Волшебные поля.

 []

Annotation

     Подросток с альтернативной Земли попадает в тело своего сверстника из другого магического мира. ГГ умеренно крут и начинающий циник.

  • Это не новая часть, я ухожу на два месяца.

  • Волшебные поля.

    Глава 1

         
         
         
         Проснуться заставили пичуги, устроившие за окном утренний концерт. Попробовал спрятать голову под одеялом, не помогло. Птахи, радостно приветствующие наступление нового дня, достали меня и там. Не надо было оставлять не ночь окно открытым. Посмотрел на большие настенные часы. Шесть тридцать, а ведь можно было позволить себе поваляться в постели часов до восьми, сегодня воскресенье. Начал натягивать гимнастический костюм. Хорошо птичкам- солнышко светит, день обещает быть погожим, за окном май месяц, мошек разных полно, они вполне счастливы и поют от радости. Меня, Владимира Федорова, ученика шестого класса Имени Императора Константина II Магического кадетского корпуса, прекрасная погода тоже радует, но на песни как-то не тянет. Скоро экзамены, слышал, что преподаватели в последний год обучения на общем курсе зверствуют, на специальный удается перейти далеко не всем. Пусть я на хорошем счету, старший воспитатель написал напротив моей фамилии в классном журнале- умом остр и прилежания похвального, на душе немного тревожно. Как сын погибшего при исполнении службы офицера,учусь по вакансии, да еще получаю стипендию. Без небольшой суммы, которую каждый месяц выдают казначей, я вполне мог бы обойтись, но успешно перейти на специальный курс просто обязан. Будущих курсантов Высшего магического военного училища готовят только здесь. Проходя к двери, бросил взгляд на аккуратно заправленные кровати, в комнате мы живем вшестером, но вчера все, кроме меня, отправились в увольнения- кто домой, кто к родственникам. Я к матушке и сестрицам выбираюсь раз в месяц, когда набирается достаточная сумма, чтобы можно было им отвезти. Маленькая деревенька в Ярославской губернии на двадцать дворов позволяет едва- едва сводить концы с концами, те деньги, что я привозил, не были лишними. Чаще не ездил по простой причине. Билет никогда не покупал из принципа, а всю дорогу бегать от кондукторов по вагонам было совсем непросто, после таких выходных я еле переставлял ноги. В умывальне плескались два малька с начального курса.
          -Здравствуй, Гвоздь. Ребята говорят, сегодня на завтрак курочка будет, а на обед борщ густой и котлеты. Большие. Маргарита Феофановна, если встретим, просила передать, чтобы не опаздывал.
          -Утра доброго, кадеты, спасибо. Большие котлеты, это очень серьезно, уже жду не дождусь обеда.
          -А ты до завтрака тренироваться будешь, как обычно, на лужайке у забора? Можно мы с ребятами придем посмотреть?
          -Конечно, приходите, у кадетов от своих товарищей секретов не бывает.
          Малышня радостно унеслась собирать приятелей. Обманул я мальчишек, было у меня несколько секретов, которыми с товарищами- кадетами делиться не собираюсь. Когда возвращался в комнату, встретил дежурного капитана с поручиком, они совершали утренний обход.
          -Кадет Федоров, сейчас как обычно на тренировку отправитесь?
          -Так точно, господин поручик.
          -Весьма похвальное прилежание. В Империи ощущается недостаток сильных боевых магов, так держать.
          На интересы Империи мне, честно говоря, наплевать. Стать боевым магом, это единственный шанс обеспечить достойную жизнь себе и помочь матери с сестренками. У выхода из корпуса уже собралась возбужденно галдящая стайка мальчишек. Увидев меня, притихли и, поздоровавшись, пристроились сзади. Я скрывал поначалу, что все свободное время трачу на развитие магического дара, но сейчас, похоже, об этом известно всему корпусу. В кустах стояло старое ведро, полное камней. Вышел с ним в центр лужайки, сел. Я владею стихией воздуха, инициация произошла довольно рано, в семь лет. Дар поначалу был довольно слабым, члены приемной комиссии долго спорили, принимать ли меня в корпус. Пять лет я все свободное время трачу на тренировки, чтобы стать сильней. Природа магии до сих пор плохо изучена. Кроме ученых этим пытались заниматься философы и даже теологи. Если им верить, то все вокруг нас пронизано некоей субстанцией, невидимой обычным взглядом. Она же накапливается в магическом источнике мага. Одаренный способен превращать этот субстрат в проявления своей стихии. Природные маги преображают окружающее их ничто в волшебство, не обращаясь к источнику, только природный дар, воля и концентрация. Именно из таких в Высшем магическом готовят настоящих боевиков. Я природный маг воздуха, и сделаю все возможное, чтобы использовать данный судьбой шанс. Меня мало интересуют споры ученых, самые горячие головы додумались до того, что таинственная субстанция не что иное, как изначальная пустота, первооснова, из которой Господь создал мир, а магический дар, это искры творца, которыми он наделяет избранных. По-моему, глупость, я просто пользуюсь своей способностью и стараюсь не забивать голову разной ерундой.
          Наставник советовал нам, несмотря на кажущуюся бесполезность, работать над увеличением емкости источника. Едва он заполняется полностью, немедленно его опустошаю, и так в течении всего дня. Но сейчас я буду тренировать концентрацию и волю, именно они основа могущества природного мага. Камни по одному начали покидать ведро, зависая в воздухе. Когда поднял все, начал создавать сложные геометрические фигуры, камни постоянно были в движении, мелькая все быстрей и быстрей. За изменениями стало невозможно уследить взглядом.
          -Здравствуй, Вова. Погуляйте пока, мальки.- Чуть не сбился, но смог вернуть камни в ведро, не уронив ни одного.
          Мальчишки, недовольно переговариваясь, скрылись за деревьями. Подошедший отставник с седой головой заметно хромал.
          -Лихо у тебя с камушками стало получаться. Летать пока не научился?
          -Нет.
          Трофим числится садовником, но чем он занимается целыми днями на самом деле, по-моему, не знает никто. За клумбами и газонами заставляют ухаживать кадетов, а парк уже давно стал напоминать джунгли. Насчет полетов я ему наврал, но зачем кому-то знать, что в любой момент могу исчезнуть с территории корпуса. Этот садовник долго наблюдал за моими тренировками, присматривался, а полтора года назад сделал предложение, от которого я не смог отказаться. Задания, которые он мне поручал, были, мягко говоря, не очень законными, но платили за них совсем неплохо. Я смог отвозить родным довольно серьезные деньги, матери сказал, что нашел подработку. Не удивлюсь, если после обучения в Высшем магическом, окажусь не в армии, а в штате Тайной Службы. Ничего не имею против, доходы сотрудников там гораздо больше.
          -Гвоздь, работка будет сегодня вечером. Люди должны встретиться, чтобы поговорить. Просто посмотришь, если что будет не так, вмешаешься. Подходи ко мне сразу после ужина, тогда узнаешь все подробности.
          Пожал плечами. Теряю в деньгах. Если не надо убивать, платят в два раза меньше. Надо на всякий случай докупить гвоздей, осталось совсем немного.
          -Время до завтрака еще есть, пойдем к моей хибаре. Саблю совсем забросил, не дело это.
          Трофим, после того, как мы стали с ним сотрудничать, решил проверить, насколько я хорош в фехтовании. Оказалось, совсем не хорош. Хромой отставник начал гонять меня в хвост и гриву, оружием он владел бесподобно, наш преподаватель по сравнению с ним выглядел ребенком. Занятия продолжались регулярно. Несколько месяцев назад Трофим начал учить меня штучкам, которые вряд ли знакомы простым армейцам. На дуэли их тоже лучше не использовать, могут обвинить в грязных приемах. Мы подошли к его хибаре, которая была, на самом деле, очень даже симпатичным небольшим домиком. Садовник вынес из дома две сабли, за пару минут четыре раза условно убил меня и заявил, что регулярные занятия будут продолжены, перерыв не пошел мне на пользу. Издевательства тянулись еще с полчаса, пока я не напомнил, что опоздаю на завтрак.
          -Завтра утром продолжим. Неделю с тобой не занимался, а ты уже все позабыл, Вова. Это тебе не гвоздями кидаться. И насчет опоздания в столовую не ври, знаешь прекрасно, что Ритка тебя всегда накормит.
          Однажды Трофим сказал, что есть задание, но денег за него не заплатят. Нужно просто помочь очень хорошему человеку. Речь шла о Маргарите. С тех пор я перешел на усиленное питание. Это несмотря на то, что кормили кадетов и так на убой- молодым, растущим и развивающимся магам требуется гораздо больше калорий, чем обычным людям. Все-таки смог вырваться от Трофима и поспешил в столовую.
          -Доброе утро, Маргарита Феофановна.- Дородная женщина средних лет стояла за раздатчицами и с хозяйским видом осматривала зал. Поговаривали, что заведующую столовой побаивается даже начальник корпуса.
          -Здравствуй, Вовочка, только что о тебе вспоминала. Помощь твоя требуется, зайди к нам. Через несколько минут я сидел за столом и боролся с половиной курицы, большой миской салата и кувшинчиком морса. Я победил. Полежал с полчаса у себя в комнате, играя в воздухе с парой десятков бусин, вернулся в парк к ведру с камнями. Душ, потом были кастрюлька с борщом и тарелка с четырьмя огромными котлетами, выложенными на горку поджаристой картошечки, снова отправился к себе в комнату. Лежа на кровати, посмотрел на часы. Полвторого, почему его еще нет? Через несколько минут дверь открылась и вошел мой ровесник в двубортном мундире, брюках с алой выпушкой, сияющих сапогах и форменной фуражке. На ремне красовался штык-нож. Уходящие в увольнение кадеты были обязаны носить его с собой.
          -Гвоздь, я принес то, что обещал. Когда будем меняться?- Наконец-то, я с утра был в нетерпении, сегодня стану сильнее.
          -Придется немного подождать. Приходи сюда через полчаса.
          Выскочил из комнаты и, стараясь не перейти на бег, направился к дому Трофима. Этот нож в казарме я хранить не решился. Если бы его нашли, как минимум вылетел бы из корпуса. Достался он мне, когда выполнял очередное задание садовника. Я предложил его на обмен Гене Михальскому как нож некроманта. Обман, конечно, но клинок и правда выглядел зловеще- черное лезвие хищного вида было очень непростым, оно сильно фонило в магическом плане какой- то недоброй силой. Трофим, когда показал ему этот нож, заявил, что вещица забавная, но мне в своей жизни с такими придется столкнуться еще не раз. Больше ничего рассказывать не стал. Раз у меня таких будет еще много, жалеть не стоит. Отставник, когда сказал, что хочу забрать свой трофей, покачал головой и принес небольшой сверток. Поспешил назад в комнату. Я собирался выменять у Генки за черный клинок эликсир усиления. Даже с моими подработками, чтобы собрать на его покупку деньги, потребуется больше года. Генка похвастался как-то, что у его дяди, декана факультета алхимии Московского университета, дома хранится несколько пузырьков с чудо-средством. Мой одноклассник приезжал к родственнику как раз для прохождения процедуры усиления. Что происходило после принятия эликсира? Значительно увеличивались сила и скорость, необратимо. Степень изменений организма сильно разнилась, но могла достигать ста процентов. Если бы Генка не согласился на обмен, я, скорее всего не удержался бы, и решился на кражу. Но нож некроманта смог заинтересовать кадета, и он решился стащить одну дозу.
          У дверей комнаты рядом с Генкой стоял Вадик Засульский. Вот это не очень хорошо. Отец Вадика известный артефактор, часто выполняющий заказы министерства обороны. Как бы мой обман не вскрылся, парень в таких делах разбирается. Вошли в комнату, Генка достал пузырек из темного стекла с притертой пробкой. Думал, что емкость будет поменьше. Вытащил из-за пазухи кусок сукна, достал нож и протянул Генке. Только бы пронесло. Михальский сначала сам покрутил клинок в руках, потом передал Засульскому. Тот долго и внимательно его разглядывал. Только бы пронесло.
          -Это не нож некроманта, Гвоздь ошибается.- Выдал свое заключение сын артефактора. Все пропало.- Это нож довольно сильного темного колдуна. Стоящая вещь. Генка, бери , не прогадаешь
          Промелькнула мысль- а может стоило оставить себе? Нет, эликсир для меня гораздо важней. Кроме того, что тело станет крепче физически, резко должна начать расти концентрация, главное регулярные тренировки. Взял пузырек в руки, сел на кровать.
          -Гена, а как ощущения, после того, как выпьешь?
          -Да ничего особенного, почувствовал что-то вроде озноба и все. Изменения происходят постепенно.
          Взял пузырек, открыл и решительно, одним глотком выпил. Дыхание сперло, попытался вздохнуть и не смог. В глазах все поплыло, я упал на кровать.
          ***
          Комиссия, созданная для проведения расследования причин смерти воспитанника Имени Императора Константина II Магического кадетского корпуса Владимира Федорова, установила, что кадет умер от внезапной остановки сердца. Поскольку обучение в корпусе приравнивалась к службе в армии, семье Федорова была назначена пенсия. Мать мальчика два месяца плакала каждую ночь, но постепенно боль утраты утихла, надо было воспитывать двух дочек, жизнь продолжалась.
          Профессор факультета алхимии Московского университета Ростислав Всеволодович Михальский долго ломал голову, но так и не смог понять, куда исчез пузырек, привезенный им в прошлом году из Мексиканских Штатов. В нем находился редчайший ингредиент, который индейцы использовали для получения зелья, способного отправить душу человека в кратковременное путешествие в дом солнца, место, куда попадают души погибших воинов. Содержимого пузырька было достаточно для изготовления примерно ста доз таинственного средства.

    Глава 2

         
         
         
         
         
         
