Приёмыш

Беглецы


Заснеженная горная дорога вьётся по склону прихотливыми петлями. Многие сотни повозок её не строили - торили. Тяжело, на ощупь. Прямо нельзя, там камень с трещиной, ненадёжно, направо обрыв, а вот здесь телега пройдёт. Тут расселина, там сыпучий склон, здесь придётся объехать, резко повернув. Но это летом. Зимой найти путь можно только по вешкам.
Добрые люди... или не совсем люди и совсем недобрые, как-то решили укрепить полотно проложенной тропы, а вдоль неё поставить ориентиры, каменные столбы, увенчанные настоящими человеческими черепами. По ним можно относительно спокойно, во всяком случае, не потерявшись, дойти до перевала. А за ним, говорят, и деревенька близко.
Молодая пара, укутанная в меха, на заморенных лошадях, спешила скорее добраться до цели. Их пыталась нагнать пятёрка всадников на совершенно загнанных лошадях.
- Они не посмеют! Здесь нельзя воевать! - сама себе не веря, ободряла спутника молодая женщина.
- Езжайте дальше без меня. Родная, я их задержу!
- Нет! Нам осталось немного!
Среди преследователей шли другие разговоры:
- Поворачивать обратно надо, господин! Местный граф запрещает стычки в своих землях.
- Плевать! Мы их догоним, а он и не узнает.
- Узнает, господин. Непременно узнает. Бают, он через черепа на столбах всю дорогу оглядывает.
Как бы в подтверждение этих слов, между двумя группами пришельцев открылся синий овал портала.
- Они не уйдут от меня! - взревел тот, которого назвали "господином".
Его рука скользнула за пазуху и вернулась с бумажным свитком.
- Нет, господин! Нет! - с ужасом закричали спутники.
Пока из портала неторопливо выходил отряд лучников с огромными ростовыми луками, преследователь нацелился на торопящуюся сбежать пару и надорвал свиток. Ветвистая голубая молния лишь мгновение плясала на лошадях и их наездниках, а затем погасла, оставив трупы лежать изломанными куклами.
Попытку повернуть немедленно прервал слаженный залп шеренги лучников, убивший лошадей и ранивший бывших преследователей. Судя по результату, стрелки целились по конечностям всадников. Открывшийся рядом второй портал выпустил десяток алебардистов, окончательно похоронив надежды на спасение.
- Я же вас предупреждал! Я же предупреждал!
- Не ной! Откупимся! Отец заплатит виру!
Два отряда окружили нарушителей и неподвижно чего-то ждали. Из пленников хорохорился лишь главный, остальные с ужасом смотрели на пленителей. Кстати, их стоило бояться. Людей охраняли скелеты, одетые в щеголевато сияющие доспехи. Лучники в кольчугах и шлемах, алебардисты в тяжёлых пехотных латах. Ни пятнышка ржавчины, ни комочка грязи не оскверняло блеск стали. Другой одежды на скелетах не наблюдалось.
Вдруг лучники разом развернулись и сноровисто пошли к сражённой молнией паре, а алебардисты, без злобы, но и без малейшего проявления сочувствия, стали заталкивать раненых пленников внутрь вновь открывшегося портала.


Суровое правосудие


В тёмном зале, освещённом лишь струящимся из решётчатых окон тусклым светом зимнего дня, на массивном каменном троне сидит владыка этих мест, граф Вальдхогер. Последние несколько сотен лет он правит сурово, но справедливо. Его законы давно никто не нарушал, только потому сегодня правитель оторвался от важных научных изысканий. Среди учёных волшебников он пользуется изрядным авторитетом, хотя уже давно пересёк грань жизни и смерти. И да - граф действительно нежить, точнее лич.
- Ваше сиятельство, - продолжил доклад тоже неживой рыцарь, - на трупе женщины был обнаружен младенец. Живой, здоровый, но голодный и плачущий. Я приказал переправить его в деревню, а старосте велел найти кормилицу.
- Правильно. Кем были его родители?
- Судя по документам дворянами. При них нашлись драгоценности и деньги в полновесных монетах. Триста двадцать золотых марок, двести серебряных корон и кошель медных щитов.
- Триста двадцать марок? Весьма и весьма изрядно. Тела родителей сжечь. Их вещи, деньги, драгоценности и документы сложить в сундук для сбережения наследнику. На его содержание выделяю из собственных средств по щиту в день, до тех пор, пока не найдутся родственники, а коли таковых не случится, то пока не начнёт разговаривать. Тогда решу, как содержать ребёнка дальше.
- Из преследователей...
- Поступайте по закону. Они убили людей в моих владениях, не получив на то разрешения.
- Старший убивцев тоже дворянин. Он просит вас принять его. Хочет объясниться и предлагает заплатить виру. Согласен на службу вне графства.
- В объяснениях не вижу смысла, только зря время потеряю. Наверное, какая-нибудь легкомысленная любовная история. А в законе не прописана замена казни вирой за убийство. Виновных удушить, их имущество конфисковать в казну. После смерти костяки разрешаю использовать на наблюдательных постах. И объясните нарушителям, что у меня в армии служат только мои подданные, коренные жители этих земель. Только они достойны охранять покой своих потомков. Никаких наёмников подо мной нет, и никогда не было. Ишь! Придумали тут! Служить просятся! Да ещё живыми!


Отрок


Перед каменным троном, на одном колене стоит худенький мальчик. Немного испуганный, чуть больше впечатлённый величием обстановки и с огромным трудом пытающийся скрыть неуёмное любопытство, ведь его вызвал сам граф Вальдхогер.
- Ашер ле Гур, ты стоишь здесь потому, что у тебя нет родителей, и от тебя отказались другие родственники. Ты слишком юн, но вместо тебя некому принять решение. Потому придётся самому нести ответственность за собственный выбор. Месяц назад ты узнал о вопросе, который я сейчас задам. У тебя было время подумать и решить. Итак, Ашер ле Гур, скажи мне сейчас - кем ты хочешь стать?
- Волшебником, ваше сиятельство.
- Да будет так!


Подросток


Перед каменным троном, на одном колене стоит стройный юноша, почтительно склонивший голову перед графом Вальдхогером.
- Ашер ле Гур, я тобой доволен. Все учителя хвалят твою настойчивость в изучении магического искусства. Ты достиг больших успехов, и сейчас тебе предстоит сделать новый рывок. Ты должен будешь покинуть пределы графства и отправиться на учёбу в Триогергский Университет. Это чистый и сильный источник знаний для волшебника любой Школы. За твою учёбу плачу я, как твой покровитель. Дополнительно, ты будешь получать ежегодный пенсион размером пять золотых марок. Это много. Это четверть доходов поместья рыцаря, а он с них должен содержать семью, ратников и слуг.
- Благодарю вас, ваша сиятельство.
- Помни! За это я требую от тебя настойчивости и прилежания в освоении наук. Каждый год на вакации ты будешь возвращаться сюда, и горе тебе, если не сможешь показать ожидаемых успехов. Учись, чему хочешь, кроме Некромантии. Поверь, мне она известна лучше, чем кому другому в нашем мире, потому не трать зря время. Советую обратить особое внимание на Алхимию, Артефакторику и Ритуалистику, но, впрочем, я не настаиваю именно на этих гранях магического ремесла. Пока есть возможность, ищи свою дорогу, по пути изучая то, что тебе самому интересно. Ашер ле Гур, ты меня понял?
- Да, ваша сиятельство.
- Тогда уходи.


Юноша


Перед каменным троном, на одном колене стоит молодой человек, с несколькими татуировками на лице. Его поза выражает одновременно почтение и лёгкую неуверенность. Граф Вальдхогер внимательно оглядывает склонившуюся фигуру и заявляет:
- Ашер ле Гур, ты прошёл полный курс обучения и получил диплом волшебника. Я доволен и, возможно, когда-нибудь предложу тебе службу. Ты несколько раз бывал в этом зале, внимательно посмотри вокруг, подумай и скажи - что поменялось в нём?
Молодой волшебник быстро огляделся и ответил:
- По моему, ничего, ваше сиятельство.
- Ничего... Ничего! Ты понял главную особенность замка - здесь редко что-то меняется. Это хорошо?
- Не знаю, ваше сиятельство. Есть плюсы...
- Но есть и минусы. Главный из них такой - если тебя оставить при замке, через какое-то время ты будешь знать то, что знаю я и мои помощники. Но они мне полезны, и я не собираюсь их менять. Теперь скажи - зачем ты мне здесь?
- Не знаю, ваше сиятельство.
- И я не знаю. Ты для меня бесполезен, а, следовательно, не нужен. Чтобы стать полезным тебе необходимо освоить что-то новое, мне неизвестное и интересное. Ты вошёл в возраст совершеннолетия. Тебя экипируют для долгих и опасных путешествий, отдадут сундук с вещами твоих родителей. Уезжай из графства и попытайся найти своё место в жизни.


Ашер ле Гур


Каждый раз, когда я выхожу из ворот графского замка, у меня на уме одна и та же мысль: "Пронесло!" Мышление нежити не всегда понятно живому, а граф к тому же рассчитывает свои действия на десятки лет вперёд. Он добр и щедр ко мне, но только всеведающие боги знают, как сильно я его боюсь! И во что точно не верю, так это в его бескорыстие. Хотя своего слова он и его приближенные придерживаются всегда.
После прохождения полного курса Университета я опасался возвращаться сюда. Почему? Была мыслишка, что захотят обратить в разумную нежить или что-то в таком роде. Зачем вернулся? Привык держать своё слово. И вдруг оказалось, что зря боялся, что здесь я просто никому не нужен. Это логично, но тогда зачем меня было учить и тратить огромные деньги моё образование?
Первое яркое детское воспоминание это не выбор пути волшебника, нет. Первое что запомнил во всех деталях: Я стою между зубцов стены замка, ниже разверглась глубокая пропасть, а внизу, рядом с обрывом видны крошечные деревенские домики. В соседних проёмах стоят ещё три паренька и одна девочка, они тоже пожелали стать волшебниками. Сзади закутанный в мантию Учитель. Он не живой, потому не любит дневной свет, хотя небо покрыто толстыми грозовыми облаками.
- Итак, вы одарены и сами, подчёркиваю - САМИ, пожелали стать волшебниками, - этот хриплый, каркающий голос я не забуду никогда. - Учить вас долго, трудно и дорого. Лентяи и неслухи не нужны, я и так буду вынужден тратить на вас своё время. До окончания учёбы вы должны трудиться изо всех сил и слушаться меня во всём, ни мгновения не рассуждая. Сейчас первый экзамен на послушание. На счёт "три" вы должны прыгнуть вниз. Готовсь! Раз! Два! Три!
Сразу прыгнули трое - я и ещё два паренька. Нас подхватил тёплый ласковый ветерок, сжал в нежных объятиях и медленно опустил у дома старосты на большую каменную плиту.
За нами Учитель столкнул замешкавшихся и опустился сам.
- Это вам первый урок - если я что-то приказываю, то знаю, каков будет результат. Каждый день утром вы будете подниматься в замок с этой плиты, а каждый вечер возвращаться сюда.
Затем он отправил к семьям девочку и третьего мальчишку. Ещё одного за леность выгнали через несколько недель. Я и Коста, последний оставшийся деревенский паренёк, учились вместе до моего поступления в Университет.
Коста же решил сбежать "на солнышко". Почему "на солнышко"? В графстве небо всегда обложено густыми облаками, и там никогда не проглядывает солнце. Первый раз я его увидел, когда поехал на учёбу.
Раз в год возвращался на каникулы и показывал Учителю, как освоил пройденные предметы. По сложности его вопросы нельзя даже близко сравнить с простенькими университетскими экзаменами. Тем более оценок Учитель не ставил, а в конце бросал лишь короткое "знаешь". Что случилось, если бы он сказал "не знаешь", просто боюсь себе представить. В качестве награды мне доставались татуировки. Столь же болезненные при нанесении, сколь и полезные после.
После первого курса мне на веки наложили Волшебный Взор - теперь на 60 шагов вижу магические ауры. Могли наложить что-то другое, но Учитель счёл это заклинание лучшим выбором, а моего желания он не подумал спросить.
Завершение второго украсило виски Пониманием Языков, теперь умею читать и писать на любых языках, имеющих письменность, а вот разговаривать - увы! Третий курс, и я обзавёлся на нижней стороне языка руной Обнаружение Яда. Четвёртый - левая кисть, пятый - правая кисть. Сначала были аккуратно вырваны ногти, затем на открывшееся место нанесены сигилы полезных заклинаний, после того, вновь нарощены ногти. Если бы не предыдущий опыт, я бы выл от боли, а так ничего, перетерпел.
Пусть эти, под ногтями, не постоянные, как на голове, а активируются лишь раз в день, но десять заклинаний на все случаи жизни, которые всегда с тобой, стоят нескольких часов мучений.
Вы представляете, какая цена таких татуировок? Сколько необходимо редких реагентов? Когда делали тату, я знал, что они мне полезны, и считал, что меня готовят к чему-то. Рассчитывал на сложное, возможно, опасное задание. Или на поездку туда, куда не могут попасть неживые. Но никогда не думал, что меня просто отпустят на волю. И даже отдадут вещи, оставшиеся от родителей. Не такого я ждал, когда возвращался.
Из сундука с вещами, в самую первую очередь я достал шкатулку с документами. Мне казалось, что в них найдутся ответы на все вопросы о моих родителей, я узнаю то, о чём не захотел рассказать Учитель.
Однако разбор бумаг мало чего объяснил. Отец - второй сын в семье ле Гуров, волшебник. Женился за год до моего рождения. Есть официальное свидетельство, что Ашер ле Гур, законный сын дворянина Теодора ле Гура и дворянки Виолетты, в девичестве фон Каппель. Нет ни единого намёка, почему и от кого бежали родители.
Когда-то я спросил, и Учитель рассказал об обстоятельствах моего попадания в графство. По его словам нашлась лишь одна зацепка, полезная для распутывания той странной истории - имя и адрес на письме, которое перед казнью написал главарь убийц: "Эммануилу ле Гуру из поместья Синих Щитов, что в баронстве Шоад, графства Раух".
Казалось бы, надо сразу седлать коня и мчаться по известному адресу. Однако меня с детства приучали сначала думать, и лишь потом действовать. Скажем, приехал я, а дальше что? Брошусь в объятия, облобызаюсь с роднёй, потом кто-то добрый и тёплый пожалеет сироту, выпьем мы с ним по чаре вина, усядемся всей семьёй, да и вспомним былые времена? Здорово, да? Одно мешает - на письмо покровителя, с предложением забрать младенца, никто ничего не ответил. Не случилось даже вежливого отказа. А ведь конверт был передан лично в руки адресату, у графа с этим строго. И гонец три дня ждал ответа в соседней деревушке.
Когда учился в Триогерге, навёл справки, выяснил, где находится графство и баронство. Про поместье, правда, никто не слышал. Так вот, обычное захолустное баронство в обычном графстве, как обычно мнящем себя важной державой. В год моего рождения войн и катаклизмов там не случилось. От кого или от чего тогда бежали родители? Раз не от войны, значит от семейных заморочек. А коли так, то с семьёй сразу, без подготовки, не стоит встречаться, сначала надо приехать и по-тихому навести справки. Но до сегодняшнего дня всё это было пустое мудрствование и теоретические прикидки, а вот сейчас настала пора подумать и о практических шагах.


Снаряжение


Полностью перечитав бумаги и вернув их в шкатулку, взялся осматривать остальное содержимое сундука. Наследство оказалось неожиданно большим. Деньгами - доход рыцарского поместья лет за десять. Толика украшений, больше женских, но и мужчине есть чего надеть в торжественном случае. Дворянская печатка с гербом имеется. В специальном дорожном кожаном чехле лежит книга заклинаний, похоже, отца. Отдельно завёрнуты несколько магических вещиц, с которыми надо разобраться, и шкатулка для бумаг. Ещё вычищенная и выглаженная одежда, меховые шубы с многочисленными подпалинами на спине, из-за того, годящиеся лишь на подстилку. Понятно, преследователи кинули в родителей заклинание Цепная Молния. Причём со свитка. Значит, кидал довольно слабый волшебник.
Оружием у родителей были кинжал и арбалет. Оба зачарованы - кинжал на силу удара, а арбалет на точность попадания. В комплект шло два колчана. В одном лежали два десятка простых арбалетных болтов, в другом десяток зачарованных. С таким арсеналом погоню не остановишь. А заклинания, возможно, были потрачены раньше. Не знаю.
В кожаном мешочке оказался камень с кулак величиной. Прекрасно огранённый, красивый, с магической аурой, но выточенный из простого булыжника. Обнаружился безразмерный кожаный ранец, зачарованный для путешествий. С внутренним объёмом значительно большим, чем наружный, снижающий вес, защищённый от потери и кражи. В нём несколько отделений, в том числе для переноски питомца.
Внутри ранца нашлась парадная одежда родителей, немного белья и прочих домашних мелочей. Специальный кошель для магических компонентов, с множеством отделений. Некоторые реагенты за двадцать лет пришли в негодность, но мне они особо и не нужны, я научился творить многие заклинания без материальных компонентов, только словами и жестами. Но для чего-то серьёзного приходится серьёзно тратиться. Хотя, если хорошенько подумать, такой кошель на поясе отличительный знак всех чародеев.
Много полезного для путешествия нашлось в сундуке, но чувствовалось, что родители собирались наспех и многое забыли. Комплект для письма нашёлся, а хотя бы маленькой палатки нет. Есть ложки-вилки, но нет простого котелка.
От размышлений над наследством родителей меня оторвал Учитель, повёл в подземелье на склад ненужных вещей, большей частью трофеев, снятых с убитых пришельцев. Несмотря на дурную славу наших земель, в графство хоть раз в год, да проникнет группа искателей приключений, с целью восстановить какую-нибудь справедливость, отомстить за былые обиды, а заодно прихватить, что плохо лежит. Крестьяне их не интересуют - коровёнка с несколькими кулями муки, не вдохновляют на Святую Месть Проклятому Злу. Авантюристы предпочитают тихо проникнуть в чей-нибудь замок, быстро схватить и сразу сбежать. Причём о наблюдательных вышках и столбах вроде все знают, но каждая партия старается их обмануть.
Забредают чаще не в графскую вотчину, а в одно из четырёх вампирских баронств, там замки кажутся менее защищёнными. Хотя и желающих поживиться графским добром хватает. Только на моей памяти случилось три проникновения в крепость, а сколько их произошло за несколько сотен лет?
Обычно приключенцам разрешали пробраться внутрь стен и взломать пару дверей. Затем захватывали, судили и казнили, а их магические вещи, за ненадобностью, большей частью оседали в хранилище.
У вампиров, говорят, организовано иначе. Бароны любят устраивать шумную и пышную охоту, даже отпускают нарушителей, если те успевают сбежать обратно за линию границы графства. Правда, до меня не доходило слухов о выживших.
Со склада вышел с безразмерным кошелём, зачарованным от воров, пустым, правда. С крепкими сапогами и полным нарядом путешественника в мешке. На вещах лежат чары прочности, непромокаемости и очистки от грязи. Баловство, конечно. Без этого спокойно можно обойтись, но не отказываться же, раз дают. Для защиты получил сорочку из паучьего шёлка. Она по крепости не уступит стальной кольчуге. Ещё выдали две маленькие шахматные фигурки. По словам Учителя тура превращается в небольшую жилую башенку, лошадь - в коня, слегка зеленоватой масти. Пояс с восемью кармашками, размером под флаконы алхимических зелий, и бандольер через плечо, с шестью отделениями для магических свитков, дополнят мой наряд.
Последним получил жезл Магических Стрел. Слабенькое заклинание, но сто зарядов, всегда попадающих в цель, лишними никогда не будут. Наверняка на складе нашлось бы что-то ещё интересное, но Учитель заявил:
- Тебе и этого хватит. Свитки, зелья и прочее завтра утром получишь. Перед отъездом.
- Я завтра уезжаю?
- Да. В Зачарованный Лес. Проведёшь ритуал Призыва Фамильяра. Гомункула ты же не захотел себе создавать. Вот теперь жди, кто к тебе придёт. Без фамильяра отпускать неправильно, его сиятельство велел снарядить полностью.
- А реагенты для ритуала где искать?
- Всё дам. Ты только долго не жди, соглашайся на первого, кто тобой заинтересуется. Второй может не прийти.
Привычно вернулся на ночлег. Этот дом на площади был самым популярным в деревне - ибо трактир, со всеми вытекающими последствиями. На втором этаже комнаты для постояльцев. В самом конце коридора, дверь. За ней моё обиталище. Как дворянину, жилище мне выделили сразу. Здесь я квартировал со дня попадания в графство. Сюда приходила кормилица, отсюда меня выводила на прогулку нянька, тут я обитал, пока не уехал учиться. Возвращаясь из Университета на вакации, я останавливался здесь же. А завтра меня тут не будет, и комната останется стоять пустой, ожидая редких постояльцев. Хоть и рад полученной свободе, но немного грустно расставаться со своей прошлой жизнью.
Вечер потратил на сборы и укладку вещей. Прикупил мех кислого вина, сухарей, крупы, хорошо прокопчённого мяса и прочих съестных припасов. Нашёлся и котелок, и палатка, и другие, необходимые в походе, вещи. Тут вдруг без стука отворилась дверь, и в мою комнату шагнула дочка трактирщика. Без разговоров стянула через голову сарафан и осталась совсем нагой. У меня пересохло во рту.
- Мара, не нужно делать глупостей...
- Никаких глупостей тут нет, - рассудительно пояснила девушка. - Я собираю себе приданое. Ты дашь мне одну корону и сохранишь хорошие воспоминания о графстве. Иди сюда, у нас с тобой есть время только до утра. Не теряй его даром.
Стоит ли говорить, что я не устоял? Мара оказалась не очень опытной, но я не был девственником. В Университете трудно жить вне студенческого братства, без хмельных пирушек и объятий красоток. Я не злоупотреблял развлечениями, и особенно старался быть аккуратным с сокурсницами. Иначе можно было попасться на свадебный крючок. Впрочем, неясный статус тут играл скорее в мою пользу, девушки в поиске предпочитали связать себя узами брака с кем-нибудь познатнее или, хотя бы, побогаче. Но желающие согреть постель одинокому заучке, тоже находились. Пенсион в пять марок позволял жить, пусть не так роскошно, как некоторым нашим соученикам, но лучше большинства студентов.


