. Но рано или поздно вражда утихнет, ведь угроза двенадцатого Черного Крестового Похода была хорошей мотивацией для этого.
  
  - Перейдем к Орару, господа, - Рейвенсбург парой жестов приблизил к себе изображение этого субсектора. - Здесь сложилась наиболее тяжёлая ситуация из всех. Флот вармастера Локи Ванамы, поддерживаемый эскадрой Гетра Садивиста, не только смог блокировать Боевую Группу Компела Баста в системе Наковальня-206, но и засыпал минами подходы к самому Орару. За это ему, правда, пришлось заплатить несколькими линейными кораблями, но теперь мы контролируем лишь пять звездных систем из двенадцати, до войны располагавшихся в субсекторе. Ранее предполагалось использовать для прорыва формирующуюся эскадру контр-адмирала Спайра, однако придётся сосредоточиться на прикрытии других миров.
  
   В конечном итоге, теперь надо было деблокировать самого командора вместе с его кораблями, а затем ещё и разбираться с минными постановками еретиков. Корнелиус мудро умолчал о том, что Компел Баст действовал по его прямому приказу, когда пытался прорвать блокаду Орара. Гораздо проще было спихнуть вину на исполнителя, чем подставляться самому. Рейвенсбург на тот момент всё ещё не был осведомлен о конечной цели флотов Разорителя, и не смог правильно реагировать на угрозу.
  
  - Это как-то связано с расследованиями Хорста?..
  
  - Не сейчас! - Прервал Харуну Корнелиус.
  
  - Прошу извинить, - смешался вице-адмирал, замолкая.
  
   Рейвенсбург лишь вздохнул. При всех своих достоинствах этот его подчиненный был прост и прям, словно лазган. Вряд ли бы он сумел занять свой нынешний пост в иной ситуации, но гибель адмирала Хаасера в самом начале войны смешала все карты, заодно выдвинув Харуну в число высших офицеров Готического сектора.
  
  - Баст не слишком обрадуется таким известиям, - осторожно заметил Кобурн.
  
  - Компел умён и понимает, что наши силы скованы угрозой в... Ином месте, - поморщился Корнелиус, - К тому же от него не требуется ничего сверх того, что он выполнял последние полгода.
  
   Реальность была проста. Ванама не рискнёт атаковать Орар, имея в тылу полноценное боевое соединения Имперского Флота. Гетра Садивист, известный своей самоуверенностью и презрением к имперским офицерам, мог бы провернуть что-то подобное, но Компел смог доказать еретикам, что с ним стоило считаться. В то же время вармастер не станет атаковать Баста в Наковальне-206, опасаясь минных полей и стационарных оборонительных систем. По сути здесь оформился классический цугцванг, как в регициде. Любое действие той или иной стороны могло привести только к ухудшению обстановки.
  
  - Что на данный момент происходит в Лисадесе?
  
  - Полагаю, я могу ответить на этот вопрос, - встал вице-адмирал Кобурн, - Обстановка сейчас относительно нормализовалась. Восстание на Бладене подавлено быстро и жестоко благодаря помощи от Канониссы Агны, а подчиненные мне силы смогли отразить атаки на Севиор и Винделекс. Параллельно с этим Имперская Гвардия продолжает зачистку Аримаспии и Корлины. Однако на коммуникациях в районе Скагеррака и Тарантиса активизировались эльдарские корсары.
  
  - Вы пытались противодействовать им? - Это уже походило на какое-то проклятье. Не говоря уже о пиратах, ренегатах и громадном флоте еретиков, в секторе вольготно действовали орки, а теперь ещё и эльдары.
  
  - Они предпочитают атаковать транспортные конвои из засад и быстро отступать, едва обнаружив наши боевые группы. А ксенотех позволяет ушастым без труда отрываться от преследования.
  
  - Используйте легкие крейсера и принцип загонной охоты, - покровительственно заметил Харуна.
  
  - Боюсь, что это невозможно, - Кобурн искривил лицо, став похожим на сморщенный лимон.
  
  - Уж не потому ли, что вы умудрились потерять девять легких крейсеров из одиннадцати, переданных под ваше командование? И, если не ошибаюсь, сразу шесть кораблей пополнили флоты Хаоса в секторе...
  
   Казалось, что Кобурн, и так пребывавший в не лучшем расположении духа, сейчас не выдержит и вскипит.
  
  - Я не просил спихивать в Лисадес одиннадцать экспериментальных легких крейсеров! И уж точно нет моей вины в том, что из-за ошибки Администратума они теперь принадлежат к паттерну 'Ренегат'. Как будто Вы ожидали чего-то иного от кораблей, само название класса которых призывает к предательству?!
  
  - Нужно будет заняться этим, но на данный момент это далеко не самая важная из наших проблем, - вмешался адмирал Санкара. - Абаддон до сих пор словно выжидает чего-то вместе с Черным Флотом. Я начинаю подозревать худшее...
  
  - Удар по Порт-Моу обречен на провал до тех пор, пока функционируют оборонительные лэнс-батареи, - качнул головой Корнелиус, - Разоритель не может не знать об этом, равно как и о том, что именно здесь сосредоточены линейные силы Боевого Флота Готического сектора.
  
  - Пока что мы отступили из Вальпургиса и потеряли Акр. Непростая ситуация сложилась в цивилизованном мире Брец, но здешние СПО вполне неплохо справляются с восставшими, - доложил Спайр, который провел последние полгода, занимаясь прикрытием окраинных миров. - Тем не менее, контроль над Летой и Килиманом IV сохранён, а флот Хейнриха Бейла, противостоявший нам в Порт-Моу, только за последний месяц потерял в боях два крейсера и семь эскортных кораблей.
  
  - Вам удалось определить какие из судов предателей нашли свою гибель в этих сражениях? - спросил Барух.
  
  - 'Излишний' и 'Череп Смерти', сэр. Второй - крейсер класса 'Резня', отличился во время атаки на доки Странивара в начале войны, когда погиб адмирал Хаассен.
  
   Это было действительно хорошее известие. То вероломное нападение стоило сектору единственного линкора класса 'Оберон', а также нескольких крейсеров. И это не говоря уже о том, что крупнейшая ремонтная база в субсекторе Бейн-Морр оказалась выведена из строя на полтора года.
  
  - Обстановка в Кластере Циклопа также внушает некоторый оптимизм, - продолжил Корнелиус, проигнорировав недовольный взгляд вице-адмирала Баруха. - Еретикам удалось захватить лишь Платею, когда погиб коммодор Варус, и на этом их успехи закончились.
  
  - Но даже сейчас нам не хватает кораблей для прикрытия окраинных миров, - голограмма Санкары ожесточённо потёрла висок. - Банды зеленокожих расплодились настолько, что угрожают даже Танету и Денерейру! А последний, напомню, снабжает продовольствием именно Мезоа.
  
  - Вам ли жаловаться? - С наигранным недоумением фыркнул недолюбливавший своего более молодого коллегу Моундарк. - В Кластер Циклопа стянуты силы, которых с лихвой хватило бы не только для зачистки Лисадеса, но и для контрудара в Ораре.
  
  - О, я бы с радостью обменялся с вами объектом прикрытия, - саркастически усмехнулся Санкара. - Но боюсь, что Фабрикатор Камбрий не поймёт, если мой флот покинет субсектор ради удовлетворения ваших пожеланий.
  
  - Механикус давно преувеличивали ту угрозу, которой подвергается их любимый мир-кузня. Неудивительно, что...
  
  - Вы забываетесь! - Повысил тон Санкара, обрывая коллегу. - Напоминаю вам, Полный Адмирал Моундарк, что именно верфи Мезоа сейчас занимаются ремонтом и производством новых космических кораблей, не говоря уже о снаряжении и бронетехнике для Имперской Гвардии! Потеря этого мира-кузни моментально поставит нас на грань поражения в этой войне, потому что Мпандекс, производящий аналогичный перечень вооружения, уже сейчас подвергается частым налётам эскадр предателей.
  
   Моундрак ничего не ответил, но взгляд, который он отправил своему коллеге, был лишен какого-либо дружелюбия или понимания.
  
  - У нас есть Виндалекс и Локитар... - заметил Харума.
  
  - Вот только первый - небольшой анклав Адептус Механикус, созданный менее ста лет назад, а про то, что происходит во второй системе, доподлинно неизвестно никому, кроме самого Камбрия. - Отрезал до того молчавший Барух.
  
  - Это не объясняет, почему большая часть кораблей на данный момент сосредоточена на прикрытии системы Ребо.
  
  - Данная информация...
  
  - Господа, - прервал спорщиков Корнелиус, - Не стоит торопиться и говорить необдуманные вещи. Это может привести к определенного рода неприятностям. И давайте лучше обсудим, какие корабли в скором будущем вернутся в строй после ремонта. Адмирал Дрейк, вам слово.
  
  - Слушаюсь, - кивнул тот, - силами вверенной мне Халементской базы флота, мы заканчиваем переоборудование двух транспортных кораблей в эскортные авианосцы, и уже расконсервировали один конвойный крейсер, три фрегата и семь эсминцев...
  
   Пока Дрейк докладывал о том старье, которое каким-то чудом до сих пор могло летать, лорд-адмирал погрузился в размышления. Он не боялся пропустить нечто важное, потому как доклад о восстанавливаемых кораблях был получен ещё неделю назад, вместе с каким-то наставлением внушительных размеров. Последнее нёсло на себе мандат Инквизиции, а в предисловии лично Хорст настоятельно рекомендовал проводить ремонтные работы, руководствуясь именно этим документом. Впрочем, Корнелиус не собирался вникать в это.
  
