Состязания между игроками - еще одна насыщенная грань Восхождения. Одни состязания доступны всем: арены, турниры; другие - только по индивидуальным приглашениям.
   Рыцарские турниры доступны обладателям титула "Дворянин". В них проводятся поединки один на один с использованием определенного вида оружия; характеристики участников в таком бою уравниваются, дабы только мастерство и удача определили победителя.
   Групповые битвы могут принести дополнительные турнирные баллы и показать ваше умение сражаться в массовых баталиях.
   Великолепно реализованы конные поединки (конечно же, участники не ограничены типом ездового питомца, исключая питомцев летающих). К сожалению, уже несколько Больших Рыцарских турниров лишены соревнования летунов: минимального число участников для запуска воздушных схваток не набирается.

  
  
  
  
  
  

   Тионэю вот уже несколько дней ощутимо лихорадило: сначала на воронку в небе над стихийно образовавшейся демонской столицей вышла экспедиция клана Алые Крылья, затем администрация анонсировала обновление, серьезно изменившее игровой баланс.
   Демонов искали многие, со всей ответственностью подошли к этому как крупные игровые сообщества, так и рисковые одиночки. Сложность поиска состояла не только в отдаленности прорыва от обжитых земель, но и в преграде в виде пустыни Забвения по пути к плоскогорью, на котором нашли пристанище демоны. Пустыня неподготовленных путешественников развернула в обратную сторону сразу, прочих задержала. Обитатели пустыни неплохо отъелись на неосторожных путниках, пока климат накладывал неснимаемые дебаффы.
   Куш сорвали (причем предпочли не распространяться, что в него входило) самые подготовленные. Алые крылья вложились в поход настолько существенно, что за время экспедиции потеряли одну из крепостей: как средства для найма неписей, так и игроки высоких уровней, были брошены на покорение пустыни Забвения. Отдали и не поморщились, и на форумные выпады отобравших крепость Ценителей Кубизма (фантазия основателей клана такая фантазия) реагировали с вялым пофигизмом, мол: "Подавитесь вы обглоданной костью, не до мелких грызунов нам нынче". С таким названием - Алые Крылья - клану (очень давно созданному, задолго до прорыва Инферно) как на роду было написано познакомиться поближе с демоняками.
   Выйдя на демонов, клан остатки финансов и влияния направил на то, чтобы новую расу "легализовать". Трижды сходились представители людей, эльфов, гномов, орков и дроу, спорили до хрипоты и расходились ни с чем. Однако всем было ясно, что заключение договора с шестой расой - вопрос времени.
   Некоторые загадочно улыбались: седьмую расу тоже вот-вот расчехлят, не успеет пыль улечься от инфернального вторжения...
   С обновлением было того интереснее: в настройках появилась возможность поставить галочку перед графой "Режим реалистичных сражений". "После долгих испытаний, согласно результатам исследований и запросам целевой аудитории..." - разработчики сначала вылили много "воды", запуская обновление, а затем уже дошли до сути. Суть была вот в чем: при проставленной этой галочке бои переставали быть просто столбиками нанесенного урона, теперь монстру можно было "взаправду" отпилить конечность или выдавить глаз (при условии нанесения критического урона в уязвимую точку), что, разумеется, существенно влияло на боеспособность монстров. Другая сторона медали заключалась в том, что и монстры получали схожие возможности (опять же, при критическом ударе), разве что не отгрызть конечность, а нанести травму, после чего, скажем, рука повисала плетью часов на несколько (или до излечения в храме). Все же на полный реализм корпорация не пошла.
   К теме прилагалось несколько видеороликов, не очень-то любопытных для Хэйт: та отчетливо помнила бой Тариши с праматерью теттов.
   Если персонажи состояли в группе, то для запуска "реалити-мода", как шустро обозвали игроки нововведенный режим, галочка должна быть проставлена у каждого. На столкновения с другими игроками режим не влиял, там все осталось по-старому.
   В том же случае, если одного монстра пытались убить персонажи из нескольких групп одновременно, задействовалось "право первого удара": моб реагировал в том режиме, какой был выставлен у группы, нанесший ему первую единицу урона, и трофеи посмертно выдавал согласно того же режима. Особенно неприятно получалось, если первыми подранили, скажем, босса местности, ребята в "реалити-моде", а под удар попали игроки в обычном режиме: получение травм в таком случае действовало на всех атакующих, независимо от их пожеланий и наличия-отсутствия галочек.
   В подобной неприятной ситуации разработчики советовали выходить из боя игрокам в стандартном режиме. Или приспосабливаться.
   Поскольку бои становились не только динамичнее, но и сложнее, награда тоже увеличивалась.
   Отдельной шкалой добавили настройку "кровавости", но она отвечала только за визуальные эффекты, от аккуратно отделяемых кусочков тел, как у кукол из пластика, до фонтанов кровищи. Эта настройка никаких бонусов не давала, каждый для себя сам решал, как он хочет видеть эту сторону обновленного игрового процесса.
   У группы Хэйт был повод потирать руки: на днях с Кеном списался-таки авантюрист, нечаянно прибитый спеллом Хэйт по дороге из людских земель к орочьим. А авантюрист, как известно, это не только ценные ловушки и разнообразие в геймплее, но и поиск уязвимых мест.
   И это было не все: через соседские кофепития группа заочно приобрела пополнение в виде танцора и барда. Хель решила предпочесть реальное знакомство своего парня перспективам поиска группы. Хотя с ее подходом к прокачке и реальным навыкам они могли рассчитывать на место в группе какого-нибудь солидного клана, сначала в каком-нибудь младшем звене, а по мере роста и в основу пробиться было реально. Кроме танцев Хель (через Вала) обещала помощь в тренировках на раскачку характеристик всей группе. Заочно - это сразу после включения Хэллбурга, столицы демонов, в общую портальную сеть. Да, честь дать название городу предоставили лидеру Алых Крыльев, так как Архидемон Фаулрей при переходе из мира в мир развоплотился, хотя и остался в виде некой проекции личности - готовая заготовка под главу пантеона. Этим развоплощением и объяснялся имеющийся кавардак в иерархии демонов.
   Хэйт запросила также схему тренировок для чародея, независимо от того, присоединится ли тот впоследствии к группе или нет. Игра игрой, а друзей у нее раз, два и обчелся. Через этого же чародея после долгих споров была слита информация о населении дна Сиоли и возможности к этим жителям примкнуть. Все под себя не загрести, "загребалки" отвалятся, а оставлять такую закладку следующим искателям подводных приключений - жаба ребят задушила. Океаническая жаба, и ничего, что таких в природе нет.
   Светиться самим: это мы такие молодцы, нашли и почти распечатали подводную расу, да-да, мы те ребята с холма, возле которого мочили Архидемона, и это у нас гипотетический Вершитель обретается - таких благоглупостей творить никто не пожелал. А у товарища Хэйт оказался в знакомцах дядька из конторского начальства, увлеченный Восхождением и имеющий некоторые возможности, в том числе и финансовые. Так ее друг и в финансировании будущей стройки в Велегарде поучаствовал, переведя золото через гномий банк, имелась там такая услуга, и кредит за модуль закрыл; на таком распределении благодарности Лешкиного начальника девушка настаивала отдельно, едва не охрипла, доказывая на кухне друзей справедливость и правильность этого дележа. Самому чародею перевод игровой валютой сделали тоже анонимно: знакомство знакомством, а чара показывать шефу не очень-то светлая мысль. Гномий банк и тут оказался на высоте, предоставляя услугу специальной ячейки для переводов. Один клиент закладывал золото в ячейку, получал особый код, сообщал этот код (в данном случае - по ту сторону реальности) другому клиенту, и тот в любом отделении банка мог забрать содержимое ячейки. Банк со всей операции получал сущую мелочь - пять золотых, независимо от суммы, вкладываемой в ячейку.
   Вообще, про подводные приключения и их финал разговоров было много. Конечно, после того, как ребята отошли от них, отдышались - воздухом, не водой! - и немного охолонили головы. Говорили о несделанном, недополученном, не спрошенном... Мася ужасно переживала, что не наладила эксклюзивные бартерные отношения с жителями глубин и теперь "все сладкое" достанется кому-то другому. Рэю не давал покоя ответ сирены про осколки Янтарного Сердца, чудилось ему там "двойное дно", ведь не могли же ради спасения людских земель требовать от игроков перестать быть людьми (гномами, дроу и т.п.), обзавестись жабрами и привязаться к воде на всю игровую "карьеру"? Парни до дыр затерли эту тему и решили, что неспроста тогда синеволосая непись сформулировала ответ Рэю уничижительно. Не доросли они, не вышли параметрами или еще чем даже не до знаний, до намека на эти знания.
   Барби тогда распсиховалась, наорала на парней, что если им снова вздумается затащить ее на дно, пусть бы и на тысячном уровне, то до двоих из них она доберется, и мстя ее будет страшна. И вообще, у нее появилась острая форма аллергии на воду, если той больше, чем вмещается в стакан. Впрочем, лучше и в стакане быть не воде, а хотя бы пиву. Психовала она уже в новеньких доспехах: полученную на дне Сиоли психологическую травму она отправилась залечивать на аукционе, выкупив лучший комплект на свой уровень из представленных. За счет Кена, и вовсе не в игровой валюте.
   Доспехи были из вороненой стали, усиленные чешуей драколиска, с массивными плечами и шипами по предплечью. Смотрелось грозно, стоило дорого.
   Хэйт же, вспоминая разговор с сиреной, зациклилась на другом моменте: Юффий, откуда он узнал про Сердце и про обитателей дна Сиоли? Очень уж бродячий маг убежденно говорил, и точно не являлся тем "опытным и мудрым" сухопутным, косточки которого они видели и даже трогали в каменном гробике. Просто потому, что тот был стопроцентный труп, а Юффий - очень даже жив до недавнего времени.
   Притягивая за уши - или за полы шляпы - можно было предположить, что Юффий, любитель головных уборов, в Сиоли заныривал, проиграл там местному треуголку в "жемчуг-кость-чешую", а потом стал расхаживать в остроконечной синенькой шляпе. Версия была из разряда "вилами по воде писано". Другая версия относилась к параноидальным: в порыве чувств Хэйт высказала предположение, что странствующий маг - и не человек вовсе, а замаскированный обитатель глубин. И именно поэтому маршрут его, казалось бы, случайных скитаний в обязательном порядке включает речку Польву, протекающую в глухом захолустье, на ней еще стоит одноименная деревушка. Ради плотвы, которую местные не умеют готовить, он туда шастал? Или же прочие места были для пущей путаницы?
   Хэйт посоветовали меньше смотреть и читать детективы, больше гулять на свежем воздухе и... пить дайкири. Последнее предложил Рэй, глянув на приятельницу с неприкрытым уважением.
  Кен, отвлекая адептку от "теории заговора местного разлива", напомнил, что она не записала для Хель (чтобы той было проще понять, что и в каком порядке подтягивать у участников группы) характеристики своего персонажа и бонусы от надетых предметов. Другие уже эти списки составили, она последняя осталась с невыполненным "домашним заданием".
   Этим девушка и занялась, начав с простого, окна характеристик. С выносом за скобки дополнительных стат от экипировки.
  

   Герой: Хэйт. Класс: Адепт Тьмы.
   Уровень: 30.
   Здоровье: 2226 (+630). Мана: 1690(+850).
   Мудрость: 114 (+85). Интеллект: 266 (+81).
   Живучесть: 150 (+63).
   Сила: 106. Ловкость: 152 (+6).
   Атака: 106. Защита: 232 (+335).
   Выносливость: 62.
   Стойкость: 18.

  
   Ещё от бижутерии имелось 355 единиц защиты от магии.
   Затем Хэйт засела за выписку параметров надетого, без всякой лишней чуши вроде типа предмета, прочности и материала, пошедшего на изготовление предметов. Всякие дополнительные свойства предметов Хель попросила не указывать, для тренировок они были не важны.
   По бижутерии был провал, точнее, неполный комплект.
  

   Ожерелье воплощенного духа
   Мана: +25 за каждый уровень.

  

   Кольцо мудрости Годфри
   Защита: 20.
   Защита от магии: 40.
   Интеллект: +4.
   Мудрость: +8.

  

   Кровавая лилия
   Защита: 28.
   Защита от магии: 50.
   Мудрость: +18.

  
   Дальше шел плащик, который до сих пор Хэйт полностью устраивал.
  

   Плащ покровительства
   Защита: 25.
   Защита от магии: 40.
   Живучесть: +15.

  
   От Годфри же достался приличный одноручный посох.
  

   Ярость Тьмы (посох)
   Интеллект: +36.

  
   И наплечники - вот их по-хорошему стоило бы заменить.
  

   Наплечники смятения Годфри
   Защита: 38.
   Интеллект: +16.
   Живучесть: +8.

  
   Мантия тоже была не идеальным вариантом, но те, что лучше - стоили дорого, а золото у девушки не задерживалось...
  

   Мантия Хранительницы Леса
   Защита: 60.
   Живучесть: +12.
   Мудрость: +8.

  
   Зато при нынешнем невысоком уровне ремень, ботинки и перчатки смотрелись (в плане параметров) вполне достойно. А головной убор - и вовсе замечательно.
  

   Ремень Двухвостой
   Защита: 18.
   Защита от магии: 45.
   Живучесть: +12.
   Ловкость: +6.
   Мудрость: +8.

  

   Сапоги чащи
   Защита: 34.
   Живучесть: +16.
   Мудрость: +5.

  

   Перчатки леса Иллидари
   Защита: 37.
   Интеллект: +9.
   Мудрость: +14.

  

   Диадема алой росы
   Защита: 75.
   Защита от магии: 180.
   Мудрость: +24.
   Интеллект: +16.

  
   Из небезынтересного: как Хель передала опять же через Вала, азиатские умники уже высчитали, что в режиме реалистичных сражений прирост характеристик повышен настолько, что выгоднее всего теперь статы апать в основном на мобах (с нужной галочкой у всей группы), вытягивая тренировками непрофильные характеристики. И плотно "садиться на мобов" надо поскорее, пока заботливые разработчики не додумались "порезать" рост стат в реалистичных боях.
   Посему после включения Хэллбурга в портальную сеть танцор и бард встречаются с ребятами, прихватывают одного чародея и уходят в глубокие пещеры. Там сначала дотягивают отстающих до подходящего всей группе разброса, а затем уже Хель обещает устроить им все круги ада в режиме: мобы-тренировка-мобы-тренировка.
   Возвращаясь к параноидальному: Рэя всерьез волновало, успешны ли были меры по "сбрасыванию хвостов", ими предпринятые, и достаточно ли времени провели они "в гостях у сказки", как говорила, морщась, Барби. Судя по гримасе, сказки она недолюбливала. Все или только "Русалочку" - история умалчивает.
   Лопатки у Массакре не чесались, но все обсуждения планов и разговоры о пережитом проводились в крохотном гномьем фортике, где даже Маськина нога ранее не ступала, словом, в дыре мироздания похлеще Крохтыни. В сию дыру был вызван поверенный (непись), которому поручили подыскать место для постройки трехэтажного здания в Велегарде (посовещавшись, решили, что двух этажей с их запросами никак не хватит), чтобы непременно с подвалом и внутренним двориком, последний можно - не очень большой.
   А еще они зарегистрировали клан. Хэйт уперлась несуществующим рогом, но название, не всем пришедшееся по вкусу, отстояла.
   Новоиспеченный клан назвали - Ненависть. Подискутировали над написанием, были варианты с разными языками поиграть, проставив при регистрации галочку, чтобы на всех языках название звучало одинаково, но Хэйт решила: пусть звучит для каждого представителя языковой группы по-своему, незачем загонять ненависть в рамки. Она должна быть - международной. Ведь она - ненависть - может быть очень разной. Например, ненависть к своему бессилию, подталкивающая к тому, чтобы превозмогать, превосходить себя, становясь сильнее.
   - А еще можно всяких гнид поганых ненавидеть, - поразмыслив, изрекла в процессе Барби, соглашаясь с названием.
   - И изничтожать, - кровожадно ухмыльнулся Рэй.
   Монк воздержался, Кен пошел на поводу своей прекрасной половины. Маська полагала, что название не лучшее для обрастания деловыми связями, но смирилась. Фея адептки восторженно посверкала глазками, затачивая косу.
   А новичков никто и спрашивать не стал.
  
   В реальном мире Вероника общалась в основном с попугаями и соседушкой, что приносил, как та сорока, на хвосте свежайшие новости со стороны Инферно и Хель. Тренировались эти двое сейчас существенно меньше: у девушки шли постоянные тренировки и съемки в тв-шоу. В игру она заходила ненадолго, чаще выдавала задания вроде: таскать каменюки от забора и до полусмерти, потом сорок кругов вокруг Хэллбурга, и опять к камням. Вал, разумеется, без присмотра халявил, зато начал получать некое удовольствие от игры.
   Хотя Вероника "зомбоящик" не смотрела из принципа, шоу с заочно знакомой танцовщицей заинтересовалась. Сосед поделился ссылкой на отснятые и переведенные (в субтитрах) эпизоды, и теперь девушка приобщалась к драйву китайских уличных танцев. Раньше-то ей мнилось, что стрит-дэнс (не путать со стрип...) - это или на голове хождение, или попой трясение. Оказалось, там оно все значительно разнообразнее. Будучи не чуждой всему красивому, она постепенно втянулась в просмотр. Да, нравилось не все, но были и впечатляющие выступления, на которые не жаль было потраченного времени.
   Лин Мэйли на записи она, конечно, опознала. Во-первых, танцоры назывались (кто под псевдонимами, кто под настоящими именами, Мэйли относилась ко вторым); во-вторых, девушек среди участников было не так и много. Подруга Вала получила образование в Пекинской танцевальной академии по направлению "китайский этнический и народный танец", но в шоу участвовала как современный танцор.
   Они еще не были знакомы даже виртуально, но, когда после разных именитых участников с кучей званий (которые Вероника могла оценить только в плане их количества), на кастинг вышла девушка, у которой никаких достижений не значилось, только имя, возраст, и танцевальный стиль, и на сорок пять секунд заставила перестать дышать толпу - Вероника гордилась своей заочной приятельницей. Та сумела смешать этнический танец с современным столь естественно, что казалось - только так и нужно танцевать. Изящество и сила, гибкость на грани фантастики и драматизм - в танце было все.
   Через несколько эпизодов Мэйли каким-то образом доверили постановку хореографии для группы, и та воплотила историю невесты, на собственной свадьбе увидевшей, как жених заигрывает с другой, и умеревшей на месте от горя. На смерти постановка не заканчивалась: призрак невесты (традиционные красные одежды сменились белыми) разобрался с изменником, с соблазнительницей, перепугал гостей, а в финале умиротворенно вознесся ввысь.
   "У этих ребят, похоже, очень добрый эпос", - вытирая слезы с лица, думала Вероника. Как и когда эти слезы там появились, она не помнила, поглощенная представлением.
   За отведенное время танцовщица передала: счастье, любовь, горе, ненависть, жажду мести и абсолютный покой. Выразительности китаянки Вероника могла лишь позавидовать: она сама в плане мимики отлично выражала только одно - "рожа кирпичом".
   После заводных номеров ее и саму тянуло в пляс, но что-что, а танцевать она даже и не училась никогда, так что энергию пускала в бег. В любую погоду, до полного изнеможения. Что немного смущало, изнеможение наступало значительно позже, чем хотя бы по весне: как будто шесть десятков единиц выносливости "прикрутили" и к этому, реальному тельцу.
   Когда переведенные эпизоды были отсмотрены, художница занялась циклом картин с Невой, довела их до завершенного состояния. Все три работы ей нравились, они воплотили не только "море, запертое в берегах" - Неву, но и частичку души художницы.
   Практически закончила она и платьице Вареньки: без какой-либо особой надежды на продолжение работы с синеглазой моделью, которой не позволяют завести котенка. Стас запропал, только скинул сообщением, куда, когда и к кому подъехать, чтобы не было проблем в училище со справкой о болезни. Общения с куратором художница и не искала, так что пропадание это было ей на руку.
   Дважды звонила Аня Потапова. Цель звонков осталась неустановленной, поскольку вызов Вероника оба раза не приняла.
   Лешка все свободное от семьи и работы время теперь проводил в капсуле, а Галка готовилась к празднованию Лесиного дня рождения; вялая попытка привлечь к процессу Веронику не имела ни малейших шансов на успех, та вообще не понимала, что, кроме подарков, хорошего от масштабного сборища взрослых для малявки в столь нежном возрасте? Было бы сухо, да чтобы вкусная бутылочка - все нужды дитенка.
   Так что все нерастраченное внимание досталось пернатым. Их хозяйка научилась готовить разнообразные мешанки, плести всякие штуки из тонких веточек, определять съедобные и полезные растения, фрукты и овощи, и просто наслаждаться обществом и незамысловатыми песенками довольных пушистиков.
   А потом по ту сторону реальности заработали долгожданные порталы, и попугаи остались почти без хозяйки, зато с обожаемыми колосками.
  
   Общий сбор и знакомство состоялись в предгорье, неподалеку от густонаселенного (монстрами), но не пользующегося популярностью (у игроков) подземелья. Причин было две: данж находился на задворках гномьих территорий, куда добираться было еще муторней и дольше, чем проходить само немалое, разветвленное подземелье; обитатели данжа - личинки, жуки и черви - обладали малоприятной наружностью и не выдавали особо интересного дропа. И потому это место вполне подходило для прокачки самых низкоуровневых персонажей клана Ненависть, то бишь чародея и "дискотеки", как сходу приласкала барда и танцора орчанка. Авантюрист в подтягивании уровня не нуждался.
   Он первым и представился новым знакомцам: эпизод на дороге за знакомство считать было бы преувеличением. Его ник был Локи, внешность незапоминающаяся, себя он не выпячивал, говорил мало. В общем, не знай ребята о "равной" схватке этого скромного персонажа с полной группой в Зеленой Дубраве, решили бы, что "приобрели" второго Монка, только в кожаной броне.
   Чародея с милым Маськиному сердцу ником Рюк (гномочка устроила овацию, едва этот ник заслышав) представляла товарищам Хэйт. Ее друг разговорчивостью тоже не отличался, предпочитая действовать, а не трепать языком. А ник на самом деле объяснялся гастрономическими предпочтениями чародея. Тот терпеть не мог есть всухомятку, презирал фаст-фуд, а любил: рыбные блюда, приготовленные его женой-мастерицей, темное пиво, красные яблоки (именно в таком порядке). Анимэ смотрел он добровольно-принудительно, вместе с супругой.
   Валор (тут тоже согласный откликаться на Вала) и Хель от себя реальных отличались только рожками и огненными всполохами в вертикальных зрачках. Оба остались при своей же внешности с поправкой на расу. Причем Хель была действительно хороша, Валу оставалось только аплодировать за то, что он такое сокровище нашел и не отпускал, несмотря на разницу в географии.
   Загонять всю Ненависть в подземелье с жуками было бы глупо. Туда отправились Хель с Валором и Рюком в одной группе, Барби, Монк и Локи в другой. Барби предстояло заниматься любимым делом: орать свою "тысячу чертей" и не стоять на месте, чтобы твари пореже добирались до сочного мяска в зеленой шкуре; Монк шел всех страховать, начиная с бабы-танка и заканчивая "младшенькими"; Локи вызвался сам, с его указки Рюк мог бить по уязвимым местам, что должно было несколько ускорить прокачку. А уже после разового прохождения по монстрам (на боссов не претендовали, бить их, по сути, в одного Рюка было бы потерей времени), авантюрист пробежится до другого местечка. Чародей на память не жаловался, а данж был для начинающих, так что уязвимые точки у его жителей наверняка не менялись при респе.
   Баба-денс (кто, кроме Барби, так бы назвал танцовщицу?), как выяснилось, немного говорила по-русски, старательно подтягивая язык в общении со своим парнем. Хотя часть перлов орчанки до нее доходила в перевранном встроенным переводчиком варианте, Вал старался прояснять подруге непонятные высказывания (выборочно). Так, на "бабу-денс" Хель вовсе не оскорбилась, ведь ей-то система выдала нейтральное "lady dance", что вообще-то в мире обозначало танцевальное направление с упором на женственность и пластичность. Демон проявил тактичность и не стал вдаваться в подробности.
   Гномочке, лучнику, кинжальщику и адептке предстоял поход выше в горы, точнее, в небольшую долину в горах. А если еще точнее, то в дом, стоящий в этой долине. Назывались они соответственно: Долина Сумасшедшего Стеклодува и Дом Сумасшедшего Стеклодува. Место было прелюбопытнейшее, а отсутствие интереса к нему игроков объяснялась весьма скучно: монстры, населявшие Дом, были едва-едва по зубам персонажам по уровню, а для ребят "постарше" был слишком скуден дроп, по сути, падали с мобов там осколки стекла и "мусор". Повкуснее были предметы с мини-боссов, но они были сложны в убиении, а главного босса - самого Стеклодува - и вовсе ни разу не убивали.
   Однажды интереса для мастер кинжалов сто шестидесятого уровня прошел в невидимости Дом, поднялся к самому Стеклодуву и... бесславно погиб от босса на сто десять уровней младше себя. Собственно, из-за созданной тем парнем темы с воплями и требованием вернуть ему экипировку, Хэйт сотоварищи вышли на эту долину. Про экипировку было занятно: на второй и третий приход невидимки (тот шел подобрать выпавшую куртку) босс сходу начинал атаковать нарушителя спокойствия, хотя в первый раз позволил зайти себе за спину и нанести первый удар. Любопытство сгубило кошку: вслед за курткой были потеряны перчатки, наручи, легендарный кинжал и расходка по мелочи.
   Кроме прочего, место было не просто удаленное, оно находилось на таком отшибе, что случайных праздношатающихся встретить в долине шансов было не больше, чем столкнуться с динозавром на пути в супермаркет по другую сторону реальности (это Барби вспомнился старенький анекдот про блондинку). Однако Рэй на всякий случай излазал всю округу в невидимости, так и не найдя следов других игроков.
   Поход в горы сам по себе вышел долгим, а долину, если не знать дороги, случайно обнаружить было сложновато, так что отсутствие между лопаток Маськи "почесона" по прибытию никого не удивило.
   Пока шли, наслаждались (по крайней мере, Хэйт точно) восторженными восклицаниями в клан-чате. Перенесли разработчики эту часть функционала из старых добрых довиртуальных ММОРПГ: достаточно было скомандовать голосом: "Чат клана", - и можно было наговорить текст, который после команды: "Отправить", - высвечивался строками у всех сокланов. Чат можно было и скрыть, чтобы не отвлекал в особо ответственные моменты, но этим старались не злоупотреблять. Мало ли что-то важное объявят?
   Пока что в чате Ненависти царила Барби, любительница поговорить по поводу и без. Судя по текущему чату, дела в данже у "молодежи" шли нормально, а Хель превзошла все ожидания большой зеленокожей дамы. По крайней мере, такие выводы сделала Хэйт из бессвязного потока печатной мысли: "Вау-вау-размахаю! Китайская Маша - вся наша? Я тут в экстазе едва не померши. Мать моя орчиха, мужики, зажмурьтесь, вам же еще бить мобов! О-о-о-у-у!"..
  
