Примечание. Действие происходит в известном городе Углегорске в период пребывания в нем Бирюкова. Но пересечения этих персонажей не произойдет.
  Катер неспешно плыл по течению. Откровенно говоря, в кораблевождении я понимал мало, в судовых машинах тоже немного. Но как-то получилось завести и проплыть некоторую часть сальцевского участка реки. Возможно, все кончилось и можно следовать дальше. Особенно в таком тумане. Может, он позволит миновать сальцевские владения полностью. Но куда именно попаду в тумане или когда именно его снесет ветром ?????- я старательно уходил от размышлений об этом. Возможно, еще не конец. Об этом я не менее старательно не думал.
   К этому приучила действительность Отстойника. Да и предыдущая жизнь очень старалась заставить жить одним днем, потому как последние десять лет ее чего только неожиданного не подсовывали. Но там хоть можно было иногда планировать -наступает лето, а, значит, подорожает валюта. Лето идет к концу, близок август - время наступить падению курса рубля. Если не дефолт - то пожар на Останкинской башне. Или пожар на каких-то артиллерийских складах. Значит, братья по разуму-манагеры будут задавать вопросы, отчего случился пожар и не разнесут ли взрывы близлежащий город Хренорезовск.
  А у меня со вчерашнего голова потрескивает и неохота отвечать, что под Хренорезовском находится арсенал флота, из чего следует, что редис его знает, что там лежит, что там горит, и доколе это будет продолжаться. И вообще я кофе хочу, а телефон разрывается сам и мне бестолковку разрывает тоже, а три лба трубку не берут, только пристают с дурацкими вопросами про боеприпасы. Хотите знать про них, так идите в армию, можете даже рядовыми, и не приставайте к человеку, который ныне не такой, как вчера. Но я сам виноват, что как-то взял и рассказал им, какие бывают пожары и взрывы на артиллерийских складах, особенно после больших войн, когда на склады сложат разные изделия, начиненные суррогатными смесями, а у тружеников этих складов наступает сложный период психологической ломки, иногда переходящей в пофигизм. И получается гремучая смесь опасных взрывчатых смесей, нехватки самого элементарного для поддержания порядка и этой самой психологии. Так что лучше не жить рядом с артскладами. Возле заводов, производящих взрывчатку и разную химию, тоже нежелательно. Только кто подскажет штатскому человеку, что под скромным названием "Винтайский машиностроительный завод" скрывается немного не то, что подумает наивный житель города-миллионника. Правда, "большую химию" не учуять сложно. Открыл форточку при подходящем ветре - и анализируй это. Да, как раз незадолго перед попаданием в Отстойник взорвались склады где-то на Урале и бездельники-манагеры меня терзали дурацкими вопросами - как и что там. А я был не очень рад, что утро наступило, и будильник зазвенел, а появлению на работе - еще меньше. Я бы продолжал жить воскресным днем, хотя в нем не было ничего особенно хорошего. Разве что работы не было.
   Но коль родился на этот свет и не покинул еще этот говенный мир, как говорил герой "Ковбоя Мальборо", то куда ты денешься? Кофе мне эти обормоты сделали, я его залил в себя под пробку, отчего стало немного легче. Потом разъяснил оболтусам, что такое боеприпасы к системам залпового огня и что с ними может быть, когда они отчего-то загорятся. Манагеры впали в состояние шока, я довольно улыбнулся, потому как шокированные лоботрясы от меня отстали, и теперь спокойно можно посидеть. Потому как делать мне на тот момент реально было нечего. Никто на нас не покушался, отчего их защищать не требовалось, и никакой электрический прибор не отказывал. Компьютеры в мои обязанности не входили, для их починки приглашались разные юноши бледные в драных носках, брившиеся позавчера и произносящие разные нечеловеческие слова. Видит Будда, наш замполит в подпитии понятнее выражался, даже когда вставные челюсти терял.
  Так и текло время, пока после обеда Светка из бухгалтерии не пришла и не заныла, что их начальница Фемистоклида Аристарховна велит подать ихнему величеству какие-то прошлогодние бумажки, а они в подвале лежат.
  - Света, бери ключ вот на этой доске-видишь, третий слева во втором ряду? Откроешь и ищи, что захочешь. Хоть бумаги, хоть мышку, хоть паука.
  Это я добавил из вредности. За вредность меня из армии выперли, и развелся я тоже из-за вредности, а чего сейчас мне быть другим?
  Светка поняла, что за нее никто не пойдет, сняла ключ и оправилась туда, куда ее послали. Вернулась она через пять минут и застонала, что света в подвале нет и она боится идти дальше. Свет в подвале - увы, это мой крест. Сейчас бы сказали "моя карма", полуверцы - феншуисты хреновы.
  Я употребил вслух длинное выражение, содержащее ряд специальных терминов, матом не являвшихся, но звучащих крайне непристойно и пошел проверять, оставив покрасневшую Светку в комнате. Красней, красней, розовая малютка. На корпоративе, когда после водки и коньяка текилы лизнут, они еще не так выражаются и краснеют токмо от принятого спирта. А тут скажешь "зензубель" - и сразу пунцовеет, героически пытаясь вспомнить, какое отношение он имеет к половой жизни.
  Свет действительно не горел. Фонарик-карандаш своим худосочным лучиком прямо терялся в махровой тьме подвала. Увы, придется бежать домой за экипировкой, иначе хрен что получится. Я двинул наверх и оторвал секретаршу начальника от разглядывания какого-то женского журнала.
  --Марьванна, я сейчас сбегаю домой за порядочным фонарем и инструментом, а то Светлану в подвал послали, а света нет.
  --Иди уже, только не похмеляйся по дороге!
  Вот так опошлили мой героический порыв сделать добро людям. Но - сами виноваты. Я уже который раз прошу купить мне порядочный фонарь и инструменты получше. Фонарь мне купили - искать с его помощью ключ на связке можно. Еще можно этим карандашом чесать в малодоступных участках спины. И это все о нем. Хорошо, что живу я совсем неподалеку. Контора наша в пятом корпусе бывшего военного городка, а я в десятом. Даже меньше, чем квартал. Поэтому я оказался дома быстро и активно приступил к сборам. Поскольку позавчера был ливень, то протечь туда тоже может. Здание явно довоенное или сразу после нее строилось, причем хозспособом. Оттого я взял старые короткие резиновые сапоги на случай попадания в лужу. Вид, конечно, у меня был интересный - в левой руке эти вот резиновые сапоги, в правой аккумуляторный фонарь, везде распиханы и торчат разные инструменты-прямо матрос Железняк на бронепоезде. Только маузера не хватало для полного счастья. И гранат. Только в гробу я видел гранаты времен Железнякова. Отчего? Потому как на них проще подорваться самому, чем противника угробить.
  Показавшись секретарше, что сходил по делу и не опохмелялся, отправился готовится к походу во тьму внутреннюю. Манагеры-раздолбаи были чем-то заняты, поэтому процесс приготовлений обошелся без их шуточек. И отправился я вниз, искать, что там со светом, в резиновых сапогах и недовольный. Если бы я рассказал свою историю покойному Даниэлю Дефо, а он не просто выслушал, а роман по ней сочинил, то явно поставил бы такое восклицание: "В недобрый час я ступил на лестницу, ведущую в подвал! В недобрый час напугал чьего-то паршивого кота! Тьма поглотила моряка из Йорка (извиняюсь, из Самары) и следы его исчезли за поворотом!" Лампочка была целой, это у Светки по женской слабости не хватило сил нажать как следует на кнопку, чтобы свет загорелся. Я хищно улыбнулся, формулируя гадость, которую ей собрался сказать, но тут произошло что-то неожиданное. Свет погас без всяких к тому усилий, и по подвалу пронеслась волна холода. Словно на дворе был мороз, и кто-то нагло открыл все окна в комнате. Да еще и сверху хлопнула кем-то закрытая дверь.
  Когда закончился заряд ругательств, пришлось идти на выход, потому как все это пахнет отключением света либо во всем доме, либо во всем городке. Такое бывало редко, но случалось. Я подошел к двери и рванул ее на себя.
  Таки что-то случилось, потому что открылась дверь в лес, а не куда-то еще. Потому как с улицы Чернореченской до ближайшего леса километров десять вороньего лета, и не может лес расти на первом этаже двухэтажного здания. А что может быть? Ничего такого быть не может, только оно есть и все. И где я теперь? В Канаде? Окрестностях Нерезиновой? В Белоруссии? И не хочет лес отвечать на этот вопрос вслух, только шелестит листвой.
  - Ничего Петров не отвечает,
  Только тихо ботами качает.
   Я было сунулся обратно к двери, сквозь которую вышел, только оказалось, что назад не вернешься. Выйти можно только в сентябрьский лес, а от подвала фирмы остался только кусочек, грубо говоря, тамбур. И все. Куда же провалился остальное? Ответ знает только ветер. И ничего не говорит, зараза. Вокруг обмоченный недавним дождиком лес, и я, как нищий слепец на распутьи страстей, посреди этой долбаной природы, и только персик знает, где именно.
  Может ли такое быть на этом свете? Нет, и не должно быть. Можно быть отрезанным врагами и скакать зайчиком по долинам и по взгорьям, выходя к своим. Можно свалиться вместе с самолетом или вертолетом. Может так случиться и у мореманов, но на флоте никогда не служил, и даже через Волгу редко плаваю-не люблю в речках купаться. А так не должно быть. Разве в книжке про эльфов и хоббитов, в кино про Женю Лукашина, но как такое может быть с человеком в понедельник? Я снова ринулся в подвал, но дорога опять была только назад.
   Все, приплыл. Ешьте меня, мухи с комарами, я даже сопротивляться не буду. И не сопротивлялся. Правда, комары с мошкой до меня не добрались, но дождичек слегка покапал-я только голову в плечи втянул и продолжил сидеть на пенечке. И сколько это длилось-в океане отчаяния время идет незаметно, а на "Ориент" глянуть отчего-то не догадался. Потом встал и, как автомат, двинулся снова к запертой двери. Вдруг она отчего-то передумала и захочет открыться. Иногда ведь не заводящийся "Жигуль" с десятого раза смилостивится и исправится. Бабы из бухгалтерии тож утверждают, что когда у них зависнет (а это не реже раза в три дня происходит), то надо злобную электронику оставить в покое и уйти от нее. Вот если через четверть часа шарманка снова не заводится, уже надо идти к начальнице и скорбно сказать, что техника сдохла. Фемистоклида обязательно скажет, что компьютер им дан не для "Косынок" или "Сапера", но созвонится с питомником юношей в дырявых носках и оттуда пришлют специалиста.
  Если спец в дырявых носках справится. Перед Восьмым марта там что-то грохнулось так, что реанимация оказалась бессильной. Не то какая-то мать, не то какой-то отец там вырубился, а может, и оба вместе. Я этой электронной фени не понимаю, мне что их мать, что отец- все конгруэнтно и геоидно, как говорил преподаватель топографии в училище. Так что подошел я к двери, зашел внутрь и попытался найти там выход. Хрена с два! Зато нашел котенка, что можно счесть чудом. Стоял в полутьме и подбирал ругательство нужной степени накала, как вдруг по ноге выше подвернутого сапога что-то чиркнуло. Легонько так пощекотало. Сначала я не понял и решил, что померещилось по причине общего упадка духа и тела. Но ощущение прикосновения повторилось! Я сунул руку туда и нащупал теплый комочек шести. Развернулся к свету - точно! Такой вот небольшой, но чистенький черно-белый котик, и из рук вырваться не пытался.
  Как же он сюда попал? Вряд ли котята в пустом лесу водятся и желудями питаются. Наверное, он вместе со мной подвалом путешествовал, и, когда "Сим-Сим" прозвучал, попал под раздачу. И теперь мы с ним товарищи по несчастью - сидим по уши в прекрасном далеко и держим дыхательное отверстие выше уровня далека.
  Я вышел на воздух и снова сел на этот вот огрызок пенька. Котик посидел у меня на руках, потом соскочил и стал обходить вокруг, усиленно обнюхивая стебли травы и какие-то грибы на соседнем пеньке. Веселенький котик, и выглядит приятно. Не хаотичная россыпь пятен, а как будто он, будучи черным, влез всеми четырьмя лапами в белила и так и остался-белым по колено. Ну или около того, вдруг у котов кости не так устроены, как у нас. Я смотрел на него и на душе становилось легче. Отлегало, когда я видел, как котик принюхивается и потешно ежится, когда на него с огромного лопуха сильно закапало. Пока суд да дело, я прошелся по карманам. И многого там не нашлось. Две отвертки, складной ножик, пара леденцов, спички, таблетка анальгина, кусок бумажки с номером телефона. Но лопни мои барабанные перепонки, если я помню, чей это номер! И бумажка свежая, не потертая. Наверное, какой-то дамы с последнего корпоратива.
  Да, там все темно и мутно. Говорили мне, что ром - это самогон, только душистый, а я не поверил. Виски, ром, бренди... Проснулся я утром у доброго человека Толи Звягинцева, который мой бесчувственный корпус к себе домой оттащил и на свободный диван водрузил. В общем, часов двенадцать полного выпадения из действительности. Так что и дома от номера толку немного, а здесь -совсем глухо. Я продолжил поиск, но приобретений было немного-всего лишь носовой платок. Ну и аккумуляторный фонарь, но его искать не надо. Стоит на крылечке, там, где я его оставил. Хреновато, особенно по питанию и воде. Вообще вода быть должна - не САВО ведь и не Туркестанский. Будет и ручей, будет и речка. Жрать пока не хочу, но это ненадолго. Но если я могу леденец употребить, то что животине дать? Ответа нет и не будет.
   Котик закончил обнюхивать траву, подошел ко мне, потерся об ногу, отбежал и вполоборота стал глядеть на меня. Видя, что я никак не реагирую, он сделал шажок и негромко мяукнул. Потом сделал еще шаг и снова замяукал.
  Это что, он зовет меня? Я встал и сделал шаг в его сторону. Котик снова отступил и коротко мяукнул. Надо идти. Или не идти? А что здесь делать? Тут меня ничто не держит, кроме чисто теоретической возможности, что в ближайшее полнолуние дверь назад откроется. А до тех пор спать на крылечке и питаться тем, что свалится с неба?
  Ия решился и пошел вслед за котиком. Тот уверенно и довольно быстро бежал по еле заметной тропке. Видимо, он ее вынюхал, не зря же говорят, что у животных обоняние тоньше человеческого. Когда-то я читал, что какая-то рыба может обнаружить капельку какого-то выделения рыбы противоположного пола в объеме Ладожского озера, приплыть туда на запах и отнереститься. Да, как давно это было, в Селещине... Само село невелико, да еще и за пределы части не пускали. А лето дождливое случилось, не позагораешь. Попросили местных тружеников принести какую-то книжку из дому. Вот мне и досталась книжечка старше меня возрастом про разные рекорды в географии, биологии и всяком другом. Вот в свободное время этим и занимались: книжка про невероятные природные явления, шахматы и преферанс.
  Котик вывел меня на тропинку, потом и на порядочную дорогу-грунтовку. Ай да следопыт! Но, видно устал, маленький. Я взял его на руки и пошел, прижимая к груди левой. В правой-то был фонарь. Посмотрим, куда это нас кривая выведет.
   На ходу я оглянулся. Естественно, среди леса стоял не пятый корпус городка, а кирпичная постройка вроде трансформаторной будки. Экое колдовство-зашел в подвал двухэтажного длинного здания, а вышел в какую-то будку! Хотел пощупать лоб, но запоздало вспомнил, что если у меня жар, то и лоб будет горячий, и рука не холоднее. Да, так оно и должно быть. Ехал я в восемьдесят седьмом году отдыхать, и судьба свела меня с военным доктором Аркадием. Он служил в том "учреждении", что дикие штатские называют "стройбат". Работы в мирное время войсковому доктору немного, так как все серьезные случаи уезжают в госпиталь. А он обычно пробавляется чирьями, потницами и симулянтами. Вот для борьбы с ими Аркадий и использовал электрический термометр со сразу несколькими датчиками. Термометр был не то в чистом виде сперт с какого-то завода, не то доработан (не запомнил этот момент), а датчики показывали температуру сразу в четырех местах. Поэтому симулянты, использовавшие дедовские способы раздражения кожи подмышкой, с позором разоблачались. Аркадий говорил, что в разных местах температура может отличаться, но не очень сильно. И он подошел к делу научно и свой антисимуляционный прибор предварительно оттестировал. Кстати, он утверждал, что в похмелье может оказаться 37 градусов, может и тридцать семь и одна десятая. Но выше - уже нет.
   Так вот похмелье у меня с утра имелось. 37,1 градус тоже может быть. Назвать это лихорадкой язык не поворачивается. Но не случилась ли со мной белая горячка? Раз дом пропал, и я пропал куда-то? Унесло меня в неведомую даль и нате - вокруг то, чего быть не должно и домой возврата нет? Да, роскошная жизнь у меня получается: из армии выставили, семья развалилась, теперь еще белой горячки не хватало как итога жизненного цикла. Впрочем, не один я такой в стране, плохо вписавшийся в рынок и прочие прелести новой жизни. Случалось и куда хуже. И я с удивлением ощутил, что возможная белая горячка меня не пугает. И это правильно: борьбу с пьянством и перестройку пережил, гласность тоже и с удивлением узнал, что как военный являюсь обузой для страны, Чернобыль (и даже лично поучаствовал), развал страны, рынок. Чечня (ну хоть пули не досталось), передел собственности, увольнение из армии, "черный вторник" (или какой там день тогда был), дефолт, НТВ, клоун Боря... Даже этого хватит, чтобы счесть белую горячку сущей мелочью. Тем более, что пока она течет не больно.
   Котик мирно сидел на руке и потихонечку себе мурлыкал. Раз он не подает никаких знаков, значит, путь правильный. Раз кот меня туда ведет, так и пойду. Сзади ничего хорошего не осталось, да и в кошачьем руководстве нет ничего зазорного. Руководил же нами Миша - с - пятном и Боря - без - пальца. Котик явно будет меньше Миши звездеть и меньше Бори пить. Только за это его можно уважать. Когда в девяносто шестом были выборы (я тогда в техникуме комендантом трудился), так бабы- преподавательницы даже хотели, чтобы Хакамада президентом стала. Чего они в ней нашли - кто их знает, скорее всего, из женской солидарности. Но ведь она еще лет двадцать сможет в президенты баллотироваться- вдруг баб станет резко больше, чем мужиков, и они ее выберут?!
  Не дай, Всевышний, случиться еще и Этой Беде!
   Шел я и шел, наверное, с полчаса, пока не обнаружил сначала издалека дымящие трубы и силуэты индустриального пейзажа, а потом и проволочный забор совсем неподалеку. Трубы дымили, значит, люди здесь явно живут и работают. Ведь там, где есть завод, то рядом есть и поселок, а то и город. Раз завод пашет, значит, в рынок вписался и поселок не пустой или почти такой же. А на севере вообще стояла гигантская темная туча. Ей-ей, там какая-то большая химия атмосферу задымляет? Прямо-таки стена темных туч до самого седьмого неба! Я попытался прикинуть, где может быть такая очень большая химия и затруднился с выводами. Много ее стало. А тут она сверхбольшая, потому как бывший Куйбышев химией не обделен, но такого задымления окрестные заводы не дают, даже на Безымянке. Или владелец вообще фильтры нафиг отключил, решив, что он круче всех?
   Кстати, и город зря переименовали. Хотя старое название лучше подходит. Услышишь: "Самара" и внутреннему взору предстанет нечто большое, несуразное и бестолковое. И "внешний взор" покажет тоже самое. А "Куйбышев" - звучит грозно и гордо, а не по - раздолбайски. Но, когда город переименовывали обратно, я тут не жил. А где я был тогда? Ну, если бы знать, в каком месяце они голосовали, а то этот и следующий год я дом во сне только видал, отчего семейная жизнь и дала первую трещину. С имени города мысли перескочили на похмелье, и я с удивлением ощутил, что его не ощущаю. Наверное, прошло от переживаний, куда я провалился и где это я? Ну, протрезветь с перепугу-это случалось, а теперь пришло знание, что похмелье так может пройти. Вот вернусь обратно и открою кабинет оказания помощи в бодуне пребывающим и буду пугать граждан с целью, чтоб не трясло. Ну, и для маскировки какую-то народномедицинскую травку дам пожевать. Как пугать? Да как в анекдоте про проигравшего пари на интерес. Привели его в сарай и зажали кое-что особо ценное для него в тиски, а затем принесли тупую ножовку. И пояснили, что это не выигравшие сделают, это он сам отпилит, когда сарай подожгут. Шутки-шутками, а вроде был такой способ наказания за прелюбодейство. Виноватого приводили на помост и прибивали то же образование к помосту гвоздем и клали рядом нож. Можешь сам отрезать, а можешь не спешить, поджидая гангрены. Я посмеивался, обдумывая это, котик удивленно глядел, чего это я смеюсь, ноги несли дальше и впереди замаячил КПП.
   Но вот его вид вызвал затаенную тревогу-прямо как в известном месте на Северном Кавказе, где федеральная юрисдикция сохранялась только днем и в прямой видимости от федерального военнослужащего. Не КПП, а прямо-таки дот, прости господи, да еще и танк его прикрывает, поставленный рядом на бетон. И танк - ветеран, тридцатьчетверка. Явно совсем задворки, раз ничего новее не нашлось на прикрытие. В закромах Родины у нас еще много чего лежит, так что не дивно, что и танк- ветеран вспомнили, но это показатель, какая здесь глубинка. И какая-то опасная глубинка, потому что проволока и перед КПП натянута, и на меня, подходящего к ней, пулемет из амбразуры нацелился, и кто-то в рупор заорал, чтобы я стоял, ничего опасного не делал и сейчас ко мне подойдут.
   Котик от воплей в матюгальник чуть дернулся, но быстро успокоился. Ко мне вышли двое. Форма у них какая-то не такая, частично вообще древнейшая, я такую только на старых фото видел, часть новая, часть вообще незнакомая. Ну, в процессе жизни в поле и на войне с формой и снаряжением происходят разные трансмутации, так что это не диво. У одного РПК, у другого СКС, хотя-хотя, какие-то они чуть-чуть не похожие на знакомые изделия. Но в принципе такой вот увеличенный короб для лент можно сделать и без завода, при наличии мастерской и прапорщика с прямыми руками. Лишь бы ленту в нем не перекашивало.
  - Тебя как зовут?
  - Владислав. Алексеев фамилия.
  - И откуда ты тут взялся?
  - Из Самары мы сюда с котиком и попали.
  - Каким таким котиком?
  Я глянул, а на руке у меня никого нет. Рука еще помнит тепло кошачьего брюшка и прикосновение шерсти, а его самого и нет! Звездец, приехали! К кому белка, а к кому котенок!
   На этом я благополучно потерял сознание. И потом иногда думал, что лучше бы оно ко мне и не возвращалось, заблудившись где-то по дороге. Потому как на меня потом столько всего свалилось, что я только успевал отвисшую вниз челюсть на место возвращать. Бывший или не бывший котик-это еще полбеды, а впереди были пара месяцев осознания, в какую мрачную сказку я попал, и что домой возврата нет. Итого сказка будет длится, пока в сценарии я еще существую. А как страница, где меня нет, придет-и я просто растворюсь.
   В общем, сказка была ужасной, мрачной и угрожающей. Ибо рядом с городом жило Великое Зло, про которое даже нельзя сказать точно, что это такое. Тьма какая-то. Стоит на горизонте столб черноты, как горящий газовый или нефтяной фонтан, или застывший гриб ядерного взрыва. Но это не горящий газ и не взметенный ядерным взрывом поток сажи и прочего дерьма, а нечто иномирное. Блин, даже слов не хватает сказать, что именно. Не укладывается в голове, что это может быть не в фантастическом романе, а наяву, потому что всякие там Царства Ужаса, Мордоры, Обители Зла-этому место в литературе, Закрыл книжку, прибыв на электричке на станцию и все. Ты вернулся в реальный мир и уже не надо размышлять над проблемами магии и проклятий. Можно и заняться работой, кофе, служебным романом и прочим. Но жить в романе про Мордор или богов, придуманных Лавкрафтом -ну его нафиг. Боги типа Зевса, Озириса или Тора-еще ладно, но попробуйте жить в том мире, где есть Ктулху и прочие такие боги... Вот можно и считать, что на севере лежит не Тьма, а тот самый Ктулху, и это его дыхание творит этот столб мрака, а близко подходящие люди сначала чувствуют, что им погано и надо быстрее сматываться, а потом у них мозги едут. И из них выходит не человек, а какой-то мутант, у которого не только наизнанку выворачиваются мозги, но и он сам? Вот так жить в эдаком мире?! Это почище дефолта и танцующего президента. Дефолт-это понятно, тебя обворовали, но не просто вытащили кошелек из кармана, а чуть сложнее. Танцующий президент-все мы видели негодных начальников на разных уровнях, от ЖЭКа до генерала, так что и до президента может очередь дойти. Наконец, мы и сами имеем ограничение по уровню и даже если из нас получается неплохой начальник цеха или ротный, то поднявшись выше своего потолка, мы будем такими же. Но как вместить в голову то, что ты можешь стать своим негативом: лицо станет бледным, а глаза черными шариками с бледной радужкой, а говорить с людьми ты не сможешь, зато будешь стремиться убивать своих прежних товарищей? Вроде как случаются болезни, совершенно искажающие прежний облик человека, да и случается, что человек начинает "поклоняться тому, что сжигал и сжигать то, чему раньше поклонялся". Но чтобы так вот, сразу- и мутация внешнего вида, и поведения?! Мне это казалось совсем не укладывающимся в мое понимание мира.
  Может, если бы я стал медиком, то мне это было бы не дивным, но увы-в армии был я в службе РАВ, а после изгнания -кем только не трудился. Лиц, внезапно из коммунистов ставших националистами, демократами и извращенцами наблюдал немало, но внешне они не менялись. Ну разве что бороду отпускали. Впрочем, можно было стать почти что таким и в сторону Ктулху не ходя-выйти на улице и встретить посланца темного бога. Выскочит из-за угла клочок тьмы, слегка напоминающий какое-то животное и вцепится в тебя.
  Может загрызть до смерти, а может задеть слегка. Над укушенной рукой будет подниматься легкий черный дымок. Представили себе? Дымящийся укус? Но это только начало. А затем ты превращаешься в одержимого жаждой убийства. И глаза у тебя чернеют и превращаются в черные шарики. Из-за этого и всем регулярно проводится световой тест. То есть ты никуда не зайдешь, пока тебе не посветят в глаза лампой или фонариком. Глаза нормальные-делай свое дело. Работай, пей водку, еще что делай. Глаза черными шариками- получай пулю. Сразу. Вот так.
  Оттого люди по ночам по улицам не гуляют, чтобы не встретиться с клочками темноты, окна забраны решетками, на входе всегда фильтр, чтобы одержимый не прорвался вперед грудью, а специальная служба борется с появляющимися темными чудовищами. По ночам ездит и отстреливает, а еще производит профилактику. Черные бестии образуются не сразу и не везде, а именно в темных уголках, куда долго не заглядывал человек и не проникал свет. Сначала там образуется прямо -таки киношная магическая трава темного цвета, а потом уже какой-то черный ночной крокодил, что выйдет на улицу и попытается схарчить загулявшего человека. Так что живи да оглядывайся-не глядит ли из-за угла черный силуэт и не собрался ли он сейчас прыгнуть на тебя. Правда, оттого все ходят с оружием. В Отстойнике с ним свободно, кроме как владения пулеметами и гранатами. Оружие старое, но действенное- по черным тварям нужно стрелять побольше, а одержимые на рану не крепче обычного человека. Отстрелял тварь или одержимого-тебе будут благодарны, начнешь стрелять по невинным людям из пьяного азарта-суд скорый и без излишнего милосердия. Убил или ранил невиновного- сам получишь пулю. Расстрелял фонари или мебель- принудительные работы. Блин, помесь Дикого Запада со страшной сказкой!
  Чудеса на этом не заканчивались, чудес было еще три мешка и все неудобоприятственные. Слушаешь старожилов и ощущаешь, как волосы шевелятся под головным убором. Периодически я думал, что если бы успел к двухтысячному году облысеть, то у меня бы дыбом вставали и выпавшие волосы. И было отчего. Вообразите-все жители провалились туда из одного двухтысячного года! Все! И я, провалившийся только что при попытках наладить свет в подвале с похмелья и с котиком! Из здешний ветеран, что уже лет десять радуется жизни в Отстойнике-он тоже из двухтысячного! Только провалился из своей кладовки, сходив невовремя за помидорами в банке! Вечный двухтысячный год, вечная Пора провалов Народов! Как это понять-да тоже при помощи фантастики. Дескать, существует много вариантов течения истории, которые текут параллельно и не пересекаются. Вот как бы проще пояснить- вот представим себе выборы в градоначальники небольшого городка. На пост есть десяток претендентов-действующий его, с позволения сказать, мэр, бандит, которому захотелось стать выбранным, активист-эколог, которому хочется закрыть заводы в городе, чтобы настало очищение атмосферы и тотальная безработица, городской сумасшедший с политическим бредом, недалеко от него ушедший представитель Партии Любителей Пива и еще сколько-то людей.
   В реальности выборы выиграет первый или второй, и история потечет по понятному и уже виденному руслу. Так вот и представьте, что где-то рядом находятся все варианты события-со всеми вариантами выбора избирателей. И рядом висит и вымерший от остановки промышленности город, и город, в котором всем работающим полагается за счет мэрии по кружке пива в день. И не просто полагается, а его обязаны выпить, и даже библиотекари женского пола.
  Только один существенный нюанс- все варианты развития заканчиваются плохо. И в стране тоже все плохо-как бы она в разных вариантах не называлась. Где революция, где война, где ни того, ни другого, но везде нехорошо. Везде свои девяностые. Конечно, проваливались не только жертвы обстоятельств, случались среди них и вполне успешные люди.
   Жизнь в городе была весьма нелегкой, причем не только сама по себе из-за темных ужасов в темных углах, но и дополнительно на людские нервы что-то давило из мрачных туч на севере. Особенно гадко это было зимой или поздней осенью-такая, прости господи, безнадега окутывала город и оседала на души, как хлопья пепла после великого пожара медленно опускаются вниз, и вот- у тебя уже волосы седые от пепла... Меня лично условия жизни беспокоили больше в плане культурной жизни. А то, что нет отдельных квартир, а все больше разные общежития, что машины старые и под ними долго лежать надо, если хочешь, чтобы они ехали-не очень. Но многие уже попробовали хорошей жизни и сочли ее за обязательный уровень. а то, что может быть не все так красиво-в их головы не укладывалось. Они были готовы жить в худших условиях, чем привычно, очень недолго-уик-энд или отпуск, но не дольше, а что жизнь может вот так пройти в доме с печным отоплением и водой из колонки- воспринималась как трагедия. Нет, я не иронизирую. я ведь все-таки военный, хотя и бывший, и априори должен уметь жить и служить везде и всюду, поэтому мне чуть легче, хотя и уже стал ощущать тягу к спокойствию и комфорту, но еще не забыл того, где приходилось бывать и в каких условиях. А многие из тех, кто помоложе, или из других вариантов бытия- не выдерживали. Они догадывались, что за МКАДом жизнь несколько другая, чем у них, но сами ее не пробовали, а вот теперь-по горло в ней. Вот у них все опускалось -и руки, и головы, и кое-что другое. Все же жизнь становится все легче в бытовом смысле, и к этому привыкаешь. Вот такой простой пример- во времена моей давно ушедшей юности в нашем городе Кожевниково большинство домов отапливались либо дровами, либо углем. Центральное отопление было всего в десятке домов. Так что всякий умел топить печь. Нельзя сказать, что это запредельно сложно, печка-это не компьютер, но нужно кое-что знать и уметь, например, про угар. Поэтому мои одноклассники, не выучившие уроки, дружно заявляли в школе, что они дома угорели, так, что до сих пор болит голова, поэтому никак не могли выучить заданное. Нынешнему самарскому школьнику и в голову не придет так оправдываться. и учительница его не сразу поймет. Ну, конечно, в массе, потому как найдутся и в Самаре старые хибары с раздолбанными печами, и жертвы угара тоже, но массово такого нет. Я ведь специально поинтересовался-благо живу, то есть жил, через дом от школы. Наверное, школьники не видели и старых газовых счетчиков, щелкавших, как стенные часы, отсчитав сколько-то там газа. Как не видели они и старых холодильников не на магнитной резине, а на защелке. Когда-то от этого отошли, так что многим, у кого такие ящики не стояли дома, все это будет незнакомо.
   А город Углегорск, в котором мы жили в тени Тьмы на севере- словно остался навсегда в сороковых годах. и все там было старое. Не всегда разваливающееся, но всегда старомодное, и почти всегда малость обшарпанное. С облагораживанием фасадов получалось плохо. Так что сначала грязь, залитые дождем стекла, влажный туман, облетевшие деревья, обшарпанные стены. Как только выпадет снег, прикрыв мерзость поздней осени, то станет чуть благороднее вид за окном... Только ненадолго, глядишь: как уже и сугробы не такие белоснежные, и дорожки уже темные, а если поскользнешься, так совсем отвратительно станет. Депрессия какая-то над городом висела, как облако пыли. Вот с ней и боролись: водкой, сексом и разговорами. Все три средства можно было принимать поочередно, а можно вместе, в один прием. Водка тут была не из лучших, хотя пробовал я и похуже, разговоров сначала хватало, потому как у всякого был свой вариант прошлого и еще было интересно, у кого была афганская война, а у кого не было и как звали первых лиц государства... Проходило время, и это приедалось. Секса тоже хватало, благо беременность в большинстве своем паре не грозила. Отчего? Наверное, от страха и тоски, хотя поговаривали, что дети, если даже появляются, то практически не растут. За год-как будто за прежний месяц. Я лично такого представить себе не мог, но, правда, и не видел.
   Устройство нашего богоспасаемого или им же забытого города сильно напоминало НЭП. По крайней мере я его так себе представлял, ибо родился сильно позже этого угара НЭПа. То есть в основном все государственное, но есть и частники, большей частью в сфере обслуживания. Власть и заводы у народа, который делегировал свои полномочия начальству. Только вот официальных партий не было, но, скорее всего, группы, могущие называться партиями в старом смысле слова, были. Имелась даже наука - целое подразделение занималось Тьмой и ее проявлениями с точки зрения науки-отчего это так и может ли случиться снова. Практически же простой человек видел эту науку первый и последний раз, получая инструктаж по технике безопасности с порождениями Тьмы-как они выглядят, чем особенно опасны и прочие сложные моменты бытия. И это все о ней.
   Конечно, можно было услышать, что наука лазает по мрачным местам, пытаясь найти просветы в темной части этого мира. Иногда научные сотрудники в кабаке распускали язык и много чего сенсационного рассказывали. Кой-когда это звучало как пьяный бред, иногда-как сенсация. Появились в девяностые газеты вроде "Совершенно секретно" или "Спид-инфо". Так вот откровения научников звучали как смесь обоих изданий. И про половые вопросы много было, и про темную сторону нашей жизни тоже. Я, правда, ввиду попадания сюда с похмелья, стал в себе зеленого змея давить и даже получалось, посему в кабаках бывал редко, только по железным поводам. Мне лично никто из деятелей науки в пьяном виде ничего не говорил, но у меня бывали сослуживцы и знакомые, которые в местах принятия бывали почаще-вот им так и везло. А потом они взахлеб рассказывали, что, оказывается, если беременная мадам подберется ближе ко Тьме, то беременность может сама собой и пройти. как будто ее и не было, без всяких там операций и химии. Поехала с ,вернулась- без. Научник хлебнул еще и выдал тогда версию, что возле столба Тьмы время может идти вспять. Услышав это, мой сосед по общежитию чуть не подавился каким-то грибом-так это на него подействовало, что не туда закуску засунул... Да, вот так спокойно пьешь себе, а товарищ за соседним столиком громко расскажет, и ты так помереть можешь путем асфиксии от соленого груздя. Только прокашлялся, как научник громко говорит, что и рак так лечить можно. Тут Вася подавился второй раз и надежнее, чем первый. А два поддатых жреца науки все жрали водку и закуску и не обращали внимания на трагедию за соседним столиком, болтуны богомерзкие. Потому, когда Вася нам назавтра рассказывал про эти тайны бытия, то специально предупредил, чтобы мы, как он, не подавились. Троих он уберег, а Виталию помог только частично-тому в горло табачная крошка таки попала. Впрочем, это с курильщиками бывает нередко и без сенсаций, так что не могу сказать отчего Виталик кашлял-от сенсации или как обычно.
  Должен сказать, в анклаве система работала достаточно надежно. Как попадешь, так тебя примут, трудоустроят, столовой обеспечат на первое время, место в общежитии тоже дадут, то есть минимум благ житейских ты всегда получишь, а вот дальше-как повезет. Не всем дальнейшее нравилось, хотя не всегда претензии были по делу. Ну вот как трудоустроить по специальности специалиста по компьютерным программам? Компьютеров нет совсем и, наверное, не будет уже. Потому нужды в программистах принципиальной нету. Конечно, умный и работящий паренек может и найти себе неплохую работу, на которую сгодится. а вот неприятные люди из этой профессии, которые на всех, кто их изделиями пользуются, смотрят, как на это самое-тут его ждет много разочарований. Нет возможности дать ему прежний уютный кабинет с кофе в кружке и униженных девиц из бухгалтерии, что смиренно его простят ликвидировать поломку, а он смотрит на них как на врагов народа. Не будет ему такого и кофе тоже не будет, по причине полного отсутствия его в здешней природе. Вот чай есть. Похуже того, что в нашем мире, но пить можно. Уровень его приблизительно между грузинским и азербайджанским по качеству. До краснодарского не дотягивает. Про цейлонский и говорить нечего.
   Куда пристроили меня? Да тоже на клад артиллерийского и стрелкового вооружения. И боеприпасников я тоже окормлял, как в старину выражались, потому как оружия и боеприпасов тут было до черта. Наверное, полный армейский комплект или корпусной- откуда мне знать нормы здешнего мира, тем более, что он все же отличался от нашего. И патроны были частично другие, да и многое оружие тоже. Например, к пистолетам здесь был принят патрон вроде маузера девятимиллиметрового. У нас я такой девайс только в музее округа видел, а тут-основной образец. И пистолет ТТ под него, только в деталях сильно отличается от нашего. Револьвер, что тут называли наганом-сильно не похож на наш, а карабин вроде привычного мне СКС и пулемет РПД были сделаны под патрон в шесть с половиной миллиметров. Чуть длиннее нашего калашниковского, и в деталях полно отличий: отъемный магазин, прицел чуть не такой. И ружейные гранаты к нему, надеваемые па ствол и выбрасываемые холостым патроном. А у нас и все забыли, что были подобные гранаты к СКС. Спроси кого-и не вспомнит. И я сильно удивился, когда к ним инструкцию нашел - оказывается, и такое было, но вот живьем уже не повидал.
  Было здесь и трофейное оружие, но, в основном, не отличавшееся от того, что было в нашем, то есть в моем мире. Немного другим был только здешний штурмгевер. Встречались иногда итальянские трофеи, но очень немного. Ленд-лиз в этот мир тоже попадал, как английский, так и американский. Там тоже новое встречалось: калибр у "бэби-гаранда" был тоже шесть с половиной миллиметра. И магазин там отличался от тех, что были у нас. Пулеметы из США на вид не отличались от знакомых мне по картинкам своего мира.
  С артиллерией было посложнее. Конечно, ко времени моей учебы и службы многие старые снаряды из комплектов поубирали, но тут я половины индексов не узнавал. А все это не праздное любопытство. В нашем мире есть в старых обозначениях снарядов буква "ф", обозначающая французское происхождение снаряда. А что это значит? А то, что внутри снаряда практически однозначно находится мелинит. Крайне гадкая взрывчатка, и крайне опасная в обращении и хранении, в отличие от тола. И вот она здесь лежит хрен знает сколько времени и явно несколько лет без присмотра, да еще и вблизи Тьмы. А я лично не знаю, что может быть от этого черного столба такой взрывчатке. Путем сложных экспериментов и поисков определили, что в этом мире французским изделиям соответствовала буква "Д" в индексе. Ура всем нам!!! И было их не так много, что вдвойне сладостно. Отвезли на карьер и подорвали для нужд добычи руды или чего там, и мы вздохнули свободнее.
   Или шнейдерит -я о нем только слышал, как преданья старины глубокой. У нас их уже не осталось, а тут хоть немного, но есть. Тоже постарались от снарядов с ним избавиться. Неприятная очень штука, раздражающая носоглотку и глаза. Английский лиддит, туды бы его тоже, потому что я случайно запомнил в училище, что раньше требовали хранить снаряды с лиддитом по отдельности: корпус и взрывчатка. И отчего-понятно, металл снаряда образует с взрывчатым веществом соли, именуемые пикраты, а они крайне опасные при хранении. Лиддит- это аналог мелинита, только фиг его знает, что еще в него британцы напихали... В Ютландском сражении три английских линейных крейсера пошли на дно из-за взрыва погребов. Что там взорвалось-фугасные снаряды с лиддитом или кордитный порох-хрен его знает, но лучше не проверять на своей практике. Или немецкие гранаты-колотушки. Инструкции на немецком, перевод есть, но корявый, тогдашний. И вот написано, что они снаряжены монахитом-это уже перевод такой. А что это за ужас такой? Вот и пойди пойми. Уговорил начальство заняться анализом и вышло, что это аммиачно-селитренная смесь с добавкой тринитроксилола. Гадость еще та, но теперь хоть знать будем-откуда ждать беды.
  Вообще проблем было много-со старой взрывчаткой, со старыми взрывателями, да и с нашей темной стороной бытия. Я уже говорил, что в месте, куда не попадает свет, заводятся твари Тьмы. А вот теперь представьте ящик со снарядами. Лежат внутри они, красивые и смазанные в деревянном ящике, который тоже закрыт, а таких ящиков еще десятки и сотни в деревянном бараке. В ящике пустое место есть? Да. В ящике когда-то человек был, след его ауры там остался? Да. Темно там? Тоже да. Деревянный барак забит снарядами по самое не могу? Забит. Но место для какого-нибудь "пионера" или "хмыря" осталось? Да, осталось. Можно ли, как в канцелярском шкафу, в стенках барака или ящиках вертеть дыры, чтобы свет туда попадал? В принципе можно, но не рекомендуется. Если зародится там сначала темная трава, а потом тварь-насколько удобно там ее расстреливать? Совсем невозможно-места в бараке нет, да и загореться может. Вот то-то и оно. При хранении штабелей на открытом месте чуть легче. Так что по теории следовало ждать больших потрясений.
   Но теория хоть вещь полезная, но не всегда сбывается. Мы и опасались такого исхода, однако он не случился. Отчего-то твари не любили заводиться в снарядных ящиках-и слава всевышнему за то! На территорию они иногда забегали, наводя шороху охране, но не плодились там. Мы не очень верили в свое счастье и периодически затаскивали к хранилищам небольшой аэродромный прожектор и освещали внутреннее пространство складов. Работа у службы РАВ такая-много делаем, иногда по краю ходим, и никто этого не замечает. И лучше бы никогда не замечать, потому что если наша работа станет заметна, то никому мало не покажется, как Казани в семнадцатом году или Галифаксу приблизительно тогда же. Кстати, этот вопрос пытались узнать у научного нашего отдела. Ездил туда еще до меня зам и разговаривал. Научные работники сказали, что точно сообщить они не могут, потому как мы все время сталкиваемся с незнакомой сущностью, и не все в ней понятно. Теория у них есть, что тварям Тьмы не нравится взрывчатка, ибо она как бы спрессованный свет, противный их природе, вот они близко обычно не показываются. Но подтвердить эту смелую гипотезу нечем- нет ни статистики, ни продолжительных наблюдений, все на наитии. В итоге пришли мы к критерию личного опыта и практики. "Раз само не тухнет, то пущай горит", как поется в песне про пьяного брандмейстера.
   Основной запас стрелкового оружия и боеприпасов к нему хранился в самом Углегорске, а вот артиллерия и боеприпасы к ней- по большей части в бывшем артиллерийском складе в Песчанке. Это километров двадцать от города, в лесу. В самом городе был небольшой комплект к используемой артиллерии, то есть приблизительно к дивизиону полевой артиллерии и минометов, которыми пользовались здешние вооруженные силы, и выстрелы к тем танкам, что стояли как доты вокруг города и заводов. А тот самый армейский или корпусной комплект лежал и стоял в Песчанке, а мы туда периодически ездили- изображали борьбу с Тьмой и привозили замену расстрелянным снарядам и минам. Городские власти сначала беспокоились, а потом привыкли. Держать все это в самом Углегорске теоретически было возможно, если снести изрядный кусок частного сектора и построить там хранилища. Но, чтобы заниматься таким артскладом, нужно было до тысячи человек народу. Это конечно, если работать как следует. В самом городе населения было тысяч пятнадцать-двадцать. Где же столько набрать только на артсклад? Негде. Поэтому жили, как могли. Лежат тысячи снарядов в лесу и пусть дальше лежат. "Раз оно не рвется, так пущай лежит".
  Целее, однако, будет.
   Это я так, наспех обрисовал большие проблемы бытия в городе Углегорске и подчиняющихся ему деревень и городков. Проблемы серьезные и практически не решаемые. Были проблемы и попроще, и даже иногда доступные, которые и довести до логического конца можно. Например: куда пойти напиться? Кабаков около десятка, до некоторых далеко идти, а некоторых трутся неприятные лично личности. Так что выбор относительно невелик и быстро завершается. Вот проблема, где добыть деньгу за прием жидкого балласта в трюм- эта уже из малоразрешимых. Но такой она остается везде и всюду, ибо основное число любителей горячительного -люди с ограниченным бюджетом.
  К какой даме подкатиться? Тоже решаемая проблема. Но на ней не стоит останавливать внимание, ибо в граде обреченном она решалась так же, как и в тех мирах, откуда сюда вывалились здешние обитатели. С учетом ограниченности вечерних развлечений и отсутствия возможности нежелательной беременности-не находил только тот, кто не искал. А устраивала ли его находка? Э, милчеловек, это такая философия жизни, что ее часами надо обсуждать. Потому- "лопай, что дают" или изыди в Тьму внешнюю. Или здешнюю. Может, в темном столбе скрываются не только подобные животным твари, убивающие людей, но и гурии. Не верищь -сходи проверь.
  Решаемой проблемой было присутствие тварей на улицах. Вероятность встретиться с ними существовала, но вряд ли особенно больше вероятности встретиться с хулиганами в городе. К тому же при наличии оружия. Конечно, труженики конторы "Горсвет", которые с ними боролись по заву долга, встречались с тварями почаще, а обычные жители- далеко не в каждый поход за водкой поздним вечером.
  Вот, как получил я табельное оружие, так в душе что-то загорелось, слегка утихшее за четыре года штатской жизни. Прямо, как мальчишка, которому хочется тут же вырвать пистолет из кобуры и отстрелять полчище врагов, неважно каких. Да, ощутил я себя тогда еще не совсем замшелым пнем, а способным на движения души. Вот что с скромным инженером по технике безопасности делает оружие. И пистолет был почти что знакомым: ТТ, только видоизмененным, как почти все здесь, такое, как у нас, но не совсем. Я вспомнил молодость, как носил такой на первом месте службы и нацелился разобрать-ан нет, система оказалась несколько не такой. И крупнее, и массивнее, и предохранитель присутствует, оттого и разбирается несколько не так, а наподобие ВИСа- оттягиваешь затвор назад и удерживаешь его в заднем положении, подняв предохранитель.
  А дальше уже более-менее похожее. Но патрон был очень мощным, и привык я к нему не сразу, хотя вроде бы пороховой заряд хоть у знакомого мне патрона НАШЕГО ТТ и здешнего-одинаков, а вот поди ж ты. И вспышка помощнее, и в руке удерживать тоже. А стрелять, как американские шерифы, двумя руками, меня никто не учил-наоборот, всегда одной. Первый раз из нового пистолета получилось двадцать два "очка" и сильный разброс попаданий. Теперь есть, чем заняться-пристрелкой. Пистолет к нормальному бою я привел, но все же ощущал дискомфорт от стрельбы таким патроном. Отчего зародилась мысль о том, чтобы раздобыть что-то другое, скажем, под парабеллумовский патрон. Тогда ТТ займет место на службе, а на улице уже буду носить что-то другое.
  Да и парабеллум-он легче, хотя носить его в кармане-еще то удовольствие. Прощай, подкладка и все прочее. Но это пока не крайне срочно, успеется. Как и кобура неармейского типа для прогулок городом. Что еще интересно, кроме кобуры, мне выдали еще и подсумок на два запасных магазина. В РККА и СА такого не было-есть гнездо под один магазин на кобуре-и хватит. Вроде как подобный подсумочек был у американцев, тоже на два магазина, а у бриттов тоже подсумочек, но на шесть запасных патронов к револьверу. При царе-вроде как тоже запасные патроны в кобуре носились, в специальных гнездах. Видал такую кобуру, видал. Запас-это дело хорошее. Таскать его, правда, не всегда хочется, потому горе тому, кто поленился и остался без патронов, и горе тому тоже, кто эти патроны таскает.
   А кого как имеет какое горе- выбор личный. Как сделаешь, так и пострадаешь. Ибо ничто хорошее в нашем мире не остается безнаказанным. Пошел я провожать даму вечером из хинкальной к ее общежитию, и увидел черный силуэт, напоминающий детскую фигурку, а потом и второй такой, чуть далее. Поскольку по глухой стене ночью нормальные люди не лазают, выдернул я пистолет и всадил на черный кусок тьмы две пули. Потом добавил третью, уже в лежащую. Дама оказалась боевой, сама достала маленький "маузер" и поучаствовала в общем сражении. Поскольку стреляла она по твари, что залезла еще выше, подняв ствол практически к моему правому уху, то от ее стрельбы я на то ухо временно оглох. Подстреленный мною черный обитатель темноты помер и развоплотился. Как и во всех подобных случаях, на месте его смерти образовалось черное пятно на асфальтовой отмостке -как будто отработку разлили. Второй ускакал вдаль.
   Подъехала машина из Горсвета, оценила сражение, что-то записала, а мы отправились дальше- лечить мою пострадавшую барабанную перепонку. Способ лечения был приятен, но нормально слышать этим ухом смог где-то через неделю. Спасибо, что Галина в голову не попала, а то был бы еще один охотник Френсис Макомбер, только без недолгого счастья перед пулей в затылок. А еще надо было подумать вот о чем-дам водят под ручку и располагаются от них слева. А поскольку я в основном правша, то и правая рука, и пистолет блокируются нежным дамским телом, отчего теряется время. Отчего частично? Мама и папа мне говорили, что в детстве я был левшой, но меня героически переучили все делать правой, которою я и ныне стараюсь все делать. Правда, когда нужно нести что-то тяжелое, я героически хватаюсь за него левой рукой, которая слабее, но старая память сильнее заново привитой. До амбидекстра я не дорос, но много чего могу и левой делать. А из этого следовал еще один такой вывод, что мне не помешал бы опять же второй пистолет слева. Можно даже и неармейского образца. Так я пришел к той же мысли, что и раньше, но на ином уровне. Осталось только его раздобыть.
  Его можно было свободно купить-ну, если денег хватит, и образец нравится. Можно было очень сильно постараться и выпросить у начальства официально. Был и третий путь- поучаствовать в трофейных экспедициях.
  Многие желающие, сгруппировавшись и раздобыв автотранспорт, ездили на условно ничейную территорию, где пытались что-то полезное раздобыть. Что-то нужное у них принимала городская власть за деньги, а что-то они сами продавали. В областях, оставшихся под контролем Тьмы, могло заваляться и оружие. Пулемет в частном владении не приветствовался, но его можно было сдать власти за немалые деньги. А вот владение пистолетами никто не ограничивал-нашел его там, так делай с ним, что хочешь- продай, подари, сам носи...
   Правда, мои расчеты портил один момент. Хоть левой рукой я стрелять смогу, но обычно предохранитель, затворная задержка и прочее важное на пистолете рассчитаны под правую руку. Тогда придется подумать о пистолете с наружным курком и не включать обычно предохранитель, а манипулировать курком. От оного возможны зло и опасности, но вот придется делать так. Ибо какие могут быть старые привычки и условности в злой волшебной сказке, в которую мы погружены? Только те, что не приводят к быстрой смерти. Курение медленно убивает, но не все в Отстойнике доживут до рака легких от упражнений с табаком.
   Да, забыл сказать, что Углегорск был не единственным вместилищем людей в это мире. Неподалеку был городок Сальцево, политически устроенный немного по- другому, чем бывший областной город Углегорск. К нему относились и деревни с хуторами. Дальше по реке были какие-то другие города, с которыми даже велась торговля по реке. Чай доставлялся именно оттуда, табак получше-тоже. Отношения с Сальцевом шли по известной фразе, что никто не может улететь от другого на луну, поэтому следует мирно сосуществовать. Оттого все внешне было благопристойно, а под ковром случалось всякое. Насколько я слышал-проштрафившиеся здесь люди сбегали в Сальцево, а оттуда, как и с Дону, выдачи не было.
  Болтали, правда, что неофициально и оттуда могли вытащить, но правдивость этой информации подтвердить не готов, с городской безопасностью в тесных отношениях не был. Они нас проверяли-не пошло ли подотчетное оружие налево, но ничего не нашли, кроме мелких зацепок. Не все в нашей работе удобно проверяется посторонними. Когда в отдельной команде на правах отдельной роты есть десяток автоматов и столько же пистолетов, то отследить наличие оружия несложно. Самый тупой безопасник из подчиненных Котовского возьмет и подсчитает, сколько должно было быть и сколько есть. А вот когда ППШ или винтовки лежат в бараке от пола до потолка в количестве тысяча ящиков по пять штук в каждом, то проверка становится немножко предсказуемой. Достали доступный ящик или несколько, открыли, внутрь заглянули, решили, что содержимое соответствует, и весь запас также соответствует. Тут я немножко утрировал, но все большие партии оружия, боеприпасов или их компонентов именно так и контролируются. Берется какая-то часть и исследуется. Если все нормально-партия принимается. Нет-бракуется. Капсюльные втулки или капсюли, то бишь расходуемый материал тоже. Берется десять штук КВ, учебное орудие и при определенных условиях производится десять спусков. Две КВ не сработали- тогда для производителя наступает голубой период, когда с ним поступают как второго августа с голубым по ориентации, В случае с доверху набитым ящиками хранилищем из некоторых мест извлечь ящик для исследования под силам лишь Гераклу. Потому достают и вскрывают только более менее доступную тару. Иногда много раз одну и ту же.
   Наверное, принимаемые службой тыла консервы исследуются аналогично при поставках промышленностью, но тут я ничего не знаю, в комиссиях по списанию испорченного, было дело, состоял, а вот от завода "бычки в томате" не принимал. Возможно, я многое потерял, не участвуя в этом процессе, но что поделаешь-не в Вольске учился. Мне досталась своя забава, перефразируя покойного Сергея Александровича. Впрочем, у всех по службе и работе есть свои забавы, а у части людей еще и дома -вторая серия их.
   Для обретения второго пистолета потребовалось всего два месяца писания бумаг. Потом интересно было читать ведомости наличия стрелкового оружия- двенадцать тысяч четыреста восемьдесят пять пистолетов и револьверов отечественных образцов (это, кстати, термин из ведомостей, мы его только повторяли в печатании новых бумаг по старому образцу) и почти четыре тысячи иностранных марок. Еще более интересное размышление возникло у меня по запасам холодного оружия. У нас использовались только штыки к винтовкам и карабинам, но в недрах складов лежало и полтысячи шашек. Если бы я восхотел себе драгунскую шашку, которую никто не использовал в городе, то сколько бы времени ее выделяли или сразу бы отказали?
   Да, забыл, имелся еще некий запас трофейного холодного оружия, но больше разрозненный. Только немецких штыков к карабинам было полтысячи штук, а прочие- от одного до пятидесяти экземпляров. Кортик ихних кригсмарине- один на развод, десяток авиационных, или вообще непонятные изделия. Наверное, для какой-то службы вроде почты или лесничих, чтобы от другой службы отличаться. Лежала и пара чиновничьих шпаг(так они обозначались в списке), но я не знаю: их во время войны кто-то носил или просто завалялись и были взяты. Сами эти чиновничьи шпаги как оружие были тупыми, как лезвие "Нева", хоть отделаны богато, а вот итальянских ни штыков, ни ничего иного холодного не было. Хотя были какие-то никак не обозначенные ножи и кинжалы-может, немецкие, может, итальянские, может, иного немецкого союзника? По качеству: некоторые весьма красивые и хорошо выполненные, но, кстати, встречались и на уровне мальчишеских самоделок, из плохой стали и с неудобными рукоятками. Что это за такие режики, и точно ли они трофейные-бумаги ответа не давали. Мы думали, что это изделия военного времени, из чего нашли и как смогли сделать. Кстати, от союзников Углегорску холодного оружия совсем не досталось. Но я и не знаю, вообще оно под ленд-лизу получалось или нет, хоть в нашем временно-пространственном континууме, хоть в Углегорском? Если дверца назад откроется, то надо бы провентилировать этот вопрос.
   На основании этих вот изучений наличных запасов, я и рекомендовал отправить в переплав запас шашек и разное другое неисправное и некомплектное оружие, к которому даже боеприпасов нет или только мизерное количество. Если французский пистолет под какой-то нестандартный патрон можно дать вахтеру, и он надолго наличными десятью патронами обойдется, то на кой нам хранить восемнадцать станковых "гочкисов" ,к которым патронов вообще нет ни единого, и ни обойм-полос, ни лент, кстати, тоже! Ффтопку их, как выражались бывшие у себя программерами!
   И отправили. Вообще здесь, конечно, и без шашек и прочего нашего добра металлолома хватало, чтобы металлурги и дальше трудились и было чем печи загружать, но зачем нам держать на охраняемых складах то, что в принципе нам не нужно и даже сложно понять, потребуется когда-либо? А просто так выбросить не хочется-долго стерегли и содержали, а теперь им загрязнять этот мир, как Стенька Разин Волгу женским телом? Неудобно как-то. А вот когда в печь отправили-все выглядит как бы правильно и как бы организованно. Потом и до некоторых пушек дело дошло. И стало нам на душе так спокойно-спокойно, что никакая тварь Тьмы теперь не сможет вытащить тяжелое пехотное орудие из парка, раздобыть отсутствующие у нас снаряды и устроить какую-то пакость. Кстати, возник по их поводу сложный вопрос из сферы психологии. Ну, разобрали их и отправили в печь. Резина с грузошин тоже нашла себе применение. А как быть с панорамами-одной целой и одной поврежденной? Ни к каким другим орудиям они не подходили, хранить незачем, но выкинуть жалко. Вещь совершенно не нужная, но рука не поднимается целую вещь взять и отправить в печь. Отправили поломанную панораму, а целую - таки оставили. Вдруг следующему поколению попаданцев в этот мир захочется за девками на речном пляже подглядывать с крыши общежития. Вот для такого будущего вещь сохранили.
  Будь у меня такая бандура в юности, я бы ее много таскал, разглядывая в оптику далеко расположенное, но ни у меня, ни у кого из нашего двора ни шашек, ни панорамы не было, а тут вот оно валяется ненужным мусором, как злато у Робинзона Крузо. Сложно у жизни с совершенством и совпадением желаний и возможностей. Впрочем, это вечно. "Королем быть не могу, герцогом не желаю- я Роган!" И позднейшее: "могу купить козу, но не имею желания. Так выпьем же за то, чтобы на все наши желания нам хоть что-то перепадало!" Ну и чтобы было, что оставить после себя, а не только завещать родным "свою вотчину в Ладожском озере -все десять саженей глубины". Или свои годы в виде богатства.
   А затем мои прикидки по вооружению стали актуальными. Виною был роман с дамой, из-за которого приходилось рисковать, двигаясь по темным переулкам. Возможно, можно было обойтись без этого экстрима, если заняться полноценным планированием и организацией, но тут виноват был я, насоблюдавшийся на службе разных инструкций, про которые есть затертые слова, что они писаны кровью нарушивших их. Придя после домой, я уставал от правильности, а поскольку брошенные не там носки не опасны с точки зрения пожара или взрыва, так и не чувствовал в себе сил укладывать их так, как кое-какие изделия на службе. Ну не педант я с четким порядком везде и равнением на середину!
  Вот и в Углегорске были сложности. Чтобы ехать на службу базовым автобусом ( вот не смогу назвать его марки, ибо он был собран из всего, что было, исключая только танки), а общага, где жила моя пассия, пребывала довольно далеко оттуда. Провести ночь с ней в моей комнате в принципе иногда получалось, но для этого надо было выпхать от одного до двух других жителей. Увы, это выходило не всегда. Но вот ее соседка бывала в отсутствии чуть ли не через день. Это как бы лучше, но неудобно добираться: или очень рано вставать или очень поздно уходить. Впрочем, я не ныл-особенно наслушавшись про Отстойник, что там и живут долго, и не стареют, и болезни очень не спешат, оттого и чувствовал себя юным и бессмертным эльфом в зарослях укропа, то бишь в силах преодолеть все. И правда, вернувшись к нормально работе, нужной людям, а не хренью, что творилась во втором корпусе, снизив прием алкоголя, я почувствовал себя лучше и здоровее. Конечно, неплохо было бы еще и на юг съездить к морю и фруктам, но чего нет, того нет. С фруктами в городе было не очень, пляж имелся, но речной, однако за неимением желанного лопают, что дают. Так что я ощущал, что горы сверну, и что уж там стоит пересечь город и не попасться на зуб тварям.
  Так минимум раз в неделю я удивлял дежурного по общаге у Нади, уходя во втором часу, а потом своего тем, что являлся между двумя и тремя. На стоны обоих я отвечал, что они на дежурствах спать не обязаны, а обязаны караулить, потому хоть в полночь, хоть в три-открывайте и не чирикайте. Можно было встать в пять и так не делать, но мне лучше с вечера лечь позже, чем утром встать рано, а особенно из надеждиной постели. Вот и попробуйте бодро скакать по утренней свежести, после того, как с дамой-с и хочется еще мило подремать в ее объятиях, а не вставать. Наде тоже нравилось, когда я уходил рано утром, ибо это отчасти напоминало нормальную семейную жизнь, а уход ночью- акт богомерзкого адюльтера, только с тем отличием, что я влезал -вылезал не по водосточной трубе. Но какое уж нормальное житие в этом тонущем мире. Как получится, так и есть.
  Насчет же адюльтера-невинны есмь, ибо я разведен, то бишь снова свободен от клятв, а Надя, хоть и была замужем, но благоверный ее остался в прекрасном далеко. Поскольку он вслед за ней не проваливался уже два года, то тут тоже все приравнено к расставанию. Она утверждала, что если ее не будет дольше, чем отпуск, то благоверный точно гульнет налево, и два года тоже один не проживет. Кстати, как-то она подумала, что будет, если ее Валерий завтра- раз и провалится сюда. Размышления привели ее к выводу, что не факт, что у них все снова получится. Чувства уже подтаяли. Хотя никто не виноват, что добре люди иногда могут отправиться по делу в темное место, а попасть в какое-то отделение инферно. И оттого их дороги разойдутся.
   Первый мой поход во темных переулках ознаменовался только руганью с двумя дежурными. Как раз был сентябрь, на переходе от тепла к холоду. Днем еще не так чтоб и прохладно, а вот ночью-пробирает. Но я не пижонил, а надел шинель, оттого и особо не страдал. В левом кармане ее "вальтер", снятый с предохранителя и со взведенным курком, на ремне справа кобура с табельным стволом, и он тоже готов к немедленному применению. Запасные магазины взяты - приходи, кума, любоваться, как добрый молодец идет погулять немножко. Кой-где окна еще горели, поэтому подошедший к стеклу мог меня разглядеть и выразить мнение, что это за странный тип выперся в такое время и сколько при этом выпил. На последний вопрос ответ простой-нисколько. И на волне адреналина я прошел весь город, и мешал мне только слабый ветерок, на некоторых улицах дувший прямо в лицо. Он явно мог на пару сантиметров в час уменьшить мою скорость, и обязательно сделал это. Теней, похожих на что-то опасное, хватало, но они так остались тенями. Ночь вообще - это время не человека, а других созданий, его дело - в ночи спать. А если он не спит, то чего он только не увидит и не услышит. Попробуйте полежать без сна в многоэтажном городском доме-и чего только не будет. И отчего-то ночью все звуки воспринимаются как опасные и непонятные. И вода отчего-то внезапно протечет из крана, и пол зловеще заскрипит, хотя никто по нему не идет, и какая-то хрень с вышележащего балкона свалится. Ну, а кто стоял в караулах ночью-тому и рассказывать ничего не надо.
  И когда заступаешь дежурным по части, а у тебя в четверть третьего в районе пятого поста гремит выстрел из карабина. Что это- война и злобные натовские диверсанты прокрались в Поволжье и снимают часового? Или что еще? Какие мысли тебя посещают, и как тебе радостно становится оттого, что точно знаешь, что самый главный дурко сейчас не может стоять на посту, он в госпитале, а это значит, что масштаб ЧП будет поменьше! А когда окажется, что на посту был вполне адекватный казанец Ткачев, так ощущаешь себя поднятым из бездны ада обратно к свету. Да, Ткачев показал, что на него из темноты пошла собака немаленьких размеров, оскалив зубы, оттого он и того. На траве кровь, и дорожка ее идет к проволочному заграждению, и под ним и вправду лежит немаленькая собачатина, явно бездомная. А пусть даже хозяйская и даже любимая! Вот тут и снова ощущаешь себя тем, кому на секунду перекрыли доступ воздуха, а потом убрали руку и дышать снова можно. Нет войны, ЧП будет минимальным, а если Ткачеву подсказать про опасения насчет бешенства... Нас предупреждали, что этой осенью много покусов домашних животных разными дикими и случаи бешенства тоже возможны...
  Это было в лейтенантской юности, осенью, а в углегорском возрасте тоже сначала все прошло тихо, ибо Тьма и твари ее поначалу охренели, на меня глядя и не знали, что делать с этим любителем экстрима. Но колебались недолго, посему в третий поход в полвторого я и наткнулся на пару "пионеров". Так звали в местной научной классификации почти что самых мелких тварей- по размерам они были десятилетнего ребенка. Правда, они четких контуров не имели, да деталей устройства разглядеть не удавалось. в общем, черный негритенок в черноте ночи. Правда, этот малыш скакал так, словно гравитация к нему отношения не имела и лазал по голым стенкам, как будто руки-ноги к ним прилипали. Не удивился бы, если пионер мог ходить по потолку, вроде мухи. Книжечка про них утверждала, что эта малютка могла кусаться и царапаться, когти у нее были весьма мощные, легко раздирающие ватник и шинель. Ну и опасность заражения с превращением в одержимого прилагалась. Стена дома впереди была глухой, потому я стрелял, не колеблясь. В окно не попаду, на спящего жителя балалайка со стены не свалится, причинив нестерпимый моральный ущерб. Какой-то из двух вальтеровских пуль я сразу попал, отчего тварь откинулась на землю и забилась, а вторая полезла по той самой вертикальной стене. Стрелок по-македонски из меня оказался средним. Возможно, по нему тоже попал, потому как пионер издал истошный визг, сравнимый с поросячьим во время убоя, только более высокий . Уши аж заложило, но пионер ушел за пределы видимости. А вот первый, подбитый, как-то собрался и снова бросился вперед. Добрые люди подсказывали, что чем больше пуль ты всадишь в тварь, тем лучше тебе будет а ждать, когда она кровью истечет, как косуля-не стоит. Поэтому чем больше пуль, тем лучше, и желательно еще пули обработать, чтобы они раскрывались, разрывая тело. А вот этого я не сделал, потому потратил еще четыре пули на нее, каждый раз выбивая тот самый жуткий визг. Наконец, черная тварь утихомирилась, а тут и явились наши труженики горсвета, что с этим тварями борются. Им я все разъяснил, хотя смотрели они на меня, как я в молодости на пополнение из отдельных забитых окраин. Тогда думал-это они специально призывают в армию своих самых слабоумных? Что думали осветители, глядя на меня, точно не знаю, но догадываюсь. что-то вроде: это он от природы такой или вечером перебрал?
  И оба мнения были ошибочными-и про жителей окраин, и про меня. Тем не менее, стрелял я по делу, одну тварь даже убил- какие могут быть претензии официально? Никаких-это неофициально рядом живущие могут думать: "На кой бес он стрелял и их разбудил, а не дал себя сожрать тихо и без сопротивления?!! Как же! Это я со вчерашнего виноватым себя чувствую, оттого обычно и тих, и скорбен, а на трезвую голову столько могу выдать злобесного претыкания, что ой-ой.
  Добрался до своей общаги, преодолел сопротивление своего стража ворот и поднялся на второй этаж. А соседи-то отсутствуют! Видимо, что-то внеплановое возникло на горизонте. Залег и часа два покемарил, пока время позволяло, а потом уже утро, и я не один умыться -побриться хочу, так что надо чуть пораньше встать.
   Но, должен сказать, что быть смелым мне в походах ночью помогало незнание. Когда пионеры, хмыри и прочая мерзость видится как плохо прорисованные силуэты в плохо полиграфически оформленной книжке, то сильно их не испугаешься. Как не сильно страшен бегемот в кино про приключениях двух обезьянок или в зоопарке. Когда же он тебя в речке утопить пытается, то отношение к нему меняется в корне. Как и к танку. Мне их подбивать не приходилось, но я встречался с людьми, что это делали. И они говорили, что теоретически подбить танк легко-туда, сюда, потом снова сюда и танку конец. А когда ты укладываешь ему четыре снаряда в борт, а ему хоть бы хны, то совсем другое дело. Тогда тебя начинают одолевать такие мысли о несовершенстве бытия, что ой-ой. А тут танк начинает сам поворачивать к тебе башню, и скорость образования мыслей резко увеличивается, в том числе и о том, а не сбежать ли, пока танк не попал в тебя? Отчего-то веришь, что он в отличие от тебя и не промажет, и попадет в нужное место. Зато потом твой пятый снаряд опережает немца, и над ним начинает сочиться дымок, сначала жидкий, а потом погуще, то что только не про исходит в душе! Бывало, наводчик врежет от души кулаком по щиту и не чувствует боли, она почувствуется потом. Поэтому легко ходить по тропинке бедствий, пока полагаешь, что на ней ничего страшного не встретишь.
  Так вот и я не встречал ничего страшнее пионера, а потом мир перевернулся вверх дном.
   В моей жизни это случалось не первый раз, но привыкнуть к этому все не удавалось, хотя в этом случае оверкиль был слабеньким-только ты понял, что твои пятки смотрят в небо, как они снова глядят в надир. Тогда навстречу мне вынесло такую вот странную тварь. Вообще все они четких контуров не имели, а в движении так еще хуже выходит. Так что это какое-то пятно, отдаленно напоминающее того же подростка, горбатого старика, животное, а уже название они получат от какого-то научника с художественным вкусом. Если же у тебя с ним не очень, то можешь называть, как угодно. Хочешь - фомор, хочешь - демон, а хочешь - теща, если оно тебе именно тещу напоминает. А мне встретилось такое чудо-юдо, скорее смахивающее на крокодила. Если бы он решил бегать побыстрее и отрастил ноги вдвое выше обычного. Потом я вспомнил, что такие ноги у лангуста. Бывал я в городе, где многие рыбаки, приплыв из дальних плаваний, привозили обработанных лангустов или омаров и прикрепляли их к щиту, а сам щит к стене для украшения. И стоял так бедный пучинный таракан, пока при неоднократных стираниях пыли у него не отламывались сначала ус, а потом лапы. Когда хозяину надоедал таракан без ножек, его выкидывали.
  Так что получился гибрид крокодила и лангуста, но очень крупный даже для крокодилушки. Вот и увидал я такое чудо шагах в пятидесяти перед собой. Обычно такое поведение называют помесью слабоумия и отваги, но в частичную защиту себя скажу, что сразу сматываться смысла не имело. Я такого по методичке не помнил, но это не значило, что там "крокогуста" не было. А рвать бегом от твари, скорость которой ты не знаешь, смысла не имеет. Если она бегает как домашний кот, то и то убегать гарантии нет. Поэтому я начал с пистолета, потом, задним умом рассудив, что она может и сразу свалиться, может и притормозить от пуль, что дает шанс на уход от подстреленной. Если она не сваливается, а бегает быстрее меня, то убегать от нее бесполезно. В момент встречи я пришел к тому же выводу еще быстрее. выдернул ТТ из кобуры и всадил в район головы (там детали не сильно были различимы, где еще голова, а где уже плечи) две пули, потом добавил третью, все же тварь немаленькая. А оно все чешет и чешет ко мне бодрым шагом. Неужели промазал? Так нет же, гадость пару раз слегка дернулась. Я взял пистолет двумя руками, как деревенский вариант Мэла Гибсона и прицелился тщательнее. Выстрел, оно снова дергается, но идет. Прародители мои, это что же деется на земле?! Оно что, вроде танка? Тут мне явно стало кюхельбекерно и тошно, ибо до этого я ощущал желание надрать задницу твари, а тут четко прочувствовалось, что, возможно, и меня сейчас разорвут, и не сильно приятным способом. Сердце ухнуло куда-то ниже пояса, руки задрожали и другое ощутилось. Прямая иллюстрация к тому, отчего бегают молодые солдаты в бою. Оттого, что ощутили себя мошкой крохотной перед лицом врага, который сейчас газеткой махнет и тебя размажет. И рядом никого не оказалось, кто возьмет за струсивший организм и быстро выбьет позыв удрать быстрее собственной тени.
   Поскольку я уже кое-что повидал (но не такого тараканозверя), то не струсил, а стал пятиться назад, стреляя уже одной рукой, а левой судорожно шаря по ремню в поисках подсумка. А он, гад, все никак не попадался под пальцы, уже седьмой выстрел, а тварь не падает, и подсумок не находится. Я же его не забыл, я точно помню, что его на ремень пристраивал! А крокодил все не валится и не валится, хоть вроде как похрюкивать начал. Может, это знак раны, а, может, и нет, потому как они визжат, как болгарка по металлу, когда получают, а тут не так. Палец нащупал кнопку подсумка, отброшена крышка, вот магазин. последняя пуля из ствола, затвор медленно едет назад. И вообще все так медленно происходит, и крокодила медленно шатает в стороны, аж чуть он медленно не чиркнул боком по земле, и левая рука страшно медленно поднимается вверх к пистолету, как словно не через воздух, а через кисель, зверюга все ближе и ближе, хорошо, что двигается она, как бегемот через холодец и даже медленней...
   Потом все получилось, магазин вщелкнулся в рукоятку, вернулся на прежнее место затвор, дослав патрон, палец снова придавил спуск. Еще восемь выстрелов, уже ближе, чем десяток метров, и, наконец, проревев, туша крокодила шлепается на тротуар. Чудо еще живое, но может только толкнуть вперед свою башку, а идти не может. Ух, достал его! Вставил последний магазин, вогнал еще четыре пули в тварь. Хотелось еще, но я забоялся остаться с одним вальтером - вдруг еще компания гадостей заявится в гости. Усиленная моя стрельба разбудила всех в окрестностях, поэтому явилась даже пара добровольцев с винтовками наперевес, желавших узнать, что тут делается под покровом ночи.
   Я им отвечал, стараясь использовать столько же этажей в конструкциях, сколько и они. В общем, я разбудил минимум четыре дома и горсветовскую бригаду сорвал с места. Они только сели пить чай после плодотворного разгона двух хмырей на Розы Люксембург, вернулись и на тебе! Тварь медленно истаивала, как говорили знающие люди, теперь чернота на тротуаре будет такая, что ничем не возьмешь-хуже кузбасслака зачерняет.
   А у меня внутри все отходняком терзало, наверное, мочевой пузырь уже дошел до сердца, но дыхательную систему еще не перекрыл. Была бы лавочка, я бы на нее сел или даже свалился. И еще я очень хотел напиться для снятия стресса, а всего лишь через несколько часов начиналась служба. Только как напиться-то после такого крокодила и причинения им страданий души и тела? Никак не разрешимое противоречие. Выбирать можно только что-то одно-или антистресс, или службу. Так что поволокся в общежитие, повалился там, слушая храп сотоварища, а потом восстал и пошел, совсем не спавши. Как я себя ощущал весь день на службе? Ну об этом еще Пушкин писал-как труп в пустыне. А как глаза закроешь (а этого регулярно хотелось), так и отключался. Что я делал и какие бумажки писал-во мне не сохранилось никакой памяти об этом. Но я не боялся, потому что, когда послужишь и не в Арбатском округе, то научишься все делать без накладок и пьяный, и невыспавшийся, и контуженный. Самое главное: взрывоопасное не трогать руками-там автоматизма может и не хватить. а так, на текущее-хватит.
   Дотянув до вечера, я принял полбутылки, закусил пирожками с творогом. Удивительно, но такая адская смесь никак не повлияла. Хотелось еще, но кое-как выдержал этот позыв и добавлять не стал. Утром служба продолжится, и нечего на нее ходить с перегаром, как у Змея Горыныча. Поспал хорошо, добирая вчерашний недостаток. Утром с трудом встал, но встал же! И так все длилось дня четыре-стресс прошел, запой не случился, и сон таки восстановился. Результатом было решение по ночам больше не шастать. Автомат заиметь можно, но дорого. А то опять выйду в ночь и напорюсь на компанию Годзилл тьмы на которых и пулемета не хватит.
   Да, горсветовцы на меня накляузничали начальству, что вот, мол, хожу в ночи и к себе гадость привлекаю. Я в фитиле расписался, но остался при с воем мнении. Наде я про эти приключения не говорил совсем. Потом до нее донеслись слухи, что было вот такое вот, но я сделал вид, что все это не про меня, а так мало ли что случается. Вот, удобрение нитрат аммония, она же аммиачная селитра-кто его из колхозников боится? Тем не менее, есть пара-тройка городов, которые чуть-чуть не снесло взрывом этого безобидного удобрения. И газовый кран она у себя дома открывала, не боясь ничего, а тем не менее взрывы газа не столь редки. Но не жить же из-за этого в вечном страхе. В общем, я кое-как убедил ее, что беспокоиться не о чем.
   Ну и да-вот я служил в армии, которая сам по себе, скажем, опаснее, чем завод "Хрензнаетгдесельмаш, и там я работал с боеприпасами, что опаснее, чем служба у многих ВУСов. И в результате руки-ноги на месте, а если что отсутствует, то только зубы мудрости. Ну не приживаются они во мне надолго, в двадцать вылезли, к тридцати шести убрались- что им в немудром делать?
   А дальше звякнул первый звоночек. У меня раньше такое бывало, что резкие перемены в судьбе происходили после намеков судьбы же. Правда, это я мог установить уже постфактум, потому как эти предвестники такими не воспринимаются. Ведь мало ли всякого увидишь во сне! Сколько раз я видел, что хоть я уже взрослый, но все равно учусь в школе и должен идти сдавать астрономию, хотя минули многие годы с тех пор, как я ее учил. Или что я ловлю каких-то врагов в подземных коридорах средневекового замка. Множество раз такое снилось, и хрен знает, отчего и к чему. За всю жизнь в таких замках ни разу не бывал, и после такого сна ничего необычного н случалось.
   И к чему тогда во сне тихий голос на английском, который я знаю в пределах программы, то бишь немногим больше нуля, а тем не менее понимал, что этот слабый, надтреснутый мужской голос выговаривает?
  Some say the world will end in fire,
  Some say in ice.
  From what I've tasted of desire
  I hold with those who favor fire.
  But if it had to perish twice,
  I think I know enough of hate
  To say that for destruction ice
  Is also great
  And would suffice.
  Что в кривом переводе означает приблизительно так:
  Кто говорит, что мир сгинет в огне.
  Кто-то -во льдах.
  Я же лично отдаю предпочтение огню,
  но, если миру суждено погибнуть дважды,
  то и лед успешно справится с разрушением его.
  Потому-тоже подойдет.
   И вот думай теперь -что за тип читает мне их и что за долбанная Старшая Эдда (и для чего) мне преподносится? Приснилось же! Не мой ротный командир из училища, что был натуральным кровопийцей, не сработавший невовремя взрыватель Д-1, не лобовое столкновение УАЗика с КАМАЗом, а вот этот голос и стихи. И отчего это мне это страшнее, чем капитан Мирошниченко? Вот же, блин, произошло такое! Хорошо, что всего лишь за полчаса до подъема. Поэтому я и загладил стресс, разбудив Надю и предавшись утреннему амуру.
   Но о услышанном я не забывал, как о некоей сонной хрени, и не раз к нему возвращался, хотя это приносило только раздражение и беспокойство. Но жизнь наша такова, что раздражающих моментов в ней полным-полно.
   Поскольку стихи из сна меня беспокоили, я провел маленькое расследование, "кто из ху и варум ист это". Удалось узнать, что это Роберт Фрост, умерший незадолго до моего рождения в весьма почтенном возрасте. Слыхать про него слыхал, вроде даже в антологии читал его стихи, но меня они не поразили, оттого и не запомнились. Смысл же ночных стихов до меня дошел, но позже-хотя вроде как посыл понятный: мир погибнет от огня или ото льда. Оба этих сценария прописаны в народных мифах и мне известны. но дело не в конкретном пожаре или морозе, тут все метафорчески. Все в отстойнике ощущали, что мир обречен, только не могли сказать - это будет завтра или через годы. Тьма не рвалась вперед семимильными шагами, она даже кое-где отступала. То есть война с ней шла в формате боев за домик паромщика или северную окраину села Борки. Отмечали, что тварей Тьмы становится все больше, но опять же их катастрофический рост мог затянуться на годы. Были такие прогнозы, что некоторые языки области Тьмы могут соединиться, блокировав город наглухо. Но опять же, никто не знал-это будет сразу конец или в другом месте Тьма отойдет и освободит объезд.
  То есть не то огонь, не то лед, а может и не сразу, а, может быть, потом...
   Что же касается сразу двух катаклизмов, которые мир должен пережить. Вот есть такое выражение "пожар в бардаке во время наводнения". Обозначает оно период или состояние полного хаоса. Примем, что лед равен воде, что в общем-то так и есть, и что получается? Мир погибнет, когда произойдет то и другое. А когда самое время для развития в бардаке песни пламени и ледяных торосов? Правильно, революции, перевороты, восстания и прочее. При отсутствии революции сойдет военный путч любой степени сложности.
   То есть послание должно звучать в моем понимании так- мир погибнет от какого-то катаклизма, но неизвестно, когда. В то же время внутренний катаклизм погубит мир как два природных, вместе взятых.
  Вроде как это логике не противоречит и реалиям любого мира тоже, если это н какая-нибудь Нарния. Да и там мятеж и нестроения нужны, как зайцу пятая нога. потому что потери в результате этого не дадут возможности защититься от темных сил.
   Оттого внутренний вооруженный конфликт не нужен и в благополучных обществах, а в случае Углегорска при мизерных-то силах - еще болен страшен. Есть и еще слегка замаскированный момент - люди привыкают решать вопросы вооруженным путем, потому однократная смена власти таким способом несет продолжение. Вот если вспомнить наш семнадцатый год - все не закончилось февралем, смены власти и просто война длились официально до двадцать третьего года. Бандитизм с политической окраской закончился в центральной части страны где-то к двадцать пятому- двадцать шестому году. В Средней Азии к тридцать третьему. Где-то в Якутии, может, стреляли и дольше, я слышал, что еще в тридцать седьмом там случалось, но вдруг я что-то путаю? В двух шагах от Тьмы серия переворотов еще более страшна, чем один. С учетом того, что с детьми в Отстойнике совсем плохо, а проваливание людей из других миров может не восполнить потери, что получается, когда огонь и лед одновременно? То есть конец?
   А теперь стоило бы подумать-ну, лично самому в этих сменах власти участвовать не стоит по многим причинам- это понятно ежику. А вот как избежать неотвратимо последующего за этим пожара с потопом? Не сбежать ли отсюда подальше? Неплохо бы, а вот куда и как? Лучше бы, конечно, обратно к себе в десятый корпус. Недостатков там много, но по ночам по улицам бегают больше кошки и собаки, иногда ежики, но не твари Тьмы. А даже неразумный еж не так страшен, как тот крокодилоид, что был тут давеча.
   Как раз незадолго до моего проляпсуса в другой мир мы с одним знакомым возвращались из гостей и были чуть тепленькими, но двигались строго по курсу-мне на Чернореченскую, а ему чуть дальше. Время уже за три часа ночи, потому общественный транспорт того-с. Такси, конечно, есть, но с безбожными претензиями. Погода была приличная, ноги шли, потому мы презрели этих рвачей и мирно шли по Полевой, через Арцыбушевскую, потом через небольшой парк на Коммунистическую. После чего я должен был свернуть к себе в десятый корпус, а он еще тащиться три квартала или около того за "Самару". Предпосылок того, что он не дойдет, не было. И вот мы наблюдаем, что пустую улицу перебредает какая-то небольшая тень. Мы заинтересовались, подошли ближе. Освещение работало пунктиром, то есть на столбе лампа то вспыхивала, то гасла, а ничего рекламного на том участке не было, чтобы подсветить. Но фонарик в кармане был. Как оказалось, по улице гулял еж. Вот, блин, событие! Ну ладно, когда такое творится на Красной Глинке или Кряже, но в центре города, где диком ежу и жить-то негде?! Поудивлявшись, мы стали решать, что делать с ночным хищником. Оставлять его на дороге как-то жалко: задавит какой-то водятел, который и другие машины не видит, а где уж темную тень ниже бампера ему рассмотреть! Надо брать домой. Кому из нас? Решили, что мне, ка ныне снова холостому, нельзя, потому как мне скотине и дать-то будет нечего. Вот Васе -куда лучше, поскольку у него и жена есть, и сын. Покормить животное найдется, чем, и даже есть выбор, к тому же ребенку ежика принесут! Кстати, это - хорошая амортизация недовольства его Марины, потому как в такую рань он ее точно разбудит, и она точно рот раскроет, а тут нечто неожиданное-ежик. То есть не просто надравшийся муж поздно пришел, но ежика принес! Не все женщины при этом продолжают ругаться. По крайней мере мы на это очень рассчитывали: я из бескорыстия, а Василий - из предвкушений санкций от жены.
   В общем, Васе он был нужен, и он его получил, и я на ежа претендовать не стал. Извлек из кармана пиджака пакет, и мы стали засовывать туда ежика. Блин, а он колючий, не просто колючий, а до хрена колючий! У меня в детстве в садике жил еж, так он был совсем не колючий, и все дети брали его в руки, и никто не кололся, только нянечки следили, чтобы мы ежа не сильно затаскали, вдруг ему плохо станет. Но такого у садиковского ежа не было. Вот, блин, задача! Исколов чувствительно руки, мы его кое-как засунули в пакет для удобства переноски. Распрощались. я пошел к себе, благо полквартала оставалось, а Василий миновал школу и растаял в темноте. Но это был еще не конец. Руки, исколотые ежом, невыносимо чесались еще до обеда, а когда я созвонился с Васей, он сказал, что еж убежал.
   Вот-те раз, а как?! Василий поведал, что Марина от вида ежа не смягчилась и рассказала, где и в каком виде она видела такого мужа (и далее по тексту). Ну, все кары Василию я перечислять не буду. Еж был отправлен на балкон, чтобы Алексей Васильевич завтра с ним поиграл, коли уж муженек приволок живность домой. Тут я вставлю пару слов о женской логике-видал я Васину Марину, как она умилялась, глядя на мерзкого французского бульдога, больше напоминающего крысу, которую дети раскрасили в другой цвет и вставили ей в зад нечто, чтобы у крысы так и остались большие и круглые глаза. А тут нормальный ежик, и никаких тебе уси-пуси. Хотя, может, это она в воспитательных целях для Васи, чтобы проникся своей никчемностью. С бабской половиной человечества такое возможно. Выселенный на раскладушку Вася забылся сном и пробудился от плача. Его отпрыск утром, после того, ка почистил зубы и умылся (с этим у Марины железно) побежал на балкон, рассмотреть ежика. А того там нет! Коллизия, однако. Ну ладно, мы с Васей были навеселе и хоть с негодованием, но можем предположить, что перепутали ежа с черным котом или старой газетой, но ведь Марина-то была трезвой и ежа видела. А нет его на балконе! Ну, это всего-то второй этаж хрущевки, так что мог и вылезти меж прутьев да грохнуться. Василий с сыном обыскали все внизу-но путешественника не было нигде, должно быть учесал в недалекий парк Щорса. Так вот закончилась та история. Что же касается пострадавших рук, то подумав, я решил, что наш детсадовский еж привык к детски рукам, оттого не топорщил колючки в защитную позицию. А ночной путешественник решил защищаться, встопорщил иглы, оттого и мы пострадали. А что же еще думать по этому поводу? Логика подсказывает это, а с фантазией у меня не так, чтобы и очень. Не готов признать, что ежи летают иначе как сверху вниз. Но хорошо хоть не убился. Жалко было бы животину, да и Алешка ...Одно дело, что ежик убежал, а другое дело-глядеть ребенку на разбившегося ежа.
   Так что и дикому ежу было понятно, что неплохо бы и свалить из Отстойника, но вот куда и как-составляло большую проблему. Все оттуда хотели вернуться обратно-для чего регулярно посещали то место, где их выкинуло в Отстойник, втайне надеясь, что дверь обратно откроется, но ни у кого это не вышло, по крайней мере из тех, кто ездил в компании. Поэтому старожилы советовали молодым пришельцам под сень Тьмы не рвать сердце, а приспосабливаться к миру. Как доносили пьяные языки научников, они тоже размышляли о возможности возврата домой, отчего разрабатывали теории, но практический выхлоп этого виден не был. Возможно-это было осуществимо при принесении в жертву единорога-альбиноса, но из-за редкости единорогов воспользоваться этим не удавалось. Возможно, у научников были и реальные наработки, но про них они и в пьяном виде молчали.
   А с некоторых пор я стал задумываться: а не сделать ли ноги самому? Уход обратно точно не получался, но нет ли других вариантов? И мысль моя ходила вокруг реки. Мне она казалась стержнем этого мира. Один ее полюс-владения Тьмы, а вот что на другом полюсе? Народ об этом знал мало, говорили, что по реке будут еще заселенные земли, а потом река вольется в море и вроде как будут какие-то водопады перед концом реки. Но что будет, если поплыву по ней, куда меня она принесет, и не будет ли приморский полюс мира доступным в отличие от того, что при Тьме? Но просто так нырять в водопад не хотелось. Про любителей сплава по горным речкам я слышал, да и видел в телике, ныне им придумали иностранный термин "рафтинг". Даже для любителей спорта это больно динамично, а я уже не столь безрассуден, как в молодости. Немного экстрима могу себе позволить, но не хотелось бы переборщить. Но никакой гарантии, что даже переплыв через все водопады, ты достигнешь не утопления, а покидания этого мира. Оттого есть смысл ставить это на крайний случай, если треснет Углегорск, тога сплавиться ниже. Если там не дастся прижиться, то тогда уже и в водопад, а до тех пор - нет. Да и, судя по тому, как далеко отстоят водопады в возможном устье реки от нас, то имело смысл отплывать весною, чтобы к осени добраться до них. Судна-то у меня нет, чтобы плыть быстрее течения.
   Полюс Тьмы я отметал сразу же. Даже если там есть какая-то поляна, где за денежку малую или просто красивые глаза отправляют восвояси, то до нее не дойдешь. Ощущения близ Тьмы сводят с ума. Неизвестно, смогу ли я идти все дальше и дальше, когда мне будет все хуже и хуже, несмотря на тошноту и сердцебиение. Может и не выйти так. Поэтому туда ходить совсем не надо. Но если угрозы противоположного полюса ясны и велики, то угрозы морского полюса скорее гипотетические-река, водопады, люди по берегам, то есть их может и вообще не быть. Поход же к завесе Ть мы очень быстро ощутишь.
   Так что я вот так оценил ситуацию и составил план кампании.
  Но пока по поводу всего этого решительных шагов делать было нельзя, ибо непонятно, куда решительно шагать. Потому я потихоньку расспрашивал, кто что знает про то, куда течет река. Если не очень активничать, то все выглядит как банальное любопытство. Почему я так шифровался-а кто его знает, насколько это оправданный интерес? В городе очень небольшой численности было несколько служб безопасности, кажется, аж три. И что они делать будут по основной работе? Нечего им делать. Шпионов Тьмы нет, одержимые с черными глазами тоже разведкой в городе не занимаются. Возможно, были какие-то небольшие шпионские игры по отношению к нам из Сальцева и в еще меньшем масштабе из других анклавов, поскольку такие тоже были. Вот что будет делать служба безопасности в таком случае? Собирать компромат на конкурирующую группировку во власти и выдавливать лишний жир из коммерсантов. Поэтому мои расспросы про другие города и веси могут быть расценены как желание заняться торговлей-то бишь наличие излишних жировых отложений. Хотя их-то как раз нет, но зачем мне ощущать это ощупывание? Это если им не захочется крутануть дело про меня-шпиона. Только на кого я буду шпионить? Да хоть на Агамемнона! Хватит даже желания шпионить, что в общем-то не лишено оснований для принятия мер. Мне рассказывали, что в свое время в Полтаве была разоблачена и расстреляна польская шпионская организация, которой руководила дама уже в возрасте, занимавшаяся индивидуальным пошивом дамского платья. Кто бы мог подумать, что? Вот и сейчас: кто бы может подумать про меня, что? Только в случае с модисткой хоть невестка могла дождаться реабилитации свекрови и ее сына, а со мной-кто его знает, особенно в преддверии огня и льда?
   Возможно, уже и некому этим будет заниматься, разве что какая-то тварь Тьмы от безделья займется прокурорским надзором и опротестует дело и приговор. Обычно пенсионеры на покое чаще занимаются дачей и настольными играми, но в некоторых сохраняется доселе спавшая энергия, оттого они ее и выплескивают. Пишут предложения начальству по реформированию всего сверху донизу, ищут пришельцев из космоса, осваивают разные нетрадиционные теории построения мира и лечения. Только диву можно даться, отчего он раньше тлел, а не горел, как сейчас и отчего в школе он физику совсем не учил, а сейчас стал адептом физики Мулдашева и даже ее в массы продвигает. Конечно, этому хорошо помогает отсутствие огорода и небольшое число внуков, которое и дает возможность заниматься эзотерикой и герменевтикой.
  У пенсионеров женского пола это обычно выливается в подробное обсуждение общих знакомых- кто где когда и с кем начудил, нализался, наблудил, откуда у него признаки успеха и прочее. Сейчас этому немного помогают так называемые светские новости, подбрасывающие информацию, отчего певица Ермолай очередной раз разводится и с кем она спала, чтобы получить роль первой красавицы в мюзикле, несмотря на длинный нос и полное отсутствие голоса и дикции. Иногда тоже хочешь знать ответ на этот вопрос, чтобы иметь представление, кто в шоу-бизнесе настоящие извращенцы, раз польстились на нее.
   Ладно, я принял к сведению свои измышления и предался следующему этапу спортивно-интеллектуальных игрищ на тему-что бы еще со складов выбросить с двойной пользой, то есть не только очистить склады, но и пристроить ненужное так, чтобы от ликвидации польза была. Выбор пал на тяжелые снаряды французского производства. Я напирал на то, что французские снаряды производства 1915 года сделаны без соблюдения размеров. За неимением нужной инструкции я воспользовался худлитом, где про это писалось - спасибо, товарищ писатель Лебеденко.
   Еще я добавил: содержат опасные при хранении взрывчатые вещества и так далее. А утилизировать их предложил следующим способом: не на карьерах, а для подрыва некоторых старых домов и подвалов. Жилые дома Углегорска использовались для житья не полностью, ибо жить в бывшем частном секторе в рассуждении возможного прихода ночных бестий было затруднительно. Поэтому целые кварталы и улицы стояли в запустении. их потихоньку разбирали на разные надобности- двери, окна, стекло и подобное, но домов было еще много. Сами по себе и пусть бы себе стояли, но в некоторых старых подвалах активно заводились твари. Поэтому Горсвет их регулярно посещал, освещал закоулки, отстреливал тех, что уже успели завестись. Если взорвать хоть некоторые из них, чтобы солнечный свет туда попадал, пара или больше инкубаторов тварей исчезнут. Ну, конечно, найдутся еще, но тем не менее. Только надо так квалифицированно подорвать, чтоб все эти темные закоулки вывернуло наизнанку, а не завалило мусором сверху, ибо в заваленном подвале твари продолжат плодиться. Вот я и занялся введением в соблазн начальства и даже подключил к процессу одного горсветовского начальника по фамилии Власов. Можно было б и выше, но Власова чуть-чуть знал и понадеялся, что совместно распитие горячительного не повод для отказа без рассмотрения дела по существу. Он согласился и обещал ходатайствовать со свое стороны и начальство свое попробовать соблазнить. В общем, дело это не было для кого-то коммерчески выгодным или невыгодным, особенных усилий и расхода дефицитных ресурсов не требовало, поэтому начальство согласилось. В процессе участвовал наш шофер с "шевроле", который выбрали за самые мягкие рессоры из всех наличных машин, охрана из Горсвета, чтобы никто нас в этих подвалах не скушал, четыре арестанта, отбывающие принудительные работы за преступления как грубая рабочая сила, ну и найденный где-то в недрах исполкома специалист с саперным прошлым. Некоторый опыт у меня тоже был, но я не стал всовываться-коль нашли спеца, то пусть корячится, а я обеспечу свою часть. Специалиста звали Павел Саныч, от роду он имел даже больше полтинника и, глядя на его лицо, всякий точно понимал, что это наш человек. В той жизни он служил в Севастополе, пока не вышел на пенсию и переехал в Саратов. Еще Саныч носил за пазухой небольшую фляжку с зельем для стимуляции нужных процессов. Ни мне, ни старшему горсветовцу по прозвищу Трахомыч он своего стимулятора не предложил, изверг. я, правда, и сам не планировал принимать на грудь, пока работаю с тем, что иногда взрывается, поэтому только хмыкнул, мысли же Трахомыча по этому поводу остались неизвестными.
  Но зелье действовало на Саныча нужным образом - он отхлебывал, прикидывал, спрашивал меня, что за гадость внутри и в каком количестве, возводил очи горе, а потом отдавал распоряжения. Бумажки он не расчетами не портил, все рождал в уме. а дальше арестанты выбивали в кирпичных стенках шурфы Они же под моим чутким руководством переносили туда снаряды, возились с забивкой и прочим. Дальше начиналась работа самого Саныча - организовать подрыв.
  Работа была тонкая и неспешная-тем более, что перед подрывом подвала его нужно было очистить от тварей, то есть пройти, просветить и при нужде перестрелять население. В итоге за три дня четыре дома и подвал, дальше кончилось французское творчество. Стороны пожали друг другу руки, и я вернулся к очередным козням. Горсвету это понравилось в лице всех трех групп, что с нами работали-они каждый раз менялись. Теперь им чуть меньше точек для просвечивания. Стрелять пришлось только раз, ибо в одном доме затаились два пионера, которых тут же прибили. Я под эту командировку временно выпросил себе автомат и ходил с ним-горсветовцы рассказали, что можно спугнуть тварей из подвала, а сколько их будет и куда они побегут - Ктулху их ведает. Саныч оказался спецом высокого класса и разрушил дома, как и надо было, раскрыв подвалы свету.
   Мне приключение понравилось, и я предался поискам чего бы еще такого сделать. И нашел еще и запасец предположительно японских снарядов- 105 миллиметровых пушечных. Их, по моим скромным прикидкам, хватило бы еще на подвал. Но тут над было провести некоторый эксперимент. Обозначения на снарядах отсутствовали, а японскими они были назван предположительно давно пропавшим предшественниками (и то на основании того, что имелись точно японские таки пушки, к которым снаряды подходили по калибру и длине). Конечно, это еще не означало, что яблочки от этой яблони, но жаловаться некому.
   В то же время была такая засада: японцы часто использовали для снаряжения шимозу, то есть взрывчатку на основе мелинита. А это гадость еще та, существование которой извинялось только тем, что ее взрывы больно много гадостей приносили врагам, оттого можно было самим потерпеть неудобства. Но она крайне опасна при хранении, ибо образует с металлом корпуса высокочувствительные соединения, которые опаснее самой взрывчатки. Потрогаешь налет этих солей и очутишься на седьмом небе-в ту же секунду и в измельченном виде. Оттого мелиниты паковали в специальные футляры, а не просто в корпус, и чем только изнутри не покрывали снарядные каморы, "чтобы не было беды от соленой воды". В то же время шимоза -это японский вариант мелинита, а что с ним делали японцы и что еще добавляли- уже не помнил, а здесь справочная литература имелась не очень полная. Поэтому сначала был поставлен эксперимент. Со всеми предосторожностями, "на "вы" и шепотом" один снаряд был отвезен в широко используемый для этих целей овраг и там подорван. А он взял и не сдетонировал, только разрушился! Мы к нему осторожно приблизились и рассмотрели: шашка-двухсотка его изуродовала и откинула, и сейчас из нег вываливается содержимое. Но это не тол и не мелинит, а обыкновенный черный порох и еще что-то круглое. Да, и это круглая чугунина диаметром миллиметров десять-одиннадцать. Ага, это нечто совсем древнее, называется "картечная граната", то есть то, чему должно сто лет в обед стукнуть, и это не шутки. Такая хрень у нас в артиллерии использовалась в 1870е года. Были обыкновенные гранаты к полевым пушкам, то есть с одним порохом внутри корпуса, а были и такие, в которые еще заложены готовые пули для вящего убиения супостатов. Ибо тогда чугунина корпусов не давала хорошего дробления на осколки, оттого вот так извращались, пытаясь повысить слабенькое осколочное действие гранат. Было тогда же еще более странное изделие под названием шарошечная граната. К обычной гранате прикреплялось ядро, чтобы девайс летел носом, то есть ядром, на врага. Когда граната взрывалась, то ядро отрывалось и летело вперед и могло прямо или с рикошета от земли попасть во вражеский строй. Это все были рецидивы старой гладкоствольной артиллерии, пробравшиеся уже в новую, нарезную и казнозарядную.
   В крайне древнем девайсе крайне древний черный порох, как оказалось, хорошо горел. Ну да, дымный порох в хорошей упаковке теоретически вечен. На подрыв такие снаряды малопригодны, порох-то врываться может, но зачем он, когда есть что получше в смысле бризантности? Вроде как японские снаряды разобрали, вынули порох и пули. Дымарь пошел на продажу охотникам, а чугунные пули и корпуса в металлолом. Пояски с корпуса мы не сбивали-надеюсь, на метзаводе сами догадаются их сбить. Теперь еще одно задание-куда деть взрыватели от них. По прямому назначению их не используешь, а в металлолом - надо разбирать. А кто это будет делать? Опять же я. Тогда лучше о них забуду, пока кто-то не попросит латунную втулку, цинковый колпачок или томпаковый стерженек для каких-то рукодельных целей. Вот тогда и можно доставить всем взаимное удовольствие. А взрыватели много места не занимают, я куда больше места освободил от шестидесяти ящиков с древними гранатами.
   Покончив с японцами, взор мой все время находил четыре очень мощных снаряда весом больше сотни килограммов и массой тротила в каждом, но по здравому рассуждению я решил от них отказаться. Извлекать тротил из такой чушки весьма геморройно, а таскать целиком эти болванки тоже цирк изрядный. Вот попробуйте сволокти его с машины и спустить в подвал по узкой лестнице туда, и дальше таскать все ниже по плохо освещенному и узкому спуску. Ну его нафиг, такое действо. Нельзя сказать, что оно невозможно, но... Использовать же, как фугас, тоже много "удовольствий." Пусть уж дальше лежит на радость нам, вдруг-таки соберемся пристроить.
   Вообще, когда ты что-то предлагаешь начальству сделать, нужно представлять, что дело свалится именно на тебя, а не на кого-то другого, так будет меньше разочарований. Потому надо или предложить хитрый ход по перегрузке дела на кого-то или быть морально готовому ко всему. Так что если из груди ревется предложение по улучшению, а ты не готов его самолично исполнить, то тогда надо давить позыв на изобретательство и рационализацию. Мудрость жизни, хе-хе.
  Вот ощутил я себя способным возиться с французскими снарядами и провозился, что-то полезное сделав. Не чувствую в себе желание ворочать эти четыре болванки - и будут они лежать до одновременного пришествия льда и пламени. Той осенью и в начале зимы у меня было еще не одна идея, и большую часть я их реализовал, но не замучился от этой реализации. Дальше настали холода, а в такое время я не ощущаю избытка энергии. Ее хватает на домашние дела, поход на службу и текущие нагрузки по ней, и то, честно говоря, по утрам чаще вставать не хочется. Но я не пенсионер, которому теоретически можно вставать когда угодно, но встает он ни свет ни заря, а зачем -только его аденома знает. Отчего пенсионерки встают тоже спозаранку - пока не знаю, но надеюсь, что это мне станет известно.
  
