Пролог.
  
   -Деда, деда, поноси покаместь, ладно? - Внучки, три мои десятилетние егозы, Маринка, Кристинка и Залинка разномастным веселым вихрем налетели на меня, сидящего на мягкой скамье около большого аквариума, и принялись надевать мне на шею какие-то амулетики. У них сейчас, девиц-малолеток, какое-то помешательство на древних богах. Собирают амулетики Тора, Локи, Кетцалькоатля и прочих, в том числе и наших славянских. Помешательство какое-то, и при этом необходимо ( по девчачьим разговорам), чтобы новокупленная вещь сразу носилась на теле. Не важно чьем. Н у а кто лучше всего подходит на роль носителя? Правильно, дед. Неважно, что на мне образок, который на меня их бабушка двадцать годов назад повесила, хоть я и неверущ. Крещен при рождении, но в церкву не ходок. Но разве это волнует малолеток-внучек-девчонок? Нацепив мне на многострадальную шею не меньше трех десятков всякой всячины-бижутерии, девочки дружно чмокнули меня в обе щеки, и убежали к родителям, которые что-то смотрели в "Спортмастере".
   -Ха, дед, ты попался! На новогоднюю ёлку сейчас похож. - Подойдя, с вредной усмешкой заявил Иван, мой старший внук, и протянул большой толстый конверт и пару флешек. - Вот, распечатал, все что ты просил. Только дед, ну все эти бумажные фото, бумажные книги - прошедший век. У тебя три фоторамки, ну купи еще несколько.
   - Вань, я сам прошлый век уже. - Засмеялся я, вытаскивая из конверта пачку фотографий. Дети, внуки, пчелы и собаки... мое богатство. Самое мое главное. Дочь Ирина с мужем Олегом, Светлана, женушка моего сына Анатолия. Ваня, Артемка, сыновья Иры и Олега, Маринка, родная дочка Светы и Толика, и их приемные Кристинка и Залинка. Маринка синеглазая блондиночка, Кристинка рыжая и зеленоглазая, и Залинка, брюнетка с темно-карими, почти черными глазками, настоящая восточная красавица. Внучки у меня красотульки и умницы, отрада моего сердца. Так же, впрочим, как и оба внука, семнадцатилетний Ваня и семилетний Артемка. Вот внуки и внучки на речке, а вот на моей пасеке... Кстати, вот что интересно - девочек пчелы не жалят. Вот никогла не трогают. Пацанам достается, хоть они на пасеке шуршат, и щурок отгоняют, а девчонок пчелки не трогают.
   Отдельно в более крупном формате шли фотографии Луны и Сатурна, а так же снимки пары метеорных потоков. Ну люблю я посидеть после полуночи во дворе в компании своих псов, глядя на звезды в телескопы. Имею право, пенсию, не смотря на все ухищрения правительства, я все ж таки выслужил. Собакены ребята умные, ни разу телескоп даже не пошатнули, молча сидят около меня и смотрят в небо. Разве иногда собачьим телеграфом новостями обмениваются. Кто его знает, о чем мой стаф с соседским мастифом перелаивается? Может, обсуждают полет МКС?
   Оба моих пацана тем временем внимательно и снисходительно присматривали за вернувшимися из "Спортмастера" и сейчас скачущими на надувном батуте девчонками.
   - Тем, сходил бы к сестрам, проконтролировал напрямую. - Ванька спрятал наладонник, и невозмутимо вытянул длинные ноги в адидасовском трикотаже. - А то кто еще пристанет, отсюда не поймем.
   Темка степенно кивнул, протянул свой смарт брату, и, сняв на входе свои кроссовки, присоединился к сходящим с ума малолеткам. А Иван внимательным взглядом проводил красивую шатенку лет двадцати, продефилировавшую мимо на высоченных каблуках.
   - Дед, на "Тайную жизнь мастера зелий Северуса Снейпа" пойдешь? - Ванька оторвался от созерцания очередной девицы, на этот раз затянутой в джинсу блондиночки с выкрашенными в розовое косичками на висках, и повернулся ко мне. - Через час сеанс, папа с мамой или дядя с тётей успеют подойти. Возьмем билеты?
   - Почему нет? - Я вытащил расходную карточку из бумажника, и протянул внуку. - Купи билеты на всех нас шестерых, "Колы" и " Севен Ап" по паре литров внизу. Кукурузу на входе возьмете. Ваши предки нас подождут в кафе на Баумана, или Ирина с Ольгой мужей ткани утащат смотреть.
   Внук, кивнув, умчался. А я пристукнул тростью наглючего и невесть откуда взяшегося в этом торговом центре жучка, откинулся на спинку скамьи. В городе тоже неплохо бывает, главное, чтобы не слишком долго в нем находиться. А то суетно больно, шумно, народу много.
   То ли дело дома, в селе - тишь да гладь, да божья благодать. Огород, сад, пасека небольшая. Кама с Волгой, разлившиеся в устье на полсотни километров с лишним, рыбачь не хочу. Вокруг лесочки и посадочки, позволяющие и грибы пособирать, и слегка поохотиться. Впрочем, я больше охочуть в полях, на перепела, коростеля и куропаток. Ну, иногда еще на вяхирей, осенний вяхирь ну очень вкусен. Забавно, мои спаниэли, далматинец и амстаф прекрасно работают сворой-коллективом по полевой дичи, поднимая на крыло отменных бегунов-коростелей и сидят со мной в засаде на голубей, как партизаны. При том и амстаф, и далматин хоть и вписаны в мой охотничий билет наравне со спаниэлями, но не считаются охотничьими псами большинством знакомых.
   Отпив глоток газировки, я снова оглядел людскую суету вокруг. Суббота, народ отдыхает, в том числе здесь, в торговом центре. Капиталисты сделали все очень умно, тут в одном здании и кинотеатр, и всяческие кафешки, и магазинов множество.
   Что-то царапнуло душу, и я вернулся взглядом к троице, только что поднявшейся на эскалаторе и сейчас идущей в нашу сторону вдоль перилл. Молодая девушка, симпатичная, и два парня. Девушка как девушка, светловолосая, а парни вроде как кавказцы. И что мне в них... да у них под полой плащей автоматы!
   Охранник напротив книжного дернулся к своей рации, ближайший ко мне парень рванул автомат наружу. И время потекло медленно-медленно.
   Вот этот, судя по всему, террорист-смертник, вынимает из-под полы свой автомат, обыкновенную "Ксюху", то есть АКС-74У, направляет его в сторону охранника. Второй тянет свой, такой же автомат, и смотрит в ту же сторону. Девица заторможенно распахивает свою пухлую моднячую куртку, а там, под курткой, какой-то жилет-разгрузка. Бомба?
   Про себя посетовав на больное колено, я вскочил ( а остальные все так же медленно тянутся, как в патоке), и вырвал из трости клинок. Купил себе эту тросточку лет пять тому назад в Прибалтике, с тех пор с ней и хожу.
   Внезапно все ожило, и автомат ближайшего ко мне террориста выплюнул в сторону охранника длиннющую очередь, свалив мужика в форме и разбив стеклянные витрины. Второй начал ко мне разворачиваться, когда я рубанул его по шее, и на следующем шаге воткнул клинок в спину первого. И подхватив девицу с бомбой, с разгону перевалился с этой глупышкой через перилла ограждения.
   - Как охота жить, во имя всех богов!!! - Успела мелькнуть в голове отчаянная, яркая мысль. И все сначала полыхнуло, а потом погасло.
   Там же, через четыре часа.
   - Что скажете, товарищи офицеры? - Генерал в полицейском мундире прошел по хрустящему крошеву, поглядел на упакованные в черные пакеты тела террористов, и лежащие отдельно останки лихого деда.
   - Повезло, товарищ генерал-майор! - Вытянулся подполковник в таком же мундире, а затянутый в сбрую майор-омоновец согласно кивнул.
   - Не повезло, а проспали! Если б не этот старикан, число жертв шло б на десятки, а то и на сотни! Два автоматчика и бомбистка в субботнем торговом центре! Посетителей с тысячу, не меньше, а то и больше было! Да у нас только пострадавших в панической давке триста семнадцать. Из них шестеро в крайне тяжелом состоянии! - Генерал чуть успокоился, и сбавил обороты. - Ищите! Землю ройте, но найдите руководителей акции! Товарищи из ФСБ, военной разведки и МИДа вам помогут, все согласовано. И учтите - мы на контроле из Москвы, на самом-самом контроле! Нужна будет помощь - сразу ко мне, обеспечим!
   И главный татарский мент похрустел к стоящему на втором этаже вроде как задумчиво пинающему обломки главному татарскому же эфэсбешнику. На самом деле, им с коллегой реально повезло. Страшно подумать, что могло тут случиться, а сейчас все можно спустить на очень плавных тормозах, восхваляя павшего смерью храбрых деда-фехтовальщика. Кстати. Хорошая у того тросточка со скрытым клинком, надо бы и себе такую заказать.
   Там же, в это же время.
   - Смертные порой такие забавные, правда, брат? - Высокий, изящный брюнет повернулся к еще более высокому, и много более массивному блондину.
   - Порой да. Но этот старик заслужил свое место в Вальхалле! - Блондин облокотился на полированные перила, и качнул туда-сюда тяжелым молотом. Из внезапно появившейся над разрушенным куполом тучи ударила молния, громыхнуло, порыв ветра вбросил сквозь разбитый стеклянный потолок град и ливень.
   - Но он хотел жить, брат. - Брюнет подбросил на ладони большую сферу, искрящуюся желто-зеленым. - Кстати, сильная душа у этого смертного. Жжется даже.
   - Ну, жизнь это не ко мне. Вот посмертие, это другое дело. Позволишь посмотреть, Локи? - Изящная, невозможно красивая темноволосая женщина вышагнула из тени, и аккуратно взяла сферу с ладони брюнета. - Да, силен старик.
   - Позволь мне, Мара. - Из солнечного луча шагнула яркая, ослепительная блондинка.
   - Конечно, сестра. Скажи, Лада, ты тоже получила свою долю? - Брюнетка отдала сферу, и стряхнула с рук искорки, упавшие на пол легким инеем.
   - На нем был и мой знак тоже, сестрица. - Богиня жизни, любви и плодородия невесомо прошлась по стеклянному крошеву, улыбнувшись, поглядила по щеке пробегавшую мимо девушку в полицейской форме ( та удивленно замерла, и огляделась). - Да, силен муж. Что вы хотите с этим делать, господа боги?
   - Я? Не знаю. - Громыхнул Тор, и подкинул молот. На улице снова полыхнула молния, от близкого разряда из потолочных рам посыпались остатки стекол. - Старик сделал то, что должен был сделать - убил врагов и сберег свой род. Ну погиб при этом, бывает.
   - Я бы мог сделать многое, но именно с этой душой сие будет нечестно. - Улыбнулся брюнет, и аккуратно подставил подножку задумчиво бродящему генералу. Тот запнулся и упал бы, если б его не подхватили спецназеры из ФСБ. Тор и богини укоризненно поглядели на него, и Локи покаянно развел руки. - Ну не удержался я. Не удержался. Ну так ведь я злой и противный бог шуток, так ведь?
   - Я уже сказала - жизнь это не ко мне. Посмертие могу обеспечить. - Мара взглядом смела осколки и мусор со скамьи, и уселась на нее, приглашающе кивнув сестре. - Но просьба была ясная, а жертва очень осмысленная и очень серьезная.
   - Тогда, если вы не против... - Лада села рядом с сестрой, и подбросила сферу на ладони.
   - Не то, чтобы я против, дорогие мои. Но могли б сначала и меня спросить. - Из-за колонны вышел скромно одетый кудрявый шатен с аккуратно посриженной бородкой.
   - А ты откажешь дамам, Иисус? - Лада очаровательно улыбнулась. Мара просто приветливо кивнула, а вот Тор и Локи грозно нахмурились. На что, впрочем, Иисус совершенно не обратил внимание, улыбнувшись в ответ дамам. Глянул на тела внизу, на сферу на ладони богини...
   - Не здесь, не в этом мире, дорогая. - Построжел Христос. - Иначе ему не будет правильного посмертия. Найди другой мир, где нет его доппельгантера. Там разрешаю.
   - Ты настоящий душка! - Лада весело вскочила, чмокнула Иисуса в щеку, и растаяла в облаке золотых искр.
   - Не богиня, а девчонка. - Фыркнул Локи, и взмахнув рукой, отправил вслед ей небольшой сгусток тумана. - Тогда мой дар старику. Небольшой.
   - И мой тоже. - Тор метнул в никуда крохотную молнию.
   - Тогда и мой тоже. - Мара загадочно улыбнулась, крутнула указательным пальцем крохотную метель из сверкающих снежинок, и отправила вслед за молнией. И тоже растаяла, шагнув в тень.
   - До встречи. - Тор побросил молот, и исчез во вспышке молнии.
   - Как они любят спецэффекты. - Покачал головой Локи. - Всего хорошего, Иисус. - И просто исчез.
   - Да уж. - Триединый Бог этого мира прошелся по битому стеклу, глядя на пятна крови. - Ведь сказано было - не убий! Глупые еще, дети детьми. В Чистилище их!
   И три души, оставшиеся от террористов-смертников, исчезли в неяркой вспышке.
  
   Глава первая.
   Мне было странно. Спокойно слишком, неторопливо и невозмутимо. Вроде как уже некуда торопиться. Интересно, почему? И почему я вроде как в какой-то капсуле, сквозь которую ничего не видать? Я в больнице, что ли?
   Внезапно голову, или не ее, прошили проявившиеся воспоминания и знания. Пространство вокруг всколыхнуло, закорежило, завернуло штопором и через какой-то хитрый проход выкинуло меня наружу.
   - Или через задний, или через передний. Точно, два выхода. - Я старался проморгаться, глаза слепило яркое солнце.
   - Ну, не совсем. - Рядышком прожурчал красивый женский голос, и расспался невесомым смехом. - Но где-то рядом, дед. Так что успокойся и слушай. Впрочем, мне торопиться некуда, так что оглядись и прими то, что с тобой. Я немного подожду.
   В глазах прояснилось. И оказалось, что я стою на берегу какой-то речушки. Речушка явно горная, шустрая. Звенит-перекатывается. Горы чуть поодаль, высокие, снежные шапки на них, а тут явно знойное лето жарит, хотя мне совершенно комфортно, в моей-то зимней одежке. И это при том, что я на любой жаре теку, как снеговик.
   Тут я кой-что заметил, и мне от этого поплохело. А именно то, что я тени не отбрасываю. Деревце рядышком со мной, серебристый тополек, вон какую раскинул, а меня как будто и нет.
   Я внимательно присмотрелся к своим рукам, и уже чуть спокойнее обнаружил, что сквозь них вижу. Прозрачные они у меня, если как следует приглядеться, но при этом цветность сохраняют, я их объем чувствую. Хм.. на пробу я ткнул пальцем в тополиный лист, палец спокойно прошел сквозь него. Так, а кто со мной разговаривал?
   Неподалеку на камешке обнаружилась очень красивая дама непонятных лет, скромно сидящая и за мной наблюдающая. Вроде как и молоденькая, но вот столько такой зрелой силы в ней, что на пару королев хватит. А то и на дюжину.
   - Здравствуйте, сударыня. - Вежливость великая штука, а этикет придумали очень умные люди. Мало ли, что мне орать от перепуга охота, это потерпит. - Позвольте поинтересоваться, что именно со мной случилось. Что я должен принять. И о чем вы мне хотели поведать. И да, мое имя Захар Владимирович Догляд.
   - Какой вежливый. Приятно встретить хорошо воспитанного смертного, жаль только, что после его смерти. - Блондиночка изящко закинула ногу на ногу, оправила подол даже на первый взгляд неимоверно дорогого платья, и сверкнула великолепной улыбкой. Реально сверкнула. Как электросваркой, у меня аж в глазах зайчики забегали.- Мое имя Лада, и я богиня. Как ты уже понял, твой земной путь был прерван. Но ты совершил некий древний ритуал, и высказал четкую и ясную просьбу. По ритуалу - ты, как высказался Тор, убил врагов и защитил свой род, пожертвовав своей жизнью. При этом ты восславил богов, и сказал, что хочешь жить. Учитывая, что твои внучки надели на тебя амулеты в том числе со знаками Тора, Локи, Мары и меня, и место силы, на котором все это произошло, то мы услышали и пришли поглядеть. Твой верховный бог был не против. По общему решению мне разрешили исполнить твою просьбу по моему разумению с некоторыми ограничениями. Интересно, какими?
   - Да. - Я облизнул пересохшие губы. Так, я вроде как призрак, у призраков пересыхают губы? - Как там мои? Дети, внуки?
   - Все живы. И зять с невесткой. Испугались страшно, расстроились из-за тебя, слезы льют. Гордятся. - Лада снова улыбнулась. - Молодец, дед. Потому я и откликнулась. Жизнь - это любовь. Ты любишь своих детей и внуков, ты отдал ради них самое дорогое - жизнь. Значит, ты прав.
   - Спасибо. - На душе потеплело. Похоже, это все, что сейчас у меня осталось. - А что насчет ограничений?
   - Ну, они просты. Я не могу вселить тебя в тело, занятое душой. Не могу тебя поселить в мирах, где есть твои двойники. Значит, тебе надо создать тело самому. Это сложно, но выполнимо. Если у тебя есть время и силы. Они у тебя будут, от меня. Кроме того, у тебя есть дары еще трех богов. Малые, но тем не менее. Среди людей ты будешь слишком заметным. Потому я решила так - будешь жить здесь. Водяным духом. Не смотри на меня так недоуменно, ибо, как сказано Декартом - Cogito ergo sum. "Я мыслю, следовательно, я есмь!". Жить можно по разному, Захар. Я богиня весны и жизни, а вода - это жизнь. Здесь закрытый водный район, других водяных духов нет, то есть, ты, такой красивый, вне конкуренции. Нелюдь есть но немного и она сухопутная. Да и нежить есть. Но опять же, сухопутная и ее немного. Справишься не торопясь и со временем. Времени, благодаря нам, у тебя теперь много. Думай, мысли, набирайся сил. Твори, ибо сотворил вас бог по образу и подобию своему. А кто он? Правильно, Творец. И запомни, вода это жизнь, а жизнь это любовь. Иди, тебе пора. Да и я на тебя многовато времени потратила. - И вставшая богиня легким шлепком своей изящной ладошки отправила меня на самую стремнину, в кипящий водный поток.
   Это было необычно, странно, божественно. Я был водой, и вне ее. Я чувствовал каждую песчинку, ощущал колыхание водного мха, шипение лопающихся водянных пузырей. Я ощущал биение сердечек у крохотных утят, прячущихся в маленькой, скрытой кустами бухточке, я видел каждое движение рыб, которых было не так уж и мало в этой речушке. У меня не было тела, мое тело было этим бурлящим потоком.
   Я слился с этим куском речки, я понял его суть, узнал каждый камушек на дне, каждую корягу вдоль берегов. В какой-то момент я понял, что в одном месте речные струи другие, что мне там особенно хорошо и комфортно, что я набираюсь в этом месте силы. И что тут я начинаю формировать не то, чтобы тело, нет, скорее слабый контур своего будущего тела. И понял я это уже зимой, когда морозец сковал берега тонкой и звонкой корочкой льда, а на поверхность воды сыпались снежинки. Я понял, что снова начинаю осознавать именно себя, как личность, а не как часть водяного мира.
   Зима принесла некоторое умиротворение. Речка стала спокойнее, стал спокойнее я, стал рассудительнее. Осознанно изучил весь этот участок реки, составил в голове его трехмерную картину. К моему удивлению именно тогда я осознал дар Локи - абсолютную память и способность к многомерному мышлению. Я помнил все, что когда-либо слышал, видел или читал.И уж естественно, все то, что я делал. Некоторые вещи были весьма неприятны, пришлось учиться задвигать их на дальние полки в создаваемой в сознании библиотеке.
   Но самое главное - мне удалось сдвинуть камешек. Обычный небольшой голыш, чуть поросший водорослями, и облюбованный снизу ручейниками. Так вот - я сумел его сдвинуть. Мне подчинилась вода.
   Осознание этого здорово меня торкнуло. Я носился по речушке, поднимая волну, вылетал из воды и плюхался обратно. Конечно, плюхался для практически бестелесного духа сильно сказано, да и волна, которую я сейчас поднимал, скажем так - просто была. Но я научился это делать!
   Кстати, речушка, несмотря на свои прямо скажем, скромные размеры, на дне своем имела с десяток человеческих костяков, разного времени упокоения и разной сохранности. И возле двух из них что-то ощущалось, не сильно хорошее. Похоже, неупокоенные души. Одна даже попыталась напасть на меня, когда я подобрался поближе. Силы у нее было немного, но вот ярости и черной злобы - хоть завались.
   Вот только ничего у нее не вышло. Обратно под корягу улетела, к своему костяку в ржавой кольчуге. А это я просто рукой махнул с перепугу. И понял, что это второй дар. Богини Мары. Не самый добрый, кстати. Я могу вот такие неупокоенные души даже убить, точнее, поглотить или сожрать, набирая силу. И кстати, не только неупокоенные. Живые тоже, судя по всему. Правда, прямо сейчас я даже на поглощение явного умервия никак не решусь. Мало ли как я изменюсь при этом. Я и так потихоньку набираюсь сил, речка делится, причем чистой, чистейшей энергией. Даже какую-то форму обретать начал. Вон, волну гоню.
   Кромо того, что я гоняю по маленьку волны и неупокоев, я потихоньку расширяю свой кругозор, так сказать. Очень неторопливо изучаю речку вверх по течению. Этот-то кус, в небольшой долинке, я уже изучил достаточно хорошо до порогов. После людское поселение, куда я покамест побаиваюсь соваться. Довольно большой поселок, домов с сотню, если по дымам судить. А в таком поселении вполне может быть или церковь, или мечеть, или еще какой храм. Это богине нет конкурентов, а я, если честно, даже попов побаиваюсь, или кто тут есть из служителей культа. Зарядит экзорцизмом, или как там обряд изгнания духа называется, и куда я денусь? Так что побережемся, спешить мне особо некуда. Я даже не знаю, как время этого мира соотносится со временем моего прошлого мира. Более того, я даже название этого мира не знаю.
   Я много чего не знаю. Не знаю, как там мои, это самое сложное. Тела нет, какая-то энергетическая оболочка, а душа скучает. Правда, именно скучаю. И постепенно грусть как-то все светлее становится, и отдаленнее. Нет, я про своих не забуду, и буду пробовать узнать, но это уж по возможности. Знаю, что это вероятно, но вот уровень этой вероятности... божественный, одним словом. А я еще даже на серьезного водяного не тяну. Правда, рыбы меня уже видят. И побаиваются. А потому подчиняются. Вон, собрали все золотые и серебрянные монетки, до которых смогли дотянуться и докапаться, а так же несколько довольно примитивных украшений и сложили в симпатичном омутке, в небольшой старый кувшин. Да еще перед этим сам кувшин вычистили от ила и водорослей. Не сказать, что много, но десятка три золотых, и девяносто семь серебрушек. Даже в моем бывшем мире не так уж мало.