   Рейвенсбург сознательно предпочитал избирать на таких совещаниях роль третейского судьи. Подчиненные ему адмиралы были не слишком опытны или искушёны в тех политических играх, которые вертелись около высшего руководства Готического сектора. Но в то же время нельзя было просто приказать им заткнуться и прекратить размолвку, потому что это могло вызвать ответную реакцию.
  
   Лорд-адмирал про себя поморщился. Адмиралы напоминали ему пауков, посаженных в одну банку и готовых если не сожрать один-другого, то как минимум отбросить назад. Проблема была в том, что лавировать между спорщиками и направлять их деятельность в конструктивное русло приходилось именно Рейвенсбургу. Иногда он сильно жалел о том, что на высокие посты в Империуме выдвигались столь темпераментные и непреклонные личности как тот же Моундарк. Куда проще было бы командовать кем-то вроде недалёкого Харуны или поглощенного в первую очередь войной Баруха.
  
   Вот только далеко не всегда победа в сражении означала победу в войне. И если тот же Барух или Кобурн были способны принести Рейвенсбургу эту победу, то вот воспользоваться её плодами без помощи Санкары, Моундрака или на первый взгляд неприметного Дрейка было, - Корнелиус сам это признавал, - совершенно невозможно.
  
   Взгляд лорд-адмирала скользнул правее, на молчавшего почти всё время Спайра. Мужчина внимательно наблюдал за немного унявшейся перепалкой, явно делая для себя какие-то выводы. Рейвенсбург мог только догадываться о мыслях контр-адмирала, но он был совершенно уверен в том, что тот однозначно использует услышанное в своих целях. Иначе и быть не могло...
  
   На лице Корнелиуса не дрогнул ни один мускул. Лорд-адмирал был слишком стар, опытен и искушён в подковерной борьбе, чтобы показывать свои истинные чувства кому бы то ни было.
  
  - Что ж, господа, я выслушал различные точки зрения и благодарен вам за это, - фальшивая полуулыбка привычно оказалась натянута на лицо, когда он по очереди обводил взглядом подчиненных, собравшихся здесь. - Однако всё это было лишь предисловием. Благодаря усилиям наших коллег из Инквизиции, теперь мы можем с высокой долей вероятности определить конечную цель Разорителя. Скажу больше, уже начата работа над стратегическим планом противодействия двенадцатому Черному Крестовому Походу.
  
   На несколько мгновений в помещении установилась тишина, позволив Корнелиусу насладиться недоумением, возникшим на лицах некоторых адмиралов.
  
  - Прошу простить, но разве до этого мы действовали без какого-либо плана, сэр? - прямо спросил Харуна, очень точно озвучив то, о чём думали все, собравшиеся здесь.
  
  - Почему же? - Тонко улыбнулся Рейвенсбург. - Отнюдь! Но уровень взаимодействия между субсекторами оставлял желать много большего.
  
   Он вновь посмотрел на подчиненных, и на этот раз его улыбка стала жёсткой.
  
  - Время, когда каждый действовал только в своих интересах, прошло, - Корнелиус чеканил слова, будто забивал гвозди в крышку гроба. - Или мы объединим усилия для победы, или проиграем. Третьего не дано. Старые распри и споры приведут лишь к поражению. Если вы не согласны, скажите это сейчас!
  
   Адмиралы переглянулись между собой. Рейвенсбург видел, как Дрейк, Санкара и Барух обменялись понимающими взглядами. Это не стало для него неожиданностью. Лорд-адмирал знал, что эта тройка очень быстро научилась работать сообща. Он заметил, как вице-адмиралы Кобурн и Харуна покосились на Моундарка, получив в ответ утвердительный кивок.
  
   Что ж, теперь можно было быть уверенным в том, что второй по старшинству военачальник в Готическом секторе не станет перетягивать власть на себя. При всех своих недостатках Моундарк всегда держал слово. Контр-адмирал Спайр просто склонил голову.
  
   - Раз противников этого не нашлось, предлагаю перейти к обсуждению плана, - вновь взял слово Корнелиус фон Рейвенсбург. - Мои штабисты дали ему кодовое название 'Crux vexillum'...
  
   Это совещание за закрытыми дверьми кабинета лорд-адмирала продлилось ещё три часа. Итогом его стала разработка глобального замысла, способного изменить не только ход войны в Готическом Секторе, но и, возможно, решить судьбу всего Империума Человечества.
  

Глава 1



   - До завершения варп-перехода три... два... один. Есть переход!
  
   Лейтенант Уилкинсон немного нервничал, но докладывал бойко и чётко. Коммодор Фрейзер покосился на старшего помощника и подавил желание улыбнуться, с ностальгией вспомнив годы благодатной юности, когда молодой и полный амбиций мичман впервые ступил на палубу ещё 'Хранителя Оберона'. Будущее виделось исключительно в розовом цвете, а все проблемы казались чем-то незначительным и решённым...
  
   Тогда над головой ещё не нависало знание грядущего, Абаддон и его армии мнились исключительно далёкими от Готического сектора, а сам Николас пока что не чувствовал пронизывающих взглядов самой страшной организации Империума Человечества.
  
   По громадному корпусу четырёхкилометрового крейсера пробежали едва ощутимые, но уже ставшие привычными вибрации. Протяжный гул плазменных двигателей изменил тональность. Казалось, сам корабль испытывал облегчение от того, что путешествие через варп наконец завершилось, а уж многотысячный экипаж конвойного крейсера класса 'Защитник' и вовсе тихо ликовал.
  
   - Закрытие варп-разлома подтверждаю, - проскрипел со своего рабочего места Тектрий. - Точка назначения достигнута за девятнадцать дней, семнадцать часов, двадцать три минуты и сорок секунд по внутрикорабельному времени.
  
   - 'Хищник Морры' и 'Граф Тенир' покинули варп?
  
   - Мартен дю Белле рапортует о завершении перехода, но Рэндольф Скрев задерживается, сэр.
  
   - Неплохо, - расслабленно кивнул Фрейзер. - Пост астрокоррекции, определите наши пространственные координаты.
  
   Боевая рубка космического корабля отдаленно напоминала разворошенный муравейник. Монотонно докладывали сервиторы, спокойно переговаривались офицеры, а над всем этим звучали трели бинарного, на котором обменивались данными техножрецы. В действиях экипажа не чувствовалось предбоевого напряжения, волнения или тревоги. Наоборот, в воздухе витали флюиды воодушевления и тщательно сдерживаемой радости.
  
   - Сэр, 'Граф Тенир' докладывает о прибытии.
  
   - Отлично. Старший помощник, передайте мою благодарность штурманскому составу и Навигаторам кораблей соединения.
  
   'Дошли!'
  
   Осознание этой простой, но такой желанной и, варп побери, успокаивающей мысли охватило всех, начиная с распоследнего босяка-контрабордажника, выбиравшегося из карцера только чтобы получить свою порцию плетей или старшинских зуботычин, и заканчивая мрачным и нелюдимым комиссаром, которого на 'Страже Бездны' уважали, но побаивались, вспоминая первые месяцы совместной службы.
  
   Впрочем, прямо сейчас Адам Ланге вольготно расположился в собственном кресле, не забывая при этом контролировать происходящее, но благоразумно не вмешиваясь в работу профессиональных пустотоплавателей. Комиссар снял давно опостылевшую маску противогаза и теперь нервировал свеженазначенных мичманов, периодически глухо покашливая в черную кожаную перчатку.
  
   - Тридцать четыре пустотные единицы до передовых минных полей, - доложили наконец Фрейзеру, когда сканеры корабля перестали мерцать помехами.
  
   - Перешлите местным Силам Обороны Системы наши идентификационные гимнариумы, пока Механикус не переполошились, - Николас углубил соединение с тактическим когитатором, быстро отдавая дополнительные указания. - Здешние комендоры знамениты тем, что вначале стреляют, а потом спрашивают, в кого.
  
   - Печальный опыт, сэр? - негромко поинтересовался Ланге.
  
   - Скорее, последствия кое-чьей недоработки, - туманно ответил коммодор и, видя недоумение комиссара, пояснил: - В начале войны небольшая рейдовая группа хаоситов внезапно атаковала передовые укрепления Мезоа. Не то, чтобы они успели нанести какой-то существенный вред, но им удалось сбежать совершенно безнаказанными, расстреляв конвой с Нумитора буквально в получасе лёта от мира-кузни.
  
   - Полагаю, Механикус это не понравилось...
  
   - Более чем, - Николас дернул щекой, - Несколько десятков офицеров из Сил Обороны Системы отправились на сервиторизацию, орбитальные укрепления, видевшие ещё Архипредателя, были спешно расконсервированы, а фабрикатор Камбрий, не в обиду ему будет сказано, закатил настоящую истерику адмиралу Санкаре, требуя обеспечить безопасность Мезоа любой ценой. Теперь они готовы палить по любому неидентифицированному астероиду, а корабли флота не выходят из-под прикрытия минных полей.
  
   Кажется, Ланге не понимал, что в этом плохого. К чести господина комиссара, Николас и сам далеко не сразу осознал все последствия принятого 'наверху' решения. Теперь надо было как-то объяснить Адаму подоплёку событий, в которых и сам Фрейзер разбирался не слишком хорошо.
  