         
          Повозку сильно трясло, поправил поудобней подложенный под голову старый толстый плащ, надвинул на глаза шляпу и постарался заснуть.Очень хотелось достать из кармана бусины и немного поупражняться, но сдержался. В дороге тренируюсь только ранним утром и поздним вечером, когда отхожу подальше от лагеря, не стоит посторонним этого видеть. Хорошо, что возница мне достался просто замечательный, всю дорогу молчит и не лезет с вопросами. Сказка, а не попутчик. Приближался перестук копыт, скорее всего, опять по мою душу. Чуть приподнялся и поправил шляпу. Так и есть, это ко мне. Каким ветром этих детей степи занесло в королевства равнин, ведомо только их богу с бараньими рогами. Пара всадников с раскосыми глазами и темными лицами подлетела к нашей повозке.
          -Доброго дня, молодой господин. Да ниспошлет нам легкой дороги Абал.
          -И вам доброго дня, храбрые воины народа абанов.
          Степняки продолжили молча ехать рядом. Измором решили взять.
          -Мурдон, говори, чего нужно.- Старший наемного отряда, охраняющего наш караван, никак не решался начать разговор.
          -Спросить хотел.
          -Спрашивай.
          -Ты же откажешься.
          -Конечно, откажусь.
          -Зачем тогда спрашивать.
          -Так ты же хотел.
          Такой содержательный разговор со мной пытаются вести не первый раз. Абаны хотят уговорить отправится вместе с ними в головной дозор, я отказываюсь. Когда пришел на встречу к старшему в формирующемся караване, почтенному купцу Латифу, и рассказал о том, что неплохой боец и что-то умею в магии, тот внимательно меня выслушал и начал шептаться со стоящим рядом Мурдоном. В итоге купец сказал, что караван охраняет достаточное количество профессиональных воинов, мои услуги не нужны. Он предложил присоединиться на общих основаниях, пришлось заплатить немалые деньги. Два чудака увидели мой потертый кожаный костюм, шляпу с зеленой лентой и решили, что совершеннолетний житель предгорий и бесплатно первым полезет в рубку. Репутация у нас такая. Теперь нарезают вокруг меня круги и не могут понять, что за странный вольный дворянин им попался. А не надо быть такими жадными- если бы Латиф нанял меня как охранника, часть денег, причитающаяся абанам, отошла бы мне. Вам за это платят- вот и воюйте на здоровье. Мне и в повозке неплохо лежится.
          -Молодой господин, а вы действительно поймали вилорогого барана руками?- Один из охранников показал на мою шляпу.
          -Козла, вилорогого козла. И не поймал, а завязал на его роге ленточку. Этого достаточно.
          Степняки, поцокав языками, стали посматривать более уважительно. Через некоторое время им это надоело, всадники отправились в головную часть каравана. Принципы и обиды, это , конечно , хорошо, но если на нас все-таки нападут, в моих же интересах вмешаться как можно раньше. Я, конечно, не без оснований так расхваливал себя почтенному Латифу, но с шайкой разбойников мне не справиться. Эх, где та магическая сила, которой владел на Земле. Не знаю, что за гадость тогда подсунул Михальский и намеренно ли он это сделал. Ничего уже не изменить- больше года, как я нахожусь на Рамее, так местные называют свой мир. Год- это не так много, но осознание того, что надежды вернуться нет, делает воспоминания о земной жизни такими далекими, кажется, все это происходило со мной очень, очень давно. Хорошо помню, как начал терять сознание после того, как выпил эликсир. Потом провал. Очнулся лежащим лицом в снегу на дне расщелины, сильно болела правая нога, раскалывалась голова и в ней творилось непонятно что. Долго еще валялся без движения, прежде чем, наконец осознал, кто я, и вернулась способность управлять телом. Голова продолжала болеть, но уже мог связно думать. Я оказался в чужом теле в другом мире, похожем на земное средневековье Мальчика звали Виртон Берт, через несколько месяцев ему исполнилось бы четырнадцать лет. Виртон был сыном вольного дворянина из предгорий. Звучит очень гордо, на самом же деле благородное семейство обитало в старом покосившемся доме на пять комнат. Из прочего имущества числилось сотни две овец, за которыми присматривали подданные в количестве тридцати двух человек. Еще путался в своих и чужих воспоминаниях, но смог осмотреть ногу. Похоже, перелом голени. В одну сторону дно расщелины заметно шло на подъем. Осторожно подволакивая сломанную ногу, пополз на коленях, по-другому не получалось. Выбирался долго, ближе к поверхности подъем стал довольно крутым, передвигаться стало сложно. Оказавшись наверху, осмотрелся. Голый склон горы, покрытый снегом, ниже на белой поверхности начинали проглядываться темные проплешины, кажется, там были и деревья. Какого черта мальчишку сюда занесло? Вилорогие козлы-- подсказала чужая память. Оглядел себя. На ногах что-то вроде постолов, теплые стеганые куртка и брюки, на голове меховая шапка, рукавички. Все изрядно поношенное. На поясе ножны с длинным кинжалом. За спиной обнаружил мешок, заглянул внутрь. Баклага с чем-то отдающим кислятиной, тонкие пласты вяленого мяса, краюха грубого серого хлеба, кресало, кремень и трут. Кажется, был еще лук, но похоже, он остался на дне расщелины. Пополз вниз по склону, нужно было выбираться к деревьям, чтобы попытаться наложить шину и попробовать сделать хоть что-то, похожее на костыли, а потом искать людей. Путь до маленькой лачуги, из которой при моем приближении раздался собачий лай и после этого выглянул старик, занял около четырех дней.
          Пока не срослась нога, находился дома. Воспоминания об этих днях не самые лучшие, отец Виртона пил. Память мальчишки подсказала, что трезвым родителя он видел не часто. Мать умерла при родах, после этого все и началось. Берт старший целыми днями сидел в своей комнате, смотрел на портрет покойной супруги, и пил горькую настойку. Каким бы крепким здоровьем не обладал этот похожий на земного медведя мужик, рано или поздно все закончится для него плохо. На случившееся с Виртоном отец отреагировал спокойно, посоветовав, впредь быть внимательней. Не удивительно, что при таком родителе мальчик целыми днями пропадал в горах. Когда немного пришел в себя, решил заняться доставшимся мне телом. Похоже, у мальчишки был дар, но он не был инициирован, и это в четырнадцать-то лет. Выгадав момент, когда в доме кроме мертвецки пьяного отца больше никого не было, самостоятельно инициировался. Обошлось без разрушений. Долго не мог поверить своему счастью- Виртон Берт владел двумя стихиями, родным для меня ветром и в меньшей степени чем-то незнакомым. Решил попробовать перенести себя, используя магию, из кровати на лавку- никакого результата. Стал пытаться сделать что-нибудь попроще. Я что, не природный маг? Промучился еще пару часов, пока не понял, насколько все плохо. Это тело было все- таки телом природного мага, владеющего двумя стихиями, но вот субстанция в окружающем меня пространстве отсутствовала, просто не с чем было работать В последние месяцы на Земле, я, кажется, начал ощущать движение ее потоков, сейчас чувства молчали. Оставалось надеяться на собственные силы, но вот незадача, их у Виртона почти не имелось. Нужно было срочно начинать развивать источник, чувствовать себя беспомощным недомагом оказалось очень неприятно. Взялся за дело очень серьезно, наверно, это называется одержимостью. Научился даже чувствовать наполнение источника во время сна и тут же просыпаться, чтобы его опустошить. Результаты были, но мне казалось, что все происходит слишком медленно. Слышал, что на Земле обычные маги использовали для своего развития накопители, гоняя субстрат туда-сюда, но где мне его взять? Через несколько дней методом проб и ошибок смог определить природу второго магического дара- жизнь, в моем родном мире очень редкое явление. Способности были очень скромными, да еще при общем слабосилии, но пришлись как нельзя кстати. Начал опустошать источник, пытаясь воздействовать на сломанную ногу.
          Если не ошибаюсь, перелом голени должен срастаться больше трех месяцев, тело Виртона Берта с моей помощью справилось за четыре недели. Старушка- знахарка, время от времени приходившая для проведения сеанса странного лечения, состоящего из загадочных пассов руками и несвязного бормотания, просто светилась от счастья. Напрасно бабуля считала, что причина волшебного исцеления в ней, магом она не была, специально проверил. Начал выходить из дома, собрал в мешочек небольших красноватых камушков и занялся тренировками воли и концентрации. Когда смог нормально передвигаться, обошел все окрестности, поднимался в горы, удаляясь от дома на три дневных перехода, природная магия нигде не работала. Была надежда, что я оказался в какой-то аномальной зоне, но пришлось с ней распрощаться. Виртон почти ничего не знал об окружающем его мире, он жил так же, как и все в предгорьях. Долго не мог понять местных, но постепенно уяснил суть их мировоззрения. Есть горы, с которых время от времени спускаются злые дикари, одетые в шкуры. Их нужно убивать. Еще в горах водятся вилорогие козлы, их тоже можно убивать, но лучше попытаться загнать и повязать на рог зеленую ленточку. В первом случае будет знатный трофей в виде головы на стену и много жилистого вонючего мяса, во втором всенародный почет и уважение. Есть другие жители предгорий. Вместе с ними сражаются с дикарями, бегают по горам за вилорогими козлами, а по выходным пьют горькую настойку. Есть срединные королевства на равнинах, там живут слабые, безвольные люди, но они помогают жителям предгорий товарами и звонкой монетой за надежную защиту от дикарей, поэтому с фактом их существованием нужно смириться. Мало того, понимая важность этого буфера, всех глав местных поселений признали вольными дворянами и с большим уважением относятся к иногда посещающим королевства людям в потертых кожаных костюмах. За попытку покушения на жизнь жителя предгорий простолюдину полагается казнь, с дворянином будет разбираться Королевский трибунал. Меня заинтересовало, как появилась эта странная общность людей, начал спрашивать у местных. Отвечали, но очень неохотно и говорили не все, что знали. В чем-то они оказались похожи на земных казаков, но жители Рамеи все же покруче. Все началось несколько сот лет назад. Преступники и бандиты всех мастей, разыскиваемые властями, крестьяне, доведенные до отчаяния зверствующими феодалами, мелкие народности, населявшие леса- их истребляли крупные землевладельцы, вот те, кто первыми вышел в предгорья. Люди оказались меж двух огней- с одной стороны угрожали дикари в шкурах, регулярно совершавшие опустошительные набеги, с другой регулярные части королевских войск и жаждущие крови беженцев феодалы. В постоянных стычках и сражениях люди гибли, но на их место с строй вставали воины из числа новых переселенцев. Выживали только самые сильные, умелые и хитрые. К счастью, оказалось, что с мозгами у королей полный порядок, и они оставили новую вольницу в покое, лишь бы те держались подальше от равнин. Враг остался один, у людей появилась надежда начать новую жизнь. Дикарей уже давно не брали в плен, пришедшим на равнины перекрывали пути отхода и полностью уничтожали, обитатели предгорий начали подниматься в горы и под корень вырезать селения варваров.
          Сейчас злодеев в звериных шкурах в горах почти не встретишь. Одни говорят, что их осталось очень мало, другие, что они ушли на северные склоны. Нападения на селения случаются, но очень редко. Вольница каторжан и беженцев превратилась в официально признанную территориальную единицу, населенную крайне воинственными и опасными отморозками. С королевствами был заключен договор, по которому в случае опасности, на стороне долинных королевств может выступить не самая большая, но очень боеспособная армия.
          Весьма интересным было отношение жителей предгорий к богам. Храмов не строили, про службы ничего не слышали, ни одной молитвы не знали. В том, что боги существуют были твердо уверены и относились к ним очень уважительно. Считали, что если человек смел и удачлив, боги сами непременно его заметят, и однажды вечерком кто-нибудь из них, скажем, бог воинской доблести, непременно заглянет на огонек, чтобы распить вместе с достойным кувшинчик- другой горькой настойки. Утверждают, что такие случаи, действительно были. Было бы неправдой сказать, что я этому совсем не верю.
          Среди этих людей я провел почти год, Виртон прожил без малого четырнадцать, но, мне кажется, его здесь не считали своим. Мальчишка этого не замечал, но покопавшись в его воспоминаниях, понял- молодого Берта сторонились. Жители предгорий не любили чужаков, а он сильно выделялся среди местных. Они в большинстве своем были крупными, широкими в кости с грубоватыми лицами, почти все русоволосые. Мальчик вырос довольно высоким, но худым, как тростинка. Несмотря на кажущуюся хрупкость физически он был гораздо крепче земного Володи Федорова. Волосы иссиня- черные, прямые, бледное, несмотря на постоянные прогулки на природе, лицо с тонкими аристократическими чертами , большие черные глаза. Когда разглядел себя первый раз в осколке зеркала, который случайно нашел в доме, несколько минут осмысливал увиденное. На девочку не похож, но для мальчика слишком красивый. Как мне дальше с таким лицом жить? Пальцем будут тыкать, в толпе не затеряешься, глупый вид не изобразишь. На всякий случай попробовал, ожидаемо, ничего не получилось. Очень жаль, что дурачком больше не прикинешься, а ведь с них какой спрос. На отца Виртон не был похож совсем, тот был здоровым, как медведь, лохматым, с крупными чертами лица. Однажды выбрал момент, когда родитель отлучился, и рассмотрел портрет девушки, лежащий на столе в его комнате. Мальчик был похож на свою маму. Стало интересно, как Берт старший познакомился со своей супругой. В ответ на мой вопрос, он запустил пустым кувшином, с трудом увернулся. Попробовал осторожно поспрашивать у наших людей. Или сами не знали, или не хотели рассказывать. Вроде уезжал отец Виртона куда-то надолго , а вернулся уже с молодой женой, очень красивой, но грустной. Была она молчаливой и замкнутой, ни с кем особо не общалась.
          Может Виртона Берта и устраивала жизнь с отцом, которому он не был нужен и соплеменниками, для которых никогда не сможет стать своим, я в предгорьях задерживаться не собирался. Снова почувствовать себя магом, пусть для начала и с костылями в виде накопителей- я определил для себя цель на ближайшее время. Спрашивать местных о магии было бесполезно, я и с зачатками дара за все время встретил всего двоих Нужно выбираться в королевства. Прежде чем покинуть предгорья, предстояло решить одну маленькую проблему. Я подросток, который собирается путешествовать в одиночку. Хотелось хоть как-то себя обезопасить. Виртону Берту было четырнадцать лет. Для того, чтобы на территории равнинных королевств пользоваться в полной мере привилегиями вольных дворян, я должен быть совершеннолетним, а для этого пришлось бы ждать еще два года. Выход был один- вилорогие козлы. Пешком отправился в небольшой городок, где находилось местное начальство, называющее себя Советом вольных дворян, договорился о встрече с главой. Суровый мужик хмурился, когда я путанно пытался объяснить ему, почему мне так срочно понадобилось из ребенка превратиться в мужчину. Официально совершеннолетними считались жители, которым исполнилось шестнадцать. Но было одно исключение, всего-то нужно было догнать в горах вилорогого козла и завязать на любом из рогов ленточку. Знал, что не смогу сделать этого, и изначально собирался жульничать. Я хотел воспользоваться магией воздуха, надеясь что на это моего убогого источника должно хватить. Немного смущало, что рядом с подростком по регламенту должна присутствовать пара взрослых наблюдателей, но надеялся, что решу проблему. Месяц назад к нам в дом постучались двое мужчин, недолго поговорили с удивленным Бертом- старшим и повели меня в горы. Догадывался, что это будет нелегко, но не думал, что настолько. Обессиленный, я лежал на склоне и смотрел вверх. На крохотном скальном уступе стоял огромный козел и с интересом меня разглядывал. Вдоволь налюбовавшись, он повернулся ко мне задницей и замер, видимо, выбирая маршрут передвижения. Зеленая ленточка с подготовленным узлом сорвалась с моей руки, вихрем подлетела к кончику рога, опустилась на него, узел затянулся. Подоспевшие наблюдатели, смотрящие вслед неспешно удаляющемуся красавцу, торжественно объявили- Виртон Берт отныне совершеннолетний житель предгорий. Решил воспользоваться представившейся возможностью, и утром заявил помятым посланцам Совета вольных дворян, которые полночи на радостях хлестали с моим дорогим родителем настойку, что было мне нынче видение. Явилась прекрасная дева и объявила, что настало время всему миру узнать о доблестных и смелых жителях предгорий. Для этого надлежит достойному Виртону Берту взять зеленую ленточку и отправиться далеко на юг, к Скалистым горам, найти там самого большого козла и совершить великое деяние. Сказал, что принес обет и намерен отправиться сегодня же. По-моему, наблюдатели не поверили и отправились допивать настойку. Я знал, что для местных видение и обет не просто слова, собрал мешок и решил подождать. Ближе к вечеру протрезвевшие мужики сказали пару напутственных слов, сунули зеленую ленту, кошель с десятком серебряных монет и отправили совершать подвиг. Память Виртона подсказала, куда нужно идти. По дороге на глаза попались какие-то белые, ранние цветы, стебли были коротким и букет получился очень скромным. Постояв немного у могилы матери Виртона, я отправился в путь.
          До городка, название которого так и не удосужился узнать, добирался пешком неделю. Весна выдалась ранней, спать на воздухе было вполне комфортно, птиц, похожих на куропаток в лесу было огромное количество. Путешествие прошло спокойно и без происшествий. В городке пришлось пару дней пожить в гостинице, а потом, уговорив местного купца предоставить мне место в одной из повозок в обмен на обещание оказать помощь в случае нападения разбойников, я добрался до славного города Гламигора.
          В Гламигоре провел четырнадцать познавательных и насыщенных событиями дней, а потом присоединился к каравану почтенного Латифа. Мы направляемся в Артализию, столицу одного из равнинных королевств, Там придется искать новый караван. Мой путь лежит на юг- через равнины в южные королевства, а дальше через степи, на побережье, в город- порт Вансолон. Теперь я знаю, где мне могут помочь вновь стать полноценным магом, пусть и не природным. Сунул руку за пазуху, под тканью рубахи пальцы сжали небольшой деревянный пенал с кристаллом кварца. Полностью опустошил свой источник, переместив содержимое в накопитель, потом повторил действие в обратном направлении. И так много, много раз.
          На ночь остановились на краю леса, уже обратил внимание, что места стоянок были постоянными. Здесь путники тоже ночевали не один раз, на земле виднелись следы старых костровищ.. Возница спрыгнул с повозки и начал распрягать лошадь. Решил немного пройтись, размять ноги. Посмотрел на небольшой деревянный ящик с ручкой для переноски, который во время поездки всегда держу под рукой. Перестарались немного ребята из Гламигора, лучше бы поскромнее что-нибудь подарили. Почувствовав чужие взгляды, посмотрел на остановившихся по соседству. Рядом с мужиком, который занимался лошадью, стояли трое молодых парней с нагловатыми физиономиями. Не нравятся мне ни сам купец, ни эти молодчики, что едут вместе с ним. Всего у них четыре повозки, в которых размещается с десяток человек. Я уже несколько раз ловил на себе заинтересованные взгляды и не мог понять, что им от меня нужно. Всем известно, что у вольных дворян кроме сомнительного титула ничего нет. На всякий случай решил предупредить возницу.
          -Ферт, ты рядом с повозкой будешь?
          -Конечно, за грузом присматривать нужно.- Он показал на большие тюки.
          -Я свой ящик и заплечный мешок оставлю, прогуляюсь немного.
          -Да здесь я, у повозки, сказал же.- Возмутился Ферт.- А что у тебя в этом ящике, чего ты так над ним трясешься?
          -Гвозди у меня там.- Ферт недоверчиво на меня посмотрел и покачал головой.
          Пошел не спеша вдоль повозок. Точно не считал, но четыре десятка точно будет. Интересно, а двенадцать охранников на такой караван, не маловато? У одного из костров сидел Мурдон вместе с пятеркой земляков. Остальные, похоже, несли службу. Отозвал его в сторону.
          -Уважаемый, Мурдон, а что за люди на повозках рядом с нашей?
          -Не знаю мх, молодой господин, пятый год караваны из Гламигора сопровождаю, но этих вижу в первый раз. А почему спрашиваешь?
          -Да подозрительные они какие-то, постоянно на меня пялятся.
          -Конечно, пялятся, все знают, что ты в своем ящике золото везешь.
          Опа. Спасибо Носатому за красивый подарок, избавиться что-ли от этого ящика?
          -Мурдон, у меня там гвозди.
          -Зачем так говоришь, молодой господин. Посмеяться над глупым степняком хочешь? В ящике из черного дерева, и гвозди.
          Все, терпение кончилось, ящик продам в ближайшем городе.
          -Пойдем, открою и покажу.
          К нам присоединились остальные степняки. Рядом с Фертом крутились двое соседей и посматривали на повозку. Это хорошо, пусть сами все увидят. Щелкнул замком, открыл крышку ящика. Внутри, аккуратно уложенные в ряд, лежали кованые гвозди. Все внимательно смотрели, вытянув шеи.
          -Сколько их здесь?- Зачем-то спросил Мурдон.
          -Двенадцать раз по двенадцать.- Нажал на защелки, боковая стенка откинулась, открыв острые концы гвоздей. Степняк начал что-то высчитывать и вымеривать.
          -А почему в таком красивом ящике и зачем с собой возишь?- Поинтересовался один из соседей.
          -Ящик- подарок, а гвозди, потому, что строитель.
          -Что вольный дворянин из предгорий может строить?
          -Погосты.
          Соседи как-то очень быстро исчезли, собрались к своему костру и абаны. Задержал Мурдона.
          -А часто на этом маршруте нападают на караваны? Мы что, вообще, везем?
          -Нападают нечасто, но месяц назад караван пропал. А везем в основном меха, последние в этом сезоне, остатки забрали. Должно было быть больше, но за пару недель до нас купец с юга почти все купил. Молодой господин, я все понял, у ящика двойное дно, золото там.- Мурдон подмигнул и отправился к землякам. Захотелось громко выругаться матом.
          Вскоре раздались крики кашеваров,похоже,ужин готов. Взял две миски, свою и Ферта, сходил к котлу, за которым мы были закреплены. Подумав, решил с бусинами сегодня не заниматься, чем-то мне не нравился этот лес. Ферт постелил себе под повозкой и уже похрапывал. У Виртона Берта был тайник, где он прятал все свои сокровища- несколько потемневших монет, найденных им в развалинах старого города, и страницу, вырванную из какой-то книги. Однажды зимой в лесу он нашел окоченевший труп человека с равнин. В кармане его плаща лежал этот рисунок. Залез в мешок, достал жестяную банку. Вытащил из нее сложенный вчетверо лист бумаги, развернул. В местах сгибов были потертости, но в целом картинка сохранилась хорошо. Над большими синими цветками в танце кружилась очень красивая девушка со сверкающими полупрозрачными крылышками, длинное розовое платье плотно облегало ее гибкую фигурку. Убрал рисунок, устроился поудобней в повозке. Сегодня Виртону Берту исполнилось бы пятнадцать лет. Подумав, открыл свой красивый ящик. Засыпал с двумя гвоздями в руках.
          Проснувшись, сразу обратился к источнику. Так и есть, полностью заполнен. Ночью я просто перекачиваю субстрат в накопитель, до утра мой резерв успеет восстановиться еще раз, придется снова просыпаться. Грязно, но негромко выругался- в маленьком кристалле кварца места больше не было, а источник полон почти наполовину. Решил обратиться к стихии воздуха и опустошить его. Открыл глаза, привстал. Костры продолжали гореть, видно за ними следили охранники. А зачем? Я, конечно, не специалист, но если появятся враги, мы будем как на ладони. Если только для того, чтобы просматривался весь лагерь? Решил просто послать в небо воздушную волну. но не успел, показалось, что в лесу треснула ветка. Осторожно слез с повозки и, стараясь не шуметь, приблизился к деревьям. Было немного не по себе, кто знает, кто и каком количестве там бродит. Уверенность придавали два кованых гвоздя в руках. Сзади раздался шорох, оглянулся. Мурдон и еще один степняк, в руках мечи, тоже стоят и прислушиваются. Похоже, увидели меня и подошли посмотреть, что случилось.
          -Эй, кто там прячется, выходи,- Начальник охраны был настроен решительно.
          -Выходи, буду стрелять на поражение. Считаю до трех.- Поддержал его я.
          -Подождите, не стреляйте, я свой.
          Снова послышался треск веток и из леса показался один из моих подозрительных соседей. Шел он как-то очень странно и руками пытался оттянуть сзади широкие полотняные штаны.
          -Свой я, купца Бельца человек. Живот ночью скрутило, вот я в лес и пошел. А тут вы, застрелить грозитесь, не дошел я, не успел.- Парень чуть не плакал.
          -Ручей здесь есть не так далеко. - Мурдон зажал нос.- Проводи его.- Дал он команду второму степняку.
          -А ты из чего в этого засранца стрелять собрался?- Поинтересовался начальник охраны, когда мы остались вдвоем.
          Показал ему кованые гвозди.
          -Значит правда магик? В предгорьях же их нет.
          -Я здесь, значит все верно, в предгорьях их больше нет.
          -А амулет у тебя мощный, с накопителем? Их в срединных землях простым подданным иметь запрещено. Если кому такой случайно в руки попадет, в королевскую сокровищницу обязан сдать за вознаграждение. Наказание очень суровое.
          -Я не подданный королевств, а вольный дворянин из предгорий, меня этот закон не касается. А амулет довольно мощный, гвоздей пятьдесят за раз осилю.- Обо всех этих законах и ограничениях мне рассказали новые знакомые в Гламигоре. Обманул степняка, сказав, что пользуюсь амулетом, по простой причине. Местным людям, называющим себя магами, не было доступно даже то, что я мог в своем нынешнем состоянии. Лучше пусть думают, что владею довольно сильным артефактом, чем задаются вопросом, откуда я такой талантливый взялся. Главное, чтобы из-за несуществующего амулета грохнуть не попытались.
          До утра пришлось еще раз проснуться, но больше никаких происшествий не случилось. Утром караван отправился в дорогу. Мурдон сказал, что весь путь во время этого перехода пройдет по лесу.

    Глава 3

         
         
         
         
          Я снова лежал в повозке и занимался прокачкой источника. Ферт поделился, что скоро доберемся до большой поляны, там обычно караван останавливался на короткую дневную стоянку. Послышался стук копыт, к нам галопом гнали лошадей степняки.
          -Здесь недалеко стоянка, вернулся дозор, ребята говорят, там идет бой, на караван напали. Помочь надо, слишком близко мы подошли. Если у разбойников дозорный в лесу есть, своим доложит, после тех и за нас могут взяться. Ты как быстро со своими гвоздями управляешься, с какого расстояния уверенно бить сможешь?- Таким серьезным Мурдона я еще не видел.
          -Очень быстро, со ста шагов не промахнусь.- Гвозди еще на Земле в корпусе были моей слабостью и кличку я получил именно поэтому.
          -Бери свой ящик, садись на коня, поспешим людей выручать. Пойдешь впереди, двое ребят тебя щитами прикроют, положишь душегубов, сколько сможешь, а дальше мы сами.
          Да уж, суровые средневековые нравы. А если бы мы так близко не подъехали, людей, получается, выручать не надо было бы? Отсидеться в повозке не получится, придется воевать. Взял свой ящик и подошел к коню, которого пригнали абаны. В кадетском корпусе нас обучали езде на лошади, но я не очень-то любил посещать манеж, к сильным одаренным все животные относятся настороженно. Вот и этот черный красавец от меня не в восторге, уши стоят домиком, ноги напряжены, хвост и голова подняты вверх. Потрепал слегка вороного по шее, погладил, начал ласковым голосом рассказывать, какой он красивый. Кажется, расслабился. Отдал на время ящик степняку. Поставил левую ногу в стремя, с подскока, придержавшись за гриву, перекинул правую, подтянул поводья.
          К моему удивлению, кроме охранников, в схватке с разбойниками решили принять участие с десяток человек из каравана. Их дело. Совсем не понравилось то, что все, кроме меня были в кольчугах и доспехах, многие в руках держали щиты. Кроме луков в этом мире были еще и арбалеты, вряд ли мой кожаный костюм спасет от стрел и болтов. Да и из оружия у меня только длинный кинжал на поясе и ящик с гвоздями под мышкой. В рукопашную на врага лезть не собираюсь, как бы быстр и ловок я не был, в мясорубке боя подростка взрослые мужики моментально сомнут. Не помогут ни таланты Виртона, ни уроки Трофима. Попросил у Мурдона какую-нибудь защиту. Быстро откуда-то принесли круглый шлем, который оказался мне велик и съезжал на глаза. Наверно, он мне поможет. Когда все сказали, что готовы, поскакали на выручку попавшему в беду каравану. Впереди держались два степняка с большими круглыми щитами, за ними я, а потом уже все остальные. Предпочел бы сейчас оказаться в последних рядах, умирать совсем не хочется.
          Выскочили на большую поляну, на дороге стоят повозки, чуть в стороне большая черная карета, на земле лежат тела . Мы опоздали, никакого боя уже не было, вдоль каравана ходят какие-то люди, и оказалось их неожиданно много, никак не меньше, чем нас. Недалеко увидел лошадей, похоже там разбойники спешились. Кажется, там несколько всадников. Что-то рассмотреть лучше мешал постоянно сползающий на глаза шлем. Нас заметили, послышались крики. Интересно, как у них с луками и арбалетами. Я хотел приблизиться для верности шагов на восемьдесят- девяносто. Память Виртона и то, что я слышал о средневековом оружии на Земле, говорили о том, что на таком расстоянии одно точное попадание может стоить мне жизни. Позавидовал степнякам, их доспехи выглядели очень внушительно,
          -На ста шагах спешиваемся.- Решил все-таки остановиться почти на предельном расстоянии, с которого, по моим расчетам смогу уверенно пробить латы. Пусть не у всех, но они обязательно будут.
          Послышались глухие щелчки, несколько раз отчетливо расслышал звук вибрации пролетевших стрел. Захотелось стать очень маленьким и незаметным. Лошадь под одним из степняков оступилась и упала, вороной врезался в нее, в последний момент кто-то подхватил меня и помог, не свернув себе шею, упасть на землю. Спасительный ящик начал выскальзывать из-под мышки, железной хваткой прижал его к себе двумя руками.
          -Пригнись, держись за нами, прикроем.- Оба степняка выглядели живыми-здоровыми и держали в руках щиты. Нечастые звуки выстрелов начали раздаваться из-за наших спин- арбалеты были не только у разбойников.
          Бежать пришлось шагов пятьдесят, мне показалось, прошла целая вечность, прежде чем воины что-то крикнули и опустились на колени. Последовал за ними, на ходу открывая ящик. Показал, как нужно держать щиты, чтобы мне было удобно. В проем у земли остриями вперед выставил коробку с гвоздями, в месте, где края защиты начинали расходиться, осторожно выглянул сам. Отвлекали звуки, издаваемые время от времени врезающимися в щиты болтами и стрелами. Накопитель в пенале на груди очень мал, всего чуть больше шести объемов моего ущербного источника. Если я просто обращусь сейчас к стихии воздуха, меня хватит на один достаточно сильный удар с неясным результатом, вряд ли смогу убить, скорее покалечу, да и враги не стоят в одном месте. Поэтому будут гвозди. Гулом в голове отозвался скользящий удар по шлему. Десяток разбойников, обнажив мечи, приблизились уже шагов на сорок. Ни я , ни Виртон, никогда не участвовали в схватках с многочисленным противником, было немного не по себе. Я спокоен, воля и концентрация. Когда-то на спор с кадетами за десять секунд без промаха укладывал двадцать гвоздей. Сейчас так быстро не получалось, разбойники двигались, но все снаряды попадали точно в цель- мне было достаточно видеть врага. Решил не мудрить и просто бил в грудь. Не спасали ни кольчуги, ни доспехи, которые, похоже, были у всех головорезов. Кованые снаряды один за другим уносились из-под моих ладоней, так спешивший к нам десяток уже лежал на земле, перешел к стоящим у повозок. Увидев, что их очень быстро уничтожают, оставшиеся в живых разбойники бросились к лошадям. Очень не понравились трое всадников, наблюдающие чуть в стороне за учиненным мною побоищем. Двое упали с коней сразу, с третьим было что-то не так. Три гвоздя точно попали в цель, но без видимого результата. Разозлился и выдал короткую очередь. Всадника вынесло из седла. С криками из-за наших спин вылетели степняки с поддержкой из добровольцев. Вряд ли они успеют перехватить всех оставшихся в живых бандитов- около десятка верхами уходили в сторону леса. Убивать лошадей просто не поднялась рука. Пересчитал оставшиеся гвозди. Сто две штуки. Около десятка потратил на того странного, получается всего я убил больше тридцати разбойников. Мурдон, в какую авантюру ты всех нас втянул, когда решил атаковать эту банду. Предгорья по тебе плачут, отморозок.
          Прикрывавшие меня степняки убежали добивать врага. Со своим красивым ящиком в руке тоже двинулся к остаткам уничтоженного каравана. Раненых добили, проходя мимо тел разбойников без опаски остановился, чтобы получше их рассмотреть. Немного знакомый с темной стороной жизни Гламигора, ожидал увидеть немытые, заросшие морды. Ничего подобного, эти выглядели вполне ухоженными, да и одежда с доспехами, хоть и были разномастными, казались вполне приличными. Неплохо до встречи со мной жили эти разбойники. Решил подойти к Мурдону, который ходил вокруг черной кареты. Интересно, что она в караване делала?
          Степняк выглядел не на шутку встревоженным. Чего такого могло случиться? Людей мы спасти не успели, но душегубов положили почти всех.
          -Мурдон, много бандитов ушло?
          -Всего несколько человек, остальных ребята из луков достали. Плохо все, молодой господин, очень плохо.
          -Да что случилось-то?
          -Карету видишь? Это королевская почта из Тализира. Двое внутри ехали, судя по одежде непростые господа, на сотрудников секретной канцелярии сильно похожи. С ними десять человек сопровождения было, не солдаты, сдается мне, из того же ведомства. Вон они все.- Степняк показал рукой на лежащие на земле тела. - Что везли, нам лучше и не знать, но явно кроме почты еще что-то было. Это на них бандиты напали, а тот караван на свою беду не вовремя на поляну выскочил. Не могли обычные разбойники на королевскую почту покуситься, они от таких карет стараются подальше держаться. Расследование серьезное будет, из самой Артализии дознавателей ждать надо. Пока виновных не найдут, не успокоятся- интересы короны затронуты. Пришлют солдат и те все окрестные леса вдоль и поперек прочешут. Я отправлю ребят в ближайший гарнизон, а дальше пусть военные сами сообщают кому следует. Нам пока придется оставаться здесь. Господин Латиф будет сильно недоволен.- Мурдон вздохнул.
          То, что кроме почты в карете везли что-то интересное, я уже почувствовал и понял- мне это гораздо нужней, чем королю Тализира. Все же было непонятно, чего так всполошился Мурдон.
          -А почему здесь должны находиться все, оставь пару человек, мы дальше поедем, а они через несколько дней нас догонят.
          -Молодой господин, я же уже говорил, это преступление против короны. Мы должны до приезда дознавателей оставаться на месте.
          Оглядел поляну, появилось нехорошее предчувствие.
          -А хоть один разбойник живым остался?
          -Мы не берем в бою пленных, так рогатый Абал завещал детям степей.
          Как из-за этого не возникло проблем, несколько захваченных живыми разбойников нам не помешали бы . Мурдон как всегда, когда ему было от меня чего-то нужно, начал мяться.
          -Молодой господин, а как вы собираетесь распорядиться трофеями? Мы могли бы помочь их собрать, а потом выгодно продать.
          После посещения Гламигора у меня нет особых проблем с деньгами, да и возиться с трупами желание отсутствует.
          -Мурдон, доверю это вам, но только чтобы без обмана. Сколько возьмешь за помощь?- Опять степняк начал переминаться.
          -Наша четвертая часть.
          -Ваша треть, но если что понравится, оставлю себе.- Деньги, конечно хорошо, но чуйка подсказывает, хорошие отношения со степняками в будущем могут пригодиться .
          -Рогатым Абалом клянусь, все будет по-честному. За каретой пока присмотри, я ребятам скажу, чтобы делом занялись.- Мурдон убежал, спеша порадовать своих земляков.
          На пути ему попался один из добровольцев, возившийся у трупа. начальник охраны двинул ему в ухо, обложил матом и понесся дальше. Похоже, за сохранность трофеев можно быть спокойным. Огляделся. Члены нашего маленького отряда почти в полном составе собрались у повозок, на меня никто не смотрит. Зашел за карету, здесь она полностью закрывала от любопытных глаз, открыл дверцу. Я умею чувствовать присутствие магической субстанции, то, что в карете она есть, уловил еще до начала разговора с Мурдоном. И ее очень много. Закрыл глаза, прислушался к своим ощущениям. Маленький бархатный мешочек нашелся за обшивкой дверцы. Давно он был спрятан, или его засунули во время нападения разбойников, не знаю. Внутрь заглядывать не стал, закрыл дверцу и не спеша вышел из-за кареты. Никто в мою сторону не смотрел, отлично. Присел на свой ящик, закрыл глаза, сконцентрировался и попробовал определить, что же сжимаю в руке. Накопитель просто огромной емкости, насколько она больше, чем у поделки современных артефакторов Рамеи, что висит у меня на шее, даже не могу сказать. Заполнен наполовину. На Земле я о таких не слышал. Интересно, если все недомаги, находящиеся на территории Тализира, включая меня, начнут сливать субстрат из своих источников в это чудо, сколько времени займет заполнить его полностью? Носатый упоминал о таких, это работа старых артефакторов. Очень опасная для ее владельца редкость. Выглядела она в этом мире странной магии также уместно, как револьвер в руках пещерного человека. Боюсь тот, кто организовал нападение на карету, может повторить попытку. Прав Мурдон, все очень плохо. Сунул мешочек с накопителем в карман и стал дожидаться степняка. Подумал о том, что неплохо было бы попробовать достать кованые гвозди из тел, но представив, как буду кромсать мертвяков, решил отказаться от этой идеи. Как бы преподнести все Мурдону так, чтобы не наговорить лишнего. А вот и он, организовав процесс обирания трупов, главный степняк бодро шагал в мою сторону.
          -Все в порядке, молодой господин, остается немного подождать, а потом посмотрим, чем интересным мы разжились у этих висельников.
          -Меня зовут Виртон, так и обращайся. Ты не подумал, что то, за чем охотились разбойники могло остаться на поляне, и нашему каравану угрожает опасность? Вдруг у них еще есть люди и они решат вернуться?
          -В карете ничего не было, сразу осмотрел ее. Бандиты могли все-таки успеть прихватить добычу. Я уже послал человека в небольшой городок, думаю, комендант гарнизона вечером отправит отряд солдат и они к утру будут здесь. Ты думаешь, что нападение может произойти раньше? Можно караван с шестеркой ребят отправить под защиту гарнизона, а мы останемся здесь. Как считаешь?
          Я никак не считал и был рад , что ответственность за принятое решение полностью будет нести Мурдон. Назвался начальником охраны- соответствуй. Сказал, что полагаюсь на его опыт. Озадаченный абан отправился к показавшемуся на поляне каравану господина Латифа.
          Начальник охраны все-таки решил отправить уважаемого купца вместе со всеми повозками под защиту городских стен. Пока они между собой общались, я сидел на ящике и игрался с маленьким накопителем. Собрали трофеи, степняк предложил посмотреть, что же нам досталось. Доспехи, кольчуги, чуть подпорченные моими гвоздями, гора колюще- режущего, десяток арбалетов, пять луков, пригоршня монет, несколько колец и перстней. На меня кучи железа особого впечатления не произвели, но Мурдон выглядел довольным. Заикнулся о том, что неплохо было бы подобрать мне кольчугу. Степняк смог убедить, что лучше отложить это до прибытия в Артализию. Дожить бы. Среди всевозможных ножей и кинжалов заметил кое-что интересное, две абсолютно одинаковые даги длиной с локоть. В Гламигоре Носатый в свое время объяснил, что меч под мою руку из готовых не подобрать, нужно делать на заказ, а от кинжала Виртона я был не в восторге. Покрутил узкие клинки в руках, в итоге кинжал отправился в заплечный мешок, а на поясе появились две даги. Трупы людей из пострадавшего каравана уложили в повозки, вместо убитых возниц Латиф поставил своих людей, длинная вереница повозок тронулась в путь. Две телеги везли наши железки.
          Семь лошадей паслись на краю леса. В центре поляны у черной кареты остались лежать двенадцать трупов предположительно служащих секретной канцелярии, гора тел полураздетых разбойников, в стороне у костра расположились я и шесть абанов. Довольно неприятное соседство. Не понимаю местных порядков, почему убитых обозников увозить можно, а эти должны портить аппетит. О том, что с утра ничего не ел, вспомнил только когда Мурдон протянул миску с густой похлебкой, испускающей запах копченого мяса. После еды глаза сами собой стали закрываться. Пожалуй, до наступления темноты стоит выспаться, степняки если что разбудят. Разложил на земле толстый плащ, пристроил под голову мешок, бод боком, как обычно, ящик. Подошел главный охранник.
          -Виртон, а ведь нашли ребята то, за чем разбойники охотились. Ты троих верховых убил, так на одной лошади к седлу сундучок опечатанный был приторочен. Я с нашими его в город отправил, так спокойней будет. У одного на шее вот эта штуковина висела, посмотри, может на что сгодится.- Мурдон протянул что-то похожее на медальон с цепочкой из белого металла.
          Взял в руки, как следует рассмотрел. Наверно, это был амулет- в маленький кубик из такого же белого металла вставлен прозрачный камень грубой огранки. Кубик сильно деформирован, а поверхность камня покрывают трещины, похоже, я умудрился угодить в него своим гвоздем. Вспомнился непонятный всадник, которого долго не мог завалить. Скорее всего, это не очень мощный амулет защиты. Сильно расстраиваться не стал, Носатый пообещал, что его коллеги в Артализии помогут мне приобрести такую штуку.
          -Это амулет с накопителем. Был. Законы королевств обязуют сдавать такие штуки государству за вознаграждение. Вот и сдадим, пусть делают с ним, что захотят.- Вернул бесполезное украшение степняку.
          -Как думаешь, разбойники придут за сундучком?
          -Очень хочется сказать нет, но давай будем считать, что обязательно придут. Если ошибемся, будет не так обидно. Если что, будите. До вечера я сплю.
          Проснулся сам, уже в сумерках. Степняки сидели у костра и настороженно смотрели по сторонам, рядом с каждым лежал лук с уже установленной тетивой. Умылся водой из баклаги, поужинал остатками похлебки, залез в свой мешок. Сделава вид, что отошел по нужде, укрылся в кустах и, использовав тонкую , прочную бечеву, повесил мешочек с мощным накопителем на шею, спрятав под курткой. Деревянный пенал отправился в карман. Наконец-то посмотрел, как выглядит работа древнего мастера- довольно крупный камень сверкал всеми цветами радуги, он будто светился изнутри. Не думаю, что это как-то связано с его прямым предназначением, по-моему, создатель просто хотел, чтобы накопитель получился красивым. Вернулся к костру и устроился рядом с главным абаном.
          -Почему вы сидите у костра, нас же просто перестреляют из темноты.
          -Позже перейдем к карете, а костер затушим. - Успокоил меня Мурдон.
          Стемнело, один из степняков предложил залечь прямо под каретой, остальные поначалу возразили, что там не смогут воспользоваться луками, потом все же согласились. Я расположился в центре с открытым ящиком, вокруг залегли воины степи, держа под контролем все направления. До последнего убеждал себя, что все обойдется и мы просто перестраховываемся. Не обошлось. Наверно, было уже за полночь, когда в ночной тишине отчетливо раздался негромкий хлопок. Два абана, смотревшие в эту сторону, одновременно лягнули меня ногами. Могли бы не так сильно, я и так все прекрасно слышал. Протиснулся с ящиком между ними. Раздался еще один хлопок, всмотрелся в темноту, но ничего разглядеть не смог. Если по наши души все-таки пришли разбойники, то они были еще более странными, чем мне показалось днем. Хлопки слышались уже со всех сторон, иногда совсем рядом с каретой. Никак не мог решить, что же мне делать, рядом с нами явно кто-то был, но я ничего не видел. Решил подождать.
          Резкий свист и глухой звук удара, сзади заорали. Оглянулся, в полумраке можно было разглядеть что-то похожее на дротик, пришпиливший тело степняка к земле. Крикнул остальным, чтобы пригнулись, и начал перемещаться с ящиком по кругу, поливая окрестности коваными гвоздями. Время от времени продолжали раздаваться хлопки, других звуков слышно не было. Ящик опустел. Оставаться дальше под каретой не лучшая идея, с новым накопителем попробую показать невидимкам, что умеет молодой маг воздуха с Земли. Выскочил наружу, поднялся над лугом и облетел вокруг кареты, выпуская в темноту самую мощную стену воздуха, на какую был способен. Вспомнил о пасущихся лошадях, на душе стало мерзко. Один раз показалось - что-то метнулось из мрака в мою сторону. С опозданием все-таки выставил защиту и на небольшой высоте полетел в темноту. Щиты у магов воздуха не так надежны, как у адептов других стихий, мы сильны своей подвижностью и скоростью. Вот сейчас и проверим, смогут ли от меня убежать эти щелкунчики. Хлопок раздался совсем рядом, на земле из ничего возникла человеческая фигура в темной свободной одежде. Тело врага резко перекрутило, раздался хруст костей. Этот гад все-таки успел бросить в меня короткий дротик, легко ушел в сторону. Проверять надежность защиты совсем не хотелось, я вообще не понимаю, с чем столкнулся. Опустился еще ниже, невидимки, похоже летать не умели, снова начал нарезать круги вокруг кареты. Искать врагов в темноте не пришлось, они нападали сами, все с тем же хлопком появляясь из ниоткуда В отличии от первого, остальные, видимо поняв, что им противостоит не охранник из каравана, а кто-то более опасный, использовали защиту. Я легко ее сминал и перекручивал тела до характерного хруста. От летящих в меня коротких копий легко уходил в сторону или просто отклонял их воздухом . Плохо было то, что еще пару раз раздавались крики боли степняков. Два последних врага попытались напасть одновременно, появившись сразу с двух сторон, но им это не помогло, правда один дротик все же задел мой щит и ушел в сторону. Хлопков больше слышно не было, поспешил к карете, надо узнать, что с Мурдоном и его земляками.
          -Стой, верни то, что должно принадлежать нам, а потом со смирением прими свою смерть.
          Повернулся, чтобы посмотреть, кто же это говорит таким мерзким и скрипучим голосом. Шагах в пяти от меня стояли два неприятного вида типа в одеждах, похожих на сутаны или рясы. Кроме седых волос и бледных лиц в темноте больше ничего рассмотреть не смог.
          -Отдай камень и умри.
          Хотел, не стесняясь в выражениях, ответить, но не смог. Язык не слушался, попробовал двинуться с места и с ужасом понял, что не могу пошевелиться. Ударил мощной воздушной волной. Стена воздуха с гулом унеслась в темноту, вокруг бледнолицых размытым светом замерцала защита, вот и все, чего я добился своей атакой. Несколько раз пытался продавить их щиты - без результата. Один врвг начал медленно приближаться. Подошел вплотную, открыл рот, желая сказать очередную глупость, и упал, как подкошенный. Опасно подходить очень близко к человеку, владеющему магией жизни, пусть и так слабо, как я. Если врач лезет к больному в черепную коробку, но ничего не смыслит в лечении, летальный исход обеспечен. Никакие щиты не помогут.
          -Ты умрешь, но умрешь страшной смертью, я заста...- Своими замашками бледнолицые были похожи на страшных злодеев из синематографа. Второй тип, не успев договорить, лишился головы. А вот это уже не моя работа. Падая на землю, успел заметить, что рядом с обезглавленным трупом в темноте появилась размытая фигура непонятного помощника.
         Я лежал на спине , все также не в силах пошевелиться, и с тревогой слушал, как ко мне кто-то приближается. Смотреть получалось только строго вверх. Неизвестный остановился, шляпу, которая слетела при падении, положили мне на лицо, лишив возможности видеть хоть что-то.
          -Здравствуй, мальчик. Будешь на Синтарине, загляни в гости в клан О’Шу. Выпьем травяного отвара и побеседуем. Только постарайся не умереть раньше времени, не надо дергать лигетту за хвост. Камушек тебе такой пока не заслугам. Отдохни.
         Судя по голосу, рядом со мной стоял немолодой мужчина. Почувствовал, как с шеи снимают бечевку и отключился.
          Пришел в себя уже в предрассветной хмари, поднялся, попробовал двигаться- тело послушно как прежде, паралич полностью прошел. На груди поверх куртки висит бархатный чехол. Неужели это радужное чудо оставили мне? Заглянул внутрь. Небольшой прозрачный камень с красивой огранкой. Прислушался к своим ощущениям. Накопитель, емкость раз в пять больше, чем у кристалла кварца, что хранится в деревянном пенале. Не очень приятно, когда вокруг тебя что-то происходит, а ты совсем ничего не понимаешь. Как здорово было снова почувствовать себя магом, которому подвластна стихия воздуха, жаль, продолжалось это недолго.