   Долина, открывшаяся взору после двухчасового перехода, была хороша: небольшая, с ровно очерченным сапфировым озером с островком в центре, через воду был перекинут мостик из стекла. Подле озера высились сосны и ели, а на острове гордо стоял домик из камня и стекла с одним тонким шпилем. Окна были витражные, каменная основа практически терялась при взгляде на цветные витражи, снаружи казалось, что дом весь состоит из стекла.
   При приближении стало ясно, что и озеро, слишком идеальной формы для настоящего, стеклянное, и деревья вокруг - из цветного стекла.
   Прежде, чем зайти в сам дом, Хэйт оббежала со всех сторон здание, делая скрины, очень уж необычно и красиво была исполнена задумка. Добавить к видимому издали детали в виде стеклянных цветов невероятных расцветок и форм, над которыми кружили стеклянные пчелы и бабочки - и Стеклодува лично ей уже не хотелось называть сумасшедшим. Гениальным - да, хотелось.
   Скорее всего, находись эта долина ближе к игровой цивилизации, в ней было бы не протолкнуться от посетителей, и плевать бы им было на монстров внутри дома.
   - Не расслабляемся, - порекомендовал Рэй при входе в дом.
   Сказано это было не зря: самым неприятным свойством мобов внутри здания было то, что, погибая, они взрывались осколками. Причем взорваться могли как мелкими осколочками во все стороны, каждый осколок наносил несущественный урон, так и по дуге осколками крупнее, уже посильнее ранившими, и даже несколькими стеклянными "стрелами", которые буквально прошивали насквозь неосторожного игрока.
   Первым помещением в доме был просторный холл с минимумом мебели, двумя дверьми и лестницей у дальней стены. И тут же, за порогом, их встретили два стеклянных кролика. Миг спустя с дивана на помощь кролям ринулся мишка, а по половицам деловито поползли в сторону визитеров стеклянные муравьи.
   Тут-то и выяснилась еще одна особенность обитателей дома: в графе устойчивость, которую видела Хэйт благодаря "взгляду истины", значилось - магия. Вообще вся, в чем она быстренько убедилась, активировав подряд наледь, трясину, тьму изначальную и угольки (последние в стеклянного мишку). Оставались воздух и свет, но логика подсказывала: с ними эффект (вернее, отсутствие оного) будет тот же.
   Кроли были уязвимы к дробящему оружию, мишка почему-то к колющему, а муравьи - к рубящему. Впрочем, при полутысяче хп муравьиная уязвимость была несущественна, их можно было ногами давить (это если забыть про посмертные подарки в виде осколков).
   - Ми-ми-мишка! - виновато выпалила Мася, встречая моба щитом и топориком. - Шарю!
   Перед этим по одному из кролей она успела провести оглушающий удар, а вторым занялся Рэй. Впрочем, после подсказки Хэйт об уязвимостях, убийца с гномкой поменялись жертвами.
   Тихонько выругался Кен: стрелы скользили по стеклу, только царапины и нанося. Пришлось ему экипировать кинжал и помогать Рэю с медведем.
   - Осторожно, бью мелочь! - предупредила Хэйт, прежде чем огреть ближнего муравьишку посохом, пока они не подбежали слишком близко к группе - мелочь-то они мелочь, а тоже взрываются.
   А что ей оставалось? Магия оказалась ограничена аурами, малой регенерацией и лечением, не иггами же без особой нужды разбрасываться?..
   Муравьи по очереди полопались, выдав по небольшой полусфере осколков, из которых лишь немногие долетели до адептки: та не стала от них уворачиваться, чтобы понять, к чему готовиться дальше. Как раз мелюзга на тест лучше всего и подходила. Урон прилетел несущественный, что дало повод с облегчением выдохнуть: по крайней мере, никто не улетит в далекий гномий форт, случайно раздавив стеклянную букашку каблуком.
   Печально звякнуло за спиной - это лапа из коричневого стекла отлетела от мишутки. Рэй поделился секретом успеха: он совершенно случайно попал мишке (с гному ростом, а в ширину как две гномки разом) под мышку. И, похоже, попал в уязвимую точку. Заодно и узнали, как работает новая механика на существах фракции "одушевленные предметы".
   Уходить от атак одной левой верхней медвежьей лапой стало значительно проще. А атаки были впечатляющие: Рэй пропустил всего один удар от косолапого, а бар его здоровья просел на четверть.
   У Массакре, крутившейся между двумя ушастыми (Кен в их число не входил, он в сторонке вместе с убийцей ковырял стеклянного медведя), дела обстояли похуже. Братцы-кролики (измеряя, опять же, в гномках - эти экземпляры были в половину гномьего роста каждый) были дюже шустрыми, и тренировок Маськиных на ловкость оказалось недостаточно. Стеклянные зубки то и дело успевали цапнуть гномочку.
   Медведя, видя ситуацию, оставили на сладкое, дружно занявшись одним из кролей, даже Хэйт в перерывах между подлечиванием Маси лупила по стеклянной тушке посохом.
   Под конец "жизни" монстрика гнома, к которой кролики привязались надежно, оглушила "здорового" братца, отбежала в сторонку. Развернув моба хвостом к группе, приложила его топором по стеклянной головушке и присела, прикрывшись щитом.
   Она угадала: осколки полетели по дуге в ее сторону, никого не задев. Часть все же влетела в неприкрытые щитом ноги, но тут сработала бестелесность. Осколки мелькнули перед гномой, а осыпались на половицы уже за нею, не причинив ни малейшего ущерба.
   - Они взрыва-а-аются! - Маське бы радоваться, а она заголосила от обиды на очевидное. - Нет тушки - ничего не стырить!
   От моба на полу осталась пара прозрачных осколков, нововведения явно не обогатили дроп-лист обитателей этого дома.
   - Что-то мне уже жаль здешние поделки и их создателя, - покачала головой Хэйт. - Ибо нет монстра страшнее обиженной гномушки.
   - Лишенной прибыли гномушки, - поправил кинжальщик, тряся ногой, в которую успел вгрызться оставшийся кролик: Рэй уроном перебил уровень агрессии и не успел среагировать.
   К счастью, гнома подоспела, обрушила на стеклянный затылок свой щит. Без травмы обошлось, а движения убийцы стали осторожнее.
   "Тут все ок, выдвигаюсь к вам", - отписался в чат клана Локи.
   "Чар, конечно, не бог смерти, но вполне себе четенький", - выдала похвалу Рюку в своем стиле орчанка.
   Об анимешном происхождении ника чародея Маська уже успела просветить всех, кто был не в теме.
   - Можем добить этих, потом сменить локацию, - предложил лучник. - Сюда-то шли мы из-за малолюдья. Потестили, не понравилось - свитки переноса, подхватываем авантюриста и пробуем резервный вариант.
   Имелся и такой, на случай полного провала в Доме Сумасшедшего Стеклодува. Подземелье с похожими на богомолов бескрылыми насекомыми и их личинками.
   - Ну уж нетушки! - насупилась Мася. - Я тут каждую шевелящуюся стекляшку расколошмачу, потом уйдем.
   Именно гнома высказывала надежду, да что там, почти уверенность в том, что раз дроп в данже убог, должен с них профит другим макаром добываться. Например, поиском сокрытого, исключительно гномьим умением. Дом стоит на землях гномов, живут в нем, кроме стеклянных созданий, гномы же (кухарка, горничная, помощники Стеклодува и сам Стеклодув). Должен быть - по логике гномы - бонус для гномов в доме гномов на земле гномов!
   Увы, даже "прошаренные" мобы лопались, не позволяя ничего с них "стырить".
   - Я тоже начинаю проникаться сочувствием, - согласился с Хэйт убийца.
   - Это не сочувствие, а кроличьи зубы, - от разобиженной Маськи досталось и товарищу. - Которые мы повыбиваем!
   - Мы отбили мишке лапу, отобьем ему вторую и уроним его на пол, чтобы он не злил малую, - нашло вдруг "поэтическое" настроение на Хэйт.
   Общение с Барби никому не сходило без последствий...
  
   После разбивания кроликов с медведем холл становился условно безопасным на четыре часа реального времени (они же - игровые сутки), монстры в течение этого времени здесь не респились. На другие помещения дома сия поблажка не распространялась, только холл был островком спокойствия, куда можно было отступить в напряженной ситуации. Условность же безопасности заключалась в том, что один (точнее, одна) из мини-боссов первого этажа не имел привязки к конкретной комнате, как, скажем, кухарка, а перемещался по всему этажу. Не то, чтобы очень быстро: уборка помещений входила в обязанности горничной наравне с отбиванием мягких и не очень частей тел вторгшихся в дом чужаков. Эта дамочка была вооружена цепью (что по виду была опознана кузнецами как мифриловая) с двумя грузиками, вне боевого режима носимой на манер ремешка (скрины невидимка, ратующий за возврат нечестно нажитого Стеклодувом на его, невидимки, смертях имущества, на форум выложил весьма качественные).
   Если раньше, до встречи с Бестиями и весьма насыщенного времяпровождения у них "в гостях", Хэйт бы задалась вопросом вроде: "Что это за цепь такая и как ее классифицируют?" - то теперь, после знакомства с оружием "вне типизации", удивления необычное оружие не вызывало. Наверняка же где-то в отдалении от хоженых троп имелось местечко, где закалялись тела и характеры юных гномов в тренировках посуровее, чем их соотечественникам обычно выпадают. Зовутся они, конечно, не Бестиями, а какими-нибудь Каменнолобыми, например, но что-то эдакое, с особыми техниками, наверняка наличествует.
   Так что на диванчике расселись лицом к дверям и лестнице, чтобы не прозевать возможный визит мини-босса в ожидании Локи. Стекляшки при входе считались самыми легкими, дальше идти впятером было спокойнее, чем вчетвером. Гномий форт далеко, как и круг воскрешения.
   "Наверно, в три часа ночи, когда я стану кошкой - тыгыдык-тыгыдык"... - продолжала нести неистовую чушь в чатике Барби. - "А бардяка ничего такой чертяка. Колыбельная самодельная? Под запись для одной милой киски исполнишь потом?"
   - В СНТ, где у моих дача, кошка окотилась, - решил пояснить Кен оную реплику. - Соседская или вовсе ничейная, не в курсе. Кошку мои стерилизуют и приютят, а котят раздают. Мы попали под раздачу в числе первых. А у нее чувствительный сон.
   - Кто бы мог подумать, - хохотнул Рэй. - После того выезда, когда наши, благодаря ее храпу, были обозваны кланом Неспящих, я тебе верю, друг.
   - Ненависть звучит получше, - улыбнулась Мася, подмигнув Хэйт.
   - Она там нацепляла такой паровоз, что Валу приходится играть остановку времени, - сделала вывод из вышесказанного (напечатанного?) адептка. - Зато наша прекрасная успевает пожаловаться на ночной тыгыдык. За то любим, на том стоим.
   - Ему не рано ее играть? - вскинула брови гномка. - Она же где-то там... повыше по уровням учится?
   Малая выразительности для потыкала пальцем воздух над головой.
   Тем временем орчанка продолжила транслировать происходящее в клан-чат:
   "В Беломорье, в безвременье
   Тают звуки и сомненья.
   Тают мысли, расстоянья,
   Спи и ты, теряй сознанье".

   "Дорогой, если от этого наша кисонька не уснет, я ее точно чем-нибудь тресну!"
   - Ты еще спроси, как он петь ухитряется одновременно с игрой на флейте, - хмыкнула Хэйт, привычная к незамысловатым куплетикам музыканта.
   - Хм, действительно, - тряхнул челкой кинжальщик. - Технически я могу представить издавание звуков в параллель с флейтой, но...
   - Фу! Не продолжай! - кулачок гномки впечатался Рэю в бок.
   - Вообще я предполагал постукивание обувью, вроде отбивания чечетки, - покачал головой убийца. - Но это все равно не песня.
   - Зато Монк не потеет, - невозмутимо пожал плечами Кен.
   Он-то знал, что его драгоценная половинка может ради удачного (по ее мнению) перла встать посреди комнаты, наплевав на жрущий ее "паровоз" из мобов.
   - Подозреваю, как раз таки наоборот, - решила просветить приятелей Хэйт. - Валу было лень таскать каменюки по заданию Хель, так он пошел, какой-то бардовский конкурс выиграл. Оттуда и песня, и лютня. А еще нехилый нагоняй, когда Хель прознает о сорванном графике развития его персонажа, так что спалить выигрыш его легкая ситуация не вынудила бы. Впрочем, я лично подозреваю, что Хель неспроста навязала ему самое скучное занятие в день этого конкурса.
   - Демоница! - восхитилась Массакре. - Думаешь, она его прям просчитала?
   - Утверждать не берусь, - Хэйт пожала плечами. - Но из рассказов ощущение, что Вала она знает, как облупленного. Согласись, красивый ход, если я права: подтолкнуть его к победе с причитающимися плюшками, оставшись полностью в тени? И плюс он усиленно тренировался на следующий день, компенсируя пропуск.
   - А с виду такие милые, - засмеялся вдруг Кен. - Женская логика, том десятый, манипуляции. А до этого, с "фу", был другой какой-то том, про ассоциации.
   - Не женюсь, - поддержал друга Рэй. - Никогда больше.
  
   Еще через минуту к мнению о том, что все зло во Вселенной исходит от слабого пола, готовы были присоединиться и Хэйт с Маськой, особенно последняя: ей вокруг шеи обернула свою цепь горничная Стеклодува. Как только дверь приотворилась, Мася вскочила с диванчика, готовясь встречать мини-босса, но та с какой-то неимоверной скоростью подбежала к малой. Еще поднимался щит, а цепь уже оплеталась вокруг тонкой шейки. В сшибке гномка против гномки лидировала чужая гномка. Наряд на этой чужой гномке, к слову, сильно напоминал те, что приятельницам пришлось примерить, выручая малышку Линни из лап господ Филда и Альфиуса в Велегарде.
   Не лучший был момент для воспоминаний, но перед глазами адептки картинка встала в полный рост.
   - Локтевые суставы, коленные чашечки, - донесся голос Локи со стороны входной двери. - Из стандартного для гуманоидных: глаза, шея.
   Одновременно с огненной стрелой в грудь от эльфа до шеи горничной, как бы мстя за почти придушенную - свою - гномку, добралось покрытое пламенем лезвие кинжала Рэя. Увы, без критического урона: ни раны серьезной, ни существенного урона удар Рэя мини-боссу не нанес.
   Пламя на лезвии - умение саламандры, давно призванной и загнанной за цветочную кадку в углу холла, чтобы случись что, ей не поймать летящий осколок. Геро загнали за спинку дивана, а Хэтти условились призывать только в самой сложной ситуации.
   - Нечего добавить, - недовольно буркнула Хэйт, глядя на золотую рамку с серебряными черепами. - Уровень сороковой, это вся информация.
   Маська высвободилась, с силой рубанула по коленям горничной, точнее, по тому месту, где те только что находились. Юркая противница отскочила, развернувшись к кинжальщику.
   Хэйт подлечила малую, затем поочередно опробовала на вражине заклинания разных стихий. Высказалась в духе Барби: устойчивость к магии распространялась не только на стеклянных обитателей дома.
   - Бесплатное приложение к журналу "Пенсия и жизнь", - горько вздохнув, обозначила свою полезность в данной местности адептка. - С меня только подхил да ауры, все прочее на вас.
   - А жизнь после пенсии есть? - отвлекся от установки чего-то нехорошего (для горничной) в центре холла авантюрист. - Всегда думал, что это фантастика.
   "Не такой он и неразговорчивый, как в начале показалось", - улыбнулась про себя Хэйт.
   - Журнал воображаемый, - хмыкнула она вслух.
   - Не знаю, из чего ее тряпки, но стрелы их не пробивают, - поделился наблюдением Кен, целясь уже ниже юбочки, по ногам горничной.
   - Придержите, пожалуйста, самое убойное, - попросил Локи, отбежал от заготовленных пут с растяжкой, вскинул голову к потолку, что-то прикинул, посыпал каким-то порошком ловушку, после чего та пропала из виду. - На ком агр, заведите ее в центр.
   Сказать было проще, чем сделать: горничная вертелась между Рэем и Масей, то лупя грузиками на концах цепи, то стараясь повторить маневр с набросом и последующим удушением. Еще и подлечивала себя, доставая из кармана на переднике сметку для пыли нежно-розового цвета и обмахиваясь ею - это действие снимало кровотечения от кинжалов убийцы, еще и полоса хп восстанавливалась.
   Наконец у Рэя прошел крит, он удачно полоснул по внутренней стороне колена вражьей гномы. Часть конечности не отсек, но горничная захромала. И определилась с главной целью, вознамерившись отомстить кинжальщику за травму.
   - Центр, - напомнил вместо авантюриста лучник.
   Рэй подвел к невидимой ловушке "чужую" гномку, ловко перемахнул прыжком спиной вперед заготовку. Маська подрубила сзади топориком здоровое колено горничной, да еще и пинок отвесила, чтобы наверняка.
   Ту швырнуло в ловушку, спеленавшую мини-босса: путы на резко задергавшейся горничной сразу же начали лопаться, стало ясно, что надолго ее ловушка не удержит.
   - В стороны! - крикнул авантрюрист.
   Просвистел в воздухе простенький кинжал, ударил в звено цепи, держащей массивную круглую люстру с длинными стеклянными подвесками.
   - Макс ДПС, плиз, - коротко и доступно попросил Локи, когда люстра со звоном и грохотом приземлилась на горничную. - Тащусь от этого обновления.
   Чуть позже, пока Хэйт идентифицировала полученные ими от павшей горничной вещички, авантюрист пояснил, что определяет он уязвимые места не только на монстрах, но и на предметах. А прокачке ловкости (и меткости) посвятил немало времени и сил.
   С первого мини-босса Дома Сумасшедшего Стеклодува им выпало два колечка, поясок и модификатор. Кольца были одинаковые, их поделили Рэй и Локи. Кен и Мася отказались, посчитав, что контактникам с упором на ловкость они полезнее будут, а Хэйт и вовсе не претендовала на украшения.
  

   Кольцо Уклонения.
   Тип: украшение, кольцо.
   Класс: легендарное.
   Защита: 36. Прочность: 400/400.
   Защита от магии: 50.
   Ловкость: +28.
   Повышает шанс уклониться от атаки на 5%.
   Сопротивление оглушению: +5%.
   Сопротивление замедлению: +10%
   Необходимый уровень: 35.

  
   Пояс без обсуждений ушел адептке, хотя она не была уверена, что ей хочется заменять на это унылое приобретение свой ремень двухвостой. Да, бонус к интеллекту, но, кроме "сада камней", не так и критичны эти проценты к длительности дебаффов. Словом, взять тряпичный пояс она взяла, но надевать не спешила.
  

   Пояс Уныния.
   Тип: пояс.
   Класс: легендарное.
   Защита: 14. Прочность: 220/220.
   Защита от магии: 55.
   Интеллект: +14.
   Мудрость: +25.
   Длительность накладываемых негативных эффектов: +5%.
   Необходимый уровень: 30.

  
   Модификатор выглядел как тот самый белый кармашек с фартука, из которого горничная доставала лечебную сметку, только без самого фартука. Предмет отдали Локи: ему из-за особенности класса постоянно требовалось таскать с собой кучу разнообразного хлама, занимающего ячейки. И факт, что роль решающую в довольно-таки легком убиении горничной сыграл именно авантюрист, ни у кого сомнений не вызывал.
  

   Глубокий карман.
   Тип: предмет-модификатор; одноразовый, непередаваемый.
   Увеличивает количество ячеек инвентаря на 5 (навсегда).
   Класс: редкое.

  
   - С люстрой - это был зачетный ход, - поднял вверх большой палец Кен.
   - Не зря ж ее такую красивую и тяжелую тут повесили, еще и с уязвимостью в крепеже, - улыбнулся Локи.
   Дропу откровенно порадовались, а ведь это был только первый из четырех мини-боссов. Четыре выпавших полезных предмета даже смирили Маську с невозможностью тырить что-либо с обычных мобов в этом доме. Так что дверь к новым монстрам открывали с оптимизмом и верой успех.
   И тут же чуть не завершили прохождение: заготовки для встречи "дорогих гостей" тут умел делать не один авантюрист.
  
   - Долбанные камикадзе! - бессильно ругалась адептка, тщась вылечить гномку с убийцей (последнему хоть и досталось, но он сумел выйти из "зоны обстрела"). - Суицидники бесовы!
   За дверью из холла в следующую комнату лежал неприметный половичок, пробегая по которому, стекляшки получали стремительно убивающий их дот. И те упорно перли на игроков, пробегали по половичку, шустренько кидались под ноги и - взрывались. Дальше пары метров из своего помещения они забежать не могли - ограничение по радиусу перемещения не действовало тут только на мини-боссов - но им и того хватало, чтобы засыпать добрую половину холла осколками.
   Ползли букашки, паучки, жучки и таракашки. Бежали мыши, хомячки и крупнозубые крысы. И лемминги, куда же без них в деле массового самоубийства?..
   Этот же половичок чужаков "награждал" замедлением, причем таким, что не снималось дланью очищения, а гномий сапожок успел переступить порожек. Возможно, в умениях монаха нашлось бы что-то более эффективное, но Монк был далеко. Вот и пятилась со скоростью раненой черепахи Массакре, удерживая перед собой щит и "впитывая" летящие выше и ниже щита осколки.
   - Кен, попробуй в половик запустить огненную, - предложил Рэй. - Я и Салли на него же наведу. Локи, что-нибудь вроде кислоты есть в запасах?
   Авантюрист поддакнул.
   - Тогда если не хватит огня, с тебя кислота. Огонь на счет три: раз, два...
   Хэйт тоже собралась поучаствовать - огоньками. Благо, гадский половик хоть и не являлся мобом, был вполне разрушимым предметом. И ей хотелось верить, что хотя бы на предметы и этом сумасшедшем доме не распространяется устойчивость к магии!
   - Три! - дал отмашку Рэй, с лука эльфа сорвалась пылающая стрела, саламандра метнула огненный диск, от адептки полетели угольки.
   Половик полыхнул, за считанные секунды почернел и рассыпался пеплом.
   Стеклянные монстры, ожидавшие своей очереди на суицид, замерли, совершенно потеряв инициативность.
   - Половик-убийца: этой осенью во всех кинотеатрах страны, - передернуло Хэйт. - А мы, значит, побывали на премьере.
   - Азиатское название тогда - циновка-киллер? - уточнил, смеясь, Локи.
   - Ниндзя-татами, - предложила свой вариант наиболее пострадавшая - Маська.
   - Коврик-аннигилятор для йоги, фитнесса и аэробики, - не остался в стороне Рэй. - Запад.
   - Персидский ковер-самосдох. Хорошо, что Барби сейчас не здесь, - подвел черту под выбором названия для блокбастера Кен.
   Все дружно закивали, даже Локи, знакомый с орчанкой всего лишь несколько часов.
  
   Про комнату с половичком ничего не говорилось на форуме, так как именно в нее невидимка, подаривший Стеклодуву несколько вещей "на вырост", банально не заходил. Она была как бы и не обязательна, для подъема выше существовала лестница, к кухарке (мини-боссу) вела другая дверь, а эта, с половичком, исполняла функцию чулана. И спуска в подпол, где, увы, не нашлось ничего интересного. Только полки, заставленные стеклянной (кто б сомневался?!) посудой. Рэй обрадовался было, найдя тайник, но вскоре высказывался в стиле и духе Барби: в жестяной коробке лежали... разноцветные стеклянные бусины, по заверению Маськи, стоящие сущие медяки.
   Возможно, картография помогла бы обнаружить в этом тесном пространстве настоящий клад, но для ее активации надо было вычистить весь дом.
   Кухарка, к которой заглянули на огонек сразу после того, как Рэй перестал материться, задала им такого жару, что семь потов с ребят сошло едва ли не буквально. Эту даму язык не поворачивался назвать "гномка" или "гномочка", она была - гномиха, с фигурой колобка, толстокожестью бегемота, регенерацией тролля, отсутствием уязвимых мест (авантюрист смог назвать только глаза, две крохотные бисеринки, едва различимые на фоне широких щек и семи подбородков) и тесаком. Силушкой кухарка обделена не была, как и дополнительными подручными средствами: удары металлическими крышками приводили к ошеломлению всех противников, пар от кастрюль на плите обжигал любого, кто к даме приближался, кухонные ножи и вилки отменно применялись в качестве метательного оружия, а кому не хватало и этого - у кухарки имелась добавка, в виде раскаленной сковороды, которую она то и дело подхватывала с огня левой рукой и лупила замешкавшихся бойцов ближнего боя.
   Пар от кастрюль еще и не исключительно вверх шел, эта нехорошая гномская женщина им управлять могла, как струей воды из брандспойта. Хорошо еще, "парометы" были сами по себе неподвижными, с плиты кухарка их не снимала.
   Самым же неприятным умением было сильно похожее на Маськино "от винта": огромное (вширь) тело гномихи закручивалось с немыслимой для такой комплекции скоростью, выставленный горизонтально тесак, если входил в игрока, урона наносил много больше, чем обычный пропущенный удар этим же тесаком вне состояния "пропеллера". Зато, когда время действия умения (от пяти до десяти секунд) проходило, кухарка на такой же срок останавливалась, пошатываясь, только звездочек над головой кружащихся не хватало. Это было идеальное время для вливания урона в спину, Рэй в те секунды отрывался по полной. Однако, чтобы дожить до ступора, приходилось очень-очень быстро реагировать: колобкообразная дама аж размазывалась в движении, входя в раж, как этот скилл для краткости окрестил Кен. Маська разок не увернулась, так еле откачали лечением и эликсирами.
   Только один недостаток нашли у этого мини-босса - недостаток маневренности, кроме этих вот "закруток", она не отходила далеко от плиты, что отчасти компенсировалось бесконечным метательным боезапасом: за час почти реального времени, что били кухарку, ножи у нее не закончились. Тяжелой люстры в кухне не было, и с наскока сию даму было не победить. Зато были - потолочные балки, причем не под самым потолком, а в полуметре от него, на них и загнали при помощи доброго слова и среднего размера голема Хэйт, Кена и хозяйку голема, доставшую арбалет. Второй раз подставлять малую под "пропеллер" было признано непрофитным: ловкостью она уступала "коже" (авантюристу с кинжальщиком), и не настолько велик был гномий урон, чтобы рисковать.
   Саламандру Рэй усадил на дальнюю от плиты перекладину, а Хэйт не стала рисковать неповоротливым и слегка раскабаневшим в залах-пещерах Бестий детенышем гидры, его пришлось отозвать, в горячке боя было трудно уследить за случайным ножом или струей пара от кастрюль. Самые юркие, Рэй с Локи, остались внизу, чтобы держать на себе агрессию гном-бабы (не путать с бабой-гномом!) и при этом иметь возможность увернуться от ответных атак: с тесаком и сковородкой кухарка обращалась мастерски.
   Для чего кинжальщик оставил призванной питомицу, несмотря на невосприимчивость магии у кухарки, стало ясно, когда он не успел отскочить под "раж". Короткая команда: "Дым", - и его фигура стала полупрозрачной, окутавшись... дымом. Гномиха в состоянии "пропеллера" мелькнула перед дымчатым лицом, пропала, чтобы проявиться уже за спиной неудавшейся жертвы. Целехонький и уже не дымчатый Рэй проводил взглядом вращающиеся телеса.
   Механика была схожа с бестелесностью Массакре, только в отличие от шансовой пассивки, саламандра умение активировала в нужный хозяину момент, или голосом, или нажатием обозначенной пиктограммы. Откат - это чуть позже парень уточнил для любопытствующих - у скилла был четыре часа. На последовавший вопрос авантюриста: "Каково это, когда сквозь тебя пролетает центнер?", Рэй отшутился, мол, отделался легким испугом и ощущением щекотки.
   Спустя половину часа Хэйт запарилась от однообразия и "широкого" выбора доступных умений. Очевидно было, что урона их неполной группе, еще и ниже по уровню, чем обитатели данжа, недостаточно. Чужих людей (эльфов, гномов - не считая мини-боссов) в доме не было, но все равно, царапающее по драгоценной паранойе решение далось адептке через силу.
   "Если не доверять своим, своему клану, своим... друзьям уже, пожалуй, то кому вообще я могу доверять?" - постаралась убедить себя девушка.
   - Расспросы не приветствуются, запрет на разглашение. Кто заскринит, запишет видео, сольет в любой форме информацию об увиденном, будет переведен из Ненависти в Любовь, - ледяным голосом, морщась от принятого решения, как от съеденного лимона, сообщила присутствующим Хэйт. - Любить буду вот этим самым посохом.
   И заменила посох духовой трубкой, иглами и ядом. Трубку после боя с Таришей сдать не потребовали, кое-какой запас игл и яда у нее оставались, а после, пока шли суд да дело в гномьих землях, через аукцион нашлись и иглы, и несколько видов ядов, причем по бросовым ценам. Яд не магического, а алхимического происхождения на этом мини-боссе работал, как надо, это еще авантюристом и кинжальщиком было проверено.
   Процесс убиения толстенной во всех смыслах гномихи ускорился. Напоследок дама приберегла сюрприз: кулек жгучего перца, раздутый по всей кухне богатырским дыханием дамы. Перец, кроме непрерывного принудительного чихания, подарил ослепление, дезориентацию и жгучую боль на всех неприкрытых доспехами участках тела. Очищающее пламя пришлось как нельзя кстати, причем из-за слепоты система предложила Хэйт голосовую активацию умения. Дальше было дело техники и длани очищения, начиная с убийцы: его за недолгое действие ослепления гномиха успела приложить сковородкой и готовилась, судя по всему, разделать кинжальщика на шашлык. Или карпаччо, там как раз мясо тонко-тонко нарезается.
   От кухарки (с пылу, с жару, как высказалась гномочка) группе досталось два предмета, без обсуждения ушедшие в инвентарь лидера клана Ненависть: поварешка и редкий рецепт, кулинарный, что было вполне логично. Никто, кроме Хэйт в клане не занимался кулинарией, так что никакой конкуренции и быть не могло.
   А еще бой принес прибавку к статам: плюс пять к силе и две единички к ловкости. Если до этого ее участие в схватках в РМ ("реалити-моде") сводилось к минимуму: с порога и до кухарки адептка получила лишь одно поощрение от системы, единичку к интеллекту после запуска угольков в половичок, что не сразу и заметила, так как убрала часть оповещений, выпадающих в процессе боя, а после приняла за издевку; то за стрельбу из трубки система отсыпала щедро, правы были азиатские аналитики.
   Осмотр лута Хэйт начала с рецепта: изучить его было нельзя, но свойства окрылись.
  

   Рецепт кулинарного дела: Тыквенный сюрприз.
   Срезать верхушку с тыквы, убрать семена и мякоть. Мелко нарезать мясо (по вкусу), корнеплоды, лук, морковь; смешать, сдобрить маслом и специями. Соль по вкусу. Наполнить тыкву смесью из мяса и овощей, залить водой до краев, укрыть смесь пряными травами. Накрыть тыкву верхушкой и убрать в печь на 2 часа. При приготовлении в переносной жаровне время приготовления увеличивается до 3 часов.
   Количество порций: 1.
   Накладываемые эффекты: Повышает живучесть на 100. В зависимости от выбранного мяса возможны дополнительные эффекты.
   Время действия эффектов: 180 минут.
   Допустимо сочетание эффектов с эффектами от других блюд (класса "обычное").
   Ранг: подмастерье.
   Класс: редкое.

  
   В принципе, до ранга подмастерье не так и долго ей осталось расти - при должном старании и относительно свободном времени. Теперь и стимул появился, даже два: с давнишних пор пылился у нее рецепт крем-супа из мяса речного краба. Да, тыква-сюрприз готовится не быстро, причем по одной порции, зато эффект долго длится, а если совмещать приготовление тыквы с какими-либо другими рецептами, то и срок приготовления не проблема. Нужна только хорошая кухня, вроде той, что у Сорхо в Обжорке.
   Поварешка при ближайшем рассмотрении также была признана годной.
  

   Поварешка Послевкусие.
   Тип: предмет-модификатор для набора ремесленной профессии; одноразовый, непередаваемый.
   Приготовленные с помощью поварешки Послевкусие напитки и супы сохраняют накладываемые блюдом эффекты на 50% дольше.
   Класс: редкое.
   При использовании добавляется к набору инструментов для кулинарии (навсегда).

  
   Пока Хэйт изучала новинки, ее компаньоны осматривали кухню на предмет того, чем бы еще поживиться. Нашли кладовую с овощами, кое-какие травы в связках, полку с приправами и ледник с оленьим и медвежьим мясом. Мясо и травы отправились в инвентарь адептки, овощи оставили на месте. Девушка представила на секундочку, как бы ржал ее знакомый повар, если бы она притащила с места сражения гору овощей, вывалив их, как когда-то капустные кочаны, на стойку в его трактире.
   По поводу раскрытия страшной тайны - стрельбы из духовой трубки - никаких вопросов не воспоследовало. Только одобрительно-восхищенные взгляды и жесты. Даже гномочка ухитрилась смолчать, ограничившись выставленным вверх большим пальцем, да проведением пальцами вдоль губ, мол: рот на замке.
   "Светить всегда, светить везде, светить до последнего хрюка. Иль со щитом, иль на щите, вот лозунг мой - и Рюка!" - жестоко извратила строки Маяковского в чатике Барби, пока Хэйт набивала инвентарь.
   Это она по выбранной чародеем стихии проехалась. Свет, та его урезанная часть, что доступна для изучения классу Рюка, это не исцеления с благословениями, как можно было бы подумать, а разные вспышки и блики, от массовых до точечных, с эффектом ослепления, клеймо света, режущее защиту врагу, карающий свет, на секунду ошеломляющий врага, плюс немного урона, возмездие света, оцепеняющий скилл, еще ряд дебаффающих мерцаний и сияний, и призыв света, усиливающий урон от оружия чародея. Не все из перечисленного, до большинства умений Рюку еще расти и расти, но кое-чем он уже мог "засветить" противника. Именно свет давал другу Хэйт маневр в контроле, даже тьма - стихия с широким выбором дебаффов - уступала, больше уходя в урон и порезку характеристик. Свет был ситуативен и, как высказался Рюк: "Его нельзя разыграть, катаясь лицом по иконкам", - и тем был ему интересен.
   - Похоже, народ заскучал и решил пощупать мини-босса, - осмыслил прочитанное Рэй. - Любопытно, хрюк последний - это у Рюка или того, с кем они воевали?
   - Барби весела, так что я за второй вариант, - улыбнулся Кен.
   С ним согласились: случись в данжике вайп, в чате появились бы не от одной орчанки комментарии.
  