   Кстати - уж больно чистое дно у речушки. Ни одного куска пластика или резины, железа почти нет. Керамика есть, но тоже маловато. И это при том, что неподалеку караванная тропа проходит. Похоже, попал я куда-то в средневековье. И куда-то в Азию, уж больно караваны характерные. Верблюды и кони.
   Потихоньку я стал подбираться поближе к поселению. С трех сторон это довольно большое село ( точно село, мечеть есть, может быть, это даже маленький городок) огорожено достаточно высокой глинобитной стеной. Только со стороны речки стены нет, но именно здесь речка достаточно глубока, чтобы защитить от внезапного нападения. Даже небольшая пристань есть, и пяток больших лодок. И штук двадцать маленьких долбенок-плоскодонок, сейчас вытащенных на берег.
   Я стараюсь быть осторожным, днем почти не появляюсь на поверхности. Мало ли, я ведь даже понятия не имею, как смотрюсь со стороны. А ночью городок спит, темень полная. Даже ни огонька, разве ночной патруль из пары-троицы парней с копьями ходят с масленными фонарями вдоль стен. Насчет средневековья я сильно не ошибся, потому как паруль передает из рук в руки какую-то пищаль, одну-единственную. Остальные луками обходятся, причем не сложными составными, а простенькими, из ивовых веток.
   И да, я точно в Азии. Похоже, где-то в Средней Азии, потому как одежда очень уж характерная. И богиня сказала, что я в закрытом водном районе, то есть внешних стоков нет, только внутренние. А там, точнее, тут, все в Аральское море собирается и несколько озер. Узнать бы, где я точно. Разговоры местных обитателей я понимаю, хоть они точно не по-русски размовляются. Но информации немного. Слушаю-то я в основном ночные патрули, днем наверх не поднимаюсь. А их несут молодые неженатики. Парней интересуют кони, сабли, девки. Причем со всем этим у них достаточно сложно. У одного есть невеста в поселке, причем родители девушки готовы взять чисто символический калым. У остальных с этим проблемы, здесь слишком много родни, близкой родни, надо подбирать невест в соседних аулах, а там хоть особо не заряжают, но деньги нужны. В среднем по три полновесные золотые монеты, для простых парней очень немалые деньги. Потому подросшие парни, выросшие без отцов (а таких немало), уйдут весной с караваном. И мир посмотреть, и плата за работу составит пять золотых дихремов. После выплаты налога в полтора дихрема останется на калым в самый притык. Свадьбу же справят осенью всем поселком. Точнее, несколькими соседскими аулами.
   Кстати, здесь я впервые услышал про русских. Мол, бай забирает десять из пятнадцати золотых за снаряжение на этот поход. Хорошее копье, простенькая сабелька и русское ружье. Все это дается в прокат каким-то Санджар-баем. Судя по всему, хозяином этих мест. Коня или верблюда обеспечит караванщик. Парни идут простыми охранниками, и втихую меж собой мечтают завалить по несколько разбойников, чтобы выкупить оружие.
   Покрутившись около поселка, я ради интереса поднялся по акведуку в сам поселок. При этом меня учул местный кабыздох, и с истошным визгом кинулся под калитку. Даже разбудил кого-то, во двор вышли с лампой, после чего отругали пса и явно отвесили тому пинка.
   Да, сам акведук наполняется из вращающихся водяных колес. Забавная вещица, но только для теплых мест. В России в первую же зиму вмерзнет в лед, и уйдет по весне с ледоходом.
   Так вот, я поднялся в поселок. Посреди небольшая чистенькая площадь с большим прудом-хаузом, чайханой и крохотным рынком. Сейчас, естественно, все закрыто. Из хауза вода по трем глубоким и чистым арыкам растекается вдоль улиц. Вот, собственно и все водоснабжение. Улицы с глухими стенами домов и высокими глинобитными заборами-дувалами, все окна внутрь двора. Но несмотря на не самый богатый вид, поселок уютный. Много фруктовых деревьев прямо на улицах. Летом небось все в зелени.
   Покрутившись около этого аула с месяцок, я двинулся дальше. Каждую неделю смещаюсь поочередно вверх или вниз по течению речки, и изучаю владения. Около поселка, кстати, почти под самой пристанью, нашел парочку мелких водяных духов, вроде русалок. Похоже, когда-то утопшие парочка мелких детишек. Сейчас спят, уютно свернувшись в старом кувшине. Силенок у них практически нет, так, чуть пошуметь, поплескать, похулиганить... не зря порой в плеске воды такое слышится...
   Там же, около поселка, нашелся немалый кошель с русскми серебряными рублями времен Елизаветы. Сто сорок пять рубчиков, весьма солидная находка. И еще старая сабелька-шамшир, похоже, индийская или пакистанская. Совершенно ржа не тронула, хотя дерево ножен практически сгнило. Не знаю, для чего она мне, но тащу все к себе в омут, как хомяк.
   Вокруг речки множество родничков, откуда берут свое начало веселенькие ручейки. Я научился в эти роднички ходить по подземным водам. Сначала абсолютная тьма щекотила отсутствующие нервы, потом приелось. Но из принципа изучаю все воды в своих владениях. Благодаря этому нашел старый клад с опять же серебряными монетами, на этот раз не знаю, чьими, которого государства. Не удивлюсь, если времен Македонского, тот здесь проходил с войском. Вот и прикопали серебрушки, от греха подальше. Везет мне на них. Забавно, я вроде как нечисть и нелюдь, а серебра совершенно не боюсь. И накопилось его у меня уже весьма прилично.
   Изучая достаточно крупный родник, я впервые в этом мире убил. Услышал из-под земли мужской приглушенный смех, невнятные стоны и всхлипы, аккуратно всплыл. Около родника горел небольшой костерок. И три мужика насиловали женщину. Немолодую, но ухоженную, дебелую. Похоже, разбойнички местные подловили путешественников на переходе, и развлекаются. Вон, неподалеку валяется неопрятной кучей какой-то мужик, рядом такой-же кучей тело молодого паренька. Две верховых лошадки, и небольшая арба с мулом в упряжи.
   Двое из насильников прошлись еще по кругу, пока третий разоблачал убитых, и закидывал вещи в арбу. После эта парочка взялась за заступы, и лихо выкопала за кустами достаточно глубокую могилу. А третий залез на глухо стонущую женщину, сделал свое дело, и под ободряющие возгласы подошедших подельников за волосы подтащил свою жертву к роднику. Я даже не понял сначала, зачем. Думал, умыть хочет. А тот задрал женщине голову, и полоснул кривым ножом по горлу.
   Практически мне в лицо, ну, в то место, что я считаю лицом, хлынула человеческая кровь. Кровь. Живая пока еще, горячая, сладко пахнущая. С ума меня сводящая.
   Троица стоящих около берега разбойников понять ничего не успела, как их тела насквозь пробили внезапно выросшие из родника сосульки. Потом тушки бандитов внезапно ссохлись. Будто бы из них всю воду высосали. Кожа истончилась, зашелушилась, потекла мелкой крошкой, следом за ней иссохшиеся и рассыпающиеся в прах мышцы и кости. И вот от разбойников и убийц остались только кучки одежды.
   А я стоял на поверхности воды, и смеялся. Надо мной сходились тучи, в родник били молнии. Дикое, страшное чувство всевластия кружило голову, а точнее снесло напрочь крышу. Энергии из трех сожранных мною бандитов хватило мне на достаточно долгую грозу.
   Когда я пришел в себя, то понял, что выбросил кучу доставшейся мне энергии на глупые понты. Но даже оставшегося мне хватило на некое подобие тела, и возможность походить по суше меня здорово порадовала. Оглядевшись, я увидел зависшую над родником душу женщины. Переборов в себе желание пожрать и ее, я отпустил душу на перерождение. Хорошо, что не попалась мне в момент, так сказать, трапезы.
   Пройдясь по берегу, я поднял из кучи бандитских трофеев богато разукрашенное ружье. Вроде как такие карамультук называются. Видел в музее как-то, а что я когда-то видел, все помню. Хорошо иметь такую память, плохо, что эта память периодически имеет меня, напоминая о множестве косячных поступков. Рядом лежало еще одно ружье, точнее нарезной мушкет, Ли-Энфильд, причем новехонький. Так же пара кремневых пистолетов, пяток ножей, два очень хороших и три попроще. Порох, пули, Дальнейший шмон дал мне две сотни золотом, пригоршню серебрянных дихремов и копеек, женские золотые украшения в красивом сундучке. Учитывая, что дама была полностью голой, какие-то содрали прямиком с нее. Впрочем, это не мои проблемы.
   Лошади от меня шарахались, а мул вообще с ума сошел, попытался копытом ударить. В результате его постигла участь разбойников, от туши остались только шетина гривы и хвост. Энергии, кстати, добавило. Но значительно меньше. Учтем это, как и мою способность высасывать жизнь и душу. Серьезный подарочек Мара сделала. Тор, кстати, тоже. Та гроза и молнии - его дар. Если вдуматься - очень серьезный. В обычной тучке энергии как в паре бомбочек, что сбросили на Хиросиму. Сумею освоить... даже дух замирает от возможностей.
   В общем, по ручью в реку спустился довольно увесистый тюк. В том числе и с хорошей одеждой местного фасона. А что, некое подобие тела у меня есть, может годов через несколько сумею и целиком тело выстроить. Воды вокруг полно, а человеческое тело что? Правильно. Вода!
   Пару дней я тщательно разбирал трофеи, заодно прислушиваясь к новым ощущениям нового недотела. Судя по всему, я все-таки останусь человекоподобным существом. По крайней мере, руки-ноги присутствовали. Правда, в воде у меня резко появлялись перепонки меж пальцев рук, а вместо ступней образовывались ласты. Да еще на морде лица появлялись усы-вибриссы, как у тюленя. Забавное зрелище, посмеялся я от души, рассматривая себя в небольшое трофейное зеркало. Потом сообразил, вспомнил уроки физики, и создал из нескольких слоев воды ростовое зеркало. Поглядел на себя - с трудом, но пойдет. По крайней мере, покамест.
   Вещи я завернул в широкое покрывало, и уложил в воздушный пузырь под корягу. Туда же на крупный, очищенный от водорослей и тины булыжник, а точнее валун, я сложил оружие. Оба ружья, пистолеты и ножи. Подумал и добавил сабельный клинок. Как-нибудь надо ножны для него справить новые, и рукоять, уж больно хорош клинок. В нарезной мушкет я практически влюбился, умеют англичане делать добротное оружие все ж таки. Особенно после того, как я пяток патронов отстрелял из него. Пистолеты же оказались немецким и французским, и весьма послужившими. И выпущены они в тысяча восемьсот тринадцатом немчура и одиннадцатом француз. А вот карабин изготовлен в тысяча восемьсот тридцатом, и он совершенно новый. То есть, сейчас примерно середина девятнадцатого века. Хоть какой-то ориентир есть. А то я ни в записках убитых ничего не понял, ни в книгах. По-арабски обе книги написаны, а записки и письма еще вроде как на французском, но я в арабском французском совершенно не понимаю, валенок валенком. Турки, что ль? Те, вроде как, с французами были сильно подвязаны...
   Из трофеев меня больше всего беспокоил порох и готовые патроны. Да-да, именно так и было написано на вполне себе фабричных картонных пачках, в которых лежали эти самые "патроны". Для карабина с пулями, для мультука, как я понял, с крупной дробью. Представляли из себя эти патроны свернутые из вощенной бумаги трубочки, в которые был засыпан отмеренный заряд пороха и положена или пуля, или в отдельном бумажном свертке дробовой снаряд. По инструкции требовалось скусить верхушку патрона, насыпать порох на полку замка, потом в ствол, после чего запыжевать бумагой, и вложить и дослать пулю.
   Для пистолетов таких умных приспособ не было, судя по всему, порох засыпался из пороховницы на глазок, исходя из опыта стрелка. Пули для короткосвола были обернуты в пропитанную каким-то салом ветошь, и аккуратно уложены в две поясные коробочки из плотной кожи. Интересно, путешественники были явно людьми опытными. Как они умудрились попасться врасплох этим разбойникам?
   Так вот, черный порох воды боится напрочь. И портится сразу и насовсем при попадании в него воды. Пока я рядышком, беспокоится нечего, я не зря себя хозяином здешних вод чувствую, под водой ничего без моего желания не намокнет. Но смогу ли я так же контролировать этот омуток, если уйду по реке вниз или вверх по течению на полсотни-сотню километров? За дюжину верст туда-сюда я спокоен, в этом промежутке я уже каждую песчинку вижу, каждую рыбешку. Любую девицу, что купаться в воду лезет ( а после потепления и первых гроз что дети, что взрослые с удовольствием в воду забираются) могу за титьку ухватить за десяток километров. Ощущения - будто живой ладонью трогаю, забавно. Девки, правда, пугаются. Им кажется, что рыбина задела. Потому особо не озорую, так как кроме баловства смысла покамест нет, к сожалению.
   Две темные души, что трепыхались около своих бывших тел у меня в реке, я съел. Нечего им тут бултыхаться, моя речка. Да и сил я от этой трапезы поднабрался изрядно, на что и рассчитывал. Даже чуть больше, чем целого оленя, которого я подловил на водопое. Красивый зверюга был, здоровенный, даже я сомневался сначала - сожрать или не сожрать. Но вспомнил, что благородных бухарских оленей перебили всех еще в конце девятнадцатого века, и потому решил не церемониться. Правда, пару оленух и крохотных длинноногих пятнистых оленят трогать не стал. В этом месте тугайные леса густые, сразу их вряд ли найдут. Пусть вырастут сначала, потом слопаю. Вот пару одичавших жеребцов и дикого осла-кулана я схомячил с удовольствием и без особых угрызений. Уж здорово эти блядуны жизнь местным табунщикам портили.
   Мелкие духи около поселка оказались веселыми и безобидными созданиями. Правда, при нашей первой встрече я их перепугал до смерти, если про нежить так сказать можно. Почти сутки уговаривал вылезти из кувшина. Но потом привыкли, и оказались изрядными шалунами. Судя по всему, детишкам уже несколько десятилетий, если не столетие с лишком, но сил так и не набрались, а точнее - выбрали свой предел. Все, на что их хватает, это опрокинуть корзину с бельем и утащить чьи-нибудь подштанники. Но здешнии хозяйки к этому уже привычные, и потому бдительные. Да и порой подношение в реку кидают, в виде куска сухой лепешки. Тогда мелочь с неделю не озорует вообще.
   Любимой забавой духов оказалось катание на водных колесах. Могут часами на них бултыхаться, особенно в лунные ночи. Охранники поселка в такие ночи стараются около берега не задерживаться, так как кажущийся в плеске воды звонкий смех их здорово нервирует. Старшие неженатые парни, кстати, ушли в караване ранней весной.
   Мелких детишек, что бегают купаться на песчанную отмель в полукилометре от поселка, я как-то на автомате охраняю. По крайней мере, бешеного шакала превратил в прах раньше, чем он успел кого-либо покусать. Боласята засверкали голыми задницами, удирая в поселок и вопя при этом как резанные. Вскоре оттуда примчались взрослые мужики, вооруженные кто чем, от мотыги до здоровенной жердины. Но никого не нашли, и успокоились. А детвора снова появилась через пару дней... неугомонные.
   Аул Уртасай, двор Санджар-бая.
   Санджар-бай, местный феодал, здоровенный седой мужик с аккуратной седой же бородой, прихрамывая прошелся по выложенному резаным мрамором двору. Остановился около розового куста, нахмурившись, сорвал кремовую розу и понюхал цветок. После чего отшвырнул его, и, взметнув полами шитого золотом халата, повернулся к стоящему неподалеку мужику.
   - Ты уверен, Абдуразак?
   - Да, бай, именно так и было. Шакал был. И исчез. Только шерсть осталась, много шерсти. Как раз там, где следы заканчиваются. И еще - пыль. Как раз такая, что тогда в одежде разбойников была. - обозначенный Абдуразак поклонился, подтверждая свои слова.
   - Не нравится мне это, Исмаил-хаджи! Сначала это убийство, и исчезновение тел бандитов. И на удар молнии не спишешь, пропали деньги Кемаля-эфенди и оружие его и сына. Теперь вот это. То, что бешенный шакал не смог покусать детвору - хвала аллаху! Но вот то, что он просто в прах расспался, по словам детей, и мой лучший следопыт это подтверждает... что мне делать, уважемые? - И хозяин здешних мест повернулся к мулле и казию, сидящем неподалеку и внимательно слушающим.
   - Пока ничего. - Подумав, ответил казий, здешний судья. - Законов, ни людских, ни божьих, это проишествие не нарушает. Мало ли что мог сделать аллах в мудрости своей, чтобы оберечь малолетных детей?

- Злости нечистого в этом нет. - Согласно кивнул мулла, огладив белоснежную бороду. - Люди ни на что не жалуются, кроме обычного. Разбойники - это было неприятно, но опять же, их удалось опознать и найти гнездо. Кто бы мог подумать на этот караван-сарай? И из Коканда вам из канцелярии самого благословенного и наимудрейшего Мадали-хана благодарность пришла.


   - На самом деле, Санджар-бай, нам всем, под вашим мудрым руководством, удалось разоблачить старую банду, которая промышляла на нашем тракте. На фоне того, что мы нашли в тайниках караван-сарая, пропажа оружия и золота небольшая неприятность. - Оживился казий. Еще бы, про те приговоры, которые он вынес младшим сыновьям и женам хозяина караван-сарая, написали газеты даже далекого Гурьева. Правда, русские несколько осудили его за излишнюю строгость, но отметили грамотность следствия и непредвзятость самого судьи. Удачно на суде тот русский путешественник оказался, и при этом был настолько вежливым, что прислал с оказией пару экземпляров газеты. Казий сейчас хранил их среди самых ценных своих бумаг. - Судя по всему, наш дорогой Исмаил-ходжа прав, зла в этом всем нет. Я бы даже сказал, да не прогневается на меня аллах, что в реке проснулся ифрит. Мне мой дед рассказывал, что в некоторых оазисах живут духи-хранители.
   - Не ифрит, уважаемый казий. Ифриты помощники иблиса, да и они состоят из огня. А как вы правильно заметили, что-то, вероятно, проснулось в реке. Мы живем на древней земле, господа, до принятия истинной веры наши предки сталкивались со многими существами. - Мулла неторопливо перебрал четки, и помолчав, продолжил. - Не стоит торопиться и судить по паре эпизодов, господа, хотя и весьма загадочных. Но пока я зла не вижу. И не будем спешить, поглядим. Кстати, в Кичкинаауле в водных колесах точно кто-то живет. И уже не первое десятилетие. Я сам там ночью смех детский слышал. И опять-же, зла в том нет. Вода вообще зло не держит. Ибо вода это жизнь!
   Глава вторая.
   Здесь, в этой речке и ее окрестностых, я прожил еще три полных года. Провожал парней по весне или осени в караваны, помогал местным дехканам с посевами риса, иногда баловал хорошей добычей пацанят и девчонок, которые бредешками ловили рыбу. Щипал молодух за сиськи и письки, когда те макали уставшие после летней работы телеса в речную воду. Катался с мелкими духами на водяных колесах при полной луне, пугая до дрожи сторожу.
   Собрал в верховьях реки около двух пудов золотых самородков и золотого песка, и двадцать восемь крупных рубинов и сапфиров, а так же в одном месте нашел месторождение платины, и намыл пару пригоршен самородного песка и мелких слиточков. Пригодится.
   Нашел затонувшую лет двадцать тому назад небольшую баржу-каюк с грузом шелка, и выкинул ее на берег около Кичкинааула, забрав разве сотню золотых из тайника и практически целый кулас, лодку-долбленку. Вот уж радости сельским бабам и девкам было, даже несмотря на то, что бай забрал половину себе.
   Разок удалось стащить у накурившегося анаши путешественника саквояж с книгами, газетами и путевыми записками и двумя двудульными пистолетами-хаудахами. На мое счастье, это был англичанин, ехавший к тому же через российские земли. Так что я был обеспечен чтением на полгода, зачитывая и перечитывая русские, турецкие и английские газеты, а так же Уильяма Шекспира и Перси Шелли. Узнал год, сейчас тридцать седьмой идет девятнадцатого века. Самое начало Большой Игры, то-то тут англичане и русские мелькают.
   Те парни, что уехали с караваном по первой весне, вернулись только через год. И вернулись не все, и двое из вернувшихся приехали не так, как хотели. Одного убили разбойники, двух тяжело ранили. Еще один сгорел, как я понял из объяснений, от сыпного тифа. Так что человек предполагает, но даже боги не знают свой завтрашний день.
   Невеста одного из погибших попыталась утопиться из-за великой любви. Я не дал ей засуицидиться, но помакал по речке девчонку основательно. И выбросил ее около юрты проходящих мимо кара-киргизов. Те не стали особо рассуждать, мигом спеленали дуреху, а ночью торжественно подарили младшему племяннику. Так что тот с молодой женой на халяву, а эта дурочка кроме того, что ублажает парня, еще сейчас пасет коз где-то высоко в горах. Невесту второго погибшего взял второй женой его родной брат, благо что первой женой у него старшая сестра этой девчонки. У остальных все сложилось нормально, даже у увечных парней. Они дагадались за время выздоровления выучиться грамоте на достаточно хорошем уровне, так что их с удовольствием взял в помощники казий. Мытари и счетоводы всегда нужны.
   Все, вроде бы, шло нормально.
   Но младший сынок бая вырос шустрым безбашенным парнишкой, а одном из аулов выросла очень красивая девочка. И однажды байбача в компании с парочкой гулямов чуть старше умудрился застать эту девчушку тринадцати годов от роду купающейся на одной из мелких и чистых речушек.
   Мозгов у пацана в голове итак было чуть, а тут, при виде красивой обнаженной девочки ему их вообще переклинило. Да и телохранители-гулямы, идиоты молодые. Нет чтоб успокоить мальца, напротив подначили. Короче, не получится у девочки сбежать по мелководью от горячего ахалтекинца. И вырваться от сильного, тренированного парня тоже не выйдет.
   А вот суметь вырвать у того итальянский стилет, и ткнуть себя им в шею - вполне.
   Аул Уртасай. Дом муллы.
   - Ассалом алейкум, уважаемый. - Исмаил-ходжа, читавший до этого русскую книгу, подскочил от неожиданности и выронил лорнет. Пока поднимал его, пока протирал, нежданный гость невозмутимо помалкивал. А когда мулла наконец-то сумел протереть стекло и поглядеть на возмутителя спокойствия, то ему едва хватило мужества не уронить лорнет снова, и не заорать благим матом.
   Около небольшого хауса на скамейке спокойно сидел некто. Видом практически обычный мужчина, пусть в несколько необычной одежде, но вот слегка, так сказать, прозрачный. Чуть-чуть схож с янтарем, из коих сделаны четки, такой же светящийся на солнце. Но при этом подвижен и как бы это сказать... да, текуч!
   - И вам мир, уважаемый... - мулла замялся.
