Примечание:

Первоначально главы публикуются здесь: https://ficbook.net/readfic/4267095.
Части, помеченные как "Примечание" унаследованы с сайта первоисточника и соответствуют хронологически периодам выкладки глав.
Группа сопровождения работы: https://vk.com/pozitrion_neitralis


Увертюра

     Неизвестная зона
     29.12.201х
     10:54
     - На час! Скопление пехоты! Сто десять метров! - прокричал в шлемофон механик водитель, не сбавляя хода.
     - Вижу! - отозвался командир танка, приникший к приборам наблюдения.
     Группа из пары десятков пехотинцев, облаченных в драные бурые стеганки и весьма поганого вида металлические шлемы, скучковалась вокруг кого-то, кого лейтенант опознал для себя как вражеского офицера. Облачен 'офицер' был в длиннополую кольчугу и закрытый шлем, а в руках держал длинное древко с порядком разодранным ярко жёлтым знаменем, которым активно размахивал, собирая бойцов.
     - Коробов, давай осколочный!
     - Есть осколочный! - отозвался сержант наводчик.
     - С ходу! Целься в того, что со штандартом! Дистанция сто, азимут плюс пятнадцать!
     - Есть цель!
     - Огонь!
     Оглушительно громыхнув, танковая пушка отправила навстречу противнику осколочно-фугасный снаряд, снаряженный пятью килограммами мощной взрывчатки. Боеприпас лег точно в середину мнимого строя пехотинцев, немного не долетев до их 'офицера'. Мощный взрыв поднял в воздух огромный фонтан комьев земли и пыли, перемешанных с ошметками разорванных тел бедолаг, оказавшихся в зоне поражения. Наиболее везучие солдаты разлетелись в стороны, гонимые ударной волной. У них еще был некоторый шанс выжить.
     - Попадание! Цель уничтожена! - отрапортовал мехвод, с возбуждением в голосе. - На одиннадцать! Крупная группа пехоты! Бегут, преследуем?
     - Отставить, Шпагин! Мы здесь не на охоте! - рыкнул в шлемофон лейтенант Макаров, которому не понравился ажиотаж механика-водителя. - Меньше ход!
     Подумав, Макаров все же приказал дать вслед убегающим пару коротких очередей из спаренного пулемета в качестве острастки. Несколько наиболее медлительных рухнули на землю, скошенные винтовочным калибром.
     - 'Главное, что они бегут', - глубоко вдохнул спертый башенный воздух лейтенант, осматриваясь в приборы.
     Авантюрная задумка все же удалась. На поле боя царил абсолютный хаос, главным источником которого были танки его взвода. Крики умиравших под гусеницами боевых машин воинов тонули в реве танковых двигателей, которые танкисты специально гнали на повышенных оборотах, дабы производить как можно больше грохота, лязга и выхлопов. И солдаты противника толпами обращались в бегство, гонимые страхом перед адскими железными чудовищами, бросая знамена и осадное снаряжение. То тут, то там в небо взметались фонтаны земли и столбы дыма, а ленты трассеров пересекали поле боя, уходя на сотни метров вперед, ища себе жертву.
     - Отделения доложить о... - договорить лейтенант не успел, так как что-то сначала с силой ударилось в танковый борт, а затем, судя по звуку, о крышу башни.
     - Все целы?! - крикнул Макаров, приникая к смотровым приборам.
     - Так точно! - отозвались бойцы.
     - Что это за хрень была? - уже спокойнее поинтересовался лейтенант, продолжая шарить взглядом по визиру.
     - Похоже, нам в борт что-то врезалось, - неуверенно ответил мехвод.
     - Другая машина?
     - Никак нет, слабовато толкнуло для коробки.
     - Тогда какой... - Попытавшийся озвучить свою мысль командир был прерван донёсшимся откуда-то сверху скрежетом. - Это, мать, что еще такое?
     - Похоже у нас на чердаке кто-то скребется, - задумчиво изрек наводчик, потянувшись к личному оружию. - Разрешите проверить?
     - Отставить, - решительно отмахнулся Макаров, зажав кнопку связи. - Молот-один-два, прием.
     - Семенов на связи. Прием, - донесся приободренный голос командира первого отделения.
     - Посмотри, что у меня за грызун на башне завелся.
     - Так уже, товарищ лейтенант, - ответил сержант, как понял Макаров, с трудом сдерживая смех. - Рыцарь у вас там завелся. Пытался протаранить вас на лошади... с копьем. Ему бы в прыжках с шестом выступать, красиво летает.
     - Что этот атлет там вытворяет?!
     - Пытается блоки динамической защиты мечом отковырять, - тут сержанта, наконец, прорвало, и из динамиков шлемофона послышался заливистый басистый ржач. - Только че-то не получается, похоже. Пха-ха-ха... Но он старается, геро-оически... Аха-ха-ха.
     - Так, отставить смех! - крикнул в микрофон Макаров, хотя тоже улыбнулся, представив эту картину. Но, вспомнив, что абориген портит его машину, мигом собрался. - Шпагин, резко, полный ход, остановка, затем снова полный и плавно на малый, все понял?
     - Так точно! - отозвался мехвод. - Исполнять?
     - Нет, блин, давай подождем, пока он себе сувенир от башни отковыряет. Живо пошел!
     О последней фразе командир тут же пожалел, так как уже порядком накосячивший мехвод выполнил команду со всем энтузиазмом, в результате чего лейтенант чуть не приложился головой о выступающие части внутреннего убранства башни.
     - 'Ну все, Шпагин, ты у меня точно огребешь потом', - проворчал Макаров, продолжив: - Семенов, где там этот акробат недоделанный?
     - Сиди-и-ит, - давясь смехом, произнес сержант. - Вы бы его видели. Чуть через башню не перелетел. На борту сейчас ... Аха-ха. Гриша! Толпа на одиннадцать часов, ну-ка шугани их, - последняя часть фразы, похоже, относилась к наводчику.
     - На каком? - рявкнул Макаров, которого уже порядком взбесило упорство этого горе-наездника.
     - Левый борт. А нет, на корму перебрался, видимо решил, что там чешуя потоньше. Пхи-хи-хи-хи!
     - Я этому укротителю сейчас покажу 'потоньше'!
     Выхватив из разгрузки пистолет и сделав глубокий вдох, лейтенант отпер запор люка башни и вцепился в рукоятку. Резко выдохнув, он открыл люк и высунулся из башни, выставив перед собой оружие, и тут же развернулся к корме.
     Взгляд Макарова встретился с воином в черно-синей бригантине, вцепившимся в притороченный к башне инвентарный ящик. Шлем у 'рыцаря' отсутствовал, и его вытаращенный взгляд наглядно демонстрировал, что абориген не ожидал, что из нутра чудовища выглянет вполне человеческое лицо.
     Крайне злое, к слову, лицо.
     - Пошел нахер с моей машины! - прорычал Макаров, направив своего однофамильца в голову 'пассажира'. Пистолет громыхнул, и сраженный наездник рухнул на корму танка, следом скатившись по инерции на землю.
     Удовлетворенный лейтенант вернулся в боевое отделение, заперев люк.
     - 'Так, одну проблему решили', - собрался было снова расположиться на своем месте Макаров, но в машину снова что-то ударило, на этот раз спереди. - Да что за черт! Еще один акробат-самоубийца?
     - Командир, попадание. Лоб корпуса. Камень.
     - По нам катапульта что ли попала? - удивленно вздернув бровь, ответил лейтенант, прильнув к приборам наблюдения. - Ох, мать...
     Ни одной катапульты, баллисты, требушета или чего-то подобного в пределах видимости, как и ранее, не обнаружилось, зато метрах в трехстах по курсу лейтенанту удалось заметить странное свечение, исходившее от облаченного в балахон человека с посохом, окруженного плотным кольцом хорошо вооруженных пехотинцев.
     - Колдун, прямо по курсу! Дистанция четыреста! Заряж...
     Договорить командиру не дал еще один мощный удар, пришедшийся на нос машины, и заставивший ее накрениться вперёд, оторвавшись кормой от земли. На несколько секунд все прочие звуки заглушил скрежет гнущегося металла и звук крошащегося камня, сыпавшегося с брони.
     - Все живы?! - крикнул Макаров, проверяя приборы.
     - Жив, - проворчал сбоку Коробов, потирая ушибленную руку.
     - Живой, головой только приложился, - шипя, отозвался Шпагин.
     - Доложить о повреждениях! - выкрикнул лейтенант, пытаясь что-нибудь разглядеть в треснувший триплекс.
     - Правая гусеница в хлам! Никуда не едем, - кратко резюмировал мехвод состояние вверенного ему оборудования.
     - Орудие кокнулось, башню заклинило намертво, - не менее 'радужно' отозвался наводчик.
     - Блеск! - выругался Макаров, связываясь со взводом. - Говорит Макаров! Подбит 'колдуном', запрашиваю огневую поддержку на триста метров по фронту от своей машины!
     - Говорит Серп-четыре-один, выдвигаемся на помощь.
     - Очень, мать вашу, вовремя! Осторожно, противник кидается камнями! - От последней брошенной на автомате фразы он чуть сам не выпал в осадок.
     - Камнями? - удивленно отозвался командир БМПТ.
     - Гигантскими ебучими камнями! Они мне пол танка разворотили! Что не ясно?! - огрызнулся Макаров.
     - Вас понял, Молот-один-один, соблюдаем осторожность.
     Выдохнув, лейтенант осел в кресле.
     - Может из зенитного его попробовать? - деликатно поинтересовался наводчик.
     - Ну... его... нахрен... Стрелы в голове мне еще не хватало, - без какого-либо энтузиазма отозвался командир. - Щас 'терминаторы' подъедут, решат вопрос. А пока сидим тихо и надеемся, что по нам не сделают контрольный выстр...
     - Вспышка!
     - 'Накаркал', - подумал Макаров, прежде чем машину снова тряхнуло.
     Раздались хлопки сработавших коробов динамической защиты. В танке резко поднялась температура и запахло гарью.
     - Попадание в правую 'щеку' башни! Танк горит! - завопил Шпагин.
     - Отставить панику! - уверенно скомандовал командир. - Есть возгорания внутри?
     - Никак нет, - нервно ответил мехвод.
     - Ну так и сиди спокойно! Щас потухнет! Зажми нос платком, если воняет, - ответил лейтенант, активируя принудительную вентиляцию.
     - Что-то как-то быстро теплеет, - опасливо произнес Коробов.
     Макаров уже собирался добавить еще одно едкое замечание, но запнулся, заметив, как от прибора наблюдения потянулись струйки сизого вонючего дымка, а краска на внутренней поверхности башни начала трескаться. Температура внутри танка постепенно начала подбираться к показателям сибирской бани.
     - 'Что за? - Макаров протянул руку, чтобы дотронуться до брони, но тут же отдернул. Внутренняя стенка башни напоминала конфорку и, похоже, продолжала нагреваться. Наконец вспомнился стоящий в танке странный запах - так горела сталь. - Эта дрянь нам сейчас броню прожжет!'
     - Покинуть танк!!! - заорал осознавший всю степень опасности командир.
     Макаров схватился за ручку люка и тут же с воплем отдернул обожжённую ладонь, воспевая матерную оду собственной сообразительности.
     - Командир, сюда! - крикнул Коробов, исчезая в собственном люке.
     Изогнувшись как индусский йог, лейтенант протиснулся к находящемуся на другой половине башни люку наводчика мимо заклиненного в верхнем положении казенника сломанного орудия, стараясь не пользоваться при этом обожжённой конечностью. Наконец, отбив себе все, что было можно отбить, костеря при этом, на чем свет стоит, отечественных танковых конструкторов, лейтенант вывалился из люка, как кобра из норы, шипя и плюясь на окружающий мир.
     Спокойно полежать на броне, впрочем, не удалось, так как волшебный огонь неумолимо проедал себе путь внутрь боевой машины. Прямо навстречу бакам с остатками горючки и далеко не пустой боеукладке.
     Спрыгнув с башни, держась здоровой рукой за поручни, он обнаружил обоих членов своего экипажа, оживленно потрошащих ящик с оружием, который Коробов успел отодрать от башни.
     - Живо уходим, сейчас рванет! - отвлек Макаров бойцов, набивавших нацепленные разгрузки скудным набором припасов.
     Все трое, похватав, что успели, бросились прочь от машины. Предсказанный лейтенантом взрыв не заставил себя долго ждать, и ударная волна повалила не успевших особо далеко отбежать танкистов на землю.
     - Вот и отсиделись, сука... - прохрипел Макаров, борясь со звоном в ушах.
     - Дим, давай перевяжу! - подполз Коробов, доставая перевязочный пакет.
     - А там обезболивающего нет? Жжет, падла...
     - Какие мы нежные! - хохотнул Коробов, вытирая запястьем разодранный при падении лоб.
     - Командир! - закричал Шпагин, указывая вскинутым к плечу автоматом на что-то вдали.
     Повернув голову, Макарову захотелось немедленно зарыться поглубже в землю. К их позиции стремительно несся, растянувшись красивой шеренгой, крупный отряд настоящей, мать ее, рыцарской конницы.
     - 'Никакого риска', говорили они, - хрипло произнес лейтенант, бросая взгляд на догорающий остов своей машины. - Чего встали?! Бегом назад к танку!!!

Примечание к части

     Авэ, дамы и господа читатели! Идущий на критику приветствует вас! Отзывы, возражения и предложения всегда категорически приветствуются!
>

Глава 1 - "Закат"

     Великое Княжество Сильверан
     3-е число месяца Восхождения.
     Солнце медленно клонилось к закату, окрашивая небо в багровые тона, и красные блики мелькали на клинках и доспехах воинов, самозабвенно умерщвлявших друг друга на опушке хвойного леса.
     - Слушай, - тяжело дыша, произнесла наемница, обходя стоящего перед собой воина под дуге, - ну зачем тебе тут умирать, молодой же еще! Бросай оружие - уйдешь живым, слово даю.
     - Много ваше наемничье слово стоит, - сплюнул облаченный в залитую кровью кольчугу мечник, перемещаясь в такт движениям противницы. - Продажные куски дерьма!
     - Ну-ну, зачем так грубо, - улыбнулась она, продемонстрировав клыки и крутанув в руках короткие мечи. - Я ведь и обидеться могу... мальчик.
     - Ах ты сука! - начал снова наступать солдат, делая размашистые выпады.
     Меч дважды прошелся по диагонали, так и не зацепив юрко отступающей наемницы, отдышка которой уже практически пропала.
     - Зря стараешься, все равно не поймаешь, - ухмыльнулась она, подернув своими лисьими ушами. - Сдавайся уже.
     - Я подарю твой драный хвост своему князю, - прошипел воин, отступая.
     - Ты кого драными назвал!!! - зашипела лисица, бросившись в лобовую.
     - 'Попалась, идиотка', - подумал Герт и, якобы уйдя в защиту, резко сделал выпад.
     Клинок устремился точно в весьма приметную даже под бригантиной грудь наемницы, однако одним молниеносным движением та сместилась вбок, одновременно отведя одним из своих клинков острие меча противника в сторону. Буквально пролетев мимо солдата, лисица кольнула вторым мечом его в ногу и отскочила вбок, отчего воин потерял равновесие и тяжело завалился вперед, выронив от боли меч.
     - Тварь! - выкрикнул боец, упав на четвереньки с проколотым метким ударом коленом, от которого по ноге начали расползаться холод и онемение. - Трусливая сука, это что, яд?!
     - Конечно, я же грязная наемница. Не бойся, он тебя не убьет, - лисица медленно обошла раненого со спины, после чего резким движением поставила практически парализованного солдата на колени вертикально, удерживая за воротник. - Но знаешь что? - нагнувшись из-за спины, ласково промурлыкала она ему на ухо. - Никто не смеет называть меня драной! - меч одним движением перерезал солдату глотку, и тот с хрипом захлебываясь собственной кровью упал на землю.
     - Ну, вот и все, - выдохнула наёмница и, убедившись, что в живых вокруг осталось только несколько членов ее банды, убрала клинки в ножны. Бывшее в левой руке оружие не слышно для окружающих зашипело, извещая хозяйку о том, что все еще голодно.
     - 'А ну цыц', - шикнула на меч воительница, и потянулась к висевшему на поясе поверженного врага футляру с королевской печатью на пломбе. - Да будь ты проклят пред всеми богами! - громко выругалась она, сломав ее и обнаружив, что футляр пуст. - Надеюсь остальным повезло больше.
     После этой фразы, она направилась к трупу своей несчастной лошадки, пусть и ненамеренно, но закрывшей хозяйку от лучника, ценой своей жизни. Проходя мимо одной из груд трупов, усеивающих идущую вдоль леса дорогу, лисолюдка учуяла в ней кого-то еще живого. Под крупом навалившейся на седока лошади, медленно умирал одинокий королевский рыцарь. Завидев подходящую к нему наемницу, боец начал извиваться ожесточеннее, лишь причиняя себе этим еще большие страдания.
     - Ты уже мертв, - медленно произнесла она, присаживаясь рядом с ним и кладя руку на лоб. - Успокойся и следуй к свету, воин, твой земной путь окончен.
     По лицу бившегося секунду назад в агонии воина пролегла одинокая дорожка слез, после чего оно приняло смиренно-страдальческое выражение. Улыбнувшись ему в последний раз, лисица воткнула в его висок свой изголодавшийся меч.
     - Да примет тебя наша Матерь, - закончила ритуал наемница, поднимаясь на ноги.
     - Капитан! - басисто раздалось со стороны.
     Обернувшись, капитан наемной банды 'Стальные Шкуры' Эллерия Илисиль заметила скачущих к ней лейтенантов, во главе со здоровым, закованным в сплошной нагрудник волколюдом, как называли его род господствующие сейчас над миром люди. С ног до головы уроженец волчьего народа был в брызгах крови.
     - Отличного ты себе коня нашел, Гекс, - улыбнулась Эллерия, поглаживая морду серой лошади, на которой восседал ее подъехавший заместитель, причем явно принадлежавшей кому-то из командиров разбитого ими отряда. - И седло похоже удобное... Моего вот опять убили, а мне он так нравился.
     - Намек ясен, забирай на здоровье, - смекнул волк, тут же ретировавшись из седла и передав поводья командиру. - Все равно предпочитаю более темную масть.
     - Какая ты душка, - хлопнула волка по плечу наемница, одновременно используя его в качестве подставки, чтобы, ловко перевернувшись в прыжке, запрыгнуть в седло. - Послание нашли?
     - Нашли, - волк гордо продемонстрировал взломанный футляр со свитком внутри.
     - Отлично, значит, работу сделали, - улыбнулась капитан, крутя в руках полученный от заместителя ценный тубус.
     - Сильно эта северная гвардия нас потрепала?
     - Да как бы тебе сказать... - почесал затылок волк, отворачиваясь в сторону заката.
     - Гееекс? - недовольно протянула, наклоняясь, капитан Илисиль.
     - Кхм, ну-у мы это... еще не всех пересчитали. Да и маги может кого еще откачают...
     - Гексариор Грам! - зашипела наемница, янтарные глаза которой начали, казалось, багроветь в лучах почти зашедшего солнца. - Посмотри на меня и отвечай на вопрос.
     - 'Или не показалось', - медленно повернулся Грам, ощущая практически материальную ауру злобы исходящую от своего командира. - Так, только не кричи, это не соответствует твоей репутации...
     - Сколько? - максимально спокойным голосом произнесла наемница, хотя уже чувствовала по ауре поля боя, что ответ ей не понравится.
     - Эмм, - Гексу действительно было не по себе, под таким взглядом. - Примерно... полторы сотни. Скорее всего, к утру станет еще меньше... Капитан? Эй, Эллерия, очнись!
     Однако капитан Илисиль просто застыла в седле, смотря на горизонт пустым взглядом, и практически не шевелясь. Лишь одинокая прядь растрепавшихся рыжих волос слегка покачивалась на ветру.
     - Полторы...сотни? - медленно выговорила она, спустя минуту гробовой тишины.
     Усталые наемники табуном, мало чем напоминающим строй, медленно плелись по равнине в сторону видневшегося на востоке лагеря армии Брамарского войска. Во главе отряда шествовала капитан, восседая на трофейной лошади серебристо-серой масти. Однако мысли ее были далеко. Разум искал причину столь катастрофической для наемников победы.
     Задание, выданное тысячником княжича, было простым: следовало перехватить потрепанный отряд королевских всадников, следовавших к князю Волстерну с неким важным посланием. 'Стальные шкуры' без особого труда выследили и настигли посланцев, однако, вместо потрепанных и усталых солдат, в лесах Сильверана они встретили отряд идущих во всеоружии дружинников под знаменами короля. Поняв, что преимущество не на их стороне, дружинники разделились на несколько групп и попытались скрыться. В то же время со стороны Валанских гор появился отряд конников Волстерна. Так начались безумные гонки по глухой местности, с регулярными стычками.
     Капитану Эллерии пришлось разделить свои силы, чтобы не дать сбежать дружинникам с посланием и задержать подкрепление Сильверанцев, идущее на выручку своим союзникам. Сейчас это решение казалось ей одним из самых глупых в жизни. Дружинников они конечно, перебили, захватили послание и даже смогли заставить отступить всадников Волстерна. Хорошо, что те не знали, что им противостоит всего-то одна, пусть и весьма знаменитая, банда наемников, иначе бредущий сейчас по равнине отряд был бы еще более жалким зрелищем.
     Это была победа, по крайней мере, выжившим очень хотелось так думать.
     - Стой, дальше ни шагу! Кто такие?! - закричал дозорный, увидев приближающихся к лагерю всадников.
     - 'Стальные шкуры', - откликнулась Эллерия. - У меня важное послание для князя.
     - Для какого из? Сегодня большой выбор, - усмехнулся подъехавший дозорный, коим оказался низкорослый плотно сбитый бородач, по имени Ярен Херг, бывший сотником в первой конной дружине. - Идем, лисица, у них сейчас совет в большом шатре, ты там как раз к месту будешь. - Оглядев довольным взглядом целую шкуру командира наемников, он бросил взгляд на потрепанную компанию позади нее. - Так, я не понял, а остальные куда смылись? Тут в округе грабить вроде уже нечего, сам давеча проверял.
     - Это все, - буркнула лисица, проезжая в лагерь. - Будь другом, помоги с размещением, пока я князю доложусь.
     - Не вопрос, - кивнул помрачневший сотник. - И это... сочувствую.
     - Сочувствием мертвых не поднимешь, - бросила капитан Илисиль, отправляясь к большому шатру в центре лагеря, перед которым гордо реяли знамена княжеств Брамар, Антадор и Аргсогор.
     Пока наемники тянулись к заметно разросшемуся лагерю, в большом богатом шатре в центре армии княжества Брамар бурно шел военный совет.
     - Не тебе меня учить ратному делу, ты - крыса замковая! - все больше распалялся нависающий над столом здоровенный южанин слегка тронутая сединой борода которого была заплетена в массивную косу.
     - Лучше быть умной крысой, чем тупым бараном! - не остался в долгу худощавый и действительно напоминавший лицом грызуна человек, расположившийся напротив стола на походном стуле. - Какой толк нам будет от всей твоей конницы, если надо будет штурмовать замок? Или предлагаешь пробить стену твоей пустой головой?!
     - Ах ты сморчок болотный, я тебе сейчас...
     - Князья, довольно! - уверенно привлек к себе внимание хозяин шатра, постучав металлическими когтями своих покрытых древними рунами латных перчаток по серебряному блюду. - Не стоит тратить силы и время, вырывая друг другу глотки. Для этого занятия у нас пока еще достаточно врагов.
     Поправив бороду, Бейгор Кровавобородый, князь Антадора, перевел полный недовольства взгляд на посмевшего его прервать княжича Брамара.
     Доронер Брамар, младший из сыновей князя Огрена Алорукого, по его мнению походил скорее на свою мать, родом с теплого севера, чем на отца, уроженца народов ледяного юга. У княжича были по-бабски правильные черты лица, стройная складная фигура, длинные, завязанные на затылке светлые волосы и бледно-голубые глаза. Последнего, кого напоминал это юнец, так это бравого воеводу, хоть молва и твердила обратное.
     - Не указывай мне что делать, - зло гаркнул Бейгор. - То, что твой отец решил дать тебе поиграться в воеводу еще не делает тебя...
     Однако стоило князю поймать взгляд наследника Алорукого, как его прошиб холодный пот, и он тут же заткнулся. Спокойный взгляд голубых глаз изменился, наполнившись едкой смесью презрения и ярости.
     - Ваше сиятельство, - начал Брамар, медленно поднявшись со стула и направившись к Кровавобородому. - Я понимаю, что вам может претить находиться под командованием кого-то моложе вас, - Когтистая перчатка, которую говоривший вел по столу, с мерзким треском оставляла на нем глубокие борозды. - Но позвольте заметить, что пока ВЫ со всей вашей конницей несколько недель гонялись за жалкими остатками армии князя Волога, я, имея семнадцать тысяч солдат, - Доронер подошел в упор к южанину, - разгромил королевскую армию и лично прикончил принца Гаскара!!! И если ты еще раз откроешь свою грязную пасть, то я отрублю тебе голову и подарю ее на свадьбу твоей дочурки и моего брата! Ты меня понял, вишневобородый баран?! - почти проорал княжич, проткнув когтем перчатки стеганку на груди остолбеневшего Бейгора, точно посередине его герба, изображавшего голову черного демонического барана с красными глазами.
     - Ну-ну, судари, достаточно, - вмешался князь Аргсогора, Хейл Осгор, до этого с ехидной улыбкой наблюдавший за происходящим. - Доронер, смею вас уверить, что никто из присутствующих нисколько не умоляет ваших заслуг по уничтожению последней боеспособной армии королевства и убийству последнего сына Князя-Безумца, да упокоят боги его душу. Бейгор имел ввиду то, что вам не будет лишним выслушать и учесть мнение старших и более опытных воинов. Все-таки вы позволили слишком многим воинам принца бежать с поля боя, они вполне могут вернуться под знамена его сестры, если доберутся до нее живыми.
     - Да, пожалуй, вы правы, - неожиданно успокоился Брамар. - Я вспылил, приношу свои извинения, князь Бейгор.
     - И-и-и я прошу прощения, - неуверенно кивнул здоровый южанин.
     - Хорошо, - снова надел располагающую улыбку Доронер, возвращаясь во главу стола, стряхивая с него по дороге стружку. - Тогда продолжим.
     - Ваше сиятельство, княжич Брамар, - обратился к склонившемуся над картой воеводе один из стороживших палатку дружинников, откидывая полог. - Капитан Илисиль из 'Стальных шкур' просит аудиенции. Она доставила перехваченные сведения.
     - Превосходно, скорее пригласите ее, - тут же потерял интерес к карте Брамар, направляясь ко входу в шатер.
     - Ваше сиятельство, - произнесла вошедшая наемница, склонившись.
     - Эллерия, как я рад, что вы живы и все так же прекрасны, - подошедший княжич приобнял лисолюдку, отчего той пришлось приложить немалые усилия, чтобы не вздрогнуть.
     - Вы мне льстите, - натянуто улыбнувшись, произнесла она, протягивая письмо, изъятое королевских всадников.
     - Ничуть-ничуть, - казалось, оказавшееся в руках у Доронера письмо с секретными сведениями совершенно его не интересовало.
     - Вы его не прочтете? - осторожно поинтересовался князь Осгор, отхлебывая из чаши с вином.
     - Незачем, - произнес княжич, бросив короткий взгляд на карту. - Там ведь написано, что оставшиеся в живых солдаты королевской армии собираются в Старом Страже, под знаменами принцессы... то есть уже наверное королевы, Марии Лордеран, - довольный взгляд Брамара вернулся на застывшую в шоке лисицу.
     - Вы... знали? - тихо произнесла Эллерия, чувствуя, что ей не хватает воздуха.
     - М-да, на самом деле уже давно - легким движением руки Доронер бросил бумажку, из-за которой наемники пролили столько крови в жаровню, где она в считанные мгновения исчезла в языках пламени. - Просто хотел удостовериться, что ничего в планах этих дураков не изменилось. Много вы бойцов потеряли?
     - Почти пять сотен, - стараясь, чтобы голос предательски не дрогнул, произнесла лисица. - К ним подошли подкрепления Сильверанцев.
     - Ох, какая печальная новость, - закрыл рот рукой княжич. - Просто ужасно. Впрочем, во всем следует искать хорошую сторону - доли выживших существенно выросли. Думаю, некоторые этому даже обрадуются.
     - Не думаю, ваше сиятельство, - Эллерии приходилось призывать всю силу воли, чтобы не вцепиться в это лицемерное безжалостное существо. - В наших рядах было сильно чувство товарищества.
     - У наемников-то, - хохотнул Бейгор, но тут же запнулся, поймав на себе полный ненависти взгляд лисолюдки и снова блеснувший злобой взгляд молодого Брамара.
     - Можете идти, Эллерия, - кивнул Доронер, возвращаясь к столу. - Я пришлю вам еды и вина, чтобы вы смогли помянуть покинувших нас воинов.
     - Благодарю, ваше сиятельство, - поклонилась лисица и спиной вышла из шатра, изо всех сил стараясь не бежать, настолько сильно ей хотелось оказаться где-нибудь подальше.
     Великое Княжество Сильверан
     Валанские горы - крепость Старый Страж.
     5-е число месяца Восхождения.
     Солнце окончательно скрылась за горизонтом, погружая долину во мрак. На стенах огромной крепости из темного камня стража уже зажигала факелы, пытаясь хоть немного отогнать тьму.
     Громада крепости, казалось, вырастала прямо из горного склона. Предания гласили, что древние выстроили ее с помощью столь могущественной магии, что ей подчинялась сама земля, заставляя камень течь подобно воде и принимать нужную форму. Сейчас даже мудрейшие архимаги не могли представить себе, как это было возможно. Однако даже эта крепость не устояла перед дыханием времени, во многих местах по стенам змеились огромные трещины, а часть башен просто обрушилась.
     - Да уж, какая же это развалина, - проворчал сир Ордран, пока свита принцессы поднималась по ступеням к донжону.
     - Эта 'развалина', как вы выразились, сир, простояла на страже нашего мира дольше, чем существует большинство княжеств и родов, и будет стоять здесь до конца времен, - презрительно фыркнул магистр ордена Серых Стражей, поправляя свой капюшон, скрывавший сморщенное старое лицо, с татуировкой на лбу.
     - Довольно, Шоран, - шикнула на своего рыцаря идущая чуть впереди принцесса Мария Лордеран. - Магистр Морок любезно позволил нам остаться здесь. Оскорблять его жилище верх хамства.
     - Я лишь хотел сказать, что эта крепость нуждается в серьезнейшем ремонте, - примирительно поднял руку рыцарь, обращаясь к магистру. - Мне казалось, что король выделял более чем серьезные суммы на ее содержание.
     - Эх, вы конечно правы, сир, - тяжко вздохнул смягчивший тон старик. - Но одним только камнем и известью здесь не поможешь. Эта цитадель была выстроена с помощью магии, и она же поддерживала ее многие тысячелетия. Но магические печати давно иссохли и раскрошились, а сил для создания новых у нас уже нет. Поэтому крепость медленно умирает. Возможно, что еще через пару тысячелетий можно будет просто тут все снести и отстроить заново, как бы грустно это не звучало.
     - Но ведь у вас остались знания, - удивилась принцесса, поскольку магистр впервые был столь разговорчив с момента их прибытия. - Почему бы вам не обратиться к богам или их апостолам. Их сил могло бы хватить для создания новых печатей.
     - Боги... апостолы, - произнес Морок, так, будто хотел сплюнуть. - Даже если бы их проклятая сила и годилась для этого, они бы ни за что не стали нам помогать. Все боги только и жаждут, чтобы то, что хранит орден, вновь пробудилось и принесло на наши земли хаос и разорение.
     - Но зачем? - процесса замерла от такого откровения старика. - Зачем им это?
     Морок посмотрел на принцессу как на несмышленого ребенка, с легкой улыбкой на лице.
     - Потому что они считают это очень забавным. Для них это... как настольная игра, а мы - фигурки. И только наш орден долгие тысячелетия не дает им начать партию. Ваш отец хорошо это понимал.
     - Пока был в своем уме...
     - Увы, - кивнул старик. - Я буду в своих покоях, ваше высочество. И буду рад видеть вас в любое время.
     - Благодарю, магистр, - слегка склонив голову, произнесла принцесса.
     - Возможно, в словах этого старика есть смысл, - тихо прошептал Ордран, приблизившись.
     - Возможно да, а возможно это просто бред фанатика, - произнесла Мария, направляясь к большому залу, где ее ждал военный совет.
     - Ваше высочество, - произнесли при появлении Марии все присутствующие в зале, склонившись.
     - Князь Волог, хвала богам, что сохранили вам жизнь, - обрадовалась принцесса, увидев старого наставника.
     - Не стоит благодарить богов. То, что я жив, заслуга исключительно моих людей, отвлекших этого Пивобородого барана от меня. Благо, каков герб, таков и род, - слегка усмехнулся потрепанный князь, но тут же посерьезнел. - Со мной осталось меньше трех тысяч, и много раненых. Простите, что подвел вас и вашего брата.
     - Если тут кто кого и подвел, так это принц Гаскар, причем всех и сразу, - буркнул Волстерн.
     - Следите за своим языком князь, - взялся за навершие висевшего на поясе меча Ордран. - Вы говорите о брате ее высочества.
     - Который с восемью тысячами отборных солдат королевства и десятью тысячами сильверанского войска попался в ловушку Безумного Орла и погиб там вместе с великим князем Сильверана, потеряв большую часть рыцарей! Да если бы князь Волаг не задержал армию Антадорцев, то с того поля никто бы живым не вернулся! И это не говоря о том, что Брамар и половины не потерял в том сражении!
     - Я понимаю ваш гнев, князь, - взяла слово принцесса. - Мы оба потеряли любимых братьев, но гнев не вернет их с того света. Они мертвы, а мы все еще живы, и сейчас нам следует решить, что сделать дальше, чтобы им не пришлось стыдиться за нас перед предками.
     Повисла тишина.
     - Вы правы, принцесса, - тяжело вздохнул Волстерн. - Боюсь, что я смирюсь с тем фактом, что Мардела больше нет лишь, когда собственными руками раздавлю сердце этого Брамарского ублюдка! - князь вернул себе хладнокровное выражение лица. - Давайте начнем совет.
     Собравшиеся расселись вокруг круглого стола, на котором была расстелена карта материка Сормарт. Через цепочку островов на северо-востоке, на краю карты была обозначена граница известного мира, за которой согласно преданиям лежала богатая новая земля, куда совершили исход древние боги войны. Однако взгляды присутствующих были обращены на северную часть карты, а именно на горную гряду, отделявшую большую часть северных земель, называемых пределом, от центральной части материка.
     - После битвы при Равинах, у Брамара осталось около десяти-двенадцати тысяч солдат, - начал собрание князь Волаг, как наиболее осведомленный из присутствующих. - Сейчас к нему присоединились двое вассалов его отца. Бейгор Тадор, с восемью тысячами солдат, примерно треть из которых - всадники. А так же Хейл Осгор, с двумя тысячами.
     - Всего-то, - фыркнул Волстерн. - Видимо 'Крысы' совсем от жадности рехнулись, раз пожлобились послать войска своему сюзерену.
     - Не стоит его недооценивать, - строго посмотрел на присутствующих Волаг. - В основном армия Аргсогорцев состоит из стрелков с южными луками. - Волстерн недовольно цыкнул языком, оценивая масштаб возможных проблем от мощных дальнобойных луков южан. - А еще он привел больше сотни боевых магов.
     Последняя фраза вызвала у всех присутствующих возгласы удивления. Если что и было однозначно в этом мире, так это нелюбовь южан к магии, после определенных исторических событий.
     - Сейчас, объединенная армия южан движется на север, к этой крепости. Вместе с наемниками и прочим сбродом их чуть меньше двадцати пяти тысяч. Сейчас нас, учитывая уцелевших рыцарей из королевской армии и моей дружины - меньше двадцати.
     - Надо уходить, - бросил Волстерн, после чего принцесса уставилась на него удивленным взглядом. - Оставим раненых под защитой ордена стражей, а сами направимся на восток, к Вратам Ветров.
     - Как вас понимать, князь? - подскочила принцесса.
     - С таким потрепанным войском у нас нет и шанса против южан, а отсиживаться в Старом страже, с кучей раненых, как по мне - верная дорога в могилу. Мы можем и не пережить осаду в ожидании, пока этот старый мул, лорд Вассер, соберет с северных пределов ополчение и придет к нам на помощь. Мы тут все с голоду помрем, прежде чем он, наконец, выступит, и, скорее всего, успеем сгнить к тому моменту, как он прибудет сюда.
     - Нелестно вы отзываетесь о правителе княжества Вострана.
     - Это в его отношении еще лестно, ваше высочество.
     - Достаточно, я поняла вас, - вздохнула монаршая особа. - А что насчет Востока и Запада, можем ли мы рассчитывать на их помощь?
     Из-за стола поднялся Хорс Темлен, возглавлявший остатки королевской тайной гвардии.
     - К сожалению, ваше высочество, скорее нет, чем да. Западные княжества все еще вяло грызутся с оккупировавшими земли Альморана южанами, пытаясь отхватить себе больший кусок пирога, чем им пытаются всучить бывшие союзники. - Принцесса закусила губу, вспоминая потерянную родину, павшую под ударами бывших южных и западных вассалов. - Однако к нам Запад питает еще менее теплые чувства, поэтому лучшее, на что мы можем рассчитывать в их отношении - вооруженный нейтралитет. До поры.
     С востоком все более-менее мирно. Заргеронцы меньше всего пострадали в восстании, отсидевшись в стороне, и до сих пор хранят нейтралитет, выжидая выгоду. Вряд ли они решаться действовать, пока у нас еще есть силы сопротивляться Южанам, которые воюют на два фронта. Мое мнение - пара побед смогла бы склонить великого князя Остребра на нашу сторону.
     - Где бы нам еще их взять, - проворчал Ордран. - Трусливые предатели.
     - Я бы тоже относился подозрительно к друзьям человека, приказавшего казнить заложника от каждого княжеского рода, не поддержавшего его идеи, - одарил презрительным взглядом рыцаря, разведчик. - А до тех пор, пока мы защищаем принцессу, клеймо слуг Безумного князя с нас никуда не денется.
     - Довольно, судари, - взяла слово принцесса. - Уже поздно, и полагаю, разумнее будет продолжить совет завтра. Надеюсь, что за ночь боги пошлют нам озарение того, как выбраться из сложившейся обстановки.
     - И в идеале не вперед ногами, - поднимаясь, буркнул Волстерн.
     Спустя несколько минут все участники разошлись по своим покоям. Над замком взошла полная луна, скупо освещая долину через разрывы в затянувших небо облаках.
     - За что же мне все это, - тяжко вздохнула принцесса, стоя на балконе своей комнаты с бокалом теплого вина. - Сначала мать, потом отец, теперь брат. Неужели магистр прав, и богам просто забавно смотреть на людские страдания...
     - Возможно, им просто нет до нас никакого дела, - неожиданно произнесли за спиной у принцессы, отчего та чуть не упала, выронив чашу, которую, впрочем, успел подхватить солдат в доспехе Стражей. - Это, кстати, многое могло бы объяснить. Добрый вечер, ваше высочество.
     Мария узнала этот голос.
     - Вы как всегда - одновременно вежливы и беспардонны, - смерила пришельца презрительным взглядом принцесса.
     - Вежливость одна из лучших черт солдат моей родины, - под шлемом этого было не видно, но гость, облаченный в стальные доспехи, с закрывавшим лицо шлемом, явно улыбался. - Как и настойчивость.
     - Полагаю, вы пришли за моим ответом?
     - Верно.
     - И я все еще говорю - нет! - отрезала принцесса, возвращаясь в комнату.
     - Опрометчиво, ваше величество. Руки врагов тянутся все ближе к вашей шее, и кто знает, откуда может появиться очередная пара...
     - Не угрожайте мне, - нахмурилась принцесса. - Если бы вы хотели меня убить, я была бы давно мертва.
     - Одна из ваших лучших черт, безмерная проницательность, - смиренно ответил воин. - Но это вовсе не угроза, это предупреждение. Тучи сгущаются над вашей головой, вы и сами это знаете.
     - И вы с радостью готовы их разогнать, за определенную цену, - устало произнесла принцесса, садясь в кресло. - Боюсь, я не готова заплатить 'столько'.
     - Вопреки тому, что гласят все эти старые рукописи ордена стражей, мы вовсе не демоны. Думаю, что условия, которые мы можем предложить, станут для всех нас даже более чем взаимовыгодными, - уверенно произнес рыцарь, встав напротив камина. - Хотя 'Договоры' и не в моей компетенции.
     - С чего бы мне доверять вам? Я даже не видела ни разу вашего лица.
     - А хотели бы? - хитро произнес рыцарь, проведя рукой по застежке шлема.
     - Я... - договорить принцессе не дал короткий стук в дверь, и в проходе, не дождавшись разрешения войти, появился ее рыцарь. Он выглядел весьма недовольным.
     - Что вы здесь делаете? - гаркнул Ордран с порога, обращаясь к стоящему у камина 'стражу'.
     - Шоран, почему ты позволяешь себе врываться в мои покои, - показательно возмутилась принцесса. Хоть ее и жгло любопытство, однако ей все же совершенно не хотелось сейчас продолжать разговор с демоном, скрывавшимся под шлемом стража.
     - Мои извинения, ваше высочество, но я забеспокоился о том, что по этой башне шастают посторонние.
     - Это их владения, Шоран, а мы здесь гости. Они имеют полное право находиться там, где им требуется.
     - Я всего лишь проверял целостность кладки каминов в этой части замка, сир, - вежливо обратился к начальнику стражи фальшивый слуга ордена. - У меня и в мыслях не было тревожить покой ее высочества без причины.
     - Посреди ночи? - подозрительно разглядывая фигуру у камина, произнес Ордран.
     - Этот замок стар, и в нем многое требует внимания и времени.
     - Вы закончили? Я собиралась ложиться спать, - с недовольством в голосе произнесла Мария, показательно зевнув.
     - Да, ваше высочество. Благодарю, что позволили исполнить свои обязанности, - 'страж' поклонился и спешно покинул комнату под подозрительным взглядом рыцаря.
     - Ваше высочество, я чем-то заслужил ваше недоверие? - спросил Ордран, стоило стихнуть шагам в коридоре.
     - С чего ты это взял? - удивилась принцесса.
     - Я...вы... возможно, я просто стал слишком подозрителен. Мои извинения, ваше высочество.
     - Я рада, что у меня есть такой друг как ты, Шорах, - улыбнулась Мария, стараясь приободрить его. - Я полностью тебе доверяю, но сейчас происходит слишком много всего. Я обязательно расскажу обо всем... позже.
     - Да, ваше высочество, доброй ночи.
     - Доброй ночи, сир. И позови моих служанок.
     Где-то в ходах, соединяющих замок с катакомбами в горах, осторожно и максимально тихо двигалась высокая фигура в стальном доспехе.
     - Ну, как наша 'королевишна'? - внезапно произнесли из темноты, из-за чего идущий мгновенно схватился за висящее на поясе оружие.
     - Тьфу, ты твою-то мать, - прошипел воин, убирая палец со спускового крючка. - Гена, ты меня этими шуточками в гроб загонишь. Или себя, Каспер хренов.
     - Ну извиняй, командир, не удержался, - тихо усмехнулась фигура в камуфляже, с прибором ночного видения на голове.
     Вслед за ней вышла еще одна, облаченная в такие же, как и на командире, доспехи стража, но с 'окулярами'.
     - Ломается принцесска, но это ненадолго, их там совсем приперли к стенке. Так, диссидент, держи: вот тебе твой факел, и отдай мои 'глаза', - произнес Штиль, протягивая потухший источник света сражу.
     - Эх, а такие козырные прибамбасы, - грустно произнес страж Хоран, протягивая ПНВ своему законному владельцу.
     - Ты что щас ляпнул? 'Козырные'? Гена-а, ты чем тут занимался пока меня не было?
     - Так скучно ж, командир, - пожал плечами боец. - Вот решил немного лингвистикой позаниматься.
     - Ты б его, бль, еще материться его научил, - прошипел Штиль. - А если он чего ляпнет там, среди своих?
     - Я ж не идиот, - тут же отозвался Хоран. - Не сцыте, Штиль, все будет чики-брики.
     должно быть, звук хлопка ладони правой руки по лицу разведчика, должно быть, было слышно даже внутри крепости.
     - Ладно, топай, пока не 'тебя' хватились.
     - Есть, - козырнул лазутчик, возвращаясь к месту своей службы.
     - Ну и мы потопали, - кивнул Каспер, глядя на часы. - До окна десять минут.
     - Потопали, - коротко отозвался капитан Ярослав Штиль, включая ПНВ.

Примечание к части

     Авэ, многоуважаемые дамы и обворожительные господа! Конструктивная критика приветствуется в любой форме, кроме рукоприкладства.
>

Глава 2 - "Вечер"

