Есть те, кто не читал первые 5 частей. Им может быть лень их читать. А тут аж 6-я часть. Что можно им сказать?
   Тут на русском троне с 1902 года сидит царь Михаил Александрович. Ну, так уж получилось. При нем в качестве то ли серого кардинала, то ли папы Карло имеется попаданец - князь Агренев Александр Яковлевич. Прошу любить и жаловать. В оперативное управление страной он почти не лезет. Лишь изредка подсказывает. Некогда ему. У него свой Концерн имеется. А начинал свою производственную князь с производства стрелкового оружия. Нетипично, но это к Кулакову Алексею Ивановичу вопросы.
   Русско-Японская война полувыиграна. Формоза, Курилы и Северная часть Кореи стали русскими, но южная Корея стала полуяпонской. Парадокс? Да! Но Михаил II решил, что южная Корея не стоит полмиллиарда рублей, потребных для ее захвата. В конце концов территорий у Империи хватает, а полмиллиарда совсем не лишние.
   Из-за полувыигранный войны не случилось Первой Русской Революции. Не с чего ей было случаться. Скорее война сыграла в обратную сторону. Типа, небольшая война несколько помогла самодержавию. А правильная пропаганда от попаданца в СМИ этому способствовала. Агренев тут уже успел укорениться и выступает не только в роли серого кардинала, но и в роли первого олигарха. Правда, олигарх эдакий, нетипичный - государственник. В общем, сугубо прорусская история. Агренев успел побыть на посту главы Антимонопольного комитета. Не без его участия были разогнаны некоторые синдикаты типа Продуголь, Проволока, Продметалл, Продпаровоз и т.п. Россия после РЯВ успела рассориться с Парижем, а Берлин зачем-то в ходе Боснийского кризиса сам серьезно рассорился с Санкт-Петербургом. Но из этого кризиса Империя вышла не только при своих, но и с прибытком. Болгары сами порешили своего короля Фердинанда за все хорошее, хотя и не без некоторой помощи со стороны. И теперь российские власти привязывают Болгарию к Империи и обхаживают ее.
  
   Пролог.
  
   22 января 1910 года в российской столице началось с переполоха в имперских верхах. Ночью пришла телеграмма из Вашингтона о том, что Сенат САСШ решил аннексировать Шпицберген, который до сих пор оставался ничейным, хотя претендентов на него имелось немало. Вот как-то оно так получалось. (Прим.: Вы не думайте, что этого не было в реальной истории? Оно как раз так и было! Хотя обстоятельства сложились и не так, как описывается в книге.) Так уж сложилось, что когда в позапрошлом году Михаил II написал личное послание норвежскому монарху с предложением поделить Грумант на двоих, норвежская компания, владевшая угольной шахтой на одном из островов архипелага, добычу угля там не сдюжила и уже продала шахту какой-то американской компании. Люди из русской "Угольной компании Груманта" объявились на островах только летом 1909 года. А норвежская корона, хоть в свое время и отложила взятие спорного архипелага под совместное с Россией владение, собственное присутствие в тех местах все же решила обозначить, чтоб если и когда придет время, можно было гордо заявить о своих правах на северные территории. Для этого норвежский король повелел поставить на Шпицбергене избушку лесника и найти добровольца на заселение в нее. В конце концов разорение норвежской короне от содержания одной семьи лесника на Шпицбергене не грозило. Леса на архипелаге, конечно, не было, а вот зверья вполне себе хватало. Белые мишки; песцы, которые подкрадываются незаметно и также незаметно утаскивают то, что посчитают своей добычей; недобитые еще моряками многих стран немногочисленные моржи с тюленями; и множество полярной и не очень птицы.
   Вообще-то сам американский Сенат аннексировать ничейные или чужие территории не мог. Не было у него таких прав даже по американским законам. Тут кроме Сената должны постараться еще и Конгресс с Президентом. Но в Европе новость очень даже заметили. С 21 января дело в Европе закрутилось. И уже 6 февраля совместным заявлением двух государей - русского и норвежского Шпицберген ака Грумант был объявлен совместной русско-норвежской территорией по причинам историческим, территориальным и некоторым прочим. Типа, это наша корова и мы ее будем доить. На самом деле до прав доения там было еще очень и очень далеко, но решение, оформленное по всем правилам, уже появилось. Всем прочим заинтересованным государствам теперь предстояло что-то заявить и как-то отреагировать на этот демарш. По поводу американского владения над Шпицбергеном уже многие высказались в крайне отрицательном смысле. САСШ ведь уже подобным манером лет десять назад подгребли под себя Сендвичевы (Гавайские) острова. И в этом смысле появление новых американских территорий вдали от самой Америки, но вблизи от Европы естественно никому не понравилось. И вот, значит, только про американцев в Европе плохое подумали, как появились новые претенденты на Шпицберген, в водах которого чьи только рыболовные суда не шарятся.
   Первым на русско-норвежский демарш отреагировал начальник Форрейн Офис Эдуард Грей. Высказался он в достаточно обтекаемой форме, сославшись на спорность вопроса, но остальная его речь явно намекала на то, что архипелаг должен по праву принадлежать английской короне. Поскольку Михаил II и Хокон VII еще пребывали вместе в Беловежской пуще после подписания совместного документа, сразу последовал совместный ответ двух монархов. В заявлении они отметили, что даже если норвежский, русский или еще какой-то иной мореплаватель на севере Канады откроет новые острова, вряд ли сей полярный исследователь сможет претендовать на приписывание сей земли в своей стране. А потому и Англии не стоит зариться на то, что ей никогда не принадлежало и принадлежать не может ни по истории открытия, ни по времени начала использования. В конце концов первыми на Шпицбергене появились норвежские викинги и русские поморы. И кто из них был первым, а кто вторым, теперь уже не установишь. А вот дату, с которой английские мореплаватели могли ненароком заплыть на Грумант можно определить достаточно точно. Случиться это могло не раньше 1553 года. То есть того года, когда три английских корабля, направившиеся северным путем в Китай, оказались в итоге у русских берегов. Ну, это англичане так думали, что шли в Китай. И то из трех кораблей выжил экипаж только одного. А потом англичане очень долго, на протяжении полутора-двух столетий превозносили своих моряков, сравнивая свое "открытие России" и пути в Персию по Северной Двине и Волге с подвигом Христофора Колумба, открывшего Новый Свет. Но вообще англичанам такое простительно. Любят они себе приписывать всякое разное. Вот и в этом случае англичане ведь не знали, что к тому времени корабли поморов уже не один десяток лет ходили мимо норвежских берегов в северную Европу. Кстати, вообще есть все основания считать, что Северную Америку первым среди европейцев открыл не Колумб, а норвежские викинги. Ну и так далее. В общем первый словесный раунд оказался явно за парой Россия-Норвегия. Если б на этом оспаривание прав на Шпицберген со стороны хотя бы одной Британии закончилось, это можно было бы считать чудом. Но увы... А ведь кроме Британии в претендентах на архипелаг числились все страны Северной Европы. Так что дело обещало быть долгим.
   А вообще потом историки будут долго спорить, почему все же русская корона предпочла в деле владения Грумантом скооперироваться с норвежской. Почему за этот вариант высказался князь Агренев, он сам про себя знал. А вот почему аналогично поступил Мишкин - это тайна, покрытая мраком.
  
   Глава 1.
  
   Вторая половина 1909 года в Империи проходила под знаком переосмысления того, что верховная власть успела наворотить за несколько предыдущих лет. Результат войны на Дальнем Востоке и довольно успешное противоборство козням иностранных держав все-таки вскружили голову даже тем, у кого она кружиться не должна по определению. И вот в этом самом состоянии головокружения от успехов Империя прошла Боснийский кризис и пребывала в нем еще несколько месяцев, успев серьезно усилить свое влияние в Болгарии и прибарахлиться маленьким сиамским султанатом Перлис пусть даже и в аренду. Счастье, что германцы в самом острой фазе Боснийского кризиса действительно блефовали, и Берлин воевать был не готов и не намеревался. А если бы все было серьезней?
   Впрочем, куда уж серьезней? Что официальный союзник - Франция, считавшая для себя необязательной поддержку России, что потенциальные противники после русско-японской войны сделали немало для того, чтобы реальных союзников у России не осталось. А вот недоброжелателей у Империи наверняка прибавилось. Так что сейчас кроме армии и флота у России союзников действительно не имелось, хотя заключенные и не расторгнутые международные договоры говорили вроде бы об ином. Сдюжила бы Империя в одиночку в войне против Германии и Австро-Венгрии? Наверняка нет. Но и просто так Берлин вполне мог себе поставить в зачет сложившуюся политическую ситуацию в Европе. Хотя в русских коридорах власти никто не собирался искать виновников только и исключительно в Берлине, ибо было очевидно, что делать это достаточно глупо. Сами успели наворотить немало, хотя и не без барыша не остались. Впрочем, таковой ситуация в Европе была не только для России, но и для Франции. А поэтому...
   Говорят, великое видно на расстоянии. Вот и оценить политику Империи, приведшую к из острой фазе Боснийского кризиса, по-настоящему смогли только через несколько месяцев. К августу где-то. И тогда же со всех сторон пошел вал критики в адрес Правительства. Но не за успешное отбитие наезда со стороны Германии с Австро-Венгрией, а за то, что Правительство допустило ситуацию, в которой Россия оказалась в одиночку супротив них. Медиа-империя Агренева в этой критике тоже отчасти поучаствовала, отличаясь, правда, взвешенным оценками. Да что говорить? Даже некоторые проправительственные газеты посмели выразить некоторые опасения и замечания. Впрочем, по двум последним участникам медиа-рынка ситуация обстояла не так, как могло показаться стороннему наблюдателю. Газеты Агренева к этому времени просто выполняли полученный с вершины русского политического Олимпа заказ. Заказ верхушки на критику самое себя. Казалось бы ерунда! Зачем верхушке критиковать себя? Так не бывает. Но на самом очень даже бывает. В конце концов честно признаваться в том, что политики зарвались, никому не охота. И уж совсем не дело Правительству с повинными головами идти на поклон к бывшему-настоящему союзнику - Франции и просить принять загулявшего блудного сына. Таким образом можно только признать свою неправоту и нарваться на внушительную эпитимью. А вот ежели политику Правительства не одобряет общество, но верхушка с критикой не особо согласна и одновременно посматривает в сторону иного контрагента, тут есть возможность, как следует, поторговаться. Ни для кого не было секретом то, что Париж тоже не прочь восстановить отношения с Петербургом. И момент осенью 1909 года сложился неплохой. У России руки были ничем не связаны, и можно было подискутировать с кем угодно. Франция, конечно, состояла некоторым образом в союзе с Англией. Но ведь кто этот туманный Альбион знает? У них сегодня так, а через месяц нюансы в политике совсем другие. Так что в союзе с русскими, которые издавна отличаются серьезным постоянством, Парижу явно было бы спокойнее. А то, что молодой русский государь несколько загулял в политике вместе с Россией, так с кем по молодости не бывает. Дело житейское. Главное, чтоб вернулся. Ведь в случае успеха французским политикам можно было опять начинать мечтать об Эльзасе с Лотарингией, а не выделять огромные суммы на укрепление существующей франко-германской границы.
   В переговорным процессе, как и в любом другом деле, тоже есть свои особенности. Кто первый выразит наибольшую заинтересованность, тот и показывает, что у него больше всего горит. Потому консультации между Парижем и Петербургом долгое время шли эдак нехотя, пока не случился некий прорыв. Русские зашли с козырей, но не в просительном плане, а эдаком вопрошающем, стремясь прояснить принципиальные моменты. Согласно союзнического договора между Россией и Францией в случае нападения Германии на Францию Империя должна была выставить против Германии 700 тысяч войска. А в случае, если Германия нападет на Россию, даже количество выставляемых французских войск не прописывалось. И вот как раз это и было решено обыграть. Парижу задали вопрос. Мы тут чего-то такое обсуждаем, однако ежели посмотреть на прописанные в русско-французском договоре силы, то они нынешним реалиям ну совершенно не соответствуют. 700 тысяч войска - это ж только для затравки войны. И это при том, что русским на западный фронт придется в случае войны, выставлять более 3 млн. солдат. За описанные в русско-французском договоре 700 тысяч русского войска Франция как бы уже расплатилась с Россией кредитами. А за остальные? Или прочими силами Россия должна воевать за собственный счет только из любви к Франции? Да, и кредитов нам больше не нужно. Сами их жуйте. То бишь вопрос требовал уточнения. Эдак раза в три-четыре особенно в финансовом плане.
   Французских переговорщиков поначалу такая постановка вопроса возмутила. По крайней мере внешне. Французские переговорщики были чудо как искренни в своем возмущении. Они то рассчитывали на другое. Актеры, право слово. Но консультации французы не закрыли, что само по себе было неплохо. Потому медленно, но верно пошла торговля. Пока даже не о новом договоре, а о новых принципиальных условиях. Если они удовлетворят обе стороны, вот тогда можно будет говорить о самом договоре, и никак не раньше. При этом торговля шла не только с французами, но и с немцами, которые в переговорах не участвовали, но наверняка о них знали. Эдакая заочная торговля. Было очевидно, что немцы на каком-то этапе тоже захотят поучаствовать. Вот такие политические дела медленно творились в конце 1909 года.
   Если же говорить об экономике, то экономическая ситуация в Империи к концу года сложилась довольно интересная. В этом году в Империи был собран рекордный урожай. Реально рекордный! Не только по зерновым, но и вообще по всему сельскому хозяйству. А поскольку рекордный год случился за очень неплохим в сельскохозяйственном плане 1908-м годом, то по расчетам как правительственных экономистов, так и специалистов Концерна в Империи теперь денег должно хватить на нормальное экономическое развитие страны. И эти расчеты сразу начали подтверждаться результатами прошедших после сбора урожая ярмарок. То есть можно считать, что страна из непродолжительного экономического кризиса вышла. Вот только означенного "нормального экономического развития" для Империи было маловато. Империи нужна была ускоренная индустриализация. В Правительстве это прекрасно понимали. Лично для себя Агренев уже придумал, где Концерн будет брать деньги. Для этого имелось два главных источника и несколько прочих малых. В сумме первые два могли дать миллионов триста на ближайшие пять лет. А всего все источники могли принести около 360-375 млн. Может и больше, но на это закладываться уже нельзя.
   Первым источником должен стать панацеин. Это тот, который в иной реальности назывался пенициллин, и который в Концерне наконец научились производить и очищать. Лечить им можно немалое всяких болезней. А болезнями болеют не только бедняки. Среди страждущих исцеления найдутся и богатенькие иностранные буратины, которые легко (ну или не совсем легко) выложат за свое здоровье миллион германских марок. Да и богатые русские буратины тоже имеются. Им курс лечения обойдется дешевле в два с лишним раза. И первые и вторые будут получать альфа-панацеин. А еще каждый из них сможет, вылечившись сам, вылечит бетта-панацеином бесплатно двоих православных пациентов. Правда, этим бесплатным пациентам придется подписать бумагу о том, что они не будут в претензии, что в ходе лечения они помрут. А вот то, что в ампулы с разными панацеинами лекарство будут реально "наливать из одной бочки", знать никому не положено. Это будет высшим секретом Концерна. Со временем, естественно, цены на панацеин придется уронить на порядки, и объем выпускаемого антибиотика увеличится также на порядки. Но за ближайшие пять лет вполне реально получить с болящих богатеев искомые 100 млн. рублей. А может и больше. И заодно можно дать немного заработать русским врачам, которые будут лечить альфа-панацеином этих богатых пациентов.
   Вторым источником будущего роста должно стать банальное грюндерство. Просто Концерн им раньше почти не занимался. И вот через него князь рассчитывал привлечь через свои проекты в экономику Империи 200 млн. отечественных инвестиций. Технология грюндерства проста. Если ты продаешь сразу 50% акций организуемого сейчас предприятия за два номинала, то для тебя твоя половина акций является бесплатной, а новое предприятие оплачивают те, кто купил проданную тобой вторую половину акций. То есть миноритарии. Через такой механизм в 90-е годы 19-го столетия в Россию пришла немалая часть "иностранных инвестиций". Иностранным организаторам было все равно с кого снимать учредительскую прибыль. Снимали и со своих граждан и с русских подданых. Конечно, не всем зарубежным инвесторам удалось устроиться столь непыльным образом. Некоторые ухитрились погореть даже при таком казалось бы беспроигрышном варианте. И нужно сказать, что таковых было особенно много среди тех, кто решил связать себя с металлургией. Не погорели только крупные иностранные банки. Они частенько являлись просто аккумуляторами и проводниками тех денег, которые тем не менее шли из-за границы и перетекали из русских карманов. А владельцами акций в основном становились многочисленные рантье и игроки разных стран включая Россию. Так что иностранные банки даже в случае банкротства организованной ими в России фирмы оставались в плюсе.
   И вот в такое банальное грюндерство со следующего года Концерн собирался влезть обоими ногами. Фактически раньше Концерн занимался зарабатыванием репутации. Репутация у Концерна была уже ОГОГО! И теперь репутации предстояло работать на Концерн. А то, что Александр тем самым ограбит излишне доверчивое население Империи... Что ж! Не ограбит он, ограбит кто-то другой. Зато князь точно организует нужное Империи производство, а не так, как это делают многие игроки на этом рынке, которые часто организуют дело только ради банального отъема денег у населения и ни для чего более. Да и не факт, что у него получится именно грабеж. Право на учредительскую прибыль еще никто не отменял, а строить таким образом князь собирался преимущественно высокодоходные предприятия. Те же малодоходные угольные шахты в Донбассе таким образом публике не продашь. Хотя и тут есть некоторые варианты. Не зря группа экономистов который год сидит в САСШ, изучая все новые и новые массовые и "честные" приемы отъема денег.
   Прочие доходы и источники средств для индустриализации страны Концерном относились к разделу "Разное". Тут и прибыль имеющихся предприятий, и реализация добытого добра и прочее. К сожалению, некоторые старые источники прибыли иссякли. Так иссякло россыпное месторождение алмазов на Берегу скелетов, то бишь в будущей Намибии. Месторождение почти дюжину лет разрабатывалось вместе с германскими партнерами. Без них, без этих германских партнеров не получалось никак, а с ними - выходило, что половина прибылей уходила в бездонные карманы бошей. Это если считать с налогом в германскую казну. И вот эту россыпь выгребли. Люди Агренева не только знали, где искать следующую, но он уже официально владел нужным куском этой колониальной немецкой территорией, однако... Однако с ней скорее всего повторится та же история, что и с первой. То есть отдай половину прибылей в германский карман. А иначе никак. И ежели Первая Мировая война пойдет в тех же конфигурациях противоборствующих сторон, то как бы англичане не отобрали больше, чем до этого отбирали немцы. Вот и лежала очередная алмазная россыпь в будущей Намибии пока впусте.
   Возвращаясь же к делу индустриализации Империи... Проблема состояла в том, что у Правительства Империи сопоставимых с Концерном финансовых возможностей для осуществления индустриального рывка пока не просматривалось. Не в том смысле, что у казны не нашлось бы треть миллиарда рублей на ближайшие пять лет. Их то найдут. Наверно. Да и Михаил чутка из своего кармана добавит. Ныне вон одного "пьяного налога" казна собирала около 800 миллионов в год. Просто в масштабах государства было бы неплохо найти на ускоренную индустриализацию хотя бы миллиард рублей. А лучше полтора. Но таких денег в казне, увы, не предвидилось, если только вдруг и дальше не пойдут такие же урожайные годы как этот. И то больше половины средств придется израсходовать на инфраструктуру типа железных и прочих дорог. А теперь еще наверно и на постройку ГЭС. И что останется? Зато у государства имелась куча бюджетных статей, на которые казенные деньги нужно обязательно выделить. Теоретически бабла можно было бы занять зарубежом или внутри страны, но еще больше увеличивать госдолг не хотел ни Император, ни Министр финансов Коковцев, ни Председатель Совета Министров Штюрмер. Первых людей Империи удалось убедить в том, что бесконтрольный допуск иностранцев в экономику Империи - это потенциальное зло. Потому сей процесс нужно было как минимум хорошо контролировать. И слава Богу, что никто из высших лиц государства ныне не хотел больше дозволять иностранцам вкладываться в отечественную банковскую систему. Закрытие двух этих вопросов произошло в немалой степени благодаря именно князю Агреневу, хотя не будь массы союзников и попутчиков в этих вопросах, еще неизвестно как бы оно решилось. Сторонников иностранного участия, которые и дальше, ничего не делая, были не прочь греть руки на чужих деньгах в Империи хватало. Был и еще один плюс - нынешнее отсутствие в Империи золотого рубля серьезно затрудняло движение через границу в обоих направлениях крупного спекулятивного капитала и вывод крупных прибылей для капитала инвестиционного. По крайней мере без гарантий со стороны русского Минфина иностранные рантье вряд ли захотят ввязываться играть в новые игры на русском рынке. А русский Минфин не согласится на повышенные проценты, которые в этом случае затребуют иностранные банки. Так что вопрос бесконтрольного влезания иностранцев на русский рынок со своими "иностранными инвестициями" в немалой степени теперь был зарегулирован.
   Впрочем, не все было так уж плохо у казны с финансами. Наведение порядка в вертикале власти улучшило финансовую дисциплину ведомств и на местах. Да и участившиеся "посадки" нечистых на руку вельмож, чиновников и гешефтмахеров наконец, похоже, начали давать результат. Три раза тьфу, но воровать стали меньше, а раскрываемость финансовых преступлений стала намного лучше.
   Кроме всего прочего у государства имелся такой механизм как эмиссия. После окончания русско-японской войны к этому инструменту не прибегали. Тут ведь стоит только начать, и будет крайне трудно остановиться. С другой стороны многими независимыми экономистами ограниченная эмиссия признавалась делом даже полезным, если только средства пойдут реально на развитие производства, а не на затыкание дыр в бюджете. Удержаться на этой тонкой грани. А использовать ограниченную эмиссию для индустриализации страны за счет внутренних резервов, специалистов и технологий еще никто и никогда в России не пробовал. Потому хоть в Правительстве признавали необходимость ускоренной индустриализации, мало кто был уверен в том, что финансы Империи опять не сорвутся при этом в штопор.
   Кстати, как недавно сказал Министр Финансов Коковцев, после реализации рекордного урожая 1909 года вполне можно было бы снова подумать о золотом рубле. С учетом некоторых ограничений и допущений, конечно. Но поскольку говорил это Владимир Николаевич в узком правительственном кругу, то за это ему фактически ничего не было. Ну так... Император только пообещал, что дача почившего на бозе месяц назад Витте, похоже, скоро примет своего нового обитаталя. Из Витте между прочим тихим сапом выбили аж 51 миллион уворованного. И еще десятку из денег Сергея Юльевича насмерть зажали французские Ротшильды, что грозило скоро перерости в крупную подковерную ссору между богатейшим еврейским семейством мира и русским Императором.
   Если же вернуться к исполнению бюджета, то по крайней мере воровать тупо и нагло почти перестали. Вкупе с готовностью верховной власти сажать воров, не взирая на чины и титулы, это стало положительно отражаться на состоянии казны. Хотя это дало и иной, пусть и ожидаемый, но не самый приятный для власти эффект. Дворяне вплоть до Великих князей преисполнились опасений, что Михаил II взялся за них даже круче чем его родитель. После эры Николая II и графа Витте подобные порядки петербургском свету стали явно в тягость. Левые доходы, которые при брате нынешнего Государя обеспечивали части высшего дворянства немалое личное благополучие, сильно измельчали, да и вообще грозили сменой уютного особняка в одной из столиц на барак в Архангельской или иной дальней северной губернии. А ведь там, говорят, даже князей и графов заставляют работать не языком, а руками.
   Волна всевозможных изменений в Империи затронула и Акмолинскую область, куда вплоть до сего года дозволялось переселяться иудеям из черты оседлости. Особой инициативы в переселении последние год-два они не проявляли. А потому в октябре 1909 года Император закрыл переселение на цифре 63.7 тысячи переселенцев из западных областей. А было их в России на тот момент почти 5 миллионнов. Еврейская община, видимо, рассчитывала, что, как и было обещано, для переселения скоро откроют очередную сибирскую или среднеазиатскую азиатскую губернию, а потому последние два года на переселение Акмолинскую губернию откровенно "забили". И ладно бы только это. И дело даже не в том, что ныне двое из тех, кто когда-то просил за соплеменников, теперь уже более не в состоянии что-либо просить не для себя лично. Семейство Поляковых казна рассудила по понятиям. Око за око. А откупиться Поляковы уже не могли. Слишком они в свое время заигрались, слишком на много они нагрели казну, и слишком дорого встало казне подчищать за Поляковыми в ходе кризиса начала века. Так что оставшиеся представители семейства предпочли откочевать во Францию во избежании, так сказать. Гинзбургов тоже неплохо потрясли. Как оказалось, они еще достаточно дешево отделались, отдав половину своих ленских золотых приисков. А могли бы и большего лишиться. Но дело даже не в этом. Дело в том, что хитромудрые раввины, отвечающие за свою паству в зоне оседлости и за связи с заграницей, похоже, считали, что соглашение обязательно к выполнению только одной стороной. А сами они гоев вполне могут и немного обмануть, не выполняя обещанного. Но вот только это оказалось опрометчиво. И в ноябре раввинам, которые теперь представляли еврейскую общину перед Правительством, объяснили насколько они неправы. На собрание духовные предводители богоизбранного народа ехали, рассчитывая, что для переселения откроют очередную сибирскую губернию. И нужно сказать, что формально раввины оказались правы в своих ожиданиях. Но вот чтобы тааак...
   - Вы, господа, забыли, что у общественного договора есть две стороны, - разъяснял собравшимся в Минске нынешнюю политику государства полковник в лазоревом мундире. - То есть обязанности по формально не подписанному договору несут обе стороны. И не рассказывайте мне, что господа Гинсбурги и Поляковы забыли довести до вас ваши обязанности. Эти обязанности заключались в обуздании экстремистской части еврейского народа. А что мы видим? Преступников в том числе политических среди вашего народа как было непропорционально много, так и осталось. И эта пропорция с 1903 года так и не уменьшилась. Да, уменьшилось абсолютное их число, находящихся на свободе. Но в этом вашей заслуги нет. Это заслуга полиции, Отдельного корпуса жандармов и нового законодательства, согласно которому теперь в Империи нет места явным рецедивистам. В числе осужденных преступников по экономическим статьям также несоразмерно много представителей вашего народа. Зато часть зарубежной прессы опять гудит о притеснения евреев в России. А часть российских изданий несмотря на противодействие власти продолжает скупаться еврейскими купцами и иностранцами через вас. То есть вы не выполнили свою часть договора. Намеревались ли вы ее выполнять или нет - это уже не важно.... Тихо, я сказал!!! Тихо!!
   Полковник дождался, когда возмущенный ропот двух дюжин раввинов стихнет и продолжил.
   - Не важно, что конкретно вы думаете по этому поводу. Важно, что думает на этот счет наш Государь. Наш Император получал все прошедшие годы исчерпывающую информацию и видит, что со своей стороны ваша община договоренности не выполняла, да и, похоже, не особо собиралась этого делать. Зато переселяться вы готовы лишь в тепличные условия и ждете, что вам откроют для переселения очередную удобную губернию. Что ж, Государь решил не обманывать ваши ожидания. Для своих подданных ему ничего не жалко. Вы ведь знаете, что для всех без исключения открыта для переселения Архангельская губерния. Однако для удобства переселения Государь повелел открыть еще одну губернию. А именно север Тобольской. Ныне для преступников севернее слияния Тобола и Оби обустроены лагеря, где требуется заготавливать древесину. А немногочисленные остяки и самоеды не дадут отбывающим срок преступникам возможность бежать из мест заключения. В лагерях, как вы знаете, теперь можно провести первый и второй срок. А третьего, как вы также знаете, более не предусмотрено. Империя не собирается кормить отъявленных рецедивистов за собственный счет. Да и не рецедивисты теперь должны оплачивать свое содержание в местах не столь отдаленных самостоятельно.
   Полковник терпеливо переждал возмущенный гул собравшихся и продолжил.
   - Мой государь повелел мне передать вам также, что никаких поблажек более не будет. Вам вероятно известно, что сейчас ваш народ не жалуют не только в России, но и в Европе. А в Америке только делают вид, что ждут. Для большинства безденежных переселенцев условия их приёма немногим отличаются от рабства в тех же местах 200 лет назад. Это вы тоже вероятно знаете. А не знаете, так я вас ставлю об этом в известность. Поэтому, думайте, господа. Думайте, чем вы можете заслужить отношение, которое к вам было хотя бы ДО вступления на российский трон Михаила Александровича. Потому как об отношении во время поздних времен соглашения речь уже не идет. Император Михаил Александрович дал вам шанс. Вы обманули его доверие. Такое НЕ прощают! Никогда и нигде. А чтобы вам думалось лучше, решение Императора будет опубликовано на днях со всеми обоснованиями. Можете теперь переселяться куда угодно. Хоть в Палестины, хоть в Америку, хоть на наши Севера. Теперь вы как полезная часть российского общества Императора мало интересуете. Вы сделали свой выбор, Император сделал свой. Это впрочем не касается отдельных ее представителей. Кстати, меня также просили напомнить, что марксизм не так давно запрещен в Империи официально. Не стоит представителям вашего народа брать у иностранных доброхотов деньги на распространение марксизма и социализма в нашей стране. Потому как вот тогда вашему народу станет действительно худо. А сейчас ... Сейчас вам раздадут папки, где перечислены прочие грехи, которые вы успели накопить за столь недолгий срок, но про которые я предпочел не упомянуть. Иначе, я не смог бы столь быстро закончить свое выступление...

* * *


   В 1909 году произошло и еще одно событие, вернее череда событий, которые заставили всерьез задуматься князя Агренева. Дурная привычка, как известно, заразительна. Вот именно подобной дурной привычкой, перешедший в последующую эпидемию, вполне можно было бы объяснить то, что происходило в 1909 году в Греции, если, конечно, считать, что события в мире происходят сами собой и без всякого внешнего воздействия. После событий в Персии и Оттоманской Империи. Ага!
   Так вот... Военные Греции, впечатленные успехами турецких офицеров из Македонии и младотурецкой революцией вообще, создали у себя в Греции организацию под названием Военная лига. А потом, видимо, сильно расстроенные тем, что их Король и Правительство Греции не захотели откликнуться на призыв греческих патриотов с номинально османского острова Крит о присоединении острова к Греции, 15 августа устроили в Афинах восстание. Все произошло для спонтанного восстания так организованно, что власти страны даже не смогли сопротивляться. Так только немного подрыгались. В итоге Правительство Греции ушло в отставку, а корона вынуждена была убрать греческих принцев с командных должностей. Ну и до кучи главный критский патриот и политик Элефтериос Венизелос стал еще более популярной фигурой в стране. Будь в то время выборы, он бы наверняка стал главой парламента или премьером. Но под Венизелоса выборы проводить никто не стал. А потом в конце года, будто испугавшись содеянного, Военная лига взяла и самораспустилась. Это ж неспроста!
   Особой доверчивостью Александр не страдал, а потому руку внешнего кукловода почуял почти сразу. По итогам произошедшей череды событий у князя созрело сразу несколько соображений. Во-первых, стало ясно, что базу флота на Крите, о которой в будущем подумывал Император, России не видать как своих ушей. Британцы не позволят. А вот насчёт топливной базы Концерна в порту Крита Ханья все-таки можно подумать. Во-вторых, Агреневу даже стало интересно: а он сам что-нибудь подобное сможет устроить в небольшой стране при наличии предпосылок? Ведь прикольно же! Вот взять какую-нибудь небольшую центрально-американскую страну и ... И получится недорого. Другое дело, что в этом нет смысла потому, что с этих стран нечего взять из того, что можно сразу утащить к себе. А неутащенное сегодня завтра сможет отобрать кто-то другой. Ведь сегодня переворот устроишь ты, а через полгода подтянутся иной игрок(не будем показывать пальцем на САСШ) и свергнет уже твоих людей и марионеток. Можно разве что порушить что-то созданное там другим игроком. Но для разрушения даже власть в стране захватывать не нужно. Достаточно устроить бучу. Бучи эти в американских странах за исключением САСШ и Канады происходят постоянно. А вот "в-третьих" Александра несколько напрягало. Об этом он думал раньше и пытался от этого защититься. Речь о том, что через год-полтора тот же Рокфеллер, получив от Агренева обещанные технологии непрерывной переработки нефти, вполне может устроить в Венесуэле очередной переворот. А новая власть по воле кукловода возьмет и отберет у Концерна венесуэльские нефтепромыслы, отдав их потом более "достойному" кандидату. Ну или сначала национализирует, а потом отдаст. Конкретный порядок действий тут как раз несущественен. А у Агренева к этому времени не останется нормального механизма воздействия на "Стандарт Ойл". Впрочем, это может быть и не Рокфеллер, а Ротшильды, которым вышеуказанная технология так и не досталась. Или англо-голландцы из "Роял Датч Шелл". И что тогда? Открывать фазу горячей конкурентной войны? В общем, над этим вопросом следовало еще раз как следует поразмыслить самому, и поставить вопрос перед аналитиками Концерна.
  
   Глава 2.
  
   К концу 1909 года частное расследование дела об убийстве Ивана Дмитриевича Сытина очередной раз зашло в тупик. Подвалы одного неприметного особняка на окраине Санкт-Петербурга транзитом на безымянное кладбище к этому времени уже посетило 3 французских гражданина и парочка русских из не самых законопослушных подданных. Первые являлись масонами ложи "Великий Восток Франции", причем один из них был в ранге мастера. При этом одновременно двое из них имели отношение к формально распущенным "Продамету" и "Продуглю". По результатам расследования выходило, что ни одна из озвученных структур не заказывала ни Сытина, ни самого князя Агренева. Вообще. Заказа не было, как и приказа, хоть недовольство фигурой Агренева среди французских верхов бродило, но явная близость князя к русскому Императору, видимо, удерживала эти структуры от выдачи приказа на ликвидацию.
   Выходило, что некто, кого многие французские масоны знали как Жана Паради и своего брата-подмастерья, провернул всю операцию, воспользовавшись возможностями ложи, запудрив мозги другому ее члену, и замазав ложу участием его членов в убийстве Сытина. А потом этот якобы брат скрылся и никто не знал, где его искать. При этом даже мотив преступления оставался не ясен. Тут могла быть и месть за что-то и желание смертельно поссорить Агренева с ложей "Великий Восток Франции", дабы убрать неудобного князя потом чужими руками.
   Спецы Ивана Ивановича Купельникова чесали тыковки и пока пожимали плечами. По идее теперь кровь из носу нужно найти этого якобы Жана Паради, все это провернувшего, живым и пригодным к допросу. Вот только его больше года уже никто не видел. Вполне возможно, что он уже давно накормил раков Сены или иной французской реки. В общем дело приобретало признаки откровенного висяка. И это сильно злило Александра. Его, похоже, переиграли и чуть не столкнули с французскими масонами. Выйти живым из схватки с ними... В общем тут бы явно пришлось задействовать операцию "Мертвая рука". Причем скорее всего по независящим от него причинам посмертно.
   Не хитромудрые ли это британцы сыграли в одну из своих игр, подставив под удар чужую мощную структуру? Вот только кого бы спросить? Тут ведь ошибиться нельзя. Может это английская разведка. А может английские вольные каменщики? Или может это была акция английских Ротшильдов? Или французских... Такое ведь тоже вполне возможно. У кого спросить?
   Не отдавал, как выяснилось, приказа на ликвидацию Сытина и распущенный синдикат "Продамет". Сейчас в России в металлургической отрасли действовало три синдиката по продаже металлических изделий. Французский, бельгийский и германский. По национальности пришедших в Россию к конце прошлого века инвесторов. Французы и бельгийцы меж собой пытались сотрудничать в Париже через французские банки-учредители, но в России они делали вид, что соперничают. Впрочем, и соперничества в их отношениях тоже хватало. Избыток предложения на рынке черного металла и рамки, в которые оказались поставлены металлургические заводы иностранцев, полному сговору французов и бельгийцев за счет русских интересов немало мешали. От французов и бельгийцев сразу откололись немцы, поскольку иностранцам в России монополию в торговле металлургическими продуктами построить не удалось. А английская Юзовка вообще никогда не входила в ни в какой из синдикатов, предпочитая держаться обособленно.
   Задуманная Агреневым и нынешним главой Антимонопольного комитета Бородиным акция еще больше должна рассорить участников синдиката. Весной 1910 года предполагалось объявить, что каждый металлургический завод юга России с преобладающим участием иностранцев, что ранее попал под санкции Антимонопольного комитета, может по необходимости возвести на своем заводе еще одну крупную домну для увеличения своей доли участия на рынке. В качестве минимальной указывался объем домны, что ныне возводились специалистами Концерна 420 куб. м. Она же фактически получалась и самой дешевой, поскольку использовала только отечественные патенты и материалы. Посмотрим, что и как отреагируют иностранцы. В условиях избытка предложения металла еще увеличивать это самое предложение за собственный счет смогут только очень сильные игроки. Таковых только треть от ныне входящих в национальные синдикаты французских и бельгийских компаний. Остальным выжить бы.
   Вообще, конечно, эта акция Антимонопольного комитета несколько отдаляла то время, когда на русском металлургическом рынке верх опять возьмут именно отечественные компании. Но по целому ряду причин это послабление нужно было дать. Тем более, что не все было в пользу иностранных игроков. Еще в 1905 году Азовско-Донской банк "съел" принадлежащий бельгийцам Таганрогский металлургический завод. Прежние хозяева, спасаясь от банкротства, вынуждены были переступить русскому банку контрольный пакет акций завода. Потом банк начал подгребать под себя угольные компании. Впрочем, русским Азовско-Донской банк был частично. Во владельцах банка значились русские евреи, русские немцы, русские греки и просто русские. И еще 10% акций ушло на французский рынок. Но все равно банк держали русские по подданству владельцы во главе с Борисом Каменкой. Так вот у Таганрогского металлургического завода своего доменного производства не было. И сейчас руководство банка начало задумываться и приглядываться насчет собственного доменного хозяйства. Они теоретически могли его купить, а могли построить с нуля. Лучше и перспективней было бы построить нуля, а дешевле выходило бы хапнуть у кого-нибудь, доведя контрагента до банкротства. Какой путь выберет Азовско-Донской банк - неизвестно. Но то, что он заимеет свое доменное хозяйство, тем самым увеличив русскую долю на отечественном рынке, всем было очевидно. (Прим.: В РеИ банк выкупил в 1912 году у Государственного банка Керченский металлургический завод за 5 млн. руб.)
   В заканчиваюшемся году созрел новый скандальчик в русской экономике. Появление на отечественном рынке в немалых на сегодня объемах дешевых калийных удобрений из Пермской губернии всполошило германский калийный синдикат, который до этого являлся почти мировым монополистом в деле добычи и продажи калийных туков. Немецкие продавцы туков было попытались удавить нахального разрушителя германской монополии на русском рынке, но узнав состав учредителей русской компании-добытчика и конкурента тут же сдулись. Но не таковы германцы, чтобы просто так сдаться. Не получилось нахрапом, они, похоже, решили взять измором. Но и тут им ничего не светило. Бородин, занявший место главы Антимонопольного комитета, с подачи Агренева заранее протащил через Правительство указ, запрещающий иностранным фирмам и гражданам заниматься добычей калийных солей в Пермской губернии. Предложение немецкого синдиката о регулировании цен калийных удобрений в России тоже было отвергнуто. Ага, щаз! Подобным образом германцы пытались застолбить за собой долю русского рынка. Кому они тут нужны? Тут все идет к тому, что после ввода в строй второй шахты может возникнуть временный избыток калийных удобрений в России. Года на два-три до тех пор пока не вырастет внутренний спрос. А временный избыток калийных солей все равно придется ликвидировать путем продаж продукции на рынке внешнем. Так что договариваться с германским синдикатом смысла не имело. Теоретически у немцев еще оставался один путь, но долгий и трудный. А пока суть да дело компания "Агренев, Лазарев и Ко" заложила под Солью Камской третью шахту.
   В то время пока у германского калийного синдиката проблемы только начинались, у германских продавцов керосина и прочих нефтепродуктов перманентная головная боль продолжалась уже который год. Дойче банк и финансируемые им структуры находились в жестком, но вяло текущем конфликте с рокфеллеровской "Стандарт ойл компани" из-за германского рынка керосина. Три десятилетия назад Рокфеллер занял почти монопольные позиции на этом рынке и продолжал снимать с него сливки. Хоть и не такие жирные, как раньше. Американский керосин продавался в Германии сейчас вдвое дороже русского. А было время, когда разница достигала и три цены. Дойче банк при поддержке германских официальных властей намеревался выжать "жадного" американца с немецкого керосинового рынка. Вопрос ставился или/или. Или Дойче банк или Стандарт Ойл. Но даже если объединить источники, доступные Дойче банку, Дисконтогезельшафт, Нобелям и компаниям поменьше, у немцев все равно не хватило бы ни нефти, ни керосина, чтобы окончательно выбить структуры Рокфеллера из Германии, насытив свой рынок. И тут, как говорится, начинались особенности. Даже германский банк Дисконт-гезельшафт, являвшийся откровенно ведомым в этой немецкой паре, не был заинтересован в окончательной победе Дойче Банка, поскольку в этом случае главные плюшки достались бы Дойче Банку. Князь тоже не видел смысла в окончательной победе Дойче-банка на германском рынке. В конце концов главный немецкий банк отвоевывает место под солнцем себя, а не для князя Агренева и барона Нобеля. Стоит Дойче банку победить, наверняка сразу начнутся притеснения компаний Агренева и Нобеля, требования потесниться по цене, условиям поставки и так далее. А, значит, нет смысла желать победы ни одной из сторон и чрезмерно форсировать нефтедобычу в Персии и Венесуэле. Это сейчас немцы готовы на многое. Концерн уже успел получить немало от этой керосиновой войны. Например, в России теперь можно строить неограниченное количество заводов бесшовных труб, а не два, как было оговорено ранее. И звать германских партнеров в акционеры трудных заводов теперь тоже не обязательно. Главное, пока на чужие трубные рынки не лезть, а на остальное немцы готовы закрыть глаза. А потом мы уже сами посмотрим, какие тут рынки "чужие", а какие нет.
   Война Дойче Банка со Стандарт Ойл была выгодна еще и России в том плане, что пока шла эта необьявленная торговая война, главному германскому банку приходилось напрягать свои усилия и ресурсы без шансов на немецкую победу. Списывать убытки и сдаваться на радость Рокфеллера банк не желал. А потому у Дойче банка оставалось меньше денег и возможностей по строительству железной дороги Стамбул-Багдад.
   У второго по величине германского банка "Disconto-Gesellschaft" в 1909 удалось отбить в свою пользу Сибирский Торговый банк(СТБ). Сам СТБ немцам был совершенно не интересен. Купив его акции, немцы собирались продержать их в своем портфеле год-два, а потом продать на Берлинской бирже, наварив 100%. А потом еще раз повторить операцию. Естественно просто так нельзя купить акции за номинал, а потом продать за два. Для этого эмитент должен был показать впечатляющие итоги работы. И эти итоги "на бумаге" должны были быть показаны с помощью наследника одного из главных владельцев СТБ - Михаила Альбертовича Соловейчика и менеджмента банка. Эти люди должны были нарисовать Сибирскому торговому впечатляющую прибыль и рост оборотов. В общем намечалась чисто жульническая схема. Но агреневский банк "Русский капитал", став одновременно с "Disconto-Gesellschaft" акционером Сибирского торгового, с таким вариантом жульничества не согласился. Князю Агреневу этот банк нравился и первоначальном виде, но без немцев, вороватых менеджеров и Соловейчика. СТБ занимал знатное место в Сибири. А потому осенью 1909 года в итоге с немцами договорились. Дисконт-гезельшафт ведь участвовал в качестве миноритария в персидских нефтепромыслах князя. Так что немцы продали свой пакет акций Сибирского торгового банка "Русскому капиталу", выручив свои 23% прибыли, немцы чутка увеличили свою долю в персидской нефти, а два высших менеджера сибирского банка и господин Соловейчик сели за решетку. Причина уголовного дела была несколько иная, но тоже достаточно веская. Причем все было реально и натурально. Невиновных среди севших на скамью подсудимых не было. А у банка "Русский капитал" к этому времени скопилось 38% пакет акций СТБ. Из-за раздробленности капитала по некрупным владельцам - это фактически был контрольный пакет. Найти союзников и тех, кто захочет передать "Русскому Капиталу" акции Сибирского Торгового в управление, и можно больше ничего не выкупать с рынка. Тем более, что 15%-й пакет акций Соловейчика теперь наверняка окажется лет на пять под опекой Госбанка. Именно столько лет грозило Михаилу Альбертовичу провести в тюрьме или лагере в Тобольской губернии за финансовые махинации.
   5 декабря 1909 года на Волховской ГЭС вступил в строй первый гидроагрегат, и ток пошел по ЛЭП в Санкт-Петербург. Вступление в строй первого генератора специально всемерно ускоряли. Так было нужно. Пусть в столице привыкают к доступности электричесской энергии. Зато второй агрегат вступит в действие наверно только месяцев через 9. А теперь Агренев раздумывал над предложениями энергетиков Концерна о том, чтобы вложиться в строительство ГЭС в верховьях Вуоксы. То есть вопроса вложиться или нет - не стояло. Стоял вопрос о том, когда это стоит сделать и какие производства придется организовывать на Карельском перешейке дополнительно, чтобы использовать энергию даже самой маленькой из Вуоксинских будущих ГЭС.
   На Урале сдвинулось дело по бериллию. Оно же изумрудное. За 9 лет, что французско-английская "Новая изумрудная компания" работала на русском рынке, добывая наши изумруды и арендуя у Кабинета территорию в 130 кв. верст. За это время область ее интересов сузилась до единственного Троицкого прииска. Все остальные прииски были оставлены компанией как не прибыльные. Причем иностранцы уже успели погореть в этом деле, набрать немало убытков и кредитов, и перманентно жаловались на нехватку средств, на хитников, на постоянные хищения драгоценных камней, "левых" скупщиков и прочие гигантские трудности. А теперь еще и постоянно задерживая выплату арендных платежей. В общем, можно было бы и аннулировать концессию, но Кабинет пока решил с этим погодить и попробовать отдать один из оставленных иностранцами приисков - Мариинский другому концессионеру. А чтоб "Нью Эмеральд Ко" не донимала и не бузила, ее хозяев припугнули разрывом концессии и выставлением большого штрафа за неисполнение контрактных обязательств. А там действительно было чем пугать. Управляющему Кыштымским горным округом удалось договориться с уральским предпринимателем, разрабатывающим неподалеку месторождение асбеста, - старшим Поклепским-Козелл - Викентием Альфонсовичем. Порядок сотрудничества должен был быть примерно таким. Концерн осуществляет финансирование добычи и техническое оборудование прииска. Поклепский-Козелл осуществляет сам процесс добычи, скупку камней и прочие операции. По итогам происходит дележ прибыли или результатов добычи. Изначально в тех местах Концерн интересовала только бериллиевая руда. Бериллий нужен был для выделки бериллиевой бронзы. Однако специалисты Концерна уже много лет имели обширные связи с огранщиками и ювелирами. Не по части изумрудов, правда, а по алмазам и всяким разным камням из индийского клада. Но не суть важно. Более того у Концерна на данный момент имелись аж целых 7 собственных ювелирных мастерских. Так что теперь Концерн уже интересовали драгоценные камни и сами по себе. Не то, чтоб в очень большом количестве, но тем не менее. В общем, процесс добычи в уходящем году запустили, а там будет видно. Удалось справиться с главной бедой изумрудных приисков - большим водопритоком, благо опыт имелся и оборудование. И с остальным справятся.
   В ноябре для России произошло еще одно весьма важное событие. Империя вошла в тесный круг государств, в которых прочие страны заказывают постройку боевых кораблей. 16 ноября две российские судоверфи - "Невский завод" и "Наваль" подписали договоры на поставку 4 эсминцев типа "Бравый" для аргентинского флота. К этому времени сам головной эсминец и три его собрата уже были приняты на вооружение. "Бравый" с новыми винтами показал на мерной миле скорость 28,06 на номинальной мощности турбин. А максимальная немного не дотянула до 29 узлов. Не слишком отстали от него по скоростным показателям и три первых серийных корабля. Эсминец получился зубастым: 800 т. водоизмещения, три 4-х дюймовых орудия, 2*2*18" торпедных аппарата, и с запасом торпед, крейсерская скорость 17 узлов, ... И т.д. Вообще по-хорошему эсминец уже не был самым быстрым, самым мореходным или еще каким-то самым-самым. Он даже вышел несколько тесноватым для экипажа. Но по совокупности качеств тем не менее аргентинцы все-таки выбрали русский тип "Бравый" и заказали в России постройку четырех кораблей. Более того аргентинский флот хотел заказать в России постройку еще трех новейших подлодок, но Сандро отказался продавать эти подлодки, которых у самой Империи еще в строю фактически нет ни одной. А южноамериканцы не захотели брать уже хорошо освоенную серию типа "Щука". Посмотрим, кто первый в итоге уступит. Хотя вполне может случиться, что аргентинцы закажут подлодки в Германии.
   В том же месяце случилось еще одно важное событие. Во Владивостоке была заложена пара эсминцев типа "Бравый". Казалось бы, подумаешь. Но это не так! Это были первые боевые корабли, которые не просто собираются из комплектующих, доставленных из западных районов Империи, а именно строятся с нуля на Дальнем Востоке. И пусть пока значительная часть внутренней начинки приходится везти из европейской части страны. Главное начало положено. Дальше будет проще. Наверное. До этого во Владивостоке с нуля строили только небольшие паровые траулеры. И вот свершилось! А вообще, конечно, многое еще нужно построить на Дальнем Востоке. Многое...
   В конце ноября пару подлодок типа "Щука" заказали у Николаевской судоверфи Концерна китайцы. И скорее всего закажут потом еще пару. Китай, похоже, решил реанимировать свой флот. Японцев они теперь вроде не боятся, и флот им вроде как теперь нужен. В итоге в Германии китайцы заказали крейсера, в Британии миноносцы, а в России подводные лодки. Выбор, конечно, дурацкий, но это китайский выбор. Пусть их.
   Вообще Концерн не только сам подводные лодки строил, но и другим их строить помогает. Недавно экспедиторы Гриши Долгина на пару с контрразведкой помогли британцам. Впарили шикарную липу - эскизы артиллерийской подлодки и некоторые расчеты. В общем на выкраденных якобы засланным казачком эскизах кораблестроителя Бубнова подводное бронированное веретено водоизмещением в почти полторы тысячи тонн кроме торпед несло восьмидюймовое орудие в 45 калибров в неподвижной рубке. Эврика настоящая, если, конечно, не знать, что это изначально полная бредятина. Между прочим иной истории что-то подобное вроде бы было построено. И в этой теперь тоже наверняка будет. Раз уж русские, чей подводный флот имеет реальный боевой опыт, проектирует подобные подлодки, то может и Королевскому флоту это не помешает? И если у русских в финансовом плане имеются проблемы, которые могут не позволить реализовать желаемое, то Британия для Королевского флота денег не жалеет, ибо он для Империи, над которой не заходит Солнце, есть альфа и омега. Глядишь, какому-нибудь британскосу адмиралу такое точно понравится, и он разработает тактику боевого применения для этих монстров. А может иностранцы додумаются и до подлодки, которая будет нести 12-дюймовое орудие. Вот тут насчет французов стоит подумать. Эти любители экзотических решений и откровенных извращений на такое вполне могут клюнуть...
   Но не только покорителями морских глубин занимался Концерн. За прошедшие полтора года после первого официального показа созданный на Урале конструкторами самолет "Дрозд" уже успел отметиться на всех более менее крупных иностранных показах, перелетах, соревнованиях и т.д. Он неизменно собирал призы и первые премии в денежном эквиваленте. Потому Концерн набрал пакет заказов на "Дрозда" со всего мира, который уже подбирался к полура сотням. Тут уже впору было задействовать для производства Воронежский механический завод, но он пока еще находился процессе строительства. Впрочем, дело на месте не стояло. Два первых десятка счастливых заказчиков летательного аппарата его уже получили. Иностранные конкуренты, конечно, не дремали, но пока им приходилось несладко. Все основные новации "Дрозда" были защищены патентами. Просто так не скопируешь. Кроме всего прочего пошел и еще один процесс - на "огонек" стали подтягиваться энтузиасты авиации. С Жуковском и его командой Концерн уже сотрудничал не первый год. А вот по результатам показательных полетов и соревнований удалось зацепить как минимум двоих будущих мэтров. Первым был Дмитрий Григорович. Он только-только закончил Киевский политех и подумывал продолжить свое обучение за границей, а тут ненароком случились показательные полеты "Дрозда" в Киеве, и Григорович "заболел самолетами". В общем, ни в какую Францию он не поехал, а приехал на Муромский авиазавод, где его зачислили инженером-стажером.
   Вторым стал Артур Анатра. Многого про этого эмигранта-итальянца Александр не помнил, но то, что Анатра к Первой Мировой войне создал в Одессе собственный авиазавод, память сохранила. Вот и сейчас одесский купец 1-й гильдии крутился у авиаторов и техников. Причем это ему было не зазорно. Он уже был болен автоспортом и до показательных полетов "Дрозда". А тут увидел самолет и "заболел небом." Анатра уже заказал себе в Муроме "Дрозда" в первой полусотне заказчиков. Вот получит он через месяц-другой самолет, полетает на нем, а там дело может дойдет и до подписания лицензионного соглашения на постройку самолетов.
   Вообще первый русский самолет свое название оправдывал. "Дрозд", как ему и положено, летал неторопливо и при этом громко трещал. Но несмотря на столь казалось бы нелицеприятное описание его главных внешних качеств, достойных конкурентов у него пока еще не имелось. Все, что могли противопоставить ему иностранные конкуренты, выглядело еще хуже. Поэтому пользуясь своим приоритетом в авиации, князь, как и в подводных лодках, решил подложить конкурентам свинью. Вторым типом самолета, который выпустит скоро Муромский авиазавод Концерна, станет модель М-2 с толкающим винтом. А уж сам Агренев как-нибудь в нужной компании обмолвится, что видит большую перспективу в подобных видах летательных аппаратов. Обмолвиться ему будет нетрудно. И тем самым часть первопроходцев авиации можно будет временно увести со столбовой дороги в будущее. Пусть иностранные конкуренты лучше строят самолеты с толкающим винтом.
   Ну и, наконец, удалось Концерну достичь того, чем мог гордиться князь Агренев, причем для собственной и отечественной выгоды. За последние пару лет удалось запустить автобусное сообщение как внутри городское, так и междугороднее. Теперь оно могло расти дальше само собой. С междугородним и так понятно, а вот с внутригородским имелась хитрость. Оно конкурировало в городах с трамваями и конкой. Суть дела в том, что постройка трамвайной линии требовало от инвестора немалых первоначальных капитальных затрат, которые начинались с пары сотен тысяч рублей. Нужно было положить рельсы на улицах, проложить провода, построить электростанцию, купить трамваи, ну и так далее. Более того, все крупные города Империи уже были в той или иной мере "окучены" желающими заняться этим бизнесом. Оставались города с населением менее чем 60-80 тысяч и преимущественно одноэтажный застройкой, где постройка трамвайных линий с точки зрения выгодности была не всегда очевидна. Да и горки, балки и прочие перепады высот, на которых исторически вольготно раскинулись русские города, не всегда технически позволяли строить там трамвайные линии. Так вот запуск отечественного автобусного городского сообщения решал сразу несколько задач. Концерну в общем случае отпадала нужда капитально вкладываться в городское хозяйство. Ну разве максимум на станцию техобслуживания автобусов. Одновременно понижалась и выгодность заниматься прокладкой трамвайных линий для иностранцев. Теперь любой технически подкованный купец с 25-30 тысячами капитала мог открыть у себя в городе автобусное движение и наращивать его по мере надобности. Либо он мог открыть автобусную линию между двумя или более городами. То есть Концерн не нес при организации вообще никаких капитальных затрат, а только получал прибыль с производства и обучения русских водителей и механиков. Для России с ее бедностью на большие капиталы это было отличным выходом для бизнеса и для Концерна, который лишними капиталами тоже не был обременен. Автобусы нынче выпускал не только АМО, но и еще три отечественных завода в основном на базе АМОвских платформ от 1,5 и 3 тонных грузовиков. Хотя тот же Дукс или Лесснер уже явно подумывали о собственных платформах.
  
   Глава 3.
  