   - Что вам в имени моем, служитель единого бога? - Усмехнулось существо, встало и прошлось туда-сюда, не оставляя следов на крупном песке. - я б не явился вам, но тут такое дело. Байбача Эркин, да будет благословенна плеть его отца, загнал не ту добычу. Он решил взять силой девочку, Хилолу, дочь Сулеймана. На моей реке, без моего спроса. Девочка была категорически против, сопротивлялась, потом вытащила стилет байбачи и ударила себя в шею. Пропорола яремную вену.
   - О аллах! - Мулла всплестнул руками. Сколько он разговаривал с этим байбачой, сколько объяснял ему варианты поведения с молодыми девушками. Которые, как ни крути, кружат головы молодым парням. Неприятный случай, очень неприятный.
   - Поймите правильно, уважаемый. Мне не нравится, когда обижают маленьких. А тут из-за молодого неумка девочка себя почти убила. Я взял на себя ее грех, умерла она от моей руки. За это она будет мне служить в посмертии своем триста тридцать три года, три месяца и три дня. А с байбачи я взял жизнь его коней, по пять лет жизни с каждого гуляма и три года жизни с самого байбачи, ибо каждому отмерится по делам его. - Водяной сел на скамью в нескольких шагах от прудика, и сорвал с яблони спелый плод, подбросил его на руке. И плод втянулся ему в руку. - А теперь я буду вышужден уйти из ваших мест лет на пятьдесят. Поймите меня, эта девочка - я ее могу сделать или женой, или дочерью названной, или ученицей своей. И в любом случае, выйдет существо достаточно могущественное, и при этом с все еще женскими инстинктами и манерами. И вполне вероятно, она захочет отомстить вопреки моей воле. Сами понимаете, женщины. Так вот, допустить возникновение темного духа я не могу, потому мы уйдем. Санджар-баю скажите, что его сын и его гулямы на острове за Кичкинааулом. Их молодая тигрица охраняет, не вздумайте обидеть ее. Пусть бай выйдет к ней, поклонится и скажет, что пришел за сыном. Отдарится тушей барана, после чего тигрица уйдет в горы, далеко отсюда. Мелким водянникам в Кичкинаауле каждое полнолуние ставьте около колес кувшин простокваши, кладите свежую лепешку. Они, если потребуется, предупредят вас о возможной беде, уважаемый, например, о возможном сильном землетрясении. А я вынужден откланяться. И да, выкуп родителям Хилолы. - На скамью лег высокий столбик из золотых монет.
   И водяной дух разлетелся мелкими брызгами, вдоль арыка метнулась высокая волна, и только необычно свежий и прохладный воздух напоминал мулле о состоявшемся разговоре. Но тот не стал долго думать, и, обув уличные туфли, совершенно неприлично для его возраста и положения, потрусил к дому бая. Все-таки он не только духовник здешних правоверных, но и старый друг Санджара, а разговор срочный, и совершенно не для чьих-либо чужих ушей.
   Сказать, как был удивлен бай, когда мулла пересказал ему свои переговоры с водяным духом, сложно. Но у здешнего землевладельца был острый ум, и большой жизненный опыт, наработаный походами, боями и управлением немалого надела. А потому уже через полчаса из ворот его дома лихим скоком выметнулся небольшой оружный отряд. С самим Санджар-баем во главе. Остановился отряд только возле небольшой отары, всего на то время, чтобы перекинуть поперек седла крупного молодого барана. И воины поскакали дальше.
   От берега заросший тугаем островок был отделен глубоким, по грудь рослым байским коням, бродом. И переправляясь через него, бай не мог отделаться от мысли, что сейчас он в прямой власти водяного. И это было очень неприятно. И с этим предстояло жить.
   Байбача и его гулямы лежали на небольшой полянке посреди островка. А рядом возлежала и нервно стегала хвостом по бокам молодая тигрица. Молодая-то молодая, да уже размером со взрослую. Вообще, тигрята уходят от матери в возрасте трех с лишним годов, становясь практически взрослыми. Вот и эта полосатая красавица ушла от мамы искать себе свои охотничьи угодья. И угораздило ее выйти к этой реке как раз тогда, когда водяной вершил свой суд над молодым насильником.
   - Не стрелять! - Еще раз предупредил своих взводящих курки солдат бай, и соскочил с коня. Пусть годы ему выбелили бороду, но характер был все так же силен, рука все так же тверда, а глаз все еще верен.
   Сдернув с седла у гуляма связаного барана, бай с поклоном положил перепуганую животину на землю, и сказал:
   - Я пришел за сыном. С миром пришел.
   Тигрица встала, коротко рыкнула, подошла и ухватила барана за шею ( только познонки хрустнули), и пройдя мимо бая и танцующих под всадниками лошадей, вошла в реку. И вскоре уже отряхивалась на другом берегу.
   А бай бросился к своему глупому отпрыску. Ну как глупому? Вряд ли что было б ему, кроме нотаций от отца за порушеную девичью честь какой-то там дехканки. Ну максимум, пару раз камчой по спине прилетело б, и то, несильно. Все-таки пусть и не наследник, не старший сын Булат, который сейчас учится в Стамбуле, но родной и любимый ребенок. А тут... бледный, без сознания. Гулямы тоже валяются рядом, как пустые хурджины. Но тоже живы, слава аллаху. И ничего не сделать в ответ водяному, который укоротил жизнь его сыну и молодым гулямам. Невозможно бороться со стихией. Придется дальше жить с этим, и учитывать это. Кисмет.
   Тем временем мулла на шустро запряженной слугами бая арбе добрался до родителей глупой девчонки. И на данный момент сидел во дворе дома, завотливо обихаживаемый матерью отца девочки и его женой. Сам отец должен был прибежать вот-вот, с лесопилки бая. Аллах дал человеку умелые руки и светлую голову, и вот работал на немецкой махине он уже не первый год. Сначала подмастерьем, а теперь мастером. И это тоже имело значение. Семья Сулеймана была свободна и зажиточна. И он вполне мог затаить обиду и съехать от бая, долгов перед баем и его ростовщиком семья Сулеймана не имела.
   Наконец калитка пропустила взмыленного отца семейства, который, коротко, но очень вежливо поздоровался с муллой и уселся напротив него. Это нормально, если такой человек, как мулла явился сам в дом мастерового, и дожидается его - дело не терпит отлагательств.
   - Бабушка и мать. Подойдите сюда, и слушайте. Остальные - брысь! - Голосом Исмаил-хаджи можно было воду в арыке заморозить.
   И потому старшие женщины семьи послушно подошли к сыну и мужу, и присели на корточки около него.
   - Сулейман, ты правоверный мусульманин. Мне тяжело тебе это говорить, но дело не просто серьезное. Оно очень серьезное. Твоя дочь, Хилола, совершила глупость. Огромную, страшную глупость. - Мулла поглядел на побледневшего мужика, на замерших в ожидании женщин. - Она умудрилась стать рабыней водяного духа.
   - Что? - Сулейман был мужик крепкий и много видевший. В свое время он так же, как и многие парни, ходил с караваном охранником, повидал Гурьев и Астрахань, Коканд и Самарканд. Умудрился завалить разбойника, и получил с него саблю и пистолет, которые бережно хранились в сундуке. Он был грамотен, понимал по-русски, и иногда читал доставшиеся по случаю турецкие и российские газеты. Но такого он не ожидал. - Но как?
   Женщины молчали, только мать чуть ли не до крови прикусила ладонь, чтобы не закричать.
   - Мы живем на древней земле, уважаемый Сулейман. Наверняка вы слышали про пэри, дэвов, джинов, ифритов. Далеко не все сказки. Много забыто, но иногда прошлое вот так проявляется. - мулла аккуратно выставил на резной столик все золотые, что получил от водяного. Ровно сто штук, разных эпох, стран и царей. - Она станет служить ему триста тридцать три года, три месяца и три дня. Это - выкуп от водяного духа для вас. Он сказал, что уходит из наших мест на полста годов. Хилола, как его рабыня, последует за ним. Не надо искать его и вашу старшую дочь. Можете быть уверены, не найдете. Духи - у них свой мир и своя жизнь. Кроме того, не стоит бередить соседей. Сами понимаете, если я буду вынуждем призвать комиссию из благородных и ученых мужей из Коканда и Самарканда... - Отец семейства и его женщины явственно поежились. - Соседям скажем, что девочку выдали замуж в Персию, по моему совету. Отправляйте за распросами всех ко мне. Я найду о чем рассказать людям.
   И мулла вежливо откланялся, оставив семью в состоянии сильнейшего шока. Хвала аллаху, водяной не жаден, сотня золотых огромные деньги для мастерового. Сознание свалившегося богатства частично перебило шок и горе от потери дочери. Да и как потери? Отцы и матери знают, что отдают дочерей в чужие семьи, под чужую руку. Очень часто это рука совершенно недобрая. Но ничего родители поделать не могут, по шариату жена - собственность мужа. Да, развестись можно, но муж не позволит. Достаточно принудить жену к соитию, и все. В этом месяце развод неовзможен. У мужчины множество прав. Обязанностей тоже хватает. Но никто ничего не скажет мужу, убившему жену в порыве гнева. Выплатит штраф казию в казну бая, и все. А то просто выгонит со двра без паранжи. В соседнем поселке таким образом муж избавился от вредной и глупой жены. Пинками выгнал со двора без паранжи. А там его приятели побили ее камнями. И все. Нехорошо это, но по закону.
   Глава третья.
   Надо сказать, что я совершенно не ожидал того, что произойдет. Попытка самоубийства девочки вызвала во мне страшную ярость. Нет, я был зол и до этого, но думал как все обыграть наименее опасным способом. Злить местные власти мне тоже не очень охота, мало ли какие сюрпризы есть у мусульманского духовенства. Но этот мгновенный проблеск стали. И девичья кровь в моих водах...
   В общем, психанул. Девочку отправил в криокапсулу ( да-да, у меня получается делать такие), молодого феодала шибанул водным кулаком, его подельников тоже. Ахалтекинца байчонка и полукровок гулямов сразу сожрал ( слово не самое хорошее, буду в будущем говорить поглотил), с пацана и его присных взял часть энергетики, и замедлил скорость обращения жидкостей в клетках. Немного, но точно скажется. Проживут процентов на десять меньше как минимум. Золотые монетки, перстни байбачи, серебрушки с гулямов - забрал. Как и седла и оружие. Мои трофеи, пригодятся. У байбачи оказался английский капсюльный револьвер, тяжелая пятиствольная дура. Пригодится. Да и нарезной карабин хорош, французский. Тоже капсюльный, кстати. У гулямов два английских кремневых мушкета, руссские кремневые пистолеты. Сабельки у всех очень неплохи, ножи. Тот же стилетик забрал, отдам девчонке, когда переродится. Себя-то она фактически убила, пришлось запускать программу перестройки организма. Вот интересно, с ней мне намного проще работать, нежели с собой. Это, видимо, потому как основная информация записана в клетках, я просто ввел некий вирус, и организм меняется. Не знаю, сколько времени это займет, но не менее полугода. Успею привыкнуть, что у меня воспитанница появилась.
   Вообще, сейчас у нее прошивается не только тело, но и сознание. И я в нем первочередной начальник. Нет для нее никого меня старше, каждое мое слово для девочки станет законом. А это ответственность, ибо мы в ответе за тех, кого приручили. Экзюпери был прав, мир ему. Или будет прав? Неважно, впрочем. Именно потому я и не торопился обзаводится подчинеными, ответственность это серьезно. Пусть и в основном перед собой. Откуда такие знания? Так Лада подкинула. Сказала ж, что сила и знания будут, вот и подарила. Да еще ладошкой по спине... касание богини тот еще аргумент.
   А пока пришлось разруливать ситуацию с местным начальством. Благо, что я несколько наследил, и здешние уроженцы что-то заподозрили. Потому пустить туману и мороку вышло достаточно неплохо. Да и тигрица подвернулась удачно, эффектный штрих получился.
   Пару недель я наблюдал за поведением бая, муллы, и отца девочки. Но те сразу повели себя, как будто ничего не произошло. Разве байбачу отправили на учебу в Стамбул, к старшему сыну. И мать девочки принесла тайком сверток с ее одежкой, швырнула в реку, и ушла. Тихонько плача при этом под паранжой, видимо, смирилась. Забрал вещи, чего уж там. Все проще, девчачьих шмоток у меня нет совершенно.
   За это время тшательно готовился, собирая вещи в давно мною высушенный кулас. Не так уж мало вышло, кстати. Саквояж англичанина, одежда, седла, оружие. Девочку решил пристроить в капсуле под днищем лодочки, мне так проще контролировать.
   Вечерами сидел, и думал, что делать дальше. Вообще, основная идея проста - надо со временем перебираться в Ташкент. Будущий крупнейший город Средней Азии, да и сейчас вполне себе торговый центр. И один из центров работорговли, между прочим. Сейчас вокруг везде рабовладельцы, что в Афганистане, что в Персии, про Хиву, Бухару и Коканд и говорить нечего. И даже в России крепостное право еще не скоро отменят. Вот такие веселые дела.
   Вообще, скоро в этих краях большущее веселье начнется. Мир-то здорово похож на мой прошлый. Если не прямо тождественнен, пока, по крайней мере. А у нас в 1839-1840 годах был неудачный поход русских войск на Хиву и Бухару. А после еще веселее, Туркестан начали активно завоевывать. Причин множество. Тут и веселые ребята киргизы-кайсаки, которые в нашем мире стали казахами, и хивинцы, и бухарцы вовсю грабят русские купеческие караваны, устраивают налеты на пограничные поселения, да и уйгуры забегают из Восточного Туркестана, с теми же жизнерадостными целями. А кроме того, как обезопасить свои южные границы, и желание попробовать достать индийскую жемчужину британской короны присутствует. Так что надо думать, что делать, ибо вместе с русскими войсками придет и православная церковь. А у попов точно есть опыт борьбы с мне подобными. Причем цервковь особо интересовать не будет мое поведение и мои поступки, ей хватит просто моего существования. Мдас. Прятаться по болотам никакого желания нет. С другой стороны, насколько я помню, домовых попы особо не гоняют, и овинников тоже. Поглядим, опыт и импотенция приходят с годами.
   Хотя, если особо не нарываться, и продержаться годов семьдесят - то минимум на столетие особых проблем не будет. Революция так тряханет этот мир, что даже чертям станет тошно. И уж точно всем станет не до скромного водяного. Так что просто живем, поступаем по совести, совершенствуемся, набираемся сил и опыта. Точно не помешает.
   И надо до окончания процесса переделки организма Хилолы успеть убраться верст на пятьсот отсюда, и основательно осесть в каком-либо симпатичном,удобном, но малолюдном месте. Ибо я мулле сказал практически полную правду, девочка станет весьма сильным существом. И пусть мои приказы не подлежат оспорению, но когда это женщина не находила причин и возможностей сделать все по-своему?
   Среди вещей, которые я забрал у англичанина, было несколько добротных карт, выпущенных в Санкт-Петербурге. В том числе здешних земель, без особых изысков названных общим именем "Коканцы". Именно так. Сравнивая с виденными мною картами, сразу видно множество отличий. Какие-то речки и города исчезли, никаких железных дорог и отличных автомагистралей. Ничего такого близко нет. Впрочем, в самой России тоже нет много чего.
   По этой карте я примерно наметил свой путь, и в начале осени двинулся в дорогу. Спокойно, и особо неторопливо. Какое-то время вел кулас из-под воды, потом мне это надоело, и я забрался в лодку. Уселся на корму,свесил ноги в воду. Лепота! Тут как-то поинтереснее, обзор лучше. Все едино, все что в воде, я и так контролирую. А тут красотень - солнышко светит, облачка небольшие, вон, пеликан летит. Красивый, зараза. А вон узбеченок в него из древнего мультука целится, жалко птичку. Впрочем, пацан явно небогат, если у него ружжо выдержит выстрел, и не промажет - то добыча его.
   Громыхнуло, над лодчонкой вспухло белое облако порохового дыма, и здоровенная, почти пудовая птица завалилась на крыло, и шмякнулась в воду почти впритирку с моей лодкой. Еще немного, и мне б на голову.
   Зацепив из воды еще живого, но оглушенного падением пеликана, я свернул ему голову, и швырнул в пацана. Ну, рядом с ним, в лодку. Попал, что характерно. И помахал перепончатой рукой мальчишке, с раззявленным ртом провожающего меня взглядом. И что он такого необычного в обычном водяном углядел?
   Впрочем, это я пацану позволил меня увидеть, а так-то на лодку морок наведен, с пары метров не заметишь. Нечего народ баламутить, и так у него не самая простая жизнь. Рабовладельческий строй он и и есть строй рабовладельческий, феодальный мир он и есть феодальный. Пусть именно рабами мусульмане не являются, но почти все повязаны долгами. Далеко не все баи ведут себя так рачительно, как Санджар-бай. Некоторые из народу выжимают все соки, противопоставить вооруженной силе дехканину обычно нечего.
   Впрочем, политика недолго занимала мое время, я развалился в лодке, и просто лежал. Запоминал путь, фарватер, рельеф дна. Теперь мне не обязательно было лезть везде самому, вода мне помогала, ластилась, как собака. Красота!
   Две недели я не спеша спускался вниз по Сырдарье. Давно за спиной остались Коканд и Ташкент, я искал укромное местечко, чтобы устроить хорошую базу. Места тут не сказать, чтобы уж сильно обитаемые, вокруг тугайные леса, глухомань. По реке ходят кораблики, а вот именно на берегу здесь безлюдно. Так как почти сразу от берега начинается пустыня. Причем в обе стороны.
   Только на северо-восток Северная Голодная степь, которая Бед-Пакдала, а на запад Кизил-Кумы. Потому берега глухие. Но всякие темные личности шастают, не без этого. Но немного, что мне и надо.
   И вот, примерно посередке меж Ак-Мечетью и Туркатом я нашел укромный узбойчик. Полностью закрытый с большой реки тростниковыми зарослями, и многокилометровыми тугайными лесами со стороны пустыни. Чего там говорить, только тигров здесь жило около пятидесяти. Это очень много, это значит, что кроме них, никто на кабанов или оленей не покушается. Да-да, здесь очень немало бухарского благородного оленя водится. Еще один показатель глухомани.
   Берега узбоя были обрывисты, но что это для меня, когда почти вертикальная стена водопада или тонкая струкая родничка для меня широкая дорога. И потому я с удовольствием строил полевой стан, особо не заморачиваясь секретностью. Кулас был причален к старому стволу многовековой вербы, вокруг которой росли ее многочисленные внуки-правнуки.
   Капсула с Хилолой была перемещена в расширенный мною очень чистый родник, с практически идеально прозрачной водой. Правда, это достигалось весьма высоким содержанием мышьяка и талия, но для девочки это не вредно. Напротив, редкоземельные металлы есть откуда брать. И остатки туши крупного кабана не портятся, которые я скинул в родник. А что, организм у девочки перестраивается, мясо нужно. Не дай боги, коль подобное создание окажется около людского поселения в такой момент. От него останутся одни воспоминания, ибо пощады и меры ундины не знают в это время. Это у меня Хилола спит, и ей для перестройки не надо рвать живую плоть, и заливать кровью прибрежные пески.
   Кстати, получается, точнее, уже практически получилась, необычайно красивая особь в обеих ипостасях. В человеческой Хилола почти не изменилась, разве волосы стали из черных черно-зелеными, с изумрудным блеском, и глаза из тепло-карих золотисто-зелеными, как дорогой янтарь. И фигурка стала рельефно мускулистой, как у моей невестки после аварии, когда той пришлось взять себя в руки, и, скрепив зубы, строить свое тело заново. Йога, гимнастика, танцы на шесте сделали из увечной молодой женщины необычайной красоты особу, от которой сыну приходится порой и колом местных блядунов отгонять. Пару раз и мне приходилось вступаться, двое-трое на одного не самый честный расклад. На третий надоело. Я спустил Степу, своего амстафа, и Женьку, далматина. А потом вышел с "сайгой", и спокойно ждал, когда три заниженные тонированные и "калины" уедут. Рядом стояла с подобной "сайгой" невестка. А так же сын и зять с МР-133. Ну и псы рядом улыбались. К моему удивлению, даже нацгвардеец не пришел, только участковый при встрече укоризненно головой покачал, и попросил успокоиться.
   Надо ж, вспомнил и запечалился... удачи им и счастья в родном мире. Так вот, в человеческом теле Хилола осталась очень красивой, ну, чуть модернизированной девушкой. Раза в три сильнее и вынослевее, чем обычная девочка такого возраста.
   А вот в оборотном варианте... это нечто. Роскошный рыбий хвост, какому марлин позавидует. Тело хоть и безногое, но со всеми изгибами, чтобы у мужиков крышу сносило. Плотная чешуя ниже талии прямой, самый сильный удар сабли выдержит, или копья. А выше еще интереснее. Красивые и очень сильные руки, гордая шея, очень красивое лицо защищены мелкой, плотной чешуей, переливающейся перламутром. На висках, от плеч к локтя, вдоль позвоночника к попе перламутр темнее, акцентирует внимание, кажется, что остальное тело беззащитно. А сиськи у девочки очень и очень хороши, любой взгляд, что мужской-жадный, что женский-завистливый, привлекут. На руках, на тонких, тонких, изящных пальчиках, выкидные когти, способные пробить дюймовую доску. А красивые губы прячут великолепную улыбку морского леопарда. Причем, по моим прикидкам, в воде Хилола касатку взрослую опередит, и круче любого осьминога сумеет в щелку просочиться. Великолепное создание, еще б ума бог дал. Но, вроде как, умненькая девочка была. Вылупиться-выклюнется, поговорим.
   Обустроив себе подобие дома, я занялся увлекательнийшим занятием, а именно шмоном реки. Сырдарья Македонского видела и Чингисхана с Тимуром. Про царьков поменее и говорить нечего. Ибо бесчетны. И потому всякой всячины на дне не просто много, а дохренища. Взять, например, десятка три костяков, оставшихся на месте переправы македонских всадников. Их, похоже, скифы Спитамена подловили, и хорошо нашпиговали стрелами. За практически целые гоплитские доспехи археологи моего времени дали б себя изнасиловать извращенным способом. Эх, жаль я не в своем времени, знавал я одну археологшу... под два метра, великолепная фигура, красивейшее лицо... она б меня на руках носила и оральным сексом при этом занималась бы.
   Набрал за пару недель я со дна речки полтонны всякой всячины, имеющей стоимость, и весьма нехилую. Минимум бронзовые украшения времен царя Кира. Конечно, все занесено песком и илом, но именно потому сохранность порой идеальная. А для меня вещь в реке, неважно, пусть она под толстенным слоем донных отложений находится, обнаруживается достаточно просто. Как будто грибы собираю, надо тут под кустик заглянуть, там травку пошебершить, а тут вот он он, на самом видном месте. Мути я поднял, конечно, серьезной, но ничего, тут итак песка и глины несет, кой-где вода желтая. На самом деле, некоторые вещи как будто тысячи лет в иле не пролежали, почти нет коррозии. И это я пропускал всякие керамические кувшины и прочее, разве зарубку делал в своей памяти. Только пару кувшинов поднял, в них нехилая казна нашлась, золото и драгоценности. Остальное оставил на развод. А этого - тонны. Рано или поздно я все едино, русских археологов поймаю. И просто потребую ( если к этому времени обрету пусть и модифицированное, но человеческое тело), чтоб меня дамы на руках носили и куньк сосали. И отдельно - антропологов, ибо тут и костяки неандертальцев есть. Почти целенькие, хорошо так окаменевшие.