     Терра
     г. Москва, здание Министерства обороны Российской Федерации
     01.12.1х
     12:59
     Генерал-лейтенант Говоров в очередной раз перебирал в уме основной костяк своего доклада, попутно изучая собравшихся в зале руководителей армии и госструктур. Малый зал заседаний был заполнен людьми высокой степени 'звезданутости', как иногда выражалась его дочка. Среди присутствовавших в частности наличествовали главкомы и командующие всех видов и родов войск, высшее руководство генштаба, спецслужб и МИДа. Однако, несмотря на высокий уровень совещания, многие тут явно просто 'грели уши'.
     - Итак, здравствуйте, уважаемые товарищи, давайте начнем, - ровно в час дня разнесся по залу уверенный голос президента. - Сегодня мы собрались здесь, чтобы озвучить и обсудить вопросы, касающиеся перспектив нашей страны в отношении недавно открытого мира за вратами. Товарищ министр обороны, вам слово.
     - Товарищ Верховный Главнокомандующий, - взял слово министр обороны. - Предлагаю во вступительной части заслушать доклад представителя службы внешней разведки.
     - Хорошо, начнём работать.
     - Полковник Тихий, начинайте.
     На главном экране появилось лицо очень немолодого разведчика с блестящей лысиной и цепким взглядом профессионала своего дела.
     - Товарищ верховный главнокомандующий, уважаемые товарищи, - начал он размеренным тоном. - Я начну с самого начала, дабы все присутствующие представляли себе полную картину сложившийся ситуации.
     Двадцатого августа текущего года, в 11:30 по местному времени, в одном из районов Токио - 'Тюо', а именно в 'Гиндзе', появилась пространственная аномалия, оказавшаяся точкой сообщения между двумя мирами. В дальнейшем обозначим ее как объект 'Врата'. В 11:50 через аномалию на территорию Японии вторглись войска, принадлежавшие Империи...
     Далее полковник набрал в легкие воздуха и скороговоркой произнес совершенно непроизносимое для русской речи название этой самой империи. Генерал Говоров никогда не мог пожаловаться на проблемы с дикцией, однако на СВРовца он сейчас смотрел с искренним уважением.
     - Так, - продолжил полковник, вдохнув. - В дальнейшем, для удобства, просто Империя. Согласно полученной нами информации, Империя ведет агрессивную захватническую политику и уже покорила почти все доступные территории своего мира, что и побудило их использовать для экспансии 'Врата'.
     Войдя на территорию Японии, войска империи начали массовый террор гражданского населения с целью устрашения противника. Стоит особо отметить, что в качестве средств устрашения активно применялись отряды гуманоидов нечеловеческого происхождения, а так же различные боевые животные, в том числе 'драконы', - зал дружно охнул, увидев на экране фотографии Токийского инцидента, сделанные очевидцами. - Однако, из-за сильного отставания в, скажем так, 'уровне развития', в течение часа армия Империи оказалась разбита силами полицейского спецназа, при поддержке прибывших японских сил самообороны.
     Японским правительством было принято решение о признании в частном порядке территорий за вратами 'Особым регионом Японии', а действий армии империи - террористическими. Через три месяца, в соответствии с резолюцией парламента, ЯСС подготовили и провели успешное контрнаступление, завершив уничтожение оставшихся на 'той' стороне сил экспедиционного корпуса империи, закрепившись за 'Вратами' в районе холма 'Алнус'. Объединённые военные силы стран - вассалов империи в течении нескольких дней пытались оказать помощь своим сюзеренам. Разумеется, неудачно.
     Согласно нашим текущим данным, после 'Битвы за Алнус' империя понесла катастрофические потери и на длительное время лишилась возможности вести активные боевые действия, как собственно и ее вассалы. Японская же армия... прошу прощения, силы самообороны не стали развивать успех, занявшись преимущественно укреплением плацдарма перед вратами и разведкой местности.
     На данный момент статус новых территорий, как и классификация действий Империи как террористических, не были признаны ни одной страной мира, и, насколько мы можем судить, вряд ли будут в ближайшее время. Соответственно и согласовывать свои действия с ООН японцы тоже не планируют. Их МИД в данный момент старательно 'увиливает' от обсуждения вопросов, касающихся 'Особого региона', и ищет пути к началу мирных переговоров с Империей, дабы упрочить свои позиции на Алнусе.
     Доклад окончен.
     - Благодарю, полковник, - кивнул президент, одновременно привлекая к себе внимание. - Прошу обратить внимание, что хоть министр обороны и задал в начале доклада довольно строгий тон, это совещание проводится в свободной форме, так что любые вопросы и обсуждения приветствуются.
     - В таком случае у меня есть вопрос, - подал голос начальник пограничной службы.
     - Конечно, Геннадий Сергеевич, задавайте, - кивнул президент.
     - Мне не вполне понятно, почему японцы действуют столь нагло. Это прозвучит не совсем политкорректно, но почему наши заокеанские 'партнеры' до сих пор не поставили их на место? У них же более чем достаточно влияния на правительство Японии.
     - С позволения, я отвечу на данный вопрос, так как он находится в моей компетенции, - ответил басистый голос министра иностранных дел, получив молчаливое 'добро' президента. - Во-первых, отмечу, и думаю, это никого из присутствующих не удивит, что японцы, хоть и ведут себя крайне покладисто, далеко не в восторге от своего текущего положения на мировой арене. Возможно, это тоже прозвучит не совсем политкорректно, как выразился Геннадий Сергеевич, но Япония решила воспользоваться данной возможностью, чтобы банально 'кинуть' своих заокеанских покровителей. - По залу прокатилась волна недоумения, перешедшего в легкое злорадство. - Объявив территорию за вратами 'Особым регионом' и начав контртеррористическую операцию, японцы тем самым обозначили этот вопрос как исключительно внутреннее дело своей страны. Одновременно с этим, их министерство иностранных дел, по указу премьер-министра, заняло позицию строжайшего нейтралитета. Для этого они отослали всех иностранных инструкторов и консультантов из токийского округа, и временно прекратили нападки на нас в отношении Курильских островов, а так же смягчили свою политику по китайским вопросам. А это, товарищи, уже о многом говорит.
     - Сергей Константинович, но мне все-таки не совсем понятно. Да, японцы, как вы выразились, решили 'кинуть' штаты, но почему американцы это допускают?
     Министр иностранных дел незаметно вздохнул, так как ему все казалось вполне очевидным.
     - С одной стороны, сейчас японцы держат в руках 'банк' в виде единственного маршрута в другой мир, и они не собираются пока что им ни с кем делиться. С другой стороны и мы, и США, и Китай были бы рады взять этот 'банк', пусть и прибегая к силовым методам. Однако стоит какой-либо из сторон протянуть к нему руку, как две другие тут же в нее вцепятся. Соответственно лезть к Японии первыми пока не решаются даже наши американские 'партнеры', имеющие военные базы и корабли на их территории. Они банально опасаются открытия против них совместного русско-китайского фронта. Теперь я ответил на ваш вопрос?
     - Да, Сергей Константинович.
     - В таком случае у меня имеется вопрос к сказанному министром иностранных дел, - поднялся представитель ФСБ. - Насколько возможна консолидация в этом вопросе с нашими китайскими партнерами?
     Министр иностранных дел незаметно для окружающих вздохнул.
     - Боюсь, что она маловероятна. Нашим китайским коллегам, как бы помягче выразится - 'кровь в голову ударила' от раскрывшихся перспектив. Мое мнение, что в сложившихся обстоятельствах нам уже сейчас проще будет договориться с правительством США, нежели с КНР. Да, их условия, вероятнее всего, будут откровенно грабительскими, но мы, по крайней мере, можем быть уверены в том, что американцы будут их придерживаться, чего нельзя сказать о текущей китайской администрации.
     - Но станут ли они рисковать порчей отношений с нашей страной ради сиюминутной выгоды?
     - Мой вердикт - станут. За вратами находится целый мир, с практически нетронутыми ресурсами и обширными слабозаселенными территориями, что особенно ценно для Китая. Та сверхдержава, которая получит 'Эстеру' в свое распоряжение, получит солидную "ресурсную фору" перед всеми остальными.
     "Местных жителей как обычно никто не спрашивает", - проворчал про себя Говоров, изучая реакцию на лицах руководства страны.
     - Иными словами, мы как всегда не можем никому доверять, - резюмировал высказывания министра президент.
     - К сожалению да, Владимир Александрович.
     - Печально, но ожидаемо. Еще имеются вопросы? - президент обвел взглядом присутствующих. - В таком случае заслушаем следующего докладчика.
     - Генерал-лейтенант Говоров, Виктор Константинович, начальник 113-го Общевойскового учебного центра, - любезно представил генерала присутствующим министр обороны, избавив того от предварительных расшаркиваний.
     - Добрый день, товарищи. Перейду сразу к делу. 113-й Общевойсковой учебный центр Центрального Военного Округа был создан с единственной целью: обеспечить безопасность и скрытность исследований обнаруженного полтора месяца назад на северном Урале 'Объекта'. - На экране высветился видеоматериал доклада. - В начале сентября, в районе горы Холатчахль, рядом с печально известным 'перевалом Дятлова', группой геологов была зафиксирована аномальная электромагнитная активность. В поисках источника излучения, группа обнаружила под горами ранее неизвестную систему пещер. При дальнейшем изучении, на глубине около трехсот метров ими был найден комплекс искусственных подземных галерей. - Появившиеся на экране снимки огромных сферических помещений, выдолбленных прямо в толще породы, заставили кого-то в зале невольно присвистнуть. - Однако наиболее интересная находка обнаружилась в самой дальней части комплекса, отделенной массивными воротами из неизвестного минерала. Ворота были сильно повреждены, так что группе удалось проникнуть внутрь через образовавшиеся в них щели, и обнаружить там собственно 'Объект'. - На экране появилась картина, заставившая оживиться уже весь зал. - Мы называем его 'Колодец' или 'Врата-2'. Как видите, эти 'врата' сильно отличаются от аналогично объекта в Японии, но сходство является неоспоримым. Хотя наши и существенно больше...
     На изображении предстала фантастическая конструкция, представлявшая собой ряд концентрических колец, выполненных из светлого материала, напоминавшего мрамор, в котором через равные промежутки были закреплены длинные слегка фосфоресцирующие кристаллические балки, соединяющие кольца между собой, образуя тем самым усечённый конус. Сама конструкция была смонтирована в нише, так, что уровень пола приходился как раз на ее центральную часть. От края ниши, внутрь Врат уходил своеобразный помост, обрывавшийся в их середине.
     - Они работают?! - не выдержал напряжения кто-то в зале, перебив генерала.
     - И да, и нет, - слегка скривившись, ответил Говоров. - Врата ведут себя нестабильно и имеют импульсный характер работы. Насколько нам удалось разобраться, энергия постоянно накапливается в этих кристаллах, и при концентрации достаточного заряда происходит ее 'пробой' в центре конструкции, в результате чего на непродолжительное время открывается портал. В среднем время работы составляет около одной-двух минут, а цикл подзарядки занимает около двадцати часов.
     - Очень интересно, Виктор Константинович. У вас есть предположения, почему эти врата активизировались именно сейчас и с чем может быть связана их нестабильная работа? - терпеливо дослушав, поинтересовался президент, для которого последняя часть доклада также была новой информацией.
     - Так точно, имеются. Судя по проведенным нашими учеными замерам, оба объекта испускают волны одинаковой частоты и амплитуды, причем степень их совпадения невероятно высока. Другими словами велика вероятность, что наш объект использует японские врата в качестве источника питания. Что же касаемо причины скачкообразной работы: сейчас на экране будет представлена съемка с отправленного за 'врата' робота-разведчика.
     На экране запустился короткий видеоролик, демонстрирующий темное помещение уже знакомой круглой формы. Вход в залу был перекрыт такими же мощными воротами, как и на земной стороне, но к несчастью совершенно целыми, и, судя по всему, запертыми наглухо. Створки, стены и пол были исписаны слегка светящимися во тьме рядами рун. Сами же врата тоже выглядели странно: все кристальные направляющие были обмотаны поблескивающими цепями, концы которых уходили в грубо вытесанные в стенах и потолке ниши.
     - Это...
     - Мы назвали это 'системой блокировки врат'. Система питания на той стороне полностью функциональна и постоянно накапливает энергию в кристаллах. Проблема заключается в том, что энергия не передается другой половине врат в нашем мире, а 'рассеивается' этими цепями, которые, видимо, исполняют роль заземления. Кроме того, та же энергия расходуется на экранирование помещения этими рунами, не давая проникнуть за его пределы.
     - Мы можем снять эту блокировку, уничтожив цепи? - поинтересовался министр обороны.
     - Возможно. Однако разведывательно-диверсионным группам добиться этого пока не удалось. При последней попытке были использованы мощнейшие из имеющихся на вооружении удлинённых кумулятивных зарядов, предназначенных для подрыва железобетонных конструкций, однако мы не поцарапали ни одного звена. Определить глубину залегания фундаментов цепей в скальной породе для их подрыва, или же выйти наружу, пробив стены, нам не удалось.
     - Разве нет способа решить эту проблему не силовым путем? - влез в разговор министр внутренних дел.
     - Это было наиболее простым и быстрым решением, - деликатно отбил брошенный в его огород камень Говоров. - Анализ СБВ и поиск способа ее отключения для нас является крайне затруднительной задачей ввиду ее, кхм-кхм, явно паранормального происхождения. Боюсь, квалифицированные специалисты по подобным вопросам в нашем мире уже лет пятьсот как вымерли.
     - Вы что, имеете в виду магию? - в голосе министра явно слышался плохо скрываемый скепсис.
     - Именно, - спокойно ответил Говоров.
     - Виталий Андреевич, - с нажимом в голосе произнес президент, обращаясь к министру. - Наши японские партнеры уже успели убедиться в том, что 'магия' и 'магические существа' более чем реальны и могут представлять значительную угрозу для нас. Ваш пренебрежительный тон в этом вопросе мне непонятен.
     - Я... прошу прощения, продолжайте, - тут же стушевался министр.
     - Собственно, - на секунду задумался генерал, но все же убрал последний лист с выписками обратно в папку. - У меня все. Доклад окончен.
     - Благодарю, Виктор Константинович, - кивнул министр обороны, подводя итог: - Итак, значит, у нас есть приоткрытая дверь, но мы все равно не можем выйти из прихожей.
     - Предлагаю начать обсуждение, - кивнул президент. - Что нам делать в сложившейся ситуации? У кого имеются идеи?
     Дальнейшие несколько часов длился мозговой штурм, вылившийся, как собственно и ожидалось, в огромное количество выпитого кофе, большое количество истрёпанных почем зря нервов и несколько убийственно 'оригинальных' предложений, наиболее картинным из которых было взорвать пещеру к едреной матери ядерным зарядом. Так и не придумав ничего путного, наиболее адекватные идеи были взяты в разработку, в качестве планов 'Б', 'В' и так далее по алфавиту, а Говорову было приказано вести дальнейшую разработку вопроса на месте. Однако было кое-что важное в этом приказе, а именно короткая формулировка - '...любыми доступными средствами...'.
     - Виктор Константинович, - обратился к генерал-лейтенанту его адъютант, ехавший рядом с водителем на переднем сидении генеральской машины. - А ведь вы им кое-что так и не рассказали.
     Изучавший через окно панораму вечерней Москвы Говоров, слегка улыбнулся.
     - И что же я, Ваня, должен был им сказать? Что примерный возраст наших 'врат' около сорока тысяч лет, и он примерно укладывается в рамки конца 'Великой войны'? Или что спрятанный глубоко под горами комплекс примерно в тот же период подвергся нападению с поверхности с использованием явно энергетического оружия, превратившего большую его часть в озера застывшего расплава? Не смеши меня, капитан, никто в это не поверит. Не любят у нас альтернативную историю.
     - Эх, а жаль, - мечтательно произнес адъютант, устраиваясь поудобнее в широком кресле волги. - Виктор Константинович, а вы как думаете, кто их построил - Орианцы или Атлантийцы?
     Говоров задумался.
     - Я, пожалуй, поставлю на Ориану-Гиперборею. Уральские горы теоретически должны были входить в их зону контроля. Только вот думаю, что этот комплекс принадлежал какой-то отколовшейся группе, которая просто решила сбежать от той войны в другое измерение.
     - Товарищ генерал, а зачем им это было нужно? - подал голос воитель. - Я не очень хорошо разбираюсь в древнейшей истории, но вроде бы у Орианы-Гипербореи и Атлантиды на конец войны был военный паритет?
     - Лейтенант, вы когда-нибудь оказывались, заперты в комнате с группой агрессивно настроенных идиотов, и группой умных, но упертых ослов, причем, когда и тех и тех примерно поровну? В такой ситуации тебе, как наблюдателю, рано или поздно придет в голову шальная мысль - взять и сигануть, к чертовой матери, в окно, лишь бы оказаться подальше.
     - Ага, примерно так я себя чувствую, когда к нам приходят проверки из 'особого отдела', - улыбнулся капитан.
     - Вот именно, - усмехнулся Говоров. - Думаю я, что такие головастые ребята и решили сделать ноги на другую планету, оставив соплеменников вариться в собственном соку. Только вот какой-то из сторон это видимо сильно не понравилось.
     - Ну, похоже, кому-то все-таки сбежать удалось.
     - Похоже. Надеюсь, скоро узнаем.
     Сказав последнюю фразу, генерал вернулся к созерцанию ночного города за окном. В голове гудел небольшой рой мыслей, которые следовало обдумать.
     Эстерра
     княжество Сильверан, катакомбы под Валанскими горами
     Огромный округлый зал, выстроенный древними глубоко под горным хребтом, поминутно оглашался выкриками могучего адепта магии, пытавшегося свершить сложный ритуал. Растущая степень богохульности исторгаемых им проклятий явственно свидетельствовала о том, что работа идет к завершению, однако другие присутствующие в зале воины все больше начинали нервничать, и втихомолку, вопреки обетам служителей ордена, призывали богов защитить их.
     - Это плохая затея, - уже, наверное, в сотый раз повторил старший страж Маргус, сохранявший равнодушно-спокойное выражение лица, следя за действиями мага-хранителя, что-то усердно вытворявшего с находившимся ровно посередине зала древним алтарем. - Я серьезно, ты вообще понимаешь, что делаешь?
     - В сотый раз повторяю - да! Так что успокойся уже, наконец! - шикнул на рыцаря Верис. - Тебе напомнить, зачем мы тут вообще топчемся? - Перст мага указал на выдолбленную в стене арку, в которой высились огромные, в три человеческих роста, исписанные святящимися рунами створки черных, как смоль, ворот.
     - Да-да, - устало отмахнулся Маргус, но, не увидев на лице мага удовлетворенности ответом, воспроизвел его недавнюю речь. - 'Великое Зло, сокрытое за этими Черными Вратами, было скованно древними так, чтобы питать свою собственную темницу своей силой', а так как за столько тысяч лет печати на 'воротах' ничуть не ослабели, в отличие от тех, что поддерживают крепость, то можно попробовать использовать часть их 'безграничной силы' на питание барьеров крепости. И тем самым укрепить нашу оборону от возможных посягательств. Которые могут произойти со дня на день, благодаря нашим гостям.
     Но это не отменяет того факта, что это все чертова авантюра. Если ты напортачишь, мы можем, невзначай, конец света устроить. Тебя это совсем не смущает?
     - Я не настолько могущественен, чтобы все здесь сломать, - ухмыльнулся Верис, выводя рукой очередную руну над алтарем. - Да и мы всего лишь позаимствуем немного энергии. Так-с, еще вот это и... и... И?!!
     Внезапно, что-то нечленораздельно заоравший маг бросился на землю, отпрыгнув от алтаря сразу шагов на десять. Все стражи, дежурящие вместе с ними в Последнем Пределе синхронно присев, немедленно попрятались за своими щитами. Старший страж чуть замешкался и успел заметить картину того, как из алтаря в потолок устремился поток волшебного света, растекшийся по нему словно языки бирюзового пламени. В следующий момент, стража отбросило к противоположной стене, чуть не выбив из него дух.
     Фонтан магической энергии бесновался еще несколько мгновений, после чего плавно иссяк, оставив алтарь девственно чистым. В воздухе ощутимо запахло грозой.
     - Ве-е-е-е-р-и-и-с!!! - проревел снесенный ударной волной Маргус, как только снова обрел способность дышать. - Чтоб тебя черти драли, что это сейчас было?!!
     - Всего лишь ма-а-аленькая оплошность, ничего страшного! Я сейчас все переделаю, - поспешил оправдаться маг, отряхиваясь. - И вообще, нечего меня с мысли сбивать!
     - То есть это еще и я виноват? - проворчал страж, с трудом отодрав себя от стены, но вскоре смиренно вздохнул. - Ладно, больше не отвлекаю.
     Маг принялся заново возводить над алтарем магические круги, а Маргус, решил пройтись по залу, разминая ушибленные конечности. Остальные стражи в это время снова расположились на своих постах. Многие из них были явно недовольны присутствием выскочки мага, получившего разрешение на магические манипуляции с самой ценной для ордена вещью, чего не дозволялось никому, наверное, уже целое тысячелетие.
     Внезапно на глаза ему попался воин, застывший перед вратами. Похоже, что это был новичок, только недавно прошедший суровые испытания, чтобы быть удостоенным чести нести стражу у Черных ворот.
     - Воистину, величественная вещь, - произнес старший страж, подойдя к новичку. - Но твоя задача нести стражу, а не таращиться на нее.
     - А-а... Да, сир. Простите, - дернулся боец.
     - Ничего, - задумчиво произнес Маргус, поднимая взор. - Когда я первый раз пришел в этот зал, то тоже застыл перед ними, как истукан. Для древних подобное было пустяком, а сейчас мы даже представить себе не можем, какая сила нужна, чтобы создать такое.
     - Командир, - неуверенно произнес боец. - Можно вопрос?
     Маргус кивнул.
     - Вы знаете, что за ними?
     - Нет. И, наверное, этого не знает уже никто.
     - Но... Почему? Сколько бы я не искал, в библиотеке ордена об этом нет ни единого упоминания.
     - Много тысячелетий прошло со времен, когда наши предки только пришли в этот мир, и немногим меньше наш орден несет свою стражу. За все это время хотя бы раз в двести лет кто-нибудь обличенный силой и властью пытался заполучить сокрытое за этими вратами, чтобы использовать в своих целях. В этих бесконечных войнах и течении истории мы растеряли многие знания. А что-то, вероятно, было похоронено намеренно.
     - И вам никогда не хотелось узнать?
     - Хотелось, как и многим до меня. Но все они понимали, что эти ворота и могущественные магические барьеры здесь были установлены по одной причине - предки боялись того, что находится за этими воротам. А раз этого боялись столь могущественные существа, то нам тем более следует быть начеку.
     Были, однако, в истории и те из наших братьев, кого этот страх не останавливал, но их имена, ты не найдешь в книгах ордена. Их предали забвению, как и их существование. - Старший страж нахмурился собственным мыслям. - Не забивай себе этим голову. Твоя задача, как Стража - сделать так, чтобы ворота оставались закрытыми, остальное не наша забота.
     - Немедленно отойди от алтаря! - резкий крик прервал размышления Маргуса, заставив его столь же резко обернуться.
     На входе в Предел появилась еще одна группа воинов ордена, во главе со старшим стражем Зокерном облаченным в тяжелые доспехи и державшим в руках боевой молот. Вошедшие рыцари обнажили оружие и тут же направились к центру зала, однако, когда до мага оставались считанные метры, на их пути выросла фигура Маргуса и нескольких его бойцов.
     - Зокерн, как это понимать? Какого демона ты здесь делаешь?
     - Я здесь дабы остановить этого предателя! И, похоже, что он тут не один, - в голосе старшего стража звучала злоба. - За осквернение алтаря врат есть лишь одно наказание - смерть!
     - Не смей нам угрожать! - огрызнулся Маргус, выхватив меч. - У Вериса есть личное разрешение магистра Морока на проведение ритуала! Я не позволю тебе заниматься здесь самоуправством, Зокерн!
     - Ох, да неужели, - захохотал воин, сжимая в руках молот. - Так значит, по-твоему, старик совсем выжил из ума и не помнит, как давал это разрешение? И сейчас, все собравшиеся здесь 'предатели' станут случайными жертвами его склероза?!
     - Довольно! Верис, где пергамент?
     - Щас, был где-то здесь, - маг начал хлопать себя по карманам балахона. - Щас найду, щас...
     - Желание размозжить тебе голову начинает превышать мое терпение, - мелодично произнес ухмыляющийся бывший молотобоец.
     - Верис, хватит паясничать! Где оно?! - начал нервничать Маргус. Он был не уверен в том, что сможет остановить Зокерна, если тот вознамерится убить мага.
     - Черт, кажется, я его потерял.
     - Да неужели, - наигранно удивился молотобоец, поднимая молот для удара. - А может, его никогда и не было? Сгинь с дороги Маргус! Я не верю, что ты с ним за одно, но если встанешь у меня на пути, я...
     - Только попробуй.
     - Нашел! - радостно выкрикнул маг, выбрасывая руку из внутреннего кармана.
     Что-то в последний момент заставило Маргуса инстинктивно броситься в сторону, и, как выяснилось, не зря.
     В том месте, где секунду назад была его голова, пронесся поток магической энергии, пролетевший дальше, прямо в голову Зокерна. Голова старшего стража лопнула, как переспелый фрукт, оросив стоявших перед ним воинов своим содержимым. Выскользнувший из рук молот в могильной тишине, с жутким, отозвавшимся эхом по всему залу грохотом, упал на каменный пол. Следом за ним тело молотобойца тоже рухнуло на спину, толчками исторгая из обрубка шеи алую кровь.
     - Какого черта?!
     Извернувшись в перекате Маргус вскочил, сжимая меч обеими руками и не верящим взором глядя на оскалившегося в злорадной ухмылке друга.
     - Жаль, не получилось двух зверей одним копьем прибить, - хмыкнул маг. - Впрочем, этого фанатика я всегда ненавидел больше, чем тебя.
     - Ублюдок! - прошипел старший страж, одновременно давая команду воинам, окружить мага. - Ты решил предать нас, своих братьев?!
     - Именно! - радостно произнес Верис. - Ты даже не представляешь, как вы мне все здесь осточертели! Узколобые, оголтелые фанатики пляшущие вокруг древней двери, причем уж несколько тысяч лет как забывшие нахрена собственно пляшете! Ничтожества!
     - Зачем тебе это? Собираешься открыть их?
     - Мои планы куда шире, чем ты можешь представить! Но мертвецам их знать не обязательно, так что прощайте!
     Прежде чем Маргус успел скомандовать атаку, маг, стоявший в пол оборота к алтарю, ударил по пиктограммам рукой, вызвав вспышку ослепительного света, поглотившего весь зал в считанные мгновения.
     Старший страж мгновенно потерял ориентацию в пространстве и рухнул на колени, исторгая из себя содержимое желудка. Казалось, будто его сейчас вывернет наизнанку, перед ослепленными глазами все плыло, а в ушах стоял адский звон, сквозь который пробивались трудно различимые стоны других стражей.
     - Что за демон, вы почему еще живы?! Я тут боялся, как бы со всеми этими барьерами не помереть, а оказывается, можно было и с голым задом перемещаться! - маг вздохнул. - Ну, да и хрен с ним, лучше перебдеть, чем недобдеть. Значит, вы, друзья мои, будете свидетелями того, как этот мир рухнет к моим ногам.
     - Через мой труп, - прохрипел Маргус и, превозмогая болтанку в собственной голове, поднялся на ноги. - Ты не пройдешь!!!
     Остальные стражи, вдохновленные примером командира, тоже начали подниматься на предательски трясущиеся ноги и готовиться к схватке. Все понимали, что бой с одним наиболее талантливых магов ордена будет трудным.
     - Да неужели, - усмехнулся Верис. - Оглядись-ка повнимательнее.
     Старший страж, зрение которого, наконец, снова стало периферийным, вздрогнул. Они были уже не в Последнем Пределе. За его спиной были Черные врата, а перед ним... даже описать было сложно. Гигантские вертикально стоящие кольца, обвитые толстыми цепями, уходящими в стены, занимали собой всю дальнюю стену полукруглого зала. Руны на стенах пульсировали той же самой энергией, что и алтарь Предела.
     - Добро пожаловать к вратам миров, господа! - торжественно произнес маг. - Вы будете почетными гостями на их открытии!
     - Ты безумец! - выйдя из оцепенения, выкрикнул Маргус, одновременно незаметно разминая мышцы. - Кого ты собрался впустить в наш мир?!
     - Никого, на кой-черт мне это сдалось. Я сам отправлюсь в мир предков и вернусь с силой, перед которой наш мир падет на колени. По-моему, отличный план. Никто, кстати, не хочет присоединиться? Хорошая сделка, а, Маргус? - маг хитро ухмылялся. - Ты же ушел в орден, так как ненавидел устройство нашего мира. Не хочешь сам попробовать его изменить?
     - Как твой слуга? - прорычал страж, вставая в стойку.
     - Как партнер, - перебил гневную тираду Верис. - И да, я извиняюсь, что пытался тебя убить. Правда, мне жаль. Поспешил, не подумал. Ну, так что, простишь дурака, друг?
     - За осквернение алтаря врат есть лишь одно наказание - смерть! - решительно произнес старший страж, волевым усилием прогоняя собственные сомнения.
     По команде все стражи бросились на стоящего посреди зала мага.
     - Эх, да что ж вы все такие упрямые, - вздохнул маг. - Придется вас убить.
     Маргус первым подскочил к магу, нанося диагональный удар в голову. Клинок со свистом устремился к цели, но поднятая рука мага, облаченная тонкую кожаную перчатку, легко остановила лезвие, зажав его в руке. Теперь страж заметил, что едва заметная бирюзовая аура струится вокруг всего тела Вериса.
     - Ой, - ухмыльнулся маг, сжав руку в кулак.
     Клинок с треском переломился, раздавленный в руке словно был сделан из бумаги. Вторая рука плавно толкнула Маргуса в грудь, отчего тот едва не выплюнув собственные внутренности, отлетел от мага через весь зал, врезавшись спиной в створки Черных ворот. Лишь ценой неимоверных усилий Маргусу удалось не отключиться от боли, когда его тело рухнуло к их порогу.
     - Надо было соглашаться, дурак, - с некоторым сожалением произнес Верис.
     В зале, не считая мага и лежавшего у стены Маргуса, осталось еще двадцать стражей ворот, отборных воинов ордена. Но этот факт не особо смущал будущего властителя мира. Легко отбив предплечьем левой руки клинок решившего напасть на него сверху противника, правой Верис ударил того в грудь потоком чистой энергии, которую в избытке черпал напрямую из сковывающей врата системы барьеров. атаковавший его страж закричал, падая под ноги магу с огромной сквозной дырой в груди. Вместе с ним рухнуло еще двое воинов, которых пролетевший дальше луч пробил насквозь, выбив из прочной стены пещеры сноп искр. Одновременно атаковавший Вериса слева воин был отброшен волной магической силы, повалившей на пол еще с троих, стоявших позади него. Почувствовав движение сзади, маг развернувшись отскочил, уворачиваясь от укола в спину, чтобы тут же получить удар в район затылка от занявшего место Маргуса рослого рыцаря.
     - Ах ты тварь! - рявкнул Верис и, собрав энергию в вытянутой ладони, одним взмахом перерубил ею наглеца по диагонали. Пальцы с противным хрустом прошли сквозь доспехи, кости и плоть, оставив глубокую борозду на теле воина, который, вопя от боли, рухнул назад.
     Собственно удары простым оружием магу сейчас были не больнее хлопка по плечу, однако сам факт пропущенного удара раздражал. Сделав сильный рывок в сторону, испепелив своей аурой двух пытавшихся встать на его пути воинов, Верис оказался за пределами кольца окружения.
     - 'С третью разобрались, надо бы ускориться', - выдохнул он, ощущая, как от пропускаемой по телу энергии начинает жечь пальцы. - Никто не хочет сдаться? Последний раз предлагаю!
     Ответом ему послужил воинственный клич бросившихся в отчаянную атаку стражей.
     - 'Ну, на нет и суда нет', - оскалился маг, бросившись навстречу.
     Ускорившись, он проскочил мимо двух идущих на него в лоб воинов, попутно размашисто взмахнув руками аки крыльями, практически выпотрошив несчастных своими ладонями. Тела по инерции пролетели дальше, раскидывая собственные кишки по полу. Стоило магу остановиться, чтобы не налететь на выставленные вперед мечи арьергарда, как с двух сторону на него посыпались удары.
     - 'А ведь читал о таком в саге', - улыбнулся сам себе Верис и, извернувшись, схватил мечи обоих противников, наступающих с флангов, за лезвия. Резким движением он вырвал оружие из рук владельцев, и, одновременно наполнив клинки своей силой, метнул в противоположных направлениях. Пробитые навылет тела воинов рухнули по бокам от мага, заливая пол кровью.
     Тут же набросившаяся на него со спины троица рыцарей была буквально перерублена выпущенной с ладони волной энергии, а голова попытавшегося атаковать из-под вытянутой руки мага была оторвана от тела резким ударом ноги, отправившись точно в середину величественного кольца Врат. Пролетев их насквозь, она ударилась о дальнюю стенку и скатилась в нишу, оставив на стене небольшое багровое пятно.
     - 'Ух ты попал', - совершенно по-детски порадовался Верис, чувствуя, что уже все руки до плеча ощутимо горят.
     Оставшиеся воины опять окружили мага. Невооруженным взглядом было видно, как их всех буквально трясло от страха.
     - Да сдавайтесь вы уже, сколько можно! - сокрушенно вздохнул Верис. - Вы же понимаете, что меня не победить, идиоты?!
     Не увидев на лицах присутствовавших желания капитулировать, несмотря на безнадежность ситуации, Верис вдохнул и с резким выдохом высвободил большой объем энергии вокруг тела. Тела оставшихся в живых стражей испарились, сметенные потоком энергии.
     - 'Ну, вот и все... Ай-ай-ай!!! - Барьер пришлось срочно снять, так как магу показалось, будто многострадальные руки сейчас просто расплавятся. - Надо поторопиться'.
     На вырисовывание магического круга с требуемыми знаками в его текущем состоянии ушло немало времени, однако наличие разлитой повсюду крови существенно упрощало дело. Рисовать руны чьими-то останками было конечно малоприятно, зато хорошо экономило магические силы, использование которых сейчас причиняло ощутимые неудобства.
     - 'Так-с, закончили', - утер лоб порядком измотанный маг. - Кхм-кхм. О, ткач путей, великий владыка судеб смертных, Найросел. Я, смиренный твой слуга, взываю к твоей силе! Даруй мне свое благословение, дабы исполнить волю нитей судьбы!
     Магический круг засиял багровым светом, к которому начали примешиваться прожилки бирюзовой энергии врат. Сияние начало нарастать и становиться все гуще и насыщеннее, но, спустя несколько секунд, оно внезапно затухло, оставив недоумевающего Вериса наедине с горящими от боли конечностями.
     - Да будь ты проклят! - выругался закончивший в исступлении кататься по полу от боли маг. - Почему ты не сказал, что нужна жертва? - Внезапно на его теле проявилась отметка в виде алого паука. - А-а-а!!! Ладно, понял-понял! Потому что, если бы я не был таким слабаком, она бы не понадобилась. Понял я!!! - вспыхнувшая на теле отметка потухла, перестав причинять страдания божьему избраннику. - Ладно... фух. Ладно. Я предусмотрел это, где-то тут валялась одна.
     Оклемавшись, Верис направился к черным вратам, под которыми самозабвенно пытался подняться на ноги старший страж, доселе беспомощно наблюдавший за устроенной Верисом бойней.
     - Так, друг, иди сюда. Тебе выпала великая честь послужить действительно благому делу, - маг пропустил сквозь свое тело еще немного энергии, дабы поднять тушу стража с пола и отволочь к магическому кругу.
     - Отправляйся... в ад, - прохрипел Маргус, чувствуя, будто вся его переломанная грудная клетка вот-вот пустится в пляс.
     Жесткий удар о каменный пол, куда его тело было брошено магом, заставил стража исторгнуть такой вопль, от которого вздрогнул даже Верис.
     - Ты чего разорался? Подумаешь кости чуток переломаны! Ладно, сейчас поправим, не дай бог еще загнешься во время ритуала.
     Выпущенный магом поток алой энергии, проник внутрь стража, заставив того забиться в конвульсиях, пока тело восстанавливало наиболее тяжелые повреждения. Концентрироваться и лечить отдельные его части у мага не было ни сил, ни времени. Все равно от шока воин даже пошевелиться не сможет.
     Окончив процесс лечения, Верис снова запел.
     - О, ткач путей, великий владыка судеб смертных, Найросел. Я, смиренный твой слуга, взываю к твоей великой силе! Прими эту жертву и даруй мне свое благословение, дабы исполнить волю нитей судьбы!
     Над магическим кругом снова взвилось алое зарево, разрезаемое бирюзовыми прожилками. Из магического вихря соткалось что-то напоминавшее кинжал, или скорее жало. Ритуальное оружие начало мерно покачиваться в нескольких метрах над телом жертвы, словно примеряясь.
     - Ну, что же. Вот и все. Прощай, Маргус Заргерон.
     - Прощай, мразь, - прохрипел рыцарь.
     Собравшись с силами, он резко ударил подошедшего неблагоразумно близко к своей жертве мага под колено исцелившейся ногой. Без барьеров, защищавших его тело, предатель потерял равновесие и рухнул сверху на стража, который тут же сдавил его в медвежьих объятиях.
     - Неееет!!! - яростно заорал Верис, пытаясь вырваться, причиняя тем самым адскую боль Маргусу, который от злости стискивал бывшего друга все крепче.
     Алый клинок, будто бы раздумывая, несколько секунд висел в воздухе, после чего резко устремился вниз, пробив сердце многострадального мага через спину.
     - 'Жертва принята, воин, - раздался шипящий голос в голове Маргуса. - Теперь, ты будешь ключом'.
     - Я ни за что не станут твоим слугой, проклятый паук, - прохрипел страж, догадываясь, кому принадлежит этот голос. - И мне плевать на твои дары!
     - 'Не станешь, - спокойно согласился Найросел, бог хранитель судеб. - Но твое предназначение не в этом. Скоро, ты его поймешь, а пока, вот тебе мое благословение'.
     Алый поток, закружившись в воздухе маленьким смерчем начал втягиваться в рукоятку кинжала, торчавшего из спины покойного Вериса. Маргус почувствовал, как по его груди растекается тепло, успокаивающее измученное тело.
     - Нееееет!!! - успел в исступлении прокричать он, прежде чем бирюзовая вспышка перед глазами лишила его сознания.
     Эстерра
     Точка выхода
     12:45
     - Буэ-э, ненавижу порталы, - произнес Штиль, выходя из врат и одновременно борясь с рвотными позывами.
     Как же ему 'повезло', что из всей группы у него одного такая потрясающая непереносимость транспортировок через врата. Нет, остальных, конечно, тоже мутило, от этого, как выяснилось, никто не был застрахован, но конкретно ему почему-то доставалось больше всех.
     - Норма? - поинтересовался Каспер, разглядывая бледно зеленое лицо своего командира.
     - Нормально, - сплюнул Штиль, окончательно придя в себя. - Стоп, что за... Внимание!
     Группа немедленно ощетинилась стволами, готовая к бою. Капитан заметил, что в зале Врат пахло не так как обычно. Стоял ощутимый смрад смерти. Как только глаза привыкли к освещению, взору группы открылась картина, которую можно было описать лишь одним выражением - кровавая баня.
     - Твою жишь мать, - коротко произнес Каспер, осматривая картину, провожая линию своего взгляда стволом автомата. - Это кто их так?
     По залу было разбросано порядка двух десятков трупов в пластинчатых доспехах. На одной из стен виднелось солидное кровавое пятно, будто человека по нему буквально размазало. Еще несколько тел выглядело так, будто их порвал какой-то зверь, причем с очень длинными когтями.
     - Не знаю, - напряженно разглядывая залитую кровью пещеру, ответил Штиль. - Но, похоже, придется выяснить. Всем осмотреться! Держатся на виду!
     Бойцы спецназа с осторожностью кошек начали веером расходиться по залу, заваленному трупами различной степени расчлененности, пока замкомандира разглядывал территорию в тепловизор.
     - На десять, один еще тепленький!
     - Сыч, Глас, осмотрите, - скомандовал Штиль.
     - Есть! - бойцы осторожно направились к телу. - Чисто, один живой!
     Командир приблизился к бойцам. На полу, под облаченным в исписанный рунами окровавленный балахон трупом, с колотой раной на спине, лежал крупный воин в покореженном пластинчатом доспехе. Судя по прерывистому тяжелому дыханию, помирать он пока что действительно не собирался.
     - Похоже, старший, раз его так защищали. Уберите труп. Док, посмотри его.
     Внезапно ожила рация.
     - 'Нормаль', ответьте!
     - Говорит Н-1. Центр, вас слышим, - отозвался в гарнитуру Штиль.
     - Почему не доложили о 'посадке'?
     - НС. Перед вратами обнаружены следы боя. Около двадцати пять-три, один пять-два. Несколько пять-три в разделке. Все внешне выглядят как средневековые рыцари, один пять-три напоминает мага.
     - Вас понял, Нормаль. Прервать операцию, забирайте пять-два, мага и еще кого-нибудь поцелее. У вас минута до закрытия.
     - Вас понял, центр. Конец связи! - отозвался капитан. - Мы закончили! Док, бери живчика и в портал, Сыч хватай этого в балахоне, Глас того с дырой в груди туда же. Белый, Ворона на стреме! Остальным осмотреть жмуриков, хватайте все что найдете. Тридцать секунд.
     Бойцы мигом разбежались мародерствовать, пока капитан сверлил взглядом циферблат часов.
     - Время! Уходим, - рявкнул он, осматривая результаты экспроприации ценностей личным составом подразделения. - Сеня ты нахрена этот молот-то потащил!
     Означенный боец, нагруженный тяжеленой двуручной кувалдой, покрытой рунами, что-то радостно, но невнятно произнес, пролетая мимо командира, и скрылся в пелене портала. Убедившись, что никого не осталось, Штиль нырнул следом, мысленно проклиная строителей этого адского устройства.
     Где-то в это же время
     Где-то за пределами материального мира
     - Аха-аха-ха-ха!!! - заливался хохотом стройный черноволосый мужчина с ярко-красными глазами. - Что за идиот! Ну что за кретин, я просто умер бы от смеха, если бы мог!
     - Он не кретин, - хмуро произнес старик, облаченный в серебристо-алое одеяние, с узором паутины. - Просто ему не повезло, нить его судьбы оказалась неожиданно коротка и запутана.
     - Да не дай вечность, она бы длиннее оказалась! - продолжал без малейшего
     стеснения ржать красноглазый. - Он бы таких дров наломал, что так легко бы не помер!
     - Возможно, - улыбнувшись уголком рта, произнес Найросел, хранитель путины судеб смертных. - Да хватит уже ржать, Эмрой! Ты ведешь себя неподобающе.
     - И кто это мне будет указывать, что подобающе, а что нет? - хитро улыбнулся бог войны. - Существо, которое меняет апостолов как перчатки, не давая им дорасти?
     - Это не твое дело. И, в отличие от вас, северного пантеона, мы не создаем себе из смертных игрушки, - насупился Найросел. - Апостол должен пройти свой жизненный путь самостоятельно, дабы полностью познав себя в мире, стать достойным богом, если окажется достоин. А не скакать, как разодетая тряпичная марионетка, по первой прихоти своего покровителя! На что кроме убийств может сгодится, например, твоя кукла, Эмрой?
     - Не трогай мою Рори, - предостерегающе, полыхнул глазами Эмрой. - Ты можешь быть наиболее сведущ в делах смертных, но даже тебе неведомо в них все.
     - Ты прав, - примирительно кивнул Найросел. - Оставим тему воспитания на другой раз.
     - Тогда еще партеечку? - улыбнулся бог войны, перебирая в руках огромную колоду. - Если выиграю, то ты уговоришь остальных своих до поры не вмешиваться в дела Врат. Так будет интереснее.
     - Хорошо, - кивнул паук, махом руки создавая на полу карту мира и фигурки. - Но если выиграю я, ты не станешь вмешиваться в дело с Хальсавиэлем. Мне интересны те нити, что ведут от некоторых связанных с ним смертных.
     - На кой черт тебе сдался этот огненный дракон, тем более наш? Ему еще спать лет пятьсот вроде, - удивился Эмрой, но тут же задумался. - Харди... ах ты сучка. Ну, подожди еще у меня.
     - Играем, - утвердительно произнес Найросел, сдвигая первую фигуру.
     - Играем, - улыбнулся Эмрой, бросая карту.

Примечание к части

     "Аве, читатель, идущий на критику приветствует тебя!" Как всегда приемлема в любой форме, если она обосновывается. Сроки работы над следующей главой остаются плавающие, так как автору нужно дописывать диплом. Другими словами "как только так сразу".
>

Глава 3 - "Сумерки"

     Великое Княжество Сильверан
     20-е число месяца Восхождения.
     Местность перед Валанским хребтом всегда отличалась поразительной природной красотой, но особенно это было заметно сейчас. Яркое летнее солнце освещало земли Сильверана. Огромные луга, раскинувшиеся перед крепостью, напоминали зеленое море, а видневшийся в отдалении древний и дремучий лес казался темно-зеленым скалистым берегом.
     - Какая красота, - произнесла принцесса Мария Лордеран, ощущая приятную прохладу ветра, стоя на балконе своих покоев в главной башне замка, возвышавшейся над равниной на добрую сотню метров, если не больше.
     - Да, ваше высочество, - подал голос стоявший у нее за спиной Ордран. - Мы...
     - Последний раз, я наслаждалась таким видом еще в Альме, - перебила своего рыцаря принцесса. - Тогда, год назад, мы так же стояли на балконе королевского замка.
     - Я помню, ваше высочество.
     - Ведь все было так просто. В княжествах царил мир, мой брат готовился унаследовать трон, а я выйти замуж за сына великого князя Сильвера. - Принцесса закрыла на секунду глаза, возвращаясь в те приятные воспоминания. - А потом мой отец решил, что власть над землями Сормарта ему дарована богами, а любой, кто противится воле богов, достоин смерти. И достойными оказались многие. Слишком многие.
     - Принцесса не в ваших силах было...
     - Я знаю! - крикнула Мария, вцепившись в парапет. - Иначе я бы закончила как моя собственная мать! Меня бы бросили в камеру, и я бы умерла там от жажды и голода, как она! Просто потому, что он забыл про нее!
     - Ваше высочество, - Ордран пытался найти, что сказать, но так и не смог.
     - За что я сражаюсь? - всхлипнула принцесса. - Брат. Это он хотел вернуть трон отца, принадлежавший ему по праву, не я! И теперь его тоже нет. Зачем сражаться дальше? Какой мне в этом смысл? - голос принцессы срывался в конце фраз. - Может, следует просто сбежать? Что скажете, сир? Давайте отправимся за море. Далеко на север. Говорят, что там есть великие страны, в которых мы сможем жить как простые люди.
     - Мария, - наконец нашел нужные слова Ордран. - Я всего лишь ваш рыцарь-хранитель и все, чему меня учили с детства, защищать вас. Меня не учили думать о нуждах государства. Я не знаю, что хорошо и что плохо для страны, как принимать решения, от которых зависят сотни тысяч жизней. Но, если вы сдадитесь, то сражаться станет некому. - Рыцарь подошел и взял принцессу за руку. - Вы последняя законная наследница трона Альма, ваш род тысячелетие правил этими землями. Если вы сбежите, некому будет биться за народ Альморана. За ваш народ, принцесса. Если вы уйдете сейчас, то его тысячелетняя история окончится в цепях на невольничьих рынках юга и запада.
     - Мы уже все потеряли, Ордран, - всхлипнула Мария, прижимаясь к рыцарю. - У нас больше нет страны, нет людей, практически нет армии.
     - Альморан жив, пока живы вы! - уверенно ответил рыцарь. - Пока ваше сердце бьется, люди будут ждать, что вы придете и снимете с них рабские оковы. Вернете им королевство, что по праву принадлежит им!
     - Но как мне сражаться? Я не воительница. Меня учили шить, петь и танцевать, а не править! Меня не учили командовать армиями и плести интриги! Я не знаю, как издавать законы и писать соглашения! Что я должна делать?
     - У вас есть верные друзья и союзники, ваше высочество. Это уже немало.
     - Спасибо, Ордран, - принцесса отстранилась от рыцаря, вытирая лицо платком. - Если бы не ты, я бы давно отчаялась.
     - Такова моя служба, ваше высочество, - улыбнулся рыцарь. - На самом деле, я хотел сказать, что сборы почти закончены и скоро мы сможем выступать.
     - Хорошо, - голос принцессы окончательно вернулся в норму. - Как только мы попадем на земли Северного Предела, мы проведем коронацию. В столице... Нет, прямо во Вратах Ветров! Я хочу, чтобы все узнали, что королевство Альморан все еще живет!
     - Да, ваше величество!
     Преисполненную торжественности сцену грубо прервал влетевший в покои запыхавшийся начальник тайной гвардии. Вид у него был не особо опрятный.
     - И кто распространяет эту отвратительную привычку врываться ко мне без стука? - возмутилась принцесса, совершенно сбитая с возвышенного настроя, в котором пребывала всего минуту назад.
     - Ваше высочество, простите за вторжение, но это срочно! - с трудом переводил дыхание Темлен. - С востока приближается большая армия, они будут здесь к полудню!
     - Почему их так поздно заметили?! - синхронно выкрикнули Ордран и Мария.
     - Их заметил наш разъезд. Скорее всего, мои дозорные на дальних дорогах мертвы, - склонил голову шпион. - Заргеронцы известны своей осторожностью и скрытностью, а у меня уже давно не хватает обученных людей.
     - Срочно соберите всех в главном зале, - распорядилась принцесса.
     - Так значит Заргеронцы? - задал риторический вопрос князь Волстерн, подперев рукой подбордок.
     - Да, их около пяти-шести тысяч, из них почти полтысячи латных картфратских всадников, а остальные легкая конница и посаженные на коней бонды. Судя по знаменам, во главе войска стоит сын великого князя востока - Маллен Заргерон.
     - Что-то маловато их пришло, для армии великого князя, - с сомнением произнес князь Волаг, почесывая бороду. - Может где-то идет еще одна?
     - Возможно, но маловероятно, - ответил Темлен. - Меня удивляет сам факт того, что армия вообще пришла. Возможно, ее прибытие инициатива самого Маллена.
     - Одолжил без спроса отцовскую дружину и умотал в поход? - иронично отметил Волстерн.
     - Наследник князя Заргерона любим на востоке, даже несмотря на свои 'южные' замашки. Неудивительно, что люди за ним пошли. Особенно, если великий князь открыто не опротестовал это.
     - А если сынок облажается, то восток как бы и не при делах, - презрительно бросил Волстерн. - Трусливые ублюдки.
     - Благородство великих родов конечно важный вопрос, - произнесла принцесса, напряженно глядя на расставленные по карте на столе фигурки. - Но сейчас нам нужно решить, что делать в сложившейся обстановке.
     - Армия готова к выдвижению. Нам следует ударить и прорываться к Вратам Ветров, пока не подоспели южане, - немедленно ответил Волстерн, стукнув кулаком по столу.
     - Чтобы тяжелая конница Заргерона соединилась с конными лучниками Брамара и разметала нас на марше? - с сомнением ответил Темлен. - У нас не хватит лошадей, чтобы тягаться с заргеронцами в чистом поле. Мы просто не доберемся крепости.
     - Когда подоспеют южане, у нас будет двадцать тысяч мечей против их тридцати. Уж лучше попытаться прорваться хоть как-нибудь.
     - Только на тот свет...
     - Разве мы не можем подождать подкреплений лорда Вассера? От него ведь прилетел ворон. Армия Предела в двадцать тысяч воинов прибудет к вратам ветров в течение полумесяца. Оттуда ему до Старого стража всего несколько дней. Вместе с его силами мы не только сможем разгромить заргеронцев, но и отбросим южан, - заметил Ордран.
     - Я уже говорил о том, что я думаю о расторопности этого старого мула, и повторяться не собираюсь, - фыркнул Волстерн. - Кроме того, меня сильно смущает то, из кого он мог набрать целых двадцать тысяч клинков. Скорее всего, там половина не знает, каким концом копье в сторону противника направлять. С такой силой рассчитывать разгромить прошедшую с боем половину Сормарта армию южан будет крайне опрометчиво.
     - Значит, прорываемся? - заключила принцесса.
     - Ваше высочество, срочные вести! - в зал вошел очередной посыльный, оказавшийся заместителем Темлена. Вид у этого шпиона тоже был крайне утомленный.
     - 'Да когда это закончится?' - вздохнула принцесса, продолжив вслух: - Какие известия?
     - Северяне прибыли! Армия движется от Врат Ветров в сторону крепости! - радостно отрапортовал посланник, преклонив колено. - Они будут здесь через два дня!
     - Превосходно, - подскочила с кресла принцесса, с трудом сдерживая радость.
     - Нерасторопен, говорите? - улыбнулся Ордран князю Волстерну. - Похоже, что мы успеем и разгромить Заргеронцев, и отступить к вратам до прибытия южан. Что скажете, князь Волог?
     - Скажу, что у меня сейчас очень дурное предчувствие, - медленно ответил Волог, который действительно выглядел несколько бледным.
     - Князь Вассер Ворст опоздал даже на собственное брачное ложе, - напряженно произнес Волстерн. - В любом случае, нам следует готовиться к битве.
     Прошло четыре дня, вместо обещанных разведчиками двух, но армия севера все же прибыла к Старому Стражу к полудню двадцать четвёртого числа. Однако по прибытии сделала она совершенно не то, что от нее ожидали осажденные.
     - Как это понимать?! - едва не закричала принцесса, наблюдая, как северяне разбивают лагерь рядом с пестревшими желтизной палатками Заргеронцев.
     - Как бы избито это не звучало: нас предали, - хмуро ответил Ордран, изучая прибывшую армию. - Но во всем есть плюсы.
     - Это какие, сир? - поинтересовался князь Волог.
     - Их определенно не двадцать тысяч.
     - Порядка десяти, - подтвердил Темлен, изучая лагерь врага через волшебную 'зрящую' трубу. - Видимо не все князья поддержали эту... инициативу.
     - Зачем, интересно, он отправлял ложное письмо из Горсзрада? - задумался Ордран.
     - Думаю, хотел, чтобы мы дожидались его в Старом Страже, рассчитывая на удачную контратаку. Иначе говоря, чтобы мы никуда не сбежали от его новых 'союзничков', - мрачно ответил князь Волог.
     - Как же я сейчас жалею, что не утопил этого мула в озере, когда был шанс, - рявкнул Волстерн, ударив рукой в зубец крепостной стены.
     - Почему он это сделал? - подавленно произнесла Мария, все еще не веря в то, что долгожданное спасение обернулось смертельной ловушкой.
     - Думаю, что скоро узнаем, ваше высочество, - мрачно произнес Темлен. - К закату сюда должна прибыть основная часть армии южан. Полагаю, Доронер Брамар будет с ними.
     - Ну, теперь понятно, почему он не особо торопился, - вздохнул Волог, обводя взглядом раскинувшееся перед замком море палаток.
     Стяги армии южан появились на горизонте спустя несколько часов, а к закату пёстрый лагерь перед стенами крепости, украсился красно-бурыми палатками брамарцев. Теперь под стенами Старого Стража стояло страшное воинство почти в сорок тысяч солдат.
     Все подступы к крепости были перекрыты. На трактах стояли войска северян, а Заргернонцы каким-то образом узнали о тайных проходах в горах, которыми пользовались разведчики Темлена, чтобы попадать в осажденную крепость через катакомбы. Армия принцессы была полностью отрезана от информации о внешнем мире, а в крепости в любой момент могли появиться лазутчики. Помощи ждать было неоткуда.
     Когда защитники окончательно осознали плачевность своего положения, противник отправил послов для переговоров. В качестве места для переговоров выступила площадка перед главными воротами. Никакого шатра, стола переговоров и почетного караула, разумеется, не было. Принцесса Мария Лордеран, ее рыцарь-хранитель и князья в сопровождении сотни королевских солдат ожидали, пока ворота распахнуться, пропуская посланников.
     Наконец ворота отварились, пропуская небольшую делегацию из пяти одетых в ярко разукрашенную брамарскую броню всадников. Правда личности тех, кто проехал через ворота, вызвали смешанную бурю удивления и злости у принимающей стороны. Особенно, личность одного человека.
     - С вами прибыли говорить... - начал было горланить ехавший во главе колонны рослый всадник, но был прерван следовавшим за ним человеком.
     - Опустим ненужные реверансы. Все присутствующие и так прекрасно знают, кто я такой, - произнес Доронер Брамар, сняв с головы шлем. - Мое почтение, принцесса Мария. Я искренне рад видеть вас в добром здравии.
     - Жаль не могу сказать того же, князь Брамар, - холодно произнесла принцесса, изучая воеводу с юга. В глаза сразу бросались напоминающие стальные когти перчатки, испещренные рунами, скрывавшие руки до середины предплечья.
     - Вот как? Весьма прискорбно. Ведь, я приехал, чтобы расположить вас к себе.
     - Вы мерзавец, князь! - вспылил Ордран. - Как вы смеете говорить об этом, после того, как убили брата ее высочества?
     - И что же такого я совершил? - наигранно удивленно произнес Брамар, смерив рыцаря презрительным взглядом. - Мы с принцем Гаскаром, как и наши армии, сошлись в честном бою. Неужели моя вина состоит лишь в том, что я оказался лучшим полководцем и воином? Хотя, должен признать, это было одно из лучших сражений в моей жизни. Ваш брат был прекрасным фехтовальщиком, принцесса, хотя, и не очень умелым предводителем.
     - Что вы сделали с его телом? - стараясь, чтобы голос не дрожал, произнесла Мария.
     - Сжег, как и тело великого князя Сильвера, хоть с ним мне не довелось сразиться лично. Понимаю, это было эгоистично с моей стороны, но таким образом я выказал свое к ним уважение. Да и не оставлять же их гнить там, под осенним солнцем?
     - А может ты, просто, решил скрыть следы своего надругательства над ними? - язвительно произнес князь Волстерн. - Говорят у тебя весьма неординарные увлечения, Безумный Орел.
     - Не стоит верить всему, что говорят купцы и шлюхи в тавернах, - не изменившись в лице, произнёс Брамар. - Ведь, и про принцессу Марию говорят, что она спала со своим красавцем-братом.
     - Как вы смеете?! - пуще прежнего взъярился Ордран. - Следите за своим языком!
     - Как я уже сказал, - развёл руками Доронер, - не следует верить всему, что говорят. Да, я порой бываю жесток, но иногда, от правителя требуется жестокость там, где не удаётся решить проблемы добром. Излишне мягкие люди, как и излишне жестокие, рано уходят из этого мира, в чём вы уже могли убедиться на примере своих отца и брата, принцесса.
     - Ах ты гнусный белобрысый хр...
     - Довольно, - твёрдо оборвала Волстерна собравшаяся с духом принцесса. - С чем вы явились сюда, Доронер Брамар?
     - Да, вернемся к делу, - улыбнулся Южанин. - Я предлагаю вам стать моей женой, Мария.
     Сказанное прогремело как гром среди ясного неба, заставив двор замка погрузиться в гробовую тишину.
     - Что вы сказали? - оторопело произнесла принцесса.
     - Я сказал, не согласитесь ли вы стать моей женой? Или мне нужно приклонить колено при этом? - продолжал улыбаться Доронер.
     - Да как ты смеешь! - вспыхнул Ордран, выхватывая меч.
     - Сир, нет! - схватила своего рыцаря за руку принцесса.
     - Благодарю, Мария, - кивнул Брамар. - Я понимаю, что у вас нет ко мне теплых чувств, однако вы достаточно умны, чтобы понимать, что у вас всего два выхода из сложившейся ситуации. Идти по венец либо со мной, либо со смертью.
     Слова южанина заставили принцессу задуматься.
     - И что случиться, если я соглашусь? - неуверенно произнесла Мария, обдумывая сказанное.
     - Война закончится, и все вернуться домой, - улыбнулся Брамар. - Мы с вами вернемся в Альм, где нас коронуют как нового короля и королеву Альморана. Княжества Сормарта вновь объединятся под единой властью, и наступит долгожданный мир.
     - Под Вашей властью, разумеется? - произнес Волстерн, сверля южанина взглядом.
     - Именно. Мой отец сейчас наиболее могущественный правитель на всем Сормарте, а теперь на моей стороне Север и Восток. С этой поддержкой, власть нового Альморана будет ещё прочнее, чем раньше. Западу же придётся признать наше господство.
     - Что будет со мной после коронации? - произнесла принцесса, опасаясь того, что может услышать.
     - Не беспокойтесь Мария, - улыбнулся Доронер. - Вы не в моем вкусе, поэтому докучать вам своим обществом я не собираюсь. Более того, как только вы родите мне наследника, можете делать, что вашей душе угодно. Например, уйти в монастырь.
     - Сволочь, - заскрипел зубами Ордран, стискивая рукоять клинка.
     - Что будет с остальными? - продолжила принцесса, все еще держа руку на эфесе меча своего хранителя.
     - Князья Деннар Волаг и Сагар Волстерн будут обязаны передать власть своим наследникам и заплатить нам откуп за понесенные в войне потери. Кроме того, новым великим князем севера станет Вассер Вост.
     - Через мой труп, - прорычал князь Сагар.
     - Это очень легко устроить, князь.
     - Довольно! - крикнула принцесса. - Скажите, Доронер Брамар, зачем вам трон? Чего вы хотите добиться?
     Вопрос явно удивил будущего короля.
     - Зачем? - произнес он, почесывая подбородок. - За тем же, зачем и всем остальным: власть и богатство. Я хочу, чтобы люди подчинялись мне, хочу получить все, что пожелаю, а еще хочу, чтобы мое имя вошло в историю, как имя величайшего короля Сормарта. Возможно, мои мечты могут показаться вам несколько детскими и наивными, однако я к ним стремлюсь.
     - Ваша целеустремленность достойна уважения, - с сожалением произнесла Мария. - Однако вы не сказали самого главного. Я услышала лишь эгоистичные желания завоевателя. Но желаете ли вы блага народу Альморана... Нет, всего Сормарта. Желаете ли вы нести мир и процветание на наши земли? Хотели бы вы, чтобы наш народ жил в достатке и благоденствии? Желаете ли вы искоренить несправедливость, царящую в стране?
     Некоторое время Брамар с любопытством разглядывал принцессу, после чего не выдержал и расхохотался.
     - Милосердные боги, сколь же очаровательно вы наивны, ваше высочество. Вы оказывается еще больший ребенок, чем я! - смеясь, произнес южанин. - Благо народа? Бросьте, простолюдины всего лишь наш инструмент для удовлетворения нужд государства, не более и не менее. С инструментом этим следует обращаться бережно, и ухаживать за ним, но не более того. А в случае поломки, выбросить без сожаления и взять новый. Пока рука держащая инструмент крепка и уверена, эта страна будет жить, а инструмент всегда найдется.
     - Благодарю, что объяснили мне свою позицию, князь, - вежливо кивнула принцесса. - А теперь послушайте.
     Я никогда не соглашусь выйти за вас. Я скорее умру, чем позволю такому, как вы, занять престол моих почтенных предков. Все, что вами движет это - эгоизм и жажда власти. Вы не думаете о нашей стране, и единственный, кто вас волнует, это вы сами.
     - Вот как? - оскалился Брамар. - Как скажете, Мария, я принимаю ваш ответ. Но учтите, вы пожалеете о последствиях этого решения, - голос южанина стал резким. - Теперь я похороню всех ваших людей до последнего прямо под этими стенами! Клянусь, я сравняю эту крепость с землей, и сами боги устанут слушать вопли ваших солдат, когда те будут умирать здесь один за другим!!!
     - Довольно! - выкрикнул Ордран, закрывая собой принцессу. - Словом принцессы Марии, эти переговоры окончены, князь. Теперь убирайтесь в ту нору, откуда вы выползли на свет божий. Идите, и вдохновите своих союзников на бой, потому что завтра ваши солдаты сложат головы под этими стенами.
     - Какие громкие слова для безвольной куклы, - усмехнулся Доронер. - Принцесса, вам следует лучше дрессировать своего пса. Он слишком много лает.
     - Советую лучше тебе прикрыть рот, Брамарский ублюдок.
     - Паршивый выродок-магисмат смеет называть меня УБЛЮДКОМ?!!! - вскричал Брамар. - Тебе бы следовало следить за своим языком, ведьмино отродье, но теперь я его вырежу из твоего поганого рта. Я вызываю тебя на поединок.
     - Как будет угодно, - спокойно произнес рыцарь, вытаскивая свой меч. - Поединок насмерть?
     - Разумеется, - злорадно произнес Доронер. - Выбирайте судей!
     - Ордран, не стоит... - попыталась вмешаться принцесса, но хранитель прервал ее.
     - Ваше высочество, если я сейчас одолею его, армия врага лишиться лучшего своего командира, и тогда у нас появиться шанс на победу в грядущем сражении.
     - Но...
     - Не бойтесь. Я ведь ни разу вас не подводил, - коротко улыбнулся рыцарь.
     - Ох, это как мило. Но, может, уже начнем убивать друг друга, сир? - язвительно произнес Доронер, надевая свой шлем с изображающей перекошенное лицо какого-то демона стальной личиной.
     - Берите оружие, князь.
     - Наконец-то. - Застегнув ремешок шлема, Доронер принял из рук своего оруженосца схавеншар - жуткое оружие, представляющее собой нечто среднее, между саблей и серпом и редко встречающееся даже на своей родине - Брамаре. Полутораметровый клинок, с обоюдоострым широким, изогнутым лезвием и массивным острием, позволяющим наносить колющие удары, обладал огромной пробивной силой и в руках достаточно сильного воина мог даже сломать вражеский меч.
     - Я готов.
     - Ныне я... - начал было Волстерн, однако был в очередной раз прерван принцессой.
     - Ныне я, - громко начала объявление Мария, - объявляю о начале поединка сира Ордрана Сорна и князя Доронера Брамара. Бой будет продолжаться, пока один из них не падет. Сражайтесь с честью, и да будут боги благосклонны к павшему.
     - Начнем! - произнёс Брамар, начиная смертельный танец.
     Клинки схлестнулись. Некоторое время Ордран отступал, защищаясь от потока быстрых ударов и примериваясь к стилю противника. Одновременно, он понемногу пробуждал сокрытые в себе магические силы.
     Рыцари-хранители, или, как их называли до правления Гаэла Лордерана и становления Альморана королевством - воймаги, охраняли покой членов рода Лордеран с момента его прихода к власти над континентом. Их отбирали с детства и выращивали и тренировали в секте, где с помощью древних сложных магических ритуалов превращали в идеальных и покорных воинов. Воймаги были крупнее, сильнее и выносливее обычных людей, а главное могли многократно превосходить пределы собственного тела. Самые известные из них прославились тем, что могли на равных драться с апостолами младших богов.
     Ордран никогда не отличался выдающимися способностями среди своих братьев-рыцарей, однако усердие и упорство все же помогло ему добиться высокой чести стать личным телохранителем принцессы Марии. Даже несмотря на отсутствие выдающихся данных, рыцарь-хранитель все равно был сильнее и выносливее простых людей.
     Войдя в боевой транс, Ордран одним резким движением отбил клинок Доронера в сторону и тут же контратаковал, оставив глубокий след на его вороте. Теперь уже пришел черед южанина пятиться назад. Мечи свистели в воздухе и, то и дело, скрещивались, высекая искры. Четкими выверенными движениями рыцарь обрушивал на оппонента удар за ударом, заставляя того отходить все дальше, максимально реализуя своё превосходство в силе и выносливости. Но это преимущество могло в любой момент стать слабостью.
     В сравнении с Доронером - опытным поединщиком, привыкшим сражаться с самыми разными противниками, Ордран уступал ему в подготовке, из-за чего ему было сложнее приноровиться к противнику, полагающемуся более на скорость, а не на силу и прочность доспеха.
     Вскоре, стало казаться, что уже не воймаг заставляет противника отступать, а Брамар водит Ордрана за собой, предугадывая каждую его атаку, каждое движение, без труда уходя из-под ударов или аккуратно парируя их, не совершая при этом ни одного лишнего движения.
     Неожиданно, парировав очередной удар, Доронер вышел из обороны и контратаковал, нанеся слева диагональный нисходящий удар, целя в предплечья противника. Когда воймаг попытался поставить блок, в последний момент южанин изменил траекторию удара и, сделав широкий выпад вперёд и вправо, продолжил движение клинка, совершив им круговое движение и ударив сверху по рукам Ордрана. Угодившее прямо в левую руку массивное острие с легкостью смяло латную рукавицу и раздробило кисть.
     Из-под забрала шлема воймага раздался глухой стон. Но, вопреки нестерпимой боли в покалеченной конечности, он смог удержать меч в уцелевшей правой руке и, отступив, парировал несколько следующих ударов. Однако теперь он мог лишь обороняться.
     - Весьма занятно, сир. - Даже в приглушённом прикрывающей лицо личиной голосе Брамара была слышна насмешка. - Интересно, сколько вы протянете с одной рукой.
     - Достаточно, чтобы прикончить тебя! - Произнеся это, Ордран яростно взревел и нанёс мощный горизонтальный удар, нацелив его в голову противника. И когда Доронер, в последнюю секунду отшатнувшись назад, выставил свой схавеншар, воймаг, вывернув кисть, обошёл блок Брамара и, сделав широкий выпад, нанёс колющий удар в оскалившуюся личину.
     Но приём, ставший неожиданностью для тех, кто наблюдал бой со стороны, оказался абсолютно предсказуемым для князя. Резко уклонившись влево и отведя удар лезвием своего меча вправо, он позволил острию полуторного меча Ордрана лишь скользнуть по своему шлему. Когда слабая часть клинка воймага оказалась над плечом князя, тот, ухватившись левой рукой за лезвие схавеншара, перевернул его рукоятью вверх и, зацепив полуторник противника гардой, прижал его к себе, а затем, надавив вниз, вырвал меч из руки рыцаря.
     Прежде, чем противник успел опомниться, Доронер, быстро сократив дистанцию, нанёс удар рукоятью в голову Ордрана. Когда массивный эфес проломил забрало в районе глаза, воймаг страшно закричал, но, несмотря на боль от очередной раны, рыцарь попытался схватить подошедшего почти вплотную врага. Брамар же с лёгкость поднырнул под руки рыцаря, избежав его медвежьих объятий, и, толкнув противника всей своей массой, подсёк ему мечом ногу, повалив израненного воина на землю.
     Когда защитник принцессы рухнул на каменную брусчатку замкового двора, Брамар тут же оказался над ним, придавив левую руку ногой, а в плечо правой вонзив свой меч, широкое острие которого, разорвав сустав, полностью обездвижило конечность.
     - Неплохая схватка, но вряд ли я её запомню, - проговорил Доронер, наклонившись к поверженному противнику и сняв свой шлем.
     - Остановитесь, умоляю вас!!! - Мария едва не бросилась к Брамару, но железная хватка Волстерна не дала ей сдвинуться с места.
     Усмехнувшись, Доронер вынул из-за пояса кинжал и, перерезав ремешок, сорвал бацинет с головы Ордрана, открыв перекошенное гримасой боли и залитое вытекающей из изувеченной глазницы кровью лицо.
     - Я же сказал, что вырежу твой поганый язык. - Прошипев это, Брамар, достал засапожный нож и разжал им зубы отчаянно сопротивляющегося воймага, а затем засунул ему в рот кинжал. Вновь двор огласил крик рыцаря.
     Не в силах выдавить из себя ни одного звука, Мария, парализованная ужасом, смотрела на всю эту сцену широко раскрытыми и блестящими от слёз глазами.
     Доронер, завершив своё кровавое дело, встал и, повернувшись к принцессе, произнёс:
     - Пожалуй, оставлю его здесь, чтобы он и дальше мог чистить вам сапоги.
     Произнеся это, Брамар кинул к ногам Марии окровавленный язык её защитника.
     - Ты чудовище! - отшатнувшись от ужасного 'подарка', прокричала принцесса.- Монстр! Оставь его!
     - Вы меня не слушали, Мария, - улыбнулся в ответ Доронер. - Я же говорил: от сломанных инструментов следует избавляться. Без сожалений.
     С этими словами, князь вырвал схавеншар из плеча Ордрана и тут же взмахнул им, рассекая горло воймага, после чего отошёл на несколько шагов, наблюдая за агониями рыцаря.
     Спустя несколько минуту бесплодных попыток перекрыть рану изувеченной левой рукой, хрипящий и захлёбывающийся в собственной крови воин окончательно затих.
     - Нет, Ордран... - рухнула на колени Мария, зайдясь в рыданиях.
     - Не люблю самоуверенных громил, - холодно усмехнулся Брамар, направляясь к своей лошади. - Подумайте еще раз над моим предложением, ваше высочество. Тогда его смерть, возможно, станет последней в этой войне.
     С этими словами делегация южан, возглавляемая Безумным Орлом, покинула стены Старого Стража.
     На крепость опустилась ночь, погрузив ее во тьму, разрываемую редкими всполохами факелов. В каменных стенах царила тишина, прерываемая лишь звуком шагов караульных, патрулировавших стены.
     Однако, стражи были не единственными, кто бодрствовал в эту ночь в крепости. Несколько фигур собрались в одном из давно никем не использовавшихся переходов в полуразрушенной необжитой части. На старом деревянном столе стояла бутылка вина, миска с мясным пирогом и в беспорядке раскидана колода карт. Непосвященному могло показаться, что присутствующие в коридоре стражи просто играли тайком в аркару.
     Внезапно из сокрытого во тьме прохода появилась еще одна пара фигур. Обе были облачены в стальные доспехи ордена, а их лица скрывали маски.
     - Приветствуем братья, - поднялся от стола один из стражей, приветствуя гостей. - У нас партия в аркару, и как раз недобор. Будете играть?
     - Всегда готовы присоединиться, - глухо ответил один из подошедших. - Кто свободен?
     - Герои и демоны, кого возьмете? - хитро улыбнулся игрок, отведя руку за пояс.
     - Демонов, - отозвался второй, показывая руки.
     В свете факела блеснул небольшой угольно-черный предмет, который фальшивый 'страж' извлек из-под плаща, направив на игрока. Раздался щелчок, и оружие легло на стол.
     - Рады вас видеть, господин Штиль, - вежливо кивнул 'игрок'.
     - Взаимно, Гаргс. Где Маргус? - поприветствовал одного из ренегатов разведчик.
     - Он не смог сегодня прийти. Старшие и магистр проводят собрание в главной башне.
     - Ясно. Излагай новости. Коротко.
     Рассказ вышел не особо коротким, но содержательным.
     - М-да. Что ж ей так везет-то, бедолаге, - посочувствовал принцессе капитан, когда страж быстро изложил суть произошедших за последние сутки событий. - Ситуация, похоже, стремительно накаляется. Как ваши успехи? Когда будете готовы?
     - Нескоро, - помрачнел страж. - Дело оказалось сложнее, чем я думал. Нам не хватает людей и приходится быть крайне осторожными при вербовке. За Маргусом круглосуточно следят, благо иногда на это ставят верных нам людей.
     - 'Ну, блин, еще бы не сложнее. На что интересно Маргус вообще рассчитывал?' - внутренне фыркнул Штиль, продолжив уже вслух: - Сколько вас сейчас?
     - Около сотни, - мрачно ответил Грагс. - А на стороне магистра больше тысячи. Мы пока не в состоянии добыть амулет, не подняв при этом переполоха на всю крепость.
     Штиль тяжело вздохнул. Ему весь этот фарс уже порядком надоел.
     Чтобы снять блокировку с врат, дабы те заработали в полную силу, необходимо было два своеобразных 'ключа'.
     Первый ключ, так называемый 'матер', как его окрестили в штабе, представлял собой некий древний, как сами врата, амулет, необходимый, чтобы открыть алтарь в зале врат. С его добычей была связана весьма деликатная проблема: артефакт с помощью специального ритуала вживлялся в грудную клетку каждого нового магистра ордена при инаугурации. Соответственно, добровольно нынешний магистр его бы не отдал при всем желании, появись оно у него.
     Конечно, нетривиальной данная задача была только для стражей-ренегатов. Отряд 'Нормаль' похищение провернул бы без шума и пыли меньше чем за час, однако дорогу от Врат на поверхность в этом случае русским войскам пришлось бы прокладывать по завалам из трупов членов ордена, что прямо противоречило условиям, которые выдвинул русским второй 'ключ'.
     Собственно этот второй ключ, 'имматер', любезно предоставил некий Эстерский бог судеб Найроссел, в виде старшего стража Маргуса Заргерона, у которого образовалась какая-то психическая связь с механизмом врат, позволявшая ему влиять на их работу. Правда вот, альтруистичной лояльностью или непомерной жадностью, властитель судеб стража явно не наградил, и помогать демонам вторгнуться к себе на родину из корыстных соображений тот не собирался. В итоге, ценой неизвестного количества сил и нервов, генералу Говорову удалось-таки переманить стража на свою сторону.
     Благо, Маргус оказался тем еще мечтательным идеалистом. Уж очень понравилось ему мироустройство, где все граждане были равны в своих правах, и права эти были незыблемы. Где не было сословий, не было рабства, не было расовой ненависти и безграничного самоуправства властителей над простым народом. Где не было и не могло быть войн.
     Капитан внутренне усмехнулся: "Ну да, как же. Подскажите, пожалуйста, где этот мир находится, сам бы с удовольствием переехал".
     Внешне же разведчик оставался невозмутим.
     - Мое... - Штиль запнулся, пытаясь отыскать в своем, пока что не слишком обширном, словаре Сормартского языка нужное слово. - Мои хозяева, начинают терять терпение. Передай Старшему стражу, чтобы он явился ко мне. Я буду ждать его в точке А4 до шести утра. Одного.
     - Я передам, господин Штиль, - напрягшись, произнес страж.
     - В таком случае, прощай.
     Штиль подобрал со стола свою 'Грозу' с глушителем и направился к месту, откуда пришел со своим сопровождающим. Малогабаритный автомат быстро скрылся под плащом, откуда и был извлечен до этого. Припрятанные в рукавах светошумовая и осколочная гранаты так же вернулись в положенный им подсумок.
     - Удачной дороги, - кивнул напоследок игрок, добавив про себя: 'И чтоб у тебя хер на лбу вырос'.
     - Думаю, что на этом все, - устало произнес магистр Морок, окидывая сонным взглядом старший совет ордена. - К полудню все братья и припасы должны быть размещены в священных пещерах вокруг предела. Никто больше не должен находиться в горных залах, а любой, кто попытается проникнуть туда должен умереть.
     - Мы могли бы взять с собой тяжелораненных солдат принцессы, - предложил Маргус.
     - Нет, не могли бы, - нахмурился Морок.
     - Мы не станем помогать их раненым? - мрачно спросил один из старших рыцарей, сидящий напротив магистра.
     - Нет, - голос Морока был тверд.
     - Магистр, некоторые из этих людей хотели вступить в орден.
     - При других обстоятельствах, если бы они действительно изъявили желание вступить в наши ряды, мы бы бесспорно помогли им. Однако, сейчас обстоятельства иные, и мы не можем подвергать себя риску, - отрезал магистр. - После окончания сражения мы посильно поможем тем, кто выживет.
     - Другими словами, поможем собрать трупы наших гостей?
     - Довольно! - рявкнув на подчиненных, Морок, не удержавшись, широко зевнул. - Оставим споры - все уже решено. На сегодня закончим, братья. Отправляйтесь спать, завтра будет много работы.
     - Да, магистр!
     Двенадцать старших командиров ордена устало поплелись в занимаемые их отрядами казармы. Всего в ордене, с учетом всех слуг, было около тысячи двухсот человек. Соответственно каждый отряд стражей состоял примерно из сотни воинов и подчинялся одному из старших стражей, назначенных магистром.
     Выйдя из донжона и направившись к стоящим в восточной части полуразрушенной крепости казармам своего не так давно поредевшего отряда, Маргус мрачно рассуждал.
     Ситуация сложилась хуже некуда. Если крепость не будут брать штурмом, на что даже такой псих как Доронер Брамар вряд ли решится, значит будет долгая осада. Без подвозов продовольствия из Сильверана двадцатитысячный гарнизон альморанцев проест все свои запасы еще до осени. Дальше начнется голод. Без лекарственных трав и магических зелий начнут умирать раненые. Трупов будет много, а значит, скоро начнется мор. Когда голод и болезни выкосят гарнизон, южанин возьмет крепость штурмом практически без боя. Придет война и об руку с ней смерть.
     'Неужели этот чертов старик действительно думает, что нам позволят спокойно отсидеться в горах, пока все не кончится? - мысленно выругался страж. - Даже если нас действительно оставят в покое изменники, как только у альморанцев кончатся припасы, они придут к нам, и тогда...'
     Маргус замер посреди проулка. Тогда ничего ровным счетом не поменяется - орден просто вырежут. И это же случится, если он в кратчайшие сроки не придумает, как склонить других командиров на свою сторону.
     - Старший страж, - окликнули задумавшегося командира, когда тот уже почти дошел до обитаемой части. Маргус тут же развернулся на звук, придерживая меч.
     По счастью, кричавшим оказался один из членов его отряда.
     - Что случилось, Верг? - осторожно оглядываясь по сторонам, произнес Маргус.
     - Штиль случился, - проворчал младший рыцарь-страж. - Наш 'друг' хочет видеть вас как можно скорее.
     - Проклятье... - У старшего стража появилось нехорошее предчувствие.
     - Он сказал, что его хозяева теряют терпение. Просил вас встретиться с ним в месте под названием А4 до рассвета.
     'Экстренное место встречи. Значит, начали действовать... Плохо, очень плохо', - подумал про себя Маргус, чувствуя, как начинает беспокоиться сердце: - Значит так, Верг. Поднимай наших людей, только тихо. Совет ордена принял решение уйти в горы, оставив крепость солдатам Альморана. Делайте вид, что собираете вещи перед исходом. - На лице означенного рыцаря-стража появилось замешательство. - Я оправляюсь на встречу с нашим 'другом', Гаргс остаётся за старшего.
     - Понял вас, - кивнул младший рыцарь и исчез в переходе, ведущем к казарме.
     - 'Так, а меня, чую, ждет неприятный разговор'.
     Зайдя в казармы, он кивнул своему заместителю, после чего незаметно испарился через заднюю дверь, направившись по обветшалым коридорам в глубины Валанских гор.
     Пробираясь по заросшим мхом и паутиной тоннелям, страж невесело рассуждал о том, сколько орден успел забыть даже о собственной цитадели. Этот ход, например, как и множество других, был недавно обнаружен не членами ордена, а чужаками из-за врат, в тайне успевшими излазать вдоль и поперек практически всю крепость, оставшись незамеченными. Если начнется война, крепость будет захвачена раньше, чем кто-либо успеет опомниться. Впрочем, кто знает, возможно, это уже произошло.
     Занимая свой разум такими невеселыми думами, старший страж добрался до условленного места встречи. Это была небольшая темная пещера, но свет от факела все равно не мог осветить ее полностью.
     - Ну, наконец-то, я уже начал жалеть, что не прихватил спальник, - донеслась речь пришельца из дальнего конца пещеры, после чего из-за сталагната появился и сам говоривший.
     - Зачем вы меня вызвали? - как можно увереннее произнес Маргус, наблюдая, как в пещере появляются все новые пришельцы.
     Солдат было не меньше десятка, в руках у них было 'свистящее' черное оружие, и, что было хуже всего, они все были облачены в броню, практически идеально воспроизводившую доспехи стражей.
     - Ну, так, поболтать, - улыбнулся Штиль. - Узнать, как дела. Когда твой гениальный план вербовки воплотиться в жизнь?
     - Все идет по плану...
     - Уверен? А то мне было казалось, что у тебя и нет никакого плана.
     - Мы заключили договор! У меня еще есть время!
     - Уже нет, - резко оборвал его демон, подходя ближе. - Твое время истекло.
     - Если я умру, вы никогда не вернетесь домой, - произнес невольно отступивший назад страж, чувствуя на себе острые, как лезвие клинка, взгляды пришельцев. Будто овца окруженная волками.
     - Знал бы ты, сколько раз я подобное уже слышал, - оскалился подошедший почти вплотную капитан. - Ладно, не надо петь заупокойную, мы тебя не убивать пришли.
     - Тогда зачем? - нахмурился страж, ощущая непонимание и злость от того, что его взяли на испуг.
     - Ты облажался, - ткнул пальцем в нагрудник стража Штиль. - Однако, у тебя все еще есть шансы обернуть ситуацию себе на пользу.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Слушай внимательно, Маргус. Теперь ты будешь делать то, что я тебе прикажу. Без вопросов, без обсуждений, без пререканий, - голос пришельца звучал жестко, как удары кнута. - Если все пойдет как надо, то твой драгоценный орден встретит следующий рассвет практически в полном составе, - дрожащий свет факела делал лицо слегка ухмыляющегося Штиля действительно похожим на демоническую морду.
     - А если нет? - вперил свой взгляд в глаза пришельца Маргус.
     - Тогда все в этой крепости умрут после рассвета. Причем, абсолютно без нашей помощи.
     - Ты врешь, - зашипел страж, сжимая кулаки.
     - Нет, - коротко бросил Штиль. - Впрочем, если ты не веришь, то мы, пожалуй, пойдем. Предпочту посмотреть исторический боевик, который тут вскоре произойдет, из теплой и уютной казармы. С баночкой холодного пива.
     Сказав последнюю фразу, капитан развернулся и направился туда, откуда пришел.
     - Стой, - рявкнул страж, почти физически ощущая собственное унижение. - Я... согласен.
     - Как я рад, ты себе не представляешь, - с деланным недовольством произнес разведчик.
     - Один вопрос: откуда вы знаете, что крепость к утру падет?
     - Ты же не думал, что твой 'гениальный' план переворота был нашим единственным вариантом? - надменно усмехнулся Штиль, глядя на почти закипающего от злости стража. - Идем, друг мой, нас ждут великие дела! Возьми рацию и ступай к себе в казарму. Каспер, идешь с ним, бери Иву и Гласа. Остальные за мной.
     Тихо исторгая какие-то неведомые разведчику проклятья на сормартском, страж в сопровождении троих бойцов направился в свои владения. Дождавшись, пока группа удалится, Сыч неожиданно громко обратился к Штилю.
     - Товарищ командир, а нам обязательно было из себя дешевых бандитов корчить?
     - Эмм, - вопрос несколько озадачил капитана. - Ну-у, вообще-то да. Должна же, в конце концов, работа иногда приносить удовольствие?
     - Так точно, товарищ пахан, - подал голос Док.
     Отряд тихо прыснул, включая самого командира.
     - Ладно, посмеялись и хватит. Пора за дело, - посерьезнел капитан. - Оружие убрать, идем на вторую позицию.
     Мрачное пропахшее смертью помещение в подвале крепостного лазарета скупо освещали несколько свечей. Блики света плясали по стенам, периодически отражаясь от доспехов лежавшего на каменной плите воина. Лицо покойника закрывала толстая белая ткань.
     - О милосердный отче наш, даруй покой этому достойному воину, - продолжала тихим голосом молиться девушка, стоя на коленях возле каменного стола, на котором лежало тело. - Упокой его душу в бескрайнем ифире, дабы никогда более не познать ей мирских страданий.
     - Ваше высочество, - тихо обратился к принцессе неслышно появившийся за спиной шпион. - Вы здесь уже несколько часов, прошу вас, отдохните и поешьте.
     - Я оплакиваю павшего друга, Темлен, - безжизненным голосом произнесла Мария. - Оставь меня одну.
     - Простите, ваше высочество, но если вы заморите себя голодом, никому легче не станет.
     - Может быть мне станет! Ты об этом не подумал?! - вскочила принцесса, уставившись на гвардейца покрасневшими щурящимися глазами. - Вы все думаете только о себе! Я никого из вас не волную!
     - Прошу простить меня, ваше высочество, - склонился Темлен. - Я...
     - Не извиняйтесь, - всхлипнула Мария, утирая глаза рукавом. - Простите меня, Темлен, я веду себя как капризная девчонка. - Принцесса глубоко вздохнула, ощущая царящий вокруг аромат смерти. - Вы правы, я должна жить. Иначе смерть Ордрана действительно будет бессмысленной. Попросите слуг приготовить ванну и принести что-нибудь поесть. Желательно горячего. Я замерзла.
     - Как прикажете, ваше высочество.
     После этого разговора, последний раз простившись с дорогим, но уже безвозвратно ушедшим другом, принцесса поднялась в свои покои и привела себя в порядок. Ужин был довольно неплох, однако сейчас он казался Марии совершенно безвкусным.
     Не успела принцесса окончить пресную трапезу, как в дверь неожиданно постучались.
     - Войдите, - устало произнесла Мария, вытирая руки.
     - Прошу прощение, ваше высочество, - поклонился вошедший гвардеец. - Прибыл посланник князя Волога.
     - Что ему нужно в столь поздний час, - устало произнесла принцесса, чувствуя, что желанные объятия кровати откладываются.
     - Князь просит вас как можно скорее явиться в главный зал. Что-то срочное произошло и требует вашего присутствия.
     - Скажите, что я скоро прибуду, - произнесла Мария, подзывая служанку.
     Спустя несколько минут она уже направлялась с пятеркой своих гвардейцев в главный зал центрального чертога крепости. Выйдя на ведущую в передний зал лестницу, она к удивлению обнаружила крупную группу северян во главе с князем Волстерном.
     - Ваше высочество, что вы делаете здесь в столь поздний час? - удивленно произнес князь, увидев спускающуюся по ступеням царственную особу.
     - Князь Волог попросил меня срочно прийти в главный чертог. Полагаю, вас тоже?
     - Нет, я пришел, чтобы кое-что с ним обсудить лично, - хмуро произнес Волстерн. - Меня ни о чем не извещали.
     - Поэтому вы явились сюда с таким эскортом? - принцесса обвела подозрительным взглядом стоящих за Волстерном дружинников. Их было не менее двух десятков.
     - У меня появились некоторые подозрения в отношении лояльности князя Деннара, ваше высочество. Думаю, нам следует поговорить с ним всем вместе.
     - Хорошо, в таком случае идемте со мной. Но ваши воины останутся снаружи.
     - Принцесса, это неразумно...
     - Князь Волог был верным другом моего отца и наставником брата. Его верность неоспорима, - безапелляционно заявила принцесса. - В отличие от вашей, князь.
     - Понимаю, ваше высочество. - Склонил голову северянин. - Однако, я посмею просить удвоить ваш эскорт. В целях предосторожности.
     - Хорошо, - с некоторым раздражением произнесла принцесса, так как ей эти ночные интриги уже порядком надоели. - Милир, приведите сюда еще стражников.
     - Да, ваше высочество.
     Спустя несколько минут в зал вбежали еще семеро гвардейцев, даже более чем требовалось. Что было одобрительно встречено Волстерном, солдаты которого, тем временем, покинули чертог.
     - Идемте, - нетерпеливо произнесла принцесса, направившись к дверям главной залы, как только гвардейцы выстроились вокруг нее, деликатно отгораживая Волстерна в сторону.
     На входе в большой зал несли вахту стражники Волога, один из которых, завидев эскорт принцессы, тут же скрылся в дверях.
     - Ваше высочество, - учтиво произнес старший из них, отворяя двери. - Князь ожидает вас.
     Главный холл крепости напоминал собой сильно уменьшенную и далеко не столь украшенную версию главного собора Альма. Стражам была совершенно чужда помпезность. Вытянутое почти на сотню шагов помещение при двадцати шагах в ширину, небольшие боковые альковы, отделенные простыми, даже грубыми, колоннадами, на которых весели знаки отличия заслуженных членов ордена Стражей, которые были единственным украшением зала. Наличествовавший второй этаж и вовсе имел лишь простые деревянные перила, на которых были закреплены гербовые щиты. Зал оканчивался небольшим возвышением, где находился стол совета ордена и магистерское кресло, пустующее на данный момент.
     Нарушая обычный интерьер, сейчас в середине зала стояла небольшая кафедра, на которой сиротливо лежал свиток пергамента.
     Собственно кроме принцессы, Волстерна и их эскорта в зале не было никого.
     - Мне следует говорить, что это выглядит подозрительно? - язвительно произнес Волстерн, кладя руки на рукоять меча.
     - Принцесса, вы уже здесь? - донесся несколько растерянный голос князя Деннара откуда-то из дальнего угла зала, скрытого от глаз вошедших. - Мои глубочайшие извинения, я сейчас подойду... Ознакомьтесь пока с документом на столе. Его доставили наши лазутчики.
     - Ага, бежим и падаем, - рыкнул Волстерн, вынимая клинок. - Ваше высочество, это ловушка, скорее уходим отсюда.
     - Не несите чепухи и спрячьте оружие, - требовательно произнесла принцесса, направившись к кафедре. - Вы боитесь собственной тени, князь.
     - Не помню ни одного случая, когда меня это подводило, - проворчал Волстерн, однако подпираемый двумя гвардейцами принцессы он уже не мог ретироваться из зала, и вынужден был подчиниться.
     Подойдя к кафедре, Мария подняла пергамент и развернула его. Князь Сагар вынужденно ожидал за спиной, практически окруженный частью королевских гвардейцев.
     - Это плохая шутка, князь Деннар, - прочитав пергамент, произнесла принцесса. - Зачем вы принесли мне это?
     - И что же там? - нетерпеливо произнес Волстерн.
     - Помилование, для Деннара Волога и его сыновей, находящихся в заложниках у Вассера Воста... в обмен на выдачу меня южанам. Подписано великим князем Огреном Брамаром, правителем соединенных княжеств Брамара и Альма. Хотя нет, подпись ставил Доронер Брамар, - безжизненным голосом произнесла принцесса.
     - Ну, полагаю, что, вместе с моим младшим сыном и дочерями, молодым Вологам будет не очень скучно, - с некоторой скорбной усмешкой произнес Волстерн, выискивая взглядом прячущегося в тенях предателя.
     - Вашими?! - резко обернулась принцесса, уставившись на Волстерна.
     - Принцесса, вы, к сожалению или к счастью, недооцениваете человеческую подлость. - Сагар набрал в легкие воздуха. - Выходи, ты, южанская подстилка, я хочу посмотреть в твои трусливые глазенки. Или стыд не позволяет показаться нам на глаза?
     - Мне действительно жаль, ваше высочество, князь Сагар, - предатель появился из-за магистерского трона, отделённый от солдат принцессы столом и двумя десятками шагов пространства.
     - Сейчас я тебе с этим помогу! - огрызнулся Волстерн и, выхватив меч, бросился к предателю, обходя кружок из гвардейцев. Однако не успел он сделать и пары шагов, как был вынужден резко отступить назад.
     По едва заметному взмаху руки Волога, врата зала захлопнулись, а по периметру помещения из почти неприметных дверей и ходов высыпало не меньше сотни стражей в серых доспехах, которые тут же окружили эскорт принцессы. Гвардейцы немедленно выстроились в плотный круг вокруг Марии, ощетинившись мечами, однако их было в разы меньше.
     - Почему, почему, почему... - начала Мария. - Мой отец считал вас своим другом! Вы сотни раз сражались с ним плечом к плечу, и были рядом даже тогда, когда он окончательно утратил рассудок! Почему даже вы предали меня?!
     - Простите, принцесса, но я уже слишком стар, - слова давались Вологу с видимым трудом. - Я уже не тот человек, с которым ваш отец усмирял восстания на западе и юге. Не тот человек, что сражался с пиратами в глубинах Фолкидских фьордов. Я... я просто хочу спасти свою семью, пока еще могу.
     - Очень надеюсь, что твои сыновья заплюют тебе глаза, когда узнают, что ты сделал, - прорычал Волстерн, пробегая взглядом по направленным в их сторону копьям первого ряда окружавших их стражей.
     - По крайней мере, они смогут мне это сказать, - отрезал Волог. - Тебе же, похоже, на собственных детей наплевать. Единственное, что тебя заботит - это твоя идиотская честь.
     - Мне на них не наплевать, - с некоторой грустью в голосе произнес Волстерн. - Однако, именно честь сделала нас теми, кто мы есть. Именно честь отличает нас от прочего сброда! Поэтому, даже моя младшая дочь предпочтет умереть, чем лизать чужие сапоги, стоя на коленях!
     - Достаточно этих бессмысленных споров, - прервал князей светловолосый старший страж, державший в руках секиру. - Я Масатар Варам, один из двенадцати старших стражей ордена. Сдавайтесь и мы тихо выведем вас из крепости, без кровопролития.
     - Почему вы это делаете? - балансируя на гране истерики, произнесла Мария, глядя на одного из двух старших стражей, вставших перед возвышением.
     - Это не наша война, - спокойно произнес Варам. - Мы сжалились, проявили по отношению к вам сочувствие и оказали гостеприимство. Однако магистр считает, что вы им злоупотребили, приведя войну к нашему порогу. Это недопустимо, ничто не должно угрожать упокоенному в этой крепости. Наказание нарушителям одно - смерть.
     - Смерть... нарушителям? - внезапно произнесла принцесса, странно улыбнувшись. - Ах-ха-ха... Верно, вот оно что. Хи-хи, как же я сразу не догадалась, - смех девушки стал звучать безумно. - Хорошо, вы сами напросились. Видят боги, я этого не желала.
     Мария глубоко вздохнула, сжала руки в кулаки, готовясь совершить, наверное, самое страшное преступление в истории Сормарта.
     - ДЕЕЕЕЕМОНЫ!!! - завопила она, задрав голову и зажмурив глаза. - Я молю вас о помощи! Спасите меня! Помогите мне отмстить предателям и вернуть то, что мое по праву!!! Я отдам все, что пожелаете, только помогите мне!!!
     - Богохульница, - зашипел Масатар, вскидывая руку. - Взять их! Убейте нарушительницу!
     - Не смейте! - в ужасе закричал Волог, бросившись к стражам.
     - Огонь! - донесся звучный голос откуда-то сверху.
     Дальше, как показалось Марии, разверзлись врата преисподней. На стражей копейщиков, начавших уверенно наступать на гвардейцев принцессы, со спины бросились их собственные братья, вооруженные мечами. Со второго этажа донеслись свистки. Но самым страшным было другое, хотя гвардейцы принцессы и от этого зрелища впали в ступор, еще плотнее сгрудившись вокруг Марии.
     - Тысяча проклятий! - собрался броситься в бой Масатар, но был остановлен своим братом, схватившим его за плечо. - Отпусти меня, Маргус, мы должны... А-а-а!!!
     Вскрикнув, страж Варам ошеломленно уставился на старшего стража Заргерона, который развернувшись лицом к Масатару, вогнал почти по самую рукоятку в гибкое сочленение пластин на животе Варама свой меч. Секира выпала из руки верного воина ордена, которая вцепилась в плечо убийцы.
     - Прости меня, брат. Поверь, я делаю это, чтобы остальные наши братья выжили, - с безмерной тоской в голосе произнес Маргус, поддерживая оседающего на пол брата, к горлу которого уже подступала кровь.
     - Ты... предал... все... ради... чего... они... жили... - с трудом произнес Масатар, и с хрипом испустил дух.
     Тем временем бойня устроенная вокруг эскорта принцессы закончилась с разгромным счетом в пользу стражей из отряда Маргуса. Трупы истекающих кровь копейщиков усеяли пол, разукрашивая каменную кладку паутиной красных ручейков.
     - Бог милосердный, - едва не рухнула на колени принцесса, облокотившись на кафедру и чувствуя подступающую тошноту. - Что же я натворила...
     - Наконец-то, прислушались к голосу разума, - уверенно произнёс страж, спустившийся со второго этажа, по небольшой винтовой лестнице, на ходу вешая на плечо странную черную конструкцию, оканчивающуюся толстой трубкой.
     - Вы! - зло произнесла принцесса, смотря на стальную личину чересчур блестящего при таком освещении шлема. Она хорошо помнила этот голос.
     - Я, ваше высочество, - неуклюже поклонился 'демон', снимая маску. Вопреки ожиданиям Марии, под ней оказался обычный человек, которому едва ли исполнилось более тридцати. - Капитан Ярослав Штиль. Федеральная Служба Безопасности Российской Федерации. Мы к вашим услугам, королева Мария.