   Германия вообще и немецкий Кайзер Вильгельм II в частности не могли не отреагировать на идущие консультации-переговоры между Россией и Францией. Ведь эти переговоры велись против интересов их Рейха. Только Германия свободно вздохнула от того, что ее с двух сторон вроде бы перестал окружать враждебный русско-французский блок, как, того и гляди, опасность войны на два фронта опять вернется. А поскольку Вильгельм, похоже, считал себя непревзойденным дипломатом в общении со своими родственниками в России, в Санкт-Петербург в марте 1910 года он явился сам. Он бы и раньше заявился, но раньше его там никто принимать не желал. Михаил вообще сделал вид, что сильно обиделся кузена. Не смертельно, но на послания Вилльгельма отвечал сквозь зубы. Не то, чтоб кайзеру послать в Россию было некого. Было, конечно, но... Канцлера фон Белова, который и намутил с русско-германским противостоянием в начале 1909 года, а потом не смог выйти из этой ситуации победителем, Кайзер с должности уволил после Боснийского кризиса еще в прошлом году. А возлагать все надежды на нормализацию отношений с Россией на новоназначенного канцлера Вильгельм, похоже, пока не хотел.
   На самом деле, конечно, Михаил не обиделся. Это он просто делал вид, что обиделся. Реально же Михаил II все больше становился политиком. А в политике нет места обидам. Просто за маской обиды Михаил намеревался скрыть голимый расчет, и заполучить с немецкого кузена всего и побольше. Очевидно, что Вильгельму было нужно расстроить новый вероятный франко-русский брак по расчету. А вот захотят ли немцы пойти дальше и заключить русско-германский союзный договор...? Тут имелись серьезные сомнения. Многие советники считали, что Вильгельм на это может пойти. Другие считали, что Вильгельм постарается на этом сыграть, но реально ставить на это не стоит. Они говорили, что Вильгельм приедет в Северную столицу только пудрить русским мозги. Третьи без вариантов были за союз с французами вне зависимости от того, что там будет предлагать Кайзер. Типа, уже подружили несколько лет с немцами, хватит. Проанглийскую партию, ряды которой последние годы сильно поредели, но в которых в последнее время наблюдалась какая-то нездоровая активность, вообще никто спрашивать не стал... У каждой группы были свое мнение и свое понимание момента. Но кроме всего прочего были достаточно сильны русско-германские родственные связи на самых верхах. Русские Императоры и Великие князья уже не один век присматривали себе супругов в германских землях. В то же время родственные связи в политике в последнее время за редким исключением роли уже не играли. Поэтому особо полагаться на них было чревато, если не сказать глупо.
   Пару вечеров подряд князь провел с Императором. Мишкину было очень интересно, что думает Агренев о вероятных союзах в Европе. А Александр и сам толком до сих пор не мог определиться, с кем России дальше идти и как это сделать. По-хорошему плюнуть бы на эту Европу, и пусть она сама себе варится в собственном соку. Но Европа, как и политика - вещь особая. Если ты не занимаешься ей, то она займется тобой. А это намного хуже. И выбор у России небогатый. Прям как в сказке: налево пойдешь - коня потеряешь, прямо пойдешь... Варианты один другого хуже. Ежели опять начинать дружить с французами, то через них потом придется дружить и с британцами против Германии. А что может быть хуже дружбы с британцами? Ну или иными словами - избавь Боже нас от таких друзей, а с врагами мы и сами разберёмся. "Сердечносу согласию" русские нужны, чтоб они всей массой воевали против германца до последнего русского солдата. А если у британцев получится, то и до последнего французского и бельгийского солдата. Такого добра Лондону ни капли не жаль. При этом с большой долей определенности можно сказать, что воспользоваться плодами победы России скорее всего не дадут. Ну, просто потому, как не для того же британцы войны мутят, чтоб Россия что-то там получила. Совсем не для того. Британцам нужно всемерное ослабление и России и Германии. И желательно частичное ослабление Франции. Последней для того, чтоб под ногами не мешалась. То есть если России пытаться выиграть войну в составе Антанты, то воевать придется сначала врагов, а потом еще бороться и против "союзничков". В этих условиях шансы на выигрыш весьма невелики. А вот потери для Империи в первую очередь финансовые окажутся столь велики, что никакой выигрыш войны их не покроет. Да и по-хорошему то с немцами воевать не за что. Нет у немцев чего-то такого для России, что требуется у них отнять.
   С другой стороны от Германии все-таки исходит нешуточная опасность. Германцы и австрийцы на пару покупают более трети русского экспорта. И они же потенциально могут перекрыть проливы - Датские и Черноморские, через который идет почти ВСЯ остальная внешняя торговля России. Сил у них на это хватит при случае. То есть вопрос Проливов Датских и Черноморских - это для России вопрос геополитический. Для контроля черноморских Проливов Германии нужно всего лишь контролировать стамбульские власти. Сейчас этого нет, но такое может случиться. Конечно, у России есть еще порты Архангельск, Мурманск и Владивосток с Порт-Артуром, но это речь ни о чем. Пропускная способность этих портов, как и путей, которые к ним ведут, очень мала. Да и об экономически выгодном экспорте/импорте через эти 4 порта при закрытых основных направлениях речь уже не идет. Об этой опасности России никогда нельзя забывать. А также предпринимать определенные усилия, чтобы подобных рычагов давления на Россию у Берлина не возникало. Именно для этого Россия работает сейчас с Болгарией.
   Второй вариант возможного оборонительного союза - это задружиться с немцами... Тут, правда, ждет еще большая неизвестность и как минимум в двух вариантах. А они, эти немцы, сами то захотят с Россией в союз вступать против британцев или нет? Сближение Германии и России уже имело место быть после русско-японской войны, вот только закончилось все Боснийский кризисом... А с ним исчезли все доверие и согласие между двумя странами. Как узнать, что там у немцев в мозгах?
   Пока германцы только скалят зубы на Британию, но воевать с ней сами совершенно не желают несмотря на все свои агрессивные высказывания. В этом случае с немцами России совсем не по пути. И, главное, с Берлином категорически нельзя дружить против Парижа. Стоит только проворонить и за месяц-полтора после похода немцев на Париж в Европе сменится гегемон. И тогда России по-любому рано или поздно придется воевать против этого нового европейского гегемона не только в собственных интересах, но и в интересах гегемона старого - английского, делая это к тому же за собственный счет. Вариант получается еще хуже первого.
   Лучшим вариантом для России наверно было бы потянуть время и занимать позицию в зависимости от ситуации, и чем дольше, тем лучше. А пока заниматься экономикой. Немцам же, как и французам, желательно как можно дольше пудрить мозги. Вот только еще бы изобрести способ, чтоб обезопаситься от кризисов, подобных Боснийскому. А то раз на раз не приходится. В следующий раз может и не повезти. Причем фатально. Но это по мнению самого князя Агренева. А Император пока ничего не решил.
   Кроме русско-французского и русско-германского взаимодействия на переговорах с Вильгельмом обязательно будет поднят вопрос Балкан. Тут ведь как? Еще не известно, сложится или нет новый союз наездника и осла между Берлином и младотурецким Стамбулом, а пока суть да дело Петербург уже урвал себе неплохого союзника в тех местах - Болгарию. Теоретически, конечно, эта страна - лимитроф. Но ежели крепко держать ее в ежовых руковицах, то это не страшно. С помощью Болгарии, а также Сербии в случае европейской войны Россия может преградить транзит между Берлином и Стамбулом. А ведь еще года полтора назад казалось, что это невозможно в принципе. Это в то время, когда немцы так упираются в свой железнодорожный проект Стамбул-Багдад. Сейчас Россия продолжает окучивать Болгарию, да так, что никаких серьезных дел болгарское правительство ни с немцами, ни с австрийцами пока иметь не желает. Все германские расклады на Балканах на сегодняшний день оказались битыми. Слишком очевидной оказалась поддержка Берлином Вены против всех балканских стран. Быстро такое не забудется, и немцы быстро не отмажутся от этого несмотря на активную прогерманскую пропаганду. Не поможет и то, что немцы таки ухитрились докопаться до того, кто устроил болгарам подляну с "оскорбленным чувством гордости осман" по отношению к их убиенному монарху Фердинанду. В Софии русские сейчас в несомненном фаворе, и наши позиции там весьма прочны.
   Правда, возникшая дружба между Россией и Болгарией сильно обеспокоила еще и британцев. Ведь ежели учитывать старую русскую идею-фикс насчет Проливов; Болгарию, как плацдарм для вероятного рывка к Стамбулу, и нежную любовь всех балканских стран к османам, то опасения джентльменов становятся понятными. Но предъявить Петербургу Лондон ничего не сможет, а опасения к делу не пришьешь. В конце концов все мировые державы играли на Балканах собственные игры краплеными картами. И что кому досталось на сегодняшний день, тот то и имеет. А вообше британцы сейчас развили активную дипломатию и в Европе и в российской столице. Но в Санкт-Петербурге пока их успехи были весьма незначительны.
   Следующим важным обстоятельством на Балканах является то, что французы на пару с русскими еще и Сербию оторвали от Австро-Венгрии. Вернее австрийцы сами испортили отношения с Белградом и теперь выйти из этого состояния не могут. А французы этим воспользовались, начав накачивать Сербию деньгами и оружием. За время таможенной "Свиной войны" между Веной и Белградом французы вкачали в страну около 30 млн франков. Но вообще стремно иметь отношения с этими балканцам. В той же Сербии после аннексии Веной Боснии и Герцеговины активно звучали голоса за войну с Австро-Венгрией по причинам, которые показывали все отчаяние сербов. Говорилось следующим образом. Если мы победим австрийцев, то отнимем боснийских сербов у Австро-Венгрии и их территорию. А если нас победят, то Сербию включат в таможенную границу Австро-Венгрии. Это тоже лучше. Терять нам нечего.
   Опять же за прошедший год греки отметились не слабо на пару с англичанами, которые стояли за известными греческими событиями. В общем предстоящий разговор между двумя монархами явно будет долгим и трудным. Ну как тут не попробовать накапать на мозги Вильгельму и заставить его засомневаться в выбранном Германией пути? Так что князь Агренев подкинул государю идейку, описал, чего и как хочет добиться, и Михаил согласился. Выгорит - не выгорит... Почему бы не попробовать? Кайзеру князь Агренев ранее был представлен, и собственно на этом все знакомство официально и заканчивалось. Однако наверняка Кайзер знал про Агренева намного больше. Все-таки князь - как-никак первый мультимиллионер в России. Монархи позвали Александра утром на третий день после приезда германского кайзера в Гатчину. Когда положенные по этикету расшаркивания закончились, Михаил сказал небольшую речь, тем самым включая князя беседу, и понеслось...
   - Да, Ваше Величество, мы прекрасно знаем, что Германия - великая держава, но на наш взгляд в последнее время она ведёт себя в Европе безрассудно.
   Вильгельм вскинул левую бровь, что, видимо, должно демонстрировать его удивление и произнес:
   - Вот как? Интересно. И почему же?
   Да собственно так и было задумано, чтобы немец задал вопрос.
   - Все очень просто, - как ни в чем не бывало продолжил князь, - для Германии то возможно ничего не изменилось, но это не совсем так. Сейчас мир воспринимает Германию как вторую европейскую державу по значимости. А ко второй державе, которая заодно претендует на то, чтоб стать первой на Континенте, приковано внимание всех прочих соседей. И особенно на ней сосредоточено внимание первой державы. Стать второй, а то и третьей, после того как она была гегемоном, Британия не пожелает никогда, а потому предпримет любые усилия для того, чтоб этого не случилось. И самый лучший для британцев вариант - это, как они и привыкли, столкнуть Германию с Россией, ослабить обоих, воюя чужими руками. А что делает Германия в это время?
   Кайзер с некоторой иронией спросил:
   - И что же?
   - Германия, насколько нам известно, рассчитывает провернуть хитрый трюк, рассчитывая стать первой, не вступая с Британией в открытый конфликт.
   - Вот как? Хмм! Интересно...
   - Конечно интересно. Нас бы это не слишком волновало, если б сей план не затрагивал нас напрямую. Но так уж получилось, что германский Генеральный Штаб посчитал и нас. План Шлиффена в обработке фон Мольтке-младшего предполагает, если говорить образно, что обедать германцы будут в Париже, а ужинать в Санкт-Петербурге. Нас, русских, этот вариант совершенно не устраивает. Не любим мы непрошеных гостей.
   Взгляд Вильгельма, направленный на князя, посмурнел. И было с чего. Какой-то русский князь вот так просто рассуждает о главном и совершенно секретном плане германской армии.
   - Да и сама идея, заложенная в план, на наш взгляд безумна. - князь продолжил свой монолог.
   - Она предполагает, что Германия поставит свою судьбу в зависимости от скорости движения своих войск в Бельгии и Франции. То есть судьба Германии зависит от того, успеет ли германская армия разгромить французскую армию до того момента, как Россия вмешается в конфликт. Это первое. И второе. В Германии почему-то считают, что если вы при этом не будете объявлять войну Британии, то и Британия с вами воевать не будет. Просто вызывающее заблуждение. Я бы даже сказал глупое. Чтобы европейский гегемон бесстрастно смотрел на то, как его соперник превращает гегемона во второго? Как я уже сказал, судьба государства ставится в зависимость от нескольких дней. Повезет - не повезет.
   Взгляд Вильгельма стал ироничным. Но он продолжал молчать и слушать.
   "Ага, сейчас я тебе еще иронии добавлю. Похоже, я где-то был не прав. Ну, да это ничего."
   - Нет, конечно, у ваших генералов все рассчитано. Причем все до последнего солдата, пары портянок и даже менталитета французского руководства. Великолепная штабная работа. Вот только общая идея не выдерживает критики. Ведь случиться может всякое: французские генералы вдруг загонят в мышеловку на корпус-два меньше, а на пути правого крыла германской армии их станет больше, чем рассчитывал германский Генштаб; бельгийцы решат, что толпы германцев в мышиной форме на их территории - это чересчур и проявят беспримерное мужество; парижские таксисты неожиданно проявят истинный патриотизм; пара мостов вдруг взлетит на воздух в самый неподходящий момент; русские вдруг начнут раньше, чем думают в Берлине... Да мало ли что еще! Есть даже такой закон подлости. Если неприятность может случиться, то она обязательно случится в самый неподходящий момент. Вы только не думайте, Ваше Величество, что мы так переживаем за Германию или там за Францию. Вообще-то нам и до вас и до лягушатников особого дела нет. Просто если вы решитесь на авантюру, то она обязательно затронет нас. А нас это совершенно не устраивает.
   Взгляд Вильгельма опять стал недобрым.
   - А кроме того, если Германия на пару с Австро-Венгрией и Италией, вдруг захочет стать главной в Европе, да и во всем остальном мире за чей-то счет, а значит и за наш, то получит Россию в качестве самого яростного и непримиримого врага. А такие войны русские привыкли заканчивать в столицах побежденных врагов. В Париже там или в Берлине. Не суть важно. Опыт имеется. Это не Корея какая-нибудь и не Япония. В таких случаях русские на принцип идут.
   - Князь, вы сегодня воинственны как никогда, - с ухмылкой заявил Вильгельм II. - Германия хочет мира. И я именно за этим приехал в Россию.
   - Знаете, Ваше Величество, я вообще человек мирный, хоть и оружейный магнат. Если вы желаете мира за счет России, то вы приехали не по адресу. Насколько мне известно, германские ястребы уже не прочь заполучить русскую часть Польши, значительную часть Прибалтики и Украину. Так вот за эти территории Россия будет биться на смерть. Не в одной войне, а пока не вернет назад, если случится их потерять. Россия при Императоре Петре I и последующих царях прорубала окна в Европу в Прибалтике и в Черном море не для того, чтобы опять оказаться отрезанной от торговых путей. И не для того, чтобы Германия "села" на русский экспорт. Ну и наконец, и Англию вы не сбросите с пьедестала, не вступая с ней в войну. Если кто-то думает иначе, то это иллюзия и утопия.
   Александр взглянул на своего Императора и продолжил.
   - Вы говорите, что приехали в Россию ради мира. А меж тем все это уже было несколько лет назад. И продолжалось до острой фазы Боснийского кризиса.
   Вильгельм не выдержал и закатил речь на минут двадцать о том, как он хочет мира и что нужно для этого сделать. Ну ничего, подумаешь всего-то какие-то 20 минут. Можно потерпеть и передохнуть. Когда Вильгельм сделал небольшую паузу, князь решил перехватить инициативу.
   - А ведь все когда-то началось, Ваше Величество, с того, что вы сами не захотели пролонгировать договор перестраховки. А потом недопонимание между странами только росло. Вы предлагаете мир? Ну так мы только "за". То есть нам нужно вернуться примерно к тем же условиям, что и были тогда. Я так понимаю... А если нет, то о чем тогда разговор?
   Потом опять пришлось выслушивать монолог главного немца. Теперь кайцер обращался в первую очередь не к князю, видимо, сочтя того излишне борзым и вообще лишним на переговорах. Ну, так и ладно. Потерпим. Когда Вильгельм в очередной раз иссяк, Агренев решил еще подкинуть дровишек.
   - Государь, - обратился он к Михаилу, - раз уж Германия считает, что ее обделили колониями и жаждет новых земель, может продать ему чисто польские земли?
   Вот это с Михаилом они не оговаривали. Ну разве что, что Мишкин уже привык к тому, что князь может что-нибудь эдакое отчебучить. Как только Агренев произнес первое слово, Вильгельм опять повернулся к нему и не видел, как от такого предложения у Мишкина дернулся глаз. А когда кайцер перевел взгляд на своего кузена в ожидании ответа, Михаил уже совладал с собой и, потирая щеку, задумчиво ответил:
   - Знаешь, Александэр, не вижу смысла это обсуждать. У моего доброго кузена не хватит денег, чтоб купить русскую Польшу. Когда я запрашивал у него возможность перекупить часть русских долгов в Париже, у него не нашлось и половины от этой суммы для того, чтобы всерьез говорить о дружбе между нашими империями. Польша - это ведь не какие-то там зачуханные Балканы. Это европейская житница, это развитые промышленные районы Европы. Самими немцами, кстати, развитые.
   Вот это было знатное унижение кайзера. Главного немца только что иносказательно в лицо обозвали босяком и голодранцем! Видимо, достал уже Кайзер Михаила своими хотелками. Причем, судя по всему, так оно и было. Германия могла выделить миллиард рублей, но не золотом и серебром, а продукцией собственной промышленности. Вот только миллиард рублей продукцией германской промышленности совершенно не заинтересовал бы французских держателей русского внешнего долга. Им подавай французские франки или русское золото. России кстати в таких объемах германские товары одномоментно тоже были совершенно не нужны. А Михаил тем временем продолжил:
   - Я вообще давно предлагаю кузену настоящий мир и дружбу. В конце концов только вместе Германия и Россия могут стать Великими. Но, к сожалению, кузен считает, что Германия может стать Великой и в одиночку. Ну или в союзе с Веной. По мне так это губительное заблуждение. И ладно бы. Мне то за Германию переживать смысла нет. Однако результат сего заблуждения может быть очень печальным для обоих наших Империй. Кстати вот у меня есть вопрос. Александэр, ты говоришь, что Британия гарантировано будет воевать против немцев? - переспросил Михаил - Так?
   - Несомненно, - кивнул головой Агренев. - Единственно британцы могут сначала постоять в стороне, если решат, что французы и русские вполне выдержат первый удар и без них. А потом в конце войны вступят в нее. И тогда они выиграют и войну и послевоенный мир. Такое поведение, кстати, для них весьма характерно. А до тех пор они могут торговать с обеими сторонами. Ну, и заодно мешать другим заниматься этим весьма выгодным делом.
   Князь прервался и отпил сока из бокала.
   - По моему мнению Германии нет смысла нападать на Францию или на Россию, ежели она вдруг рассчитывает стать европейским лидером. Почему бы немцам тогда уж не воевать напрямую с Англией. Причем несмотря на то, что флот - это весьма не дешевое удовольствие, морская война будет в разы дешевле сухопутной. Парадокс, но это так. И даже проигрыш в такой войне будет для Германии не особо страшным в отличии от сухопутной войны.
   - А что в этом случае будут делать французы и русские? - с ехидством переспросил Кайзер.
   - Французы наверно будут доставлять германской армии или германским пограничникам некоторые неудобства. Или даже не доставлять. Особенно если последует приказ из Парижа...
   - А он последует? - неверуеще хмыкнул русский царь.
   - Ну, а почему бы и нет? Если Париж правильно попросить, конечно. Не самоубийцы же они. Но первое время пострелять могут. И из пушек тоже. Но потом французы вполне могут начать изображать войну, а на потом и вообще замирятся. Я так думаю...
   - Я только не понял, почему морская война дешевле, - принял правила новой игры Вильгельм.
   - Вилли, ну это даже я тебе скажу. - ответил Михаил, - Война на два фронта и еще против Британии на море дешевой быть не может по определению.
   - Да уж, - подтвердил Агренев. - Тут еще вот какая штука. Последнее время бытует мнение, что война, речь о наземной войне, конечно, закончится в течении 3-6 месяцев. Ну, максимум в течении года. Последний срок называют потому, что в соответствии с этой концепцией за год войны сражающиеся страны совершенно перенапрягут свои экономики, и у них не будет иного выхода, как только заключить мир. На самом деле это тоже ерунда. Я бы даже сказал специально под брошенная идеологическая диверсия. Ну, вот, скажем, через год после начала в сухопутной войне немцы займут часть северо-восточной Франции. И еще на пару с Веной займут какой-то кусок на Балканах и в русской Польше. Я тут специально рассматриваю вариант в пользу нашего гостя. И что? Какая страна через год захочет заключить мир? Ну, ладно. Пусть кто-то один захочет. А остальные? Что, так и заключат мир без аннексий и контрибуции? Бред! Ну или аннексиями. Как такая свора игроков с различными интересами может договориться о чем-то едином? Кто-нибудь обязательно откажется. А британцами вообще желательно, чтобы война не кончалась несколько лет. И в этом случае война продолжится.
   А потом Агренев обратился непосредственно к кайзеру.
   - Скажите, Ваше Величество, вы готовы вести войну на два фронта на истощение? Ведь в случае, если Россия присоединится к "Сердечному согласию", это для вас будет война против всего остального мира. Вернее против коалиции, которая будет обладать ресурсами всего мира. Вы надеетесь победить в такой войне? Как?
   По несколько растерянному виду Вильгельма было видно, что с надеждами у того было плоховато.
   - Но это еще не все! Что сделают с нацией, которую победители назначат виновной в начале самой страшной войны в мировой истории? А ведь это будут страны с разоренной войной экономикой. Это будут лидеры стран-победителей, готовые сделать все, чтобы такое никогда не повторилось. И это будет Британия, чье первенство в мире только что кто-то оспорил. Ужасы войны, ведущейся самыми совершенными способами, будут у всех перед глазами. Несколько лет самой страшной войны. Миллионы погибших, десятки миллионов раненых и калек. Что сделают после этого с немцами страны-победители? Как вы считаете, Ваше Величество? Что сделают с Германией британцы, которые не просто обязаны наказать дерзкого претендента, но и показать всем прочим, что будет с любым подобным наглецом? Они ведь добрые и цивилизованные только на словах. А все может окончиться концлагерями как в исчезнувших Бурских республиках. После самой страшной войны в истории никто против особо не будет. Ставить иллюзию, призрачный шанс на победу против вот такого итога... Я бы не стал. Нет в этом никакого смысла.
   Вильгельм сидел молча, замкнувшись в себе. Князь Агренев в своем монологе нарисовал слишком мрачные картины Апокалипсиса. Не то, чтоб Вильгельм не знал о чем-то подобном ранее. Но вот так все вместе и применительно к Дойчланду... Причем, к сожалению, картина вполне могла сложиться. С джентльменов станется.
   - Есть и еще одно, Ваше Величество. - продолжил князь после небольшой паузы. - Политики, особенно Императоры, обычно считают, что война не может начаться без их на то желания. Хотя в истории полно случаев, когда это было не так. Так вот война против Германии может начаться и вопреки Вашему желанию, Ваше Величество. На кону стоят слишком большие ставки. Стравить Германию и Россию, подрезать крылышки французам, развалить двуединую монархию, развалить и поделить Оттоманской Империю. Вы думаете, вы сможете отвертеться, если игру ведет главный интриган Европы и на кону стоят такие деньги? Более того, мы все смертны. Причем самое поганое, что мы смертны неожиданно. А насколько я помню, ваш сын, Ваше Величество, англоман. Вы думаете, что при своей англомании он не заведет Германию в ловушку, искусно подстроенную джентльменами? А в Германии все больше расцветает национализм и шовинизм. Когда придет время, может так статься, что даже лидеры, не желающие войны, вынуждены будут произносить патетические речи и отправлять своих сыновей и подданных на не нужную им войну. Наступает страшный век, Ваше Величество...
   С минуту собеседники провели молча. Озвученные прогнозы действительно не сулили Германии ничего хорошего. Однако потом Кайзер оправился и опять ехидным тоном спросил, обращаясь к своему царственному брату:
   - Ты говорил, Михель, что Россия может помочь Германии? Чем?
   Но ответ он получил не от русского царя.
   - Конечно, может. Вот только сначала Германии придется вернуть русским все долги. А их Берлин многовато наделал за последние годы.
   Вильгельм бросил недовольный вопросительный взгляд на Михаила, и тот качнул головой, соглашаясь с тем, что только что сказал князь.
   - То есть речь только про деньги, - не обращаясь ни к кому конкретно констатировал Кайзер.
   - А разве Германия задолжала только деньги? - невозмутимо проговорил Александр. А Михаил II только фыркнул и ехидно улыбнулся.
   Собственно на этом и закончилась встреча князя Агренева с двумя императорами. Михаил его скоро отпустил. А Вильгельм уехал из России на пятый день.
   - Знаешь, - поделился потом Мишкин мнением, - если первые два дня Вилли еще о чем-то пытался договориться, то последние два дня прошли почти безрезультатно. Он не стремился договариваться и был несколько задумчив. Так что какого-то результата ты своими речами достиг. А я постарался усилить эффект от сказанного тобой.
   - Так что, ни о чем не договорились?
   - Ну, почти. Разве что он уступил мне в паре экономических вопросов. Не слишком много, но и не слишком мало. И кстати отложил обсуждение по Груманту. Не стал выражать по нему никакого мнения. Так что подождем во что это все выльется.
  
   Глава 4.
  
   Германский Кайзер уехал к себе домой в фатерлянд, а князь Агренев вернулся к более привычным занятиям. Насколько качественно они с Михаилом запудрили мозги Вильгельму, покажет только время. В конце концов задачи обрести союзника для России путем убеждения Вильгельма перед собой князь не ставил. Да и невозможно скорее всего это. Имеется ввиду убедить за один раз. Главным было заставить Вилли сомневаться. Ну, а если Кайзер к тому же устроит в Генеральном штабе и армии чистку рядов в связи с якобы утекшей к русским секретной информацией о плане Шлиффена, то это тоже будет неплохо. В конце концов информация о плане Шлиффена у Александра имеет иную природу, нежели будут думать немцы. А пока через несколько дней после отъезда главного немца Михаил позвал князя проехаться на артиллерийский полигон.
   За последний год в русской артиллерии много чего произошло. По сути артиллерийская конструкторская школа в России только возрождалась. Поэтому несмотря на отдельные отечественные успехи конструирования постройку многих прототипов орудий по русским требованиям приходилось заказывать у ведущих иностранных заводов, а потом бодаться с фирмачами-иностранцами за то, чтобы отдать им заказ на изготовление как можно меньшего количества из необходимых стране пушек. Вот и сейчас немало разных моделей было заказано за границей и заодно еще отечественным заводам. А некоторые орудия уже были получены для испытаний.
  
   В 1909 году был построен и запущен Царицынский орудийный завод, а питерский орудийный недозавод был расформирован. Специализированное оборудование и персонал с него отправили на нижнюю Волгу, а постройки опять вернулись обратно к столичному Арсеналу. Не весь персонал захотел уезжать из Питера. Не весь. На переезд согласилось половина инженеров и офицеров, и две трети рабочих. Тут в плюс сыграло то, что переезд происходил еще во время экономического кризиса. И многим было не до жиру. Остальных необходимых рабочих и инженеров для нового завода набирали в обеих столицах, на уральских и новороссийских заводах. А набирать пришлось много. Мощность нового завода полного цикла должна была превосходить таковую у Обуховского завода раза в полтора. Не сразу, но спустя некоторое время. Окончательно переезд в Царицын завершился в октябре. Набранная на новый завод сборная солянка из инженеров и рабочих в единый заводской коллектив еще не сложилась. Видимо, поэтому до сих пор завод еще не произвел ни одного орудия. То есть отливались заготовки, нарезались стволы, точились детали, но ни одной пушки на выходе не было. Особенно тяжело было с литейкой и штамповкой. Литейного цеха, как и штамповочного, на Питерском орудийном заводе не было. Поэтому персонал в Царицын набирали отовсюду. Лишь бы дело знал. Оборудование на заводе стояло новое немецкое, непривычное. В общем конечной продукции пока не было, и когда она пойдет, никто не знал. Конечно, и заказы для Царицынского завода были не чета тем, что когда-то выполнял Питерский орудийный. 42-линейные и 6-дюймовые гаубицы, 4-дюймовые морские пушки ... В общем пока оставалось ждать.
   Артиллерию нынешний русский государь любил и понимал. Ну а что? Он ведь и сам на офицера-артиллериста учился. Но с выбором профессии у него не задалось. Пришлось Михаилу занимать место царя. Приехали они с Михаилом на полигон к пол-одинадцатому утра, где были встречены генерал-инспектором артиллерии Мрозовским и генералом Костырко, товарищем начальника ГАУ. Погода на редкость стояла вполне приличная. Температура была около нуля при переменной облачности с небольшим ветерком. Снег местами уже начал подтаивать. Чирикали всякие птички-синички. Весна все-таки, хоть пока и календарная.
   После встречи высокие лица начали обходить испытываемые орудия. Расчеты докладывали о характеристиках орудия, гости осматривали прототип и шли дальше. Первым осматрели принимаемую на вооружение 8-дюймовую гаубицу. Орудие было классического вида, но вот его ствол напоминал здоровенную стальную винную бутылку, отчего в целом у орудия был вид какой-то дурацкий. Но фирмА! Орудие от Круппа.
   http://www.landships.info/landships/artillery_articles/images/21cm_Versuchsmorser_4.jpg
   Орудие в калибре 210 мм принято на вооружение германской армией в количестве аж 8 штук. Кстати буксировалось оно универсальным гусеничным трактором Челябинского завода Концерна. Правда, далеко не каждый мост в провинции выдержит сцепку из трактора и орудия. Далеко не каждый! Армия намеревалась закупить 38 гаубиц, 18 из которых придется заказывать у самого Круппа. Только в этом случае будет доступна лицензия на выделку орудия на русских заводах.
   По окончании осмотра князь обратился к заместителю начальника ГАУ:
   - Петр Захарович, у нас ведь на вооружении имеется 6-дюймовая осадная пушка обр. 1904 года с полностью устаревшим лафетом. Ведь так?
   - Так, Александр Яковлевич, - с подозрением на какую-то каверзу ответил Костырко.
   - Его лафет, как мне кажется, устарел еще при принятии орудия на вооружение. Массы и мощность этой гаубицы и данного орудия примерно одинаковы. Потому у меня вопрос. А не стоит ли наложить ствол нашей пушки на лафет данного орудия? Или может быть даже ствол от морского орудия...
   - Знае..., - Генерал сначала наверняка хотел отфутболить сующего нос не в свое дело князя, но в процессе ответа ему пришла правильная мысль. И задумался он минуты на две, не принимая участие в обсуждении настоящего орудия. А потом, выйдя из задумчивости с потеплевшим взлядом, кивнул.
   - Да, Александр Яковлевич, здесь есть о чем подумать. Считать нужно и пробовать. Эх! Если бы не безденежье...
   "Ну, в общем, да. Денег армии не хватало никогда. Это проблема наверно хроническая и неизлечимая." - подумалось князю.
   После осмотра 8-дюймовой гаубицы Круппа и только что поступившей на испытания 11-дюймовой мортиры от Шнейдера Александр заметил неподалеку одну очень характерную пушку. Очень характерную и запоминающуюся. Хрен такую с чем спутаешь. В число представленных сегодня Высочайшему вниманию орудий пушка явно не входила, однако...
   Так оно и оказалось - горное трехдюймовое орудие от фирмы "Шкода". Специально создавалось под русские "пожелания". А австрочехи еще и от себя добавили возможностей. Орудие получилось разборное, 615 кг веса, угол вертикального наведения -9®/+50®, максимальная дальность 8.2 версты. Оно использовало снаряд от русской горной пушки обр. 1904 года с усиленным зарядом. Но с таким углом возвышения доступно и раздельное снаряжение. Только сделать нужно. Правда, три части из шести, на которые разбиралось орудие для вьючки, транспортировке в конных вьюках не очень соответствовали. Вернее вовсе не соответствовали. Разбивку по вьюкам делали под переноску мулами. По-хорошему тут уж ничего не поделаешь, если не переделывать лафет полностью. Колея была специально зауженна для возки пушки по узким горным тропам. Но есть несомненные плюсы. Еще бы им не быть? Орудие в иной истории впоследствии признавалось лучшей горной пушкой Великой войны и последующего межвоенного периода. А тут оно пока никем не признано и на вооружении ни у кого не стоит. Более того, ежели его сделать неразборным и с широкой колеей, то оно подойдет и для русской конницы. А то штатные русские дивизионные трехдюймовки для конницы тяжеловаты. А эти шкодовские трехдюймовки будут самое то. И по дальности выстрела это вполне дивизионное орудие.
   Рядом тут же стояла и упомянутая горная трехдюймовка от Шнейдера-Данглиза. И тоже очень характерного вида. Единственный плюс у нее - это то, что она нормально разбирается на части для транспортировки во вьюках. И вьюки эти посильны русским лошадкам, а не иностранным мулам. Вот только в иной истории во время Великой войны ее почти и не разбирали. Нужды не было. Так и катали на колесах вручную или в упряжке. В общем, о своих предпочтениях и о возможностях использования орудия от Шкоды Агренев настоятельно поведал своему Императору по дороге с полигона. Очень настойчиво. Фактически у этой пушки столько возможностей, что их все даже реализовать не удастся в условиях России, если только специально не постараться. А постараться крайне желательно. Мишкин даже хохотнул:
   - Что, Яковлевич, у тебя никак любовь с первого взгляда к "Шкоде"?
   Александр пожал плечами:
   - А хоть бы и так! И я между прочим на полном серьезе. Крайне желательно, чтобы в нее влюбились и другие ответственные лица. Те, от которых ее судьба тут у нас зависит.
   - А как же твоя пушечка, которую ты морпехам и в полки сватал? - ехидно переспросил Император.
   Да, к сожалению, поехидничать тут было над чем. С полковой пушкой, она же десантная, постройку которой инициировал и финансировал сам Агренев, у Мотовилихи не сложилось. Первый чисто самостоятельный блин конструирования у них вышел знатным комом. Орудие испытания провалило напрочь. А в ГАУ и на Обуховском заводе наверняка немало позубоскалили над излишне самоуверенным князем-меценатом, который сунул свой свиной нос в их калашный ряд. И про то, что несколько лет назад и сам Агренев и пермяки принимали активное участие в проектировании и выделке легкой гаубицы, все тут же резко "забыли". Тогда же ведь в этом сам будущий Император участие принимал! Не хухры-мухры! А раз и Михаил ехидничает по поводу пушечки, то ему уже явно успели не раз по этому поводу насплетничать.
   Как и подозревал Александр задачка с полковой пушкой оказалась очень заковыристой. И не зря у горной пушки Обуховского завода обр. 1904 года линия огня была специально занижена и пересекалась с линией боевой оси пушки. Ой, не зря. И не зря оружейники Круппа использовали для своего горного орудия того же года нестандартно легкий снаряд. Александр в своем техзадании на новое орудие намеревался повысить линию огня орудия и увеличить скорострельность. Правда, трехдюймовый калибр пермяки уже выбрали сами. Александр то изначально в этом был более скромен в своих пожеланиях. В итоге вышло то, что вышло. При выстрелах на малых углах возвышения новая пермская пушка ощутимо прыгала и сбивала наводку. Но это был далеко не единственный косяк пермяков. В общем орудие можно отправлять в музей косяков, если бы таковой где-то имелся.
   И тем не менее прок был. Идеей орудия заинтересовались и в ГАУ, и в Военном ведомстве, и морпехи, и Обуховский завод по команде Морведа. Желание получить пушку, которую можно достаточно легко катать по полю боя силами расчета, оказалось довольно большим. Прям даже странно. Как будто это не царская армия, а какая-нибудь совсем не русская. Германская там, али еще какая... Хотя, конечно, это не могло не радовать. В общем большие артиллерийские спецы взяли тайм-аут и решили подумать на эту тему. Вполне возможно, что они что-то надумают. Например, надумают калибр уменьшить. Те же лягушатники не так давно приняли на вооружение горную пушку калибра 65 мм. Ее вес как раз и укладывался в превословутые 25 пудов (409,5 кг). Правда, это без щита и с присущим французам выветром конструкторской мысли. В общем, подождем, посмотрим.
   Все это пронеслось в миг в голове Александра, но отвечать на подколку Михаила было нужно. Князь глянул долгим взглядом в глаза Императора.
   - Михаил, я ведь на полном серьезе это говорю. А так то пушки разные. Разного назначения, а также разного веса, разной дальности стрельбы и так далее. Так, например, Пермской пушке не было смысла придавать гаубичные свойства, хотя теоретически это возможно. Ведь если пушка все-таки будет создана и пойдет в войска как полковое орудие, то этим орудиям предстоит действовать не в составе батареи, а по одиночке. А где мы офицеров на каждое оружие возьмем? Так что судьба у полковых пушек в русской армии - стрелять недалеко и только прямой наводкой. Вот ежели мы лет через 10 или 20 разбогатеем на грамотных людей, то тогда можно будет и о полковых орудиях навесного огня подумать. А из австрийских орудий можно сделать дивизионки для конницы. И они по-любому будут работать в составе батареи.
   Мишкин только рукой махнул и буркнул что-то типа "Ладно, посмотрим". Но потом, как оказалось, спецам из ГАУ присмотреться к австроешскому орудию все-таки указал.
   У Морведа в свое время интерес к новой десантной пушке проснулся в первую очередь именно благодаря тому, что некий князь Агренев подогнал им со своего Коломенского завода большую десантную баржу. Ту, которая БДБ. Очень она морпехам пришлась по душе. Высаживаться на берег, почти не замочив ног и во всеоружии, это очень ценно! Все-таки главный корабельный калибр он далековато и сразу с ним не свяжешься. А десантная пушечка у морпехов на берегу будет всегда под рукой. Пока, правда, флот БДБ на вооружение еще не принял. Впрочем, Сандро уже гарантировал, что примет. Просто нужно еще кое-какие испытания провести и соблюсти некоторые бюрократические процедуры. Правда, не все было так шикарно, как представлялось Агреневу в самом начале. На больших перегонах в БДБ влезала только полурота морпехов в полном вооружении, пара десантных пушек Барановского или горных обр.1904 г. (других просто пока в распоряжении морской пехоты не было) и еще всякое по мелочи. А ежели нужно было перевезти морпехов с транспорта на берег, то в БДБ влезала полная рота. Правда, без пушек, но влезала. А кроме того у флота сейчас не было денег на то, чтобы запустить постройку этих БДБ. Желание уже было, а вот денег нет.
   Появилось у моряков и иное желание. Выражалось оно примерно так: а нельзя ли вот почти такую же, но раза в три-четыре повместимее? Александр обещал подумать, но пока еще не решил, стоит ли поручать конструкторам думать на эту тему или нет. Если у флота нет денег даже на БДБ, то зачем ему МДК (Малый десантный корабль)? Более того, МДК на малых открытых стапелях верфей Концерна в Николаеве и Выборге уже не построишь. Не влезут они туда. А большие стапели у Концерна и так заняты. Вот в том же Николаеве Александр был совсем не против закладывать по паре эсминцев в год. Но хрен там. Нет места. Хоть еще одну судоверфь строй. Ну и зачем тогда Концерну изобретать МДК? У флота между прочим со стапелями тоже плоховато. Казенные судоверфи уже все заняты. Ну, или почти полностью заняты. А раз так, то постройку будущего МДК вообще придется отдавать на сторону чужому дяде. К таким подвигам на благо кармана чужого дяди Александр был пока не готов. К тому же частные русские судоверфи секреты хранить в принципе не умеют. Так что вполне может статься, что первый МДК по проекту Концерна могут построить не в России, а где-нибудь в Англии или Германии. Патенты патентами, но в деле вооружений они не всегда работают, если их нарушает сильная держава. Да и соляровых движков для такой посудины у него все равно нет. Хотя нет, пожалуй, что всё-таки есть. На подходе 12-циллиндровая версия тех движков, что стоит на БДБ и новых подлодках.
   С Морским ведомством Концерн связывали и другие дела. Так, в январе этого года Морвед принял на вооружение новый карабин "Агрень-10" под патрон 7.62*45. И заказал Ковровскому оружейному заводу изготовление 26,5 тысячи карабинов, а также патроны для них. То есть через годик у Морведа и пулеметы и карабины будут под один патрон. Таким образом у морпехов и прочих моряков скоро будет единство по патрону для основного пулемета и карабинов.
   Вообще промежуточный патрон 7,62*45 был помощнее несуществующего здесь патрона 7.62*39 на 12.5%. И это при нынешних порохах. Через несколько десятков лет наверняка изобретут новые более мощные пороха, и при том же объеме гильзы патрон может стать еще более мощным. Это если будет нужно. Вообще Александр изначально хотел уменьшить калибр промежуточного патрона хотя бы до 7 мм. В конце концов стволы и пули под такой калибр Концерн производил на экспорт. Но воплотить желание в действительность не удалось. Требуемую убойную силу и останавливающее действие имела только 7 миллимитровая пуля с биметаллическим сердечником свинец+сталь. А вот пуля со стальным или свинцовым монометаллическим сердечником была хуже, если, конечно, не сильно извращаться в технологии. И ладно бы, но дёшево и массово производить биметаллические сердечники на имеющемся оборудовании пока не получалось. А когда это случится, сказать никто не мог. Может через год, а может через четверть века. Потому промежуточный патрон так и остался трехлинейным. Ну, а потом дальше уже пускай потомки решают.
   Чтобы несколько сгладить крайнее недовольство ГАУ и сухопутчиков поведением Морведа, который самовольно ввел для себя иное стрелковое оружие под нестандартный патрон, Агренев сделал заявление, что мощности Концерна, которые изготавливают промежуточный патрон - это отдельные мощности, и перепрофиллировать их под иное не получится. Вообще-то это было не совсем так. Ну, слукавил Александр немного. Но главное результат! Случилось то, на что и рассчитывал Агренев. Спецы ГАУ и Арткома быстренько прикинули что к чему. Действительно, ежели мощности под промежуточный патрон отдельные, то и хрен с этим Морведом. Хочет он нестандартный патрон уменьшенной мощности? Ну и черт с ним! Флот и морпехи все равно много патронов не потратят. Им этих отдельных мощностей Концерна хватит. Вот и пускай они себе плывут отдельно. Зато все накопленное оружие под русский винтовочный патрон и запасы патронов теперь опять достанутся Военведу. А это хорошо, поскольку по новым расчетам оказалось, что в стране производственных мощностей по выделке патронов опять не хватает, и нужно строить еще один патронный завод, а то и два. И раз Морвед с телеги свалил, кобыле, то есть Военведу, стало немного легче. Поэтому ГАУ, Артком и Военвед сняли свои протесты против принятия Морским ведомством вооружения под иной патрон нежели винтовочный. Типа, пускай сами что хотят, то и делают.
   Более того, нехватка винтовочных патронов в Империи грозила сильно увеличиться, поскольку Концерн наконец выставил на испытания ручной пулемет Браунинга с диском-блином под русский винтовочный патрон. Некоторая задержка с представлением пулемета Военному ведомству только на пользу пошла. Ковровские оружейники за это время устранили немало разных "блох".
   Между прочим, погранцы, которые до сих пор ходили под Министерством финансов, и имеющие на вооружении винтовку и карабин "Агрень", начали заинтересованно посматривать на оружие моряков. Новая Агрень была полегче старой, да и стрелять в сторону границы, как и 15-20 лет назад без особой причины погранцам начальством запрещалось. А тут патрон послабже, так что может быть и не будут столь строгими порядки в случае чего...
   Но главные битвы в Морведе происходили по иному поводу. Пока на столичных и Николаевской верфях строилась первое трио русских линкоров, а на Обуховском заводе тачали для них новые 12-дюймовки с длиной ствола в 47 калибров, в кабинетах Морского технического комитета не смолкали споры, какой быть второй серии линейных кораблей Империи. Голоса сначала разделились на три более менее равные части. Одни выступали за добавление к четырем двухорудийным башням еще одной - пятой, вторые - за 4 трехорудийные башни, а третьи - за увеличение главного калибра кораблей. Но похоже было, что по очкам победят первые. Этот вариант был проще, быстрее и экономичнее остальных. Однако к предложениям третьей группы тоже, похоже, Сандро отнесся со всем вниманием. По крайней мере техзадание на новые орудия 13,5"/47 уже разработано и отправлено адресату. Такой калибр был выбран в значительной степени потому, что еще в 1887 году у французов было принято на вооружение морское орудие 340мм/42. И в составе французского флота имелся броненосец, вооруженный такими орудиями. Правда, всего один и орудий на нем почему-то было всего три. Так что меньший шаг в увеличении главного калибра линкоров делать не имело смысла, а больший делать было страшно. А, ну, как не выйдет. Тем более, что даже для выделки орудий 13,5"/47 Обуховскому заводу придется строить новый более крупный мартен на 65 тонн, и уже на нем переходить на сталь с более высокими характеристиками чем сейчас. По-другому не получалось, потому как варить сталь для болванки внутренней трубы нового орудия сразу в двух старых 30-тонных мартенах не имело смысла. Деньги на постройку нового мартена уже запрошены, и даже кредит оперативно одобрен, а участок земли у завода есть. Для маскировки намерений от иностранных соглядатаев в документах новые орудия должны проходить как орудия береговой обороны. Маскировка не Бог весть какая , но хоть так.
   С окончания русско-японской кроме прочих новых веяний пошло еще одно. Поскольку половина крупных кораблей из потерянных в войну было утоплено торпедами, то с 1905 года в мировом кораблестроении сейчас большое внимание уделялось противоминной защите. И наоборот - минному и торпедному оружию. Так завод Лесснера начал выпуск торпедных аппаратов и торпед калибром 21", а еще два завода - новых более крупных и мощных мин заграждения. Что и как получилось у каждой озабоченной этими вопросами страны выяснится позже, когда в битвах сойдутся флоты.
   В конце прошлого года фактически закончилась совместная исследовательская работа химиков Концерна и Охтинского порохового завода на тему: можно ли делать порох из льна или конопли? Занимались ей специалисты аж с 1903 года. Ответ был получен. Да, можно. Причем из льна получается лучше. Но пока не нужно. В общем порох из льна получается лучше чем из конопли, но дороже чем из хлопка, и плохо хранится. То есть закладывать в мобзапас льняной порох нельзя. Однако все сразу поменяется в случае большой европейской войны. Цена иностранного хлопка тут же скакнет вверх, если он вообще будет доступен, а цена льна наоборот упадет, поскольку это чисто русский товар, а его вывезти на экспорт будет не так просто. Но вообще это был достаточно удачный для страны ответ. То есть порох у страны таки будет в случае войны несмотря на проблемы. И крестьяне нескольких губерний, в которых основная культура - лен, будут при деле. Ну, и наконец, купцы Рябушинские будут довольны. Они, тут, похоже, в союзе с компаньонами всерьез собрались монополизировать поставки льняного волокна на экспорт. И дай Бог, чтоб у них все получилось. А то цены на американский и прочий хлопок растут как на дрожжах уже дюжину лет подряд в отличии от льна. А между прочим Россия дает на мировой рынок 80-85% всего льна. Это в отличии от хлопка, выращивание которого не настолько монополизировано в одной стране как льна. И тем не менее.
   Результаты исследований о порохе были опубликованы в тематической прессе и немного приукрашены. Технологию и существенные моменты естественно никто не разглашал. Сделал это Агренев исходя из самых недобрых побуждений. Недобрых по отношению к вероятным противникам. Вот ежели Германия все-таки окажется во врагах России, то прочитав этот материал, германский Генштаб постарается получить данную технологию. Купит он ее или выкрадет - не столь уж важно. Главное, чтобы он ей воспользовался, потому как занятые льном посевные площади - это площади, на который не посажено зерно. С продовольствием у немцев в ПМВ в иной истории было очень хреново. А это еще одна гирька на весы. А то еще начнут немцы мастрячить пороха из древесной целлюлозы... Кому это нужно? Древесины у немцев достаточно в отличии от посевных площадей.
   В один хмурый мартовский день князь пожаловал по вызову к Государю. Когда главному вопросу перемыли косточки и решили его судьбу, Михаил вспомнил нечто и поинтересовался, не нужны ли князю Агреневу берданки в большом количестве?
   - Нет, не нужны. - ответил Александр. - Уже давно, кстати. Ковров их берет под переделку очень редко и только для тех людей, которых Концерн сам отправляет на жительство в Сибирь или на Дальний Восток. А к чему этот вопрос?
   - Да понимаешь, генерал Редигер жалуется, что у него склады переполнены. Вернее жалуется не он, а его заместитель по тылу. И сей генерал даже предлагает эти берданки сдать в металлолом. Их между прочим осталось еще 1 млн. 100 тысяч. Для ополчения нужны всего 350 тысяч. А остальные вроде бы как лишние. Но подобное нерачительное использование ресурса мне сильно претит. Вот я тебя и спрашиваю...
   "А ведь в иной истории "лишние" берданки, похоже, и правда отправили в мартен. Не зря же в Первую Мировую наши у союзников покупали даже ихнее старье. Своего то уже, видать, не было". - Князь Агренев сделал несколько глубоких вдохов и выдохов для того, чтобы не сказать государю лишнего в запале, а потом начал:
   - Думается мне, что ни одна страна, заменившая по перевооружению устаревшие винтовки на скорострельные магазинные, не оправила их в мартен. Ну, кроме совсем изношенных. И только Россия, похоже, желает быть в этом деле первой и единственной. А что, спрашивается, мы будем подбрасывать в колонии наших противников? Ну, или в другие интересные для России места. Или казна у меня для этой цели будет закупать новые "Агрени"?
   - Грхм... - издал кряхтящий звук Михаил.
   - А есть еще много иных предназначений для этого устаревшего, но еще вполне приличного оружия. Вот ты, государь, что будешь делать, если начнется большая война, а твои генералы просчитаются? Просчитаются с потерями оружия и возможностью промышленности произвести новые винтовки на какой-то момент времени. Вопрос понятен?
   Михаил понял, к чему ведёт его друг и согласно кивнул.
   - А потому, - продолжил князь, - крайне желательно обложить этого "тылового" генерала и его окружение агентами охранки и контрразведки. Тут с одной стороны все однозначно. Такому дураку в кресле зама по тылу делать нечего. Единственное, что следует выяснить, это: он сам такой дурак, или где-то там в качестве доброхота и подсказчика сидит вражеский шпион или агент влияния. А проблема нехватки складских помещений решается просто выделением средств для постройки новых складов. Заодно и крестьянские артели на отходных работах заработают...
   Михаил посмотрел внимательно на своего друга и задумчиво проговорил.
   - Тебя что-ли определить в товарищи Редигеру? Да нельзя. Коковцев от твоих финансовых запросов сразу повесится. А Владимир Николаевич мне еще пригодится. Ладно, я понял. Ты как всегда дело ты говоришь...
   Вообще и армия и флот при Михаиле как-то реформировались, для чего предпринимались весьма неслабые усилия в организационном, кадровом, учебном и иных вопросах. Но делалось это довольно неторопливо за исключением периодических всплесков активности, инициатором которых обычно являлся сам Михаил II. Но за очередным всплеском потом опять наступала фаза успокоения. А вообще больше доставалось армии. По-хорошему армия "победила" в русско-японскую войну только потому, что главное за нее сделал флот. Но полную победу флот одержать не смог, и армия ему в этом никак не помогла. Потому сейчас половина Кореи находилась под японцами, что начало создавать нарастающие проблемы для России. Забрать бы корейцев и всю Корею полностью под себя, а часть Маньчжурии отдать японцам. Увы, не получится. География не позволяет.
   1 апреля в Зимнем началось большое совещание по делам армии и флота. На повестке дня стоял вопрос состояния крепостей: сухопутных и морских. Армия и флот естественно годами готовят долгоидущие планы, и вот по этим планам должно было быть принято какое-то решение. Князь Агренев впервые присутствовал на подобном совещании в новой роли - личного советника Императора по промышленности. Совещание длилось три дня и потом... закончилось. А князь узнал много интересного и шокирующего для себя. Так, оказалось, что в крепостях числится несколько тысяч различных пушек, но большая часть из них это бронзовые пушки середины и начала века. В отличии от Агренева Коковцев об этом давно знал и, как оказалось, давно положил на эту бронзу глаз, дабы пушки эти переплавить, бронзу продать, а деньги пустить в доход казны. Флот и армия в основном считали эти орудия своим неприкосновенным запасом меди, и расставаться с ним не желали категорически. Правда, просто запасом эти пушки были не полностью потому, что к ним местами имелся черный порох и ядра. Ну и еще больше версию про запасы меди опровергало то, что большая часть этих запасов хранилась в крепостях западной границы. Как намеревались генералы во время войны извлекать медь из пушек в прифронтовой зоне или даже в окруженных врагом крепостях, не знали и сами генералы.
   Кроме медных в крепостях хранились пушки последующих периодов: образца 1867, 1877 и последующих годов. Ну, и припасы к ним. И что тут удивляться, что в этих условиях у армии не хватает складских помещений для хранения несчастного миллиона берданок?
   Берданка по сравнению с орудиями обр. 1867 года - это еще огого какой винтарь! Тем более, что личный состав крепостей пользованию этими орудиями никто не обучал. Вот такая петрушка. В общем, всю "медь" было приказано вывезти во внутренние округа, но Коковцеву ее не отдали. Как было справедливо замечено, не имело смысла переправлять этот металл в мирное время. Он сейчас дешев. А в случае большой войны цена на все цветные "военные" металлы резко взлетит.
   С орудиями обр. 1867 года и припасами для них было приказано разобраться и большую часть орудий, не представляющих военной ценности, отправить на утилизацию. Пока кроме орудий большого калибра. С ними приказано разбираться отдельно. С крупнокалиберными сухопутными орудиями в России и сейчас было не все слава Богу. И это ещё мягко сказано. Современных так вообще не было кроме нескольких образцов-прототипов.
   После того, как вопрос со старыми орудиями был решен, взялись решать с самими крепостями. И Морским и Военным ведомствами были подготовлены обширные планы по модернизации крепостей на границах Империи. Цифры необходимых затрат обоих ведомств в сумме приближались к полумиллиарду рублей. Это капитальное строительство и вооружение крепостей западных округов. Причем вооружение считали по минимуму в отличии от потребных строительных работ. Однако же после двух дней ругани победила рациональная точка зрения, которой придерживались и государь с князем Агреневым. Заключалась она в том, что сначала предполагалось потратиться на вооружение и боеприпасы к нему. Без этого шага смысла вкладывать большие деньги в крепости не имело смысла. Зачем их перестраивать, выкидывая сотни миллионов, если крепости будет нечем оборонять, поскольку к ним нет пушек и нет боекомплекта? Оно, конечно, лучше делать все в комплексе, но такие планы в русских условиях проверку практикой ни хрена не проходят. Единственное на что согласился выделить деньги государь, это на рассредоточенную фортификацию. Денег на нее уйдет не так чтоб очень много, вооружить можно относительно быстро, а подавить огнем быстро не получится. Морякам было пока вообще приказано ждать новых крупнокалиберных орудий. Но ждать им придется скорее всего не долго.
   Суть решений совещания заключалась в том, что приоритет отдан артиллерии и боекомплекту, а деньги в серьезное переоборудование крепостей не закапывать. Нет у Империи столько денег, чтобы их сейчас выбросить на это по сути бесполезное занятие. А заодно и злоупотреблений на строительстве меньше будет. Правда, из современных образцов вооружения, что уже производятся на русских заводах, для крепостей пока подходят только 6-дюймовые гаубицы, 42-линейные пушки и орудия меньшего калибра. Больше пока ничего нет. Увы, нам.
   Под конец этого совещания был официально расформирован Особый запас. Это тот, который "тайно" копился на случай занятия Россией Босфора. Новых орудий в нем не имелось, а скорострельность орудий предыдущего поколения никого уже устроить не могла. Поэтому и смысл хранения этого неприкосновенного запаса потерялся. Таким образом Особый запас был расформирован, а орудия распределены в основном между сухопутными крепостями западной границы.
   Также после совещания Александр решил вопрос со своими минометами. Готовыми и уже даже пошедшими в серию на заводах Концерна "лично для себя" были - два 82мм и 120мм. А вот армия их еще не видела. Минометы было решено отправить на полигон Пермского орудийного завода, и туда же отправить высокую армейскую комиссию. То есть сделать все так, как сделали когда-то с 42-линейными полевыми гаубицами. То есть не афишировать, а спрятать пока подальше от ненужных глаз. От утечки информации о минометах в станы потенциальных противников это полностью не застрахует, но для введения вражин в заблуждение будут предприяты иные меры. 60-мм ротный миномет был пока не готов. У него имелись проблемы с дальностью и кучностью. Поставленную князем планку дальности в 1,2 версты при приемлимой кучности этот ротный миномет никак выдавать не хотел. Впрочем, даже если минометы и примут на вооружение русской армии, то их судьба еще не очевидна. Денег на то, чтобы вооружить батальоны и полки соответственно 82-мм и 120-мм минометами в казне нет. Сами то минометы довольно дешевые и боеприпас недорогой, но вот нужно его просто неимоверное количество. Однаео тут, похоже, просматривалось некоторое компромисное решение проблемы. А именно ... - не производить весь потребный боекомплект в запас, а строить заводы по производству боеприпасов. Так вроде бы получалось значительно дешевле. Вот только было непонятно, кто будет работать на этих заводах в военное время, если в мирное они в основном будут простаивать. Владимир Николаевич - Министр финансов, очень не любил подобные траты. Нет, можно было бы эти заводы не консервировать после постройки, но чем занять казенные чугунолитейные заводы и заводы взрывателей в мирное время, тоже было непонятно.
  
   Глава 5.
  
   Чем крупнее становится твоя компания, тем больше ей нужно денег. Это пока ты маленький, ты можешь обойтись без привлеченных средств. Но постепенно компания растет, и ты вынужден использовать все больше заемных денег. Чем крупнее становишься, тем больше возникает амбиций, и тем больше требуется брать денег взаймы. Можно, конечно, развиваться вдумчиво и постепенно, а не быстро и агрессивно, и тогда брать взаймы будет не обязательно. Но...
   Концерн князя Агренева для Российской Империи уже давно перерос рамки обычной группы компаний и наверняка был близок к тому, чтобы стать гхм... национальным достоянием. Ну прям как одна небезызвестная компания из иной жизни. Причем по относительным важности, оборотам и влиянию, вполне возможно, Концерн ее уже переплюнул. Но не суть важно. Важно, что проблема оборотных средств перед Концерном стояла весьма остро. Приходилось тянуть деньги отовсюду и любыми разумными путями: занимать у русских и иностранных банков, занимать их у своего банка "Русский Капитал", выпускать облигации, продавать акции, добывать деньги не самыми легальными путями. Ну и так далее. Даже приходилось иногда привлекать кредиты Государственного банка, что в обычной жизни доступно лишь единицам подданных.
   После того, как Концерну в прошлом году за небольшие в общем-то деньги удалось подгрести под себя Сибирский торговый банк, открылся новый для Агренева вариант раздобыть денег - воспользоваться деньгами вкладчиков купленного банка. Вообще в кризис начала века в результате гигантской волны грюндерства, захлестнувшей Империю, пострадало немалое число банков. Среди них числился и Русский торгово-промышленный банк. От прочих он отличался тем, что чуть не разорился несколько раньше других после банкротства своего "папы" - "железнодорожного" магната фон Дервиза. Банк был не маленький и довольно "старый" для России, которая возрастом своих банков похвастать не могла. Поэтому он и был спасен Государственным банком. А поскольку Госбанк занялся спасением сего банка еще фактически до начала экономического кризиса, то несмотря на большие долги Дервизов, санация банка закончилась успешно к тому моменту, когда другим претендентам это еще только предстояло.
   Вообще Русский торгово-промышленный являлся универсальным банком, имея под сотню филиалов по стране и два за границей - в Париже и в Лондоне. На 1910-й год банк не процветал, потеряв большую часть собственного капитала, но в то же время и не собирался загибаться. По-хорошему ему нужно было увеличить капитал хотя бы на 10-15 миллионов рублей. Тогда на фоне оживления в экономике Империи и добрых новостей о появлении нового крупного акционера в банк непременно потянутся новые вкладчики со своими деньгами. И вот за эти чужие привлеченные деньги стоило реально побороться. То, что в основном это будут деньги короткие, князю было совершенно неважно. Они то и нужны именно как оборотные средства. Вложив 15 миллионов своих денег, можно получить контроль над чужими 50-70 миллионами. А потом и больше. Да и собственные вложенные миллионы при этом никуда не денутся и будут в твоем распоряжении. Конечно, у банков существовали еще нормы выдачи кредитов на одного заёмщика, но когда это и кого из хозяев останавливало? Да и отдельные компании Агренева, входящие в Концерн, это юридически разные заемщики. Так что если не зарываться и не проводить излишне рискованную финансовую политику, то ничего плохого не случится.
   Вообще говоря, Министр финансов и глава Государственного банка уже давно обхаживали Агренева, намекая тому, что неплохо было бы помочь отечественной банковской системе. Правда, в первую очередь они имели ввиду другой банк, который требовал помощи, - Санкт-Петербургский частный. Но этот чисто столичный банк Агренева не интересовал абсолютно. У него за пределами столицы не было отделений. Ну и князю зачем такое добро? А вот в отношении РТПБ решение в Концерне принято и с начала марта начались необходимые действия.
   Если не ограничиваться 10-15 миллионами рублей, то солидный капитал для Русского торгово-промышленного банка можно было добыть путем ликвидации собственного банка на юге Франции. Имелся у князя таковой, в котором он являлся хозяином до поры тайно. Но раз о собственнике Марсельского банка знают французские Ротшильды, наверняка знает и еще кто-то. Тем более что последнее время там Правлению периодически начали вставлять палки в колеса и как бы между прочим намекали, что банк уже достаточно подрос, чтобы слиться с каким-нибудь крупным французским банком. Но вот так просто брать и поднимать лапки перед кем-то Агренев совершенно не собирался. Поэтому сейчас разрабатывалась финансовая афера. Будущий жирный покупатель банка должен заплатить продавцу, то есть князю Агреневу, через подставной швейцарский банк полную цену, но в итоге получить красивую упаковку с дулей внутри. Деньги банка и немалая часть денег его клиентов, вложенных в несколько интересных компаний, должны уплыть в неизвестном для будущих хозяев направлении и раствориться на русских просторах от Варшавы до самой до Формозы. Когда через год-два-три об этом догадаются, предъявлять претензии официально будет уже некому. А неофициально - пусть. Ничего новый обладатель банка чего найдет и не получит, потому как швейцарские банкиры пока отрабатывают деньги, которые они получают за полную конфиденциальность своих клиентов. К тому же такое поведение продавца не слишком противоречит сложившимся на рынке правилам большой финансовой игры. Ну а то, что какое-то французское семейство или группа семейств не привыкли, что их кидают, так это ладно. Не все же французам нагревать русских на бешенные бабки. Пора бы и обратный процесс подстегнуть.
   Совместить две эти операции по времени, внутреннюю и внешнюю, конечно, не получится. Да и пусть. 15 миллионов на полгода-год как-нибудь найдутся. Заложим какой-нибудь актив. Первый раз что-ли? В начале фазы экономического роста это совершенно не опасно. Даже притормаживать собственные запланированные проекты не придется. А еще... Впрочем, нет, об этом пока не стоит загадывать.
  
   Когда-то Агренев удивлялся, почему после "изобретения" Концерном Кыштымского процесса (в девичестве процесса Габера-Боша), то есть технологии получения аммиака из водорода и атмосферного азота, его не слишком донимают желающие приобрести лицензию на столь важную технологию. Изначально он рассчитывал немало на этом заработать. Причем поначалу желающие все же были. Вернее желающие купить по-дешевке. Но потом почти пропали и эти халявщики.
   В настоящий момент отсутствию крупных денежных покупателей технологии князь уже не удивлялся. Просто в настоящее время технология была особо не нужна никому. Существовали россыпи чилийской, индийской, китайской и прочих селитр, которые разрабатывались достаточно дешево. Эти месторождения контролировались в основном английским, и немного американским и германским капиталом. Для их разработки не нужны были большие капиталы. И сама разработка была простейшей. Бери и копай. Ну, почти. Кроме добычи селитры аммиак промышленно добывался при коксовании угля. Причем таких мощностей в мире можно было нарастить просто огромное количество. В мирное время они были просто не нужны, поэтому немалая часть коксовых батарей в мире не была оборудована для отбора аммиака и прочего добра. Это считалось не слишком нужным. Ну и, наконец, в-третьих, для получения синтетического аммиака нужно было много энергии. То есть нужны были электростанции.
   Законодателями мод и теми, кто контролировал месторождения селитры, являлись крупнейшие мировые державы. Зачем им тратиться на пусть и эффективную, но капиталоемкую технологию, которая будет к тому же убивать бизнес их же соплеменников в освоении подвластных им ресурсов? Это у России нет доступа к давно уже монополизированным месторождениям селитры. Поэтому казне приходится в мирное время покупать селитру у компаний потенциальных противников. У России также пока ограничена возможность управлением коксохимической отраслью в собственной стране из-за большой доли иностранного капитала в угольной и металлургической сфере. Так что Кыштымский процесс для России был в тему. Его использование понуждает Империю к индустриализации, модернизации и строительству объектов энергетики. А это дополнительные заказы собственной промышленности. И на то, что в первую и во вторую очередь под этой промышленностью значатся заводы Концерна, мы сильно обращать внимание не будем. В конце концов это могли быть и чужие заводы, если б кто-то этой отраслью озаботился раньше Агренева. А так прочей русской промышленности придется частично потерпеть хотя бы до того момента, когда не только Ковровский турбинный завод будет выпускать паровые турбины, но этим займется еще и казенный Балтийский завод.
   Да, вот приходится Концерну передавать технологию изготовления паровых турбин балтийцам. Ну да и ладно. Кроме этого казенного завода еще дирекция Франко-русских заводов в Санкт-Петербурге желала по дешевке разжиться лицензией, но увидела перед носом нехитрую композицию из трех пальцев. Эту свору халтурщиков, этот чирий столичный вырезать бы из тела Империи, да не выходит. Уж больно корешки глубоки.
   Объединение германских химических концернов было готово купить патент, но не лицензию. И довольно дешево. Дорого платить боши не хотели. Как не хотели платить полную цену и французские Ротшильды. Впрочем, теперь оказалось, что это даже весьма неплохо со всех точек зрения.
  
   В один по весеннему хороший день к князю пожаловал Аристарх Петрович Горенин, недавно сдавший свой пост в Русской торгово-промышленной компании, но оставшийся главой одной из спецслужб Концерна. Аристарх Петрович прошел к столу хозяина и грузно уселся на стул напротив Агренева. Да, старость не в радость, но ум у Горненина оставался таким же острым, как 20 лет назад. Он частенько подмечал то, что не замечали другие. Вот и сейчас он пришел не просто так.
   Горенин погладил рукой папку, которая наверняка скрывала в себе очень интересные сведения и начал.
   - Есть у меня для вас очень интересное дело, Александр Яковлевич. Возникло оно отчасти в связи с переселением еврейского народа из черты оседлости в Акмолинскую область. Люди не только переселялись, но и затеяли на месте себе всякие разные дела. Вы ведь знаете, что в киргизских степях имеется Спасский медный завод? Руды там очень богатые, и уголь рядом имеется. Но дорог к тому заводу нет никаких. Ну кроме как по степи. В таком разе где поедешь, там тебе и дорога. Это утрированно, конечно.
   Медные руды разрабатывались и проплавлялись на металл довольно долго купчихой - вдовой Рязанова. Да все никак ее управляющие не могли выгодно дело поставить. Вот она в конце концов и продала завод с все рудниками впридачу. Купила завод компания евреев-переселенцев. Четверо их там значится. Фамилии их вам ничего не скажут. Все четверо значатся как купцы второй гильдии. Ничего предосудительного в этом нет. Даже польза проглядывала. Почему бы новой компании не взяться за реальное производство, а не как обычно за "купи-продай"? Но вот дальше пошли неожиданности. На заводе и на приисках постепенно появляется немало иностранцев. Преимущественно англичан. Да и управляющий там новый. Тоже англичанин - Лесли Уркварт. Он до некоторых пор в Баку и в окрестностях делами занимался, а как англичанам законом от Антимонопольного комитета на Кавказе хвост прищемили, так он вон где оказался.
   "Вот оно как! Знакомая личность для уральцев. Отличный организатор и прохвост еще тот. А тут и медь и целый Карагандинский бассейн угля, включая коксующийся. Да и просто такие люди ВДРУГ на должности управляющего не оказываются. Любым иностранцам бизнес в киргизских степях запрещен еще с давних времен. Допуск только через Высочайшее разрешение. А эти, видать, решили прикрыться евреями. Кстати, я фактически за Уралом иду путем Уркварта, который у англичанина был в иной истории. Куплен Кыштымский и подгребен под себя Сысертьский горный округа. На Иртыше я залез в те же Экибастуз и Риддер. Не залез еще в Жесказган и Коунрад. Но не потому, что не хотел, а потому, что очень дорого и сложно. А в этой истории, значит, Уркварт полез в Караганду и Спасский медный завод." - Агренев кивнул Аристарх Петровичу, чтобы тот продолжал свое повествование.
   Но, как оказалось, основное было уже сказано. Горенин предлагал пока не прищучивать евреев и англичан. Они строят новое производство в степи. Вот и пускай строят. Какое-то прикрытие в верхах и на местах у них наверняка есть. И скорее всего покрывать их будут очень серьезно. Иначе бы столь нагло они не действовали. Трогать их пока не стоит, чтобы не насторожить покровителей. Ну, а как построят, так посмотрим, у кого крыша крепче: у англичан или у казны. Князь почему-то поставил бы на казну и на то, что все построенное за половину стоимости перейдет под опеку Горного ведомства.
   Между прочим это была не единственная подобная новость, связанная с взаимодействием между англичанами и евреями. Хоть семейство Гинзбургов и было вынуждено несколько лет назад переступить почти половину акций Ленских золотых приисков, которыми они владели в пользу казны, но подозрительные игры вокруг ленского золота, как оказалось, не прекращались. Вообще золотодобычу этой компании авансировал Минфин под 6,5 % годовых. Вот так напрямую, что было изрядной редкостью. Товар то был самый что ни на есть экспортный. Однако Гинсбурги считали процент слишком высоким и всячески надеялись его сократить. Вот они и нашли какую-то английскую компанию, которая согласится авансировать золотодобычу под 5% годовых. Но за это англичане требовали в залог акции самой компании. А что случается после того, как у компании, заложившей свои акции начинаются всякие трудности, особенно рукотворные, говорить наверно не надо. Но наверняка этим бы все не закончилось, а тут еще имелся правовой казус. По закону, принятому еще при Николае II, иностранцы не могли владеть акциями золотодобывающих компаний в России. И что получится с заложенными акциями в случае проблем у компании Ленских золотых приисков, так прямо и не скажешь. Ведь в этом случае акции должны перейти в собственность иностранной компании, но по русским законам она ими владеть не может. наверняка будет создана еще какая-то русская "прокладка", с помощью которой англичане и Гинзбург намереваются избежать этого противоречия. Да и вообще непонятно, зачем это Гинсбургам. Не за 1.5% процента годовых они для англичан намерены стараться. Явно какую-то махинацию в свою пользу готовят...
   В последний день февраля Министерство путей сообщения и Министерство промышленности и торговли дали совместное положительное заключение на доклад-предложение, поданный в прошлом году специалистами Концерна в Правительство. Суть доклада заключалась в перспективности постройки железной дороги от Челябинска на юг к Орску и далее. Ведь что получалось на данный момент? На восточном склоне южного Урала южнее Коркино крупной промышленной деятельности почти не ведется за исключением той, что ведет казна по реке Белой, в то время как севернее Челябинска жизнь кипит. Причина такого состояния скорее не в том, что на южном Урале нечего добывать, а в том, что там нет железных дорог и осталось мало леса, который до сих пор повсеместно используют в качестве топлива. А потому если построить железную дорогу от Челябинска до Орска, то в оборот войдут не только хлебные оренбургские казачьи земли южного Урала, но и сразу начнется доразведка и разработка полезных ископаемых. Вон в районе станиц Карталы-Бреды дудки угольные уже копали. Есть там уголек. Гора Магнитная ждет, когда до нее дойдут руки. Хотя конкретно она вполне может и подождать. Да и вообще. Не бывает так, чтоб на севере было густо с месторождениями, а на юге пусто. Искали плохо. Не старались. Поиски полезных ископаемых обычно в горах с золота начинаются. Ну, так золотишко на речке Таналык и прочих моют. А после золота, обязательно найдутся прочие вкусности для геолога. Вот в целом такая мотивировка шла в начале документа. И продолжалась дальше.
   Но, как отмечалось в документе, ограничиваться доведением железной дороги до Орска не стоит. Ее стоит довести до соединения с железной дорогой Оренбург-Ташкент. И вот тогда уральский и сибирский хлеб можно будет пустить в Среднюю Азию. Туда же напрямую пойдет металл и прочая продукция уральских заводов. Более того, Правительство немало делает для того, чтобы в Средней Азии выращивали больше своего хлопка вместо хлеба. Вот и помощь этому. А хлеб с оренбургских и башкирских земель западного склона Урала тогда, как и ему положено по логистике, пойдет на экспорт южными маршрутами, а не в Среднюю Азию. Обратно из Средней Азии за Урал пойдут фрукты, хлопок и прочее сырье. Да и много чего еще. А ежели потом на втором или третьем этапе еще продлить железную дорогу до Гурьева или Эмбы, то на восточный склон Урала прямиком пойдут нефтепродукты Баку и Эмбы.
   Все в документе было неплохо завязано одно на другое и обсчитано. Ну и в самом деле, не строить же Концерну самому чугунку к Сибайскому или Гайскому медным месторождениях за собственный счет от Коркино. А за счет некоторого послезнания Агренев примерно представлял, где и что стоит поискать. Именно примерно. Он все же ни разу не геолог.
   Главная же новость в МПС это то, что Россия договарилась с Персией на строительство железной дороги на севере страны от пограничной Джульфы до Тегерана. Для этого персам придется выделять кредит под строительство, но и главный Персидский банк там тоже намерен поучаствовать. А уже потом планируется повести дорогу на юг Персии. Но это сильно потом. Тут бы нужно сделать так, чтобы английские и индийские промышленные товары не сразу хлынули в северную зону Персии, которая считается зоной влияния России, а наоборот, сначала попробовать потеснить английские и индийские товары в центре и на юге страны, насколько это вообще возможно.
   В Персии завелась еще проблема германского капитала. Прям как тараканы заводятся. Ага. такая же прусская и усатая. Последнее время он, то бишь германский капитал, начал проникать в Персию с юга и с севера. А еще хотел это сделать с востока. Тот же германский Кайзер в последний свой приезд в Россию очень желал, чтобы русские не препятствовали постройке ветки чугунки от Багдада к западной границе Персии. А заодно еще чтобы они же не препятствовали строительству главной Османской дороги - Стамбул-Багдад. И до кучи чтобы русские сами вытребовали у шаха концессию на постройку ветки от Тегерана до соединения с германской веткой от Багдада. То бишь чтобы русские своими руками подарили немцам вкусный Персидский рынок. Ага! За это Кайзер обещал на словах не строить железных дорог в Османской Империи к русским границам и не домогаться в Персии никаких концессий и политических привилегий. Короче, наглости немцам было не занимать.
   В таких условиях Михаил II мог пообещать немцам разве что дырку от бублика. Но ни до дырки, ни до самого бублика на встрече двух монархов не дошло. Дело дошло только до Агренева с его страшилками насчет будущего. И вообще нечего немцам в Персии делать. Пусть свою Оттоманской империю окучивают. Впрочем, теперь и непонятно, чья эта Оттоманская империя. Там нынче сам черт ногу сломит. Она скорее своя собственная, османская, где творится бардак, и где за влияние на местных борются много разных внешних сил. Концерн также пытался ловить рыбку в мутной османской воде. А именно коммерческую выгоду, поскольку на что-то другое расчитывать не приходилось. Что-то получалось, что-то нет. Единственное, что можно было сейчас точно сказать, так это то, что там нельзя быть в чем-то уверенным точно. Все могло поменяться если не за неделю, то за месяц, и непонятно в какую сторону.
  
