Второй прыжок с кульбитом и пистолетом.
  
  Автор Владимир Сербский
  
  
  Продолжение книги 'Прыжок с кульбитом и валидолом'.
  

  
  Пенсионер, волей случая оказавшийся в собственной юности, идет по прожитому пути еще раз. Жизнь, правда, изменилась. Дорога стала иной, но Антону Бережному здесь нравится. Не каждому удается начать сначала, шанс войти в ту же реку выпадает редко. И вторая попытка Антона не предполагала стрельбы с погоней, однако это случилось.
  Как и в первой части, имеются недостатки. Автор напрочь забыл про инопланетян с компьютерным разумом, и зеленых человечков вообще не упомянул. Исключен абордаж космических кораблей пиратами, а зомби и тролли, не обнаружив себя в синопсисе, в нетерпении грызут друг друга за кадром. Здесь речь пойдет о другом, достаточно начать чтение.
  Все события, описанные в тексте, являются вымыслом, совпадения следует понимать как случайность. Времена года, новости из телевизора, названия государственных органов, а также фамилии действующих лиц выдуманы, и не имеют ничего общего с реальной действительностью.
  Чтение рекомендовано для людей старше восемнадцати лет, так как автор по-прежнему считает, что курение, питие и череда любимых женщин нежелательны в более раннем возрасте.
  

  
  

  Пролог, в котором читателю предлагается финал первой книги. Коротенько так, минут на сорок
  
  В Испанию я переместился с двумя сумками диетических продуктов на груди. Еле допер эту тяжесть. Тяжело плюхнулся на диван гостиничного номера, однако сразу подскочил от явной несуразности - из спальни выглядывали чьи-то голые ступни.
  - Там, вдоль стенки, лежит труп, - мелькнула в голове догадка. Эта мысль не вызывала сомнений.
  - Наша мама пришла, молочка принесла? - переступив через мертвые ноги, в дверном проеме показался Игорь Неделькин.
  Одет он был неприметным туристом - гавайка, шорты, шлепанцы.
  - Ну да, - машинально ответил я.
  - Извини, Михалыч, ничего личного, - поднимая пистолет, он криво усмехнулся. - Просто в этом раскладе ты немного лишний.
  Рука с 'Береттой' еще двигалась, когда сумрачная комната расцвела яркими красками. Огонек светодиода в стенном выключателе, неожиданно вспыхнув красным рубином, резанул по глазам. Голос Игоря увяз в густом меде, только пустой жабий взгляд проникал прямо в душу.
  Конец фразы я едва расслышал - делаясь тягучими, слова замедлялись. Звуковой фон, преобразившись, сменился ровным гулом, а искаженная речь тоже застыла на одной ноте, как бывает в испорченном магнитофоне.
  Детали сделались контрастными. Крупный мотылек, бьющийся на рожке ранее бледного, а теперь вдруг полыхнувшего светом ночника, внезапно замер в воздухе, обретя фантастическую четкость. Словно резкость в бинокле навели: каждая ножка бабочки стала видна до мелких мохнатых деталей. Кадрами из замедленного фильма, переливаясь фиолетово-черным перламутром, пестрые крылышки сонно дрожали в попытке возобновить движение вверх-вниз. Казалось, мотылек навсегда увяз в прозрачном сиропе загустевшего воздуха.
  Мрачный зрачок толстого пистолетного ствола уставился мне в лицо, вызывая острое желание дернуться в сторону от такого недоброго взгляда.
  Одновременно с запуском торможения мира Игорь Неделькин успел нажать спусковой крючок. Сухо клацнул затвор 'Беретты', из ствола лениво вылетела пуля в облаке пороховых газов. Увидеть ее замедляющийся полет мне удалось, а вот уклониться не совсем - плечо резануло болью. И только затем прозвучал кастрированный глушителем выстрел.
  Удар развернул меня, отбрасывая на диван. Взгляд остановился на круглой дырочке в левой части грудины, откуда толчками выплескивалась ярко-красная кровь.
  Раскаленные газы еще клубились между мной и толстым цилиндром глушителя, когда краски начали меркнуть, медленно заливая картину чернотой.
  А потом свет погас окончательно.
  
  Глава первая, в которой происходит подготовка к военным действиям
  
  Утро безжалостно затолкало солнце в оконную раму. Крепко зажало, выдавило яркие брызги, заставляя меня прищуриться. Вот старый склеротик! Уходя из дома, опять забыл задернуть гардины. Но ничего, сейчас мы это безобразие поправим.
  Стоило шевельнуться, как кошка встревожено мяукнула. Встав на задние лапы, Алиса принюхивалась к незнакомому запаху пороха и крови.
  - Привет, подруга, - сказал я. - Как ты тут?
  Кошка не ответила, но и без слов было ясно, что здесь все по-прежнему.
  Удачно я вынырнул из Испании - в собственную квартиру да на родной диван. Очень хорошо вышло. Дом не самый худший вариант, учитывая, что прыжок совершился интуитивно, практически бессознательно.
  Опустил взгляд: из дырочки на груди толчками выплескивалась кровь. А вот это лишнее. Следует отрешиться, зажав рану рукой. Шумит водопад, течет речка... У меня все в порядке, состояние 'норм', бывают проблемы и хуже. Следуя дальше по сценарию, я убедился, что процедура аутотренинга работает, с каждой минутой становилось легче. А чего, в самом деле, произошло страшного? Боль терпимая, тумана в голове мало, только обида со злостью в глубине души плещется.
  Хотя стоп - что значит ничего страшного? В меня только что стреляли! Черт возьми, это не сон и не галлюцинации. В меня стреляли и попали. За что?!
  - Дела все еще не так плохи, чтобы рассчитывать на улучшение, - усмехнулся я, поднимаясь.
  Немного штормило, однако не критично, двигаться можно. Вот только левая рука словно отсохла, плохо слушается... Ладно, внесем корректировку, акцентируем внимание на правой.
  В домашней аптечке нашлось все необходимое: йод, стерильные салфетки и пластырь. Кое-как залепив дырку, я обмотался бинтом. Живописно так, крест-накрест, как делал когда-то с пулеметными лентами легендарный матрос Железняк.
  Заглотнул пару таблеток. Оглянулся, и запил это дело наркомовской чаркой. Полстакана коньяка организму не повредит, а даже наоборот, взбодрит слегка. Положил на стол 'Осу' - стыдно признаться, но с ней я чувствовал себя как-то уверенней. Следом выложил телефон, чтобы перелистать книжку контактов.
  Мягко запрыгнув на стол, кошка нюхала воздух возле моей руки и удивленно фыркала - странные запахи ее пугали. Не дрожи, Алиса, прорвемся!
  План действий представлялся простым до примитива: подлечиться, вооружиться и вернуться, чтобы замочить гада. Никаких сомнений и трепета я теперь не испытывал. Но сначала распахнул встроенный шкаф, где хранилось личное оружие и боеприпасы. Сто лет этот сейф не видел дневного света, однако с тех пор мало что изменилось. Собственно, и выбор здесь остался небольшим - двустволка да два пистолета. Потянул старенькую 'тулку' двенадцатого калибра, взвесил в руке, но тут же поставил на место. Нет, с охотничьим ружьем там не развернешься. Да и неудобно однорукому бойцу будет стрелять, тем более из положения 'сидя'.
  Пневматический пистолет 'Вальтер CP-88' красив, но это не оружие, а хороший пугач, по большому счету. Остается травматическая 'Оса', четырехствольный уродец. Впрочем, мне не красотами любоваться, мне Игорька достать надо. Там расстояние всего пять метров, 'Оса' врага с ног собьет точно. А в лицо попаду - мало не покажется. С десяти метров резиновая пуля пробивает доску, а с трех - двухмиллиметровую сталь. Что ж, берем. И патроны заодно, пихаем все в сумку.
  - Гриша, удобно говорить? - я выбрал нужный контакт.
  - Привет, сто лет тебе в обед, - засмеялся из трубки Григорий Балала, давний знакомый. - Говори, Михалыч, для тебя всегда удобно, особенно, когда ты наливаешь!
  Всю свою жизнь Гриша провел в городском ГАИ, где поддерживал контакты с множеством людей. Он успешно решал любые вопросы, в чем я имел возможность убедиться не один раз. А потом, после решения, ему с удовольствием наливал. Конечно, как иначе, это святое.
  - У меня проблема, Гриша, - ровным голосом доложил обстановку. - Огнестрельное ранение в грудь. Дырку заклеил. Выходного отверстия нет. Скорее всего, пуля застряла в ребре. Нужна первая помощь на дому.
  Я старался излагать кратко и ясно, однако Гриша понял меня неправильно.
  - Ты там совсем охренел?! - заорал он из трубки. - Немедленно вызывай скорую! Ну а полицию они сами найдут. Или мне звякнуть куда следует?
  -Никуда звонить не надо, - терпеливо продолжил я. - Нет времени, Гриша. Мне нужна первая помощь сейчас и здесь. И чтобы быстренько кольнули промедол, или какое иное обезболивающее. Второе, нужен бронежилет со шлемом. У тебя такое добро в хозяйстве имеется, я знаю. И третье, прямо сейчас мне надо попасть на ваше стрельбище, потренироваться в стрельбе из пистолета.
  - Совсем охренел старый маразматик, - повторно озвучив диагноз, Григорий надолго замолчал, переваривая информацию. - Кто в тебя стрелял?
  - Нашлась одна гнида, - не стал я распространяться. - Надо придавить заразу.
  - Я не люблю, когда стреляют в спину, я также против выстрелов в упор, - процитировал поэта Гриша. - Войнушку затеял?
  - Я также против выстрелов в упор, - подтвердил правоту Высоцкого непреклонным тоном. - Знаешь, что на эту тему сказал другой поэт, товарищ Хрущев?
  - Что?
  - Кто ударит нас по щеке, тому мы голову оторвем.
   -Хм... Перерыв пять минут, звонок другу, - Григорий отключился.
  На самом деле я лукавил, время в гостиничном номере остановлено. Не совсем, конечно, но течет очень медленно. Лечиться мне можно сколько угодно - как в телерекламе 'пусть весь мир подождет'. Еще можно позвонить Коле Уварову, чтобы попросить о помощи, и тот поможет.
  Но сначала Коля отстранит меня от активной стадии, выслав вперед свой личный спецназ. Эти парни способны накрошить в капусту не только Игоря Неделькина, а кого угодно. Однако для меня так не годится, потому что это личное дело. Наказать крысу - вопрос принципа. И я этим займусь немедленно, сейчас же. Мы за ценой не постоим...
  Когда подло нападает враг, это объясняют 'превентивным ударом' или военной хитростью. А когда в тебя стреляют свои, это предательство. Спускать такое нельзя, мой убийца должен быть наказан. Ибо воздастся каждому по делам его.
  Острый голод погнал меня на кухню, где я слопал целую курицу. Холодную смолотил, без гарнира и хлеба. Не заметил, как за минуту умял и косточки облизал. Боль в ране пыталась пульсировать, но каждый раз я ее отговаривал, лаской отгонял. И она отступала, куснув зубами для проформы.
  - Значит, так, - из телефона, наконец, проявился Гриша. - Лысый доктор, уже известный, к тебе выехал. Встречай с цветами. О цене вопроса будешь договариваться сам. Человек бздит, так что не жмоться. А я буду через час, твои задачи утрясу только. Давай, Михалыч, держись там.
   Ага. 'Вы там держитесь, всего вам хорошего'.
  
  На диван гостиничного номера я приземлился не как в прошлый раз, а по-хитрому, немного левее. И, в отличие от прошлого раза, прибыл одетым по полной форме, в бронежилет. Такой выход я отрепетировал дома - с полицейским шлемом на голове и с 'Осой' в вытянутой руке.
  Здесь ничего не изменилось, мотылек у светильника по-прежнему парил в вязком воздухе. А Игорь, гудя свою единственную ноту низким голосом, целился в то место, где я ранее стоял - для повторного выстрела. Насколько помню, профессионал всегда поражает цель 'двойкой', а потом уже делает контроль. Игорь был уверен в себе, но я считал иначе: на каждую хитрую задницу всегда найдется болт с резьбой.
  Очень медленный ты, парень!
  Лазерный целеуказатель, включенный заранее, позволил мне открыть огонь без промедления. Два часа тренировки свою роль сыграли, не зря кучу патронов по ростовой мишени спалил. Весь запас истратил! Попасть в Игоря удалось сразу, сбив ему линию прицеливания. Четыре патрона в обойме невеликий резерв, однако хватило. Да и калибр 18мм оказался серьезным аргументом, пусть пуля резиновая, сердечник-то там стальной.
  Надо отдать должное профессиональному козлу, выстрелить все-таки он успел. Но не первым, опоздал маленько, на мгновенье - резиновая пуля уже достигла его лица. Агрессора подвела собственная самоуверенность и мой обычный беззащитный вид доставщика пиццы. Нет, Игорек, бог все-таки есть. А если нет, тогда в следующий раз делай контрольный выстрел сразу, без лишних разговоров...
  Облако раскаленных газов, выплеснувшись из ствола его 'Беретты', поползло в стороны, выпуская смазанный цилиндрик пули. Такое же облако из 'Осы' плыло ему навстречу. А вражеская пуля, гудя шмелем на низкой ноте, неспешно проследовала мимо моего уха, чтобы смачно вляпаться в спинку дивана.
  Краски поблекли, теряя яркость, необычайная четкость пропала. Время вернуло свой обычный бег - мотылек над светильником затрепетал с прежней силой, а звуки приобрели обычную тональность.
  Роняя пистолет, Игорь повалился на пол. Произошедшего он так и не понял, отошел в мир иной со снисходительной ухмылкой. Ну что, ж, скотина, желаю тебе в следующей жизни такого же конца.
  Поднявшись с дивана, я подошел ближе. Из четырех выстрелов цели достиг один, превратив глаз в кровавую яму. Резиновая пуля точно в цель с пяти метров - неплохой выстрел для дилетанта. Повезло мне, скорее всего, первым же достал. И слава богу, иначе бы здесь было два трупа.
  Однако трупов в спальне оказалось больше. Один на полу у стеночки, а второй возле окна, на стуле. Перемотанный скотчем, избитый в усмерть, труп оказался Ниной.
  - Блять! - вырвалось у меня непроизвольно. - Сучок поганый Игорек.
  Перезаряжая 'Осу', я вышел в гостиную, наклонился над поганым Игорем, и выстрелил во второй глаз. Бессмысленное действие принесло некоторое удовлетворение. Ему уже все равно, а мне приятно. Так тебе, треклятому, и надо! Никогда не думал, что убийство собственного убийцы может доставить радость.
  Постоял, выпуская пар и переваривая события. В комнате резко пахло смертью, когда она подает коктейль с запахом мочи, крови и сгоревшего пороха.
  За спиной послышался шорох, я обернулся - сидящий труп шевельнулся. На окровавленной маске лица отрылись глаза, полные боли.
  - Ты пришел, - прошептала Нина беззвучно. - Как же мне плохо, Антон...
  
  Глава вторая, в которой описываются успехи современной медицины (при правильном стимулировании, ясен перец)
  
  Всплескивая руками, лысый доктор порывался заплакать:
  - Но как я могу обещать полную секретность, если в операционную мы нагнали шесть человек? Шесть! И половина из них приглашенные специалисты. А еще в реанимации имеется свой персонал!
  В белых халатах мы сидели рядышком, оседлав каталку возле стеклянных дверей реанимационной палаты. Три богатыря: аналитик Уваров, гаишник Гриша и я, дважды убитый спекулянт - сначала электричеством, а теперь напарником Нины.
  Демонстрируя отчаяние, лысый доктор метался перед нами по коридору, в ответ Коля демонстрировал ему служебное удостоверение своей спецслужбы. Я индифферентно вертел в руках травматический пистолет 'Оса', с которым ощущал себя как-то спокойней. Только гаишник Гриша никому ничем не угрожал, он внимательно изучал бутылку армянского коньяка 'Двин'. Полный пакет, наполненный этим напитком, расположился у моих ног. А что? Скажут мало - найду еще. В другом пакете были сложены диетические продукты и два литра черной икры, последний стратегический запас.
  Солидные аргументы, однако лысый доктор продолжал ныть:
  - Ладно, женщину избили и порезали. Бывает. Но следом огнестрел надо оперировать! - он ткнул пальцем в мою сторону. - А это уже полный криминал...
  - Сразу после операции вы отдадите мне снимки и результаты анализов, - гнул свою линию Коля. - Все под роспись! Вот протокол изъятия. И каждый причастный напишет расписку о неразглашении! Совместная операция ФСБ и полиции проводится в режиме полной секретности. Всех любопытных отправляйте ко мне, понятно? По любым вопросам. Вот моя визитка.
  Гаишник Гриша оторвался от бутылки и солидно кивнул.
  - У меня такая уже есть... - пробормотал лысый доктор.
  - Ничего-ничего, берите. Пусть будет. И потом, все затраты мы компенсируем. Это аванс, - Коля двинул пакеты из-под моих ног к ногам доктора. - Берите, доктор, берите.
  - Говоришь, на даче нашел? - Гриша продолжал исследовать бутылку. - А на вид как новенькая!
  - В подвале хранилась, под землей. Ящик закупорили, получился герметичный, - я уже устал повторять легенду. Заезженная пластинка самому надоела. - Поэтому товарный вид хороший.
  - А не прокисла?
  - Доктору отдай на анализ, - вяло предложил я. - У них лаборатория качественная, справку оформит.
  - Какой анализ?
  - Органолептический и дегустационный.
  - Ага, они для пробы из каждой бутылки по стакану отольют! - Григорий ухмыльнулся с сарказмом. - Знаю я эти ваши анализы. Уж лучше сам проанализирую, но за науку пострадаю без посредников!
  - Хорошо, - мне было уже все равно, перед глазами расплывались круги. - Не нравится, ставь взад. Деньгами дам.
  - Нет! - Гриша прижал бутылку к груди. - Где такое за деньги найдешь?
  Лысый доктор вздохнул, смиряясь с неизбежным.
  - Антон Михалыч, поднимайтесь, - он взглянул на часы. - Пора выдвигаться в процедурную, будем готовить вас к операции.
  
  В реанимации меня промурыжили два дня. Несмотря на успешно проведенную операцию, капельницы чередовали уколами, таблетками и процедурами. И когда мое бренное тело, наконец, освободили от сиделки, датчиков и трубочек, с порога я задал Коле давно мучавший вопрос:
  - А не перестарались ли мы с оплатой лечения?
  Приткнув мою койку на колесиках возле окна, как я желал, санитарка вышла. В руках она уносила местную валюту, кружок козьего сыра в серой оберточной бумаге.
  - Есть такое дело, - голосом Нины пробурчала белая мумия с моей койки. - Как же они надоели...
  Ситуация с моей королевой в общих чертах была известна, ее еще в первый день обрисовала сиделка: руки-ноги целы, остальное побито. Ногти, слава богу, на месте, лишних дырок в теле тоже нет.
  - Как только Антон очухается, он тебя обнимет, - проворковал Коля, засовывая Нине трубочку в щель рта. - Так обнимет, что прокатит в своем лифте. И меня прокатит... Сразу станет легче, я знаю. А потом с новыми силами лично тебя в Швейцарию отвезу.
  - Зачем? - удивился я.
  - А пластику сделаем на личике, - хмыкнул Коля. - Засветилась она в Испании, по банкам шастая под камерами.
  Я жаждал подробностей, и Коля их выложил. Впрочем, ничего особенного не прозвучало - просто Игорек решил, что делиться глупо. Не только с нами, но и с Ниной. Обычная история, старая как мир: делить на один всегда проще. Да, квартирный вопрос испортил не только москвичей... В мире мало что бесплатного, даже за боль и ненависть приходится платить свою цену.
  - Зачем он ее пытал? - вернулся я от размышлений.
  - А парня не только номера счетов волновали. Важно было знать всю схему, с моей ролью и твоей машиной времени.
  - Узнал?
  - Конечно. Ты бы видел, что с ней сделали... Гады. Но бешеный пенсионер с травматическим пистолетом все планы порушил, - Коля забулькал мелким смехом, белая мумия тоже хрюкнула из-под бинтов.
  Никогда не пойму юмора сотрудников спецслужб. Ну вот что здесь такого смешного?
  - За свои фокусы ты у меня, конечно, получишь, - выдохнул Коля. - Но позже, на разборе операции. А пока гордись, друга с боя вынес.
  - Спасибо, Антон, - прошелестело из белой мумии. - Но за Веркину прическу ты все-таки потом получишь...
  - Там за кроватью лежал труп в шортах, - осторожно заметил я. - Это секрет?
  - Это Игорька подручный, из местной босотвы был нанят для поручений. Ну и Нину, собственно, он дубасил. А когда она все рассказала, Игорь работника на месте рассчитал. Из его же 'Беретты'.
  - Ладно, работника, а меня за что?! - возмутился я.
  - А ты, кроме денег, еще и раздражающий фактор, - Коля развел руками. - Непонятное всегда нервирует. А так - нет человека, и нет проблемы.
  В палату вкатился лысый доктор.
  - Ну-с, больной, как мы себя чувствуем? - пропел он профессиональным тоном, прилаживая манжету тонометра. - Известно ли желающим, что вы в рубашке родились?
  - Точно. В рубашке, с волосами и усами, - хмыкнул я. - Но откуда вы это знаете, доктор?
  - Раз шутите, значит, все в порядке. Лежите спокойно, размышляя о приятном.
  - Течет водопад, шумит речка?
  - Именно! Не делайте резких движений, мобильный телефон временно выключите. А если ждете звонка, отдайте сестре. Она ответит на вопросы близких, принесет аппарат, в крайнем случае.
  - Марусе надо позвонить!
  - Это прекрасно сделает Николай Сергеич. Постарайтесь уснуть, - доктор поднялся. - Всего вам хорошего.
  - Тебе повезло дважды, - подмигнул Коля, плотнее прикрыв дверь за доктором. - Испанский подручный Игоря перемудрил с навеской пороха в патроне. Применение глушителя требует дозвуковую скорость пули, вот порох и отсыпают. А этот парень перестарался, видимо - сила выстрела прилично упала. Но не это важно. Пуля прошла рядом с сердцем, а крупные кровеносные сосуды не задеты. Короче, с тебя бутылка.
  Ха, бутылка. Да запросто!
  Конечно, мне повезло. А как же Антон? Ему наверняка тоже досталось. Душа рвалась в тот мир, на помощь, но умом я понимал глупость этой затеи. Надо терпеть здесь. Лежать мне недели две, и там пройдет всего пять минут. Да, парню будет больно. Но вместе с моей раной и его раневой канал затянется, только быстро, на глазах.
  Потерпи, брат, и я вернусь. Нас ждет лавина дел и разных планов громадье!
  
  
  Глава третья, в которой описываются успехи борьбы с алкоголизмом
  
  Под утро я предпринял ночную вылазку. Она была запланирована в целях борьбы с алкоголизмом, и прошла успешно. Впрочем, темнить нечего, более чем успешно: под покровом тьмы мне удалось тайно проникнуть в спаленку Надежды Константиновны Козловской.
  Стартовал я из дома, в своем старом теле. Дело в том, что ни папа Алены, ни сама хозяйка на чай Антона так и не пригласили. Хозяин, конечно, барин, но время ждать не будет. Еще немного благодушного безделья, и цирроз печени примет необратимую форму.
  Как и предполагалось, пьющая жена почивала в одиночестве. Количество комнат в доме такое позволяли, поэтому муж ее, брезгливая скотина, отдал предпочтение раздельному ложу. И этот человек меня уверял, что он 'чего только не делал'! Свистун.
  Единственное, чего нельзя делать в подобной ситуации, так это храпеть в гордой изоляции на диване собственного кабинета. Думать надо головой, товарищ сатрап режима: недотраханная жена импульсивно тянется к рюмке! Без всяких внешних стрессов, только по одному этому факту. Впрочем, пошел муженек на фиг со своими личными делами, мне человека спасать нужно. Эта угасшая звезда должна снова взойти, но теперь в творческой группе 'Джаз с надеждой'. Бездарности пробьются сами, талантам надо помогать. И потом, как я буду ее лечить уговорами издали? Тут делать надо.
  Когда-то Надежда Козловская была величественно красива, сей факт ясно отражали старые фотографии на стене. Дочка у нее удалась на загляденье, но и сама мама в молодости смотрелась также броско, даже в черно-белом варианте.
  Губы у Надежды Константиновны до сих пор яркие и эффектные. Люди с пухлой нижней губой по складу характера позитивные личности, им трудно усидеть на месте, ничего не делая. Они легко разбираются во всем, кроме себя. Вот и она не разобралась... А муж не помог. Сейчас Надежда Козловская погрузнела, на боках образовались складки. Обозначился животик, наметился второй подбородок. Грудь слегка провисла, на бедрах начинается целлюлит. Одутловатое лицо, морщинки у глаз. Глаза, помнится, по-прежнему красивые, с поволокой, а вот мешки под глазами плохие. Гормональный сбой? Может быть. Но скорее всего, нездоровый образ жизни и проблема с почками. Конечно, почки - вон пустая бутылка массандровской 'Мадеры' валяется...
  Такое подробное описание мне удалось благодаря настольной лампе, которую Надежда Константиновна забыла выключить, заснув при свете. На боку, без сорочки. Тесно в спаленке, вот и обнажилась бедняжка от духоты - маленькое оконце, затянутое марлей, спасало плохо. Перегар, однако, тоже свежести не добавлял.
  Я поднялся с хозяйского семейного ложа, подтянул шорты, свою единственную одежду, ну и походил по дому, конечно - следовало осмотреться. Еще оценить обстановку, чтобы без раскачки, но качественно приступить к лечению. План мой был элементарно прост, взять да и прокатить ее в наше время. И не раз, чтоб наверняка. Остальное потом будет делать Антон, на аутотренинге.
  Осмотревшись, снова прилег рядом, прижался к гладкой спине. Обнял пациентку обеими руками, вызвал черное одеяло. Оно моментально прилетело, накрыло нас и унесло в темноту.
  После душной спальни свежий воздух моей квартиры показался холодным.
  - Как сладко... - прошептала она. - Неси меня, милый, неси...
  Мы лежали на диване в гостиной, достаточно узком. Блин, как же я не догадался стартовать из спальни, там же места полно! Приходилось вжиматься в спинку и удерживать Надежду Константиновну от падения. А наиболее удобным местом для удержания оказалась ее грудь. Ничего не поделаешь, такова геометрия женского тела.
  Передохнув пять минут, я произвел обратное перемещение. Душный воздух спальни заставил поморщиться, других проблем я не почувствовал. Надежда Константиновна заворочалась, повернулась ко мне лицом.
  Отлично! Пациент жив, значит, путешествие прошло штатно. Вот только в животе у меня бурчит, но это обычное дело. После прыжков с грузом всегда кушать хочется.
  - Антон? - она сонно пригляделась. - Какой ты взрослый стал. Зачем пришел во сне? Если погладить, то почему остановился?
  Легкий массаж всегда был моим коньком - пациентка повернулась ко мне спиной, уложила мою ладонь себе на грудь, и засопела.
  - Надежда Константиновна, вы придете ко мне в сад, - я шептал тихо, но отчетливо, вкладывая в каждое слово посыл убеждения. - Встанете в шесть утра, и придете. Мы встретим восход солнца и просто поговорим. Посидим, поболтаем... А сейчас к вам вернется спокойный сон. Все будет хорошо, просто отлично, вам легко и покойно. Шумит водопад, течет речка...
  Переложив руку на печень пациентки, я прочитал весь психологический этюд, от начала до конца. При этом усиленно думал о болячках, покидающих ее тело. Устал как собака, а что делать?
  Надежда Козловская - центральная фигура в моих планах. Она была стержнем по всем задумкам. Не она пела бы в группе, а музыкальный коллектив выступал на фоне солистки. И в лучах ее славы должен был блеснуть Антон. Блеснуть, чтобы поступить в музпед на отделение струнных инструментов.
  А следом следовало засветить Тамару Карапетян, поставив ее рядом со звездой. Этот союз будет недолгим. Тамару заметят, и она отправится в собственное путешествие по жизни. Надеюсь, такой вариант будет веселее, чем перекладывание экономических бумажек на гипсовом заводе.
  
  Удивительно, но утром Надежда Козловская пришла. В симпатичном спортивном костюмчике и кедах! Ровно в шесть, трезвая и другая. Мешки под глазами стали меньше, одутловатость ушла. Она не то что бы помолодела, но посвежела точно.
  - Вот, проходила мимо... - выдавила она, глядя выжидательно.
  'А вдруг что-то перепуталось во сне?', - говорил этот взгляд.
  - Здравствуйте, Надежда Константиновна, - вежливо привстал Антон. Сейчас была его очередь работать, я ночью потрудился ударно, имею право подремать. - Спасибо, что зашли. У меня к вам предложение.
  - Да? - она подняла свои чудные глаза с поволокой.
  Стол под яблоней был пуст, за исключением стакана с темной жидкостью.
  - Выпейте, это травяной отвар.
  В прошлой жизни Антон встречался с ней пару-тройку раз, когда Алена отпрашивалась у мамы в кино. Здрасте, и до свиданья. Да и о чем ей разговаривать с мальчиком, очередным ухажером дочери?
  - Жизнь начинается, когда восходит солнце, - уложив свои ладони поверх рук женщины, Антон завел заученную речь. - Каждый новый день несет что-то новое. Вам хочется увидеть новое? Прожить интересный, яркий, насыщенный день? Можно выпить вина и забыться, но это путь в никуда. Мы способны все изменить, все в наших руках. Закройте глаза, представьте себе свечу. У вас нет никаких мыслей и забот, кроме созерцания свечи. Она горит ровным пламенем, вам покойно и хорошо. Медленно вдыхайте воздух, задерживайте дыхание. А теперь медленно выдыхайте. Повторяем еще раз: медленный вдох, задержка, выдох...
  Антон работал полчаса. За это время Надежда Константиновна освоила несколько дыхательных гимнастик и азы аутотренинга.
  - А сейчас вы пойдете домой, вымоете голову, и поедете на работу, в театр, - мягким убедительным голосом произнес Антон.
  - Зачем? - она находилась в некотором трансе, легко поддаваясь внушению. Ей было непонятно, зачем она сюда пришла, к чему эти занятия, и зачем ехать в опостылевший театр.
  - Оформите отпуск. Вам же положен отпуск раз в год?
  - Да, но... - замялась она.
  - Будут возражать, придумывать какие-то причины - возьмите отпуск за свой счет. Предложат уволиться, не соглашайтесь. Ведите себя спокойно, на провокации не поддавайтесь.
  - А зачем мне отпуск?
  - Ну как это зачем? Отдыхать! - задушевным тоном продолжил Антон. - Делать то, что радует вас. Все неприятные переживания остались в далеком прошлом, отпустите их и забудьте. Жизнь изменилась и налаживается, теперь все будет хорошо.
  - Да? - она уже была согласна, ведь жизнь налаживалась прямо сейчас. - Но ведь я и так сижу дома...
  - Теперь будете сидеть на законных основаниях. После того, как оформите отпуск, прогуляйтесь.
  - Просто прогуляться? - удивилась она. - Хм...
  - А что вам мешает? - мягко давил Антон. - Зайдите в ресторан. Скушайте солянку, пломбир или пирожное, неважно, что захотите. Послушайте музыку, очищая себя от негативной энергии. Музыка - это тоже медитация, способная привести ваши чувства в гармонию с собой. Загляните в парикмахерскую, потом в ювелирный магазин.
  - Зачем?!
  Этот вопрос изначально мешал аутотренингу. Антону пришлось надавить, сминая сомнения.
  - Колечко себе выбрать, вот зачем! Или сережки. У вас есть такое право, каждый человек может купить сущую безделицу просто так, походя.
  - Просто так?!
  - Еще можно посмотреть новый фильм. У вас хорошее настроение и нет проблем! И обязательно посетите поликлинику.
  - Зачем? - а вот тут она почувствовала подвох.
  - Вас беспокоит тяжесть в боку, от нее следует избавиться.
  - Откуда ты знаешь?! - поразилась Надежда Константиновна.
  - Из ваших снов... Мы с вами теперь одна команда, у нас нет тайн. Я приду к вам во сне, и все объясню. Хорошо?
  - Хорошо, приходи, - прикрыв глаза, она едва заметно улыбнулась.
  - А сейчас дышим животом. Подбородок приподнимаем и делаем глубокий медленный вдох, сначала наполняя воздухом живот, а потом - грудную клетку. На несколько секунд задерживаем воздух и делаем медленный выход, освобождая от воздуха сначала грудную клетку, а затем втягиваем живот. Очень хорошо, теперь повторяем...
  Утреннюю физзарядку мы закончили вовремя - Надежду Козловскую мама не застала, слава богу. Когда мама вышла во двор, картина была обыденной: Антон подтягивался на турнике.
  
  В следующую ночь я произвел очередной марш-бросок в спальню Надежды Козловской. В этот раз печальный опыт был учтен, новый бросок производился из более удобной позиции - собственной кровати.
  - Надежда Константиновна, вы пили вино? - прошептал я укоризненно.
  - Совсем немного, один стаканчик, - сонно ответила она. - Прости, больше не буду.
  - Не будете, конечно, вам это не надо. Если болит душа, если вы ощущаете вялость, просто пойте. Пойте, что вашей душе угодно. Душе иногда тоже хочется выговориться. Пойте, но не пейте. Шумит водопад, течет речка... - прочитав речь до конца, аж вспотел. И от духоты, и от работы. - А сейчас мы полетаем...
  - Да, милый, - согласилась она. - Неси меня.
  На этот раз перемещение далось непросто. Навалилась минутная слабость, и свежий воздух родной спальни не помог. Я даже заработал упрек от Надежды Константиновны за уклонение от поглаживания.
  - Антон, - сказала она трезвым голосом. - Я замерзла, сделай что-нибудь...
  А что еще сделаешь, когда все инструменты лежат рядом и настроены на игру? Ее виолончель давно мой смычок сквозь шорты чувствует, осталось только их соединить в ритмичной гармонии.
  На море существует железный закон: любой мореман обязан откликнуться на призыв, оказать помощь тем, кто ее ждет. Все свои дела следует отложить ради спасения терпящего бедствие. А тут женщина просит... Надо делать.
  И я приступил к оказанию помощи. Уловив гармонию, она с готовностью двинулась навстречу.
  Ого, немало времени пришлось ей бедствие в море терпеть, целую вечность не брали в руки эту виолончель! Какое-то время увертюра шла в тишине, на стадии экспозиции Надежда Константиновна ритмично застонала свою партию, а потом певица отошла от мелодичного канона - принялась выкрикивать всякие глупости своим чудным меццо-сопрано. Энергично так, с хрипотцой, в стиле вокализ. Хорошо еще, у меня окна металлопластиковые, и закрытыми оказались. Соседи ночной арии очень удивились бы.
  Кульминация сопровождалась всхлипами, после чего пациентка затихла. Я решил было, что она уже уснула, так нет. Прервав антракт, она потребовала повторного прогона всего действия, с самого начала первого акта. За одним исключением: виолончель пожелала быть сверху. Ну, нас трудностями и тяжестями не испугаешь, повторение есть мать учения.
  Все хорошо, но соседи снизу, привыкшие к тишине, завтра претензии обязательно выскажут - в далекие прежние времена у них посуда в серванте звенела. И вот теперь эти времена вернулись. Ничего, откуплюсь армянским коньяком, лечение требует жертв.
  - Негативная энергия выходит? - требовательно вопросил я. - Если вы чувствуете, что вам плохо и что-то тревожит, начните выполнять круговые танцевальные движения виолончелью. Вы вернете свою силу в прежнее русло и очистите ум от страданий.
  - Ой, выходит... - задохнулась она, переходя от плавных движений в скаковой ритм фокстрота. - Мамочка моя, как хорошо негативная энергия выходит!
  Получив положительную обратную связь, я порадовался за пациентку. Как говорил в подобных ситуациях дорогой товарищ Леонид Ильич Брежнев - с чувством глубокого удовлетворения.
  
  ***
  
  Поутру Надежда Константиновна влетела козочкой к нам во двор.
  Ворвалась в буквальном смысле этого слова - она не шла, а парила, на полных губах блуждала улыбка, а глаза светились жизнью.
  - Хорошо выглядите, - улыбнулся Антон.
  Молодец, парень! Правду в глаза говорить легко.
  - Спасибо...
  - Как спалось?
  Вроде бы простой вопрос задал парень, а в ответ Надежда Константиновна взглянула так, что Антон смутился.
  - Мне показалось, ты знаешь мой сон, - лукаво улыбнулась она. - Ты же там был?
  Тайна ночных снов всегда выглядит интригой, но здесь гипнотическое воздействие смешалось с явственными ощущениями женщины, которые трудно обмануть. Ночная загадка ее волновала, но не тяготила.
  - Конечно, был. Но не во всех, - солидно бросил Антон, вопросительно оглядываясь на меня. - Говорите, все останется между нами. Итак, вам снилось...
  - Это деликатный момент, Антон. Хотя, с другой стороны, какие для тебя там секреты? - мелкими глотками Надежда Константиновна выпила травяной отвар чабреца, а затем подняла свои чудные глаза с поволокой. - Мне снилось, будто я воздушный шарик. И ты меня накачиваешь, накачиваешь, а я становлюсь легче. Потом я взлетела, и не раз, а ты продолжал меня накачивать... А затем я лопнула мелкими брызгами, окончательно и бесповоротно, но ты продолжал меня накачивать. Какой хороший мальчик! Хотя не мальчик, ты был седой... Но все равно, крепкий, трудолюбивый! Не то, что некоторые. Жаль, что сон кончился.
  Антон онемел.
  - Дед, что за дела? - он судорожно листал страницы памяти. - Этого момента нет в базе данных!
  - Цензура, брат, - вздохнул я. - Информация временно засекречена.
  - Ах так? - выдохнул Антон. - Тогда ввожу ответные санкции: к Тамаре со мной ты больше не ходишь! Сам управлюсь.
  Вот гадюка, а? И ведь не возразишь нечего! Кругом парень прав.
  - Начнем? - Надежда Константиновна приняла расслабленную позу и закрыла глаза.
  - Да, - спохватился Антон. - Делаем вдох через правую ноздрю, левую закрываем. Задерживаем дыхание. Теперь правую закрываем, выдыхаем через левую. Проделываем упражнение наоборот. Повторяем...
  