   Вот одну особенную пару костяков я не хотел тревожить. Странные они, скорее на орков похожи, нежели чем на людей. И над обоими закапсулированные души висели, привязанные к небольшим золотым амулетам. И похоже, висели долго. Я их даже не тронул, просто рядом завис, а защита лопнула. Я б и души не побеспокоил, пусть их, если б они просто ушли, но меня попытались атаковать. Причем одна душа достаточно умело это проделала, я хорошую плюху словил, аж звездочки вокруг закружились. Но защита у меня просто чудовищная, уже второй раз убеждаюсь. Просто отмахнулся, и при этом не отпустил. Сожрал, точнее, поглотил. Не умею я пока иначе, нет умения и знаний. Мара не Лада, создала нечто вроде фри-контентов в "Андроиде". Пользуйся, вроде почти нормально. Но хочешь хорошо - заплати. А лезть в ее платные системы страшновато. Хакнутые б версии найти.
   Кроме этих, поглотил еще десятка три неупокоев. Причем я особо не искал. Только то, что под ногами валялось. Собрала урожай реченька, говорить нечего. Хотя, тут места на события весьма богатые, тот же поход Македонского, Чингисхан, который Темучин, повеселился в здешних краях очень неслабо, Тимур, который Железный Хромец, тоже из этих мест. Про походы и войны поменее и говорить нечего. Впрочем, повторяюсь.
   Все б ничего, но тут на реке неподалеку нечто вроде места сбора людоловов и работорговцев. Потаенная такая ярмарка, чтобы не платить лишнего баям и ханам. И ненавижу я это местечко лютой ненавистью. Ибо в первый же вечер такого нагляделся. А под конец... с десяток пленников остались никому не нужны. Их вывели на пристань, и чирк ножиком по горлу. Деловито так. Столкнули тела в реку, в мою реку!
   Той ночью я уничтожил конный отряд расторговавшихся людоловов, ставший на ночевку неподалеку. Сожрал всех - людей, коней, псов, ловчих соколов. Никто не ушел. Только шмотки остались на земле. Да еще тучу призвал, ливневую. Смыло все в Сырдарью, вместе со стоянкой. Кроме того, на одной барже внезапно пропал экипаж. А невольники совершенно случайно поймали связку ключей. И это только начало, я сюда еще не раз переведаюсь.
   Кстати, оружия, и достаточно неплохого, у меня на взвод накопилось. Да и прочего барахла тоже. Не могу бросить, жаба давит. Складирую все у себя в небольшую пещерку, что нашел вверх по моему потайному узбою. Пригодится еще.
   А пока можно и еще на охоту сходить. На пару здешних плоскодонок я маячки-метки поставил, за ночь успею шухеру натворить.
   На борту большого каюка, под плотной крышей из камышовых матов, вдоль бортов сидели три десятка пассажиров. Каждый был аккуратно пристегнут стальным ошейником к идушей вдоль бортов старой цепи. Хозяин каюка, он же хозяин этих невольных пассажиров, успешный купец и торговец живым товаром, бухарский еврей Мусса, сегодня был не очень доволен. Ни одной молодой женщины, и тем более девушки, желательно светловолосых, купить у кипчакского бека не удалось. Только мужчины, правда, молодые здоровые парни. Они тоже прилично стоят, так что совсем уж неудачным рейс назвать нельзя. На кокандском рынке прибыль в тысячи три тилля можно будет выручить. Но по сравненю с прошлым рейсом, когда ему удалось купить у Бекмурата дюжину светловолосых красавиц, неудача. Мусса приберег девушек, продавать их повезет в Афганистан через месяц его племянник, удачливый в бизнесе, как говорят заносчивые англичане, Ибрагим.
   Это было последним, что успел подумать работорговец, когда из ночной реки нечто практически бесшумно выметнулось, и перед ошеломленным купчиной встал дэв. Мощный. Высокий. Переливающийся перламутром под светом луны и звезд, холодный как зимняя пустыня. Пару попавших на его пути охранников дэв убил походя. Взмах руки, и из спин несчастных торчат ледяные лезвия, а тела рассыпаются в прах. Прыгнувшего было за борт кормщика выкинуло волной обратно. Вдоль борта речного кораблика мелькнули спины речных чудовищ.
   - Итак, что у нас тут? - В голове перепуганно купца прозвучал холодный насмешливый голос. - Надо же, какова удача. Целая усадьба около реки. Ну-ну. Схожу ка я в гости.
   И мир купца померк. Как, впрочем, и для его помощников, тоже рассыпавшихся прахом. А к ногам замершего от непоняток, происходящих наверху, оренбургского казака, упала тяжелая связка ключей. Ничего особенного, просто среди тяжелых амбарных ключей были фигурные головки английских отверток от кандал. Ничего сложного или секретного, обычные резьбовые соединения, вот только их невозможно открутить пальцами, ногтями, щепками, костями... только добрая инструментальная сталь.
   Через два часа, когда суматоха среди освободившихся так внезапно русских пленников улеглась, и дясоток молодых крестьян сели на весла, пяток вооруженных трофейными мультуками бывших солдат легли за мешки с товарами, а наряженный коканским кормщиком старый каспийский рыбак встал за румпель, прапорщик, попавший было в рабство, негромко спросил пожилого, но крепкого как скалу хорунжего:
   - Что это было, Нестор Гаврилыч?
   - Господь его знает, Александр Александрович. Гришка наш кой-чего видывал, по морю Байкалу и реке Амуру хаживал, так говорит, что водяной приходил. Не надо кривиться, господин прапорщик, тринадцать комплектов одежки, с оружьем и личными вещами, вроде кисетов с табаком и трубок, просто валялись на палубе. И ни следа крови, ни звука боя. Просто плеск, просто шелест волн. Господь, он ведь много кого окромя людей соворил. И старики бают, что водяные особо люд не тревожат, а некоторые в стародавние времена даже волости под руку брали. Вот по женскому полу, то оне все баюны и блядуны страшные, вода ж она переменчива и игрива, и хозяева ее таковы же. - Козачина насыпал в трофейную трубку турецкого табачку, прижал пальцем, и пару раз чиркнув англицким кресалом, с наслаждением затянулся дымом. - А еще говорили, что по некоторым рекам людоловам ходу нет. Просто нет, и все. Не любят водяные тех, кто волю рушит. Вода, она свободу любит. Так-то, вашбродь, в питерских академиях такому не учат, но землица многое помнит, и те, кто живут на ней - тоже. Пока про это голову ломать не будем, Александр Александрович, нам бы до Аральской флотилии добраться. А вот потом стоит в церкву сходить, поговорить со святыми отцами. И Николе-Угоднику свечу поставить...
   - Вы правы, господин хорунжий. - Уважительно кивнул молодой офицер, и с удовольствием поправил затнутый за кушак пятиствольный "пепербокс", американской выделки револьвер и перевязь с тяжелой арабской саблей-шамширом. Оружие придавало уверенность, что снова он так глупо не попадется. Ну, или по крайней мере, продаст свою жизнь, как и положено русскому офицеру, максимально дорого.
  
   Уйдя с каюка, я вернулся к себе на базу, как начал называл свой стан. Хилола начала, так сказать. Дозревать, и потому я старался почаще лично контролировать процесс. По моим прикидкам, ей еще минимум месяц, максимум полтора в таком состоянии находиться. А вот потом... потом у меня будет крайне веселое времечко. Пока девчонка привыкнет к своему новому телу и новым возможностям, пока осознает, что обратной дороги нет. Ничего, хоть поговорить с кем будет. А то меня одиночество тяготить начинает. Не с рыбами ж болтать. Хотя тут шикарные экземпляры встречаются. Пару сомов метра по четыре с лишним я видал, видел огромную, иначе на скажешь, старую щуку, про аральских осетров-шипов и говорить нечего. И это я еще до самого Аральского моря не добрался. Правда, до него уже добрались русские, сейчас у них там парусные и гребные суда, но уже скоро появятся пароходы. Буквально лет десять осталось, тогда противопоставить русским судам местные ничего не смогут ни по скорости, ни по вооружениям. И это очень тревожит хивинского и коканского ханов, а так же бухарского эмира. Потому здесь хватает англичан и турок, учат войска, продают оружие. Пока ханы сопротивляются успешно, тот же поход в следующем году закончится для русских неудачно, ну, если я особо не вмешаюсь. Но прямо скажем, таскать для русского царя плюшки и каштаны я не собираюсь. У него достаточно умных генералов, войск и оружия, чтобы сделать все самостоятельно.
   Тут я с удовольствием поглядел на низкий добротный стол, который приволок сюда с месяц назад. На нем выложены мои любимейшие образцы здешней оружейной мысли, что я сумел зацапать. Два хаудаха, два пятиствольных револьвера, три одноствольных капсюльных пистолета, английский кремневый штуцер и французская капсюльная двустволка. Тоже нарезная, кстати. Постепенно собираю амуницию и одежду. Мое тело становится все совершеннее, точнее, оно уже весьма совершенно. Я умею принимать телесную форму, соответствующую мне сорокалетнему из прошлого мира по геометрическим параметрам. При этом я многократно сильнее любого человека, стремительнее, лучше слышу и вижу.
   Другое дело, что при этом на человека я максимум что похож. Полупрозрачен, цветом на перламутр смахиваю, порой свечусь, как глубоководная медуза. Вообще-то красавец, но мой вид того же купчину-работорговца перепугал до обморочного состояния. Не испачкал он штаны только потому, что я не позволил, перехватив управление его телом и разумом. Ну да, энергии я с людоловов набрал много, а беречь работорговцев я особо не собираюсь, вот и тренируюсь на кошках. И потому я встал, с удовольствием потянулся, и в следующий миг уже мчался по реке со скоростью полтысячи километров в час. Ну да, именно с такой скоростью я сейчас перемещаюсь. Прям как волна-цунами. Могу до максимальных скоростей волн-убийц разогнаться, где-то до тысячи километров в час. Но тут мешает фарватер, при испытаниях на скорость я вылетел из реки на километра полтора. Летел, кувыркался и радовался тому, что убить меня такими трюками невозможно.
   Так что через час я изучал поместье купца Муссы, или Моисея. Или, как его соплеменники в Гурьеве прозвали - Мойши. Там он вполне себе благочестивым торговцем шелком, хлопком представлялся. Поместье было расположено километрах в сорока от Коканда, на берегу Сырдарьи. Насколько я понял из памяти купчины, это было сделано специально по многим причинам. Не надо кланяться всем встречным мусульманам, не надо унижаться, пред каждым слазя с осла. Про корабли и лодки в уложениях ничего не сказано. Ну а что нельзя подпоясываться поясным платком или поясом - веревка может быть из шелка, или золотой нити.
   Несколько добротных строений было выстроено единым комплексом, который включал в себя и небольшой заводик по выработке шелковой нити. Жило здесь сотни полторы человек, но именно в хозяйских хоромах не больше пятнадцати. Плюс там же располагались пленницы-рабыни, специально, чтобы воспрепятствовать сексуальным вожделениям купчины относительно молодых и красивых женщин. Да и девочек тоже, Мусса умел пользовать их так, чтобы самого ценного не лишать. К его сожалению, ревнивая жена на корне рубила подобное. Потому-то сам Мусса старался жить подальше, в городской еврейской махалле. Там и до веселых домов недалеко, есть где и с кем поразвлечься. Чего он не видел в усадьбе? Дочек и жены? А теперь ничего и не увидит, сволочь. Занимался б бизнесом с шелком и хлопком, не тронул бы я его.
   Поместье меня удивило. Жесткий порядок. Чистота, аккуратность. Причем нет свирепых надстмотрщиков с плетьми, пара пожилых евреев словами управляется. Создается такое впечатление, что эти два управленца успевают повсюду. Даже рабыни к делу приставлены, в темнице на цепях не сидят. Перебирают и сортируют шелковые коконы. Девушки пусть небогато, но добротно одеты, сыты, обихожены. И командует всем вдова Муссы, Рахиль.
   Вот честно скажу, не ожидал я того, что увижу. Потрясающе красивая зрелая женщина. Гордая, сильная, с прекрасной зрелой фигурой, красивым, породистым таким лицом. Тяжелыми черными косами, заставляющими горделиво нести голову. Какого хрена этот купчишка от такой жены бегал по блядешкам? У меня лично от созерцания этой красавицы аж какое-то возбуждение сексуальное состоялось. Да рядом с ней еще одна подобная особь есть, только темно-рыжая, с волосами цвета потускневшей меди. Ее родственница, вдова погибшего брата. Насколько я понял, прячется от остальной родни мужа, которая хочет ее скорее замуж выдать, чтобы лапу на денежки наложить. Тоже не девочка, лет тридцати пяти, не меньше. По нынешним временам и мнению юного Пушкина, почти старухи обе. Но какие красавицы. Хм... водяной я или не водяной?
   Оставшееся до темноты время я носился по реке, подготавливаясь к штурму очаровательнейшей крепости по имени Рахиль. И что, что я ее вдовой сделал? Я ж не виноват, что тот занялся таким делом? Нет, вроде как я понимаю, что по людским меркам я вроде как виновен, но опять же, по людским меркам, все имущество этого Муссы принадлежит мне, как трофей. И пусть кто-либо попробует это оспорить. Ну и женщины тоже. Дочки для меня неприкосновенны, я не трогаю и не обижаю маленьких, напротив, придется много чего для них делать. Но их маманя... не, меня реально завело.
   Комната Рахиль.
   Наконец то день закончился, и женщина смогла уединиться в своей комнате. Последние годы муж практически не уделял внимания своей законной жене, а потом та просто брезговала мужем, занявшимся откровенным блудом с малолетками. Благо, что многочисленная и влиятельная родня имела серьезный вес в тесном мирке общин бухарских евреев. Но было тяжко. Нерастраченная любовь требовала выхода, тело просило ласки. И не того рукоблудства, что порой все-таки устраивала себе затосковавшая женщина, а серьезной мужской любви. Но такова женская доля в этом мире, мужчина хозяин в своей семье. Ладно хоть, не блудит прямо в поместье, мерзавец! Появляется только, чтобы забрать готовую ткань и шелковую нить, и порой завозит рабынь на передержку. Рахиль устала твердить ему, что это опасно, что ее российские родственники говорили ей о том, что русские всегда мстят за свои обиды. Нет, жадность, жажда легкой наживы, все сильнее застит глаза когда-то веселому и чуточку сумасбродному парню. В грузном, чудовищно властном, хитром, порой откровенно кровожадном мужчине Рахиль не могла найти и следов молодого Муссы. А учитывая, что сыновей ей родить не удалось, то мужем она откровенно избегалась.
   В зыбком свете маслянной лампы женщины распустила свои косы, и долго расчесывала их гребнем. Вот уже и седые волосы встречаются, скоро старость. А глупое сердце простит счастья...
   Налетевший ветерок качнул занавеску, рокотнул далекий гром. На ночном небе собирались тучи, довольно необычно для этой поры. Женщина встала, чтобы прикрыть створку, и замерла.
   Перед ней, прямо перед грудью, шибая в голову тяжелым, сладким ароматом, появился прекрасный розовый цветок. Уже распустившийся бутон, огромный, пурпурный. Почти черный в неярком свете.
   Держала этот цветок мощная и сильная, но ухоженная мужская рука. Необычная. Как будто выкрашенная дорогой краской для тела, Рахиль пару раз видела подобные составы, которые стоили целое состояние.
   - Даже этот цветок не может показать, насколько вы прекрасны, о великолепнейшая из великолепнейших. - Глубокий, игриво воркующий мужской голос заставил очнуться замершую было в изумлении женщину.
   - Вы кто? Как вы сюда попали? - стараясь, чтобы ее голос звучал жестко и требовательно, отшагула с разворотом Рахиль, и наконец-то увидела своего внезапного и незванного гостя.
   Высокий. Много выше ее не маленького мужа. Широкоплечий, массивный. Добротно, очень богато, но при этом ненавязчиво-скромно одет по европейской моде. Красивое лицо зрелого мужчины, бородка на европейский лад. На указательных пальцах обоих рук перстни, с крупными камнями. На левой серебряный с малахитом, на правой платина с желтым сапфиром, уж в драгоценностях рахиль разбиралась не хуже ее дядюшки-ювелира. И неимоверно, чудовишно опасен, чутье опытной женщины прямо-таки вопило об этом. И необыкновено притягателен, Рахиль едва сдерживала себя.
   - Я? Мне везде открыты двери, где течет вода. - мужчина улыбнулся, и показал на небольшой фонтанчик в глубине комнаты. - Я хозяин здешних вод уважаемая. Я водяной.
   Рахиль вздрогнула, и оперлась спиной на высокий трельяж с венецианскими зеркалами. Не зря у нее весь день было дурное предчувствие. Вот она, беда.
   - Что вам надо? И где мой муж? - стараясь говорить спокойно и ровно, женщина нащупала за спиной выдвижной ящик, и очень плавно открыла его. В ладонь уверено легла рукоять небольшого пистолета. - Не шевелитесь, или я вышибу вам мозги! Стр... Ай! - Хотевшую из всех сил крикнуть охрану женщину поразила крохотная молния, точно в ладонь, державшую оружие.
   - Ну вот. - Каким-то образом водяной подхватил пистолет, и оказался очень близко к Рахиль, насмешливо глядя сверху вниз янтарными глазами. - Такая потрясающая женщина должна поражать взором, а не оружьем.
   - Я буду кричать! - Почему-то хриплым шепотом сказала женщина, чувствуя, как ладони мужчины легли ей на талию, и одна плавно, нежно, пошла вверх, к вздымающейся груди, а вторая скользнула вниз, к упругой ягодице.
   - Можете не сомневаться, дорогая, я сделаю все для этого. - Шепнул ей на ухо водяной, лаская грудь, и сильно, но нежно сжал полупопие. - Вы обязательно будете кричать.
   Рахиль запомнила, что ее подхватили на руки, и понесли к кровати, прежде чем волна восторженного наслаждения затопила разум хозяйки поместья. За окном бушевала гроза, ветер гонял потоки дождя, а на кровати кричала от наслаждения красивая женщина ...
   - Почему ты не убил меня, как мужа, господин? - Потягиваясь, как довольная кошка, задала совершенно неожиданный вопрос Рахиль. - Ай! Синяк будет!
   - Не задавай глупые вопросы, не буду щипать тебя за твою прекрасную задницу. - Я хмыкнул, и огладил упомянутую часть тела. Весьма и весьма аппетитную часть, надо сказать. Впрочем, Рахиль весьма и весьма близка к совершенству, надо сказать. Длинные ноги, высокая и упругая грудь, ухоженое и чистое тело. Красавица, одним словом. И затрахал я эту красавицу позавчера и вчера до такой степени, что сегодня меня в постели ожидали две женщины. Рыжеволосая Марьям была сейчас не в состоянии что-либо говорить, любое мое касание вызывало новый оргазм, так что пусть отдыхает. Надо сказать, что мое тело очень совершенная трахмашина, с душой отымел двух полных сил дам, и бодр и свеж. - Ты не работорговка, а шелкозаводчица. И моя добыча.
   Эти ночи были бурные. Конечно, секс для меня не тот, что в человеческом прошлом теле, учитывая его недоделки. Того же семяизвержения покамест нет как такового. Но это не мешает мне получать весьма и весьма значительное удовольствие. Я ощущаю эмоции женщин, их наслаждение меня заводит, наполняет энергией. Можно сказать, вампирствую, но для этого приходится потрудиться. Да и та же Рахиль днем свежа и весела, неясно, кто с кого энергию тянет больше.
   Про то, что я убил ее мужа, и всю его команду, я сказал в первую же ночь. На что Рахиль ответила, что у нее есть три года, а пока он считается пропавшим без вести. Тела ж никто не видел? И не увидит. Она на удивление спокойно приняла эту новость, правда, сначала я пообещал, что не трону ее девочек. Да, проблемы будут, но раби не станет настаивать на признании ее вдовой, а с остальным она справится. И даже девочек-рабынь не отдаст противному Ибрагиму... тьфу, мерзость. Содомит, английская подстилка.
   - Ты снова уйдешь с первыми петухами? Тогда у тебя еще есть время. - Нежно отвернув меня от созерцании тела Марьям, Рахиль поцеловала меня в губы, подумала, и легла на золовку, используя ее в качестве подушки. - Тогда, господин мой, напоминаю тебе, что раз ты соблазнил и пользуешь несчастную вдову, то попользуй еще разок. Сзади, мне понравилось. Да-да, именно так, ах...
   Скоро я ушел, оставив дам приводить себя в порядок, и отсыпаться. Заодно оставил список товаров, которые попросил купить, книги и газеты в первую очередь. Заодно оставил на расходы с полпуда золотого песка. Рахиль согласилась принять его по расценкам ее дядюшки-менялы. Ну и речного жемчуга отсыпал дамам. На серьги. Вообще, мое личное мнение - для красивой женщины лучшая одежда это сережки, больше ничего не надо.
   Восток дело тонкое, восточные женщины дело страстное. Если плод перезрел, то его достаточно нежно тронуть - он упадет в руки сам. Вот и Рахиль и Марьям упали мне в руки. Как там Лада сказала? "Живи и люби", вот и занимаюсь этим потихоньку. Но надо быть весьма осторожным, беречь женщин от подозрений. Женщина здесь никто, прав не имеет вообще, за малейшее подозрение в колдовстве, например, сразу смерть. Забьют камнями без особых переживаний, дело здесь привычное. Вчера еле выдернул одну девчонку, попалась в самом Коканде. Рабыня, сбежала от хозяина, переодевшись в мужскую одежку. Симпатичный пацанчик получился, косы обрезала. Кто б внимание обратил. Да вот беда - серьги забыла снять.
   Она уж при смерти была, когда я умудрился ее сдернуть в неглубокий арык, только кровавые разводы по воде пошли. Поискали ее поискали, да разошлись. Только стражники подошедшие копьями в воду довольно долго тыкали, потом рукой махнули, и ушли. Вот такие здесь дела, на востоке-то.
   Вообще, странные впечатления от города. Одни мужские лица, женщины неприметны и незаметны, крадуться мышками вдоль дувалов. Те, кто побогаче, ездят в закрытых арбах, и только дочери очень важных мужей могут позволить себе проехаться на коне, прикрыв нижнюю часть лица покрывалом. И то, потому как от остальных мужчин ее прикрывают охранники.
   Так вот, эта девица тоже в капсуле, рядом с Хилолой. Кто такая, как ее зовут - совершенно без понятия. И получиться из нее что-то стоящее, тоже неизвестно. Чтобы получилась ундина, нужны четыре составляющие - юность, девственность, сильный характер и гибель в борьбе. Ну, кроме моего горячего желания спасти девушку. Юность - чтобы разум свободен был от жестко прошитых жизнью норм, иначе не произойдет его перенастройка, и просто не запустятся остальные процессы. Сильный характер - чтобы справиться с чудовищным стрессом. Гибель в борьбе - чтобы понять необратимость перемен. А вот девственность - означает чистоту души. Это самое главное и самое сложное, иначе чудище выйдет, сильное и безжалостное. И с этой девочкой мне будет очень сложно, не дай боги, придется собственными руками уничтожить. Подумать страшно. Даже Хилолу буду лично пробуждать. И первые недели постоянно контролировать. А тут... ладно, сделано - не воротишь, буду надеяться, что все-таки выдернул девочку.