Примечание к части

     "Аве читатель! Идущего на критику вновь не казнили, поэтому он снова приветствует тебя! Приятного чтения." Несмотря на лютейший, безжалостный зашквар с Диплом и попытками не про...пускать работу, я закончил эту главу. Отдельная благодарность моему бета-редактору, которого давно пора перепрофилировать в соавтора. P.S. С сего славного дня и до последней луны июня я, автор, самопровозглашаю себе Отпуск. Прода будет в июле... может быть.
>

Глава 4 - "Полночь"

     Крепость Старый Страж
     Великое княжество Сильверан
     24-е число месяца Восхождения
     По петляющей от крепостных ворот дороге неспешно спускалась колонна всадников, на каждом витке подставляя лица заходящему солнцу.
     - Хайса! - выругался на юртранском наречии Айхар Гой, когда очередной солнечный блик, отразившийся от доспеха едущего впереди владыки, угодил ему точно в глаз.
     - Что случилось, Айхар? - поинтересовался едущий впереди него Доронер, прекратив насвистывать мотив детской песенки о глупом хане Гохе.
     - Треклятое северное солнце. Оно бьет в глаза точнее, чем большинство местных лучников, - ответил телохранитель.
     Намекнуть князю на то, что тот безбожно фальшивит, не попадает в ритм, и вообще что любая песня в его исполнении превращается в изощренную пытку, он не рискнул, дабы не обижать любящего 'попеть' командира.
     - Не каркай, мы еще не отъехали достаточно далеко от стен, - хмыкнул едущий рядом Сехен, поправляя бармицу на шлеме.
     - Не беспокойтесь, - отмахнулся Брамар. - Ударить мирных послов, да еще и в спину... Нет, Волстерн скорее передушит голыми руками всех лучников на стенах, чем позволит так себя опозорить.
     - И то верно, - усмехнулся Сехен.
     Айхар фыркнул, в очередной раз поправив налуч и проверив, легко ли вытаскивается лук.
     - И все же, не будем чересчур раздражать их, - Доронер подстегнул своего коня и, вырвавшись вперед, снова начал насвистывать что-то совсем уж неразборчивое.
     - 'Терпи, воин, терпи. На том свете тебе будут петь исключительно юные сладкоголосые девы', - глубоко вдохнув, произнес про себя Айхар, нагоняя княжича.
     Спустя несколько минут они, проехав через ворота в деревянном частоколе, оказались в лагере, атмосферу в котором можно было охарактеризовать как несколько напряженную... где-то на грани начала поножовщины.
     Желтые шатры заргеронцев и соседствующие с ними темно-синие палатки северян, за которыми виднелись красные палатки армии Брамара, все они создавали довольно яркую праздничную атмосферу, непонятно было только, что именно праздновать. Люди еще несколько дней назад считавшие друг друга злейшими врагами, сейчас вынуждены были сидеть в нескольких десятках метров друг от друга, злобно переглядываясь и периодически обмениваясь оскорблениями. Чудо, что командирам пока удавалось поддерживать порядок, не допуская массовых кровопролитий, иначе весь это карточный домик из армий развалится еще до начала битвы.
     - 'Вести долгую осаду с этим табором, удовольствие сильно ниже среднего, - в очередной раз убедился в собственной правоте Доронер, разглядывая немногочисленные, но помпезные шатры Заргеронцев и большой, но откровенно паскудно организованный лагерь северян. - Даже удивительно, где только Вассер Вост понабрал таких рукожопов, да еще в таком количестве'.
     Легкомысленно улыбаясь и насвистывая себе под нос, князь неспешно следовал в лагерь своей армии, слегка покачиваясь в седле. Всем своим видом Брамар источал удовлетворение.
     - 'Спокойно, без нервов', - пробурчал себе под нос внешне мирный Доронер, ощущая на себе взгляды доброй половины желто-синего лагеря, пока его отряд пробирался к своим. В некоторых взглядах было восхищение, в других интерес, в третьих удивление, однако больше всего ненависти и страха. Особенно страха. Встретившийся на дороге конный разъезд северян, выезжавший из лагеря, при одном виде колонны лошадей в красных попонах разлетелся по сторонам дороги, пропуская встречных, едва не вжимаясь при этом в палатки.
     - Ой, да не такой уж я и страшный, - проворчал себе под нос Брамар и кивнул командиру разъезда, отчего бедолага, похоже, чуть не сверзился с лошади. - Трусы.
     К моменту, когда конники, наконец, добрались до княжеских шатров все приподнятое настроение князя сменилось усталостью и желанием выколоть глаза следующему, кто будет на него пялиться. И стоило ему спуститься с лошади, как вокруг тут же образовалось столпотворение.
     - Ну что, ваше сиятельство, когда они будут готовы капитулировать? - усмехнувшись, обратился первым к княжичу Бейгор Тадор.
     - Примерно... никогда, князь, - отрезал Брамар. - Пусть солдаты готовятся к битве. Князей Заргерона, Воста, а так же их советников и командиров я жду в главном шатре через два часа. Вас всех, разумеется, тоже. И еще, князь Осгор.
     - Да, ваше сиятельство, - из толпы тихо, как змея, появился князь Аргсогора.
     - Пригласите магистра Меррена. Похоже, что нам все же могут понадобиться его услуги.
     - Как скажете.
     - Все, а теперь у меня отдых! - расчистив себе дорогу брошенным в сторону шатра грозным взглядом, Брамар быстро направился в его уютный мрак. - Никого не пускать, - бросил он напоследок Айхару, вставшему возле палатки.
     - Как прикажете, - кивнул юртранец, перегораживая собой вход.
     - Ваше сиятельство, - поприветствовал его склонившийся рослый оруженосец. - Как себя чувствуете?
     - Дерьмово, Хирин. Сними с меня эту сбрую и прикажи, чтобы принесли вина. Нет лучше эля. И пусть кто-нибудь из колдунов его охладит.
     - Как скажете.
     Быстрыми движениями освободив князя от доспеха и облачив его в просторную кофту и штаны, оруженосец исчез. Однако не успел Доронер блаженно развалиться на подушках в углу палатки, как Хирин вернулся, принеся с собой покрытый инеем мех, кубок и чашу доверху набитую ярко желтыми большими яблоками.
     - О-о-о, Зарагские яблочки! - облизнулся Брамар, вожделеющим взглядом смотря на миску. - Неужели от умницы Маллена?
     - Да, ваше сиятельство. И судя по тому, что я еще не блюю кровью, они не отравлены.
     - Хвалю за расторопность, возьми еще парочку, - приняв у оруженосца провиант, Доронер кинул ему парочку яблок.
     - Благодарю, ваша милость.
     - А теперь брысь отсюда, - махнул своей слегка поблескивающей во мраке когтистой перчаткой Брамар, устраиваясь поудобнее.
     Развалившись на подушках, он сходу вылил в себя кубок холодного эля и затолкал в рот почти половину яблока, принявшись с выражением крайнего блаженства оглушительно чавкать на всю палатку. В одиночестве, пусть и достаточно относительном, можно было иногда позволить себе побыть свиньей. Однако стоило князю прикрыть глаза, как кто-то нагло ворвался в шатер.
     - Кто там решил преждевременно скончаться? - открыл левый глаз князь, изучая гостя, сумевшего пройти мимо бдительного Айхара. - Ну да, конечно. Чтобы остановить 'Это', надо было завалить вход в палатку камнями.
     - Чего ты там пробурчал? - возмутилась светловолосая особа, облаченная в пестрые кожаные штаны и приталенную куртку, отлично подчеркивающие ее фигуру, надвигаясь на Брамара подобно стенобитной машине.
     - Говорю, что ты как всегда восхитительна, Миэлла, - улыбнулся княжич.
     - Доронер Брамар, не заговаривай мне зубы! - склонилась к нему полуэльфка, так, что подпертый с боков упершимися в колени руками вырез оказался прямо на линии зрения южанина. - Что ты опять натворил?!
     Лишь титаническое усилие над собой заставило князя перевести взгляд на лицо вторженки и удерживать его в таком положении.
     - Ничего такого, - дружелюбно улыбнулся Доронер, чувствуя, что его сейчас возможно будут бить.
     - Да-а? А где ж тогда принцесска, которую ты собирался тащить под венец? - едва заметно скривившись, произнесла Миэла, уперев пронзительный взгляд своих зеленых глаз в южанина.
     - Ну-у... не срослось у нас. Исключительно по политическим причинам!
     - Вот как? - хитро улыбнулась полуэльфка, разогнувшись и сложив руки на груди. Удовольствия от зрелища для Доронера это ничуть не убавило. - И что же ты ей наговорил?
     - Ну, ты же знаешь, какой я галантный кавалер! Я делал ей комплементы, убеждал, что буду о ней заботиться, и что-то там еще в этом роде... А еще, что этим она спасет жизни своим солдатам и соратникам.
     - Передал ей баночку с пеплом Гаскара...
     - Вот демон! - хлопнул себя по лбу Доронер. - Знал же, что что-то забыл. Ну и хрен с ним, скажу Хирину, чтобы высыпал его в речку.
     - Посочувствовал ее потере... - продолжила Миэла.
     - Я, между прочим, ее братцу-идиоту такие дифирамбы пропел, которые он ни на пядь не заслужил! - гордо приподнялся на локте все еще возлежащий на подушках князь. - И вообще, я старался. И я не виноват, что она наивная, но упрямая дура!
     - И поэтому ты вырезал язык ее дружка и бросил к ее ногам?! - в голосе полуэльфки появились гневные нотки.
     - А-а-а, я это-о... Если я скажу, что он первый начал, это меня спасет?
     - Нет!!! - закричала Миэла, навалившись на его грудь и вдавив в подушки. - Ты совсем с головой поссорился?! Можешь не отвечать, я и сама знаю! Только безумец полез бы драться с воймагом в одиночку!
     - Этих магисматов сильно переоценивают. Да, и сложно назвать честным поединок со...
     - Заткнись! Я еще не закончила!
     - Понял, - смиренно вжался в подушки южанин, на которого уже полностью уселась полуэльфка, стиснув его ребра коленями.
     - Ты полоумный, наглый, самовлюбленный маньяк, который только и мечтает, чтобы поскорее искупаться в крови!
     - А вот и нет, - Брамар обхватил руки Миэлы своими. - Я очень умный, наглый, самовлюбленный маньяк, который только и мечтает поскорее усесться на трон!
     - Если ты еще раз заставишь меня так нервничать, я тебя прирежу, - прошептала ему на ухо Миэла, склонившись.
     - Ну, пока этого не произошло, может, полежишь тут со мной? Я очень устал, - нагло парировал угрозу Доронер.
     - Сними перчатки, - безапелляционно ответила полуэльфка, расстегнув свою куртку.
     - Нееет, - простонал Брамар. - Давай без этого, ну пожалуйста.
     - Сни-май, - медленно провела по его груди острым коготком восседающая сверху наглая особа. - Живо.
     - Ты же знаешь, насколько мне без них хреново?
     - Ну, значит, обойдешься и без моей компании, - слегка потянулась Миэлла.
     - Чертова шантажистка, - проворчал Брамар, вытянув руки. - Вот сама их и снимай!
     Руки полуэльфийки тут же обхватили правую перчатку, осторожными движениями расстегнув ремешки кожаного наруча, скрывавшего древние магические письмена, выжженные на поверхности перчатки. Освободившись от обвеса, Доронер дотронулся пальцем до круглой руны на внутренней стороне руки. Символы чуть блеснули, и казавшаяся сплошной перчатка разошлась подобно чешуе, позволяя высвободить руку. Миэлла медленно и осторожно потянула перчатку, но отпускать свою жертву артефакт так просто не планировал, и вынуть руку из его цепких объятий удалось с трудом. Перчатка тихо хлюпнула, будто трясина у которой отобрали жертву, и на свет божий показалась рука, выглядевшая так, будто принадлежала мертвецу.
     Тощая как у мумифицированного трупа конечность была испещрена жуткими черными полосами будто кора дерева, полностью перекрывавшими друг друга на кисти, делая ее похожей на мерзкого черного паука. Доронеру часто казалось, что если он вдруг попробует хотя бы щелкнуть пальцами без магической перчатки, то плоть с них просто слезет.
     Спустя минуту и вторая рука освободилась из хватки артефакта.
     - Довольна? - выставил перед собой свои уродливые длани Брамар, отложив недовольные этим перчатки в сторону. Голова слегка закружилась, тело ослабло, а в руках снова появилась противная ноющая боль.
     - Ага, - грустно улыбнулась Миэла, разглядывая лежащие у нее в руках ладони Доронера,
     После чего направилась к походному сундучку.
     Спустя несколько секунд она вернулась с флаконом жидкости и миской воды, в которую тут же и вылила этот флакон. По палатке распространился едкий запах каких-то растений.
     - Фу, кхе! Что на этот раз за дрянь ты решила на мне протестировать?
     - А ну-ка, цыц! Я, между прочим, знахарку полдня пытала, чтобы она его мне дала. Уважь мой труд и не дергайся!
     - Ладно-ладно, - смирился Брамар, стараясь привыкнуть к запаху.
     Миэлла промокнула в миске длинную серую тряпицу, после чего осторожными движениями принялась бинтовать руки Доронера. Когда почерневшая плоть полностью скрылась под бинтами, ему действительно стало лучше, правда непонятно, была ли это заслуга зловонного зелья, или все же компании самой полуэльфки.
     Закончив с процедурами и вылив миску на улицу, она улеглась рядом с Доронером, приобняв его.
     - Лучше уж так, чем с этими демоническими отродьями, - тихо произнесла она, положив голову ему на грудь.
     - Без этих 'демонических отродий' я бы уже вероятно с кровати не мог встать, не то, что командовать армией. Это, конечно, при условии, что я бы вообще прожил достаточно, дабы ей командовать, - вздохнул Доронер, изучая туго перебинтованные конечности. - Знаешь, могла бы и пожалеть инвалида со своими экзекуциями.
     - Уж прости, что я хочу чувствовать прикосновения твоих рук, а не холодной стали. Ведь я ещё помню каждый шрам от порезов и каждую мозоль от тетивы лука на них.
     - И я тоже помню, - хмыкнул Брамар. - Ведь, когда-то, я мог участвовать в турнирах и побеждать своими силами. Пока любезная судьба не наградила меня этой красотой, - он поднял вверх руку, разглядывая почерневшую от болезни плоть на предплечье. - Не иначе, чтобы не наглел.
     - Скажи, они тебе действительно так нужны? - тяжко вздохнула Миэла, поглядывая на исходящие дурной аурой магически перчатки. - Сколько ты сейчас можешь без них обходиться?
     - Не знаю, - нахмурился Брамар. - День, наверное. Может два. Меньше, чем раньше, гораздо меньше. Ты это хотела услышать?
     Повисла тишина. Доронер почувствовал, как Миэлла слегка вздрогнула.
     - Ничего, - неожиданно бодро произнес Брамар. - Есть у меня одна идейка. Может быть, в отдалённой перспективе, я смогу от них избавиться.
     - Правда? - тут же приподнялась Миэла, уставившись на Доронера.
     - Ага, правда. Только это дела сильно отдаленные. Для начала надо решить более насущные вопросы, а для этого мне нужно еще очень много сделать.
     - Можешь на меня рассчитывать, - улыбнулась полуэльфка, пожимая тонкую руку Доронера.
     - Отлично, - набрал воздух Брамар, готовясь к худшему. - Потому что мне очень нужно, чтобы ты доставила одно секретное письмецо в Сильвоград. Это срочно, так что выезжай, как только твой отряд соберется.
     Лицо Миэлы из радостного поначалу стало озадаченным, а затем в глазах появились искорки гнева, которые быстро переросли в настоящий пожар. За следующие полчаса Доронер Брамар узнал о себе все. И кто он такой, и кто его семья такие, и чем все его предки вплоть до седьмого колена увлекались и на жизнь зарабатывали, и каким образом и через какое место она его достанет, если он опять влезет в неприятности, пока ее не будет. Но, исчерпав, в итоге, все аргументы и будучи не в состоянии переубедить его, полуэльфка поцеловала его на прощание в щеку и вылетела из шатра.
     - Истинная леди Левейн, - усмехнулся Брамар, закрывая полог, и, вздохнув, добавил про себя: - 'Нечего тебе здесь делать, Миэла. Не сейчас'.
     Он вернулся к подушкам, на ходу разматывая зловонные тряпки. Время отдыха истекло, и перчатки были вновь водружены на их прежнее место. Плотно обхватив руки владельца, с блаженным шипением стянувшись вокруг них, они стали продолжением его рук.
     - Ну, то-то же, - усмехнулся Доронер, вытащив из миски яблоко, и крутя его в руке. - Пора за дело.
     Фрукт разлетелся на куски, стиснутый стальными когтями.
     К моменту, когда солнце закатилось за горизонт, ажиотаж в осадившей древнюю крепость армии достиг своего пика. Полукольцо лагеря вокруг крепости, ограниченное кое-как возведенными укреплениями, гудело как растревоженный улей, а все князья и старшие командиры собрались в ставке Брамара, чтобы выслушать план командующего армии южан.
     В большом шатре поставили крепкий стол, на котором расстелили приблизительную карту крепости и территорий вокруг неё, а так же наброски горных тоннелей, составленные разведчиками заргеронцев. Во главе стола, стоял, опершись на него руками в своих жутких перчатках, командующий армии южан, и фактический командир всей объединенной армии, облаченный в парадную кофту. Сбоку от него, скрестив руки на груди, могучей горой высился облаченный в бессменную расписную стеганку Бейгор Кровавобородый. По правую сторону стола находились заргеронцы, во главе с князем Малленом Заргероном, стоявшим примерно в той же позе, что и Брамар, а по левую сторону стола восседал на походном стуле грузный князь Вассер Вост, которого окружало несколько его старших дружинников. Северянин хмуро смотрел на расстеленную карту, почесывая густую окладистую бороду.
     - Так, - посмотрев на окончательно угасший горизонт, начал Доронер. - Наш уважаемый гость задерживается. Ладно, начнем пока без него.
     - Как скажете, - кивнул Маллен.
     Вост буркнул что-то, видимо являвшееся согласием.
     - Итак, полагаю, все уже в курсе, что попытка решить все миром была мною полностью и бесповоротно провалена, - улыбнулся Доронер. - Не вижу смысла и не имею желания обсуждать сейчас, почему это произошло. Поэтому давайте придумаем, как нам с минимальными потерями взять крепость, которую никто до этого даже серьезно не осаждал...
     - Измором, - перебил Вост.
     - Достойное предложение князь, именно то, что от вас и ожидалось, - хмыкнул Заргерон.
     - Ты что-то сказал, сопляк? Или тут просто летает муха? - все тем же непробиваемо спокойным тоном произнес князь севера, не меняя позы.
     - Ах ты...
     - Довольно! - рявкнул Брамар. - Маллен, подобные двусмысленные намеки может и остроумны, где-нибудь на пиру, но никак не на военном совете. Прошу от них воздержаться. Что же до вас князь Вассер, уж в вашем-то возрасте, - 'и в вашем положении', - следует быть посдержаннее.
     - Хорошо, я учту это, - ворчливо пробасил Вост, в то же время всем видом давая понять, что намек был им прекрасно понят.
     - Тогда позвольте я продолжу. Итак, на мой взгляд, лучший способ взять крепость с минимальными усилиями - это не брать крепость! - глубокомысленно изрек южанин, наблюдая за вытянувшимися лицами присутствовавших.
     - Боюсь, что я не совсем вас понял, - первым нарушил тишину князь Заргерон.
     - Все просто, Маллен. Они не захотели отдать нам то, что нам было нужно? Хорошо, не станем забирать это силой, вместо этого мы просто украдем принцессу из крепости. Благо один существенно мешающий этому плану фактор я собственноручно устранил.
     - Проще некуда, - хмыкнул Бейгор, разглядывая карту крепости. - Это же чертов лабиринт, ко всему прочему, под завязку набитый солдатами.
     - Вот тут-то и кроется парочка весьма любопытных обстоятельств, - усмехнулся Доронер. - Князь Вассер?
     - Приведите, - хмуро скомандовал своим дружинникам Вост.
     Вскоре в свете факелов, освещавших место собрания, появились несколько молодых юношей и девушек.
     - И кто это? - испытующим взглядом уставился на северянина Кровавобородый.
     - Старшие дети князей Волога и Волстерна, - ответил князь Вассер, показывая своей жирной рукой, кто есть кто.
     - Взяли в заложники детей, князь? Истинное северное благородство, - возмутился Маллен, разглядывая лица перепуганных девиц.
     - На войне все средства хороши, Маллен. Особенно, если с их помощью можно сберечь жизни воинов, - не дал Восту начать новый виток перебранки Брамар, обратившись следом к заложникам. - Не беспокойтесь, с вами ничего не случиться. Если, конечно, ваши отцы будут делать то, что им велят.
     - Тогда можешь нас сразу повесить, - гордо отозвался высокий светловолосый юноша в голубом дублете.
     - Возможно, и придется. Возможно, и не только повесить, - взгляд Брамара хищно прошелся по девушкам, заставив тех буквально сжаться. - Хех, но позже, - легкомысленно отмахнулся южанин, демонстрируя, что блеяние пленников его не особо волнует.
     - Выродок, - прошипел светловолосый, но удар одного из дружинников Воста быстро заставил его замолчать, рухнув на колени.
     - Уведите, - скомандовал князь Вассер.
     - Так вот, - продолжил Доронер. - Князь Вассер, как я знаю, уже сделал предложение соратникам принцессы, я прав?
     - Волстерн - упрямый дурак. Говорить с ним, что биться головой в крепостные ворота: зрелищно, но бесполезно, - зло бросил Вост. - Однако, Деннар Волог куда разумнее него. Он принял наше предложение, пусть и неохотно, и посодействует в захвате принцессы.
     - Не совсем так, как я рассчитывал, но тоже неплохо, - улыбнулся Доронер. - Думаю, раз уж он такой разумный, то справится и своими силами с захватом принцессы. В свою очередь, я сумел убедить магистра Морока в том, что его гости слишком засиделись, и дальнейшее их пребывание в крепости сопряжено со значительными проблемами.
     - Вам удалось убедить лидера Стражей? - удивился Маллен.
     - Это было не так уже сложно, - довольно ухмыльнулся Доронер. - Единственное, что волнует этих фанатиков - это сохранность упрятанных в горе 'реликвий', чем бы они ни являлись. Поскольку мне абсолютно наплевать на их артефакты, то и причин для конфликта с орденом у нас нет.
     - Ваше сиятельство, почему в таком случае стражи сами не отдадут нам принцессу? - высказался князь Бейгор.
     - В крепости тысячи мужей королевских войск, а в ордене стражей сейчас всего чуть больше тысячи воинов. И думаю, все здесь понимают, что рисковать своей головой за нас они не собираются.
     - Однако если риск для них будет минимален, то мы можем рассчитывать на некоторое содействие с их стороны? - вставил свое слово князь с востока. - Неявное.
     - Именно, - улыбнулся Брамар. - И именно поэтому, Маллен, я хотел, чтобы вы с частью своих солдат тайно проникли в крепость через горные проходы и обеспечили, при необходимости, силовую поддержку нашим новым союзникам в их нелегком деле. Стражи проведут вас в крепость, однако сражаться за нас они не станут.
     - Это самоубийство, - пробурчал Вост. - Если поднимется шум, заргеронских солдат передавят, как крыс. Причем это могут сделать сами рыцари ордена, чтобы прикрыть себя.
     - Не стоит нас недооценивать, князь, - зло прошипел Маллен, сверля взглядом северянина.
     - Похвальная уверенность, - кивнул Доронер. - Однако кое в чем князь Вост прав. В крепости слишком много солдат, а проходы, ведущие в нее длинны, узки и крайне запутаны. Вы не сможете быстро провести достаточно сил, чтобы закрепиться в крепости, поэтому я настоятельно не советую вам ввязываться в полноценное сражение. Если гарнизон все же всполошится, и вы не сможете вывести принцессу, то уходите.
     Однако это наш лучший план, Маллен, поэтому приложите максимум усилий, и еще, по возможности, постарайтесь ее не убивать и не калечить. Я все-таки планирую на ней жениться.
     Со стороны раздались смешки.
     - Однако, ваше сиятельство, разрешите вопрос, - обратился к Доронеру один из его стражников. - Что нам делать, если не получится обстряпать всё по-тихому?
     Присутствующие северяне и жители востока с немалым удивлением уставились на юртранца, посмевшего высказаться на совете князей. Однако Брамар спокойно кивнул воину, намекая, что он все услышал. Среди брамарцев чванливость и высокомерие сильно не приветствовались, особенно в армии Брамарского Орла.
     - Если изначальный план провалится, то мы пойдем на штурм! - По рядам собравшихся пополз возмущенный ропот. - Тихо! Во-первых, я не требую от вас брать штурмом всю крепость. Поднявшийся в момент атаки переполох может позволить нашим союзникам внутри захватить принцессу и уйти с ней в общей неразберихе.
     Ропот немного притих, но полностью не исчез.
     - И во-вторых! - с нажимом произнес Доронер. - На случай штурма, для стен крепости мы подготовили небольшой сюрприз. Верно, магистр Меррен?
     - Верно, - несколько растерянно кивнул появившийся в шатре незаметно, как ему казалось, волшебник. Рядом с ним появился и Хейл Осгор.
     - Прошу простить нас за задержку, ваше сиятельство, - извинился князь Хейл. - Мы...
     - Неважно, вы как раз вовремя, - отмахнулся Брамар, догадываясь, что основной причиной подобной задержки был явно не князь. - Магистр Меррен, поведайте нам, что такое нехорошее вы собираетесь сделать с этими тысячелетними стенами?
     - Хорошее или нет, вопрос спорный, ваша светлость, - лукаво улыбнулся маг. - Все зависит от точки зрения.
     Колдун был облачен в коричневую мантию с капюшоном. Руки скрывали черные кожаные перчатки, на поясе висело что-то вроде небольшого молота, исписанного рунами. На удивление короткая серая борода доходила едва до кадыка, еле прикрывая шею.
     - Колдуны... - тихо прошипел Бейгор, добавив в конце фразы витиеватый оберег ругани.
     - Итак, уважаемые, позвольте мне представиться, - начал колдун, проигнорировав здорового южанина. - Мое имя Меррен Маилиэвельтэйон дир Ойгс.
     - 'Интересно, а кто среди присутствующих вообще сможет это выговорить?' - подумал Доронер.
     - Я являюсь магистром магических наук Магнесской Коллегии магии и специализируюсь на изучении и изменении исходной структуры материальных и аматериальных страктов и субстрактов.
     - Эм... уважаемый магистр, а можно несколько проще? - смущенно поинтересовался Маллен, считавший себя достаточно образованным, но не понявший и половины сказанного волшебником.
     - Эхх, - тяжко вздохнул колдун. - Я магический алхимик.
     - Благодарю, - скромно ответил Маллен, ощущая, что уважаемый колдун смотрит на него как на законченного кретина.
     - Итак, моя специализация - изменение материи. И так уж вышло, что я, вместе с несколькими своими учениками несколько лет назад был приглашен магистром Мороком для исследования вопроса восстановления крепости. Тогда мы выяснили, что камень, из которого сделана крепость, был пронизан жилами, сделанными из неизвестной разновидности камня магисты. Эти самые жилы и служили проводником магии, защищавшей крепость, делая ее практически неразрушимой для обычного оружия и магии. Мы, правда, так и не нашли способа восстановить эти жилы, однако смогли начать работу над теорией проводящей материи...
     - Бесспорно, это очень интересно, но чем оно нам поможет? - скептически посмотрел на мага князь Вост.
     Колдун возмутился тем, что его грубо перебили, но заметив кивок Брамара продолжил.
     - Если позволите, я закончу. Сейчас из-за того, что эти жилы от старости ссохлись и раскрошились, камень начал разрушаться. Конечно, на его естественное разрушение уйдет еще немало времени, при условии...
     - Магистр, пожалуйста, ближе к делу, - с нажимом произнес Брамар.
     - Да-да, хорошо, - ворчливо ответил алхимик. - Пусть мы и не нашли способ обратить или замедлить разрушение, однако я обнаружил способ его ускорить, путем пропускания магии обратной полярности через стены крепости.
     - Вы хотите сказать, что мы можем ослабить стены крепости? - удивился Маллен.
     - Нет, князь. Я говорю, что могу обрушить стены этой крепости! - самодовольно произнес алхимик. - Но для этого, моим подчиненным нужно будет подобраться к стенам очень близко, почти вплотную, и потребуется некоторое время на формирование заклинаний.
     - Об этом не волнуйтесь, магистр, - ответил Доронер, расставив по карте крепости различные фигурки, за время рассказа колдуна. - С головы ваших людей и волоса не упадет, - белые камушки, обозначавшие магов, перекочевали к стенам крепости. - Их прикроют наши наиболее зарекомендовавшие себя войны - 'Калкирские вороны', 'Вискарские вепри', 'Дырявые щиты' и ' Стальные шкуры'.
     - Что?! - возмутился магистр. - Наемники? Почему не ваши собственные солдаты, князь Брамар?
     - Потому, что вся моя армия будет в резерве, магистр, - грозным голосом ответил Доронер, заметив удивленный взгляд северянина. - Да-да, князь Вост, вы не ослышались. Как и вы Маллен. Ваши армии будут сражаться на передовой. В центре будут наступать северяне, а по флангам солдаты востока.
     - Но...
     - Вы же не думали, что я так легко забуду, что Север воевал против меня? - хищно произнес южанин. - Или то, что через северный морской путь Заргерон поставлял и до сих пор поставляет западу крупные партии оружия и провизии? - теперь взгляд уперся в Маллена, который к чести выдержал, его не шелохнувшись. - Полагаю, мои требования более чем обоснованы. Или же есть возражения?
     - Нет, князь. Будем считать, что эта победа будет нашей компенсацией вам за причинённые неприятности, - спокойно ответил князь Заргерон. - Да и от лишней славы я не откажусь, раз вас она не интересует.
     - Север платит свои долги, - проворчал Вост, хмуро глядя на расставленные вдоль стен крепости синие кубики.
     - Я категорически против! - взвился, наконец, одергиваемый до этого князем Осгором магистр Меррен. - Вы с ума сошли, князь! Я ни за что не доверю своих учеников каким-то продажным бандитам! Или вы отправите с ними надежных солдат или нам не о чем говорить!
     - Магистр, - стиснув руки в кулаки, произнес Доронер, стараясь сохранять спокойствие. - Вся задача эскорта будет сводиться, в итоге, к тасканию мантелетов перед вашими учениками и слежкой за окружением. С перетаскиванием щита справится любой идиот!
     - Князь Брамар, вы меня видимо не расслышали, или я неясно выразился, но...
     'Я тебе эту бороду отрежу и заставлю ее сожрать, ты, старый пердун!' - заскрипел зубами Доронер, но решив, что спорить со стариком дело неоправданно долгое решил уступить: - Хорошо, магистр Меррен, если вам так будет спокойнее, с ними отправятся солдаты заргерона. У вас найдется сотня другая крепких воинов, Маллен?
     - Разумеется, - кивнул сосредоточенный княжич востока.
     - Хорошо, тогда наемников мы используем в качестве мобильного резерва для ваших сил, князь Вост.
     - Благодарю, - кивнул северянин.
     - Ну, вот и славно, - снова надел располагающую улыбку Доронер. - Конечно, если ситуация вдруг сильно осложнится я немедленно отправлю вам помощь. Однако вы оба понимаете, что лучше бы этого не потребовалось. За три часа до рассвета все войска должны быть на своих позициях и готовы к сражению. Все ясно?
     - Да, князь Брамар, - кивнули присутствующие князья, перед тем как отправится к своим армиям.
     Заргеронский лагерь всем видом напоминал взведенную катапульту. Один приказ и весь слаженный механизм придет в движение, неся молниеносную смерть врагам Заргерона. Это зрелище вселяло в следовавшего к своему шатру Маллена надежду на то, что сегодня они, может быть, потеряют не столь многих.
     - Грандиозные планы у этого Брамара, князь, - обратился к господину следовавший за ним телохранитель.
     - Класть я хотел на его планы, Хавир, - рыкнул в ответ воину раздраженный Маллен. - Мы здесь не за тем, чтобы плясать под его дудку, как чертовы марионетки.
     Личная встреча с объектом его восхищения, Брамарским Орлом, князем Доронером, сильно испортила мнение Маллена о нем. Как это часто бывает, выдуманный им образ оказался весьма далек от реального человека. И еще больше злила необходимость вести себя с ним, как благородная дева на первом пиру. Тошнотворное ощущение.
     'Однако, похоже, он об этом догадался. Проклятье!' - добавил про себя Заргерон.
     - Не лучше ли нам в таком случае уйти, пока мы еще можем это сделать? Все лошади оседланы. - Хавир серьезно посмотрел на своего господина.
     - Это невозможно, - отрезал Маллен. - Без моего брата нам нет смысла возвращаться. Поэтому мы никуда не уйдем без него.
     - Но, князь, разве он нам так уж нужен? - поинтересовался Хавир, останавливаясь. - Почему бы вам не возглавить восстание?
     - Ты идиот! - вспылил Маллен. - Если мы хотим, чтобы народ поднялся и сражался за свою свободу, ему нужен символ. Символ, за которым пойдут, который будет понятен всем до последнего тупого свинопаса и портовой шлюхи!
     Мой брат долгие годы боролся, пытаясь убедить благородные дома востока, что крестьянам пора даровать свободу и перестать относится к ним как к имуществу. В итоге, из-за его упорства, Маргуса изгнали и лишили права наследовать положенный ему по закону трон. Люди знают это и любят его до сих пор. Если мы вернем опального наследника, весь восток поднимется на войну вслед за ним.
     - Вас народ тоже любит, князь.
     На это Маллен лишь горько усмехнулся.
     - А за что? За то, что я лицом вышел и на лошади хорошо езжу? Или может за то, что я блистаю на турнирах? Это не любовь Хавир, я им просто нравлюсь, как красивая говорящая статуя. Маргус всегда лучше понимал, что нужно нашей стране. И сейчас, ей нужен он.
     Князь Заргерон на минуту задумался.
     - Ладно, Хавир. Я лично возглавлю отряд, идущий в крепость. Ты знаешь что делать. Все должно быть готово в срок, ведь мы же не хотим разочаровать князя Брамара? - иронично ответил он.
     - Да, ваша милость, все будет исполнено, - неохотно кивнул дружинник, однако про себя подумал другое: - 'Вы себя недооцениваете, князь. В отличие от мечтательного глупца в лице вашего брата, в вас воины востока видят того, кто сможет вести нашу страну вперед'.
     - Чертов ублюдок просто решил отправить нас в расход! - бушевала капитан Эллерия Илисиль, меряя шагами достаточно небольшое пространство палатки.
     Кроме самой озлобленной командирши в палатке присутствовал волколюд Грам и крысолюд-маг Марир, следящий, с помощью магической завесы наложенной на ткань, за тем, чтобы гневные вопли решившей как следует проораться командирши не достигли чужих ушей. Свои собственные уши он, к большому сожалению, защитить не мог.
     - Да ладно тебе, Эллерия. Остынь, - отхлебнув из меха, перебил волколюд. - Не в первый раз к демону в задницу лезем...
     - Вот именно! - рявкнула лисолюдка. - Не в первый, не во второй, и даже, мать его, не в десятый! Всю эту богами проклятую компанию мы только и делаем, что ныряем из одной жопы в другую, еще более глубокую и темную!
     - За это нам и платят, вообще-то.
     - А с каких пор покойникам нужны деньги? - поинтересовалась командир, глядя на своего сидящего первого лейтенанта сверху вниз. - Напомни мне, на сколько наших бойцов был подписан контракт?
     - 667, - мрачно произнес Грам, уперев задумчивый взгляд в мех.
     - А сейчас нас?
     - 97, - вздохнув ответил Грам, одним махом выдув все, что оставалось в меху.
     - Вот именно! Эта хойртанская мразь просто пытается от нас избавиться! А если план этого ублюдка провалится, то мы гарантированно покойники! Нас раздавят, как тараканов, и платить ничего не придется!
     - Эмм, а может мы того, сбежим? - аккуратно поинтересовался Марир, нервно почесывая за ухом.
     - Ага, конечно, - фыркнул Грам. - Весело и с песнями.
     - Незаметно мы не уйдем, - вздохнула Эллерия, которая уже успела не меньше десятка раз обдумать возможности дезертирства. - А просто разорвать контракт не сможем, слишком глубоко втянулись. То есть смочь-то, кончено, сможем, только вот жизнь наша после этого будет удручающе коротка, можешь не сомневаться, Мар. Прирежут в целях предосторожности.
     - Беда, - подернул носом представитель крысиного народа. - Гекс, есть еще винишко?
     - Неа, раньше надо было думать, - хмыкнул волколюд, обращаясь следом к Илисиль. - Ну, так и что? Кричать ты тут можешь хоть до посинения, только наша участь от этого несильно поменяется.
     - Да знаю я, - вздохнула капитан наемников. - Но не могу же я к этому южному конеебу идти в таком состоянии? Надо успокоиться.
     - И что ты собралась с ним делать? - поинтересовался Гексариор, напрягшись.
     - Что-что, пойду ползать на коленках и просить оставить нас в тылу. Толку от нашей сотни инвалидов сейчас чуть больше, чем никакого, только запорем дело. По крайней мере, попытаюсь его в этом убедить.
     Грам явно собирался что-то сказать, по поводу плана лисолюдки, но подумав, махнул рукой, мол: 'делай, как знаешь'.
     - Ладно, фух, - глубоко вдохнула и выдохнула Эллерия. - Пора идти.
     - Удачи, командир, - кивнул Марир, снимая заклинание с палатки.
     Выйдя из своей платки, капитан Илисиль направилась через стан своего отряда к шатру Брамара. Лагерь наемников представлял собой грустное зрелище. Палаток и навесов было много, но большей частью наемники просто пользовались редкой возможностью пожить просторно. Лишних лошадей и трофейное снаряжение уже успели загнать интенданту южан, путь и за сущие копейки, а личные вещи павших соратников приватизировать, разделив между собой. Проходя мимо импровизированного стойбища, наемница подозвала и потрепала свою новенькую серую лошадку, чем еще немного успокоила бушующее в душе негодование.
     'Больше я никого не потеряю из-за чужой дурости', - решительно ответила сама себе наёмница.
     Дальнейший путь до холма в центре Брамарской части лагеря занял несколько минут. Окончательно стемнело, а небо заволокло облаками, и лагерь полностью находился во власти теней, отбрасываемых факелами.
     - Стой, дальше ни шагу, - остановила ее на подступах к вершине холма стража Брамарцев.
     - У меня дело к князю Брамару.
     - Вам, наемникам, уже все было сказано, проваливай, - грубо гаркнул юртранец, облаченный в ярко разукрашенный ламеллярный доспех.
     - Тебя забыла спросить, что мне делать, - не менее грубо гаркнула лисолюдка. - Живо извести своего князя, или я сама это сделаю.
     - А ты ничего не перепутала, ушастая шлюха? - прорычал юратранец, потянувшись за висящим на поясе схавеншаром.
     - Только попробуй, - зашипела наемница, хватаясь за мечи.
     - Эллерия, вы как всегда бесподобны, - внезапно раздалось у нее за спиной.
     Резко обернувшись, она обнаружила у себя за спиной Доронера Брамара, облаченного в легкий кожаный доспех, весь перепачканный какой-то серо-коричневой грязью, в сопровождении пары охранников.
     - Ваше сиятельство, простите за беспокойство, но у меня к вам срочное дело, - тут же собралась наемница.
     - Хорошо, пройдемте в мой шатер, - кивнул Доронер, надев располагающую улыбку и проходя мимо охраны, приглашая Илисиль следовать за ним.
     - Я не вовремя? - поинтересовалась наемница, пытаясь понять, где можно было так изгваздаться.
     - Нет, я был... на разведке. Пришлось немного полазать по местным пещерам.
     - Судя по всему, довольно грязная была работенка, - попыталась пошутить наемница.
     - Хе-хе, - усмехнулся Брамар с неясным выражением лица. - В некотором роде. Так-с, Хирин! - крикнул он кому-то в шатре. - Возьми доспехи и почисти, как следует. Только надень лучше перчатки.
     Принюхавшись, наёмница поняла, что грязь, даже засохшая, как-то подозрительно мерзко воняет.
     - Да, князь, - из шатра появился здоровый детина, как она поняла, являвшийся чем-то вроде оруженосца. Приняв у господина доспехи, и слегка скривившись от запаха, он быстрыми шагами отправился куда-то в сторону южной части лагеря.
     - Пройдемте, - произнес Доронер, откидывая полог и пропуская наемницу внутрь. - Так о чем вы хотели поговорить Эллерия?
     - Ваше сиятельство, - не зная как подобраться к этому человеку деликатно, наемница решила пойти в лоб. - Я прошу вас оставить мой отряд в резерве.
     - О? - удивился князь, собиравшийся налить себе в кубок из лежащего на тумбе меха. - И с чего такая просьба от самой лихой банды, которую мы наняли?
     - У меня осталось мало воинов князь, слишком мало, а те, что остались, вымотаны физически и духовно, от них будет мало толку в бою.
     - Я и не прошу вас брать штурмом донжон, - усмехнулся Доронер, наливая себе вина. - Всего лишь обеспечить при необходимости посильную помощь нашим союзникам при штурме...
     - То есть взять наиболее опасные участки за них? - перебила наемница. - Эта 'армия' севера практически небоеспособна, князь, и вы это прекрасно знаете. Из них же меньше четверти имеет хоть какой-то боевой опыт!
     - Ничего, пускай набираются, - отмахнулся Доронер. - Их достаточно много, чтобы закидать нашего противника трупами, а вы с заргеронцами довершите дело, в случае необходимости.
     Ну, и побудем немного оптимистами, если уж все пойдет по плану, то пробиться нужно будет только к одной-двум внутренним стенам.
     - А если нет?
     - Сомневаетесь в моем плане, капитан Илисиль? - нехорошо оскалился Доронер.
     - Я привыкла рассчитывать на худшее, - выдержала гневный взгляд князя наемница.
     - Ха! Ну что ж, я тоже не столь самоуверен, - азартно усмехнулся Брамар. - Однако не могу же я просто так взять и отправить вас в тыл? Мне придется послать кого-то на ваше место, вы же понимаете. А это вызовет определённые трудности.
     - Полагаю, вы хотите какой-нибудь компенсации за ваши затруднения? - собравшись с духом, продолжила Эллерия.
     - Хм, и что бы вы могли мне предложить, в таком случае?
     - Мы можем пересмотреть условия контракта. За невыполнение своих обязательств в полном объеме, мы можем сократить цену на наши услуги. Скажем, на четверть.
     - С учетом того, сколько вы нам стоили, довольно неплохое предложение, - задумчиво подпер подбородок рукой Доронер. - Но оно такое... скучное.
     - Половину? - неуверенно поинтересовалась наемница.
     - Нет, нет, нет! - отмахнулся южанин. - Это все так скучно. На деньгах в этом мире свет клином не сошелся, Эллерия. Может быть, у вас есть идеи поинтереснее?
     Наемница вздрогнула от слов князя.
     - 'Поинтереснее? Да, что этому психопату нужно? - взбеленилась лисолюдка, стиснув зубы. - Впрочем, и так понятно. То же, что и всем остальным мужикам!'
     Едва заметно вздохнув, наемница медленными плавными движениями расстегнула куртку, а затем и рубашку, разведя края одежды в сторону, она обнажила весьма приметную упругую грудь, по которой пускал слюни едва ли не весь мужской коллектив банды 'Стальных шкур'.
     - Ого, а я-то гадал, какого они на самом деле размера под этой вашей толстенной курткой, - несколько удивился Брамар, поставив кубок на стол и приблизившись к наемнице. - М-да, хорошо же вы ее прятали.
     Рука, облаченная в просто таки исходящую дурной аурой перчатку, коснулась щеки наемницы и медленно пошла вниз, пройдясь по шее и вниз, вплоть до груди.
     - 'Держись, наемница. Ты Илисиль Стальная Шкура или трактирная девка?' - до боли стиснув зубы, повторяла про себя наемница, пытаясь понять, от чего ее воротит больше: от ощущения холодного металла на коже, явно проклятой ауры исходившей от перчатки или все же садистского выражения лица Доронера Брамара, находящегося куда ближе, чем хотелось бы.
     - Весьма впечатляет, - хищно произнес Брамар, но в следующую секунду спокойно убрал руку и, развернувшись, направился туда, где оставил свой кубок. Взяв его, он повернулся к наемнице и оперся поясницей на край столика, вернув лицу прежнее лицемерно благожелательное выражение.
     - Что это значит? - произнесла ошарашенная наемница.
     - Просто было любопытно, - невинно произнес Брамар, отпив из кубка. - На самом деле Эллерия, я предпочитаю несколько менее... эм, хвостатых женщин. Вы, конечно, бесспорно очень привлекательны, и уж точно привлекательнее многих благородных особ, с кем мне предлагали свататься. Однако... нет. Полагаю, вам больше нечего мне предложить?
     - Я... - Илисиль застыла в шоке, не зная, что еще можно было сделать сейчас.
     - Жаль. Будем считать, что вы меня не убедили, - ответил за нее Доронер, усмехнувшись, - Но, раз уж вы так переживаете, я пойду на некоторые уступки. Я готов поднять вашу оплату на... четверть, когда вернетесь. А теперь, ступайте, я рассчитываю на ваших бойцов.
     Практически сжавшись в комок от целой бури нагрянувших эмоций, дабы не бросится на ублюдка в самоубийственную атаку, Илисиль коротко кивнула и, склонив голову, вылетела из шатра, застегиваясь на ходу.
     Солдаты Брамара, которым повезло лицезреть растрепанную и покрасневшую от злости наемницу, проводили ее смешками, не сулившими ничего хорошего.
     - Интересно, капитан Илисиль, - усмехаясь про себя, произнес Доронер, после ухода наёмницы, изучая зажегшиеся на правой перчатке, переливающиеся отсветами руны. - Очень интересно...
     Вернувшись в расположение своей банды, Эллерия стрелой влетела в свой шатер, распугивая на своем пути всех встреченных наемников, и немедленно завалилась на сенную подстилку. Стиснув в руках рукояти своих мечей, она попыталась заснуть, однако провалиться в блаженное забвение ей так и не дали.
     - Ой-ей-ей, - с лицемерным сожалением обратился к наемнице ласковый женский голос из темноты. - Кто обидел мою любимицу? Какой негодяй посмел?
     - Заткнись, - прошипела Эллерия, не желая открывать глаза. - Оставь меня.
     - Ай, как грубо! Я же о тебе забочусь, неблагодарная засранка. И встань, когда я с тобой разговариваю!
     Резкая боль в руках заставила наемницу подскочить. Она стояла посреди бесконечного темного пространства, сверху ограниченного чем-то напоминавшим звездное небо, а снизу плотным, как стена серым туманом, на котором Эллерия и стояла.
     Напротив наемницы восседала огромная, в три раза выше нее, белоснежная лисица с густым лоснящимся мехом и тринадцатью колыхающимися за спиной хвостами. Красные, цвета крови глаза, неотрывно смотрели на наемницу.
     - Я не хочу об этом говорить, - проворчала она, глядя на древнее и ужасное, но всеми уже давно позабытое божество.
     - Какая ты бука. Кому же может пожаловаться на несправедливость мира жрец, если не своему божеству? - опустила голову лисица, изображая дружелюбие. - А ведь этого наглого человечишку можно легко заставить обо всем пожалеть. Горько пожалеть!
     - И цена этому будет всего лишь мое тело и душа? - усмехнулась лисолюдка. - Я уже говорила: 'ни-за-что-в-жиз-ни-не-ста-ну-тво-им-а-по-сто-лом'. Радуйся уже тому, что я тебя периодически подкармливаю душами бедолаг, имевших глупость перейти мне дорогу.
     - Эх, глупая девка, - разочарованно вздохнуло божество, запертое вне времени и пространства. - А ведь было время, когда тысячи воинов бились насмерть за это право.
     - Помню-помню, прекрасные времена древнего царства Пожирателей жизни! - сделала размашистой жест руками Илисиль. - Одна только беда, в итоге твоего правления ими, всех пожирателей перебили, и теперь даже упоминания о существовании этого народа исчезли в истории. А если верить тебе, то я вообще последняя их представительница.
     - Ты даже не представляешь к сколь большому моему сожалению, - согласилась лисица. - Ладно, проваливай отсюда. А я вернусь к созерцанию вечности, она в отличие от вас смертных, постоянна.
     - Покорно благодарю, ваше светлейшество. Приятного лицезрения, - деланно поклонилась наемница, после чего рассыпалась клубами тумана.
     - Глупенькая девка, - зло усмехнулось божество, устраиваясь поудобнее. - Уже скоро.
     - Подъем! - басовито рявкнули у Илисиль над ухом.
     Клинок наемницы остановился в считанных сантиметрах от горла Грама.
     - Сколько? - поинтересовалась она, убрав клинок и протирая глаза.
     - Скоро выступаем. Одевайся, - рыкнул волк, кидая ей стеганку.
     - Ага.
     - Мы все еще в авангарде? - скорее утвердительно, нежели вопрошающе произнес волколюд.
     - Да. А ты откуда знаешь?
     - О твоих навыках куртизанки-неудачницы уже весь лагерь судачит, - зло проворчал Грам.- И это здорово подпортит твою репутацию, а значит и нашу.
     - Ну, уж простите, - зевнула Илисиль. - Значит, придется ее восстанавливать на поле боя. А хорошую новость хочешь?
     - Валяй, - пробурчал мрачный, как туча, Гексариор.
     - Если победим, этот... Брамар нам накинет четверть оплаты сверху.
     - И то хлеб, - усмехнулся Грам, добавив тише. - А этому сученку следует теперь быть осторожнее.
     - Что ты там пробурчал?
     - Да так, ерунда. Собирайся живее, итак слишком долго продрыхла!

