Глава 1 Предложение, от которого легко можно было отказаться.
  
  - А, Васисуалий, вот ты где! Давай-ка заканчивай разврат - тебя Фашист зачем-то ищет. Говорит - пулей, тема есть. Они в 503-й!
  Ненавижу когда меня так называют. Сто раз уже говорил Витьке - какой к чертям собачьим Васисуалий! Никто меня так позорно не именует. Однако, придется идти. Генрих Арнольдович, именуемый за глаза Фашистом - мой научный руководитель, профессор, на кафедре аналоговой логики и телемеханики. Он мужчина достаточно деликатный, даже интеллигентный, в хорошем смысле этого слова, так что если говорит - пулей, значит что-то в этом есть.
  Мы только что высидели скучнейшую защиту диссера, на которую нас, аспирантов, затащило научное руководство. Как известно, каждая защита заканчивается банкетом. Так было и в этот раз, правда праздник не очень задался - защищался какой-то перец из Техноложки и среди набежавшего народа мы быстро почувствовали себя лишними. Посовещавшись, наша компания приняла решение заныкаться в лаборантскую и продолжить пьянку автономно. Налили вина из пакетов, разрезали пиццу. Сидели плотно, моя нога приятно упиралась в горячее бедро Леночки, единственной девушки в нашем мужском коллективе... И вот, мне следовало все бросить и бежать навстречу научному руководителю. Я свернул трубочкой и сунул в рот кусок сырной пиццы и, скорбя об утраченном мгновении, начал протискиваться к выходу. Обломинго в чистом виде.
  
  Пузатый дядька, которого притащил Фашист, мне сразу не понравился. Темно-коричневый пиджак со сбившимся набок галстуком, круглое толстое лицо, рыжие усишки, бегающие глазки мелкого жулика. Не хватает только котелка и пенсне, - подумалось мне.
  - Знакомьтесь, Вася, это Евгений Ильич Засланский. Он бы хотел...
  - Здравствуйте. - Брякнул я невпопад.
  Изначально я настраивался на то, чтобы отвечать корректно и не дерзить, но получилось резковато - я ведь уже остограммился. И Фашист, сука, не мог не знать об этом!
  - Очень приятно, - заулыбался толстячок, не обращая внимания на конфуз пожимая мне руку.
  - Генрих Арнольдыч рекомендовал вас как человека энергичного, нестандартно мыслящего, способного к точным наукам и языкам. Это правда, что вы знаете три языка?
   Я скромно кивнул, втайне надеясь, что сейчас этот жук быстренько проэкзаменует меня и обнаружит, что научный руководитель сильно преувеличил уровень познаний своего непутевого аспиранта. А когда обман откроется, моя кандидатура будет естественным образом отвергнута, и я буду избавлен от необходимости в дальнейшем общаться с неприятным мне Евгением Ильичом, и с чистой совестью смогу вернуться к друзьям и к недопитому стакану красного. Однако, чуда не произошло.
   - Это просто невероятно, что нам встретился столь разносторонне развитый молодой человек! - Продолжал петь Засланский. - Мы с вашим руководителем сейчас заполнили анкету. Представляете - вы набрали целых сто шестнадцать целевых баллов из ста пятидесяти возможных!
   Я живо себе представил, каким именно образом Генрих, известный мастер лавирования в среде мутного околонаучного бизнеса, заполнил пресловутую анкету. Очевидно, он желал помочь мне выкарабкаться из финансовой дыры, в которую я угодил благодаря Алёнке. То, что мне были приписаны знания и умения, которыми я не владею, меня мало смущало - невпервой выкручиваться. Больше беспокоила личность нанимателя - ну не нравился мне этот деятель и всё! Ощущался какой-то серьезный подвох.
  - ...В числе прочего наша лаборатория занимается изучением особого вида кристаллов, - произнес тем временем Засланский. - Можете взглянуть на этот уникальный образец.
   Сверкающий ограненный камень величиной с грецкий орех был заключен в оправу, состоящую из трех пересекающихся взаимно перпендикулярных никелированных колец. Я осторожно взял изделие со стола. Увесистый, удивительно чистый и прозрачный. Безделушка по какой-то причине напомнила мне об Алёнке, и это было не слишком приятно. "Ненавижу брулики" - зло подумал я.
  - Выращенный в неоднородном магнитном поле рутил высочайшей чистоты! - Торжественно произнес Засланский, а Генрих выразительно закатил глаза, видимо, намекая на то, что с моей стороны было бы уместно продемонстрировать некоторый энтузиазм.
  Я постарался придать своему взору одухотворенности и, приняв живописную позу, посмотрел прямо в центр украшения... И тут случилась странная вещь. Я почувствовал, как будто бы начал тонуть в этом блестящем камне. Он затягивал как маленькая черная дыра. Я с трудом оторвал от него взгляд и в растерянности уставился на своего научного руководителя. Тот сидел пень пнём. Что же касается толстяка, то он чего-то подобного как раз и ожидал. Змеиная ухмылка застыла на его рязанской роже.
  - Ну что-же юноша, - произнес он, пряча глаза и деловито забирая кристалл. - Я так думаю, вы нам точно подходите. С завтрашнего дня приходите на работу.
  - Постойте, как это!? - Возмутился я. - Мы не обсудили ни моих обязанностей, ни заработной платы, ни, в конце-концов, расписания! Мне же нужно еще и научной работой заниматься!
  - Утрясем на месте, - Засланский небрежно отмахнулся. - Сколько бы ты хотел для начала получать?
  - Смотря чем для начала придется заниматься!
  - К сожалению, раскрывать направленность научной работы до подписания контракта я не имею права. Прошу меня извинить, но таковы условия соглашения.
  - И все же, прежде чем подписывать договор, я бы хотел знать размер моей будущей заработной платы и условия труда. Если исследования связаны с опасными химикатами или источниками ионизирующего излучения...
  - Для начала сто баксов в день. - Перебил меня толстяк. - Никаких вредных для здоровья излучений и химикатов. Никаких конфликтов с уголовным кодексом Российской Федерации. Если будешь хорошо справляться, размер вознаграждения может быть существенно увеличен... и мы можем сделать так, чтобы кредиторы больше не донимали тебя.
  Я нервно сглотнул и кивнул, боясь спугнуть удачу.
  
   Получается, именно благодаря Аленке, я и попал к Засланскому, после чего уже и совсем ... попал. Как ни крути, во всем виноваты женщины! Если бы я не влип в сладкие Аленкины сети, я бы никогда не додумался набрать такого количества долгов, поскольку от природы ленив и готов довольствоваться малым. А если бы не глубокая финансовая яма, в которой я обнаружил себя после развода, я бы никогда не связался с Засланским - по причине той же лени и потому, что чувствовал подвох. И не смотря на то, что в конце-концов все обернулось для меня хорошо и даже более того - просто отлично - Засланский меня все-таки бессовестно надул. Что с того, что он выполнил свои обещания, если самого главного он не сообщил? Если бы я знал, какому риску буду подвергаться, обошел бы гада за версту!
  Зачем мертвому деньги? Не хотите поиграть в русскую рулетку? А за миллион? Нет!!? Ну, раз не хотите, вас и спрашивают!
  
  На следующий день, трезвый, гладко выбритый и причесанный, еще до обеда продравшись через бюрократические формальности, я был полностью готов приступить к исполнению своих обязанностей, в чем бы они на заключались, о чем и доложил новому шефу.
  Засланский, выглянув в коридор, запер дверь в кабинет, после чего залез в сейф и, пошуршав в нем, протянул мне через стол несколько "зеленых бумажек".
  - Это аванс. - Изрек он очевидное. - Генрих Арнольдыч рассказал мне о ваших материальных трудностях.
   Признаться, я и сам хотел попросить у него в долг пятерочку до получки, только сделать это я планировал, подловив его где-нибудь после обеда, поскольку, приняв пищу, люди обычно несколько размягчаются и шансы одолжиться соответственно растут. А тут, на ловца и зверь бежит. Пересчитав купюры (пятьсот баксов!) я почувствовал, что уже гораздо лучше отношусь к Засланскому. Хоть он и жулик(почти наверняка), но человек понимающий, и сострадание к ближнему ему не чуждо.
   - Спасибо, Евгений Ильич! Очень выручили.
   - Не за что, Василь Петрович, мы же теперь коллеги. Да ты присаживайся! Сейчас я введу тебя в курс дела.
   Он опять залез в сейф и достал оттуда камень, который я уже держал в руках на собеседовании.
   - Как ты думаешь Вася, что это за вещь? - Спросил он, усаживаясь в кресло напротив меня.
   - Я даже не знаю... - Замялся я. - На древний артефакт как-то не похоже. Вы же сами , кажется, говорили, что кристалл выращен у вас в лаборатории.
   - Выращен, но не у нас. Мы изготовили его на кафедре технологии полупроводников. Удалось приспособить для этого имеющееся у них оборудование... И все-таки, как ты думаешь, каково функциональное назначение этого устройства?
   - Вы знаете, Евгений Ильич, мне показалось что эта штука странно воздействовала на меня, так что я рискну предположить, что это какое-то оружие, действующее непосредственно на мозг, или инструмент для гипноза - что-то в этом роде.
   - Ну, направление ты угадал правильно. На самом деле это устройство содержит в себе компактный, но очень мощный аналоговый компьютер...
   - Враньё. - Вырвалось у меня.
   - Вася, как тебе не стыдно столь бесцеремонно перебивать своего руководителя!
   - Извините. Я только хотел сказать, что в рамках работы над диссертацией я стараюсь отслеживать публикации на эту тему. Все отечественные разработки являются либо кустарной переделкой на китайскую бытовую рассыпуху устройств , придуманных в семидесятые годы, либо это чисто теоретические работы, не имеющие никаких шансов воплотиться в металле. Японцы делают псевдоаналоговые устройства на цифровой шине и нам до них как до луны раком!
   - Вася... Твои отцы и деды обходились карандашом, копиркой и логарифмической линейкой и при этом умудрялись в космос летать. Ссылаться на недостаток финансирования - это отговорка для лентяев!
   - Я никак не мог пропустить разработки, которые велись чуть ли не на соседней кафедре!
   - Это секретные разработки! И они не публиковались в открытых источниках!
   - Ладно, проехали... - Сказал я примирительно (Какой смысл распинаться перед этим грантоедом?) - На чем мы там остановились?
   - Эээ... Мощный аналоговый компьютер, - продолжил Заславский смущенно, - а также интегрированный приемо-передающий комплекс, способный подстраиваться под мозговые волны реципиента для создания телепатической связи между двумя индивидуумами. Это во первых. А во вторых - в отличие от всех предыдущих образцов этот может устойчиво передавать мысли на огромные расстояния. Я думаю, тебе не нужно объяснять масштабность этого открытия и головокружительных перспектив, открывающихся перед российской военной наукой?
   От перспектив я был просто в шоке, вспоминая с тоской и о древнем архитекторе, построившем храм Василия Блаженного, которому согласно легенде выкололи глаза, и о безвестных строителях фашистских секретных объектов, которых пачками сбрасывали в штольни или замуровывали в бетон... "Взять бы этого вруна за плешивую шевелюру, крепко-крепко, и треснуть лбом об угол стола", - подумал я про себя. Вместо этого я начал задавать ему один вопрос за другим:
   - Извините, а от чего питается устройство? Какова мощность передатчика и в каком диапазоне волн он работает? На сколько километров достает?... - Все-таки он меня порядочно заинтриговал.
  В результате, я узнал, что уравнения Максвелла и те представления об электромагнитных волнах, которые вбивают нам в голову в университетах, уже несколько устарели и, конечно, для некоторых приложений верны, но военная наука не стоит на месте, позволяя проектировать такие вот компактные экономичные устройства связи, работающие на тысячи километров без всяких видимых антенн. И о частоте в данном случае говорить бессмысленно, потому что волна и ее характеристики являются лишь математической абстракцией, удобной для традиционной радиотехники, а в нашем случае применяется совсем другая методология, и даже если я знаком с математическим аппаратом нелинейных топологических пространств, объяснить он ничего не сможет, потому что во первых, всё жутко секретно, а во вторых, сам он с трудом продирается через эту муть.
  В общем, меня вежливо отшили. Я абсолютно не сомневаюсь, что принцип действия устройства можно было бы объяснить на пальцах за пару часов, однако Засланский не захотел ничего раскрывать , либо просто не знал, но не хотел в этом сознаваться чтобы казаться умнее и значительнее. Во всяком случае, он продолжал гнать пургу, пока я вежливо не попросил его перейти, наконец, к делу.
  - Все очень просто. Эта штука работает наподобие телефона, только, разумеется, не сотового, а радиотелефона.
  - DECT-а?
  - Н...Нет, не DECT-а! Простого радиотелефона!
  - Да куда уж проще! Кстати, канал дуплексный?
  - Вот скажи мне, Василий, ты всегда такой занудный!? Я пытаюсь тебя научить работать с устройством на простейшем бытовом примере!.. Ты берешь телефон и нажимаешь кнопку "Вызов", и он соединяется с другим таким-же телефоном во Владивостоке! Чего здесь непонятного!?
  - Извините, Евгений Ильич, а почему он соединится именно с телефоном, который во Владике, а не с тем, что в Москве? Номер-то мы не набираем!
  - А потому , что у нас есть только два телефона - один здесь, другой во Владике!! И они настроены друг на друга!
  - А если взять и сделать третий телефон, ну там если не частота несущей, то должен быть какой-то другой параметр - настроить его точно также! Соединится ли наш телефон сразу с двумя аппаратами?
  - Тьфу на тебя, Василий! Я понимаю к чему ты клонишь, но пользователю абсолютно не важно знать как работает система связи - нужно нажать кнопку и говорить. Всё остальное - дело техники!
  - Хорошо, я понял... Нажимаешь кнопку... Кстати, как ее нажимать-то?
  - Примерно так , как ты делал на собеседовании. Это не очень сложно сделать - достаточно сконцентрировать на нем внимание и он сам поймает тебя в фокус, активируется и по умолчанию начнется сеанс связи.
  - Первый, первый, я второй! Как слышно, прием!
  - Прием - это лишнее.
  - Значит все-таки дуплексный.
  - Ну да... А я что сказал?
  - Вы ничего не сказали, Евгений Ильич.
  - Извини, я не думал, что тебе нужно объяснять такие элементарные вещи!
  - Хорошо , я всё понял. Значит - "Первый, первый, я второй! Как слышно? Ответьте!"
  - Да, примерно так. Только здесь имеется один важный нюанс. Дело в том, что устройство предназначено для передачи мыслей, и если ты будешь мысленно проговаривать "Первый, первый, я второй", то русский человек тебя, конечно, поймет. Однако, такая связь не раскрывает в полной мере всех возможностей устройства, и поэтому условия эксперимента усложнены - ты будешь соединяться с абонентом, не владеющим русским языком.
  - И не каком языке мы будем общаться? Мне было бы полезно для начала выучить хоть пару десятков слов.
  - Даже не надейся! Условия опыта абсолютно исключают такую возможность. Тебе предстоит работать с синтетическим языком, изобретенным профессором Манджунатом Болдевым из университета города Джабалпур. Три года назад уважаемый профессор вместе с коллегами, пользуясь гипнозом, обучили этому языку одного из пациентов Благовещенской психиатрической клиники. В результате, пациент теперь считает родным "Эльфийский" язык профессора Болдева, а русский он давно и прочно забыл, потому что страдает редкой формой амнезии. Удивительно, не правда ли?
  - Удивительно, куда смотрит прокуратура!?
  - И всё ты шуткуешь, Вася! Хотя, конечно, ты прав. Кто-то в дурдоме действительно наработал на статью. Причем, не только на ту, которая публикация!
  - А все-таки, Евгений Ильич, как я буду понимать этого психа? И что именно он должен передавать?
  - Мыслеобразы, Вася, Мыс-ле-о-бра-зы! Учись использовать абстрактные формы, без проговаривания. И учи "Эльфийский"! Виды отчетности мы обсудим позднее, но если говорить по-просту - ты должен зафиксировать всё, что тебе удастся выудить из абонента - весь бред, наведенный индусскими гипнотизерами. Кстати, мы потом попытаемся записывать сеансы связи, но только ты сильно на это не надейся. Методика не отработана и расшифровывать бывает трудно, так что лучше всё сразу подробно записывай.
  - А вам, Евгений Ильич, когда-нибудь приходилось пользоваться прибором? Можете сказать что-нибудь по "Эльфийски"?
  - Нет, Вася. К сожалению, или к счастью - не могу. Я всего лишь администратор.
  - Может быть вы хотя бы знаете как зовут этого чертова Эльфа?
  - Увы! - Развел руками Засланский.
  