  
  Глава четвертая, в которой речь пойдет о джазе, как стиле жизни: сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст
  
  Первая репетиция музыкальной группы состоялась у нас дома, на веранде.
  Приглашения получили пианистка Вера Радина, бас-гитаристка Анюта Швец, лидер группы Надежда Константиновна Козловская и кандидат в барабанщики, командир комсомольского патруля Семен Трофимов. Ударную установку я еще не перетащил, однако бывшего десантника следовало заинтересовать, обольстить и заарканить.
  Место встречи представлялось мне удачным - двор закрытый, родители на работе, да и, собственно, не репетиция нас ждала, а скорее организационное собрание. Тем не менее, Вера с Анютой явились облаченные по полной форме, в сценический образ 'номер два'. Короткие волосы Вериной прически торчали в разные стороны, обозначая продуманный порядок в хаосе. У Ани же, при стриженом затылке, длинная косая челка свисала набок. Кандидат в барабанщики Семен Трофимов от формы и боевой раскраски девчонок сразу выпал в осадок, переводя ошарашенный взгляд с пианистки на бас-гитаристку. А когда на порог взошла Надежда Константиновна, не осталось сомнений, что он уже заинтересован и обольщен.
  Помолодевшая, изрядно посвежевшая Надежда обвела всех сияющими глазами и тихим голосом поздоровалась. Блестящий альт-саксофон она прижимала к темному строгому платью.
  - Товарищи! - кашлянув в кулак, Антон заглянул в бумажку. - Мы собрались, чтобы поговорить о музыке. Как вы знаете, без музыки жизнь была бы ошибкой. Великий джазовый трубач Майлс Дейвис однажды по этому поводу заметил: 'не играй то, что уже есть. Играй то, чего еще нет'! И мы тоже пойдем своим путем.
  В подтверждение этих слов он смахнул полотенце с доброго тазика, явив глазам зрителей гору пирожков.
  Вчера мама весь день колотилась над урожаем вишни, яблок и клубники. В конце концов, значительная часть витаминов обратилась трехлитровыми баллонами варенья и повидла, а остатки я применил на пирожки. Антон, как обычно, попытался филонить, жалобно стеная о ранах в груди, требующих возлежания. Однако я его пристыдил. Ну чего сложного в изготовлении пирожков, когда тесто с утра поставлено? Бери и лепи, складывай на противень. Наполнился противень, мечи его ухватом в печь. Ничего необычного, разговоров больше. Мама даже всплакнула, глядя на нашу с Верой слаженную работу.
  Однако ныл Антон вчера, а сейчас был весел, делая надкусанным пирожком приглашающий жест. Недогадливых не оказалось, руки потянулись к тазику.
  - Предлагаю репетировать ежедневно, - прошамкала Анюта, слизывая вишневый сок с пальца. - А если надо, то круглыми сутками.
  Семен Трофимов взглянул на нее дикими глазами. Зрительная травма, видимо, наложилась на гастрономический удар. Однако оторваться от сценического образа и пирожков сил у него не было.
  - Итак, - Антон перешел к делу. - Анюта Швец. Бас-гитара, скрипка и подтанцовка.
  Аня поперхнулась, но промолчала. Подтанцовка с ней не оговаривалась, но ведь где наша не пропадала? Мы и репетировать еще толком не начали.
  - Вера Радина, - продолжил Антон. - Фортепиано, электроорган, вокал. Подтанцовка у нас пока хромает, однако это дело времени. Скоро ноги выправятся, их станет две, и синтезаторов тоже будет два.
  - Два? - опешил Семен Трофимов. - Зачем ей столько?
  - Два лучше, чем один, - Антон взял еще один пирожок. - Меня вы все знаете, Антон Бережной. Гитара, балалайка, мандолина, гармошка. Вокал и, несколько позже, подтанцовка. Да, кроме того, я здесь главный. И, наконец, лидер группы, Надежда Константиновна Козловская. Вокал, фортепиано, аккордеон, саксофон, кларнет. Это наш локомотив, маяк и надежда.
  - Спасибо, - Надежда Константиновна поклонилась с достоинством. - Антон назначил меня лидером группы, но что это такое, не объяснил. Хотя я согласна, само слово мне нравится. Когда мы обсуждали концепцию, то пришли к выводу, что джаз - это такой стиль жизни. Когда мы говорим 'джаз' - подразумеваем эротику. Говорим 'эротика' - подразумеваем джаз. Да, Тоша?
  - Конечно, - кивнул Антон. - В истоках джаза лежит блюз, но определяющим является страсть и импровизация. Важна еще одна особенность, такая как полиритмия. Однако синкопированные ритмы бибоба и свинга нас интересуют чисто в теории. Почему так? Потому что свинг есть везде, а мы сыграем то, чего еще нет. Но сначала послушаем одну вещь.
  Он вдавил клавишу магнитофона, откуда полилась чудная мелодия. Народ перестал жевать, а у Ани заблестели глаза.
  - Что это было? - дослушав до конца и вытирая слезы, прошептала она.
  - Песня называется 'Speak Softly Love', или 'Говори тихо, дорогая'. Написал ее Нино Рота к кинофильму 'Крестный отец'. Поет Энди Уильямс. Если кто не понял, вот перевод:
  
  Слова любви шепни чуть слышно в тишине,
  Чтоб нежным трепетом откликнулись во мне.
  Как стебелёк ко мне прильни,
  На целом свете мы с тобой сейчас одни.
  
  - Господи, какое блаженство, - выставив бесконечные ноги на средину комнаты, Анюта закатила глаза.
  Вера зыркнула на нее, но слезинку смахнула.
  - Это новый фильм? - Семен старался выглядеть невозмутимым, однако голос дрогнул. Проняло бывшего десантника!
  - Скоро выйдет, - Антон нажал на паузу. - Мелодия из фильма станет визитной карточкой оркестра Поля Мориа, а петь на разных языках будут все, кому не лень: Бобби Винтон, Муслим Магомаев и даже София Ротару. Теперь прослушайте эту песню на французском языке в исполнении Алены Козловской.
  Антон снова запустил магнитофон, выпуская на волю грусть Алены. Технично сыграла девчонка печаль, тут не придерешься - истинная актриса, давно готовая к бою.
  
  Parle plus bas
  Car on pourrait bien nous entendre
  Le monde n'est pas prêt pour tes paroles tenders
  Le monde n'est pas prêt pour nous
  Il dirait tout simplement que nous sommes fous
  
  - Класс! - воскликнул Семен Трофимов. - А почему тут нет Алены Козловской?
  - К сожалению, Алена занята другим делом, она готовится к поступлению в институт. Зато здесь ее мама, которая предлагает свой вариант. У нас не было возможности записать 'минус', слушайте мастера вживую. Представьте только, как будете потом аккомпанировать.
  Саксофон в руках Надежды Константиновны запел, застонал и зарыдал. Он проникал в душу и рвал ее на части. Я этот фрагмент слышал не раз, пока мы его приглаживали и шлифовали, однако замер в восхищении. Она добавила еще пару джазовых ноток! Какой же бриллиант мне достался, а? Да только за эти минуты звезду вылечу и омоложу моложе всех молодых!
  
  
  Глава пятая, в которой речь пойдет о пещере Али бабы и разных разбойниках
  
  Возвращая читателя к повествованию на несколько дней ранее, должен заметить: операция по извлечению пули из груди бесследно не прошла. Время, проведенное в реанимации, оказалось самым простым, ведь я его практически проспал. А в родной палате нервишки расшалились - пришел откат, поднялась температура.
  Фантазия моя всегда работала хорошо, в русле пословицы 'дурак думкою богатеет'. Только представил, скольких людей подведу своей смертью, и сразу поплохело. Игорек ведь не только меня собирался убрать, он и Нину после потрошения вряд ли бы жить оставил. Еще душа рвалась к Антону в бессознательном порыве быстрее загладить вину. Меня не жалко, пожил уже, а парень на ровном месте попал под раздачу.
  Только Марусе сообщать ничего не стал, просто уведомил о недомогании и постельном режиме. Нечего ей здесь делать...
  Спокойно поваляться с интернетом на планшете не давал Коля. Он постоянно анализировал ситуацию и строил планы.
  - Нина, хватит темнить, - цеплялся он к несчастной женщине. - Не все ты рассказала, подруга, чего-то умалчиваешь.
  - Думаешь? - продолжала она темнить из-под бинтов.
  - У тебя концы с концами не сходятся, - наседал Коля.
  - Да ну?
  - Игорек тебя любил. Так?
  - Так.
  - Замуж звал?
  - Не раз, - дернувшись, белая мумия шевельнула рукой. - Но меня и так все устраивало.
  - Теперь представь: вам на пару с Игорем достается вся добыча, за исключением моих расходов. Чистые документы и обеспечение канала немалого стоят, конечно, такие деньги отдавать жалко, но ведь это только начало операции! Он же знал о проработке следующих вариантов?
  - Знал.
  - О транспортных возможностях?
  - Он их видел...
  - Тогда зачем Антона убил, а тебя приговорил?
  - Думаю, Игорь решил, что ему этого достаточно, - вздохнула Нина. - Одному человеку до конца жизни таких денег точно хватит.
  - Денег никогда не бывает много! - протестующе воскликнул Коля. - Это железный закон. А Игорек был не дурак, в КГБ вообще дураков не держат. Давай, колись.
  - Ладно, - после некоторой паузы прошелестело из-под бинтов. - В конце концов, ты старший товарищ. Сам бог велел знать все.
  - Слава тебе, господи!
  - Николай Сергеич, я идиотка и полная дура, - раскололась Нина.
  - Смелое заявление... - хмыкнул Коля. Он не спорил, он просто пил воду из маленькой бутылочки, дожидаясь коммента к посту.
  И Нина раскрыла карты:
  - Я сказала Игорю, что это не наши деньги.
  - Чего?!
  - Они украдены у народа, и мы, как коммунисты и честные граждане, должны их вернуть на родину, - в голосе слышалось убеждение в своей правоте.
  - Точно дура... - пробормотал Коля еле слышно.
  - Не совсем, - возразила белая мумия. - По закону нам полагается двадцать пять процентов, как нашедшим клад. Я ему 'итого' на калькуляторе посчитала, вышла безумная цифра. Если в долларах...
  - Молчи! - шикнул Коля. - Нам с Антоном ваши цифры побоку, только печали добавят.
  - Теперь это наш общий капитал, - прошептала Нина. - И распоряжаться им будешь ты, старший товарищ. Я не справилась.
  - Кончай политический срач! Коммунисты, оппортунисты... Эх, Нина, Нина, - покачав головой, в щель рта белой мумии Коля сунул очередную трубочку. - Пей давай, патриотка. Пираты не поделили клад, а безумный конец чуть Антону не вышел. А он-то как раз от доли и отказался!
  Коля помолчал, а потом передразнил меня:
  - 'Отдайте детям, сколько не жалко'. Тьфу!
  - Слушайте, может в гостинице надо порядок навести? - влез в разговор я. - Прицеплю к себе бойца и помоем все, трупы вынесем.
  Коля махнул рукой:
  - Лежи себе, носильщик. Ты свою работу сделал. Да и поздно уже пить боржоми.
  - Да?
  - Конечно, смысла нет - горничная наверняка обнаружила трупы.
  - И вызвала полицию?
  - Без сомнения. Грохот твоей 'Осы' только мертвый не услышит.
  - И ты так спокоен?
  - А нечего волноваться. Тебя в глаза никто не видел, а Нине личико мы скоро заменим. Игорь с улицы пришел, номер снят по левым документам, замучаются вычислять, - Коля говорил уверенно, давно все разложил по полочкам. - Европа сейчас проходной двор, брат. Одни мигранты чего стоят... Дело закроют по бытовухе, такое сплошь и рядом: залетный турист и местный гопник повздорили в номере. Так сцепились, что поубивали друг друга. А у нас все в порядке, никаких проблем. Расслабься, и занимайся своим аутотренингом. Выздоравливай скорей, у нас творог кончился и сметаны нет!
  
  
  К Антону я сорвался на пятый день, недостало сил терпеть больше. И так извелся весь, под кондиционером прохлаждаясь, а парень там уже несколько минут страдает. Плюнул на слабость, и рванул посреди ночи к родной душе. Заранее собрал, конечно, сколько мог притырить, перевязочных материалов с медикаментами, заморских фруктов прикупил. Черное одеяло сработало без задержки и сбоев, запах Веры подтвердил точность прибытия.
  Перепутать тут невозможно, впрочем, и претендовать особенно не на что. Никогда девочка не будет моей, эта душа с ладным телом прикипела к Антону по праву. Однако наслаждаться пьянящим ароматом никто препятствий не чинит, нет пока такого закона.
  - Что с тобой, Антоша?! - шептала Вера в тихом ужасе. - Перестань... Дыши, миленький, не умирай!
  Открывая глаза, я шумно вздохнул:
  - Эй, тихо на палубе! Маму разбудишь.
  Раскрытые окна веранды сквозь тишину ночи несли благовония летнего сада, добавляя в коктейль мягкий букет яблок, абрикос и мальв. В полутьме комнаты ее лицо озарилось улыбкой:
  - Дед, как вовремя ты пришел! - по перепачканным кровью щекам текли счастливые слезы.
  Ну вот как она меня вычислила, а? Нет, женщины все-таки неземные существа, и когда они чего-то не знают, они об этом догадываются.
  - Тазик с водой. Тряпки из шкафа, - отрывисто бросил я. - Быстро!
  В сложных условиях женщина становится идеальным солдатом, подчиняя эмоции главной задаче. Через минуту, дождавшись выполнения команды, я добавил:
  - Чистая футболка, простынь, медикаменты в пакете.
  Пока Вера замывала кровь и меняла простынку, ворочая тело Антона, я провел диагностику с осмотром. Входное отверстие над левой грудью, затянутое розовой кожицей, было похоже на ожог копеечной монетой. Ничего нового, шрам точно как у меня.
  - Пару минут назад хлынула кровь? - уточнил я.
  - Тоша выгнулся и застонал, - шмыгнув носом, подтвердила она. - А потом умер.
  - Не дождутся, - хмыкнул я. - Что ты делаешь здесь посреди ночи?
  - Легкий массаж, - удивилась она глупому вопросу. - Врач рекомендовал, забыл, что ли?
  В самом деле забыл, хотя сам это и рекомендовал. Теперь вот вспомнил.
  - Так что это было? - опомнилась она. - Почему Тоша молчит?
  - Наркоз работает, пациент спит, - я задумался: говорить ли правду? И говорить ей о маме?
  Решил говорить, иначе обиды потом не оберешься:
   - В меня стреляли и попали. Заодно прилетело Антону. Я тебе уже объяснял нашу странную связь через расстояние и время.
  - Господи... Но за что?! - задохнулась она.
  - Теперь спросить не у кого, - недобро усмехнулся я. - Еще пострадала твоя мама, в больнице лежит.
  У Веры опустились руки:
  - Мне надо туда! Отведешь?
  - Конечно, - я поднялся. - Но сначала проверим это тело.
  Прогулялся до кустиков - вроде бы без проблем, ноги слушаются. Скинул в люк выгребной ямы футболку, простынку и прочие окровавленные тряпки. Постоял, прислушиваясь к себе: ничего, жить можно! Прокашлялся, посморкался, плюнул на ладонь - тоже чисто. Что ж, жизнь налаживается, теперь и помыться не грех.
  На тропинке у столика ждала Вера.
  - Антон? - неуверенно произнесла она.
  - Я Чайка, пять минут, полет нормальный, - сорвав яблоко покрупнее, я вонзился зубами в сочную белизну. - А голубь твой спит.
  Какой кайф! А почему бы не повторить? Обтерев яблоко о футболку, Вера последовала моему примеру.
  - Плакали мои сиськи, Дед, - сообщила она деловито. - Иных уж нет, а те уже далече. Но мама важнее. Когда пойдем, не забудь прихватить пеленки с распашонками - может пригодиться.
  Молодец девка, взяла себя в руки, даже шутит. Надо поддержать:
  - Слушай анекдот. Больной, отойдя от наркоза, интересуется: 'доктор, чего это я ноги свои не могу нащупать'? А доктор отвечает: 'конечно, не можете. Вам еще и руки ампутировали'.
  - Я на кухне чайник поставила, - вздохнула она. - Пошли, расскажешь по порядку, с самого начала.
  
  Глава шестая, из которой вытекает - если пациент хочет жить, врачи бессильны.
  
  Веру я перенес легко, вместе с сумкой молочных продуктов. Обнял, она прижалась, и черное одеяло окутало нас своей тьмой.
  В больничной палате царила идиллия: поглаживая Нине руку, глухим голосом Коля Уваров читал какую-то скандальную статью, она тихо охала.
  - Мамочка! - Вера кинулась к белой мумии.
  Коля не растерялся, успел рявкнуть:
  - Стоять!
  А потом уже спокойным тоном добавил:
  - Давить маму нельзя, трогать только за ладони.
  Прислушиваться к щебету родных душ я не стал, увлек Колю к окну:
  - В двух словах, как тут Нина?
  - Хреново, если коротко, - вздохнул он. - У человека разрушился мир, и жить в нашем хаосе она не хочет. Молодец, что Веру привел, это мощный стимул.
  Тем временем Нина от лирической части перешла к конструктивной критике:
  - Как же он тебя обкорнал, паразит такой!
  - Мама, это модная стрижка, - насупилась Вера. - Не веришь, в инете глянь.
  - И гляну! Встану только - все посмотрю и везде разберусь, - сварливо пообещала Нина. - В честь чего губы крашены?
  Очередной переход во времени сделал Веру еще более яркой - словно картинке в фотошопе добавили насыщенность цвета. Такое же воздействие переход оказал ранее и на Нину, но Игорь, гореть ему в аду, надругался над красотой. Ничего, это лечится, дайте срок.
  Вера себя еще не видела, однако несправедливым упрекам возразила:
  - Мама, все умыто и не крашено!
  - Значит, нацеловано, - заключила Нина. - Ой, шалава!
  На что Вера возмутилась:
  - Твои слова, да богу в уши! Жду, не дождусь, когда уже решится. Он только и умеет, что по спинке гладить!
  - Что, в одном месте свербит? - Нина хмыкнула сердито.
  - Ты меня в каком возрасте родила? - вкрадчиво вопросила Вера. - Не молчи, мама, прямо скажи: почему я тоже не имею права?
  Если бы Нина могла, она бы вскочила:
  - И думать забудь! Только после свадьбы!
  - Зачем свадьба, если в феврале срок умирать? - удивилась Вера. - И потом, как кормить ребеночка, когда сисек нет? Поправилась на два килограмма, но не там где надо...
  - Деточка, ты беременная?! - Нина охнула.
  - Если бы, - вздохнула Вера. - Но я буду стремиться! Вдруг не умру - тогда точно отращу вот такое пузо.
  С рыбацким размахом она показала размер.
  - Что ты мелешь?! - Нина перешла на шепот. - Смерти моей хочешь? Язык помело, руки веником! Мало тебя в детстве пороли...
  Гневный спич она завершила стандартной резолюцией:
  - Только через мой труп!
  - Дамы, хватит уже о печальном. Предлагаю перерыв, - влез я. - Раз Вера здесь, съездим в ЦГБ. Покажемся хирургам, и с гинекологами чаю попьем.
  
  Сестра-хозяйка гостям обрадовалась, словно родным. Быстро протащив нас по кабинетам ортопедического отделения, она чуть ли не вприпрыжку увела Веру к гинекологам. Повезло мне с медицинским персоналом! Видимо, на чай с красной рыбой и икрой редко зовут благодарные пациенты. Такого же мнения оказались дамы из гинекологии - на чаепитие примчались пулей, не заставили себя долго ждать.
  В каморке сестры-хозяйки места мне не нашлось, выперли покурить. Но я не курю! И не тянет. А вот послушать женские разговоры хочется, чего я и сделал. А что? Если хочешь, чтобы знания потоками лились к тебе, должно овладеть тремя вещами: наблюдением, удивлением и восхищением. Я овладел дверью, прильнув к ней ухом.
  Косыми взглядами людей, снующих по коридору, пришлось пренебречь. Извилист путь к истине, не прост и тернист.
  - Значит, я полностью здорова? - голос Веры было трудно спутать.
  - Да, деточка, - весело подтвердила Таисия Петровна. - Никаких проблем.
  - И я могу забеременеть?
  - Хм... - Таисия Петровна закашлялась. - Для этого, Верочка, требуется сексуальный партнер. А у тебя его еще не было...
  - Не было, так будет, - радостно заявила Вера. - У меня все впереди - есть два варианта, и если бог даст, то и оба.
  Кашель напал не только на Таисию Петровну, но и на ее коллегу.
  - Не рановато ли так думать, дочка? - добавила свое покашливание Татьяна Семеновна, сестра-хозяйка.
  - Нет, в самый раз, - голос Веры звучал деловито. - У меня жесткий график. Крайний срок - сентябрь, как только в институт поступлю.
  
  На обратном пути Вера задумчиво улыбалась.
  - Дед, а почему ты взялся меня спасать? Выручаешь из беды постоянно, лечишь, подарки даришь... Может такое быть, что я тебе интересна? Ну, как девушка? - она подлезла под руку, заставив водителя такси завистливо хмыкнуть.
  Вот это тему она затронула... Рефрен настолько личный, что самому себе сразу не объяснишь. Как описать словами волшебство ее запаха и магнетизм дыхания? Да и нельзя вслух говорить, что обаяла не красотой своей. Вышло так, что интерес к жизни пробудило простое прикосновение, а не речи девичьи умные. Как ни крути, а очарование Верой возникло на основе лишь обоняния и тактильных ощущений. Но главное не это. Дело в Антоне, его жизни и его ощущениях - они у него такие же. Однако дорога эта его, и негоже заслонять ее своими стремлениями.
  -Интересная ли ты девушка? Конечно. И с каждым днем становишься все краше.
  Потупив взгляд долу, она улыбнулась. При этом зарделась так, что ушки порозовели. Произнеся комплимент, чтобы не врать и обойти правду, следовало тихонько съехать с темы:
  - Скажи мне, Вера, что испытываешь в переходе? Какие заметила изменения? И вот тебе домашнее задание: когда вернемся, напиши мне отчетик.
  - Сочинение на тему 'как я провела лето'? - она продолжала улыбаться.
  - Именно. Рост, вес, объем груди и бедер, настроение, болезни - как это все менялось. Коля Уваров требует данные для анализа ситуации, да и нам самим надо процессы понимать.
  - Задание понятно, - она потянулась к моему уху. - Но главное скажу сейчас: рядом с Антоном тепло. Возле тебя горячо. А когда вы вместе, мне жарко...
  
  Пока нас не было, в палате произошла перестройка - Коля сдвинул кровати.
  - Значит так, - он деловито накрывал на стол. - Посидим, поговорим? Потом пойдем к Антону. А Вера возле Нины подежурит.
  - Я не голодная! - погладив мамину руку, Вера прицелилась лечь рядом.
  - Куда? А ну погодь, - старый аналитик умел командовать, когда это требовалось. - Руки-ноги мыть, пижама в ванной на полочке! Антон, рассказывай.
  - Дед, а можно маме рассказать все, как было? - Вера высунула нос из душа. - И про онкологию, и про аварию?
  - Господи, - охнула Нина.
  - Можно, - я налил себе наркомовскую чарку. - Только учись говорить правду с конца: у нас все в порядке, и никаких проблем.
  - Слава тебе, господи, - голос Нины дрогнул.
  - Краткий отчет ты слышал, - я приступил к слабосоленой нерке. - Нам разрешили нагружать ноги по лечебной программе, но пока ходить с палочкой. Другие болячки у Веры закончились.
  - Сердце?
  - Как не было проблем, так и нет.
  - Держи этот вопрос на контроле, - Коля ткнул в меня указательным пальцем. - Головой отвечаешь.
  Нина одобрительно хмыкнула. И они это мне говорят?! Да после будильников я лучший в мире укротитель женских сердец!
  - А что ты там Нине втирал с таким чувством? - я кивнул на Колин планшет.
  - Историю развала КГБ озвучил.
  - Ну ты фашист, - возмутился я. - Коммунистке и майору вонзил нож в сердце! Тем более, она болеет.
  - На Службе я подполковник, - пробурчала Нина. - Это в милиции по легенде майор.
  - А можешь мне историю напомнить? Для общего развития, - я перешел к сыру, под который грех было бы не наполнить чарку.
  - Что ж, - Коля нацепил очки. - В декабре 1991 года КГБ СССР был упразднен. На его базе создали Межреспубликанскую службу безопасности СССР. Кроме того, из КГБ выделили четыре ведомства.
  - Первое главное управление КГБ назвали Службой внешней разведки.
  - Восьмое и Шестнадцатое управления преобразовали в ФАПСИ (связь и информация).
  - Пограничники выделились в ФПС.
  - Охрана президента отделилась от контрразведки, образовав Федеральную службу охраны (ФСО) и Службу безопасности президента.
  Кроме того, на обломках Пятнадцатого управления появилась еще одна, наиболее засекреченная спецслужба - Главное управление специальных программ президента (ГУСП). Среди прочего именно она отвечает за подземные объекты Москвы и Метро-2. Реорганизация сопровождалась сокращением штатов.
  - Но зачем? - удивилась Нина. - В прошлый раз я не поняла, и сейчас недоумеваю: чего они добивались?
  - Достаточно прочитать заголовок интервью Сергея Степашина: 'КГБ СССР должен быть разрушен'. Бред статьи разбирать нет смысла.
  - Идиоты... - пробормотал я.
  - Или враги, - согласился Коля. - Многие деятели опасались этой мощной структуры, которая решала поставленную ЦК КПСС задачу по тотальному контролю за состоянием дел в государстве и обществе. Контролировались умонастроения людей, затем оперативная информация поставлялась руководству страны. КГБ также вменялось в обязанность бороться с угрозами извне и внутри страны. В декабре 1993 года МБ было переименовано в Федеральную службу контрразведки (ФСК). Последовали новые сокращения: административная служба (пять генеральских должностей), и наполовину Управление отдела кадров. 3 апреля 1995 года указом президента Ельцина ФСК превратилась в ФСБ.
  - И каждый раз терялись специалисты? - догадалась Нина.
  - Я тоже потерялся, - ровно сказал Коля. - Вместе с массой уволенных профессионалов различных служб, часто очень высокого класса. Среди них были работники разведки, специалисты электронного прослушивания и охраны секретных объектов, прекрасно знающие иностранные языки эксперты аналитических служб. 30 июня 1995 года генерал-лейтенант Степашин был отстранен от занимаемой должности, кадровая чехарда продолжилась. Самое страшное, что многие эксперты КГБ уехали за границу, где нашли работу в западных спецслужбах. Однако в стране не все сложили лапки, борьба за Службу продолжалась. В 1996 году появились первые признаки возрождения системы органов госбезопасности. Знаковым событием стало создание Антитеррористического центра. Дело в том, что с терроризмом в КГБ боролись в печально известном Пятом (идеологическом) управлении, которое после 1991 года, естественно, было уничтожено. В АТЦ старых сотрудников Пятого управления вновь стали привечать, создав управление 'К'. Кроме того, в ФСБ появилось Управление по разработке и пресечению деятельности преступных формирований (УРПО).
  - Да уж, - вздохнул я. - Когда эти преступные формирования превысили мирное население, они опомнились.
  - В 1998 году в ФСБ появилось Управление конституционной безопасности, а Директором был назначен Владимир Путин. В сентябре 1998 года весь центральный аппарат ФСБ, шесть тысяч человек, был выведен за штат. Личный состав центрального аппарата был сокращен на треть, в отставку отправили две тысячи человек. В результате чистки руководство ФСБ сменилось молодежью из Санкт-Петербурга, получившей прозвище 'питерские полковники'. Наибольшие потери понесли подразделения, отвечающие за борьбу с экономической преступностью. Одновременно окончательно провалилась работа со спецслужбами СНГ, когда уволились почти все сотрудники, отвечавшие за сотрудничество в рамках Содружества.
  - А что теперь? - прошептала Нина.
  - А теперь до них дошло, что пора возродить порушенное, - Коля взял свою рюмку. - Ну что, Антон, пошли?
  - Девочки, не скучайте, - я поднялся. - Через пару минут он вернется.
  
  ***
  
  Приезд Коли Уварова прошел незаметно. Соседей не звали, праздник не устраивали. Мама, всплакнув на плече друга отца, бросилась накрывать стол. В те времена рулило элементарное правило: 'гость в дом, бог в дом'. Ну и, соответственно, 'что есть в печи, все на стол мечи'.
  Выдав красненькую десятку, меня отрядили в будку к Люське за товарами по списку, а отец принялся расспрашивать Колю за войну.
  Людмила торчала в своем укрепленном наблюдательном пункте, грудь крупного калибра белела издалека. Антону она искренне обрадовалась:
  - Я выглядываю, выглядываю, а где ты ходишь?
  - Радость моя, для тебя сюрприз! - мне приходилось отдуваться за двоих, Антон после пары рюмок уснул мертвым сном праведника.
  - И у меня тоже кое-что есть, - она выставила на прилавок мешочек серой плотной ткани.
  - Это то, что я думаю? - осторожно я приподнял мешок. - Тяжелый...
  Внутри оказались новенькие пятнадцатикопеечные монеты 1971 года. Тысяча монет по пятнадцать копеек - это сто пятьдесят рублей. Такие деньги у меня есть, и даже с собой. Я деловито спрятал мешок в сумку, пока никто не видел.
  А в нашем мире тыща монет уйдет по восемь тысяч рублей за штуку. Восемь миллионов - это круче торговли наркотиками получается. И никакого риска, парни Коли Уварова займутся. Даже если прибыль пополам, все равно безумные деньги.
  Когда Люся наполнила сумку по списку и сверх того (коньяк лишним не бывает), я достал сверток из газеты. Сделав страшное лицо, прошептал:
  - Шампунь и гель для тела. Заграничный импорт! Никому не давать, самой мыться!
  - Чё я, дура? - она понюхала сверток. - Как пахнет! Абалдеть... Заходи вечерком, дома никого не будет.
  Хрюкнув, Антон моментально проснулся. А я уточнил:
  - Зачем?
  - Спинку потрешь.
  Парень чуть из штанов не выпрыгнул:
  - Дед, не вздумай! Вера вечером на массаж придет, а нас нету!
  Конечно, банный вариант меня интересовал мало, но девчонку обижать отказом негоже. Съезжать с темы следует красиво:
  - Люсенька, я бы рад, да грехи не позволяют. К нам гости нагрянули, будем гулять до утра, - в доказательство я тряхнул сумкой, где звякнули бутылки. - Пока-пока!
  На скамейке возле наших ворот обнаружилась Анюта. Поглядывая по сторонам, с независимым видом она лузгала семечки. Юбчонка коротенькая, щечки алеют, глазки горят - огонь-девка. Антон даже присвистнул в восхищении.
  - Тоша, Антон Михалыч здесь? - тихо молвила она, шагнув навстречу.
  - Да, Аня, доброго дня, - вежливо поклонился я.
  - Антон Михалыч, в полночь мне исполняется восемнадцать лет, - наклонившись над Антоном, Анюта шептала в ухо. - Можете сделать мне подарок?
  - Да запросто, - ответил я. - Кроме луны с неба, сегодня, к сожалению, новолуние.
  - Да ну вас, - засмущалась она. - Мне всего лишь в караоке-клуб хочется. Ненадолго, а?
  
  
  Глава седьмая, в которой к нам приехал дорогой... В смысле, Анюта напросилась в гости.
  
  Как и обещал, к Анюте явился в полночь.
  - Господи, мой рыцарь явился, - прошептала она.
  С закрытыми глазами девушка обхватила меня, одновременно одаривая парализующим поцелуем. Планы, замыслы и тревоги утратили свое значение, улетучиваясь в небытие. Все стало неважно, а обстановка в девичьей спальне расплылась так, что рассмотреть ее не удалось. Поздороваться тоже не удалось - без лишних слов Аня завладела мной, лишь белые перси сверкнули, когда нетерпеливым движением она скинула ночную рубашку. Вздохнув в секундной паузе, я вознамерился возразить, однако рот надежно запечатался волшебными устами. Закралось смутное подозрение, что мною овладели неоднократно, пользуясь бессильным состоянием впавшего в кому сознания.
  Очнулся я на собственной кровати, точнее, поперек ее. Воспоминаний, как мы сюда перенеслись, не сохранилось - блок памяти завис. Голова вообще слабо соображала под грохотом тайфуна по имени Анюта, который раз за разом налетал с разных сторон, ворочал мое бренное тело, бросая в пучину гибельной неги.
  И пока я барахтался в руинах разрушенной постели, Аня совершала прорву непрерывных действий - она извивалась, дергала ногами, шипела, рычала и возносила хвалу создателю. Смущением девицы, впервые разделившей ложе мужа своего, тут и не пахло.
  - Спасибо, господи, я кончила! - победно вскрикивала она постоянно, чуть ли не каждые пять минут.
  И каждый раз лицемерное заявление оказывалось обманом - ничего не кончалось, а продолжалось дальше. В жизни такого еще не было, процесс шел в режиме 'нон-стоп' без моего активного участия, но вмешиваться сил не достало. Подобные ощущения мне довелось испытать во время наводнения, когда тихая горная речка превратилась вдруг в бушующий поток. Грозная стихия вырывала деревья, ворочала валуны и сносила дома. Она играла своей силой, и ничего я сделать не мог - оставалось только ждать.
  Наконец наступил момент, когда запас энергии иссяк. Аня сползла с меня, затихнув рядом, и я забылся сновиденьем. Цветной картинкой пригрезился мне берег реки, невдалеке от водопада. Райские фрукты украшали скатерть, а в распростертой тени возлежал я - на расшитом ложе, в окружении неведомых гурий и фей. Они подавали мне чаши и кубки, а затем ублажали мои губы своими бархатными устами.
  - Антон Михалыч, вы всегда такой молчаливый? - прошептала неведомая фея, прикусывая мне ухо. - Скажите девушке хоть что-нибудь!
  Открыв глаза, я увидел над собой счастливое лицо Ани, совершавшей сложные возвратно-поступательные движения на моих бедрах. Акробатический этюд сопровождался танцевальными движениями рук:
  - Антон Михалыч, скажите девушке хоть что-нибудь!
  - Анюта, солнышко златовласое, - прохрипел я. - Не подскажешь, который час?
  - Не знаю, - радостно выкрикнула она. - А что, вы куда-то спешите?
  - Попить бы...
  - Ловите! - не прекращая танец, она грациозно изогнулась, доставая с тумбочки бутылку минералки. Ухватила в немыслимом изгибе с сохранением ритма!
  Хлебнув живительной влаги, я вдруг осознал постыдность пассивной жизненной позиции. Чтобы пойти вперед, надо сделать первый шаг - и, отбросив пустую бутылку, я начал наращивать темп. А кто еще, кроме меня? В гонке всегда проявляется лидер, способный вмешаться в нужный момент. Подчиняясь темпу и предчувствуя извержение вулкана, Аня заверещала. Огненная лава непредсказуема, грозит взрывом в любой момент, поэтому темп нарастал. Нам важен результат, сегодня и сейчас - как можно скорее. Только вперед, без скидок и возражений! Вокруг да около умеет каждый, а попасть в центр сути, в точку проблемы, это еще надо посмотреть!
  
  Стандартную утреннюю процедуру - зарядка, душ, завтрак, - я упростил, исключив зарядку. Доктор настоятельно рекомендовал лечебную гимнастику для ноги, но ночью, кажется, физкультурный план был перевыполнен. Какая гимнастика, нафиг, если человек глаз не сомкнул? Приглушая бубнеж телевизора милым щебетом, Аня стрекозой порхала по кухне - летала от плиты до холодильника, кошке тоже перепало с барского стола.
  А потом, после завтрака, я весь день проспал как убитый. Аня двигала мебель, снимала в стирку гардины, гудела пылесосом - тем не менее, ничто не мешало доброму старческому сну.
  Когда открыл глаза, девчонка мыла окно. Короткая майка задралась, а простые вроде бы движения рук по оконному стеклу отзывались сложной игрой полушарий круглой попки. Словно кольцо, перечеркнутое нитью маятника, картина завораживала, вгоняя в гипнотический транс. Мои старые шорты, сползающие с ее бедер, мало что скрывали, она их подтягивала - и это показалось мне добрым знаком. Оставалось только, тихо подкравшись, дождаться удобного момента, чтобы вторгнуться сзади.
  - Мамочки! - всхлипнула Аня, упершись в раму.
  Притворно обомлела, конечно - все маневры прекрасно виделись ей в отражении стекла. Нужная мне цель лавировала по более высокой орбите, слишком велика была разница в росте. Однако Анюта справилась с задачей - она присела, чтобы виртуозно произвести стыковку наших кораблей. Тазик расплескался на подоконнике, часть воды пролилась вниз. Оттуда, от автомобилистов, слышались возмущенные крики.
  Но Аня не устрашилась, выполняя более важную задачу: предугадать все мои движения, чтобы совершить гармоничные колебания навстречу. Мокрая тряпка выпала из ослабших рук, и снизу снова раздался недовольный вопль.
  - Спасибо тебе, господи, - сообщила на это Аня.
  Я согласился с ней - подумаешь, вода, тряпки... Великое дело.
  Вы, дети горячего асфальта, хоть раз касались солнца, играющего золотом рыжих волос?
  