   - Если вкратце, - пришёл на помощь Николасу Деяч, также присутствовавший на мостике, - то адмирал оказался скован по рукам и ногам весьма несвоевременным пожеланием Адептус Механикус. Всё это время защита остальных миров субсектора была возложена на плечи местных планетарных губернаторов и конвойные группы.
  
   Начальник службы безопасности широко и заразительно зевнул в кулак, а затем потер костяшками пальцев красные от недосыпа глаза.
  
   - Всё ещё разбираетесь с нашими 'трофеями'? - Понимающе осведомился Фрейзер.
  
   - Именно, - голос Августина был полон уныния и вселенской печали, - Не могу сказать, что так уж недоволен этим, но возникающие в процессе дознания трудности наваливаются на моих подчиненных с утроенной силой.
  
   - Молчат?
  
   - Скорее наоборот, - вымученно улыбнулся Деяч, - там иногда такие подробности...
  
   - Вы ведь не трогали самого Лотту?
  
   - Как вы и приказывали, сэр. Ограничились несколькими старшими офицерами и взятым в плен помощником. Сам фигурант лежит в медикаментозной коме под надзором Серводемиуса.
  
   - Славно, - задумчиво кивнул Фрейзер, неторопливо сжимая и разжимая искусственные пальцы левой руки. - Оставим нашим 'друзьям' возможность первыми покопаться в голове предводителя пиратов... Сколько вам ещё с ними возиться, кстати?
  
   - Думаю, не меньше недели в таком же ритме, сэр.
  
   Заставлять подчиненных и дальше работать в авральном режиме было просто контрпродуктивно! Николас обдумал запланированные на ближайшее время мероприятия, прикинув, что немедленное присутствие Деяча пока что не требовалось, а затем сбросил одному из сервиторов нужное указание. Через пару секунд механический помощник приблизился к капитанскому трону, передав в руки Фрейзеру одуряюще пахнущий свежими чернилами пергамент.
  
   - Как только поставим крейсер в док, получите пять дней на отдых моральный и физический, - коммодор, не отключаясь от тактического когитатора, составил электронный вариант документа и завизировал его цифровой подписью: - И пока не отдохнёте, я запрещаю вам дальше 'потрошить' захваченных еретиков. Самое необходимое мы уже выяснили, теперь можно не торопиться.
  
   - Пять это много... - запротестовал было Деяч, явно не рассчитывавший на такой подарок.
  
   - В самый раз, - припечатал Фрейзер, а затем развернулся к Ланге: - Комиссар, я надеюсь, что вы проследите за надлежащим исполнением моего приказа.
  
   - Приложу все возможные усилия, сэр, - Адам не улыбался, но достаточно было посмотреть в глаза 'самому мрачному человеку крейсера', как за глаза называли Ланге некоторые мичманы, чтобы увидеть там веселье. - Комиссар обязан следить не только за безопасностью корабля, но и за порядком на борту, включая самочувствие экипажа.
  
   - Вот и проследите, - кивнул Николас, мудро умолчав о том, что дополнительное предписание для самого Ланге было составлено вот уже три дня, и для его вступления в силу требовалась только печать из Комиссариата, которую Фрейзер планировал раздобыть по прибытии на Мезоа.
  
   Насчёт остального экипажа сомневаться не приходилось. Господин Навигатор, как гласило досье на Арвалия Цедда, предпочитал в небоевой обстановке предаваться вскармливанию некоторых человеческих пороков. Ну, а если по-простому, то желчный мутант явно свалит развлекаться и кутить в той части мира-кузни, которая отводилась для проживания обычных людей. Мешать Навигатору в этом никто не собирался.
  
   Во-первых, Цедд обладал необходимым опытом и навыками, очень точно и своевременно проводя корабль к точке назначения, а потому дергать его ещё и на базе было бы как минимум неблагодарно. Во-вторых, сам Аврелий мог бы неадекватно отреагировать на подобные запреты, а желание портить отношения с персоной, от которой зависело выживание сорокатысячного экипажа, у Фрейзера отсутствовало. И наконец, в-третьих, Николасу банально не хотелось снова пересекаться с этим... существом.
  
   Радулович тоже был отнюдь не монахом-отшельником, чтобы безвылазно сидеть на борту корабля в то время, как его подчиненные будут развлекаться в портовых барах и борделях. И если вы думаете, что востроянец в бою - это страшно, то вы просто не видели востроянца в увольнении. Фрейзер, сказать по правде, сам этого не видел, но что-то подобное подозревал, успев оценить подсознательное сходство обитателей Вострои с их генетическими предками.
  
   Среди иных внутрикорабельных социальных групп и фракций наибольшие опасения у господина коммодора вызывали контрабордажники со Слейда. Набранные из числа бывших заключенных головорезы пока что вели себя относительно тихо, предпочитая решать возникающие конфликты через выборных представителей или же вовсе не вынося проблем за пределы своих коллективов. Николаса вполне устраивала такая схема, чего нельзя было сказать о том же Ланге, который уже работал с новым пополнением. Вроде бы пока что обходилось без стрельбы...
  
   Сам же Николас уже получил совершенно неофициальное приглашение на посиделки в компании остальных капитанов сводной оперативно-тактической группы, и отнюдь не собирался отказываться от общения с вероятными подчиненными. Фрейзер вполне здраво предполагал, что никто не станет дробить подразделение, одержавшее победу над многократно превосходящими силами противника. Тем более что после потери конвоя PQ-17-J-23 что 'Хищник Морры', что 'Граф Тенир' временно оказывались не у дел.
  
   В этих обстоятельствах скорейшее установление неформальных контактов как с Мартеном дю Белле, так и с Рэндольфом Скревом, заняло одну из верхних строчек в виртуальном списке дел первой важности. Сразу после постановки 'Стража Бездны' на ремонт, организации снабжения и общения с агентами вездесущей и бдительной Инквизиции. Приятного во всём этом было мало, но коммодор надеялся что на этот раз его не засунут в карцер на две недели.
  
   Николас сам удивился тому образчику канцелярита, которым обозвал банальную, пусть и весьма культурную попойку. Установление неформальных контактов, надо же...
  
   Пока часть сознания Фрейзера была погружена в размышления о досуге многочисленных подчиненных, другая часть, так и не отключенная от тактического когитатора, продолжала отдавать приказы, сыпать указаниями и принимать доклады от различных постов. Экипаж корабля, наконец превратившийся из разнородной толпы людей в нечто, более-менее похожее на отлаженный и во многом самодостаточный организм, теперь требовал всё меньше внимания своего 'мозга', роль которого выполняли старшие офицеры крейсера.
  
   А учитывая то, куда 'Страж Бездны' прибыл для ремонта и получения дальнейших приказов, не было ничего удивительного в почти моментальном подтверждении статуса и фракционной принадлежности судна. Активировавшиеся было оборонительные платформы, до того державшие корабль на прицеле, деактивировались, перейдя в режим наблюдения, в то время как откуда-то с поверхности Мезоа прибыл зашифрованный информационный пакет. Изучение не заняло много времени, и штурманы уже приступили к прокладыванию курса среди стационарных минных полей, опоясывавших цитадель Механикус.
  
  ***
  
  
  
   Находясь в конфронтации с другими крепостями Адептус Механикус, мир-кузница Мезоа был исключительно воинственным и бескомпромиссным сторонником Имперского Кредо. Его верность Империуму и Человечеству была доказана сотни раз, наиболее известным образом проявившись во время темных событий Ереси Хоруса.
  
   Тогда, почти десять тысячелетий назад, изолированный, отрезанный и блокированный флотами Легионов-Предателей, этот мир-кузня не просто сопротивлялся вражескому вторжению во время Мезоанской кампании. В те мрачные времена он одержал победу как над флотом самого Магистра Войны, так и над силами своего давнего соперника - мира-кузницы М'Пендекс.
  
   Трижды еретики обрушивались на нерушимые орбитальные укрепления Мезоа, и трижды отступали с позором, потеряв на подступах к планете десятки только лишь крупных кораблей.
  
   Кровавые штурмы сменялись годами бесконечных осад, проводимых Четвертым Легионом Предателей по всем правилам военного искусства. В то время как флот Железных Воинов неудержимо продавливал орбитальные бастионы, рейдовые группы Двадцатого наносили удары по инфраструктуре. Атакам подвергались склады готовой продукции, оранжереи, автоматические фермы, гидропонные комплексы и мануфакторумы, в то время как альфа-легионеры стремились посеять хаос и страх в сердцах верных служителей Омниссии. Даже высочайшее положение в иерархии Механикус не спасало от хирургически-точных ударов Астартес, и Пентархия Архимандритов несколько раз полностью изменила свой состав.
  
   Уже давно покинув этот сектор пространства, сам Хорус попросил своих последователей наконец спуститься в мир-кузницу и уничтожить его. Планируя новый рывок к Солнечной системе, Луперкаль прекрасно понимал, что не может оставить за собой никаких слабостей, если хочет завоевать трон своего отца.
  
   На самом деле, тот приказ был так широко распространен и услышан столь многими, что несколько иллюстрированных копий рукописи до сих пор существовали в большом Имперском архиве Терры. Просьба Хоруса была передана в крепость Великой Армады Империалис Порт-Моу, которая рано пала перед Магистром Войны. Инцидент с предательством, позже ставший весьма знаменитым, позволил Архипредателю заполучить себе идеальную стратегическую базу. Здесь флоты, верные Хорусу, пополнялись и ремонтировались, готовясь к следующему этапу галактической гражданской войны. Оставалось лишь сокрушить укрывшихся за бастионами мира-кузни лоялистов...
  
