Пролог. Арктика, остров Новая Земля.
   Кто сказал что ад - это пекло и котлы?
   Серое небо, скалы, снег и лед. И отсутствие жизни. Даже арктическим летом (в августе) температура ниже ноля - а потому, снег не тает. Белая пустыня - похожая на самый нижний круг Дантова ада.
   Жизнь осталась на юге, за проливом Маточкин Шар. На острове, ближнем к материку, есть лето - когда земля зеленеет. Карликовые березки, ползучие ивы, мхи и лишайники дают пищу грызунам-леммингам и северным оленям, летают птицы и насекомые, бегают песцы, в многочисленных мелких озерах есть рыба. По берегу есть птичьи базары, лежбища нерп и моржей. Потому, южный остров еще в древности был обитаем - тут жило неизвестное племя, оставившее каменные лабиринты, и сгинувшее неизвестно куда. Затем нередкими гостями у этих берегов были поморы и норвежцы, охотники на морского зверя. Первым постоянным жителем острова был ненец Фома Вылка с семьей, это случилось в 1869 году. При Советской Власти было уже двенадцать поселков - строили их заключенные с Соловков. Помимо военного значения, предполагалось что там будут добывать марганец - советские геологи нашли на южном острове богатейшие залежи этой руды (причем, доступной для добычи открытым способом), а также медь, цинк, свинец, серебро, редкоземельные металлы (прим.авт. - марганец имеет большое значение для производства высокопрочных сталей. Однако в Европе всего два месторождения - Никополь на Украине, и вот это, на Новой Земле. В мире же его добыча - ЮАР, Казахстан, Китай, Австралия).
   А на северном острове нет зелени даже летом. Лишь ледник - как в Антарктиде или Гренландии.
   Жизнь пришла туда лишь в последние годы - когда там появились военные. Поскольку для испытаний советского атомного оружия было недостаточно полигона в Казахстане - и местность относительно обжитая, и флотскую специфику (взрыв подводный, взрыв надводный) не смоделировать. Первый боеприпас (атомную торпеду) тут взорвали в пятьдесят третьем, расставив на различном расстоянии старые (и трофейные) корабли. Поскольку мощность была невелика по атомной мерке, в десяток килотонн - на населенной территории в трехстах километрах к югу ничего не ощутили. Впрочем, населенными те места можно было назвать с большой натяжкой - несколько кочевий оленеводов в тундре вдоль карского побережья. Центры цивилизации (даже города, с населением более тысячи человек), Белушья Губа и Рогачево, находились на юго-западной оконечности южного острова, прикрытые от холодного Карского моря срединным хребтом. Тут был построен порт, способный принимать даже большие морские суда, и аэродром рассчитанный на тяжелые транспортные самолеты - все грузы с материка прибывали сюда - ну а дальше, малой авиацией, вертолетами и катерами, по военным "точкам", метеостанциям, стойбищам оленеводов. Но никто после 1921 года (когда на островах работала норвежская геологическая экспедиция) не видел тут иностранцев. До этих дней, сентября пятьдесят пятого.
   Август и начало сентября в Арктике - лето, самое лучшее время. Когда море максимально свободно ото льда, и есть возможность забросить снабжение на дальние точки - и для авиации летная погода стоит почти все дни. Служивый народ в Рогачево был приучен, что если кто-то прилетел сюда с материка, значит так надо - но даже привычные ко всем погранцы были удивлены, при виде прибывшей на Ил-18 толпы журналистов и прочих всяких атташе с диппаспортами, причем не только из соцстран, но и из мира капитала. Правда, особо обозревать панораму новоземельской столицы им не позволили, в темпе пересадив гостей с их багажом на два "дугласа", тут же взлетевших и взявших курс на север.
   -Надеюсь, нас не в лагерь везут - пошутил один из пассажиров, произнеся это по-английски - в тот страшный "гулаг-два", который по легенде вызывает ужас у всех русских преступников и так называемых врагов народа - откуда никто не возвращался живым?
   -Я знаю не больше вас - сухо ответил его сосед - нам обещали показать какое-то ужасное русское оружие. Думаю, мы увидим слабое подобие того, что было на атолле Бикини - в бухте стоит целый флот, и вдруг большой "бум", огненный шар поглощает все, а когда он исчезает, все корабли испарились, распались на атомы. Ну по крайней мере, так это выглядело на кинопленке, которую показали приглашенной иностранной публике.
   -А все же русские поступают с нами по свински... В смысле - что могли бы устроить спектакль где-нибудь поближе к цивилизации. Да и что они могли собрать в качестве мишеней - классом не выше эсминца? После Бикини, где в прах превратились шесть линкоров - и трофеи, и наши заслуженные старички - это как-то не будет смотреться!
   -А если это не просто Бомба? Русские не раз уже удивляли мир. Что если они изобрели "землетрясательное оружие"? Или, как в том фантастическом романе, где вся вода на планете взорвалась как атомный снаряд?
   -Я не люблю фантастику. И думаю, что даже Сталин не столь безрассуден, чтобы так не ценить даже свою собственную жизнь. Потому, предпочитаю не строить догадок - а ждать, что нам покажут, коль уж пригласили.
   Самолет снизился до высоты в несколько сот метров. В салон вышел сопровождающий от советской стороны (в штатском, но наверняка служит в ГБ). Взял микрофон.
   -Господа, прошу внимания! Мы находимся над эпицентром того, что случится тут меньше чем через сутки. Вот тот крест на леднике, его размеры шестьсот на шестьсот метров, это разметка мишени для самолета-бомбардировщика. Те мачты, которые вы можете видеть - это автоматические регистраторы, задача которых снять параметры происшедшего, в интересах науки - они стоят на расстоянии от одного километра до сорока. Ну а мы поворачиваем и летим на командный пункт в ста пятидесяти километрах к югу.
   Место было очень неуютным. Начав с того, что от посадочной полосы надо было еще долго подниматься в гору, по такой дороге, что вызывало удивление, как по ней вообще ездят эти русские? Лагерь располагался в лощине между отрогами гор, спускающихся от основного хребта к морю. Причем на южном склоне - так, что вообще ничего нельзя было увидеть в направлении будущего "события". Несколько вагончиков, полузакопанных в землю, антенны радиостанции, условия самые спартанские. Правда, обед из полевой кухни оказался очень даже сытным и вкусным - борщ, гуляш, макароны по-флотски. И приятным дополнением - красное вино. Категорически же не понравилось, что все два десятка гостей должны были разместиться в единственном домике, в ужасной тесноте - "но потерпите, всего на одну ночь". А еще, что выход за пределы лагеря (смотреть тут было нечего, но ради любопытства) был возможен лишь в сопровождении одного или даже двух русских солдат с автоматами наготове. Нас тут что, как арестантов держат - шаг в сторону, это побег?
   -Да куда ж вы тут побежите - полтысячи километров до ближайшего жилья, и то если повезет на оленеводов наткнуться! А вот белые медведи вас запросто скушают - тут даже мы поодиночке опасаемся, а без оружия, никак нельзя!

   Спали вповалку, бок-о-бок, благо мороза не было, температура около ноля. К тому же русские любезно предоставили теплую одежду и спальные мешки. Так что самым серьезным испытанием пока были лишь ночные прогулки в отхожее место (будку поодаль), где стоял совершенно собачий холод - а еще, в десяти метрах ходил русский солдат с АК, готовый отразить нападение медведей. Которые и правда тут водились - утром видели одного поодаль, мирно бредущего мимо, без всяких агрессивных намерений.
   Ближе к полудню появился самолет. В небе едва была видна точка, за которой тянулся белый след - но в бинокль можно было различить силуэт со стреловидным крылом и четырьмя моторами.
   -Началось! - сказал русский сопровождающий - господа, вам лучше всем сейчас укрыться в безопасное место.
   И прибавил вполголоса:
   -Хотя где оно тут, безопасное - черт его знает.
   Один из гостей - тот, кто в самолете спрашивал про "гулаг-два" - был недоволен, сказав, мы ничего не увидим отсюда, я желаю с оптикой и фотоаппаратурой подняться вон туда, на гребень. На что получил ответ:
   -Ради бога, мистер. Но прошу всех присутствующих быть свидетелями, что это исключительно ваше решение. И вас предупредили - что в этом случае не отвечаем за вашу жизнь и здоровье.
   Сначала вспыхнул свет, намного ярче тусклого полярного солнца, заполнив весь северный горизонт. Лагерь был в тени, ниже по склону - но все равно хотелось плотно зажмурить глаза. Звук пришел после, через семь с четвертью минут (как кто-то, не потерявший хладнокровия, успел засечь по часам) - земля тряслась как при обстреле. А когда закончилось, все увидели огромной грибообразное облако, поднявшееся над горой.
   -Теперь можно подняться и взглянуть - сказал русский - и побыстрее убираться отсюда: еще неизвестно, куда радиоактивную гадость понесет. Летчики молодцы, не промахнулись, и все сработало как надо - упало бы в море, до нас докатилось бы неслабое цунами, мало бы не показалось! Потому лагерь не на берегу, а на высоте - это место долго подбирали, чтобы затеняло от вспышки, и не было опасности обвалов и лавин. Через час самолет прилетит - и будьте готовы все на погрузку!
   По ту сторону горы были голые черные скалы - снег и лед испарился весь. Гриб был виден отсюда во всей красе, поднимаясь на огромную высоту - казалось невероятным, что до него сто пятьдесят километров. И страшно было представить, что стало с медведями, тюленями и моржами - людей же, по заверению советских, не было никого на север отсюда и в радиусе пятисот километров (ну кроме нас). Это не атолл Бикини, это что-то совершенно невообразимое!
   В Рогачево, перед посадкой на Ил-18, русский "куратор" сделал заявление:
   -Господа, вы были свидетелями, как Советский Союз произвел испытание термоядерного боеприпаса, изготовленного по новейшей технологии. Которая позволяет получить мощность взрыва, в теории, даже до гигатонн, то есть миллиардов тонн тротила. Однако же при данном испытании было всего пятьдесят мегатонн - по избежание причинения чрезмерного вреда природе. Более полную информацию вы сможете получить в Архангельске на пресс-конференции, где вам ответят на ваши вопросы - разумеется, если это не будет составлять государственную тайну СССР.
   Вечером того дня, 15 октября 1955 года (в той реальности), телетайпы всех мировых информационных агенств "раскалились докрасна". Но если на следующий день в "Правде" и "Известиях" сообщение о взрыве "Царь-Бомбы" (и здесь получившей такое прозвище) было напечатано, хоть и на первой странице, но внизу, не самым крупным шрифтом, среди прочих важных новостей - то "Вашингтон пост", "Таймс" и им подобные неистовствовали так, будто на землю вторглись уэллсовские марсиане. И в довесок к самому существованию подобного оружия, впечатление производил тот факт, что Бомба была сброшена со стандартного бомбардировщика, состоящего на вооружении советских ВВС - это значит, что в случае будущей войны, Лондон, и Париж, а возможно и Нью-Йорк... Эксперты уже посчитали, что при взрыве такого над Манхеттеном, не только в самом "большом яблоке", но и в его окрестностях не останется ничего живого!
   На биржах акции оружейных корпораций устойчиво скакнули вверх.
   Среди заголовков газет наибольшую известность получил один - "Солнце нового мира". Конечно же, коммунистического мира, о котором мечтают в Москве, желая всех загнать в свой колхоз и гулаг. Парадоксально, но эта же фраза стала популярна и среди "прогрессивных сил" Запада - символизируя жажду поджигателей войны в угоду прибылям корпораций. И среди технократических кругов - как образ достигнутой человечеством мощи, способной поставить под угрозу само выживание человека как вида - так не пора ли поставить эту силу под международный контроль?
  
   Москва, этот же день.
   Сталин смертельно устал.
   Можно сколько угодно говорить, что 'семьдесят семь лет - для кавказца не возраст', но на самом-то деле годы давали о себе знать. Несмотря даже на то, что в этой истории удалось избежать инсультов, подлечиться лекарствами из будущего и вовремя бросить курить...
   С усмешкой Генсек вспомнил, как кто-то из попаданцев предположил, что его ошибкой в их прошлом было то, что он 'успокоился'. Война завершилась победой, потерянные во время смуты территории возвращены, возник обширный лагерь социалистических государств - значит можно и уйти на покой, передав власть преемнику. Но как можно подумать, что он, Сталин, правивший страной почти тридцать лет и за это время видевший не одно головокружение от успехов, не один взлет мечты, потом сменявшийся резким, но отрезвляющим ответным ударом, решил, что работа закончена и дальше все пойдет вперед, по пути прогресса, как-то само собой, без сопротивления снаружи и изнутри страны?! После того, что было в той истории (насколько удалось собрать информацию от гостей из будущего) - после Фултонской речи Черчилля, создания НАТО, Корейской войны, внутренних дрязг в партии, в том числе и на самом верху.
   Там он предупреждал ближайших соратников - вот не будет меня, пропадете! Всех вас передушат, как слепых котят! И до своих последних дней он, товарищ Сталин работал именно над тем, чтобы не дать этим самым соратникам пустить под откос все им созданное. Продвинул на Девятнадцатом Съезде создание на смену Политбюро - расширенного Президиума ЦК, куда включил ряд новых, причем высокообразованных людей (не чета малограмотным бывшим подпольщикам), в том числе нескольких занимающихся только вопросами идеологии. Потому что - "нам надо искать идеологию. Без идеологии нам смерть! Если в экономике мы допустим какие-то ошибки, то, имея такую мощную экономику и положительный задел, мы эти ошибки преодолеем, даже если получим ущерб в сколько-то миллиардов рублей. Но если мы допустим ошибку в идеологии, если мы пойдем не тем путем - мы потеряем весь проект, мы потеряем страну, можно сказать, что мы дискредитируем и скомпрометируем социализм и идею построения светлого коммунистического общества!" - это сказал он там, главному редактору журнала 'Коммунист' Чеснокову. И ведь тоже выдвинул того же Пантелеймона Пономаренко на пост председателя Совета министров, готовя в свои преемники. Подготовил реформы по уменьшению роли Партии и исключению ее вмешательства в государственные дела - Партии должны были остаться лишь идеология и работа с кадровым резервом. Во внешней политике - успел провести международное экономическое совещание сорока девяти стран на тему создания бездолларовой торговой зоны.
   И все это после его смерти (случившейся при крайне сомнительных обстоятельствах!) "верные соратники" в лице, в первую очередь, Никиты Сергеевича Хрущева - просто бросили. Выбросили планы экономической экспансии в масштабах мира, разработки новой идеологии, по-тихому 'задвинули' Пономаренко и других выдвиженцев Сталина, поставили Партию над исполнительными органами власти, отменили действовавшие с 1947 года 'суды чести' над сотрудниками центральных министерств и ведомств (осуждавшие антиобщественное и антипатриотическое их поведение, непатриотическое отношение к прошлому, настоящему и будущему своей страны, преклонение перед буржуазной культурой Запада). Отказались от использования действующего с 1939 года и великолепно себя зарекомендовавшего Метода Повышения Экономической Эффективности и начали за рационализацию вместо всего рабочего коллектива премировать в первую очередь его начальников. Отменили такие важные для страны Проекты, как почти законченная Трансполярная магистраль и тоннель на Сахалин! Свернули масштабный план преобразования природы - с помощью высадки масштабных лесозащитных полос отвоевать от степной зоны и включить в земельный оборот более ста двадцати миллионов гектаров земли - лесозащитные станции закрыли, зато начали затратное и неэффективное освоение целины.
   -Никитка был и остался малообразованным дураком - подумал Сталин - хитрожопым, но не умным. Даже здравые в основе идеи сумел извратить. В той истории мы были беднее, ресурсов не хватало вытянуть все сразу - и потому, решение сконцентрироваться на двух направлениях, космос (и ракетно-ядерный щит), и выплата "социального долга" советскому народу, в виде массового строительства жилья и повышения жизненного уровня - было не самым худшим. Оттого, и армию сокращал разом на миллионы (забыв, что войны бывают не только мировые, но и локальные), и великие стройки прекращал (экономия сейчас, потери в будущем). Из всех путей выбирал самый простой - а уж что ты на Двадцатом съезде натворил, не меня, а весь мировой коммунизм в грязью смешал - нет тебе за это прощения и не будет!
   Юмор, что Хрущев пока еще жив - хотя у Лаврентия (узнавшего о собственной судьбе в иной истории) на него зуб размером с гору Эверест. Но он, Сталин, отдал приказ - не трогать дурака. Зачем - ну, сперва была идея, проследить связи, кто тут текущей политикой Партии недоволен? А как стало ясно, что убранный из Москвы дурак никому не интересен - злость уже прошла. Флажки остались - сидит Никитка в Ашхабаде, под тщательным наблюдением, и если хоть что-то себе позволит... но так и не было повода! Туркмения - самая бедная из всех советских республик (пока там газ еще не нашли), так что возможностей у ее Первого Секретаря всерьез повлиять на политику всего Союза - самый минимум. И в Москву он уже никак не попадет - иначе чем пенсионером.
   Но где гарантии, что кто-то другой, попав в Вожди, не натворит того же? Раз нет таких гарантий - их надо создать самому! И он там это понимал, потому и начал реформы. Но слишком поздно - вот и не успел. Случайно или не случайно умер он очень не вовремя. А Хрущев, Маленков, Берия и Булганин - те четверо, с кем он поделился властью, когда держать в руках все одному стало просто физически невозможно - передрались между собой. И победителем в итоге стал худший и глупейший... Совсем не то в этом мире, где товарищ Сталин заранее узнал намеченный ему срок и, хотя и пережил его благополучно, но прекрасно понимает, что теперь-то смерть может приблизиться в любой момент, несмотря на все меры предосторожности. Пономаренко крепко сидит на своем посту и уже почти что официально известен как 'наследник вождя'. Партия постепенно отодвигается от контроля за государством и переходит на рельсы чисто идеологической и кадрово-резервной работы. Да и в Президиуме ЦК сейчас уже совсем другое положение, чем несколько лет назад - много новых людей, постепенно оттесняющих 'старую гвардию' от принятия ключевых решений.
   А великие стройки идут. В этой истории СССР понес гораздо меньшие потери, зато успешно интегрировал экономики соцлагеря (который и размером больше - Италия, и то что там было ФРГ и Австрия, здесь единая ГДР), да и послезнание принесло ощутимые выгоды (наука, технологии, кадровые решения, неизвестные ранее месторождения полезных ископаемых, минимизация ущерба от катастроф вроде Ашхабада и Северокурильска). И здесь у нас нет сильных сухопутных врагов вблизи наших границ - так что армию и правда можно сократить, конечно, без хрущевских крайностей. Зато вырос Флот - которому предстоит в ближайшем будущем стать одним из основных инструментов экспорта социализма по всему миру. И Трансполярная магистраль уже близка к завершению. Те фотографии "из будущего" - проваленная насыпь, искореженные рельсы, подаваемые в "перестройку" как доказательство невозможности постройки Магистрали - на самом деле были изображениями рабочей временной дороги, уложенной исключительно для обеспечения строительства (подвоза снабжения) "на живую нитку", она вовсе не должна была стоять даже несколько лет, а постепенно заменяться настоящей дорогой, построенной по всем правилам. Которая в этой реальности очень скоро свяжет Заполярье с центром страны, протянувшись от Оби до Енисея, от Чума и Салехарда до Уренгоя и далее до Игарки, а потом до Дудинки. При этом в Игарке запланирована новая военно-морская база. Весь этот грандиозный Проект обойдется в два триллиона рублей - зато помимо уже очевидных преимуществ, он сэкономит нам несколько триллионов, когда мы займемся газом Уренгоя и Ямала.
   Тоннельный переход на Сахалин тоже нужен как в военных целях (паромом в случае чего нужный контингент в нужное время на остров не перебросить), так и для ускорения освоения Сахалина вообще. Как тоннель, так и железнодорожная ветка, теперь соединяющая Сахалин с Транссибирской магистралью, планируются к завершению в конце этого года. И работы пока идут с соблюдением графика.
   План преобразования природы идет своим чередом и будет завершен еще через восемь лет, в 1963-м. И вполне возможно, что еще удастся увидеть результат своими глазами, пусть уже и не в качестве вождя и правителя. Урожайность по зерновым культурам и по кормовым травам должна будет подняться в разы (начало этого подъема уже хорошо заметно, семь лет спустя после начала реализации проекта!), что приведет к резкому улучшению положения и в скотоводстве, так что потребность страны в продовольствии будет полностью удовлетворена за счет собственных ресурсов и можно будет начать его экспорт. Кстати, и во внешней торговле - ведутся переговоры с рядом стран Азии, Океании, Африки и Латинской Америки о переходе во взаимных торговых расчетах исключительно на рубли.
   И вот такие и им подобные великие стройки и проекты, завершенные или нет, но преследующие одну цель - улучшение жизни народа Советской страны, всякая сволочь из 'перестройки' называла ненужными этому самому народу, а то и вредными для него! Дело десятое, что в будущем всякие там... обольют грязью лично его. Ему будет уже все равно - хотя и отучившись в семинарии, в рай и ад Сталин не верил. Золотые статуи, место в Мавзолее - смешно, но тут даже какой-то Трухильо сумел его, Сталина, обойти, по числу своих памятников на квадратный километр - но горбачевы и ельцины посмеют усомниться в полезности для страны и народа того, что он делал. А значит, упразднить, отменить, откатить назад!
   Создав сусальный образ "России, которую мы потеряли" - с гимназистками румяными и вкусом французской булки. Подлость была в том, что это было правдой, но не всей правдой: так действительно жила едва десятая часть населения Российской Империи. Ну а всем прочим - огромной массе крестьян и пролетариата! - оставался лишь тяжелый беспросветный труд, неграмотность, болезни. Однако эти девяносто процентов не оставили мемуаров - и даже для классиков были неинтересными, неисторическими персонажами; читая в школе Толстого, Достоевского, Чехова, кто там еще был - даже наши советские люди представляют девятнадцатый век исключительно с точки зрения дворян, ну еще разночинцев базаровых. А насколько это отражало жизнь всего народа?
   Интересно, что сейчас о том начали писать. Пока еще живы те, кто застали, помнят те времена. "Даурия", Константина Седых, роман по факту, автобиографический, ну просто этнографическое полотно! Однако прочтем же воспоминания, как жили забайкальские казаки (вольные люди, никогда не знавшие помещичьего гнета) - причем автор принадлежал к зажиточной семье, то есть подавляющая часть российского крестьянства жила намного беднее:
   Село Поперечный Зерентуй, 30 км от Маньчжурской границы, 154 двора, свыше тысячи человек, есть училище и церковь. Характерная особенность той деревенской, родовой России -- 47 дворов с фамилией Лопатины, 17 с фамилией Седых, по десять - Доровские, Коноплевы, Пестовы, Каргины. Седых - самая зажиточная (по более поздней мерке, кулаки). Непосредственно в семье автора - двадцать пять человек, три поколения под одной крышей. То есть, работников хватает. И все двадцать пять - живут в одной избе! Хотя самая богатая семья в поселке. Однако же:
   "В горнице сдвигались в стороны столы и стулья. С семейной кровати на подметенный пол расстилали громадные войлочные потники, бросали в изголовья подушки в цветастых ситцевых наволочках, сверху покрывали пестрыми лоскутными одеялами. И девять взрослых девок укладывались на эту постель, как снопы на току. Весело мне было, трехлетнему баловнику, каждый вечер перекатываться от тетки к тетке и слушать их девичьи секреты. В коридоре таким же порядком укладывались холостые мужчины, которых было четверо. А в большой кухне спали три пары женатых членов семьи. Дед Григорий, как старший, спал с бабушкой Милодорой на широкой крашеной кровати в горнице, за голубым ситцевым пологом. Дед Варлам с бабушкой Устиньей занимали кровать в коридоре, а дед Андрей, к тому времени уже овдовевший, обычно располагался на голбце...".
   Медицины не было совершенно. Автор пишет, что когда заболел, родные сочли его уже умершим и едва не похоронили. Но отлежался, повезло. Хотя обычно смертность, и детская, и женщин при родах, зашкаливала, при совершенно философском отношении - "помрет, так помрет, выживет так выживет, бог дал, бог взял". Жили практически, натуральным хозяйством, покупая "в уезде" очень немногое. Землю обрабатывали, как во времена Ивана Грозного - об агрокультуре, мелиорации, удобрениях, механизации даже не слышали: лошадка да плуг (а то и соха), вот и весь инструмент. И это, вольные сибирские казаки - крестьяне Европейской России, не имеющие такого количества свободной земли, зато до 1905 года платящие помещикам выкупное и по закону подвергавшиеся порке, жили намного беднее!
   А еще "Амур-батюшка" Задорнова (сын которого в артисты-комики подастся). Или "Уральские сказы" Бажова. Но сейчас эта литература - явно в тени той, что рассказывает о более свежих и великих событиях. Хотя стоит указать, чтоб про ту жизнь простого народа тоже снимали фильмы - не одну же классику экранизовывать? Тем более, что русская история не менее славна, чем европейская - американцы целый стиль "вестерн" сделали про свой Дикий Запад, ну а кто помнит, что в России тоже был свой "фронтир", на восточной, затем на южной границе, и приключений там было, если написать и раскрутить?
   И ведь мы прошли от Урала до Тихого океана - в большинстве, миром, не истребляя коренное население, как заокеанские любители демократии! Хотя и следовало бы кое-кого прижать - как например последний эмир Бухарский, сидевший на своем троне до 1920 года, сбежал в Афганистан, и до самой смерти в сорок четвертом оставался убежденным врагом СССР, спонсируя банды басмачей. Не трогали "традиции", сиречь самые дикие пережитки феодализма с рабовладением - что пришлось расхлебывать уже Советской Власти, в совсем недавнее время.
   И даже (даже!) если на минуту поверить ностальгирующим по "французской булке, которую мы потеряли" - отчего те идиоты из будущих времен не вспомнят, что любимую ими сусальщину свергли в Феврале вовсе не большевики? А господа демократы, умудрившиеся всего за полгода развалить и про..ть все что было возможно!
   Хотя, понятно отчего о том забыли - мы сами в советских учебниках истории написали, что февральскую революцию осуществил народ и под руководством именно большевиков, организовавших его на улицах, в то время, как депутаты думы, создавшие Временное правительство, и соглашательские партии меньшевиков и эсеров, захватившие места в первых Советах, лишь воспользовались этим, перехватив власть. Вот оно и аукнулось в будущем - где монархисты или тоже верят в эту версию, или же знают, что она ложна, но пользуются ею, чтобы свалить все на нас, как на козла отпущения, которым уже давно пользуются демократы и либералы-антисоветчики. Впрочем, судя по рассказам потомков, есть среди тамошних монархистов и более радикальные - которые считают злом что 'советскую диктатуру', что 'постсоветскую республику', полагая, что 'и демократически избранными президентами, и захватившими власть тиранами одинаково двигает властолюбие, откуда происходит популизм, заигрывание с толпой, потворство ее сиюминутным желаниям в ущерб интересам государства, или соблюдать интересы тех групп, благодаря которым получили власть', а хорошо управлять Россией может только царь-император, рожденный и воспитанный царем и находящийся 'вне партий, сословий и классов', выражая интересы всей страны и всего народа - таков, мол, особенный менталитет русского народа (кстати, некоторые из отечественных 'альтернативщиков' мира потомков такие идеи явно разделяют - отсюда и 'миры' 'царя Михаила' и 'императрицы Ольги'). Связь же с реальностью у монархистов двадцать первого века слабая: на любой фактический материал о катастрофических проблемах времен царизма они отвечают одно - что все это пропаганда, а на самом деле Россия до революции была динамично развивающейся мощной и стабильной страной без катаклизмов, и простой народ жил там просто отлично, если только сам хотел работать, конечно... 'Экономическая отсталость - миф'. 'Нищета рабочих и крестьян - миф'. 'Безграмотность - миф'. 'Засилье бюрократии и отсутствие свободы - миф'... Настолько нагло врут или и сами в это верят? Нам тут этого уже не узнать. Ну а СССР монархисты 'критикуют' по тем же лекалам, что и демократы: 'уничтожение предпринимательства', 'рабский труд узников ГУЛАГа', 'уничтожение как класса кулаков - крепких зажиточных крестьян, построивших благополучие своим трудом' и тому подобное... Здесь они полностью смыкаются с нелюбимыми ими либералами и демократами!
   А ведь на самом деле именно большевики тогда, в Октябре (когда монархистов в стране уже и так оставалось раз-два и обчелся) и после, выступили государственниками, спасающими страну. Когда против нас были сильнейшие мировые Державы, намного превосходящие нас в военном и экономическом потенциале - и жаждущие превратить нас в еще один Китай или Индию. Ведь реально могло бы случиться, как в одной из "альтернативных" версий - любопытно иногда читать "попаданческую" фантастику из будущего.
   "России уже не существовало, после победы над большевиками место империи заняло некое непонятное образование, собранное как лоскутное одеяло из множества мелких военных диктатур и именующее себя то "Священной Директорией", то "Великим Собором". Вот, очередной русский диктатор приехал в Берлин просить помощи - кредитов, оружия и солдат. Франц помнил, как это случилось в первый раз, еще в двадцатом - большой открытый автомобиль, в котором стоял, раскланиваясь на все стороны, низкорослый человечек, конное сопровождение в причудливо-экзотичных мундирах, многоцветный стяг. Толпа ревела и бесновалась, неистово скандируя "ХЛЕБ! ХЛЕБ!!!", а человечек в машине раскланивался как заведенный, прижимая к груди странную шляпу, не то котелок, не то укороченный цилиндр. С тех пор их много побывало в Германии, и с каждым разом прибавлялось экзотики, цветов на знаменах и поклонов. А вот толпа убывала. Сегодня очередной визит очередного просителя собрал совсем немного зрителей, почти безучастно наблюдавших за кавалькадой всадников в лохматых бурках, с длиннющими пиками и утрированно кривыми саблями".
   (прим.авт. - И.Николаев, трилогия "Железный Ветер").
   Точно так было в Китае, в "эпоху милитаристов". И Чан Кай Ши ездил в Европу за подачками! Но мы сумели такого избежать - хотя и дорогой ценой. Прав все ж Лев Гумилев про чисто русскую национальную особенность - в момент величайшей угрозы, собраться и совершить рывок, не считая потерь; это возникло из-за короткого сельскохозяйственного сезона, в который надо выложиться по-полной, чтобы после долгую зиму спать на печи. И очевидно также, что Россия начала века стояла перед выбором - или модернизация, или превращение в полуколониальный Китай. Также очевидно, что в стране существовала только одна реальная сила, способная осуществить прорыв - большевики. Сочинения про мир "Варяга-победителя", или мудрого царя Михаила были откровенной утопией - именно потому, что во-первых, в реальной истории упомянутые личности совершенно не проявили себя вождями нации в критическую эпоху, а во-вторых, у них никогда не было Команды (или Партии), а правящая российская элита была откровенным г... - что еще можно сказать о тех, кто в Гражданскую даже за свои интересы воевать не захотели, а сдриснули за границу в ожидании пока "кто-то" восстановит порядок?
   Да - мы шли вслепую, ведь никто до нас еще не проходил по этому пути, ну кроме очень короткой и неудачной попытки парижских коммунаров? Да, сегодня, оглядываясь назад, можно сказать, что что-то было реально сделать быстрее, эффективнее, с меньшими затратами и напряжением. Так же как сейчас, на военной игре в Академии Фрунзе, капитаны и майоры могут переиграть Сталинград или Берлин, представляя себя Маршалами Победы. А тогда мы должны были "за десять лет пробежать столетний путь - или нас раздавят" - страшно представить, что стало бы с нами в сорок первом без индустриализации пятилеток! Потому, мы должны были воспользоваться случаем - когда в Депрессию нам охотно продавали целые заводы "под ключ", за наш хлеб, меха, произведения искусства. Так же, как и в тридцать девятом, когда мы успели получить от немцев много ценного промышленного оборудования, в обмен на наше сырье.
   И отчего те, кто цитируют Солженицына про голод начала тридцатых - не упоминают публицистику Льва Толстого про голод 1891 года? При том, что граф не только написал про ужасы тогдашнего голодомора с большим чувством и талантом, но и дал системный анализ ситуации - "нельзя относиться к крестьянину как к скотине, которой достаточно выдать для пропитание какое-то количества продукта". И пригвоздил к позорному столбу царских чиновников, наживавших себе состояния бесстыдным воровством и гораздо больше, чем смертями тысяч людей, озабоченных "как бы чего не вышло" и "держать и не пущать"!
   Мы прошли сквозь все это - голод, сверхнапряжение, жертвы, войну. И только начали наконец жить нормально. Когда наконец появилась возможность вернуть народу "социальный долг" - за все, что он вынес, храня верность Советской Власти, своей власти, нашей власти. Когда по всему СССР в городах встают кварталы новеньких пятиэтажек - и отдельные квартиры, даже малогабаритные, после комнат (а то и койкомест) в бараках кажутся раем. Когда и до деревни руки дошли - электричество в избах уже не редкость, и асфальтовые дороги тянутся даже в глухую провинцию, ну а к учреждениям культуры, школам, медпунктам внимание Советской власти было давно. В чем секрет небывалых экономических успехов нашей страны при восстановлении народного хозяйства - всякие там ельцины будут врать про "принуждение", но неэффективность рабского труда была известна еще в древнем Риме; конечно, пока есть враги, их будут заставлять трудиться, а не просто жрать баланду - но палкой никого не заставишь работать с энтузиазмом, перевыполняя план. С другой стороны, на одних лозунгах и призывах к сознательности тоже далеко не уедешь, это может сработать лишь как кратковременный форсаж на тяжелом участке пути. Но каждый рабочий в СССР знал, что даже за выполнение плана (при норме довольно высокой) он получит полтора оклада, а за двойную норму можно и тройной оклад получить. Цены на потребительские товары снижают каждый год 1 апреля, и так будет до тех пор, пока он, Сталин, жив - лишь Никитка это отменит (не за это ли тот день народ назовет "днем дурака"?). На приобретение или постройку своего дома дают ссуду под один процент годовых. И с пьянством борются, не вводя сухой закон, а развитием спортивных секций, парков культуры и отдыха, общественным порицанием и презрением. Сегодня реально, человек с самого низа может построить карьеру практически в любой сфере - лишь развивайся и учись! Если это не общество социальной справедливости - то что тогда?
   Да, в этом есть и опасность - как уже вопят отдельные ультрасознательные товарищи, "поощрение мелкобуржуазных инстинктов". Не понимая, что идеи не должны отрываться от земли - что делать, если пока природа человека (даже советского) такова: фанатики-пассионарии всегда в ничтожном меньшинстве, а подавляющему большинству надо всего лишь жить, дом построить, детей растить. И оттого, требовать от всего народа в мирное время работать как в войну - это самый верный способ дискредитировать Идею.
   Вот только те кто у власти - тоже хотят жить хорошо. И вполне могут предать Идею - когда его, Сталина, не станет. Его же верные соратники сейчас - завтра захотят стать хозяевами (а не они, так их дети и внуки). Не потому, что враги и агенты капитала - а просто потому что приятнее разлагаться, получать привилегии, но ни за что не отвечать. Особенно если и здесь будет "разрядка" - и Запад скажет, что готов принять согласившихся, новой частью мировой элиты - в Париж свободно, и вилла во Флориде, и собственная яхта размером с крейсер. Обманет, конечно, при первой возможности, как там в девяностые, то же самое обещали - но даже если не обманет? И начнется "перестройка", а за ней перерождение социализма в госкапитализм, как там в Китае.
   Плюс - кризис управления. Раздрай ведомств - по итогу которого военные и нефтяники там стали монополией, ущемляя интересы остальных (особенно, "группы Б" - потребительские товары). Никитка по-своему был прав, когда в пятьдесят девятом разогнал артели, усмотрев болезнь паразитирования их на госпредприятиях - только болезнь от того никуда не делась, а приобрела еще более уродливую и опасную форму "теневиков". И паралич планирования - слишком поздно поняли, что рассчитать "до каждой гайки и болта" стало нереальным, при громадном объеме номенклатуры. И не придумали ничего лучше, как кроить планы "от достигнутого", наплевав на их реальность. Что вызвало приписки, коррупцию, и катастрофическое падение доверия народа.
   Так что имеем в итоге? Рано Вождю на покой, мемуары писать! Положение-то действительно - с одной стороны, мы пока на должной высоте, ура ура, фанфары и победы - а с другой, завтра в штопор свалимся, и до земли. Как там по этнологии - у русских за мобилизацией всегда следует расслабление, плавно переходящее в застой. И эта мина под страной и народом так рванет через полвека!
   Там он решил - что главное, контроль, жестко закрепить штурвал, чтобы корабль не сбился с курса. А оказалось - что прямого курса к торжеству коммунизма нет.
   Еще Ильич пытался бороться с зарождающейся партийной бюрократией, введением в ЦК, Политбюро, другие высшие органы власти, большее число рабочих от станка. Бесперспективно и не сработает - но вот принцип, с учетом того, что за тридцать лет мы кое-чего достигли? В противовес иерархии сверху, продвигать и развивать Сеть снизу - и добиться, чтобы эти два начала работали в симбиозе. Оттого в этой истории всячески продвигаются - "щекинский" метод, метод Худенко, как экономическая основа Сети. Колхозы здесь - не аналог совхозов: они обязаны лишь к указанной дате (обычно осенью, когда собран урожай) сдать установленное количество каждой номенклатуры, по твердой цене - а излишками вправе распорядиться по своему усмотрению; и никто не вправе (по крайней мере, в мирное время, или если не объявлено чрезвычайное положение) указывать колхозникам когда и что им сеять. Артели успешно работают - больше того, артельная собственность и в новой Конституции закреплена как трудовая. Значит, нет "теневой" экономики - все исправно платят налоги. Даже туристы-романтики, любители походов с песнями у костра (будущие барды-шестидесятники) тоже в общее дело включены - кто хочет, бродит сам, но кто желает сотрудничать с государством, тот может рассчитывать на финансирование, транспорт, базы, добавочные дни к отпуску - взамен на какие-то научные работы в процессе. Что могут непрофессионалы - ну, иногда очень многое, с учетом того, что значительная часть территории СССР лишь аэрофотосьемкой обследована. Да и в обжитых местах - в прошлом году была сенсация, когда под Ленинградом юннатская (!) экспедиция из Дворца Пионеров показала, что в тех широтах водятся насекомые, считающиеся гораздо более южными. А после публикации в журнале "Знание-сила" о ящерах, которые вроде бы встречаются в глухих новгородских и псковских лесах - там уже третий год каждое лето работают по десятку самостийных экспедиций (пока никого не нашли).