   Глава 6
  
   Мартин Ганшек со своим товарищем Иржи Борняком нервно прогуливался по Кернтнерштрассе, на которой стояла Венская опера. У Мартина в кармане лежал пистолет, а у Иржи - револьвер и граната русского типа. Оказались эти двое там не просто так, а со вполне конкретной задачей. Их задачей было покушение на короля Австро-Венгрии Франца Иосифа I. Этот поганый старикашка, схоронивший уже трех своих официальных потенциальных наследников, сам умирать никак не хотел. А династию Габсбургов чехи не любили. Было за что. Просто большинство чехов династию не любили пассивно, но были, так сказать, и активно не любящие. Активных была небольшая горстка, которую и объединила Чешская Революционная партия, созданная в 1908 году. Особыми свершениям, к сожалению, Партия, в которой числилось всего-то полусотни членов, пока похвастаться не могла. И нужно сказать, что решительных людей в партии было немного. Мартин с Иржи были одними из самых решительных. Но сейчас Мартину было страшно. Иржи, похоже, находился в таком же состоянии. Орднунг, веками прививаемый в Богемии чехам, как бы протестовал против того, что они должны были сегодня сделать. Про Иржи вообще можно было точно сказать, что он бы с удовольствием провел время каком-нибудь венском кафе с чашечкой турецкого кофе и кусочком торт захер или яблочным штруделем. А может это был бы торт добош или кекс гугельхупф. Тут прям и не скажешь. Иржи сладкоежкой был с детства, и к 26 годам свою любовь к сладкому он не растерял ни на йоту.
   Неожиданно еще до окончания оперы из здания начали выскакивать празднично одетые особы мужского и женского полу, ловить извозчиков и покидать площадку перед входом. Некоторые из выбравшихся из здания собирались в кучки и что-то активно обсуждали, бурно размахивая руками. Поток, досрочно вытекающий из оперы, постепенно нарастал, а потом ко входу извне стали подбегать люди, и подъезжать кареты, не оставляющие сомнения в своей принадлежности к правоохранительной сфере.
   Мартин с Иржи дружно перекрестились. И не раз. Суета перед входом, похоже, означала, что их роль запасных в покушении на Франца Иосифа на этом закончилась. То есть, с монархом разобрались и без их участия. В конце концов это на собрании партии в присутствии товарищей и бойких подруг они были твердыми борцами за свободу Богемии и Моравии. Но на улице в ожидании кареты Императора что у одного, что у другого явно подрагивали коленки. Перед товарищами они бы никогда в этом никогда не признались. Но вот так наедине друг перед другом, стоя на улице... Мартину казалось, что на него обращают внимание все прохожие... В общем, они себя чувствовали очень неуютно. Как так получается у поляков, подкармливаемых венскими властями, что борются с русским самодержавием, идти на смерть?
   Тем временем к зданию Венской оперы подкатили два автомобиля. Из главного входа на одеяле или шинели, издалека было не очень видно, вынесли кого-то явно окровавленного, погрузили во второй автомобиль и моторы сразу же двинулись по улице, на которой они находились.
   - Матка Боска! - по-польски прошептал Иржи и еще раз перекрестился. Поляком он был на четверть - по деду. Мартин с ним полностью солидарен, хоть и был отличии от Иржи протестантом. Ежели венского сатрапа угрохали без них, то стоит только возблагодарить Господа и его Пресвятую мать. В этом случае от них не потребуется принесить свои жизни на алтарь свободы.
   О взрыве в Императорской ложе Венской оперы в европейских столицах узнали в тот же вечер благодаря телеграфу. И кое-кто точно знал, что шансов у короля после взрыва спинки кресла не было никаких. Зажился гаденыш на этом свете. Причем по мнению некоторых зажился он более чем на полсотню лет, в течении которых он доставлял бывшему союзнику и спасителю одни непременные проблемы.
   Иногда создавалось впечатление, что платить за все австрийский император начал еще в этом свете. Его младший брат Максимилиан, влезший в свое время на мексиканский трон, был в 1867 году был расстрелян мексиканцами. В 1872 году умерла влиятельная мать Франца Иосифа - София, а через шесть лет -- его отец Франц Карл. Семейные отношения Франца Иосифа с женой Елизаветой со временем окончательно расстроились. В 1898 году императрица Елизавета Баварская была убита в Женеве итальянским анархистом. Единственный сын и наследник Франца Иосифа кронпринц Рудольф, то ли застрелился в 1889 году в замке Майерлинг, убив перед тем свою возлюбленную баронессу Марию Вечера, то ли там было совершено политическое убийство.
   Да и вообще немало людей желали, чтобы старый монарх помер до назначенного ему судьбой времени. Но некоторые были еще не против того, чтобы на австрийский трон взошёл именно нынешний наследник двуединой Империи, а не какой-то иной. Франц Фердинанд по счету был четвертым наследником погибшего короля. В отличии от своего покойного дяди нынешний наследник обладал массой потенциальных достоинств. По крайней мере с точки зрения некоторых. Он был последовательным сторонником триединой. Ну, той, которая лоскутная. В этом он был готов идти напролом против венгерских парламента и правительства, которые ныне управляли всеми прочими западными славянами и румынами за исключением чехов и боснийцев. А также и против собственного рейхсрата, если потребуется. (Прим.:Рейхсрат (нем. Reichsrat, Государственный Совет) -- двухпалатный законодательный орган, парламент "австрийской" части Австро-Венгерской монархии). Сербов кстати новый король не любил. Да их и особо не за что было любить австрийцу. Но создать в Империи третий центр власти - славянский, Франц Фердинанд намеревался точно.
   То, что любая попытка изменить порядок вещей в двуединой, грозила немалыми потенциальными катаклизмами, принималось наследником как само собой разумеещееся. Типа, что тут поделаешь? Нужно просто пережить это, и все наладится. К тому же Франц Фердинанд не любил дел, сделанных наполовину, и не очень любил компромиссы. Таким образом для приведения дунайской монархии к новому порядку новому Императору нужно было немало времени. А потому Францу Фердинанду нужен был довольно долгий мирный период и никаких внешних войн с прочими катаклизмами. И уж точно он не желал воевать с русскими. Именно поэтому он не любил местных "ястребов". Они ему сейчас были категорически не нужны. Ну, разве что в качестве пугал. Впрочем, нежелание большой войны новым монархом не касалось мелких победоносных войн. От такого не откажется ни один самый миролюбивый политик.
   А убиенный Император... Как впоследствии излишне патетично написала австрийская газета "Neues Wiener Tagblatt", наш Император был великим человеком. Он смог оградить свою Империю от посягательств почти всех европейских стервятников. Именно поэтому, к сожалению, невозможно по принципу "кому выгодно", выявить того, кто организовал это покушение. За 60 лет правления Франца Иосифа I в Европе наверно не осталось ни одного государства или важного политика, кому бы он не дал отпор. Несомненно, делал это он на благо собственной империи. Данный факт не подлежит никакому сомнению. Но опять же именно поэтому вряд ли нашего бывшего монарха за границей кто-то будет поминать с благодарностью. Это доля всех великих людей. Простым смертным не понять мотивов их поступков, а враги в бессилии могут только скрежетать зубами. Видимо, кто-то не захотел ждать, когда Великий монарх закончит свой путь на земле естественным образом. А может быть он кому-то еще только должен был мешать впоследствии. Не угадаешь. Единственно кому не выгодна смерть старого монарха - это Вильгельм II. И то это не на 100% точно.
   Через месяц у Чешской революционной партии начались большие неприятности. Поэтому активным ее членам, кто успел убежать, пришлось перебраться во Францию, Италию или Россию. Кстати уже несколько потом некоторым партийцам стала известна одна любопытная информация. Будто бы к руководству партии за неделю до покушения на Императора обращались те, кого их вожаки с большой долей вероятности определили как русскую тайную полицию. Именно из-за вероятной принадлежности дела с ними революционеры иметь не стали, хотя те люди предлагали в принципе неплохие деньги за организацию акций протеста и забастовок в Праге и других городах Богемии. Ни Мартин, ни Иржи так никогда и не узнали, кто "сработал" в Венской опере. Единственное им сказали, что это был наемный специалист-итальянец. А кто, что... Неизвестно.
   Вообще эта партия была создана не самым традиционным образом. Один из подручных Григория Долгина, отвечающий за северную часть Дунайской империи, под личиной английского мецената предложил в Праге денег одному типу - Изе Шнеерссону. Изя в молодости увлекался политикой и даже состоял в Бунде. За последние дюжину лет он от этого увлечения излечился и перебрался жить в спокойную Прагу, где легко стал добропорядочным Исааком Шнеерссоном. Но некоторые связи и привычки сохранил, подрабатывая на левых ничего не имеюших с законностью делишках. Ну, а меценаты - они всегда немного странные. Тем более меценаты английские.
   Собственно из-за бывшего членства в Бунде и некоторых других полезных качеств в 1908 году к Изе и обратились с предложением создать небольшую местную антиправительственную группу. А он не отказался. Ну а что? Предлагают 2 тысячи английских фунтов стерлингов сразу и что-то еще потом. Почему бы и нет? Недовольных чехов по окраинам Праги было немало. Да и в пивных, как нагрузятся, тоже. Чего-чего, а варить пиво в Богемии умели! Вот так за 6 месяцев 1908 года и была создана Чешская Революционная партия. Причем, нужно сказать, Шнеерссон действительно старался, а не брал первых попавшихся для количества и для предъявления заказчику. Но срок был поставлен малый, а деньги Изе срочно были нужны. В помощь Изе определили Яна Дубчака. Его с небольшой натяжкой можно было бы считать за настоящего чешского революционера. Вот только у Яна напрочь отсутствовали какие-либо организаторские способности. Совсем напрочь. Поэтому в их тандеме Шнеерссон был за главного, а Яна можно было считать за аудитора, проверяющего качество добытого Изей материала. И тут впору вспомнить пару афоризмов: "Вы даете нереальные сроки" и "Как вы нам платите, так мы и работаем." И было с чего. Даже Ян часто морщился от тех типов, которых к нему приводили. А это ведь были его соотечественники, а не соотечественники Изи.
   Изначально знающие люди охарактеризовали Изе заказчика как человека серьезного, который честно платит, но за обман в случае чего легко может и спросить по полной мере. В этих условиях на откровенный подлог и спектакль, в котором роли играли бы его родственники и знакомцы, Шнеерссон не решился. Вот и пришлось немало побегать по всяким злачным местам. Почему-то сочетание решимости и явных антиправительственных мыслей в характере Пражских чехов встречались нечасто. Прямо парадокс какой-то! Так что когда Изя и Ян предъявили заказчику подпольную организацию из 32 членов, заказчик разве что за голову не схватился. А затем стал нехорошо так посматривать на Шнеерссона. Заказчика в этот раз сопровождала троица типов, с которыми Изя предпочел бы никогда не встречаться. Таким человека прибить - это просто работа. Ничего личного. Сделали и дальше пошли. В отличии от четверых тупых быков, что числились в созданной им организации, эти тупыми явно не были. Вот изобретательными могли быть, но проверять это желания у Изи не возникло. Фактически спас Шнеерссона Ян, честно сказав, что ничего лучше за такое время они подобрать не смогли. Да и сочинения социалистов, анархистов и прочих классиков в Богемии почему-то спросом не пользуются.
   В общем, заказчик получил то, что ему дали. Изе тогда сказали, что он будет еще должен услугу. И если услуга окажется такого же качества, то больше никаких услуг Изя оказывать никому не сможет. Ни за деньги, ни за просто так.
   Что с делать с этим сборищем, с этой пародией на революционеров заказчики не знали. Но среди набранных все-таки нашлась пара перспективных типов. За прошедшие пару лет половина прежних членов отсеялась, зато в партию подтянулись новые более правильные члены. Но даже с обновленным составом непонятно было, как использовать эту организацию. Уж больно кукольная она была. А потому, когда подвернулось дело, то Партией решили пожертвовать. Типа, если повезет, она выживет. Ну, а нет, то и не жалко. Так что Чешская Революционная партия стала декорациями в Вене, а один итальянец - специалист и наемник стал стрелой, поразившей цель.
   Когда Шнеерссон совершенно случайно узнал, что сотворила созданная им группа, он не в шутку запаниковал. И к моменту, когда за чешскими революционерами начали приходить люди в штатском или в форме, Изя уже садился в Гамбурге на германский пароход, идущий в Америку. Пароходу до претендента на "Голубую ленту Атлантики" было так же далеко, как Шнеерссону до английского миллионера, но внутри посудина оказалась даже лучше, чем выглядела снаружи.
   На остров Эллис, расположенный в устье реки Гудзон в бухте Нью-Йорка, который был самым крупным пунктом приёма иммигрантов в США, сошел уже борец с русским царизмом и австрийским деспотизмом, защитник прав евреев, и жертва политических преследований в Российской и Австро-Венгерской империях и прочее и прочее Исаак Шнеерссон.
   Вообще-то легенда была шита белыми нитками и мало кого тут интересовала. Для Америки приезжие вне зависимости от национальности - это просто рабочая сила. В основном дешевая и неквалифицированная. Чего с ней нянчиться? С ней так и поступали. Рабочую силу, людей без накоплений отправляли в распоряжение "купцов". "Купцов" хватало всегда. Еще бы из было мало, если это была самая дешевая рабочая сила в Америке. Полурабы. Но Изе повезло и его заметили те, на кого он рассчитывал. Его соплеменники.
   Пару раз его принимали не в самых последних домах Нью-Йорка. Но потом то ли Шнеерссон сам прокололся, то ли случилось что-то еще, но политическим изгнанником в этих домах интересоваться перестали. Потом к Изе приходили еще пара типов и предлагали работу. И даже немного расписали, что нужно будет делать. Вот только такими делами он не занимался даже в России. Да и вообще он уже не мальчик, и играть в такие игры с властями он не хотел даже в компании своих единоверцев, как и бежать потом уже из третьей по счету страны. Поэтому Шнеерссон отказался. А затем и сам Иссак как-то потерялся в каменных джунглях. А может это было в техасских плантациях. Кто знает?
   Вероятно, кого-то мог заинтересовать вопрос, а хотел виновник всего этого безобразия отдавать приказ. Нет, не хотел. И что? Приказ отдан, дело сделано. И есть некоторая вероятность, что события в Европе пойдут по-другому. Менее кроваво. Да и сам Франц Иосиф уж слишком много задолжал русским еще с 1848 года. Правда, как известно, самые гнусные деяния совершаются из благих намерений. Так что князь здесь ничего нового для истории не изобрел.
   Как оказалось, это была не первая майская смерть монарха европейской державы. 2 мая 1910 года ушел из жизни король Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии, император Индии, мастер множества масонских лож и так далее Эдуард VII. На английский трон взошёл его сын Георг V.
  
  
   В Ирландии по сравнению с Богемией с оппозицией все обстояло с точностью наоборот. Людям Кутейникова удалось таки найти и сопротивление и его несгибаемых бойцов, готовых на все. Правда, в основном они только горели ненавистью к лайми, но мало что умели. Но зато были готовы учиться. Учиться всему - конспирации, тактике, взрывному делу, агитации и так далее. Причем потенциальный резерв только что созданной Ирландской Республиканской Армии был огромен. Ирландцы не забыли веков угнетения и рабства. Рабства натурального, когда в английские колонии Вест-Индии белых рабов с Изумрудного острова отправляли сотнями и тысячами. Не забыли, как вымирало население острова в середине прошлого века от того, что в Англии тоже было голодно и англичанам понадобилось продовольствие из голодающей Ирландии. Не забыли отобранных земель. Не забыли... Да много чего не забыли. Ирландцы много раз поднимались и каждый раз проигрывали. Потери населения были очень страшными. Сейчас ненависть была несколько притушена. Но надолго ли? В Ирландии ныне распорядились английские сэры по своему разумению, а ирландцы на собственной родине были в положении батраков. Единственно чего наверно точно боялись ирландцы - снова проиграть. В общем люди Кутейникова нашли тех, кого они искали. А ирландцы были довольны, что наконец нашли союзника, который хоть в чем-то может им помочь.
  
   Глава 7.
  
   27 сентября позже всех других Высших учебных заведений в Империи свои двери перед студентами распахнул Рязанский Имперской институт. Причина этого была банальна - здание не успели построить раньше. Но и так институт был построен просто в нереально короткие сроки. Правда, из всех зданий были доступны пока только главный корпус и южное крыло. Но это не страшно. Первому курсу остальные два крыла пока без надобности. А через год институт уж точно построят.
   Имперский институт должен готовить будущую элиту Империи - ее гражданских управленцев. Очень много родителей из самой что ни на есть элиты в процессе постройки института бурно возмущались, что столь важное для Империи учебное заведение строят в какой-то провинциальной Рязани. Они то желали видеть своих чад в одной из столиц. Однако Император остался непреклонен и тверд. Имперский институт будет именно в провинциальном губернском городе и никак иначе. Империя состоит не только и не столько из двух столиц. И управлять будущим управленцам придется скорее всего именно в провинции, а не в столицах. А кому что-то не нравится, так есть прочие университеты и институты. И, конечно, кроме детей высокопоставленных особ в составе первого курса было много юношей из разночинцев, показавших определенные способности и наклонности.
   Свет оказался недоволен решением Императора. Свету вообще все больше переставала нравиться политика Михаила II. Свет все чаще стал высказывать свое недовольство. А наряду с князьями, графами и баронами поднимала голову богатая буржуазия. И в будущем это могло стать проблемой.
   Григорий Дмитриевич Долгин стоял в задних рядах присутствующей толпы. По сторонам и чуть сзади него находились два дюжих экспедитора, настороженно посматривающих по сторонам. Вообще сегодня в Рязани ждали приезда Императора, но визит не случился. Михаил II задержался в Первопрестольной и будет только через два дня. Открытие института из-за этого приказано не откладывать. И так учебный год в новом ВУЗе начнется на месяц позже обычного.
   Данный институт в Рязани был далеко не первым, к коему Концерн имел отношение. В городе имелся еще один ВУЗ. К нему, к Рязанскому пединституту Концерн как раз имел отношения намного больше. Концерн, сам командир и некоторые из его команды выступили одними из спонсоров постройки Педагогического ВУЗа. А Имперский институт Концерн просто строил как подрядчик. Князь вообще привнес в технологии строительства немало. Сам же Долгин в этот раз приехал в Рязань больше по делам фармацевтического завода Концерна. А посещение Имперского института было просто совмещением с первой целью.
   Вообще и без Концерна Империя тратила с каждым годом все больше денег на образование. Впрочем, достичь показателей европейских стран России в обозримые сроки вряд ли удастся. Да и как это сделать, если 75% населения проживает в деревне? Тут задача не на одно десятилетие. С пацанами то нормально, а вот про девок у многих крестьян особое мнение. Типа, девок учить - только портить.
   Кроме Императора открытие Имперского института мог посетить Петр Аркадьевич Столыпин, Министр Внутренних дел, но его поезд задерживался по каким-то причинам где-то на дистанции от Пензы до Моршанска. Вообще после того, как Столыпин возглавил Министерство внутренних дел, стало окончательно понятно, почему он был обязан всплыть наверх при любой власти. Петр Аркадьевич был человеком неуемной энергии. В задачи МВД, которое он возглавил, входило не только "держать и не пущать". Министерство внутренних дел являлось еще и главным ведомством в переселении крестьян за Урал. И вот тут Столыпина пришлось даже придерживать за штаны. Министерство под его руководством разработало было обширную программу переселения малоземельных крестьян на Дальний Восток. Что уж там за источники сведений об этом крае были у Столыпина неизвестно, но то количество крестьян, которое планировалось по новой программе, дальневосточные власти в год переварить были явно не в состоянии. Более того крестьян средней полосы России нужно было учить хозяйствовать на Дальнем Востоке заново. Причем фактически насильно. Дело в том, что если в первые годы не заставить новопереселенца действовать не так, как он привык хозяйствовать в своей старой общине, а так как нужно именно тут, то скорее всего на новом месте у него на земле ничего не вырастит кроме травы и сорняков. Более того, поселенец скорее всего разорится и потом постарается вернуться в свою старую общину, разнося слухи о том, как паршиво жить на окраине Империи, оправдывая свою дурость. Так уж сложилось, что крестьяне в первую очередь верят такому же крестьянину, потом прессе и только потом официальным властям. А то, что это обратный переселенец неправильно вел хозяйство, а потому и разорился, как-то утекает из виду.
   В общем новых переселенцев нужно было заставлять работать по-новому. А в планах Министерства этого не было. И планы были прямо таки наполеоновские. Поэтому с подачи князя Агренева и еще пары высших чиновников конец июля и август 1910 года Столыпин провел в поездке по Дальнему Востоку. Там как раз в это время идет жатва и начинаются обильные дожди, которые жатве и прочему сильно мешают. В этот год в Приамурье, правда, обошлось без большого наводнения, но насколько может подниматься вода, ему часто на месте показывали. Переполненный впечатлениями в столицу вернулся Петр Аркадьевич с пониманием, что засылать переселенцев на Дальний Восток нужно осторожно.
   В этой истории не было Первой русской революции, а потому не было общественного заказа на новую группу населения в качестве опоры трона. Потому Столыпин не стремился обязательно разрушить крестьянскую общину, хотя прекрасно понимал необходимость ее модернизации. Вариант общественных хозяйств, общхозов, что в некоторых местах имелись во владениях князя Агренева вызывали у Петра Аркадьевича несомненный интерес. Ну, еще бы! В общхозах землю в значительной степени обрабатывали тракторами с машино-тракторной станции. Поэтому потеря тягловой скотины, которая чаще всего оборачивалась в общине для обычного крестьянина трагедией, в общхозах таковой не была и близко. Но вот загнать в общхоз "свободного" землепашца можно было только насильно. Или примером успешных соседей. К тому же кто-то должен купить трактора для МТС и обучить деревенскую молодежь на механизаторов. А все это требовало немалых денег и усилий. Потому и общхозов на всю Империю имелось пока всего 44. То, что идея общхозов явно перспективная, Столыпин видел. Но было совершено не понятно, как строить успешные и прибыльные хозяйства общхозов, если они требовали хорошего внешнего финансирования. Ведь с капиталами в Империи всю её историю было весьма так себе.
   В Санкт-Петербург Столыпин вернулся в первых числах октября, когда по всей стране подсчитывали урожай этого года и барыши. Судя по всему, либо прошлогодний рекордный год был повторен, либо до него не добрали совсем немного. А поскольку это был третий добрый урожай подряд, да и в Европе проблем с урожаем особых не было, то цены на сельхозпродукцию упали как внутренние, так и внешние. Этим не приминул воспользоваться Министр Финансов Коковцев. 3 урожая подряд по статистике доброго урожая на следующий год не обещали. А цены на зерно низкие. В общем, казна начала активные закупки зерна, заполняя казенные хлебные магазины и подконтрольные элеваторы. Все-таки 12-15 % годового экспорта хлебов казна так или иначе уже контролировала полностью. Владимир Николаевич вообще не первый уже год задумывался о том, чтобы взять под контроль экспорт пшеницы и фуражного зерна. Для этого казна неторопливо наращивала мощности собственных элеваторов. Но до контроля над экспортом зерновых пока все равно было очень далеко. Пока экспорт русских зерновых в основном контролировали люди различных национальностей с заграничными паспортами. За ними шли люди с пейсами с русскими паспортами, и только за пейсастыми шли крупные русские экспортеры и казна. Для контроля экспорта нужна была масса специалистов, собственный торговый флот и немалые финансы. Из перечисленного более менее Минфину доступны были только финансы. И то не в потребных количествах и не всегда в той, что требовалось, валюте. Но дело все-таки потихоньку двигалось. Казенный флот тоже потихоньку наращивался. Тем более по мнению Владимира Николаевича казне не столь уж обязательно было контролировать экспорт каждого миллиона пудов зерна. Для начала следовало контролировать не само зерно, а его экспортеров. А для этого крайне желательно, чтобы они имели русское гражданство и держали свои капиталы не за границей, а в России. Тогда можно собрать ограниченный коллектив экспортеров и назначить их уполномоченными казны по экспорту. Однако стоит только об этом заявить, как иностранные банки тут же обрежут стране кредитные линии и подтоварные кредиты. Ведь иностранцы совсем не прочь гулять за русский счет. И если они заняты русским экспортом, то дело это явно выгодное и денежное. Потому решение данного вопроса обещало стать очень долгим и непростым. И Владимир Николаевич не был уверен, что при жизни увидит, как реализуется казенная монополия экспорт зерновых на практике.
   С получением нового отличного урожая экономика Империи получала новый мощный пинок народного спроса. Активно оживал от нехорошей спячки Урал, черная металлургия которого напрямую была ориентирована на удовлетворение именно народного спроса и на строительство. Перла вверх и вширь легкая и пищевая промышленность. Активно пошли иностранные инвестиции с поправкой на то, что шли они теперь только туда, куда им было дозволено идти властями страны. Иностранцы все чаще пытались проникнуть в банковскую сферу Империи, но официально теперь сделать это было нельзя. А неофициально - чревато.
   С очередным великолепным урожаем была связана еще одна добрая новость. На Берлинской бирже курс бумажного рубля 2 октября в моменте сравнялся с курсом рубля золотого. А вот Парижская биржа полтора процента до паритета не дотянула. Да и ладно. Тут наверняка сыграло роль то, что именно Германия являлась главным импортером русской сельскохозяйственной продукции. Все произошло как-то само. Ни Минфин, ни Государственный Банк Империи не прилагали для этого никаких усилий. Скорее всего это просто сезонное событие, но все равно приятно. Между прочим золота в резервах русской казны значилось на сумму около 1,1 млрд. золотых рублей. И больше специально наращивать золотой фонд пока не планировалось. Да и зачем? И так по золотым резервам Росия примерно сравнялась с Францией, обогнав и Германию и Британию. К тому же в резервы теперь еще поступала постоянно дорожающая платина.
   Вообще говоря сам золотой рубль одновременно и существовал и нет. По идее золотой рубль - это была расчетная единица, по которой платились таможенные платежи или часть внешних долгов. А просто так монеты в повседневном хождении не было. Но она ходила при небольших расчетах с банками других стран, включая госбанки. Ведь отказать себе в удовольствии расплатиться не чисто золотом, а золотой монетой с изображением монарха страны, в которой 10% веса золотом не являются, не сможет ни один Министр финансов. Вот и Коковцев себе в этом не отказывал. Мелочь, а приятно. Причем на русских червонцах и пятирублевиках так и присутствовал профиль Николая II. Золотая монета с изображением Михаила II никогда не чеканилась.
   Газеты Империи новость о случившемся паритете золотого и бумажного рубля муссировали с неделю в разных позах и сочетаниях, а потом тема сошла с газетных полос. По этому поводу больше возбудились французские банкиры и политики. Уж очень они хотели, чтобы Россия вернула золотой стандарт. Но ответственные лица в Империи только недоуменно пожимали плечами. Типа, а нам то это зачем? Все равно команды сверху не поступало.
   На самом деле в русской экономике было еще не все так здорово, и это отражалось в котировках российского долга. В Париже он стоял по 93-94% от номинала. Впрочем, рецепт повышения котировок в Петербурге прекрасно знали. Нужно только выделить несколько миллионов рублей французским газетчикам, и котировки быстро достигнут паритета. Но брать в Париже новые займы пока Коковцев не планировал, а потому до котировок русского долга на Парижской бирже ему было все равно.
   Стоило только Столыпину уехать с Дальнего Востока, как в южной части Кореи началось восстание корейской бедноты и горожан. Сами эти события никак, конечно, между собой не были связаны. Но так уж совпало. Японцы окончательно допекли корейцев в свое японской зоне влияния, и ситуация взорвалась. Самое поганое состояло в том, что непонятно было, что делать России. Чисто теоретически японцев лучше было бы вообще выгнать из Кореи. Только как и зачем? Если их выгнать, то Японию можно объявлять государством-банкротом. Нечего с них будет взять. А кто тогда будет выплатить долги за проигранную войну? Опять же нужно будет заполнить вакуум после ухода японцев из Кореи. А чем и кем? Вот у японских компаний как-то деньги на эксплуатацию недр Кореи находятся. А русские коммерсанты денги на Формозу, Маньчжурию и северную часть Кореи находят с трудом. И с корейскими властями нужно как-то взаимодействовать. А как, если они вечно жалуются на японцев и просят их выгнать из Кореи? Так что куда ни кинь, везде клин. А ведь японцев еще собирались "запустить" в Китай в промежуток между Большой китайской стеной и реальной Маньчжурией. В общем одни огорчения от того, что 5 лет назад японцев в Корее в море не сбросили.
   Мало того, ожидаемая князем революция в Китае никак не начиналась, чтоб ее. Агренев по этому поводу сильно нервничал. В Генштабе уже планы составлены, что стоит отгрызть от Поднебесной. А китайцы все никак... На самом деле территории у Китая отгрызть собирались совсем немного. Почти в пределах иной реальности и чутка сверху.
   А нервничать было с чего. Ведь через год должны начаться итало-турецкая война, потом Балканская. И где-то там еще вторые разборки немцев и французов из-за Марокко. Как в этих условиях на что-то рассчитывать в Китае, если нужно активно играть в Европе? Ну или наоборот. Одновременно и там и там вряд ли получится. Вернее сыграть то можно, но вот снять выигрыш в разных местах одновременно - вряд ли. Опять что-ли китайцам повезет просто потому, что всем будет не до них? Монголия то сама отвалится после того как китайцы скинут династию Цин, а вот еще небольшой кусочек, пока китайцам не очень нужный, желательно забрать в ближайшие годы. Он и России ныне не очень нужен. Но со временем все изменится.
   Французские власти все пытались задобрить русских для подписания нового оборонительного договора, но русский МИД задабриваться никак не хотел. Ему на это добро от Императора не поступало. К тому же выдвинутые русскими условия французы считали чрезмерными. А Певческий мост уступать не хотел, поскольку в Санкт-Петербурге не видели для себя целей в вероятной будущей войне против Германии. Целей просто не было! Напрочь!
   Кроме того французы явно готовились подгрести под себя лучшую часть Марокко. Но для этого им нужна была поддержка России против Берлина. И опять в этом вопросе было все сложно. Петербург оказывать поддержку за бесплатно не желал. И за французские кредиты не желал. Французам сказали, что царю очень не нравится идея, что Африку окончательно поделят без России. Притом так не нравится, что как бы от этого французам не стало плохо. Ведь как так? У всех европейских держав в Африке есть колонии, а у России нету. Да и с прошлого марокканского кризиса французы остались еще должны за русскую помощь. Так что Петербург желал получить весомый откат. Чтобы его можно было осмотреть, пощупать, в хозяйство пристроить. Ну, а если нет... Не, ну за списание 100 миллионов рублей русского долга русские так уж и быть обойдутся без собственных колоний в Африке. Такие условия французов ужасали. Но делиться приличными территориями в Африке они не хотели, а России не нужны были африканские болота. В Империи своих болот не знали куда девать. Французы бы с удовольствием поделились с русскими чужой территорией - итальянским Асэбом, но против этого категорически выступал Лондон. Да так категорически, что Париже только разводили руками. Асэб своим расположением явно портил британцам коммуникацию к жемчужине их короны - Индии.
   Поэтому французы старались задобрить русских хоть как-то. Кое о чем с ними договорились. Не о союзе, а так... Короче, пул французских банков готов был теперь вложиться в 2 русские железные дороги, ведущие на запад на коммерческой основе. Они вкладывают деньги, половина заказов на рельсы и прочий металл идет на заводы юга России, подконтрольные французскому капиталу. Французские банки получают часть капитала этих железных дорог, а строить их будет казна. В Минфине ныне идет торг, какую долю в капитала обоих железных дорог получат за это французы. Может и договорятся, хотя там сложно. Проблемы происходят из-за того, что проложить вторую колею стоит всего лишь около четверти от той суммы, что затрачена на постройку первой колеи. А провозная способность дороги при этом увеличивается более чем в 2 раза.
   Зачем французам это нужно? Эдак они хотят повысить мобилизационную способность русской армии формально за собственный счет, но при этом получат коммерческую выгоду. И не только коммерческую, если в итоге с французами договорятся о новом союзе. А вообще причина такого нехарактерного поведения французского капитала в том, что Россия уже давно не занимала денег на французском рынке. И ведь Коковцев, зараза такая, и сейчас не хочет занимать. А у французов не иначе кому-то бабло карманы жжёт. Ведь Франция сейчас генерирует в год миллиард франков потенциальных инвестиций. А таких вкусных условий как когда-то в России им давно уже нигде не предлагали. Но есть и еще одно объяснение. Возможно, пул французских банков сейчас соберет деньги своих соотечественников - рантье, наварит на них свой процент, наварится при размещении заказов рельсы и прочее на металлургических заводах России, принадлежащих этим банкам, а потом отойдет в сторону. Вполне можно сделать так, чтобы почти всю сумму за две новых чугунки оплатили именно французские рантье. А банкам разве их жалко? Так и дело будет сделано, и банки свой процент получат и никакого убытка в случае чего не понесут. Зато торговаться с русскими властями и сейчас и потом будет именно пул крупных французских банков и деятели из французского правительства. Поди плохо?
   Но от французов есть не только польза. Вон недавно французские банки сделали финт ушами - дали новый кредит Стамбулу. Это в тот момент, когда русские и британцы всячески тормозят постройку железной дороги Стамбул-Багдад, появление которой выгодно только германцам. И тут влезают французы и дают османам немалый кредит. Они, правда, поставили одно ограничение. По его условиям в рамках этого кредита османы не могут давать заказов другим странам больше, чем дали Франции. Это можно даже назвать полусвязанным кредитом.
   В русском Правительстве на это обиделись. Как так? Французы тут елеем разливаются перед русскими и тут же гадят в карман союзникам настоящим и перспективным - и англичанам и русским. Особенно последним, с которыми хотят якобы договориться. Претензия на самом деле ерундовая, но зато она дополнялась более серьезным предупреждением. Французский МИД предупредили, что русские будут внимательно смотреть на то, закажут ли османы рельсы для этой чугунки в России. А то французы стонут, что построенные ими в России металлургические заводы сильно недогружены. Вот, типа, Россия и посмотрит, как Франция заботится о собственных коммерсантах. Если мы не увидим практических результатов этой заботы, то и сами окончательно сделаем очень неприятные для французов выводы.
   Объявленным в начале года разрешением на постройку южным металлургическими заводам, принадлежащим иностранному капиталу, по еще одной крупной домне уже решили воспользовались 7 крупных южных заводов. Остальным, похоже, это уже не нужно, либо у обществ нет денег.
  
   Глава 8.
  
   В октябре у Агренева произошли две интересные встречи. Первая началась так... Перед выходом из Адмиралтейства князю Агреневу заступил дорогу морской лейтенант.
   - Ваше светлость! Лейтенант Буревой, - лихо отдал честь по-зимнему одетый лейтенант флота. Вице-адмирал Чухнин, командующий Черноморским флотом приглашает вас в ресторацию для конфиденциального разговора. Здесь недалеко, не более пары кабельтовых...
   Охрана князя напряженными взглядами обозревала окрестности и держала правые руки в карманах курток. На всякий случай. Но все было спокойно. Князь подумал, и решил принять странное приглашение.
   - Хорошо, лейтенант, ведите.
   В ресторане "Два капитана" действительно присутствовал означенный лейтенантом адмирал Черноморского флота. Агреневу было интересно, что такого вдруг понадобилось адмиралу, чтобы вызвать Александра на разговор столь необычным способом.
   - Вы несомненно пытаетесь понять столь экстравагантный способ вызова на встречу, - произнес адмирал. - На самом деле ничего особого в этом нет. Я в Петербурге бываю редко. И сейчас здесь просто временно по делам. А тут мне сказали, что вы в Адмиралтействе, вот я и решил переговорить с вами об одном деле. В противном случае мне пришлось бы испрашивать у вас возможность визита. Но ведь и вас на месте могло не быть. А времени у меня не так много, чтобы соблюдать протокол... Поэтому и пришлось прибегнуть к несколько ускоренному способу знакомства. Надеюсь, вы не будете в претензии!
   - Нисколько, адмирал. Рад нашей встрече. - Агренев изобразил на лице штатную улыбку, подобающую в подобных ситуациях. - Думается, повод для нашей встречи был серьезным?
   Адмирал уголком рта тоже изобразил полагаюшуюся улыбку:
   - Несомненно. Нам есть о чем поговорить.
   - Что ж, эээ...
   - Григорий Павлович, - подсказал адмирал.
   - Очень приятно! Александр Яковлевич, - встречно отрекомендовался Агренев, подождал ответного кивка и продолжил. - Что ж, Григорий Павлович, я весь во внимании?
   - Хорошо, - еще раз изобразил некоторую улыбку адмирал. - Вы ведь в курсе того, что Флот весьма заинтересован в вашей десантной барже? Это не говоря уже о подводных лодках и эсминцах, заслуга в которых ваших заводов неоценима. Но дело обстоит таким образом, что Адмиралтейство вряд ли выделит средства на постройку больше одной-двух БДБ в год на каждый флот. А с командующего Флотом потом все равно обязательно спросят, почему такой-то флот не готов к некой конкретной десантной операции.
   - Хмм! Вижу вы, адмирал, нашли выход из столь непростой ситуации.
   - Мне кажется, что да, - опять улыбнулся одними уголками рта адмирал. Но дело обстоит не столь однозначно, как бы всем этого хотелось. В том числе и мне. - Адмирал изобразил на лице некоторую задумчивость.
   - Я с удовольствием выслушаю ваши предложения, - поощрил кивком головы князь.
   - Что ж, князь. Дело в том, хоть с дебюта вашей БДБ прошло не так много времени, вашей баржей заинтересовались некоторые коммерсанты Черного и Азовского морей. - Не встретив невербальных возражений адмирал продолжил. - Вообще-то формально они не самые законопослушные с точки зрения российского права люди, хотя на людях и в основном предпочитают его чтить. А когда они его не чтут, Черноморскому флоту вместе с пограничниками приходится даже ловить этих господ. Так вот предложенная БДБ их сильно интересует. Они уже обращались на ваш судостроительный завод в Николаеве, но там им ответили, что ничем не могут помочь, поскольку мощности завода расписаны на пару лет вперед. И в то же время им стало известно, что вы неторопливо подыскиваете себе площадку для новой судоверфи... Их представитель связался с одним из моих людей. Дело в том, что у меня есть возможность сделать так, чтобы подобные суда однозначно числились по РОПиТу. А этих уважаемых людей такая принадлежность устраивает. Это означает, что Черноморский Флот сможет на них рассчитывать в случае войны. А может даже и раньше. Более того, они, да и я не против того, чтобы ваши самоходные баржи были покрупнее, если это возможно. Кроме того у меня, как у командующего Флотом, имеется в распоряжении Севастопольская бухта. Гражданские суда в ней более почти не обслуживаются и не строятся. Но для столь достойного коммерсанта, занимающегося в том числе и строительством боевых кораблей, мы готовы найти место под завод с двумя стапелями по 40-50 саженей длиной и под механические мастерские рядышком...
   Несколько секунд прошли в полной тишине. Агренев оценивал предложение адмирала. Формально оно было царским. Хотя в нем и имелись некоторые неясные моменты.
   - Вы ведь понимаете, адмирал, что я не могу строить завод, полагаясь, на слово... - Александр намекал тем самым не на честное слово адмирала, в котором он не сомневался, а в загрузке будущего завода.
   - Мы решили, как мне кажется, этот вопрос. - кивнул адмирал. - У меня уже имеется фактический заказ на 5 подобных судов. И это отнюдь не предел. Это просто для раскачки. Кроме того наличие собственного завода в Севастопольской бухте или поблизости и ваша деловая репутация - это гарантированный доступ к заказам на постройку серии подводных лодок и эсминцев для Черноморского флота. Не так ли? А построить завод можно будет всего за год.
   Тут собеседникам пришлось отвлечься. У стола появился халдей с помощником и начал выставлять на стол заказанные блюда.
   - Вы говорили о сорока-пятидесяти саженных стапелях, - задумчиво проговорил Агренев, рассматривая на вилке нанизанные пару грибочков. - Я не ослышался?
   - Нисколько, - получил он ответ адмирала, принявшегося за антрекот. - Два. Или такие же эллинги. В незамерзающей бухте. И достроечная стенка. Наши военные инженеры уже примерялись на месте. Все входит нормально. Кстати, размеры стапелей закрывают также весь возможный набор каботажных судов для Черного моря плюс их же судоремонт. И, возможно, со временем ваши специалисты подумают на предмет бОльших десантных кораблей, чем нынешний....
   Князь еще разок обкатал в мозгу предложение адмирала. То, что предлагал Чухнин, выходило лучше варианта Ростова-на-Дону. Да еще вроде бы плюс какие-то заказы со стороны. Оно, конечно, были еще два варианта. И вполне себе перспективные. Но они были долгими и намного более дорогими. Так что возможно, Донузлаву и Керчи придется потерпеть еще пару десятилетий...
   - Если все обстоит так, как вы говорили, то ваше предложение весьма заманчиво, Григорий Павлович. Но требуется осмотр на месте и ряд согласований. Сами понимаете, без этого никуда.
   Вице-адмирал Чухнин согласно наклонил голову. А потом продолжил.
   - Место, про которое я вам рассказывал, находится в Камышовой бухте. Формально это не Севастопольская бухта. Так что там возможен и гражданский судоремонт. Но оно естестественно находится под охраной Флота. В том месте, вернее неподалеку, сейчас базируется Воздухоплавательный отряд Черноморского Флота. В некотором смысле для вас это не совсем чужая организация. В случае получения приказа от меня, руководство отряда не будет против соседства. Ну, и вы им тоже чем-нибудь поможете...
   "За меня уже все решили", - иронично подумал про себя князь. - "Но в данном случае это даже неплохо. Хотя и аппетиты у Воздухоплавательного отряда могут быть не скромными".
   "Кстати, просьба о увеличении размеров БДБ уже не первая и не вторая. Но в отличии от предыдущих просьб она уже имеет шансы на воплощение. Не сейчас, конечно, а чуть позже. Дело в том, что Густав Тринклер со своей командой доделал 12-циллиндровый тринклер на 600 л.с. Первым делом эти движки запланированы на новые подводные лодки. Там по сути нужно будет врезать в корпус серийной "Мурены" две секции и получится новая серия субмарин. Ну, а потом можно будет поставить движки и на перспективный МДК - малый десантный корабль. Почему бы и нет? Хмм! Греческим и армянским контрабандистам Черного и Азовского морей придется переучивать своих мотористов. "
   Князь Агренев улыбнулся подобным мыслям.
   "Кстати потом, возможно, тринклеры на надводных судах потом сменят другие движки, если Раймонд Александрович Корейво на Коломенском заводе доведет свой мощный дизель со встречным движением поршней... Между прочим название двигателя как "дизель" тут так и не родилось исключительно благодаря одному князю. И как потом обзывать этот движок от Корейво, который еще только должен родиться? Луцкеры и тринклеры уже есть. Корейвиком что-ли? Вот ведь елки-палки...
   А вообще интересная у нас Империя! Адмирал просит князя, советника Императора и бывшего погранца за "контрабасов", рассчитывая поиметь с них нужные ему суда, и тут же походя решает проблему с месторасположением будущей судоверфи. Причем оба знают, что делают нужное дело. Такое наверно только в России возможно."
  
   Вторая встреча наметилась 25 октября, когда на одном из частных приёмов к чете Агреневых подошел крепко сбитый господин, который отрекомендовался купцом Николаем Александровичем Второвым и попросил уделить ему час-два времени в ближайшие дни для обсуждения взаимовыгодного сотрудничества. Вообще-то Второв был ранее представлен князю, но количество знакомых уже, видимо, переполнило рамки, доступные для запоминания лиц обычным человеком. Другое дело информация. Про семейство иркутских купцов Второвых в России не слышал только глухой или ленивый. А Александр кое-что знал про этого человека и из иной жизни. О том, как тот развернулся во время Великой войны. Хотя и без каких-либо подробностей. Встречу назначили через два дня утром.
   В назначенный день и в назначенный час старший, теперь уже старший Второв, появился в особняке Агреневых. Некоторую предварительную дополнительную информацию о собеседнике князь получил от своей команды. Как оказалось, Концерн и торговый дом "А. Ф. Второва сыновья" довольно давно и относительно неплохо сотрудничали. Ну, как сотрудничают производитель и крупнооптовый покупатель или комиссионер. Когда после приветствий принятые в свете условности были соблюдены, начался неспешный разговор. А потом дошло и до дела.
   - Знаете, Александр Яковлевич, меня всегда удивляло то, что вам и во многих видах производства сопутствует удача и хорошая прибыль. Ведь, как известно, торговля в целом прибыльнее производства. Она в немалой степени может вестись на чужие в общем-то деньги в отличии от того же производства. Однако ж у вас все частенько совсем не так...
   Александр вежливо внимал посетителю и в нужных местах кивал или что-то произносил. А сам пристально оценивал речь и поведение собеседника. Николай Александрович был очень неплох, говорил без обычного подобстрастия, но вполне уважительно ...
   - ... Опять же, насколько мне известно, почти все ваши компаньоны стали успешными предпринимателями, если не позволяли себе лишнего. Каждый из нас по одиночке стоит немало. Поэтому я считаю, что мы могли бы быть полезны друг другу.
   - Вполне вероятно, - кивнул благожелательно князь. - У вас наверняка есть даже конкретные предложения...
   - Несомненно. Для начала мы смогли бы помочь друг другу в том, чем занимаются наши компании.
   Князь приподнял вверх левую бровь, что должно было выражать некоторое удивление вкупе с напоминанием собеседнику, кто тут из них из высшего света. В ответ губы Второва тронула очень легкая улыбка.
   - Я мог бы вам рассказать об оборотах своих магазинов в Сибири, но думаю, ваши помощники уже вам об этом доложили. Я торгую много чем, включая и ваши товары. Если мы сможем договориться, то доля товаров ваших конкурентов на прилавках моих магазинов может сильно упасть, а ваших наоборот вырасти. В первую очередь я имею ввиду иностранных поставщиков. А мои приказчики и продавцы в первую очередь будут нахваливать ваш товар...
   Агренев благожелательно склонил голову, показывая, что поднятая тема ему нравится.
   - ... кроме того у меня имеются золотые прииски. И на части из них возможна эксплуатация ваших драг и другого оборудования. Но очередь на кредитование казной оборудования золотодобычу образовалась немалая, да и движется она, не спеша. Если бы можно было как-то договориться или вы бы замолвили словечко тем представителям Министерства Финансов, которые ведают выделением кредитов под покупку драг. С моей стороны возможны любые разумные гарантии. И всем бы было выгодно. И вам, как производителю, чтобы расширить производство, и мне и Минфину, как покупателю добытого золота.
   Князь в очередной раз качнул головой и произнес,
   - Да, это могло бы быть интересно при определенных обстоятельствах.
   Затем Второв высказал еще пару вполне приемлемый предложений и закруглил на этом тему:
   - Вот такие у меня предложения, Александр Яковлевич. Как вижу, они не оставили вас равнодушными. А потому я надеюсь, что мы сможем договориться.
   - Что вы хотите от меня?
   - Мне интересно производство. Переехав в Москву, я уже занялся строительством в Первопрестольной, вошел в некоторые товарищества на паях по производству тканей и мануфактуры, но все это как-то не то. Конечно, всегда можно найти выгодный участок и направление в бизнесе, но я буду всего лишь один из десятков или даже сотен тех, кто этим уже занимается. Пусть даже я окажусь в пятерке лучших наравне со, скажем, Морозовыми или Коншиными. И при этом мне придется идти на поклон к иностранцам. К Кноппу, Вогау или англичанам. Однако быть одним из очень и очень многих я не хочу. Вот сейчас с вашей Русской Торгово-Промышленной компанией я делю первое и второе места в Сибирской торговле. Зачем мне становиться одним из многих? Я готов стать стать вашим ОТВЕТСТВЕННЫМ компаньоном в важном производстве, где мне не придется толкаться локтями с десятком конкурентов. Да, у меня и моих людей не очень с образованием. Однако мои приближенные хорошо понимают в людях и в финансах. И имеют здоровую сметку. А в технологиях и без меня есть кому разбираться. Инженеров последнее время институтами выпускается много.
   Второв выдыхнул этот монолог на одном дыхании и замолчал, глядя куда-то в окно. Вполне возможно, что его произнесение стало для него не самым простым делом. Возможно это было сродни моральному стриптизу.
   Агренев почувствовал этот момент и постарался придти на помощь собеседнику.
   - Я понял вас, Николай Александрович. Мысли и желания ваши здравые и понятные. Но вы наверняка понимаете, что сразу "да" или "нет" я сказать не могу. Да и вы бы, приди к вам я, сделали бы то же самое. Но если к тому не будет препятствий, то почему бы и нет? Буду только рад, - отчасти это были слова вежливости, а отчасти правда. Посмотрим.
   Собеседники немного помолчали...
   - У вас есть непаханная борозда? - несколько недовольно спросил Второв.
   - Есть и не одна даже на вскидку. Если бы вы остались в Иркутске, то я бы вам порекомендовал плотно заняться недрами Забайкалья...
   - Да, я вроде и так уже..., - не понимающе начал сибиряк.
   - Нет, речь идет не о золоте. Забайкалье, как уже сейчас понятно, очень богато на некоторые цветные и специальные металлы. Олово, свинец, вольфрам, молибден и так далее. Скажем, первых у нас добывается совершенно недостаточно даже для внутреннего потребления, а без вторых немыслимо будущее черной металлургии. Поэтому правильно поставленный бизнес принесет его обладателю немалый и стабильный доход в будущем. Скажем, то же золото во время больших войн дорожать особо не будет в отличии от некоторых других ресурсов, которые нужны для войны. И перечисленные металлы как раз входят в их число. А если последние вообще пойдут на экспорт в достойных количествах, то это будет посерьезней, чем иметь прииск на Клондайке или Номе.
   Николай Александрович поднял очи к потолку и, подумав, проговорил:
   - Ну, с Забайкальем это и сейчас возможно. Но вы делаете серьезные заявления, Александр Яковлевич. Вы считаете, будет война?
   - Увы! - развел руками князь. - Лет через 5 или может через 10 она все равно будет. Не может не быть. Англичан стал слишком напрягать экономический рост Германии...
   - А причем тут мы?
   - Без нас это никак не обойдется. Британцы привыкли воевать чужими руками. Так что на какой-нибудь стороне мы все равно окажемся. Причем, боюсь, с самого начала и сами того не желая. Англичане вообще мастера на такие фокусы.
   - Вот оно кааак... - протянул Второв. - То-то последнее время англичане стали какие-то благожелательные и уступчивые. Да и в делах тоже...
   Да, насчет благожелательности и уступчивости англичан Второв прав. Еще не до приторности, но уже ощутимо. И французы такие же. Хотя и те и другие тут же не забывают подсчитывать свои возможные будущие прибыли.
   - Ладно, пусть так. - вернулся к делу сибяряк. - А если речь о большом деле в Европейской части Империи?
   Князь потискал бритый подбородок и отрицательно покачал головой.
   - Не готов ответить сразу. Не потому, что нет вариантов, а потому, что их много. А вы ведь желаете в нем быть первым или вторым по значимости.
   Проговорив еще минут 20, гость окланялся и удалился. А князь долго сидел в задумчивости. Выходит, он сам и его Концерн теперь подобен огоню в ночи, на который летят вот такие жирные мотыльки. Просто более мелкие отсееваются на региональных уровнях или уровнях директоров компаний. Хотя на самом деле он не просто огонь в ночи. Он теперь проводник русского капитала в мир бизнеса, в мир специализации.
   Вот, раньше, был Кнопп. Вернее он и сейчас есть, но не суть. Кнопп помогал русским купцам, желающим заняться производством мануфактуры, осуществить это желание. За деньги или за долю в предприятии. Родилась даже поговорка. Где церковь - там поп, где фабрика - там Кнопп. Потом появились французы и бельгийцы, которые помогли изначально сами себе, ну и заодно еще немного русским желающим заняться черной металлургией в Новороссии. А потом "проявился" князь Агренев, который теоретически может провести желающих в различные миры специализации. Все же размахнулся он в бизнесе очень широко. Одно время это даже мешало. Но сейчас, можно сказать, размах начал приносить свои плоды. Вокруг Концерна уже давно кристаллизуются вспомогательные предприятия. Концерн так или иначе привлекает в свою орбиту различных дельцов, которые начинают заниматься тем, чем без Концерна они бы наверно никогда не занялись. Любой обладающий некоторым капиталом может купить акции публичных компаний князя. Это всегда было. А все вместе это работает на русскую экономику - на импортозамещение и на экспорт.
  
   Глава 9.
  
   Год 1910-й постепенно закончился и начался 1911-й. В ушедшем году первые 3 дюжины преимущественно иностранных пациентов получили чудодейственный препарат альфа-панацеин. Пять человек из них уже даже вылечились. Отдельно от них лечились 6 дюжин православных пациентов, получавших бесплатный бетта-панацеин. Причем вторая группа была больше довольна, а вот первая пока не очень. Но это только до момента исцеления. Уж больно дорого обходилось лечение. Впрочем, жить захочешь... А заплатить первая группа была в состоянии. Уже с этих первых пациентов все затраты на разработку лекарства, строительство завода под Рязанью и еще только планируемого Медицинского учебного института в Симбирске были отбиты. И на счета Концерна потекла прекрасная ничем не замутненная сверхприбыль.
   Король Португалии Мануэль II, спасаясь от разразившейся в стране революции, перебрался морем в Англию, и 5 октября Португалия была провозглашена республикой с Теофило Брагой в качестве главы государства. Само такое безобразие в государстве обычно не случается. Но вот насколько во всем этом виноваты внешние силы, и почему так случилось, еще пока оставалось за кадром.
   Американцы после продолжительных непубличных торгов за 8,5 миллионов долларов выкупили у датчан их последний остров в Карибском море, остров Санта-Крус. Датчане полученной ценой оказались весьма довольны. Это было в полтора раза больше, чем они собирались выручить несколько лет назад, притом за три острова, а не за один. Возросший ценник обеспечило негласное соперничество американцев с немцами. Хотя непонятно, а хотели ли немцы действительно его купить или просто играли в свои игры. Остров то неплохой, ему только бухты удобной не хватает.
   В декабре 1910 года в Сиаме умер старый король этой страны Чулалонгкорн. На сиамский престол взошёл наследник Вачиравуд, принявший тронное имя Рама VI. Проблема состояла в том, что сей наследник проходил обучение в Англии и считал себя настоящим английским джентльменом. Что это такое в исполнении коренного азиата никто не знал, а потому Россия, имеющая теперь определенные интересы в Сиаме, с настороженностью взирала за первыми действиями нового монарха. Что от него ждать пока было не ясно.
   С купцом Второвым в целом договорились еще в прошлом году. В Европейской части Империи он возьмется за лакокрасочную и сопутствующию химию. Это ему с его родней и нужно и ближе. Он ведь в Москве успел породниться с серьезными кланами мануфактурщиков Морозовых и Коншиных. На размышление купцу была подкинута еще одна почти непаханная тема - выделка стандартной обуви. Сейчас во всей России этим занималась всего одна фирма "Скороход". Остальную обувь в Империи производили сапожники-частники или их мелкие артели. Случись война, во что обувать солдат? Частники-единоличники с задачей обуть многомиллионные русскую армию не справятся точно. Да в тех делах куда глаз не кинь, везде возмутительный бардак. Даже обычная вакса для чистки сапог и та в основном немецкая...
   В Забайкалье Второв и его люди возьмутся по возможности за месторождения цветных и переходных металлов совместно со структурами Концерна. Это не такая легкая задача, как может показаться на первый взгляд. Главная проблема в том, что народа в тех местах живет маловато. Те, кто уже давно там живет, предпочитает податься на золотые прииски в поисках удачи, а не копать непонятно что за оговоренную плату. Везти же рабочую силу из западных губерний выходит все-таки дороговато. Мужики ведь тоже умные. Им через сезон-два тоже хочется удачу попытать на золотишке несмотря на все подписанные ими подряды-контракты.
   Концерн купил таки Российский торгово-промышленный банк в ноябре 1910. Заплатить пришлось, правда, несколько больше того, что планировалось. 15 миллионов и еще два сверху. Но дело явно того стоило. Банк уже даже начал регистрировать увеличение собственного капитала. И оно явно будет не последним. Через полтора-два года нужно будет еще капитал нарастить. Реакция на покупку банка естественно последовала сразу же. Акции банка поднялись с начала операции более чем на треть. А брокеры Концерна на этом рукотворном инсайде уже успели немножко заработать.
   Марсельский банк, принадлежавший князю, был продан в феврале 1911-го французскому банку "Комтуар Насиональ де'Есконт". Нервы французы помотали что одни, что вторые. Но в итоге сделка была совершена, и 31,3 миллиона франков (11,7 млн. руб.) были перечислены на счета продавца в одном из швейцарских банков. Далее они прошли по ряду счетов и оказались там, где их ждали. И с этого момента началась вторая фаза операции. Теперь должны начать отмирать те инвестиционные фирмы, которым в свое время марсельский банк выдал немалые кредиты. Процесс займет наверно год. Сделать против этого новый хозяин банка ничего не сможет. При старом то хозяине эти фирмы могли существовать долгие годы, поскольку через подставных лиц принадлежали Концерну. А так, увы. Но "Комтуар Насиональ де'Есконт" от этого вряд ли помрет. Жирный он. Разве что ему придется постройнеть и взбодриться.
   За 2,2 миллиона рублей из полученных французских денег удалось сторговать половину небольшого шведского банка Orebro Enskilda Bank. Но сделка еще находилась в процессе оформления. Вышло совсем недорого, но сей банк может стать перспективным инструментом в будущем. Его только чутка расширить нужно, чтоб он прирос несколькими отделениями по крупным городам Швеции.
   В Мексике, как и ожидал Агренев, началась революция и гражданская война. Пока, правда, это больше смахивало на бардак. Что-то подобное происходило и в Гондурасе. Концерну все это было интересно только с точки зрения продаж оружия и получения прибыли, как это не банально звучит. Все равно это не русская поляна. Но насчет Гондураса князя что-то беспокоило. Ему почему-то казалось, что стоит только послать туда пару сотен бойцов, и считающие себя в тех краях хозяевами североамериканцы получат долгоиграющую и неудобную со всех сторон войну в джунглях. Сдерживало князя только то, что бойцов, адаптированных к джунглям, у него почти не было. А те, что были, в основном были заняты в Венесуэле дальней охраной нефтяного бизнеса. К тому же князь и сам не знал, зачем ему в этот Гондурас.
   За зиму антияпонское восстание на юге Кореи потеряло свой размах и ожесточенность, но пока до полного его подавления было далековато. Наверно с четверть миллиона южных корейцев перебежало в северную "русскую" зону. Причем тысяч пятнадцать из них пожелали перебраться на русскую Формозу. Ну, в общем, да. На Формозе можно и два урожая в год получать. А корейцы, они трудолюбивые. Это было на руку России. Для разнообразия - самое то. На Формозе вообще уже несколько лет проводилась эдакая легкая информационная компания типа "Формоза це не Китай". И надо сказать успехи в ней были весьма неплохие.
   Но вот с остальным... Корейцы бежали из южных городов Кореи. На их место и на освоение всяких корейских концессий японцы привозили своих кули с семьями. По идее получалась ползучая японизация Корейского полуострова. Что с этим делать, не знали ни корейские власти, ни русские. А японцы, гады, только кланялись и уверяли русских в своем полном почтении и уважении. И ведь не сделаешь ничего. Японцев на островах уже более 50 миллионов, а корейцев всего миллионов 10.
   Все это происходило под периодические стенания английской и американской прессы про ужасную эксплуатацию корейцев японцами и про то, что ради выбивания долгов из Японии Россия покрывает эту мерзость. А вся прогрессивной мировая общественность просто обязана сказать свое решительное "Нет"... Ну и так далее. Правда, все это в режиме "лайт". Тяжелую артиллерию ни в одной из англосаксонских стран не включали. Все бы ничего, но ведь по миру все это читают. И по прочтении у читателя складывается не самое доброе впечатление о России.
   В Корейском Гензане на севере полуострова, где в отличии от югах все было спокойно, весной Концерн начал строительство металлургического завода. Того завода, который давно был уже запланирован, но с его постройкой все тянули по разным причинам. С Дальнего Востока от Дымкова пришла еще одна неплохая новость. В Северной Маньчжурии недалеко от озера Ханка и от русско-китайской границы нашлось месторождение угля и графита. Угля в тех краях везде было немало, но вот хороший графит - это дело очень нужное. Глядя на карту, Агренев никак не мог отделаться от подозрения, что на месте этого месторождения в иной жизни был какой-то большой китайский город. Что-то типа Цзыси или как-то так. Но с городом то ладно. Если все пройдет как надо, то это месторождение окажется на русской территории. Нет, никто всю Северную Маньчжурию подгребать под себя и не думал. Увы, поздно уже. Но вот удобный кусочек... Он сейчас по сути не очень нужен ни Китаю, ни России. Но пройдут десятилетия и все изменится. А месторождение - это просто приятное дополнение к территории, на которую русские положили глаз.
   После отъезда Столыпина с Дальнего Востока проблемы начались не только в южной части Кореи. Проблемы начались в Маньчжурии. Там появился очаг эпидемии чумы. Китайские власти с этой напастью не боролись, но слава Богу не мешали это делать русским властям. Меры были приняты серьезные. И, похоже, усилия русских медиков и чиновников даром не прошли. К весне обстановка в Маньчжурии серьезно улучшилась, а на русскую территорию болезнь вообще удалось не пустить.
   Не ладно было и в Персии. Там, похоже, потихоньку зрела вторая фаза противостояния меджлиса и персидского шаха. Меджлис восхотел дополнительных полномочий, а шаху это категорически не нравилось. Уши британцев торчали за всем этом явно. Здесь сомнений никаких не было. Поэтому русский Генштаб готовился и к обороне и к наступательным действиям с русской стороны. Все-таки у Начальника Генерального штаба Палицина светлая голова. Ну, или у его подчиненных. В общем, намеченные ответные действия с русской стороны обещали всколыхнуть немалый кусок мусульманской Индии. Британцы, видимо, не до конца поняли, что тут в России многое начало меняться. Ну, так пусть потом тоже расхлебывают. И остерегаются нападать на русские интересы в Персии. Взаимными предупреждениями не гадить на чужой территории здесь дело точно не закончится. А пока на севере Персии становилось несколько неуютно.
   Главной проблемой представлялось то, что бардак с помощью персидских либералов британцы в очередной раз собирались навести именно на севере страны, то есть в русской зоне влияния, где и находились центральные власти. В свое время об этой тонкости не подумали, когда подписывали с британцами раздел страны на зоны влияния. А надо было. Кроме того совместная зона влияния, в которой могут существовать и русские и британские концессии, начала потихоньку становиться английской зоной влияния просто потому, что денег у англичан не в пример больше, чем у русских. Впрочем, как можно было поделить зоны влияния по-другому, тоже не понятно. В том же Арабистане имелись и русские и английские концессии. Как его отнесешь к чисто русской или к чисто английской зоне влияния?
   Новый император двуединой Франц Фердинанд потихоньку начал оправдывать возложенные на него князем Агреневым надежды. Он укреплял личную власть, расставлял во власти своих людей и перетряхивал кабинет министров. Первыми полетели головы прогерманских ястребов. За ними настало время несогласных с новым политическим курсом на триединую. Вот их было не просто много, а очень много! Да и вообще все было не просто. Ту часть голов ястребов, что была мадьярской, так просто не срубишь. У венгров имелись свой парламент и свое правительство, а монархия в двуединой была не абсолютная, а всего лишь парламентская. Главный политический оппонент нового монарха, успевший уже побыть премьер-министром Венгрии, граф Иштван Тиса так отзывался о планах Франца Фердинанда: "Если престолонаследник вздумает осуществить свой план, я подниму против него национальную революцию мадьяр и сотру с лица Земли". Так что планы создания Соединенных штатов Великой Австрии, о чем грезил новый монарх, находились под серьезной угрозой. Венгрия в результате компромисса с Габсбургами в 1867 году получила власть над 1/2 территории империи, и по плану Франца Фердинанда потеряла бы контроль над Хорватией, Словакией, Подкарпатской Русью, Трансильванией и Воеводиной. Что уж тут удивляться, если венгры-политики любой масти были против того, чтобы славянам предоставили равные с ними права? Иначе кем они управлять будут? Только сами собой? Как это диссонировало с канувшими в лету идеалами венгерской революции! А всего то прошло чуть больше чем полвека. Не иначе, время и власть портит не только политиков, но и народы.
   А еще Франц Фердинанд не любил итальянцев, евреев, русских и венгров. Он также был против превентивной войны с Сербией (она могла привезти к большой войне с Россией), горячим сторонником которой был его протеже начальник Генерального штаба армии Австро-Венгрии Франц Конрад фон Гётцендорф. Так что в Дунайской монархии нынешнее противостоние очень надолго. А ведь там еще русская разведка через венгров пару проблем Дунайской монархии подкинула.
   Кроме всего прочего у нового австрийского монарха начали проявляться иные положительные с точки зрения русских качества. Он, как и русские, не хотел большой войны. И это очень важно! Однако Франц Фердинанд пошел даже дальше ожидаемого и несколько снизил расходы на армию, отчего взвыл генералитет. А еще новый монарх холодно относился к Германии... Была и еще одна неплохая новость - наконец был достигнут торговый мир с Белградом. Таможенное соглашение было подписано в декабре, и сербы наконец вздохнули с явным облегчением.
   Французы неспешно потихоньку подгребали под себя Марокко, пока 1 апреля из города Фес не пришла новость, что столица страны оккупирована французскими войсками. Говорилось, что это сделано якобы для защиты французских граждан и по просьбе местного монарха для подавления мятежа. Но на самом деле кто его знает, как оно там было. Самые гнусные вещи ведь как правило и совершаются якобы по просьбам трудящихся или их законных представителей во власти.
   С оккупацией марокканской столицы подошло время очередного Марокканского кризиса. Русский император заранее был проинформирован о возможности скорого обострения кризиса. Что-что, а прогнозы от князя Агренева Михаил воспринимал очень серьезно. Да и так признаки скорого нарыва просматривались. Француский МИД явно нервничал и всячески обхаживал Извольского. Но тому Высочайше было приказано ни на что самолично не соглашаться. Запрошеное Михаилом французы давать не хотели, да и вообще в вопросе что-либо отдать русским кроме кредитов становились скупыми, как церковный пономарь. Зато картины прекрасного будущего России в союзе с Францией рисовали одну другой грандиозней. Халявщики! Не хотели договариваться по-хорошему и по-честному, значит, будет по-плохому. Сейчас их начнут прессовать немцы, и за поддержку французам придется отдать больше. Впрочем, и Михаил запрашивал немало. Но все добытое тащил в Империю, а не на счета иностранных банков. Последнее ему бы французы наверняка простили. А вот что-то своё и навсегда под чужую юрисдикцию отдавать не желали. Ну, да и черт с ними.
   Как уже говорилось, в основном французы предлагали связанные кредиты, помощь за деньги, изготовление заказов чего-нибудь у себя и естественно за деньги... Поэтому с французами и по новому союзному договору дела далеко так и не продвинулись. Но две железные дороги из центра России к германской границе все-таки согласовали. Быть им теперь двупутными за французский счет.
   Здесь стоит сделать небольшое уточнение. К весне 1911 года Империя фактически перешла из режима экономии в режим перспективного развития. Но, как оказалось, шаг получился излишне широк. Сразу столько всего нашлось такого, что нужно построить, что иностранные кредиты уже перестали казаться столь уж не нужными и запретными. Да хотя бы та же железная дорога Челябинск-Орск была включена в план срочной постройки. Но переход, как уже было сказано, оказался чересчур резким. Так что Империи еще предстояло найти некую золотую середину между экономией и перспективным развитием. Может быть даже нужно найти не одно такое положение переключателя, а несколько. А в связи с этим французских переговорщиков русскому МИДу приказано было не отпугивать, а тоже завлекать перспективами. В итоге весной никакого соглашения ни по новому союзному договору, ни по Марокко достигнуто не было. Обе стороны на словах строили друг для друга прекрасные воздушные замки. Да собственно ничего другого дипломатам и не оставалось. Но стороне, которая первой поверит в это призрачное великолепие, предстояло жестокое разочарование. Но поскольку событие в Фесе случилось, быть теперь французам в проигрыше.
   Относительно вероятных движений в Марокко и в Киренаике русская верхушка заранее составила соответствующие планы. Так что через 12 дней после получения известий из Феса Михаил II с помощью Сандро двинул свои фигуры. В поход начали отправиляться корабли Балтийского и Черноморского флотов России. Неторопливо и не создавая картины, что происходит нечто эдакое. Шли они в разные точки, отдаленные от окончательных точек назначения, чтобы там ждать очередного приказа.
   Благоволения русских в конце зимы настойчиво домогался и итальянский МИД. Потомки Великого Рима очень хотели получить согласие Санкт-Петербурга на отъем у османов Киренаики и Триполитании. Но у итальянцев как-то все не получалось найти взаимопонимание с Извольским. Несколько лет назад итальянцы фактически обещали России порт Асэб. С тех пор те обещания уже успели развеяться, и веры итальянцам больше не было. Итальянский Министр иностранных дел маркиз ди Сан-Джулиано предложил было России обещания итальянской поддержки российского контроля Босфора, но это никого в Северной Пальмире не заинтересовало. Русская корона желала получить свою долю в деле колонизации Северной Африки в натуральной форме. Извольский вел переговоры спокойно и никуда не торопился. Он не протестовал, не угрожал, не намекал на будущие проблемы у итальянцев. А Асэб итальянцы отдавать не хотели в том числе сами. Это могло создать проблемы в будущем при дальнейшей колонизации Эфиопии, о чем в Риме наверняка уже подумывали. Более того в случае сдачи порта России наверняка британцы обещали Риму немалые проблемы. Спокойная манера ведения переговоров Извольским наверняка успокоила римские власти. В итоге итальянцы не смогли предложить ничего приемлемого и осязаемого, а потому так и уехали ни с чем.
   Несмотря на столь неутешительные итоги переговоров в Петербурге с марта в итальянской прессе началась информационная компания в поддержку вторжения в Ливию. Страна изображалась как богатая полезными ископаемыми, с прекрасными условиями для ведения сельского хозяйства и при этом защищенная всего лишь 4 тысячами османских войск. Кроме того, население описывалось как враждебное к османам и дружественное к итальянцам. А потому будущее вторжение рисовалось сродни военной прогулке. Из всего этого можно было сделать вывод, что скорее всего итальянцам посоветовали не обращать внимание на русских. Ну, или Риму в крайнем случае пообещали, что найдут управу на русских. Сделать такое могли только британцы и французы. Кроме закулисных причин для активности итальянцев были и иные причины. Во-первых, Берлин ранее уже объявлял о перспективных планах завести себе военно-морскую базу в ливийском Тобруке. А во-вторых, в Риме опасались, что если у французов что-то не выйдет в Марокко, то они обратят свое внимание на Триполитанию, которую ранее обещали Италии. То есть итальянские политики всерьез начали беспокоиться за свою будущую добычу. Потому причины итальянской активизации были самые, что ни на есть уважительные. Если же смотреть на начинавшуюся суету с русской точки зрения, то все выходило довольно неплохо, ибо именно при одновременном течении двух кризисов - Марокканского и Ливийского, русская игра на них могла дать максимальную прибыль в копилку государства.
   Германская дипломатия также предпринимала серьезные попытки сблизиться с русскими. Но и тут русская позиция не изменилась ни на йоту. С немцев требовался выкуп половины русского долга, размещенного в Париже. Но наличных денег или драгметаллов в таком количестве у швабов не было и в помине, а на германские обещания золотых гор русские переговорщики по Высочайшему приказу уже давно перестали вестись. Правда, теперь у немцев появился еще один вариант. Теперь они предлагали свои услуги по поставкам оборудования для русской индустриализации. Но суммы назывались не слишком большие, да и взамен дойчи желали получить обширный доступ к ресурсам и концессиям. В общем, новизна в их предложениях была, но толку с нее...
   Тесть Михаила II Никола I Петрович Черногорский осенью короновался. Был он раньше князем, стал королем. И ладно бы. В конце концов денег за коронацию османы с него и с Черногории не запросили. Но вот проблем от тестя становилось все больше. Про таких иногда говорят "страх потерял". Никола I страх еще не потерял, но семимильными шагами приближался к этому состоянию. В частности он опять поддержал оружием восстание в Албании. В этот раз вопреки советам. А потом, когда османы восстание задавили, принял у себя в Черногории остатки разбитых албанских повстанцев. Вот зачем специально дразнить османов?
   Не стоит забывать, что жена у Михаила II была черногорской принцессой. Да-да, ночная кукушка. Правда, похоже от этих кукований Михаил начал уже уставать. Да и плешь у него стала образовываться что-то слишком рано. А ведь жена Михаила была не единственной дочерью Николы I в России. Еще две его дочери были за мужем за двумя братьями - Великими князьями Николаем Николаевичем и Петром Николаевичем. Нужно ли говорить, что Никола этими родственными отношениями с русским престолом беззастенчиво пользовался?
   В начале весны Антимонопольный комитет с помощью жандармов и казаков разгромил правление и офисы русско-бельгийского общества "Алагир" с арестом счетов, с выемкой всей документации, с приостановкой работы, с задержанием ответственных лиц и так далее. За 15 лет своего существования общество "Алагир", эксплуатирующее богатый Садонский полиметаллический рудник на Северном Кавказе, как минимум два раза сменило хозяев и руководство. Но от этого работать лучше не стало. Да, видимо, и не стремилось это делать. Акции предприятия ныне принадлежали разным бельгийским и германским компаниям, связанным с аналогичным бизнесом за пределами Империи. И эти компании в развитии добычи и переработки свинцовых и цинковых руд в России были совершенно не заинтересованы. Бельгия и Германия являлись мировыми лидерами по выделке соответсвенно цинка и свинца. Никакие конкуренты им были совершенно не нужны. Они бы и сам рудник закрыли, да по некоторым причинам нельзя было.
   Если с цинком в Империи дела потихоньку налаживаются, хотя еще и были весьма и весьма далеки от оптимума, то со свинцом вообще была беда. Собственное производство этого важного металла не превышало 25% от мирных потребностей Империи. Из-за столь паршивого состояния дел в этой сфере имелась даже стимулирующая собственное производство таможенная пошлина, но толку с нее не было.
   Оборудование для добычи и переработки руд на руднике и заводе стояло сильно устаревшее. Оно было вывезено еще со старого демонтированного завода в Бельгии. Богатое Садонское месторождение не эксплуатировалось наверно и на десятую долю возможностей. А ведь месторождение в том районе было не одно. Там еще два были фактически рядом, и все они были отданны в концессию "Алагиру".
   Налеты на офисы, правление и т.д. были спланированы в лучших традициях маски-шоу. Правда, без самих масок. Лиц в это время под масками прятать не привыкли. Ну, кроме палачей. И всю операцию в Антимонопольного комитете придумали сами. Ну, почти. Князь Агренев только подсказал чутка как сделать операцию более внушительной. А так то он уже несколько месяцев в Антимонопольном комитете не служил вообще. Успеху операции способствовало то, что в своей работе Общество нарушило наверно все, что можно только нарушить, - и условия концессии, и русское законодательство, и законы о труде, и антимонопольное законодательство и многое другое. Штраф в почти 4 миллиона, уже выставленный Обществу, не оставлял сомнений в том, что компании каюк. Причем, как шепнул Бородин, там к началу мая еще на пару миллионов рублей нарушений насчитали. А если нужно будет, нароют и еще. В газетных статьях, посвященных "Алагиру", все чаще мелькали слова "саботаж" и "экономическая диверсия". Антимонопольный комитет уже готовил подзаконный акт, по которому месторождения свинцово-цинковых руд не могут быть переданы в разработку предпринимателям из Бельгии и Германии для того, чтобы избежать недобросовестной конкуренции. Однако на самом деле проблема была глубже. В условиях стремительной монополизации в мире это был всего лишь частный случай. Но он фактически означал, что концессионные дела нельзя поручать лидерам отрасли. Ну, или не всегда можно. Получалась откровенная ерунда. А кому же тогда их можно поручать? Если же вернуться к цинку и свинцу, то очереди из германских и бельгийских компаний, желающих получить в России в концессию одно из полиметаллических месторождений не наблюдалось. Ответ скорее всего заключался в более серьезном контроле за концессионерами со стороны государства и в понуждении Горного ведомства заняться делом с выделением в его распоряжение немалых казенных средств.
   На руинах прежнего общества "Алагир" теперь должно возникнуть казенное производство. Правда, с заказом нового оборудования наверняка будут проблемы. Что бельгийцы, что немцы постараются в ответ нагадить русской казне. Но оборудование можно заказать еще в САСШ. Там его тоже выпускают. Или даже изготовить у себя по спецзаказу. А все остальное местные мастера и рабочие уже более менее изучили. Так что крупному казенному производству свинца и цинка быть!
   Не забывали в России и про Балканы. С помощью экономических связей старались привязать к России Болгарию и отчасти Сербию. Так, в обоих странах добывалось немало свинцово-цинковых руд, а в России со свинцом, как уже было сказано, просто беда. В противоположность России иным европейским игрокам продукция этой отрасли была не так уж очень нужна. У них свой свинец в избытке имелся. Добывались в Болгарии и медные руды. Это тоже была интересная позиция, поскольку рафинирование меди внутри Болгарии не производилось. Но в целом экономическая привязка балканских стран проходила трудновато. Все-таки основная продукция этих стран - сельскохозяйственная. А в этом деле они с Россией конкуренты на рынке.
  