   И кстати... там, на небольшом майдане, было страшно. До жути. До дрожжи в коленях. Я не знаю, каким образом я сумел удержаться. И не смыть кровавым прибоем ту толпу из полусотни, в принципе нормальных мужиков, которые бросали камни в маленькую девочку.
   Я зашел вечером в дом одного и з них, достаточного мелого мастера по лепке из ганча. Смеси гипса, глины и опилок, которыми украшают потолочные углы. Здоровенный мужик ревел, как телок, размазывая сопли по лицу, а мать и жена молча сидели поодаль, с каменными лицами. Неладно что-то, в ханстве коканском. Помолчав, я ушел, оставив в небольшом фонтанчике пару розовых, как растворяющиеся в воде капли крови, жемчужин. Такие же я подкинул каждому из участников этого действа. И эту махаллю накрыло траурное молчание. Мулла бегал от дома к дому, но его молча встречали, и молча провожали. Мужик, что сорвал серьги с девочки, повесился. Тихо было, как на мазаре.
   Усмехнувшись, я было собрался к своим еврейкам, но углядел в углу молчаливого дервиша, который невозмутимо сидел в углу тэпа. Этот человек пытался успокоить людей до первого броска камня. А потом просто ушел в сторону, и уже третий день сидел здесь. В углу. Ни ел и не пил.
   - Сдохнуть хочешь? - я вытащил их его тощего хурджина пиалу, ополоснул ее, и налил свежей воды. - Пей, или силком волью.
   - Тебе есть дело до грешника, джин? - Дервиш глянул на невидимого для остальных меня, и взял ослепительно чистую пиалу из старого китайского форфора, отпил глоток кристальной и холодной воды.
   - Не бери на себя чужую боль, дервиш. Она ломает спины даже богам. И я не джин и не дэв. Я хозяин здешних вод. Скажи людям, что я взял их грех на себя, девочка станет хранительницей вод. Не здесь, ибо не заслужили. Но учтите, вода переменчива. - Я усмехнулся, наполнил его кувшин такой же кристально чистой водой, и исчез с площади.
   Ну а что, надо ж мне как-то начинать формировать о себе общественное мнение. Да и за девочку хоть так, но пистон вставлю. Я много что знаю, в воду именно здесь добавляю кой-какие вытяжки из растений. Чувство вины, депрессия, подавленность. Да еще бабы... они вроде здесь послушны и покорны. Вроде и как. Баба, особенно родная, может молчанием плешь проесть и мозг выесть чайной ложечкой. А женщины не любят, когда женщину обижают именно потому, что она женщина. Потому как это каждой их них касается. Загнобить соседку, оболгать красавицу, облить помоями конкурентку - это бытовуха, это реальность. Но здесь забили девочку только за то, что она женщина, и практически бесправна. И потому бабы дали мужикам молчаливый истерический концерт. Да еще я на психику воздействовал, вон, один даже в петлю полез. Его выбор, кстати, видать, много чего на душе черного.
   А вот дервиш непростой... три дня не пить не есть, и оставаться в полном сознании, ясном рассудке и практически без упадка сил, это далеко не каждый может. Да еще почти неподвижно сидеть... похоже, какой-то подвижник. Есть тут такие, говорить нечего. Вроде грязный как черт, не ногти на ногах, а когти звериные, одежа из лохмотьев состоит - а он пять раз от Мекки до Коканда и обратно на своих двоих прошел, кучу книг перечитал, что Коран, что Святое писание с любой страницы может цитировать и толковать. С такими связываться опасаются. Я связался, но я просто устал всего опасаться. Да и зол на толпу фанатиков, в которую превратились обычные работные мужики. А этот дервиш может хорошие проповеди устроить, в том числе и против меня. Ну, в этом случае просто уйду. Только евреек своих заберу, с присными. Потому как еврейские погромы устраивают при любой заварухе.
   И, насвистывая "Марш артиллеристов", я решил не откладывать свой визит к племяшу Муссы. Рахиль обмолвилась, что тот не только свою задницу подставляяет, но в последнее время стал большим любителем мальчиков, которых скупает на невольничьем рынке. При всей своей прелести все-же Рахиль дитя своего времени. Для нее многое хоть и печально, но обыденно. С другой стороны, иначе она ни за что не решилась бы привести мне Марьям, после всего лишь моего замечания. А рисковать расположением такой женщины я бы не стал, заводить еще одну интрижку у нее под носом не решился бы. Зато сейчас красота, две прелестные дамы соперничают в постели. При этом я все едино ушатываю их в хлам, главное при этом не спалиться. Впрочем, в поместье все подвязано на Рахиль, других тут нет. Да и глушу я звуки, а вваливаться в хозяйскую спальню категорически не принято.
   За этими мыслями я по хитрой системе арыков и акведуков просочился в дом, в котором жил Ибрагим. Неплохо так жил. Свой, пусть и небольшой, дом, в очень хорошем месте в еврейском квартале. Выезд есть, правда, специфический. Евреям на коне нельзя ездить, строго на ослах. Зато осел... здоровенный зараза, величиной чуть ли не с породистую лошадь. И в арбу запряжен, чтобы с седла не слазить, приветствуя встречных мусульман. Похоже, куда-то Ибрагим намылился, раз слуги суетятся. А вот и он. Дорогой халат, подпоясанный веревкой из шелка. Пейсы из-под тюбетейки, завитые как пружинки. Куда это он? Впрочем, не мое дело, пусть его. Может к маме в гости. Сыновий долг исполняет.
   Пока хозяин дома собирался, скача из дома во двор, и обратно, я обошел дом и двор. А что, просто отвел глаза, и прошелся. После чего вытащил из клетки трех избитых до состояния "вот-вот издохнут" пацанов, и рванул я ними в свой укромный уголок. Скотина этот Ибрагим, не знаю, что ему мальчишки сделали, но ведь они точно померли б завтра-послезавтра.
   Так у меня в капсулах очутились три пацана-малолетки. Я не лекарь и не врач, лечить повреждения внутренних органов не умею. Только такой вариант, не отпущу я мальчишек на перерождение пока, мне помощников не хватает. С мальчишками вариант чуть другой, они не хвостатые, а со щупальцами в водном варианте. Но тоже неплохо. Конечно, это не их выбор, а мой, но у меня добровольцев нет. Может, стоило бы пройти мимо, или добить ребят, но не смог. Да и бог его знает, что б еще удумал этот кажущийся человеком Ибрагим. Зря он так... каждому воздасться по делам его. Да и дворня его, тоже свое получит. Каждый ест свой хлеб, и сам платит за него.
   Хилола скоро вылупиться, пару месяцев придется нянькой побыть. Ее сестрица развивается много быстрее, у же меня умения и силы стало значительно больше. Пацанята тоже полгода в капсулах висеть не будут, максимум пару месяцев. Скоро у меня целый детсад будет, интересно, время на потрахаться останется.
   К Ибрагиму я наведался через три дня. При этом сначала предупредил Рахиль, которая внезапно затеяла жуткую суматоху по погрузке вещей в три баржи-плоскодонки. Примерно раза в три больше любимого каюка ее пропавшего без вести нелюбимого мужа.
   Дворню-мужиков я убил ледяными лезвиями, просто и эффективно. Удар - смерть. Глупцы, не стоит над ними издеваться, пусть уходят. Баб шуганул, да так, что сверкали пятками как оглашенные.
   А вот Ибрагима... он, сволочь, домучивал новенького пацанчика. Паренек лет тринадцати, распятый над жаровней. За несогласие просто подставить задницу... садист гребаный.
   Пацан затих, принятый мной в мою еще несостоявшуюся свиту. А этот пидор, эта проблядь... я его на сосульку насадил. И сдохнет он на ней, как кус дерьма. Ибо не поглощать его, ни даже близко дела с ним я иметь не хочу!
   Итог всего этого - четыре мальчишки от двенадцати до пятнадцати в капсулах, и людьми их даже родная мама после окончания перерождения не назовет. Ибо они сув-эиси, хранители воды.И я одно понял. Что-бы и как-бы не было - я за русских. Ибо пусть я сейчас водяной, но я природный русак, и русские тянут сюда волю и знания. С той же раштой научатся бороться только при русских. Но я сделаю все, чтобы имена Амир-Тимура, Аль-Хорезми, Аль--Хомейни, Ибн Сина, он же Авицена, Спитамена и Зулькарнайна были известны по всей Руси. Ибо это юго-восток, мягкое подбрюшье нашей страны. Нельзя его терять, оно должно стать своим. Чтобы императоры приезжали в Ташкент и Коканд и Самарканд, чтобы мусульмане и православные устраивали по этому поводу праздники. Это сложно, но я устал прятаться. Я Водяной! Это мои реки, мое Аральское море! Мои горы и пустыни! Мне нравится мир, где в Ташкенте летом ходят по площадям красивые девчонки в открытых платьях, где можно с запада на восток и с юга на север просто купить билет на самолет и лететь хоть на Камчатку или в Корелию. Ну, или на дирижабль. Поглядим. Но страну строить буду, ибо запрета нет, а есть "живи и люби". Но как можно жить и любить, когда такая хрень творится? Пусть сотня годов уйдет - слово богини есть слово богини, мне сказано творить! И я буду это делать!
   Додумав эти наполненые пафосом мысли, я остановился. На данный момент я занят изучением реки Чу-чуй, в будущем Чу. И да, знаменитая своими конопляными полями долина именно вдоль этой речки и идет. Сейчас она впадает в Сырдарью, а в будущем, насколько я помню, ее разбирали на поливы, и речка терялась в песках... так вот, я тут все спокойно, тихо и мирно изучаю, а к воде вышло прелюбопытное создание. Ночка лунная, безветрие, черная, как антрацит нагая девичья фигурка с горящими багровым пламенем глазами на фоне стены тростника смотрится весьма интересно. И кто это такая? Фигурка дернулась было, пытаясь скрыться, но поздно. Тут везде вода, мои владения. И потому чернушка оказалась запертой в ледяную сферу. Лично по мне - крайне удобно. И добыча не повреждена, жива-живехонька, и энергозатраты минимальны.
   Впрочем, чернышка явно со мной не согласна, и потому пытается расколотить сферу совершено не девичьими ударами. Да еще огнем попыталась сжечь, глупая. Чуть не сварилась в итоге от раскаленного пара. Хорошо что я успел сферу на середку Чу вытащить, обнулил ледяной барьер и сжал фигурку водными тисками. Малышка еще пару раз попыталась сформировать огнешары, но явно обессилила. Хотя, какая малышка? Вполне себе взрослая особь, просто ростом невеличка. А так и фигурка взрослая, и лицо уже не девочки, хоть и совершенно нечеловечье. В итоге я усадил ее отполированный ветрами, волнами и временем ствол дерева, давным-давно выброшеный на крохотный островок посреди Чу-чуя. Кстати, и не нагая, просто одежки маловато, повязки из черного атласа на груди и бедрах, и на маленькие ножки туфельки из прекрасно выделаной кожи обуты.
   - Понимаешь меня? Говорит можешь? - на основном, кокандском диалекте узбекского спросил я.
   - Да. - Особь горделиво вздернула носик. - Но не буду. Можешь убить меня.
   - Глупая. Ты ведь дева песка, песчанная пэри? Я знаю, как тебя подчинить, ты знаешь... но я не хочу тебе насиловать. Оставлять здесь тоже не хочу и не буду, люди тебя все едино найдут. Попытаются подчинить, и убьют. Сама ведь понимаешь? - Я полюбовался горящими глазами нелюди. Ну да, понял я, кто это такая. Девы песка, песчанные пэри - пустынная нелюдь. Вроде лесных эльфов, живут долго, стреляют из луков, бросаются огнем, скачут на куланах, обязательно белоснежных. Мало их, тот, кто сможет схватить такую деву, и лишить девственности обретает над ней власть. И тот кус пустыни, на котором властвует эта пэри, вместе с ней переходит во владенья мужчины. Та еще лотерея, девы пустыни это не драконы, пещер с сокровищами у них может и не быть. Да, еще эта дева становится смертной, гибнет вместе с владельцем. Точнее, ее смерть идет вслед за гибелью хозяина, такая вот подвязка. Хотя, я водяной, век мне отмерен немалый, барышня мне попалась пусть и экзотическая, но очень красивая. А потому я взял эту особу в охапку, и рванул к себе, на свой стан. Буду соблазнять, а этим лучше заниматься хоть под какой-то крышей, и хоть на каком-то ложе. Ложем у меня служит отменный айван, так что займусь. Потому как рано или поздно пропадет эта малышка, людей все больше и больше, оружие все совершеннее, так что пусть мне подчиняется. У меня она не только обязанности приобретет, но и покровительство.
   Поначалу пустынница трепыхалась, но, когда поняла с какой скоростью я несусь - удивленно замерла. А когда я вылетел из-под воды у себя в узбое, и опустил ее с рук, стояла не дергаясь. После чего медленно, очень медленно обошла стан, постояла около капсул в основательно углубленном и расширеном роднике, и повернулась ко мне. Оцениваю оглядела, поглядела на айван - и одним длинным прыжком оказалась на нем. Глядя на меня, скинула туфельки, стянула свои шелковые тряпочки. И медленно опустилась на колени, поклонилась, касаясь грудью покрывала, вытянула руки ко мне. Поза полного подчинения.
   - Господин мой, возьми меня и владения мои под власть свою! - формула полного подчинения. Я чего-то не понял, во что я вляпался. Но сказал "а", говори "б", никто меня за язык не тянул. Да и уж больно привлекательно смотрится миниатюрная фигурка, пусть и полностью, от ногтя до волоса, черная.
   Так что взял. И еще разок, и еще. Интересно такую крошку крутить, чисто по-мужски. А потом завалился отдыхать. Спать-то у меня не получается, просто лежу полчаса-час, смотрю на тугаю, пустыню, звезды над горизонтом. Под боком притулилась красавица-нелюдь, я сейчас примерно как Арагорн с его эльфкой, только я еще круче. Бгг.
   - Господин, ты возьмешь в свиту свою еще трех моих сестер? - грудь мягко корябнули коготки нелюди.
   - Ты мне сначала имя свое скажи. - Я аккуратно взял пэри за запястье, и осмотрел ладошку. Красивые пальчики, нежная кожа. И острые коготочки, которыми и горло распластать, и сердце вырвать можно. Поцеловав каждый по очереди ( пэри явственно вздрогнула), я завалился на спину, и уставился в испещренное звездами небо.
   - Аяна имя мое, господин. - Чуть слышно прожурчал голос моей пэри.
   - Интересное имя. Арабское или бурятское? - И там и там есть подобные, только основаны от мужских имен.
   - Согдийское, господин. - так же, чуть слышно, прожурчало необыкновенное создание у меня под боком.
   - Чего? - Сладостной дремы как не бывало. Я подскочил и уселся, ошеломленно глядя на безмятежно раскинувшуюся на шелковом китайском покрывале пустынницу. - А сколько лет тебе, Аяна?
   - Что года для таких как мы, повелитель? Ты молод и наивен, меришь все по опыту своей людской жизни. Двадцать два века мне будет через половину века, если тебе это интересно. - Пэри чуть повернулась, изогнувшись. Вот никогда бы и ни за что бы не дал этому созданию тысячелетия с лишним.
   - Не думай о секундах свысока, красавица. - Я чуть шлепнул по упругой тысячелетней попе. - Что ты говорила о своих сестрах?
   - Вдоль этих рек живут еще три мои сестры. Нас осталось очень мало, господин. И они тоже будут рады твоему покровительству. Мы сильные, послушные. Много знаем и много умеем, господин. Мы не будем тебе надоедать. Появимся когда призовешь.
   - А они будут согласны? - Ай, пошла такая пьянка, режь последний огурец. Создания, сумевшие прорваться через века, стоят общения. Меня распнут историки, если узнают, что я упустил такой шанс.
   - Я спрошу их, повелитель. - Аяна встала на колени, и, сложив руки на груди, поклонилась.
   - Хорошо. А пока - ты Македонского видела? И Спитамена? И вообще, как у тебя с памятью? - Два следующих дня я слушал рассказы о походе великого македонца по этим землям. Вот кажется, Аяна тогда была совсем юной, молоденькой согдианкой. Сопливая тринадцатилетка. Да, по тем временам девица на выданьи. Но от этого она взрослее не становилась, много ли она могла видеть, и тем более понимать? Но рассказывает так, что я сижу развесив уши и открыв рот. Как будто сам там побывал, и все это вижу. Вижу, как полыхает родной поселок Аяны, и как она, сбежав в пустыню от объятого пламенем поселения, каким-то образом переродилась в ту особу, что я сейчас держу на коленях, и прижимаю к себе с немалым удовольствием. И дело не только в совершенном теле, сколько в знаниях и опыте, уме и легком характере. С другой стороны, попробуй проживи столько букой. Хотя, из черепушек, которые остались за этой особой, точно курган можно сложить, я в этом уверен. Интересную я себе подчиненную подобрал. И если сестры ее согласятся - и их подберу. Как говорил товарищ Сталин - кадры решают все! И вопрос, будет ли он здесь такое говорить? И родится ли вообще?
   - Так, с тобой все здорово-ладно? - проверив капсулы с детворой, я присел на айван, где скромненько притулилась пустынница, и заворожено перебирает жемчуг. Реально заворожено, как я ей вручил основательную чашку с собранным мною с горной и очень чистой речки урожаем, так уже часа четыре пересчитывает, перекладывает, пересматривает. Похоже, не зря говорят, что пэри можно отвлечь, коль пригоршню бусинок кинуть. - Эй!
   Я резко хлопнул в ладоши. Аяна подпрыгнула, растерянно заморгала, потом глянула на руки в чашке, и смущенно спрятала их за спину.
   -Так, без меня не трогать. А то зависаешь, как старый процессор. - Я забрал чашку и поставил ее наверх, на полку. - Тебе нужно быть в своих владениях? Или постоянно не обязательно?
   - Я вообще могу раз в столетие там появляться. Пустыня сложно меняется. - Очаровательно улыбнулась кум-пэриси. - Если вы не против, я тут огляжусь, пробегусь. И присмотрю за этой девочкой заодно, для нее много лучше будет, если ее еще женщина встретит.
   - Отлично, я тебя именно об этом и хотел попросить. - Да, моя власть над пэри близка к абсолюту. Но нужно ли это мне? Взаимное сотрудничество намного лучше, ибо все, что делается ей на пользу, в конечном итоге принесет пользу мне. - Я на пару суток отлучусь. А пока - надень это.
   И я протянул пустыннице простую и скромную розовую жемчужинку, диаметром около дюйма, надетую на толстую шелковую с золотом нить.
   Чудесное создание только глянуло на нее, повернулось ко мне спиной и приподняло роскошные волосы руками, обнажая тонкую шею. Заигрывает, однако. Женщина она всегда женщина, даже если ей двадцать два века. И еще показывает свою покорность.
   Завязав на шее прочный узел, я повернул пэри, поправил жемчужину, чтобы она находилась ровнехонько во впадинке меж грудями.
   - Это моя попытка артефактостроения, Аяна. Функций две - можешь меня дозваться, и отвод глаз. Отвод простейший, но достаточно эффективный. Всем будет казаться, что ты на пару шагов дальше, чем есть на самом деле. И поймать много сложнее, и из ружья попасть уже очень сложно, почти невозможно, разве стрелок чудовищно косоглаз и криворук. Позвать тоже просто - рукой сожми и мысленно меня кликни. Ты очень сильная, меня на верст пятьсот дозовешься. А если на берегу ручья или реки, то и тысячи на полторы.
   - Спасибо, повелитель. - Глаза пэри полыхнули оранжевым.
   - На здоровье. Я побежал, не скучай тут. И тигров мне не разгони. - В следующий миг я уже мчал по Сырдарье. Нужно заскочить к евреечкам, потискать их как следует, пока мы не расстались. Судя по всему, дело идет к этому. Сначала меня испугались, но заинтересовались. Потом отдались и наслаждались. А вот когда я содомита с присными ушатал - ужаснулись. И судя по всему, будут бояться все сильнее. Так что пока страх просто придает пикантности ночным кувырканиям, но скоро будет вязать язык и руки. Или наоборот, развяжет и то и другое, а мозги выключит. Не стоит до такого доводить. Нужно исчезнуть вовремя, оставив женщинам после себя сладостные воспоминания, чтобы порой ночами с бьющимся сердцем просыпались.
   Ну и забрать нужно то, что мне должна была купить Рахиль. Дамочка крайне деловая, наверняка уже все сторговано и упаковано.
   Собственно, именно так и оказалось. Рахиль купила мне несколько комплектов одежды, и дорогой новой, и добротной, но чуть подержанной, обувь, по ее заказу были изготовлены ножны и рукоять для шамшира, и так же добротная подвесная для него, кожаный пояс с парными кобурами для револьверов, и разгрузка с кобурами для хаудахов. Стальной шлем-мисюрка с кольчужноым подвесом, чтобы шею и плечи прикрывал, добротная бригантина с кольчужными рукавами по локоть. К моему удивлению, нашлось даже седло западно-американского типа, с высокой лукой и чехлом для винтовки. Шелковое белье, всякие мелочи, вроде опасной бритвы или круглой фляги. Книги, карты, подшивки газет и журналов. Порох и пули для пистолетов и винтовок.
   Все было уложено в небольшую лодочку около пирса, кроме комплекта новой одежды и обуви. Которые я сейчас примерял, крутясь около высокого зеркала в комнате Рахиль. Означенная дама и Марьям с глубоко скрытым волнением наблюдали за мной.
   - Вроде как отменно. Что скажете, дамы? - Из зеркала на меня смотрел крепкий мужик лет сорока, в белой бумажной, как здесь говорят, сорочке, синих шароварах, синих же сафьяновых сапогах, подпоясаный синим с золотой нитью платком. Голова прикрыта скромной тютебейкой тисненой кожи, с шитыми золотом узорами оргамента.
   - Вы очень красивы, господин. - Практически хором ответили обе дамы. Репетировали, что ль?
   - Отлично. Я доволен. А теперь, будьте добры, скажите мне - что вас так тревожит? - Я уселся на прикрытый курпачой айван.
   Дамы переглянулись, и Рахиль, набравшись смелости, попросила:
   - Отпустите нас, господин. Мы без ума от вас, но мы игрушки в ваших руках. Вы очень могущественны. Что для вас две женщины? Так, изящные скорлупки, сломаете незаметно. Вам будет в лучшем случае грустно, а нам будет больно. Или вообще ничего не будет. У меня две дочери, господин, родичи, которые живут со мной, слуги. Вы сумели напугать нашу общину, а испуганный человек опасен. Пока никто не знает о ваших посещениях, но не ошибается только бог.