   Ну и аномальщина - после провала атомной подлодки из 2012 года на семьдесят лет назад, во всякое поверишь. Озадачены конечно, прежде всего, Те Кто Надо - но и общественных "клубов" существует с десяток, самый известный при редакции журнала "Техника молодежи". Исправно собирают информацию о всяком непонятном - которая подвергается проверке, в большинстве оказывается "уткой" или иллюзией, но есть какой-то процент действительно необъяснимого. Вот будет - если и правда обнаружат Дверь в иное время или иной мир?
   Так что, не все плохо - мы еще поборемся! Потому что знаем о будущих опасностях. Подобно тому, как он, Сталин, став Генеральным Секретарем (тогда - сугубо техническая должность) сумел переиграть такие фигуры, партийных тузов - Троцкого, Зиновьева, Бухарина - незаметно и в глубине делая свое дело. Не громкие реформы, а будничная работа, даже не по ослаблению Аппарата, а усилению Сети. Под которой понимается, в широком смысле, инициатива снизу и вовлечение масс в процесс управления. Нет для того столь великолепного инструмента, каким там был Интернет - но уже есть его личинка, зародыш, который создает Лазарев в ВМФ; также он активно сейчас внедряется в ПВО, при полной поддержке и нажиме Правительства. Ибо он, Сталин - хорошо помнит, что Интернет родился из американской системы информационного обеспечения ПВО США. А теперь у нас есть все шансы и тут быть первыми. Если Интернет появится году так в 1965, но называться будет по-русски? До того пройдя проверку как военная, правительственная, научная сеть - ставшая общедоступной. Ведь это, по Марксу, "переход количества в качество", междугородняя телефонная и телеграфная связь и сейчас есть, для всех советских граждан - но если возникнет общее информационное пространство (а значит и гласность) в масштабе всей страны? Вместе с электронными "госуслугами", позволящими и бюрократию прищемить. Фамилии Китов и Глушков в памяти отмечены - здесь их "съесть" не дадим никому.
   Ну и Аппарат тоже использовать. Как временный инструмент, "костыль" до тех времен. Особенно ту его часть, где задействованы люди из будущего - получившие "моральную прививку" от торжества капитализма, и преданные коммунистической идее. Есть надежда, что сами они в новых господ не переродятся - не успеют. До тех времен, когда в нашей стране вместо "выше стоящих" будут "впереди идущие". И тип Нового Советского Человека станет массовым!
   Тут и пропаганда должна сыграть первейшую роль. Только не перегнуть с "борьбой за мир" - там это приводило к тому, что советский народ в массе вообще не знал о подвигах своих воинов-интернационалистов, равно как и о боевой мощи современной ему Советской Армии. У нас же - имена тех, кто исполнял свой долг в Китае, Вьетнаме, на Ближнем Востоке, известны даже пионерам, в их честь улицы называют (в родном городе, если герой погиб). И фильм собираются снять про социалистический Китай - взяв за основу биографию Ли Юншена (имя героя будет все же вымышленным), жизненный путь от батрака у китайского помещика до генерала народной армии. Нас в милитаризме обвинить никто не посмеет - но и беззубый пацифизм будем давить беспощадно.
   Эх, прожить бы еще лет десять - и так уже обманул он безносую на два года! Пройти со страной поворот истории к новой эпохе, научно-технической революции и информационных технологий - что повлечет за собой качественные изменения в обществе. Войти в которую как "тот кто принял страну с сохой - а оставил с космическими ракетами" - поскольку первый Спутник должен на орбиту уже через считанные дни уйти! Нет, лучше будет - "принял с сохой, оставил с Интернетом". Хотя, повторю, называться он будет по-русски!
   Да и Спутник, это будет такой удар по мозгам "мирового сообщества"! Как перспектива носителя для Царь-Бомбы, которую только что взорвали на арктическом полигоне, в присутствии иностранных военных атташе и журналистов. Чтобы показать тем кто в курсе - что у нас есть чем бить по Йеллоустоуну. Чтобы они не решались воевать с нами - если совсем уж не отбитые на голову идиоты.
   Так что, не так все плохо - прорвемся! Может, в этой истории, "яблони на Марсе" увидим еще до конца этого века.
   А вот "без Идеи нам смерть" - это истина. И главный фронт сейчас - для него, Вождя. С текущими делами Пономаренко справляется очень хорошо.
   Сталин придвинул к себе ноутбук (один из тех, что был на "Воронеже"). Сколько еще эта техника здесь протянет - и сколько лет ему самому тут отпущено сверх? Набирать и править текст на ней - гораздо производительнее, чем писать на бумаге перьевой ручкой. Вот и заголовок на экране.
   "Путь русского коммунизма".
  
   Из доклада Д.Райана, "лучшего американского аналитика" - Президенту США.
   Испытание Супербомбы - свидетельство не силы, а слабости СССР.
   По имеющейся у меня информации, СССР реальности "горбачев" по военной мощи уступал нам. И потому, логичным с его стороны было делать ставку на качество, на "сверхпроекты", обеспечивающие причинение нам неприемлемого урона даже при единичном применении.
   В текущей же реальности, СССР имеет четко обозначившееся превосходство - по числу и мощности атомных боеголовок (особенно с учетом уже термоядерного оружия - у нас пока лишь демонстрационное устройство, у русских готовый к применению боеприпас). События в Китае (битва над Янцзы) и в Египте показывают, что советские ВВС как минимум, не уступают нашим по матчасти, тактике и управлению, и хорошо отработали взаимодействие с ПВО. Инциденты у берегов Вьетнама, и в Средиземном море, также показали очень высокую боеспособность советской морской авиации и подводных сил. Наконец, превосходство советского блока в сухопутных войсках является очевидным. Итого - в настоящий момент СССР и его союзники обеспечивают свое военное господство на театрах, лежащих в зоне их интересов (Европа, Средиземноморье, Китай, Индокитай).
   Указанное справедливо даже без учета фактора "Двери" - который еще больше смещает баланс сил в советскую сторону.
   Но тогда испытание Супербомбы (да еще с приглашением иностранных наблюдателей) явно излишне. Имея отрицательные последствия для образа СССР в мире - как агрессора, а теперь еще и буквально,.угрозы для всего живого на Земле.
   Есть некоторая вероятность, что данное испытание было следствием освоения в СССР переданных технологий - для подтверждения факта "мы можем сами теперь это сделать". Но тогда не было бы нужды в публичности испытаний - наоборот, логичнее было бы все максимально засекретить.
   Наиболее вероятно, что руководство СССР в данном случае проявило некритичность мышления, слепо подражая "как было сделано там".
   Практические выводы (и рекомендации):
   Самой вероятной целью для единичных Супербомб (пока мы не имеем данных об их массовости) является Йеллоустоун. То есть это для русских оружие "судного дня", всеобщего Апокалипсиса, но не обычной войны.
   Поскольку это категорически не в интересах мира "Двери", то налицо явная самодеятельность русских здесь. Что позволяет сделать предположение об ограниченности влияния иного мира на наш СССР. Является ли тому причиной ограниченность "канала связи", или военно-политические события на той стороне - пока нет данных.
   Для нас открывается очень перспективный путь повлиять на внутриполитический расклад СССР, через антивоенное движение. Русские сами дали нам в руки этот инструмент, поддерживая выступающих "за мир" внутри наших союзников в Европе - а значит не смогут объявить запретным, когда "творить любовь а не войну" прозвучит и в Москве. Есть также надежда, что у части русской интеллегенции сохранилось "европейское мышление", когда сама мысль о том, что такие центры культуры, как Париж и Лондон станут радиоактивным пеплом, вызывает активное отторжение. Что дает перспективу, как на рост числа наших "агентов влияния" внутри СССР, так и на появление перебежчиков - носителей ценной информации.
   Категорически следует отказаться от любых военных угроз для непосредственно СССР (но не его сателлитов). Поскольку данная политика может лишь столкнуть наш мир в пропасть - без шанса нашей победы.
   В то же время, максимально увеличить использование "мягкой силы", убеждения и пропаганды ценностей "свободного мира". Даже при том, что сам Сталин и его "ближний круг" знают, к чему это привело в реальности "горбачева" - но эта информация не доступна электорату (в том числе, и менеджерам второго плана - которые завтра станут Первыми), а русские Вожди не вечны. И есть шанс, что через пару поколений в главе СССР встанут новые "горбачевы".
   Приписано внизу - Айк, выводы Джека кажутся мне очень интересными. Супербомба для войны - это то же самое, что огнемет против крыс в вашем амбаре. И сложно представить, чтобы ею интересовался тот, кто реально планирует победить.
  
   Елизавета Вторая, Божьей Милостью Королева Соединенного Королевства Великобритании, Северной Ирландии, а также иных царств и владений.
   Долг монарха перед страной превыше всего. Интересно, что похожему учили японцы своих самураев - фанатиков, всегда готовых с радостью умереть за своего Императора.
   Изначально она не считалась наследницей короны Империи - на день ее рождения, ее отец был всего лишь Герцогом Йоркским, младшим сыном (тоже не наследником) правящего монарха Георга Пятого. Кто ж знал тогда, что Эдуард, старший брат, взойдя на престол в тридцать шестом, не пробудет там и года, предпочтя короне - женитьбу на "этой американке" Уоллис Симпсон. "Я нашел невозможным исполнять обязанности короля - без помощи и поддержки женщины, которую люблю".
   Хотя история там была - с душком. Эта миссис до того уже успела побывать в роли любовницы самых разных людей, включая Риббентропа - а также проявляла восторженность к идее нацизма и самое дружеское отношение к Рейху - считая Гитлера, самым великим человеком. Ладно, в те годы этим грешили многие в Британии, и нацистская партия с вождем Мосли действовала легально - так ведь и после Эдуард (уже не король, а Герцог Виндзорский, сосланный губернатором на Багамы, тогда это была жуткая дыра вдали от цивилизации) был замечен в крайне подозрительных контактах (при посредничестве все той же Уоллис) с нацистскими эмиссарами (кажется, в СССР такое даже предусмотрено в Уголовном Кодексе, как "связи, ведущие к подозрению в шпионаже"). Но народ Британии (и прочих стран) должен знать лишь о романтической истории неземной любви - ради незапятнанности репутации Британского Королевского Дома! В Голливуде о том даже собираются фильм снять, "обреченный на Оскар". Мы не возражаем - пусть этот предатель войдет в историю, как первый и единственный английский король, выбравший любовь, а не престол. Вот только сам Эдуард и его нацистская шлюха - никогда не войдут в Букингемский дворец, даже на правах гостей. И даже не ступят больше на английскую землю - пусть доживают, сколько им осталось, в своем французском поместье! И так будет - пока она, Елизавета, королева Британии!
   (прим.авт. - в нашей истории, Эдуарду все ж было разрешено посещать Британию, например на похороны матери, королевы Марии. Затем были и визиты вместе с Уоллис - но примирения с королевской семьей так и не произошло).
   И королем стал отец, под именем Георга Шестого. Но даже тогда Елизавета не считалась полноправной наследницей - если бы у короля еще родился сын, она должна была бы уступить место. Однако долгожданного принца так и не появилось - и волею Божьей и судьбы, она стала королевой, в возрасте двадцати пяти лет.
   Время было тяжелое - для Империи. Всего полвека назад бывшая Первой Державой мира - сейчас она трещала по всем швам. Войну выиграли - но какой ценой! Немцы были абсолютно правы - рассчитав, что мощи даже великого британского флота не хватит, чтобы самостоятельно держать четыре фронта: Канал (от вторжения с континента), Атлантику, Средиземноморье, и коммуникации в мировом океане. Хватило лишь, чтобы оборонять Канал - а в остальном, пришлось принять помощь США. Которые не остались в убытке - когда Еврорейх капитулировал, в Лондоне обнаружили, что Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка по факту превратились в американские протектораты, экономически замкнутые на США, а не на Метрополию. Да и в индийские государства, в Малайю, в африканские колонии - американские товары и капитал влезают со страшной силой, как в Китай двадцатых - согласно Атлантической Хартии, на заключение которой в 1941 году пришлось пойти ради будущей общей победы. И это лишь самая малая из проблем!
   А проблема главная - даже не то, что подступает с Востока. А то, что эта сила не идет ни на какие компромиссы и не остановится даже перед тем, чтобы устроить всемирный армагеддон. Мистер Райан имеет большой опыт игры в покер, но ее тоже учили этому искусству - достаточно, чтобы увидеть: американец не уверен в победе своей стороны. Не уверен, что удастся сохранить ситуацию под контролем.
   -Наш "кредит доверия" у Сталина, а особенно у тех, кто за его спиной, практически равен нолю. И я отчасти понимаю русских - если то, в чем наши потомки виновны перед ними там, является правдой. Потому, я от лица Президента Соединенных Штатов прошу об оказании небольшой услуги - в интересах всего "свободного мира", а также конкретно вашей великой страны.
   Если перевести на нормальный язык - то США утратили рычаги контроля над ситуацией, ну кроме самой крайней меры, объявления войны - в которой они далеко не уверены, что победят. А обстановка уже на грани - и Эйзенхауэру наверное, стоит большого труда убедить избирателей, что он не трус и не предатель, раз не требует у Сталина немедленного удовлетворения за гибель американцев и материальные потери. Даже самый тупой американский обыватель видит разницу между СССР и Гватемалой - но есть же предел, дальше которого отступать невозможно, иначе о нас будут ноги вытирать! И потому, электорат в США требует войны - желательно быстрой и победоносной, но подойдет и как с японцами, которых все же одолели. Русские однако тоже не склонны уступать - и если наконец начнется, то боже, спаси этот мир!
   И Британию прежде всего. Елизавета помнит ужасы сорокового года, когда на Лондон густо падали немецкие бомбы. А ведь тогда против нас была одна лишь Германия, без русских - теперь же может стать реальностью, единая советско-германская орда на том берегу Канала, и ведь французы, очень вероятно, опять предпочтут выйти из игры. Конечно, ПВО Британии самое лучшее в Европе - но ведь теперь даже один прорвавшийся самолет с атомной бомбой, это гибель Лондона, или Ковентри, или Манчестера... бомб у русских наверняка больше, чем в Англии городов? И секретный доклад из Военного Министерства, анализ действий советских ВВС над Иорданией (а также в Китае и Вьетнаме) однозначно утверждает - английское ПВО не способно обеспечить безопасность территории Британии. При том, что в докладе деликатно умалчивалось про русские "носители, не перехватываемые существующей ПВО" - о существовании которых Москва явно намекала, да ведь и то, что было пять лет назад, все помнят!
   Королева не была излишне сентиментальной. Но при мысли, что на Лондон упадет то же самое, что на Шанхайский порт в пятидесятом, "не менее пятисот килотонн" - Елизавете становилось дурно. Что ж, мистер Райан, вы правы, мы даже больше вашего заинтересованы в мире - но с чего вы решили, что мы будем вести только вашу партию в этой игре?
   Тем более, что игровое поле подготовлено - предполагалось, что этой осенью в Москву прилетит премьер-министр Британии, ради чего уже прошли и предварительные договоренности, и обмен делегациями меньшего ранга. Но никто не увидит необычного, что в свете происшедшего в мире в последние месяцы, королева решила взять эту миссию на себя.
   Первой задачей - прояснить с теми, кто "за Дверью". Ибо чужой игрок за столом - это угроза для всех присутствующих. Тот, кто может просто перевернуть стол, наплевав на правила - ведь это не его дом, не его мир! И не надо заблуждаться идеей патриотизма - Елизавета представила, вот если бы сейчас ее страна установила такой же контакт с Британией иных времен, и встал бы вопрос об интересе здешней Британии, то... "Каждый сам платит по своим счетам" - так деликатно на английском звучит то, что на континенте бы сказали "своя шкура дороже". Понимает ли Сталин, что для потомков он - не больше чем фигура на доске? И если понимает - то реально ли договориться с ним об общих интересах против тех кто за Дверью?
   Англия ведь не всегда была сильнейшей державой. Но большинство войн на континенте на протяжении нескольких столетий в итоге приносили Британии выгоду, независимо от того, на чьей стороне она участвовала (и даже, участвовала ли вообще)! Высокое искусство дипломатии, умение разрушать вражеские коалиции, и вовремя создавать выгодные для себя союзы - "у Англии нет постоянных друзей, а есть лишь постоянные интересы". Когда сходятся в противостоянии две великие силы - то даже малый довесок к одной из них, может дать ей решительное преимущество. Ну а высший пилотаж - это договариваться с обеими сторонами, конечно же, небесплатно!
   США уже нуждаются в британских услугах - как еще слова Райана можно оценить? Рузвельт мечтал превратить "славянских варваров" в мировых полицейских, идеальных защитников "свободного мира" - раз уж у русских так хорошо получается воевать, вот и усмиряли бы мятежи всяких китайцев, индусов, негров, арабов - и в этом качестве, шерифа на нашей службе, даже пользовались некоторым нашим уважением. Вот только русские в своем упорстве категорически не желают признавать свое место в мире - такое, чтобы в идеале не создавало проблем остальным! Причем так было и до коммунистов: сколько претендентов на мировое или европейское господство находили свой конец именно в России - Наполеон, Гитлер, а до того еще турки, поляки, шведы.

   Но если Райан сказал правду, то не все так безнадежно: даже через полвека среди уже советской элиты найдутся многочисленные "горбачевы" - мечтающие о том же, о чем русские аристократы с времен Петра Первого: быть принятыми за своих за европейским столом. "Красные директора", перенявшие представление истребленной ими аристократии - об образе жизни высшего класса. Понял ли это Сталин, дозволив "возврат к историческим корням", прекращение гонений на Церковь, переименование наркоматов в министерства, введение в армии погон? Завтра эти "красные управленцы" захотят закрепить свои привилегии, материализовать в собственность (а не казенные дворцы), передать по наследству. И в этом качестве, быть признанными мировой элитой - вот тогда настанет наш час... или уже настает? Узнать, увидеть, понять - насколько советская крепость уже разложилась изнутри. Даже если процесс лишь начался - Англия умеет ждать. Работать на дальнюю перспективу, даже не строя конкретные планы на долгий срок (всего предвидеть невозможно), но кидая "мостики" в нужном направлении, знать что это обязательно "выстрелит" к выгоде, в той или иной форме.
   Как миссионер, на чужом берегу обращающийся к чернокожему вождю в перьях. Пока всего лишь Слово - а еще информация, и завязывание дружеских связей. После - может, лет через сто! - тут будет плантация, европейские солдаты - колония.
   Но это - дело будущего. Увидеть которое, и пользоваться его плодами - очень может быть, будет уже не сама Елизавета, а ее дети и даже внуки. Хотя - может попросить Сталина продать мех русских бурых медведей? Чтобы шапки бравых гвардейцев, несущих караул перед Букингемским дворцом, были из него - а не из черных шкур медведей канадских. Ради символа - такого же, как "крест Виктории" из бронзы трофейных русских пушек из Севастополя. Тонкая британская ирония, понятная лишь для своих.
   Провести корабль Британии между двумя враждебными сторонами, как между Сциллой и Харибдой. Играя с американцами против русских и их иновременных союзников, с русскими против американцев, с будущими советскими "горбачевыми" против их же собственной страны и народа, и наконец с не доверяющим никому Сталиным против "задверцев". И остаться при этом в выигрыше - пусть даже и малом. Но если бедную Британию не съедят, не превратят в чужой протекторат, или того хуже, в радиоактивное пепелище - это уже будет победой, на первых порах. Ну дальше - посмотрим! Если пришельцы и правда, настолько ненавидят США, но к Англии у них отношение гораздо более спокойное - то что можно из этого извлечь?
   Без всякой войны - русские ведь не индусы! И верно замечено, угрозы их не пугают, а мобилизуют. Но есть у них и слабые места! Исходящие из того, что они так и остались варварами - превыше ценящими все, связанное с войной (включая точные науки). Но недооценивали науки гуманитарные - а это, управление не природой, а человеческим обществом, не тактика (как военные и "технари") но стратегия. Более верный подход был при российских царях - когда лишь с университетским образованием можно было рассчитывать на Чин (и место в правящей верхушке) - но у большевиков стал "примат физики и математики над мертвой латынью". В итоге СССР имел (как показала история) отличные кадры военных, инженеров - но красные управленцы нередко проявляли вопиющую некомпетентность, медлительность, узкий кругозор. А главное, ставили торговлю ниже военного дела. Хотя грамотно владея ею, можно покорить вражескую страну без всякой войны (и своих потерь).
   Как сами Советы сейчас держат в руках Восточную Европу - поощряя капитал промышленный, но категорически запрещая финансовый. Все кредитование, например в ГДР - через Московско-Берлинский Банк, аналогично и по другим странам соцлагеря. А если удастся (пусть даже ценой каких-то политических уступок) договориться с Москвой о допуске туда и английских банков - ведь СССР заинтересован в притоке капитала, можно самые выгодные для Сталина условия обещать. Но деньги, это кровь экономики - если немецкие промышленники будут получать кредиты не от Москвы, а от Лондона, то что будет дальше, взгляните на нашу Канаду... которая уже не наша, а по факту, американское экономическое пространство! Вот только отыграть назад, для русских будет уже труднее, без больших экономических потерь - а значит, состязаться будут уже не Бомбы а деньги. И в этой войне (в отличие от войны "горячей" у нас неплохие шансы победить!
   Русские чему-то научились и тут? В политике (внешней и внутренней) Советы в последние годы не допускали грубых ошибок - характерных для них же в тридцатые. Строили со своими сателлитами отношения, предусматривающие различные ступени доверия и "пряников" - подобно древнему Риму (сумевшему, в отличие от эллинов и македонцев, действительно построить Империю). Например, что такое "ассоциированная" в отличие от союзной республики в СССР - когда внешняя политика передана в Москву (или по крайней мере, подлежит утверждению там), законы унифицированы с общесоюзными, приняты единая валюта (рубль), язык для официальных документов и изданий (русский), в экономике как в колхозе, есть обязанность ежегодно поставить товар по утвержденному списку и цене, в требуемом количестве, ну и единая таможня, само собой. Маньчжурия через это уже прошла, став союзной, Корея пока "ассоциированная", Уйгурия собирается ассоциироваться, а вот что будет с Китаем, с Вьетнамом? А что стоит история с репарациями - когда подписывали капитуляцию Еврорейха, то США были слишком заинтересованы, чтобы Сталин скорее в войну на Дальнем Востоке вступил - а потому, вопрос о репарациях с Германии проходил для Вашингтона в разряде "прочее". Одно время в переговорах вообще казалось - что каждый будет сам получать возмещение со своей части, СССР с Германии, мы с французов. И согласие Москвы что Германия выплатит репарации и союзным державам лишь после расплаты с СССР, рассматривалась тогда как наша победа. При этом считалось само собой, что Советы заинтересованы получить плату как можно быстрее - их иезуитский ход, максимально оттягивать момент полной выплаты от немцев, не был предусмотрен! В итоге день, когда ГДР полностью рассчитается с Советским Союзом, оттягивается в столь далекое будущее, что неизвестно, увидят ли его даже дети живущих ныне англичан! При том, что британский фунт уже заметно легче себя же в год Победы, а что будет еще через десять лет? Аналогично и с репарациями от Италии - лишь с французов удалось хоть что-то получить. И за эти крохи Париж до сих пор на нас в обиде!
   -Это не более чем профанация, кажущееся преимущество. Ведь даже тупица может сдать экзамен - если заранее заглянет в ответ.
   Слова Профессора... Даже дядя Уинни (лорд Черчилль, которого Елизавета безмерно уважала), и его друг Бэзил ("лучший аналитик Англии"), будучи сугубыми материалистами, не рассматривали всерьез само существование Двери. А вот Профессор, Джон Руал Толкиен, еще тогда, в сорок третьем, двенадцать лет назад, был абсолютно убежден, что Советы имеют связь с иным временем! Настолько был уверен, что в сорок девятом, едва закончив свой эпичный труд, начал продолжение писать - о котором, как признался Елизавете сам, "прежде не задумывался". И собирался внести правки в уже изданную книгу!
   -О чем будет эта Книга - о борьбе Света и Тьмы внутри самих людей. Когда уже нет Саурона, и Хранители тоже покинули Средиземье. И правит в Минас-Тирите пресветлый король Арагорн - а злобные орды орков истреблены. Но те, кто были союзниками в той праведной войне, не приняв Тьмы - не хотят подчиниться и Свету, приняв власть Гондора. Пока они клянутся в мире - но что будет при внуках Арагорна, не случится ли, что Тьма сумеет завладеть их душами?
   -Но не вы ли сами, Профессор, утверждали, что "орки это не немцы", и не надо искать параллели между народами Средиземья и нашего мира?
   -Я и сейчас это повторю. Поскольку моя Книга не иносказательный пересказ случившегося в нашем мире - а философское обобщение того, что могла случиться во многих мирах, включая наш, как частный случай. Точно так же нацисты есть частный случай "орков", а славяне - имеют некоторые черты гондорцев. Например, не способны полностью понять и безоговорочно принять мудрость Света - а значит, несут в себе угрозу склонения на сторону Тьмы. И это должно быть предотвращено до того, как измена случится - ради меньшей крови и горя.
   Когда был этот разговор - в пятьдесят первом? Еще до того, как Елизавета стала королевой - и совсем не думала, что ей придется сейчас выступить в роли Арагорна. Объединившего под своей рукой (и мудрым руководством) весь земной цивилизованный мир. Хотя где-то есть и Валары со своим ужасным оружием.
   -Ваше Величество, пора!
   Линкор все ж не королевская яхта. Можно поставить в королевские апартаменты (бывший адмиральский салон) мебель из Букингемского дворца, и оборудовать солярий поверх орудийной башни (превращающийся в трибуну во время захода в порт) - но нельзя изменить расположение внутренних помещений: на боевом корабле главное, это оружие и механизмы, а остальное, как и где придется. Запутанные переходы, узкие трапы - по которым трудно подниматься в юбке, связывающей ноги; но королева в брюках, на официальном мероприятии, это потрясение основ; и юбку-"лючию" (солнцеклеш-миди) тоже не надеть, поскольку трапы крутые, а наверху еще и очень ветрено. На яхте комфорт куда больше - но нельзя.
   Как в том случае, о котором писали газеты во время Великой Войны - Индия, год сорок третий, у бирманской границы. Горстка английских солдат (в большинстве, мобилизованные индусы) держит оборону от японских орд. Командует полковник в полной парадной форме - алый мундир, подпоясанный белым шарфом, с гремящей саблей на перевязи. Поскольку:
   -Это остатки кирасирской бригады, а я - начальник ее тыла. Но солдаты должны видеть, что несмотря на разгром, армия осталась армией, и мой мундир, что-то вроде знамени - которое кстати, в этой катавасии, сгинуло неизвестно куда. Потому я умираю от жары, но таскаю на себе этот идиотский расшитый золотом панцирь! Ради того - чтобы незыблемо стояла Империя!
   (прим.авт. - вообще-то взято из - Усовский, "Успеть повернуть на Лагиш". Но к "альтернативной" истории, где было японское вторжение в Индию, очень подходит! И напомню, что в британской армии "кавалерийские" названия, вместе с парадным антуражем, часто наследовали танковые и механизированные части - традиция однако!).
   Именно потому - линкор, а не яхта. Не затем, чтоб напугать русских - бесполезно, особенно если за ними стоят уже те, из-за Двери, с будущей Великой Войны - для которых этот линкор, "как пироги туземцев для капитана Кука" (слова Райана о реакции одного из пришельцев на американскую морскую мощь). Но как символ того, что Британская Империя сейчас пусть и не первая держава, но ее рано списывать со счетов. И опять же символ - мы пришли с миром, но умеем и сражаться за свои интересы.
   Пора, Ваше Величество! К великому триумфу - или великой неудаче.
   Серое низкое небо, мелкий дождь, ветер. Простор реки, дворцы на гранитных набережных, мосты - не иначе, царь Петр, основавший этот город, был больше европейцем, чем славянином. Правильный четкий парадный строй матросов и морпехов из команды "Вэнгарда" - мимо которого надо пройти, приветливо улыбаясь. Трап на берег - граница, за которой уже территория СССР. И толпа встречающих русских, в мундирах и штатские вперемешку. Вот они расступаются, как по команде, открывая гостям путь к ожидающим черным лимузинам. Но что это?!
   Женщина, которая во главе с русской стороны - не может быть никем иной, кроме Анны Лазаревой. Елизавета очень хотела бы с ней встретиться (чтобы личное представление о столь опасном противнике составить), и даже выразила свое пожелание, чтобы эта персона также участвовала в переговорах. Но чтобы Сталин доверил посланнице оттуда, как назвал ее Райан, первой встретить гостей?! Что это может значить - что пришельцы настолько взяли власть и влияние в этом СССР? Или напротив, они не доверяют местному Вождю и стремятся все контролировать сами (с властью и влиянием, аналогично предыдущему)? Или же Двери вообще нет, и это все русская игра... не может быть, Райан ведь видел артефакт из будущего, да и события этой истории приобретают тогда какой-то дьявольский оттенок.
   Что ж - кто сказал, что поединки - лишь со шпагами в руках? Дипломатические - бывают столь же остры, и влекут гораздо более опасные последствия. В том числе, и для непосредственных участников.
   Трап качается - по прогнозу ожидается буря с наводнением. И первое испытание, при сходе на берег на виду у публики (а там наверняка и репортеры есть, на пленку все фиксируют) сохранить подобающий вид, не допустить нарушения приличия - если у Ее Величества подол задерет или шляпку сдует. Ведь королева Британии, это не какая-то актрисулька Лючия, журнальные фото которой даже матросы Роял Нэви где попало наклеивают, среди прочего pin-up!
   И вот, они лицом друг к другу, в трех шагах. Она тоже под вуалью - чтобы по выражению глаз не прочесть скрытое. Одета - вот можно ли представить невероятное, чтобы подобие рыцарских доспехов (ткань с отблеском, похожая на металл) выглядело женственно? И любопытно, это местная фантазия, или мода оттуда?
  
   Анна Лазарева.
   Его Святейшество Папа сказал Лючии, моей лучшей подруге, что "быть святой ужасно трудно и ответственно". А мне играть роль "посланницы иных времен" - многократно сложней!
   Хотя я уже сама не знаю, кто я по эпохе. Родилась в Ленинграде в двадцать втором - но уже двенадцать лет общаясь с людьми из будущего, читая их книги, смотря фильмы, слушая песни (очень полезная вещь, компьютер - в папку размером, а целая библиотека и фильмотека помещается!), я уже замечаю, что смотрю на все и думаю по-иному. И самый близкий мне человек, Мой Адмирал, в ином времени родился в 1970 - а наши дети, Владик, Илюша и Олечка, кем тогда станут? Юра Смоленцев (муж Лючии) сказал просто - "мы тут, и значит этот мир наш". И что хорошо для СССР тут - то хорошо для нас конкретно!
   Юра (как и Валя "Скунс", еще один попаданец из будущего) смотрят просто - решать проблемы по мере поступления. Ага, и Наполеон так же думал "ввяжемся в бой, тогда и посмотрим", и чем он кончил? А я вот, зная будущее там, ощущаю себя как в оккупированном Минске, в кафе с фрицами, и бомба с моей сумке, уже минуты отсчитывает, и надо успеть, мило улыбаясь мрази, встать и выйти - чтобы, как нас учили, "ты жила а они сдохли". Так там я лишь одной собой рисковала - а тут, что случится может через тридцать шесть лет? Или не тридцать шесть - историю мы уже изменили, раз даже Победа настала в сорок четвертом.
   "Если ты силен - показывай что слаб, если слаб - показывай силу". Американцы уверены, что СССР имеет постоянную связь с миром будущего - после того, что мы разыграли с мистером Райаном этой весной (прим.авт. - см. Красный бамбук). Ну а я - полномочный представитель того мира, "очень похожа даже внешне на свою прабабушку, в иной истории три года не дожившую до позора "перестройки" - здесь же она погибла в минском подполье в сорок втором, и я заняла ее место". Это я в двух словах рассказываю - разыграно же тогда было качественно, с антуражем - и американец поверил. Ну а мне теперь - приходится соответствовать!
   -Ваше Величество, я рада вас приветствовать на советской земле.
   Тут есть тонкость, понятная лишь знатоку протокола. И проверка - как гостья отреагирует. Ведь главу одной из мировых Держав (а Британия пока таковой является) встречать должно если не Первое Лицо страны, куда наносится визит, то кто-то из Вторых (ниже рангом лишь на одну ступень). А кому в СССР сейчас принадлежит высшая власть - нет, не товарищу Сталину, и даже не ЦК и Политбюро - а Совету Труда и обороны (подобно тому, как в Отечественную все замыкалось на Государственный Комитет Обороны - а СТО был в СССР до 1937 года, восстановлен в пятидесятом во время Сианьского кризиса, когда едва до Третьей Мировой не дошло. Кто в этот Совет входит - да почти все, кто в войну в ГКО был: председателем конечно же, Сталин, его заместитель - Берия, члены - Молотов, Маленков, Каганович, Микоян, Василевский, Пономаренко, Кузнецов (Николай Герасимович - министр ВМФ). Есть еще около двадцати "кандидатов в члены" - второй эшелон, будущая смена, как например Косыгин, Мазуров, Машеров, другие товарищи, хорошо себя проявившие в иной истории, и потому взятые на заметку здесь. Так что мне встречать королеву Британии было бы не по чину - а вот Лаврентий Палыч (курирующий от СТО и Партии - оборонку и госбезопасность) фигура подходящая. Но сейчас сидит он в машине (формально присутствуя, так что протокол соблюден). И очень нам интересно увидеть - Елизавета хоть взглядом мелькнет, недовольство показывая, или примет как должное, зная о моей роли "посла в ранге министра", так кажется это называлось в давние времена?
   Тут порыв очень кстати, мы дружно за шляпы схватились, будто воинскую честь друг другу отдаем, вуаль откинуло у меня и у нее - глаза в глаза смотрим. Взгляд у нее - я такой в спарринге видела, когда в "школе" у Юрки Смоленцева на ковер выходила (и против парней, тоже случалось). Не обида и возмущение, видимым нарушением протокола - а интерес, опасение, готовность к бою. Значит, знает - ну, посмотрим, во что еще ее посвятили?
   А мне сразу стало спокойно. Я перед этой - как Фай Родис из еще не написанного здесь романа, только не на чужую планету прилетевшая, а принимающая посланников враждебного мира на своей земле. Тебя учили - британскому праву, литературе, музыке, религии, что там еще? А я, после дел на Севмаше, вполне могла бы инженером-кораблестроителем работать, или в "хозяйстве" Курчатова (как сам он мне сказал). И с людьми - опыт реального управления коллективом имею, как бы не больше, чем у тебя; да и моложе ты меня на четыре года. Чему ты реальному обучена, кроме философии и этикета?
   -Благодарю, миссис Лазарева. Погода просто ужасная - всегда настолько неприветлива к гостям вашей страны?
   Она моей официальной должности не знает - или намек на будущий разговор "без чинов"? А про погоду - не принято у англичан представляться с порога, как у нас или американцев ("привет, я Джон Уэйн из Сан-Франциско"), сначала следует о нейтральном завести. Тем более что погода и правда, поганая - дождь все сильнее, так что я втайне завидую Лючии с ее большим зонтом. Что ж - транспорт подан, Ваше Величество, и до "Астории" недалеко. А когда мы туда прибудем - то пусть хоть потоп!
   Все детали были обговорены заранее, как положено при таких встречах - место размещения, транспорт, количество и состав свиты, охрана. Даже продукты и шеф-повара англичане привезли с собой. Никаких иноземных солдат, в мундирах и при оружии, на нашей земле не было (на это мы даже в 1918 после Брестского мира не согласились, принимая германское посольство) - лишь крепкие мужчины в штатском толклись вокруг охраняемого объекта ("ближний" круг охраны), круг средний (заранее держать под контролем потенциально опасные места по пути следования), и дальний (разведка и превентивные меры против возможных террористов) были полностью нашей обязанностью. Десяток абсолютно одинаковых лимузинов ("Зис-115", бронированный вариант), окна шторками закрыты - в котором находятся охраняемые объекты, неизвестно - вот любопытно, их президенту Кеннеди в Далласе такой прием был незнаком? Ну и конечно, машины ОРУД и мотоциклисты в эскорте.
   Для Ее Величества был подготовлен номер - "президентский люкс", с видом на Исаакий. Для свиты - смежные номера рядом. Ну а мне - номер на том же этаже, лишь по коридору пройти. Сидим сейчас там, я и Лючия, ждем. Я спокойна, а римлянка в азарте и нетерпении.
   -Люся, успокойся! И скажи своему Юрочке, чтобы он тебя на рыбалку взял - как я с моим Адмиралом, прошлым летом в Приозерске, тут недалеко, на базе отдыха. Занятие хорошо воспитывает терпение - сиди и смотри, пока поплавок не нырнет. Помнишь, Валя говорил, у какого-то народа даже особое слово в языке есть, обозначающее "желание каждого в том, что другой станет инициатором того, чего хотят оба, но ни один не хочет быть первым"? А раз англичанка захотела меня увидеть - значит, она заинтересована в этом общении. Вот мы и подождем. Тем более, что обед скоро.
   Вспоминаю рассказы про образ жизни английской знати - как обычно у них день проходил? С утра гости съезжались в поместье какого-нибудь лорда Гленарвана, и после легкого завтрака, проводили день на свежем воздухе - гольф или крикет, стрельба в цель, просто прогулка с любованием пейзажем - а ближе к вечеру наступало время главного события, обеда, к которому все переодевались в вечерние костюмы и изысканные туалеты, чтобы оценить мастерство поваров хозяина. Правда, в веке двадцатом, после Первой Великой войны, этот стиль стал в прошлое уходить, уж больно дорого стоил - но королеве марку держать положено. И как к столу - хозяев не пригласить?
   К слову, про лорда Гленарвана я вспомнила не случайно. Читала я "капитана Гранта" в первом советском издании 1934 года - а сейчас этот замечательный (особенно для нашего юношества) роман вышел в варианте самого первого, еще дореволюционного, русского перевода от Александры Бекетовой (мама поэта Блока!), в котором характерные детали есть, в упомянутом советском издании отсутствующие. Как например, текст в самом начале, где "Дункан" в родной порт возвращается и "на голубом вымпеле грот-мачты, расшитые золотом, увенчанные герцогской короной инициалы "Э. Г.", принадлежащие лорду Эдуарду Гленарвану, одному из шестнадцати шотландских пэров, заседающих в палате лордов". А том советском издании Гленарвана разжаловали до всего лишь члена Королевского яхт-клуба Темзы. Теперь восстановили, как у автора - показатель, что у нас стали к аристократии относиться более терпимо?
   И вообще, даже на детских книжках иногда полезно учиться читать между строк. В том же романе есть майор Мак-Набс, на первый взгляд читателя - обычный армейский отставник. Вот только служил он, названо прямо, в 42м полку горной гвардии - а это в реальной истории была легкая пехота, егеря, аналог современного спецназа, "шотландский Черный Дозор" (неофициальное имя полка) прошедший все войны, которые вела Британская Империя. Так что за плечами Мак-Набса (считая что по тексту ему было пятьдесят лет, значит родился он около 1814 года, служить начал в середине 1830х) были - "опиумная" война в Китае, Крымская, подавление сипаев, ну и Африка по мелочи - наверное, опыт у него, по мерке прошлого века, был не меньше, чем сегодня у твоего благоверного, Люся! Полезно на занятиях в Школе - внимательно слушать и вдумываться, а не предаваться мечтам о приятном.