Лесная сторожка


Утро. Я уже в пути. Поднялся рано. С восходом солнца ко мне пришёл Учитель, принес зелья, свитки, ещё один кошель с компонентами для заклинаний и реагентами для ритуала. Велел выехать пораньше и ушёл.
Пока нежить разговаривала со мной, Мара с головой укрылась одеялом и тряслась от страха. Всё же со слугами графа деревенские редко встречаются, разве только со старостой, но он свой, с детства привычный. На прощание мы долго целовались с девчонкой. Она призналась, что я у неё второй после жениха, и очень ей нравлюсь. Серебряную монету взяла с большим удовольствием, но тут же отдарилась горшочком мёда диких пчёл.
Сразу после наспех собранного завтрака я уехал, последний раз поцеловав подружку. Полный костюм не надевал - жарковато, да и незачем. В дебри я не собираюсь, а разбойников у нас нет. Как говорят, девственница с кошелём золота может исходить все дороги графства, и никто на неё не нападёт. Правда, парни в ответ на эту байку спрашивают: "Где только бродит эта дурёха? Встретить бы её. С таким приданым сразу замуж возьму!"
Шахматная фигурка превратилась во флегматичного конягу в сбруе. Я сел в седло, и скакун пошёл экономной иноходью. Восемь часов в день, ни минутой больше, конь находится при тебе, затем вновь становится фигуркой. Его не надо кормить, он не нуждается в уходе, но восемь часов, это всего лишь восемь часов.
План таков - доехать до леса, обождать на опушке и в сумерках провести ритуал. Познакомиться с пришедшим на зов животным и, если будет тихо, там же заночевать. Хороший план, как и многие мечты, хорош до тех пор, пока не столкнётся с действительностью. День далеко перевалил за половину, когда на развилке дорог встретился мрачный тип в одежде цветов барона фон Брюсоффа.
- Мой господин сообщает вам, что сегодня состоится охота. Он просит вас не мешать.
- Я следую по приказу графа, но у меня нет конкретного срока исполнения.
Слуга поклонился.
- Мой господин будет рад вашему пониманию.
- Но мне нужно где-то под крышей переждать охоту.
- Извольте ехать по этой тропе. Через четверть часа вы достигнете усадьбы лесника. Он предоставит вам кров.
После расставания я заторопился к ночёвке. Тут дело такое - с закатом вампиры проснутся и начнут на кого-то охотиться. Во время преследования они входят в раж и любому смертному с ними лучше не встречаться. Я человек графа, потому меня предупредили. Не барон, сейчас он спит, да и потом ему не будет дела до меня. Предупредили дневные слуги. Если я не прислушаюсь, то буду сам себе глупый баклан.
Действительно через четверть часа показался дом из толстых брёвен с малюсенькими окошками. Я постучал в окованную железом дверь. Она отворилась, и здоровый мужик с бородой чуть не от глаз спросил:
- Чего надо?
- Слуга барона фон Брюсоффа сказал, что у вас можно переждать охоту.
Здоровяк промолчал, но сделал полшага от двери. Я вошёл. В наших землях никто не приглашает войти в дом. Знаете почему? В частный дом без приглашения не может войти ни нежить, ни нечисть. Самоубийц у нас не водится, и такую простейшую проверку делают всегда, даже знакомым, даже родственникам. Мало ли кто принял вид близкого человека? Понимаете? То-то!
Внутри, кроме лесника, оказалась красивая женщина в когда-то роскошном платье, но теперь сильно потрёпанном, со следами многочисленных латок, с подолом, обшитым другой материей. Она спросила:
- Опять проклятые собираются наказать какого-нибудь несчастного воришку, укравшего у соседа курицу?
- Не знаю, мадам. Слуга не рассказал подробностей. Разрешите представиться - Ашер ле Гур.
- Я давно отреклась от своего имени и от дворянского звания. Прошу, не судите меня строго - тогда я была девчонкой и хотела жить. В компании искателей приключений залезла в замок проклятого. О! Мы были юны, глупы и самоуверенны. Мы точно знали, что днём вампиры спят, а с их слугами легко разобраться...
- Молчи, Арна, - попросил лесник, - ты вновь не будешь спать ночами.
- Ладно тебе, мой маленький Мишка! Пусть мальчик знает, как легко рвётся нить судьбы, - женщина продолжила рассказ. - Словом, нашу группу схватили так быстро, что мы не успели даже вытащить оружие из ножен. Вечером проснулся вампир со своими близкими. Нас пригласили на ужин. Мы согласились, а как можно было отказаться? Мне, как дворянке, подарили роскошное платье. Нам оставили оружие, дали умыться и привести себя в порядок, а ровно в полночь провели в пиршественную залу. Там оказалось, что нас пригласили на ужин в качестве главного блюда.
- Арна, ты не виновата, что единственная смогла выжить!
- Я давно не виню себя. Ашер, да? Мой мальчик, знайте - иногда обстоятельства бывают сильнее вас. Вампирам, чтобы насытиться хватило половины отряда. Остальных они освободили, предупредив, что со следующим закатом начнётся охота. И если кто-то сможет перейти границу графства, то он будет полностью свободен и волен идти куда пожелает. На рассвете нас вывели из замка и отпустили. Большинство побежало по кратчайшей дороге к границе, а я помчалась прятаться в лес. Почти на закате наткнулась на этот дом. Мишка из жалости открыл мне дверь и не выгнал, когда пришёл проклятый. Мой Медведь влюбился в несчастную, глупую девчонку.
- А как же барон?
- Проклятый был сыт. Видимо потому сказал, что меня можно оставить, но если выйду за порог этого дома, то любому разрешено меня убить. Я долго валялась в нервной горячке. Чуть не сошла с ума. Но мой Мишка меня выходил. Теперь у нас разделение труда - я хозяйничаю внутри дома, а муж снаружи. Мы любим друг друга и привыкли к такому положению.
- Кто-нибудь ещё спасся?
- Нет, конечно. Любезность вампиров не простиралась столь далеко, чтобы оставить нам лошадей. А без них за день добраться до границы нет никакой возможности. Вы думаете, иначе проклятые давали бы людям шанс уйти? Нет, это такая злая забава.
Во время разговора лесник ходил по дому, закрывал ставни и запирал их толстыми штырями. Дверь он запер последней и дополнительно укрепил толстой дубовой доской в качестве засова. Комната освещалась лишь масляной лампой. Хозяйка хлопотала, накрывая на стол. Я предложил свою долю продуктов, но от них отмахнулись, здесь всё было своё, даже домашнее пиво.
За ужином хозяева вежливо поинтересовались целью моего похода. Узнав о ритуале, лесник пообещал показать подходящее место, а жена принесла маленький горшочек с необычными жёлтыми ягодами и предложила их выложить среди подношений, тогда большее количество животных откликнутся на мой зов.
Хорошие люди. Бескорыстно стараются помочь. Я их спросил:
- Могу что-то сделать для вас?
Лесник покачал головой, а женщина засмеялась:
- У нас имеется всё необходимое. Пожалуй, кроме некоторых дамских вещей. Но у вас же случайно нет с собой женского платья?
- А кстати есть! У меня в ранце лежат вещи покойной матушки.
Я выложил всё женское до тряпочки. Мне эти вещи не нужны, и не знаю, пригодятся ли вообще. А продавать одежду матери мне претит. Пусть достанется хорошему человеку.
Женщина всегда остаётся женщиной. Она убежала в другую комнату, оттуда послышались восхищённые возгласы и даже восторженные взвизгивания. Несколько раз прибегала показывать наряды, а её муж бросал на меня радостные взгляды.
Когда примерка закончилась, и женщина вернулась к нам в самом простом из маминых одеяний, благодарно сопящий лесник начал вытаскивать ответные дары. Шкура огромного кабана с клыкастой головой могла украсить стену любого зала, но куда мне её прятать? Ведь к ней прилагалась охапка пушнины, жердь какого-то неизвестного дерева, сноп редкой лекарственной травы, корешки, орехи, настойки... Женщина прекратила излияние рога изобилия:
- Хватит, Мишутка. Мальчик всё это не унесёт. Я лучше дам ему готовых зелий. Ашер, возьмите эти орешки и положите к подношениям во время ритуала. Я не я буду, если к вам не выйдет кто-то необыкновенный.
- Могу спросить, кто именно?
- Боюсь сглазить. Надеюсь, вы не будете разочарованы, только вам придётся начинать проводить ритуал на четверть часа раньше. Я вам дам часть припасов, оставшихся с времён налёта. Проклятые вернули нам снаряжение. Моё оружие вам не подойдёт, да честно говоря, оно слова доброго не стоит. А вот что у меня изрядное, так это набор зелий в аптечке и поясной мешочек для добычи. Туда запросто войдут все шкуры и ещё останется место для пары крынок с целебной мазью. Она хороша после боя, когда есть время намазать раны и отлежаться. Нечастые посетители наших мест ценят это зелье.
- А как же вы?
- Мы ещё сварим.
Ночь прошла спокойно. Мне постелили мягкую шкуру на широкую лавку, а хозяева ушли в свою комнатушку. Запах сухого разнотравья, пучками развешенного у потолка, навевал приятные сны. Рано утром, ещё до завтрака, лесник отворил окна и дверь, а затем вышел осмотреть округу. Хозяйка растопила печь и принялась катать вчерашнее темноватое, кислое тесто, готовя не то лепёшки, не то оладушки. Я привёл себя в порядок и вновь предложил свои продукты. Женщина отмахнулась, дескать, не до тебя. У неё сразу на трех сковородках жарились те самые лепёшки, шкварчал копчёный кабаний окорок, перемешиваемый с луком, и доходила смесь разных овощей с пряными травками.
Хозяин вернулся с вестью об окончании охоты. Мы сели за стол и отдали должное мастерству хозяйки и приготовленному завтраку. Мех с вином я всё же выложил на стол, и хозяин отведал стаканчик кисленького. После еды он вновь вышел наружу, а хозяйка занялась уборкой. Ритуал надо проводить в вечерних сумерках, до тех пор делать мне совершенно нечего. Предложил свою помощь, но её не приняли. Пришлось просто бездельничать, рассказывая новости.
- Ашер, если я вас попрошу, вы согласитесь отнести письмо?
- Да, конечно. Может вам в чём-нибудь ещё нужна помощь?
- Нет, спасибо. Вы, наверное, думаете, что я хочу сбежать назад в старую жизнь?
- Признаться, была у меня такая мысль.
- Какой вы ещё маленький! Я давно могла попросить Мишку достать верховую лошадь, напоить её Зельем Скорости, за долгий летний день доскакать до границы и дальше жить свободно. Но как я смогу оставить своего Медведя? Он же без меня помрёт от тоски. Да и я без него не мыслю жизни. Кроме того, Мишка не может уехать из своего леса, а меня могут плохо принять в людских землях. Так что мы с ним отсюда никуда не денемся. А письмо просто дань былым отношениям.
- Почему вас должны плохо принять? Я без проблем каждый год возвращался в Университет.
- Да? А у вас есть такое украшение? - женщина в сердцах фыркнула, откинула ворот и обнажила шею. Открылся шрам в виде двух небольших точек. - Вам не надо рассказывать, что кто-то попробовал вас на вкус? И доказывать, что вы всё ещё человек? И что укус не подействовал? Наверное...
- Прошу прощения! Я не думал... А ваш муж... Оборотень?
- Не бойтесь! До полнолуния ещё далеко, да и Мишка себя полностью контролирует. Если не злится... Давайте закончим разговор, а то он зашёл куда-то не туда. Чтобы меня понять, вам надо пройти по самому краю, а потом влюбиться до беспамятства. Врагу не пожелаю такого!


Фамильяр


Ритуал Призыва Фамильяра не очень сложен, не так дорог и доступен даже начинающему чародею. Однако связь между хозяином и питомцем устанавливается надолго, если не навсегда. Животное почти никогда не переносит смерти хозяина, а смерть подопечного сильно бьёт по волшебнику. Завести нового фамильяра трудно, а часто даже невозможно. Зачем он нужен? Подопечный в чём-то усиливает хозяина. Замечено, владельцы воронов лучше оценивают стоимость добычи. Хозяева котов производят меньше шума при передвижении. Гордые обладатели крыс более стойки к отравлениям и болезням. Питомцы могут караулить, ходить на разведку или просто украшать жизнь хозяина. Простые люди для чего-то заводят себе котов?
Медведь показал тесную полянку у опушки леса, я подготовил ритуал и, как только стало смеркаться, запалил костерок. Пахучий дым травок ввёл меня в лёгкий транс и раскрыл сознание. Из фамильяров крайне редко кто умеет разговаривать с хозяином, чаще они общаются на уровне ощущений. Хотя есть исключения, например, ворон. Понятно, бесов, импов, гомункулов и прочих подобных существ мы не рассматриваем. Так вот, я почувствовал направленный интерес. Какая-то птица, но точно не певчая, с клёкотом стала кружить над полянкой. Кошкоподобный силуэт мелькнул в кустах. Громкий поощрительный квак раздался неподалёку. В разум стали проникать мысли сразу нескольких существ, но вдруг уловил отчётливое:
- Это что тут такое? Орешки, желтеника... так... мяско, рыбка... О! Молочко! Это я удачно зашёл! Ты! Зелень бородавчатая! Развернулась и прыг-прыг к себе в болото! Шерстяной пылесборник, бегом в нору, марш! Блохастый, тебя это тоже касается! Ты мне тут порычи! Давно хвостом в глаз не получал? А ты чего припёрся? Полетать решил? Срочно лети в направлении отсюда! Я себе человека нашёл, остальные свободны! Что значит первым пришёл? А я первым его выбрал! В следующий раз будешь быстрее чухаться!
Разговор не слышен, он возникает сразу в голове. Телепатия? Судя по тому, как были разогнаны остальные претенденты, существо, достаточно авторитетное в лесу.
- Так, человек! Я согласен заключить с тобой договор о дружбе и взаимной помощи. Меня зовут Призрачный Устрашающе Зубастый И Когтистый дракон. Для друзей просто Пузик. Быстрей соглашайся, а то молочко киснет.
- Я не против, но...
- Отлично! Договорились! Отныне ты меня каждый день кормишь, а я беру над тобой шефство!
Прямо у ног возник крылатый дракон, только размером с кошку. Жадно урча, он набросился на подношение и стал сноровисто его уничтожать. Первым было вылакано молоко, затем в хорошем темпе начали исчезать другие продукты. В свете костра разглядел, что туловище дракончика достигает фута, ещё пару футов занимает хвост с острым костяным шипом. При внимательном рассмотрении можно увидеть красновато-бурую чешую, сложенные кожистые крылья, меленькие крепкие зубки, остренькие коготки.
В Университете читал о таких фамильярах. Псевдодраконы. Относятся к вивернам. Живут в лесу, к волшебникам выходят крайне редко. Телепатически общаются на двух языках, Общем и Сильванике. Основное оружие - ядовитый шип на хвосте. Яд не убивает, а погружает в сон. Жертва спит до трёх дней. Дракончик прекрасно прячется и в листве лесов, и в темноте подземелий. Как хамелеон умеет менять окраску чешуи. Что полезно, видит скрывающихся под невидимостью, да и вообще, наблюдательность у него на высоте. Дыхательного оружия, как у истинных драконов, не имеет. Укус слабенький.
Боец, понятно, никакой. Может помочь разве что в битвах с мелкими животными, зато полностью иммунен к усыплению и параличу. Что ещё сказать? Весит около семи фунтов. Всеяден, но предпочитает мясо. Верен патрону, однако не считает себя подчинённым. Требует к себе хорошего отношения. Любит, когда его обильно кормят, балуют, ухаживают и уделяют много внимания. Терпеть не может нытиков, жалующихся на свои невзгоды. Совершенно не переносит хозяев, совершающих жестокие поступки, быстро сбегает от таких. Известно несколько случаев, когда перед тем как сбежать, дракончик подстраивал бывшему партнёру обидную каверзу.
Можно сказать, что мне повезло - я получил полезного и интересного спутника. Немного капризного, правда.
Скоро от еды не осталось и следа. Пузик внимательно обозрел очищенное место, немного разочаровано хрипло мурлыкнул, а найдя случайно оставшуюся крошку, слизнул её длинным языком. Затем спросил:
- Чего сидим? Кого ждём? Партнёр, тебе не говорили, что в этом лесу опасно? Забираем плошку из-под молочка и быстро следуем за мной!
Дракончик предусмотрительно летел на уровне моей головы и, наверное, специально выбирал проходы, так что я не спотыкался о корни и ориентировался куда идти. Через половину часа ходьбы мы оказались у дуба.
- Сиди здесь и никуда не ходи. Там в дупле моё жилище, так что другие звери под дерево не приходят.
- Чего мы здесь делаем?
- Во-первых, ты в безопасности ждёшь рассвета. Можешь поспать, если хочешь. Во-вторых, у меня здесь сокровища. Их бросать что ли? А, главное, надо сказать маме, что я ухожу.
- Маме?
- Да, маме, - в голосе слышалась вся скорбь мелкодраконьего народа. - Если ей не сообщить, она решит, что я погиб. Нырял в росу, простудился, заболел и умер. Или того хуже - потерялся в лесу, меня поймал и съел залётный орёл. Надумает себе чего-нибудь страшное... Что я тебе рассказываю! Ты не знаешь мою маму! Мне проще один раз перетерпеть её наставления, чем постоянно ожидать, когда она прилетит меня спасать!
До утра я просидел под дубом. Даже удалось покемарить вполглаза. Пузик не объявлялся. Чтобы не терять зря времени решил перекусить. Достал краюху хлеба, кусок копчёного окорока и флягу с водой. Костёр не решился разжигать. Не то место. Только отрезал ломоть мяса, как нарисовалась рогатая мордочка моего спутника.
- Мы что опять кушаем? Правильно! Перед дальней дорогой полезно подкрепиться. Только ты мне вот отсюда отрежь. Здесь пожирнее будет. И покроши меленько так... Но не слишком! Вкус не тот будет! Вот... Правильно. Кстати, мои сокровища ты понесёшь. Я же без гнезда остаюсь.
- Вообще, у меня в ранце есть специальное отделение для спутника.
- Да? А чего сразу не сказал?
Пузик залез под указанный клапан, провёл там несколько минут и вылез довольно мурлыкая. Правда, очень хрипло.
- Не так плохо. Кошаком немного пованивает, но я привык терпеть невзгоды. Сейчас перенесу свои сокровища и пойдём. Выведу тебя к дороге.
Раз пять дракончик летал между дуплом и своим новым логовом, переносил какие-то листики, корешки, веточки. Похвастался наполовину обгрызенной, довольно ржавой, железной пряжкой.
- Знаешь, как тяжело в лесу такое найти? - посетовал он. - А для пищеварения металл очень полезен.
Ещё через несколько минут мы пошли к дороге. Точнее, я пошёл, Пузик сидел на плече и хвостом указывал путь.


Уход


В деревню я вернулся засветло. Уезжая, планировал пересечь графство и выйти в людские земли другой дорогой. Однако получив такого необычного спутника, очень захотел похвастать им перед Учителем. При демонстрации Пузик робел и боязливо прижимался ко мне, а Учитель смотрел на моего дракончика весьма критически и из хорошего сказал только:
- Забавная тварь, иногда бывает даже полезной. Хотя по мне гомункул более практичен для лабораторных работ и исследований. Приказ его сиятельства выполнен, ты подготовлен к жизни во внешнем мире. Завтра же уезжай. В поощрение за хорошо исполненный призыв получишь письмо, найденное у убийцы твоих родителей.
Передо мной был выложен пожелтевший конверт. В нём нашлась записка: "Бонифаций, Теодор выкрал Виолетту с ребёнком. Ему помогал Франц, её старший брат. Он ранен, но смог направить преследование на ложный след и выиграть время. Осталась надежда только на тебя. Бросай всё, скачи вдогон, найди след беглецов. Догонишь, постарайся убедить, что жена и сын в заложниках - это нормально, так все делают. Реально им ничего не угрожало, а угрозы были пустыми словами. Делай, что хочешь, лги, подкупай, валяйся в ногах, но верни Тео. Иначе милорд рассердится и нам всем не сносить головы. В крайнем случае, убей кузена. Увы! Это единственный надёжный способ сохранить нашу тайну. Твой отец, Эммануил."
Пока мы возвращались из замка, дракончик обижено молчал. Как же! Его, такого хорошего, обозвали тварью и с кем-то сравнили в чужую пользу! Как дальше жить в этом суровом мире?! Зато в трактире Пузик получил полную меру признания, а также женского внимания, поглаживания и подкармливания. Он буквально купался в лучах славы. Но разговаривал только со мной. Предупредил, что многие в зале мне завидуют, а кое-кому я совсем не нравлюсь. Хорошо относится вообще лишь одна Мара.
Вообще-то, понятно - я какой-никакой дворянин, хоть и прожил большой кусок жизни на виду у всей деревни. Опять же волшебник. Есть чему позавидовать.
Сижу в комнате, думаю про вычитанное в письме. Бонифаций кузен моего отца. Эммануил отец Бонифация, а значит дядя отца. И они или, по крайней мере, при их участии, маму и меня держали в заложниках. Нам угрожали, хотели, чтобы отец что-то сделал или наоборот не делал. Милая семейка. От такой родни надо держаться подальше. И ещё есть какой-то "милорд", который может рассердиться так, что "всем не сносить головы".
Может, ну её семейную тайну? Двадцать лет жил без неё, и ещё проживу. Здоровее буду. Вот только маминого старшего брата, Франца, моего дядю, стоит найти. Если он живой после таких приключений.
Где только его искать? Хотя... Имя есть, фамилия тоже. Есть имя младшей сестры, есть место, где выдали свидетельство о рождении её сына. Наверное, где-то в тех краях имеется поместье фон Каппелей. Надо навести справки. Один раз кое-что узнал о своей семье, во второй, узнаю больше, теперь стало понятней, с чего всё начиналось. Получается, мой путь ведёт в Триогерг. Надо только по пути завезти письмо Арны. Благо Вуперфельд, где расположена главная контора гильдии "Серебряная Звезда", находится почти по дороге, придётся сделать лишь маленький крюк. А мне особо спешить некуда. Кстати, может, при Университете на время пристроюсь. Поучусь чему полезному.