  
  А поскольку энергии у меня поменьшало, и осталось только на тот вариант семейной жизни, который мне и был доступен, то я и стал ее экономить. На службе сидел, отбывая номер, и идеями начальство не радуя - пусть от меня отдохнут. Играть в карты на службе здесь не додумались. Посему я брал старые бумаги, относящиеся к временам, что были задолго до пришествия ИНОМИРНОГО в этот мир, и читал их. Поскольку чтение служебных документов невозможно представить как бездельничание, то начальство претензий не имело. А я морально отдыхал. Можно было и слега развлечься, подсчитав количество ляпов и жутких нарушений и сравнив со своим временем. Еще можно было пофантазировать о том, что полагается за это виновным в подобном бардаке. Конечно, это было ненаучная фантастика, поскольку жизнь показывала, что за похожие грехи виноватые получали по шапке очень прихотливо. Тут же еще довоенное время, а, как все знают, тогда можно было поиметь и политическую оценку. А после этого не выжить.
  Так, что там у нас следующее? А вот эта, не слегка пострадавшая от мышей или чего-то еще бумага. Увы, вся первая часть ее такая разодранная, что мне не восстановить.
  '...что вся его деятельность до ареста в апреле 1937 года была целиком и полностью вредительской. При всех приемках боеприпасов на ремонт в мастерской 'Б'-проходил мимо их вредительского качества, никому об этом не рассказывал, стремясь прикрыть вредительскую подрывную работу группы врагов народа, орудовавших в мастерской склада.
  а.) принял вредительски изготовленные 107мм заряды к пушке образца 10/30 года в количестве 5983штуки - все без тесьмы на крышке обтюратора и выделил все эти заряды в мобзапасы склада.
  б). принял от мастерской вредительски запутанные по дополнительному детонатору 152мм гранаты, из коих в часть не завинчивается вовсе взрыватель на 10-12 мм, после ввертывания взрывателя образуется 'воздушная пробка' 10-15мм и есть серьезные опасения, что произойдет взрыв, если даже подействует взрыватель.
  Этот факт он попытался скрыть от всех и попытался втереть очки представителю группы контроля при НКО СССР майору Эрн, хорошо зная, что гранаты выделены в мобзапасы склада. Как система задерживал отправку образчиков порохов на физико-химические исследования в ЦКИХЛ, стремясь повторить пожар и взрыв в складе наподобие 1925 года и в то же время самому остаться незамеченным в этом диверсионном акте. За 1936 год не было отправлено с запозданием до восьми месяцев 150 образчиков порохов.
  Все эти вредительские боеприпасы были отправлены в воинские части КВО, и опять же никому не сигнализировал про вредительское качество и непригодность к боевому применению.
  Приняв объединенный отдел с боеприпасами, в свое время принятыми от Трахтенберга (свыше 500 тысяч 76мм выстрелов), изготовленных и отремонтированных также вредительски, Фостий попытался замазать, скрыть этот факт, очевидно войдя в контакт с Трахтенбергом и остальной группой на военскладе.
  Попытался сорвать заложение мобзапасов согласно новому предписанию АУ РККА, под всяким предлогом тянул с этим вплоть до трех месяцев и только лишь под прямым и крепким нажимом выполнил эту работу и здесь напутав правильность количественного подсчета отдельных выделений. Затягивая прием вновь поступивших боеприпасов от воинских частей, складов, заводов до 5 и более месяцев, укладывая эти боеприпасы вместе с годными и выделенными в запасы боеприпасы 3-4 категории, отдельные запрещенные виды боеприпасов также укладывая их в одни и те же хранилища, добиваясь настоящей путаницы в учете и отчетности по боеприпасам, так что склад не смог по итогам всего года и вынужден пойти на списание недостаюших боеприпасов и оприходование излишествующих целыми вагонами. Чтобы разобраться в этом, нужна серьезная работа целой комиссии в 3-5 человек, которые, возможно, сумели бы разобраться за полгода с подъемом всех архивов за пять лет. Характерно отметить, что такое состояние характерно для мастерских 'Б' и 'М', где подвизались его единомышленники. Все недостатки и излишки занесены в специальную книгу. Никакого совершенно участия в разоблачении врагов народа Фостий не принимал, хотя проработал на складе 18 лет, знал очень многое и при желании мог много раскрыть, но боязнь одновременно раскрыть вместе с единомышленниками и себя заставила Фостия упорно молчать и все скрывать. Остался верен своим руководителям из банды заговорщиков до конца, используя все малейшие возможности для торможения и саботажа всех мероприятий, направленных на ликвидацию последствий вредительства.
  В марте подает в мастерскую 122 мм снаряды на ремонт не из числа утвержденных на ремонт в порядке (25 партия вместо 29й). Такое же предательское отношение проявил со скрытием последствий подачи в мастерскую 'Б' 76мм снарядов, то есть остался последовательным и активным врагом народа до конца.
  Старался создать недовольство рабочих, допуская ежедневно их простои, допуская необеспеченность пунктов работы инструментами и материалом и не выделяя ответственных на пункте, в результате чего появились случаи грубейших нарушений техники безопасности.
  Вовсе самоустранился от руководства соцсоревнованием и стахановским движением в отделе, срывал проведение политической и технической учебы с рабочими, играя на отсталых настроениях недавно пришедших рабочих.
  Вредительская деятельность Трахтенберга сливается с деятельностью бывшего начальника отдела ?1 Фостия, так как они вместе работали в одном отделе хранения. Трахтенберг-старшим пиротехником, то есть заместителем Фостия. А до первого января 1937 года порознь в двух разных отделах, но родственных по хранению, так как в обоих отделах хранились боеприпасы.
  Трахтенберг хорошо знал о вредительском ремонте боеприпасов в мастерской склада, так как привлекался Поповым и Булгаковым к контрольным обследованиям в составе группы экспертов из состава мастерской 'Б' бывшим начальником Кузьминым, к тому же уже в 1936 году отдельные сигналы отдельных товарищей о вредительском ремонте уже подавали, но тем не менее Трахтенбергом было принято отремонтированных 76мм выстрелов свыше 500 тысяч штук, явно вредительских, из них 30-40 процентов негодных к боевому использованию. Одновременно Трахтенберг эти вредительски отремонтированные выстрелы принял и направил в мобилизационный запас склада и части КВО.
  Хорошо знал о запрещении сбора выстрелов из американских порохов 'СП', а также и запрещении сборки выстрелов в мобилизационный запас из порохов с индексом 'М', но тем не менее принимал эти выстрелы от мастерской, отправлял их в отдел хранения, мобзапас и части КВО. Зная хорошо, что мастерская собирает заряды ?1 к 122 мм гаубице образца 1910 /30 года со старой гранатой, он эти заряды закомплектовал к той же гаубице, но с гранатой повышенной дальности, что категорически и всегда запрещалось, о чем он никому не сигнализировал, а все эти заряды выделил в мобзапас и в такой же вредительской комплектации направил в части КВО.
  Новые, заводского снаряжения 33-34 года 122мм снаряды перевозил из хранилища ?4 в хранилище ?9 во время дождя, чем достиг их большого оржавления, о чем скрывал до 1937 года, когда при проверке качества и количества боеприпасов этот факт был обнаружен. Эти гранаты были выделены в мобзапас склада, но фактически они без ремонта для стрельбы не годились.
  В проводимом в июне месяце переучете никакого участия не принял, думая скрыть свою вредительскую деятельность, а также вредительское состояние боеприпасов, принятых отмастерской склада, и направленных в мобзапас склада. Несмотря на этот саботаж, Трахтенберг уже тогда был взят на подозрение, но разоблачен несколько позже.
  В числе 300 152мм гранат, направленных на завод на отстрел, отправил две гранаты с ввинченными взрывателями, не укрепив их надлежащим образом, что можно считать прямой диверсией, в пути следования. При разгрузке вагона только случайно не произошло взрыва этих гранат, а, следовательно, и всего вагона.
  Ничем другим, как подготовкой диверсионных актов следует счесть систематическое запаздывание в отборе и отправке образчиков порохов на испытание в ЦКИХЛ, в частности случай самовозгорания пороха и взрыва хранилища был в 1925 году. Эти запаздывания в отсылке в 1936 году достигали 10 месяцев, а в 1937 году при большем контроле за этим-двух месяцев, что следует считать прямым саботажем вопроса техники безопасности склада.
  Также как Фостий, разоблачений врагов народа не вел, а, наоборот, старался скрыть от парторганизации свою связь с врагами народа, разоблаченными еще в 1936 году (Попов и Спивак со склада?29), старался сам лично замаскироваться под маской активиста-рационализатора, и этой своей кажущейся активностью и инициативой способствовал лучше маскироваться и остальной группе вредителей на складе.'
  Вот, блин, написали. Не завидую я этим двум, а также упомянутым Попову со Спиваком.
  И не только потому, что прозвучали слова 'заговорщики', 'враги народа' и прочие.
  Теперь, поскольку мне сейчас делать особенно нечего, пройдемся частым гребнем по прегрешениям и начисто забудем, правые они или левые. Только хардкор, без всякой политики.
  Что там было-без тесьмы на крышке обтюратора больше пяти тысяч выстрелов?
  Это не взрывоопасно и не пожароопасно, но свинство по отношению к братьям артиллеристам. Тесьма для чего служит? Для снятия усиленной крышки. Тянешь за нее и крышка снимается. На известной мне послевоенной системе не допускается стрельба на полном заряде с неснятой крышкой. В некоторых случаях, правда - можно. Здесь еще довоенная система, там может быть и не так, но по аналогии- солдатику дана команда, а он под огнем пытается найти указанную тесьму, которую эти два заговорщика не установили? Солдатика кроют матом, почто он копается, а он должен подручными средствами снять оную крышку, приложив излишние усилия и испытав излишний стресс. Система корпусная, и оных пушек на корпус полагалось 24. Пусть БК на них 60 снарядов на орудие (ибо персик их знает, все довоенные нормы), то получается почти 100 БК на орудие. Матерь божья, так это один БК на все такие орудия в Киевском округе, поскольку тогда в оном было пять стрелковых корпусов, то бишь 120 таких пушек! Это же надо было всему округу так малину изгадить! Ребята, вы что- совсем процессом не руководили и ничего не проверяли?
  Что там дальше - не отправлены образцы порохов на физико-химическое исследование? Опоздание до 8 месяцев? Тоже славная операция, а все потому, что это еще 30е годы, еще осталось полным-полно порохов производства военного времени, то есть суррогатов в какой-то степени. И эти, пардон, секонд-хенды лежат уже двадцать лет на складе и лучше от старости не становятся, это не вино. Не дай бог, пойдет разложение пороха, тогда взрывы будут ой-ой какие! Как на линкоре 'Императрица Мария'-225 покойников и именно оттого- как-то пошел процесс разложения пороха производства военного времени и в результате пожар и взрывы. Здесь покойников может быть и меньше, если склад где-то в лесах, вдали от поселений, а если на окраине? И у каждого жителя обмирает сердце, глядя на зарево над ним? А лекарство одно- глядеть, что с порохами, в том числе и в лабораторию отправлять. И извинение местным товарищам может быть только одно - не дают начальники возможности отправить на химическое исследование. Тогда они для себя невинны. Для окружающих -нет, ибо обывателям нужно только тишина со стороны склада.
  Полмиллиона снарядов, которые так отремонтированы, что из них 30-40 процентов, то есть под 200 тысяч непригодны к боевому использованию? Широко шагают товарищи, мощно, аж земля трясется. На Халхин-Голе за три месяца боев израсходовано 243 тысячи таких выстрелов, то есть практически столько же. Вот и представьте 30 тысяч ящиков с ними, стоящих в штабеле по шесть штук друг на друге -очень немаленькая площадь выйдет. И цена выстрела на те деньги рублей 60-70 каждый-это будет больше миллиона, если мне не отказывает мозг. Взял бумагу и карандаш и пересчитал. Нет, таки мозги не сработали, вышло двенадцать миллионов, не считая цены тары и разных мелочей. Внушает!
  Смешивать в одном хранилище боеприпасы разных категорий хранения? А это вообще уже дикий разврат, на уровне секса с вокзальной проституткой и даже без предохранения. Тут нужны некоторые пояснения. Категории имущества такие- 1 категория-новое, непользованное, абсолютно исправное. 2 - не новое, но исправное и в ремонте не нуждающееся. Третья - требующее войскового ремонта. Четвертое-требующее заводского ремонта. И вот смешение оных категорий имущества - это тот самый поступок, при котором тебя могут и пожалеть (про себя), но вслух только скажут-на кой ты это сделал? И добавят слова, характеризующие тебя в восходящем поколении. Однозначное нарушение правил хранения, частично извиняемое только недостатком места. Но пусть в худших условиях лежат эти категории с номером больше двух.
  Использование запрещенных для сборки, но тем не менее использованных порохов? Опять же ситуация с вокзальной девой секс-бизнеса -кто тебя просил это делать? Ответа нет, есть только СПИД и еще куча подобных зараз в одном ...органе.
  Спасание недостающего вагонами, да еще боеприпасов-это по-нашему! Тогда вагоны явно были поменьше, пусть по 20 тонн грузоподъемности, но все равно, это мощно и нестандартно! Даже, не побоюсь этого слова- креативно! С размахом!
  Я не стал дальше вдаваться в детали, отложил остатки документа и поглядел в окно, в которое меж тем начал барабанить мелкий дождик.
  Где же это такие остолопы служили? Или, может, я слишком резко говорю, а на них списали все, что можно было, и что нельзя? Бывает и такое, но погляжу, что там еще про этих деятелей пишут. В пачке, что я подхватил, листков много, надолго хватит.
  Пойти, что ли чаю попить, чтобы червячка заморить, а то до обеда еще далеко, но есть отчего-то хочется...
  