  Мы сходили на обед и потом еще проговорили часа три, в основном про отчеты. А по поводу "Эльфийского" языка удалось выяснить то, что он крайне сложный и хитровывернутый. Настоящий лингвистический кошмар, специально сконструированный для того, чтобы запутывать и сбивать с толку. Этим же вечером мы попробовали провести сеанс связи, да только ничего из этого не получилось - никто на мое приветствие не отозвался, скорее всего потому, что во Владике уже наступила глубокая ночь.
  
  На следующее утро, едва явившись на новое место работы, я получил кристалл и продолжил опыты. На этот раз с той стороны явно кто-то был, но связь всё время рвалась и ничего вразумительного не выходило - зря я приготовил авторучку и тетрадь для конспектирования. После нескольких неудачных попыток голова у меня кружилась примерно как после литра пива, а если точнее - как будто мне дали в лоб кулаком в боксерской перчатке, поскольку после пива шумит как-то приятнее. После перерыва я потребовал от Засланского организовать мне индивидуальное рабочее место - кафедру, подставку под кристалл, и самое главное, избавить меня на некоторое время от своего присутствия.
  - Извините, Евгений Ильич, но каждый раз, когда я устанавливаю связь , я слышу как скрипят ваши мозги.
  - Это всего лишь кресло.
  - Все равно, я думаю будет лучше, если вы меня оставите одного. То, что вы на меня все время таращитесь и ерзаете в кресле - здорово сбивает.
  - Хорошо. - Вздохнул Засланский. - Это, конечно, нарушение, но я всё понимаю. Только мне придется запереть тебя на ключ.
   На том и порешили. Минут через пять после того как дверь закрылась, я предпринял очередную попытку. Встал за кафедру. Руки перед собой, пылающий взор направлен на кристалл - ну чисто Саруман вызывает своего босса Саурона! И эта ассоциация, по всей видимости, оказалась ключевым моментом, позволившим привлечь внимание засевшего с той стороны психа - именно такого пафосного призыва он и ждал. Не смотря на мои опасения, диалог почти сразу приобрел осмысленную форму. То есть я мог спрашивать, он отвечать, или наоборот. Отвечать путано, туманно, невпопад, однако взаимопонимание росло. Старикан был очень, можно даже сказать - безмерно, рад общению со мной. "Хреново им там в дурдоме" - кажется, это я сказал в эфир. (В ответ - непонимание). И этого чудака звали Санарлан - фантазия у индусов недалеко ушла. В общем, я здорово завис в этой виртуальности. Наверняка упал бы на пол, потому что ног я не чувствовал и как держался в вертикальном положении - непонятно. Как-то слишком глубоко погрузился, даже не слышал прихода Засланского.
   - Фух. Ну и напугал ты меня! - Тараторил он, наливая коньяк в кофейные чашки. - Висишь на кафедре, вцепившись руками. Жилы вздулись, а лицо белое как мел. Я тебя еле оттащил. Нет уж , хрен я тебя больше одного оставлю!
   - Узбагойтесь, - промямлил я непослушными губами и, заглотив порцию алкоголя, продолжил. - Я мог в любой момент разорвать соединение, но несколько увлекся. Чувствовал, что тело не слушается и все равно старался держать связь. В следующий раз сам справлюсь.
   В результате, так и вышло. На следующий день я проработал три часа , попрощался со стариком и вышел. Потом пообедал, написал отчет и отработал еще три часа, абсолютно без эксцессов. Единственное, конспектировать во время сеанса связи совершенно не удавалось, так что на запись материала уходило примерно столько же времени, сколько и на работу. В результате, чтобы не держать в голове слишком много, я перешел на полуторачасовые сеансы.
  Удивительно много, оказывается, можно запихнуть в отдельно взятого психа. Уже через неделю я уверенно знал сотни три Эльфийских слов. А записано было намного больше. Толстенная тетрадь формата А4 уже подходила к концу. Засланский каждый день сканировал мою писанину и на радостях даже временно освободил меня от некоторых форм отчетов. Интересы дедка лежали в основном в области мифической ботаники. Пациент знал не одну сотню выдуманных растений, причем с такими чудными подробностями, что я просто диву давался. С другой стороны, он не знал ни дуба, ни ясеня, ни березы. Он вообще ничего не знал кроме своего выдуманного мира, в котором оперируют одиннадцатиричной системой счисления, в сутках - восемнадцать часов, а живут люди(то есть, простите, Эльфы) на деревьях, в комнатах-дуплах, выращенных из раздувшихся утолщений ствола и толстых веток. Да, для того, чтобы ствол нужным образом раздулся, в надрез кладут перебродившую смесь экскрементов полосатого Борутуна с соком Емальганеи Пупырчатой. Такие вот биотехнологии.
   На следующей неделе я уже совершенно втянулся в такую работу. Коннектился в один момент, хоть сидя, хоть лежа на диване. Болтал с дедком по эльфийски, документировал всю ахинею и вечером с чистой совестью отправлялся по своим делам. В выходные меня тоже никто не заставлял приходить. Не нужно думать, что я продолжал безоговорочно верить абсурдной официальной версии о психе во Владивостоке и группе индусов-гипнотизеров. Такой детализированный мир никак не мог сводиться к одному единственному душевнобольному и придуманному свихнувшимся ученым языку. Объяснить непротиворечивость и глубину проработки эльфийского мира можно было двумя способами. Либо по ту сторону канала связи работала очень серьезная группа ученых, которая не только прописала вымышленный мир в мельчайших деталях, но и продолжает непрерывно дописывать его, в зависимости от вопросов, требующих разъяснения. Либо - ученые каким-то образом продолбили канал связи в параллельный мир. Да хотя бы и параллельный! Мне, конечно, интересен и принцип действия кристалла, и хочется выяснить с кем в действительности я общаюсь, но раз Засланский упорно не хочет ничего раскрывать - пускай все остается как есть. Скандалить и добиваться правды я не собирался. Возможно, он и сам мало что знает и работает втемную. Конечно, я не оставлю попыток узнать правду и буду смотреть в оба, однако, меня и так все устраивает: достаточно интересная работа, высокая зарплата, начальство не достает и время для личной жизни имеется в наличии. С Генрихом мы договорились, чтобы он меня пару месяцев не трогал - если уж совсем край, возьму академку. Хотя, он и продолжал намекать о необходимости написать статейку-другую.
  Нужно сказать, что в это время кроме окучивания эльфов у меня имелись и другие немаловажные дела. Например, необходимо было не забывать время от времени оказывать знаки внимания Наташе из первого меда. Подарить цветы, погулять, посидеть в кафешке и всё такое. Не нужно думать, что после истории с Алёнкой я потерял интерес к женскому полу. После того, как она меня кинула, где-то дней десять я не мог смотреть на баб без ненависти. Но, я не знаю у кого как, а у меня при отсутствии женской ласки что-то в организме начинает клинить. Надпочечники толкают тестостерон, гипофиз дает жару и поехало - заложенная в меня программа следит за тем , чтобы я не засиделся без партнерши. Такой вот маленький зверек. Если его не кормить хотя бы дня три, то начинает покусывать, а если его и дальше игнорировать - грызет не по детски. Раздражительность, бессмысленная агрессивность, бессонница и полное отупение. О производительной творческой работе можно забыть - все мысли сворачивают к одному вопросу. "- Поручик, о чем вы думаете, глядя на эту картину? - О бабах! - Почему!? - А я всегда о них думаю!". К счастью, у меня до такого не дошло. Еще до эльфов мы с Юрцом очень удачно зацепили двух девчонок из меда, и потом через них я вышел на Наташку. Пока я маялся без денег и горел на работе, я несколько запустил наши отношения, оставил ее без внимания, а женщины этого крайне не любят, так что мне пришлось постараться и проявить настойчивость с изобретательностью - деньги на подарки у меня появились очень вовремя. Для улучшения условий личной жизни я даже снял квартиру получше, с отличной, кстати, широкой и крепкой кроватью, куда мы без долгих метаний и переселились. И мы с ней неплохо проводили время, как дневное так и ночное. Единственное, что меня немного расстраивало, она, как и все встречавшиеся мне раньше девушки, отказывалась разговаривать на абстрактные темы вроде ограниченной применимости преобразований Фурье для описания реальных электромагнитных волн.
  И вот, после бессонной ночи, в понедельник, когда все мысли только о том, что в обед можно будет подремать, Засланский меня огорошил.
  - Василий, как вы смотрите на то, чтобы отправиться в командировку к эльфам?
  Я чуть не пролил на себя кофе, которым пытался взбодриться.
  - Евгений Ильич, как вы себе это представляете?
  - Вот ведь что значит практический подход! - Обрадовался Засланский. - Никаких истерик, обмороков с заламыванием рук, обвинений во лжи. Ох, не зря Генрих Арнольдыч рекомендовал вас!
  - То есть , вы признаете, что бессовестно врали мне про индусского профессора и прочую лабуду?
  - Увы мне, Васенька!
  - Кстати, по традициям эльфов, вас бы за такие художества привязали к дереву и скормили плотоядным насекомым.
  - Так я же ничего плохого не сделал!
  - Злостная преднамеренная ложь!
  - А я, Васенька, не желал вам зла! Только исключительно добра! Если бы я сказал правду, вы бы испугались и не стали с нами сотрудничать, и не смогли заработать денежку, так что вам бы было только хуже!
  - Ей богу, Засланский, чем больше я размышляю об этой славной традиции, тем больше завидую эльфам. Как же вы достали постоянным враньем!
  - Для примитивных социумов характерна высокая идеологизация, жестокие наказания и ритуальные казни, а также правоприменительная практика, базирующаяся на вырожденных культурных понятиях. К счастью, по российским законам ложь ненаказуема. Все-таки у нас цивилизованное общество!... Так ты хотел бы узнать как можно ТУДА попасть?
  - Рассказывайте, раз начали!
  - Тогда, слушай. Прибор, которым ты пользуешься не так прост...
  - Да я уж и сам догадался!!
  - Не перебивай, пожалуйста. О чем это я начал говорить? Ах, да! О душе! Ты, Вася, когда-нибудь задумывался о душе?
  - Окститесь, Евгений Ильич, я материалист и агностик.
  - Хорошо. Зайдем с другой стороны. Что есть сущность человека? Имеют ли к этому отношение руки, ноги и внутренние органы? Если все это заменить совершенными искусственными аналогами, измениться ли сущность? Например, вчера был ты естественный, завтра ты - искусственный. Оставим только мозг - вместилище разума. Сохраниться ли непрерывность бытия? Будет ли это то же Я?