   Если бы не длительное время приготовления, Хэйт предложила бы ребятам подпереть дверь в кухню (мини-боссы возрождались существенно дольше обычных мобов) и сделать перерыв. Она состряпала бы свеженький суп из десяти трав, все же бонус от новенькой поварешки виделся весьма полезным. Чем реже приходится обновлять баффы от пищи, тем ниже вероятность остаться в затяжной схватке без них. Не говорить же вражинам: "Постойте, уважаемые, где стоите, мне нужно перекусить".
   Но они и без того потеряли час на возню с кухаркой, и не верилось ей, что вот так, с наскока, неполной группой, без полноценного лекаря, им удастся пробиться там, где другие терпели неудачу. Рано или поздно удача и смекалка дадут сбой, и очухаются они уже в гномьем форте. А пока этого не случилось, вместо перерывов и посиделок (в холле насиделись) лучше было продолжить прохождение дома.
   "Три этажа. И подземный этаж. Лучше несколько. Зависит от одобрения строительного плана", - на удивление, в чате отметилась не Барби, а Хель.
   "Подробнее?" - спросила в чате же Хэйт, как наименее занятая в процессе избиения стекляшек.
   "Завтра мне передадут чертежи. Есть инженер. Оборудуем под землей помещения для тренировок. Двор, возможно, тоже. Первый этаж для представительства мануфактуры, кузни, лаборатории и прочего. Второй: зал для сборов клана и личные комнаты основателей, кроме лидера. Главе клана третий этаж", - последовал развернутый ответ.
   "Мне и одной комнаты хватит", - смутилась глава клана.
   "Неверно. Для дворянства не хватит. Этажа - да. Для главы титул "дворянин" желателен. Скидки, бонусы и репутация всему клану", - отмела возражение демоница.
   - Несколько подземных этажей для тренировок, - с трепетом проговорила Мася. - Несколько!
   "Малый портальный камень тоже лучше установить под землей", - добавила к вышесказанному Хель.
   - Нам нужно очень много трофеев, - с надломом в голосе сказала Хэйт. - Я бы предложила ускориться, но вы и без того шустрите, как можете...
   - Старый, забытый мем из древней культовой игрушки помните? "Нужно больше золота!" Это ж про нас, - продемонстрировал стремительность вливания в коллектив Локи. - "Нужно построить зиккурат!"
   Малый портальный камень с возможностью переноса по трем (максимум) координатам: либо к стационарным портальным вратам, либо к другому такому камню, стоил скромных сто тысяч золотых.
   - Как насчет того, чтобы открыть еще одну расу? - предложила рачительная гномка, причем по голосу так и не сказать было, шутит она или спрашивает всерьез. - Водоплавающих отметаем, остаются летающие.
   - Письмо! - полным уныния голосом возвестила чернильная клякса.
   - Летающие уже заняты. Разработчиками для переноса почты, - вздохнула Хэйт, гадая, что случилось у Сорхо?
   Ведь все прочие игровые ее знакомцы из френдлиста с недавних пор могли просто написать сообщение в чат клана, не заморачиваясь с корреспонденцией.
  
   Рэй с Локи быстро сработались. Знание уязвимых мест превратило разбор местных мобиков на осколки в рутину. Не будь разницы в уровнях, для приноровившихся ребят зачистка помещений и вовсе бы трудов не составила. Посмертные осколочные взрывы старалась брать на себя Маська, а на остальное хватало лечения с регенерацией от Хэйт. Не спешить и не подставляться, с этим девизом можно было выбить все стекла в доме.
   Хэйт заскучала: эффективность трубки с иглами была ощутима на кухарке, но у мобов от игл разве что царапки на поверхности появлялись. Чем аккуратнее они перемещались, тем реже нужно было лечить товарищей по группе.
   И потому она пошла на вольность, какую никогда бы не позволила себе в обычном походе: достала лист бумаги с карандашом и начала делать эскиз стеклянной козочки, как раз заносящей копытце для удара. Так, подлечивая периодически, она с дюжину листов перевела. Наброски же отправлялись в инвентарь, на место чистых листов. Когда же все мобы первого этажа были убиты хотя бы по разу, и группа собралась на перерыв с перекусом в холле, перед подъемом по лестнице на второй этаж, Хэйт занялась наброском горничной, по памяти. Благо, люстра все еще валялась: вероятно, пока в здании есть игроки, так она лежать и будет. Чинить цепь никто не станет.
   Потом, в порыве срочного вдохновения, попросив приятелей обождать несколько минут, перенесла на лист и кухарку, с тесаком в одной руке, сковородой в другой, с паром от кастрюль и оседающим облаком из ядреных приправ на фоне.
  

   Прогресс достижения: Взгляд истины!
   Уровень достижения: 3.
   Вы создали серию набросков, зачастую не выходя из состояния боя. Теперь, благодаря вашим способностям художника, вы сможете видеть степень уязвимости и сопротивлений монстров!

  
   - Друзья, я готова к свершениям, - горящим взором окинув холл, сказала адептка. - Благодарю за ожидание. Поверьте, оно было не напрасным!
   Как выяснилось вскоре после подъема на второй этаж, степени отображались не в процентах, что было бы удобно для нее, а текстовыми обозначениями. Так, устойчивость к магии у стекляшек была полной. Уязвимость же к разным типам оружия (у разных стеклях) варьировалась от незначительной до средней. Предположительно, если создатели игры не изменили своим привычкам, шкала выглядела так: незначительное - слабое - среднее - сильное (как раз такого не попалось пока взгляду) - полное. Подводить числовые или процентные промежуточные итоги все же было рано. Только с полнотой все было ясно без попыток вычислений.
   Собственно, в рядовых схватках с мобами участие Хэйт на этом и завершилось: как только ребята узнали, за что она получила доступ к новой информации, все дружно забряцали бутыльками с эликсирами. И попросили весьма настойчиво не отвлекаться, если прямо помирать кто-нибудь не начнет. И то, об умирании пообещали предупредить громким возгласом. Заранее.
   Осведомились, много ли у нее с собой листов. Хэйт повинилась, что по ошибке купила вместо одной стопки из ста листов десять таких стопок: кто-то выкинул их на аукцион по цене ниже, чем у неписей, а как там лишний нолик в сделке появился, ей неведомо. Впрочем, вся сделка "потянула" на два с половиной золотых, что не превысило честно поделенного прибытка от распроданного хлама из озерного сундука. Так что на весь сумасшедший дом с лихвой должно было хватить материала для набросков.
   Геро получил команду держаться строго за спиной хозяйки на метровом расстоянии, чтобы и опыт шел, и не отхватил стеклянного заряда в организм. К моменту неприятной встречи с помощниками Стеклодува детеныш гидры добрался до двадцать пятого уровня и нового умения. Пассивного, по доброй традиции. Еще одно "шкурное" умение легло в его копилку, к "толстокожести" прибавилась "чешуйчатая кожа" с занятным описанием: при полученном ударе оружие противника может соскользнуть при условии успешной проверки на прочность. Как всегда, без бутылки (хотя бы эликсира завалящего) понять по описанию, как оно будет действовать, было проблематично. Зато чешуя питомца, прежде зеленая, потемнела до малахитовой, по краям окрасившись бордовым.
   Гномочка пообещала вскорости "милому малышу" (это питомцу адептки, а не кому-то из присутствующих парней) сделать подарочек, но сначала им всем дружно придется завалить дядечку... дядечек... что-то среднее.
   Это ее так вид помощников сбил с толку, они были сиамскими близнецами, с одной парой ног, но выше талии тело разделялось на два: две грудных клетки, две пары рук, две головы. Убийца, пробегавший второй этаж исключительно в режиме невидимости, о помощниках упомянул вскользь, без каких-либо деталей. У деталей же было два щита, булава и нечто изогнутое, что Хэйт приняла за серп, а Кен со знанием дела назвал - хопеш.
   Как вскоре выяснилось, точек зрения на бой у них тоже было две: Локи с Рэем попробовали помощников "растащить", поочередно нанося удары и отпрыгивая с двух разных боков близнецов. И те, как миленькие, растаскивались: каждая половинка пыталась прикончить своего противника, в итоге они мялись на небольшом пятачке. Оставшаяся группа так же поделилась, Кен стрелял со стороны Локи, Мася развлекалась с арбалетом со стороны Рэя. Хэйт поручили сначала, пока вроде как нет особой опасности, сделать набросок, а потом уже включаться в сражение.
   Не обошлось без сюрпризов: сдвоенные гномы подпрыгивали, оглушая противников на пару секунд, швыряли случайным образом свое оружие в одного из врагов: так, один раз прилетело булавой в рисующую Хэйт, вообще к тому моменту ничего не сделавшую в этом бою. Хорошо еще, что дружный окрик помог среагировать и частично уклониться, летящая булава ударила вскользь, всего четверть здоровья сняла. О последствиях прилета булавы в головушку оставалось только догадываться. К счастью, товарищи не зевали. К несчастью, брошенное оружие снова оказывалось в гномьей руке спустя несколько секунд.
   "Кому метательные шпильки, кому хопеши с булавами", - покачала не разбитой головой Хэйт и вернулась к наброску.
   Щиты "гномодублей" тоже были не для красоты: на них и часть ударов с выстрелами принималась, они же и оглушение наносили. Впрочем, знакомые с траекторией движения щита при станящем ударе на примере своей гномочки, убийца с авантюристом не попадались под аналогичные удары помощников.
   При падении здоровья в "красную зону" помощники издали вопль с эффектами: ошеломления, головокружения и потери слуха. Правда, после кухарки с ее специями к чему-то подобному ребята и готовились, так что к началу вопля совсем рядом с ними никого не оказалось, а пока парочка решала, в какую сторону им ковылять, самый опасный эффект ошеломления закончился.
   Словом, кроме запаса здоровья и частоты блокирования ударов, ничем близнецы не выделились. Как-то даже разочаровали.
   Зато с них выпали: щит и... сорок пять золотых. Это были первые монеты, полученные в стенах дома Стеклодува, как будто вся наличность работников осела в карманах этих "вышибал".
  

   Щит Вечного Рока.
   Тип: щит.
   Класс: легендарное.
   Защита: 230. Прочность: 420/420.
   Дополнительная защита щитом при попадании по нему: 340.
   Шанс срабатывания блока: 20%.
   Шанс уворота: -20%.
   Живучесть: +85.
   Необходимый уровень: 35.

  
   По трудам была и награда: не сказать, что кто-то сильно утомился в этом бою, так что и единственному цельному предмету (плюс золотишко!) были рады. Хэйт так и вовсе четверть боя карандашиком по бумаге шкрябала, а потом чуть-чуть иглами "поплевалась", стараясь попадать не в щиты. И даже за эту малость система насчитала ей бонусных четыре единички к силе и одну к ловкости.
   Щит отдали гномочке, хотя та, скромно шаркнув ножкой, сообщила, что ее нынешний щит ничем не хуже. Кен отлично помнил параметры экипировки своей прекрасной половины (особенно стоимость брони), и эпический щит на двадцать пятый уровень выдерживал сравнение с легендаркой тридцать пятого. Так что Масе поручили хранить у себя ценность, чтобы после выставить на аукцион, если ценность сия не выпадет при весьма вероятной смерти на этаже с главным боссом.
   Дальше, вплоть до подъема на третий этаж, художница занималась художествами, изредка отвлекаясь на подхил.
   Перед подъемом было совсем жиденько в плане мобов. В клан-чате подозрительно притихла Барби...
   "Ребят, у вас там все хорошо?" - спросила Хэйт, закончив очередной набросок.
   "Норм", - откликнулся Монк. - "Небольшое спонтанное ПВП. Почти закончилось".
   "Подробности клещами тянуть? Как вы вообще ухитрились найти ПВП в данже с посещаемостью чуть выше нуля?" - девушке оставалось только головой качать.
   "Свинья грязи найдет", - нашел секундочку для чатика и Рэй. "Барби, дорогая, я любя".
   "Три гнома, орк и хуман", - решил внести ясность Рюк. - "Стали клеить демоницу, бард стукнул лютней самого наглого, хумана. Отправили их на респ. Танцовщица лупит барда за то, что он не профильно применил инструмент. Плеткой лупит. Монах разбирает трофеи. Орчанка ржет. Я собираюсь в офф, спать пора".
   Дальнейший чат потонул в обещаниях больно стукнуть "главного свинтуса". Если не стукнуть, то натравить на него кошечку, шерстяное исчадие ада и воплощение бессонницы в одном миниатюрном тельце. Потом Барби потребовала не бить "главгада" без нее, но была мягко отправлена Кеном в реал, петь куплетик про безвременье исчадию ада. По кругу, пока ушки у кошки не свернутся в две трубочки. Кен был назван гением (и не только орчанкой), чат вскоре затих: "младшая" группа отправилась в реальный мир.
   - Предлагаю утереть нос всем неудачникам до нас, - уверенно сказала гномочка, поставив ногу на ступень лестницы, что вела к Стеклодуву. - И закошмарить дядьку с первого прохода.
  
   Единственное помещение третьего этажа никак не походило на логово страшного босса: подсвеченная через большие витражные окна с растительными узорами комната выглядела, как рабочее место скульптора (художника?), скрещенное с лабораторией алхимика. Шкафы, причем не деревянные, а металлические, по дальней стене, ряд металлических же столов с разноцветными кристаллами, прозрачные вазы с цветными осколками, чаши с кварцевым песком, две больших печи. Колбы с жидким цветастым содержимым и округлые сосуды. Набор разнообразных кистей, палитра, коробочки с красками; щипцы, ножницы, длинные трубки, разные инструменты непонятного назначения.
   Хозяин помещения на опасного и грозного босса тоже не походил: сухонький такой седовласый гном, безусый, безбородый, что для гномов мужского пола в возрасте редкость: усы с бородой, длина их, способы плетения и другие нюансы, многое могут сказать дотошному наблюдателю. Очки с двумя разными стеклами: одно прозрачное, другое зеленое. Серый безразмерный балахон без рукавов, но волочащийся по полу.
   - Вы внизу шумели? - перестал вышагивать по кругу в центре комнаты Стеклодув. - Поделки побили, работничков проучили? Теперь, значится, со мной решили побороться?
   - А надо? - автоматически спросила Хэйт, оглядывая комнату-лабораторию-мастерскую.
   - А трофеи как же? - вопросом на вопрос ответил старичок, чем немало смутил девушку: она не ожидала никакой иной реакции, кроме ответной атаки, разве что с некой вступительной речью, их (речи) разработчики любят прописывать боссам, которые в принципе разговаривать могут.
   Личам там всяким, некромантам, ведьмам доморощенным...
   - Трофеи, это, конечно, здорово, - осторожно подбирая слова, как будто по тонюсенькому льду ступая, ответила Хэйт. - Но разве они - самое важное?
   Рядом легонько поперхнулась гномочка.
   - А что же по-твоему важнее трофеев, чужеземка? - сощурил как минимум один глаз (тот, что за прозрачным стеклышком, глаз за цветным было плохо видно от входа) Стеклодув. - Ну-ка, удиви старого.
   "Чужеземка" была приятным разнообразием после "пришлых", "мальков" и "юной леди". Хэйт это обращение определенно понравилось. А еще ей вспомнилось, как эстетично была оформлена долина вокруг дома. Ну и что, что после милого диалога им придется биться с этим гномом, а потом, скорее всего, подниматься с холодной плиты круга воскрешения и скорбеть об утраченной экипировке? Это не умаляло восхищения девушки работами необычного игрового босса.
   - Искусство, - решительно ответила она. - И мастерство. И красота, конечно же.
   - Мастерство - это очень важно! - поняв, что их все еще не атакуют, поддержала подругу Массакре. - Стеклодувное мастерство, несомненно, важное, сложное и деликатное. Инженерия, которой я занимаюсь, тоже из таких.
   - Любопытно, - потер подбородок местный босс, после чего обратился к парням. - А вот вы не хотите разве заполучить ценную вещь? Скажем, легендарный кинжал? Пылится у меня один...
   - У нас свое все есть, спасибо, уважаемый, - за всех парней ответил Кен, тайком показав кулак кинжальщику.
   Видимо, включился в отыгрыш: если человек - ролевик, этого из него не вытравить, даже если уши развесистые пририсовать.
   - А работников побили тоже ради искусства? - всплеснул руками Стеклодув.
   - Именно, - настал "звездный час" художницы. - Взгляните: вот ради этого состоялся наш поход.
   Она осторожно протянула старому гному кипу изрисованных листов. Даже если он их уничтожит - невелика потеря, достижение уже повысилось, да и по второму кругу первый и второй этаж они должны без особых проблем пройти снова, случись такая надобность. На листах были все встреченные по дороге к старому мастеру монстры: изящный фламинго, что не очень-то изящно ухватил за ягодицу авантюриста, обезьянка, прыгнувшая откуда-то с полок на Маськину голову, отряд огромных комаров, клином налетевший на кинжальщика, множество, множество других... Все стеклянное разнообразие творений Стеклодува.
   - Я позже непременно их раскрашу, - пообещала Хэйт пораженному гному, который не забыл все же вернуть листы владелице. - Все они нападали на нас первыми, без разговоров, и приходилось им отвечать. Ваш портрет, я надеюсь, я смогу написать без всех этих лишних, отвлекающих грохота, вспышек и беготни?
  

   Новая способность Дипломатия добавлена!
   Дипломатия (пассивное): Увеличивает вероятность благоприятного исхода в переговорах; при наличии способности Дар Военачальника незначительно увеличивает шанс присоединения к вашему войску нейтральных неигровых персонажей (значение репутации не должно быть отрицательным). Дальнейшее улучшение способности невозможно.
   Усиливает способности: Красноречие, Лидерство, Харизма.

  

   Достижение разблокировано: Дипломатия особого толка!
   Уровень достижения: 1.
   Открыв способности: Красноречие, Харизма, Дипломатия и вступив в переговоры с негативно настроенным неигровым персонажем (монстром), вы доказали свои незаурядные способности на дипломатическом поприще. Шанс у любых переговоров пройти с успехом для вас (включая переговоры с негативно настроенными неигровыми персонажами) увеличен на 5%!

  
   - Сможешь, чужеземка! - зычно рассмеялся босс. - А сумеешь удивить не только словом, но и делом, подарю сувенир. На память.
   Хэйт повернулась к своим, сделала большие круглые глаза, получила четыре кивка в ответ. Достала очередной чистый лист, карандаш.
   - А как вы победили бывшего хозяина кинжала? - полюбопытствовал Рэй. - Того, который пылится? Очень интересно.
   - Так горелочкой прижег его слегка, - достал откуда-то колбу с длинной тонкой трубкой из металла босс. - А как надоели его пляски, в печь запихнул.
   В подтверждение того, что гном не шутит, одна из печей загудела, пыхнула жаром.
   - А можно огоньку из горелочки, куда-нибудь в сторонку? - на волне творческого порыва попросила совсем уж в наглую художница. - Пожалуйста! Так будет достовернее и живописнее.
   Нельзя было упускать такую возможность, к какому бы результату это не привело. Возможно, зайди они в следующий раз к этому гному, он бы с порога встретил их струей огня из горелки, хорошей такой струей - мастер показал, как действует его инструмент, впечатляющий и компактный огнемет.
   - Скажите, уважаемый Стеклодув, - обратилась к боссу любознательная гномка. - А вы не думали о создании оружия или брони из стекла? Или украшений: если они, как и ваши создания, будут невосприимчивы к магии, им же цены не будет!
   - Кстати, в одной очень старой игрушке была стеклянная броня, припоминаю. И щиты, и оружие, - поддакнул Локи. - Они там были с очень неплохими характеристиками.
   - Что мне бездушные поделки и бесполезное золото? Меня высмеяли, когда я предлагал создать армию из стекла. Сначала был смех, а затем пошли шепотки: что, если ему удастся, и он возжелает власти? Разогнать решит со своей армией, никому другому не подчиняющейся, все это длиннобородое старичье, кличущее себя Советом Старейшин. У них затряслись поджилки, они изгнали меня с обжитых гномами земель, а я ведь мечтал о величии гномов, о безопасности. О днях, полных мира и процветания. Со мной ушли самые верные работники, мы с ними вместе создали все в этой долине... А старичье все трясется, ждет, когда я приду мстить. Нет, мне не нужно мастерить ерунду на продажу, у меня иная цель.
   - И вы ведь однажды придете? - спросил Рэй. - Я бы пришел.
   Гном хищно оскалился; Хэйт спешно принялась "выхватывать момент", перенося эту ухмылку на лист бумаги.
   - Может, да, может, нет. Время покажет.
   "Вокруг полно гор", - нанося последние штрихи, подумала художница. - "В них можно рыть лабиринты до бесовых глубин, никто и не узнает. А в лабиринтах незаметно складировать стеклянное воинство, которому не нужно есть, пить, спать"...
   - Готово, - выдохнула она на лист. - Конечно, это всего лишь набросок, в красках было бы намного выразительнее.
  

   Внимание! Вы завершили создание эскизов всех существ, населяющих Дом Сумасшедшего Стеклодува.
   Желаете ли вы собрать эскизы в альбом?

  
   - Нравится! - гаркнул Стеклодув. - Сейчас, сейчас, подберу сувенир...
   Хэйт с внутренним трепетом подтвердила создание альбома. Это было что-то совсем новое и неожиданное, даже на фоне диалога с данжевым боссом.
  

   Внимание! Вы создали альбом иллюстраций: Существа Дома Сумасшедшего Стеклодува.
   На обороте каждого листа указана информация о существах, полученная вами в процессе создания эскизов.
   Внимание! Необходимо поставить авторскую печать на титульный лист. После этого возможно копирование альбома 1 раз в 24 часа; копирование копии невозможно.
   Внимание! Вы можете вносить изменения в альбом; все изменения автоматически появятся в уже созданных копиях.

  
   - Святые беличьи кисточки! - все, что смогла высказать Хэйт, вертя в руках уже не лист с изображением мастера, не стопку отдельных листов, а аккуратный альбом с невесть откуда взявшейся обложкой из гладкого картона.
   На обложке витиеватым шрифтом было написано то же, что и в оповещении от системы: Существа Дома Сумасшедшего Стеклодува. Авторская печать не могла выпасть при смерти, будучи привязанной к владельцу, так что оттиск ее был тут же поставлен на титульный лист, как и требовалось.
   Хэйт не удержалась, пролистала альбом: листы расположились в том порядке, как были созданы, то есть с небольшой путаницей, если думать, что нарисованные монстры будут изображены в той очередности, как они встречаются, начиная от входа в дом. Оказалось, ей доступна смена порядка иллюстраций, достаточно было открепить лист и вложить его в нужное место.
   - Скажите, мастер, а вас сильно рассердит, если в вашу уютную долину станут часто приходить чужеземцы? - решила осведомиться художница у роющегося в шкафу гнома. - Не мы, другие. Сталкиваться с вашими созданиями и работниками, возможно, побеждать их? А то мне кажется, такое необычное место и ваши творения не должны оставаться без внимания...
   Говоря, она продолжала изучать альбом. Теперь - на предмет информации, в нем содержащейся. Так, к самым первым монстрам, где с ними еще не было Локи, не хватало сведений об уязвимых точках. Весь первый этаж, пройденный до "апа" достижения "взгляд истины", не мог похвалиться степенями уязвимостей. А к "главгному" вообще никакой информации не было.
   Прогуляться по дому повторно - само собой напрашивалось.
   - Нашел-таки! - распрямился Стеклодув. - Делал для своих, но им оно не пригодилось. Лежать без дела - плохо, не по-гномьи. Пусть тебе послужит, рисовальщица!
   Он протянул художнице прозрачное перо с серебристыми просверками. Стеклянное, конечно же.
   - Благодарю, мастер! - не забыла проявить вежливость Хэйт.
  

   Самописное стеклянное перо.
   Тип: бытовой предмет.
   Перо, выполненное по особой технике Сумасшедшего Стеклодува. В нем никогда не закончатся чернила.
   Разбив перо, можно узнать об особом эффекте (однократном).
   Класс: эпическое.
   Не может выпасть при смерти.

  
   Выполнено самописное перо было безукоризненно, как и все прочие работы Стеклодува. Казалось, его потеряла, пролетая мимо, хрустальная птица.
   - А что до ходоков-чужеземцев, - пожал плечами гном. - Пусть ходят. Работничкам нужен отдых, а печи намного лучше горят, после того, как поджарят какого-нибудь проходимца. Жаром так и пышут, как до корочки чужака пропекут!
   Печи пыхнули: подошедший слишком близко любопытный авантюрист отпрыгнул, как испуганный тушканчик.
   - Так это же здорово! - искренне обрадовалась художница. - А хотите, я вам такой же альбом подарю?
   Одна копия в сутки - ограничение вписали существенное. Сразу же бежать на аукцион с готовой копией она не собиралась, сначала было бы логично дополнить информацию и вообще закруглить дела в локации, чтобы не накликать на свою же голову ненужных встреч. Нет, спешить с тем, что могло поправить финансовое положение новоиспеченного клана, Хэйт не хотела. У нее уже начал вырисовываться замысел, как слегка обогатиться на своих художествах, но для этого было крайне желательно участие сокланов. Так что одну копию, прямо на месте и сделанную, пустить на презент необычному боссу было можно. И нужно: вдруг еще какие-то "плюшки" удастся урвать?
   Вон, гномка заулыбалась. Явно согласна с приятельницей. Кен с Рэем шептались в сторонке, и на их лицах не было неодобрения. Локи продолжал всюду совать свой нос, пользуясь добрым расположением хозяина дома.
   - А хочу, странная чужеземка, - фыркнул гном после недолгой заминки. - У меня и отдарок найдется. Ты могла его найти в подполе: почиркала бы грифелем, да нашла бы. Вижу, умеешь. Это случись вам меня одолеть, конечно... А, пустое. Дарю!
   Стеклодув принял из рук Хэйт копию альбома, а взамен вложил в руку ей неровный оборванные листок с непонятными символами. У нее уже был один такой, назывался "часть утерянной карты".
   Тренькнуло оповещение из тех, что нельзя было отключить полностью: об обновлении задания мастерского уровня сложности. Там еще строка о награде была, как адептка любила. Награда: нет.
   - Мастер... - она склонила голову, пока подбирала слова. - Дар щедр. Возможно, ваша мудрость включает в себя и знание о том, где искать печать к таким обрывкам? Хотя бы ниточку, намек...
   Она получила второй обрывок из четырех. Так же неожиданно, как и первый: тот был извлечен из тайника в подземелье внутри подземелья. И другие обрывки, надо думать, если попадут к ней в руки, тоже будут найдены с элементом неожиданности. А там включится таймер на поиск печати, будет обидно провалиться без возможности перезапуска квеста.
   - Не льсти, чужеземка. Нет таких ниточек в моих руках, а если б и были - время поиска нитей не настало. Лавина не начала сход с горы, чтобы бежать от нее. Не торопись.
   - Я поняла.
   Хэйт вздохнула: попытка не удалась. Ожидаемо. Но и не прощупать почву было бы глупо.
   - Ступайте, - очки хозяина дома блеснули. - Мне после вас порядок наводить, а я на болтовню время трачу. И в другой раз, если захотите навестить, сразу ко мне поднимайтесь. Поделки и работники вас не тронут.
   Никто их и впрямь после мирного общения с боссом не трогал. Ни одна букашка не кинулась под сапог, ни один хорек не вгрызся в нарушителей территории. Обычные мобы на первом этаже успели нареспиться, что было на руку Хэйт: прямо по пути к выходу она вносила недостающую информацию в альбом.
   Уже вне стен дома глава клана устроила мини-сбор клана, чтобы объяснить произошедшее ребятам. Причем без лишних глаз и ушей: гномий форт хоть и на отшибе, а полянка за домом еще большая периферия. Сразу же, как они расположились на небольшом удалении от здания, Хэйт разложила переносную жаровню. Понятливые товарищи тут же завалили ее продуктами для готовки. Так что разговоры вскоре имели запах и вкус шашлычка.
   - Игроки плакали, ругались, но продолжали жать логаут для доступа к форуму и поисковикам, - поморщился Рэй, ему не раз приходилось выходить из игры, чтобы разузнать что-либо. - Суровые разработчики класть хотели на сопли, наматываемые на кулак ноющими пользователями. И раз за разом представители корпорации торжественно заявляли, что в игре реализовано все нужное для комфортного прохождения подземелий. И не только подземелий.
   - Так в первые полгода народ хвостиками бегал за хранителями знаний и вообще всеми неписями, имеющими дело с книгами, свитками, каменными табличками, - поддержал его Кен. - Хм. Если монстры оформляются в альбомы, то квесты можно записывать, как мемуары? Создать альманах об успешно пройденных сложных заданиях и распространять в игре за денежку малую? Скажу так: альбомы - это находка, наша глава - всем главам глава, а идею неплохо бы развить.
   - С год назад игроки пытались раскрутить выпуск еженедельника, - нахмурился Локи. - "Вестник Тионэи" или как-то похоже он назывался. Не выстрелило, хотя там и журналисты профессиональные участвовали в запуске. Три или четыре выпуска они сделали и свернулись.
   - Не припомнишь, почему? - подалась вперед Мася.
   Все, что касалось заработка денег, не могло оставить гномку равнодушной.
   - Нет, я тогда не играл сам, - покачал головой авантюрист. - Просто где-то по случаю наткнулся на грустную статью.
   - Наверное, на старте никто не горел желанием делиться важными сведениями, - предположила Хэйт. - А статью о том, как в королевстве Витори устроиться на вакансию лесоруба, проще по поиску найти. А если ты стартовал, скажем, за орков, тебе эта статья только на растопку костра пригодится. А вот идею альманаха я бы поддержала. Причем с разбивкой по регионам. Или уровням. Надо думать...
   - Думать надо о том, как заработать на альбомах! - встряхнула хвостиками Маська. - Я же верно понимаю, ты так в любом данже можешь всех отрисовать? И данные внесутся все, что добудет твоя группа, так? И можно же отскринить альбом?
   Альбом пройденного дома уже успел пропутешествовать по рукам всех участников группы. До первых порций готового шашлыка - виртуальность виртуальностью, но Хэйт не хотела выяснять, ставятся ли в игре жирные пятна на бумажных листах.
   - В любом или нет, надо тестить, - художница задумалась, вспомнив залы Бестий и пещеру на дне колодца в храме Ашшэа. - Может быть, где-то прописаны ограничения. Данные вносятся все, что я увидела или услышала, кроме ошибочных. Мы пока спускались, я нарочно вписала неверную степень уязвимости у котика - строка мигнула и пропала тут же. Написала поверх правильно - сохранилась. С дропом вот еще интересно: у меня отразилось то, что мы выбили, а можно ли, зная, что падает с того же моба, но не выбив это самолично, вписать? А про скрины: можно, конечно. Поэтому огромных денег нам на этой теме не заработать. Однако разбирать папку скриншотов в данже несколько менее удобно, чем пролистать альбом. Я так думаю.
   - Миллионов не поднять, - согласилась гномочка. - Это понятно. Одна копия в сутки это тебе не печатный станок. Что скрины делать можно - печаль, конечно. А перерисовать со скринов вариант?
   Мася поделилась с вызванной наконец-то Хэтти кусочком сочного жареного мяса.
   - Вот это вряд ли, - Хэйт и свою порцию скормила снежному барсу. - Печать авторская не позволит, автоматическое разрушение дублей обязано сработать.
   - Значит, с завтрашнего дня будем не только фармить, но и зарисовывать, - высказал Рэй. - То, что мобов можно рисовать, поймут быстро после первых же альбомов на аукционе. Соль в том, что кроме иллюстраций ты выдаешь и ценные данные по мобам. Вдвойне ценные, с учетом обновления.
   С Рэем согласились все, даже Хэтти мурлыкнула. Если найти авантюриста в группу к художнику не непосильная задача, то "взгляд истины" третьего уровня - та еще экзотика.
   - А можно стирать верные данные, если что-то нежелательно светить перед покупателями? - спросил Локи.
   Хэйт кивнула. Этот нюанс она проверила тогда же, когда и неправильные данные пробовала вписать теста ради.
   - Покупатели определенно найдутся, - убежденно сказал убийца. - Мась, Хэйт, помните, мы пересекались с рекрутерами Экскалибра? Три на три на арене, через барда, демонолога и мечника? Вот такие кланы точно купят по экземпляру на данж как минимум. Им молодых бойцов натаскивать самое оно без выходов в реал по готовому наглядному пособию. Считай - по базе данных к каждому данжику.
   - Мы сделаем альбомы Хэйт трендом, - вздернула носик Мася. - Те, кто лезет между схватками в подземелье на форум - отстой и нищеброды, скриншоты - для убогих бомжей. Элита - листает альбом Хэйт. Красивый, аутентичный, грамотно составленный. Престижный. Играть - красиво. Красиво играть - дорого. Это... кхм, так, задумки, детали проработаем позже...
   Под конец речи начальное воодушевление гномы сменилось смущением.
   Хэйт, альбомы которой гнома вознамерилась сделать трендом, нахмурилась: перспектива популярности ее не прельщала ни капельки.
   - Лучше обойдемся без ника, - помотала она головой: лишнее внимание к персонажу - это как раз то, чего они вроде как избегали.
   - Я же говорю: детали позже, - потупила взор Маська, явно вспомнив про "донное дно" и прочие меры ухода от нежелательного стороннего интереса. - Дай мне еще порцию, а то я шашлык только понюхать успела...
   - Весело с вами, - широко и открыто улыбнулся Локи. - И вкусно.
   Он-то свое мясо никому не скармливал.
   - Но спать пора, - в тон ему продолжил Кен. - Или баюкать Барби, если она не убаюкала кошку.
   С посиделок Хэйт вынесла еще одну здравую мысль: надо поговорить об альбомах с Хель. Китаянка до сих пор демонстрировала исключительное здравомыслие, так почему бы не напрячь на один неплохо варящий "котелок" больше к вопросу о вероятной прибыли? Особенно ввиду "скромных" запросов демоницы на тренировочные помещения. И вообще, к чему мелочиться? Всех озадачить вопросом монетизации альбомов! Пусть голова болит у всей Ненависти. Казна же сама себя не наполнит.
  