    Глава 4

         
         Поднялся с плаща, кто-то положил на него, пока был без сознания. Шагах в двадцати у костра сидят два воина, третий уже подходит ко мне.
          -Виртон, с тобой все в порядке? Ты был в отключке, я не знал, что делать.- Мурдон выглядел уставшим и очень грустным.
          -Все нормально, что с ребятами?
          -Трое ушли на встречу с Абалом, они умерли с оружием в руках, как и подобает настоящему воину. Пожелаем им доброй охоты в бескрайних просторах небесных степей. Кто на нас напал, Виртон? Мы нашли восемь тел, они не похожи на жителей равнинных королевств- бледные, странная одежда и оружие. Это ты их убил? Мы ничего толком не могли разглядеть, дротики прилетали из темноты, видели только как ты поднялся над землей и понесся вперед. Ты человек, Виртон? Такое по силам только другим с Синторина.
          -Я человек, Мурдон, просто довольно сильный маг. И это я убил тех, кто напал на нас. Не надо, чтобы обо мне знал кто-нибудь еще. Я думаю, что сегодня ночью к нам приходили другие. Скажем следователям или дознавателям, как вы их называете, что они сами перебили друг друга.
          -Пойдем к костру, Виртон. Мы обещаем , что никому не расскажем о тебе.
          Воины произнесли клятву, упомянув в ней своего рогатого бога. Это очень серьезно, степняк никогда не нарушит слово, данное Абалу Они рассказали, что никаких бледнолицых в мантиях не видели, к этому времени уже лежали на земле рядом с каретой, не в силах пошевелиться. Моего спасителя они, естественно, тоже разглядеть не могли. Пошли посмотреть на тела невидимок. Не такие, как у типов в балахонах, но тоже довольно бледные лица, черные куртки с поясом и такого же цвета брюки, на ногах темные матерчатые тапочки с подошвой из толстой кожи. Каждый имел при себе тубус на пять коротких дротиков. Никаких амулетов у них не оказалось. Похоже, способность мгновенно с хлопком перемещаться, была магическим даром. Сильно удивило отсутствие двух трупов в мантиях. Сдается мне, что представитель клана О’Шу утащил их с собой вместе с моим накопителем. А не мог он же забрать амулеты у типов в тапочках? Кстати, не думаю, что это другие, слишком уж легко я их убивал. Начали обсуждать, что будем рассказывать дознавателям. Окончательная версия звучала так. Ночью на нас напали неизвестные с дротиками, охранников погибли. Внезапно в темноте появился кто-то еще, нас всех парализовало, мы ничего не видели, только слышали крики и звуки схватки. К утру способность двигаться вернулась и мы нашли восемь тел. Подумав, попросил у главного степняка помятый кубик с треснувшим накопителем. На вопрос зачем, ответил, что это мой боевой амулет, который в бою повредили враги. Такую версию дети степей одобрили. Сильным ударом для них стала гибель наших лошадей. Никто меня не обвинял, но в раскосые глаза старался не смотреть.
          Сидел у костра и время от времени подбрасывал в огонь сухие ветки. В последнее время я все реже вспоминал земную жизнь, даже мысли о матушке и сестренках посещали не так часто, как в первые месяцы появления на Рамее. После сегодняшнего знакомства с возможностями тех, кого здесь называют другими, появилась надежда, что возвращение на Землю возможно. Главное. не умереть раньше времени, здесь мой ночной спаситель прав. А для этого надо стать сильней.
          Как и предсказывал Мурдон, утром появились солдаты в количестве двадцати штук под командованием усатого здоровяка с большими , красивыми погонами. Поинтересовались у него, когда ждать высокое начальство. Он ответил, что очень скоро, и выставил оцепление вокруг кареты и трупов. Они их что, от нас собрались охранять? К вечеру приехали два господина в серых одеждах, представились местными дознавателями. Нам задавали вопросы, мы вежливо на них отвечали. Небольшой конфликт вышел когда абаны поинтересовались, чем будем питаться - те немногие продукты, что были в мешках, заканчивались. Здоровяк упирался, но дознаватели приказали ему кормить нас из солдатского котла. Через день похоронили погибших, на краю поляны появилось пятнадцать свежих могил. Тела разбойников солдаты побросали в одну большую яму на противоположной стороне и, закопав, тщательно разровняли землю. Через долгих четыре дня господа в гражданском сообщили, что высокой комиссии дожидаться не нужно, почтовую карету перегонят в столицу, а нам настоятельно рекомендовали присоединиться к небольшому отряду сопровождения. Если у дознавателей в Артализии возникнут вопросы, придется на них ответить. Подумав, мы приняли предложение- все равно нужно было как-то добираться до главного города Тализира. Мурдону передали сообщение от земляков, что купец Латиф не стал нас ждать и три дня назад караван ушел. Вопрос с лошадьми помогли решить дознаватели, военные снова были недовольны.
          В пути произошло всего одно происшествие. Однажды утром поднялась непонятная суета, мы поинтересовались, в чем дело. От нас отмахнулись, а потом один из солдат по большому секрету рассказал, что ночью из кареты пропали одежда и тубусы с дротиками, принадлежавшие таинственным невидимкам в черных тапочках. Я не сильно этому удивился, чудеса продолжаются. Пусть теперь дознаватели ломают головы, главное, что все остались живы. В дороге выпросил у степняков кусок кожи, толстую иглу с нитками и занялся народным творчеством. Мужики сначала просто пытались давать советы, потом им надоело смотреть, как я издеваюсь над качественным материалом, и сделали все сами. Получилось что-то похожее на ножны, два кованых гвоздя на запястьях под широкими рукавами кожаной куртки видно не будет.
          В Артализию въехали вечером. Сопровождающий отряд господин в гражданском поинтересовался, где мы остановимся. Степняки ответили, что на постоялом дворе ,,Бараний Рог”, мы спешились, передали лошадей солдатам и пешком отправились к новому месту обитания.
          Постоялый двор был почти полной копией того, в котором довелось жить в Гламигоре- помещение со стойлами для лошадей и двухэтажное здание. На первом этаже таверна, на втором жилые комнаты. Разницу почувствовал, когда вошли внутрь. На стенах в большом количестве красовались рогатые бараньи головы , за столами сидели степняки, ни одного коренного жителя равнин среди них не было. Наше появление встретили громкими приветственными криками, похоже, мои знакомые были здесь частыми гостями. Два абана, которых звали Хардан и Бирден присоединились к землякам за одним из столиков. Вполне возможно, это были охранники из каравана Латифа, я с трудом различал абанов в лицо. Мы с Мурдоном подошли к стойке, за которой сидел на бочке невысокий старик с морщинистым лицом.
          -Уважаемый Тирдун Арбан, это наш друг, его зовут Виртон. Он хотел бы снять комнату на несколько дней.
          Не нравятся мне, почему-то, имена людей в этом мире. Может сменить свое, когда доберусь до южного побережья? Уважаемый Тирдун начал меня внимательно изучать, взгляд остановился на шляпе.
          -Расскажи, как победил барана.
          -Не барана, горного козла.- Посмотрел на Мурдона, тот делал вид, что разглядывает потолок.
          Ладно, неизвестно, сколько здесь придется жить, проявим уважение к пожилому человеку. Так самозабвенно я не врал еще никогда в жизни. По всему выходило, что коварней и опасней вилорогого козла, на Рамее зверя нет. Старик во время моего повествования от восторга подпрыгивал на бочке. Наконец, страшный рассказ подошел к концу.
          -Достойные люди живут в предгорьях, порадовал старика хорошей историей. Фирдана покажет комнату. Если захочешь помыться с дороги или заказать еду и питье в комнату, скажешь ей.
          Я очень хотел и того, и другого, о чем и сообщил полной служанке средних лет. Пришлось немного подождать в маленькой комнатке, потом меня проводили в купальню на первом этаже. Как следует отмокнув в большой бочке с теплой водой, вернулся к себе наверх. Объевшись жареной бараниной с кашей и овощами, с трудом донес тело до кровати и моментально заснул.
          Проснулся утром бодрым и полным сил. Походная жизнь, к которой был привычен Виртон, мне не сильно нравилась. Спать на кровати, все же, намного приятней, чем на плаще, брошенном на землю.
          Занимался источником, пока не постучалась служанка. Она поинтересовалась через дверь, не желаю ли заказать завтрак. Пожелал и, получил большое блюдо с вареной бараниной, пресные лепешки с сыром и сладкий отвар.
          С деревянным ящиком в руке я спустился в зал таверны и, заметив за одним из столов Мурдона, направился к нему. Поздоровались, сказал, что мне нужно в городе посетить несколько мест, попросил объяснить, где и что находится.
          -Зачем рассказывать, я могу сходить с тобой. Ребята сейчас занимаются продажей трофеев, справятся и без меня.
          Слова степняка откровенно порадовали, искать что-то в незнакомом городе не самое приятное занятие. Первым делом мы отправились в лавку за коваными гвоздями. Хозяин с интересом смотрел, как я аккуратно укладываю их в ящик. Было видно, любопытство просто разбирает мужика, но он так и не решился спросить, зачем я это делаю. Ну да, кто знает, что на уме у сумасшедшего с предгорий. Потом была лавка скорняка. Мой старенький кожаный костюм стал откровенно маловат, я ведь расту. Мастер выслушал, что именно хочу получить, задумался и, отлучившись в подсобку, принес образцы кож. Долго их разглядывал, щупал, но все же выбрал. Когда назвали цену в двенадцать золотых, потерял дар речи. Мастер начал объяснять, что это самый дорогой материал из тех, что у него есть. Кому именно принадлежала эта кожа, так и не понял- то-ли ящеру, то-ли какому-то гаду. Мурдон подтвердил- цена нормальная. Через год и новый костюм станет мал, отдавать за него такие деньги не хотелось. Выбрал обычную кожу очень неплохого качества, все удовольствие стоило десять серебряных монет. Отправились к оружейнику выбирать кольчугу. Здесь обошлось без неприятных неожиданностей, примерно на такую сумму я и рассчитывал. Хозяин сказал, что заказ, который приведут в соответствие с моей подростковой фигурой, можно будет забрать завтра после обеда. В лавке, торгующей готовой одеждой, быстро подобрал добротный походный костюм и несколько комплектов белья, все обещали доставить сегодня на постоялый двор. Когда назвал Мурдону последнее место, куда хотел сегодня попасть, тот сильно удивился.
          -Зачем тебе винокурня дядюшки Дюреля?
          Объяснил, что знакомые дядюшки из Гламигора просили передать ему привет. И сказал-то ведь чистую правду. Мурдон привел меня к высокому деревянному забору с большими закрытыми воротами на окраине города. Пахло чем-то непонятно- неприятным. Мурдон, потянув носом, сообщил.
          -Горькую настойку сегодня гонят, у хлебного крепача дух другой.
          Поблагодарил степняка за помощь, сказал, что ждать меня не нужно, и дорогу до постоялого двора смогу найти сам. Абан попытался забрать у меня очень тяжелый ящик, полный гвоздей, не отдал. Несколько раз ударил кулаком по створкам ворот. Открылась калитка, которую я сразу не заметил, показался парень на пару лет старше меня.
          -Чего ломишься, кто такой, что нужно?- Он оперся о створку, окинув пренебрежительным взглядом.
          -Передай дядюшке, что к нему гость из Гламигора, весточку от Носатого принес. Гвоздем меня добрые люди называют. Парень, поглядывая уже настороженно, сказал, чтобы подождал. и закрыл калитку. Поставил ящик на землю и сел на него. С Носатым я познакомился после того, как трое его подопечных, не разглядев в темноте кожаный костюм и шляпу, решили меня ограбить. Поговорив по душам с последним из оставшихся в живых, я решил нанести той же ночью визит в дом главаря шайки. Денег у меня тогда почти не осталось, а чтобы продолжить путешествие, они были нужны, как воздух. Жил Носатый не так далеко от официально принадлежавшей ему скотобойни. Подробности первой встречи вспоминать не люблю, гламигорский бандит, я думаю тоже. Обоих подвела излишняя самоуверенность. Потом мы все-таки нашли общий язык, я помог владельцу скотобойни избавиться от пары конкурентов, получив за это изрядное количество золотых кругляшей и маленький накопитель в деревянном футляре. Когда уезжал из Гламигора, Носатый, по факту, уже возглавлял преступный мир города. Во время нашей последней встречи он назвал несколько имен и адресов. Дядюшка Дюрель шел в этом списке под номером один. Носатый заверил, что у заслуженного винокура обязательно найдется для меня работа, и он может помочь с приобретением амулета защиты. Я знал, что рискую- на Земле Трофим не один раз говорил , что почти все главари преступного мира стучат- кто полиции, кто Тайной службе. Именно поэтому им до поры до времени разрешают гулять на свободе. Ни в одном из городов я не собирался задерживаться долго, да и посвящать в подробности нашего сотрудничества своих покровителей было не в интересах бандитов, поэтому и пошел на сотрудничество. Было еще опасение, что после того, как выполню работу, меня постараются убрать. Надеюсь, если это случится, справлюсь с проблемой.
          Калитка открылась, показались двое громил бандитского вида. Меня внимательно осмотрели.
          -Ну, заходи, Гвоздь. Добрые люди гостям завсегда рады. - Мужчины отступили в сторону, давая мне войти.
          Поднял с земли свой ящик и вздохнул. Надо было все-таки отдать его стерняку, придется самому тащить гвозди в ,,Бараний Рог”. За забором стояли два приземистых здания, а в глубине большого двора двухэтажный жилой дом. У строений, что видимо, были цехами, стояли подводы, работники катили бочки и таскали какие-то ящики. На их фоне выделялись несколько верзил, которые прохаживались по территории и посматривали по сторонам. Мы прошли к жилому дому, ящик мне предложили оставить на входе, возражать не стал. Поднялись на второй этаж. В уютном кабинете с добротной тяжелой мебелью в кресле сидел пожилой человек с густой копной седых волос. На бандита он походил меньше всего, профессор из Императорского университета, да и только. Даже круглые очки на кончике носа имелись.
          -Хорошего вам дня, дядюшка Дюрель. Добрые люди из Гламигора зайти к вам посоветовали и весточку передать. - Положил перед хозяином винокурни металлический кругляш, полученный от Носатого. Старик мельком глянул на него и двинул в мою сторону.
          -Убери знак, Носатый письмо с оказией прислал, тебя описал. Такого приметного парнишку с предгорий вряд ли с кем перепутаешь. Хвалит тебя, пишет, что работу денежную ищешь. Ты садись, поговорим.
          Я опустился в кресло напротив дядюшки Дюреля и приготовился слушать.
          -Работа для тебя есть Гвоздь, но хорошо подумай, прежде чем за нее браться. В Артализии сейчас на самом верху что-то происходит, благородные семейства гудят, как растревоженный улей. Несколько родов , прежде близкие к королю, вдруг угодили в опалу. Другие, наоборот, из провинциальной безвестности стремительно вырвались на первые роли при королевском дворе. Нас, добрых людей, эти перемены тоже коснулись. Я и раньше догадывался, что Кислого поддерживает кто-то из верхушки магистрата, сейчас он и не скрывает этого. Кислый хочет подмять под себя всех.
         Двое из наших, те кто мешал ему больше других, были убиты стражниками во время облав, как оказавшие вооруженное сопротивление. Мы не готовы воевать с королевской властью, Гвоздь, а самого Кислого не достать- где- то прячется. Руками городской стражи он будет продолжать убивать нас, пока не останется никого, кто может помешать взять ему власть над всеми добрыми людьми столицы в свои руки. В городской страже всем заправляет капитан Грантен, а в магистрате Кислому помогает старший советник Трумс.
          -Дядюшка, а вы уверены, что убрав этих двух мы решим проблему? На их место поставят таких же и ничего не изменится.
          -Советнику Трумсу, как мне стало известно, покровительствует герцог Юветанский. Ему не интересны ни мы, ни наши дела. Это личная инициатива Трумса, а капитан тоже имеет свои интересы.
          В целом, предложение доброго человека показалось мне интересным. Немного смущало возможное участие в событиях благородных семейств. Надо хорошенько подумать. Попросил у Дюреля пару дней на размышления. Поинтересовался, что добрые люди города могут предложить взамен. Дядюшка сообщил, что приличного амулета защиты сейчас в наличии не имеют. Предложил стоимость такого артефакта в золоте плюс двести золотых монет сверху. Решил уточнить, сколько выйдет всего. Названная сумма потрясла воображение, но все равно, сначала стоит хорошенько подумать. С гвоздями я засветился перед дознавателями во время ночного нападения у кареты, придется придумывать что-то другое.
          -Молодой человек, я думаю, тебе не стоит больше самому приходить ко мне на винокурню. Люди Кислого постоянно крутятся неподалеку, ни к чему привлекать их внимание. Где ты остановился?
          -В ,,Бараньем Роге”.
          -Как тебя туда занесло, абаны пускают на постоялый двор только своих?
          Я в максимально сжатом виде попытался объяснить, кажется, дядюшка меня понял.
          -А есть ты куда ходишь?
          -Да меня все на постоялом дворе устраивает, зачем куда-то ходить.
          -Думаю, что это ненадолго. Каждый день приходи в харчевню ,,Грудка курочки” сразу после полудня. Мой человек передаст привет от дядюшки.
          До ворот меня проводил добрый человек с бандитской мордой, я собрался с духом и потащил свой красивый ящик в ,,Бараний Рог”. Там меня ожидал сюрприз. Перед крыльцом рядом с грустным осликом стоял молодой человек в сером балахоне. Он представился младшим послушником Храма всех богов и сообщил, что завтра, сразу после утреннего боя городских часов, со мной желает встретиться один из жрецов. Смиренно сложив руки на груди, младший послушник обозначил легкий поклон, сел на ослика и уехал. Я и сам завтра утром собирался посетить Храм, и все же полученное приглашение заставило напрячься. Откуда жрецам вообще известно о моем существовании?
          На обед была густая похлебка из баранины и копченая баранина, на ужин снова жареная баранина и пирожки из баранины. Кажется, я понял, о чем сегодня пытался сказать дядюшка.
          Утром я позавтракал вареной бараниной и отравился в Храм всех богов. Надеюсь, мой старый кожаный костюм и шляпа помогут в предстоящем разговоре, жителю предгорий простительно почти ничего не знать об этом мире. Ни Владимир Федоров на Земле, ни Виртон Берт на Рамее никогда не посещали храмов. Не могу сказать, что чувствовал какое-то волнение, скорее небольшой дискомфорт. Я шел в место, где поклоняются богам, с той целью, с какой посещают библиотеки. Мне были нужны знания. Пришел намного раньше назначенного времени, пришлось бродить между каменными колоннами. Наконец, пробили часы на ратуше. Я направился к центральному входу, но был остановлен мужчиной средних лет в уже знакомой мне одежде. Он удостоверился, что я именно тот, кто ему нужен и повел за здание Храма к обшитой металлическими пластинами двери в каменной стене. Мы оказались в саду. По выложенной белым камнем дорожке провожатый довел меня до беседки. Внутри стоял стол с кувшином и двумя чашками, два кресла. В одном сидел седой мужчина все в той же серой одежде.
          -Здравствуйте, Виртон Берт, присаживайтесь. Меня зовут Зильвениус, я жрец Храма всех богов. Знаю, что у вас много вопросов, постараюсь в меру своих сил на них ответить.
          Не нравится мне этот жрец. Взгляд у него неприятный, какой-то слишком пронзительный, черные глаза так и сверкают. Имя его тоже не нравится, такие носят только отпрыски благородных семейств. Попробую задать самый главный вопрос.
          -Откуда вам обо мне известно, уважаемый Зильвениус?
          -Просто Зильвениус, к жрецам всех богов принято обращаться по имени, без всяких титулов и красивых величаний. Ты человек, но пользовался магией так, как люди делать не умеют, на тебя обратили внимание. Я ответил на твой вопрос?
          -Вы сотрудничаете с другими?
          -Мы это не особо и скрываем. Представители Синторина частые гости в Храмах всех богов.
          Что-то такое и следовало ожидать. Носатый говорил, что люди перестали верить в богов, которые ушли из этого мира, и придумали себе новых, но Храмы существуют, не испытывая никаких материальных проблем. Получается, их финансируют другие?
          -Зильвениус, а вы сам-то человек? - Жрец нахмурился, видно не понравилось, как я задал вопрос. Надо попытаться вести беседу максимально вежливо.
          -Все послушники и жрецы Храмов на этом материке, Явдерии, люди. Я не исключение. Мы стараемся держаться в стороне от дел кланов, но утолите мое личное любопытство, Виртон, где вы обучались магии?
          Обещал ответить на вопросы, а сам вместо этого меня расспрашивает. О том, что я на самом деле Володя Федоров, говорить этому служителю культа не собираюсь, но и просто послать его нельзя.
          -Я думаю, представитель клана О’Шу сможет вам об этом рассказать, если, конечно, сочтет, нужным.
          -Так и знал, что старик в курсе. Пытался у него узнать, но он, как обычно, только хитро улыбался.
          Другие не во всем доверяют жрецам. Не может быть, чтобы у загадочного старика не возникло никаких мыслей по поводу моей магии. Но пора и мне начать задавать вопросы.
          -Зильвениус, не могли бы вы изложить историю сотворения этого мира простым и доступным языком. Мне один раз дали посмотреть священный текст, я почти ничего в нем не понял.
          -Не мудрено, там очень много вышедших из употребления слов и выражений. История создания этого мира звучит так. Сначала была только пустота, но пришел Великий Создатель и она наполнилась первоосновой, из которой силой своей мысли он сотворил мир, дав ему имя Рамея. В воздухе парили стаи птиц, земные просторы стали домом для всевозможных зверей, воды кипели от косяков многочисленных рыб. Подумав, добавил Создатель в это разнообразие жизни всевозможных гадов и мириады насекомых. Но, посмотрев на творение рук своих, понял он, что несовершенен созданный им мир. Не было в нем никого, в ком горел бы огонь разума, отсутствовал в созданиях, заполнивших просторы Рамеи дух творца, дух созидания. Рассек Создатель длань, полилась кровь, из нее и первоосновы он сотворил двадцать подобий своих , назвав богами. В каждом горела искра Великого, в жилах текла его кровь. И сказал он богам.- Передаю этот мир в ваши руки, заботьтесь о Рамее, оберегайте ее.- Создатель ушел, не сказав куда, и вернется ли когда-нибудь. Молодые боги, подобно Великому, сотворили себе множество верных помощников, каждый из которых в одном из двадцати талантов особо силен был. Как и в богах, жила в них искра творца. Верно служили они своим властителям в их дворцах на Синтарине. Потом сотворили боги людей на Явдерии, другом материке, но искру и кровь свою жаловали не всем. Получивших, пусть и невеликую, но способность владеть силой творца, обязали они образовать две сотни благородных родов, что должны были править и властвовать. Своим верным слугам боги наказали за людьми присматривать- кому в лесах, кому на водах, кому на поле боя, кому в делах торговых- каждый к своему делу талант имел. Если вкратце, то история сотворения Рамеи такова. То что произошло дальше, дошедшие до нас свитки описывают по-разному. Мы, служители Храма, истинным считаем такой ход событий. Среди помощников богов произошел раскол, нашлись такие, что захотели, сместив своих создателей, сами стать богами. Часть благородных семей, попав под их влияние, развязало страшную войну. Вмешались оставшиеся верными слуги, предатели ударили им в спину, весь огромный материк Явдерия пылал в огне. Увидели это боги и пришли в ярость- горько, когда предает собственное творение, которому верил и отдал часть себя. Они последовали за Великим, чтобы узнать, что же делали неправильно, ведь самим им и в голову бы никогда не пришло отказаться от заветов своего творца, не говоря о прямой измене. Перед уходом боги приказали тем слугам, что остались верны, положить конец кровопролитию и к их возвращению вернуть Рамее первозданный вид. Никто не ожидал, что вместе с богами, из мира исчезнет и первооснова, теперь все с искрой Создателя могли рассчитывать только на собственные силы. Слуги, которых сейчас люди называют другими, нашли выход. Среди тех, кто не изменил богам, были непревзойденные мастера, они начали изготавливать мощнейшие накопители. Предателей большей частью уничтожили, оставшиеся в живых запросили пощады. Им разрешили и дальше жить на Синтарине, но до сих пор между другими, объединившимися в кланы по характеру таланта, происходят стычки. Время идет, многие умения забыты и потеряны. Несмотря на это, другие продолжают поддерживать мир в таком состоянии, в каком он был до ухода богов и ждут их возвращения. Вот только восстановить полностью разрушенные во время смуты волшебные дворцы им оказалось не по силам. Люди на Явдерии думают, что живут сами по себе. Напрасно, за ними приглядывают, иногда довольно жестко. В представителях благородных родов искра творца почти полностью погасла. Они кичатся своим божественным происхождением, но нелепые пассы руками, сопровождаемые тарабарщиной, которые эти разумные гордо называют магией, просто смешны. Часть людей иные переселили на побережье Синтарина. Есть даже целые города с самоуправлением. Они продают другим продукты, товары ремесленников и живут , хоть и под полным контролем, но совсем неплохо.
          Зильвениус замолчал и, взяв кувшин, наполнил чашки, запахло фруктами. Я пытался осмыслить услышанное. Получается, что этот мир создал маг невиданной силы, отдал его своим ученикам, а те его чуть не угробили и сразу побежали жаловаться доброму Создателю? Священные тексты писали обычные люди и, наверняка, на самом деле все происходило не совсем так, как в них рассказывается, но я воспринимаю всех этих создателей именно как невероятно сильных магов. Да и жили боги со своими слугами на земле, а не на небесах. Понятно одно- вернуться на Землю никто не поможет, другие, на которых была надежда, оказались в таком же положении магов без силы, как и я. Пусть их возможности многократно превосходят мои, это ничего не меняет. Без накопителей они могут немного.
          -Зильвениус, а у других есть клан, занимающийся врачеванием?
          -Да, есть, и, насколько мне известно, он давний союзник О’Шу . Клан Юратему. А зачем вам это, молодой человек, вы больны?
          -Нет, со мной все в порядке. Вы случайно не знаете, эти Юратему способны увеличить источник мага?
          -Нет, не знаю.
          -А чем занимаются О’Шу?
          -Разными делами, о которых непосвященным лучше не знать. Вам понравится. Есть еще вопросы?
          -Есть. Я слышал, благородные рода, когда, поняли, что искра творца с каждым новым поколением угасает все больше и больше, занялись похищением людей?
          -Это так. Я сам из благородного рода, но поверьте, молодой человек, уже не один раз успел пожалеть об этом. С первых дней среди родов началась борьба за власть, каждый хотел быть самым сильным и повелевать другими. Стать более могущественными, и не позволить сделать этого конкурентам- такова была их цель, а средства… Они не придумали ничего лучше, как прибегнуть к самоизоляции. Все браки заключались внутри родов, дошло до прямого кровосмешения, стали рождаться дети с явными признаками вырождения. Тогда настало время другой крайности. Благородные занялись похищением сильных одаренных детородного возраста из других родов, чтобы хоть как-то выправить ситуацию.
          -Значит, если станет известно, что я сильный маг, меня могут похитить, посадить на цепь и заставить размножаться.- Я поежился, перспектива была не из самых приятных.
          -Последний такой случай официально зафиксирован около десятка лет назад. Я не думаю, что вам реально может что-то угрожать, уж очень решительно в королевствах взялись бороться с этим безобразием. Приговор один- плаха. Но на всякий случай просто не демонстрируйте при всех свои возможности. Что-то еще?
          Полез в карман и достал рисунок, который Виртон хранил в жестянке. Вечерами, когда никто не видел, мальчишка доставал его и любовался прекрасной танцовщицей с крылышками. Он знал, что всю свою жизнь ему придется провести в предгорьях, желание когда-нибудь наяву увидеть кружащееся над цветами волшебное создание было огромным, но оставалось всего лишь мечтой.
          -Вы знаете, кто это?
          -Конечно, это фея с Синтарина. Одни источники приписывают их создание самому Великому, другие - богам. Они живут на волшебных полях, люди получают от них золотую пыльцу в обмен на мед и фруктовые сиропы. Пыльцу используют артефакторы и лекари, стоит она очень дорого. Говорят, фей у побережья осталось совсем немного, крестьянам нужна земля под поля и пастбища.
          -А кто такая лигетта?- Лицо жреца выразило непонимание, потом озарилось улыбкой.
          -Вы услышали поговорку о том, что не стоит дергать лигетту за хвост, верно? Это, пожалуй, самый опасный и самый красивый зверь в этом мире. Обитает, конечно, на Синтарине. Существо магическое, говорят к его созданию причастен сам Великий. Виртон, я слышал, вы вчера встречались с дядюшкой Дюрелем? Не берусь обсуждать такие знакомства и то, что вы делаете для этих людей. Кланы и Храм тревожит то, что сейчас происходит в столице Тализира. нам не нужны волнения, потрясения и кровь на улицах. Через несколько дней мы все исправим. Молодой человек, настоятельно вам рекомендую принять заказ дядюшки. В этом городе не должно остаться ни шайки Кислого, ни его покровителей. Они хоть и мелкие сошки, но в дальнейшем будут мешать. Кланы уверены, что вы справитесь с этой несложной задачей.
          Жрец молчал, я тоже. Потянулся к чашке, пригубил. Кисло- сладко и вкусно.
          -Виртон, кланам известно, что вы хотели получить от дядюшки в обмен на услугу. Они готовы отдать вам этот амулет, если вы возьметесь за работу.- Жрец достал небольшую коробочку, открыл, передал мне металлический гексаэдр на толстой цепочке, на одной из граней красовался прозрачный камень.
          -Накопитель съемный, раза в два мощнее, чем вам недавно передали. Старый вы должны вернуть мне. Я слышал, дядюшка выделит вам значительную сумму на приобретение подобной игрушки? Виртон, полагаю, вы согласитесь совершить благое дело и пожертвовать эти деньги Храму? Данный амулет стоит гораздо больше.
          Я возмутился, захотелось просто послать его куда подальше, но сдержался. Не стоит портить отношения со жрецами. Начали торговаться, Зильвениус оказался крепким орешком, пару раз вспоминал о гвоздях на запястьях. В итоге все же сумел сбить цену на треть. Служитель сообщил, что сам заберет деньги у дядюшки, когда работа будет выполнена.
          Покинул храм в непонятном настроении. Мне с самого начала не очень понравился этот мир, с каждым месяцем, проведенным на Рамее, неприятие только крепло. То, что услышал сегодня от жреца, делало картину совсем неприглядной. Получается, кланы других своим жестким контролем искусственно тормозят всякий прогресс, заставляя жить людей в вечном средневековье. И все ради того, чтобы вернувшиеся боги, увидели этот мир таким, каким они его запомнили. Непонятно, как относиться после этого к кланам.
         