   - Господин, вы сказали, что любите свободу и ненавидите рабство. Но мы смиренно просим вас именно о свободе. Мы не можем отказать вам, вы сильнее всего, что мы знаем - и этим делаете нас рабынями. Увы, господин, вы этого не заметили, но это так. - Марьям подняла на меня глаза. На ресницах слезы, по щеке слезинка катится. Или на самом деле настолько сложный выбор, или величайшая актриса в ней спит. Хотя... это мне все таким легким кажется. Кошке-то игрушки, а мышке слезки.
   - Я сам хотел вам это предложить. Оставаясь с вами я подвергаю вас опасности. Вы обе правы, девочки. Но сегодня - ночь наша. Вы обе будете помнить меня всю жизнь, красавицы! - И я легко поднял обеих женщин в воздух, ухватив их руками под весьма фигуристые нижние девяносто с лишком, и пару раз повернулся на месте, заставив дам взвизгнуть и прижаться ко мне. - Все, что нам нужно сейчас - это немного любви.
   Видимо, осознание того, что жутко-страшный ( но очень привлекательный) водяной дух не собирается их кабалить, раскрепостило дам, и мы выдали такого жара, что записи нашей групповушки не стыдно было бы на серьезный порноресурс выложить. Я настолько впечатлился этой групповушкой, что думал о ней даже пробираясь по арыкам Коканда. Еще б раздваиваться научиться, с сохранением сознания и осязания. Но это уже высший пилотаж, и я не уверен, что он мне станет доступен иначе, кроме как в иллюзиях. А так неплохо б, восмикрылый семичлен, бва-ха-ха...
   От моего демонического смеха в канал упал задремавший было стражник. Учитывая, что он был в кольчуге и при сабле - сразу на дно пошел, камнем. Но настрой у меня до сих пор добрейший, потому выдал ему пинка, от чего служивый вылетел на берег. Как раз в подбегавших к берегу для его спасения сослуживцев. Блин, бедные ребята, синяков насажали. Ничего. Лечение грязью полезно, и потому на десяток ханской стражи вылетело тонны полторы жидкого ила. А нечего каналы загаживать. Суматоха вышла знатная, прибывшая на помощь дежурная полусотня долго носилась с зажжеными факелами по городским улочкам, ищя нарушителей. Под горячую руку попали несколько грабителей, которых основательно побили древками копий.
   А довольный я неторопливо рулил на лодочке, бултыхая ногами в воде. Пара озорных полутораметровых щук пытались ласково откусить мне пальцы, но были биты мною по головам, и выкинуты на берег, как раз к ночующим под камышовыми навесами бродягам. О, а это что за знакомая морда? И такая грустная?
   - Что неспится? - Я остановился около грустно сидящего на камне знакомого дервиша.
   - Спина болит. - Пожаловался тот. - Я рассказал все, что вы сказали. Но мне не поверили, а казий приказал, с согласия муфтия, дать мне десять палок. Хорошо хоть флягу не отобрали. Пусть еды нет, но ваша вода позволяет не чувствовать себя голодным.
   - Хм... - Я внимательно поглядел на бедолагу. Высокий, жилистый. В изношенных, но свежевыстираных шмотках. Ногти на руках и ногах грубо, но обрезаны. Волос чистый. Глаза ясные, умные, хитрые. - Имя у тебя-то есть?
   - Давненько мое имя не спрашивали. - Усмехнулся резко прибавивший в возрасте дервиш. Так-то он мне казался лет на сорок, но сейчас я вижу, что ему не меньше шестидесяти, серьезный возраст по нынешним временам. - Отец назвал меня Ёркин.
   - Яркий, значит. И наверняка ходжа. А скажи мне, Ёркин-Ходжа, не хочешь ли ты помочь водяному? У меня скоро проснется сув-пери, девица молодая, неумелая и глупая, но при этом необычайно сильная и невоздержанная в поступках своих. А у меня в помощницах только кум-пери. Очень тебя прошу! - Вот пришло мне в голову, что Хилола должна с большим почтением относится к дервишам. Это ей отец с матерью вколотили, правда, с целым набором ограничений. Дервиши, они люди простые. Берут все, что плохо лежит - хлеб, яйца, честь девичью...
   Глаза у болезного хаджи стали как медные монеты размером. И особо не раздумывая, тот подхватил крохотный узелок, и шагнул мне в лодку, скромно усевшись на кормовую банку.
   - Есть, наверное, хочешь? - Я хмыкнул на раздавшиеся из желудка дервиша трели. - Сейчас будем проходить мимо пекарни, купишь лепешек. Держи, купишь на все. Пустынница хлебушка тоже не прочь отведать. - И я кинул дервишу большую серебряную монету, которую тот поймал очень и очень ловко.
   После лавки с хлебом я велел дервишу держаться покрепче, и "дал газу", прикрыв нас отводом глаз. Надо было видеть ошалелые глаза святого бродяги, когда тот осознал, с какой именно скоростью мы летим. И это я особо не разгонялся, опыта по удержанию лодки на гребне цунами у меня нет как такового, потому не больше полусотни километров бежим. Но такая скорость здесь и сейчас - за гранью понимания большинства людей. Но даже с такой скоростью нам идти около восьми часов, а человеческое тело имеет предел возможностей. И потому я встал на дневку длинном, глухом заливчике.
   - Нехорошее место, суви-аджар. Очень нехорошее. - поежился дервиш, оглядываясь вокруг.
   В этом я с ним был согласен. Зря я сюда свернул. И как я пропустил этот ерик при прошлой разведке? Чуть дальше вверх была небольшая заболоченная старица. Узбоем это озерцо не назовешь, этот кус старого русла уже совершенно непроточен.
   - Смотри, суви-аджар. - Дервиш ткнул пальцем в старый, полуобвалившийся мазар. - Надо уходить отсюда, здесь немертвая ведьма живет.
   - Э, нет, дервиш. Здесь моя река, значит, за берега я тоже отвечаю. Сиди здесь, не вздумай лезть на берег без моего разрешения. - И я ступил на воду. Со стороны наверняка смотрелось эпично, как я по водной глади шел. И чем ближе я подходил к берегу, тем сильнее чувствовалась чернота. Темная, глухая ненависть ко всему, и к жизни и к смерти, вообще ко всему сущему.
   Рисковать я не стал, я не Рэмбо и не Терминатор. А потому просто ударил небольшим цунами по развалинам. Кто б там не сидел, такое ему точно не понравится. И угадал - с яростным ревом-визгом из уже полностью разрушенного мазара велетело нечто. Ну, для простого человека это умертвие ( не зря ее немертвой ведьмой дервиш назвал) двигалось настолько стремительно, что кроме смазанной полосы он бы и не увидел ничего. А для меня - жуткая, ну совершенно неэстетичная картина. Ибо, по моему скромному мнению, даже нелюдь должна быть совершенна. Впрочем, похоже, к нежити это не относится. Грязная, сухая, с лохмами вместо волос, с обломанными когтями и гнилыми зубами старуха в обрывках-лохмотьях. На шее, кстати, висит такой же золотой амулет, какие я подобрал с останков орков, после того как поглотил их души.
   Пробитая сразу пятью ледяными копьями нежить стала похожа на кошмар энтомолога. А я принялся поглощать силу этого недоразумения. Аккуратно высосав ее до донышка, я подкинул пригоршню серебра, и разогнав ее до пятисот метров в секунду ( зря я чтоль телекинез осваивал), прошил нежить импровизированной серебряной картечью. Не собираюсь я эту нежизнь поглощать, у меня от ее силы изжога, а от остального банально вывернет наизнанку. А блюющий водяной бедствие для окрестностей. Короткий взвизг, и на землю рушится сухой иссохшийся костяк с кое-где сохранившейся истлевшей кожей. То, что осталось от души этого несчастья, ушло, исчезло. При этом я ощутимо услышал, как кто-то негромко хмыкнул. Интересно, кто это меня своим вниманием почтил?
   Долго задерживаться здесь я не стал. Короткий осмотр показал кучу дробленых костей. Всех подряд - людей, зверей, птиц, рыб. Все было пожрано, грубо, яростно. Эта кучу была свалена в небольшой овраг за мазаром, и даже ворон и чаек поблизости не было. Да что там - мух поблизоссти от нее не видать, только тяжкий смрад стоит от мертвечины.
   - Похоронить бы. По-людски. - Дервиш стоял около меня, и смотрел на то, что осталось от когда-то живых существ. Нет, и люди, и звери, и рыбы пожирают друг друга только в путь, но вот все едино, как то чище к этому относятся. А тут, даже смерти нормальной нет. Ибо смерть, это начало нового, погибший дает жизнь выжившему, это извечный закон. Здесь же просто уничтожение за ради уничтожения. Ну, и потехи еще, но очень дурной. Даже всякие адепты приносят жертвы ради чего-то или кого-то, а тут просто, ради того, чтобы кто-то не жил. - А то отсюда такое может выйти...
   -Ты прав, Ёркин-ходжа. - Я кивнул, сосредоточился. В здешних местах нефти практически нет, но кой-где встречается. Вот из такой линзы я и потянул ручеек земляного масла, густого, почти сплошь битум и мазут. Но для таких целей пойдет. А то я хоть с огнем и дружу, но все-таки это мой антипод. Такого пламени, чтобы вычистить этот овраг я выдать не смогу. А водой - просто времени нет, тут надо все основательно промыть. Это не просто смыть в старицу надо, это еще саму старицу и останки водой и песочком чистить и чистить, долгая работа, муторная. Нет, этот кусочек Дарьи я просто так не брошу, я здесь десятка три родников оживил, перенаправил в старицу, но это по сравнению с упокоением такого количества погибших мелочь.
   Накачав половину оврага нефтью, я поджег ее ударом молнии. И следующим ударом спек в сплошной блок развалины. Нечего в нем делать, даже если они битком завалены сокровищами. Мне времени нет разбираться ( да и неохота, ковыряться в прахе удовольствие ниже среднего), а простым мародерам тут делать нечего. Подумав, я еще несколько раз ушарашил молниями в разгорающийся овраг. Нагнал температуры, так сказать.
   Проходя мимо неопрятным хламом валяющегося умертвия я подцепил золотой медальон, и обернув полотняшкой, бросил в лодку. Погляжу вечерком этим или следующим, похоже, именно этот медальон не давал сдохнуть твари. Лютой злобы у нее, похоже, у самой хватало, а вот источник нежизни как раз эта блестяшка. Саму дохлую тварь пинком сбросил в старицу. Нечего ей в общей могиле с жертвами делать. Пусть косточки раки обожрут с улитками, наверное не отравятся.
   Овраг уверенно разгорался, в небо поднимались черные клубы нефтяного дыма. Языки пламени взлетали метров на полсотни, иногда поджигая сажу в клубах дыма. Тогда всполохи поднимались на пару сотен метров. Красивое зрелище, жуткое.
   Дервиш негромко читал суры, перебирая простые деревянные четки. Даже здесь, в сотне метров от костра, становилось нестерпимо жарко.
   - Пошли, Ёркин-ходжа, а то зажаришься. Отдохнули, так сказать. - Я подождал, пока дервиш не усядется в лодку, и шагнул в воду. Проверить надо много, лично. Ибо хочешь сделать хорошо - делай сам. Или контролируй сам. А у меня пока даже помощников нет. И еще - эта ведьма, она ведь явно с реки жизнь тянула. Как такое возможно? Здесь вода мертвая, если так сказать можно. Лодка с дервишем уже вышла из ерика, соединяющего старицу и Дарью, а я все еще изучал обнаруженный мною силовой барьер. Дурная штука, убивающая всю живность в воде, что из основной реки заходит. Заодно нашел лодку этой твари, притопленную в ерике. Хотел было стереть ее в труху, но передумал. В лодке кой-какой хабар оказался, да и сама лодка вполне себе нормальный небольшой каюк оказалась. Пригодится. У себя на базе вычищу, ухожу, послужит еще. Вон, дервишу какой-никакой, но транспорт нужен будет. Так что я привязал найденыша к своей лодке. Борт к борту. Иначе никак, оборвет любой швартов из-за разницы скоростей. Моя-то лодочка относительно волны неподвижна, а этот каюк будет болтаться сзади на скорости в полсотни км в час. Около двадцати семи узлов по морскому, между прочим. И будет тормозить, рвать конопляный линь. Или как там, пеньковый? Не суть важно, но такого издевательства ни одна здешняя веревка долго не выдержит. Да и утлые швартовные приспособления тоже.
   Все это время дервиш сидел на корме и смотрел на клубы дыма над старицей. Да и не только он, пара проходящих мимо грузовых каюков притормозили, и их экипажи и пассажиры тоже пялятся на огненное погребение. Нас-то за отводом глаз не видать,зато черный столб дыма видно будет за сотню верст, и еще долгонько. И бог с ним,пускай пялятся, помешать то не смогут. Скорее всего, кого-либо нелегкая потащит проверить, ну и пусть. Барьер я уже снял, косточки в овраге сгорят дотла, мазар прктически в монолит спекло. Пускай интересуются, на то они и люди.
   Через полчаса мы были уже километрах в двадцати, но столб черного быма был видет очень даже неплохо. Я говорю, его точно запусть не за сотню, кривизна горизонта не позволит, но за полсотни километров видать будет, как когда в Кувейте нефтепромыслы запалили.не помню кто, то ли Хуссейн, то ли американцы.
   - Вы обладаете страшной силой, сув-аджар. - Дервиш наконец-то оторвался от созерцания горизонта.
   - Ну, есть маленько. - Я усмехнулся, поудобнее устраиваясь и вытягивая ноги. Последнее время я заметил, что тело стремится к удобствам. Видимо, его строение все ближе к человеческому.- Только именно это так, показуха. Но эффектная, надо признать. Кстати, почему ты меня все время водным драконом зовешь? Я водяной дух, никак не дракон.
   - Не важен облик, важна суть. Хранитель вод не может не быть драконом. - Дервиш тоже поудобнее устроился и вытянул из узла одну из лепешек. Преломил пополам и протянул мне кусок хлеба. - Да благославит аллах нашу трапезу.
   -Да будет так. - Кивнул я, принимая угощение. Надо сказать, что последнее время мне просто требуется немного человеческой еды. Пусть совсем чуть-чуть, но нужно. Понял я это неделю назад, когда двигался по арыкам в Коканде. И проходя мимо одной из пекарен, чуть не захлебнулся воображаемой слюной, до того хлебным духом окатило. Ой не зря говорят, что нелюдь свежий хлеб и молоко обожает, сам в этом убедился. Лезть в саму пекарню не рискнул, ибо был малость в неадеквате. А вот взять под контроль здоровенного домашнего селезня, и при его помощи утащить одну из лепешек смог. После чего я честно разделили трапезу с уткой, и отправил этого цветастого парня подальше от людей. Ибо, судя по ругани хозяина пекарни, ждала селезня печальная участь и казан с шурпой.
   - А как вы серебром ударили? Это же не вода? - Аккуратно доев свою половинку, и проведя руками по бороде, поинтересовался дервиш.
   - Ну да, серебряные монеты это не вода. Но я покрыл их тонким слоем льда, и потому мог делать почти все, что угодно.- Я снова откинулся на спину, заложив руки за голову, и с удовольствием смотрел на солнце. В отличии от людских глаз, мои не слепли от такого яркого света, просто срабатывала система фильтров, и я мог часами наблюдать за светилом. Вообще, охота телескоп. Нужно поискать хорошее стекло или хрусталь, и вытачить из них линзы и зеркала. Или самому попробовать отлить? Погляжу, когда освобожусь. А пока у меня свободного времени последние часики оттикивают. Скоро Хилола выклюнется, а потом ее товарка, дай боги, чтобы с ней все нормально было. А уж потом и пацаны. И времени мне воспитание этого детского сада не оставит. Наверное, придется на Арал перебираться, уж в море места побольше, будет где и спрятаться, и где поучиться.
   По прибытию на базу познакомил дервиша с Аяной. К моему удивлению, и пустынница, и дервиш кроме вежливого любопытства не проявили никаких других эмоций. Со стороны пустынницы могу понять, тысячелетия просто так не проходят, видала она много и всякого, но вот дервиш...
   На мой вопрос тот просто пожал плечами, и сказал, что аллаху ведомо, что он творит, и не ему, скромному дервишу, судить о его деяниях. Все забываю, что он правоверный мусульманин, и принимает все просто. На все воля аллаха, кисмет. Но рассказы кум-пэри о прошлых временах Ёркин слушает с интересом еще большим, чем у меня, и к моему удивлению, он их записывает. Из своего тощего хурджина дервиш вытащил толстую, почти полностью исписанную тетрадь, и несколько карандашей, которыми и заносит мудрость веков в свой талмуд. Пару добротных, толстых английских блокнотов дервиш принял с искренней благодарностью, как и набор цветных карандашей. А что, завалялись они у меня, а человеку понадобится.
   Хилола вот-вот вылупится, счет пошел даже не на часы, на минуты. Раз так, то я сторожок на капсулу-кокон поставил, чтобы постоянно около нее не бдить. Так вроде как все с девочкой нормально, ну, если превращение в сув-пэри можно считать нормой. С подобранной мною в Коканде девочкой тоже все неплохо, как и с пацанами. Лишь бы эта девочка не сорвалась. Лишь бы ее не пришлось ликвидировать. С этими довольно невеселыми мыслями я закончил проверку, и встал с колена. Повернувшись, я поглядел на давно ощущаемый мной сгусток силы. Хотя обладатель ее и очень серьезно маскировался, да и двигался интересно, мелкими порталами. Я так не умею пока.
   Неподалеку на поваленом стволе сидела очаровательная даже по моим меркам китаянка, в изящном темно-зеленом с вышитыми алым розами шелковом брючном костюме. Отвлекая внимание от красивых ног из-под длинной полы выглядывали семь ярко-рыжих лисьих хвостов. Сложную прическу украшали несколько вычурных заколок, в высоких лисьих ушах с десяток серег, причем от них тоже силой сквозит. Плюс подобные же браслеты. Артефакты? Какая интересная особа. И личной силищи у этой очаровашки кратно относительно Аяны, и даже несколько сильнее уничтоженной мною ведьмы. И это не считая артефактов. Интересно, кто это?
   Упомянутая Аяна скромной мышкой замерла неподалеку, как будто она тут совершенно не при чем. Впрочем, я сам дал ей разрешение привести своих "сестер". Разве я мог подумать, что одна из них кицуне. Или как там их по-китайски, на каком-либо из диалектов?
   - Асалом алейкум, прекраснейшая. - Вежливость великая вещь, этикет тоже. Дает время подумать, по крайней мере.
   - Какой вежливый мальчик. - Насмешливо протянула кицуне, и атаковала.
   Сначала попыталась пройтись по моей, так сказать, центральной нервной системе какой-то мозголомкой, и практически мгновенно после этого переместилась порталом мне за спину. Пара коротких клинков были уже в руках дамочки, хорошие такие стилеты. Да вот только меня на месте уже не было. Я был везде. Во влажной земле тугайного леса, в реке, в сочной зелени листвы. Даже в воздухе, в водном паре, хоть его и немного. И мне пока не хотелось убивать эту нахалку.
   Кицуне, впрочем, не растерялась, и сплетя хитрым образом пальцы, попыталась меня найти. Да вот только она искала того, кто спрятался за мороком. А я не прячусь. Я тут хозяин. Я вообще ТУТ ХОЗЯИН.
   От малого водного кулака, прилетевшего из родника, лиса-оборотень уклонилась, а вот от моей персональной плюхи - нет. Удар ладонью по уху вышел страшным, эта особа женского рода была просто сметена. Простого человека я б этим ударом сразу убил, но оборотни народ крепкий. Отлетев на десяток метров, кувыркаясь при этом и теряя клинки, серьги, браслеты и туфельки, лиса ударилась об ствол старого карагача, очень сильно ударилась. Немного сползла по стволу и замерла. Да и сложно не замереть, когда десяток толстых ледяных копий буквально пришпиливают к стволу, впритирку к коже пробивая в разных местах одежду. Хорошая штука шелк, крепкая. А мой так вовремя отремонтированный шамшир прижимается к нежной шейке, едва не пластая кожу.
   - Пожалуйста, не убивай ее! - Сбоку на колени упала Аяна, и склонилась в глубоком поклоне, вытянув ко мне руки. - Не убивай, хозяин! Она просто испытывала тебя!
   - Испытательница. Как лед растает, сразу уходи. Не надоедай, в следующий раз убью. - Я убрал шамшир в ножны, и притянул к себе все то, что попадало с наглой дамочки. Трофеи никто не отменял, в конце концов. - А ты, Аяна, будешь наказана. Как - подумаю.
   Бледной статуей около моего почти дома замер дервиш. Вообще, мне это практически незаметно, но энергии тут во время нашей схватки погуляли немаленькие. Я так скажу, почти как серьезный смерч, или неплохое землетрясение. Простому человеку мало не покажется, вот Ёркину и не показалось. Ничего, оклемается, мужик крепкий.
   Тут тренькнул сторожок на капсуле-коконе Хилолы. Ну вот и время пришло. Я поспешил к родниковой купели, где в своем гнезде пока еще только-только очнулась девушка.
   - Ну, ну, не надо волноваться. - Силовой кокон пока еще удерживал русалку, последним осмысленным действом которой был удар себя в шею стилетом. И сейчас девочка все единым разом все вспомнила, и попыталась вырваться из мягкого, но надежного захвата. - Тебе никто и ничто не угрожает, Хилола. Верь мне!
   Все, огромные зелено-золотистые глазищи девушки осмысленно уставились на меня. Сработала ментальная закладка-программа, моя русалка сейчас завалена навалившейся информацией, и лихорадочно ее осмысливает. Пара минут точно есть, и потому я призвал Аяну, пусть рядом пусть и очень экзотическая, но молодая ( в душе уж точно) женщина будет. Дервиш подошел сам, и скромно притулился сбоку. Однако впечатлений у него сегодня, точно половину блокнота исчиркает заметками.
   В общем, пробуждение Хилолы прошло достаточно спокойно. Двухчасовую истерику со слезами можно не считать, так как в это время девочкой занималась Аяна, после чего эстафету принял дервиш, и долго полоскал мозги Хилоле, пичкая сурами из Корана. А что, в принципе, он прав. Девочка была мусульманкой, и ей же осталась. То, что она стала сув-пэри, никак на это, в принципе, не влияет. И неплохо, мое право приказывать это не перебивает, зато добавляет, и достаточно серьезно, множество моральных и этических ограничений. Погляжу, может и придется некоторые под свою ответственность убирать, но пока это хорошо. На полную мощность девочку надо вывести, только когда она осознает полностью свою силу. О, а ведь и со второй можно таким же образом поступить. Максимально занизить показатели силы, и очень плавно повышать планку. Ладно, идея хорошая. А пока свежевылупленную девочку в воде выгуляю, смеркается.
   То, что вытворяла Хилола в воде, словами не описать. Представьте, ночь, звезды, полная Луна, речная гладь - и из воды со счастливым смехом реактивным дельфином вылетает русалка. Режет воду на полной скорости. Разворачивается под бортом проходящего каюка, окатывая ошалевшего от внезапного водопада кормчего. А пара охранников ежатся от струящегося над водой звонкого девичьего смеха. Да уж, пойдут росказни у здешних речников. Да и не только у них. Скоро вся центральная Азия будет говорить об этом, здесь, и вообще в глухих, малонаселенных местах, Хилолу я глушить не собираюсь, пусть веселится на полную громкость.