  - Думаю, что будет, потому что сущность человека... Это скорее не тело , а некоторая совокупность воспоминаний и жизненных программ.
  - Всех воспоминаний? Если ты, например, забудешь как играть в подкидного дурака и когда день рождения тещи, это будешь уже не ты?
  - Ну вы загнули! Наверное, все-таки я. Это ведь Я забуду , а не дядя!
  - Вот так и формулируется определение души как минимальная неделимая часть сущности обеспечивающая непрерывность восприятия индивидуума.
  - И как же я без этого великого знания раньше жил!? Прям во тьме вековой египетской, а сейчас, благодаря вашему определению все ясно и понятно: Ссущность, неделимая, непрерывная по Лагранжу, пошла гулять под ручку с Гегелем и Бебелем.
  - Короче , Вася. Есть такая хрень , называется - душа. Она - и есть ты. Она не сводится к одним лишь мембранным потенциалам головного мозга, потому что является внепространственной сущностью, уникальной для мультивёрсума . Она просто тут живет. Комплекс нейронов создает информационную основу для ее связи с материальным миром.
  - Ну и... какой с этого прок?
  - Кристалл, фактически, соединяется с душой. Вот какой прок! И душа вместе с массивом нейропрограмм, к которым она приросла, может быть передана в другую нейронную сеть подходящей структуры. Симметрично и обратимо.
  - То есть, душа из того тела следует в это, а из этого - в то?
  - Теоретически, да.
  - Опять - двадцать пять! Говорите уж яснее!
  - Практически, удачными оказались только опыты в которых принимающая сторона представлена...эээ... неодушевленной нейронной системой.
  - Давайте, пожалуйста, еще более конкретно - какие опыты проводились.
  - Хорошо. Об удачных опытах. Я думаю, ты понимаешь, что за разглашение...
  - ...Бритвой по горлу.
  - Приблизительно так... Для опыта требуется относительно здоровый и молодой психбольной, скажем так, определенного класса. Причем, у него не должно быть органической деменции - понятно, что абсолютно здоровых психов не бывает.
  - Ясно.
  - С другой стороны нужен доброволец, желающий переселиться в тело психа, например, какой-нибудь богатый и смертельно больной старикан.
  - То есть, еще и бабла срубить! Здорово всё крутится в рыночном обществе!
  - Ну, уж как есть. Не нам менять. Психу надевают крепкую смирительную рубашку, кладут ему на лоб кристалл, а спонсор инициирует специальный сеанс связи. Хлоп - и готово!
  - А что происходит с телом спонсора?
  - Тело продолжает жить в психиатрической клинике.
  - Вы предлагаете отправить мое любимое тело в дурдом!?
  - Исключительно временно! только на время твоей командировки!
  - Хрена вам лысого!
  - Ты, Василий, наверное не понял, с кем связался. - Нагнувшись ко мне прошипел Засланский. - Хочешь, мы отрежем тебе пальцы, или еще чего-нибудь интересное? Ты, млять, сам захочешь к эльфам свалить, только чтобы от тебя отстали!!!
  - Опять врете! Блефуете! Зачем нужен агент, затаивший зло?
  - Хочешь проверить!?
  - Так сколько там, говорите, было удачных и неудачных... запусков?
  - Одиннадцать удачных и несколько ранних - неудачных. - С готовностью ответил Засланский. - Я сам не знаю точно. Не любят об этом говорить. Слышал о трех погибших, а что до меня было - не могу сказать. Но с последней моделью кристалла трагических происшествий не случалось!... Ты подумай, Вася, люди по миллиарду готовы отвалить за переселение в новое тело! А тут - другой мир. Это круче чем в космос слетать!
  - Ага ! Чего сами-то не летите!?
  - Не подхожу я, Васенька, по всем параметрам!
  - А я, значит - подхожу?
  - Ты - подходишь!
  - Так вы мне , может, и миллиард готовы заплатить?
   Вот тут Засланский, похоже, понял, что я для себя всё решил, и что я вписываюсь в эту авантюру. Причем, наверняка, гад, догадался, что делаю это не из-за денег и не под угрозой членовредительства, а просто из любопытства. И он мысленно отметил меня как "еще одного романтического дурачка" - это четко отразилось в его свинячих глазках. И у него уже был отпечатан контракт, согласно которому мне за путешествие в мир эльфов причиталось пять с половиной миллионов наших российских рублей, причем три - сразу, а остальное, по возвращении, если, конечно, я буду послушным мальчиком... И вообще вернусь.
  - Можно мне взять копию домой? Изучить в спокойной обстановке. - Спросил я, с нагловатой наивностью заглядывая в глаза расслабившемуся менеджеру.
  - Да, конечно. Все равно документы придется выдать тебе на руки, там всё обтекаемо сформулировано. Только ты постарайся к завтрашнему дню быть готовым. Деньги наличкой получишь - они у меня в сейфе. А насчет твоего процента с выручки - мы устно все обсудим. Подписывай контракт и забирай. Время поджимает, как бы донор не испортился.
  - Донор - это тот юноша, которому на эльфийских военных сборах засадили стрелу в затылок, а потом долго лечили грибами, червями и хитрозаквашенными настоями ?
  - Да, это он. Рана у него залечена, но шансов, что выйдет из комы, практически нет, и нормально кормить эльфы его не могут. Так что у тебя есть два-три дня, не больше. Клинику, в которую ты ляжешь, можно посмотреть - там все по высшему разряду. Памперсы , сиделки-каталки. За тушкой проследят, сделают массаж, слюни подотрут. С эльфом всё обсуди, если не доверяешь мне, он врать не станет...
  Я поболтал с ушастым (Животрепещущий вопрос о строении ушей персонажа я выяснил еще в первую неделю контакта). Санарлан искренне не понимал моих сомнений и нерешительности - ведь меня попросил старший по рангу! У них в таком случае принято радостно брать под козырек и бежать выполнять приказ. Как так может получиться , что человек отрекомендавался старшим , а я говорю, что это просто хрен с горы - такого профессор эльфийских наук представить себе не мог.
  Что наводило на некоторые мысли... Я спросил, кому я буду подчиняться по прибытии, и Санарлан ответил, что, разумеется, ему, а он уже в свою очередь - Беналидорну, типа царю. Мы немного подискутировали о свободе личности и о неизбежности ограничений, накладываемых руководителями на подчиненных во благо общества, но ни о чем конкретном не договорились. Он только туманно пообещал не препятствовать моим устремлениям там, где они не противоречат интересам общества и не применять ко мне "высшей меры", даже если я совсем отобьюсь от рук. Что же касается переноса, он был уверен в успехе. Донор находился в превосходном состоянии и он бы сам воспользовался возможностью омолодиться, если бы удалось своевременно договориться о втором кристалле с домом Ледоиноров. Старик всячески успокаивал меня и заверял в том, что к моему прибытию всё готово, и в том, что он будет безмерно рад меня видеть, и тому подобное.
   На следующий день я подписал слегка подправленный(из принципа) контракт, после чего Засланский выдал очередной инструктаж:
   - Сеансы связи - понедельник, среда, пятница в 10-00 или 17-00 по нашему времени. Схема пересчета времени тебе известна. На приеме буду сидеть сам, если не найду другого контактера.
   - Зачем?
   - Не очень хорошо у меня получается. - Смутился Засланский.
   - У меня тоже сначала не все выходило. Если будете каждый день работать - втянетесь.
   - Ты, Вася, не понял. - Совсем погрустнел толстяк. - Получается совсем хреново. Совсем не в п*зду получается!
   - Ну и как мне в таком случае передавать отчеты?
   - А никак! Повезло тебе, Вася. Доложишь, что всё пучком, или наоборот, что умер. Постарайся избегать сложных конструкций.
   - А я то думал, что можно будет поспрошать про конструкцию АК, синтез тротила и разделение изотопов!
   - Даже не надейся! У тебя другая задача. Зарабатывать бабосы можно на любой ерунде. Песни битлов, музыка, бусы, сказки народов мира, майонез-оливье придумай, самогон. На синем можно отлично подняться. В конце-концов герыч - беспроигрышная вещь. И никакого ненужного прогрессорства, осчастливливания всех подряд или, упаси боже, оружия. Нам не нужно чтобы из-за тебя там начали бегать толпы эльфов с гранатометами и всё в результате загадили ядерными отходами. Смотри в оба. Где, что, почем, что они умеют, а сам - выкладывайся по-минимуму, только чтобы денежка капала! В пасть драконам не лазать, единорогов не бодать. Эльфиек трахать в разумных пределах, и только если их родня не против.
   - Евгений Илиич! У меня и в мыслях...
   - Сказки мне не надо рассказывать, герой-любовник - видел я твое досье!.. Да, кстати, обменный курс будет один к десяти ... эээ... рубль за десять эльфийских тугриков...Ладно, не смотри так - я пошутил. Десять рублей на тугрик.
  - Несерьезно! Вы хотя бы прикиньте покупательную способность серебряной монеты. Это же серебро! Сколько стоит пять грамм серебра?
  - Ну и кому ты его продашь, кроме нас!
  - А у кого вы купите, если не у меня!? Тысяча за тугрик!
  - Так оно все равно пропадет, это серебро, а так глядишь, заработаешь там тыщ сто, а здесь будет лимон. Тебе не нужен миллион?
  - Там во всей экономике сто тыщ может не набраться, да и вообще, если мне будет неинтересно, я и не буду стараться. Просто отдохну. Как насчет тысячи за тугрик?
  - Пятьсот.
  - Долговые расписки?
  - Какие к чертям расписки!?
  - От имени эльфийского короля.
  - Хорошо , если короля, возьмем по сотне.
  - По пятьсот за нал и за расписки. Идет?
  - Шестьсот нал, четыреста - королевские расписки.
  - Согласен, только еще миллион - авансом, в счет заработанного.
  Вскоре я уже ехал в метро с рюкзаком денег, и меня не покидало ощущение, что их могло быть значительно больше - Засланский явно остался доволен результатами торга... Половину отдал родителям, а вторую - Наташке. Казалось бы, доверяя деньги женщине, я опять наступал на старые грабли. Однако, на мой взгляд здесь были нюансы. Во-первых, сама она денег с меня не требовала. Во-вторых если она меня не кинет - поможет определиться, действительно ли я хочу жить с ней. А в третих, таким образом можно было начать строить наше семейное гнездышко, чтобы не мыкаться по съемным квартирам. Ну и верил я ей почему-то - это, наверное, основное.
   В клинике все было так, как говорил Засланский, и, хотя мне было безумно жалко оставлять свое тело на попечение малознакомых людей, я лег на больничную кушетку, закрыл глаза и мысленно вошел в светящийся туннель. Перелететь в другой мир оказалось не сложнее, чем спуститься на эскалаторе метро.
  