   Десять тысяч лет назад еретикам не удалось это. Совместными усилиями Саламандр, Механикус и Рыцарского Дома Герметикон войска предателей были остановлены в зонах развёртывания, а затем и отброшены обратно на орбиту, в то время как заполучившие контроль над магнитными полями магосы направили саму природу против Архиврага.
  
   Громадные сгустки раскалённой магмы и титанические каменные болиды обрушивались на отступающих еретиков подобно метеоритному дождю. Даже космические корабли на орбите Мезоа не избежали этой участи, и многие из судов Четвертого, Четырнадцатого и Двадцатого из Легионес Астартес безмолвными глыбами замерли над поверхностью непокорённого мира!
  
   Мезоа и по сей день остается квинтэссенцией промышленного производства и военной мощи, сконцентрированной за сотнями орбитальных защитных платформ и оборонительных станций. Мир-кузница всё также продолжал выполнять древние клятвы, добровольно возложив на себя задачу по поставкам громадного перечня ресурсов в Порт-Моу, снабжая размещенные там линейные силы Боевого Флота Готического сектора всем необходимым, начиная с макро-орудий или снарядов к ним, и заканчивая адамантиевыми бронеплитами.
  
   Кроме того, Архимандриты Пентархии внесли свой вклад в укрепление обороны Империума, добавив в арсеналы Имперского флота весьма оригинальную систему вооружения: гибридное лэнс-орудие паттерна Мезоа, которое жертвует дальностью стрельбы, увеличивая бронепробиваемость до совершенно фантастических величин. И это не говоря уже об элитных полках Отпрысков Темпестус - Лямбда-Львов, с гордостью несущих на своей броне древние символы, относящиеся к простейшему лингва-технис.
  
   Теперь, почти через сотню веков, преемник Хоруса обратил свой взор на цитадель, не покорившуюся армиям его отца. Понимая, что прямой штурм Мезоа будет стоить ему слишком дорого, Абаддон избрал другой способ.
  
   Разоритель решил удавить мир-кузню в кольце блокады, направив пиратские эскадры для перехвата конвоев, везущих продовольствие для осаждённого мира-кузни. Рейдовые группы хаосопоклонников не рисковали приближаться на дальность стрельбы оборонительных орудий, зато стремились нанести максимальный урон десяткам транспортных кораблей ежемесячно доставлявших в Мезоа продовольствие и ресурсы, необходимые Адептус Механикус для производства вооружения и боеприпасов.
  
  ***
  
  
  
   - Вместо того, чтобы встречать противника на дальних подступах, Имперский Флот теперь вынужден пассивно сидеть в обороне, собственноручно отдав инициативу пиратам, хаоситам и ксеносам, - Фрейзер скривился, словно от зубной боли. - Как итог, окраинные миры частично блокированы, а некоторые, вроде той же Платеи, варп бы её побрал, и вовсе потеряны для нас.
  
   - Но мир-кузня в любом случае должен получать необходимые ему ресурсы, - логично заметил Ланге, - а значит, система конвоев тут поставлена на высоте.
  
   - Это так, - кивнул Николас, потирая иссечённую мелкими шрамами щёку: - Но с другой стороны, абсолютное большинство операций за пределами треугольника Мезоа - Литор - Нумитор возложено на плечи малых групп. Что, в свою очередь, означает продолжение нашей эпопеи на Слейде, только теперь уже в куда больших масштабах. Когда подкреплений нет и не будет, командование где-то далеко, а задача ставится по принципу 'умри, но сделай'.
  
   - Обычный вторник Боевого Флота Готического сектора, сэр, - нервно хмыкнув, вставил свои пять копеек Уилкинсон.
  
   - О, лейтенант, - переключился на подчинённого Николас, - нам всё же дали коридор?
  
   - Да, сэр. Надеюсь, доберёмся до внутреннего кольца орбитальных доков примерно за полчаса, если не возникнет задержек...
  
   - Они уже возникают, Джек. Местный 'трафик' слишком плотный. Никогда раньше такого не видел...
  
   Проблема пришла откуда не ждали. Как и всякий мир-кузня, Мезоа буквально кишел мелкими внутрисистемными кораблями вроде малых - меньше километра в длину - буксиров и рудовозов, лихтеров и балкеров, а также прочей трудно идентифицируемой мелочи. Вникать в то, что прямо сейчас пролетало, а вернее 'проползало' по левому крамболу, Фрейзер не слишком хотел. Ну, а поскольку количество этих самых 'помех со всех сторон' убывать не собиралось, 'Стражу Бездны' пришлось медленно и печально тащиться к орбитальным докам на двадцати процентах мощности.
  
   - Вот ведь трудоголики...
  
   - Не могу не согласиться с вами, сэр. Надеюсь только, что задержек с ремонтом корабля не будет.
  
   - Надежда умирает последней, Адам. И не спрашивайте меня, кто это сказал.
  
   Авгуры дальнего обзора были отключены от греха подальше, чтобы не забивать когитаторы огромным количеством разнотипных малогабаритных целей. Все четверо штурманов корабля корпели над прокладкой курса, временно подключившись к тактическому когитатору. И если в иных условиях построение трёхмерной модели маршрута не являлось чем-то сложным, то здесь и сейчас требовалось учесть ещё и действия остальных участников 'космического движения'.
  
   Фрейзер мысленно усмехнулся, чувствуя себя водителем нагруженного до предела КаМАЗ-а, движущегося в потоке со скоростью улитки. Причём от действий самого Николаса сейчас почти ничего не зависело.
  
   Справа по курсу 'Стража Бездны' виднелась титаническая конструкция атмосферного дока то ли двадцатой, то ли уже тридцатой серии. Коммодор не слишком хорошо разбирался в типах внутрисистемных ремонтных сооружений, но его внимание привлекла не сама инсталляция, а кормовая часть громадного корабля, частично выпирающего в космос.
  
   - Господа, прошу обратить внимание, - обратился Фрейзер к старшим офицерам вокруг, - линкор 'Царь Невский', паттерн 'Оберон'. Если мне не изменяет память, был потерян во время атаки на орбитальные доки Странивара в самом начале войны.
  
   - Знаю ту историю, сэр, - кивнул Уилкинсон, последние полчаса занятый в работе капитанского мостика исключительно эпизодически. - На его борту погиб сам Полный Адмирал Хаассер. Я слышал, что он, увидев нечестивые торпеды еретиков, летевшие точно в орбитальную верфь, приказал своим корпусом закрыть орбитальную инсталляцию, сохранив миллионы рабочих и техножрецов!
  
   - Что-то вроде этого, - кивнул Николас, про себя ещё раз отметив эффективность имперской пропаганды.
  
   Будучи одним из внештатных агентов Инквизиции, коммодор в своё время ознакомился с реальным ходом событий в том сражении. Предыстория была как всегда неприятная, но в какой-то мере поучительная. Имевший некоторую слабость перед сладкими наливками Хаассер прибыл на борт линкора сразу после бала в офицерском собрании и, пребывая слегка 'под градусом', приказал немедленно преследовать отступающие рейдеры проклятого Буля Сирла, после чего закономерно нарвался на торпедный залп почти в упор.
  
   В итоге Имперский Флот лишился одного из немногих боеспособных на тот момент линкоров, а отмеченный меткой Нургла еретик одержал одну из самых значимых побед в начальном периоде Готической войны.
  
   Однако милость фортуны обманчива, и уже в прошлом году Сирл столкнулся над Гелией IV с эскадрой Империума, в состав которой входил прославленный крейсер 'Лорд Солар Махариус', под командованием пока что не слишком известного Леотена Семпера. Еретики потеряли крейсер, а также получили очень тяжелые повреждения и уползли зализывать раны.
  
   - Не уверен, что Механикус успеют вернуть этот корабль в строй до конца войны, - произнёс лейтенант, рассматривая изображения громадных дюз линкора.
  
   - Вернут, не сомневайтесь, - качнул головой Николас. - Как бы нам не хотелось обратного, но сейчас мы слишком далеки от победы, а здешние верфи и ремонтные доки известны своей производительностью.
  
   - Вы считаете, что война продлится более пяти лет?!
  
   - Я считаю, что в лучшем случае нас ожидает десятилетие сражений высокой интенсивности, - мрачно буркнул Фрейзер, заставив лейтенанта поперхнуться воздухом, а прислушивающегося к разговору Ланге удивленно вскинуть бровь.
  
   Иногда в предзнании не было ничего хорошего. Особенно учитывая то, что Николас не мог объяснить источник столь шокирующих сведений. Насколько проще было бы просто сдать всю известную - хоть и весьма скупую - информацию тому же Хорсту, но личность Фрейзера не хотела умирать в застенках Инквизиции, а менее кардинальный исход Николас, будучи реалистом, не рассматривал.
  
   - А вот это что за корабль? - вырвал коммодора из размышлений вопрос Ланге.
  
   Николас бросил взгляд на ближайший из многочисленных экранов, всмотрелся в изображение, а затем скупо улыбнулся. Про этот корабль он мог рассказать многое, ведь когда-то ещё мичман Фрейзер, выпускник Флотской Академии Агриппы, перед высокой комиссией защитил доклад о действиях этого корабля в одном из конфликтов прошлого.
  
   Он был прекрасен.
  
   Он просто... был.
  