Полезные знакомства


Постоялый двор


Если выехать с ближнего перевала Проклятых Земель, то в конце дневного перехода увидишь постоялый двор. Названия у него нет, чай не город с десятком заведений, здесь он один такой. Комнаты для постояльцев там, конечно, есть, но кто хочет, может в общем зале на лавках переспать. После того, как посетители разойдутся, конечно. Всего одна медяшка и ты под крышей, а коли нужда, так ещё и засаленный плед дадут укрыться. Не без краснокожих насекомых, правда.
Но здесь народ всё больше торговый, предпочитает ближе к своим телегам лечь. Оно для сохранности товаров оченно пользительно. А то есть ловкачи, мимо тебя прошли - куля недосчитался.
Те, которые чистого ночлега желают, квартируют на втором этаже. Однако цены там выше - по три щита за ночь комнатушка сдаётся. В комнате ждёт тюфяк, набитый свежим сеном, войлочное одеяло и свеча, размером с мизинец.
В рассуждении покушать, с утра готовится похлёбка, чаще музыкальная, то бишь, гороховая. Густая, сытная. Для вкуса туда добавляют овощи, какие есть по сезону. Щит за большую миску и хороший ломоть ячменного хлеба в придачу. Кто побогаче, может мяса приказать покрошить к гороху. Отказа не будет, копчёный окорок всегда висит у стойки. Если капиталы позволяют, тебе могут и сыра, и колбасы принести, но это уже роскошество.
Коли кто деликатной пищи желает, велит приготовить пулярку, либо каплуна. На заднем дворе в птичнике они ждут своего часу. Но тогда надо ждать, пока поймают, ощипают, приготовят. В запасе такое не держат - дорогое блюдо, не каждый день его заказывают. Бывает, кто и поплотнее чего закусить захочет - утку, гуся, поросёнка, а то и барашка, тогда в деревню приходится бежать, там всё есть.
Выпить здесь тоже можно. Сидр, пиво, домашнее вино наливаются из бочонков. Привозные напитки - из запечатанных бутылок и кувшинов. Но на крепкое спрос маленький, оно дороговато выходит. Разве когда сделку обмыть или улестить кого потребуется. Просто привозное редко когда спрашивают.
Сегодня в зале было многолюдно, сошлись два торговых каравана, один возвращается туда, другой тоже возвращается, но оттуда. Одни подданные проклятых господ, другие местные, с недальних деревень. И те, и те не купцы, а крестьяне. Отвозили урожай на продажу соседям. Признаться, которые подданные проклятых хозяев, поглаже выглядят. Их узнать легко - чёрные одежды с жёлтыми манжетами и воротником. Телеги тоже покрашены в чёрный цвет с намалёванными жёлтыми полосами. А чтобы от местных отличали!
Сидят оба каравана вместе и спорят за жизнь. Не на сухую, понятно. Распродались удачно, можно себе позволить. Тутошний уже подпил чуток лишка и агрессивно наседает на жителя Проклятых Земель:
- И земли ваши проклятые - солнышко их не греет, и владыки ваши злые, да и сами вы после смерти в мире не покоитесь!
- Ты наших господ не замай! - отругивается оппонент. - Они за нас горой! Мою одёжку видел? А телегу? Вот! Нас даже разбойники не трогают. Даже стража мзду не требует. А потому, что господа за нас спрашивают. Пять лет назад, одного нашего ограбили, так к вечеру уже за разбойниками стражи пришли. Пошто, говорят, людишек обидели? Ваши вас совсем распустили, вот от своих и воруйте, а наших трогать не надоть! Уворованное забрали, а грабителей удавили.
- Ваши сами купцов ограбили! Третьего года было.
- А потому они под нас нарядились! Их остановили и грят: "Коли графские цвета надели, повинны налог платить!" Купчишки было в отказ пошли, но одёжка выдала. Вот стража раскрашенные телеги с товаром и забрала. На штраф! А вот нЕчего! Даже не казнили никого.
- У вас всех казнят!
- Не всех, а только преступников! И кто нас защищает? Наши же предки! Ваши стражники, про господ даже не говорю, только и ищут, как вас потиранить. Поборы, штрафы, взятки. То поле потопчут, охотившись на зайцев каких. То всех девок разом перепортят, праздник себе устроят. А вы терпите! Вот, к примеру сказать, вы какие налоги платите?
- Вестимо какие...
- О! А мы только десятину! Разве, если захочешь, в храм чего отнесёшь. Но на то твоя добрая воля! Ни потрав, ни глумлений у нас нет. И девки только по желанию юбку задирают. А что после смерти служить идём, так своих детей-внуков защищаем! Ваши промеж себя воюют, а наши - ни боже мой! Только супротив захватчиков войско поднимают. И кого? Наших же! Родных! Предков!
- У меня сына в ополчение забрили.
- Живого! Его ведь и убить могут. У нас спрашивают строго, но только по закону. Все знают, что можно, чего нельзя. А у вас если нельзя, то можно, только взятку заплати.
- А зато... А зато у вас солнца нет!
- И чо? Солнца нет, а что положено рОстим. И урожаи хорошие - графские волшебники следят, и лишнее не тянут.
- На что им деньги? Они покойники уже!
- Деньги всем нужны! А ваши живые без серебра на поле даже не посмотрят. Два гнилых года было, сколько народу от бескормицы у вас в землю слегло? А наши на свои крестьян кормили! Да, в долг! Да, на третий год с урожая мы начали недоимки и долги отдавать. Так все живы! Может и не от пуза ели, но как у вас голодных бунтов не устраивали.
- Проклятые вы все!
- Угу! То-то от вас сбегают, нашим господам в ножки кланяются - просят: "Явите божескую милость! Пустите на землю!" А девки? Наши к вам замуж не хотят, разве только какой сын купеческий её уговорит. А ваши за нашими парнями, табунами бегают. На три дня верхового пути от границы, наших никто тронуть правов не имеет. Так наши парни, которые холостые, все деревни объездят, себе невесту выбираючи.
- Подлые вы все! Положениями своими пользуютесь!
- А отчего не попользоваться, коли девка сама лучшей доли ищет? Наши силком никого не тянут.
- Вот правильно вас никто не любит! Морду бы вам начистить, да со скелетами объясняться боязно.


Стычка


В "чистой" половине зала, ближе к стойке, сидели "приличные" клиенты. Партия приключенцев разминалась пивом, ожидая чего-то более существенного, чем пустая гороховая похлёбка. Дворянин в потёртой кожаной куртке и с устрашающего размера рапирой у пояса, недовольно морщась, метал похлёбку с накрошенным туда окороком и прихлёбывал из кружки дрянное местное винцо. Его слуга, почтительно примостившись на лавке напротив, питался тем же самым, но с нескрываемым удовольствием. За свободный столик сел, только вошедший в зал молодой человек в одежде путешественника и с дворянским кинжалом у пояса.
Почувствовав верхним чутьём денежного клиента, около него возник хозяин заведения с традиционным вопросом:
- Чего кушать изволите?
- Хм... Кушать... Так! Перво-наперво подай плошку молока, да пожирнее. Вина бутылочку... Красное анхэйнское есть?
- Так точно! Как не быть, вашество!
- Нарежь что-нибудь по-быстрому перекусить, колбасы, сыру, мяса копчёного, яиц. И на поесть... хм...
- Можно быстро каплуна изобразить.
- Каплуна? Запечь? С грибами и лесными орехами?
- Или в сливочках потушить. Хотя можно и замариновать в сухом вине.
- Думаешь? Ладно, делай, как хочешь, только долго не тяни - я от аппетита страдаю.
- Тогда мы можем вам устроить жареного гусика с кисленькими яблочками. Его случаем крестьянин в лесу нашёл. Принёс, спрашивает: "Может, кому из постояльцев сгодится?"
- Нашёл? Дикого? В господском лесу?
- Точно так.
- Каналья! Как он посмел! Впрочем, оно дело не моё. Люди говорят: "Гусь - глупая птица. На двоих мало, на одного стыдно." Неси его сюда! На себя весь срам приму! Только чтобы корочка хрустящая была!
- Как же без корочки над жирком?! - оскорбился повар. - И фаршированная шейка тоже будет! И гарнирчик изобразим. Еловое пиво к гусю славно пойдёт, коли прикажете.
- Сирен! Ты как есть сладкозвучный сирен, приманивающих путников! Неси и пиво! Но начинай прямо сейчас с молока, вина и закуски.
- Комнатку отдохнуть, велите приготовить? Помнится, прошлый раз вы изволили в первом нумере почивать.
- Да, его и приготовь. А каплуна мне на завтрак подай.
Только хозяин отошёл от стола, как две подавальщицы забегали с подносами и уставили столешницу тарелками со снедью. Деревенская колбаса, изрядный кусок сыра, очищенные куриные яйца, ломти копчёного окорока, ещё шипящие шкварки сала, а к ним краюха хлеба. Да не ячменного! Ржаного! Глубокая миска с разными соленьями не стоит упоминания, это так... украшение стола. Плошка с жирными сливочками и вино только было опустились на стол, как раздался грубый голос:
- А не угостит ли богатенький мальчик храброго во...
Подошедший полуорк не договорил фразу, потому как в пальце от его глаза остановилось острое жало, а ладонь "богатенького мальчика" окуталась кроваво-красной дымкой заклинания.
От стола приключенцев, именно оттуда подошёл полуорк, кто-то торопливо окликнул волшебника:
- Ваше магичество, он ничего такого... Он просто хотел попросить угостить нас пивом.
- Мда?.. - юноша скептически оглядел партию и остановил взгляд на щите дварфа. - Железнобрюхий из клана Лутгерх побирается на пиво по кабакам? Не дайте боги, мне так оголодать! Хозяин! По кружке пива за мой счёт всем за тем столиком!
Полуорк, как оплёванный, вернулся на место, но и дварф поднялся и грозно зарычал:
- Ты что сказал, чародей?
Волшебник, обращаясь к крылатой ящерице, неведомо как оказавшейся у него на плече, сочувственно промолвил:
- Он, оказывается, ещё и глухой к тому же.
Такого подгорный воин стерпеть не мог, и его рука опустилась на секиру, прислонённую к стене. Тут из-за стола поднялся дворянин.
- Отвратительно! Не можете заработать себе на пиво, не ходите в приличные места! Надеюсь, среди вас нет дворян?
Хозяин подбежал к столику и стал гасить конфликт:
- Господа, давайте прекратим ссору, возникшую из-за недопонимания!
- Я не ссорился, - заявил молодой человек. - Ссориться можно только с равными. - И поклонившись дворянину, представился. - Ашер ле Гур. Благодарю за поддержку, но право слово не стоило вам отрываться от трапезы по столь ничтожному поводу.
- Мартин Дитер, - представился в ответ дворянин. - Никакого беспокойства мне это не доставило.
- Быть может вы перейдёте за мой стол? Тогда мы сможем скрасить нашу трапезу приятной беседой.
- Почему бы двум благородным людям не побеседовать за накрытым столом? - поинтересовался Мартин и сноровисто пересел к новому знакомцу.
Подавальщица уже несла чистую тарелку и кружку. Слуга дворянина пододвинул к себе недоеденную порцию хозяина, а ящерка серьёзно занялась молоком. Впрочем, жало хвоста периодически накалывало лакомые куски из разных тарелок и доставляло их к пасти. Дварф бросал по сторонам злые взгляды, осушал пиво кружку за кружкой и что-то бормотал на подгорном языке.
Чувствовалось, что Дитеру пришлась по вкусу беседа. Он одинаково доблестно вгрызался в любые закуски. Не пренебрегал вином, а попутно рассказывал свою историю.
Третий сын в семье воина. Сам воин. Поучаствовал в недавней войне между двумя баронствами. Правда, подзабыл, на чьей стороне воевал. Впрочем, какая разница! Зато смог справить приличный доспех. Однако слегка издержался в дороге, а теперь следует с целью пристроиться куда-нибудь. Войн поблизости не ведётся, потому Мартин думает о карьере приключенца.
Ле Гур сочувственно слушал, рассказывал о своём пути в Университет, с заходом в Вуперфельд, в гильдию "Серебряная Звезда", для передачи письма. К приносу блюда с гусем приятели решили до Вуперфельда держаться вместе. Недоеденные закуски широким жестом были отправлены на стол слуге.
Гуся разрезали и съели. При том, признали его великолепным. Особенно едокам понравилась хрустящая золотистая корочка, истекающая жиром и запиваемая еловым пивом. Остатки трапезы господ, с толикой пива на дне кувшина, вновь перепали слуге. Тот со своего места кланялся и благодарил доброго господина ле Гура. У ящерки ощутимо округлился животик. Она медузой растеклась по столу, и лишь хвост, свёрнутый в спиральку, возвышался над чешуйчатым тельцем. Идиллия, да и только!
Впрочем, всегда найдётся кто-то, желающий испортить благостную атмосферу вечера. После очередной кружки дварф взял в руки щит и секиру, поднялся и громко провозгласил:
- Я, Траунборн из клана Лутгерх, вызываю тебя, чародей!
- Вы уверены? Я дипломированный волшебник.
- Дерись, коли ты не трус! Бой сейчас и до смерти! Победитель получит всё имущество проигравшего!
- Ну... если вы настаиваете... Мартин, будьте моим секундантом.
- Сочту за честь. Но, Ашер, на дварфов магия действует ослаблено, а железнобрюхие ещё наносят защитные руны на доспехи и щиты.
- Не беспокойтесь, Мартин. Я справлюсь.
Так не принято, но секундантом дварфа выступил полуорк. Пришлось смириться с таким умалением достоинства. Бойцы вышли во двор. Два ранца, в качестве добычи победителю, поставили на высокую скамью. Мерин с широкой спиной и его упряжь заняли место рядом. Бойцов развели на дистанцию в сорок шагов и велели ждать сигнала.
Ристалище окружили все посетители заведения. Хотя ещё было по-летнему светло, но зажгли факелы. Словом, настроение праздника ощущалось в вечерней прохладе. Правда, команда приключенцев нервно посматривала на своего бойца. Происходящее их явно не слишком радовало. Слуга Дитера стоял около мерина и как-то по-хозяйски его оглядывал.
Бойцы приготовились, хозяин заведения громко выкрикнул: "Бой!" И дварф сразу сорвался с места, побежал, набирая скорость. Шаг, два, три, пять... В это время, волшебник по обычаю всех чародеев что-то бормотал, махая руками. На шестом шаге воин вдруг провалился в землю по колено. Попытался вылезти и провалился ещё глубже, теперь уже по пояс.
Кинул на землю щит, попытался на него опереться, но в этот момент ему в глаз вонзился арбалетный болт. Наверное, и этого бы хватило, но коварный волшебник сноровисто перезарядился и вогнал второй болт в другой глаз.
- Мой друг, - пояснил Ашер Мартину, - если на вас не действуют заклинания, это не значит, что они перестали действовать на ваше окружение. Вы можете получить валуном по голове. Вас может сбить с ног поток воды. Или, как сейчас, грунт может превратиться в вязкое болото. Хозяин! Выкатите бочонок пива. Пусть зрители выпьют в честь моей славной победы. Да! И прикажите конюху позаботиться о моём мерине.
- Слушаюсь, вашество!
Добровольные помощники во главе со слугой Мартина утащили побеждённого в сарай на предмет обмыть и подготовить к погребению. Снять доспехи и прочую добычу тоже. Дварфийский кошель у пояса содержал достаточно серебра, чтобы хозяин согласился принять на себя все хлопоты, связанные с похоронами. Гербовый щит с клановым знаком был оставлен ему же. Латный доспех никак не подходил к человеческой фигуре, хотя Дитер вслух помечтал о возможности его перековки или хотя бы обмена. Секиру, три метательных топорика и кинжал, похожий на мизекордию, знаток признал великолепными. В дварфийском ранце из полезного нашлась дюжина "железных" рационов и маленький мешочек с горсткой негранёных драгоценных камней.
Камни ценят все дварфы, да и в человеческих землях они прилично стоят. А железные рационы - это спрессованная и обезвоженная еда длительного хранения. Длительного - это годы. Сухари, мясо и сухофрукты с орехами спрессованы до состояния камня и упакованы в специальные мешочки. Одного в день хватает для пропитания человека. Дварфа тоже. Остальное - одежда, амуниция, лагерные средства не представляют особого интереса. Единственно могла пригодиться большая кожаная фляга с дварфийской грибной водкой, но её пусть пьют самоубийцы.
После всех трат, выдачи похоронных, оплаты комнаты и еды хозяину, благодарности обмывшим труп, в кошеле покойного осталось всего с десяток серебряных корон и два десятка медных щитов.
Победитель спросил секунданта:
- Мартин, не в качестве платы, а в память о сегодняшней дуэли, не возьмёшь ли ты себе этот кошель?
- Это я-то не возьму?! - с энтузиазмом ухватился за столь завлекательное предложение приятель. - Я его так возьму, что он изнутри вспотеет! Спасибо, Ашер! Признаться, твой подарок пришёлся очень кстати. Я до крайности издержался в дороге, а когда ещё случатся поступления неизвестно.
Не стесняясь окружающих зевак, запускающих глазенапа, новый владелец аккуратно высыпал содержимое на стол и тщательно его пересчитал. Его взор пылал радостью, и то был не мерзкий восторг скупца, но светлое ликование расточителя. Монеты содрогнулись, предчувствуя свою близкую участь.
Внимательное рассмотрение трофейного доспеха показало его крепость, надёжность и вонючесть. Кстати, нашлось применение найденному в ранце куску вконец прогоркшего сала - им смазывали металл от ржавчины, что, несомненно, придавало особо изысканную пикантность аромату носившего. Бронированные сапоги, обязательная часть пехотного комплекта лат, смердели потными портянками до рези в глазах.
Доспех хорош, его руны защищают от направленных на владельца заклинаний, но без переделки человеку он категорически не годится - дварфы значительно шире и ниже любых людских воинов.
Во время осмотра пришёл переговорщик от приключенцев. Растекаться словесами не стал, а сразу заявил:
- Ваше магичество, мы точно знаем, кому бы пригодились доспехи нашего погибшего товарища.
- Хорошие доспехи многим нужны.
- Дварфийские доспехи! Они на дварфа, а не на человека.
- Да, вы правы, я принимаю вашу поправку. Скажем так - рунные доспехи дварфийской работы.
- Я не буду с вами торговаться. Я скажу очень коротко. Я буду так краток, как это только возможно. Я скажу всего несколько слов потому, что я не умею и не хочу торговаться. Но мои слова объяснят вам всё полностью. Вы их услышите и наверняка поймёте, что здесь большего вам никто не даст. Мы же заплатим сейчас и сразу. Итак, говорю коротко - двадцать пять унций серебра за доспехи.
- Около сорока пяти полновесных корон? Маловато будет!
- У нас нет денег. Мы даём двадцать пять унций серебряными украшениями и шкатулку для них. Красного дерева с перламутровыми накладками. В качестве последней добавки прикладываем медальон с портретом прекрасной девы и локоном белокурых волос.
- А чья это Дама Сердца? - вмешался в разговор романтичный Мартин.
- Если мы сговоримся, то, возможно, она будет вашей.
- Вы думаете? Ашер, это действительно неплохая цена.
- Зачем мне нужны украшения? Это не монеты, которыми можно всюду расплатиться.
- Зато они красивы! Ваше магичество, при продаже к весу серебра вы сможете приплюсовать стоимость работы. И не забудьте о шкатулке и медальоне.
- Ашер! Соглашайся. В городе латы можно долго пристраивать.
- Но на что мне нужен медальон?
- За портрет я тебе отдам фигурную обеденную вилку изящной работы с кованой розой и листьями на рукояти. Железную, но очень красивую.
- Мартин! Девушку менять на вилку! Хотя... Какие счёты могут быть между друзьями? Забирай! Вы тоже забирайте доспех, но прежде покажите драгоценности.
- Извольте!
- Хм... И за это я отдаю прекрасный рунный доспех?
- Ваше магичество, за труды нам тоже надо что-то получить. Можете перевесить - в изделиях ровно двадцать пять унций.
- Ладно! Грабьте, меня! Обездоливайте! Разоряйте!
- Премного благодарны! Имш! Уноси!
Подошедший полуорк скорчил гримасу, при торчащих наружу жёлтых клыках из нижней челюсти, это означало улыбку.
Сноровисто собрав в мешок части лат и зажав под мышкой сапоги, Имш удалился.
Слуга, оказалось, что его зовут Михель, положил на стол тяжёлую шейную гривну из серебра и простое, но массивное золотое кольцо. Эти украшения сняли с обмываемого трупа. В благодарность слуге, помимо заранее выданной платы, был дарован ранец дварфа. Конечно, без драгоценных камней и рационов. Однако он содержал одежду и прочие вещи хорошего качества, а они стоили достойных денег.
Вилка сменила своего хозяина. Она была точно хороша, хотя ценна лишь тонкостью работы. Мартин восхищённо разглядывал портрет теперь уже своей Прекрасной Дамы и составлял рассказ об их знакомстве. Идиллия вернулась.