  Глава 2 Тайна волшебных булок
  
  И вот, я продрал глаза в мире эльфов. Ощущения довольно странные - реакции тела, цвета и звуки. Однако, крайне дискомфортное состояние мешало сосредоточиться. Боли как таковой не было, кроме головной, да и та в общем-то терпимая, примерно как с хорошего бодуна. Хотелось пить. В помещении было жарковато, градусов тридцать. И хотелось жрать. Обычно с бодуна аппетит отсутствует напрочь, так что это нечто новенькое. Но и этим букет неприятных ощущений не исчерпывался - мозги колбасило примерно так, как будто бабы у меня не было месяц - вот на что это было похоже.
   В круглой темной комнате кроме меня находился ушастый седой дедок и худенькая бледная как смерть девочка-эльфийка, оба закутанные в плащи цвета хаки, с капюшоном . Примерно такой же тонкий, похожий на льняной плащ, был надет и на меня. На голое тело, без всякого нижнего белья. Они посадили меня на плетеную кровать и что-то пытались втолковать, но слишком тараторили, я только понял, что мне суют кружку с мутным напитком и половинку небольшого круглого хлеба. Я жадно отпил из кружки - какой-то сок. Пресноватый, но вкусный. Откусил от хлеба - просто отлично! Слопал всё до крошки. И тут у меня начался приход. Не сразу так, постепенно, но неприятные симптомы начали сходить на нет. Вау! Да это у них никак наркота.
   - Интересно, где растут такие замечательные булки! - Почти непроизвольно произнес я по-эльфийски.
   Дедок и девчонка переглянулись.
  - Добро пожаловать в Полуденный Лес, Васисуалий! - Торжественно произнес Санарлан(это был несомненно он).
   Вот же я сам себе подгадил! Представился ему Васисуалием - придется теперь отзываться.
  - Здравствуйте Санарлан. А вы, наверное, Элиманора? Так это ваша стрела пронзила мое тело до того как оно стало действительно моим?
  - Да, - ответил за нее дедок, - младший садовник Минефуций для поддержки воинских навыков был откомандирован на юго-восточный рубеж заниматься патрулированием приграничной территории, однако, по неизвестной причине отбился от группы и значительно уклонился от заранее согласованного маршрута, в результате чего попал в сектор обстрела отряда Элиманоры, ожидавшего нарушителей, и получил проникающее ранение головного мозга бронебойной стрелой, вошедшей в черепную коробку через верхнюю треть теменной кости. В большинстве случаев такое ранение бывает смертельным...
  - Я приняла тебя за гнома.- Смущенно проговорила девушка, когда дедок вдруг замолк. - Ты сидел под деревом, и мне показалось, что это вонючка-гном.
  - А что, по гномам стреляют без предупреждения!?
  - С гномами у нас действует договор, согласно которому они не имеют права находиться в этой части леса, - степенно сообщил эльфийский профессор.
  - Трагедия произошла между скалами Белэндиир-Эл и Здоменуретом, - с придыханием затараторила эльфийка, - приблизительно в ста двадцати шагах от линии разграничения, где эти твари постоянно лезут и топчут наш лес! Топчут, ломают и гадят! И жгут ветки в своих вонючих норах! Когда наконец старшие расторгнут унизительный договор, мы пойдем в холмы и убьем всех коротышек, потому, что земля по праву принадлежит эльфам! Вонючим животным не место в нашем лесу!
  - Элиманора, деточка моя, - дедок властно, но мягко прервал приступ гномофобии своей подопечной. - Если старшие решат, то так и будет, а пока - время войны не пришло, и на это есть свои резоны. Гномы, как бы отвратительны они ни были, сдерживают орков, расплодившихся по ту сторону гор, и к тому же, ты не можешь не знать, что цветение Меллорнов в этом году не предвещает благополучия нашему народу.
  - Эльфы выродились, потому что все время идут на компромиссы с лживыми животными! Возможность перебить их всех, еще не упущена, но вместо этого мы вынуждены отступать и сдавать наши исконные земли. Мы сильны телом и духом, но нас мало, и мы гибнем. И цветов Меллорна становится меньше год от года!
   Эльфийка делалась вполне симпатичной, когда злилась. Лицо приобретало выразительность, а на фарфоровых щечках появлялся легкий румянец. В спокойном состоянии она мне показалась слишком холодной, почти неживой куклой, марионеткой Санарлана.
   - Вот что, молодой человек. Отдыхайте, набирайтесь сил. Элиманора будет поблизости. Мне же совершенно необходимо заняться неотложными делами. И не беспокойтесь - я сам свяжусь с Засландором.
   - С кем? А! С Засланским!
   - Да, с вашим руководителем. Прошу простить мою ошибку - он не очень внятно проговаривает свое имя.
   - Подождите, профессор, не уходите! Вы говорите, юношу звали Минефуций? - Имя подстреленного эльфа мне нравилось даже меньше своего обидного прозвища, но я должен был задать этот вопрос.
   - Да, так оно и было. Но я считаю, что поскольку в результате ранения личность Минефуция утрачена, будет уместным во избежание недоразумений дать ему новое имя. Точно также эльфийская девственница, принимая посвящение, уходя из родительского дома берет себе новое имя, и никто не смеет назвать ее по-старому.
   - Очень тонкая аналогия, уважаемый Санарлан, - ответил я и чуть не заржал, когда изображал легкий почтительный поклон.
   Ходить на улицу мне не разрешили, пока я немного не окрепну. Я ощупал место ранения - голова заросла отлично. В месте, куда вошла стрела, кожа была абсолютно гладкой, а проплешинка небольшой, где-то с пятак. Общее состояние после приема пищи сделалось вполне удовлетворительным, но голова кружилась, а ноги, когда я попробовал пройтись, предательски подгибались. Так что мне оставалось сидеть или лежать на кровати и разговаривать, и еще мне принесли несколько здоровенных пергаментных книг. Со мной сидел то Проф, то Эля, как я стал их про себя называть. Мои попытки сокращать имена Проф назвал неуместными.
   Разговор шел примерно о том же, о чем мы беседовали .общаясь дистанционно. Конечно, когда речь идет об изучении языков, гипносвязь бесспорно работает лучше живого общения, но в результате некоторые нюансы оказываются напрочь упущенными, и я продолжал обучение, наслаждаясь всей полнотой чувств.
  Булка, которой меня покормили, являлась неотъемлемой частью рациона эльфов, и росли эти булки как раз на деревьях - на Меллорнах, цветение которых так беспокоило Профа. Впрочем, при более подробном рассмотрении вопроса быстро становилась очевидна причина возникновения повышенного интереса эльфов к простым, казалось бы, плодовым деревьям. То сакральное значение, которое эльфы придавали Меллорнам, ритуалы и "пляски с бубном" объяснялись очень просто - каждому эльфу для полноценной жизни требовалось по булке в день. Половины в принципе тоже хватало. Если же делить плод на троих - начиналось увядание, дистрофия и потеря воли к жизни. Кроме плодов "дерева жизни" эльфы питались другими фруктами, растениями-овощами, орехами, грибами и насекомыми, а также соленой рыбой и строганиной. Зверей они почти не ели, и не по тому что это было прямо запрещено. Все было несколько печальнее - существовало тысячелетнее мега-табу на разведение огня.
  За подозрение в огненном колдовстве здесь сразу ставили к стенке, то есть привязывали жертву к дереву в месте, где были активны муравьи-оглоеды. Для того, чтобы насекомые быстрее почуяли вкус крови, жертве произвола делали небольшие разрезы в разных местах тела, куда под дикие вопли несчастного и устремлялись шустрые добытчики, разбирая его до костей за считанные часы. Что тут можно сказать - дети природы развлекаются.
  Признаться, первый раз услышав о запрете огня, я выпал в осадок (безумный бред безграмотных индусских лингвистов!). Без огня делаются невозможными практически все технологии! Вскипятить воду? Вычеркиваем! Просто подогреть - "к боротунам"! Выплавить металл? Щелок? Мыло? Не смешите! А без металла - это каменный век, только еще хуже - каменный век без огня. Более того, даже для обработки камня огонь нужен. И для производства керамики, и для прожигания отверстий. Сушка, приготовление пищи, освещение в темное время суток - да для чего только не нужен! Тем не менее, уровень жизни эльфов не производил впечатления полного убожества. И металл у них был, причем я специально уточнял - не весь выменян у гномов. Ткани хорошего качества. Не совсем ткани - скорее нетканый материал, но вполне пристойный, тонкий и прочный. Производство смолы, веревок, выделка кож - были налажены без огня. Пластмассы, в том числе прозрачные. И все это на основе биотехнологий. Технологии эльфов оперируют несколькими сотнями различных субстанций, получаемых от растений и животных. Именно на них и стоит эльфийская экономика.
  Мне показали туалет - он находился на том же дереве и представлял собой небольшую сферическую комнату с маленькой дверью-люком и круглой дыркой внизу. Отходы жизнедеятельности летели с приличной высоты и скрывались с глаз долой. Что там творится под деревом, я старался не думать (проблемы боротунов меня не волнуют). А также - не смотреть по сторонам. Высота значительная, ноги слабые, а ограждения - чисто символические. На обед дали сладкую бурую кашу из сырых разбухших зерен, а также напиток.
  В первую очередь меня интересовал металл. К эльфийским "веществам" так просто и не подойдешь. Большинство из них, судя по волшебным свойствам, наверняка культуры клеток, а металл он и в Африке металл. Медь, бронза, латунь, серебро, золото, свинец, железо, сталь - такие варианты были бы ожидаемы, но из разговоров со стариком я так и не понял, каким местным понятиям они соответствуют. А когда мне принесли нож и пару наконечников для стрел - я не смог однозначно сказать из чего они сделаны.
  Металл светлый, структура игольчатая, четко прослеживается направленность кристаллов в продольном направлении, следов коррозии не наблюдается. Причем, наконечники выглядят рыхловатыми, как весенний лед, а нож гладкий как зеркало и монолитный. Заточка прекрасна - придать такую остроту материалу, не обладающему очень приличной твердостью, невозможно. По весу почти наверняка легче чем стальной. Зацепил ногтем - звенит! Изделия между собой не магнитятся. Костяная или пластиковая рукоятка выглядит абсолютно монолитной. Не смотря на предупреждение Профа, я осторожно потрогал режущую кромку и тут же порезался. "Легированная сталь или композит?" - подумал я про себя, а вслух произнес:
  - Серьезная вещь, особенно нож. Я восхищен материалом и качеством изготовления.
  - Бесценный мифрил! - почтительно пояснил Проф.
  - Очень дорогой?
  - Бесценный! Никто в Полуденном Лесу его не продаст. Хороший нож выращивают не менее пяти лет. Наконечники - три года. Легендарный меч зреет сто лет.
  - И много ухода требует легендарный меч в ходе созревания? - поинтересовался я. Все-таки интересно было посчитать трудозатраты в эльфо-часах.
  - Ухода требует не больше и не меньше большинства культурных растений. Мастер регулярно проводит агротехнические мероприятия и каждый день проверяет посадки.
  Нда. С одной стороны биотех - это конечно круто, с другой - трудоемкость зашкаливает. Сначала заготовки формируют, то есть делают из живого дерева, потом нужен целый воз удобрений, а дальше начинается самый цимес - попробуй-ка рыхлить, пропалывать и унавоживать поле наконечников три года подряд! Чтобы ничего не засохло, не загнило и не пожрали вредители. Отгонять носорогов и кабанов, чтобы не вытоптали. Быстро оружия не наклепать, и кузнец наверняка на порядок обгонит "садовника по металлу" в производительности труда.
  - А что, уважаемый Санарлан, другого металла в Полуденном лесу не добывают? Из чего еще можно делать инструмент, лопаты и мотыги, наконечники попроще?
  - Кость. Каменное дерево. Пластик. Гномье железо. Белое серебро - слишком мягкое.
  - Вы сами делаете гномье железо?
  - Разумется, нет. Презренный гнилой металл! Гномы выкуривают его в своих вонючих норах, и меняют на серебро, веревки, мед, пластиковую посуду и небьющееся стекло - все то, что дикари делать не способны. Не брезгуют даже тушами животных, которых приходится отстреливать, когда они слишком не размножаются и начинают вытаптывать подрост.
  Потом я остался один и попробовал читать книгу. Одну и вторую. К сожалению, моего уровня грамотности не хватало для полноценного понимания материала. Мало того, что меня постоянно преследовало незнание редких рун, я просто не понимал значений слов и их взаимосвязи, и от этого до меня доходил смысл от силы трети фраз. Но и этого было достаточно, чтобы почувствовать дух махрового эльфийского нацизма, пропитывающего оба произведения. Безусловное превосходство эльфийской расы, первородное право эльфов распоряжаться ресурсами и жизнями низших существ, гномофобия, гоблинофобия и антигумманизм - и все это в учебниках по ботанике.
   К вечеру немного похолодало и на улице сначала робко, а потом все смелее начали орать то ли насекомые то ли жабы то ли еще бог знает кто. В воздухе неуловимо повеяло какой-то родной и земной сыростью. А когда кусок пасмурного неба в мутноватом кружке плексигласа перестал освещать комнату в достаточной мере, Эля принесла светляков - здоровых светящихся тараканов в прозрачных пластиковых банках.
  - Элиманора, - Сказал я ласково. - Не могла бы ты немного посидеть со мной рядышком на кушетке? И позволь тебя приобнять - я в этом сейчас очень нуждаюсь. В конце-концов, это ведь ты прострелила мне бошку?!
   Ну и... никакого эффекта это действие не произвело. Что-то в душе шевельнулось , но совсем чуть-чуть, а девчонка, кажется, даже не поняла, что ее пытались домогаться. Сидела - дрыгала ногами как маленькая, воительница-гномофоб. И как эльфы с таким низким либидо еще не вымерли? Впрочем, у них булок на всех не хватает, а это не располагает к чувственным излишествам.
   - Эля, - спросил я обнимая сидящую рядом девушку за талию. - Что это за зверюги верещат в ночи?
   - Красные древесные лягухи. - Спокойно ответила она. - Их нужно собирать в мешки, сбивая с дерева палкой, потому что слизь разъедает кожу. Под утро они замолкают и делаются вялыми, тогда их и собирают. Потом настаивают в небольшом количестве воды - получается средство от серой гнили. А из оставшейся массы получают столярный клей, страшно вонючий.
   - Здорово! - порадовался я познаниям девушки. Мы немного помолчали, послушали лягух и заунывное эльфийское пение.
   Мускулатура у девушки очень развита. Гладкая, но никак не мягкая, а все потому, что Эля - посвященная охотница. Она с детства каждый день до изнеможения фигачила из лука и ни о чем не мечтала, кроме удачного выстрела, протыкающего гнома насквозь. И как она оказалась в лаборантах профессора?
   - Эля, ведь ты до того, как меня подстрелила, работала в другом месте?
   - Да, я была десятницей в доме Маллинора.
   Точнее, она сказала "одиннадцатеницей", потому что отряды именно такой численности охраняли госграницу.
   - И как получилось, что ты теперь работаешь у Санарлана?
   - Поняла, что Маллинор приказал.
  - Так ты сама решила перевестись к нам или тебе приказали?
  Она не понимает.
  - Решила сама, но потому, что так пожелал Маллинор.
  То есть, да, она улавливает желания босса! Все-таки эти булки - очень сильная вещь.
  Мы еще посидели, довольно тупенько. Потом я сказал, что хочу спать, и она пошла к себе. Девушка вообще без эмоций, если, конечно, не касаться гномьего вопроса.
  
  И в этот вечер я решил спасти эльфов. Ушастые - в глубокой заднице, причем, сами этого почти не осознают. Технологический тупик. Тяжелейшая зависимость от булок. Недоедание и упадок. Кругом враги. Надо бы обязательно придумать, как нарастить дополнительных Мелорнов, чтобы все могли позволить себе есть по целой булке. Гномам - показать кузькину мать, чтобы не шлялись где ни попадя. А гоблинам ... надо будет спросить, что с ними не так и тоже "построить" придурков. Потом мне приснился здоровенный и очень добрый эльфийский царь Беналидорн в короне из пня корнями кверху. Он прикоснулся мне ко лбу мечом-кладенцом тысячелетней выдержки, благославляя на подвиги.
  