   Реальность встретила тишиной. Пернатые, наигравшись, уснули прямо на стендике. Поборов приступ умиления перьевыми комочками, Вероника подхватила в каждую руку по "сплюшке". Занесла в клеточку, закрыла.
   На сонное: "Пти-и?" - с нежностью улыбнулась.
   Стараясь не шуметь, соорудила легкий вермишелевый супчик с куриным филе. Легонькая еда перед сном после лежания в капсуле - самое то. А к еде "приправкой" зашел новый эпизод шоу с Лин Мэйли - танцовщицей Хель по эту сторону реальности. Трудолюбивые переводчики субтитров своевременно расстарались.
   Танцоров в этой серии разбили на неравные группы, и Мэйли по жеребьевке выпало танцевать с двумя "би-боями". Как совместить изящность и гибкость Мэйли со стилем, где упор делался на силу, сложные трюки, акробатические элементы - это был вопрос не только для несведущей в уличных танцах Вероники, но и для всей команды Лин Мэйли.
   Перед выступлением на сцене показали нарезку репетиций. Там девушку швыряли, крутили и вертели в сложных поддержках два поджарых китайца, причем оба признались, что все поддержки и трюки с участием "нагрузки" в виде девушки они ранее никогда не отрабатывали.
   - Хорошо, что это запись, - выдохнула Вероника, глядя, как Мэйли падает с двухметровой высоты на приличной скорости: ее не успел подхватить один из партнеров.
   Потом еще один схожий момент, и еще... Та вставала, улыбалась, заверяла бледных парней, что она в полном порядке, говорила: "Еще". Как будто в соседней репетиционной стоял круг воскрешения, и при особо неудачном трюке он бы обязательно сработал.
   Дальше шел показ выступления. История этого танца обошлась без драм, просто два парня нашли большую музыкальную шкатулку с живой, а не игрушечной балериной. Крышка огромной шкатулки откинулась, заунывная зацикленная мелодия быстро сменилась ремиксом арии Дивы из очень старого, но все еще известного "Пятого элемента"; балерина сошла с подставки, ускорилась в своих па. Парни, не удержавшись, тоже пустились в пляс. Мэйли вращалась на пуантах, би-бои синхронно вращались на головах, на спинах, снова на головах... Подключились те самые сумасшедшие поддержки и броски, что показывали в нарезке.
   - Хорошо, что это запись, - повторила, нервно сглотнув, Вероника после особенно долгого и высокого полета танцовщицы.
   Еще один полет - и балерина приземлилась точно на подставку. Та, та-та, та-та... Механические движения, два тела, упавших навзничь. Закрывшаяся крышка шкатулки. Тишина. Восторженные крики зрителей.
   Обошлось. Тренировки не прошли даром: шоу прошло чисто, без ошибок и травм. Группа Мэйли победила противников с разгромным счетом, пройдя в полном составе следующий этап.
   Всего две минуты выступления, а эмоций - не исчислить.
   - Уф-ф! - на выдохе выпалила Вероника.
   Поставила на паузу эпизод. Задумалась: не подняться ли на этаж выше, дабы сказать Валу, что вот он там дрыхнет и не знает, что мог бы лишиться девушки? Один неудачный "бам-с" головой вниз - и они без танцора в группе.
   Серьезно, она понимала, почему после генеральной репетиции наставник отговаривал ребят от некоторых элементов хореографии и предлагал все упростить. Одна оплошность, одно расхождение в скоростях, один рассинхрон - и вместо вау-эффекта вышло бы: неплохая попытка, жаль, исполнение подкачало. Не ошиблись, не разошлись. Справились.
   "Сказать Валу, чтобы зубами в нее вцепился, если понадобится. Нельзя ее такую потерять", - поставила себе мысленную "галочку" в памяти Вероника.
   Остановила ее от похода к соседу банальная лень. Можно было, конечно, и сообщение скинуть, но тогда эффект был бы не тот.
   - Сообщение! - встряхнулась девушка.
   Она вспомнила, что так и не развернула полученное в доме Стеклодува письмо. Кто-то из парней поймал грудью стеклянный заряд, пришлось экстренно заниматься лечением, свиток был засунут в инвентарь и благополучно забыт.
   Тому, чтобы улечься в капсулу ради корреспонденции воспротивилась не только лень, но и здравый смысл.
   - Завтра первым делом, - пообещала себе Вероника.
   Сняла шоу с паузы, досмотрела до конца эпизод. Как раз съеденный на ночь супчик немножко "улегся". "Я не ем после шести, я ем до шести", - с чистой совестью подумала она, глядя на часы в углу экрана. Те показывали без пяти минут два часа ночи.
  
   Письмо и в самом деле было от Сорхо: повар писал, что его команда через десять дней собирается в длительный поход к Гиблым Огрогам. И что он помнит о своем обещании выгулять пару милых барышень, у которых в том направлении имеется свой интерес. И если барышни доросли по уровням, и намерение их сохранилось, он сотоварищи готовы их сопроводить. Обозначил день и время предварительного сбора, за день до выхода к Отрогам: проверить снаряжение, убедиться, что у барышень есть все необходимое для выживания в непростой локации. И просил дать знать письмом заранее, ждать их или нет.
   Задание на поиск пропавшей племянницы так и висело в принятых с давних пор, и работорговцев в тех краях неплохо было бы поискать, но прямо так, сходу, соглашаться на предложение Сорхо она не стала. Написала: "Спасибо за приглашение, дам ответ через два-три дня". Выдвигаться к Гиблым Отрогам желательно было их полным составом, а для этого необходимо было подтянуть уровни чародея и "дискотеки".
   Второй раунд посиделок с разговорами о художествах и прибыли, которую реально с тех художеств получить, провели на том же предгорье, где они и знакомились с новичками. Чат клана - это хорошо, но отвлекаться от прокачки на чат вредно для здоровья и нервных клеток лекаря.
   Хель тут же доказала, что не зря с ней поделились ценными сведениями.
   - Дороже всего будет не продать альбом, - демоница обвела взглядом озадаченных ее словами сокланов. - Часть данжей расположена на территориях кланов. Кланы берут плату за вход. Взамен дают некоторые советы о прохождении. Продать одну копию в клан и не продавать других копий никому больше - самое дорогое. Как и единичные копии реально сложных данжей.
   - Сначала эти данжи надо пройти, - резонно заметил Монк.
   - Верно, - еле заметно качнула головой Хель. - Нет выгоды в продаже одного альбома. Нужна база. Плата за вход не проблема. Закрытые для всех, кроме клановских - задача, решаемая наемниками.
   Маська подалась вперед.
   - Это такими дорогущими ребятами? С уровнями далеко за сто и в офигенном обвесе?
   - С бывшими профи, - поправила гномку демоница. - Услуги их недешевы. Грамотно составленный договор на долгосрочное сотрудничество уменьшит цену. Надежность того стоит. Вы не хотите связываться с крупными кланами. Это правильно. Не хотите набирать большой состав случайных людей. И это недурно. Но не все решается хитростью. Уловки конечны. Клан получит известность с мануфактурой и с работами художника. Нужна сила для решения вопросов, не решаемых хитростью.
   - У тебя есть выход на таких наемников?
   - А почему именно с "бывшими" профи?
   Это одновременно спросили Кен и Барби, переглянулись, улыбнулись.
   - Кровавые лезвия, - кивнула лучнику Хель. - Надежны, сильны, несколько полных сыгранных групп. Бывшие, - она отвесила короткий поклон орчанке. - Потому что с выходом на мировой рынок Восхождения, про-клубы включили в контракты запрет игрокам на приобретение капсул и на регистрацию персонажей.
   - О... Почему? - изумился Рэй. - Я был уверен в обратном, что киберспорт переселится в виртуальность.
   - Контракты, реклама, деньги, - загибала пальцы при перечислении танцовщица. - Сложность. У профессиональных геймеров отменная реакция. Высокая скорость расчетов. И низкая физическая подготовка в большинстве. В Китае треть клубов отправили своих игроков изучать боевые искусства. В рамках подготовки: контракты кончаются, рекламы становится меньше. Но это постепенный процесс, не моментальный.
   - А бывшие - это те, кто решил пораньше спрыгнуть с паровоза? - спросил Локи.
   - Верно. И те, кто получил травмы. И те, кто ушел из профи по возрасту. Здесь не болят их руки. Мозг работает. Физическая форма достигается каждодневными тренировками.
   Кашлянул Монк. Заерзал на большом булыжнике молчаливый в этот день Вал.
   Рюк потянулся, указал в сторону входа в подземелье.
   - Мы сегодня будем бить мобов? Наемники - это любопытно, но не срочно.
   - Будете, - пообещал Кен. - Сразу после нас. Не будем далеко ходить: начнем собирать базу прямо отсюда. И потом поскачем по локациям. Пробежим сначала по низким уровням подземелий, за это время ребята подтянутся по уровням.
   - Не забудьте купить по комплекту низкоуровневой экипировки, - посоветовала демоница. - Чтобы не выделяться в начальных данжах.
   Монк и Локи выставили большие пальцы в одобрительном жесте.
   - Лошадок заберем из Энтограда, - решительно заявила Маська. - Хель права: мы не можем вечно бегать и ныкаться. Сейчас время - будущие деньги.
   - Деньги Хэйт, - негромко сказал Рэй, за что чуть не получил подзатыльник от главы клана.
   - Наши деньги! - с трудом удержалась от рукоприкладства адептка. - Много бы я нарисовала без группы? А сведения об уязвимостях? Это клановые деньги, деньги Ненависти. Будущие. И мы их добудем!
  
   - Лич, милый лич, - почти что мурлыкала Хэйт, завершая уже третий альбом - в знакомом до ностальгии Некрополе Годфри.
   Завершала она эскиз, сидя в наглую на троне давно покойного босса. И в том смысле покойного, что он относился к фракции нежить, и в том, что Годфри в очередной раз уже был отправлен на свидание с вечностью.
   Увы, времени тратилось прилично на подземелья: монстры не доставляли проблем, группа их давно переросла, но каждый эскиз делался не за минуточку. До такой степени автоматизма художница еще не дошла. А еще она жадничала и после зачистки активировала картографию: это эксклюзивные тайники были одноразовыми, а те, что попроще, с золотишком и другими приятными мелочами, обновлялись. И его величество случай мог подкинуть что-нибудь любопытное в обновленный тайничок.
   Пока что ничего такого не встречалось, только денежка малая и несколько камушков для ювелирки, но Хэйт не отчаивалась. Да, рутина, да, скука, да, крохоборство. Но как известно, курочка по зернышку клюет.
   Пока создавались эскизы, Хэйт рассказала товарищам про полученный от Стеклодува листочек. И про другой такой же, пылящийся после общения с Люмбаром, большим таким червячком из Ямы Скорпионов, точнее, из подземелья, в которое попасть можно из этой ямы. Квест разделить с группой было нельзя, но зачитать описание - запросто. Народ подумал, почесал затылки и согласился: речь в задании "Утерянный путь", скорее всего, о Том Самом Замке. И было бы прям шикарно эту загородную недвижимость поставить на баланс клана. Не одной же городской резиденцией им обходиться?
   Да, о резиденции: в Велегард они вообще-то не только ради Годфри и его немертвого воинства примчались. Поверенный закончил поиск мест, подходящих под их запросы - под будущий дом. План города - это хорошо, но взглянуть своими глазами было желательно. После начала строительства назад не отыграешь: разрешение на строительство будет уже сдано в ратушу.
   На выбор нашлось четыре участка, два из них - впритык друг к другу, через улицу от центральной площади. Эти два (правый-левый) были самыми дорогими вариантами - из-за расположения. Третий располагался за ремесленным кварталом. Четвертый почти у городских стен, его сразу отбросили: представительство мануфактуры на окраине не резон открывать.
   Почти уже согласились на вариант номер три, смирившись мысленно с запахами от кожевенной мастерской. Тут игра, от вони не умирают (по крайней мере, в мирной зоне). Но тут обычно прижимистая гномочка потерла лоб, повздыхала...
   И озадачила поверенного вопросом: можно ли выкупить два соседних участка, что ближе всего к центральной площади, построить на них один дом и обойтись, соответственно, одним разрешением? Попросила предварительно разузнать, а уже окончательные переговоры (в том случае, если категорического отказа ратуша не даст) они проведут сами. Титул "Друг города" у главы клана должен был поспособствовать благоприятному исходу.
   Расточительство она объяснила желанием разместить побольше мастерских: в своих домах можно было разгуляться в установке оборудования с бонусами, каких в мастерских общего пользования не найти. Были бы финансы - удовольствие не из дешевых. Обеспечение мастерских всем необходимым Массакре брала на себя. Не сразу оптом, а поэтапно, по мере получения прибылей от мануфактуры.
   Очевидно, торжественное определение Маськи на должность кланового казначея было воспринято со всей серьезностью.
   Хэйт пошла дальше и дала назначения всем основателям Ненависти. Рэй стал военачальником клана (при отсутствии войн и желания в них вступать), Кен - дипломатом и "мозгом". Дипломат - звание системное, мозг - самопальное. Предусмотренные системой позиции заместителей главы на этом закончились, и остальным участникам пришлось довольствоваться выдуманными должностями. Монк стал совестью клана (его Хэйт вообще-то хотела назначить вместо Рэя "вармастером", но монах отбивался изо всех сил). Хель получила должность инструктора (или тренера, как кому нравится), Вал теперь значился клановым горнистом. Бард возмутился, за что ему было предложено зваться баянистом. Оказалось, он готов освоить горн. Для Барби функцию было найти непросто (называть орчанку официально "длинный язык" было бы неловко). Глава выкрутилась, создав должность виночерпия. Рюку не удалось отделаться от клейма бога смерти (авансом, так сказать, потому как пока смертушку он нес, аки боженька, только мелким насекомышам с их личинками). А Локи был назван темной лошадкой. Не потому, что на нем собирались ездить или пахать, а потому, что о нем никто ничего толком не знал.
   Кроме уровня, класса, характеристик и того, что до вступления в Ненависть он был одиночкой, ни к кому не прибиваясь с начала игры. Еще то, что он был идейным противником доната, но только касательно личной игры. Позиция других по этому вопросу его тревожила мало. Это все со слов самого Локи.
   О лошадках: казначей оформил всем новичкам аренду все тех же милейших лошадок Туф-Туф, дабы не тормозить при перемещениях. "Ненависть мчит на копытах Туф-Туф: они так быстры, у них турбонаддув!" - иронично-поэтично высказалась одна зеленая физиономия, за что получила напоминание о глубочайшем позоре: постройке пугала из доспехов после проигрыша озерному неписю. И обещанием повесить картину в полный рост в главном зале будущего кланхолла с этой позорницей в бронетрусах и бронелифчике возле того пугала. Если глава и кисть клана откажется писать картину - внимательная к деталям и памятливая гномка-казначей обратится в гильдию художников со скринами. Там точно согласятся: такой сочный материал для творчества! И всем новобранцам Ненависти будут показывать сей портрет за подписью: даже улитки ржали до слез.
   Словом, Мася на Барби обиделась. Потом они мирились - в чатике. Многословно и эмоционально, причем обеих жрали подземные мобы. Где-то пыхтел монах. Где-то приходилось отвлекаться от набросков адептке. Но все выжили и даже пришли к мировой.
   Кстати, дела у "младшей" группы шли настолько бодро, что им вскоре предстояла смена места прокачки - это они уже почти переросли. Процессу существенно поспособствовала песнь остановки времени, которую Вал переработал, чтобы добиться превосходного исполнения. Бард разок исполнил полную версию перед всей группой, когда совещание про альбомы закончилось, а разбежаться еще не разбежались. Потренировался, так сказать, на кошках.
  
   Там, где пенные гребни летят среди скал,
   Где рождается всякий рассвет,
   Дева знает: ее никогда не искал,
   Не искал я скитаний и бед.
   Дева стонет и плачет, рыдает навзрыд,
   Но безжалостен алый дракон.
   Дева знание тайное вечно хранит:
   Будет крепок чудовища сон.
  
   В Беломорье, в безвременье
   Тают звуки и сомненья.
   Тают мысли, расстоянья,
   Спи и ты, теряй сознанье.
  
   Я ее не искал, но однажды возник
   Под ногами во тьму провал.
   И лишь шаг - и паденье, и сдавленный крик,
   И мечусь я в волнах среди скал.
   Дева белую длань протянула ко мне:
   - Славный путник, окончен твой путь.
   Как дракон на камнях, упокойся во сне,
   И герою пора отдохнуть.
  
   В Беломорье, в безвременье
   Тают звуки и сомненья.
   Тают мысли, расстоянья,
   Спи и ты, теряй сознанье.
  
   Здесь нет ран и нет боли, и выхода нет,
   Здесь лишь отзвуки эха звучат.
   О, герой, что в преданьях и одах воспет,
   Здесь ты встретишь лиловый закат.
   Небеса догорают, рука так близка.
   И прозрачно, как тот алмаз:
   Понимание - тянется смерти рука,
   Дева эта не примет отказ.
  
   В Беломорье, в безвременье
   Тают звуки и сомненья.
   Тают мысли, расстоянья,
   Спи и ты, теряй сознанье.

  
   Голос музыканта обволакивал и укачивал на волнах фантазии: да, силы особой в голосе Вала не было, но для ровной бардовской песни природных данных парня хватало за глаза. Или за уши - слушателей. Приятный был голос, и игра на лютне была хороша. Неудивительно, что система засчитала эту музыкальную композицию как превосходное исполнение.
   Как поделилась потом уважающая рифмоплетство Барби, эффект от данного исполнения был "бомбический": с самых первых аккордов на противников вешалось замедление, кроме того, в процессе исполнения на монстров с неплохим шансом проходил еще и пятиминутный сон, а также - со значительно меньшим шансом, чем усыпление - могло случиться мгновенное убийство.
   Вал был признан "опасным парнишей", хотя сам текст (цитируя все ту же Барби) не помешало бы еще подчистить.
   Кстати, колыбельная эта чудодейственным образом усыпляла их - Барби с Кеном - пушистую игрунью-полуночницу. Уже за одно это орчанка преисполнилась дружеских чувств к новичку.
   Столь же дружеских чувств преисполнился Рюк - по отношению к демонице. Бонусы от ее танцев были заметны только членам группы, оттого как-то менее выделялись, а они, эти бонусы, давали не детский прирост к статам. Не детский прирост - в смысле, не равный бонусам стандартного исполнения, а значительно их превышающий. Что тоже, само собой, существенно ускоряло разбор мобов на ингредиенты (в основном алхимические).
   В "старшей" же группе прокачивались только питомцы. Детенышу гидры, саламандре и василиску выдавались отдельные монстры, и опыт за их убийство (при условии невмешательства в процесс хозяевами питомцев) шел полностью им. Василиск Василий принадлежал авантюристу. Получил он его яйцом за второе место в турнире. Алая саламандра Салли и синий василиск Василий замечательно смотрелись вместе. Услыхав созвучные имена петов, кинжальщик заулыбался, протянул руку для пожатия Локи, прибавил: "Точно сработаемся".
   Росли петы отменно. Салли получила новый активный скилл с впечатляющей визуализацией и не менее впечатляющим эффектом: "ярость пламени". В момент активации махонькая ящерка превращалась в пламенного ящера ростом с орка и выдувала конус огня: пять метров в длину и до трех метров в ширину в дальней от огнедышащей пасти части конуса. Пламя было настолько мощное, что чуть не насмерть прожаривало гномочку, теста ради вставшую на пути огня. Это же был и недостаток - пламя практически не разделяло своих и чужих, оно жгло всех, кроме самой Салли и ее владельца. Вторым минусом был откат - полчаса реального времени. Зато раз в полчаса Маська могла собирать толпу слабеньких мобиков из тех, что уже были отрисованы художницей, и аккуратно подвести под виртуальный напалм. С таких "паровозов" экспа питомцам текла рекой.
   Благодаря огневой мощи саламандры подрос и Геро. И получил первый за все развитие активный скилл с презабавным названием "чешуепортация". Собственно, умение позволяло "портануть чешую" в пределах видимости чешуйчатого. Сразу после перемещения детеныш гидры наносил хлесткий удар с разворота, пробивая впереди себя всеми тремя головами на манер плети, а задним врагам доставался удар хвостом. Причем удар Геро разделял своих и чужих, от него доставалось только вражинам.
   Вопросы: "Что на этот раз курнули разработчики?" - и: "Где найти англа, чтобы выяснить, как сие чудо называется в оригинале?" - остались подвешенными в воздухе.
   Василиск выучил профильное умение - ослепление, пока только точечное. Убивать взглядом он не умел, возможно, ввиду низкого уровня - всего двадцатого.
   Кен только вздыхал: он на днях включился в торги за два из пяти выставленных на аукцион "вместилища для притяжения души неведомого существа". Их давненько не выставляли, и тут прямо как гнездо разворошили - или кланхран какой-нибудь, мало ли, кому-то экстренно понадобилось золото, решили разгрузить сокровищницу.
   Взять питомца из числа стандартных он был не прочь, но уперлась его прекрасная половина: как так, у нахалюги-Рэя пет уникальный, а у нее или ее драгоценного будет жаба болотная обыкновенная или утка пекинская без соуса? Эльф приводил в качестве аргумента полный список покупаемых у неписей питомцев, причем ни жаб, ни уток в списке не значилось, но наткнулся на стену игнора: или особенный питомец, или никакого.
   Вот и страдал лучник, мысленно прощаясь с семейным бюджетом: торги шли бойко, суммы уже перевалили за пять тысяч золотых за каждое яичко.
   Голосом, преисполненным тоской, в торги за все пять яиц пообещала включиться Мася: младшим тоже пригодятся питомцы. Если после начала строительства дома останутся в казне клана и на счету мануфактуры финансы - она вложится. С последующим выкупом яичек либо выплатой по частям - обратно в казну или на счет мануфактуры. Не получится выкупить - ничего страшного, будут другие возможности. Но попытаться определенно стоит, это существенное усиление группы в дальнейшем. Подумаешь, закупка оборудования отложится. Главное, что это оборудование будет куда ставить, остальное - частности.
  
   Вскоре гнома улыбалась. Улыбалась, расставаясь с деньгами. Вообще, такое сочетание: гном, улыбающийся при расставании с деньгами - было из разряда мифических. Однако же личико Маси было озарено широкой улыбкой, когда она передавала суму с золотом в ратуше чиновнику. Запрос на покупку двух соседних участков с застройкой их одним зданием сочли непротиворечивым. Правда, пришлось "позолотить ручку" паре-тройке неписей, дабы исключить возможность появления противоречий, но куда без взяток в обоих мирах?..
   Дом обязали выстроить с единым фасадом, непременно в три этажа (вся улица состояла из одинаковых по этажности домов), с количеством подземных этажей не более трех.
  План сдвоенного участка тут же скопировали и отправили Хель, на проработку чертежей пыточных... то бишь, тренировочных помещений. Демоница пообещала следующим днем предоставить готовые чертежи с учетом окончательных размеров здания.
   Кстати, расчет Маськи на былые заслуги и титул "Друг города" в получении положительного результата по "сделке века" оправдался. Вердикт так и звучал: "Мы пойдем навстречу устремлениям друга города. Надеемся, ваши деяния и впредь будут направлены на процветание вольного города Велегарда".
   Хэйт поспешила заверить жердеобразного непися, что горит желанием трудиться на благо города, и как раз планирует сразиться со страшными и ужасными тварями в Гиблых Отрогах. Это, мол, до подвига не дотягивает, но мы - всей Ненавистью - стараемся, как можем, причинять добро и пользу наносить. Нести блага в монструозные массы, и пусть никто не уйдет обиженным. Чиновник покивал, блеснул лысиной. Мысль развивать не стал: задание на подвиг (обязательное для получения Дворянства) выдает градоначальник, а не рядовой служащий ратуши. И заслуг главы Ненависти перед городом пока маловато для того, чтобы беспокоить высокое начальство.
   По всему выходило, что походу с отрядом Сорхо - быть. О чем самому Сорхо и поспешили объявить, ввалившись впятером в Обжорку. Заодно и обмыть важный шаг на пути к обретению клановой резиденции.
   - Малышка! - проревел пузатый и внушительный повар, завидев в своем заведении бывшую помощницу. - Подруга малышки... и другие спутники малышки: вам всем тут рады!
   - Небо на закате - пурпурное, трава чаще всего зеленая, а Сорхо - большой, округлый и громкий, - улыбнулась Хэйт, припомнив обстоятельства их прошлой встречи. - Как крошка Линни, справляется?
   Обжорка изменилась: Сорхо за квест со спасением Линни и Кинни получил разрешение на найм десяти неписей, а заодно и на расширение трактира. Теперь в Обжорке было два этажа, причем оба были забиты посетителями. Также добавилось возвышение в нижнем зале, видимо, что-то вроде сцены. Сновали бойкие разносчицы, из-за то и дело открывающейся двери на кухню слышался знакомый голос: не иначе, та кухарка из особняка Альфиуса теперь хозяйничала у плиты, пока хозяин встречал гостей. За барной стойкой разливал пенные и не только напитки меланхоличный беловолосый дроу; в отсутствие заказов на напитки он жонглировал кинжалами - семью сразу, а когда к стойке подходил новый клиент, кинжалы втыкались в доску на стене, образуя фигуру, схожую со знаком бесконечности.
   - Справляется, - расплылся в отеческой улыбке повар. - Эй, ты же не затем забежала, чтобы постоять в проходе, обменяться парой фраз и сбежать? Идемте на второй этаж, там есть свободный столик. Клауф, на второй никого не пускай. Кто сидит, пусть досиживают, но и все на том.
   - Принято, шеф! - отсалютовал кинжалом дроу, не изменившись в лице.
   Остальные шесть клинков воткнулись в доску в виде стрелки-указателя.
   - Атмосферно, - расщедрился на похвалу Рэй. - Почему мы тут раньше не были?
  - Очень даже были! - гнома подмигнула адептке. - При таких особенных обстоятельствах, в таких симпатичненьких нарядах...
   - Так! - взревела Хэйт, словно бешеная коала.
   - Малышка, ты мне посетителей распугаешь, - пожурил девушку Сорхо. - Ори чуть потише, будь ласка. Так, вот за тем столиком располагайтесь, я распоряжусь насчет еды и подойду. Мы про Отроги будем беседовать? Тогда я своим, кто в игре, маякну. Выпивка? Друзьям малышки - за счет заведения!
   - Это ты зря, - вздохнула Хэйт, занимая местечко поближе к стене. - Они тебя по миру пустят, особенно, если к нам подруга этого ушастого примчит. А она примчит, как прослышит про халявную выпивку.
   Она как в воду глядела: стоило Рюку и Хель засобираться в реальный мир, как Барби, прихватив барда, рванула к телепорту. Монк благоразумно сослался на дела. Очень срочные, безотлагательные.
   А остальным пришлось непросто: Сорхо за словом в карман не лез, а за его реализацией тем более. Выпивки было - хоть упейся, хоть утопни в ней. И закуски на любой вкус. И тосты: за знакомство, за успех грядущего похода, за процветание Обжорки, за рост доходов, за Ненависть...
   Где-то в процессе спровадили посетителей. Загнали на сцену нетрезвого барда (дебафф "во хмелю" уже не начальной стадии), тот на бис исполнил текст про Беломорье. Затем - еще не обкатанную на публике и мобах песнь уныния, додуманную буквально с полчаса назад:
  
   Он рыдал напряженно, устало.
   Он рыдал на могилах близких.
   Его осень таким застала,
   Вдаль ступая по павшим листьям.
  