Ашер ле Гер


Грешен - люблю посибаритствовать. Жаль, не часто такое получается. В графстве, на виду у крестьян? Они и так меня не любят, а после излишних роскошествований могут начать и ненавидеть. В Университете дорого, да и куча однокурсников сразу попытается тебе на хвост упасть. Оно мне надо? Чужаков кормить? То ли дело постоялый двор! Который в дне пути от графства. Прекрасный повар, деревенские цены, уютная комната с мягкой постелью. Я всегда, когда там ночую, лучший номер беру. Обязательно заказываю чего-нибудь вкусненькое на ужин и завтрак. Могу выпить хорошего вина, благо здесь никогда не разбавляют. Кстати, привозное пиво тут тоже весьма недурно.
Вот и в этот раз, полный предвкушений, сел за столик, сделал заказ, а тут какой-то полуорк из приключенцев стал разводить меня на пиво. Ну, не убивать же идиота? Связываться ещё! Заказал. Причём в предводителях у них воин-дварф из клана известных кузнецов. Наверное, изгнанный. Но почему тогда щит с гербом клана? За меня вступился сидящий за соседним столиком дворянин. Познакомился с ним, пригласил к себе за столик. Поболтали, покушали.
Забавный парень. Третий сын. До совершеннолетия сидел в родительской башне, бастардами улучшал породу крестьян в подвластной отцу деревеньке. В 21 год взял из оружейки, что осталось от братьев, и ушёл. Нет, не в светлую даль, а под начало папашиного знакомого. Два года ходил в отряде. Занимался, чем прикажут - от охраны купеческих караванов до рейдов с мытарями по деревням. Потом отряд наняли на войну между двумя баронами. Тут моему новому знакомцу и попёрло! Смог раздобыть нормальный доспех - приличную бригантину. С кого-то снял открытый стальной шлем, с кого-то добыл полуторную рыцарскую секиру. Хотя взятую из дома рапиру оставил, частично на память, частично для ношения без доспехов. От убитого начальника ему достался неплохой боевой конь, не дестриэ, конечно, но очень, очень хорош. Вскоре после смерти командира бароны замирились и служба закончилась. Сейчас ищет заработка, а раз войны в округе нет, подумывает пойти в приключенцы.
За разговорами ужин закончился, но вдруг дварф вызвал меня на дуэль. Он железнобрюхий - то есть в пехотных латах, с рунами против волшебства и на дополнительную защиту. У слабого чародея против него никаких шансов. Но я же дипломированный волшебник, на семинарах по боёвке нас натаскивали именно на таких противников. Простых воинов чародеи и так складывают пачками, а в схватках между собой у нас решает выбор заклинаний и личная сила. По дуэльному кодексу в схватках с участием чародеев можно использовать любые заклинания и любое оружие.
Словом, дуэль я выиграл на отработанной ещё на 3-ем курсе заготовке. Даже кое-какие трофеи получил. Денег в кошеле противника хватило расплатиться и за погребение, и за пиво зрителям. Осталось на оплату моего счёта и на подарок секунданту, моему новому знакомцу.
Честно говоря, куда паковать железяки ума не приложу. Да, есть безразмерные сумки, но они очень таки размерны и уже полностью забиты дарами Арны и Медведя. Трофейный мерин хорош, не рыцарская лошадь, но вполне приличная животина. Однако её надо кормить, поить, ухаживать. А зачем? Меня полностью устраивает волшебный скакун. К счастью пришёл парень с предложением сменять доспехи на серебро.
Я чуть было не согласился сразу, но для порядка начал торговаться. Серебряные вещички весом в 25 унций обрадуют большинство провинциальных красоток. Тонкость форм? Не будем о грустном. Добротная работа второсортного ювелира. Изделия хороши лишь своей массивностью. К ним приложена шкатулка классом выше. Красное дерево, перламутровые накладки. С украшениями смотрится как рыцарское седло на деревенской кобыле.
В качестве бонуса выторговал латунный медальон с двумя крышками. Под одной из них портрет блондинки, под другой хранилище для пряди волос. Кто она? Кому первоначально подарена вещь? Тайна, покрытая мраком.
Мой новый знакомец сразу запал на портрет и сменял его мне на большую двузубую вилку. Железную, но с претензией на изящество. Эх! Не видел он столовые приборы моих родителей. Однако взял, такую вещь не жалко подарить кому-нибудь, а медальон вызывает лишь одни вопросы.
Восемь часов сна, как и положено волшебнику. Причём на пуховой перине, взбитой мастерицей своего дела. Это прекрасно! Затем вкусный завтрак, на котором хозяин порадовал каплуном, тушёном с лесными грибами, и бутылочкой розового. Местное, правда, но очень недурно пошло к петуху. Пузик тоже одобрил. Ему гастрономически весьма нравилось путешествовать со мной.
Как сообщил хозяин заведения, вчерашний знакомый, вместе с приключенцами, до утра справлял тризну по усопшему. И только недавно улёгся на отдых в сенной сарай. До той поры он успел проиграться в кости, высечь и выгнать своего слугу, а в самом конце тризны сочинить сонет в честь Дамы Сердца. Только после того его смогли унести отсыпаться. Кстати, бывший слуга просит моей аудиенции по торговому вопросу.
Михель... Точно! Слуга - Михель, хозяин - Мартин Дитер. Так вот Михель пришёл с деловым предложением:
- Господин ле Гур! Как добрый человек, сильный волшебник и понимающий господин, вы сможете войти в моё бедственное положение. Я нанялся в услужение к хозяину на хороших условиях, одним из которых было меня не бить. Ладно, я редко дожидаюсь уплаты обещанного жалования. Ладно, я терплю лишения и страдаю от употребления грубой крестьянской пищи, которая противна моему желудку! А, между прочим, я вырос при дворце барона фон Дрезнер! И если бы не интриги завистников и не оговор камеристки леди Джульетты, я бы мог достичь звания лакея! Так вот, несмотря на эти лишения, хозяин начал меня поколачивать. Первый раз, протрезвев, он дал обещание не колотить меня кулаками и оружием, пусть даже в ножнах. Я простил ему побои. Другой раз, похмелившись, он торжественно поклялся не бить меня палками, ремнями, верёвками и прочим, чем я смог придумать. И вот вчера он ВЫСЕК меня ГОЛЕНИЩЕМ своего сапога! Заявив, что слово он не нарушил - да, обещал не бить и не колотить меня, но про сечь обещания не было. И голенище в списке запрещённых предметов не значится! А затем меня выгнал, не заплатив положенного!
- Михель, я тебе сочувствую, но чего ты хочешь от меня?
- Вы знаете из-за чего я получил такое расстройство в личной жизни? Я пытался удержать его от игры в кости. Но хозяин уже отнял и употребил мою, ранее подаренную вашей щедростью, флягу с грибной водкой, а потому стал несносен! Он проиграл все деньги в кошеле и поставил на кон Маршелло, моего верного и заслуженного мула.
- Он проигрался?
- Увы! Как обычно! Когда я стал взывать к его дворянскому званию, говорить, что недостойно играть с прохвостами, он высек меня голенищем своего сапога! И выгнал, не заплатив положенного! Потому как я остался одинокий и неприкаянный, но имея от вашей щедрости роскошные дварфийские одежды, то после перешития их на мою фигуру, могу иметь полную надежду вернуться во дворец барона фон Дрезнера и связаться законными узами брака с камеристкой Аделоидой. А для того, чтобы достичь того благостного места, прошу продать мне Шкафчика, вашего трофейного мерина. Вот! Это предлагаю вам в оплату, с надеждой, что вы не откажете в моей просьбе.
На стол легли несколько звеньев от массивной золотой цепи. Цена на первый взгляд вроде достаточная, но... Тут в мой разум втёрлась речь Пузика:
- Компаньон... Начальник! Зачем тебе то мерзкое животное? Ведь у тебя есть такой замечательный я! Командир! У этой цепочки имеется ряд неоспоримых достоинств. И главное из них - она вкусная и полезная. Давай поменяемся, пока этот дурень не передумал, а то ведь сам сожрёт.
- Хм... Компаньон, люди не едят золотых цепочек.
- Что же делать? Ладно! Она не пропадёт! Я съем её сам!
Хвост Пузика вытянулся, жало подцепило крайнее звено, и цепочка уверено поползла по столу в направлении наглого дракончика.
Глядя на это безобразие, Михель сделал вывод:
- Так мы договорились?
- Да! Забирай мерина.
- Вместе с седлом и прочей упряжью?
- Вместе. Зачем они мне без животины?
- Премного благодарен, господин ле Гур.
Тут глаза бывшего слуги округлились, он увидел, как язык дракончика облизывает цепь, а зубы пробуют разгрызть лакомое звено. И всё это на фоне счастливого хриплого мурлыкания.
Следующий час я посвятил освежению запомненных заклинаний и просмотру найденной в сундуке книги отца. Так заведено - волшебник должен спать восемь часов в день без перерыва, а затем тратить час на чтение Книги Заклинаний. После того, я вышел во двор и стал готовиться к отъезду.
Как раз в тот момент из сенного сарая выбрался Мартин. Что сказать? В замке графа я встречал нежить более симпатичного вида. Говорю же, грибную дварфийскую водку пьют только самоубийцы. Пусть в этот конкретный раз данный индивидуум выжил, но его похмелье хуже смерти. Во всяком случае, смерть значительно гуманнее.
- Ашер! Всё пропало! Я выгнал своего слугу, подарил его мула проходимцам и в довершение всего вновь оказался на мели. Во рту у меня рассадник мерзости и пакости. Взор мутен, руки дрожат, - тут был сделан неожиданный вывод. - И виноват во всём ты! Зачем вчера дал мне денег? Теперь ты обязан убить меня! Или похмелить!


Мостовой тролль


На берегу, недалеко от моста без среднего пролёта, стоит мрачный воин и с тоской смотрит на бурные воды реки. Слишком старый, чтобы быть оруженосцем, да и отсутствие гербов с прочими атрибутами дворянства намекает на воителя из простолюдинов. Хотя приличный доспех, показывает его нерядовой статус. Рядом стоят два лучника с натянутыми луками и тоже разглядывают реку. В стороне, на обочине дороги слуга присматривает за тремя лошадьми под седлом и двумя вьючными мулами. Ещё одна, судя по стати, верховая лошадь, уже освобождённая от седла и уздечки, дохлой валяется у дороги. А в тени дерева лежит труп в латных доспехах, смятых страшным ударом по плечу.
Ещё дальше от моста остановился на привал отряд. Похожий на рыцарское копьё, но уж очень большое и богато экипированное. Благородная часть отряда, рыцарь, оруженосец и держащийся неподалеку от старших молоденький паж, тоже мрачно поглядывают в сторону реки. С ними стоит воительница, судя по вооружению, жрица. Ещё к ним примкнули, недавно подъехавшие воин и сопровождающий его волшебник. Или наоборот. В смысле, волшебник выглядит более выигрышно, чем компаньон, возможно, он главный в этой паре.
Остальной отряд, под командованием седоусого сержанта, отдыхает, ожидая решения рыцаря. Три конных копейщика, шесть конных и шесть пеших лучников. Все в хороших доспехах и при достойном оружии. Сила!
Это даже если не считать маршала с конюхом, опекающих боевых лошадей, вооруженных возчиков и слуг, окруживших три повозки. Казалось бы, столь внушительный отряд способен ликвидировать любую причину задержки. Но не всё можно решить силой, особенно если коварный враг не собирается вступать в открытый бой.
Как следовало из доклада мрачного воина, наглый тролль поселился под мостом и требовал плату за проезд. Его юный хозяин не потерпел такой гнусности и немедленно атаковал чудовище. Оно отмахнулось узловатой дубиной, а когда остальные пришли на помощь, трусливо спрыгнуло в реку, обрушив за собой средний пролёт моста. Да ещё и кинуло снизу булыжник, убивший верховую лошадь.
Более тролль не показывался, а вскоре подъехали остальные участники сцены.
- Сколь велика пошлина? - поинтересовался приехавший рыцарь.
- Один медяк за любое живое существо, пересекающее мост, - наябедничал мрачный. - Хозяин из принципа не собирался платить.
- Он первый раз в поход отправился?
- Да. Хотел попасть на турнир к герцогу, - подтвердил мрачный.
- Следите за рекой. Если тролль покажется, сообщите.
Вновь подъехавшим к переправе о случившемся рассказывал уже оруженосец. А когда все осознали положение, рыцарь попросил собравшихся представиться друг другу и открыл совет:
- Так что же мы собираемся делать? У кого какие мнения? Давайте начнём с младших. Фабиан, ты начинай первым.
Оруженосец сразу предложил единственному волшебнику:
- Мы не можем выманить тролля из воды. Убейте его вы.
- Хм... Зачем мне встревать в чужие разборки? Я и так могу переправиться. К тому же, как это решит проблему с починкой моста?
- Вы просто трус! - торжественно объявил непримиримый юноша. - И боитесь сражений!
- Мартин! Ещё один идиот! Опять вызовет на дуэль, опять придётся драться. Я не понял - скольких пустозвонов мне придётся убить, пока мы доберёмся до города?
- Это я-то пустозвон?! - вскипел обвинитель.
- Фабиан! - одёрнул своего человека рыцарь. - Немедленно замолчи и сейчас же извинись. Ты вспылил, не дав собеседнику высказать свою позицию. И напротив, решил за него, что он должен делать.
- Я не буду извиняться!
- Да я и не настаиваю. Убив глупца, окажу обществу услугу.
- Не хочу вас отговаривать, но три дня назад мой спутник на честной дуэли убил железнобрюхого дварфа.
- Вы лжец! И хотите меня запугать!
- Вы назвали меня лжецом?! Если Ашер оставит вас в живых, вы будете драться со мной! Сосунок!
- Не горячитесь, молодые люди. Фабиан, ты невоздержан в речах. После совета принесёшь формальные извинения. А сейчас продолжим обсуждение. Вы правы в том, что убив тролля, мы тем самым не восстановим мост.
- Зато вызовем серьёзное недовольство герцога, - добавил чародей.
- Это ещё почему?! - Вновь взвился оруженосец. - Причём здесь наш герцог?
- О, боги! Я ещё должен это объяснять! Мостового тролля сложно уговорить занять место, но его убедили построить мост и остаться собирать мостовую пошлину. Зачем ему деньги? Тролль не будет сыт монетами. Наверняка сюда изредка наведываются герцогские мытари и меняют собранные монеты на провизию и что-то ещё, потребное троллю. Ему хорошо - он сыт. Герцогу хорошо - собирается пошлина. Проезжающим хорошо - у них безопасная переправа через бурную реку и экономия трёх дней пути. Вы точно уверены, что герцог будет доволен разрушением сложившейся, причём всех устраивающей, ситуации? Я - нет. Хоть не имею чести быть подданным господина этих земель, вызывать его неудовольствие не желаю.
- Прекрасный анализ! Вы полностью правы, - согласился рыцарь. - И какое ваше предложение?
- Моё? Я ничего не предлагаю. Переправиться могу и без этого моста. А вам советую ехать другим путём или договориться с троллем. Боюсь, ночью он может напасть на лагерь. Камнями покидается точно. Так что просто ждать, это не выход.
- Мы никогда не унизимся до переговоров с чудовищами! - вскипел пылкий юноша.
- Замолчи, Фабиан! Ашер, я могу называть вас по имени? В силу возраста мне это простительно.
- Да, пожалуйста.
- Ашер, вы можете договориться с троллем? Объяснить произошедшее недоразумение и попросить отремонтировать мост. Я, барон Леон фон Фромм, лично прошу вас об этом.
- Уважая ваш титул, я не могу отказать в помощи. Но мне придётся потратить время на переучивание заклинаний, далее на разговор с троллем, потом на ожидание ремонта. Затем возможна дуэль. Боюсь, мы с Мартином не успеем сегодня добраться до ночлега.
- Я обещаю вам место в шатре. Что же касается дуэли... Фабиан погорячился, сказал лишнее... Он возьмёт свои слова обратно и принесёт вам свои извинения.
- Мартин, выясни, пожалуйста, дерёмся мы или нет. А мне нужен час на изучение Книги Заклинаний.
Волшебник отошел на обочину, кинул прямо на траву, появившуюся из ранца огромную шкуру кабана, сел, достал толстую книгу и начал её читать.
- Мартин, ваш спутник действительно сильный волшебник? - поинтересовалась ранее молчавшая жрица.
Высокая, сильная, она выглядела бы хорошенькой, если бы не короткая, почти мужская стрижка и одежда, скрывающая фигуру. Казалось, она хочет выглядеть мужчиной, но высокая, полная грудь и округлые, пышные бёдра не оставляют ей такой возможности. Девушке едва ли стукнуло больше восемнадцати вёсен, а потому лицо галантного Мартина сразу растеклось в медовой улыбке.
- Не могу этого знать наверняка. Мы знакомы лишь три дня. Но дварфа на дуэли он победил быстро.
- Богат?
- Не бедствует, точно. Не сказать, что скареден, но не играет в кости. Совсем! Впрочем, давайте я расскажу о своих похождениях!
Как это ни странно, но богатая приключениями жизненная стезя могучего воителя, вызвала лишь пару плохо скрытых зевков девушки. А во время крайне забавной и поучительной истории о неравной битве с превосходящими силами противника, выигранной благодаря исключительным фехтовальным умениям рассказчика, жрица вдруг отошла под глупым предлогом "проверить лошадь". Женщина! Что тут ещё скажешь?!
Мрачный воин, услышав от оруженосца о решении договориться с троллем, начал было роптать, однако узнав резоны, вроде даже обрадовался - хозяин против герцога пошёл! Что может сделать простой воин в играх великих?! Тело покойного уже было приготовлено к перевозке, а когда волшебник закончил читать книгу, то снизошёл наложить заклятие.
Конечно, пары серебряных монет немного жалковато, но гарантия довезти непротухший труп до дома стоит того. Вместо взбучки, может ещё объявят благодарность. А раз боя не будет, отряд, не ожидая продолжения, отправился восвояси.
Для мирных переговоров чародей затребовал труп лошади. Создал две огромные... тарелки что ли?! В одну встал сам, в другую ему закинули стервь, и полетел над волнами к обрушенному пролёту. На берегу собрались любопытствующие. Глядели с опаской, вдруг тролль камнем запустит. Однако интересно на смельчака полюбоваться.
Подлетел волшебник к быку, тут и чудище выглянуло. Страшное, уродливое, сопливое. Нос ниже подбородка болтается. О чём-то поговорило с чародеем, руками помахало.
Потом схватило лошадиную тушу и нырнуло обратно. Волшебник стоит, чего-то ждёт. Тролль вынырнул и в тарелку, где раньше дохлятина лежала, вещей набросал. Тем переговоры и закончились.
Только чародей добрался до берега, только с тарелки сошёл, к нему Фабиан, рыцарский оруженосец, подошёл. Поклонился и говорит:
- Нижайше прошу вашего прощения за мои несдержанные слова. Такого храбреца я ещё не встречал! Одно дело идти в бой, другое без дрожи разговаривать со столь мерзким монстром.
- Фабиан, я не сержусь на вас. А что до тролля, так вы даже не представляете, как он воняет! Обонять его - вот самое суровое испытание для носа любого человека.
Затем волшебник доложил, что с закатом начнётся ремонт. За лошадиную тушу тролль отдарился вещами какого-то бедолаги, пытавшегося форсировать реку, минуя переправу, и правом бесплатного прохода всего отряда через реку. Причём с разрешением наколдовать временный мост. Последним штрихом чародей галантно попросил платок у жрицы, произнёс заклинание, махнул платочком и тот развернулся от берега до берега. Чародей подождал, пока все переправятся и последним прошёл через реку. Там что-то сказал, мост исчез, а чародей на лету подхватил плат, одним движением свернул его, куртуазно поднёс к губам и только потом вернул. Девушка даже зарделась от такого обхождения. А барон по-доброму подмигнул.


Предложение


Мой спутник, Мартин Дитер, оказался более полезен, чем я мог ожидать. Победив жесточайшее похмелье, он отправился в путь вместе со мной. Уволив слугу, безропотно подготовил к походу верховую лошадь и поклажу для вьючного мерина. Весь день скрашивал путь забавными историями из жизни своего отряда, а за час до очередного постоялого двора свернул на другую дорогу. Объяснил, что та ведёт к замку хлебосольного владельца здешних земель. Проезжих дворян там привечают и, в обмен на новости, обеспечивают ужином с ночёвкой.
Мартин блистал за столом. Рассказывал истории, главной из которых был сказ о моей дуэли, а по завершению ужина играл на флейте.
Все знают, что волшебники должны высыпаться, потому я рано отправился на боковую, а приятель остался развлекать хозяина. Ну, не любит дворянин пить один! Быстро уснуть не удалось - бойкая служанка захотела поближе познакомиться со мной, таким героическим бретёром. Серебряную монету тоже хотела получить. Так что ночь провёл весело, но встал поздно, еле успел к завтраку. Затем нас с почётом проводили, даже дали продуктов с собой, а в дороге приятель похвастал, что умудрился выгодно продать хозяину кое-что из своей заначки.
Одну ночь ночевали на постоялом дворе, где встретили небольшой торговый караван дварфов. Причём о моей дуэли они уже знали. Спутник проболтался.
Старый дварф подсел к нам с кружкой и завёл разговор:
- Вы, сказывают, с Траунборном бились. Пустой был дварф. Почти изгой. А вот его отец звался Мастером! Семейное клеймо гремело! Три сына у него было. И дочь. Так вот, он из всех Траунборна выделял, единственного считал никчемушником. И в завещании ниже грязи опустил - всё имущество ему оставил. Так и написал - другие дети у меня ладные, да работящие. Им мои деньги не нужны, они сами себе заработают. Дочка у меня золотошвейка, двое сыновей - добрые кузнецы, а вот третий только и думает, куда бы ему пойти, чтобы секиркой помахать. Нищим в старости останется.
- Что вы говорите?! - удивился я. - А я на щит посмотрел, герб клана увидел и поразился.
- Было чему! Отпрыск такого рода с людишками таскается! Не в обиду вам будет сказано. Тьфу! Даже с полуорками дружбу водил. Не поверите! С ЭЛЬФОЙ в одной партии бился! Совсем пропащим стал. Наши оценили, что вы щит с гербом себе не забрали. К вам претензий нет, только благодарность за понимание. Все как один Траунборну нелепую кончину предрекали. Мы решили его в камне не хоронить. Жил грешно и умер смешно. Пусть его люди своим обычаем хоронят.
Вот так вопрос с дуэлью закрылся, а то я немного опасался.
Так и вела нас дорога без особых хлопот и волнений, пока не дошли до разрушенного моста. Точнее, мостовой тролль сам сбросил средний пролёт в реку, когда не получил положенной мзды. А так как отказ от выплаты сопровождался маханием оружия, хозяин переправы приласкал напавшего дубиной. Вы тролля представляете? Тогда понимаете, что доспехи не помогли жадному глупцу.
На берегу застрял отряд, и барон фон Фромм лично попросил меня договориться с троллем. Взял в качестве подарка убитую лошадь. Она полежала на солнышке и стала пованивать, а тролли любят мясо с тухлинкой. Договорился легко, даже ответный дар получил. Поставил мост и переправил баронское воинство.
До пункта назначения добирались вместе с отрядом. Барон деликатно интересовался - зачем нам надо в Вуперфельд? Какие наши дальнейшие планы? Мартин не стал скрывать свою прореху в финансах. Я же рассказал про письмо. Тут и жрица подключилась к разговору.
Марлен фон Лихтенберг, дочь приятеля барона. Она жрица, но пока не получила знак от покровителя, который её выбрал. Потому хочет посетить старый, заброшенный храм, в надежде обрести Божественного Патрона. Одной туда лезть опасно, вот и направляется в гильдию, желая нанять себе в помощь команду. Особо опытные приключенцы не нужны, ибо они очень дороги. Начинающим она не доверяет. Хочет найти кого-то посередине.
Мартин сразу распушил хвост и предложил свои услуги. Даже не поинтересовался условиями. Девушка обратила свой взгляд на меня, но я предпочёл промолчать. Тогда она сама предложила вступить в её партию. Условия обещала согласно принятым в гильдии "Серебряная Звезда", официальный контракт по их форме. Вступительный взнос и гильдейский знак - тоже за её счёт. Барон подключился к разговору. Рассказал, что дорожные расходы "туда", включая транспорт и питание, будут оплачены полностью. "Обратно" тоже, если не захочется уходить из команды после завершения дела. Пообещал аванс на поправку снаряжения. Пояснил, что ожидается кое-какая добыча. Мой спутник был уже на всё согласный, я обещал подумать.