Примечание к части

     "Та-да-да-дам! И это "прода", многоуважаемые дамы и обворожительные господа!" Как всегда жду критики! Продолжение в этот раз сильно задержалось, и в него так и не завезли эпичного экшена, однако поверьте оно того стоило. Теперь я дипломированный инженер, с дипломом одного из лучших питерских ВУЗов. Я-а-аху! Осталось оттрубить месяцок военных сборов, и тогда стану полностью свободным человеком, да еще и при погонах. По этой же причине время выхода и содержание следующей главы пока что остается неясным, но постараюсь не разочаровать вас, уважаемые читатели. Товарищу малалу и Bad_Pony объявляется благодарность за внимательный отлов проскакивающих редактуру ошибок.
>

Глава 5 - "Рассвет. Часть 1."

     Эстерра. Крепость "Старый страж".
     21 число месяца Восхождения.
     1:45
     Над валанским предгорьем воцарилась темная ночь. Сквозь рваную пелену тяжелых облаков иногда пробивался бледный свет луны, безнадежно пытаясь хоть немного рассеять царящую мглу. На стенах и во дворах старой крепости горели сотни блеклых огоньков, с помощью которых люди пытались хоть ненадолго разогнать тьму вокруг себя.
     Однако несколько человек, укрывшихся от посторонних глаз во тьме, на вершине старой смотровой башни, сторонились света. Башня была выстроена на одном из уступов скалы, внутри крепостных стен, и с нее открывался прекрасный вид на всю твердыню и ее предместья. Однако стены ее уже давно разрушились, и башня была брошена хозяевами, став теперь прибежищем для теней и пауков. Свист ветра, проносящегося через щели, переплетался с тихой шипящей речью новых обитателей башни, складываясь в невиданные этим миром мантры...
     - Норильск, - прошептал лежащий на сложенном маскхалате обряженный в серую бригантину боец, продолжая таращить свой усталый взор в маленькое окошко ночного видоискателя, наблюдая за перемещениями 'дружественных' и 'не дружественных' аборигенов, как муравьи мельтешащих вдоль крепостных стен.
     - Курск, - прошипел еще один, аналогично одетый боец, расположившийся у соседнего пролома и так же пытавшийся не отрывать усталый взгляд от вверенного ему сектора наблюдения.
     - Киров, - продолжил третий, караулящий подходы к башне, поглаживая лежащий на коленях черный 'Винторез'.
     - В-в-в... Вологда.
     - Архангельск.
     - Копенгаген.
     - Новокузнецк.
     - Да, сука. Опять на 'К'? - проворчал второй наблюдатель. - Где, блин, наши сменщики?
     - Еще полчаса, - проворчал первый, потирая глаза.
     Вахта оказалась на удивление скучной: мельтешащие вдоль стен аборигены, с трудом различимые с такого расстояния, баррикадировали ворота крепости и готовили стены к штурму, затаскивая на них камни, брёвна и прочую полезную при штурме мелочь, а осаждающие, в свою очередь, медленно и, как им казалось, незаметно подкрадывались к крепости. Унылая мышиная возня. Поэтому разведчикам приходилось всеми силами отгонять от себя сон, чтобы не пропустить что-нибудь важное. А для парней из 'Нормали', работавших там, внизу, любая мелкая деталь могла быть границей между жизнью и смертью.
     - У меня через полчаса глаза слипнутся.
     - Отставить нытье, лейтенант. Собери свои яйца в кулак, недолго осталось.
     - Есть собрать, товарищ старший лейтенант, - тихо усмехнулся боец. - О, точно, Коломна.
     - Адрианополь.
     - Ничего себе ты загнул. Луга.
     - Тихо, - внезапно прошипел караульный, перехватив винторез. - Слышали?
     Все бойцы внимательно прислушались к окружению, однако услышали лишь свист ветра, гуляющего между скал.
     - Ничего, - прервал минуту молчания старший лейтенант.
     - Чисто, - подтвердил второй наблюдатель.
     - Я слышал шум. Со стороны тоннеля, - напряженно произнес караульный.
     Старший на секунду задумался.
     - Так, мы с Димой идем проверять. Коля, ты остаешься тут, будь 'на стреме'.
     - Есть, - кивнул лейтенант, на всякий случай, передвинув поближе к себе автомат.
     - Пошли, - коротко бросил старлей, подбирая свой сто седьмой калашников с ПБС.
     Оба бойца медленно спустились с башни и направились по едва заметной тропинке, ведущей в небольшой проход между скалами, где скрывался вход в катакомбы, прислушиваясь к каждому шороху. Сейчас в этой части крепости не должно было быть никого из 'своих'. Через несколько минут, завернув за последний поворот, бойцы вышли на небольшую площадку перед выходом из тоннеля.
     - Твою мать... Вот и приплыла рыба-жопа, - коротко прошипел старлей, внимательно осматривая площадку перед выходом из тоннеля, на камне которой остались следы наспех затертой крови. - Дима, держи вход, а я осмотрюсь.
     Долго искать обронившего ценную жидкость не пришлось. У подножия одного из склонов чуть в стороне от тропы противоположной той, по которой они пришли и ведущей к подножию горы, обнаружилось четыре трупа, аккуратно сваленные между камней и накрытые серыми плащами. Не ища целенаправленно, заметить грязные серые одежды стражей, присыпанные камнями и мхом, среди камней было бы трудно.
     Тихо шипя матюги, старлей осторожно спустился по склону и приблизился к трупам, крутя при этом головой как заправская сова, высматривая авторов этого могильника.
     Трупов оказалось пятеро. У четверых колотые раны в спину, одному перерезали глотку, похоже, это его кровь была у входа. Судя по одежде и символам на коттах, все покойные принадлежали к отряду, отвечавшему за охрану катакомб. Осмотрев тела и не найдя ничего интересного, старлей отправился обратно.
     - Нашел что-то? - поинтересовался боец, затаившийся в камнях сбоку от прохода так, что командир его поначалу и не заметил.
     - Пятеро мертвых стражей. Зарезаны, - ответил старлей, подойдя к бойцу. - Похоже, они здесь кого-то ждали. Многовато-то людей для патруля.
     - И таки дождались, - коротко бросил стрелок, все еще держа на прицеле вход в катакомбы.
     - Ага, - задумчиво произнес старлей. - Мы шли где-то три минуты, а 'гостей' уже и след простыл. Быстро работают. Хм-м, следов нет и даже кровь затерли по мере возможности. Чувствуется подготовка.
     - Диверсанты?
     - Похоже на то. Где-то внизу проскочили, курвы. Черт, как не вовремя-то, - выругался командир и достал рацию, связываясь со штабом операции. - База, прием! Говорит 'Н-33', у нас ЧС. Повторяю, ЧС. В крепости посторонние...
     Главный чертог старого стража был пропитан ароматом смерти, источаемым десятками усеивающих его тел, которые отмеченные кровавыми метками предателей Стражи бережно оттаскивали с проходов к стенам. От этого зрелища к горлу сидящей на магистерском троне Марии то и дело подступала тошнота.
     - Так значит великая тайна, которую уже несколько тысяч лет хранит орден Стражей - это врата в другой мир? - произнесла принцесса, стараясь не обращать внимания на жуткое зрелище.
     - Да, ваше высочество, - ответил Маргус, стоящий перед троном подобно каменному изваянию, забрызганному кровью.
     - А вы - солдаты страны, которая находится за вратами? - обратилась принцесса к Штилю, глядя в его темно-голубые глаза.
     - Да, ваше высочество. И, как видите, клыков, рогов или хвоста у меня и моих бойцов нет, - улыбнулся капитан. - Мы такие же люди, как и вы.
     - По крайней мере, так вы утверждаете, - недоверчиво произнесла принцесса. - Откуда мне знать, что это правда?
     - Неоткуда, - согласился Штиль. - Но, как мудрый человек, вы должны понимать, что находитесь не в том положении, чтобы разбрасываться союзниками. Тем более теми, кто сам предлагает помощь.
     - Боюсь того, во что нам может встать ваша 'добровольная' помощь, - проворчал Волстерн, глядя исподлобья на высокого, по местным меркам, воина.
     - Что ж, как я уже говорил, мы не 'благотворители', наша помощь имеет конкретную цену, - улыбнулся Штиль. - Принцесса ее знает.
     - Знаю, - кивнула Мария. - И я с ней согласилась. Однако ответьте мне на вопрос, капитан Ярослав Штиль из Российской Федерации. Что нужно вашей стране в нашем мире? Ради чего вы пришли сюда?
     - Торговля, знания, культура. В таком порядке.
     - Хотите сказать, вашу страну не интересуют новые земли и рабы? - подозрительно произнес Волстерн.
     - Земель у нашей страны и так больше, чем нам требуется, а что касается рабов... - иноземец задумался. - Понимаете, в большинстве государств нашего мира рабство уже несколько веков считается возмутительным варварством. В нашем мире запрещена работорговля.
     - Что ж, мне остается только довериться вам, сир Штиль, - произнесла принцесса и, поднявшись с трона, неспешно спустилась к иноземцу.
     - Вы не пожалеете, - ответил капитан, собравшись церемониально поклониться, но уперся взглядом в протягиваемую ему навстречу руку для рукопожатия.
     Улыбнувшись, он снял перчатку и осторожно пожал протянутую элегантную ручку принцессы. Это действо провожали вытаращенные глаза всех королевских гвардейцев, а у Волстерна так и вовсе отвисла челюсть.
     - Рад, что мы достигли взаимопонимания, - вернув лицу деловое выражение, произнес Штиль. - Позвольте мне, в таком случае, от лица моей страны сделать вам небольшой подарок.
     - Прошу вас, - несколько удивленно произнесла принцесса.
     - Привести заключенного, - гаркнул на сормартском Штиль.
     Вскоре после этого из ближайшего алькова появились двое бойцов, облаченных в черно-серые комбинезоны, волокущие под руки человека с разбитым до крови лицом.
     - Темлен?! - вскрикнула принцесса, узнав в пленнике своего главного шпиона.
     - Да, принцесса, - театрально произнес капитан. - Темлен Шер, командующий тайной гвардией Альморана, тайная длань вашего отца, а в последствие и брата. Он же 'Альмский мотылек', шпион, который всю войну обеспечивал Юг и Запад подробной информацией о действиях королевских войск в течение всего восстания. Человек, давший вашему брату ложные сведения об армии Брамара и заманивший его в ловушку. А также тот, кто организовывал и координировал весь план по вашему похищению.
     - Это ложь, принцесса. Прошу, не верьте им, - с трудом прохрипел Темлен. - Я...
     - ...Я работаю на Брамара. - Шпион неожиданно услышал собственный голос, раздававшийся из небольшой коробочки, находившейся в руке Штиля. - Если вам дорога жизнь ваших детей, князь, лучше сотрудничайте со мной.
     - Что от меня требуется, - тихо произнес голос Волога.
     - Заманите принцессу в главный зал и схватите. Магистр Морок пришлет вам солдат в помощь. Потом выведете ее в тоннели и передайте солдатам Заргерона. Дети будут ждать вас в лагере южан, после окончания штурма.
     - Хорошо. Я... согласен... - Коробочка слегка щелкнула, оборвав фразу.
     - Остальное мы выяснили у господина Темлена в личной беседе, - с улыбкой матерого садиста произнес Штиль. - Оставшихся его людей мы уже нейтрализовали.
     - Хех. Похоже, все мои карты биты. Вы меня обыграли, - улыбнулся Темлен, переведя взгляд на иноземца. - Признаю поражение, господин Штиль. Однако вы уже ничего не исправите.
     - И ты... - скорбно произнесла принцесса, глядя на своего последнего, как ей казалось, друга.
     - И я, - кивнул шпион. - Вообще-то я был тем, кто приложил большую часть усилий ко всему этому. Перед тем, как казнить меня, может, разрешите исповедаться, ваше Величество?
     - Говори, - холодно произнесла Мария.
     - Вы вероятно не знаете принцесса, но я бастард, более того я...
     - Мой брат. Третий, незаконно рожденный сын великого князя Альма, - произнесла принцесса, глядя шпиону прямо в глаза.
     - О, так вы знали об этом, - усмехнулся Темлен. - В таком случае с вашей стороны глупо было доверять мне с самого начала. Ну, тем проще.
     Знаешь, что моя мать получила за то, что зачала дитя короля, Мария? Он попользовался ей и сбежал, оставив мешочек серебряников, будто шлюхе. В общем-то, достаточно щедро, да и его тоже можно понять - дороги длинные, ночи холодные... кхе-кхе. Те денежки она потратила на то, чтобы я получил образование, лучшее, на какое может рассчитывать крестьянин. Хотела для меня лучшей жизни. Дабы оправдать ее надежды я постарался. Я пошел по головам, дабы добиться своего, и в итоге я смог пробиться в королевский дворец, пусть и как слуга.
     О, как я мечтал, что смогу предстать перед отцом и заявить, кто я такой. Мечтал увидеть его сконфуженное и удивленное лицо, даже если бы меня после этого казнили. И знаешь, что произошло, когда этот шанс мне выпал? - Темлен испытующе уставился принцессу. - Король равнодушно посмотрел на меня и сказал: 'Меньшего я от своего сына и не ожидал'. А потом он просто ушел. Проведать вас с братцем. Хех, не знаю, на что я тогда рассчитывал. Не тем человеком был наш отец, чтобы беспокоиться о подобных 'пустяках'.
     - И из-за этого ты решил предать его? - вспылила Мария, сжав руки в кулаки.
     - Что? Нет, разумеется. Что за глупость? Наоборот, я благодарен ему: он научил меня тому, что в нашем мире можно рассчитывать только на себя. Не стоит ожидать, что за твое трудолюбие и усердие тебя кто-нибудь похвалит и осыплет золотом, это глупо. Рассчитывать можно только на то, что ты можешь добыть собственными руками. Кто же был виноват, что князь Брамар заплатил мне за секреты короля больше, чем стоила моя верность отцу?
     - Продажная, беспринципная тварь, - прошипела принцесса. - Ты продал собственную семью за кучку золотых?
     - Большую кучу, - усмехнулся Темлен, поперхнувшись кровью.
     - Капитан Штиль, прошу, дайте мне свое оружие.
     - Принцесса, вы уверены? - насторожился Волстерн.
     - Да, князь. Я сделаю это сама, - решительно произнесла Мария, протягивая руку.
     - Возьмите вот этот, он удобнее, - Разведчик, подумав, протянул принцессе свой пистолет, сняв его с предохранителя. - Наведите на его голову и плавно нажмите указательным пальцем на этот рычажок. Осторожно, его сильно дергает при выстреле.
     - Спасибо, - ответила принцесса, взяв оружие в предательски подрагивающие руки.
     - Казнишь меня лично, сестрица? Большая честь, премного благодарю, - язвительно ответил Темлен, глядя Марии в глаза. - Знаешь, а мне теперь нравится твой взгляд. Думаю, стань он таким чуть раньше, и я с удовольствием работал бы на тебя, а не на Брамара.
     - Спасибо и тебе за урок, брат. Я его не забуду, - холодно произнесла принцесса, наведя пистолет на голову шпиона.
     - Пожалуйста, сестрица, - улыбнулся Темлен, закрывая глаза. - Прощай.
     В повисшей в зале тишине прокатился громовым раскатом выстрел.
     - Однако, какая тут у них 'Санта Барбара' творится, - хмыкнул Док, что-то активно разыскивая в недрах своего КПК. - Не ожидал, что девочка решится вышибить мозги собственному брату.
     - Загнанный в угол кролик может и лисице горло перегрызть, - не согласился Штиль. - Кое в чем я с этим Темленом согласен, взгляд у принцесски изменился. Хотя нет, теперь уже не принцессы - королевы!
     - Э? Хм, ну, тебе виднее, - хмыкнул Док.
     - Н-1, на связь! Как слышите? Прием! - внезапно ожила рация.
     - База, вас слышу! Прием, - отозвался Штиль.
     - Н-1, обнаружена точка вторжения. Повторяю, диверсионная группа противника в крепости. Н-3 докладывает о массированных перемещениях противника у наружной стены. Немедленно приступайте ко второй фазе. Прием.
     - База, вас понял! Конец связи, - произнес Штиль, напрягшись.
     - Что случилось? - поинтересовался Док, заметив напрягшееся лицо командира.
     - Понеслась моча по трубам, - проворчал Штиль. - Группа! Ко мне!
     Бойцы мигом очутились возле командира.
     - Значит так, воины. Мы с Доком идем за ключиком. Каспер, ты с мужиками берешь под охрану принцессу. В случае ЧП, волоките ее в портал, если надо - силой. А будет сопротивляться - оглушить. Только БЕРЕЖНО!
     - Обижаете, командир. Гусары дам не бьют, - ухмыльнулся Каспер, подтягивая поясной ремень.
     - Отставить гусаров, - серьезно произнес Штиль на русском. - Эта дамочка наш лучший шанс закрепиться здесь. В лучшем случае как союзник, в худшем, как товар. Все ясно?
     - Так точно! - гаркнули бойцы.
     - Хорошо. Остальные уходят на третью точку, на случай, если мы налажаем. Белый, ты за старшего.
     - Есть, - буркнул боец.
     - Разойтись! - кивнул Штиль, поворачиваясь в сторону центра зала. - Маргус, живо ко мне! Бегом, мать твою!
     Окликнутый страж, что-то проворчав, подбежал к разведчику.
     - Я тебе не пес, - выругался он.
     - Прикажу, будешь выть на луну, почесывая ухо пяткой, - отрезал Штиль. - В крепость пролезли лазутчики, а армия Брамара заканчивает приготовления к штурму. Надо торопиться.
     - Демон их побери, - снова выругался страж. - Сколько у нас времени?
     - Мало. Значит так, отправляй своих людей к 'Вратам', пусть готовятся к нашему приходу, а мы пойдем брать магистра. Он сейчас в своих покоях.
     - Что?! План был выманить его наружу и схватить. Башня магистра слишком хорошо охраняется, чтобы ее штурмовать. И что значит 'мы'?!
     - Значит, что ты проведешь меня и Дока в башню магистра.
     - А что потом? - неуверенно произнес страж.
     - А потом постоишь в сторонке, не путаясь под ногами. И еще, чем дольше удастся обойтись без стрельбы, тем лучше для вас. Все ясно?
     - Ясно, - мрачно кивнул Маргус. - Надевайте шлемы и следуйте за мной.
     - Да, брат мой, - хриплым голосом произнес Штиль и, ухмыльнувшись, закрыл стальную личину шлема.
     Спустя несколько минут Маргус и двое его сопровождающих оказались перед чертогом магистра. На вершине лестницы, ведущей к входу в здание дежурила пятерка бойцов в полных металлических доспехах, с закрытыми личинами. Необычно сильная охрана.
     - Старший страж, что привело вас сюда в столь ранний час? - поинтересовался начальник караула, в то время как остальные бойцы положили руки на рукоятки оружия.
     - Беда, брат мой. Мне необходимо срочно увидеться с магистром.
     - Магистр никого не принимает, страж Маргус, - холодно ответил караульный.
     - Это действительно не терпит отлагательств! - резко ответил Заргерон.
     - Я не могу вас впустить, - уперся страж, но в его голосе Штиль уловил легкое замешательство. - Сообщи мне, что это, и я передам магистру.
     - Нет. Это касается 'черных ворот'. Думаю, ты сам понимаешь, что это значит, - вклинился в разговор Штиль.
     - Черных ворот?! - опешил страж. - Но...
     - У нас нет времени! - рявкнул Маргус, уже начиная нервничать.
     - Х-хорошо, проходите скорее. Но оружие оставьте здесь.
     'Дерьмо!' - выругался Заргерон, снимая с пояса клинки.
     Штиль и Док безропотно сдали свое оружие и последовали за Маргусом, которого повел к винтовой лестнице один из караульных. Поднявшись на два пролета, они вышли в небольшой коридор.
     - Где сейчас магистр? - поинтересовался Штиль.
     - В верхних покоях... - ответил сопровождающий, но понял, что сболтнул лишнего и заткнулся.
     - А куда тогда мы идем? - напрягшись поинтересовался Маргус.
     - К старшему стражу Вайру. Расскажете все ему.
     - Не сегодня, - слегка щёлкнув пальцами, произнес Штиль.
     В следующее мгновение рядом с сопровождающим оказался Док и мгновенно скрутил немаленького воина в бараний рог, зажав тому рот. Тут же оказавшийся рядом капитан выхватил из рукава короткую черную трубку и всадил ее в приоткрывшуюся шею. Раздался тихий треск шокера, и страж, дернувшись в жестком захвате, затих.
     - Маргус, бери его за ноги и вон в тот сундук, - тихо скомандовал Штиль, направившись к стоящему в нише стены ящику.
     - Он туда не поместиться, - нервно проворчал Маргус, подтаскивая посапывающее тело к стене.
     - Пфф...
     Сложив с помощью советов Дока, грубой силы и какой-то матери тело втрое, они, к удивлению стража, действительно упаковали его в деревянный ящик.
     - У этого мужика потом все будет очень сильно болеть, - подвел итог Док.
     - Зато живой останется. Если, конечно, не забудем про него, - цинично пошутил Штиль.
     - Если уж снизу столько бойцов, то и наверху наверняка не меньше, а у нас нет оружия. Что будем делать? - спросил Маргус, попытавшись положить руку на отсутствующий меч.
     - Говори за себя. - Штиль извлек из недр своего облачения два пистолета, а переложив их за пояс, достал еще и пару диковинных ножей, один из которых напоминал коготь.
     У Дока набор оказался не менее красочным, особенно выделялся странный кинжал с трубчатыми ножнами.
     - И где вы их ухитрились спрятать? - поинтересовался страж, с сомнением поглядывая на подельников.
     - Профессиональная тайна, - пожал плечами Штиль, направляясь к лестнице. - Где эта площадка?
     - На четвертом ярусе, прямо по коридору и направо. И, надеюсь, у тебя есть план, касаемо того, как мы будем выбираться оттуда с магистром?
     - Будем решать проблемы по мере поступления, - отмахнулся Штиль. - Поехали, Док. Мы за тобой.
     - Есть, - хрипло бросил боец и с кошачьей стремительностью двинулся к цели, предварительно сбросив с себя металлические части брони. Маргусу на секунду показалось, что в коридоре в этот момент жестко пахнуло смертью.
     Буквально взлетев на пролет вверх, группа тут же столкнулась со спускающимися с четвертого этажа стражниками, шлемы воинов к несчастью у обоих висели на поясе. Не теряя ни минуты, Док резко бросился вперед и вверх, по лестнице, пригнувшись почти до ступенек, сокращая дистанцию до минимума. Разогнувшись, как пружина, перед выронившими от такого зрелища челюсти стражами, боец выбросил вверх обе руки. Резкие удары ладонью в челюсть волшебным образом выключили обоих защитников башни и те, довернувшись в разные стороны на пол оборота, сползли по стенам лестницы.
     - Пошел, чего застыл! - рявкнул Штиль на зависшего в трансе Маргуса, толкая его в плечо.
     - А-а-а... - выдавил, наконец, сдвинувшийся с места страж, отойдя от вида рассевшихся по бокам лестницы тушек, мгновения назад бывших еще в полном здравии. Стражу ничего не оставалось, как следовать за разведчиками.
     Подлетев к выходу на четвертый ярус, разведчики одновременно вынырнули из арки.
     Несмотря на тихую поступь бойцов, охрана уже успела среагировать на странные звуки с лестницы.
     - На лестнице! - хрипло произнес Штиль, выскочив из пролета.
     - Что?! - резко подался вперед один из охранников, чего делать явно не следовало. Бойцы явно не ожидали внезапного вторжения, поэтому стальные забрала шлемов были небрежно откинуты, проветривая преющее под шлемом лицо. Поэтому резкий встречный удар в открытую челюсть отправил незадачливого бойца в режим ожидания, а перехват руки с мечом и несколько следующих ударов локтем в лицо окончательно погрузили бедолагу в сон. Его оторопевший товарищ, тем временем, подпустил к себе на слишком близкую дистанцию Дока. Выставленный для колющего удара меч стража, успевшего встать в стойку, был аккуратно отведен в бок ножом, после чего разведчик, оттолкнувшись левой ногой от выстеленной вперед опорной ноги воина, сделал кувырок назад, в перевороте от всей души впечатав свободной ногой по лицу незадачливого фехтовальщика. Мечник отшатнулся назад, потеряв равновесие. Этого хватило, чтобы Док успел приземлиться, подскочить к стражу и прокинуть того через бедро, выкрутив руку, в результате чего последний с грохотом алюминиевой кастрюли рухнул на пол, выронив оружие. Несколько молниеносных ударов в застывшее в ступоре лицо, пара конвульсивных подергиваний, и страж потерял сознание.
     - Долго и шумно, - покачал головой Штиль.
     - Зато пафосно, и все живы, - улыбнулся Док, и тут же рванулся по коридору в сторону площадки.
     - Дите малое, - выругавшись на выдохе, капитан устремился за чертовым гимнастом.
     Вышедший следом из арки Маргус с выражением полного отсутствия понимания происходящего на лице направился следом, переступив через скрюченного брата ордена на полу. За углом коридора оказался пологий подъем, в конце которого дежурила пара шкафоподобных стражей, охранявших единственную дверь.
     - Пободаемся? - спросил Док, приближаясь к охранникам, всем видом изображая, что именно их то они и искали.
     - Огонь, - оценив габариты охраны, скомандовал капитан.
     Когда до стражников оставался с десяток метров и те уже готовились крайне невежливо поинтересоваться, какие черти гостей принесли, оба разведчика вскинули пистолеты и почти синхронно прострелили им головы. Тела рухнули на пол, а свалившийся с головы одного из них ведрообразный шлем с лопнувшим ремешком, громыхая как боевой барабан, покатился вниз, оглашая весь этаж железным грохотом.
     - Ё бананом в рот, - оценил размеры косяка Штиль, встав сбоку от двери.
     - Может, надо было в рукопашку? - поинтересовался Док, встав за командиром.
     - Может надо было сразу не выпендриваться и валить всех? - фыркнул Штиль, ища взглядом догоняющую их причину внезапного милосердия разведчиков, а именно Маргуса.
     Вышеназванная оперативная единица появилась спустя несколько секунд, пыхтя как загнанная лошадь. Увидев тела с простреленными головами, страж собрался было что-то возмущенно проглаголить касаемо напрасных жертв, но плюнул на это дело, лишь удостоив разведчиков тяжелым осуждающим взглядом.
     - Хватит на меня таращиться, - прошипел Штиль. - Открывай дверь.
     Молча пожелав разведчику всего самого наихудшего, Заргерон потянулся к двери.
     - Стой! - неожиданно рявкнул Штиль, резко схватив стража за плечо и отдернув его с прохода.
     Маргус нелепо взмахнул рукой, заваливаясь на бок. В этот момент в комнате что-то громыхнуло, и дверь пробил насквозь выстрел, под который так неудачно попала рука стража.
     - А-а-а, безднааа!!! - заорал Маргус, зажимая простреленную насквозь ладонь, из которой хлестала кровь.
     - Как так? - встрепенулся Док, тут же достав из кармана ИПП и принявшись бинтовать руку активно злословящего стража.
     - Жопа почуяла, - отмахнулся слегка охреневший капитан, разглядывая отверстие в двери с торчащими из него наружу щепками.
     - Маргус, это ты? - удивленно донеслось из-за двери.
     - Да, старик, - мигом сориентировался Штиль. - Но еще одна такая выходка, и я ему башку отрежу, усек?
     - Кто вы такие и что вам нужно?! - уже более грубо проскрипел внезапный обладатель огнестрельного оружия из-за двери.
     'Отличный, мать твою, вопрос', - задумался Штиль, лихорадочно ища способ пройти через дверь, не схлопотав пулю.
     - Мы пришли из врат. Нам нужно поговорить, - не найдя ничего умнее, сказал он правду.
     Из-за двери донеслась ругань на сормартском.
     - Входите, черти поганые, - прозвучало следом на вполне приличном русском. - Только не дурите - у меня ствол!
     - Ну, охренеть теперь, - медленно произнес Штиль, окончательно отчаявшись понять, что за чертовщина здесь происходит. - Док, иди первым и держи Маргуса на мушке, побудет живым щитом, - добавил капитан, на всякий случай на английском.
     Делегацией, состоящей из баюкающего руку Маргуса, с перекошенным от боли лицом и двух гуськом крадущихся за ним разведчиков, они проникли в комнату магистра. Сам старик стоял за столом, находившимся в середине комнаты, в своем потертом сером одеянии. В руках у него, к дикому удивлению Штиля, оказалась 'трехлинейка' конструкции Мосина, а за поясом виднелся самый настоящий револьвер 'Наган' - 7, 62 миллиметровый.
     - Значит, проследили за ним до врат, красноперые, - фыркнул Морок, выцеливая укрывавшихся за статной фигурой стража разведчиков. - Ну и откуда вы? Красноармейцы или НКВД? Молчите? Хладнокровные значит. Неужто 'Смерш'?
     'Да что за ужас здесь твориться?!' - закипел мозг капитана.
     - Извините за бестактный вопрос, но... Ты-то еще кто, мать твою, такой?! - не выдержал Штиль, выглянув из-за Маргуса и взяв магистра на мушку.
     - Я магистр ордена Стражей Морок Марикол! Но когда я совершал паломничество в ваш мир, меня называли Григорий Степанович Валов, - ответил магистр, прицелившись в разведчика.
     - Паломничество?! - вытаращился Заргерон.
     - Да, Маргус. Ты далеко не первый, кто прошел через врата и вернулся. Каждый магистр, перед принятием этого сана совершает паломничество на Терру, дабы знать, от чего мы оберегаем наш мир, - тут магистр скривился в лице. - Однако ты первый, кто оказался там случайно, и первый, кто привел за собой чужаков.
     - Так вот откуда у тебя эти игрушки. Значит, прихватил сувениры? - хмыкнул Штиль, в голове которого начала складываться вполне понятная картина. - И чего же ты такого там насмотрелся, от чего твой мир так ревностно оберегать надо?
     - Я с этими 'сувенирами', - начал багроветь от злобы старик, - от Сталинграда до Берлина дошел, сопляк! Я достаточно повидал в вашем мире того, чему никогда не следовало даже существовать! Я видел, как людей разрывала на куски бомбами и минами, и как целые города сравнивали с землей! Как стариков, женщин и детей жгли огнеметами и расстреливали! Я видел стены из трупов в концлагерях и детей умиравших с оружием в руках ради пустых идеалов! Это вы хотите принести в наш мир? Вашу варварскую войну?! Вашу 'цивилизованную' идеологию?!
     - Успокойтесь, магистр, - старался оставаться хладнокровным Штиль, постепенно понимая, что человека прошедшего через тот Ад убедить невозможно. - Вообще-то с вашего визита, как я понял, прошло уже больше семидесяти лет. Наш мир сильно изменился. Да и страны той уже нет.
     - Ваш мир постоянно меняется, - согласился магистр. - Вот только не в лучшую сторону, как говорил еще мой предшественник. Довольно разговоров. Даю вам один шанс - уходите туда, откуда пришли и не возвращайтесь.
     - Не могу, у меня приказ.
     - Понимаю, - тяжко кивнул Морок. - Как понимаю и то, что уже не выйду отсюда живым. Только я знаю, как полностью открыть врата. И вы пришли за этим знанием. Знанием, которое я вам не открою.
     - В этом нет необходимости, магистр. Если вы и правда сражались на 'той' войне за нашу страну, для нас будет страшным позором убить вас. Прошу, сотрудничайте! Нашему миру есть, что предложить вашему помимо войны!
     - Заманчиво, - вздохнул магистр, кладя винтовку на стол. - Но я тогда сражался не ради вашей деспотичной страны, я дрался исключительно из корыстной жажды мести и не горжусь этим... И я присягнул на верность только этому миру.
     - Стойте! - вскрикнул Маргус и, позабыв про боль в руке, рванулся к магистру.
     Однако ловко выхваченный из-за пояса старый револьвер уже оказался у морщинистого виска старика. Пуля, выпущенная на опережение Штилем в руку с револьвером, прошла мимо, и не смогла помешать стражу осуществить задуманное. Раздался щелчок автоспуска и револьверная пуля пробила висок магистра, навсегда похоронив в его мозгу все тайные знания ордена.
     - Проклятье, - прохрипел Маргус, на руках которого теперь остывал его бывший наставник.
     Проверив, что в коридоре, к немалому удивлению, все еще никого нет, и рация по-прежнему молчит, Штиль встал рядом с телом магистра.
     - Смирно, - скомандовал он, натягивая капюшон.
     Маргус с удивлением поднял глаза на двух застывших как столбы чужестранцев, накинувших на головы капюшоны и приложивших вытянутую в линию ладонь правой руки к виску.
     - Вольно, - скомандовал Штиль, продолжая все это время вслушиваться в происходящее в коридоре. А не происходило там, к странности, ровно ничего.
     - Что это значило, - поинтересовался Маргус у Штиля, осторожно положив тело магистра на пол.
     - Знак уважения к нему, как солдату-герою моей страны, - мрачно произнес разведчик.
     - Теперь мы не узнаем, как открыть врата, - напряженно произнес страж.
     - Мы это и так знали, для этого он нам был не нужен, - серьезно произнес Штиль, внимательно осматривая стол магистра. - Плохо, что он погиб. Впрочем, поступил именно так, как и ожидалось от него: предпочел смерть плену.
     В одном из ящиков оказалась небольшая деревянная коробочка. Открыв ее и взглянув на содержимое, капитан еще больше помрачнел, шепотом выругавшись, затолкал коробку в лежавший на столе кошель и повесил его на пояс.
     - А как бы поступил ты? - неожиданно спросил страж.
     - Так же, - не задумываясь, ответил Штиль.
     Повисло неловкое молчание.
     - И... что дальше? - наконец поинтересовался Маргус.
     - Дотронься окровавленной рукой до амулета у него в груди, - начал инструктировать Штиль, но тут ожила рация и капитан отошел в сторону, оставив все на Дока.
     Тем временем боец, дабы не возится с одеждой, разрезал одним из своих ножей одеяние магистра, оголив его старую грудь, в центре которой слабо поблескивал голубоватым светом амулет, напоминавший шестигранную пирамидку, вросшую прямо в плоть. Медленно протянув к нему руку и дотронувшись до камня, Маргус почувствовал покалывание, а следом обжигающую боль в простреленной руке. Едва сдерживаясь, чтобы не заорать во весь голос, страж согнулся пополам, припав лбом к животу покойного. Однако боль исчезла так же внезапно, как и ушла. Вновь посмотрев на ладонь страж, к удивлению, не обнаружил на ней рваной раны. На ее месте блестел отсветами энергии амулет, вросший в ладонь как влитой.
     - Так это... - удивленно произнес страж, разглядывая артефакт в своей руке и ощущая его, как ее продолжение. Весьма странное продолжение.
     - Поздравляю. Магистр умер, да здравствует магистр, - едко подметил Штиль, вернув себе привычную ухмыляющуюся маску. - Идем, пора тебе проявить актерские таланты, магистр Заргерон.
     - Будьте вы прокляты, брамарские ублюдки, - прохрипел старший страж Вайр, привалившись к стене парадного зала магистерского чертога, медленно сползая на холодный каменный пол.
     Меч, как и щит выпали из рук, а ярость битвы постепенно сменялась чувством усталости и опустошенности. Вся зала была залита кровью и завалена трупами, облаченными в серые доспехи ордена и яркие чужаков, немногие выжившие, безуспешно искали среди тел тех, кого еще можно было спасти.
     - Брат Вайр! - донесся внезапно знакомый голос. - Не шевелись, мы тебе поможем.
     - Маргус, - устало произнес старший страж, глядя на своего брата по ордену. - Что ты здесь делаешь?
     - Я был у магистра, он...
     Внезапный приступ глубокого кашля, вырвавшийся изо рта стража Вайра, вместе со сгустками крови, прервал речь Заргерона.
     - Как он? - прохрипел страж, откашлявшись.
     - Они... убили его, брат.
     Наглая ложь, сказанная умирающему товарищу, жгла горло Маргуса, как раскаленное железо. Пришлось напрячь все внутренние силы, дабы голос не дрогнул, произнося ее.
     - Бездна-а... - вновь закашлялся страж. - Значит, мы не справились. Они... пришли за тобой, Маргус. Одетые как наши братья, а потом... напали на нас. Их было много..., но мы победили! - На лице умирающего воина появился триумф, хотя каждое слово давалось все труднее. - Скажи, зачем ты был им нужен? Этим... южанам?
     - Наверное, из-за этого, - Маргус продемонстрировал стражу камень, мягко святящийся в ладони. - Магистр поручил мне задание, перед своей смертью...
     И снова ложь. Маргус понятия не имел, зачем мог понадобиться Брамару, и зачем следовало посылать лично за ним в крепость столько солдат, так сильно рискуя. Но нужно было играть роль, ради всех остальных. И обстоятельства упорно этому потворствовали.
     - Ясно... - прохрипел Вайр. - Значит, он все-таки выбрал тебя... Мистор!
     - Да, сир, - тут же появился рядом рослый страж, в заляпанном кровью нагруднике.
     - Магистр Морок мертв. Мне тоже недолго осталось. Собери оставшихся людей и выполняй приказы... нового магистра.
     - С какой стати этот преступник и нарушитель стал магистром?! - взвился Мистор, с ненавистью глядя на преклонившего колено рядом с Вайром Маргуса. Док и Штиль демонстративно схватились за мечи.
     - Так решил магистр Морок, - зло захрипел умирающий страж, собирая последние силы. - Видишь этот камень в его руке? Камень магистра не сольется с человеком, если тот его не достоин. Амулет нельзя забрать силой! - голос напрягшегося стража вновь сорвался на хрип. - Следуй его приказам...
     'Это, конечно, в том случае, если у тебя нет в союзниках божества и инструкции по эксплуатации, заодно', - хмыкнул про себя Штиль, изучая реакцию стража.
     - Вайр? Вайр!!! - потряс стража Маргус, но жизнь окончательно покинула его. - Бездна!
     - Дерьмо, - зарычал Мистор, сильно шарахнув кулаком об стену. Успокоившись, он обратился к Заргерону: - Я тебе не доверяю, однако мое мнение сейчас не имеет значения, просто знай это. - Страж глубоко вздохнул, надев безразличную маску сосредоточенности. - Что прикажете, Магистр?
     - Сколько у тебя осталось людей? - поднявшись на ноги, спросил Маргус.
     - Пара дюжин, - стиснув кулаки, произнес Мистор. - Остальные погибли, защищая это место.
     - Что здесь произошло? Расскажи подробнее.
     - Вскоре после того, как вы вошли, появилась еще одна группа. Тоже хотели увидеть магистра. Но когда узнали, что ты уже отправился к нему, начали вести себя странно и чрезмерно настойчиво. Когда мы отказались их впускать, они напали на нас. Пока мы сражались с ними перед входом в ожидании подкреплений из башни, из темноты выскакивали все новые и новые враги, - голос стража слегка дрогнул. - Они дрались до последнего, но мы все-таки смогли их одолеть. Несколько, включая их командира все же сбежало. У нас уже не было сил их преследовать...
     - Вы достойно сражались и сделали все, что могли, - ободряюще уверенно произнес Маргус. - Однако эта битва только начало. Разошли тех, кто еще может ходить по крепости и прикажи всем выжившим братьям собраться перед входом в святилище и защищать его. Скоро мы туда прибудем.
     - Что мы собираемся делать? - испытующе произнес страж, сверля взглядом новоиспеченного магистра. - Оборонять его до конца?
     - Исполним последний наказ магистра Морока, - как можно серьезнее произнес Маргус. - Мы должны любой ценой защитить крепость. Поэтому он приказал отпереть черные врата и попросить помощи у тех, кто скрывается за ними.
     - Ты обезумел? Заключить на союз с демонами из-за врат?! - схватился за меч Мистор. - Демонами, от которых наши предки так стремились отгородиться?!!
     - Так тебе тоже об этом известно, - хмыкнул Маргус. - Однако они вовсе не демоны. Они такие же люди, как и мы, но куда более могущественные. Кроме того, магистр Морок уже впустил их представителей в крепость, чтобы все подготовить. Они уже здесь, среди нас.
     - Лжешь, - зашипел Мистор, готовясь к броску.
     Однако в следующую секунду на него уставились два черных орудия неизвестного вида, появившиеся в руках у сопровождавших Заргерона воинов.
     - Магистр Морок уже заключил с нами договор, - улыбнулся Штиль, пронзительно глядя на стража сверху вниз. - Вам следует лишь отворить двери, подтвердив условия сделки. В противном случае, поверь мне, когда южане начнут штурм, эта крепость не продержится и пары часов.
     Страж застыл, уставившись в холодные как лед глаза 'демона' и черный овал трубки, смотрящей на него. Он отказывался верить в происходящее.
     - Если ты солгал, Маргус, клянусь, я даже после смерти не оставлю тебя в покое, - зло произнес Мистор, признавая поражение.
     - Передай нашим братьям, чтобы не мешали, и по возможности помогали нашим союзникам в... пятнистых серых одеждах. Они поймут, когда их увидят.
     - Хорошо, магистр, - выдавил из себя Мистор и направился к своим воинам.
     Чутье подсказывало ему, что воин рядом с Заргероном не лгал, а это значит, что единственная надежда на выживание ордена была в этих новых... союзниках.
     В то время как внутри стен крепости лилась кровь и правила бал смерть, на самих стенах, не подозревая об этом, несли стойко свой дозор караульные, готовясь к штурму, который мог начаться в любой момент. Однако за стенами, во тьме, порожденной закрывшими луну облаками, скрывалось то, чего обычный человек увидеть не мог.
     Собственно и у 'необычного' тоже было мало шансов что-либо разглядеть. Боевые маги хорошо знали свое дело, и их маленький отряд уверенно пробирался к подножию восточной оконечности наружной стены крепости.
     - Росторн, душу твою дери, ровнее держи заклинание! И больше внимания по краям, чтобы завихрений не было, - рыкнул на молодого мага командир, не опасаясь, что кто-нибудь их услышит сквозь многочисленные слои маскирующей и рассеивающей магии.
     - Простите, капитан Самаэл, - тихо ответил новый член бригады, начав выравнивать невидимое невооруженному взгляду плетение заклинания. - Я не заметил.
     Командир наемной компании боевых магов Марестолий Самэл Оклен вздохнул, одарив новичка тяжелым взглядом.
     - Тебя в коллегии не учили, что при создании нескольких слоёв пространственного заклинания нужно следить за тем, чтобы по краям области потоки не 'завихрились' при соприкосновении? - добавив в голос стали, произнес Самаэл.
     - Я-я-я за-за-за-забыл, - начал заикаться Росторн.
     'Боги, кого приходится набирать' - еще раз вздохнул Марестолий, отметив, однако, что, несмотря на нервы, заклинание парень держал уверенно, что подтвердил кивком головы страховавший новичка более опытный маг из арьергарда.
     Всего к стене крепости пробирался с десяток человек, шестеро из которых были магами, и если бы не недюжинные таланты новичка в магии сокрытия, черта с два командир взял бы его с собой. Но опыт надо было нарабатывать в реальной обстановке.
     - Когда вернемся, ты мне один небольшой, страниц на пятьсот, фолиант наизусть перескажешь, понял? - с некоторым злорадством произнес Самаэл, в котором внезапно проснулся давно погибший под наёмничьим бытом преподаватель магических наук.
     Не мог же командир Марестолий учить своих подчиненных теми же методами, как это делали в других бандах наемников. Все-таки его очень небольшая компания, едва набиравшая сотню человек, почти на треть состояла из магов, далеко не глупых людей потративших годы на изучение сложных магических наук, но по каким-либо причинам, не нашедших общий язык с коллегией. А ссора с ней почти гарантированно значила для мага конец карьеры - никто бы официально не принял и не стал бы иметь дел с магом, за которого не ручалась коллегия. Кроме, разумеется, различных бандитов, шарлатанов и, конечно же, наемников. Впрочем, иногда, в особо тяжелых случаях, приходилось прибегать и к классическим методам воспитания дисциплины.
     - Капитан, мы близко, - прозвучал тихий голос следопытки, идущей впереди и ищущей дорогу в кромешной тьме с помощью звуковой магии.
     - Уже услышала проход, Сина? - приблизился Самаэл, стараясь говорить как можно тише, чтобы не сбить ей концентрацию.
     - Учуяла, - фыркнула разведчица.
     Марестолий прислушался к окружающим запахам, улучшив восприятие небольшим магическим усилием. И действительно почувствовал едва заметный 'аромат' того, что они искали. Запах человеческих фекалий и гниения.
     - Кхе-м... Ну, веди, - фыркнул Самаэл, снимая заклинание и прикрывая рот и нос маской.
     - Вот уж спасибо за честь, - хихикнула колдунья, так же натянув маску, и двинулась вперед. Два идущих за ней следопыта неколдуна внимательно помечали дорогу для отряда.
     - Ну, вот и пришли, - прошептала разведчица, показав носком сапога в подозрительно пахнущий прудик, раскинувшийся прямо под гигантской крепостной стеной.
     - Ага, - так же шепотом произнес Самаэл, делая знак всем остальным вести себя как можно тише. Вблизи стены, когда до караульных была всего пара десятков метров, полностью скрыть присутствие группы, тащившей ей на своем горбу, ко всему прочему, весьма магически активный груз было, мягко говоря, сложно.
     - Матерь гор, - выругался полуорк, собственно и перший на себе их драгоценный груз. - Только не говорите мне, что это все... дерьмо?
     - Ну, не все, Гормот, - ухмыльнулся капитан. - Еще там немного ссанья, очисток, мусора, грязи и чутка дождевой воды.
     - Ну... ну... ну! Бл... ненавижу свою работу, - с трудом сдержал эмоции полуорк. - Я не хочу туда лезть.
     - А придется, - вздохнул Самэл, проверяя, что длинные, до середины бедра сапоги из толстой кожи нигде не прохудились. - Пошли за мной. Остальные караульте.
     - Сам пойдешь? - несколько удивился Гормот.
     - А чтоб тебе обидно не было, - усмехнулся капитан, смело ступив сапогом в болотину, и указывая полуорку за спину. - Или сам ее взводить будешь?
     - Ну, уж нет. Предоставлю эту честь тебе, - усмехнулся Гормот и, поправив ремни поклажи и перехватив поудобнее топор, осторожным шагом начал погружаться в зловонную трясину вслед за командиром.
     - Кого ты тут разрубить собрался? - шепотом поинтересовался Самаэл, пробираясь уже по колено в отходах. - Боишься, что на нас дерьмодемон нападет?
     - Лучше перебдеть, чем недобдеть, - проворчал полуорк. - Да и пока я иду у тебя за спиной с топором, у тебя есть солидная мотивация лучше выбирать дорогу.
     - Не поспоришь, - согласился капитан, провалившись в очередную яму, которую он не заметил, прощупывая дно клоаки древком посоха.
     Наконец, едва не по уши изгваздавшись в отходах, они добрались до самой стены. Напротив середины пруда в стене виднелся проход, из которого тянулся характерно пахнущий ручеек.
     - А вот и заветная дырочка, - хмыкнул Гормот.
     - Знаешь, что, друг? Воздержись от подобных выражений, пока стоишь у меня за спиной, - наигранно серьезно произнес Самаэл.
     - Ты, конечно, похож на страшную бабу, Марес, но слегка не в моем вкусе, - не остался в долгу полуорк.
     Осторожно прощупывая почву под ногами, парочка наемников направилась к темневшему в стене проходу. Чем ближе они подбирались, тем выше поднимался уровень фекалий в окружающей обстановке, и тем злее становилось ворчание Гормота. Места назначения они достигли, когда уровень проблем дополз почти до пояса, из-за чего полуорку пришлось водрузить тащимую на спине бочку на голову.
     - Ненавижу... - прошипел кряхтящий от напряжения наемник.
     Проход в стене был стоком крепостной канализации. Как выяснили разведчики Брамара, в глубине прохода, ширина которого позволяла протиснуться по нему разве что идущему боком карлику, находилась небольшая полость, в которую выходили сточные трубы всей крепости. Пролезть по ним было бы затруднительно даже для крысы, так что нападения с этого направления крепость не боялась. Как оказалось зря.
     - Давай бочку, - коротко скомандовал Самэл, расчистив площадку от грязи, и Гормот осторожно поставил бочку перед входом. - А теперь отойди.
     Полуорк медленно отошел за спину командира, а тот принялся осторожно, пядь за пядью, с помощью телекинеза снимать с бочки, аккуратно нанесенные на нее печати с защитными рунами.
     - Ну, вот и все, - тяжко выдохнул Самаэл, сняв последнюю промасленную бумагу с бочки. - Теперь один неосторожный чих, и огненный шар увидят на родине нашего нанимателя.
     - Тогда не вижу причин тут задерживаться, - произнес Гормот, опасливо поглядывая на бочонок.
     - Минуту, - утирая пот со лба, произнес капитан.
     Осторожно откупорив бочку и взглянув на наполнявшую ее жидкость, капитан кивнул самому себе. Убедившись, что жидкость не поменяла цвет и не распалась на фракции, он водрузил крышку на место и разместил на ней огненную руну, окутавшую ее едва заметным барьером горячего воздуха, и привязав свободный магический контакт к печати на своей перчатке. После всех этих манипуляций, с помощью все того же телекинеза, взмокший от напряжения маг осторожно задвинул бочку внутрь прохода.
     - Теперь все. Пошли отсюда. Быстро, - тяжко выдохнул Марестолий, навалившись на упертый в болотистое дно посох.
     Из 'дерьмотопи', как окрестил про себя это замечательное место Гормот, они выбрались со скоростью наемника получившего оклад и узнавшего, что в городе открылся новый бордель.
     - Успешно? - поинтересовалась Синарис, плотнее закутав лицо в маску при появлении 'благоухающего' командира.
     - Успешно. Предупреди князя Брамара, - кивнул Самаэл.
     Кивнув, колдунья достала три хрустальных шарика, чуть меньше перепелиного яйца. Разложенные на ладони шары замигали красным, зеленым и белым светом, пока Синарис отправляла князю сообщение сочетанием цветов. Прошло несколько минут, и вскоре шары вновь замигали, принимая ответ от сигналиста князя.
     - Молодцы. Возвращайтесь, еще работа. Подробности в лагере, - перевела Сина, но запнулась, увидев наливающееся гневом лицо командира.
     - Какого хера...
     'Какого хера', - еще раз мысленно высказал Марестолий, выслушивая незапланированное новое задание, излагаемое лично князем Брамара.
     - Как вы знаете, 'Стальные шкуры' потеряли много воинов в этой компании, и их боеспособность оставляет желать лучшего. Однако оставить их в резерве я не могу, так как остальные отряды начнут возмущаться, - неспешно излагал Доронер. - А после некоторых... событий, это еще и может ударить по моему авторитету. Поэтому, я хочу, чтобы вы оказали им необходимую помощь.
     - Окажем, - кивнул Самаэл, смутно ощущая, что где-то здесь есть подвох.
     - Во время боя разное может произойти, - продолжил Брамар, сменив интонацию. - Будет прискорбно, если наемники вместе с их легендарным командиром случайно погибнут в общей толчее.
     - Понимаю, - мрачно кивнул Самаэл, догадавшись, о чем говорит князь. - Полагаю, Эллерия Илисиль и Гексариор Грам 'не должны' погибнуть в любом случае.
     - Особенно капитан Илисиль, - ответил Брамар, нехорошо усмехнувшись.
     - Как прикажете, князь, - смиренно склонился капитан Самаэл. - Разрешите идти?
     - Ступай, - кивнул хозяин палатки.
     Выйдя на воздух и покинув ставку южан, Самаэл витиевато выругался и, достав из нагрудного кармашка куртки небольшой футляр, запустил туда палец. Собрав на подушечке указательного пальца немного порошка, он растер его под носом. Чувства резко обострились, а разум полностью очистился от бродящих в беспорядке мыслей, оставив лишь сиюминутно необходимые образы.
     'Эллерия, дрянь ты дранохвостая, что ж ты такого натворила!' - размышлял командир отряда магов наемников, возвращаясь к своим бойцам, размеренно вдыхая волшебную пыль, поблескивающую под носом.
     Капитана 'Стальных шкур' он знал давно, очень давно, еще с тех времен, когда еще носил магистерскую робу вместо кольчуги, а она только сколачивала свою банду. Не сказать, чтобы они были в особо близких отношениях, если пару тройку проведенных вместе ночей вообще можно считать отношениями, но теперь, от приказа убить ее, у бывалого наемника на душе стало беспокойно.
     Однако когда тебе приказывает такой человек, как Брамар, есть только два выхода: исполнять приказ или бежать как можно дальше. По крайней мере, если ты собирался оставаться в живых. Жить Марестолию еще не надоело, а бежать в их случае было некуда.
     'Ладно, - вздохнул наемник, устремив взгляд в темное ночное небо. - Что-нибудь придумаем, вертихвостка. Не в первой'.
     Вход в главное святилище крепости, где располагались черные врата, скрывавшие собой 'зал прибытия', представлял отдельную пусть и небольшую, но основательную цитадель со своими воротами и башенками.
     Того, кто попытается прорваться к святая святых крепости, ждал крайне неприятный сюрприз. Пройдя цитадель, противник оказывался в пологом тоннеле, уходящем вглубь горы. Десятиметровый в диаметре тоннель извивался подобно змее, забирая то влево, то вправо и превращал расстояние от поверхности до 'Врат' из трехсот метров в почти семьсот. Через каждые пятьдесят-сто метров, то есть за очередным поворотом, располагались ряды укреплений, бывшие последней надеждой осаждавших. Отдельно стоит упоминания тот факт, что рассчитаны эти укрепления, были как на отражение натиска с поверхности, так и из глубины тоннеля, и вдобавок, соединялись между собой сложной и запутанной системой катакомб, в которых тоже были предусмотрены места для обороны.
     - Этот комплекс построили законченные параноики, - произнес Штиль, проходя уже седьмые по счету приоткрытые ворота, спускаясь все дальше вглубь скалы. - Однако основательность их подхода мне нравится.
     А вот что разведчику не нравилось, так это взгляды, которые бросали на их небольшой отряд стражи, занявшие позиции на всех рубежах обороны. Удивление, пренебрежение, неприязнь, иногда страх, реже интерес, вот что читалось на их лицах, когда новый магистр проходил мимо очередного караула, со своей светящейся все ярче по мере приближения к 'вратам' рукой.
     - Надо было идти в обход, - пробурчал капитан, ожидая, что вот-вот придется пробиваться с боем через очередные встреченные на пути посты.
     - Нет, - отрезал Маргус. - Пусть они все увидят, что вы такие же люди, как и мы. И что я делаю все это по собственной воле.
     - Ага, ага...
     Наконец, небольшой отряд, состоявший из магистра ордена и сопровождавшей его группы Штиля, остановился перед заставой, преграждавшей путь в зал черных ворот. Дойдя до ворот, капитан смог вздохнуть спокойно. Им удалось войти через длинный парадный вход, не получив ножа в спину - хорошее достижение.
     - Здравия желаю, товарищ капитан, - поприветствовал Штиля появившийся из ворот боец в тяжелом бронежилете с ручным пулеметом наперевес. - Лейтенант Горшков, комвзвода 'Н2'.
     - Добро, - кивнул разведчик, осматривая похожего на шкаф тяжеловооруженного бойца штурмового взвода. - Как обстановка?
     - Мои бойцы заняли периметр, с местными проблем не было. 'Н4' заминировала рубежи и заканчивает монтаж аппаратуры внутри. 'Н3' ведет наблюдение снаружи. Ваши бойцы в караулке вместе с ее высочеством и гвардейцами, - доложился боец.
     - Хорошо. Насчет гостьи указания получил?
     - Так точно.
     - Где "комитет по встрече"?
     - Ожидают перед залом 'Врат'.
     - И сколько?
     - Двенадцать.
     - Много, - хмыкнул Штиль. - Ну да ладно. Свободен, лейтенант.
     - Есть! - рыкнул штурмовик, после чего рысцой отправился обратно на пост.
     Пройдя через заботливо открытые ворота, Маргус со своим эскортом оказался в том самом проклятом зале. Полусферический купол потолка, черные ворота во всю стену и каменный алтарь в середине комнаты, возле которого стояло несколько стражей, включая всех выживших старших стражей.
     - Приветствую, братья, - начал магистр. - Я буду краток. Сегодня великий день для нашего ордена. Сегодня мы, наконец, отворим врата в другой мир и объединимся со своими братьями с той стороны. Долгие годы нас уверяли в том, что за вратами существует лишь смерть и разрушение, но времена изменились, и теперь народ Земли готов протянуть нам руку помощи, столь необходимой нам в эти темные времена. Я... рассчитываю на вашу поддержку, братья.
     - Магистр Морок доверил будущее ордена тебе, Маргус, - хрипло произнес самый старый из присутствующих стражей, облаченный в робу серого мага. - Будем надеяться, что он не ошибся.
     - Я тоже надеюсь, мастер Марин, - учтиво кивнул магистр.
     После этих слов Заргерон приблизился к алтарю и тут же почувствовал, как камень в руке начал греться. Страж медленно поднял руку и вознес ее над алтарем. Тоненькая струйка энергии отделилась от камня в ладони и устремилась к выступу алтаря, на мгновение соединив их бирюзовой жилой энергии. Раздался шорох, и 'Черные врата', охранявшие проход в зал прибытия отворились.
     На самом деле в этом шоу уже не было необходимости. Защита зала 'Врат' пала еще благодаря вторжению Вериса, и ворота не запирались теперь вовсе.
     - Вот это да, - восхитился кто-то из молодых стражей, узрев громаду 'Врат', сиявших голубыми кристаллами во тьме зала.
     - Идемте, - произнес Маргус, смело направляясь в открывшийся зал.
     Багровые следы на камнях и стене невольно заставили стража вздрогнуть, вспоминая бойню, учиненную здесь его 'другом', мятежным магом Верисом. Сильно зажмурившись, Маргус смог отогнать наваждение.
     - Восемь из вас, встаньте, пожалуйста, в круги на полу, - указал магистр, вспоминая инструктаж Штиля. Как тот сказал, земным ученым удалось расшифровать указания, оставленные предками рядом с их 'вратами'. - Не покидайте их до окончания ритуала. Остальные, выйдите за пределы наружного круга.
     Когда все стражи заняли свои места, а земные разведчики разместились по периметру зала, Маргус неспешно подошёл к мерцавшему голубым светом алтарю в центре зала, не отрывая взгляда от него и ощущая в руке нарастающее покалывание.
     - Готов? - поинтересовался внезапно появившийся за спиной Штиль.
     - Ты меня до усрачки напугал, - проворчал Маргус, которого свет, исходящий от алтаря, буквально гипнотизировал, вгоняя в транс.
     - Соберись. Если что-то пойдет не так, нас всех по стенкам размажет, - ухмыльнулся Штиль.
     - Обнадежил, - ответил магистр, сжав руку с ключом в кулак, чувствуя каждую грань амулета кожей. - Не хочешь отойти подальше в таком случае?
     - Не, я, к сожалению, должен стоять за тобой и контролировать твои действия, в отсутствии штатного 'ведающего'.
     - Ну, точно обнадежил, - слегка улыбнулся Заргерон, чувствуя, что с этим человеком, пусть и пришельцем, за спиной как-то спокойнее.
     - Положи руку на алтарь и сосредоточься на 'вратах', - спокойно произнес капитан, обводя портал широким жестом.
     Маргус протянул горящую бирюзовым светом руку к алтарю. Невидимая сила тут же потянула камень к выемке в платформе алтаря, плотно прижав руку к каменной площадке. Алтарь засиял бирюзовым светом, как и руны на полу и стенах, а так же магические круги под ногами стражей.
     'Врата. Земля', - бубнил про себя Маргус, сосредотачиваясь на образе Земли, оставшемся у него в памяти.
     Внезапно он ощутил легкое дуновение прохладного ветерка на лице. Открыв глаза, страж внезапно понял, что сидит на скамейке в парке. Кругом лежал снег, яркое заходящее солнце медленно плыло среди облаков, покрытые снегом ветви деревьев слегка шуршали под порывами ветерка. Несколько мелких птиц скакали возле скамейки, около которой старенькая женщина раскидала хлебные крошки, а вдалеке, по парковой аллее прогуливались молодые родители с ребенком, облаченным в ярко-оранжевую курточку.
     - И все они свободны? - услышал внезапно собственный голос страж.
     - Да. В определённом понимании. Их ограничивает закон, но он един, для всех без исключения. По крайней мере, мы стараемся, чтобы это было так.
     'Воспоминания', - неожиданно осенило Маргуса.
     Сейчас он стоит в центре зала врат, прижав руку к алтарю. Однако перед глазами стояла картина прошлого, когда он с генералом Говоровым сидел на скамейке в парке Екатеринбурга и смотрел на то, какой жизнью живут простые люди 'их' мира.
     - Удивительно, - восторженно произнес голос Заргерона. - Все люди здесь равны и вольны идти куда захотят и делать что захотят.
     - Что не запрещено законом, - хмыкнул генерал. - Можно конечно делать, что вздумается. Но потом будь готов к соответствующему наказанию.
     - Они могут получить все, что пожелают.
     - Если, конечно, у них есть достаточно денег, - улыбнулся Говоров. - Хотя тут, как и с предыдущим случаем.
     - Мы можем создать у себя нечто подобное? - с надеждой спросил Маргус, глядя в глаза расслабленно сидящему рядом пожилому воеводе.
     - Почему нет? С этим мы вам с удовольствием поможем, - располагающе произнес генерал. - Чтобы вы себе не набили на этом деле шишек, как мы в свое время. Думаю, что с нашим опытом, это не займет много времени.
     - Я... готов вам помочь. Если вы привнесете это в наш мир, я готов работать с вами.
     - Только вот...
     - Что? - удивленно спросил Маргус, внезапно поняв, что овладел своим голосом.
     - У всего есть своя цена, - внезапно прохрипел Говоров, по лицу которого поползли алые трещины, как по деревянной маске, а глаза покраснели, превратившись в две багровые щели.
      - Кто ты?!! - закричал Маргус, вскакивая на ноги с непонятно откуда взявшимся на поясе мечом наперевес.
     - Хаос, - прохрипела фигура, лицо которой начало стремительно изменяться.
     - Прочь! - заорал страж, глядя на представшую перед ним демоническую карикатуру на самого себя.
     - Поздно, - зашипел демон. - Моя первая оплата... - Маргус с воплем выронил меч и упал на колени, чувствуя как камень в руке буквально горит. - Это ты!!!
     - А-а-а-а!!! - с душераздирающим воплем боли страж вернулся в реальный мир.
     Рука покрылась багровыми узорами, а камень в ней сиял багрянцем. Алтарь вместо ласкового бирюзового цвета источал из себя мрачные багровые миазмы, стелившиеся по полу словно дым. Зал сотрясался вибрациями и полнился воплями стоявших внутри магических кругов, медленно умиравших стражей. Их души, страдания которых теперь Маргус тоже ощущал как свои, медленно раздирало на куски.
     - Почему?!! - простонал Заргерон, пытаясь подняться на ноги, но затуманивающая рассудок боль не давала пошевелиться.
     - Уж прости, Маргус, - сочувствующие произнес все еще стоящий за его спиной Штиль. - Ничего личного.
     - Ублюдкиии... - прохрипел Заргерон, до крови закусывая губу, когда услышал за спиной отчетливый металлический щелчок.
     - Прощай. - Короткий металлический лязг, тихий свисток и тяжелая девятимиллиметровая пуля пробила голову магистра ордена, оборвав его жизнь, и принеся 'Вратам' последнюю жертву.
     - Брааат, неееет!!! - сорвавшийся за секунду до выстрела голос внезапно напомнил Маргусу его брата Маллена.
     - 'Вздор, что ему здесь делать?' - пронеслось в горящем разуме стража перед смертью.
     Штиль резко развернулся спиной к оседающему на алтарь телу. Его бойцы уже заканчивали расправу над остальными остолбеневшими от происходящего стражами. Однако один из 'серых' прямо сейчас несся на капитана, выхватив короткий меч, которых у стражей явно не должно было быть. Боковым зрением разведчик увидел, что Док уже успел поймать бегуна в прицел, а потому не беспокоился за свою жизнь.
     - Берегись! - с этим воплем еще один страж, внезапно оказавшийся рядом с уже почти покойным мечником, бросился на того сзади, повалив на пол, а после они оба со звучным хлопком исчезли, оставив после себя лишь волну ветра.
     - Телепортировался? - остолбенел на секунду Штиль, глядя на пустое место. Однако грохот за спиной заставил его вернуться к реальности, отложив эту деталь на второй план.
     Багровая энергия тем временем вздыбилась подобно приливной волне и хлынула от алтаря к стенам, а с них к основаниям цепей, оставляя на своем пути горящие алым светом паутины из царапин и трещин, уничтожавших строгий рисунок древних рун. Наконец, энергия достигла основания самих цепей, прогоняя по ним ветви багровых молний, перескакивавших с одного звена на другое. Несколько секунд, и монументальные цепи, которые не смогли взять даже кумулятивные заряды, буквально испарились в воздухе, оставив после себя лишь красноватую дымку.
     Когда буйство магии стихло, единственным источником света остались тускло блестящие кристаллы врат. Несколько секунд никто из присутствующих не издавал не единого звука, а кристаллы постепенно разгорались все ярче. Наконец, ворота вспыхнули знакомым белым светом, однако, в отличие от прежнего, он не стал затухать, а равномерно заполнил собой все внутреннее пространство врат, создавая иллюзию стены из белого тумана в каменном кольце.
     - База, Я 'Н-1', - слегка ошарашено произнес Штиль в рацию. - Задание выполнено. Путь чист. Повторяю, путь чист...