   Он рыдал о смертях Вселенной,
   О любви бесконечной, нетленной...
  
   В этот вечер, безмерно-лунный,
   Встрепенулась Земля на вдохе.
   О великих он пел, о безумных,
   Пел о гениях и о пройдохах.
  
   Миг прошел. Он стоял на коленях.
   Лишний в этом краю безверья...
  
   Осень тихо шагала мимо
   По охапкам увядших листьев,
   Он рыдал над крестами милых,
   Он рыдал, но никто не слышал.
  
   Только Вечность внимала безмолвно
   О! Поэту, не ставшему Богом...

  
   Песня уныния предполагала навешивание на врагов дебаффа на скорость и силу атаки, но в трактире вражеских целей не нашлось, так что степень воздействия на вражин осталась нераскрытой до поры. Зато на финальных аккордах вокруг Вала и всей Ненависти вспыхнули жемчужные сферы. Орчанка пьяненьким, севшим от изумления голосом сообщила новым знакомцам, что бонус за превосходное исполнение у этого бардовского творения - щит вечности на все союзные цели (то есть, не только группу, но и на сокланов в зоне видимости) на пять секунд. Щит, поглощающий все виды атак в течение пяти секунд. Абсолютно все.
   - За музу! За барда! За фичи! - грянуло нестройным хором на весь трактир.
   К тому моменту Хэйт сотоварищи уже представили Клауфу - тому дроу со стойки, оказавшемуся игроком - и Бигбиру, друиду, круглолицему человеку, соревнующемуся с Сорхо в пропорциях. Остальные парни из их группы в виртуальности отсутствовали.
   После печальных мелодий от барда стали требовать сыграть чего-нибудь повеселее. Тот отбивался, мол, нет такого в его репертуаре, а для единственной изученной песни-баффа (на уменьшение расхода бодрости) он пока ничего не сочинил.
   - За вдохновение! - бахнули обновленными кружками.
   И вскоре горланили, подпевая Валу, нагло залезшего в репертуар родной группы (не той, что в игре, а музыкальной): "Я стану кошмаром!.."
   Что веселого в этой песне, Хэйт было не понять, но народу нравилось.
   В общем, посидели душевно. Договорились о походе, о списке необходимой "расходки". О более, чем вероятном присоединении к маленькому новоиспеченному клану развеселой компании Сорхо.
   - Если примете, конечно, - пробасил Бигбир, улыбаясь во все тридцать два зуба. - Мы ребята скромные, нам много не надо. Коврик у двери, местечко на сеновале...
   - Ненависти много не бывает, - улыбнулась почти трезвая Хэйт; она меньше пила, чем наносила краски на листы альбома с существами Некрополя. - Если на трезвые головы и всем коллективом не измените решение - добро пожаловать. Друзья Сорхо - мои друзья!
   - За др-р-ружбу! - рявкнул хор друзей-алкоголиков.
   "Спились и спелись", - пришла к выводу художница. - "Так и ширится Ненависть, так и уплотняются наши ряды".
  
   После пьянки к ней приперся Вал - в смысле, по эту сторону реальности, ногами и в квартиру приперся. Очень его порадовало, что можно "там" налакаться до состояния бревна, а "тут" никаких последствий. Отчего-то он полагал, что будет иначе.
   Как творческая личность, сосед напрашивался на похвалу, спрашивая, как аудитории (в лице той, с кого он мог спросить "тут") зашли его сочинения. Поскольку эффекты от исполнения песен впечатляли, Вероника парня похвалила. И даже чашечку кофе от щедрот выдала.
   Тут же сочинитель принялся ныть, что никак не идет у него текст к песне прилива сил, что для восполнения бодрости.
   - Я не могу, лезет в голову откуда-то: "Если хочешь быть здоров, закаляйся! Голой жопой об забор - ударяйся"... Ударяйся еще меняется на "обтирайся", что не легче и не менее бредово. И вроде где-то я эту чушь когда-то слыхал. И забыл. А теперь хор идиотов в моей голове орет эту белиберду.
   Девушка хохотнула, едва не расплескав ароматный, не совсем к ночи уместный напиток.
   - Соседушка, ты же в курсе, что хор идиотов - это все ты? А это уже даже не раздвоение личности, а... размножение? Разхорение?
   - Один за всех - и все за одного! - Вал на шутку не обиделся. - Не мое это, бравурные, чтоб их, песенки.
   - Ну, не всем дано задорно сочинять про тыгыдым-тыгыдым, - махнула рукой Вероника. - Не парься. В бою ты вряд ли будешь исполнять прилив сил, есть песни полезнее. Забей, на тренировках можно и просто бренчать.
   Музыкант уставился на собеседницу удивленным взглядом.
   - А что, так можно было?
   - Как?
   - Не париться, забить и просто бренчать.
   - Никогда не повторяй этого при Мэйли, но перфекционизм хорош в меру. Но! Если тебе прям невмоготу, заходи завтра пораньше. Посмотришь на два шилопопых комочка перьев и бодрости, вдохновишься.
   Накануне от Лешки с Галкой приезжал знакомый ребятам электрик. Теперь у пернатых было две правильных "птичьих" лампы, настроенных включаться и выключаться по таймеру. Одна над стендиком, другая над клеткой. Первая гасла пораньше, и тогда даже в отсутствие хозяйки по эту сторону реальности у птиц был "маяк" на клеточку. Там можно было поесть, попить и устроиться баюшки, поспорив о том, кто на какой качельке будет спать.
   Как и в паре Вал-Хель, у волнистиков заправляла всем девочка, мальчик подстраивался под решения своей половинки.
   В ту же степь: послезавтра Веронику ждали на празднике в честь дня рождения Леси. Галина была весьма недовольна тем, что все устроение легло на ее плечи, тогда как муж лежал в капсуле. Потому злить подругу лишний раз не стоило: послезавтра что Лешка, что Вероника обещали быть паиньками, дружелюбными и милыми. Улыбаться, улыбаться, бесконечно улыбаться. И хвалить Галю за каждую мелочь.
   - Тяжелые в реале квесты, - закрыв дверь за соседушкой, поежилась Вероника. - И всюду суровые штрафы на репутацию в случае провала или отказа.
  
   Там, на "другой стороне", ее посетило озарение: добавление к альбомам листа, скопированного с результата активации навыка "картограф", только без пометок о кладах. Вместо них на схеме помечать номера существ согласно нумерации листов. Придумано - сделано. Привычка (недавно выработанная) писать видео о пройденных для создания нового альбома подземелий пригодилась. Каждый из альбомов, кроме самого первого, с Домом Сумасшедшего Стеклодува, обзавелся картой-схемой.
   Решив благое начинание расширить и углубить, Хэйт, поставив на воспроизведение видео, добавила ряд акварелей с наружными видами и очертаниями подземных залов. Для начала отрисовала декорации Некрополя, он и памятен был, и прост в оформлении. Прикрепила к альбому без каких-либо проблем, создала копию. Получилось: система и видовые акварели "съела", переварила и откопировала.
   Пусть это будет не просто гайд в картинках, а нечто эстетичное. Особенное. Количеством взять не получится, суточное ограничение не даст, так будем брать качеством.
   Когда и с акварелями было покончено, сквозь черничное пятно в воздухе высунулась тоненькая ручка и швырнула в адептку свитком.
   - Письмо, - совершенно потусторонний голос разнесся по второму этажу "Обжорки", где девушка и занимала столик. Как живописью, так и легкими закусками, принесенными сияющей Линни.
   Сорхо еще не появился, как и его бармен, Клауф, так что все заведение было на плечах неписей. И раз те вполне справлялись, скорее всего в этот отъезд из города владельцу трактира не придется закрывать заведение. Что хорошо - у повара будет меньше потерь в прибыли.
   Хэйт развернула послание, вчиталась в сухие строки. Хель продублировала для нее, как главы клана, план их будущего дома. И сделала приписку, что готова поучаствовать финансово в строительстве.
   Они обе были в игре, так что вызывать недоразумение, названное почтовой феей, адептка не стала, ограничившись парой слов в чате: "Спасибо, Хель". Говорить о полезности или, наоборот, ненужности денежного участия без Маськи она не стала. Гноме виднее, в ее цепких рученьках казна.
   - Малышка, - пробасил знакомый голос над закопавшейся в альбомы художницей. - Не спросил при ребятах вчера, но интересно же: чем ты таким красочным занимаешься, и не даешь подглядывать?
   - Это секретный, - Хейт захлопнула альбом, улыбнулась. - Клановый проект.
   - А, тогда скоро узнаю, - не обиделся добродушный толстяк.
   - На трезвую голову не передумал? А ребята твои?
   - Вот со всеми переговорим и встанем, так сказать, плечом к плечу, - несколько раз кивнул Сорхо. - Уверен, решение всех будет "за". Мы давно созрели, но к большим кланам лезть неохота, нам дороже свобода действий, а чем крупнее сообщество, тем больше обязаловки. Самим создавать - были мысли, но по деньгам были важнее траты. А тут - прямо знак судьбы.
   "Это он не знает о подземных этажах", - она быстренько подняла со стола, свернула и спрятала в инвентарь план постройки. - "И с Хель не знаком, хех".
   - Повторюсь: тебе и твоим друзьям я всегда рада, Сорхо, - тут и притворяться не пришлось, к этому толстячку девушка испытывала теплые чувства, крепко замешанные на благодарности. - Тем более, вчера все отлично поладили.
   Это тоже была чистая правда: и добродушный Сорхо, и неугомонный Бигбир, и несколько эксцентричный Клауф - все легко и непринужденно вписались в их компанию.
   - Славно! - расплылся в улыбке Сорхо. - Сегодня придете снова? Я бы этаж придержал.
   - Мы так тебя разорим, - покачала головой Хэйт. - Попозже видно будет, не могу обещать заранее. Если что - пришлю фею.
   Сорхо согласился с "видно будет", ушел по трактирным своим делам. Немножечко времени до появления в игре компаньонов оставалось еще, так что Хэйт быстренько собрала в инвентарь загромоздившие стол альбомы, листы, кисти и краски.
   И помчала в сторону храма. Храма Балеона, не Ашшэа - к той "на огонек" правильнее все же было заглянуть в подземной часовне Крейнмера. В той, где вроде как недавно - а вроде и в прошлой жизни - ее встретила и перехватила Бестия.
   И вскоре загрустила. Не сильно, ожидаемо, но...
   - Не спросишь, почему так? - седой жрец еле заметно вздохнул. - Вижу, сама понимаешь. С иных путей не свернуть, бывшая ученица. Выбрав такую дорогу, оставить ее нельзя, как и вернуться вспять.
   - Я понимаю, учитель, - вздохнула и Хэйт. - И благодарна за вашу доброту и науку.
   Она склонилась в глубоком поклоне, прощальном - на фоне оповещения от системы.
  

   Задание: Двоебожие: Стадия IV - провалено.
   Прохождение пути от ученицы жреца до посвященной невозможно.
   Для получения штрафа за провал Стадии IV, обратитесь к старшей жрице Ашшэа в храме Велегарда.

  
   "Отлично, теперь сходи-ка, девочка, за взбучкой от тети-дроу", - покривилась адептка. И поплелась - с неохотой - куда велено. Получать на орехи. Общение с Бестиями не прошло даром, и не все последствия этого общения, как видно, со знаком плюс.
   Посещение храма Ашшэа прошло скомкано, и стоило Хэйт тысячи очков репутации с орденом. Вероятно, могло быть и хуже, но тут как раз факт знакомства с Бестиями, как маятник, качнулся на пользу девушке. Новых поручений ей не выдали и, как показалось Хэйт, отношение старшей жрицы - личное, а не то, что зависит от репутации с орденом - переменилось, стало куда как прохладнее. Ей даже некая опаска примерещилась во взгляде, брошенном жрицей на прощание.
   Тариша предупреждала, что орден Балеона с неодобрением отнесется к близости Хэйт к Бестиям. Про то, что отношение "родного" ордена Ашшэа к ней изменится, предупреждений не звучало.
   "Глюк - он не только композитор", - мысленно махнула рукой девушка и зашагала к портальным вратам. Пока она совершала паломничества, ребята уже собрались и били копытцами. Данжики сами себя не зачистят, мобики сами себя не нарисуют. Рэй пробежался в невидимости по Яме Скорпионов, "чекнул" наличие главного босса. Ждали только рисовальщицу.
  
   - Вот тут я провалилась в дыру и попала во внутреннее подземелье-лабиринт, - Хэйт потрогала носком обувки земляной пол, твердый и не дырявый. - Там мне пришлось довольно-таки кисло, но в итоге я нашла через картографию первый обрывок карты.
   В этот раз вся группа целенаправленно пыталась впрыгнуть в отверстия, быстро исчезающие после убийства "червячков" - люмбров. Низвергнуться во тьму не удавалось, червоточины затягивало слишком быстро.
   Рэй предположил, что главный червь был одноразовый: убили - лавочка прикрылась. Кен высказал версию, что их уровни слишком велики для попадания внутрь. Маська ничего не предполагала, она сосредоточенно находила и лупила все новых и новых монстров. Локи сожалел, что сорвалось какое-никакое приключение. Хэйт же самую малость волновалась о том, засчитают ли без Люмбара всех монстров для создания альбома. По логике выходило, что должны, но чем игровая нечисть не шутит?
   Опасения не оправдались, и еще один альбомчик нашел место в инвентаре художницы. Потом у них экспроприировали авантюриста: младшей группе пора было менять место прокачки, из насекомышей они выжали весь возможный эксп. "Малыши", будучи уже двадцатниками, пошли покорять урочище с шустрыми, но "тощими" скелетиками и "толстенькими", но медлительными зомби. Им позарез нужно было понимание уязвимых мест немертвых обитателей урочища.
   Без Локи прошли и зарисовали один мелкий крысиный данжик, неподалеку от Риминессы. Пока носились они по начальным локациям, никаких нежелательных встреч не случалось. Хэйт очень надеялась, что так и продлится - как можно дольше. А потом они и вовсе уйдут к Гиблым Отрогам, да еще и с прикрытием в виде группы Сорхо.
   Прихватив по дороге освободившегося Локи, прыгнули в Миттолис. Для обслуживания живописных фонтанов требовалась развернутая сеть канализации, и периодически ее следовало вычищать... не от грязи и помоев, а от комков живой слизи. Мерзость была та еще. Внутри нашлась только одна компашка игроков, и те - у входа, отчаянно спорящие, лезть ли им дальше или девочкам там "фу".
   Им продолжало везти. Боссы все, как на заказ, стояли и ждали умерщвления. Противников, с которыми следовало бы считаться, не встречалось.
   И нарвались в итоге "младшенькие". Сцепились с другими ребятами за "суповые наборы", как когда-то Хэйт с Маськой на кладбище. Наличие там Барби и Монка решило исход схватки в пользу Ненависти, но Рюка вынести дружными усилиями противники успели. Причем без Барби и конфликта бы не было, та наехала на качавшихся тихо-мирно чужих ребят, чтобы те "шустро удочки смотали", а не то им глазья натянут на полупопия. Ребята шутки не поняли и ударили всем скопом в чародея, заметив, видимо, что практически весь урон по мобам этот чародей и наносил.
   "Женщина, ты доиграешься", - отписался в чате Кен. - "Устрою порку".
   - Давно пора, - хлопнул друга по плечу Рэй.
   - Она не высыпается, поэтому и истерит, - ответил эльф, сведя брови. - Я за нее извиняюсь.
   "Не поднимайте лут с тел, если там что-то выпало", - набрала Хэйт. - "Раз конфликт шел от нас, пожалуйста, не будем усугублять. Мы сейчас к вам выдвинемся, на случай разборок".
   От выдвижения быстро отказались: народ там уже разбегался, после отлета Рюка на респ засобиралась в реал и Хель. Главе Ненависти пришлось признаться, что их снова звал в Обжорку Сорхо.
   - Мы не пойдем, - нехорошо сощурившись, за себя и за свою половинку ответил Кен. - У нас с драгоценной срочное дело образовалось.
   "Драгоценная! На выход! Жду тебя через минуту", - многообещающе отпечатал он в чат.
   - Не жести, - попросил Рэй. - Сильно.
   - В капсулу лечь сможет, - пообещал эльф.
   - И эти люди что-то говорят про женское коварство! - всплеснула руками Мася, впрочем, не спеша вступаться за бабу-стража.
   Сегодня та нахамила "малявкам", завтра на ровном месте раздует конфликт с кем-нибудь посерьезнее. И ладно бы повод был.
   Визит в Обжорку решили перенести. На Вала снизошло вдохновение, что было весьма своевременно - он как раз изучил в гильдии музыкантов песнь атаки. Маська заявила, что ей тоже надо бы кое-кому прочистить мозги. Монк написал, что пьянка - это здорово, но выспаться - это еще здоровее. Следом и все остальные собрались на выход.
   Хэйт никого и не думала удерживать: ее саму заждались попугаи.
  
   "Улыбаемся. Улыбаемся. Улыбаемся и машем", - губы Вероники уже свело в оскале, который она искренне считала улыбкой. Праздник к ним пришел - детский, и детей на празднике было трое: виновница сборища Леся; дочка незнакомых Веронике гостей, смешливая девочка лет шести-семи; двенадцатилетний Лешкин племянник. И пара десятков взрослых.
   Будь ее воля, Вероника забежала бы, всучила счастливым родителям презент и незаметно испарилась. Но тогда гнев Галины будет таков, что некоторые извергающиеся вулканы покажутся безобиднее. Так что приходилось отсвечивать скалящейся физиономией и "радоваться" жизни и знакомствам с новыми людьми. Людьми, которых она забудет раньше, чем доберется до подушки.
   В качестве подарка она приволокла единорога. Клетчатого. Качающегося. Иссякла у нее фантазия после покупки креслица, так что единорожек выбирался из предложенных вариантов, вроде как подходящих по возрасту, методом тыка. На кассе слегка дернулся глаз: лошадка-качалка стоила, как половина навороченного детского кресла, но отступать было поздно.
   "О, любопытный типаж", - отвлеклась девушка на очередного гостя.
   Гость был невысок, несмазлив, неулыбчив. У него было широкое скуластое лицо, длиннющий ровный нос и большие, но глубоко посаженные карие глаза. Плюс усики и бородка-эспаньолка.
   - Ты Вероника? - прощебетала не представленная художнице блондиночка. - Я - Лана. Светлана, но лучше Лана. Не Света, пожалуйста.
   "Можно подумать, мне не начхать", - оскалилась пуще прежнего Вероника. - "В худшем случае ты для меня "передайте, пожалуйста, хлеб", а в лучшем - бледное пятно в воспоминаниях".
   Что-то, возможно, в ее характере и поменялось (раньше она не пустила бы на порог того же Вала и едва ли стала бы подбирать попугаек), но отвращение к людским сборищам никуда не делось.
   - А вы знаете вон того человека? С усами? - разговор же надо было поддерживать, вполне тема - незнакомый обеим мужик, которого хоть сейчас на холст.
   - Разумеется! - всплеснула руками собеседница. - Игореша, сладкий, иди сюда. Мой муж, Игорь. Это Вероника, подруга Гали.
   "Муж. Эх, лучше не предлагать свою кисть - поймет еще как-нибудь не так. Или парный портрет начнет просить. Лесом, лесом. Не судьба мне буратиний нос воплотить".
  - Очень приятно, - вслух сообщила она, резко развернулась и быстрым шагом отправилась в противоположную от парочки сторону.
   - Странная такая... - донеслось из-за спины.
   "Странная. Зато мозг не вынесли", - Вероника огляделась, нашла Галку, увлеченную разговором, и тихонько, бочком, просочилась в коридор. Оттуда в "черную" комнату (ту самую, без ремонта и с новеньким модулем), и оттуда уже на балкон.
   Соседство зимней резины и стеллажа со всякими ремонтно-отделочными штуками было куда как предпочтительнее пары десятков говорливых человечков. И спокойнее. А еще тут можно было переждать часть с "бла-бла-бла", показаться на части с застольем и пораньше сбежать, прикрывшись попугаями.
   Чтобы не погореть на игре в прятки, она скинула Лешке сообщение с просьбой дать ей знать, если его прекрасная супруга встревожится отсутствием одной конкретной приглашенной. Или, если туча сия пройдет стороной, маякнуть о близости застолья: ради Галининой готовки Вероника готова была потерпеть столпотворение.
   А после, расслабившись, полезла на форум. Случайным образом стала пролистывать первые попавшиеся темки, чтобы занять время.
   Один клан прищемил гордость другого, отбив какое-то укрепление и злорадствуя изо всех сил. Другие ребята грохнули тролля, да не простого, а Вонючего Гыы-Гыы восьмидесятого уровня, что являлся боссом местности и изрядно портил экологию в этой самой местности. С тролля выпали зловонные тряпки и тухлый красный плод неизвестного растения.
   На аукцион выставили мифического класса одноручный меч на сотый уровень, и финансовые бои за него сейчас шли нешуточные. Завершились очередные турниры... Это она читать не стала, вздохнула, смахнула с мобильного пылинку и щелкнула на другой раздел.
   На дне реки Тильфаэллир в землях светлых эльфов нашли вход в неизведанное прежде подземелье. Получив уведомление от системы, что до выхода группы первопроходчиков никто не сможет попать в данж, ребята пообещали выкладывать в сеть свои приключения. Пока что кроме обещаний и пустого трепа ничего дельного в темке не было. И словесных выплесков завистников, куда ж без них.
   В орочьих землях в рамках сбора средств на восстановление территорий устроили конкурс красоты. Орочьей, разумеется. Просмотрев серию скриншотов, Вероника хмыкнула: Барби имела бы все шансы на победу, прими она участие в мероприятии. Правда, на выход в павлиньих перьях баба-страж вряд ли согласилась бы, скорее, напихала бы тех перьев организаторам в неприличные места. Вот гонки на варгах Барби бы точно одобрила - те шли в той же Хвогде, только не на сцене центральной площади, а на окраине да в степи.
   Устроили состязание и рыболовы, не в степи и не в пользу орков, а по велению души, из любви к процессу. В самой северной части изведанных гномьих анклавов. Речку для этого дела подбирали со слоем льда, чтобы повысить уровень сложности. Запланировали недельное мероприятие, но уже через сутки количество участников существенно сократилось: теплая одежда, эликсиры, костры и еда с бонусами помогали в борьбе с дебаффом "обморожение" существенно слабее, чем крепкая выпивка. Увы, дебафф "во хмелю" коварно притопил в своих же лунках часть участников. Организаторы признали ошибку и переместили состязующихся туда, где тепло.
   Тренькнул сообщением аппарат.
   "Стол", - друг был краток.
   Вероника быстренько позакрывала странички браузера и поспешила к означенному столу. Улыбаться: "Работать за еду".
   Домой она прикатила пораньше, отмазка о бедных птичках, страдающих от недостатка общения, сработала, как надо. Накормила птиц, выпила кофейку... и завалилась в капсулу.
  
   Оказалось, несмотря на заранее обговоренный выходной, в игре были Маська, Рэй, Локи и Вал. И все они дружно сидели у Сорхо. Ее тут же позвали в трактир, где бард как раз собирался исполнять свой новый "шлягер".
   Так что уже через несколько минут Хэйт сидела с бокалом самого слабенького и сладенького эля из запасов щедрого Сорхо и слушала выступление Вала. Под бодрый мотивчик постукивали бокалами и кружками сокланы нынешние и будущие, а со второго припева и дружно подпевали:
  
   Точи кинжалы, готовь все стрелы.
   С утра на битву: доспехи целы.
   Чтоб до заката земля дрожала,
   Готовь все стрелы, точи кинжалы!
  
   Гром над равниной,
   Залп всех орудий,
   Пехота: щиты поднять!
   Там - сарацины,
   Бой всех рассудит.
   Волшебник, готовсь колдовать!
  
   Точи кинжалы, готовь все стрелы.
   С утра на битву: доспехи целы.
   Чтоб до заката земля дрожала,
   Готовь все стрелы, точи кинжалы!
  
   Встречаем поганых,
   Ломаем им ноги,
   В ловушки: так их, м-мать!
   Стрелы, капканы,
   От магов - ожоги,
   Осилим вражиную рать!
  
   Точи кинжалы, готовь все стрелы.
   С утра на битву: доспехи целы.
   Чтоб до заката земля дрожала,
   Готовь все стрелы, точи кинжалы!
  
   А после над кубком
   Помянем мы павших.
   Целители, не унывать!
   У смерти под юбкой
   Отыщем мы наших,
   Велим им на респе вставать!
  
   Точи кинжалы, готовь все стрелы.
   С утра на битву: доспехи целы.
   Чтоб до заката земля дрожала,
   Готовь все стрелы, точи кинжалы!

  
   И это сборище - не бесило. И улыбка выходила совсем не натянутая. Может, дело было в бонусах от песни: плюс пятнадцать процентов к силе атаки, плюс пять процентов к шансу нанесения критического удара, десятипроцентная вероятность, что во время исполнения песни противник получит дебафф "ужас". Плюс строчка о дополнительном повышении эффективности песни, если исполнитель состоит в альянсе.
   Может, в том, что эль оказался вкусным. А может, причина была в участниках сборища.
  
   Песня уже отзвучала, а ритмичный стук кружками по дереву продолжался. Трактир... оружие... битва. Пазл в голове складывался: осталось выяснить, получится ли картинку воплотить.
   - Сорхо! - с воодушевлением потянулась Хэйт к повару. - А скажи-ка, ты всю наградную десятку горожан в трактир уже нанял? Или осталось местечко-другое?
   - Кухарку, четырех разносчиц и Линни нанял, - слегка удивился вопросу толстяк. - Открыта вакансия на еще одну кухарку, подменять Лифию в мое отсутствие. И на бар нужен местный, как раз занялся поиском.
   - Ага! - у художницы загорелись глаза. - А подвал или просто место, которое не жалко разносить, у тебя после переделки Обжорки имеется?
   - Подвал и есть, - недоумения во взгляде и голосе Сорхо становилось все больше. - Малышка, я не очень-то угоняюсь за твоей мыслью...
   Хэйт хлопнула в ладоши.
   - Чтоб до заката земля дрожала! Так их, м-мать! Разве эта песня - не готовый гимн для хорошей драки? - глава Ненависти окинула взглядом притихшую компанию. - На битву, м-мать! Тугодумы, особенно - ты.
   Она ткнула пальцем в Рэя. Тот высоко поднял одну бровь, опустив вторую.
   - Ему, - тычок в сторону Локи. - Простительно. Он с нами в тех приключениях не участвовал. А почему вы тормозите, не понимаю. Живое оружие! Рукопашный бой! Ну же! КАБАК! Кабацкая - или трактирная - драка!
   На "кабаке" она конкретно повысила голос, чтобы до самых глухих и заторможенных дошло.
   - Ты хочешь устроить в Обжорке подпольные бои? - наконец-то сообразила Мася. - Кулачные?
   - Именно! - всплеснула руками Хэйт. - Которые искать по каким-то злачным местам не придется. Контролируемые нами, точнее, Сорхо. Смотри, - это она уже к владельцу трактира обратилась. - Два бармена, они же вышибалы. И человек на прием ставок, он же распорядитель арены. Напомни, Лифия - это кухарка из дома Альфиуса?
   Сорхо кивнул с сосредоточенным выражением лица.
   - Наверняка у нее сохранились знакомства в подпольном мире. Не в среде работорговцев и убийц, а кто-то вроде наемников, охранников. Крепких мужиков с бойцовскими навыками. На самотек кулачные бои пускать не желательно, нужен присмотр. И кто-то, кто аккуратно распустит слухи в городе, минуя ратушу, чтобы появились из местных желающие подраться на твоем ринге. А что такое тотализатор и как на этом заработать, я надеюсь, объяснять не надо.
   - Малышка, - лицо трактирщика просияло. - Я ее догнал! Мысль твою догнал. Дай, обниму!
   Грохнулся стул, откинутый в сторону резво вскочившей Хэйт.
   - Это лишнее! Лучше пару процентов от прибыли со ставок в казну клана.
   Сорхо замер, снова задумавшись.
   - Десять процентов! Независимо от вступления в клан или выхода из него впоследствии, - схватила мысль о прибыли гномочка. - Сейчас, пять минут, я составлю договор.
   - Десять процентов от ВСЕЙ прибыли Обжорки, - Сорхо подчеркнул интонацией "всю" прибыль. - Немедленное вступление. Готов подписать сейчас же. Где одна такая идея, там на горизонте много замечательных и прибыльных идей.
   Глава Ненависти улыбнулась, отправила толстячку приглашение вступить в клан. Тот молниеносно его подтвердил.
   - Добро пожаловать в наши скромные и бедные ряды! - тряхнула хвостиками гнома-казначей. - А бедные мы - это я для тех, кто пропустил начало встречи - потому как строительство кланового дома начато. Все чертежи согласованы, аванс внесен, бригада из гильдии строителей приступила к работам.
   - Первое правило Бойцовского клуба: никому не рассказывать о Бойцовском клубе*, - задумчиво и несколько не в тему высказал Рэй. - Что? Фильм такой был, очень старый.
   - Бойцовский клуб "Ненависть", - хмыкнула Хэйт. - А что? Мне нравится, как звучит.
   - Второе правило Ненависти: никому никогда не говорить о Ненависти, - живо сориентировался Рэй.
   - Третье правило Ненависти: в схватке участвует только двое, - стукнул кружкой о стол Локи. - Не ты один смотришь и уважаешь шикарное старье. Вот с пятым правилом будет затык, если дамы пожелают участвовать.
   - Дамы настаивают на участии! - вскинулась Мася, опередив Хэйт. - Что там с дамами не так?
  