Гильдия


Экипировка


Мы с отрядом барона добрались до Вуперфельда, столицы одноимённого герцогства. Следующим утром я отправился в гильдию, передать письмо Арны. Попросили обождать и вскоре отвели к генерал-капитану. Это какой-то из местных высших чинов. Он расспросил меня - где встретил отправительницу? Как она выглядит? Чем занимается? Врать не стал - сказал, ночь в их доме переночевал, получил письмо и подарки. Про укус и разгром отряда умолчал, если гильдейским надо знать, сама в письме написала. Впрочем, на эту тему вопросов не было. Начальник удовлетворился моими ответами, а за доставку письма выложил целую марку.
Посмотрел я в кошелёк, прикинул, слегка обрадовался, но задумался.
Стоит сказать, когда меня отправили поискать ветра в поле, я положил себе зарабатывать не менее того содержания, которое выделялось во время учёбы, то есть не меньше пяти золотых марок в год. Вообще, граф со мной был более чем щедр. Моё содержание, пока я не научился должным образом читать и считать, равнялось трём щитам в день.
Три медные монеты - это много или мало? Пять в день - заработок квалифицированного подмастерья. Две - дают наёмному батраку, правда, с кормёжкой, но только в сезон, зимой он питается накопленными запасами - нет работы, нет оплаты. Три - платит мастеровой подручному за день тяжёлой работы.
И мне - тоже три. Пацану, который под стол пешком ходит. Только за то, что дворянин. Да ещё одежду шьют за счёт графа, я на неё не трачусь. Когда стал учиться волшебству, содержание увеличилось до пяти щитов. Но и строгость возросла - их стали выдавать на руки раз в неделю и требовать, чтобы распоряжался тратами сам. Причём расходы на обучение положили на меня. Учителю, конечно, не платил, но бумагу, чернила, реагенты для заклинаний покупал на свои. Это помимо квартирных и расходов на питание.
Хорошо! Делай что хочешь, никто тебе не указ, даже Учитель. Хочешь - черкай на бумаге, делай кучу черновиков, хочешь - экономь себе на сахарный пряник. Хочешь - ищи паутину, вычёсывай из гривы лошади волосы, собирай травки в лесу, а можешь брякнуть деньгой по столу, тебе реагенты мальчишки принесут. Вроде и много пять щитов в день, но ученику волшебника как-то всегда не хватает. Зато меня выдрессировали, в Университете впросак не попадал, всегда знал, что сколько стоит, и где можно чуток выгадать.
Так вот, только я от границы отъехал, как на дуэль нарвался, худо-бедно получил вещей общим счётом на пару марок. Неплохо, хотя опасно. Думаю, ладно - это не считается, случайность. Еду дальше, мост обрушенный стоит. Две короны заплатили, чтобы сотворил Бальзамирование, заклинание 2-ого Круга. Слуга, хозяин которого погиб, благословлял мою умеренность. У него больше денег не случилось, а господские брать побоялся.
Затем договорился с троллем о проходе. Чтобы к нему добраться и дохлую лошадь взяткой доставить, сотворил два Парящих Диска Тензера, 1-й Круг, и одно Сотворение Моста, 3-его Круга. Вроде пустяк, а барон, просивший помочь, бархатный мешочек с десятью серебряными за работу сунул. Ещё от тролля шестопёр и кирасный доспех перепал.
Чуть поржавевший, с порванными ремнями, но на первом же постоялом дворе у меня его выкупили. Я начал было рассматривать приобретение, а в зале отряд из пары десятков пехотинцев при лейтенанте отдыхал.
Увидели, подошли поинтересоваться, без торговли сразу двадцать корон предложили. Шестопёр я в придачу отдал. Спрашивают: "Может ещё что есть?" Достаю, показываю секиру, три метательных топорика и кинжал-мизекордию. Народ смотрит, хвалит дварфийскую работу, руны на оружии. Новый знакомый, оруженосец барона, в полторы марки оценил секиру, в марку кинжал, про топорики "так себе" сказал, они считай разовые. После того взял да и выложил на стол три золотых, попросил продать оружие. Я вернул десять корон сдачи, и за топорики ничего не взял. Так он с Мартином, моим спутником, до утра сделку обмывал. Из богатой семьи парень оказался, сын графа, не наследник, но всё же.
Получается, что намеченная мной норма в пять золотых уже считай выполнена? Марка за письмо, три за дварфийское оружие, правда, на сдачу я баронский мешочек отдал. Двадцать серебром за кирасу, они как раз стоят золотой марки. Это не считая серебряных украшений в шкатулке. Железную вилку в расчёт не беру. Кроме того, у меня мешок Арны подарками забит, да и в ранце места считай не осталось.
Алчность меня обуяла. Думаю, может, стоит предложение Марлен принять? Схожу в поход, заработаю на свои изыскания. Опасно, конечно, но выгодно. Хотя встреченные приключенцы не смотрелись уж очень зажиточно, но многие за два-три похода себя обеспечивают.
Походил по городским магазинам, посмотрел ассортимент, заодно очистил сумки. Закупочные цены не сказать, чтоб очень велики, вдвое меньше против отпускных. Зато возможен натуральный обмен.
Травы, орешки, корешки подаренные Медведем, в алхимической лавке потянули аж на полста корон. За одну только жердь ещё шесть серебряных заплатили, она оказалась заготовкой магического посоха. На меха облизнулись, но покупать не стали, предложили пойти в соседний магазин.
Там много чего лежит, больше не на мой кошелёк. У приключенцев пользуются популярностью безразмерные сумки, ранцы, кошели. Так вот - за простейший мешок, без защит и привязок, с максимальным хранимым весом в 250 фунтов, просят аж двадцать золотых марок!
Зелье "Лечение Лёгких Ран" меньше золотого не стоит! За боевые жезлы, с заклинанием первого уровня, по серебряному за заряд просят. Зато всё не боевое, не лечебное и не грузовое стоит весьма умеренно, особенно если артефакт требует подзарядки.
Плащ Путешественника - серо-зелёный плащ с капюшоном, укрывает до голенищ сапог. Защищает от дождя и холода. Три раза в день из одного кармана можно доставать еду. Ничего особенного, продукты, как в обычном рационе, но день ходишь сытым. В другом кармане металлическая фляга. В день из неё наливается до двух галлонов жидкости, воды или тёплого сладкого чая на выбор. Раз в сутки, плащ превращается в одноместную палатку. Полезнейшая вещь в странствиях! Но нет спроса на такое!
У меня есть шахматная тура, раскладывающаяся в башню. Так ведь её не везде поставишь. Опять же заметное строение. А маленькая палатка и встанет везде, и зависти не вызовет.
Торговаться начали с пяти марок, но торговец быстро опустился до двух. Однако деньги платить не хотелось, в дороге на них много чего можно купить, предложил шкуры. Мне стали показывать разные полезности. После длительных переговоров я остался с пустыми сумками, но к Плащу Путешественника выторговал ещё три магических предмета - Монокль Персуаля, Магический Светильник и Шахматную Пешку. Светильник - обычная лампа с зеленоватым светом, только магическая.
Монокль позволяет накладывать на незнакомые предметы Идентификацию 3 раза в день. Экономия жемчужин, между прочим. Заодно и красивая вещь. Полированная хрустальная линза в оправе из эбенового дерева, с кожаным шнурком и клипсой для крепления к одежде. Можно использовать как обычное увеличительное стекло.
Шахматная пешка на час в день превращается в каменного воина с короткой пикой и щитом, но такой не котируется в бою. Если воина уничтожить, то он вновь обращается в шахматную фигуру и возвращается к хозяину. Однако слишком медленный, удары сильны, но редко попадают, словом воитель выходит почти никакой. Однако пригодится, у меня есть на него кое-какие планы.
Только к вечеру вернулся на постоялый двор, где остановился отряд. Мартин сияет - он окончательно договорился с Марлен и завтра ожидает аванс. Очень советует и мне присоединиться к партии. Тут меня позвал к себе в комнату барон. Усадил за стол, налил вина и начал разговор:
- Ашер, я чувствую себя ответственным за Марли. Она хорошая девочка, но немного наивная. Сегодня я лично был в гильдии, там в руководстве есть мой хороший приятель, он давно получил письмо и приготовил несколько кандидатур в её отряд. Пригласил очень опытного капитана команды, и одновременно прекрасного проводника. Нашёл великолепного вора. Воинов можно даже выбирать. Но... вы догадались?
- Нет волшебника?
- Нет ХОРОШЕГО волшебника. Я видел вас в деле, и мне понравился ваш подход. Лучшая схватка та, которую можно избежать. Вы храбры, хладнокровны, разумны и творите заклинания 3-его Круга. Я понимаю, что у вас есть средства, и жалование не кажется вам столь привлекательным, как, например, вашему спутнику. Однако за согласие я попробую предложить вам одну вещь.
Барон подошёл к окну и из-за тяжёлой гардины достал длинный, узкий свёрток. Развернул замшу и в его руках оказался посох. Высотой по грудь среднему мужчине. Сделан из розового дерева. Украшен медными кольцами с многочисленными узорами и рунами. Сверху увенчан синим кристаллом в кулак величиной.
- Ашер, что вы скажете по поводу этого красавца?
- Я ваш!
А что тут ещё скажешь? Посох Электричества, один из лучших боевых посохов для волшебника моего уровня. Содержит три заклинания - Шокирующее Касание, Молния и Цепная Молния. Судя по ауре, благодаря татуировке на веках я её вижу, посох сильно разряжен, но я изучал Артефакторику, подзарядить смогу. Стоит дорого, точно сколько не скажу, минимум сотня золотых марок. Ради такого стоит отправиться в поход.
- Я знал, что вы разумный и понимающий свою выгоду молодой человек. Завтра в полдень сбор партии, подписание контракта и выдача аванса на экипировку. Хотя не думаю, что именно вам он нужен.


Коста


Гостиница "Редиска и Копьё" служила приютом путешествующих любого достатка. Я занял приличный номер. Не такой, как у барона, но уютный и покойный. Мартин выбрал маленькую каморку под крышей. Поужинать мы решили в общем зале. За три щита угощали кислой капустой с огромной колбаской, ломтём тёмного хлеба из суржика и кружкой местного пива. Заказать что-то другое можно, но слишком дорого - не деревня тут. Зал был заполнен, столики занимали компаниями, почти всегда приключенцев. Здесь можно было найти представителей всех народов наших земель. Хотя... Полуэльфы сидят, а вот эльфов не видно. Только принесли еду, вдруг слышу птичье пение в исполнении дракончика.
- Команди-ир! - игривый голос Пузика раздаётся в голове. - Ты посмотри, какая девочка! А?! Красатулечка! Надо к ней подкатить! Ты тут посиди пока без меня, ни во что не встревай. Я пошёл по делам!
Оглядев зал, я увидел волшебницу с ящерицей на плече. Причём она... ящерица, не волшебница... повела себя странно - подняла гребень, надула шею и вытянула хвост. Хозяйка дёрнулась:
- Лиза, что с тобой? Лизанька!
Фамильяр, не обращая внимания на хозяйку, прыгнула на стену и степенно, иноходью, пошла по ней. Весь её вид выражал - я занята, гуляю и ни на кого не обращаю ни малейшего внимания, особенно на парня, летающего вокруг.
- Лизарда, вернись! - не унималась волшебница. - Тварь распутная! Я тебе дам "чуть-чуть пройдусь с красавчиком"!
Эти слова вызвали взрыв смеха за её столом.
- Вся в хозяйку! Ни одного симпатичного мужика не пропустит!
Женщина начала отругиваться, а ящерка со стены нырнула в дверь и пропала. Как-то мой дракончик загулял, даже не представлял, что такое возможно.
После еды мой приятель пошёл проведать свою лошадь, а я остался посидеть за ещё одной кружечкой. Вдруг слышу:
- Аш! Это ты что ли?! Как сюда попал? Неужели тоже сбежал?
Поворачиваюсь к говорящему и вижу знакомого. Коста! Повзрослевший и похудевший до состояния "сквозь щёки видно зубы".
- Коста? Не ожидал тебя увидеть! Что ты такой доходной? Чуть потолще скелета.
- А! Старое дело. Года три назад попал под проклятие, всё никак отойти не могу. Ты-то здесь какими судьбами?
- Да так... Попутчики предложили их в поход сопроводить. Обещают оформить договор через гильдию.
- Ты лучше скажи, как из графства умудрился сбежать?
- Не бегал я. Когда Университет закончил, граф сказал, что я ему не нужен. Велел поездить по разным землям, поискать свой путь. Как понял, возвращаться без чего-то очень интересного крайне нежелательно.
- Врёшь ведь, поди!
- Зачем мне тебе врать? Назови хоть какой-нибудь резон?
- Это я так... Удивился очень.
- Как ты живёшь? Чем занимаешься?
- Живу так себе. Пристроился при гильдии, хожу с партиями в походы, только редко берут. Ты, небось, после Университета уже 3-й Круг можешь творить?
- Могу.
- А я всё выше первого не поднимусь никак. Вот и получается, что волшебник-недоучка никому особо не нужен. Разве совсем начинающим.
- Поучиться никак нельзя?
- У кого? На какие шиши? Так... Чего-то схватишь, где-то подглядишь. Основное, магическая сила не растёт. Как сбежал, ни на йоту не выросла. Может Учитель проклял?
- Думаешь? Он мог, конечно. Хотя зачем ему это?
- Из вредности. Обиделся, что время на меня зря потратил. Не знаю...
- А чего ты сбежал?
- Дураком был. Четырнадцать лет же только стукнуло. Купцы напели, что волшебник в человеческих землях как сыр в масле катается. И ведь не соврали. Только не объяснили, что ВОЛШЕБНИК катается, а я так... рядом с ним постоять могу. Документов нет, по магической части лишь самые основы знаю. Пришлось помыкаться, пока сюда прибился. У тебя деньги есть? По одёжке видно, что есть. Дай двухкоронник, я тебе все расклады расскажу, все полезные места покажу, с нужными людьми познакомлю.
Дал старому знакомому монету в две короны. Не столько за рассказ, сколько просто пожалел парня, видок у него очень не очень.
Он увёл меня в другое заведение. "Ржавая шпора" не держала номеров для постояльцев, поила клиентов дрянным винцом, слегка водянистым сидром и великолепным свежесваренным пивом. Из еды подавали копчёный сыр и вяленую рыбку. С пивом сойдёт, а пожрать идите в другое место. Сюда приходили либо желающие найти спутников для похода, либо желающие пойти в поход. Для заработка, понятно.
Здесь Коста знал всех. Меня представили, как "волшебник, только выпустился из Университета", что вызвало уважительные взгляды окружающих. Затем мы сели за угловой столик, и я стал слушать про местные реалии. Что сразу необходимо оговаривать при заключении договора. На что рассчитывать при разделе добычи.
Про "вещь убийцы" - если ты убил кого-то в бою, причём без помощи других членов партии, одну любую вещь с трупа можешь взять себе. ЛЮБУЮ! Хоть бы и кошель, хоть бы и зачарованную. Всё остальное идёт в общую добычу.
Участие в бою обязательно. Количество заклинаний в день, которые ты обязан потратить на нужды партии, оговаривается при найме. Однако соратники часто просят бросить на магическую вещь Идентификацию. Тут приходится тратить жемчуг, а он не дёшев. Что из этого следует? За заклинание ты всегда требуешь жемчужину или что-то, чтобы компенсировать расходы. Или попросят написать свиток - можно, но магические чернила с просителя.
Вообще, без дополнительной оплаты не стоит ничего делать, иначе окружающие сразу привыкнут. А как привыкнут, начнут постоянно требовать. Станешь отказываться - нарвёшься на скандал. Нагрузить на другого лишнюю работу, желающих хватает. Обожающих халяву ещё больше. А требование компенсировать расходы оно всем близко и понятно.
Жрец обычно лечит пострадавших оговоренным при найме количеством молитв каждый день. Первыми - бойцов-рукопашников, остальных - как получится. Из того следует, волшебник должен иметь собственные лечебные зелья. При самой крайней нужде ими можно делиться с товарищами, но стоимость зелий должна компенсироваться. Вообще, лечение - самый скандальный вопрос, даже оценка и раздел добычи вызывает меньше ругани, чем очерёдность исцеления ран.
Надо помнить, что ещё до делёжки добычи, каждый может взять вещь нужную ему по профессии. Воин - оружие, волшебник - свитки, жрец - святые символы и так далее. Но цена оговаривается сразу и будет вычтена из полагающейся доли. Не возбраняется, при согласии остальных, ненужное тебе положить в общий котёл, опять же за оговоренную стоимость. Но только то, что имеет достойную цену - барахло лучше выбрасывать сразу.
Все члены партии равны, хотя слушают команды капитана. Каждый имеет долю в добыче, капитан - две, а вложивший деньги в организацию экспедиции, если такой имеется, рассчитывает на три доли. Обычно организатор выкупает добычу и часто заказывает, что надо принести.
Когда цены определены, и наступает время раздела, первым вещь выбирает капитан, затем воин, потом жрец, далее волшебник, следующим вор и лишь потом остальные участники по очереди. Как все выбрали себе потребное, круг повторяется. Выбравший свою долю, эквивалентную причитающимся ему деньгам, выбывает из выборщиков. Вещи же по-разному стоят.
Оставшуюся добычу продают, а выручку делят среди тех, кто недополучил ему положенного. Если никто не против, можно выкупить понравившееся до делёжки. Лучше всего ещё в походе - цена будет меньше. Но надо помнить, что общее несут все вместе, а своё несёшь сам. Если перегружен - бросай своё, но тут помни - вес общего груза, закреплённого за тобой, не должен превышать оговоренного при заключении контракта.
Много чего рассказал Коста. Главное - даже среди однопартийцев мало друзей. Приятели - да, но дружба - дружбой, а денежки врозь. На обратном пути надо больше опасаться своих, чем врагов. Лучший вариант - сложившаяся команда. И то надо быть уверенным, что тебя взяли для работы, а не как жертвенного поросёнка. Главный совет - пока не поделили добычу, никому не верить и помнить, что чем меньше народу вернулось, тем больше доля оставшихся.
Весёлая ситуация вырисовывается, а с другой стороны всё логично, хотя и погано. Люди рискуют жизнью ради заработка, и многие захотят нажиться на соратниках. Тот же Мартин - кто я ему? Друг? Нет! Просто попутчик.


Контракт


Засыпал в своей комнате один, проснулся с Пузиком на тумбочке. Как порядочный мужчина о своих похождениях он не рассказывал, но просто светился от удовольствия и облизывал свою золотую цепочку.
После завтрака мы вчетвером - я, Мартин, барон и Марлен, пошли в гильдию. Я и Мартин туда вступили, получили гильдейские знаки. Мне доставку письма зачли первым походом, так что я уже вроде не совсем новичок. В список записался под университетским прозвищем - Аш Бледный. У нас в графстве солнца не бывает, только тучи и облака, вот мы все и ходим белые, да бледные. Мартин взял себе имя Марти Стремительный, вроде быстрый он очень.
Марлен оказалась членом гильдии, идущей в третий поход. Пояснила нам - два года тренировалась при наставнике. Как-то странновато, но всякое бывает. Прозвище себе пока не выбрала.
Затем всех членов экспедиции собрали в зале для заключения контракта. Капитаном оказался охотник. По виду опытный. Из оружия два серьёзно зачарованных скимитара и хороший короткий лук. Носит клёпаный кожаный доспех, тоже слегка зачарованный.
Полуэльфийка Квиласи Златовласая, бардесса, выглядит прекрасно - сама красива и элегантна, прекрасный кожаный доспех из настоящей драконьей кожи, длинный эльфийский лук, тонкая эльфийская рапира и, конечно, лютня в зачарованном футляре. Взята, как компаньонка Марлен, со словами "нехорошо быть одной женщине в компании мужчин".
Последним был представлен Роско Отмычка. Кендер. Или как их называют в разных местах полурослик, низушек, халфлинг и везде "береги карманы". Рост около трёх футов. Большие наивные глаза и ловкие пальцы, которые всё время в движении. Оружие стандартное для их расы - хупак. Это такое копьё, почти в рост хозяина. На одном конце острый наконечник, другой раздваивается в рогатку, которой, по слухам, кендеры прекрасно умеют владеть. Профессия понятна - вор. Причём это у них расовое.
Затем пошло долгое согласование кто чем конкретно будет заниматься в нашем походе. Кто сколько получит авансом и вообще за поход не оглашается - это дело личное, никого не касаемое.
Например, мне положено каждый день творить по два боевых заклинания на первом, втором и третьем кругах. Почему-то люди решили, что третий круг мой предел. Ещё обязан по команде капитана использовать две дюжины зарядов посоха. В нём столько и осталось, когда я его получил, но ведь можно и подзарядить до сотни зарядов. У специалиста это дорого, но если умеешь, сделай сам. Я умею и сам заряжу, но афишировать это не буду. Последняя обязанность - нести до 40 фунтов общего груза. За службу я получаю одну корону за каждый день похода и одну долю при разделе добычи. Две марки могу взять авансом.
Я аванс брать не стал, а вот Мартин тишком мне похвастал, что кроме аванса заложил долю в общей добыче и отдаст свои доспехи. Взамен получит пехотные латы и зачарованный щит. Неплохо. Конечно, ему это понадобится, но получается, что он может остаться вовсе без добычи и без денег. Опять же, я могу уйти, как только использую текущие двадцать четыре заряда посоха. В крайнем случае, могу оставить его. А вот приятель вынужден будет отработать весь аванс и дождаться, пока его доля в добыче превысит цену заклада. Не так мало, кстати. Хотя есть надежда на "вещи убийцы", на них тоже можно неплохо заработать.
Как волшебнику мне обещаны ежедневные восемь часов сна и час на изучение Книги Заклинаний, во время которых меня не будут привлекать к дежурству и к хозяйственным работам по лагерю. Дреп Лесовик, наш капитан, добавил: "Всё едино чародеи в лесной жизни ни черта не понимают, только зверьё пугать могут".
Впрочем, большую часть пути до места нас могут сопровождать слуги, если у кого такие имеются. В сам храм их не возьмут, а оставят сторожить базовый лагерь и лошадей. Кстати, транспортом нас обеспечат. Получается какая-то загородная прогулка, а не боевой поход. Впрочем, не стоит жаловаться - работы не так много, а деньги платят приличные.
Наша жрица обязуется накладывать до пяти Излечений в день - два Слабых, два Средних и одно Серьёзное. В первую очередь молитвы накладываются на бойцов первой линии, остальные лечатся по возможности. Крайне рекомендуется всем потратиться на лечебные зелья.
Барон фон Фромм огласил цель похода - посещение нашей жрицей алтаря заброшенного храма, причём там она должна пробыть не менее получаса. После чего контракт считается исполненным, а на первом же привале будет выплачено вознаграждение и поделена добыча. Вознаграждение, двадцать четыре полновесные золотые марки, делится поровну между выполнившими условие контракта. И все те, кто не покинет партию, продолжат получать оговоренное жалование до возвращения из похода.
Есть и дополнительная возможность заработать - те вещи, на которые в храме укажет Марлен, желательно доставить барону, а он их выкупит по самой высокой цене. И последнее - жалование будет выплачиваться раз в неделю. Конечно, тем, кто не взял его авансом.
Вроде неплохо - по четыре марки каждому по завершению, доля в добыче, жалование, я ещё хороший посох получил в подарок. Надо соглашаться.
Контракт подписали в присутствии генерал-капитана. Для подчеркивания, что мы все равны в правах, подписывались внизу свитка по кругу. Контракт остаётся на хранении в гильдии, но каждому желающему за серебряную монету делают копию. Причём на обратной стороне напишут его обязанности. Я заказал себе экземпляр. В случае разногласий будет на что сослаться.
Сегодня солнечень, выступаем через два дня на третий, в водник. Марлен хочет в божник помолиться за успех похода и только потом идти.
Как известно, в году двенадцать месяцев по четыре недели и четыре фестиваля по неделе. Пять времён года - весна, низкое лето, высокое лето, осень, зима. Сейчас стадник, вторая неделя второго месяца низкого лета. Дни недели в наших землях зовутся - звездень, солнечень, лунник, божник, водник, земляник и свободень. Понятно, в божник люди ходят в храмы, поклоняются своему Патрону, в свободень отдыхают. Впрочем, у дварфов свой календарь, у эльфов свой.
Сразу после подписания партия разбежалась по делам, но договорились встретиться вечером в "Редиске". Просто познакомиться, поговорить, узнать друг друга. Мартин рванул к барону за обещанным доспехом, я же дождался своей копии договора и внимательно перечитал его. Не то, что я ждал дополнений или изменений, но привычка всё перепроверять, никуда не делась. Затем вновь походил по магазинам - мне посох надо заряжать, а для того кое-какие инструменты нужны. Нашёл подержанный походный набор, потёртый, почти без расходников, зато относительно недорого. Расходники набрал в алхимической лавке, куда траву сдавал. Там приглядел лабораторию зельевара, тоже походную, тоже подержанную, тоже дешёвую, но не решился купить.
Набор артефактора в шкатулке весит не больше десяти фунтов, сундучок с лабораторией алхимика не менее сорока. Разница приличная. Хотя место есть, три зачарованных сумки это много, но стоит принять в расчёт вес и объём будущей добычи. Денежный кошель, выданный Учителем, имеет шесть отделений - для золота, серебра, меди, драгоценных камней, векселей с прочими денежными документами и ещё один для мелких зачарованных вещиц.
Ранец универсален и в нём много разных отсеков. Есть специальный для фамильяра. Есть для оружия, там я ношу арбалет и колчаны с болтами. Есть место для трёх посохов, и ещё одно для волшебных палочек, туда их входит до полудюжины.
Имеется несколько отделений для переноски вещей. Одно под одежду, одно под продукты, пайки и напитки, пара мехов вина всегда пригодится. Последнее занял под свитки, набор для письма, зелья и аптечку, набор артефактора там тоже поместился. По результату, в каждом отделении по чуть-чуть места осталось, но что-то серьёзное не запихнёшь.
Поясной мешочек, подаренный Арной, отделений не имеет. Он просто больше изнутри, чем снаружи, и сильно снижает вес переносимых в нём предметов. Его я предназначаю для хранения добычи и переноски общественного груза. Жаловаться грех, но стоит сильно подумать, прежде чем покупать себе сундук с походной лабораторией зельевара. Добыча всяко интереснее.