  Из пенной горы торчали колени и конопатый носик - пока плескался в душе, Аня успела нырнуть в ванну. Присев на край, я сунул руку в гору пены.
  - Ой, - со счастливым хихиканьем пискнуло оттуда. - Спасибо тебе, господи...
  - А чем это так пахнет с кухни? - поинтересовался я, обматываясь полотенцем.
  - Борщ вам сварила, - с готовностью доложила она из-под пены. - Сбегала на угол в 'Пятёрочку' и все купила. Мясо в 'Тавре' взяла. Представляете, как настоящая буржуйка стояла, пальцем показывала.
  В глазах защипало, борщ мне варили примерно сто лет тому назад.
  - А деньги? - слезинка бежала по щеке, я ее незаметно вытер.
  - Так дядя Коля Уваров в прошлый раз банковскую карту выдал! Верке тоже. Так и сказал: 'ни в чем себе не отказывайте'.
  - Какой хороший у тебя дядя, - в душе заворочалась колючка ревности. Ишь ты, подарки он моим девочкам делает...
  - Хороший, - согласилась она. - Только старенький очень. И спину у него постоянно ломит, жалко дедушку.
  На душе отлегло, даже как-то полегчало.
  - И еще у меня для вас сюрприз, но время пока не пришло, - Аня раздвинула пену, демонстрируя чудесные холмики с вишенками вершинок.
  В голове щелкнуло неведомое реле и, приподнимая полотенце на бедрах, настроение стало стремительно увеличиваться.
  - Солнышко, я старый больной человек! - прикрываясь полотенцем, я поспешно выскочил на порог.
  - И ничего вы не старый, а местами очень даже нестарый!
  - Хм...
  - Но я не об этом! - Аня захихикала. - Мой сюрприз гастрономический.
  - В честь чего? - неожиданных подарков мне тоже никто давно не делал. Денег просят постоянно, это да. Но сюрпризом такое можно назвать с большой натяжкой.
  - В знак любви! Еще не поняли?! Наверно, плохо я старалась...
  - Понял, понял! Значит, я не старенький?
  - Ну, только если вспомните, что обещали мне караоке-клуб...
  Господи, в самом деле! Про клуб-то я и забыл. Не мудрено, однако, тут без клуба голова кругом идет. Но это потом, сначала борщ.
  
  
  Глава восьмая, в которой гости веселятся
  
  Караоке-клуб Анюту поразил. Раскованная обстановка, веселый смех и качественный звук, дополненный официантом возле столика, заставили девчонку распахнуть очи.
  - Ни фига себе, - вырвалось из нее непроизвольно. Но в сторону официанта Аня томным голосом произнесла совершенно иное: - Если можно, глоток шампанского, пожалуйста.
  И он принес крохотный бокальчик! Мелкая посуда, считай рюмка, да еще и не полная из-за пены - от минимализма девчонка даже глаза вытаращила.
  Чтобы зря не гонять парня, я заказал цельную бутылку 'Цимлянского', а к нему салаты, сырную тарелку, хачапури по-аджарски, суджук и апельсиновый фреш.
  Одобрительно глянув на хачапури с дымящимся яйцом в 'лодочке', Анюта двинула к себе салат 'Цезарь'.
  - Весь день как белка в колесе, - сообщила она. - Присесть было некогда.
  И ведь не поспоришь, квартиру девчонка выдраила на совесть. Чувствую, не расплачусь. Одна надежда на караоке-клуб, который просто обязан забрать часть ее энергетики на танцполе. Звук здесь профессиональный, и бэк-вокал без замечаний, а вот голоса певцов явно подкачали. Или мы мало выпили? Впрочем, еще не вечер.
  - Звук подходящий, солисты дрова, - подтвердила мои мысли мне Аня, добивая второй салат.
  - С чего решила? - подначил я девчонку. - Ты же в анкете написала, что не поешь.
  - А я и не пою! Ненавижу свой бас.
  Хм... Тембр у Ани действительно ниже обычного, но не настолько, чтобы обращать на это внимание.
  - А зачем тогда караоке? - резонный вопрос напрашивался. - Сходили бы в обычный ресторан.
  - Верка сказала, здесь круто. Вот, позавидовала. Но теперь не жалею!
  М-да, женская психология во всей красе.
  Аня лихо опрокинула свой фреш, затем мой, и запила это добрым глотком шампанского.
  - Будет петь, - догадался я.
  Дело в том, что на мелодию из кинофильма 'Крестный отец' очередной солист, отчаянно хрипя, исполнил шедевр Профессора Лебединского:
  
  Давай покрасим холодильник в черный цвет.
  А для чего? А просто так.
  Давай покрасим холодильник в черный цвет.
  
  Некоторое время Аня находилась в ступоре.
  - Антон Михалыч, что это было?
  Я пожал плечами:
  - Знаменитую мелодию перепевают до сих пор. Все, кому не лень.
  - А можно мне спеть? - Аня встала.
  В белой блузке и темной юбке-шортах, на немалых каблуках она зашагала в сторону сцены. 'Сценический образ номер четыре' двигался столь уверенно, что диск-жокей явлению возразить не смог. Да и очередные парни, едва Анюта улыбнулась им из-под потолка, безропотно отдали ранее оплаченный микрофон. Она про очередь не знала, а мне было интересно, как не умеющая петь девчонка справится с Лебединским.
  Справилась!
  Ей показали текст на экране, Аня завибрировала низким голосом:
  
  Зачем Герасим утопил своё Муму?
  Оно не сделало плохого никому...
  
  И никакой это не бас! А самое что ни есть контральто, плотного тембра. Приличное грудное резонирование явно выражено. Ай да Анюта...
  Народ зааплодировал, требуя повтора. Такое здесь бывает редко! Впрочем, я тоже не частый гость, особенно последний год. Но теперь будем бывать чаще - девчонка не позволит, как пить дать. Однако вместо повтора Анюта затянула 'По Дону гуляет'. Без 'минуса' и бэк-вокала, знаком отвергнув поддержку профессионалов.
  Замерев на минуту, зал принялся подпевать. Слава богу, это песню все ростовчане с детства знают. А потом ей запретили возвращать микрофон, скандированием потребовав 'еще'.
  - 'Черный ворон' можно? - с близоруким прищуром она смотрела на диск-жокея.
  Тот моментально запустил интро, давая солистке возможность поймать тональность.
  
  Чёрный ворон, чёрный ворон,
  Что ж ты вьёшься надо мной,
  Ты добычи не дождёшься,
  Чёрный ворон, я не твой.
  Ты добычи не дождёшься,
  Чёрный ворон, я не твой.
  
  На втором куплете, как и с прошлым номером, зал подключился. Прямо хоровое пение какое-то, сам не заметил, как встал. Эй, да у девчонки талант заводить публику! Раньше, помнится, весь советский народ, ведомый коммунистической партией, в едином порыве голосил Интернационал. Теперь вот за девчонкой ведется.
  Сорвав заслуженные аплодисменты, Анюта вернула парням микрофон. И, пока она, кивая гордо поднятой головой, возвращалась к столику, официант на подносе принес бутылку шампанского и золотую карту.
  - С завтрашнего дня вход для вас бесплатный, - сообщил он девчонке. - И комплимент от заведения.
  А мне на ухо шепнул:
  - Босс распорядился.
  После глотка 'комплимента' Анюта наладилась плясать, а меня с инвалидной палочкой бог миловал. Рыжий чубчик, словно маяк в бушующем море, без устали мотался над толпой, заметный со всех сторон. К столу она возвращалась лишь затем, чтобы хлебнуть минералки. Пару раз Аня угощала девочек из бэк-вокала дармовым шампанским, как-то незаметно вписавшись в группу подпевки. А я предавался размышлениям, строя планы: в нашей группе на ровном месте выросла еще одна солистка. Весьма колоритная фигура, со своей характерной манерой и редким тембром.
  Ранее фишкой мне виделась высокая рыжая девушка с бас-гитарой, а тут вдобавок к этому и голосище прорезался! Что ж, неплохо. Кроме народных песен в джазовой обработке, Аня будет исполнять хиты Шаде. И еще кое-что, но это надо вместе с ней послушать и изучить...
  Засиделись мы до самого закрытия. Вернее, досиделся я, а Аня допрыгалась, при этом чувствуя себя прекрасно. По крайней мере, по ступенькам скакала свежей, совсем не уставшей козочкой. На проспекте народ, перешучиваясь хмельными голосами, рассаживался по машинам. Анюте от компании дивиденды тоже достались, словно старой знакомой. Она смеялась, ответно взмахивая рукой.
  - Обзавелась поклонниками? - ревниво поинтересовался я.
  - Целая толпа! - радостно подтвердила она. - Как вы когда-то обещали, они валяются у ног и молят о пощаде. Однако мне больше радуют глаз мужчины старше шестидесяти, которые с палочкой.
  Улыбаясь, девчонка предложила пройтись по Пушкинской. А почему нет? Прогулочным шагом тут всего ничего, десять минут ходьбы. Пройдемся, хотя на улице особой свежести не ощущалось. Ночь принесла всего лишь тишину - в воздухе по-прежнему витал сложный коктейль выхлопных газов и разогретого асфальта.
  - Так что, желания твои исполнились, пора домой? - с чувством выполненного долга я подвел итог.
  Анюта неожиданно остановилась.
  - Как домой?! Антон Михалыч, я вам так быстро надоела? - в глазах заблестели слезы.
  - Послушай, солнышко, - опешил я. - Но у меня скопилась куча важных дел...
  - А я еще кухню не вымыла! - Аня возмущенно всплеснула руками. - И вообще, куда спешить, если в том мире пяти минут не прошло?
  - Не прошло, - я пытался говорить успокоительным тоном, только слез мне хватало. - Это пока моя душа здесь. А пойду туда, к Антону - время побежит, тебя хватятся. Хочешь, чтобы у мамы сердечный приступ приключился?
   Договорить не дали два широкозадых парня в черных костюмах - толкнув Анюту, они протащили мимо, к автомобилю, хрупкую девчонку в рваных джинсах. Раскорячившись, та чего-то злобно шипела, всем видом возражая против такого вида транспортировки.
  - А ну стой! - выхватив у меня трость, в фехтовальном выпаде Аня ловко ткнула в правую задницу.
  - Вах! - воскликнула задница, выпуская руку жертвы.
  Другая задница от трости увернулась. Неожиданно шустро развернувшись, она подскочила, двинула мне плюху, и в боксерской стойке отскочила обратно. Метко, гадюка, попала в глаз, аж искры посыпались. Ах, так?! Я полез в пакет за травматическим пистолетом 'Оса', с которым последнее время не расставался.
  Получив свободу, пленная девчонка замерла в шоке. А первая задница, оборачиваясь, взвизгнула:
  - Билят, всем башка резать будим!
  Серая тень метнулась из-за моей спины, и короткими ударами прервала поток брани с обещаниями страшных кар. По крылу автомобиля два тела безмолвно сползли на асфальт.
  - Лена, иди сюда! А ты, дядя Ваня, отойди, - с решительным видом Аня перехватила палку поудобней. - Чё он там вякал?
  Приглядевшись, я узнал глухонемого таксиста по имени Иван. Похоже, Коля Уваров ко мне и здесь охрану приставил. А вот девчонка казалась незнакомой.
  - Что за Лена? - повернулся к Ане.
  - Антон Михалыч, это же девочка из бэк-вокала!
  - Нескучно гуляете, Михалыч, - усмехнулся таксист Иван. А потом деловито добавил: - Аня, отдай палку человеку. Добить грубиянов?
  - Э, зачем так сказал?! - возмутилась правая задница. - Не надо добить, надо гаварить!
  - Руки держи на виду, - Иван деловито накручивал на ствол глушитель.
  - Брат, не надо! - левая задница подняла руки вверх. - Что тебе сделал?
  Я оглянулся - группа поддержки у похитителей отсутствовала. В предрассветный час улица вообще была тиха и пустынна, прохожих и машин не наблюдалось. Что ж, самое время поговорить. Мужчины, между тем, по просьбе Ивана из пиджаков выложили на асфальт бумажники с пистолетами, медленно и аккуратно. Девчонки, направляемые им, с разных сторон подобрали имущество.
  - Служба судебных приставов? - удивился таксист, изучив содержимое бумажников. - Кямал Мамедов и Гюндуз Мамедов. Братья?
  - Родственники, да...
  - Рассказывай, Лена, - не оборачиваясь, бросил Иван девчонке, жмущейся к Ане.
  - Нечего сказать, - буркнула та. - Кредит взяла, вовремя не погасила. А там такие проценты набежали... Креста на них нет!
  - 'Быстро деньги'? - хмыкнул Иван. - На этих креста точно нет, мало не покажется. А договор слабо почитать?
  - Мама заболела, срочная операция, - голос Лены задрожал. - Потом похороны... А потом уже проценты.
  - А эти что хотят?
  - А эти сказали, раз денег нет, будешь субботник отрабатывать! Знаете, что это такое?!
  - Знаю, - Иван оскалился.
  Мужчины в черных костюмах выглядели натуральными пленными - руки подняты, во взгляде раскаяние и надежда. Вместо заслуженного расстрела Иван решился на разговор, ствол опустил.
  - Фамилия начальника?
  -Гасанов Равиль Гейдарович, - с готовностью доложил левый.
  - Звони, - решил Иван.
  - Зачем?
  - Звони, звони. Скажешь ему последнее 'прости'.
  Левый, видимо, насмешки не понял.
  - Начальник ругать будет!
  Потом до него дошло настроение, написанное на лице Ивана, и он поспешно принялся тыкать толстым пальцем в экран. Пообщаться с начальством таксист не дозволил, выхватил аппарат:
  - Гасанов? Доброе утро. Слышь, Равиль, братья Мамедовы твои люди? Кто говорит? - Иван усмехнулся. - ФСБ России говорит, подполковник Иванов. Тут дело такое, попытка изнасилования, но бдительные прохожие не дали совершиться беде. Пока что они живы и здоровы, приходи к девяти в Управление. Адрес подсказать? Нет? На проходной обзовешься, меня покличут. Не хочешь в управление?! Ладно, скромность украшает. Тогда мы сами к тебе приедем, на работу. Опять не надо? Хорошо, думай о вариантах, я перезвоню.
  Лена, наконец, пришла в себя. Анюта точно нашептала что-то успокоительное.
  - А можно мне их палкой? - с робкой надеждой Лена смотрела на Ивана.
  - Раньше надо было, - с сожалением отказал тот, и обернулся к мужчинам. - Начальник не в курсе ваших дел. Халтурками занимаетесь?
  - Друг попросил, да, - залопотал левый. - Клиент должен, давать не хочет. Надо делать, чтобы давал. Мы делал!
  - Значит так, - Иван прервал словоблудие. - В десять утра жду на этом месте. Привезете справку о погашении кредита. И нам немного денег за хлопоты, ну, например, двести тысяч рублей.
  - Сто! - быстро сказала правая задница.
  - Ладно, - согласился Иван, - сто пятьдесят. Бумажники получите после расчета. А пистолетики, извините, конфискую. Левые они.
  - Какой левый, э?! - возмутилась левая задница. - Чистый травматика 'Макаров', друг подарил!
  - Время пошло, ждать не буду, - Иван поднял ствол. - Быстро сдернули отсюда!
  С сожалением Лена смотрела вслед удаляющимся габаритным огням автомобиля строгих мужчин.
  - Спасибо вам, конечно, дядя Ваня, - с чувством сказала она. - Но попой чувствую, проблемы мои на этом не закончились.
  - Домой идти тебе нежелательно. Так, на всякий случай. Но тебе повезло, поверь мне, - Иван улыбнулся. - Спать этой ночью ты будешь со мной.
  И, предупреждая ее возмущенный крик, добавил:
  - Не рядом, там место жены. На кухне раскладушку поставлю.
  
  
  Глава девятая, в которой праздник сменяется буднями
  
  Быстренько ополоснувшись под душем, в одних трусах я проскочил мимо мыльной горы в ванне - очень хотелось кушать. Настрогал кучу бутербродов, порезал помидорчики с огурчиками, налил чаю. К трапезе приступил, приложив к подбитому глазу проверенную временем пачку пельменей. И все было хорошо, пока на кухню не вышла Анюта. Она разрушила мое мировоззрение, намотав вместо одежды банное полотенце. Исключительно на голову.
  - Какая красота! - коснувшись плеча бедром, Аня нагнулась над блюдом с бутербродами.
  - Анна, что ты со мной делаешь? - сказал я строгим голосом. - Придется тебя наказать.
  - Да, Антон Михалыч, накажите меня, - она потупила глазки. - Поставьте на колени, и накажите два раза. Нет, три, чтобы дошло до глубины души.
  Прожевав угощенье, она облизнулась, а затем хищно поцеловала меня в губы. Все проблемы и заботы вселенским ветром выдуло из опустевшей головы, а блок оперативной памяти моментально завис. Доступными для чтения оказались лишь короткие, отрывочные фрагменты - объятья на кухонном диване, сложная позиция у дальнего угла стола, и скачки на ковре в гостиной. Пробудился в спальне, на собственной кровати, с крепкими девичьими ягодицами в руках. Анюта сопела на моем плече, а солнце нагло лезло в глаз. Сбылась мечта, и без всякой грусти я этот высокий воздушный замок поцеловал в шею.
  - Ну Антон Михалыч, - капризно пробормотала она. - Дайте поспать, сколько можно?
  И этот человек мне заявляет 'сколько можно'? Лицемерная женская логика! А если мне уже пора, то почему нельзя? Вот сейчас как раз и можно. И вообще, незачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. С моей двойной жизнью 'завтра' может и не наступить. Впрочем, кто знает, что еще сегодня ждет.
  Многие мысли посетили меня, когда все-таки мягким вторжением я прервал ее сон. Самое лучшее время не наступит, так не бывает. Это самообман, есть только сегодня, и есть только сейчас. Важно понять, что когда мы идем по дороге, то с каждым шагом наш путь сокращается. Если сегодня что-то сделали, то завтра нужно сделать меньше, или же мы просто стали на еще одно действие ближе к цели.
  Закончив одно действие, я без паузы приступил ко второму, и перевернутая Аня подо мной запричитала хвалу господу, подтверждая мою правоту. Нам не по душе расхлябанность и безответственность. Каждое дело, за которое мы беремся, необходимо доводить до логического завершения и не успокаивать себя обещаниями вернуться завтра, чтобы доделать. Вот честно выполним все намеченное, и только тогда перейдем к заслуженному отдыху.
  Аня извивалась, била меня пятками в спину - незначимая суетность, я неумолимо шел к своей цели. Сомненья прочь, что отложено, то потеряно. Только вперед! Хвалиться следует не тем, что можешь сделать, а тем, что уже сделал. Кончил дело - гуляй смело, вот наш девиз.
  
  Завтракали мы чинно и степенно, по-английски: манная каша, тосты, джем, мед, чай.
  - Антон Михалыч, вот что подумала, - Аня уставилась на меня своими серыми глазищами. - Чтобы не нарушать ваши планы, могу я сама приходить сюда?
  - Как это? - кусок хлеба застрял у меня в горле, чуть не поперхнулся. - Ты способна пройти через время и расстояния?
  - Ходить пока не умею, - она подлила мне чаю. - Но я умею учиться. Захотела играть в волейбол - стала кандидатом в мастера спорта. Скрипку освоила на 'отлично'. Еще готовлю не хуже мамы - борщ вам понравился, сами сказали.
  - А мастерству любви где так выучилась? - осторожно поинтересовался я. - Если это не секрет.
  - Вам можно знать, - она слегка зарделась. - В прошлом году мама нашла мне репетитора по скрипке. Заниматься к нему домой ездила. Вот он меня и учил всему... Пока мама не застукала. Пришлось учителю бежать в другой город. Папа до сих пор злой, но тогда, слава богу, был в командировке.
  Где-то я читал, что девушкам с серыми глазами по жизни везет - и в карьере, и в любви. Они чувственные, смелые, любопытные, им всегда все интересно.
  - Тебе эта наука интересна? - уточнил я.
  - А почему нет? - ответила она моей присказкой. - Искусство управления интимными мышцами было известно еще в древней Японии. Учитель объяснил постулаты гейш, как ублажать мужчину, я тренировала 'женское' уменье. Здесь нужно лишь время и желание. Так почему не смогу научиться ходить в ваше время?
  - Не думал об этом, - пробормотал я.
  - А вы подумайте, - посоветовала она невинным тоном.
  Хорошее предложение. Если броскам во времени можно обучить, начинать мне следует с Антона. Следующая на очереди - Нина. А вот с тренингом Анюты следует повременить. Мне только не хватало ее внезапного появления здесь... Например, во время лечения алкоголизма Надежды Козловской.
  Кстати, это важно. Отведу Аню домой, высплюсь, потом к Надежде направлюсь. Время там не движется - попаду вовремя, сразу после полуночи.
  - Какие планы на сегодня? - направил девушку в деловое русло.
  - Кухню драить не буду, - извиняющим тоном сообщила она. - В следующий раз добью, сейчас сил нет.
  Слава тебе, господи! Укатали сивку крутые горки.
  - Так, - поощрительно хмыкнул я. - А что будешь?
  - Ногти в салоне сделаю и прическу поправлю. А потом домой, хорошо?
  - Годится, - согласился я, вручая ей запасную связку ключей. - Мне тоже надо отъехать - внуков проведать, и в больницу заглянуть.
  
  В моей теперь уже бывшей палате, лежа рядом с мамой, Вера читала маме новости с планшета.
  - О, кто пришел! - обрадовалась она. - Хорошо выглядишь, Дед!
  - Кажется, опять помолодел, - догадался я, прикладываясь губами к ладони Нины.
  - Антон... - отозвалась белая мумия. - Как же мне надоело валяться!
  Лысый доктор держал меня в курсе дел. В больницу Нина попала вовремя, однако ее состояние называлось 'стабильно тяжелое'. Да и моральный удар женщина схлопотала неслабый, такое только время лечит.
  Знаком я попросил Веру чтение продолжать, а сам направился к холодильнику. Она кивнула:
  - 'В Тверской области обнаружен гаишник, который не берет взяток'.
  - Брехня, - хмыкнула Нина. - Листай дальше.
  - 'Банда лесбиянок похитила и съела Алексея Навального'.
  - Хуже больницы мне надоел этот ваш Навальный, - Нина вздохнула. - То зеленкой его намажут, то в торт засунут. Вот теперь лесбиянки до него добрались. Посмотри внимательно, может, не съели, а надругались?
  - Мама, ну как лесбиянки могут надругаться над таким же, как они, с прозвищем 'Сисян'? Нет, точно съели. Слушай дальше: 'В застенках Северной Кореи держат Иисуса Христа'.
  - Религиозная пропаганда! Бога нет. Дальше?
  - 'После употребления картофельной ботвы начинают расти ампутированные руки'.
  - Если бы все так было просто...
  - 'Гопники из Домодедово отрезали крыло самолета лазерной указкой'.
  - Гопники, они такие. Хуже них только футбольные фанаты.
  - 'В космосе найден голый мужчина'.
  - Пьяный, небось, - пробормотала Нина. - Там же холодно!
  - А вот это очень интересно: 'директора НАСА Чарльза Болдена отправили в отпуск по болезни - после того, как он публично заявил, что вторжение внеземных пришельцев произойдет в ближайшее время. Болден является ветераном космических полетов кораблях многоразового использования 'Колумбия', 'Дискавери' и 'Атлантис'. На его счету более 680 часов в космосе. В 2009 году его назначили директором NASA. По словам Болдена, во Вселенной существуют не менее тридцати тысяч инопланетных цивилизаций. Выступая на конференции НАСА, Болден заявил: 'нас могут захватить в любой момент'. После чего его тут же увели со сцены два сотрудника космического агентства. По словам сотрудников НАСА, не все разделяют мнение Чарльза Болдена. Его заместитель Дэйв Ньюман постарался успокоить собрание, заявив, что у Национально космического ведомства нет никакой информации о том, что кто-то собирается напасть на нашу планету. Позже Чарльз Болден отказался от каких-либо комментариев'.
  - Антон, а что за сережки на моей дочери? - без всякого перехода вопросила Нина. - Это бриллианты, или мне кажется?
  - Ну мама! - с обиженной интонацией протянула Вера.
  - Послушай, Нина, - в голос я добавил немного стали. - Для меня это пустяк, а девушке приятно. В чем проблема?
  - А золотая цепочка? - наседала та. - Крестик тоже непростой... И почему на комсомолке крестик, Антон?!
  - Не бери на понт, начальник, - усмехнулся я. - И не вешай мне, что я не делал!
  - Мама, нас с Анютой окрестил Николай Сергеич, - призналась Вера.
  - Как это окрестил?! - поразилась Нина. - Коля вас в церковь водил?
  - И водил, и крестил, - согласилась Вера. - Он сказал, в той аварии нам бог помог.
  - Да вас Антон вытащил!
  - Антон был его руками, мама.
  - Господи, боже мой, - всхлипнула Нина. - Каждый день новые новости. Выходит, мы с Колей теперь родственники? Или как это называется?
  
  ***
  
  Вернулся домой под вечер. На скамейке у парадного таксист Иван, покуривая, листал газету. Местные мамаши, наблюдая за чадами, кучковались вдалеке, возле детской площадки. А время бабушек еще не наступило.
  Присел рядом:
  - Как дела?
  - Нормально. С девушкой Леной проблема закрыта. Не сразу, правда. Охрана Гасанова пыталась быковать, - он ухмыльнулся. - Но тут, совершенно случайно, мимо проходили наши ребята...
  - Слушай, а ты зачем Гасанова в Управление приглашал? - озвучил я мучавший с утра вопрос.
  Иван усмехнулся:
  - Обычный троллинг. Да, я давно пенсионер и работаю на Николая Сергеича. Но ежу понятно, что в Управление он не пошел бы. А насчет лены не волнуйтесь, еще какое-то время мы за ней присмотрим.
  - Да, - согласился я. - Было бы неплохо. Девочка заканчивает консерваторию. Думаю загрузить ее работой по специальности, партитуры расписывать.
  - Принял, - кивнул Иван. - Ваша Аня прогулялась, посетила салон, проводили домой.
  - За мной тоже ребята смотрят?
  Таксист пожал плечами.
  - Приказ Уварова - усилить бдительность и все такое. Кстати, возьмите 'Макарова'. Хорошая штука вместо вашей уродливой 'Осы'.
  - Зачем мне два?! - удивился я, складывая травматические пистолеты в пакет.
  - Очень удобно, - прищурился Иван. - Один в левом кармане, другой в правом. А 'Осу', если хотите, можете дальше в пакете таскать.
  Разуваясь в прихожей, я не услышал привычного фона телевизора. Спит, что ли? Девчонка обнаружилась в гостиной. Из одежды на ней были наушники поверх обновленной прически, моя старая клетчатая рубаха и гитара Фендер 'Jazz Bass'. Изредка поглядывая в зеркало, Анюта подпевала, трогала струны, не забывая приплясывать.
  Долго это представление смотреть не удалось, девчонка взгляд почувствовала.
  - Вот, тренируюсь, - смущенно улыбнулась она, снимая гитару. - Технику игры с ютуба качнула. Похвалите меня, Антон Михалыч?
  И не возразишь ведь, надо хвалить. Перед дальней дорогой люди советуют присесть, нам пришлось прилечь. Ничего не поделаешь, такова привычная схема транспортировки.
  
  В своей спальне Анюта вздохнула печально:
  - Вот и закончился мой день рождения... - разжимать объятья она не спешила.
  - Послушай, - я устало вытер пот со лба, - этот день там закончился, а здесь еще не начинался!
  - Там было здорово, а здесь будет как обычно, - Аня легко поднялась, накинула ночную рубашку. - Прежде, чем уйдете, знайте: я влюблена. И если какой бабе глаза выцарапаю, то не от злости, а по любви.
  Вот этого мне только не хватало! Женские драки в мои планы не вписываются. Мне вообще скандалы ни к чему.
  - Нюся, я старый больной человек, - пробормотал я. - У меня жена, дети, и еще одна женщина в Ростове-на-Дону.
  - А теперь буду я, - отмела она возражения. - Баул под столом видите?
  - Большой. Что это?
  - Гастрономический сюрприз любимому мужчине, - прошептала Аня. - Завтра в честь дня рождения будет обед, но пригласить вас не могу. Семейное собрание, и на праздничный стол дедушка всегда привозит окорока с колбасами собственного изготовления. В деревне лучше мастера по мясу нет, вам понравится.
  - Так много?! - у меня аж сердце защемило. Не помню, чтобы дамы сердца подобные сюрпризы делали. И вообще, никто в этой жизни не дарил мне домашнюю колбасу с окороками.
  - Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, - водружая баул мне на грудь, сообщила Анюта железную истину. - Ну все, идите, а то чего-то плакать хочется.
  
  
  Глава десятая, в которой спекулянты превращаются в солидных бизнесменов
  
  Утро выкатило солнце с единственной целью - ударить меня в глаз из-за занавески. После трудной ночи не то что вставать, веки поднимать не хотелось, поэтому это право я предоставил Антону. Зевая, он потянулся, мельком глядя в ростовое зеркало древнего шкафа. Шагнув ближе, парень замер.
  - Что за дела, Дед?!
  Дремоту как рукой сняло. Вгляделся в зеркало - синяк под глазом был еле заметен.
  - Что, друг мой? - уточнил я медовым тоном.
  - Засос на шее, вот что! - возмущенно прошипел он.
  Хм... В самом деле. Не в бровь, а в глаз. Факт налицо, в смысле, на шее. Тем временем Антон скинул футболку и извернулся, чтобы уставиться в отражение.
  - Вся спина исцарапана, - пробормотал он изумленно. - И чешется!
  - Сейчас все объясню, - заторопился я. - Понимаешь...
  - Понимаю, Дед, ты мастер мозги пудрить! И мне, конечно, все объяснишь. А что я маме буду говорить? - шепотом, с горечью, воскликнул он. - И Надежде Константиновне, которая сейчас на физзарядку придет?
  Память по некоторым событиям я заблокировал, однако парень полностью прав. И неважно, кто нахулиганил, Аня или сама Надежда Константиновна, тут надо что-то срочно делать.
  - Так, - решил я. - Надевай водолазку.
  - Водолазку летом?! С длинным рукавом? - опешил он. - Дед, ты чего?
  - Не вижу проблем, - я добавил в голос убеждения. - Черные треники, черные кроссовки, черная водолазка... Гармоничный спортивный ансамбль!
  - Ага... - на утреннюю зарядку Антон вышел мрачнее тучи, а черная водолазка это настроение только подчеркивала.
  Надежда Козловская, напротив, порхала, еле заметно улыбаясь. Одутловатость и отеки под глазами ушли, черты лица заострились, но первым делом в глаза бросалась свежесть.
  После разминки, закончив наклоны, она приступила к приседаниям.
  - Шире ноги, - скомандовал парень. - Еще шире! Делаем медленные приседания на четыре счета, и поднимаемся тоже на четыре счета. Колени разведены в стороны, в нижней точке бедро параллельно земле. Почему остановились?!
  - Но я устала! - Надежда Константиновна томно вздохнула.
  - Нам нужны подтянутые ягодицы и стройные гладкие бедра? - вкрадчиво вопросил Антон.
  - Да с меня и так уже все юбки падают! - воскликнула она. - Целыми днями приседаю по твоему графику, как дура припадочная.
  - А недавно Надежда Константиновна завидовала тонкой талии Алены, - наябедничал я.
  - Хотите талию и ножки, как у Алены? - ударил по больному парень, запрыгивая на перекладину. - Вопрос: как это сделать, когда у нас лишний вес? Только постоянные занятия заставят жировые отложения перейти в мышечную ткань.
  - Но Антоша, миленький...
  - Надежда Константиновна, я сказал, двадцать приседаний! - пропыхтел он с перекладины, поднимая вытянутые носки к трубе. - Если вы отказались от пробежек, значит, надо приседать.
  - Наверно, ты забыл, - она капризно надула губы. - Вместо бега мы полночи крутили 'велосипед'!
  - Почему я не в курсе, Дед? - прошипел Антон. - Что за ночные гонки?
  - Ну, это упражнение такое, - пробормотал я. - Лежа на спине, изображать движения велосипедиста.
  - Да?!
  От дальнейших расспросов меня спас Коля Уваров. Он вышел в спортивном костюме, приветственно махнул рукой, однако к спортсменам не присоседился. Скрывшись в летней кухне, Коля принялся разжигать печь и греметь там посудой, изображая из себя домохозяйку. Я заглянул в распахнутую дверь - кошкам накладывали сметану. Что ж, повезло ночным охотникам с царским завтраком.
  - Работаем, работаем! - скомандовал Антон, переходя к подтягиваниям.
  Вчера вечером с нашими родителями Коля немало принял на грудь. Они до сих пор проснуться не могут, а старый пенсионер легко встал и хозяйничает в полный рост, подпевая радиоприемнику. Однако терапевтический эффект налицо - один-единственный временной переход избавил человека от болей в спине и пробудил аппетит.
  Тем временем, после физических упражнений, Антон перешел к психологическим. Уложив свои ладони поверх рук Надежды Константиновны, он прочитал обязательные мантры. Обращения к богам они не несли, но влияние на разум и эмоции оказывали - Надежда Козловская, подчиняясь орудию мысли и будучи благодарным материалом, легко переходила в состояние добра и покоя.
  Интернет не соврал, сам по себе аутотренинг всегда выказывал благотворное влияние. Здесь не только кровяное давление, тут и стресс снимается, и душа принимает приятное состояние расслабленности.
  - Негативная энергия выходит? - парень вытер пот со лба.
  - Выходит, Антоша. Хотя ты знаешь, лучше это делать во сне... - Надежда Константиновна подняла свои чудные глаза с поволокой. - О другом хотела поговорить. Вчера мой муж улетел в Москву. По служебным делам, но перед этим заставил меня прозвонить всем столичным подружкам. Просто потрепаться, напомнить о себе. Знаешь зачем?
  Я догадывался, и она эти догадки подтвердила:
  - Алену будет в Москве устраивать. Мало кто ведает, но когда-то я дружила с женой его начальника... Вот она и выдала секрет полишинеля: муж Алену пристроит и сам устроится. А меня он из своей жизни вычеркнул...
  - Думаете?
  - Я Диму знаю как облупленного.
  Из серой папочки мне тоже было известно кое-что - секретный подполковник Козловский, завсегда разгуливающий в 'гражданке', занимался контрразведкой на предприятиях промышленности.
  Надо заметить, что в советское время в каждом заводоуправлении сидел чекист, отвечавший за ПДИТР (противодействие иностранным техническим разведкам). На нашем заводе, где я отрубил двадцать лет, специальные совещания проходили по средам, и скучнее этого мероприятия были только партсобрания. Никаких шпионов на моей памяти чекисты не поймали, зато бумаг исписали горы.
  Тем временем Надежда Константиновна продолжила:
  - ...И про бабу его знаю. Но бог с ней, не об этом речь - репетировать можно у меня дома. Там и пианино есть, и места полно.
  Во взгляде Надежды Константиновны было столько надежды, что даже Антон просек фишку.
  - Отказывайся технично! - подсказал я. - У нас уже имеется место для репетиций, это музпед.
  