   А завтра я и Хилола наведаемся в торговый лагерь людоловов и работорговцев. Посмотрим, что и как. Заодно проверю, как я выгляжу в обновках. Охота погулять средь простого народа, а работорговцев, коль и распознают мою маскировку, жалеть нечего. Итак зажились уже, и надо сказать - много лишнего прожили.
   На следующий день, такой красивый я неторопливо гулял по этому лагерю, месту скопления горечи и печалей. На меня никто особо не обращал внимания, что не удивительно - не выдедяюсь я среди здешнего люда. Как сказал про меня дервиш - достаточно зажиточный человек, скорее всего, бай или бек. Ну а что, подходит. Так что на меня оружные разве коротко глянут, и скорее взгляд отводят. Ибо выгляжу я довольно внушительно и самое главное, элегантно - рост под два метра, отличный доспех, пара револьверов-пепербоксов в кобурах на поясе, два хаудаха на разгрузке, в горизонтальных кобурах, шамшир и длинный кинжал. На голове под чалмой мисюрка, поверх доспеха синий атласный халат со скромным шитьем серебром. Просто образец, хоть сейчас на конкурс здешних модников.
   Торги еще не начались, но живой товар уже выставлен на обозрение. Правда, только мужики и парни, дети и женщины спрятаны в шатрах. Торговцы вовсю нахваливают свой живой товар, а около помоста, где будут торговать детьми и женщинами, постепенно скапливаются торговцы-перекущики. Несмотря на мои усилия, народу прилично, только оптовиков не меньше пары десятков, всего счет идет на сотни продавцов и покупателей. Это ж сколько тут народу за год продают? Хотя, если подумать, людоловы сюда стекаются от Сибири до Кавказа, место уж больно удобное. И уже не территории Среднего Жуза, который под протекцией Российской Империи и живет по ее законам, и вроде как почти не земли кокандского хана. То бишь, дыра в юрисдикции, где можно творить что хошь. И достаточно обитаемая дыра. Это для серьезного войска в пустыни дорог почти нет. А малые отряды шныряют только так. Хотя вряд ли про это местечко чиновники хана не знают. Но то ли их на самом деле мало волнует здешний рынок, то ли откат от купцов нехилый идет.
   Тут мои мысли прервали крики и веселое улюлюканье. Две стремительные девичьи фигурки в белых балахонистых рубахах, задрав их до пояса и мелькая сильными и красивыми ногами, летели к берегу, огибая по пути редких встречных. За обеими развивались роскошные волосы, рыжые и почти белые. Похоже, пара девиц каким-то образом сумела вырваться, и сейчас девчонки рвуться к свободе, которой им кажется Сырдарья. Вот обе вылетели на дощатый причал, сильно оттолкнулись... и дружный ружейный залп задымил часть торжища. А довольный киргиз-кайсак командует своим, чтобы перезарядили ружья.
   Стрелять по чужим рабам здесь, на торжиже, не принято. А вот за причалом уже можно. Вот и повеселились людоловы, подстрелив чужой товар. Впрочем, это они так думают.
   Оставив разборки меж визгливым евнухом и молодым баем, я неторопливо прошел к берегу. Вдоль причала уже рыщут пара плоскодонок, и пытаются баграми нащупать что-то в желтой воде. Ну-ну, пусть пытаются. Зря я, что ль, сразу отвод глаз на девчонок кинул. Залп-то пришелся левее и позади, беглянки успешно нырнули. И не вынырнули, их Хилолка приняла в свои нежные и сильные руки. Девушкам шок гарантирован, хотя... Хотя, вряд ли их сейчас чем-то подобным проймешь.
   Суета по поиску беглянок или их тел продолжалась не особо долго. Как раз до начала торгов. Я особо не учавствовал, хотя выкупил одну очень красивую русскую девицу, и двух сестер-близняшек, китаяночек, судя по всему. Хорошенькие, аккуратненькие девочки лет десяти, вряд ли больше. Не должны девочки переживать такое, нельзя! Эти и не пережили. Я не знаю, когда у них началось перерождение, но оно полным ходом идет.
   А русскую... эта ведьмочка решила через меня выбраться. Я не оговорился, девица реальная ведьма, или ворожея. Пусть молодая, в силу не вошла, но попыталась надавить на меня всерьез. Видимо, вычислила, что я один тут. Рисковая девка, на меня тут уже глаз положили. Тот самый бай, что по беглянкам приказ отдал стрелять. Впрочем, его похороны, пусть сам о них переживает. Да и девице немалый сюрприз будет. Я ее просто так не отпущу, ради принципа. Это даже забавно, чем она у меня свободу выкупать будет? Впрочем, девчонка реально очень красива. Полтыщщи золотом за нее отдал, для этого места очень много.
   Под самый конец я выкупил за сотню серебром никому не нужных обреченных. Дюжина стариков да старух, и два инвалида. С самого пирса забрал, из-под ножа вытащил. Собственно, именно ради них я тут среди людоловов и работорговцев и толкался. Ну, еще метки вешал на всех подряд, будет мне занятие на какое-то время. Азартное такое, так сказать - сезон охоты.
   Но пока - сестренки-близняшки. Неладное с ними творится, вижу я это. Да и ведьмочка на них косится, с опаской немалой. И самое нехорошее - я китайский ни в зуб ногой. Вообще никак.
   Вообще, забавно и непонятно. Или большинство женщин ведьмы, которым только дай проявить свою сущность, или просто мне так повезло. Впрочем, это совершенно неважно. На данный момент важен преградивший мне дорогу кайсак со всеми своими нукерами. Или гулямами, вот не знаю, как их сейчас точно назвать.
   Молодой феодал весело скалился, заложив пальцы рук за поясной шелковый платок. За его спиной и по бокам так же скалились семнадцать хоть и молодых, но крепких, хорошо вооруженных парней. Да и с ружьями они вполне умело обращаются. Мы сейчас за территорией торжища, все договоренности и гарантии остались там. Позади меня, но в стороне, стоят зрители, решившие поглазеть на бесплатное представление. Ну, пусть их.
   Оба револьвера прыгнули мне в руки, десяток выстрелов слился в сплошной непрерывный треск. Так из пепербоксов не стреляют, сил обычного человека не хватит, отдача прицел собьет. Но я не человек, мне можно. И дым мне не помеха, все прекрасно вижу.
   Опустевшие пистолеты отлетают в сторону, в правой длинный сабельный клинок, в левой двуствольный хаудах. Кончиком лезвия перечеркнул горлышки паре лучников, оба ствола пистолета разрядил в все-таки успевших взвести курки мушкетов кочевников, еще троих перерубил от плеча к поясу и поперек тулова. Хороший мне клинок речка подарила, надо сказать, пластает все подряд - мясо, кости, легкие доспехи.
   Завершающий штрих - колющий удар под подбородок выхватившему саблю баю. И замереть так, на какое-то время, удерживая уже неживое тело клинком в вытянутой руке. Пусть публика полюбуется, проникнется, так сказать. Потом резко на себя, бай поломаной куклой рушится вниз. И где аплодисменты?
   Но люди молча глазели на то, что еще недавно было довольно приличным отрядом кочевников. Причем стояли и глазели все - и работорговцы, и рабы. Мне это не очень понравилось, ибо вместо восхищения смертоносным мной некоторое оцепеневшее ошаление имеет место быть. Судя по всему, никто толком не понял, что именно стряслось. И потому я психанул, рявкнул на своих новых подчиненных мужского пола, заставив их собирать трофеи, а сам отправился в лагерь этих недоумков.
   Пара сторожей, оставленая при двух юртах, большой арбе и коновязи, сейчас наметом уносились на север. Достать их в принципе можно, но зачем? Попрошу пустынницу, она или меня к ним выведет, или их выбеленные черепушки с красивым орнаментом принесет. Второе предпочтительней, вряд ли чего-то стоящее знают пара молодых парней. И напевая "Уно моменто", я откинул полог первой юрты, байской. В которой, как я понял, сидят три невольницы-наложницы. Юрту личного байского состава потом гляну, вряд ли там есть что-то стоящее.
   - Вот вам и ответ, Зуфар-бек, для чего этот громила здесь ошивался, почему без коня или лодки, и кто он такой. Ассасин это, и был он здесь по душу этого сопляка. Слышали, песенку напевал? Итальянская песенка, между прочим, а прошлым летом этот кайсак продал здесь молоденькую неаполитанку. Вот и прилетела ответка, судя по всему, девчонка говорила правду и ее отец один из "теневых хозяев". - Пожилой, но крепкий турок поглядел на невозмутимо перезаряжающего пистолеты натворившего дел бойца. Которого все было похоронили, ибо в одиночку справится с полуторами дюжинами крепких вооруженных парней считалось невозможным. До этого момента. Турок вспомнил размытый силуэт громилы, распадающиеся на половинки тела кайсаков, слитный треск выстрелов, и сглотнул ставшую вязкой слюну. - Скажу честно - рассказы про ассасинов я считал сказками и вымыслом. Но в этих сказках все именно так и есть.
   -Страшные сказки у вас, в Истамбуле, уважаемый Мустафа-бей. - Седой узбек передернул плечами, сбрасывая с них изморозь вечной владычицы, повелительницы Азраила. - Пойдемте, мне совершенно неинтересно, что будет дальше. У нас с вами и своих дел вдоволь.
   Публика скромно разошлась, так и не одарив меня аплодисментами. Несколько уныло и обидно, я даже захотел грохнуть еще бая-другого, чтобы такой игнор компенсировать... но решил оставить это на позднее время. Куда мне торопиться? Тем более, все челны и каюки помечены, уж повеселюсь от души. В этот раз всех порешу, до кого за первую ночь дотянусь, никого на реке в живых не оставлю, и на перерождение не отпущу. Ибо нефиг.
   За время моего злобного и нервного пыхтения мои закупы прошерстили трофеи, разоблачили и сбросили тела битых мною кайсаков в Сырдарью ( а в этот раз я схавал только душу байчонка. Даже не схавал, а ради эксперимента сохранил в большой жемчужине, потом сожру, медленно и со вкусом. Остальных подарил реке, ибо чем я хужее Стеньки Разина?), и сейчас мне докладывал однорукий казак, избраный старшим.
   И кстати - он уже оружный. Сабля, и три пистолета за кушаком, плюс здоровенный нож-пичок за голенищем трофейного сапога. Путевый дядька, мне точно пригодится, по крайней мере до русских.
   - Итого, боярин, две дюжины боевых коней, шесть верблюдов, две юрты, десять ослов, большая арба. Шестнадцать разных ружей, две дюжины пистолетов, три лука, десяток сабель, топоры, кинжалы и ножи. Деньгу, товар и невольников-невольниц я не считал, боярин, не мое это. - Казачина отошел в сторону, давая мне проход до уже моего лагеря.
   - Добро. Кто там по хозяйству старший? Посчитаете с ним прибыль опосля, а сейчас всех на срочные сборы. Держи десяток червонцев, купи пару каюков... коней, верблюдов и ослов, коль не уверен, что вплавь через Дарью смогут, продай. Время - час. Лови, твои будут. - Я перекинул казаку бронзовый "Дтиндуф", часы одной из здешних фирм, которые забрал с одного из людоловов. - Не спи, замерзнешь. И да, ту, из юрты, которая голышом и в колодках... на мой челн, и ту которую я купил тоже. И девочек-китаянок тоже туда. И шевелись, козачина, очухаются нехристи, будем рубиться со всем торжищем.
   -Слушаюсь, боярин!- Вот как мало человеку надо для счастья. Хватает намека на хорошую драку, и шуршит как электровеник. Да и прочие с ним пенсионеры шевелятся. И слава всем богам.
   Пара часов ушла на утрясание и погрузку на свежекупленные каюки-плоскодонки, и я развалился на корме переднего. Усе, мы прем вперед, пофиг мне охренение моих закупов и невольниц, ибо я уже, сразу отвел глаза всем на торжище. Лодочки не разгоняю, а то животинок на буксире погублю, но прём по речной глади ну очень душевно. Мои пенсионеры, усевшиеся было за весла, испуганно смотрят на проносящуюся под бортом воду.
   - Боярин, позволь спросить? Ты характерник? - Однорукий казачина, уже где-то надыбавший трубку, и сейчас дымящий как паровоз, протиснулся ко мне, краем глаза глянув на обнаженную даму годов двадцати пяти, закованную в колодки и сейчас сидящую неподалеку от меня, в обществе надутой ведьмочки и пары китаяночек, медленно, но врено перестающих быть человечками.
   - Водяной я, казак. Хозяин здешних вод. Надоел мне этот сброд, право слово. Чернота прет с этого угла, козачина, буду чистить его до белой кости. Покараулишь мой дом, покамест меня нет? - И я с усмешкой поглядел на сорокалетнего бойца, чуть было не булькнувшего в Сырдарью с перерезанным горлом.
   Тот молча кивнул, и сел где стоял. Ну а я встал, и прошелся до дамы в колодках. Интересная штуковина, эти колодки, я сразу даже резать не решился. И сейчас никак не соображу, как к ним подойти, чтоб эту очень даже красивую шатенку освободить. Смотрится она, конечно, очень даже ничего, но вот ломают ее эти деревяшки, душу девушке корежат. Любая тряпка, на нее накинутая, дикую боль причиняет. Где надыбал тот людолов этот клятый артефакт? Смыл бы эту мастерскую, а еще лучше спалил бы ко всем чертям.
   Обнаженная в колодках приняла вид гордый, типа принцесса в руках у пирата. Но видно, что держится уже еле-еле.
   -Терпи, я постараюсь снять эту дрянь. - Барышня из наших, поданная Российской Империи. Из чешских дворян, по ее словам, Анна Ловчая. Так что и с ней по-русски говорю, пытаюсь успокоить. Но вижу - дело дрянь. Коль эту деревяху снимать без слова-кода, то она убьет девушку. И оставить нельзя, еще ночь-другая, и эти колодки тоже просто удавят Анну. И не просто убьют, еще и душу повредят.
   - Отойди в сторону, Захар. - Мне на плечо легла изящная женская ладонь, с парой крупных перстней на пальцах, с кроваво-красным рубином и почти черным гранатом. Чуть удивленно (ибо никого вообще лишних не чуял на каюках), я оглянулся.
   Хозяйка изящной ладони, красавица-брюнетка в сложном, но при этом красивом и вроде как невесомом наряде черно-красного цвета, невозмутимо стояла за моим правым плечом, взявшись из непонятно откуда. Вроде как вокруг жара азиатская. Только вокруг очень элегантной дамы легкая метель из крохотных снежинок вьется.
   - Мара?!! - Я встал, и вежливо опустился на колено. - Здравствуйте, государыня.
   - И тебе поздорову, водяной. Отойди, я ж ясно сказала. - Легким движением кисти богиня отодвинула меня, брезгливо ткнула пальцем в силовые узлы колодок, и отошла в сторону. - Можешь снять эту дрянь, Захарий. И надо поговорить.
   - Благодарю, государыня. - Я резво перерезал стягивающие колодки ремни шамширом, и поймал оседающую молодую женщину на руки. Аккуратно уложил на тюк с трофейным тряпьем, и накрыл Анну подвернувшимся пологом. После чего поспешил к богине на нос каюка. Надо сказать, что место ей освободили с изрядной быстротой, все и сразу. Подойдя, опустился на колено.
   - Благодарю, государыня богиня. Чем отдариться могу за милость твою? - Вежливость, и еще раз вежливость. Ибо Мара это не Лада. Даже Лада может так приголубить - век рад не будешь. Что уж говорорить про Зимнюю Хозяйку, у которой юмор завораживает и замораживает?
   - Сущий пустяк - душу того кайсака, что ты в жемчужину упрятал. - Мара требовательно протянула ладонь. Кто я такой, чтобы спорить с такими прекрасными и божественными дамами? И потому с поклоном вложил требуемое в прохладную ладонь богини.
   - Молодец, водяной! Дай пять! - И развеселившаяся богиня шлепнула меня по подставленной руке. - Этот недоумок спалил мое капище. Так что я порезвлюсь с ним за речкой Смородиной ото всей своей широты воображения.
   Я промолчал, вежливо наклонив голову. Не мое дело капища богинь смерти, даже если они каким-то образом сохранились здесь, в этом мире. Хотя, ничего удивительного в этом я не вижу. Молодым кочевникам пара тысяч верст мотануться туда-сюда ничего не стоит. А в Сибири-матушке чего только нет.
   - Муриена, примите мой отдаток, милостивая пани. - Анна, которую я, было, уложил недавно почти бессознательную, сейчас стояла на коленях. И протягивала Маре свои волосы, которые обрезала почти по плечи, то есть немыслимо коротко и легкомысленно по нынешним временам.
   - Умная девочка. - Богиня чуть усмехнулась, и кивнула. Бывшая гордость чешки осыпалась невесомым пеплом. - Кто научил?
   - Бабушка. А ее прабабка. - Все так же обнаженная красавица стояла на коленях и глядела в глаза богини. У нее крышу от этого не снесет?
   - Ведьминский род. - Кивнула каким-то своим мыслям Мара, и погладила молодую женщину по щеке. - Ты мне ничего не должна. Но волос далее расти не будет, таков и останется. И у твоих дочерей тоже. Косы только внучки отпустят, так и знай.
   После чего богиня повернулась ко мне.
   - Удачи тебе, водяной. Век у тебя будет долгий, может еще и свидимся. Да, еще одно. - Богиня танцующей невесомой походкой прошлась до девочек-китаянок, положила им ладони на макушки. - Спите.
   И девочки легли, где стояли, свернулись клубочком и сладко засопели. А Мара повернулась к молоденькой ведьмочке, подмигнула ей, и растаяла в короткой снежной круговерти.
   Я оглянулся, усмехнулся крестящимся людям, и снова накрыл плечи Анны пологом. И снова пришлось ловить теряющую сознание молодую женщину. Ну ничего, полежит, отдохнет.
   Возвращение на базу прошло практически буднично. Разве удивишь русалкой тех, кто только что видел языческую богиню? Ну, возможно, немного. Но Хилолу я похвалил ото всей души, и подарил роскошное монисто, собранное из золотых монет украшение. Правда, оно довольно тяжелое, но девчонке понравилось. Пришлось ей зеркало делать, чтоб налюбоваться могла. Что интересно, спасенные ей девицы помогли надеть монисто, и с удовольствием сами участвовали в примерке оного. Похоже, успели сдружиться. Хотя, это неплохо. Мне минимум пару ночей на свободную охоту надо, пусть девушки здесь сидят со своей новой знакомой и не рыпаются.
   Пока народ под руководством чуть ошалевшего дервиша выгружался из каюков, я подозвал Аяну.
   - Твоя хвостатая сестра... она не сбежала?- Усевшись около самого среза воды на скамью под навесом, поинтересовался я у пустынницы.
   - Нет, господин. Но она неблизко. - Поклонившись, ответила та, блеснув алыми глазами из-под челки.
   - Тогда, спроси у нее, возьмет ли она на обучение двух девочек? Тоже китаянки. Правда, не знаю, какого роду-племени. - Я показал на спящих на айване девчушек. - Они стронулись, начали перерождаться. И я точно знаю, что их дорога не в воде.
   - Хорошо, господин, я сейчас же отправляюсь. Завтра утром я вернусь с ответом. - Аяна еще раз поклонилась, коротко и звонко свистнула, и вот белоснежный кулан уносит ее от моего лагеря.
   А меня закрутила суматоха. Те же отхожие места для дюжины мужиков и баб устроить - пришлось командовать и показывать, где и как. Опять же, спальные места, где и что приготовить пожрать. Ладно, хоть малость припасов захватили трофейных, на неделю хватит, да Хилола рыбки наловит.
   Народ, мною спасенный, хоть и ошалевший малость, но работящий. Успели до темна сделать многое, с утра займутся остальным. Тем более, что долго у себя я эту толпу держать не собираюсь, только этого мне не хватало. Устрою сейчас, сегодня и завтра ночью, погром на реке для работорговцев, и потом спокойно провожу моих закупов до русских постов на севере Арала. И уж там пускай сами разбираются.
   А покамест народ засыпает на ходу. Мужики еще держатся, зевают, но под командованием однорукого казачины, коего зовут Михаилом, устраивают скотину, а бабы и девчонки уже спят. Даже Анна спит, свернувшись клубком около девочек-китаянок.
   - Учитель, возьмете меня с собой? - Около моего сапога вынырнула Хилола.
   - А Ёркин один тут справится? Сама видишь, Аяну я отослал, мало ли что в голову взбредет закупам? - Я поглядел на русалочку, которая высунулась из воды по пояс, и сейчас расчесывает волосы. Вот уж действительно, погибель для мужиков. Те аж зевать перестали, пялятся на русалку. Но после моего сурового взгляда опомнились и забегали пошустрее.
   - А ты их усыпи, учитель. Всего-то для тебя дел - туман на них наслать, а в туман вытяжку из головок мака добавить, у тебя же два кувшина стоит в кладовой под стазисом. - Хилола неожиданно проказливо улыбнулась. - И нам спокойствие, и они выспятся добротно. Ну, пожалуйста, я тоже поохотиться хочу.
   - Это хорошая идея.- Кивнул я, и оглядел свою базу. Мужики закончили сооружать корявый, но прочный кораль, или загон, короче, ограду для коней и верблюдов. Женщины спали, молодые на айнаве наверху, постарше уснули ниже, на циновках под камышовым навесом. Дервиш невозмутимо изображал из себя изваяние, лишь изредка перелистывая страницы Корана. А солнышко тем временем садилось за заросшие тугаем холмы. - Пожалуй, одна из лучших.
   И от речной глади медленно стал подниматься туман. Густой, непрозрачный, окутывающий словно ватой предметы, пряча их в своем пухлом одеяле. В этом тумане невозможно было заметить, что одна отдельная полоса словно живая, струилась под навес кладовой и выходила через окошко. И эта струя тумана не пропускала ни единое живое существо, кроме дервиша. Уснули лошади и верблюды, заснули мужики, женщины и девушки тоже не избежали нескольких вздохов этой смеси водного пара и макового молочка. Ничего, за пару ночей наркошами не станут, да и я помогу прочистить легкие и мозги, есть такие травки. А так хоть отоспятся.
   Солнце подмигнуло мне своим последним лучом этого дня, и скрылось. С востока накатывалась тьма, на небе замигали звезды.
   - Пора. Доброй нам охоты. Ёркин, пригляди тут! - На причал посыпалась моя одежда и оружие, а я уже мчался в воде рядом со своей ученицей, радуясь свободе и скорости. Иногда я или Хилола вылетали из воды, и с со звонким плюхом падали обратно. Или напротив, практически бесшумно ныряли в воду. Шалая девчонка смеялась, далеко над водой рассыпая звонкий серебристый смех.
   А на приближающемся каюке работорговцев началась суета и суматоха, забегали с фонарями и факелами вдоль бортов люди. Ух какие активные, аж душа радуется. Вон какой-то хлыщ, весь из себя нарядный, в дорогущем шелковом, шитым золотой нитью халате, с револьвером и фонарем пытается рассмотреть, что творится над водой.