   -----------------------------
   *Здесь и далее: цитаты (в том числе измененные) из романа 'Бойцовский клуб' Чака Паланика (издан 1996г.) и его экранизации (1999г).
   -----------------------------
  
   - Бойцы сражаются без обуви и голые по пояс, - снова проявил отличную память и знание предмета Локи. - Заменить бы на: без обуви, без бонусной экипировки, в самой простой одежде. Есть возможность это контролировать в игре?
   - Есть, - кивнул Сорхо. - Артефакт в виде пирамидки. Если снять все до белья, подойти на сколько-то метров к этой штуке, пирамидка серая с зеленым основанием. Дальше по возрастающей, чем больше на тебе брони и бонусов к статам, тем выше поднимается зелень. На трети высоты цвет меняется на желтый, на двух третях - на красный. Надо уточнить критерии, но...
   - Не, не надо, - махнул рукой авантюрист. - Смысл накручивать? Пятое правило Ненависти: пирамида, определяющая экипировку бойцов на ринге, должна быть серой. Установить пирамидку непосредственно возле арены, чтобы в бою не мухлевали. Вроде натянуть бижу, с галочкой в настройках "не отображать".
   "Придется снимать заколочки", - задумалась о своем Хэйт. - "И осторожненько трясти головой".
   О том, чтобы отказаться от участия в кулачных схватках, у нее и мысли не возникло. Отказаться от характеристик и достижений? Нет, такое ей не подходило.
   - Артефакт дорогой? Купить сможешь? - уточнила у трактирщика Мася. - Ненависть покроет расходы.
   - Не дешевый, смогу, куплю сам, - по пунктам ответил Сорхо. - Так, знатоки клуба, в письменном виде прошу сформулировать правила. Найм сотрудников я ускорю. С Лифией побеседую. Сделаю удобный, но скрытый вход в подвал. На открытие нужен будет бард, спеть гимн.
   - Бард будет, - закивал Вал, слегка ошарашенный бурным обсуждением, разгоревшимся на фоне его песни.
   Перепеть уже созданную бардом композицию может всякий, игра не воспрепятствует. Только при смене исполнителя это будет обычная песня, бонусы она давать будет только в авторском исполнении.
   - Правила следует не слямзить, а переосмыслить под текущие реалии... виртуалии, - гномочка подняла вверх указательный палец. - Никому не говорить о Ненависти... Хм, спорно. Один участник клуба Ненависть имеет право привести одного гостя. За все время. Нужно продумать атрибутику. Скажем, что-то вроде кулонов. Или жетонов. Для участников и "гостевые". Гость становится участником, если примет бой.
   Локи и Рэй переглянулись, блеснули глазами, пожали друг другу руки.
   - Гость обязан сдать жетон, входя внутрь, - лицо Рэя осветила многообещающая улыбочка. - Приняв бой, гость получает личный жетон участника и один гостевой жетон. Или кулон. Покинувший Ненависть без боя навсегда теряет право попасть в клуб.
   - Договор, - Мася закончила писать, сверяясь с чем-то, только ей видимым; пододвинула хозяину трактира бумажный лист. - Доля от прибыли Обжорки будет формировать фонд для выкупа долей в принадлежащих местным трактирах других популярных городов. Или открытие своих, там видно будет, это все дело не одного дня.
   Сорхо поставил печать, очень похожую на личную печать, полученную Хэйт в гильдии художников.
   - Печать собственника, получена в гильдии торговцев, - дал ответ на уточняющий вопрос повар. - Если получится быстро уладить с наймом, запустим клуб до отъезда к Отрогам. Сеть рингов... Надеюсь, получится. Звучит, по крайней мере, весьма многообещающе.
   - Полагаю, к раскрутке имеет смысл привлечь Хель, - подала голос глава клана. - Если у нее не найдется связей, наверняка отыщется дельный совет.
   Рэй и Локи переглянулись.
   - Правила с ней тоже согласуем, - сказал убийца. - И с присутствующими, само собой. Я бы еще сгонял в Крейнмер, к мастеру меча, как его... О, Дагвору. Порасспросить про устройство арены, вдруг пригодится.
   Вал, не вступая в обсуждение, принялся перебирать струны лютни. Кажется, подбирая аккорды новой мелодии.
   - В идеале, как я это вижу: мы лупим народ по лицам и не только; народ доволен и счастлив, и заносит нам денежку малую в виде процента с тотализатора, - потерла ручки Маська, отложив в сторону перо и убрав готовый договор. - А даже если игроки не заценят наше начинание, у нас будет своя точка для подъема характеристик.
   - Елозим лицами по полу, залитому их же кровью, - кровожадно усмехнулся Рэй. - Так это вижу я.
   - А неписи работают наглядными тренажерами, - добавил Локи.
   Хэйт, примолкшая ненадолго, подвинула на центр стола рисунок.
   - А так я вижу.
   Нарочито грубая четырехпалая лапа с длинными когтями на этом рисунке сжимала камень. По камню шли трещинки, а в центре камня было крупно высечено: НЕНАВИСТЬ.
   Лапа по задумке предположительно принадлежала дракону или виверне, на худой конец - гарпии. Образом для вдохновения послужила маленькая лапка домашней виверны художницы - Вив.
   - На обороте можно выгравировать номер, - оценив восхищенные взгляды всей компании, включая хозяина трактира, сказала Хэйт. - Просверлить камень вдоль, чтобы можно было пропустить через него цепочку или веревку. Сорхо, среди твоих кто-нибудь занимается ювелиркой? Было бы совсем хорошо делать номерные знаки участников самим, не привлекая неписей.
   - Гринвич занимается, озадачу, - кивнул толстяк, забирая рисунок. - Ему не так много до мастера осталось, так что, если с нынешними навыками не потянет, вложимся, качнем и наладим выпуск. А для гостей есть придумка?
   - Да такой же камень, только без лапы и трещин. Драгоценные камни ни к чему, наоборот, пусть будет погрубее.
   - А звукоизоляция в подвале хорошая? - поднял руку, как на уроке, авантюрист. - Я понимаю, что тут игра и свои особенности, но у меня зданий в собственности не было, не с чем сравнить.
   - У строений есть свои настройки, видимые только владельцам, - откликнулся Сорхо. - Может, еще местным, не уточнял. Я выставляю исходящий из подвала звук на ноль, и ничего вне его не слышно. Звук извне аналогично регулируется. Очень удобно.
   "В реале бы так", - подумала Хэйт, вспомнив вечно орущую под окнами сигналку на старом драндулете, мешающую спать на той стороне. - "О той стороне и снах... Пора бы".
   Оставив друзей обсуждать мелкие детали, она скомандовала: "Выход!"
   Главное ведь что? Озадачить товарищей любопытной задумкой. Выполнить то, в чем она хороша: часть художественную. А что до реализации - этим пускай занимаются озадаченные сокланы. Причем в данном случае казна клана не будет затрагиваться. Стартовые условия имеются, некие вложения готов сделать владелец Обжорки - это и ему прибыль в дальнейшем, и клану, если все пройдет, как задумано - достаток. Даже если задумка с треском провалится, база своя для кулачных боев всяко пригодится. Статы на дороге не валяются.
   "Это я удачно заглянула", - похвалила себя девушка.
  
   - А-а-ах, какие краси-и-ивые белые ко-осточки! - почти на ультразвуке тянула Хеольвия, босс-баньши. - А-а-ах, какая краси-и-ивая алая кро-овушка!
   - Погодите, не добивайте! - увещевала компаньонов Хэйт. - Мне нужно ухватить этот блеск безуминки в мертвых глазах.
   В новый игровой день, как не трудно догадаться, их группа снова пошла по подземельям. Кроме оформления новых альбомов, прокачивали питомцев. Их стало больше: под ногами Кена крутился "маленький Кат Ши" - дух черного котенка, названный Шивой. Лучник периодически направлял малявку цапнуть какого-нибудь подранка, чтобы тот побыстрее рос.
   Массакре рассказала, что выкупить все пять "изделий Фаберже" клановые ресурсы не позволяли, и она сосредоточилась на борьбе за два "вместилища для притяжения души неведомого существа". Успешно, хоть и дорого, около тридцати тысяч золотых за два невзрачных яичка пришлось отдать.
   Барби из своего яичка получила детеныша серпарда: существо с телом и головой кошки, но с шеей длинной и гибкой, как у змея. Рэй угорал над приятелями, мол, даже игра намекает, что им суждено холить и лелеять кошачьих. Был крыт в неизящной форме на заявление о том, что первый будет в очереди на котенка, когда эти котэ подрастут и их можно будет скрестить. Каких только методов скрещивания, в основном межвидовых и технически сложно выполнимых, ему не порекомендовала орчанка. От всей своей широкой орочьей души, с чувством, с толком, с расстановкой давала советы Барби. Покуда это безобразие творилось в чатике, кланлидер занималась картографией. Ведь всякий, даже самый бестолковый мелкий данж должен быть обобран полностью.
   "Прямо по курсу тот квартет, с которым Барби позавчера сцепилась", - отписался Рюк. - "Бьем или разговариваем?"
   Руки Хэйт были заняты доской и грифелем, а с голосовым набором она решила погодить. Предварительная договоренность, что делать "младшеньким" при встрече с теми ребятами, была уже. Сейчас она решила просто понаблюдать.
   "Не бьем. Дорогая, твой выход!" - дал указание Кен. - "Кто-нибудь, пожалуйста, поработайте передатчиком ее реплик посредством чата".
   "Убрала оружие, вышла вперед", - взял на себя это задание Монк. - "Говорит: - Предыдущая наша встреча прошла неправильно. Я была резка в выражениях..."
   "Барби, не стесняйся, продолжай", - напутствовал свою половинку лучник.
   "Продолжает: - Я сожалею".
   "Милая!"
   "Искренне сожалею! Срань... К-хм. Нехорошо наезжать на людей без причины", - исправно и точно передавал слова орчанки Монк, прикрепив к предложению плачущий смайлик.
   "И поэтому..." - дал подсказку Кен.
   "И поэтому в качестве изв... р-р-ры! В качестве компенсации мы хотели бы пригласить вас присоединиться к нашей сегодняшней прокачке. Здесь и в соседних катакомбах". - дальше Монк перешел на капс. - "Орет: - ЕСЛИ ВАМ ЭТО, КЛЯТЬ, ИНТЕРЕСНО!"
   Накануне Рэй и Локи пробежались по катакомбам Ильхариума, записали видео-руководство для чародея с указанием всех уязвимых мест обитателей катакомб.
   "Драгоценная моя, последнюю фразу снова, но в другой тональности", - попросил эльф. - "И без клятей, ятей, татей, пожалуйста. А также без люлей и чьих-то матерей. Ты справишься, я в тебя верю".
   "Она повторила. Ребята, похоже, в шоке. Мнутся и переглядываются", - сообщил монах. - "Надумали. Говорят, что готовы попробовать, если мы не шутим".
   "Видишь, милая, это было не так уж и сложно", - резюмировал Кен. - "Дальше сами, ребят".
   - Я боюсь спрашивать, что ты с ней сделал, - с изрядно округлившимися глазами обратился к другу Рэй. - И как долго продлится эффект.
   - За длительность не ручаюсь, - вздохнул лучник. - Это же Барби.
   Рецептом мастерского уровня, вероятно из ветки способности Красноречие, под кодовым названием "Вежливая Барби", делиться с общественностью эльф не стал. А общественность постеснялась допытываться.
  
   С присоединением к "младшей" группе четырех ребят, скорость зачистки мобов существенно возросла. В составе квартета были: мечник, адепт света и два стихийных мага. Маг номер раз изучал стихии огня и земли, что на высоких уровнях развития приводили к открытию мощнейших заклинаний вроде реки лавы. Маг номер два взял воздух и воду, стремясь к магии иллюзий.
   Хэйт сразу вспомнила Повелительницу Иллюзий Листу, с которой столкнула их цепочка заданий про Талисман Забвения. То была своеобразная особа, и знакомство с нею доказало, что школу иллюзии не стоит недооценивать. О силе лавовых рек и прочих умений земного огня она могла судить по огненному залу в пещерах Бестий. Хоть это и были не такие воспоминания, в которые хотелось окунуться заново.
   Собственно, об ускорении прогресса узнавали они от Монка, который продолжать транслировать в чат избранные изречения их разношерстного коллектива. Так, там были: "Понабрали, понимаешь, от пивных ларьков", - с пояснением об "удачной" стене огня, задевшей не только скелетонов, но и бабу-стража. И продолжение той же истории от той же Барби: "Эй, зажигалка с катафалка! Не бзди, не урою. Жги дальше, делай мне сауну. Пот - наше все!" Про катафалк - это у орчанки специфическая ассоциация с сероватым цветом кожи мага номер раз возникла: тот был полукровка, дроу-человек.
   Прочтя в чате о происхождении Ксунирра, глава Ненависти затребовала подробностей. Ей до сих пор было обидно за про... потерянную цепочку квестов Двоебожие, и хотелось узнать, что же там дальше дают - мимо чего она пролетела, благодаря общению с Бестиями. Теоретически, информацию о цепочке (раз уж самой дальше не пройти по ней) можно было продать, но едва ли с ней поделились бы сведениями об упущенном продолжении. Для удовлетворения этого любопытства скорее подошел бы знакомый полукровка.
   Увы, Ксунирр взял расовые бонусы людей, а кровью темных эльфов разбавил "семейное древо" своего персонажа исключительно ради внешности. Он был фанат цикла о дроу от Роберта Сальваторе, но огонь, как стихия, привлекал мага больше, чем тьма. Это тоже было передано добросовестным монахом через клан-чат.
   Чуть позже, на привале, второй маг из квартета, Флэккинг, засмотрелся на Хель. Для профилактики конфликта ему сообщили, что обе присутствующие девушки не свободны, и лучше бы ему на чужих красоток не засматриваться. "Обе? Один из вас - везунчик, второй - явно псих", - передал реакцию мага номер два Монк. "Это в смысле с ума сойти можно от такой красоты!" - очень быстро было добавлено после того, как Барби прокусила чугунный котелок с супчиком из омара. Едой с бонусами снабдил ребят Сорхо, и этот суп дольше всего сохранял свои свойства в чугунной посуде, в которой и готовился.
   Про мечника Догга и адепта Лайфферона веселостей Монк не рассказывал, видимо, эти ребята вели себя поскучнее. Хотя наличие в нике каждого из квартета сдвоенной согласной как бы намекало на не случайность их совместного времяпровождения.
   У "старшей" группы дела шли бодро, но буднично. Они втянулись в ритм скучных подземелий, которые группа давно переросла. Дело было важное и нужное, но каждодневную монотонность уже пора было разбавить некой встряской - так считала Хэйт, но помалкивала, пока градус скуки не зашкалил до шкалы "зеваем, рубим, режем, колем, опять зеваем".
   Пока же мелкие события, вроде новых скиллов у питомцев, кое-как скрашивали однообразие, где менялись только декорации и монстры-статисты. Первым же умением у котика Шивы оказался полезный мяв "антистелс" (система назвала это умение "Засечь тень"): котик, имеющий родство с миром духов и теней, при обнаружении невидимки в радиусе 5 метров от себя орал, как будто ему кое-что прищемили. Мяв не срабатывал на невидимость Рэя, состоящего в группе, но, стоило тому в порядке эксперимента группу покинуть, как округу огласил истошный мяв. Умение было хорошо еще и тем, что являлось пассивным, ничего не расходовало, забыть его активировать в горячке боя тоже не грозило. Что до силы и противности звука - вырабатывать стрессоустойчивость тоже полезно.
   "Нормуль! Враг еще и сикнет в штаники от нежданчика", - дополнила возможные непредусмотренные системой свойства "антистелса" Барби, после того, как Кен похвалился прогрессом своего котика в чате.
  
   - Два на два, три на три. И один на один, конечно же, - перечислил новый знакомец, а именно - мечник из квартета "подобрышей" (Барби, конец цитаты). - И какая-то дурь про старую школу с бросками кубиков на действия.
   - Олд скул это, собакин ты серый, жизни не нюхнувший, - жахнула кулаком по столу орчанка.
   Стол находился в Обжорке, заваливаться в которую под финал игрового дня потихоньку становилось традицией Ненависти.
   - Догг! - рявкнул на орчанку парень. - Мой ник - Догг, а не собака!
   На "серого" он не обиделся, потому как серым цветом кожи мечник был обязан выбранной при генерации персонажа расы дроу. Он тоже был фанатом Сальваторе, как и Ксунирр, он же маг номер раз.
   - Собакка? - погрузилась в глубокую задумчивость Барби.
   - Аррр! - оправдал свой ник парень. - Что я вообще здесь делаю?!
   Рядом понимающе хмыкнул Локи.
   - Рассказываешь про новые, готовящиеся к запуску, эвент-арены, - невозмутимо откликнулась Хэйт, не отрываясь от альбомного листа перед собой. - Продолжай, пожалуйста. Это ценная информация.
   - Полученная раньше, чем на форуме или в игре о ней сделали заявление представители корпорации, - добавил Кен. - Инсайд?
   - Дядька его проболтался, - сдал с потрохами источник напарника светлый эльф Лайфферон, также отзывающийся на сокращенную версию ника - Лайф. - Но подробностей он сам не знает. Запустят вроде как на выходных.
   У Лайфа, чистокровного эльфа, явно немало времени ушло на коррекцию внешности. Иначе как могло получиться, что его светлый эльф смахивал скорее на тощего бледного гоблина? От красоты дивного народа кроме изящного телосложения и стартового бонуса там мало что осталось. Эльф был низеньким ("В подмышку Кену дышишь", - Барби, конец цитаты), худосочным, с узкими глазками. Глазки смотрелись донельзя печально благодаря опущенным вниз внешним уголкам глаз. Светлые волосы, брови и ресницы были так подобраны по оттенку, что почти сливались с кожей, особенно издали. Ухи эльфийские Лайфферон опустил пониже, увеличил, а одно из них - задал сломанным, отчего кончик левого уха провис и болтался при движении головой.
   - И ты тоже болтун, - буркнул Догг. - Мы с ребятами по-любому пробовать будем, что за эвент такой. Я с Флэком, Лайф с с Ксуном. Распределить дамаг чтобы.
   - Такой ты умный! - всплеснула руками Барби. - Шлем не жмет?
   Правда, тут же примолкла, встретившись глазами с Кеном.
   Маги из квартета в трактир не пришли, предпочтя реальный мир бесплатной виртуальной выпивке.
   - Ограничения на количество заходов известны? - спросил Рэй - уж он-то не заинтересоваться новыми аренами не мог.
   - Один раз в сутки на персонажа, - ответил Догг. - Если в паре зашел, то в соло уже не пустит.
   - Раз эвент, наверное, награды будут любопытные, - высказалась Маська. - Я понимаю, что вы не знаете списка, это так, мысли вслух.
   - Мы обязательно поучаствуем, - решительно сказала Хэйт. - Будет хорошо, если Рэй и Монк распределят нас по командам. Любые пожелания, ценные соображения и комментарии - к ним.
   Монк молча кивнул, Рэй отсалютовал пивной кружкой, Локи поднял руку.
   - Я бы предпочел режим один на один, если можно. Мне так привычнее.
   - Пожелание принято, - кивнул убийца. - Тогда предварительно предлагаю остальных на три состава поделить. Бард, танцор, чародей - по уровням пока их лучше всего стыковать между собой. Страж, лук, монах. Самые великие умы плюс напористость и отвага в твоем лице, дорогая Барби.
   - Все верно! Кто-то должен прикрывать великомудрые тощие задницы своей широкой и прекрасной грудью! - выпятила означенное достоинство орчанка.
   - И мы трое, как раньше? - заулыбалась гномка. - Согласна!
   Хэйт встретилась взглядом с едва заметно улыбающимся монахом, кивнула.
   - Не возражаю.
   Пока походы на обычную арену были вычеркнуты из расписания из-за необходимости в кратчайшие сроки подтянуть по уровням "младшеньких". Да и у остальной группы игровое время было забито. В общем, новость была в тему. Разнообразие им не повредит.
   Она кивнула еще раз, сама себе, составив напоминание: зайти поскорее в Гильдию Магов. Потратить там пять сотен золотых, добытых из тайников, на умение "встречный ветер".
   - Малая, а тебя придется переэкипировать, - задумчиво сказал кинжальщик.
   - Надо колпак переколпаковать, перевыколпаковать. Надо колокол переколоколовать, перевыколоколовать, - немедленно отозвался Лайф, тряхнул кончиком уха, смутился. - Люблю скороговорки.
   - Их пестициды не перепестицидят наши пестициды по своей пестицидности, - сходу подключилась Барби.
   - Очень хочется подробностей, Рэй, - сложила ладошки лодочкой Мася.
   Убийца кивнул.
   - Доггу тоже не повредит в дальнейшем, - он кивнул в сторону темноэльфийского мечника, облаченного в результат смешения кожанки с металлической стружкой. - Красивости и статы придется отодвинуть в пользу максимальной закрытости. Помнишь, тебя чуть не задушили? Потому что получилось подцепить за открытый участок кожи. С этой обновой баланс явно начал смещаться в сторону реалистичности. Что и плюс, и минус: когда это поймет большинство игроков, вой поднимется до горных вершин. В первую очередь от обладательниц дорогущих бронелифчиков с хорошими характеристиками.
   - Я знаю, - поддержал Догг. - Дядька тоже самое говорил. И еще говорил, что планируется добавить возможность содрать скин, то есть, взять внешку от одного элемента и перенести ее графическое отображение на другой. Сейчас - временный эквип на мне. Прокачаюсь, забронируюсь по самые зубы.
   - Точно шлем должен жать, - тихонечко сказала орчанка, осматривая себя - как раз ее нынешняя экипировка с принципом закрытости сочеталась отлично. - Столько интеллекта - надо было в маги подаваться.
   - Я вас услышала, - сообщила призадумавшаяся над словами Рэя и Догга гнома. - Приоритет по броне изменен. Займусь завтра же. И подберу что-нибудь открытое и безобидное с виду на будущее.
   - И наступит пора девочек в микроплатьишках и бальных нарядах, скрывающих под собой мифриловые доспехи, - растянул губы в успешке Кен.
   - А мне нравится мысль сделать из малой девочку-ромашку, всю из себя беззащитную, - широко и искренне улыбнулся Монк. - Отлично впишется в образ.
   - Девочка-ромашка с топором? - Хэйт живенько представила себе эту картинку. - Хм...
   Для тех, кто носит матерчатую броню, мало что менялось: ткань легко протыкается, прорезается, прорубается... Подчеркнуть под тип оружия. Само решение с перетягиванием внешки с предмета на предмет ей лично казалось спорным. Наверняка ведь отыщутся индивиды, желающие натянуть графику бикини на рыцарские латы. Начнут выхаживать по городам орки в труселях, зато с двуручником.
   - Хомячкам такое нравится, - дернул ухом Лайф.
   Предположительно, под хомячками подразумевал он не маленьких шерстистых грызунов.
  
   - Малышка, на два слова, - поманил художницу Сорхо.
   Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается - примерно так можно было пересказать отчет трактирщика о возникших сложностях. Речь шла о клубе Ненависть: оказалось, что самый важный элемент - устройство помещения с невозможностью погибнуть - они не учли в обсуждениях. Рэй пообщался с Мастером Меча Дагвором по поводу устройства арены: тот действовал официально через городскую ратушу и Гильдию Магов. Им этот путь не подходил. Сорхо разговорил кухарку: да, были маги, готовые за определенное вознаграждение нанести оградительные и запретительные знаки. Увы, Лифия не знала в лицо или по имени ни одного из таких магов. Обещала потянуть за разные ниточки, потрясти знакомства, но предупредила, что будет это не быстро. И не дешево в случае успеха - для пришлых такие услуги вообще-то не оказывались.
   Пока Сорхо излагал безрадостные вести, Хэйт задумалась: а почему подобные арены не использовали как "бомбоубежища" те же орки, когда их поселения громили демоны? И сама себе ответила: логично, если разрушено само здание арены, свойства ее пропадут.
   - Мы никуда не спешим, - решила успокоить товарища девушка. - Уверена, способ отыщется. А если и нет - придумаем что-то другое.
   Но предчувствие говорило ей, что все получится. А то, что не сразу - это пустяк. Подрастут в уровнях и статах. Им ведь победы нужны на ринге, а они одним намерением не добываются.
   - После Отрогов, - Сорхо цокнул языком. - Займемся поисками. И всеми организационными вопросами, кроме найма - с этим я разберусь до отъезда.
   "Народ? Вы в трактире?" - появился в чате Вал, пропустивший посиделки. - "Мне бы песенку обкатать".
   - Я подумал, подумал и пришел к выводу, что бодрый мотивчик и простецкий текст воспринимаются лучше, чем тягучие лирические баллады, - высказал бард, устроившись на своем привычном месте. - Так что слушайте нечто, сочиненное на коленке за время, пока наркоз отходил. После зубного.
   Парочка случайных знакомцев уже испарилась, так что новое творение слушали только свои: Хэйт, Массакре, Рэй, Кен, Барби, Монк, Сорхо и Клауф, который продолжал "подрабатывать" барменом на стойке Обжорки.
  
   Зачесались у нас кулаки.
   Значит, драка заждалась: н-на с руки!
   Хей-хей!
   Зарядил ты с ноги мне в живот.
   Хорошо, что я качал уворот!
   Хей-хей!
  
   С разворота и прямо под дых.
   Хей! Костяшки? Не чувствую их!
   Хей-хей!
   С левой в корпус и сразу же в лоб:
   Получи, распишись, остолоп!
   Хей-хей!
  
   Зачесались у нас кулаки,
   Мы сильны, веселы и ловки!
   Хей-хей!
   Хей, воитель, не стесняйся и бей.
   Размахнись от души, не жалей!
   Хей-хей!
  
   Надо выпустить пар - марш на ринг.
   Заскучать не дадим, вот уж фиг!
   Хей-хей!
   Кружку пенного после нальем,
   Но сначала бока все намнем.
   Хей-хей!

  
   - Последний куплет слабее и сырее остальных, может, перепишу. Вообще, куплетов можно сколько угодно добавлять, тут все крайне незатейливо, - доиграв мелодию, озвучил свои мысли автор-исполнитель. - Оу... Меня система спрашивает, позволю ли я использовать мотив для внесения в список мелодий гильдии музыкантов. И... как создатель, я получаю дополнительный бонус при исполнении. И все союзники в радиусе... Вот тебе и отходняк от наркоза.
   Система, видимо, тоже имела некий аналог чувства юмора. Она оповестила Хэйт сотоварищи о том, что они прослушали "песнь кулака" в превосходном авторском исполнении и получили прибавки к урону при условии отсутствия экипированного оружия (плюс двадцать пять процентов), к увороту (плюс десять процентов), к критическому урону (плюс пять процентов). И шанс (без указания процентов) не получить или не повысить дебафф "во хмелю" при употреблении спиртного.
   - Система явно одобряет творчество, - прокомментировал услышанное и увиденное Кен.
   - И поощряет самодеятельность, - согласился Рэй.
   - Стоматолог, значит? Ходи к нему почаще, парень, - подмигнула Барби. - Хэйт, вы ж вроде знакомые? Я понимаю, там у тебя сила поменьше прокачана... Но если взять, к примеру, молоток...
   - У меня есть бита, - с серьезным лицом отозвалась художница.
   Потом, правда, не удержала серьезную мину, хихикнула.
   - Во! - показала выставленный вверх большой палец гнома. - Не слушай их, ты молодец.
   - Клуб - будет, - решительно прогудел Сорхо. - Чего бы оно ни стоило.
   - Ненависть! - Мася бойко вскинула руку с кружкой пенного, совсем как в последнем, "сыром" куплетике.
   - Ненависть! - хором и стуком посуды откликнулся коллектив.
  
  

   Добро пожаловать на Арену Судьбы!
   Абсолютная удача? Фатальное невезение? Кубики Судьбы рассудят!
   Выходите на битву, герои, но знайте: сама Судьба следит за вами!
   Каждое ваше действие может быть оценено броском кубиков и подвергнуто влиянию выпавшей суммы. Кубиков два, каждый имеет шесть граней. Чем меньше сумма, тем ниже будет успешность вашего действия, и наоборот.
   Внимание! Погибшие персонажи не могут снова присоединиться к сражению.
   Внимание! Сражение длится 20 минут. Побеждает та команда, в которой по истечении времени больше выживших героев. Команда, потерявшая всех бойцов, автоматически проигрывает.
   Внимание! Если по истечении 20 минут живы все участники в обеих командах, победителя выбирают Кубики Судьбы.

  
   Инсайд от Догга пришелся ко времени: ребята не успели истомиться в ожидании и, насколько это было возможно, подготовились. Учитывая, что подготовка наслоилась на сборы в экспедицию к Гиблым Отрогам, где нет ни аукциона, ни особого выбора в лавках, получилось неплохо. Если не тратить расходку, как не в себя, разумеется.
   На общем сборе обсудили организационные моменты самого путешествия до места, где группы разделятся. Тогда же было решено, что чересчур расточительно отводить на обычные арены до сорока минут, если выпадет для схватки "лабиринт мастерового". На такие аренки они смогут походить позже, а "арену судьбы" запустили всего на месяц, и там таймер по дефолту на двадцать минут устанавливается.
   И вот, собравшись пораньше, троица Рэй-Мася-Хэйт, отправилась пробовать на себе свежую задумку разработчиков.
  

   Настало время битвы! Сразите врагов, бросьте вызов Судьбе!

  
   Забросило их в какие-то руины средней сохранности. От одних зданий остались лишь груды камней, другие могли щегольнуть уцелевшими стенами и перекрытиями.
   - В куче справа спрячу Салли, верхотура слева подошла бы под "пузяку", - быстро озвучил Рэй. - Метки по возможности. Осторожничаем, ждем и маневрируем.
   Убийца растворился в тенях.
  