  ***
  
  Довольно щурясь, Коля вкушал яблоко.
  - Настало время ввести тебя в курс дела, - прошамкал он. - Есть предложение создать акционерное общество 'БУР'. Учредителей трое: Бережной, Уваров, Радина. То есть ты, я и Нина. Доли равные. Основная деятельность - инвестиции и финансовые операции на рынке. Конечно, это оффшор где-нибудь на Каймановых островах и нему несколько 'прокладок'. Командовать парадом буду я. Не возражаешь?
  - Меня женили, не спросили, - усмехнулся я.
  Антон удивленно замер. Нашему разговору никто не мешал - непривычно молчаливые родители, с трудом допив с похмелья чай, убыли на работу. Надежда Константиновна ретировалась еще раньше.
   - И чем же мне предстоит заниматься? - уточнил я свою роль в совете директоров.
  - Ничего нового, - Коля перешел к абрикосам, и я от него не отставал. - Транспортные услуги.
  Услуги? Это запросто. В свое время операцию по изъятию куратора из ЦК КПСС я провел успешно. Визит совместно с Ниной Радиной на Старую площадь репетировали весь день, поскольку ночной вариант со спальней высокого начальника отпал сразу - Нина не ведала, где куратор ночует. 'Пойди туда, не знаю куда' мне тоже оказалось не под силу. А вот в цековском кабинете на Старой площади она бывала.
  Обнявшись, мы туда и переместились, в кабинет 515 на пятом этаже. Апартаменты начальника меня не поразили. Да и не мог вызвать трепета советский офис - обычные канцелярские столы буквой 'Т', с телефонами и 'вертушкой', три сейфа, холодильник 'Розенлев', книжные шкафы.
  Массивная мебель из натуральной карельской березы появится здесь позже, вместе с замшевой обивкой кресел, плазменной панелью и кожаным диваном на резных ножках.
  Костюмы от кутюр среди московской знати редкостью уже не были, однако хозяин кабинета за модой не гнался. Он был облачен в униформу ЦК - серый костюм. Высшая партийная элита обслуживалась в салоне 'А' специального ателье на Кутузовском проспекте, где у избранных имелись личные закройщики. Сам факт обслуживания в этом ателье являлся элементом престижа, а результатом - отличные костюмы из лучших материалов. Ателье функционирует до сих пор, по-прежнему обшивая высший свет. Теперь это коммерческое предприятие с гордым именем 'Президент-сервис'.
  Как и описывала Нина, куратор оказался солидным мужчиной за пятьдесят, в костюме с галстуком. Очень скоро вот такие бонзы политической элиты сомкнутся с крупным бизнесом, чтобы ощутить себя новым правящим классом. Теми, 'кто принимает решения'.
  Упитанный босс дернуться не успел. Только глаза выпучил, и от удивления, и от стрелки, воткнувшейся в его грудь - это Нина с ходу применила снотворный пистолетик, презентованный Колей Уваровым.
  - Тащи его, - скомандовала она, запирая изнутри дверь на ключ. - А я здесь пока пошарю.
  Когда вернулся, из распахнутых сейфов Нина сбрасывала содержимое в пластиковые мешки. Три рейса пришлось делать - в конце обыска дело дошло до ящиков письменного стола.
  С тех пор я не интересовался ни судьбой куратора, ни его имуществом. Коля справедливо советовал поменьше знать и дольше спать, чем я и занимался. Теперь ситуация поменялась, и Уваров ввел меня в курс дела.
  - Нина Радина оформила отпуск, затем убыла в деревню к бабушке, - Коля вещал, не забывая о фруктовом десерте.- В день исчезновения куратора из ЦК КПСС она мелькала среди кучи родственников, алиби железное. Позже, конечно, майора Радину начнут искать - обнаружат следы в Кисловодске. В общем, уехала на воды, и там пропала. Игорь Неделькин в тот день был на службе, отпуск оформил позже. Тоже не сразу кинутся.
  - А как исчезновение куратора выглядит с точки зрения КГБ?
  - Как падение Тунгусского метеорита, то есть ЧП вселенского масштаба. Здание ЦК КПСС охраняют бравые прапорщики, отработана жесткая пропускная система. Муха не пролетит, но и ее будут искать. В приемной дежурит секретарь, его первым выпотрошат. Кто заходил, кто выходил, где сам был, по минутам. Но важнее человека, конечно, пропавшие документы. Их не то что выносить, их видеть мало кому позволено.
  - А с куратором что решил?
  - Сидит, голубь, у меня даче, - доложил Коля. - В подвале.
  - Зачем? - поразился я.
  - Поет соловьем и мемуары пишет. Он понимает - пока пишет, живет.
  - Интересные хоть мемуары?
  - До ужаса. Ты понимаешь, Международный отдел ЦК КПСС - это, по сути, спецслужба, отдельно от КГБ и ГРУ. Но с правом вмешиваться в их деятельность. Международный отдел ЦК отвечал за связь с левыми партиями за рубежом, не считая всяких обществ дружбы и движений 'народного' сопротивления. Там распределялась материальная помощь, оттуда велась пропаганда и идеологическое руководство в международных вопросах. Нине удалось утащить документацию. И заодно штемпели и печати почти ста стран мира. Про валюту я не говорю, печати важнее.
  - Реальные печати?! - поразился я в один голос с Антоном.
  - И печати, и паспорта иностранных подданных. Особый интерес у меня вызвали личные дела граждан, готовившихся к нелегальной отправке, или уже отправленных за границу. Но это еще не все. У нас теперь есть прессы для тискания штампов на паспортах, приличная коллекция чернил, туши, штемпельных мастик и каталоги к ней.
  - Любые 'левые' документы?
  - От настоящих не отличишь! А еще образцы бланков разнообразных официальных документов, а также сортов и типов бумаги, на которых эти бланки печатаются, огромная картотека 'персоналий' - фотографии людей всех национальностей и цветов кожи, резиновые матрицы пальцевых отпечатков и даже средства для изменения внешности - парики, фальшивые усы, бороды, гримировальные принадлежности.
  - Ни хрена себе... - прошептал Антон. - Кино и немцы, мафия какая-то.
  - 'Подпольные дела международного отдела ЦК КПСС свидетельствует о беспредельном цинизме', - процитировал Коля документ из архива. - 'Партия коммунистов, объявившая себя 'честью и совестью нашей эпохи', лезла во все дырки, то есть вмешивалась в дела суверенных государств. Подумать только: обученные и снаряженные ею нелегалы проникали через любые границы, неся с собой 'доброе и светлое' - крайне опасную идеологическую контрабанду, подкрепленную деньгами'.
  - Да ладно, - не поверил Антон.
  - Это не мое мнение, это беспристрастный анализ, - Коля пожал плечами. - Творились страшные дела, брат.
И в это дерьмо мы вляпались по самые помидоры. Цунами видел?
  - Только по телевизору, слава богу. А что?
  Коля вздохнул:
  - Скоро КГБ бросит все силы на поиски пропажи. Милицию подключит и армию. По всей советской стране такая волна пойдет, что мама не горюй.
  
  
  Глава одиннадцатая, в которой спекулянты встречают себе подобных
  
  После завтрака Коля Уваров пожелал отправиться по магазинам, дабы 'выбрать мебель'. Впрочем, это скорее оборот речи такой - выбор обстановки в стране, ведущей интенсивное жилищное строительство, отсутствовал напрочь. Можно было бы, конечно, 'записаться на стенку' в магазине, или подать заявку в профком по месту работы родителей, однако это длинный, извилистый путь. Сократить сей путь мог опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг. Опыта нам с Колей было не занимать, а гений заменили потрепанные советские деньги, в достаточном количестве заполнившие Колины карманы. Кроме того, толстую пачку, завернутую в целлофан, я припрятал на черный день, под крышу туалета.
  На остановке автобуса бурлила такая толпа желающих, что мы, не раздумывая, прошлись дальше по дороге, чтобы тормознуть такси. Парню с палочкой экстрим не к чему, да и один рубль теперь проблемы не представлял.
  По пути в центр Коля таращился в окно, хмыкая удивленно:
  - Не город, а непрерывная стройка. До горизонта строительные краны! В свое время меня это не удивляло...
  - А Северный микрорайон в чистом поле строится, - напомнил я. - Не считая Александровки.
  Антон вежливо молчал.
  
  В мебельном магазине на Пушкинской царило уныние. Нет, люди присутствовали, суетились, чего-то даже покупали. Видимо, от безысходности: панельные девятиэтажки в округе пеклись быстрее горячих пирожков. Вот и приходилось брать что дают - пусть скучные дрова, но спать людям на чем-то надо. Отдельные экземпляры интерьера, наоборот, выделялись ядовитой расцветкой, годной исключительно для борделя. Впрочем, в Советском Союзе нет борделей, здесь, как известно, секса тоже нет...
  Вместе с толпой мы прошлись, потрогали выставленные на растерзание диваны.
  - Тоска, - глубокомысленно изрек Коля, и ловко цапнул за рукав халата пробегающего мимо грузчика.
  - Чего? - потребовал ответа страшно занятый человек.
  - Жилая комната, спальня, кухня и еще по мелочам, - шепнул Коля таинственно. - Ждем на бульваре напротив входа.
  - Пять минут, на улице не подходить, сам найду, - грузчик выдал отработанную фразу как на автомате. Так работает условный рефлекс, когда одно и то же действие повторяется более трехсот раз.
  Чтобы завладеть 'дефицитом', не обязательно врываться в кабинет директора магазина. Мой прежний опыт утверждал, что лучше всего вопросы 'решают' клерки. В прошлой жизни именно таким образом я 'доставал' все необходимое, почему сейчас должно быть иначе?
  - Да? - удивился Антон.
  - К бабушке не ходи.
  Мы расположились на скамейке в скверике с пешеходным бульваром посредине, что разделял проезжую часть Пушкинской улицы. Лавки здесь стояли очень удачно для влюбленных - в глубине кустов. Бабушки и мамаши, впрочем, тоже изредка сквозь ветки наблюдались.
  Наш визави на фарватере объявился без синего халата, зато в летних штанах и цветастой рубахе. Словно обычный прохожий, он профланировал мимо, потом вернулся. Слежку засекает, что ли? Ха-ха три раза, конспиратор недоделанный. Глухонемого Дениса с газеткой, спокойно покуривающего на скамейке напротив, мастер маскировки не приметил.
  Едва грузчик уселся рядом, как Коля достал бумажку в сто рублей, к которой присовокупил планировку квартиры, где в каждую комнату на плане был вписан список мебели. С утра я рисовал эту картинку по памяти, но уверенно - все-таки за десять лет на родительской жилплощади уйму ремонтов пережил.
  Вручение верительных грамот произошло молча, без торжественных речей.
  - Обычная панельная трешка, - бесстрастно изрек негоциант от мебели, мельком глянув на схему. - Есть чехословацкая жилая комната со стенкой и румынская спальня под орех. Кухня, извините, только наша, сальская. Но симпатичная, серенькая в крапинку. Еще в наличии туркменские ковры.
  - А болгарские найдем? - вылез Антон.
  'Хороший' ковер хотели все. Если в доме был один, мечтали о втором. И 'доставали', в конце концов. Ковры имелись в каждой квартире, но в свободной продаже их никто не видел. Вот такой парадокс.
  В советские времена ковер на стене, вместе с хрустальной посудой в серванте, означали достаток и благополучие. Обычай вешать ковер, а на него скрещенные янычарские сабли, пошел от армян. Издавна ковры на стене в армянской жизни занимали такое же место, что сегодня иконы у православных. Стелить ковер на пол считалось неправильным, для этого существовали разного рода ковровые дорожки с половиками. Ковры на стене несли некий энергетический символ - сакральный знак, защищающий семью и дарующий благоденствие.
  Кроме эстетического значения, ковер на стене имел еще и практическую, звукопоглощающую функцию, поскольку тонкая стена хрущевки мало препятствовала взаимному изучению соседской жизни.
  - Будем обсуждать, - Коля поднялся. - Ровно через час, на этом месте.
  - Не понял, - удивился грузчик. - Чего обсуждать, брать надо!
  - Проверим, готова ли квартира, - Коля снизошел до пояснений. - Через час на этом месте.
  По Пушкинской улице до моего нового-старого дома было пять минут хода. Мы с Колей не спешили, Денис с независимым видом плелся сзади.
  - Здесь обязательно шустрит ОБХСС, - вздохнул Коля. - А мы поломали шаблон, ушли.
  - И что? - удивился мой парень.
  - Если я вернусь на ту сторону, и Деда рядом не окажется, деньги будешь давать в квартире, когда разгрузятся. Понял, Антон?
   Парень понятливо кивнул.
  - Вот с таких сделок начинался развал великой страны, - сообщил вслух Коля. - 'Телефонное право' уже есть, дефицит перераспределяют по блату, а коррупция, после сталинского затишья, пухнет тестом на дрожжах.
  С высоты прожитых лет это было так очевидно, что удивился только Антон. 'Единый' советский народ давно поделен на касты, секты и сословия. Расслоение общества началось не сегодня. И если специальные поликлиники, закрытые санатории и дома отдыха партийно-хозяйственной знати были не слишком заметны, то новый обкомовский дом на углу Чехова и Пушкинской, мимо которого мы прошли, сразу получил меткое прозвище 'Дворянское гнездо'. В прошлой жизни я бывал здесь в гостях, мне понравилось. Впрочем, любому придется по душе закрытый чистый двор с милицейским постом и просторная квартира 'улучшенной планировки'. О кухне размером шестнадцать метров владельцу хрущевки приходилось только мечтать.
  Конечно, жители только что заселенного 'Дворянского гнезда' в мебельные магазины не хаживали. И гастроном посещали лишь изредка - все потребности закрывали специальные распределители, где на полках ясно просматривался коммунизм.
  
  Возле моего нового-старого дома кипела работа - крепкие тетки в робах асфальтировали тротуар, сажали деревья, красили качели на детской площадке. Сама девятиэтажка, практически готовая, затихла в ожидании.
  Штаб-квартира прораба на первом этаже первого подъезда была пуста, кроме молодого парня с хитрыми глазами и в чистенькой спецовке. За заваленным бумагами столом он заполнял какую-то ведомость.
  - Шефа нет, - с готовностью доложил он. - Таким как вы, пошел квартиру показывать.
  - А нам покажешь?
  - Покажу, - парень встал. - Бутылка делов.
  Смотреть квартиру, в которой когда-то прожил десять лет, я не захотел. Антон тоже не стал настаивать, на девятый этаж с палочкой взбираться как-то не комильфо. Да и что там делать? Прорабская квартира точно такая же, только без балкона, вот ее Антону я и показал.
  - А эта, значит, моя комната, - парень остановился на пороге самой маленькой спаленки.
  - Ясное дело, - усмехнулся я. - Не нравится?
  - На веранде получше будет, - Антон ответно хмыкнул. - А еще лучше в саду, под яблоней.
  - Значит, будем брыкаться от переезда. Причина уважительная, лифт включат через месяц, пока все не заселятся, - я повертел палочкой.
  - А потом?
  - А потом дядя Коля купит у хозяйки наш домик и уедет в командировку. А тебя попросит присмотреть. Как такой вариант, подходит?
  Антон задумчиво кивнул.
  - Мы договорились, - сообщил возвратившийся Коля. Парень в спецовке согласно молчал. - Входную дверь заменят, наши замки врежут, когда принесем, белую плитку в санузле положат.
  - Деньги вперед! - спохватился парень.
  - А вот ни фига, - отрезал Коля, доставая очередную бежевую купюру с Лениным. - Хватит тебе аванса, а сроку дам два дня. Приму объект, получишь расчет с премией. Нет - будешь без премии халтуру переделывать. Понял?
  Принцип материального стимулирования строительному парню оказался ясен, он моментально усвистал организовывать шабашку. А мы отправились на заключительный брифинг с мебельным магнатом.
  
  
  Глава двенадцатая, в которой описываются новые методы лечения волкодавов
  
  - Знаешь, о чем я думаю последнее время? - довольно щурясь, Коля смаковал сочник с творогом, за которым пришлось постоять в очереди у киоска возле школы.
  Денис вгрызался в коржик ценой аж семь копеек, а мы с Антоном предпочли выпечке эскимо на палочке в двойном размере - нас же все-таки двое.
  - Ну, до чтения мыслей мои успехи еще не добрались, - усмехнулся я, облизывая лакомство.
  - О покое думаю, Антон, - вдохнул он. - Смотрю вокруг, и мечтаю угомониться - жить в домике с садом, как у тебя, только на берегу реки. А что? Буду разводить курочек и ловить рыбу. А вечерами размышлять, какой готовить ужин: уху или лапшу. Еще хочу русскую печь, пироги и чай с медом из самовара.
  - Так что мешает? Ты же вроде пенсионер.
  - Работающий пенсионер, - со значением уточнил Коля.
  - Раз пошла такая пьянка, - выдохнул я, - и мы оказались партнерами, рассказал бы о себе немного, что ли.
  Коля согласно кивнул:
  - Здравствуйте, я Николай Уваров, шестьдесят четыре года, пенсионер. Алкоголиком не стал по состоянию здоровья, поэтому более двадцати лет тружусь аналитиком в инвестиционной компании.
  - А как же Служба?
  - Когда-то Служба от меня отказалась, но вот от Службы пенсия не освобождает. Бывших чекистов не бывает, знаешь ли. Чем бы я ни занимался, что бы ни делал, знания, опыт и связи всегда остаются со мной. Несколько бывших коллег рядом трудятся, а служба безопасности фирмы полностью укомплектована нашими. Мне приходится решать разные вопросы, потому что в инвестиционной компании я не последний человек. Наконец, главный секрет: несмотря на скромную должность аналитика, я один из реальных владельцев скромного бизнеса.
  Коля сказал немного, да и особых секретов не выдал - двадцать лет назад целое поколение чекистов вернулось к активной жизни. Ветераны спецслужб обосновались в банках, министерствах и корпорациях. Позже, по призыву Путина, они переместились во власть и бизнес, присягая на верность новым хозяевам. Присказка про 'чекистов, которые бывшими не бывают', недалека от истины, они работают под прикрытием. Сотрудники спецслужб, ушедшие в отставку, на самом деле отправлены в бизнес и во власть на агентурную работу. Существует специальный эвфемизм - 'офицер действующего резерва'. В 1998 году офицеров действующего резерва переименовали в 'аппарат прикомандированных сотрудников', но суть осталась прежней. Что ж, и хватит об этом. Классик однажды заметил, что умные люди обсуждают идеи, средние - события, а глупые обсуждают людей.
  - Задача по организации нового бизнеса мне понятна, - Коля приступил к пирожку с яблоком. - Людей найду, процессы налажу. Ваша задача тоже ясна. А Нина, как встанет на ноги, займется... хм... своей работой, увеличением кубышки. Там еще поле непаханое.
  - А потом? - влез Антон. - Что будет потом?
  - А 'потом' наступит нескоро, - Коля прищурился. - И если Нина, в конце концов, хочет деньги вернуть Родине, так я согласен. Не возражаешь, Антон?
  - Согласен, - довольно улыбнувшись, пробурчал парень.
  - Значит, будем думать, как это сделать без ошибки. Думать и работать, ведь деньги должны делать деньги, это железный закон.
  Не спеша мы двигались по Пушкинской - полковник Уваров пожелал взглянуть на город своего детства. А почему нет? Мне тоже все интересно, особенно встречные девчонки в мини-юбках.
  - А как вы, коллеги, относитесь к гусю, запеченному в яблоках? - Коля выбросил в урну опустевший бумажный кулек.
  - Так вроде не Новый год - разносолы устраивать, - удивился Антон.
  - Именно, Антон! - воскликнул Коля. - Именно Новый год. По крайней мере, для меня точно. Тем более, Центральный рынок совсем рядом.
  В отличие от магазинов, на рынке наблюдалось изобилие. Цены кусались, но тем избыток и обеспечивался. Здесь Остапа понесло - это про дядю Колю. В мясных рядах он, кроме гуся, позарился на телятину, свинину и баранину.
  - Господи, у меня глаза разбегаются, - оправдывающимся тоном сообщил Уваров в пространство, доставая из кармана деньги.
  Видимо, покупка гуся не прошла бесследно для наблюдательных людей. Нас пасли - два паренька с разных сторон устремились к прилавку. Они попытались прилипнуть к Коле, но Денис оказался на высоте. Хмыкнув, бывший спецназовец вставил одному парню палец под ребро, потом другому. Вроде бы играючи двинул, однако карманники вдруг полегли на заваленный мясом мрамор.
  - Николай Сергеич, - укоризненно протянул Денис. - Щипачи, как и цыгане, поживу издалека чувствуют. Чего не досмотришь, то карманом доложишь.
  - Чего?
  - Не зевай, Хома, на то и ярмарка!
  Мясник заржал, бросив работу на отрубом. А шустрые парни, держась за бока, молча растворились в толпе.
  
  В тени ореха, у ворот нашего дома, обосновался привычный рыбацкий грузовик. Рыбацкие жены щебетали в своем кругу неподалеку, а рядом с откинутым бортом маялся Федор. Как обычно, его штормило. И, пока Коля разглядывал 'рыбку', охая от цен и богатого выбора, я сбегал на кухню за тазиком под названием 'скорая помощь'.
  Тут надо заметить, что гуси, куры и карпы на рынке стоили примерно одинаково, по полтора - два рубля за килограмм. А у Феди - рубль любая цельная рыба.
  - Скажи, завтра цены буду такие же? - вопросил ошарашенный Коля.
  Странное дело, у самого денег полны карманы, а он выгоду все равно ищет. Такова людская природа, ее не переделаешь.
  - А ты, мил человек, кем будешь? - подозрительно осведомился Федя.
  - Я дядя Коля! - гордо сообщил тот, показывая на меня пальцем.
  Это меняло дело, и Федор его успокоил:
  - Раз дядя - значит, будет.
  Обеспечив Федю лечебным тазиком, я огляделся. Под нашими воротами, свернувшись в комочек, дрожал щенок. Подошел ближе. Серый от пыли и грязи холмик часто дышал, застывший гной залепил глаза.
  - Дохнет щеня, - вынес приговор Федя. - Жрать уже не может.
  Кусок рыбы валялся перед собачьим носом, однако интерес вызывал лишь у мух. Сам Федор, энергично уминая сало с чесноком после стандартного сеанса лечения, оживал на глазах.
  - У меня под воротами никто не мрет, - несколько двусмысленно изрек я, подхватывая щенка.
  Федя одобрительно хмыкнул вслед.
  В тесноте летней кухни два повара в передниках готовились к пиру - Денис резал мясо, а Коля натирал гуся смесью соли, перца и специй.
  - Птичка нескоро будет готова, - кровожадно заметил Коля. - А пока суд да дело, пожарим мяска в чугунной сковородке. Много мяса и много лука! А, ребята?
  Денис согласно кивал головой.
  Не обращая внимания на гастрономический диспут, я достал из буфета резиновую грушу, и с подоконника прибрал банку с остатками козьего молока. Немного, но щенку хватит.
  На веранде, постелив старую рубашку на колени, я прыснул ему в пасть молочную струю. Оно вытекло обратно, но вторую порцию, заворочавшись, кутенок частично заглотнул. Третья пошла как к себе домой.
  - Дед, ты чего? - приглядываясь к моим действиям по упаковке пыльного тельца в старую рубашку, удивился Антон. - Собак умеешь лечить?
  - Раньше не пробовал, но почему нет...
  К психотерапии я приступил сразу, как только ощутил под рукой биение маленького сердца. Какой-никакой, но опыт все-таки был - кончики пальцев привычно закололо. Незримая связь, передавая энергию, установилась прочно, я даже почувствовал щенячий голод и боль. Однако говорить об этом пока рано.
  - Сейчас проверим, - я улегся на тахту со свертком на груди. - Вообще-то возле моего дома ветлечебница имеется. Не скучайте, скоро вернусь. Пока-пока.
  Черное одеяло без возражений перенесло нас на диван в гостиной. Здесь ничего не изменилось - растекаясь по паркету, солнце жарило через распахнутые гардины. Опять старый склеротик забыл шторы задернуть!
  Кошка, мирно спящая на столе, в панике подскочила. Растопырив усы, она вздыбила шерсть на загривке.
  - Не нравится квартирант, Алиса? - усмехнулся я, удерживая на груди сверток, а другой рукой рассовывая по карманам бумажник, телефон и травматический пистолет Макарова. - Не злись, уже ухожу.
  Ветлечебница сменила вывеску, теперь она носила гордое звание 'ветеринарная клиника'. Новшество коснулось и расценок - скорая помощь мимо очереди прилично ударила по карману. Ничего не поделаешь, зато быстро.
  - Жить будет, - сообщила диагноз смутно знакомая докторица через полчаса, возвращая мой сверток и список назначений.
  - Проблемы? - уточнил я.
  - Глазенки промылись. Ничего страшного, конъюнктивит. Капли купите в вестибюле, там аптека и зоомагазин. Лекарства мы кольнули, а истощение лечится питанием, - она улыбнулась. - Собачку на помойке нашли?
  - Ага, - не стал спорить я.
  - Искупайте в теплой воде, как ребеночка, чтоб локоть терпел. Потом три раза в день глазки мыть теплым отваром ромашки. Это понятно?
  - Понятно.
  - Кормить кашкой на мясном бульоне. Давать немного, но часто. Я вам тут все написала. Или возьмите в зоомагазине сбалансированный корм.
  - Нет, лучше по старинке, - вздохнул я. - Каша да супчик как-то привычнее.
  - А мне знакомо ваше лицо, - неожиданно выдала докторица. - Рыжая кошка в семье имеется?
  - Ага, - растерянно пробормотал я. - Алиса зовут.
  - Да, - обрадовалась она. - Вы очень похожи на своего дедушку! Зимой вызывали ветеринара на роды?
  - Было дело...
  - Такой приятный старичок! Передавайте привет.
  Ну вот, дожились... Ни очки не помогли, ни легкая небритость, ни фингал под глазом.
  Очень похож, хорошо сказано. Блин, хоть на улицу не выходи.
  
  
  Глава тринадцатая, в которой герои возвращаются к музыке
  
  - Дед, твой Рекс опять нагадил! - ехидно заметил Антон.
  Молча я взялся за веник с совком. Мой - значит мой.
  После возвращения на родину кутенок лежал полдня. Лежал, спал и ел. Спасибо запасливому Коле, бульона и мясного фарша на кухне оказалось достаточно. А к вечеру, виляя задом, щенок уже живо мотался по двору. Радиус движения был ограниченный - он постоянно возвращаясь к раскладушке, под которой я устроил ему лежбище и миски.
  Лечение наложением рук, дополненное ветеринаром и благотворным действием перехода, дало потрясающий результат. Отмытый в трех водах, щенок приобрел вид плюшевого медвежонка с черными бусинками глаз. Хотя Коля без иллюзий разглядел в нем кавказскую овчарку черно-бежевого окраса. Может быть. Но судя по скорости, с которой опустошается миска, Рекса следовало отнести к породе крокодилов.
  - Десятый раз навалил за сегодня! - добавил парень.
  Вмешиваться в процессы лентяй не собирался, ну и ладно. После уборки территории я подхватил щенка на руки, чтобы отнести его к песку, насыпанному в углу двора.
  - Что тебе сказано, Рекс? - мне удалось увернуться от шершавого языка. - Гадить только здесь!
  Предыдущие попытки уговорить кутенка успехом не увенчались, кучки во дворе, вырастая как грибы, напоминали хаотичную бомбежку. Сейчас же Рекс четко выполнил команду. Опущенный на песок, он и лужу напрудил, и нагадил знатно.
  Пришлось снова брать на руки - ласку ребенок обожал, а за выполненную команду следовало наградить кормежкой.
  - Дед, да что его хвалишь все время? - воскликнул Антон. - Хвалишь, да гладишь. Это же волкодав! Он должен быть злобным, чтобы охранять стадо овец от волков.
  Овец на дворе не наблюдалось, как и волков, впрочем. Зато кот Лапик с первой минуты проявил недюжинную мудрость - терпимо воспринял новое домашнее животное. Возможностью отобедать из собачьей миски он тоже не пренебрегал.
  Конечно, вечером предстояло объяснение с родителями, но эту проблему я взял на себя.
  Тем временем музыканты подтягивались на репетицию. Анюта явилась в летнем платьице, с легкой улыбкой и блестящими глазами. Следом вошла Надежда Константиновна, не менее счастливая и эффектная. По уважительно причине Вера отсутствовала.
  - Дед, что ты с ними сделал? - хмыкнул Антон. - Не доживем мы до концерта, обеих украдут.
  Если подобрать правильные слова, то на репетицию прибыли две распустившиеся розы - одна зрелая, другая юная. И обе мои. Антон, конечно, догадывался, но точно не знал. Блок памяти я наглухо закрыл для чтения, рано ему еще такие подробности.
  Командир комсомольского патруля Семен Трофимов мой цветник не приметил - его в самое сердце поразила ударная установка. Словно кролик перед удавом, Сеня замер у барабанов.
  - Это настоящий 'Амати'? - потрясенно прошептал он.
  - Садись, пробуй, - Антон небрежно вручил ему палочки. - Пять минут у нас есть.
  Пока Семен осторожно 'пробовал' рабочие барабаны и звенел тарелочками, Антон усадил Надежду Константиновну за синтезатор.
  - Веры сегодня не будет, - сообщил парень. - Но ничего сложного нет, звук настроен под обычное пианино.
  Анюте помощь не потребовалась - она деловито подключила бас-гитару к комбику и зашуршала нотами.
  Задачей этой репетиции я видел элементарную сыгранность. Бас-гитары и ударной установки было вполне достаточно для гармонического фундамента под фортепиано солистки, а гитара Антона лишь создавала дополнительный фон. Надежда Козловская перепевала джазовую классику, мы подыгрывали в меру сил. И хотя ни Дюка Эллингтона, ни Луи Армстронга, ни Эллу Фитцджеральд на концертах я не планировал, это тоже надо было пройти.
  И в самый разгар репетиции на пороге веранды появилась Алена. Пыхтя, она втащила футляр с виолончелью.
  - Возьмите меня, а? - девчонка жалобно шмыгнула носом. - Пожалуйста! Виолончель к джазу плохо подходит, но я буду стараться! Я трудолюбивая и послушная...
  Анюта встретила это явление нерадостно. Так грозно зыркнула, что Алена в ответ метнула синюю молнию. Если бы взглядом можно было убить, тут уже валялось бы два обугленных трупа.
  - Погоди, Алена, - ласковым тоном я пресек зарождающуюся дуэль и возможную пикировку. - Не доставай инструмент.
  - Да? - у нее задрожали губы. - Даже здесь тебе не нужна?
  Предупреждая слезный водопад, я метнулся к старому шифоньеру, чтобы извлечь виолончель 'Ямаха'. Правда, сам шильдик, обозначение модели 'SVC110' и другие опознавательные знаки с футуристического инструмента пришлось заранее удалить.
  Неожиданный ход удался, вся группа раскрыла рты.
  - Офигеть, не встать, - прошептала девчонка.
  - Алена! - укоризненно протянула Надежда Константиновна. - Я понимаю, ты устала зубрить учебники. Но это зачем тебе?
  - Зачем и тебе, мама, - интересно! - Алена провела смычком по струнам. - До, соль, ре, ля. Настроена точно... Мягкие струны, звук классный! Откуда такое чудо, Тоша?
  Парень улыбался произведенному впечатлению, сюрприз удался:
   - Обычный инструмент, ничего особенного. Электрическая виолончель из нашего оркестра. Тут все просто, зайчик, бери и играй. Запомни, твоя работа не только в ритм-секции. Это еще и импровизация.
  - Ты не пожалеешь! - воскликнула она. - Вы не пожалеете!
  Надежда Константиновна на это улыбнулась, а Анюта потемнела грозовой тучей.
  - Мамин репертуар без нот помню, - сообщила Алена, устраиваясь на тумбочке у порога. - Ночью разбуди, сыграю. Я еще подпевать умею.
  Девчонка не обманула, вписалась сразу - джазовая манера исполнения и чувство ритма оказались отработанными до автоматизма. Долгая работа в паре с мамой ощущалась сразу.
  А вот с бэк-вокалом пришлось попотеть, пока бразды правления не взяла в свои руки Надежда Козловская.
  - Стоп, - заявила она, отодвигая микрофон. - Антон, можешь немного убавить звук на своей гитаре? К Семену вопросов нет, так держать. Но девочки, здесь солирую я. Ведущий голос звучит первым, то есть исполняет основную мелодическую линию. У сопровождающих голосов задача сложнее.
  - Да ну? - хмыкнула Анюта.
  - Именно так, Аня! - в голосе Надежды Константиновны прорезалась твердость. - Роль второго голоса сложнее и ответственнее. Самое трудное, это пение аккордовых звуков, особенно в середине аккорда, с точным интонированием и попаданием на нужные ноты. Посмотри в нотную тетрадь, партия второго голоса должна петься абсолютно так, как написано. Иначе гармония звучать не будет.
  Анюта послушно взглянула, а Надежда Константиновна ткнула пальцем:
  - Вот эти и эти аккорды на первый взгляд тебе показались немелодичными, но результат после правильного исполнения тебе понравится. У нас не так много времени, поэтому самая большая опасность - не петь мало, а петь не то. Давайте прогоним еще раз, с самого начала...
  После третьего прогона Надежда Козловская вздохнула удовлетворенно, а Антон начал возиться с магнитофоном.
  - Перерыв пять минут, - объявил он. - Песню 'Бэсаме Мучо' вы все слышали, ее написала в 1940 году мексиканская девчонка Консуэло Веласкес Торрес. К незатейливому тексту она придумала гениальную музыку, которую исполняют в сотнях вариациях и на разных языках.
  Катушки закрутились:
  
  Besame, besame mucho,
  Como si fuera esta noche la ultima vez.
  Besame, besame mucho,
  Que tengo miedo tenerte, y perderte despues.
  
  После паузы Антон продолжил:
  - Мелодия Бэсаме Мучо' даже в репертуаре 'Битлз' отметилась. Однако музыкальный материал все читают классически, в жанре болеро, а в джазовом стиле это еще никто не пробовал.
  - 'Бэсаме Мучо' в стиле джаз? - поразился Семен.
  - Именно. И еще мы с Надеждой Константиновной предлагаем вариант песни на русском языке.
  Под 'минус' из магнитофона Надежда Козловская придвинула стойку микрофона:
  
  Целуй меня, целуй меня крепче,
  Как если бы ночь эта нашей последней была.
  Целуй меня, целуй меня крепче
  Боюсь потерять, потерять я тебя навсегда.
  
  - Класс! - бывший десантник Семен выразил общее мнение.
  - А теперь внимание, играем вживую. Попробуем все вместе, - Антон взялся за гитару. - Лист номер пять, с первой строки. Поехали, помолясь...
  
  В конце репетиции музыканты джаз-банды получили магнитофонные бобины и новые нотные тетради.
  - Домашнее задание, - пояснил Антон. - Здесь несколько неизвестных песен. Диана Кролл, Адель и Карэн Соуза. Не распространять! И слушать никому не давать, враг не дремлет.
  Бывший десантник хмыкнул:
  -Это мало поможет, хорошую песню после первого же концерта слижут. И назавтра во всех кабаках станут играть.
  - До первого концерта надо еще дожить, - складывая микрофон, возразил Антон. - И чтоб он состоялся, предстоит много работать. Помните, что говорил товарищ Хрущев? Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи! Все встают под бурные, продолжительные аплодисменты.
  Да, с партией трудно спорить. Пока просто живешь, ничего не происходит. Хуже накатанных схем нет ничего, и если нет мечты, то вряд ли жизнь будет радостной. Чтобы что-то происходило, необходимо действовать.
  
  Глава четырнадцатая, в которой не обнаруживается ни дня покоя
  
  Запеченный гусь был чудо как хорош. Получился он румяным, с хрустящей золотистой корочкой, а темное мясо вдоволь пропиталось яблочным соком. Отрезая гостям по второму кусочку, я подумал о пользе совместного ужина. Ведь практика - это предметная деятельность людей, их воздействие на тот или иной объект с целью его преобразования. Как утверждали товарищи марксисты: для удовлетворения исторически сложившихся потребностей.
  - Хорошая мысль, - хмыкнул Антон. - Главное здесь - не перебрать.
  Спаивать родителей я запретил Коле категорически, да они и сами не рвались в бой после вчерашнего. Вяло завершив ужин, мама с папой сомнамбулами тихо удалились в свою келью, снабженную говорящими головами в телевизоре.
  - Какие планы на вечер, Антон? - не забывая о коньяке, блаженно улыбающийся Уваров наслаждался чаем из самовара.
  - Никаких, - признался парень. - Полистаю учебник перед сном, и на боковую.
  - А у тебя, Михалыч?
  - Тоже спать, - соврал я на голубом глазу.
  Ночевать собирался не один, а с Анютой, но джентльмены о таком вслух не говорят. Как и о последующем визите к Надежде Козловской, где продолжалась решительная борьба с алкоголизмом. Успехи налицо, конечно, но расслабляться рановато.
  - Отлично, ребята. Раз вы намерены спать, тогда Денис со мной на ночную рыбалку пойдет, - решил Коля. - Римма договорилась с соседом насчет лодки. Замечательная женщина Денису попалась, даже закуску обещала сварганить.
  Никакой заслуги Дениса в этом не было, просто сработал мой хитрый план. Поживете с моё, и не такие операции сподобитесь прокручивать. Владимир Вольфович Жириновский однажды предложил дать каждому мужчине по бутылке водки, а каждой женщине - по мужику. И это логично. Если мужчина думает, что он победил женщину, то он просто дурак. Не заметит даже, как она обыграла его два хода назад.
  Но это все лирика и цитаты. Я представил себе лунную дорожку, на которой плещется рыба, россыпь звезд над головой, и вздрагивающий кончик спиннинга. От предвкушения аж спина вспотела.
  - И не думай, Дед! - возмущенно прошипел Антон. - Не до рыбалки мне сейчас. Кстати, имей в виду: будут просить спиннинг - не дам!
  Коля, однако, запросил иное.
  - Можно я чуток окорока себе отрежу? Простите за наглость, но трудно оторваться. Какой-то нереальный, фантастический вкус.
  Уварова после перехода настиг неслабый аппетит, однако окорок от деда Анюты показался настоящим кулинарным чудом не только ему. Мало сказать, что испанский хамон рядом не валялся - окорок просто таял во рту, вызывая эйфорию. Другие Анины подарки до этого стола не дожили. Паштет и буженина как-то незаметно кончились еще у меня дома, а домашнюю колбаску я припрятал в дальний угол холодильника, только пару кружков Антону принес. Однако парень пробовать вкуснятину не стал, отложил в погреб до возвращения Веры.
  - А червей вы накопали? - поинтересовался я.
  - Ставить вопрос, как это делает товарищ Бережной - значит скользить по поверхности явлений, - с хитрым прищуром сообщил Коля. - У нас имеется бредень. Еще полгуся, коньяк, окорок... И зачем нам черви?
  