    Глава 5

         
         
         
         
          Мне не терпелось опробовать полученный от жреца амулет, но решил сначала покончить со всеми делами в городе. Пошел к скорняку, там примерил почти готовый кожаный костюм. Все понравилось, подумав, попросил мастера, сделать у куртки еще один большой внутренний карман, пусть будет. Прогулялся до ратуши, чтобы взглянуть на башню с часами. Пожалуй, уже можно идти в харчевню, что посоветовал посетить дядюшка Дюрель. Добираться было не так далеко, двухэтажное, выкрашенное в белый цвет каменное здание, находилось в соседнем квартале. Район здесь совсем не бедный, прохожие на улицах, судя по одежде, почти все принадлежат к зажиточными горожанами. Подошел ко входу и долго разглядывал вывеску. Впечатлило. Большими буквами черной краской на белом фоне было выведено название заведения- ,,Грудка курочки”. Ниже располагалось высокохудожественное изображение симпатичной девушки, с улыбкой предлагающей две большие кружки с шапкой пены. Не знаю, с натуры писал эту часть женского тела неизвестный живописец, или запечатлел свою самую сокровенную ночную фантазию. Не уверен, что такой размер существует в природе. Казалось, еще немного, и два огромных полушария разорвут белую ткань блузки с низким вырезом и вырвутся наружу.
          Толкнул послушно подавшуюся дверь и вошел внутрь. Может,,Грудка курочки” и харчевня, но, судя по тому, что увидел, заведение не из дешевых. Если сравнивать с трапезной на постоялом дворе, это как дорогой ресторан против дешевой забегаловки по меркам Земли. Часть столиков заняты, посетители в основном солидные мужчины средних лет.
          -Хорошего дня, молодой господин. Желаете расположиться в нижнем зале или поднимитесь наверх?- Затараторила выскочившая откуда-то девушка в темной юбке и чем-то знакомой блузке. Не удержался, краем глаза посмотрел на вырез и попробовал сравнить. Очень неплохо, но до той, что на вывеске, все же не дотягивает.
          -Поднимусь в верхний.- Один зал уже видел, почему не посмотреть на другой?
          Решил пообедать основательно . Местные блюда мне незнакомы, попросил помочь с выбором служанку. Какой-то густой наваристый суп, фирменная куриная грудка под кисло- сладким соусом с овощами, все было очень вкусно, готовили в харчевне прекрасно. Сидел и потягивал холодный фруктовый отвар, к столику снова подошла милая курочка. Удивился- за обед я только что расплатился, две серебрушки, конечно, многовато, но оно того стоило. Что ей еще от меня понадобилось?
          -Молодой господин,там дама спрашивает Виртона Берта. Описала вас, представилась тетушкой, Жулинарией те Шорне, говорит, что пришла передать привет от дядюшки. Я могу проводить ее к вашему столику?
          Сказал, что просто горю желанием поскорее обнять свою любимую родственницу. Прислуга, как показалось, смутилась и убежала за новоприобретенной теткой.
          Высокая темноволосая девушка лет двадцати вихрем пронеслась от лестницы и, чуть не задушив в объятиях, расцеловала меня в обе щеки. Шикарное платье было закрытым, но, если верить ощущениям, объемом своих упругостей эта молодая особа могла бы составить конкуренцию девушке на вывеске. Дюрель что, специально послал на встречу эту лапушку, чтобы у глупого мальчишки мозги из ушей потекли? Я все же пятнадцатилетний подросток и, почувствовав, что слишком плотные обнимашки с красоткой не пошли мне на пользу, попытался оторвать от себя родственницу. С трудом, но смог это сделать- тетя была выше меня на целую голову, да и сильной оказалась, зараза.
          -Виртик, как я рада тебя видеть.
          Зря она так ко мне обратилась, я иногда бываю очень обидчивым.
          -Тетя Жуля, а уж как я рад вас видеть. Как поживает дядюшка Дю?
          -Не смей меня так называть, паршивец.- Прошипела девушка, сохраняя на лице радостную улыбку. - Я тебя немного испачкала, сейчас все исправлю.- Достав платок, она очень неласково вытерла мне лицо, больше это напоминало легкие удары по морде.
          -Милая тетушка, я тоже от вас не в восторге. Давайте покончим с делами и разойдемся.
          Вышла небольшая заминка, когда не догадался сразу подойти и помочь ей сесть, а девушка терпеливо ждала и очень нехорошо на меня смотрела. Большое спасибо дядюшке Дюрелю за то, что послал на встречу благородную, только головной боли с этикетом мне и не хватало. Жулинария сделала заказ подбежавшей официантке и, ни на секунду не замолкая, начала рассказывать о том, как нашла свое женское счастье в супружеской жизни с моим замечательным дядюшкой. Принесли ее заказ, что такое лежит на тарелках, я понять не смог. Никогда не думал, что можно без остановки говорить и одновременно очень быстро и манерно поглощать пищу.
          -Дядюшка просил передать лично в руки любимому племяннику.- Девушка протянула конверт, не заметил когда и откуда успела его достать. Она уже подчистила свои тарелки и, откинувшись на стул, сыто улыбалась.
          Посмотрел, чем же меня решил порадовать добрый дядюшка Дюрель. На трех листах бумаги, заполненных мелким, каллиграфическим почерком, была полная информация по советнику Трумсу и капитану Грантену- привычки, адреса, маршруты передвижения. Открыл рот, чтобы поблагодарить любимую тетку, но вместо этого тихо выругался матом. Стул, где только что сидела темноволосая красотка, был пуст. Появились серьезные сомнения в ее принадлежности к благородным семействам, на такие фокусы способны только преступники экстра- класса. Подошел к окну. В карету, остановившуюся у входа в ,,Грудку курочки”, садилась моя лже-родственница. Неплохо живут добрые люди в славном городе Артализии.
          Из харчевни вышел не в самом лучшем настроении, мне не жалко было десяти серебряных монет, которые пришлось заплатить за три блюда с труднопроизносимыми названиями, которые заказала эта жуликоватая Жулинария. Не понимаю, зачем она вообще это сделала. Ей что, доставило большое удовольствие наказать таким способом колючего мальчишку? Тетя совершила большую ошибку. Трофим называл меня злопамятным, я всегда возражал, что просто отношусь к людям так, как они того заслужили своими поступками. Уговорил-таки себя заглянуть к оружейнику, забрал готовую кольчугу и пошел в ,,Бараний Рог”. По пути попробовал трезво взглянуть на ситуацию с магией. Артефакт защиты и новый накопитель уже не вызывают таких радостных чувств, что испытывал поутру. Я как был слабым недомагом, так им и остался. То, что другие время от времени за непонятно за что снабжают меня с каждым разом все более сильными артефактами, настораживает и вызывает вопросы. Моих заслуг во мнимом росте силы нет, это просто следствие подачек со стороны.Как бы не пришло время за эти подарки расплачиваться.На постоялом дворе заперся у себя в комнате и внимательно изучал записи, полученные от Дюреля. Вечером заказал в номер ужин и, наевшись жаркого из баранины, лег спать.
          Утром после завтрака, наконец, занялся полученным от Зильвениуса амулетом. Час работы в активированном состоянии почти не сказался на заполненности накопителя. Нашел Мурдона, попросил помочь в испытаниях, он предложил выйти на улицу. Мы спрятались от любопытных глаз за сараем для лошадей, я активировал амулет, абан обнажил меч. Четыре удара не самого слабого воина уменьшили количество субстрата примерно на одну пятую. Предложил продолжить эксперимент с арбалетом или луком, но мой помощник заявил, что в этом нет необходимости, свои атаки он оценил в семь-восемь попаданий стрелами, объяснив, когда-то ему уже пришлось участвовать в таком испытании. Степняк предложил мне активировать защиту на нем и ударить магией, но я отказался от этой затеи. Против людей с амулетами на несколько попаданий его по-любому хватит, а от других лучше сразу бежать, если, конечно, успею. Результаты меня откровенно порадовали. Зильвениус не соврал, когда говорил о цене этой игрушки, она стоит гораздо больше, чем получит от дядюшки Дюреля Храм. Попросил абана найти несколько арбалетных болтов без особых примет, тот, прищурившись, на меня посмотрел и принес шесть штук. В местных мерах длины я до сих пор путался, на Земле сказал бы, что в них чуть больше тридцати сантиметров. Попробовал закрепить две штуки на левой руке, сверху одел кожаную куртку. Движению не мешают, под толстой кожей ничего не видно- то, что надо.
          Обедать, после некоторых сомнений, пошел в ,,Грудку курочки”. Девушка на входе поменялась, но была все такой же вежливо- услужливой. Решил подняться на второй этаж, посетителей почти не было, полдень еще не наступил. Решил заказать сегодня для разнообразия что- нибудь рыбное, не спеша, наслаждаясь процессом, поел. Обед удался на славу, в харчевне просто замечательный повар. Снова Жулинария появилась, когда я уже расплатился и допивал остатки фруктового напитка. Не стал подниматься, когда она подошла к столу, не ответил на приветствие. Девушка видела, что я не очень рад ее видеть, но пыталась улыбаться, и даже открыла рот, чтобы сделать заказ. Не успела.
          -У родственницы с утра сильно пучит живот и она сегодня ничего заказывать не будет. Мы просто обсудим с тетей Жулей наши семейные дела.- Я бросил салфетку на стол и жестом отослал хлопавшую глазками курочку.
          -Мелкий поганец, я вчера просто пошутила, не смей так себя вести со мной. Держи детские обиды при себе, ошибаешься, если думаешь, что мне нравится сидеть с тобой за одним столом. Это просто работа, которую мне поручили выполнить, а свою работу Жулинария всегда делает хорошо.
          -Мне тоже неприятно находиться рядом с особой, имя которой произошло от слова жулик, поэтому много говорить не буду. Передай дядюшке, что заказ принят, свяжусь с ним после того, как выполню работу. У меня все, приятно было познакомиться.
          -Тому, кто убивает за деньги, неприятно находиться рядом с честной воровкой?- Возмущение девушки выглядело искренним.- Не могу без отвращения смотреть на твое наглое, смазливое личико, думаешь было приятно обниматься с сопляком, изображая любящую родственницу?
          -Думаю, что приятно, еле смог от себя оторвать.
          -Ты просто грязный, озабоченный извращенец .
          Тяжело вздохнул. Можно подумать, что это я вчера лез к ней обжиматься. Не очень хочется, но придется этой даме с завышенной самооценкой кое-что объяснить.
          -Жулинария, мне всего пятнадцать лет, маловато, чтобы набрасываться на красивых девушек, а еще я молодой маг с растущим источником и развивающимися каналами. Пока процесс не стабилизируется, мне следует воздержаться от близких отношений с противоположным полом, иначе вся работа над собой пойдет насмарку. Поверь, я действительно не очень рад находиться рядом с тобой, не сильно огорчусь, если мы никогда больше не встретимся.
          В первый раз увидел ее по-настоящему злой- черные глазищи сверкают, платье на вздымающейся груди стало очень подозрительно потрескивать, кудри длинных волос чуть заметно зашевелились, став похожими на черных, блестящих змей. Насчет происхождения я ошибся, эта дьяволица из благородных и явно с магическим даром.
          -Ты хочешь сказать, что я некрасивая и на меня неприятно смотреть ?
          Мы с ней почти не знакомы, она привлекательная молодая женщина, я всего лишь подросток. Чего тетка так взвилась, ничего обидного я ей, кажется, не сказал. Решил, что будет лучше просто помолчать. Мой опыт общения с девушками в кадетском корпусе и в предгорьях равняется нулю. Что же делать с этой рассвирепевшей ведьмой? Какая-то она слишком эмоциональная. Подозвал разносчицу и сделал заказ. Кувшинчик ароматного отвара и огромное блюдо со сладостями подействовали лучше всяких слов. Черноволосая красавица довольно щурилась, выбирая очередное пирожное, наполнил ей напитком третью по счету чашку. Любит она покушать, но, что самое главное, молчит. Сглазил.
          -Ты, конечно, неотесанный чурбан, Виртон Берт, но , приняв во внимание, что вся твоя жизнь прошла в предгорьях, я великодушно решила тебя простить.
          Хотел ответить, но сдержался. Нужно потерпеть каких-нибудь десять минут и больше я эту даму никогда не увижу.
          -А кто тебе сказал, что пока энергетическая система организма не примет законченный вид, молодым магам нельзя заниматься любовью?
          -Живет у нас в предгорьях отшельник, он и подсказал.- Не говорить же ей, что на Земле это известно любому мальчишке с даром. Ограничение теоретически могут не соблюдать природные маги, собственный источник для них не так важен, но желающих находится немного. Практически все с даром начинают жить половой жизнь после двадцати, спеша побыстрее наверстать свое отставание в этом деле от ровесников.
          -И долго ты еще собираешься сторониться девушек?
          -Еще минимум лет пять.
          Тетка выглядела довольной.
          -И все-таки ты извращенец. Может оно и к лучшему,что тебя научили этим глупостям, меньше будет проблем. Давай перейдем к делу. Мне приказали тебя опекать, не могу ослушаться старших. Придется, племянничек, какое-то время потерпеть, я постоянно буду рядом.
          Терпение кончилось. Бросил на стол горсть серебра и пошел на выход.
          -Виртон, а куда ты собрался?- Выскочила из-за спины девушка.
          -К Дюрелю, вспомнил, что нам срочно нужно кое-что обсудить.
          К дядюшке я собрался идти пешком, но Жулинария убедила, что на карете будет удобней. Внутри устроилась напротив и всю дорогу снисходительно посматривала. Она что, этой тарантайкой думала произвести на меня впечатление?
          На винокурню я пошел один, лже-тетя сказала, что подождет в карете. Никаких задержек на этот раз не было, мордовороты вежливо проводили меня до кабинета на втором этаже.
          -Гвоздь, мы же договорились, что ты не будешь здесь появляться, это опасно и для меня, и для тебя.- Попытался наехать добрый человек.
          -Дядюшка, объясни, что за особу ко мне приставили, почему она должна за мной следить и с какой стати я должен все это терпеть?
          - Видно ты стал слишком известной личностью, Гвоздь, это в будущем может помешать работе. Графиню Жулинарию те Шорне прислали авторитетные коллеги из южных королевств, о Гвозде слышали уже и там. У них есть к тебе какой-то интерес, думаю, это будет выгодный заказ, а девочка должна обеспечить безопасное и комфортное путешествие в Карахан, крупнейший город в тех краях. Ты должен отправиться вместе с ней. Это решение принимали самые достойные в городе. Мы в Артализии не хотим портить отношения со своими южными партнерами, у нас с ними много общих дел. Я лично не знаю Жулинарию, но за нее поручились такие люди, что никаких сомнений в полномочиях этой дамы и быть не может. А что тебе так не нравится в ее обществе? Она из благородного рода, настоящая графиня, о ней отзываются, как об очень сильном бойце. За ней ты будешь как за каменной стеной, она еще и просто очень красивая девушка. Так что тебя не устраивает?
          Меня все не устраивало. Возникла мысль, а не проредить ли число добрых людей во всех городах по пути следования на юг. По-моему, они на это просто напрашиваются. Думал, что тетка будет просто ходить за мной по городу, а нам еще и путешествовать вместе. И Дюреля сейчас послать не могу. Еще не заработанные деньги я уже должен Храму. Надо поскорей заканчивать в Артализии со всеми делами и уезжать. С другой стороны, моя цель как можно более быстрее и без лишних проблем попасть в город- порт Вансолон. Благородная, имеющая вес в преступном мире, вполне по силам это обеспечить.
          -Ну как, поговорил?- Поинтересовалась Жулинария, когда присоединился к ней в карете.
          -Поговорил.- Подтвердил я.- До торгового квартала не довезете?
          -Довезем. Ты ведь остановился в ,,Бараньем Роге”?
          -Да, а почему ты спрашиваешь?- Насторожился я.
          -В южных королевствах я стану называться твоей старшей сестрой, кожаный костюм и шляпу придется убрать подальше. А разве может старшая сестра оставить своего непутевого брата без присмотра? Вечером я переезжаю.
          -По-моему, в южных семьях все решения принимают мужчины, а дело женщин молчать и соглашаться. Ты что-то перепутала, сестричка.
          -На юге жители предгорий не имеют никаких привилегий и там плевать хотели на ваши обычаи,ты будешь обычным несовершеннолетним подростком. Я стану твоей старшей сестрой и официальным опекуном. Документы почти настоящие.- Она запустила руку в атласный мешочек с красивыми завязками, который , наверно, заменял ей сумочку. Жестом остановил. Даже бумаги уже приготовила, ведьма.
          -А вот хрен тебя степняки к себе пустят.- Подумал и улыбнулся. Напрасно радовался, вечером она поселилась в соседней с моей комнате. Уважаемый Тирдун Арбан с восхищением смотрел на мою старшую сестру и что-то бормотал себе под нос. Интересно, что за историю она ему рассказала?
         