   Вот его-то Хилола и цапнула, красиво так, элегантно. Вылетев из воды как атакующая белая акула, почти вертикально, вцепилась работорговцу в глотку зубами и блокировала руки с оружием и светильником. И сдернула свою жертву в воду. На каюке вопли ужаса, пальба в воду во всех направлениях. Все в дыму, война в Крыму. Правильно, так и надо, пока вы свои кремневки перезарядите...
   Я набрал скорость, вылетел с одного борта, перелетел через каюк и сшиб еще одного охранника в воду, сразу свернув ему шею. А Хилола в прыжке пробила своей изящной ручкой доски борта, и разорвала бедро еще одному. Нормально так, через несколько минут кровью истечет. Моя очередь - и брошенный мною тяжелый мушкет пробил грудь еще одного работорговца, выйдя из спины на пару локтей.
   Над водой прям стелился дикий, запредельный ужас. Ну а что вы хотите - не надо было выбирать такую профессию, сопряженную с серьезными профессиональными заболеваниями.
   Впрочем, хватит. А то и рабы от страха помрут. Так что на лодку лег тяжелый, липкий туман. А когда он спал, то от работорговцев остались кучки праха, в колодки одного из рабов воткнулся тяжелый нож, перерезав стягивающие веревки. Ну а мы с моей ученицей мчались дальше. У нас сегодня большая охота, эту ночь запомнят надолго. По крайней мере, те, кто сейчас в рабских колодках сидит. И расскажут об этом в меру своих художественных возможностей.
   Поохотились мы с Хилолкой славно. Еще восемь корабликов с работорговцами догнали. И экипажи трех резали на глазах у соседей, все ж таки по Дарье движение весьма активное. Как шарахнулись от воплей купцы, любо-дорого посмотреть было. Хоть на королевскую регату в Лондоне на Темзе выставляй. Но их я трогать не стал, ибо рабами они не торговали.
   Восьмую плоскодонку мы забрали с собой, и особо не шумели там. Ибо живой товар составляли девочки и девушки, целых двадцать семь душ. В основном узбечки, уйгурки и китаянки, плюс три русские, кто-то здорово наловчился воровать девиц. И бросать таких на реке нельзя, они совершенно беззащитны. Потому охоту и прекратили. Теперь буду думать, каким макаром этих девиц доставить до родителей. С мусульманкими особых проблем не будет, правоверных в рабство обращать нельзя. За это на голову укоротят сразу. Так что их просто доставить до властей, несмотря на все грешки, в этом случае они работают неплохо. Русские пойдут обратно с моими закупами, это не проблема. С китаяночками что делать, без понятия, может, Ёркин их тоже в мусульманки определит? Ладно, посмотрим. Самый край, их вместе с русскими отправлю. Как мне помнится, дома их вряд ли особо ждут, китаяночек в это время даже в Штаты контрабандой продавали, все бордели на Диком Западе больше чем наполовину из китаянок состояли. Дам девицам по кой-какой денежке, не обеднею. Будут невесты пусть с небольшим, но приданным.
   На базе нас встретили дервиш, играющий в шахматы с лисой-оборотнем, Аяна, внимательно инспектирующая капсулы с моими будущими подчиненными, и просыпающиеся люди. Судя по всему, сон под воздействием алкалоидов не самое лучшее, что может быть в жизни. Народу было явно плохо и точно не до нас. Разве Михаил стоял и пялился на каюк, с которого на берег спрыгивали молодые особы жеского пола. Ёркину, Аяне и ее подруге мои новые гостьи были явно не интересны. Дервиша женщины уже особо не интересовали, а пустынницы за столетия и тысячелетия насмотрелись всякого-разного, и фиг их чем теперь удивишь.
   - Ну, доброе всем утро. Ёркин, Михаил, этих друзей человека распределите, приглядите и озадачьте. - Я шагнул к своей аккуратно сложенной на пирсе одежке, и принялся одеваться, игнорирую любопытные взгляды особей женского пола. Ничего во мне страшного или особенного нет, обычный гуманоид. Просто ну очень красивый.
   - Итак. Знакомимся снова. Я водяной, хозяин здешних вод. - Подойдя к киценэ, коротко поклонился я.
   - Пустынная дева, хозяйка степи. - Изящно поклонилась китаянка. И она точно кицунэ? У китайцев вроде как по-другому называется. Впрочем, не суть важно.
   - Учениц возьмешь? Вон, две девчушки. - Я показал на двух зевающих и трущих кулачками глазенки малышек. - Только учить и смотреть за ними на совесть. За обучение каждой - горшок золота, вот такой.
   Хилола принесла мне довольно приличный кувшин с золотым песком. С пуд золота в нем точно есть.
   - Почему это для тебя так важно, водяной? - Лиса внимательно глянула мне в глаза.
   - Потому что это маленькие девочки. И попали в руки негодяям. Недоглядели за ними нормальные мужчины. За недогляд надо платить. Раз эта доля выпала мне - я и оплачиваю. Тем более, это всего-навсего золото. - Я забрал у русалки кувшин, ссыпал на руку часть рыжья, и медленно высыпал обратно в кувшин.
   Однако, не зря я слышал, что золото на кицунэ примерно как на сорок действует. Вон как глаза заблестели, и хвосты взъерошились.
   - Согласна! - Лисица-оборотень требовательно протянула руку к кувшину.
   - Э нет, дорогая. Сейчас составим договор, честь по чести. Подпишем его, и тогда заберешь и золото, и девочек. А пока - позавтракать не желаешь? Я пару хороших осетров поймал, добротная ушица выйдет.
   И кивнул на кукан, где на шелковом шнуре медленно колыхались туши местных осетров, то есть шипов. Здоровые и красивые рыбки, и вкусные. На раз на всю мою возросшую компанию хватит. А потом припашу Хилолу, пусть обеспечивает рыбой. Жаль, пока еще андатр и нутрий не завезли, хорошее мясо. Впрочем, на рыбной диете поживут, никуда не денутся. Да и парочку верблюдов прирезать можно, не хуже говядины выйдет. Так что проблем нет. А на той стороне пусть сами о себе заботятся.
   Договор составляли всерьез, ибо девочкам я беды не хотел. И потому старался отсеять сомнительные пункты, оставляя только четкие и недвусмысленные формулировки. Часа три потеряли. Но подписали, оставили себе по экземпляру, и пошли обедать. Лисица, любое имя которой я раньше бы фиг запомнил, была усажена по левую от меня руку, как почетная гостья. Ну а что, на самом деле, после меня она здесь, в нашей компании, сильнейшая. То что данная хвостатая особь пыталась меня атаковать, то дело прошлое, пусть я про него никогда не забуду. Кстати, Аяна предложила было в качестве платы вернуть кицунэ ее побрякушки, но я не стал. Золото это золото, его я наберу хоть десяток тонн совершенно без проблем и особой мороки просто мимоходом, а вот артефакты, которыми была буквально нашпигована кицунэ - это совсем другое. Это серьезные штучные вещи, я их с огромным удовольствием изучаю, учусь на них. Нет, хватит ей простого рыжья, вот из него она пусть что хочет, то и творит.
   После вдумчивого поглощения пищи (нифига се лисицы рыбу лопают), кицунэ с девочками ушли. Причем хитрая лиса сразу повела их каким-то пространственным схлопом, я сразу и не нашел это место. А уж для простого народа они просто исчезли с тропинки. Даже казаки перекрестились и молитку прочитали короткую, больше на матерную тираду похожую. Что уж про простых крестьян и баб говорить. Ничего, расскажут попам, пусть у тех головы болят. Надеюсь, особых репрессий со стороны церкви для них не будет, я их с веры не сбиваю и в ересь не тяну. Ну, словами. Хотя, если разобраться, то мои действия намного круче всяких изящных и хитроумных словес. Но именно это - не мои проблемы.
   Все ж таки те пару недель, что мне потребовались для организации перехода нашего небольшого каравана судов на русский берег Арала, чуть не стоили моего душевного покоя. Отвык я от большой толпы, бабьего визга и ругани. Я уже готов был баб и девок жестко шугануть, несмотря на всякие мои установки из двадцатого и начала двадцать первого веков, но бабье и девки достали и казачину. Да и мое недовольство тот четко уловил. И практически мгновенно навел тишину при помощи камчи и добрых слов. Разве негромкий рев и всхлипы слышны.
   - Молодец! - я хлопнул по плечу Михайлу, и сыпанул ему в ладонь пригоршню золотых. Чует мое оставшееся в прошлой жизни сердце, что от меня казачина богачем уйдет. Пару неплохих коняг он себе уже подобрал, два штуцера, пяток пистолетов, столько же клинков. Разумеется, с моего разрешения. И злата-серебра я для него не жалею, ибо старается казак, изо всех сил помогает мне. Да и пусть, казачьи сказки тоже надо сказывать.
   Светлые моменты этих дней в том, что чешка, пользуясь тем, что я отправил Аяну на охоту за той слинявшей с торга парочкой, вовсю отрывается со мной ночами. Может быть, я ошибаюсь, но эта дворяночка пытается от меня ребенка заиметь. В принципе, как я думаю, это уже возможно, тем более, что ее Мара благославила.
   Хилоле суета и сборы не интересны, она продолжает охотиться на новые, меченые мной челны и каюки работорговцев. Никак не успокоятся окаянные, ничего не боятся. Впрочем, уже сильно опасаются, но пока на интенсивность этого бизнеса это не влияет. Видимо, дело в том, что уж больно опасная штука похищение людей в России. Вот и смотался я до торжища, пометил борта под водой, чтоб люди заметить не смогли. Особо далеко против течения эти красавцы уйти не могли, пусть девочка самостоятельность вырабатывает. Правда, больше двух за ночь у ней не получается, но и это просто замечательно. Вот и сейчас, довольная после удачной ночной охоты, моя ученица хвастается своим подружкам. Ну да, она вполне себе подружилась с теми двумя девчонками, Полиной и Альбиной. Обе оказались купеческими дочками, племянницами священнослужителей и ученицами епархального училища( опять попы... похоже, я им на хвост соли одним своим появлением нехило насыпал), и обеих украли не где-либо, а в Гурьеве. Нехилая сеть у людоловов, надо сказать. Я тут набросал точки, где похищали девиц и оказалось, что самая далекая от этого рабского рынка оказалась аж в Красноярске, где дамочка оказалась во время путешествия по Сибири, сопровождая отца. Именно там Анну свинтили, причем средь бела дня. И сработали русские варнаки, которые и перепродали ее этому казахскому хану. Вот этакий бизнес. Хотя, Анне полезно, знать будет, как в рабской шкуре оказаться. Сама-то симпатяжка-дворянка тоже не из бедных, около трех тысяч крепостных под ее семьей в Смоленской губернии обитают. Ничего не поделать, времена такие. Из рабского плена спасаю красавицу-рабовладелицу. Мдас... ладно, буду считать, что занимаюсь просветительской деятельностью, валяя Анну по своему ложу.
   Да, а рыжая ведьмочка, которую именуют Василисой Бельской, тоже из дворян оказалась. Ох и ревнует она меня к Анне, чуть не кипятком писает. Но даже не думает проклинать или еще каким непотребством заниматься. Понимает, что весовые категории не сопоставимы. И потому с моего разрешения днюет и ночует в моем хранилище артефактов. Видит девушка плетения, дар у нее такой. Сама плести может, как заклятия так и проклятия, и чужие видит. И в латыни разбирается старой, переписывает какую-то книгу, одновременно для меня переводя вслух. Пусть лучше уж этим занимается, чем пытается мне мозг выносить, ибо ее Михаилу гонять плетью невместно и опасно. Бельская так же понимает, что церковь мимо ее не пропустит, и потому пишет сразу две копии. Впрочем, девчонка ничего против христианского учения не делает, ну заберут у нее попы копии, в памяти все едино много чего останется. Да и нет ничего особо чрезвычайного в этой книге. Какой-то языческий римлянин учит земледелию, и способам договориться с духами земли. Увлекательно, правда некоторые способы Василиса читала красная как вареный рак. Ну да, секс в этом деле здорово рулит. Но опять же, ничего особо криминального. Более того, Михаил краем уха услышал и хмыкнул, что знакомо. Видимо, наши крестьяне и казаки подобное проделывают.
   Но всему есть начало, всему есть конец. Сборы фактически закончены, завтра выходим. Ну а сейчас - самая крутая фишка этого сезона. Просмотр сериала "Война и мир" от совместной евро-российской работы.
   Народ уже собрался, рассевшись на расставленных под навесом скамьями. Даже китаяночки, узбечки и уйгурки тихими мышками притулились в уголке, что уж говорить про баб и мужиков, которые негромко обсуждают прошлую, третью серию. Даже дервиш сидит, скрывая нетерпение за перебором четок и молитвой. Дворянки сидят чуть отдельно, поближе ко мне, но чуть в стороне от Хилолы в человеческой ипостаси и ее подружек.
   - Ну, начнем, помолясь. - Я глянул на потемневшее небо, и пафосно взмахнув рукой, поднял водяное зеркало-экран, и образовал пару воронок, исполняющих роль аккустической системы. Вот попробовал я создать движимые иллюзии, не придумав ничего лучше скопировать киношный опыт, причем успешно. Да подсадил народ на "главное из исскуств". И люди замерли, вместе с героями великой сказки страдая и переживая, не обращая внимания на мелкие наводки и помехи, ибо маловато у меня опыта. Михаил хмурился при батальных сценах, сжимая рукоять сабли, хмыкнул и обозвал "слабаки и дяревня", когда капитан Ростов крестьян построил, барышни ахали и плакали, бабы платочками глаза вытирали, крестились вместе с Кутузовым. Одна из уйгурок шепотом переводит своим товаркам с русского на китайский и узбекский... да уж, подсуропил я Льву Николаичу в этом мире. Сто пудов пересказ пойдет гулять по Руси-матушке, да и не только по ней. Та же Анна или Василиса очень умные, и весьма образованные. Да и купеческие дочки тоже девицы не промах, да еще если комерческая жилка в них проснется... Вполне могут и на бумаге изложить эту историю. Ну да и ладно, поглядим что выйдет. Для графа Толстого, который сейчас еще пехом под стол ходит, это все дела весьма далекие и туманные. С другой стороны, он в любом случае очень талантлив, напишет и что-либо другое. Историй героических и страдальческих на Руси хватает в любое время, где не копни.
   Закончилась история, разбрелись по моему стану зрители. Интересно, сколько времени друг другу пересказывать будут, делясь эмоциями? Даже моя русалочка прямо сейчас на охоту не собирается, о чем-то с купеческими дочками секретничает. Дервиш с казачиной обсуждают события той войны. В общем, все нормально...
   Если б не тренькул сторожок второй русалки. А потом не заорал диким ором, указывая на рванувшую из кокона преображенную. Конкретно так рванушую. Обдуманно и целеустремленно.
   Я подорвался из кресла, и исчез из зрения людей. Фактически, я сейчас раздельные группы управляемых моллекул, несущихся вслед на рвущей все мои шаблоны скорости девицей. Где-то далеко в хвосте изо всех своих сил со скоростью в полсотни узлов режет волны Хилола. Да уж, нашел я ей сестрицу... ведь хотел я показатели для второй русалки на минимум выставить, так решил после ее второго "рождения" этим заняться, не сообразил, что у девочки боли и ярости хватит на десяток обычных девчонок. А то и на сотню. Даже для этого времени.
   Перехватил я свою подопечную уже в каком-то доме в Коканде, блокировав ей возможность вырвать сердце у молодого парня. Данный тип мужского рода висел над полом, удерживаемый нежной девичьей ручкой в элегантной перламутровой чешуе. Тонкие пальчики, сжавшие довольно мускулистую шею, были увенчаны великолепными пятисантиметровыми коготочками. Это коготочки вполне себе пробивают борт каюка толщиной в пяток сантиметров не самого гнилого дерева, Хилола доказала. То бишь, само преображение, прошло вроде как штатно, разве волосы у девицы не черные, а практически белые. Седые, точнее. Впрочем, это ни разу не проблема. Поправим со временем, будет платиновой блондинкой. Мозгов-то явно не хватает, кинулась мстю творить, толком не очухавшись и без спроса.
   Паренек, кстати, крепок. Злой, тычет в мою подопечную кривым ножиком, что-то хрипит злобно, ногами сучит. Со стороны страшное, но забавное для меня зрелище - обнаженная молоденькая красавица одной рукой подняла за шею здоровенного недоросля.
   - Ты куда рванула, меня не спросив, непослушная девчонка? - неторопливо формирую свое тело рядом с русалочкой. Именно в том образе, в каком бродил по рабскому рынку. Одновременно считываю память девочки.
   Мдас, вот уж на самом деле, сложная судьба. Любимая дочка одного из неаполитанских купцов, являющегося одновременно "теневым хозяином", одним из боссов коморры, кем-то вроде сицилийского мафиози. Росла девочка в любви и ласке, и попалась в качестве "живого товара" во время морского путешествия. Подловили шхуну отца магрибские пираты в Средиземном море. Несмотря на все ужасы, не сломалась, сумела сбежать из ненависного гарема, но забыла снять серьги и попалась на рынке, правда, уже на другом конце города. Завершение этого шоу я и застал.
   Висящий на стене молодой человек - тот еще субчик. Балованый сукин сын, то бишь. По воспоминаниям моей подопечной - любитель поиздеваться над девчонками во время секса, несколько девчонок повесились после его развлечений. Но его гарем в численности не уменьшается, всегда пять девчонок-наложниц. Жен покамест нет, родители байбачи пока не рискуют. А прикупить сыночку новую игрушку - так какие проблемы? Ну-ну.
   За моим плечом из воды вышла Хилола. Похоже, это проняло недоросля. Из его штанов потекло и мерзостно завоняло. Моя покаместь безымянная подопечная брезгливо поморщилась, но не отпустила жертву.
   - Ладно. Дави его. Но сильно не мусорь, остальных кинжалами. Хилола, присмотри за сестрой, а я тут слегка повеселюсь. Девчонок из гарема не трогать. - И я, прекрасный и ужасный, неторопливо вышел из покоев байбачи. Именно покоев, тут небольшой такой дворец. Батюшка нашего, на данный момент хрипящего разорванной глоткой, байбачи - один из высших чиновников кокандского хана. Правда, их тут сотни три, но тем не менее. Чиновничков высших, имеется в виду.
   И потому народу здесь, во дворце, много. И жалеть их я особого смысла не вижу!
   Встречный слуга осыпался пустой одеждой и прахом, через которые я неторопливо перешагнул. Так, здесь господская территория, покои самого помощника визиря, его жены, и их единственного сына. Жена единственная, ибо дочь одного из высших военноначальников. Умная, красивая, жестокая сука. Благодаря ей этот типус и сумел пролезть на самый верх, ну и благодаря своим талантам, умный мужик, прямо скажем. Но это не надолго. Здесь он, и потому его земной путь окончен. Просто он об этом еще не знает.
   И я схватил за глотку стражника, глядя в глаза и проламывая дорогу к его сознанию. После чего отбросил мертвое тело, и пошел в кабинет чиновничка. Решил тот сегодня поработать дома? Это зря, это мало того, что расслабляет, так еще вредно для жизни!
   Кабинет мурзы оказался одновременно роскошен и функционален. Кстати, чиновничек-то предпочитает европейский стиль в работе, сразу видно, что по миру покатался. Добротнейшая кабинетная мебель, в Букингемском дворце вполне б себе смотрелась, позолоченая лепнина по потолку, сложная мозаика на стенах. Два секретаря, что-то строчащих под диктовку мурзы, какой-то офицер из ханского войска из посетителей, сидящий на кресле и похлопывающий себя по голенищу сапога камчой. Сам чиновник, мерно шагающий вдоль стены по ковровой дорожке. Ничего так мужик, крепкий, основательный. Халат на нем роскошный золотом шитый, не всяким клинком пробьешь, зеленая чалма с изумрудной заколкой, за поясом торчит кривой арабский нож с рукоятью из рога носорога. Внушительная картина, благолепная. Ох и внесу я сейчас хаоса в нее!
   Бей вскочил с кресла, одновременно выхватывая саблю ( кстати, я могу ошибаться, но клинок европейский, точнее, французский), и падает, уже без головы. Это я решил своим шамширом поиграть, почему б и нет? Оба секретаря падают на пол, под столы. Типа прячутся, но одновременно тянут пистолеты из потайных ящиков. Однако, крутые секретари здесь водятся.
   Мурза выхватил свой кинжал, одновременно накинув с перехлестом полу халата на левую руку. Умный мужик, умелый и опытный. Такой импровизированный щит обычным клинком хрен перерубишь. Потому прыжок на стол, рывок - и кончик клинка входит мурзе в правый глаз. Как раз поверх кинжала, которым он пытался парировать удар.
   Прыжок с обратным сальто назад, чтобы оказаться позади секретарей. Одному пробиваю шамширом почку, второму стилетом верхушку легкого чуть над сердцем. Помрет, но не скоро, сутки точно проживет. Успеет рассказать про меня красивого. А учитывая, что я засветился на рабском рынке - пущай ищут. Чем больше тумана, тем лучше.
   Навожу бардак в кабинете, расшвыривая бумаги и втаптывая их в лужи крови. Надо же стражникам потрудиться, вот и пускай работают. Кстати, здесь следователи хоть и называются по-иному, но свое дело знают.
   Оглядев получившуюся инсталляцию, покидаю кабинет. За мной тянутся кровавые следы... уж как жутко. Во дворце крики, вой, пальба. Хилола с новенькой развлекаются, судя по всему, на женской половине. Вон, стражники туда бегут... нет, уже не бегут. Их новенькая стрелами приголубила. Где-то надыбала лук и стрелы, пару колчанов на себя перекрест накинула, ходит и шмаляет по всему, что движется. Ух какая воинственная, прямо Артемида, только хитона нет. Или греческая богиня тоже голышом рассекала?
   Поймав пущеную вроде как по ошибке в меня стрелу, грожу беловолосой пальцем. И включаюсь в развлекуху, кромсая шамширом слуг и стражу. Сегодня в Коканде будет о чем поговорить!
   Уходили мы несколько скомканно. Я, кроме небольшого саквояжа с соверенами, гинеями и пистолями взял разве что скромный кожаный альбом с коллекцией золотых, серебрянных и бронзовых монет времен Алксандра Македонского и подобных... вот уж чего не ожидал от обычного мурзы, пусть и высокопоставленного. Кстати, если в кармашках ихз пергамента не подделки, то денарий Цезаря и серебряный дирхем Дария какого-то стоят дичайших денег даже сейчас. Девочки набрали по объему примерно столько же, золотая мишура, хорошая шелковая одежда и прочие дамские заморочки. Ну плюс лук, который понравился моей все еще безымянной новой подопечной. И два колчана новеньких целевых стрел, английских. Не сказать, чтобы много, из дворца достаточно большой сток в городскую канализацию шел, чтобы даже мебель не самую объемную вытащить. Так мои барышни заартачились, не захотели красны мокры девицы нырять в сливы.
   Пришлось мне пороховыми зарядами рвать решетки на выходящих из дворца каналах. Навели шороху, одним словом. Дыму было, каменюк, разлетающихся в разные стороны... Халявного пороху-то я не жалел. Нитроглицерина жаль не было.