  ***
  Бэк-вокалистка Лена обитала на Большой Садовой, в старинном доходном доме.
  Особняк девятнадцатого века, окруженный каштанами, прятался в глубине дворика. Недавно отреставрированное здание выглядело нарядно и импозантно.
  - Ого! - восхитилась Анюта, входя в прихожую, размером с хорошую комнату. - Позволишь на хатенку глянуть?
  Квартира оказалась под стать прихожей - огромной. Гостиная, две спальни и кабинет. Тут даже старорежимная лепнина на высоких потолках сохранилась. Вместе с мраморными подоконниками под ажурными окнами все это выглядело необычно и благородно, а стенные часы с гирями и кукушкой просто умиляли.
  - Красиво жить не запретишь, - усмехнулся я, усаживаясь за старинный круглый стол в гостиной.
  - Чистенько у тебя, - добавила Анюта. - И уютно. Паркет такой красивый. Дубовый?
  - В прошлом году ремонт закончили. А потом мама заболела,- вздохнула девчонка. - Одна в этих хоромах кукую.
  Без макияжа, в домашнем халатике, мелкая девчонка выглядела серой мышкой.
  - Не страшно?
  - Уже нет, теперь меня Витя везде провожает. Спасибо вам!
  - Да не за что, - отмахнулся я. - А где он?
  - На лавочке у подъезда.
  Анюта выглянула в окно.
  - Худощавый парень джинсах и серой рубашке?
  - Точно, - согласилась Лена.
  - С нашим дядей Ваней беседует. Значит, на чай охрану не зовешь?
  - Я-то зову, только он не идет. Говорит, заходить в квартиру нельзя, инструкция, - между разговором Лена таскала с кухни чашки, ложки и коробочки с пакетным чаем 'Липтон'.
  - Ну что, Леночка, как продвигается мой заказ? - отодвинув в сторону едва пригубленную чашку, я перешел к вопросу по существу.
  Чай из пакетика, что 'черный', что 'зеленый', никогда мне чаем не представлялся. Особенно после настоящего советского деликатеса со слоном.
  - Так готово, Антон Михалыч! - девчонка метнулась к письменному столу, где кроме учебников хватило места синтезатору и ноутбуку с принтером.
  - Ничего себе, - заметил я, перелистывая толстую пачку нотных распечаток. - Вот это скорость, пулемет отдыхает. И как ты умудрилась так быстро справиться с заданием?
  Удивление мое было искренним - партитуры Лена расписала молниеносно, за один день.
  - А я девочкам из консерватории по кусочку раздала, - улыбнулась она.- Мне денег меньше, зато работа в срок.
  - Хороший ход, - хмыкнул я. - О коллективной мысли как-то не подумал. У вас все студентки умеют снимать партии из фонограммы?
  - Конечно, - хитро прищурилась она. - И еще мы с детства обучены юзать интернет. Там и ноты всегда найдутся, и 'минус' сыщется. Кстати, Антон Михалыч, а почему джаз?
  - Ну, во-первых, джаз - это круто, - я воспротивился явной иронии в девичьем голосе. - Он не нуждается в одобрении, потому что пришел навсегда. И потом, только джазом ограничивать себя мы не собираемся. За исключением репа - эту отрыжку ужаса пусть переживают другие. В планах у нас лаунж, баллады и блюз. Впрочем, это все производные джаза.
  - А где можно вас послушать?
  - О концертах пока рано говорить, - я потряс пачкой распечаток. - Сначала придется поработать над репертуаром. А что ты знаешь об этом стиле?
  Прикрыв глаза, Лена нахмурила лобик, чтобы отбарабанить:
  - Современный джаз соединяет в себе традиции блюза, церковные песнопения негров и европейскую народную музыку.
  - Отличница, - уважительно произнес я. - Однако от этой музыки восторга мало?
  - Мало, Антон Михалыч, - вздохнула девчонка. - Джаз - это музыка толстых. А мне рок подавай.
  Музыкальный диспут прервал дверной звонок, живо напомнивший мне ненавистный будильник. Судя по дребезжащему звуку, этот трезвон был ровесником здания. Лена вышла в прихожую, там забубнили голоса. Градус беседы нарастал, а потом девчонка испуганно взвизгнула. Анюта без раздумий ринулась туда с низкого старта. Вздохнув, я полез в пакет за травматическим пистолетом. Блин, ну что за жизнь? С этими девицами ни дня покоя.
  На короткие дистанции передвигался я уже без палочки, а вот нагружать ногу беготней было нежелательно - береженого бог бережет. Выдвинулся с 'Осой' в одной руке, и с трофейным 'Макаровым' в другой, хотя стрелять по-македонски еще не пробовал. Пока добирался, выяснилось, что спасать уже здесь некого. Лена тихо рыдала на тумбочке, а на полу прихожей валялись два тела, над которыми в боевой стойке застыла Анюта. Она хмурилась и дула на кулак. Хм... Резкая мне досталась девушка, однако. Эта коня на скаку точно остановит, раз двух быков уложила.
  В последнее время везет на боевых подруг. Антону досталась Вера Радина, маленький черт в тихом омуте, а мне вот это рыжий гренадер высотой два метра.
  Через распахнутую входную дверь, как на перевернутом вертикальном экране, наблюдалось избиение третьего тела - худощавый парень среднего роста молотил по корпусу двухметрового громилы в куртке. Громила, зажатый в угол, пребывал в состоянии явной грогги. Он готов был упасть, однако под градом ударов всего лишь неторопливо сползал по стеночке.
  - Хватит уже, Витя, - сварливо заметил таксист Иван, поднимаясь по лестнице. - Тащи его в квартиру, покамест соседи не набежали. Нам здесь зрители и полиция не нужны. А ты, Аня, чего хмуришься? Хулиганы обидели?
  - Такую обидишь, ага, - пропыхтел Витя, затаскивая тело громилы в прихожую. - Пока я бугая уговаривал, она двоих уложила.
  Парень принялся усаживать пленников вдоль стеночки в прихожей, а Иван достал из кармана пластиковые стяжки. Такое устройство применяется повсеместно вместо наручников.
  - Получишь на орехи, Виктор, - пробурчал он, раскладывая нож-мультитул. - Дожились, блин, подопечные за него работают!
  - Будете коникам бубенцы откусывать, дядя Ваня? - глядя на вскрытые пассатижи, жизнерадостно поинтересовалась Анюта. - Может, помочь?
  - Ну зачем же так сразу, Аня, - укоризненно заметил таксист Иван. - У них еще уши есть. Но вообще-то не женское это дело. Бери-ка ты Лену, и веди ее отсюда - на девчонке лица нет. Водички налей, не знаю, валерьянки накапай. И ты, Михалыч, тоже извини. Подводники в таких случаях бают: 'Все вниз! Срочное погружение'. Мы уж тут сами, по-свойски с братками побеседуем.
  
  
  Глава пятнадцатая, в которой обнаруживается куча разных дел
  
   Физкультурная внешность и вялый интеллект на челе визитеров ясно отражали социальный статус. Однако взятых пленных пришлось отпустить.
  История оказалась проста до банальности - пацаны в самом деле пришли посмотреть квартирку в центре. Ну и слегка распустили руки. Однако за это сразу получили свое, с горкой.
  - Под кем ходите? - строго поинтересовался глухонемой таксист, возвращая бумажники, пистолеты и прочий хабар.
  - Под Хмурым, - пробурчал громила в куртке. - И ты обзовись.
  - Вот, - Иван протянул визитку. - ЧОП 'Стена'. Иванов моя фамилия. Хмурый вспомнит, пересекались как-то.
  Всю беседу Витя простоял с рукой в кармане, молча. Лишь в конце, закрывая за гостями дверь, буркнул:
  - Не приходите больше, не надо.
  Громила дернулся, но не обернулся.
  
  - Недавно объявление разместила о продаже квартиры, - по щекам Лены текли ручьи. - Денег нет, долги растут, работа одни слезы. А кушать хочется, и памятник маме не за что поставить... Адрес указала правильный и телефон. Слава богу, только домашний. Дура. Что тут началось! И звонят и ходят, и звонят и ходят... Я объявление потом сняла, но это не помогло. Продолжают наседать вот такие 'риэлторы' - сплошные темные личности. И реальную цену давать никто даже не думает.
  Всей компанией мы сидели за круглым столом. Витя сбегал на угол Крепостного за пиццей и пивом, заодно пустой холодильник наполнил. Анюта хозяйничала, поскольку от Лены толку было мало. Пиццу мы с Нюсей, едва попробовав, кушать не стали. Еда из той же оперы, что и пакетный чай - обман в красивой упаковке. А Лена угощенье уплетала за обе щеки, оголодала девчонка. Видимо, только по ночам и питается в своем караоке-клубе. Пришлось ее отвлечь.
  - Значит, денег нет? Ремонт закончила, конечно, в долг. А сколько в пассиве у бедной студентки? Бери ручку, отчет пиши.
  - Все учтено! Для этого файлик в экселе, - вскочила Лена.
  Зажужжал принтер, и лист бумаги лег в мои руки.
  - Ничего себе, - Анюта заглянула через плечо. - Тут и в долларах строка... А это что за значок?
  - Евро, - буркнул я. - Где еще торчим, Лена? Побрякушки, картины, посуду в ломбард снесла?
  - Как вы догадались?! - ахнула она.
  - Бедненько у тебя, - резюмировал я очевидную картину.
  От былой роскоши остались слоники на буфете, кружевные салфетки, да рюшечки с воланчиками.
  - Чистенько, но бедненько, к бабушке не ходи. Ладно, сделанного не вернешь, но ломбард посетить надо, - я перевел взгляд с таксиста Ивана на драчуна Витю. - Может, что и вырвете обратно. У Анюты есть карточка от Николая Сергеича, сколько выйдет оплатит.
  - Понял, - кивнул Иван.
  - А отдавать когда? - у Лены снова затряслись губы.
  - Квартиру продашь, тогда и отдашь, - вздохнул я. - И хватит об этом. Мне надо отъехать. Анюту после караоке пустишь переночевать?
  - Да тут места полно, пусть живет сколько надо! - воскликнула Лена.
  - Сколько надо - не надо, - вздохнул я. - Да, Нюся? Пропажами волновать маму нельзя.
  Анюта ворвалась в мою жизнь так стремительно и неожиданно, что сам диву давался. В прошлой жизни я привык планировать ходы самостоятельно, изредка прислушиваясь к чужому мнению - только затем, чтобы сделать по-своему. Однако свежий ветер перемен не раздражал, наоборот, внутри тайфуна по имени Анна обнаружился напор позитива, в положительных эмоциях можно было купаться. Конечно, присутствовал юношеский максимализм и категоричность суждений девчонки. А чем старческое брюзжание лучше? Удивительно, но в нашем общем хаосе наблюдалась некая гармония.
  Однако сейчас меня ждала куча дел. И никому, кроме старого пенсионера, их не переделать.
  
  ***
  
  Рыбаки притащили цельную тележку рыбы - три мешка. Вернее, добычу таскал Денис, а хорошо поддатый Коля рулил процессами.
  - Ну и зачем столько? - возмутился Антон. - Рыбалка - это когда на один крючок. Неспортивно!
  - Нормально, - неразборчиво возразил Коля. - У вас семья, у Дениса тоже. А у меня взвод охраны на даче!
  - Куркуль ты недорезанный, - буркнул я. - Таким только волю дай, так всю реку вычерпают! Давай собирайся.
  - А на посошок? - икнул Коля.
  - Хватит на сегодня, - возмутился я, и Антон меня молча поддержал. - Пошли уже, пора туристу домой.
  Задерживаться в этом мире мне не с руки - там же Анюта осталась. Но распространяться об этом я не стал. Отнес сначала мешок Колиной рыбы, следом баул с диетическими продуктами, а потом и его самого. Если так дальше пойдет, превращусь в натурального грузчика, курсирующего с черным одеялом между двух миров. Ни минуты покоя, а ведь еще надо показаться в ветлечебнице со щенком, внуков проведать и Нину навестить... Куча дел.
  - Пользуясь случаем, хотел бы передать привет Вере, - улыбнулся мне вслед Антон.
  На собственной даче кипел субботник. Как и в прошлые годы, соседка Рита с дочками и племянницами собирали черешню, заодно не давая погибнуть прочему урожаю. Тазики с ведрами были расставлены по всему саду.
  Вручив мне ребенка, Маруся подозрительно прищурилась:
  - Дед, мне кажется, или ты шифруешься?
  - С чего это? - неискренне удивился я.
  - Чистый шпион в дурацкой шляпе! - она легко раскрыла маскировку. - Как там у Высоцкого? 'Вечно в кожаных перчатках, чтоб не делать отпечатков, шел по улице советской несоветский человек'.
  С садовой лестницы слезла Рита, чтобы добить меня окончательно:
  - Антон Михалыч, замечательно выглядишь! Но зачем ты нацепил эти древние очки? И щетина трехдневная тебе не идет. А шляпа в самом деле смешная. Постричь, побрить - будешь чистый красавчик, - чмокнув небритую щеку, она с новым ведром полезла на дерево.
  Опять Штирлиц спалился... Пришлось уводить Марусю прочь от скользкой темы.
  - Я смотрю, у Антона сопельки прошли. По ночам перестал плакать? - я уселся в шезлонг. Правнук немедленно принялся топтаться по груди, вырывая последнюю шерсть.
  Каждый раз, обнимая ребенка, я уговаривал его не болеть. Хватит сопливить и хныкать, говорил я мысленно. Зря, что ли, правильным питанием холодильник забиваю? Сам он заниматься аутотренингом не мог, по причине малолетства, всю работу приходилось брать на себя. А что? Глаза боятся, руки делают.
  - Здесь не сад, а санаторий, - воскликнула Маруся. - И воздух, видимо, целебный. Ребенка как подменили! Так что нас отсюда палкой не выгонишь.
  
  Глава шестнадцатая, в которой анализируется ситуация
  
  В больничной палате Коля хлопотал над Ниной, орудуя прежними бутылочками с трубочками.
  - Всем привет, - я выставил на стол фруктовый пакет из собственного сада. - А где Вера? Я же звонил!
  - Дед, привет! - она высунула носик из душа. - Я уже собралась, но дайте мне пять сек.
  Ага, знаем мы эти женские штучки. Десять минут - это на последний штрих, а у нее еще голова мокрая. Минимум полчаса, тем более, набор косметики 'Ив Роше' ей сам и презентовал. Представляю, какое воздействие на Антона произведет это неведомое ему оружие.
  - Так-так, - цапнув яблоко, обрадовался Коля. - На ловца и зверь бежит.
  После перехода туда и обратно, невзирая на пьянство, изменения на старческом лице были видны невооруженным взглядом. Словно человек, глотнувший свежего воздуха, Коля блестел глазами. И еще он легко двигался и наклонялся без скрипа в радикулите.
  - Не только мне молодеть, - подумал я, целуя руку Нины.
  - Антон... - отозвалась она. - Меня эскулапы всю иголками искололи. Когда закончится эта каторга?
  Ну что тут поделаешь... И прикасаться к ней Коля запретил.
  - Присядь, - он перебрался к столу. - Давай подобьем бабки.
  Этого чертового аналитика уже не изменить. Ему только того и надо, что планировать да подбивать бабки.
  - Что на этот раз? - вздохнул я.
  - А вот с самого начала и пойдем, - нацепив очки, Коля раскрыл папочку. - Уточним кое-что. Изменения в том мире начались сразу?
  - Даже несколько раньше, - задумался я. - Я же тебе уже рассказывал: после выпускного вечера возле Антона появились новые девочки, Вера и Анюта. А в моей жизни на этом месте была Алена.
  - Так-так, - донеслось из бинтов белой мумии. - Значит, вы на пару с Антоном еще и Аньку Швец чпокаете?
  - Почему 'еще'? - вырвалось у меня.
  Коля закашлялся вдруг, но тут же проехал опасную кочку:
  - Эффект омоложения почувствовал сразу?
  Как же этот Коля надоел со своим анализом! Сразу я почувствовал молодое тело Антона. Но важно не это, в меня впитался его дух - то, что шутливо и точно именуется 'молодецким задором'. Однако вслух сказал иное:
  - Постоянно молодею, не знаю, что и делать. Бриться бросил, очки древние нашел... Может, седой парик приклеить?
  - Да это неважно, - отмахнулся Коля. - У тебя такой вид, как бывает у кота после сытного обеда.
  - Борщ на косточке был вкусный, - согласился я. - Но по существу: наиболее ярко молодеет Вера Радина. Она посвежела, расцвела, но молочные железы... хм... пропали.
  - Как пропали? - охнула Нина. - Их и так было с гулькин нос... Бедная моя девочка, это же ее больное место!
  Я пожал плечами:
  - Дело молодое. Мясо нарастет - на днях начнем качаться по системе 'в здоровом теле здоровые сиськи'.
  - Есть какая система?! - поразился Коля.
  - Гугл вам в помощь. Тема конкретная. Вера ее перешерстила, проштудировала. По ходу справится. Тем более, колено и локоть практически зажили. У меня, кстати, тоже все наладилось. Еще у Веры были проблемы по женской части, но тут не поймешь: или врачи вылечили, или переходы во времени помогли.
  - Какие еще проблемы? - в голосе Нины веял холод. - У нас соседка гинеколог, ничего такого не говорила.
  - Гоните ее в шею, - отрезал я. - Что это за врач, который воспаление придатков не заметил?
  - Так, идем дальше, - прерывая перепалку, влез Коля. - Что скажешь о солистке твоей банды, Надежде Козловской?
  - Прогресс налицо, ты же видел ее на утренней зарядке. Но об успехе пока говорить рано, - деталей я старался избегать. Лишняя информация вредит.
  - А что с Аней?
  - Всего лишь похорошела, - я пожал плечами. - А здоровье у нее и так было отменное.
  Своих женщин обсуждать не собирался, поэтому о бурной энергетике девчонки с повышенным либидо распространяться не стал.
  Тем временем Коля пошел дальше:
  - Мой сотрудник Денис с виду не помолодел, однако явно подлечился. К тому же мужику так понравилось козье молочко, что решил эмигрировать в прошлое. А что там старшина милиции?
  - Про старшину не скажу, - хмыкнул я. - Вот Нина поднимется, свожу ее домой... Она-то его хорошо знает, увидит разницу. Кстати, Коля, а когда Нину можно будет прокатить туда-сюда?
  - Постоянно закидываю доктору эту удочку, - вздохнул Коля. - Взрыхляю почву насчет перевозки в другую больницу три раза в день.
  - И что?
  - В ближайшее время транспортировка крайне нежелательна. Я маякну - как только, так сразу. Теперь о Нине. После перехода в ЦК КПСС она посвежела и похорошела. Это сразу в глаза бросилось.
  - Грудь тоже меньше стала, - стеснительно пробормотала Нина. - Вместо четвертого размера - третий. Мне нравилось, пока Игорек там сплошной синяк не сделал. Гадюка, чтоб он в гробу перевернулся.
  - Ничего не упустил? - Коля поднял глаза. - Резюмирую: сплошной позитив, массовое оздоровление, и никаких побочных эффектов. В народной медицине есть такое растение, называется женьшень. Это признанное тонизирующее, общеукрепляющее и стимулирующее средство. Применяется против астмы, боли в суставах и рака печени. Говорят, женьшень снижает усталость и стимулирует половые функции. И вообще, раны заживляет, молодость возвращает.
  Я усмехнулся - Коля упустил кутенка. Но здесь мне самому следовало разобраться в незримой связи, возникшей между нами. Собачьи чувства передавались ясно, особенно щенячий восторг и голод. Да и ребенок меня понимал, когда транслировались простые команды. По крайней мере, мысленный призыв покушать исполнялся немедленно - мохнатый колобок летел к миске со всех ног. А если его брали на колени, чтобы покормить с рук, кутенок млел от счастья, осознаваемого четко.
  - Описание народного средства мне живо кого-то напоминает, - хмыкнула Нина.
  - Ага, будем охрану нашего женьшеня усиливать, - согласно кивнул Коля. - Лично я человеком себя почувствовал сразу после перехода. А ведь еще не вечер, а, Михалыч?
  - У меня есть личная жизнь, Коля. И потом, твоя охрана - сплошные головорезы, - возразил я. - От дураков и хулиганов они оградят. А от пристального внимания?
  - Извини, но других вариантов нет, - вздохнул он. - Нанимать профессионалов не с руки, это наглядно. Качественная охрана, обладающая обширными умениями, работает в приличном диапазоне. Они умеют все, от обеспечения комфортной обстановки для труда и отдыха охраняемого лица, до решения всех связанных с этим различных проблем. Задачей особой сложности является организация передвижения. Две-три машины, постоянные переговоры, передний дозор, прикрытие сзади... Это целая наука. И люди. Улыбчивые, вежливые, непреклонные парни. И их должно быть много. У конторы сразу возникнет вопрос, кто это такой крутой здесь бродит.
  - А так, значит, не возникнет? - ехидства мне было не занимать.
  - Никак нет, Антон, - доложил он. - Я тебя, на работу к нам, в инвестиционную компанию оформил.
  Ну ни фига себе! Расту у себя на глазах - не было ни гроша, да вдруг алтын. Я и лекарь, и пекарь, а теперь еще и сотрудник серьезной фирмы. Осталось расчетный листок изучить.
  - Интересно, кем? - уточнил я.
  - Сотрудником технического отдела. Чем ты там занимаешься, никому не ведомо, а собственная охрана от фирмы - обычное дело. Да, из сервисного центра тебе лучше уволиться. Или все-таки собираешься в свободное время мясорубки чинить?
  
   ***
  
  Дома на кухне я намешал творога со сметаной, щедро посыпал малиной, и напоследок залил десерт майским медом. В моем возрасте такая диета полезна для профилактики атеросклероза.
  Забыл, как это сочетается с армянским коньяком, но я рискнул и не пожалел. Медицина рекомендует использовать коньяк при простуде и от кашля, а также для предотвращения ишемической болезни. Правда, простуду я не ощущал, более того, чувствовал себя прекрасно. Однако зачем доводить дело до болезни и чего-то ждать, когда профилактика устраняет причину?
  Возле холодильника застыла кошка. Она сидела над своим блюдцем, осоловелыми глазами гипнотизируя горку добавки. Отойти ей не позволяло чувство долга, зовущего доесть эту вкуснятину. Мне ее настойчивость была хорошо известна - пока не закончит дело, не уйдет.
  Запив диетический полдник стаканом козьего молока, я залез в душевую кабинку.
  Ополоснулся, и собирался было уже выходить, когда явилась Анюта. Точнее, она ворвалась стремительным ураганом, сопровождающимся криком, грохотом, смехом и помрачением разума. Усталость как рукой сняло, а память с мозгами отшибло напрочь.
  Очнулся только в спальне, в собственной постели.
  - Антон Михалыч, спите? - прошептала девчонка.
  - Уже нет, - я открыл глаза.
  За окном темнела ночь. Вот это да! Время летит громадными скачками. Впрочем, сейчас это неважно.
  - Млею, когда вы рядом,- Анюта подняла голову с моей груди, серые глаза блеснули. - А когда гладите спинку, то таю. Такое счастье привалило, спасибо тебе, господи...
  Девчонка была чиста помыслами и прозрачна, аки стекло. Ей хотелось любить и быть любимой, а в завершение сказочного романа выйти замуж. Осуждать подобное грех, поскольку понятные желания вытекают из простых женских инстинктов.
  Я ждал продолжения разговора в предсвадебном ключе, однако Анюта меня удивила.
  - Скажите, Антон Михалыч, а что будет с нами дальше?
  - Интересный вопрос, - хмыкнул я. - У Антона точно поменялась жизнь с моим переселением в тот мир, но лично у тебя пертурбаций должно быть немного.
  - Думаете, это не большие перемены? - она обвела рукой спальню, а в завершение обзора ткнула мне крепким пальчиком в живот.
  Пресс тут же отработал, обозначив железные кубики. Собственной заслуги во вновь обретенных мышцах было мало, просто ежедневные тренировки Антона позволяли мне теперь гордиться еще и крепкими бицепсами. Перехватив девичью руку, я поцеловал запястье:
  - Знаю одно, ты умница. Поступишь в музпед, успешно его закончишь. Потом станешь зарабатывать свой кусок хлеба в симфоническом оркестре.
  - Ну, это понятно, - заворочалась она. - А потом?
  - А потом на пенсию, внуков нянчить.
  Анюта опешила.
  - Господи... Сорок лет одно и то же? Выходит, в оркестровой яме просижу всю жизнь?!
  - Ну да, поскрипишь немного со скрипкой в руках, где-то в третье ряду, - я вещал уверенно. Таким голосом из телевизора вангуют прогноз погоды. - Там ты найдешь свою половинку, наплодишь кучу детей, потом внуков заделаете.
  - Завидная биография... - расстроенная Аня поджала губы. - Врагу не пожелаешь. А сейчас я хоть жива?
  - Жива. Хотелось, чтобы была еще и здорова, но того не ведаю. Вот насчет внуков точно знаю - нянчишь их где-то под Киевом.
  - Старенькая, горбатая и седая?
  - Наверно. По логике вещей, так.
  - Не хочу так! - взвилась девчонка. - Я бас-гитаристка, в конце концов! И вообще, меня вчера на подиум звали! Сказали даже, готовая модель.
  - Вот как? - иголка ревности царапнула висок. - Это в караоке-клубе, или когда?
  Анюта лукаво улыбнулась.
  - В клубе. По вашему заданию работала исключительно Виктора Цоя и Адриано Челентано. В точку попали, Антон Михалыч! Мне активно хлопали и подходили знакомиться. Визиток полный карман насобирала!
  Поручив ее заботам Лены, я думал быстрее адаптировать девчонку к современным реалиям, и заодно приучить Аню к публике. Это важно, актриса должна чувствовать себя раскованно, уверенно передвигаясь по сцене. Талант заразить толпу и передать энергетику в зал у нее есть, оставалось только работать.
  - Антон Михалыч, чего молчите? - Анюта тихомолком переложила мою руку на себя.
  Вот хитрюга рыжая! Александр Македонский, столкнувшись с подобной проблемой, взял и разрубил узел.
  А я просто навалился сверху.
  - Ой, мамочки, ой! - запричитала она.
  Отвечать на девичьи призывы надо обязательно, иначе преступление выходит. А вот жениться, извините, не обещал. И не буду. Может, кто и забыл, но я помню, что уже женат. И дети имеются, и внуки. Супруги, правда, рядом нет, однако определенные обязательства перед семьей сохраняются.
  Конечно, хотелось бы жить долго и счастливо, и умереть с любимой в один день. Но здесь вылезает некая закавыка: любимая женщина у меня не только эта. И потом, свою жизнь я уже прожил, в конце которой меня два раза убили. Как планировать завтрашний день, когда сегодняшний в полном тумане? Не о женитьбе впору задуматься, а о небесных садах - где нет болезней, печали и воздыхания, а пребывание длится бесконечно.
  Под утро я проснулся. Моментально пробудился, как по сигналу. Прислушался: полная тишина, только Анюта, в унисон сплит-системе, тихо сопит рядом. Повернул голову и увидел желтые глаза Лапика. Встав на задние лапы, кот гипнотизировал меня неподвижным взглядом.
  Господи, он-то откуда здесь взялся?
  Недоуменная мысль мелькнула и ушла. Разбираться некогда, раз кот пришел - значит что-то случилось. Когда гордый и неприступный вожак стаи просит, надо выдвигаться. Протянул руку, и Лапик ее лизнул. А потом он муркнул, запрыгивая на постель.
  Переложив кота на грудь, я вызвал черное одеяло.
  
  Глава семнадцатая, в которой интуиция побеждает зло
  
  В ночной атмосфере витал аромат цветов и яблок. Смешиваясь с запахом Веры, знакомый коктейль бодрящим наркотиком обстоятельно дурманил голову. Будучи давним, первым ярким ощущением после смерти, сочный аромат и сейчас не утратил остроты. Сладкое благовоние будоражило, с каждой очередной встречей заново туманя разум. А Верин запах, подобно глотку свежего воздуха, подавлял унылость, призывая верить в светлое будущее. В любом случае, будущее Антона теперь накрепко связалось с девчонкой, жарко дышащей ему в шею.
  Этой ночью мой парень изволил почивать на веранде. Спал он в привычной позе - на спине и под девчонкой, что уже не удивляло. Одну руку Антон, как обычно, закинул за голову, другая покоилась на девичьей ягодице. Не удержавшись, я пошевелил пальцами. Господи, ну как простое тактильное ощущение может доставлять такой кайф? Надо этот кусочек воспоминаний заблокировать наглухо, а то Антон потом заревнует.
  Спящая на плече девчонка казалась пушинкой, хотя недавно утверждала, что поправилась. Но все познается в сравнении. Анюта, к примеру, будет серьезно весомей. Конечно, сорок второй размер ноги и тридцать четвертый детский сравнивать смешно. Прелесть в том, что каждая нога хороша по-своему. Здесь радость не в весе, дело в качестве.
  Уткнувшись в шею Антона, Вера дрыхла беспробудным сном. Картина привычная, и собственную маму бояться нечего, она далеко в больнице. А если наша мама увидит? Впрочем, у домашних по ночам бродить привычки нет. Ничего особенного, странным показалось лишь то, что Антон не проснулся.
  Осторожно отстранив девчонку, я прислушался. Предрассветная тишина была пронзительной, лишь где-то вдали тявкали собаки, да на грани слышимости гремела сцепками сортировочная станция. Чудесное здесь все-таки место, словно сказочная полянка у родника с целебной водой.
  Эти мысли промелькнули за одно мгновение. Тем временем Лапик мягко спрыгнул на пол. Выгнув спину, он еле слышно заворчал утробно, глядя в глубину комнаты. Темно-серое пятно, качнувшись, смазалось в черноте. Предчувствие опасности резануло сердце холодом, и я включил торможение мира.
  Чернь ночи моментально посветлела, россыпь звезд за окнами резанула глаз. Оконные занавески, трепетно волнуемые сквозняком, замерли в полете. Мотыльки на стекле застыли, а ровное дыхание Веры смазалось до монотонного тихого гула. Прорезались детали - словно в прицеле ночного видения, из посеревшей тьмы соткалась пепельная фигура с высоко поднятой ногой, остолбеневшая на ходу.
  Из-под тахты выкатился мохнатый колобок. Обнюхав ногу незваного гостя, щенок удивленно обернулся к Лапику. А сибирский котяра неспешно, боком, надвигался на темную фигуру, угрожающе выгнув спину и беспрестанно шипя боевую песню.
  Сразу вспомнилось, как Лапа исполняет охранные функции - лучше любого цербера. Признав несомненное превосходство, местные кошаки давно отучились меряться силами на его территории. И если и завывали иногда, то где-то вдалеке. Впрочем, к кошечкам он относился благосклонно, как и положено кобелю мартовскому. Соседских кур, случайно забредших во двор, он просто душил в порядке наказания, ибо 'оставь мне мою добычу, принадлежащую мне по праву'. А чужих собачек с огорода изгонял играючи - после молниеносного броска летели они прочь со свистом и визгом.
  Полный собственного достоинства, Лапик позволял гладить себя только маме, да и то по большим праздникам. И сейчас вожак стаи собирался атаковать явного врага, тут к бабке не ходи. Но как же так, я же заморозил время! Не слышны в саду даже шорохи, и Вера вон замерла неподвижной куклой. Хоть и не до утра, но все замерло, а Рексу с Лапиком тормоза нипочем?
  Однако удивляться некогда, пора действовать.
  - Лапа, спокойно. Погоди нападать, - я поднялся с постели. - Рекс, место!
  Щенок послушно умотал под тахту, а кот, наоборот, двинулся следом за мной. Сибирская порода такая - они сами себе на уме. И понимают гораздо больше, чем это кажется на первый взгляд.
  В прошлой жизни я бы вызвал полицию, в настоящей - позвонил бы собственной охране. Но телефон остался там, так что воров придется вязать самостоятельно.
  В полной тишине внезапно звякнула эсэмеска. Тихие мелодичные колокольчики показались мне резкими и требовательными. Машинально достав аппарат, я уставился в текст сообщения: 'Антон Михалыч, баланс телефона близок к нулю? Сбербанк предлагает вам автоматически пополнять телефон с вашей карты'. Так, здесь болтается еще одно непрочитанное: 'Вам одобрен кредит на выгодных условиях'. Блин, как же они надоели со своим ненавязчивым сервисом! Последний кредит еще не закрыл, а они предлагают новый. Кстати, надо найти время и рассчитаться досрочно, хватит жить в долг.
  Стоп, что за глупые мысли в голову лезут, откуда здесь телефон? Уходя, я не брал ничего с собой, кроме кота! Тем более что это Антоновы шорты, а мой телефон точно в спальне, на тумбочке валяется. Неужели само собой? Как сон в руку - только подумал, и на тебе. Чудо чудное! А можно продолжить аттракцион неслыханной щедрости богов? Раз пошла такая пьянка, неплохо было бы и пистолетиком разжиться. Хотя бы достопамятной 'Осой'.
  Я представил себе четырехствольного уродца, и тут же шорты провисли от тяжести в правом кармане. Однако! Заботливому и сон не в сон... Иначе говоря - дурак думкою богатеет. Овеществленные мысли своей послушностью начали доставать и, налюбовавшись ими вдоволь, прибыток я рассовал по карманам.
  Но сначала звякнул Коле Уварову, чтобы доложить обстановку.
  - Откуда у тебя там связь?! - в сонном голосе Коли превалировало возмущение. - Грубое нарушение режима секретности, товарищ Бережной! Что еще?
  - Еще 'Оса'...
  - Совсем охренел, - охнул Коля. - Не умру я своей смертью. Так, больше ничего не делай, зови Дениса. Пусть занимается своей работой, пока не слышны в саду даже шорохи, и все замерло до утра. Понял? Отбой связи.
  Темная фигура оказалась щуплым подростком в спортивном костюме и вязаной шапочке, надвинутой по самые глаза. Горловины двух серых мешков из толстой рогожи он крепко прижимал к груди. Стоял вор неподвижно, с нелепо поднятой ногой, однако котяра не утратил агрессивных устремлений - все-таки бросился на вражескую ногу, вонзившись в нее зубами и активно молотя задними ногами.
  - Лапик, хватит уже, - укоризненно сказал я.
  Посчитав отважную атаку удачной, кот отскочил в сторону, всем видом демонстрируя боевой настрой.
  - Хороший котик, - похвалил я героя. - Считай, точно мышку поймал. Непременно получишь колбаски.
  И принялся разжимать пальцы домушника, чтобы достать из куля покраденное - свой 'Фендер Страт'. Во втором мешке обнаружился Колин подарок, 'Гибсон SG'. Однако знатно поживился воришка, выбрал самое лучшее. В Советском Союзе похвастать 'Фендером' могли редкие люди - не любят наши моряки гитары на продажу возить, со шмотками мороки меньше выходит.
  На таких инструментах сейчас играют Ричи Блэкмор в легендарной группе 'Дип Пёпл', Джимми Хендрикс, гениальный индейский потомок внеземных богов, и Дэвид Гилмор, восходящая звезда 'Пинк Флойд', светило космической величины.
  Эрик Клэптон, трижды включённый в зал славы рок-н-ролла, считал 'Фендер Страт' лучшей гитарой, на которой когда-либо играл, а Джимми Хендрикс в порыве безумной страсти даже поджег свой 'Фендер' на сцене.
  По мне, так это не гитара, а нечто особенное, круче самолета, моя тайная мечта всей жизни. Соло с бендами и вибрато я готов играть часами, не уставая от водопада звуков - мало какой инструмент дает такой чистый теплый звук с глубоким сустейном.
  - И этой радости меня хотели лишить? - думал я, обматывая конечности вора лейкопластырем. - А уж горе Антона даже представить трудно. Нет, другую гитару, в принципе, мне купить несложно, но тенденция нездоровая. Когда на ходу подметки режут, лавочку надо прикрывать. Интересно, какая скотина сдала? Кроме мамы и моих музыкантов, новых инструментов никто не видел. Однако родную мать подозревать в предательстве нелепо. Тогда кто из музыкантов оказался крысой?
  Уложив щуплое тело на травку под яблоней, я направился к дому Риммы. Жалко будить Дениса, но любое дело лучше делает специалист. А кому, как не бывшему спецназовцу, должно владеть полевыми методами допроса...
  