   Хорошо защищённый нос и множество сверхмощных плазменных двигателей выдавали в нём продукт марсианских верфей, а огромный золочёный имперский орёл, венчавший носовую оконечность, делал этот корабль похожим на своего собрата - 'Императора'. Ещё одна особенность - вертикальный 'стабилизатор' между основными двигателями, несущий несколько дополнительных маневровых двигателей, бросалась в глаза далеко не сразу, напоминая класс 'Апокалипсис'.
  
   Но достаточно было взглянуть на длинные ряды крупнокалиберных орудий, протянувшиеся вдоль всего борта корабля, как сомнений в паттерне этого судна не оставалось.
  
   - Перед вами, Адам, подлинная квинтэссенция могущества Имперского Флота, - Николас и сам не заметил, как перешёл на лекторский тон: - А именно линкор класса 'Воздаяние', нареченный 'Кровавым ястребом'. На данный момент один из самых опасных кораблей линейного флота Готического сектора. Восемь с половиной километров первозданного гнева Императора, закованные в многометровый адамантиевый панцирь бронекорпуса. По три батареи тяжелых макро-плазменных орудий с каждого борта, одного залпа которых достаточно, чтобы разорвать легкий крейсер на куски! И это не говоря уже о восьмизарядном торпедном аппарате в носовой части...
  
   - Кажется, вы восхищаетесь этим кораблём, - заметил Ланге.
  
   - Да, пожалуй, - не стал отрицать Фрейзер. - Паттерн 'Воздаяние' - наиболее удачная по соотношению цены и эффективности модель, а скорость производства этих линкоров даже внушает некоторый оптимизм. Но я бы не стал менять 'Страж Бездны' на эту громадину. Скорость и манёвр зачастую более необходимы, чем пушки и броня.
  
   - Думаю, некоторые из офицеров не согласились бы с вами, - довольно экспрессивно заметил Уилкинсон.
  
   - Всякий корабль по своему прекрасен, - философски ответил Фрейзер. - Но моя душа принадлежит исключительно крейсерам...
  
   Посмотришь на них снаружи - все строгое, неприступное, холодное, что-то даже зловещее. И кажется, что люди там всегда в синяках от постоянных ударов локтями и коленками о железные углы и выступы брони - острые, как лезвия топоров. Но попади внутрь, и тебя ласково охватит уютное тепло человеческого жилья, удивит обилие света, убаюкает почти музыкальное пение двигателей и элеваторов. Ты научишься засыпать под бойкую стукотню механизмов и тихое шипение систем вентиляции, чтобы потом, вернувшись на планету или космическую станцию, вскочить от внезапной тишины, ибо тишина крейсерам несвойственна...
  
   Крейсера переняли свое название от слова давным-давно мёртвого языка Древней Терры - 'крейц', или же 'крест'. Сама суть этих кораблей заключена в названии класса, к которому они принадлежат. Их наипервейшая задача - перекрещивать курсами обширные космические пространства, выслеживая добычу и атакуя, защищая окраинные миры и проводя конвои, сражаясь в линейных баталиях и торжествуя на парадах да смотрах.
  
   По сути дела, крейсера Империума - это стойкие труженики космической войны. Универсальные корабли, созданные для того, чтобы выполнять громадный перечень задач, поставленный Имперскому Флоту в начале сорок первого тысячелетия.
  
   Фрейзер озадаченно сморгнул, выныривая из философских размышлений. Коммодор знал, что иногда слишком погружался в воспоминания, выпадая из реальности, но стремился не допускать подобного в боевой или близкой к таковой обстановке. Это было нехорошо, если не сказать плохо. Отсутствие концентрации на выполняемой задаче вело к ошибкам и, как следствие, к поражению.
  
   Кроме того невозможность сосредоточиться была наименьшим из того, что требовалось Николасу перед неминуемой встречей с Инквизицией. В том, что Хорсту или присланным им агентам потребуется как можно скорее вызнать все подробности случившегося на Слейде, Фрейзер не сомневался ни на миг.
  
   - Сэр, входящий вызов с корвета 'Бернард Ги'!
  
   - Pomyani govno... Перешлите на тактический когитатор по закрытому каналу, - приказал Фрейзер, подавив тяжелый вздох.
  
  

Глава 2


  
   Большие механические часы, скорее являвшиеся ещё одним средством психологического давления, чем данью традиции, громко и методично отсчитывали секунду за секундой. Резкие, словно удар плети, щелчки вгоняли в некое подобие транса.
  
   Корвет Священной Имперской Инквизиции 'Бернард Ги', принадлежавший к не слишком распространённому паттерну 'Клеймор', обладал всем необходимым для скорейшего проведения следственных мероприятий.
  
   Фрейзер меланхолично размышлял о том, что декораторы этого места явно стремились сделать всё возможное, чтобы впервые попавший сюда посетитель оказался выведен из зоны комфорта. Серые однотонные стены, свечение люминесцентных ламп, режущее глаза, да методичные движения маятника заставляли понервничать даже отъявленных психов. Гнетущая атмосфера дополнялась высокой человеческой фигурой, которая прямо сейчас подпирала спиной броневую переборку с внутренней стороны комнаты для допросов.
  
   Инквизитор Хорст, очень 'вовремя' оказавшийся на Мезоа, прямо-таки воспылал жаждой немедленного общения с одним из своих полевых агентов. В итоге Фрейзер получил вежливую просьбу-приказ лично и немедленно доставить всю необходимую информацию сразу после того, как 'Страж Бездны' будет поставлен в док. Пришлось оставить 'на хозяйстве' старпома, впрочем, за всеми решениями Уилкинсона тщательно следили Деяч, Тектрий и Ланге, так что Николас не особо переживал насчёт корабля.
  
   Адептус Механикус, видимо, были предупреждены о подоплёке событий, а потому не стали чинить никаких препятствий, работая очень быстро. Коммодор мысленно усмехнулся, вспоминая искреннее изумление, отразившееся на полумеханическом лице обычно скупого на эмоции Тектрия. Такой скорости работы от своих коллег старший техножрец сторожевого крейсера точно не ожидал.
  
   В общем, Фрейзер прихватил с собой заранее написанный отчёт, присовокупив к нему официальный рапорт о боестолкновении с превосходящими силами еретиков. Последний документ вообще-то предназначался для адмирала Санкары, но Николас здраво рассудил, что Хорст не откажется ознакомиться с копией. Ну, а пока господин коммодор трясся в салоне служебной 'Аквилы', стиснутый с двух сторон востроянцами в парадной форме и остро сожалеющий о том, что не успел побриться, Тектрий должен был переслать на 'Бернард Ги' полные записи случившегося на Слейде.
  
   Почетный караул, взятый с собой, должен был хоть как-то прикрыть столь явную связь Фрейзера и Имперской Инквизиции перед соглядатаями из флотской контрразведки и другими офицерами. Кроме того Тектрий потом подчистит записи сканеров и когитаторов, затирая информацию об этом визите. Пускай среди экипажа 'Стража Бездны' и ходили определенные слухи, которые Николас сам приказал поддерживать, но байки и сплетни это одно, а подтверждённый факт - совсем другое. В результате предпринятых мер у наблюдателей должно было сложиться впечатление, что господин коммодор сразу же по прибытии отправился на встречу с самим адмиралом Санкарой.
  
   Во всяком случае Фрейзер на это надеялся...
  
   Комитет по встрече немного удивился столь представительной делегации, в первые мгновения даже схватившись за оружие, но командный рык Хорста быстро расставил всё по местам. Почётное сопровождение коммодора разместили в кают-компании корвета, а самого Фрейзера перепроводили в это самое помещение, где и попросили ожидать.
  
   Мучимый тревожным ожиданием Николас сосредоточился на замершем в тени неизвестном, внимательно рассматривая мужчину. Тот совершенно не походил на оперативников Инквизиции, с которыми Фрейзеру доводилось сталкиваться ранее. Простой темно-коричневый жилет из грубой ткани дополнялся кожаными штанами, в то время как на ремне слева висела кобура с болт-пистолетом. Клеймо в форме императорского орла украшало обнаженное плечо мужчины, а испещренные шрамами руки бугрились стальными мускулами.
  
   Коммодор чуть склонил голову, пытаясь уловить крутившуюся на границе сознания мысль. Этот человек определенно напоминал ему кого-то, и теперь оставалось лишь вспомнить...
  
   Тем не менее, с этим возникли некоторые сложности. Легкая мигрень после длительного сеанса работы с тактическим когитатором слабо помогала в ворошении смутных воспоминаний. Николас ещё раз окинул фигуру напротив цепким взглядом. Для завершения образа этому мужчине не хватало чего-то важного.
  
   Фрейзер сморгнул, пораженный догадкой.
  
   Перед ним точно стоял бывший выходец из Арбитрес. И хотя он не был облачен в силовую броню, а на его поясе отсутствовал талмуд Лекс Империалис, весь его решительный вид, тяжелая челюсть и суровая складка губ говорили о том, что этот человек верой и правдой служит Империуму. Казалось, он был готов не моргнув глазом сделать всё возможное, чтобы заставить любого чтить законы и соблюдать порядок.
  
   Холлер Ставка.
  
   Один из ближайших подчиненных и доверенных лиц самого Инквизитора Хорста. Ранее Фрейзеру не довелось пересекаться с бывшим арбитром, но благодаря недавно приобретенным воспоминаниям коммодор знал об этом человеке много довольно важной информации. Такой, как причина и обстоятельства смерти, например...
  