  На следующее утро, схарчив по половинке булки, мы с Элей собрались на прогулку. Проф , как и обещал, куда-то слился и мобильника с собой не взял, но меня сегодня вполне устраивала и девушка-гид. Эля надела на себя лук в чехле и колчан с чернопёрыми стрелами и мы вышли через круглую дверь. Дощатую дверь(!). Голова закружилась. Боясь рухнуть с дерева, я схватился за ограждение. Внизу у эльфов были натянуты веревки и деревянные блоки(!), чтобы удобно ходить между домами и таскать грузы , а жилища, как я уже говорил, располагались в черных шарообразных утолщениях ствола. Комнат на одном дереве - больше десятка. На соседних деревьях - тоже разномастные шары с круглыми окнами, и везде тянутся толстые веревки, местами - навесы и, как мне показалось, цветочные горшки. Кругом, куда не посмотри - листва, но не очень густая - можно разглядеть, что делается на соседних деревьях. Глубоко внизу - трава и ухоженные посадки , а по серому пасмурному небу ползут едва заметные облачка. Я спросил:
   - Эля, можно посмотреть, как растут булки?
   - Пошли, покажу.
  Росли они не очень далеко. И уж на что здоровЫ домовые деревья, но этот Меллорн - просто монстр. Издали - крона цветущего каштана на зеленой поляне. Вблизи - высокий и ветвистый баобаб со множеством сросшихся стволов и воздушных корней. По всей кроне - крупные белоснежные цветы и закрытые бутоны. Проблемные ответвления заботливо подвязаны толстыми лианами. Внутри работали четыре эльфийки - ловко зависая на веревках, старательно промазывали известные им проблемные места черной дрянью, которую таскали в поясных коробах. Заветные булки различной степени зрелости гроздьями свисали с веток. Их никто не тырил. Мы тоже ничего не взяли, хотя сожрать парочку захотелось, ведь, казалось бы, никто не смотрит. При виде такой завораживающей красоты мое эльфийское тело буквально охватил мистический трепет. Подумать только, вот от этого дерева полностью зависит существование эльфийского рода и меня в частности. Случись какой-нибудь сбой - и привет. Хотя, если уж быть объективным, на Земле мы ничуть не меньше зависим от своих булок. Может подальше находимся от черты за которой - голод и безумие. В результате катастрофы или просто при тупом экстенсивном развитии запросто можно скатиться в такой же тупик, когда жратвы на всех не хватит.
  - Интересно, плоды собирают каждый день? - спросил я свою спутницу, когда мы остановились под необъятной кроной.
  - Разумеется! Ты бы и сам мог присутствовать на ритуале раздачи хлебов, если бы не спал так долго.
  - А ты случайно не знаешь, сколько времени проходит от начала цветения до сбора урожая?
  - Пятьдесят два дня. Ты и этого не знаешь!?
  - А цветут цветы... наверное... двадцать пять к одному - всего два дня. Так?
  - Да, конечно. Всего два дня. А что ты считаешь?
  - Хочу узнать, сколько цветов в этом секторе.
  - Что значит - сектор?
  - Назовем вот этот тройной ствол сектором и подсчитаем раскрывшиеся цветы.
  - Вряд ли это возможно. Их очень много! Да я и чисел таких не знаю!
  - Если я пропущу несколько - это не страшно. Страшно - когда на всех не хватает... Сто сорок пять ... Сто сорок восемь... Отлично. Давай теперь пройдемся вокруг дерева... Нет. Давай вот отсюда. Раз, два, три... Двадцать два - это сектор.
   - Ты совсем как Санарлан - одни числа в голове. Зачем что-то считать, когда нужно наслаждаться красотой?
  - Эээ... Я, Эля, наслаждаюсь... девяносто пять, девяносто шесть... просто, в числах иногда не меньше красоты, чем в цветах...
   - Ну вот, мы и сделали круг.
   - Шестьсот четыре!
   - Правда, ОН восхитителен!? Наш Меллорн!
  - Очень яркие и сильные впечатления. Красотища неописуемая! И я, признаться, думал, что нас, эльфов, тут три-четыре сотни от силы - судя по редким прохожим. А по урожайности дерева получается - тысячи!
  
  В общем, я определился с задачей - найти способ увеличения производства булок. Хотя, почему так узко? Нужно обеспечить народ эльфов полноценным кормом! Можно насадить новых Меллорнов или увеличить урожайность, или, наконец, отыскать субстанцию, позволяющую хотя бы частично заменить уникальный плод. Вариант - "перебить половину эльфов", я решил не рассматривать как слишком тривиальный.
  Задача обеспечения эльфов продовольствием, как ни крути, не могла быть простой, хотя бы потому, что большинство вариантов, доступных к перебору методом тыка, ушастые должны были опробовать, и поэтому мне оставалось только идти трудным путем. С одной стороны - изучать их достижения, а с другой - двигать вперед науку и технологии, опираясь на земной опыт. Я почти не сомневался, что физические законы этого мира не отличаются от земных, и чтобы пользоваться доступными мне знаниями было бы неплохо для начала определиться с мерами длин и весов. Что же касается химии, мне определенно требовалась своя лаборатория - нарабатывать известные науке вещества, смотреть какие имеются в наличии минералы, потому что "эльфийские вещества", при всей их полезности, являлись абсолютно неизвестной бурдой типа водного экстракта растений или каши из давленых перебродивших гусениц - сложной органикой и культурами клеток, состав которых я бы не взялся определять даже на Земле-матушке. Да, для определения болезней и вредителей очень не помешал бы микроскоп... И только определившись с химсоставом почв, удобрениями, микроэлементами и прочим, можно было бы думать об улучшениях. Работы - на полвека. И, конечно, отсутствие огня практически убивало на корню всю идею. Если нельзя зажечь даже мааленькую спиртовку, то это вообще труба. Остается только электрохимия , да и то все очень печально. Тем не менее, что-то сделать можно было попытаться, а уж когда упрусь, буду думать, как двигаться дальше. Если бы не булки, ушел бы к гномам - с ними наверняка проще.
  