  
  Чаю с хлебом я попил, желание есть удовлетворил, теперь продолжим по категории 'зрелища'. Когда читаешь подобное про себя, это уже проходит по категории 'стресс', если выражаться по-человечески, а если по-молодежному -'Треш, угар и содомия', как любили говорить наши манагеры, когда никого не манагировали.
  Беру другой, изрядно пострадавший лист, на который некогда протекла крыша, отчего половина текста смазалась. Так что только с непострадавшей можно что-то сделать. Но хоть почерка читаемый, хотя и долбанные зеленые чернила на коричнево-желтом фоне...
  '...бесспорно выявлено следующее:
  1. Вредительское составление промфинплана для чрезмерного повышения себестоимости операций путем введения в него совершенно ненужных работ, например:
  а) утруска зарядов патронов 76 мм полковых пушек на вибрационной машине (ненужная операция)
  б) закраска старых клейм на укупорке - производится в другой мастерской
  в) различные подноски и относки снарядов внутри цехов мастерской (много излишних)
  Благодаря этому образовался излишек денег в мастерской и маскировалась другая вредительская работа в ней.
  2. Устранение ряда важнейших контрольных и поверочных операций, что делалось только с ведома и согласия Кузьмина, являвшегося техником -плановиком мастерской. Эти операции в калькуляцию стоимости ремонта включались и средства на них отпускались, но они шли в фонд экономии мастерской, а, следовательно, и оценивались в то время, как результат хорошей работы.
  Это приводило к выпуску из мастерской продукции следующего качества:
  А) перекос патронов до 30 процентов
  Б) расхождения стыка ведущего пояска снаряда и гильзы с боевым зарядом до 40 процентов.
  В) Ржавчина в очке шрапнелей до 20 процентов.
  Эти цифры характеризуют все выпущенную в мастерской продукцию в период 1934-1937 года и исчисляются десятками тысяч выстрелов. Это подтверждается при проверках имущества комиссиями.
  3. Установлена в сборочном пушечном цеху вторая поверочная камера, которой исправлялись патроны с перекосами, которое приводило к отхождению снаряда от гильзы и потом к нарушению герметичности боевого заряда.
  4. употреблялись при ремонте пороха американской доставки СП, что было запрещено в 1935 году.
  А) даже после получения вторичного указания в мастерской было собрано в декабре 1936 года 20 тысяч снарядов с порохами
  5. получаемые пороха при их замене запутывались, и под видом 'бесклейменных' и тоннами отправлялись в отдел комплектования. лишая возможности пустить эти пороха на переделку.
  А) не проводили контрольный осмотр этих порохов, чем допускали нахождение в них камней гвоздей, щепок и мусора, что вызвало в 1937 году необходимость частичной проверки этих порохов и перерасход денежных средств на их поверку и пересылку.
  6. оборудование мастерской два года не ремонтировалось, чем доведено до состояния, требующее капитального ремонта с полной разборкой и перепроверкой.
  7.Было сознательно изъято из употребления все калибровое хозяйство склада, никаким мерительным инструментом не пользовались вовсе.
  А) контрольно-мерительный инструмент, не бывший в употреблении, из мобзапаса изъят и заменен бывшим в употреблении.
  8.пересмотр и ремонт вредительски выпущенной продукции за период 1934-37 года только на хранящуюся на складе продукции обойдется приблизительно в 800 тысяч рублей. В такую же сумму, если не более, обойдется ремонт выпущенной ими продукции, отправленной в части за тот же период.
  Подписано: начальник военсклада интендант 2 ранга Власов
  Военком склада старший политрук Амчеславский
  20 тысяч выстрелов с 'неправильным порохом'? Цифра большая, а сколько это на практике? Если предположить, что все неправильные пчелы изгадили неправильным медом выстрелы к полковой пушке и никакие другие, то получается 144 боекомплекта на пушку. Тогда был штат 18 таких пушек на дивизию. Вот и выходит, что восемь дивизий оснащены таким вот сомнительным порохом в патронах к полковой пушке. Много? Да, наверное, половина округа.
  И насколько времени хватит этих пушечных выстрелов, когда расчет переживает: а не взорвется ли наше орудие к едреной фене, когда Васька Иванов за шнур дернет? Это, конечно, инфа из серии нудных, но ее можно посчитать. Есть или был такой показатель -день напряженного боя, когда полковая пушка выпускает в день 100 снарядов. Средняя конечно, расчетная. И вот таких дней ей положено не более 60 вообще за войну, потому как казна, она все же не бездонная. А если не вообще, то на первых четыре месяца боя таких дней должно было не то 20, не то 22, в том числе небольшой резерв.
  Так что без резерва мы оставляем два полка на четыре месяца без поддержки своей полковой артиллерии. Незачем она им, ходите на неподавленные пулеметы или подавляйте их матом или эланом, переименовав это богомерзкое французское понятие в удаль или порыв.
  Мусор, гвозди и щепки в порохе? Я даже затрудняюсь сказать, чтобы со мной сделали, когда бы я такое допустил. Мои эротические фантазии так далеко не простираются.
  'Никаким поверочным инструментом не пользовались вообще'-говорят, что заслуженные торговые работники могут на руках взвесить товар не хуже, чем на весах. Но от них почему-то требуют весы и еще и рассказывают о разных недовесах, неправильных гирях и прочем. А некоторых и сажают. И здесь сажать надо, потому как если снаряд не входит в камору, то ему в БК в зарядном ящике делать нечего. А ему место в цеху, в переделке или переплавке.
  'Устранение ряда важнейших контрольных и поверочных операций, что делалось только с ведома и согласия Кузьмина, являвшегося техником -плановиком мастерской. Эти операции в калькуляцию стоимости ремонта включались и средства на них отпускались, но они шли в фонд экономии мастерской, а, следовательно, и оценивались в то время, как результат хорошей работы.' Ну, это-то все понятно, даже без опыта службы вообще. Поэтому дорожное покрытие за зиму приходит в негодность, и свежезамененная прокладка в кране продолжает протекать. Мы это оплатили, а теперь надо оплачивать снова и не первый, возможно, раз.
  Замена инструмента их мобзапаса БУшным- это подкоп под будущее. Во время мобпериода будет жуткая запарка, поскольку количество задач обычно превышает возможности. А тут товарищам подсунут инструмент, который отслужил свое, а может, уже и негоден.
  Вот будет радости кому-то. А, возможно, и себе, поскольку и сделавшие это могут лично ощутить это, если мобпериод случится, пока они еще тут. Их мазохизм я готов уважать, но их садизм по отношению своим товарищам в мобпериод - категорически нет.
  Следующая бумага.
  Акт
  1938 год, 13 апреля ...
  Мы, нижеподписавшиеся, Комиссия в составе помначсклада по производству интенданта 3 ранга т. Королькова, членов комиссии помначсклада по хранению интенданта 3 ранга т. Стрелковского, начмастерской 'Б' воентехника 1 ранга т. Коноваленко и начальника оперотделения т. Бергункера составила настоящий акт, что согласно приказанию начальника склада ?27 интенданта 2 ранга т. Власова на предмет суммирования документов и фактов вредительской деятельности бывшего начальника отдела ?1 Фостия и бывшего начальника оперотделени Трахтенберга.
  1.Все имущество в отделах, начальниками которых были Фостий и Трахтенберг, хранилось без всякой системы, в каждом хранилище хранились разные калибры и разных систем, среди которых было запрещенное и опасное имущество, подлежащее только отдельному хранению (тротиловые детонаторы в хранилище ?6, 37мм гранпатроны в хранилище ?5, имущество 1 и 2 категории вместе с имуществом 3 и 4 категории, также и с М-73.
  3. Вопреки директивы АУ РККА о комплектном хранении имущества последнее хранилось некомплектно и систематически нарушалась их комплектность после переучета. Мобзапасы выделены не были (материалы переучета на 1.06.1937 года)
  4. Учет боеприпасов в хранилищах был крайне запутан, про что свидетельствуют акты на излишки и недостатки имущества. Только после 1 июля 1937 года составлено 17 актов на 20 вагонов.
  5. Отправки боеприпасов в части бывшими начальниками отделов Фостием и Трахтенбергом сознательно запутывались в результате чего оказалось за 1936 год 25 засылок и недосылок, в том числе: 37мм холостых выстрелов 110 штук не дослано. 76мм гранпатрон 176 штук не дослано, взрыватели РГ-6 500 штук не дослано. А также отправлены в войсковые части по нарядам Р8252 и Р8273 107мм заряды в гильзах, вредительски изготовленные в мастерской 'Б' в январе 1937 года, которые пришлось затребовать из воинских частей для замены переделанными.
  Пороха, как правило, своевременно на физико-химические испытания своевременно не отправлялись с целью вызвать повторения самовоспламенения порохов по примеру 1925 года.
  6. В мастерскую литера Б для ремонта, как правило, подавалось имущество, не требующее ремонта, так, в феврале 1938 года на ремонт были поданы 122 мм заряды вместо 27 партии по пороху 25 партия, ремонта не требовала, а в марте 1938 года на ремонт были поданы 122 мм гранаты сталистого чугуна, которые на 40 % оказались не требующими ремонта.
  Кроме того, в мастерскую литера Б систематически подавалось имущество и своевременно не забиралось отремонтированное, что систематически тормозило работу мастерской и срывало выполнение мер по ликвидации вредительства.
   Председатель комиссии
   Помначсклада по производству
  Члены комиссии -помначсклада по хранению
   Нач. мастерской Б
   Начальник учетно-оперотдела
  Пункт первый, где указано, что хранится вместе имущество, подлежащее отдельному хранению и запрещенное - это не пять, а десять!
  Некомплектное хранение-тоже!
  Это вы, ребята, при объявлении мобилизации тогда костьми поляжете, перерывая все в поисках того, что нужно, но какое где-то лежит! Прямо, как дама, которая в сумке ищет срочно необходимое, а под руки попадается то полупустая упаковка с таблетками, то еще что-то, а нужная ручка-никак!
  20 вагонов артимущества и боеприпасов - аллилуйя! 300-400 тонн боеприпасов -коту под хвост! Исходя из размеров кошачьей задницы и мобилизовав всех среднеазиатских и уссурийских тигров - наверное, всем котам страны хватило или еще даже осталось! Так им полосатым и надо!
  Засылки и недосылки... Поглядим в прилагаемый табель. 1831 артполк- по акту недосылок не получил 20 76мм гранат, зато кто-то из этих двух ему прислал 15 трубок, которых он не просил! Красота и повод для переписки, а также для лишних перевозок. 20 гранат-это три где-то ящика -вози такую партию по округу! Это не в одном городе с улицы Рассеянной на улицу Бассейную!
  Вместо 4 45мм бронебойных выстрела отправляют 4, но осколочных! Поскольку в ящике больше четырех таких выстрелов помещается, то это что- в каком-то ящике лежат выстрелы другого назначения? Поправьте меня, но это уже такой половой разврат, за который неполного служебного соответствия мало, хотя лопатой по пустой голове еще много.
  Горе тебе, военный склад ?53 - каждый год тебе засылали взрыватели, которые ты не просил, и в 1936м, и в 1937 м. Горе тебе, 51 артиллерийский полк - тебе за каким-то мочеполовым органом прислали 540 взрывателей РГ-6. И вот тамошней арттехслужбе нужно как-то морочиться с хранением этих взрывателей,
  отписками и переписками, когда их заберут. Могут и через несколько месяцев. А если труба затрубит до того- в каком-то полку взрывателей не хватит на готовые, но без них выстрелы.
  8 артполк. Так, в 36 году им чего-то недослали, а следующем году тоже. Это тоже- один 152мм снаряд. Нету слов! Этот хренов снаряд, при проверке отсутствующий в наличии-потом выслушай претензии проверяющих, почему его у тебя нет! А за что? За то, что кладовщик не опохмелился, а его начальник не поверил?
  Но это еще не все, ниже другая бумага.
  ...марта 1938 года
  Я, помначсклада ?27 по хранению интендант 3 ранга Стрелковский К. на основании личного приказания начальника склада произвел расследование о засылке на завод ?12 двух 152 мм снарядов в ок.снаряженном виде с взрывателями УГТ-2 и нашел:
  1.Согласно наряда ?325711 от 4.03. 1937 года надлежало складу доставить на завод ?12 для испытания 300 152 мм гранат в неок.снаряженном виде.
   2. Согласно резолюции бывш. начальника склада Булгакова и помначсклада по хранению Королькова, начальник 1 отдела интендант 3 ранга Фостий во второй декаде марта месяца должен был произвести подготовку и отправку указанных боеприпасов.
  3. На основании этого начальник 1 отдела интендант 3 ранга Фостий отдал письменное приказание старшему пиротехнику воентехнику 1 ранга Трахтенбергу произвести отбор и подготовку 152мм гранат. но лично ему приказание не вручил, а непосредственно завхранилищем Носуленко (показания Носуленко)
  4.Приведение в неок.снаряженный вид проводил завхранилищем Носуленко на желдор платформе у хранилища ?1. Освободившиеся взрыватели УГТ-2 Носуленко передавал быв.зав.хранилищем Мирному, который этими же взрывателями приводил в ок.снар.вид 122мм гранаты под пятым навесом.
  5.За производством работ Носуленко никто не наблюдал и не проверял (показания тов.Носуленко), в результате чего 2 152мм гранаты пошли на завод в ок.снар.виде.
  6. В накладной склада ?1402 от 10.04. 1937 г. указано в примечании, что гранаты проверены и просмотрены при 100% вскрытии ящиков, а имущество отпустил зав.хранилищем Носуленко и проверил нач. 1 отдела интендант 3 ранга Фостий.
  Исходя из вышеизложенного, считаю:
  1. Что ответственными за такую отправку являются нач.1 отдела интендант 3 ранга Фостий, т.к . хотя и написал письменное приказание ст. пиротехнику воентехнику 1 ранга Трахтенбергу, но ему его не вручил и после производства работ не проверил зав.хранилещем Носуленко, а лишь формально подписал накладную.
  Старший пиротехник 1 отдела воентехник 1 ранга Трахтенберг из круга своих обязанностей обязан проверять правильность производимых пиротехнических работ, но не проверил.
  Зав. хранилищем Носуленко, непосредственно проводивший приведение в неокс.наряженный вид и передавал взрыватели другому завхранилищем, отнесся халатно и не проверил количество взрывателей, оставшихся от работ.
  Подпись. Стрелковский.
  Два снаряда поехали куда-то в окончательно снаряженном виде, то есть с ввернутыми взрывателями и удаленной излишней смазкой, чтобы можно было немедленно их использовать. Вот такой снаряд едет на завод, и попадает вагон с ними в дорожную катастрофу. Вагон загорается. Соседний снаряд, из которого изъят взрыватель будет раскаляться. Тротил сгорит, корпус испортится, ну и персик с ним. А снаряд, в который ввинчен УГТ-2? Под влиянием пламени может и взорваться, кто их знает, эти дореволюционные-то. То есть остальные горящие в вагоне 300 штук (или часть) могут сдетонировать. Шесть -восемь кило взрывчатки в каждом-мама дорогая! Даже один рванет - и все пожарные и добровольцы смоются подальше, потому как жизнь дорога. Значит, кого-то не спасут, а могли бы.
  Нач. хранилища обсчитался, два начальника над ним не глядя подписали акт, снаряды поехали. То, что у ребят на этом заводе инфаркт и родимчик могли случиться, увидевших, что им прислали - умолчим. Вот, кстати, и причина экономии средств - раз никто не осматривал, а отправили так, но по документам же три часа работы только на осмотр бригадой из пяти человек. И час этим Фостием или как его там. Казна платит, но дело не делается.
  Вот такой день ужаса был сегодня-читал документы класса 'Хоррор'. Дин Кунц отдыхает со своими историями.
  Ладно, пока я обедал, прислали бумагу из разведбата. Они желают 40 зажигательных мин калибра 120мм в неокончательно снаряженном виде. Мины эти у нас есть, но за городом. То есть надо брать машину и сопровождение. 40 мин- это два полных передка к минометам. Внутри желтый фосфор и термит в стаканчиках, значит, предварительный инструктаж обязателен. Вес с тарой под тонну. Так что надо озадачивать подчиненных и другие службы.
  Интересно, для чего они разведбату? Явно какую-то деревеньку спалить надумали. А кто там живет - черноглазые дети тьмы или какие-то разбойники? И тех, и других как-то не жалко.
   ---
  На следующий день я оправил команду с минами в разведбат, и, ощущая довольство собой (ведь не так, как в бумагах, с минами работал),решил еще почитать про старые страсти и ужасы.
  '...Отдел имел до 30-40 человек рабочих, из технического состава воентехник 2 ранга товариш Коровихин, воентехник 1 ранга товариш Морозов. Осенью 1937 года после окончания голичных курсов пиротехников в отдел прибыли тов.тов.тов. Каплун, Мартыненко, Городецкий и друг. для замещения должностей младших пиротехников. При таком составе рабочих количество технического персонала считаю достаточным. Ежедневная практика работы была такова. К началу работ на территорию склада являлся Фостий и на скорую руку назначал, вернее, разгонял рабочих по работам. Техники не использовались как руководящая и направляющая сила, а управление шло через их голову. Конкретных задач и заданий не ставилось, потому работа не контролировалась и плохо поддавалась учету.'.
  Теоретически такая организация работы возможна, особенно если рабочие на складе по знаниям и умениям тождественны инженерам и проверять их не надо. Такие рабочие были на Обуховском заводе, на Путиловском, может, и еще на десятке заводов, но масса таких зубров на складе в провинции? Ох, не верится.
  Правда, остается неразрешенным вопрос - зачем в отделе перечисленные младшие пиротехники, если есть ветеран Фостий, который быстро ставит всем задачи, а потом Левши-рабочие их выполняют без всяких контролирующих органов? Тогда младшие пиротехники превращаются в писарей с пиротехнической подготовкой, которые занимаются учетом и контролем бумаг. Либо просто даром проедают содержание от казны.
  Все было бы ничего, если бы все хорошо работало. Но что на самом деле происходило?
  Происходило вот то самое - массовый брак и отправка снарядов с неудаленными взрывателями. То есть организация работы не соответствовала реальному состоянию дел.
  Читаем дальше:
  'Инструктажа и показа, а также разработанных техпроцессов перед началом работ не было. Все это вело к тому, что ни рабочие, ни младший и средний техсостав не знали целей и задач, стоящих перед отделом, но зачастую не понимали, что от них требуется. Благодаря этому Фостий наносил материальный ущерб государству, а окружающие не могли своевременно его раскрыть. Об этом говорят следующие цифры и факты:
  Годовой отчет о деятельности склада за 1937 год, в частности первого отдела хранения показывает:
  а). содержание имущества-сметная стоимость - 65198 руб.
   фактическая стоимость - 59686 руб
  плановая затрата рабочей силы - 20431 человеко-часов, фактически 13835 ч-ч.
  б). хранение имущества- сметная стоимость 54128 руб
   фактически 21828 руб. Плановая затрата рабсилы 9118 чел-ч. фактическая 11 184 ч-ч.
  ...что разделы на содержание и хранение имущества дают экономию в сумме 37187 руб. Разделы приема и отправки имущества дают перерасход в сумме 37161 руб. Суммируя цифры, я считаю, что 39161 руб. перерасхода являются прямым нанесением ущерба государству из-за плохой организации работы. Экономия же по разделам на содержании и хранение имущества является тоже скрытым вредительством.
  На работы же должно быть затрачено 35586 чел-часов, а фактически затрачено 19298ч-ч, экономия 16288 чел-часов. Такого деяния быть не могло, потому что такой повышенной производительности труда (до 50 процентов) эти же самые рабочие на других работах не давали. Экономия достигнута за счет изменения техпроцессов, в т.ч. исключения переходов, что в свою очередь вело к плохому качеству работ.'
  В самом деле, согласно отчетам, при работе отдела имеется экономия в несколько тысяч человеко-часов. Если качество работ сохранено на должном уровне, то как оно достигнуто? Широчайшей механизацией или внедрением чего-то нового, что позволит одним движением выполнять сразу ряд ранее принятых операций? Нет такого.
  Тогда отчего экономия? Логика подсказывает, что что-то не сделано.
  