   Отъехавшая в сторону броневая переборка вырвала Фрейзера из размышлений, заодно дав возможность полюбоваться на реакцию временного надзирателя. Бывший арбитр даже не вздрогнул, плавно развернувшись и на миг замерев, оценивая вошедшего. Миг спустя Холлер уважительно кивнул и отступил на шаг в сторону, пропуская внутрь помещения грозу и ужас еретиков, предателей и ксеносов на просторах Готического сектора.
  
   - Инквизитор Хорст! - Фрейзер вскочил, вытягиваясь по стойке смирно и замирая, словно изваяние.
  
   - Коммодор Фрейзер, - благожелательно кивнул в ответ этот не старый ещё мужчина.
  
   Повинуясь незаметному сигналу, Холлер бесшумно покинул помещение, оставляя Инквизитора и его агента наедине.
  
   - Вы весьма недурственно справляетесь, Фрейзер, - Хорст бросил на грубую поверхность металлического стола папку с отчетом и рапортом. - А ваши последние успехи и вовсе поражают даже меня, весьма далёкого от дел Имперского Флота человека. Примите мои поздравления, коммодор.
  
   - Справедливости ради, сэр, именно вам я обязан столь стремительным повышением. В ином случае прошли бы десятилетия...
  
   Фрейзер смолк, подавляя желание высказаться куда более резко. Табель о рангах Имперского Флота предусматривал сразу несколько промежуточных званий между капитаном, командующим отдельным кораблём, и коммодором, возглавляющим полноценную боевую группу. Флаг-капитаны обычно занимались отдаленными самостоятельными патрулями. Долгие месяцы пребывая в малоисследованных областях имперского пространства, они должны были полагаться только на самих себя. За ними шли лорд-капитаны, которые могли руководить рейдовыми звеньями или отдельными дивизионами эскортных кораблей. Завершали переход между средним и старшим офицерским составом верховные лорд-капитаны, но к началу сорок первого тысячелетия функции этой должности размылись, а само звание постепенно уходило в прошлое. В случае же Фрейзера промежуточные звания были опущены прямым указанием Хорста, что было эквивалентно более чем двадцати годам безупречной службы на благо Империума.
  
   - Считайте, что смогли оправдать возложенные на вас ожидания, - инквизитор в этот момент был очень похож на кота, дорвавшегося до сметаны.
  
   - Это изумляет меня не меньше, чем вас.
  
   Фрейзер не понимал подоплёки ситуации и злился. Оказавшись здесь, он, казалось, был одинаково готов почти ко всему. Но не к этому.
  
   - Не прибедняйтесь, коммодор. Немногие на вашем месте смогли бы сделать большее.
  
   Фрейзер с трудом подавил резкий выдох и почувствовал, как до хруста сжимается аугментическая кисть левой руки. Перед глазами снова возникли ненавистные воспоминания.
  
  
   Ангар 'Стража Бездны' был окутан почти гробовой тишиной. Даже сервочерепа и пикт-камеры едва шелестели, транслируя происходящее по всему кораблю. Почётный караул востроянцев, закованных в скафандры, в абсолютном молчании замер вокруг тысяч одинаковых герметичных контейнеров. Они небольшие: примерно двадцать на двадцать сантиметров. Некоторые из ферропластовых ёмкостей - подписаны, но многие так и остаются безымянными.
  
   Имена, прозвища, звания и клички... Они все чертовски разные.
  
   Общее лишь одно - дата смерти.
  
   Ревут баззеры боевой тревоги, но на этот раз их зов не призывает экипаж по местам. Низкий резонирующий звук пропитан скорбью и прощанием. Едва наступает тишина, как востроянцы шагают вперёд, синхронно опускаясь на одно колено. Остальные - большинство старших офицеров и многие члены экипажа корабля, - активируют магниты на подошвах. Слитным щелчком опускаются забрала сотен шлемов, герметизируя почти одинаковые серые скафандры. С шипением из ангара откачивается воздух, а затем тяжелые створки распахиваются...
  
   Магнитные захваты, удерживающие крайний ряд контейнеров, отключены. Первая сотня цинков отрывается от ровного покрытия палубы, чтобы устремиться в холодную пустоту космоса.
  
   Такова судьба почти любого человека, входящего в состав громадной структуры под названием Имперский Флот...

  
  
   - Если бы вам позволили выбрать, вы бы изменили что-то? - вопрос Хорста резко выдернул Николаса из размышлений.
  
   - Выбор...
  
   Фрейзер вдумался в звучание этого слова. Потребность выбирать идёт вместе с человеком с самого рождения. Чем старше, опытнее и социально-значимее разумный, тем глобальнее результаты его решений. Нет хороших и плохих людей. Потенциально все способны как на злые, так и на добрые поступки. Выбор зависит лишь от силы воли, желаний и стремлений.
  
   С того момента, как Николас очнулся в разгромленном капитанском мостике 'Хранителя Оберона', ему пришлось выбирать слишком часто, а встающие перед ним дилеммы с каждым разом становились всё более значимыми. Раньше всё было куда проще. Вышестоящий офицер отдавал приказ, а лейтенант-коммандеру оставалось лишь выполнять его, не слишком задумываясь над высокими материями. Требовалось лишь убедиться в том, что подчиненные сделают всё от них зависящее. Но с тех пор изменилось очень многое...
  
   - Да, определённо. Мои решения оказались слишком... - коммодор сбился, пытаясь подобрать слово, но лишь махнул рукой в растерянности: - Просто слишком...
  
   - Нет и никогда не было 'идеальных' решений, Фрейзер. Всё, что нам нужно - сделать хороший выбор, посмотреть, что получится, и разобраться с последствиями.
  
   Почему-то стало легче, хоть Николас и не обольщался. В бесцветных глазах инквизитора не было ничего, кроме холодного профессионального интереса и, может быть, капли сочувствия. Хорст явно видел, какие мысли терзают его агента изнутри, но уж точно не собирался заниматься психологией.
  
   - Вы быстро анализируете обстановку, Николас, - один из самых влиятельных и опасных людей во всём Готическом секторе провёл рукой по куцей чёрной бородке, откинувшись на спинку жалобно скрипнувшего стула. - И своевременно реагируете на возникающие неожиданности.
  
   Что он, варп побери, имел ввиду? Демоническое вторжение во время приёма на Халемнете, массовое восстание уже на Слейде, локальный Экстерминатус, или же бой с хаоситской эскадрой на орбите мира-тюрьмы?
  
   Фрейзер не понимал, да и не слишком хотел вникать в это. Намёки, оттенки, полутона... Инквизитор хотел выяснить что-то, известное только ему самому, а Николас ненавидел играть в игры, правила которых доводились до игрока уже постфактум.
  
   Коммодор подавил желание скривиться. Мнить себя 'игроком' было приятно для собственного эго, но Фрейзер понимал, что он не более, чем фигура на громадной шахматной доске. Уже не пешка, но ещё не ферзь. Скорее, что-то близкое к слону или ладье. Чувствовать себя фигурой было... странно.
  
   - Некоторые из проблем, с которыми нам пришлось столкнуться на Слейде, невозможно было решить иначе.
  
   - Приятно видеть, что вы на некоторое время смогли почувствовать себя на моё месте, - Хорст спокойно встретил мрачный взгляд коммодора. - Та работа, которую верным слугам Императора приходится выполнять каждый день, слишком часто связана с тяжелыми выборами. Радует, что некоторые доверенные люди могут самостоятельно принимать решения, руководствуясь разумом, а не сердцем.
  
   - Хотелось бы мне избегать подобных... крайностей, но в нашей ситуации это невозможно, - Николас перевёл взгляд на поверхность стола. - Постараюсь не ошибиться в дальнейшем, сэр.
  
   - Понимаю, - кивнул Хорст. - Хоть это зачастую выше моих скромных сил, но я приложу максимум усилий для того, чтобы впредь оградить подчиненных от подобного.
  
   Инквизитор вновь замолчал, погрузившись в размышления и временно оставив Николаса наедине со своими мыслями. В другое время коммодор не стал бы противиться этому, но проклятый цейтнот и необходимость прибыть на доклад уже к флотскому начальству висели над головой Фрейзера подобно Дамоклову мечу.
  
   - Сэр, я не думаю, что адмирал Санкара...
  
   - Всё также прямолинейны, Фрейзер, - кажется, Хорст улыбнулся одними губами. - Впрочем, не могу сказать, что это плохо. А теперь мне хотелось бы услышать ваше собственное мнение относительно случившегося на поверхности мира-колонии. И не волнуйтесь, это не займёт много времени.
  
  ***
  
  
  
   В посадочном отсеке корвета было весьма... многосервиторно. Машины-полурабы из живой плоти и металла сновали вокруг инквизиторского шаттла типа 'Аквила', подчиняясь бинарным командам от нескольких техножрецов сразу. Помимо Адептус Механикус здесь же присутствовали штурмовики Инквизиции, запакованные в тяжелую броню и взявшие хеллганы на изготовку. Бойцы окружили охраняемый объект плотным оцеплением и бдительно следили, чтобы никто посторонний не приблизился к черному, словно ночь, шаттлу.
  
   Сама 'Аквила' отличалась от базовой модели также, как имперский гранд-крейсер отличается от массконвейера типа 'Вселенная'. Отдалённое сходство есть, но не более. И дело тут было вовсе не в эмиттерах ионных щитов, равно как и не в многочисленных орудиях, выглядывающих из-под фюзеляжа.
  