  
  Глава восемнадцатая, в которой происходит допрос пленника
  
  Крепко связанного домушника мы пристроили на садовую скамейку. Он мычал протестующе, но как-то вяло. Сами, раздвинув на столе учебники, расположились напротив.
  - Сейчас я дерну лейкопластырь, - Денис вещал тихим баритоном зловещей тональности. - Крепко тебе рот залепили... Будешь кричать?
  Пленный вор замотал головой.
  - Нет, кричать можно, - успокоил его Денис. - Но тогда прибежит милиция. Хочешь в кутузку?
  Пленник помотал головой еще более энергично.
  В судебном процессе я не участвовал - усадив Лапу рядом, угощал друга завтраком космонавта. А что? Герой дня, удачный полет, награду заслужил. Сегодня в меню для избранных значилась кетовая икра, а на второе - докторская колбаса, порезанная мелкими квадратиками. Икорку кот вкушал с удовольствием, но без восторга. А вот колбасное лакомство глотал, практически не жуя. Он щурился, урчал, и едва не терял сознание от блаженства. А еще на столе дожидался десерт в виде перепелиного яйца, о честной передаче которого я заранее кота предупредил, и даже дал понюхать.
  - Имя? - надорвав, наконец, пластырь, Денис начал допрос с банального, но обязательного вопроса.
  Психологи утверждают, что плотный контакт начинается с простых тем. И чем быстрее пойдет диалог, тем раньше клиент расколется.
  Я же с первых мгновений допроса начал ментально давить на вора. И если Надежду Константиновну призывал бороться за себя, отговаривал от алкоголя мягко и нежно, то здесь проталкивал другой мысленный посыл: 'Сопротивление бессмысленно. Чистосердечное признание облегчает вину'. Давил грубо и жестко, аж вспотел. Но результат дал себя знать сразу же.
  - Имя?
  - Птичка, - сообщил домушник тонким, с хрипотцой, голосом.
  Удивленно хмыкнув, Денис сдернул с него шапочку - каштановая грива волос расплескалась по плечи.
  - Птичка-невеличка... - ошарашено пробормотал он, мимоходом зачерпнув из кошачьего блюдца добрую горку икры. - Надо же, девка!
  Волосатую руку Лапик проводил недобрым взглядом, загривок напрягся.
  - Еще раз так сделаешь, получишь глубокую царапину до кости, - поостерег я нахала. - Иногда кот атакует без предупреждения.
  Облизнув палец, Денис ухмыльнулся. Однако следующий вопрос задал прежним строгим тоном:
  - Желательно говорить четко, ясно, по-русски. Видишь, котик нервничает? Имя, фамилия, год рождения.
  - Сара Супрун, 20 лет, - вытаращив глаза, воровка поежилась. - Ростов-на-Дону, улица Королева, дом шесть, квартира девять.
  Процесс пошел, скрадчица явно стремилась к сотрудничеству.
  Я присмотрелся: меткое прозвище. Круглые глазки на остреньком личике вкупе с горбатым носом и крохотным подбородком несли в себе нечто птичье.
  - Сначала хотел тебя сразу удавить, - Денис неторопливо черкал карандашом в Антоновой тетрадке. - А теперь у нас имеется новый вариант: вдумчиво вдуть тебе по самое не могу, и уже затем скинуть в выгребную яму.
  Лично у меня сомнений в справедливости подобного наказания не возникло. Ибо нефиг - каждому воздастся по делам его. Прочитав в глазах Антона эту простую мысль, воровка протестующе замотала головой:
  - По самое не могу не надо!
  - Чего так? - хмыкнул Денис.
  - Беременная я...
  Наступила немая пауза, у Дениса вытянулось лицо. Впрочем, у меня вид наверняка не лучше стал. Шмыгнув носом, девчонка продолжила:
  - Вышибать будете, по животу не бейте. Сама все расскажу.
  Денис ошеломленно кивнул:
  - Тогда поведай, где подельники таятся.
  - Водички дадите?
  Я метнулся на кухню, Денис вошел следом.
  - Стакан протри хорошенько, неси на подносе. Пальчики снимем, потом пробью. Это квас? Мне тоже налей.
  Под крыльцо кухни подкатился Рекс. Заходить сюда, где замечательно пахнет едой, ему было запрещено, однако вопросительно тявкнуть он имел право. Что ж, немного мясного фарша щенку не повредит.
  У собачьей миски под раскладушкой уже ждал Лапик. И здесь возражать бессмысленно - по законам стаи, первую пробу снимает вожак. Непонятливым он и по морде может заехать, что уже бывало.
  - Лапик, иди сюда, яичко разобью, - напомнил я о десерте, и кот моментально запрыгнул на скамейку. - Рекс, можно кушать.
  Радость, полыхнувшую в щенке, я ощутил ясно. Его чувства вообще транслировались простыми и понятными сигналами: голод, удовольствие, радость, желание вздремнуть.
  - Сейчас мы тебя развяжем, - сообщил воровке Денис. - Сиди тихо, не дергайся. Запомни, резкие движения опасны для здоровья.
  - Вот спасибо, начальник, - напившись, затараторила девчонка. - Насчет подельников: маляров нет. Всегда одна работаю.
  - Пути отхода?
  - Костян у больницы дожидается.
  - Дружок на колесах?
  -Ага, бежевая 'копейка', в смысле мотор 'Жигули'.
  - И все? - не поверил Денис.- Беса гонишь.
  - Без балды, начальник! Вот те крест! - она испуганно косилась на 'Осу'.
  Четырехствольный уродец, выложенный на край стола, производил на воровку неизгладимое впечатление.
  - Ладно, маляров нет, - недоверчиво протянул Денис. - На атасе кто?
  -Я же говорю: одна работаю, - девчонка в самом деле перекрестилась. - Огородами прошла, подельник незачем.
  - Странно, но предположим... Кто на хату навел?
  - Погоняла не знаю. Местный черт, Яриком кличут. В шестерках у Гоши ходит.
  - Значит, Ярик... - пробормотал Денис мне на ухо. - Помню такого, в кинотеатре на днях встречались. Ушлепок мелкий... Один раз по башке он уже получал, теперь шею точно сверну.
  - Сверни набок, - согласился я. - За такое убить мало.
  Денис обернулся к девчонке:
  - С этого места - подробно.
  - Ярик расклад дал: 'мальчиков' брать не надо, у Музыканта окна нараспашку. Заходи, бери что хочешь. В блудняк втравил, шмаровоз...
  - Вошла в окно?
  - Зачем? У них двери на веранду тоже нараспашку. Вошла - все спят, как сурки. Но я спящим лохам брызнула под нос малинки.
  - Чего брызнула? - не понял Денис.
  - Ну, такой отвар сонной одури.
  А я-то думаю, чего это меня в сон клонит. А Антон вообще дрыхнет мертвым сном! И Веру заодно потравила, гадюка-отравительница.
  - Что за дурь?
  - Бабка знакомая бодяжит. Она больше по любовным приворотам, или сглаз снять. Но сонные отвары тоже умеет.
  - Долго действует? - влез я.
  - Часа четыре точно, - воровка прищурилась. - Странно, ты почему проснулся?
  Я не ответил, задумавшись о своем и уделяя внимание квасу.
  Денис вернулся к тетрадке с записями:
  - Как узнали про гитары?
  - Ярик сказал так: Гоша велел ему присматривать за Музыкантом, чтобы центровые снова не побили. Он и посмотрел, и услышал, и снова посмотрел - когда дома никого не было. Названия инструментов взял на карандаш. Предложил Костяну дело, тот подписался.
  - Значит, в деле трое?
  - Костян мигнул - делим на четверых, нам три доли, Ярику одна.
  - Гонишь? Ты же сказала: вас трое! - удивился Денис. - Кто четвертый?
  - Это мы его нагрели: мол, еще фарца свою долю берет.
  - А на самом деле?
  - Блатокай нам без надобности, сбагрить 'Фендер Страт' даже ребенок сможет. Да и мохнатый музыкант на примете есть.
  Ишь ты, какая продвинутая молодежь пошла! В электрогитарах они разбираются, как в сортах семечек. И нет, чтобы эти знания направить на выполнение плана пятилетки!
  - Барыга в курсе дел? - Денис продолжал черкать в блокноте.
  - В общих чертах, без деталей. Название товара - электрогитара 'Фендер', и срок поступления. Он спросил цену, мы назвали. Сказал - берет.
  - И почем нынче 'Фендер'?
  - За полторы тысячи столковались.
  - Неплохо... А 'Гибсон'? - Денис поднял заинтересованный взгляд.
  - Не было такого договора, - вздохнула она. - Прицепом взяла.
  В Советском Союзе поюзанная гитара 'Фендер Страт' стоила как подержанный автомобиль, а нулячий инструмент на черном рынке равнялся по цене новой 'копейке'. Предложение было крохотным, а ведь рок-группы плодились пачками. Гитары требовались каждому клубу, каждой школе и каждой воинской части. Отдельные счастливцы лабали на чешских 'Йоланах' и болгарских 'Орфеях', остальным не повезло, им достались советские 'адаптированные' гитары. В великой стране, которая отправила человека в космос, где гордились реактивными истребителями, автоматом Калашникова и атомными подлодками, так и не научились делать хороших гитар. А те, что делались, вызывали тихий ужас. На гитарах типа 'Урал' не только нельзя было играть, они еще и выглядели отвратительно - видимо, в целях идейной борьбы с рок-н-роллом и западной культурой. Народ на это отвечал стихами и афоризмами:
  
  'Не хуже чем 'Гибсон' гитара 'Урал',
  Ударишь врага, и враг наповал'!
  
  'Гитаре 'Урал' краш-тест не страшен, ее невозможно разбить об сцену - раньше проламывается пол'.
  'Гитара 'Урал' настолько тяжелая, что тонет во ртути'.
  'Если гитару 'Урал' сбросить с пятого этажа, то она пробьёт земной шар и вылетит с другой стороны. На этом она не остановится и улетит дальше в космос'.
  Кому-то покажется, что это шутки. Но это не смех, а грустная правда. Гений-самородок Юрий Шишков, на колене клепавший копии 'Фендера' в сыром подвале, в конце концов, уехал в США. Сейчас он эксклюзивный мастер, создает инструменты по заказам топ-музыкантов.
  Пантеону богов из ЦК КПСС бытовые проблемы всегда казались второстепенными, а советскому государству такие самородки были интересны только в качестве подследственных лиц.
  Но что-то я задумался, ко мне обращается Денис:
  - Так-так, - пробормотал он. - Сегодня же название закрасишь, понял? Ибо нечего чертей в соблазн вгонять.
  В кармане задрожал телефон.
  - Да, Николай Сергеич?
  - Докладывай обстановку.
  - Слушаюсь, товарищ полковник! - подобострастно прошептал я. - Докладываю: преступник арестован. Готовимся брать сообщника. Он тут неподалеку, в автомобиле дожидается.
  - Не придуривайся, дело серьезное, - буркнул Коля. - Дай трубку Денису.
  Ошалевшими глазами девчонка проводила Дениса, отошедшего в сторону.
  - Вот это я влипла... Меж двух осталась наголо, - убитым тоном заключила она. - Рация такая маленькая... Как меня повязали, тоже понять не могу. Вы из КГБ?
  Как на такой вопрос отвечать? Ведь я всего лишь умывальников начальник и мочалок командир.
  - Вдруг откуда ни возьмись ниоткуда не взялось, - туманно отмахнулся я.
  Некоторое время девчонка осмысливала полученную информацию, а потом пожаловалась:
  - Нога огнем горит, можно посмотреть? Нет сил терпеть...
   Задрав штанину, она ахнула и стала закатывать глаза. Пришлось отпаивать девчонку квасом, а потом лечить бинтом с зеленкой - боевой кот поработал цербером серьезно.
  - У меня две новости, и обе хорошие, - сообщил Денис, возвращая аппарат. - Мы тебя отпускаем.
  - А за это... - догадалась девчонка.
  - А за это будешь работать на меня, - закончил он.
  - Стучать не стану, - воровка опустила голову. - Я бродяга честная, на общак положенное отстегиваю. Кончай прямо здесь, начальник.
  Домушники всегда стояли на нижней ступени воровской иерархии, однако понятия блюли исправно. Не по идейным соображениям - блатное общество крыс травило безжалостно, во все времена.
  - Адрес малины мне не нужен, - усмехнулся Денис. - Ваши воровские секреты тоже. Твоя задача: сообщить мне о возможной краже в этой хате. Предупредить, и все.
  - И все? - не поверила она.
  - Верить никому нельзя, даже себе. Мне можно, - Денис произнес знаменитую фразу, здесь пока неизвестную. - Авансом дам денег, чтобы больше на дело не ходила. В кутузке ты мне не нужна. Будешь слушать людей и готовиться стать матерью. Годится?
  Девчонка кивнула.
  - Не слышу, Птичка!
  Разговор писался на мобильник, компромат нам не помешает.
  - Согласная я, - пискнула та.
  - Вот и ладненько. Пойдем к больнице прогуляемся, с кавалером познакомишь, - мимоходом он протянул руку к коту, и тот отпрянул. Набычился, дергая хвостом. - Лапик, не скучай, вернусь скоро.
  
  
  Глава девятнадцатая, в которой наступает утро
  
  Небо на востоке начало светлеть, вдали заорал петух. Первый пошел, сейчас начнется. И началось - наш вестник зари тут же ответил, передавая сигнал по цепочке.
  Вера улыбалась во сне, пока огородами нес ее домой. Не проснулась, даже когда подушку поправил и простынкой накрыл. Сам бы прилег рядом, но пора идти - кому-то воскресенье, а у меня еще куча дел. Несмотря на бурные события и беспробудную кому Антона, баню никто не отменял.
  А почему нет? Матч состоится при любой погоде. Антоновы ноги ходят, в остальном сам справлюсь. Тем более что народная молва утверждает: баня снимает стресс и все грехи смывает.
  Собрав знакомый банный чемоданчик, я заглянул в комнату родителей. Похоже, здесь тоже отравительница поработала, мама с папой храпели без задних ног. Парадоксально, но очень удобная ситуация для моих отложенных планов.
  Протащить родителей через переход я намеревался давно, однако Антон тогда встал на дыбы. Выражая несогласие, парень приводил железный аргумент: в моей жизни они без всяких фокусов дожили до восьмидесяти лет. А в этой жизни их еще и к физкультуре подтолкнули, и с лекарствами помогли. Так зачем добра от добра искать? Риск никто не отменял, вдруг где застрянут. Хоть и малая кровь, сказал он, а достаточно. Воспротивился парень твердо, без родителей жизни себе не представлял.
  Но теперь мне препятствий не было, и объяснять Антону ничего не придется. Да и процедура, превратившись в рутину, отработана до автоматизма: обнял - одеяло - приехал. Передышка на собственной кровати. Обнял - одеяло - обратно.
  Если так дальше пойдет, могу вознестись до уровня персидского падишаха. Буду дремать на шелковых подушках, а пациенты по очереди станут подползать под бочок. Но это мечты. А пока, строго по плану, выдвигаемся в баню - упарился. Простите за тавтологию, грузчику давно пора и пот смыть, и похлестать Антоново тело вволю.
  
  Описание этих и дальнейших событий я из памяти удалил. Убрал все - и как в бане блаженствовал, и как к Тамаре Карапетян ходил. Особенно, что делал в гостях у Тамары два часа. Врать Антону не хотелось, поэтому почистил под метелку утренний сектор памяти и провел дефрагментацию во избежание восстановления. Из гуманных соображений, чтобы не травмировать Антона. Да и ответных санкций тоже опасался. А вдруг по горячности молодых лет парень так обидится, что прогонит прочь? Как-то не тянет меня бродить вокруг дома в своем обычном облике, не имея возможности пообщаться даже издали. И потом, я уже привык к раскладушке в саду, вновь обретенным родителям и нарождающейся джаз-банде.
  Дома ничего не изменилось, родители спали крепким сном, аки младенцы.
  Почистил туалет Рекса, задал корма курочкам, потом сам перекусил. В кошачью миску не забыл положить сметаны. Воплощая мои мечты о бытие персидского падишаха, кот с раздувшимся животом возлежал на старой фуфайке. На мои кухонные маневры Лапик с трудом приоткрыл осоловевшие глаза. И огромное усилие воли потребовалось ему, чтобы подняться с места. Он даже лизнул из миски, через силу, пару раз, когда нарисовалась Муся. Эта подруга поживу издалека чувствует, удивительно, как раньше не явилась. Лапика она мягко оттеснила, и с огромным облегчением кот упал на ложе из старой фуфайки, чтобы мгновенно отключиться.
  А щенок без задних ног дрых под раскладушкой. Как члену семьи, ему завтрак тоже достался. Волкодавам положено много кушать по распорядку дня.
  Завершив текущие дела, направился к дому Веры - чтобы поспать. Все люди с утра по воскресеньям спят, чем я хуже? В конце концов, любой советский человек имеет право на отдых. И чтобы Антон не удивлялся ошибкам при обращении к утренней странице памяти, адресное пространство следовало чем-нибудь заполнить. Выбранный алгоритм оптимизации - крепкий сон у Веры дома - подходил идеально. А что, отличная легенда: обезвредив с утра пораньше грабителя, я передал его Денису, а сам понес Веру домой. И там свалился в сон по причине ведьмовского зелья. Хоть бейте меня, хоть режьте, больше ничего не помню. Сто раз проверяйте, но при прочтении памяти обнаружится сладкий сон под девчонкой.
  С туалетного столика я реквизировал алюминиевый пузырек 'Монталь Ваниль' и щедро пшикнул на Антона, потом на Веру. Теперь запахи Тамары, если они и оставались, никто не учует - ванильный парфюм все перебьет.
  Нет, что ни говори, а я все-таки гений. Не только спекуляции, но и конспирации.
  
  Утро наступило с жарким дыханием в шею.
  Вернее сказать, только задремал, как утро закончилось вместе с жарким дыханием - Вера подскочила. Аромат сладких фруктов, смол и ванили остался витать надо мной.
  - Тоша, как я здесь оказалась? - отступив на шаг, девчонка подтянула шорты и огляделась.
  Никогда ее так не удивляла собственная комната. Наблюдая за Верой одним глазом, я ощутил пробуждение парня.
  - Кто бы мне самому это объяснил, - хриплым после сна голосом пробурчал он.
  Антон сел, потянулся, и сорвал изумрудно-зеленую фольгу с молочной бутылки.
  - Кефир с утра возвращает жизнь, - сообщил он, вытирая белые усы под носом.
  - Дай-ка сюда, Тоша, - тихим голосом попросила Вера. - Дед, ты чего-нибудь понял?
  Меня она вычисляла на раз, без всяких усилий и разговоров. И кто-то еще будет утверждать, что женщины - не инопланетные создания?
  Антон смутился:
  - Извини, Верчик, тут пусто. Все выхлестал, очень пить хотелось.
  Разглядывая полулитровую молочную бутылку, словно чудо невиданное, Вера отмахнулась. Она понюхала широкое горлышко, залезла пальцем внутрь и, облизав его, чуть белое стекло на зуб не попробовала.
  - Тоша, как ты это сделал?
  - Чего?! - возмутился он.
  - Антон, тут не было кефира, - осторожно заметил я. - До тех пор, пока ты не проснулся.
  - Именно это и хотела сказать! - поддержала меня девчонка. - Спасибо, Дед.
  - Я захотел пить, - парень пожал плечами. - И подумал, что на кухне, в дверке холодильника, стоит ряженка и кефир. Холодненькие бутылки, с капельками влаги на белом стекле... Мама вечером туда ставила, я видел.
  - Так, - поощрил я. - Захотел пить, и взял?
  - Ага, - растерянно пробормотал он.
  - Эгоист! - рассердилась Вера. - Цельную бутылку - за один присест! Я бы от глотка чего-нибудь холодненького тоже не отказалась!
  - Кефира больше нет... Ряженку будешь? - он протянул ей бутылку с фиолетовой фольгой на горлышке.
  Перемещение предметов в пространстве, как лженаучное явление, мне было понятно на личном примере. И вот теперь телепортацию вторично продемонстрировал Антон.
  - Так, ребята, - я кашлянул, призывая к вниманию. - Опасные умения церковные деятели осудят - назовут колдовством. А нечистую силу захотят изучить ребята из КГБ. Впрочем, парни из ЦРУ тоже не будут против ареста полтергейста.
  - Да? - Вера забыла вытереть белые усы под носом. - И что теперь делать?
  - Больше так не делать, вот чего! - отрезал я. - Грубое нарушение режима секретности. Придется доложить дяде Коле Уварову, он у нас мастер по анализу ситуации. И пока сидим на попе тихо. Без фокусов, понятно, Антон? Никаких кирпичей, летающих косяком, и рыбалки без удочек!
  Я тоже хорош: все свое окружение опросил, а про Антона и не вспомнил. Белые пятна в этой географии придется заполнить немедленно.
  - Товарищи, сегодня ночью нас пытались ограбить, - произвел я информационное сообщение. - Однако бдительные граждане в лице кота Лапы разбудили меня, чтобы предотвратить злодейское деяние.
  - И ты предотвратил? - выдохнула Вера, не принимая мой шутливый тон.
  - Преступник арестован, передан в руки справедливого Дениса. По ходу вас одурманили сонным отваром, но я остался на плаву - Веру успел домой отнести. Тут и уснул.
  - Погоди, Дед, чего-то я не понял, - Антон забрал у Веры молочную бутылку. - Враг пойман и повержен, отлично. Бутылка сама прилетела мне в руку, предположим. Но как наш кот оказался там, у тебя дома?
  Мне самому это казалось интересным, даже статейку качнул из инета перед сном.
  - Вот почитайте, - я протянул телефон.
  'На протяжении веков кошки считались животными загадочными, связанными со сверхъестественными силами. В древнем Египте таинственные звери были священны. Там существовал культ богини-кошки Бастет, считавшейся олицетворением света, солнечного и лунного. Богиню изображали женщиной с кошачьей головой, которая входила в священную девятку верховных богов Египта. Уподобляемая свету, царственная кошка была наделена властью открывать зарю нового дня. На основаниях статуй высекались священные тексты: 'Я кошка, мать жизни. Дарую жизнь и силу, всё здоровье и радость сердца'.
  На древнем Востоке кошки связывались с Буддой и Магометом, а в средневековой Европе их боялись, считая слугами дьявола. Люди в разное время верили в разное - то кошки приносят удачу, то несчастье.
  Находясь рядом с человеком, кошка продолжает оставаться дикой и независимой, величаво позволяя ухаживать за собой. Имея генотип тигра, она относится к людям с царственным снисхождением. По народному поверью кошку нельзя покупать, но можно на что-нибудь обменять.
  Чтобы в новом доме было уютно и благополучно, первой в помещение пускают кошку. Кошка у нас считается живым барометром: если она крепко спит, то жди потепления, если сворачивается калачиком, то будет мороз. Когда дерет стену когтями - жди непогоды, если прячет голову и лижет хвост, то ожидай длительное ненастье и дождей.
  До сих пор непонятно, почему кошка на биологическом уровне привязана к человеку. По мнению британских ученых, при общении человека с кошкой возникает особое энергетическое поле. При постоянном общении с домашними животными у человека понижается кровяное давление и частота пульса. Это факт, и суть феномена еще предстоит разгадать. Ученым ясно, что эмоциональные порывы искренни - кошки свободны от обмана и фальши. Они схожи с экстрасенсами, которые избирательно подходят к человеку со своими строго индивидуальными особенностями.
  Кошка давно завоевала уважение за свой свободолюбивый характер. Она хоть и живёт рядом с человеком, но в то же время гуляет сама по себе. Нет сомнений и в том, что кошка вхожа в иной мир'.
  
  - Скажи, а как ты ощущаешь кота Лапика? - задал я важный вопрос.
  - Слышу снисходительное терпение, - усмехнулся парень.
  - А Веру?
  - Она ментально требует внимания, обнимания и целования.
  - И что мешает так сделать? - вскинулась девчонка.
  - Мы Нине Ивановне слово дали, - нехотя пробурчал Антон. - Так что извини, Верунчик, пока твоя мама болеет, слово надо держать.
  - Как Алену Козловскую целовать - так мама не указ, - подбоченилась девчонка. - А как меня, так значит, в черный список?!
  - Ребята, я скоро уйду, - примирительно влез я. - Потом разберетесь, хорошо? Антон, что еще слышишь?
  - Тебя, Дед, постоянно слышу, - ехидно заметил парень. - А между прочим, раздвоение личности - тяжелая эмоциональная травма. Мне за вредность молоко положено. Можно я домашнюю простоквашу из холодильника возьму?
  
  
  Глава двадцатая, в которой наступает утро в Гаграх
  
  
  В моей спальне ничего не изменилось. Анюта тихо сопела, я тоже закрыл глаза.
  Однако отдохнуть в этот день мне не суждено - зазвонил телефон.
  - Антон, дай трубку Денису, - требовательно вопросил Николай Уваров.
  Убил бы фашиста! Однако, как культурный человек, ответил вежливо:
  - Иди ты нафиг, Коля! Дай поспать.
  - Придется вставать, - отрезал Коля. - Дело безотлагательное.
  Ну что тут поделаешь? Приказ начальника - закон для подчиненного. Быстренько, невзирая на протесты, перегрузил Аню в девичью спальню. Плотно позавтракал и отправился выполнять задание.
  Антон подтягивался на перекладине, мама с легкой улыбкой птицей летала по двору, между кухней и печкой. Волкодав Рекс воевал со старым ботинком - наскакивая, он его трепал и душил. Ботинок страшно боялся, поэтому слова сказать не мог.
  - Антон, Лапик заболел, - мама остановилась у турника, озабоченно вытирая руки. - Лежит трупом, кушать не может!
  - К обеду оживет, - успокоил маму я. - Моя вина. Вставал утром напиться, и накормил. Видимо, перестарался.
  - А я-то смотрю: ни кефира, ни ряженки! - усмехнулась она. - Все приговорил. Сходишь к Римме за молочком?
  Этот поход удачно вписывался в мои планы. И пока Римма наполняла нашу сумку, Денис с телефоном спрятался в туалете. Наговорившись с шефом, он взялся помочь с грузом.
  - У Антона нога, - пояснил Денис, перехватывая сумку. - Надо беречь. А у нас диспозиция такая: подозреваемый Ярик, он же Ярослав Смирнов, вчера убыл на море - отдохнуть от трудов праведных. Информация из достоверных источников, дочки рассказали.
  - Алиби готовит? - усмехнулся я.
  - Хороший ход, - вздохнул Денис. - На нет и суда нет. Николай Сергеич требует ехать. Надо этот фонтан заткнуть, мало ли кому по пьянке козлик проболтается?
  - Адрес известен?
  - Секрета он не делал: база отдыха табачной фабрики, поселок Гантиади.
  - Хорошее место, субтропики, - вздохнул я мечтательно. - Море там замечательное.
  - Слушай, Михалыч, - хитро прищурился Денис, - ты бывал в Гантиади?
  - Я в Гаграх не раз бывал, а это рядом.
  - А сможешь меня туда закинуть? А завтра обратно забрать.
  - Хм... Звони начальнику, - засомневался я. - Во избежание, так сказать.
  - Так он не разрешит! - возмутился Денис. - А мне на поезде пилить туда почти сутки. Самолетом нельзя, документы светить придется. А так - раз, и там. Ты сразу домой, а я работать. На следующий день заберешь. Риска никакого. А?
  - Ладно, - решил я. - Собирайся, подходи. Поработаю круизным лайнером.
  - Через час, - он обернулся. - Дочки на Дон ушли, а я одно дельце не кончил...
  Поставив сумку у нашей калитки, он пулей помчался назад - неотложные дела промедления не любят.
  Дома Антон снова полез на турник. Меланхолично оглядываясь, я задумчиво буркнул:
  - Кобель мартовский этот Денис.
   - На себя посмотри, Дед, - пыхтя, хмыкнул Антон. - Натуральный кот. Шастаешь меж мирами, и везде пялишься на каждую юбку.
  - Слабо развито в тебе чувство прекрасного, - вздохнул я. - Восторг от красоты женщины - это способность видеть больше простого явления и дальше своего носа. Надо работать над собой, и мир станет добрее. Слушай, а что это у нас на веранде бас бухает? Кто-то музыку включил?
  На веранде обнаружилась Анюта. Обложившись нотами, она мучила бас-гитару, под минус из магнитофона.
  - О, привет! - обрадовалась она. - Меня тетя Лида пустила. Надо кое-что подтянуть.
  - Анечка, солнышко златовласое, - ласково, но укоризненно, произнес я. - К экзаменам тоже надо готовиться! И вообще, что скажет твоя мама?
  - Мама с папой уехали в деревню, вернутся поздно, - беззаботно отмахнулась она. - А к экзаменам я уже год готовлюсь, сколько можно? Эта скрипка - тоска зеленая. Никуда не денусь, поступлю как миленькая. Антон Михалыч, посмотрите. Что, если в этом месте сыграть иначе?
  Аня ткнула пальчиком в нотный лист.
  Ну вот как они меня вычисляют? Не девушки, а ясновидящие какие-то. Пройдет немного времени, они мысли читать начнут. И тогда - прощай, личная жизнь.
  Антон согласно хмыкнул.
  - Однажды Эрик Клэптон заметил, что блюз - это песня о мужчине, у которого нет женщины. Или о мужчине, которого покинула женщина. Или о человеке, у которого нет ничего похожего на женщину, - я подключил гитару к комбику. - В полной мере это относится и к джазу. Здесь нет четких правил и железных догм. Это скорее чувства и чаяния. Если ты видишь какой-то фрагмент по-своему, и это будет звучать - значит, у тебя есть чувство импровизации. Не бойся творить, а слушатели нас позже рассудят.
  Мы прогнали пару мелодий, потом Антон отнял у меня управление. Как бас-гитаристка девчонка явно росла на глазах. Она не боялась пробовать и признавать ошибки. Антон тоже молодец, схватывал все на лету. И тут ничего удивительного - это же я, только моложе.
  Меня так увлекли Анины варианты, что не заметил Дениса в дверях веранды.
  - Ну что, Михалыч, пошли?
  - А куда это вы? - Анюта уставилась на легкомысленный курортный наряд Дениса.
  - Да это на минуту. Дед его в Гагры отведет и вернется, - пробормотал Антон, что-то черкая в нотном листе.
  - Гагры? - глаза девчонки округлились. - Антон Михалыч, возьмите меня! Одним глазком только посмотрю на море - и назад.
  - Хм... - кашлянул Денис.
  - Только разочек окунусь - и все! Ну пожалуйста, Антон Михалыч! А я вам за это - что хотите! Хотите, полный тазик пирожков с абрикосами?
  - Дед, обмен равноценный, надо соглашаться, - прошептал мой парень. Потом вслух добавил: - И песочный пирог с малиной!
  
  ***
  
  Легкомысленная цветастая рубаха Дениса скрылась из глаз. Мы остались одни на пригорке, в гуще парка заводского дома отдыха. Здесь все знакомо до последних кустиков, ведь в прошлой жизни приезжал сюда раз сто. И не приелось, разве такое место может надоесть?
  Есть вещи, в которых не стыдно признаться: да, я люблю Гагру! Мне по душе все оттенки зеленого на горбатых горах, подступающих к самому морю, от густо-нефритового до изумрудного. Сама по себе Гагра - сплошной парк с фонтанами и прудами. Зелень берега, утопающего в густой растительности, услаждает глаз своей тропической гаммой. На каждом шагу магнолии, кипарисы, пальмы, платаны, олеандры... Да и как можно не любить место, с которым связано столько приятных воспоминаний?
  Зелено-голубое, в солнечных искрах, море лежало у наших ног. Оставалось только осторожно спуститься по крутым парковым тропинкам. Впрочем, тихо визжащая от восторга Анюта готова была лететь туда напрямую и со всех ног. Однако я повел девчонку вбок, мимо заброшенного фонтана, к тайному ходу в заборе. Встречаться с обитателями базы в мои планы не входило - нас здесь нет и не было.
  Горы Абхазии нависают над морем, поэтому вся жизнь жмется к трассе Сочи-Сухуми. И во всех приморских поселках эта дорога является главной, если не единственной, улицей.
  - Нюся, имей терпение, - проворчал я старческим тоном. - На городском пляже искупаешься.
  Через пять минут мы оказались в Приморском парке, где по дорожкам фланировали толпы беззаботных советских граждан. Сопровождающие их дети, не менее счастливые, дружно поедали эскимо вперемешку с румяными пончиками, припорошенными сахарной пудрой.
  На набережной отдыхающих наблюдалось как бы ни больше. Одинокие девушки были редки, и сразу притягивали внимание ковбоев. Одно слово, курорт на море. Мороженое нам досталось в очередь, газированная вода из автомата тоже. Очереди змеились везде - возле дверей 'стекляшек', у гастрономов, промтоварных павильонов и у бочек с квасом. Балаганчики и прочие точки общепита также не были обделены вниманием, бурлящим и смеющимся.
  Ассортимент общественного питания в это время разнообразием не страдал: на первое суп, на второе пюре с котлетой, на третье - компот. Не густо, зато дешево, копеек в пятьдесят уложиться можно. В ресторанных меню ценник выглядел богаче и дороже, но столики тоже не пустовали. Сейчас особенного ажиотажа не наблюдалось, наплыв трудящихся в прибежище разврата и порока происходил после захода солнца.
  