  
   Глава 10.
  
   После ввода французских войск в столицу Марокко всем в Европе стало ясно, что даже ограниченной независимости Марокко подошел конец, и что теперь французы не упустят возможности подгрести под себя страну окончательно. В Германии же зрело понимание, что первый марокканский кризис страна сыграла как-то неправильно. За отказ от Марокко с Франции можно было получить другие африканские земли, но этого сделано не было. А поэтому ситуацию следовало исправить.
   Вообще-то еще в апреле французский МИД извещал и Петербург и Берлин о том, что для защиты своих граждан и собственности Франции, видимо, на время придется ввести в Марокко войска. Это явно было пробным шаром, чтоб прощупать реакцию прочих держав. Российскому МИДу даже удалось узнать реакцию Берлина на это предупреждение. Немцы не протестовали, а ответили язвительно в том плане, что события часто бывают сильнее, чем это представляется и что они иногда приводят к последствиям, которых люди не предвидят. Как потом оказалось, немцы, проявляя пассивность, заманивали французов в ловушку.
   Первые недели после захвата Феса берлинское правительство хранило загадочное молчание. Зато немецкая пресса бесновалась. Она требовала то больших компенсаций в других колониях, то прямого раздела Марокко. Поведение Германии начало все больше тревожить Париж. Французская дипломатия, как и в 1905 году, сама стала осторожно заговаривать с Германией о компенсациях. В качестве компенсаций предлагалась часть территории Французского Конго. А потом Кидерлен - статс-секретарь министерства иностранных дел Германии, который вел эти дела, взял и официально ушел на месяц в отпуск.
   Французский посол в Берлине Жюль Камбон, желая выяснить позицию Германии, решил отправиться к Кидерлену в Киссинген. Беседа с министром состоялась 22 июня. Камбон искал соглашения, говорил о компенсациях, но не скрыл от Кидерлена, что о прочном утверждении немцев в Марокко не может быть и речи. Немец на встрече говорил мало, давая понять, что ждёт конкретных предложений.
   "Привезите нам что-нибудь из Парижа", -- сказал он, расставаясь с Камбоном, который собирался поехать во Францию.
   Пресса взорвалась сенсацией 1 июля 1911 года. В этот день в Агадир пришла германская канонерская лодка "Тигр". Следом за ней в марокканские воды зашел лёгкий крейсер с говорящим именем "Берлин". Прыжок "Тигра" взволновал весь мир. То была дерзкая провокация, которая уже пахла порохом. Хотя с другой стороны в Европе не очень верили, что это может обернуться войной. Германия, из-за внеблоковой позиции России после окончания русско-японской войны модернизировала свои сухопутные силы, не слишком напрягаясь. Берлин все больше был озабочен флотом, где в количестве линкоров был не прочь посоперничать с Британией. Только это у него пока не выходило.
   Франция наоборот была больше озабочена именно армией. Причем в Париже в основном думали об обороне. Французский боевой напор - это, конечно, здорово. Но когда за "бель Франс" не сражаются миллионы русских в своей Азии и на немецких границах, становится грустно. Уже и память о Эльзасе с Лотарингией не так стучит в горячем французском сердце. Да и о реванше за поражение в последней франко-прусской войне не так уверенно думается. В этой связи во Франции укрепляли не только франко-германскую границу, но и начали прицениваться к франко-бельгийской. Из-за суровой реальности и подлых русских, предавших доверчивую Францию, французской армии пришлось попрощаться с концепцией "одна пушка, один снаряд", после чего во Франции в 1909 году даже приняли на вооружение 120-мм гаубицу Шнайдера. Отдельные горластные французские писаки даже обозвали это национальным позором. И вот эта забота французов о собственной обороне не стимулировала излишние и экстраординарные траты Германии на собственную армию. Германцы перевооружались в плановом, а не экстренном порядке.
   Но вернемся ко второму марокканскому кризису... 10 июля французский посол вновь встретился с Киндерленом. Немец отмел все обиды Камбона, заявив, что ежели французские власти позволяют себе защищать своих граждан в Фесе, то почему бы Германии не защищать собственных в Агадире. Произошел торг насчет компенсаций, но предложенное французом Киндерлена совершенно не удовлетворило. Когда, наконец речь зашла о Французском Конго, стат-секретарь проявил интерес к этому предмету, но дальше разговор не пошел. У Камбона не было полномочий обсуждать конкретные размеры компенсаций, поэтому стороны так и не назвали друг другу желаемые размеры.
   Потом состоялась еще одна встреча и только 16 июля Киндерлен заявил, что Германия должна получить всё Французское Конго целиком. Подобное заявление чуть не отправило Камбона в нокаут. Впрочем, потом француз быстро пришел в себя и в свою очередь заявил, что такое невозможно в принципе. На этом собственно встреча и закончилась.
   Суть предъявленого германского счета Франции в Петербурге узнали от французов. Французский посол прибежал к Извольскому за помощью. Извольский в принципе пообещал помочь из того принципа, что война в Европе сейчас России совершенно не интересна, но вновь напомнил французам о цене и об их старом долге. Русский министр иностранных дел также заметил, что желает услышать позицию Англии. Так, чтоб она прозвучала во весь голос, а не кулуарно в его кабинете. А то британцы мастера говорить в разных местах разное...
   Англия сказала свое веское слово 22 июля. Она не могла его не сказать. Агадир - это очень близко к Гибралтару, и терпеть там немцев британцы не стали бы ни под каким соусом. Но в данном случае России были интересны слова, которые будут сказаны с английской стороны. И эти слова прозвучали. Канцлер английского казначейства Ллойд Джордж, выступая от имени кабинета министров, сказал, что Британия не потерпит и так далее. Единственное было не понятно, что британцы так говорят об обидах. Их вроде никто не обижал, а тут вона как... Заявление британцев было очень сильным. Заявление британцев было громким. Впрочем, иным оно и быть не могло. Не имея за спиной мощного парового русского катка британцам приходилось реагировать именно так и при этом упирать на то, что с Англией немцы воевать не хотели совершенно. Вот выставить впереди себя русских в этом вопросе - это завсегда пожалуйста. Но в данном случае немцам на это даже надеяться не приходилось. Речь Ллойд Джорджа вызвала вопли ярости в немецкой шовинистической печати. Заявление заставило германское правительство сбавить тональность и уже не рассчитывать на максимум из возможного. С другой стороны всё заявления были уже сделаны, и только Россия еще не объявила своего мнения. Теперь все взоры были обращены в ее сторону.
   В Петербурге думали 4 дня, после чего Председатель Совета Министров Штюрмер заявил, что России напряженность в Европе не нужна, что Россия готова выступить посредником, если нужно, и так далее, но вообще-то у нее тоже есть интересы в Марокко и Северной Африке. А если кто-то думает, что мнение Петербурга в этом вопросе учитывать не столь уж важно, то тому лучше сразу подавиться своим языком. Тем самым было озвучено, что русские тоже хотят долю, и что дело они желают урегулировать мирно и для этого могут сделать нечто неприятное возмутителю спокойствия. В Берлине думали 2 дня, после чего канцлер Бетман выступил с заявлением, что Германия вовсе и не претендует на близость своей будущей колонии к Гибралтару. Уже потом Киндерлен повторил эти слова, добавив однако, что Германия также не потерпит пренебрежительного отношения к своей чести.
  
   Еще через 4 дня Извольский созвал короткую пресс-конференцию. Собравшиеся на нее журналисты думали, что она будет посвящена марокканскому кризису, и отчасти не ошиблись. На пресс-конференции Извольский заявил, что терпение России на границе с Китаем иссякло. Постоянные провокации китайских бандитов - хунхузов надоели Пограничной службе России, Уссурийском казачеству и охране КВЖД хуже горькой редьки. Недавно хунхузы опять якобы вторгались на русскую территорию в количестве нескольких десятков голов и были изгнаны оттуда только силой. Заявлять какие-то протесты китайским властям Россия больше не будет. В этом нет никакого смысла. Все равно китайские власти в Маньчжурии ничего сделать не могут или не хотят делать. Поэтому, во-первых, Россия выставляет Китаю счет на 23 миллиона рублей убытков за все последние годы. Все случаи задокументированы и могут быть проверены. Никакой отказов со стороны Китая рассматриваться не будет. Во-вторых, Россия объявляет Бэйдахуан, а по-русски Большую Северную пустошь, зоной безопасности и собирается ее полностью зачистить от хунхузов и их пособников с последующим установлением русского контроля над данной территорией. На вопросы Извольский отвечать не стал.
   Под Бэйдахуаном в Китае понимали заболоченное междуречье рек Сунгари и Уссури. Вот только насколько эта область простирается еще и на юг по мнению русских, теперь следовало спрашивать именно русские власти, а не китайцев. Само междуречье хороших земель имело мало, часто при наводнениях подтоплялось и потому было слабо заселено. Причем "слабо" не только по китайским меркам, но и отчасти по русским.
   В европейских столицах сразу попытались расшифровывать то, что имели ввиду русские в Петербурге. наверняка это была цена, которую хотят получить русские за урегулирование нового марокканского кризиса. Более того, своим ходом русские явно показывали, что могут в случае чего отвлечься от европейских дел на дела дальневосточные. А это выходило для стран "Сердечного согласия" совсем грустно, поскольку самостоятельно заниматься Дальним Востоком русским придется очень долго. А в Европе в это время Англии и Франции будет противостоять Германия с Австро-Венгрией. Расклад получался так себе. Более того, если не отдать по-хорошему русским новую игрушку, которой они заинтересовались, то потом ее все равно придется отдавать по-плохому, если в Европе запахнет порохом. А впридачу к ней что-то еще. Поэтому затребованное лучше отдать сразу. Ну, может поторговаться немного и недолго. Именно недолго, пока русские не сцепились с китайцами. В конце концов для европейцев это не свое, поэтому не столь жалко, и это не так уж и много за Марокко. И, наконец, это все скорее всего означает, что русские не намерены прибирать к рукам всю Маньчжурию, если, конечно, тем самым русские не провоцируют конфликт, чтобы отхватить что-то большее. Но для того, чтоб замахнуться на большее нужны войска, а Россия их на Дальнем Востоке не концентрировала.
   Первым на дальневосточную интригу отреагировал германский Кайзер. Вильгельм II в присущей ему манере заявил, что человеческого отношения узкоглазые к себе не понимают и вечно стараются обмануть европейцев, несущих Китаю плоды цивилизации и просвещения. Поэтому он всячески поддерживает своего русского брата-императора в стремлении обезопасить свои границы. А русскому царю нужно обязательно твердо отстаивать в Китае свои интересы. Но в том же духе он говорил про японцев в 1904 году, и после этого преспокойно торговал с ними всю войну. Так что на Вилли обращать внимание не стоило. Ему явно хочется, чтобы русские в марокканских разборках не участвовали.
   Первым, кто докопался до того, что в Петербурге понимают под Бэйдахуаном, был английский посол в России Джордж Бьюкенен. Размеры русской претензии на Дальнем Востоке ни ему, ни Форейн Оффис не понравились. Русские нацелились на очень большой кусок, хотя и для всех прочих почти бесполезный. От самой северной точки корейско-китайской границы граница желаемого русскими шла почти на север по необжитой гористой местности до станции КВЖД Муданьцзян, потом по реке Муданьцзян до её впадения в Сунгари, а потом по Сунгари до впадения в Амур. А вот все, что восточнее этой линии русские хотели заполучить себе. Британцы сразу же запустили свою обычную пластинку об ответственности их нации перед всем остальным миром, о том, что английский парламент не потерпит столь вопиющего нарушения международного права и так далее. Все это, дабы не отдавать русским даже то, что англичанам вовсе не принадлежит и никогда не понадобится. А немцы, увидев, что британцы теперь решили выступить еще одновременно против русских, сразу взбодрились и вновь приподняли свои претензии к Парижу. Потом в прессу попали слова Великого Князя Николая Николаевича, заявившего, что если коалиция Британии и Франции вдруг решила, что именно она будет в мире решать что и кому достанется, то очень быстро дождется противостоящего ей союза. И тогда делиться придется не только и не столько Франции. Предупреждение сердечносогласникам было явно суровое. Потом на эти слова откликнулся Вильгельм II, поведавший миру, что он давно ратует за справедливое распределение ресурсов и всегда готов... Ну и так далее...
   Вообще претензию Китаю в Петербурге копили давно. Еще с 1902 года. А кусок китайской территории был давно присмотрен, обоснован и "обнюхан" со всех сторон. Потом только его границы несколько менялись. Немалую роль в окончательном варианте сыграли Русская Дальневосточная компания, ее глава Игорь Дымков и лично князь Агренев. Состояла желаемая территория из трех кусков: северного, южного и то, что попало между ними просто для их связи.
   На 1911 год граница между Китаем и Россией в Приморье проходила по реке Уссури. К реке жались железная дорога, имеющая стратегическое значение, Хабаровск, казачьи станицы и поселки на русской территории, а также проезжие дороги между ними. Фактически железная дорога на протяжении от озера Ханка до Хабаровска находилась в зоне обстрела дальнобойной артиллерией с китайского берега. Ну, или в пределах однодневного перехода вражеских войск от границы. То есть перерезать чугунку и все сообщение с Приморьем можно было за один день. Тут никакие войска среагировать не успеют. Поэтому крайне желательно было границу отодвинуть от Уссури и от железной дороги, но при этом также было желательно, чтобы граница опять проходила не по суше, а по реке. Так что выбор рек Сунгари и Муданьцзян для этой роли сразу становится понятен. Какую-то часть междуречья этих рек потом можно будет использовать для пашни. Остальной территорией тоже найдется применение.
   Южный часть сформирована из того принципа, что граница также как и до этого будет проходить по мало доступной и почти не заселенной гористой местности, но "несколько" западнее. Все-таки тут границу было желательно отодвинуть от хоть немного обжитого побережья. Обжитого русскими и русскими корейцами. Кроме того добавляемая на южном участке территория - горная. А, значит, наверняка таит в своих недрах полезные ископаемые. Какие? Да какая разница? Потом разберёмся. Но одно месторождение угля и графита в тех места уже обнаружено. Ну, и наконец при данной конфигурации границы чисто сухопутная ее часть, проходящая не земле, а ее по рекам даже немного сократится.
  
   Исходя из соотношения сил в Европе быстро стало понятно, что англичанам на испуг пару Германия плюс Россия не взять, и делиться придется несмотря на громкие заявления. Но градус публичных высказываний постепенно стал снижаться. Явно пошел обычный заочный торг, в котором пушки скорее всего ни разу не выстрелят. А потом стороны принялись за торг непосредственный. Немцы, не торопясь, торговались с французами, а русские предъявляли претензии Пекину. Причем Россия начала таки подвозить на Дальний Восток войска, но как-то демонстративно и в небольших количествах. Зато русские корабли у китайских берегов стали появляться намного чаще.
  
   А потом в сентябре случился итальянский ультиматум Порте. Рим вдруг обнаружил, что в мире всем сейчас не до Италии, и справедливо решил именно сейчас лучше всего предъявить свои претензии к Оттоманской Империи. Итальянцы и предъявили. Претензия, правда, вышла у Рима довольно смешной. Сначала в ней говорилось, что итальянцев и итальянские компании в Триполитании и Киренаике вовсю обижают османские власти. А потом в том же ультиматуме османам предлагалось самим способствовать итальянской оккупации ливийских земель. Это было как раз то, чего ждали в Санкт-Петербурге.
   Кроме прочих причин поторопиться с решением ливийской проблемы у Рима появилась и новая. В Триполи началась серьезная активизация германских торговых агентов. Дать этим агентам осесть и развить свою деятельность значило вызвать над Триполи призрак "германских торговых интересов". А это грозило Италии, если не потерять Триполи, то значительно повысить расходы по его приобретению. "Торговые интересы", как известно, в таких случаях требуют компенсаций.
  
   Глава 11.
  
   Итало-турецкая война началась как ей и положено с утопления итальянцами нескольких мелких военных османских посудин в Адриатическом и Средиземном морях и обстрела ливийских портов итальянским флотом с высадкой десанта в Триполи. Но даже первые очевидные действия у итальянцев выходили какими-то чересчур медленными. Поначалу для вторжения итальянцы задействовали экспедиционный корпус в 35 тыс. человек при 72 орудиях и флот. У осман в Триполитании была Триполи-Африканская дивизия сокращённого штата численностью в 6,5 тысяч штыков, и перебросить еще войска на ТВД Стамбул не мог, потому как османский флот с итальянским тягаться в море был не в состоянии. Слишком велико было преимущество Regia Marina даже несмотря на то, что меньше года назад Стамбул прикупил из германского резерва два старых броненосца типа "Бранденбург". Пару недель война шла в одни ворота, а потом у римлян начались проблемы в Африке и дома.
   Одной ветренной ночью на главной базе Королевских военно-морских сил Италии на одном из складов боеприпасов начался пожар. Да так начался, что ничем кроме умышленного поджога это быть не могло. Самые патриотичные жители базы попытались было пожар потушить, а самые дальновидные убегали и уезжали куда подальше. И в целом, как оказалось, были правы последние. Стоило взорваться одному снаряду и всему персоналу базы оставалось только спасаться по способности. Ну, кто успеет. Склады горели и взрывались 9 дней. Все, что возможно, к этому времени уже взорвалось и засеяло неразорвавшимися снарядами окрестности. А у осман появилась надежда на то, что в одну калитку их не вынесут. Да, у итальянцев остались заводы по производству боеприпасов. Снаряды даже можно купить у британцев, но итальянский флот временно остался без главной базы.
   Итальянцы естественно обвинили злобных аскеров в подлой диверсии и в бесчестном способе ведения войны. Османское правительство этот выпад решительно отвергло, но потом публично пообещало миллион медждисов (1 медждис = 85 коп.) бесстрашному турецкому патриоту, совершившему данный подвиг. Оно и понятно. Если война идет для страны неудачно, то нужны мужественные герои, чтобы воспеть их подвиги. А если героев нет, то их стоит создать. Как потом выяснилось, несколько десятков человек действительно обращались за вознаграждением, но никто не смог доказать свое участие. Ну еще бы. Их ведь там не было, а дело сделали совсем другие люди.
   Потом проблемы начались у итальянцев и на сухопутном фронте. Итальянцы довольно быстро захватили прибрежную полосу и самые близкие к ней оазисы. Но при этом отметились в них массовыми расстрелами осман и местных арабов, разрушениями от артогня в том числе мечетей и прочих местных святынь. Это естественно крайне не понравилось местным арабам. Они, конечно, правящих ими осман не любили, но если гяуры казнят без разбора всех, то это повод взяться за оружие. А оружия вдруг оказалось немало. И вот тут итальянское наступление забуксовало. Местные включая бедуинов за счет лучшего знания местности, наличия легкой конницы и прочих особенностей стали доставлять итальянским войскам серьезные неприятности. Итальянские солдаты местами даже начали отказываться идти в наступление. Это повлекло за собой увеличение контингента вторжения. Но даже с увеличением численности войск вторжения успехи итальянской армии на некотором расстоянии от моря совершенно не впечатляли. Фактически итальянцы заняли только прибрежную полосу и не совались вглубь континента. А если сдуру совались, то обычно это для них кончалось плохо. Да и возможностей для наступления на континентальные оазисы у итальянцев было немного. В пустыне вода - это все. Ее можно найти на месте, либо привезти с собой на верблюде. А верблюды в значимых количествах были только у бедуинов, которых итальянцы уже "обидели". Так что, увы. Впрочем, наряду с некоторыми неудачами были у итальянцев и успехи. Вот, скажем, после начала войны Италия смогла конфисковать на верфи "Ансальдо" крейсер, заказанный и оплаченный османами. Уже прибыль!
   Великобритания после начала войны Рима и Стамбула объявила, что оккупированный ей османский Египет нейтрален, так как находится в "условиях оккупации нейтральной державой". Вот так вот! На какие только словестные извращения не способны озабоченные своей собственностью джентльмены! Под этим предлогом британцы фактически запретили транзит турецких войск и грузов через египетскую территорию, а также участие египтян в боях на стороне Османской империи. Кроме того, в ходе войны якобы нейтральная Великобритания оккупировала спорную ливийскую гавань Саллум. Так что османы в ливийские земли на войну могли попадать только частными путешественниками.
   Германии, наблюдая за войной в Средиземноморье, оставалось только сожалеть о происходящем и устраивать нападки в прессе на Британию, в которой в Берлине видели главного виновника случившегося. Поставленный между союзницей -- Италией и "другом и братом" -- турецким султаном, император Вильгельм, по удачному выражению одной из немецких газет, неминуемо "должен потерять в своей шахматной игре или белого, или черного слона". Более того занятие Италией Триполи закрывает Германии, и навсегда, Средиземное море. И сделать немцы политически ничего не могли. Любое германское действие скорее всего вело бы только к ухудшению их положения. И даже бездействие его ухудшало. Но вообще складывалась недобрая традиция - германские союзники постоянно выясняют между собой отношения. И при этом в очередной раз доставалось именно османам. Сначала осман обидели Вена и София, а теперь пришло время выяснять отношения Риму и Стамбулу.
   Россия же в этот раз сделала одну вещь, которая имела далеко идущие последствия. Обычно, когда начинается какая-то война, ведущие державы и прочие соседи, не желающие участвовать в вооруженном конфликте, оберегая свои суда и грузы, заявляют о своем нейтралитете. Но в этот раз Певческий мост о нейтралитете Империи заявлять не стал. Более того, русский посол в Стамбуле в начале войны выразил османскому правительству свое возмущение действиями Рима и обещал оказать поддержку стамбульским властям, подвергшихся неспровоцированному нападению. Несколько позже глава Совета Министров Штюрмер пообещал выставить очень большой счет той стране, из-за которой может пострадать черноморская и средиземноморская торговля Империи.
   Кроме того пока у Стамбула еще оставались деньги от французского кредита, стоило переложить хотя бы часть их в русский карман. Ну, пока это не сделал кто-то другой, переложив бабло в свой. Османам были предложены две канонерки, один минный крейсер и три миноносца. Все техника была в возрасте, но еще вполне добрая и боеспособная. А как известно, на войне нет ничего дороже оружия здесь и сейчас. Вообще-то османам предложили еще броненосец "Двенадцать апостолов", но Стамбул от русского предложения открестился. А жаль. Старичок Черноморского флота и так стоял на списание, а тут можно было его получить за его утилизацию хорошие деньги. Между прочим, если бы османы согласились, то это был бы далеко не самый старый корабль в турецком флоте. Но вот орудия на нем, конечно, для нынешней войны не годились.
   Османы, почуяв, что с русскими у них вдруг поперла карта, набрались наглости и попросили продать крейсера, подводные лодки, новые эсминцы, боевые дирижабли и самолеты. Сандро с Михаилом думали долго, а потом выставили цены на многое. Цены жалили осман в самое их нежное место. Трудно сказать, где оно находится, но по свидетельству русских дипломатов в Стамбуле так и было. Имелись в русском предложении и свои особенности. Так, ценой за продажу бронепалубных крейсеров по вполне нормальному ценнику был предложен договор между Оттоманской и Российской империями на беспрепятственный проход этого класса кораблей через Проливы.
   Получить хорошие русские крейсера за приемлемую цену османам очень хотелось. Но вот договор на то, чтобы такие же русские крейсера ходили через Проливы, когда и куда им вздумается... На такое османы пойти не могли. Тем более тут еще сразу столько добровольных советчиков с дипломатическим статусом набежало! В общем, османы отказались, хотя и с некоторым сожалением. Впрочем, отказ Стамбула от крейсеров в Петербурге никого не удивил и особо не расстроил, ибо в возможность подписания договора никто не верил. Подводные лодки типа "Щука" и эсминцы типа "Бравый" были предложены в аренду вместе с русской командой. И то с оговоркой "если наберется команда, готовая воевать с итальянцами за турка". Передавать корабли без экипажа - это, считай, боевой корабль проведет всю войну у причальной стенки, зато потом он может начать доставлять проблемы бывшим хозяевам своей новой принадлежностью. Оно России нужно? Нет! Вот потому так.
   Боевых дирижабля предлагалось три со всем наземным оборудованием. Они были куплены, как и все 6 предложенных самолетов "Дрозд". А вот сухопутной техники и вооружения почти не предлагалось. Причиной называлось то, что балканские страны очень нервно относятся к тому, что рядом с их границами находятся отмобилизованные османские части. Зачем они там? С кем эти войска собрались воевать именно там? Болгария и Черногория просят или их демобилизовать или убрать от границы. И пока это не случится, никакое стрелковое вооружение кроме револьверов и пистолетов Стамбулу предлагаться не будет. Да и не особо османам нужно было это стрелковое оружие. В Ливию османы сейчас добраться не могли из-за полного преимущества итальянцев на море и запрета англичан на транзит войск через оккупированный ими Египет. А туда, где османы могли от души врезать итальянцам, макаронники соваться не хотели. Кстати вполне разумная тактика. Да и не ставили итальянцы себе цели победить всю Османскую армию. Им всего лишь нужна была Триполитания с Киренаикой.
   Кроме того Порте было предложено некоторое количество русской артиллерии обр. 1867 года. Той, что уже собирались утилизировать, но до нее еще не дошли руки. Кстати не сказать, что выставили ее дешево. От этой артиллерии Стамбул отказываться не стал, но и не покупал.
   Пока в Средиземноморье шла война, русские дипломаты в Стамбуле не уставали склонять германцев перед Портой. Что якобы не первый раз уже Берлин оставляет Стамбул в беде, хотя еще недавно немцы недавно называли его своим союзником. И что так будет и в третий и в четвертый раз. Русским дипломатам даже особо выдумывать ничего не приходилось. Достаточно было процитировать слова младотурка Мешад-Эффенди из "France Militaire": "... Император приходит к султану Турции: и говорит: "Я -- брат", как приходил с теми же словами к султану Марокко. Он продал мароккского "брата" за чечевичную похлебку. То же будет и с Турцией". А ведь Марокканский султан не единственный, кто был оставлен на произвол судьбы Кайзером. В 1900-1901 годах также поступили и с тогдашним очередным "другом" Пруссии президентом Крюгером. Так будет и со Стамбулом. Ведь Оттоманская Империя для немцев всего лишь источник сырья и местоприложение немецких капиталов.
   Итальянцев естественно сильно возмутили прямые военные поставки русского оружия и кораблей османам. И непонятный статус России, которая не объявляла о своем нейтралитете, тоже возмущал. Поэтому итальянский МИД выкатил таки "грозную" ноту протеста Петербургу и даже пообещал начать задерживать русские суда в Средиземном море. Ответ Певческого моста долго не задержался и даже был опубликован в русских газетах. А через день-два и не только в русских, поскольку был интересен сам по себе. В нем Россия утверждала, что действует четко в соответствии с международным законодательством и в частности в соответствии с Парижским трактатом, которым монархи русский, австрийский, французский, английский, прусский и сардинский не только обязывались "каждый со своей стороны уважать независимость и целость Империи Оттоманской", но и обеспечивали "совокупным своим ручательством точное соблюдение сего обязательства". И ведь не подкопаешься. Трактат формально силу не утратил. Подобным образом Извольский напоминал остальной Европе, что русские, имея сильные позиции, тоже могут трактовать международные законы так, как им удобно.
  
   Вообще из анализа доклада, подготовленного офицерами Генерального штаба (это те, которые относятcя к разведке Империи), складывалось впечатление, что французы и британцы жестоко развели римские власти, заставив Рим уже много лет желать захвата Триполитании и Киренаики. Единственное, что для Италии было стоящим во всей этой авантюре - это стратегическое положение Триполитании, поскольку это была иллюзия контроля Средиземного моря в узкой его части. "Иллюзия" - потому что между Сицилией и Триполи находилась еще английская Мальта. А вот все остальное...
   Право сильного и разгулявшийся аппетит диктовали Италии обрести еще одну колонию. Это повышало ее вес в делах Европы. Это повышало ее внутреннюю самооценку. А кроме того у итальянцев имелась серьезная проблема, которая теоретически могла быть решена обретением ливийских земель. За последние 10 лет страну покинуло 1,83 млн. человек! При в общем-то не слишком большом населении Италии - это была просто беда. В основном эмигранты перебирались в САСШ и Аргентину. И там и там в целом итальянцы неплохо устраивались. "Неплохо" - имеется в виду по сравнению с родиной. Захватом ливийских земель Правительство хотело изменить направление эмиграции с западного на южное, причем в собственную колонию. Однако эмигрантам мало предоставить льготы по покупке земли: ей нужны уже годные для земледелия пространства, нужен скот, нужны орудия труда и подъездные пути. Ничего этого в современной Триполитании нет.
   В древности эта часть африканского побережья была цветущей страной. "Житница Рима" - Киренаика посылала ежегодно "Вечному городу", как военный налог, до 10 тыс. ведер оливкового масла и до 5 миллионов четвертей хлеба. Здесь получали урожай сам-300! Полоса в 50-100 верст от побережья вглубь континента была сплошными садами и полями. Правда, это было очень давно и при действующей ирригационной системе. Но ислам, в VII веке принятый берберами, искоренил земледелие. Плодовые сады погибли от засухи или были вырублены. Вместе с растительностью исчезли выходы воды. Теперь источников мало. Еще меньше жилых мест. (Прим.: Как мы знаем, кроме воинственного ислама на этой же земле с теми же результатами отличился воинствующий американский империализм. Показательно однако! )
   С тех давних пор ирригационные сооружения также пришли в негодность. Но даже без них в очень урожайные годы урожай зерновых мог достигать сам-80. Вообще цифры урожайности, приводимые в собранном разведкой материале, вызывали подозрения в нереальности, ну, да Бог с ними. Однако даже при таких невиданных урожаях в Триполитании чуть ли не каждые 5 лет бывает голодный год, поскольку урожайность находится в прямой зависимости от наличия атмосферных осадков. Если б можно было восстановить ирригационные сооружения... Но сегодняшней Италии это явно не под силу. У Рима просто нет денег на такие гигантские проекты. Да что там говорить! При своем отличном климате Италия не обеспечивает себя зерном и мясом. Где уж тут надеяться, что она справится с подъемом сельского хозяйства в своей новой колонии? И кто сказал, что итальянские крестьяне поедут туда за лучшей жизнью?
   Кроме того экономика Триполитании даже за последние годы непрерывно скатывалась в пропасть. За десять последних лет торговля упала в несколько раз. Также в несколько раз упала транзитная торговля, что действовала на маршруте от побережья Судана до Марокко. Англичане, построив железную дорогу вдоль Нила, просто перехватили этот торговый путь. Караванная торговля внутри континента тоже находится в не лучшем состоянии, сильно страдая от набегов туарегов.
   В самой Триполитании после зерновых главными сельскохозяйственными культурами являлись финиковая пальма и оливки. И если по финикам можно быстро улучшить спрос, то приготовляемое на месте оливковое масло было весьма низкого качества, и тут пришлось бы менять очень многое. Да даже имеющиеся сады часто находились в Триполитании в запущенном состоянии. Промышленность в стране фактически отсутствует, а ремесленными поделками страна обеспечивает только сама себя, ничего не отпуская за свои границы.
   Оценивать экономику Триполитании при османах в цифрах особого смысла не имеет. Но для примера можно привести экономические результаты примерно похожих итальянских колоний - Итальянской Эритреи и Итальянского Сомали за 1910 год. Для обеспечения их жизнедеятельности на 1 лиру местных доходов из бюджета Италии приходилось добавлять еще от 2,5 до 4 лир. Вот и новая колония грозила повиснуть на шее у Италии подобным же камнем.
   Триполитания и Киренаика ввозили промышленные товары из соседних Египта и Туниса. Как не трудно догадаться, что товары эти имеют английское и французское происхождение. Сможет ли Италия заместить эти товары своими? Ведь фактически невозможно перекрыть контрабанду из соседних стран. Да и не дадут этого сделать ни внутри, ни снаружи. Часть берберов как раз и жили этой торговлей. Пытаться ее придавить означает войну с местным населением.
   Политически разрешение на захват османской территории было дано Италии Британией и Францией, что владеют соседними колониями прежде всего, чтобы закрыть путь сюда Германии. То есть для того, чтобы нейтрализовать опасное место побережья, не больше. И разрешение было дано именно ввиду промышленного слабосилия Италии. К тому же с захватом ливийских земель итальянцами Германия лишилась потенциальной средиземноморской военно-морской базы в Тобруке.
   Обладание колониями делало Италию более сговорчивой с тем, кто является повелителем морей просто потому, что обладание колониями невозможно без флота - Военного и торгового. А флот может быть уничтожен всего в одной военной компании. Кроме того сама география Италии не очень способствует противостоянию именно с самой сильной морской державой. Таким образом, Париж и Лондон фактически сделали свою черную работу. Они если и не оторвали Италию от Тройственного союза, то как минимум ее нейтрализовали путем скармливания ей османской Триполитании и Киренаики.
  
   Глава 12.
  
   Начатые с китайцами переговоры об уступке части территории тянулись так, как это могут тянуть именно китайцы. Несколько европейских держав в той или иной степени согласилось с предъявленными Россией Китаю претензиями и посоветовали китайским властям удовлетворить сии претензии. Просто одни это сделали с облегчением, а другие нехотя и частично. Но на китайцев это произвело не слишком большое впечатление. Поэтому пришлось начать грозить серьезными последствиями вплоть до начала войны. После этого китайские дипломаты сначала несколько ускорились в принятии решений, но потом Поднебесной стало не до Большой Северной пустоши. В Китае начали одна за одной бунтовать провинции, и подавить все выступления богдахын оказался не в состоянии. Вообще-то бунты южных провинций начались еще лет 5 назад. Но тогда это были мелкие и не успешные выступления. Сейчас же все было по-другому. К тому же у династии Цин начались ещё проблемы с армией и с её командующим - Юань Шикаем. Без него и его людей войска нового строя воевать и подавлять бунты отказывались, а после восстановления Юань Шикая в должности манчжуры потеряли влияние в армии вообще. В итоге переговоры полностью встали, поскольку стало понятно, что в Китае явно началась революция. Ну или большой бунт ханьцев против правящей маньчжурской династии. Это кому как больше нравится. Разговаривать в Китае явно стало не с кем и не о чем. Но не оставлять же начатое на полпути. Еще не хватало, чтобы китайцы опять выкрутились. Поэтому после пары совещаний решено было начать действовать явочным порядком. В конце ноября на самый север Маньчжурии были введены русские и японские войска. К этому времени в самом Китае власть маньчжур просто рассыпалась. И не только в самом.
   Видя полную недееспособность Пекина, 4 декабря 1911 года собрание халхаских князей и буддистских лам в Урге объявило о полной автономии Внешней Монголии. К этому монголов исподволь готовили офицеры Генерального штаба, но все равно скорость, с которой все произошло, стало для русской разведки отчасти неожиданной. Впрочем, даже если бы русская разведка и не присутствовала в тех местах, эта монгольская национальная революция все равно бы случилась. С одной стороны она уже давно назрела, а с другой - монголы присягали в свое время не Китаю, а именно династии Цин. Как и в любой революции в ней должны были быть пострадавшие и выигрывшие. В пострадавшие можно было записать присланные из Пекина китайские власти во главе с ургинским амбанем Сандо и полковником Тан Цзайли, а также 150 китайских солдат и всех китайских торговцев. Собственно все они вольно и невольно подготавливали китайскую колонизацию Внешней Монголии.
   24 декабря хан Богдо-гэгэн, буддийский лидер страны, был возведён на монгольский престол под титулом Богдо-хан - "Многими возведённый". Легитимность власти Богдо-гэгэна опиралась на традиционную систему ценностей, общенародную поддержку, политический и духовный авторитет. Но была еще у Богдо-гэгэга и поддержка со стороны России. В конце сентября в Петербурге побывала делегация монголов и просила Михаила II принять вассалитет Монголии. В принципе Император согласился с желанием монголов перейти под его руку и защиту в обмен на концессии, но предложил сделать это поэтапно. Сначала объявление автономии от Китая, затем независимость, ну и так далее. Петербургу сейчас не нужна была еще одна территория, присоединившаяся к России, пусть и добровольно. А ожидаемым переоформлением концессий в Монголии с Пекина на Ургу убивались старые оформленные еще при Витте монгольские концессии типа Монголора, в которых присутствовало слишком много французского и бельгийского капитала.
   После восхождения на монгольский трон Богдо-хана перед новым правителем кроме прочих проблем встала одна очень и очень важная. Фактически в Китае было две Монголии - Внешняя и Внутренняя. Внешняя - это та, которую еще не успели колонизировать китайцы, а Внутренняя - это та, где китайцев уже было больше, чем монголов, и шансов на то, чтобы выгнать оттуда ханьцев, почти не было. Хотя наверняка на каких-то старых картах это была просто Монголия, много веков назад присягнувшая империи Цин. К примеру город Хайлар, стоящий на КВЖД, стоял на формально монгольской земле. Вернее на земле баргутов. Но выгнать оттуда ханьцев своими силами у Богдо-хана шансов не было почти никаких. А Михаил II приказ русских войскам бы не отдал. Повторения 1900 года в Маньчжурии никто не хотел.
  
   Итало-турецкая война шла уже три месяца. В назначенный день и час на рейде захлустного йеменского порта Моха на берегу Красного моря сошлись броненосец "Князь Потемкин Таврический", бронепалубный крейсер "Витязь", канонерка "Хивинец", пароход-транспорт "Ярославль", пара дестроеров типа "Финн" и угольщик "Мариуполь", пришедшие из разных морей и портов. А потом первым из Моха к Асэбу ушел "Хивинец" с отрядом морпехов на борту как частый посетитель местных вод. Остальные ждали своего времени выхода. В 4 часа ночи "Витязь" повел за собой отряд в бухту Асэба. Тут было недалеко.
   К моменту захода русского отряда в Асэб, то есть ранним утром, заштатный порт Итальянской Эритреи фактически уже пребывал под частичным русским контролем. А потом с миноносцев на берег высадились еще пара взводов морпехов и русский контроль порта стал полным. Да и что мог сделать взвод итальянцев, заблокированный в казарме, против двух рот русских и большого отряда кораблей? Через день к вечеру догрузившись углем "Витязь" покинул бухту и ушел в Индийский океан. Не дело крейсерам стоять по бухтам. А этот крейсер еще вполне может сойти за рейдера. Нужно ли это будет, и против кого - это еще вопрос. Остальные русские корабли начали готовиться к обороне бухты. А вечером на местной фелюке в главный порт Итальянской Эритреи - Массауа с сообщением о взятии Асэба под русский контроль отправился русский лейтенант в сопровождении двух матросов. Вообще-то телеграф в Асэбе был, но им воспользовались только один раз, кодовой фразой на известный адрес сообщив об удачном завершении первого этапа операции.
   После того как Асэб оказался захвачен, Россия устами Извольского напомнила миру вслух перлы, прозвучавших из уст европейцев в этом году, и создала на их основе свой собственный. Для начала было заявлено, что Россия по многочисленным просьбам европейских держав приняла таки решение объявить о своем нейтралитете в итало-турецкой войне. Это правило начало действовать с сегоднешнего дня. Вторым пунктом заявления стало то, что если Франция и Германия считают себя вправе вводить в чужие государства свои войска для защиты собственных граждан, то и Россия не видит перед собой препятствий сделать то же самое в Асэбе. Там последнее время русским подданым стало очень опасно. Поэтому в Асэб пару дней назад, еще перед объявлением нейтралитета, были введены русские войска. Но поскольку Россию долго просили об объявлении нейтралитета, и Империя таки уступила эти требованиям, то Асэб - город, порт и окрестности с сегоднешнего дня объявляются оккупированными нейтральной страной, как это недавно сделала Великобритания со всем еще формально османским Египтом. Таким образом Россия старается идти в ногу с перспективными европейскими достижениями политической мысли. Трудно сказать, как в действительности восприняли такую новость в римских кабинетах, но в обеих русских столицах несколько дней последний русский политический выверт пересказывали друг другу в качестве анекдота.
   Как потом выяснилось, захваченный англичанами ливийский порт Саллум, похоже, был не единственной целью британцев. К настоящему времени появились сведения, что и Тобрук должен был быть захвачен английским десантом. Просто британцы не успели. Первыми в Тобруке оказались итальянцы.
   В Париже и Риме довольно быстро поняли, что платить все-таки по счетам придется. Просто Париж это понял несколько раньше и отделался от русских можно сказать испугом. Ведь Петербург с французов не взял почти ничего кроме настоятельных советов Китайскому Правительству в отношении китайских же земель. А то, что не повезло китайцам и итальянцам, так что ж? Кто-то же должен был оплачивать русский банкет. Вот французы сначала банковали в Марокко, а потом им пришлось платить по германскому счету. А то, что британцами все это не нравится, так это их личное дело. Да и безгрешными джентльменов тоже не назовешь.
   То, что захват Асэба не понравился Лондону, говорить наверно даже не обязательно. И оставлять все как есть они не хотели. У них тупо было намного больше кораблей, чем у русских. Но в одиночку идти одновременно против расшалившееся русских и дойчей было чревато. И публично обвинять русских в том, что только недавно сделали сами британцы, глупо. Но всё-таки они хотя бы попытались показать свое отношение к происходящему. Из Порт-Саида к Асэбу пришли три броненосца Средиземноморской эскадры в сопровождении пары крейсеров. Но издалека они мозолили глаза русскому десанту и морякам всего полтора дня. Причина была банальна. Стоит только произойти вооруженному конфликту между русскими и британцами, как русские вполне могут оказаться в лагере германских союзников. А это сродни кошмару для англичан. Поэтому британцам приходилось делать русским гадости, прикрываясь приветливой улыбкой.
   Одновременно британцы сразу попытались отыграться на дипломатическом фронте, но и там у них мало что вышло. Причем фактически они сами себе испортили себе игру, из жадности захватив после начала итало-турецкой войны спорную ливийскую гавань Саллум вместе с прибрежным городком. Так что Россия сделала в Асэбе ровно столько, сколько позволила себе в этой итало-турецкой войне Британия. Потом британцы всячески пытались подначивать итальянцев отобрать Асэб у русских силой. Но дурных в итальянском правительстве было мало. Те же англичане вполне могли это сделать сами, но даже не стали пытаться. Вписываться в войну за итальянцев против турков или русских они тоже не хотят. А вот что стало с предыдущими добровольными союзниками англичан, все помнили довольно хорошо. Ну, а тем, кто запамятовал, это напомнили. И про Оттоманскую Империю и про Японию. А тут еще русские открыто начали помогать османам во флотских делах. Воевать еще и с русскими - такого итальянцы не могли себе представить в самом страшном сне. Поэтому несмотря на давление англичан после ряда переговоров с русскими 7 февраля 1912 года Италия подписала договор о передаче порта Асэб и прилегающей территории в пользу России. Но то, что британцы все это так ее оставят, сомневаться приходилось.
   После подписания документов по Асэбу русская военная "помощь" османам как-то быстро иссякла. Ну, а что? Стамбул ведь не захотел подписывать с Петербургом договор о беспрепятственном пропуске через Проливы русских кораблей класса крейсер. Так что русских больше на турецчине ничего не держало. Экипажи единственного нового русского эсминца и двух подводных лодок, охранявших Дарданеллы для осман, как-то резко разболелись. Прямо эпидемия какая-то! Болели они, правда, разным. Но зато все вместе. Наверно трудная зима выпала. Непривычный климат, недостаток витаминов, неурожай... на родине. Да мало ли что еще? На боевые выходы корабли ходить перестали. Османы в свою очередь перестали платить за аренду, но эти деньги Россию уже не интересовали. Однако формально все выглядело вполне пристойно. И корабли спустя некоторое время вернулись в Севастополь.
   Пока русские что-то продавали или сдавали в аренду османам, черноморские Проливы оставались открыты для всех судов кроме итальянских, направляющихся в Италию или только что побывавших в Италии. По этому поводу русские дипломаты обменивались сообщениями с Портой постоянно. Порта постоянно грозилась закрыть Проливы, а Россия грозилась показать за это Порте кузькину мать. А поскольку Проливы так и не закрылись, русские аргументы были, видимо, достаточно весомыми. Через Проливы между прочим шло 44% русского экспорта. Но в связи с серьезным не урожаем 1911 года нынешний товаропоток через Проливы был так себе.
   А потом итальянцы сделали одну демонстративную попытку обстрелять Дарданеллы, после чего русская Средиземноморская эскадра, стоявшая в критской Ханье, снявшись с якорей, покинула порт и двинулась на север. Этого и напоминания итальянцам из Петербурга о толстых обстоятельствах вполне хватило для того, чтобы итальянцы "забыли" про существование Дарданелл. Итальянских адмиралов испугала, конечно, не сила русской эскадры, а потенциально возможные последствия русско-итальянского столкновения.
   Но потом свершилось и иное. Османы закрыли Проливы. Типа, у нас тут война и все такое... И вы, русские, вроде как больше нам тут не нужны, потому что как мавр вы сделали свое дело и обязаны удалиться. При иных обстоятельствах это бы привело к подаче дела о компенсации убытков в международный Арбитраж в Гааге, но по международным договорам Порта имела право закрывать Проливы в случае войны. А война таки у нее продолжалась. Поэтому вопрос нужно было решать как-то иначе. Причем сильно пугать турка было нельзя. Сильно перепуганный Стамбул мог позвать на собственную защиту одного из гарантов режима Проливов - Британию. Британцы с удовольствием бы прислали эскадру с Мальты с каким-нибудь очередным "нейтральным статусом", и стали бы охранять Проливы, а заодно и власть в Стамбуле под себя бы прогнули. Они ведь оккупированный турецкий Египет так и "охраняют". Вот тогда выгнать англичан из Проливов было бы потом крайне проблематично. Нужен был какой-то иной способ воздействия.
   Конечно, к закрытию Проливов готовились, но как это всегда бывает, закрытие случилось как гром среди ясного неба. Меры воздействия на Стамбул вообще-то были придуманы, но были весьма рискованными. Например, никто точно не мог сказать, какая реакция последует на занятие русской эскадрой острова Лемнос, прикрывающего подступы к Дарданеллам издалека. Придумать повод для занятия острова можно было легко, но вот реакция на это... Как бы не стало хуже, чем было! Да и войск для десантной операции у командующего русской Средиземноморской эскадрой вице-адмирала Андрея Августовича Эбергарда не было вообще. Отреагировать началом войны Балканского Союза против Порты? Месть, конечно, знатная, но Проливы она не откроет, да и определенные сомнения насчет этого перспектив этого Союза последнее время мучили русские верха.
   А итало-турецкая война тем временем продолжалась. Османы признавать свое поражение не желали, а у итальянцев наконец оказались развязаны руки. Между Россией и Оттоманской Империей, правда, был поднят еще один вопрос. Ранее русский посол в Стамбуле Чарыков неоднократно указывал османам на опасность занятия итальянцами турецких островов в Эгейском море. Особенно островов крупных, таких как остров Родос и Лесбос. В связи с этим российское правительство предложило отдать Родос в аренду России лет на 20. Или Лемнос, например. Тогда их точно удастся спасти от захвата. От такого "лестного" предложения младотурки, конечно, отказались, благо иностранных советчиков в Стамбуле хватало, но выводы сделали и меры приняли. На Родос дополнительно были отправлены два пехотных полка с артиллерией и решительными командирами.
   Когда в мае 1912 года итальянцы начали высаживать десант на турецкие острова Эгейского моря, на Родосе их ждала адская мясорубка. Итальянцы ответили на это массированными обстрелами острова из корабельных орудий, но дождались обратного. Их стали ненавидеть не только османы в форме и местные турки, но и местные греки. Гражданское население вне зависимости от национальности с готовностью стало вступать в ряды самообороны острова, лишь бы получить в руки винтовку и пострелять в поганых "освободителей", убивавших их родственников обстрелом из крупного корабельного калибра. К окончанию войны весь остров итальянцы так и не смогли захватить. Фактически потери итальянцев на Родосе сравнялись с их потерями на всех остальных территориях за все время войны.
   Есть у русского организма такая особенность. Когда в задницу начинает клевать жареный петух, мозг вдруг начинает работать очень интенсивно и находить решения, которые раньше не придумывались. Впрочем, возможно, что это не только русская особенность, но к сути... Вот и в этот раз так получилось. Решение придумалось быстро. Открыть Проливы для коммерческого мореплавания удалось через 12 дней угрозой прекратить перевозки осман по Черному морю силами Черноморского флота. А чтоб угроза не казалась османам легковесной, русские корабли действительно арестовали в Черном море 5 османских судов и привели их в русские порты. Стамбул урок воспринял и Проливы открыл, благо в Эгейском море судам государств, не участвующих в идущей итало-турецкой войне ничего не грозило, поскольку по настойчивому совету из Петербурга итальянцы "забыли" про существование Дарданелл.
  
   Глава 13.
  
   К январю 1912 года марокканский кризис был урегулирован. А назревавший русско-китайский фактически был решен рабочим порядком. Пекин не рискнул отдавать приказ на организацию сопротивления местным манчжурским властям, ибо было непонятно, как все это в случае чего прекратить в условиях нарастающего бардака в стране. А если русские только ищут повод для того, чтобы отобрать всю Манчжурию? В общем, переговоры закончились непонятно как.
   Берлин получил крупный кусок африканских болот во Французском Конго, а русские получили кусок китайских болот и гор. Из затребованных с китайцев денег Петербург естественно опять не получил ничего. Видимо, это тема для переговоров с новым правительством Китая, когда оно наконец образуется и станет дееспособным. Впрочем, аналогично и по территории, занятой явочным порядком. Зато почти удалось избежать обострений обстановки на КВЖД и ЮМЖД. И это было главное!
   Для зачистки занимаемой территории Петербург подрядил японскую армию. Целых 5 пехотных полков. Плюс там еще японских кули было на пару-тройку полков. Русские войска и уссурийские казаки осуществляли общий контроль местности. Населенные же пункты зачищали японцы. Зачищали полностью от всех ханьцев, оставляя только маньчжур, удэгейцев, орочей и прочие местные народности. Для этого японцам были приданы местные проводники, переводчики и прочие аборигены, согласившиеся помочь за небольшую денежку. Ну, а японские кули утаскивали все, что японцам показалось достойным их японского внимания.
   После вхождения в населенный пункт японцы давали ханьцам два часа на сборы, а потом начинался шмон. Всех коренных ханьцев пинками выгоняли на юг или запад. Впрочем, силовой вариант в основном закончился дней через 7-8. Потом большинство ханьцев предпочитали покидать местность самостоятельно и заранее, не дожидаясь, пока их об этом "попросят" японцы.
   По окончании операции японским кули предложили на время остаться на этой земле и заняться ее облагораживанием. То есть рытьем каналов, осушением болот, корчеванием кустарника и так далее. И пока кули будут хорошо работать, они будут хорошо питаться и получать хорошую зарплату, которую могут переводить в Японию своим родным. Желающих оказалось много. Но пока русские власти ограничились 15 тысячами добровольных японских помощников. Для этого же дела набирали еще тысяч тридцать корейцев из тех, кто сбежал с юга Кореи. Корейцев брали не только мужчин, но и семейные пары. Причем у некоторых из этих корейцев имелся шанс остаться жить на обустроенной земле. Не факт, что именно там, где они конкретно работали, но шанс был. Для этого, правда, обязательно нужно было хорошо работать и выучить русский язык. Но все это было потом...
  
   А вот суровой действительностью осени 1911 - весны 1912 годов было то, что в Империи случился неурожай. В общей сложности в той или иной степени он затронул 53 губернии. Однако в этот раз этот природный катаклизм властями страны был во многом ожидаем. Запасы зерна были подготовлены, да и у многих крестьян кое-что осталось с прошлых урожаев. Кроме того озимые в этот раз в основном, хотя и не везде успели уродиться в отличии от яровых. В готовности оказались все власти сверху до низу, и помощь пострадавшим районам оказывалась вовремя и в нужных объемах. Казенные запасы оказались столь велики, что закупать рожь за границей пришлось в небольших объемах. Впрочем, докупали не только ее. В Маньчжурии покупали бобы, рис и кукурузу. И вполне себе пошла соя в пострадавших районах на голодуху то. Для польских земель некоторое количество зерна закупались в Германии. В общем, все в этот раз более менее обошлось.
   А вот в Австро-Венгрии, которую неурожай донимал уже не первый год, не обошлось. Через несколько дней после начала итало-турецкой войны в Вене случились беспорядки и восстание, названное потом Инфляционным. К осени 1911 года из-за нескольких неурожайных годов и таможенной войны с Сербией цены на муку и хлеб поднялись почти в два раза. А мясо вообще стало недоступным для многих горожан. 22 сентября в Вене вначалась массовая забастовка и митинг, во время которого кто-то произвел выстрел в полицейских. Потом то все и началось. Полиция открыла ответный огонь на поражение. Пять дней город находился на военном положении. И каждый день в Вене случались перестрелки. Фактически в Вене стреляли в демонстрантов впервые с 1848 года, когда австрийская монархия была на краю гибели причем вместе со всей Дунайской империей.
   На окраинах австрийской столицы в одну ночь стихийно выросли баррикады. В отдельных районах к концу беспорядков не осталось ни одного целого стекла. Все было разбито: окна домов, стекла трамваев, витрины, фонари... Местами случились поджоги зданий. В общем обитатели венских окраин оторвались почти на полную катушку. И они же в основном попадали в категорию раненых наряду с сотрудниками полиции. Так что австрийским властям на время стало не до того, что творит в Африке их южный сосед, соперник за балканские территории и формально союзник по военному блоку.
   Когда же Вена отошла от Инфляционного восстания и его последствий, в стране подняла голову "военная партия". Пусть ее представители и потеряли некоторые важные посты в государстве, но она все равно была еще довольно влиятельна. И этим своим влиянием "военная партия" запустила в газетах обсуждение того факта, что Оттоманская Империя вообще-то намного более полезный и важный союзник для Австро-Венгрии, чем Италия. С Италией ведь у Дунайской монархией постоянные споры и раздоры из-за территорий и устремлений, а пользы от Италии в случае большой войны не будет никакой. А поэтому если уж и выяснять отношения с Римом, то сейчас для этого самое время. Именно сейчас, когда военные силы Италии массово отвлечены на войну с османами. Потом, де, будет поздно. Это обсуждение в прессе проходило порой даже бурно и длилось до середины декабря несмотря на то, что Франц Фердинанд почти сразу отрицательно выразился по этому поводу. В этом вопросе скорее всего могло сказаться и германское давление на Вену. Берлину еще не хватало, чтобы сцепились между собой Вена и Рим. Кто подкармливал воинствующую прессу в Австро-Венгрии наверно догадаться не трудно. И это точно были не Россия и не князь Агренев.
  