Разговоры перед отплытием


Посадка на корабль - сколько в этих словах скрыто?! Ожидание приключений с привкусом морской соли и посвистом порывистого ветра, лёгкая или не очень горечь расставания, грусть остающихся на берегу, неизбежная неразбериха перед отплытием и начало чётких морских вахт.
Иногда даже в толпе провожающих большой корабль находятся островки спокойствия. Вот и сейчас, чуть в стороне от ожидающего погрузки багажа, закутанный в плащ человек даёт последние наставления двоим, покидающим порт:
- До самого последнего момента будьте как все. Есть команда - её выполняете. Что делать с девчонкой решайте сами, мне кажется, с ней проблем не должно быть. Остальные, по возможности, не должны сюда вернуться.
- Их всех надо...
- Не до такой степени. На обратном пути я организую парочку нападений. Вас опознают по доспехам, а кто-то другой может и не отбиться.
- Это действительно необходимо?
- Хм... Когда ты станешь важной госпожой, тебе будет приятно понять, что кто-то, возможно, знает о тебе кое-что лишнее? Надо уменьшить количество помнящих детали вашего похода.
- Я поняла, просто...
- Жалости тут не место. Опять-таки шанс вернуться мы им оставляем.
- А я бы не оставлял.
- Ты тоже неправ. Неправильно идти против воли богов. Потери случаются в любом походе, с этим никто никогда не спорит. А кто выживет, тот пусть живёт.

***

Судно готово к отплытию. Все пассажиры уже на борту, вместе со своим скарбом и животными. Ладно, лошади, мулы и ослики! Один мелкий кендер приехал верхом на здоровенной собаке! А охотник притащил в каюту большого чёрного волка. Некоторые мужчины из пассажиров, ещё толком не осмотревшись на борту, достали фляги и начали отмечать отплытие. Две очаровательные девушки, каждая хорошенькая в своём роде, стоят на юте, где находится здоровая зачарованная штуковина, называется, кажется, румпель, и управляется корабельным офицером с двумя матросами. Пассажирам здесь категорически запрещено находиться, но девушки так просили, что даже сам помощник капитана не смог устоять и лично проводил их наверх.
В момент отплытия девушки свысока смотрели на остальных попутчиков, не поднявшихся выше палубы, и перемывали им косточки.
- За этим Роско нужен глаз да глаз. Все кендеры карманники!
- А на каком здоровом псе приехал! Никогда не видела, чтобы ездили на собаках! Ладно бы на пони!
- О! Марли! Откуда у кендеров пони? Лучше бы ослика завёл. А этот Мартин на тебя так посмотрел!
- Ну его! Только болтает о своих подвигах. Думает, я дура и ничего не понимаю в боях. Да я два похода с наставником отходила! Билась с нежитью, дикарями и гоблинами! Я своей булавой многих смогла приголубить! А он мне втирает!..
- А ещё я видела, как одна благородная девушка смотрела на приятеля этого болтуна!
- И кто это?
- Ты её знаешь. Первая буква её имени "Мар", а последняя "Лен". И сейчас она отчаянно покраснела!
- Да ну тебя! Скажешь тоже...
- Ладно тебе. Симпатичный мальчик, волшебник, дворянин, далеко не беден, если смотреть по снаряжению. Почему бы на такого не посмотреть? И ведь можно чуть-чуть погулять? Правда?
- Ты же знаешь - у меня обет безбрачия... Хотя детей рожать мне разрешено... Если они не мешают службе церкви.
- Вот видишь! Как всё хорошо складывается.
- Ты что! Я так не могу.
- И не надо! Главное, чтобы он мог.
- Ты такое говоришь!
- Ой, как мы смущаемся. Предсказываю, ещё до входа в храм, некий юноша попросит меня сыграть тебе любовную балладу. Смотри-смотри! Как Дреп оглядывает женушку того жирного купчишки. Наш Лесовик из селян и по деревенской привычке считает главным достоинством женщины большое вымя.
- Фу! Вульгарная простолюдинка!
- Поверь мне, нашему проводнику изнеженная особа не нужна. Ему важнее быстро завалить подружку.
- А тебе кто нравится?
- Из наших? Никто. А вот помощника капитана этой посудины я соблазню. Он такой бравый! Ещё скажу тебе на ушко - сразу видно, что в любовных схватках весьма искушён...
- Ты такая бесстыдница!
- Я полуэльфийка и живу дольше тебя.


Плавание


Плавание на большом судне очень комфортно. Для партии выделили три каюты, в одной расположились девушки, в другой я с Мартином, в третьей сразу четверо - наш капитан со своим волком и Роско с огромной ездовой собакой. Животные сначала порычали друг на друга, потом обнюхались и перестали обращать на сожителя внимание. Хотя при кормёжке ревниво переглядывались, дескать, что там, у соседа в миске? Не положили ли в мою меньше?
Мартин если не полировал свой новый доспех, то тренировался в нём на палубе, махая разными железными предметами. Наша бардесса заинтересовалась морем, облазила весь корабль, который оказался не кораблём, а вовсе даже судном. Между судовым волшебником и помощником капитана началась настоящая война за право показать девушке всё от клотика до киля, включая очередной румпель или брашпиль. Знать бы ещё, что означают эти слова. Пока, кажется, на бакенбарды моряка смотрят благосклонней, чем на бородку чародея.
Кендер большую часть дня проводит за игрой в кости, выигрывая и проигрывая кучи медяков. Дреп рассказывал о своих боевых походах остальным пассажирам, снисходительно внимая восхищенным вздохам пассажирок. Марлен, как и я, не часто покидает каюту. Чем она занимается, не знаю, а у меня нашлось много дел. За неделю под завязку зарядил посох и приступил к чтению отцовской книги заклинаний.
В этот день ничего не предвещало потрясений, но вдруг в дверь каюты постучал матрос:
- Ваше магичество, капитан очень просит подойти к нему на ют.
- Ют это где? И вообще, что случилось?
- Ют - это на корме, надстройка на задней части судна. А случилось то, что наблюдатель заметил красный корабль. На таком известный пират ходит, Кровавый Гаспаре. Он нас может догнать. Тогда сильно драться придётся.
- Скажи, скоро буду. Хотя не пойму, зачем нужен, обязанности защищать корабль я вроде не брал.
- Капитан весь ваш отряд нанять хочет, а ваше магичество особенно. Наш чародей один не справится. У Гаспаре в команде сильный маг есть.
Переоделся, скинул дорожный наряд, незачем им рисковать в бою. Надел зачарованную сорочку из паучьего шёлка, пояс с зельями, бандольер со свитками. Ещё на поясе кинжал, колчан с болтами и жезл, за спиной арбалет, в руках посох, на плече Пузик. В таком виде и пошёл к капитану. Перед лесенкой на этот самый ют стоят все наши в полной боевой, а Лесовик уже наверху. Я тоже поднялся.
- Аш Бледный, - представил меня Дреп. - Нам предлагают принять участие в бою.
- Или притормозить пирата, - уточнил капитан. - Мой волшебник держит ветер, ещё больше ускоряться опасно - не выдержит рангоут. А драться не лучший выход - будут большие потери.
- Командир, - в голове возникает сообщение Пузика, - там невидимка сидит. На нас смотрит. Давай, я его хвостом ударю. Или заснёт, или видимым станет, или и то, и другое сразу.
- Если сможешь, то это сильно поможет, - отвечаю дракончику. - Бей только по моей команде, или если он начнёт что-то делать, - а затем спрашиваю капитана - Какой мне в том интерес?
- Каждому участвующему в бою по золотому. Если отобьёмся, конечно. Тому, кто притормозит пирата, заплачу шесть.
- А если выведу из строя мага, всё что на нём могу взять себе?
- Если умудритесь его достать - берите, мне не жалко.
- Дреп, а ты как к этому относишься?
- Это не наш бой. Требуй с капитана, чего хочешь, если наши ничего не будут делать, я не против.
- Договор? - спрашиваю капитана.
- Договор!
- Тогда приступим.
Даю команду Пузику и делаю пару красивых пассов рукой. Надо же обосновать проявление скрытого врага. Тем более моего фамильяра никто не видит. Эффект поразительный - с толстой деревяшки, к которой привязан парус, на палубу падает человек. Быстро подбегаю и, для гарантии, аккуратно, чтобы не пачкать уже мои вещи, всаживаю в глаз свой кинжал.
- Я про этого волшебника говорил, - поясняю я окружающим. - Он в невидимости прятался.
Затем подбираю выпавший жезл, снимаю два сияющих магией кольца и прошу:
- Мартин! Я сейчас буду немного занят. Позаботься, пожалуйста, о моих трофеях, перенеси их в нашу каюту. Особенно этот, очень недурной, жилет.
Мой приятель сразу бросился к покойнику. Трофеи - это святое. А я не стал изобретать ничего нового, благо такие заклинания обновляю каждый день. Накладываю на себя Невидимость и Полёт, а затем направляюсь в сторону красного корабля. С максимально возможной дистанции, футов с восьмисот, кидаю Огненный Шар в большой парус на первой мачте, затем добавляю на вторую. Можно было бы ещё кое-чем приложить, но первое же заклинание меня вышибло из невидимости, а подлетать ближе и подставляться под стрелы не хочется.
Нет! При необходимости с этого же места можно было отработать по палубе Цепной Молнией с посоха, но зачем? Не вижу смысла. Паруса горят, корабль резко замедляет ход. Убивать просто для того, чтобы плодить покойников? Мне такого не заказывали. Опять же опасно - тот волшебник, которого Пузик приземлил, не выглядел уж очень сильным. Скорее он второй, а то и третий чародей на корабле. Кто-то же ветром надувает паруса... надувал.
К тому времени, как я с триумфом вернулся обратно, огонь на мачтах угас - значит, волшебник точно имеется. Капитан пояснил - менять парус на новый дело не одного часа, и мы точно оторвались.
Монета в шесть марок была мне выдана сразу. Покойника уже выбросили в море. Трофеи лежали у меня на койке. Чуть позже, от пассажиров преподнесли толстую золотую цепь вместе с небольшим бочонком хорошего вина. Купцы высоко оценили мою работу и скинулись на подарок. Собственно, вино мы выпили в тот же вечер нашим отрядом, в компании с дарителями и корабельными офицерами. Следующие дни я занимался трофеями.
Два Средних Лечебных Зелья, одно из которых я сразу подарил Мартину. У него не хватило денег даже на самое слабое, а ведь опасно надеяться только на жрицу. Жезл с полусотней зарядов заклинания Сон. Всего 1-ый Круг, но эффективно.
Тактика понятна - под невидимостью подлететь к купеческому судну, засесть в удобном месте и в нужный момент начать кидаться заклинаниями. Из невидимости сразу выйдешь, но есть шанс, что тебя не скоро заметят. Представьте себе, что в самый ответственный момент, ключевые бойцы начнут засыпать. Да, их быстро разбудят, но в любом бою, а при скоротечном абордаже особенно, каждая секунда промедления стоит многих жизней.
Все магические вещи дорогие, но подбор именно для такой диверсии. Кроме Жезла Сна у волшебника нашёлся Жилет Полёта, Кольцо Невидимости и для повышения живучести Кольцо Отклонения.
Жилет позволяет пять раз в день, но не более часа суммарно, активировать Полёт. На стильной чёрной основе из драконьей чешуи, сзади вышиты перепончатые крылья. При активации они разворачиваются за спиной хозяина. Простенькое колечко из прозрачного стекла трижды в день включает Невидимость. Носитель может держать её до тех пор, пока не потеряет концентрацию, не начнёт творит волшбы или не вступит в бой. Второе кольцо из платины с большим шикарным белым опалом отклоняет дальние атаки. Стрелы, арбалетные болты, камни пращи и остальное в таком роде редко достигают тела владельца. Великолепный и весьма полезный боевой комплект.
Кроме средненького кортика, у покойника больше ничего полезного с собой не было. Даже кошеля. Что логично - зачем брать лишнее в бой?
Утром ко мне в каюту залетела маленькая фигурка птички, склеенная из пёстрых пёрышек. К лапке привязана бумажка, с запиской: "Претензий не имею, вещи взяты с бою. Приглашаю в команду. Три доли в добыче и сверх того одна любая, кроме оружия, магическая вещь с абордажа. Вещь с абордажа выбирается вторым в очереди, доля в добыче восьмым, сразу после корабельного плотника. Гаспаре Красавчик."
Что тут можно сказать? Среди пассажиров, а может и среди офицеров команды, похоже, есть наводчик, который сообщил пирату, как было дело с нашей стороны. Что на меня нет обиды - верю. Убил диверсанта? Так тот точно знал, на что идёт. Работа у него такая. Потеряны магические вещи? Это всего лишь деньги, да и то, скорее всего, не капитана, а лично волшебника. Сжёг паруса? Бой есть бой, не из всех битв можно выйти победителем. И вообще, кто захочет изображать из себя барана, ведомого на убой? Любой имеет право защищаться. А вот то, что я не стал просто так кидать заклинания на его людей, Гаспаре, похоже, оценил высоко.
Пиратствовать я точно не собираюсь, но и отказываться слишком рискованно. Пишу на обратной стороне: "Сейчас связан контрактом. Разрывать его ради другого - не в моих правилах." Подписываться не стал, да и оставлять себе письмо тоже. Лишнее это. Мало ли, вдруг кто лишний записку увидит. Аргумент я привёл разумный - если этот контракт доведу до конца, то и следующий не брошу. Такое любой работодатель в плюс зачтёт.
Один из купцов подошёл, когда я стоял у борта, посмотрел со мной на волны, а потом задумчиво сообщил, что у него есть карта одного местечка, где зарыто кое-что интересное. Потом добавил, дескать, сына туда послать хочет. Если я захочу в команду, то мы наверняка сговоримся. Понятно, не сейчас, а вот ближе к осени, сразу после Хмельного фестиваля просит заглянуть к нему в контору. И лоскуток бумаги выдал. С адресом.
Конец путешествия по морю запомнился двумя громкими скандалами. Сначала отличился наш командир, Дреп - он рассказывал жене одного из купцов о своих странствиях, но тут неожиданно в каюту зашёл муж с двумя дюжими охранниками. Не... Лесовик смог сбежать... Без штанов, правда. Но его почти никто не видел, только прогуливающиеся на палубе... по палубе... гуляющие пассажиры и те, кто стоял на надстройке вроде юта, но на носу корабля. А вот за своей женой в юбке... в одной только юбке... муж долго гонялся по кораблю с ремнём. Бюст у неё, конечно, впечатляющий. Матросы особенно высоко его оценили, пока женщина бегала и кричала:
- Дорогой, ты всё неправильно понял! У меня с ним ничего не было! Тебе это показалось!
Даже капитан не стал лезть в семейную ссору. Хотя может быть ему тоже нравилось наблюдать, как при беге бултыхаются монументальные голые груди. Впрочем, любое представление когда-нибудь заканчивается. Нашему развлечению тоже пришёл конец, когда жена юркнула обратно в каюту, а за ней туда ворвался супруг. К ужину пара вышла вместе. Хотя у женщины был тщательно запудренный синяк под глазом, зато на руке сиял новый золотой браслетик, который она снисходительно демонстрировала товаркам. Рогоносец зло зыркал на Дрепа, а тот, видимо из осторожности, прицепил к поясу кинжал.
За день перед прибытием матросы хотели побить Роско. Непонятно из-за чего. Подумаешь, у него вдруг все кости в стаканчике три раза подряд падали шестёркой вверх. А вы о чём думали, когда садились играть с кендером? И магией тут никакой не пахнет, даже судовой волшебник это подтвердил. За золотой Отмычка обещал рассказать секрет, матросы и два игрока из приказчиков посовещались, скинулись и отдали двадцать серебрушек. Оказалось, любой так сможет сделать, если у него магнит есть. И к нему кости специальные. Вот тут нашего кендера вновь захотели побить, но он сбежал на тот самый ют и потребовал справедливости у капитана.
Разбирательство показало, что Роско за всё плавание ничего особо не выиграл, хотя ничего и не проиграл. Потому вердикт был "НЕ шулер". Что серебром за секрет заплатили, так он честно его раскрыл. Опять предъявить нечего, за любопытство деньги отданы, не за что другое. Или сами хотели смухлевать? Справедливо рассудил капитан. Правда, Отмычка нам на радостях рассказал, что не гонялся за деньгами, заодно показал выигранные вещицы - зачарованную серебряную боцманскую дудку, две разные зачарованные матросские серьги, четыре приличных ножа и отрез дорогого шёлка, проигранный приказчиком. А вот медью он побрезговал - невыгодная она, выиграешь тяжеленный мешок, стоит он мало, а играть с тобой перестанут.


Прибытие


В порт назначения мы прибыли утром и поселились в гостинице. Таможня приключенцев редко беспокоит, а вот купцы сильно беспокоились о пошлинах. Лесовик объявил о трёхдневном отдыхе. Пообещал заняться обозом и договориться о запасе продуктов. Следующим утром наши разбрелись кто куда. Женщины решили пройтись по магазинам. Мартин побежал на рынок смотреть лошадей, ему сказали они здесь дёшевы и хороши. Дреп ушёл по делам, а Роско просто испарился. Я же позавтракал и остался сидеть в тени гостиничной веранды, блаженно потягивая прохладный мятный шербет.
- Кхм, - кашлянул богато одетый кендер. - Вы разрешите нарушить ваше уединение по право же серьёзному поводу?
- Да, - отозвался я. - Слушаю вас.
- Мой дальний родственник Роско отзывается о вас, как о разумном человеке и сильном волшебнике. Сегодня ночью я навёл справки, и кое-кто подтвердил его мнение.
- Мне это лестно, но я право...
- Три золотые марки прямо сейчас, а если по возвращении вы сможете ответить на вопрос, то будете поражены моей щедростью.
- Итак?
- Третий раз жрица Марлен фон Лихтенберг отправляется в поход. Первый раз она вернулась лишь со своим наставником. Второй, они вновь вернулись лишь вдвоём, но её наставник умер от проклятья. Я хочу, чтобы вы выяснили лишь один вопрос - от чего и как во втором походе погиб мой сын Майло Ловчила?


Поход


Первый бой


Моя шахматная фигурка лошади держится ровно восемь часов. Это хорошо. Но вчера наша кавалькада двигалась десять часов с двухчасовым привалом на обед. Вот это уже несколько хуже. Мне пришлось пожертвовать одним заклинанием 1-ого Круга в пользу Скакуна. Его я могу использовать и больше 12 часов, но грустно терять одно заклинание, когда у меня есть другая возможность. Ладно! Зато будет резерв. Хотя на фигурке седло немного привычнее.
Альтернатива есть - после того, как закончится время работы статуэтки, полететь, используя крылья жилета. За час полёта, по прямой, да с хорошей скоростью, я спокойно достигну нужной точки. Однако мне этого не хочется. Категорически и совсем.
О свойствах моих трофеев никто не знает. Могут предполагать, но я ещё до изучения вещей под невидимостью летал к пиратскому кораблю. Почему диверсант не мог сделать так же? Прилететь на заклинаниях? А мне иметь два козыря в рукаве очень полезно. Другой резон - полечу раз, на меня сразу навесят разведку, а я на неё не подписывался. Третья причина - просто опасно. Кольцо Отклонения отводит стрелы, но далеко не все, а заклинания, да ещё площадные, прекрасно работают против летунов. Летать невидимкой? Есть много способов их отловить. Словом, проще и надёжней каждый день творить Скакуна, так будет правильней с многих сторон.
В караване хватает вьючных лошадей, но для порядка мне выдали положенный по контракту груз. Его убрал в мешок для добычи и порадовался, что получил не слишком объёмный тюк. Мартину на его вьючного мерина тоже нагрузили положенное. Лесовик всегда едет первым и занимается разведкой, ему некогда смотреть за грузом. Кендер мелкий, его не нагрузишь, да и собака не вьючное животное. Словом, Роско тоже остался без груза. Марлен и Квиласи командуют обозом - у них три верховых слуги и ещё шесть вьючных мулов. На ночь девушкам ставят шатёр. Я обхожусь палаткой из плаща, у кендера есть тоже что-то подобное, остальные обходятся одеялами.
По условиям контракта от сторожевой службы я избавлен, но Пузик летает по округе и в случае чего меня разбудит. Волк Лесовика тоже бегает вокруг лагеря и харчит, кого поймает из мелких зверьков. Ездовой собак по большей части дрыхнет около хозяина, свернувшись в огромный мохнатый клубок, но частенько открывает глаза и настороженно поглядывает по сторонам. Это помимо часового из команды, который меняется каждые два часа. Думаю, с охраной у нас нормально.
Завтрак и ужин готовят слуги, обычно, кашу или густую похлёбку, в обед мы перекусываем копчёным мясом и сухарями, запивая их некрепким вином. Места дикие, таверн и постоялых дворов не встречается.
Пока наш поход напоминает затяжной пикник, но сколько времени можно получать деньги за лёгкую прогулку?
Кстати, три золотых у Альтона Хайхилла я не взял. Именно так - без прозвища, но с фамилией, редко кто из кендеров представляется. Так вот, хоть и маленького роста, он большой человек в крупном торговом объединении с огромными связями. Как мне показалось, его слова "мы оптимизируем расходы, сопряжённые с перемещениями грузов", означают контрабандистов. На мой прямой вопрос он честно ответил:
- Чуть-чуть. Самую капельку. Бывает, надо перевезти вещи, взятые без хозяев. Бывает, надо помочь некоторым, желающим срочно сменить место жительства. Иногда нужно купить и доставить редкий товар.
Обычно занимающиеся такими делами имеют много связей. Когда я попросил заменить аванс в золотых монетах на справку о моей семье, Альтон осведомился о месте, где проживали родители, затем чуть-чуть подумал и согласился. Переписал все известные мне имена, даты и прочие имеющие отношения сведения, пообещав найти максимум возможной информации, благо на месте её нетрудно раздобыть.
Но попросил приглядеть за Роско - тот хорош в воровском деле, неплох, если нужно поработать чем-нибудь остреньким в темноте, но львиная доля его похождений случалась в городе, да и хупак всего лишь хупак, с ним трудно выстоять в открытом бою. За присмотр обещана дополнительная благодарность.
Сегодня вечером у нас вновь праздник. Дреп убил хорошего подсвинка, слуги расстарались и зажарили его целиком на вертеле. Марлен расщедрилась и приказала достать бурдюк хорошего красного вина. Все слегка выпили и расслабились.
Мартин показал портрет с локоном и трогательно рассказал о сцене расставания со своей прекрасной дамой. Единственно, сначала он называл её Лотти, но после нескольких чаш переименовал в Брунгильду.
Квиланси достала лютню, стала подыгрывать себе и приятным голосом петь что-то о пылкой любви, об уехавшем на войну храбром рыцаре и напрасно ждущей его нежной возлюбленной с голубыми глазами. Мой приятель извлёк флейту и довольно искусно стал бардессе подыгрывать.
Удивил Роско. Он снял пояс со множеством бусинок, петелек, крючочков и вписался в компанию музыкантов, играя на поясе, как на ксилофоне. Следующую песню пел уже он. Она тоже была посвящена пылкой любви молодого кендера, но в последнем куплете оказалось, что к пирогам с репой.
Третью песню завёл мой приятель, но так как по счастью его рот был занят флейтой, не пел, уступив бардессе. Мы с Марлен оказались единственными зрителями, ведь Лесовик что-то пробормотав про занудливость исполнителей, попытался затянуть лихую кабацкую "С моей девчонки свалилась юбчонка", но на первом же куплете девушки его заткнули. Он слегка обиделся и пошёл отсыпаться перед дежурством.
Марлен протянула мне свою ёмкость, жестом попросив её наполнить. Я подсел к ней ближе, нацедил из бурдюка в наши чаши и под песни мы просто молча сидели, тихонько попивая вино. Вечер, вино, девушка - сразу вспомнились студенческие времена с нечастыми развлечениями. Сейчас мне бы нужно подсесть к ней ещё ближе, чуть прижаться и приобнять...
- Командир! - в голове зазвенел голос Пузика. - На дороге отряд неживых! Не такие, как наши - все грязные и вонючие!
- Тревога! - кричу уже я. - К нам идут покойники! Целый отряд!
Надо отдать должное, паники не было. Даже слуги сноровисто бросились к стреноженным лошадям, чтобы те в панике не покалечились, вырываясь из пут.
Бойцы схватили щиты и оружие, но времени надеть доспехи им никто не дал. К сожалению, отряд зомби находился под управлением некроманта. Потому они не полезли напролом единым отрядом и не подставились под площадное заклинание, а россыпью, с разных сторон, атаковали лагерь.
Жрица попыталась взять под контроль нежить, ей даже удалось остановить ближайших четверых. Забавно. Жрецы с добрыми Патронами изгоняют нежить, а клирики злых и иногда нейтральных богов берут её под контроль. Чья же ты жрица, девочка?
Пылающими Руками накрываю троих. Зомби оказались слабыми бойцами. Роско установил рогатку и пуляет камнями. Камни снесли двоих. Рукопашники успешно сдерживают покойников, но тех много.
Капитан изображает из себя мельницу, махая двумя скимитарами. Зомби тупые, но под клинки не лезут. Мартину с тяжёлой секирой и щитом приходится хуже - удары сильнее, но реже, щит без доспехов не так хорош, особенно против сразу нескольких противников. Тем более воин старается прикрывать бардессу - рапира и баклер не лучшее снаряжение против нежити.
Марлен отправила с поляны законтроленных, теперь отмахивается булавой, защищаемая с одной стороны Лесовиком, с другой большим щитом. Двоих умертвий, почти обошедших эту пару, я снял Магическими Стрелами. Ничем другим пользоваться не могу - наших задену.
Пока удаётся нежить не допустить до лагеря. Слуги сдерживают животных, но готовы встретить врага копьями.
Пожалуй, пора вспомнить, что я не только в Университете учился, Учитель тоже меня кое в чём натаскал. Моя очередь перехватывать контроль. Шестерых отправляю к некроманту, нечего тут командовать, и мы кое-что могём! Бегу вслед законтроленными помощниками, но увы! Поздно. Пока добрался, они порвали своего прошлого мастера.
Остальные зомби, потеряв управление, стали хаотично двигаться и их скоро дорубили. Своим я велел двигаться в сторону от лагеря и отпустил контроль.
Труп управленца еле допёр, но когда наши меня увидели с телом, сразу бросились на помощь. Жрица значительно сильнее меня. Она легко схватила покойника и для осмотра потащила его к нашему костру.
Говорю же - недоучка. Из магических предметов на нём лишь Книга Заклинаний и самый простенький Жезл Управления. Мелочи, кошель, сумку и прочее, я даже обыскивать не стал. Марлен вдруг попросила:
- Ашер, ты имеешь право на любой предмет. Пожалуйста, не бери Жезл, так нам спокойней будет.
- Я и не собирался. Он наверняка для контроля группы зомби был сделан. Возьму Книгу Заклинаний, хотя уверен, что она почти пуста.
Все рукопашники пострадали в бою - доспехи же никто не успел надеть. Больше всех досталось Мартину и Дрепу, на них ушли все лечебные заклинания жрицы. Роско не пострадал, я тоже. Обе девушки были ранены, но Квиланси себя полечила сама.
А вот чуть выше колена у Марлен кровоточил укус - какой-то упавший зомби успел тяпнуть, пока его добивали. Тратить лечебную склянку жалковато, потому девушка решила подождать до утра, когда восстановятся заклинания. Я предложил:
- У меня есть целебная мазь. Быть может, стоит намазать, пока грязь не пошла глубоко - вдруг шрам останется?
Девушка согласилась. Лагерь решили не переносить. Пока слуги уносили трупы и наводили порядок, я аккуратно смазал рану мазью Арны. Жрица томно попросила:
- Аш, если ты уже всё, то больше не гладь мою коленку - мне неудобно.
Я покраснел. Действительно увлёкся, хватит массировать. Перевязал рану куском полотна. Утром проверю.
Капитан погнал всех спать, заявил, что обсуждать бой будем завтра. За завтраком было решено больше не расслабляться. Часовой дежурит в доспехах, остальные спят с оружием под рукой. Ни собака, ни волк против нежити не подмога, но караульный должен на них поглядывать. Если те будут насторожены, то усилить бдительность. Дракончику объявили благодарность в виде горсти изюма, молочка-то нет. По возможности, он должен контролировать дальние подступы.
Коленка Марлен хорошо заживает, дополнительного лечения не требуется.
Дреп почти здоров, но получил Лёгкое Лечение. Он обзавёлся свежим шрамом на предплечье. Получил, когда на него трое навалилось. Скимитарами он их напластал, но куснуть успели.
Мартин ещё слабоват, но ехать может. Его вчера хорошо порвали, однако несколько лечебных заклинаний привели здоровье в относительный порядок.
Квиланси попросила меня смазать её ссадину мазью, может, тогда шрама не будет. Они украшают мужчин, но девушкам совершенно не нужны.
Осмотрели добычу. Ничего особенного. В кошеле десятка три корон. Жезл почти разряжен, но вещь дорогая - им поднимают и контролируют поднятую нежить. Показывать такое в обжитых землях не стоит - могут неправильно понять. Поводырь, похоже, был слабым некромантом. Поднять зомби смог, а вот контролировал плохо. Наверняка, самоучка. Я без Жезла лучше концентрируюсь на управлении, чем он с таким артефактом. Где его только нашёл?