   -Однако же, обед не самое подходящее место для конфиденциального разговора - замечает Лючия - я бы на месте Ее Величества, предпочла прогулку под открытым небом. Где нет свидетелей в непосредственной близости, кто могли бы слышать - и микрофон заранее не установить. Вот только погода сейчас не совсем подходит. Так как придется или мокнуть - или сражаться с улетающим зонтом, как я на берегу.
   Верно - в окно смотрю, там разыгралось, как в детской басне, ветер крыши рвет, града пока нет, но льет как из ведра. Прохожих не видно почти - лишь милиционеры топчутся, в мокрых блестящих дождевиках. Ничего - это все ж не в окопах, и не в осеннем партизанском лесу. Интересно, наводнение сегодня будет, как в иной истории, в этот же день?
   Обед в английском аристократическом стиле - лорды, леди, слуги, сэры, идеальные манеры. Ну, в ресторанном зале "Астории" интерьер соответствующий, а вот насчет остального... Что гости скажут, увидев - на их части столов, приборы строго по этикету, а на советской, попроще? Десять разновидностей вилок, ложек, ножей для каждого блюда - имеют тот же внутренний смысл, что церемонии в Китае: обозначить "своих", отсеять чужаков. И появились они, когда мест наверху стало не хватать - во времена же героические, рыцари круглого стола, как и после англосаксонские лорды, ели руками и кости на пол швыряли собакам - а вот когда все уже было поделено, и поместья и титулы, тогда и придумали, "голубая кровь" и простонародье. Между прочим, их ученые в веке восемнадцатом на полном серьезе считали, что благородные господа даже по биологии отличаются, "поскольку их тело слагается из самых изысканных яств, а не их того, что едят слуги". Ну и наверное, при переговорах за столом удобно, когда оппонент (если он чужак) отвлекается чтоб вспомнить, а какой вилкой вот это блюдо положено, чтобы варваром не прослыть? Но у нас, советских людей, все проще и рациональнее - недопустимо лишь то, что негигиенично, некрасиво, и соседям мешает, а в прочем полная свобода. Однако интересно, Ее Величество к этому - свое отношение как-то проявит?
   Промолчала, не дура. Хотя слышала я от "воронежцев", что когда она, Елизавета, в той истории приезжала в нашу страну в девяносто шестом, то среди наших русских людей (особенно тех, кто себя причислял к верхушке) возникла мода на британский столовый этикет, "а вдруг завтра обедать с англичанином, что он подумает?". Ну, нам здесь стесняться нечего - это они должны сейчас беспокоиться, что подумаем мы! Так что кушайте, гости дорогие - пока мы добрые, и угощаем!
   Лаврентий Палыч с грозным видом, во главе стола, я по его правую руку, Лючия по левую. Ой, и слухи же после про нас пойдут - но мы перетерпим. Поскольку знаем, что за этими слухами подлинно стоит - больше того, сами, в некотором роде, эту эстафету подхватили. Вот не думал никто в том будущем, читая разоблачения, а отчего это ужасный сталинский маньяк хватал исключительно жен ответственных товарищей? Хотя читала версию что "это вершина айсберга - а сколько простых девчонок так сгинуло, не знает никто". Так счет тогда пойдет на многие сотни, если не тысячи - не много ли даже для казановы? Информаторами эти женщины были - принося, что видели и слышали - вы ж, мужчины, на нас внимания не обращаете, а мы замечаем многое! И замыкались эти агентессы часто даже не на самого Берию, а на кого-то из его подчиненных (ага, те самые "полковники НКВД - которые, заметив на улице красивую девушку, тут же хватали и тащили ее в черный автомобиль").
   Хотя отдельные случаи бывали - люди ж не ангелы. Был тут скандал с одним из охранников самого Сталина - который принуждал к сожительству женщин из обслуживающего персонала. А когда стали разбираться, то выяснилось, что он еще и входил в кабинет Вождя в его отсутствие, читал документы на столе, и пересказывал их содержание посторонним, пребывая в пьяном виде! А ведь заслуженный был товарищ, однако поехал далеко и надолго - интересно, а в следующем веке и в самой демократической стране, что бы сделали за такое с охранником Первого Лица? Ему еще дико повезло, что шпионажа в его действиях не нашли, как ни старались. (прим.авт. - история подлинная!).
   Так и с товарищем Берией. Достоверно знаю про историю: муж - летчик, герой, жена - московская светская львица. Оказалась "слаба на передок" - пока муж воевал, сошлась даже не с самим Лаврентием Павловичем, а с одним из его помощников. А когда муж узнал, стала врать ему в духе некоей Новодворской, про ужасного маньяка - и кончилось все для летчика-героя очень печально. Но, поскольку фамилия была в "воронежской" информации, то здесь дело быстро всплыло самому Берии на стол. Результат - полковнику разжалование и перевод из Москвы в Караганду, мужу извинения, "а со своей супругой разбирайся сам". Выгнал с разводом, женился повторно, сейчас честно служит. А в той истории, когда бедный муж отсидев, в Москву вернулся - то его бывшая даже разговаривать с ним не захотела и не пустила на порог, сама будучи замужем за тем самым полковником ГБ!
   А с самой идеей "внутренних информаторов" (вернее, информаторш), зачем же так грубо? Никакой вербовки, принуждения - все мы подруги, "клуб образцовых советских жен", друг с другом связь поддерживаем, как в каком-нибудь "ВКонтакте" (знаю, что такое соцсети!), всегда рады друг друга выслушать, помочь - и поделиться откровенным. В итоге выходит неплохой "мониторинг общественного мнения" с самых разных слоев - не всем же, как Инночке Баклановой, за замминистра замуж?
   А на обеде - ничего значимого не случилось. Сколько помню английский этикет, в нем полагалось, после собственно поедания пищи, женщинам вставать из-за стола и удаляться в дамскую комнату, и вот тогда мужчины начинали говорить собственно о делах. Юмор в том, что сегодня у нас будет строго наоборот - вот, уже мне передали от Ее Величества пожелание, иметь небольшую неофициальную беседу. Формат двое на двое, на нейтральной территории (то есть, не в "их" номерах).
   -Я пас - говорит Лаврентий Павлович - и так лучше: более откровенно выйдет.
   Ну, промолчу о том, что он и так все будет слышать, в прямом эфире. Есть несколько мест на выбор, где такая беседа ожидалась - и во всех прослушка уже оборудована. Ну пусть будет Зимний Сад - есть тут такая комната, с пальмами и фикусами, и мягкие кресла как раз для переговоров. Через десять минут!
   Быстро оглядываю себя и Лючию. Образ не Фай Родис, а скорее, леди Дарт Вейдер - полностью закрытые платья с длинным рукавом, перчатки, юбка клеш до лодыжек, и накидка на плечах (не та, что на улице была - ткань тоже "под металл", но более легкая, чтобы как деталь платья смотрелась). Шляпки нет, волосы убраны в высокую прическу. Образ из какого-то фильма "из будущего", на современные не похож, и выглядит очень эффектно.
   Ну вот он, исторический момент. Интересный однако состав переговорщиков - против меня и Лючии, тоже две женщины, с Елизаветой такая характерная британская дама средних лет. Вспоминаю информацию по членам британской делегации - Джоан Брайт Эстли, год рождения 1910, служила в Военном Министерстве, в последнюю войну управляла особым информационным центром, который готовил данные для Черчилля - по факту была его "замом по разведке", сам же Черчилль официально называл ее "директором моего военного кабинета". Была среди ответственных за организацию Ленинградской конференции 1943 года (в этой истории, аналог Тегерана-43). После войны занимала различные должности в СИС - не директорские, но как раз то "среднее звено", которое держит в руках все рычаги управления. Оттого, не понесла ущерба в карьере, когда ее босс из премьеров ушел. Теперь, значит, главноответственное лицо с английской стороны по вопросу Двери в иные времена. Стоит не за спиной у Елизаветы, а чуть в стороне, чтобы видеть лица, и мое и ее - ну да, ее роль сейчас даже не участвовать в разговоре, а смотреть и анализировать. Взгляд цепкий, и сама в хорошей физической форме, фигура подтянутая, явно за собой следит.
   Говорили по-английски - я язык не забыла еще. Ну что за условности - первой темой истинно британский беседы должна быть погода! Елизавета спрашивает, здесь в России всегда так неприветливо - или ваши ученые уже умеют и метеорологией управлять? А я отвечаю спокойно - разве это плохая погода? Максимум, можно промокнуть и получить банальную простуду - дождь ведь не радиоактивный.
   -Миссис Лазарева! Я говорю от лица не только себя и своей страны, но также и от ряда влиятельных политических и деловых фигур Британии и США. Которые выражают недоумение, и даже недовольство, что в зоне наших общих интересов появилась еще одна сторона, избегающая с нами не только прямых отношений, но даже каких-либо контактов. Что вызывает серьезные опасения дружественности намерений этой неизвестной стороны.
   -Ваше Величество, мне странно слышать это именно от вас. Разве не в английской традиции, когда клубы, где уважаемые джентльмены обсуждают свои дела, не имеют широкой известности и даже внешних атрибутов - более того, закрытость и малоизвестность такого клуба является признаком его элитарности. У вашего писателя Честертона есть - что-то про "верных рыболовов", дорогу к которым не знающий и не найдет.
   -Вы неплохо информированы о нашей культуре и литературе?
   -Ну не надо же нас какими-то инопланетянами считать? Или, по русской пословице, "Иванами, не помнящими родства" - не знаю, есть ли английский аналог. Существенно, что мы ничего не забыли - и помним о вас очень многое. И хорошее, и другое.
   -Тогда вам должно быть известно и наше британское право? По которому вина может быть лишь за уже совершенное. То есть, мы не можем отвечать за будущие грехи наших детей и внуков. А за прошедшее, ваш Вождь Сталин к нам счетов не имеет.
   -Ваше Величество, представим что вы бы, как в романе Уэллса, совершили путешествие в любимую вами викторианскую Англию, 1885 год. И встретили бы там Джека Потрошителя - который на тот момент еще ничего не успел совершить. Однако, вы бы относились к нему, как к честному и порядочному человеку?
   -Наши историки до сих пор спорят как о его личности, так и побудительных мотивах. И замечу все же, что приличных женщин от не трогал.
   Ваше Величество, вы только что упомянули про британское право. Вовсе не склонное к милосердию - напомните мне, за сколько преступлений в тогдашнем вашем законе полагалась смертная казнь - однако занятия проституцией, при всем моем неуважении к этой профессии, в том списке не было. И замечу, про важное отличие британского права от принятого на континенте, а также и в той стране, где мы сейчас находимся. Если у нас в приоритете Кодекс, писанные статьи закона, то у вас - прецедент. То есть, если где-то когда-то какой-то судья в похожем случае вынес вердикт - ой, не завидую вашим законникам, ведь по моему убеждению, выучить статьи кодекса намного легче, чем все случаи во всех судах Британской Империи за последние столетия, ведь у вас случается, и совсем древность в спорах выплывает иногда? - но я сейчас не о том. А о том, что все эти слезы "да, он совершил это, но потому что был таким несчастным", могут быть терпимы лишь в сытое и спокойное время. Если же речь идет о выживании всего общества, то суд намного короче - ты сделал то, что мешает всем? Значит, ты должен быть удален из этого общества, территориально или физически - и никому не интересны твои тонкие душевные страдания и побудительные мотивы. И дело тут даже не в мести - а лишь в целесообразности, ради общего выживания.
   -Положим, это скорее порядки Дикого Запада, а не цивилизованного мира. Или же - уже объявленной войны.
   -А разве мы уже воюем? Я беседую с вами, не считая врагом. В отличие от тех, о ком вы слышали как о "полковнике Куницыне" - для которых "живой англосакс" это абсолютный нонсенс, вопиющий непорядок, который должен быть исправлен немедленно и самым радикальным способом.
   -Вы хотите сказать, что "Куницын" у вас не один?
   -Ваше Величество, вы и правда считаете, что у нас нашелся лишь единственный герой, кто вызвался бы - нет, не поехать на сафари поохотится на двуногую дичь, в стиле британских джентльменов, а ради искренне осознаваемого долга, "убей врага, сделай мир чище"? И неужели вы не знали, что "Куницын" это роль, а не человек? (эх, хоть так Вальке чуть помогу).
   -То есть, вы ведете против нас войну - руками своих посланников?
   -Ваше Величество, могу лишь сказать, что глобальная война здесь совершенно не в наших интересах. Мы хотим, чтобы небо над этим миром осталось синим. Но если кто-то захочет, подобно Гитлеру, радикально и навсегда решить русский вопрос - не обижайтесь, что мы тогда решим, что нам и вам здесь категорически тесно и кто-то должен уйти в небытие.
   -Или же, если ваш народ решит переселиться в этот мир?
   Я злорадно усмехаюсь. Думая - а сами англосаксы интересовались мнением аборигенов Австралии или американских индейцев?
   -Это будет худший из вариантов. Можете ли вы понять, что тот мир - изгаженный, сгоревший, радиоактивный - остается нашим домом? Я живу здесь уже больше десяти лет, тут мой муж, дети - но я никогда не забуду, как было до войны (до этой войны, до Блокады, когда мои родители были живы и здоровы - но пусть Елизавета считает, что я говорю про другую войну). И мы уйдем оттуда лишь когда станет абсолютно ясно, что природа разрушена необратимо, и планета непригодна для жизни людей. Оттого, нам нужен ваш мир - как запасной аэродром, как знание, что даже в самом худшем случае, это будет еще не конец, а лишь начало. Но даже тогда не надо считать нас кровожадными варварами - мы придем сюда, чтобы жить здесь, а не повторить случившийся там конец света.
   -Однако, насколько мне известно, "конец света" там устроила именно ваша страна?
   -Ваше Величество, вам не приходилось умирать? Быть уверенной, что не увидите следующего рассвета?
   -Я оставалась в Лондоне все время! - отвечает Елизавета - даже когда падали немецкие бомбы.
   -И сколько лондонцев погибло от тех бомб, какая была вероятность у среднего британца умереть в той войне? - усмехаюсь я - знаю, Ваше Величество, что вы даже служили в Территориальных силах, это вроде нашего ополчения, водителем санитарного автомобиля. А мне приходилось убивать врагов самой, чтобы остаться в живых. И было - когда я сама считала себя мертвой!
   Я вспоминаю Белоруссию, осень сорок второго, отряд "Мстители" - и как нас немецкие егеря загнали в болото, и мы готовились принять последний бой. И как я думала тогда, абсолютно спокойно - все же я успела за свою жизнь убить тридцать или сорок фрицев, и может повезет и сейчас не промахнуться - так что это будет выгодный размен. Немцы не дошли до нас какую-то сотню шагов - испугавшись трясины. А через десять дней меня вывезли самолетом на Большую Землю, вместе с ранеными - и начался новый этап моей жизни: Севмаш, "Воронеж", и знакомство с миром будущего. Я вспомнила, представила что могло быть иначе - и как после сказала Лючия, у меня было такое лицо, что даже ей стало страшно.
   -Ну как вам объяснить... - продолжаю я - а вот, послушайте! Ваша поэтесса, Сара Тисдейл, написала это стихотворение еще в двадцатом. Вы наверное, знаете, как оно звучит в оригинале. А в следующем веке его будут читать с такой концовкой:
  
   И никто, ни один, знать не будет о том,
   Что случилась война, и что было потом.
   Не заметят деревья и птицы вокруг,
   Если станет золой человечество вдруг,
   И весна, встав под утро на горло зимы,
   Вряд ли может понять, что исчезли все мы.
   (прим.авт. - "Будет ласковый дождь", известное нам по рассказу Р.Брэдбери).
  
   -Попробуйте это представить. И понять - отчего нам дорого чистое небо над головой, но оно нам не нужно, если в том мире не будет нас.
   -Я вас услышала - говорит Елизавета - но тогда, мы можем достичь согласия. Те круги, о которых я уже сказала, также считают, что конфронтация, тем более на грани атомной войны, бесперспективна и опасна - и очень желательно "разрядить ненужное напряжение в отношениях между высокими договаривающимися сторонами". Однако не способствует успеху то, что из переговоров исключен один из важнейших игроков - те, кого представляете вы, миссис Лазарева. Те, кто как вы сами признали, видят в нас непримиримого врага. И возможно, не в нас одних. Вы не боитесь, что эти миллионы "куницыных", привыкших воевать и убивать, вооруженных самых ужасным оружием, и будучи в положении, когда абсолютно нечего терять - поступят и с вами, как орды варваров с Римом?
   -Ваше Величество, вы хотите сказать, что если бы вам удалось открыть проход в Англию времен вашей великой тезки, Елизаветы Первой - то вы бы стали всерьез рассматривать вариант завоевать и колонизировать своих прадедов, как диких негров? Просто потому что "у нас есть пулемет, а у них его нет"?

   -А вы уверены, что сумеете удержать процесс под контролем? Когда неизбежно возникнут трения - от банального, какому общему правительству и закону должны подчиняться и гости и хозяева, до непонимания, вызванного отличием психологии и культуры. Желания гостей исправить какие-то известные им ошибки - и противоречия этих попыток с местными высшими кругами, имеющими какую-то выгоду как раз от совершенного. Итогом же всего вполне может быть и вооруженный конфликт - даже при обоюдном желании его избежать, "но принципы важнее". Когда одна из сторон должна будет перестать быть собой - и вопрос лишь, которая из сторон? Вы, миссис Лазарева, можете ручаться, что в вашем случае не возникнет подобного?
   -Ваше Величество, вы верно сказали про отличия в психологии и культуре. Между нами и вами - англосаксами и русскими. У вас принято, что только старшему сыну наследство, а прочим убираться из отчего дома и жить чем сумеют, ну а дочери, это вообще отрезанный кусок, когда выйдут замуж. А у нас семейная близость и общность значат гораздо больше. И русские всегда были, есть, и останутся русскими - и через войны и сквозь века.
   -То есть, между вашими странами уже подписан формальный договор?
   -Между одной страной, если можно так сказать. В случае войны любой державы против СССР в этом мире - мы воспримем это как агрессию против себя. И встанем спина к спине, потому что так будет по правде - а о прочем, пусть после бог судит, если он есть.
   -Отчего же вы не помешали Гитлеру напасть?
   -Нас еще не было здесь 22 июня. И даже год спустя, переброс сюда подводной лодки вышел удачной импровизацией. Никто не может быть ответственен за события, которые не в силах изменить - но когда такая возможность появилась, остаться в стороне было бы просто подлостью. Хотя я знаю, что в английской политике моральные категории не приемлемы - но мы, русские, такие.
   -Однако же Берлин так и не подвергся участи Шанхая.
   -Ну, во-первых, это было бы тогда излишне - товарищ Сталин уже справлялся сам, более чем успешно. Во-вторых, было бы непорядочно отнимать у СССР Победу, которой будут гордиться многие годы - а где подвиг, если главную работу за тебя сделал кто-то другой? И в-третьих, мы были весьма заинтересованы, чтобы атомное оружие в этом мире осталось за горизонтом, хотя бы несколько лишних лет.
   -Проблемы с американским атомным проектом в сорок третьем, и некие события у африканского побережья, когда исчез пароход с урановой рудой - ваших рук дело?
   -Простите, Ваше Величество - без комментариев!
   -Вопрос гипотетический, но все же... Если вам нужен наш мир только как участок на последний случай. Как вы смотрите на то, что мы могли бы предоставить вам свободную территорию где-нибудь в Африке? Естественно, при условии установления между нашими сторонами дипломатических отношений.
   -Территория с инфраструктурой - городами, дорогами, портами - едва подходящая для жизни малого числа белых "управленцев", но совершенно недостаточная для нескольких десятков миллионов людей, желающих построить первоклассную промышленную державу? С местным населением, в массе пригодным лишь для самых неквалифицированных работ? Простите, Ваше Величество - но нет! Тут как минимум, Австралия нужна - но вы же ее нам не отдадите! Или территория нескольких американских штатов - но тут уже не согласимся мы. Поскольку жить рядом с пороховой бочкой, которая может взорваться даже в ближайшие сто, двести лет... У нас там была гипотеза, что Йеллоустоун был близок к взрыву даже без нашей помощи, и очень может быть, учинил бы конец света без всякой войны - но теперь этого уже не установить. Потому, нам было бы любопытно узнать, что здесь накопают те, кто изучают этот вулкан по приказу американского правительства - сколько спокойных веков еще отпущено Земле? Хотя просто извержение, и оно же, сопровождаемое тысячами мегатонных взрывов по всей планете - это очень разные вещи.
   Елизавета молчит несколько мгновений, затем произносит:
   -Поверьте, что я искренне желаю, чтобы этого никогда не случилось. Однако же, самые благие желания должны быть закреплены иными мерами. Чтобы сделать невозможной войну - которая может начаться даже из-за какого-то недоразумения, ошибочного приказа, привычки смотреть друг на друга через прицел. Если оружие стало слишком разрушительным для этого мира - значит, надо разоружиться. Напомню, что еще ваш царь Николай Второй выступал с идеей разоружения. Которая легла в основу Гаагской конвенции...
   -...даже двух Конвенций - подхватываю я - которые, среди прочего, запрещали "бросание взрывчатых снарядов с летательных аппаратов". И кто вспомнил о том всего через несколько лет, в 1914 году? И что вы, Ваше Величество, и "влиятельные деловые круги", которые дали вам поручение - смогут сделать с другими, еще более влиятельными, кто зарабатывает на производстве оружия?
   -Речь идет вовсе не о запрете всего оружия. А лишь об ограничении - и только того, что может уничтожить жизнь на Земле. Например, передать все атомные бомбы в распоряжение ООН - для международного военного контингента, который будет играть роль всемирного полисмена, пресекая опасные военные конфликты, в исполнение решений ООН.
   -А ваш "Виккерс" будет как сейчас, продавать танки и пушки всем желающим - говорю я - войны же отныне разделятся на дозволенные и не дозволенные. В случае же нового Сараева или Глейвица - силы ООН грозят агрессору уничтожающим ударом. Позволю себе рассказать вам - о случившемся в иной истории, в некоей африканской стране. Бывшей вашей колонии, которой вы даровали независимость - беда была в том, что населяли ее несколько народностей, различающихся по расе и религии, и пребывающие в вековой вражде. В итоге, едва оттуда ушли ваши чиновники и солдаты, тут же началось выяснение "кто титульная нация, а кто второй сорт", с убийствами, погромами - да вы помните, что творилось здесь при авеколистском мятеже. Национальная армия, подготовленная вашими инструкторами, и во главе которой стоял генерал, искренне желающий гражданского мира, пыталась поддерживать порядок, совсем как ваши силы ООН. Но проблема была в том, что солдаты тоже были из разных племен, и сами ощущали себя именно таковыми - а не единой нацией. В итоге, случилось как у нас в семнадцатом - генерала убили, как и тех офицеров, кто пытался сохранить равновесие - после чего армия раскололась на группировки, активно включившиеся в гражданскую войну (
прим.авт. - реальные события в Нигерии, "биафрский конфликт"). Я спрашиваю вас, Ваше Величество - вы упомянутые "силы ООН" будете формировать исключительно из тех, кто считает себя "гражданами всей планеты", а не русскими, американцами, англичанами, французами, сколько наций в мире есть? Или, что еще хуже - из наемников без отечества, готовых воевать за любого, кто им платит? Полагаю, что реально "войска ООН" будут пригодны только для урегулирования мелких войнушек, между странами уровня Гондураса. Да, и вы хотите только атомное оружие запретить - но простите, так уж заведено, что научная мысль человечества наиболее активно работает в части изобретения новых способов истребления себе подобных. Поверьте, что скоро изобретут еще множество такого...
   -Имея желание, можно поставить под международный контроль все опасные разработки. Ведь любое оружие, чтобы быть эффективным, должно быть тиражировано в достаточном числе. Лишь в романах бывает, чтобы сумасшедший злодей и одним единственным экземпляром своего изобретения поставил бы на колени весь мир.
   -Опасным при желании можно сделать самое доброе, например медицину! - резко отвечаю я - кстати, напомните вашим друзьям, и персонально мистеру Райану, чтобы того, кто предложит бациллу или вирус, смертельный исключительно для "славянской расы", тотчас же отправили на электрический стул или в сумасшедший дом. Потому что во-первых, даже наука следующего века не сможет обеспечить стопроцентную избирательность такого оружия, даже в стерильных условиях, реален лишь предпочтительный шанс поражения выбранной расы, но не более. Во-вторых, вирусы имеют способность очень быстро мутировать, самопроизвольно превращаясь вовсе не в то, что было заложено изначально - и смоделировать этот процесс заранее также нельзя, в разных условиях изменения пойдут по-разному. Ну и наконец, в-третьих, население планеты уже почти вавилонское смешение языков и рас - чистокровных наций без примеси чужой крови практически нет. Это действительно оружие, которое должно быть вне закона - поскольку не разбирает своих и чужих, накроет всех. И кстати, вот его, или что-то подобное, действительно может сделать сумасшедший маньяк в тайной лаборатории. Ваш Уэллс оказался провидцем, написав рассказ про "похищенную бациллу". Вы можете гарантировать, что даже в мире "с разрядкой напряжения" кому-то у вас не придет в голову такое? При том, что товарищ Сталин предупредил вашу сторону - и в этом, моя сторона с ним абсолютно солидарна! - сознательное занесение на территорию СССР вируса Эболы или иной подобной гадости будет воспринято как атомный удар, и вызовет соответствующий ответ.
   -Хорошо, вы нам не верите - заявляет Елизавета - но вы сами обозначили проблему, вставшую перед всеми нами. Мир стал другим - слишком тесным, чтобы глобальные споры в нем решались вооруженной силой. Возникает потребность объединения - пусть в виде некоей неформальной структуры, где представители самых влиятельных сторон будут мирным путем приходить к общему решению глобальных вопросов. Вам должно быть известно, что подобные структуры - которые реально принимают решения, а правительства и президенты после лишь утверждают - существуют в США, европейских державах. Да и у вас в СССР - что по сути есть ваш Совет Труда и Обороны? Однако в каждом случае власть таких структур распространяется лишь на свою зону влияния - что не исключает возможность войны. Эту проблему видят те, от лица кого я выступаю - и они предлагают вам (СССР, и вашей стороне тоже) принять участие в создании такой всемирной власти, которая будет реально управлять этим миром. Предвидя ваш вопрос - ООН останется в роли "официального правительства", которое будет озвучивать эти решения и обеспечивать их исполнение. Не скрою, далеко не всем, даже из тех лиц, кого я упомянула, нравится сама идея пускать вас в этот клуб - но мы прежде всего реалисты. Если ваша страна сумела удивить мир - после невиданной и кровавой Смуты поднявшись до уровня одной из мировых сверхдержав, победить в великой войне, провести индустриализацию, сделать свой народ образованным - то просто невозможно оставлять вас вне игры, иначе вы смешаете всем карты, а то и вовсе перевернете стол.
   -Допустим - соглашаюсь я - нам тоже не нужна еще одна война. И даже господство над этим миром - что мы с ним будем делать? Мы хотим просто жить - и чтобы нам не мешали.
   -Тогда, для начала, надо перестать смотреть друг на друга через прицел. И первым шагом, для широкой публики, объявить об открытии занавеса между нами. Развить самые разные связи - торговые, культурные. Свободное перемещение через границы - товаров, капиталов, людей, культурных ценностей. Сегодня советские граждане могут свободно ездить туристами в Италию, Чехию, ГДР - разве плохо, если завтра они также легко будут посещать Париж, Амстердам, Копенгаген? Если ваши дети, миссис Лазарева захотят посетить Лувр, учиться в Кембридже, отдыхать в Ницце?
   -Я вполне довольна отдыхом в Крыму. Что до ваших университетов - то я слышала, там среди студентов принято как в тюрьме: старшие "учат" младших самыми зверскими методами, и называют это "школой жизни". Еще там внушают сыновьям азиатских и африканских вождей, что "Британия это пресветлый Валинор", да простит меня профессор Толкиен за такое сравнение. Вы хотите учить подобному, и нашу молодежь?
   -Таковы британские традиции воспитания. Кстати, Профессор в большой обиде на вашу страну. Он считает, что вы позаимствовали его книгу, труд всей его жизни, без его ведома и дозволения. Это ведь правда?
   -Ну, Ваше Величество, вы то же самое могли бы и вашему знакомому, мистеру Райану сказать. Который собирал информацию о "мире будущего" из чужих снов, предположив что там есть "выход сознания в иные миры". Отчего тогда, по нашей озвученной версии, наш автор не мог во сне увидеть и прочесть вашу Книгу?
   -Я говорю не о казуистике, а о том, что было на самом деле! И предположу, что фильмы про Индиану Джонса, которые вы выпустили в прокат, и получили хорошую прибыль, тоже оттуда?
   -Ваше Величество, вам напомнить, как Ротшильд заработал миллионы после Ватерлоо? И разве это не по-вашему, деловому - воспользоваться опережающей информацией. Да, такая деталь: некоторые из моих соотечественников, живущих здесь, называют подобное "трофеями". То есть - справедливой платой с вас за то, что вы сделали в ином времени.
   -У вас есть еще что-то подобное? Не спрашиваю про военные и технические секреты. Но полагаю, что например фильмы вроде "Индианы Джонса" могли бы стать экспортным товаром. В доле с нами.
   -Об этом спросите в Москве. Поскольку торговать вы будете не с нами, а с теми, кто здесь - я улыбаюсь, представляя, что будет, если Елизавете покажут "Властелина колец".
   -Так все-таки - мир?
   -Мир! - отвечаю я - при условии, что от вас не будет подлости, как там с Эболой.
   -Я очень рада! - белозубо улыбнулась Елизавета - и можно еще личный вопрос? Сколько я там проживу?
   -Вам так хочется знать дату своей смерти? - спрашиваю я - при том, что история изменилась. Могу лишь показать вас - там. Люся, дай фото!
   Лючия протягивает мне папку. Я достаю фотографии - сама Елизавета и ее семейство, начало двадцать первого века. Кадры - специально тиражированные для гостей. Губы кривит - ну да, и я бы не была довольна, увидев себя такой старой и некрасивой!
   -Благодарю - говорит Елизавета (мне показалось, или и правда у нее на щеке блеснула слеза?) - и надеюсь, что у нас получится. Оставить нашим детям мир - и ваша правнучка приедет в гости в нашу мирную страну. Но все же, подумайте над моими словами. У вашей страны хорошо получается выигрывать войны. Удастся ли вам столь же успешно встроиться в мир?
   -Мы прожили конец света - отвечаю я - после этого, нас не испугает и не остановит уже ничего. Прорвемся!
   Вспоминаю, как этим летом выбрались мы в филармонию - я, мой Михаил Петрович, и Владик, старшенький наш (решили все же, что год он еще дома побудет, в обычной школе учась - и лишь следующей осенью, в Нахимовское). Симфонию слушали - и там развитие темы, как мотор на критический режим выходит, вот кульминация, и мелодия с напряжением, все больше и больше, будто сейчас в штопор сорвется, заглохнет - но нет, вдруг какой-то критический порог прошла, и зазвучала легко и свободно, и вроде тема та же, но уже уровнем выше - не обучена я нотной грамоте, понятнее объяснить не могу, а лишь что на слух воспринимала. Так и тут - вот дошли мы до победы на данном этапе - а дальше, в иной истории на новый уровень перейти не сумели, а что не развивается, то гибнет: с достигнутой вершины лишь падение - или взлет к облакам!
   Там не удалось - а здесь? Поставим вопрос иначе - то, что предлагает Елизавета (и, как она утверждает, наиболее здравомыслящая часть их Закулисы), нам мешает или нет? Скорее, нет - ведь и правда, не нужна нам для нашего плана, Третья Мировая. Вот только на пути мирного состязания - гораздо больше подводных камней, нам незнакомых. И соблазнов для всяких неокрепших морально. Но это не причина - чтобы выбирать войну. Как у Льва Гумилева - кочевники отвечали на обман хитрых торговцев набегами, не умея никак иначе - и где теперь эта Великая Степь?
   -Хотите мира, будет мир - говорю я - о деталях будете в Москве договариваться. Мы ничего против не имеем. И не будем мешать - пока вы играете по правилам. Нарушите - не обижайтесь, что "обернемся к вам своею азиатской рожей". Вы для нас договороспособны - лишь постольку пока тех подлостей не совершили. Кто совершил - для нас уже не существует, "хороший - мертвый". И простите, такими там нас сделали вы. Я слышала, вам знакома русская литература - у Тургенева есть рассказ "Муму", про бедную утопленную собачку, вы читали? Так вот вам наш образ: собака Баскервилей - это Муму, которая выплыла.
  
   Через час в апартаментах Ее Величества.
   -Ваши замечания, мисс Эстли?
   -Прежде всего, наша визави определенно говорит то, что думает. Может и умалчивает о чем-то - но не врет явно. Хотя, как я предупреждала, методика работает не во всех ста процентах случаев - но в абсолютном большинстве.
   -Непроизвольная мимика и жесты - как например, взгляд ввысь, это знак придумывания вымышленной картины. Или, как помню с детства, солгав, закрыть рот ладошкой - у взрослых просто дотронуться до лица. Я верно вспоминаю уроки?
   -Все точно, Ваше Величество. Отмечу, что изложенная картина логически не противоречит тому, что сказал Райан. И еще. Лазарева явно доминировала психологически - не пыталась поставить преграду между вами, в виде рук, сумочки, чего-то еще. Как нередко поступают люди на важных переговорах.
   -Ваш анализ может быть недостоверен, мисс Эстли. С учетом того факта, что Лазарева еще и актриса, даже снявшаяся в каком-то русском фильме. Ну и, вращаясь среди "тайн московского двора", где платой за промах не отставка, а гулаг, она должна была развить в себе искусство дипломатии?
   -Я наблюдала вблизи и политиков, и артистов. И могу уверенно сказать - что идеальных маскировщиков нет даже среди них. Далее, Ваше Величество - Лазарева явно воевала лично. Не в штабе, как я - а на поле боя. В этом я ошибиться не могу - достаточно видела и близко общалась с такими, их манеру поведения, выражение лиц, глаз не спутаешь ни с чем.
   -Это могло быть и на случившейся здесь войне.
   -Возможно, но все же... Есть еще один интересный факт - "на передовой нет атеистов", о том мне говорили все прошедшие через это. Но у советских большевиков, которые относятся к традиционной церкви еще более непримиримо, чем наши пуритане - упоминание бога, да еще в разговоре такого уровня, выглядит очень странно. У местных большевиков - зато в ином времени, по словам нашего друга Райана, успел случиться ренессанс религии.
   -И резкое изменение курса Сталина по отношению к Церкви, по времени как раз совпавшее с появлением гостей...
   -Именно так, Ваше Величество. Еще одна деталь - слова нашей визави о "диких неграх", сказанные с явным презрением. Это трудно представить от здешней коммунистки, воспитанной на принципе интернационализма.
   -Положим, эти негры показали себя именно как дикие животные - во время авеколистского мятежа.
   -Однако русские здесь с ними никак не встречались, и потому не должны бы так изменить свое мнение. Что "негры это те же угнетенные пролетарии, только черные". Но самое важное...
   -Слушаю вас внимательно, мисс Эстли?
   -"Спина к спине". Помните тот русский фильм, вышедший в прошлом году - где звучала эта песня? Причем автор не был указан. В будущем отчего-то особое внимание уделяют именно музыкальной культуре - помните, что показывали слушать Райану?
   -Могу предположить, что если у них там действительно все разрушено - то просто не до театров и кино. А вот сочинить что-то воодушевляющее или ностальгическое - гораздо проще.
   -Именно так, Ваше Величество! Что характерно, вы помните сюжет того фильма? О путешествиях во времени. То есть, в СССР уже идет взаимовлияние и проникновение культур - не вызывая отторжения. И Лазарева явно знает больше, чем говорит - раз у нее наши опасения о возможном конфликте между хозяевами и гостями не вызвали никакой тревоги. Напротив, она скорее внутренне насмехалась над нами - по крайней мере, мне показалось именно это.
   -Возможно. Тогда дело обстоит еще хуже, чем мы предполагали.
   -Намного хуже, Ваше Величество. Русские непредсказуемы и нерациональны. Я могу допустить даже, что и "своею жизнью оплачу - за то чтоб вы могли прорваться" тоже окажутся правдой. Если к нам явятся не люди, а берсерки - помните, то "дело Чуковской", о якобы возможном временном подселении сознания в чужое тело, однако ограниченное временем? Отсутствие масштабного вмешательства с той стороны - это может быть и хорошо, и плохо. В смысле, если оно окажется затишьем перед бурей. Если там наступает подлинный конец света - и те русские реально обречены. Тогда они могут прийти в наш мир с единственной целью - помочь своим соотечественникам победить здесь. Не думаю даже о собственном выживании - а сознательно жертвуя собой ради своих предков. Имея при этом опыт следующей Великой Войны, и вооружение вроде того, что Сталин только что взорвал в Арктике.
   -Тогда - спаси господь и Британию и весь этот мир. Даже страшно о том думать!
   -Будем надеяться на лучшее...
   -Еще, меня очень заинтересовало, что Лазарева носит на руке. Вам удалось лучше рассмотреть этот предмет?
   -Браслет, по виду сталь или серебро. На табло цифры, соответствующие времени - часы, минуты, секунды. Надпись по-русски "электроника". И множество управляющих шпеньков или контактов сбоку. Очевидная функция - наручные часы - но вполне возможно, есть и другие. Что существенно, прибор не новый - металл потускнел, и на корпусе царапины.
   -Я разглядела лишь изменение символов - темных на сером фоне.
   -Похоже на жидкий кристалл, электрооптический "световой клапан" компании Маркони. Но насколько мне известно, пока невозможно сделать, чтобы цвет менялся избирательно, а не по всей поверхности кристалла. Еще одна иллюстрация возможностей техники будущего. И, с преобладающей вероятностью, доказательство истинности слов Лазаревой. Я имею в виду - что она даже не пыталась привлечь наше внимание к этому артефакту - как было бы, желай она искусственно педалировать "я из будущего". Эти часы были для нее чем-то само собой разумеющимся.
   -А что можно сказать про ее спутницу? Факт что она оказалась в числе посвященных. На такие беседы - просто подруг не берут.
   -Тут пока недостаточно информации. Но если Лазарева заняла место своей бабушки или прабабушки, вместе с ее биографией в этом мире - то может и Лючия тоже?
   -Она слишком известна у себя на родине. И у нее там есть родня.
   -С одной поправкой, Ваше Величество. Она была на виду, начиная со своего появления в лагере коммунистических партизан. А до того, как нам известно, она жила в деревне Ладзари, уехала с матерью в Рим, и показалась своим односельчанам уже в роли жены Смоленцева. Нет никаких бесспорных улик, что это - та же самая особа, а не имеющая с той внешнее сходство, знающая подробности ее биографии - возможно, тоже внучка или состоящая в ином родстве. Ну а убедить даже родного отца иной Лючии, что национальная героиня Италии, которую он не видел несколько лет, и есть его дочь - думаю, вполне реально.
   -Все ж невероятно, чтобы никто из родных ничего не заметил.
   -Наведем справки. Вряд ли итальянцы будут возражать, если какой-нибудь прогрессивный европейский журналист захочет написать книгу о сеньоре Смоленцевой.
   -Это уже детали. Хотя очень хотелось бы побеседовать откровенно с человеком "оттуда".
   -Напомню вам, Ваше Величество, что против этой сеньоры в нашей стране выдвинуто формальное обвинение. По тому делу у берегов Ливии. Так что, если она по какому-либо поводу приедет в нашу или дружественную нам страну... Или же - мы связаны обязательствами, но ведь есть террористы, бандиты, которые никому ничего не обещали?
   -Мисс Эстли! Не заставляйте меня усомниться в вашей компетентности. В отличие от того, чем вы занимались прежде - сейчас мирное время. Когда политики, а не разведка должны определять, нужен ли нашей стране конфликт с превосходящим противником.
  