   В России прочая жизнь шла своим чередом. Осенью 1911 года в двух эллингах Балтийского завода и двух Николаевского завода была заложены линкоры новой серии, нареченной "Императрица Мария". Корабли под 23 тысячи тонн водоизмещения. Скорость 21 узел. Главный калибр 5*2*12"/47, противоминные орудия 16*120/50, зенитный калибр 2*3" и 4*12,7мм. Главный пояс - крупповская броня 11"-12", лоб и барбеты башен, рубка - 11". Корабль теоретически обладал неплохой противоминной защитой. Дальность 4 тысячи миль.
   Закладка сразу двух линкоров на Черном море вызвала беспокойство у воюющего с итальянцами Стамбула. Но от осман просто отмахнулись, сказав, что те и сами заказали в Англии постройку двух линкоров. Так оно и было. За три недели до начала войны Стамбул успел заказать у английских компаний Vickers Limited и Armstrong Whitworth два линкора "Султан Осман" и "Решадие". Строить корабли для воюющей державы "нейтральным" британцам далеко не впервой. Лишь бы деньги платились. А то, что эти линкоры будут потом сильно мешать русским в Черном море - это для британцев не иначе как вишенка на торте.
   А вообще, как ответили Стамбулу, Главный Морской штаб после ввода в строй этих кораблей планирует перебросить на Дальний Восток первый из русских черноморских линкоров. Ежели османы его не пропустят через Проливы, то пусть пеняют сами на себя. Им же хуже будет. Тем самым Порту ставили в будущем неудобное положение.
   Первая серия русских линкоров к этому времени достраивалась на плаву и должна была войти в строй в 1913 году. На стапелях также уже росли аж целых 5 легких крейсеров. Легкий крейсер сохранил вооружение своих прородителей - 10 орудий калибра 6 дюймов за развитыми щитами. Правда, орудия были уже новой конструкции с длиной ствола 50 калибров. Водоизмещение корабля 6550 т., макс. скорость 27 узлов, главный калибр 10*6", зенитный калибр 2*3" и 2*12,7, бортовые ТА 2*1*21". Бортовой пояс - 2,75". Дальность 4,5 тыс. миль. По расчетам корабль должен был иметь неплохую мореходность, ну, а там как получится.
   Независимо от Агренева, когда-то уже задумывавшегося о чем-то подобном, Морской Технический Комитет пожелал вместо крейсеров-скаутов, которыми серьезно увлеклась вся Европа, строить эсминцы морского класса. Пожелал это МТК естественно не от хорошей жизни, а исключительно экономии ради. Дабы соответствовать бортовому залпу героического крейсера "Новик", новая серия эсминцев "Грозный" должна нести диаметрально-возвышенно 4 орудия 120 мм. По проекту эсминцы имели водоизмещение 1450 т., скорость 32,5 узла, несли кроме пушек еще 2 поворотных трехтрубных торпедных аппарата калибром 21". Кроме того эсминец нес одну зенитную пушку Лендера, один крупнокалиберный пулемет на зенитной станке и 70 новых мин заграждения в перегруз. На экономичном ходу корабль должен иметь дальность 3000 миль, но этот параметр у русских корабеллов вечно страдал своей невыполнимостью. Порой даже в разы.
   Линейные крейсера русский флот еще не строил. А броненосные уже не строил. От этого многие русские адмиралы порой предавались меланхолии включая самого Великого князя Александра Михайловича. Ни на первые, ни на вторые денег у флота не было. А тут еще Министр финансов Коковцев заразился гадостной поговоркой у одного нужного, но порой несносного князя, которую любил повторять в присутствии генералов и адмиралов. Армия и флот, любил теперь говорить Владимир Николаевич, в мирное время живут в долг. Генералам и адмирала от таких шуточек главного смотрящего за русскими деньгами оставалось только морщиться. В то же время нельзя сказать, что Коковцев не выделял денег на нужное. Выделял, но и вовремя с военных спрашивать за неиспользованные кредиты не забывал.
   Почему-то князя Агренева Владимир Николаевич поддерживал последнее время часто. Александр даже удивляться стал. С чего бы это? Ответа, кстати так и не было. Например, уже в 1911м году Коковцев выделил средства на постройку Челябинско-Орской железной дороги, а ткже на постройку ответвления чугунки от Мурманска до приграничной местности в районе Печенги, где геологи копались с 1909 года, "обнаружив" немалые запасы никелевых и руд. Более того, Коковцев был готов открыть финансирование на постройку рудника полиметаллических руд и ГОКа в казахских горах в районе Ачисая. Но сам Агренев туда лезть не хотел, предлагая поставить только оборудование, а Горное ведомство в свою очередь упиралось и не желало брать на себя эту ношу, настаивая, что у месторождения должен быть сторонний инвестор, потому как у них пока специалистов только на бывший "Алагир". А на Ачисай вообще никого нет.
   Осенью 1911 года армия приняла на вооружении две мортиры и одну горную трехдюймовку в трех вариантах. Мортирами обозвали гладкоствольными минометы калибром 3,2 и 4,7 дюймов. Скорострельность мортир генералам ГАУ весьма понравилась, как и результаты ударов батареей мортир по штатным целям, а вот точность определенно хромала. По сравнению с гаубицами хромала. Но тут уж ничего не поделаешь. Мортиры, читай, минометы то гладкоствольными. На предложение одного генерала сделать мортиры нарезными дульнозарядными, дабы увеличить точность, рассвирипевший от такой дурости князь Агренев вручил болвану банник и посоветовал лично забить снаряд по нарезам в дуло гаубицы. Генерала того впоследствии тихо спровадили на пенсию, поскольку предложение он свое высказывал в том числе и в Высочайшем присутствии. А фамилия у генерала между прочим была примечательная - Сухомлинов, и состоял он до этого эпизода заместителем командующего Киевским военным округом, а на полигон Ржевка попал в тот день фактически случайно и по знакомству!
   Возвращаясь же к минометам... Прожорливость гладкоствольных мортир вводила генералов в большое расстройство. Вот вроде бы скорострельность и прожорливость - это одно и то же, ан нет, у генералов это разные вещи. А количество боеприпасов, которые исходя из скорострельности необходимо складировать в мобзапас, вообще вводила тыловиков и военных финансистов в оторопь. Может быть поэтому несмотря на принятие мортир на вооружение, первоначальный заказ орудий и боекомплекта, штатные расписания и потребности пехотных дивизий в новом вооружении так и не были определены. Такое вообще очень редко случается, и вот он подобный случай. То есть артиллеристы видят перспективу оружия, но расходы на боеприпасы вводят их и министра финансов в полное расстройство. Так что первоначально мортиры обозвали просто полевыми и придали их пока всего одному полку из дивизии.
   Единственное, полностью штаты по минометам составили для кавалерии и горно-стрелковых дивизий. Первым определили выделить мортиры обоих калибров - 3,2" и 4,7". А вторым только 4,7". Морская пехота тоже хотела 4,7" минометы, но Сандро очередную трату морпехов не одобрил, сказав, что хватит с них и горных пушек. У Великого Князя Александра Михайловича сейчас вообще была новая забота. Он возжелал отжать под себя морские крепости у сухопутчиков. С одной стороны вроде правильное желание, и ему в этом даже в некоторой степени сочувствовал Император, но стоило только прикинуть, что для этого нужно, так желание идти на реформу сразу пропадало. Ну, и армия естественно была против.
   Горная трехдюймовка от компании "Шкода" была оценена по достоинству и принята на вооружение в трех вариантах. Первый - с неразборным лафетом и узкой колеей предназначался для конно-горных дивизий. То же самое с разборным лафетом пожелали себе морпехи. А орудие с неразборным лафетом и широкой колеей должно было пойти в кавалерийские дивизии. В итоге по 96 горных пушек обр. 1911 года было заказано к производству в австрийской Плзене и в русском Царицыне.
   Князь Агренев со своей забракованной ГАУ полковой пушкой так и остался у разбитого корыта. Специалисты ГАУ проанализировали опытное орудие Мотовилихи и возможные варианты. Выходило, что схема инженерами была выбрана правильная, и линию огня действительно нужно поднимать повыше над линией боевой оси, но пермяки оказались слишком оптимистичны в том плане, что в заказанном весе можно создать орудие с требуемыми характеристиками. У спецов ГАУ выходило, что это не получится. По их мнению тут возможна только гаубица с малой дульной скоростью и соответственно без возможности стрельбы шрапнелью. Вернее шрапнелью стрелять, конечно, можно, но убойность шрапнели будет при этом неудовлетворительная. Поэтому нужно бы переходить на меньший калибр. Например, на те же 2,5 дюйма, как у пушки Барановского. Но тут требуется выполнить большой комплекс работ по определению желаемого снаряда. Да и нужно ли будет такое орудие армии еще не ясно. В общем часть работы в ГАУ сделали, а от остальной отгородились бюрократическими штучками. Типа, это не им решать.
   На Ижевском заводе в начале 1912 года начались полезные изменения. Закрытые цеха, которые ранее выпускали пистолеты, стали переоборудовать для выпуска ручных пулеметов Браунинга. Для этого предстояло переоборудовать имеющееся производство и построить еще два новых цеха. Но строительство новых корпусов начнется только в мае. Пока же в армию и флот "ручники" поставлял только Ковровский оружейный завод.
   Весной 1912 года князь Агренев начал опасаться, что несколько переусердствовал на посту главы Антимонопольного комитета, когда вводил временный мораторий на постройку доменного хозяйства иностранцами на юге России. Спрос на черный металл сейчас возрастал с такой скоростью, что скоро резервов производительности в стране просто не останется, даже учитывая новые вводимые крупные домны. Вслед за спросом вверх потянулись и цены черный металл. Да и резервы производительности угольных шахт на такой рывок спроса, похоже, рассчитаны не были. Если спрос на уголь и на металл будет переть вверх такими темпами еще полгода-год, то, возможно, придется разрешать беспошлинный импорт металла для насыщения внутреннего спроса и сбивания цен на уголь и чугун. Со своей стороны Агренев отдал указание на постройку дополнительно еще двух домен на своих металлургических заводах. Все, больше места под домны на южных заводах у него нет. Если что-то строить еще, то нужно искать место для нового завода. Да еще квалифицированных строителей придется где-то найти. Имеющиеся и так уже вроде бы при деле.
   Скоро состоится ввод второй домны на Кузнецком металлургическом заводе, принадлежащем кабинету. А потом начнется постройка третьей и последней домны. Больше там тоже места нет. Есть еще, правда, желающие обзавестись собственным заводом. Брянское общество, которое в этом варианте истории считалось больше русским заводом, чем иностранным, на пару с Азовско-Донским банком надумали совместно построить новый металлургический завод. У первых тоже кончилось место на старой днепровской площадке, а вторым нужен был собственный чугун, дабы не зависеть от сторонних поставщиков металла на Таганрогский металлургический.
   Есть еще Урал, но он в плане наращивания мощностей много дать не может. Часть заводов за истекшие годы нового века там уже умерли без всяких шансов на воскрешение. Да и просто на древесном угле много мощностей не нарастишь. А кокса там, считай, нет. Вернее есть, но немного, поскольку он привозной и дорогой. Есть еще Польша, но если там кто и будет строить новые мощности, то только поляки-патриоты.
   К маю 1912 года вступила на 3/4 своей мощности Волховская ГЭС. Если б очень нужно было бы, запустили бы и два оставшихся генератора. Просто пока в этом не было нужды. Санкт-Петербург к изобилию довольно дешевого электричества еще ее привык и пока не переорентировался на использование электрической силы. Там же в Волхове заработал и тоже пока не на полную мощность Волховский алюминиевый завод. Россия прыжком вышла на третье место по производству алюминия после САСШ и Франции. А по выходу завода на проектную мощность обойдет и Францию.
   Строители ГЭС в мае этого года переместились на реку Уфу верст так 50 выше одноименного губернского города и уже приступили к строительству очередной ГЭС. Вернее небольшая часть их переместилась еще прошлой весной. Но там в основном были проектировщики, а не сами строители.
  
   Глава 14.
  
   Пока итальянцы и османы выясняли между собой отношения с помощью оружия, на Балканах с пристальным вниманием наблюдали за этим действием и оценивали насколько слаба или сильна Оттоманская империя. Оценивали с практической точки зрения и примеривались. Во второй половине ноября 1911 г. сербский король и премьер-министр Милованович побывали в Париже. Там они почерпнули уверенность, что и французское правительство одобряет план создания блока балканских государств.
   В мае 1912 года после длительных переговоров был заключен Балканский оборонительный союз двух стран - Болгарии и Сербии. В этом Союзе могла бы состоять еще одна страна - Греция, но в с ней пока ни о чем не договорились. В отличии от всех остальных балканских стран она находилась под сильным влиянием Великобритании и Франции. Была еще Черногория. Но ее в Софии и Белграде почти не брали в расчет. Что может страна с населением в четверть миллиона человек? Разве что козырять своими принцессами, которые замужем и за сербским королем и за русским царем. И не только за этими двумя. А пользы от нее...
   Несмотря на то, что Балканский союз был объявлен оборонительным, против Оттоманской Империи у Союза имелись чисто захватнические планы. Это против Австро-Венгрии Союз намерен был только защищаться по возможности, да и то без особой надежды на собственный успех. В этом деле славяне больше уповали на помощь России. К весне 1912 года силы осман были оценены балканцам как одолимые. А потому славянские союзники даже успели поделить на двоих шкуру еще неубитой турецкой собаки. То бишь, большую часть европейской территории Оттоманской Империи. И даже начали задумываться о том, что можно было бы уже и начать. Но все-таки желательно было подключить еще греков. У тех в отличии от всех остальных имелся какой-никакой флот. А флот, как было видно из идущей итало-османской войны, очень важен для воспрепятствования военных перевозок. Однако русские дипломаты и советники, увидев планы балканских славян, сразу заявили, что славянское счастье, конечно, довольно близко, но Россия в процессе движения к нему кормить своих славянских братьев за собственный счет не нанималась. У России самой был сильный неурожай. Так что можете не даже рассчитывать на русское зерно. Нету его. Сами в южной Америке и Маньчжурии подкупаем. Да и у вас запасы почти никакие.
   Кроме того Петербург известил обе страны, что "самовольное выступление" славянских держав не встретит сочувствия России. А вот неодобрение Петербурга такое самовольство встретить очень даже может. И лучше братушкам не пытаться опытным путем узнать, насколько сильным может быть это недовольство. Это тоже не понравилось балканцам. Подобный диктат и явное неуважение со стороны России к животрепещущим национальным потребностям балканских стран, а также непонимание толстокожими русскими грандиозности исторического момента заставляло руководства этих стран морщить их гордые балканские носы. Так и осталось непонятным дошло ли русское предупреждение до разума балканцев или оно будет проигнорировано. А потому в планы Петербурга было внесено показательное проявление этого самого крайнего недовольства, ибо по-хорошему братушки не понимают. Увы.
   Но со сроками начала операции Союза балканцы ничего поделать не могли. Проблемы с продовольствием и необходимость договориться с греками заставили отложить балканцев все боевые действия на осень, когда соберут новый урожай. А перед Россией между прочим в связи с будущей Балканской войной стояли очень серьезные проблемы. Например, как обеспечить невмешательство других великих держав в будущий Балканский конфликт? Вернее сказать, как снизить размеры этого вмешательство до приемлемых величин. Об этом вопросе балканские правители то ли забыли по наивности, то ли полностью полагались на Россию, то ли собирались по возможности использовать это вмешательство себе на благо. А вопрос то на самом деле наисложнейший. Стоит вмешаться в будущую войну одной только Вене, и все расчеты рухнут. А ведь именно это действие, как показывает история, очень удается венcким политикам, чтоб им был вечный эцих с гвоздями. Хотя по местным канонам его должна заменять адская сковородка.
   Берлин тоже не будет безучастно смотреть, как всякая мелочь будет мутузить смертельно больную Оттоманскую Империю. Немцы рассчитывают на этого полупокойника как на источник сырья, как на большой рынок собственных товаров, как на транзитный коридор, как на свою будущую полуколонию, как на будущего вероятного противника России наконец. А тут ...
   Однако это было далеко не единственной предстоящей проблемой России на Балканах. Чем больше русские военные специалисты работали над проблемами Балканского союза, тем больше им и руководству Империи все это не нравилось. Всего один взбрык одного из участников Балканского союза, и вся конструкция Союза не просто могла, а даже обязана была развалиться. И сам Балканский союзом и все результаты войны. Если тех же болгар еще можно было надеяться как-то контролировать, поскольку они имели выход в Черное море, то как это делать с остальными - совершенно непонятно. После того, как осман вышвырнут из Европы, балканские страны могут начать выяснять отношения уже между собой. В таком случае каждая страна Союза начнет руководствоваться только собственными интересами, а также наускиваниями своего главного покровителя из Великих держав. То есть Греция и Сербия вполне могут начать играть по своим понятиям о жизненно важном и в соответствии с науськиваниями из Лондона и Парижа. А ни в одной из этих столиц об укреплении роли России на Балканах и слышать не хотят, несмотря на то, что и французы и британцы утверждают, что не прочь предоставить главную роль в Сербии русским. Правда, не бесплатно, а за услугу. Опять же в процессе политических игр у балканских стран могут найтись временные покровители, отличные от постоянных. Ну и так далее. Формально по договору образования Балканского союза Россия должна выступать независимым арбитром в случае разногласий сторон. Но в то, что горячие балканские парни станут во всем слушаться Россию верилось с трудом. Вернее не верилось вообще.
   В итоге выходило, что если не удастся остановить разрушительные процессы, а это скорее всего невозможно, Сербию в худшем варианте развития событий, возможно, придется сдать Вене под оккупацию по принципу "я тебя породил - я тебя и убью". Ну или как минимум с сербами произойдет полный разрыв с битьем посуды и угрозами со стороны России сдать больных на голову сербов на растерзание Вены. Какая после этого останется о России память на Балканах, - говорить даже не нужно. В уши сербского народа свои версии происшедшего "про предательство России" будет петь вся австрийская пропаганда и все сербские политики. Либо, хотя это сейчас маловероятно, России придется играть против забывшихся болгар. Поэтому постепенно в Петербурге Балканский Союз начали рассматривать не как самоцель и важное достижение России на Балканах, а как сугубо временный инструмент для достижения определенных целей Империи. В этом случае и сам Балканский Союз уже становилось не жалко. Главное, чтобы он просуществовал до того времени, пока нужный результат будет достигнут. А потом пущай разваливается. Но хотелось то лучшего! Вдруг все пройдет пристойно и балканцы удержатся от хватания друг дружки за грудки с последующим мордобитием и стрельбой из крупных калибров? Хотя верилось в это с трудом. По крайней мере сама по себе случиться может только какая-нибудь гадость. А над, чтоб получилось нечто доброе, необходимо долго и упорнг трудиться.
   За каждой балканской страной стоят свои покровители из Великих держав. Коль скоро Союз разрешен со стороны Франции, значит, он же разрешен и Британией. Британцы точно имеют в будущей Балканский войне свои интересы. Для начала они не прочь серьезно поссорить Россию и Германию, чьи геополитические интересы сходятся в Проливах и около них. Столкновение интересов будет по-любому, но британцы наверняка постараются максимально его обострить. Как? Это вопрос! Но раз англичане не стали высказываться против Балканского Союза, значит, свой ожидаемый выигрыш они ставят выше, чем возможное усиление роли России на Балканах. То есть Британия намерена в будущей войне сыграть свою игру. Понять бы сразу в чем она заключается... Во-вторых, их фигура - Греция может теоретически выиграть больше, чем представляется сейчас. Она даже может теоретически претендовать на европейскую часть Дарданелл - Галлиполи. Почему нет? А это уже серьезно! И уж точно Греция может рассчитывать на турецкие острова в Эгейском море, которые не подгребет под себя Италия. А за поддержку Греции в войне британцы вполне могут в случае необходимости "попросить" один из занятых греками островов себе под военно-морскую базу. Отказать такому просителю для греков будет почти невозможно.
   Были в русском Генштабе и иные соображения. Порта в настоящий момент перестраивалась изнутри. Перестраивались власти, перестраивалось управление, перестраивалась армия. Перестройкой османской армии руководил германский генерал Гольц-паша. Да и вооружений у осман на всю армию на данный момент не хватало. Данные обстоятельства диктовали более раннее решение Балканской проблемы, пока османы не перестроились на новый лад. А вот опасения за результат и за возможность спровоцировать Большую войну в Европе совсем не ко времени наоборот подталкивали Россию постараться отложить начало боевых действий на Балканах на более дальние сроки. Но в Петербурге прекрасно понимали, что долго удержать братушек вряд ли удастся. Они все равно влезут в эту войну, особенно когда с греками договорятся. Поэтому здесь следует действовать по принципу "не можешь предотвратить, возглавь".
   Русские же дипломаты пока просто обязаны были соблюдать определенную осторожность. Поэтому все возможные будущие действия и приобретения балканских государств Россия на словах рассматривала как итог некой оборонительной стратегии Балканского Союза в случае нападения Порты на одну из этих стран, а не как итог захватнической инициативы нового военно-политического блока. Что поделаешь, такова жизнь. Приходится делать реверансы в политесе, хотя все всё понимают.
   Оценка карт раздела балканцами европейской части государства османов и консультации с Петербургом дали понимание, что территорию будущего противника славяне поделили в соответствии со своими понятиями о прекрасном. Имеется в виду, конечно, прекрасное будущее каждой из балканских стран. А вот учету реальных возможностей политического момента в этих планах почти не уделялось внимания. Так, сербы желали получить выход к морю через север албанских земель. А это вряд ли возможно. Причин несколько. На Балканах скорее всего будет образовано еще одно государство - Албания. Вена и Рим не допустят получения Сербией доступа к морю в Адриатике через албанские земли. В каждой из этих европейских столиц спят и видят Албанию собственной зоной влияния или лучше собственной колонией. Поэтому никакие сербы им там не нужны. Вторая причина, - вон эти самые албанцы опять восстали против осман, и османы их опять усмиряют. И, наконец, с сербами албанцы не ладят очень давно, так что "мировое сообщество" наверняка пожелает развести сербов и албанцев по разным национальным квартирам, не забыв назначить опытных "кураторов" для молодой нации из собственных рядов.
   Черногорский король Никола I желал заполучить себе город Шкодер. По-славянски название города звучит как Скутари. Цель достойная, но если черногорцы город быстро не захватят и не зачистят там католическое кубло Римской курии и Австрийского кардинальства, то потом на Скутари Никола I может и не рассчитывать. Не отдадут! Отберут ультимативно, и ничего не сделаешь.
   Перспективные планы раздела территории - это не просто карта. Это еще и военное планирование боевых действий. Кто, куда и зачем. И если планы составлены без учета реальности, то часть действий игрока не имеет никакого смысла, а силы и средства на достижение бессмысленного результата все равно тратятся. В общем балканским союзникам указали на очевидные ошибки планов. А также предложили ответить на интересующий Петербург вопрос: А что собственно с этого будет иметь Россия? Ну кроме очередных проблем, убытков и геммороя. Ведь именно этим всегда заканчиваются крупные телодвижения славян на Балканах.
   Сербская сторона планы переделывать не захотела. Сербы так рассчитывали получить выход к морю, а русские вдруг говорят, что это невозможно. Разве старший брат так поступает? Ну и так далее. Но русские дипломаты все-таки настоятельно советовали составить запасной план.
   Болгарам русское предложение тоже не понравилось. И было с чего. Если сербам по мнению русских не достанутся албанские земли, значит, болгарам придется "отдавать" сербам земли Македонии, которые Болгария уже в основном считала своими. Считала и по тому, как уже раз поделили с сербами, и по языку, и по национальной близости проживающего населения. Предложение о временной передаче части македонских земель Сербии до тех пор, пока сербы не "вернут" сербские земли на севере у Австро-Венгрии, никакого понимания у болгар не вызвало. Да, увы, это предложение было слабеньким. Проблема состояла в том, что иных реальных предложений просто не было. И что тут поделаешь? Балканы сами по себе не очень большие. На всех желающих земель там явно не хватит. А ведь еще про запросы Греции неизвестно. У той наверняка аппетит тоже большой и здоровый.
  
   С 1905 года, когда впервые была задействована возможность слива важной информации через газету Kоlnische Zeitung, прошло много времени. Контакт с газетой после первого раза решено было сохранить и использовать в собственных целях. Источник как и раньше подписывался под статьями как "кельнский бюргер". 4-6 раз в году выходила какая-нибудь злободневная статья за подписью кельнского бургера. Вопросы почти всегда поднимались волнующие германское общество и оценки выносились достаточно объективные. Пусть иногда и акценты несколько были смещены. "Кельнский бургер" был замечен, его статьи стали обсуждаться, к его мнению стали прислушиваться не только бюргеры, но и часть политиков.
   В конце августа 1912 года с целью хоть немного смягчить начальную реакцию Германии на предстоящие действия на Балканах в Кельн ушла новая статья, обозванная меморандумом Кельнского бургера. Получится или не получится - потом видно будет. Но попробовать стоит. Ниже приведен текст последней статьи:
   "На политической арене складывалась интересная картина, если смотреть на Россию с нашей точки зрения, с германской. В целом начиная с победы в русско-японской войне политика России на международной арене не противодействовала германским устремлениям, если те не вторгались в сферы, которые Петербург считал своими. То есть то же неучастие России в одном из европейских противоборствующих блоков весьма напоминало некий активный нейтралитет. Петербург всегда был готов обрести что-нибудь плохо лежащее, но происходило это в основном не в сфере прямых интересов Германии. Из этого складывается ощущение, что Россия по крайней мере по отношению к Германии исходит из принципа "Живи и дай жить другим". По отношению к Франции и Британии политика России стала жесче.
   Там, где сталкивались интересы России и Германии, противодействие России всегда было твердым. Причем в основном это было в экономике или там, где Германия вторгалась в русские зоны влияния. Безусловно Россия растет, как экономическая и политическая держава. Но данный рост неизбежен и не направлен против Германии. Потенциал этого роста весьма велик, если не произойдет чего-нибудь экстраординарного. Рост в последнее время в основном финансируется за счет внутренних источников капитала. К сожалению, экономический рост любой страны и России в частности во многом идет вопреки интересам крупной германской промышленности. Впрочем, экономический рост крупной державы всегда таков. Это просто данность. Не стоит усматривать в этом какого-то противодействия именно Германии.
   В России Германию не рассматривают как непосредственного врага. Скорее как неудобного и не нужного потенциального противника, да и то если вдруг так сложатся обстоятельства. Усилия Франции вернуть Россию в лагерь своих союзников не прекращаются, но пока мало успешны. Воевать за французские интересы против Германии Россия явно не желает. Этим и объясняется ее прохладное отношение к "Сердечному согласию" и к Франции в частности. Для Германии присоединение России к этому блоку может грозить огромными проблемами. Поэтому не стоит специально провоцировать русских и давать им причин к изменению нынешней политики активного нейтралитета.
   Несмотря на то, что силы России вряд ли смогут выдержать объединенный натиск германской и австро-венгерской армий, не следует пытаться решить русскую проблему военным путем. Русские просторы огромны, и в них не раз "терялись" европейские армии. Но это не единственная и, возможно, даже не главная причина необходимости сохранения мира между Германией и Россией.
   В случае начала мобилизации германской армии, Россия тут же начнет собственную мобилизацию. Ее же начнет и Франция. Здесь не может быть никаких сомнений. И никакие заверения о желании сохранить мир между двумя странами оппонентов не остановят. Просто все так устроено, и одно немыслимо без другого. После начала военных действий в России, если такое вдруг случится по вине непомерно рискованных германских политиков, согласие между Россией и Францией по противодействию Германии может быть достигнуто очень быстро. И в данном случае для Германии не будет столь уж важно, что согласие окажется достигнуто на более худших для России условиях, нежели предлагались Францией в мирное время. И вот тогда Германия, вроде бы сама того не желая, получит войну на два фронта и три европейских державы против себя. Причем Германия в данном случае получит удар в спину полностью развернутой французской армией тогда, когда основные ее силы будут вести сражения на востоке в обширных русских лесах и полях. К моменту вступлению в войну Франции Германия, видимо, захватит некоторые польские и литовские владения русских и добьется определенных военных успехов над своим противником на Востоке. Но после этого минимум половину войск придется перебрасывать на западный фронт, не имея возможности добиться решительной победы на Востоке. Уже в одном этом будет состоять неудача Германии. Ведь Германия всегда пыталась избавиться от необходимости войны на два фронта.
   Исходя из всего вышесказанного следует констатировать, что не стоит будить и злить русского медведя, пока он занят своими делами, просто потому, что кому-то вдруг кажется, что Германия упускает удобное время для глобального решения европейских проблем. Это просто видимость и иллюзия. Все намного сложнее, чем нам бы хотелось. Своей торопливостью и неосторожностью можно, не желая того, просто довести создание блока "Сердечное согласие" до желаемого Францией и Британией результата. И тогда ловушка на крупную дичь захлопнется. Да-да, это намек на германского орла.
   Что Германии делать сейчас? Да просто мирно развиваться. Именно мирное экономическое развитие и торговля, насколько можно судить по новейшей истории страны, и принесли нашему государству то место в мире, которые Германия занимает сейчас. И не следует разменивать этот путь поступательного развития на излишние метания с целью во что бы то ни стало поддержать нашего двуединого дунайского союзника в его попытках отрастить себе третью голову. Если уж две головы не могут решить, куда идти Австро-Венгрии, то трехголовый мутант вряд ли будет более разумен и координирован.
   Из закончившихся Агадирского и Асэбского кризиса официальный Берлин должен был сделать выводы. По идее главный вывод должен быть таким: совместно с русскими можно делать дела. Петербург, конечно, всегда преследует собственные цели, но работать с ним в паре можно. И можно совместно надавить на сердечносоглашенцев. Причем следует отметить, что Асэбский кризис русские сыграли лучше чем Берлин Агадирский. Еще раз! Не следует враждовать там, где можно и нужно договориться!"
  
   14 сентября 1912 года Европу потрясла очередная недобрая новость. В Австрийской столице был убит Император Австро-Венгрии Франц Фердинанд. Убийца - хорватский анархист, вернувшийся из Америки. Наследовать Францу Фердинанду должна была не жена или его дети, поскольку брак изначально считался морганатическим, а еще один представитель боковой ветви Габсбургов - Карл Франц Иосиф, молодой человек в возрасте 25 лет.
   Первые недели в русской и мировой прессе бродили самые разные предположения о причинах убийства Франца Фердинанда. А вот разведка Империи - только что образованное ГРУ, доложила почти точно. По мнению разведчиков Франц Фердинанд в качестве Императора вообще даже прожил слишком долго. Он мог не дотянуть и до коронации, но что-то этому помешало. Франц Фердинанд давно опасался за свою жизнь, а потому застраховал ее еще будучи наследником. Приговорен он был масонами, и, говорят, даже читал вынесенный ему приговор. Кроме того монарх был крайне неугоден второму центру власти в Империи - Венгрии. Мадьяры вполне могли пойти на его ликвидацию дабы не терять власть над половиной славян и прочих народов Империи. А ведь кроме этих у Франца Фердинанда были еще враги в Ватикане. Кто из этих троих интересантов сработал Императора трудно сказать. Да и не особо теперь важно, ибо все равно уже изменить ничего нельзя. Теперь политика Австро-Венгрии опять начнет меняться. Славянам дунайской империи теперь третий парламент явно не светит, а вот что будет с прочим, оставалось пока только гадать. И это было очень плохо, поскольку невозможно было теперь предсказать позицию двуединой относительно скорого начала Балканский войны.
   Во время будущей Балканской войны Стамбул точно закроет Проливы. Тут гадать не приходится, ибо в главных интересантах Балканский войны значится Россия. И угрозами в данном случае Проливы точно уже не открыть. Зато и Российский Императорский флот получит большую свободу действий в отношении осман. Воевать сама Россия, конечно, не будет, но некоторые действия флоту вполне станут доступны. А пока через Проливы пошел усиленный грузопоток. Нужное экстренно ввозилось, лишнее в связи с созревшим добрым урожаем срочно вывозилось.
   Нужное завозилось не только в Россию, но и в Сербию с Болгарией. Сербам отдали ту артиллерию обр. 1867 года, что не стала выкупать Порта. Но не за спасибо, а за оплату по требованию. То есть Россия могла потребовать оплату, а могла и не потребовать. На этих условиях сербы согласились взять орудия и боеприпасы, считая, что русские ничего требовать с них не будут. Да и не умышляли они пока ничего такого. Хотели сербы получить еще и горные пушки, но эту артиллерию Россия предлагала только за деньги. Ну, а что? Пушки новые, образца 1904 года, денег стоят между прочим. А то братушки у французов покупают за деньги и не возмущаются, а как к России приходят, так дай.
   Болгарам тоже досталась артиллерия тех же годов и на тех же условиях. Но кроме этого в Варну доставили еще много чего интересного. Например, в Болгарию переместились 5 батарей тяжелых полевых гаубиц вместе с русскими расчетами якобы для проведения совместных маневров. Туда же переместили минометы обоих принятых в России калибров по 24 штуки каждого вида с боекомплектами и боевыми расчетами. Все эти люди считались добровольцами, и ехали они в Болгарию испытывать новую русскую технику в боевых условиях. А кое-что в Варну еще не доплыло. Это касалось крупных осадных калибров. От 9 дюймов и выше. К сожалению, большие калибры будут представлены в Болгарии только устаревшими образцами. Увы, новых и в самой России еще не было кроме единичных опытных образцов. Можно было бы привезти еще железнодорожные установки с установленными на них морскими калибрами, но решили этого не делать. Незачем так "палиться". Болгарам для быстрого взламывания обороны и взятия крепостей должно хватить и того, что им уже завезли и еще привезут.
   Впрочем, на этом список переданного Болгарии не заканчивался. Так, болгарской армии пришлось передать еще 100 тысяч винтовок. 50 тысяч мосинок и 50 тысяч берданок с соответствующим количеством патронов. Своей военной промышленности у болгар не было. Так что даже по патронам страна частично зависела от иностранных поставщиков. Причем в данном случае от поставщиков австрийских, которые в поражении Оттоманской Империи заинтересованы не были совершенно. От Австро-Венгрии Болгария зависела, поскольку на вооружении у нее стояли винтовки и карабин Манлихера. От Франции и Германии Болгария зависела по артиллерии, имея на вооружении орудия Шнейдера и Круппа. Ну и до кучи Болгария зависела еще от Британии, имея на вооружении оригинальные пулеметы Максима. В общем полный набор причуд.
   Братушки сербские и болгарские купили по десятку самолетов "Дрозд" и по четыре двухместных "Рябчика". Причем часть пришлось отпустить в кредит под оплату в течении года. "Рябчиком" называлась новая модель самолета Муромского завода с толкающим винтом. Между прочим летчики утверждают, что самолет получился очень приличный и очень устойчивый. Самое то в качестве учебной летной парты. Вот только как потом переучивать летчиков на самолеты с тянущим винтом? Ведь больше ничего типа "Рябчика" создавать князь не планировал. Да и вообще у мотористов Луцкого на подходе 100-сильный авиационный движок. Причем это явно его самая слабая версия. В дальнейшем мощность этого движка планируется увеличить. А с этим новым двигателем уже можно будет примериться к двухдвигательному самолету. Там наверняка вылезут какие-то особенности, которые по-любому нужно изучить, чтобы впоследствии можно было присьупить к конструированию специализированных самолетов.
   Купленные самолеты братушки намеревались использовать в качестве разведчиков и посыльных. В принципе с самолетов в Триполитании итальянцы уже и гранатами кидались не раз, но пока это направление в авиации никого вроде особо не интересует. Ну сколько там можно взять с собой гранат? 4? 6? Ущерб от них невелик, а сам самолет стоит немалых денег. Между прочим в той же Триполитании минимум 2 "Дрозда" летало на стороне макаронников. Покупали итальянцы до войны эти самолеты частным порядком. наверняка на пробу брали.
   Перед началом будущей войны болгарские флаги поднимут два эсминца типа "Бравый" и две подводные лодки типа "Щука". Факт участия русских кораблей на стороне Оттоманской империи в еще идущей итало-турецкой войне под османским флагом имеется. Почему бы теперь русским кораблям не походить под болгарским флагом? Главная цель передаваемых кораблей - расстройство подвоза османских войск морем в ходе мобилизации. А под ликом болгарских кораблей могут еще и русские поработать, если это вдруг понадобится. Это, конечно, очень грязные игры, но не мы такие. Мир такой.
  
   Интерместия (с)
  
   Хуже всего за окраинами Империи в июне 1912 года обстояли дела в Северной Персии. Британцы, взрастив местных либералов в феодальной среде Персии, опять бросили их на штурм шахской власти. Либералы желали своего куска власти, но одновременно играли и за англичан, которые через либералов собирались подгрести потом страну под себя. Второй раунд противостояния между либералами с примкнувшими к ним разнородными внутренними силами вплоть даже до родовых и шахом пока не принес победу ни одной стороне. К новому противостоянию русские агенты в этой закаспийской стране подошли, выучив уроки предыдущего. Поэтому шиитское духовенство в основном удалось переманить в лагерь шаха. К тому же обвинить теперь шаха в том, что он тратит полученные кредиты на себя и свой гарем не получится. Теперь и шаху приходится себя сильно ограничивать в тратах.
   К середине 1912 года удалось дотянуть ветку железной дороги от русской Джульфы до Тавриза. И о чудо, Тавриз перестал быть одним из центров смуты. Ну, почти. Какие уж там особые механизмы обеспечили данный полезный и приятный казус князь Агренев не особо разбирался. А вот прочие северные районы...
   На юго-западе в нефтеносном Арабистане все обстояло намного лучше чем на севере страны. Во-первых удалось "прикормить" пару не особо крупных родов бахтияров и осведомителей среди некоторых прочих родов плюс увеличить количество агентов среди персидских торговцев. Так что теперь удавалось быть в курсе, чем дышат и к чему готовятся эти племена. Благодаря своевременной информации 4 месяца назад удалось не просто отразить налет банды головорезов в сотню с лишним голов на нефтепромыслы, нанятых английскими агентами, но и 2/3 из них сразу и прикопать. Большая часть банды попала в засаду, да там же и осталась. Коль скоро это была разведка боем, а, похоже, так оно и было, бахтияры в большой набег опять не пойдут. Им второй раз наглядно показали, что бывает с падкими на чужое добро. А силу на востоке уважают.
   Русский ответ англичанам не заставил себя ждать. Вовремя подкинутое в нужное место оружие превратило небольшой очаг недовольства в индийском Белуджистане в серьезное восстание. Так что даже город и порт Карачи теперь в огне. А он не в Белуджистане находится , а в соседней провинции. Заодно и ИРА открыла сезон партизанских действий. А ведь британцев предупреждали, чтоб не лезли со своим либеральным аршином в Персию. Нет, не поверили. Мало того, опять на Кавказе начали горцев подстрккать... Что-то произошло такое у британцев после смерти Эдуарда VII и восхождения на престол Георга V. Явно изменились некоторые подходы в политике.
   И тут вызывало опаску еще следующее соображение. Если и когда шах при помощи России выиграет второй раунд противостояния, то не сочтут ли британцы напрасными попытки устраивать третий раунд? Просто так они не отступятся, но раз не удается выиграть по правилам, джентльмены меняют правила. А смена правил - это скорее всего курс на развал страны. Если не получается у них подгрести под себя все, англичане могут попытаться погрести под себя то, что смогут. И, возможно, создадут из этого куска Персии какой-нибудь буферный сиестан. А в остальном пространстве постараются устроить кровавую вакханалию по принципу "так не достанься ты никому". И потом дождутся, когда на этот бардак не плюнут от полного расстройства русские.
   Впрочем, русские тоже не лаптем щи хлебают. Миллион, выделенный Агреневым, разведка еще не весь освоила. Но зато напридумывала много всяких каверз британцам. В Индии активно развиваются и мирные способы протеста. Один из них - свадеши. Это поощрение местного производства товаров против завоза английских. Пошло это все с Бенгалии. Началось оно с раздела Бенгалии и по идее после отмена раздела должно было закончиться. Но не закончилось уж неизвестно по какой причине. Форм протеста много. Например, торговцы не берут на реализацию английские товары, прачки не станут стирать английские рубашки, жрецы не станут проводить свадебную церемонию, если молодые пришли не в индийской национальной одежде, а одетым по европейской моде, ну и так далее. ГРУшники подкинули индусам и собственные идеи, некоторые из которых сулили очень хорошие перспективы. Английские товары, как известно, поступают в Индию только морем и почти всегда на английских кораблях. Британия ведь живет с морской торговли. А ГРУшники предложили движению свадеши не разгружать английские товарные пароходы, не складировать товары в порту, не перевозить их из порта внутрь страны. Для всего этого нужны грузчики. А у грузчиков тоже есть семьи. Не допускайте попадания анлиских товаров в страну, тогда они в Индию и продаваться не будут. А вот загружать пароходы индийскими товарами можно сколько угодно. Второй полезной темой стал запрет на экспорт из Индии опиума. На нем англичане делают слишком большие деньги, а потому лучше, если этот товар им станет недоступным. Выдержать эти запреты индусам, конечно, не удастся. Но тема со всех сторон интересная в том числе и для России.
   Новоиспеченное ГРУ начало серьезно изучать действия англичан по подъему в других странах либерализма, национализма, марксизма и прочих измов не только с точки зрения противодействия этим течениям, но и для применения полученных знаний самим в тех же английских колониях и доминьонах. Лучше бы было в метрополии, конечно. Это бы сразу решило главную проблему, но разведчики не обольщались. Если б все было так просто, но увы...
  
   Глава 15.
  
   В конце лета 1912 года в османской Македонии опять начались волнения. Британия, а за ней и Россия вместе с балканскими странами опять призвали Блистательную Порту к проведению реформ в Македонии. Стамбул естественно в очередной раз отказался. Да и какие реформы, когда война с Италией идет? Этот негативный ответ показался балканцам удобным поводом для инициирования войны. А тут еще Австро-Венгрия занята внутренними дрязгами. В Петербурге только рукой махнули. Типа, черт с вами, действуйте, тем более Вене не до вас сейчас.
   28 сентября в Сербии и Болгарии объявили мобилизацию. К этому времени Балканский Союз пополнился новыми членами - Грецией и Черногорией. В этих странах мобилизация началась 29 сентября. Как потом выяснилось, мобилизация проходила везде очень организованно и, можно сказать, с большим энтузиазмом среди населения. Патриотизм зашкаливал. В балканских странах на призывные пункты массово прибывали даже призывники, находившиеся в это время за границей. В итоге во всех странах даже винтовок на всех призывников не хватило. Но с началом боевых действий этот недостаток был пополнен из обширных трофеев.
   Первой 7 октября открыла боевые действия Черногория. Страна мелкая, для мобилизации и сосредоточения войск времени много не нужно. За время от начала объявления мобилизации до начала войны Болгарией и Сербией в болгарскую Варну пришли не только пара эсминцев типа "Бравый" и две "Щуки", но и три крупных парохода из Севастополя и Николаева. Они привезли с собой осадный парк. У болгар собственной осадной артиллерии просто не было, а турецкие крепости и оборонительные линии перед ними имелись. Что интересно, никаких протестов или ультиматумов со стороны стран Тройственного союза до начала интенсивных боевых действий не прозвучало. Итальянцы в это время обговаривали условия мира со Стамбулом в Швейцарии, в Вене делили министерские и прочие портфели, оставался только Берлин. Есть сильное подозрение, что Берлин просто не представлял, что может получиться из Балканской войны, поэтому желал посмотреть, а что из всего этого выйдет. Ну, а что немцам было беспокоиться? Турецкая армия под надежным контролем германского генерала Гольц-паши и его заместителей. Беспокоиться не о чем. А когда стало о чем беспокоиться, это было уже слишком поздно.
   Кроме того в Болгарию было переброшены 2 русских полевых госпиталя. Это немного, но было решено, что это нужно. Также в Бургас привезли 15 русских броневиков с экипажами. Кроме прочего в балканские страны потек поток добровольцев и авантюристов. Летчики, моряки, многочисленные корреспонденты, земские политики, просто добровольцы, студенты...
   Балканские союзники фактически применили против османов передовую тактику блицкрига, правда, в несколько упрощенном виде. Имеется ввиду, конечно, не танковые клинья, разрезающие оборону на всю глубину, а упреждение в развертывании собственных сил с последовательным разгромом сил противника по частям. За все время с начала войны и до конца ноября османы не смогли выставить на поле боя больше половины своих сил. Османы просто не успевали их мобилизовывать, подвозить и развертывать. И в Эгейском и в Черном морях проводка турецких конвоев была если не невозможна, то чревата крупными потерями судов. Поэтому османы были вынуждены в Эгейском море вообще отказаться от конвоев, а в Черном - использовать в основном одиночные суда, пробирающиеся вдоль османского берега на страх и риск их капитанов. Большая часть же войск была вынуждена добираться к фронту пешком, гужом или по перегруженной недостроенной железной дороге Стамбул-Багдад.
   В итоге до конца сосредоточения османских войск, то есть фактически до конца ноября на фронте перед союзными войсками на западном участке оказывалось вдвое меньше турецких войск чем было у балканцев. На Восточном участке у болгар все было похуже. Соотношение 1:2 не очень способствует наступательной тактике. Поэтому османы вынуждены почти везде играть от обороны. Впрочем, вначале разведкой обе стороны не очень себя утруждали. Тут больше повезло славянам. Более того, генерал Гольц-паша и его османские напарники просто недооценили противостоящие им силы. Так Болгария вместо 170 тысяч человек к концу войны мобилизовала более 300 тысяч. А греки вообще превзошли сами себя образца 1897 года аж в 3 с лишним раза. Вместо 45 тысяч, мобилизованных в проигранной греками греко-турецкой войне 1897 года, Греция сейчас смогла мобилизовать 150 тысяч, а заодно и свой многочисленный гражданский флот.
   Впрочем, не все ладно было и у союзников. Из-за несколько преждевременного начала войны, а может это так французы братушкам специально подсуропили, Сербия не получила 52 французских пушки и часть снарядов, которые оказались с началом мобилизации захвачены османами в Салониках и на железной дороге в Македонии. Болгарам, как уже было сказано, не хватило оружия. А черногорцы сразу с налета не смогли захватить Шкодер, и вынуждены были приступить к осаде, на которую сил у них не было. Были однако и удачи. Так болгары после первого же крупного выигранного сражения захватили не только массу брошенного оружия, но и посланный туркам из Германии самолетный парк из 12 самолетов с германскими инструкторами и механиками. Самолеты, правда, у немцев были похуже, чем русские "Дрозды", но болгары и русские летчики-добровольцы были рады и такому бесплатному добру.
   "Болгарские" эсминцы и подводные лодки устроили резню турецкого торгового флота в Черном море на подходах к Босфору. А иногда по темноте под их личиной этим занимались и не только "болгарские" корабли. Попытка осман создать систему конвоев тупо провалилась. Сочетание быстрых надводных кораблей и подводных лодок гарантировало, что минимум пара судов из турецкого конвоя все равно пойдет ко дну, даже если османские крейсера смогут отогнать быстрые болгарские эсминцы и миноносцы. Впрочем, сделать это полностью османам не удалось ни разу. К тому же миноносцы все-таки у болгар и свои имелись.
   Стамбул ожидаемо закрыл Проливы для прохода торговых судов. В ответ на это Певческий мост включил на полную мощь свои ресурсы и начал запугивать осман уже по-серьезному. 1912-й год стал в Империи очень урожайным. Нужно было вывозить на экспорт продукты сельского хозяйства, а османы Проливы закрыли. Так что из-за Балканской войны Россия начала нести ощутимые финансовые потери. Зато Извольский теперь с полным правом отметал все османские протесты на то, что якобы в Черном море ведут боевые действия и русские корабли. Предъявляемых османам претензиях русские потери от закрытия Проливов оценивались в 30 миллионов рублей в месяц. Это, конечно, перебор. Не было такого. Но миллионов в 12-15 реальные месячные убытки, к сожалению, имели место быть. Везти южное зерно на экспорт по железной дороге через немцев выходило ощутимо дороже. Эти же счета негласно были предъявлены балканским союзникам с вопросом, чем они собираются компенсировать русские убытки. И не нужно кивать на Стамбул! Стамбулу тоже счет выставим, когда возможность будет.
   После начала мобилизации на Балканах мелкие османские отряды проникали на болгарскую территорию на глубину до 10 км. Но эти попытки угрозы не представляли и не помешали мобилизации и сосредоточению войск. Да и вообще серьезного значения не имели. 17-го октября союзные армии были уже сосредоточены, а турецкая еще не кончила ни мобилизации, ни сосредоточения. Война началась.
   <img src="1912balk.jpg">
   http://www.hrono.ru/maps/1912balk.jpg
   17 октября Болгария, Сербия и Греция объявили войну Оттоманской импери и в этот же день двинули свои войска в наступление. В первый же день болгары захватили приграничную турецкую железнодорожную станцию Мустафа-паша, где их ждал крупный и приятный сюрприз. На станции в вагонах и обширных пакгаузах были обнаружены значительные запасы продовольствия. Как потом выяснилось, изначально османы собирались разобраться с Болгарией, а на западном участке боевых действий действовать до поры до времени от обороны. Ну а потом, после Болгарии разгромить уже сербов с греками. Вот только вышло совсем по иному.
   Первое крупное сражение у болгар с османами произошло у Кирк-Килиссе. Он же Лозенград по-болгарски. 21 октября сражение началось отдельными стычками. Османы занимали выгодные позиции для обороны, но это им не помогло. Не помогло османам и то, что левофланговая бригада болгар опоздала к сражению из-за дождей и распутицы. Командующий III--й армией генерал Радко-Дмитриев отдал приказ на наступление, и бешеный напор болгарской пехоты в сочетании с сильным артиллерийским огнем повсеместно уже к вечеру 23 октября привел к тому, что османы, бросая артиллерию, начали отступление. Болгары преследовали своих заклятых врагов десятки верст. Одна часть осман старалась пробиться на запад к Эдирне(Андреанополь), а другая рванула на юг к Люле-Бургасу. Причем постепенно турецкое отступление перешло в откровенный драп. Преследование отступающих турок болгарской конницей было не всегда успешным. Уж больно мало ее было у болгар. Всего по эскадрону на пехотную дивизию. Но даже при такой малочисленности это местами дало великолепные результаты. 24 октября османы продолжали никем не управляемое отступление. Генерал Махмуд-Мухтар-паша прибыл в Визу и с утра 25-го начал пытаться приводить части в порядок. Но это оказалось очень непросто. И уже 25 октября командующий Восточной армией Абдуллах-паша просил Махмуд-Мухтар-пашу убедить Стамбул решить дело дипломатическим путем потому, что "С подобными войсками невозможно продолжать войну и защитить отечество. Чтобы не очутиться в еще худшем положении..."
   Настроений в верхушке турецкой армии болгары, конечно, тогда не знали. Но зато настрой на драп османских войск и командиров был уже очевиден. Как ни малочисленна была болгарская конница, но и она в некоторых количествах начала применять русские тачанки, первый раз использованные русскими еще в Корее. Новые турецкие войска показали себя весьма нестойкими. Отчасти это было вызвано наличием в их рядах немалого количества христиан - греков и армян, которые совершенно не рвались умирать непонятно за что.
   Поражение армии привело в шок турецкое правительство. На заседании совета министров под председательством султана великий визирь Гази-Мухтар называл положение отчаянным. Однако Турция решила продолжать войну. Великим визирем был назначен Киамиль-паша.
   Лозенградская победа болгар вызвала большой подъем духа в армии и всей стране. Она же установила на весь последующий период войны моральное превосходство болгар над своим противником. 25 октября 2-я болгарская армия начала окружать Адрианополь. Тем частям турецкой армии, что пытались пробиться в крепость, ничего не оставалось делать, как повернуть свой бег на юг. Причем эти части бежали, уже не только бросая артиллерию и обозы, но и стрелковое вооружение.
   К 28-му октября Абдуллах-паша принял чрезвычайные меры против паники войсках. Он предписал приказом в каждой роте, сзади солдат, ставить офицера с револьвером и расстреливать отступающих. Подобная тактика немного привела войска им в чувство, но, как оказалось, действовала только в отсутствии соприкосновения с противником. Но стоило войскам войти в жесткий бой с врагом, офицеры переставали сильно отличаться от своих подчиненных. А иногда и превосходили солдат в искусстве драпа.
   Новой главной позицией турецкой армии служил горный гребень, тянувшийся на Соуджак к Люле-Бургасу, прикрывающий собой пути к столице. Заболоченный ручей с открытой для обстрела долиной протекал перед фронтом. Турки нарыли укреплений на вершинах гребня, вынеся вперед передовые окопы для обстрела долины.
   29 октября болгары начали наступление на османские позиции у Люле-Бургаса. Согласно данных разведки, если у болгар и было численное превосходство, то незначительное. В этих условиях генерал Радко-Дмитриев предпочел удерживать одной дивизией правый фланг турок, наступать на левый фланг и имитировать наступление в центре. Здесь свой первый бой приняли 4 русские батареи 6-дюймовых гаубиц, обрабатывавшие левый фланг турок и центр. На левом фланге турок действовали и батареи русских минометов. Из-за большого открытого простреливаемого пространства атакующие войска болгар в этот день понесли серьезные потери, но смогли оттеснить осман с передовых на главные оборонительные позиции.
   30 октября османы обнаружили, что перед ними на неатакуемом фланге вроде бы как и не особо сильные болгарские войска. И если крепко ударить, то откроется путь на Адрианополь и будет возможна его деблокада. Османы нанесли удар двумя с лишним дивизиями против одной болгарской. Но генерал Иванов сумел удержать свой фланг, хотя все держалось на волоске. В это время Радко-Дмитриев послал подмогу генералу Иванову, а сам отдал приказ на атаку главных турецких позиций. К концу дня турки на левом фланге начали отступление. За ними потянулись в тыл войска центра, опрокинутые штыковой атакой болгар. Наступающие турки на правом фланге, обнаружив отход своих войск в центре, начали интенсивный отход, постепенно перешедший в бегство, хотя именно на этом фланге их никто не преследовал. Ночной атакой 2-го ноября 9-я дивизия болгар взяла Люле-Бургас. 3-го ноября последовала очередная болгарская победа, и бегство турков приобрело массовый характер. Почти все, что турки не вывезли железной дорогой, досталось болгарам в трофеи. Гужевым способом османы смогли утащить от Люле-Бургаса очень немногое. Трофеи оказались очень велики.
   Закончилось бегство турок в основном на чаталджинских позициях, прикрывающих столицу страны, хотя некоторые паникеры и дезертиры добрались до столицы и даже до азиатского берега Босфора. Беглецы были столь убедительны, что привели в полное расстройство турецкие войска, которые сосредотачивались на чаталджинских позициях. Имей болгары возможность быстрого наступления от Люле-Бургаса до Чаталджи, вполне возможно, что турки бы побежали от одного вида приближающегося победоносного врага. Однако такой возможности у болгар не было. Идущие дожди и серьёзные бои измучили активно наступающие войска. Нехватка кавалерии в болгарской армии только усиливалась со временем. Война все-таки. Теперь болгарская конница уже не могла преследовать бегущих осман. Вернее могла, но желательно издалека. Подвезеные в болгарский Бургас 15 русских броневиков давно застряли в болгарском тылу на превратившихся в трясину болгарских и турецких дорогах. Все-таки южный чернозем - отменный!
   Сербы на своем западном участке тоже не сидели сложа руки. Разгромив турок в битве под Куманово, сербы продолжили этот почин под Ускюбом(Скопье). Но вообще битва под Куманова могла сложиться и иначе. Очень иначе! Однако своим шансом турки не воспользовались. Одновременно без особых проблем братушки захватили Новопазарский санджак на пару с черногорцами, а также города Старой Сербии Митровицу, Приштину и Призрен. У сербов вообще изначально имелась одна хитрость. Их 2-я армия по согласованию с болгарским правительством была перевезена железной дорогой через Софию и сосредоточена для наступления на болгарской территории в районе Кюстендил.
   Греки оказались в самой выгодной позиции из всех. Османы и германский советник Гольц-паша просто не ожидали от греков такой выставленной армии. А подвезти подкрепления морем османы просто не могли из-за действий греческого флота. Поэтому на всем Западном участке в боевых действиях участвовали только те войска, которые там уже имелись на начало войны и плюс то немногое, что смогли набрать по мобилизации в самой Македонии. Причем здесь мобилизация греков и славян в турецкую армию не проводилась по вполне понятным причинам.
   Греческие генералы сначала даже растерялись. У них фактически не было достойного противника. Они понимали, что он вроде бы должен быть, но его почему-то не было. Оттого если первые их действия были довольно активны, то потом начали несколько замедляться. Греки искали противника и искали подвох. Но ни того, ни другого не находилось. Заняв приграничные города Эласон, Гревена, Козани, Сервис и другие, греческая фессалийская армия неторопливо продвигалась на север и северо-восток. А навстречу ей из Старой Сербии и западной Македонии в Салоники отступали турецкие войска. В итоге в Салониках, понимая бесполезность сопротивления, остатки турецких войск сдались. И на этом крупные боевые действия на материке на западном участке в основном закончились, если не считать освобождения некоторых городов и осаду крепостей Янины и Шкодера. Была еще потом, правда, сербско-турецкая битва при Монастыре, но на итоговый она никак уже не повлияла.
   В албанских землях в очередной раз вспыхнуло национально-освободительное восстание. Но сами себя албанцы освободили только в центре страны. Да и то не везде. С юга и севера за них это сделали сербские и греческие войска в надежде на послевоенный раздел данных земель.
   Разгром Оттоманской империи был полный. Разгром Оттоманской империи был быстрый. Почти моментальный. Князь Агренев даже вспомнил по этому поводу рекламный слоган "Шок - это по-нашему". Нашего, там, правда, было немного, но было. Подобного разгрома не ждал никто, даже сам Агренев. Может оно в иной истории так и было, но ту историю он просто не знал.
   После Люле-Бургаса генерал Радко-Дмитриев не стал гнать свою 3-ю болгарскую армию дальше в немедленное наступление. Армии нужен был некоторый отдых после серьезных боев, многотрудных маршей и полностью разкисших дорог. А ведь войска не только прошли этими дорогами, но и пронесли чуть ли не на руках артиллерию и обозы. К тому же войскам нужно было пополнение, подвоз продуктов и боепитания. Для преследования отступающего врага нужна была конница, но ее у болгар было мало. Как сказал один болгарский кавалерийский офицер: "будь у нас больше конницы, турки до Чаталджи могли и не добежать."
   6 ноября в Люле-Бургас прибыл юный болгарский царь Борис I. Довольный и сверкающий как тульский самовар коронованный юноша поздравил отличившихся офицеров и солдат вручением орденов, медалей и денежных призов. Парад победоносных болгарских войск, который было хотели организовать придворные лизоблюды, не состоялся. Радко-Дмитриев сразу сказал, что ничего не будет, и что Болгария еще не выиграла эту войну. Набравший вес при болгарском дворе русский наставник болгарского наследника, неожиданно для всех ставшего царем, граф Орлов сумел растолковать Борису ситуацию, и царь согласился, что праздновать по-серьезному еще пока рановато.
   Теперь в тылу у болгар оставалась крупная и серьезно укрепленная крепость Адрианополь, а впереди ждала чаталджинская позиция и за ней уже Стамбул. По соглашению с сербами началась переброска по железной дороге под Адрианополь двух сербских дивизий и осадного сербского парка. А из Варны поездами начал движение в том же направлении русский осадный парк. Осаждающие крепость болгарские войска не сидели без дела и потихоньку сжимали периметр осады. Штурмовать нахрапом подобную крепость было чревато, но за несколько дней осады ночной атакой болгары ухитрились захватить два окружающих крепость форта - Картал-тепе и Папас-тепе. Теперь обстрел главной крепости проблемой не являлся. Ночью можно было устраивать неожиданные побудки османам в главной крепости даже из 120 мм минометов, если в темноте подобраться поближе. Но посветлу, правда, требовалось отходить назад на основные позиции.
   Несмотря на очередной разгром османы и в этот раз решили продолжать войну, а не сдаваться на милость победителю. 25-километровая чаталджинская позиция между Черным и Мраморным морями была подготовлена самой природой и к тому же неплохо укреплена. "Неплохо" - это по меркам этого времени. Над местностью возвышались командные высоты с хорошим обзором и труднодоступные. Подступы шли по горным глухим тропам, дорог мало, движение без дорог по скалам и крутым скатам очень трудно. Имелся хороший обстрел для артиллерии. 27 фортов и редутов рассчитаны каждый на 1-2 роты. На некоторых уже была уставлена артиллерия, у других она была вынесена на отдельные батареи. Имелись даже бетонные форты новой постройки, но основные укрепления были древоземляные. Турецкому флоту было приказано поддержать сухопутную армию на флангах. В общем, нахрапом такую позицию не возьмёшь. Может быть на плечах отступающих войск это еще можно было сделать, но так сделано не было. Поэтому было решено притормозить и не пытаться брать позицию на штык. В этом месте можно было положить половину болгарской армии без всякого результата. А вот поиграть в контрбатарейную стрельбу здесь было в самый раз. Определенные средства для этого были.
   Вообще в этот момент вмешались русские военные советники. Они, как и болгары заранее неплохо изучили саму чаталджинская позицию и настаивали, на ее планомерном и вдумчивом штурме. Позиций без слабых мест не бывает. То, что турецкий флот будет поддерживать фланги этой позиции, было очевидно. И это будет не игра в одни ворота, а сыр в мышеловке. Лишние османские корабли не нужны в Черном море ни болгарам, ни русским. А подлодки уже наготове. Не только "болгарские" "Щуки", но и русские "Мурены".
   17 ноября генерал Радко-Дмитриев объединивший под своим началом две болгарские армии - I-ю и III-ю начал неторопливый артобстрел чаталджинской позиции и разведку боем. Так продолжалось два дня, пока артиллеристы не нащупали все вражеские батареи, сумев часть из них подавить, а пехотинцы не нащупали слабые места в обороне осман. 20-го ноября началась неожиданная резкая атака при серьезной артиллерийской поддержке. За час болгарская и русская артиллерия смогли заставить замолчать почти все турецкие батареи, а пехотинцы после этого захватили передовые позиции на фланге и два редута. Но дальше болгары не пошли, а наоборот начали серьезно окапываться, приглашая атаковать уже осман. Тем действительно ничего не оставалось как идти в контратаку.
   Для поддержки огнем с моря турецкой атаки в Черное море вышло 2 турецких броненосца. Вышли, подошли к выбранной позиции для начала обстрела и тут у борта одного из броненосцев произошел подрыв торпеды, пуск которой почти проворонили османские моряки. Поскольку в пределах видимости миноносцев не наблюдалось, значит работала подводная лодка. Оба броненосца попытались вернуться в Босфор. Но удалось это сделать только подранку, уже набравшему изрядно воды в трюмы. А вот невредимый, попытавшийся сбежать первым броненосец, получил две торпеды на отходе. Одну в мидель, вторую почти под винты. После этого броненосец потерял ход и затонул минут за 50. Мышеловка сработала. У Стамбула стало минимум на один броненосец меньше. Да и второй, если выживет, то вряд ли сможет выйти в море до конца войны.
   Естественно боевые действия на Балканской войне не ограничивались описанными. Просто описываемые являлись определяющими для всей войны. Таким же определяющим стало сражение греков и турок под Салониками 15 ноября. После этого сражения большая часть западной Османской армии сдалась 18 числа грекам. Турки выпрашивали у греков возможность сохранения оружия, но кто же захочет охранять вооруженных турок, которые будут якобы считаются военнопленными? В общем, сдались турки и без оружия том числе холодного и личного.
   Еще по Македонии, Албании и Фракии где-то шлялись с оружием три десятков тысяч турецких солдат. Но это уже были не части армии, а банды дезертиров, пусть и пока еще с оружием в руках. Или уже без оного. Пока еще в тылах освобожденных от турок территорий сопротивлялись две мощные крепости - Адрианополь и Янина, еще не пал Шкодер. Пока еще новообразованная 4-я армия болгар загоняла на Галлиполийский полуостров остатки разбитых османских дивизий, еще не были захвачены греками все турецкие острова в Эгейском море, еще сопротивлялась чаталджинская позиция, прикрывавшая самое святое у осман - столицу Стамбул, но основное было уже решено. Османы проиграли войну. Проиграли быстро и с треском. И это понимали и они сами. Поэтому 25 ноября через посредство России, Германии и Британии Стамбул запросил перемирия. Но оно османам союзниками дано сразу не было. Причем вот это было сделано именно по настоянию Петербурга.
   Союзники желали сначала знать, сдаются ли турки или нет. Потому как хитрости турок были давно известны. Они сначала говорят одно, а потом, как отойдут от шока, у них сразу разум в нужное место возращается. И начинается снова-здорова. Поэтому была сформулирована совместная позиция, за которую были все участники Балканского союза: типа мы не "против", а очень даже "за", но пускай уж тогда османы сдаются безоговорочно. Да и вообще с болгарских позиций неплохо Османская столица просматривается. А тааам...
   Между прочим самые предусмотрительные и влиятельные сыны Оттоманской империи уже начали переправлять на азиатский берег Мраморного моря своих женщин и ценности, хотя это, конечно, всячески отрицалось. Недалеко от входа в Дарданеллы уже маячили крейсера под английским, французским, итальянским и австрийским флагами, ожидая момента, когда нужно будет "придти на помощь христианскому населению Стамбула". Да и Средиземноморская русская эскадра болталась где-то у берегов Северной Греции. С той же целью в болгарском Бургасе на якорях стояла почти половина Черноморского флота России.
   Европейцы попытались было надавить на страны Балканского союза, но те уперлись. Союзники уже в мыслях делили захваченные территории, а тут Великие державы говорят, что хватит, и при этом ничего не обещают. Потому то балканцы и отказались. Так дело не пойдет, решили союзники. Да хотя бы пускай османы блокированные крепости сдадут. Что их потом, выкупать что-ли на переговорах у осман?
   Так продолжалось до 1 декабря, когда ночью русская подводная лодка типа "Мурена" не прошла ночью Босфором и не пустила ко дну стоявший в виду Стамбула османский крейсер "Меджидие". А потом, видимо, на отходе она из кормовых торпедных аппаратов отстрелялась по куче из османских судов, стоящих в торговой гавани. Через день, конечно, поздравляли не русских подводников, а тех, которые "болгарские". Русских подводников у Стамбула быть не могло.
   Тут и Стамбулу и Балканскому союзу под давлением европейских держав пришлось смягчить свои позиции относительно перемирия, а Великим державам пришлось гарантировать противникам определенную честность в переговорах. Но осажденные крепости турки все равно не сдали. Россия наотрез отказалась что-либо гарантировать от своего имени, заявив устами Извольского, что ничего не собирается никому обещать, пока Проливы закрыты турками для прохода торговых судов. А вот дальнейшие неприятности Стамбулу, если Проливы не будут открыты, Россия просто гарантирует. Не далее чем через 10 дней гарантирует. Так или иначе 4 декабря перемирие в Балканской войне между Оттоманской Империей, Болгарией и Сербией было заключено. К этому моменту на многих Балканских перевалах уже выпал снег.
  
   Неприятной неожиданностью для болгар, да и для России стали несколько рейсов кораблей под нейтральными флагами из румынской Констанцы в Босфор. Это направление не контролировалась болгарскими кораблями, а топить нейтралов без досмотра перед самым Босфором было явно не комильфо. Остановить и досмотреть их сначала было просто нечем. Ну, не было у болгар на это никаких сил и средств. Небольшие болгарские лоханки вооружить и отправить в море было нельзя. У противника имелся флот намного сильнее и многочисленнее болгарского. Противодействовать туркам и срывать их конвои вдоль турецких берегов Черного моря удавалось именно благодаря скорости эсминцев и миноносцев, и скрытности подводных лодок. Да и вообще об этом направлении просто не подумали. А немцы и австрийцы этим каналом начали поставлять Стамбулу через румынов всякие нужности до тех пор, пока один нейтрал не был потоплен по-тихому русской "Муреной", а второй не был уведен в болгарскую Варну на призовой суд и там конфискован. А узнали о грузах на борту нейтралов лишь после того, как русский крейсер "Грек" остановил и досмотрел английское торговое судно. К сожалению, арестовывать или задерживать нейтралов, перевозивших военную контрабанду, русский флот не мог по причине неучастия России в боевых действиях. После инцидентов с двумя упомянутыми нейтралами больше другие нейтралы старались не брать "попутных грузов в Стамбул", да и вообще не подходить к Босфору, но нет-нет, а в море попадались на других направлениях. Потом иногда на этом направлении стали попадаться турецкие суда совершенно различных размеров и водоизмещения. Полностью перекрыть поток военной контрабанды у болгар просто не было никакой возможности.
  
   Глава 16.
  