  И правда, в иных актах полным-полно оржавления гнезд под взрыватели, некачественно посаженных в гильзу снарядов, коррозии корпусов и прочего вредного для сбережения наличных запасов.
  Значит, этого не было сделано в ущерб качеству боеприпасов. Наконец, вспомним историю с взрывателями в снарядах, отправленных на завод.
  Если исключить контрольный осмотр младшим пиротехником - раз и самим Фостием - два, то у нас образуется несколько часов экономии рабочего времени. Но кому нужна такая экономия, при которой есть угроза взрыва и жертв? Ответ - врагу и больше некому. Или лентяю, которому не хочется работать как нужно.
  ...сведения о работах 1 июля, подписанное завхранилищем... о контрольном осмотре 76 мм патронов в 10 хранилище бригадой в составе пяти человек говорит о просмотре 2568 штук. Переходы... следующие - вывозка, просмотр по партиям, завозка и укладка в штабеля, т.е. поверхностный осмотр. В среднем, исходя из техпроцесса, каждый рабочий должен осмотреть 150 -200 патронов, а бригада 750-1000 патронов в день, фактически же дала 2568, что еще раз подчеркивает поверхностность осмотра. В результате такой работы было произведено неправильное определение технического состояния имущества. Пример-карточки паспорта ?1904 и 1905 -76мм шрапнели к пушке 1902 года с клеймами боевого заряда 7/7 св 24/31-к-1-34-48 в количестве 544 при переучете были отнесены к первой категории, а 11 и 14.12. 1937 года по ордерам за ? 211 и 214 переданы в мастерскую Лит. Б в ремонт, т.е. являлись 3 категории.'
  Вот о чем и я!
  'Мобплан был дан складу в 1935 году, а к его действительной проработке Фостий приступил в июле-августе 1937 года. Т.е.в течении двух лет отдел не имел разработки.'
  Оп-па! Интендант 3 ранга Фостий таким образом решает, заниматься возможной мобилизацией или нет. Это явная узурпация им функций Совнаркома, Генштаба и подобных организаций.
  'Вопросами учета Фостий не занимался, лично имущество не проверял, передоверив зав.хранилищами. Приемка имущества затягивалась, были случаи утери важных документов. Все это вело к тому, что имущество приходовалось и списывалось при отсутствии подлинных документов без всяких законных оснований.
  Акт ?ОП/31012 от 15.01.1938 года- списываются в расход по карточке ?309 детонаторы тетриловые для снарядов 4968шт.
  Этим же актом списывается в расход имущество по карточкам ?303,304,309,305.306,307,308,889,1760,1761, 524,1439,433, 454,960.
  Актом ?ОП/31012 от 17.1.1938 списывается в расход карточка ?2323 76мм патроны шрапнельные с клеймами 4/1нм/30 Р 31-3-22 238 штук.
  По этому акту списывается в расход имущество по карточкам ?? 2324, 2301,2310,213,2314,1340,1937,2305,748,554, 549 и др.'
  Черная дыра, а не артсклад, куда все валится и валится! И исчезает в темноте дыры! 200 тысяч самых ходовых снарядов, пять тысяч детонаторов, еще тысячи чего-то там....
  И списанные хрен знает почему по карточке 238 штук снарядов - это 12 тысяч убытка.
  '...К гаубице 10/30 года заряды ?0 были скомлектованы без дополнительного пучка и красного довеска. 2180 зажигательных снарядов скомплектованы без заряда.'
  Как устроен зажигательный снаряд того времени? Наподобие шрапнели. Только вместо 260 шрапнелин, кажется, девять зажигательных элементов, которые воспламеняются при срабатывании вышибного заряда. Когда дистанционная трубка воспламенит вышибной заряд, он выбрасывает элементы вперед, и они летят и втыкаются в крышу. А дальше термит в них поджигает кровельный материал. Если в снаряд не вложен заряд, то поджигать он ничего не будет. Единственный вред врагу от него будет, если стакан корпуса случайно попадет в какого-то польского солдата. Но хоть для своих вреда, возможно, и не будет. Поскольку управляющий огнем держит в голове, где находятся свои войска и время срабатывания трубки определяет с учетом этого.
  А вот со зарядом к гаубице все не так просто. Если в гильзу не всунут пучок, то траектория снаряда будет не такой. И пролетит он на 1200 метров меньше, если я правильно прикинул. И куда снаряд тогда ляжет? Может, и по своим. И управляющий огнем на такое свинство не рассчитывает, и пехота спокойно своими делами занимается, не рассчитывая на дар своих артиллеристов.
  И никто не догадается, на гильзе обозначение-то штатное, но не соответствует тому, что внутри. И в спешке не разглядят, что пучков меньше, при смене заряда уберут пучки и не обратят внимания, что пучков не столько, как нужно. Френдли файр, матерь его так. Офицеров-артиллеристов дрючат, чтобы они правильно рассчитывали установки для стрельбы, расчеты тоже дрючат, чтобы все установки, что с НП переданы, выполняли быстро и без ошибок. А черта с два, дрючили, дрючили, а толку нет-засада подкралась с тыла. Еще бы можно было понять скученное хранение с нарушением норм высоты штабеля, потому как площадь хранилища мала, а ящиков много, но вот тут это то, чего прощать нельзя. Артиллерия не предназначена для истребления собственной пехоты, у нее чуть другие задачи.
  Что-то устал я от этого склада, уже нет сил читать, что противопожарная безопасность не на высоте, траву вовремя не скашивают (о, это мне знакомо, и сам не раз косу в руках держал, и курсантом, и лейтенантом...), и порох свалили возле железнодорожной линии, там, где до пороха могут долететь искры из трубы маневрового паровоза...Да, а я уже про это забыл, и какие искры летят. И как мама с папой мне говорили, что несгоревший уголек часто в глаза попадал, особенно, когда в окно поезда выглядываешь. Я пугался и отодвигался дальше от поездного окна, хотя поезд наш тащил электровоз или тепловоз. Но кто бы мне это тогда сказал из домашних педагогов.
  