Примечание к части

     ПБС - прибор беспламенной и бесшумной стрельбы("глушитель") ИПП - индивидуальный перевязочный пакет. "Аве, читатель! Идущий на критику приветствует тебя!" Итак вот оно, первая часть истории подходит к своему завершению. Изначально планировалась одна завершающая глава, но объем материала вынудил ее разделить. Да и вы, я думаю, заинтересованы в том, чтобы прода выходила почаще, пусть и в меньшем объеме. И еще одно. Я решил добавить нотку интерактива в общение с вами, поэтому оставляю вопрос: "Что забрал Штиль из стола магистра Морока?" Ответы на вопрос, как и свое отношение к идее самого "интерактива" пишите в комментариях.
>

Глава 6 - "Рассвет. Часть 2."

     Крепость 'Старый страж'
     Валанское предгорье
     22-й день месяца возрождения / 27 декабря 201х
     3:45
     Небо над крепостью по-прежнему было покрыто рваной пеленой облаков, так что лунный свет, как и любой другой был роскошью для топчущихся во тьме недотеп-солдат армии князя Воста, которые пытались под витиеватый мат десятников и сотников занять позиции для штурма, издавая при этом шум, сравнимый с топотом стада перепуганных коров.
     Эллерия даже усмехнулась своим мыслям, глядя, как на Грама косились некоторые из солдат севера, точно овцы на волка. Здоровый матерый волколюд, почти полностью закованный в латы, высился над солдатами-людьми как скала, вселяя страх и уважение одним своим видом. Пробивающаяся местами седина в его шерсти, лишь придавала суровому войну большей солидности. Неудивительно, что именно его часто принимали за капитана банды, а не ярко разодетую лисолюдку, облаченную в легкие доспехи.
     - Эх, и почему нельзя просто зажечь факелы? - вздохнул Грам. - Один хрен этот табор не способен незаметно подобраться к стенам.
     - Думаю, лорд Вассер таким образом пытается скрыть точное количество солдат на каждом участке, чтобы гарнизон не догадался где нужно сконцентрировать силы, - вздохнул привалившийся спиной к торчащему из земли валуну сидящий у его основания Самаэл.
     - Какой в этом смысл, если даже глухому слышно, что здесь топчется целый табун, в то время как на левом фланге у нас пасется пара тройка баранов? - фыркнул волколюд, крутя упертый острием в землю меч.
     - Ну, вдруг все-таки поможет, - хмыкнул маг, поигрывая посохом. - А ты что думаешь, лисичка?
     - Что, если ты еще раз меня так назовешь, я отрежу тебе причиндалы и скормлю их ослу, - огрызнулась Илисиль.
     - Знаешь, я могу подумать, что ты не рада моей 'кампании', - улыбнулся маг, поднимаясь на ноги.
     - Тебе кажется, - хмыкнула наемница, оглядывая своего бывшего... товарища.
     Марестолий Самэл был облачен в бригантину, из-под которой торчала его неизменная стёганная ярко-красная накидка боевого мага, которую он местами укрепил кольчужными элементами. Сейчас капюшон был откинут, позволяя разглядеть грубые черты лица с острым носом, характерным для уроженца западных земель и короткую темную бородку, как он считал, 'украшавшую' его. На деле Илисиль он всегда казался похожим на щуплого козлонога - фавна или анорексичного минотавра. Хотя, несмотря на подобные сравнения, Самэл был одним из крайне немногочисленных колдунов, кто уделял физическим тренировкам достаточное количество времени.
     Одной из причин подобного рвения был его стиль боя. Собственно по этой же причине магический посох, которым он владел, сильно отличался от своих 'коллег по цеху'. Артефакт с одной стороны оканчивался почти метровым зачарованным стальным наконечником, не уступавшим хорошему одноручному мечу, а с другой стороны полутораметрового древка увенчивался адамантово-черной булавой, в центр которой был вплавлен расколотый магистерский камень размером почти с кулак. Каким образом Марестолий умудрялся пользоваться осколками камня так, будто он был целым, было одним из множества его профессиональных секретов.
     - Эх, и вот как вас женщин понимать? - наигранно вздохнул боевой маг, покосившись на стоящих рядом бойцов.
     - Меня в ваши семейные дела не впутывай, - равнодушно произнес Гормот, разглядывая стену крепости.
     - Да какая баба в здравом уме вот на 'это' позарится? - ехидно ответила лисолюдка, указывая пальцем на подбородок мага.
     - Ну, ты же позарилась, - съехидничал в ответ Марестолий.
     - Я же сказала в здравом уме. К тому же, даже я оказалась недостаточно безумной, чтобы долго тебя терпеть.
     - И с твоим ветреным характером это никак не связано?
     - А знаешь, что...
     - Ладно, остыньте уже, - рыкнул Грам. - Потом где-нибудь ностальгически потрахаетесь, если живы останемся. Ты, Марес, кажется, хотел нам кое-что рассказать. А именно, за каким хреном нас собрали именно здесь, и притащили на этот участок еще две банды?
     - Ну... - Маг многозначно посмотрел на стену и на положение луны на небе. - Думаю уже можно. Если вкратце, то наружную стену по прикидкам Брамара штурмовать выходит чересчур накладно. Пока алхимики будут ее раскачивать, а они это будут делать долго, я вас уверяю, мы можем неплохо так огрести, прикрывая их. Поэтому, мы приготовили небольшой сюрприз для защитников, с помощью моего нового изобретения.
     - Уж не та ли эта гремучая дрянь, часом? - нахмурилась лисица, вспоминая резкий тошнотворный запах гари в палатке колдуна, который практически не выветривался из нее.
     - Она самая, - гордо улыбнулся маг. - Я, наконец, смог довести формулу до ума, и теперь она не взрывается от случайного чиха.
     - А эта твоя 'дрянь' точно сработает? - скептически покосился на стену Грам. - Эти стены толщиной шага три-четыре, если не больше.
     - Не попробуем, не узнаем, - не повел бровью Марес. - Отличный полевой эксперимент выйдет. И это не дрянь, а тримагицелинотер... М-да, короче, 'Дрянь'.
     - А если выйдет облом? - поинтересовалась Илисиль, взяв серьезный настрой.
     - Ну, тогда вернемся к плану с алхимиками, - пожал плечами Самаэл. - Часть солдат попрет к стене с лестницами и галереями и будет отвлекать внимание, пока маги колдуют под стеной.
     'Угадайте с трех раз, кто понесет лестницы?' - внутренне рыкнула наемница, глядя на связанные между собой элементы осадного снаряжения, которое солдаты севера складывали неподалеку от наемников.
     - Марес, - неожиданно обратилась к командиру одна из магичек 'кампании', показывая на мигающие в ее руке кристаллы.
     - О, вот и понеслась, - вздохнул маг, надев серьезное выражение лица. - Так! Всем приготовится! Сейчас тряхнет!
     - Если конечно осечки не выйдет, - хихикнула лисолюдка, пытаясь отогнать недобрые мысли, однако предпочла укрыться за камнем, осторожно выглядывая из-за края.
     Грам остался стоять неподвижно, лишь нацепив на всякий случай шлем с кольчужной бармицей, закрывающий морду.
     - Десять! Девять! Восемь! Семь! Шесть! Пять! - с возбуждением начал отсчитывать Марестолий, сжимая в руке рунный камень, связанный с бочкой. - Четыре! Три! Два! Один!
     Камень в руке слегка вспыхнул, после чего рассыпался в пыль. Над полем повисла гробовая тишина, которая очень скоро начала излишне затягиваться.
     - Эмм, - разочарованно протянул маг, выглядывая из-за камня. - А где же 'БУМ'?
     - Ничего такого, у всех мужчин иногда случаются проколы, - съехидничала лисолюдка, выйдя из-за камня. Несмотря на тон, на деле у наемницы сердце ушло в пятки от мысли о том, что сейчас ее бойцам придется лезть на эти стены.
     - Не мог же я просчитаться, - разочарованно произнес приунывший маг.
     В следующее мгновение тьму рассекла ослепительная вспышка, и раздался оглушительный грохот. Огненный шар будто вырвался из-под стены, заставив часть ее в буквальном смысле слова 'взлететь на воздух', лихо отправив в небо камни размером с пресловутую телегу. Облако дыма и пыли, поднявшееся в результате взрыва стало настолько плотным, что оставшимся на ногах воинам не удавалось поначалу даже разглядеть нанесенный стене урон.
     - Мог, - прокашлялся сбитый с ног колдун, отряхивая накидку. - Слишком много ингибитора...
     - ЧТО?! - проорала едва не оглохшая от грохота лисолюдка.
     Как она сейчас завидовала тугоухим представителям рода человеческого, для которых подобный шум был куда менее болезненным.
     - Говорю, сработало!!! - проорал маг, едва не подпрыгивая на месте от радости. - Гляди!!!
     Кое-как разобрав сказанное, Илисиль уставилась на стену крепости. Вернее туда, где она была, потому что на месте высоченной каменной кладки зияла огромная, не меньше десятка шагов дыра, а само укрепление в этом месте превратилось в груду щебня, образовав довольно пологий склон. Несколько крупных камней валялось прямо в поле перед дырой в небольших воронках, оставленных ими при падении.
     - Воины! За мной! К славе!!! - проорал какой-то сотник северян, первым оклемавшись после взрыва.
     - ДА!!! Режь, убивай!!! Слава владыке Хагаросу!!! За славой!!! Слава воительнице Алрис!!! - наперебой заорали сотни глоток более-менее оклемавшихся солдат, бросившись к пролому в стене следом за командирами.
     - Кажется, нам тоже пора, - рыкнул волколюд, подбирая с земли оброненный им от неожиданности меч.
     - Погодь. Давай пропустим молодых, - усмехнулась наемница, глядя на оживленно рвущихся к пролому юнцов из армии северян и на собственных бойцов, собравшихся поближе к командиру и ждущих указаний. - Пускай покрывают себя вечной славой.
     Эти северные сопляки, бросаясь на штурм вражеских укреплений в первых рядах, еще не знали, что многие из них, полягут, еще не успев достать до противника своим оружием. Таковы были реалии любого штурма, и таковы были правила игры под названием 'Война'.
     ?○●○?
     - Нихера себе, - покрепче сжав автомат, выдавил из себя рядовой, разглядывая громаду врат в иной мир, мерцавших молочно-белым туманом, клубящимся в центре конструкции.
     - Отставить разговоры, - тихо рыкнул на бойцов сержант Гагарин, хотя тоже таращился на 'Объект' точно баран на новые ворота.
     Пользуясь затишьем, сержант внимательно осматривал зал 'отлёта', как окрестили его местные. Огромные кольца 'Врат', находящиеся у дальней стены зала были сплошь опутаны тугими жилами проводов, идущих вдоль стен и пола и собиравшихся вместе у нагромождений контейнеров, в которых, как понял Андрей, размещалось научное оборудование и рабочие места персонала. Тарахтели генераторы, еле слышно гудели мощные прожектора, а вокруг площадки перед 'Вратами' суетилось огромное количество людей в неряшливо одетой военной форме или вовсе в гражданском.
     Несмотря на наличие помимо общего 'церковно-приходского' образования еще и незаконченного высшего, Андрею было трудно даже примерно догадаться, что происходит вокруг, поэтому он сконцентрировал внимание на более простых и понятных ему вещах, а именно на средствах обороны, коими пространство между вратами и научными модулями было буквально нашпиговано.
     Блочные бетонные заграждения, мешки с песком и цепи колючей проволоки полностью перекрывали подходы к Вратам, оставляя лишь небольшие проходы и центральный КПП, рассчитанный на проход машины. Наметанный глаз насчитал пять гнезд крупнокалиберных пулеметов, две позиции с зенитными автоматами, таращащими свои спаренные стволы в сторону тумана, и две позиции с внушающими доверие противотанковыми пушками. Дополняло все это великолепие большое количество хорошо оборудованных позиций стрелков, гранатомётчиков, ПТРК и даже ПЗРК. И, хоть, парноизвилинный мозг Гагарина никак не мог найти объяснения тому, на кой-хрен в пещере, пусть и такой огромной, могли понадобиться зенитные комплексы, но высокому начальству явно было виднее.
     - Становись!!! - Резкий голос комбрига вырвал Гагарина из праздных размышлений о чужой дурости. - Равня-яйсь! Смирн-на! Равнение-на-лево!
     Повернув голову в обозначенном направлении, сержант увидел вышедшего на небольшое возвышение пожилого генерала в полевой форме, оценивающим взглядом изучающего построенных бойцов.
     - Товарищ генерал-лейтенант! - начал рапортовать комбриг. - 667-я отдельная десантно-штурмовая бригада по вашему приказу построена! Командир бригады полковник Щукин.
     - Есть, - кивнул генерал, приняв доклад, и повернулся к 'плацу'. - Здравия желаю, товарищи десантники!
     - Здравия желаем, товарищ генерал-лейтенант!!! - дружно гаркнул батальон так, что эхо еще несколько секунд гуляло под сводами.
     - Вольно! - усиленный динамиками голос генерала приобрел торжественные интонации. - Сегодня настал знаменательный день для нашего отечества! 'Врата' соединяющие наш мир с Эстеррой, наконец, открыты, и с этого момента начинается новая страница в истории нашей великой страны! - Внезапно что-то в голосе генерала едва уловимо изменилось. - Но, к несчастью, эта страница не станет для нас радостной. Страна, лежащая за Вратами, обливается кровью в пламени войны, преданная собственными союзниками. Альморанское королевство отчаянно просит нас о помощи в освобождении своих земель из-под ига предателей, и мы не имеем морального права им отказать!
     Сегодня, вы, лучшие солдаты нашей страны, вступите на земли Эстерры! Не как узурпаторы и оккупанты, но как миротворцы! Наш священный долг положить конец этой войне и принести мир на земли Альморана! Вернуть их народу незаконно отобранную свободу!
     Я не спрашиваю, справитесь ли вы, потому что знаю - справитесь! - продолжал генерал, явно подходя к кульминации. - Десантники, каков ваш девиз?!
     - Побеждают сильнейшие!!! - с неподдельным энтузиазмом проскандировали бойцы.
     - Тогда идите и побеждайте! - вцепившись в ограждение, почти прокричал генерал.
     - Урааа! Урааа! Ураааааа!!!
     - Полковник, командуйте.
     - Есть!
     Щукин с удовольствием приступил к выполнению. Может комбриг и проникся бы речью генерала Говорова, если бы не знал, что под видом этого 'старого штабиста' скрывается переодевшаяся в зеленое гадюка из каких-то темных недр ФСБ, что ничего хорошего его людям явно не сулило.
     - Бригада, напра-во! - Щукин занял место сбоку от КПП, перед которым стояли бойцы, готовясь пройти через Врата. - Так орлы, клювами не щелкать! Все, как учили! Через туман проходим быстро, на выходе не задерживаемся! Если товарищу плохо, хватаем за шкирку и оттаскиваем в сторону! На 'той' стороне слушайте спецов. Все готовы? Пошли! - после чего полковник, вдохновляя бойцов личным примером, покрепче стиснув ремень автомата и собственные зубы, бегом бросился в портал, шипя молитву. Следом за ним, с десятисекундным интервалом, сорвался первый взвод первого батальона.
     - Поехали! - прозвучало где-то в общем топоте.
     ?○●○?
     - Вольно, сидите, - бросил Говоров, вернувшись обратно на командный пункт. - Ну как смотрелось, Вань?
     - Хорошо выступили, товарищ генерал. Не всех, конечно, проняло, но большинство явно прониклось, - коротко отозвался адъютант.
     - М-да? - недовольно скривился Говоров. - Ладно, еще порепетирую, надо же еще будет пехтуре и танкистам по мозгам проехаться, в целях повышения боевого духа.
     Как обстановка с той стороны?
     - 'Нормаль' подтвердила ликвидацию совета Ордена. Старший страж Лемир готовиться принять командование, как единственный официально выживший.
     - Что насчет 'ключа'?
     - Капитан Штиль лично ликвидировал Маргуса Заргерона.
     - Хорошо, теперь угрозу работоспособности Врат можно считать минимальной. Еще что-то?
     Капитан Свиридин недовольно повел челюстью.
     - Мы так и не смогли обнаружить следы тех двух беглецов. Есть основания предполагать, что они были лазутчиками Брамара и могут известить южан о нашем присутствии.
     - Это нехорошо, - задумался Говоров, но спустя считанные секунды на его лице прорезалась ухмылка. - Но не фатально, мы можем обратить это себе на пользу. Выставим этих лазутчиков виновными в срыве ритуала и гибели Совета, а Маргуса сделаем мучеником, пожертвовавшим собой для открытия 'Врат'. Нападение на башню магистра и репутация Заргерона сыграет нам в этом на руку. Передай соответствующие указания Лемиру. Хотя нет, лучше сам отправляйся туда и проконтролируй его. Ты мне нужен на той стороне, чтобы армейцы нам все не испортили.
     - Есть, - коротко кивнул капитан, тут же начав собираться.
     'В конце концов, чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей', - ухмыльнулся Говоров, садясь на прикрученный к стене КП небольшой диванчик и беря в руки планшет.
     ?○●○?
     - Так живее, живее родные, эти парни сами себя уже не унесут, - активно командовал Каспер, под руководством которого несколько бойцов вытаскивали из зала Врат тела стражей и укладывали их вдоль стены в 'предбаннике'.
     Бойцы 'Нормали' и лояльные стражи тем временем приводили уложенные вдоль стенки тела в божеский вид, дабы их при необходимости можно было показать рыцарям ордена.
     Сам же Штиль, в соответствии с уставом, как старший командир, руководил процессом оттуда, откуда ему было удобнее - рассевшись в центре 'предбанника' верхом на алтаре. Настроение было на редкость поганое, так что и желание с кем-либо разговаривать у него сейчас отсутствовало, а перспектива скорого общения с армейцами, которые должны были вот-вот прибыть через врата, нагоняла еще большую тоску.
     Однако спокойно 'откиснуть' в одиночестве ему так и не дали.
     - Похоже, колесо истории пришло в движение. Да, капитан? - донесся до отрешенного разума Штиля голос единственного выжившего члена Совета Ордена, приблизившегося к алтарю. - Не возражаете, если я тоже присяду?
     - Садитесь, сир Лемир. В ногах правды нет, - ответил Штиль, неохотно подвинувшись.
     - Интересная поговорка, - произнес страж, усаживаясь рядом. Выражение его лица и голос говорили о том, что он пребывает примерно в том же состоянии, что и разведчик.
     Тут Штиль, наконец, обратил внимание, что одежда стража была заляпана кровью.
     - Вы, похоже, тоже решили подтолкнуть это колесо?
     - Да, - тоскливо улыбнулся страж. - Я предал обеты, которые дал много лет назад, предал братьев, доверявших мне. Приказал одному из своих друзей занять мое место в том жутком ритуале, пока сам прятался, как крыса. - Страж медленно вынул из ножен меч, со следами плохо вытертой крови на лезвии. - И я своими руками убил нескольких братьев, чтобы скрыть это. Я не лицемер, капитан, и прекрасно осознаю тяжесть преступлений, которые совершил. Когда-нибудь мне придется за них ответить, а пока все, что остается, это доказать, что эти смерти были не напрасны. И что этот мир пора менять.
     - Моя война здесь закончена, сир. Или очень скоро закончится, - мрачно улыбнулся Штиль. - А вот ваша только начинается. У вас еще будет достаточно возможностей это сделать.
     - Вы правы, - ответил такой же мрачной улыбкой страж. - Пойду прощусь со своими павшими братьями. Да хранят вас ваши боги, капитан.
     - Взаимно, - кивнул разведчик, окинув взглядом уложенные вдоль стены тела, приведенные стараниями его бойцов в более-менее приличный вид.
     'Радуйся, Маргус, возможно этот человек завершит то, к чему ты стремился' - подумал Штиль, потирая чуть зудящее запястье правой руки.
     - Капитан! - неожиданно окрикнул задумавшегося разведчика лейтенант. - Десантники высадились!
     - Ну, пошли знакомиться, - Штиль нехотя поднялся со своего насеста и направился в зал Врат, где, судя по характерному топоту стада бизонов, уже размещались прибывающие голубые береты.
     Внезапно, зал ощутимо тряхнуло. С потолка посыпалась пыль и мелкие камни.
     - Мать! - коротко выругался капитан, стряхивая с головы каменную крошку и поворачиваясь в сторону выхода. - Что за атомная бомба там рванула?
     ?○●○?
     - Живее, живее! Не стоять! - подгоняла своих бойцов Илисиль, пытаясь перекричать царящий вокруг хаос.
     Первый рубеж им удалось преодолеть без особых проблем. Взрывом уничтожило не только кусок стены, но и сравняло с землей все, что находилось за ней шагов на сто вперед. Так что ворвавшиеся в пролом северяне практически не встретили сопротивления. Часть солдат направилась ко второй стене, расчищать дорогу для магов, в то время как остальные стремительно продвигались по нижнему двору, пытаясь помешать защитникам первой стены отступить за вторую. А наемникам, как и всегда, досталась самая 'приятная' работенка - зачистка стены и захват главных ворот, которые некоторые отчаянные храбрецы продолжали упорно оборонять, то ли надеясь на подкрепления из глубины крепости, то ли просто от безысходности.
     - Шевелись! - наемница размашистым пинком 'подбодрила' какого-то споткнувшегося салагу, бегущего вперед судорожно сжимая в руках топор, больше напоминавший колун.
     В следующую секунду наемница оказалась сбита с ног каким-то эльфом, а там где она только что стояла, просвистел арбалетный болт.
     - За мной должок, Сар, - крикнула лисолюдка, высматривая, откуда чуть было не прилетела ее смерть.
     Стрелок обнаружился на верхушке стены, немного впереди них, в процессе перезаряжания своего самострела. Но, когда воин вновь вскинул взведенный арбалет, из башни внезапно вылетел Гекс, вместе с каким-то насаженным на лезвие двуручного меча солдатом, и просто столкнул арбалетчика вниз, вероятно, даже не заметив его. Остановившись, громадный волк уперся ногой в тело проткнутого насквозь противника и вырвал меч из тела, попутно отправив бренные останки вслед за невезучим стрелком.
     Убедившись, что наверху дела идут успешно, Илисиль вернулась к полю боя под стеной, где сводные отряды наемников постепенно теснили все никак не желающих сдаваться солдат, видимо, принадлежавших к королевским войскам, судя по характерному серо-белому цвету накидок и более качественному снаряжению, чем у их северных товарищей.
     Гескариор Грам, в свою очередь, перехватив меч, двинулся к следующей башне, грозно рыча ругательства на родном языке. Очередной стрелок, бросив незаряженный самострел, схватился за меч, но прежде чем он успел его выхватить, волколюд стремительно приблизился и разрубил его диагональным ударом от плеча до бедра, отправив верхнюю половину тела вниз. Удар подскочившего следом северянина с двуручным топором Гекс принял плашмя, взяв меч правой рукой за лезвие. Оттолкнув лезвие вперед и вверх, волколюд заставил противника отшатнуться назад, задрав руки с оружием в попытке удержать равновесие. И не успел топорник вернуть себе устойчивое положение, как мощный колющий удар двуручником пробил его насквозь, заставив волколюда в очередной раз стряхивать тело противника с лезвия. Пока Гекс возился с извлечением меча, на него попытался накинуться боец с булавой, но рухнул, не успев даже замахнуться своим оружием, получив стрелу точно в глаз.
     - Сочтемся, - рыкнул забравшемуся на зубец стены позади него лучнику - человеку Грам, после чего двинулся дальше расчищать дорогу.
     Приняв стойку и опустив меч к правому бедру лезвием назад, волколюд шел вперед, громогласно злословя на языке своих диких предков. Несколько воинов, увидев с какой невозмутимостью на них движется закованная в доспехи громадина, рычащая подобно настоящему волку, струсили и бросились к башне, оставив вооруженного полуторником рыцаря в одиночестве.
     - Бросай меч, - прорычал порядком утомившийся наемник, рассчитывая взять явно не бедного противника в плен.
     - Лучше умереть сражаясь, чем жить трусом, - выкрикнул рыцарь, отчаянно бросаясь на волколюда с диагональным ударом с правого плеча.
     Вздохнув, Грам, делая широкий шаг вправо, ответил ему восходящим ударом от бедра, поймав падающий сверху мечи на гарду и одновременно с этим нанеся нацеленный в шею горизонтальный удар. Но рыцарь в последнюю секунду попытался поднырнуть под меч волколюда, из-за чего лезвие врезалось в шлем, оставив на нём глубокую вмятину. И когда противник на секунду потерял способность ориентироваться в пространстве, Гекс, ухватившись левой рукой за малую гарду, мощным вертикальным ударом выбил меч из рук рыцаря и, резко сблизившись с обезоруженным противником, ударил того эфесом в лицо, смяв забрало и отправив воина в глубокий нокаут.
     - Есть еще смелые?! - прорычал наёмник, перешагивая бесчувственное тело, осматривая стену. - Нету? Идем дальше.
     Наконец, они приблизились к последней башне перед воротами. Вновь, как и несколько раз до этого, в башню, по мановению руки мага-крысолюда, влетел черный сгусток, мигом заполнивший башню непроглядной тьмой. Грам, разогнавшись, влетел следом, выставив перед собой меч и молясь, чтобы не нарваться каким-нибудь сочленением доспеха на смекалистого парня с копьем. Обошлось. Снова. На лезвии вновь повис какой-то бедолага, имевший глупость оказаться напротив входа. Ворвавшиеся следом за командиром темные эльфы быстро перерезали защитников башни, полагаясь на свои обостренные чувства.
     - Тупик, - рыкнул истекающий потом волколюд, глядя через бойницу на оставшихся защитников стены, активно улепетывающих в сторону громады надвратных башен, возле входа в которые на стене уже построилось несколько воинов со щитами и копьями, за спинами которых виднелись изготовившиеся к стрельбе арбалетчики. - Интересно, как там у лисицы дела...
     Под стеной тем временем наемникам тоже удалось, наконец, прорваться к воротам, однако ощутимого облечения это не принесло. Пространство перед ними было завалено баррикадами, за которыми защитники, видимо, планировали обороняться, если ворота все-таки пробьют. Теперь же отважные рыцари и ополченцы заняли круговую оборону, встав с внутренней стороны полукруга укреплений, решив продать свои жизни подороже. И как будто этого было мало, над ними слегка поблескивало марево защитного барьера, поддерживаемого тремя колдунами в мантиях боевых магов королевской армии, позволявшего их стрелкам безнаказанно расстреливать наемников, имевших неосторожность высунуться из-за своих щитов, у кого они, естественно, вообще были.
     - Проклятье, - прорычала прячущаяся за стеной конюшни лисица, по наплечнику которой по касательной прошелся болт.
     - А, может, ну его нахер - эти ворота? - поинтересовался Ворлом Дырявый щит. - Эти ребята определённо не хотят нам их отдавать.
     Капитан 'Дырявых щитов' пристроился рядом, прислонившись спиной к стене подальше от угла, из-за которого периодически пыталась выглядывать лисолюдка.
     - Ага, просто сядем здесь и подождем конца штурма, - фыркнула Илисиль.
     - Не самый плохой вариант, - ответил одноглазый наемник, отхлебывая из фляги с выражением полного равнодушия на лице.
     - Не считая того, что Брамар с нас шкуры спустит, в этом случае. Или северяне. Да и о подкреплениях мы тоже можем забыть.
     - М-да, а вот это действительно проблемка, - хмыкнул наемник, опустошивший флягу. Непонятно было только, что его печалило больше: закончившееся вино или окопавшиеся у врат рыцари.
     - Я смотрю, у вас тут весело, - неспешно приблизился к их позиции капитан Самэл, идущий едва ли не прогулочным шагом, постукивая по земле острием посоха.
     Бойцы 'Магической кампании' шли позади всех остальных, якобы, в качестве резерва и прикрытия тылов. На деле же личные наемники Доронера Брамара просто предпочитали не пачкать лишний раз руки, по крайней мере, так считали все остальные банды, точа на них не маленький зуб.
     - Да не то слово, - кивнул Ворлом. - А твои дамочки, наверное, уже заскучали в жопе нашего славного похода?
     - Да не особо, но нужно же иногда помогать сирым и убогим, - не остался в долгу Марестолий, начав принюхиваться. - Так-с, чую хорошенький такой барьер. Три опоры и... А-а-а, магический аккумулятор, понятно, почему ваши недоучки его пробить не могут.
     Илисиль хотела было высказать, все, что она думает об этом 'доученном' колдуне, который плелся позади всех, пока ее бойцы, рискуя поймать стрелу, забрасывали барьер заклинаниями и магическими зарядами всех видов и форм, в попытках его пробить. Однако увидев за чуть сползшей с лица легкомысленной маской усиленную работу мысли, решила сдержаться.
     - Так может твоя светлейшая головушка что-нибудь, наконец, придумает, чтобы пробить этот барьер? Или ты только лекции читать умеешь? - обыденным тоном произнесла наемница.
     - Эллерия, дорогая, не стоит мыслить так прямолинейно, - улыбнулся Марес.
     Маг резко сосредоточился, после чего раскрутив посох со вспыхнувшем в навершии камнем над головой, выкрикнул короткое заклинание и всадил оружие острием в землю, которую от этого ощутимо тряхнуло. Лисолюдка тут же выглянула из-за укрытия в сторону магического купола и успела застать разразившийся там катаклизм.
     В том месте, где сгруппировались маги, колдующие над небольшой святящейся сферой, из земли в небо выстрелили огромные каменные шипы, проткнувшие их тела. Барьер лопнул как мыльный пузырь, а двое из повисших на застывших каменных иглах колдунов, несмотря на страшные раны, остались живы и оглашали окрестности своими предсмертными воплями.
     - А потому что надо сферические барьеры ставить, а не локальные, - с видом профессионала оценивающего работу дилетантов произнес Марес, утирая пот со лба. Несмотря на его бравый вид, лисолюдка видела, что колдовство забрало изрядное количество сил у мага.
     Ворлом тем временем успел исчезнуть из их поля видимости и присоединился к своим бойцам, которые первыми ринулись мстить лишившимся прикрытия защитникам крепости.
     - Эллерия, а принеси мне, пожалуйста, ту сферу, над которой они колдовали. Она где-то между камней, - крайне любезно попросил Марестолий, намекая, что пора расплачиваться за его помощь.
     - Да чтоб ты ей подавился! - рыкнула лисолюдка, бросившись к баррикадам и поднимая то, что осталось от ее банды в атаку.
     Двум широкоплечим минотаврам, возвышавшимся над самыми рослыми из людей на пару голов, удалось вклиниться между крепостной стеной и баррикадой, разнеся мимоходом последнюю в щепки. Пока близнецы раскидывали людей мощными ударами боевых молотов верткие эльфы и шустрые полурослики метались у них под ногами, добивая тех врагов, кому не посчастливилось упасть или потерять оружие. Освободившиеся фланги тут же занимали другие воины банды.
     Илисиль кувырком проскочила между стеной и одним из братьев быколюдов, и вскочила на ноги, выхватывая мечи. Попытавшийся прицелиться во внезапно возникшую в тылу сражающихся лисолюдку арбалетчик немедленно получил острым, как бритва, мечом в глаз. Сталь с хрустом пробила глазницу, плавно войдя в череп. Повернув лезвие, Илисиль вырвала клинок из головы мертвеца, попутно отскакивая назад. Второй стрелок, бросив бесполезный теперь самострел, попытался рубануть ее своим топором, но, не рассчитав сил, слишком сильно подался вперед, пройдя мимо наемницы, что немедленно стоило ему впившегося в шею лезвия короткого меча. Запоздало бросившийся на выручку товарищам северянин мечник нанес горизонтальный удар, пытаясь дотянуться до наемницы, но взял слишком высоко. Лисолюдка резко присела, защищая одним клинком голову, а второй, вытянув руку, вонзила между пахом и внутренней стороной бедра. Тут же повернув лезвие, расширяя обильно закровоточившую рану, Эллерия вырвала его. Вскрикнувший от боли воин рухнул на колени, выронив оружие, лишь затем, чтобы затем получить удар другим мечом в глотку и, захлебываясь собственной кровью, упасть к ногам наемницы.
     Вскочив на ноги, Илисиль обнаружила, что битва уже окончена, несколько оставшихся в живых рыцарей из числа солдат Альморана бросили оружие и сдались в плен, остальные же медленно остывали, окрашивая грязь перед воротами в багровый оттенок.
     Облегченно выдохнув, наемница направилась к окровавленным шипам, на которых висели кровоточащие останки боевых магов, в некогда белых балахонах. Искомая сфера, святящаяся, будто уголек потухшего магического костра, оказалась зажата двумя огромными каменюгами.
     Осторожно взбираясь по скользким от стекающей с трупов крови шипам, лисолюдка, наконец, вскарабкалась на необходимую высоту и потянулась за сверкающей сферой. Когда вожделенный шарик был уже практически в руке, раздался крик, и на один из шипов откуда-то сверху рухнуло тело, с хрустом надевшись на него. Камень дрогнул и наемница, поскользнувшись, грохнулась вниз, упав точно в смягчившую падение грязь. Подняв глаза к небу, она обнаружила Грама, выглядывающего из бойницы надвратной башни с выражением лица - 'ну бывает'.
     Предвкушая, как будет медленно выедать мозг волколюда, Эллерия попыталась встать, но тут, проклятый магический шар, почти вытащенный из каменной хватки наемницей, соизволил выпасть из своей подставки и, весело звякнув об камень, упал ей точно на живот. Вес у 'шарика' был такой, будто он был сделан из чистого золота.
     - Да за что ж мне все это? - прохрипела наемница, пытаясь вдохнуть вышибленный из легких воздух.
     ?○●○?
     Пока армия мятежников успешно занимала нижний двор замка, в главном зале цитадели Старого Стража активно шел военный совет, который, по личному мнению Штиля, пребывавшего в комнате на правах переводчика, все больше напоминал перебранку в коммунальной квартире.
     - Если то, что вам удалось вытрясти из этого ублюдка Темлена - правда, то наши дела плохи, - проворчал Сагар Волстерн, принявший на себя обязанности главнокомандующего собранными по кускам королевскими войсками. - Когда стены рухнут, нас просто задавят числом. И если от бандитов Воста и Заргерона мы еще имеем некоторые шансы отбиться, то идущая следом за ними армия Брамара нас просто сметет.
     Северянин снова хмуро посмотрел на лежащую на столе слегка поблескивающую карту, выглядевшую так, будто кто-то нарисовал крепость с высоты птичьего полета, с точностью до последней ступеньки на лестницах. Сделанные ярким мелом пометки не сулили армии королевства ничего хорошего.
     - Согласен. Ваши потери будут катастрофические, - с жутким равнодушием произнес порядком утомившийся старший страж Лемир, недавно вернувшийся со своего выступления перед братьями-рыцарями, которых десантники выселили из недр горы обратно на поверхность, где те вынуждены были занять оборону на третьей стене крепости, ограждавшей верхний двор.
     Наблюдавший за процессом развешивания лапшы на уши Каспер рассказал, что успешности выступления нового главы Ордена, текст которого любезно составили ему лучшие психологи отечественной службы безопасности, мог бы смело позавидовать один известный усатый оратор начала прошлого века. Так что на какое-то время о лояльности стражей можно было не беспокоиться... с определёнными предосторожностями. И одну из этих самых предосторожностей, калибром двенадцать миллиметров, как раз недавно затаскивал на стену цитадели здоровый боец воздушно-десантных войск.
     - Капитан, вы не могли бы еще раз, для меня, объяснить суть вашего плана наступления? - продолжил Лемир, которого на совещании не было.
     - Если вкратце, мы планируем использовать тяжелые боевые машины, чтобы обратить противника в бегство, - разведчик взял в руки лазерную указку и принялся обводить ею называемые районы. - Используем верхний двор крепости как плацдарм для концентрации сил, после чего штурмовая колонна пройдет по главной дороге, - указка проследовала по запутанному маршруту 'центральной' улицы крепости, - и выйдет за пределы твердыни через главные ворота. Оказавшись на просторе, машины отрежут противнику возможность отправлять в крепость подкрепления и постараются попутно посеять в рядах атакующих панику. Как только это будет сделано, штурмовая группа нашей... как ее там... быстроходной пехоты при поддержке тяжелых орудий начнет зачистку крепости.
     - Так в чем проблема-то? - не понял Лемир.
     - Проблема во времени, сир. Ворота укреплений, перегораживающих тоннель, ведущий к вратам, слишком узкие для прохода нашей техники, нашим инженерам и саперам приходится их расширять. На то, чтобы все подорва... демонтировать, в лучшем случае, уйдет не меньше часа. И еще как минимум столько же нужно для переброски всей колонны через врата и организации ее на этой стороне. По некоторым причинам мы не могли подготовить наших солдат к операции заранее, поэтому некоторые вопросы им придется решать уже на месте.
     - В нашем положении два часа - это чертовски долгий срок, - кивнул страж.
     - Поэтому мы и пытаемся убедить полковника в том, что необходимо выделить часть его солдат в помощь обороняющимся королевским войскам, - скривился Штиль, которого перепалка между полковником Щукиным и капитаном Свиридиным уже порядком достала.
     - Ярослав, без помощи ваших воинов моя армия... - с надеждой посмотрела на Штиля принцесса, но тот ее перебил.
     - Ваше высочество, я вас прекрасно слышу и вот этим, - капитан незаметно кивнул в сторону уже откровенно орущих друг на друга офицеров, - все детально перевел и не один раз. К сожалению, товарищ полковник, несколько не согласен с нашими доводами.
     - Вы не могли бы перевести мне, что они говорят?
     - По большей части это 'непереводимый русский жаргон', - попытался отбрехаться Штиль, вспомнив старую советскую комедию, но отчаянного взгляд принцессы разведчик не выдержал. - 'Ну, хрен с ней, пусть попробует что-нибудь сделать'.
     - Я тебе, капитан, еще раз повторяю, по слогам: мои бойцы никуда не пойдут! У меня приказ удержать зону высадки! Зона высадки - это верхний двор! Точка! - ноготь на большом пальце полковничьей пятерни провел полукруг на расстеленной на деревянном столе карте крепости, отснятой с беспилотника.
     - И я вам, товарищ полковник, еще раз повторяю, что войска Альморана имеют для нас огромную стратегическую ценность! Мы не можем допустить их уничтожения, вы это понимаете или нет?! - капитан Свиридин уже сам был готов лопнуть от злости.
     Мысль собственноручно вышибить полковнику мозги казалась все менее и менее глупой, так как этому барану почему-то забыли объяснить, кто в этой операции главный, а потому, мнение какого-то там подосланного капитана он не воспринимал даже как рекомендательное. И что спрашивается толку, что Говоров послал его сюда как свой исполнительный орган власти, если он никак не может повлиять на этого дуболома? Капитан уже успел отправить, наверное, с десяток рапортов на командный пункт 'Врат', но ответа по-прежнему не было. А без прямого приказа генерала бодаться со Щукиным можно было до посинения. Да еще Штиль тут начал синхронным переводом для этой смазливой принцесски подрабатывать, чтоб его.
     'Хотя ладно, пускай переводит', - внутренне оскалился Свиридин.
     В голове полковника Щукина в свою очередь понемногу закипала настоящая ненависть к проклятому фсбшнику, который явно считал себя тут главным. Возможно, во всяких кабинетах больших начальников так оно и было бы, но здесь передовая, и полковник не собирался играть тут в эти игры. Он и сам был далеко не дурак, иначе не носил бы три звезды с двумя просветами, поэтому прекрасно понимал, что для далекоидущих планов товарищей из госбезопасности армия этой принцессы, как и она сама, вероятно, были на вес золота. Только вот с какой стати его бойцы должны рисковать ради этого 'золота' своими головами? Чтобы потом какое-нибудь ответственное лицо из генштаба сказало, что они действовали без приказа и погибли в этой забытой богом дыре по собственной дурости? Черта с два, он это допустит.
     - У них там почти тридцать тысяч здоровых лбов! А нас всего два батальона! Пару часов как-нибудь продержаться и без нашей помощи. А не продержатся - туда им и дорога!
     - Как-нибудь они продержатся, - огрызнулся в ответ капитан. - Ценою тридцати тысяч трупов! А каждый из ваших бойцов на стене будет стоить нескольких сотен, если не тысяч!
     - Это пока эти стены есть, - парировал полковник. - А когда они рухнут, что ты прикажешь моим бойцам делать? Переть на мечников со штык-ножами?!
     - Они достаточно подготовлены и оснащены, чтобы выдержать короткую схватку в рукопашную, полковник! К тому же, ваших солдат и не собираются бросать там одних! - огрызнулся капитан, хотя в глубине души признавал, что арамидный противоосколочный комбинезон и облегченный бронежилет явно не лучший способ защиты от удара палицы или боевого топора.
     - Я не собираюсь рисковать, полагаясь на этот сброд, который даже себя защитить не в состоянии! - выкрикнул полковник, но внезапно осекся.
     Обойдя стол по краю комнаты, принцесса Мария медленно приблизилась к полковнику, встав перед ним и глядя возвышающемуся над ней десантнику прямо в глаза.
     - Ярослав, переведите ему то, что я сейчас скажу, - попросила принцесса, внезапно опустившись перед полковником на колено, чем вызвала натуральный шок у большей части присутствующих.
     - Господин Щукин, - фамилия явно далась Марии с трудом, - я понимаю, что вы не хотите рисковать жизнями своих солдат, и не считаете нас достойными вашей помощи. Я понимаю, что мастерство ваших воинов не идет ни в какое сравнение с нашим, но ответьте: разве этим они заслужили смерть? Если вы не поможете нам, то десятки тысяч отцов, матерей и жен сегодня лишатся своих близких. Солдаты вашей страны уже спасли мою жизнь, но я прошу... нет, умоляю вас спасти и моих солдат. Клянусь, мы достойно отплатим вам за вашу помощь.
     'Получи фашист гранату' - злорадствовал Свиридин, глядя как стремительно белеет лицо застывшего, как мраморное изваяние, полковника.
     С другой стороны капитан по достоинству оценил поступок принцессы. С ее положением так жестко наступить на горло собственной гордости, хотя, чего уж там, чувству собственного достоинства, ради спасения своих подданных, в какой-то степени более чем достойный поступок. Жаль, что, скорее всего, бесполезный... или нет?
     Свиридин бросил пристальный взгляд на лицо Щукина, на котором тот пытался удержать стальную маску холоднокровия, и с внутренней улыбкой разглядел, что полковник все-таки колеблется. Рот чуть приоткрыт, глаза слегка расширены, взгляд едва заметно стреляет по комнате, то и дело, возвращаясь к стоящей на коленях девушке.
     'Будь проклят мой длинный язык!' - сокрушался про себя Щукин, почти с ужасом глядя на эту, считай что девочку, которая, стоя на коленях, умоляла его, боевого офицера российской армии, о помощи.
     Кто бы мог подумать, что брошенная им сгоряча фраза о местных солдатах, к которым он, в общем-то, особой неприязни то и не испытывал, может быть так истрактована и привести к таким последствиям. Полковник пытался собраться с силами и сказать, чтобы она хотя бы поднялась с колен, но не мог выдавить из себя ни слова.
     В распоряжении полковника было два штурмовых батальона, а чтобы удерживать последнюю стену крепости хватило бы и одного, так что он вполне мог послать солдат на помощь, без угрозы срыва боевой задачи. Но когда осаждающие пробьют вторую стену, а они ее пробьют, в этом сомнений не было, там начнется бойня. Погибнут тысячи, и этого не избежать. Однако если за спинами солдат Альморана будут стоять десантники, то сложно даже предположить, сколько жизней королевских солдат им удастся спасти.
     Но это так же будет значить, что кто-то из его бойцов домой уже не вернется. Если врага удастся сдержать у стен, то это будут единицы, если завяжется ближний бой десятки, а если враг прорвет оборону - сотни. Поле боя не сказка, даже во время самых успешных операций солдаты гибнут, а здесь десантникам придется действовать практически наобум. Без вменяемого прикрытия и поддержки, без снабжения и подкреплений, потому что портал сейчас забит техникой и инженерными грузами, а потом по нему пойдут танки и БМП штурмовой группы. Все уже распланировано, время шло на минуты, и сдвигать график ради этой авантюры никто не станет. А значит единственные, на кого могли рассчитывать бойцы бригады - это они сами.
     Жизни нескольких десятков, а возможно сотен его собственных солдат, которых полковник знает не первый год, и личные дела которых перечитал от корки до корки, или жизни нескольких тысяч, пусть даже десятков тысяч местных жителей, о существовании которых он до сегодняшнего дня даже не подозревал. Полковник продолжал стоять, стискивая свои мозолистые кулаки, не в силах принять решение, не в состоянии хоть что-то ответить этой девчонке, и искренне ненавидя себя за это.
     - Товарищ полковник! - влетел в комнату взмыленный радист и немедленно остолбенел от увиденного.
     - Что там?! - рявкнул полковник, силой выведя себя из оцепенения и заставив отвести взгляд от принцессы.
     - Радиограмма из штаба!
     - Зачитывай!
     - Есть!
     Согласно приказу верховного главнокомандующего, капитан ФСБ Свиридин переводится в состав 113-го ОВУЦ в звании полковника сухопутных войск и назначается старшим полевым командиром на время проведения операции 'Целина'. Конец сообщения.
     - Свободен, - тихо произнес десантник, теряясь в собственных эмоциях, которые в этот момент готовы были прорвать плотину профессионального внешнего холоднокровия. Спустя секунду, осознав, какой груз ответственности упал с его плеч, Щукин вздохнул немного свободнее, обращаясь к Свиридину: - Какие будут приказы, товарищ полковник?
     Офонаревший от услышанного экс-капитан даже не сразу понял, что его спрашивают.
     - Приказы... - новоиспеченный полковник задумался. - Лемир, ваши воины готовы сражаться на передовой?
     - Многие из них возмущены тем фактом, что мы позволяем другим оборонять нашу твердыню, - улыбнулся страж. - Поиск желающих отправиться в бой не будет проблемой.
     - В таком случае, сир, отрядите в распоряжение полковника половину своих воинов. Их задачей будет не допустить, чтобы десантникам навязали ближний бой. Штиль, мне нужны несколько человек, способные связать два слова на местном, в качестве переводчиков. Полковник Щукин, приказываю выделить один батальон для оказания огневой поддержки королевским войскам. Задача второго остается прежней. Тактику взаимодействия выработаете с сиром Лемиром. Исполнять!
     - Есть! - козырнул Щукин и быстрым шагом направился к выходу из комнаты. Не успела дверь за ним захлопнуться, как снаружи послышалась оглушительная пятиэтажная армейская брань.
     - Я тоже пойду, - кивнул новому командующему старший страж, направившись вслед за десантником.
     - Каспер, на связь! Дока, Гласа и Ворона ко мне, быстро! - буркнул в гарнитуру Штиль, помогая принцессе подняться на ноги вместе с Волстерном.
     - Простите, я ничего не понимаю, что сейчас произошло? Я его разозлила? - испуганно уставилась на Штиля Мария.
     - Все хорошо, ваше высочество, - успокаивающим тоном ответил полковник Свиридин. - Отныне я командую этой операцией, чем полковник Щукин был несколько огорчен. Не беспокойтесь, его люди окажут вашим войскам всю возможную помощь.
     - Благодарю вас... сир, - с искренним облегчением произнесла принцесса, изобразив учтивый поклон.
     - Не стоит ваше высочество, идите и отдохните немного. Нам всем представит очень долгое утро.
     Когда царственная особа покинула комнату в сопровождении князя Волстерна, повисла тишина, прерываемая лишь дыханием двух безопасников.
     - Эмм, поздравляю с повышением, Иван Кондратич, - произнес первое, что пришло в голову Штиль. - Мне прямо завидно.
     - С чего бы, Яр? - устало поинтересовался Свиридин, опираясь спиной на стол.
     - Ну, у меня войсковое звание майорское, а тебе сразу полкана дали.
     - Вообще-то я должен быть подполковником, но, похоже, пока этот приказ таскали по верхам, кто-то мимоходом прикрутил мне еще одну звездочку, - улыбнулся Свиридин, начиная понимать, почему ни на один из его рапортов так и не ответили. - Может, догнать Щукина и попросить погоны погонять? А то как-то несолидно выгляжу.
     - По морде он тебе даст, - засмеялся Штиль. - Да и просветы не того цвета.
     - Это да, не пойдет мне голубой, - присоединился к смеющемуся товарищу экс-капитан ФСБ, сбрасывая напряжение.
     - Товарищ капитан! - влетел в комнату боец в сером камуфляже с нашивкой Н-3 на рукаве.
     - Уже полковник, - улыбнулся Свиридин. - Что стряслось?
     - А? Это, поздравляю... Тьфу блять! Там вторая стена рушится!
     - Понеслась моча по трубам, - вздохнул полковник, отрываясь от стола. - Штиль, чтобы все, кого я просил, были во дворе через пять минут.
     - Есть! - кивнул капитан и вылетел из комнаты.

Примечание к части

     "Та-та-та-да-та-та-да-татадам-там-тааам" - Здравия желаю, товарищи читатели! Поздравляю всех вас с тем, что счетчик одобрений этой работы перевалил юбилейную отметку в 50 лайков! Ура, товарищи! Сие скромное достижение меня очень порадовало. Думаю, мы с вами еще вырвемся в топ этого фендома! Итак очередная глава готова, и представлена на ваш суд. А я, как "хороший" голливудский сценарист, умудрился превратить одну эпическую главу в целую трилогию. Ну что, остается только постараться не разочаровать вас эндшпилем этой сюжетной арки, который ТОЧНО наступит в следующей главе. Рубрика "интерактив для динозавров": Какую советскую комедию вспоминает Штиль в разговоре с Марией? *** Ответ на предыдущий интерактив будет в следующей главе, либо в эпилоге. Отмечу, что никто ответ полностью так и не угадал, хотя некоторые были близки.
>

Глава 7 - "Рассвет. Часть 3."