  
  Глава двадцать первая, в которой море теплое, а галька горячая
  
  В советские времена я навещал Гагру почти каждый август, по профсоюзной путевке. Синее прозрачное море, зеленые горы и мелкая галька - что еще нужно для полного счастья, если за руку тебя держит приятная девушка? Вдобавок мой аллергический насморк без всяких препаратов, вроде тавегила, моментально терялся, едва нога ступала на здешний перрон.
  Однако сейчас шум да гам начинал утомлять. Да и само море из-за людских голов едва просматривалось.
  - В прошлом августе ездила с родителями в Сочи, - улыбнулась Анюта. - Там на 'Ривьере' людей будет больше - штабелями лежат, место с рассвета надо занимать.
  Нет, нам так не надо, мы пойдем другим путем. Поднял руку, и рядом тормознула блестящая хромом 'Волга'.
  - У меня есть рубль, и нам надо срочно попасть на тихий дикий пляж, - сообщил я в раскрытое окно.
  - Давай трешку, и будешь всю жизнь меня благодарить! - из-под шикарных усов водителя блеснула белозубая улыбка.
  - Поехали уже, - согласился я, усаживая свою даму на ковер заднего сиденья. А потом добавил: - Дам два, и вечером поставлю свечку.
  - Такой девушке каждый вечер надо ставить сто свечек! И сто роз на столик в лучшем ресторане! - поглядывая в зеркало, заявил жизнерадостный таксист.
  - Запоминайте, Антон Михалыч, что умные люди говорят, - наклонившись, Анюта шептала мне ухо. - Никогда не думала, что у мужчин могут быть такие масляные глазки. Антон Михалыч, что ж вы на каждую юбку оглядываетесь?! Если вывихнете глаза, мне придется вести вас за ручку. Впрочем, в наказание могу бросить здесь, и уехать домой на поезде.
  - И вовсе не каждую, - с искренним возмущением возразил я.
  Дородные матроны квадратной архитектуры, со складками на телесах, мой взор совсем не услаждали. А на девчонок грех внимательно не посмотреть.
  - Значит, мне показалось?
  - Конечно, мой златокудрый вихрь, - я взял ее за руку. - Высокие рыжие девушки - вот достойный идеал! Спешу к вам, голову сломя. Велите ж мне в огонь: пойду как на обед.
  - Антон Михалыч, хватит уже, - залилась она счастливым смехом. - Врите, да меру знайте!
  Сразу за городом таксист съехал в карман на обочине.
  - Смотрите, вот там за деревьями тропинка вниз, - он показал рукой. - Тихое место, хороший пляж. Всегда здесь купаюсь, вам тоже понравится.
  Ну как тут не дашь требуемые три рубля?
  - Могу забрать обратно, если время скажете, - предложил белозубый парень, но я отказался. Уже почувствовал себя курортником, планировать день совершенно не хотелось. Что наперед загадывать? Там видно будет.
  Народу на узком пляже почти не было. Не обманул таксист - редкие группы отдыхающих радовали глаз своей малочисленностью. Анюта скинула босоножки на ходу и, не останавливаясь, стянула через голову платьице. С радостным визгом она бросилась в воду, решительно замолотив руками и ногами. Через минуту рыжая головка была еле заметна в солнечных бликах на голубой глади.
  Выбрав безлюдное местечко, я расстегнул сумку. К минутному отдыху всегда относился по-стариковски, основательно. А тут цельный праздник на природе! Расстелил полотенца, наладил зонт, разделся. Постоял немного у кромки тихого прибоя, вдыхая чудный коктейль из ароматов эвкалипта и запахов моря. Потом по мелкой гальке забрел в теплую прозрачную воду. Какая красота! Здесь даже ракушки видны на мягком песочке под ногами.
  После водных процедур, по-стариковски неспешных, извлек из сумки пакет с бутербродами. Бутылочку минеральной воды 'Боржоми' не забыл, и лишь затем, подкрепляясь, приступил к наблюдению. Потехе час, а делу время: аналитик Коля постоянно требовал вносить свежие данные в карту полета.
  Тем временем Анюта из голубой дали вернулась, но море не покинула. Осталась на берегу, позволяя крохотным волнам омывать ступни, а иногда и ноги от щиколоток до колена. Раскинула руки и, обратив лицо приветливому небу, приступила к солнечным ваннам.
  Такой пейзаж мне по душе! Налюбовавшись им вдоволь, пошел по пунктам опросника Уварова:
  - Как чувствуешь себя, Анечка?
  - Как птица в полете! - улыбнулась она.
  Ну и что после такого заявления вносить в отчет? Начальник не поймет. Меняем шаблон - чтобы получить правильные ответы, следует задавать конкретные вопросы.
  - Ты слышишь, какое море доброе? - начал с нейтральной темы.
  - Я всегда знаю настроение моря, - сообщила девчонка. - Оно может быть величественным и отстраненным, иногда холодным и равнодушным. А сегодня оно ластится под руку, словно котенок.
  Ого, да эта девушка в душе поэт! И настроение моря передала точно, мне даже добавить нечего. И еще пропала юношеская угловатость, она стала очень женственной.
  - Ты заметила, насколько похорошела в последнее время, Нюся? А сейчас опять краше, чем вчера.
  - Мама заметила, и не раз, - хмыкнула девчонка. - Дырку в голове сделала. Как будто сама молодой да влюбленной не была.
  - И фигурка вроде изменилась.
  - Да? Как это? - она кокетливо крутанулась на месте.
  - Стала лучше, - душой я не кривил. - Ладнее, что ли. Фигуристей.
  - Спасибо, Антон Михалыч! Все благодаря вам. Вы на слово добрый и щедрый на ласку, а мне счастье, - она еле заметно улыбалась.
  - Да ладно тебе, - застеснялся я. - В краску вгоняешь. Я-то здесь при чем?
  - Значит, дело в физкультуре, - продолжила она откровения. - Занимаюсь регулярно.
  - Волейбол ты вроде забросила...
  - Папа меня на самооборону натаскивает постоянно. Говорит, советская девушка должна уметь защитить себя и Родину.
  - Правильно говорит твой папа, - согласился я с определенным удивлением. - Мама Веры так же считает.
   - И еще грудные мышцы по схеме качаю, - она опустила взгляд. - Ноги тоже.
  - Зачем? - поразился я. - У тебя отличные формы!
  - Сегодня хорошо, а завтра будет лучше. Между нами, ладно? - Анюта оглянулась, хотя вокруг никого не было. - Занятия с отягощениями не только Верке годятся! Я себе из инета классный комплекс на телефон скинула. А что? Турник и гантели дома есть, качаюсь весь день, в перерывах между учебниками.
  - И какие успехи? - я продолжал пребывать в ступоре. - Аутотренинг применяешь?
  - А что, разве не видно? Ноги заметно округлились, раньше в бедрах слишком худые были.
  - Так и бюст раньше не хилый был, но вижу, что-то изменилось... - пробормотал себе под нос. - Или это купальник такой?
  Купальный костюм девушка выбрала смелый. Для моего времени дерзкий, а для 1971 года просто вызывающий. От городского пляжа с таким нарядом сам бог отвел - все ковбои сбежались бы поглазеть на эти крохотные тряпочки под названием 'купальник'. Хитрая декорация в бело-синих цветах, которая больше показывает, чем прикрывает.
  Присев рядом на колени, девчонка достала из дамской сумочки телефон.
  - Смотрите, Антон Михалыч. Вот фото до занятий, а вот - после.
  Последнее время Анюту я лицезрею часто и в разных видах, однако сейчас оторопел:
  - Кому ты дозволила снимать себя без одежды?!
  - Ну вы как маленький, Антон Михалыч, - удивилась она. - Никому не позволила, у меня палка для селфи имеется!
  - А что это за телефон? - спохватился я. - Кто разрешил?!
  - Сам дядя Коля Уваров выбирал! - отбрила меня Аня. - Восьмой 'Самсунг' - классный девайс.
  - А у Веры тоже есть мобила? - осторожно предположил я очевидную вещь, заранее догадываясь об ответе.
  - Верка 'Айфон' себе захотела.
  - Тоже хороший?
  Анюта пренебрежительно поджала губы.
  - Она думает, так модно.
  - 'Яблоко' вроде в тренде, - я вспомнил, что внучка Маруся пользует исключительно этот бренд.
  - А Ленка сказала - понты галимые для мажоров. У 'Самсунга' и камера круче, и экран лучше.
  Легким движением пальца закрыв приложение с изображениями и видео, девчонка поднесла аппарат к уху:
  - Верусь, приветики! Анюта на проводе. Какие делищи? Ничего? Тоже нормально. Учебники учишь? И не говори, мать, тоска смертная. Как я тебя понимаю... Надоели эти уроки хуже пареной репы. Когда они уже кончатся? Да что ты говоришь? Я тоже от скуки изнываю. Не, не дома. В Гаграх. Море теплое, галька горячая, песочек мокрый... И дикий пляж совсем без людей. Ужас! Что не понимаешь? Глобус Абхазии покрути. Магнолии, кедры, олеандры, и ни одной березки, прикинь? А чего странного? Час делов, если на самолете. Вот поскучаю немного, и вечерней лошадью обратно. Как с кем? С мужчиной, конечно. Цветы уже завяли, но он новые купит. Кстати, мать, я у Антона в шкафу твой новый купальник в запаре позаимствовала. Со своим перепутала, прости, золотце. Голубенький, что дядя Коля Уваров нам советовал, помнишь? Ну как это испорчу? Что я, без понятия? Не парься. Уже натянула, нормуль. Крепко сидит, и в воде не порвался. Да ладно! В конце концов, мой заберешь. И никакая я не лошадь! Как говорит мой мужчина - грациозная лань. Так что звиняйте, тетка, не угадали. Кушай чаще, подгоняй себя под обновку. Давай-давай, до свидания. Не грусти, малыш, увидимся. Чмоки-чмоки.
  Анюта улыбнулась с чувством глубокого удовлетворения. Такое выражение лица характерно для кошки, которая напрудила лужу в тапок провинившейся хозяйки.
  - Нюся, солнышко златовласое, - я, наконец, опомнился. - И дядя Коля Уваров разрешил тебе сюда с телефоном?
  - Ой, ну что я, дура, чтобы всем показывать? - уходя от прямого ответа, Анюта надула губы. - Он у меня в надежном месте лежит - в сумочке и без звука. Кто, скажите, туда полезет? А ночью, когда музыку слушаю, под подушкой прячу.
  В подтверждение своих слов она упрятала телефон в надежное место. Застегнув змейку сумки, гибкой ивой подхватилась.
  - Мы сюда лежать пришли, или где? - в два укуса прикончив мой недоеденный бутерброд, она умчалась в море.
  А я разлегся под зонтом, и прикрыл глаза - день выдался какой-то суматошный. Вздремнуть не вздремнул, зато всхрапнул да присвистнул.
  Разбудили меня соленые брызги и голос Анюты:
  - Антон Михалыч, можно вопрос?
  Она улеглась рядом - уместилась не вся. Значительная часть ног осталась вне полотенца. Повернула голову:
  - Я понимаю, дело деликатное, но могу спросить о своем папе?
  - Аня, это в самом деле деликатная тема, - я провел рукой по мокрой спине девушки. - Во-первых, известная нам биография и его нынешняя жизнь могут не совпасть. Твоя жизнь теперь точно будет другой, потому что лавры скрипачки, в третьем ряду симфонического оркестра, тебя не прельщают.
  - Однозначно! - воскликнула она интонацией Жириновского. - Совсем не прельщают.
  - А если ты папе проболтаешься? Николай Сергеич пытается вычислить и понять нестыковки в связи с моим появлением здесь, но очень мало времени прошло. Круги по воде еще идут, и материала для анализа мало.
  - Я не проболтаюсь! - она перекрестилась. - Ей богу.
  - А ты знаешь, чем папа занимается? - нахмурился я.
  - В армии служит. Он подполковник, военный разведчик, - от удовольствия Аня прикрыла глаза - поглаживание по спинке не только кошкам нравиться. - Но это секрет!
  - Твой секретный папа постоянно мотается по командировкам, - усмехнулся я. - Весной, насколько помню по нашей истории, так и в госпиталь попал.
  - Ага, руку сильно порезал, - согласилась она. - Мама плакала целый день, когда оттуда вернулась. А меня только через неделю в палату пустили. Его друзья мне африканскую маску подарили! - Анюта скорчила зверскую рожицу. - Страшная, ужас.
  - Летом следующего года твой папа опять попадет домой через госпиталь. На этот раз серьезно. По излечению его переведут в Учебный Центр, где он дослужится до генерала. А потом начнется перестройка, и папу выпихнут на пенсию. Дачным цветоводом он не станет - уедет на Кубу, помогать товарищам в кубинском Учебном Центре. У твоего папы за долгую службу накопилось много боевых товарищей...
  - А мама?
  - Мама, как та декабристка, поедет за ним. Ей там дело тоже найдется, музыку преподавать. Скрипка, слава богу, и на Кубе скрипка. Искусство - универсальный язык.
  - А потом?
  - Домой твои родители уже не вернутся. Похоронят их на небольшом кладбище для военных, - я задумался, вспоминая. - Случится это в 1999 году. Сначала мама, потом папа. Ты на похороны не попадешь, из Киева очень долго лететь. Далеко и дорого.
  - Господи, лучше вы этого не говорили... - прошептала девчонка. - Теперь буду постоянно думать, как им помочь.
  - Не вижу повода для грусти, - я поднялся. - Время есть. И еще у тебя есть я, а у нас всех есть аналитик дядя Коля. Со всеми проблемами разберемся по мере их поступления. Вот тебе моя рука, пошли купаться?
  Купанье Анюту не развеселило. Слезы смывало ласковое море, и на берегу она отвернулась, делая вид, что загорает стоя. Напившись воды, я с бутылкой в руках подошел к девчонке. Пригляделся, насторожился:
  - А что за корм ты жуешь, лань моя трепетная?
  - Ой, извините, Антон Михалыч! Когда нервничаю, всегда так кушать хочется. Прямо жор нападет. Будете? - она протянула мне румяный пирожок.
  - С абрикосами? - догадался я. Кто-то недавно обещал мне целый тазик этого лакомства. - Мечешь мои пирожки из моего тазика? И где он?
  - Мама с утра пораньше напекла целую гору, на гостинцы в деревню. И мне немного отсыпала. А мне нельзя, я на спортивной диете! - она подняла виноватый взгляд. - Вот вам и решила презентовать.
  - Ладно, - согласился я. - Но малиновый пирог сделаешь как миленькая, должок помню.
  - Конечно, Антон Михалыч. Испеку два!
  - Ловлю тебя на слове, - я показал ей пирожок. - А вот этому точно не физкультура помогла. Давай рассказывай, как фокусам научилась.
  - Недавно я так захотела 'кока-колу'! В маленькой стеклянной бутылочке, холодненькую... У вас возле дома в уличном холодильнике такого полно. Закрыла глаза, протянула руку, и взяла.
  - Как не стыдно! Где чудеса, там мало складу, - огорчился я. - Брать без денег - плохой тон. Надо будет потом оплатить! Больше так не делай. Вообще так не делай, хорошо?
  - Как скажете, Антон Михалыч...
  - Что еще изменилось? - я энергично жевал вкуснятину. - Чувства не обострились?
  - Еще как обострились, - девчонка виновато понурила голову. - Особенно к вам сильно обострились. Одна спать не могу, сразу в дрожь кидает...
  - А к другим людям? - я постарался побыстрей сменить разговор, увести от скользкой темы.
  - Веркину ревность слышу. Она Антона крепко схватила двумя руками, и на вас глаз положила. Монополистка недоделанная! Догадывается о нас, и злится. Когда-то мне казалось, что влюблена в Антона, так она бесилась молча. А когда я поняла, что мой рыцарь - это вы, она протестовать затеяла. Блоха мелкая! Когда-нибудь допросится, хорошего леща у меня получит!
  Да что же это такое? Любая новая тема поворачивает, в конце концов, к моей персоне. Так, из отчета это потом уберу. Начальнику-аналитику Коле Уварову подобное знать необязательно.
  - Что еще, кроме пирожков, умеешь? - вернулся я к опроснику.
  - Больше ничего! - Анюта раздосадовано топнула ногой. - Ваше черное одеяло вызываю, вызываю постоянно, а оно, вредина, не едет!
  - Хм... - невнятно посочувствовал я.
  - Но ничего, я терпеливая и упорная, - она прищурилась. - Буду дальше тренироваться. Если ничего не делать сегодня - завтра будет таким же, как и вчера.
  Вот только этого мне не хватало. Какая настырная девчонка... Такими темпами дело пойдет - накроются медным тазом личные планы! А так все хорошо начиналось... Но додумать мысль Анюта мне не дала, огорошила предложением:
  - Может, нам сходить в Кремль, к генеральному секретарю товарищу Брежневу? Все рассказать, дать ему совет, а?
  
  
  Глава двадцать вторая, в которой говорится о вкусной и здоровой пище
  
  - Может, нам сходить в Кремль, к генеральному секретарю товарищу Брежневу? Все рассказать, дать ему совет, а?
  - А в той жизни навестить президента Путина? - горько усмехнулся я. - Познакомить их, и дать два совета? Эх, Нюся, если бы все было так просто... Для начала: кто нас к ним пустит? Там же отряд охраны вокруг тела, и куча клерков с помощниками рядом трется.
  - Ну, давайте сходим пока к клеркам! - воскликнула Анюта. - Они умные, все поймут, во всем разберутся! Они же назначены заботиться о своей стране?
  - Ага... Это тебе не куратора из ЦК КПСС воровать! - случайно проболтался я, и тут же спохватился: - Что ж, займемся ликбезом.
  - Ничего не поняла, - призналась девчонка.
  - Для начала пойдем к твоему телефону, - вздохнул я грустно.
  Быстренько нашел в сети нужный файл:
  - Вот, читай, к кому ты собралась идти.
  
  'Дочка Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента России, живет в Париже. Нынешняя жена Пескова, Татьяна Навка, владеет собственной квартирой в Северной Америке, где с американским паспортом прожила пятнадцать лет. Медовый месяц у берегов Сардинии им обошелся по пять миллионов рублей - за каждый день. Первый вице-премьер Игорь Шувалов арендует дом в Австрии и квартиры в Великобритании. Вице-премьер Ольга Голодец в свободное время отдыхает на даче в Швейцарии или в итальянской квартире. Несколько объектов во Франции имеет министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов: он задекларировал находящиеся в этой стране земельный участок, жилой дом, три гаража и квартиру. Министр образования Дмитрий Ливанов указал в составе семейного имущества дом в Испании. Вице-премьер Александр Хлопонин владеет земельным участком и домом в Италии. Министр по вопросам 'Открытого правительства' Михаил Абызов пользуется недвижимостью в Италии и в Великобритании. Самым скромным в этой компании выглядит министр труда и социальной защиты Максим Топилин - он купил квартиру и гараж в Болгарии'.
  
  - Информация о недвижимости достоверная, наши правители сами о ней заявили, - я вернул телефон на место.
  - Да?! - задумчиво жуя, она протянула мне очередной пирожок.
  - Таков порядок, декларацию заполнить обязаны. Что-то скрыли, конечно, но и этого достаточно для простого вывода, - я развел руками. - О себе они заботятся, Нюся. Это тебе не Сталин, после которого остался френч и сапоги. Одного только Шувалова ждет квартирка в центре Лондона площадью пятьсот квадратов. И она не пустая там стоит...
  - Квартирка?! - Анюта наморщила лобик, сопоставляя цифры. Советский трехкомнатный стандарт в пятьдесят квадратных метров считался шикарным.
  - Если без иронии, это царские апартаменты: обеденный зал с двумя каминами, шесть спален и гостиная с роялем. Путину впору посочувствовать, он стал заложником собственной элиты. Впрочем, это не его элита, раз она живет там. Сдадут на раз. На Западе президенту места нет, нигде его не ждут. И чтобы не повторить судьбу Каддафи, такую элиту надо зачищать. Иначе доберутся не только до него, но и до семьи.
  - Зачем первому вице-премьеру Шувалову два камина в Лондоне? - пробормотала девчонка.
  В ответ я пожал плечами.
  - Сталина на них нет... И что делать?
  - Сидеть тихо, вот что! - вспылил я. - Телефон вернуть на родину, к пирожкам ходить собственными ногами! Дядя Коля Уваров правильно сказал: сначала полный анализ ситуации. Подождем. И Родина немного обождет. Пока у неё есть что грабить, она не останется без внимания иностранных друзей.
  - А потом? - согласно кивая, Аня пыталась все разложить по полочкам.
  - Украина сегодня - это Россия завтра. Вернуть порядок в прежних границах Советского Союза может только диктатура. И на роль диктатора отлично подходит товарищ Путин.
  - Почему? - Анюта распахнула серые глазищи.
  - Он способен с этим справиться. Важно, что народ его поддерживает. И потом, преимущество диктатуры перед демократией очевидно - лучше иметь дело с одним плутом, чем со многими.
  - Подожди, разве он жулик?
  - Да нет, он-то как раз человек слова. Это цитата такая, - усмехнулся я. - Однако есть тонкость. Диктатор всем хорош, за одним исключением - он смертен. Ладно, хватит о грустном сегодня. Иди купайся, потом договорим.
  Я улегся под зонт, Аня снова полезла в море. Подремать мне удалось недолго, грядущие неприятности кольнули сердце. Поднял голову. Вроде все спокойно: море тихое, ветерок ласковый, а неугомонная девчонка, подняв руки, загорает стоя. И хотя на диком пляже было пустынно, чуйка призывала к вниманию. Такую видную фигуру, выше памятника на площади, не заметить сложно - осы на мед лететь обязаны.
  Однако накаркал: поклонники красоты не заставили себя долго ждать, явившись в количестве трех экземпляров. Были они мускулисты, кучерявы и волосаты.
  - Ай, красивая, водичка хорошая сегодня? - приступил к увертюре курортного романа самый видный и наиболее мускулистый мачо.
  -Ноги хорошие, - сообщил в пространство кавалер, стоящий позади оратора. - Вот я бы ей...
  Анюта промолчала, продолжая принимать солнечные ванны. Неужели кучерявый сейчас спросит, 'который час', 'или как пройти в библиотеку'?
  - Шли бы вы куда шли, ребята, - ласково предложил я. - Библиотека с часами на башне дальше по курсу.
  - Ты лежишь, дядя?- поигрывая мышцами, лениво бросил кучерявый. - Вот и лежи.
  Липкий взгляд от Анюты он не отвернул.
  - А то что? - потихоньку зверея, поинтересовался я.
  Веселая злость накатывала плавной волной. Заглянул в сумку - ничего тяжелого. И палочку, как назло, с собой не взял. Придется против троих с голыми руками выходить, хотя драться не хотелось вообще, ногу только вылечил. Да и Антона подставлять было жалко - если мне по башке прилетит, ему опять прицепом на орехи достанется. Несправедливо, однако. И так, что ни день, то новый синяк или дырка в теле у парня. Что обидно - без причины, за просто так. И хотя есть возможность бежать, такое делать неприлично.
  Жизненный опыт велел не отступать, если враг этого ожидает. И не вступать в переговоры перед битвой, это просто отсрочит твое поражение. Бить первым неожиданно, нападать там, где не ждут, не брезговать запрещенными приемами. Простую истину никто не отменял, для победы все средства хороши. А сегодняшняя ситуация прямо-таки требовала одного: поставить этих троих уродов к стенке, а затем вдумчиво расстрелять длинными очередями из двух пистолетов в упор. Но мощный козырь, мое личное оружие, Коля Уваров запретил настрого.
  Приказ начальника - закон для подчиненного. Впрочем, иногда на запреты можно наплевать. И только я собрался призвать из-за далекого горизонта незабвенную 'Осу', вместе с парой травматических 'Макаровых', как Аня резким движением руки опустила ребро ладони на плечо кучерявого. Рубанула в то место, откуда шея растет. С высоты ее роста и поднятых рук движение показалось простым, поскольку шло сверху вниз. Бывалый лесоруб так сбивает сухостой - за один прием валит под корень, и ствол дерева падает в сторону.
  Кучерявый мачо в сторону не упал. Как стоял, болезный, так и рухнул. Создалось впечатление, что богатырь по колени врос в гальку пляжа. Второму номеру кучерявых повезло меньше, Нюся влепила ему ногой, без паузы и с разворота. Мой коронный прием! Ничего не скажешь, технично исполнен. Ай, молодца... И Анин папа молодец, на своей секретной работе хлеб даром не ест. Я мысленно даже поаплодировал - парня унесло за кромку прибоя, где он обратился щепкой, носимой волной прибоя туда-сюда.
  Третий, самый молчаливый поклонник красоты, оказался самым шустрым - он бросился бежать. Ага, наивное дитя гор. Да у Анюты одна нога размером с него самого! С важным отличием - она полностью гладкая и шелковистая, аки персик в июне.
  Бегун с дистанцией не справился, девчонка мигом догнала и подсекла. За три прыжка и 'пять сек', как глаголет в таких случаях молодежь.
  - И откуда вы, такие наглые, беретесь? - Анюта шустро сволокла тела в одну кучу на берегу, пока я собирал вещички.
  - Тыбылиси, - ответил за всех бегун на короткие дистанции. - Сборная Грузии по борьбе. Спортивные сборы у нас...
  - Товарищи борцы! - решила девчонка. - Вы были неправы, и сейчас я каждому из вас дам леща в лоб. В назидание и на память.
  Аня исполнила обещание, а я тем временем включил торможение мира. Застыло море, остановились в полете чайки, и группа парней, бегущая в нашу сторону с дальнего края пляжа, замерла. Что ж, пусть весь мир обождет.
  Счастливо оставаться, мне проблемы ни к чему. С сумкой в одной руке, и с Анютой в другой, плавно переместился в парк заводского дома отдыха.
  По дороге вспомнились стихи:
  
  Поток времен свиреп, везде угроза,
  Я уязвлен и жду все новых ран.
  В саду существ я сжавшаяся роза,
  Облито сердце кровью, как тюльпан.
  
  - Какая красота! Это вы мне написали? - воскликнула девчонка.
  - Это Омар Хайям, - укоризненно заметил я, доставая из сумки наши вещи. - Но к ситуации подходит. Почему ты делаешь мою работу?
  - Антон Михалыч, о чем выговорите?! - возмутилась Анюта. - Подумаешь, хулиганы. Отвернитесь, мне надо переодеться.
  Чисто женская психология - если соблазнять никого не требуется, целомудрие и скромность они ставят во главу угла.
  - Вы недавно сломали ногу, спасая меня из аварии! - взмахнув купальником, она удивлялась моему непониманию. - Вас надо беречь. Хватит того, что такую кобылу здоровую на себе вынесли... Должок за мной. Верка в зачет не идет, там бы любой пионер справился.
  - Мы ничего не приносим в этот мир, ничего не забираем, но мы оставляем беспорядок, когда уходим, - пробормотал я. - Не хочешь перед уходом покушать в ресторане?
  
  ***
  В девяносто первом году Страну Советов сокрушила демократическая сила, а следом за этим в Гагру пришла война. Окраины империи с началом перестройки кипели, рвануло и здесь. И, как это обычно бывает, война победила всех. Городу крепко досталось - не меньше, чем его жителям. Тем, кто не погиб, стало точно не до курорта. Умельцев рушить у нас много, кто строить будет?
  Однако сегодня ничего не предвещало беды, не наблюдалось причин для грядущих через каких-то двадцать лет великих преобразований.
  Местные жители свято верят, что их земля избрана богом за красоту. Тут не поспоришь, природа щедро одарила этот край. Название 'Абхазия' переводится как 'страна души', что полностью соответствует истине.
  К ресторану 'Гагрипш' мы поднялись из Приморского парка по старинной лестнице. Прижимая к груди букет роз, Анюта восторженно озиралась. От фонтана в глаза бросаются старинные часы, символ города на здании в стиле альпийского шале. Ресторан и гостиницу 'Гульрипш' сто лет назад привезли из Европы, в разобранном виде. С тех пор на горе красуется венгерский ресторан и норвежская гостиница, собранные вновь без единого гвоздя. Внутри ресторан впечатляет не менее - высоченный зал, огромные окна, хрустальные люстры. Здесь бывал российский царь Николай и советский император Сталин, а на сцене выступал король высокого баса Федор Шаляпин.
  Особенно радовал прохладный полумрак и свободные столики - обеденное время прошло, а до ужина еще далеко.
  - Если можно, стакан минералки, - устав охать от восторга, Анюта томным голосом обратилась к официанту.
  - Воды нет, - кучерявый парень подал мне меню, где в строке 'минеральная вода, 10 коп' карандашом было честно приписано 'нет'.
  С умилением я приступил к изучению желтоватого типографского бланка, заполненного вручную:
  
  Бифштекс - 1 рубль 8 коп
  Котлета отбивная - 1 рубль 6 коп нет
  Севрюга заливная - 1 рубль 23 коп
  Осетрина отварная с соусом - 1 рубль 24 коп
  Фирменное блюдо 'судак' - 1 рубль 50 коп нет
  Форель жареная - 69 коп нет
  Севрюга, жаренная в сухарях - 1 рубль 24 коп
  Масло сливочное - 8 коп
  Солянка из осетрины - 1 рубль 45 коп
  Солянка поварская - 88 коп
  Говядина отварная с соусом 'цацибели' - 48 коп
  Салат из свежих помидоров - 25 коп
  Салат из свежих огурцов - 19 коп
  Яичница натуральная из трех яиц - 44 коп
  Маслины с луком - 17 коп
  Хачапури - 47 коп
  Пломбир с клубничным вареньем - 73 коп
  Советское шампанское полусухое - 3 рубля 28 коп
  Кофе по-восточному - 10 коп
  Минеральная вода - 10 коп нет
  
  - А что это за соседним столиком дегустируют? Не форель ли? - строго вопросил я, доставая рубль.
  - Так точно, сочинская форель, - доложил официант, мастерским движением пряча взятку. - Только подвезли, меню исправить не успели. Нести?
  - Рыбная диета - самая полезная, - сообщила Анюта. - Несите две. И еще севрюгу заливную и фирменный судак.
  - Судака нет... - попытался возразить парень, однако дополнительный рубль примирил его с поражением.
  - Но сначала по салату, и пару солянок из осетрины, - добавил я.
  Официант в бодром темпе удалился на кухню, а Анюта, воровато оглянувшись, разлила по бокалам шипящую темную жидкость.
  - Послушай, Анна, - возмутился я. - Опять за свое?!
  - Завтра оплатим две бутылки колы, - отмахнулась она, пряча пустую тару в сумочку. Затем шипящим шепотом добавила: - Никто ничего не видел, маскировка полная.
   Салаты и блюдо с хачапури появились мгновенно - вот что взятка животворящая делает. Умеют же работать, когда допинга хотят...
  Диким взглядом окинув бокалы с темной жидкостью, официант затрепетал ноздрями - характерный запах колы витал в атмосфере. И в целях конспирации мы немедленно опустошили свою посуду - на нет и суда нет.
  В конце обеда Анюта заглянула в принесенный счет.
  - Ого, почти десять рублей! И в основном все я, бессовестная, наела... Вам не жалко?
  На что я грустно усмехнулся:
  - Мне жалко времени, которое проходит без тебя. Когда-то уйду... Не хмурься, это всех касается. Но я-то точно раньше. И пока я здесь, можешь капризничать, блажить и повелевать. Скажу по секрету, мне это нравится.
  
  
  Глава двадцать третья, в которой решаются охранные и лечебные задачи
  
  Анюта вертелась перед зеркалом.
  - Нюся, а почему ты свой немалый гардероб хранишь здесь? - я смотрел в распахнутый шкаф-купе. - И сценические костюмы на веранде у Антона висят, только стирать да гладить сюда носишь...
  - Я и трусики здешние домой взять не посмела, - вздохнула Анюта. - Мама как увидит обновку, сразу дырку в голове сделает. Она и так догадывается, что у меня появился мужчина. Но пасет меня днем, а ночью я сплю.
  - А ты спишь? - усомнился я. В данном контексте это слово мне представлялось как-то иначе.
  Девчонка захихикала:
  - Еще как! Вы знаете, Антон Михалыч, ночью все нормальные люди спят. Но мама бдит.
  - Заглядывает в спальню? - догадался я.
  - До этого еще не дошло, - хмыкнула она, - однако дверь в дом и черный ход на ключ запирается.
  - И что? - не понял я.
  - Ключей на гвоздике нет, вот что, - она задохнулась от смеха. - Граница на замке, муха не пролетит, но ночью я здесь!
  
  Мы готовились к брифингу, который собирал полковник Уваров в доме майора Нины Радиной. Место замечательно подходило для тайной встречи - в пустой дом прибудут все свои, а для посторонних калитка закрыта на замок, никто не помешает.
  Анюта подбирала себе строгий деловой наряд, а я раздумывал, бриться или нет. В конце концов, выбрал компромиссный вариант: аккуратно стриженая трехдневная щетина. Местами седая, она придавала солидный вид подтянутому мужчине. Невзирая на постоянные переходы, заметное падение возраста прекратилось. Пугающее безобразие замерло на отметке 'где-то от тридцати до сорока'.
  Остановка, слава богу, тешила, поскольку Вера отказалась ходить со мной в будущее даже под угрозой расстрела. Резкое омоложение ее пугало, а тут появилась надежда, что до подгузников дело не дойдет. Осталось только накачать вторичные половые признаки, в успехе чего сомнений не было - настойчивая девушка набралась в гимнастике достаточно опыта тренировок. Но к этому мы вернемся позже.
  Максимально возможный возраст я подгонял с помощью старомодных роговых очков и дурацкой шляпы. При этом посещать знакомых избегал, и на работу в сервисный центр носа не казал. А внучке Марусе и соседке Рите шепнул, что заодно с лечением в крутой клинике сделал пластику лица. А почему нет, чем я хуже Софии Ротару?
  Легенда оказалась убедительной, удивленные взгляды сразу прекратились, как ножом отрезало.
  - Ну что, все в сборе, - поднялся Коля, увидев нас в дверях комнаты Веры, куда я переместился вместе с Анютой. - Начнем, товарищи.
  В гостиной вдоль ковра у стенки выстроились бойцы невидимого фронта - все хорошо знакомые, за исключением двоих, которых я увидел рядом с Уваровым только перед переходом. Вот их Коля и представил:
  - Наши новые товарищи, братья Гутаровы. Воевали вместе, накрыло их одним снарядом, и списаны по одной болезни. Теперь будут работать здесь, на охране объекта. Как самочувствие после перехода, ребята?
  - Как заново родился, - скромно улыбнулся неприметный парень среднего роста, один из братьев.
  - И это радует! - сам Коля выглядел на все сто. Цвел лучше герани, разве что не пах.
  - Таблеток сегодня не пили, - добавил второй брат, коснувшись головы. - Если так дальше пойдет, согласны работать за хлеб и воду.
  Коля усмехнулся:
  -Денис Иванов тоже рассчитывал на хлеб и воду, а там оказалось козье молоко. Умеют наши люди оазисы с молочными реками и кисельными берегами находить...
  Скрывая улыбку, Денис опустил голову, а полковник продолжил:
  - Итак, наш объект охраны, комсомолец Антон Бережной, не может здесь присутствовать по объективной причине. Его интересы представляет научный руководитель проекта, Антон Михалыч Бережной.
  Вот это да! Расту в собственных глазах как атомный гриб, семимильными шагами. Четвертая должность уже... Если так дело дальше пойдет, глядишь, и выйдет указ о переименовании города Ростова-на-Дону в город Бережнойск. И вместо 'ростовчане' будут говорить 'бережнойскчане'.
   А что? 'Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР, Маршал Советского Союза товарищ Леонид Ильич Брежнев' - это перечисление должностей и званий звучит короче, чем придуманные Колей регалии.
  - Всю возможную помощь нам окажет местная милиция, в лице старшины Кравчука Максима Максимыча, - вещал Коля, расхаживая перед строем. - Наша страна окружена внешними врагами. Однако внутренних врагов, как оказалось, вывели не всех. Научную базу пытались ограбить, а научных сотрудников - отравить. Но бдительные... хм... граждане не допустили беды. Злоумышленники арестованы. Тем не менее, ваша задача прежняя: охрана государственной безопасности и недопущение впредь. Ясно?
  - Так точно! - рявкнул старшина, выпятив грудь.
  - Коммунистическая партия и народное правительство постоянно заботится о том, чтобы советский человек спал спокойно. Укрепляются органы правопорядка, на заводах и фабриках созданы Добровольные Народные Дружины. А вы займетесь охраной конкретного лица. Ясно? Позже к вам присоединится майор Радина. После излечения, конечно, - Коля обернулся к дивану, на котором возлежала белая мумия. - Вопросы?
  - Тьфу, черт! - старшина плюнул на дымящуюся папиросу, и торопливо запихал окурок в спичечный коробок.
  - Так-так, - хищно напрягся Уваров. - Давно это у вас?
  - После болезни я по вашей команде курить бросил, - расстроено сообщил старшина. - А хочется! И как только думаю об этом, тут же папироса в руке появляется.
  - Что-то я не заметил, чтобы вы прикуривали...
  - Так это больше всего и злит, - воскликнул Максим Максимыч. - Папироса ко мне уже прикуренная прилетает, гадюка!
  Коля отвел старшину в сторону, в уголок к телевизору, а Денис тихо объявил в пространство:
  - Товарищи офицеры, тут неподалеку, в одном хорошем месте, доходят в печи голубцы... Предлагаю не затягивать с вопросами и прениями. Отдохнете с дороги, там и заночуете. А пивко уже в погребе.
  Пиво прямо с пивзавода на Буденовском было легко доступно Римме. Пронырливая по жизни, она многое доставала благодаря блату. Заводское пиво было предпочтительнее прочего по двум причинам: свежее и неразбавленное. И стоило всего пять рублей за три трехлитровых баллона.
  
  ***
  
  Товарищи офицеры удалились на кофе-брейк, а я остался возле Нины. Пива под рыбку попробовать хотелось, однако сеанс терапии представлялся важнее. Одну процедуру мы провели с утра, и она сразу почувствовала себя лучше.
  Тогда, с утра пораньше, я явился в палату с Денисом. Курортное задание он завершил, поэтому без промедления мы отправились в будущее, под светлые очи начальника.
  - Съездил в Гантиади не совсем удачно, Николай Сергеевич. Подозреваемого лица не нашел, - четко доложил Денис.
  - Хм? - Коля уставился на докладчика поверх очков.
  - Собственно, его никто не нашел, - уточнил Денис. - Ярик утонул во время купания.
  - Так-так! - задумался Коля, поглаживая щеку. - Хм... Неплохо, неплохо.
  - Папаша сидит, мамаша скоро следом пойдет, а это тоже хорошее решение проблемы, - донеслось с кровати от белой мумии. - Что Ярик рассказал перед кончиной?
  - Вы о чем подумали, товарищи?! - вскинулся Денис. - Я вам что, душегуб какой?
  - Хм... - Коля продолжал чесать щеку.
  - Да я здесь не при чем! - Денис от огорчения взмахнул рукой. - Он, гаденыш, умудрился до меня утонуть. Я на базу только вошел - и сразу вышел. Кругом милиция, допросы свидетелей и чуть ли не полный траур.
  - Значит, поговорить не удалось, - констатировал Коля. - И кому он чего еще наболтал, мы не знаем.
  Денис согласно кивнул.
  - И не скотина после этого?
  - Это уже неважно, - белая мумия хмыкнула. - А вот охраной имущества озаботиться надо.
  - Камеры, датчики, лазеры? - подал голос Денис. - Знаю китайские места продажи детекторов движения при наличии кэша.
  - Современные камеры ставить опасно, - пробурчал Коля. - И потом, к этому оборудованию компьютер нужен. А как если посторонние обнаружат? Нет, люди надежнее. Будем усиливать человеческий фактор. Ты, Денис, свободен пока, а вечером в доме Нины Ивановны проведем совещание по безопасности.
  - Разрешите на пару часиков отлучиться? - Денис смотрел в сторону.
  - Куда это? - Коля снял очки. - Опять, небось, сантехнику приобретать?
  - Так точно, - вздохнул Денис. - Швейную машинку хочу присмотреть, и биде. Ну еще по мелочам - краники, муфточки...
  - Смотри, чтоб скромно все было, - пробурчал Коля. - Машинка обычная, без компьютера, а биде простенькое, беленькое. И ни одной бирки с надписями, понял? А то унесут к чертям, как у Антона.
  - Я пойду с вами, - внезапно заявила Нина.
  На это полковник Уваров возразил негодующим начальственным тоном:
  - Нет! Доктор запретил двигать тело.
  - А зачем его двигать? Антон будет только обнимать, - мягко возразила она. - Да, Бережной? И потом, это мой дом. Надо посмотреть, порядок ли у Веры? Выделить людям комнаты для проживания.
  - По-хорошему, Нина, жить там никому не надо, - Уваров поднял палец. - По крайней мере, через неделю тебя точно примутся искать серьезно... Чует мое сердце, что мы накануне грандиозного шухера. Так что Веру от греха лучше переселить к Антону.
  - Еще чего! - Вскинулась Нина. - По-вашему, это называется 'от греха'?! Чтобы я, своими собственными руками, подложила ему свое дитя...
  - Да не в том смысле, - отмахнулся Коля. - Наша Верочка, как сказал поэт, невинный ангел, а не плод для греховных утех. Под проживание сойдет и диван в зале. С мамой Антон договорится. Да, Михалыч?
  - Я тоже к морю хочу, - голос Нины дрогнул. А затем железная леди захныкала: - На волнах покачаться, на теплом песочке полежать... Чтоб ты, Игорек, гадюка такая, в гробу перевернулся!
  - Давай-ка, Нина, мы с тобой вернемся к самому началу, - я решил сменить тему. - Аутотренингом занимаешься?
  - Постоянно, Тоша. Уговариваю боль, и она отступает. Но совсем не уходит, подлая...
  - Где болит больше?
  - Кишки у меня после допроса перевернулись. Кино 'Аватар' видел? Вот у меня живот такой, как у них лица.
  - Ну, значит, сейчас перелетим, и работать с живота начнем, - я обнял Нину и вызвал черное одеяло. - Не скучай, Коля, пока-пока.
  Кровать с никелированными шарами на спинках скрипнула под двойной тяжестью. Распахнув глаза, Нина прислушалась к себе.
  - Спасибо, господи, - она облегченно вздохнула. - Тебе тоже спасибо.
  Переместив взгляд с синего абажура, украшенного желтыми шелковыми кистями, на зеркальное трюмо у окна, я огляделся. В хозяйской спальне правили чистота и уют. Ковер с геометрическим рисунком покрывал всю прикроватную стену, что говорило о высоком достатке семьи. А ворсистый палас на полу с похожим рисунком это впечатление только усиливал. Вездесущая герань вовсю цвела в разнокалиберных горшочках на подоконнике. Полую икебану завершали кружевные салфетки, ажурные занавески на окнах и пирамидальная стопка подушек, блистающая белизной.
  Вера молодец. Не забывает смотреть за порядком, хотя постоянно возле Антона вертится.
  - Мамочка! - легкая на помине, девчонка в легком халатике возникла на пороге.
  Следом явилась кошка Муся. Удивленно взглянув на меня, она запрыгнула на кровать. Чихнула беззвучно, и улеглась у Нины на животе. Под ее рукой заурчала, вылизывая лапу.
  - Вера, хватит носом хлюпать! - сварливо заметил я.
  В сложной ситуации женщину следует лишить возможности выбора между плачем и причитаниями - ее просто надо пристроить к делу. - Ложись с другой стороны, руки клади маме на живот. Кошку не гони, она тоже лечит, только по-своему, - я вытер пот со лба. - Эйнштейн как-то заметил, что самые революционные научные идеи пришли ему в голову, когда он лежал в ванне.
  - В ванне?! - изумилась Вера. - Но у нас нет ванны...
  - Когда мы расслаблены, мозг генерирует самые творческие, оригинальные и даже гениальные идеи. Мы же будем концентрироваться на болях в животе, - я положил свои руки рядом с Вериными ладошками. - Представьте себе водоем. Сосредоточьте внимание на теплой воде, очистите разум от посторонних мыслей и просто расслабьтесь. Нина, можешь напевать, если хочется. Главное, чтобы это помогало расслабиться. Девочки, текст помните? Тогда начали дружно, все вместе. Течет водопад, шумит речка...
  
  
  Глава двадцать четвертая, в которой повествование возвращается к музыке
  
  Вечерняя репетиция шла гладко, пока очередь не дошла до Тамары Карапетян. Сюда она пришла впервые, и с первой минуты оказалась повержена микрофоном. Маркировку 'Shure KSM8', конечно же, я затер, но 'птица Щур' от этого насилия звучать хуже не стала. Подпевала Надежде Козловской она умело, а сольно мы репетировали всего одну песню. Разучивая композицию 'На координатах 'Скайфолл', британской певицы и композитора Адель, все намучились прилично. Было опробовано несколько вариантов темпа и тексов на русском языке. В конце концов, коллегиально выбрали 'Небо обрушится':
  
  В час прощания,
  Затаив дыхание,
  Отпускаю снова вас -
  Разбито сердце в этот раз.
  В последний час
  Тону в своих мечтах о вас.
  Но мной овладевает боль,
  И я свою теряю роль.
  