  
  Как я уже говорил, мне в Углегорске жилось не так чтобы и очень плохо. Конечно, можно было бы и лучше, но если бы не зверинец на ночных улицах и волны безнадеги с севера, то жить было бы еще можно.
  Да, я уже был не совсем похож на молоденького лейтенанта, много лет назад закончившего училище и мечтающего о приключениях и подвигах. С тех пор во мне сильно прибавилось пессимизма и лени, но я еще был готов пытаться свернуть горы. В 1984 я был готов свернуть. Вот такая разница между мною в разные исторические промежутки. И еще один момент: после училища я был готов заниматься многим и просто так, от избытка энергии. После пятого корпуса и котика проводника героизм проявлять мне хотелось только по тому направлению, которое было мне дорого, а не просто так. Наверное, это были первые признаки старости. Может быть.
  А бытовые незадачи меня не сильно пугали. Да, хотелось бы и книжек поинтереснее, и фильмов побольше, да и от телика бы не отказался, хотя в Самаре обычно смотрел его нетрезвым, а трезвым не смотрел, отчего не всегда мог вспомнить, что видел по нему вчера.
  Да и жизнь моя военная ко многому приучила, в том числе и к тому, что если вокруг тебя то, что кратко может называться задницей, а еще короче- вообще нецензурно, то через минуту или день ты можешь ощутить, что недавно бывшая задница еще более- менее ничего, по сравнению с тем, что уже наступило взамен.
  Если вокруг нету дам, я могу это описать еще короче, но куда экспрессивней.
  Вот, помнится, в Северо - Кавказском округе, где я служил ...э, нет, про это рассказывать не надо, и про приключения и условия там тоже.
  Лучше я расскажу про совсем несекретное, про свою родственницу тетю Милу, жену военного. В 1950 м году она после университета жила на Дальнем Востоке и там вышла замуж за старшего лейтенанта - артиллериста. Они отгуляли свадьбу, три дня пожили семейной жизнью в станционном поселке, где она учительствовала. А дальше старший лейтенант, которого она звала Коленькой, отбыл к месту службы, а она должна была рассчитаться и приехать к нему в часть. Его артполк располагался возле
  станции Фанзовка (или как-то наподобие), поселок Третья Речка. Да, отгуляли свадьбу-это не так как нынче. Все было гораздо скромнее, и присутствовали сами новобрачные, трое подруг невесты-школьные учительницы и квартирная хозяйка. Выпито общими силами полбутылки вина.
  Через какое-то время Людмила Владимировна сошла с рабочего поезда на этой станции с двумя чемоданами, где содержались практически все ее вещи.
  Станция, конечно, доброго слова не заслуживала, как и имени 'станции'. Людочка чуть приуныла, потому как она родилась в городе Ростове-на- Дону, и даже место распределения ее ощущала, как дыру. А Фанзовка..., вообще, тогда девушки такие слова, что описывали эту станцию во всей красе, вслух не говорили. При девушках обычно тоже. Разве что раненые и травмированные, когда у них под 'крикаином' что-то из раны вытаскивали. И то потом извинялись, что не смогли сдержаться. Людочка ждала всего полчаса, когда на станцию подъехал на ЗиСе ее ненаглядный муж, быстренько поцеловал и еще быстрее засунул ее с чемоданами в кузов. Пока они тряслись по проселку, пояснил, что полк уходит на учения, поэтому он ее быстро при строит па жительство, а сам еще более быстренько отбудет на полигон, дня, наверное, на три.
  Молодая жена потряслась-посидела рядом с мужем минут десять, пока он не подвез ее к полуразваленному бараку, сгрузил ее и вещи, поцеловал и отбыл.
  Людочка пошла осматривать доставшиеся ей хоромы.
  В общем, из людей она была там пока одна, в завалинке с запада жили змеи, и она не знала, они ядовитые или нет. Еще из соседей присутствовали мыши. Хоромы строили еще до войны для лесорубов, потом они стояли заброшенными, затем снова заселились, затем пустовали и так было последние года три перед ее приездом. Печки развалены, окна выбиты, двери нараспашку, внутри мерзость запустения плюс змеи и мыши. Людочка вздохнула, обошла барак, наметила фронт работ. Чуть в стороне был аналогичный, только больше разваленный, и зоркий глаз ее узрел, что кое-что там не сломано, в отличие от предложенного ей дворца.
  Она пошла по дороге, дошла до расположения части, где служил ее муж, пояснила дежурному, кто она такая, и попросила в аренду какой-нибудь инструмент, чтобы
   слегка привести все в порядок, а также немного табаку. С нею поделились. чем могли, хотя инструментов особенно много не было: малая лопатка, молоток и коса.
  Людочкин муж успел передать жене противогазную сумку с консервами и хлебом, потому она начинала трудовой день не голодной. Поев, она приступила к витью семейного гнезда. Выдернула несколько не совсем проржавевших гвоздей и распрямила их. Оторвала в другом бараке массивный кованый дверной крючок и пристроила его на дверь в облюбованный ею угол барака. Засыпала завалинку, где жили змеи, табаком, и моршанская махорка обратила гадов в позорное бегство.
  Отодрала несколько фанерок и забила ими выбитое окно. Стало не очень светло, но меньше дуло. Пошел дождь, и оттого ремонт печки был перенесен на позднейший срок. На другой день она починила печку, поставив на место кирпичи и замазав щели глиной, привела в божеский вид нары и теперь могла высыпаться после тяжких трудов. Первая ночь получилась скомканной, потому как, неудачно повернувшись, чуть не свалилась вместе с нарами на пол. Дальше ее ждал подвиг в борьбе с мышами: она заметила одичавшую кошку, приманила. поймала и приучила к новому дому. Поэтому стало кому заняться грызунами-соседям.
  В итоге, когда муж прибыл с учений (естественно, не через три дня, а дней через десять), то семейное гнездо уже было на зависть всяким там неженатым лейтенантам. Есть где и поспать, и погреться и прочее. Слышал я и ее рассказ, как она жила в еще более разваленной будке обходчика, пока строилась казарма дивизиона, где потом им выделили уголок....
  А жена командира дивизиона ей рассказывала ужасы про блюхеровские времена, когда она была еще школьницей, и ее отец строил береговые батареи на острове Русском. _______---
  Кто виноват был в этих страстях- не знаю, но винила она именно будущего маршала, не стесняясь в выражениях. Самую мощную батарею на весь Дальний Восток строят, а жрать рабочим нечего! То, что вечные проблемы с проектом, чертежами и сроками-это понятно, но, когда жрать совсем нечего - как же работать? И так рабочему давали 800 грамм хлеба на тяжелой физической работе, а на семью-ничего. Поэтому он отрывал от себя, что мог. Оттого частенько шатался. Случалось, и это не выдавали два дня подряд.
  В суп и второе шло три ложки крупы. Рыба - когда бывала, когда нет. Случалась и цинга, а люди так ослабли, что когда им стали делать прививки от тифа, то ослабшие рабочие в лежку лежали по два дня.
  Однажды для питания рабочих привезли какую-то испортившуюся рыбу, от которой экипаж 'Потемкина' разорвал бы офицеров голыми руками. Будущую еду увидели, ужаснулись, продукт комиссия признала негодной и списала, после чего рыб выкинули на помойку, предварительно залив какой-то гадостью из нефтепродуктов, чтобы никто ее не ел. Комиссия рабочих недооценила, а они рыбу с помойки собрали, отмыли и съели. Желудки переварили и рыбу, и эту отработку.
  Но дело не улучшалось, и народ стал отказываться от работы и даже бежать. А это уже серьезно, ибо никто за срыв стройки по голове не погладит. Потому стали думать, как изыскать резервы. Резервов не было, поэтому вырвали недостающее у природы. Организовали рыболовную артель, которая ловила навагу и накормила рабочих и их семьи. Когда кушать есть чего, можно и вручную
   потаскать огромные броневые детали башен по льду залива, потому как стоит лед и ледоколов не хватает, чтобы провести сквозь него судно с деталями башен.
  Так что если кто будет во Владивостоке, то поглядите на Ворошиловскую батарею и узнайте, как ее строили. Еще она рассказывала, что по дороге какие-то другие военные сняли с поезда броневые двери башен и хотели использовать для своих целей, пока не вмешалась ГПУ и не навела шороху. А все товарищ Блюхер. Дал своим распоряжением право некоторым стройкам снимать с других поездов необходимое для строительства. Потому они и химичили, снимая все, что глаза радует. Хотели многотонные двери, очевидно, поставить на сортир при штабе, а из следующих к морю подводных лодок тоже что-то повыламывали, да так что хоть выкидывай эти лодки на слом. По крайней мере, именно такой слух ходил.
  Так что мне как-то неудобно было ныть, помня Людочку на станции Фанзовка, одну в лесу со змеями и мышами.
  Хотя я понимаю, что не все такую жизнь даже представить смогут, иначе как в американском кино про жертв кораблекрушения. Полтора - два часа просмотра, и можно вернуться к привычному комфорту. А если фильм меньше захватил, так и про комфорт не успеешь забыть.
  Так что я готов был и к чуток похуже условиям, нежели были, но вот к участию в гражданской войне- совершенно не готов и не хотел ее. Особенно в Углегорске, который и так висел на волоске. А она случилась. Заступил я в дежурство, а вернулся в слегка другой город Углегорск. Снег и лед с тварями так и остались, а вот начальство в городе сильно поменялось. Одну 'спецслужбу' в городе разогнали, кое-кто из нее и не пережил переворот. Впрочем, стрельбы было относительно мало, так что мы даже на складе не поняли, что не по теням тьмы стреляют, а по своим врагам.
  Меня и моей службы это формально не коснулось, так что можно было жить далее и радоваться тому, что еще есть радостного вокруг. Но не начало ли это конца Углегорска?
  Сначала путч, пусть даже почти бескровный, как сейчас, потом покровавее, когда кому-то захочется подправить расклад сил в городе, а потом столб Тьмы превратится в подобие лица и втянет в пасть всех нас, и тех, кто менял власть и далеких от нее. Потому как пролитая кровь тянет за собой Тьму.
  И почувствовал я, что мне как-то не хочется быть этому свидетелем.
  Желание понятное, и, не побоюсь этого слова, логичное, но что именно делать?
  Самому возглавить революцию? Нет, чума на все правящие Дома, я в этом участвовать не буду. Взорвать все начальство, оставив от населенного начальниками центра пепелище, не разбирая, кто прав, кто неправ? Это в одиночку невозможно, хотя я от желания разнообразить свой досуг, когда Надя была на дежурстве, прикинул, сколько мне бы на это нужно было взрывчатки. Оказалось, что я с этим мог справиться при помощи роты саперов и наличного боезапаса. Подсчитал, посмеялся, скомкал листок и выкинул в отхожее место.
  Там ему самое место. А что остается? Побег. Логично и непротиворечиво. А куда? Если в другие анклавы, где не так муторно из-за близости дымного столба инферно и твари ползают раз в неделю? Увы, инферно поползет и дальше. Пусть через пяток лет, но дойдет уже до нового места обитания. А 'пять лет' может оказаться мечтой, ибо все случится куда быстрее.
  Неужели надо попытаться вернуться в свой мир? Это было бы наилучшим, но возможно ли это? Всякого новичка многократно уверяли, что тебе надо забыть о прошлом, и жить тут, потому как однозначно не вернешься. И да, многие приходили на места своего провала в Отстойник и пытались увидеть открытую дверь в прежнее.
  И я пару раз так сделал. Увы, понятно, что проход обратно в пятый корпус не открылся. Черно-белый котик меня тоже не ждал и с мяуканьем не отвел сквозь двери миров в подвал со Светкой и бумагами для ее начальницы. Но, если бы я это не сделал, душа бы по-прежнему болела. А так я ее успокоил, что через эту дверь возврата уже нет.
  Но та самая логика говорит-а, может, надо через другую? Есть ли еще двери во Тьме? -----
  Ладно, логику я уже проявил, теперь надо продемонстрировать еще несколько качеств. Хозяйственность совместно с вороватостью, ибо надо заиметь оружие помощнее, чем пистолет. И красноречие вместе с убедительностью, ибо надо переговорить с Надеждой - она со мной или как? Потому что если бежать, то придется многое побросать и очень многим рисковать. А что взамен? Увы, сплошные допущения и хиромантия, в которой вторая буква не такая, как в словаре.
  Я не зря сомневался в своих качествах краснобая и убедителя. Надя перспективы скорого прихода апокалипсиса вперемешку с аполокинтозисом совершенно не разделяла. Игры наверху у нее не вызывали никаких опасений, поскольку проходили тихо и без стрельбы на улицах, опасной для мирных обывателей. Сидит Котовский в кабинете или в узилище - это ее совершенно не волновала. Перспективы с Тьмой ее беспокоили лишь на крохотный процент больше, и она вполне резонно возражала мне, что Тьма стоит и неизвестно сколько стоять будет. Если бы она двигалась на Углегорск и хотя бы за пару лет продвинулась однозначно вперед, то совсем другое дело. Если же она чуть сдвинется под селом Кукуевым, но одновременно отползет под соседним заброшенным хутором Кривым, то насколько это убедительно? Да не насколько.
  Кому-то кажется, что конец еще далек, кому-то - что он близок.
  То есть надо бежать и серьезно рисковать всем ради некоего возможного варианта будущего?
  И, что еще хуже. аргументов против нет. А дальше Надя выложила два убойнв0 козыря.
  Первый: никто не знает, что выйдет в результате побега. Пусть мы даже благополучно смоемся из города, а сможем ли мы сбежать из мира сумасшедшей ядерной сказки?
  Честно сказать, нет никакой гарантии, что это выйдет. Даже если нам попробовать не уйти вообще из Отстойника, а просто убежать подальше от Столба Тьмы, то и тут облом. Может ли кто-то гарантировать, что если мы сбежим ниже по реке, то не явится ли тул да наша смерть даже раньше, чем в Углегорск?
  И правда, может так быть.
  Тогда чего мы дергаемся, не зная, как лучше: бежать или остаться?
  Второй и последний аргумент Нади был про то, что в Углегорске не стареют.
  Да, это так, об этом и я, и Надя слышали не раз, что так и есть. А вот что с нестарением будет в новом месте - кто скажет?
  Вот так и вышло. Убедить я не смог, и в тот раз и в следующий, власти, как у командира над солдатами, у меня над ней нет, а оставаться нельзя. И готов сказать честно: я не ощущал себя готовым взять и остаться, и решить: будь что будет.
  Увы, когда я решился и уплыл, осталось такое ощущение, что я ее оставил в качестве заслона - прикрывать мой отход. На службе мне такое делать не приходилось, а вот тут-пожалуйста. Хотя я честно предложил уходить, и заранее, и даже не один раз пытался. Как бы совсем не виноват, но что-то саднит душу. И тогда, а и сейчас не перестало.
  Наверное, все тоже 'мы в ответе за тех, кого...'
  Так что я переключился на прохиндейские попытки раздобыть себе казенный автомат. Купить его тоже можно было, но недешево, а средствам я бы нашел и иное применение. Да и душа бушевала и зверь в глубинах ее - под началом сотни стволов, которым лежать и лежать, а тут еще и деньги на них трать! Начальство стойко сопротивлялось моим поползновениям, и, правда, серьезных аргументов на автомат у меня не было. Остальные же сослуживцы автомат получают только в случае нужды в командировках, а со службы и на службу ходят без него, как, собственно, и я.
  В общем, наш начальник службы Темир Исхакович, как мужчина добрый и ценивший меня, как одного из немногих людей, что в деле разбирались, послать меня никак не решался, а все время находил разные отговорки. Или разные задания для меня, вроде известной задачи у Золушки, которую нужно сделать до бала. Мне его терзания были не очень понятны, ибо вполне мог отказать или выделить, не совершив преступления перед моралью и порядком, но что-то в нем было такое, что не давало решиться ни на 'да' и ни на 'нет'.
  Так я изводил начальство два месяца, пока вопрос не решился сам собой. После чего мы оба вздохнули свободно, избавившись от ощущения неловкости.
  Тогда я шел от Нади, пугая ночью своим видом местное охвостье Тьмы и полусонных стражников на входных шлюзах. Мы еще и с ней немного поцапались, оттого я ушел ночью, а не утром, хотя лучше было бы подождать. Но, когда произнесешь некоторые слова и услышишь в ответ, как-то хочется проветриться, посему я вышел в мороз и темноту. Потом Надя извинялась, что не остановила и не оставила.
  Но, честно говоря, меня в тот момент остановить было не очень легко. Шел я, шел, по бодрящему морозу, подсвечивая себе аккумуляторным фонарем, что прибыл сюда со мной из Самары, и готовил нужные слова для посрамления охранника в нашем общежитии. Я уже давно их ранним подъемом в два ночи не баловал, оттого и ожидал скандала. А вот тут есть тонкости. Если ты просто скандалишь и ругаешься, повинуясь своему настроению, то все это выглядит банально и скучно. А вот если подготовиться и подобрать нужную роль и слова, то выйдет куда пристойнее: ты стоишь, как Шарль Д Артаньян, весь в белом, среди этих самых, весело и презрительно отвечаешь на возгласы этих же самых, тщательно удерживая дискуссию в рамках продуманной стратегии и не уходя в банальную ругань и склоку. Оттого злобные эти самые ощущают себя не в силах осквернить твою белизну. Так что ощущаешь себя победителем содомитов и совершенно не портишь нервы, что невозможно в случае банального скандала.
  Но нужно настроиться.
  Как говорят, сейчас это называется троллением.
  Может быть, я в интернете на форумы не лажу и этого не постиг. Но, если все так, то, значит, я самостоятельно открыл это искусство. Так вот и шел, мысленно обдумывал план кампании, причем в двух вариантах. Для борьбы с неплохим мужиком Касатонычем, которого не стоило сильно уж раздражать, и с Вадиком. Он в своем варианте мира был программистом из породы юношей бледных в дырявых носках, что почитают себя пупами Земли. Здесь он был низвергнут из незаменимого в охранники, но еще не понял, что это должно повлиять на его поведение.
  Вот на него и готовилось представление, на случай, если он на посту и начнет скулеж.
  ТТ я держал в правом кармане шинели, с досланным в ствол патроном, ибо поздние прогулки того требовали, но навстречу мне не выбежала черная тень, кого-то напоминающая. Просто за углом гулко и грозно ударила очередь патронов на десять. Выстрелы звучали как-то непривычно.
  Да, здесь много было всякого оружия, что ранее было мне незнакомо. На мои немузыкальные уши звучало, как будто железным шкворнем лупили по батарее.
  Что это такое? Революция? Или Горсвет кого-то из тварей гоняет? Я укрылся за выступ дома и стал доставать второй пистолет - а вдруг врагов окажется много7 Фонарь же выключил и повесил на шею на специальном ремешке-руки то нужны обе.
  Стрелок оказался оригиналом, и, выйдя из-за угла Робеспьера, саданул следующей очередью по стене общежития электростанции, что было напротив меня. Зазвенело разбитое стекло, загудела от удара пуль металлическая входная дверь. И чтобы это значило?
  В общежитии послышался мощный мат из нескольких глоток, но он сразу же затих, когда по ним дали еще одну очередь. А стрелок мне еще не виден! И это явно пьяный в задницу хулиган, который так и убить может!
  А вот и он - темная фигура, которая вышла из-за угла и сейчас звякает металлом, явно перезаряжая свой 'трахтомат'. И не буду я ждать, пока он развернется и обстреляет то здание, возле которого я устроился. Оно какое-то конторское, потому сейчас там никого нет, кроме меня, и то снаружи.
  Но мне лично неохота ожидать пули. Я уже знаю, что это такое, а потому хватит!
  Взял его на прицел и дважды выстрелил, целясь в корпус. И еще раз из 'вальтера' -вверх.
  А выстрелив, заорал:
  --Бросай оружие!
  Темная фигура ничего не ответила, а сложилась пополам и потом грохнулась на мостовую. Здесь мощение булыжником, так что получилось жестко. Оружие типа звякнуло на камнях.
  Но он. видимо, из последних сил, как-то навел его в мою сторону и нажал спуск. Хватило его на три выстрела, после чего очередь оборвалась, а металл снова звякнул. Для верности я добавил еще две пули в лежащий силуэт. Он только дернулся от этих попаданий. Воцарилась на несколько секунд тишина, прерванная разными звуками из общежития. Там, видно, все проснулись и задались вопросом, что за ананас тут происходит, кто стреляет и за каким бесом, и вообще, какого рожна их разбудили?
  Грохоту было много, и сейчас кто-то позвонит в Горсвет или комендатуру, и сюда явятся разные люди с оружием. Может, кто-то и в общаге достать берданку, поэтому надо поглядеть, что там за тип, этот ночной охотник и нарушитель спокойствия? Поскольку я его достал, то не мешает удостовериться в разных деталях. Надо же знать, за что отвечать перед законом и совестью. Совесть моя чиста - тип, стреляющий не то из автомата, не то из пулемета по мирным жителям - маст дай, как теперь молодежь выражается, не знающая, как это 'красиво' вблизи выглядит, даже когда это дух, а не твои друг.
   Поэтому, заорав: 'Не стрелять, в бога, душу, перестройку, святых угодников!', я рванулся к лежащему, а потом, еще на бегу, включил фонарь.
  По мне из общежития стрелять не стали- и то благо. А в луче света, скорчившись, лежал тип в расстегнутом сером ватнике и ватных штанах. Костюм для Углегорска привычный. Шапки на нем не было, и длинные белокурые волосы разметались волной по снегу и камням. Из-под зажимавших живот рук вытекала черная кровь. Он уже отходил-так, последние конвульсии. А глаза черны, как ночь, и даже хуже. Не просто с черной радужкой, а как будто вместо них вставлен шарик глубоко черного стекла. Так вот ты какой, одержимый Тьмой! Я про них слышал, что встречаются они с тварью. именуемой 'призрак', которая влетает им через глаза-и вот-перед нами не Ваня Иванов, а одержимый убийством маньяк. Поэтому в опасных местах люди носят специальные очки. У меня такие тоже есть, но остались дома. Вот так - пролетел бы призрак по другой лице и меня бы встретил, и пошел бы я маньячить.
  А что у него за агрегат с таким гулким басом? Прости господи, это же американец М3, у нас таких на складе есть с десяток-поставляли союзники для танкистов либо их, либо Томпсон. Видимо, где-то нашел, потому что у нас их никуда не выдавали. Так и лежат в дальнем углу не покидая, свои два ящика. Как легли, так и лежат.
  Ну что, ждем контролирующую инстанцию. Теперь перед законом я тоже чист, ибо одержимые Тьмой подлежат немедленному отстрелу, и это совпадает с твоим желанием прожить хоть чуть-чуть еще. Я захотел взглянуть, что у него за рана и куда ему попал, но тут жертва призрака дернула головой и забулькала кровью в бронхах. Это было все, что он смог, перед тем, как умер.
  А тут и прибежали вооружившиеся кто чем мог ребята из общежития, да и Горсвет подоспел. Теперь промурыжат аж до радостного утра.
  Но я оказался чрезмерным пессимистом, и мурыжили меня всего около часа, да и то не на улице, а в общаге.
  Разбуженные кочегары пытались забить окна найденной фанерой, ходили и перераспределялись по непострадавшим комнатам, а я отвечал на вопросы молодого человек из Горсвета. Он мне представился, но я тут же забыл, как его зовут-нервы, знаете ли, выстрелил и попал тремя пулями из пяти, чем предотвратил чьи-то смерти и ранения, но меня потом отходняком накрыло, отчего и забыл, как того зовут и его должность. Не выработался из меня хладнокровный душегубец. А тот, кто есть, засадит две пули в печень и окрестности, а потом сам переживает.
  Для чего я стрелял из другого пистолета вверх?
  Ну, это известная хитрость. Просто иногда люди первый выстрел предупредительным не дают, а сразу прицельно всаживают в тело.
   А потом второй уже дают вверх-якобы сделал предупредительный, а потом и попал.
  Так вот. первый выстрел из оружия вносит смазку из канала ствола вместе с пулей в тело, поэтому и видно, это в нем первая пуля, что собрала смазку, или вторая, которой уже нечего собирать.
  Не знаю, стали бы Горсветовцы выяснять это сложный вопрос бытия, но подстраховался.
  Так что ночь была богатая. И по впечатлениям, и по благодарностям, и по трофеям. Тип-одержимый оказался шофером из водопроводно-канализационного хозяйства Углегорска. В свободное от службы время (дежурил сутки через трое или наподобие), он еще и барахолил по окрестностям. И, видимо, был везучим на добычу, потому как призрак подловил его до зубов вооруженным - этот самый М3 и два 'вальтера' П-38. Может, у него дома еще тоже что-то было, но и так арсенал внушает. И доблестный водила имел при себе четыре магазина к своему 'трахтомату' и шесть к пистолетам! Мог бы много дел наделать.
  А я провел остаток ночи в гостях у ребят с электростанции. Как-то больше не хотелось гулять по улицам до света. Мне, конечно, и наливали в память о великих событиях, но я себе позволил только пятьдесят граммов. Как раз, чтобы до утра переработать. И даже переживал, не будет ли от меня разить перегаром. Этого не случилось.
  А арсенал мой пополнился, поскольку действовал принцип, что я в битве со злодеем отобрал, то мое. Правда, если бы ночной шофер у кого-то упер оружие, то мне бы его не оставили, а отдали хозяину, но, коль это было его, так мне оно и досталось.
  
  
  Вечер я провел в своей комнате, занимаясь оборотной стороной медали. Ибо если владеешь оружием-изволь его чистить и пристреливать. От этой прозы жизни избавлены разве что британские лорды. Ну, я так думаю, ибо был бы лордом, то свой арсенал лично не чистил, взвалив миссию на ...как же этого типа должны звать?
  Не помню, но пусть просто слугу. Ну, а коль я не лорд, то и отношусь к чистке оружия индифферентно, как к очистке картошки и мытью посуды. Удовольствия никакого, но и неприязни к процессу тоже.
  'Вальтер' я умел разбирать, а для 'главного калибра' пришлось инструкцию позаимствовать на службе. Как выяснилось, это не просто-таки М3, а целый М3А1, то бишь рукоятки взведения не будет, придется вставлять палец в дырочку на затворе. А значит, есть шанс палец там повредить. И лучше машинку не ронять, ибо аппарат не новый. Ударившись об пол или землю, он и выстрелить сможет. Так что коль придется ронять, так только стволом от себя. Оружие не самое лучше, военного времени, так сказать, но чего уж перебирать харчами? Я ведь не на чемпионат мира по стрельбе собрался, мне надо гарантировано положить тварь Тьмы и максимально затруднить свое убиение людям, которые этого хотят. Конечно, лучше бы знакомый 'Калашников', но здесь его не было. Существовал немецкий аналог, но попадался редко. У нас на складе не было ни одного. Только четыре ящика патронов и Наставление по пользованию. Но люди такие стволы видели в Сальцево и где-то еще. Придется лопать, что дают.
  Но обладание этим шедевром дизайна-это еще не все. Надо раздобыть еще парочку магазинов к нему, и как-то на себя пристроить, для чего сшить подсумки или жилет с карманами. И патронов тоже не помешает побольше, а они не легкие, по весу практически как винтовочные, а также множество иных нужных вещей вроде бинокля, охотничьего ножа, и прочего для жизни вне обжитых мест.
  Но с этим я как-то справлюсь, а вот с транспортом проблема совершенно не решена.
  И другая маячит вслед за ней - а куда идти, плыть, лететь, чтобы отсюда убраться? У меня было только прикидка, что где-то там, дальше по реке есть водопады, после которых она вливается в море.
  Но это еще не конец размышлениям. Да, положим, водопады за километр до устья. Я на чем-то сплавился или долетел до них. После чего прошел или даже прополз этот километр. А что дальше? На берегу моря будет стоять плакат: 'Если вы -таки доволоклись досюда, то ладно уж, ныряйте возле камня слева и вас выбросит в свое время и место. И не забудьте поблагодарить святого Анонимуса, поставив свечку в церкви.'
  Или вместо плаката сидит говорящая живность, тоже самое вещающая дошедшему и даже могущая крикнуть: 'Да ты не туда пошел! Слева ныряй, а не там, где пытаешься!'
  Поэтому Надю я понимал, но ...послушай женщину и сделай наоборот. Если она остается тут, то надо уходить, раз она ...Ну ладно. Женскую логику не постигают и Эйнштейны, а куда уж мне до них.
  Ладно, вернемся к проблеме транспорта. Все-таки нужно что-то водоплавающее. Либо свой катер, либо пристроиться на грузовые суда, что ходят по реке. Пассажиром или работником. Первый вариант реален только если спереть катер, второй немногим лучше.
  Как специалист-речник я не гожусь. Машинист из меня аховый, разве что на грузовом судне будет автомобильный мотор, с некоторыми из них я более-менее знаком. Возможен, конечно, пост палубного матроса, из-за низкой квалификации меня исполняемый только за еду.
  Уже не говорю, что грузовая баржа может следовать не до тех мест, что мне нужны.
  Итого все же требуется немного заняться премудростями плавания по речным водам. Даже если я и благополучно угоню катер и меня не догонят, то дальше -то плыть придется. А там нужно понять, что вот этот бакен означает: мель или что-том еще. Да и много невидимых со стороны деталей обнаружатся, и их надо выполнять.
  Так что придется раздобыть книжки по теме и начать ненавязчивые расспросы: а что за анклавы лежат по пути, любят ли там чужих людей и так далее.
  И есть еще один вывод: угнать катер лучше бы во время переполоха и смены власти. Тогда бдительные взгляды отвлекаются от наблюдения за собственностью, даже столь ценной, как суда и их грузы. А вот это вступает в противоречие с идеей удрать, пока тут не началась заваруха. Но заваруха может произойти и зимой, когда силы Зла возрастают, а витаминов мало. И лед покрывает реки, прерывая навигацию.
  То есть предстоит мой вариант известной задачки: как перевезти через реку волка, козу и капусту, чтобы все сохранить при этом в целости и сохранности. А надо удрать, пока не произошла катастрофа, но при этом меня не должны поймать и вернуть обратно.
  Вот и извернись, но сделай, и не пострадай при этом. А поиметь неприятности легче легкого-и дезертирство, и похищение плавсредства. Ну, хоть теперь автомат похищать не надо, и это славно. Но стоило бы увеличить меру своей виновности за счет похищения гранат. Вдруг придется разгонять толпу тварей или местных, жаждущих моей крови и имущества. Да, кстати, и немного взрывчатки и средств для взрывания тоже не помещало бы. Пригодится на правое дело.
  И я начал выполнять программу действий. Самое легкое-это было, конечно, расспросы знакомых. Но, поскольку среди них матросов с барж не водилось, пришлось несколько раз сходить в злачные места и побеседовать с ними, разогрев их водкой до нужной степени откровенности. Вот это было отвратительно. Пьешь и боишься напиться так, чтобы все плавно перешло в запой, вливаешь в себя следующую стопку, а он, зараза, болтает всякую чушь, а не то что надо. Наконец, начинается по делу, слушаешь и боишься, что ты услышал, а завтра уже не вспомнишь, потому как выпито уже много и это не конец....
  'Допрос матросов под газом' продолжался где-то неделю. Чувствовал я себя отвратительно, были претензии от Нади и начальства тоже.
  А итог был следующий. Это если свести все вместе и считать, что по пьяному делу ничего не забыл.
   Про водопады все матросы что-то слышали, но никто там не бывал. Река наша, чем дальше, тем чаще разделяется на рукава, каждый из них тоже меняет свою мощь, поэтому, к примеру, между островами Дынька и Ненашевскими самый мощный левый рукав, а дальше они меняются своими размерами. Сколько плыть до конца- не знает никто, они плавали до месяца, и на этом обжитые земли не заканчивались. А сколько от последнего порта до устья-неизвестно. Три опасных места с точки зрения пиратства мне назвали. На воде можно плевать на тварей Тьмы, они на ней не заводятся и в воду не лезут. Вот по льду прогуляться могут или будут ждать близ места высадки. Даже те самые призраки, хоть и летают над водой, но опасно не снижаются.
  В тесную семью водоплавающего люда меня не возьмут. Там свои компании, свои отношения, свои счеты. Не прорваться людям со стороны. Взять пассажиром так далеко -сумма настолько очешуительная, что вслух произносить страшно. Возможно, специально, чтобы посторонние подальше держались. Когда плавают между соседними городками-там цены выставляют по-человечески.
  