  Глава 3
  
   - А не пойти ли нам с тобой туда , где точат ножи и деревянные блоки, - попросил я своего гида.
   И мы пошли. Одно дерево, другое, пятнадцатое - никаких указателей. Обратную дорогу в свою каморку я бы искал неделю, потому что топология эльфийских дорог - это нечто невероятное даже по сравнению с промзонами российских мегаполисов, где для того, чтобы проехать сотню метров приходится сначала отправиться строго в обратную сторону, а потом , мастерски лавируя и несколько раз пересекая железную дорогу, заехать в исходный квартал с другой стороны.
   - Эля, я давно хотел спросить, ты когда нибудь видела людей?
   - Не, не водятся они у нас.
   - А гномы, они насколько большие бывают?
   - В высоту вот такие. - Она показывает на уровне сосков. - Вроде и выше бывают, но нам ни разу не попадались, а в ширину - они страшно толстые, как жопа боротуна, и волосы кучерявые на роже.
   - Я думал, боротуны мелкие.
   - Это древесные - мелкие. Полосатые - большие и жирные, как гномы.
   - А гоблины?
   - Ниже нас на голову и не толстые, но у них руки очень длинные и жилистые, с когтями, а кожа зеленая. Когда его режешь - орет так, что уши закладывает.
   - Кровь то хоть синяя, как положено?
   - Конечно. Кровь она у всех... синяя.
   Вот это номер. А я ведь уже слышал от старика прикол про синюю кровь , но как-то не врубился. Проколоть что ли себе палец, посмотреть?
   - Эль, а орки тебе попадались?
   - Наши один раз приперли голову - жуткая мерзость . Оскаленные клыки, белые зенки навыкате, вонючая слизь.
   - И какого размера голова?
   - Не сильно больше гномьей, хотя мы их в ряд не выкладывали - я ее сразу приказала закопать, чтоб не воняла.
  Токарный станок меня впечатлил, своим убожеством. Один эльф крутит ручку, другой, опирая резец о палку, точит. Никаких суппортов и лимбов - рулят верный глаз и твердая рука. Резец вроде мифриловый - не разглядел. О! Мифриловая лучковая пила. И сверлильный станок - тоже лучковый. Перовые сверла, рубанки, молотки... А здесь у них - точило. Тот же привод от крутящего кочергу эльфа, но камень хорош - жернов чуть не с меня ростом. Затащить его на дерево без подъемного крана - нетривиальная задача. И какого черта устраивать мастерскую на такой верхотуре?
  Мне хотелось изготовить "метр" - ровную крепкую палку с делениями. У эльфов, к слову, был свой аршин, но мне хотелось в первом приближении выйти на метрическую систему , чтобы хоть как-то соотносить наблюдения с прошлым опытом. При этом, зацепиться было абсолютно не за что. Для того, чтобы измерять путь света, пройденный за секунду, инструмента у меня не было(да и где та секунда?). Найти желтые линии натрия , я бы , наверное, смог, если бы у меня был спектроскоп, только выйти со спектральных линий на реальную длину, тоже задача нетривиальная, и ее можно решать по мере появления у меня спектроскопа. А пока, назначим меру длины директивно. Помнится, когда я был человеком, расстояние между большим и безымянным пальцем, в растопыренном состоянии было двадцать сантиметров, ну и размер...(ладно, не будем об этом). Размер ноги? Нет, не сорок два - двадцать семь(сантиметров). Рост - 178. Поскольку всем не угодишь, буду мерить пальцами. Бюст у Эльки, кстати, четкий второй размер, но это никак к делу не относится... А может, мы мелкие, как тараканы? Как все-таки это определить? По поверхностному натяжению воды? На глаз особой разницы я вроде не заметил. Капли воды? Это хорошая мысль. На капиллярных эффектах, наверное, проще всего словить истинный метр.
  Кусок доски подходящей длины мне помогли отколоть и обточить на точиле. Черная краска и (о чудо) кисточка в мастерской имелись. Нарисовал шкалу с ценой деления в полсантиметра и, окрыленный успехами, принялся все измерять. Я сам - 195. Видимо, эльфийская рука маловата. Элька - 180. Домовое дерево у основания ствола - 450. Высоту без триангуляции не замерить. Что бы еще измерить? Комната - 380. Одиннадцать квадратов. В принципе, не помешало бы сделать литр и килограмм.
  Сходили в "кафешку" пообедали.
  Эльфийка взяла квашеных грибов и толстых волосатых фиолетовых гусениц. И травяной сок с соломинкой. Ожидая своей очереди быть съеденными, гусеницы энергично кишели на дне глубокой тарелки. Каждую секунду то одна то другая пыталась форсировать высокий бортик, неизбежно соскальзывая к своим мохнатым сородичам.
   Я остановил свой выбор на соленой рыбе - и не прогадал. Я и дома лососину трескал только в путь. Одну из гусениц я все-таки, преодолев отвращение, сжевал - эльф я или не эльф? По вкусу чем-то напомнило креветок, но странновато и на вкус, а уж с виду - Брр. Денег с нас, что характерно, никто не спрашивал, но я был уже готов к такому повороту. Вопрос регулирования спроса и предложения здесь решался нерыночно. Договаривались кто что делает и делали. Род не очень большой, все на виду и если кто-то отлынивает или в три горла жрет дефицитный продукт, то быстро получает по ушам. В крайнем случае - к муравьям, но, насколько я понял, крайняя мера была скорее страшилкой - никто из эльфов реально не нарушал закон. Возможно, в этом вся суть.
  - Эля, ты еще не устала со мной ходить?
  - Я гораздо выносливее тебя. И мне нравится. Ты такой... занятный.
  Да это же комплимент! Вот это да! Расцеловать ее, или она может не так понять? Пожалуй, лучше потом научу ее целоваться, в спокойной обстановке.
  - Можешь показать, где у вас делают посуду?
  - Идем!
  Посуда делалась из(трам-пам-пам) глины. Но поскольку обжиг несчастным жертвам биотеха был недоступен, при производстве использовался двухкомпонентный клей. Только застывал он долго. И, хоть я и тороплюсь, придется подождать, но литр все равно слеплю сегодня. Задумана одна глиняная емкость с основанием в виде квадрата десять на десять сантиметров и высокий прозрачный цилиндрический стакан. Сначала будем делать из метра литр - нальем воды в кубическую емкость. Потом перельем в цилиндрическую и отградуируем, а далее, из литра сделаем килограмм. Простейшие рычажные весы здесь известны. Взвешиваешь пустой стакан, уравновешиваешь, взвешиваешь воду - дело нехитрое. Потом - набор разновесов. У эльфов имелись и свои гири, но устоявшихся единиц измерения не наблюдалось. Так что - придется все делать самому. Опять идем к плотникам - нужны калиброванные дощечки - и обратно к горшечникам. Когда мы начали пробираться домой - с метром, но без литра, я почувствовал, что "батарейки" у меня садятся. Нам осталось преодолеть всего-ничего, а ноги подгибаются, и я сажусь. Впереди подъем, который нужно преодолеть по двум висящим рядом канатам. Я пытаюсь встать - делаю пять шагов - и опять сажусь. Силы кончились! Кое-как отдохнув, сидя на веревках, и позволив двум попутным аксакалам перелезть через меня, мы доползли до койки. Оказалось, что охотница умеет делать массаж, укрывать одеялком и желать доброй ночи.
  Утро встретило относительной прохладой и порцией живительной булки. Солнце так и не показалось, однако, с обретением метра и застывающими у горшечников литрами я чувствовал себя гораздо увереннее чем вчера. Вскоре явился жизнерадостный Санарлан.
  - Интересная линейка. - он скептически осмотрел метр - Но вы, молодой человек, ошиблись, когда наносили деления! Между большими черточками рисуют четыре маленьких, потом две средних, и опять четыре маленьких - в таком случае получится ровно одиннадцать интервалов. А у вас- десять. Одно деление пропущено! Да вы сами взгляните!
  - Все так и задумано. Дело в том что в нашем мире принята десятичная система счисления.
  - Именно! Десять пальцев - десять цифр! Одиннадцатый интервал нужен для того, чтобы замкнуть цикл. Неужели путешествие в наш мир настолько плохо отразилось на твоем разуме?
  - Послушайте, профессор. Я ведь правильно назвал ваше научное звание?
  - Да , разумеется. Раз я учу студентов - значит профессор.
  - Так вот, профессор. Возможны системы счета с разным количеством цифр. В нашем мире - их десять.
  - И в нашем - десять!!
  - И ноль!
  - Ноль - не цифра!! Это пустое место!!
  - Хорошо, пусть будет так. У вас десять цифр и ноль, а у нас - девять цифр и ноль!
   Проф нахмурился и задумался. На его лице отразилась борьба противоречивых эмоций. С одной стороны его сильно раздражало, что какой-то недоросль сходу принялся его учить, а он не может придумать, как сохранив лицо указать на ошибку и поставить зарвавшегося выскочку на место. С другой стороны, возможно, и есть небольшая вероятность того, что ему подвластна не вся арифметическая мудрость, и такой незначительный казус, как другая форма записи чисел может иметь право на существование. Ведь никого же не удивляют гномьи каракули?
  В результате, лицо профессора прояснилось и он изрек:
  - Не думаю, что ваш способ записи может иметь хоть какие-то преимущества перед общепринятым. Во всяком случае мнемонические правила Мормеллиуса неприменимы для быстрого сложения и умножения чисел, записанных таким способом, а ведь эти правила являются важнейшей частью математической науки!
  - Совершенно согласен с вами, уважаемый Санарлан. - Ответил я примирительно. - Использование правил Мормеллиуса в десятичной системе счисления сильно затруднено.
   А я ведь уже начал бояться, что он будет настаивать на своем, и не успокоится, пока не разоблачит все, мною сказанное, а если не удастся задавить авторитетом, подключит административный ресурс. Для некоторых важно чтобы ты признал, что дурак, а он, сука, умный. Среди людей, особенно наделенных властью, такие пациенты нет-нет да и встречаются.
   - Уважаемый профессор, - взмолился я после того, как увлекающийся старикан вознамерился не отходя от кассы обучить меня эльфийской таблице умножения. - Я обязательно уделю время принятым у вас методикам устного счета. Но я думаю, это можно сделать позднее. Вы ведь пригласили сюда существо из другого мира не для того, чтобы учить арифметике?
   - Но как вы не понимаете!? Мормеллиус - это основы!
   - Поймите и вы меня. Я прекрасно знаю, что без умения оперировать числами целенаправленная научная деятельность невозможна , и я вполне владею математическим аппаратом необходимым для решения задач. Вам же нужен результат, а не то, как я записываю выкладки! Кстати мы так и не обсудили вопрос, который подтолкнул вас на поиск контакта с иномирным разумом. Кажется, он касается Меллорнов?
   - Да, - Смущенно ответил эльф. - Конечно это будет нарушением педагогической методичности...
   - Пусть это вас не смущает. Расскажите мне про Меллорны!
   - Кхм. - Профессор прокашлялся и начал уверенным голосом. - Как вы знаете, Меллорны являются важнейшей и неотъемлемой частью каждого эльфийского дома. В Полуденном Лесу с незапамятных времен проживает пять родов, или домов : наш дом Беналиндора, и дома Аномофорна, Ледоинора, Эалетона и Хаапа, который еще не совсем оправился после смертельного пожара, учиненного огнепоклонниками... Да , и еще, - проф поскреб в затылке, - имеется анклав за хребтом, только уже сто лет от них нет никаких вестей... В каждом доме - свой Меллорн , который не только является объектом поклонения, но и предоставляет эльфам пищу, без которой невозможно обойтись. Для полноценной жизни и воспроизводства следующих поколений каждому эльфу необходимо получать по одному плоду в день. Уменьшение порций до половины с добавлением в рацион животной пищи почти не сказывается на физическом здоровье, но не позволяет рождаться детям. Дальнейшее уменьшение порций, при неограниченном доступе к иным продуктам - губительно. Употребление четверти плода втечение года приводит к тяжелой дистрофии и психическим заболеваниям. При невозможности употребления плодов дерева жизни на пятнадцатый день начинается тяжелый упадок, далее - все более усиливающиеся галлюцинации и судороги, обратимый отказ органов слуха и зрения. Смерть наступает на тридцатый-сороковой день. Таким образом, для нас чрезвычайна важна правильная агротехника, позволяющая деревьям благоденствовать, а нам получать стабильный высокий урожай плодов, и эльфы столетиями накапливали соответствующие знания. У вас под кроватью лежат труды лучших ботаников, систематизировавших накопленный опыт... а вы, вместо того чтобы их изучать, занимаетесь вытачиванием палок с делениями.
  - Прошу меня извинить, уважаемый Санарлан. Я обязательно продолжу изучение работ ваших именитых соотечественников, но мне здесь будет безусловно необходима ваша помощь. Далеко не всё в этих книгах мне понятно, но я надеюсь, что совместное чтение позволит мне восполнить наиболее вопиющие пробелы моего образования, и дальше я смогу работать самостоятельно.
  - Я полностью в вашем распоряжении. Мы можем начать хоть сейчас!
  - Давайте лучше договоримся каждый день после обеда, или в другое удобное вам время заниматься с книгами, а сейчас лучше обсудим накопившиеся у меня вопросы...Вы говорите об урожайности, но почему бы вам не посадить новых Меллорнов?
  - К сожалению, это невозможно! Тысячелетиями предпринимались попытки упрямцев вырастить Меллорны вне исконных мест их произрастания. Довольно часто саженцы приживаются, но никогда не вырастают полноценным деревом и не дают плодов. С другой стороны, побеги, укорененные на месте сгоревшего дерева Хаапа, дали первые плоды уже на девятый год. Этот факт дает основание предположить , что количество мест, подходящих для произрастания - ограничено, и все они уже заняты.
  - Это очень интересный вопрос, и я безусловно вернусь к нему... Но сейчас я бы хотел спросить вот о чем: жители Полуденного Леса веками, если не процветали, то вполне довольствовались установившимся порядком вещей и имеющимися ресурсами. Что же произошло? Меллорны стали давать меньше плодов?
  - Увы, но это так! Я постоянно занимаюсь подсчетом цветов. Их количество иногда немного растет, и я радуюсь как ребенок, а потом цветов делается еще меньше, и так год от года. Так что сейчас окруженный врагами народ эльфов постепенно подходит к последней черте. Мы уже ослабели настолько, что гномы ходят к нам в лес, как к себе домой. Каждый год кто-то уходит из жизни, а дети не рождаются. Я почти не ощущаю той воспетой в поэмах атмосферы вечного беззаботного счастья, к которой привык с молодости. Это безмерно печально, видеть конец своего народа. И самое грустное - я не вижу никакого выхода. Не знаю, куда нужно направить усилия, чтобы дать своему народу шанс на счастливое будущее. Когда у меня появилась возможность перенести вас в наш мир, я в первую очередь думал о ваших необычных познаниях. Возможно, вы сможете чем-то помочь, отодвинуть надвигающуюся беду.
  Вот как! Получен квест - спасать эльфов. Это по-нашему! У меня и у самого чесались руки хорошенько попрогрессорствовать в этом мире. Навести шороху, и пускай Засланский идет к черту.
  - Ну что же. Буду рад помочь вам преодолеть трудности! Буду стараться, но только постарайтесь понять - я буду идти своим путем и делать вещи для вас довольно странные, ведь очевидное уже все перепробовано... Не нужно надеяться, что я изучу труды мудрецов и найду в них простое и ясное решение, например... например, добавить в компост экскрементов боротуна.
  - Этого нельзя делать ни в коем случае!!!
  - Это была просто фигура речи, гипербола. К тому же, как уже было сказано, я пойду другим путем - буду исследовать ваш мир известными мне способами. Для начала мне нужно оборудовать лабораторию и мастерскую. Для этого требуется помещение, инструмент и помощники. Сообразно величине поставленной задачи.
  - Нуу..эээ... Мастерских ведь у нас достаточно. И мастера всегда тебе помогут.
  - Да , помогут, только для этого придется пол дня бегать по деревьям и ждать, пока нужный эльф освободится, и к тому же, мне обязательно понадобится сделать собственный инструмент - такой, которого у вас не делают. Кстати, усовершенствование инструмента, хоть и не решит продовольственную проблему, позволит высвободить людей за счет увеличения производительности труда.
  - У нас все и так прекрасно справляются. В этом нет необходимости.
  - Так что там с помощниками?
  - Вам будет помогать Элиманора... И я, когда у меня появится свободное время.
  - А как насчет трех-четырех умелых помощников?
  - К сожалению , у нас все люди заняты.
  - Вот к этому я и клоню. С помощью усовершенствования инструмента мы сможем высвободить людей и занять их в нашем проекте. Свободных помещений тоже нет?
  - Помещение - могу предоставить. Трех больших комнат хватит?
  - Для начала - вполне. Надеюсь, они не далеко друг от друга?
  - Две - сросшиеся, а третья - дверь в дверь. Нужно будет только расселить жильцов - так что прямо сегодня переехать не получится. Завтра с утра Элиманора поможет вам переселиться.
  - Отлично! Тогда остаются инструменты и материалы . Нужны хорошие резцы, пила, сверла, стамески, точильный камень, компоненты пластмасс, горшки. Много всего потребуется. Обязательно - образцы материалов. В первую очередь серебро, мифрил и железо.
  - Да , это можно. Только мастера должны убедиться в том, что ты ничего не испортишь! Камень отольют прямо на месте - таскать его тяжело. Образцы... я посмотрю.
  - Хорошо. Я не отказываюсь от обучения. Только это должен быть краткий курс.
  - Но прежде чем ученику может быть доверен мифрил, он должен годами доказывать свое мастерство!
  - Вот как раз этого мне и хотелось бы избежать. Пусть я и не смогу работать так же превосходно, как ваши мастера, инструментом я владею в достаточной мере, и ваша задача донести до них приказ - дать несколько уроков, объясняющих приемы работы с инструментом. Уход, заточка, техника безопасности. Предоставить допуск к самостоятельной работе... Не будет кощунством оформить это как волю Белалиндорна?
  - Д...да. - Старик испуганно посмотрел на меня. - Такова воля Белалиндорна.
  