   16 октября 1955 года.
   День, когда о Советском Союзе заговорил весь мир.
   Заправлены в планшеты космические карты. Флаг-штурман уточняет в последний раз маршрут.
   Эта песня (вернее, ее первые аккорды) станет фирменными радиопозывными, предваряющими сообщение в эфире об очередном успехе советской космонавтики. Но до того дня ее слышали, кроме товарищей из Радиокомитета, лишь спецы ЦУП, ответственные за связь.
   Место было не то, что в иной истории. Широта даже более южная (что давало некоторое преимущество, меньше расход топлива, больший груз на орбиту), но гораздо западнее - не Тюратам, а новый совсем город на полуострове Мангышлак. Сначала ему хотели дать то же самое имя (и даже в документах поначалу значилось, Байконур-49), но после как-то само возникло и прикрепилось - Звездоград. Строительство здесь началось еще в сорок четвертом, тогда еще не стартовая площадка, а "точка номер четыре", обеспечивающая работу главного тогда ракетного полигона Капустин Яр - радиолокационое наблюдение и станция приема телеметрии. Но вставали неподалеку объекты Атоммаша, строились города в пустыне, и тянулась к ним железная дорога от Гурьева на юго-восток, и с поворотом к порту Шевченко. И развивалась советская ракетная программа - испытания ракет самого различного назначения: зенитных, баллистических, крылатых, шли потоком. Когда встал вопрос о строительстве второго полигона, решили не мудрствовать, а выбрать место, где уже был задел, налажен транспорт и связь, решены организационные вопросы. В сорок девятом здесь началась большая строка - стартовая позиция, монтажно-испытательные цеха, обеспечивающие объекты и инфраструктура. И конечно, город - прежде персонал военной "точки" жил в палатках и транспортных контейнерах. Через шесть лет тут уже стояли кварталы одинаковых панельных пятиэтажек (для разнообразия выкрашенных в разные цвета), и памятник Ленина на центральной площади, напротив Управления и по соседству с Домом Культуры, и даже редкая пока зелень бульваров и скверов. Самой большой проблемой в начале была пресная вода, вернее ее полное отстутствие - но в пятьдесят четвертом заработала атомная электростанция в Шевченко, обеспечивая энергией не только горно-обогатительный комбинат, но и промышленные опреснители, похожие на гигантские самовары. К каждому дому подходило по три трубы: минерализованный дистиллят (вполне подходящий для питья), горячий дистиллят (для мытья), и техническая (из подземных источников).
   Космодром был расположен к востоку от города - чтобы, при аварии, ракеты падали в безлюдную степь. Вопреки распространенной на западе легенде, труд заключенных при строительстве использовался мало, и лишь на самом первом этапе работ. И жители города, выросшего посреди сухой степи, вовсе не были узниками гулага - напротив, работать тут считалось престижным и высоко оплачиваемым делом. Хранение, техническое обслуживание и предстартовая подготовка ракет требовала высокой квалификации - особенно для космоса, ведь космические ракеты, в отличие от боевых, не перевозились готовыми по железной дороге, а собирались здесь же, после чего надо было проверить работу аппаратуры, заправить ракету топливом и окислителем. Самая незначительная ошибка могла привести к тому, что ракета отклонится от курса и полетит вовсе не по той траектории, которая задана. Или упадет сразу после старта. Или взорвется прямо на стартовом столе.
   А вот узники другого сорта тут были. Немецкие конструкторы и инженеры из ракетной программы Еврорейха - сам фон Браун успел сбежать к американцам, но в отличие от иной версии истории, один и налегке, а вся его испытательная и производственная база, сотрудники и документация достались СССР. И до пятидесятого года немцы были на правах заключенных "шарашки", отрабатывая свою вину - создание "чудо-оружия" для Гитлера. В этой истории "фау" не успели упасть на Лондон - но первая советская ракета Р-1 была почти копией Фау-2. Ее развитием была Р-2, первая серийная, вставшая на вооружение "особых инженерных бригад РГК" - ее поздние версии уже имели отделяемую боеголовку и несущие топливные баки, что позволило существенно повысить точность и дальность, однако ее полезная нагрузка еще не позволяла нести атомный заряд, это было достигнуто на следующем изделии, попавшем в серию - Р-5, для своего времени, очень удачной. В пятидесятом немцев перевели в статус вольнонаемных и вручили паспорта ГДР, за исключением отдельных геноссе, пожелавших принять советское гражданство. И с этого года советско-германская кооперация в ракетно-космической программе вышла на новый уровень - из Германии поступали некоторые приборы и узлы. А с прошлого года в Проект вошла и Народная Италия - но в гораздо меньшей доле, поскольку итальянская наука и промышленность сильно уступали немецким.
   Первые ракеты взлетали в космос уже в сорок восьмом. Именуемые "геофизическими", они запускались еще не на орбиту, ну уже на высоту в сто и более километров, за пределы стратосферы. Они несли научную аппаратуру - чтобы узнать, будет ли устойчиво работать связь из-за пределов ионосферы? Насколько опасны космическая радиация и невесомость для живых организмов (сначала, белых мышей и морских свинок - после уже и собак)? Также, решались архиважнейшие задачи - по отработке двигателей, системы управления, теплозащите, по проверке новых технологий, конструкционных материалов. Не все запуски проходили успешно - но аварии случались гораздо реже, чем у американцев. Что обнадеживало - и позволяло, опять же в отличие от иной истории, не увлекаться спешкой в ущерб научной ценности.
   В иной истории первый Спутник был запущен 4 октября 1957 года в самой минимальной конфигурации - чтобы "застолбить" советский приоритет. Здесь же было известно, что в США никак не смогут отправить что-то на орбиту еще минимум год. И потому, Спутник был больше схож с тем, который там был вторым - вес его составлял пятьсот десять килограмм. Ракета-носитель, созданная специально для него, уже была испытана - в варианте баллистической ракеты дальнего действия, весной этого года успешно поразила цель в районе Шантарских островов, что в Охотском море. Правда, военная ценность "семерки" сильно снижалась из-за необходимости длительной предстартовой подготовки (более суток) - и было даже предложение сделать боковые ступени твердотопливными, что было гораздо дешевле и надежнее. В отличие от иной реальности, где в СССР ракеты на твердом топливе (вопреки убеждениям публики, вовсе не порох, а продукт на основе асфальтовой смеси) встали на боевое дежурство лишь в начале семидесятых (прим.авт. - причины были чисто субъективными: советское руководство недооценивало ракеты на твердом топливе, имеющие меньшую удельную тягу в сравнении с жидкостными, зато более простые, дешевые, и постоянно готовые к старту), здесь этому направлению, перспективному именно для боевых ракет, уделялось достойное внимание. Но детальная проработка этой версии показала низкую надежность именно для "семерки" - твердотопливные двигатели не поддавались управлению и регулировке, и могли иметь разброс тяги в несколько процентов, что для "пакетной" компоновки означало бы катастрофу: ракету закрутило бы на траектории. Потому, и в боковых "морковках" и в центральной ступени стояли проверенные жидкостные движки (чуть более совершенные чем в иной реальности - по типу РД-111, открытая схема с большим давлением в камере сгорания); приходилось мириться с их одноразовостью при высокой цене. Главный Конструктор вспоминал озвученную на совещании в Москве идею, сбрасывать космические ракеты с самолета, на высоте в десять километров - что позволяло в перспективе обойтись вовсе без первой ступени. Но это дела будущего - а у нас пуск сейчас!
   ЦУП в бетонном бункере - шириной и высотой как станция метро, длиной лишь вполовину меньше, конструкция способна выдержать падение аварийной ракеты, и даже близкий атомный взрыв. Операторы смотрят на изображения с телекамер, экраны осциллографов, стрелки приборов - гораздо позже там появится экран во всю стену, как в кинотеатре, с видом на стартовую позицию и цифрами в углу. Но все одеты как на праздник - мужчины в парадной форме или в костюмах с галстуками, женщины в выходных платьях. И сам Главный - в парадном мундире с погонами генерал-майора. Особняком - группа товарищей из Москвы. Не только проверяющие - но и те, кто, как приказал сам Вождь, "должны это видеть и запечатлеть для истории".
   С киноаппаратом - Владислав Владиславович Микоша, легенда советской кинодокументалистики. Снимал эпопею челюскинцев, перелеты Чкалова и Громова, осажденный Севастополь, капитуляции Еврорейха и Японии. В сорок пятом ходил в десант с самим Смоленцевым, когда брали японского "чумного доктора" генерала Исию. Затем был в экипаже бомбардировщика во время "Цусимы наоборот", когда японский флот был полностью уничтожен нашей авиацией у берегов Кореи (прим.авт. - см. Восточный фронт и Красный тайфун). Теперь же, с разрешением подписанным "И.Ст.", снимает в этом засекреченном городе все, что покажется интересным. Хотя надо полагать, для показа широкой публике из отснятого еще отберут, что можно открыть сегодня, а что нельзя.
   Рядом с ним - Иван Антонович Ефремов. Романом которого сейчас зачитывается весь Советский Союз - "и пусть Первый мечтатель СССР своими глазами увидит наш первый шаг к звездам". А ведь эти слова скоро станут известны - как сам Вождь товарища Ефремова назвал Первым среди писателей-фантастов? Хотя на космическую тему и другие пишут - вот у Мартынова уже два романа есть, "220 дней на звездолете" и буквально месяц назад вышел "Сестра Земли". Написано хорошо, добротно - но все же так за душу не берет, как "Андромеда". Потому что "ближний прицел" (прим.авт. - "фантастика ближнего прицела", направление в советской фантастике в 50е. Суть ясна из названия), про полеты на Марс и Венеру написано увлекательно, ну а здесь на Земле все то же что и сейчас. Так ведь и так ясно - вот по аналогии с авиацией, сколько лет прошло от полета братьев Райт, едва полвека, а уже реактивные летают. И если у нас сегодня взлетит в космос первый аппарат - то в году двухтысячном наверное уже и полетами на Марс никого будет не удивить?
   Павел Владимирович Клушанцев. Оператор и режиссер "Лентехфильма". Однако тоже имеет разрешение с той же подписью Вождя. По разговорам, госзаказ на фильм по "Туманности Андромеды", дело абсолютно решенное - и Клушанцев уже включен в будущий творческий коллектив, "есть мнэниэ" с которым не спорят! Что ж - кто мы такие, чтобы оспаривать приказ?
   Ну и еще кто-то - от "Правды", "Известий". И конечно, контролирующие московские товарищи, куда без них?
   -Минутная готовность!
   В бункере сразу установилась полная тишина. Хотя эта команда значила всего лишь, что до поворота ключа на старт осталась минута.
   -Ключ на старт!
   Главный Конструктор отдал приказ - и сам, лично повернул ключ. Запускающий процесс подготовки к старту - в автоматическом режиме.
   -Протяжка один!
   Включились самописцы, чертящие графики телеметрии с ракеты на бумажных лентах. После эту функцию возьмет на себя электроника - да и сейчас, магнитофоны наличествовали и не бездействовали! - но никто не решился отказаться от старой доброй системы регистрации, результат которой можно прочесть без всякой аппаратуры, и в папку подшить.
   -Продувка!
   В топливопроводы двигателей ракеты пошел азот, вытесняя пары топлива, окислителя - все что могло там оказаться и внести диссонанс в рассчитанный процесс.
   -Протяжка два!
   Аналогично первой - но телеметрия со стартового комплекса.
   -Ключ на дренаж!
   Закрываются дренажные клапаны, через которые до того жидкий кислород испарялся в атмосферу, с белыми клубами у дюз. Также, прекращение подкачки кислорода в баки - для компенсации этих потерь.
   -Земля-борт!
   Отходит кабель-заправочная мачта. Ракета полностью переходит на автономное питание.
   -Пуск!
   Топливо и окислитель идут в камеры сгорания. Внешне никак не видно, ни на телеэкранах, ни в перископ (как на подводной лодке), в который смотрел сейчас сам Главный. Но операторы доложили показания индикаторов - все в норме!
   -Зажигание! Предварительная!
   Из дюз вырвалось пламя. Если бы кто-то оказался наверху и рядом с ракетой, то услышал бы что-то подобное шуму водопада. Но ракета еще не трогалась с места: "предварительная" означала лишь малую тягу, должную показать, что двигатели работают правильно.
   -Промежуточная! Главная! Подъем!
   -Есть отрыв!
   Датчики показали исчезновение весовой нагрузки на стартовый стол. Под тяжестью противовесов, раскрылись и отвалились в стороны поддерживающие опоры. И тридцатиметровая башня ракеты пошла ввысь, сначала медленно, затем все быстрее!
   -Десять секунд - полет нормальный.
   -Двадцать секунд - полет нормальный.
   -Тридцать секунд...
   Главный Конструктор молчал. У американцев взрывы в большинстве были уже после старта. Самая вероятная и частая причина - пульсации давления в камерах сгорания, вызывающие автоколебания в трубопроводах, да просто в корпусе, в несущих конструкциях ракеты. Дальше, лопнувшая трубка, шланг или клапан, или короткое замыкание - и обеспечен отказ управления или грандиозный фейерверк. У нас эта проблема была осознана с самого начала, с ней успешно боролись - как особыми мерами уменьшая сами пульсации, так и амортизируя важные узлы. Но все же - даже на костях иногда выпадают две шестерки.
   -Есть отделение блоков первой ступени!
   -Первая ступень отделилась!
   -Вторая - в штатном режиме.
   То есть, боковые блоки, выработав топливо, отделились и падают в пустыню. Работает центральный двигатель, он же вторая ступень. Вероятность аварии осталась - но уменьшилась в разы! Ну еще минута!
   -Объект на орбите! Телеметрия устойчивая.
   -Есть сигнал! "Оркестр" играет!
   Тот Спутник передавал лишь сигнал "бип-бип", который однако, помимо пропагандистской нагрузки нес еще и исследовательскую - телеграфный режим на УКВ могли принимать даже любительские приемники, и информация о слышимости была полезна для изучения свойств ионосферы (мешающей прохождению радиоволн в других диапазонах). Здесь же (воспользовавшись уже упомянутым повышением полезной нагрузки, и более совершенными источниками питания) было решено пропагандистский эффект усилить и углубить. И Спутник должен был не пищать, а петь - однотонный сигнал был оставлен лишь как аварийный, если не сработает основная аппаратура, передающая на землю записанную мелодию.
   Какую? Против Гимна Советского Союза выступил, как ни парадоксально, сам Сталин - назвав "слишком явной пропагандой". Надо что-то такое, чтобы показать всему человечеству - "человеческое лицо" нашей великой страны. Главный Конструктор не знал, кто был автором окончательной версии - но вышло удачно.
   Сначала песня дуэтом. Взрослого мужчины и девочки - будто отца и дочери. Начинала девочка, тоненьким голоском:
  
   Жить и верить - это замечательно.
   Перед нами небывалые пути.
   Утверждают космонавты и мечтатели,
   Что на Марсе будут яблони цвеcти.
  
   Хорошо, когда с тобой товарищи -
   Всю Вселенную проехать и пройти.
   Звезды встретятся с Землю расцветающей,
   И на Марсе будут яблони цвеcти.
  
   И подхватывал сильный мужской голос:
  
   Я с звездами сдружился дальними.
   Не волнуйся обо мне и не грусти.
   Покидая нашу Землю, обещали мы,
   Что на Марсе будут яблони цвеcти
  
   (прим.авт. - известная советская песня, муз.Мурадели, слова Долматовского, в нашей истории написана в 1962г. Ну а идею вставить в сюжет я позаимствовал у Алексея Переяславцева, "Громовая симфония", опубликован на сайте Самиздат http://samlib. ru/p/perejaslawcew_a/thunderdoc-1.shtml).
  
   А затем грянуло:
  
   Verstaut in Kartentaschen
   Sind unsre Weltraumkarten
   Es wird zum letzten Male
   Der Kurs nun festgelegt
   Ein Lied noch eh wir starten,
   Es sind nur noch Minuten,
   Bis endlich uns das Raumschiff
   In ferne Welten trДgt
  
   И дальше по русски (но с акцентом):
  
   Я верю, друзья
   Эскадрильи ракет
   Помчат нас вперед
   От звезды до звезды!
   На пыльных тропинках
   Далеких планет
   Останутся наши следы!
  
   Две минуты звучания - смещение по орбите примерно на восемь градусов по долготе. Вполне хватает, чтобы спутник не вышел из поля радиовидимости до окончания звучания песни!
   Сергей Павлович Королев, Главный Конструктор, генерал-майор и "Железный Король", как его уже прозвали подчиненные, вытер вспотевший лоб. Поняв, что мы победили - Спутник летит по орбите. Мы первые - и этой победы у Советской страны уже никто не оспорит и не отнимет!
   И в зале отпустило - раздались голоса, смех. Но нельзя расслабляться - в монтажно-испытательном уже стоит ракета со Спутником-два. Который должен будет запущен к 7 ноября - причем с живым объектом, который надлежит не только доставить на орбиту, но и вернуть на землю, домой. А товарищам из киногруппы уже сейчас надо в бешеном темпе обработать отснятый материал и отправить в Москву - для чего на аэродроме стоял Ту-104 в десятиминутной готовности к взлету.
   Поскольку товарищ Сталин очень хорошо понимал, что такое своевременная пропаганда.
  
   Москва, Красная площадь. Вечер 16 октября 1955.
   Сегодня, в 21.00 будет кинорепортаж о запуске первого Спутника. О том было объявлено по радио в полдень. Советские люди уже хорошо знали, "работают все радиостанции Советского Союза" - но что такое кинорепортаж?
   К указанному часу на Красной площади была толпа. Милиция бдила - чтобы не случилось давки. На здании ГУМа был натянут экран, как в кинотеатре. Как только часы на Спасской башне пробили девять, он засветился, и начался показ.
   Заводской цех, где на стапеле лежит ракета, вокруг нее суетятся десятки людей в белых халатах и в рабочих спецовках.
   Ракета на многоосной платформе-транспортере медленно едет по рельсам, на фоне заводских корпусов.
   Ракета на стартовой позиции - вечер, солнце заходит, и камера облетает по кругу, показывая с разных ракурсов и с высоты - с вертолета снимали.
   Утро. Тот же вид - уже на фоне восходящего солнца.
   Центр управления полетом. Очень коротко - лиц не видно, и все стоят или сидят к камере спиной, наблюдая за приборами.
   Музыкальное сопровождение прерывается - и звучат команды, обратный отсчет. И цифры в углу экрана - дата и время, часы, минуты, секунды. Мелкая деталь - а ощущение сопричастности у зрителя создает.
   Ракета, окутанная пламенем и дымом, устремляется ввысь.
   И под увертюру, от которой захватывает дух - летит, казалось, прямо на оператора, снимающего сверху. В иной истории весь видеоряд, с той же компоновкой сцен, можно было видеть в фильме "Укрощение огня", снятом в 1972. В этой реальности тот фильм очень понравился Сталину, и Вождь указал - показать точно так же.
   И последние кадры - наша планета из космоса. Уже в чистом виде взятые из материалов потомков - те, кому надо, поймут, а прочие пусть гадают, откуда.
   После этот фильм будут показывать в кинотеатрах - под названием "Путь в космос". Дополненный кадрами - от смешных рисунков Кибальчича (яйцо с соплом, из которого вырывается пламя, а на подвешенном снаружи балконе ходят космонавты, и через открытую дверцу подбрасывают в топку порох, кочегаря так до орбиты) до Циолковского, Цандера, "катюш" и зенитных ракет в небе Вьетнама (мимоходом упомянуты и немцы - Оберт и фон Браун). Но те, кто были на Красной площади в тот самый день - никогда не забудут его.
   Особенно когда сразу после завершения показа, в первые мгновения тишины, прожектор осветил трибуну Мавзолея. И хорошо знакомый голос произнес:
   -Что ж, товарищи, мы сделали первый шаг за пределы нашей планеты. Может быть, наши потомки, для кого полет на Марс станет легкой прогулкой, сочтут его ничтожным. Но для современного человечества это огромный прыжок. И это сделали мы, наша страна, наш советский народ. Спасибо вам, товарищи! За нашу новую победу!
   Сталин на трибуне, улыбается и машет рукой.
   И в эту минуту, всеобщее "за Родину, за Сталина", все вместе к новым победам, и нам нет преград на море и на суше, а теперь и в космое - было просто физически ощутимым. К торжеству коммунизма, и на Марсе яблоням цвести - нас не остановить!
   А после небо озарило праздничным салютом.
  
   Елизавета, королева Великобритании. То, что никогда не будет записано.
   Горек вкус твоего поражения. Но еще горче - присутствовать на чужом триумфе.
   Ночь в поезде - надо отметить, с комфортом. Утром уже у русской столице, размещение в "Национале", завтрак... и осмотр достопримечательностей, "а переговоры будут завтра, в понедельник с утра". Русские ждали - теперь ясно, чего. В восемь, в нарушение утвержденной программы - приглашение Ее Величеству принять участие в некоем мероприятии, где должен быть сам советский Вождь. Любопытно, придется ли еще когда-нибудь кому-то из британских монархов - стоять на трибуне московского мавзолея, усыпальницы Ленина, основателя коммунистического проекта? Впрочем, и это было продумано и отрежиссировано - на свету был один лишь Сталин, а все остальные, лишь тенями за его спиной.
   Что ж, если русские хотели потрясти свою гостью, то им это удалось сполна. Запуск в космическое пространство искусственного сателлита, который отныне будет кружить вокруг планеты по орбите - еще недавно это казалось фантастикой. Елизавета знала, что в США уже ведутся работы по созданию космических ракет; ну а нам, у которых Британское Межпланетное Общество существует с 1933 года, не уделить тому внимание будет просто неприлично - но все упиралось в бюджет, вернее в его острую нехватку: экономическое положение Британской Империи в последние годы было вовсе не блестящим (если пришлось даже Королевский Флот сокращать!), а частные инвесторы категорически не желают вкладываться в то, что не принесет немедленную и ощутимую прибыль. Денег хватило лишь на начатый в этом году проект 'Скайларк' - по которому, возможно, в 1957 году (через два года!) будет запуск ракеты в СУБорбитальный полет (!), на высоту, может быть, даже до двухсот километров. Теперь это казалось насмешкой...
   И что теперь будет с убеждением цивилизованного мира о своем превосходстве? Вернее, западного мира: называть варварами тех, кто способен на такое, это лишь себя выставлять глупцами! Что теперь будет с пропагандой, до сего времени внушающей нашим обывателям (в целом, успешно!), что советские сильны лишь своим муравьиным фанатизмом, а всю технику покупают у нас? Да ведь просто паника начнется - мечтатели увидят лишь торжество человеческого гения, а все здравомыслящие тут же свяжут с испытанием русской "Царь-Бомбы", вспомнят недавно завершившуюся большую войну, и сколько раз уже после мир оказывался на грани войны новой - в пятидесятом Китай, в пятьдесят третьем Ливия, теперь вот Вьетнам и Палестина - а если завтра не сумеем остановиться, то эти бомбы по сто мегатонн упадут с орбиты на Лондон, Нью-Йорк, Париж. То есть, сейчас СССР стал сильнейшей военной державой мира? Даже без пришельцев из будущего (которые наверняка приложили руку к этим советским успехам - и приложат еще!). Если в этом Проекте русские и немцы работали в одной команде - то сбылся давний ужас Британии, союз русского медведя и германского орла, соединение их в единое двухголовое чудовище, готовое проглотить и сожрать Европу! Мы ведь так Индией станем, нас будут грабить и эксплуатировать, так же как мы, белые люди - негров и индусов! Ну не может быть равных отношений - между теми, кто не равен по силе!
   Да, Сталин торжествует - сегодня его день! Мисс Эстли, профессионал, не сдержалась и мечтательно произнесла тихо, ах какая неосторожность со стороны русского Вождя, ведь если бы где-то рядом оказался снайпер? Хотя это не более чем мечты - подобный опыт у русских есть, с минувшей Великой войны, а Сталин, как всякий диктатор, наверняка относится к своей безопасности с должным вниманием - так что все возможные места вокруг, откуда можно было стрелять, наверняка взяты под контроль. Но главное, даже если Сталин сегодня умрет, это ничего не изменит. У него уже есть преемник, Пономаренко, который показывает себя очень даже неплохо - как и целая когорта молодых, уже не просто исполнителей, а заявляющих о себе как о личностях творческих, инициативных. При мощнейшей поддержке снизу - что означает не только восторженную толпу на площади, но и наличие "кадрового резерва", готового тотчас выдвинуться на освободившиеся места и вести страну прежним курсом с еще большей энергией.
   Да, советские сильны здесь и сейчас! Но они имеют неустранимую слабость - которая проявится завтра. "Кто был ничем - тот станет всем" - Маркс, великий (без иронии) экономист, был безмерно наивен как политик. "Вставай, мир рабов, проклятьем угнетенных" - если бы это случилось, настал бы конец истории. Раб не думает о завтрашнем дне, не строит планов - а лишь удовлетворяет сиюминутные потребности, сводящиеся к самым низменным инстинктам. Раб не желает работать - потому что труд для него, это проклятая обязанность из-под кнута. Раб безнравственен - потому что тот же кнут вбивал ему "будь честен, прилежен, почитай старших". Вместе с верой в Бога - потому раб суеверен, но не религиозен. Раб ненавидит дисциплину и организованность - однако слепо подчиняется сильному (хозяину, надсмотрщику, полисмену, главарю банды), но лишь до тех пор пока не заметит слабость (и тогда, легко ударит в спину). Раб безответственен - он никогда не принимал самостоятельных решений, и этого не умеет в принципе. В свете перечисленного - можно ли вообще считать раба человеком, или же чем-то вроде дрессированного шимпанзе?
   История знает пример страны, где рабы дорвались до власти - Гаити, когда-то райский остров, обеспечивающий сахаром со своих плантаций половину Европы. В 1804 году там победила революция рабов (кажется, так пишут советские школьные учебники), и после никакие эксплуататоры не возвращались, бывшие рабы сами устроили себе сущий ад на земле - голод, нищету, беззаконие, всеобщую войну и резню. Конечно, это самый стерильно чистый случай - уже крестьянин, даже крепостной, согласно Марксу, больше заинтересован в своем труде, однако по диалектике, это всего лишь значит, что в крестьянине наличествует (пусть в малой степени) элемент хозяина. Еще больше этого начала в вольном фермере, в торговце, в капиталисте. То есть, доля хозяина, собственника - есть необходимое условие благополучия общества. И к чему в итоге придут русские коммунисты, эту долю отрицающие?!
   Общеизвестно, что человек в массе, это такое существо, что всегда предпочтет труду - сытость и покой. Отдельные фанатики, готовые сорваться из дома на войну или в опасную экспедицию - своей малочисленностью лишь подтверждают это правило. А для девятисот девяноста девяти из тысячи - идеалом будет жизнь рантье, если им такое предложат. Так что всеобщий коммунизм, с бесплатной раздачей всех благ и всеобщим добровольным трудом - возможен ну никак не с этим человечеством. Или при условии тотальной лоботомии.
   То есть, всеобщее равенство невозможно - как армия из одних рядовых. Тогда не может быть и всеобщего братства - между теми, кто не равен. И всеобщей свободы - как может быть свободен нижестоящий от воли вышестоящего? В старой доброй Англии это поняли давно - без опаски привечая такие фигуры как Мадзини, Маркс, Бакунин - сугубо для внешнего, а не внутреннего употребления: "либерте, франсите, эгалите" оказалось просто идеальным орудием против континентальных конкурентов. И только русские большевики приняли это всерьез!
   Да, можно признать что "все люди созданы равными", как записано в Конституции США. Допустить, что каждому изначально дается одинаковое наследство. Но - вы ведь не станете спорить, что править должны лучшие? Оттого, чтобы элита была эффективна, в ней должен быть закон волчьей стаи - если "акела промахнется", то горе ему! Именно так возникало европейское дворянство века назад - когда самые достойные, сильные, умные становились королями, герцогами, графами - это называлось "дворянство по праву меча". В Америке это сделали перманентным: "американская мечта", что чистильщик обуви при усердии может стать миллиардером, но верно и обратное, что даже Рокфеллер разорится и станет никем, если потеряет хватку и чутье. В старой доброй Англии же, где наследственные традиции это святое, приходится идти другим путем - воспитывая будущих хозяев жизни без слюнявого гуманизма, крайне жестко, даже жестоко, но ради их же блага. Подобно Королевскому Флоту, где будущие адмиралы Нельсоны начинали с простых матросов, даже юнг, и участь слабака была вовсе незавидна - Елизавета воспитывалась в высоконравственной манере, но в отличие от викторианских леди, знала, как обходились на флоте без женщин на кораблях (тоже, давняя английская традиция, что поделать?). Бедная Лазарева, возмущенная таким "зверством" - если ее дети или внуки, воспитанные в беззубом "все люди братья", и правда попадут на учебу в приличное британское заведение, подобное Итону, это будет зрелище овечек, забредших в лес, полный волков! Забавно, что сами русские большевики поднялись именно на этом принципе конкуренции - любая революция, это прежде всего слабость власти, обросшей жиром, когда ее сбрасывают с трона те, кто более силен, решителен, энергичен. Франция 1789 год, Россия 1917 - и СССР там. И так же будет здесь - ведь советская верхушка тоже наличествует, и неважно, как она зовется, "красные директора", наркомы, генералы. Которые, строго по Марксу, осознают свой интерес - о нет, пока не помышляя о реставрации капитализма, но хотя бы наследство детям оставить? Ведь не захочет Анна Лазарева, чтобы ее дети шли работать в колхоз?
   Так что, Джек Райан прав - разложение советской верхушки и появление "горбачевых" неизбежно. Слабость русских коммунистов вовсе не в научно-технической сфере - как раз там они могут удивлять мир успехами. Но техник, инженер - управляет природой. А гуманитарий - людьми. И этого не поняли большевики, вознося техническое образование в ущерб классическому. Что ж - и с ними случится то же самое, как в Российской Империи представители интеллегенции посылали поздравления японскому микадо по случаю побед его армии над своей, российской! Да, это случится не скоро - через тридцать, сорок, пятьдесят лет - но Британия умеет ждать.
   Но ведь и "задверцы" знают о таком будущем - подумала Елизавета. И наверняка предусмотрели контригру. Самое простое - избавить соотечественников здесь от культурного преклонения перед Европой. Которое казалось незыблемым - ведь даже когда русские войска в 1814 году взяли Париж (обогатив французский язык словом "бистро"), это нисколько не уменьшило восторг русской же элиты перед всем французским, а скорее даже наоборот. А здесь - среди советского общества (по крайней мере, в Москве) преобладает презрительное "вертели мы на штыке эту Европу!".
   Что показал совсем недавний случай - когда в Москву этим летом приезжала делегация Датского Красного Креста, с просьбой вернуть домой датских военнопленных, уже одиннадцать лет после заключения мира все томящихся в сибирских лагерях. На что был советский ответ - что СССР, в соответствии с международным правом, считает комбатантами исключительно граждан тех стран, с которыми официально состоял в состоянии войны - и потому, не может признать таковыми военных преступников, к которым безусловно относятся легионеры-добровольцы Ваффен СС. Виновные в наиболее тяжких преступлениях уже понесли самое суровое наказание - ну а оставшиеся отбывают свой срок согласно советскому закону.
   -Но эти люди попали на Восточный фронт вовсе не по своей воле, а будучи мобилизованными в армию Еврорейха, с ведома и согласия нашего короля, то есть законной власти!
   -Европейский Рейхсоюз (в просторечии, Еврорейх) не был признан ни одной из держав-победительниц, включая СССР. И потому, указания его властных структур не могут считаться законными - с точки зрения международного права!
   Газеты Дании (а также Бельгии, Франции, Голландии, и даже Швеции) публиковали душераздирающие истории о несчастных, служивших в частях СС всего лишь писарями или ездовыми - и приговоренных за это к двадцати пяти годам страшной сибирской каторги, где за колючей проволокой рычат голодные сторожевые медведи (которым скармливают провинившихся узников). Публика ужасалась, читая - но Сталин ответил:
   -Напомню вам, что для германских военнопленных (безусловно, комбатантов!) по указанию Эйзенхауэра был придуман особый статус DEF, "разоруженные вражеские войска", на который не распространяются никакие Конвенции. Отчего мы должны быть более гуманны к тем, кто добровольно явился на нашу землю, чтобы убивать и грабить? Хорошо, мы можем проявить милосердие и позволить вашим гражданам вернуться домой, к семьям - при условии что ваша страна возместит убыток, причиненный нашей стране этими людьми, равно как и наши расходы по их содержанию.
   Это было изощренным издевательством - когда датская делегация ознакомилась с предъявленными расценками. Каждый советский гражданин, убитый датскими эсэсовцами, оценивался в сто тысяч инвалютных рублей (двадцать кило золота). Сожженные избы шли по цене особняков миллионеров. Каждый снаряд, выпущенный Советской Армией по датским окопам, был отлит из серебра и доставлен на фронт с помощью паровозов, которые топили стодолларовыми купюрами. А ежедневное содержание каждого из датских пленных обходилось советской казне как номер-люкс в "Метрополе", включая ресторанный обед. Впрочем, Сталин соглашался принять оплату долга - датскими товарами (продовольствием, дизелями "Бурмейстер", судами торгового флота). И как только заплатите - то ваши пленные (конечно, лишь те, кто не совершил военных преступлений) будут тотчас возвращены.
   Ирония (и издевательство) были в том, что некоторые пленные уже вернулись. Те, кто больше не могли работать, получив травму или подорвав здоровье - и были безжалостно вышвырнуты (или милосердно отпущены, как написать) домой, чтобы Сталину не кормить калек. Услышав заявление своего же правительства, они (уже у себя дома) стали требовать пенсии и компенсации, "если мы шли на русский фронт не по своей воле, а по указу своего короля". И датское правительство оказалось в дурацком положении - ибо Дания вовсе не была богатой страной, в экономике дела шли далеко не блестяще, удовлетворить эти справедливые (на взгляд общества) требования было бы финансовой катастрофой, а отказать - чревато социальным взрывом. В соседних странах, прикинув последствия, предпочли больше не дразнить русского медведя сказками о несчастных узниках, томящихся в глубине сибирских руд - политически выгоднее оказалось забыть об этих людях, будто их и не было. А Сталин посмеивался в усы - над очередной победой.
   Но тогда - через полвека русские и вовсе не будут испытывать никакого пиетета перед свободным миром! И даже если случится "перестройка" - коммунистов сменят капиталисты-прагматики, сохранившие прежний курс, "Россия превыше всех". Что с этого получит Британия?
   А что получит Британия, даже если через пятьдесят лет в СССР будет править "горбачев" (неважно, как будет его фамилия)? Кстати, это не гарантия победы Запада - в том мире ведь не получилось загнать русских в статус "вечно кающихся и платящих", даже посадив в Москве аналог туземного царька, как его звали, Ельцин? Не будем упоминать, что тогда здесь Задверцы вмешаются немедленно и радикально! Даже допустим, что не вмешаются, или что Райан ошибся и Двери нет - но и тогда, все сливки снимут США, а Британии останутся лишь ошметки!

   Или же... вести ту же самую игру и против США тоже? Если и правда то, что мне показали уже в Москве о мире будущего - где то, что вполне допустимо для Королевского Флота и тюрем, на все общество распространено? Где даже добропорядочная семья уже не приветствуется - вместо "муж" и "жена" положено говорить "супруг один", "супруг два", а вместо "отец" и "мать", "родитель один" и "родитель два"! Если там население выросло так, что стало неподъемным для планеты, и его надо сократить - то белым людям такое впаривать зачем? Учили бы этому - всяких там цветных!
   И Римская Церковь в этом может стать нам союзником! Ради борьбы за нравственный облик человечества. Конечно, прежде всего здесь, в Европе. И мы еще посмеемся, глядя как за океаном проповедуют "новые ценности".
   А для советских - иное блюдо. Вместо "европейских ценностей" (хотя и этот товар может быть, для какой-то части их электората) - играть на их стремлении к коммунизму. Принцип дзюдо - не противиться силой, а увести силу противника в сторону. А в жизни - увлечь в крайность, довести до абсурда. Если коммунизм это утопия - то заставить русских надорваться, не обращая внимания на внутренние противоречия, на нехватку ресурсов. "Никто не сможет помешать победе коммунизма - если сами коммунисты этому не помешают", это фраза из какого-то спектакля, идущего на сценах советских театров, и говорит ее актер, играющий Ленина. (прим.авт. - "Синие кони на красной траве". М.Шатров. В нашей истории, написана в 1979 году. Но в альт-истории, могла она понравится Сталину и выпущена гораздо раньше?). Сила технического образования, управлять машинами, сила гуманитария - управлять людьми. Кто помнит, что у Дзигоро Кано, "отца дзюдо", в помощниках и советниках был некий европейский доктор?
   И ведь есть уже одна кандидатура на примете - в памяти Елизаветы, как в сети, иногда застревали факты, казалось бы бесполезные, но могущие после оказаться очень к месту. Да ведь и американцы тоже движутся в том направлении - это ведь их креатура, бешеный Пол Пот (который в иной истории развернулся двумя десятилетиями позже)? Однако это продукт для диких азиатов, мотыгой по голове всех несогласных, грязная работа! Для русских же подойдет что-то более идейное и чистое.
   Итак, кто на роль нового "Ленина" - борца за истинный коммунизм? И к такому ходу "задверцы" явно не готовы!
  