   ___
  Вот чего я добился с помощью разведки и подрыва свежести малость отошедшей в Углегорске печенки. Ладно, меня точно не берут в команду, отчего придется что-то плавучее захватывать, но изучить хоть немного речное судоходство стоит. Пусть я плыву на трофейном катере или барже, навстречу мне плывет такой же. Так что надо знать, какими бортами с ним расходиться. И что означает какой бакен.
  Я обратился к библиотекарям, и они мне нашли хоть и драный, но подклеенный учебник судовождения для речного техникума. Не мешало бы и по судовым механизмам пройтись, но в библиотеке был только учебник по паровым судам. Я от него отказался. Не стоит мучить им голову, ведь я не смогу раздобыть столько угля или нефти для того, чтобы плыть больше месяца. И однозначно не смогу одновременно управляться с рулем, котлом и паровой машиной.
  В случае дизеля или мотора другого типа его можно бросать его на некоторое время, пока направляешь свой речной крейсер в нужном направлении. А некоторые двигатели вообще дистанционно управлялись из рубки. В свое время я такое видел, но есть ли оно тут? Надо снова спрашивать.
  И вообще, скорее всего, придется плыть по течению самосплавом. Где же мне такую прорву топлива набрать для плавания в месяц и более? Или денег, чтобы где-то по пути купить солярки? И это не одно- на месяц еды набрать-тоже особенное занятие.
  Если даже посчитать по банке консервов и хоть полкило сухарей в день, то такую прорву с трудом с места сдвинешь, а уж перенести на борт в условиях революции или переворота-даже и не представляю, как. Одна надежда на хороший клев по пути. Если сказочно повезет и хоть через день рыбка в порядочном количестве ловиться будет, то можно в качестве тревожного запаса взять десяток банок консервов, с десяток килограммов муки и чай с сахаром на это время- тогда все куда скромнее и реальнее. Ну и перенести возможно, не захватывая еще и грузовик в городе. В общем, как подумаешь о деталях побега, так хоть удавись от сложностей. Может, это знак: сиди смирно?
  И хорошо, что я не поддался на такую слабость и не капитулировал. Хотя это так легко-не размышлять, не мучиться от неизвестности. а просто плыть по течению, как...венок по водам.
  Все чаще я оказывался в порту, где наблюдал за разными мелочами: как матросы поднимают якоря, как они набрасывают швартовные концы на кнехты (или как они правильно называются), устанавливают сходни.... Вроде как это сильно и не требуется, но вдруг? Или я ошибаюсь и это сильно надо7
  Придет время и можно будет убедиться воочию.
  Когда я пойду по дороге странствий, но только не на запад, а на восток. Хотя кто знает, куда потом отклонится русло реки или ее рукава.
  'Ничто не предвещало счастья-
  Их ожидали демоны в горах.'-
  Как сказано в одном древнем китайском романе.
  Знания мои по плаванию по рекам потихоньку копились, случился еще один переворот, правда, не очень удачный для свершивших его, ибо ничего у них не вышло. Творили его оставшиеся на свободе сторонники и подельники Котовского, которые решили все вернуть так, как им нравилось. Нашлись их сторонники в разведбате, поэтому стрельбы было чуть побольше, чем при низвержении самого Котовского. А я опять сидел на дежурстве и, слушая дальнюю стрельбу, прикидывал, придется ли участвовать или нет. Конечно, нафиг нам такое счастье, и без него радостей хватает. Вот и кто-то из небесных покровителей отвел беду.
  Так что кто пил потом от счастья, кто пил потом с горя, а я смотрел на остывающий чай в кружке и размышлял, когда будет третий переворот, и я буду должен и смогу уйти из града обреченного. Или не отделаюсь так дешево-сидеть и слушать издалека стрельбу и радоваться тому, что она не усиливается и не приближается.
  Вот Наде досталось побольше, хотя и в итоге ничего плохого не случилось. Но когда в соседнем доме начинают одновременно работать два пулемета и много чего послабже, женщины сразу же стараются укрыться кто где сможет-кто под стол, кто в кладовочку для швабр, кто в подвал. И правильно делают, если даже стекла не вылетают и пули не бороздят по стенам и перегородкам. Потому как сейчас стекла целы, а через пяток секунд наводчик пулемета изменит прицел и все будет совсем по-другому. Вот тогда секунд на укрытие может и не хватить.
  Пережитое из Нади выходило два дня, из большинства ее сотрудниц тоже. Еще одно зерно на весы против переворотов, хотя на нужной чашке уже лежит достаточно много груза. В отстойнике беременности были редкостью, поэтому на потомстве, надеюсь, это не отразилось в том роде, как это расписывал Швейк про полное выпадение волос, произошедшее от сильного перепуга на четвертой неделе внутриутробной жизни.
  Время шло, какие-то рычажки щелкали, грузики перемещались, создавая чуть другой рисунок бытия. Может, это у меня механицизм какой-то при описании явлений, а сейчас бы пользовались терминами из электроники, говоря про это же, но что уж мне, другим уже не стать. Как работают механические и электромеханические устройства, вроде взрывателей, я хорошо себе представляю, а вот электронные-куда хуже, поэтому и пользуешься тем, что понятнее для тебя. Так что весной повеяло ветром перемен, хотя еще не было понятно, когда именно. Поэтому я бывал в порту, читал нужное и потихоньку готовился, правда, больше морально, к уходу из Отстойника.
  О сроке я думал пока завуалированно: после очередного переворота, хотя допускал, что это не значит, что как только начнется стрельба, то я тот же миг побегу на берег, 'конно, людно и оружно'. Может, это будет через пару дней. Ведь не дано предугадать, когда именно проще будет удрать: сразу или в момент, когда обе стороны временно приостановят сражение, чтобы зализать раны.
  Но приглашение к путешествию уже недалеко. Пора встать и идти на запад (или восток), пройти длинный путь до устья, по пути 'уничтожить всех оборотней: хитрых зайцев, волшебниц лисиц, душистых косуль, рогатых оленей', какие попадутся. дойти до места и попробовать вернуться домой. Отчего-то я был уверен, что из устья реки, из водопадов это возможно.
  Не из точки провала сюда, не из столба Тьмы, а вот оттуда. Почему это так и что будет при водопадах: волшебник Изумрудного города, алтарь. на котором надо принести в жертву жабу или крокодила-я не знал. И исходил из несколько сомнительного соображения, что раз меня, уже не молодого-зеленого подмывает встать и бежать, то к этому есть серьезные обоснования. В 22 года можно было свалить на молодой зуд в известном месте. Сейчас нет. Ведь что такое интуиция? Это как бы ускоренное прохождение по цепочке ассоциаций в мозгу. Мозг наш- целое скопище нервных клеток, соединенных переходами, которые называются синапсами. может, эти переходы даже многоуровневые. При их помощи человек задействует сразу много клеток, где и может храниться нужная информация. А дальше будет похоже на расследование как в классическом детективе вроде убийства лорда Эшли в запертой комнате при помощи яда. Сам он самоубиваться не хотел, значит, яд ему дал кто-то из трех домочадцев, могущих это сделать. Далее мисс Марпл или Шерлок Холмс проводят логическую цепочку- дворецкому не выгодно, зять вчера дома отсутствовал, остается горничная. У нее есть мотив, есть возможность, и силы хватит, чтобы засыпать порошок в чай. К девушке подступают и задают вопросы. Если все так и было -цепочка именно такова.
  Детектив может быть посложнее и выявить то, что зять окажется не так прост и невинен. но это всего лишь некоторое усложнение цепочки и дополнительные синапсы, разветвившиеся, как химические формулы в органической химии. По этой цепочке можно проходить медленно, как это делает туповатый помощник сыщика, а можно искрометно-мысль быстро промчалась по синапсам, как у гениального сыщика и пришла в нужное место - виноват зять. Или неважно кто. Сыщик идет арестовывать его, по пути поясняя туповатому помощнику и таким же читателям, как он дошел до мысли такой. Вот так интуиция у человека и работает: видно начало, виден конец, а середина прячется в тумане. Но если ее вытащить наружу-будет понятно, отчего и как. Значит, я видел еще что-то из середины, отчего и хотел уйти.
  А, про душистых косуль? Это из того же китайского романа, 'Путешествие на запад'. До Углегорска его в стране издали, но тогда он мне не попался. Так что вот теперь иногда все это вспомнится, возьму книжку с полки и прочту про оружие истины-грабли, и китайских духов с демонами....
  Вот кому я всегда завидовал, так это тем, кто знает китайский язык. Правда, я таких встречал только двух в своей жизни, но, может быть, в этом виновато то, что служил далеко от китайской границы, а в Приморье нашлось бы и побольше. Но я завидую людям, которые знают несколько тысяч иероглифов, умеют их писать, а также говорить на очень непохожем на наш язык китайском, а они могут тоже завидовать мне, для кого взрыватель В-429 -это не полкило металлических изделий сложной формы и непонятного назначения... Может быть.
  
  
  Вот так я решил для себя и потихоньку готовился. Набил тревожный мешок, с которым надо удирать, планировал еще и второй набить и с обоими покидать место проживания. Второй мешок мог и не понадобиться, он был больше для запасных вещей. Ведь переворот мог случиться в межсезонье, когда сегодня уже тепло, а завтра снова мороз и снег, чтобы не остаться где-то в пути одетым совершенно не по погоде. Если бы побег состоялся в стабильную погоду, то столько бы не требовалось. так что все зависело не от меня. И я ждал весны и лета, не без оснований рассчитывая, что это вскоре случиться. Конечно, я мог увидеть переворот и еще этой зимой и следующей, и что мне тогда делать? Даже если никто за зимующими судами следить не будет, через лед они не пройдут. Тогда придется ждать следующей оказии. Какой она будет? Если бы знать...
  Вот и приходиться потужить от несовершенства бытия и снова впрягаться в привычную лямку. Зима- значит возможны визиты тварей на посты и встречи с ними, когда пойдешь в ночи по частной надобности, оттого и бдишь, ожидая внезапного визита гостей из черноты.
  Ну и текущую работу никто не убрал. Хоть траву косить пока не надо, но заваленные снегом дорожки расчищать кто вместо нас будет? Никто. Сначала вокруг конторы, потом еле продрались в Песчанку на полугусеничнике, привезли смену. Там тоже малость почистили, вернулся в родное общежитие -так и там надо!
  Поневоле начнешь мечтать о Флориде или других местах, где снегопадов не бывает, как класса. Помечтаешь, потом припомнишь, что в жизни все уравновешивается: если нет этой пакости, так есть другая. И в той же Флориде могут быть ураганы и ливни, что тоже не порадует. Когда сносит тебя ураган вместе. конторой, ты и мечтаешь о Калуге, где такие ураганы не случаются. А попадешь в Калугу, так и начинаешь мечтать о других местах, где нет чего-то калужского.
  Тае вот я и собирался той зимой, собирался, пока не наступила весна и при оттепели я простудился. А пока лежал в больнице, революция и случилась.
  Где-то вдалеке за окном стучали выстрелы, а я надсаживался кашлем и горевал, что в больницах оружие отбирают. Болящие из палаты с опаской выбирались покурить, тоже прислушивались к стрельбе и пытались определить, что означает то, что на Маркса уже не стреляют, а звуки перемещаются в сторону Чернышевского. Конечно, при этом выдвигались разные идеи, кто против кого воюет и что будет дальше. Возмущенный ( в смысле не обиженный, а взбаламученный) разум кипел и фонтанировал идеями. А откуда же взять истинное положение дел? Неоткуда. Позвонила дежурный врач в комендатуру, ей еще довольно вежливо сказали, что, мол, отстаньте, не до вас. Позвонили другие сотрудники домой и куда могли, и тоже не получили ясной картины, а только порцию слухов и догадок.
  Самое смешное потом было, что никто не оказался прав ни по причинам бунта, ни по силам, ни по географии.
  Так что мы вслушивались в дальнюю пальбу, строили теории и принимали лекарства. Кстати, с лекарствами обстояло не очень хорошо, ибо местная фармацевтическая фабрика делала изначально только разные растительные препараты. И десант попаданцев из 2000 года сильно дело не улучшил. Мир был похож на наш, что был полвека назад, а тогда такого разнообразия лекарств и не было. Антибиотики в этом мире уже появились, но их делали не в Углегорске. Их закупали в одном из анклавов дальше по реке. Какой-то аналог пенициллина, но мне его все равно нельзя было - аллергия. Потому и лечился разными дарами природы, что мне давали и физиотерапией. Оттого и выздоравливал небыстро.
  Чтобы выздороветь, потребовалось две недели, с переворотом стало яснее на следующий день, что он не удался. Была среди теорий, что вскоре прибудет подкрепление мятежникам и случится вторая серия уличных боев, но и с нею автор ее не оказался правым. Ближе к утру стали поступать раненые, от которых мы ждали подробностей. Сначала они, как и мы, могли сказать только то, что вот стрельба началась, и нас подняли, и мы побежали, а по дороге попали под обстрел. Это было все, если исключить эмоциональные описания и пожелания стрелявшим.
  Но мы ждали новых вестей, и они приходили. Даже стало известно, что готовили переворот три типа; один начальник из Горсвета, один из бизнесменов и некогда сбежавший в Сальцево проворовавшийся чиновник. Он смог и оттуда участвовать. Людей у триумвирата было немного, человек около тридцати, но вооружены до зубов и патронов не жалели. Фамилии, конечно, назывались, но я их тогда не запомнил. Не знакомы были. А сейчас мне их помнить и даром не нужно.
  Хорошо, что у них гранат почти не было, поэтому все кончилось быстрее, чем могло бы.
  Из больницы я вернулся, и застал последствия мятежа, то есть эпидемию проверок. Сначала проверили всех на участие и на связь с мятежниками, а потом стали раскапывать возможность того, что орудие и боеприпасы восставших были с нашего склада. Для этого были кое-какие основания, но чисто общего характера. Ведь все оружие, что оприходовалось и выдавалось официально, проходило через нас. Нашел, к примеру, мародер автомат и не стал оставлять его себе, а сдал его в исполкомовскую контору, где добычу оценили и чеки добытчику выдали. А его трофей переходит к нам на хранение и может даже на ремонт. Если наши Кулибины справятся. Хотя у нас был и свой запас стволов 3 и 4 категории. Пока никак, но, может, когда-то сможем.
  А исправный автомат по записке исполкома может быть выдан сторожу ассенизационного обоза, чтобы твари тьмы не похитили то, что они из выгребных ям откачивают, и сторожа вместе с этим содержимым.
  Насчет сторожа я чуток преувеличил, но лишь в части той, что автомата ему не положено. А винтовку ему вполне дадут. И дежурному по общежитию револьвер и карабин тоже выделят для защиты себя и поста. Вот и вышло, что десяток стволов у мятежников через наши бумаги проходит, в том числе один горсветовский пулемет, списанный как не подлежащий ремонту этой почтенной службой года четыре назад. Но сейчас всплыл этот РПД и пострелял.
  Новая служба безопасности вошла с раж и проверяла даже взятые на трупах пистолеты и револьверы. Поскольку они через нас проходили довольно давно, то радости в поисках старых записей тоже было невелико. У меня от одного листа начался такой мощный чих, что сметало бумаги даже с соседнего стола. Аллергия- пятый раз за жизнь. В детстве на пенициллин, второй раз на старую бумагу, и еще дважды случалось на разные смазочные субстанции, каждый раз на другое.
  
  
  
  В итоге к нам прикопаться не удалось, ибо на все стволы, кроме одного 'вальтера' ППК нашлись бумаги о передаче в разные службы. А с 'вальтером' ситуация была чуть сложнее. Когда-то давно он был выдан оперуполномоченному службы Котовского, был кем-то снят с его хладного трупа, и вот всплыл сейчас. Но прежний владелец или один из нескольких убрал кислотой две последних цифры номера. Поэтому получилось, что скорее всего-это именно тот пистолет, но доказать было нельзя, что именно он.
  'Вальтер' с НАШИМ номером передан Котовскому, 'вальтер' с ТАКИМ же номером передан оперу по фамилии Занин, с его трупа исчез. Зато всплыл другой, четыре цифры которого совпадают, а двух -нету. И вот поди докажи, что это именно он. Но если даже он - какая нам разница? Мы отдали Котовскому, и усе.
  А откуда взялся именно этот - фиг разберет. Но четыре дня копания в бумагах и разные вопросы от проверяющих на нервы подействовали. Начальник наш решил, что хоть все и закончилось, но нервы успокоить надо и ушел болеть.
  Пока его обязанности свалили на меня. А я, окрыленный отсутствием начальства, решил покопаться в бумагах и запасах, что еще есть у нас такое, с чем пора бы уже расстаться. Но, на основании наличного опыта, решил все подготовить, и когда босс выздоровеет, тогда ему и подсунуть свои измышления. Не захочет- ну и ладно. Чтобы не считал, что за его спиной что-то делается.
  И кое-что нарылось. В ряде бумаг упоминалось 12 'А' хранилище, а мне его не показывали, на местности я его не встречал, и на планах тоже. Где же оно, да еще и кирпичное, под черепичной крышей? Деревянное могло бы сгореть, а остатки пола уже затянуло грунтом и травой. Нет его.
  Путем размышлений я дошел до идеи, что когда-то произошло переименование хранилищ, но по старой привычке еще некоторое время употреблялись старые номера, примерам подобному несть числа. Но, если тогдашние работнички и слегка путались, то быстро вспоминали, что это не новые номера, а старые, потому порядок быстро восстанавливался. Ну а нам-потомкам приходится это расхлебывать. Почти что день я сидел и прикидывал, что, как и когда называлось, и пришел к мысли, что это нынешнее четвертое хранилище стрелкового оружия (или, как когда-то писали, ручного оружия). Ну хорошо, пусть это так и есть. А дальше что? Дальше надо решить загадку. В хранилище 12 'А' лежали боеприпасы, которые по ведомостям не проходят. Нет таких у нас. Загадка же состоит в том, куда они делись. Если их как-то утилизировали. передали на другой склад, утопили в затоне, то в нынешнем 4 хранилище стрелковки должны лежать только положенные по ведомости стволы. Если же нет, то что? А получается, что среди стрелковки валяются неучтенные боеприпасы. Из этого вырастают два следствия: стрелковки в хранилище может оказаться меньше, чем мы думаем (ящики с БК тоже место занимают). И второе, куда худшее. Боеприпасы лежа, нами не осматриваются, что с ними - никто не знает. Возможно даже взрыв или пожар, причем совершенно неожиданно для всех, в том числе и нас. Никто ведь не ждет, что трофейные винтовки возьмут и взорвутся. Им это обычно не свойственно.
  И что характерно, в обоих случаях нужно, чтобы Темир Исхакович с моими расчетами ознакомился, комиссию организовал и провел инвентаризацию. А потом и, может быть, ознакомил городские власти, что оружия у нас чуть меньше, чем они думали. Если мы новонайденные снаряды и патроны ликвидируем или отправим в Песчанку, то городская власть так и пребудет в бездне незнания.
  Кстати, а что там должно быть? Я ее раз взял приложение к бумаге и глянул в помянутые запасы:
  77 мм германских шрапнельных патронов с трубкой в 70 делений-52 штуки,
  77 мм германских шрапнельных патронов с трубкой в 50 делений-104 штуки,
  77 мм германских шрапнельных патронов с трубкой в 64 деления-266 штук,
  105 мм германских шрапнельных снарядов с трубкой в 70 делений-8 штук,
  85 мм английских шрапнелей- 22 штуки
  3' дюймовых тротиловых горных гранат с взрывателем 13ГМ2-а сколько именно, писано неразборчиво, не то 80, не то 90
  3' дюймовых шрапнельных патронов с трубкой в 100 делений-55 штук
  42 мм дистанционных гранатных патронов с трубкой в 11 делений-40 штук
  37мм шрапнельных картечей 8 штук.
  Я оторвался и слегка ошалел: что за странный список? И записано как-то еще более странно. Всегда писалась марка взрывателя или трубки полностью. а не вот так: к трехдюймовым шрапнельным снарядам получается на 100 делений, на 130, на 150 и 194. Матерь божья, а было ли столько таких трубок у нас? Так, сначала была 22 секундная, потом 34 секундная, потом 'Д', потом Т3-УГ, потом Т-6, да, и она была в дымовых снарядах. А какая из них кто?
  77 и 105 мм шрапнели - это явно еще с незапамятных времен лежат, и лежать бы им еще дольше.
  42мм граната-не знаю такого калибра, да еще с дистанционной трубкой...А,это же знаменитый 'пом-пом'! Но тогда получается, что гранаты от него тоже ветераны хранения! И до того. как здесь стали бегать темные твари, лежали они лет тридцать?!
  Святители Василий Великий, Иоанн Златоуст и Григорий Богослов, а если в них лиддит?
  Побыстрее его выбросить к чертовой бабушке!
  85мм шрапнель-не знаю, что за фигня, разве что так неправильно записали 18фунтовую британскую пушку. Впрочем, все многочисленные шрапнели не страшны, лежали и лежать будут.
  А вот эти тротиловые гранаты с взрывателем 13ГМ-2... Что-то во мне с училища про них застряло нехорошее, но что конкретно-уже не помню. Тротил, по идее, хранится хорошо и долго, если качественно очищен, значит, дело в этом взрывателе. Но что же с ним не то? С другой стороны, если он как-то нештатно срабатывает при стрельбе в дождь или сквозь кусты, то и персик с ним. У меня тут горных пушек царского образца нет, чтобы стрельнуть и пострадать, а в пушку 'тридцатьчетверки'- еще надо посмотреть, можно ли им стрелять. Но с учетом злой памяти, а и экспериментировать не буду-взорву к чертовой бабушке.
  На втором листке было всего несколько записей, но прочтя их, я остолбенел:
  Взрыватели к швейцарским ручным гранатам -500 штук
  Английских ручных гранат 'Лемон' шаровидных-43штуки
  Гранат шаровидных японских-1 штука
  Германских химических шрапнелей 77мм с трубкой в 24 деления 'Зеленый крест'-66 штук
  Германских химических гранат 77 мм 'Белый крест' -7 штук.
  Приплыли! У нас на складе древняя, как навоз мамонтов, боевая химия! Какие ОВ, в каком состоянии корпус, не течет ли иприт сквозь ввинтное дно-кто знает?! И это в жилой зоне!
  Я заметался по кабинету, вполголоса выражаясь доступными нецензурными словами в адрес предшественников. Подвели, храпоидолы, под монастырь! Неужели в 'четверке' лежат химснаряды страшной древности?!
  Потом с усилием взял себя в руки и забегал по корпусу в поисках разных справочников. Поиски меня немного успокоили, но лишь чуть-чуть. Иприт, судя по маркам и цвету 'крестов', нам не достался, зато в 'зеленом кресте'-это такая гадость, как фосген. Подышал им человек, чувствует, что нехорошо, но пока даже идти может, ну и пошел на медпункт, и тем перегрузил сердце - отек легких и смерть. Был слабо отравлен, пошел в тыл, срезал дорогу через неглубокий овраг, где скопился фосген - отравление из легкого стало смертельным - кумуляция отравы в организме. 'Белый крест' -это совсем легкое, слезоточивое. Правда, от долго лежания кто знает, что внутри происходить будет с древней отравой?
  Да, а в гранатах Лемона что за взрывчатка была? Я снова забегал, но по сведения о гранатах Лемона не попадалось. В других-был и тротил, что хорошо, был и аммонал, то бишь хрен ведает что может выйти, и какая-то смесь на основе бариевой селитры. Вырвите мне ноги из туловища, если я помню, какова ее стойкость! Не пользовались ею в нашей армии!
  
  
  По моим расчетам получается, что снарядов всего около 700 штук, большинство их них около трехдюймового калибра. Это сколько будет ящиков? Дореволюционных влезало в ящик вроде 8 штук, так что с серьезным запасом- выйдет сотня ящиков. Но фактически меньше, ибо часть снарядов меньше калибром. Ручные гранаты и взрыватели к ним-прикидочно два-три ящика, да и то много. Значит, основной штабель из сотни ящиков. Нормативная укладка - шесть ящиков в высоту в штабеле. Но, судя по нашим бумагам, случалось и против нормативов, до десятка друг на друге. В таком случае, подарок из прошлого-это совсем немного от задней стенки хранилища. Придется вынимать все и искать везде. Вдруг ящики лежат некомпактно, а равномерно по всему полу? С учетом прочитанных бумаг о бардаке на складе, это может стать реальностью. Итого придется выносить все, что есть. В принципе, обычные шрапнели могли бы лежать где угодно, хоть на улице, ибо нужда в 77мм шрапнелях вовсе не просматривается, так как у нас ни одного орудия под них нет. 85мм и 42мм тоже отсутствуют. 37мм картечь- есть пара орудий такого калибра, и, может, даже влезут в них.
  Но я вообще-то жажду все новоприобретенное истребить к чертовой бабушке. Поэтому-никаких экспериментов!
  Да. а как устроена химическая шрапнель? Химическая граната-эт понятно, а вот химическая шрапнель? Пули химией обмазаны или в них запрессованы ядовитые кристаллы (про это я где-то читал, но, скорее, в бульварной литературе)? Не помню ничего подобного, чтобы этому учили. Я потратил еще час, но попытка разыскать какое-то разъяснение, как химическая шрапнель устроена, в наших справочниках не удавалась.
  Придется-таки экспериментировать, сначала пробный подрыв, а потом уже действовать по обстановке. Вот тут я пожалел, что нет у нас 77 мм пушки! Вот такой я непоследовательный. Но лучше бы эти снаряды выпустить по области Тьмы на кого там бог пошлет, чем морочиться с подрывом, или того лучше-разборкой! Тьфу!
  А надо к шефу ехать и прервать его отдых. Потому что начальник-он, и политика -это приложение к погонам и окладу. Сам я поиски древней химии вести не хочу, но и оставлять это на будущий его выход -еще меньше.
  Так что надо поехать к Темиру Исхаковичу. Только сейчас гляну, что у нас в четверке лежит из штатного?
  Да, в основном трофейные винтовки-маузеры и итальянки, а также патроны к ним. О! Вот еще нечто на переплавку- пулеметы МГ-08-15! И к ним приличный запас лент. Так, что еще- максимы 08, то есть опять же немецкие... Ну, ладно, пусть пока лежат, хотя надо поглядеть, взаимозаменяемы ли части наших и немецких максимов. Вот этим и загружу опосля ремслужбу, пусть одно разберут, и другое тоже, и сравнят на глаз и на зуб.
  Есть тут еще и Виккерсы и Льюисы, но я их трогать не буду. Есть техника с станками и вертлюгами под них, так что надо не лишить машины и броняшки полагающегося к ним пулемета.
  А вот 08-15 точно пойдет в переплавку! И еще посмотрю, у них кожухи не бронзовые ли? Тоже пригодятся на правое дело.
  Я взял оба роковых листка, засунул в папку, оделся и пошел на поиски водителя командирской машины. Нашел я его, естественно, под ней, ибо наш Дориан весь рабочий день проводил там, если не надо было куда-то ехать. Зато 'Виллис' и никогда не ломался. Еще из легковушек на складе была немецкая ДКВ с закрытым кузовом, но Темир Исхакович ее не любил, поэтому она больше стояла. Своего водителя у нее не было, обычно, если уж собирались ее заводить, то брали Сашу с канадского грузовика 'Шевроле'. Он к немке тоже относился без пиетета и даже утверждал, что ее и немцы не любили за неиллюзорную возможность при столкновении пострадать от щепы из фанерного кузова, но машина его слушалась. Я с ними обоими солидарен- при езде кузов скрипел, как лестницы в старых деревянных домах, что меня нервировало. После того, как такая лестница подо мной в Самаре провалилась, грешен - дую и на воду.
  Проклятый царизм-не сделал лестницу, которая выдержала бы 100 лет без ремонта. Вот я ступил на нее и спустился на первый этаж со второго раньше, чем надо было. Хорошо, что ничего не сломал, хотя полчаса отплевывался от древесной и простой пыли, что меня окутала. Хорошо, что был трезв, а то бы меня бабушки из подъезда прибили. А когда я трезв, то выгляжу слишком положительно, чтобы им меня бить. И я их даже понимаю- удобства были во дворе, и вот как двум бабушкам со второго этажа теперь туда ходить, коль лестница пала под моим натиском? ЖЭК проявил чудеса скорости и поставил новую лестницу через неделю. А как бабушки покидали свой второй этаж, пока ремонт не завершился? Спросите чего полегче.
  В Углегорске таких лестниц тоже хватало. Осталось только надеяться, что они не столь древние и меня еще выдержат.
  Я обнаружил Дориана Грачева под командирским виллисом. Он что-то там ковырялся и пел вполголоса: 'Тучи над городом встали'. Как всякий русский человек, он половину слов не помнил, и заменял чем попадя. Поэтому получалось: 'в воздухе пахнет козой', а дальше вообще нецензурно. Импортным именем он даже гордился, в отличие от покойного поэта Окуджавы, которого родители назвали так же, как его.
  Я подошел к машине. Дориан меня не видел или делал вид, что занят. Я аккуратно постучал ему по подошве. Из-под машины показалось измазанное лицо доблестного водителя:
  -- Владислав Алексеич, куда поедем?
  -- К Исхаковичу домой, вестимо. Он меня утомил своей должностью, буду слезно просить, чтобы вышел на службу и спас от ноши неподъемной.
  --Владислав Алексеич, вот умеете вы так ехидно сказать, что наградной лист покажется постановлением о расстреле.
  --А то! Если бы меня на склад химбоеприпасов в Почеп служить поставили, у меня бы и дыхание стало ядовитым! Мойся и заводи свой трахтомобиль. Подъедешь к конторе и посигналишь.
  Поскольку я не планировал после беседы с начальством возвращаться на службу, то раздал всем ЦУ, кто этого заслужил, и все остальное организовал. В том числе пакет шампиньонов больному, не без оснований рассчитывая, что начальникова жена Мария Михайловна оные грибы зажарит и на стол подаст. И мне отломится от презента болящему.
  Хорошо иметь в хозяйстве парник и рядового, что их растить умеет. У него есть и недостатки, а именно склонность к псевдофилософическим беседам, но пару поросят и теплицу он обихаживает качественно. К боеприпасам его подпускать нельзя, а к грибам- пускай. А со снарядами разберемся без этого философа. Вот сейчас Дориан подгонит 'виллис' и поедем разбираться.
  
  
  Темир Исхакович пожаловался, что ему дома не сидится, а на работу еще рано-да, температуры уже нет, но и кашель грудь рвет, да и в носу плотина не восстановилась и через гребень хлещет. Да, да, именно так и выразился. Ученый человек, да. Я бы сказал попроще, но меня ведь в академию не допустили, отчего и остался недоучкой. Даже если бы меня из армии не выперли, ушел бы на пенсию капитаном, а майором, - ну только если звезды хорошо стояли на небосводе. А Темир Исхакович смог. Возможно, здесь лиц с академическим образованием не так активно кушают 'хмыри' и 'пионеры'. Или есть льготы на провал сквозь пространство и время в здешние палестины.
  Я кратко изложил основные новости, которые можно было вслух произносить при начальниковой супруге. И всем видом показывая, что мне есть еще нечто сказать, ждал, когда Мария Михайловна отправится на кухню гостеприимство демонстрировать. Темир Исхакович поддерживал светскую беседу, а когда супруга отправилась на кухню, впился в меня взглядом: дескать, говори, что там стряслось?
  --Темир Исхакович, еще не стряслось, но может...
  И я добавил про свои изыскания, для некоторого смягчения удара сообщив, что, возможно, все не так страшно, и мы эту химию не отыщем, потому как ее когда-то убрали, но бумаг об этом мы не видели.
  --Владислав, когда я был сопливым курсантом, то бегал в самоволки к дЭвушкам и не думал, что меня поймают. Но с тех пор я немного поумнел и когда что-то делаю, то стараюсь думать, что из этого может выйти. И со мной, и со снарядом, и с другими.
  Поэтому надо рассчитывать на все. Что и отрава там осталась, и даже на то, что ее больше, чем в бумаге написано.
  Стратег у нас наш доблестный начальник! Даже специально сказал 'дЭвушки', хотя выговор у него получше и слово 'девушки' он произносит чисто. Показать хотел, каков он был тогда. Впрочем, я немножко в этом сомневаюсь. Ибо замечал, что некоторые образованные люди иногда прикидываются дикими провинциалами, скажем это политкорректно. Но я молчал и ждал начальникова решения, которое пойду выполнять, как мне и положено. Темир Исхакович, подобно древнему полководцу Мухаммеду Шейбани перед битвой с султаном Джанишем, набрал в грудь воздуха, готовясь дать команду, но тут появилась Мария Михайловна.
  Пришлось ему спешно перестроиться и сказать, что завтра утром он прибудет и все решит с городскими властями. Насчет городских властей-я не понял, это он сказал для маскировки, или и это решит при нужде, потому спросил:
  --К какому часу Дориана присылать?
  --К десяти!
  --Есть!
  Скорее всего он не пойдет пока к городскому начальству: запас времени невелик, особенно если оно чем-то занято. Но ладно, а меня ждут организация подготовительных работ и выяснение вопроса-как нужно изничтожать боевую химию, чтобы самим потом ею не травиться?
  Полазав по доступной литературе, напрягши память, я нашел, что фосген хорошо гидролизуется водой, когда попадет в нее, но вот в воздухе его инактивация происходит плохо. Хотя есть способ очистки помещений от него аммиачной водой-их ею опрыскивают.
  Ну, если не использовать какие-то специальные печи, струи горящего газа и прочее малодоступное. На меткомбинате, конечно, есть и мартены, и тысяча градусов в них, но сталевары, услышав про ОВ, сбегут. Хотя каждый из них выделяет в атмосферу нейротоксический газ, именуемый сероводородом. А этот яд, если работать с ним восемь часов в день, дает право получать молоко за вредность. Про разные другие газы из печей уж молчу.
  Про утилизацию разных слезогонок я, как ни старался, ничего вспомнить не смог, поэтому решил предложить, как и для всего остального-гидролиз щелочью.
  Если недогидролизируем, то ничего особо жуткого. Это ведь не в замкнутом объеме, когда раздражение слизистых станет настолько непереносимым, что жертва может и того-с.
  Я, правда, насчет 'того-с' не очень уверен, но слышал пару рассказов, что некогда, в 90е, нехорошие люди другим нехорошим людям сделали пакость - в салон машины выстрелили из газового пистолета. А поскольку там открывали окна и вылезали не так быстро, то стало им так тошно, что аж до неспособности к дальнейшей жизни. Насчет летального исхода я очень не уверен, но полностью исключить не могу. Не у всех есть запас здоровья.
  В Самарской области, перед тем, как ее покинул, случилось не то один, не то два случая на уроках физкультуры, когда ребенку во время упражнений стало плохо и он помер.
  Мне, когда я услышал про это, было слегка дико: как такое возможно, чтобы со школьными требованиями к нагрузкам ухайдакать ребенка до смерти! Это при всем при том, что у ребенка сердце бьется чаще, чем у взрослого, и дите при этом ничего не испытывает!
  Но, видимо, так звезды встали, и ребенок, кувыркнувшись или подтянувшись, не выдержал этого. Родители, наверное, от горя могли сойти с ума: пошел в школу и не вернулся! А с бедных педагогов, наверное, живьем шкуру сняли и оставшееся распяли.
  С медиков, наверное, содрали тоже, и в качестве второй серии процесса потребовали в будущем сугубо и трегубо отстранять детей от физкультуры в случае малейших подозрений. В общем, после такого дети физкультурой будут заниматься в письменном виде, чтобы не тревожить начальство.
  Итого по будущему подвигу предложение родилось такое: пошлую химическую шрапнель погрузить в воду, где и подорвать. После надежного разворачивания корпусов взрывом добавить воды, в воду долить какой-то щелочи и оставить на сутки. Затем корпуса залить чем-то горючим и подпалить. Что не сгорело-закопать, поручив нейтрализацию почвенным бактериям и тварям Тьмы. Впрочем, не могу гарантировать, что после знакомства с фосгеном твари не охренеют окончательно. Но, кто не рискует, тот не огребает за риск.
  Да, а стол был великолепным. Мария Михайловна шампиньоны зажарила в сухарях и это было невыразимое блаженство! После них -хоть в хранилище с фосгеном! Если дадут две порции - то и с зарином! Фигли нам, еще молодым, и уже неженатым!
  