   Успех! Эффективность и длительность примененного вашим союзником умения Невидимость увеличены на 10%.

  
   - Так вот, как это работает, - проговорила Хэйт, заметив про себя, что убрать оповещения про результаты бросков нельзя.
   Она, включив ауры, осторожно пошла влево, придерживаясь курса гномы, но отставая от той на десяток шагов. За нею топал детеныш гидры.
   Шаг, скрип, судорожный вздох.
  

   Неудача! Вы наступили на древний защитный механизм. Большая удача! Механизм проржавел от старости и вышел из строя.

  
   Выдохнула: отделалась легким испугом.
   - Осторожно, народ, тут ловушки! - замерев, как та статуэтка, крикнула своим адептка. - Кубики взаимодействуют и с элементами арены тоже.
   Видимо, все же не на все действия бросались кубики, поскольку оповещений после тех, про механизм, не появлялось пару минут. За это время Мася успела призвать големчика, миновать основные завалы, Рэй - вызвать Салли и выставить метки на высокого парня с ростовым щитом (тройку), на светлую эльфийку с дагой и шпагой (двойку), и нашел время для сообщения в чат: "Единицы не будет", - одновременно с изменением счета: 1:0.
   Никак не отреагировали кубики и на выставленную Хэйт трясину. Зато на область изначальной тьмы "проснулись".
  

   Успех! Эффективность и длительность примененного ваши умения Тьма Изначальная увеличены на 10%.

  
   Встрявший в области действия трясины и изначальной тьмы щитоносец решил соригинальничать: он развернул свой большущий щит и метнул его в сторону гномки. Легко так метнул, будто тот ничего и не весил.
   И промахнулся. Мася сдвинулась чуть вбок и на пару шагов назад, чтобы те, кто приблизятся, точно в зону обстрела "пузякой" попали. Но лучше бы она не отходила: щит, просвистев мимо гномьего бока, с оглушительным звуком врезался в стену за ней. Стена была из относительно уцелевших, в полтора этажа высотой, а после удара в нее щитом посыпалась с мощью горного обвала.
   - Мась, берегись! - вскрикнула адептка, активировала малую регенерацию на гному.
   И тут же получила камушком по голове. На пару сотен хп урона и...
  

   Большое невезение! От удара камнем вы оглушены на 20 сек.

  
   Гномка успела среагировать на предупреждающий крик - прыжком. В попытке хотя бы первые летящие камни пропустить, меньше шанс быть погребенной под завалом.
  

   Абсолютная удача! Прыжок вашего союзника опровергает закон всемирного тяготения!

  
   Гномка с вытаращенными до невозможности глазами взмыла на метровую высоту и парила над землей секунд пятнадцать, размахивая руками, щитом и топориком. Писк: "Я-а-а-а-ать!.." - был слышен, несмотря на грохот.
   У противников дела шли не ахти: к светлоухой подскочил Рэй, связав боем, а парень, метнувший щит, остался с одним коротким мечом. Предполагалось, видимо, что щит вернется после броска, как это делали "заколочки" Хэйт, но что-то пошло не так... Кроме того, ему тоже пришлось уворачиваться от камней.
   Как только попустило оглушение, адептка разошлась вовсю с дебаффами по тройке: лоза, пыльца, когти мрака. Быстрейшие в применении (мгновенная активация для останавливающей лозы и ядовитой пыльцы и одна секунда подготовки для когтей мрака). Неудача. Неудача. Неудача.
   С зубовным скрежетом - медлительность и немощность по тому же адресу (эти с двухсекундной подготовкой). Неудача. Большое невезение. Немощность сработала на 2 секунды вместо десяти и срезала всего пять процентов физической атаки с противника вместо заданных в описании скилла двадцати пяти. Оставшийся без щита парень смог добраться до напарницы и Рэя.
   Спустилась с небес на землю гномочка, рванула на выручку кинжальщику. Тем самым сильней отдаляясь от "пузяки" и Салли - припрятанной в отдалении огневой мощи.
   Регенерация и лечение Рэю: или его сопернице о двух клинках везло, или она (соперница) была сурово "заточена" на ловкость и силу атаки. Убийца вертелся ужом, но девка раз за разом цепляла его, прочерчивала полосы по доспехам.
   Тлен в двойку - неудача.
   - Ну хоть ты!.. - зло мотнула головой Хэйт, ткнула в пиктограмму нового умения питомца.
  

   Абсолютный удача! Эффективность умения Чешуепортация вашего питомца невероятно усилена.

  
   Геро будто бы расперло изнутри, увеличив тело до размеров среднего аллигатора (трехголового, длинношеего и высокого такого аллигатора). Туша материализовалась возле Рэя, шеями хлестнула, хвостищем махнула... Двойку отшвырнуло на десяток метров, спиной об недорушенное здание - под его обломками тело светлоухой и осталось погребено. Тройка устоял на ногах (видимо, вкладывался в силу с живучестью, а то и стойкость в списке стат имел). Его протащило на пяток метров, откуда он с отвисшей челюстью смотрел на то, как гибнет от камней его напарница.
   Счет 2:0.
   Собственно, дальнейшее было делом времени, причем недолгого.
  

   Битва окончена! Победитель: Команда 1.
   Участники обеих команд будут немедленно перемещены с арены!
   Получено: 5 зелий невидимости V.

  
   - У меня нет слов, - Хэйт мотала головой, будто бы стараясь вытряхнуть картинки с висящей в воздухе гномой и с питомцем, превратившим светлоухую в летающий снаряд. - Литературных слов - нет.
   - Да я, да я... - Маська поежилась. - Ой, все. Бр-р!
   - Эти кубики - вне баланса, - сформулировал за всех Рэй. - Зато в шесть минут уложились.
   - И склянки ничего такие, - нехотя согласилась с плюсами эвент-арены глава Ненависти. - Ходим на нее в дальнейшем?
   Массакре вздохнула, поежилась снова. Резко кивнула.
   - Еще как ходим, - глаза убийцы сверкнули восторгом, адреналиновым упоением.
   - Решено, - утвердила Хэйт. - Интересно, как пойдут дела у остальных. Идем? Ты мне что-то показать хотела, Мась.
   "Чем-то" оказалась клановая резиденция. В лесах со стороны фасада, но полностью отстроенная. Не дворец, конечно, но строение внушительное. Внутри вывалилась куча оповещений и настроек, которые лидер клана решительно переадресовала гномке - пусть с устройством всего возится казначей. А глава будет мягко ступать по неотделанным лестницам и представлять, как тут все будет совсем скоро. Мастерские, лавки, зал для собраний, библиотека... Пыточные в подвалах.
   Пыточные, то бишь, тренировочные этажи все-таки проспонсировала Хель. Ее запросы гильдия строителей согласилась удовлетворить, но цену затребовали немалую. И сроки обозначили даже дольше, чем на постройку самого дома. Демоница же хотела сразу по возвращению из экспедиции загнать Ненависть в подвалы, а не ждать, когда появятся новые средства в казне.
   - Пусть фасад оштукатурят, но ничем не облицовывают, - обратилась Хэйт к гноме. - И самый первый наш альбом, из Дома Стеклодува, мы выставим на аукцион с максимальным сроком. Копию, разумеется. По завершении аукциона - ставим лот с еще одной копией. И так далее. Дальше: надо, чтобы стекляшки, которые там падают, скупались нами, но не дорого. Скажем, по серебрушке за штуку.
   - Сколько скупать? - спросила гномка, не задавая лишних вопросов, хотя любопытство было написано крупными буквами у нее на лбу.
   - Много. Тысячами. Скупай все, не ошибешься. У нас будет мозаичный фасад. Художник я или погулять вышла?
  
   Вскоре они обменивались впечатлениями об эвент-арене с соклановцами. К городским конюшням подошли чуть пораньше оговоренного времени общего сбора, так что время поболтать нашлось.
   Локи провозился со своим противником восемнадцать минут из двадцати отведенных на бой. Ему попался в соперники орк, толстокожий и сильный, зато медлительный. Что компенсировали кубики, раз за разом сводя усилия авантюриста к пшику. Но в конце концов Локи орка домучил.
   Рюка и "дискотеку" вынесли в хлам: против них были маги, и почти все их заклинания проходили по ребятам критами. Это было особенно больно, учитывая, что бижутерию "младшеньким" собирали с миру по нитке: казна показала дно, пополнения все шли на обустройство резиденции. На походные запасы расходки буквально карманы выворачивали.
   Трио Кен-Барби-Монк победило со счетом 1:0. Очень им неудобные попались противники и совсем невыигрышная для них арена. Демонолог и друид забаррикадировались в узком месте, проход к ним закрыл страж. Засевшие "спамили" вызов всех доступных существ и гнали их на противников. Выкурить их не получалось, на подманивания они не велись. В итоге дальними выстрелами и метательным копьем удалось заковырять кого-то из засевших, пока монах водил за собой "паровоз" из призванных тварюг.
   Лучник, кстати говоря, провел пробные расчеты и вывел влияние сумм граней кубиков на действия. Суммы: шесть, семь, восемь - золотая середина - не давали никаких эффектов. Четыре-пять обозначали неудачу. Три - большое невезение, ну а сумма двух единиц приводила к фатальному невезению. И от противного, девять-десять оборачивались успехом. Одиннадцать - большой удачей. Двенадцать, пара шестерок, дарила абсолютную удачу. Такую, как гномка, висящая в воздухе после простого прыжка, или питомец гидры, размазывающий врагов по стенкам.
   У ребят из группы Сорхо результаты были разные. Одному парню не повезло нарваться на фатальное невезение при переходе через ручеек: он поскользнулся, упал, его закрутил возникший водоворот, дотащил до водопада и сбросил вниз - все это за считанные секунды произошло.
   "Даблы" - квартет "подобрышей" - до арены еще не добрались. Парней приняли в Ненависть накануне. Когда Хэйт озвучила предложение про клан (по рекомендации Рюка, он сказал, что ребята перспективные и вполне вменяемые), странно взбрыкнул Лайф. Выпалил: "Нечего тратить место под такого бесполезного, как я!" - и выбежал из трактира. Его приятели пообещали найти и вразумить беглеца. И попросили не наседать на парня с обязательными мероприятиями. Хэйт, махнувшая было рукой на всю четверку (не больно близкие знакомцы), пожала плечами и предоставила ребятам свободу выбора. Ведь все имели право на своих тараканов внутри черепушек, даже виртуальных. Парням в Отрогах делать было нечего, они вернулись к упокоению нежити.
   "Малыши" подтянули уровни до тридцаток. Что вызывало улыбку в сравнении с семьдесят восьмым уровнем Сорхо и близких к тому показателей ребят из его группы. И это с учетом того, что вся компания толстячка налегала в первую очередь на ремесла, а уровни набивала, когда ходили "развеяться".
   Кроме знакомых уже Клауфа, Бигбира и самого Сорхо, в группе были: Гринвич - лучник и ювелир; Корней - монах и кузнец; Квинт - копейщик и алхимик; Лэндер - мастер теней и мастер ремонтного дела; Спиритус - чернокнижник (стихии тьма и воздух) и рыболов. Два брата, Никс и Фликс, так же входящие в постоянную группу Сорхо, в этот раз не смогли поехать. Один из братьев загремел в больницу, второму в этой ситуации тоже было не до игры - это со слов хозяина Обжорки.
   Стоило Велегарду остаться за спинами путешественников, Хель пришпорила свою лошадку Туф-Туф, догнала Сорхо. Обменялась с ним парой фраз и вернулась к своим.
   - Спешиваемся, - заявила танцовщица, показывая пример. - Простите, что так долго пренебрегала своими обязанностями. Не тренировала клан. Обещаю приложить больше усилий. Все - хватаемся за подпругу и бежим. Бежим, пока есть выносливость. Кончилась - в седло. Ждем восстановления. Снова бежим.
   - Скорость движения существенно просядет, - ровно высказал Кен, слезая с коняшки.
   - Что не важно, - качнула гривой иссиня-черных волос демоница. - До опасных областей далеко. Старший Сорхо не возражает. Бегом!
   Путь, внезапно пообещавший стать несколько тяжелее, начался.
   - Не рвемся вперед, - давала указания Хель. - Не надо обгонять животное, чтобы упасть от усталости. Лошадь в быстрый шаг, мы в спокойный бег. Дыхание ровное. Можете щупать лошадь, чтобы дышать в ее темпе. Равномерно. Не плетемся, Вал! Ровнее спину!
   Сначала бежала только группа Хэйт, затем "старший Сорхо" подал пример своим. И вот уже восемнадцать пар ног игроков поднимали дорожную пыль, держась у боков своих удивленных ездовых животных.
   - Вал, тебе скоро в седло. Сядешь, достаешь флейту и играешь песнь прилива сил. Для тебя позже будет дополнительный бег с весом. Почему ты споткнулся? Держать темп!
   Изящная, как статуэтка, красивая - дух захватывало! - демоница вскоре вызывала вздохи у всех вокруг, кроме, разве что, питомцев. Не вздохи восхищения. Вздохи усталости и понимания, что теперь так (или почти так) будет всегда.
  
   Пришел сентябрь. Первое число, торжественный день для первокурсников, не особо загруженный для курсов постарше. Для Вероники - и вовсе день пропуска по больничному. Больничный был получен накануне у флегматичного лысоватого доктора, рекомендованного Стасом. Вопрос "благодарности" явно взял на себя преподаватель, так как врач довольно быстро выпроводил ее из кабинета, отправив на первый этаж, заверять открытие больничного листа. Бюрократия...
   Нервозные, уставшие, нездоровые люди. Шаркающие шаги стариков. Не любила Вероника больницы, старалась бывать в них как можно реже. А тут - придется раз в неделю являться на прием, заверять продление больничного.
   Объявился Стас, позвонив, чтобы напомнить о больничном: профессорские семинары, на которых его студентке появляться не стоило, были внесены в расписание на весь сентябрь. Спросил между делом, как обстоят дела с его заданием: двумя (как минимум) портретами с "живыми" лицами.
   "Упс", - оставалось ответить художнице, но она смолчала. За одну работу мог сойти портрет Вала, а второй она рассчитывала предъявить портрет девочки Вари, но не сложилось. Не работу же с Бестией, выходящей из камня, показывать?
   "Предъявлю", - решительно ответила она. Галка не откажется попозировать - таков был ход мысли девушки.
   Второго числа ее разбудил дверной звонок.
   - Вал, отлучу от кофе и познакомлю с битой! - торопливо одеваясь под настойчиво повторяемые сигналы, рявкнула Вероника.
   Но на коврике за входной дверью переминался совсем другой человек - Аня Потапова.
   Пауза затянулась. Слов, кроме: "Какого художника?!" - у хозяйки квартиры не было, а озвучивать это было как-то не очень.
   - Шесть утра, - намолчавшись, определилась с тем, что можно сказать однокурснице Вероника. - Здравствуй.
   - В училище сегодня к одиннадцати, - откликнулась пришедшая, словно это все объясняло.
   - Я на больничном. ОРВИ. Заразно, кстати.
   - Я знаю про больничный. Впустишь?
   - Заразно, - повторила Вероника.
   - Не страшно, - насупилась Аня. - Я принесла мед и апельсины. Долг платежом красен.
   Вероника сделала шаг назад, махнула гостье рукой приглашающим жестом. На фразу о возврате долга возражений спросонок не отыскивалось.
   - Кухня там.
   Пока гостья разувалась, "больная" быстренько умылась. Пришла она в кухню к уже включенному чайнику, разложенным на блюде апельсинам и открытой баночке меда. И к плюшкам с корицей. За плюшки девушка простила однокурснице даже то, что блюдо та достала из шкафчика, а значит, чужие шкафчики в чужом жилище открывала.
   Это был странный завтрак: Аня пила чай из пакетика, Вероника, задвинув подальше мед и свой статус "больнички", налегала на кофе. Плюшки кончились, а девушки так и не перемолвились ни словечком.
   Что делать с пришедшей, что ей говорить, если все уже сказано - Вероника не знала. Были там и претензии, и обвинения, и откровения - все смешалось в кучу. И кучу эту не хотелось теребить. Будто давнишний нарыв: стоит тронуть, полезет наружу гной.
   - Шесть, - на часах уже была половина седьмого, но девушка говорила не про время. - Шесть моих картин. Будем считать, что одну ты мне точно должна. Согласна?
   - М? - дернулась Аня, чуть не разлила остаток чая, хотя того оставалось на донышке.
   - За три часа... должна успеть. Допьешь, разворачивай стул спинкой к стене. Буду писать твой портрет.
   Знакомы они были не первый день, какие-то нюансы можно было и без модели дописать, а на основу времени хватало. Опять же, модель сама пришла в дом, глупо просто сидеть и молчать. Впустую расходовать драгоценное время.
   - Ты плохо выглядишь, - решилась начать разговор Аня на втором часу позирования. - Бледная. Правда, заболела?
   - Нет, откашиваю от занятий, - честно ответила Вероника. - Не качай головой, пожалуйста, свет сбиваешь.
   Действительно, кто бы поверил в то, что "золотая девочка" просто так прогуливает занятия?..
   - Я проверила. Ты тогда правду сказала. В больнице.
   Художница проигнорировала сказанное: смысл комментировать очевидное?
   - А насчет твоих...
   - Заткнись, - ровным голосом велела Вероника.
   Аня заткнулась. И не раскрывала рта до десяти пятнадцати, когда "больная" махнула в сторону часов на стене кистью.
   - Свободна.
   - Спасибо, - непонятно за что поблагодарила Аня.
   - В расчете, - имея ввиду портрет в уплату за шесть испорченных полотен, откликнулась Вероника.
   Еще три часа ушло на дописывание мелочей и фона. А там и мыслей не осталось о причинах неловкого утреннего визита однокурсницы.
   "Если портрет музыканта зачтется, то я готова сдать задание", - отправила она сообщение Стасу.
   "Люди бывают полезны", - разглядывая вполне ровную работу, подумала девушка. - "Если вовремя найти им нужное применение".
  
   Второй день похода тоже начался с арены судьбы. В этот раз Хэйт с Маськой и Рэем ощутили на себе все прелести тропического леса. С ветками, что мановением кубиков превращались в ядовитых змей, с хищными растениями - эдакими "живыми", "натуральными" аналогами ловушек. Со скользкими стволами поваленных деревьев, на которых поскользнуться, как нечего делать. И с противниками, решившими заныкаться и переждать. Чего ждали? Видимо, того, что кубики и джунгли сожрут кого-то из участников другой команды. Спрятавшиеся уцелеют и автоматически победят.
   В принципе, могло сработать, если бы не Маськина суть вещей. Дерево с раскидистыми ветвями и широкой кроной, на которое вскарабкались три вражины, нашли на девятой минуте (карта с джунглями оказалась куда больше, чем арена прошлого дня, с руинами). Ребята сделали вид, что ничего необычного не заметили. Прошли мимо, только адептка тьмы зачем-то потрогала широченный и гладкий ствол соседнего дерева, у которого ветви начинались совсем высоко.
   А то, что ствол потом оказался покрыт лианами с противоположной от засевших стороны, было, видимо, совпадением. Или первым успешным применением купленного в Гильдии Магов наконец-то умения "стена плюща". Его она прихватила "на сдачу" от встречного ветра и улучшения малой регенерации.
   Поругиваясь, троица удалилась, а чуть позже счет сменился на 1:0 в пользу команды Хэйт. А к основанию деревца посыпались "плоды" - пара ошеломленных туловищ. Рэй, оставив девушек гулять по недружелюбным зарослям, в невидимости прошелся по своим следам. К растительному гиганту, увитому плющом производства Хэйт. Быстренько взобрался, по веткам переместился на соседнее дерево, вскрыл самую "тонкую" цель в тканой броне, две других цели получили под ноги флягу с эффектом ошеломления. Один сам свалился кулем, второму Рэй придал ускорения пинком.
   И, пока перезревшие "фрукты" были дезориентированы, один был нашинкован тонкими ломтиками, второй продержан в контроле (спасибо удачным броскам кубиков), а после пропущен через пресс. Фигурально выражаясь, да-с.
   Чуть позже они снова бежали возле своих лошадок, выбывая один за другим и возвращаясь в бегуны после передышки в седле. Сначала "отваливались" младшенькие, затем Кен и Монк, следом Рэй, за ним Локи. Бронзовая медаль в беге снова в их группе досталась... Барби. Которая сначала поддразнивала малышню и своего ненаглядного, а впоследствии не без удивления наблюдала из седла за серебром и золотом - Хэйт и Масей соответственно. Причем если лидерство гномы никого не удивляло: трудоемкие профессии, расовая склонность и истинно гномье упорство; то бегущая почти наравне с Масей девушка-мистик стала отличным мотиватором для всей компании.
   Мол, раз она так может, то и я смогу. Когда-нибудь.
   Орчанка и вовсе была уверена, что вот-вот нагонит и перегонит кланлидера. На второй день забега с видом ленивого превосходства зеленокожая фыркнула в сторону Вала:
   - Эй, рога-копыта-лютня, слушай сюда: сейчас мать научит тебя рифмовать!
   - Он с флейтой как бы сейчас, - вставила на бегу Мася, оглянувшись на барда, играющего песнь прилива сил.
   - Да к северной звезде его дудку приткнуть, - скорчила гримаску Барби, затем на бегу подскочила к Кену, хлопнула его по плечу.
   - Пора расслабленных батонов
   Прошла. Умчалась вдаль.
   Давай, товарищ Капитонов,
   Крути педаль!

   Негласное табу на раскрытие личных данных, как и любые другие табу, для бабы-стража были пустым звуком. Зато с Барби было проблематично заскучать.
   Так было до того, как вся компания, кто в седлах, кто на своих двух, не подобралась к затянутой зеленоватым туманом опушке редкого, мертвого леса.
   - Тут прекращаем веселье, седлаем коняшек и держимся поближе, - в роли связного между группой Сорхо и группой Хэйт выступил Бигбир. - И ухо востро держим. По идее, в Гнилом Лесу мы должны без проблем проехать, но случается всякое. А как гниль сменится на пепел, режим боевой готовности. Локация переменчивая, даже для нас преподносит сюрпризы.
   Также он напомнил о случайном разбросе точек возрождения монстров, что существенно усложняло проезд. Тварь под пятидесятый уровень могла выскочить под копыта даже тут, задолго до въезда в сами Гиблые Отроги. Или прыгнет с ветки чумная белка, вцепится зубами и лапами в лицо - и молись, чтобы лекарь успел как снять тикающие доты, так и отхилить. Белки, как и прочая измененная живность Гнилого Леса, резкие, стремительные. А еще они переносчики целого букета болезней.
   Измененные белки-летяги, волки и рыси вскоре показали, что дорога, если никто ее не охраняет, вполне подходит чумному зверью в качестве зоны охоты. Только добычу охраняли двуногие хищники позубастее, и лекари не дремали. Гнилой Лес был пройден без потерь.
   Это было еще ничего. Там, где начинался пепел - на стыке локаций - патрулировало пепельное воинство. По рассказам местных, пересказанных, в свою очередь, группой Сорхо, воинство некогда было человеческой армией. Пока сразу несколько гор не взметнули в небеса потоки жара, пепла, искр и лавы. Извержение настигло воинов, когда до спасения оставалось сущая малость: радужная магическая завеса, поднятая выходцами из гильдии магов, уже мерцала перед ними. Увы, маги побоялись сдвинуть завесу, а воины не домчались, лава была быстрей.
   Поток земного огня играючи смел бегущих человечков, скачущих во весь опор животных, ударился в завесу. Та выдержала. Лава потекла вширь, захлестывая всю равнину, а затем остановилась. Стихийное бедствие закончилось столь же стремительно, как и началось. Равнина застыла под слоем запекшейся лавы. Сверху все припорошило пепельными выхлопами.
   От воинства остались головешки, покрытые пеплом. Они же стали охраной границ гор, что назывались ныне Гиблыми Отрогами. Охраной не местных жителей - охраной монстрами их земель. И с каждым шагом вглубь локации разнообразия в монстрах и способах отправиться в круг воскрешения становилось больше и больше.
   - Задача - дойти всем составом до ущелья, - когда в воздухе вместо клочьев тумана стал кружиться пепел, озвучил новую цель Бигбир. - Оно охраняется, за ним поселение местных.
   Сорхо, как страж, двигался в начале колонны, тогда как Бигбир ее замыкал, подстраховывая младших. Два призванных им зверя, пантера и кабан, шли по бокам, прикрывая от неожиданностей с флангов.
   Почему внезапны и опасны встречи с пепельным воинством на голой, как сковорода, равнине, плавно перетекающей у горизонта в предгорье, наглядно показало само воинство. По обе стороны от узкой колеи уже скорее широкой тропы, чем дороги, взвились вдруг серо-сизые воронки. Взвились, закружились, собрались в фигуры в пепельных доспехах и пепельных же плащах. Под капюшонами плащей дрожала серость, складываясь в смутно угадывающиеся, текучие лица. В рукавах скрывались дрожащие сизые руки. Только оружие казалось настоящим, но именно что казалось: едва владелец оружия осыпался трухой, разлетались пылью и мечи с луками.
   Равнина - и обитатели ее - ожидаемо замедлили движение. Двум группам пришлось спешиться и принимать бой каждые несколько шагов. Солдаты, егеря, застрельщики. Развоплощались они не без усилий, были невосприимчивы к стрелам, огню и всем эффектам, накладывающим растянутый по времени урон, то есть все яды, кровотечения, болезни. Не более одной уязвимой точки на моба.
   Лишенный красок осколок виртуального мира вихрил все новые и новые воронки. Цеплялся сизыми когтями за доспехи и сбрую. Когда они пересекли границу тумана и пепла, был закат. Небеса были подкрашены пурпуром, золотом и багрянцем. Теперь же, с наступлением игровой ночи, краски пропали, словно и они выгорели дотла.
   Ударили по воздуху сильные крылья: третье призванное друидом создание, сокол пустельга, вернулся к хозяину с предупреждением. Бигбир ругнулся, подал знак остановиться всем.
   - Впереди пять рыцарей пепла, - озвучил он безрадостно. - Мы с ними не разминемся, без шансов. Надо готовиться принимать.
   Как уже не раз пересекавшие равнину и предгорья, парни из группы Сорхо знали историю места. И делились с новичками в этой местности.
   Кавалерия при извержении вулканов имела все шансы на спасение. Но в горах были поселения. Мирные жители, женщины, дети. Те, кого усадили на лошадей кавалеристы. Те, чей уход они прикрывали. Лава погребла их пешими, но перерождала - в седлах пепельных коней.
   Сильные, скоростные, вооруженные копьями и мечами, закованные в латы - рыцари были опаснейшими противниками на равнине. Особенно отрядом из пяти существ семидесятого уровня.
   Сорхо сразу признал, что не выдержит разовый удар всех пятерых, особенно если то будет удар с разгона. Одного из рыцарей на время займут животные друида, еще одного постараются удержать в контроле. Трое разом - много, но толстяк с помощью своего лекаря надеялся сдюжить.
   - Мы возьмем на себя одного, - переглянувшись со своими, сказала Хэйт. - Представим, что он - мини-босс, просто подамажнее и потолще, чем те, к каким мы привыкли.
   Контроль от них весь можно было скидывать со счетов из-за двукратного превосхождения монстрами в уровнях. Минус умения Салли, кроме дыма - если Рэю экстренно придется уходить от удара. Минус Кен, равнинные монстры плевать хотели на стрелы. Адекватный урон из всех них могла выдать одна только Хэтти - снежный барс гномы.
   Но и стоять за спинами прикрывающих их парней, внося крупицы урона - было такое себе. Сорхо был толст во всех смыслах, но не бессмертен.
   - Чуть что не так - сразу кричите, переагрю, - нехотя кивнул трактирщик, выставляя перед собой огромный щит: на них уже неслись во весь опор серые рыцари.
   Под копытами стелился пепел, копья были угрожающе занесены. Из-за беззвучия казалось, что кони летят над дорогой- удары копыт о землю были совершенно неслышимые. Всадники, огромные, дымно-серые, разделились в последний момент: сработали неприятный хрюк кабана и удар мечом о щит от орчанки. Копейщик отважно встретил сразу троих рыцарей, едва успев откатиться по земле от двух ударов копьем с разгона. Третье копье серьезно оцарапало копейщику бок, но Сорхо уже перехватывал инициативу.
   Бой разделился: Хэйт вынесла за скобки всех противников, кроме того, что смел с одного удара их бабу-стража. Барби отлетела в сторону, лишившись половины очков здоровья, и с оглушением в эффектах. Дорогу к телу орчанки заступила Массакре. В новых бордово-черных кольчужных доспехах, закрытая по самый подбородок (выше работала защита неотображаемого шлема), такая крохотная в сравнении с монохромным гигантом.
   Копье длиной в два орочьих роста скользнуло по щиту: кроха ухитрилась принять страшный удар не напрямую, вскользь. Давая время Монку и Хэйт подлечить орчанку, а той - отойти от дебаффа и вернуться в схватку.
   Уже были активированы ауры мужества, стойкости, гнева, темного равновесия и даже жизни, которую адептка почти никогда не включала в боях. "Точи кинжалы", - исполнял бард песнь атаки. Две группы были организованы в альянс, так что бонусы получали все игроки. Точно попадая в музыку, изгибалась в стремительном и завораживающем танце Хель, воодушевляя всех союзников. Упор на атаку: быстрее осилят порождений равнины, больше шансов им всем уцелеть.
   Лечение Барби, тлен рыцарю...
   "Тленному рыцарю - тлен", - отголоском вдохновения.
   Регенерацию Масе, лишним не будет. Передвинуться: Рэй, Локи и Рюк обошли пару всадник-конь. Бьют по всаднику, но конь не стоит ровно, достается и ему. Встать так, чтоб доставать и до них, и до девчонок со щитами.
   Удар! Гномка летит в сторону, под копыта лошадок Туф-Туф. Крик Барби. Пепельный гигант разворачивается к орчанке, до мелкой назойливой 'мошки' ему больше нет дела.
   Лечение Масе - одновременно с Монком. Регенерацию Барби.
   Изначальную тьму призвать: так, чтобы краем задевала и соседнего монстра.
   Кен отстреливает подряд несколько стрел с разными свойствами. Без толку. Исчезает в инвентаре лук, эльф вооружается кинжалом. Проку от его кинжала немного, но это лучше, чем ничего.
   Лечение Барби: эта балбеска, возомнившая себя бессмертной, приняла удар копьем на щит.
   Тлен - критическим ударом, но урон смешон, порезка от разницы в уровнях...
   Развевается плащ - при полном безветрии. Серая размытая рука вскидывает копье, перехватывает на подъеме, швыряет его со всей мочи во встающую гному. С той только спало оглушение...
   "...Это - широкой кистью и широкими мазками..."
   Лечение гноме! Уф, Монк с того света выдернул мелкую.
   Длань очищения - туда же, снять кровотечение.
   Секунды, что рыцарь был наклонен вперед, хватило Локи. Каким-то образом он взлетел на круп, вскинул короткий клинок.
   Пафос не был чужд ему: авантюрист перед прыжком включил отображение плаща, черно-серого с серебряным шитьем. Плащ за спиной рыцаря, плащ за спиной Локи: как две пары крыльев взметнулись на фоне серого неба и почти черной в полутьме равнины.
   "Тут - закруглить, не отнимая от холста кисть".
   Хель сменила ритм движений. Те стали резче, обрывистее, почти на грани красоты и уродства. Шанс и сила физического крита - теперь танец увеличивал их.
   Росчерк стали. Взмах рыцарской руки. Почти десятая шкалы здоровья рыцаря - в минус. Критический удар по уязвимой точке. Недолгий полет серо-черной с серебряным просверком птицы - Локи - назад и вбок, не достать. Не умер сразу, выкарабкается.
   Показался, живой, шатается, но идет. Травма? Нет времени выяснять. Лечение Локи - пятое, критом. Еще попляшем!
   В длани рыцарской вместо копья длинный меч. Рэй из невидимости пытается повторить прыжок Локи, соскальзывает, катится под копыта. Удар выбивает кинжальщика из теней.
   Чешуепортация Геро - туда, под копыто, лучше расплющенная гидра, чем удар в голову убийцы. В конскую морду летит комок бешеной шерсти - Хэтти включилась в бой.
   Тлен тленному, регенерация - копытами ударенному. Детенышу гидры... спасибо, посмертное. Поднимем тебя свитком после боя, чешуйчатый герой.
   "Грубые мазки, не кистью, мастихином, резко, даже режуще".
   Кошка лупит когтями, шипит. Лошадиная - из пепла - голова вертится, тщась избавиться от помехи.
   Бьют Рюк и Кен, слабо, но слаженно, с разных боков. И разлетаются в разные стороны, когда коняга делает оборот.
   Крик Барби: рыцарь разворачивается обратно, к ней.
   Лечение Рюку. Удар был не страшный, но что у чародея того здоровья... Выпить "синенький" эликсир.
   "Он рыдал напряженно, устало..." - начинает наигрывать Вал.
   Взгляд на иконки альянса: там Сорхо еле живой. Поворот головы: третий рыцарь вышел из контроля, тогда как первый еще не пал. Первого дожмут, это наверняка, но вытянет ли лекарь толстяка - вопрос.
   Пантера друида пропала, кабан хрипит и пускает кровавую пену из пятака. Четвертого рыцаря перехватывает уже сам друид, отводя от кабана неминуемую гибель.
   Или смена мелодии большая ошибка, или Вал гений. Второе, если неуязвимость придется в нужный момент. Первое, если рыцаря с меткой "1" не успеют развеять в ближайшее время.
   Копье снова в правой руке "их" рыцаря. Хэйт пропустила момент, когда тот вернул основное оружие. Меч в левой. Клинок ударяет по Хэтти, копье бьет со всей силы в гному. Та только по-новой включилась в бой...
   Лечение Масе! Тлен рыцарю. Четвертый... Не сбиться бы с ритма.
   Регенерация Хэтти, ей неслабо досталось. Снежный барс беснуется, вспарывают пепельные бока алмазные когти.
   "Наслоением светлого на темный, в черноту уходящий, тон".
   Локи повторяет свой взлет: снова крит в уязвимую точку!
   Мася - бабочкой на копье - в ошеломлении и только монашеским чудом живая. Лечение мелкой.
   Рэй со второго захода сменяет улетевшего во тьму авантюриста. Удар! Хп бар монстра падает до двух третьих.
   Рыцарь распрямляется в седле. Откидывается назад, раскидывает руки с оружием в стороны. Потрясает копьем и мечом, бьет по широкой дуге справа от себя. Там: Мася, Кен, Локи.
   "Минус три", - успевает подумать Хэйт, но тут на обеих группах вспыхивают жемчужные сферы. Бард тут же меняет мелодию на песнь атаки, призывает точить кинжалы.
   Сорхо - здоровья на донышке, маны у его хилера - капля на дне. Оба вливают в себя по эликсиру: толстяк пьет красное, Корней, его лекарь - синее. На одного рыцаря там стало меньше, еще один наполовину раздамажен.
   Хэтти топорщит шерсть - неистовство, оно же "жара".
   Лечение Барби, та получает по лицу и по щиту, больно и часто.
   Пятый тлен - критическим ударом. Две цепочки с разными откатами, без отзвука капель, в бою. Да!
   Рэй снова в тенях. Рюк и Кен лупят отвлекающими.
   Область тьмы изначальной... Одно за другим разряжаются самые мощные умения группы. Резко и бешено вертится в танце Хель: критические удары, пусть и с порезкой урона, влетают один за другим.
   Пробежка - касание тьмы - отскочить. Лечение многострадальной орчанке, регенерация кошечке.
   Взрывается ударами из тени - Рэй. Бушует снежный барс. Беспорядочно мечется пепельный конь.
   Тлен - к тлену. Пепел к пеплу... Будто кто-то еще больший резко дыхнул на гиганта: и рыцарь, и конь осыпаются, тянется пепел серой поземкой над черной землей.
   "А вот это - почти сухой кистью"...
   Оповещения: уровень, уровень, интеллект плюс четыре, мудрость плюс три. И тут же - безмолвие рвется горном. Парни Сорхо забрали своих четверых рыцарей, но последний успел выдохнуть зловещий сигнал.
   - В седла! - окрик трактирщика. - Все! Живо! На предельной скорости - к ущелью. Здесь скоро будет все живое и мертвое со всей равнины!
   И бой с павшими сменяется бешеной скачкой наперегонки со смертью.
  