  Тут будет нелишним заметить, что, насколько я успел выяснить, никакого эльфийского царя в лесу не имелось в наличии, либо его существование тщательно скрывалось. Во всяком случае, я почти уверился, что данный персонаж является вымышленным, чем-то вроде пресловутого Деда Мороза или бога-покровителя рода. Однако, шутить с этим вопросом здесь не принято и "воля Беналиндорна" - это очень серьезно. Такое своеобразное "слово и дело". Вообще, эльфийские традиции всё еще оставались для меня темным лесом. Как они не передерутся , выстраивая иерархию, и как с этим согласуется упомянутая традиция? Весь мой земной опыт говорил о том, что один лишь страх перед плотоядными муравьями никогда бы не остановил мерзавцев и лгунов. Сколько их не скармливай насекомым, они рано или поздно заберутся на самый верх и установят свои порядки, где их воля и будет волей божества. Возможно, все дело здесь в количественных коэффициентах, а не в критериях. Если количество злостных лгунов на душу населения у эльфов ниже, а выбивают их жестче, то и равновесное состояние общества будет другим. Как в ядерном реакторе, где крайне незначительное изменение коэффициентов, отвечающих за размножение, поглощение и рассеивание нейтронов кардинальным образом меняет общую картину. И важны не абсолютные значения, а кто кого. Победит размножение нейтронов - начнется разгон, который либо в штатном режиме будет остановлен температурным коэффициентом, либо произойдет разрушение системы, взрыв. Победит поглощение и рассеивание - равновесие установится на низком уровне, соответствующем фоновому потоку нейтронов и коэффициенту размножения. Причем, применительно к обществу "нейтронами" можно считать совершенно разные идеи, как позитивные, так и деструктивные. С деструктивными общество, насколько я понял, боролось довольно успешно - прореживать негодяев в данный момент не требовалось, да и не мой это профиль. И поскольку рычаги, управляющие техническим прогрессом, сами просятся в руки, и по рукам до сих пор не бьют, я, несомненно, дерну. Ох и наплачутся они со мной! Однако, кто обещал, что путь к булкам будет легким и приятным?
   Я доделал литр, изготовил нужное количество гирь. Сходил к профу и связался наконец с Засланским. Его интересовала в первую очередь заработанная мною сумма. Послушав его невнятное мычание, я заверил его, что у меня всё пучком, и что я взял небольшой кредит на развитие, а подумал, что если бы у руководителя не было проблем с коннектом, их можно было бы немного симулировать. В принципе, по такому каналу можно было бы узнать значение той или иной константы, если конечно начальство тупо не откажет, с формулами уже будет трудно по объективным причинам. Просто так общаться с Засландером не хотелось категорически.
   Мы с Элей сходили в мастерскую посмотреть, как идут работы по вытачиванию шкивов, ремонту мотыжно-шанцевого инструмента и плугов( то есть, по моему мнению - сох). Мне дали покрутить ручку, поработать сверлом и даже, после настойчивых просьб, подкрепленных знакомством с Белалиндорном, дали заточить резец. Последнее, после примерно часовой лекции, прерываемой спорами с пеной у рта и закатыванием глаз, и только после того, как я продемонстрировал навыки затачивания деревянных брусков. Результат был признан почти удовлетворительным, а по-моему так и вовсе отличным. А то, что было сточено несколько лишних "соток" драгметалла - неизбежными издержками. Если бы они присутствовали при моих первых детских попытках затачивать сверла и резцы, наверное, сделали бы себе харакири легендарным мечом. К обеду я запарился в прямом и переносном смысле и Эля предложила сходить в баню.
   Мне и самому было интересно, как там у эльфов с личной гигиеной. Руки они, кстати, редко мыли - экономили собираемую дождевую воду, но вони немытых тел не ощущалось. И вот мы "в бане", то есть у небольшого живописного водопада. Признаться, меня и до этого подмывало сказать - "Эля, а не скинуть ли тебе этот плащ с капюшоном! Я давно хотел получше рассмотреть форму твоих грудных мышц". Она ведь девушка незамутненная - не отказала бы в такой малости. Однако, незамутненность бывает разной степени, и тут я имел перед собой очищенный от малейших примесей перекристаллизованный в термостате образец этой субстанции. Экстраполируя земной опыт, и опасаясь возможной нестабильности переходящей во взрывоопасность, я предпочел не рисковать. Тем не менее, форма этих и других мышц была мне продемонстрирована во всей красе - Эльфийки совершенно не стесняясь мылись вместе с эльфами-мужиками. Понятно, что это дело привычки. Нудисты вон загорают - и нечего. Однако, кому ничего, а кому как. Мне, индивидууму непривычному, скорее "как", чем ничего. После купания в прохладной воде, водопадного гидромассажа и натирания спин черной глиной я твердо решил, что будет вполне уместным поучить Эльку целоваться, что я и сделал, когда мы возвращались домой. Популяция эльфов все настойчивее требовала быть пополненной, да и нравилась она мне. Девочка, конечно, холодная, но может постепенно и оттает. Ее бы еще булками подкормить... И все-таки эльфийки, это не совсем девушки. Вроде бы и все у них на месте, так что и придраться в общем не к чему, ну разве что - к ушам. Хотя уши - это мелочь. Да и тощие девушки бывают очень симпатичные. Кожа слишком уж белая? Тоже не скажешь, что прямо-таки бросается в глаза. Цвет волос? Пожалуй, такой паклей у нас никого не удивишь. Но вот все вместе - явное не то! И двигаются не так и говорят. Эля, по-моему, значительно выделялась в лучшую сторону. Хотя , может я уже так на нее запал, что все вижу в розовых тонах.
  Вечером проф притащил короб образцов.
  - Вот это - мифрил. Испорченные ножи, наконечники. Имей в виду, что материал все равно ценный - обычно идет в переделку.
  Серебра нашлось четыре крупных монеты с изображением страшно бородатой морды с одной стороны и топора - с другой. Железо - старая лопата, и опять наконечники. Всё страшно ржавое. Смолы, ткань, веревки. Несколько подписанных баночек.
   - Если что непонятно, спрашивай. - Произнес эльф, наблюдая за моими попытками разобрать не очень аккуратно выписанные руны.
   - Большое спасибо. Вы мне очень помогли!
   Проф и Эля отбыли по делам, а я остался в одиночестве. И что же я хотел сделать? Были некоторые идеи. Узнать плотность серебра, железа и мифрила. Это не так сложно, и к тому же я должен был получить абсолютные цифры, ведь килограмм у меня привязан к воде, соответственно и плотность относительно воды получится еще та, Земная. Но не это заботило меня в первую очередь. Я хотел узнать, работает ли здесь электричество. Здесь вот какое дело. С одной стороны - мир похож на наш. Вода - это вода, железо - очень похоже, строение эльфов - ну почти один в один соответствует человеку. Никаких лишних костей я не обнаружил, да если у Эльки и нет, например, одного ребра - все равно совпадений более чем достаточно. Так что и все остальное обязано совпасть. Если вода - это вода, железо - это железо, а люди - это эльфы и гномы, то скорее всего и таблица Менделеева, и спектральные линии, и тонкости выплавки металлов из руд - все это актуально и здесь. С другой стороны - синяя кровь, мифрил, драконы с единорогами, отсутствие в открытом доступе меди и золота. Может, это фантазийный мир, и здесь нужно строить магическую гильдию, а не электростанцию!?
   Наливаем до краев, забрасываем металл, измеряем объем, взвешиваем. Получаем плотность "типа железа" равной 7.5. С учетом погрешности - вполне соответствует. Серебро - удивительно мягкое и маловато. Измеряем - получается 11 - тоже соответствует. Теперь мифрил - 6.5. И что мне это дает - ничего. Наверняка это даже не сплав, а композит. Волокна как бы намекают.
   Теперь мне нужна батарейка. Как жаль, что нет ножниц по металлу. Однако, мифриловый нож режет мягкое железо на ура. Электроды - железные и серебряные. Электролит - можно просто пописать. Проводов нет - нарежем тонкие полоски из лопаты. Мои наставники сошли бы с ума, увидев , как я пилю драгоценным ножом огрызок ржавой лопаты! Еще сантиметрик! Тяжело идет! Куски ткани пропитываем "электролитом" и прокладываем между монетой и кусочком железа. Прихватываем все просмоленной веревочкой. Батарейка готова. Делаем четыре штуки. Соединяем последовательно и приматываем "провода"- в дело опять идет бечевка. Эх, коротковаты провода, но ничего, в стакан с водой можно засунуть. Смотрим внимательно - есть пузырик! И еще один - электричество работает, а маги нервно курят в сторонке.
   Уработался прилично, даже натер себе мозоль, а вот приблизился ли хоть немного к заветной цели - тот еще вопрос. Впрочем - долой уныние. Чего еще интересного или полезного я могу сделать? Раз есть электричество - можно строить ГЭС. Река имеется, материалы - условно в наличии. Будем считать, что железо является ферромагнетиком и в этом мире. Зачем электростанция? Развивать электрохимию. Тут можно и без огня много чего получить. Направление перспективное, но несколько пугает объем работы. Что еще можно было бы сделать? Не смотря на очевидные издержки, хотелось планер. Материалы - ткань, дерево и пластик, выглядели очень привлекательно, и еще мне казалось, что ускорение свободного падения здесь меньше - гигантские деревья прямо кричали об этом. Что тут с плотностью воздуха - не очень понятно. Эти вещи тоже было бы неплохо замерить. Несколько расстраивало отсутствие знаний о чистых от леса площадках и холмах с горами, над которыми в солнечный день образуются восходящие потоки воздуха - географию следовало подтянуть. Ну и пилот из меня никакой, то есть теоретически я ого-го, а вот не пересрусь ли в воздухе - большой вопрос. Если что, с военной медициной у эльфов дела обстоят очень неплохо - даже отрубленные конечности отращивают с помощью целебных грибов. Главное - сразу кони не двинуть... Надо бы эти умные мысли записать. И, кстати , мне необходимы письменные принадлежности! А также чертежные! И вот еще что - неплохо бы систематизировать информацию об агротехнических мероприятиях, проводимых на Меллорнах. Найти неполадки в отлаженном некогда механизме - это моя прямая обязанность. Поэтому, необходимо поднять логи лет так за сто-двести.
  От таких умственных трудов резко захотелось перекусить. На пороге я столкнулся с Профом. Время было уже обеденное и мы отправились в кантин .
  - Уважаемый профессор, давно хотел вас спросить: куда идут лишние булки?
  Мы сидели друг напротив друга. Проф аппетитно хрустел длинными белыми червями, а я как всегда уминал рыбу.
  - С чего ты взял, что остаются лишние плоды? - удивился старик.
  - Хорошо, не лишние, а те, что сверх половины. Мы всегда получаем по ровной половинке и всем хватает, причем крошек и добавочных долек не выдают. А ведь количество плодов никак не может точно соответствовать количеству едоков, да и плодоносят Меллорны не совсем равномерно.
  - Ах, ты об этом! Добавочные порции распределяются среди пограничной стражи и первого круга подданных Беналиндорна.
  - Понятно. Военные и начальство. Вам тоже достается?
  - Это старческое тело вполне обходится и без добавки. Молодым - нужнее. К тому же, мне не хотелось бы выделяться.
  Короче, усиленное питание - только в действующей армии. Ну да и черт с ним, не очень и хотелось.
  - Профессор, - начал я продвигать свою идею. - Уже несколько дней я в вашем мире, а к анализу ключевой проблемы так и не приступал.
  - Тут ничего нельзя поделать. - Вздохнул старик. - Обучение всегда занимает много времени. Сначала мы должны изучить научные труды, потом - закрепить полученные знания в поле, с мотыгой и тачкой, и только тогда можно начинать самостоятельную работу.
  - Я бы хотел предложить другой подход.
  - Это будет неправильно.
  - И тем не менее, я предложу. Не думаю, что Беналиндору понравиться, если всю командировку я просижу за книгами или посвящу тачкам с мотыгами.
  - Но только так познается истина!
  - Я и не спорю, что такие занятия необходимы. Однако, мы применим усовершенствованную методику. Изо дня в день вы будете мне давать уроки по вашей системе, а с другой стороны я начну исследования, опираясь на мои знания .
  - Но ведь так очень легко допустить ошибку!
  - Не ошибается только тот, кто ничего не делает!
  - Ты хоть представляешь, какова может быть цена ошибки!?
  - Не меньше, чем цена бездействия. К тому же, вы сами говорили, что у вас просто нет рабочих идей, а у меня они имеются. Я буду согласовывать работу с вами, а моя первая мысль касается анализа имеющегося материала. Мы будем выписывать важные сведения из различных документов в хронологическом порядке, рисовать планы и графики.
  - Разве можно таким образом разрешить хотя бы самый ничтожный вопрос? Опыт - основа агротехники.
  - И здесь вы тоже правы, но лишь частично. Недостаток опытных данных - всегда губителен, но и без аналитики не обойтись, хотя она и не может заменить отсутствие опыта.
  
  Качественно рисовать перьями у меня не получалось, проф же наоборот работал ими виртуозно, но он не признавал линеек! Он считал, что у него глаз-алмаз, причем рисовал он действительно очень ровно. Ровно, но не идеально! Мы чуть не разосрались - по линейке чертить, или нет. В результате, после серии экспериментов проф все же согласился, что по линейке - чуть ровнее (но от руки все равно красивее!). День ушел псу под хвост, а три листа отличного пергамента - в стирку.
  
  На следующий день мы, тщательно вымеряя каждую точку, нарисовали график урожайности Меллорнов за семьдесят лет. Мне пришлось изрядно попотеть, суммируя данные ежедневных сборов.
   Еще в середине рисования меня как будто холодным сквозняком обдало, аж мурашки забегали - да ведь эльфам п*здец! Точки складывались в четкую ниспадающую кривую, причем надежды на то, что она скоро достигнет нового равновесного уровня - не наблюдалось. Может быть, пойдет не так круто ближе к оси абсцисс, но и не более. Эльф тоже проникся. Мне даже показалось , что в его напряженных глазах блеснули капельки влаги.
  - Установить дату начала падения затруднительно. Нужно рассмотреть больший интервал.
  - Я вижу. - Согласился проф. - Я взял с собой данные за весь период падения, и даже с запасом, но мне кажется, что тенденция наметилась несколько раньше. Предлагаю продолжить завтра. И не забудь покормить тараканов.
  - В смысле, покормить кого?
  - А ты их что, не кормишь!? То то я гляжу, они еле светятся!
  Блин, оказывается лампочки нужно кормить! Как я мог об этом забыть!
   На следующий день мы продолжили черчение. Хорошо, что у эльфов такие качественные архивы. Попробуй-ка у нас отыщи данные более чем вековой давности , а тут все аккуратненько выписано, ничего не пропало. Картина складывалась следующая. Лет где-то сто пятьдесят назад все было более-менее ровно. Колебания имели место быть, но я бы назвал их случайными. Сто десять лет назад пошла раскачка. Четкие горбы - чуть вверх, вниз, еще больше вверх, опять вниз. Амплитуда колебаний растет, частота падает, и так три раза, а на четвертый - начинается пике.
  - Я бы сказал, что всё началось вот здесь! - И я ткнул в едва уловимый излом графика.
  - Пожалуй, что вы правы, молодой человек. Нужно смотреть записи с 18243 по 18248 годы!
  Маниакальный огонь возгорелся в глазах у профессора, и он сбежал, толком не попрощавшись. Бросил все пергаменты и скрылся в неизвестном направлении. Его отход был столь поспешен, что я даже ощутил дуновение воздуха, последовавшее за быстрым открыванием и неполным закрыванием входной двери. Такая суетливость была совершенно не характерна для Санарлана, и не удивительно, что я не успел подвести его к мысли о монетизации только что оказанной дому Беналиндорна услуги. Мой опыт продажи услуг говорил о том, что для продавца наилучшие условия могут быть достигнуты при условии стопроцентной предоплаты. Деньги следует получить и спрятать, или даже необратимо потратить. Тогда, в случае форс мажора можно "забить" на работу без ущерба для себя или потребовать дополнительного финансирования, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. В принципе нормальным может рассматриваться вариант предварительного согласования цены и постоплаты. Причем финансовую составляющую следует согласовать строго до окончания. Обсуждать же цену после того, как услуга оказана - удел неудачников, которых норовят кинуть даже честные потребители услуг. В моем же случае, я даже не заикнулся об оплате, что меня несколько расстроило. Обидно, когда ты только что спас мир, и ничегошеньки на этом не заработал. Впрочем, учитывая патологическую честность эльфа и то, что верный рецепт спасения его народа раскрыт не до конца, шансы приподняться у меня еще оставались.
  