     Крепость 'Старый страж'
     Валанское предгорье
     22-й день месяца возрождения / 27 декабря 201х
     6:03
     Солнце медленно всходило на небосклон и, несмотря на пелену облаков, скрывавших его, понемногу начинало светать. Но, видимо, чтобы мечущиеся по земле смертные не расслаблялись, начался мелкий моросящий дождь.
     'У меня стойкое ощущение того, что 'такого' в моем военном контракте не было', - размышлял сержант Гагарин, бегом пересекая очередной дворик средневековой крепости, вместе с настоящим рыцарем, одетым в серые латы и с большим красивым мечом, лежащим на плече. Сам же рыцарь, нагруженный всей этой сталью, дышал, как загнанная лошадь, пытаясь поспевать за несущимися во весь опор к точке прорыва десантниками.
     - Бегом, бегом! - орал лейтенант, как-то вскарабкавшись на очередную найденную им возвышенность, азартно подгоняя бойцов. - И консервы эти поторопите!
     Наконец, проскочив очередные толи конюшни, толи еще какую-то хозяйственную постройку, бойцы вышли на небольшую свободную площадку, чуть возвышающуюся над пространством перед стеной.
     - Жопа, - лаконично оценил открывшийся вид оказавшийся рядом с сержантом пулеметчик. - Просто... жопа.
     Оспорить было трудно. Их взводу достался участок с самого края двора, упиравшегося в отвесную скалу. До участка крепостной стены, прорыв которого и необходимо было заткнуть десантникам, было метров сто от силы, и с такого расстояния битва выглядела, как лопнувший гнойник. От огромного пролома в стене через вал обломков живой волной перекатывались солдаты в бурых или черно-желтых стеганках и накидках, наполняя собой медленно расползающуюся от пролома кляксу, распространение которой, отчаянно пытались сдержать одетые в белые и синие котты и сюрко воины королевских войск. Переходная зона между сражающимися представляла собой мешанину отдельных схваток, в которой разобрать, где свои, а где чужие было уже, практически, невозможно.
     - Конь! - окрикнул прибывшего офицера Гагарин, указывая на пролом.
     Оценив объем проблем, тот, схватившись за гарнитуру, начал докладывать командиру роты, одновременно в спешке пытаясь придумать, как их взвод может хоть что-то поправить в этом хаосе.
     Указания прибыли быстро.
     - Взвод! Внимание! Без команды не стрелять! - раздался голос луженой летёхской глотки. - Снайперы остаются здесь. Всех, кто будет выглядеть подозрительно, мочить не разбирая! Маги в балахонах, рыцари в тяжелых доспехах, знаменосцы, здоровые нелюди и прочая нечисть на вас. Пулеметчики, рассредоточиться по возвышенности, стреляйте по гребню холма и не дайте ублюдкам перебраться через стену! Гранатометчикам огонь только по моей команде! Семенов, Радов - со своими стрелками спускайтесь вниз и займите верхние этажи этих халуп. Основная цель - гребень холма, по возможности, проредите тылы наступающих. По 'свалке' стрелять запрещаю, 'своих' зацепите! Все, пошли!
     Солдаты мигом рассредоточились по указанным позициям, один Андрей со своими подчиненными оказался без дела, впрочем, как выяснилось, ненадолго.
     - Гагарин, бегом ко мне! - рявкнул лейтенант Конюхов, закончивший жестами объяснять что-то командиру стражей, выделенных в помощь их взводу.
     - Сержант Гагарин... - начал было Андрей, но грубый голос лейтенанта его прервал.
     - Ты мне еще приветствие тут отдай! - рыкнул офицер, вытащив из подсумка небольшой девайс, на экране которого отображался их сектор ответственности. - Смотри! Видишь этот уступ скалы слева? - перст офицера провел линию на карте. - Бери своих стрелков и дуй туда. Прикроете с фланга бойцов Семенова. Вот этот вас проводит, - офицер кивнул в сторону стоящего рядом стража, который в свою очередь похожим жестом ответил Гагарину. - Все понял?
     - Только прикрытие?
     - Стволов у нас мало, так что второстепенная задача та же, что и у остальных, но патроны берегите. Если придется отходить, прикрытие на вас.
     - Пулемет нужен.
     - Ах ты... Ладно, забирай своего и бегом туда.
     - Есть! - молниеносно метнувшаяся к виску рука ткнулась в каску, после чего сержант рванул к своим бойцам, перехватив по дороге своего пулеметчика с помощником, уже занимавших позицию на возвышенности.
     Страж повел группу к какому-то сараю, в котором оказался подземный ход. Поплутав немного по страшным темным закоулкам, один бог ведает, как абориген ориентировался в них без факела, группа внезапно вышла на свет божий. Отряд оказался на небольшой выдолбленной в скале площадке, с которой открывался отличный вид на все поле боя.
     Хорошего впрочем, на нем не было ничего. Как и сказала разведка, местные колдуны уже успели проковырять в стене два пролома, один у невидимого отсюда западного края стены, где оборонялась вторая рота, и один у восточной, где бой должна была вести их первая. Еще одна рота и вспомогательные взвода пока были в резерве, но чуяло сердце Андрея, что это ненадолго.
     - Рассредоточиться. Ждать команды, - приказал сержант, рухнув у края площадки, одним глазом следя за полем боя, а другим за 'раскладкой' бойцов по позиции. Удовлетворившись зрелищем, он потянулся к рации: - Первое отделение на позиции.
     - Принято. Ждите, - донесся из гарнитуры голос лейтенанта почти сразу, после короткого щелчка, сменившийся голосом командира роты:
     - Рота! Открыть огонь!
     - Огонь! - громогласно продублировал команду Гагарин, нажимая на спусковой крючок. На задворках сознания сержанта пронеслась шальная мысль: - 'Это мы, что, получается, последние?'
     Щелчки СВД, стук калашей и грохот пулеметов, начавших стрелять одновременно, слились в жуткую какофонию звуков, в которой было бы практически нереально что-нибудь услышать, если бы не шумоподавляющие наушники. На штурмующих, пытавшихся перебраться через оставшуюся от стены насыпь, обрушился град пуль, выбивающих фонтанчики пыли из камня и скашивая наступающих солдат противника целыми рядами. Тела конвульсивно дергались, пробитые пулями в нескольких местах, после чего бессильно валились на склон, либо скатываясь к его основанию, оставляя за собой кровавые следы, либо так и застревая на нем, любезно позволяя все еще живым товарищам о себя спотыкаться, что некоторых из них в итоге и спасало. На вершине холма мгновенно возникла давка, из-за напирающих сзади свежих воинов и тех, кто пытался спрятаться от огня десантников. Серые камни склона быстро побагровели, даже несмотря на льющуюся с неба влагу.
     Внезапно, с позиций десантников в сторону стены, с характерным ревом устремились выстрелы из РПГ-7. Гранаты прошли над головами бьющихся в общей давке воинов и упали в тылу перебравшихся за стену штурмующих. Взрывы осколочно-фугасных снарядов произвели опустошительный эффект, разбрасывая сбившихся в плотные кучи солдат, как игрушечные фигурки, калеча тела и отрывая конечности. Следом раздались характерные хлопки подствольных гранатометов, и уже не столь эффектные, но куда более многочисленные разрывы небольших гранат, не менее эффективно, чем их старшие братья, выкашивавших ряды штурмующих.
     Всеобщей массовой паники, однако, залпы гранатометов среди атакующих солдат не вызвали. Похоже, что для местных аборигенов с их 'магией', видеть такое в бою было не в новинку. Однако, понеся тяжелые потери и лишившись притока свежих сил, канал прибытия которых успешно затыкали перекрестным огнем десантники, наступающим стало действительно тяжко, так как приободренные внезапно полученной поддержкой королевские солдаты начали быстро теснить их.
     Гагарин злорадно усмехнулся, когда выпущенная им ГПшка легла аккурат в группу закованных в доспехи рыцарей в ярко-желтых сюрко, которых ударная волна разбросала в стороны, как карточный домик.
     - Беречь патроны! - резко скомандовал он, поняв, что слишком увлекся этим тиром, уже просадив два магазина и три гранаты для подствольника. Не без определённых результатов, впрочем.
     С прибытием десантников чаша весов явно склонилась на сторону обороняющихся, которые уже практически прижали перебравшихся через стену воинов обратно к ней же. По крайней мере, так успел подумать сержант перед тем, как раздался слышимый даже сквозь канонаду выстрелов треск камней, и примерно в сотне метров от пролома по еще одному участку стены не поползли внушительные трещины.
     - Первый взвод, перевести огонь на второй пролом! - раздался из рации голос командира роты.
     - Приготовьтесь ко второй волне, - проворчал себе под нос Гагарин, выцеливая какого-то ушлого бойца, наспех накинувшего синюю накидку и пытающего проскочить в тыл обороняющихся. - Как в чертовой видеоигре...
     ?○●○?
     - Гребаное фентези... - тихо произнес лейтенант Макаров, сидя на башне своего танка, свесив ноги в люк и накрывшись от мелкого дождя плащ-палаткой, попутно с интересом разглядывая окружающую обстановку. - Как-то не так я себе представлял службу в 'закрытой' части.
     - М-дааа, - протяжно согласился лейтенант Крынков, сидящий на башне рядом стоящей машины, упорно игнорируя морось. - Трындец, служба.
     Первая рота танкового батальона 256-го мотострелкового полка, выстроившись в три колонны, ожидала... хрен пойми чего. Капитан Сонин куда-то запропастился, отправившись к местному командиру за указаниями, а танкисты, заняв указанную им площадку, переваривали вываленную на них за прошедший час информацию, слушая, как по броне барабанит дождь, а где-то недалеко от их позиции гремит бой.
     Про то, что в Японии открылись врата в другой мир, Макаров, конечно, знал, как и любой человек на планете, имеющий доступ к СМИ. И, как и все остальные, отнесся к этой новости с немалым интересом. Но, когда их полк посреди ночи подняли в ружье и пригнали с учебного полигона в какую-то задницу в Сибири, а затем выдали информацию о том, что родина тоже где-то отрыла проход в другой мир, и им, всем таким из себя отважным, сейчас предстоит туда отправиться, дабы причинять мир и наносить порядок... Вот тут лейтенант, мягко говоря, охренел. Как собственно и все остальные.
     Но давать бойцам возможность свыкнуться с этой мыслью никто и не собирался, потому что дальше последовал короткий инструктаж о том, что произошло, кто есть кто, и в кого следует стрелять. Здесь лейтенант охренел повторно, узнав о том, что отчизна уже успела задружиться с какими-то местными папуасами, которых их роте и предстоит теперь спасать.
     Ну, а дальше был переход на машинах через более чем подозрительную конструкцию, гордо именуемую командованием 'Вратами' и лютейший в жизни Макарова приступ морской болезни, после этого. На выезде еще один инструктаж от в край задолбавшихся саперов, которым пришлось в спешке пробивать дорогу для танков через местные архитектурные памятники. Дальше поездка по длинной, напоминающей кишку подземной дороге, с ярко выраженными следами недавней работы мастеров кайла и динамита, а на выходе гребаная средневековая крепость, с охраняющими ее гребаными рыцарями в гребаных латах.
     Ничего не скажешь, обычный денек обычного командира танкового взвода сухопутных сил российской армии. Все. Абсолютно. Штатно.
     - Дим, а че мы ждем? - поинтересовался командир второго взвода, закончив разглядывать нескольких стоящих на краю стоянки рыцарей, которые с не меньшим интересом разглядывали боевые машины и торчащих из них людей.
     - Да хрен его знает. Соня сказал сидеть готовыми к старту, - кивнул в сторону местного 'штаба' Макаров.
     Как будто услышав их, из дверей штаба выскочил капитан, рысцой направившись к танкам.
     - Ну, чего там, товарищ капитан?
     - По машинам! - рявкнул офицер, явно не изъявив желания разговаривать под дождем, и в три прыжка оказавшись у люка собственного танка.
     Сплюнув за борт, Макаров свернул плащ-палатку и нырнул в боевое отделение, громко хлопнув закрывшейся крышкой люка.
     - Подъем! - крикнул он закемарившему наводчику, одновременно затыкая рулон мокрой ткани за спинку своего сидения.
     - Что, уже поехали? - подорвался Коробов, тут же, привычным образом, осматривая приборы.
     - Еще нет, но скоро двинем.
     - Внимание, командиры взводов! - донеслось из шлемофона на частоте роты. - Всем...
     - Молот-главный, прием. Говорит Серп, как слышите? Прием! - появился незнакомый голос в эфире, перебив капитана.
     - Слышу вас, Серп. Фамилия, звание, должность, - резко ответил Сонин.
     - Старший лейтенант Золотухин, командир взвода огневой поддержки.
     - Где вас черти носили, старший лейтенант Золотухин?! Мы из-за вас операцию срываем!
     - Не наш косяк, товарищ капитан. ЧП при разгрузке с эшелона, потеряли одну машину из-за железнодорожников, - спокойно ответил старлей.
     - Этого, сука, еще не хватало. Ладно, потом разберемся, кто виноват. Сколько вас осталось?
     - Три машины на ходу.
     - Вам разъяснили задачу?
     - Так точно.
     - Значит, еще раз послушаете.
     Рота, внимание! Наша основная задача прорвать фронт противника и отрезать ему возможности переброски подкреплений в крепость! Точки переброски две: главные ворота и пролом в восточной части стены, надо заткнуть обе. Выезжаем из крепости через главные ворота и отрезаем противника от стены, дальше по обстановке. Второстепенная задача: сломить наступление и обратить противника в бегство.
     - То есть напугать до усрачки? - поинтересовался Денисов, командовавший третьим взводом.
     - Так точно, до полной усрачки, - усмехнулся комроты. - Наш противник - армия на уровне классического средневековья, но у этих уродов есть какие-то ведьмы-колдуны и еще куча разной нечисти. Поэтому действуем осторожно и любую подозрительную хрень разносим в пыль, не разбираясь.
     - Всегда мечтал ебнуть по эльфу из пушки, - снова возник на частоте Денисов.
     - Внимание! Двигаемся быстро! Пассажиров на броню не берем и конечности из танков не высовываем! - продолжил Сонин, проигнорировав лейтенанта.
     - Даже если на обочине будет длинноногая эльфийка с третьим размером голосовать? - не пожелал угомониться боец.
     - Денисов, ты у меня щас до гаупвахты договоришься! - рявкнул в эфир капитан.
     - Сожги еретика. Убей мутанта. Преследуй нечисть, - мрачным заупокойным голосом прочеканил Крынков.
     На частоте раздался общий хохот, к которому присоединился даже молчаливый до этого старлей.
     - Ладно, поржали и хватит! - отрезал капитан, которому, впрочем, передалась частичка общего настроения. - 'Терминаторы', на вас рассчитываем. Пехотного прикрытия у нас не будет, поэтому ваши тридцатимиллиметровки нужны будут до зарезу.
     - Не подведем, товарищ капитан. Резерв залетов на сегодня выработали.
     - Смотрите у меня. Ладно, начинаем по команде. Макаров, твой взвод идет первым, следом Золотухин, за ним Крынков, последними идем мы с Денисовым. Всем все ясно?
     - Так точно!
     - Приготовиться... пошли!!!
     - Полный ход, - скомандовал по внутренней связи Макаров, и многотонная боевая машина, взревев движком, сорвалась с места, направившись к распахнутым воротам. - Шпагин, ровнее держи, мы в эти створки впритык пролезаем.
     - Да помню я! - отозвался мехвод, резво заводя машину в арку ворот. Удивительно, но, даже начав разворачиваться, еще не до конца выехав из них, Шпагин умудрился ничего не зацепить и с приличной скоростью пошел по уходящей вниз вдоль стены дороге. Ничего не скажешь, талантливый парень.
     Машины взвода начали быстро спускаться с возвышенности и вскоре достигли среднего двора крепости. К удивлению Макарова, для них полностью расчистили центральную дорогу, по краям которой выстроились цепи местных воинов в сером обмундировании, похожих на тех, кого они видели на стенах. Оцепление вело почти до самых ворот, а вот дальше...
     - Молот-главный, говорит Молот-1.1. Ворота пробиты, повторяю: ворота пробиты. Вижу скопление пехоты, там идет бой, - доложил Макаров, глядя в приборы на мешанину тел, старательно резавших друг друга возле наспех сооруженных баррикад.
     - Твою мать! Нет времени разбираться, шарахни по ним! Наши сами разбегутся, - быстро скомандовал Сонин.
     - Вас понял! - совершенно не обрадованный приказом Макаров переключился на внутреннюю связь. - Заряжай ... - Тут лейтенанта осенило. - Заряжай болванку! Огонь над головами!
     - Чего? - уставился на него Коробов, не забывая при этом отдать автоматике нужные команды.
     - Выстрели так, чтобы снаряд пролетел у них над макушками. Их ударной волной раскидает.
     - Понял, только остановиться бы.
     - Нельзя, придется с ходу. Уж лучше прибей парочку местных, но чтобы прошел у самой земли.
     - Есть! - мрачно ответил наводчик, вцепившись в органы управления.
     Загудели приводы, досылая в казенник снаряд, и наводя орудие на цель.
     - Шпагин, малый ход! - скомандовал Макаров. - Стрелять по готовности!
     Танк замедлился и, как только пропала раскачка, орудие громыхнуло, сотрясая машину.
     - Чисто! - отрапортовал довольный собой сержант Коробов.
     - Полный ход! - скомандовал Макаров.
     Снаряд пролетел сквозь ворота, оглушив и повалив идущей за ним ударной волной часть сражающихся, а потом ушел куда-то в нижний двор. Эффект от выстрела, впрочем, оказался несколько более скромным, чем рассчитывал Макаров, но кое-какие результаты принес. На движущиеся к воротам танки обратили внимание, и 'бело-синие' солдаты поспешили убраться с их пути, пока штурмующие приходили в себя от грохота выстрела и вида огромных грохочущих повозок, на полном ходу движущихся в их сторону.
     - 'У танка тоже есть гудок - называется предупредительный выстрел', - усмехнулся всплывшей в памяти шутке Макаров, приказав поливать проход в воротах из спаренного пулемета.
     - Пехота прямо по курсу, - нервно крикнул в шлемофон Шпагин.
     - Прямо, полный! - коротко скомандовал Макаров, продолжая своими указаниями прореживать все еще прущие из ворот ряды противников, при помощи меткого глаза Коробова. Намек они явно не поняли.
     - Но там же... - попытался воспротивиться парень.
     - Дави! - скомандовал лейтенант, жестко вырывая в душе ростки внезапно проснувшегося гуманизма.
     Сопровождаемая воплем заоравшего мехвода боевая машина весом более сорока тонн, с разгону врезалась в строй пехоты, попытавшейся выставить перед собой копья и щиты. Танк, почти не потеряв хода, продавил построение и, пропуская людей под днищем, двинулся дальше. Даже сквозь рев движка были слышны преисполненные боли крики раздавленных или намотанных на гусеницы пехотинцев, вставших на пути инфернального изделия УралВагонЗавода.
     - Давай, Коля, давай! - проорал в шлемофон Макаров, чувствуя, что молодому мехводу, только что жестоко раздавившему неизвестное количество людей было очень тяжело. - Держись!
     - В норме, командир, - все еще немного нервно, но все равно куда спокойнее отозвался тяжело дышащий механик, закладывая поворот.
     Ведущая из нижнего двора к воротам дорога тоже была запружена атакующими воинами. Впрочем, увидев ревущее, лязгающее, перепачканное по башню в крови тело танка, на лобовой плите которого болталось несколько зацепившихся за выступы трупов, большинство солдат с воплями бросилось в рассыпную, создавая на дороге полнейший хаос.
     Машину то и дело встряхивало, когда под гусеницами оказывалась очередная группа невезучих пехотинцев, но Шпагин с немым упорством продолжал вести танк к цели, не произнося ни слова. Коробов же практически не отпускал гашетку электроспуска, в отчаянных попытках хоть немного расчистить им дорогу спаренным пулеметом. Но его усилия были каплей в море.
     - Макаров, прием! Сбавь ход! Щас попробуем разгрести дорогу! - донесся до лейтенанта голос Золотухина, машины которого были еще на возвышенности.
     - Принято! - проорал в шлемофон лейтенант. - Взвод, меньше ход!
     - Есть меньше ход! - подозрительно бодро отозвался механик, сбавляя обороты двигателя.
     Машины поддержки танков открыли огонь по главной дороге, ведущей в сторону видневшихся впереди главных ворот крепости. Застучали спаренные тридцатимиллиметровые пушки, снаряженные осколочно-фугасными снарядами, оставляя в рядах противника цепочки разрывов и рассеивая наступающих, которые вынуждены были искать хоть какое-то укрытие среди немногочисленных уцелевших построек нижнего двора.
     - Путь чист! - передал старший лейтенант, когда машины закончили сеять опустошение в рядах противника.
     - С меня причитается, - ответил ему Макаров. - Полный ход! Идем к воротам!
     - А чего мы их вперед не пустили? - поинтересовался у командира Коробов, разглядывая в прицел заваленную трупами различной степени расчлененности дорогу.
     - Снаряды берегут. Да и машины дорогие, - мрачно отозвался лейтенант, который бы с удовольствием уступил 'почетное' место тарана кому-нибудь другому.
     Танк, наконец, вылетел на финишную прямую к воротам, оставляя позади залитую кровью и заваленную трупами дорогу. Из-за поворота показалась громада крепостных ворот.
     - Это еще что за вашу мать? - вытаращился Коробов на торчащий прямо перед воротами каменный 'куст' шипов, на котором болталось несколько трупов.
     - Понятия не имею, но оно перегораживает дорогу. Заряжай бронебойный! Дистанция сто! - бросил Макаров, испытывая от вида этого сооружения самые пренеприятные ощущения.
     - Есть бронебойный!
     - С ходу!
     Снова ухнула 125-миллиметровая пушка. Попавший почти в основание 'куста' снаряд разнес оказавшееся достаточно хрупким сооружение на куски, разбросав фрагменты шипов на несколько метров вокруг. Нескольких стоявших у ворот солдат посекло разлетающимися осколками, остальные предпочли ретироваться от страшных грохочущих чудовищ подальше.
     - Прорвались! - выдохнул Макаров, когда его танк прошел через арку ворот, оказавшись на открытой местности. - Ох, твою дивизию!!!
     На фоне того, что они увидели, выйдя за стены, 'прорва' солдат внутри крепости показалась лейтенанту просто кружком по интересам.
     - Заряжай осколочный!
     ?○●○?
     - Да когда же вы кончитесь, ёб вашу мать! - проорал сержант, швыряя последнюю гранату в слишком близко подобравшихся к их позиции аборигенов.
     На поле боя в прямом смысле слова не осталось камня на камне. Половина расстояния от стены до позиций десантников была завалена грудами обломков и трупами. Первый раз в жизни Андрей увидел в живую, что это значит - 'горы трупов'. Тела защитников и нападающих лежали друг на друге вповалку, заливая землю реками крови, стонали раненые, застрявшие в этой кровавой мясорубке, кричали солдаты, которым приходилось пробираться через этот ад. Звенела сталь, трещало дерево и кожа, грохотали винтовки и пулеметы, с каждой минутой добавляя к этой картине все новые штрихи.
     С момента, когда аборигены проломили вторую стену, прошло не более получаса - самого насыщенного получаса в жизни Андрея Гагарина. После образования второго пролома, оказавшегося еще шире предыдущего, его с трудом удалось заткнуть совместными усилиями второго и третьего взводов, а вот старый пришлось удерживать первому взводу в одиночку, что, мягко говоря, не лучшим образом сказалось на плотности огня. Однако самым хреновым было то, что противник начал вводить в бой резервы, первыми из которых оказались, будь они трижды прокляты, колдуны.
     Поначалу, с весьма приметными в общей толпе 'балахонами' удавалось эффективно бороться снайперам, но те с завидной быстротой это поняли и теперь старались не светиться, оставаясь за стеной и периодически закидывая из-за нее разные пакости. Как, например, сейчас!
     - Вспышка! - заорал Гагарин, увидев взметнувшийся из-за стены огненный сгусток.
     Снаряд волшебного минометчика неспешно перемахнул стену по высокой параболе и лег неподалеку от скалы, не долетев до 'гнезда' десантников считанного десятка метров. Сгусток огня, или хрен знает чего еще, рухнул на землю и ярко взорвался. Над головами залегших бойцов просвистела каменная крошка, а лица ощутили волну тепла.
     - Пристреливается, гнида, - прохрипел лежащий позади сержанта пулеметчик, усердно 'надрачивая' любезно закинутой на их позицию каким-то 'добрым' волшебником полуметровой сосулькой раскалившийся ствол ручного пулемета, пытаясь реанимировать их основной сдерживающий фактор, который пал смертью храбрых, сожрав шесть коробов патронов без единой осечки. Весьма заслуженное, надо признать, достижение.
     А причина подобного транжирства боеприпасов тоже была 'интересной'.
     Для начала, какие-то сильно умные колдуны сообразили, что полметра камня неплохо защищают их от пуль промежуточного и винтовочного калибра, после чего создали гениальной простоты решение. Накидали на отвал через стену, по всей вероятности наобум, каких-то каменюг в человеческий рост, которые превратили преодоление пролома штурмующими в беготню от укрытия к укрытию по скользкой от воды и крови постоянно норовящей осыпаться дорожке. Однако, для них это все равно было лучше, чем попытки проскочить простреливающееся с нескольких точек открытое пространство напрямик.
     Потом, как-то так вышло, что из-за головожопости оттесненных от пролома защитников крепости вдоль скалы образовалась эдакая 'козья тропа', ведущая прямо во фланг позиции обороняющегося взвода десантников, никем из местных сил обороны не прикрытая. И опять-таки, так интересно вышло, что сидящие на скале десантники отделения Гагарина оказались единственным препятствием для осаждающих в свершении их праведной мести над проклятыми иноземцами. В результате, шестерым солдатам с одним пулеметом пришлось сдерживать противника практически в одиночку. Благо, лейтенант как-то извернулся и смог послать к ним навьюченного боеприпасами бойца, иначе их версия истории о 'подвиге трёхсот спартанцев' могла иметь крайне аутентичную концовку. Один 'грек' и так уже лежал на боку возле норы в скале с тяжелой электротравмой, полученной от молнии, залетевшей к ним от местного 'Зевса' вскоре после злополучной сосульки. Слава богу, живой. По крайней мере, пока.
     - Грааааа!!! - раздался леденящий кровь рев со стороны стены. - Граааааааааааааа!!!
     - Ну, а тебе, жлобина, чего дома не сидится? - простонал сержант, поднимая голову.
     Почти пятиметровая мохнатая человекоподобная фигура с толстыми, как дубовый ствол, конечностями, облаченная в какой-то аналог толстых кожаных доспехов, перевалилась через стену, известив всех окружающих об этом достижении громогласным ревом.
     - Опять 'огр'? - не то спросил, не то утвердил пулеметчик, продолжая возвратно-поступательными движениями оказывать оружию первую помощь.
     - Ага...
     Когда тварь, подгоняемая сидящим на загривке погонщиком, к ужасу защитников крепости преодолела половину двора, почти дойдя до 'сине-белых', раздался куда более низкий рев, за которым последовала вспышка взрыва, оторвавшего 'огру' левую лапу, вырвав ее вместе с плечом. Тварь оглушительно заревела и рухнула на спину, раздавив 'пилота' и начав биться в конвульсиях, раскидывая трупы и незадачливых штурмующих, имевших глупость оказаться рядом. Рухнувший монстр стал третьим на счету их роты.
     - Ну, все, теперь точно пизда... - вздохнул Гагарин, после того, как короткой очередью отпугнул очередных желающих попытаться вылезти из-за здорового валуна у входа на их тропу.
     - Так завалили ж вроде, - неуверенно произнес стрелок, лежащий сбоку от командира.
     - Да завалить-то завалили. Тока насколько я понял, это они с 'Вампира' долбанули, - произнес сержант, имея в виду РПГ-29. - А он был на крайний случай.
     - 'Шмелей' бы сюда, - вздохнул помощник пулеметчика, так же выполняющий сейчас функции стрелка.
     - Ага, а еще лучше пару БМП.
     - Слышите?! - внезапно дернулся один из бойцов, до этого молча вслушивавшийся во что-то вдалеке.
     - Чего там? - напрягся сержант, крепче сжав оружие.
     - Пушка! Танковая! Откуда-то с центра били! - радостно изрек боец.
     - Значит, на прорыв пошли, - позволил себе улыбку Гагарин. - Недолго осталось...
     - Сержант, - ткнул Андрея пулеметчик, когда из ведущего на их позицию проема появился боец, несущий подсумок.
     То, что произошло дальше, Гагарин запомнил на всю оставшуюся жизнь.
     Сначала показалось, что кто-то надел на голову кастрюлю и съездил по ней кувалдой. В глазах на миг потемнело, а уши наполнил пронзительный визг. Когда глаза снова начали воспринимать замедленное мозгом раза в четыре изображение, посреди их позиции стояло вылезшее из самых темных глубин ада существо с бледно серой кожей, оскаленной пастью с торчащими из нее клыками и темно фиолетовыми глазами с черной щелью зрачка.
     Боец с боеприпасами, первым сообразивший, что произошло, вскинул оружие, но тварь оказалась быстрее. Взмах лапы с длинными похожими на штык-ножи когтями пришёлся ему точно в голову. Раздался звук разрываемой плоти, брызнула кровь, и солдат отлетел в сторону, сильно ударившись о скалу. Тварь развернулась в сторону оглушенных десантников, лежавших на краю уступа, готовясь к расправе над ними. Но сидящий у стены пулеметчик, придя в себя, ударил резко разогнувшейся ногой под колено твари, готовящейся к броску. Существо потеряло равновесие, и тут Андрей, рывком перевернувшись на спину и выстрелив согнутой ногой вверх, достал до оскаленной морды, выбив несколько клыков. Огребший вурдалак отшатнулся к стене, приходя в себя, но следующее, что он увидел, были смотрящие на него стволы автомата и пулемета. Сержант нажал спусковой крючок, всаживая в существо остатки магазина. Под аккомпанемент стучащего пулемета и щелчки автомата, превращающие его грудную клетку в фарш, упырь скончался, сползя под стену.
     - Какого... - с ужасом вытаращился на окровавленный труп Гагарин, наблюдая, как тело начало медленно усыхать.
     - Нечисть проклятая! Господи помилуй, - прохрипел пулеметчик, потянувшись к висящему под тельняшкой кресту, когда спустя секунды на месте твари оказался молодой светловолосый паренек лет двадцати на вид в рваных окровавленных останках одежды, которую Андрей поначалу и не заметил.
     От жуткого не укладывающегося в материалистическом сознании зрелища сержанта отвлек топот за спиной. Оказывается, пока они дрались с этим порождением дьявола, группа солдат попыталась прорваться по тропе, и им это почти удалось. Нервная стрельба едва пришедших в себя десантников этот порыв остановила, но стоила им остатков боезапаса.
     - Парню явно уже не надо, - кивнул в сторону сраженного чудищем бойца у дальней стены пулеметчик. Единственный, у кого, по ироничному стечению обстоятельств, еще остались патроны.
     Стискивая зубы, Гагарин с еще одним бойцом приблизился к трупу, лежащему лицом к стене. Осторожно взяв того за плечо, Андрей резко перевернул тело. Солдат, стоящий рядом, зажал рот рукой, борясь с рвотными позывами. Горло трупа было разорвано, и оттуда все еще обильно сочилась кровь, пропитывая форму. Вырванный глаз, разодранная щека, разрубленный нос... следы когтей, раскроивших лицо несколькими рваными полосами, оставляли надежду его опознать разве что криминалистам.
     - Раздай остальным, - отстегнув с трупа подсумок, Андрей протянул его бойцу, а сам потянулся к автомату покойника, чтобы снять с него так и не початый магазин.
     - Может ему голову, того, - испуганно произнес боец, с опаской косясь на труп. - Вдруг встанет?
     - Я тебе сейчас голову того! - крикнул сержант, чего хватило, чтобы стрелок немедленно ретировался.
     Перегнувшись через тело и отстегнув, наконец, магазин, Андрей внезапно почувствовал какое-то шевеление. Подстегиваемый вспышкой лютого животного страха, он резко разогнулся, роняя магазин, и, выхватив нож, всадил его в висок лежащего на боку тела. Мертвого тела, как и до этого.
     'Твою мать, соберись!!!' - заорал сам на себя сержант, вытаскивая лезвие из трупа. Хорошо хоть, никто не обратил внимания на это надругательство над телом их павшего товарища.
     ?○●○?
     'Вот скажи, Шарик, почему я такой дурак? Сказано же мне было: избавься от нее! Вот взорвал бы я тебя тогда у ворот, когда была возможность, и не было бы никаких проблем - ни ее, ни ворот. Быстро, тихо, а главное, я как бы и не причем. Шел бы сейчас обратно в лагерь... Так нет, рука не поднялась, видите ли. Эх, дурак, ну что тут еще скажешь!'
     - Не хочу сказать ничего плохого, Марес, но, чтобы ты там не бурчал, оно не работает! - фыркнула Илисиль, глядя на прислонившегося к стене задумчивого мага, тихо бормотавшего что-то лежащему на ладони артефакту, ранее отбившему ей всю грудную клетку.
     - А я и не колдую. Я с новым другом разговариваю, - улыбнулся маг, отведя взгляд от блестящей сферы. - А что такое?
     - Да просто, пока ты тут кукушкой трогаешься, у нас штурм гремлину под сральник идет! - рыкнула злая лисица, указывая на пролом в стене, неподалеку от них, откуда только что вылетел очередной мертвый солдат севера, расплескивая содержимое раскроенной невидимыми стрелами головы.
     - А, ты об этом-то? - хмыкнул маг. - Щас сир Шарик зарядится, и пойдем на подвиги.
     - Мы, вроде, уже выяснили, что волшебные щиты их оружие не особо-то останавливают, - язвительно проворчал Ворлом.
     - Собственно как и ваши 'дырявые', - не остался в долгу Самэл.
     От удара шестопером в лицо колдуна спасла только отменная реакция Гекса, который перехватил вскочившего с оружием наизготовку наемника, заломав ему руку.
     - Пусти Гекс! Я этому колдунишке все зубы через задницу повырываю!!! - бесновался капитан 'Дырявых щитов', дергаясь в железной хватке волколюда.
     - Остынь, Ворлом. Он нам нужен, или хочешь и остатки своих людей там за стеной положить? - рявкнула лисолюдка, отчего наемник неохотно опустил оружие, и, высвободившись из захвата, уселся на место, продолжив ковырять ножом дыры в собственном разбитом в хлам щите, к немалому облегчению Илисиль.
     Весь этот штурм превращался в кошмар. Сначала остатки войск первой стены, забаррикадировавшиеся в небольшом каменном закутке нижнего двора, никак не желали сдаваться, в результате чего наемникам пришлось заплатить жизнями не одного десятка бойцов, чтобы выкурить их оттуда. Затем, уже добравшись до стены, им на головы, непонятно откуда, обрушился 'свистящий град', как наемники окрестили это явление, с легкой руки капитана Ворлома, когда после характерного свиста все вокруг начало взрываться, выкашивая ряды идущих к пролому солдат осколками. Но апогеем всего были демон пойми откуда взявшиеся в крепости солдаты в зеленой броне, вооружённые таким же свистящим, грохочущим и взрывающим стрелковым оружием, что ненавязчиво намекало на происхождение того злополучного 'града'.
     С прибытием 'громовых воинов', как успели окрестить неизвестных солдат уцелевшие после приступов бойцы, штурм практически встал. Когда к стене подоспели потрепанные наемники, их тут же бросили в атаку под прикрытием магических барьеров. Шедшие в авангарде 'дырявые щиты' построились сплошной стеной и попытались медленно продавить оборону противника своим неспешным и неотвратимым натиском. Оказалось, что Ворлом фатально ошибся - им следовало не идти, а бежать что есть сил. 'Громовое' оружие пробивало магическую завесу с такой легкостью, будто это был лист пергамента. Даже знаменитые обитые сталью щиты наемников и их стальные доспехи, почти не спасали от невидимых стрел. Лишь закрывшись чужим бронированным телом, появлялся небольшой шанс остаться в живых, чем многие и воспользовались, вернув за стену порядочное количество использованных в качестве щитов тел.
     Три четверти солдат севера и около половины наемников, включая большую часть 'Щитов', полегли в той бесплодной попытке штурма, пытаясь добраться до 'зеленых' через остатки королевской армии, уверенно державшей второй двор.
     - А-а-а, да будьте вы прокляты, продажные отродья! - именно с таким воплем появился возле импровизированного стана наемников тысячник, 'руководивший' штурмом в этом углу.
     - И вам не хворать, сир, - шутливо поклонилась Эллерия. - Чего изволите?
     - Смеешь мне тут шутить, нелюдь поганая? - взвился облаченный в резной нагрудник командир. - Мы вам заплатили за то, чтобы вы сражались, а не жопы свои продажные тут просиживали! Почему вы все еще здесь?!
     - Лично 'вы' нам ничего не платили, - возразил Гекс, оскалив клыки. - Мы выполняем приказы Брамара, так что закрой свой рот и не мешай нам делать свое дело, если все-таки хочешь взять эту чертову стену.
     - Да как ты, образина волосатая, смеешь мне указывать! - взвился тысячник, хватаясь за меч. - Парни, ну-ка отрежьте этому ублюдку его поганый язык!
     Воины за спиной командира в нерешительности переглянулись, глядя то на волколюда высящегося над ними, то на его товарищей, то на своего слегка откормленного командира.
     Видя их нерешительность, Гекс медленно подошел, нагнул голову к уху вмиг побелевшего от выражения его морды тысячника и тихо, спокойно произнес:
     - Слушай меня внимательно. Ты сейчас пойдешь, соберешь то, что осталось от твоих солдат и по нашей команде побежишь в атаку. Не раньше и не позже. Попробуешь дурить, и я вернусь, найду тебя и отрежу твои яйца, а потом затолкаю их в твою же глотку. Ты меня понял?
     - Понял, - выдавил из себя тысячник.
     - Вот и молодец, а теперь топай отсюда! - от волчьего рыка тысячника как ветром сдуло.
     - Ну, вот теперь они точно проникнутся к нам доверием, и поддержат в трудную минуту, - усмехнулся Гормот, разглядывая место скола на своей секире.
     - Толку с их доверия и поддержки. Эти недоумки годятся только в качестве живого щита, да и то на редкость паршивого и неудобного.
     - Ну, зато их еще много, - хмыкнул полуорк.
     - Да вот уже не так много, - подошел к наемникам один из разведчиков 'кампании' Марестолия, вернувшийся из ставки князя Воста, лично припершегося в крепость, чтобы командовать штурмом. На удивление, у него даже получалось создавать этим какой-то порядок.
     - В смысле? - удивился Марес, не сводя взгляд с Шарика.
     - Только что через центральные ворота пронеслись какие-то стальные монстры, перетоптавшие и повзрывавшие по пути кучу народу. Подробностей я не знаю, но полегло очень много. А теперь эти твари скачут за стенами, не давая подкреплениям пройти внутрь. Так что все плохо.
     - Шикарно, просто шикарно! Нам там делать ноги случаем не пора? - уперла руки в бока капитан Илисиль.
     - Приказ все тот же, - вздохнул разведчик, которому ситуация и самому не нравилась. - Надо прорваться здесь и закрепиться перед склоном. Как раз там, где эти чертовы 'громовые воины' устроились!
     - Ну, сказано взять, значит возьмем, - весело произнес Марес, подкинув несколько раз в руке побелевший от текущей в нем энергии кристалл.
     - И что ты собрался с ним сделать? - поинтересовалась Эллерия, чувствуя, как внутри небольшого поля, удерживаемого магом вокруг артефакта, течет энергия, сочащаяся из трещин в кристалле.
     - Щас увидишь, - хитро улыбнулся маг. - Хигс, беги к тысячнику и скажи, чтобы был готов к атаке по сигналу.
     - А какому сигналу? - поинтересовался разведчик.
     - Он поймет.
     Фыркнув что-то, Хигс испарился в неизвестном направлении.
     - А ты уверен, что он не рванет? - с опаской воззрилась на артефакт лисолюдка.
     Способностями к магии Эллерию жизнь обделила совсем, зато чуяла она ее за милю. И от этой треснувшей в нескольких местах сферы просто сквозило опасностью!
     - Нет, я как раз рассчитываю, что Шарик как следует рванет, - произнес маг, вставая за насыпь и отходя от нее на несколько шагов назад.
     - Что ты... - договорить наемница не успела.
     Подкинув шар вперед, маг внезапно разбежался и, перед тем как артефакт достиг земли, перехватил его, с силой ударив вспыхнувшим сапогом, и отправил в полет за стену со скоростью арбалетного болта.
     - Взрыыыыв!!! - истошно проорал Марес, разворачиваясь на пол оборота и валясь на землю.
     - Сволочь! - заорала Илисиль, падая на колени и закрывая свои большие чувствительные уши руками. Не особо помогло.
     Сначала все заполнил ослепительный белый свет, от которого их более-менее спасла стена, а затем землю тряхнуло от мощного взрыва, из-за которого большинство народа попадало там, где стояло. Все заполонил грохот, ударивший по слуху лисолюдки, как боевой молот по железному щиту.
     - Сработало! - едва не подпрыгивал от радости вернувшийся к наемникам Марестолий, увидев громадное облако пыли, за стеной и осыпающуюся кладку стены по бокам пролома. - Жалко, конечно, Шарика, но от пробитого аккумулятора, все равно толку никакого...
     - Сучий ты пироман! - сбила его с ног Илисиль с четким намерением сломать мерзавцу нос, однако опытный наемник отделался всего на всего фингалом и ушибами.
     - Вперед ублюдки, время убивать!!! - заорал Ворлом и, пользуясь дымовой завесой, первым бросился в пролом. За ним последовали другие наемники и солдаты Воста.
     - Пойдем за ними, или продолжим тут лежать? - натянув на побитое лицо улыбку произнес лежащий на спине Самэл, разглядывая сидящую на нем верхом лисолюдку, одной рукой державшую его за ворот накидки, а другую сжимая в кулак в раздумьях не заехать ли ему еще разок.
     Внезапно, обе руки наемницы схватили его за голову. Эллерия наклонилась и жадно впилась ему в губы поцелуем. Только ошарашенный наемник собрался ей ответить, как лисолюдка резко оттолкнулась от него, встав на ноги, и спустя мгновение исчезла в общей толпе, ломившейся через стену.
     'Вот что за девка, - улыбнулся Марес, ощущая на губах давно забытый вкус. - И как, скажите на милость, мне ее убить?'
     - Ты долго собираешься тут валяться? - прервал его негу грубый голос Гормота.
     - Не даешь ты мне отдохнуть от подвигов, - вздохнул маг, поднимаясь на ноги.
     - Этот шар был очень дорогим, - продолжал басовито ворчать наемник.
     - Не-а, сломанный аккумулятор ничего не стоит, слишком сложный артефакт для ремонта. Так что, это лучшее, на что он еще мог сгодиться.
     - И что нам дальше делать? - позади полуорка уже скучковались бойцы 'магической кампании'.
     - Идти в атаку, - резко стал серьезным маг, рывком поднявшись на ноги и призвав посох, который, взмыв в воздух, прилетел к своему хозяину, влетев в выстеленную ему навстречу руку. - Мне нужно это их оружие, и как можно больше! Всем ясно? Кто принесет его мне, выплачу двойное жалование!
     - Да, командир!!! - с энтузиазмом отозвались бойцы.
     - Ну, давайте познакомимся поближе, чудища, - зло произнес Марестолий, глядя в пелену пыли, откуда уже доносился смертоносный грохот оружия неизвестных воинов.
     ?○●○?
     - Еб вашу мать!!! - со злобой проорал Андрей, отстреливая прущих по тропе противников.
     Чертовы аборигены как с цепи сорвались, бросаясь на десантников волна за волной, не давая передышки. Притащенные павшим бойцом боеприпасы были уже на исходе, а враги все никак не кончались.
     - Пустой, - рявкнул пулеметчик, отползая назад.
     Гагарин зло выругался, доставая последнюю гранату. Щелчок вырванной чеки, и оборонительная Фка ушла на поиски своих жертв. Судя по крикам, донесшимся до слуха десантников после взрыва, граната своих клиентов явно нашла.
     - Вспышка! - заорал один из десантников, вжимаясь в камень.
     Сержант успел заметить, как от начала толпы в их сторону метнулся плотный сгусток молний, который ударил в каменную стену над их позицией. Не успел Андрей порадоваться тому, что их пронесло, как послышался треск крошащихся камней.
     - Обвал! - успел заорать сержант, но было поздно.
     Скала за их спинами растрескалась в месте попадания молнии, и им на спины посыпался целый водопад камней. Грохот падающих валунов шелест каменной крошки заглушили все остальные звуки. По спине вжавшегося в камень сержанта застучали булыжники, кто-то сбоку истошно заорал, проклиная все и вся на чем свет стоит.
     - Ублюдки, они нас отвлекали... - проскрипел попытавшийся поднять голову Гагарин, но внезапный тяжелый удар по затылку лишил его сознания.
     Очнулся десантник от резкого звука. Шлем куда-то слетел и голова беспощадно гудела, во рту стоял острый привкус крови, а перед глазами все плыло.
     'Прорвали' - вспыхнула обжигающая мысль в разуме Андрея, заставляя тело двигаться против его воли.
     Когда взгляд немного прояснился, сержант смог осторожно приподняться на локтях. Вся их позиция была завалена камнями, Гагарину повезло, что он лежал с краю, и не один из крупных обломков не упал на него. Повернув голову чуть вбок, он увидел придавленного буквально рядом с собой ефрейтора Маслова, в руке которого была судорожно стиснута так и не использованная граната. Среди валунов виднелись фрагменты и других похороненных под ними тел, в некоторых местах форма на них уже успела пропитаться свежей кровью. Если кто-то из его отделения и остался в живых, то выяснить это можно было, только разобрав завал.
     - Твари... - еле слыша себя, прохрипел десантник, подползая к краю, чтобы осмотреть 'Тропу' из-за рухнувшего на край валуна.
     Мимо его позиции осторожно пробирался отряд, в центре которого шел маг в темно-зеленой накидке, украшенной каким-то орнаментом в виде многоугольников, одновременно что-то делая руками в воздухе перед собой. Следом медленно плелся согнувшийся в три погибели огр, явно пытаясь выглядеть как можно меньше, что с его комплекцией было крайне затруднительно.
     Скрипя зубами, сержант потянулся к рации. Не похоже, чтобы он долго пролежал в отключке, а значит десантники у холма, скорее всего, еще живы, и отсутствие стрельбы со стороны их позиций означало, что эту группу они просто не видят.
     'Проклятье!' - выругался Андрей, не обнаружив ни гарнитуры, ни рации на положенном им месте.
     Обшарив пространство вокруг себя, средства связи он тоже не обнаружил. Пехотинцы же тем временем уже миновали уступ, продвигаясь к десантникам. Если он ничего не предпримет, то эти уроды имеют все шансы подобраться к Радову и его бойцам почти вплотную. Конечно, там наверняка уже обратили внимание и на обвал, и на внезапно замолчавшие стволы, но все равно, вряд ли, ожидают увидеть у себя на фланге проклятого мага да еще в комплекте с чертовым огром.
     Рука сержанта наткнулась на холодные пальцы, сжимавшие РГД. Недолго думая, он, скрипя зубам, выковырял гранату из хватки мертвеца и просунул палец в чеку. Рывок, и заветное колечко освободило взрыватель.
     - За ребят вам, суки!!! - выдержав задержку, заорал сержант, швырнув гранату в спину уходящему колдуну.
     РГДшка рванула, не успев упасть на землю, изрешетив осколками всех, кто стоял на тропе. Огр, которому мелкие осколки были как заряд соли из берданки, взревел, выпрямившись в полный рост. Люлька погонщика, висевшего на спине твари, оказалась прямо напротив Андрея.
     Десантник, что было сил, оттолкнулся от скалы и прыгнул на наездника, едва дотянувшись до ремней, которыми тот был пристегнут к чудищу. Андрей тут же подтянулся, превозмогая потемнение в глазах, и захватил предплечьем горло оторопевшего наездника, свободной рукой вытащив нож и начав остервенело всаживать его в плечо и шею противника. Крик погонщика, отпустившего узду, смешался с ревом твари, которая, приложившись плечом о стену, начала метаться из стороны в сторону так, будто это ее сейчас потрошили десантным ножом. Истекший кровью наездник вскоре безвольно повис в люльке, а Андрей, еле держась, пополз выше, к месту, где виднелась щель между ошейником твари и шлемом. Уперев ноги в люльку и схватившись рукой за ошейник, сержант рванул из кобуры специально выданные им перед высадкой пистолеты. Ни сил, ни времени на какую-либо громкую фразу уже не было, поэтому Гагарин, всадив оружие в стык доспеха, там, где у твари должен был быть позвоночник, скалясь от боли, несколько раз нажал на курок.
     Тварь оглушительно заревела, и ее понесло куда-то в сторону. Мощный удар о препятствие сбросил Гагарина со спины существа, и он, ощутив на несколько мгновений свободное падение, ощутимо рухнул на что-то, едва снова не отключившись.
     - Неужели я еще жив, - прохрипел встающий десантник, поднимаясь на трясущихся от напряжения ногах и дивясь тому, как ухитрился удержать в руке пистолет.
     - Armantar! Heruskir evic no yare! - донеслось откуда-то сбоку.
     Повернув голову, Гагарин увидел аборигена, размахивавшего боевым топором, и бегущего в его сторону. Действуя больше на инстинктах, сержант отшатнулся назад, упершись свободной рукой в стену и вытянув сведённую судорогой руку с пистолетом в сторону топорника. Немыслимым усилием воли, он заставил указательный палец двинуться, и пистолет выплюнул в сторону врага кусок обернутого в сталь свинца, пробив его голову насквозь.
     Боковым зрением сержант заметил рядом еще нескольких воинов. Пистолет начал неспешно смещаться от одного противника к другому, расходуя содержимое магазина. Когда затвор, лязгнув, встал в заднем положении, Андрей, наконец, пришел в себя и начать действовать осознанно.
     Огр, мечась в агонии, умудрился добежать аж до крепостной стены, удар о которую и скинул Гагарина со спины. Перелетев через нее, десантник с высоты нескольких метров рухнул на ничего не подозревающего аборигена, вырубив его своей тушей. Сейчас же, он стоял в нескольких метрах от пролома, с пустым магазином, окруженный полукольцом солдат, а перед ним лежал десяток застреленных тел.
     'Да как так то, сука!' - взвыл от отчаяния Андрей, бросив бесполезный теперь пистолет и ища хоть какое-нибудь оружие, так как нож его остался в погонщике, а автомат на каменном кладбище.
     Наконец, рука наткнулась на что-то на поясе.
     'Ну, конечно, именно это я и искал', - полубезумно усмехнулся десантник, отстегивая с пояса шанцевый инструмент.
     - Ну, давайте, мрази! Попробуйте меня прикончить!!! - заорал он, в отчаянии размахивая схваченной на манер топора саперной лопатой.
     Нападать на него не торопились, так как для солдат севера эта сцена выглядела следующим образом. Сначала из-за стены донесся леденящий кровь рев огра, после чего последовал громкий удар его туши о стену, а следом на голову сотнику рухнул этот демон в залитой кровью одежде и с огромной кровоточащей раной на голове. После чего вскочил на ноги, убил из своего гремящего оружия попытавшихся напасть на него воинов. А теперь стоял напротив их сотни, в полном окружении, размахивая нелепым оружием, напоминавшим обычную лопату, крича проклятья на своем резком языке, и, похоже, даже не помышляя о сдаче в плен явно превосходившему его противнику. Естественно, никто из пехотинцев просто не решался даже попытаться напасть, предпочитая стоять, с вытянутым в попытке отгородиться от него оружием.
     - Разойдись, в сторону! Трусы! - выкрикнул облачённый в полный доспех рыцарь, протискиваясь на импровизированную арену. - Эти твари тоже смертны!
     Вытащив меч, сир смело двинулся на истекающего кровью воина, который с совершенно обезумевшим взглядом рассматривал противника, не отходя от стены и не двигаясь. Рыцарь бросился на него, нанося диагональный удар. Выждав до последнего, демон резко присел, из-за чего меч рыцаря рассек воздух, со звоном зацепив острием стену. Клинок отлетел назад, а окровавленный воин тем временем, обхватил ноги рыцаря и, дернув на себя, повалил того на камни, от чего 'железный дровосек' ощутимо приложился головой, потеряв ориентацию.
     С диким, почти животным воплем, демон набросился на поваленного противника и, заблокировав свободной рукой и коленом руки противника, начал рубить лопатой забрало шлема. Попытки рыцаря вырваться оказались бесплодными, и за несколько ударов инструмента металл прогнулся внутрь шлема. Раздался исполненный боли крик.
     - Zdohnypadla!!! - издал боевой клич демон, нанося очередной мощный удар.
     Через несколько пробивших забрало ударов, сопровождавшихся звуком гнущегося металла, кромсаемой плоти и предсмертных воплей, рыцарь затих, бессильно уронив руки, которыми пытался защититься.
     Едва дыша от усталости и переполнявшего кровь адреналина, Андрей поднял глаза на окружавших его воинов, которые с выражением истинного ужаса на лицах смотрели на него.
     Внезапно раздался до боли знакомый грохот. Повернув голову, сержант увидел, как ревя движком через насыпь переваливается БТР, а по бокам от него с боевым кличем несутся в бой воины в серых латах. Этого зрелища оказалось достаточно, чтобы аборигены дрогнули и побежали, подстегиваемые огнем КПВТ и автоматов выгружающихся из стального нутра машины мотопехотинцев.
     Несколько бойцов вынырнули из бокового люка и бросились к десантнику. Видимо решив, что разговаривать с ним занятие бессмысленное, и в целом тут Андрей был с ними сейчас солидарен, один из них взвалил его на плечи и бегом перетащил за стену, так как выяснилось, что сам идти он уже не в состоянии. Оттащив его куда-то в сторону от пролома, они сдали его еще каким-то солдатам, после чего устремились обратно к своему отделению.
     - Гагарин! Очнись, Андрей! - пробился в разум десантника голос лейтенанта Конева.
     - Товарищ лейтенант, - прохрипел сержант, с трудом сообразив, что умудрился не отключиться.
     - Очнулся, сволочь! Ты че творишь?! Мы думали, вас там всех положили! - рявкнул офицер.
     - Обвал, колдун...
     - Да знаем мы, лежи не рыпайся!
     - Конь...
     - Чего еще?
     - Я обоссался...
     - Видел бы ты щас свою морду, так еще бы и обосрался! - рыкнул лейтенант Конев, разрывая зубами перевязочный пакет, стараясь не выдать своим видом, насколько плохо выглядел сейчас сержант.
     ?○●○?
     - Да будьте вы все прокляты!!! - заорала Илисиль, рухнув за обломки на переднем крае оставшейся от волшебной бомбы воронки, начав затягивать оторванный от накидки кусок ткани на раненном плече. Одна из невидимых стрел прошла совсем рядом с ней, оставив небольшую, но рваную рану на плече.
     Пересечь пролом в стене под прикрытием облака пыли оказалось несложно, как и первые пятьдесят шагов за стеной. Импровизированная бомба Самэла разнесла там все, оставив целый кратер, днище которого плохо простреливалось. Вот только, когда штурмующие, преодолев воронку, уже почти достигли, как им показалось, опустевших позиций 'громовых воинов' на них внезапно обрушился ливень невидимых стрел. Воины прятались в засаде до тех пор, пока наемники не подошли достаточно близко, чтобы по ним можно было уверенно стрелять, несмотря на пыль, а затем одновременно атаковали. Такая синхронность действий пугала ее даже больше, чем само их оружие.
     И, как будто этого было мало, стоило наиболее шустрым бойцам приблизиться к остаткам обрушившихся халуп, как в буквальном смысле из-под земли появились рыцари ордена стражей, которые, крича свои боевые гимны, бросились в атаку, не давая наемникам подобраться к стрелкам.
     Началась очередная бойня. Наступающих было в несколько раз больше, но хорошо, если четверть из них успевала добежать хотя бы до общей 'свалки', не будучи скошенной невидимыми стрелами. Впрочем, медленно, но верно, стражей удавалось понемногу теснить.
     - Ты там жива? - рухнул рядом с лисолюдкой Гекс.
     - А сам не слышишь? - перекрикивая грохот, ответила наемница.
     Следом за волком подтянулись и остальные бойцы банды, любезно пропустившие вперед других наемников, а так же несколько бойцов 'кампании', щедрой рукой выделенных ей Маресом.
     - Надо прорываться! - проорал волк, осторожно выглядывая из-за укрытия. - Иначе все тут поляжем!
     - Ждать! - рявкнула Илисиль. - 'Десять, девять, восемь, семь, - считала она себя, прислушиваясь к грохоту и пытаясь понять, когда источников шума станет меньше всего. - Пять'. - Пошли!!!
     Резко вылетев из-за камня, наемница бросилась в сторону общей свалки, пригибаясь к земле и вознося молитвы всем известным ей богам. Следом за командиром в атаку бросились недобитки их некогда славной 'стальной' банды. Рядом защелкали пули, кто-то сзади истошно закричал, послышались звуки падающих тел, но солдаты удачи продолжали прорыв. Наконец, наемникам все-таки удалось достичь относительной безопасности рукопашной схватки, где их ждал сюрприз.
     Первое, что увидела лисолюдка, приблизившись, был здоровый воин из 'Дырявых щитов', которому удалось повалить на спину низкорослого стража. Наёмник уже собирался добить противника, как на него налетел воин в зеленой одежде... доспехе, сложно даже было сказать что это, а уж расцветка, представлявшая собой какие-то расплывчатые зеленоватые пятна, и вовсе заставляла усомниться в реальности происходящего. Тем не менее, воин был более чем реален и, выставив перед собой свое короткое черное копье, бросился на наемника, ударив его своим оружием в живот. 'Щит' согнулся от боли, выронив шестопер, а 'зеленый' воин, тем временем, вырвал оружие из живота и с жуткой скоростью и точностью, ударил его еще несколько раз. С последним ударом наконечник видимо остался внутри 'щита', поэтому воин, выругавшись, перехватил оружие и ударил противника тупым концом в голову, повалив на землю. Затем он забросил свое оружие, у которого, зачем-то, оказался предусмотрен ремень, на спину и подхватил шестопер поверженного противника. Попытавший напасть на него северянин был проткнут мечом того самого низкорослого стража, которого он только что спас.
     Наблюдать за этим можно было бы еще долго, но тут Илисиль наткнулась на своего первого противника, которым оказался здоровый воин вооруженный щитом и полуторником.
     'Ненавижу щитников', - выругалась лисица, отскакивая от удара и ища способ подобраться к живой стене где-нибудь сбоку.
     Гексарион Грам, тем временем успел разобраться с несколькими затесавшимися в схватку солдатами королевских войск и врубился в гущу схватки, когда заметил одного из их эльфов, пытающегося достать мечом солдата в зеленом, отступавшего от его ударов. Увлекшийся выпадами остроухий не заметил, как сзади к нему подкрался еще один 'зеленый' с пустыми руками. Воин обхватил эльфа под мышками, зафиксировав руки в верхнем положении, и начал стискивать противника в захвате. Второй 'зеленый' тем временем, подскочил сбоку, дабы ноги эльфа ему не мешали, и начал буквально потрошить живот несчастного быстрыми ударами сорванного с его же пояса длинного кинжала. Эльф истошно заорал, бессильно дергаясь в железной хватке.
     - Ублюдки! - взревел от подобной подлости волколюд, бросаясь к ним с целью зарубить обоих.
     Однако что-то в последний момент заставило его отпрыгнуть в сторону, откинув меч. Невидимая стрела прошла по касательной, едва черкнув по латному воротнику. Рядом с волколюдом оказался 'громовой воин', сжимавший в руке маленькую копию их черных самострелов, наведенную на него.
     Взревев от ярости, Гекс сорвал шлем и ринулся на противника на всех четырех конечностях, как это делали его дикие предки. Загрохотало оружие в руках 'зеленого'. Плечо обожгло болью, но вошедший в азарт волколюд этого даже не заметил. Мощный рывок и вот уже стрелок прижат к земле, а оскаленная морда волка нависает над его лицом. Когда острые клыки вцепились в шею солдата, тело пронзила еще одна вспышка боли, от которой волк лишь сильнее стиснул челюсти. Во рту появился соленый привкус человеческой крови.
     Спустя секунду, Гекс вырвал из глотки противника кусок плоти и выплюнул его в сторону, разгибаясь. Причиной резкой боли оказался воткнутый ему под мышку короткий нож, чудом не задевший ничего жизненно важного, хотя кровищи из раны текло все равно много. Едва не заскулив от боли в простреленной руке и колотой ране, волколюд поднялся на ноги. Ненадолго.
     Внезапный удар в лицо повалил его на землю, а следом сверху на него навалился еще один 'громовой воин', начав жестоко избивать его прикладом своего оружия, ожесточенно крича что-то на своем наречии. Попытка сбросить противника с себя закончилась ничем, так как из-за затухающего с каждым ударом восприятия, Грам едва понимал, что вообще происходит.
     Внезапно удары прекратились, на лицо снова полилась чужая кровь, и тяжесть наседающего на волколюда тела куда-то пропала. Перед глазами появилась странная густая черная дымка.
     - Гекс, вставай!!! - кто-то большой рывком поднял едва державшегося в сознании волколюда с земли. - Уходим!!!
     - Гормот, - прохрипел волк, чувствуя знакомый запах. - За мной должок.
     - Еще какой, скотина. Живее шагай. Надо драпать отсюда.
     - Где лиса? - попытался оглядеться Грам, но из-за завесы дыма ничего не видел.
     - Тут, тут. Быстрее давай! - теперь волк понял, что полуорк тоже тяжело дышит и кряхтит от натуги.
     Наконец, спустя неизвестное количество мучительных шагов, оба наемника перевалились через насыпь пролома и рухнули у стены. Немного оклемавшийся, волколюд увидел, что Гормот зажимает рукой обильно кровоточащую рану на животе.
     - Гормот! - взвизгнула какая-то магичка, подскочив к нему и начав что-то делать с его раной, отчего полуорка прямо перекосило от боли.
     - Как тебя угораздило? - прохрипел развалившийся на блаженно холодном камне волк, мир вокруг которого отплясывал ритуальные пляски, из-за чего его могло в любой момент вывернуть.
     - Мы попытались прорваться дальше, чтобы добыть тяжелое орудие 'этих', - прошипел Гормот. - Их там уже целая армия. Повозки, орудия, солдаты, демон знает что еще. Прут из недр скалы сплошной колонной... А-а-а!
     - Прости, там что-то в ране застряло. Не могу вытащить, - виновато произнесла колдунья.
     - Забудь, просто заштопай меня и дай обезболивающего, - попытался улыбнуться полуорк. - Нас засекли. Если бы не новичок, всех бы там и положили.
     - А где Самаэл? - поинтересовался волк, почти вернувший себе возможность прямо стоять.
     - Держит завесу, чтобы все успели смыться.
     Не успел Гормот договорить, как через пролом в стене влетела толпа наёмников разной степени потрепанности. Кто-то тащил на себе раненных, но большинство само едва переставляло ноги.
     - Бомбы!!! - крикнул кто-то в толпе.
     За стеной что-то громко взорвалось, сбив со стены только успевшую осесть пыль и не успевших перебраться через пролом солдат. Было не так ярко, как когда рванула бомба Марестолия, но зато за первым взрывом тут же последовал второй, третий... Землю трясло от все новых и новых разрывов, людей оглушали ложащиеся все ближе к стене снаряды.
     - Уходим! Они начали наступление! - проорал усиленным магией голосом Марестолий, таща на плече раненого новичка 'кампании'.
     - Гекс, вставай! - подскочила лисолюдка, хватая все еще еле стоящего на ногах волка. - Мы уходим!
     - Брось, беги сама, - попытался возразить волколюд, но Илисиль уже вцепилась в его плечо, молча поднимая на ноги.
     - Еще чего, шкура драная! Я тебя тут не оставлю!
     Начался настоящий хаос. Бежали абсолютно все, от тысячника до последнего солдата, подстегиваемые грохотом надвигающихся из глубины крепости взрывов, далеким ревом стальных повозок и боевыми кличами наступающих стражей, шедших плечом к плечу с 'зелеными' солдатами.
     - Скорее сюда!
     Илисиль и Маресу пока удавалось каким-то образом гнать редеющую толпу наемников по лабиринту давно заброшенных построек нижнего двора, где они несколько часов назад добивали остатки королевских войск, защищавших первую стену.
     - Назааад! - заорала Илисиль, когда, выскочив из-за очередного поворота, увидела бегущую в панике толпу северян, которых преследовала стальная повозка с невразумительным количеством колес, едущих по ленте, и с длинной трубкой, торчащей из венчавшей конструкцию башни, которая тут же начала поворачиваться в их сторону.
     Лисолюдка едва успела запрыгнуть в соседнее окно, когда раздались хлопки, а за ними череда взрывов. Угол дома, возле которого она только что стояла, разлетелся на куски. Нескольких невезучих наемников, не успевших укрыться, буквально разорвало на части.
     Еще больше поредевшая толпа наемников ломанулась назад, в итоге забившись в какой-то, пока что безопасный закуток на окраине нижнего двора, окруженный пусть и полуразвалившимися, но все-таки домами.
     - Черт, они отрезали нас от ворот! - выругался Ворлом, каким-то чудом до сих пор не сдохший, несмотря на то, что шел в атаку в первых рядах.
     - А толку? И ворота, и пролом в стене тоже сторожат их повозки, нам там не пройти! - выкрикнул кто-то.
     - И что ты предлагаешь? Сесть и сдохнуть?! - огрызнулся наемник, шарахнув кулаком об стену.
     - Предки разгневаны, - рухнув на колени начал причитать один из людей. - Они снова вернулись, чтобы наказать нас за наши прегрешения! Чтобы очистить этот мир от грешников и нелюдей!
     - Сходи с ума где-нибудь в другом месте, - рявкнул 'Дырявый щит' и со всей силы ударил ногой в голову причитавшего человека.
     - Ты чего творишь, ублюдок?! - вступились за побитого товарищи.
     - Хватит! - рявкнул Марестолий, стоявший до этого у стены с закрытыми глазами, звонко шарахнув посохом об пол, отчего все затихли. - Ваши склоки все равно бессмысленны!
     - Это еще почему, колдун? - оскалился Ворлом, вспомнив об одном незавершенном деле и своем шестопере.
     - Да потому, что мы уже окружены, - махнул в сторону противоположного края 'площади' капитан.
     В следующую секунду со всех сторон высыпали воины стражей, а с северной стороны, снеся часть дома, выехала восьмиколесная стальная повозка 'громовых воинов', за которой появились и 'зеленые' солдаты.
     Наемники сбились в круг, ощетинившись оружием.
     - А раньше сказать не мог? - зашипела лисолюдка.
     - Ну, во-первых, это было бы не так эпично, - улыбнулся маг. - А во-вторых, мой фамильяр к сожалению, не умеет телепортироваться.
     - И что нам теперь делать? - поинтересовался Гормот, оглядывая окруживших их людей.
     - Ну, раз нас еще не перестреляли, наверное, хотят взять живыми, - философски изрек Марес. - Вопрос в том, хотим ли мы погибнуть в храброй, но безнадежной атаке, или сдаться на их милость?
     - Я за то, чтобы сдаться, - тут же ответил Гормот.
     - Мы за, - ответило несколько голосов из толпы.
     - Немедленно бросайте оружие! - резко выкрикнул вышедший вперед страж. - К сдавшимся мы проявим милосердие, остальных ждет смерть!
     - Мы сдаемся! - громко произнес Марес и вышел навстречу, держа перед собой посох, который положил на землю перед рыцарем.
     Илисиль вышла следом, демонстративно бросив мечи рядом с оружием мага. Ворчащий что-то про проклятых трусов Ворлом подошел следом, кинув шестопер точно на посох. Кроме них, капитанов в живых не осталось.
     - Ты маг, покусившийся на нашу крепость, - зло произнес страж, обнажив меч. - Ты в отличие от остальных недостоин пощады.
     - Минуточку, - всерьез струхнул Марес, поднимая руки. - Я не трогал ваши стены! Не надо на меня все валить! Я простой наемник, я здесь не из идейных соображений, мне заплатили!
     - Думаешь, я тебе поверю! - зарычал страж, замахиваясь мечом.
     - Стой! - крикнула Илисиль, ввернувшись между магом и стражем, подкинув ногой один из своих мечей.
     Удар полуторника она успела парировать, а вот от ударившей ей в висок латной перчатки увернуться уже не успела. Кулак врезался в голову, отшвырнув лисолюдку в сторону, как тряпичную куклу. Последним, что услышала наемница была ругань на неизвестном языке и хлопок выстрела из оружия чужаков.

Примечание к части

     "Аве, читатели, идущий на критику приветствует вас в финальной части нашего представления, под названием "Рассвет". Для большего погружения в главу рекомендую следующие треки: Sabaton - Hill 3234 Sabaton - Rorke's Drift Итак, эпической длины глава-трилогия, наконец, завершилась, и надеюсь вы остались довольны ее результатом. В ближайшее время выйдет небольшой эпилог к этой арке сюжета. Интерактив автор, лентяй эдакий, в данной главе не предусмотрел. Вместо него можете поискать "пасхалочки" в тексте.
>

Глава 8 - "Добро пожаловать... в сказку?"