    Глава 6

          Ужинать собирался как обычно в своей комнате, не очень я люблю находиться в местах, где много людей, а в трапезной редко бывают свободные столы. Ничего не вышло, графиня потащила меня вниз. Подойдя к шумной компании степняков, она парой фраз убедила их уступить место нам и, нисколько не смущаясь простотой блюда, начала поглощать вареную баранину с кашей. Вот чего нельзя отнять у этой ведьмы, так это умения быстро и красиво кушать, делает она это настолько вкусно, что не на шутку разыгрался и мой аппетит. И ведь никакого намека на лишний вес, если верить тому, что позволяло видеть платье. В двадцать лет маг с бурно развивающимся источником? Почему бы и нет, такое иногда и на Земле случается.
          С трудом успевал за энергично поднимающейся по лестнице тетушкой- сестричкой, у дверей мы вежливо пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по комнатам. Прямо в одежде прилег на кровать, часа два- три крепкого, здорового сна у меня есть.
          Когда проснулся, за окном уже стемнело. Переоделся в купленную днем у старьевщика поношенную одежду, закрепил на запястьях кованые гвозди, два болта, на шее висят деревянный пенал с кристаллом кварца и амулет защиты. Открыл окно и, воспользовавшись магией, спланировал вниз. Маленький накопитель теперь наполовину пуст и почти бесполезен. Огляделся по сторонам, никого не видно. Выскользнул за ворота и зашагал в сторону южной части города, там находится район, где в небольших особняках проживают богатые горожане, в основном преуспевающие торговцы. Неплохо платили в городской страже, если капитан Грантен мог себе позволить поселиться в таком месте. Шагать в темноте было не очень приятно, но что такое ночное освещение, здесь пока не знают. Хорошо, что улицы, исключая окраины, мощеные, а все отходы сливаются в желоба. Не хотелось бы во что- нибудь вляпаться, к тому, что во всех городах этого мира здорово воняет, я уже привык.
          -Далеко собрался, братик?- Вопрос появившейся рядом Жулинарии заставил вздрогнуть. Вот же ведьма, как смогла меня выследить? Похоже, одета в куртку и брюки, деталей в темноте не видно.
          -Пока только горячо любящий тебя племянник, тетушка, мы еще не на юге.
          -И куда так торопится мой племянник?
          -На работу, тетушка Жули.
          -Я просила тебя не сметь сокращать мое имя.
          -Тебе не нравится, когда я зову тебя Жули? Странно, по-моему звучит неплохо.
          Графиня ненадолго замолчала, видно решала, похожа она на тетушку Жули, или нет.
          -Ладно, можешь называть так, когда мы вдвоем. Как собираешься действовать?
          Я рассказал, графиня. как всегда, отреагировала очень эмоционально.
          -Это от избытка лени или следствие слабоумия? Ты долго думал, прежде чем в твоей голове родился этот гениальный план?
          Признался, что совсем не думал, и, вообще, не люблю это хлопотное занятие. Девушка захихикала и на время оставила меня в покое. Идти пришлось довольно долго, наконец, улица пошла между коваными оградами, окружающими участки с уютными каменными особняками. Кажется, здесь.
          -Это его дом.- Отозвалась на мои сомнения Жули.
          Накопителя в амулете на то. что я задумал, должно хватить с запасом. Поднялся в воздух и, пролетев над ограждением, приблизился к белому, двухэтажному зданию сбоку. На уютном балконе, с бокалом из цветного стекла в руке расположился в кресле мужчина средних лет. Масляный светильник позволил разглядеть лицо. Это капитан Грантен. Болт, просвистев в воздухе, вошел точно в глаз. Проделал путь за ограду и опустился рядом с графиней.
          -Очень грубая работа, никакого воображения.- Постаралась она меня уколоть .
          Пожал плечами и быстро зашагал в сторону постоялого двора. Жули держалась рядом и молчала. Подошел к ,,Бараньему Рогу” и обнаружил, что моя спутница исчезла. Любит она это дело.
          Утром был отбуксирован в трапезную и, не удержавшись, снова объелся. Как бы мне самому не растолстеть в компании тетушки . Я лежал на кровати в своей комнате, пытался переварить слишком плотный завтрак и занимался источником, когда раздался стук в дверь и встревоженный голос Мудрона сообщил.
          -Виртон, открой, это срочно.
          Срочно, так срочно. Отправился к двери.
          -Пришли люди из Секретной канцелярии, сказали, что хотят видеть Виртона Берта. Они собираются подняться и поговорить с тобой в комнате, я их приведу?
          Возразить было нечего, сын степей побежал за дознавателями, я уже начал закрывать дверь, но это не помешало просочиться в комнату очень серьезной Жулинарии. Она устроилась на единственном стуле и приняла вид уставшей от жизни аристократки.
          -Жули, ты уверена, что должна присутствовать при разговоре?
          -Мальчик, не надо учить тетю. Так нужно.- Мягко послала меня девушка.
          Два дознавателя были похожи на своих коллег, с которыми пришлось столкнуться после истории с почтовой каретой. Такие же серые, невзрачные и целеустремленные. Графиня смерила их презрительным взглядом и не проронила ни слова. Люди в сером немного потоптались и отправились было искать для себя стулья, но были остановлены гневным возгласом девушки.
          -Прежде чем господа дознаватели совершат большую ошибку, хочу услышать подтверждение, имеют ли они право сидеть в присутствии благородной графини Жулинарии те Шорне.
          Господа дознаватели побледнели, потом покраснели и продолжили переступать ногами рядом с дверью. Хорошо, что эта ведьма не заставила меня подтверждать свое право сидеть в ее присутствии на кровати.
          -Свободный дворянин Виртон Берт, объясните, с какой целью вы приходили вчера на винокурню, принадлежащую господину Самтону Дюрелю.
          Я открыл рот, но так и не успел ничего сказать.
          -Протестую против злонамеренного искажения фактов. Благородный Виртон Берт не приходил вчера на вышеупомянутую винокурню. Он приехал туда на моей карете. Об этом его попросила я, а воспитанный молодой человек просто не мог отказать высокородной даме. Еще вопросы, господа дознаватели?
          Все-таки, она настоящая ведьма. Дознаватели смотрели на Жулинарию, как кролики на удава, это что, гипноз? Наверно, краем задело и меня- неожиданно появилась уверенность, что такой замечательной девушке просто нельзя не верить и нужно обязательно выполнить все, что она пожелает. Помассировал ладонями лицо и прогнал наваждение. Какое место в иерархии добрых людей из южных королевств занимает эта милая красавица? А вот с моей принадлежностью к благородным родам Жули погорячилась, слышал, что самозванцев наказывают очень сурово. Допрос, между тем, продолжился.
          -Может ли свободный дворянин Виртон Берт объяснить, что именно он делал на винокурне Дюреля?- Все-таки смог вытолкнуть из себя один из серых.
          -Свободный дворянин Виртон Берт по моей личной просьбе обсуждал с владельцем винокурни возможность поставки роду те Шорне большой партии горькой настойки. Следствие интересует что-то еще?
          Дознаватели начали топтаться особенно энергично. Один нашел в себе силы спросить.
          -Господину Берту знакомо имя капитана Грантена?
          -Благородный господин Берт никогда раньше не слышал этого имени.- Снова мне не дали сказать ни слова. Стало немного обидно, это же меня допрашивают, в конце концов.
          -Осмелюсь спросить, а кем высокородной графине приходится благородный Виртон Берт?- Задал вопрос самый стойкий дознаватель и покачнулся.
          -Он мой личный друт.- Серые заметно смутились и начали пятиться к двери. Когда они исчезли, поинтересовался, что означает то, кем я прихожусь благородной графине.
          -Расскажу, когда энергетическая система твоего организма примет законченный вид.- Уточнять я не решился.
          Жули взяла с меня обещание, что сегодня с территории постоялого двора не выйду, и куда-то убежала. Вспомнил дознавателей и решил ей не возражать. Пообедал один у себя в комнате и безо всякого аппетита, где черти носят эту благородную?
          Появилась она только ближе к вечеру и выглядела очень довольной.
          -Вирт, заказ выполнен. Советник Трумс сегодня во время обеда подавился куском плохо прожаренного мяса и умер прямо за столом. Дядюшка Дюрель согласился, что работа сделана, и передал причитающиеся тебе деньги, за вычетом тех, что пожертвованы храму.- Девушка протянула мне довольно вместительный и тяжелый мешочек. -Ты рад?
          Как она деньги из дядюшки умудрилась вытрясти, ведь вроде бы, несчастный случай. Я, конечно, рад, но не верю в такие совпадения. Уж не с благородной ли графиней на свою беду решил отобедать жадный до мяса советник? Утренний визит дознавателей из Секретной канцелярии показал, что я попал в число подозреваемых. Сколько не думал, так и не смог решить, как покончить с Трумсом, не усугубив своего положения. А графиня, получается, надумала помочь и проявила инициативу. Как бы не случилось еще одного визита серых, теперь уже к ней.
          -Жули, а смерть советника не навлечет на тебя подозрение?
          -С какой стати?- Возмущалась она как всегда очень искренне.- Я его никогда в жизни не видела.
          Интересно, в южных королевствах еще много таких ведьм? Путешествие может оказаться довольно опасным. Графиня, между тем, решила меня порадовать еще одной новостью
          -Виртон, мы завтра утром покидаем Артализию. У тебя остались незавершенными какие-нибудь дела в городе?
          Готовый кожаный костюм я забрал вчера, так что со спокойной совестью ответил, что нет.
          -Для охраны я наняла степняков во главе с Мурдоном. Он показался мне надежным и вменяемым разумным. Они же должны купить припасы в дорогу. Пятнадцати человек охраны, я думаю, будет достаточно.
          -Мы что, отправимся в дорогу не с караваном?- Насторожился я.
          -А что тебе в этом не нравится? Повозок не будет, передвигаться сможем гораздо быстрее, никто не сможет нам указывать, где и на какое время останавливаться, так путешествовать будет гораздо приятней.
          Насчет приятности возникли сомнения. Задница , в отличии от степняков, у меня не железная, я и в повозке себя неплохо чувствую. А как быть с ящиком, я его что, под мышкой держать буду?
          -Жули, а мы с тобой как поедем, тоже на лошадях?
          -И на них тоже, но не волнуйся, карету я здесь не оставлю. Если хочешь, можешь трястись в ней. Ты так не любишь ездить верхом?- Что-то девушка уж слишком веселая, это подозрительно.
          -Люблю, только вот лошади меня не очень любят.- Всей правды решил не говорить.
          -Виртон, я сказала охранникам, что в счет оплаты контракта они могут оставить твою долю за проданные трофеи. Сумма получилась очень приличная, хватит больше чем на месяц, дальше сам с ними разбирайся.
          Повисла тревожная тишина. Нет, я, конечно, благодарен Жули за то, что она избавила меня от множества хлопот и ее выбор продолжить путешествие самостоятельно, наверно, вполне обоснован и где-то логичен. Но принимать все решения, даже не посоветовавшись со мной, с ее стороны просто свинство. И распоряжаться чужими деньгами, пусть и на хорошее дело, я ей не разрешал. Когда она только успела обо всем узнать? Понимаю, что я для графини просто мальчишка с дурной силой, но почувствовать, что на твое мнение откровенно плюет человек, рядом с которым находиться еще не один день, было очень неприятно. Может послать ее по-русски на три буквы и рвануть утром из этого города куда глаза глядят? Я продолжал молчать.
          -Виртон, если ты обиделся, что я заплатила охране из твоих денег, то готова взять траты на дорогу и охрану полностью на себя, и сегодня же все верну. Я хотела как лучше, у тебя и так нательный пояс выпирает через верхнюю одежду, сегодня ты добавишь в него содержимое мешка от Дюреля. Те монеты были бы лишними, с ними ты стал бы похож на мешок с золотом.
          Посмотрел на свою талию. Не заметно, чтобы что-то выпирало, но как-то ведьма о поясе узнала. Что за сказки- она просто решила избавить меня от лишнего груза, который будет мешать передвигаться? Не верю. Я монеты и в карете мог бы неплохо разместить. Прибить ее прямо сейчас, или не стоит. Жули что-то насторожило в моем взгляде.
          -Виртон, ну что ты принимаешь все так близко к сердцу. Денежки я тебе сейчас принесу, ты ляжешь спать и утром уже не вспомнишь об этом недоразумении.
          Глаза начали закрываться, я почувствовал, что засыпаю. Несколько шлепков ладонями по лицу, и сонливость прошла. Магией поднял графиню со стула, пару раз встряхнул и аккуратно вернул на место.
          -Благородная графиня Жулинария те Шорне, если вы еще раз попробуете морочить мне голову своими ведьминскими штучками, я вас прибью.
          -Обещаю, что не стану больше этого делать, они на тебя почти не действуют.- Виноватой эта стерва совсем не выглядела.
          -Это не все. Я не отказываюсь оплачивать охрану и все траты в пути, но, графиня, если вы и дальше собираетесь все решать сами, не считаясь с моим мнением, то лучше прекратить наше сотрудничество прямо сейчас.
          -Прибьешь?
          -Сниму свой ремень с большой, тяжелой пряжкой и выпорю.
          -Ремнем по попе?
          -По попе.
          -Пороть с закрытыми глазами будешь? У тебя же рост источника, развитие каналов и все такое.
          -С закрытыми. А чтобы не сбежала, сначала прибью.
          -Это серьезно. Я, графиня Жулинария те Шорне, обещаю, что впредь всегда буду учитывать мнение свободного дворянина Виртона Берта. Доволен?
          Довольным себя не чувствовал. Наплачусь я еще с этой ведьмой, и обещание учитывать мнение как-то странно прозвучало.
          -Вирт, а как ты относишься к тому, что при выполнении заказов приходится убивать совершенно незнакомых людей. Тебя это не смущает?
          Вопрос прозвучал неожиданно. Такие мысли иногда возникали, но старался долго об этом не думать. Чтобы живым и здоровым попасть на Синтарин, мне нужны деньги. Я их зарабатываю, убивая не самых лучших в этом мире людей. Все ясно и понятно.
          -А почему ты спросила?
          -Мы не очень хорошо поступили, я думаю, ты должен об этом знать. Капитан Грантен не был извергом, истязавшим малолетних проституток, он не хотел подмять под себя взимание поборов с торговцев и ремесленников в восточной части города. Два года назад его жену пырнул ножом в живот грабитель, она умерла. Грантен поклялся, что пока жив, будет уничтожать воров, грабителей и убийц. В последнее время он жил в одном доме со своей незамужней старшей сестрой, теперь двумя оставшимися без отца детьми придется заниматься ей. Мы подумали, что если ты узнаешь правду, можешь отказаться от этой работы. Хорошего вечера, Виртон Берт.
          Ужинать не стал, решил хоть немного поспать. Как и в прошлый раз, покинул комнату через окно, и по темным улицам отправился в район с особняками за металлическими оградами. Я на месте, до дома шагов тридцать, погода стоит теплая и одно окно на втором этаже открыто. Достал из-за пазухи тяжелый мешочек и взвесил в руке. Надо отправить его внутрь нежно и без шума.
          -Что это ты здесь делаешь, Виртон Берт?- Запястье перехватила узкая женская ладошка. Жулинария как всегда появилась незаметно.-Подожди, не бросай. Вирт, я солгала тебе. В бумагах, что передал Дюрель, написана правда- Грантен был извергом и мерзавцем, оставь эти деньги себе. У него никогда не было ни жены, ни детей. Мне кажется, или этот мешочек потяжелее, чем тот, что я принесла от дядюшки?
          -Зачем ты это сделала?
          -Я хочу знать, что ты за человек, Виртон Берт. Мне это нужно.
          -Не боишься, что я тебя все-таки прибью? Представление вчера вечером тоже устроила, чтобы меня лучше узнать?
          -Если сразу не прибил, значит бояться нечего. А насчет представления, да, поэтому.
          -Из-за тебя я остался без ужина и сегодня не высплюсь. Ну и как, поняла, что я за человек?
          -Пока с уверенностью могу утверждать одно. Ты очень вредный.
          Хотел сказать этой ненормальной что-нибудь резкое, но не стал, бесполезно. Мне никогда до конца не понять ни побудительных мотивов, которыми руководствуется девушка, ни тех целей, что она она преследует. О способах достижения результата, которыми она пользуется, лучше промолчать. Я следую обычной человеческой логике, но применима ли она, когда дело касается существа, которое человеком не является. Не стоит больше грозиться ее прибить, вряд ли я справлюсь.
          -Как тебя зовут на самом деле, из какого ты клана?
          -Я Катринария О`Шу.
          Шагал в темноте по ночным улицам Артализии, рядом пристроилась тетушка- сестра- другая Жулинария- Катринария. Очень интересная и многосторонняя девушка. Не зря Зильвениус сказал, что клан О`Шу обожает играть в секретность. Когда подошел к ,,Бараньему Рогу” двору рядом со мной, конечно, никого уже не было.
         
         