  Небо в бездну исчезает,
  Только Скайфолл нас спасает вместе.
  
  Когда небо
  Рухнет в бездну,
  Мы всё это
  Выстоим вместе
  Лишь в Скайфолл.
  
  Скайфолл - исток пути:
  Тысячи миль суждено пройти,
  Столкнув миры, сжигая дни,
  Вы узнали мой номер, как зовут меня,
  Но любовь вам не отнять!
  
  В нашем исполнении мне не нравилось все: как бледно звучит электропианино Надежды Козловской, как не справляется с двумя синтезаторами Вера, и как эту песню исполняет Тамара. Антон согласился с моим мнением и выразил его вслух:
  - К ударным замечаний нет, - сказал он раздраженно, - и виолончель на высоте. А все остальное - никуда не годится!
  Анюта отвернулась, у Веры выступили слезы на глазах. Алена на это горделиво повела головой, а Семен Трофимов скромно потупился.
  - Когда Аня в проигрыше берется за скрипку, мы теряем бас-гитару, - продолжил Антон. - А партия баса в этой композиции очень важна.
  - Может быть, ну ее, эту скрипку? - задумчиво пробормотала Надежда Константиновна. - Невелика потеря, если будем вытягивать синтезаторами. И вообще, здесь требуется контральто. Девочка хорошая, однако песня не ее. Так бывает. Пусть Нюся попробует петь и играть.
  Сразу после этого дело пошло - вибрирующий бархатный голос Анюты проникал в душу, и музыканты взяли себя в руки. Особенно это удалось Вере.
  - Ну что, более-менее, - решил Антон. - Лед тронулся, а шлифовать будем завтра. Сейчас короткий перекур, на все про все пять минут.
  В подтверждение своих слов он выставил на стол малиновый пирог.
  - Мне нравятся короткие перекуры! - Алена цапнула сразу два куска. - Мама, открывай ротик, мне руки потом все равно мыть.
   - Ах, я же на диете, - Надежда Козловская томно вздохнула, хлопая своими чудными глазами. - Что же делать?
  Выглядела она не менее чудесно, и прекрасно это осознавала. А кормящая ее белокурая копия, играя такими же сияющими глазами на публику, казалась младшей сестрой.
  - Кушайте на здоровье, Надежда Константиновна. И пусть майская роза засохнет от зависти, - подлил масла в огонь Семен Трофимов, уплетая вторую порцию.
  - Сеня, сколько можно повторять: в команде меня зовут Надежда! - польщено улыбнулась певица, острым язычком облизывая алые губки. Потом, дожевав, она хлопнула в ладони. - Ну что, товарищи, делу время, пора за работу. Предлагаю еще раз прогнать 'Бэсаме мучо'.
  
  Целуй меня, страстно и жарко,
  Словно уже до прощанья минута одна.
  Поцелуй, сладкий и яркий
  Я оставляю в подарок на все времена.
  
  Поцелуй, долгий, безбрежный,
  Этот роман - океан, где волна за волной.
  Поцелуй, мягкий и нежный,
  Счастье, что эта любовь не прошла стороной.
  
  Наше прочтение известного шлягера в джазовом стиле вогнало Тамару в ступор. Это показалось мне хорошим знаком: мы на верном пути.
  После репетиции Надежда Козловская задержалась, чтобы разобрать проблемные моменты в партитуре Веры. Много пропустила девчонка, ничего не поделаешь, придется нагонять. Антон вышел проводить Тамару Карапетян, хотя мне хотелось послушать педагогический спич певицы - у нее и в этом наблюдался явный талант.
  - Не будем мешать, Дед, - пресек мои поползновения Антон. - Вера злится на себя, мало работает над ошибками.
  Во дворе текла обычная вечерняя жизнь - кося недобрым взглядом, петух грозно вертел шеей в щели загородки, мама гремела посудой на кухне. Отец, посвистывая себе под нос, с садовым ножом возился в кустах малины. Рекс дрых на своей подстилке под раскладушкой, а Лапик вытянулся сверху, на нашем месте. Изредка дергая ухом, кот изображал из себя спящего пассажира. Маскировался, хитрец - будучи внеземным созданием, как и все женщины, он искоса контролировал обстановку. Вожак стаи наблюдал за живущими здесь существами, заодно охраняя наш покой. В этом у меня не было сомнений, ведь доказательством инопланетного происхождения кошек являются удивительные способности, которых не сыщешь у других животных.
  - Тоша, а тебе не надо купить хлеба?
  Тамара сказала это таким тоном, что нам сразу стало понятно: да, надо купить хлеба. Впрочем, пройтись по свежему воздуху тоже не помешает. Тихий летний вечер, почему бы не проводить девушку? А на косые взгляды бабушек можно не обращать внимания - пусть будет им еще один повод для перемывания косточек.
  - Значит, приглашаешь меня в свою группу?
  В коротеньком летнем платье она вышагивала рядом, но не близко - демонстрируя солидную дистанцию. Все-таки мы не пара влюбленных, а группа людей, устремившихся за хлебом. Грива смоляных волос развевалась на ветру пиратским знаменем, платье в обтяжку. Не барышня - огонь с черными глазами...
  - Приглашаешь меня в свою группу?
  - Настаиваю на этом, - твердо заявил Антон, стараясь смотреть в сторону.
  - В клубе гипсового завода я первым номером иду, - усмехнулась она. - А здесь буду на припевках у заслуженной артистки.
  - Именно так, - согласился Антон. - Припевкой, тенью, и на втором плане.
  - И зачем это надо? - искренне удивилась она.
  - Это первый шаг, за которым скрывается собственная дорога. Мы засветим тебя, а дальше ты пойдешь своим путем.
  - Куда я пойду, Тоша? - Тамара вздохнула. - Ты думаешь, меня не звали в оркестр на 'зеркалке'? В рестораны тоже звали. Фигня. Я на гипсовом заводе работаю, между прочим, в плановом отделе. А музыка, так... Для души.
  Ладно, первый камень брошен, круги по воде пошли. Вернемся к этому разговору позже.
  
  
  Глава двадцать пятая, в которой трудно назвать вечер томным
  
  Торчащая из окна киоска голова продавщицы Люськи пронзила нас рентгеновским взглядом. Господи, боже мой, и эта дамочка уже Антона ревнует! И ведь ни малейшего повода не давал...
  - Хлеба нет, - отрезала она категорически.
  - А вот не надо было ей итальянские сапоги дарить, - ехидно заметил Антон.
  Тут не поспоришь, парень прав. Переборщил я с благодарностью за очередной мешочек пятнадцатикопеечных монет. Но кто мог подумать, что в торговых кругах обычные сапоги на шпильке считаются шикарным подарком и признанием в любви?
  - Граждане, будете чего брать? - нахмурилась Люська. - Мне закрываться пора.
  - А дома хлеба нет... - растерянно пробормотала Тамара.
  - Возьмите ржаные батончики с изюмом, - смилостивилась продавщица. - Хорошие булочки, в накладной написано 'диабетические'.
  Ну, раз для диабетиков, Антон тоже взял. Качественный товар, тут без обмана.
  На пустыре, за воинской частью, парень оглянулся. Приобняв Томку, поцеловал в висок.
  - Тоша, ты чего? - вяло возмутилась она без попытки вырваться. - Люди кругом!
  В сгущавшихся сумерках прохожих на пустыре не наблюдалось, это было понятно им обоим. Мне тоже.
  - В субботу иду на свадьбу, двоюродный брат пригласил, - прижавшись бедром, перешла она к основной теме прогулки.
  Иногда женский магнетизм способен резко изменить настроение - у Антона, вместе со скачком давления, мысли полностью вылетели из головы. Улетучились, аки дым. Парень потерялся и, пока он целовал девичью шею, мне пришлось собраться. В редких разговорах наедине мы не упоминали родственников. Политику тоже не затрагивали. Мы вообще мало говорили на отвлеченные темы при встрече - во время репетиции некогда, а на утренних воскресных занятиях как-то не до обмена мнениями. Это сожаление я ощутил сейчас:
  -Ничего не знаю о твоей родне, и никогда не слышал о родителях.
  - Они рано умерли, - выдохнула она. - Об этом как-нибудь в другой раз.
  - Как скажешь...
  - Меня тетка воспитывала. Что это такое, знать тебе не надо. И трудно передать словами мою радость, когда после школы переехала в институтское общежитие. Девочки-соседки были в шоке, а я как будто возродилась вновь. Как здорово, когда никто не стоит над душой, ты представляешь?
  С высоты моего жизненного опыта такое понять несложно, однако понимание сейчас проявлять не стоило.
  - Слушай, а у вас роду были цыгане? - наконец-то я задал давно занимающий меня вопрос.
  Тома снисходительно хмыкнула:
  - Ну, ты даешь, как будто по мне не видно!
  С этим мне пришлось согласиться, но дальнейших пояснений не последовало.
  - Тетя Манушак заведует сельским Домом культуры, и я там с детства пела и танцевала. Меня все знают, и на свадьбе обязательно потащат к микрофону. Так что нужна новая песня.
  - Всего одна песня?
  - Избитые шлягеры петь неохота. В последнее время ты столько нового принес в оркестр... Целую кучу. Можешь для меня чего-нибудь сыскать?
  - Для тебя? - ответно хмыкнул я. - Может быть, не одна кучка найдется.
  - Здорово! - Тамара смущенно зарделась - 'для тебя' было сказано с ласковым прикосновением.
  - Сирелис! - подсказал Антон. Тетрадку еще не опробованных заготовок он проштудировал тщательно.
  - Сирелис, - согласился я.
  - Никогда так не говорил... Это ты мне? - вспыхнула она. - Спасибо...
  - Тебе тоже, сиралир. А песня называется 'Сирелис', - не стал спорить я. - Ее недавно написал композитор Армен Мандакунян.
  - Не слышала о таком, - нахмурив лобик, удивилась Тамара.
  - Он эту композицию придумал в Соединенных Штатах. Поэтому вслух упоминать автора нежелательно. Я тихонько напел:
  
  - Гитем сирум ес индз у лалис ес такун сирелис.
  (знаю, что любишь меня и тайком плачешь, любимый)
  Хервиц хуру
  (далеко вдали)
  Авах нэра гэркум байц дэр индз ес ду гэркум
  (увы, но в её объятиях ты меня до сих пор обнимаешь)
  Сирелис
  (любимый)
  Инчу аса инчу
  (почему, скажи, почему?)
  
  - Так эта песня на армянском? - изумилась она. - И откуда так хорошо знаешь язык, Тоша? Мне казалось, пару слов по-нашему тебе связать сложно...
  - Папа служил в Армении, - мягко пояснил я. - Ты в курсе, что Турция наш геополитический противник?
  - И это он говорит армянке?! - Тамара даже покраснела от гнева.
  Жестом примирения мне пришлось снова прикоснуться к ее руке:
  - Отец защищал небо нашей страны, а я там родился и вырос. Мы снимали комнату в доме, где армянская семья стала моим детским садом. И язык я учил погружением в среду, точно как Ленин в Швейцарии. Родители-то весь день на работе... Впрочем, в Ростове армян можно встретить на каждом шагу, не дадут потерять навыки.
  - А со мной почему не говорил? - возмутилась она.
  На что я отрезал:
  - А ты почему со мной не говорила?
  Раздраженная женщина великолепна, возмущенная восхитительна, а в гневе она просто прекрасна. Но Тома не позволила нам долго любоваться ее эмоциями.
  - Для армянской свадьбы - отличный вариант, - решила она, мудро сворачивая конфликт. - И вообще... здорово. Когда начнем разучивать?
  - А вот завтра после работы и приходи, - влез Антон. - Приготовлю ноты и слова.
  Мы завершили наш путь в тупичке, где обитала Тамара, и ощущение опасности сквозняком дунуло от густых сиреневых кустов. Я оглянулся - малозаметная тень серела на грани видимости. Это вдали бдит наша охрана, без сомнения. А вот в кустах кто-то недобрый прячется, тут к бабушке не ходи.
  Чмокнув Антона в щеку, с легкой улыбкой Тамара упорхнула. Калитка разочарованно хлопнула замком, Антон привычно накинул сверху стопорное кольцо.
  - Твои глаза зовущие, - тоскливо процитировал я вслед.
  - Сжигают меня, сжигают душу, - подтвердил мои муки безжалостный Антон.
  Сердце рвалось туда, где могут предложить не только чаю, однако Антон потянул нас обратно. И не поспоришь ведь, парень прав - пора назад, ведь отошли из дома на минутку. Зачем плодить ненужные вопросы?
  Ага, хорошо ему рассуждать, скоро Вера на массаж придет. Вот как только она придет, так сразу меня отправят домой, отдыхать.
  Постояв немного в бессмысленных сомнениях, мы отправились в обратный путь. После захода солнца мир погрузился в полную тьму, прохожие люди тоже пропали. Для подобных закоулков 'хоть глаз выколи' - дело обычное. В отличие от первобытнообщинного строя, активное население не улеглось спать, оно просто переместилось в места тусовки: парки, кинотеатры и кафешки.
  Предчувствие опасности очередным уколом резануло сердце, и я дернул тело Антона в сторону, на середину дороги - подальше от места, где фонили флюиды агрессии. Вовремя: из кустов сирени молча вылетела мрачная фигура. Чего-то такое подобное я ожидал, встретил лиходея ногой в грудь. Вернее, мы это сделали вдвоем.
  - На! - азартно выдохнул Антон с моим участием, вкладывая в удар всю силу. - Как догадался, Дед?
  - Интуиция - это когда задница кумекает быстрее головы, - пробурчал я. - Поживешь с мое, поймешь.
  Тело супостата улетело к месту старта, в глубину кустов. Идти туда, чтобы перебивать пенальти, я не собирался - мало ли что. Темно здесь, как у негра в брюхе. Спасибо луне и звездам за то, что они есть. Уличного освещения в округе отродясь не было, фонарными столбами на окраинах советских городов еще не пахло. Но где, черт побери, наша хваленая охрана?
  Легкий на помине, появился Денис. Подсвечивая себе синим светом фонарика, шмыгнул в кустики, где мощно хекнул. Синий лучик подпрыгнул, а охрана, с чувством глубокого удовлетворения, хмыкнула.
  - Скотина, - высказал он вслух диагноз, с которым я не мог не согласится.
  Ржаные батончики с изюмом, рассыпавшиеся по пыльной дороге, Денис подобрал.
  - Если не козы, так курочки поклюют, - философски заметил хозяйственный охранник.
  - Они диабетические, - машинально заметил я.
  - В хозяйстве сгодится, ведь Николай Сергеич меня премии точно лишит. И будет прав, сплошные косяки. Михалыч, ты в порядке?
  Антон сдавленно всхлипнул. Я опустил взгляд: из живота торчала рукоятка ножа.
  - Нет, не в порядке, - ясно ощущая, как угасает сознание Антона, старался говорить коротко и ясно. - Слушай сюда. Это тело надо аккуратно снести в кустики.
  - Ну ни хрена себе... - подойдя плотную, Денис подсветил и витиевато выругался. - В больничку нам надо, Михалыч.
  - Надо, - согласился я, разглядывая быстро темнеющую штанину. - Сейчас я туда уйду, а ты останешься рядом с парнем. Что-нибудь антишоковое с собой есть?
  Уложив Антона на травку, под голову Денис подложил пакет с пыльными булочками.
  - Только бинт, - он вытянул из кармана индивидуальный пакет. - А вот дома и антибиотики, и промедол, и целокс.
  - До дома мы не дотянем, - вздохнул я. - Вряд ли успеем. Я не бросаю парня, слышишь? Там меня прооперируют, здесь он, дай бог, поднимется.
  - Как это?!
  - Не перебивай! Ножик я забираю с собой. Как только пропадет нож - приложишь тампон. Справишься?
  -Когда выздоровеешь, Михалыч, получишь в лоб за такие вопросы, - пробурчал он, примериваясь к Антону. - Точно вернешься?
  - Увидишь. Главное, слушай меня. Расчетное время полета - пять минут. Антон будет дергаться, подержишь. Потом он уснет. Понятно?
  - Так точно.
  - До встречи, - пробормотал я, закрывая глаза.
  Блин, я же мог остановить время! Почему протормозил? Ладно, самобичеванием будем заниматься потом. Где это черное одеяло? Давно пора двигаться.
  
  
  Глава двадцать шестая, в которой наступает хмурое утро
  
  Обстановка в реанимации живо напоминала родной дом. Что-то я сюда зачастил... Если так дальше дело пойдет, забронирую себе постоянное место - дешевле выйдет.
  Заметив мое пробуждение, сиделка без лишних разговоров нажала красную кнопочку. Дежурный врач появился немедленно.
  - Ну-с, больной, как мы себя чувствуем? - затянул он известную песню.
  Пришлось честно отвечать на вопросы и терпеть исследования. Мне заглянули в рот, потрогали лоб и оттянули веко:
  - Двоение изображения, цветовые нарушения, слуховые галлюцинации?
  В общем, пошла обычная текучка - с таблетками, уколами и датчиками. Питание через трубочку капельницы, туалет, простите, силами сиделки. Жизнь в реанимации после огнестрельного ранения я описывал подробно, отсылаю читателя в начало повествования.
  Два дня полусонного существования завершились, наконец, переводом в палату. Здесь тоже было мало нового - Уваров что-то читал Нине с планшета, та охала. Торжественное явление моей каталки Коля почтил вставанием, однако вместо радостных криков крякнул кровожадно:
  - Ага!
  Пару дней назад, когда я вынырнул здесь с ножиком в животе, он таким тоном нецензурно помянул женщину с низкой социальной ответственностью. Мол, он сильно огорчен.
  - Два тоскливых дня под капельницей, - сообщил я, обрывая его обвинительный порыв. - Коля, есть чего пожрать?
  - Тоша, выражайся прилично. Чай, не в казарме, - капризно заметила Нина. - И не смотри на меня...
  Повязки с нее сняли, но голубизна лица героини фильма 'Аватар' радости вызывала мало. Особенно лазурные, с желтым переливами, синяки.
  - Ты о чем? Проникающее ранение в брюшную полость не шутки, - удивился Коля. - Какая жратва, товарищ? Радуйся, что жив остался.
  - Ладно, - согласился я. - Тогда наливай. Писят коньяка - лечебная доза.
  - Докладывай, - пробурчал Коля, доставая бутылку 'Праздничного'. - Кто тебя догнал в этот раз?
  - Если бы это случилось в нашем мире, гадал бы долго, - выдохнул носом чудесный букет. - А там у Антона врагов нет. Так что вариант один - Гвоздь.
  - Кто это?
  - Мутная личность с гипсового завода. Местный дебошир и хулиган. Его заставили извиниться перед пацаном, а это унижение. Не вынесла душа поэта позора мелочных обид... Вернусь, узнаем точно. Денис умеет спрашивать.
  - Головорезы, блин, - пробурчал Коля. - Одного пацана оградить не смогли. Выгоню дармоедов нафиг!
  Он плеснул добавки, и лечение произвело колоссальный эффект - дурные мысли голову покинули. Наоборот, возникло желание пообщаться.
  - О чем вы смеялись до моего прихода, если не секрет? - поинтересовался я, закусывая майским медом. Это снадобье Коля посчитал допустимой диетой при травме брюха.
  - Мы обсуждали новость дня: ' ЦРУ прослушивает телефонные разговоры Кличко, чтобы просто поржать', - в подтверждение истины Коля жизнерадостно забулькал.
  - Не понимаю, чего тут смешного? - удивилась Нина. - Человек руководит Киевом, обсуждает с людьми разные вопросы. Это огромный город, я там бывала.
  - Мэра Киева интересуют разные вопросы, - движением пальца Коля пролистал страницы. - Вот такой, например: 'Почему Гагарина отправили в космос именно в День космонавтики?'
  - Хм... - мне смеяться было нежелательно, однако приперло, сдержаться не удалось.
  Серьезным голосом Коля продолжил:
  - Как утверждают эксперты, президентский срок Алексея Навального по традиции будет условным.
  - От вашего Навального у меня уже изжога! - воскликнула Нина.
  - Хорошо, - согласился Коля. - Слушайте криминальную новость: 'в Новгороде злоумышленник вынес из магазина стиральную машину. Охрана за ним кинулась, но догнать не смогла'.
  - Какой гигант! - в голосе Нины сквозило восхищение. - И что, утек-таки?
  Коля ее разочаровал:
  - Поймали прохиндея, в конце концов. Со стиралкой в руках особенно не разгонишься, издалека видно.
  - Жаль...
  - А вот неполитическая новость: 'в Зимбабве три девушки изнасиловали священника, который возмутил их заявлением, что далек от плотских страстей'.
  Лысый доктор внезапно возник на пороге палаты, и дружный хохот затих.
  - Даже не требуется спрашивать, как вы себя чувствуете, Антон Михалыч, - с фонендоскопом он присел на край кровати. - Дышите. Не дышите. Спали нормально?
  - Трудно сказать, - честно ответил я. - Вы мне что-то в капельницу постоянно подсыпаете.
  - Электрическим током вас не поразить, из пистолета не застрелить, ножом не зарезать. Жутко подумать, но неубиваемый герой-терминатор рыдает в уголке, Антон Михалыч. Когда вы в следующий раз сюда прибежите с синим лицом утопленника, не удивлюсь, - скорбно вздохнул лысый доктор. - С вами уже разучился удивляться.
  - Как только поднимете меня на ноги, сразу получите коньяк 'Камю' 1965 года, - решил я его удивить и это удалось. - Специально для вас одна бутылка дома завалялась.
  - Хм... - только и сказал на это доктор, поднимаясь. - У меня были вопросы, но я их снимаю. Кроме одного: как вы умудрились своими ногами сюда дойти с ножиком в животе?
  - Доктор, вы давали подписку о неразглашении, - вовремя влез Уваров. - Задавайте вопросы по существу болезни.
  - Да, в самом деле, простите, - опомнился доктор. - Антон Михалыч, вам надо поспать. Вечером зайду, всего хорошего.
  - Балуешь ты их, - нахмурился Коля. - Счет я в первый же день оплатил. И потом, почему у меня дома нет 'Камю' 1965 года?!
  
  Следующим утром я посчитал возможным выдвижение к Антону. Рана ныла, но терпимо, а парень без меня там страдает. На сырой земле валяется бедняга, и загнуться может от простой инфекции. Новые джинсы и футболку принес курьер, сумку медикаментов приготовил Коля Уваров.
  Хорошо быть богатым, но лучше иметь богатого друга, который держит тебя компаньоном. Но Коля вдобавок еще считал меня благодетелем - о больной спине он думать забыл, артериальное давление выровнялось, а коньяк, кроме радости, никаких других ощущений не приносил.
  Оставалось лишь дождаться окончания утренних процедур. Аутотренингом я себя за эти дни замучил, поэтому прислушивался к философской беседе между Уваровым и Ниной.
  - Россия потеряла суверенитет в 1991 году, - вещал Коля. - Эксперты налегают на экономический и политический суверенитет, а мы поговорим о продовольственной безопасности.
  - Это как? - удивилась Нина. - В Росси мало еды? Так нет, полки ломятся, я видела.
  - Карл Маркс утверждал, что производство продуктов питания является самым первым условием жизни человека. То же касается и государства, поскольку безопасность страны зависят от еды в равной мере, как и от наличия ядерного оружия - голодный солдат много не навоюет. В Советском Союзе импортные продукты были редкостью, их доля на прилавке составляла около пяти процентов. При такой мизерной цифре импорта продовольственная безопасность СССР считалась гарантированной. Конечно, на прилавках выбор товара был ограниченным, даже за вареной колбасой и обычным сыром проходилось стоять в очереди. И если бы только за этим... Зеленый горошек шел в драку ('больше одной банки в одни руки не давать!'), и свежее мясо без давки можно было найти только на базаре. Однако при наличии дефицита никто не голодал. Советский Союз четко сохранял стержневой элемент национального суверенитета - собственное население и армия обеспечивались собственной едой.
  - У нас в столовке еще и буфет был, - пробурчала Нина. - Продуктовые наборы давали...
  - Пару лет назад Россия являлась ключевым покупателем репчатого лука с европейского рынка. И именно от активности российских импортёров зависели цены на лук в Голландии, Польше и Германии. А для Польши российская активность на рынке репчатого лука являлась ключевой. Именно сельскохозяйственные компании - главные экспортеры на российский рынок. В последние годы экспорт в Россию увеличился в сотни раз. Израиль поставляет на российский рынок 95% экспортного картофеля, 75% - перца, 100% - моркови и редиса, а также 30% авокадо. Крошечное государство завалило нас продуктами - израильский экспорт в Россию составил около миллиарда долларов.
  - Россия кушает импортную картошку и морковку? - поразилась Нина. - А своя куда делась?
  - Угробили деревню, Нина. Все разрушили. Вместо социализма с человеческим лицом мы получили капитализм с родимыми пятнами феодализма. Живем, под собою не чуя страны...
  - А как же это, импортозамещение?
  - Красивые слова и мало дел. Россия всё глубже погружается в трясину кризиса. Государственные институты не справляются с реагированием на угрозы. Мы тонем медленно, и потому люди успевают к кризису приспособиться, а многие и привыкнуть. Люди ко всему привыкают. В семенном деле и яйцах Россия полностью находится под властью импорта - нет у нас селекционного производства, умерло. И так везде: куда ни кинь, везде нужен импорт. Исключением кажется военная промышленность, но там тоже нужны импортные станки и оборудование. И не забывайте: запчасти к этому оборудованию.
  - Никогда не садись с чёртом наперегонки суп хлебать - у него всегда ложка длиннее будет, - пробормотала Нина.
  - Ага, - согласился Коля. - Слушай очередную новость: прокуратура Швейцарии прекратила расследование в отношении Елены Скрынник, которая с 2009 по 2012 год занимала пост министра сельского хозяйства России, и подозревалась в отмывании денег через швейцарские банки. На ее счетах лежали сто сорок миллионов долларов. И Скрынник избежала наказания. Наложенный на ее средства арест был снят, сообщает источник со ссылкой на прокуратуру Швейцарии. В результате деньги, накопленные экс-министром в швейцарских банках, успешно легализованы. Решение прекратить расследование было связано с недостаточным содействием российских правоохранительных органов, у которых швейцарцы не добились сведений, необходимых для подтверждения обвинений в адрес Елены Скрынник. Швейцарская прокуратура так и заявила: 'доказать умысел, необходимый для обвинения в отмывании денег, было невозможно из-за непредоставления полной правовой помощи'. Конец цитаты.
  - А государство, значит, на сельское хозяйство деньги выделяет? - Нина прищурилась.
  - Выделяет, конечно, - усмехнулся Коля. - Там не одна Скрынник нуждается.
  - Мда, - к этому междометию Нина добавила определение женщины с низкой социальной ответственностью.
  - Ага, - не стал спорить Коля.
  - Может, распишем 'пульку'? - вбросила Нина провокационный вопрос.
  - А деньги у тебя есть? - нахмурился Коля. - В прошлый раз ты продула двадцать два рубля...
  - Ну и что? Напишите мне 'минус двадцать два'.
  - Да?
  - Не вижу проблем, потом отдам.
  - А я вижу. Карточный долг - это долг чести. Будешь должна один поцелуй, - заявил Коля, двигая к себе бланк преферанса.
  Высунув язык от напряжения, возле слова 'Нина' он пририсовал пухлые губки.
  - Ты негодяй! - сине-желтые щеки Нины вспыхнули красным цветом. - Да один мой поцелуй не меньше тысячи должен стоить!
  - Хорошо, - согласился Коля. - Так и запишем. Напротив губок он поставил знак равенства и цифру 'тысяча'. - Раз пошли взрослые ставки, играем по сто рублей за вист.
  - Да пожалуйста, - пробурчала Нина. - Подумаешь, сто рублей... У меня, может быть, кое-где чемоданчик баксов припрятан.
  - Берусь доставить, - быстро сказал я. - Дешево возьму, всего за полчемоданчика.
  - Еще один негодяй! - заключила Нина. - Кругом грабители и жулики. А может, вы сговорились, чтоб на пару меня раздеть?
  - Побойся бога, Нина, - возмутился я. - В системе советской социалистической демократии важное место занимают органы народного контроля. Посмотри на столе прошлый листочек: сама ныряешь на мизер с дырой без семерки, а потом виновных ищешь?!
  - Да, брат, - Коля скорбно покачал головой. - Если тебе плюют в спину, значит ты впереди.
  Играть мне было неинтересно. После прошлой 'пули' я знал все карты и четко 'видел' прикуп. А когда расклад понятен, игра теряет смысл.
  - Коля, у меня капельница подходит к концу, - решился я на выход. - Давай сюда мои вещи.
  - А ты не сомлеешь там с устатку? - усомнился Коля. - Выздоравливаешь быстро, семимильными шагами, но полежал еще пару деньков, а?
  На это я ответил убедительной цитатой:
  - Под знаменем Ленина наш народ одержал поистине грандиозные победы. Но вождь учил не обольщаться успехами, трезво оценивать достигнутое, главное внимание обращать на нерешенные вопросы. Понял, Коля? А у меня там в кустах лежит очень важный нерешенный вопрос.
  
  Глава двадцать седьмая, в которой лечение продолжается
  
  Не открывая глаз, я прислушался к Антону: сердце стучало, легкие дышали, в животе жгло. А сознания не было. Денис сидел рядом и держал руку на пульсе. Другой рукой он прижимал тампон к ране.
  В ночной тишине стрекотали цикады, невпопад им трещали сверчки. Где-то перебрехивались собаки, из-за деревянного забора невнятно прорывалась ритмичная музыка.
  - Не дави так, - сказал я тихо.
  Вздрогнув, Денис одернул руку. Потом пробормотал:
  - Напугал, Михалыч. Больше так не делай... Сердце-то не железное. Как съездил?
  - Нормально. Сумку с груди убери, - начал я командовать. - Пакет с одеждой - в сторону, Антона потом переоденешь. Из зеленой бутылочки дай выпить, из прозрачной запить. Уколы ставить можешь?
  - Обижаешь, Михалыч...
  - Тогда коли. А шрам помажь мазью из тюбика. Только кровь вытри сначала, салфетки сверху лежат.
  - Какой шрам?! - он подсветил фонариком, и ахнул. - Ни хрена себе, пяти минут не прошло, а оно уже быльем заросло... Такого в цирке не увидишь, никак филиппинские хилеры делали?
  Я поднял голову: приличный розовый шрам. Точно как у меня. Но я-то переживу, а этот маме показывать нельзя... И пластику не сделаешь, ни за какие деньги. Нет здесь пока таких технологий.
  - Как обстановка?
  - Тишина, хоть глаз выколи, - несколько пренебрежительно хмыкнул Денис.- Деревня натуральная...
  Выколоть глаза об темень мешала россыпь звезд над головой, да и кусты сирени были луне плохой помехой. Летучие мыши бесшумными росчерками мелькали над головой - тишина и идиллия.
  - Убивец мой где?
  - Отдыхает, ирод, краем глаза туда поглядываю.
  - Значит так, - решил я. - Антона в таком бледном виде домашним показывать нельзя. Да и мне как-то хреновато, брат. Пойду в больничку обратно. Даст бог, еще подлечат. Вернусь через пять минут, потерпишь?
  - Не вопрос.
  - А ты вражину стреножь, в сумке и пластиковые стяжки есть, и кляп. Потом допросим. Все, я пошел. Пока-пока.
  
  В родной палате едва успел сообщить, что с Антоном все в порядке - и отрубился. Все-таки тяжелое это дело, из болота тащить бегемота. В смысле, себя и Антона. Проснулся лишь к вечеру.
  - Совещание акционеров объявляю открытым, - заявил Коля Уваров, увидев мои раскрытые глаза. - Овсянка, сэр?
  В ответ на это я потребовал добавить в меню коньяк 'Юбилейный'. Нина хмыкнула, поднимая бутылочку с питательной жидкостью. Некоторые простые действия она теперь совершала самостоятельно.
  - Пока ты спал, пришла эсэмэска от внучки Маруси, - Коля провел пальцем по экрану моего телефона. - У нее заканчивается творог и сметана. Молоко прокисло, но она сделала простоквашу. Приглашает на блины.
  - На блины пролетаю. Забот полон рот, только перекусить нечего, - вздохнул я с сожалением. - О новой болезни проболтался?
  - Совсем память потерял? - возмутился Коля. - Мы же договорились обо всех входящих: ты занят на процедурах, перезвонишь позже. Кстати, молочные продукты у нас тоже закончились. Нет, я без претензий, не гоню... Но твой доктор днем сказал, что таких темпов выздоровления в этой палате он еще не видел.
  - А вот есть чудеса более чудесатые, - Нина помахала планшетом. - Смотрите, что пишут из Новокузнецка: 'молния буквально прошила тренера регби-клуба 'Кубань' Александра Алексеенко. Разряд ударил его в макушку и ушел в землю. 'Аж зубы клацнули', сообщил тренер. Алексеенко не пострадал, но молния оставила выжженный след на голове. Эпизод на стадионе прошел мимо внимания зрителей, да и в протокол такое не вносят. 'Для меня это событие на всю жизнь останется в памяти, сказал Александр Алексеенко, хотя утюги не прилипают, ложки не гну силой мысли (смеется). Здоровье крепкое, раз ничего не случилось'.
  - Гвозди бы делать из этих людей... - пробормотал я.
  - Подобных случаев в стране немало, и они всегда берутся на заметку, - Коля назидательно поднял палец. - Понял, Антон? Когда заглянет доктор, пожалуйся на слабое здоровье. Мол, там болит, здесь ноет.
  - Никуда сегодня не пойду, - согласился я. - Буду ныть, и подпольно увеличивать темпы выздоровления. Тем более, у нас совещание.
  - Да, - сказал Коля. - Из-за твоего дурацкого ранения наши планы поломались.
  - А что за планы? - удивился. - Была команда сидеть, и не отсвечивать.
  - Это ты-то сидишь?! Помолчал бы. А мои юристы уже в Швейцарии. Заодно они сняли домик и договорились в клинике пластической хирургии насчет Нины. Только я собрался ехать... Никогда такого не было, и вот опять! Ну какого черта тебя понесло ночью за хлебом?!
  - Слушайте, а зачем Нину тащить в Ригу, и потом катать в машине по Европе? - отмахнувшись от нудного Коли, предложил я очевидное решение. - Давайте я ее прямо в клинику доставлю. А что? Раз-два - и тама.
  - Хм... Это вариант! - Коля почесал щеку. - А как ты узнаешь место?
  - Так с тобой поеду, по Европе заодно прокачусь, давно собирался. А уже оттуда ее и перетащу - из палаты в палату.
  Коля раздумывал недолго.
  - Ты же в славном прошлом директором компании трудился?
  - Генеральным директором, - передразнивая Колю, я поднял свой палец. - Нужна консультация, товарищ? Обращайтесь.
  - У нас есть номера банковских счетов, закладные на дома и прочую недвижимость, и еще акции солидных компаний, вроде 'Интел'. Акции несолидных фирм, впрочем, тоже. Кроме того, у нас есть наличные деньги.
  - И будут еще, - поддакнула Нина.
  - Дай бог с этим справиться, - Коля плеснул нам по стаканам. - Пока будем ехать, Тоша, посмотришь на будущих топ-менеджеров, что подобрали для собеседования мои ребята.
  - Как это?
  - Не вживую, в режиме видеоконференции, - пояснил Уваров. - Светиться не собираюсь, а выбор кадров мне сделать поможешь. Нам предстоит построить солидный холдинг.
  - Блин, я хотел из окна автомобиля на Европу посмотреть... - я уже жалел о своем предложении.
  На что Уваров огорошил:
  - Не в этот раз, Антон. У нас куча дел.
  Здесь я был полностью согласен. Помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела. И в этом мире, и в другом. Но сначала мне пришлось вытерпеть три дня интенсивной терапии и не менее напряженного самолечения, чтобы с новыми силами отправиться к Антону.
  
  Здесь мало что изменилось, только Денис, стоя рядом, шумно дышал.
  - Убивца стреножил? - сразу догадался я о причине энергичного дыхания.
  - Никак нет, - в его голосе скользнули виноватые нотки. - Только собрался, нагнулся вязать, как мужик очнулся. И кинулся, кабан здоровый... Пришлось работать наверняка.
  - И что? - задал риторический вопрос, но Денис ответил.
  - Шея у него неудачно подвернулась.
  - Интересно девки пляшут... - я поднялся, прислушиваясь к Антону: парень спал.
  Действие наркоза и мне туманило сознание, но терпимо, двигаться можно. Денис подсветил. С первого взгляда стало понятно, что Гвоздь нас покинул навсегда. С такими остекленевшими глазами живых людей редко встретишь.
  Что ж, туда ему и дорога. Безнаказанно убивать Антона - непростительный грех. А Тоша, надеюсь, нас простит.
  - Короче, глушанул наглухо, - подтвердил мои наблюдения Денис. - Виноват.
  - Блин, допросить злыдня уже не удастся... На минуту нельзя вас оставить! - немного расстроился я от предстоящей перспективы. - Вот только труповозкой еще не работал.
  На этот счет у Дениса было готовое решение:
  - Всех-то дел - камень за пазуху. Батюшка Дон большой, примет и этот груз.
  - Такими темпами, - усмехнулся я, - ты всю преступность на поселке утопишь... Ладно, подтаскивай свой камушек, переодеваться будем позже.
  
  
продолжение на целлюлозе
https://zelluloza.
ru/register/21819/
продолжение на Автор тудей
https://author.
today/u/vn3738/works