  
  Наутро я, готовый к подвигам, появился на складе, и принялся за труды. Дориан был озадачен доставить начальника, все прочие тоже были приставлены к делу.
  Я же, получив бумагу из разведбата на очередную поставку мин, сел на телефон и внушил им, что потребные мины они получат послезавтра, а не завтра. Исключительно по техническим причинам. Закончив разговор, я почувствовал себя самым великим охмурителем и пошел смотреть, как идут приготовления к поиску иголки в стоге сена и отправке иголки же на металлолом. Поскольку я еще вечера договорился про одолжение нам изрядного количества соломы и сена (а где-не скажу, вдруг узнают), то отправил машину и двух тружеников для погрузки сена в кузов. На этой 'перине' и повезем, если зловредные снаряды отыщутся среди тысячи винтовок и карабинов, а также прочего добра. Осадков сегодня не было, и это внушало надежду на то, что небеса над нашим Отстойником отнесутся к нашим делам благосклонно. И ко мне, раз я заначил разные полезные детали взрывателей, прицелов и прочего, которые мне не нужны, а вот другие люди себе из них какую-то запчасть смастерят, и из благодарности сена одолжат. И мне даже фиолетово, куда пойдет мною заначенное: для ихней казенной автомашины или личной.
  Темир Исхакович сегодня тоже кашлял меньше, чем вчера, ибо Мария Михайловна как больному разрешила ему хорошенько приложиться к настойке, поэтому он поднял свой тонус достаточно высоко. Я вчера же принял только стопку, оттого был был собран и только фонтанировал злобными придирками к подчиненным.
  Сняли печати и замки, включили переносной прожектор, и одновременно с открывание двери внутрь пошел свет и глянули стволы. Ничего, и это только радует-ни травки, ни всякой черной мелочи- чего еще желать! Наверное, научники правы, и порох со взрывчаткой тварей отпугивают.
  А вот теперь начинается большая работа-все вынуть и аккуратно расставить, чтобы был доступ ко всем им. Второй серией будет поиск химических снарядов, а третей как можно более тщательное изучение содержимого ящиков. Чтобы вместо безобидного при хранении маузеровского карабина в ящике не затаился какой-нибудь ХС-460.
  Это химснаряд к гаубичной артиллерии и довоенного изготовления. А что у него внутри лежит - токмо редис знает, потому как тогда это было сугубо секретно и только немногие были информированы, что такое Р-6, а что Р-35. А я и до сих пор не знаю точно. Кажется, Р-6 это иприт, но зуб я за это не дам, даже уже давно вырванный мудрости.
  Но если там найдется что-то более пристойное- со всем удовольствием.
  Сразу от двери пошли ящики с маузерами. Причем где-то треть ящиков явно была под старые винтовки, длинные, еще кайзеровские. Я распорядился складывать их в два разных штабеля, рассчитывая поковыряться во всех длинных ящиках. В наших бумагах числятся винтовки и карабины 98а, то есть явно под винтовкой понимается тот самый 98К и плевать, что немцы его по - своему называли. Но если действительно выползут длинные кайзеровские винтовки, то это придется кучу бумаг переписывать. Или оставить-винтовки и винтовки?
   Я подошел к Темиру Исхаковичу и вполголоса задал ему вопрос про это.
  --Владислав, оставь это не закуску!
  Понял, оставляю на потом. Ага, пошел новый штабель, и ящик необычный. Черт бы подрал изобретателя готического шрифта и делал это ежедневно на протяжении пары тысяч лет-читать невозможно!
  Спасибо, предшественники свое клеймо навели и там написано, что МГ-08-15. Надо не забыть потом их поставить под самые двери, чтобы недолго копаться, когда я их спишу и переплавлю! Ага, и про бронзу кожуха не забыть!
  Что интересно, я отчего-то совсем не переживал по поводу лежащей в глубине боевой химии, хотя противогаз имел при себе и от всех потребовал иметь, и шефу сразу же преподнесли, чтобы имел под рукой. Я даже всех спозаранку заставил на себя напялить и хоть минуту в нем побыть. Полезно освежить навыки. А был бы иприт-их ждали бы непередаваемые радости ношения костюма химзащиты! И полчаса вытряхивания талька изо всех интимных мест!
  Штабеля на воздухе росли и росли, а внутри становилось все просторнее и прозрачнее.
  Ираида Егоровна и Ромуальдас вели независимый подсчет ящиков (прямо как на выборах, хе-хе). Они оба у нас смотрители хранилищ, а еще я запоминал сам- никогда не помешает контроль за ситуацией. А двойной контроль-еще лучше. К тому же я замыслил прохиндейство с использование в свою пользу тары, если это удастся Доски на ящики шли отменные, хорошо просушенные и строганные. Пригодятся на правое дело улучшения меблировки моего жилища. Цвет, правда, обычно не из тех, что хочешь видеть вокруг себя в личное время, но что-то придумать можно. Однако сначала нужно найти то, что можно конфисковать в свою пользу, а как- это уже второй по очереди вопрос.
  Время подходило к обеду, но лучше окончательно решить вопрос с химией, а наведение порядка возможно и после перерыва на обед. Ну, если небеса и дальше осадков не пришлют.
  Осталось два штабеля, пошел четвертый ящик с не числящимися на складе пулеметами БЕСА (еще один сюрприз!), а что-то Льюисов, числящихся здесь в числе 18штук я не видел. Переспросил хранителей-они тоже не видели и в списки, что ведут, не внесли. Вот закрома Родины-чего в них только нет! А если чего-то точно нет, то что-то есть, чего официально нет!
  Разгрузочная бригада рапортует, что сейчас будет последний штабель! Ну, сейчас увидим, что тут есть!
  И я пошагал внутрь, вполголоса напевая:
  --Мечты края безбрежные, твоя улыбка нежная...
  Ребята выпучили на меня глаза, но я их сразу же направил на дело-раз замначальника поет, значит, это нужно.
  А уж как поет...Сами вечером спойте лучше, и вам даже похлопают. А девицы могут и больше приязни выразить.
  Итак, последний штабель-под стеночкой, восемь ящиков трех типоразмеров. Вот эти два явно винтовочные, три скорее снарядного габарита, а вот эти три каждый наособицу. И стоят, спасибо предшественникам, каждый своим отдельным рядком.
  --Руслан! Берите первыми вот эти два, которые винтовочные!
  --Так точно!
  А я пока погляжу на эти вот нестандартные. Подхватил верхний ящик, аккуратно спустил его на пол, а бойцам сделал знак - стойте пока там! Пылищи на них -буквально с палец. Достал из кармана тряпку и нежно провел по крышке. И бросил назад, подчиненным:
  --Как любимую девушку, аккуратно, когда она еще вам отдаться не до конца решилась!
  Сзади только вздохнули. Ну, это, конечно, чистый треп для поддержания настроения и нервной разрядки. Можно, конечно, и не так нежно - ящик мощный, пинок ногой выдержит.
  --Свету!
  Подтянули прожектор. На протертых досках поверхности английские буквы Mills - bomb Mark 3...Последняя цифра стерта. Но уже понятно, что это. Если есть гармония надписи и содержимого, нам достался ящик гранат Миллса, вот только непонятно: это здешний ленд-лиз или запас еще более древний, времен здешней гражданской войны?
  А вот за это нужно копчики массировать здешним предшественникам! Что за свинство- ставить в штабеле маленький ящик между двумя большим сверху и снизу? Ящик тоже деревянный, оббитый железом, с двумя пружинными защелками. Надписей нет, ни старых, ни поясняющих, что это за неведомая гадость внутри.
  Ладно, а что в самом нижнем? Grenade...А дальше не пойму. В общем, тоже гранаты.
  --Беремся и заносим их за контрфорс! Кто не знает, что это- такой треугольный выступ, что стенку подпирает! Вперед, орлы, а я за вами!
  А вот это то, что искали, но не надо- немецкие надписи, которые я прочитать не могу, но белый крест не требует перевода. Но их всего три ящика, то есть 24 штуки, что явно меньше того, что мы видели по бумагам. И слезогонка - она не столь пугающая.
  Я пока остановил народ и пошел к Темиру Исхаковичу, доложил о находках.
  --...Получается из той бумаги два ящика гранат ручных и три ящика химических снарядов. Один ящик непонятно с чем. Разрешите, я его сейчас вскрою и установлю?
  Темир Исхакович махнул рукой: дескать, лезь уже. Что я и проделал, изуродовав аккуратную крышку. Внутри - около сотни взрывателей вроде как для ручных гранат. Я таких живьем не видел, должно быть, это те самые, что в бумаге записаны. Правда, их резко меньше. Но все гранаты надо ликвидировать. Именно как класс- гранаты производства военного времени, а тем более возможно, что первой мировой войны (уж не знаю, какая она тут была) -это зло. А хорошо вылежавшие-сугубое. О чем я и доложил начальнику. Он мои доводы выслушал, без всякой эмоции согласился и приказал возглавить процесс уничтожения. Вообще выглядел он сильно уставшим. Наверное, опять плохо стало.
  Но начальник не поспешил домой, в теплую постель, а героически контролировал обратный занос имущества в хранилище, пока я с двумя добровольцами и шофером отвозил гадости на подрыв.
  
  А я на нашем полигоне по уничтожению изощрялся в истреблении казанного добра.
  По здравому рассуждению я решил не пытаться сохранить ящики из-под снарядов, а вот гранатные таки забрать. Хотя в итоге на шкаф не хватит. Но, может, хоть на тумбочку или пуфик?
  Сначала я занялся снарядами и установил, что их в ящиках не 24, а 22- два гнезда были пустыми. И что это не шрапнели, а осколочно-химические снаряды. Взрывчатка внутри- явно что-то вроде аммонала. В итоге был устроен погребальный костер из ящиков от снарядов, самих снарядов и взрывателей с небольшими добавлениями. В свое время показали мне, как из подручных и недефицитных вещей сделать геенну огненную, чтобы получилось по эффекту что-то вроде напалма, хотя фактически это нечто другое. Если 'геенну' проделать в кирпичном подвале или каземате, то развивается такое пламя, что кирпич стенок плавиться начинает. На открытом воздухе тоже инфернально выглядит. Цвет пламени был сине-зеленый, но, возможно, это было от сгорающих ОВ. Кто их знает, что с ними происходит при хранении и как они после долгого лежания окрашивают пламя. Аммонал, как всегда, показал крайнее разнообразие в результатах хранения, оттого в части снарядов взорвался, а в части просто сгорел или как-то там морфировал. Гранатные взрыватели из отдельного ящика тоже сгорели в очищающем огне.
  А вот теперь займемся гранатами. В ящике, на котором была непрочитанная надпись, оказались гранаты с чугунным корпусом, по форме напоминающие лимон либо киви, то есть без всякой насечки на корпусе. Запалов к ним тоже не было. Мм, так они еще окажутся с аммоналом внутри и фиг взорвутся! А состава для адского фейерверка уже нет. Ладно ...
  Предчувствия меня не обманули: гранаты Миллса честно рвались без отказов (я аж пожалел, что не зажал себе несколько штук на уход), а вот эти лимоны- киви-никак не хотели детонировать. Взрывчатка в них приказала долго жить. Внешний взрыв колол чугунину корпусов, а своя взрывчатка пару раз загорелась, а в остальном-покрывала стенки как замазка или окалина. Что же за гадость в них засунули? Или просто она уже отжила свое?
  Поскольку десятка полтора гранаточек не раскололись, я их собрал и истребил посредством кувалды. 'коль оно не тухнет, так пущай сгорит'. Жалкие остатки корпусов уже как гранату использовать не получится. Можно собирать уцелевшие ящики, прочее добро и двигать на склад. Вообще-то и поесть бы не мешало, потому как обед откладывался, откладывался, да так и не наступил.
  В этот день пообедать так и не удалось, как это не печально: столько дел в связи с нашим переучетом появилось, что пришлось ограничиться чайком и ломтем хлеба, что сердобольные дамы принесли.
  Но великое (без всякой иронии) дело было сделано. Потенциально опасная хрень была извержена и уничтожена. Разумеется, документально это было проведено, как уничтожение боеприпасов с неясными обозначениями, не числящихся в ведомостях учета. А ящики из-под гранат я сдал для дальнейшего использования по казенной надобности. Пока ехал обратно, ощутил, что совсем не хочу обустраивать свой быт и вить гнездо под сенью Тьмы. Начисто отпало такое желание.
  То есть время подходит. Надо лишь выбрать лучший срок для ухода. Надеюсь, о том будет четкое и недвусмысленное знамение.
  Начальник и после моего приезда не ушел, а дождался, когда все закончится, то есть дверь закроется, и на нее лягут печати и замки. Я еле успел сказать, чтобы переделочные пулеметы 08-15 сложили поближе к выходу, а то бы, как БЕСа, их засандалили подальше. Кстати, а что это за такой пулемет?
   Как сказал Темир Исхакович, это английский танковый пулемет, правда, под немецкий патрон. Кстати, он где-то видел стоящие на блокпостах английские ленд-лизовские танки. Значит, пусть лежат. Я переспросил, отчего у английского пулемета используется немецкий патрон, а не родной энфилдовский, и меня просветили, что в 30е годы Англия успешно закупала в Чехословакии пулеметы и внедряла их у себя. Вот, известный мне Брен - это переделанный под британский патрон чешский ручной пулемет. БЕСА-это чешский же станковый пулемет, пристроенный в танк. Только доблестная английская промышленность не успевала до начала войну переделать его под энфилдовский патрон. А английским танкистам для танков пулемет уже требовался. Оттого они решили ставить пулемет, как он есть, то бишь под маузеровский патрон, а для снабжения производить еще его. Поэтому случилась такая коллизия- в башне стоит спаренный с орудием ВЕСА, а сверху башни- зенитный Брен. Чех а-ля натюрель и чех фаршированный. Тут я британцев-снабженцев не понимаю- иметь в каждом танке сразу два винтовочных патрона, но они как-то в итоге справились.
  Впрочем, я потом вспомнил еще некоторые интересные особенности британского танкостроения и признал, что это не первое извращение с их стороны. И да пусть будет клеймом на них.
  Завтра соберемся и будем думать, как быть с нашими запасами. По моим прикидкам, общее число стволов у нас серьезно не изменилось, но есть изменения в качественном составе. С моей ленивой точки зрения начальство Углегорска можно и не извещать, ибо какое ему дело, что вместо Льюиса будет БЕСА. Думаю, что для него они пройдут как 'пулеметы иностранного производства, которые нафиг не нужны, но пока жалко выбросить'. Но! У нас есть начальник, по имени Темир Исхакович, который эту политическую проблему и должен решать. Если ему власть скажет, что если на два пулемета стало больше, а на 20 винтовок меньше-это пустяки, то так тому и быть.
  Впрочем, не мешает и позднее позаниматься ревизиями, но так, чтобы не сильно утомиться. Есть подозрение, что предыдущая ревизия была поверхностной и глубоко не копала. И, наверное, надо больше заняться патронами к стрелковому оружию. Вдруг там не миллионы и тысячи, а слегка пожиже. Снарядов и мин при сегодняшнем расходе хватит еще надолго, и можно аккуратно выбрасывать всякое 'не пришей к носку рукав', а вот за патронами надо бы следить повнимательнее, особенно в видах того, что здесь их не производят.
  Кстати, насчет гранат: сможем ли мы их сейчас производить? Хорошие, качественные-нет. Суррогатные-вполне
  Меткомбинат будет лить чугунные корпуса, тротил-можно заняться выплавкой из не очень нужных снарядов, а взрыватель попроще делать своими силами. УЗРГ или новый ко всяким там РГО не потянем, а вот простенький, типа тех, что наводили страх на свою же пехоту в Первую Мировую-вполне. А тогда вроде как случались и кусочки бикфордова шнура, вставленные во взрывчатку. Поднес к окурку в зубах, подпалил и метаешь.
  
  
   _____
  Выглядит жутко мужественно и круто, но возможен и преждевременный взрыв гранаты- может, при поджигании, может, на замахе, может, в паре метров от тебя. Все зависит от каких-то тонких вещей-как качественно сработал труженик в далеком Бирмингеме или Ульме, насколько сыро в воздухе, насколько ты ровно поднес шнур к своему окурку.
  Были еще немногим лучшие терочные запалы. Помянем, не чокаясь, всех, кто на них подорвался, и тут будут не только вояки кайзера, которых не очень жалко, но и наши солдатики, решившие трофейным добром воспользоваться, и несознательная молодежь, ходившая по местам былых сражений и всякую каку подбиравшая. У одного моего однокашника был отец, в сорок пятом лишившийся обоих кистей после шалостей с гранатой. Ему прооперировали руки и вместо двух обрубков сделали четыре 'пальца', которыми кое-что сделать можно. Отец Витальки даже такой рукой неплохо рисовал и чертил, хотя карандаш нужно было пристраивать к руке сложной системой из резинок для волос. Он же и рассказывал, что у них в селе двое ребят погибли, а трое стали инвалидами в результате попыток освоения бросовой пиротехники. Были и подрывы трактористов при вспашке, но там люди пострадали на работе, а не пытаясь что-то разобрать или собрать. Некоторые наши курсанты жили в тех местах,
  где проходил фронт и успели покопаться в земле, и кое-что вынуть из нее. Большей частью это были бытовые отходы, но встречалось и стреляющее, и взрывающееся, хотя и реже, чем пустые бутылки от минеральной воды или маргаринницы. По молодости и глупости я им завидовал. Теперь, когда молодость окончательно прошла, а глупость частично компенсировалась жизненным опытом, я уже так не считаю. Некоторое взрывоопасное железо лучше не видеть, лучше не трогать, а тем более не разбирать. Но как это пояснить мальчишке, у которого полно энергии, сдобренной ощущением, что именно с ним ничего не случится? С кем угодно, но только не с ним - он ведь не горит в огне и не тонет в воде!
  Особенно это страшно, когда такой вот еще и везучий и жизнь лишь улыбается, глядя на то, как он нарушает все правила и не мешает ему. Пока....
  История поиска и ликвидации тайного запаса химоружия получила некоторое продолжение.
  Нет, в соседнем штабеле не лежали другие ядовитые плоды химической промышленности, просто я пересекся в компании знакомых с инженером с меткомбината. И тогда, когда алкоголь убрал часть запретов и тормозов, я и спросил его про утилизации боевой химии, возможную в наших условиях. Перед этим, для маскировки, я рассказал, что видел бумаги о том, что во времена оны исчезнувшие здешние жители хранили там снаряды с ОВ. Далее боевую химию куда-то убрали, но теоретически возможно было, что такие подарки достались нам. Как бы можно было их ликвидировать, не сильно опасаясь выморить город?
  Инженер по имени Кирилл проглотил мои маскирующие рассказы про ядовитую древность и спросил, что именно могло лежать у нас, чтобы он мог прикинуть, как с этим бороться?
  --Ну, например, фосген и какой-нибудь слезоточивый газ вроде бромацетона. Или хлорацетона.
  Кирилл принял еще стаканчик, но закусывать не стал и выдал, что возможны два варианта- охладить фосген или, наоборот, сжечь. Сжигать нужно в вагранке, фосген не выдержит температуры больше 800 градусов. Если охлаждать, то в струе расширяющегося кислорода или воздуха, тогда унитарный патрон возможно охладить до температуры затвердевания фосгена. И практически никакого риска отравления.
  Можно даже скомбинировать- сначала охладить, потом отрубить нужную часть патрона и бегом к вагранке сжигать. Про слезогонные вещества он точно сказать не может, но полагает, что в вагранке и им конец наступит.
  Бульк-это в специалиста пошла следующая порция. Насчет 'никакого риска' я все же сомневался, но надо записать и иметь
  в виду на всякий случай. Хотя даже если и ничего не просочится, то вся смена в цехе будет кирпичи откладывать с перепугу. А кто-то на нервной почве и реально заболеет.
  Пожалуй, лучше заниматься ликвидацией боевой химии нам и у нас. Но тут, как и везде, могут вылезти многие нюансы. Поэтому мы предупреждены и имеем не только план 'А', но и план 'Б'. А каким воспользуемся-там будет видно.
  Кирилла я поблагодарил за помощь, а потом поделился с Темиром Исхаковичем добытой информацией. Он к методу отнесся не очень восторженно, но велел записать и хранить, чтобы не забыли. И перешел к другому моему прожекту: изничтожению Мг-08-15.
  Он был со мной солидарен, но ему прямо запретили это делать. Все пулеметы, исправные или требующие мелкого ремонта, и к которым есть патроны в количестве более одного БК - уничтожению не подлежат.
  Так ему заявила городская власть. Потом снизошла до его контрдоводов и добавила, что если пулеметов много, а патронов мало- можно отправить в ковш часть из них. чтобы на оставшиеся боекомплект был поприличнее. Все понятно, вопрос откладывается до греческих календ, то бишь на неопределенное будущее.
  Третий прожект- улучшение учета боеприпасов посредством сравнения записей с тем, что есть ...Темир Исхакович набрал воздуха в грудь и сказал, что мы это будем делать, и займемся прямо с послезавтрашнего утра. Ему тоже не улыбается обнаружить, что запасы на бумаге резко расходятся с фактическими, и лучше это увидеть раньше и принять кое-какие меры. Скажем, вооружать побольше народу неходовым оружием, чтобы они даром не тратили нужные патроны. Походят и с итальянскими винтовками, особенно, если на пост уже много лет никакие твари не являлись. И пистолет многим можно подобрать из редких моделей с ограниченным числом патронов. Есть у нас и итальянские револьверы, к которым запас всего на две или три перезарядки к каждому.
  Но ведь не на каждом посту нужно что-то новее, мощнее или с большим комплектом патронов! А револьвер, кстати, не тяжелый. Правда, надо быть честным и сказать, что эти 'Бодео' снабжены патронами на дымном порохе, отчего, если комендант или сторож ими начнет стрелять в помещении, то может свободно угореть от своей пальбы.
  Придется продумать, можно ли заменить бездымным. Завтра погляжу, какие есть в наших запасах подходящие пороха. Или не стоит? Дымный -так дымный, не роняй патроны в лужу и будет тебе счастие...
  .
  
  В последующем я решил, что пусть и остается, какой он есть. Оружие не новое, а смена наличного на бездымный порох может и плохо отозваться на старом металле.
  Да и подбирать навеску и поводить опыты-оно мне сейчас надо? Страдал бы от безделья, скуки и однообразия- тогда да.
  У нас же пошла волна перепроверок наличия патронов. Работа была въедливая и кропотливая, но постепенно двигалась и выходило, что баланс наличного и бумажного в основном совпадает по винтовочным патронам. По пистолетным картина была хитрее, 9мм пистолетных местного образца к ТТ имелся даже некоторый избыток в один ящик, зато парабеллумовских -на один ящик меньше, чем должно было. Тут итог понятен-где-то один ящик патронов мирно переполз из категории в категорию, благо и то 9мм патроны, и то -то же девятимиллиметровые. Но разгильдяев за это воспитывать надо. Правда, они уже недоступны.
  Хуже было с крупнокалиберными патронами - там разница между 'сальдо и бульдо' составляла почти 800 патронов. Куды же их дели-то? Эти пулеметы в Отстойнике были в основном на охраняющих КПП танках, и боевого применения не имели. Вот Браунинги такого же калибра на разной колесной и полугусеничной технике катались часто, в том числе к границе Тьмы, и стреляли регулярно. Но пока патронов к ним хватало. Так мы и не докопались, отчего так вышло.
  А да, еще не сошлись 6.35 мм патроны. Их было на полпачки больше, чем по бумагам.
  Темир Исхакович отправил уточненную ведомость запасов патронов в администрацию и стал ждать, что они там решат. С моей точки зрения, корректировка незначительна и не подрывает основы политики, но позволяет найти козла отпущения и отыграться на нем.
  Или не отреагировать никак, кроме 'приняли к сведению'.
  По здравому рассуждению, это результат какой-то ошибки учета или нескольких таких, что совершились последовательно. Ну кому нужны 800 патронов к крупнокалиберному пулемету? Только какому-нибудь анклаву вроде Сальцева. Но у официального Сальцева сплошь немецкое оружие. Если бы поперли пистолетные или винтовочные патроны- злой умысел на продажу бы присутствовал.
  Использовать эти боеприпасы, разобрав и сделав что-то другое? Возможно, но я не допираю, что можно сделать из этого патрона у себя дома? У меня идей нет и не появилось до сей поры. Разве что сделать из просверленных пуль что-то вроде шторы или занавески из бусинок. А гильзы загнать в доски забора, чтобы они выглядели, как заклепки, и регулярно драить, чтобы солнышко играло на блестящей латуни.
  Если бы посланцы Тьмы были сродни всяким представителям домовых и прочей нечисти, то легко свалить на них: резвились и утащили. А отчего патроны к ДШК с пулею Б-32? А кто их, нечистых, знает?!
  Я о этих результатах долго размышлять не стал и занялся текущими делами. Городские власти на недостачу и излишки в итоге внимания не обратили, и мы жили так, как и жили до того, до середины мая. А вот 16 числа утро началось с переворота. Кто начинает день с какао (такая реклама висела в моем детстве в магазине), а кто с пулеметных очередей.
  Так что я быстро с крыльца переместился обратно в комнату, к своим заготовкам на побег. Аж присел под гнетом взятого, но идти получалось. Наш дежурный на входе с началом стрельбы куда-то смылся, поэтому мое возвращение и окончательный уход никто не увидел. И не надо. Прощай, общага! Здравствуйте, приключения!
  А вот теперь как бы добраться до порта? Стрельба идет возле казарм разведбата, а также в центре. Собственно, если мне идти, бежать, ехать в сторону своей службы- это явно нарвусь на бой. Поэтому надо идти в обход. Оттого мой маневр в сторону порта на грани допустимого. Ну, это пока я на катер не сажусь, ведь посуху до места службы на катере не доплывешь.
  Как я бежал в сторону порта, в памяти не осталось: больно заострилось внимание на том, нет ли вокруг желающих меня подстрелить, В итоге я едва не попал под машину. Борт ее прошел буквально в полуметре от меня, после чего я воткнулся в дверь джипа вроде 'виллиса'. Здесь его называли, кажется, АР-43.
  Водитель вполне справедливо покрыл меня матом. Что уж говорить, хорош бы я был под колесами. Заслужил.
  ---... твою! Ты что угробиться захотел?!.....( здесь была вторая очередь)
  -- Ладно уж, раскричался тут. Не специально я тебе под колеса лез, а на стрельбу отвлекся.
  --А ты знаешь, кто и где стреляет?
  --Откуда мне знать? По идее - где-то у казарм разведбата, причем из пулеметов, и даже крупнокалиберных!
  --Вот мать их так, разэдак и разпереэдак! Опять кто-то революцию устроил!
  --А ты куда едешь?
  --В порт на работу! Трах-тах - тах!
  --Подбрось меня туда же!
  ---Кидай свои манатки!
  Что я и сделал. Пока мы ехали, еще и всматривался в свою сторону, пытаясь углядеть угрозу. Но нас пока не обстреливали, и даже не останавливали. Стрельба немного притихла, но все также оставалась в районе казарм разведбата. Другой ее очаг в центре вроде как начала перемещаться, но тут точно сказать было нельзя, ведь я ехал, да еще и не прямо.
  Через входной КПП мы влетели в порт. Никто не останавливал, никто не стоял на входе, обсуждая стрельбу и делясь впечатлениями. И правильно: пули летают достаточно далеко, даже если сейчас ты прикрыт домами и деревьями, то никто не гарантирует, что стрелок или пулеметчик не залезет выше и твоя неуязвимость кончится.
  Владелец машины завернул за забор, остановил машину и выскочил из нее, подхватив с собой трехлинейку. Наверное, он в здешней охране трудится. Эх, не успел ему спасибо сказать! Ну да ладно. А мне теперь воон туда, где стоят очень милые катера разных городских служб. И, надеюсь, что возле них никого нет- все попрятались от греха подальше.
  И тут до меня дошло, что все, что я делаю, не вызывает никакого душевного протеста, стресса нет, словно не бегу в двух шагах от боя, а просто кошу траву вокруг хранилищ- нагрузка есть, а стресса нет. Делаешь нужное дело и не боишься - откуда стресс?
  Значит, пришло время уходить. Надеюсь, мне снова пришлют вестника вроде того котика, чтобы показал, куда идти, а не сидел на распутье страстей.
  
  .
   -------------
  Не зря ходил в порт, не зря подрывал здоровье алкоголем, не зря книжки читал и людей спрашивал: голова все знала, что сделать, сложности были только с правильностью исполнения. Чему удивляться совсем не нужно. От пристани я отвалил, мотор завелся, и направился катер со мной к выходу из затона. При этом я присел по ниже, и если бы можно моим линкором управлять из лежачего положения, то так бы и сделал. Стрельба сзади неслась прямо даже несмолкающая. Одна пулеметная очередь прошла относительно низко над катером, но я расценил ее как излетную. Если бы кто-то по мне прицеливался, то явно бы сделал поправку и снова попробовал.
  А так очередь прилетела и ага, на том все закончилось. С берега никто тоже не кричал и не угрожал, по крайней мере так громко, чтобы я услышал.
  Надо было дойти до основного русла реки, а дальше воспользоваться течением, экономя топливо. И так очень повезло, что бак практически полон. Можно было нарваться и на меньший запас. Так что пока на моторе, а потом на речной тяге.
  А вот дальше посмотрим. Если бы я умел ходить под парусом... Да, теоретически понятно, но вот как конкретно вести посудину дальше по воле ветра - увы.
  Навстречу мне в порт перла самоходная баржа. Да, ребята и не знают пока, что лезут прямо в полымя. Разошлись левыми бортами и вроде как не впритык друг к другу. Может, и я правильно вел свой линкор, а, может, ребята на барже опытным глазом определили во мне новичка, отчего расходились со страховкой на мою неопытность. Так сказать, поправка на дурака. Кстати, на палубе у них никого не было. А нужны ли они там? Я ведь не знаю. Когда подойдут к причалу, то явно понадобятся, а пока, может, и можно не спешить.
  Раз уж я не протаранил встречного, можно расслабиться и подумать, что меня ждет дальше? Перво-наперво это официальные лица. Есть какие-то анклавы (из намеков я понял, что не менее десятка, а прямо, гады, не отвечали). Потому у них может возникнуть желание избавить меня от хлопот владения катером, чтобы я не переутомился. Причем можно прикопаться, что я нарушил какие-то законы речного плавания, может, даже не заплатил за проход мимо.
   Могут настигнуть прежний владелец катера и его друзья. Ну и, наконец, какие-то разбойники, которые грабят, но уже неофициально.
  Это на реке.
  Если я сойду на берег, то к ним прибавятся обитатели Тьмы, которым охота уменьшить поголовье людей здесь.
  Не относящихся ко Тьме человекоедящих осетров в речных водах нет. Змеи- да, иногда плавают, особенно в протоках меж островами. Плюс кабаны, волки и медведи.
  Исходя из диспозиции, основная опасность идет от людей. Поэтому надо бы вообще поменьше контактировать с ними. И можно попытаться сделать так, но ненадолго - запас продуктов невелик, и придется довольно скоро как-то пытаться купить или обменять еду.
  А на что менять или купить? Наши Углегорские 'талоны' иногда можно поменять на местные, но близко к городу. И понятно отчего: чтобы можно было у нас на наши деньги купить в свою очередь.
  Может, попробовать завернуть в Сальцево -там талоны Углегорска берут? Нет, опасно-, ибо бандитское гнездо. Могут и лишить меня плавсредства, а то и жизни. С бандитами никогда не мог найти общего языка, ну их в баню и сейчас.
  Выйдя на простор реки, я задался вопросом: а не слишком ли лечу вперед?
  Возможно, правильнее было бы засесть в тихое место и дождаться темноты? После чего спокойно сплавиться подальше. По крайней мере за сальцевский участок, чтобы с тамошними типами не возникал вопрос о том, платить мне или не платить? Проверять-не проверять? Кстати, в случае погони за мной или теми, кото тоже побегут в ту самую же сторону, лучше затаиться и пропустить возможную погоню мимо себя.
  Желание это нарастало, посему я его исполнил и зашел в протоку за длинный песчаный остров, заросший кустарником. Меня со стороны фарватера видно не было, а на берег я не вылезал. Так что можно было понадеяться, что за кустами катера будет не видно, а всякие твари побоятся замочить лапы.
  Когда якорь бухнулся в темные воды реки и удержал посудину на месте, то я сел и сам себе очередной раз удивился: а как это я катер захватил, на нем мотор завел, от причала отвалил, да еще и сюда добрался? Как это вообще получилось? Все покрыто мрачной завесой непостижимости. Но ведь сделал же? Что не иначе как чудо: ведь если человек привычное дело делает и при этом голова занято чем-то высоким-нормально все выйдет. А если незнакомое дело творит и все получается, то здесь явно перст небожителей торчит. Прямо как с котиком в подвале, однозначный и недвусмысленный. О чем я думал и который сейчас получил. Когда эта мысль мозгами переварилась и улеглась в них как промысел божий, оттого и переживать уже не надо за решение, я решил осмотреться получше на катере. Дорога дальняя, а перст божий может и другими делами заняться.
  Мой линкор имел в длину метров десять-одиннадцать, в ширину чуть поменьше трех. Рубка с квадратными окнами сильно смешена вперед, так что перед ней только якорное устройство. И мне вскорости придется якорь поднимать вручную, вращая вот эту рукоятку. Рубка плавно переходит в чуть меньшую по высоте каюту, дальше люк в машинное отделение, а вот за ним до кормового среза остается совсем немного. И на этом пятачке размешены какие-то остатки того, что я определил как опору для небольшого крана. На стенках каюты снаружи висят два спасательных круга и выведен номер черной краской - '044'. Что я думаю об этом номере? А мне он не поперек сердца, поэтому изменять его не буду. И краски жалко.
  Распахнул боковую дверь рубки - тут уже все неплохо знакомо. Приборная доска, где все понятно, уровень топлива - практически полный бак, только бы еще знать, на сколько его хватит. Вот эта роскошная кнопка запускает двигатель, когда на нее даванешь. Штурвал, немого похожий на руль старых 'Волги', но довольно тугой по сравнению с ней. Перед дверцей на полу (пусть меня простят речные волки) плетеный из троса коврик для вытирания ног. А я вытирал? Персик его знает. Но теперь буду. Катер-то мой, надо вести себя как хозяин, то бишь не совсем плевать на гигиену и красоту. Жены и наряда нет, чтобы за тобой убирали.
   Возле штурвала два сидения, скажем, для рулевого и штурмана.
  Есть несколько небольших ящиков, но я их пока не трогал, их черед будет позже.
  А пока в каюту. Там низко, даже стоять в полный рост невозможно. По сторонам два 'дивана', хотя больше похоже на автобусные сидения ПАЗика сзади. Еще железная печка, и ящик для дров или угля. Наверное, это разъездной катер для бригады из восьми человек, которая на нем куда-то едет, и с собою груза почти не везет, кроме как то, что в руках поместится или в угол засовывается. В дровяном ящике пусто, печку давно не топили, но успели вытряхнуть пепел и золу. Сейчас не так холодно, хотя ночью можно бы и затопить- если святой Николай Мирликийский дров пошлет, желательно сухих.
  А диваны оказались откидывающимися, и под ними много места. И там лежит что-то, укрытое брезентом. И что же за сокровища таятся в этих пыльных глубинах?
  