    Глава 7

         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
          -Просыпайся, охранники сказали, что скоро будет село с постоялым двором.
          Похоже, меня усыпили однообразные манипуляции с накопителем и собственным источником. Потянулся и открыл глаза. Напротив на сиденье устроилась Жули и аккуратно снимала тетиву со своего длинного лука. Как она умудряется заскакивать с ним в движущуюся полным ходом карету, уму непостижимо. Что-то я совсем расслабился, умудрился проспать ее появление. Присутствие в отряде девушки из клана других, конечно, лучшая гарантия безопасности, но так распускать себя все же не стоит. Она аккуратно уложила тетиву в мешочек из какой-то плотной ткани, тщательно завязала и, достав из-под сиденья небольшой сундучок, спрятала туда. В ее руках появилось небольшое зеркальце, она внимательно себя осмотрела и убрала под кокетливо сидящий на голове берет несколько выбившихся черных прядей. Жули еще немного покрутила головой, осталась довольной увиденным, и зеркальце отправилось все в тот же сундучок. Графиня всегда и во всем желала быть совершенной. Она идеально выглядела, идеально одевалась, идеально кушала, идеально держалась в седле, идеально охотилась со своим луком. Интересно, некоторые сложности в наших взаимоотношениях, возникающие время от времени, это просто часть ее идеального плана? После того, как девушка призналась, что принадлежит к клану других, в нашем общении мало что изменилось, разве что серьезных ссор больше не было. Странных поступков, совершаемых с целью выяснить, что за человек Виртон Берт, с ее стороны тоже не пока наблюдалось, и это откровенно радовало На все мои попытки выяснить что-нибудь новое о кланах и материке Синтарин, она отвечала, что когда придет время, узнаю все, что мне сочтут необходимым сообщить если, конечно, доживу до этого дня. Непонятно, она что, не собирается защищать драгоценную тушку Виртона Берта? Когда спросил Жули, для чего же тогда путешествовать вместе со мной, та объяснила, что в Карахане нас ждет небольшое совместное дело, какое именно, уточнять отказалась. Ну хоть что-то, какое-то время можно за свое здоровье не опасаться. Я продолжал ее называть именем графини, она не возражала. Мы уже четвертый день в дороге, я не покидал кареты, а Жули, захватив свой лук, утром садилась на лошадь и надолго исчезала в лесу, оказалось, она заядлая охотница. Степняки поначалу опасались, что она отстанет, и пытались сопровождать девушку, но уже на второй день прекратили свои попытки. Мурдон признался, что за этой ведьмой степняки просто не успевают. Без дичи она никогда не возвращалась, в основном это крупные серые птицы, уже три дня они были главным блюдом ужина на постоялых дворах, где останавливались на ночь. Сегодня, похоже, нас снова ждет зажаренное на огне свежее мясо с хрустящей корочкой. Жулинария всякий раз сопровождала абана, тащившего связку ее добычи на кухню, и лично подробно объясняла поварам, как именно нужно приготовить дичь. За столом графиня всякий раз замечала, что получилось не идеально, но есть можно.
          Девушка сидела напротив, сложив руки на коленях, живое воплощение умиротворенности и спокойствия, да и только. Если бы не видел своими глазами, как этот ангелочек способен в одно мгновение превращаться в настоящую ведьму, ни за что бы не поверил. Чего не могу понять, так это как ей удается скрывать мощный накопитель, ведь он обязательно должен быть, а я его совсем не чувствую. Стали появляться мысли, а действительно ли она из кланов, может стоило до отъезда пообщаться с Зильвениусом и поинтересоваться, правда ли эта особа Катринария О`Шу. После недолгих сомнений все же решил, что в последний раз девушка назвалась своим настоящим именем. Карету сильно тряхнуло, пришлось придержать рукой ящик, который постоянно на сиденье рядом со мной. Жули и раньше обращала на него внимание, но вопросов не задавала, а сейчас не выдержала.
          -А что такого ценного ты хранишь в этой штуке?
          Объяснил и показал. От души посмеявшись, другая решила съязвить.
          -Для чего дед оставил тебе мощный накопитель? Ты настолько убог, что не можешь ему найти лучшего применения?
          На Земле я никогда не отличался особой сдержанностью, здесь, на Рамее не один раз приходилось, наступив себе на горло, молча выслушивать оскорбления и глупые шутки. А вот сейчас прорвало.
          -Ему стало стыдно. что отобрал у мальчика классную игрушку, и он оставил мне это убожество, в надежде, что я его прощу, и в будущем у О`Шу не станет одним могущественным врагом больше. Он мудр и думает о будущем клана.
          В первый раз увидел графиню удивленной. Девушка подняла свою попу с мягкого сидения и с интересом начала меня разглядывать.
          -А ведь дедушка предупреждал, что кровь даст о себе знать, на выход, красавчик. Честная сталь и магия, данная богами. Не разочаруй меня, иначе я просто тебя выпотрошу. - Графиня своей изящной ладошкой потянулась за узким, но от тем не менее выглядящим весьма хищно клинком.
          Жули попыталась достать меня другой рукой, но я не дал ей этого шанса, резко распахнув дверцу, и с заднего сальто покинул карету. Опять удивлена. Напрасно, в гимнастическом зале я всегда был лучшим на курсе, да и стихия воздуха мне не чужая. Чего я так психую и выпендриваюсь? Вспомнились занятия по началам психологии на Земле. Похоже, красивая девушка,пусть и гораздо старше, мне нравится гораздо сильней, чем я сам готов в этом себе признаться, и в отсутствии других кандидатур на мое внимание, засела в голове слишком крепко. Будем вырубать, мне это сейчас совершенно ни к чему.
          Через несколько минут я суетился рядом с исходящей слезами и соплями Жули. Пришлось пожертвовать своей сорочкой, которая пошла на лоскуты, которые я обильно поливал водой из фляги и передавал девушке взамен отброшенным в сторону.
          -Ты мерзавец, Виртон Берт. В честном поединке не место для подлых приемов. Я же сказала, только честная сталь и природная магия.
          -А я ничем другим и не пользовался, просто забыл, что пару пакетов с самыми злыми и дорогими специями из южных королевств храню на запястьях и ударил с рук воздухом. Несчастный случай.
          Не поверила. Много раз слышал от ребят в кадетском корпусе, что девушки наносят удары по этим местам как-то особенно. Нет, им точно известен страшный секрет, а я ведь просто хотел ей помочь. Ни разу в жизни не плакал, вот и сейчас просто молча катался по траве, не в силах справиться со страшной болью.
          -Ты прощен.
          Слова слышал, но никакого отклика в моей душе они не нашли. Где реальность, и где мои яйца. А, действительно, где? Судорожные поиски принесли облегчение, они на месте. Лег на спину и попытался войти в транс, кажется, получилось.
          -А почему ты не возражаешь, когда тебя зовут Гвоздем?- Вздрогнул и попытался отползти куда-нибудь в сторону. Ничего не получилось, навалилась сверху на меня своим телом и смотрит сквозь катящиеся слезы в глаза.
          Вспомнился кадетский корпус, толпа старшекурсников, которая с криками,-Мы вобьем тебя, Гвоздь,- гнала меня по парку и то, чем все это закончилось. Задумался, как-бы все объяснить, не вызывая особых расспросов.
          -Поначалу мне очень сильно не нравилось это прозвище. Это продолжалось до случая, после которого один очень уважаемый в предгорьях человек сказал.-Ты гвоздь, который не гнется, и который не забить без его согласия, но нет таких,что держали бы крепче. После этих слов я стал гордиться, что меня так называют.
          -Теперь я буду звать тебя Гвоздем, но только когда рядом нет посторонних .
          Блин. Вот что делать четырнадцатилетнему мальчишке с шикарной взрослой девушкой, которая забралась на него сверху и тихо льет слезы на жалкие остатки сорочки. Бедром она задела остатки моей мужественности, снова заставив закусить губы.
          -Жули, а на ком ты отрабатывала силу и точность удара? Не поверю, что я был первым.
          -У меня был жених, подчас он вел себя слишком назойливо.
          -А где он сейчас?- Что-то в словах девушки мне не понравилось.
          -Мы его убили.
          Вот так просто. Ну не понравился идеальной девушке не идеальный жених. Что с ним делать? Конечно, убить. Но почему мы, они его что, всем кланом убивали? Снова попытался выползти из-под прекрасного тела- без шансов.
          -Я знал, что вы созданы друг для друга, хвала Абалу, два любящих сердца встретились и это навсегда.- На этот счет у меня были серьезные возражения, но сказать ничего не успел.
          -Мурдон, ты мудр и сразу все понял, но не совсем верно. Виртон оказался моим потерянным родичем по бабушкиной линии, всегда мечтала иметь в родственниках мальчишку с мерзким характером и гадкими манерами, и вот, такая удача.
          А потом заговорил всегда немногословный Мурдон. Слышал о том, что нет людей более заботящихся о своей чести, чем абаны, но сейчас начальник охраны нашего маленького отряда смог меня удивить.
          -Великолепная госпожа. Только благодаря смелости и доблести этого мальчика я и двое моих соплеменников живы. Если вы еще раз выразитесь подобным образом о тен-нейлеке, победителе невидимок, я буду вынужден вызвать молодую херси на хейрем- поединок чести до смерти. Уже сожалею о том, взялся сопровождать в походе вашу неземную красоту без согласия нелюбимого родственника. Ван хейрем, молодая госпожа, слова легко слетают с губ, но за них нужно отвечать.
          -Никакого хейрема не будет, Мурдон. Это наши дела, только наши- мои и моей вновь обретенной троюродной сестры. Позволь нам остаться наедине и обсудить внутрисемейные проблемы. Думаю, тебе сейчас нужно пойти к своим землякам и объяснить им, что все это, не более чем шутка двух нашедших друг друга родственников. Не стоит им так пристально нас разглядывать.
          Степняк, что-то недовольно бурча себе под нос, отправился к продолжающим таращиться на нас соплеменникам. Надежды на то, что под чужими взглядами красавица наконец-то выпустит меня из-под себя, так и остались только надеждами. Соплей и слез стало заметно меньше, а вид эта особа имела довольный, как обожравшаяся сметаны красивая, сытая кошка, лежит на мне и, того гляди, заурчит от удовольствия. Черт возьми, ведь это идеальная девушка, она не должна вести себя столь вызывающе. Все-таки в плане общения с прекрасным полом у меня серьезный пробел, похоже, есть в этих созданиях нечто-то такое, что мне пока не понять.
          -Жули, ты не могла бы оставить мое многострадальное тело в покое и дать возможность подняться. Поверь, так нам будет гораздо удобней разговаривать.- Снова она двинула своим бедром, заставив скривиться.
          -Больно?
          -Немного. За что?
          -Ты нехорошо со мной поступил, но я не сильно обиделась и решила простить. А прощение нужно было заслужить. По-моему, не слишком великая плата. Не переживай за свое хозяйство, на нас все быстро заживает.
          -У кого это, у нас?
          -У нас, у тех, кого люди называют другими.
          -Я человек, ты что-то путаешь. И отец… мой совершенно обычный человек. Вот, правда, мать никогда не видел- умерла сразу после моего рождения.
          Девушка внимательно, как-то по-хозяйски меня оглядела, показалось, что даже обнюхала, и выдала окончательный вердикт.
          -Самый настоящий другой. И, чтоб ты знал, у другого и человека не может быть общих детей, тот, кого ты всю жизнь звал отцом, на самом деле им не является. И последний довод. У тебя два магических дара, воздух и жизнь, среди людей таких не бывает.
          Катринария О`Шу смогла в очередной раз меня удивить, вспомнился портрет матери Виртона. А куда исчез его настоящий папаша? Какая-то мутная история, вызывающая массу вопросов и грозящая обернуться в будущем множеством проблем..
          -А ты знаешь, и какого клана могли быть мои родители?
          -Могу только предполагать, дедушка тоже не до конца уверен. Это очень грустная история, Гвоздь, расскажу когда-нибудь позже. Они все погибли, если все обстоит именно так, как думаем мы с дедом, кроме тебя в живых из клана никого больше не осталось. Ты последний. Больше пока ничего не скажу.
          Не могу сказать, что откровения девушки сильно меня обрадовали. В ближайшее время я собирался вести себя по возможности тихо и незаметно, влезать в разборки кланов других совершенно не хочется. И, черт возьми, не знаю, какая именно кровь, время от времени будет давать о себе знать в этом теле, но я ощущаю себя просто Владимиром Федоровым. А может, все еще и обойдется.
          Жули резко скатилась с меня. Наконец-то появилась возможность встать на ноги, все еще очень больно, она с быстрым заживлением ничего не напутала?
          -Помоги мне подняться.- Девушка подняла руку. Если бы кто-то сказал, что эта неприступная красавица еще только что бесстыдно прижимала мое тело к земле, ни за что бы не поверил. Шальная она какая-то, но очень красивая, зараза. Одернул себя - не расслабляться. Она на самом деле совершенно другая, Вовке Федорову с этой странной особой не по пути .
          Наверно, я очень сильно помог- девушка, чуть коснувшись моей руки, вспорхнула с земли. И зачем ей это было нужно, совершенно непонятно.
          -А почему ты носишь дурацкие ковырялки на поясе, с этим недоразумением собирался сойтись со мной в поединке на стали?- Жули сделала жест рукой в направлении трофейных даг.
          Не стал даму расстраивать откровением о том, что мне такие поединки с красивыми названиями совершенно ни к чему, а уж тем более честные. Не стоит этого делать, кто знает, какие такие страшные другие тараканы живут в ее очень красивой другой голове. Пожалуй, стоит общаться с Жули по возможности вежливо и максимально осторожно. Трофим, который очень много сделал для меня в той жизни, учил не только бою на саблях. Старый волк, прошедший все возможные усиления эликсирами, очень много дал мальчишке, который каждое утро сидел у ржавого ведра с камнями.. Не думаю, что в этом мире среди обычных людей найдется хотя бы один боец его уровня. Да и насчет не совсем людей есть некоторые сомнения. Трофим всегда уклонялся от прямого ответа, но сильно подозреваю, что служил он в отряде Имперские орлы, слухи об их подвигах больше похожи на сказки. После нескольких месяцев занятий штатный преподаватель фехтования начал странно на меня смотреть, потом я был ознакомлен с приказом, в соответствии с которым считался прошедшим обучение по предмету с наивысшей оценкой. Наверняка, Трофим постарался. Постараюсь быть очень вежливым.
          -Жули, это совсем даже не ковырялки. В теле человека много твердых штуковин, которые называются костями.Мне пока не по руке серьезный клинок, а легкий с широким лезвием в самый неподходящий момент может изменить направление движения или просто застрять. Это оружие одного удара, нужно просто знать, куда бить.
          -Дага, предназначенная большей частью для защиты, и которую держат в левой руке, страшное парное оружие? Очень странно. А ты, значит, знаешь, куда нужно бить?
          -Знаю, но предпочитаю избегать неприятных случайностей. С такими узкими клинками, как у этих ковырялок, у меня гораздо больше шансов выжить.
          -Как интересно, и всему этому учат в Предгорьях? Легкий тренировочный поединок, твоя награда- я сегодня сама приготовлю для нас двоих ужин. Поверь, это будет бесподобно.
          Никогда не пробовал идеально приготовленный ужин, хочу. Сильно смущает одно обстоятельство. Трофим еще в начале обучения страшно орал, когда я пытался смягчить удар, боясь задеть наставника- оружие всегда было только боевым.
          -Недоносок, всегда бей на поражение, может проживешь на несколько лет больше.- Это самое вежливое, что я от него слышал. Воспитательные меры принесли свои плоды- теперь, если наношу удар, то только для того, чтобы убить, это настолько крепко засело в голове, что все происходит на уровне инстинкта. Что я в этом более гибком, быстром и выносливом теле представляю из себя как боец, пока могу только догадываться- до этого дня использовал только магию , но думаю, что все очень серьезно. Больше года без тренировок, конечно, очень много, но почему-то уверен, что и сейчас способен кое-кого удивить. Хромому отставнику всегда хватало мастерства, чтобы парировать удар, или просто уйти от него. А вот как быть с Жули? Зараза, конечно, но мне гораздо приятней видеть ее живой и здоровой. Очень долго подбирал самые вежливые слова, и все-таки смог объясниться.
          -Ты просто глупый мальчишка из Предгорий. У меня амулет защиты, у тебя амулет защиты. Уровень заряда накопителя ты должен чувствовать, не пытайся врать. Когда поймешь, что дело плохо, просто крикни.- Гоп.
          Жули только начала вытаскивать из ножен свой узкий клинок странного серого цвета, а я уже был в полутрансе. Поехали.
          Крикнуть гоп пришлось очень скоро. Девушка, улыбаясь. но как-то очень странно на меня глядя, протянула.
          -Два смертельных в печень и один раз удар в глаз, этот прием был очень грязным. Мальчик, рассказывай, кто тебя учил, и кто ты такой на самом деле.
          Серьезный прокол, что ж в ее обществе я полностью теряю способность нормально соображать? Откровенничать с Жули нет никакого желания, не думаю, что делающим, все, чтобы время на этой планете остановилось, другим, нужен гость с далекой Земли. Хочу дожить до вечера и насладиться честно заработанным ужином. Будем тянуть время.
          -Жули, я задавал тебе множество вопросов, на которые так и не получил ответа. Ты великодушно объяснила, что мне обо всем расскажут, когда сочтут нужным. Этот день настанет, и я тоже не стану от тебя ничего скрывать. На откровенность нужно отвечать откровенностью, по-моему, это очень справедливо. Ты со мной согласна?
          -Гвоздь, не помню, я уже говорила о том, что ты вредный?
          Обо всем она прекрасно помнит, а сейчас просто развлекается- в глазах веселье.
          -Говорили, благородная графиня. Но в прошлый раз я был очень вредным. Расту в ваших глазах?
          -Не воображай о себе слишком много. Для меня ты все такой же маленький засранец, Виртон Берт. Хотя нет, не так. Уже довольно большой.
          Хотел ответить, но сдержался. Не стоит идти у нее на поводу- меня снова нагло и с улыбкой на лице провоцируют.
          Жули подождала некоторое время и, поняв, что ввязываться в перепалку я не собираюсь, первой решила нарушить молчание.
          -Гвоздь, ты убедил меня, что умеешь обращаться с парой даг, но я заметила, что тебе более привычно было бы держать в руке что-то другое. Тогда почему все-таки вместо хорошо знакомого оружия пара ковырялок?
          Рассказал ей, в этом мире существует что-то похожее. Жули задумалась.
          -Встречала такие штуки в Южных королевствах, но то, что о них слышала меня не впечатлило. Дело твое, каждый выбирает честную сталь себе по руке. Уверен, что не сможешь найти себе ничего из готового?
          -Когда окажемся на юге, попробую поискать, но думаю, что вряд ли. В готовом всегда что-то не так.
          -Согласна, оружие должно быть идеальным. - Девушка ласково погладила эфес своего клинка.- Советую с этой кривой штукой подождать до Синтарина. Я познакомлю тебя с таким оружейником, каких ты еще не видел. Только золото с этого дня советую расходовать как можно аккуратней, иначе может не хватить на оплату заказа. Хватит сидеть в душной карете. приглашаю составить мне компанию в короткой конной прогулке. Я на своей резвой лошадке, а рядом ты на своем гордом скакуне. Мы неплохо будем смотреться вместе. Если опасаешься за сохранность ящика с гвоздями, посадим кого-нибудь из абанов его охранять.
          Что на нее сегодня нашло, до этого дня вела себя тихо и спокойно. Коня я себе приобрел утром в день отъезда из Артализии. Долго выбирал, пока не нашел то, что нужно. Жули хохотала, разглядывая мое четвероногое транспортное средство- печального мерина преклонных лет, неопределенного окраса, но зато очень смирного. Он совсем не реагировал на мое присутствие. В карете, действительно, было душновато, постоялый двор уже где-то недалеко- значит езда верхом долгой не будет. Я согласился.
          Мы ехали в середине нашего маленького отряда и молчали. Бросил взгляд на Жули- всегда бы так. Сглазил.
          -Ты сейчас заснешь и свалишься с седла. Попытайся сильно не отставать.
          Лошадка девушки рысью полетела вперед. Я попробовал шенкелями придать своему мерину ускорение. Не сразу, но что-то получилось, медленно, но мы все-таки начали обгонять степняков. К счастью, долго издеваться над бедным животным не пришлось. За поворотом лес, по которому мы ехали неожиданно кончился, вдалеке виднеются какие-то постройки, наверно тот самый постоялый двор. Жули спешилась и что-то высматривает среди простирающихся до горизонта лугов. Я подъехал к девушке, за мной следовали абаны.
          -Ты не торопился Виртон Берт, это не очень вежливо с твоей стороны. Я хочу кое-что показать. Мурдон, мы отъедем совсем недалеко, оставайтесь здесь. Виртон, уверяю, это будет очень интересно. Поехали.
          Стало интересно. Что ж она такое интересное умудрилась найти в этих лугах? Густая трава, много цветов, бабочки, пчелы, еще какая-то жужжащая мелочь. Пытался что-то высмотреть в том направлении, куда мы направлялись- да нет, все тоже самое. Отъехали довольно прилично, когда смог, наконец разглядеть впереди небольшой островок растительности, выделяющийся на общем фоне. Жули хотела мне показать именно его. Небольшой, диаметром шагов пятьдесят, когда подъехали вплотную, он, действительно, заставил меня удивиться. Все те же густая трава и цветы, но они были совершенно другими. Выше окружающей растительности раза в два и, при внимательном рассмотрении, не совсем обычные. Трава была не просто зеленой, а какого-то невероятного яркого оттенка, цветы не просто большими, а огромными, всевозможных цветов и невероятной красоты. А еще они двигались. Сначала думал, что показалось, но, действительно, при полном отсутствии ветра по этому странному островку проносились волны движения.
          -Понравилось? Давай зайдем внутрь этого чуда.- Мне показалось, или голос девушки, правда, был печальным?
          Спешились и пошли вперед. Граница пройдена, пришлось снова удивляться. Перед Жули зеленая стена спешно расступалась, всячески избегая касания, ко мне же растения, наоборот тянулись, но я через одежду почти не ощущал прикосновений, это были совсем не путы, а больше напоминало попытки ласкового котейки потереться о ногу хозяина. И еще запах, невероятно густой запах цветов и трав. Остановились.
          -Гвоздь, попробуй отрешиться ото всего и сделай глубокий вздох, сосредоточься на запахе.
          Снова стало интересно, сделал, как просила девушка. Это было сильно и заставило покачнуться. Почти отпустило, оставив лишь непонятный осадок гнева и печали в душе.
          -Что почувствовал?
          -Боль, сильную боль. Здесь.- Показал на грудь.
          -Это все кровь, в тебе течет очень сильная кровь, Гвоздь. Знаешь, что это такое? Остатки Волшебного поля, и твой клан имел к ним прямое отношение. Только не пытайся лезть с дурацкими вопросами к каждому встречному- проживешь дольше. Все узнаешь в свое время, как и договорились.
          -Так они были не только на Синтарине? Зильвениус говорил…
          -Они были везде. И не слишком верь церковникам. Мы возвращаемся.
          Снова куча вопросов, снова на них нет ответов. Попробовать надавить на Жули? Ага, ага. И ссориться с девушкой не стоит, ее клан, кажется, на самом деле, желает мне добра. Хотя, ухо надо держать востро, не хотелось бы стать марионеткой в чьих-то руках.
          Всю дорогу ни с кем не общался, погруженный в невеселые мысли. Опять плыву куда-то, как…
          Все строения на постоялом дворе были дряхлыми и какими-то жалкими. Степняки остались заниматься лошадьми, они всегда делали это только сами, а мы с Жули вошли внутрь. Трапезная столов на десять, два крошечных окошка пытались сделать ее светлой, но у них очень плохо получалось. Три стола заняты, за одним какая-то шумная компания. Мы направились к стойке, из-за которой выглядывал немолодой полный мужчина.
          -Юный господин со своей содержанкой.
          -Нет, это юный альфонс со своей госпожой.
          Продолжая обдумывать все произошедшее сегодня, не сразу понял, что это о нас.
          -Но хороша, драная сучка.
          -Да, ничего шлюшка.
          Когда подлетел с дагами в руках, все было кончено. Четыре тела на полу, головы валяются рядом. Кровь уже не била фонтаном, но продолжала вытекать. Жули успела отправить меч в ножны и сейчас досадливо разглядывала крохотное пятнышко крови на светлой перчатке.
          -Такую вещь испортили, твари. Хозяин, бегом сюда.
          Толстый с опаской выбрался из-за стойки и все-таки решился подойти.
          -Я благородная графиня Жулинария те Шорне. Кто эти ублюдки?
          -Осмелюсь сказать, то не ублюдки. Это сынок нашего барона с дружками. Были.
          -Я сказала ублюдки, значит так оно и есть. А что они здесь делали, в этой глуши? Если мне память не изменяет, городок барончика часах в четырех езды.
          -Да гуляли здесь иногда, ну и куражились над постояльцами . Весело им… Было.
          -Срочно пошли человека за дознавателями. Оскорбление благородной, барон должен ответить за то, что воспитал ублюдка.
          В зал ввалились степняки .
          -Номера нам всем, быстро. Мне еще ужин готовить.
          Толстяк вытаращил глаза.
          Вечером мы сидели за столом в комнате девушки. Я пытался сосредоточиться на идеально приготовленной птичке, но учиненное девушкой побоище не выходило из головы. Я тоже убивал, но это было совсем другое.
          -Почему ты морщишься, тебе что, не нравится?- Мне показалось, или в голосе девушки, действительно, присутствует гнев?
          -Нет очень, очень нравится. Бесподобно. - Поспешил я ее заверить.- Приготовлено совершенно идеально. Жули, а обязательно было нужно их всех того?
          -Гвоздь, если существо, не относящееся к женскому полу, называет девушку, которая не давала для этого не малейшего повода, сучкой и шлюхой, это не мужчина. Есть такие уроды, которые думают, что если имеют весомый аргумент в штанах, это дает им право не считать женщину человеком. Ненавижу, когда ничтожество пытается самоутвердиться и хоть немного почувствовать себя мужчиной, унижая женщину. Все, о ком я сейчас говорю, предпочитают большей частью это делать тогда, когда уверены, что им за это ничего не будет. Это не мужчины, это бесполая мерзость в штанах. Я благородная из древнего рода, они меня оскорбили и должны были умереть. Откуда такие только берутся.
          -Может их девочки в детстве обижали, или с женщинами проблемы?- Предположил я.
          Жули задумалась.
          -Насчет девочек не знаю, но уверена, что все, действительно, происходит еще в детстве. Вот почему ты не стал сильно возмущаться, когда получил от меня сегодня между ног?
          -Понял, что был неправ.
          -Еще как неправ, Гвоздь. Та смесь, что ты запустил в меня, обычного человека могла оставить без зрения на всю жизнь. Успокойся, верю, что не знал. Ты признал свою неправоту, слизняк сам себя смог бы убедить, что его ударили ни за что. Ты катался по земле и не издал ни звука. Слизняк на твоем месте орал бы и плакал горючими слезами. Поздравляю, Гвоздь, ты еще мальчишка, но уже похож на мужчину. Мужчина с сильной кровью- завидный муж. И не делай страшные глаза. Я для тебя старовата. Есть более подходящие кандидатуры. Для них и стараюсь.- Я поежился. Это она сейчас о чем?
          -Жули, о каких кандидатурах ты ведешь речь?
          -Как о каких? Уже сейчас нужно думать о будущем, кто-то же должен будет составить тебе пару.
          -Пару для чего?
          -Пару для всего.
          Я снова поежился. Разговор начал принимать неприятный оборот.
          -А ничего, что мне всего пятнадцать лет? И помнишь тот разговор- пока не стабилизируется процесс роста источника и каналов, никакой пары у меня не будет, извини, Жули.- Та начала меня внимательно разглядывать.
          -Внешне, вроде, нормальный, но иногда я серьезно начинаю сомневаться в твоей вменяемости. Ты кто?
          -Виртон Берт.
          -Как с тобой иногда тяжело. Ты другой, нет для тебя никаких ограничений.
          Вот это оборот. Когда-то кадет Владимир Федоров мечтал, что в тот знаменательный день, когда, наконец, будет можно, отправится в самый шикарный бордель и там устроит мамзелям такое… Что делать сейчас, я не знал. С опаской посмотрел на девушку. Ну, уж, нет.
          -Жули, что-то я сегодня сильно устал, пойду к себе. Еще раз благодарю за идеальный ужин.
          Всю ночь мне снились кошмары. Я бежал, плыл, летел, просачивался, но они все равно меня настигали. Пять Жулинарий в возрасте от двенадцати до семнадцати лет стояли с окровавленными мечами в руках и вкрадчивым голосом спрашивали.
          -А почему ты не хочешь, чтобы мы стали твоей парой?
         