   И.Сталин. Путь русского коммунизма.
   Коммунизм - это учение пролетариата. Так утверждали Маркс и Энгельс.
   Русский социализм - может вырасти из русской крестьянской общины, минуя этап капитализма. Так учили российские ученые "социалисты" девятнадцатого века, как например Бердяев, или народники.
   Кто же был прав? Теперь, по прошествии без малого сорока лет практического строительства социализма, мы можем ответить на этот вопрос.
   Маркс видел переход к коммунизму - через сверхконцентрацию капитализма (то, что после описал Джек Лондон в "Железной пяте"). Когда есть лишь малая кучка богачей-хозяев, а все прочие по сути, пролетарии, работающие по найму. Тенденция к такому наблюдалась в нашем мире - но ситуация "Железной пяты" так и не была достигнута. То есть, строго по Марксу, коммунистическая революция в 1917 году была преждевременна?
   Идеологию русской общины лучше всего (на мой взгляд) выразили даже не ученые-мыслители, вроде Бердяева или Соловьева, а поэт Некрасов, в стихах про вымышленную деревню Тарбагатай "где-то за Байкалом":
  
   Так постепенно в полвека
   Вырос огромный посад -
   Воля и труд человека
   Дивные дивы творят!
   Всё принялось, раздобрело!
   Сколько там, Саша, свиней,
   Перед селением бело
   На полверсты от гусей;
   Как там возделаны нивы,
   Как там обильны стада!
   Высокорослы, красивы
   Жители, бодры всегда,
   Взросшие в нравах суровых,
   Сами творят они суд,
   Рекрутов ставят здоровых,
   Трезво и честно живут,
   Подати платят до срока,
   Только ты им не мешай".
   -"Где ж та деревня?" - "Далеко,
   Имя ей: Тарбагатай
  
   Казалось бы, утопия, не имеющая отношения к реальности? Любой марксист скажет, что "подати до срока", это первый сигнал для помещика (и царской власти) эти подати поднять! И что сибирские деревни, даже без помещиков, вовсе не были "мужицким раем", капитализм проникал и туда. Но запомним эту картину, в которую верили русские крестьяне - не только составлявшие подавляющее большинство российского населения в начале ХХ века, но также в массе поставляющие и кадры пролетариата.
   Истина же в том, что большевизм стал идеологией российского слободского пролетариата (который мировоззрением близок именно к русской крестьянской общине).
Ленин употреблял термин "сознательный" пролетариат, но это не совсем точно, поскольку сознательность, это категория субъективная. Также неправильно отождествлять его и с квалифицированным пролетариатом (что на Западе зовется "рабочей аристократией") - поскольку большевизм одинаково был близок и самым неквалифицированным рабочим. Слободской пролетариат -
это те, кто работают на крупном предприятии, и живут все вместе где-то рядом, в казармах или наемных квартирах, это уже частности. Ключевое - что для них "наш завод", это не пустые слова, а принадлежность к тому, чем следует гордиться, что надо защищать - то есть, сходство с "миром", крестьянской общиной - из которой эти рабочие и вышли недавно, и еще не забыли тех порядков. В этом отличие от например, подручного в кузнице или полового в трактире - у тех ни с кем общности нет. И в психологии - половой может мечтать скопить по копеечке и самому выбиться в хозяева, ну а слободской рабочий даже не мечтает стать фабрикантом. В слободе общепринят коллективизм - ведь от общего взора и осуждения не спрячешься, вся жизнь (а не только работа) проходит у всех на виду. И отношение к собственности скорее, философское - да, это очень круто, в воскресенье пройти по улице с собственной гармошкой, и чтоб сапоги со скрипом, но и утрата этих предметов не станет трагедией, если надо завтра на фронт. Кстати, в этом и отличие слободских от крестьянства - субэтноса наиболее близкого. В крестьянине все ж сидит гвоздем - выбиться в "крепкие", чтоб дом полная чаша - и кто на это "мое" посягнет, тогда я обрез достану.
   Уникальность России 1917 года в том, что в ней, в сравнении с развитыми капиталистическими странами Запада, из-за высокой концентрации промышленности, при меньшем общем числе пролетариата, была непомерно высокая доля занятых именно на крупных предприятиях, то есть именно "слободских". Сохраняющих, к тому же, в значительной степени, общинно-крестьянское мышление и мечты. Этого не было в Европе или США - где наличествовал гораздо больший процент занятых в мелких фирмах (с мечтой самим открыть "свое дело"), при более индивидуалистической психологии. Также, европейскому пролетариату крайне не хватало интеллектуальной составляющей (которую в России привнесли в коммунистическое движение представители прогрессивной интеллегенции) - без которой, как верно указал Ленин, "пролетариат способен выработать лишь тред-юнионистское сознание". В итоге, в мировом коммунистическом движении, Россия в 1917 году оказалась авангардом - за которым армия не пошла.
   Мы оказались тогда под огнем и злобой - всего мира капитала. И не погибли, не превратились в еще одну "Индию", в самом начале, оттого что мировой капитал был обескровлен внутренней грызней первой Великой Войны. Ну а после - исключительно благодаря боевому и трудовому подвигу нашего народа. Хотя субэтнос слободского пролетариата не составлял большинства - его пассионарности, собранной и направленной к цели большевистской идеей, хватило, чтобы увлечь за собой крестьянство к великой цели - победить в революции и Гражданской, провести индустриализацию и коллективизацию, выиграть Отечественную и восстановить страну после Победы. Когда народ един - он непобедим. Мы доказали это всему миру - раздавив Еврорейх в самой страшной войне, какую знало человечество.
   Но - закон отрицания отрицания! - все, в своем развитии, несет в себе свою гибель. Мы поставили задачу поднять жизненный уровень наших советских людей - и добились в том явных успехов. Но уже явно заметны тенденции, что современный советский рабочий, это уже не слободской пролетарий начала века. Он уже живет не в общежитии, а (все чаще) в отдельной квартире, расположенной вдали от проживания своих товарищей по цеху. Имеет гораздо больше свободного времени, намного более разнообразный досуг, культурные увлечения. И потребности, что тоже очевидно. И даже в собственности у него может быть сейчас, и загородная дача в садоводческом товариществе, и мотоцикл, и даже автомобиль. В итоге - мотивацией для такого рабочего должна быть уже другая Идея, сохраняющая коммунистическую суть, но по форме отличная от прежнего, привычного - "надо"!
   Мы - авангард, выросший до армии всемирного коммунизма, но не переставший быть авангардом. Своим трудом и борьбой приближая установление этого высшего, самого справедливого общественного строя - осознавая, что в этом наше историческое предназначение.
  
   ..и разговор в одном кремлевском кабинете.
   -Итак, нам надлежит сформулировать Идею. Упаковав в лозунг - от которого даже те советские люди, у кого есть своя дача и автомобиль, будут трудиться по-стахановски и воевать как под Сталинградом.
   -Товарищ Елезаров, у нас разговор серьезный! И оргвыводы последуют - истинно ведь, что "без Идеи нам смерть". Ваша перестройка показала. Или ваше поколение уже настолько развращено личной собственностью - что не способно как мы, "дан приказ, ему на запад" - и завтра ты уже на польский или японский фронт, как повезет?
   -Так я смотрю, принцип материального поощрения и в этом времени применяется очень широко. Значит "развращение", приведшее к перестройке, вызвано все-таки не им?
   -А чем же? Не вы ли отметили еще давно, что главное отличие между нами и вами, это приоритет в паре "личное-общее". Если у нас общее безусловно важнее, то у вас паритет - "сколько мне, столько и я".
   -Гораздо сложнее. В мое время (еще до Перестройки) по радио крутили песню:
  
   По утрам я спешу на урок
   Но за радугой школьного дня
   Мой завод, мой завод, мой станок
   Очень ждут меня.
  
   И все мои приятели, пацаны во дворе, над этим откровенно ржали. Обычные ребята с заводской, между прочим, окраины - которые уже искренне не понимали, как это можно, отбыв день в школе, с радостью стремиться отишачить еще смену у станка. И я сам тогда, будучи уже советским пионером, читая например "Витю Малеева", удивлялся, что это за такие пионеры, которые даже за дверями школы, дома и в каникулы, нагружают себя какой-то работой. Директором нашей школы был Виктор Иванович, по праздникам он выходил на линейку, надев на пиджак орденские ленточки - там были две "Славы", значит человек воевал геройски, этот орден тыловым не дают. Но кредо его было, "как бы чего не вышло". Плевать, что хулиганы трясут деньги у малышни, а старшекласники торгуют жвачкой, выменянной у иностранцев - главное, что скажут в роно (прим.авт. - районный отдел народного образования, в СССР ему подчинялись школы). Человек просто устал и хотел в покое досидеть до пенсии. И эта картина была типичной для того позднего Союза - вплоть до Политбюро.
   -Ну и что вы хотите этим сказать? Что вы, "дети", уже настолько не понимали своих отцов?
   -Мы всего лишь не понимали, зачем это было нужно. Не видели вклада во что-то общее. Зато наблюдали не раз, как результат нашего труда в буквальном смысле гниет - лишь ради того, чтоб где-то в бумажке галочку поставили. Цели, Идеи не было - а раз так, зачем стараться, время тратить, от себя что-то отрывать? Я это про нормальных людей говорю, не про подлецов. Некуда было себя деть - вот при горбаче и рвануло!
   -Вы хотите сказать, что ваши люди были настолько против Советской Власти?
   -Не против власти, а... Ну вот товарищ Сталин сказал про пассионарность - а куда ее разрядить, если она имеется? На войну, или что-то подобное, вроде милиции или пожарных, это все ж самая верхушка, у кого максимум есть. Творчество или наука - опять же, не каждому дано. А куда податься тем, у кого по минимуму, но есть - причем таких всегда в разы больше героев? Да в бизнес же, в свое дело - это было на Западе, но практически отсутствовало в СССР, и что любопытно, было затруднительно и у нас при царе, особенно для пролетария. Вот и вышло, что грабли оказались - и в 1917, и в 1991, одни и те же, в этой части.
   -Положим, у нас этот путь открыт: захотел в артель, пожалуйста.
   -Пантелеймон Кондратьевич, я другого боюсь. Сейчас доклад вам готовлю, после работы с немецкими и итальянскими архивами, при полной поддержке местных товарищей. Вот даже в наше время считалось, что фашизм, это собрались лавочники-колбасники и прочий мелкобуржуазный элемент в штурмовые отряды, чтобы бить евреев и коммунистов. А при близком изучении оказалось - что было совсем не так!
   -Ну, что немецкие и итальянские рабочие охотно шли в штурмовики, это нам хорошо известно. И что про сей факт рекомендовано не распространяться - также.
   -Не так! В реальности, фашизм с большим трудом проникал в пролетарские слои, где уже было сильное влияние коммунистов и социалистов - лишь когда же такового не было, как например в Румынии, то и среди пролетариев фашизм шел на "ура". Мелкобуржуазный элемент - и лавочники, и крестьяне - фашистов поддерживали, но без особого рвения, а скорее по принципу большинства. Но был класс или прослойка, как назовете - который отдался фашизму сразу, в массе, с увлечением и энтузиазмом! И это были вовсе не лавочники - а молодая часть интеллегенции, студенты университетов, госслужащие - "молодые государственники", можно сказать и так. Уж очень привлекла их идея - что все мы, и господа и трудящиеся, одна нация юбер против всего мира. Тем более что немцев и правда в 1919 году обидели сильно и несправедливо. (прим.авт. - соответствует истине. См. Майкл Манн, "Фашисты").
   -Хотите сказать, образно, что как раз "грамотеи" первыми и шли в "серые штурмовики дона Рэбы"? Интересно, если Стругацкий узнает, то что напишет здесь?
   -Шли те кто искал и не находил Идею. Кто был достаточно пассионарен, чтобы не жить бараном, и нередко даже был образован - но не имел нужной информации, или не умел с ней работать. И охотно принимал то, что ему подсовывали - те, кому выгодно. Вы понимаете, к чему это ведет?!
   -Что при таком раскладе, государству оказываются ценны "не умные, а верные"? Кто не думает, не спрашивает. "Не сметь свое суждение иметь" - так было ведь это у нас при Александре Третьем, и к чему после привело?
   -Именно! То есть, запрещать - не выход. Получим итог - еще худший. Значит что остается? Если не можешь запретить..
   -То возглавь. Вы это хотите сказать, Валентин Григорьевич?
   -Именно это! Но черт побери, вот на языке вертится, и никак не родить. Как коротко и ясно обозвать то, что товарищ Сталин указал? Мы - первые на пути к коммунизму, самой высшей ступени общества! А значит, те кто на этот путь еще не вступил - против нас, как питекантроп перед человеком.
   -Так это на "юбер" похоже выходит?
   -"Юбер" у них был - по национальности. А в нашем времени был такой лозунг, "Русский мир".
   -Это то что вы рассказывали про общество "Память"?
   -Нет. Русский - это какой смысл в слово вложить. Если национальность - тогда привет Гитлеру в аду. Потому что объявить свой народ "юбер", ну а прочие, удобрением, это в конечном счете, гибель для любой страны. Тем более такой, как наша - где наверное и вовсе нет стопроцентных этнических русских, за столько веков смешения с народами-соседями. А если имеется в виду общность, как у Гумилева - "иди сюда, ты нам подходишь" - то приветствую. Поскольку в этом случае, русский, это не национальность, а свойство души и жизненные принципы. И глубоко фиолетово, какой ты крови - хоть немец, хоть узбек, хоть еврей.
   -А в этом что-то есть... Но все же "русский" для Идеи мирового уровня - не подходит. Ведь тогда другие народы могут понять как - мы всех хотим покорить и себе подобными сделать. Мне-то вы объяснили, что это не так - ну а индус или аргентинец вас поймет?
   -"Красный" - нам бы подошло, тем более что помнят у нас еще второе значение, "лучший", "красивый".
   -Ага, "красная угроза". Месье Фаньер вам аплодирует!
   -Мир мечты?
   -Слишком абстрактно.
   -А зачем нужно, единое название? Пусть для советских граждан будет - "Советский мир". Для соцлагеря в целом - "Мир Коммунизма". А для товарищей попов - да хоть "Рай на земле".
   -Я товарищу Сталину доложу - как он утвердит.
  
   Лазарев Михаил Петрович (бывший командир атомной подводной лодки "Воронеж").
   Лишь теперь, на тринадцатый год нашего пребывания здесь, я поверил, что история изменилась по-крупному.
   Но не скажу о том никогда - ни самому товарищу Сталину, ни даже Анюте.
   Мы и прежде служили честно - решив, что хуже не будет. От того, что в этом мире Победа пришла на год раньше, и нет здесь двух Германий, а единая ГДР (и еще Народная Италия), и не случилось Корейской войны - поскольку и Корея вся наша. От того, что здесь не было Хиросимы и Нагасаки, потому что наш атом был первым, а американцы до капитуляции японцев не успели. И от многих других событий - сделавших СССР и весь лагерь социализма гораздо сильнее, чем в той истории. Заранее знать верные решения (политические, научные, кадровые), предвидеть бедствия, как неурожай сорок седьмого, Ашхабадское землетрясение и Курильское цунами - все это дает конкретные "бонусы", но само по себе, не спасет от главной катастрофы - той, что случится в девяносто первом.
   А вот теперь я поверил - что изменится.
   Должность замминистра - сродни старпому на корабле: самая "собачья". Тем более, сейчас - в эпоху, очень богатую событиями. В том числе, и по флотской части - а я напомню, что по убеждению товарища Сталина, именно Флот (в отличие от армии) ответственен за будущее продвижение идей социализма и обеспечение интересов СССР в дальних странах (поскольку вблизи наших границ, сильного сухопутного противника у нас нет - Атлантический альянс в составе Британии, Франции, и датско-голландской мелочи, лишь слабая тень блока НАТО иной истории). Потому и отдельное Министерство ВМФ, и флот растет небывалыми темпами - на Севмаше предьявили на испытания уже четырнадцатую "акулу", атомную лодку очень удачной первой серии (намного превосходящую "проект 627", наши первенцы там). И заложены первые "касатки" - лодки, несущей уже не только торпеды, но и крылатые ракеты (вышла как уменьшенная копия нашего "Воронежа"). К постройке "акул" приступают (в дополнение к Северодвинску), Ленинград (Адмиралтейский завод) и Горький (Сормово). Мало того, камрады тоже поставили вопрос, чтобы "акулы" строились и для Фольксмарине, на верфях ГДР - обсуждаться будет через неделю, на Совете Труда и Обороны. И наш "Воронеж" (фанфары!) наконец встал в Севмаше на капитальный ремонт - то есть, здесь уже научились, если не воспроизвести полностью технологии восьмидесятых годов иной истории, то уверенно работать с ними в плане техобслуживания. По надводному флоту - в строй вступают корабли новейших проектов, уже с ракетным вооружением, позвольте тут долгий список не приводить. Что влечет за собой большие и неизбежные проблемы - создания береговой инфраструктуры, подготовки личного состава. Включая бытовые проблемы - ведь не роботы служат и не монахи, за голую веру. При том что срок службы для срочников во флоте, четыре года (а в армии, только два) - да и офицер сухопутный, в самом задрипанном гарнизоне, по крайней мере с семьей может видеться куда чаще, чем флотский. Ну и как обеспечить привлекательность морской службы для советской молодежи? Благо, что народу во флоте поменьше, чем в многомиллионной (даже по мирному времени) армии - а значит, на большее число плюшек каждому хватает финансирования и ресурсов.
   Но это все - присказка. Главное же, что я хотел сказать - при всем вышеперечисленном, большая часть моего рабочего времени уходит на иное. Создание и отработка "системы управления и связи" нового типа - по факту, прототип будущего Интернета. С компьютерами (какие есть!), узлами и линиями связи, и стандартным протоколом обмена информацией. Которая пока, лишь в текстовом виде - изображения, а тем более видео, не влезают. Но год какой - 1955! У американцев пока лишь намечается что-то, в виде концепции - и тоже для их ПВО, как в иной истории. А у нас - уже работает, и даже боевую проверку прошла, в Ближневосточной войне.
   И Флот - только начало. Наше ПВО лишь чуть отстает, в ВВС внедряют, и у ракетчиков (нет еще РВСН, есть армейские бригады особого назначения). И для управления народным хозяйством - уж если товарищ Сталин решил, то хрен остановишь! Причем уже говорится о перспективе сделать Сеть общедоступной... лет через десять или пятнадцать. Будет в этой истории, СССР родина Интернета, а отчего нет?
   Ведь и там причина нашей отсталости была - сугубо субьективной. Отчего мы в той истории держали уровень с ракетами, атомом, космосом, авиацией - но так провалили компьютеризацию? А спасибо кампании по борьбе с лженаукой кибернетикой - нанесшей огромный вред не столько разработке советских ЭВМ (делали, и неплохие для того времени!), как системному подходу в этом деле. Вышло, в итоге, что все наши компьютеры (разных марок) были абсолютно несовместимы между собой по программному обеспечению - различаясь иногда даже в разрядности команд (не привычные 16, 32, 64 бита, а абсолютно что угодно) - объединить их в сеть было невозможно в принципе. Переход на серию ИБМ 360 (у нас ЕС) как раз и был вызван необходимостью навести в этом порядок - дело правильное, но ради него загубили все отечественные разработки в угоду копированию "что у них", ну а пока копировали, те уходили дальше вперед - вот и вышло, что имели там, к концу века. Здесь же проблема была осознана с самого начала.
   -Эти компьютеры - 32-х разрядные. Когда мы начнём разрабатывать собственные микросхемы, их разрядность должна соответствовать степеням числа 2, то есть - 8, 16, 32, 64... Это необходимо для совместимости программ.
   -Но ведь, увеличив разрядность, к примеру, до 46, мы можем добиться увеличения производительности...
   (прим.авт. - С.Симонов. Трамплин для прыжка)
   Никакого увеличения, товарищ Лебедев! 8, далее 16, в перспективе 32 и 64 - это нэ обсуждается! Считайте это директивой Партии. И обеспечьте совместимость операционных систем и протоколов обмена данными. Наверное, такой разговор был у разработчиков советских ЭВМ здесь, с сами понимаете кем.
   А что такое Интернет, если по-простому, как мне (и не только!) объясняли компьютерные гении из экипажа "Воронежа"? Условно говоря, обычная связь, радио или телефон - это как в очень известном здесь фильме "Волга-Волга" - "эй, сними трубку, я буду с тобой по телефону говорить". А Интернет - вот представьте огромную толпу, как на вокзале, где-то в ней ваш адресат, и вы выкрикиваете ему свое сообщение - услышав которое, все остальные тоже начинают его повторять, передавая дальше. Когда до адресата доходит, он кричит "принял" (подтверждающий сигнал-"квитанцию"), которая таким же манером доходит до вас. Да, и все орут одновременно на миллион разных голосов (сколько по сети трафика), и ваше сообщение передается не целиком, а по слогам, или даже по буквам (разделение на "пакеты"), и уже адресат из них собирает, что вы хотели ему сказать. А теперь представьте вот это на аналоговой элементной базе пятидесятых годов? Поймете, отчего первая советская система радиотелефонной связи (не называли еще ее "мобильной") была одноканальной - каждому абоненту, свою частоту, иначе разделить "голоса" в эфире не представлялось возможным. И какой сложности задачу приходится сейчас, в этой реальности, решать гениям советской науки. Но "нэт таких крепостэй, какие не могли бы взять большэвики!".
   А ведь Интернет (или Сеть, как еще его тут назовут) - это не просто связь. Это важнейший инструмент структурирования общества, в горизонтальном направлении. От "выше стоящих" к "впереди идущим". И если Сталин (и не только он один) здесь твердо поддерживают его развитие - значит и они уверены в правильности курса, к "впереди идущим". То есть, в этой реальности Интернет (мне привычно это название) появится, когда советские люди еще будут верить в Идею - а не в эпоху всеобщего разложения и равнодушия девяностых?!
   Что это даст - гласность! Удар по бюрократии. И по лжи. Доверие людей к своей власти. Общественное мнение - которое по существу и должно быть и властью законотворческой, и контролем за властью исполнительной. Если это не подлинная демократия - то что тогда?
   Дожить бы здесь до девяносто первого! И, в тот же августовский день, открыть на персональном компьютере советского производства сайт новостей, и прочесть что "в СССР все спокойно"...
  
   Ленинград, общежитие Кораблестроительного Института (пр.Стачек, 88).
   -Это еще что за агрегат?
   -Колян, сам ты "агрегат"! А это электронно-счетная машинка "Корунд-52". У нас на практике в Крыловке такие были еще летом. А тут узнал, что они вот только что разрешены и в свободной продаже - я и купил в "Радиоприборе" на Садовой.
   -И сколько такая стоит? Наверное, как телевизор?
   -Две тысячи сто. Все отдал, что родители прислали, и еще у ребят занял.
   -Пашка, ты обалдел? На хрена тебе это? Видел и я такие, даже работал на них на кафедре примата. Так по мне, логарифмическая линейка не хуже - тут тебе и умножение-деление, и квадраты-кубы-корни, и логарифмы. А стоит - самая навороченная, тринадцать рублей!
   -Леха, так это ж не то, что у нас на кафедре. Не просто умножить-делить, а программу ввести можно, как в настоящую большую ЭВМ. А дальше, лишь меняй исходные данные, и считывай результат. Ты представляешь, как это теперь, курсовые делать, для любого варианта? Или на том же примате, численные методы, таблицу рассчитывать на двадцать точек, как в "методе большого параметра" - один раз программу ввел, и жми, записывай!
   -Да ну, видел я настоящую ЭВМ. Как два шкафа размером - и к ней лишь в белом халате подойти дозволяют. А программу вводить и отлаживать, так это пара часов минимум. А эта - всего лишь, как чемодан.
   -Десять с половиной килограмм. Зато ячейки памяти - как у большой. Только всего четырнадцать - а у той, тысячи. И ячеек кода, девяносто восемь - а у большой, тоже тысячи. Ну вот смотри, включаю, нули горят. Можно просто, ну вот 2, затем эта клавиша со стрелкой...

   -Нет, надо знак операции нажимать. Плюс, минус, умножить, делить. А после - второе число. И знак равно - как "исполнить".
   -А где ты тут клавишу "равно" видишь? Тут система другая - стек. Ну как карты в колоде! Вот ввел я 2. Затем стрелка - это команда, эту карту уровнем ниже, новую ввести, вот снова ввожу 2. И выходит, ну как у меня двойка пик лежит, условно, и на ней двойка червей. Могу еще раз - в стек пять чисел влезает. Так понятно? Теперь лишь нажимаю команду операции - тут кроме арифметики может еще быть логарифм, степень, корень. И вот, результат - 4! Две верхние карты в колоде (стеке) умножились и превратились в одну, результат, который лежит на самом верху - а которые под ним, если бы были, сдвинулись все наверх на одну. Хотя вру - если бы логарифм или корень, то просто верхняя карта бы преобразовалась, а что под ней осталось как было. Да, вот эта клавиша - стек крутит как по кольцу: самая нижняя наверх, а остальные сдвигаются.
   -Ну а программа тут где?
   -А вот смотри - нажимаю эту клавишу "К". И видишь, табло сменилось - тут первое число, номер оператора, а второе, код команды. Смотрю в руководство, ввожу - взять число из ячейки 1.
   -Так там нет еще ничего?
   -Так введу! Вторая команда - взять число из ячейки 2, оно в стек ляжет поверх того что первым ввели. И третья команда - например, умножить. Можно еще четвертую - записать результат (что в стеке, верхнее) в ячейку 3. Теперь переходим из режима ввода и просмотра команд в режим работы. Ввожу, ну что-то сложнее, чтоб четыре знака после запятой. И "в ячейку 1". Второе число так же - в ячейку 2. А теперь нажимаю на эту клавишу "П" - "выполнить программу". Вот!
   -Погоди, на линейке счас проверю.... А знаешь, похоже!
   -Вот! Тут такой высший пилотаж можно организовать, играя с ячейками и программой! Я на эту машинку запал, как в журнале прочел, что на ней, оказывается, играть можно. В посадку ракеты на Луну или еще что-то. "Технику молодежи" я тоже купил - на, читай!
   -Ух ты! И правда, можно себе представить, как у Гамильтона в "Громовой Луне".
   -Не, там в романе корабли были на атоме.
   -А какая разница? Меня больше беспокоит - как бы эту машинку у нас не сперли? Как на прошлой неделе, новые ботинки у Карася из сто шестнадцатой.
   -Так это ж не ботинки - незаметно мимо вахты не пронесешь. Ну и предупредим всех - кто позарится, ноги выдернем и руки оторвем. А в общаге - штука приметная, все знать будут, у кого.
   -Всему потоку курсовые будем делать. И девчонкам.
   -А нам "нетрудовые доходы" не пришьют?
   -Так это если за то деньги брать, по таксе. А просто сделать в порядке дружбы, это вполне по-коммунистически! Само собой, после такого и ты ведь имеешь право просить о чем-то.
   -Ребята, ну мы и развернемся! Паш, а дашь мне для Ленки сделать? Она девчонка толковая, но с математикой у нее немного не того.
   -Дам, какой разговор, свои же люди.
  
   Квартира ответственного товарища в Москве.
   -Ну что, доигралась, дочка? В милицейскую камеру угодила, вместе с хулиганьем!
   -Антоша, не пугай ребенка! Ты что, не видишь, на ней лица нет? Она слова сказать не может!
   -А ты вообще молчи, мать-защитница! Лицо на ней есть, просто не видно под штукатуркой. Я в командировках постоянно - а ты куда смотрела? Не видела, с кем она гуляет, чьему дурному влиянию поддалась?
   -Антон, опомнись! Коля ведь сын Ипполита Степановича. Твоего же друга. И сам он мальчик вполне приличный, положительный - комсомолец, студент МГУ!
   -Комсомольцы - в попугайских одеждах не ходят. И драк на улице, да еще с дружинниками - не устраивают!
   -Папа! Все было не так! Мы мирно шли и никого не трогали! А красноповязочные сами к нам пристали, и начали оскорблять!
   -А вот врать не надо, дочка! Москва, это не какой-то Львов, где всякие уклоны когда-то имели место (прим.авт. - см. Красные камни). И сочинить не получится - свидетелей полно, и протокол составлен.
   -Папа! Ну не было ничего такого! Ну, собрались мы у Джона на квартире, музыку послушали, потанцевали, ну дринкнули немного. А в восемь захотели на Красную площадь прошвырнуться, посмотреть киношоу про Спутник.
   -Так, я смотрю, вы уже имена на английские поменяли - по-нашему зваться не хотите? И всякие иностранные словечки вставляете без дела?
   -Папа, ну нравится нам так! Коль много - а Ник или Николя звучит красивей! Без всякой политики и "низкопоклонства" - а просто, приятно слышать, Николя, это так аристократично! Мы что, какую-то банду организовали - нет, всего лишь приятно время проводили вместе. Как нам нравится - а не как заставляют!
   -Аристократов мы в семнадцатом упразднили. Так была драка или нет?!
   -Пап, ну дай досказать! Идем мы значит, по Горького, все переоделись как положено, а Ник не стал, потому что я ему сказала, он так классно выглядит в этом зеленом пиджаке с ярко-оранжевым галстуком. Я с ним под руку, как на Бродвее! И тут эти, с красными повязками! Подошли и стали громко говорить - "смотрите, чувак и чувиха идут. А это правда, что чувак, это кастрированный баран, по цыгански, или еще на каком-то языке? Ну а чувиха, это подстилка в хлеву - или же, на воровском жаргоне, самая дешевая проститутка". Ник ответил, с достоинством - хам и ничтожество, уйди с дороги. Тогда этот с повязкой целую клоунаду закатил - "о чудо, баран разговаривает! Граждане, спешите посмотреть на цирк". Ник не стерпел, только лишь замахнулся, даже ударить не успел - эти держиморды приемам обучены, ему руки за спину, и лицом вниз, на грязный тротуар, в чистом пиджаке! Все остальные из нашей компании сразу в толпу, ну кому охота в участок, и чтоб после характеристику в институт? Я одна лишь вступилась, кричу, да что ж вы делаете ироды, и сумочкой колочу кого-то по башке. Ну и мне - "гражданочка, пройдемте", дальше неинтересно.
   -Ты объясни мне сначала, зачем вы наряжаетесь как клоуны? Помню нэпманских сынков в чистеньких костюмчиках, кто на нас, фабричную комсу, смотрели свысока - так даже они все ж не выглядели, как в цирк на арену! И были детьми своего класса, эксплуататоров. А у вас это откуда и зачем? Я тебя, дочка, такому учил?!
   -Папа, ну ты не понимаешь, это же европейская клубная мода! Ну надоело нам выглядеть как толпа! Хочется - по особому. Как личности, а не безликое стадо!
   -Это кого ты считаешь "стадом"? Тех, кто честно трудится, учится, творит, строит - кто коммунизм приближает своим делом? А ты, как школу закончила, второй год уже "определяешься", сама ни копейки не заработала - и себя считаешь "личностью" выше их?

   -Папа, я не пойму, что ты орешь? Что вообще случилось? Это что, противозаконно - одеться как хочется, если это никому не мешает? Мы же не трогали никого, просто по улице шли!
   -Знаешь, а ведь те нэпманские сынки были и то честнее. У них хоть что-то было, кроме костюмов с галстуками. А у вас что за душой, кроме этого дурацкого антуража? Ты на себя посмотри - так намалевалась, что лица не видать! Губы накрасила - как будто съела кого-то в сыром виде. Прическа - то ли, как из монолога Райкина, "я упала с самосвала, тормозила головой", то ли молодая баба-яга. Блузка с вырезом - так что сиськи едва не наружу. Юбка в обтяжку, так и хочется за попу ущипнуть - и как ты в ней ходишь, будто обе ноги в одну штанину всунув, да еще на таких каблучищах, искренне не пойму? И расцветка всего этого великолепия - африканский попугай позавидует! Будь ты хулиганкой - я бы и то как-то понял. Но пустышкой в оболочке, за которой ничего нет?! Или я ошибаюсь, и ты чем-то еще интересуешься, кроме тряпья?

   -Антон, опомнись! Ты ведь сам Ликуше все эти вещи из Парижа привозил!
   -Дурак был, оттого и привозил! Думал, просто ради любопытства, "что там носят". А теперь увидел, кого мы вырастили. Так чем ты еще интересуешься, кроме мишуры?
   -Музыкой интересуюсь - вчера мы настоящий рок-н-ролл и буги-вуги танцевали, Джон пластинки достал, прямо из Парижа! Фильмами интересуюсь - Николя говорил, я в этой юбке и с этой прической на киногероиню "Хозяйки двух сердец" похожа, которая на красном "форд-мустанге" гоняла.
   -Это про то, как жена миллионера влюбляется в другого миллионера, в душевных терзаниях полфильма ездит на своем кабриолете, а в конце намеренно разбивается на крутом повороте, чтобы выбор не делать? Вот интересно, что это у них все фильмы если не про бандитов, так про шлюх? И чему такое кино учит нашу молодежь?
   -Антон, ты что? В титрах ведь было, что фильм по роману Джека Лондона, прогрессивного писателя! Просто действие перенесли в наши дни. Мы ж все вместе на тот просмотр ходили, ты забыл?
   -Папа! Ну скучно же, когда все по ранжиру! И внешне - когда все вокруг похоже одеты, девчонки все "под Лючию - платья-тюльпанчики, а поверх развеванчики", а если еще и вуалетка, то как твой любимый Райкин, только по росту и различишь. И жизнь как по нитке - школа, институт, работа, доска Почета, пенсия, кладбище! Хочется чего-то яркого, красочного - после серых будней, что окружают. Или уже и мечтать нельзя?
   -Это ж какие будни тебя окружают, дочка? Ты даже посуду не моешь и пыль не убираешь - все домработница Нюра делает. А до того тебя в школу за два квартала отвозили на казенной машине - когда я, чтобы грамоте выучиться, бегал в соседнее село через лес, за три версты! Босиком - поскольку из обувки у меня лишь старые валенки были на зиму, а летом вот так. Из одежи, донашивал что за старшим братом осталось - а у тебя уже шкафы не закрываются, тряпье некуда класть! Когда я был комсомольцем и селькором, меня кулаки чуть не убили - а ты из школы прибегала в слезах, "мама, папа, меня Петька сегодня толкнул и обозвал". И даже в эвакуации в Ташкенте ты ела досыта - ну а у нас бывало, ты помнишь, Даша, как в столовой хлеб бесплатный с подсолнечным маслом, вот и весь обед? А когда мы расписались, то поначалу у нас не то что квартиры, даже комнаты своей не было, в общажной угол отгородили занавеской - но и тогда у нас мечта была, не свое жилье полная чаша, как персонажу Маяковского, а чтоб коммунизм по всей планете. За четыре года до войны лишь стало получше - когда я должность получил, и ты у нас родилась.
   -Антон, ну ты что? Ну да, жили мы впроголодь, ходили разутые и раздетые - так пусть хоть Лика поживет как человек! А ты, доченька, тоже хороша - ну собирались бы, двери закрыв, музыку слушали, танцевали - зачем на улице показываться в таком виде, зная что ловят? Одевалась бы на людях как все - или поверх бы что накинула, и вуаль на лицо. А когда Николай вспылил, ты бы в сторонку отошла, "я ни при чем". Зачем же дурой быть, гусей дразнить напрасно?
   -Дарья! Ты чему ее учишь - вранью? Чтоб внешне ура-ура, а внутри гниль?!
   -Антон, а ты забыл как сам, в тот самый год мне говорил? "Свое мнение, оставь для нас наедине - а Партия всегда права"?
   -А ты с тем временем не ровняй, там было другое, за четыре года до войны! Ладно, с тобой о том после еще поговорим!
   -Мама! А мне как раз врать и притворяться надоело! Чтобы на улице как все, а двери закрыв, и как хочу! Тем более, что сейчас инакомыслие дозволено, за него не сажают! Папа, ну ты ведь сам рассказывал - про "мы голодали, мерзли, и воевали - за то чтобы наши дети жили счастливо"! И что - сам запрещаешь жить, как мне хочется?
   -А ты это называешь жизнью? Без профессии, без дела, полезного для страны, для народа - а лишь как попрыгунья-стрекоза, плясать и веселиться? Да,трудящийся человек на все это имеет право - но лишь после того, как нашей Советской стране свой трудовой или боевой долг отдал!
   -Папа, ну ладно, обещаю, вот честное-честное слово, в следующем году я обязательно в институт поступлю! Ну что делать - если в этот год экзамены во все вузы уже прошли?
   -Да нет, дочка, поздно уже пить боржоми... С Колечкой все ясно - армия и не таких исправляет! С Ипполитом я разговаривал, он все решил и уже оформил - экзамены прошли, а вот осенний призыв, еще нет, так что отслужит твой Николя и вернется нормальным человеком. А с тобой будет по-иному, раз у нас в СССР по закону равноправие, а на практике если парню после школы только вуз или работа или армия, и никаких других вариантов, чьим бы сыном ни был - то на девиц обычно сквозь пальцы смотрят, если дома сидишь, а после замуж. Как таких Райкин назвал - "мужеловки"? И замужем то же безделье, "муж работает, я красивая". Хватит, дочка, нагулялась, поплясала! Хотела американской или европейской мечты - так ты ее получишь. Вещи собирай!
   -Антон, ты что?! Как можно так, с ребенком?!
   -Цыц! Да, дочка, вот любопытно, я все ж тебе не так много тряпья привозил, сколько у тебя в шкафах. А остальное откуда?
   -Пап, ну ты знаешь, если есть спрос... Есть такой Павел Степанович, он сошьет все, что закажешь. Кэт говорила еще, что в театрах те, кто костюмы шьют, этим также подрабатывают - но я там сама не была.
   -Ну вот и отлично. Возьмешь с собой, что сможешь унести - а остальное, на помойку! Фильмов насмотрелась - а знаешь, что в мире капитала не принято родителям содержать своих совершеннолетних детей? А как исполнилось тебе столько-то - то пинком под зад, и сама как можешь зарабатывай себе на житье. Все это я тебе рассказывал уже, а ты вполуха слушала - конечно, в цвете на экране куда красивее, чем отец за обедом нудит. Так повторю - там все жестоко: сумеешь "честным" трудом нажить себе особняк с прислугой, пару лимузинов, сад с бассейном, добро пожаловать в мир "американской" (или французской, или еще какой) мечты. Нет - иди в ночлежку, или вообще под мост, это твое свободное право. Хочешь в вуз поступить - плати, даже за экзамены, это у нас в СССР они бесплатные, и за обучение плата чисто символическая, за весь год меньше месячной зарплаты хорошего рабочего, и куча льгот, кто отслужил или отработал по профессии, и отличникам тоже освобождение от платы, да еще и стипендия. А у них обучение стоит бешеных денег - а если у тебя нет, можешь взять кредит, и выплачивать после еще лет двадцать.
   -Антон, опомнись! Ты в своем уме? Ребенка из дома гнать на улицу!
   -Папа! Я никуда не пойду!!
   -Что, американская мечта сдулась, не успев родиться? Так тебя не под мост гонят, как в Париже - нельзя в СССР бродяжничать, не иметь работы и жилья, такая вот у нас несвобода. На завод пойдешь, я уже договорился. И отсюда съедешь в общежитие - бесплатное, в отличие от парижской ночлежки.
   -Антоша, ты что?
   -Цыц! Мы с тобой, сколько там прожили? А ты, дочка, в выходные можешь приходить, чтобы доложить о своих успехах - а так, учись сама зарабатывать! Отработаешь годик, а там посмотрим.

   -Я никуда не пойду! Я не хочу!!
   -А куда ты денешься? Закон о тунеядцах - к барышням применяется реже, но никто его не отменял. Откажешься, тебя с милицией трудоустроят, уборщицей или санитаркой. Кто не работает, тот не ест - вот такие мы нехорошие коммунисты, лишаем людей свободы умереть голодной смертью. Да не бойся - завод особый: не детали точить, а электронику монтировать, дело передовое, чистое, и платят хорошо. Передний край науки и техники, туда берут лишь после техникума, как минимум - но Сеню Гольцмана, кто там директорствует, я с тридцать восьмого года знаю, и упросил помочь по старой дружбе, так что, ты меня не подведи!
   -Папа! Я же не умею!
   -Ничего, научат - было бы желание! У нас не мир капитала, где "ты нам не подходишь - пшел вон, за воротами толпа желающих на твое место", а по-коммунистически, "не умеешь - научим". И если там даже те, кто только из деревни, работать могут - то и ты сумеешь, коль не полная дура. Будешь передовиком производства - через год тебе льгота на поступление в вуз по специальности: человеком станешь, инженером. А окажешься лентяйкой, вылетишь оттуда - пойдешь уже по обязаловке, на такую работу, к которой хулиганье приговаривают на пятнадцать суток.
Даже тогда под мостом не поселят, у нас не Париж и не Нью-Йорк - а вот бараки с печным отоплением и удобствами на улице в Москве еще не все снесли, что-то оставили как раз для такого контингента лодырей и алкашей.