  Я немного побродил по эльфятнику. Народ спокойно занимался своими делами - рылись в большущих цветочных горшках, таскали корзины и просто слонялись. Изможденного вида эльфийки околачивали палкой плоды и личинок. Дед в компании подростков цеплял на подвижный блок громоздкий тюк. В одинаковых плащах они напомнили мне о трудностях, испытываемых северными корейцами. Передвигаясь по канатам, я больше старался смотреть за дорогой, а не на верхнюю часть ног нагибающихся девушек. Меня пропускали вежливо и косились вполне дружелюбно. Никто не спрашивал с какого я района.
  Внизу, на мой взгляд, гулялось значительно веселее, чем на канатных тропах в кронах деревьев. Почувствовать наконец под ногами не ветки и веревки, а плоскую твердую землю было очень приятно. Посыпанные цветной галькой дорожки в обрамлении неизвестно как сдерживаемой от излишнего разрастания травы причудливо изгибаясь петляли между черными и морщинистыми стволами гигантских деревьев. Затейливые цветы самых приятных оттенков создавали ощущение праздника. Над непролазными кустами деловито жужжали мухи и порхали толстенькие птахи, а один раз в кустовой чащобе кто-то затрещал ветками и будто бы сыто рыгнул, возможно - проснувшийся боротун, но может мне и послышалось. Неприятный запах , кстати, то и дело достигал моих ноздрей, и я подумал, что некоторые неожиданные изгибы тропинки, возможно, заложены специально для обхода опасных участков под древесными сортирами... Таким образом, любуясь ухоженным иномирным лесопарком, я и набрел на стрельбище.
   Несколько эльфов, ритмично пумкая тетивами, бодро расстреливали из луков стоящие на поляне бородатые чучела, изображающие гипертрофированно толстых гномов. На каждый выстрел, начиная с вытаскивания стрелы из колчана до спуска тетивы, уходило не более секунды. Движения четкие и слитные. Методичность втыкания стрел в мишень напоминала работу швейной машинки, размеренно и целенаправленно пронзающей ткань. Глупого желания пострелять у меня не возникло, однако, замешкавшись, я привлек внимание эльфов.
  - Ба! Да это же Минефуций! Давай к нам! Бери дежурный лук, будем делать упражнение номер три!
  Я подошел. Мне протянули лук и колчан со стрелами.
  - К сожалению, я был серьезно ранен, и Санарлан сказал, что личность Минефуция утрачена, так что во избежание недоразумений он дал мне другое имя - Васисуалий.
  - Это что - как девке на выданье? - Эльфы непринужденно засмеялись.
  - Не думаю, что вам было бы весело получить стрелу в макушку.
  - Да-а. Извини. Серьезно тебя приложило. Так как говоришь тебя назвали?
  - Васисуалий.
  - Здорово! - Влез в разговор молодой эльф, до этого крутившийся в стороне. - А грибы ты случайно не нашел?
   Старшие цыкнули на парня, не одобряя поднятую тему.
  - Давай-ка, Васисуалий, кончай тупить и присоединяйся! - Эльф, протягивающий вооружение, вложил лук в мою вялую руку.
  - Боюсь, что навыки могут быть утрачены...
  - Кольцо не забудь.
  - Ааа!?
  - Кольцо надеть! Колчан за спину! Сопли подтереть! На позицию - марш! Твой гном - второй справа.
  Я повиновался. И нужно сказать, получалось даже и неплохо для новичка - большая часть стрел летела в сторону мишени. Возможно, остатки прошивки Минефуция помогали моим рукам управляться с незнакомым "инструментом". Однако, эльфы оценили мои успехи по-своему. Принявшись было бегло метать стрелы, они заметили мои телодвижения и один за другим прекратили стрельбу, выражая крайнюю степень изумления.
   - Братишка, да ведь тебя недолечили! - С искренней заботой в голосе произнес один.
   - Скажи профессору, пусть еще червями почистит - там наверняка полно гною!
   - Ты как, сам-то дойдешь? Голова не кружится?
   - Д..да. Спасибо за заботу. Я, пожалуй, и правда пойду.
  
  Пока я гулял, объявилась Эля. Мы покушали и я обрисовал ей трудности возникшие у меня со стрельбой.
  - Не могли бы мы потренироваться, не привлекая внимание посторонних? - попросил я у девушки.
  - Можно сходить на старое стрельбище, только тебе понадобится собственный лук.
  - А там точно никого не будет?
  - Уверена. Кожевники развели такую вонь, что даже боротуны обходят это место стороной.
  Мы сходили в оружейню и я выбрал лук - не такой тугой, как мне давали. Эля, хоть и сморщила носик от такого выбора, вынуждена была согласиться, что мои кондиции еще не позволяют пользоваться нормальным оружием.
   Стрельбище располагалось довольно далеко от центра поселка. Проходя мимо бассейнов с черной жижей, я понял почему стрельбище забросили - воняло немилосердно. Впрочем, благодаря ветру, на самом стрельбище запах оказался не столь ядрен. Эля со знанием дела выправила мою стойку, и положение рук во время прицеливания, и раскритиковала все движения, начиная от расхлябанной походки и натягивания тетивы на лук. Как я ни встану , как ни сложу пальцы - ей все не нравится. То локоть, по ее мнению, направлен не туда, то задница отклячена. Тем не менее, под ее руководством я начал неплохо попадать в цель. Под конец занятия у меня болела не только рука, которой я оттягивал тетиву, но и спина, и почему-то правая лодыжка. Эля "утешила" меня тем, что через годик-другой тренировок из меня может получиться вполне сносный лучник и сделала массаж бицепсов. Потом я тоже сделал ей несколько затянувшийся массаж всего тела в результате чего едва не лишил невинности. Не лишил - если рассматривать "невинность" как эвфемизм, а если смотреть шире, то не все так однозначно. Возвращались мы в сумерках, усталые, но довольные.
  
   Хмурый Санарлан появился на следующее утро - он поднял архивы , но ничего значимого (по его мнению), не нашел. Никаких зацепок.
  - Давайте еще раз вместе разберем все события, - Предложил я. - Не важно, имеют они отношение к нашему делу или нет - мне так или иначе требуется изучать вашу историю.
  - Так и быть. - Согласился Проф, достал из тубы заготовленный лист и развернул его на столе. - Начнем с сорок второго года. После праздника всех цветов случилось землятресение. Отряд Лаоринадона совершил рейд вглубь холмов, истребив множество гномов. Пара драконов, гнездившихся на Драконьем клыке, улетела в неизвестном направлении. Нашествие рыжих волосатых гусениц. Сорок третий год. Во время праздника всех цветов состоялась 121 свадьба. Проблема жуков-коробяков - пришлось тогда повозиться с их разведением. Гномскими диверсантами был подожжен лес, но благодаря бдительности пограничной стражи огонь остановлен на Вересковом ручье. В холмы отправлена карательная экспедиция. Сорок четвертый год. Разведчики, вернувшиеся из за Грозового Хребта доложили, что высаженный там Меллорн вполне восстановился и все готово к приему колонистов. В тот же год сборный отряд переселенцев отправился в путь. Отмечались два поджога со стороны гномов. Каждый раз огню не позволяли распространиться далеко. Сорок пятый год отмечен тяжелыми боями с гномами и орками. Когда потери перевалили за сотню, отряды вынуждены уйти из холмов. Сорок шестой год ознаменовался невероятным событием - на праздник всех цветов выдалось одиннадцать ясных дней подряд. Заключено перемирие с гномами. От засухи пострадали посевы. Нашествие жуков-рогачей. Казнен огнепоклонник. Сорок шестой год. Решено начать великую восстановительную посадку. В местах, пострадавших от пожаров, высаживаются новые растения для создания гармоничного леса. Из реки выловлены живые орки. Землетрясение. Приграничные стычки. Сорок седьмой год. Гномы с особым цинизмом подло нарушили перемирие. Большой разлив рек. Гибель разведчиков. Снова рыжие волосатые гусеницы... Продолжать?
  - Нда... А вот эти нашествия насекомых, они действительно представляют серьезную проблему?
  - Еще какую! Случается, что рыжие гусеницы или жуки идут полосой и сжирают все подчистую. Страшно представить, что может произойти если на пути вредителей будет Дерево Жизни!
  - И как часто бывают такие нашествия?
  - Каждые три-четыре года.
  - И все-же это вряд ли может являться причиной катастрофы.
  - То же самое можно сказать и про всё остальное! Я не вижу ни одного даже гипотетического варианта, связывающего эти события с катастрофой!
  - Неужели прямо-таки ни одного? Я бы сходу мог набросать с десяток вариантов!
  - Излагайте.
  - Первый вариант - насекомые вредители могли уничтожить какое-либо симбиотическое растение...
  - Исключено! - Резко перебил меня Проф. - Исчезновение того или иного растения было бы сразу замечено !
  - Даже совсем микроскопического!?
  - Хм, не уверен... Но как вы объясните одновременное наступление проблем в разных домах!!?
  - Точно - одновременное!?
  Проф на мгновение задумался. Вдруг, лицо его снова очень характерно озарилось и он, по всей видимости, опять собрался удрать в библиотеку, но я крепко схватил его за плащ.
   - Нарисуем графики для каждого дома в отдельности и сравним, но чуть позже, - с нажимом проговорил я, удерживая старика на месте.
   - Излагай дальше...
  Убедившись, что Санарлан пришел в себя, я отпустил рукав его плаща и продолжил.
  - Следующая гипотеза. Землятресение могло повредить какие-либо подземные структуры, значимые для произрастания Меллорнов. Ведь не зря они растут именно в этих местах? Возможно , имело место какое-то подземное течение или другая аномалия...
  - И как вы предлагаете проверить эту догадку?
  - Проверить одновременность. Исследовать условия вблизи Меллорнов и сравнить с окружающим лесом.
  - Если эти условия уже нарушены - как их искать?
  - Об этом можно будет подумать. Сейчас важно рассмотреть рабочие гипотезы.
  - Продолжайте...
  - Так-с. Драконы... Часто они прилетают-улетают?
  - Признаться, я не припомню ни одного случая. Драконий Клык потому и называется драконим - они живут, то есть жили, на нем с незапамятных времен.
  - Это очень хорошо! - Я радостно потер руки. - Здесь просматривается скрытая логическая цепочка. Два столь редких события коррелируют неспроста!
  - Простите, что?
  - Неспроста эти два события так четко совпали по времени!
  - И как по вашему древние рептилии могут влиять на Меллорны?
  - Ну-у, навскидку. Они же гадят ?
  - Кто? Драконы!?
  - Понятно, что не деревья! Могли они пролетая , скажем... какнуть ... на Меллорн?
  Проф выпучил глаза и подавившись возмущением потерял дар речи.
   - Ты хотя бы представляешь, что значит для такой туши "какнуть"!!?
   - Нет, не представляю! Потому и спрашиваю.
   - Они гадят... гадили у себя на скале.- Подавляя гнев ответил Проф. - Я даже не припоминаю случая, чтобы это случилось в лесу.
   - А они чем вообще занимались там на клыке? Куда летали, чем питались?
   - В основном сидели в пещере. Редко - на краю скалы. Жрали всё, что движется, особенно любили гномов. Но они не такие уж прожорливые. Раз в месяц поймают пару гномов, какого-нибудь носорога, очень редко - зазевавшегося эльфа.
   - Н-да, так просто их с Меллорнами не связать. И все-же обратная связь по говну представляется мне перспективной идеей!
  - А мне представляется, что ТЫ безнадежный фантазер!
  - Не буду спорить. Однако, в этом и состоит мой метод. Давайте попробуем сначала выдвинуть несколько рабочих гипотез, а потом опровергнуть. Глядишь - до чего-нибудь и докопаемся. На чем я остановился? Ах да! Драконы! Они могли влиять на Меллорны опосредовано. Какая-нибудь муха могла выводиться там под скалой, где они это...
  - Опять ты о том же!
  -...Или грибы! Там под скалой росли грибы?
  - Да откуда же мне знать!? Неужели ты думаешь что на каждый глупый вопрос можно отыскать ответ!?
  - Вообще-то говоря нет, я так не думаю, но все мои вопросы поставлены абсолютно корректно. Если вы не знакомы с флорой и фауной Драконьего клыка - дело не в вопросе, а в том, что ваши знания ограничены.
  - Да, если ты хочешь это услышать, мои знания ограничены! - Зло сверкая глазами выпалил Санарлан.
  - Значит, возможно, нам нужно будет наведаться к Клыку. - Стараясь говорить как можно спокойнее ответил я.
  - Это два дня ходу!
  - Я не говорю, что нам надо немедленно туда отправляться, а просто намечаю круг задач... Что там к нас дальше? Жучки-коробки, коробочки?
  - Жуки-коробяки. Являются одним из важных компонентов зелья, для ежегодной обработки подствольного круга плодоносящих Меллорнов.
  - Так-так ! Очень интересно! И каково значение этого компонента.
  - Жуков заквашивают в плотно закрытой таре, мелко измельчают и добавляют к рабочему раствору в соотношении 1 к 121, как один из компонентов смеси.
  - Уважаемый Санарлан, я спрашивал вовсе не о том. В чем выражается действие этого настоя? Для чего он добавляется? Для борьбы с насекомыми или болезнями, или как питательная добавка?
  - Такова древняя рецептура. Мы стараемся не допускать отклонений от записанных рецептов.
  - Хорошо. Вы не знаете зачем нужны эти жуки. А с чем, собственно, были трудности?
  - Жуки перестали ловиться в кувшины-ловушки. Мы не могли добыть необходимого количества.
  - Что за ловушки?
  - В определенное время девушки выставляли кувшинчики с небольшим количеством перекисшего сока Аурнаду - ты его уже наверняка пробовал - а утром просто вытряхивали жуков. Однако, с некоторых пор этот метод перестал работать. Даже удесятерив количество кувшинчиков мы не набрали достаточного объема.
  - И что же вы предприняли?
  - Признаться, именно мне пришла в голову светлая мысль разводить жучков на компосте из носорожьего помёта!
  - Видите, уважаемый Санарлан, зря вы меня упрекали - ботанику никак не уйти от обсуждения этой неприятной субстанции.
  - Носорожье - почти не вонючее, - смущаясь, попытался оправдаться Проф. - Оно как спрессованное сено.
  - А вам не приходило в голову, что искусственно выращенные жучки могут отличаться от тех, которые до этого ловились?
  - Нет, это абсолютно те же жуки! Профессора всех домов их рассматривали, растирали , пробовали на вкус, и вынесли положительные вердикт. Жуки абсолютно идентичны.
  - И все же, мне кажется , что имеется небольшая вероятность того, что жук , выросший на одном субстрате, может отличаться от жука, выращенного на другом!
  - Это недоказуемо! И к тому же все профессора сразу не могли ошибиться!
  - Я не собираюсь прямо сейчас вам это доказывать, но если вам интересно знать мое экспертное мнение...
  - Не интересно! - насупился Санарлан.
  - ... есть вероятность, что жуки не совсем те, и что все профессора сразу ошиблись. Они могли ошибиться просто в силу того, что ограничены одними и теми же условиями - приблизительно одинаковыми познаниями, а также инструментами. Чем все-таки питались эти жуки в дикой природе?
  - Можно перечитать старые книги. - Предложил профессор.
  - Можно наставить ловушек - может быть удастся локализовать их природные источники.
  - Принимается.