   Просто при взгляде на инквизиторскую 'Аквиллу' Фрейзер буквально кожей чувствовал, что эта машина успела побывать в таких передрягах, какие ему и не снились. Правда, как сверхзащищённый катафалк этот транспорт, должно быть, использовали впервые. Ведь прямо сейчас сервиторы аккуратно извлекали наружу специально экранированные контейнеры с трупами, которые были слишком сильно затронуты варп-мутациями. Здесь были как еретики с захваченного на Слейде 'Несущего Ад', так и бывшие члены команды 'Стража Бездны', которым фатально не повезло.
  
   - Коммодор, - подошедший сбоку Холлер Ставка держался подчёркнуто вежливо, но в то же время холодно.
  
   - Слушаю, - таким же безразличным тоном ответил офицер.
  
   Бывший арбитр будто нарочно демонстрировал, что хоть они и работали на одну и ту же организацию, но как у него, так и у Фрейзера были совершенно разные предназначения. Николас спорить не пытался. Офицер вообще старался помалкивать, ожидая, пока прибудет человек, командированный Инквизицией на 'Страж Бездны'...
  
   - Она здесь.
  
   Кажется, умение глубоко уходить в себя вошло у Фрейзера в привычку.
  
   - Она?..
  
   Холлер не ответил, просто кивнув головой вбок.
  
   Из инквизиторского шаттла вышла женщина.
  
   Черная силовая броня, скупо украшенная серебряными лилиями, показывала её отношение к одному из Сестринств Адепта Сороритас, а многочисленные автоинъекторы, скальпели и ланцеты, расположенные на внешней стороне наручей, не оставляли сомнений в принадлежности неизвестной к одному из орденов Госпитальер.
  
   - Сестра Клементина, - произнёс Холлер так, будто бы Фрейзер обязан был сразу же всё понять.
  
   - Боюсь, что я не...
  
   Николас смолк, когда его наладонник негромко пиликнул, уведомляя о получении информационного пакета. Кто-то из свиты Хорста очень 'вовремя' решил переслать агенту личное дело его будущей подчиненной. Подавив раздражение, Николас поправил дыхательную маску.
  
   Он не знал, чего ожидать от этой женщины, и даже не мог предположить, какие именно инструкции она получила относительно 'Стража Бездны' и его командира. Честно говоря, Фрейзер вообще не понимал, для чего направлять на корабль Имперского Флота одну из сестёр Госпитальер. Серводемиус и его помощники в полной мере справлялись с задачами, встающими перед медицинской службой крейсера.
  
   Тем более что совмещённая личность Николаса обладала немалыми познаниями об этом Сестринстве и его представительницах.
  
   Сестер Госпитальер считали 'нежной' рукой Адепта Сороритас, хотя это в большинстве случаев было далековато от истины. Пусть они были известны как целители, врачи и в какой-то мере психологи, однако их фанатизм ничуть не уступал Сестрам Битвы. Уверенность Госпитальера берет начало в её желании без колебаний сокрушить врагов Императора. И хоть заслуживающие их помощи незамедлительно получали, но это касалось далеко не всех...
  
   - Господа, - приветствовала Фрейзера и Холлера женщина, приблизившись.
  
   У неё оказался тихий и немного отстраненный голос, живо напомнивший коммодору про Магоса Биологис Вальдри-Дзета-7. Что ж, быть может, в начале сорок первого тысячелетия это была отличительная черта всех близких к Инквизиции медиков.
  
   - Леди, - с полувопросительной интонацией учтиво кивнул Николас. - Коммодор Фрейзер, к вашим услугам.
  
   От внимания офицера не укрылось поведение Холлера Ставки. И без того мрачный мужчина теперь нахмурился ещё больше, вперив тяжелый взгляд в представительницу Госпитальер. Женщина в ответ подчёркнуто игнорировала бывшего арбитра. Николасу показалось, что между этими двоими была какая-то давняя напряжённость.
  
   - О, право, не стоит, сэр, - в голосе Клементины промелькнули нотки веселья. - Обращения 'сестра' более чем достаточно.
  
   - Как вам будет угодно...
  
   В разговоре сама собой возникла неловкая пауза. Тот самый случай, когда ни один из присутствующих не знал о собеседнике ровным счётом ничего. Фрейзер качнулся с пятки на носок, испытывая дискомфорт из-за этой глупой тишины. Подбрасываемые Хорстом неожиданности уже откровенно надоели.
  
   Ситуацию разрешил писк наладонника коммодора. Пилот личной 'Аквиллы' Фрейзера сообщал, что им дали разрешение на вылет, а группа сопровождения из числа востроянцев уже заняла свои места внутри шаттла. В других условиях Радулович, должно быть, устроил бы подчиненным хорошую головомойку за оставление защищаемого лица без охраны, но пребывание на борту корвета Инквизиции уж точно не было тривиальным случаем.
  
   - Сестра, наш шаттл готов к взлёту, - обратился Николас к женщине. - Предлагаю вернуться к этому разговору позднее, когда мы прибудем на борт 'Стража Бездны'. Здесь слишком... шумно.
  
   'И чересчур много лишних ушей', - подумал про себя коммодор. Впрочем, Клементина и сама понимала это, согласно кивнув в ответ на предложение Фрейзера.
  
   - С радостью, сэр.
  
   - В таком случае, прошу за мной. Холлер, передайте господину Хорсту, что мы отправляемся немедленно. Всего доброго.
  
   - Император защищает, - проскрипел в ответ бывший арбитр.
  
   Фрейзер кивнул в спину уходящему Ставке, и направился в сторону посадочного пилона, на котором замер в ожидании шаттл. Уже отойдя метров на двадцать, он замедлился, пропуская свою спутницу чуть вперёд.
  
   - Сестра Клементина, прошу извинить мою назойливость, но знаете ли вы, с какой целью вас направили на мой корабль?
  
   Честность и открытость в сорок первом тысячелетии были редкими качествами, но зато позволяли сбить с толку и ввести в заблуждение. Фрейзер считал это весьма ироничным казусом.
  
   - Боюсь, я сама пребываю в неведении, господин коммодор. Мне сказали, что все инструкции надлежит получить от вас уже по прибытии на корабль...
  
   Если женщина играла в очередные шпионские игры, то Николас мог только поаплодировать её учителям. Даже Станиславский рукоплескал бы столь достоверно разыгранному удивлению. Впрочем, Фрейзер не исключал и того, что Клементиной воспользуются в темную для реализации каких-то неизвестных гамбитов.
  
   Как бы то ни было, но коммодор намеревался по возвращении на корабль переговорить с Деячем. Оставлять сестру Клементину без внимательного наблюдения Фрейзер не собирался. Уж точно не после истории с Вентурини...
  
  ***
  
  
  
   В приемной у адмирала Санкары было на удивление пусто. Фрейзер по молодости лет не мог считать себя докой в особенностях имперского гарнитура, но светло-серый ферропласт и холодные броневые переборки были не тем, что он ожидал увидеть перед кабинетом третьего по старшинству офицера в Боевом Флоте Готического сектора.
  
   Секретарь адмирала, как ни странно, вписывался в столь минималистичную обстановку почти идеально. Худой и нескладный, этот лейтенант-коммандер отличался бледной кожей и тусклыми, почти бесцветными глазами. Невысокий, если не сказать щуплый, он гармонично сливался с холодным серым окружением, почти незаметный на фоне громадного стола, окруженного мерцавшими в воздухе голограммами.
  
   Офицер приветствовал Фрейзера скупым кивком и за те полчаса, которые коммодор провёл здесь, вымолвил не больше двух десятков слов. Может быть кого-то другого подобное отношение могло задеть или покоробить, однако Николас предпочёл занять выжидающую позицию. Пока что у него не было твёрдого статуса здесь, на Мезоа, да и о Санкаре в Кластере Циклопа ходили разные слухи. Шутка ли, самый молодой полный адмирал среди Боевого Флота Готического сектора за четыре столетия.
  
   Но если всё пройдёт так, как случилось в далёких и размытых воспоминаниях жителя двадцать первого века, скоро этот сомнительный рекорд будет превзойдён неким Спайром...
  
   - Адмирал Санкара ожидает вас, сэр, - вырвал Фрейзера из размышлений голос лейтенант-коммандера.
  
   Коммодор с иронией отметил для себя, что это была самая длинная фраза, адресованная Николасу за всё время его пребывания здесь.
  
   - Благодарю, лейтенант-коммандер.
  
   Броневые створки гермодверей разъехались в стороны перед Николасом, а в глаза тот час же ударил слепящий свет звезды класса Секундус-III. Оранжево-красные всполохи охватывали большое куполообразное помещение, из которого открывался шикарный вид на вулканическую поверхность мира-кузни.
  
   Фрейзер двинулся вперёд, чеканя шаг и готовясь представляться по Уставу, но хозяин громадного кабинета отсутствовал. Полукруглый стол, выполненный в форме имперской аквилы, был идеально чист и совершенно пуст. Сияние близкой звезды отражалось в его отполированной поверхности, блестя золотом.
  
   Перед столом уже расположился пустой стул, но Николас предпочёл дождаться приглашения от хозяина этого кабинета, прежде чем садиться. Вместо этого он направился к прозрачным стенам громадного помещения, зачарованный открывшейся ему картиной.
  
   Громадный багрово-черный шар Мезоа подавлял своими размерами, нависая над космической станцией словно колосс. Густые белые облака охватывали планету в районе экватора, скупыми кляксами разрастаясь в стороны от наиболее сейсмоактивной области. Лавовые моря сочились ярко-алой магмой, а постоянно изменяющая свои очертания 'суша' вулканической планеты даже из космоса казалась нестабильной и переменчивой.
  