   -Доченька, ну ты не реви! Вот, платок возьми, вытри слезы. И шшшш! - когда отец уедет, мы что-нибудь придумаем. Я тоже попросить за тебя могу, хоть Ивана Сергеевича, хоть Ревмиру Андреевну - думаю, не забыли еще, бывшие соратники. А пока - уж как-нибудь потерпи, перекантуйся. Да, и вещи твои я все сохраню, среди своих спрячу - а отцу мы с Нюрой скажем, что выбросили, как он велел.
  
   Карикатура в журнале "Крокодил".
   "Поганки". Изображены молодые люди в "стиляжных" нарядах - корчат рожи и кривляются, принимая непристойные позы.
  
   Сектор Газа, Народный Израиль.
   Из-под Полтавы мы. Большая была семья - двадцать шесть человек. Главе, Соломону Яковлевичу, за семьдесят было, а самая младшая, Ривочка, в сороковом родилась, как раз за год до войны. Занимались кто чем - я вот по медицине пошел, да по-настоящему, на врача выучиться хотел.
   А тут сорок первый. И немец наступает. Помню, как я последний раз всех своих видел - на день всего выбраться удалось. Как раз когда решали, на семейном совете, куда податься - в эвакуацию, как Советская Власть предлагала, все нажитое бросить, ехать неведомо куда - или остаться? Общим мнением решили, второе - поскольку "немцы культурная нация и беспорядка не допустят", ну может солдаты в первые дни пограбят, так переживем, и будем дальше заниматься ремеслом и коммерцией, не под теми, так под этими, всем ведь жизнь налаживать надо на этой территории? Так и остались.
   Ну а мне выбирать не приходилось. Медик на войне - ценный кадр. В мирное время, в городе с населением в пятнадцать тысяч, двести тяжелых пациентов поступивших в один день вызовут полный паралич медицинской службы - ну а для дивизии, ведущей боевые действия, двести раненых в день, это обычное дело. И потому, как пишет одно из светил военно-полевой медицины, "хирург с двумя годами стажа на войне может рассчитывать на пост ведущего хирурга полевого госпиталя, а помощниках у него будут детский отоларинголог и гинеколог, по мирным специальностям - поскольку, даже если какое-то очень богатое государство возьмется подготовить нужное число хирургов, у них просто не будет практики в мирное время" (прим.авт. - А.Б.Поволоцкий, "Военно-полевая медицина"). Так что, диплом тебе в медсанбате зачтется - и работай без отдыха, как на конвейере, только успевай.
   Страшно было очень, особенно поначалу. Ведь медсанбат дивизии, согласно уставу, располагаться должен не дальше десяти километров от передовой (иначе, большинство раненых просто не довезешь). А что такое год сорок первый, все помнят, кто прошел: внезапный прорыв немецких танков, и нет для юберменьшей разницы, врач ты, или раненый. После стало спокойнее, когда мы наступали - но очень паршиво было, когда безнадежных отсортировывали. Тех, кто жив еще, но тратить на него даже не лекарства, а время врача за операционым столом, уже бессмысленно - надо тех спасать, кого еще реально. И водки нельзя для успокоения - тогда руки дрожать будут, и не то что оперировать, ассистировать не получится!
   Повезло, войну прошел, сам даже ранен не был. Демобилизовался в сорок шестом, в звании капитана медслужбы. На Полтавщину свою вернулся - и узнал, что нет больше никого из моей семьи! Не только в Киеве был Бабий Яр - в других местах тоже.
   И самое поганое - что сдавали евреев немцам, свои же соседи! Доносили, где прячутся те, кто на регистрацию не пошел. Правда, и сами гады тоже не пережили - сказали мне в управлении МГБ, куда я приходил узнать:
   -Ты самосудом заниматься, не думай! Все, кто виновен - свое получили по закону. Кому вышак, кому двадцать пять, как пособнику - кайло в руки, и на Полярную Магистраль. Ну кроме тех, кто вину свою искупили.
   Ага, искупили! Как Митяй Остапчук, который к смерти моих руку приложил, было его имя в бумагах, что мне прочесть дали - а после он еще и полицаем у фрицев служил, но в сорок третьем, почуяв чья победа будет, успел к партизанам переметнуться, после призван был, как наши пришли, и сумел даже медальку "За Будапешт" получить - оттого, ему прощение, ох и добра же Советская Власть к иной сволочи! И работает в нашем селе, как ни в чем ни бывало - фронтовик, герой! Встретил я его на улице - и среди бела дня, при народе, дал в морду, от всей души. Он в крик, милиция прибежала - в общем, погано получилось. Хорошо, там капитан участковый, тоже фронтовик, разобрался. И политику Партии мне прояснил:
   -По закону, высшая мера положена лишь тем, к кого на руках кровь. А двадцать пять - тем, кто не искупил. Гражданин Остапчук же, во-первых, непосредственно в карательных акциях участия не принимал, нет у нас таких сведений, хотя искали хорошо. А во-вторых, он воевал не только честно, но и геройски - в наградном листе его вообще к "Славе" представляли, но с учетом его прежних грехов, ограничились медалью. Хотя обычно таким как он наград не дают, а лишь в зачет прошлой вины. Так что сейчас у Советской Власти к нему претензий нет. Чисто по-человечески я тебя понимаю - но предупреждаю официально: устроишь самосуд, ответишь по всей строгости. Тебе за всю семью жить надо - так жизнь себе не ломай по дури!
   А эта гнида с битой мордой, еще после ко мне приперся с водкой, мириться. И стал объяснять, что не по трусости было - а тогда казалось, что немцы, это сила, это навсегда. Новый порядок, закон - при котором надо жить и обустраиваться. Но не усердствовал - потому что понимал, а вдруг все назад обернется? И когда обернулось - стал нашим помогать, и в лес ушел, и в немцев стрелял, а когда наши вернулись, то воевал честно, стараясь на амнистию заработать, "ну мне же тут после жить".
   -Ты пойми - не всем в герои дано! Мужику, который на земле - эта земля главнее. А уж какая власть, то дело десятое.
   А мне слушать противно. Ведь если он один раз переметнулся - то и снова может, если на нас еще какой гитлер нападет? Хрен с тобой - живи, сволочь! Вот только мне теперь каждый день твою харю на улице встречать - да и что делать в родном селе, ни кола ни двора, ни единой родной души не осталось. Хотя и должность мне обещали в амбулатории, и хату предоставить. А я вот пришел на то место, где наш дом стоял и вспоминаю, глядя на пожарище, как тут до войны мы все за стол садились - и тоска такая, что волком вой.
   Так вот и записался я в Израиль, добровольцем - для интернациональной помощи еврейскому народу. Не в кадрах - а как вольнонаемный персонал. И тоже насмотрелся, всякого. Израиль после сорок пятого - больше на наш нэп был похож, чем на советскую действительность: частная собственность преобладающая, и вместо руководящей и направляющей Партии, какой-то парламентский бардак. Газеты читаешь (даже те, что на русском выходят) - вообще ничего не понять: об одном и том же пишут по-разному, и не разберешь, что хорошо, что плохо! И в людях меркантильность неприятна - вот отчего я семьи так и не завел: ну не принято было в СССР, когда женщина едва ли не сразу после знакомства спрашивает, "а сколько ты зарабатываешь, а можешь ли обеспечить?". Не монах я конечно, всякое бывало - но так и не встретил ту, в которой был бы уверен, что не предаст - с которой можно семью навеки.
   Арабы и то, в чем-то симпатичнее казались. Напоминая мне бедных страдающих негров из "Хижины дяди Тома" - может, это русское во мне, страждущих жалеть? Жизнь в этих библейских местах была, ну вовсе не рай - зимы и морозов нет, но земля сухая как камень, с водой проблемы, да еще и мало того что арабы с евреями как кошка с собакой, так еще и между собой собачатся постоянно. Хотя вера и язык одна. Кстати, иврит я так и не осилил - русского здесь хватает, ну и арабских слов, наиболее ходовых, за шесть лет выучил достаточно, чтобы хоть в общих чертах разговор понять. Ну а немецкий в вузе учил, и тоже не забыл еще.
   С медициной же у местных, если про деревенских арабов говорить - был просто мрак! Врачи, обученные по современной науке, были лишь в городах (и понятно, лишь для богатых) - а для простонародья наличествовали всякого рода знахари, травники, костоправы, торговцы амулетами, как во времена Гарун-аль-Рашида. Возможно, не все шарлатаны - вернувшись в Союз, мне довелось познакомиться в Москве со знаменитым Бахадыром, который творил невозможное по науке, и кого "дед научил" (значит, какая-то Школа, система, была) - но конкретно про тех, кого я видел тогда в Палестине, ничего сказать не могу. Отмечу лишь, что факт очень высокой детской смертности был явно не в пользу "медицины народной". Еще, женщины у арабов показываться для осмотра не могли даже врачу - который имел право лишь лекарство передать мужу, отцу, брату, иному родственнику, по словесному описанию симптомов болезни.
   Война пятьдесят пятого - а что про нее сказать? Тем, кто прошел Отечественную, она показалась совсем незаметной. Запомнилось лишь, что после нее в самом Израиле что-то сдвинулось, в лучшую сторону - перестало быть "мы торгуем, а русские нас защищают". И сам Израиль, прирастя территорией, стал чем-то вроде региональной державы. Что помимо прочего, предусматривало и налаживание здравоохранения на новых землях. Хотя "полевая медицинская служба", как называлась эта организация - тот еще бардак. Вроде, казенная, с государственной поддержкой, с нашим снабжением и матчастью - но крутилось вокруг нее множество мутных личностей, ну прямо как в царском Земгоре в ту мировую войну.
   А такие как я - делали свое дело. Следует сказать еще о внутреннем устройстве новых территорий: сектор Газа, долина на юго-западе, вдоль берега моря, что считалась оплотом фидаинов, палестинских националистов, была отдана под оккупационную зону ГДР. В рамках этого же соглашения, немецким товарищам было разрешено устроить там что-то вроде концессии - попросту, колхоз, где местные выращивали апельсины, финики, прочие южные фрукты, для стола граждан ГДР. Напомню, что евреи там прежде не жили - и территория почти не была затронута войной: вторжение Еврорейха в сорок третьем оставило мало следов, поскольку арабы считались союзниками, когда после пришли англичане, боев тоже практически не было, немцы драпали до Суэца; ну и в самую последнюю войну арабы вовсе не показывали нашего упорства, предпочитая разбегаться или сдаваться в плен наступающим советским войскам. В общем, расклад был примерно как на Западной Украине или в Прибалтике - где долго еще после Победы шла война с лесной сволочью. Отличие было лишь в том, что лесов в Палестине нет - и фидаины жили не в схронах, а в деревнях, как обычные крестьяне - подобно не партизанам, а подполью. И хотя немцы наводили там порядок крайне жесткими, даже жестокими мерами - до установления мира и порядка тогда, осенью пятьдесят пятого, было далеко. Тем более, что рядом граница с буржуазным Египтом, и наличествовала граница морская - а контрабанда в этих местах была давним и привычным занятием.
   Нас было четверо - я, как старший, и единственный врач. Сара, медсестра - после оказалось, что она не медик совсем, но "очень-очень нужны деньги", а платили за нашу миссию по "фронтовой" расценке со всеми положенными надбавками - ладно, хоть повязку наложить сможешь? Яков, водитель санитарной машины - наш "газон" с кузовом-автобусом, оборудованным как медкабинет (прим.авт. - довоенный Газ-55, вы могли такой видеть в фильме с Шуриком, "будь проклят день когда я сел за баранку этого пылесоса"). И уже в немецкой комендатуре настояли на включение в состав нашей команды "товарища Кюна". Типичный "колбасник", как их представляют и рисуют - в возрасте уже, брюшко, усики щетиной, только монокля не хватает.
   -Во-первых, он соберет для нас статистику по санитарной обстановке на данной территории. Во-вторых, он знает арабский и русский - будет полезен как переводчик. В-третьих, он тоже медик - так что помощь может оказать.
   А в-четвертых, для негласного надзора? Хотя какой шпионаж может быть - между своими? Ладно, как тебя по имени, Вильгельм - ну, будешь Вилли. И где ж тебя жизнь помотала - немец, владеющий русским, это дело нередкое, но чтоб еще и арабским? Хотя, вспоминая историю, германский капитал сюда еще при кайзере лез. А ты, судя по возрасту, уже следующее поколение - папа у тебя мог быть инженером или коммерсантом, а мать очень даже возможно, местной. Или даже, еврейкой - тогда понятно, отчего ты в Германию не вернулся после. Что ухмыляешься - "герр доктор, вы прямо как Шерлок Холмс". Вот тебе наша регистратура, твой фронт работ - раз уж ты в нашей команде! А медицинская твоя квалификация какая - что говоришь, "младший персонал, могу медбратом" - будешь, если понадобится, носилки таскать!
   Деревни тут были, похожие на нашу Херсонщину - дома, окруженные богатыми садами. Только хлеб тут не сеяли - или же, очень мало. Глава сельской общины назывался "амир", еще был мулла (настоятель мечети), также влиятельной фигурой был лавочник (иногда он же и аптекарь - продавал какие-то пилюли и таблетки, нередко со стершимися этикетками и давно истекшими сроками хранения); упомянутые выше знахари, если были, то предпочитали держаться в тени. В большой деревне мог быть немецкий военный пост - унтер-офицер с десятком солдат. Выглядело все идиллией - мир и покой. Однако нас предупреждали, что ездить здесь по ночам в одиночку категорически не рекомендуется.
   Мы приезжали в деревню, находили амира, объясняли ему, кто мы и зачем приехали, обычно он долго расспрашивал, наконец отдавал распоряжение, кто-то бежал по домам - и проходило немало времени, прежде чем начинал собираться народ. Картина была удручающей - грязь, антисанитария, в тридцать лет люди выглядели пожилыми, в сорок - стариками. Мы делали все, что могли, чтобы как-то помочь - осмотр, диагностика, выдача необходимых лекарств. Пациентами были исключительно мужчины - на наши вопросы о здоровье своих жен неизменно отвечавшие, "все хорошо, хвала Аллаху". Вилли исправно вел записи в журнале, на русском и немецком. Кроме того он додумался до "маркировки" пациентов - смазывая их зеленкой по разным местам.
   -Так сразу видно, кто чем болен, кто полностью здоров. Истинный орднунг!
   Орднунг так орднунг - мне по барабану, если делу не мешает. Арабы тем более не возражали - для них все наши манипуляции были сродни колдовству. На каждую деревню у нас обычно уходил день, иногда даже два. Ночевать мы возвращались в Хан-Юнис, где была комендатура - там нам троим выделили номер в местной гостинице, ну а Вилли уходил "в свою берлогу", как выразился сам.
   Это случилось на шестой день - нас пытались остановить. Пятеро арабов возле повозки, запряженной ослом, и еще двое что-то кричали нам, размахивая руками. Я приказал Якову остановиться - думая, что людям нужна помощь. И тут Вилли крикнул:
   -Форвертс! Это фидаины!
   "Газон" рванулся вперед, задев и опрокинув повозку. Пятеро что были возле нее успели отскочить - а один из тех двоих, что кричали, сумел запрыгнуть на подножку. Я увидел совсем близко, через стекло дверцы, его лицо, пересеченное шрамом, и револьвер в его руке - не пистолет, а именно револьвер незнакомой мне марки. Мой ТТ был в кобуре на поясе - и я не придумал ничего лучшего, как с силой распахнуть дверцу, араб не удержался и с криком полетел на обочину. Сзади ударило несколько выстрелов из винтовок - но облако пыли, поднятое нашей машиной, мешало арабам целиться.
   -Оружие было в повозке - ответил Вилли на мой вопрос - я заметил торчащий приклад. Арабам здесь быть вооруженными - ферботен! Пойманный считается фидаином, со всеми последствиями. Недоумки, не сообразили повернуть телегу к нам передом. Или по своему вечному разгильдяйству решили что так сойдет.
   Нам пришлось ехать кружным путем - в деревню, где был немецкий пост (и телефон в комендатуру). Камрады заверили что примут меры - но я подумал, что вряд ли арабские партизаны будут настолько глупы, чтобы ждать на том же месте. Здесь нет лесов - но достаточно спрятать оружие, и тебя не отличить от мирного крестьянина.
   На следующий день мы поехали снова - надо было делать свое дело. Все было как прежде - очередь из страждущих, осмотр, диагноз, назначение лекарств, Вилли со своей зеленкой. Люди шли как на конвейере - вот очередной пациент, жалоба на боль в плече - диагноз ушиб, возможно вывих. И тут я поднял взгляд и узнал ту самую рожу со шрамом.
   Он выхватил откуда-то из-под одежды здоровенный нож. Сара, сидевшая сбоку, дико завизжала - так, что заложило уши. Это отвлекло фидаина на полсекунды, я успел схватить склянку с нашатырем и выплеснуть арабу в лицо. Он взвыл, бросил нож, стал протирать глаза. Тут на него навалился Яков, и Сара, прекратив визжать, схватила со столика первую подвернувшуюся банку и ударила фидаина по голове.
   -Браво, фройлейн! - сказал Вилли, держа парабеллум - а теперь вяжите ему руки.
   Снаружи заорали в два или три голоса, толпа ответила. Арабы обступили автобус, в руках у некоторых были мотыги, лопаты, вилы. О чем вопят, я не разобрал подробно - но понял, что требуют отдать своего.
   -Сзади! В кабине! - крикнул Яков.
   В передней части автобуса возникло сразу несколько арабских рож. Я добрался наконец до пистолета, выстрелил поверх голов - не мог заставить вот так сразу, в людей, без предупреждения. Арабы дернулись назад, но тут распахнулась задняя дверь салона, и фидаины полезли толпой с другой стороны. Вилли выстрелил первому из них в живот, тот заорал и упал, толпа отпрянула. Сейчас снова полезут и нас сомнут!
   И тут снаружи - рев моторов. И врываются на деревенскую площадь бронетранспортеры, наши БТР-152 с эмблемами Фольксармее, и грузовики, с которых прыгают солдаты, под лай команд. Вот не думал никогда, что буду так рад, услышав немецкую речь!
   Через пару минут - орднунг как на кладбище. Арабы стоят на коленях, лицами в пыль - те, кто остались живы. А с десяток мертвых тел лежат - те, кто пытался бежать, или кто сгоряча на солдат бросился, а у троих винтовки оказались - явные фидаины. Вокруг солдаты в немецких мундирах, только не орел со свастикой на них, а черно-красно-желтая эмблема Фольксармее ГДР, и в руках не "шмайсеры" а АК. А так, все, как было не так давно в какой-нибудь украинской деревне - да и в этих же местах в сорок третьем. Обер-лейтенант командует - молодой совсем, но здесь и сейчас, как царь и бог.
   -Эй, свиньи! Кто старший?
   Встал тогда амир - глава деревенской общины. Мужчина уже в возрасте, с сединой в бороде - но обер-лейтенант с усмешкой ударил его в лицо, сбив с ног. Пистолет вынул, прицелился в затылок.
   -Ты главный. Отчего не предотвратил беспорядок?
   Щелчок спускаемого курка - патрон в ствол не был дослан.
   -Надо же, осечка! Ну, повторим! Снова - ну что за везение! О, я вижу ты уже штаны намочил? Ладно, живи пока. Встать, свинячье дерьмо! Да, громко скажи, по-арабски, "я свинячье дерьмо". Еще громче, чтобы все слышали! Теперь лечь!
   Подходит обер-лейтенант к нашему автобусу. И вытягивается перед Вилли, называя его "герр майор". Рапортует, что все как было приказано - остановились за холмом вне видимости, выслали разведчиков с рацией, скрытно наблюдать, а как увидели беспорядок, выдвинулись максимально быстро. Порядок восстановлен, жду вашего приказа!
   Вилли в ответ буркнул что-то вроде "думкопф", покосившись в мою сторону. И приказал:
   -Из этого стада, арестовать всех у кого тут... - и коснулся лба.
   -Яволь, герр майор!
   Так ты не просто мелкий приставленный соглядай, а старший офицер, и зуб даю, разведка-контрразведка? И судя по возрасту, еще в абвере служил? А штучки твои с зеленкой - неужели...
   -Вы как всегда догадливы, герр доктор. Хотя это ваш Смоленцев учил, как распознавать "вервольф" - характерный синяк на плече, мозоль вот на этом пальце, другие мелкие приметы, выдающие переодетого солдата. И грех было упустить такую возможность - когда овечек на бойню, простите на осмотр, искать и сгонять не пришлось, сами шли. Кстати, "лоб зеленкой", это ваша идиома, я услышал ее от русского товарища, уже после войны. Предвижу ваш вопрос - да, воевал, но как у вас говорят, "за честную драку не судят". Прошел все ваши проверки и аттестацию, принял присягу как положено "клянусь вместе с Советской Армией, против капитализма".
   Но черт побери, немчура! Ты бы мог нас хотя бы втемную не грузить?! Все понимаю, что фидаины - но все равно вышло как-то с душком, ну как из-под флага с красным крестом стрелять снайперу.
   -На войне, победа лишь важна. Победа спишет все. Война на то война. Эти стихи, какого-то древнего китайского мудреца, прочел мне ваш русский товарищ, кто был в той самой "команде Смоленцева", они же "апостолы". И истолковал - что война это само по себе дело жестокое, грязное и бесчеловечное - а потому, нравственно все, что помогает ей быстрее закончиться, конечно же, победой. Эти бандиты еще долго бы совершали свои подлые вылазки. Теперь мы их изъяли - в тех местах, где вы были раньше, это уже случилось.
   На площади - дым коромыслом. Хватают, тащат - кто упирается, тех бьют прикладом, сапогом, и тащат все равно. Женщины, подростки в своих мужей, отцов, братьев вцепляются - их тоже прикладами. Быстро, безотказно - как будто не люди, а машины в мундирах. Или натасканные псы-доберманы, получившие команду "фас". Кстати, овчарки тут тоже наличествуют - причем кажется, что арабы их боятся еще больше, чем солдат.
   -Знаете, во что верят эти германские мальчики? - говорит герр майор - они ведь в вермахте не служили. Даже в ПВО, куда в самом конце брали пятнадцатилетних. Они все тогда еще были школьниками. По моему убеждению, человек отличается от животного тем, что может верить в Идею, и ради нее идти даже на смерть - а животные руководствуются лишь инстинктом: пожрать, самку, уютное логово. Человек без Идеи - деградирует до животного. Когда-то мы верили в "дойче юбер аллес" - да, это было ошибкой, даже преступлением. Теперь новую Идею - дали вы, советские. Раньше у вас было "нет наций, есть классы", теперь же в ваших университетах учат теорию этногенеза. То есть, признается, что нации, или этносы, не в названии дело - различаются, а значит не могут быть равны. Это не нацизм и не расизм - ошибка Гитлера была, что он объявил одну нацию высшей по определению. А на самом деле, если коммунизм есть высшая ступень развития общества, то нации, которые в своем развитии к нему ближе, бесспорно выше тех, кому до коммунизма "как до Луны пешком", эти слова тоже вашего, русского товарища. Киплинговское "наполовину бесов, наполовину людей" - вовсе не ложь.
   На площади - крик. Солдат ударил женщину, повисшую на шее у мужа. Мужчина бросился на солдата - очередь в упор, и мертвое тело в пыли.
   -Ваш Чехов писал про "выдавливать из себя раба". Точно так же благо - выдавливать беса из тех, кто пока еще не человек, а заготовка. Вам не приходилось у себя в России видеть "остарбайтеров" - я имею в виду те два миллиона турок и арабов, что прислал фюреру Исмет-паша - а вот эти мальчики хорошо их помнят. Ленивых, тупых, вороватых - подлинно бесов а не людей - но после войны в Германии не хватало рабочих рук, приходилось терпеть. Так разве это не великая Идея - не только самим подниматься по лестнице к высшей ее ступени, коммунизму, но и палкой гнать туда тех, кто рад валяться и хрюкать, вместо того чтобы трудом доказывать свое право быть человеком? Если труд сделал человека даже из обезьяны - то тем более способен, из этих.... Ну а кто в процессе подохнет - значит, нечеловеческого в нем было слишком много. Вот во что верят эти мальчики - принимавшие присягу "клянусь вместе с Советской Армией..", и состоящие в германском комсомоле.
   А что будет с арестованными? Их расстреляют? Герр майор пожимает плечами.
   -Сначала допросят. Тех, кто не представляет оперативный интерес - да. Прочих же... наверное, после тоже. Использование в каких-то долгосрочных играх, и жизнь наградой в конце - требует верности от материала. А "нет более продажного существа, чем средний араб", сказано истинно. И что еще можно сделать с тем, кто с легкостью предаст?
   Я хочу видеть того араба со шрамом. Герр майор приказывает - и через минуту фидаина приводят.
   -За что ты хотел нас убить? Мы ведь лечили - твоих соплеменников, односельчан, тебя самого?
   -Подобно тому, как хозяин ухаживает за скотиной перед убоем. Мы сами хотим быть хозяевами, на своей земле!
   -Но ты сам пришел ко мне, хотел лечиться. После того как расшибся, падая с нашей машины.
   -Я хозяин, это моя земля. Ты должен был мне помочь, русский доктор. За это - я бы после зарезал тебя быстро и совсем не больно.
   -Животное! - заметил герр майор - не знает, что такое благодарность, а уж честь и совесть у него отсутствуют по определению. Вы, русские, склонны искать светлые стороны даже у таких тварей - и в результате же, как у вас говорят, "бисер для свиней": можно ли ждать разумного, доброго, вечного от тех, кто живет лишь низменными животными инстинктами? В сорок шестом я был в фатерлянде, так сам был свидетелем, и в некотором роде участником одной истории - Мекленбург, ферма, где от этих человекообразных требовали работы, однако они жили лучше и сытней, чем дома, куда их после депортировали; но тогда в Германии не хватало рабочих рук, и приходилось использовать тех, кого еще Исмет-паша прислал фюреру, "два миллиона турецких и арабских рабочих". На той ферме у хозяев была дочка, двенадцати лет - с которой одна из тварей поступила самым непристойным и жестоким образом. Искренне не считая себя виноватым - "жэнщину хочу, панимаэшь?". У них ребенок двенадцати лет - считается уже вполне пригодным для...
   Араб выкрикивает что-то злобное. Могу лишь понять "если бы я не был связан", угрозы и брань. Герр майор брезгливо морщится.
   -А знаете, камрад - касаемо вот этого существа, будьте судьей. Если пожелаете, мы его отпустим - все равно он долго на свободе и живой не останется. Что решите?
   Может ли жить тот, кто отвечает злом на добро? Чем провинились такие, как я - перед этими людьми, готовыми нас убить? Вы его расстреляете?
   -Ну, зачем мучеников плодить? Эти дикари верят - что умерший от оружия, попадет в рай с гуриями. А вот повешенный, или... Знаете, камрад, что тогда сделали с тем животным, на ферме в сорок шестом?
   Солдаты подводят собак. Немецкие овчарки - размером и статью как волки. Араб бледнеет, орет что-то нечленораздельное, и пытается вырваться - но его держат, заломив руки за спину.
   -Хочет, чтобы мы его пристрелили - комментирует герр майор - но не дождется. По их вере, загрызенный или даже укушенный собакой, в рай уже не попадет.
   Араба отшвыривают на площадь, и спускают собак. Псы даже не лают - а сразу несутся к указанной жертве, чтобы вцепиться, грызть, убивать.
   -Можно было, для интереса, дать этой твари палку или даже штык - говорит герр майор - но жалко собачек: могут пострадать, а чем они виноваты? Нет, не герой - смотрите, даже не попытался сражаться за свою шкуру. Болван, ну разве от овчарок убежишь? Ори, ори, может твой аллах тебя и услышит. Ну вот и все - наказание свершилось. И заметьте выучку наших песиков: бойцы, но не людоеды, мертвый враг для них более неинтересен. Геноссе, вы считаете это излишней жесткостью - можно было просто расстрелять? Но взгляните иначе: какой наглядный урок получили соплеменники это твари? И если они от того устрашатся совершить злодейство в будущем - то не есть ли это подлинный гуманизм к тем, кто теперь не станет жертвой этих злодеяний? Неужели вы, советские, считаете, что спасение жизни даже одного настоящего человека - такого, как герои романа вашего Ефремова, представьте, я тоже читал, он переводился на немецкий почти одновременно с журнальной публикацией - не ценнее, чем жизни тех, кого даже разумными существами можно назвать с большим трудом?
   Я не нашел, что ответить - и потому промолчал тогда. Не одобряя - но и не противясь.
   В каждом человеке есть лучшее, доброе, светлое, пусть даже в малой дозе? Неверно - ведь нельзя надеяться на перевоспитание врага, фашиста! Но разве можно проводить черту, и всех кто ниже, даже не считать людьми? Может в этом и есть отличие - сумрачного германского гения, от русской души? И в этом пункте, мы и немцы, даже разделяя одни и те же коммунистические идеи, никогда не поймем друг друга?
   И если жизнь человека-комммунара дороже тысяч жизней "несознательных туземцев", то как тогда оценить деяние моих товарищей и коллег, советских медиков, участников африканской экспедиции 1959 года - которые добровольно шли в очаг эпидемии Эболы, рискуя собой, ради того чтобы жили тысячи африканцев, неграмотных, несознательных, страшно далеких от коммунизма, и даже не слышавших до того о нашей великой стране?
  