   У них получилось. Никого не потеряв в пути, они пережили ночную скачку на пределе. Неказистые с виду лошадки Туф-Туф снова доказали свою полезность. Выносливые, крепкие, они не сбавляли темп, и даже увеличивали его, получая поощрительные морковины и слова ободрения.
   Был момент, когда казалось - все, сейчас их настигнут и растопчут многочисленные рыцари, что неслись впереди всей пепельной армии. Повезло: конный разъезд защитников укрепления отвел самых скоростных монстров в сторону.
   - Как отсюда караваны-то ездят? - после бешеной скачки это был, пожалуй, единственный вопрос, которым задавалась Хэйт.
   - Либо нанимают охрану, либо прибиваются к смене бойцов-защитников, - ответил Сорхо. - Гарнизон меняется раз в неделю. Одни стражники прибывают из Велегарда, другие отбывают.
   Хэйт вспомнила про задание, принесшее ей разрешение на постройку дома. "Несчастный горожанин". Там был торгаш, караван которого разграбили по пути из Гиблых Отрогов в Велегард. И про последствия того задания, с работорговцами... Последние, если где-то тут их база, весьма сильно интересовали главу Ненависти. Но спросила она про караван с драгоценными камушками: если он шел вместе со стражниками, как бы на него напали?
   - Так стража ведет "прицепы" до границы Гнилого Леса и там оставляет, - пояснил, как нечто само собой разумеющееся, трактирщик. - Скорость движения разная, до безопасной зоны доводят и дальше "прицеп" сам по себе. Это где мы разминались, бегая. Нападения уже возможны, поскольку не городская черта, а опасности от мобов особой нет.
   - Логично, - согласилась Хэйт. - Все на сегодня?
   Путешествие, бой на равнине и скачка после боя - для одного дня впечатлений было достаточно. А Рюку с утра надо было вставать на работу.
   Ребята из отряда Сорхо проводили их до конюшни, где можно было оставить славно потрудившихся коняшек. И до гостевого дома, он был в укреплении один-единственный, там на постой остановились уже владельцы коняшек. Если перед выходом из игры уложить персонажа в кровать, включая режим "сон", то после пробуждения "выспавшийся" персонаж получал двухчасовой бафф. С десятипроцентной прибавкой к здоровью и случайным (от плюс пяти до плюс двадцати пяти) бонусом к случайной характеристике. Еще в игре была предусмотрена крафтовая мебель, и некоторая могла бонусы увеличивать. Но и стандартный "сон" в сложной локации представлялся небесполезной прибавкой. С учетом весьма демократичных ценников местного гостевого дома.
   Пропавшая сколько-то там игровых лет назад Аллия, племянница смотрителя кладбища, за ночь вряд ли испарится - это если она жива. И совсем навряд ли воскреснет, случись ей давно уже быть в числе мертвых.
  
   - Доброе утро, - нехорошая традиция утренних визитов к ней всякого (девушку так и подмывало ляпнуть - сброда) люда из училища продолжилась.
   На сей раз к ней с утра пораньше заявился Стас. И тоже не с пустыми руками, а с объемным бумажным пакетом. Этот хоть не в шесть утра нарисовался, дал поспать до девяти.
   - И вам не хворать, - буркнула Вероника, втихомолку радуясь, что не поскакала в этот раз встречать звонящего в том, в чем спала, а оделась сначала.
   - Тут суп, салат и десерт, - в ответ на округленные глаза студентки, куратор прояснил. - Готовил не сам, еда на вынос. Больные должны хорошо питаться, и не пренебрегать горячей жидкой пищей.
   - Кхе-кхе, - картинно выдавила покашливание девушка: они оба знали, сколько правды в ее больничном.
   - Я заехал принять домашнее задание, а также - вот, проведать захворавшую студентку, - подмигнул Стас, окончательно выходя из образа серьезного преподавателя. - И позавтракать заодно.
   - Кухня там, - махнула рукой, смирившись с неотвратимым, она.
   Точно так же, как накануне махала Ане Потаповой. Дежавю...
   Странный у них был завтрак: куратор, наворачивающий суп, и студентка, сонно баюкающая в ладонях чашку кофе. Затем она сходила за "домашним заданием" - портретом вчерашней гостьи.
   - Она нож проглотила? - приподнял одну бровь художник, оценивая работу. - Или кисть? Такая неестественная прямота буквально режет глаз.
   Он привстал, осмотрел кухню.
   - Для жертвы пыток выглядит неплохо, - вынес вердикт преподаватель. - Свет отлично пойман. Взгляд пустой, но тут ничего не попишешь... Анна приходила извиняться за порчу сессионных работ?
   Вероника пожала плечами.
   - Бонус, - она пододвинула через стол альбом для акварелей.
   Почти каждый день, если ничего глобального не мешало, художница заполняла в альбоме новый лист. Теперь, с обретением и пропиской на ПМЖ двух неусидчивых, но весьма характерных моделей, для поиска натуры не нужно было выезжать из дому.
   Тут была Вив на яблоке, зажатом в Вероникиной руке. Эту акварель пришлось писать в несколько заходов. Сначала яблоко с рукой, затем пернатую на яблоке. Повторять финт, с которого началось их знакомство на набережной, в домашних условиях птица не рвалась.
   Был Зеленкин, перепуганный, с раскрытым клювом, с расставленными в сторону крыльями. Таким Вероника его запомнила, забирая потеряшку от временных владельцев.
   Были вместе Вив и Зеленкин, где он приподнимался, будто на цыпочки вставал, сдвигал зрачки в точку, поднимал перышки на лбу и пел, притрагиваясь к клюву подруги. Сцену с передачей зернышек из клюва в клюв Вероника пока не написала. Зато написала другой момент, с вычесыванием перышек на распушенных щечках.
   Была и гневная Вив - матриархат! - выражало всей собой ее пухейшество, скидывая с качели приятеля. Качелей в клетке было две, одинаково удобных и просто - одинаковых, но Вив всегда нужна была та, что занял для отдыха зеленый перьевой друг.
   Были довольные пухи, доверчиво трескающие чумизу, стоя на человеческой ладони. Были летящие птицы: Вероника не могла сдержать улыбку, когда они носились друг за дружкой по комнате, голося на лету.
   - Хм. Может, тебе прямая дорога в анималисты? - Стас долистал альбом. - Эти модели у тебя куда живее и естественнее выходят, чем люди.
   - Может, - пожала плечами девушка.
   - Жаль, учебная программа не про то. Так. По учебной программе. Среда и пятница, с десяти до двенадцати в моей студии. Добираться придется самой, у меня и у модели узкое окно по времени. Она же учебная модель для группы. Фон аналогичный скомпоную. Это чтобы ты не отстала от своих. Принято?
   - Разумеется, - подтвердила Вероника.
   - Выходные свободны ближайшие? - продолжил в том же деловитом тоне Стас. - Разумным доводом вняла Людмила Львовна, мама нашей милой Вари. Готова прибыть с дочерью, чтобы закончить портрет.
   В клане не обсуждались планы на эти дни, так что ничего глобального ее согласие не рушило. А оставлять незаконченные работы девушка не любила.
   - Свободны.
   - В таком случае, спасибо за завтрак, - Стас взглянул на часы. - Не забудь поесть сама.
   В положении "больнички" вырисовывались некоторые плюсы. Например, еда, которая появлялась в доме без денежных затрат, и ходить за ней не приходилось.
  
   На следующий день, разделившись, Ненависть прочесывала укрепление Бэнтпасс. Всесторонне и въедливо, в каждую подворотню заглядывая, каждого непися опрашивая. На руку им играло то, что укрепление было невелико. Замкнутое с двух сторон отвесными скалами, а с других сторон - высокими стенами с бойницами, укрепление насчитывало менее сотни домов. Это включая казармы, управу, конюшню, гостевой дом (он же трактир) и несколько лавок с довольно скудным ассортиментом. Не было храмов, а круг воскрешения располагался на небольшой площади в центре укрепления.
   Словом, опросить всех жителей и даже временных стражников группе Хэйт было вполне под силу. Увы, о девушке по имени Аллия никто из опрошенных не слыхал. Кладбища в Бэнтпассе не было. Но был список умерших в управе, как им сообщила благообразная старушка-НПЦ. Список живых там тоже имелся.
   Но никого с таким именем ни в одном из списков не нашлось.
   Хэйт приступила к допросу главы управы. Есть ли еще поселения в Гиблых Отрогах (постоянных - нет), ведется ли учет приезжих, если те не остаются жить в Бэнпассе (обычно - нет). Не обычно - это если приезжие задерживаются больше двух недель. Гостевой дом один, отслеживать не трудно.
   Картина вырисовывалась безрадостная: Аллии в укреплении не было, разве что проездом. Если она сунулась еще глубже в Гиблые Отроги, шансов отыскать девушку живой практически не имелось. Да и останки, если те, согласно игровым условностям, сохранились где-то для завершения задания, могли быть где угодно. Квест можно было смело сбрасывать, как проваленный.
   - А что, если с племянницей, как с ведуньей? - задумчиво потерла подбородок гномка. - Помните, у той в конце цепочки имя менялось? Тоже Власса, но с приставкой Темная.
   - Племяшка смотрителя кладбища сменила имя, чтобы ее не нашли? - озадачился Рэй. - В рамках задания такое, наверное, осуществимо. Не факт, но вероятность не нулевая.
   - К счастью, это игра, - сузила глаза до щелочек Хэйт. - И, если непись маскируется, должна быть возможность вывести ее на чистую воду. Предлагаю начать с простейшего: обойти по новой всех жителей женского пола старше подросткового возраста и спросить каждую напрямик, являются ли они той, кого мы ищем. Бесы! В голове так просто выглядело, а так сложно при озвучивании.
   - Фигня вопрос, - от парочки Барби-Кен присутствовала только орчанка, у эльфа возникли срочнейшие дела по работе. - Прочешем всю бабскую поляну. Главное, чтобы со сменой имени баба не отрастила причиндалы и не стала...
   - Настолько древняя шуточка, что мне было бы стыдно ее озвучивать, подруга, - покачал головой Рэй. - Идемте... прочесывать и окучивать.
   Они прошлись по укреплению повторно. Обошли каждый домик, каждую лачугу, каждую лавочку. На этот раз все вместе. Монк предположил, что в группе должен находиться кто-то из квестодержателей, дабы сработал "триггер", снимающий маскировку. Конечно, если таковая имела место быть, в чем к исходу второго часа блужданий сомневались все блуждающие.
   Ирония оказалась в том, что призналась в маленьком и безобидном обмане в конечном итоге - та благообразная старушка, что направила их в управу. Списки живых и мертвых душ изучать.
   - Когда-то я была ею, верно, - виновато потупив взор, произнесла старушка. - Но я давно не вспоминала ни имени этого, ни семьи, из которой вышла. И они бы меня такой, какая я сейчас, не признали.
   - Вы выглядите... старше своего дяди, - подтвердила Хэйт. - Как такое возможно?
   - Айвин и я не смогли разрушить проклятие времени, - вздохнула местная. - Он искал один артефакт в глубинах гор, но нашел лишь погибель. Я же - стала такой.
   - Айвин - он был как мы? - уточнила Массакре. - Пришлый?
   - Ой, нет, конечно! - всплеснула руками непись. - Я была так глупа, что оставила дом ради любви, но не настолько глупа, чтоб полюбить чужака. Что им - вам - до нас? Нет, чушь, сказки, в такое даже детки малые не верят.
   - Ваш дядя уверял, что вы ушли с пришлыми, - хотя времени с момента получения задания прошло немало, но Хэйт хорошо помнила тот день, он подарил ей знакомство с Маськой. - Что они задурили вам голову.
   - Не так было. Айвина наняли чужаки, чтобы он проводил их в горы. А он решил, раз жизнь ведет его сюда, вернуть утерянную семейную ценность. Я пошла с ним: он прямо сказал, что может не вернуться. А я хотела разделить с ним путь, долог ли, короток ли он окажется.
   Ребята покивали, помолчали немного, переваривая услышанную историю.
   - Знаете, я уверена, ваш дядя был бы рад вашему возвращению, - осторожно сказала Хэйт. - Несмотря на изменения.
   Упоминать про папу-некроманта, сошедшего с ума от горя утраты и пришибленного их с Масей общими усилиями, почему-то показалось плохой идеей.
   - Я не могу уйти, - тяжело вздохнула бабулечка. - Даже если бы захотела, не смогла бы. Я дала слово Айвину, что постараюсь добыть Венец Алых Рек. Но трусость не позволяет мне снова отправиться в горы, где нашел свою смерть Айвин.
   Старушка умолкла.
   "Венец Алых Рек - ВАР - war - война. Какая прелесть эта ваша заливная старушенция!" - в чат клана тут же настрочила Барби. Хорошо хоть, вслух ляпнуть не догадалась. С нее бы сталось.
   "По крайней мере, появилась некая определенность", - высказал свое мнение Рэй.
   - Возможно, мы могли бы сходить в горы вместо вас? - спросила адептка. - Мы не очень сильны, но с нами друзья. Мы приложим все усилия.
   - И проклятие времени вас не страшит? - усомнилась непись. - Не знаю, как оно проявится на вас, пришлые, но снять его под силу лишь богам!
  

   Задание: Пропавшая племянница - изменено!
   Девушка, много лет назад ушедшая в Гиблые Отроги, постарела, но жива. Принесите Аллие Венец Алых Рек, чтобы получить ее согласие на возвращение в Велегард.
   Награда: неизвестно.
   Требования: отыскать Аллию, носящую теперь другое имя.
   Уровень сложности: сложный.

  
   - Или вы можете вернуться к моим родным с тем, что услышали от меня, - заполнила паузу предложением старушка. - Я напишу письмо. Так их сердца успокоятся.
  

   Задание: Пропавшая племянница - вариативное выполнение.
   Вернитесь в Велегард с письмом от Аллии.
   Награда: неизвестно.
   Требования: отыскать Аллию, носящую теперь другое имя.
   Уровень сложности: средний.

  
   - Будет лучше, если вы расскажете эту историю родне лично, - решительно сказала глава Ненависти. - Поэтому подскажите, как нам найти место, где спрятан Венец?
   Полумеры, недоделки, путь без риска - это было не для Хэйт.
   "А вам не кажется, что алые реки - это про лаву?" - спросил чатом Вал.
   "Учитывая лор локации, вероятность велика", - согласилась с ним Хель. - 'А проклятие времени с высокой вероятностью для нас отразится не в изменении внешности, а в падении характеристик. Навыков".
   "Мы же не выберем скучный путь?" - спросил Локи.
   Хэйт выбрала первую табличку, прожала "согласиться".
   Система "порадовала" строкой о принятом задании.
   Старушка опустила голову.
   - Надеюсь, вы вернетесь.
   На карте, в стороне от открытого укрепления, среди "тумана войны" загорелась алая точка. Маркер входа в квестовое подземелье.
  
   До входа группа Сорхо прошла вместе с группой Хэйт. За время пути отгремело несколько жарких сражений, как с местными мобами, с помощью стали и магии, так и словесных, друг с другом.
   Причина последних была вот в чем: задание, даже после обновления, нельзя было разделить. Его носительницами выступали квартеронка и гномка. В данж могла войти одна полная группа - до десяти игроков. У Сорхо отсутствовало два персонажа, то есть, имелось два места. И он предложил гладко и легко провести двух девчонок по их квесту. Для оставшихся не у дел ребят он готов был порекомендовать одно сложное, но проходимое подземелье. Оно было одним из первых, зачищенных группой трактирщика на сороковых уровнях. Потянуть его даже неполным составом у ребят были все шансы.
   Уперлись и Мася, и Хэйт. И еще Барби топала ногами, швырялась копьем и непечатными выражениями. Кен, в самый последний момент перед выходом из укрепления присоединившийся к группе, приводил более взвешенные аргументы, чем его половинка. Если данж квестовый, он допускал подстройку уровней монстров, его населяющих, под средний уровень вошедшей группы. Не только тех, на ком завязан квест. Если же дела обстоят иначе, и никакой подстройки нет, что же, не повезло. Бывает. Будем пробиваться теми силами, что имеются.
   - Дружище, мы очень благодарны тебе и ребятам, - решила поставить точку в прениях Хэйт; пора было уже - темная расщелина входа в подземелье была в паре шагов от них. - Без вас мы бы не зашли так далеко.
   Расщелину видели только те, кто находился в одной группе с Хэйт и Масей, для приятелей Сорхо впереди находилась гладкая скала. Скалу увлеченно подковыривал ножичком с разных направлений Клауф.
   Рядом затарахтела Барби, точь-в-точь как старый трактор в древней киноленте (содержание фильма было давно и надежно забыто адепткой, только тарахтящий звук отпечатался в памяти).
   - Хорошо, зашли бы, - поправилась, вздохнув, глава клана; громкость и активность тарахтения снизились. - Но после долгой прокачки, с трудом и потерями. А так - легко прогулялись, идя по чужим следам.
   Тарахтение снова усилилось.
   - Лично я помню, как некоторые летали от рыцаря теннисными мячиками, - чуть повысила голос Хэйт. - Очень красивыми, всецело замечательными, бронированными по самые уши и пятки мячиками.
   Все стихло. Даже ветер перестал завывать на узких горных тропах.
   - Итого: в данж мы идем своей группой. Не из-за того, что там можно получить. А из-за того, что можно потерять. Мне дико не нравится предупреждение о проклятии. Если Хель права, и поход грозит потерей прогресса навыков и стат, лучше внутрь идти тем, кому терять... не то, чтоб совсем нечего, но явно меньше, чем вам, ребят. Еще раз спасибо.
   - Легкой дороги, малышка, - развел руки в стороны Сорхо. - Мы постараемся сильно далеко и глубоко не отходить. Если что - пишите. Примчимся на помощь, аки бурундучки.
   Про бурундуков было непонятно, но затягивать с прощанием Хэйт не стала. Преодолев те самые пару шагов, она прошла сквозь темную завесу. Отмахнулась от предупреждения, что попасть внутрь может только десять участников одновременно, и до того, как десять вошедших не покинут подземелье - тем или иным путем, с победой или с поражением - подземелье станет недоступно для вторжения. И от другого предупреждения, что в случае неудачи все участники группы получат неснимаемое "проклятие времени", она тоже отмахнулась. Тем более, подробности о проклятии система замолчала.
   Когда все десятеро вошли внутрь, темная пелена за спинами погасла, исчезая. Зато загорелись факелы. Множество факелов по обеим стенам, обрамляющим узкую прямую лестницу.
   Еда с бонусами, ауры, стойки, питомцы - полная боевая готовность. Которая не понадобилась до самого края лестницы, завершившейся в большом округлом подземном зале. В центре зала обнаружилось круглое серое возвышение, от которого отходил зеленый луча света. Он упирался в один из дюжины коридоров. Расстояние между арками тоннелей было равным, как...
   - Как в часах, - почему-то шепотом произнесла Мася. - Без минутной стрелки. Только с часовой.
   - Предлагаю осмотреться тут и понаблюдать, когда меняется проход, - высказался Кен. - Согласно игровому или реальному времени.
   С ним согласились. В принципе, вариантов у них было не так уж и много: лестница, стоило ноге замыкающего сойти с нее, пропала, как ее и не было; из двенадцати коридоров одиннадцать были затянуты темной "пленкой", только тот тоннель, в который упирался луч, был от преграды свободен. Можно было ринуться в него, а можно было подождать.
   Луч сдвигался согласно реальному времени. И к моменту его перехода группа уже стояла перед коридором в ожидании и - снова - в полной боевой готовности. На сей раз не напрасно.
  

   Внимание! Вы вошли в один из XII лучей Великих Часов Древних, V луч.
   Осталось до закрытия луча: 59 мин.
   Тот, кто останется в луче после закрытия, получит проклятие времени.
   Тот, кто погибнет в луче, воскреснет в центральном зале.
   Цель прохождения луча: знак V.
   Доступно попыток прохождения луча V: 2.
   Внимание! В группе присутствует участник, связанный с другим заданием Древних. Уровень противников увеличен. Награда увеличена. Штраф за провал увеличен.

  
   - Прем вперед, но осторожненько, - хмыкнула Мася, боевито взмахнув топориком. - Провал - воспрещен.
   - Связанный с заданием Древних? - уточнила Хель.
   Она не знала о давних приключениях в недрах гномьих гор Массакре, Рэя и Хэйт.
   - В прошлый раз, пробежав один коридорчик, кое-кто открыл для континента инженерию, - усмехнулся Рэй.
   - О!
   - О-о, - согласился кинжальщик. - Бережемся, тут могут быть и ловушки натыканы любые, и набор монстров не из приятных.
   И в этом утверждении он был прав. Этот луч избрали для своего посмертного существования духи. От сорокового уровня и выше, невосприимчивые к тьме и стрелам, отлично видящие сквозь любую маскировку и режим скрытности. Эффекты отравления и кровотечения на духов тоже не действовали. К тому же, они подпитывались, вытягивая здоровье из врагов при каждом успешном ударе.
   Коридор - луч - не был особенно широк. В одну линию, плечом к плечу, вставало пять персонажей - этого хватало, чтобы перегородить тоннель. Если в ряду была Барби, то персонажей вмещалось всего четыре, но то гипотетически. На деле баба-страж шла всегда первая, и ей одной ширины коридора маловато было.
   Ее-то и облепили, свистя и гогоча, полупрозрачные твари. Они вылетели прямо из гладких стен, на которых и трещин-то не было. Даже там, где их пыталась выцарапать на ходу мечом Барби.
   Хэйт, не церемонясь, ударила по удачно скомпоновавшимся тварям каменными шипами. Затем, выбрав случайную цель, испробовала окаменение, а в ту прозрачную тварь, что выбрал номером первым, согласно меткам, Рэй, метнула каменный кулак, да прибавила огоньки. И только потом стала помогать Монку с лечением бабы-стража: чем меньше "живых" духов, тем меньше у орчанки шансы "отъехать". И наоборот.
   Группа целенаправленно отщелкивала по одному духу, пока по другим меткам лупила когтями Хэтти. Ей помогала малышка Салли. Геро пока больше путался под ногами, поэтому был отправлен портацией чешуи в самую бучу. Свитков воскрешения питомцев закупили перед походом много. Убьют - не страшно. Не убьют - получит больше опыта. "Дискотека" исполняла атаку: таймер намекал, что она (атака) куда важнее защиты здесь и сейчас.
   Как и когда-то в штольнях, духи могли резко бросить выбранную цель (орущую про тысячу чертей и, до кучи, матом) и переключиться на кого угодно в группе.
   Быстрее, активнее, смелее. Помня о поджимающем времени. Наплевав на неприятные ощущения, когда эти призрачные твари прижимаются к тебе своими ледяными конечностями.
   Одна пачка духов еще не закончилась, они уже мчали к другой, доковыривая недобитков на бегу. И снова: точеные кинжалы (Кен вполголоса сетовал, что его в этой местности решили выпилить, как полезный класс), топориком наотмашь, скиллами - да побольнее. Орчанка, рычащая от отвращения и ярости. Рюк, воодушевленно и систематично движущийся от моба к мобу: нежить уязвима к свету. Монк, тоже подбавляющий урона по тварям, по откату его длани света. Рэй с пляшущими по лезвиям искрами огня клинками. Локи, ведущий новую, третью партию мобов - прямо в подготовленную им ловушку.
   Еще и еще, нигде не задерживаясь, выхлестывая эликсир за эликсиром - их тоже запас изрядный. Никакого лута. Ни денег, ни завалящего ошметка протоплазмы...
  

   Осталось до закрытия луча: 19 мин.

  
   - А обратно бежать придется или нас автоматом выкинет при успешном убиении вот этого? - озадаченно спросила гномка, дожевывая чесночно-сырный хлебец; тот, в отличие от просто чесночного хлебца, повышал урон по нежити на десять процентов и прибавлял по десять единиц к мудрости и живучести.
   - Скоро узнаем, - озвучил Рэй, заходя за спину противнику, последнему в этом луче.
   Они уперлись в край тоннеля, в малое подобие центрального зала. Победят - и почти наверняка других монстров луч им не подкинет. Осталась сущая мелочь - победить "вот этого": мини-босса пятидесятого уровня. Он был значительно крупнее и непрозрачнее тех духов, что вцеплялись в них по пути. Алой дымкой исходило свечение из его глаз, а когти по длине соперничали с кинжалами Рэя.
   Дух Пятого Часа звался монстр.