   Поверхность мира-кузни была слишком хрупка, буквально утопая в раскаленной породе. Адептус Механикус не могли возводить мануфакторумы и производственные комплексы на столь непрочном основании. Именно поэтому основа промышленной мощи Мезоа была сконцентрирована на её орбите.
  
   Многокилометровые орбитальные инсталляции окружали мир-кузню плотным кольцом. Ближе к поверхности планеты неслись станции переработки топлива. Бочкообразные корпуса их выглядели сверху подобно жирным жукам, выбросившим в стороны тонкие лапки. Чуть выше парили производственные комплексы и мануфакторумы, в которых ни на миг не прекращался процесс созидания во славу Омниссии. Мелкие внутрисистемные корабли сновали между инсталляциями, перевозя ресурсы, модули, готовую продукцию и различные компоненты. Миллионы, если не миллиарды тонн адамантия и феррокрита, работающие в едином и бесконечном технологическом цикле...
  
   - Поразительная картина, - негромкий голос моментально привлек внимание Фрейзера, отрывая коммодора от изучения громадного космического муравейника.
  
   Проклятье! Когда хозяин кабинета успел вернуться?!
  
   Николас резко развернулся к вошедшему в помещение мужчине, вытягиваясь по стойке смирно, обливаясь холодным потом и про себя проклиная собственную привычку 'выпадать' из реальности. В который уже раз за эти сутки он оказывался в глупой ситуации исключительно по своей вине!
  
   - Сэр, коммодор Фрейзер, командир сводной тактической группы 'Денеб', с докладом прибыл! - на одном дыхании выпалил Николас, надеясь, что адмирал не станет устраивать немедленный разнос. Первое впечатление и без того оказалось безнадёжно испорчено...
  
   - Маска этикета и безукоризненная вежливость, но вместе с тем прямота и уверенность, - голос Санкары был нейтрален, однако в глазах на миг промелькнуло что-то, непонятное Фрейзеру. - Всё как и описывал адмирал Дрейк.
  
   Николас промолчал, не зная, что можно было ответить в такой ситуации. Вместо этого Фрейзер сосредоточился на изучении внешности своего собеседника.
  
   Адмирал Санкара был молод, не успев разменять даже четвертый десяток лет. Сухопарый и среднего роста, он имел несколько отличительных черт, на которые Николас невольно обратил внимание. Вытянутый и чуть скошенный назад череп дополнялся узким скуластым лицом, а цвет его волос варьировался от светло-русого до черного. Вкупе с аккуратной бородой-эспаньолкой внешний вид Санкары производил весьма благоприятное впечатление.
  
   - Несмотря на проведенные здесь годы, я не перестаю изумляться этому, - адмирал перевёл взгляд на громаду мира-кузни. - Какая сила, какая мощь! А что вы думаете об этом, коммодор?
  
   - Это... впечатляюще, сэр.
  
   - Ах, дитя Агриппы, Шара Миллиона Шрамов, - Санкара улыбнулся. - Соглашусь, ваш родной мир способен дать фору даже Мезоа.
  
   - Вам доводилось бывать там, сэр?
  
   - Когда-то я командовал лэнс-батареей на одном из трёх звёздных фортов, прикрывавших вашу родину, Фрейзер. Дентор, Ультор и Яор. Мне довелось служить на втором. Впрочем, оставим воспоминания на потом. Мне уже доложили о вашем боестолкновении с силами еретиков на Слейде. Хотелось бы услышать подробности. Начните с потерь.
  
   - Как прикажете, сэр, - кивнул Николас, протягивая адмиралу инфопланшет. - Здесь как можно более полный доклад по событиям в штрафной колонии. Наши безвозвратные потери составили два монитора планетарной обороны и суммарно около тридцати тысяч погибших. Помимо этого мой крейсер получил некоторые повреждения, а звёздный галеон временно утратил боеспособность. Враг, согласно последним данным, безвозвратно потерял крейсер класса 'Бойня' и два эскортных корабля. Ещё один рейдер успел удрать. Легкий крейсер класса 'Несущий Ад' тяжело повреждён и взят на абордаж силами тринадцатого штрафного легиона, а пять транспортников 'Иерихон' из числа уничтоженного конвоя PQ-17-J-23 возвращены в лоно Империума.
  
   - Вы отлично справились, Фрейзер, - судя по тому, что адмирал не демонстрировал ярких эмоций, о результатах боя он уже знал. - Более того, это одна из наиболее крупных побед Имперского Флота в Скоплении Циклопа с самого начала войны. Немногие в моём штабе считали, что вы сможете добиться таких результатов всего через полгода после нового повышения, но теперь это не важно.
  
   Варп побери, неужели он...
  
   - Некоторые офицеры возражали против решения адмирала Дрейка, - мужчина откинулся на спинку кресла, буравя Николаса взглядом. - Они апеллировали к тому, что даже несмотря на большие потери в офицерском составе после... Известных вам событий, Имперским Флотом должны командовать опытные и решительные офицеры. Признаться, я согласен с их точкой зрения.
  
   Теперь Санкара улыбался. Спокойно, уверенно и, о Императора, поощрительно?
  
   - Сэр, значит ли это, что...
  
   - Вы правильно поняли меня, Николас. Добро пожаловать в Боевой Флот Готического сектора, коммодор Фрейзер, - Адмирал протянул офицеру запечатанный сургучом пергаментный свиток. - Это - приказ о переводе 'Стража Бездны' из резервного состава в ряды доблестного Имперского Флота с открытым числом. Впишете цифру сами, как только вернётесь на борт своего корабля, и не забудьте потом завизировать приказ в канцелярии флота. Поздравляю, коммодор.
  
   - С-спасибо... А-аргх, служу Империуму, сэр!
  
   - Вот и отлично, - Санкара отложил планшет на стол. - Я прочту ваш доклад позже, а пока перейдём к состоянию 'Стража Бездны'. Для начала просто сообщите мне самую плохую новость.
  
   - Все не так уж скверно, сэр, - официальное выражение лица Фрейзера сменилось слабой улыбкой. - Определенно поврежден главный кожух генераторов пустотных щитов, а двигатели крейсера требуют продления ресурса, но Магос Тектрий считает, что техножрецам корабля удастся исправить это в течение шести или восьми недель.
  
   - Восемь недель, вот как! - Санкара провёл рукой по аккуратной бородке, задумчиво прищурив зелёные глаза. - Жаль, что конвойный крейсер снова застрянет в доках, но вы правы. Это гораздо лучше того, на что я рассчитывал.
  
   На некоторое время кабинет погрузился в тишину, пока адмирал размышлял о чём-то, известном только ему самому. Наконец, по прошествии десяти минут, Санкара развернулся к панели когитатора, скрытой внутри столешницы.
  
   - Я предполагал расформировать вашу сводную тактическую группу, коммодор. Фрегатам не было бы никакого смысла простаивать без дела, в то время как конвойный крейсер проходил ремонт. Но с учётом столь незначительных сроков восстановительных работ дробить на части сработавшееся подразделение будет преступлением. Думаю, вы со мной согласны.
  
   - Боюсь, сэр, что моё мнение в этом вопросе будет слишком предвзято, но я надеялся на то, что 'Граф Тенир' и 'Хищник Морры' будут на постоянной основе включены в оперативно-тактическую группу охранения 'Денеб'.
  
   - Именно это и будет сделано, коммодор, - успокоил Фрейзера адмирал. - Даже более того, скорее всего в состав вашей эскадры будет включён один из эскортных авианосцев. Халемнетская база флота не так давно завершила переоборудование сразу двух таких кораблей.
  
   Николас обдумал ситуацию. В качестве группы, заточенной для сопровождения конвоев, гипотетическая эскадра не годилась. Слишком мало эскортных кораблей. Для чего-то большего, однако, не хватало боевой устойчивости и мощи бортового вооружения. А эскортный авианосец, который, по-факту, являлся обычным транспортником с переделанными грузовыми отсеками, не даст ордеру развивать нормальную скорость для рейдовых или разведывательных операций.
  
   - Полагаю, возложенная на наши плечи задача будет не из лёгких, сэр?
  
   - Именно так, - кивнул Санкара. - Оперативно-тактическая группа 'Денеб' будет направлена по маршруту Мезоа - Мисейр - Дененрейр - Танет - Моаб - Мезоа. Окраинные миры подвергаются нападениям зеленокожих. Ксеносы наглеют и серьёзно ограничивают навигацию в этих системах. Тем не менее, крупных кораблей орков мы пока не обнаружили.
  
   - Вы хотите, чтобы моё соединение разобралось с пиратами зеленокожих?
  
   - Для этого вам потребуется несколько линейных кораблей, коммодор. А они, к несчастью, крайне необходимы в других местах. Орки расплодились, и максимум, на который можно рассчитывать, это прореживание варбанд зеленокожих и прикрытие наших конвоев, идущих в субсектор Лисадес.
  
   - При всём уважении, сэр, но охватить одной оперативно-тактической группой четыре системы нереально.
  
   - Именно поэтому туда уже направлены легкие крейсера 'Абдиэль' и 'Узиэль' вместе с дивизионом 'Огненных Штормов'. Общее командование этой сводной группой будет поручено именно вам, - Санкара хмыкнул. - У меня не так много коммодоров под командованием, чтобы позволять им сидеть на базах под прикрытием минных полей. На Слейде вы показали себя с лучшей стороны. Дело за малым: докажите, что заслуживаете эполетов на ваших плечах...