   Валентин Кунцевич.
   Жить стало лучше, жить стало веселее - верно сказал Сталин.
   Наблюдаю это вживую - поскольку там, в начале двадцать первого века, сталинское время казалось такой же историей, как семнадцатый год. А тут от царя сорока лет не прошло - чему это соответствует по шкале "время назад" для мира, откуда мы пришли, брежневскому застою и московской Олимпиаде? То есть, еще полно людей, которые это помнят, видели вживую. Так и тут - те, кто Октябрь видели, не только живы еще, но и в строю многие: кто капиталистов свергал и с Колчаком воевал, сейчас генеральствует. Примером своим показывая, "кто был ничем тот станет всем".
   Хотя время, оно таким коротким может быть... Могут ли на одну фотографию попасть два человека, один из которых помнит восстание Пугачева, а вторая (в нашем истории) увидит высадку астронавтов на Луне? Если скажете что не бывает такого - то ответ неверный. Фотография, сделанная в 1874, Матильда Кшесинская (в нашем мире дожившая до 1971 года), на коленях у деда (родившегося в 1770, умершего в 1876). (прим.авт. - такой фотографии в нашей реальности нет. Но могла ведь быть, и не сохраниться?). Только у меня пока ни детей, ни тем более внуков, не предвидится. В иной истории так и не встретил я свою Единственную, да и молодой еще был, думал что успеется. А в этом мире - та, за которую я бы хоть в огонь, за другим замужем, и счастлива, и верна. С Машенькой (которая была на нее похожа - так что даже иногда спутать можно внешне) вроде было что-то - но нет ее больше, и сын наш родиться не успел. Ну а Тамара, которая на себя роль будущей моей половины примеряет (меня о том забыв спросить!), за душу не цепляет совершенно. Даже в той польской пани, что я год назад в Львове допрашивал, и судьбу ее решал - что-то такое было, которого в этой образцовой-плакатной "комсомолке, спортсменке, студентке" нет (прим.авт. - см. Красный бамбук).
   1 сентября, когда дети в школу идут - испросил я в нашей Конторе три дня и умотал в Львов. Нагло воспользовавшись своими привилегиями - как раз туда военный курьерский борт шел, Ту-104, ну и я попросился попутчиком, чтоб в поезде не трястись. По улицам прошелся - отрадно все ж видеть, что в этой истории сей город никогда не станет бандеровским, тут русские (с примесью поляков) в явном большинстве - хотя и столица Галицкой ССР. Вот интересно - Сталин, с учетом знания будущего, проиграть никак не желает, но подстраховаться решил - нет здесь Украины в знакомых нам границах, Восток и Малороссия (от Харькова до Одессы) в составе РСФСР, Левобережье с Киевом разжаловали до "автономии" (и правильно - нет такой нации как "украинцы", это субэтнос русского этноса), Волынь к Белоруссии отошла, ну а из того что осталось, слепили Галицкую союзную республику (тоже справедливо - поскольку галичане, это этнос отдельный, даже со своим языком, который житель Киева и не поймет). Но даже в Львове представители этнически коренного населения - в явном меньшинстве, и в роли преимущественно, малоквалифицированной рабсилы. Русский это город - и все заводы в нем, и новые кварталы, построены уже при СССР. Львовские автобусы уже по Москве ездят, народ доволен. Хотя львовские мотоциклы и мопеды (как и в нашей истории) качеством пока сильно ниже ижевских и ковровских.
   Ну а я пришел на гору, на кладбище, где монумент в честь освобождения, под которым наши павшие лежат, и нашел рядом могилу Машеньки. Цветы положил, самый роскошный букет - и не ухожу, стою, вспоминаю. Погода портится, с утра солнышко было, а теперь затучило, дождь сейчас пойдет - плевать, не размокну. Кино, что мы тогда снимали, и где Машенька играет совсем невеликую роль служанки пани Анны, я наверное уже раз десять смотрел - жалея, что нет еще компов и видеосалонов. Представляю, каким бы мог мой сын быть - и завидую белой завистью Юре Смоленцеву (у которого уже пятеро!).
   Но обстановку вокруг контролирую - мало ли что, живее буду. И движение замечаю - от беседки женщина идет. Лицо темной вуалью закрыто, тоже значит помянуть кого-то пришла - но отчего тогда, устойчивым курсом прямо ко мне? Подошла, вуаль откинула - так, мне только этого не хватало!
   -Пани Стася? Что вы тут делаете?
   -Спасибо, что не "гражданка Бельковская" - она пытается улыбнуться - знаете, весь Львов еще не забыл того, что творилось тут два года назад. Когда вы снимали свое историческое кино, а втайне искали неблагонадежных. Это ведь ваша заслуга, что из всех арестованных, невиновной признали лишь меня одну?
   Я пожимаю плечами. Мы, Служба Партийной Безопасности (в просторечии, "инквизиция"), не имеем права судить - но можем передать любому советскому суду (или трибуналу) свое "особое мнение": кого запрессовать по максимуму (вплоть до секретной отметки в личном деле, "живым из лагеря выйти не должен" - если нет формальных оснований для "вышки"), а к кому проявить гуманность - и суд нашу точку зрения всегда учитывает. А Станиславе Бельковской в том деле "Белого Орла", как показало следствие, максимум недонесение о делах своего братца можно было приписать. И выписал я ей второй вариант, не погрешив особо ни против закона, ни против совести. Зачем я это сделал - а вот решил так, и все! Не захотелось, чтобы эта пани, ну явно не потерянный еще человек, и в лагерь - где бы она точно не выжила.
   -Мне сказали, что вы приезжали сюда в этот день в прошлом году, логично было ждать, что приедете и в этом. Зачем я хотела вас видеть, пан инквизитор - да просто взглянуть вам в глаза, как тогда, в поезде. Сказать, что вы можете быть довольны, придумав мне такую иезуитскую кару. И просить вас о милости - отправьте меня туда же, куда и Яцека. Так будет и лучше, и честнее.
   -Пани Стася, простите, вы в своем уме - нарочито грубо отвечаю я - вы имеете представление, что происходит в местах лишения свободы? И что там за контингент сейчас в большинстве - эсэсовцы, предатели, ну и всякая уголовная сволочь, бандиты и душегубы. Вконец озверевшие, да еще и давно лишенные женского общества - вам рассказать, что с вами могут сделать, или сами догадаетесь? Так что выкиньте из головы глупости - вас признали невиновной, значит живите и радуйтесь жизни. Встретите еще хорошего человека, выйдете за него замуж, родите наконец детей. Так будет лучше для всех - и для вас прежде всего!
   -Вы издеваетесь, пан инквизитор? Простите, что называю вас так - поскольку не знаю вашего настоящего имени. "Живите и радуйтесь" - при всеобщем отношении ко мне, как к зачумленной, и вы скажете, что это не по вашему приказу? Меня уволили из университета - о, конечно, в СССР нельзя быть безработной, так что меня трудоустроили, улицу мести! Меня выселили из квартиры, разрешив взять минимум вещей - не скажу, что там были великие ценности, но книг искренне жалко! Все бывшие знакомые, коллеги, соседи - меня не замечают в упор, а кто-то и на другую сторону улицы спешит перейти. Меня считают одновременно и "врагом народа", и вашей шпионкой-агентом ГБ, и просто предательницей, отправившей в тюрьму родного брата. Даже в общежитии - где у меня не комната, а "койкоместо" в бараке, вместе с тремя соседками - в моем присутствии все молчат. Ах да, я еще имела глупость написать в МГУ, куда я когда-то подавала документы - знаете, что мне ответили? Я больше не могу так, я устала - я не герой. Если вы считаете меня врагом - так отправьте меня туда, где мне положено быть! Я даже думала, не сделать ли мне что-то антисоветское, чтобы на меня наконец обратили внимание - останавливало лишь то, что тогда меня могут отправить не туда, куда Яцека и остальных.
   Ну емое! Время сейчас сталинское - хотя и заметны изменения перед иной историей, в плане гуманности и законности, но психологию в массах так быстро не изменить. ХХ съезд тут уже состоялся, только выступал на нем не Кукурузник, а пока еще живой Сталин - и про "преступления советской власти" не сказано было ни слова. Хотя реабилитация идет по-тихому, внимания не привлекая. И это сущая правда, что в ГУЛАГе сейчас в подавляющем большинстве сидят вовсе не инакомыслящие, а фашистская или уголовная мразь, которой там самое место. Но никуда пока не делось "под следствием и судом был - значит, подозрителен". Особенно когда по тому делу загребли всех - а выпустили тебя одну.
   Наши в Галичине похожее проделывали: кого-то из арестованных (на ком пока нашей крови нет) выпустят - и у бандеровцев сразу подозрение, а с чего это такая милость? Ну и удавку на шею, или еще что похуже - а после родня убиенных вполне искренне с нами сотрудничает, желая отомстить. "Советская Власть мне никогда мила не будет - но за моего Василька я этим лесным гадам любую шкоду учиню". Колоритный такой персонаж, дед уже (с оперативной кличкой "Данко"), куркуль, классовый враг и этнический западенец - но скольких своих нам так сдал, за своего внука, хоть орден вешай. А ведь внучок его и правда связным был у бандитов, но пригласили его "на беседу" Куда Надо (да так, что свидетели были, из местных), там подержали, и выпустили, даже без допроса. Ночью пришли к нему головорезы из "беспеки", и стали спрашивать - "как это, отпустили просто так, ты врешь, зраднык!". И убили - ну, дед и осердчал. Ну а мы в выгоде - и наша совесть чиста: все ведь по закону?
   Но здесь-то, совсем другой случай! Общественное мнение, оно такое - и тут даже моих возможностей не хватит, его переменить. Хотя - а в Москве, в МГУ откуда такое отношение? Формально справки навели - или кто-то уже там подсказал? И налицо явное нарушение закона: гнать человека с работы, с квартиры, и в дворники (или еще что-то подобное) пожизненно, это лишь к мрази дозволено (вроде той, которая мою Машеньку убила - если бы на высшую по закону было не натянуть). Будем разбираться - это простая небрежность, или кто-то против нас, "инквизиции", играет: вполне ведь метод, явной несправедливостью народ озлоблять, а стрелки переводить на нас. Но сначала с этой пани закончить - чтобы не натворила чего сгоряча.
   -Пани Стася, могу вас заверить, что я никаких подобных распоряжений не давал. И считаю, что раз вас суд признал невиновной, то никаких претензий к вам Советская Власть иметь не может. Однако настоятельно советую вам не делать ничего предосудительного - потому что выйдет только хуже. Во-первых, к брату вы все равно не попадете - фигуранты одного дела вместе никогда не сидят. А во-вторых, вас и в лагере легко могут принять за "подсадную" - и устроить вам даже не бойкот, а что похуже.
   -Ну тогда, пан инквизитор, прощайте. Мне тогда остается лишь, как Анне Карениной. Или придумать что-то более эстетичное - кровавая каша под паровозом, бррр!
   -Пани Стася, я не закончил! Давайте договоримся, вы не предпринимаете ничего, а я посмотрю, что можно сделать. Если против вас были допущены нарушения законности - то обещаю с этим разобраться, и в самое ближайшее время вы узнаете результат.
   -Благодарю, пан инквизитор - надеюсь, вашей фантазии не хватит на еще большую подлость? Прощайте - и не надо меня провожать, я и так уже скомпрометирована вашей милостью так, что более невозможно!
   Повернулась и ушла. Истинная варшавская пани (ее место рождения, согласно досье). Блондинка, стройная - типаж как у Барбары Брыльской из "Иронии судьбы", даже внешне похожа. Год рождения 1920, старше Тамарочки больше чем на десяток - а вот цепляет чем-то! Тьфу ты, еще мне не хватает, как гоголевскому Андрию - так ведь речь пока не о том, а о грубейшем нарушении законности? Кто тут у нас не видит новой линии Партии, что у нас время хотя и сталинское, но с правопорядком (хотя, близко видевшись с самим Вождем, совсем не верю "пейсателям" вроде Солженицына, что и в той истории было так как они насочиняли). Ну, я уже в здешней бюрократии насобачился - так что меры будут, очень скорые и для кого-то весьма неприятные!
   Как решил, так и сделал. Не забыв проверить результат. А после снова дела закрутили, два месяца почти уже прошло. 22 октября, суббота (уже выходной день - ввели не в 1967 году а намного раньше). В "РИМ" (русско-итальянская мода) показ новейшей "космической" коллекции - так что зал полон. Преобладают дамы - но мужчин тоже хватает: и в качестве сопровождающих, и еще по одной причине, о которой после скажу. Ну и я с Тамарочкой, которая себя вообразила "почти уже" - при полном параде. Все ж нравится мне это время, что женщины на женщин похожи, в отличие от иного времени, когда "унисекс" - джинсы, кроссовки, пуховик, короткая стрижка, иногда даже не сразу поймешь, какого пола существо перед тобой.
   На подиуме-сцене - сама Лючия, в роли ведущей. Я в тонкостях фасонов не разбираюсь, смотрю чисто эстетически, "чукча не писатель, а читатель". Слышал, что когда "мини" появились, то мужики на улице шеи сворачивали вслед (даже те, кто за рулем) - но вероятно, что мы, пришельцы из двадцать первого века, этим наелись уже, как на пляже? И не могу сказать за всех, но лично мне (и как я знаю, Юрке Смоленцеву тоже) "тюльпанчики-развеванчики" на прекрасных дамах кажутся гораздо более эротичными, чем облегающее мини - особенно в ветреную погоду. Любимый стиль и Лючии, и самой "Анны Грозной" - схожий с тем, что мы там видели в кино пятидесятых, но не совсем: тонкая талия, юбка-солнцеклеш, это оттуда, а вот накидка фасона "алла пугачева", явно влияние следующих времен. И господствовал этот стиль в советской женской моде (с подачи названных персон) уже лет десять (продвигаясь и в образе киногероинь, и в журнальных иллюстрациях), но сейчас что-то иное на сцене. Кстати, манекенщицы тоже наши кадры - из "смоленцевских" училищ (аналог суворовских, только для девушек), или студентки той самой Школы, которую Анна Великая наша закончила. Было так - до этого показа.
   -Новый силуэт, очертаниями схож с космической ракетой - комментирует Лючия - даже шляпки похожи на шлем космонавта. Динамика "летящих линий" подчеркивает стремительность движений.
   Попросту - платья без пояса, расширяются прямо от плеча, или от подмышек. Как русский сарафан - что-то похожее мелькало и здесь, но лишь эпизодом, а тут целая коллекция. И длина короче - не до середины голени ("миди", как подсказывает Тамара), а едва колено прикрывает. Ткань самая разная по фактуре, детали тоже различаются, есть и "демисезонные" платья, с глубоким вырезом и без рукавов - которые поверх блузки или даже свитера надевают. Пальто такого же покроя, свободные, развевающиеся, на накидки похожи. Накидки тоже во множестве - такой колокольчик от плеча, с капюшоном и без. Шляпки круглые, на голову натянуты так, что поля лицо прикрывают - и правда отдалено похоже на шлем.
   -Этот фасон подходит прежде всего тем, кто роста среднего или ниже. Высоким же я советовала бы прежний акцент на талии - напомню что наша советская мода, это то, что хорошо конкретно для вас, а не по-капиталистически, "носим теперь это, а старое в шкаф". Или же, могу предложить при высоком росте вот такие пальто с пелериной. К нему подходит шляпка с широкими полями.
   На мой взгляд, эти пальто легковаты для нашей зимы. Но как мне Лючия сказала, "зимний сезон будет отдельно". А пока - снять сливки от Спутника, "космическая коллекция", октябрь все ж осень. Да и весной наверняка будут носить - ведь за первой ракетой взлетят следующие, а там и до Гагарина недалеко?
   -У нас в Италии говорят, что "лучшее украшение для любого синьора, это красивая и нарядная синьорина рядом". Но, уделяя внимание прекрасным дамам, мы решили вспомнить и об их кавалерах. Девушки - любите героев: отважных летчиков, моряков, строителей, геологов-первопроходцев!
   И на сцене те же девушки - уже под руку с парнями. Вы наш "байкерский" стиль решили использовать? Хотя куртки (которые в иной реальности называли "алясками") мы здесь пока не носили - кожаны удобнее.
   Мотолюбители (в этом СССР), это свой микрокосм, целая субкультура. Сообщество рукастой и головастой молодежи, умеющей (при бедности пока что фирменного техобслуживания) самостоятельно свой аппарат и починить, и "тюнинговать". Разбирающиеся во всех этих компрессиях и кинематике механизмов - не хуже дипломированного инженера. Умеющие ездить не только по дорогам, но и по самым неподходящим местам, вроде лестниц и буреломов (есть и такие направления среди здешних байкеров). Часто организованные в клубы "правильной" молодежи - и вовсе не прямым руководством "от партии", можно же и мягче, как например заключив договор на испытание (или даже конструирование) мототехники, и содействуя в проведении мотопробегов (отпуск всей командой на мотоциклах к морю - по мне, куда круче, чем в Турцию или Египет на пляж, в иное время). Наш мотоклуб (самый уважаемый среди московских), с которым товарищ Че летом катался, это непосредственно наши кадры - но и другие клубы нередко выступают за "око государево", замечая, сообщая, а бывало что и реагируя на выявленные недостатки. Например, ленинградцы рассказывали, была у них настоящая война с питерской шпаной - после которой самые отмороженные лиговские гопники усвоили, что "беспорядок нарушать" чревато тем, что примчится толпа злых мужиков на железных конях и устроит урок хороших манер, да еще и после сдаст виновных в милицию.
   Это ведь было и в иной истории - быстро скатившись до банальных мотобанд? Но там не было Идеи - а тут она есть. За "правильную" жизнь - под которой понимается коммунизм, который (как искренне верят) наступит скоро (не обязательно при нынешнем поколении, тут нет дурака Хрущева во власти, который это обещает), но уж точно не в бесконечно далеком будущем. И потому, в нормальных клубах, если кто-то поступит не по-коммунистически - это свои же не одобрят и не поймут.
   Но мы про внешний вид говорим - раз показ мод? Есть "малый" мотокостюм (куртка-кожанка, кожанные же наголенники, шлем), и есть "большой" (ко всему перечисленному, плюс штаны из той же "чертовой кожи", или даже комбез). Но если в "малом" костюме считается приличным идти даже в театр или музей (конечно, шлем и наголенники оставив при мотоцикле), то в "большом" это категорически не принято - оттого, кстати, девушки-байкеры предпочитают (в городе) ездить в юбках (на мотороллере). Причина банальная - штаны у уважаемого байкера как правило, имеют самый непрезентабельный вид (ведь приходится, стоя на колене, технику чинить), и потому "полный" прикид в городе обычно не надевают - лишь при вылазках на природу, или цирковых номерах вроде упомянутого триала. Ну а на сцене сейчас - не копия байкерского облика, но явно под влиянием. "Аляски" (с капюшонами и без), кожанки, "десантные" штаны с карманами на бедрах, высокие ботинки-берцы (в которых удобно бегать - или в рукопашке бить ногой). Кому завтра в этой реальности - мальчишки станут подражать?
   А рядом с парнями - девушки, как цветы: яркие пальто или накидки (распахнутые, чтобы платья показать), изящные шляпки (перестал этот головной убор у женщин считаться "буржуазным"), и разноцветные зонтики (осень же). Прекрасные дамы - за которыми хочется ухаживать, цветы дарить и на руках носить. А товарищи, с которыми в разведку - это в другое время! Потому что по глубокому моему убеждению, когда бабы на фронт, это значит, совсем хреново для страны. Вы лучше нас после встречайте, красивые и нарядные, когда мы домой придем.
   Что характерно - у женской половины возражений нет. Когда наши дети вырастут - то наверное, будет и у них в моде образ "солдата Джейн" (или по-русски назовут), с короткой стрижкой и в штанах. А сейчас (едва десятилетие после войны) даже бывшие наши боевые подруги рады принцессами побыть, а не солдатами - навоевались досыта. И четко разделяют, образ и одежду "в бою и походе", и на выход, себя показать.
   Также интересно - "стиляги" в былой реальности в самом начале были вполне советской молодежью, желающими всего лишь выглядеть не серо - и в моде и стиле разбирались хорошо. А лишь после (в результате гонений, и карикатур в прессе) выродились в что-то карикатурное. Здесь они тоже наличествуют - но не более чем детский протест "не хотим по наезженной, как родители", а ума еще нет, и вот вам откровенное уродство, зато "не как все". В итоге - намного меньшая социальная база - не более, чем субкультура, как в мое время были всякие там готы и эмо. И у остальной нашей молодежи вызывают не желание подражать, а скорее, злобу "с жиру бесятся". А на окраине, где народ попроще - могут и побить.
   Тем более, что нормальные вещи в гардероб - в Москве купить не проблема. От Диора нету, но немецкие, чешские, польские наличествуют. И конечно, итальянские - но они больше через "РИМ" идут. Тут есть тонкость - что экспорт из соцстран, это готовые вещи (как от нашего Минлегпрома), массовое производство - а "РИМ" может предложить индивидуальный пошив, на каждую из моделей выкройку по вашей фигуре: или сошьем для вас полностью, или журнал наш купите и шейте сами. Оттого, кстати, и склонность к "развеванчикам" - свободный покрой, это гораздо меньшие требования к квалификации, а вот всякие вытачки и прочее, это уже уровень профессионала. Вот интересно, а как же вы "аляски" для мужчин предлагаете, там же масса такой тонкой работы - или РИМ уже на другой уровень выходит?
   Показ завершился, и Лючия объявляет - товарищи, кого заинтересовали наши модели, можете сейчас подойти к тем столикам, оформить заказ. Тамара сразу туда - "Валечка, можно я вот это и это закажу"? Да заказывай, не жалко - у меня зарплата хорошая, а расходов по минималке: за квартиру не плачу (по закону, за две свои Звезды), и кормят бесплатно в столовой нашей Конторы. Основные траты - бензин для моего "зима" (хотя жрет как грузовик!), культпросвет (вроде футбола), и по мелочи всякое. Так что меня ты не разоришь - а даже эстетическое удовольствие доставишь.
   -Здравствуйте, пан инквизитор!
   Емое, а она тут откуда? Это даже не смешно! Сам подобные "случайности" организовывал не раз - по своей натуре, начинаю подозревать худшее.
   -Интересуетесь новинками моды, пани Стася?
   И в то же время, вот сам не пойму - мне приятно, что она здесь. Хотя смотрю на нее, а в голове будто песня звучит, из бесконечно далекой жизни двадцать первого века:
  
   Тёмной дождливой ночью
   Не схоронить свечу.
   Хочешь или не хочешь -
   Я по счетам плачу.
   Шёпот под ветром стынет:
   "Сможешь - попробуй сам".
   Здравствуй, моя погибель,
   Я узнал тебя по словам.
   (прим.авт. - автор - Хельга Эн-Кенти).
  
   Станислава Бельковская.
   Я совсем не героиня, а ужасная трусиха. Боюсь темноты, крыс, крови. Но когда страх давит на тебя каждый день - то страшно хочется наконец перестать бояться. Даже если это будет смерть.
   Потому, когда в мое жилье (не квартиру, а комнату в общежитии) вошли двое в мундирах и спросили, кто тут гражданка Бельковская - я почувствовала облегчение. Что меня увезут куда-то в Сибирь, где круглый год зима, и надо долбить ломом мерзлую землю, питаясь одними сухарями - но уже не надо бояться того, что уже случилось. А они, проверив мои документы, вручили мне пакет, попросили расписаться, и ушли. Там было приглашение в Москву для поступления в университет, билет на поезд, официальное уведомление из прокуратуры, что "по делу о незаконном изъятии моего имущества и выселении из квартиры, следствие ведется и виновные будут наказаны" - и еще деньги, десять тысяч рублей, с запиской "этого вам хватит на первое время?".
   Наверное, мне надлежало отказаться, имей я гордость? Но я не революционерка, не Жанна дАрк. И моей мечтой был университет - даже не как ступень в "высшее общество", как было принято в довоенной Польше. Хотя я помогала Яцеку (и даже числилась его ассистенткой), меня никогда не привлекала медицина. Зато история была моим любимым предметом - мне хотелось понять, отчего страны и народы переживают взлеты и падения, и какой высший смысл кроется за счастьем или горем тысяч и миллионов людей?
   Отчего Москва, а не Львов - тем более, что я там работала, младшим персоналом? Так Яцек бы не одобрил - быть сестрой гения интересно, но связывает. Ну а когда Яцека забрали, о моем образовании тут не могло быть и речи. Тем более, что я ездила в Москву весной, в отпуск - все узнать, и подготовиться. И как раз тогда, по пути назад, в поезде я познакомилась с паном инквизитором.
   Я уже не гимназистка, видела многое, причем в страшные годы войны. И хорошо знаю, где бывает бесплатный сыр. Человек на такой работе - это прежде всего, бездушная машина, обязанная ради высших интересов, раздавить в себе все человеческое. Как в фильме, что я смотрела уже в Москве. Кстати, в университет я поступила с необычной легкостью - экзаменаторы явно были ко мне благосклонны, очевидно получив грозный приказ.
   Так вот, о фильме, вышедшем совсем недавно. Революционная драма - царская Россия, век девятнадцатый. В провинциальный гарнизон (где стоит гусарский полк) приезжает грозный столичный чин из Третьего Отделения - поскольку есть подозрение, что в упомянутом полку господа офицеры противогосударственное тайное общество организовали. Граф Мерзляев вовсе не похож на тупого держиморду - он весьма образован, умен, любезен, хороший психолог, и опасный враг! Легко входит в доверие - и выслеживает, вынюхивает, ищет добычу!
   Театр - средоточие светской жизни города. В спектакле, среди прочих актеров, играют отец и дочь - в которую влюблен гусарский поручик. Прямо на спектакле он проникает в будку суфлера, и начинает говорить девушке всякие вольности - разозленный отец (пьеса ведь срывается!) хватает арбалет, и стрела, пролетев над залом, попадает в портрет Государя.
   Эпизод с дочкой, желающей узнать про арестованного отца - и Мерзляевым. Где он требует от девушки не "этого самого", а чтобы она стала его шпионкой, выслеживала и доносила. Она отказывается, с гневом и отвращением. Тогда жандарм оглядывает книжные полки.
   -Я вижу, у вас тут Чернышевский, ай-ай, как предосудительно! А это что - "Овод", да еще с закладкой, ну-ка, посмотрим, эпизод расстрела! Вы знаете, что подобная литература, это уже нарушение закона?
   Тут натяжка, незаметная для массового зрителя (для которого Чернышевский, народовольцы, "Овод" - это все одна эпоха). "Что делать" был впервые опубликован в журнале "Современник" в 1863 году, а в фильме, судя по обстановке и костюмам, время гораздо более раннее. А "Овод" был написан вообще в конце девятнадцатого века. Но по сюжету, именно сцена оттуда наталкивает главного злодея на коварный план, мнимого расстрела. Подозреваемым офицерам выдадут ружья (заряженные холостыми), чтобы они изобразили казнь арестованного артиста, "главного карбонария" (для подтверждения этого образа подручные злодея разбрасывают по городу листовки, а уж попугай, ночью летающий над крышами с криком "долой самодержавие", это вообще сюрреализм). Но Третье Отделение на страже - глава карбонариев установлен, и господам офицерам надлежит исполнить приговор.
   На мой взгляд, артистка, играющая дочь героя, попала не в жанр. Была бы барышня эфирно-воздушная, мог бы выйти водевиль с комедией. Когда на плацу перед казнью, поручик бросается на колени перед папой- "карбонарием" и просит у него благословения на брак. Но девушка играла фанатичку, читающую Чернышевского, и вышла революционная драма.
   -Папа, как ты мог меня не посвятить в свою борьбу? Ты меня берег - но позволь сейчас мне встать рядом с тобой!
   -Ну что ж, вместо одного приговоренного, двое. Господа офицеры, исполняйте приказ!
   -Поручик, выйти из строя! Господин Мерзляев, вы сволочь - заставляете парня стрелять в свою невесту и ее отца!
   -Полковник, это что, бунт? Именем Государя приказываю! Целься!
   Поручик, с криком "умри, подлец", направляет ружье на Мерзляева. Его товарищи разоружают жандармов. Выстрел - и агент Третьего Отделения с ухмылкой говорит:
   -Ну вот вы свой выстрел сделали... холостой. И загубили свою карьеру. Главное, ради чего - актеришки, игравшего роль.
   Я рассказываю столь подробно о каком-то фильме - чтобы вы поняли: пусть господин инквизитор изображал из себя доброго самаритянина, но я (как считала) видела его подлинные намерения! Сделать меня своей наложницей, кормящейся с его руки, или... Студенчество всегда считалось рассадником вольнолюбивых мыслей, и для тайной полиции любой страны обычной работой было, вербовать осведомителей среди тех, кто опасен для власти. Выходя с занятий, я ждала, что рядом остановится черный автомобиль - не придут ведь за мной в студенческое общежитие или в университет, если речь идет о тайной вербовке? Но шли дни, недели, месяц - а ничего не происходило. Ожидание неизбежного становилось нестерпимым - и тогда я решилась. Я не тратила его проклятые деньги - ну лишь самую малость. Я верну их ему, и скажу, чтобы он не надеялся ни на какое сотрудничество. А если ему не понравится - то пусть отправляет меня к Яцеку! Это будет честнее.
   Как найти в Москве человека из столь тайного учреждения? Ну, если вспомнить, что к нам в Львов он приезжал с напарницей (или любовницей?), открывавшей филиал Дома Итальянской Моды. Который был весьма известен в Москве, а о показе особой коллекции за неделю были афиши и писалось в газетах. И потому, был шанс, что он тоже придет, сопровождая свою знакомую. И я не ошиблась!
   Я сначала наблюдала за ними со стороны. Пожалуй, она ему не жена, а скорее, подчиненная - но явно неравнодушна к своему шефу, что ж, идеальная будет пара, жандарм и шпионка! Дождавшись когда она отлучилась, я подошла к нему и хотела швырнуть ему в лицо его деньги - но все ж надо было приличие соблюсти.
   А он сумел и тут меня унизить. Не взяв денег, пригласил меня пройти куда-то. И я послушно пошла следом, хотя понимала, что не должна. Он подвел меня к самой Лючии Смоленцевой (главе и распорядительнице всего действа!) и сказал - так, что слышали все рядом:
   -Пани Стася, вы не имеете передо мной никаких обязательств, и ничего мне не должны. Более того, я добавляю вам столько же - и прошу вас, Люся, помочь этой пани выбрать все по самому высшему разряду. Ну а я вынужден вас оставить - честь имею, пани Бельковская! - срочные дела.
   И исчез - наверное, к своей подружке-агентессе побежал, которая ему еще и постель греет! А я как дура стою - не зная, что мне делать!
   -Пойдем! - сказала мне САМА Лючия, фото которой я видела на обложках - подберем все на твой вкус и размер. Если такой человек за тебя просит...
   Мне наверное, следовало повернуться и уйти, с гордо поднятой головой? Но я не революционерка из того фильма - способная ради идеи встать перед расстрельной командой. Мне уже тридцать пять, скоро я буду старухой, на которую не взглянут. А дом Итальянской Моды для порядочной женщины... это еще соблазнительнее, чем кондитерская лавка для ребенка! При том, что на мне сейчас мое единственное приличное платье (сшитое пять лет назад), пальто потерто и поношено, а шляпка давно потеряла форму и едва держится на голове (в ветер, собирая по тротуару все лужи и пыль).
   Чудесное меховое манто - на зиму. Осеннее пальто-клеш (какие были на сцене). Плащ-накидка с капюшоном - на лето, в ненастье. Четыре платья, самого разного вида и фасона, на все случаи и сезоны. То, что под платьем носят. Босоножки на лето, туфли на осень, сапожки на зиму. Шляпы - нарядная на выход (поля в ширину плеч и вуаль на лицо), еще зимняя из толстого фетра (на голову глубоко надевается, в ветер не слетит, поля вниз опущены, лицо затеняют и уши прикрывают), и еще летняя соломенная (шириной как маленький зонтик, шелковая лента, шелковые розы). Зонтик складной с цветочным рисунком (в сумочку влезает), зонт большая трость (синий с белой каймой, а не уныло-черный) для ливня с бурей. Элегантная большая сумка с наплечным ремнем и карманом внутри для полезных мелочей, можно маленькую сумочку не брать - впрочем, и такую сумочку "на выход" я тоже взяла. Перчатки - кожаные теплые и летние тонкие. Потратила все до копейки - после брошу все это в лицо господину инквизитору, когда он мне предложит стать его шпионкой или содержанкой, ну а до того дня имею право пользоваться, в компенсацию за все, что я перенесла! Но как я сейчас все это увезу?
   -Не беспокойтесь, пани, у нас можно заказать доставку. Впрочем, если вы подождете, то можете ехать со мной, нам почти по пути. И я не откажусь подвезти вас, с вещами.
   Мы мило беседовали - о самом разном. И лишь у себя в общежитии, отвечая на восторженные вопросы соседок по комнате (и с всего этажа набежали, смотреть обновы), "как, ты ехала с самой Лючией"? - я сообразила, что рассказала этой итальянской синьоре практически все о себе. Но я надеюсь, что она в "инквизиции" не числится?
   Ах, пан инквизитор, что ж вы творите со мной? Немцы были проще и грубее - в гестапо предпочитали ломать тело, а не душу, принуждали к подчинению, но не пытались вызвать любовь к себе. Я уже сомневаюсь в том, что было святым для меня, и Яцека. А еще, мне страшно это осознать - у нас, у католиков, таинство брака это именно слияние двух половинок в одно неразделимое целое, чего не понимают протестанты и атеисты - но Анджей, с которым я венчалась в варшавском соборе шестнадцать лет назад, сейчас гораздо менее реален для моей памяти и ума, чем вы, пан инквизитор - я ненавижу вас и боюсь, но в то же время ощущаю вас и себя, двумя полюсами магнита, тянущимися друг к другу!
   Лучше убейте меня сразу, пан инквизитор - быстро и не больно. Так будет честнее!
  
   Снова Валентин Кунцевич.
   -Валечка, милый, я же тебя хотела спасти! А вдруг эта ... вовсе даже не пани, а фрау или мисс? Или же, была у немцев на крючке, а после ее англичане подобрали? Или на АК непримиримую работала - сколько среди них было британской агентуры?
   Тамара чуть не плачет. Хотя именно она (как расследование установило) звонила от лица нашей Конторы сначала в Львов, что "гражданка такая-то судом оправдана, однако есть основания сомневаться в ее благонадежности", затем о том же сигнализировала в МГУ.
   -Обвинение серьезное! - говорит Лазарева - но тогда непонятно, товарищ Корнеева, если вы имели основания, факты, позволяющие вам так считать, то почему как положено рапорт не подали, чтобы следствие возобновить? Выходит, ваш поступок можно под статью об "укрывательстве враждебного элемента" подвести? А если вы считали гражданку Бельковскую невиноватой - тогда налицо злостное использование вами служебного положения в личных целях, с нарушением закона, повлекшие для названной гражданки (нашего советского человека, пока не доказано обратное!) весьма неприятные последствия.
   Разбор полетов в кабинете у нашей "Анны Грозной". Вообще, главой Служба Партийной Безопасности является Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко (который также считается наиболее вероятным преемником Вождя), и официально уже занимает пост Председателя Совета Министров (ничего необычного в таком совмещении нет - так, Берия в войну три наркомата сам тянул). Но Анна Петровна еще с войны у Пономаренко "правая рука", первый и самый доверенный зам. И если она рассердится по-крупному - Тамаре не позавидуешь!
   -Валя, ну а ты что творишь? - Аня смотрит на меня - если этой пани взбредет в голову завтра заявить, что ты ей послабление дал, "потому что у вас с ней было", то тебя, в лучшем случае, и с учетом всех заслуг, загонят оперуполномоченным в Караганду или Воркуту, до пенсии?
   Так не было у нас с ней ничего! Даже не целовались, вот те крест! И строго по закону расследовали, ей ничего кроме "недонесения" пришить нельзя. А это такая статья, сами знаете...
   Поясняю для посторонних: статья УК "за недонесение" в практике (и в этой реальности, и даже в той) в чистом виде применялась очень редко. "Член семьи врага народа" (в новом УК отмененная), это все ж иное. Фишка в том, что в преступных сообществах (что в уголовных бандах, что в политических) все осведомленные, это как правило, сообщники - которых и так есть за что судить, так что им "недонесение" идет довеском к прочему (напомню, что в этой реальности в УК 1944 года - статьи не поглощаются, меньшая большей, а складываются, так что уркам резко поплохело). И отдельно "недонесение" здесь вешают - или крестьянам бандитских деревень (в Прибалтике, на Западенщине, или крымско-татарам), у которых "чистых нет - все будем отвечать если что", или совсем на крайняк, когда явно причастен, а улик нет - ну тогда, вот тебе предложение, от которого не отказываются, или сотрудничаешь, или по этой статье пойдешь. Но это явно не тот случай! Ну просто пожалел я человека - не хотелось бабе жизнь ломать ни за что!
   -Валя, а что такое "медовая ловушка", забыл? Грамотно поставленная - не как в кино, где в этой роли откровенная б... со смазливой мордой, на которой клейма ставить негде? А такая вот, интеллегентная, скромная, без претензий и излишеств. Которая инструктаж получила - и как освоится, выйдет на связь.
   Так не собираюсь я с ней, какая ловушка? Помог раз, другой, и разбежались - и все!
   -А что она за тобой бегает, это у тебя подозрений не вызывает? Причем сама сообразила, как и где тебя найти - а может, подсказали ей? Да, и верно - где гарантии, что она та, за кого себя выдает? Или она это она, но работает на ЦРУ или МИ-6?
   Так повторяю, не было у нас ничего - я рапорт написал. Теперь мне дополнительно подписку, обязуюсь если что, тотчас доложить подробно, при каких обстоятельствах и в каких позах?
   -Валечка! - это снова Тамара, даже привстала - ты же советский человек?!
   А ты вообще молчала бы! Бабские разборки, это неизбежное и мелкое зло, на мой циничный взгляд - но не тогда, когда они делу мешают. А уж закон при этом нарушать - точно, перебор!
   Тут я немного покривил душой. Закон нарушать можно и нужно - в хорошем смысле. Как наш Отец-Адмирал говорил - если при выполнении боевой задачи окажется, что реальная обстановка противоречит Уставу и даже прямому приказу - вы не только имеете право, но и обязаны этим приказом подтереться. При этом взяв на себя всю ответственность по-полной. Справитесь - победителя не судят. Ну а нет - вплоть до расстрельной стенки. "Держаться Устава и Инструкции аки слепой стены", этим камрады-геноссе грешат - и результат известен. Ведь все законы и правила не абсолют: жизнь меняется, время течет, и обстоятельства разные бывают. И кто должен поправки вносить - те, кто заслуги и опыт имеют - даже рискуя, что ошибутся. Потому, служба наша "опасна и трудна", ну а всякие пряники, это лишь приятный довесок к ней. Ну а ты, Тамарочка, сунулась не по чину - туда, где лишь старшим дозволено. И если в итоге вылетишь сейчас из Москвы куда-нибудь в Норильск - будет тебе уроком.
   -Тихо! - Лазарева даже хлопнула ладонью по столу - значит так: тебе, Тамара, выговор с занесением. От дела по гражданке Бельковской тебя отстраняем...
   Уже дело открыто? Ну да - назойливый интерес этой пани к встречам со мной уже наталкивает на нехорошие подозрения. Ведь по идее, сейчас ЦРУ должно носом землю копать, ища информацию, есть Дверь в иное время или нет? И любой, кто может быть "оттуда" (или знать что-то) вызывает у врага самый живой интерес. Так что - другой бы радовался, что такая женщина с ним встречи ищет, ну а я первым делом думаю о худшем - надеясь прожить долго и умереть в своей постели.
   Хотя - в этой пани из Львова явно что-то есть, цепляет! Если после той встречи на показе мод, ночью мы с Тамарой, в моей холостяцкой квартире, ну взрослые же люди, "советский человек" это ведь не монах? - а я даже в самые такие моменты, лицо этой пани вижу. Может, она колдунья - вот не смейтесь, слышал я про бабку, которая всякое умела, и приворожить, и наоборот? Или, мне впору моему "крестнику" Юншену завидовать, как он сейчас в Китае зажигает, сразу с двумя сестричками-близняшками. Так в их конфуцианской традиции, многоженство вполне дозволено - даже больше, ревность одной из жен к остальным будет для мужа законной причиной эту жену прогнать. Скажете, что в Китае сейчас социализм строят - ну вы как дети: верите, что даже в нашей Средней Азии такое изжито, где Советская Власть уже почти полвека, а русское (и православное) влияние, скоро уже сто лет? А тут Китай - который по Конфуцию тысячи лет жил!
   -И тебя, Валя, тоже - продолжила Аня - как лицо заинтересованное. Но о ходе расследования будем извещать. На случай, если эта пани снова на тебя выйдет.
   Не мальчик, понять могу. Если и правда окажется, что пани Бельковская работает на пиндосов или англичан. Менее вероятно, что камрады-геноссе в игре - хотя, дружба-фройдшафт, а добычу ценной информации никто не отменял. В засланную "мисс Бонд" верится слабо, а вот пребывая на оккупированной территории, эта прелестная пани вполне могла быть агентом АК, а затем перейти к англичанам (именно они, а не штатовцы, имели в Польше налаженную сеть). Или же работала на немцев, а после к МИ-6 перешла, под угрозой разоблачения - статья в УК о нацистских пособниках очень серьезная, и амнистий по ней не предусмотрено. Что ж, врать в ответ на прямой наш запрос в Берлине не посмеют - и если Бельковская как-то проходила по материалам абвера или гестапо, мы это очень скоро будем знать.
   Да, у нее вроде муж был - поручик польской кавалерии, то ли убитый, то ли пропавший без вести еще в тридцать девятом? Если все же жив - то возможен вариант, что пани и правда ничего не знает, устроится здесь, выйдет замуж за ответственного товарища - и тут с ней тайно пересечется оживший супруг и спросит, является ли она польской патриоткой? Вариант самый поганый, поскольку "спящий", его никак сейчас не просечешь. Хотя можно - если завтра у пани появится "доверенная подружка", которая ненавязчиво ее расспросит, насколько та все еще любит своего муженька?
   Ну а мне - не светит тут ничего. Но все же на душе как-то погано! Если эта пани окажется шпионкой - я обеспечу, чтоб в этот раз ее по-полной и даже сверх того! Настроение такое, что хочется кого-то убить - "на войну бы мне, да нет войны". Вернее, есть - да кто ж меня туда выпустит? А как хотелось бы - я на Кубе, рядом с Фиделем и Че!
   Кстати, скоро в Союз целая команда его будущих соратников прилетает. Поскольку товарищу Че Геваре (который сейчас изучает в Москве, как правильно строить коммунизм) будут нужны те, кто ему спину прикроет. Ну а кто ответственный - вы правильно поняли, снова я.
   А все ж - хорошо Юншену, с двумя сразу. Может мне в конфуцианскую веру перейти?
  
   Ли Юншен, генерал Народной Армии Китая. Шанхай.
   Добродетель, это порядок. Нет порядка - нет и добродетели. В этом отличие китайцев от русских - которые выше порядка ставят "правду", то есть справедливость.
   Но в Китае помнят, что когда нарушался Порядок, то всегда приходили великие беды. Когда от прежнего бесчисленного населения Поднебесной - оставались когда половина, когда треть, а когда и четверть. Потому и считается у китайцев за проклятие - "чтоб ты жил в эпоху перемен".
   Добродетельна та власть, которая несет порядок и процветание. Иначе все слова и желания "во благо" обращаются убийственной смутой, как бывало в эпоху Троецарствия, или Шестнадцати государств, или совсем недавно, после гибели Империи Цинь - гнилой, неправедной, разложившейся - однако десятилетия после ее падения были еще хуже. Сейчас в Пекине правит Ван Мин, но власть его не более, чем наместника истинного Императора - Сталина, сидящего в далекой Москве. И судя по порядку на землях под его рукой - его власть гораздо добродетельней, чем у Чан Кай Ши - едва успевшего сбежать из Шанхая в британский Гонконг. И потому он, генерал Ли Юншен, велит расстрелять любого, кто бросит ему в лицо - как ты, китаец, служишь северным варварам?
   Еще и потому, что мир стал другим. Века назад, Китай мог считать себя цивилизованной страной, окруженной варварами - Европа и прочие страны были бесконечно далеко. Но теперь мир сжался - поезд от Москвы до Харбина идет всего тринадцать дней, а самолет летит еще быстрее. И если в старом Китае "стоящий человек не мог быть солдатом", ибо армия была по сути, охраной власти от собственных бунтовщиков, а не от внешнего врага - то сейчас Юншен признавал правоту русских, что "защитники Отечества, это цвет нации". Что открывало хорошие перспективы лично ему!
   Война была по сути, завершена - чанкайшисты разбиты и в панике бежали на юг, до гор Уишань. И все большую заботу доставляло именно наведение порядка на завоеванной (простите, освобожденной) территории. На Севере (не говоря уже о Маньчжурии, где русские хозяйничали с сорок пятого года) исправно засевались поля, работали фабрики и шахты, ходили поезда, велась торговля и в казну платились налоги. А здесь все замерло в параличе - старый порядок ушел, новый еще не был налажен. Шанхай прежде был первым среди портов Китая, его морскими воротами во внешний мир - но сейчас сюда приходили лишь советские конвои с военными грузами. В Академии Фрунзе, которую закончил Юншен, тоже учили, как организовывать тыл - но исключительно с точки зрения войны: транспорт, склады, мобилизационные ресурсы. Налаживать жизнь на освобожденной территории должна была гражданская администрация. Но в Шанхае и окрестностях, во-первых, слишком много лежало на армии (из-за военного положения), а во-вторых, присланные из Пекина товарищи совершенно не могли справиться с задачей.
   -Война - говорил русский советник, Ван Михалыч - мы больше были озабочены, чтобы помочь вам с военными кадрами. А с гражданскими специалистами даже в Пекине не густо.
   Армии приходилось брать на довольствие - хотя бы тех, кого мобилизовывали "на трудфронт". Их кормили, и выдавали плату в пекинских юанях, а кому-то даже в советских рублях. Гоминьдановские бумажки даже до освобождения не стоили почти ничего, истинными деньгами считались американские доллары, на них и сейчас торговали из-под полы. А огромная масса сельского населения этих денег и не видела, торгуя за натуральный обмен... или за совсем другое. "Опиомокурение повальное - целые деревни, включая подростков и кормящих матерей. Власть не только с этим не борется, но напротив, поощряет, например выдавая зарплату шахтерам и работникам мастерских не деньгами, а опиумом. У крестьян же выращивание опиума стало самым частым и выгодным занятием, даже в ущерб прочим сельскохозяйственным культурам". Этого не было в Маньчжурии, еще с времен японцев, с этим боролись на Севере и советские, и Ван Мин - за распространение смерть, за употребление тяжкое наказание. Здесь же это цвело пышным цветом - и даже в Шанхае в окраинных кварталах на улицах можно было видеть множество "зомбяков" (как их называл Учитель), существ непонятного возраста и пола, похожих на живых мертвецов.
   -Медицина тут бессильна - сказал Иван Данилович, подполковник советской медицинской службы - опиумного наркомана в высокой стадии вытянуть теоретически можно, но это индивидуальный и очень дорогостоящий процесс.
   Маньчжурия все больше была похожа на провинцию СССР - там работали заводы, каких прежде никогда не видел Китай: автомобильный, тракторный, станкостроение, нефтеперегонка, даже авиазавод уже появился в Харбине, там массово делали Ан-2 (очень полезная машина в китайской глубинке). Русские не строили колониальную империю - а искренне считали китайцев равными себе. Что, зная историю, открывало блестящие перспективы. Тысячи лет Китай не столько сопротивлялся соседям, как принимал и переваривал их - хуннов, монголов, маньчжур - может быть за века переварил бы и японских варваров. И как знать, что будет лет через двести, триста - если китайские мотивы, культура, уже стали популярны в Москве? Китайские рестораны, китайские чайные церемонии, китайские мотивы в одежде (даже Госпожа Лазарева дома носит шелковый халат с драконами и змеями, а на улицу выходит с зонтом, украшенным китайским узором). А уж русский культ уважения к учености - высший признак добродетели. И если процесс пойдет дальше - что увидят потомки, громадную единую Империю, от Рейна до Владивостока, и от норвежских фиордов до вьетнамских джунглей? И это будет сила, перед которой никто не сможет устоять в этом мире!
   Мечты, мечты. Но на пути к их воплощению - орды этих никчемных! Кадры решают все - слова советского Императора Сталина - отчего в Маньчжурии советский порядок и советская республика, а в Пекине, не говоря уже о землях между двумя Великими Реками, этого пока нет? Нет грамотных, подготовленных, сознательных людей - зато громадное количество человеческих отбросов. И, как часто бывает в Смуту, все лишние и никчемные сбежались из деревни в города, в надежде как-то прокормиться. Народная армия застала Шанхай переполненным какой-то крысиной ордой, готовой ограбить и сожрать все, что было доступно. Ни один склад, ни одно хранилище чего-то ценного, а особенно съестного, не мог уцелеть без армейской охраны - получившей приказ, стрелять на поражение без всяких церемоний. И как лепить прекрасную статую коммунизма - из такого гнилого материала?!
   Что ж - процветание не построить в белых перчатках. И Юншен хорошо помнил "фильтр" на Севере в котором он сам когда-то побывал. Так и тут - всех образованных, владеющих профессией и желающих работать, брали на учет, выделяли паек и жилье (хоть комнату или койку в казарме), и приставляли к делу - хотя и тут не все было гладко: такие люди нередко обитали в бывшем сеттльменте, европейском квартале, куда после изгнания японцев успело вернуться какое-то число мутной публики из Европы и США, да и после Освобождения не уехали консульства, "чтобы защищать интересы своих граждан", настоящие гнезда вражеского шпионажа и пропаганды - и местные прихвостни наверняка такие же! И пришлось (по строгому требованию из Москвы!) взять эти представительства под охрану - но никто не запрещал сказать белым господам, что выходить в город им настоятельно не рекомендуется, иначе совершенно не гарантирована их безопасность, столько бандитов сейчас в Шанхае развелось!
   Хотя с бандами успешно боролись, "множили на ноль", как сказал бы Учитель - облавы, патрули, пойманных воров, мародеров и убийц расстреливали на месте. Выросшие на окраинах кварталы жуткого вида лачуг - сжигали огнеметами, дав их обитателям пять минут чтобы унести ноги... в тесные объятия Тех Кто Надо, для последующей сортировки. Бесполезных, никчемных - отправляли в... Кто сказал "концлагеря" - пройдемте туда же! Не фабрики смерти, где из людей варили мыло - а всего лишь "фильтры", откуда можно было выйти, доказав что являешься полезным членом общества. Ну а о тех, кто был недоволен новой властью, а значит, мог стать бунтовщиком - не стоило и жалеть. Как и о "живых мертвецах", кому опиум давно заменил душу.
   Однако же, их было слишком много. Лагеря были уже переполнены - а с каждой облавой туда гнали все новые партии: казалось, что любители опиума множатся делением, как амебы. При том, что это не-человеки даже на работу выходить не могли - а значит, их приходилось кормить задаром! Ли Юншен старался, по образу Учителя, всегда носить маску беспристрастности - но заметил, что его охватывает ненависть при чтении очередного рапорта о числе отловленных нелюдей, которые своим гнусным пороком встали на пути величия Новой Империи - я не доживу, но мои внуки и правнуки? Хоть бы завтра исчезли без следа - те, кто не признает коммунистический порядок, "кто не работает, тот не ест"!
   -В чем проблема, наш повелитель? Можем ли мы помочь тебе советом? Мудростью, что научила нас сама Госпожа Анна в Москве!
   Сестры Лан и Кианг - "роза" и "орхидея". Спутницы Юншена, уже пять лет.
  