     Крепость 'Старый страж'
     Валанское предгорье
     23-й день месяца возрождения / 28 декабря 201х
     - Боги милосердные, - тихо простонала Эллерия, приходя в сознание.
     Возвращение в реальный мир было для лисолюдки на редкость болезненным, будто она неделю не просыхала в самом дешевом портовом кабаке. Голова раскалывалась, левую сторону лица дергало от боли, а к горлу то и дело подступала тошнота. Если бы не мягкая шерстяная подушка, на которой лежала ее голова, агония была бы просто нестерпимой.
     - Очнулась, лисица? - поинтересовалась 'подушка', оказавшись Гексарионом, на коленях которого лежала голова наемницы.
     - К несчастью - да, - прошипела Илисиль, попытавшись оторвать голову от импровизированного ложа, о чем тут же пожалела, когда вспышка боли заставила ее снова застонать.
     - Лежи и не рыпайся, - рыкнул волколюд, твердым, но аккуратным движением руки вернув голову лисицы обратно. - Тебе крепко досталось.
     После этой фразы картины прошедшей битвы снова вспыхнули в сознании Эллерии, заставив ту непроизвольно поежится. Медленно перевернувшись на бок, наемница попыталась осмотреться, стараясь лишний раз не тревожить главный думающий орган неосторожными телодвижениями.
     Они сидели возле стены в большой пещере с округлым потолком, с которого свисали гирлянды блестящих сталактитов. Свет, мощный источник которого находился где-то у дальней стены, отражаясь от них, освещал каменный грот, создавая обманчивое впечатление естественного освещения.
     - Мы в плену? - тихо произнесла Илисиль, обратив внимание на несколько знакомых лиц, сидящих или лежащих неподалеку от них. Наемники 'Стальных шкур' и несколько пехотинцев из 'Кампании'.
     - Да, - равнодушно произнес волк, прислонившись затылком к холодной стене.
     - Что случилось? Я ни черта не помню.
     - И не мудрено. Этот фанатик тебе чуть голову кулаком не проломил. Скажи спасибо, что вообще жива осталась.
     - Долго я была в отключке?
     - Не знаю, по моим прикидкам где-то день, но может и больше. Время здесь идет... неторопливо.
     - Проклятье. А что с Маресом?
     - Да жив он, ну, был, по крайней мере, когда я его в последний раз видел. Когда тот 'рыцарь' тебя убрал, маг кинулся на него, попытавшись твоим же манером подобрать свой посох. Разумеется, ни хрена у него не вышло, и, после второго удара, уже он оказался на земле. Страж собирался было его прикончить, но тут вмешались 'зеленые'. - Гекс задумчиво нахмурился. - Их командир выстрелил в воздух из своей 'громыхалки', а потом встал между ним и вами, пока 'зеленые' солдаты оттаскивали ваши тушки в сторону и перевязывали.
     - Видимо, надо сказать им спасибо, что мои мозги не разлетелись по всей площади, - хмыкнула лисица, испытывая нехорошие предчувствия.
     - Да уж, - согласился волколюд, чему-то усмехнувшись. - На самом деле, это надо было видеть. 'Зеленые', похоже, в большинстве своем на нашем не говорят, только через переводчиков.
     И вот сцена: стоит красный, как вареный рак страж, со вздувшимися венами на лице, и орет на командира 'зеленых', понося его на чем свет стоит, 'зеленый' в ответ на своем, с не меньшим энтузиазмом, орет на этого 'стража', а сбоку от них с каменным лицом стоит боец в серой броне и спокойно переводит, что эти двое друг о друге думают.
     - Картина, - улыбнулась лисолюдка, отчего левую сторону лица болезненно кольнуло. - А что дальше?
     - Ну, стража, я так понял, быстро поставили на место и заставили нас конвоировать к другим пленникам. Там нас обыскали вплоть до портков, отобрали все, а потом бросили в эту пещеру, под бдительную охрану. Насколько я понял, сюда согнали только наемников.
     - Что-то не похоже, чтобы нас тут бросили, - с сомнением произнесла лисолюдка.
     Окромя рубашки да штанов из одежды у нее действительно ничего не оказалось, зато был вполне добротный плед, которым она была укрыта.
     - А вот дальше как раз получилось до странного интересно, - протяжно произнеся последнее слово, ответил Грам. - Спустя несколько часов пребывания в этом 'уютном' месте, под охраной этих 'доброжелательных' тюремщиков, снова пришли 'зеленые'. Опять о чем-то долго спорили со стражами, а потом и вовсе выставили их взашей отсюда.
     - Хм?
     - Сначала они забрали куда-то всех колдунов. Куда не спрашивай, понятия не имею, но они до сих пор не вернулись, - резко бросил Гекс, упреждая вопрос наемницы. - Следом, солдаты притащили эти светильники, установили ограду и еще кое-какую мелочь.
     Позже пришли их люди с красными крестами на одежде. Лекари, как я понял. Всех осмотрели, кого перевязали, кому лекарств дали, некоторых увели...
     - Увели? - напряженно произнесла Илисиль.
     - Оперировать, - положив свою руку на макушку наемницы, между лисьими ушами, произнес Грам. - Как сказал Гормот, его притащили в палатку с нестерпимо ярким светом, привязали к столу и накачали какой-то дрянью, от которой у него мозги 'поплыли'. Потом мужик, разодетый точно 'Белый жрец', долго у него в брюхе какими-то инструментами ковырялся. Что он там делал, Гормот так и не понял, потому что сознание потерял, ну, а очнулся уже здесь - весь перебинтованный. Но, говорит, заштопали его на совесть.
     Некоторые, правда, из этих палаток так и не вернулись.
     - Вот как.
     - Когда лекари закончили, нам принесли воды, немного еды. Вкус, конечно, был странный, но, похоже, была не отравленная - никто из пробовавших не загнулся. По крайней мере, пока. А потом еще дали несколько одеял и подстилок, для раненных. Хе-хе, еще бы винца принесли или бражки там, так вообще рай бы был.
     - Пощадили. Дали нам лекарства, воду, еду, теплые вещи, - напряженно произнесла Илисиль. - Черт, это как-то слишком милосердно.
     - Намекаешь, что мы им зачем-то нужны живые? - хмыкнул волколюд, осматривая зал, в котором было не меньше сотни наемников.
     - Не знаю. Но они меня пугают, - слегка подрагивая, произнесла наемница. - Гекс, ты же помнишь людскую легенду о 'Древних владыках'? Про конец эры 'Пожирателей'.
     - Да, помню, - мрачно произнес волк. - Пожиратели правили континентом и населявшими его расами многие тысячелетия, пока однажды в этот мир не пришли 'Древние владыки'. Разгорелась война, в которой Владыки по легенде смогли убить бога пожирателей, а их самих в итоге истребили, стерев почти все упоминания об этой расе с лица земли.
     - Легенда также гласит, что изможденные войной Владыки разделились на два племени. Одни остались в нашем мире, породив племя людей, а другие вернулись на родину. А еще, ходили слухи, что именно орден Серых Стражей в своей крепости хранит их реликвии, - тихо произнесла лисолюдка.
     - Вижу, к чему ты клонишь, - нахмурился Гекс. - Думаешь, нынешние Стражи призвали в наш мир потомков тех самых 'Владык', которые вернулись на родину?
     - Не знаю, но... если это правда, и если они узнают кто я, - лисица еще сильнее задрожала. - Гексарион, прошу тебя, не дай им меня забрать. Вырви мне глотку, раздави сердце, оторви голову! Сделай так, чтобы не один проклятый некромант не смог бы поднять то, что от меня останется...
     - Тихо. Тихо, мелкая. Успокойся, Большой волк тебя в обиду не даст, - поглаживая вздрагивающую на коленях лисолюдку, успокаивающе произнес Грам.
     - Ты меня уже лет двадцать 'мелкой' не называл, - взяв себя в руки, попыталась улыбнуться наемница.
     - Ну, ты последние лет двадцать и не вела себя как плаксивый ребенок, - усмехнулся волколюд. - Разве что иногда. А теперь ложись и поспи, лекари сказали, что тебе нужен отдых.
     - Хорошо, 'Большой волк', - позволила себе расслабиться и улыбнуться Илисиль, почти тут же провалившись в тревожный сон.
     'Не бойся, мелкая. Первый, кто попробует тебе навредить, лишится головы... или еще чего-нибудь не менее ценного, - бодро попытался убедить самого себя Грам, гоня прочь всплывающие в глубине души мысли о том, что в данной ситуации, лучшее, что он может сделать в случае необходимости, так это убить свою воспитанницу собственными руками, не допустив, чтобы ее запытали досмерти эти 'зеленые'. - Ладно, эээээх... Поживем - увидим...' - зевнул Гекс, прислоняя голову к прохладной стене и стараясь, чтобы лежащая у него на коленях наемница не почувствовала бьющий его озноб.
     ?○●○?
     - Эх... Макаров, Макаров, - вздохнул сидящий за столом Свиридин в темной военной форме, на которой красовались пустые погоны. - Всю статистику мне портишь.
     - Виноват, товарищ полковник, - ответил Макаров, стоявший напряженно вытянув по швам свои туго перебинтованные руки.
     - Виноват, еще как виноват. Единственная, блин, боевая потеря в технике, притом безвозвратная. Машина так выгорела, что ее даже на запчасти теперь не пустишь, только в металлолом. Вот как, спрашивается, умудрился?
     - Допустил ошибку. Неверно оценил обстановку, не смог своевременно обнаружить угрозу, - отчеканил лейтенант.
     - Да читал я твой рапорт, это риторический вопрос был, - отмахнулся Свиридин. - Дорогая ошибка получилась, лейтенант. Миллионов на сто казенных рупий.
     - Готов нести полную ответственность за свой проступок, - стараясь выглядеть уверенно, ответил Макаров, держа выправку.
     - Однако! - Макаров удивленно уставился на внезапно смягчившего тон Свиридина. - Поставленную боевую задачу ты выполнил в полном объеме, в срок, без задержек и заминок, в отличие от некоторых. Людей сберег и в целом действовал грамотно, что в сложившихся обстоятельствах было непросто.
     Поэтому, если ошибку свою осознал и признал, то более не задерживаю. Свободен.
     - Свободен? - неуверенно ответил танкист.
     - Ага. Машину мы твою спишем, как потерянную по причине возникновения неучтенного фактора. В твое личное дело это не пойдет, можешь не переживать. Про награду за свои подвиги, естественно, тоже можешь забыть. Еще есть вопросы?
     - Никак нет! - облегченно выдохнул Макаров.
     - Свободен.
     - Есть! - приложив руку к голове, лейтенант развернулся и быстро покинул кабинет полковника, бывший некогда комнатой магистра ордена Серых стражей.
     'Фууух, - выдохнул Свиридин, развалившись в кресле. - Так-с, вроде все. Всех кого надо было похвалить - похвалил, кому надо было хвост накрутить - накрутил. Что там дальше по плану?'
     Раздался стук в дверь.
     - Войдите.
     - Товарищ полковник, - обратился вошедший боец. - Дежурный посыльный, сержант Конев. Ваш доклад генералу через полчаса.
     - Ах ты ж черт возьми, уже? - встрепенулся расслабившийся было полковник, бросая взгляд на наручные часы. - Еклмн, и правда, половина девятого. И куда только время девается? - вздохнул он, вставая из-за стола. - Доложи в штаб, что я минут через пятнадцать буду.
     - Есть, - козырнул боец и тут же испарился из кабинета.
     Выругавшись про себя и бросив короткий взгляд через бойницу башни на догорающее закатное небо, полковник начал собирать разложенные на столе оборотной стороной вверх сводки, рапорты и прочую крайне ценную макулатуру, попутно распихивая ее по соответствующим папкам. Часть из них сразу после этого отправилась на полку большого деревянного шкафа, недавно расчищенную от вещей предыдущего хозяина комнаты. Выудив из нижнего ящика того же шкафа потрепанный жизнью стальной чемодан, Свиридин сложил в него все грифованые и ДСПшные документы, которые непосредственно сейчас ему не требовались. Закончив с перекладыванием бумажек, полковник запер чемодан на ключ, и положил на стол.
     'Так-с, все взяли, ничего не забыли, - произнес про себя Иван, окидывая взглядом помещение. - Бумаги убрали, окна закрыли, свет погасили... Газ закрыли, утюг выключили. Ну, можно идти', - улыбнулся он, выходя из кабинета с чемоданом.
     Стоящие у входа дежурные тут же вытянулись по струнке.
     - Вольно. Так бойцы, я ушел на доклад. Никого кроме меня в кабинет не пускать, даже если сам главком к вам придет.
     - А что же нам делать, если сам главком придет? - слегка усмехнувшись, поинтересовался стоящий в нише у стены старший сержант.
     - Открывать огонь на поражение, так его тут быть не может, - состроив строгую мину, произнес Свиридин. - А если серьезно, то пропускать только меня и лиц мною сопровождаемых, остальных гоните взашей отсюда. При любых подозрительных телодвижениях с их стороны в направлении двери - разрешаю огонь на поражение. В этой стране чудес, какая только нечисть не обитает, могут и разные 'оборотни в погонах' быть.
     - А как нам вас тогда отличить?
     - Правильно мыслишь, боец. Пока что специальной методики нет, так что спросишь что-нибудь из нашего мира. Я, например, за 'Зенит' болею.
     - У всех свои недостатки, товарищ полковник, - доброжелательно улыбнулся сержант, прикладывая руку к голове. - Старший сержант Остраханов, помещение под охрану принял.
     - Есть, - козырнул Свиридин и направился вниз, проигнорировав подколку со стороны дежурного.
     Спустившись на второй этаж, полковник завернул в неприметную комнатушку с написанной от руки табличкой 'Режим'.
     - Здравия желаю, товарищ полковник, - быстро поднялся из-за большого деревянного стола лейтенант, отвлекшись от изучения какого-то явно старого фолианта в кожаной обложке.
     - Вольно. Я смотрю, вы тут непроверенную литературу почитываете? - подозрительно произнес полковник, бросая взгляд на разворот книги, где были нарисованы два рыцаря.
     - Местный фехтбук, товарищ полковник. Изучаю на предмет возможной пользы, - не растерялся лейтенант, хотя и ежу было понятно, что книжку эту он взял в руки, только чтобы не заснуть, разглядывая картинки.
     - Значит, уже читать на местном научились? Хорошее дело, одобряю. Тогда потом мне развернутый рапорт представите, о результатах изучения. - Свиридин чуть не засмеялся, увидев, как вмиг побледнело лицо молодого офицера. - Шучу я, отставить рапорт. Но впредь думай, что хватаешь. Мало ли какие тут книги бывают, не хватало еще, чтобы ты, прочитав парочку, начал слюни на стол пускать или еще чего похуже.
     - Есть, - тут же отчеканил боец, закрыв книгу от греха подальше.
     - Принимай чемодан. Вернусь через пару часов, так что далеко не убирай. Никому кроме меня не выдавать. Ни при каких обстоятельствах - это приказ. Все понятно?
     - Так точно, - произнес боец, продев бечёвку через 'уши' на створках чемодана и хлопнув сверху печать.
     Выйдя из коморки, где временно разместился 'баульный' филиал режимного отдела их новоиспеченного гарнизона, полковник направился на улицу, раздумывая над тем, что в ближайшее время его ждет чертова уйма работы, к которой только что прибавилась еще одна головная боль.
     Если сотрудники Управления 'П', благодаря опыту своих предшественников и собственным 'синякам', набитым в обнаружении и устранении паранормальных угроз отчизне, прекрасно понимали опасность, исходившую от любых 'инородных' объектов, а потому хватать их голыми руками под страхом расстрела бы не решились, то вот армейцы в этом плане вели себя как натуральные дети - то есть 'тащили в рот' все, что ни попадя! Мыслей о том, что, после поедания какой-нибудь местной 'гуавы' или ласкания ушасто-хвостатой девки, их в результате запросто могут отправить домой в опечатанном цинковом ящике, без права выдачи останков родственникам, в головах армейцев, в большинстве своем, как-то не возникало. А уследить за ними всеми было просто нереально, в результате чего вся эта ситуация сулила гарнизону базы 'Старый страж' немаленькие такие проблемы в ближайшей перспективе. Причем, еще хорошо, если бойцы просто 'коней двинут', а не превратятся в какое-нибудь... 'лихо'.
     На секунду остановившись, полковник с силой стиснул кулаки, борясь с наплывом далеко не самых приятных воспоминаний, надежно упрятанных куда подальше. Вернув себе душевное спокойствие, он быстрым шагом направился к выходу из башни.
     Ему необходимо было в кратчайшие сроки доступно донести всему личному составу, вплоть до последнего мудозвона-рядового, светлую мысль о том, что в новом мире их может прикончить буквально все! А потому трогать, нюхать, пить, жрать и трахать что-либо, кроме предварительно проверенного санврачами - нельзя ни при каких обстоятельствах!
     Вскоре в лицо ударил холодный вечерний ветерок, когда полковник оказался на площадке перед башней. Теперь отсюда открывался хороший вид на то, во что превратилась цитадель Ордена после прошедшей битвы.
     Стены, и без того медленно рушившиеся от времени, после пробития их магами, стали крошиться в буквальном смысле на глазах, превращаясь скорее в насыпи. Большинство построек нижнего и среднего дворов, особенно, на направлении прорывов, лежало в руинах. Повсюду высились груды каменных обломков, между которыми техникой были пробиты лихо петляющие дорожки. На земле округлыми шрамами выделялись воронки от разорвавшихся артиллерийских снарядов и рваные отметины, оставленные сражавшимися в жаркой битве колдунами.
     Запах свежего горного воздуха над полем боя смешивался с ароматами дыма костров, каменной пыли, выхлопами боевой техники, пороховой гарью, и вездесущей трупной вонью. Тела погибших в сражении за крепость закончили вывозить всего пару часов назад, свалив их временно в 'братские могилы' подальше от стен. Когда из камней выветрится запах пролежавших почти целый день на осеннем солнце частично расчлененных трупов, оставалось только догадываться.
     Коротко осмотрев позиции, кое-как оборудованные за день новым гарнизоном крепости, полковник, неудовлетворенно цыкнув языком, направился к цитадели, где теперь располагался коммуникационный узел.
     ?○●○?
     Коммуникационная станция встретила полковника низким гулом работающей аппаратуры, и инженерами Управления, суетящимися среди кучи соединенных между собой агрегатов.
     - Здравия желаю, Иван Кондратьевич, - подошел к Свиридину крепкий пожилой мужчина в сером комбинезоне, с интересной польской фамилией Шишкевич на нашивке.
     - И вам, Анатолий Николаевич не хворать, - пожал протянутую руку ученого полковник. - Как оно? Работает?
     - Сейчас заработает, - уверенно бросил адепт науки, слегка усмехнувшись. - Зря мы, что ли, над этой курвой столько горбатились?
     - Если не заработает, генерал нам головы поотворачивает. Причем не поленится лично для этого прийти, - с сомнением произнес полковник, поглядывая на часы, которые извещали о том, что до опытного сеанса связи оставалось семь минут.
     - Ну, так не будем его утруждать, - хитро улыбнулся Шишкевич, вернувшись к пульту.
     Свиридин устроился во главе стола, напротив которого был установлен небольшой экран со слегка бликующим глазком камеры, и стал ждать, раскладывая на столе содержимое принесенной папки.
     Спустя две минуты гул усилился, на экране появился характерный 'белый шум'.
     - Внимание! - раздался голос старшего инженера. - Приготовится к сеансу. Контакт через три... два... один... Связь!
     Экран пошел рябью и сквозь помехи начало пробиваться изображение.
     - Пл...рма... Ка...шно, - донеслось из динамиков.
     - Анатолий Николаевич?
     - Минутку, настраиваю. Чуть-чуть не угадали с фазой, сейчас исправлю, - отозвался инженер, напряженно что-то делая на пульте.
     Наконец изображение понемногу наладилось, и звук перестал напоминать шипящую гадюку.
     - Платформа, как слышшш-ите? Прием, - появился на экране офицер связи.
     - Депо. Я платформа. Слышу вас, и вижу тоже, - отозвался Свиридин.
     - Связь установлена, товарищ генерал-лейтенант, - сказал куда-то в сторону офицер, и изображение, мигнув, сменилось.
     - Рад тебя видеть в добром здравии, Ваня, - появилось на экране слегка подрагивающее изображение Говорова.
     - Взаимно, Виктор Константинович. Устало выглядите.
     - Да вот, твоего доклада дождаться не мог. Прямо весь измучился, - ехидно произнес старик.
     - Птицы мозгоклюйки спать мешали? - поинтересовался полковник.
     - Да не птицы, а целый птеродактиль-мозгоед, по фамилии Железин, - проворчал генерал. - Все хочет руку на пульсе операции держать, и потому грызет мозг товарищу Темнову, а тот в свою очередь долбит мой, с требованиями отчитаться по проделанной работе.
     - Торопились, как могли, Виктор Константинович.
     - Да мне-то можешь не рассказывать. Сам знаю, - отмахнулся Говоров. - Хорошо, что это межмировое радио вообще заработало, если учесть, с чем мы в этот раз имеем дело.
     - Вы мне сейчас просто-таки в душу плюнули, Виктор Константинович, - отозвался с галерки пан Шишкевич.
     - Ни в коем разе, Анатолий Николаевич, - улыбнулся генерал. - Вы просто золото. Установить радиосвязь через межпространственные врата на опытном оборудовании, да еще в столь короткие сроки, это уже на грани магии какой-то. Родина вам этого не забудет.
     - Служу России, - довольно улыбнулся ученый, вернув свое внимание к пульту.
     - А теперь докладывай, Ваня. Коротко, по делу, чтобы я мог предоставить эту запись верховному.
     - Есть! - коротко отозвался Свиридин. - Докладываю. Первый этап операции 'Белый кролик' завершён успешно. Задачи, поставленные перед войсками 113-го ОВУЦ, выполнены в полном объеме: успешно захвачен и удержан плацдарм вокруг объекта 'Врата-2'. Оказана военная поддержка союзным войскам местного правительства.
     В результате совместного контрнаступления, объединенной армии мятежников был нанесен тяжелый удар. Значительная часть войск противника была уничтожена или рассеяна, оставшиеся вынуждены отступить. За прошедшие сутки попыток перегруппироваться и контратаковать захваченные нами позиции противником предпринято не было.
     На данный момент, в рамках реализации второго этапа операции, начата расчистка местности под передовую базу и возведение оборонительных позиций. Захваченные в плен солдаты противника размещены в лагерях предварительного содержания, под охраной Альморанских войск. В соответствии со специальными указаниями для всего личного состава Центра, задействованного на Эстерре, введен режим карантина. В соответствии с теми же указаниями, наемники и все лица с паранормальными способностями размещены в спецрасположениях, и взяты под усиленную охрану нашими войсками. Доклад окончен.
     - Лаконично, - цыкнул Говоров. - Давай теперь поподробнее по некоторым вопросам. Наши потери?
     - Наши потери составили 34 человека убитыми, 127 раненными. Более 80% потерь пришлось на 667-ю ОДШБр. Также, из-за возникновения непрогнозируемых факторов, был потерян один танк, повреждены четыре БМП, и одна БМПТ. По техническим причинам вышла из строя одна из буксируемых пушек.
     - А что у наших союзников?
     - Точных данных они на текущий момент не предоставили. Согласно нашим оценкам, их потери составили около семи-восьми тысяч человек. На данный момент в строю королевской армии находится около тринадцати тысяч человек.
     Орден 'Серых стражей' почти полностью уничтожен. В ходе операции 'Скважина' и первого этапа 'Белого кролика' из 1137 братьев в бою пало 1094. Орден заочно распущен, выжившие привлечены в качестве вспомогательного персонала гарнизона.
     - Потери противника?
     - Совокупные потери мятежников при штурме и последующем контрнаступлении составили около десяти тысяч человек. Большая часть убитых приходится на мятежную армию Северных княжеств, около четверти на 'добровольцев' из Заргерона. Армия южных княжеств отступила, не приняв бой, понеся незначительные потери в арьергардных боях с королевской кавалерией.
     - Действия противника?
     - В настоящий момент, дезорганизованные после гибели князя Воста остатки армии Севера встают под знамена королевских войск, а разгромленная армия Заргерона спешно отступает на восток, за пределы княжества Сильверан. Армия южан, по собранным нами данным, направляется в столицу княжества, крепость Сильвоград, и, вероятно, планирует там зазимовать.
     - А что насчет наших новых союзников?
     - Отбывают на север через несколько дней. Королева хочет перезимовать там и попутно укрепить свою власть в местных княжествах, которые продемонстрировали низкий уровень лояльности, а также набрать пополнения для армии.
     - Весьма разумное решение, - задумчиво хмыкнул Говоров. - Ладно, еще пара мелочей.
     Пара мелочей, в итоге, выродились в многочасовой допрос.
     - Что ж, в целом я доволен ходом операции. Хорошая работа, полковник, - вытряс, наконец, все нужные ему сведения Старик. - Я выслал через врата пакет с дополнительными указаниями и посылку, с которыми тебе следует поскорее ознакомиться. Продолжайте работу.
     - Есть.
     - Депо, конец связи, - прозвучал голос офицера-связиста, и изображение потухло.
     ?○●○?
     - Фух, - ввалился обратно в свой кабинет Свиридин, рухнув на кресло и кинув на стол опечатанный чемодан и бумажный пакет.
     Рядом с ними уже лежал завернутый в пластик и также опечатанный 'кирпич' из посылки Говорова. Полковника, конечно, так и подмывало посмотреть, что же в нем такого упаковано, но перспектива того, что с этим 'подарком' придется тут же что-то делать, заставляла любопытство оперативно заткнуться.
     - Надо пройтись, - решил Иван, глядя на командирские часы, показывавшие начало первого по местному. - Вот тебе и пара часов...
     Сдав кабинет под охрану, полковник направился на прогулку, предварительно спустившись в оружейную и взяв свой личный 'Вихрь' с парой магазинов. Немного 'пособачившись' с дежурным по штабу, он убедил его, что последний, кому здесь требуется сопровождающий - так это он, и в одиночестве удалился в недра катакомб, следуя одному из составленных еще на Земле маршрутов.
     Немного попетляв по пахнущим древностью каменным тоннелям, вооружившись подствольным фонариком, он вскоре оказался на вершине одной из гор, где во время операции располагались наблюдатели 'Нормали'. Пройдя по узкой тропинке, идущей вдоль отвесной скалы, он быстро добрался до покосившейся наблюдательной башни.
     Солнце уже давно скрылось, и температура стремительно падала. Гуляющий на высоте ветер заставил полковника поплотнее закутаться в куртку и поднять ворот.
     - Э-э-эх, красота, - глубоко вдохнул свежий горный воздух Свиридин, глядя в ночное небо, покрытое россыпью ярких звезд, незнакомых ему созвездий. - У нас такое теперь мало где увидишь...
     - Это да, - неожиданно прозвучал сбоку тихий голос, едва не заставивший полковника вскинуть оружие. - Чего ты от меня хотел посреди ночи?
     - Я хотел тут отдохнуть в тишине и воздухом подышать, - проворчал Свиридин, глядя на стоящего в тени, подпирающего башню Штиля, нацепившего на себя толстый армейский бушлат поверх серого комбинезона. - А ты, Яр, мне нафиг не упал. Отбой давно был, чего ты тут почки студишь?
     - Наверное, за тем же, зачем и ты, - меланхолично ответил оперативник, приглашая присесть рядом, на расстеленную поверх нижней ступеньки башни плащ-палатку.
     - М-да, - ухмыльнулся Свиридин, падая рядом. - И что же тебя успело так достать в этом прекрасном новом мире? Предпочитаешь 'Sci-Fi'?
     - Скорее, предпочитаю стрелять противнику в лицо, а не в спину, - мрачно произнес боец.
     - Гвардейское прошлое, значит, играет. А, десантура? - хмыкнул Свиридин.
     - Знаешь, если бы я хотел поговорить с 'самоходной язвой', я бы сейчас напивался вместе с Каспером, - огрызнулся Штиль, отвернувшись в сторону.
     - А ты помнишь, что свой орден и нагрудный знак, ты получил как раз из-за того, что в свое время один 'доблестный' сотрудник госбезопасности не стал 'стрелять в спину' одной сволочи, когда нужно было стрелять?
     - Не надо читать мне мораль, Свиридин, - зашипел Штиль, вставая на ноги. - Я прекрасно знаю, что мы делаем, как мы это делаем, и почему мы это делаем. Но это, черт побери, не значит, что я должен этим гордиться!
     - Считаешь, что мы поступили 'неправильно'? - с интересом спросил полковник, глядя на возвышающегося над ним офицера.
     - Неправильно? Да мы там сраное жертвоприношение устроили, Ваня! Мы людей, которые нам доверились, забили, как скот, чтобы открыть эти блядские врата! Чем я должен гордиться?! Тем, что Маргусу в упор башку прострелил?!
     - Бедняга. Прямо-таки покрыл себя несмываемым позором, - театрально произнес полковник, медленно поднимаясь на ноги. - Скольких вы там убили, десять, пятьдесят, сто?
     Штиль стойко держал взгляд полковника, налившийся свинцовой тяжестью.
     - Так вот, Штиль. Знаешь, кто отправил десантников закрывать прорывы в стене? Знаешь, кто приказал гнать через портал технику, когда нашим бойцам нужны были патроны и огневая поддержка? Не Говоров, его в полевом штабе тогда не было, и всей картины он не видел. Я командовал высадкой, это были мои приказы, Штиль! - продолжал чеканить слова Свиридин. - А знаешь, что еще? Это я отправил Стражей прикрывать наших бойцов, и я приказал им идти впереди мотопехоты во время контрнаступления. Это из-за моих приказов Орден теперь остался лишь на страницах местных летописей.
     Хочешь узнать, правильно ли мы поступили?
     Японцы заплатили за дорогу в новый мир жизнями тысяч мирных жителей и сотнями своих солдат. Они залили холм Алнус и Токио кровью почти двухсот тысяч солдат империи, обескровив целую страну. Нашей же ценою за эту 'сказку' стали жизни сорока солдат, тысячи стражей и нескольких тысяч убитых нашими руками мятежников.
     Японцы пришли в новые земли по огромной горе из трупов своих врагов, искупавшись в крови по локоть, а мы по скользким холмикам из трупов преданных нами 'партнеров', почти не замаравшись. Вот и скажи мне, капитан, что из этого более правильно: ждать чужого удара или самому бить первым? Что более гуманно: убить на пути к цели сотни тысяч, по праву самозащиты, или десятки тысяч, будучи агрессором? Японию об этом никто не спросил, но у нас этот выбор был.
     Так что же, капитан?
     - Ничего, - буркнул Штиль, садясь на место. - Война это всегда огромная бадья с дерьмом, неважно как она ведется и ради каких целей.
     - Но если не хочешь, чтобы она рано или поздно опрокинулась на тебя и твоих близких, то приходится закатывать рукава и разгребать, - сел рядом полковник. - Полагаю, что по этому вопросу мы оба выговорились?
     - Ага, - вяло ответил Штиль, глядя в звездное небо.
     - Есть закурить?
     - Я бросил.
     - Я не спрашивал: куришь ты или нет. Я спросил: есть ли у тебя сигареты?
     Коротко усмехнувшись, Штиль достал из нагрудного кармана пачку и бросил ее Свиридину. Полковник с интересом поглядел на упакованный в пластиковую обертку коробок сигарет.
     - И правда, не куришь, - хмыкнул Иван, дергая за язычок обертки.
     Вскоре в пальцах оказалась полоска пластика, слегка подрагивающая на ветру.
     - Маленький шажок 'цивилизации' в этот мир, - произнес полковник, отпуская в свободный полет продукт нефтехимии, который тут же унесло порывами ветра.
     - Не первый, - ответил Штиль. - И думаю, что далеко не последний. Хотя... какое наше теперь дело?
     - Ну не знаю, нам тут еще торчать хрен знает сколько, - задумчиво ответил Свиридин, выудив сигарету и убирав остатки упаковки в карман. - Надо бы и об экологии местной думать, мы же цивилизованная страна как-никак?
     - Мы не возвращаемся домой? - несколько удивился капитан.
     - Не раньше, чем яйцеголовые скажут, что это безопасно. Мы же не хотим занести на Землю какую-нибудь местную заразу? - помрачнев, произнес Иван. - Да и, опять-таки, работы для нас здесь непочатый край. Не военных же посылать изучать различные местные 'чудеса'?
     - Тоже верно, - вздохнул Ярослав, потирая правую руку.
     - А знаешь что, Яр? Я устал... от 'них'.
     - От армейцев?
     - От 'чудес', Яр. От, мать их, гребаных чудес.
     Если верить ученым, наш мир сейчас находится в глубоком упадке паранормальной активности. Практически на дне, так сказать. И, несмотря на это, я такого за время службы в Управлении навидался, что мне о некотором даже вспоминать запрещено.
     - Инцидент 11-98? - глухо произнес Штиль, глядя перед собой.
     - Именно, Яр. Я прекрасно осознал, что, даже со всей нашей технологической мощью, для кого-то мы можем оказаться просто букашками, - тяжело вздохнул полковник. - Я устал бояться. Я устал трястись, как последняя сука, каждый раз, когда мы получаем очередное сообщение и направляем оперативников его расследовать, чтобы в очередной заглянуть за краешек привычного нам мироустройства. Я устал ждать, когда 'оттуда' снова появится северный пушной зверь с ценным мехом, которому мы ничего не сможем противопоставить.
     Взгляд полковника устремился к звездам.
     - Политики хотят найти здесь новые ресурсы, торговых партнеров, возможно союзников. Армейцы хотят найти здесь новое оружие, с помощью которого можно будет еще надежнее напугать наших соседей по планете.
     А мы с тобой здесь, чтобы найти силу. Теперь у нас, наконец, есть реальный шанс отыскать то, что сможет поставить нас вровень с самими богами. Что-нибудь, что позволит нам раз и навсегда перестать бояться любой чертовщины, благодаря чему мы сможем смело сказать: мы не фигурки на чьей-то шахматной доске, мы сами решаем свою судьбу, и никто не вправе нами распоряжаться!
     - Красиво говоришь. Прямо как книжный злодей с благородными мотивами, - с сомнением произнес Штиль. - Но с чего ты решил, что мы готовы к такой власти? И что этой 'силой' мы в итоге сами себе не устроим конец света?
     - Да кто ж его знает, Яр. Может и устроим, но зато сделаем это сами, - улыбнулся Свиридин, покуривая. - Ну, поживем - увидим.
     - Да уж, поживем - увидим, - задумчиво произнес Штиль. - Знаешь, я тут одну вещицу нашел, у Морока, все собирался тебе передать, но так и забыл.
     Рука нырнула под бушлат, шаря по карманам комбинезона, и вскоре на свет появилась сильно потрепанная тонкая книжечка.
     - О, и что же это? - заинтересованно произнес Свиридин, не вынимая сигареты изо рта, беря в руки до боли знакомый документ в руки. - Так-с. Военный билет. Выдан 21 мая 1945 года Григорию Степановичу Валову в связи с увольнением в запас. Гвардии старший сержант, Герой Советского Союза. - Полковник аж кашлянул перелистнув страницу. - Награды и поощрения: медаль за оборону Москвы, за оборону Сталинграда, за освобождение Киева, за взятие Будапешта, и за взятие Берлина. Еще медали. Орден Боевого Красного Знамени, два Ордена Ленина, Золотая Звезда Героя. Екс! - Полковник едва успел поймать вывалившуюся из билета сложенную бумагу.
     Это оказался сильно выцветший, надорванный у угла снимок. На фотокарточке были три молодых парня и девушка, в светлых комбинезонах, одним из которых, если судить по фото в документе, был сам Морок, он же Григорий Власов. На обороте снимка было что-то написано, аккуратным почерком.
     - Другу и товарищу Грише. Возвращайся скорее, - прочитал на обороте Свиридин. - От Андрея и Светланы Фельдман. г. Гродно. 1 июня 1941 года.
     На несколько секунд повисло молчание.
     - Ну, теперь понятно, за что наш магистр так яростно мстил. Вызывает уважение, - наконец ответил полковник. - Неясным только остается, за что он так советскую власть невзлюбил. Хотя, в общем-то, было, наверное, за что.
     - Будешь что-нибудь с этим делать? - поинтересовался Штиль.
     - Да надо бы.
     - Значит, 'икону' собираешься из его смерти сделать?
     - Не хотелось бы, конечно, так вот цинично пользоваться чужим героизмом, но уж очень хороший пропагандистский ход может получиться. Грех отказываться. -  Штиль хмуро покосился на полковника. - Ну, что опять, Яр? Снова будешь говорить, что я 'неправильно' поступаю?
     - Нет. Тебе виднее.
     - Вот ты как будто плюнул в меня сейчас. А, ладно... Я ушел к себе. И ты бы шел отдыхать, а то дурь всякая в голову лезет на ночь глядя.
     - Это приказ?
     - Считай, что приказ.
     - Тогда: есть, товарищ полковник, - козырнул Штиль. - Только один момент.
     - Какой?
     - Сигареты верни.
     - Ты же не куришь! - ответил полковник, бросая назад початую пачку.
     ?○●○?
     Топая обратно в свой кабинет, Свиридин всю дорогу ругал себя за подобный непрофессионализм. Хорошо, что это был Штиль, он болтать не станет, а если бы кто другой его в таком 'благодушном' настроении застал?
     Ну, пришлось бы спустить его с горы по наиболее короткому маршруту. Что поделаешь, служба такая.
     - Здравия желаем, товарищ полковник, - поприветствовал его издалека караульный у кабинета, держа обе руки на оружии.
     - Здраве будьте, бравы хлопцы, - одобрительно кивнув бойцам, ответил Свиридин с соответствующим акцентом, подходя к двери. - Меня никто не искал?
     - Никак нет, товарищ полковник.
     - Прекрасно. Так, вызовите мне посыльного и скажите, чтобы крепкого чайку по дороге захватил, с сахаром. Лучше сразу термос... с сахарницей.
     - Есть, - кивнул старший, и, пропустив полковника в кабинет, потянулся к рации.
     Вернувшись в кабинет, Свиридин первым делом потянулся к лежащему посреди стола запаянному пакету с интригующим содержимым, а именно с неким подарком, приготовленным по приказу Говорова для королевы Марии, в качестве жеста доброй воли. Итак, что же можно было подарить начинающему монарху, которому предстоит отвоевывать собственное королевство? И это...
     - 'Всемирная история государства и государственности'. Том пятый, под редакцией академика Штыкова А.Т., - театрально прочитал отчеканенное на обложке на альморанском название толстенной книги Свиридин, открывая аннотацию. - В данной работе описывается история формирования и динамика развития государств в период с тринадцатого по шестнадцатый века. Производится анализ развития государственного устройства и политической мысли... бла-бла-бла... много текста.
     Быстро пролистав талмуд, представлявший собой сборник явно наспех переведенных и написанных от руки красивым почерком ламинированных листов, с большим количеством иллюстраций и схем, сшитых у корешка толстой ниткой, полковник признал, что в целом это будет весьма полезный подарок, хоть труд и больше научный, нежели описательный. Если принцесса в нем нихрена не поймет, то уж кто-нибудь из ее советников точно отыщет там для себя полезные сведения, что явно пойдет на пользу местной, с позволения сказать, 'монархии'.
     - 'Хотя черт его знает, может послать кого-нибудь из ребят Штиля с ней? Хотя нет, не тот уровень. Тут специалист нужен. Хмм, надо бы обсудить этот вопрос со Стариком завтра'.
     - Товарищ полковник, разрешите войти? - появился в дверях посыльный.
     - Заходи, - буркнул задумчивый полковник. - Принес?
     - Так точно, - на столе появилась алюминиевая кружка, зеленый термос, банка с сахаром и упаковка какого-то печенья.
     - Хвалю за инициативность, - улыбнулся полковник, пробуя печенье. - Так, возьми этот пакет и отнеси дежурному.
     - Он спит уже, - несколько виновато произнес посыльный.
     Свиридин поглядел на свои часы. М-да, без пятнадцати два. Остается интересный вопрос, где посыльный вообще в это время все раздобыл. Находчивый парень.
     - Ладно, не буди, - махнул рукой полковник. - Спусти это вниз и рассортируй по получателям, на титульных листах расписано, что и кому. Утром разнесешь.
     - Есть.
     - И еще: на посту не спать, могу вызвать.
     - В мыслях не было, товарищ полковник, - браво ответил сержант.
     - Ой, не трынди мне тут. Ладно, свободен, - усмехнулся Свиридин, провожая дежурного взглядом.
     Надо бы и самому вздремнуть, хотя бы тут, в кресле, а то на одних углеводах с чаем тоже долго не пробдишь, а кофе полковник на дух не переносил. Но сначала, надо было хотя бы просмотреть присланные Стариком указания.
     Налив себе дымящегося в прохладе комнаты чайку, вбухав в него несколько ложек сахара, полковник, закусив печенькой начал изучать содержимое бумажного пакета. Первыми оказались указания по отношениям с местными.
     Так-с: '...предпринимать все усилия, для создания положительного образа России и Вооруженных Сил у местного населения, с целью налаживания культурных, экономических и политических взаимоотношений на всех уровнях...'. Вот это загнули, ладно сделаем.
     Дальше, ага местная флора и фауна. Ну, понятно, подразделения РХБЗ и санврачи наше все. 'В случае возникновения угрозы присутствию войск в регионе, нейтрализовать ее любыми доступными методами...' - неприятная формулировка. Под такую статейку можно и заразившихся военнослужащих прямо в изоляторах расстреливать. Даст бог, не понадобится.
     Следом шла куча документов нормативно-правового характера, читать которые у полковника душевных сил уже не было. Бросив их на край стола, у него в руках осталась единственная папка, с грифом 'СС' на обложке, внутри которой, судя по названию, был список предполагаемых для реализации проектов первоочередной важности, условия для которых следовало обеспечить сразу после развертывания полноценной базы.
     - 'Ну-с, почитаем перед сном, - начал изучение талмуда перспектив полковник. - Блин, а названий-то напридумывали: проект 'Коперник', проект 'Ницше', 'Натуралист', 'Плацкарт'...
     Пробежавшись по содержимому папки, Свиридин глубоко проникся амбициями командования и общим размахом предполагаемых работ. Однозначно, они все здесь чертовски надолго застряли.
     - А это еще что? - удивился полковник, неожиданно обнаружив в конце папки пару наспех набранных листов, лежащих в отдельном кармашке и помеченных красной закладкой. - Проект 'Легион'...
     ?○●○?
     Вопреки отданному приказу, идти отдыхать, несмотря на вполне ощутимую физическую усталость, Штилю не хотелось абсолютно, а потому он на полном автопилоте блуждал по территории гарнизона, периодически пугая своим появлением сонливых караульных и вальсируя в сторону от попадавшихся патрулей. За прошедшие сутки, военные уже просекли, что за зверь такой отряд 'Нормаль', а потому тормозить капитана в серой форме с глупыми вопросами вроде: 'Ты кто такой, и какого хрена тут шатаешься посреди ночи?', никто из встреченных военнослужащих пока не решался.
     Непонятно за каким чертом, но автопилот в итоге притащил отрешенного Штиля в ярко освещенную пещеру, где находилось одно из мест предварительного содержания.
     - Стоять! Звание, цель прибытия?! - окликнули его в тоннеле, светя фонариком в лицо.
     - Капитан Штиль, ЦСН 'Нормаль'. Проверка состояния лагеря, - на ходу сочинил и выдал в массы причину мозг Штиля, раньше чем его владелец вообще понял вопрос.
     - Виноват, товарищ капитан, - опустил автомат с прикрученным фонарем боец, - нам не докладывали о проверке.
     - Она на то и внезапная, чтобы о ней не докладывать, - вредно проворчал Штиль, жопой чуя, что активно нарывается на неприятности. - Где старший?
     - Одну минуту, - боец потянулся рукой к гарнитуре, но к молчаливому одобрению безопасника, автомат все еще держал готовым к использованию. - Товарищ лейтенант, тут капитан 'Нормали'. С проверкой.
     Спустя полминуты на посту появился заспанный старлей, явно до этого где-то втихую посапывавший.
     - Здравия желаю, товарищ капитан. Старший лейтенант Никонов, начальник караула лагеря 'Б-02'. Назовите еще раз цель своего визита, - устало произнес офицер, подозрительно оглядывая безопасника.
     - Осмотр лагеря. Если точнее, содержащегося в нем контингента.
     - Мне распоряжений на ваш счет не поступало.
     - Ну, так позвони начальнику гарнизонного караула. Разбуди его в три часа ночи и спроси, что тебе делать, - иронично произнес Штиль, рассчитывая, что инстинкт самосохранения переборет необходимость действовать по инструкции.
     Надежда малость не оправдалась, так как старлей потянулся к рации и связался с караульной. Спустя несколько минут томительного ожидания, в которые Штиль уже вовсю придумывал, как будет выбираться с местной гауптвахты, лицо летехи болезненно скривилось.
     - Да, товарищ майор. Так точно. Есть, - мрачно произнес начальник караула лагеря, видимо успев за прошедшую минут оглохнуть на одно ухо. - Проходите, товарищ капитан. Что хотите посмотреть?
     'Да у этого старлея, похоже, яйца больше, чем у того майора', - усмехнулся про себя Штиль, чувствуя, что никогда так близко не был к провалу. Хорошо, что хоть начальник гарнизонного караула решил не связываться с непонятным офицером из 'Нормали'. А, по-хорошему, тому следовало бы насторожиться.
     Дальше проследовала короткая экскурсия по лагерю. Пещера была довольно здоровой, почти три четверти было отделено забором из деревянных столбов с намотанной между ними колючей проволокой, за которой и находилось около двухсот наемников. Вентиляция здесь была так себе, только за счет сквозняков в проходах, поэтому воздух был довольно затхлый.
     - Неплохо, - оценил Штиль две сложенные из мешков с песком пулемётные точки с прожекторами на возвышениях. На одной стоял НСВ, а на соседней ПКП. - Никто не буянил?
     - Да так, разве что между собой маленько. Сил у них нет буянить, товарищ капитан. Да и страху мы на них нагнали вчера знатно, - улыбнулся старлей, глядя на лежащие вповалку дрыхнущие тела.
     - Не стоит сильно на это полагаться, не теряйте бдительность. Вас тут десять, а их двести, чуете, чем пахнет?
     - Так точно, - серьезно кивнул старлей, тут же пробежавшись взглядом по огневым точкам.
     'Определённо, хороший парень', - отметил про себя Штиль. - Говорят, у вас кто-то из их командиров есть? Хотелось бы пообщаться.
     - Сейчас притащим, товарищ капитан.
     - Не надо. Скажи, где валяется, я сам схожу.
     От услышанного подбородок вытаращившего глаза старлея едва не отвалился.
     - Вы хотите туда пойти? Один?!
     - Да тише ты, лейтенант, не буди народ, почем зря. Да, хочу. Какие-то проблемы?
     - Но там же... - попытался выдавить из себя офицер, стараясь подобрать формулировку, насколько эта затея самоубийственная.
     - Да, там две сотни профессиональных убийц с зубом на нас, я знаю. А еще они знают, что если будут рыпаться, вы их всех положите. Всю ответственность беру на себя.
     - Дайте я хоть парней...
     - Не надо мне сопровождающих, - властно ответил Штиль. - Начнут резать, перестреляйте виновников вместе со мной, если понадобиться. Все понятно?
     - Так точно, - ответил начальник лагеря, глядя на капитана как на умалишенного. - Лисолюдка Эллерия Илисиль, капитан отряда 'Стальная шкура'. Темненькая такая, у дальней стены лежит, вместе со здоровым черным волколюдом. Не пропустите. Правда, у нее сотрясение, насколько я знаю, могут быть сложности в общении.
     - М-да? Ну, будем надеяться, что ей не все мозги отшибло, - хмыкнул Штиль, направляясь к воротам в колючке. - Пошли, впустишь меня.
     - Офицер заходит в 'загон'. Стопелев, открывай ворота! - скомандовал по рации старлей. - Всем остальным полная готовность, все оружие изготовить к стрельбе! Без команды не стрелять!
     В 'загон' Штиль входил, чувствуя, как в спину ему смотрят пулеметные стволы. Не самое приятное чувство, хоть и знаешь, что они тебя любимого прикрывают.
     'Опять старое доброе шило в заднице жить мешает, Ярослав?' - пожурил самого себя Штиль, пытаясь понять, на кой-черт его вообще сюда понесло. Форменное самоубийство, но любопытство временно заставило инстинкты притихнуть.
     Осторожно ступая по лабиринту условных дорожек между храпящими тут и там телами, капитан начал пробираться к дальней части 'загона'. Немногочисленные бодрствующие наемники смотрели на 'серого' солдата с интересом, но активных действий не предпринимали, что не могло не радовать. Наконец, взор капитана отыскал матерого, голого по пояс и перебинтованного похлеще египетской мумии черного волколюда, под боком которого спала, вероятно, означенная командирша.
     - Гексариор Грам, я полагаю? - вежливо поинтересовался Штиль, усаживаясь перед парочкой на корточки, задницей чувствуя, как все лежащие рядом наемники напряглись. Неплохая охрана. - А это, как я полагаю, Эллерия Илисиль?
     Волколюд поднял на капитана усталый взгляд, изображая полнейшее равнодушие к посетителю.
     - А если и так? - поинтересовался он, показательно зевнув. - Сам-то кто будешь?
     - Капитан Ярослав Штиль, - представился безопасник.
     - И что же тебе нужно от побежденных наемников, капитан? - пристально уставился на гостя своими поблескивающими в полутьме глазами волк.
     - Да так, пришел с твоим командиром поболтать.
     - Сам видишь, спит она. Оставь ее в покое, - прорычал в ответ волколюд, демонстрируя клыки, один из которых был сломан, причем, похоже, недавно.
     - Так спит, что уши сейчас вывихнет, - бросил в ответ Штиль, косясь на торчащие из-под пледа верхушку головы и якобы прижатые к голове лисьи уши, на самом деле активно вслушивающиеся в разговор.
     - А ты не промах, - донесся из-под пледа тихий голосок, и на свет показалось лицо наемницы.
     'Мама родная, кто ж тебя так?! Руки бы этому умельцу сломать', - с некоторым раздражением подумал Штиль, увидев вполне милое, достаточно молодое личико с острыми чертами, украшенное частично скрытым под повязкой солиднейшим кровоподтеком, всех доступных организму оттенков.
     - Что смотришь, капитан? Уж прости, что не накрашенная, не ждала как-то гостей, - язвительно ответила наемница.
     - Да ты и без макияжа ничего, - усмехнулся Штиль. - Приятно познакомиться, капитан Илисиль.
     - Это мы еще увидим, - хитро уставилась на него лисолюдка. - Скажи, ради чего командиру приходить в яму к пленным, да еще и одному? Не находишь это несколько... безумным?
     - Здравомыслие - удел слабых, - снова улыбнулся Штиль, усаживаясь по-турецки. - А я сегодня чувствую в себе небывалый приток сил.
     - Рада за тебя, жаль не могу похвастаться тем же, - зевнула лисолюдка.
     - Дело поправимое. Но я бы хотел задать тебе парочку вопросов.
     - Допрос посреди ночи. Как учтиво, - промурлыкала лисица, слегка наклонив голову.
     - Скорее светская беседа. Но да, я отсюда никуда не уйду, так что, чем быстрее ответишь на мои вопросы, тем быстрее сможешь выспаться.
     - Так не интересно, давай лучше поиграем: один вопрос твой, один мой. Идет?
     - А у тебя хватает наглости, - усмехнулся Штиль. - Хорошо, договорились.
     - Начинай, капитан.
      - Ну, для начала, хотел бы вот что спросить: как тебе наша армия? Как солдат солдата спрашиваю.
     - Впечатляет. Даже не столько мощью вашей магии и силой оружия, сколько дисциплинированностью и мужеством ваших воинов. Они сражаются как один человек, не бегут с поля боя даже когда ситуация явно не в их пользу, и готовы умирать в бою. Хотя предпочитают этого не делать, или делать, но в компании со своим врагом, видимо, чтобы в преисподней было с кем поговорить в очереди к Моргасулу.
     Однако, - пристально посмотрела на него наемница, - вы деретесь бесчестно. Вам плевать на доблесть или славу как таковые, вы не бросаете вызов чужому воинскому мастерству. Единственное, что волнует ваших солдат, единственное к чему они стремятся - это убийство своих врагов. Жестокое и быстрое. Хотя, думаю, странно слышать о таком от наемников.
     - Да, неожиданно. Но я бы хотел услышать не это.
     - Сейчас моя очередь, капитан.
     - Хорошо, что ты хочешь знать?
     - Вас призвали в наш мир Стражи? - уставилась на него наемница.
     - Не... - тут Штиль едва успел прикусить язык. - Не совсем. 'Врата' мы обнаружили уже давно, но не знали, как их открыть. Стражи же отворили нам двери, в обмен на помощь. Моя очередь. Как думаешь, на что способна наша армия в вашем мире?
     Люсолюдка слегка усмехнулась.
     - Хочешь знать, сможете ли вы подчинить наш мир? Спешу тебя разочаровать, если на вашей стороне не будет сражаться сам Бог, то можете забыть об абсолютной власти. Даже со всем вашим могуществом, есть в нашем мире существа и посильнее. Хотя, если вы не будете с ними связываться, возможно, вам улыбнется удача.
     - Нас за вратами еще много, но спасибо за совет, - легкомысленно произнес безопасник. - Да и бить вашу примитивную армию в полную силу было бы слишком большими растратами с нашей стороны. - Лисолюдка едва заметно скрипнула челюстью. - Твоя очередь.
     - Вы уже бывали в других мирах?
     - Нет, вы у нас первые, - почесав секунду репу, ответил капитан, рассуждая о том, что говорить можно, а что нет. - Ладно, последний вопрос: что ты знаешь о Найроселе, кроме того, что он бог судьбы.
     - Люди обычно называют его богом бедствий, - заинтересованно произнесла лисолюдка.
     - Почему?
     - Когда он начинает плести паутину из судеб, многим нитям суждено разрываться, обрекая чью-то душу на проклятье. Так говорят у нас про Бога-Паука, и с его именем связывают не самые добрые легенды. Разве что он заядлый игрок, способный обыграть любого смертного и большинство богов, чем часто и пользуется.
     - Ясно, - произнес Штиль. - Спасибо за разговор. Думаю, мы еще как-нибудь побеседуем.
     - Надеюсь, - мурлыкнула лисолюдка, прячась под плед. - Доброй ночи, капитан.
     - Доброй, капитан, - кивнул Штиль, пробираясь к выходу.
     - Вот это да, товарищ капитан, - встретил вышедшего из ворот без единой царапины Штиля старлей. - Ну, вы и профи.
     - Да ладно, это так - баловство, - усмехнулся Штиль. - Проследи, чтобы за этой парочкой внимательно присмотрели.
     - Есть, - козырнул офицер.
     - Доброй ночи, - ответил Штиль и поспешил удалиться в глубину тоннелей.
     Отойдя достаточно далеко от поста, капитан прислонился спиной к стене и закатал правый рукав до локтя. Стоило чуть напрячь руку, как под кожей стала быстро расползаться, будто кровоподтек, алая татуировка, напоминавшая паука с шестью парами лап, обвивавших руку Штиля. Глаза паучка горели маленькими рубинами, будто подсвеченные изнутри.
     - Любит играть значит... Э-э-эх, во что же ты меня втравил-то напоследок, Маргус? - тихо произнес капитан, снова заставляя исчезнуть татуировку, которую выжгло на его руке в момент гибели от этой самой руки последнего магистра Ордена. - Похоже, для меня война только началась.