   К началу декабря в Вене все вопросы власти, видимо, были уже решены, а потому Вена вновь активно включилась в международную жизнь. Нет, она, конечно, и в октябре чего-то делала, но не слишком настойчиво. Видимо, там в это время мунштровали новых лебедя, рака и щуку для использования их в качестве движущих сил двуединой империи в единой упряжке. А сейчас, похоже, Вена наконец определилась, чего ей хочется, начав частичную мобилизацию и сосредоточение войск на границах с Сербией. В связи с этим в Вену даже летал "Рябчик" русской правительственной связи и привозил неподписанную Михаилом II копию приказа на мобилизацию Киевского Военного округа. Плюс русский царь специальным посланием новому монарху двуединой Империи предлагал не дурить и не стращать друг друга мобилизациями. Все это может плохо кончиться. Даже не может, а просто обязано кончиться плохо. Просто плохость вариантов может быть разной. Ну и кому это нужно? Двуединая уже отгрызла у Стамбула Боснию и Герцеговину, а Италия - Триполитанию. И никто в России по этим поводам мобилизаций не устраивал. Ну и так далее. Как ни странно частично это даже помогло. Вена тон сбавила, и больше мобилизовать никого не торопилась. Но и распускать уже мобилизованных по домам не торопилась, хотя и отвела части от своих южных границ.
   Но вообще хитромудрость Вены можно понять. Вот так просто Австро-Венгрия отнять у Оттоманской Империи территорию не могла, даже если б хотела. Например, те же албанские земли. Тут бы уже наверно сам Вильгельм вмешался и запретил союзнику об этом даже думать. А вот если эту же территорию захватить не у османов, а у сербов, то это совсем другое дело! Тут можно получить и территорию и новый выход к морю, и даже благодарность от германского Кайзера и турецкого султана. А заодно можно утереть нос итальяшкам, возомнившим о себе неизвестно что. При удаче, конечно. Но воевать в Европе по-крупному в настоящий момент, похоже, никто не хотел и готов не был. Британцы, немного помудрили, но увидев, что результата от их действий нет, провоцировать других перестали. Вот тогда европейские державы, Балканский союз и Оттоманской Империя занялись увлекательным делом - политической торговлей.
   Британцы, как самые эмм... самые, созвали мирную конференцию в Лондоне. Впрочем, полное перемирие так и не было установлено. Британский игрок - Греция перемирие объявлять не торопилась. У нее еще не все турецкие острова в Эгейском море были захвачены. Про продолжающуюся осаду Адрианополя и Янины Великие державы предпочитали не вспоминать. Ну, кроме самих осман. Османы крепости не сдали, а осаждающие не собирались прекращать планомерную осаду несмотря на перемирие. А вот Шкодеру эта честь не досталась. О нем всегда помнили и в Вене и в Риме, а потому еще и в Берлине. Если б еще черногорцы смогли его быстро захватить... Но эти южные люди даже не блокировали полностью крепость. Потому Шкодер до сих пор не только не был взят, но еще и ухитрился периодически получать снабжение извне. Никола I кстати тоже не собирался останавливать то ли штурм, то ли осаду Шкодера. Но в отличии от болгар и греков его ежедневно склоняли и пытались пугать два его сильных соседа. Причем Черногорский король даже отказывался верить, когда ему говорил русский поверенный в делах, что в случае чего помощи ему кроме дипломатической со стороны России не будет. В общем, судя по всему, страх Никола I все-таки потерял...
   14 декабря в самый последний день русского предупреждения, о чем Стамбулу из Петербурга напомнили специально, османы открыли таки Проливы для торговых судов, но их безопасность гарантировать отказались. Формально из-за действий греческого флота, но наверняка нагадить постараются. А кроме того у турков завелась подводная лодка. Раньше то они такими вещами не интересовались. То ли религия не позволяла, то ли еще что-то. Но вот такой факт имел место быть. А лодка завелась у осман в Мраморном море английская. И может даже не одна. Но про одну было известно точно. И скорее всего с английским экипажем. Ведь откуда у осман посреди проигранной войны подготовленный экипаж возьмется? А это сразу наводило на разные нехорошие мысли. Не иначе как британцы каверзу умыслили. Провокацию. Вопрос только, зачем? Чтобы ввести в Дарданеллы свои корабли и там остаться якобы для нейтрализации Проливов?
   Несмотря на перемирие спокойная жизнь могла только сниться Балканскому союзу. Проснулась Румыния и ее король германских кровей, начавший требовать с болгар отступного. За свой нейтралитет в прошедшей войне Румыния потребовала от Болгарии территориальных компенсаций в Добрудже. В принципе, болгары были даже не особо против уступить северному соседу немного территории, заселенной гагаузами. Но румыны хотели сильно больше, чем им предлагали болгары. Плюс румыны желали нейтрализации болгарской крепости Силистрия на Дунае, плюс ряд экономических вопросов. В общем, аппетит проснулся и у этих. А подначивал румын, как и австрийцев, Берлин. В Берлине вообще были крайне сильно обижены на то, что русские с помощью своего свеженького инструмента под названием "Балканский союз" оттерли немцев от прямой дороги на Багдад и Басру к водам Индийского океана. А то, что немцев не так в общем-то и давно русские позвали к разделу вкусного нефтяного персидского пирога, уже не принималось во внимание. Ну, да, благодарность в политике вообще не в почете. Особенно благодарность между государствами.
   Но не все было так просто у румын. Россия в принципе тоже имела к Румынии территориальные претензии. Просто о них давно не впоминали. Так, Россия была не против полностью контролировать дельту Дуная. Да и порт Констанца, служащий в том числе для экспорта нефти через Босфор - это тоже очень интересная позиция. Летом 1912 года Ротшильды то ли продали Роял Датч Шелл свои нефтяные активы в России, то ли объединили свой бизнес с англо-голландцами, то ли обменяли русские активы на румынские ... Точно пока неизвестно. Так вот держать этих англо-голландцев и французских Ротшильдов за жабры через посредство контроля Констанцы дорогого стоит! Может это и невозможно в принципе. Но за отказ от этого вполне можно получить неплохие отступные. А Румыния в этом случае будет просто ширмой. Жаль только Россия сама не сможет хапнуть у румынов что-либо силой. Это, считай, большая война. И тут нужно было как-то по-другому действовать. В общем болгарам пока посоветовали не торопиться с решением румынской проблемы, а относить решение на "после Лондонской конференции", где победители все должны были получить и поделить. А если румынам будет невтерпеж, то пускай они сами свои требования на Лондонской конференции и озвучивают всем Великим державам. Тем более, что против этого румыны не высказывались.
   Но румынской проблемой все не заканчивалось, а только начиналось. Легкость победы над древним врагом вскружила всем балканцам головы. Причем головокружение к союзникам пришло не только само собой. Этому явно помогали многочисленные иностранные доброхоты. Причем помогали с обоих сторон - что со стороны "Сердечного согласия", что со стороны "Тройственного союза". Поэтому в Болгарии уже начинали мечтать о Великой Болгарии, в Сербии - о Великой Сербии и так далее. Только Никола I мечтал о невеликом, а всего лишь о Шкодере, который никак не давался в руки. А что поделаешь? Страна маленькая, о великом мечтать пока рановато. В конце концов даже сильно подтрунивавший над своим неудачливым тестем Михаил II указал телеграммой русскому послу в Черногории, чтобы тот "настоятельно посоветовал" тестю занять определенные стратегические для малого королевства территории неподалеку от Шкодера и на побережье. После их занятия черногорской армией просто так отмахнуться от Николы Черногорского будет непросто даже Великим державам. Пусть черногорцы и не получат Шкодер, зато получат компенсации за него и, возможно, потом будут держать город за самое нежное - за снабжение.
   В Сербии уже мечтали о Великой Сербии. В стране поднималась волна национализма. У самой страны имелась проблема. Ни король Сербии Петр I, ни ее премьер, ни королевич Александр не были, похоже, свободны в своих решениях. За некоторыми решениями стояла какая-то организация типа масонской ложи или тайного ордена. Русская разведка и дипломаты уже копали в этом направлении с мая 1912 года, но пока успехи были не столь велики, как хотелось бы. А хотелось знать не только руководителей этой секты, но и на чьи деньги она кормится. А то вон 300 парижских сидельцев-младотурков так распропагандировали Блистательную Порту, что она до сих пор себя по частям собрать не может. Причем по-хорошему эти парижские салонные болтуны так и остались без власти. Только некоторые особо пронырливые в нее ухитрились пролезть. И правит османами сейчас какая-то смесь из старых традиционных осман и младотурков различной масти. Традиционных осман младотуркам приходится терпеть, поскольку из либералов-младотурков управленцы получались пока весьма так себе. Ну так языком болтать и заводить народ на митингах - это не страной управлять.
   Возвращаясь же к тайной секте... ГРУ уже знала, что хоть королевич Александр и входит формально в руководство "Черной руки", но выполняет в ней, судя по всему, некую представительскую роль. Просто наследник не может, состоя в организации, занимать низкую роль. Вот он и занимает место в ее верхах, ничего, похоже, сам особо не решая. Управляют же деятельностью ложи совсем другие люди. И если они еще и решают судьбу страны, то руководителям ГРУ и русской верхушке очень хотелось бы поговорить с этими людьми, точно зная, чего от них можно ждать. А то если говорить с пешками, пусть даже это будет премьер или королевич, может получиться испорченный телефон. Да и вообще хотелось бы знать, а чего эти люди хотят на самом деле.
   С болгарами тоже было не все было ладно. Эти тоже начали страдать манией величия и прочей чепухой вроде Великой Болгарии. Так, в Лондоне делегация болгар держала себя излишне независимо. Ну как же? Они же самые главные победители осман. А уж как разговор заходил о победах болгарского оружия, создавалось впечатление, что они вообще в одиночку победили всех осман. Пришлось русскому послу в Лондоне устраивать болгарскому премьеру Гешову, представляющего свою страну в Лондоне, несколько сеансов отрезвляющей терапии, дабы вернуть вскруженную голову болгарина на место. Не сказать, чтобы это получилось легко. Балканцы вообще горячие и упертые парни, но Бахметев справился. А потом в Лондон на помощь Георгию Петровичу подъехал русский Председатель Совета Министров Борис Владимирович Штюрмер, и они на пару окончательно привели делегацию болгар в адекватное состояние.
   С сербами в этом плане оказалось намного труднее. Сербы к началу перемирия уже успели захватить весь север албанских земель. Да и не только север. Так, сербской армией были освобождены от осман Тирана и порт Дуррес. То есть технически сербы себе уже устроили выход в Адриатическое море. Однако у сербов случилась реальная истерика, когда Великие державы вдруг заявили сербам, что несмотря на принесенное сербами албанцам освобождение владеть албанскими землями Сербия не может. Русским переговорщикам, Бахметеву в частности, оставалось разводить руки и отвечать что-то типа "Мы сделали все, что смогли". И это было правдой.
   Тройственный союз на время снова объединился и в едином порыве категорически выторгововал для Албании статус автономной области в составе Оттоманской Империи под управлением Великих держав, координатором которых назначалась Германия. Впрочем, германское главенство было достаточно условным. На подобных нюансах британцы не одну собаку съели. В общем, Великие державы показали сербам кукиш. Они вообще такие, эти Великие. И Россию вместе могут при нужде гхм ... поставить в позу. А тут какая-то Сербия, вдруг возомнившая себя великой. В общем, это была плата за то, что Австро-Венгрия, а вместе с ней и Германия, не будут вмешиваться в незаконченную войну против Сербии. Причем плата была фактически ни за что. За то, чтоб Вена не артачилась и за ее удобное географическое положение. Такие откаты Вена получала в истории уже не первый раз. Произошло то, чего и опасались Петербурге. И это был только первый акт действия.
   В день, когда сербы в Лондоне узнали это решение Великих держав относительно того, что выхода к морю через Албанию они не получат, Адрианополь выбросил белый флаг. Случилось это 11 января. Непрекращающиеся обстрелы крепости осадной артиллерией союзников, про которые Великие державы предпочитали не вспоминать, дали свой результат. Хоть коменданту крепости Великий визирь Киамиль-паша и присвоил титул "Гази", то есть "непобедимый", но время и тяжелые снаряды победили и "Гази". Адрианополь исчерпал возможности сопротивления и сдался на милость победителя. Да и кушать его защитникам тоже очень хотелось. А сделанные запасы благодаря в том числе и осадной артиллерии как-то быстро исчерпались. К тому же в крепости началась холера. Еще в самом начале осады болгарам удалось подорвать крепостной водопровод, и защитникам крепости пришлось пользоваться не самой чистой водой из реки.
   Падение Адрианополя сразу придало дополнительный вес позиции болгар, и еще больше уронило ставки Стамбула. Но игра была далеко не закончена. К этому времени греки подобрали все османские острова в Эгейском море и тоже присоединились к перемирию. Зато в столицах Сербии, Болгарии и Греции активно шли подначки со стороны Германии, Австро-Венгрии и Британии.
   На Лондонской конференции из-за сдавшегося Адрианополя пришлось заново определять линию болгаро-турецкой границы. Фактически вся европейская великодержавная тусовка была за то, чтобы отодвинуть границу подальше от Стамбула и Проливов, и провести ее примерно по линии Мидье-Энез. Обосновывалось это тем, что южнее этой линии живут преимущественно османы. Но болгары, всецело поддержанные Россией с этим не согласились и пообещали скинуть осман в Мраморное море вместе с их столицей. А русский премьер Штюрмер поведал переговорщикам от Великих держав, что болгары вообще предложили русским преподнести Царьград в качестве подарка за вклад в болгарское освобождение от турок. И как-то европейским переговорщикам верилось, что болгары технически это сделать смогут. Давить малые страны авторитетом Великие державы могли, что и делали постоянно, но проверять еще раз способности турецкой армии в обороне явно не стремились.
   Пока в Лондоне шли политические торги, русские подговорили сербов отплатить Великим державам за поруганную сербскую честь и за то, что Сербия опять не получает выхода к морю. Сербам предложили прислать пару дивизий от Адрианополя к Чаталджи, а все остальные незанятые дивизии отправить на север Сербии для того, чтобы показать решимость защитить свою страну от проклятых австрийцев и венгров. В Белграде быстро уяснили свою потенциальную выгоду от этого, и движение сербских войск началось.
   Новую диспозицию Великие державы выяснили не сразу, а только после появления сербских дивизий у Чаталджи. Великим державам пришлось занова оценивать ситуацию. Действительно, болгары с сербами на пару теоретически могут быстро сбросить турок в Мраморное море. По крайней мере опрокинуть обороняющихся турок у балканцев в этой войне всегда удавалось быстро. А перед вратами Стамбула "Балканский союз", а сербы в особенности, вполне могут перестать думать о чрезмерности и адекватности своих войсковых потерь. Даже если сейчас ввести в Мраморное море корабли Великих держав, на суше они не особо хороший помощник, а сербов Великие кровно обидели. Теперь Вена грозит Белграду, а болгары на пару с сербами угрожают Стамбулу. То, что получится при одновременной атаке Балканских союзников на чаталджинскую позицию и австрийцев на Сербию, лучше не пробовать. Это тянет уже на большую войну с неясным раскладом кто на какой стороне. И в этом случае русский флот точно окажется в Босфоре. От такого варианта желали откреститься даже британцы. Эдак к русскому Босфору они могли опять итальянцев в противники получить. Не факт, но вполне возможно. С такими непредсказуемыми условиями и шансами на выигрыш джентльмены играть не захотели. Поэтому представители Великих дружно начались уламывать русских представителей дабы те образумили болгар и сербов. А Лондон начал воздействовать на Вену с тем, чтобы те частичную мобилизацию вообще отменили.
   Сербы в свою очередь почуяли, что для них еще не все потеряно, что они еще могут получить если не выход к морю, то хотя бы дополнительные земли, и быстро договорились с болгарами о единой позиции на переговорах. Таким образом маятник качнулся в другую сторону. Переговорщики от европейцев давили на Петербург, чтобы русские нажали на балканцев, но... Обрабатывать Бориса Владимировича Штюрмера - это нужен какой-то необычный талант. Немцы это уже прочувствовали в 1909 году. Господин "нет" снова стал непробиваем. И нечего наезжать! Хотите торговаться - это можно, но пытаться влезть на Штюрмера и надеяться на нем проехаться за русский счет - пустое занятие.
   В общем, пришлось европейцам торговаться с сербами заново в том числе и за формально албанские земли, которые дополнительно должны были отойти к Сербии. Тройственный союз был против, но тоже ничего не мог поделать. Прихода пушистой полярной лисицы в лице озлобленных и упоенных победами и кровью балканцев в Стамбул не хотели и там. Сербам, возможно, вместо земель предложили бы деньги, но откуда деньги у дважды подряд побежденной страны? А кредит живыми деньгами побежденному Стамбулу сейчас не хотели давать даже немцы. Кроме того границы Албании фактически не были определены. Ну разве что с точностью плюс-минус лапоть по карте.
   Чем бы все это закончилось, неизвестно. Однако 27 января в Стамбуле произошел государственный переворот. Опять младотурки, опять прогерманские, и опять родом из македонских земель скинули Киамиль-пашу и пристрелили несколько министров прямо на заседании кабинета министров. А потом новый кабинет Махмуд-Шевкет-паши от имени новой военной хунты заявил, что Оттоманская Империя будет продолжать сражаться. Заодно новая власть снова закрыла Проливы.
   Военный переворот очень не понравился Парижу, Лондону и Петербургу. Причем, возможно, больше всего не понравился именно Лондону. И даже не в том плане, что нарушал британские планы. Это как раз нет. Британцам не понравилось то, что кто-то в Европе посмел сыграть против них в их же игру. Устраивать кукольные перевороты - это как раз британские игры. А тут их даже не спросили. Что Берлин себе позволяет? А то, что это устроили немцы, никем не подвергались сомнению несмотря на то, что германцы всячески от этого пытались откреститься. Тем не менее на переговорах в Лондоне наступил перерыв. Европейские игроки и шулеры могли в кои то веки переиграть несколько своих последних ходов и попробовать сыграть свою новую игру.
   Вена только было начавшая отпускать своих мобилизованных подданных по домам снова объявила частичную мобилизацию. В Петербурге подумали и решили, что хуже не будет, и тоже начали сосредотачивать войска. Но в отличии от австрийцев - на русско-турецкой границе, как раз там, где войск у турок осталось совсем немного. Большую их часть просто привезли к Мраморном морю, либо они сами туда пришли своим ходом. А то, что осталось в турецкой Армении, могло быть составлено в основном из местных армян и курдов. Перевалы в горах зимой, конечно, закрыты, но если что, то защищать от русских границу, считай, некому. Устойчивость оставшихся войск перед русскими была крайне сомнительна.
   Кроме того Россия демонстративно начала перебрасывать одну дивизию в болгарскую Варну с оповещением всех заинтересованных сторон, что направляется эта дивизия в Сербию в район Белграда. Черное море зимой, конечно, для морских прогулок не слишком приспособлено, но не задействованные из-за закрытых Проливов русские суда быстро начали переброску войск. А заодно к этому времени в Болгарию перебросили дополнительно еще 4 батареи 6-дюймовых гаубиц и 6 батарей 6-дюймовых осадных пушек в придачу в тому, что уже было собрано у чаталджинской позиции. Тут не нужно забывать, что русский и сербский осадные парки еще раньше начали срочно перемещаться из под сданного противником Адрианополя к Чаталджи. Конечно, это не 200 стволов на километр фронта, но и противник по упорству далеко не немцы. Да и большинство из укрытий для войск на занимаемых турками позициях просто древоземельные. В общем, чаталджинская позиция после добавления указанной артиллерии уже становится вполне одолимой.
   Германское правительство многозначительно предупредило Петербург, что военное выступление России против Турции оно сочтёт за угрозу для европейского мира. Петербург на это предложил унять расшалившегося германского союзника - Австро-Венгрию, обозвав венских политиков главной угрозой мира в Европе. Греки немного подумали и, возможно, по совету британцев начали подвоз морем своих войск поближе к Галлиполи. И не только морем, но и по железной дороге Салоники - Стамбул. Вполне себе правильная с английской стороны идея. Зачем британцам прогерманская хунта в Стамбуле? Вернее зачем - понятно. Это чтобы рассорить русских и немцев. Но она уже и так есть. Англичан бы больше устроил проанглийский кабинет министров в Стамбуле, но и этот им тоже пойдет. Ну, по крайней мере пока. А в данном случае британцы явно пожелали сыграть одновременно еще и в захват Галлиполийского полуострова. С ним или без него военная хунта младотурков никуда из Стамбула по идее не денется. А Дарданеллы ценны сами по себе. Мало того, британцам сейчас представилась возможность захватить Дарданеллы чужими руками и чужими потерями. Ну кто же от такой возможности станет отказываться?
   11 февраля артиллерия балканских союзников начала массированный обстрел центрального участка чаталджинской позиции. Через несколько часов вся турецкая артиллерия на позициях была полностью подавлена или уничтожена. А тяжелые орудия болгар и сербов продолжили ровнять позиции османской пехоты. Долго турки в обстреливаемых легких укрытиях не просидели и потянулись отдельными группами в тыл. Больше всего дезертиров рвануло в тыл подальше от этого проклятого Аллахом места с наступлением темноты. Многие турецкие воины были готовы насмерть драться с гуярами, но драться было не с кем. Взрыв тяжелого снаряда, и от твоих товарищей, прятавшихся в блиндаже, остается только дымящаяся воронка. Как с этим можно сражаться? Это неправильная война! В ней не удается вцепиться руками в горло врагу. Такая война несет только смерть тебе и тем, кто был с тобой рядом...
   Берлин пошел дальше и заявил Петербургу, что в случае штурма чаталджинских позиций начнет мобилизацию в Германии. Из Петербурга ответили, что в ответ на их мобилизацию Россия в свою очередь вынуждена будет также начать мобилизацию. Тут как бы иных вариантов нет и быть не может. Не стоит угрожать России! Когда вы делили Марокко с французами или подгребали Боснию, вам на ваших восточных границах войной никто не грозил. И это не Россия только что устроила военный переворот в Стамбуле. Не нужно играть с Россией краплеными картами и не стоит пугать! Мобилизация - это не игрушки, а почти война! А позже вызванный в германский МИД русский посол в Германии прямо попросил германских коллег по международным делам прекратить эту явную истерику. Любитель рисковых игр бывший статс-секретарь по иностранным делам Германии Альфред фон Кидерлен умер в последний день прошлого года, а новый - Готлиб фон Якоб только недавно был назначен и еще не полностью вошел в курс всех дел. В общем, в серьезность намерений фон Якоба в России никто не поверил.
   К полудню 13 февраля османы выбросили белый флаг на чаталджинских позициях и оповестили иностранных послов в Стамбуле, что Порта готова вернуться за стол переговоров на прежних условиях. Впрочем, болгары с сербами опять же по мудрым советам из Петербурга на это предложение не купились. Сейчас турки напуганы и согласны на все. А когда немного отойдут от страха? Опять вести артобстрел? И кто заплатит за использованные боекомплекты? Они между прочим ни разу не болгарские, а русские и сербские. И за них еще придется платить.
   Новым стамбульским властям болгары выставили ультиматум и дали сроку до 10 утра следующего дня для выражения согласия или несогласия. От османов потребовали отвести войска на 6 верст от занимаемой чаталджинской позиции назад по направлению к Стамбулу. Со своей стороны Радко-Дмитриев гарантировал, что союзники занимать оставленные турками позиции не будут. На них появятся только наблюдатели в том числе и иностранные, которые могут прибыть из Стамбула. Условие в общем неслыханное. От осман враг требовал освободить дорогу к их столице, но обещал туда не ходить. Явное попрание османской чести. И младотурки в Стамбуле было не хотели его принимать. Это при том, что по северному берегу Мраморного моря уже во множестве шастали болгарские патрули. А поток турецких беженцев на азиатский берег этого моря с берега европейского только нарастал. Между прочим солдаты победоносных болгарской и сербской армий потоку турецких беженцев с оккупированных ими земель за море не препятствовали, а можно сказать, его только "поощряли", однако отобрать что-либо ценное у бегущих турков в свою пользу не считали чем-то зазорным.
   Как потом стало известно, турецкие генералы включая Гольц-пашу с прискорбием сообщили новому кабинету министров в Стамбуле, что у них нет войск, которые сейчас готовы занять уже частично покинутые позиции. В смысле войск то в резерве имелось много, но на обстреливаемую гяурской артиллерией чаталджинскую позицию никто идти не хочет даже порой под страхом смертной казни. Можно было бы пойти в наступление опираясь на чаталджинскую позицию, но для этого нужно хотя бы сосредоточить там войска. А османские командиры почти поголовно "не желают отрывать свои войска от стамбульских кухонь". В общем хоть и не в 10 утра, а только в два пополудни, но османы начали таки отвод войск от чаталджинской позиции. Тех войск, которые еще держались на ней.
   Позор нации, позор младотуркам! Хоть бы один из их руководства пустил себе пулю в лоб. Черта с два! Новые младотурки готовы были отправлять на убой десятками тысяч, но не идти туда самим. Впрочем, и настоящие бойцы среди них тоже имелись. Просто пустить пулю в голову османскими бойцам не приходило в голову. А у политиков существуют другие способы вывернуться, и младотурки ей воспользовались. Кабинет младотурков заявил, что сделает все возможное и невозможное для того, чтобы после войны восстановить поруганную османскую честь и снова поднять престиж страны на присущий ей уровень. Ну и так далее...
   Лондон и Париж уведомили остальные европейские столицы о том, что вводят по два своих крейсера в Мраморное море для контроля за новым перемирием и поддержанием порядка в Стамбуле. Это же пожелали сделать и другие Великие державы. Просто не все могли сделать это прям сразу. И снова "отличился" Петербург. Извольский заявил, что такая крупная группировка иностранных кораблей у ворот в Черное море представляет угрозу для безопасности России. Поэтому Россия тоже введет. И отнюдь не два, а всю Средиземноморскую эскадру. Да и Черноморский флот тут рядом и тоже может... В итоге после ожесточенной политической ругани и торговли в Дарданеллы прошли только английский линейный крейсер "Индомитейбл", германский большой крейсер "Блюхер" и броненосец Балтийского флота "Евстафий".
   Греки к этому времени даже не успели подвезти существенные силы к Галлиполи. Правда, в связи с началом отвода османских войск от Чаталджи они не стали останавливать подвоз своих к Галлиполи. Греков тоже можно понять. А если завтра совершит переворот очередная хунта? Опять начинать все заново?
  
   Германия мобилизацию так и не объявила, а вот австрийцы несмотря на опасность возникновения большой войны все-таки устроили провокацию. Они ввели один пехотный батальон в Новопазарский санджак в зону оккупации Черногории. Батальон пробыл там около двух суток, пока его не вытеснили оттуда совместно черногорские и сербские подразделения. И нужно сказать, противники явно не обошлись без стрельбы в друг друга. Правда, артиллерия при этом не применялась. В связи с австрийской провокацией Извольский заявил, что Россия начинает переброску в данный район еще одного пехотного полка. И по совету Агренева русский МИД называл все русские войска, направляемые в Сербию и Черногорию миротворцами. Ну, а что? Красивое название, сразу подчеркивающее суть. И смысл имеет глубинный.
   Воевавшие стороны тем временем вернулись за стол переговоров в Лондоне. Правда, всем участникам конференции пришлось ждать, когда до Лондона доберется представитель новой стамбульской хунты. Все произошедшие с момента срыва переговоров события явно подсказывало болгарам и сербам держаться вместе несмотря на старые обиды. Но не все было так просто. Великие державы снова попытались подвинуть будущие границы в Албании, но от последнего уже обсужденного варианта сербы, пользуясь поддержкой России, отклоняться не пожелали. А вот получить дополнительную контрибуцию с османов, чтоб тем было неповадно устраивать военные перевороты во время перемирия, очень желал весь Балканский союз. Да и Париж, Лондон и Петербург тоже склонялись к такому варианту. Получилось противостояние. "За" это дело - Британия, Франция и Россия со всем Балканский союзом. Итальянцы отошли в сторону, "против" - понятно кто. Но платить османам все равно пришлось. Ну, не проходят такие вещи без последствий! Британцы даже предложили османам кредит для выплаты балканцам. Правда, под залог спорных территорий на Аравийском полуострове. Ну, что с британцев взять? Они просто такие, какие есть - сугубо меркантильные. Своего никогда не упустят и все меряют на прибыль и убытки. А предложением кредита со своей стороны они в конечном итоге заставили платить немцев за ихнюю же немецкую авантюру.
   Новая болгаро-турецкая граница теперь проходила в 20 верстах юго-восточнее Мидии, потом через Чорлу, затем выходила на берег Мраморного моря. Далее было 20 верст болгарского берега Мраморного моря у Родосто(по 10 с каждой стороны), а затем опять начинался турецкий берег, а сухопутная граница шла на Энез. То есть в Европе у осман в районе Проливов теперь осталось два отдельных куска территории, каждый из которых прикрывал подходы к своему проливу, а не один единый.
   Тесть Михаила II хоть и взял Шкодер измором, но город по однозначному настоянию Вены, Рима и Берлина Черногории все равно не достался. Правда, за взятый город и занятые по совету из Петербурга участки албанских земель Николе Черногорскому достались территориальные компенсации в другом месте и плюс, это важно, компенсация от Австро-Венгрии в виде дюжины верст морского побережья, ранее бывшего австрийским. Но эти компенсации не смогли скрасить его глубокое разочарование. Никола большую часть своих военных потерь понес именно под стенами Шкодера, он взял крепость осадой, но, увы, Великие державы так и не дали городом даже попользоваться.
   Греки в марте тоже взяли сильную османскую крепость Янина. Они как и сербы рассчитывали прирезать немалый кусок албанских земель. Земель этих им в Лондоне обещали прирезать, но потом и в несколько раз меньше, чем хотелось грекам. Большего им не позволили Великие державы. Границы Албании пока так и оставались непонятными. Их должны были определить Великие державы несколько позже. А потому сербы и греки свои границы с албанцами еще не знали и толковали их весьма вольно.
   Лондонская конференция к началу мая 1913 года, похоже, надоела уже всем, даже ее организатору - лорду Грею. Поэтому 7 мая он заявил, что все участники Балканской войны, кто не подпишет мирный договор, может уезжать из Лондона домой. И пусть сам дальше что хочет, то и делает. Эта угроза заставила таки всех участников войны подписать мирный договор. Но странам Балканского союза предстояло самим поделить отвоеванную у Оттоманской империи территории. По сути это была явная провокация от Великих, и в первую очередь от Британии при негласной поддержке Германии и Австро-Венгрии. При том уровне противоречий между союзниками, что имелся, и том национализме, что сейчас активно раздувался в каждой из стран Балканского союза, поделить добытое без ссор и обид было сродни подвигу. А, значит, России предстоял еще один суровый этап борьбы за то, чтобы союзники при этом не переругались вдрызг вплоть до начала военных действий уже между собой.
   Но этим дело не ограничивалось. Великим державам предстояло определить точные границы Албании и решить, что делать с островами в Эгейском море. Россия не слишком хотела, чтобы близкие к Дарданеллам острова достались грекам. В данной ситуации лучше, если бы они остались османскими. Но островная проблема этим не заканчивалась. По договору между Италией и Оттоманской Империей итальянцы должны были вернуть османам захваченные ими Додеканесские острова и остров Родос в частности. Но ссылаясь на то, что эти острова могут перейти к грекам, итальянцы наотрез отказались освобождать их от своего присутствия. А Франция категорически настаивала на уходе итальянцев с этих островов, поскольку видела в Греции противовес Италии в восточном Средиземноморье. Итальянцы же в свою очередь всячески старались урезать притязания Греции в Албании.
   Меж тем негативные тенденции в мире явно нарастали. Практически перед окончанием Лондонской конференции Германия приняла закон о дополнительных ассигнованиях на национальную оборону. Похоже, пошел обратный отсчет перед Большой европейской войной. Хитромудрые британцы все-таки добились своего. Большой войне быть. А вот что получит от Балканской войны Россия, еще не ясно. Союзники еще имеют все шансы сцепиться между собой. Да и "Черная рука" в Сербии никуда не делась.
   Можно ли было не доводить ситуацию на Балканах до войны? Можно наверно, но только теоретически. Чем удерживать горячих балканских парней, желающих вцепиться в горло своему вековому врагу и угнетателю? Они ведь увидели не только возможность этого, но и высокую вероятность своего успеха, а также возможность существенно прирасти территориями. Поэтому данный вопрос скорее риторический. Да и не заведи русские разговор о Балканской союзе, его бы инициативно подняли сами балканцы. Вернее они его сами по сути и осуществили. Россия в этом процессе играла только роль регулировщика и судьи. Все остальное балканцы сделали сами.
   А вот дальше стало интересно. Кайзер Вильгельм запросил Михаила о возможности новой встречи где-нибудь в середине сентября. К этому времени ситуация на Балканах должна проясниться. А там посмотрим.
  
   Глава 17.
  
   Россия в Балканской войне не стала пытаться сама или руками своего союзника захватить себе хотя бы один берег Босфора. Бесполезно! Сейчас не позволят, причем всем европейским кагалом! Против такого варианта будут и Тройственный союз, и Сердечное согласие. Зато удалось устроить все так, что единственная перед Стамбулом оборонительная чаталджинская позиция находится в дне хода от болгаро-турецкой границы. Сама чаталджинская позиция осталась за османами, но у болгар появились порты в Мраморном и Эгейском морях. Теперь османы могут хоть весь свой бюджет вкладывать в постройку бетонных позиций у Чаталджи и Босфора. Эти позиции можно теоретически обойти и высаживать десант прямо в Стамбул. Теоретически, конечно. По-любому брыкаться теперь османам будет трудновато. Захотят ли они взять реванш? Наверняка. Вот только им и их покровителям сначала придется придумать, как это сделать?
   С 1908 года азиатские провинции России, а также Казанские земли и даже Крым наполнились турецкими проповедниками, искателями активных братьев в Аллахе и прочими свидетелями Великого Турана - придуманного теоретиками младотурок объединения всех мусульманских земель от Албании до Байкала под управлением самих младотурков. Впрочем, некоторые растягивали границы Великого Турана и до самых восточных голландских колоний Вест-Индии в Тихом океане. Половину этих турецких "путешественников" теперь добровольно сдают русским властям сами русские правоверные. Но приезжают в Россию искать союзников для Оттоманской Империи реально больные на голову. Даже арабы Оттоманской Империи не признают за турками духовного верховенства. Вернее, могут и признать в разговоре, но вынужденно под страхом наказания. Арабы вообще считают, что Махди должен быть только родом из арабов, как и пророк Мухаммед. И только полная разобщенность арабских племен не дают им подняться и почувствовать силу. А осман арабы высоко не ставят. Точно ниже себя. Только отдают должное их многочисленности и сплоченности. И все.
   Возвращаясь же к захваченным болгарами землям во Фракии и южной Македонии. По Лондонскому договору болгары обязаны теперь выкупить сельскохозяйственные земли у турок, живших там, а ныне отчасти превратившийся в мухаджиров (переселенцев). Болгары очень не хотели подписывать этот пункт. Но русские переговорщики предложили болгарам не артачиться. Зачем? Сейчас такое вполне можно подписать, а потом поступить так же, как и раньше поступали с собственностью христиан османы. То есть просто отнять, а бывших хозяев выгнать, если они еще там есть. И суд мухаджирам будет доступен только болгарский. Так что... Кстати теперь за провозглашение независимости Болгарии и за выкуп железной дороги, построенной в Румелии еще османами, Болгария больше османам ничего не должна. Должна она только России.
  
   В небольшом, но уютном особнячке на одной из тихих улочек Белграда в полдень 3 июля готовилась весьма важная встреча. От ее результатов зависело очень многое. Для этой встречи двум не самым простым подданным России пришлось срочно приехать в Белград.
   Когда трое сербов вошли, Петр Аркадьевич Столыпин и полковник Гаршин, ставший недавно одним из заместителей начальника ГРУ, поднялись из-за стола, поклонились первому и самому молодому из сербов и за руку поздоровались с двумя другими. Вообще такие чины как Министр Внутренних дел России и как заместитель начальника ГРУ редко покидают свои страны, но сейчас ситуация обязывала. Этим двоим сегодня предстояло сделать очень трудную работу. Нужно было совершить почти невозможное на первый взгляд. А встречались они сегодня на чужой территории с наследником короля Сербии Александром, премьер-министром Николой Пашичем и начальником разведывательного отдела Генерального штаба Сербии, основателем и лидером тайного общества "Чёрная рука" Драгутином Димитриевичем по кличке "Апис".
   - Ваше высочество, господа! Мне сегодня предстоит непростая задача, - перешел к делу Столыпин, когда все расселись за столом, - Я вообще не дипломат, но по роду деятельности мне часто приходилось иметь дело со всякими революционерами, масонами, националистами всех мастей и прочими борцами за народное счастье. Поэтому я буду говорить как есть. Россию крайне тревожит то, что сейчас происходит в Сербии. Национализм, активно раздуваемый изнутри и извне страны грозит обрушить все достижения Балканской войны для ее народов. Каждый из вас троих, поощряя якобы патриотизм, уже немало сделал для того, чтобы стравить сербский и болгарский народы дабы, как вам кажется, получить достойную народу Сербии в оплату за пролитую на войне кровь. Особо усердствует в этом возглавляемая вами, полковник, масонская террористическая организация "Черная рука". Его высочество в нее входит, а господин Премьер-министр вынужден или даже рад выполнять ее требования.
   Петр Аркадьевич переждал возражения и уверения с сербской стороны, что ничего такого нет и в помине, а потом продолжил.
   - Мне, господа, абсолютно все равно как лично вы квалифицируете данную организацию. Нас, то есть Россию, абсолютно не устраивает ее существование и деятельность. И не устраивает поднятый вами на флаг крайний национализм. Россия не собирается плевать на свои усилия и траты продолжительностью в век по освобождению Балкан от османского ига. Если у кого-то слишком взыграло самомнение, это его личное дело. Вы почему-то считаете, что Россия вам вечно должна просто за то, что вы все такие красивые и тоже славяне. А зря. Пришло время платить, а вы все еще ждете, что вас продолжат целовать в ... гхм... различные места и позволять вам делать все, что вашей душеньке угодно.
   Итак! У вас есть 3 дня дабы полностью прекратить антиболгарскую и великосербскую агитацию. После этого в случае любого действия или провокации, которая МОЖЕТ случиться именно по вине сербов, Россия будет считать свою историческую миссию законченной и предоставит Сербию своей судьбе. Да-да, господа, совсем. Вы, господа, похоже, забыли, что только Россия своим международным авторитетом спасает Сербию от нападения австрийцев. Через три дня это покровительство может быть снято, если не произойдет чего-то экстраординарного. А если произойдёт, то покровительство будет снято немедленно.
   Тут русским переговорщикам пришлось пережидать крайне эмоциональную речь наследника престола, о том, что так братья славяне не поступают, и что это откровенное предательство интересов, и что вообще русские себе позволяют. Наследник разве что не спел песенку "А мы уйдем на север..."
   Пока наследник разорялся, двое прочих сербов не слишком разделяли его молодой патриотический порыв. Глядя на помрачневшие лица двух сербов, полковник Гаршин понимал состояние оппонентов. А вот нефиг было бузить! А то, развели, понимаешь, анархию...
   - ... Россия не собирается объявлять о снятии покровительства ни тайно, ни всенародно. - Столыпин ни капли не сбился с мысли, и продолжил, как будто не слышал никаких возражений. - В России об этом знают меньше 10 человек включая нас двоих. И ни один не проговорится. Поэтому если в Берлине или Вене узнают об этом факте, то это будет означать, что проговорился кто-то из вас. После этого за сохранение сербской государственности ни я, ни мой коллега - полковник не дадим и ломанного гроша. А если вы совершите хоть что-нибудь не то против своих союзников по Балканскому союзу или России без разрешения России, Петербург объявит о снятии покровительства на следующий же день. Полагаю, вы понимаете, что Вена и Берлин будут в восторге от предоставленной им вами же самими возможностью. Хотя эти германские хищники вечно всем недовольны и вечно голодны. Это понятно?
   Заметив кивок посеревшего лицом сербского премьера, Столыпин продолжил.
   - Вы, господа, и вам подобные забыли, что сама Сербия и ее народ нужна только России. Но не критично нужна. Мы можем обойтись и без Сербии. В России найдется немало людей, которые поплачут о ее судьбе и о ее народе. Да и нам с полковником ее будет жалко. Мда. А вот другим странам Сербия если и нужна, то только в качестве временного инструмента. Ну, там французам или англичанам. Сербию используют, выдоят и выбросят, как это обычно бывает. Вряд ли им потребуется на это больше 5 лет. И подобрать вас после этого может только Вена. Но не в качестве государства, а в качестве территории с крайне беспокойным населением. Как вы понимаете, сербы австрийцам нужны только как рабочая сила в сельском хозяйстве и источник доходов. По-простому, чтобы крутить хвосты коровам и свиньям. И в качестве дармового пушечного мяса, причем против России.
   Слова и предложения Столыпина падали как бетонные плиты. Такие же неподъемно тяжелые. Защиты против них не было. Они придавливали сербов все ниже и ниже. Петр Аркадьевич по очереди оглядел троих сербов.
   - Может ли Сербия вернуть покровительство и защиту России? Да, может. Со временем, впрочем не таким уж и большим. При определенных условиях, конечно. В Сербии не должно остаться ни "Черной руки", ни какой иной масонской организации, исподволь контролирующей Правительство и прочие структуры власти. Куда после этого вам черноруким деться? Да хоть застрелитесь по выходу. Нам без разницы. В будущем самой Сербии стоит дружить с Болгарией. Именно дружить. Никто ведь не заставляет Сербию подчиняться Софии. Это явный перебор. В случае согласия с нашим предложением у Сербии появится шанс вероятно еще при вашей жизни прирасти иными землями, населенными сербами. Да-да, я говорю про Воеводину и Боснию. Но если кто-то захочет поторопить события тем или иным способом, то русский зонтик безопасности над Сербией моментально развется в прах... А так, наверно, и 10 лет не пройдет, как все решится. Вот только нет никакой гарантии, что решится хорошо и в нужную сторону. Скорее всего всем нам еще придется пожалеть о цене. Слишком она будет велика. Слишком серьезные силы будут противоборствовать. Слишком серьезное оружие накоплено в арсеналах.
   Премьеру Николе Пашичу очень не нравилось то, что сейчас происходило, но он быстро смекнул, что несмотря на его личную вину в разгуле национализма в сербской прессе головы самого Николы русские вроде бы не требуют. Более того, если случится все так, как требуют русские, он еще и освободится в своей деятельности от диктата "Черной руки". Поэтому Пашич быстро приободрился. Да и требуют русские не так уж и много.
   - А как же предстоящий дележ захваченных османских земель? Болгары же требуют... - начал Пашич.
   - Да делите, как хотите. России до этого нет дела. Ну почти. Только мирно делите. Вам будет нужна помощь и арбитраж. Россия их вам окажет, как об этом и записано в документах Балканского союза, - отрезал Столыпин.
   Апис сдаваться не собирался. Вот только что ему теперь делать, полковник не знал. Он просчитывал в уме варианты, но... Он уже почувствовал вкус власти. А тут русские никаких шансов остаться наверху не оставляют. Причем русские явно не шутят. Вместо дипломатов в Белград приехали очень непростые люди. Таких зря не посылают за границу. Уехать в Париж? Да кому он там нужен без его тайной власти? Причем русские, к сожалению, правы. Сербия никому кроме русских не нужна. Французы Сербию не защитят. Их бы кто самих защитил. Британия? Джентльменам интересны лишь они сами. Британцы при необходимости продадут и полковника Димитриевича, и всю Сербию оптом, если получат за это хорошую цену. А продаваться кому-то лично и становиться лично калифом на час... Больнее падать потом будет. И ведь неизвестно сколько времени осталось до того момента, когда в Вене станет известно, что русской защиты больше нет...
   Но, как оказалось, русские подумали и об этом.
   Столыпин немного помолчал, а потом обращаясь к сербскому полковнику, проговорил:
   - Знаете, полковник, у моего спутника из русской разведки есть, что вам предложить. Если вам это, конечно, интересно...
   - Мы с вами, полковник, в некотором роде коллеги. К вам, полковник и к членам вашей организации у нас есть деловое предложение. Если вы не возражаете.., - включился в разговор полковник Гаршин.
   Полковник Димитриевич изобразил на лице полное внимание, и замначальника ГРУ продолжил:
   - Вам скоро придется исчезнуть. А потом появиться в Закавказье. Вернее в армянских вилайетах Оттоманской империи. Там вас ждет работа по профилю. И не по профилю. Осман вы ведь нежно любите? Ну, вот, видите. Если вы согласитесь, то завтра вы придёте сюда, и мы с вами предварительно поговорим. Ну, а нет, значит, нет. При этом я не могу обещать, что в случае отказа вас или ваших подручных потом не станут искать мои люди с самыми недобрыми намерениями. Увы, издержки профессии. Сами знаете. А с началом войны в Европе ваши услуги могут снова понадобиться в Сербии. И, возможно, на прежней должности. Ну, или очень похожей. А пока обстановка на Балканах требует полного искоренения ваших методов. Провокаций против австрийской короны и без вас хватает. Так что армянский эпизод вашей жизни вы сможете потом считать просто временной командировкой. Не более того. Так что вы, полковник, сегодня подумайте и решите, как вам жить дальше. Договорились?
   Дождавшись кивка от оппонента, Гаршин удовлетворенно заключил:
   - Ну вот и хорошо. Вот и ладненько. А пока у всех вас есть работа. Истерию национализма нужно срочно прекратить! - А про себя Гаршин подумал, что вербовка этого кадра еще далеко не закончена. Но скорее всего за этот вариант и шанс Апис уцепится. Больше ему все равно вряд ли кто-то предложит.
   Апис тоже был не прост. Он был профессионалом, и быстро понял, как его купили. Сначала ему не оставили выбора, а потом бросили спасательный круг. Все это, конечно, было сделано с грацией носорога в посудной лавке, но тем не менее цель была фактически достигнута. Сербия была поставлена под русский контроль всего за одну встречу. А об изяществе русские заботиться не стали. Об этом вполне возможно позаботятся историки, но когда-нибудь потом.
   - Господа, - обратился Столыпин к двум сербам - премьеру и полковнику. Если вы не возражаете и у вас больше нет срочных вопросов, вы можете идти. Мы вполне можем еще встретиться завтра. И послезавтра. И послепослезавтра... А вот с его высочеством нам предстоит весьма долгий разговор...
   Не через три дня, а через 4, но истерия национализма в сербской прессе резко пошла вниз и через неделю в основном закончилась. "В основном" - потому что ей еще были заняты кроме всех прочих еще и либеральные проавстрийские круги. Вот казалось бы откуда они в Сербии после стольких лет "Свиной войны"? Ан, и такие находятся. Причем это было не наследие темного прошлого.
  
   Болгарскую величавость и болгарский национализм сгоняли труднее. Болгарский премьер Иван Гешов с командой переговорщиков был обработан еще в Лондоне. Но вот остальная Болгария... В общем на Болгарию пришлось потратили целых три недели даже несмотря на то, что рычаги воздействия на болгар тоже имелись, хоть и не такие убойные как на сербов.
   У болгар кстати тоже имелись свои скелеты в шкафу. По изначальному плану Западную Македонию должны были завоевывать в основном болгары. Но вся Балканская война прошла вообще не по планам. Болгарских войск на западный участок выделено было совсем мало, и Западную Македонии от турок освобождали сербские войска, а не болгарские. Так вот сейчас бойцы Внутренней македонско-одринской революционной организации (сокращённо ВМОРО - проболгарская партизанская организация), ранее много лет активно боровшейся против турок партизанскими методами, стали недобро посматривать на сербские войска, которые теперь занимали большую часть Западной Македонии. Не дай Бог еще и тут полыхнет... Совсем беда будет!
   Вообще в Софию русский Император сначала собирался послать князя Агренева в качестве одного из переговорщиков. Но потом все переиграли, и князь отправился таки на переговоры с болгарами и не только болгарами, но не в Софию, а в Одессу, где 4 победителя турков при помощи России должны были разделить добытое у османов. Болгарскую верхушку в Софии взяли под относительный контроль экономическими вопросами. Казалось бы война продолжалась недолго, но даже за этот короткий срок задолжали болгары Петербургу весьма немало. По меркам своей страны, конечно. Да и у болгарского царя Бориса детство и упертость в одном месте взыграли. А политика - штука гадкая. Тут на братство по оружию болгар и русских после битвы ссылаться можно, но при отсутствии иных аргументов это почти ничего не стоит, как и уже оказанная услуга.
   Отдельные круги в Болгарии даже пытались стращать русских переговорщиков тем, что Болгария может перекинуться в стан Тройственного союза. Таких брали на заметку. А потом кому нужно показали, как Болгария легко и непринужденно может остаться без всех своих военных приобретений, если вдруг у кого-то в голову всерьез придут дурные мысли. Самые дурные мысли демонстрировала Либеральная партия страны и ее бессменный глава Васил Радославов. Либералы проповедовали, что после войны пути-дорожки Болгарии должны разойтись и с русскими и с сербами. Русских либералы вообще не любили, а за счет сербов хотели подружиться с Австро-Венгрией. Причем "за счет сербов" - в прямом смысле. В смысле поделить эту Сербию между Веной и Софией, и дело с концом. И вот тогда Болгария якобы может стать действительно Великой Болгарией. То, что после этого страна может стать следующей жертвой Вены, в расчет не принималось. Между прочим оно бы так и стало, поскольку тогда бы только Болгария стояла бы между Веной и выходом Австро-Венгрии у Эгейскому и Черному морям.
   В середине июня представители Балканского союза начали собираться в Одессе, где их ждали русские в качестве международного арбитра, чтобы поделить отнятое у осман в Балканской войне. Самому Агреневу предстояло немало поработать, строя воздушные замки для балканцев. В том смысле, что как все будет замечательно, если ... Ну и так далее. А что делать? Обещать и реально планировать собственные крупные инвестиции в Болгарии и Сербии? В преддверии Большой войны в Европе - это не совсем своевременно и правильно. Вот и приходилось делать хорошую мину при не очень хороших реальных перспективах.
   Вообще говоря Лондонская конференция не дала ответов на многие вопросы. Так что качество ее работы было так себе. Но, судя по всему, Эдвард Грей и не стремился решить все вопросы. Наоборот, он устроил все так, чтобы после окончания конференции Балканский союз остался сильно недоволен решениями Великих держав, а его члены обязательно переругались бы между собой. Наверняка по результатам этой ругани британцами был запланирован развал Балканского союза и дискредитация России в глазах его участников. Но в Империи не собирались давать повода британцам и немцам посмеяться над Россией и серьезно готовились к сложным политическим торгам.
  
   Глава 18.
  
   Менялись времена, менялся мир, менялась и Россия. К зиме 1912-1913 годов политически активные подданные Империи опять захотели собственного участия в политической жизни страны. То бишь куска власти с балычком, рябчиками, черной икрой и так далее. Ананасов они кстати уже не хотели. Ананасов было до черта своих с Формозы, правда, в основном на Дальнем Востоке, зато дешевых. Естественно восхотели они этого не в одночасье, но к концу 1912 года давление на власти начало сказываться.
   Император тоже не сидел сиднем. Ему наконец удалось пропихнуть через Семью Романовых закон о том, что русские особы Императорской крови имеют права сочетаться браком не только с иностранными принцами и принцессами, но и с русскими же князьями и княгинями и при этом не терять место в очереди на трон. В тексте закона было еще многое чего. Например, несколько ущемлялись в финансовом плане некоторые боковые ветви Романовых, сильно расплодившиеся за последний век. Этот закон весьма понравился высшей русской аристократии. Не всей, далеко не всей, но тем не менее. В новом законе имелись очевидные незадокументированные возможности для старых русских княжеских родов. Иметь возможность сочетаться браком с детьми Императора - это дорогого стоит не только для престижа родов, но и с практической точки зрения. По крайней мере так думало большинство.
   Некоторых Романовых Император ущемил сильнее остальных. Так, Великий Князь Петр Николаевич усилиями Императора отправился со своей женой Милицей Черногорской в собственное крымское имение Дюльбере под надзор соответствующих спецслужб с запретом покидать его без особой надобности. А ведь могли и в Среднюю Азию сослать, объявив сумасшедшим, как одного из Романовых. Уж больно часто Петр Николаевич стал путать казенный карман с собственным. Да и его жена - Милица оказалась не без греха, но не в финансовых вопросах, а в мистических, и дурно влияла на свою сестру - царствующую Императрицу. В отличии от своего шефа десятку или даже полутора высших офицеров и генералов инженерной службы вскоре предстояло отправиться отнюдь не в Крым, а совсем даже на север или восток Империи, лишившись всех прав состояния...
   Возвращаясь же к насущным желаниям русской "общественности", а тут следует иметь ввиду в первую очередь общественность городскую и земскую, то вот она все настойчивее требовала "народного представительства" во власти и "ответственного правительства". Перед ней ответственного. Можно подумать, в России сейчас было безответственное правительство. Но самодержавие, то есть абсолютная монархия в Империи, дотянув без существенных потерь до 1913 года, вдруг получило неожиданный бонус. Теперь перед глазами заинтересованной русской общественности имелись примеры не только устоявшихся западных "демократий" типа французской или английской, но и молодых азиатских. И вот то, что происходило сейчас в этих азиатских странах и империях, понравиться русскому обывателю не могло категорически. Достаточно было посмотреть на Оттоманскую Империю, Персию или Китай, и станет понятно о чем идет речь. Либералы и русские интеллигенты, конечно, в подконтрольной им прессе твердили, что у нас такого быть не может, что мы не Азия, а совсем даже Европа... Но зубастых и языкастых оппонентов у них было в достатке, и в особенности блок проправительственной прессы, в частности прессы агреневской. Желающих перемен и прочих странностей мордой тыкали в их же привычки. Кого вы, господа либералы, называете цивилизованными странами? А у нас Империя, значит, не цивилизованная? Считай, Азия мы. Да, общество наше веками стремится в Европу, много лет стремится, но Европа нас вечно отторгает. Даже подданные русской короны - поляки, и те, считают русских азиатами. Так что неча кивать на "цивилизованный запад". Смотрите, что творится на юг и на восток от нас, и примеряйте сие к России. Хотите вы такого в Империи или нет? Впрочем, аргументов у сторонников самодержавия было еще много. Если бы все решалось аргументами в споре, то, возможно, сторонники самодержавия и победили бы в споре по очкам. Но политика - это не спорт. Да и выборы в России проводятся только в губернские органы власти. А потому полемика в прессе продолжалась, порой доходя до ожесточенной. Впрочем, многие обличительные слова типа "сатрап", "тирания" и тому подобные русские либералы старались больше не употреблять в своих речах и статьях. За них можно было легко получить по физиономии или повестку в суд по самому что ни на есть демократическому закону, скопированному с законодательства САСШ. А там, в суде, получить без лишних разговоров штраф от судьи. Ну, а ежели штраф уже за подобные дела наложен далеко не первый, то можно было временно сменить особняк или уютную квартиру на казенные нары. Газета же, опубликовавшая такое, вообще могла быть закрыта, если нарушения ее переходили в разряд неоднократных.
   Вот в таких условиях Михаил II решил даровать своим подданным Конституцию. Придумал он это не сам. Советчики нашлись. Агренев тоже кстати был "за". Ну, а что? Конституция - это закон не прямого действия. Поэтому она может быть какая угодно красивая, и на публике должна быть воспринята как послабление подданным. Вариантов конституций у советчиков было много. Поэтому быстро скомпоновали желаемое в один текст и... А вот дальше князь Агренев, пользуясь своим влиянием на Императора настойчиво "посоветовал" Михаилу не торопиться. Пост Патриарха Русской православной церкви сколько восстанавливали? В общем-то недолго. Но сколько вокруг этого копий было переломано? И народ при деле был. До хватаний за бороды доходило. Вот и надо этот проект Конституции отдать на всенародное обсуждение. Русская общественность найдет себе в обсуждении основного закона увлекательное занятие.
   Так было и сделано. Проект был опубликован с некоторыми вариантами, и по нему началась общественная дискуссия. А Конституция вообще-то сама по себе хоть и непрямой закон, но закон главный и очень важный. Вот, например, в славящейся своей демократией Британии Конституции нет. Парламент есть, а Конституции нет. А тут в России одно на другое наложилось. Тут тебе и Конституция, тут тебе и Балканская война, которую в обществе обсуждали как в иные времена важнейший матч сборной страны по футболу. Страна и ее политически активная часть общества была снова при деле. Искушенные и подкованные личности и группы, конечно, видели, что власти манипулируют настроениями в Империи, но сделать ничего не могли. Попробуй кота оттащить от валерианки! Получится? Вот то-то же! И достанется при этом не тем, кто манипулирует сознанием, а тем, кто побуждаемый лучшими чувствами желает оторвать общество от обсуждения. Ну вот и здесь получалось также.
   Причем новый закон о престолонаследии, проект Конституции и война братушек против турка были отнюдь не единственными вещами, которые волновали общественность Империи в весной 1913 года. Русскую общественность также очень интересовала возможность вознесения православного креста над Святой Софией в Царьграде. То, что Россия в данной войне не участвует, заинтересованными сторонами в России в расчет почему-то не принималось. Более того, неучастие России в справедливой войне против турка воспринималось как слабость. И только германский ультиматум несколько остудил разгоревшиеся по этой теме дискуссии. Германцев и их военную мощь в России если не уважали, то понимали. А вот то, что она, эта мощь позволила себе выступить на противоположной стороне, скажем так, сильно расстроило и обозлило. Хоть симпатии Берлина были известны давно, но конкретное их подтверждение на противоположной стороне конфликта вызвало немалый заряд ярости в России. А тут еще Германия угрожает России?! Да как посмела эта немчура? А ведь между прочим германские ястребы, уже давно претендовали не только на польские и прибалтийские земли, но и на тучные украинские черноземы. И побольше, побольше.
   Кроме европейских дел имелись еще дела дальневосточные. В Китае еще в начале прошлого года приказала долго жить Империя Цин. Теперь там президентская республика во главе с временным президентом Юань Шикаем. Политик он весьма способный, но мир в Китае наступать и не думает. Бунтовать китайцам очень понравилось, да и вообще там каждая местная шишка считает себя повелителем всех окружающих.
   Юань Шикай умело не без помощи англосаксов открестился от русских финансовых претензий, а также от вопроса окончательного урегулирования русско-китайских пограничных споров. Обсуждать с Петербургом он сейчас ничего не желает. По его мнению Россия захватила кусок Китая незаконно и должна его вернуть. Но требований никаких китайцы не выставляют - понимают, что пока не в состоянии что-либо требовать. В итоге в Китае территория Большой Северной пустоши и прочие отошедшие в 1912 году к России земли считаются незаконно захваченными северным соседом. Но вообще китайцы больше злы на Россию за Внешнюю Монголию. Вернуть её у них возможностей тоже пока нет, но это не мешает им стращать монголов издалека и обсуждать далеко идущие планы по возвращению беглой провинции. Монголы со своей стороны называют себя китайской автономией, но ведут себя как независимое государство. Вернуть себе земли Внутренней Монголии в свою очередь нет сил уже у монголов и баргутов, хотя теперь на некоторых территориях действуют их партизанские отряды.
   Вместе с Монголией от Китая сразу отделился и Тибет. Лхаса и лично Далай-лама смачно при первой возможности расплевались с Пекином, а тибетского амбаня и поддерживающие его китайские войска пинками выгнали со своих гор. И теперь Лхаса с Ургой союзники официально. Договор подписали, все как положено. Горцы со степняками - дружба навек. Ага. Как они друг дружке помогать собрались в случае чего - загадка. Между прочим репарации за английский рейд на Тибет 1904 года Лхаса в свое время удачно перевесила со своих плеч на китайские.
   Но это все дела мирные. А на Дальнем Востоке не перевелись еще и потенциальные хищники. Япония немного очухалась от поражения в русско-японской войне и начала опять оглядываться по сторонам. Сейчас в стране Восходящего Солнца правил бал частный капитал. И он же в основном инвестирует в промышленность и рыбодобычу. Как ни странно несмотря на огромные долги самой Японии японский частный бизнес в основном успешен. Поработав вышибалами во время очистки территории Большой Северной пустоши, японцы, похоже, вновь почувствовали себя в состоянии справиться со слабым противником. А слабый в тех местах - это только Китай. Корея не в счет. Ее уже поделили и никто свой кусок в обиду не даст. Тем более русские вообще-то еще после русско-японской войны обещали пустить японцев на континент не только в южной Корее. Правда, обещали не за просто так, а под гарантию восстановления в южной части Кореи нормальной гражданской корейской власти заместо военизированной японской. В общем, с прошлого года японцы стали настойчиво напоминать русским властям о русском же обещании. И даже нашли в России понимание. На море японцы и сейчас значительно сильнее Китая. А то, что японские корабли несколько устарели, это ничего. У Китая и таких нет. Ни броненосцев, ни броненосных крейсеров, ни тем более линкоров. У Китая сейчас есть 5 бронепалубных крейсеров. Да и те в неважном или вообще отвратном состоянии. Остальные корабли у Китая в постройке, и строятся они отнюдь не в Китае.
   В связи с тем, что Юань Шикай ничего не желает обсуждать с Россией, в Петербурге принято решение проучить временного китайского президента чужими руками. Так что уходят последние июньские дни перед броском японцев на континент. Японцы между прочим опять очень качественно маскируют свои приготовления. Китай только недавно начал догадываться, что все несколько странные японские действия могут быть по его честь. Но китайцы, похоже, считают, что японцы еще только готовятся. А японцы уже готовы к броску. Японцам предстоит захватить кусок китайской территории от Великой Китайской стены на юге до реки Ляохэ, что впадает в залив Ляодонг Бохайского моря в верстах 30 от Инкоу. Как только китайский черт ноги себе не переломал с такими названиями?
   <img src=605px-liaorivermap.png>
   Ну так вот насчёт территории. На японских островах давно наблюдается дифицит продовольствия, а в Китае оно есть. И можно еще увеличить его производство. Раздавить возрождающийся китайский флот японцы должны одним-двумя ударами, а затем захватить вышеуказанную территорию недель за пять. По прикидкам это вполне нормальный срок. Никаких крупных войсковых соединений у китайцев там нет. Тактикой неожиданного нападения на сонного противника без объявления войны японцы вполне себе неплохо владеют. В Желтом и Бохайском морях уже к концу первой недели должны царить японцы. А потом через полтора месяца начнутся серьезные муссонные дожди, и быстрые перемещения войск по суше станут сильно затруднительным. Собственно на этом все основные боевые действия и должны закончиться. Помешать японцам могут британцы, причем запросто. Вейхавей английский и Королевский флот никуда не делись. Да и дорога железная английская на облюбованном японцами и Петербургом участке южной Манчжурии имеется. Но, судя по всему, британцы мешать поначалу японцам не будут. Ну, а потом как обычно в самый неудобный момент наверняка начнут выдвигать японцам свои требования. Хотя с другой стороны слишком много то требовать британцы не смогут. Впрочем, британцы могут считать и по-другому. На японцев у Лондона наверняка опять имеются долгоиграющие планы, иначе б японцам не позволили готовиться к новой войне. Знать бы ещё каковы эти самые планы! Против кого - понятно. Там кроме России и Китая рядом больше никого нет.
   Кусок, вырванный таким образом у Китая, получится не очень большим, но и не слишком маленьким. Цель этой операции для России - не только привести в чувство Юань Шикая. Отнюдь! Данным способом остальная Манчжурия отделяется от основного Китая оккупированной японцами зоной. И на этом переселение ханьцев в Манчжурию заканчивается. Впрочем, оно по сути дела закончилось уже к 1907 году русскими усилиями. А вот организовать обратный процесс - это вполне возможно. Например, с помощью тех же японцев. Денег они должны России немерено, так что отказаться от выполнения "просьбы" со стороны своего главного кредитора у них не выйдет. У них неплохо получилось выселять ханьцев из междуречья Уссури и Сунгари. Почему бы не проредить ханьское большинство еще и в Манчжурии? Хотя главной русской целью в любом случае будет не избавить Манчжурию от ханьцев, а всего лишь уменьшить в ней процент ханьского населения, и тем самым снизить китайское давление на наш Дальний Восток. К основным целям есть еще и дополнительные бонусы. Например, возможно, в этом случае у монголов появится некоторый шанс отвоевать свои исконные земли назад. Поди плохо?
   Вообще-то изначально в Петербурге рассчитывали на то, что с низложением цинской династии начнется возвращение манчжуров из коренного Китая к себе в Манчжурию. Но, похоже, это были наивные мечты. Манчжуры в Китае полностью вросли в систему власти и в общество, а потому как-то не стремились к возвращению в свои горы и степи. А ведь под это ожидаемое возвращение в Генштабе были составлены определенные планы. Но их, видимо, уже можно отправлять на помойку и разрабатывать новые. А вот планы на низложенного Императора Пу И и его отца Айсиньгёро Цзайфэна пока еще рано выбрасывать. Все еще возможно при определенных условиях. Единый Китай - это слишком большая роскошь, которую скорее всего Россия не может себе позволить. Правда, этого многие пока не понимают.
   Из-за балканских дел и не только казне пришлось выделить в этом году значительно больше средств на постройку казенных же заводов оборонной направленности. Знать бы ещё сколько и чего потребуется. И когда? Правительство начало переговоры в Париже о новом кредите на сумму порядка 750 миллионов франков. Французы за просто так давать кредит не хотят, а желают обвесить его политическими условиями. Это не нравится уже нашему правительству. Но поскольку кредит сам по себе не особо крупный для России, много условий на него не повесишь. А вот заново переругаться с русскими у французов может получиться.
   Иностранный кредит, к сожалению, вновь стал актуальным. А тут еще расходы начали увеличиваться самым дурным образом. С 1910 года опять полезли вверх расходы русских путешественников за границей. А это между прочим весьма ощутимая статья расходов. Проедать все доходы на собственные развлечения у чистой публики получается легко и быстро. А потом она вновь начинает требовать, чтобы Дворянский банк выдал кредиты под их заложенные-перезаложенные имения. Впрочем, теперь уже не будут требовать. Уже лет пять подобные имения идут с молотка. Но кутить вплоть до разорения новые поколения помещиков не прекращают. Правительству Империи опять пришлось закручивать гайки, чтобы эти расходы совершались хотя бы не за границей, а дома. Это естественно опять очень не понравилось дворянству. А что делать?
   Между прочим судя по цифрам Россия в 1912 году вроде бы обошла Францию по промышленному производству. (Прим.: не было такого в РеИ и в 1914-м году, но могло случиться еще через пару лет экономического роста к году 1916-му, если б не случилось войны.) Не точно, но похоже на то. Объявлять об этом не стали. Статистика - это не точная наука, а вещь в себе. Считать то можно по-разному. В итоге чутка изменили способ подсчета и подправили цифры в меньшую сторону, и вуаля. Результат и так получился хороший. А пугать мировую общественность успехами России - это раньше накликать на Империю беду и войну. Ни к чему это!
   За истекший 1912-й год вообще много чего произошло. Так, были наконец получены практические результаты от изучения прошлого банковской системы САСШ. Комиссия от русского Министерства Финансов работала в САСШ три года, и вот результат. Особого изобилия финансов в прошлом Америки не было. Но страна развивалась довольно динамично и доразвивалась до первого места в мировом промпроизводстве. Причем с двойным запасом. То, что сейчас американские денежные мешки учредили себе Федеральную Резервную Систему в данном случае было не столь важно. ФРС - это следующая ступень развития. России еще до нее как до Луны. Нет в России таких денежных мешков как в Америке. Ну может кроме самого князя Агренева. Задача перед исследователями ставилась просто: как это раньше практически работало, и каким полезным опытом можно безболезненно воспользоваться в России. В общем исследования проведены, адаптация под русские условия проведена, рекомендации выработаны и начали внедряться. К сожалению, многое в американском опыте оказалось в России неприменимо или в принципе невозможно. Но что ж теперь? Посмотрим, как оставшееся будет работать.
   В Империи последние года пышным цветом расцветала кооперация. Причем всякая: потребительская и производственная, городская и сельская. Концерн Агренева к этому делу имел некоторое отношение, но не слишком большое. Тут впору констатировать: оно само... Хотя, конечно, не само, а у него были весьма умные инициаторы. И слава Богу! Для глубинки это было как еще одно подтверждение пословицы, что всем миром и батьку легче бить. Для села это отчасти было избавлением от гнета кулаков-мироедов. Причем под кулаками понимались не справные хозяева, а реальные шершни, которые кредитовали своих нуждающихся соседей на полгода под четверть, а то и треть будущего урожая.
   Терпеть дальше подобное измывательство над своими подданными Император не собирался, поэтому в 1912 году законодательно мироедов приравняли к ростовщикам. А с теми боролись еще в прошлом веке, и, можно сказать, в основном побороли. Но вот будет ли работать новый закон в селе или нет, зависело от самих крестьян и крестьянских общин. Ведь кто кроме крестьянина может подать иск против односельчанина?
   Для самого князя Агренева 1913 год был особенным. Это был единственный год в истории, про который он точно помнил, что в Империи будет очень добрый урожай. Поэтому в большинстве регионов, в которых присутствовала Русская Агрономическая компания, по весне прошла мощная компания по товарному кредитованию села минеральными удобрениями и хорошими семенами расчетами долей с будущего урожая. Под это дело Концерну пришлось влезть в немалые долги. Кредит Концерну выдал Государственный банк, тем самым свалив все риски невозвратов на Агренева. Ну, а как выйдет на самом деле, так выйдет. По осени, как говорится, подобьем бабки. А часть кредита пошло под постройку очередных элеваторов.
   За год в Империи подросло производство всего и вся. Например, вошли в строй 4 новых химических завода Концерна, два из которых были построены в том числе на царские деньги, полученные за Аляску. Или вот, например, кабельный завод в Ростове-на-Дону. Теперь он в две смены производил провода и кабели с ПВХ или полиэтиленом в качестве изолирующего материала. С цветом кабелей, правда, пока были проблемы. Провода выделывались трех цветов: светло-серый, темно-серый и натуральный цвет пластика. Впрочем, потребители не жаловались, а наоборот восторгались новой продукцией. Вместо нитяной обмотки проводов самая передовая - пластмассовая! Да еще сразу парный провод или тройной.
   В черной металлургии Империи произошло не иначе как чудо, и открывать рынок для импортного черного металла не пришлось. Хватало своего. Имеющиеся и новые вводимые в строй мощности позволяли удовлетворять внутренний спрос, хоть и с некоторым напрягом. (Прим.: В реальной истории России металлический голод начался уже в 1912-м году.) Так, Кузнецкий металлургический завод Кабинета ЕИВ в мае вошел полностью в строй по крайней мере по чугуну. Он наверняка был намного менее мощным, чем его оригинал из иной жизни. Но где ж ему взяться, этому оригиналу? До него еще лет 20 непрерывного прогресса. Михаил в итоге получил то, что ему обещал Агренев - самый дешевый металл в Империи. Много металла. Из него кстати уже пару лет катали рельсы для Амурской железной дороги и всякого прочего. В Гурьевске заработал казенный завод подвижного железнодорожного состава. При его строительстве на него свезли оборудование с трех казенных Питерских заводов и дополнили новым иностранным и станками отечественной выделки. С перевозкой на завод рабочих и инженеров из столицы опять вышло не просто, но в итоге справились. Кроме того глядя на спрос на металл Император задумал построить еще один собственный металлургический завод. Теперь уже на Донбассе. Ну, а что? Деньги у него на это есть. И с весны дело пошло.
   Амурскую железную дорогу от Нерчинска до Благовещенска обещали принять в правильную эксплуатацию в августе 1913 года. Сейчас там исправляли последние недоделки. А основные строительные бригады уже переместились восточнее Благовещенска, хотя Коковцев не уставал ворчать о надоевших ему тратах на обустройство безлюдной тайги. Впрочем, не такой уж и безлюдной становилась тайга. По линии Амурской железной дороги уже начали массово расселять переселенцев, да и по ходу трассы в недрах кое-что полезное нашли. Так что через год-другой можно ожидать ввода в строй нескольких рудников. Хотя, это конечно, капля в море.
   Южно-Уральскую железную дорогу, как теперь называли дорогу Челябинск-Орск одной веткой уже дотянули до Кустаная на Тоболе. Ну, а что? Рельеф простой, народу вокруг немало живет, поэтому рабочих рук в избытке. Строй - не хочу. Эту ветку строили, чтобы дотянуться до хлебных районов Зауралья. Чугунка, правда, еще в правильную эксплуатацию тоже не вошла. Там еще много чего нужно вокруг построить. Но при необходимости поезда уже могут проползти. Григорий, ездивший в Троицк на первый прошедший по путям поезд, ругался. Народ в глубинке совсем темный. При появлении паровоза до четверти местных мужиков начали истово креститься, видимо, отгоняя от себя дьявольские чары.
   Вторую ветку этой дороги от Троицка до Орска только начали класть в этом году. Так что в лучшем случае закончат в 14-м году. Но до угольных шахт в районе станиц Карталы и Бреды, что уже начали устраивать самые предприимчивые купцы и местные казацкие старшины, железка дотянется, видимо, в уже этом году. Так что, наверно, уже в следующем году уральский антрацит пойдет на заводы восточного Урала. В связи с началом прокладки этой дороги геологи Концерна второй год интенсивно ищут то, что потом назовут Сибайским меднорудным месторождением. Почему-то ищут пока безуспешно. Прячется медь, не хочет даваться в руки.
   Алчевский, компаньон Агренева по металлургии, попался на финансировании украинских националистических сил. А силы между прочим направляются и подкармливаются из Австро-Венгрии. И фактически Агреневу пришлось за Алчевского вступаться перед Охранным отделением. Иначе б компаньон мог пойти по этапу в Сибирь. Ради справедливости стоит отметить, что Алчевские и старший и младший поклялись, что не ведали о том, откуда эта зараза к нам ползет, а то бы ни-ни... Естественно, увлеченность Алчевского псевдо-национальными вопросами очень не понравилось князю. А вся эта история встала семейству Алчевских в четверть миллиона рублей. И это ещё по-божески.
   Несмотря на то, что в свое время проблему с первыми исследователями делящихся материалов Агренев решил кардинально, прогресс в этой области, к сожалению, остановить не удалось. Вместо одних супругов Кюри радиоактивностью и радием заинтересовались сразу несколько групп ученых в различных странах. В общем повторно решить проблему кардинальным способом было уже нельзя. Впрочем, интерес в мире к радию принес Агреневу и положительный практический итог. В 1912 году одна из компаний князя стала крупным акционером Туя-Муюнского радиевого рудника, что заработал в Ферганской долине. Рудник нашли и обследовали без всякого участия Концерна. Вообще-то радий Агренева совершенно не интересовал. Руда рудника содержала минерал, названный туямунитом: CaO*2UO3*V2O5*8H2O. Собственно из этого состава князя интересовал ванадий. Да и уран тоже, но только если сильно по-дешевке. Уран Агренева интересовал исключительно с точки зрения накопительства. Типа, пусть будет. Лет через дцать, глядишь, Империи пригодится. К сожалению, простую технологию получения ванадия из сложной туямуюнской руды еще только разрабатывали, но это ничего. Можно немного и подождать. Руда то была достаточно богатая. А вообще этим рудником заинтересовалось много всяких интересных людей. Среди них и академик В. И. Вернадский, и братья Рябушинские, и еще несколько известных имен. Антимонопольный комитет тоже поучаствовал в этом деле с подсказки князя, но исключительно в качестве регулятора. Отдельным подзаконным актом из Империи был запрещен вывоз ванадия и вандиевых руд без санкции самого Комитета на то.
  