   Лан и Кианг, сестры-китаянки.
   Тяжек путь бродячей собаки, которую все гонят и бьют. Сладок и легок - путь тех, перед кем склоняются в поклоне.
   Когда японские дьяволы убили наших родителей, мы нашли еду и кров в доме госпожи Минчжу, нашей дальней родственницы. За это она учила нас "правильному поведению и подобающим манерам", приказывая бить бамбуковой палкой за самое малое нарушение. Мы близняшки - и потому, если госпожа Минчжу не могла узнать, кто из нас провинился, то била нас обеих. Тогда та из нас, кто первой попадалась ей на глаза, стала признаваться - "я это сделала", чтобы спасти от избиения другую. Так мы поняли, что в этом жестоком мире можем положиться лишь друг на друга.
   Война не прекращалась, пришел и голод. Госпожа Минчжу выгнала нас как собак - сказав, что не может больше кормить. Хотя мы ели совсем немного. И мы пошли куда глаза глядят - туда, где любой встречный мог безнаказанно нас убить. Что мы пережили за тот год, рассказывать не будем. И чем мы зарабатывали на чашку риса - тоже.
   Нам повезло, что мы не успели потерять молодость и красоту.
Иначе - наш Повелитель прошел бы мимо в тот день. Когда в деревню вошли солдаты - без различия, чьи! - мы уже знали, что будет, и в этот раз решили, что нам лучше умереть. Мы схватили палку и нож, и стояли спиной к спине, окруженные десятком солдат - ждали, что сейчас нас убьют. Но наша жизнь тогда стоила дешевле пыли - даже для нас самих. И нам казалось, что лучше конец, чем ее продолжение!

   И тогда явился Повелитель. Он сначала грозно спросил, принадлежим ли мы к классу эксплуататоров, или к трудовому народу. Услышав наш ответ, сказал солдатам - народная армия с народом не воюет, убирайтесь, пока не получили наказания! Затем достал из сумки шоколад и отдал нам. Мы прежде ели шоколад лишь один раз в жизни, в большой праздник в родительском доме. А Повелитель даже не потребовал, чтобы мы после шли с ним - накормил нас просто так!
   Мы будем называть его так, в своем рассказе - потому что не можем найти подобающих русских слов. Русские женщины не называют так своих мужчин - но мы воспитаны, что муж должен решать главное, а жены поддерживать хозяйство и дом. Госпожа Анна, когда услышала это, сказала, "как капитан и механик на корабле". Но нам непривычно звать своего мужчину - "капитан".
   После был бой с американцами. И мы в этот раз страстно желали, чтобы "наши", те кто пришли в деревню - победили. А когда солдаты уходили, Повелитель предложил (не приказал) нам идти с ним. Мы согласились - потому что нам нечего было терять. У нас почти не было вещей - и Повелитель указал нам переодеться в солдатское, и спрятаться в его машине. Потому что главный в отряде, это большой русский начальник (тот, которого мы после звали Учитель Кун И Цын), хозяин над жизнями всех тут, и он может рассердиться, если увидит нас.
   Так мы приняли участие в "Великом Походе Ли Юншена". Хотя всего лишь ехали в его командирском "додже", ну еще помогали на кухне поварам - и конечно, заботились, чтобы Повелитель был сыт и отдохнувший. На нас налетали самолеты, обстреливали и бомбили, а при переправе американский корабль стрелял в нас из пушек - но нам не было страшно, все казалось как сказка или сон. Убьют так убьют - если в смутное время бояться смерти, то легко можно сойти с ума.
   А Учитель Кун И Цын оказался вовсе не страшным. Узнав о нас, он лишь усмехнулся и сказал - сестры? Ну так в бумагах и запишем - поздравляю, товарищ Ли Юншен, с обретенными сестричками. И еще после нас проверяли, не являемся ли мы гоминьдановскими шпионками, это было немного неприятно.
   А после Повелитель взял нас собой, учиться в Москву. Где мы, ничтожные, вдруг оказались приближены к самому Императорскому Двору - знаем, что у советских эти слова непопулярны, но как назвать собрание тех Великих, кто правят? Мы стали подругами самой Госпожи Анны (ее чин можно назвать - "младшая Императрица"?), и даже один раз видели вблизи (и были ему представлены) самого Великого Императора Сталина (правящего половиной мира). Нас включили в круг "фрейлин двора", мы учились в той самой Школе Власти, что и Госпожа Анна. Мы жили как принцессы, носили европейские платья, забыли что такое голод. О чем еще можно было мечтать?
   Но мы не забыли, что было с нами раньше. И - раз судьба подняла нас вдруг столь высоко, то завтра может и уронить? Чтобы этого не случилось, мы вынесли урок: каждый человек стоит столько, сколько стоит он сам! То, что он умеет, какой вызов может принять. И мы учились - пользуясь выпавшим нам шансом. Всему, что умела Госпожа Анна - от чисто боевых умений (оказалось, что женщина может научиться владеть оружием не хуже мужчин!) до искусства повелевать людьми.
   Школа Власти - там учили будущих русских Правителей. Как вести свою страну к процветанию - и как разрушать процветание стран-врагов (у русских есть такое слово, "политтехнологии"). С практикой на старшем курсе - когда нам поручали быть судьей в какой-то ситуации (пусть и самого малого масштаба) - и такие, как Госпожа Анна, внимательно следили и оценивали. Быть человеком Власти легко - вовсе не надо самому быть великим мудрецом во всех областях, достаточно приказать тем, кто сведущ. Быть человеком Власти трудно - потому что надо разбираться в людях, оценивать их умение и лояльность, проверять исполнение, награждать за усердие и наказывать за грехи. Ты стоишь ровно столько, сколько умеешь - сам, или через тех, кем правишь. Хороший правитель не станет окружать себя ни преданными ничтожествами, ни умными интриганами. Второе все же лучше - ибо глупцы и бездарности не годны ни на что, умные же полезны, если их держать под контролем.
   Пока наш Повелитель учился быть Мастером Войны - мы учились быть Мастерами Власти. Учитель Кун И Цын среди прочих великих достоинств имел дар к музицированию - помню его песню, где были слова, "не надо прогибаться под непостоянный мир - а надо гнуть его под себя". Что и есть отличие Мастера Власти - от обычных людей.
   Советские верят в коммунизм - "свобода, равенство, братство". Но можно ли считать равными всех людей? Из практики мы поняли другое. Есть товарищи по Партии, по Идее - те, кто относились к нам, как высокородные к высокородным - это истинные люди, наш круг. Есть те, кто служит коммунистической вере, не разделяя ее - это ценный рабочий материал. И есть враги (или бесполезные) - это не-человеки, которые гнали нас как собак, били и грабили - значит, и для нас их жизнь и процветание не стоит ничего. Это про них сказал Император Сталин - "для врагов у нас есть одно право: им сдохнуть, сработавшись на благо страны и народа".
   Вот почему, когда наш Повелитель получил приказ вернуться домой, мы последовали за ним. Хотя прежде подали прошение о гражданстве СССР - было очевидно, что те, кто учились в Школе Власти, взлетят высоко, ну а где еще искать лучшего будущего, как не при самом высоком Дворе? Но Повелитель был нам дорог - слова Госпожи Анны и Госпожи Лючии, "если весь мир против моего мужчины, я буду стоять у него за спиной и подавать ему патроны". И в Москве мы были бы одни из многих - а у себя дома... Ну и конечно, теперь, когда мы поднялись высоко - настала пора вернуть долг таким, как госпожа Минчжу, кто нас бил и унижал - и это будет не просто месть, а восстановление Порядка, указать недостойным их место!
   Нас хорошо учили - в новом Великом Походе, около Повелителя не оказалось равных нам! Нет, мы не вмешивались в его дело войны - но что касаемо Власти, стали его ближним кругом. И после, в Шанхае - присланные из Пекина чиновники были перед нами, как котята перед тигром, никто из них не учился там, где мы! Было даже забавно смотреть, как их неумение приводило к еще большему беспорядку - тогда уже мы мягко брали вожжи, отстраняя глупцов. Это ведь азы Власти - давать поручение не одному, а нескольким, чтобы следили друг за другом. Сравнивать мнение разных мудрецов. И не оставлять безнаказанным ни один случай неповиновения.
   Результат - в Шанхае стал налаживаться порядок: на улицах спокойно, исчезли не только грабители, но также праздношатающиеся и нищие, открылись лавки и мастерские, работали электростанции, водопровод, трамвай. Все это считалось заслугой Повелителя - мы скромно стояли в тени за его спиной. Ибо тому, у кого подлинная Власть - вовсе не обязательно быть на виду.
   -Мы хотим лишь избавить тебя от излишних забот, наш повелитель. Чтобы немилость Императора Сталина никогда не пала на тебя!
   Повелитель должен быть нами доволен! На публике мы в образе суровых воительниц - в мундирах, с оружием. А наедине с Повелителем мы - послушные кошечки, с изящными прическами и в шелковых платьях, расшитых цветами. Чтобы выглядеть так, мы взяли служанок - которым платим из своего жалования и кормим со своего стола. Так ведь и в Москве, у таких как Госпожа Анна или Госпожа Лючия, домашняя прислуга, это обычное дело?
   -Наш повелитель, тебе же будет приятно, если мы будем красивей и нарядней всех женщин этой провинции, и даже всей Поднебесной?
   Что тебя беспокоит, Повелитель? Куда деть лишние рты из "опиумных" лагерей? Но если даже русские врачи считают, что вылечить их нельзя - значит, это бесполезный балласт. И не будет потерей для нашего дела, если "списать в расход", как говорят русские, хотя бы наиболее безнадежных. Вписав в бумаги, что в месте их сбора возникла эпидемия, и следовало изъять распространителей заразы. Ведь и правда, в этих лагерях творится такая грязь и антисанитария, что следует удивляться, как там еще не вспыхнул мор!
   Высокое искусство власти - формально, тем, кто предложил это, стал один из пекинских товарищей - и он не расскажет, кто внушил ему такую мысль. Повелитель лишь наложил положительную резолюцию. И первая партия, двенадцать тысяч никчемных, были даже не расстреляны - не желая тратить патроны, солдаты закопали их живыми, поскольку тела все равно после надо было хоронить. Неделю было тихо, затем на небе сгустились тучи.
   Первым выразил недовольство русский советник Ван Михалыч, "молчи-молчи" - тем, что среди приговоренных оказались не одни "опиумные", а еще и "могущие представлять оперативный интерес". Расследование показало, что поскольку "эти недоношенные даже лопату в руки не могли взять", то командовавший солдатами офицер самовольно велел разбавить отобранный контингент - теми, кто мог работать. Его тут же разжаловали в рядовые - чтоб не смел подставлять Повелителя под гнев из Москвы:
   -Товарищ Ли Юншен, вы что творите? В ООН вой по поводу "коммунистических зверств в Шанхае". Не надо давать нашим врагам - лишний повод для клеветы! Что, нельзя было просто расстрелять?
   -Не беспокойтесь, наш повелитель! Учитель однажды сказал - "большая разница, между ошибкой с тяжкими последствиями для СССР, и ею же, но с политической выгодой в итоге". И если ты выслушаешь наше смиренное предложение, как обернуть дело к общей пользе...
  
   Анна Лазарева.
   -Товарищ Лазарева, разберитесь с вашими хунвэйбинками!
   Резолюция Пономаренко, красным карандашом. И пачка бумаг - докладные от товарищей из ГСВК (Группа Советских Войск в Китае), и по линии НКГБ и Партийного Контроля (а вы думаете, возле Юншена, будь он хоть трижды "наш", нет тех, кто исправно сигнализируют Куда Надо?). А "разобраться и доложить" приходится пока только нам, партконтролю (он же "инквизиция") - поскольку за фигурантами (Юншеном и сестричками) никаких проявлений шпионской, подрывной, иной враждебной к СССР деятельности, не замечено - а вот отклонения от коммунистической идеи, налицо!
   Замечу еще, что в Шанхае (как и на всей территории к югу от Янцзы) - военное положение. Которое предусматривает - и ограничение прав населения, и ускоренное судопроизводство, и право военных властей экспроприировать собственность и мобилизовывать людской ресурс, если в том возникнет необходимость. Так что, категорически нельзя то, что там происходит, по московским меркам судить - там прифронтовая зона, война еще не завершена, враг разбит, но еще не уничтожен, вот когда весь Китай будет социалистическим... И крайне тяжело с управленческими кадрами - отчего не следует удивляться, что наши сестрички-цветочки там так развернулись.
   Китайское образование, это нечто! Если упрощенно - то при всей древности китайской учености, право на самостоятельное творчество имеет лишь патриарх, глава своей Школы. И нет разделения на технарей и гуманитариев - понятие "литература" включает в себя вообще все, что написано, и художественную, и учебники. А если подробнее - то вспоминаю доклад, который я читала еще пять лет назад:
   итайская интеллигенция качественно отличается от интеллигенции европейских стран, США и царской России. Если для европейцев, нормой является рациональное познание, то китайское образование существующее в рамках конфуцианской традиции, создало интеллигенцию, занимающуюся изучением трудов классических средневековых философов, писателей и историков Китая, причем в строго очерченных рамках.
   Полного аналога этого в Европе нет и не было - примерный аналог, средневековые европейские теологи, активно использовавшие в своих работах логические или псевдологические доказательства в рамках схоластики, но даже такое сравнение не отражает коренного различия между европейскими и китайскими интеллигентами. Если для европейцев норма, самостоятельное мышление, пусть и ошибочное, то у китайцев оно категорически запрещено, а все дискуссии сводятся к максимально точному соответствию канону, созданному Конфуцием и несколькими другими патриархами китайской гуманитарной традиции. Именно традиции - наукой, в европейском и русском понимании, это считаться не может, поскольку наука предполагает непрерывное, последовательное познание.
   Как следствие, это предопределило крайний, доведенный до абсолютного предела, догматизм образованного слоя китайского общества. Следует также отметить полное отсутствие в системе традиционного китайского образования изучения точных наук, не говоря уже о техническом образовании. Это именно догматическое заучивание, с точностью до последнего иероглифа, гуманитарного канона, созданного много веков назад - ни о каком изменении этого канона, диктуемом изменившейся обстановкой, согласно китайской традиции, речи быть не может".
   В этом, кстати, большая разница с Японией: если японцы сумели в XIX веке осознать необходимость научно-технической модернизации и провести ее, приблизив свою культуру и образование к европейскому стандарту, то китайцы показали к тому полнейшую неспособность. И в иной истории, сумели решить эту задачу, лишь с огромной и безвозмездной помощью СССР (за что после заплатили нам черной неблагодарностью). Оттого, в этой реальности товарищ Сталин не спешит вкладывать огромные средства и ресурсы в подготовку китайских кадров - вернее, четко видна тенденция делать это в географических рамках нашего влияния: Маньчжурия, затем северный Китай, теперь до юга очередь дойдет. Вообще-то, местные образованные кадры в Китае есть - на севере русские из белоэмигрантов, на юге, "коллаборционисты" из сеттльментов (завязанные на бизнес с белыми партнерами) - но лояльность их (особенно вторых) вызывает большие сомнения.
   Ну и местные особенности - Китай вовсе не однороден, там разница между северными и южными примерно такая же, как на Украине "ты левобережный или правобережный". И общее - что ни один нормальный начальник, толкового подчиненного "на усиление" соседу не отдаст. И малое число грамотных кадров, о чем я уже сказала - если даже сам Ли Юншен, "величайший полководец Китая" (что есть истина - полный курс Академии Фрунзе, где преподают наши Маршалы Победы, это лучшее военное образование в мире на сегодня!) по стандарту Советской Армии "тянул бы на комбата, максимум на комполка - в составе бригады или дивизии с хорошим штабом" (слова Вали Кунцевича), а ротами и даже батальонами Китайской Народной Армии нередко командуют выпускники "ускоренных курсов" (аналог - наши школы младших лейтенантов военного времени, "ванек-взводных"), то что про гражданских управленцев можно сказать?
   Ну так что там "цветочки" наворотили? Однако все же, не хунвейбины - те в иной истории били именно товарищей по Партии, за "буржуазный уклон". А наркомания, это и правда, великая беда - в этой истории, осознаваемая в СССР на самом высоком уровне - "чтобы эта зараза к нам не проникла". Тем более, что в Москве уже и китайские ресторанчики появились, и вообще, мода на китайское - но всем известно про суровость советского закона: за распространение, высшая мера (при отсутствии смягчающих), за употребление от трех до "четвертного" (в зависимости от обстоятельств). И ведь в той истории в Китае было то же самое в начале пятидесятых - и уже Мао (здесь покойный) искоренил это бедствие массовыми расстрелами! Успешно - через десять лет наркоманов в Китае не стало. С распространителями понятно - но неужели и всех употребляющих тоже (миллионы, если не десятки миллионов)? Поскольку, как авторитетно заявляют светила медицины (я консультировалась!), "наркомана в высокой стадии, вылечить и реабилитировать практически невозможно".
   Так что, двенадцать тысяч казненных - по китайской мерке, это малость. Примечательно, что в самом Шанхае такое действо не вызвало никакого возмущения.
И нет указаний, что именно Юншен и сестрички настояли на таком способе казни - напротив, записано, что это инициатива исполнителя. Значит, его и следует наказать по-полной - ну а Юншену замечание за то, что не проследил. И довольно с него!

   Что тут дальше - ай да сестрички-"цветочки"! Организовали в Шанхае пионерскую организацию (молодежь в возрасте от десяти до двадцати), знак отличия красный галстук (или просто повязка, платок, ленточка на шею или на голову), вооружены пока лишь бамбуковыми палками (которыми пользуются не стесняясь - выявляя и наказывая "нетрудовой элемент"). Оказывают огромную помощь в искоренении наркоторговли (категорическое правило - "пионер опиуму враг"). Правда, имеются случаи, когда погромам и избиениям подвергались честные торговцы, и даже просто прохожие, за "непролетарский вид". А также совсем вопиющее, как например, когда "пионеры" заставляли местных рестораторов регулярно и бесплатно кормить весь коллектив квартальной "дружины". Вот это уже на "хунвейбинов" похоже! Но тут следует разобраться, а те ли это пионеры? Если, как записано, есть пионеры официальные - те, кто внесены в списки, поставлены на довольствие (получают пайки) - и те, кто сами галстук нацепили (иногда друзья и родня первой категории, иногда просто левые личности, желающие примкнуть - поскольку советские в Шанхае, в большом уважении). Значит, тоже рекомендация - разобраться и наказать, с лишением права носить красный галстук (чтобы все видели, как мы умеем очищать свои ряды). Но тоже учесть - что эти китайские "павки корчагины" прежде подвергались эксплуатации, побоям и унижениям как раз со стороны конкретно этих, якобы пострадавших (о чем тоже прямо сообщается, с указанием имен).
   Ну а что все же с наркоманами делать? Все ж недостаточно опытны сестрички - я бы на их месте, первым делом предъявила бы англичанам (тем более, что их консульство в Шанхае осталось), "окажите помощь в реабилитации жертв вашего колониального наследия". Понятно, что ничего бы не дали - но этот факт можно было "мировой общественности" показать. Но и то, что они предлагают - тоже хорошо. СССР тут ничего не теряет, а польза очевидна. Как минимум, избавим товарища Ли Юншена от лишних едоков. А максимум, получим пропагандистскую выгоду - если сумеем правильно подать.
  
   Из речи Представителя США в ООН.
   Моя страна призывает мировую общественность обратить самое пристальное внимание на беспрецедентные зверства коммунистов в захваченном ими Шанхае! Несколько десятков тысяч (точное число неизвестно, ибо этих несчастных никто не считал), вина которых состояла лишь в том, что они хотели выбрать свободу и демократию - были убиты с жестокостью, от которой кровь стынет в жилах! Соединенные Штаты предлагают вынести резолюцию, осуждающую так называемый "красный Китай" (непризнанный ни одной из мировых держав, кроме СССР). Также, мы требуем возбуждения дела в Международном Уголовном Суде по обвинению Ли Юншена в военных преступлениях.
  
   Ответ Представителя СССР.
   Уважаемый коллега, вызывает удивление ваше молчание по поводу концлагерей в Южном Вьетнаме. Где сайгонский режим (так же не признанный ни одной державой кроме США) держит десятки тысяч "коммунистов" (к числу которых относит всех инакомыслящих) в условиях, весьма напоминающих Освенцим, Майданек и Дахау.
  
   Представитель США.
   Вы не понимаете, это совсем другое! То, что делается под знаменем и во благо свободы и демократии - нельзя сравнивать с гнусными преступлениями любого тоталитарного режима!
  
   Представитель СССР.
   Тогда я уполномочен заявить. Раз ваша сторона так обеспокоена судьбой китайских "узников совести" - то вы можете их забрать. Эвакуация за ваш счет, о сроках и числе обсудим.
  
   Шифрограмма Москва - Шанхай.
   ..отобрать для начала, десять тысяч самых безнадежных "опиумных" для передачи англичанам. Достигнута договоренность об их вывозе на британском судне, в Гонконг.
  
   Из отчета миссии Международного Красного Креста.
   Нам была предоставлена возможность осмотреть т.н. "санитарные лагеря" вблизи Шанхая. Свидетельствуем, что содержащиеся там, это действительно, пациенты с наркотической зависимостью, а не политические заключенные. К сожалению, власти коммунистического Китая в настоящий момент не имеют возможности организовать их полноценное лечение (из-за отсутствия врачей и медикаментов), и потому смертность в этих лагерях очень высока. Похороны умерших производятся в общих могилах, и мы допускаем, что именно они были приняты заинтересованной стороной за "массовую казнь".
  
   Карикатура в "Обсервер", Лондон (после перепечатана многими другими изданиями).
   Сталин и Эйзенхауэр (портретное сходство есть) играют в шахматы. Вместо доски, расчерченная карта мира, на которой клетки, это страны, а фигуры и пешки, это крошечные человечки азиатского вида. На полу валяются побитые фигурки, в луже крови.
   Подпись - "играем до последнего китайца?".
  
   Космодром Звездоград. 7 ноября 1955 года.
   -Ну что, нашли, поймали?
   -Ищем, Сергей Павлович!
   -Лимит времени прошу соблюдать.
   -Так есть еще запас, успеем! Все места прочешем, куда эта тварь могла забиться.
   -Тащ майор, а вот тварью прошу его не называть. А то среди коллектива уже сложилось мнение, что если этот ... старт накануне не обследует, то будет большой .... ! И ведь вспомните, два раза уже такое случалось.
   -Это еще что за суевериия? Может, тогда нам попа сюда звать, чтоб перед запуском кадилом махал?
   -Товарищ Главный, так мне еще на фронте осназовец говорил, который ходил с самим Смоленцевым - "вы конечно, атеист, но бога-то побойтесь". Два раза же падало, когда заранее ловили и изолировали.
   -Нашли! Звонок с "точки пять". Поймали, сейчас везут сюда.
   -Ну, слава те господи... тьфу, слава коммунистической партии! В следующий раз, вы хоть маячок на него нацепите, чтоб столько не искать. Ошейник с какой-нибудь радиопищалкой на УКВ.
   -А как по секретности провести? Неутвержденная аппаратура на таком объекте?
   -Так утвердите, черт побери! Впишите как полевые испытания - я подпишу. Достало уже, каждый раз это животное ловить! Отчего его на стартовую тянет, аккурат перед запуском?
   -Так наверное, в космос хочет?
   -Его ведь уже забраковали.
   -А он передумал. Кто знает, что в его пушистой башке творится?
   -Так не возьмут его уже - отъелся. Три года назад кило девятьсот весил - а сейчас, наверное уже на все пять потянет, если не больше. Никакого уже преимущества перед собакенами.
   -И дурак к тому же. Я тебе любого пса обучу - система ведь простая: командным голосом "лежать", или "сидеть", или что там еще, и силой укладывать животное в нужную позу. А с этим, вот ради прикола я пробовал, даже "лежать" а "хвост прямо" - произношу, и значит, левой рукой его фиксирую, а правой хвост вытягиваю по линейке. Так он ни хрена не научился - а даже наоборот: как слышит "хвост прямо", так намеренно сжимает в кольцо.
   -Так это значит, все он понимает. И вовсе не дурак, а под дурака косит, как солдат Швейк. Вот эту кликуху бы ему - а не идиотскую.
   -Сам виноват - за недисциплинированность. Пусть теперь и бегает - Дуремарычем.
   Бело-рыжий кот появился на космодроме пять лет назад. Сначала носил обычное имя Васька - но после научных экспериментов, обиженный в лучших чувствах дрессировщик окрестил его по-иному, так и зацепилось. Тогда еще не было утвержден выбор, кто первым поднимется - даже еще не на орбиту, а за пределы земной атмосферы - ради ответа на вопрос, как влияют на живой организм невесомость, космическое излучение, иные возможные факторы. Вернее, самыми первыми была мелочь - белые мыши, морские свинки, хомяки. Но необходимо было также получить результаты для более крупных живых существ - подобно тому, как в медицине после экспериментов с мышами следуют обезьяны.
   Обезьяны были первыми "астронавтами" США в иной истории. Показав также и серьезные проблемы: более подвижные, и с развитой нервной системой, они очень плохо переносили заключение в малом замкнутом пространстве, с надетым на себя датчиками - им приходилось давать наркоз, что не только влияло на результат эксперимента, но и само по себе могло привести к гибели животного. Медведи (которых в ЛИИ ВВС использовали для тестирования катапультных кресел) подходили еще меньше - сложно было представить, какие средства необходимы для фиксации "космонавта" в неподвижности, при его полном сознании. Свиньи (близкие к человеку по многим медицинским параметрам) не подходили по пропагандистской причине. В начале пути очень перспективными казались кошки - но первые же опыты с искусственной невесомостью (в салоне Ту-104) показали, что они совершенно не переносят потерю веса, буквально сходят с ума, бьются в конвульсиях, сдирая с себя все провода и датчики.
   -Они же должны быть к такому привычны! Для них, прыжок и падение, это штатная ситуация. И падать на лапы - умеют даже котята, как ты их ни швыряй.
   -Оттого и стресс: инстинкт работает, извернуться лапами вниз - а где этот низ, непонятно. И происходит "зависание системы".
   Бело-рыжий кот был в числе испытуемых. После чего приобрел стойкое отвращение к самолетам. Но обжился на космодроме, исправно истребляя крыс и мышей. Заработал от обозленного дрессировщика кличку Дуремарыч - что не помешало ему стать местной достопримечательностью, за сутки перед запуском "инспектируя" стартовую площадку. Вернее, после того, как было замечено, что два пуска, когда его туда не допускали - не удались. Может, это было и случайностью - но ракетчики (так же как летчики и моряки) часто бывают суеверны.
   -А ведь кот непростой - я слышал, потомок того самого Партизана, чья морда на эмблеме осназа, который Гитлера брал. Порода ведь та самая - "норвежский лесной".
   Неточность - в охоте на фюрера отличился североморский спецназ, имеющий неофициальной прозвище "песцы". А "бойцовые коты" (с соответствующей эмблемой) были спецназом Черноморского флота. Но породу установили верно - и по характерному бело-рыжему окрасу, и научным путем. Это было летом пятьдесят первого - которое было особенно жарким (даже для полуострова Мангышлак).
   -Доктор, гляньте что с Дуремарычем! Лежал тушкой - глянули, а у него глаза навыкате, язык наружу и дышит как лошадь. Что с ним, ему плохо?
   -Так, он ничего такого не ел? Вообще, на тепловой удар похоже. Сорок в тени, а он в такой шубе. Холодной водой его облейте, придет в норму!
   -А вот сейчас его под кран. Гляньте, так у него шерсть как у выдры - не промокает! Сверху все скатывается, а подшерсток сухой.
   -Ну точно, норвежской породы - которые с викингами на драккарах были! Может, он и плавать умеет?
   -Вы его целиком в ведро - кроме головы. И шерсть разведите, чтоб промокал.
   Так и служил кот при космодроме - неофициально зачисленный на довольствие при кухне. Мы ведь не британские снобы, которые на просьбу выделить средства на содержание кота (так же защищающего архив какой-то их конторы или даже министерства, от мышей) ответили - "если в здании нет мышей, то кот там не нужен, а если мыши есть, то нет нужды тратиться на кота, который не может прокормиться сам". Нисколько не протестовал против своего имени - мало ли что эти двуногие придумают? И не всем же быть героями космоса - незаметные труженики, кто обеспечивают их подвиги, тоже нужны.
   А место четвероногих космонавтов в СССР прочно заняли собаки. Дворняжки - более выносливые, жизнестойкие, да и умные, чем породистые. Массой не более шести килограмм - этот порог зависел от веса и габаритов не только "жилого" отсека, но и систем жизнеобеспечения. Белой масти - для лучшей наблюдаемости на черно-белую пленку встроенной в отсек кино- или телекамеры. Предпочтительно, сучки - опыт показал, что они отличались от кобелей более дружелюбным характером (да и чисто физиологически, сделать для них "космический туалет" было проще). Короткошерстные - чтобы легче было ставить на кожу датчики. Регистрировались пульс, частота дыхания, артериальное давление - и под кожу рядом с сонной артерией вживался датчик, пишущий кардиограмму. Питье и пища поступали по шлангу из автоматической кормушки (в виде питательного желе). Доверяя человеку, собаки послушно лежали со всем этим в кабине (полной копии той, в которой они взлетят) до восьми суток, под непрерывным наблюдением. Вы представляете такое, с обезьянами, медведями, и даже котами?
   Первый полет четвероногих "космонавтов" был в сорок девятом, еще с Капустина Яра. Ракета Р-1 (переделанная из боевой) поднялась на высоту в сто километров, псов звали Дэзик и Цыган. Головная часть (с кабиной) спустилась на парашюте, и когда собак извлекли и освободили от датчиков и спецкостюмов, они стали бегать, прыгать, ласкаться к экспериментаторам, всем видом выражая довольство. Тщательное медицинское обследование показало, что собаки никак не пострадали. Цыган больше не участвовал в полетах - его забрал к себе домой председатель Государственной Комиссии. А Дэзику не повезло - его запустили второй раз, через неделю, чтобы проверить, какие изменения в организме будут при повторном полете, и как собака себя поведет. И не сработало барореле, открывающее парашют - кабина разбилась, собаки Дезик и Лиса погибли.
   Третий полет был через месяц, в августе - летели Мишка и Чижик. Все прошло штатно, собаки вернулись на землю. Прошло четыре дня - и вот, четвертый старт, Рыжик и Смелый, тоже благополучно. Пятый запуск - снова Мишка и Чижик, в этот раз парашют раскрылся, и кабина мягко приземлилась, но собаки были мертвы - произошла разгерметизация от сбоя в системе регулировки давления атмосферы в отсеке. Шестой запуск - летели Непутевый и Запасной (второй оказался "нештатным", заменив в последний момент сбежавшего Рыжика - и не придумали ничего лучше, как поймать у столовой подходящего по размеру пса) - полет прошел удачно. Итого, из первой серии, в космосе побывали семь собак, из которых погибли четыре. Так опасна была служба четвероногих "космонавтов", прокладывающих путь людям.
   (прим.авт. - события соответствуют нашей истории. Я лишь сдвинул даты с 1951 на 1949, с учетом изменений в альт-мире).
   Космические запуски переместились в Звездоград - Капустин Яр остался для военных ракет. И ракеты становились совершеннее - на смену Р-1 (или В-1, как обозначали не боевую, а "космическую" версию) пришли В-2, В-5. Но полеты оставались лишь суборбитальными. В отряде четвероногих космонавтов, "дамы" окончательно вытеснили кавалеров - летали, и случалось, гибли, но иначе было нельзя. И вот, сегодня - первый запуск на полную орбиту!
   В иной истории, собака Лайка летела в один конец - ее возвращение не предусматривалось. Сейчас же было иначе - и оттого, что времени на разработку систем жизнеобеспечения было гораздо больше, и не было форс-мажора гонки за приоритетом (было ясно, что американцы не успевают), и военные (как самый главный заказчик) категорически настаивали на возвращении с орбиты груза - которым могла быть как отснятая фотопленка, так и в переспективе, "то что взорвали на Новой Земле". И потому, у собаки здесь был шанс, записанный в полетную программу - ну а реализовать его, это как получится.
   -Минутная готовность!
  
   Сообщение ТАСС, 7 ноября 1955.
   Сегодня в СССР успешно произведен запуск космического аппарата, с живым существом на борту - собакой Лайкой - и его возвращение на землю.
   Посадка проведена на советской территории, в заранее выбранной точке. Лайка жива и здорова. Вся программа полета выполнена успешно.
  
   Вашингтон, Белый Дом. 8 ноября 1955.
   -Две недели назад вы убеждали меня, что "возвращение с орбиты, это едва ли не более сложная задача, чем запуск туда". И что русским удастся решить ее не раньше, чем через год, или больше. Скажите, и сколько теперь стоят все ваши прогнозы?
   -Но, сэр, под представленным вам докладом есть подписи не только моя, но и всех авторитетнейших специалистов! Лучших умов по части конструирования ракет, какие мы имеем.
   -Это говорит лишь о том, что и вы, и эти лучшие умы, не понимают, в какой ж..е мы оказались! Кстати, согласно тем же экспертным расчетам, масса пилотируемого спускаемого аппарата (пусть даже в роли пилота, всего лишь русская дворняга) должна быть порядка двух-трех тонн минимум. Учтем также, что для боеголовки не нужен парашют, который также что-то весит. И русские оказывается, умеют приземлять груз с орбиты туда, куда хотят - ладно, пусть с отклонением в мили, даже в десятки миль. Но даже так - если то, что взорвалось на Новой Земле, упадет за пятьдесят миль отсюда, от нас и пепла не останется! И нам нечем ответить, и никак это не перехватить. А если таких ракет и бомб у Сталина будет много - он станет с нами разговаривать, как мы с каким-нибудь Гондурасом в славные времена Тедди Рузвельта! Русская "большая дубинка" над всей планетой - вот что нас ждет, если мы не сумеем дать ответ!
   -Но русские заявляют, что им не нужна атомная война. Чистое небо над планетой для них важнее.
   -Я тоже много чего могу заявить! Кто и когда говорил на равных - со слабыми? И Сталину, или его гипотетическим союзникам, тотальная война и не нужна - как вам перспектива, русский аналог инструкции, что приписывают нашим пилотам, "случайно" уронить Бомбу на столицу или иной город страны, вызвавшей наше неудовольствие, а после извиниться и спросить, так вы примете наши условия, или повторить эту случайность еще раз? Вот что ждет нас, если мы не сумеем ответить - так чем заняты наши ракетчики, черт бы их побрал?
   -Они утверждают, что делают все, что в их силах. Но им нужно финансирование.
   -Будет им финансирование - даже если мне придется увеличить федеральные налоги! Или потребовать от наших союзников - отчего мы одни должны защищать цивилизацию от коммунизма? От вас - жду сметы, какая цифра нужна, и сколько мы можем извлечь из других статей бюджета. А от вас - плана дипломатических мер. Перед лицом такой угрозы, свободный мир должен быть единым - британский, французский, или еще чей-то эгоизм тут неуместен.
  
   Представитель США в ООН. 13 ноября 1955.
   Я хочу сейчас с той трибуны привлечь внимание мирового сообщества к опубликованному вчера посланию от лица научной элиты человечества, Нобелевских лауреатов, всемирно известных лиц в области науки и культуры. Хотя содержание его известно всем присутствующим здесь, я позволю себе повторить самые важное. Развитие современной науки, при существующей национальной разобщенности, вражде и эгоизме, стало представлять самую непосредственную угрозу самому существованию людей на Земле. Потому, возникла насущная потребность передать научную деятельность в некоторых направлениях под исключительно международный контроль. К безусловно опасным темам, которые не могут быть допущены под национальной юрисдикцией, бесспорно, относятся все работы в области космоса и атома - впрочем, список тем может быть в дальнейшем пересмотрен.
   Моя страна, Соединенные Штаты Америки, предлагает Организации Объединенных Наций вынести резолюцию, которая сделает эту прекрасную мечту - законом.