         

    Глава 8

         
         
         
         
         
         Утром мы продолжили путь. События предыдущего дня и кошмарная ночь сказались- не было никакого желания оставаться с Жули наедине, вдруг снова заведет разговор о кандидатурах мне в пару. Рановато еще думать об этом, да и то, что кого-то будут навязывать, просто бесит. Придет время- сам найду. Возникло подозрение, а не был ли я вчера весь день под действием странной магии клана О`Шу. Начал сторониться девушки. Моментально что-то почувствовавший Мурдон не отходил ни на шаг, не давая Жули вести со мной разговоры с глазу на глаз. Та хмурила брови, но внешне казалась идеально- спокойной. Через некоторое время я, наконец, окончательно пришел в себя, внешне все выглядело, как и прежде, но некоторая напряженность в отношениях осталась. Жули, то ли чувствуя это, то ли понимая, что перегнула палку, неприятных тем в разговорах старалась избегать. Меня это вполне устраивало. Целыми днями безвылазно сидеть в карете надоело, много времени стал проводить в седле. Если удалялся от отряда, рядом обязательно держался Мурдон с тремя соплеменниками. Ничего интересного не происходило, и было откровенно скучно. Девушка, видимо, специально выбирала маршрут, так, чтобы крупные города оставались в стороне. Леса, луга, снова леса, поселки и маленькие городки, постоялые дворы, дорога и много, много пыли. В одном из городков поздним вечером, выбравшись через окно из комнаты постоялого двора на улицу, отправился, наконец, в веселое заведение. Местные мамзели произвели на меня очень сильное впечатление- сразу почему-то вспомнились дурные болезни. Плюнув и решив, что рисковать не стоит, пулей вылетел из борделя. Жули за завтраком делала вид, что ничего не случилось, но явно обо всем знала.
          Постепенно лесов становилось все меньше, со временем деревья стали встречаться только в глубоких оврагах и балках. Сочная, зеленая трава постепенно стала вытесняться редкими, высохшими под ярким солнцем растениями. Голодные степи. Абаны усилили бдительность- местные жители пользуются дурной славой. Несколько раз в поле зрения оказывались всадники, на расстоянии сопровождающие наш отряд, но до конфликта, к счастью, дело не дошло. За все время в пути ранее разбойников- бандитов увидеть так и не довелось, вот только пару раз в лесах Жули грозила кому-то, скрывающемуся в чащобе, пальчиком.
          Вместо крупных серых птичек девушка уже давно добывала на охоте небольших коричневых, среди местных жителей почти не встречалось русых, люди были черноволосыми, с темными глазами. Они не говорили- кричали, и каждый вопль сопровождали бурной жестикуляцией. Пару раз повара по своей инициативе приготовили дичь с такими веселыми специями, что мясо просто невозможно было есть, не запивая огромным количеством жидкости. Жули была недовольна и ходила разбираться на кухню. Южные королевства все ближе и ближе.
          Снова стали попадаться значительные участки зеленой травы, все чаще встречались небольшие группы деревьев. Небольшие коричневые птички сменились такими же по размеру , чем-то похожими на фазанов. Настал день, когда Жули объявила.
          -Мы пересекли границу Южного королевства Тиодом.
          Страшно хотелось спросить, где именно эта граница и почему ее никто не охраняет, но промолчал. Через три дня мы въехали в довольно крупный город- Сарамет. Следующим утром девушка потащила Гвоздя на рынок и в мастеровые кварталы. Зачем? Конечно, за саблей. Ничего подходящего найдено не было, и мы просто бродили по рынку.
          -Давай зайдем.- Девушка показала рукой на лавку алхимика.
          Пожал плечами, почему бы и нет. Вошли, открыв массивную дверь, отозвавшуюся звонким голосом разбуженного колокольчика. Жули начала беседовать с хозяином заведения, седоволосым, крючконосым коротышкой.. Я сначала с интересом разглядывал помещение, потом стал прислушиваться к разговору, язык на Рамее единый, просто разные диалекты.
          -Да, прекрасная госпожа, в продаже всего две штуки, большая редкость, знаете ли. Остались только на Синтарине, путь туда долог и очень, очень опасен. Для вас всего пятьсот золотых за штуку. В Равнинных королевствах вы этого не найдете, только под заказ и безумно дорого. Нет, в меду сейчас нет, очень много любителей сладенького, ха-ха. Обе в спирту. Та. что с розовыми крылышками, сделает вас моложе минимум на два года, на тот же срок гарантировано идеальное здоровье. Не нужно, вы и так молоды? Тогда та, что с зелеными, она тоже избавит от болезней, а в придачу сделает прекрасную госпожу просто божественно красивой. Да, одежду и башмачки тоже можете смело кушать, они из лепестков цветов. Мясо нежнейшее, пальчики оближете. Нет, как можно, госпожа, в жидкость они помещаются живыми, используется парализатор. Вот, пожалуйста.
          Коротышка ставит на прилавок прозрачную емкость, в которой плавает заспиртованная копия того крылатого чуда, что изображено на заветной картинке Виртона Берта. Огромные зеленые глаза смотрят на меня испуганно-удивленно. Боль, невыносимая боль в груди, гнев и жажда крови.
          -Гвоздь, нет, не надо!- Заорала Жули и, схватив за руки, рывком дернула в сторону двери.
          В себя пришел только на улице.
          -Фейки, они же разумны?- Не отпускало желание вернуться и уничтожить хозяина страшной лавки. И не только его, и не просто уничтожить.
          -Они наивные, своенравные, и очень даже разумные.
          -И люди их едят? Едят разумных и таких красивых маленьких феек?
          -Да, едят, но только очень богатые. Впрочем, если бы у бедных завелись денежки, они бы тоже не отказались. Давай поговорим об этом после обеда, для начала остынь.
          -Знаешь, обед сегодня я, пожалуй, пропущу.
          Мы вернулись на постоялый двор, у себя в в комнате, как был, в верхней одежде завалился на кровать. Кто же ты на самом деле, Виртон Берт? К эмоциям и чувствам, испытанным в алхимической лавке, Владимир Федоров не имеет никакого отношения. Пресловутая сильная кровь? Не знаю, никакой информации нет. То, что услышал и увидел, чудовищно мерзко, и за это нужно карать, но случившееся после того, как посмотрел в большие зеленые глаза, было запредельным и не моим. И еще эта непонятная боль в груди. Что за тело мне досталось, это везение, или я законченный неудачник?
          Никогда не был мнительным, но одна мысль о том, что придется поглощать пищу и смотреть, как это красиво делает Жюли, вызывала отвращение. На обед, как и предупредил заранее девушку, не пошел, продолжая валяться на постели. Вежливо постучавшись, Жули предложила пойти в городской парк. Это она меня от людей и строений, что ли подальше уводит, чтобы жертв и разрушений избежать? Похоже на то. Только зря так волнуется. Будет возможность, я накажу этих тварей, но только очень спокойно и, избегая сильных эмоций. Они мешают работать.
          Девушка сменила скромное закрытое утреннее платье на более вызывающее, встречавшиеся по пути к парку мужчины просто поедали ее глазами. Неприятно, но сделал вид, что ничего не замечаю. Не убивать же их за это, Жули, действительно, чудо , как хороша. В парке устроились на лавочке.
          -Не хочешь вызвать кого-нибудь на дуэль, убьешь, станет гораздо легче. Они очень нескромно на меня смотрят.- Девушка показала глазами на компанию парней и девушек года на два меня старше, разместившуюся по соседству.
          Она что, специально одела это обтягивающее, ничего не скрывающее безобразие, чтобы спровоцировать конфликт, результат которого должен меня успокоить? Другая ты, красавица, совсем другая. А ребята глупые, молодые, не могут удержаться и, действительно, на нее пялятся. Девчонки это видят и очень недовольны. Они же еще дети, ты хочешь, чтобы я начал убивать их, Жули? Напрасно, я не мальчишка из Предгорий, я будущий боевой маг Владимир Федоров. Все же интересно, она надоумила выпустить пар на полном серьезе, или это очередная проверка с подвохом? Жули сама предложила посидеть на лавке, значит хоть что-то сейчас, но расскажет.
          -Коротко и по существу. Кто организатор поставок того, что я видел в лавке?
          -Добрые люди в Карахане. Но их явно поддерживают клановые с Синтарина. Кто именно, не знаю.
          Исчерпывающая информация, блин. И это все, что знают все такие секретные О’Шу. Придется разбираться на месте на месте, а в поиске информации я не силен, не мое.
          -А что с полями случилось на самом деле, почему они исчезают?
          -Очень давно произошел конфликт, дошло до того, что фейки отказались продавать кланам золотую пыльцу. После этого они лишились нашей поддержки, и за дело взялись люди. Поля- это для феек и питание, и дом, и защита. Алхимики нашли способ уничтожать растения, которые их кормят. Чтобы выжить, малышки должны с утра до вечера добывать драгоценную золотую пыльцу, которую им по-грабительски меняют на на мед и сиропы. Иначе они просто умрут от голода. Но это все в окрестностях самого крупного портового города- Кребта. Поля на побережье уже умирают, но каждое контролирует преступная организация людей. Те, которых мы сегодня видели, из диких, они никому не нужны.
          -Маленькие фейки не нужны большим кланам?- Сам не заметил, как повысил голос.
          -Они отказались с нами сотрудничать. Совет кланов постановил так. О’Шу и Юратему были против, но нас не поддержали Это случилось очень давно..
          Вспомнились слова Трофима.
          -Если вздумаешь и дальше заниматься тем же самым, сгниешь. Сгниешь изнутри. Я вот по выходным в приют для сирот военнослужащих хожу. Это не очень много, но на той стороне, глядишь, и зачтется. Старайся делать хоть что-нибудь доброе, может оно в момент, когда придется ответить за все, стрелку весов и качнет.. А коли это от чистого сердца будет, глядишь, сможешь и дальше называться человеком. Если появится такой шанс-смотри, не просри. Зубами вцепись, но не упусти.
          Почувствовал, что ни с кем и о чем сегодня больше говорить не хочу, и предложил Жули вернуться на постоялый двор. А ночью, ночью был странный сон.
         -Вставай, скорей вставай! Солнышко выходит из-за холма.Так красиво, а ты все спишь. Я , не открывая глаз, сонно буркнул в ответ:
         -Марти, а ты не боишься, что одним прекрасным утром, я, спросонья не разобравшись, прихлопну тебя как назойливую муху?
         -Мартинетта не муха, Мартинетта очень красива и умна и ее нельзя прихлопывать,- звонкий голосок дрожал от негодования. - я больше никогда не буду будить Вову смотреть, как встает солнышко. Наконец открыл глаза.Прямо над моим лицом зависло в воздухе маленькое крылатое чудо--очень стройная,почти воздушная девушка ростом с ладонь взрослого человека.И это чудо,быстро перебирая зелеными крылышками с обидой смотрело на меня своими огромными синими глазищами.
          -Марти, тебе так идет сегодняшний наряд,- платье из лепестков цветов и правда прекрасно подчеркивало ее хрупкую фигурку.
         -А прическа, как тебе моя прическа?
          -Бесподобна.
          -А башмачки, ты забыл сказать про башмачки.
          -Просто блеск.
         - Я прощаю тебя, Вова, а сейчас мы будем смотреть на солнышко. Марти, гордо задрав носик,закружилась в воздухе. Я поднялся, сел на кусок войлока, служащий мне постелью,на плечо опустилась Марти. Солнце едва-едва осветило своими лучами вершину холма, с каждым мигом цвет становился все насыщенней, и вот, наконец появился краешек солнечного диска.
          -Правда красиво?
          -Очень красиво,Марти.
          -Вова, мне иногда кажется,что если я не буду на него смотреть, оно так и останется за холмом.
         -Поэтому ты каждое утро встречаешь солнышко?
          Марти кивнула. Мы сидели и встречали рассвет- худощавый черноволосый мальчишка и маленькая, наивная фейка на его плече.
          Утром, прокручивая в голове то, что приснилось ночью, понял- пройдет какое-то время, и я, действительно, буду встречать на рассвете солнышко в компании с маленькой фейкой по имени Мартинетта на Синтарине. Откуда, почему- не знаю, но я был уверен, что все это обязательно будет. Значит, не сгину, смогу добраться до материка других, и это здорово. Марти называла меня настоящим, земным именем, это тоже неплохо. Извини, Виртон Берт, но хочу жить и умереть Владимиром Федоровым.Что-то еще не давало покоя, что-то, о чем знаю, но упустил из виду. После получаса издевательств над своей бедной головой, пробрало. Кровь бурлила, не мог найти себе места. Выпрыгнув в открытое с вечера окно, воспользовавшись даром воздуха, спланировал на землю. Сделал это просто потому, что вдруг захотелось. Что я творю? Двое случайных прохожих стояли, разинув рты. М-да, зря я так, дешевая популярность нам не нужна, но уж больно сильно пробрало. То, о чем на Земле многие слышали, но видели единицы из числа избранных- золотые императорские пчёлы, золотой императорский мед. Маленькие фейки- золотая пыльца. Обязательно надо на эту пыльцу посмотреть. За завтраком поинтересовался у Жули, где ее продают. Лавку алхимика на рынке больше посещать не хочу, но оказалось, что есть еще две в мастеровых кварталах. После завтрака вместе с девушкой отправился погулять, заодно заглянули к алхимикам. Фейками здесь не торговали, но пыльца в наличии имелась. Оно. Что мне делать, не знаю.
          -Гвоздь. что происходит, у тебя лицо, как у кровавого маньяка?- Поинтересовалась Жули.
          Ничего подобного, у меня лицо Вовки Федорова, который не сильно понимает, что ему делать, а потому хочет кого-нибудь прибить. Жаль, что Зильвениус сейчас далековато. Я бы нашел, о чем с ним поговорить. Очень уж о многом умолчал церковник. Придется еще раз побеседовать с девушкой о фейках и пыльце. Интересно, другие из кланов знают? Не могут не знать, недолгое знакомство с одной особой, позволяет смело утверждать, что с головой у них все в порядке. Ну, почти. Опять валялся на постели в комнате, когда в дверь требовательно постучали.
          -Брат, открой, это я, твоя сестра.
          Сначала не мог понять- какой брат, какая сестра, и что это на Жули нашло. Потом дошло- ну да, мы же в южных королевствах, она теперь моя ближайшая родственница. И за дверью кроме нее кто-то есть.
          Есть. Эдакий смуглый, улыбчивый пупсик средних лет, сверх всякой меры украшенный золотыми цацками.
          -Дорогой брат, хочу тебя познакомить с одним из самых достойных среди дворян южных королевств. Граф Сарамет.
          -Гиджул Сарамет.- Расплылся в улыбке пупсик.- Рад встретиться с вами, Виртон те Шорне. В столь юном возрасте демонстрировать незаурядные, не побоюсь этого слова, способности к магии, случай просто небывалый. Графиня рассказала, что вы долгое время жили где-то в горах, среди настоящих варваров. Жду интересного рассказа о столь необычном детстве, со всеми жуткими подробностями.
          В Предгорьях, если тебя назвали варваром или дикарем, ты должен убить обидчика на месте. Иначе позор на всю жизнь- слишком серьезное оскорбление.
          Противный тип с противной улыбкой. Вспомнились подростки с соседней лавочки, на которых вчера пыталась натравить меня Жули. И зачем я сиганул в окно? Похоже, что графу об этом доложили, потому и приперся. Но со мной явно что-то не то. Кровь просто бурлит и, того гляди, закипит. Обратка.
          -Сестра, он мне не нравится, можно его убить? Думаю, это поможет привести в порядок вконец расшалившиеся нервы.
          Гробовое молчание. Все-таки Жули быстро, очень быстро соображает.
          -Ну зачем же так. Граф- очень достойный и благородный человек, его нельзя убивать. Ваше сиятельство, прошу извинить моего брата за неудачную шутку. Это все последствия воспитания, полученного в Предгорьях, на самом деле он не такой кровожадный, каким хочет казаться. Ну, почти не такой. Брат ты не забыл, что завтра мы идем в гости к барону Декстрена. Он входит в пятерку лучших клинков Южных королевств, можешь повторить эту шутку с ним, но я бы не советовала.
          На миг взгрустнувший пупсик снова заметно повеселел, а я озадачился. И нахрена мне этот Декстрена? Не пойду, уже не интересно. Пупсик объяснил, что у него, оказывается, куча срочных дел, о которых он совершенно забыл, и исчез. Жули осталась в комнате и с интересом меня рассматривает. Будем снова серьезно разговаривать, красавица.
          Девушка устроилась на единственном в комнате стуле, я разлегся на кровати.
          -Жули, скажи, пожалуйста, что со мной происходит. Я совершаю дурацкие поступки и чувствую себя очень странно.
          -Не волнуйся, все так и должно быть. я не просто так показывала тебе остатки волшебного поля и несчастную малышку в банке. Пытаюсь разбудить твою кровь. По-моему, почти получилось. но нужно что-то еще, совсем чуть-чуть.
          -Зачем ты это делаешь, чего добиваешься? Чем мне грозит пробуждение крови?
          -Ничем плохим не грозит. Наверно. Ты же хочешь стать сильнее? - Я кивнул.- Вот и станешь. Проявятся клановые способности. Какие именно, не знаю, но они обязательно должны быть.
          -И долго мне еще находиться в таком состоянии?
          -Кровь успокоится через несколько дней, до следующего потрясения. Тогда, думаю, все и произойдет.
          -Ты знаешь, что такое на самом деле золотая пыльца?
          -Конечно, это овеществленная первооснова, из которой наш Великий Создатель сотворил Рамею.
          -Жули, и кланы допустили, что маленьких феек, которые ее добывают, уничтожают? Использовать. подмять под себя, это я понимаю, но изводить существ, которые могут сделать тебя могущественным, полный бред. Природный маг даже с небольшим запасом пыльцы будет способен на такое…
          -Какой, какой маг? - Подозрительно посмотрела на меня девушка.- Золотая пыльца не сделает смертного могущественным. Повелевать ей дано только Создателю и богам. Ты что, этого не знал? Ее применяют в медицине и артефакторике, вот и вся ценность феек для кланов. Да, ну и еще повышенный магический фон на территории неповрежденного волшебного поля. Только попробуй, попади на него. Даже от кланового бойца растения- защитники не оставят и косточек за считанные мгновения. Кстати, заметил, как поле реагировало на тебя?
          Попробую, я обязательно все попробую. Осталось только добраться до Синтарина. Кстати, насчет того, что золотой пыльцой дано повелевать только местным богам, девушка ошибается. Я вот тоже могу, очень осторожно попробовал еще в лавке. А ты не врешь, Жули, Виртон Берт точно другой из кланов? Кто же ты такой на самом деле, худой темноволосый мальчишка?
          -А почему ты подтвердила в разговоре с тем, который граф, что у меня сильный дар? Сказала бы, все дело в мощном артефакте, вопросов было бы меньше.
          -Сильный артефакт- вещь дорогая и редкая. Могут найтись очень богатые люди, которые пойдут на все, чтобы завладеть такой штуковиной. Для нас они особой опасности не представляют, но предпочитаю избегать лишнего шума. А так, у редкостной и опасной стервы- графини, кое-что умеющейс в магии, появился диковатый, кровожадный брат с сильным для людей даром. То, что надо. От нас будут шарахаться. Но в окно постарайся больше не выпрыгивать.
          -Ты тоже засветилась перед людьми со своим даром?
          -Пару раз, мне нужно было заслужить определенную репутацию. Ничего особенного не показывала, вот это, действительно, вызвало бы много ненужных вопросов.
          -А у нас не возникнет проблем из-за сильной крови. Похищения и все такое?
          Девушка фыркнула.
          -Пусть только попробуют, умирать будут долго и страшно. Умрут не только сами, будут уничтожены все ближайшие родственники. Между кланами идет постоянная грызня, но, узнав, что людишки задумали покуситься на жизнь или свободу другого, о распрях забывают. Людишки нас сильно, очень сильно боятся.
          -А это ничего, что мы выдаем себя за благородных, и о нас не знают всей правды?
          -Это ничего не меняет, людишки должны знать свое место.
          -Так сильно не любишь людей? Ты же живешь сейчас среди них, общаешься. Неужели они все тебе одинаково неприятны? Люди очень разные, по сути, я ведь тоже человек.
          -Не говори глупостей, ты родился другим, не каждому боги даруют такую сильную кровь. Проведешь некоторое время на Синтарине, и станешь относиться к людям также, как я. Создание людей- самая большая ошибка, совершенная богами. Люди- вместилище всех пороков, которым подвержена душа разумного. Это из-за них началась та страшная война, в которой чуть не сгорел целый мир. Ты говоришь, что все люди разные? О, да. Разница в том, что один совершит подлость и предаст завтра, а другой только через год. Мерзкую суть не изменить- конец всегда будет одинаковым. Я просто терплю присутствие людей и не убиваю их без особой причины. Простой пример- кто стоит у власти на Синтарине, и кто на Явдерии. У нас в Совет кланов входят самые сильные и мудрые. Достойные доверили власть самым достойным. У людишек все не так. Благородные рода уже давно не обладают реальной властью. Наверх пробились самые подлые, беспринципные и умеющие манипулировать себе подобными. Подонками правят отъявленные подонки.
          М-да. Нет, я уже давно предполагал, что тараканы в голове Жули крупны и породисты, но это как-то чересчур. И ведь похоже, что девушка сама искренне верит, в то что сейчас наговорила. Глаза сверкали и волосы начали слегка шевелиться. Уже видел такое, производит сильное впечатление. Самые достойные правят на Синтарине? Верится с трудом, по-моему у них там с давних времен хаос и бардак. Слово идеология всегда вызывало у меня не самые приятные чувства. Политика, идеология, лицемерие и обман- не люблю. Кто же тебе так мастерски обработал мозги, красавица? Боюсь, Вовка Федоров теперь будет чувствовать себя не очень уютно в твоем обществе. Интересно, они в кланах все такие идеологически подкованные? Выслушивать откровения о людишках больше не хочу, попробуем поговорить о чем-нибудь другом.
          -А что за визит к барону Декстрена? Ты это серьезно?
          -Я всегда очень серьезна.- Теперь настала моя очередь фыркнуть.- Барон не только прекрасно владеет клинком, у него просто огромная коллекция оружия. Давай сходим, поговорим, посмотрим.
          Похоже, у Жули желание найти подходящую саблю больше, чем у меня самого. С чего бы это?
          -Нет. сестрица, не пойду. Чудак, помешанный на оружии меня не интересует.
          -Напрасно, очень интересный и приятный дядечка. Если сможешь найти с ним общий язык, барон Декстрена достанет этот странный меч под твою руку. Если не сможет он, не сможет никто на Явдерии. И ты прав, он, действительно, чудак, помешанный на оружии.
          -Значит, все-таки, не все люди тебе неприятны?
          -Все. Одни больше, другие меньше, но все без исключения. Декстрена слывет очень честным дворянином, он умен, обаятелен, но барон человек, подлая кровь течет и в нем. Пожалуй, я, все-таки, зря не разрешила тебе убить графа. Представляешь, этот мерзавец успел сделать мне непристойное предложение.
          Пожал плечами. Ну и убивай сама, если тебя это так сильно задело, на постоялом дворе тем четверым отчекрыжила головы и без моей помощи. Или я теперь как брат должен защищать честь Жули? По-моему, это от нее нужно защищать недоумков, которые решат обидеть бедную, беззащитную девушку.
          -А получив непристойное предложение, девушки из кланов всегда убивают?
          -Ты не понимаешь.- Жули снова начала заводиться.- Никогда ни одна представительница клана О’Шу не запятнала свое честное имя грязной связью до брака. Я с трудом смогла сдержаться и не убила мерзавца на месте. Этот город, вотчина Сараметов, а нам здесь еще несколько дней жить. Да и слишком он заметная фигура в южных королевствах.
          Ничего себе. А девушка казалась мне вполне себе раскрепощенной. Кажется, догадываюсь, за что она прибила своего жениха. Может и бесится из-за этого так часто? Гормоны и все такое, а девица уже вполне созревшая? Не знаю, не специалист.
          -Ну что, пойдем завтра к барону?
          -На какое время запланирован визит?
          -Отправимся к нему утром, сразу после завтрака.
          Это хорошо. что утром, это мне подходит. Во второй половине дня постараюсь хоть немного выспаться, следующей ночью будет не до сна.
          -Хорошо, сестрица, утром идем в гости к барону.
          Барон Декстрена оказался худым, невысоким мужиком за пятьдесят с коротким ежиком седых волос. Внешность ничем не примечательная, да и сам он весь какой-то серый. Все изменилось в одно мгновение, когда Жули начала издалека разговор о проблемах, возникших у ее непутевого брата с подбором оружия. В невыразительных, серых глазах моментально появился огонек живого интереса, взгляд, которым барон внимательно меня изучал, был взглядом очень умного и увлеченного человека.
          -Вижу у вас две даги, очень странный выбор. Насколько хорошо умеете обращаться с парным оружием, молодой человек?
          -Кое-что умею.- Буду вежливым, барон, похоже, и правда неплохой мужик.
          -Брат излишне скромен. Обучен очень странно, кто был его наставником в Предгорьях говорить отказывается. Обеими руками владеет одинаково хорошо. Я фехтовала с ним всего один раз, решила что дага в левой, как обычно, большей частью для защиты, и поплатилась за это. Три смертельных удара за три минуты боя. Бьется очень необычно, слишком грязно для честного фехтования.
          И почему грязно. Для того чтобы выжить, все средства хороши. Я им, что благородный рыцарь на белом коне? Да, и с огромным сверкающим мечом, который по причине малолетства не могу вытащить из ножен, силенок не хватает.
          -Барон, я ведь правильно к вам обращаюсь?- Декстрена вопросительно на меня посмотрел.
          А я понятия не имею, в каких нынче чинах и званиях, сестра почему-то просветить забыла. С надеждой бросил взгляд на Жули.
          -Да, все верно, - пришла она на помощь, - брат носит титул барона Виртона те Зуан до своего восемнадцатилетия. Став совершеннолетним, он вступит во владение маркизатом те Ледель, в состав которого входит и мое скромное графство.
          Декстрена хмыкнул.
          -Графство те Шорне скромное? Очень своеобразное чувство юмора, графиня. Барон, ваша сестра одна из лучших в искусстве владения клинком, из тех, чье мастерство я мог оценить лично. Мне до нее далеко. Достать такого бойца три раза, это очень сильно. Не откажите старику, проведите со мной тренировочный бой.
          Вот же энтузиаст на мою голову, спасибо доброй сестрице за умело проведенную рекламную компанию. А маркизом быть хочу, маркиз- звучит здорово. Жаль, что все это только слова. Маркизу, кажется, и фавориток иметь положено. Жаль.
          -Почту за честь показать свои скромные умения признанному мастеру.
          Декстрена взлетел с кресла и куда-то убежал. Жули потягивала из большого бокала что-то желто-зеленое с большими кубиками льда и щурилась от удовольствия. Надо попробовать, потянулся за кувшином. Не успел, девушка неуловимым движением придвинула его к себе.
          -Не стоит увлекаться алкоголем в столь юном возрасте. Рекомендую выпить немного сока и провести разминку. Барон отлучился за оружием и амулетом защиты. У него есть тренировочный зал, но советую провести поединок на лужайке у дома. Стены тебе будут мешать.
          Вот же, нашлась советчица. Она очень быстро тогда определила, что я амбидекстр. Но ошибаешься, сестрица, поединок мне будет сподручней вести в помещении. Удивим барона, нам, будущим благородным маркизам, есть, что показать.
          Удивил на свою голову. Декстрена оглядел меня со всех сторон, извинившись, попросил разрешения подержать в руках даги, хмыкнул.
          -Графиня, не знаю, кто именно обучал вашего брата обращаться с коротким парным оружием, но смело могу утверждать одно- этот стиль не имеет никакого отношения к Предгорьям, никогда не слышал, чтобы там так дрались. Больше всего похоже на технику ночных убийц с южного побережья, но те в открытом бою откровенно слабоваты, а Виртон те Зуан смог достать меня пять раз. Удивительно, просто удивительно. Согласен с вами графиня, барон часто применяет грязные приемы, но когда последовала атака сверху, из заднего сальто после короткого забега по стене, захотелось аплодировать. Это уже называется высоким искусством. Браво, барон, уважили старика. Давно мне не было так интересно.
          Ага, хорош старик, пять минут гонял меня по залу, не давая ни секунды передышки. Действительно, пришлось и по стенам побегать, но все было по-честному, магией не пользовался. Жули снова щурится от удовольствия. Интересно, что же все-таки она такое пьет?
          -Значит, ищите необычный меч.- Декстрена вновь смерил меня внимательным взглядом, что-то пробормотал себе под нос, в очередной раз хмыкнул и, извинившись, опять оставил нас с Жули вдвоем. Та, видя какими глазами я смотрю на ее бокал, молча налила мне сока. Хозяин отсутствовал недолго, вернулся держа в руках потертые ножны, протянул мне.
          Первое впечатление- гарда очень скромная, рукоять почти открыта, клинок похож на оружие шляхтичей из Речи Посполитной. Ну, этим нас не удивишь, Трофим большей частью и учил меня польской и мадьярской техникам. Биться на крыж с использованием длинных защит, чтобы уберечь кисть руки, для меня дело привычное. Извлек оружие из ножен. Так и есть- почти точная копия сабель шляхтичей- массивный и широкий клинок небольшой кривизны с четко выраженной обоюдоострой елманью. Размер чуть меньше стандартного, похоже, делали для подростка или какого-то коротышки. Хват ,,мягкой рукой”, стандартное мулине из шести ударов. Барон и Жули с интересом смотрели.
          -Оружие весьма необычное, встречается редко, говорят. что пришло к нам из древних времен. На Явдерии бойцов, владеющих им в совершенстве, насколько мне известно, сейчас нет. Так вы, молодой человек, утверждаете, что оно обладает неким преимуществом по сравнению с обычным мечом?
          Обладает, еще как обладает. Мучили меня долго. От чего сразу и решительно отказался, так это от новых тренировочных поединков. Во-первых, накопитель в амулете почти пуст, во-вторых, след, оставленный моим сапогом на светлой стене почти под потолком, навевает не очень приятные воспоминания. Не на шутку разошедшийся хозяин дома притащил что-то похожее на манекен, старую кольчугу и повидавшие много на своем долгом веку легкие доспехи. Пришлось показать в деле протягивающий и разрубающий удары. Зрители остались довольны.
          Когда Жули вежливо намекнула, что время визита подошло к концу, протянул коричневой кожи ножны с оружием барону. Тот нахмурил брови.
          -Молодой человек, вы сегодня изрядно побаловали меня своим умением в обращении с благородным клинком. Подумать только, разрубать доспехи таким легким мечом. Владейте им по праву, это подарок. И не вздумайте отказываться, в южных королевствах, если подарок сделан от чистого сердца, это серьезное оскорбление. Я обижусь. Пройдут годы, если вы когда-нибудь возьмете этот меч в руки и вспомните о странном, надоедливом старике, который всю свою жизнь посвятил оружию и фехтованию, мне будет приятно узнать об этом на светлых путях.
          Сидя напротив Жули в карете, я крепко сжимал ножны с чем-то очень похожим на обычную саблю и думал о том, как же все-таки девушка не права насчет людей. Невзрачный, седоволосый мужчина явно не вписывается в ее человеконенавистническую теорию.
          На следующий день проспал завтрак, уже после полудня меня разбудил настойчивый стук . На неразобранную кровать я в очередной раз улегся прямо в одежде, только скинул сапоги. Протер глаза и пошел открывать задвижку на двери. За ней обнаружилась внимательно оглядевшая меня Жули.
          -Виртон, в городе говорят о внезапно куда-то пропавшем этой ночью хозяине алхимической лавки на рынке. Да, и еще ищут баронессу зи Фейль. Несчастная толстушка после визита к этому самому алхимику вчера вечером заперлась у себя в комнате и как сквозь землю провалилась. Ты случайно не знаешь, что с ними могло случиться?
          -Они объелись мясом разумных и сгинули.
          - ЧТО ТЫ С НИМИ СДЕЛАЛ?- Четко разделяя каждое слово, задала вопрос Жули.
          -Их больше нет, не хочу об этом говорить.- Я подошел к столу, взял с глиняной тарелки местный фрукт, вкусом чем-то похожий на земной ананас, и с удовольствием им захрустел. Очень хочется кушать. Жить без завтрака грустно, и желудок думает так же, отозвавшись недовольным бурчаньем.
          -Гвоздь, тебе не понравилось мое отношение к людям, но я хотя бы не убиваю их без веской причины. Ты казнил перекупщика, торгующего телами феек и баронессу средних лет, которая с детства мечтала стать привлекательной. Говорят, она много лет копила деньги, экономя на всем, чтобы позволить себе эту покупку. Фейки- не люди, они как красивые, говорящие бабочки. Ты убил лишь отчасти причастных к этому людей, мстя за смерть глупых созданий с крылышками.
          Вспомнилась Земля, освещенная солнцем лужайка на краю парка и тучи красивых бабочек. Я, как обычно, сидел у своего ведра и любовался ими. Бабочки были какими-то безбашенными и иногда садились прямо на двенадцатилетнего мальчишку, который завороженно за ними наблюдал. Уже позже узнал, что этих странных созданий зовут крапивницами.
          -Маленький гвоздик наконец-то нашел себе друзей по нраву? А что еще остается делать. Если нормальные пацаны не хотят общаться с таким ничтожеством, он начнет искать себе друзей и среди навозных мух. Ты знаешь, эти твари ничем от них не отличаются, смотри, достаточно просто оторвать красивые крылышки.
          Исковерканное, агонизирующее, маленькое тельце полетело мне на колени. Боря Теребилов со второго спецкурса, большой авторитет среди подонков, довольно заржал.
          Не стал отвечать, просто посмотрел в глаза. Этого хватило, старшекурсник, сплюнув, ушел. Из кустов выбрался наблюдавший за всем этим Трофим.
          -Они тебя и дальше травить будут, а учиться еще не один год. Вовка, не существует способов решения проблемы гуманных или жестких. Есть радикально эффективные, срабатывающие сразу, и не эффективные, говорящие о твоей слабости в коленках. Что будешь делать, решай сам.
          Я решил. Травля продолжилась. Когда меня обманом поздним вечером заставили прийти в парк, там, притопывая от нетерпения, Гвоздя уже ожидала компания из двух десятков старшекурсников. Меня гнали, как дикого зверя на охоте, но я был очень опасным диким зверем. Впереди всей толпы вперед постоянно вырывался Боря, это то, что мне нужно. Было больно, несколько ударов деревянными дрынами и железными прутьями я все-таки заработал. Терпел, бежал и ждал. Когда толпа этих пидорасов вылетела на лужайку, галдеж и крики моментально стихли. Тело предводителя с обмотанными вокруг шеи кишками заставило замолчать всех. Я выбрал не очень гуманный, но самый эффективный способ решения проблемы. Первый раз в жизни пожалел о том. что предпочитаю ножи с узким лезвием, тяжело было все сделать быстро, красиво и убедительно. От порезанных кишок несло дерьмом, я зажал нос. Из кустов вышел Трофим, объяснил недоумкам, что если они кому-нибудь расскажут о случившемся, им лучше самим сотворить этот фокус со своими внутренностями, подошел и пожал мне руку. В первый раз
          В ту ночь выспаться не получилось. Полиции не было, только сотрудники из Тайной службы, и где-то в дальних рядах постоянно крутился мужик с серебряными орлами на рукавах френча. Личная охрана Императора, он -то что здесь забыл? Дело замяли, все участвовавшие в дикой охоте старшекурсники едва завидев меня. обходили далеко стороной. Приветствия и прощания с Трофимом стали сопровождаться рукопожатием.
          -Жули, мне и раньше приходилось убивать тех, кто отрывает крылья бабочкам.
          -Как ты сам относишься к тому, что сделал?
          -Это была неприятная, грязная работа, которую я выполнил на совесть.
          Девушка подошла близко, очень близко, поцеловала в щеку и выпорхнула из комнаты. Это за то, что я убил людей? Непонятно. Кто-то внутри меня, чью ярость и жажду крови сполна ощутил в алхимической лавке, снова довольно заурчал. Ему очень понравилось, то что я сделал, поступок Жули тоже был воспринят с явным одобрением.
          Спасибо тебе , в очередной раз, Трофим, за то, что многому учил, и учил на совесть. Нужное зелье я купил у алхимиков в торговом квартале, отправив Жули к карете. Девушка, судя по ее внешнему виду, не совсем проснулась до сих пор. Виноват, но старался ей не навредить. Почти полностью опустошенный накопитель после визита к барону Декстрена я перед ночной вылазкой в город зарядил, насколько только хватило моих скромных сил. К утру он оказался полностью пуст- пришлось много летать и пару раз обращаться к магии огня, с которой не очень дружу. С алхимиком особых проблем не возникло- он жил один на втором этаже своей лавки, я все сделал тихо и отбуксировал его в заранее присмотренные развалины за чертой города. Более проблемно оказалось по-тихому умыкнуть ту жирную бабищу, что успела сожрать одну из несчастных заспиртованных малышек. Справился, но это было совсем не просто. Дальше… Не хочу вспоминать о том, что я с ними делал. Нет, не так, они сами друг с другом делали, после моих подсказок, конечно. Наверно, со стороны все выглядело очень мерзко и гадко, но ничего более эффективного придумать не смог. Думаю, Трофим бы одобрил. Это просто проба пера, поэтому перед рассветом свернул им магией шеи и сжег трупы со следами от бурно проведенной ночи. Не стоит раньше времени тревожить тех, кто считает, что есть маленьких девочек с крылышками, это нормально. Имею сильные подозрения, что до Карахана больших городов не увижу, есть у нас одна сильно мудрая составительница маршрутов. Ничего, подожду, я умею ждать. В Карахане и Вансолоне продолжу начатое сегодня и трупы больше уничтожать не стану, пусть смотрят и боятся, по-моему, это будет радикально и действенно, все, как и учил наставник. Малышку из банки со спиртом я извлек в предутренней хмари , отыскав на берегу небольшой речки луг с самой высокой и сочной травой. Не знаю, все ли фейки так любят встречать солнышко, но я дождался, пока оно не покажется из-за холма на другом берегу, и только после этого все сделал. Маленькое тельце на зеленой траве обратилось в пепел, который развеял над лугом. Я знаю, что все сделал правильно, кто-то внутри меня подтвердил это коротким рыком.
         