   Глава 19.
  
   Одесская мирная конференция открылась 16 июня 1913 года. Прежде чем делить территорию, захваченную союзниками у осман, пришлось еще несколько дней увещевать стороны и призывать к сдержанности. Особенно пришлось осаживать греков. На них в отличии от болгар и сербов способов воздействия у Петербурга было крайне мало. Потом последовал месяц дележа. Сколько копий во время этого было сломано, наверно, не считал никто. С грехом пополам кое-как бывшую Османскую территорию поделили. Причем между болгарами и сербами территорию пришлось делить аж в двух временах: на сейчас и на тот момент, когда Сербия сможет присоединить иные земли, заселенные этническими сербами. Эдак дипломатически обозвали Воеводину и Боснию, что находились сейчас под властью Вены. В общем сербам досталась и вся спорная зона и еще кусок бесспорной болгарской зоны. А что делать? Ведь на освобождение Западной Македонии болгары выделили совсем немного войск и все значимые победы там были одержаны именно сербами.
   Карта оккупационных зон после 1-й Балканской войны:
   https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/198359/pub_5af56d705f4967a18d6178e8_5af5711c77d0e67253a7f3f6/scale_1200
   (Двумя красными линиями в Македонии обозначена спорная зона.)
   Иначе не получалось. Названа зона была Автономной областью Скопье с некоторым русским контролем за состоянием населения в ней в составе Сербии. Перейти в состав Болгарии она могла теперь только в случае войны Сербии и Болгарии против Австро-Венгрии. Но это было не единственное условие. В общем, удалось сделать так, чтобы ни сербы, ни болгары в ближайшие годы сами не старались изменить статут Автономной области Скопье. Уж больно недешево это выходило для обоих сторон.
   Болгария кстати попала вместе с Россией в ряд стран с крайне неудобным военно-морским режимом. Теперь страна имела выходы аж к трем морям: Эгейскому, Мраморному и Черному. Но перебрасывать военный флот из одного моря в другое не имела никакой возможности. Османы были против. И именно они контролировали Проливы.
   Если болгар и сербов русским переговорщикам образумить более менее удалось, то греки были себе на уме и сами старались навязывать свои условия православному миру. Впрочем, так было всегда. Вот, казалось, чего было грекам упираться и отказываться вывести войска с левого берега реки Струма? Греки и влезли то туда только после того, как оттуда на восток ушли болгарские войска. И тем не менее. Таким образом греки в мыслях явно нацеливались на город и порт Кавала. Стоит грекам его прибрать к рукам, и всей западной Болгарии придется возить товары только через в греческие порты Эгейского моря или через свои, но в Эгейском или Черном море. В общем, на кону в будущем стояли немалые деньги. Но это не все. Подписываться под обязательством не передавать в аренду иным государствам острова, близкие к Дарданеллам, греки тоже отказывались. Это условие очень хотел навязать грекам Извольский понятно по каким причинам. И это при том, что Великие державы еще даже "не присудили" эти острова грекам.
   В целом, все страны Балканского союза уехали с Одесской конференции отчасти недовольными. Как же? Их обидели и не присудили территории, на которые они "законно претендовали". А ведь самим государствам еще предстоит ратификация соглашения, а потом развод войск по новым линиям госграниц. Дело это тоже непростое и не быстрое.
  
   По недоброй традиции, родившейся в начале 20-го века, любая поездка князя на Украину оканчивались каким-нибудь большим посторонним Ахтунгом. Поэтому Александр без крайней нужды туда не ездил, а посылал кого угодно. Хоть Долгина, хоть Сонина, хоть Греве, хоть еще кого. Лишь бы не ездить туда самому. При этом поездки в любое место Крыма - это всегда пожалуйста и сколько угодно. При транзите Агренева в Крым через территорию Украины хоть в одиночку, хоть семьей ничего подобного не случалось. Мистика какая-то! По этому поводу ближники и сотрудники сначала в шутку, а потом уже и всерьез начали советовать князю обратиться к бабке-шептунье или шаману, чтобы снять порчу.
   Так вот за нахождение в Одессе по поручению Императора от гадкого Провидения или Рока Александру прилетела ответка в виде телеграмм от американских Луневых, которые ведали делами князя в САСШ и окрестностых государствах. В свое время при вхождении в Венесуэлу князь решил прикрыть свой бизнес с помощью лоббистов из американского истеблишмента. И ему не отказали. Но, как выяснилось, "крыша" оказалась излишне жадной. Американские политики со временем, похоже, решили, что крышевание успешного иностранного бизнесмена в американских закоулках власти должно стоить намного дороже, чем эти же услуги для настоящего американца. А потому они предложили Луневым новую сделку. Крышеватели получают за половину стоимости пакет акций, доводящих их долю в нефтедобывающей компании Венесуэлы Концерна до 25%, и тогда стороны расходятся полностью удовлетворенными. В общем, это был наглый наезд. А между прочим в Венесуэле добывалось уже 0,7% мировой добычи нефти. И почти всю эту нефть добывала именно его компания. Венесуэльское отделение Роял Датч Шелл и еще одна американская независимая компания особыми успехами пока похвастать не могли. Доступа на нефтеносный район Маракайбо им не было, а в прочих местах нефть хоть и находилась, но пока в не особо промышленных масштабах.
   После небольшого месторождения легкой нефти, найденного в самом начале, в дальнейшем в районе Маракайбо шла одна тяжелая нефть, да еще порой с большим содержанием серы. Однако здесь и сейчас тяжелая нефть, то есть с большим содержанием битумов, пришлась в самый раз в САСШ. В самих Штатах в основном добывалась нефть легкая, а тут в Америке начался автомобильный бум. Он в свою очередь требовал прокладки дорог и их асфальтирование хотя бы в крупных городах. С нефтяными королями Америки - Рокфеллерами в целом все было обговорено, но Рокфеллеры были не единственными хищниками в Америке.
   Так вот... Претензия со стороны "крыши" требовала реагирования и ответа. Ответ американской группе хапуг собирались дать отрицательный. Но этого было мало. Нужно было срочно усиливать охрану нефтянки в Венесуэле. Еще бы знать, как и чем будут действовать недовольные нахлебники. Если направят на нефтепромыслы сотню-другую бандюков - это одно дело, а вот если смогут задействовать хотя бы отчасти американский флот и морскую пехоту, то совсем другое. Во втором случае защищаться придется политическими методами, а вариантов ответа против американского бизнеса в России не так уж и много.
   В общем еще сотня экспедиторов поехала в Венесуэлу, а восьмерка специалистов по решению всяческих вопросов в сами САСШ. Вдруг придется что-то решать кардинально. И пришлось Агреневу идти к Императору и рассказывать о вероятных проблемах в Венесуэле.
   "Будешь должен", сказанное в шутливом тоне, - так окончилась встреча Михаила и князя. А результатом встречи стал приказ на перебазирование для русской мореходной канонерки с острова Святого Фомы в озеро Маракайбо. Русские моряки на островах, доставшихся вдовствующей Императрице Марии Федоровне, а через нее и России, от датской короны, изнывали от ничего не делания. Реальный курорт и почти никаких забот. А сменять корабли один на другой было дороговато. Уж больно далеко находились острова от русских берегов. Тратить ресурс двигателя на походы туда-сюда не имело смысла. Поэтому раз в полтора года на корабле менялась часть команды, а остальные оставались служить на курорте дальше. Единственное время, когда морякам приходилось напрягаться, это был сезон ураганов. Да и то год на год не приходился.
  
   Пока в Одессе победители делили территории, Австро-Венгрия выставила Белграду ультиматум. Вена потребовала вывести сербские войска, находящиеся на территории Албании в двухнедельный срок. В противном случае австрийцы опять пригрозили частичной мобилизацией своих войск. В целом требование то верное. Чего сербы тянули с этим - непонятно. На что тут вообще можно надеяться? На то, что русские позволят им занять албанские земли? Ерунда! Очевидно же, что земли эти сербам к рукам не прибрать, и ссориться с австрийцами из-за них нет никакого смысла. И тем не менее даже под русским контролем сербы затягивали оттуда вывод своих войск. Впрочем, и Россия не осталась в долгу и подсунула австрийцам шпильку по этому случаю. Русский премьер-министр Штюрмер в интервью "Русской газете" высказался в том смысле, что последнее время политики в Вене как-то измельчали. Вместо спокойной работы от них все время идут какие-то скандалы, истерики, угрозы и тому подобное. Создается впечатление, будто венские дипломаты сами не очень верят в то, что говорят и делают, а потому вынуждены подкреплять свои слова очень сильными угрозами. Но если так пойдет и дальше, то все к этому привыкнут и перестанут обращать внимание на Вену.
   Эта колкость от русского Премьера очень понравилась в Париже, Риме и на Балканах. Поэтому она была широко растиражирована и много комментировалась на все лады, что вызывало явную зубную боль у венских дипломатов. Впрочем, шпилька дала и положительные результаты. Впоследствии Вена старалась больше не грозиться мобилизациями без веских на то причин.
   Пока в Одессе проходили много сторонних политические торги, в Софии болгары торговались с румынами. Сами то румыны еще на Лондонской конференции настойчиво высказывали претензии о том, что им болгары должны за румынский нейтралитет во время Балканской войны. Но в Лондоне Великие державы от Бухареста просто отмахнулись. Не хватало им рассматривать претензии еще одного мелкого балканского нахлебника. Тут от крупного, - Австро-Венгрии, не знаешь куда деваться. Причем от Вены так просто не отмахнешься. Приходится учитывать запросы двуединой хотя бы по минимуму. В общем, не получив ничего в Лондоне, румыны стали предъявлять претензии непосредственно болгарам. А болгары, поняв, что румын легко отшили в Лондоне, сразу ужесточили позиции о том, сколько территории они готовы отдать по-максимуму. Но ситуация была не самая простая. Румынский король Кароль I был по происхождению не просто германцем, он был принцем из немецкого католического дома Гогенцоллернов-Зигмарингенов. А Германии и Австро-Венгрии нужен был кто-то, кто прямо сейчас смог бы испортить праздник болгарам и русским, и желательно, разрушить Балканский союз. Ну, а тут как раз Румыния со своими территориальными претензиями к Софии и Кароль I, как родственник германского кайзера. Натравить сербов на болгаров и наоборот болгар на сербов у Берлина и Вены пока выходило плохо. Некоторые успехи в раздувании встречных обид, конечно, имелись, но ни на что существенное немцы, потратив изрядно сил, не вышли. В общем, румыны и сам Кароль I начал подвергаться интенсивной информационной обработке. Берлин пообещал льготный кредит румынам для покупки германского оружия. А еще Вильгельм II пообещал своему "любимому" родственнику оружия прямо из наличия прямо сейчас и вообще любую разумную поддержку начинаний Кароля. Да и от Вены тоже ему обещаний немало подвалило.
   Но одной Румынии против Болгарии было явно мало. Под это было бы хорошо подписать Оттоманскую Империю, но даже прогерманские младотурки предпочитали сильно осторожничать. И причины на то были. Болгары с сербами только что у ворот Стамбула показали младотуркам кузькину мать. Причем она, эта мать, могла и вернуться. Да и та же Россия не уставала стращать Стамбул мрачными перспективами в случае чего...
   Но даже Стамбула и Бухареста было маловато, если на стороне Болгарии выступит Сербия. А Сербия выступила бы против Стамбула скорее всего даже и без русских напоминаний. Ведь сначала турки могли разобраться с болгарами, а потом на очереди у них была бы Сербия. Тут хочешь - не хочешь, приходится болгар поддерживать. А третьим в антиболгарской компании могла быть только Греция, которая находилась под сильным англо-французским влиянием. Ведь больше ни с кем Болгария и не граничила.
   21 августа тучи над Балканами опять начали сгущаться. Правительство Греции в лице премьер-министра Венизелоса заявило, что не намерено ратифицировать "грабительский" Одесский договор. И вообще южная Македония и Фракия, заселенные славянизированными греками, испокон веков никогда не были болгарскими. А вот греческими они были не одно столетие в далекой древности, потом были византийскими, потом...
   Затем пришла еще одна поганая "новость". Никола Пашич вдруг заявил, что французы его прижали по финансам так, что осталось только пищать. И в случае чего Сербия против Греции воевать никак не может, если только греки сами не нападут на Сербию, или русские не выкупят большую часть долгов Сербии французским банкам. Да и вообще Пашич доказывал, что сербам придется как-то дружить с греками, поскольку пока кроме греческих Салоников других портов для Сербии, считай, нет. А урожай уже почти собрали. Теперь окончательно подтверждался тезис, что усиление России на Балканах за счет сербов и болгар категорически не нравится не только Берлину и Вене, но также Лондону и Парижу. Не нравится до такой степени, что на глазах пресловутая Европа начала сколачивать новый Тройственный альянс из Румынии, Греции и Оттоманской империи. Да и САСШ уже успели отметиться в этом деле. Варбурги пообещали грекам консолидированный кредит в 8 миллионов долларов. В обычных условиях этот альянс явно противоестественный, но и время, похоже, наступает странное. А странное время несет с собой ненормальные решения.
   Поскольку Россия в отличии от Оттоманской империи относилась к категории Великих держав, вмешаться непосредственно войсками на стороне Болгарии Империя по-настоящему не могла. Вернее могла, но только ценой Большой войны. Более того, сейчас против России играют и Тройственный союз, и Сердечное согласие. Есть, правда, еще Сербия, которая отказывается воевать с греками. Но против турков она, видимо, будет воевать. Вот только сербы теперь с турками никак не граничат, а это не есть хорошо.
   С другой стороны есть Румыния, против которой сербы теоретически воевать могут. Граница у них с румынами есть. И есть Стамбул, который желательно запугать до дрожи в коленках. В этом случае турки могут и не выступить. И тогда как минимум у болгар появляются неплохие шансы, а как максимум 2-й Балканской войны вообще не будет.
   Учитывая складывающуюся непростую обстановку, болгары сделали на переговорах серьезную уступку румынам, но румынский король Кароль I, похоже, закусил удила. Бухарест в своей новой позиции потребовал еще больше, чем требовал когда-либо раньше плюс таможенные уступки. Стало понятно, что румыны ведут дело к войне. И нападать первым болгарам было не комильфо, поскольку в отличии от своего короля страна то у Кароля I тоже православная, как и Болгария. Пока же румыны никуда не торопились и мобилизацию не объявляли, поскольку уверенности в позиции Стамбула у них не было. Да и урожай нужно было собрать... Кстати в связи с напряженной обстановкой на Балканах Вильгельм II отложил свою запланированную встречу с русским царем на неопределенный срок - "до нормализации обстановки в Европе".
  
   Пока все внимание европейских держав было приковано к Балканским делам, на Дальнем Востоке Япония в очередной раз уже фактически победила Китай, разгромив в битве при Ляохэ собранную впопыхах в Маньчжурии армию. Причем в первые же дни японцы утопили три имевшихся у Китая крейсера из пяти и захватили еще один в порту целым и невредимым вместе с парой миноносцев. Нет, до окончания войны скорее всего было еще далеко, но, судя по всему, война уже сделана.
   Вообще японцы напали на Китай в очень удачный для себя момент. В Китае соперничество между Гоминьданом (Китайской национальной партией) Сунь Ятсена и временным президентом Юань Шикаем набирало обороты и уже перерастало в драку. В начале года Гоминьдан получил подавляющее большинство голосов в Национальной ассамблее. И гоминьдановцы было посчитали, что теперь они будут рулить всем в стране. Но Юань Шикай думал совершенно иначе. Он откровенно игнорировал парламент, а в начале 1913 года приказал убить парламентского лидера Сун Цзяожэня. Дабы не накалять противостояние Гоминьдан сделал вид, что не имеет доказательств, чьих рук это дело.
   Затем Юань Шикай расформировал 16 дивизий республиканской армии южных провинций. Вообще отчасти это была военная опора Гоминьдана. Но лидеры левых республиканцев не возражали против расформирования войск, набранных из необученных добровольцев в период борьбы против династии Цин, так как полагали, что, пожертвовав этим "балластом", можно будет сохранить все старые кадровые войска Наньянской армии. Но временный президент смог нагадить Гоминьдану и в самой Наньянской армии и в части юго-западных провинций, проведя несколько кадровых решений.
   В начале апреля Юань Шикай начал переводить свою армию нового строя - Бэйянскую армию в состояние повышенной боевой готовности. К этому времени западные державы выделили Китаю на кабальных унизительных условиях "реорганизационный займ" в размере 25 миллионов фунтов стерлингов. Условия вызвали возмущение и негодование в парламенте, и министры -- левые республиканцы подали в отставку в знак протеста. Юань Шикай воспользовался этим, чтобы сформировать новый кабинет, состоящий только из угодных ему людей. А потом временному президенту удалось таки спровоцировать Гоминьдан выступить первыми. Это позволило ему обвинить Гоминьдан в "мятеже против республики" и дало президенту "законное право" подавить бунт военной силой. Юань Шикай только двинул войска "на усмирение бунтовщиков", и в это время в Китай, вернее на самый юг Маньчжурии, вломились японцы.
   Юань Шикай теоретически еще мог собрать в единый кулак свою Бэйянскую армию и бросить ее против японцев, но это вряд ли произойдет. Власть Юань Шикая держится именно на штыках этой новой армии. Если она будет разбита и разбежится, то временный президент вполне может случайно отравиться чем-нибудь. Не сам, конечно. В этом умении китайцы, возможно, превзошли все иные страны. Ну а что? История страны насчитывает не одно тысячелетие, и традиции отравительства там тоже древние. Поэтому в русском Генштабе не верили в то, что новая армия отойдет далеко от Пекина. Если в бой с японцами кого-нибудь еще пошлют, то это будут какие-нибудь старые дивизии с неугодными Шикаю командирами, которые ожидаемо битву японцам проиграют и тем самым потеряют свои головы. Причем неважно, где это произойдет - в битве или после поражения палач поможет. На этом, вероятно, все и закончится. Южные провинции Китая, где хозяйничает Гоминьдан, теперь наверняка проигнорируют тот факт, что Китай ведет внешнюю войну. И как-либо заставить или уговорить их срочно прислать войска Юань Шикай вряд ли сможет. Так что скорее всего будет торг между Юань Шикаем и японцами.
   Там, правда, имеются еще британские, американские и прочие интересы. Пока обе англосаксонские страны только выражали обеспокоенность началом новой войны и больше пальцом о палец не ударили. Ну, кроме поставок орудия, конечно. Однако американцы были обеспокоены больше...
   Вообще-то по мнению князя Агренева Юань Шикаю в принципе доступна еще одна тактика - "ни мира, ни войны". В отличии от японцев он может некоторое время никуда не торопиться. Он то у себя дома, а вот у японцев ресурсы и время сильно ограничены. Им бы войну побыстрее закончить. В этом случае японцам придется наступать на столицу Китая - Пекин. В принципе это не очень далеко, но японцы наверняка предпочли бы генеральное полевое сражение. Конечно, Пекин вместе с Запретным городом можно еще раз разграбить, но для этого нужно разгромить Бэйянскую армию у нее дома. Да и не факт, что пограбить еще раз японцам позволят Великие державы. В общем, остается наблюдать, что предпримут и те и другие.
  
   Глава 20.
  
   4 сентября в Румынии была объявлена мобилизация. Греция к этому моменту свои войска лишь частично демобилизовала. А вот с оружием у противоборствующих сторон в новом раскладе сложилась анекдотичная ситуация. Румыния и Греция имеют на вооружении русское стрелковое оружие, и пополнить его запасы из прежнего источника не могут. (Прим.: В АИ так получилось. Сам не ожидал.) А Болгария, перейдя в прорусский лагерь, имеет на вооружении в основном австрийские Манлихеры, и тоже не может докупить штатное для армии страны стрелковое оружие. Но ей уже слава Богу поставлялась русская стрелковка.
   По идее мобилизационные способности у Болгарии вкупе с новыми землями и у Румынии примерно одинаковы. Но вот как-то сомнительно, что румыны на войну против болгар смогут мобилизовать столько же народа, сколько болгары призвали в войне против турок. Да и воодушевление в таких войнах у личного состава явно разное.
   Турки держали неподалеку от Проливов под ружьем тысяч 200 народа. Но ясности с их выступлением не было никакой и ни у кого. То ли выступят, то ли нет. И тут турок можно понять. Если Стамбул вступит в войну, скорее всего вступит в войну и Сербия. А "союзники" у турок те еще. Греция - откровенный враг, которого волею судьбы временно принесло в один с турками лагерь. И между прочим претендуют греки на те же земли, что и османы. К чему приведет соприкосновение турецких войск с греческими войсками, - один Аллах знает. Мало этого. Петербург уже пообещал все кары Господни обрушить на голову осман, если те только дернутся. С другой стороны Берлин и Вена младотурков всячески подбадривают и подначивают. Да и Лондон тоже, но джентльменам верить полностью никогда нельзя... В общем, напряжение реально возрастало с каждым днем. Черноморский флот России был приведен в повышенную боевую готовность. А русскому флоту ни Стамбул, ни Бухарест в Черном море противопоставить не могли ничего. Ну кроме угроз из Берлина и Вены, конечно.
   Между прочим у России к октябрю 1913 года уже имелись в строю 3 линкора. Два балтийских - "Гангут" и "Наварин" и один черноморский - "Чесма". И пока "Чесма" являлась главным пугалом в Черном море. Впрочем, на фоне заложенных в этом году в России и за границей одноклассников она уже и не смотрелась. Прогресс в кораблестроения шел семимильными шагами. А вообще по количеству линкоров в строю Россия в моменте обогнала и Францию, и Италию, и Австро-Венгрию, в тоже время бесспорно уступая Британии, Германии и САСШ. А вот специализированные десантные корабли пока имелись только у России. На Черном море уже имелось 4 БДБ и 1 МДК. Вроде бы совсем мало, но по нынешним временам в общем-то и не мало.
   "Болгарский" флот к сентябрю успел увеличиться по сравнению с 1-й Балканской войной на целый крейсер, канонерку, эсминец, дивизион миноносцев и пару подводных лодок, одной из которых была новейшая "Мурена-2". Именно она в свое время прошла Босфором в погруженном состоянии и пустила на дно турецкий крейсер "Меджидие", стоявший на рейде Стамбула.
   А вот туркам пополнить флот не удалось, из-за чего даже случился небольшой скандал. Греки после получения сведений о возможности пополнения турецкого флота заявили, что если немцы или австрийцы передадут туркам "на время" боевые корабли, то пускай сами вместе со Стамбулом и воюют. А Афины посмотрят на это издалека. На этом дело об увеличении турецкого флота и заглохло, что было на руку болгарам и, возможно, сербам.
   Но этим дело не закончилось. Попытки пополнить флот Румынии путем проводки кораблей через Проливы не нашли понимания уже в Стамбуле. То есть совсем не нашли. Младотурки категорически отказались пропускать какие-либо корабли в Черное море. Ведь это сейчас Румыния будет союзной Стамбулу. А через год-два? Так что флоты османов и румын остались теми же, если не считать двух речных мониторов, переданных Будапештом румынам.
   Сербов Россия таки нашла чем заинтересовать в случае нападения румын на болгар. Во время долгой "Свиной войны" австрийцы перекрыли сербам коммерческий транзит по Дунаю вверх и частично вниз по течению (за счет того, что нажали как раз на Бухарест). А сербы отплатить двуединой монархии тем же способом не имели никакой возможности. Ведь сербам принадлежал только один берег Дуная. А вот ежели сербы форсируют Дунай в районе сербско-румынской границы и хапнут даже небольшой кусок левого берега Дуная, то получат возможность перекрывать эту транспортную артерию и для Румынии, и для Австро-Венгрии. В общем перспективная такая придумка. Правда, далеко на восток от Дуная наступать сербам особого смысла нет. Потенциальные экономические выгоды вряд ли окупали затраченное сербами на наступление восточнее. Захватить нефтеносные районы Румынии сербам просто не дадут. Да и население там кругом в основном румынское.
   Кроме того появилась таки возможность использовать сербов против греков при определенных условиях. А угрозы Австро-Венгрии с ее частичными мобилизациями по поводу и без повода скорее всего придется купировать мобилизацией Киевского Военного округа, пусть это и весьма дорого. Но сейчас дороже будет потерять двух свежеобретенных союзников на Балканах - Болгарию и Сербию. Грецию уже и так потеряли. Ну, по крайней мере на некоторое время. Ее, конечно, очень жалко, но сохранить ее в Балканском союзе никак не получалось.
   Отпадание Греции от Балканского союза несло в себе противоречивые последствия. Теперь Россия не могла базировать свою Средиземноморскую эскадру в греческих портах. Это был существенный минус. Зато стали доступны два болгарских порта в Эгейском море - Кавала и Дедеагач. Для стоянки эскадры они, конечно, очень неудобны. Но зато конкретно в данный момент Кавала - это очень интересный для России и Болгарии болгарский порт. Пока в нем будет стоять русская эскадра, греки не смогут взять город потому, что не могут применять по нему артиллерию. Один снаряд, прилетевший в акваторию порта, и русская эскадра может начать гвоздить главным калибром по позициям греков. А без артиллерии греки город вряд ли возьмут.
   Выгнать русскую эскадру из Кавалы ни греки, ни кто-либо не сможет. Фактически русской эскадре сейчас некуда идти. Ближайшие доступные безопасные стоянки для нее - это бухта Асэба или Барселона. В портах прочих стран русской эскадре по политическим мотивам сейчас будут не слишком рады. А если даже вдруг будут рады, то только для того, чтобы убрать русских из Кавалы. Но наши сами туда не пойдут как раз по этим самым политическим мотивам. И аргументация при этом будет железная. У греков и у англичан, правда, есть подлодки, и в случае чего... Но посмотрим...
   Мобилизовывались и сосредотачивались румыны не очень быстро. Война началась с румынского ультиматума и болгарского отрицательного ответа 21 сентября. Тут следует отметить, что несмотря на всю довольно продолжительную границу между Болгарией и Румынией по Дунаю, ни одного моста через эту великую реку Европы в тех местах не существовало. Ни железнодорожного, ни какого-либо еще. А вот всяких паромных переправ хватало.
   http://samlib.ru/img/e/efremow_a_j/wybor/image.jpg
  
   Глава 21.
  
   22 сентября румыны начали наступление в Добрудже и одновременно стали переправляться через Дунай на направлении болгарской столицы. Румынскую переправу через Дунай по наплавным мостам болгары "прекратили", когда на правый болгарский берег переправилось около трех дивизий. Специально, наверно, отсчитывали. Не помогли агрессору и речные мониторы. Развернуться, как следует, на плацдарме румынам тоже не позволили. А окопы рыть те даже и не начинали несмотря на настояния германских советников. Мамалыжники ведь на Софию наступать собирались. Какие окопы на правом берегу Дуная? А потом стало поздно. Немцы и мадьяры хоть и подбросили румынам артиллерии вместе со своими артиллеристами, но у болгар стволов в месте переправы все равно оказалось намного больше, и они были лучше организованы. Сказывался недавний боевой опыт. Дальнейшие попытки переправы румын под огнем с левого берега на правый маломерными судами сначала болгарами пресекались довольно вяло. Если мамалыжники хотят, пусть лезут в котел. А вот попытки восстановить понтоный мост или задействовать крупные суда для переправы пресекались решительно и жестко.
   http://samlib.ru/img/e/efremow_a_j/wybor/razbbalcanic-zimnicea.jpg
   Артподготовка болгар в первый день болгарского контрнаступления, казалось, не дала ожидаемых результатов несмотря на немалые потери среди румынских войск. Такое подозрение, что румыны просто еще не осознали, сколько они потеряли. Но ко второму дню румыны начали ломаться и на третий сломались окончательно. И начали сдаваться целыми ротами и батальонами. В итоге обратно на левый берег успели эвакуироваться лишь высокопоставленные офицер и немногочисленные прочие по блату. Все остальные к пятому дню болгарского контрнаступления были либо уничтожены, либо взяты в плен. Да и какое-то количество потерь румыны поимели на своем берегу напротив переправы от болгарского артогня и во время оной. На этом собственно румынское наступление через Дунай на Софию выдыхлось. Да и средства форсирования Дуная у румын кончились.
   В Добрудже, имея более чем двойной перевес в живой силе, румыны наступали, а болгары ожесточенно оборонялись, отходя и цепляясь за каждую удобную позицию. Темп наступления у румын получался 2-4 версты в день. Это в среднем. А были дни, когда болгары вообще не отходили, а стояли насмерть. За полторы недели наступления румыны продвинулись примерно на 30 верст вглубь болгарской территории, подойдя к городу Добрич, и на этом откровенно выдыхлись. Да и потери у них были раз в пять больше, чем у обороняющихся. Все ж пулеметы против наступающей пехоты - это серьезно. Правда, пулеметов у болгар было не так много, как могло бы быть. Все-таки пулеметы денег стоят, как и патроны, а на пулеметчика даже болгарского горожанина приходится обучать не менее полугода.
   Все бы ничего, но болгарам сильно нагадила румынская кавалерия, переправившейся через Дунай в нескольких местах и просочившаяся в болгарские тылы первый же день румынского наступления между еще не плотными болгарскими боевыми порядками. Она ходила по болгарским тылам от 7 до 10 дней и дел наделала. А "поймать" её болгарам фактически было нечем. С кавалерией у болгар было даже хуже, чем год назад. Только на выходе через линию боесоприкосновения в Добрудже румынским конникам здорово досталось на орехи от болгарской артиллерии и пулеметчиков.
   А потом болгары подвезли подкрепление в Добруджу и одновременно высадили в тылу у румын тактический десант при поддержке "болгарского" флота. Всего высадили полк пехоты в примерно 30 верстах от линии боесоприкосновения. Причем прям в прибрежный румынский городок Мангалия. И несмотря на выдвинутые для блокирования болгарского десанта части, как-то румыны себя очень неуютно почувствовали с болгарским десантом в своем тылу. При первой же серьезной атаке болгар с фронта на ограниченном участке румыны дрогнули и начали отходить. Отход постепенно ускорился, но в бегство так и не превратился. А поскольку румыны отступали еще и от моря, где наступление поддерживал "болгарский" флот, то к третьему дню на прибрежном участке болгары без особых проблем соединились со своим увеличившимся десантом в Мангалии и продолжали "сворачивать" линию фронта все дальше и дальше от морского побережья.
   Перед румынами встала проблема. Болгары продвигаются вперед, сворачивая фронт от побережья вглубь материка, а впереди то у болгар главный морской порт Румынии - Констанца. Не так чтоб совсем рукой подать, но и недалеко. Переброска дополнительных румынских войск в Констанцу прошла довольно быстро. В отличии от Мангалии по Констанце и по ее нефтяному терминалу "болгарский" флот в составе крейсера, канонерки и трех эсминцев пострелял хорошо. Ну, а что? Все претензии к болгарскому флоту, а не к русским морским офицерам и канонирам, которые и составляли основу этого "болгарского флота". Так Роял Датч Шелл и французские Ротшильды начали расплачиваться за авантюры своих правительств. Нет, если б в Петербурге знали, чем закончится эта война, наверное, капитанам кораблей бы посоветовали не открывать огонь по Констанце. Но и так получилось неплохо.
   Если "болгары" румынам разрушили нефтяной терминал в Констанце, то румыны болгарам уничтожили пороховой завод в придунайском городе Русе. А вот нечего пороховые заводы прям на границах устраивать! Румыны в первый же день войны со своего берега двумя батареями гаубиц по нему и отстрелялись. Большую часть добра и персонал завода болгары успели вывезти, но не все. Так что горожанам пришлось провести пару веселых дней рядом с горящим заводом.
   В южной Македонии греки начали войну с болгарами в тот же день, что и румыны. Но в первый же или на второй день уперлись в подготовленные болгарами позиции и встали. В отличии от своих политиков греческая армия как-то не очень рвалась воевать со вчерашними союзниками. Да и психологическое преимущество было на стороне болгар. Они теперь защищали свою страну, а греки выступали в роли агрессора. На четвертый день войны греческий флот подверг обстрелу болгарский порт Дедеагач. А вот Кавалу, в которой стояла русская Средиземноморская эскадра, греки пока старались как бы не замечать.
   В Европе ожидали, когда же войну Болгарии объявит Оттоманская империя. Но Стамбул в кои-то веки оказался в положении, когда он может посмотреть на происходящее со стороны и вступить в войну последним. И младотурки этим шансом воспользовались. Этих конкретных младотурок хоть и называли прогерманскими, но свой интерес блюли в первую и главную очередь, а потому время шло, Стамбул совершал какие-то перемещения войск, но войну болгарам не объявлял. Ну а что? Румынам уже от болгар досталось. Греки как-то не слишком торопятся наступать. Что, разве туркам больше всех нужно?
   Нет, конечно, туркам было нужно. Весьма нужно, но и весьма боязно. Учитывая не слишком хорошие дела прочих временных союзников, младотурки тянули с решением. Стамбулу приходилось учитывать слишком много аргументов против их вмешательства. Петербург, получив в кои-то веки двух подконтрольных союзников на Балканах, вряд ли будет спокойно смотреть, как их у него на глазах изничтожают. Сначала одного, потом второго. Да и Греция в качестве союзника Стамбула - это тот еще подарок. В итоге все может закончиться Большой войной. А Большая война - это сейчас был бы для турок полный кошмар. Оружия с учетом его потерь в 1-й Балканской войне хватит только на половину армии. Берлин хоть и считается союзником, и кредиты дает, но цены на оружие выставляет вполне себе коммерческие, а не союзнические. Да и сколько еще времени потребуется, чтоб восстановить запасы? Опять же после Большой войны все в первую очередь будут думать о собственных интересах. И в первую очередь о себе будут думать Великие державы. А в интересах некоторых из них значится раздел Оттоманской империи. Так, вместо возвращения европейских земель можно лишиться еще и азиатских, так и не завершив модернизацию страны.
   Потом пришло сообщение, что к болгаро-турецкой границе начали пребывать сербские войска. Становиться главной атакующей силой в войне, которая понесет главные потери, турки не желали. Людей то в Стамбуле не особо жалели, но вот деньги... Сербы переброской войск подтвердили, что легкой прогулки для османов на болгарской земле не будет. Это, а заодно и пугающие маневры русского Черноморского флота на горизонте, придавало туркам нерешительность. Выгадать можно было Адрианополь, а вот потерять можно было не только Стамбул. Ведь совсем не факт, что русские в очередной раз позволят сохраниться Стамбулу, а не переименуют его в свой Царьград. Нельзя слишком долго и часто испытывать терпение русских. А даже если Стамбул и не станет Царьградом, не факт, что для правоверных мусульман "нейтрализация Проливов" мировыми державами будет сильно лучше русской оккупации. Чем заканчивается британская временная оккупация турецких земель в Стамбуле прекрасно знали. Там также прекрасно знали о многочисленных британских попытках разделить их Империю между прочими европейскими хищниками. Поэтому тут еще вопрос, кто лучше для осман в Проливах - русские или британцы. Лучше, конечно, правоверные, но этого ответа при данном выборе не предполагается.
   Оттоманской империей сейчас реально управлял младотурецкий триумвират: Энвер-паша, Талаат-паша и Джемаль-паша. Самым яростным сторонником немедленного вступления Оттоманской Империи в войну был Энвер-паша. Но именно эту фамилию среди всех остальных помнил князь Агренев как главного виновника вступления Турции в Первую Мировую войну в иной реальности. Правда, больше Александр не помнил об этом кадре ничего, как и о всех прочих младотурках. Так что тот ли это Энвер или какой-то другой, оставалось только догадываться. Но, похоже, что тот. В 1909 году сей Энвер-паша был назначен военным атташе в Берлине и провел в Германии два года. За это время Энвер стал убеждённым германофилом. Особенно его восхищала немецкая армия: её дисциплинированность, уровень подготовки и вооружение. Впрочем, это как раз неудивительно. После османского разгильдяйства и головотяпства Энвер-паше объективно было чем восхищаться у немцев. И вот против этого Энвер-паши еще летом князь Агренев предложил провести спецоперацию. Не сам, конечно, а через Ивана Ивановича Купельникова. План и суть операции спецам из ГРУ понравился. Тем более, что русская разведка в ней должна была выполнять лишь контролирующие функции.
   30 сентября на Энвер-пашу было совершено покушение в Стамбуле. Но покушение вышло неудачным. Впрочем, так оно и было задумано изначально. Первый выстрел наемного убийцы закончился осечкой пистолета, а второй делала уже рука мертвеца. Охрана важного лица свое дело знала. Проведенное по горячим следам расследование выявило, что нападавший был албанцем и имел напарника. А кроме того нашлись несколько улик, ведущие в Белград. Однако тщательное расследование показывало, что уж больно все эти улики какие-то нарочитые. А вот когда следствие пошло по следам скрывшегося напарника нападавшего, то в руки следствия попала очень важная улика, ведущая не в Белград, а в Вену! Причем эта улика объясняла все прочие несуразности и то, почему в качестве исполнителя покушения использовался албанец. Окончательные выводы, доложенные Энвер-паше, наверняка ему не очень понравились. Чем не угодил прогермански настроенный глава младотурок Вене, в Стамбуле естественно не знали. Но от фактов отмахнуться не могли, да и веры посулам Берлина и Вены это явно не прибавляло. И вот как раз это и было главной целью спецоперации ГРУ, исполненной сербской разведкой, наряду с посевом у самого Энвер-паши всяческих сомнений.
   Чтобы не терять времени, младотурки решили поторговаться с болгарами и узнать, сколько те дадут за то, что Оттоманская империя не вступит в войну. Сначала то Стамбул хотел много и запросил возврат Эдирне(Адрианополь), но переговоры только начались. Поэтому никто не готов был решать дело сразу. Однако отсутствие реальных успехов у румын и греков привело к тому, что болгары себя начинали чувствовать все более уверено, и туркам вроде бы становилось невыгодно затягивать переговоры во избежании быстрого сокращения предлагаемого.
   И тут в войну вступила Сербия. Сербская армия дождалась определения основных направлений действия румынских войск и 2 октября высадила десант на левом берегу Дуная на самом западе Румынии.
   Наступали сербы со своей территории и с болгарской из под города Видина, где сербов поддерживала одна болгарская дивизия. Румыны больших войск в тех местах не держали, поэтому сербское наступление развивалось успешно. В первый же день сербы захватили город Турну-Северин и перерезали железную дорогу в Австро-Венгрию. Вообще-то она была не единственной к австрийским союзникам, но на станции Турну-Северина был захвачен эшелон с боеприпасами из Германии. А это нарушение объявленного нейтралитета сторонними странами во время войны и все такое. Не сказать, чтобы это кого-то сейчас особо волновало, но как еще один аргумент в споре Великих держав - вполне.
   Стратегически ход у сербов получился сильным. А вот аргументация вступления Сербии в войну не страдала оригинальностью. Белград обосновал свое выступление нападением на члена Балканского союза. Да, был такой пункт в договоре об образовании Союза, и все про это знали. И если Париж прижал сербских политиков насчет выступления против греков, то воевать против румын сербам никто не запрещал. К этому времени в Европе уже поняли, что использованный пункт договора легко может быть применен и против Оттоманской Империи. А может и против Греции. Причем против Стамбула то точно. Мимо сербских войск на юге Болгарии туркам было никак не пройти. Причем с началом наступления сербов в Румынии собственно торговлю между болгарами и турками можно было заканчивать. Младотуркам теперь предстояло выбрать, либо они берут без торговли то, что предлагает София, либо им нужно вступать в войну главной действующей силой, поскольку у других их союзников как-то не очень получается.
   Младотурки долго сомневалась, но выбрали синицу в руках, хотя Берлин обещал им кредит на войну, а Лондон кучу других пряников . По этому варианту Болгария лишалась порта Родосто в Мраморном море, а граница должна была пройти по прямой линии от черноморской Мидии до эгейского Энеза. Правда, саму Мидию болгары не отдали, решив устроить в этом городке пограничный морской пост.
   При вступлении в войну Сербии Петербург известил Вену о том, что если в двуединой опять надумают провести частичную мобилизацию, то Россия задержит увольнение в запас отслуживших свое нижних чинов. Причем сделает это без всякого дополнительного извещения. А вот какие извещения могут последовать относительно действий по Киевского и Варшавского военных округов, Россия пока распространяться не будет.
   В Вене вступление в войну Сербии вызвало настоящую истерику. И причин тому была масса. Раз Сербия вступила в войну, значит основа Балканского блока сохранена, и сейчас сербско-болгарское братство по оружию начнет закаляться. При наличии союза Болгарии и Сербии как либо подчинить или запугать Сербию уже точно не удастся. А без этого о спокойствии в австрийских провинциях на Балканах, населенных сербами и прочими славянами, можно забыть. Поддержка Белграда и Софии Россией не дает возможности запугать славян ультиматумами и заставить отказаться от долгосрочных планов. А бросок сербской армии через Дунай в Румынию грозит не только румынам и не только поражением. Он грозит и самой Австро-Венгрии. Однако объявить войну Сербии нельзя - это автоматически приводит к Большой войне в Европе.
   Вену лихорадило несколько дней. На второй день после вступления в войну Сербии австрийский МИД родил требование к Белграду об отводе сербских войск на свой берег. Требование выглядело довольно грозно, если б не одно "но". Оно не было ультиматумом с точным сроком окончания действия. Видимо, в Вене не знали, что им делать. Русских не запугать. Они сразу заявили, что будут делать. И к австрийском сожалению обычно делали то, о чем заявляли. А консультации с Берлином у Вены затянулись надолго. Но слава Богу мобилизацию Австро-Венгрия объявлять не стала. Зато к этому времени в рядах румынской армии в различных качествах временно прикомандированных состояло немало австрийских румын и мадьяр: офицеры и специалисты. Да и немцев в качестве советников у румын к этому времени было немало. Но как-то их присутствие пока не слишком помогало румынам. По крайней мере вот так сходу.
   После провала наступления на Софию румыны решили, прикрыв границу с Болгарией по Дунаю, сосредоточить основные свои усилия в Добрудже с дальней целью захватить Варну. И туда же в Добруджу перебрасывали все свободные войска. Но сербский бросок через Дунай, через несколько дней поддержанный на соседнем участке болгарами, определенно смешал румынам все карты. На гневные ноты Вены по поводу вступления в войну Белграда, сербы внимания не обратили. Ну, вернее, сделали вид, что не обратили. Как потом выяснилось, австрийцы всю остальную войну строили коварные планы как бы напасть на Сербию так, чтоб им за это ничего не было.
   Целый ковш дегтя в бочку меда в данной ситуации добавили греки и британцы. Не иначе как британская субмарина, просто больше некому было, торпедировала на рейде Кавалы русский крейсер "Богатырь". На "мягкую" отмель его пришлось затаскивать портовым буксиром, поскольку крейсер на стоянке держал горячими всего два котла. На то, чтоб дать ход этого все равно не хватало, а времени на растопку других просто не было. На англичан подумали сразу и однозначно, хоть подлодка и не всплывала. Да и кому еще это нужно, и у кого рядом еще есть подлодки и флот? Британцы эскадрой в Эгейском море присутствовали, и периодически один из их крейсеров показывался неподалеку от северного побережья Эгейского моря. Это была первая гадость. А второй было то, что греческое командование, замучившись ожидать успехов от армии, высадило десант в болгарском Дедеагаче. Причем высадило удачно. Болгарский батальон, охранявший город и порт Дедеагач, сопротивляться полку греческой морской пехоты и кораблям поддержки десанта не смог и вынужден был отойти на восток от города. Тем самым греки отрезали Кавалу и ее окрестности от железнодорожного сообщения со своей страной.
   Ситуация во 2-й Балканской войне сразу поменялась с благоприятной на неопределенную. Воспрепятствовать греческим десантам на побережье Эгейского моря болгары не могли. Нечем было. И хоть Болгария теперь имеет выход аж к трем морям, противопоставить что-либо греческому флоту она не могла. Атака русского крейсера неизвестной подводной лодкой отчасти развязывала руки России. Оставалось придумать, как и чем можно ответить. Но вот если подлодка была в действительности не английская, а, скажем, австрийская, то далее у России могли случиться большие неприятности в случае адекватного ответа.
   В этот момент болгары устроили иммитацию наступления на Салоники с севера по линии железной дороги Скопье-Салоники. Именно иммитацию, поскольку по-хорошему болгарам наступать там было особо нечем. У них и войск в этом районе было минимум на четверть меньше, чем у греков. Но совсем неожиданно наступлению сопутствовала удача. Греки в первый день на основном направлении удара упираться не стали и отошли на 10-12 км. И только на следующий день, повинуясь жестким приказам своего командующего, начали закрепляться. Последовавшая с утра новая болгарская атака на греческие позиции никаких успехов не принесла, одни только потери, после чего болгары тоже начали закрепляться на новых позициях.
   Через неделю переброшенная к Дедеагачу усиленная артиллерией болгарская бригада в 4 дня вытеснила греческий десант из города на запад. Таким образом сам город и порт болгары от греков освободили, но железную дорогу к Кавале греки все равно продолжали блокировать. А стороны тем временем продолжили усиливать свои силы под Дедеагачем.
   В ответ на болгарские действия греки устроили серьезное наступление на направлении Кавалы. В результате болгары отступили ближе к порту в среднем на 7-10 км, но тем не менее оборону удержали, хотя положение там было близко к критическому. Не хватало людей и боеприпасов. Дело дошло до того, что с русской Средиземноморской эскадры в качестве безвозмездной помощи по темноте сгрузили и передали болгарам все горные пушки обр. 1904 года, использовавшиеся на кораблях в качестве десантных, и весь возимый боекомплект к ним. Вообще-то эти пушки с собой флот больше не возил, но для Средиземноморской эскадры было сделано исключение. Всякое может случиться, вот и ... Болгарам с кораблей также была выдана большая часть имевшихся ручных пулеметов Браунинга.
   В это же время турками была устроена крупная провокация у Чорлу. Турки пытались понять, будут ли стоящие здесь сербы воевать, или они тут просто изображают из себя защитников земли болгарской. Ценой потерь, доходящих до 50 человек Стамбул в итоге убедился, что сербские дивизии стоят тут не просто так. Стрелять они умеют и любят. Особенно любят стрелять по туркам. Да и застоялись сербы, как добрые кони, а тут им целей привалило... Впрочем, выявилась и приятная для турок особенность. Сербы переходить границу в противоположном направлении не стали, а ограничились выдворением за нее осман. Ну, тех, кто успел отступить. И постреляли шрапнелью вслед отступающим через границу. После этого болгары естественно выдвинули в Стамбуле туркам претензию, а турки отбрехивались в том плане, что командир дивизии неправильно понял сообщение из Стамбула и преждевременно направил личный состав на спрямление границы в соответствии с новыми оговоренными границами. По этому поводу русский посол в Стамбуле потом долго третировал турецкий МИД, говоря при каждом удобном случае, что на границе Российской и Оттоманской империй довольно много неспрямленных участков, и русские давно не прочь их того самого...
   За наступлением греков на Кавалу последовало и крупное наступление на север от Салоников с основным направлением на Скопье. Правда, в итоге почти весь напор греков вышел в свисток. В напряженной ситуации победителем в битве греков и болгар стал... русский МИД. Греков банально взяли на испуг. Русский посланник в Афинах в ходе наступления греков на север обратил внимание министра иностранных дел Греции, что ситуация на глазах приближается к тому часу, когда сербы смогут выступить на стороне болгар. И что никакая Франция не сможет удержать своего должника от этого шага. И что Россия ждет - не дождется этого часа. При этом русский посланник ни разу не соврал, а только ...гхм... несколько сместил акценты. А дальше дипломатам в нескольких столицах удалось отыграть спектакль для греков прямо на загляденье. В общем, греки сначала было не поверили, но потом перетрухали и от греха подальше отвели свои наступавшие войска на те позиции, которые они занимали до начала 2-й Балканской войны. И было с чего. Сербский Генштаб отдал приказ двум дивизиям, распологавшимся в районе Скопье, начать передислокацию из сербской оккупационной зоны на юг в болгарскую. Греческая ретирада в южной Македонии сопровождалась активными попытками гречески дипломатов как-то выяснить, что же там за условия вступления сербов войну такие. Но время шло, а истина никак не прояснялась. Греческое правительство начало понимать в чем дело... Но удачный момент для наступления ушел.
   Тем временем в Добрудже началось второе наступление румын на юг. Продолжалось оно 13 дней, но закончилось фактически на тех же позициях, что румыны достигли при первом наступлении к моменту высадки болгарского десанта в Мангалии. Только местами румынам удалось продвинуться дальше на 3-5 км. А вот потерь у румын в этот раз было больше раза в полтора. Все-таки задействованные силы с обоих сторон были больше, а упорство, с которым защищались болгары, еще больше усилилось. Увеличились русские поставки болгарам минометов и пулеметов вместе с боекомплектами, а иногда даже вместе с русскими добровольцами. И все это происходило на фоне летающих по Балканам взаимных обвинений в предательстве интересов и так далее. Вена и Берлин все пытались задействовать в войне турок, но турки наоборот начали еще больше упираться и показывать на границу с Болгарией, говоря, что там вообще-то кроме болгар имеются еще и сербы. Пусть их кто-нибудь отвлечет, вот тогда... Сербов турки, конечно, не боялись, но не учитывать в своих расчетах сербскую армию никак не могли. Однако отвлечь сербов по-хорошему было нечем и некем. Устроенное впопыхах и явно австрийцами албанское выступление в сербских Митровице и Приштине сербская армия раздавила походя, пообещав устроить местным албанцам после войны небо в алмазах. Крики Вены и Будапешта о зверствах Белграда при подавлении албанского восстания никого в Европе кроме Лондона особо не заинтересовали. Но Лондон вечно чем-то озабочен, поэтому на фоне 2-й Балканской войны его озабоченности почти никто не успел заметить.
   А потом турки еще одну новость подкинули. Стамбул потребовал убрать греков от Дедеагача. Это ведь прям рядом с турецким Энезом. Вот только это было невозможно, поскольку греков контролировали Лондон и Париж, а не Берлин. А в вопросе о Дарданеллах Тройственный союз и Британия имели противоположные мнения.
   По сообщениям из Белграда воевать против румын и держать оборону против турок на болгаро-турецкой границе Париж не мешал. Французы трезво оценивали свои дипломатические возможности и понимали, что переусердствовать с нажимом на Белград нельзя, иначе сербы окончательно расплюются с Францией и полностью перейдут под контроль Петербурга. А финансы... Ну, что финансы? Ну, устроит Белград свой технический дефолт. Таковые уже в Европе были, и никто от этого не умирал.
   Наступление сербов на самом западе Румынии, отчасти поддержанное болгарами принесло результат. Сербы отгрызли у румын территорию местами по реку Жуи и остановились, не переходя на левый берег реки. Видимо, их вполне устраивали эти достижения. Попытки румын выбить сербов за Дунай приводили только к немалым потерям.
   Какие б великие силы не бросали в бой румыны и болгары друг против друга, основная часть румынских войск грозно стояла по Дунаю и изображала... ну, наверно, каких-то былинных героев, нерушимо охранявших родную сторонку. У болгар была другая ситуация. Им требовалось побыстрее закончить войну. Все-таки боевые действия на протяжении года - это для страны слишком много и очень дорого. Поэтому болгары рискнули и вложились в свое второе ответное контрнаступление в Добрудже. Хорошо так вложились. По Дунаю остались второстепенные части, плюс две дивизии страховали направление на Софию, а остальные боевые части были отправлены в Добруджу. Ну кроме тех, что держали оборону на юге против греков и турок. А также одной пехотной дивизии, переправившейся через Дунай вместе с сербами на западе Румынии.
   14 ноября болгарская армия в Добрудже после массированной артподготовки перешла в наступление на фронте шириной в 22 км. Не организованная еще оборона румын была прорвана за один день. К четвертому дню наступления болгары продвинулись вперед на 25-30 км, расширяя зону прорыва, и в этот момент был высажен болгарский десант прямо в Констанцу.
   Румыны почему-то считали, что после единожды обстрелянного с моря нефтяного терминала Констанце ничего не грозит. Но это было совсем не так. Более того, железная дорога к моменту высадки десанта между Чернаводэ на Дунае и Констанцой на Черном море оказалась взорвана сразу в четырех местах. И все они были мостами. То есть о быстрой переброске подкреплений в Констанцу из-за линии Дуная румынам оставалось теперь только мечтать. А вот болгары в ходе десанта в Констанцу смогли воспользоваться кроме собственных судов еще и специализированными десантными средствами Черноморского Флота России, правда, только в темноте.
   Высадка болгарского десанта оказала на румын шокирующее впечатление. Они тут резво отступают, а там в Констанце выброшен болгарский десант. Это отступление на пятый день превратилось в откровенный драп. А болгары продолжали расширять участок наступления, одновременно продвигаясь вперед. Заткнуть своевременно прорыв румынам оказалось нечем. Они, конечно, начали переброску войск с рубежа Дуная, но пропускная способность румынских железных дорог наряду с наличием достаточного количества погрузочно-разгрузочных площадок на местах прежнего сосредоточения войск оставляли желать лучшего. Более того, то, что пребывало в Добруджу из разных мест Румынии было максимум отдельными батальономи. А вот о цельных полках и тем более дивизиях румынам оставалось только мечтать. Да, австрийские и германские офицеры несколько цементировали эту массу, но все равно это были не сколоченные дивизии.
   На 9-й день наступления болгары вышли к Констанце и соединились со своим десантом, который пополнялся каждый день и каждую ночь. Болгарским войскам во фланг угрожала к этому времени некоторая масса румынских войск, собранная из всякого разного. Румыны не могли не попытаться ударить. Они и ударили. К этому моменту румыны сумели собрать под Чернаводэ около трех сборных дивизий. Полевое сражение продолжалось два дня и закончилось отходом румынских частей. Однако после этого сражения болгары на время полностью утратили наступательные возможности в Добрудже. Впрочем, и румынам тоже больше было не до наступлений. Однако у болгар имелось еще две дивизии, простоявшие неподалеку под Силистрой всю войну. Вот они то и отличились под конец боевых действий. Но и их хватило только на 40-45 км наступления вниз по течению вдоль Дуная.
   Во время болгарского наступления в Добрудже румыны также попытались организовать отвлекающий удар: переправу и десант на правый берег Дуная под болгарским городом Русе, но не слишком преуспели в этом. В десанте принимала участие румынская дивизия с усилением, но в течении недели она была сброшена в Дунай с немалыми потерями для румын.
   29 ноября по просьбе румынской стороны и с согласия болгарской было объявлено перемирие. А на следующий день такое же перемирие объявлено между Грецией и Болгарией. Стороны конфликта убедились, что в таком составе без участия Оттоманской империи они ничего с Болгарией сделать не могут. А война - дело дорогое! Более того, румынам самим сильно досталось от болгар и сербов. К тому же и те и другие захватили у румын куски территории.
   Попытка уладить спор по нулевому варианту не нашла никакого понимания ни в Болгарии, ни в Сербии. Да и турки тоже были против. Они то уже себе выторгововали кусок территории у болгар. И чего теперь это отдавать? Вена и Берлин попытались нажать на Софию и Белград, но были невежливо посланы в сад. Аналогично случилось и с попыткой созвать международную конференцию по этому поводу. Румынам и грекам выставили счет затрат Болгарии и Сербии за 2-ю Балканскую войну. Ни у тех, ни у других естественно таких денег не было. А Великие державы, поддерживавшие соответственно Румынию и Грецию, вдруг заболели слепотой, глухотой, потерей памяти и острым дифицитом наличности. В общем, никто денег на выплату репараций давать румынам не хотел. Ну, по крайней мере за просто так. В общем, да. Неудачников никто не любит. Зато в Европе было много желающих выдворить болгар из Констанцы и сербов западных районов Румынии. Но за болгар и сербов стояла Россия и логика событий. Румыны напали, болгары защищались. Какие еще вопросы? Ну, а то, что болгары оказались сильнее, так судьба такая. Сербы им только "немного помогли" как союзнику.
   Несмотря на давление Великих держав малые страны Балкан послушание Великим державам утратили окончательно и не соглашались очистить занятые румынские территории от собственного присутствия. Великие все-таки попытались созвать конференцию в Вене, но все окончилось пшиком. На конференцию отказались ехать дипломаты Петербурга и Парижа. Причины у них были разные, и тем не менее. А на троих Лондону, Берлине и Вене решать что-либо по Балканцам смысла не имело.
   Лондон, видя такое, решил таки силой прекратить болгарское непослушание и продемонстрировать мускулы. Поэтому направил свою эскадру к Дедеагачу. Выгнать болгарские войска из города обстрелом из главного калибра британцы сумели. Но через пару дней дипломатам все равно пришлось договариваться. Русская Средиземноморская эскадра по приказу из Петербурга переместилась в главную бухту острова Лемнос. Остров хоть и находился формально под греческим контролем, но еще не был официально "присужден" грекам Великими державами, хотя там оставалась сущая формальность. А отличная Мудросская бухта острова Лемнос - это намного более удобное и перспективное место, чем открытый рейд Кавалы. Дарданеллы тут рядышком, если что. А заодно грекам выставили счет на ремонт крейсера "Богатырь". Почему грекам? Ну так больше никто в округе не воюет флотом, и ни у кого больше нет подводной лодки. Да, рядом еще есть турки и англичане, но они не воюют. Так что... Именно так грекам и объясняли суть претензии. А Мудросская бухта... Ну так ведь зиму русской эскадре еще предстояло где-то провести. Так почему бы не на Лемносе?
   Но главное, что пытались сделать британцы - это вытурить болгар из Констанцы. Но таких же "аргументов" как в Средиземном море, в Черном у британцев не было. Французы пытались нажать дипломатически, но тоже без особого успеха. Берлин кормил Бухарест обещаниями, но толку от него было мало, как и от Вены. В итоге англичанам и французским Ротшильдам пришлось таки договариваться с болгарами об освобождении Констанцы и железной дороги Констанца-Чорнаводэ от болгарского присутствия. Вышло это им не дёшево. Впрочем, кредиторы вряд ли прогадали. По слухам Бухаресту за кредит, который сразу транзитом ушел в Софию в качестве репараций, пришлось уступить немалое количество потенциально нефтеносных земель у Плоешти. Вот и думай... Кому война, а кому мать родная!
   Бухаресту и румынскому Каролю затеи Тройственного союза и Сердечного согласия обошлись в кругленькую сумму, проигрыш войны и немалые людские потери. Болгары освободили за частичные репарации Констанцу и железную дорогу Чернаводэ-Констанца, по которой перевозились нефтепродукты. А вот кусок левого берега на западе Румынии так и остался в руках сербов и болгар. Правда, болгарам из захваченного досталось буквально 7 верст левого берега Дуная. Остальное пришлось уступить сербам. Тем самым и сербы и болгары получили возможность перекрывать Дунай, противодействуя Австро-Венгрии и Румынии в случае необходимости. Вена серьезно билась, пытаясь это предотвратить. Но болгары на пару с сербами выставили австрийцам такой ценник за свой уход с левого берега Дуная, что венским политикам приходилось только скрежетать зубами в бессилии и насылать на поганцев все католические кары Господни.
   В очередной раз в войне больше всех получил тот, кто в ней не участвовал. В их числе как ни странно оказался Стамбул. Турки за неучастие в войне вернули себе порт Родосто в Мраморном море и кусок территории. Кусок не слишком велик, но все же. Между прочим он в основном населен этническими турками. Заодно османы отодвинули границу от Стамбула еще на один дневной переход. Может даже на полтора. После некоторого обсуждения в петербургских кабинетах власти русскому послу в Стамбуле и консулам в других турецких городах в приказном порядке рекомендовано восхвалять мудрость того, кто не позволил Оттоманской империи влезть в войну. Ведь гляди ж ты! Не участвовали в войне, а сколько прибыли зараз получили. А ведь Вена частенько себя так ведет. Так не стоит ли эту практику и дальше продолжить? А если еще с русскими отношения наладить, глядишь, и воевать не нужно будет ни с кем. С младотурками скорее всего это не пройдет, но ситуацию стоило обязательно обыграть со всех сторон и постараться закрепить её у новых османских властей в сознании.
   Греки от войны получили только расходы, потери и крупную ссору с соседями и Россией. А эта крупная ссора могла очень нехорошо аукнуться для греков в будущем. Болгары, к сожалению, больше потеряли, чем приобрели, но они были главной целью и, можно сказать, дешево отделались. Сербы получили еще кусок территории, некоторый рычаг воздействия на Австро-Венгрию и Румынию, благодарность болгар, за которыми остался должок, и повод жестко разобраться с албанцами в Старой Сербии.
   Россия... Вот тут получилось грустно! Британия, Германия и Австро-Венгрия быстренько договорились и объявили России санкции. А Франция и САСШ к ним присоединились. Поводом для санкций была указана непосредственная русская поддержка Болгарии во 2-й Балканской войне. Можно подумать Берлин и Вена непосредственно не поддерживали Бухарест во время войны? Впрочем, было б кому, а уж за что объявить санкции Великие державы Европы найдут. Санкции были направлены на мирные и военные отрасли промышленности Российский Империи. Запрет на продажу олова, никеля, ферросплавов, молибдена, графита, специализированного оборудования и так далее. Зато броню или пушки можно было заказать хоть в Германии, хоть в Британии. Можно было и линкоры целиком заказать. Вот такие санкции, мать их...
   Оставалось надеяться, что долгосрочные результаты поддержки братушек многократно перекроют негатив от полученных за них санкций. Вот относительно этого как раз сомнений хватало. Эти братушки вечно Россию подставляли, руководствуясь при этом собственными интересами. Да, сейчас вроде бы Россия все сделала по уму, но успокаиваться ни в коем случае нельзя. Западники тоже не успокоятся и будут расшатывать основу Балканского союза. А взаимоотношения Болгарии и Сербии даже сейчас после 2-й Балканской войны особой дружбой нельзя назвать. Взаимная выгода - это да. Так что за обеими странами предстоит бдить и бдить. Певческий мост уже какой-то долгосрочный проект по этому поводу составил. А вообще дел там не только одному русскому МИДу...
  
   Глава 22.
  