Дорога


Сегодня двигались медленнее и проехали меньше вчерашнего. Мартин не до конца поправился. Да ещё Лесовик задержал отправление, долго пытался понять, откуда взялась нежить. По мне всё ясно. По обрывкам одежды - крестьяне, по состоянию трупов - умерли приблизительно в одно время, с учётом заклинаний консервации от двух до четырёх месяцев назад. Оружие - только зубы и когти, и те лишь чуть мощнее, чем у обычных людей. Простейшие зомби, отвратительные бойцы, умеренно опасные лишь в большом количестве. Соответственно, Жезл Управления простейший из трёх возможных типов.
Дрепу этого не рассказал, а то наши сочтут меня некромантом. А какой я Повелитель Нежити? Так... Верхушек нахватался.
Впрочем, вчерашний недоучка под некроса лишь рядился. У тех как? Сколько можешь взять под абсолютный контроль - столько и бери, ни черепом больше. Отработай тактику боя, построение отряда. А вчера? У управляющего перехватывают контроль, а он даже не замечает, так как не чувствует каждого подопечного. Скорее всего, вообще только команды им умел отдавать, даже глазами контролируемых видеть не мог. Я и то умею. Единственно чародей догадался не плотным строем зомби посылать, а так толпа она и есть толпа, были бы на наших доспехи, обошлись бы даже без ранений. Вечером надо будет Книгу Заклинаний недоучки полистать, посмотреть чего он без зомби стоил.
А вообще, мы сами дураки - расслабились. Долгая спокойная дорога внушила подспудную уверенность, что у нас загородная прогулка, отсюда все беды. Хотя... В доспехах толком не выспишься, отдыхать от них необходимо. Прятаться в доме? Тоже не выход. Предположим, башенку-то я разверну, найду место, где поставить. Люди там легко поместятся, а лошади? Конюшни при башне нет. Наверное... Достал фигурку, посмотрел - точно нет.
Мартин ко мне подъехал поболтать, пожаловаться на вчерашнее. Что секира, что рапира против зомби не столь уж хороши. Нужен меч, он дорог, но универсален и удобен против небронированных и слабобронированных противников. Надо было бы и его выпросить у барона. Однако приходится и совесть знать, за доспехи уже в долгу, как в шелку. Хороший меч не дешевле лат стоит. А где средства то брать? И так всё жалованье авансом получил, а будущую добычу в заклад положил. Одна надежда, что поход скоро закончится, с новыми доспехами легче будет службу искать. На раны приятель не жаловался - издержки профессии, тем более их уже залечили.
На дневном привале, пока другие, в ожидании перекуса, своими делами занимались, Роско со мной рядом пристроился. И так задумчиво начал рассуждать:
- Вот те клирики, которые в Патроны добрых богов берут, все неизрасходованные за день молитвы могут в Лечение переводить.
- А ещё они нежить изгоняют, а не пытаются под контроль брать, - добавил я.
- Значит, и ты заметил, брат волшебник, - хмыкнул он. - Мартин - олух, всё пропустил. Квиланси - сразу догадалась и чуть напряглась. Дреп - совсем не удивился, видать, в курсе был. Очень я хочу знать, кто из небесных покровительствует нашей жрице? Или не из небесных?
- Вот и я думаю - у кого из богов булава основным оружием значится?
- Все знают троих из самых главных двенадцати... Но есть же ещё мелкие боги и полубоги. К ним старые, забытые или местечковые.
- Может у бардессы спросить?
- Нет, по-моему, пока рановато её спрашивать. Давай немного подождём.
Тут наш разговор прервался. Пришёл злющий Лесовик и заявил, что у него кинжал с пояса пропал. Главное, в дороге он был, а на привале его как-то не стало.
- А я-то тут причём? - обиделся партийный вор и полез в свою котомку. - Чуть что - сразу кендер виноват! Во-первых, у меня его нет, и никогда не было! - тут появился знакомый кинжал. - Во-вторых, он сам мог сюда упасть. В-третьих, я думал, что он тебе не нужен. И вообще! Наверное, ты сам мне его подсунул! А почему я должен таскать за тебя твои тяжести?! Хотя прощаю - тебе трудно, ты раненый.
Капитан даже задохнулся от такой отповеди, но спорить не стал. Кендеры легко возвращают "найденные" вещи хозяину, не дорожат и своими, но даже припёртые к стенке никогда не сознаются. Если предмет полежит у них недельки две, то новый хозяин будет искренне считать, что вещь его, и досталась ему ещё чуть не от прадедушки.
Роско ещё немного повозмущался вслед отошедшему Дрепу, а потом тоном ниже вдруг сказал:
- Обычно охотники украшают головку кинжала символами Обад Хая или Эхлонны, богов лесов и вообще природы. У тебя там, брат волшебник, как и у нашего воина, всем заметный дворянский герб. А у Лесовика странный череп.
- Череп?
- Угу. Череп. Не человеческий - с огромными клыками.
- Орочий?
- Нет - клыки на верхней челюсти, а не на нижней. Демонический, наверно. Это ничего не значит, может, кинжал трофейный, рисунок еле виден. Зачем его менять? Только зря деньги тратить. Однако запомнить стоит.
- А... Что с Квиланси?
- У неё в покровителях эльфийский Кореллон, добрый и хаотичный. На шее символ висит, когда умывалась, заметил.
- За девушками подсматриваешь? Как они тебя не засекли?! Смотри! Побьют!
- Не засекут - я маленький и незаметный. А увидят - отболтаюсь. Меня ваши девчонки за ребёнка держат. И чтобы закрыть вопрос - я поклоняюсь Брандобарису.
- Ваш истинно-нейтральный бог воров?
- Наш бог приключений!
- И воров.
- Ладно! И совсем немножко воров.
- Откровенность за откровенность, хотя ничего плохого я тут не вижу, а скорее горжусь. Моя Покровительница - Рубиновая Колдунья.
- Ви Ясс - богиня некромантии и магии. Законопослушная и злая.
- Нет. Магии и некромантии. Законопослушная и нейтральная.
- Нейтральная, но слишком суровая.
- Нейтральная и строгая.
- Чего мы спорим? Строгая она, суровая или злая. Какая разница! Главное, не сумасшедший Векна. Я, пожалуй, даже Нерулла меньше боюсь. А Суровая Госпожа - так это вообще прекрасно! Её подданные не изменяют своему слову. Стараются, во всяком случае.
- Да, мы такие. Стражница Смерти не любит клятвопреступников.
Совсем не прост оказался наш кендер.
На вечернем привале жрица наконец рассказала о цели путешествия. В трёх днях пути отсюда, начинаются предгорья, один из отрогов вдаётся в море, защищая крохотную, удобную бухту. Когда-то, много лет назад, там был небольшой портовый городок, но во время очередной войны, один маг обрушил скалу, перекрыв пролив. Теперь даже маленькая лодка не сможет заплыть туда. Сейчас город опустел, но в нём остался храм, куда нам и нужно попасть. По морю не добраться, есть лишь одна дорога, но она может быть немного опасна. По пути стоит посетить один замок, если там найти проход, то путь сократится на целый день.
Ещё стоит знать, что в храме возможно сохранилось Око Стража. Небольшой, всего с куриное яйцо, камень. Горный хрусталь. За него барон Леон фон Фромм готов заплатить тридцать золотых марок. Так что стоит постараться его найти. А если удастся найти статую и вставить Око в глазницу, то есть шанс пройти в сокровищницу. Что там неизвестно, но за один раз можно обеспечить себе будущее, если удастся унести то, что там найдётся. Хватит и на поместье, при этих словах тяжело вздохнул Мартин, и на любую прихоть. Можно вообще больше не ходить в походы. Или наоборот - купить лучшее снаряжение и забираться с элитой гильдии в самые доходные, пусть и опасные места.

***

Далее пошли рабочие моменты - выходим завтра утром, всё необходимое несём с собой, остальное оставляем в лагере под надзором слуг. Идём пешком, верхом в подземельях не наездишься, да и оставить лошадей будет негде. Каждый берёт себе запас еды на неделю и воды минимум на день. Это помимо общего груза. Наши латники, Марлен и Мартин тяжело вздохнули.
У меня осведомились про заряды на посохе. Две дюжины хватит на восемь Цепных Молний, на двенадцать простых Молний или на двадцать четыре Шокирующих Касания. Их цена соответственно три, два или один заряд. Шокирующее Касание срабатывает при ударе о цель и наносит ей повреждение электричеством.
Молния - идёт линией от камня в навершии на расстояние до 120 футов, нанося повреждения всем задетым по пути объектам. Я могу использовать Цепную Молнию для поражения десятка близстоящих целей, на расстоянии до восьмисот футов.
Потом обговорили действия каждого в бою и поинтересовались, могу ли я заучивать каждый день по два заклинания Пылающие Руки и Огненный Шар, одно Пылающая Сфера, а для ночлега Фокус С Верёвкой? Обещал, что смогу. Тогда попросили тратить их только по команде капитана. Мой намёк на то, что кроме огня, я могу приложить противника и другими стихиями, мягко отклонили словами "там самыми полезными будут именно огненные заклинания".
После собрания Мартин получил очередное Среднее Лечение, и завтра должен полностью прийти в форму. Я предложил жрице осмотреть колено. Она немного помедлила, чуть покраснела и согласилась. Мы, я, Марлен и Квиланси, прошли в шатёр и мне показали стройную мускулистую девичью ножку чуть выше середины бедра.
Вчерашний укус почти зажил, мазь оказалась действительно полезной. Тут эльфийка скинула верхние одежды и предъявила свою рану на предплечье, тоже почти зажившую. А очаровательный розовый сосок на молочно-белой коже небольшой груди полуэльфийки сам выскочил из кружевного выреза шёлковой сорочки. Если бы не ревнивый взгляд сразу надувшейся Марлен, его бы не отправили обратно, поправив бретельку.
Впрочем, я не видел ни нежного выскочку из кружев, ни краешек симпатичных атласных штанишек жрицы. Ну... Почти совсем не видел... Во всяком случае, не так подробно, как хотелось бы их разглядеть. Впрочем, лукаво подмигнувшая бардесса отлично поняла мои мысли. Наверняка, она специально всё подстроила.
Остаток вечера провёл листая книгу заклинаний недоучки некроманта. Нашёл одно простое и интересное, но не особо нужное заклятие на тему создания питательной смеси, похожей на кашу, из древесных отходов. Наверное, оно кому-то может пригодиться, но не мне. Некромантии почти нет, четыре широко известных заклинания - курам на смех. Он что надеялся только на посох?


Мокрый лес


Утром мы плотно поели, взяли продукты в дорогу и выступили в поход. У одоспешенного Мартина я тихонько забрал общественную поклажу, ему и так тяжело в латах. У девушек сумки магические, а Лесовик и Отмычка несут лишь собственный багаж. Капитан сразу свернул с нахоженной дороги в лес. Тропа, конечно, видна... но уж больно она поганая - хлюпающая под ногами земля и перегной из прелых листьев. Они откуда в таком количестве? Сейчас не осень, а низкое лето. Плесень и мох вокруг - на пеньках, на стволах деревьев, на земле. Цветы какие-то противно блёклые. Кроны закрывают солнечный свет. Лёгкая магическая аура разлита вокруг.
Здесь тихо. Излишне тихо для леса. Хоть я и нечастый посетитель диких дубрав, но птичек-то обычно слышу. Про запах лучше не вспоминать - ядрёный перегной с пикантной ноткой выгребной ямы.
За очередным поворотом, в отдалении, но на самой середине тропинки сидело что-то зелёное, похожее на огромного жука утыканного иголками, причём оно уже наполовину объело тушку лесного зверька. Не знаю кого, наверное, суслик какой... или может енот. Зелень ждать нас не стала, как увидела, сразу шустро свалила в кусты. У меня даже мыслей нет, что бы это такое могло быть. Капитан, правда, буркнул для сведения:
- Бродячий куст. Почти не опасен.
Слышал я о растениях, которые ходят, но раньше их не видел. Впрочем, и сейчас не горю желанием с ними познакомиться. Против ожидания, когда проходили место пиршества на нас никто не напал. Таким образом, мы двигались пару часов, пока не вышли на чуть более сухую дорогу, но и воняло здесь гнуснее. Полное впечатление, что тут забили стадо коров и оставили гнить недель на несколько. Однако никаких трупов ни на дороге, ни на обочине не наблюдалось. Густая растительность, чуть меньше мха и плесени. Наш капитан громко приказал:
- Оружие к бою! Двигаться в шаге друг от друга. Я...
Он не успел дать указание.
Что-то хлестнуло, и бардесса оказалась опутанной лианой, толщиной в руку. Коричневая кора, отходящие от стебля отростки с тусклыми листьями, немного похожими на человеческую пятерню, почти виноградные гроздья, правда, пока не ягоды, а лишь завязи. Не сезон ещё. Квиланси захрипела, а Дреп крикнул:
- Руби! Это лоза-убийца!
Он своими скимитарами, а Мартин секирой быстро обрубили побег. Пока выпутывали девушку, лесовик пояснил:
- Нападает из засады. Душит и подтаскивает захваченные тела ближе к своим корням, затем давит их в кашицу. Так удобряет себя. Особенно любит эльфов. Как оказалось, полукровок тоже. Совсем не боится электричества. Пошли скорей, пока ещё один побег сюда не приполз.
Квиланси прокашлялась и смогла идти. Лоза не успела её серьёзно помять, доспех защитил. Синяки будут, но более серьёзных травм нет - бойцы быстро вмешались. Но мы теперь шли, нервно поглядывая по сторонам. О привале никто не просил, хотя все, кроме Лесовика, взмокли и устали.
- Крепитесь! Нам немного осталось. Скоро выйдем из Мокрого Леса и отдохнём. Здесь влажно, зато безопасно, серьёзных хищников нет.
Точно? Лоза-убийца так... лёгкая неприятность? Хотя, возможно он и прав. О ней предупредила страшная вонь, а когда напала, быстро обрубили щупальце. Наверное, лоза лесной животиной удобряется, даже крупному зверю тяжело порвать или отгрызть волокнистый отросток в крепкой коре.
Мы уже еле плелись, когда неожиданно лес кончился, и открылась пустошь, заросшая высокой травой с островками кустарников. Шагах в пятистах от опушки видны развалины каменной беседки или павильона. Крыша обрушена, несколько колонн упало, остатки какой-то статуи торчат прямо из-под земли.
- Нам туда, - показал Дреп. - Сможем спокойно отдохнуть и поесть. Это место называют Приютом Охотника.
Грубоватая статуя когда-то изображала минотавра, но время и проходящие мимо путники её не пощадили. Голову кто-то хорошенько, до трещины, приложил чем-то тяжёлым. Обе руки отбили и куда-то дели. На туловище какой-то интеллектуал написал корявыми орочьими рунами: "Здесь был Я!"
Павильончик оказался мощён шестиугольными каменными плитами с красивым орнаментом. С одной стороны съехавшая крыша образовала тенистый навес. Нашлись кострище посередине и маленький родничок, пробивающийся сквозь траву, почти у самых ступеней. Что ещё желать для отдыха? Разве что дров.
Девочки послали мальчиков собирать дрова налево, сами пошли направо, запретив к ним приближаться. В их стороне послышался подозрительный шум, но никто из нас не решился бежать туда на помощь. Вскоре девушки вернулись всего с несколькими прутиками. В самый неудобный момент этот мелкий кустик напал на занятых своими делами девиц. Его, конечно, сразу прикончили, но честь собирать дрова для костра решили оставить мужчинам.
Пока собирали сухостой, пока разводили огонь и варили кашу, наш партийный вор занимался любимым делом - искал в развалинах что-нибудь полезное. И ведь нашёл! Чуть в стороне от павильона, под рухнувшей колонной он углядел небольшой свёрток. У костра Роско показал всем находку и ножом разрезал задубевшую кожу. В ней оказалась завёрнута странная вещица из камня - грубая человекоподобная фигура. Деталей нет, только намечены голова, руки, ноги. Похоже на тех человечков, что из глины лепят дети. Но она каменная и от неё, после снятия обёртки, стало прилично фонить жреческой магией.
- Вот она где! - воскликнула Марлен. - Из-за неё моего наставника прокляли!
Отмычка бросил на меня безразличный взгляд. Просит отработать обещанное.
- Что это? Ты бывала здесь раньше?
- Бывала. Я в третий раз посещаю храм. Во второй, из-за того, что потерялась фигурка, наставник получил проклятье и умер. Наверняка, сволочь Ловчила её спёр!
- Зачем нужна фигурка?
- Обет был, донести вещь до алтаря. Теперь, наверное, оно уже не так важно, но я её отнесу. Хотя бы в память о своём наставнике.
Мартин уточнил вместо меня:
- Ловчила тоже был в вашей партии?
- Был такой кендер среди нас. Кроме него вроде никто бы не смог её вытащить.
Роско веско заметил:
- Кендер не стал бы так заворачивать.
- Не стал бы, - подтвердила бардесса. - Кожа слишком толстая и грубая. Скорее всего, вор вообще такую штучку заворачивать бы не стал - статуэтка каменная, что ей сделается?
- Статуэтка волшебная. Может, завернул в кожу с наложенным заклинанием блокирования чар, чтобы по ауре не нашли.
- Вор наложил заклинание? - вмешался Дреп. - Ты как вообще это себе представляешь? Или он чародействовал потихоньку?
- Нет. Майло колдовать совсем не умел. Разве что Хендерик? Он у нас волшебником был и вечно на статуэтку ругался. Но когда бы он успел? Не знаю...
- Майло Ловчила? Я с ним раз на дело ходил, - заявил капитан. - Заклинания не умел творить. Хотя болтун был страшный.
- Хендерик Правдивый? - поинтересовалась бардесса. - Был такой у нас в гильдии. Погиб, говорят, в прошлом году. Почему ругался?
- Не нравилась ему статуэтка. Про что-то из прошлого ему напоминала. Мы-то тогда подумали, что она осталась в лагере. Грешили, что кто-то из слуг её куда-то засунул, а вон оно как вышло.
- Почему же тогда сразу не вернулись? - мой приятель продолжил выспрашивать. - Или у этих Ловчилы с Правдивым почему не спросили?
- Только в храме обнаружили пропажу. Она же была упакована в тючок. А там на нас напали псоглавцы, Хендерик погиб. Зарубили его.
- А Майло?
- Майло ушёл сразу после раздела добычи.
Мартин продолжил расспросы:
- Я чего-то не пойму - зачем третий раз туда нужно идти?
- Первый раз ходила за заданием. Второй - его сдала и получила жреческий статус. Сейчас иду в последний раз. Наставник обещал, что узнаю имя Патрона и получу ранг в церковной иерархии.
- И ты даже не знаешь, кто тебе дарует силы? - усомнилась Квиланси.
- Всё! Привал окончен! - вдруг прервал разговор Лесовик. - Хватит болтать! Сворачивайтесь. Нам до темноты надо успеть добраться к месту ночлега.
Все засуетились, жрица прибрала к себе в дорожный мешок статуэтку. Меня заставили очистить котелок от копоти. Заклинанием, конечно. Уже через четверть часа мы двинулись дальше по дороге.
Пока шли, рядом со мной держалась Квиланси. Отряд растянулся, только Лесовик был полон сил. Вдруг бардесса задумчиво сказала:
- Лейла Сладкоголосая, подруга моя, могла и вещь взять, и заклинание наложить. Её бы спросить, да не вернулась она из того похода. Ловчилу тоже с той поры никто не видел. Эберк Каменная Башка, дварф, хоть изгой, но воин отменный. Он тоже пропал. Как Лейла исчезла, я в гильдии поинтересовалась, у людей поспрашивала, никого из команды первого похода, тоже никто не встречал. Из второго вообще она одна вернулась. Очень мне любопытно стало. Думаю, может есть о чём балладу сложить? Ашер, что думаешь про это?
- Даже не знаю, что сказать! Почаще буду оглядываться за спину. Надо и Мартину эту историю рассказать. А что гильдия про это думает?
- Мартину расскажу. Гильдия? В ней считают "всякое бывает". Наши генералы накидывают плату за посредничество и предупреждают о риске кандидатов. В этот поход еле набрали опытных людей. Только я, Отмычка и Лесовик согласились. Из остальных лишь жадные новички в партию просились.
Не стал я рассказывать Квиланси о союзе с Роско. Зачем? Её слова интересны, но сказать-то можно всякое. Барды своих обещаний не держат, они, как перекати-поле, сегодня торжественно клянутся, завтра противоположное делают. И тайны не способны хранить.
Кендеру разговор передать стоит. Он только строит простодушные глазки, однако значительно хитрее и умнее, чем хочет казаться.
На ночёвку остановились около небольшого водопадика. Вновь развели костёр и Роско приготовил ужин. Он набрал по дороге всяких травок, и похлёбка получилась отменная.
Далее от меня потребовали сотворить Фокус С Верёвкой. На кусок крепкой верёвки, размером не менее шести футов, творится заклинание 2-ого Круга. Верёвка поднимается и повисает, как будто привязанная наверху. По ней можно взобраться и попасть в пространственный карман. Ничего особенного, но человек восемь могут спокойно разместиться и в безопасности переночевать. Нас снаружи не видно, а мы можем осматриваться через люк.