Примечание к части

     "Аве, господа, добро пожаловать в эпилог первого акта!" Я, наконец, написал ответ из первого интерактива (про который наверное все уже и забыть успели) и добавил пару пасхалок уже в эту главу. Удачи в поисках. Начну с хорошего: я очень признателен всем вам, уважаемые читатели, за то что вы заинтересовались моей работой, читали ее и оставляли комментарии. В особенности я признателен тем, кто упорно искал в ней недочеты и сообщал мне о таковых. Это позволило существенно улучшить мои навыки, как писателя, что вы могли отметить по ходу появления новых глав. Еще раз всем вам спасибо. А теперь, увы, о грустном: о новом статусе работы. К сожалению, ввиду моего решения продолжать свое образование, следующие полгода у меня будут достаточно трудные, поэтому, в ближайшее время, я к работе над фанфиком вряд ли вернусь. Однако не переживайте, как только у меня появится достаточное количество времени, все будет снова "разморожено" и герои рассказа кинуться навстречу новым приключениям, которых у меня запасено еще немало, и к тому моменту, скорее всего, станет еще больше. (Внимание! Аннулировано в связи с продолжением работы над фанфиком). Кто-то из вас, достаточно лестно, сравнил мою работу с хорошим "онгоингом", поэтому скажу напоследок следующее: Увидимся в следующем сезоне!
>

Глава 9 - "Позывной - Бандерлог"

     Княжество Вострана
     Окрестности Зеленой Пяди
     3 марта 20xх г
     Вечнозеленый лес, устилавший земли теплого северного княжества тихо шелестел кронами деревьев, пропуская через себя все еще довольно прохладный, но уже действительно весенний ветерок. Ночь была темной, и единственным источником света оставалась периодически пробивающаяся сквозь облака полная луна. Кругом царила тишина, и лишь несколько птиц о чем-то неспешно перекрикивались в лесной глуши.
     Внезапно птицы замолчали, застигнутые низким гулом, надвигавшимся со стороны холмов, и вскоре над лесом пронеслись несколько гигантских стрекоз, стремительно идущих над самыми верхушками деревьев, урча стальными брюхами.
     - Арбалет-1, говорит Колчан. До зоны высадки полтора километра. Видите что-нибудь? - запросил штурман транспортного МИ-8 у идущего чуть выше них вертолета сопровождения, усердно таращащего в ночную мглу свои приборы наблюдения.
     - Все чисто Колчан, противника не наблюдаем, - отозвался штурман 'Ночного охотника'. - Арбалет-2, что у тебя?
     - Чисто, Арбалет-1. Как после бомбежки, - ответил экипаж второго МИ-28, но тут же осекся. - Стойте, вижу что-то теплое впереди!
     - Всем машинам - стоп. Оставаться на позиции, - резко скомандовал командир авиагруппы. - Арбалет-2, что за источник?
     - Не могу разобрать, далеко.
     - Проверь что там, только осторожно.
     - Есть!
     Два бочкообразных транспортных вертолета зависли на месте, позади изготовившейся к бою командирской машины, в то время как второй 'Охотник' рванул вперед, подходя к источнику тепла по широкой дуге.
     - Что там такое, Коля? - поинтересовался небритый майор ГРУ, просунув свой ясный лик из десантного отсека в кабину пилотов транспортной машины.
     - 'Ночники' засекли что-то, - отозвался пилот, пробегаясь взглядом по приборам. - Один полетел проверять.
     - Ага, - хмыкнул разведчик. - А я уж подумал, что без происшествий долетим.
     - А что, плохо разве, товарищ майор? - поинтересовался у него молодой бортмеханик.
     - Примета плохая, парень. Примета, - произнес офицер, с задумчивым видом глядя на ночной лес за стеклом, пока пилот сосредоточенно вслушивался в эфир.
     - Вас понял, Арбалет. Продолжаем движение, - ответил прозвучавшему в наушниках голосу пилот транспортника, плавно подавая ручку штурвала.
     - А чего дергались-то? - поинтересовался бортмеханик.
     - Да так, семейке местных 'оленей' прогуляться захотелось посреди ночи, - бросил пилот, уверенно ведя машину вперед. - Буди бойцов, майор. Приехали. Тебе их как: на тросах спустить?
     - А что сесть никак?
     - Да нет, есть куда. Просто, может, ты их взбодрить хочешь?
     - Обойдемся без приключений, и так дело рисковое, - усмехнулся разведчик. - Щас я их сам взбодрю.
     - Как знаешь, - пожал плечами пилот. - Через пару минут сядем.
     - Понял, - кивнул майор, возвращаясь в десантное отделение, в котором чутко спали его подопечные.
     - Подъем! - грозно гаркнул майор Маркенов, заставив всех подскочить. - Так, бойцы, приехали. Тов-сь к высадке!
     Десяток воинов, заполнявших собой десантный отсек, тут же встрепенулись и начали проверять снаряжение, попутно разминая затекшие мышцы, под строгим оценивающим взглядом майора.
     - Дим-ка, ну-ка повтори вводные, - обратился майор к командиру группы, который с серьезным видом проверял крепление ножен меча.
     - Есть, товарищ инструктор, - начал методично повторять воин. - Цель задания: захват князя Долуэна Ворна.
     Задачи: достигнуть крепости Дольтер. Встретится со связным, и получить у него дополнительную информацию о местонахождении цели. Потом проникнуть в крепость, захватить цель и вывести ее в зону эвакуации. Тихо, быстро, без свидетелей. Крайнее время эвакуации - за час до рассвета.
     - Хорошо, - кивнул майор. - Что делать в случае ЧП?
     - Запросить огневую поддержку у 'Арбалета' и отступать в точку эвакуации, захватив цель. В случае невозможности - ликвидировав.
     - Хорошо, - кивнул майор, обводя группу взглядом. - Так, воины, слушай меня внимательно, долго размусоливать не буду. Перед вами стоит непростая задача. Для большинства из ваших прежних коллег просто невыполнимая. Однако именно этому мы вас учили - тому, что невыполнимых задач не существует! И теперь у вас появился отличный шанс доказать, что этот урок вами усвоен. Все понятно?
     - Так точно! - гаркнули бойцы.
     Машина заложила короткий вираж, и вскоре ее тряхнуло, когда шасси коснулось земли.
     - С богом! - бросил разведчик, открывая боковую дверцу.
     Бойцы быстро покинули машину, заняв позиции на опушке леса, а Ми-8, рыкнув двигателями, тут же оторвался от земли и ушел в точку ожидания. Следовавший за ним вытянутый штурмовой вертолет тоже вскоре скрылся из вида.
     - Ну что, - поинтересовался у командира группы заместитель. - Все еще не пожалел, что пришел сюда, сир Ролгер?
     - Нет, Эстрен, не пожалел, - коротко отрезал командир, после чего как бы невзначай повысил голос, чтобы его услышал весь отряд. - У нас есть задание, и мы его выполним. Во что бы то ни стало.
     - Или храбро погибнем в процессе, - усмехнулся тот, кого звали Эстрен, доставая карту и компас. - Если нас высадили правильно, то нам вон в том направлении примерно пять километров, - палец бывшего наемника указал в сторону лесной чащи. - Это самый короткий маршрут до точки встречи.
     - И самый трудный, - хмыкнул рыцарь. - Больше времени потратим, продираясь через кусты и овраги.
     - Твой вариант, Димикар?
     - Пройдем по окраине леса на юг, - провел линию вдоль кромки леса рыцарь. - Потом вдоль дороги и свернем здесь, не доходя до деревни. Так доберемся быстрее, чем напрямик.
     - А если на кого-нибудь наткнемся?
     - Просто переждем на обочине, или, на худой конец, избавимся.
     - Рисково, - нахмурился наемник. - Но, мне тоже не в радость скакать по оврагам в темноте, как чертов козел.
     - Тогда выдвигаемся. Моя группа первая, на тебе арьергард.
     - Понял, - кивнул Эстрен, пряча карту.
     Разбившись на две пятерки, диверсанты резвой трусцой направились в сторону дороги к крепости. До места встречи с информатором было около пяти километров, но ближе безопасной точки высадки, где шумные винтокрылые машины могли бы незаметно сбросить десант, не было. А с учетом того, что группа, чтобы не сломать себе шею в каком-нибудь овраге, закладывала нехилый крюк, расстояние увеличивалось почти вдвое, и потраченное время необходимо было компенсировать скоростью. Благо, шли они практически налегке.
     Достигнув дороги, группа Эстрена быстро пересекла ее и скрылась среди кустов за обочиной, в то время как Димикар со своими бойцами вынужден был отдалиться от дороги дальше, после чего группы двинулись к точке назначения.
     'Стой, - внезапно поднял руку с жестом ведущий. - Свет. Трое. Всадник'.
     'Эстрен, собака, накаркал-таки. Какой ненормальный шарится по дорогам среди ночи?' - выругался про себя Димикар, жестом подавая сигнал: - 'Залечь!'
     Судя по наступившему затишью, группа Эстрена сделала то же самое.
     Спустя несколько секунд из-за поворота выехала обозначенная тройка всадников, освещая себе дорогу в темноте факелами.
     - Эхх... Темно, хоть глаз выколи, - пожаловался следующий во главе отряда бородатый мужик в нагруднике.
     - Плохая ночь... - пробурчал едущий рядом рослый воин, в кольчуге накинутой поверх стеганки.
     - И что в этом такого важного, что надо было гнать нас туда среди ночи? - поинтересовался движущийся за ним молодой парень в кожаном доспехе. - Только коней в темноте положим.
     - Хватит ныть, щенок, - зло рявкнул бородач. - Хотя действительно странно, Хирв. Что за срочность такая, не знаешь? Вон, аж втроем нас отправили, - продолжил он уже спокойно, обращаясь к едущему рядом воину.
     - Хрен его знает, - пробурчал третий всадник. - Наверное, чтобы хоть один доехал... Эх, нехорошее у меня предчувствие.
     - Что-то уж больно ты мрачен, - хмыкнул бородач. - Может князь боится, что 'Эта' за ним кого-нибудь пошлет?
     - Королевка-то? - хихикнул молодой. - И кого эта девчонка пошлет? Наемников своих трусливых? Или тех демонов сказочных?
     - Рот закрой, а то залетит чего, - зашипел бородач оборачиваясь. - Девчонка или нет, а за ней большая часть севера уже стоит. Если бы князья Ворн и Корогон наследника Воста в ежовых рукавицах не держали, то и Вострана давно бы уже ей сапоги лизала. Половина удельных князей только и грезит, как бы к ней под юбку переметнуться.
     - Переметнутся еще, помяни мое слово, - неожиданно вздохнул облаченный в кольчугу. - Всех демоны достанут. Кого золотом, кого сталью...
     - Опять заладил, - презрительно ответил бородатый, останавливая коня. - Наслушались крестьянских баек, и нагоняют жути сами на себя. Нету никаких демонов!
     - 'Снимаем?' - подал знак командиру старший из стрелков, накладывая стрелу.
     'Не похоже, чтобы они знали что-то ценное, а, если их хватятся, могу быть проблемы. Игра явно не стоит свеч', - прикинул Димикар, подавая команду 'отставить'.
     - А кто же тогда всю нашу армию у Серого стража разгромил? - продолжал тем временем обладатель кольчуги.
     - Да просто кучка колдунов каких-нибудь могучих или армия наемников из-за моря. А, может быть, какую тварь древнюю эти Альморанцы приручили, черт их знает. Одно скажу, никакие это не демоны, а обычные люди... ну или нелюди, на худой конец.
     - Обычные люди на огненных повозках не летают, - тихо произнес обладатель кольчуги. - И это тебе не крестьянские байки. Мне один из вернувшихся оттуда солдат рассказывал, когда из королевской армии деру дал.
     - А-а-а... это тот пьяница, которого давеча повесили? - захохотал бородач. - Ну да, у таких еще как 'летают'. Особенно если сначала от малодушия в бою обосраться как следует, а потом упиться вусмерть от радости, что жив остался. Я вот тоже слышал, что эти демоны еще девственниц едят и драконов сношают, а те им оборотней рожают с этого дела!
     - А, толку с тобой говорить, - насупился его собеседник, подгоняя коня и скрываясь за поворотом.
     Витиевато выругавшись по поводу суеверных ослов, не понимающих юмор, бородатый подстегнул лошадь и поехал следом.
     'Пошли', - жестом скомандовал Димикар, когда последний всадник скрылся из виду.
     Спустя несколько минут показались огни деревни, располагавшейся неподалёку от замка. Перед въездом стояло несколько стражников, а у ограды были привязаны лошади. Где-то в глубине горели костры, слышались оживленные голоса и пьяный смех.
      - Наемники, - мрачно изрек Димикар, понаблюдав некоторое время за лагерем в бинокль. - Здесь, навскидку, около сотни рыл.
     - Скорее всего, это 'почетный эскорт' капитана, - задумчиво почесал бороду Эстрен. - Интересно, где же остальная банда?
     - Вряд ли где-то поблизости, иначе нам бы сообщили.
     - Верно, - кивнул экс-наемник. - Такой балаган не заметить трудно. Не к добру это...
     - Похоже, князь что-то затевает. Что-то крупное.
     - Уж не нас ли ждут? - с сомнением повернулся к командиру Эстрен.
     - Невозможно, - нахмурился рыцарь. - Об этой операции знали только инструктора и королевский совет.
     - Вот последнее мне доверия-то и не внушает, - фыркнул экс-наемник. - Хотя, согласен, много чести нас целой бандой ловить. Может быть, попробуем языка 'дернуть'?
     - Отставить, - отрезал Димикар. - Мы пришли за Ворном. Думаю, он и так нам все расскажет, ни к чему лишний раз рисковать.
     Действуем по плану, и выдвигаемся к точке встречи. Но будь начеку, не нравятся мне эти 'удачные' совпадения.
     - Понял тебя, - кивнул Эстрен и пополз доводить информацию до подчиненных.
     Группа диверсантов с осторожностью крадущихся хищников двинулась навстречу информатору, а сир Ролгер, тем временем размышлял, что им делать в случае, если агента не окажется в условленном месте.
     Пока что единственным разумным вариантом выходило доложить обо всем услышанном инструктору и отступать, пока какой-нибудь из патрулей на них не наткнулся. Проникать в укрепленную крепость без наводки, да еще и при усиленной охране было самоубийством, не говоря уже о том, чтобы кого-нибудь оттуда похитить. Однако что-то внутри упорно отказывалось мириться с таким исходом, хотя то, что они уже выяснили, тоже имело определённую ценность, особенно если еще немного понаблюдать и послушать разговоры караульных.
     Занятый мрачными думами рыцарь не заметил, как ноги вынесли его к точке встречи. Ненадолго вышедшая из-за облаков луна отразилась от глянцевой поверхности озера, освещая лесистый берег. У самого края воды, под деревом, стояла укрытая плотным плащом фигура, лицо которой скрывал надвинутый капюшон.
     - На месте наш дружок, - улыбнулся Эстрен.
     - Стоп, всем залечь, - резко дернув его вниз, зашипел Димикар, которому все его естество вопило о наличии опасности. - Что-то здесь не так.
     - Чего не так? - напрягся наемник, послушно пригибаясь к земле. - Вон же стоит, голубчик.
     - Лютни нет. Информатор должен был встречать нас с лютней.
     - Твою мать! - чертыхнулся экс-наемник. - Засада?
     - Не знаю, - ответил рыцарь, вслушиваясь в свои ощущения. - Но у меня, как говорит инструктор, 'жопа беду чует'.
     - Ну, прислушаемся к твоей жопе - пока она нас не подводила, - сосредоточенно ответил Эстрен и занял наблюдательную позицию. Снова блеснула луна, отражаясь от зеркальной поверхности озера.
     - На одиннадцать, - неожиданно шепнул один из наблюдателей, указывая чуть левее топчущегося на берегу информатора.
     - Опачки, - вздернул бровь Эстрен. - А свет-то от листьев, не отражается.
     Действительно, растущие вдоль берега густые кусты колючника, усыпанные светло-зелеными листьями при попадании на них лунного света оставались такими же темными, как и до этого. Не зная, что искать, этой детали можно было бы и не заметить.
     - Иллюзия, - кивнул сидящий возле Димикара маг. - Либо колдун новичок, либо сеть раскинута на большую площадь.
     - Засада, - зло прошептал рыцарь, прикидывая, сколько солдат могло прятаться за мнимыми кустами на берегу. - Хелес, можешь проверить, сколько их там?
     - Минуту, командир, - уверенно кивнул анимаг, выставляя перед собой согнутое предплечье.
     Спустя мгновение на руке колдуна выстроился рядок мелких грызунов, вскарабкавшихся туда по плащу, а рядом с ними гордо, по-офицерски, уселись две небольшие синеперые пичуги. Анимаг медленно закрыл глаза, принимая расслабленную позу, а затем резко открыл их, демонстрируя окружающим два антрацитово-черных провала в глазницах. Зверьки на мгновение замерли, как статуэтки, кажется, даже задержав дыхание, а потом, как по команде, рванули в стороны. Птицы, взмыв в небо, полетели прямо к фальшивым кустам, что-то весело щебеча и кружась вокруг друг друга.
     - Ого, сколько в этот раз? - поразился таланту колдуна Эстрен.
     - Две птицы, три лесные мыши и пара землероек, - перечислил разбежавшихся под управлением анимага зверьков Димикар. - На глазах растет парень, такими темпами он один за нас всех работать сможет.
     - Не раньше, чем научится хотя бы медведя контролировать, - позволил себе тихий смешок экс-наемник.
     На то чтобы облететь окрестности у птиц ушло всего несколько минут, однако для Димикара время ожидания, казалось, растянулось на часы. Внезапно, анимаг выпучив глаза, широко раскрыл рот, хватая воздух, и тут же закрыл его, давя рвущийся наружу стон.
     - Тихо, держись за меня. Что случилось? - схватил его за плечи Эстрен.
     - Этот ублюдок меня раздавил, - зло прошипел колдун, стискивая кулаки. - В смысле одну из мышей... Гр-р, я этой паскуде яйца отгрызу...
     - Остынь, ты снова человек, - слегка встряхнул его экс-наемник.
     - Это что должно мне как-то помешать? - ухмыльнулся анимаг, демонстрируя, что пришел в себя.
     - Заметил что-нибудь? - прервал курсы психотерапии Димикар.
     - Это не единственные фальшивые кусты. Всего двадцать шесть человек, включая того, что шляется по берегу. Восемь лучников, один маг, остальные пехотинцы, в основном в кожаных доспехах. Сидят небольшими группами, по одному лучнику в каждой, полукольцом. Открытые подходы вдоль берега, с обеих сторон, - начал докладывать разведчик, сопоставляя в голове воспоминания одновременно нескольких существ.
     - Приоделись так, чтобы лишний раз не греметь кольчугами, - покачал головой Димикар. - Как ни посмотри - капкан. Один шаг и захлопнется.
     - Причем они явно знали, откуда мы можем прийти, - разозлился Эстрен. - Нас точно кто-то сдал.
     - Остынь, - шикнул на него рыцарь. - Тут не так уж много вариантов, откуда можно тихо и безопасно подобраться к берегу. Кроме того, они могли выбить эту информацию из нашего человека.
     - Ладно, не наша головная боль, - согласился наемник. - Уходим?
     - Не спеши, - задумчиво произнес Димикар, что рисуя на земле у себя под ногами. - Хелес, можешь нарисовать их диспозицию?
     - Сейчас, - кивнул анимаг и принялся расчерчивать палочкой набросанный командиром на земле план местности. - Примерно вот так.
     - Ясно, - хмыкнул рыцарь, разглядывая в тусклом свете волшебного камня нарисованную схему. - Значит, маг стоит в самой дальней группе?
     - Да. Я не рискнул подбираться ближе. Он мог заметить ауру моих зверьков.
     - И правильно сделал, - кивнул Димикар. - Нам сейчас нужно будет действовать очень осторожно, но быстро.
     - Ты что задумал? - произнес Эстрен, с опасением глядя на задумчивое лицо командира.
     - Нужно узнать, что им известно, и где наш информатор.
     - Ты совсем рехнулся? - зашипел экс-наемник. - Их вдвое больше и они лучше вооружены. Кроме того, если они вызовут подмогу, нам точно конец.
     - Именно поэтому нужно все сделать быстро и тихо, Эст, - отрезал рыцарь, повернувшись в сторону. - Молгис, ко мне.
     - Здесь, командир, - прошептал бесшумно подползший молодой маг, обеспечивавший им своим колдовством - 'акустическую маскировку', как это называл инструктор.
     - Хелес, где самая дальняя группа относительно берега? - обратился командир к анимагу.
     - Вон у той сосны, которая самая высокая. Там же и маг сидит, - указал на схему разведчик.
     - Сможешь накрыть отсюда, - палец командира указал на берег и пошел вверх. - И вот досюда.
     - То есть накрыть их всех?
     - Да.
     - Наверное, смогу... - серьёзно задумавшись, произнес маг. - Но это будет в лучшем случае несколько секунд.
     - Этого будет достаточно. Хелес, подготовь 'светлячка', запустишь по моей команде.
     - Мы не успеем их всех снять, - с сомнением покачал головой Эстрен. - Это самоубийство.
     - Достаточно окружить их, остальное они сделают сами, - зло усмехнулся командир, заговорчески переглядываясь с подчиненными. - Слушайте внимательно, действовать придется очень быстро.
     - Чертовы мелкие твари, - проворчал солдат, отпинывая от себя останки раздавленного сапогом грызуна.
     - Заткнись, Рес. Или я вырежу тебе язык - прорычал Генер, которого и самого уже порядком утомило ожидание.
     - Простите, сир.
     - Эхх, - вздохнул колдун, опираясь обеими руками на посох.
     - Ты в норме? - забеспокоился об их прикрытии Генер, глядя на старика.
     - Еще пару часов, наверное, буду, сир Шоорс - натянуто улыбнулся колдун, смахивая рукавом капельки пота. - Но не дольше. Как вы думаете, они вообще появятся?
     - Князь сказал, что появятся, значит, мы будем ждать, - отрезал Шоорс, добавив про себя: - 'Если вернусь с пустыми руками, он меня самого вздернет'.
     Наконец, когда луна в очередной раз выглянула в прореху облаков, Генер заметил идущую навстречу приманке фигуру в странном плаще с расплывчатой поверхностью, из-за которого рассмотреть очертания в темноте было очень сложно.
     Рыцарь три раза свистнул в охотничий свисток, имитировавший птичий крик, давая своим воинам знак приготовится. Если он один, то боец-приманка сам с ним справится, однако следовало подстраховаться.
     Шпион уже почти дошел до наемника, но в последний момент Рикир, похоже, что-то заподозрил и тут же выхватил меч, бросаясь на альморанца.
     - Схватить! - громко скомандовал Генер.
     Однако стоило бойцам подняться из укрытий, как на берегу полыхнула вспышка, залившая все окрестности нестерпимо ярким белым светом.
     - Не дайте им уйти! Схватить их! - раздались крики ослепленных воинов, ломанувшихся вперед, которые, впрочем, быстро сменились совершенно другими воплями: - Они здесь! Помогите! А-а-а!!!
     - Всем стоять! - попытался выкрикнуть Генер, опасаясь, что сослепу его воины могут наскочить на затаившихся альморанцев, или, что хуже, перебить друг друга без их помощи. Но приказ, сорвавшись с его уст, внезапно просто исчез, как и все остальные звуки.
     Ослепленный рыцарь, щуря глаза, замер, прислушиваясь к наступившей абсолютной тишине. Не было слышно даже шороха листьев.
     Внезапно в нос ударил запах крови. Генер резко обернулся, хватаясь за меч, чтобы увидеть, как колдун медленно оседает по древесному стволу, пытаясь остановить струю крови, толчками бьющую из перерезанного горла. Рядом с колдуном, разворачивалась к нему еще одна фигура в расплывающемся в глазах плаще.
     С беззвучным боевым кличем рыцарь бросился на врага, но внезапно споткнулся обо что-то и рухнул на древесные корни. Не успел он приподнять голову, как на нее обрушился тяжелый удар и Генер потерял сознание.
     Сознание вернулось к нему, когда рыцарь осознал, что тонет. Попытка вырваться окончилась провалом, так как что-то крепко держало его голову под водой. Когда грудь начало жечь от нехватки воздуха, 'что-то', наконец, выдернуло его наверх.
     - Смотрите не утопите его, раньше времени, - донесся до слуха Генера резкий неприятный голос. - Запасного у нас нет.
     - Опустите меня, сучьи отродья! - зарычал отплевавшийся сир Шоорс, стоя по колено в воде.
     Попытка вырваться окончилась болезненным ударом по сгибу ноги, из-за которого Генер рухнул на колени, провалившись по грудь в озеро. Держали его крепко, выкрутив обе руки за спину.
     - Как грубо, - фыркнул резкий голос. - Кажется, ты не накупался. Окуните-ка его еще разок, ребята.
     Несмотря на сопротивление, державшие рыцаря воины без труда отправили его голову под воду и держали там до тех пор, пока Генер не начал захлебываться. Выдернули на поверхность его так же внезапно, как и до этого.
     - ... как? - донесся до слуха обрывок фразы, произнесенной командиром его 'утопителей'.
     - Всех положили. Обычные солдафоны оказались, сами себя и перерезали в суматохе, - ответил ему более низкий спокойный голос. - Как по учебнику их взяли.
     - У нас потери есть?
     - Пара раненых, но идти смогут, - довольно произнес 'спокойный'. - Что там с нашим новым 'другом'?
     - Водные процедуры проводим, - усмехнулся 'утопитель', указывая на отплевывающегося Генера. - Скоро запоет.
     Теперь Шоорс смог рассмотреть, что облачены его пленители были в странные костюмы или легкие доспехи, перетянутые множеством ремешков, на которых виднелись небольшие сумки.
     - Кто ты такой? - рявкнул Генер, обращаясь к подошедшему воину, явно бывшему командиром.
     - Мое имя тебе ничего не скажет, - хмыкнул командир, стоя на берегу. - Но для удобства, можешь звать меня... Бонд. А кто ты?
     - Я Генер Шоорс, сын Долгена 'Однорукого'. Рыцарь Пяди! - выпалил пленник, гневно сверкая глазами.
     - Приятно познакомится, - с каким-то недобрым потеплением в голосе ответил альморанец, лицо которого скрывала маска, с вырезами для глаз и рта. - Так нам попался один из любимчиков князя Ворна?
      - Отпусти меня, дай мне меч, и я покажу, как снискал уважение князя, Бонд, - храбро заявил Шоорс.
     - Знаю, что делом, а не языком. Я о тебе наслышан, - кивнул альморнаец. - Однако сейчас, от тебя требуется только отвечать на наши вопросы. Если ответы мне понравятся, то ты здесь не сдохнешь. Устраивает?
     - Пошел ты к ч...брль-ль-ль...
     Голова Генера снова оказалась под водой и пребывала там до тех пор, пока сознание не начало его покидать. После еще нескольких таких ныряний сопровождаемых настойчивой речью Бонда, обессиленный Шоорс сдался.
     - Хватит, стойте! - прохрипел он, практически вися в жесткой хватке шпионов и жадно хватая ртом воздух. - Что ты хочешь знать?
     - Где наш человек?
     - Не знаю точно. Когда я уходил, девчонку допрашивал князь. Думаю сейчас она или болтается на виселице, или валяется в темнице крепости, развлекая стражников.
     - Девчонка? - в голосе командира альморанцев было удивление.
     - Фигуристая музыкантка, смазливая такая. Не помню, откуда взялась, но уж почитай пару месяцев у нас болталась.
     - Как узнали, что она лазутчик?
     - Князь мне приказал ее схватить. Причем так, чтобы шуму не было.
     - Откуда князь о ней узнал? - настойчиво спросил Бонд.
     - Понятия не имею, он передо мной не отчитывается! Сказал схватить девчонку, я и схватил. Потом он меня сюда послал, сказал, что здесь ее будут ждать альморанские шпионы, которых тоже надо схватить.
     - Плохо. Меня такой ответ не устраивает. Придется расспросить тебя поподробнее...
     - Ты совсем из ума выжил?! - едва не заорал на Димикара Эстрен, когда командир изложил своему заместителю план, возникший после непростого допроса Шоорса. - Решил помереть смертью храбрых, но тупых?
     - Не каркай, - хмыкнул Димикар, распределяя изъятую у бойцов амуницию по карманам и выкидывая из них лишнее. - Сам знаю, что это сумасшествие, но по-другому мы Ворна из крепости не вытащим. А если учесть, какой он параноик, то у моего плана хорошие шансы на успех.
     - У тебя есть хорошие шансы закончить жизнь на дыбе, - прорычал Эстрен. - К черту, я иду с тобой!
     - Отставить, - резко одернул его Димикар. - Я буду рисковать только своей шкурой, Эст. Пока меня нет, ты - командир. Отправляйтесь к резервной точке. И, если я не появлюсь в срок, уводи группу. Все понятно?
     Экс-наемник просто кипел от злости так, что Димикар всерьез опасался получить кулаком в лицо. Однако подготовка в итоге взяла свое.
     - Если сдохнешь, я лично поставлю тебе надгробие и нассу на него, - проворчал Эстрен, протягивая командиру веревку.
     - Понял, - усмехнулся сир Ролгер, хитро завязывая веревку на собственных руках. - Где там наш друг?
     - Трясется от нетерпения, - усмехнулся экс-наемник, и они направились в сторону остальной части отряда.
     Под пресловутой сосной, где покоилось тело колдуна, на корнях сидел бледный как мел Генер, рядом с которым несли вахту двое бойцов отряда, переодевшиеся во вражеских солдат.
     - Ну как, сир Шоорс. Готов к подвигам? - усмехнулся Ролгер, когда командир разведчиков приблизился к нему.
     - Готов, - сглотнув, произнес 'Рукоруб'.
     - Напоминаю. Времени у тебя, где-то час, потом противоядие тебе уже не поможет, - усмехнулся Димикар, нагоняя еще больше жути на рыцаря. - И оно есть только у нас, поэтому, если ты сделаешь хоть одну глупость то... ну, сам видел, что с тобой будет.
     - Да, - кивнул Генер, с ужасом вспоминая в каких страшных муках умирал грызун, которому у него на глазах дали крупицу той отравы, которой предварительно накормили его самого.
     - Ну и славно, - похлопал бедолагу по плечу Ролгер. - Пошли.
     Путь до крепости был недолгим, особенно если учесть, как спешил сир Шоорс, запуганный перспективой мучительной смерти. Вскоре из-за деревьев показалась крепостная стена, а спустя несколько минут, вся группа приблизилась к небольшой калитке с толстой деревянной дверью.
     - Кто такие? - басовито донеслось из-за стен.
     - Саррек, жирный ты боров, а сам не видишь? - резко рявкнул Шоорс. - Живо отпирай, пока я тебе яйца не отрезал!
     - Да уже, уже, - запричитал стражник отпирая дверь. - А где остальные, сир?
     - Не твое дело, - отрезал рыцарь. - Живо извести князя, что я взял пленника и веду его в темницу. Только без лишнего шума, ясно?
     - Понял, сир, - кивнул Саррек, кивком отправив одного из стражников.
     - А вы двое, - обернулся Генер к переодетым диверсантам. - Ступайте назад, и не возвращайтесь, пока остальные не будут схвачены!
     - Да, сир, - кивнули бойцы и немедленно ретировались.
     - Пошли, альморанец. Покажу тебе северное гостеприимство, - усмехнулся Шоорс, и потащил пленника в подвал, где располагались темницы.
     - Смотри, не переигрывай, - буркнул Димикар, после очередного наводящего пинка.
     - Я поболе твоего заинтересован выйти отсюда живым, Бонд, - огрызнулся Генер, беря со стены факел, и начиная спуск в подземелье. Из которого, по всем традициям подобных крепостей, просто разило сыростью и вонью.
     Стоило рыцарям спуститься вниз, как до слуха Димикара начали доноситься звуки какой-то возни, ругань и стоны. Доносилась вся эта 'красота' из дальней клетки, закрытой от входа каменной стеной.
     - Твою мать, - выругался Генер. - Этих тут еще не хватало.
     - Избавься от них, - приказал разведчик.
     - Сам знаю, - зло ответил Шоорс, направляясь к источнику шума. - Эй, мудозвоны, у кого там яйца мошну жмут? Почему темница без охраны?
     'Вот это мы вовремя', - приятно удивился Ролгер, завернув за угол и увидев представшую перед его взором картину.
     На полу камеры, трое весьма немаленького телосложения стражников как раз распнули в удобной для себя позе весьма фигуристую голую девушку. Взгляд сразу зацепился за следы ожогов, гематомы и отсутствующие на одной из рук ногти, явно последствия недавнего допроса. Судя по злому и несколько помятому виду стражей темницы, дама пыталась категорически противиться, впрочем, не особо успешно, и задержись Димикар с Шоорсом чуть дольше, застали бы еще менее приятную сцену.
     - А че? - возмутился было наиболее крупный из насильников, оборачиваясь. - А, это вы сир. А-э, мы тут это... уточняющий допрос... проводим.
     - Слышь ты, хуев заплечных дел мастер. Я тебя спрашиваю, почему вход в темницу никто не сторожит?!
     - Так некого же сторожить, окромя этой... - замялся тюремщик, поднимаясь на ноги. - Всех же перевешали недалече.
     - Охуеть просто, кусок ты свиного дерьма! А я пленника привел, и обязан твою мерзкую рожу по всей темнице искать, чтобы его за решетку бросить? - продолжал нагнетать обстановку Шоорс, явно попутно сбрасывая нервное напряжение.
     - Моя вина, сир. Ну, просто это... уж очень баба пригожая, а ее завтра вешать. Вот мы и решили, это...
     - Чего добру пропадать, - подсказал Ролгер, излучая полнейшее равнодушие к ситуации.
     - Да, точно, - закивал стражник, не сразу сообразив, кто ему подсказал, а, сообразив, вперил в пленника грозный взгляд.
     - Вон отсюда все, пока я не приказал вас всех кастрировать! - рявкнул Генер. - А ты куда, хрен свиной, собрался? Сначала ключ отдай, сам с этой гнидой разберусь.
     - А-а-а, - многозначительно замычал тюремщик, протягивая связку. - Хорошо, я это наверху побуду. Как закончите, скажите.
      - Э-э-э, - замер в немом шоке Шоорс, взяв ключи, когда мимо него выскользнули в коридор оба стражника, и протиснулась фигура тюремщика.
     - Отличная работа, сир, - выдавил из себя Димикар, едва не давясь от смеха. - Лучше не придумаешь.
     - Заткнись, - медленно проскрежетал Генер, перебирая ключи.
     Спасенная от участи коллективной собственности девушка, тем временем, отползла в угол камеры и сжалась там, затравленно глядя на своих 'спасителей'.
     - Как тебя звать? - поинтересовался у пленницы Ролгер.
     - Элен, - резко ответила девушка, голос которой предательски дрогнул. - Если думаете, что я вам так легко дамся то...
      - Идти сможешь? - проигнорировал ее разведчик.
     - Что? А-а-а, да... наверное, - в глазах появилось понимание неправильности ситуации, когда вопросы ей задает такой же, как она пленник, а сам пленитель стоит рядом с кислой рожей и молчит.
     - Понятно. Значит так, Генер, теперь ты за нее отвечаешь. Когда пойдем обратно, потащишь на себе.
     - Что?! Какого... А-а-а, демон с тобой, - махнул рукой Шоорс, найдя, наконец, ключ от ее кандалов и бросив в камеру.
     - Сиди тихо. Мы за тобой вернемся, - произнёс Димикар, прикрывая дверь камеры.
     Оставалось дождаться князя Ворна, а дальше..., а дальше, как всегда, было самое сложное.
     Послушно усевшись на стул для заплечных 'увеселений', Димикар, вместе со стоящим рядом Генером, нервно барабанящим по эфесу меча, стал ожидать прибытия благородной особы. Благо ждать пришлось не долго, вскоре на лестнице послышались шаги тяжелых сапог и лязг железа.
     - Генер, мой дорогой друг, я знал, что могу на тебя положиться, - огласил подземелье радостным голосом князь Долуэна, вслед за которым появилось двое его гвардейцев из личной охраны.
     - Честь услужить вам, князь, - вежливо склонил голову Шоорс, одновременно дергая веревку. - А ты встань в присутствии князя, крысеныш.
     Димикар поднялся на ноги, гордо расправив плечи.
     - Полагаю, ты побеспокоился о свидетелях? - отвел изучающий взгляд князь, обращаясь к Шоорсу.
     - Здесь только пленная лазутчица.
     - Хорошо. Думаю, они составят друг другу хорошую компанию на нашей виселице, - удовлетворившись видом пленника, усмехнулся князь, разворачиваясь к выходу. - И избавься от его одежды. Чем дольше альморан будет считать, что мы не знаем о его планах, тем лучше.
     - Вы не будете его допрашивать, милорд? - удивился Шоорс.
     - Можешь заняться этим сам, если хочешь, - отмахнулся князь. - Вряд ли этот 'цепной пес' выдаст что-то новое. - Вост на секунду остановился, с наслаждением глядя на удивленные глаза пленника. - Мои друзья в совете, уже рассказали нам все, что было нужно.
     - Очень жаль, что у вас нет настроения пообщаться, милорд, - произнес Димикар, взяв себя в руки. - Ведь я прибыл, чтобы передать вам приглашение.
     - Приглашение? - князь замер перед аркой лестницы, медленно разворачиваясь к Ролгеру. - От кого же позволь спросить? И куда?
     - На аудиенцию к ее величеству королеве Марии Лордеран. В замок 'Золотые ворота'.
     - Аудиенция? - рассмеялся князь, приближаясь к пленнику. - В новом 'просвещенном' королевстве так теперь называют казни?
     - Нет, казни у нас остались прежними, разве что стали немного гуманнее. Королева хочет лично побеседовать с вами, так как ни на одно из требований явиться ко двору вы так и не ответили.
     - И поскольку она боится посылать сюда свою 'кукольную' армию с деревянными мечами, пришли вы! - рассмеялся князь, которого от пленника отделяло лишь менее метра дистанции и двое стражников.
     - Ее величество не желает напрасных кровопролитий на землях королевства...
     - Это не земли королевства! - в голосе князя зазвенела сталь. - Это земли вольного княжества Вострана! И они никогда больше не присягнут тирании Альморана! Это наша земля и здесь мы будем жить по нашим законам и с избранными нами правителями.
     - Как вам будет угодно. Думаю, у вас будет много времени, чтобы обсудить это с ее величеством, - со спокойной уверенностью произнес Димикар.
     - О да, будет, - зло произнес князь. - Когда она окажется на твоем месте, пес. Тогда мы вдоволь пообщаемся. А пока, я отвергаю ее приглашение, жаль, что ты не сможешь ей лично этого передать, но, думаю, твоя голова, обваленная в дегте, сможет.
     - Я бы на вашем месте не спешил с ответом, - произнес Димикар, разводя в стороны руки, веревка на которых внезапно развязалась и свободно повисла, стоило разведчику дернуть незаметную петлю на узле.
     - Шваль! - выкрикнул стражник, выхватывая меч и заслоняя собой князя.
     - Не двигаться! - резко выкрикнул Димикар, выкинув из рукава левой руки на ладонь небольшой рунный камень, кристалл в центре которого загорелся красным огоньком.
     Все присутствующие с отвисшими челюстями уставились на одежду пленника, все карманы которой засветились красным, из-за чего тот начал напоминать магический алтарь.
     - На мне висит достаточно магических бомб, чтобы разнести нас всех в пыль, так что советую как следует подумать над ответом, князь, - улыбаясь во всю ширь, произнес Димикар, молясь чтобы психологический портрет, составленный инструкторами оказался верен.
     - Ты блефуешь, - зарычал князь, отстраняя стражу со своего пути. - Если ты их взорвешь, то тоже сдохнешь.
     - Умереть за свою страну - благородная смерть, - спокойно ответил разведчик. - У меня задача, либо схватить вас, либо убить, и я не строил особых иллюзий, идя сюда. К смерти я вполне готов. А вы, Ворн?
      - Будь ты проклят всеми богами, чертов фанатик, - испепеляя разведчика взглядом, выдавил из себя князь. - Хорошо, веди меня к своей королеве. Все равно, когда князья узнают об этом, от нее не останется и мокрого места.
     - Посмотрим, князь, - снисходительно улыбнулся Димикар. - Генер, заткни этих двоих... И одолжи у них одежку для нашей подруги.
     - Хорошо, - послушно кивнул Шоорс, мечом отгоняя стражей в сторону камеры.
     - Гнусный предатель, - прошипел Долуэн, с презрением глядя на свою бывшую правую руку.
     - Знаете, князь, вы сами мне говорили: 'Какой смысл в победе, если ты при этом мертв?' - едко огрызнулся рыцарь, мимоходом одарив сеньора надменным взглядом.
     Вскоре послышался характерный звук рвущейся плоти и предсмертные хрипы стражников, которые, возможно, рассчитывали быть связанными, но сир Шоорс оказался не столь милосерден.
     Спустя несколько минут, Генер, несущий на руках завернутую в плащи Элен, и ведущий связанного князя Димикар, запахнувший плащ, под которым скрывалось светопреставление, незаметно покинули крепость тем же маршрутом, что и проникли туда. Благо не желающий преждевременно отправиться к богам князь послушно переоделся в одного из убитых Шоорсом гвардейцев, закрыв личину шлема, и не пытался сбежать. Элен, конечно, была не в восторге от роли завернутого в тряпки 'трупа', но перспектива оказаться на виселице ее прельщала еще меньше. Так что процессия успешно преодолела бдительного Саррека, которому на сегодня явно хватило тумаков от начальства, чтобы не задавать Шоорсу глупых вопросов.
     Отдельную благодарность князю можно было выписать за то, что он молчал всю дорогу, лишь бросая периодически гневные взгляды на Шоорса.
     - Долго еще? - нервно водя глазами, произнес Генер, с лица которого катился пот. - Эта дрянь, похоже, начинает действовать.
     - Почти на месте, - озвучил Димикар, когда их небольшой отряд, обойдя озеро и место засады, углубился в лес.
     Внезапно на плечо разведчика уселась синеперая птица, начав оживленно чирикать.
     - Понял, иду туда, - переведя птичью морзянку, кивнул пернатой разведчик, забирая в сторону от намеченного маршрута.
     Поплутав по кустам, под ворчание все больше нервничающего Шоорса, группа, наконец, выбрела на открытое пространство. Боковым зрением, Димикар заметил, как сбоку от них из тени дерева бесшумно вышла облаченная в темный пятнистый комбинезон фигура.
     Посреди небольшого поля, по периметру которого 'прогуливались' солдаты в пятнистых комбинезонах, гордо восседали пузатые железные тела транспортных вертолетов. Возле одного из них расположилась его группа, а в открытом борту второго, свесив ноги наружу, восседала фигура инструктора, лицо которого при виде появившихся в поле зрения лиц, приняло крайне грозное выражение.
     'Кажется, меня сейчас будут бить, - сглотнул разведчик. - Возможно, даже ногами'.
     Спрыгнув с борта, майор в сопровождении двух бойцов неспешно направился навстречу.
     - Димочка, родной ты мой, - приблизившись и обняв разведчика за плечи, прошептал майор. - Я тебе, '007' недоделанный, столько сказать хочу, что боюсь, кабы чего не забыть. Поэтому, камикадзе херов, когда прилетим на базу, напишешь мне рапорт. Подробный, во всех деталях. И мы его, все вместе обсудим, на предмет толкования инструкций. Ты меня понял, солнце?
     - Т-т-так точно, - выдавил Димикар, ощущая себя уменьшившимся раза в два.
     - Ну и славно, - хлопнул его по плечу майор, снова сменив гнев на милость. - А теперь докладывай.
     - Есть! Здание выполнено. Цель захвачена, раскрытый агент вызволен из плена. Потерь нет.
     - Вижу, что выполнено, - ответил инструктор, подойдя к снявшему шлем пленнику. - Ну что, похож. Похож...
     - Я Долуэн Ворн. Законный правитель Эсворы! - гордо представился лорд, выпрямив спину и расправив плечи. - Проклятые чужаки, не думайте, что подлые трюки помогут вам...
     Закончить злобную тираду князю не дал молниеносный удар в челюсть здорового майорского кулака, буквально 'выключивший' князя.
     - Пакуйте, - коротко бросил инструктор, отворачиваясь.
     Возникшие за спиной отключившегося князя солдаты немедленно выкрутили ему руки и защелкнули кандалы, после чего натянули на голову мешок и одели поверх него толстые наушники. В таком виде, обмякшее тело, под руки потащили к вертолету.
     - И горе-лазутчицу нашу, смотрю, вытащил, - продолжил майор, созерцая опущенную Шоорсом на землю потрепанную девушку.
     - 'В плен не сдаемся, своих не бросаем'. Так вы нас учили, - уверенно ответил Димикар, хотя чувствовал, что за пеленой равнодушия, в майоре клокочет злость, которую уже успел испытать на себе Ворн.
     - Было дело, учил, - размеренно кивнул инструктор. - Медик! Осмотри даму и дай ей что-нибудь накинуть.
     - Есть! - кивнул подскочивший боец с красным крестом на рукаве и увел порядком напуганную девушку ко второй вертушке.
     - А это у нас...
     - Генер Шоорс... - собрался было представиися ренегат, Димикар его перебил.
     - 'Хвост', товарищ инструктор, - с немым вопросом улыбнулся разведчик.
     - Ну, раз 'хвост', - махнул рукой инструктор, давая Димикару карт-бланш.
     Сир Шоорс собрался было возмутится, но Димикар, резко развернувшись, всадил выхваченный из-за поясницы стилет в подбородок ренегата. Рыцарь мешком рухнул на траву, издав лишь короткий хрип. Убедившись, что он мертв, Ролгер вытащил из кармана небольшой мешочек и высыпал медные монеты на грудь трупа.
     - Хорошо. Пусть голову поломают, кто ему 'заплатил', если конечно вообще отыщут, - кивнул майор. - Как обработал?
     - Напоили его аспирином, сказав, что это яд. Для надежности попросил Хелеса разыграть небольшой спектакль с агонизирующим мышонком у него на глазах.
      - Артисты хреновы, - покачал головой майор. - Ладно, капитан Ролгер. Грузите бойцов в машину.
     - Есть! - козырнул Димикар, не сразу сообразив, что услышал. - Товарищ майор, вы сказали 'капитан'?
     - Проблемы со слухом боец? - усмехнулся в ответ инструктор. - Так точно - капитан. Официальные бумаги будут подписаны по возвращению на базу и сдаче рапортов о проведённой операции, однако неформально могу сказать: ваша аккредитация прошла успешно. Пока летите, можешь с бойцами придумать отряду собственное название. Только без фанатизма.
     Продолжая улыбаться, майор развернулся на месте и широкими шагами направился к вертолету.
     - Капитан, - пробуя слово на языке, произнес Димикар, с дурацкой улыбкой глядя на багровеющее предрассветное небо. - У нас получилось...
     Глубоко вздохнув, рыцарь трусцой направился к вертолету, где ожидали его бойцы будущего 1-го специального отряда Королевского Разведывательного Корпуса.

Примечание к части

     "Аве, благородные патриции! Сие представление ждет вашего суда!" И-и-и я снова в деле! ОДНАКО, сроки работы над следующими главами пока остаются плавающими, так как дефицит свободного времени все еще сохраняется. P.S. "Больше отзывов, богу отзывов!" - я всегда открыт для общения, так что пишите)
>

Глава 10 - "Долгая дорога домой"

     Северный Сильверан
     Орварские холмы
     15 марта 20xx г
     - М-м-м, да еще вот здесь... Да... Отлично... Какая ты лапушка. Давай еще... - удовлетворенно промурлыкал Штиль, наслаждаясь прекрасным.
     - Да не вопрос, командир, только вот боюсь бойцы не поймут, - внезапно прорвался сквозь пелену сна грубый мужской голос.
     - Че?! - резко открыл глаза спецназовец, оборачиваясь на голос.
     Над мирно спавшим на откидной койке секунду назад капитаном возвышалась массивная фигура старшего лейтенанта Беловежского, в простонародье известного под позывным 'Белый'.
     - Я говорю, вставать пора - шесть утра на дворе.
     - Блин, Коля, такой сон досмотреть не дал, - с напускным возмущением в голосе зевнул Штиль, заматываясь в одеяло и нехотя поднимаясь с тахты. - Вот скажи, кто придумал подрываться по армейскому расписанию во время 'свободного плавания'?
     - Вы, товарищ капитан, - невозмутимо ответил Белый.
     - Я, - грустно кивнул Штиль. - Потому что необходимо поддерживать самодисциплину. Ладно, вернемся на базу - отоспимся. Поднимай остальных.
     - Есть, - кивнул пулеметчик и, бодро улыбаясь, удалился к жилой части в корме грузовика.
     - Везучий жаворонок, - еще раз смачно зевнул Штиль, решительно скидывая с себя одеяло.
     Хотя климат контроль и отапливал машину в автоматическом режиме, отечественные конструкторы по каким-то своим ГОСТам, видимо, решили, что в салоне должна царить бодрящая прохлада, поэтому выше 16 градусов по Цельсию показания термометра подниматься категорически отказывались. Так что вытряхивать свое бренное тело из теплого кокона шерстяного одеяла по утрам не хотелось от слова совсем. Но, превозмогая разлагающие позывы 'еще 5 минут', командир 'Нормали', нацепив на себя штаны с ветровкой, вынырнул из машины через водительскую дверь.
     'Март месяц во всей красе, прям как дома', - улыбнулся Штиль, глядя на термометр, показывавший минус пять градусов.
     Солнце неспешно всходило из-за горизонта, постепенно освещая земли центрального региона Княжества Сильверан. Холмы и равнины, тянущиеся насколько хватало взгляда, были покрыты слоем только собирающегося сходить снега, перемежаясь редкими пятнами лесов, в которых было на удивление малой хвойных растений, что делало их несколько 'голыми' в глазах привыкшего к родным просторам Штиля.
     Размявшись, капитан легкой трусцой направился вдоль периметра стоянки к расположенной на противоположном её крае дозорной машине, краем уха улавливая гортанный рев могучего зевка, извещавший о том, что Белому удалось растолкать и выгнать на свежий воздух Каспера.
     Свой лагерь группа организовала на холме, рядом с полноводной речкой, неподалеку от брода, на случай если надо будет быстро 'смыться'. Как показала практика их путешествия, на Сормарте возможность заметить крадущийся 'писец' и своевременно сделать ноги часто оказывалась куда важнее скрытности.
     Четыре машины и прицеп, составляющие весь скромный автопарк их группы, были припаркованы вытянутым прямоугольником, закрывая натянутый посередине лагеря тент и площадку костра.
     Роль главной 'стены' лагеря, исполняло высокое и могучее изделие Камского автомобилестроительного завода с плоской мордой и длинным совершенно не запоминаемым номером, а посему звавшееся в военной среде просто - 'Тайфун-Ж', то есть 'Жилой'. Хотя от бойцов группы КАМАЗ быстро получил куда более ласковое прозвище - 'Жопа'.
     Штиль тихонько усмехнулся, снова вспоминая крывшего все и вся многоэтажным матом специалиста по электронике, когда тот безуспешно пытался заставить 'мозги' грузовика отапливать салон хотя бы на пару градусов теплее, после чего и наградил машину сим незамысловатым названием.
     К этой самой 'Жопе' прилагался закрытый прицеп, на таких же как у грузовика монструозных колесах, но с до смешного короткой колесной базой, из-за чего сильно походил на тумбочку. Впрочем, за время эксплуатации, помимо придирок к 'печке' серьезных нареканий новая техника в целом не вызывала, что не могло не радовать. А располагавшийся на высокой крыше небольшой боевой модуль с ПКТ* позволял нести вахту, не вылезая без нужды из относительно теплого нутра машины.
     Остальной парк передовой новизной не блистал, но и древним его тоже было не назвать. По краям от носа и кормы 'Тайфуна' стояли еще два разведывательных остроносых бронеавтомобиля того же завода с грозным названием 'Выстрел'. На командирской машине, под мешковатым чехлом, характерно выделялся крупнокалиберный пулемет, а из кормы торчала штанга антенны дальнобойной радиостанции. На турели второй машины, мимо которой как раз пробегал Штиль, мирно покоился так же зачехленный АГС**, а из открытых створок на крыше торчали ноги бойца, возившегося с каким-то из укрытых внутри ящиков с трофеями. По характерному малопонятному простым смертным мату, в бойце был опознан техник.
     - Леша, ты чего там водолаза изображаешь? - поинтересовался командир, продолжая бег на месте возле машины.
     - Доброе утро, товарищ капитан. Да, блин, мультиметр уронил, - глухо донеслось из недр машины.
     - Заднюю дверь открыть не судьба?
     - Лень все оттуда вынимать.
     - Ну, мучайся дальше, - усмехнулся Штиль, продолжая пробежку.
     - Достал! - радостно известил Глас, но тут же триумфальный клич сменил грохот чего-то упавшего, лязг и отборнейшая матершина.
     - Ты там живой?
     - Живой, живой. Провалился внутрь, просто... Сука, ну и куда он опять делся? В руке же держал! - сокрушенно изрек техник.
     - Ищущий да найдет, - с усмешкой обнадежил подчиненного Штиль, направляясь к конечной остановке своего короткого забега.
     Со стороны тракта, с которого они и пришли, лагерь бдительно сторожила бронированная противодиверсионная машина 'Тайфун-М', тихо жужжа крутящейся на верхней площадке антенной радиолокатора и бдительно наблюдая за подступами к лагерю, во всех доступных технике диапазонах. Ничего общего с изделиями КАМАЗа это утыканное аппаратурой изделие на базе БТР-80 не имело, и родственность названий явно указывала либо на чью-то безалаберность в минобороны, либо, что, конечно, вероятнее, на стремление запутать супостата, ведь такие машинки обычно служили не где-нибудь, а в РВСН и сторожили грунтовые пусковые установки.
     Не успел капитан приблизится к машине, как из боковой двери вынырнул сухопарый боец в белом камуфляже, увешанный подсумками.
     - Утро доброе, капитан. За время моего дежурства происшествий не случилось, - доложил лейтенант Соснов.
     - Что вот прям совсем? - с подозрением покосился на специалиста-сапера Штиль. - Врешь ведь, Дима. Это Сормарт, нас тут хронически кто-нибудь пытается сожрать.
     - Да нет, сегодня на удивление тихо. В паре километров к северу что-то шебуршало ночью, но потом уползло в противоположную сторону.
     -Ну вот, а говоришь никаких происшествий. Ладно, уползло и слава богу. Вырубайте мины, машину на автоматику, и готовиться к завтраку, - скомандовал Штиль.
     - Есть, - кивнул боец и полез обратно в БТР, выставлять предохранитель на раскиданных вокруг лагеря управляемых минах.
     В принципе, эти относительно новые 'штукенции' не были абсолютно безопасны, собственно, как и любые другие мины, но польза от них перекрывала все риски многократно, о чём наиболее ярко свидетельствовала скорость сокращения запасов этих чудо-устройств.
     Проверив лагерь, Штиль с чувством выполненного долга отправился к речке, дабы омыть свой прекрасный лик студеной водицей, предварительно захватив из машины автомат, полотенце и Дока за компанию.
     - 'Ладно. Еще немного...' - улыбнулся своему отражению в воде Штиль, радуясь едва ли не единственной спокойной ночи, за прошедшие с момента отбытия из крепости два месяца, в течение которых он и вся группа круглосуточно, даже дремля внутри пуленепробиваемых грузовиков, пребывали в полной готовности встретить пришедшую, несмотря на все меры предосторожности, с самого неожиданного направления опасность. Внезапно правую руку обожгло, отчего капитан выронил полотенце в воду: - Черт!
     - Чего? - тут же обернулся Док, рыская стволом винтовки, по водной глади.
     - Да ничего, полотенце уронил, - фыркнул Штиль, отжимая ледяную тряпку. - Мойся, я подежурю.
     Пока лейтенант Зайцев проводил закалочные процедуры, Штиль, незаметно осматривал руку, сосуды на которой неестественно вздулись и покраснели.
     - И что же ты мне хочешь этим сказать... - задумчиво произнес капитан, закрывая глаза и сосредотачиваясь. Однако почувствовать угрозу или что-либо еще у него так и не получилось. Легкое нытье мышц в отмеченной знаком конечности было всем, что соизволил ниспослать ему Найроссел.
     С одной стороны, Ярослав был несколько разочарован в этом 'божественном даре', потому как, кроме 'вроде бы' обострившегося чутья, других апостольских 'суперспособностей', вроде неограниченной регенерации или сверхсилы, он за собой не замечал. С другой, оставалась еще слабая надежда на то, что свою душу хранителю судеб он еще не задолжал.
     - Командир, ты чего ворон считаешь? - спросил Док, обернувшись.
     - Показалось что-то, - спокойно кивнул в сторону горизонта Штиль. - Готов?
     - Готов.
     В лагере к их возвращению уже вовсю кипела жизнь и горел костер, над которым были хитро подвешены котелки, в которых булькала яичница и жарилось мясо.
     - Так, а в честь чего такой пир? - поинтересовался Штиль, разглядывая почти готовое содержимое. - Праздник какой или дичь приманиваем?
     - Ликвидируем неуставные продукты, - изрек бреющийся возле грузовика 'Ворон', в миру старший лейтенант Груздьев, помимо прочего исполнявший в группе обязанности санитарного врача.
     - Это, конечно, хорошо, Володя, потому что я уже и сам забыл, что в нашей морозильной камере заныкано. Только завтра-то мы что есть будем?
     - Если нигде сегодня не задержимся, то есть будем в офицерской столовой, - ответил Каспер, колдуя штангенциркулем над сильно потрепанной картой, расстеленной на откидной полке грузовика. - Если через час выкатимся отсюда и поедем... ну в среднем километров 40 хотя бы, то к вечеру до заставы доберемся, а там рукой подать до базы.
     - Да? - с сомнением ответил Штиль, глядя на карту и прикидывая маршрут. - Ну не, тут ты загнул. Не успеем. Разве что совсем к ночи, и то если по дороге ничего не попадется. Думаю где-то вот тут, - палец указал на точку, почти на границе территории гарнизона, - придется заночевать.
     - Сплюнь, - усмехнулся Каспер, кладя инструменты в пенал и сворачивая карту. - Давненько мы с такой радостью не спешили обратно в казарму.
     - Это да... Ну, наши там наверняка уже хорошо обрылись. Глядишь, может и комнату дадут.
     - Да я и на землянку согласен. Главное, чтобы подальше от периметра, - утомленно ответил Каспер, которому тоже приелось их приключение.
     - Завтрак! - огласил лагерь бодрый голос 'Музыканта', то бишь лейтенанта Измайлова, отвечавшего сегодня за провиант.
     - Пошли, Гриш, - кивнул Штиль, направляясь к раскладному столу, вокруг которого уже собирался отряд.
     Как всегда первую пробу с еды, по уставу, снимал Ворон. Подойдя к котелкам, уже далеко не молодой военврач наклонился к котлу с мясом и сковороде с яичницей. Сняв пробу, Владимир застыл в позе мыслителя, внезапно перестав крутить в руке ложку.
     - Вова, что такое? - напрягся Штиль, разглядывая застывшее лицом медика.
     - Я-ииичницууу... - проскрежетал Ворон. - Пересолил... Чуть-чуть.
     -Тьфу на тебя, юморист херов! - выругался Каспер, улыбнувшись. - Я уж думал, откачивать тебя сейчас будем.
     - Не дождешься, - хмыкнул Ворон, накладывая дегустационную порцию командиру. - Я в студенческие годы, бывало, такое ел, что вам ребята и не снилось.
     - Угадай, почему я тебя в наряд по кухне не ставлю? - подколол самого отвратно готовящего члена команды Штиль, пробуя принесенную медиком порцию. - Яичница солоновата, в остальном норма. Серега - за завтрак четыре с минусом. Накладывай.
     - Есть. В обед наверстаю, - кивнул гранатометчик, берясь за тарелки.
     Вскоре на столе оказалась яичница, тушеное мясо некоего местного копытного, идентифицированного Вороном как 'кабан-вполне-съедобный' и малость зачерствевший местный бездрожжевой хлеб, выменянный в последней деревеньке на мелкое барахло, изъятое у попавших под горячую руку бандитов. В целях поднятия боевого духа и укрепления иммунитета бойцам также было выделено по пол стакана местного вина. Все-таки, завтрак самый важный прием пищи.
     - К приему пищи приступить. Всем приятного аппетита, - подал команду Штиль.
     - Взаимно, - кивнули бойцы и принялись уплетать исходящий паром на свежем воздухе провиант.
     Прием пищи прошел в тишине, прерываемой редкими всплесками со стороны реки и криками пролетающих птиц. Несмотря на действительно вкусный завтрак, энтузиазма на лицах бойцов не наблюдалось, одна лишь напускная бодрость, выдаваемая дабы не смущать кислыми минами ни себя, ни товарищей. Все устали и хотели отдыха.
     - Ладно, - решил нарушить давящую тишину Штиль. - Есть кому что рассказать интересного?
     Повисло молчание, и бойцы начали переглядываться, в поисках крайнего.
     - Ну... нет, так нет. Тогда я сам назначу, - произнес командир, кивая в сторону сидевшего в дальнем конце стола старлея Копьева. - Волхв, ты там говорил, что у тебя 'общее видение' местной истории сложилось. Не расскажешь коллективу?
     - Да ну, какой там. Пока больше предположения, - покачал головой Волхв, являвшийся в отряде вроде штатного специалиста по истории и мифологии. - Я в большей степени искал недостающие кусочки для истории, записанной в книгах 'Серых стражей'.
     - Костя, это вообще-то приказ.
     - Ну, приказ, так приказ, - равнодушно ответил Копьев, поднимаясь с места. - Щас, только тетрадь возьму, и будут вам сказочки.
     Спустя несколько минут историк вернулся, с двумя толстыми потрепанными старорежимными тетрадями в красной и зеленой обложках, на одной из которых, вроде бы, даже был отчеканен гриф.
     - Итак, - лекторским тоном начал рассказ Копьев. - Я понимаю, что все мы тут люди образованные, и за время наших путешествий каждый чего-нибудь про местную историю да нахватался. Не волнуйтесь, все это у меня подробно записано, отсортировано и обработано. Поэтому прошу не перебивать. Теория пока сырая, так что могу ошибаться. Всем все ясно?
     - Так точно.
     - Ну, поехали, - хлебнув чаю начал старлей. - Начну сначала, то есть с пришествия на Эстерру протоземлян... Да, Гриш, чего? - нехотя прервался Волхв, глядя на вежливо поднявшего руку Каспера.
     - Извини, ради бога, Костя. Но как ты их сейчас назвал? - с интересом изрек старлей Каспаров.
     - Протоземляне, - медленно произнес Копьев. - Ладно, согласен, следует тут остановиться. Нам, в смысле Управлению, удалось достаточно точно установить, что уральские 'Врата' были построены около сорока тысяч лет назад, плюс-минус пара тысяч. И местные легенды в этом сходятся, указывая на время прибытия первых Землян или 'Древних предков', как их называют местные, на Эстерру порядка тридцати пяти тысяч лет назад по местному календарю. Это в переводе на наш получается где-то столько же - порядка сорока двух.
     Проблема в том, что достоверно мы можем утверждать только то, что сорок тысяч лет назад на Земле не только была разумная жизнь, но и существовала цивилизация, технологический уровень которой позволил построить мост между мирами... или измерениями, собственно не в этом суть. А вот кто они были: Гиперборейцы, Атлантийцы, Лемурийцы, Рептилоиды - увы, можно только догадываться. Поэтому, пока что, назовем их Протоземлянами... ну, или 'Древними', так покороче. Сами знаете, на нашей планете следов их существования уцелело настолько мало, что практически ничего.
     - Как будто подчистил кто, - не удержался от замечания Док.
     - Паша, цыц, - шикнул Штиль.
     - М-да. Навевает нехорошие мысли, - кивнул Волхв. - Но вернемся. Еще одна вещь, на которой сходятся местные источники - это то, что 'Древние' прибыли сюда спасаясь от войны, и состояние базы 'Врат' на Земле свидетельствует о том, что это, скорее всего, тоже правда. Что значит, сорок тысяч лет назад цивилизованная жизнь на планете не только жила, но еще и с энтузиазмом себя изничтожала, причем с помощью весьма мощного оружия.
     На этом, правда, практически все знания о наших предтечах на Земле в местном фольклоре и заканчиваются. Ни кто воевал, ни с кем, ни за что, ни почему - толком неизвестно. То ли древних летописцев это не особо интересовало, что весьма сомнительно, то ли для Протоземлян эта тема была табу и открыто не обсуждалась, - историк прервался, давая слушателям переварить.
     - То есть, в сухом остатке, нового о Протоземлянах мы ничего не узнали, - мрачно подвел итог Каспер, глядя на Штиля.
     - Если кратко, то да, - кивнул капитан, отхлебывая из кружки. - Однако, подтверждение жизнеспособности наших прошлых теорий тоже неплохой результат. Хотя, конечно, рассчитывали мы на большее.
     - Ну, тут я позволю себе проявить немного оптимизма, - вернулся в разговор Волхв. - Что мы успели осмотреть за прошедшие чуть поболе пары месяцев? Несколько сотен километров на юго-восток, провожая заргеронцев, а потом галсами обратно, тыкаясь от одного населённого пункта к другому. Пара небольших городов, десяток сел да кучка мелких деревушек. Ну, еще можно сказать, повезло, что по пути попались какие-то небольшие развалины, предположительно, принадлежавшие Древним, правда, давно разграбленные.
     Капля в море! Сормарт, по нашим прикидкам, это континент размером с Сибирь, если даже не больше. Причем, в отличие от нее, достаточно плотно заселенный. Даже представить сейчас сложно, сколько времени потребуется, чтобы весь его прочесать на предмет следов цивилизации Древних.
     - Главное, чтобы за все эти прошедшие тысячи лет, эти следы не смыло временем, как на Земле, - скептично вставил Док.
     - Звучит как тост! Эх, жалко только чокнуться нечем, - усмехнулся Каспер, хитро глянув на командира.
     - И не думай. Нам еще ехать, - фыркнул Штиль. - Ладно Волхв, переходи к более эпической части.
     - Эпической, так эпической, - улыбнулся Историк, раскрывая вторую тетрадь. - Если информации по Земле у местных кот наплакал, то вот по деяниям 'Древних' в этом мире имеется солидный пласт истории, отчасти даже письменно задокументированной, спасибо архивам Стражей. Земля им пухом.
     Копьев на несколько мгновений задумался, выстраивая рассказ.
     - Прибыв на Сормарт, - начал он неспешно. - Древние обнаружили, там огромное и старое государство, контролировавшее практически весь материк. Если просмотреть летопись стражей, то оно описывалось как: 'Государство, в коем великое множество звероподобных существ, всяких форм и размеров, коих способен вообразить человеческий разум, от разумных до полудиких, склоняло головы пред высшим народом и его божественным правителем'. Собственное название государства до наших дней, к сожалению, не дошло, известно только как его называли Древние, - историк на мгновение замер, оглядывая присутствующих. - 'Царство Пожирателей жизни'.
     - Звучит как название подростковой рок-группы, - явно не впечатлился Каспер, несмотря на старания Волхва.
     - Какие тут все взыскательные, - хмыкнул историк. - Государство было классической диктатурой, и правящей кастой в нем являлась раса так называемых 'Пожирателей', которая держала в подчинении все остальные народы и племена Сормарта. Изначально я полагал, что это просто игра слов или какой-нибудь высокопарный титул, однако все оказалось куда мрачнее, и название свое они получили вполне заслуженно.
     Все легенды, на удивление четко и единогласно, присваивают этим существам способность неким образом поглощать 'жизненную энергию' из других существ. Ну, а некоторые источники еще утверждают, что 'Пожиратели' частенько не брезговали лакомиться и плотью представителей подчиненных народов. Были ли эти два процесса взаимосвязаны - вопрос, но с культурологической точки зрения это выглядит разумно, - подвел итог историк, снова делая перерыв и берясь за кружку.
     - То есть, сорок тысяч лет назад, этим континентом, населенным хреновой кучей различных 'этносов' со своими историей, традициями и эмм... менталитетом, - произнес Белый, сделав руками кавычки, - правила одна раса, которая при этом ими же и питалась. Встает вопрос: а никого из них этот расклад не смущал?
     - Смущал, - кивнул Волхв. - Есть пара легенд, описывающих, как племена неких Бльоргенов и Ка`фхтари поднимали восстания против диктата 'пожирателей' задолго до пришествия Древних. Знаешь какой финал этих легенд?
     - Не особо счастливый, полагаю? - цыкнув, произнес Белый.
     - Они были истреблены и съедены, - мрачно произнес Копьев. - 'Все до последнего мужчины, женщины, ребенка и старика, были испиты алчными воителями, и кровью их были начертаны погребальные молитвы на надгробных обелисках'.
     Судя по всему, способность поглощать некую форму 'энергии' из других существ придавала пожирателям колоссальную силу, которая позволяла не особо многочисленному народу без особых проблем железной рукой править всеми остальными, по праву сильных.
     Особо стоит отметить их правителя, который, насколько я понял, бессменно правил Царством с момента его основания, что насчитывает, как написано в летописи: 'сотни сотен эпох кровавого величия'. То есть скорее всего тысячи, если вообще не десятки тысяч лет.
     - Переводя на русский язык - он был бессмертным, - резюмировал Каспер, воспользовавшись очередной драматической паузой.
     - Более того, - кивнул вошедший во вкус Копьев. - Он был не просто бессмертным. Везде, во всех источниках, о нем говорится как о 'Боге'. Причем не просто как о божественном наместнике или, скажем, о его материальном воплощении на Эстерре, как в некоторых земных культурах, а как о полноценном действовавшем боге, истребившем или подчинившем всех меньших божеств своей воле.
     Откуда, правда, он собственно такой могучий взялся - непонятно, хотя и с другими богами примерно та же самая история. В один прекрасный момент они появляются и начинают вершить добро и причинять справедливость, каждый в своем понимании. В этом аспекте местные мифы и легенды на удивление скупы, хотя, если представить, что пожиратели сотнями лет насильственно уничтожали все этнокультуры, насаждая культ 'Великого пожирателя', то это объяснимо.
     - Ага, идеологически подкованная еда лучше переваривается, - не удержавшись съязвил Сыч, чем вызвал тихие смешки у окружающих, и Штиль решил на него пока не шипеть.
     - Ладно, мы снова отвлеклись, - улыбнулся Волхв, собираясь с мыслями. - Итак. Прибыв на Эстерру с четким намерением основать колонию, Древние обнаружили тут крайне деспотичное царство плотоядных монстров, активно убивающих разумных существ и приносящих их души в жертву своему весьма жестокому божеству-правителю.
     Практически сразу между Древними и Царством Пожирателей вспыхнула ожесточенная война. На истребление.
     В том, сколько она длилась, данные расходятся, по различным источникам: от нескольких десятилетий, до нескольких столетий, однозначно известно одно: она была очень кровавой и дорого обошлась обеим сторонам. В итоге, победа осталась за Древними, которые каким-то образом смогли победить и изгнать 'Великого пожирателя' из материального мира, заточив в 'темнице за гранью миров', что бы это ни значило. После чего разгромили и уничтожили всех оставшихся пожирателей и их последователей, а затем 'испепелили все их города и храмы, святилища и логова, не оставив ни единого следа этих мерзостных существ на земле Эстерры, выжигая саму память о них', как гласит летопись, - торжественно закончил Волхв.
     - То есть, говоря простым языком, после победы Древние провели тотальный и методичный геноцид? - уточнил Ворон. - Последовательно и методично перебили всех до последней женщины и ребенка, а потом все сожгли.
     - Ну, если верить земным ведам, то Протоземляне никогда не отличались толерантностью к другим видам, - равнодушно заметил Штиль. - Есть там пара строк, посвященных тому, как они обращались с племенами 'обезьян', имевших глупость покушаться на их поселения. Меня больше удивляет, что при таком финале войны и их скрупулезной педантичности мы вообще сейчас видим живых представителей нечеловеческих рас. Поразительная терпимость.
     Кстати, Волх. Ты так и не нашел ни одного описания этих Пожирателей?
     - Нет, - покачал головой историк. - Ни одного. Даже примерного.
     - Знатно же они досадили Древним, если те даже их внешний вид описывать запретили - хмыкнул Музыкант с задумчивым видом.
     - Думаю, что в каком-нибудь военном архиве они остались, - пожал плечами Волхв. - Неразумно было бы со стороны Древн