   Год 1913-й закончился и про него можно было сказать и много хорошего. Отличная погода в большинстве регионов Империи и довольно широко распространенные в кредит Концерном минеральные удобрения дали в этом году просто шикарный урожай. Рекордным его называли даже на корню, причем без всяких сомнений. До урожайности Германии или Бельгии, конечно, очень и очень далеко, но тем не менее. А третий урожайный год подряд дал дополнительный даже не толчок, а настоящий пинок экономике Империи. Торговля и производство цвели и пахли солидными прибылями.
   О том, что Россия превзошла Францию в промышленном производстве, будет объявлено где-то в феврале 1914 года. Чтобы еще раз скрыть такой факт, пришлось бы еще раз менять систему статистики. А смысла каждый год менять методы подсчета явно нет. Так что решено о факте объявить. Также гарантированно Россия обошла Германию по ВВП, но точных цифр еще нет. Причем обошла сразу и намного. В 1912 году не добрали совсем чуток до уровня немцев, зато отыгрались по-полной программе в минувшем году.
   С объявленными России экономическими санкциями сразу начало твориться не пойми чего. Французы присоединились к ним лишь частично и вели дело по принципу "здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачивали". САСШ тоже на словах санкции поддержали и даже много чего не поставляют в Россию, но как раз то, что Империи и так не требуется. А вот то, что Британия, Германия и Австро-Венгрия запретили к поставкам в Россию, они часто готовы продавать, но дороже. В общем, торгаши еще те. Впрочем, кто бы сомневался?
   Сами санкции больше направлены на то, чтобы Россия меньше производила сама, а больше покупала готовое за границей. Это относится и к мирной продукции и к военной. Но списки запретного у каждой страны разные, мало согласованные между собой, поэтому в основном можно подобрать замену потребным импортным материалам или оборудованию, хотя это и не всегда просто и удобно. Впрочем, есть и проблемы. Куда ж без них? Так, например, никеля в различных видах Империя, читай, Концерн Агренева производит 75% от потребностей мирного времени. И так будет продолжаться еще года полтора, пока не войдут полностью в строй рудники в Печенге и третья очередь завода в Мончегорске. Раньше ситуацию не поправить. В мире вообще пока два основных производителя и экспортера ферроникеля: Франция за счет рудников в Новой Каледонии и Британия за счет рудников в Канаде. Все остальные страны покупают ферроникель или руду во Франции и Британии(или Канаде). Та же Германия, имея свое месторождение никеля, обеспечивает себя никелем и сплавами меньше чем наполовину. У других государств все обстоит еще хуже. Так что Россия в этом вопросе еще выглядит бодрячком. Но отчасти ситуация напоминает анекдот. Металлургические заводы с иностранным участием, что ранее выделывали в некоторых объемах в России легированные никелем стали, начали обращаться в Правительство с запросами на поставку им ферроникеля от казны, поскольку официально его запрещено ввозить в Россию. А это французы, немцы, англичанин Юз и англо-бельгийцы из Коккериля. Из этого списка три страны объявили России санкции. В общем пока принято принципиальное решение - металлургическим заводам с преобладающим иностранным участием легирующих добавок не отпускать. Пусть где хотят, там их и берут. А где взять, эти заводчики и сами знают. Пусть берут у себя на родине. И то, что это будет нарушать санкции этих стран, Правительству России до фонаря. А ежели кто будет изображать из себя законопослушные компании иностранных держав, пусть. Заводы эти просто лишатся заказов. По нынешним временам это, конечно, убытков им не принесет, потому как спрос на металл в стране и так велик, но в перспективе это скажется и весьма сильно.
   Впрочем, какими бы странными ни были экономические санкции Запада, ущерб они все равно наносят. У "Сердечного согласия" не получилось заманить на свою сторону Россию пряниками, вот они, видимо, и решили добавить к прянику кнут. Да и пряник так для них дешевле может выйти. Берлин с Веной к этому делу присоединились в качестве мести за поражение их интересов на Балканах. А пока французские, да и британские дипломаты завели новую песню. По их словам санкции - это из-за того, что Россия не слушает их мудрых советов. А ежели б слушала, была бы в шоколаде. Всего то и нужно - поладить с Британией и Францией к взаимному интересу. И кредиты при этом можно получить долгожданные. На самом деле кредит в миллиард французских франков бы точно бы не помешал. А так в сентябре 1913 его обсуждение с французами заглохло на финальной стадии. Впрочем, поток так называемых иностранных инвестиций в страну это не сильно ограничивало. Таковые шли в Империю в различные сферы экономики. Но, например, в банковскую сферу, в добычу золота и некоторые другие области страждущих иностранных банкиров так и не пустили. Да и прочие ограничения от короны, Правительства и Антимонопольного комитета действовали и сказывались. Вобщем, слишком много воли иностранцам в России больше не давали.
   Впрочем, прищучили не только иностранцев, но и особо хитрозадых русских подданых. В самом конце прошлого века стоило только кому-то из них урвать из рук царя, Правительства или еще каким-то манером интересную концессию на добычу чего-либо или на обслуживание чего-то, так счастливый обладатель этого чего-то с радостью бежал к французским банкирам дабы за долю малую продать доставшуюся ему конфетку. Собственных денег для освоения от обладателя конфетки, считай, не требовалось, зато первый обладатель конфеты становился покровителем иностранного предприятия, создаваемого для эксплуатации конфетки. А поскольку получателями халявных конфет были люди в основном непростыми, то покровительство иностранцам оказывали качественное. Они ведь и для себя в том числе старались. По сути начал действовать механизм розничной распродажи страны иностранцам. Вообще вроде бы розница - это не опасно. Но когда эта розница принимает широкие масштабы, это уже сродни опту. При Михаиле II этот механизм довольно быстро прикрыли. Теперь и получить то концессию можно было, только имея определенный капитал для ее освоения. А без оного и получить концессию или заявку стало непросто, и тем более запродать ее иностранцам. Все могло окончиться продажей или простой сдачей концессии в пользу казны за небольшое вознаграждение. В этом случае о больших прибылях от продажи можно было только мечтать.
   В Империи все больше появлялось дорог, по которым товарные поезда не ползут, как беременные тараканы, то есть со скоростью 13 верст в час, а двигаются уже в два раза быстрее - 25 верст в час. Это естественно выгодно с какой стороны ни возьми, хоть и обходится не слишком дешево. Вот и французы сейчас финансируют постройку двух таких же. Несмотря на частичное присоединение Франции к антироссийским санкциям и отказ в большом кредите, постройку железных дорог, ведущих к границам Германии французские банки не прекратили ни на секунду. Знают, суки, что делают это в том числе для себя. А платят за это граждане Французской республики. В общем, французские банки еще и в прибыли остаются помимо того, что работают в стратегических интересах Франции.
  
   В 1913 году русская разведка легальная и нелегальная не раз и не два докладывала о все увеличивающихся объемах военных заказов в Германии. Да и Франция, похоже, в этом плане не отставала от немцев. И так увеличенные заказы на вооружение русской армии после получения известий о значительном увеличении военных ассигнований в Германии пришлось в 1914 году еще увеличивать. По некоторым данным и Германия и Франция будут готовы к войне к концу 1915 - началу 1916 года. А там уж как повезет. Обычно спокойный Министр Финансов Коковцев по этому поводу ругался на чем свет стоит. В кои-то веки государству можно было серьезно вложиться в экономику, а приходится большую часть свободных средств пускать на оборону. В общем он был прав и неправ одновременно. В 1914м много кредитов выделялось и на мирную экономику. Жесткого ограничителя бюджетного финансирования в виде золотого рубля сейчас не существовало. Были, скажем так, мягкие ограничения, но в них пока вполне вписывались.
   В конце декабря 1913-го года австрийцы с явным зубовным скрежетом отдали России изготовленные по ее заказу на "Шкоде" 96 горных орудий. Можно было б, навярняка б не отдали. Но высокие штрафные санкции и нестандартный для австрийской армии трехдюймовый калибр сделали свое дело. А вот Обуховский завод на пару со столичным Арсеналом еще только начал стабильно отгружать эти орудия в казну. Ну, да ничего, обуховцы темп еще наверстают. Там им уже второй заказ на эти горные орудия Военное ведомство подкинуло на 58 штук.
   ГАУ сейчас активно испытывает 10 см гаубицу М10 от "Шкоды", захваченную болгарами еще в 1-й Балканской войне у турок сразу в нескольких экземплярах. Интересное получилось орудие! В ГАУ уже начали подумывать, а не сделать ли из русской 42-линейной гаубицы аналог по типу этой австрийской. Останавливало специалистов ГАУ лишь то, что тираж у горной модификации будет весьма ограниченным. Ведь в России просто нет и не нужно столько горных дивизий, чтоб выпустить орудие большой серией, а орудия, выпущенные мелкой серией однозначно будут дорогими.
   Валентин Иванович Греве - друг и личный оружейник Агренева сделал и довел таки заказанный ему технологичный пистолет-пулемет. Не ППШ, конечно, по технологиям, но все же лучше первого Мосинского пистолета-пулемета, сделанного по заказу покойным Сергеем Ивановичем еще в прошлом веке. Патрон в ПП использован 9*22. Только с ним достигается приемлемые показатели стрельбы на 200 м. Впрочем, гильза патрона - это просто несколько увеличенная гильза от патрона 9*19. Все остальное ничем не отличается. А что поделать? Пороха пока такие, что приходится увеличивать навеску и объем гильзы. Ну почти. В принципе патрон 9*22 довольно широко используется в пистолетах Браунинга. Что интересно, именно его предпочитают боевые офицеры для использования в личном оружии, если отказываются от трехлинейного револьвера. Гражданские и полиция обходятся патронами послабже.
   Сделанное Греве оружие - ППГ, уже отправилось на казенные полигоны. Генералы включая русских пока не оставляют надежды сделать вундервафлю типа штурмовой винтовки или, читай, автомата. Русские генералы уже года полтора как даже согласились на использование в автомате не винтовочного патрона, а выпускаемого Концерном промежуточного патрона 7,62*45. Что-то у Рощепея и Федорова получается, но именно "что-то" с неадекватной ценой. Ценник у автомата выходит под стать цене ручного пулемета. И цену уменьшить не получается. Да и как ее уменьшить то? В связи с этим автомат Федорова на вооружение принят быть не может, потому как в такую цену он никому в России не нужен.
   Возвращаясь же у ППГ. Совсем не факт, что его примут на вооружение Империи в мирное время. Дальность стрельбы ППГ - 200 метров. Это по мнению военных специалистов слишком короткая дистанция боя. В общем, это даже не косность мышления. Просто время оружию еще не пришло. Армии еще не закапываются в землю, противники еще не следуют в атаке за огневым валом, не используют активно гранаты при штурме окопов противника и нет особой нужды в "окопной метле". Кстати насчет окопной метлы. Хоть помповик Браунинга русским военным в целом по русско-японской войне очень понравился, но его так и не приняли на вооружение обычной пехоты. Всего после войны было закуплено 3500 ружей для вооружения охотничьих команд в особых случаях. Оружие было закуплено, опробовано и упрятано на склады. У полиции и Охранного отделения их сейчас и то больше, чем у армии.
   На Муромском авиазаводе осенью прошлого года полетел первый в истории двухмоторный бомбардировщик. Два двигателя Луцкого по 140 л.с. позволяют самолету поднимать аж 16 пудов бомб. По мнению Агренева, которое он не позволил себе высказать вслух, это какая-то доисторическая кракозябра. Но сами конструкторы - Горлов с Григоровичем, а также представители заказчика в восторге. Ни у кого такого нет, а в Империи теперь точно будет. Это не дорогие и опасные водородные дирижабли, которым нужны здоровенные ангары для хранения.
   К 1913 году нашелся в России еще один авиаконструктор - Игорь Сикорский. Он на Руссобалте уже построил что-то большое и четырехмоторное под названием "Русский витязь". Видимо, это прообраз "Ильи Муромца". Вечно наших соотечественников тянет на постройку чего-то такого огромного и монументального. Из-за этого русские изобретения частенько получаются уникальные и в единственном экземпляре, поскольку в серию никто такое ставить не будет. Но зато как же! Крупнейшее в мире! Впрочем, этот "Русский витязь" еще ничего. Вполне наверно можно серией выпускать. Только нужно ли? Агренев вообще хотел сначала Сикорского переманить в Муром, но потом махнул на это дело рукой. Пока можно обойтись и без Сикорского. Пусть в России будут разные школы авиаконструкторов и независимые производители. Так даже лучше.
   Нашелся и Туполев Андрей Николаевич. Пока он, правда, просто Ондрюшка Туполев - ученик конструктора на Муромском авиазаводе. Доучиться в ИМТУ ему не удалось по причине попадания во время учебы в плохую компанию. Потому диплома у него нет. Ну, да какие его годы? Наверстает еще.
   Летом и осенью 1913 года в Петербурге и в Николаеве были заложены 4 новых линкора 3-й серии. Империя вложилась в эту серию по максимуму - все самое лучшее и вообще возможное. Было на корабле много такого, чего еще просто пока не существовало. Его предстояло еще создать. Водоизмещение корабля по проекту составляло 25,5 тыс. т., максимальная скорость 22 узла, главный пояс, лоб башен 12", рубка 13", главный калибр 13,5"/47 в 4-х диаметрально возвышенных трехорудийных башнях, противоминный калибр 16*6", калибр ПВО 4*3" и 4*12,7мм... Построить бы еще эту серию... Вообще даже были планы заложить не 4 единицы, а целых 5, для чего построить еще один линкорный стапель на Галерном островке, но потом от этого варианта отказались. Тут сколько ни строй линкоров, в Балтике ни с Германией, ни в случае чего с Британией паритета не удастся добиться по вполне понятным причинам. Так что и нечего излишне напрягаться. В случае чего русское побережье Балтики придется защищать не только и не столько линкорами. Но линкоры все равно Империи нужны. У нее появились не только заморские территории, но и серьёзные торговые интересы в тёплых странах. А это требует создания серьезного флота, чем и занимается Империя и ее Великий Князь Александр Михайлович.
   Линейных крейсеров в России так и не строилось. Но кое-что в этом плане Сандро все-таки для флота урвал, а князь Агренев подсобил идеями и некоторым участием. На Адмиралтейских верфях был заложена пара "больших крейсеров". Название просто взяли у немцев, у которых так назывались и броненосные крейсера и линейные. По сути был спроектирован тяжелый крейсер. Концепция у него была достаточно противоречивая. Он должен был уничтожать бронепалубные и легкие крейсера, оказывать поддержку своим главным калибром в морских боях легких сил и в десантных операциях, вести обстрелы важных прибрежных объектов и иметь возможность по скорости уйти от линейных крейсеров противника, поскольку в бой с ними вступать он не мог в силу своей слабости. Потом к этому набору добавили возможность использования корабля в качестве рейдера на морских коммуникациях противника, но запаса хода для этого почти не добавили. В общем, функции рейдера кораблю вменялись, но, похоже, чисто для того , чтобы попугать и заставить дергаться британцев. При 9 8-дюймовых 50-калиберных орудиях в трехорудийных линейно-возвышенных башнях корабль имел возможность сильно насолить любому из 36 броненосных крейсеров Королевского флота без особого вреда для себя. А если их вдруг окажется слишком много на него одного, то легко оставить их за кормой. Смущало русских адмиралов лишь то, что прогресс в морском деле идет семимильными шагами, и скоро иностранные линейные крейсера смогут наверное сравняться по скорости с русскими большими крейсерами. А это может закончится для тех вполне предрешенным печальным результатом.
  
   На Дальнем Востоке в декабре закончилась японо-китайская война. Юань Шикай все-таки двинул на японцев свою Бэйянскую армию. Но не одну её. Часть сил ему удалось собрать со срединных провинций и часть оставшихся сил старой армии. В пятидневной битве у Великой Китайской стены китайцы потерпели поражение. Впрочем, это и не мудрено. Временный президент "спалил" в сражении старую армию и силы срединных провинций. Бэйянская армия тоже принимала активное участие в сражении, но Шикай смог ее в основном сохранить. А японцам некуда было отступать. Японским военным от генералов до рядового было объявлено, что поражения войне Япония не перенесет. Это последний шанс. Поэтому солдатам лучше сложить свои кости на материке, поскольку вернуться на родные острова после поражения будет нельзя. Японцы и воевали с настроем "пан или пропал". Потери у них были огромные, но зато они закономерно победили. В общем, мирный договор между Китаем и Японией пока еще не подписан, но контуры его уже видны. Японцам Великими державами дозволено хапнуть "во временное управление" кусок южной Манчжурии между Великой Китайской стеной и рекой Ляохэ. А вот контрибуций японцам почти не достанется. Даже Россия, как посредник на переговорах, настаивала на большем их размере, но, похоже, они будут ограничены суммой 7-8 миллионов фунтов стерлингов и не покроют даже частично японских затрат на войну. Чем-то там японцы не поделились с англосаксами. Поэтому такой малый размер контрибуций. К тому же непонятно, где Китаю взять даже эти деньги. Предыдущий кредит, полученный в 1913 году Пекином, благополучно ушел на войну. Опять что-ли китайцам у англо-саксов побираться? Так условия нового кредита будут еще более грабительскими, чем предыдущего.
   Под конец войны Королевский флот на пару с американской тихоокеанской эскадрой начали "прижимать" японцев, чтоб те ненароком "не заблудились" у побережья Китая и не покусились на что-нибудь еще. И японцы явно что-то остались должны британцам. Вот только что, выяснить никак не удавалось. А неизвестное всегда вызывает опаску.
   Как и ожидалось, южные провинции Китая и парламент Китая на словах "возложили обязанность по защите Маньчжурии и Северного Китая" на Юань Шикая и никак не помогли тому в войне против японцев. А поражение Бэйянской армии и старых дивизий, собранных временным президентом, повлекло лишь упреки в недееспособности Юань Шикая управлять государством и много всяких сопутствующих вещей. Более того Гоминьдан объявил о начале Второй революции в Китае для свержения власти узурпатора Юань Шикая. А тот в свою очередь объявил партию Гоминьдан вне закона. Так что в Китае продолжалась веселуха. По-хорошему Шикаю бы сейчас двинуть свои армии на юг и разогнать весь Гоминьдан с парламентом вместе. Но для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. Денег у Юань Шикая нет даже расплатиться по репарациям с японцами. А мятежные южные провинции уже полгода как перестали перечислять деньги в казну. В общем, куда ни кинь, везде клин...
   А меж тем в Китае имелся еще один обширный район, который давно уже интересовал Российскую Империю и соответственно ее разведку. Это был Восточный Туркестан или Синьцзян. К Китаю Синьцзян был окончательно присоединен в 1881 году и с тех пор там открывались русские консульства. Так уж сложилось, что на данный момент Россия контролировала торговые потоки с Синьцзяном. В северной его части то точно. Причина была простой. Просто никому больше товары, которые давала эта земля, были не особо нужны, а регион был весьма отдаленным для всех прочих игроков включая Китай. России товары Синьцзяна были интересны. Интересен хлопок, шелк-сырец, сухофрукты, кожи, шерсть... А в Синьцзяне имелся неплохой спрос на русские товары. Правда, транспорт в регионе был еще тот - верблюды, лошади и ослы. В общем, караванная торговля. Хотя, нельзя сказать, что по русскую сторону границы было сильно лучше. Железная дорога там, конечно, была... Но сильно далече от границ с Синьцзяном.
   В Синьцзяне проживала масса разных национальностей, самыми многочисленными среди которых были уйгуры, но правили этим огромным районом и сейчас пришлые манчжуры и китайцы. После Синьхайской революции Синьцзян наряду с Внешней Монголией и Тибетом фактически отделился от Китая, но эдак по-тихому. Причем несмотря на случившиеся крупные уйгурские восстания главным в Синьцзяне стал губернатор китаец-монархист Ян Цзэнсинь. Он по-прежнему считал монархию наилучшим для Китая строем. По-хорошему Цзэнсинь теперь являлся независимым правителем китайской пограничной провинции. В ходе борьбы за власть он сначала расправился с местными китайцами-революционерами, а потом уже с восстаниями уйгуров и казахов.
   Большая Игра в этой реальности и не думала кончаться. В Синьцзяне как и в других регионах Азии шла очная и подковерная борьба британцев и русских. У британцев было намного больше денег и возможностей, а русские контролировали в регионе торговлю. Получался примерный паритет с некоторым креном в пользу британцев. Они имели давние связи с уйгурскими князьями и постоянно возбуждали аборигенов к борьбе с китайской властью, подкидывая деньги уйгурским князьям.
   Пока Синьцзян был условно китайским, ситуация в целом устраивала Россию. Периодически русская разведка тоже немного мутила местные племена, чтобы китайские власти не забывали, что тут не Пекин с Нанкином. Да и авторитет зарабатывать стоило не только у властей, но и у местных князей. С обретением Синьцзяном фактической независимости по причине того, что Китаю было не до каких-то там малолюдных отдаленных провинций, перед Россией по-новому стал вопрос: а что собственно делать с этим Восточным Туркестаном? Если пытаться подобрать его себе - это конфликт с Китаем и Британией. Да и вообще, нужен ли он? Далеко, дорог нет, население чуждое и мусульманское. Можно поделить регион с британцами. Но опять же, зачем? Ведь заявив права на владение Синьцзяном или его частью, эти территории придется охранять. Ставить там русские гранизоны, организовывать властную структуру, строить дороги и так далее. Не станут ли затраты на охрану и прочее сильно больше, чем выгоды от владения территорией?
   Теоретически регион наверно можно было бы использовать для расселения русских переселенцев. Но вот поедут ли туда русские крестьяне, смогут ли там жить и хозяйствовать - это большой вопрос. Вернее смочь то смогут. Вопрос - во что это обойдется казне? И имелся еще более сложный и главный вопрос. Даже переселяя туда крестьян из европейской части Империи, через многие десятилетия все равно не удастся достичь состояния, когда в этом самом Синьцзяне или его части русское население станет преобладать над аборигенами. А если все обстоит именно так, то зачем все это нужно? Ладно бы территория была чем-то интересная. Так нет же этого. Не лучше ли в таком случае заниматься этими делами в Сибири и не лезть на юг? Или может быть заняться лесопосадками в киргизских степях? Дело это не быстрое, но если получится, то... УХХ!! В общем, вопросов было намного больше, чем ответов. Чтобы получить ответы хотя бы на часть из них, начали готовить несколько новых экспедиций русских путешественников под негласной эгидой ГРУ. А решать глобально все равно будут потом.
   Пока в русских верхах плодились вопросы насчет Синьцзяне, в другой азиатской стране, Корее, изменения уже начались. В августе 1913 года Император Кореи Коджон уступил трон своему сыну - Сунджону. А с октября в южной части Кореи начало налаживаться гражданское правление корейских властей вместо японского военизированного. И сразу, как сообщают оттуда, начались проблемы. На юг Кореи полезли британцы, американцы и немцы со всякими коммерческими предложениями к новым корейским властям. А человек слаб перед искушениями. Корейцы в этом плане не отличались повышенной неподкупностью. В общем смена власти принесла проблемы. Слава богу, что японцы никуда в общем-то не уходили, и тоже были заинтересованы в ограничении деятельности чужих компаний в Корее. Потому особо продажные новые корейские чиновники сразу могли лишиться чего-нибудь нужного и ценного для них. Например, головы.
   А вот в Оттоманской империи произошли не самые приятные для России события. В Стамбуле немецкий генерал Отто Лиман фон Сандерс был назначен командующим турецкой армией. Для поднятия боеспособности армии руководство возлагалось на германскую военную миссию. А численность этой миссии уже превышала 40 человек. 40 немецких офицеров, потенциально командующих всей османской армией. Не иначе как акция против Энвер-паши не пошла тому впрок. Видимо, нужно было валить его наглухо. Петербург заявил по поводу назначения фон Сандерса решительный протест Стамбулу, пообещав устроить младотуркам веселую жизнь. К сожалению, миссия фон Сандерса прибыла в Стамбул уже после того, как болгары передали туркам часть согласованной территории во Фракии. Иначе б можно было воздействовать на Стамбул таким образом. Но, увы. Что сделано, то сделано, и сделанного не вернешь. Теперь придется воздействовать иными способами на другие болевые точки Оттоманской империи. Есть турецкая Армения, куда тайным порядком отправилась весьма не маленькая сербская делегация "Черной руки" и есть берег Малой Азии, населенный преимущественно греками. Вполне можно устроить грекам алаверды за 2-ю Балканскую войну. Пусть они с турками друг друга истощают, чтоб на Россию сил не хватило. Ну а то, что турки один на один опять победят греков, ни у кого сомнений почти не вызывало. А даже если это и не так... В общем, турецким грекам по-любому придется весьма несладко. Пусть за них теперь кто-то другой хлопочет, а не Россия.
   Нужно сказать, что русский Генштаб, ГРУ и Император в отношении осман были настроены весьма решительно. Болгар ведь остановили у порога Стамбула. А могли ведь и не останавливать. Возможно, болгарская армия и не взяла бы Стамбул, но ее приход под стены своей столицы турки бы запомнили надолго. А тут выходит, что турки чуть ли не о реванше задумались, пригласив к себе германских генералов и офицеров командовать собственной армией. Нет, так дело не пойдет! Пускай уж, османы получат гражданскую войну, если они такие непонятливые. Иначе еще придется потом воевать с ними.
   Конечно, все это проще сказать, чем сделать. Но настрой в российских верхах был решительным, а задача понятной и на вид вполне решаемой. Тем более те же армяне давно были не прочь получить помощь от России. Да, они использовали бы ее в собственных интересах. Ну так и об интересах Империи должны печься русские ответственные лица, а не армяне, которые не прочь восстановить свою Великую Армению. Но с Великими Сербиями, Болгариями и прочими на Балканах вроде бы как справились по крайней мере на время. Глядишь, и в других местах с прочими "Великими" получится.
   А вообще в турецкой Армении сейчас в мозгах у представителей армянской диаспоры творился ужасный бедлам. С одной стороны армяне были не прочь восстановить свою Великую Армению, причем некоторые хотели страну от моря до моря. Прям как поляки. Но армяне в отличии от поляков желали страну от Средиземного моря до Каспийского. И Баку туда же включить. Так вот это одна сторона. А с другой армяне еще почему-то верили младотуркам и местами активно сотрудничали с ними. Как такое одновременно вообще возможно, сказать трудно. Но тем не менее...
  
   Глава 23.
  
   Календарная весна 1914 года началась для князя Агренева как и для прочих живущих 1 марта. До реальной же весны в Петербурге было еще явно далековато. А вот 2-го марта пришли 2 телеграммы. Одна из Венесуэлы о том, что бандитами в количестве 120-140 человек совершено нападение на нефтепромыслы на озере Маракайбо. Правда, тон телеграммы от отвечающего за охрану объекта Федора Нечипоренко был довольно спокойный. Нападение совершено в трех местах, но в двух местах бандиты были замечены еще на подходе к объектам.
   Потом были сутки, проведенные в тревоге и ожиданиях. Но все окончилось лучше, чем ожидалось. На второй день пришло сообщение, что во всех местах нападение отбито с хорошим уроном для нападавших и с незначительными последствиями для охраняемых объектов. Нефть вообще-то не просто поджечь, если она идет без попутного газа. Это не бензин. А на НПЗ нападения не было. То ли вообще, то ли пока. Из допросов взятых пленных выяснилось, что треть из них наемники из САСШ, а остальные две трети - всякий местный и колумбийский сброд, нанятый за последние две недели на разовую акцию. Все три отходящие группы бандитов преследуются, но тут возможны проблемы. Бой в сельве - лотерея, если не получится устроить правильную засаду. Поэтому Нечипоренко не слишком оптимистичен насчет уничтожения нападавших. Кому-то точно удастся уйти. Вопрос в количестве этих счастливчиков. Русская канонерка в бой не вступала по причине отдаленности мест нападений от берега.
   Вообще как-то так сложилось, что за последние годы в Венесуэлу потихоньку-полегоньку перебрались больше трех тысяч русских. Иммигранты из страны все равно были, есть и будут. Ехали они в Америку за землей, за работой, в поисках лучшей жизни... Да мало ли зачем еще. Эти хотели ехать в САСШ и Канаду, но их маршрут удалось "немного" подкорректировать на Венесуэлу. В Аргентину князь закончил возить соотечественников лет 4-5 назад. И на смену заграничным операциям с аргентинскими землями пришли операции с землями венесуэльскими. Частично русские и украинцы селились именно у Маракайбо. Кое-кто из переселенцев и с винтовкой был на ты. Поэтому по тревоге при нападении на нефтепрлмыслы подняли и ополчение в окрестностях.
   В ответ в Венесуэлу ушел приказ попробовать взять кого-то из главных среди пришлых наемников. Очень Агреневу с Долгиным хотелось пораспросить этих людей, кто конкретно их нанимал. Понятно, что это были люди имеют какие то связи с бывшей американской крышей венесуэльских нефтепромыслов князя. Но было важно узнать, кто нанял и кто отдал приказ. Соответствующий запрос ушел и американским Луневым. У них и свои секьюрити неплохие, да и из России команда специально по этим делам прибыла.
   Вторая телеграмма пришла из САСШ от младшего Джона Дэвисона Рокфеллера. Он сообщал, что по его данным на нефтепромыслы князя в Венесуэле готовится нападение. И даже указывались конкретные лица в американском истеблишменте, которые скорее всего к этому причастны. А вот те ли они или нет - это еще вопрос! "Крышу" для венесуэльских нефтепромыслов в свое время подбирали из тех людей во американской власти, кто по понятным причинам Рокфеллеров на дух не переносит. Таким образом телеграмма от младшего Рокфеллера - это та еще гадость. Во-первых, отправлена она тогда, когда нападение уже произошло. Причем навярняка это сделано специально. Но со стороны может показаться, что американец как бы заботится о своем русском почти "партнере". А то, что новость запоздала, так это - Sorry, мы хотели как лучше... Во-вторых, очевидно, что князь будет мстить. И Агреневу подсказывают тех, кто может быть виновен в нападении. Но главное - тех, кто мешает Рокфеллерам. И руками Агренева этих людей уберут. Или же, возможно, американские нефтяные магнаты сделают это сами под маской, что это князь ответку прислал. Причем это еще достаточно простой вариант. Могут удумать и что-нибудь позапутаннее, а потом также свалить на Агренева.
   Приехавший к командиру Григорий Долгин вечером уехал к себе. Князь походил какое-то время по кабинету и вернулся к прерванным сообщениями из обоих Америк размышлениям. Размышлял он не просто так сам по себе, а на вполне определенную тему и по Высочайшему повелению. Михаил II желал от своего друга придумок насчет Манчжурии, говоря, что у того определенно извращенный мозг. На эту тему Александр был готов поспорить с кем у годно и на что угодно. Да, идею по отжиму у китайцев Большой Северной пустыни и "прилегающим к ней районов" придумал фактически Агренев. Но разве ж это идет в сравнение с деяниями выдумщиков из ГРУ и Генерального штаба? Они одним элегантным решением отделили Манчжурию от остального Китая и накормили "голодных" во всех смыслах японцев. Причем сделано все было так вовремя и удачно, что у достаточно ослабленных японцев хватило сил диктовать свои условия мира Юань Шикаю. Другое дело, что потом вмешались Великие державы и японские аппетиты серьезно урезали особенно в части денежных контрибуций. Но и тут многое оказалось заранее продумано. Ограничивать японские хотелки вынуждены были самостоятельно Британия и САСШ, а Россия выглядела в основном защитником интересов страны Восходящего Солнца. Зачтется ли России это в дальнейшем - неизвестно. От японцев вообще трудно добиться откровенности. А Китай не первое десятилетие все пинают, как хотят. Ему уже и не привыкать.
   Но к делу! В отделенной от остального Китая Маньчжурии проживало около 17 миллионов человек. 3 миллиона были маньчжурами, еще миллион - баргуты, корейцы, дючеры и прочие местные народности, а также русские. Остальные были ханьцами-переселенцами, которых пекинские власти заманили на переселение в Манчжурию после начала строительства КВЖД. Раньше Маньчжурия была фактически закрыта для переселения ханьцев. Но потом все изменилось. Династия Цин посчитала, что Россия представляет для Манчжурии опасность, и открыла заповедные раньше места для переселения основной национальности Китая на север. Между прочим перед началом строительства КВЖД населения в Маньчжурии было всего 8 миллинов. К русско-японской войне население края увеличилось в основном за счет мигрантов с юга до 15 миллионов. Но после 1907 русские власти особенно на севере Манчжурии смогли прекратить миграцию ханьцев из коренного Китая.
   https://radikal.ru/lfp/i046.radikal.ru/0803/67/029af2a28112.jpg/htm

   Ныне на севере Манчжурии у границ с Россией проживало не слишком много ханьцев. Возможно, "всего" 70-80%, а максимальная их концентрация была на юге Манчжурии, доходя местами до 90-95%. В общем 17 миллионов с одной стороны границы с возможностью вырасти еще раза в два в ближайшие десятилетия, если за миграцией ханьцев на север ослабить контроль, и чуть больше 1,5 миллионов русских с другой стороны границы. Понятно, что подобный балланс в России не нравился никому. Однако переселять на Дальний Восток народ из Европейской части страны было дороговато. Да и происходило это отнюдь не быстро. Всего с 1895 по 1913 год за Урал, включая Формозу, переселилось около 5 миллионов русских. За Байкалом ныне проживало около полутора миллионов русских подданных, плюс еще неизвестное количество китайцев и корейцев. Китайцев, как и японцев, в качестве постоянного населения с левом берегу Амура и в Приморье никто видеть не хотел. То, что в зоне отчуждения КВЖД русские и китайцы жили мирно, еще ничего не значило. Да, Югович и генерал Хорват молодцы, что смогли так здорово организовать жизнь по КВЖД, но восстание краснобородых в 1900 году никто не забыл. В общем Императором было поставлена задача - придумать способы мирным путём снизить количество ханьцев в Маньчжурии вдвое. А если получится, то втрое, заменив ханьцев иным населением. Сейчас ГРУшники перебирали кандидатуры деятельных маньчжурский князей для того, чтобы кто-то из них мог занять в Маньчжурии пост богдахына, Великого хана, Великого кормчего, Президента, да хоть черта лысого. Главное, чтоб была провозглашена независимость Маньчжурии, и в дальнейшем это буферное государство стало следовать в русле русской политики на Дальнем Востоке. С Императором Пу И и его отцом после свержения монархии в Китае фокус не прошел. Регент и дядя Пу И - Айсиньгёро Цзайфэн, имевший титул "князь Чунь, отказался покидать Китай. Ну, в общем, да. Его и так там неплохо кормят. А идти под руку русским после того, как династия Цин правила всем Китаем, явно не комильфо. Кроме того, похоже, династия еще на что-то надеялась. Впрочем, это даже хорошо. Можно будет другую династию организовать в Маньчжурии. А эта пусть доживает свой век в Запретном городе.
   Новым правителям Маньчжурии даже проще будет разъяснить, что китайцы никуда не торопятся и мыслят веками и тысячелетиями. При населении Китая более 400 миллионов человек они себе это могут позволить. Врядли маньчжуры хотят и на своей исторической родине раствориться среди десятков и сотен миллионов ханьцев. А именно это и произойдет, если ничего не менять. Даже имеющееся соотношение населения 3+1 миллиона манчжуров и прочих местных национальностей против 13 миллионов ханьцев для манчжуров, как для нации просто убийственное. Но стоит только тронуть уже переселившихся ханьцев, навярняка пойдут восстания. Потому желательно постепенно выселить лишние миллионы ханьцев из провинции на юг мирным путём и под гарантию, что Желтороссию в Маньчжурии Россия устраивать не собирается, а намерено считаться с будущей независимостью Манчжурии. Да и физически ханьцев выселить будет очень непросто. В общем, Императору нужны были методы мирного уменьшения ханьского населения. И уж тем более никто не говорил о геноциде. Кстати одновременно это скорее всего позволит монголам вернуть хотя бы часть своих земель - так называемую Внутреннюю Монголию.
   Ранее не признававший происходящих изменений по пользу России на Дальнем Востоке Юань Шикай ныне, похоже, сдался. Да и что ему еще делать? Через область, занимаемую японцами или через Монголию Маньчжурией и тем более Большой Северной Пустошью не поуправляешь. Но теперь стоит ждать возрастания противодействия от англосаксов. Японцам они его оказали в ограниченных количествах, а вот нам... Хотя непонятно, как они это смогут сделать. Маньчжурия теперь со всех сторон прикрыта другими государствами или зонами. Впрочем, захотят, найдут возможность нагадить. Но и у нас уже против англосаксов кое-какие меры заготовлены. Хуже будет, если Китай или от имени Китая наложат какие-нибудь ограничения. Кое-какие товары в Китае покупать выгоднее всего. И тут наличие собственной Формозы не панацея. Миникитаем она все равно стать не сможет.
   В Империи тоже происходили всякие всячести. В феврале опять отличился Антимонопольный комитет. Комитетчики узрели активную скупку англичанами русских табачных и папиросных фабрик явно с целью создания монопольного треста или чего-то такого с последующей переорентацией на использование табаков английских компаний. Последовала быстрая реакция, и табачную индустрию законодательно временно приравняли по рангу к металлургии. Теперь без разрешения Комитета хрен купишь даже самую замухрыжную фабрику.
   Но это было далеко не единственное направление деятельности британцев в России. Последние пару-тройку лет наметилась активность по закачке в Россию капиталов через всяких русских сектантов, пустивших корешки в Британии, Канаде и прочих английских территориях, а также через евреев и прочие национальные меньшинства. Живут какие-нибудь молокане или прочие сектанты в России. Живут довольно тихо и мирно на задворках Империи. Или наоборот в столицах. И вдруг у них появляются серьезные деньги якобы от их братьев во Христе с той стороны границы. Очевидно, что таких своих денег у этих староверов быть не может, где бы они ни жили. Или живет купчик, торгует всем помаленьку, перепродает одно, барыжит другим, и вообще занимается всем, чем ни попадя, и вдруг у него откуда ни возьмись появляются сотни тысяч рублей или даже миллион. И этот купчик становится очень заметной фигурой у себя в городе или губернии. Само собой такого случиться не может в принципе. Значит, это кому-то нужно. Охранка уже выяснила, что деньги эти имеют английскую природу и даются сектантам или купчикам как бы в доверительное управление. А вместе с деньгами, появляются и некие контроллеры оттуда. Но если с происхождением денег ясность есть, то конечная цель довольно масштабной закачки денег ни черта не ясна. А просто так закачивать бабло в страну англичане не будут. Не та эта нация. В итоге Охранное отделение и ГРУ бьются как рыба об лед, но цели завода денег объяснить пока не могут. Подобным образом накачать в Россию действительно большие капиталы для перехвата управления чем-то вряд ли удастся. Ни в чем противозаконном номинальные владельцы капитала пока особо не замечены. На данный момент можно было бы начать изымать эти капиталы как незаконные. Есть в принципе такая возможность. Только смысла в этом нет. Крику будет много, а толку? Выходит прям глупость. Понятно, что британцы задумали что-то с довольно дальними целями, но вот что... Вариантов этого "что" масса. А что конкретно, не угадаешь.
   4 марта в Петербург из поездки по сибирским городам вернулся Николай Феликсович Юсупов - старший сын Зинаиды Николаевны Юсуповой, а с весны 1913 года заместитель Председателя Сибирского Торгового банка, одного из трех крупных банков Концерна. Ну или четырех, если посчитать еще Волжско-Камский банк, где позиции Концерна достаточно прочны. А на следующий день Николай. заявился к Агреневу на доклад. В 1908 году он дрался на дуэле из-за женщины и чуть было не погиб. Более полугода после этого он лечился, потом год не мог найти себе дело, но в итоге взялся за ум. Увлечение, вернее даже манию театром, кокаинчик и кутежи Николай смог оставить в прошлом, и взялся за бизнес. Через старшую сестру жены Агренева князь Юсупов напросился на настоящее дело. А потом как-то раз-раз и пошел в гору, демонстрируя неплохую деловую хватку в отличии от своего непутевого в этом плане отца. Таким образом к 1914 году он дошёл до должности зампредседателя Сибторгбанка и по потенциалу года через три вполне мог занять и кресло Председателя. Да и почему бы и нет? Он и дела своего семейного бизнеса во многом поправил. Да и так князь Юсупов, считай, родственник Агреневым. Между прочим Николай и сам очень богатый человек. Один из самых богатых людей в России. И кстати до сих пор не женат. Одно время Зинаида подозревала его в том, что он стал женоненавистиком, но слава Богу этого не случилось. То есть он еще и завидный жених. Зинаида все желает его женить, но сын у нее теперь абсолютно самостоятельный и на все материны попытки смотрит достаточно снисходительно, но и только.
   Второй сын - Феликс у Зинаиды пока прожигал жизнь. Состояние Юсуповых это позволяло. Мания увлечения театром, а также собирание коллекций русской живописи или чего-то подобного его миновала. Но тем не менее он, как и его старший брат несколько лет назад, был ярким представителем золотой молодежи. В общем, тот еще кутила. Разве что общими усилиями семьи его удавалось сдерживать от особых крайностей.
   Постепенно преобразуясь, Империя начала становиться все более восприимчивой не только к очередным порокам, но и к новым полезным веениям. И одним из таких новых привлеченных извне веяний стал призыв на военную службу некоренных национальностей. Взяли это с Оттоманской Империи, где младотурки начали призывать в армию армян, греков, всяких арабов и так далее. В России же подобным новым призывным контингентом стали мусульмане, евреи и народности русского Севера и Сибири. Так в Средней Азии проживало на 1913 год почти 9 миллионов человек. Ну как тут не попробовать их использовать. Но грести всех и сразу естественно не стали. Было придумано несколько механизмов, чтобы первый призыв прошел без особых проблем. В общем с доступных районов Средней Азии осенью 1913 года призвали 60 тысяч призывников нескольких возрастов. Естественно без проблем на местах не обошлось, но что получилось, то получилось. Главной трудностью со среднеазиатских контингентом было то, что 80% призывников не знало русского языка. Но и об этом позаботились. Тех, кто язык знал, сразу отправили служить в линейные части, а прочим сначала предстояло за полгода выучить русский устный, читай, командный. Естественно, никто за просто так кормить толпы необученных мусульман не собирался. А потому полгода минимум им предстояло учить язык на стройках народного хозяйства. И именно на этот срок удлиннялась их служба. А если и через полгода они не начнут понимать русский командный, то срок отработки на стройках удлинялся еще на полгода. Естественно, призыв коснулся не только Средней Азии, но и Кавказа, Крыма, Польских земель и Урала с Поволжьем. Берлин и Вена сначала было возмутились увеличением состава русской армии аж на 12%, но когда поняли, кого русские призвали на службу, только рукой махнули. Толку с этих недовояк не было никакого. Да и сразу стало понятно, с кого русские пример брали. С осман. А те ничего дельного по определению придумать не могут. Составлять из этих будущих солдат национальные батальоны в России не собирались, хотя такие призывы были. А вот в обычных линейных частях наряду с русскими мужиками они вполне послужат. Что киргизы, что ферганцы, что чеченцы, что башкиры, что армяне. Причем проблем с мусульманами по той же пище ожидалось немного. Свиней в стране разводили относительно мало, а потому Военное ведомство практически не покупало ни свиную тушенку, ни свиные ходячие консервы. Разве что на Украине. Но туда мусульманам еще нужно ухитряться попасть служить. Своих то там не было кроме разве что крымских татар, но их очень мало.. Были еще, правда, евреи и довольно массово, но барашков в стране все равно выращивалось в разы больше, чем свиней. Так что с кошерностью пищи пока все обстояло относительно неплохо. Сложнее обстояло с возможностью отправления религиозных обрядов, но что-то и на эту тему вроде бы собирались придумать.
   К началу весны фактически разрешилось очередное противостояние в Персии между шахом и парламентской оппозицией. А фактически между Россией и Британией. Можно сказать, что победил Мохаммед Али-шах, но это была пиррова победа. Да, постоянная борьба с оппозицией закалила его и сделала хитрым, коварным и решительным. Теперь это был настоящий правитель своей страны. Ну или он был на пороге этого состояния. Но лучше такое больше никогда не повторять. Все четыре противоборствовавшие стороны отползли зализывать раны. России, властям и шаху досталось в центре страны и на севере. Вскормленным британцами персидским либералам и прочим "демократическим" силам типа армянских и прочих федаинов досталось там же и даже больше. Немалая часть бывшей оппозиции уже перебежала на сторону шаха, а часть находилась в раздумьях. Просто все отдающие себе отчет в ситуации уже понимали, что дальнейшее противостояние приведет только к разрушению страны. А кому это выгодно? Явно не самим персам. А британцы огребли свое ответными шагами России в индийском Белуджистане и частично в Бенгалии. Также первый раз "поработала" поддерживаемая извне Ирландская Республиканская армия. Не остались в стороне от борьбы ирландских патриотов также Шинн Фейн и еще некоторые прочие мелкие оппозиционные ирландские группировки. Более того, удалось в основном направить поиски британских властей по источникам финансирования этих ирландцев за океан. И нужно сказать, что финансирование оттуда тоже поступало, хотя и не было основным. Форейн Оффис даже успел поцапаться с Госдепартаментом на эту тему. Американцы привычно заявили, что у них свободная страна, и поэтому каждый может делать все, что хочет, если это не нарушает закон. Но у британцев нашлись весомые аргументы в пользу своей точки зрения. Однако Госдеп тоже не хотел уступать. Пока не хотел. Ссора между англосаксам поддерживалась еще и сильными разногласия по поводу мексиканской революции и вообще права САСШ делать в Западном полушарии все, что Вашингтону захочется. Между прочим через года 1,5-2 вступит в строй Панамский канал, и мобильность флота и военных сил Америки еще более возрастет. Армии у САСШ, конечно, нет, но флот американцы строят с претензией на второй-третий по численности и силе в мире. Впрочем, армия Вашингтону фактически пока не нужна. САСШ просто не с кем воевать. Нет у них соперника в Западном полушарии. А с прочими достаточно морской пехоты. Возрастающая военная и экономическая сила САСШ крайне не нравилась британцам, но поделать что-либо с этим они пока не могли.
   Возвращаясь же к Персии... Железная дорога несмотря ни на что на севере страны строится активно. На начало весны она мало-мало не дошла до Казвина. Там всего верст 50 осталось. А от Казвина до Тегерана в общем то тоже не очень далеко. Скорее всего к концу года её до столицы страны дотянут. А вот потом скорее всего с дальнейшим строительством чугунки притормозят, если только Россия выдаст Персии новый кредит. А с ним пока еще ничего не решено. С одной стороны вроде бы нужно дать кредит и начать строить ветку от построенной дороги на юг к персидским нефтепромыслам. Но не все так просто. А очень даже непросто. Там такая мешанина интересов намешена, что неизвестно, куда в итоге пойдет дорога. Те же англичане против того, чтобы дорога шла к Шат-эль-Арабу. Их бы больше устроило более восточное направление - примерно в район Бендер-Абаса и Ормузского пролива. Они и сами не прочь получить концессии и начать строительство, но против этого выступает Россия и сам Мохаммед Али-шах. Он хочет получить доступ к собственной нефти. А то в Персии уже добывается почти 4% мировой добычи нефти, а большая часть его страны вынуждена покупать дорогие русские осветительные масла и прочие нефтепродукты. Те же паровозы в Персии пока ходят на русском мазуте. В Персии также есть свои угольные месторождения, но железной дороги до них пока тоже нет. И когда она будет, неизвестно. По этому поводу депутаты-гилянцы сейчас "пинают" и шаха и меджлис, утверждая, что если бы их послушались и начали строить дорогу от Энзели и Решта на Казвин, то сейчас бы персидские паровозы ходили бы на персидским угле. Но кто ж знал? Угольное месторождение Сенгруд обнаружили совсем недавно. Да и строить дорогу с большими относительными уклонами через горный хребет Эльбурс та еще задачка. Хотя когда-нибудь это делать все равно придется. Между прочим на севере Персии имеются неплохие меднорудные и свинцовые месторождения, но они ныне не разрабатываются, поскольку для превращения руды в металл необходим уголь. А уголь находится совсем не там, где есть медные и свинцовые месторождения. Чтобы соединить эти места, нужна железная дорога, то есть необходимы деньги. Но денег нет, потому медь, свинец и изделия из них покупаются за границей и в России в частности.
  
   Глава 24.
  
   К началу лета 1914 года ситуация в мире несколько поменялась. Вообще основная проблема планеты состояла в том, что мир уже был фактически поделен, а амбиций у мировых держав было через край. Поэтому дальнейшее развитие возможно было только передел мира. А передел это почти всегда война, в которой новый претендент оспаривает право старого лидера на владение чем-то. Мировой гегемон - Британия сейчас мешала сразу трем другим мировым державам, а именно Германии, САСШ и России, но шансов на то, что эти трое между собой договорятся и будут действовать совместно, не было почти никаких. И САСШ и Германия были не прочь занять место Британии хотя бы в отдельных сферах, но прекрасно понимали всю малоосуществимость подобных желаний по крайней мере в одиночку. И если немцы в принципе были не прочь и повоевать для улучшения собственных позиций, то американцы по крайней мере собственными руками воевать не собирались. Да и нечем у них было воевать, ну, кроме флота. Армии то у американцев, почитай, не было вовсе, да и создавать ее они пока не стремились, несмотря на расширяемую политику "Большой дубинки". Вообще главные устремления Америки сейчас заключались в том, как бы как-то потеснить Британию на финансовых и товарных рынках. Россия в отличии от первых двух держав занять место Британии совершенно не стремилась. Русские также как и американцы совершенно не стремились воевать. Но англичанка гадила уж больно постоянно и качественно, а обходилось это Империи слишком дорого. Россию вообще бы больше устроила ситуация, если б Европа про нее забыла бы хотя бы на четверть века. Вот только шансов на это не было никаких. Это был как раз тот достаточно редкий случай, когда быть большой и довольно сильной страной плохо. Ведь про маленькие страны могут забыть и не обращать на них внимание. А большие всегда будут в центре внимания конкурентов. Это маленькие страны могут заявить о том, что они объявляют нейтралитет и намерены его поддерживать как минимум очень и очень надолго. Большим странам нейтралитет не грозит в принципе. Никто подобное заявление о нейтралитете от России не воспримет. Тут как раз тот случай, когда если ты не занимаешься политикой, то политика начинает заниматься тобой. А это обычно выходит очень больно.
   Британия была не прочь столкнуть между собой немцев, французов и русских, тем самым серьезно ослабив каждую из сторон. Причем желательно не влезая в войну самой по крайней мере на первом этапе. В случае если бы это удалось, британцам бы ничего не мешало после европейской войны разобраться с САСШ. А зная иезуитскую хитрость британцев, вполне можно было бы ожидать, что с Америкой они воевать будут тоже не в одиночку. В результате мир бы получил хороший урок, а британцы неплохую прибыль.
   Но действовать в лоб в Лондоне совершенно не собирались. Поэтому британские либералы и Эдвард Грей, почти десяти лет возглавлявший внешнюю политику страны, сделали ход конем. Грей явно решил для начала замаскировать и заретушировать англо-германские противоречия, а потому в начале 1914 года заявил о том, что время конфронтации в Европе должно уйти в прошлое, и необходимо наладить англо-германские отношения. Не сказать, чтоб за этими громкими речами совсем ничего что стояло. Но британские интересы никто естественно предавать не собирался, а острые вопросы Форейн офис намеревался решать за счет некоторой общей корректировки политики Британии и за чужой счет. В делах это выразилось для начала разве что в том, что годами тянущиеся англо-германские переговоры по Багдадской железной дороге наконец завершились к германскому удовлетворению. Британия более не собиралась сдерживать строительство этой дороги, но контроль за будущим самым восточным ее участком Багдад-Басра все равно оставила за собой. Впрочем даже до Багдада эту дорогу османам и Дойче-банку еще предстояло строить и строить, не говоря о последнем участке.
   Этим все не ограничилось. С дальней полки достали англо-германский договор от 1898 года о разделе португальских колоний в случае, если Португалия еще раз обратится за кредитом, и исправили в пользу Берлина. Теперь немцы теоретически могли получить не часть португальской Анголы, а ее всю. Вот только даже в Петербурге сомневались, что до этого вообще может дойти. Но формально это была победа германской дипломатии.
   В Европе же пока собственно мало что изменилось. Все стороны готовились к войне. Но если в России войну в принципе не хотели, то в Германии не хотели воевать с Россией. А заодно еще и с Англией. Вот такой странный набор желаний. Естественно в каждой стране имелись свои ястребы. Причем скорее всего наибольшая их популяция скопилась именно в германских землях. Вот они по большей части были не прочь воевать с кем угодно. Стоял только вопрос цены. К тому же скоро предстояли переговоры по конвенционным таможенным тарифам на последующие 12 лет. А это такое время, когда каждая страна не прочь серьезно подставить соседа дабы получить одностороннюю выгоду в торговле на ближайшие дюжину лет. Но русская дипломатия, казалось, смогла сделать невозможное. Во-первых, она смогла поколебать уверенность части германских верхов в том, что германские желания завоевать жизненное пространство на востоке (в Польше и Прибалтике) - это собственные, а не навязанные извне желания германских ястребов. Причем был указан и источник этого навязывания - Остров. И если для большинства ястребов найденный источник агрессивности был побоку, то другая часть верхов Германии серьезно задумалась. С одной стороны несмотря на то, что германцам навязывают агрессивность извне и указывают путь на восток, в немецких верхах совсем отказываться от поиска новых земель на востоке они не собирались. Там решили считать, что если получится, значит, хорошо, нет - нет. Упоротости и тупой упертости не было. С другой же стороны ... Ведь если твой противник специально направляет твои усилия и агрессивность в сторону от себя, то это явно неспроста. А если враг сумел отвести удар от себя и направить его на другого, то он уже отчасти победил. Дальше следовала достаточно проста логическая цепочка. Британцы хотят столкнуть Германию и Россию с Францией дабы загрести жар чужими руками. Война на два фронта никогда не привлекала ни германского кайзера, ни широкую германскую общественность. Да, существовал план Шлиффена, который не раз корректировался и дополнялся, но в высших эшелонах власти Германии также прекрасно понимали, что если что-то где-то пойдет не так при его осуществлении на первом этапе, то потом Рейху предстоит война на истощение, которую Германии скорее всего не выиграть. В этом случае любые псевдопатриотические призывы победить Францию с Россией и продиктовать им условия мирных и торговых договоров являлись самоубийственной попыткой одним махом разрубить гордиев узел, заранее обреченной на неудачу и уводящей Рейх с генерального пути развития. Да и не верили в Берлине, что Британия будет спокойно смотреть на то, как Германия станет побеждать французов и русских. Британская дипломатия всегда заботится о собственных интересах, а ведь именно в английских интересах будет не допустить поражения России и Франции несмотря на то, что в данный момент англичане с русскими находятся в конфронтации. А история говорила, что британцы в споре двух противников почти всегда поддерживают более слабого, чтобы потом с него получить то, что им требуется. Кроме того именно английская дипломатия умеет в один миг извернуться наизнанку и представлять вчерашнего врага другом и наоборот. Поэтому несмотря на идущие военные приготовления германская дипломатия предпринимала серьезные шаги для того, чтобы как-то урегулировать нарастающие противоречия не только и не столько с Британией, сколько с Россией. Да и Россия была не против этого. А когда две мировые державы обоюдно желают придти к компромиссу, им это обычно удается несмотря на внешнее противодействие. Правда, не все было так просто. Меж Россией и Германией еще имелась Австро-Венгрия. Для Германии это был верный союзник и сателит, а для России давний недоброжелатель и неприятель.
   Тем не менее в мае 1914 года у России наметился возможный путь решения многих международных проблем. Русская и германская дипломатия нащупали общие подходы для того, чтобы не решать двухсторонние проблемы военным путем на радость британцам. Большая часть этих двухсторонних вопросов могла быть решена договорным путем, пусть даже сторонам приходилось искать не всегда приятные компромиссы. Но они были всяко лучше, чем Большая война в Европе друг против друга. Более того, начала проглядывать даже возможность некоего теоретического пока военного альянса между Россией и Германией. Нет, конечно, в Германии не нашли требуемый ранее Михаилом II миллиард рублей для выкупа русского долга, размещенного на Парижской бирже. Но ряд возможных договоренностей, если они будут введены в действие, позволяли компенсировать недостаток реальных финансовых средств у Берлина и одновременно не создать проблем с выплатой госдолга у России в пользу французских держателей в случае чего.
   Если же обратиться к текущему экономическому взаимодействию двух стран, то естественно, что не могли долго сосуществовать одновременно экономические санкции против России и режим максимального торгового благоприятствования между двумя странами, который действовал до введения санкций. Официально Германия сняла санкции с 5 мая, после чего вся конструкция режима санкций со стороны других стран развалилась, а Берлин вдогонку удостоился многочисленных недобрых комментариев и намеков из Лондона. Нет, конечно, не все вновь стало доступно к продаже в Россию. Просто у каждой из западных стран как и раньше еще существовал специальный список того, что она "догоняющим" странам или конкурентам не продавала и не собиралась продавать. Но речь сейчас не об этом. Вообще-то в принципе Англия могла бы и в одиночку продолжить и даже усугубить режим санкций, просто введя ограничение доступа к межбанковским кредитам для русских контрагентов, но этого не случилось. Но здесь и сейчас британцы не захотели в глазах русских властей или мировой общественности выглядеть главным вселенским злом. Хотя если б у них был шанс уговорить Париж и Вашингтон, то, возможно, санкции бы были сохранены. Но Париж вслед за Берлином санкции снял. Французы прекрасно понимали, чем для них грозит сближение Германии и России. Поэтому вслед за снятием санкций со стороны Парижа в Санкт-Петербург потянулись и важные перелетные птицы. Так в составе делегации в Россию приехал Эдуард Нецлин - президент Парижско-Нидерландского банка и глава "русского" пула французских банков, ранее активно размещавших во Франции облигации русских займов. Приехал он не просто так, а с предложением миллиардного кредита(миллиарда франков) на довольно льготных условиях, но в счет политических уступок с русской стороны. Политические условия получения кредита царскому правительству совершенно не понравились, но французы были готовы не только торговаться, но и даже увеличить сумму кредита в два - два с половиной раза. Их явно приперло. Да и было с чего. Если русские сумеют договориться с немцами, долго ли просуществует независимая Франция, ориентирующаяся к тому же на Лондон? Между прочим Франция эта не просто европейская держава, но и владелец немалой колониальной Империи. А именно принцип обделенности колониями являлся одним из важных столпов в международной политике Германии. В общем, французам явно было что терять.
   Когда стала очевидной попытка подкупа французами российских властей путем предоставления большого кредита, в Санкт-Петербург пожаловал сам Вильгельм II. В конце концов он себя считал как минимум не обделенным дипломатическими талантами. А то, что у него последнее время не очень ладилось общение с русским кузеном и царственным братом, списывалось на происки иностранных конкурентов и ошибки его окружения.
   С Британией у России в отличии от Германии отношения все больше портились. В начале весны британцы раздули антироссийский скандал из ничего. Началось с того, что в британской прессе начали раздувать новость о том, что проданная компании Виккерса Концерном Агренева лицензия на производство соляровых движков Тринклера какая-то неправильная. Будто бы в ней нет никакой новизны, все придумано немцами, и большие деньги заплачены английской компанией совершенно зря. Причем сама компания Виккерса никаких претензий к Концерну не предъявляла. Между прочим пару подводных лодок с бензиновыми двигателями Виккерса Королевский флот вынужден был списать. Одна сгорела напрочь у пирса, а вторая, как потом выяснилось, не смогла всплыть из-за вспыхнувшего в подводном положении пожара. И хрен бы на эту английскую прессу, если б она не портила экспортные перспективы для русской оборонной промышленности.
   Причем одной лицензией на тринклеры английские писаки не ограничились. Сообщение о небольшой неисправности на одном из трех аргентинских эсминцев типа "Бравый", построенных в Санкт-Петербурге, британцы раздули до гигантских размеров в том плане, что русские ничего не умеют строить, им ничего нельзя заказывать, и вообще хорошо и быстро корабли могут строить только в Британии. Все это по сути обычные конкурентные войны, но на повестке дня стоял вопрос о постройке аргентинцам второй тройки эсминцев, и скандал был ныне русским верфям совсем не кстати.
   К концу марта британцы явно выкрутили руки норвежскому королю Хокону VII и заставили того отозвать свою подпись под совместным с Михаилом II заявлением о взятии Шпицбергена в совместное с Россией владение. Заместо этого Норвегия устами своего министра иностранных дел сделала заявление о том, что Шпицберген по праву первооткрытия принадлежит ей. А Форейн офис это заявление поддержал. Правда, за это норвежцам пришлось поступиться немалым. Теперь Британия и некоторые другие страны, которые готовы будут поддержать всеми имеющимися средствами норвежскую юрисдикцию Шпицбергена, могли беспрепятственно осуществлять на архипелаге и в его водах хозяйственную деятельность, правда, за определенную мзду. А те, кто был не согласен с подобной постановкой вопроса, с 1 июля должны были лишиться этого права. Это был недвусмысленный намек русским и американцам, которые добывали на архипелаге уголь и всем прочим государствам, суда которых промышляли в окрестностях архипелага рыбу и китов. Понятное дело, что сама Норвегия никоим образом не могла силой защитить свое право на владение Шпицбергеном. За нее это сделала Британская Империя. А чтобы придать своим словам дополнительный вес, Лондон заявил, что намерен отправить к архипелагу небольшую эскадру из трех крейсеров. Крейсера то может были и старенькие, построенные еще в конце прошлого века, но они несли на флагштоках Юнион-джек. А бодаться в море кому-либо с Королевским флотом было весьма чревато. Поэтому России отвечать необходимо было ассиметрично. И такой ответ был найден.
   Для начала Россия совместно с Германией заявили, что не собираются признавать исключительную норвежскую юрисдикцию Шпицбергена и считают любые попытки Норвегии и ее "добровольных" защитников установить силовым способом эту самую юрисдикцию абсолютно абсурдной. Дабы дать понять властям Норвегии и британцам, что те категорически неправы, Россия заявила о ряде ответных мер. Во-первых, Петербург заявил о полном прекращении закупок английского угля для снабжения предприятий на русских Северах и судов в северных морях. Ведь во многом весь этот спор был именно из-за добываемого на Шпицбергене угля и вылавливаемой у его берегов рыбы. Так, в 1912 году за счет рыболовства в том числе в Северном океане Россия вышла на первое место не только по ценности выловленной рыбы, но и по тоннажу. (Прим.: В реальной истории в 1913 году Россия стала первой по ценности вылова и второй по тоннажу вылова.) Правда, Россия большую часть рыбы вылавливала во внутренних водах, а Британия - в мировом океане.
   Во-вторых, русский МИД заявил о увеличении морской экономической зоны на русских северах с 3 до 12 миль от береговой линии. А для контроля за соблюдением нового режима было заявлено о переброске в Мурманск части кораблей Балтийского флота. Если удастся осуществить эту меру, то главными иностранными пострадавшими на северах будут как раз норвежские и английские рыбаки.
   И, наконец, Извольский заявил о том, что Россия объявляет Охотское море своим внутренним морем Империи. Это был давно ожидаемый шаг. Просто раньше повода не было, а тут как ответная мера на британский беспредел - это было самое то. Режим внутреннего моря подразумевал, что ловить рыбу в его водах теперь могли только русские корабли, а также те, кому это будет дозволено Россией за соответствующую плату. Британия и САСШ естественно сразу отказались признавать новый режим Охотского моря, но Россию это не интересовало. А вот полное изгнание английских и американских рыболовных судов и китобоев из собственных дальневосточных вод наоборот очень заботило. Причем уже довольно давно. В конце концов конфисковывать иностранные суда за браконьерство по решению русского суда русские власти умели не хуже чем американцы по решениям американских судов. Так, что английские, что американские китобои в Охотском море били китов исключительно ради китового уса. Добывали кита, вырезали китый ус, и все остальное выкидывали за борт...
   Для Германии имелась прямая выгода от русского отказа от покупки английского угля, а потому Берлин поддержал Россию. Ведь если русские не будут покупать уголь английский, они будут вынуждены покупать немецкий уголь. А того, что добывала Россия на Груманте, пока хватало только для Мурманска. А ведь на Северах кроме этого порта был еще Архангельск и несколько других мелких портов. Кроме того противостояние России с Англией было политически выгодно Германии. Поэтому Берлин полностью поддержал Петербург в споре по поводу Шпицбергена, причем не за просто так, а под обещание, что германские интересы будут непременно учтены в случае возврата к первоначальному режиму собственности. Этот режим вообще-то не был почти никем признан. Но какая разница? Русские вынуждены играть в деле первую скрипку, они вступают в серьезную конфронтацию с британцами. Так что еще может лучше с точки зрения немцев?
   В апреле британская компания Лестера, владевшая монополией на пароходное сообщение по Шатт-Эль-Арабу и Тигру, в коммерческом суде Стамбула выиграла давно тянувшееся дело к русской компании "Теплоходы Тигра", принадлежащей Концерну Агренева. Выигрыш британцев означал, что лицензия на речные перевозки выдана "Теплоходам Тигра" незаконно, и что британская монополия на перевозку коммерческих грузов по этим рекам должна принадлежать только компании Лестера вне зависимости от типа применяемых на судах механического двигателя. Дело было реально дурацким, но в данном случае против Концерна сыграло то, что османы желали отыграться за свое поражение в Балканской войне и немного потрафить британцам. Концерн, конечно, сразу подал апелляцию, но шансы на пересмотр дела были не велики. А вот следствие проигрыша дела было хреновым.
   Теперь выходило, что русские купцы, торговавшие тут, не могут теперь возить по этим рекам товары на русских судах, и даже агреневская компания Gulf Oil не может возить нефтепродукты из нефти добываемой тут же в Арабистане, а должна пользоваться для этого судами английской компании по английским расценкам. А ведь англичане могли теперь назначать для русских конкурентов тарифы на перевозку от балды, отдавая предпочтения британским товарам и так далее. А между прочим по рекам там уже ходило 7 русских буксиров с тринклерами и 13 барж. Слава Богу стамбульский суд оставил возможность "Теплоходам Тигра" возить по Щатт-эль-Арабу некоммерческие грузы, предназначенные для оперативной работы Gulf Oil.
   Кроме цели насолить русским у британцев была и четкая цель. Дело в том, что в Оттоманской империи была создана нефтяная компания, предназначенная для поиска и добычи нефти на территории Ирака. 50% Турецкой нефтяной компании досталось Англо-персидской нефтяной группе д'Арси, хапнувшей несколько лет назад концессию на поиск и добычу нефти в большей части провинций Персии, но нефти пока так и не нашедшей. Еще по 25% досталось досталось немцам и голландцам: Deutsche Bank и Royal Dutch Shell Group. Но учитывая тесные связи англичан и голландцев, это означало, что контроль за будущей турецкой нефтью достался британцам. Причем уже было известно, где требуется искать нефть - в районе Мосула. У компании д'Арси уже сменился собственник. Старый, потратив немало денег на поиски нефти, отступился, и контроль за компанией Д'Арси перешел по настоянию Первого морского лорда к Британской казне. А им между прочим был Уинстон Черчиль. Да-да, именно тот самый. Сейчас начало работ по поиску мосульской нефти пока сдерживали только юридическая неоформленность отношений и османская бюрократия. В случае, если нефть там найдут, а ее там точно найдут, персидская нефть и нефтепродукты в Ираке становилась явно лишней. Таким образом путем признания выданной русской компании лицензии на судоходство по Тигру и Шатт-эль-Арабу недействительной англичане решали вопрос заранее и кардинально. Причем опять же делали это в основном чужими руками.
  
   Одновременно с этими негативными по отношению к России шагами британские дипломаты начали указывать своим русским коллегам, что стоит России только согласиться с пожеланиями Парижа и урегулировать с Лондоном взаимоотношения в Азии, как весь негатив из англо-русских отношений может растаять как прошлогодний снег по весне. Обещания англичан были достаточно завлекательны на первый взгляд. Да и на второй тоже. России в кои то веки даже обещали благосклонность Лондона в отношении черноморских Проливов и намекали даже на возможную реквизицию строящихся в Британии для Стамбула двух линкоров. Но за внешней привлекательностью английских обещаний маячила необходимость потом воевать за чужие интересы с Германией. А воевать с немцами за английские и французские интересы Санкт-Петербург совершенно не желал. В этой войне у России фактически не было никаких целей. Не совсем, но очень на то похоже. А если в войне нет целей, в ней нет никакого смысла.
   Реальная проблема России состояла в том, что без ее участия Большая война в Европе невозможна. Франция с Англией однозначно проигрывала бы Германии и Австро-Венгрии. И тут даже было неважно, вступит ли в войну Италия и Оттоманская Империя, и на чьей стороне. Немцы однозначно и быстро разбивали бы французов и становились новыми гегемонами на континенте. Кстати именно поэтому Петербург был категорически против войны в Европе как со своим участием, так и без оного. Уж очень неприятные последствия виделись за будущим французским поражением. В Париже эти русские опасения тоже прекрасно понимали, но и оставаться в подвешенном состоянии совершенно не хотели. Теоретически Париж считал, что сможет продержаться месяц-полтора в глухой обороне против немцев до тех пор, пока русские не мобилизуются. Но вряд ли сильно дольше этого. Парижу было необходимо как-то