Утро


Утром меня растолкала Квиланси:
- Ашер, вставай! Скоро твоё заклинание схлопнется. А ты сильнее, чем обычный выпускник университета.
- Я первым на курсе был. Спасибо, что подняла, а то бы грохнулся на землю, костей бы не собрал.
- Иди к водопаду, вымойся. Как вернёшься, завтрак уже будет готов.
Кстати, идея вымыться, хороша. Спускаюсь вниз, развеиваю заклинание и чуть не получаю по бестолковке падающей верёвкой. Думать надо, где стоять.
Складываю вещи в ранец и оставляю его. Он зачарованный, посторонний не сможет унести или открыть. Однако кошель и поясную сумку оставляю при себе. Если одну безразмерную сумку положить в другую, сразу случится большой "Бабах!". И очень сильно повезёт, если ты лишишься обоих хранилищ, а твои вещи лишь разбросает по округе. Скорее всего, багаж окажется на другом, случайном Плане, а если не повезёт, то и ты с ним.
Раздетый до пояса подхожу к водопаду, а там! Марлен сидит в нагретом водоёмчике ко мне спиной и под струйкой полощет волосы. Она не нагая, в длинной рубахе, но как бы это не смотрелось пикантней - подробности ярче домысливаются. Мокрая ткань облепила тело, подчеркнув все девичьи достоинства. Полотно стало полупрозрачным и... Пока жрица меня не заметила, повернул обратно. Нехорошо подглядывать. А ведь коварная бардесса наверняка меня туда специально отправила!
Угадал. Квиланси смотрит на мой ранец через зачарованные очки. Но заметив меня, делает вид, что занята чем-то другим. Женское любопытство? Или бардовское? Неважно. Она думала, что я буду долго подсматривать за Марлен... Или... Или они сговорились? Хотят понять, как вскрыть мой ранец? Сейчас промолчу, однако запомню.
Завтрак, заучивание заклинаний, сборы и вот мы вновь шагаем по дороге. Вдруг Лесовик останавливает отряд и подзывает меня. Впереди мелкая речушка, скорее большой ручей. Несколько поваленных стволов деревьев перегораживают русло. Току воды они не особенно мешают, но перебраться на ту сторону по ним легче. На другой стороне у прибрежных кустов сидит мелкий гоблин.
- Аш! Гоблин вроде мирный. Подойди ближе и попробуй с ним поговорить. Сказывают, ты мастер договариваться о переходах через реки. Убить его легко, но вдруг там ватага морд в сорок? Отобьёмся, конечно, но времени много потеряем и свору мелких негодяев себе на хвост повесим. Сходишь?
- Схожу. Если что, накрою кусты молниями.
Подхожу к переправе. Гоблин. Одет в доспех класса "кольчуга, одно кольцо спереди, другое сзади". В руке палка с ржавым наконечником. А вот в другой что-то интересное - похожее на маленький медный рупор, причём, неплохо зачарованный. Когда я подошёл к ручью, гоблин через него закричал:
- Стой человек! Проход платный!
- Да ну! Сколько?
- Медная монета, - сразу просветил сборщик подати.
Тут из кустов появляется голова второго гоблина и тоже в рупор добавляет:
- Каждому!
- И сколько вас?
- Мы не дураки тебе говорить, что нас только двое осталось!
- А куда остальные делись?
- Пёсьи головы на нас налетели, всех убили. Мы только втроём храбро сбежали. Я у шамана успел украсть эту штуку, чтобы с людьми говорить, теперь я главный.
- Третий куда делся?
- Умер. Вчера просыпаемся утром, а он совсем мёртвый. Мы его разделали и съели. Правда, он кричал, что ещё живой... Но кто же поверит Рваному Уху?! Он такой врун! Был...
- Да уж... А где псоглавцы находятся?
- Человек! Ты денег дай, мы тебе всё расскажем.
- Ладно! Дам! Но не за переправу, а за рассказ.
Делаю отмашку нашим, чтобы подходили, перебираюсь на другую сторону и швыряю гоблинам две медные монеты.
- Гмых! Мы богаты! Мы богаты! У нас есть деньги! - радостно заорали они.
Через рупор Лесовик долго выяснял подробности о местности и расположении псоглавцев. Затем я за десять медных щитов купил переводчик. Радостный продавец запихал монеты в рот и быстро сбежал, пока я не передумал. Чувствую, сильно переплатил, можно было ограничиться и пятью медяками. Переводчик оказался не универсальным, только между Гоблинским и Общим. Но учитывая цену, его стоило брать.


Псоглавцы


После переправы мы вновь шли, шли и шли по тропе, петляющей среди камней и кустов. Бардесса догнала меня и проинформировала:
- Марлен на тебя обиделась. Нельзя быть таким... таким непонимающим намёков. Девушки не должны проявлять инициативу, это должны делать мужчины.
- Но я...
- Ты должен был проявить хотя бы капельку интереса. Сказать, что случайно её заметил. Извиниться. Объяснить, как она тебе нравится. Нельзя быть таким холодным. Ты упустил свой шанс. Когда он ещё представиться вновь?! Тебе же нравятся девочки! Я видела, как ты косился на мою грудь. Марлен тебе ровня, вы с ней близки по происхождению. Так почему ты не подошёл?
- Почему? Не все женщины понимают, что некоторые мужчины способны одновременно любоваться девушкой и думать о последствиях, наступающих при начале близких отношений между ними.
- Надо меньше думать, надо просто жить. Вы оба сейчас в одном походе, а станет ли он короткой прогулкой или длительным совместным путешествием на всю жизнь, зависит только от вас. Впрочем, о чём я разговариваю с реалистом, до мозга костей? Ему же нужны реальные аргументы, а не эфемерные чувства. Наша жрица дала обет безбрачия, и за интрижку с ней тебя не закуют в брачные оковы.
- Да я их не особо боюсь, просто не могу понять - зачем меня начали сватать?
- Слишком умный, значит? Что подружка просто помогает подружке, ты не веришь?
- А вы точно подруги?
- Дружба между девушками - это всего лишь пакт о ненападении и заключение союза для выживания в мире мужчин. Впрочем, вам это трудно осмыслить. Ладно, я поняла - ты наёмник, а не защитник благородных девиц.
- Их точно надо защищать?
- Конечно! И всегда!
- У нас в Университете однажды прославился Лестер Рыжий - красавец и сильный студиоз. Вступился за деревенскую симпатяшку, лет шестнадцати, на которую налетели сразу трое стражников в доспехах.
- Успешно?
- С какой стороны посмотреть. Красотка тогда смогла сбежать, а парня хоронили в закрытом гробу - порвала она его сильно.
- Как так?!
- А вот так! Нечистью оказалась - ей кровь была нужна, чем дальше, тем больше. Сначала по деревням резвилась, а потом в город пришла. Когда стража её лёжку нашла, двоих из них уложила. Тут и Рыжий подоспел, Паралич на остальных кинул, а тварюшка сразу на него набросилась. Любят упыри кровушку волшебников, самая сладкая она для них. Повезло стражникам - не с них отжираться начала, да и подмога быстро подоспела. Спугнули чудище, оно из города сбежала. Но по следу собак пустили, священник близко случился, боевого волшебника нашли, загнали тварь. Понятно, сразу сожгли. Думаю, Лестеру от того легче не стало, покойникам всё равно.
- Да уж... История!
- Потом долго наши преподаватели всех студентов этот пример заставляли разбирать - как определить нечисть и чем борониться при необходимости. Так что все наши намертво затвердили - с защитой посторонних спешить не стоит, сначала стоит разобраться.
- По внешнему виду догадаться никак нельзя было?
- Это не зомби. Сильные упыри выглядят лучше живых, да ещё хорошо глаза отводить умеют. Были и другие случаи, не столь печально закончившиеся - когда спасённые девицы исчезали на утро, оставив спасителя без гроша.
- Ашер, ты не романтик! Тебя бесполезно звать на помощь, когда огнедышащий дракон украдёт принцессу.
- Зачем ему помогать? Сам украл, сам пусть с ней и мучается.
Смех Квиласи зазвенел серебряным колокольчиком, девушка ускорила шаг и догнала Мартина. О чём они говорили, не слышал, но мой приятель выглядел довольным и глуповато улыбался.
Впрочем, долго говорить им не пришлось - волк, идущий впереди партии вместе с Лесовиком, вдруг остановился, ощетинился и завыл. Ему сразу ответил демонический хохот нескольких голосов.
- К бою! - скомандовал капитан. - Аш, с тебя площадные заклинания! Март, у них будут топоры!
Мартин встал посредине тропы, слева от него разместился охотник, справа жрица. Бардесса стремительно выхватила лук и натянула тетиву. Вор воткнул в землю хупак и достал свинцовую пулю. Я оказался между ними и немного за рукопашными бойцами.
В шагах шестидесяти от нас из кустов выскочили три зверя, неприятного вида. Они-то и хохотали.
- Гиены! - пояснил Дреп. - Не удалась засада псоглавцам!
За зверями на дорогу выскочили человекоподобные существа, почти люди, но с собачьей головой. Их вышло около дюжины, большая часть вооружена боевыми топорами и тяжёлыми стальными щитами, четверо держали в руках короткие луки. Все, кроме предводителя в латах с огромным двуручным топором, одеты в кожаные доспехи с металлическими бляхами. Лучники сноровисто стали метать стрелы, остальные побежали к нам.
Против противника, защищённого металлом, нет ничего лучше электричества. Направляю Цепную Молнию в главного, он тормозит, а половина бежавших псоглавцев падает.
Одна гиена сцепилась с волком, и её успешно нашинковал Лесовик. Другой в голову угодила пуля вора, третья обзавелась двумя стрелами в туловище. Они было бросилась наутёк, но попали под Цепную Молнию и теперь лежат вместе с поражёнными хозяевами. Следующей я бросил обычную Молнию в главного из нападающих, и он немного не добежал до наших рукопашников. Остальные добежали... на свою беду. Они же были подранены мною. Лучники решили, что сейчас самое время отступить, но волк успел добрался до одного из них, Квиласи вогнала две стрелы во второго, третий стоял на одной линии с главным и по нему тоже прошлась моя Молния. Последний почти сбежал, но Роско, как пращу, раскрутил свой хупак, который при этом издавал ужасный бычий рёв, и метнул пулю. Попал в голову, не убил, но оглушил. Затем кендер добежал до упавшего и ловко проткнул острием своей экзотической палки ошарашенного противника. Победа.
Отмычка профессионально обыскал покойников, попутно добивая раненых. Не уверен, что добыча стоила обыска, но на мой счёт записали пять псоглавцев, включая старшего. От кошелей с несколькими грубыми медяками я отказался, а оружие и доспехи не стоили того, чтобы их нести с собой. Так, что единственной относительно интересной добычей стал слабенький амулет главаря. Четыре кошеля забрал себе рачительный кендер:
- Аш! - заявил он. - Спасибо, что ты мне их подарил!
Капитан скривился, но промолчал, не стал устраивать скандал ради нескольких медяшек. Я тоже не был против, всё-таки Роско взял на себя обыск пахнущих кровью и псиной тел. Амулет, камень куриный глаз, на грязной верёвке, он честно отдал. Капитан разрубил топорища и луки, а железные части раскидал по кустам. С собой велел взять щиты и доспех, снятый со старшего, но только ради того, чтобы не достались врагам, лучше выбросим по дороге.
Ранен был лишь волк, его покусала гиена, но жрица отказалась лечить героя, заметившего засаду. Мне кажется неправильно, но Лесовик промолчал. Зря, по-моему. Пришлось доставать горшочек и смазывать укусы. Марлен закатила глаза, дескать, такую полезную мазь тратить на обычное животное. Однако я продолжил. Зверь понял, что его лечат, во время процедуры часто дышал, далеко высунув язык, а затем стал благодарно лизать руку. Хотя, может решил добрать внутрь остатки вкусной мази. Охотник дружески потрепал меня по плечу и, с любовью глядя на питомца, заявил:
- Ты понравился Серому, он добра не забывает, отблагодарит.
- Его Серым зовут?
- Да. Но только хорошие знакомые. Остальным он не разрешает так фамильярничать.
В разговор вступила подошедшая жрица:
- Я не могу лечить зверей, мои молитвы предназначены только разумным.
- Мой волк умнее многих людей! - вступился за друга Дреп.
В голове у меня послышался голос Пузика:
- Не скажу, что Серый утончённый интеллектуал. Да, он слегка грубоват, но в лесной жизни разбирается много лучше этой тупой и жадной женщины.
Мой дракончик был до глубины души оскорблён таким небрежением жрицы. Он даже нырнул в ранец, достал из своего гнезда какой-то корешок и отдал зверю. Волк лизнул и Пузика, а затем быстро сжевал подарок.
Вечером остановились в небольшой ложбинке, недалеко от поворота к замку. Тот стоял на скалистом возвышении перед скалистой грядой и, как нам пояснили, прикрывал туннель, ведущий через отрог.


Замок


Лестница


Ещё одно хмурое утро жизни. Мелкий противный дождичек капает на улице. Спускаться из ночного убежища не хочется, но уже пора. Сегодня будем пробовать пройти через замок. Тут мне в голову пришёл вопрос, который почему-то никто из нас не задал значительно раньше:
- Марлен, с чем придётся столкнуться в замке?
- Первое, что нам придётся преодолеть - лестница в триста ступенек, - заявила жрица.
- О, нет! - в панике закричал Роско, - Триста ступенек? Да я сдохну! И, небось, есть ловушки?
- Да, ловушки есть. Первый раз мы их разрядили, но ко второму они восстановились.
- Тогда я, с кем-нибудь для охраны, выйду сразу после завтрака.
- А остальные?
- Когда Ашер прочитает книгу, тогда выходите, не раньше. Проверка на ловушки дело не слишком быстрое. Триста ступенек! Почему я не умер маленьким? Аш, ты точно не сможешь сотворить ковёр-самолёт, чтобы мы не шли по лестнице, а подлетели бы сразу к входу?
- Извини, не знаю такого заклинания.
- Я так и знал! Да! Жизнь - это боль! И мне суждены лишь одни беды и лишения!
После столь грустной сентенции кендер тяжело вздохнул, томно тряхнул завязанным на затылке хохолком и придвинул поближе к себе пайковой изюм с орехами в меду. На что сразу указал страдальцу капитан:
- Отмычка! Ты тут не один!
- Да, но никто другой так, как я, не любит жёлтый сладкий кишмиш с дроблёными царскими желудями и чуть горьковатым гречишным мёдом.
- Любит - любит, - заявил нечуткий Дреп, - В смысле сладко пожрать, мы тут все любители.
- Марлен, - направил разговор в прежнее русло Мартин, - а дальше чего надо ждать?
- В самом замке обосновались псоглавцы. Их там около сотни, но именно в замке с ними можно договориться о проходе. Большая часть трибы - это женщины, дети и немного стариков. Воины не склонны подвергать их риску, потому пропускают сразу или после первой отбитой атаки. В подвалах водятся пауки. За ними и находится длинный проход через отрог.
- Пауков много?
- Хватает. С этими договориться нельзя, но паутина боится огня. Оба раза волшебник кидал огненные заклинания и прожигал дорогу.
- Мы не задохнёмся? Будет, чем дышать после пожара?
- Там хорошая тяга, а паутина быстро прогорает. Четверть часа переждём, и можно будет идти. В самом проходе не стоит выжигать воздух, а в подвалах нормально. По правде говоря, ничего особо опасного нет.
- Точно? - усомнилась бардесса. - Почему тогда не видно ходивших с тобой в прежние походы?
- Пара погибших была, но в любом бою возможны потери. А где остальные... Не знаю... Многие могли бросить рискованные дела - награда была вполне достойная. Про других не слышала.
- Да? Странно. Вернёмся, попробую их найти.
- Спроси в гильдии, у генерал-капитана, который отчётностью ведает.
- И спрошу!
- И спроси!
Девушки ещё немного попререкались, но обе без сильных чувств. Что у девочек значат такие разговоры - не знаю. Да и недослушал их до конца, пошёл подновлять заклинания. Роско натянул кожаные перчатки, достал сумку с инструментами и вместе с Мартином удалился.
Когда я закончил с книгой, и мы подошли к лестнице стали полностью понятны стенания нашего кендера. Ступеньки явно сделаны не для людей, а для существ, ростом несколько выше человеческого. Даже нам было трудно подниматься, а что говорить про Отмычку с его ростом?
Каждая ступенька была ему почти по пояс. Роско приходилось карабкаться там, где мы высоко поднимали ноги. Перил для опоры и страховки не было.
Ловушки были. Не так много, всего с полдюжины, но на некоторые ступеньки наступать было нельзя. Одни при нажатии выбрасывали шипы, прокалывающие стопу. Другие проваливались вместе с ногой наступившего, который при том имел много шансов повредить лодыжку. Последняя западня, почти на самом верху, отбрасывала поднявшегося. Упавший имел шанс скатиться по каменным ступеням вниз.
Для обхода ловушек приходилось использовать раскладную планку, положенную между ступеньками. На ней специальным образом набиты рейки, чтобы та не скользила. Планка обнаружилась среди воровских инструментов Отмычки.
Наверх мы забрались лишь к полудню и устроили большой привал. Роско отдохнул, поел и стал проверять входную арку с давно разбитой дверью.
- Там ничего нет, - заявила жрица. - Мы два раза здесь проходили. До подземелья проход свободен от ловушек.
- А ты поставишь свою жизнь в заклад на то, что сюда никто ничего не добавил нового? Я - нет.
- Как скажешь, но мы теряем время.
- Лучше потерять время, чем жизнь или хотя бы ногу.
Впрочем, проверка не заняла много времени. Мы вошли в помещение и почти сразу оказались в высоком зале с балконами. А на балконах стояли псоглавцы. С луками, но не воины. Доспехов нет. Судя по одежде, в основном женщины. Псоглавец с седой шерстью на морде спросил:
- Вы зачем сюда пришли? Уходите, а не то мы вас убьём!
- Старик! - ответил ему капитан - Я же вижу, что большинство ваших воинов ушло в набег, на охоту или ещё куда-нибудь. Среди нас есть волшебник, и если хоть кто-то выстрелит, то мы уничтожим всё племя. Вашим мужчинам не к кому будет возвращаться. Но мы вас не тронем, если вы пропустите нас к подземелью.
Марлен шепнула:
- Все взрослые защитники крепости сейчас скопились у лестницы. Они готовы нас атаковать, но им придётся перебежать через весь зал.
Мы построились в уже привычный боевой порядок, благо ширина прохода это позволяла. Старик с балкона заметил наше перестроение и грубым лающим голосом нехотя объявил:
- Ваши уже дважды проходили здесь. Надо признать, что договорённости не нарушали. Если вы хотите вниз, то путь свободен. Но там живут страшные чудовища! Знайте это, и не говорите потом, что не слышали.
- Пауки? Мы слышали о них.
- Вы слышали о мелких тварях. Сейчас в подземелье поселились монстры, некоторые из которых настолько ядовиты, что убивают одним укусом. Если вы зачистите от них подвал, то я щедро вас награжу!
- А вот об этом поподробнее!
- Каждому дам по серебряной гривне.

- Серебро вперёд! Ведь если мы зачистим подземелье, то у вас не будет смысла нам платить.
- Если мы заплатим, у вас не будет смысла сражаться с пауками.
- Будет! Нам надо пройти на другую сторону горы. Если мы пройдём, то подвал останется чист, а обратно вы нас не выпустите.
- Да, обратно вы не пройдёте.
Торг длился ещё несколько минут. Старый псоглавец рычал, плевался и хрипел, но вперёд платить не соглашался. Капитан плевался в ответ, показывал неприличные жесты, поминал кошек и котят, от чего псоглавцы бесились, но не уступал. В конце спора, даже развернулся и громко заявил, что мы лучше пойдём в обход.
Пусть потратим лишний день, зато больше никогда не будем иметь дело с таким сквалыжным народом. Тут старик стал грозить божьими карами, выть и орать про жадных проходимцев. Однако подросток в чистом полотняном наряде принёс капитану шесть плоских слитков серебра. За зачистку одного подземелья более чем щедро. Видимо, пауки доставляют слишком много хлопот племени.
Каждый из нас получил по слитку. Серебро было очень грубо, по сравнению с дварфийской гривной, отлито. Проба тоже явно ниже. Однако около полуфунта серебра достаточная цена за один бой. Или мы чего-то ещё не знаем? Впрочем, поздно думать - подросток повёл нас по коридору к лестнице вниз.