         

    Глава 9

         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
          Обедал за столом в гордом одиночестве, когда в трапезной появился один невзрачный, немолодой господин с ножнами на поясе, причем спустился он со второго этажа. Беседовал с Жули в ее комнате? Похоже на то. Барон Декстрена решительно направился в мою сторону. Вот же, сам черт принес его, не успел даже ополовинить глубокую тарелку с очень вкусным острым супчиком, никакого желания отрываться от поглощения этого чуда и поддерживать беседу с большим любителем острых железок, нет, ну совсем нет. Декстрена сдержанно поздоровался, вежливо поинтересовался, не будет ли барон те Зуан возражать, если он займет место за его столом, и, дождавшись моего согласия, устроился на лавке напротив. Сначала не понял, о каком бароне идет речь, потом осенило- это ж я. И еще будущий маркиз. Начал вспоминать, как называются владения, в которых мне, увы, никогда не править честно, благородно и достойно. Ничего не получилось, забыл. Обидно, просрал целый маркизат, так ни разу его и не увидев. Супчик был хорош. по-настоящему хорош, и я решил- даже без короны с листовидными зубцами на голове, в этом мире существует множество мелочей, которые помогают хоть иногда почувствовать- в жизни кроме дерьма и грязи есть место и для радости. Жаль только, что радости эти совсем крохотные, а эта, так , вообще, связана с набиванием желудка. Но фаворитки… Все же жаль, очень жаль. Для начала, их было бы две- светленькая и темненькая, со временем завел бы третью, рыженькую. Замер с поднесенной ко рту ложкой. Заводят обычно домашних животных, что-то я неправильно сегодня думаю.
          Декстрена меня приятно удивил. Небрежным жестом подозвал подавальщицу, сделал заказ, молча дождался, пока многочисленные тарелки и блюда не окажутся на столе, и начал методично перемещать их содержимое себе в рот. Очень серьезный мужик, уважаю, пока не закончил, не произнес ни слова.
          -Барон, после того, что вы вчера вытворяли со странным мечом, я долго не мог успокоиться и, в конце концов, отправился в семейную библиотеку. Искал упоминания об этом оружии и, к моему удивлению, нашел много интересного. Жаль, что не сделал этого раньше. Оказывается, меч называется ктала. Никогда не догадаетесь, с чьим именем связано первое о нем упоминание. Виория, королева Волшебных полей, владела изогнутым клинком в совершенстве. Та самая любимица Создателя, которую церковники не считают достойной быть включенной в официальный пантеон. Ну, это и понятно. Она, единственная из богов осталась на Рамее во времена страшной войны, не стесняясь в выражениях, высказывала свое мнение об остальных детях Создателя, и попыталась сама хоть что-то исправить. То, что конфликт удалось урегулировать, большей частью ее заслуга. Жрецов Виория сильно не любила, они отвечали ей тем же. Достоверных сведений о факте гибели нет, но королева исчезла. Говорят, что к этому приложил руку Совет кланов.
          -Так сколько было всего у Создателя детей?- Боясь спугнуть удачу, спросил я. - Барон, в изложении служителя храма все звучало несколько иначе.
          -Молодой человек, обращайтесь по имени, меня зовут Гербан. В библиотеке рода Декстрена находятся уникальные оригиналы текстов тех времен, и я с детства интересуюсь историей нашего мира. Настоящее число молодых богов не двадцать, а двадцать один. Жрецы Храма всех богов вообще крайне редко говорят правду, специфика профессии, знаете ли, а с богиней, еще раз повторяю, у них был серьезный конфликт. Владычица Волшебных полей прилюдно называла их паразитами, существующими на слабостях верующих. Можно обращаться к вам по имени, барон? Благодарю, как уже сказал, отныне я для вас просто старый чудак Гербан. Так вот, Виртон, я искренне восхищаюсь этой женщиной. Да, она богиня, но воспринимаю ее прежде всего как очень красивую, бесстрашную, честную и сильную женщину. На мой взгляд, после Создателя это самая значимая личность нашего мира. Вот только из королевы Волшебных полей Виория со временем превратилась в Черную ведьму. Она никогда не стеснялась в выборе средств для достижении цели. Слишком часто то, что она делала, было слишком жестоко и кроваво.
          -Но своей цели она добивалась всегда?
          -Всегда, но знаете, Виртон, поговаривают, что другие до сих пор пугают ее именем своих детей. Через столько то лет.
          Я тоже проникся уважением к этой даме. Вот бы у кого поучиться действовать предельно эффективно. Жаль, что никогда не увижу королеву и не узнаю ее мнения о наказании, которое выбрал для убийц маленьких, забавных феек. А Совет кланов уже сейчас мне очень сильно не нравится.
          -Фейки обиделись на Совет и отказались поставлять пыльцу после исчезновения своей королевы?
          -Да, и после этого началось их медленное уничтожение.
          -Гербан, вам известно, что сейчас происходит на Синтарине, меня, конечно. в первую очередь интересуют другие. Существовал ли клан, имеющий прямое отношение к полям?
          -Никогда о таком не слышал. Достоверных сведений о ситуации на Синтарине нет, расскажу о том, чем вполголоса делятся друг с другом люди. Постоянная грязная, подковерная война в Совете кланов, борьба за влияние на сильных мира сего среди людей- это не прекращается уже в течении уже многих лет. На общем фоне стоит выделить два клана- О’Шу и Юратему. Они в открытую ни с кем не конфликтуют и очень себе на уме. В последнее время заметно усилился клан Хердеско, и это вызывает некоторую тревогу. Репутация у них не очень.
          -Просветите мальчишку с Предгорий, кто такие, чем занимаются?
          -Сейчас это самый закрытый клан, после О’Шу, конечно. Об этих-то вы слышали? Хм, не стоило, кивнув, начать настороженно озираться. Кланы, конечно, интересуются тем, что происходит у людей, но мы с вами для этого несколько мелковаты.
          Да я просто обеспокоился, не стоит ли сейчас достойная дочь своего клана за моей спиной. Вдруг спустилась вниз и изображает из себя идеальную слушательницу. Нам, скромным несостоявшимся маркизам, любопытные, розовые ушки этой особы сейчас по соседству совсем не нужны, уж очень много интересного знает барон. Декстрена, между тем, продолжил.
          -Информации о том, за что они отвечали до страшной войны, нет. Об этом известно только другим на Синтарине, а они не слишком откровенничают с людьми. Многое, слишком многое забыто. По слухам, их клановая способность- полное обездвиживание и вообще, это крайне неприятные типы.
          -А вид имеют бледный и весьма неприглядный?
          -Барон, вы с ними встречались, где и при каких обстоятельствах? Как они с клинком в работе с клинком, вы их достали?
          А в серых, потухших глазах явно начал разгораться огонек интереса. Мужик, ты в своем уме, думаешь, что я со своим железом мог выстоять в стычке с этими монстрами и остаться в живых, не используя магию? Приятно, когда окружающие высоко оценивают твои способности, но непонятно, откуда у человека такие мысли появились- то ли тебя принимают за полного отморозка, которого хранят все ушедшие боги этого мира, то ли за круглого идиота, таким, говорят. покровительство небожителей обеспечено с рождения- если они исчезнут, то некому будет веселить народ. От обоих вариантов я не в восторге.
          -Гербан, однажды я просто говорил с человеком, который с ними встречался, сам этих типов никогда не видел. Благодарю вас за веру в то, что у меня были хоть какие-то шансы после стычки с ними остаться в живых, но вы слишком высокого мнения о Виртоне те Зуан, как о фехтовальщике. Надо же, а вот как меня величают в баронах, запомнил с первого раза. Ну, почти с первого.
          -Так зарубы не было? Жаль, очень жаль. Насчет кталы не уверен, но с парными дагами у вас могло бы получиться, очень нестандартно бьетесь. Пусть и не с первой попытки, но вы бы их достали.
          Декстрена, ты просто псих, вообще, понимаешь, что сейчас сказал? Тебе жаль, что у меня не было стычки с одними из самых опасных из клановых, и я с непонятной по счету попытки не отправил одного из них на тот свет? Да кто-бы мне дал хоть малейший шанс на эту попытку, если бы не магия жизни, я бы сейчас не выслушивал весь этот бред.
          -Сожалею, что не оправдал ваших надежд, но, барон, почему вы сами не хотите попробовать свои силы в поединке с другими? Как мастер игры с клинком вы, как минимум на голову выше меня.
          -Виртон, я мечтал об этом с юношеских лет. Мечта была, и она осталась, но дело в том, что я ни разу за свою жизнь не выезжал за пределы Тиодома. Клановые на моей памяти ни разу не появлялись в этом городе, во всяком случае, в открытую. Говорят. они частые гости на Явдерии, но внешне выглядят как обычные люди, как отличить другого от простого человека? Если бы была такая возможность, поверьте, я обязательно ею воспользовался бы.- Немолодой фехтовальщик в очередной раз хмыкнул.
          -Гербан, вы имеете в виду тренировочный поединок?
          -Какой еще тренировочный, бой на смерть, конечно.- Возмутился барон.
          -А вас не смущает то. что при этом придется или убить совершенно незнакомого разумного, или умереть самому?
          -А разве без этого возможно стать настоящим мастером клинка?- Искренне удивился Декстрена и подозрительно на меня посмотрел.- Вам же уже есть пятнадцать. Сознавайтесь. молодой человек, сколько дуэлей на счету барона те Зуан?
          Собрался с мыслями и ответил честно. Немолодой собеседник схватился руками за короткую поросль седых волос.
          -Вы должны расти как фехтовальщик, Виртон. Столь пренебрежительное отношение к собственному таланту непростительно, но полагаю, что все дело в возрасте. Ничего, мы быстро все исправим. Знаете, в Сарамете проживают два мерзавца, которых сам не могу достать, больше не осталось. Остальные, не без моей помощи, признаюсь, уже на темных путях. Так вот, эти двое почти не выходят из своих домов и никого не принимают. Но мы сделаем так…
          -А ничего. что эти двое мне совершенно незнакомы и нет никаких веских причин превращать их в трупы?- Решился я прервать наставления Декстрена.
          -Эти доводы не выдерживают никакой критики.Виртон, я научу вас любить поединки насмерть.
          -Барон, позвольте мне самой, на правах старшей сестры, обучить своего непутевого брата всему, что сочту необходимым.- Мой самый веский довод только-только устроился за соседним столом и с интересом на нас посматривает. Ей очень весело.
          -Гербан, вы, случайно не забыли, о чем именно собирались поговорить с Виртоном? Брата и так нельзя назвать хорошим мальчиком, а после таких наставлений, боюсь и подумать, в кого он может превратиться. Не стоит учить его плохому., он, знаете ли, очень быстро учится, особенно разного рода гадостям.- Жули погрозила седому барону пальчиком. Уже видел в ее исполнении этот жест, улыбаться при этом ну совсем не хочется, как-то слишком всерьез все выглядит. Всерьез и очень опасно для непонятливых. Декстрена, похоже, очень неплохо знает мою родственницу, про дуэли и острую необходимость повышать мастерство владения клинком я больше не услышал ни слова. Разговор принял неожиданный поворот, грязно выругался про себя- в длинной фразе не оказалось ни одного приличного слова. Мои подозрения оправдались, барон, действительно, законченный псих.
          -Виртон, Жулинария права, собирался поговорить с вами о совершенно другом. Увлекся, уж извините великодушно. Вы хотите попасть на Синтарин, об этом мне рассказала графиня. Разрешите присоединиться к вашему отряду, поверьте, барон Декстрена не будет обузой в пути. Кроме того, все предстоящие в дороге расходы я готов взять на себя.
          Зачем ему так хочется оказаться на далеком материке, понял сразу. Мужик чудной, очень чудной, но он мне нравится, в нем нет дерьма. Почему Декстрена так хочет умереть? Если соглашусь сейчас взять барона в попутчики, и мы благополучно доберемся до Синтарина, один очень странный, но прямой и честный человек раньше отведенного ему срока уйдет на светлые пути. Вовка, ты готов взять на себя это?
          -Гербан, я буду рад иметь такого попутчика, но ответьте честно, почему решили отправиться на другой конец света.
          Декстрена хмыкнул целых три раза и, наконец, решился.
          -Виртон, я, действительно, всегда мечтал проверить свой меч в поединке с клановым бойцом. Семья, некоторые деловые обязательства, да, сложилось так, что ни разу в жизни не покидал пределы родного королевства, лишь изредка отлучаясь из Сарамета. Два года назад не стало супруги. Дети совсем взрослые и крепко стоят на ногах. Виртон, я старею, мастерство остается при мне, но тело начинает подводить, и с каждым прожитым годом будет подводить все больше и больше. Это последний шанс сойтись в поединке с другим, пусть бой и может оказаться для меня последним, но умереть с клинком в руке в бою, это же прекрасно..- Декстрена прошелся пальцами по ножнам на поясе и, конечно же, хмыкнул.
          -Гербан, для меня большая честь продолжить путешествие вместе с вами.
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         

    Это не новая часть, я ухожу на два месяца.

         
         Уважаемые читатели. Обновлений не будет ни на СИ, ни на АТ до 6 декабря. Очень не нравится, как стал писать, постоянно заносит и текст получается торопливым и дерганным. Хочу попробовать работать над книгой, не отвлекаясь на оценки, комментарии и рейтинги. С ними у меня и так не очень, а если стали появляться мысли, чтобы такого настучать, чтобы количества знаков хватило до нового обновления, это край, надо срочно что-то менять. Главы 7-9 постараюсь привести в порядок и потихоньку начну писать новые.
          Холод почти полностью- импровизация, начиная новую главу, не знал, чем она закончится. Пока с Полями дело обстоит немногим лучше, во второй половине книги попробую не повторять старых ошибок. Что такое Поля, и почему так с ними мучаюсь? Без оглядки на конечный результат, спешно шурша клавиатурой в процессе создания Холода, я неожиданно понял, что мне нравится писать. Итог- книгу почти никто не читает, девять из десяти смельчаков не могут осилить и первую главу. И оценки, они, ну очень разные. Сам не считаю первую книгу полностью провальной, но разочарование и досада были страшными. Понял, что имел возможность написать, действительно, хорошую книгу, а я ее бездарно про...л. Результат- не самый удачный текст, который смогли осилить единицы.
          Склонностью ко всяким садо-мазо не страдаю, поэтому решил поступить со своим писательством довольно жестко. Удовольствие, это, конечно, здорово, но если кто-то из авторов будет вас уверять, что количество читателей его не интересует, и прозвучат высокие фразы- не верьте. Врут. С самооценкой у меня очень плохо, но интуитивно чувствовал, что первая книга не безнадежна, поэтому решил дать себе еще один шанс, последний. Книга. ГГ - опять мальчишка, но не пуп земли. Сюжет прямой, как рельс- дорога и приключения в ней. Если смогу написать текст, который будут читать- продолжу терзать текстовый редактор дальше. Условие- не наступать себе на горло, при этом избегая резких заносов, и обязательно получать от процесса удовольствие. Сначала было не очень, казалось, то, что получается, изначально не живое, неискреннее. Потом что-то изменилось- и пошло. А потом сломалось- вместо того. чтобы писать, начал лезть в комментарии и считать оценки. Появилась склонность к звезданутости, как снег на голову- интерес серьезного издательства. Итог- я снова пишу Холод, пусть и с другой обложкой.
          Если кому-то это интересно, пишите. Я не умею и не люблю этого делать, но обещаю ответить на все комментарии, если они будут. Сегодня и завтра. Давая советы и делясь пожеланиями по сюжету, учитывайте следующее. ГГ в этой книге один, все остальные просто попутчики. Постельных сцен не будет- рано ему еще. Книга закончится, когда Вовка Федоров сойдет с борта судна на землю Синтарина. С пафосностью борюсь, и на мой взгляд, вполне успешно. Не помню дословно, но кто-то из больших ( Бахтин?), написал, что лучшее лекарство от пафосности- это способность пошутить над собой. С самоиронией у Вовки все в порядке. Дебатов о религии не будет, кто я такой, чтобы лезть в душу людям, но и высказывания о служителях культа из главы 9 убирать не стану- то писано не о богах. И еще. Закончив первую книгу задумался- что же у меня такое получилось. То название, что этому безобразию нашел, самого вогнало в ступор. Две крайности в одном флаконе, да еще почти взаимоисключающие. Странно, что меня вообще кто-то читает. Поля подтвердили догадку. Я пишу очень жесткую наивную романтику в рамках жанра фэнтези. Всегда очень много читал, в день мог проглотить полностью довольно объемную книгу, и пристрастия к такому чтиву никогда у себя не замечал. И вы знаете, мне нравится так писать, по -другому не буду.
          Уважаемые читатели, я никого не кидаю и не обманываю, да и не имею ни перед кем никаких обязательств. И все же, извините, вы читали и отслеживали Поля, отношусь к вам с большим уважением, потому после срыва и вернулся. Что-то до декабря осилю, а с начала первого зимнего месяца надеюсь оказаться в законном отпуске, а там… С утра буду фишерманить по первому льду в родном Пирогово, а после обеда- за ноутбук. Причем и то, и другое- с удовольствием.
          Еще раз, я не очень общительный, но сегодня и завтра обещаю честно ответить на все вопросы, абсолютно все. В понедельник все читаю, во вторник прощаюсь с сайтами на два месяца. Еще раз извините, но думаю, так будет лучше для книги.
          С уважением, Fisherman.