  . ----
  Разумеется, пиратского клада из дублонов и пиастров под брезентом не нашлось.
  Но вот десяток бутылей со спиртом... А вот что это был за спирт - сказать не берусь. Может, контрабанда, может заначка от жен и начальства, чтобы при нужде спокойно сесть и надраться, далеко не бегая за добавкой - приподнял сидение и вот следующая порция. Еще в ящиках было немного еды-кулек с макаронами, второй с пшенной кашей, сахар, пачка чая, пара луковиц... Видимо там держали некоторый запас еды, чтобы поесть, если застрянут в пути. Или закусить спирт, что вынырнет из-под сидений. Но я и этому был рад -пшенка и тушенка для компании в пяток человек под огненную воду разойдется быстро, а для меня одного можно и на неделю растянуть. Ну и разная мелочь вроде спичек пригодится.
  Надеюсь, ущерб в еде и питье доблестным речникам не будет совсем непереносимым. Катер - это похуже, но это вряд ли чей-то частный. Их там было вроде как три одинаковых, значит, это флот какой-то конторы. Поскольку одновременно начался мятеж, то, если он не увенчался успехом, то мятежникам и без катера полагается высшая мера социальной защиты, а если они победят, это пойдет в цену победы. Приобретут они явно больше, чем катерок.
  Угон катера сойдет за бегство проигравшей стороны. Кстати, а бегство может вскоре и последовать. Вверх по течению далеко уплыть не удастся, там Тьма и твари, так что меня могут даже обогнать на пути к спасению.
   Но догонять меня или перегонят, а план остался прежним. Я прячусь до темноты, а потом выгребаю на фарватер и двигаюсь самосплавом. Конечно, не грех бы сейчас поесть горячей каши или хотя бы чаю, но топлива для печки нет. Курочить деревянные части катера еще рано. А лезть на островок за возможным хворостом не хочется. Вдруг кто-то унюхает запах дыма. Поэтому пока всухомятку, но потом будет возможность напилить и нарубить дровишек, ибо теперь есть чем.
  В ожидании темноты я перебирал разные мелочи, что были в кабине и у меня в мешке, раскладывал пожитки, примеривался, как лучше обороняться в случае чего. Потом пошел в машинное отделение и глубокомысленно обозрел двигатель.
  А что оставалось делать - только смотреть глубокомысленно на приобретение. В таких двигателях я не силен, они на автомобильные не похожи. Собственно, и в автомобильных не очень, только в тех, что стояли на подопечной технике.
  Но дай мне импортную машину, то она будет ездить, только пока сама хочет. Был такой случай с ' федералом', как тогда говорили на НТВ, Владиславом и 'тойотой' лет семь или восемь назад. Еле дотянул тогда до безопасного места.
  Может, и сейчас так придется. Но что уж теперь делать, больно много разных механизмов нас окружает, это раньше было: лошадь под седлом, лошадь в двуколке, лошадь в парной запряжке, она же в четверочной, а также под вьюками. И у каждой обязательно четыре копыта и одна грива и не более того, а у машин даже число цилиндров разное, а уж всякое другое совсем не совпадает. Даже бензин, прости господи, и тот нужен очень друг от друга отличающийся. В моей молодости был бензин с октановым числом 66, потом, кажется, был и семьдесят второй и семьдесят шестой. 'Жигуль' хотел девяносто третьего, а если его не было, то мог и отказаться поехать. Хотя иногда и трогался. Поэтому народ, измученный перебоями с АИ-93, ставил в двигатель алюминиевую прокладку. Тогда дело шло поактивнее, да и некоторая экономия на цене топлива. Кажется, мне сослуживцы говорили, что с алюминиевой прокладкой 'Копейка' даже семьдесят второй бензин кушала, но лучше было при этом в горку не ехать- мощности не хватало. А по ровному месту- можно было. Я попытался вспомнить, был ли в продаже девяносто восьмой бензин и не преуспел. Сомнения одолевали, особенно после того, как я наслушался про разные варианты жизни каждого слоя, и сложно теперь было отделить некоторые детали друг от друга. Ну и ладно, я ведь не роман пишу об эпохе, чтобы стыдиться развесистой клюквы на страницах. А на романных страницах развесистая клюква таки цветет. Вот в молодости мне нравился роман Пикуля 'Моонзунд'. А чуть позже, сам понабравшись ума- разума, да и от знающих людей наслышавшись, виделась мне книга чередой ляпов, хотя исполненной чертовского динамизма. И по моей специальности ярко сияет ляп. Вот кульминация романа: матрос Федор Семенчук идет с факелом в артиллерийский погреб и от брошенного факела погреб взрывается. То, что герой при взрыве снарядов в погребе уцелел-это уже из области лЫгенд, но как он поджег тот погреб так, что тот взорвался? Во времена парусного флота можно было и поверить. А тут артиллерийский погреб, в котором лежат унитарные патроны к 102мм пушкам.
  'В два прыжка Семенчук достиг кормы.
  Швырнул факел - прямо в кормовой погреб.
  Палуба сразу раскрылась перед ним, и горячий воздух, вылетев из вулкана погребов, бросил кверху пушки, кранцы, убитых и того человека, который дал жизнь этому взрыву...'
  А что было бы реально, если бы швырнул? А ничего, и, может, даже довольно долго ничего. Даже если факел упал бы прямо на выстрелы. Я видел, как горят 100мм танковые выстрелы прямо в ящиках. Когда гильза нагреется, порох воспламеняется и выдирает снаряд из гильзы, отбросив его на метр с лишним от штабеля. Если начнут нагреваться взрыватели, то действительно может взорваться сначала один снаряд, а потом от него сдетонируют и другие. И даже не все могут. То есть, чтобы погреб взорвался, нужно, чтобы в нем разгорелся серьезный пожар, который приведет к взрыву. Потом, когда-то. Но не сразу и,может, даже очень не сразу.
  То есть Семенчук должен кинуть не просто факел в погреб, а спуститься и изуродовать часть гильз, дав возможность огню добраться до пороха. Или найти еще пищу для огня. Возможно, даже лучше было взять унитарный патрон и уронить его с высоты на пол погреба. А потом еще раз сделать это. И то только может быть, потому как в древних морских взрывателях не очень, может, это им тоже мало было бы. Некоторые тогдашние сухопутные взрыватели уже точно такого свинства не выдержали и ответили взрывом, а вот морские- может, и нет. Называли мне и ряд других прегрешений Пикуля против истины, часть из них я даже помню. Размышляя о них, легче переносить ожидание нужного момента и укусы комаров. Так что как бы я не злопыхательствовал, а Валентин Саввич дважды справился с задачей- и в юности меня развлек и заставлял думать о героическом, и вот, в зрелости, позволял проводить время за критиканством писанных им романов, что тоже лучше, чем банальная борьба со сном.
  Размышлял ли я тогда о постыдности похищения катера? Нет. Тогда я об этом думал прямо как киношный американский коп- вот ему нужен транспорт, так он остановил и поехал, а как реквизированное возвращать - этого в сценарии нет и потому не показано на экране. Позднее думал об этом еще меньше. Оба служебных пистолета мною оставлены на столе, равно как и пропуск на склад. И на сем мои расчеты с Отстойником закончены.
  
   _____
  До темноты время тянулось медленно и тягуче, как варенье с ложки. Но настала темнота, я оттолкнулся от берега и пустился в плавание. Мотор включил только на короткое время, пока выходил из-за острова на фарватер, а затем поплыл по течению. Может, это было неправильно, но у меня не было никакого опыта плавания по рекам. Только впечатление, что по этой реке (кстати, я так и не узнал, как она называется) движение очень небольшое, с той же Волгой не сравнить, потому нет большой опасности, что на меня кто-то наедет. Предчувствия не обманули, всю ночь никто не обгонял и навстречу не шел, но я всматривался в темноту и искал в ней силуэт встречного судна. Ну, это вещь понятная, караульные страхи, иллюзии ожидания. Глядишь в темень, и воображение рисует таящиеся в ней страхи и ужасы. Как там у Мартина: ' ночь темна и полна ужасов'? Ну даже и не у него, какая, собственно, разница?
  Но насчет ужасов ночи автор прав, человек все же существо дня, а ночью активны другие существа, а не
  Нomo sapiens. Одна подруга моей бывшей, закончившая мед, но по специальности не работавшая, ибо не во всяком гарнизоне есть работа для жены офицера, как-то утверждала, что, хотя человек произошел от обезьяны, но это касается не всех людей. Некоторые явно произошли от тараканов. Это она намекала на пьющих офицеров. Хоть бы, гадость, сказала, что от кошек, которые тоже в ночи шибко активны, а то сразу: тараканы, тараканы...Ей же никто не говорит, что она явно сама произошла от тропического лемура, если судить по внешности. А если судить по тому, какой у нее смех, то явно от шотландского пони.
  Ну, если даме делать нечего по работе, а детей нет, то что ее пытливому уму делать? Что под руку попадет, тем и займется. Спасибо, если вышивкой или фигурками из бумаги. Но чаще обсуждением ближних своих. Жаль, что нервная энергия не может как-то сразу трансформироваться в электрическую или кинетическую. Глядишь, улицы освещаться стали бы лучше, или ракеты дальше летать за счет трепотни жен офицеров РВСН.
  Ближе к утру над рекой собрался туман. Прошло, наверное, с полчаса, и мой катер погрузился в сплошную белую полосу. Сначала я лишь глядел вперед и ждал, когда туман рассеется. А что оставалось делать? Будешь стоять, кинув якорь- на тебя стоящего наедут. Поплывешь- на плывущего наткнутся. Одна радость, что пока плывешь, ты продвигаешься к цели, хоть на какой-то километр. По моим прикидкам, скорость течения была вряд ли больше пары километров в час, с учетом же непрямолинейности русла и моего в нем движения- километр и выходил. А если я еще и просчитался, то даже меньше. Но даже если полкилометра, то это все равно быстрее, чем ползком.
  Вот так и плылось. Ежели в тумане и были встречные суда, то я их не увидел. А потом, ближе к часам девяти мгла постепенно разошлась. Вчера я собирался со светом снова спрятаться за ' складки местности', но сегодня изменил мнение и продолжил самосплав, ибо ситуация была как при артобстреле на минном поле- и сидеть на месте опасно, и идти- тоже. Где будет опаснее-а кто его знает. Поэтому делаешь, что выбрал, и принимаешь последствия на себя. Не в первый раз, и, как оказалось, не последний. Настроение бодрое, идем ко дну, то есть по течению и на водопады.
  День длился, никто за мной не гнался, зато навстречу прошла груженая баржа. Пришлось включить мотор и разойтись, а потом пассивно плыть снова. Время шло и все больше хотелось и отдохнуть, и поесть как следует. Поэтому я еще некоторое время боролся с искушением, а потом решил свернуть к берегу. Как раз получится поесть, немного поспать, а потом можно будет и снова в ночи плыть, ожидая тесного и плотного контакта с реальностью. Я снова выбрал тихую заводь, только с сосновым лесом на одном берегу. К этому берегу я и пришвартовался, загнал кол в песок, закинул на него трос, посмотрел: вроде держит. Ну и ладно. Вооружился автоматом и топором и пошел по дрова, периодически оглядываясь- не оторвется ли катер и не останусь ли на диком бреге только с тем, что в руках. Но обошлось, хотя беспокоился даже больше, чем при ночном плавании- вот почему-то так вышло. Но, когда вернулся на суденышко-теперь все, можно не бояться, что снесет, уже все, теперь можно и плыть, все равно уже вместе.
  Трофейную кастрюлю использовал на макароны с тушенкой, а потом подогрел чаю. А про трофейный же спирт и не вспомнил, ну и персик с ним. Не прокиснет под сидением. Как это ни странно, но ночь не спал, хоть и напереживался до отвала, а сна -ну ни в едином глазу. Посидел, посидел и решил плыть дальше. 'Неси меня, река, пока не кончу петь'. Стоп, это я того, смешал сразу две вещи-и из Честертона 'Теки, река, пока не кончу петь ' и песню из какого-то сериала 'Ты неси меня, река ' (а вот куда-забыл). В итоге получилась смазь всеобщая. Но поплыл, и даже сразу на фарватере в сон клонить не стало, хотя того сильно опасался.
  Погони все не было, и я даже переполнился надежд, что пропавший катер полагают находящимся либо на дне, либо в Сальцеве. Или там вообще так тошно, что не до пропавших, причем я лично не настолько ценен, как угнанный катер.
  И это справедливо. Люди в Отстойник все проваливаются и проваливаются, а вот с катерами все не так лучезарно. И не проходят сквозь завесу времени и места, строить их не могут тоже. Ну и под каждым углом тоже на пеньке не растут, не кандиды, однако.
  А я лично? Незаменимых у нас нет. Начальство на складе повздыхает, что надо кого-то искать, да и найдет. Пусть даже не специалиста по РАВ. Самое главное - замене не давать в руки взрыватели, а то еще подорвется в опасной близости к штабелю. А бумажки как-то освоит. Надя? Тут все сложнее, но, надеюсь, что решаемо. Так что плывет моя гондола дальше, оставив все за собою в прошлом.
  Следующей ночью стало малость тяжелее плыть по течению, но я держался, пока хватало сил. А затем отключился.
  Любому служившему это знакомо. Да, ты читаешь устав гарнизонной и караульной службы, и знаешь, что там от тебя требуется и что тебе полагается за нарушение его. В боевой обстановке еще больше. Ты вроде и сам понимаешь, что спать на посту опять же чревато просыпанием уже за чертой этой жизни. Но иногда засыпаешь. Опять же это может плохо кончиться, и так происходит. Но некоторым везет, потому как, плавая на грани сна, они не полностью погружаются в сон на грани смерти, а как-то полубодрствуют - полуспят. Вот со мной такое произошло. Если все происходит при охране училищных сараев с имуществом, то везучий разгильдяй-курсант вовремя просыпается, чтобы встретить проверяющего уставным: 'Стой! Кто идет? '
  А в местах, где происходят разные громкие события, может случиться и так, что секунду назад легкая добыча перестает быть таковой. Поэтому благодаря небесным заступникам вышло так, что ребятки с моторной лодки не ожидали, что добыча невовремя проснется. Поэтому один из них закидывал кольцо троса мне на кнехт, оттого и руки у него были заняты, а второй прощелкал: случайно опустил свой автомат стволом вниз. То есть, как и я расслабился. А потом они увидели ствол моего 'американца' и услышали:
  -- Ни с места, вашу растак и разэдак!
  Они и застыли, синхронно подняв руки, а тот, что был с автоматом, его обронил на дно своей моторки. А я в это время высовывался в верхний люк и целился в них. То есть меня полусонного они видели, так что могли окликнуть, будь у них добрые намерения. А тихо подкрадываться к спящему- пусть теперь доказывают, что не верблюды и не пираты!
  --Что, не выгорело? Так что учтите, что я сейчас зол, и имею полное право вас сейчас порешить в порядке самообороны. Вот только дернитесь, так и доставите мне удовольствие! А теперь, ты, длинный, медленно, двумя пальцами достаешь пистоль и нож, что у тебя есть, и аккуратно бросаешь мне на палубу! И молча! Я пока вас слушать еще не решил! А ты стоишь и не шевелишься!
  Длинный с рыжей бородой, который забрасывал трос на кнехт, медленно достал из кобуры 'Вальтер П38' и бросил его плашмя на палубу катера.
  -- Теперь запасные патроны, а после них- что у тебя там ружье или другое? И ножа я до сих пор не вижу! А можно сделать, чтобы ты больше ничего в жизни не увидел!
  Мужик кинул вынутый из кармана складной нож, потом пошла противогазная сумка с пришитыми к ней карманами для магазинов. Последним на палубу упал американский карабин м1.
  --Теперь твоя очередь, лысый! Сначала автомат, потом патроны к нему, потом
  нож. пистолет с магазинами! И оба помните, что вы пока живете, но я могу и передумать!
  Второй аккуратно отправил мне МП-40, два подсумка и охотничий нож.
  --А пистоля у меня и нету.
  --А гранаты есть?
  Оба хором ответили, что нет и не было. Зато есть несколько шашек взрывчатки с запалами и шнурами, чтобы рыбу глушить. И это тоже аккуратно оказалось на палубе.
  --Теперь садитесь и рассказывайте, откуда вы и что здесь делаете.
  Я тоже вылез из люка, чтобы получить свободу, и меж делом отпихнул ногой от борта их добро, чтобы оно при крене в воду не поехало. Вообще меня учили в молодости, что допрашивать пленных нужно по одному, но не было возможности так делать.
  История речных разбойничков в их изложении выглядела так. Они собирались порыбачить, то бишь глушить рыбу. Неподалеку отсюда есть замечательное место, где можно наглушить некрупных сомов, которые хорошо идут на закуску. Если попадется глушенный сом размером побольше, то тоже найдется ему место в кастрюле. Оборудование у них на мой неопытный глаз рассказу соответствовало- два сачка для вылавливания рыбы и пару горшков, которыми якобы они глушат сомов у дна. В горшке шнуру якобы хватает кислорода, чтобы догореть, пока горшок тонет, и контузить глубокоплавающих сомов. Я скорчил ироническую гримасу, дескать, вижу я вашу придумку насквозь, но мои познания в ловле сомов ограничивались там, что сомы живут под водой и их ловят. А вот детали покрывала мрачная завеса непостижимости.
  Живут они в приречном селе Хижняки, и эта территория никому не подчиняется. Потом выяснилось, что в оном селе два десятка дворов, то бишь его еще попробуй найди.
  Живет село в основном рыбалкой, у каждой семьи свои рыболовные угодья и своя рыба, которую только эта семья и ловит. В смысле охоты у них правил нет, так что если к любому в гости выйдет лось или утка, то того и добыча. Добытую и обработанную рыбу они возят в центры покрупнее, где меняют или продают. Обычно в те, что ниже по реке, но бывают и в Сальцево. Там хорошей рыбе рады, не откажутся и от ондатровых мехов или других шкур. Эти двое- Кирилл и Глеб, двоюродные братья из Подмосковья, как-то провалились сюда, пойдя в подвал за закусоном. Здесь они ориентировочно лет пять, потому как не сильно помнили. Из чего я заключил, что братцы еще и самогоноварением промышляют. Ибо даже довольные своей жизнью здесь четко помнили, сколько они в этой юдоли слез и тьмы обретаются. А вот когда дегустируешь продукт, есть чем память размыть. Еще с ними живут три бабы, две вроде сожительниц, а третья как домработница. Детей нет, что весьма обычно.
   В селе к них есть что-то вроде старшого или бригадира, который судит-рядит и делит. Его семейство из пяти человек также наводит порядок, когда нужны конкретные действия по приведению непослушных к общему знаменателю. Гости из Тьмы у них в селе не бывают, потому как стоит оно на полуострове, а потом жители еще и канаву прокопали и быстроразборный мост организовали. В общем, я, конечно, подозревал, что передо мной не мирные истребители ондатр и сомов, но формально они на меня с ножом не ползли и даже ствол не наводили. Чтобы было бы со мною, не проснись я вовремя-скорее всего, ничего хорошего. Но дальше я вставал перед таким выбором. Если вести себя как на Диком Западе в смысле беззакония, то у меня есть какие-то основания их расстрелять, а потом оправдываться их возможным нападением на сонного.
  Если же пытаться жить по закону, то оснований для убиения их не было. Так что вопрос был в точке зрения-закон здесь или беззаконие. Я еще не был готов жить в беззаконии, ибо всю предшествующую жизнь во основном жил по закону. Как и большинство людей своего мира, при удобном случае мог его по мелочи нарушить, но угрохать этих двух просто так - нет.
  Дернись они невовремя -так и прибил бы, но они чувствовали, что им лучше не шевелиться, оттого и вели себя смирно.
  Поэтому я решил правовую коллизию так: сладкая парочка на веслах гребет домой, а запас бензина и оружие остается мне за моральные неудобства от попытки захвата посудины. Им это сильно не понравилось, но замена кары на очередь из автомата их совсем не устраивала. Поэтому мы расстались, ощущая некоторое недовольство ситуацией.
  Несколько позже, посидев и подумав, я решил, что мирная рыбацкая деревушка -скорее всего бандитское гнездо, прикрывающееся ловлей рыб, ондатр и переработкой ягод на самогон. К такому выводу меня привели расчеты их финансовой деятельности: сколько они заработают, реально продавая рыб, самогон, и сколько им понадобится на свое вооружение и бензин. Мои выкладки показывали, что им надо резко повысить свои уловы или жить впроголодь и ходить оборванцами, чего я не наблюдал.
  
  
   _____
  Пришлось при расставании запустить мотор, чтобы оторваться от них подальше. А то еще будут красться поодаль. Возврата их и преследования после того, как они вернутся и вооружатся- я этого не боялся. С моей точки зрения это было просто невероятно. Может, я и ошибался, но именно так все произошло.
  Так что выигрыш в бензине был не очень велик- канистра с небольшим. Оружие- тут чуть получше, ведь можно будет излишек продать-обменять. Вот 'Шмайссер' туда и пойдет. В ножах большой нужды не было, это я их изъял, чтобы не было у владельцев соблазна воспользоваться ими против меня. 'Вальтер' у меня был уже третьим, но имел, как выяснилось, дефект- сломанный предохранитель. Он просто хлябал и во включенном состоянии ничего не запирал. При наличии наружного курка можно без этого устройства и обойтись, но теперь место этого трофея- третий сорт. То бишь источник запчастей или то, что можно отдать, не горюя.
  Карабин...Прок от него, конечно, был, поскольку он дальнобойней автомата- американца (хотя тоже американец). Но моему организму сильно не нравилась схема его разборки и сборки со снятием ложевого кольца. Как-то чувство прекрасного, живущее в моей душе, этим царапало. Но пока душа пусть терпит. Если не нужно карабин тащить на горбу, то он пока у меня и останется. Дальше-кто его знает. Правда, он легкий, значительно легче автомата. Патронов к нему нашлось 90 штук, ибо часть магазинов не полностью набита.
  Взрывчатый арсенал- 6 шашек -двухсоток, капсюли-детонаторы и короткие обрезки 'бикфордова' шнура. Я такого в своей практике не помню, ни на том, ушедшем свете, ни на этом, чтобы был огнепроводный или детонирующий шнур такого ядовито-желтого цвета с черными продольными рисками. Должно быть, какой-то трофей или здешнее изобретение. Покрытие не очень похоже на битум, но и до пластика не доросло. Скорость горения оказалась стандартной, но один отрезок шнура ушел на опыты с ним. Подумав, я отказался от мысли пользоваться этими шашками как ухудшенными гранатами, поскольку шнур вызывал разные подозрения в возможном отказе. Вот для неспешного подрыва чего-то-можно. На мост, безусловно, не хватит, и на порядочную баржу тоже, но вот катер- думаю, что получится. Особенно если дырка в днище затронет два смежных отсека. Как этого добиться? Пристроить шашку в стык борта и переборки н надеяться на лучшее. А более точно не скажу, ибо не диверсант и по устройству посудин имею лишь некоторые общие сведения. Подрывать разные боеприпасы мне приходилось часто, а вот катера и суда-никогда. И даже не учили! Вот БМП-было дело, чтобы поврежденная не досталась нехорошим людям и не использовалась ими против нас.
  А качестве нежданного подарка- в противогазной сумке лежал кусок копченой рыбы и хлеб. И подарок вызвал двоякое чувство- аромат копчения давал непрерывное слюнотечение, а разум подсказывал, что самодельное рыбное - это пахнет ботулизмом или подобным.
  Да, этот 'рыболов' рыбу делал или покупал для себя и вряд ли клал в сумку для отравления своих победителей, но и он может взять неподходящий кусочек и сжевать, а потом наутро ощутить, что ему как-то нехорошо, а в глазах начинает двоиться. Сыворотки против ботулизма на реке нет, да и вообще в этом измерении тоже. Разве что кто-то пошел и провалился с ее запасом в кармане халата. Не слыхал о таком, но допускаю. Хлеб я положил к своим продуктам, а вот рыбу отдельно.
  Просто еще не был готов к тому, что надо выкинуть кусок в набегающую волну. Хотя это явно придется сделать. Или отдать-обменять. Кузены-пираты остались где-то сзади, поэтому вернуть ее - не получится.
  Спустя некоторое время я выключил мотор и двинулся по течению самосплавом. Спать пока после приключения не хотелось, поэтому я любовался берегами и почти пустой рекою.
  За полдня я видел только пару лодок возле самого берега- сидели люди и рыбку ловили на удочку.
  Может, рядом с ними и сеть какая-то стояла, но это мне видно не было. Впрочем, я не знаю, можно ли так рыболовствовать: поставить сеть на что-то глубоко плавающее, а мелко плавающее соблазнять блесной и червяком. Я помню, что тогда решил проверить у знающих людей, но с течением времени забыл про это. Пару раз вспоминал, снова задавался вопросам и снова забывал. Значит, эта тайна недостойна стать явью и да упокоится в тиши забвения.
  Незваные гости назвали мне две недальние точки (затрудняюсь назвать из более точно, деревня это или чуть больше), не далее, как в полусотне километров ниже по течению. С лежащим на низком берегу Фесем у них был 'мир, дружба, жвачка', охотно друг к другу ездили и торговали.
  А вот с Зеноновым (или Зеновым- я не очень точно расслышал) у них был некий вялотекущий конфликт. То есть друг на друга войной пока не ходили, но стоит где-то в тихом месте столкнуться лоб в лоб и сразу возникают мысли: 'Должен остаться кто-то один!'
  Дальше обстановку вниз по течению они не знали, или прикинулись не знающими.
  Значит, угроза пиратства должна расцениваться как реальная. Если есть эти вот зеноновские, которые, заметив лодку хижняковских, сразу готовы убрать тех с доски, то кто им мешает перепутать меня с хижняковским? Даже если в Зенонове есть внутреннее правило, что хижняковских бить можно, а углегорских -нет, то чем я внешне отличаюсь от этих вот кузенов? Бреюсь чаще, это да. Но вполне сойду за сбежавшего из Углегорска нехорошего человека, которого ничей закон не защищает.
  Так что Дикий Запад встает во сей красе, И, чтобы там не писали и снимали про периоды гражданский войн и просто беззаконные территории, нормальным людям там не место. Разве что временно, пока идешь по ним из точки А в точку Б, ожидая подвоха в любой момент.
  В моем детстве и юности жил в нашем доме дед Арсений. Ему тогда очень много лет было, но выглядел сильно моложе, и голова еще хорошо работала, хотя ноги уже далеко ходить не любили. Вот, как-то мы со школьным другом, посмотрев фильм про гражданскую войну, где было много стрельбы и пафоса, подошли к подъезду, где он сидел в тенечке, и поделились с ним восторгом от просмотра. Он нас подробно выслушал и сказал:
  --Это, деточки, выглядит красиво. Ты стреляешь, враги падают, а на тебе и друзьях ни царапинки. А сейчас, когда фильмы цветные стали, еще красивее выглядит. Все чистые, красивые и подстриженные, как на семейном празднике, а не в поле и в болоте на себя всякую пыль и грязь собирают.
  Только по мне, самая худшая война-это гражданская. Я три года на германской провоевал, а потом полтора на гражданской и еще с погода разные банды гонял в двадцать первом. Разреши мне бог вместо гражданской еще на шесть лет в окопы германской, под тяжелые снаряды и газы вернуться- ни минуты бы не думал, сразу согласился!
  Мы с Алешкой этому удивились и об этом сказали. Дед ответит:
  -- На гражданской было легче в чем? У белых артиллерии было куда меньше, чем у немцев или австрийцев, а газов вообще не было. Но дело не в них.
  Когда мы на Стоходе или Стыри воевали, то, когда сами в атаку ходили или австрийскую атаку отбивали, то не ждали пули в спину от того, кто рядом с тобой идет. А на гражданке -это часто случалось. Поставили в строй бывшего белого, а он, как недозрелое яблоко, красный стал только снаружи, а внутри еще белый.
   Когда мы заходили в избу и хозяин нас потчевал, то яду в еде не ждали. Хозяин мог ничего не дать, или так, на один зуб, но убить тебя он не старался.
  А нас под Кирсановым такой вот отравил. За стол усадил, похлебки налил, пожаловался, что не те времена, и похлебка без убоины, но все равно, чем богаты, тем и поделится. Поели мы, поблагодарили, денег ему дали, сколь нашлось, а потом началась у нас страшная рвота. Меня в тот день вытошнило столько, что я потом за полвека не смог столько из себя выдать. Так что наш пикет совершенно ни на что негоден после этого оказался. А хозяин и его старший сын нас повязали, оружие собрали, на телегу, как снопы, кинули и повезли в ближайший лес убивать. А бабы за нами замывать стали, поскольку у кого-то сил хватило на улицу выйти, а кто-то блевать еще в горнице начал. Это у них семейный промысел был такой. Накормят похлебкой с нехорошими грибами, а потом оберут и прикончат. Человек двадцать они так извели, а, может, и больше. Винтовки антоновцам отдавали, а хорошую одежу либо сами носили, либо на продажу или обмен несли.
  Вот когда ты не знаешь, кто рядом с тобой друг или враг, и отовсюду ждешь предательства и смерти- самое хреновое в той войне и было. А голод и болезни-это так, и раньше бывало. Мы вот при царских харчах тоже разное видали. Под Свенцянами мяса было хоть завались, а хлеба и соли- совсем нет. Этот суп мясной без соли вообще в рот не лез.
  Как бы и есть что есть, и даже хоть три порции сразу, потому как солдаты от мяса из котла отказывались без соли-то, а вот поди ж ты!
  
   ----
  Мы с Алешей аж рты пораскрывали. Нет, все было понятно, и что-то мы даже в кино видели про предателей, но вот так дед на нас как ведро воды вылил, таков был результат.
  Потом Алешка собрался с силами, да и спросил, что дальше с дедом и его товарищами стало. Тот и ответил, что на их счастье подъехала конная разведка с красными звездочками на фуражках, и на хозяина с сыном наткнулась. Поэтому отравленные красноармейцы несколько дней в лазарете полежали и отошли.
  Мы тогда забыли спросить, что с 'гостеприимным' семейством сделали. Сейчас -то я догадываюсь. Правда, слышал, что в последние годы осужденных трибуналами стали оптом реабилитировать. Возможно, и эту семейку тоже в невинные жертвы режима записали. Вот нисколько не удивлюсь. Дед до этой реабилитации не дожил, да и здоровья у него даже раньше бы не хватило, на Тамбовщину ездить и прокурорским что-то рассказывать, как последний живой свидетель борьбы семейства против режима.
   Немножко позже мне рассказывали про подобные случаи и в других местах. Конечно, время было тяжелое, голодное и другое, но некоторые очень уж стремились защитить себя от тяжести времени, чтобы выжить за счет других. От этого завязались многие узелки, потом плохо закончившиеся. Нам, из нашего далеко, кому не требуется каждый день бороться за выживание, иногда люди прошлого кажутся такими вот несговорчивыми, жестокими, нетолерантными, как сейчас модно говорить, они ведьм сжигали, конокрадов вообще изводили особо жестоким способом. А как зайдет речь про репрессии 1937 года, так вообще людям непонятно, отчего так вышло.
  Не вдаваясь в подробности, скажу, что нужно все-таки понимать, что люди тогда жили немножко не так хорошо, как нынешние обитатели уютных квартир.
  Почему ведьму могли убить? Потому что все верили, что ведьма может сделать так, чтобы скотина в доме перестала доиться. Что это значит? Это угроза детям семьи, то бишь ее будущему, потому: как и чем их кормить сегодня, завтра и до того, когда заклятие ведьмы закончится? Лиши их молока, так они болеть начнут и недоедать, зубы будут плохими, рахит одолеет и прочее.
  Любую современную маму спроси, что она сделает с тем, кто попытается прекратить ее ребенка в рахитика, то бишь некрасивого, чей череп называется ягодицеобразным и здоровье у дитяти отнимать будет? Она его на куски порвет если это не какой-то там Черный Властелин, чье дыхание всякого губит за километры.
  Конокрад тоже враг семейства и разоритель. Угонит лошадушку или больше, а на чем пахать? За дровами в лес ездить и так далее? Поэтому конокрад в руках у крестьянина будет жить так, чтобы проклясть тот миг, в который родился, и не дольше
   Да, о кулаках. Собственно, изначально кулак- это деревенский ростовщик, который из окружающих кровь пьет. У него имелось другое прозвище 'мироед', то бишь поедающий всю крестьянскую общину. На него столько зла у окружающих накапливалось, что ой-ой-ой. Сейчас такое обычному человеку представить сложно. Разве что-то похожее бывает, когда людей из бывшего общежития закрытого завода на улицу выбрасывают, а им деваться некуда оттуда.
  И вот дайте людям из этого мира и из этого общежития ' подержаться за горло их врагов', и вы тоже много чего увидите то, о чем и не подозревали.
  А когда товарищ из этой деревни станет оперуполномоченным НКВД: что будет с тем, кто ему мироеда из его родного села Песчаного напоминает? Или что в защиту мироедов скажет?
  И подозреваемый в шпионаже тоже пусть пощады не ждет, потому как отнесутся ему как к тому, кто хочет вернуть в голодное детство самого оперуполномоченного, да и его детям такое же обеспечить.
  Много что скрывает тьма минувшего, и в ней, как и во Тьме Отстойника, много чудовищ...
  Гражданские войны длятся долго. У нас считается, что гражданская окончилась с ликвидацией Вострецовым организованного сопротивления белых в Якутии, то есть в 1923 году. В Средней Азии всерьез воевали еще десяток лет, и даже с применением танков. Можно продлить этот срок, сказав, что где-то там был отряд, который не сдавался еще сколько-то. Можно поспорить, сказав, что это были не серьезные идейные бойцы, а так. Бандиты и мародеры...
   Но гражданская война у нас была не только в 1917 -1923 году плюс-минус несколько лет. Фактически она началась с момента установления крепостной зависимости, и как острое состояние закончилась только после того, как помещичье землевладение стало старой страшной сказкой, в которую даже не все верят. Но пламя этой войны еще тлеет под спудом, как горящий торфяник, потому что любители монархии и сословного общества еще не перевелись. Иногда даже называют цифры, что их около двадцати процентов. Не знаю, не считал, но они действительно еще есть.
  Правда, любителей 'Хруста французской булки' отличает две основных черты-они не знают, что тогда было, в деталях, а пользуются идеальными картинками. И они думают, что в том обществе окажутся не на самом дне, а сильно повыше.
  Собственно, какой-то западный писатель заметил про любителей читать про псевдофеодализм в фентезийных книжках и мечтать о нем, что они согласны быть при феодализме баронами, ну, или на крайний случай баронскими дружинниками, но не вилланами, по полям которых только что с гиканьем пронеслись баронские дружинники,
   вытоптав их и огрев не успевшего отскочить виллана плетью. И жаловаться можно только небесам.
  Вот такие умные мысли одолевали меня в последующем плавании. Часть из них я снова обдумывал, поэтому выданное мною, может, родилось и позже, с какого-то следующего раза, а не моментально. Я не гений,
   поэтому сложные вещи стараюсь обдумать и даже не по одному разу. Конечно, если на это дается время. Но никогда не жалел о том,
   что если можно подумать дважды, то этим шансом воспользовался.
  На реке, кстати, стало судов побольше. И шли они вверх по течению, отчего приходилось маневрировать. Груза на них было не очень много, судя по осадке. Наверное, они шли в Отстойник за углем, а сами везли то, что малость полегче.
  У некоторых были даже какие-то флаги, но я, по своей темноте не удосужился прознать про них, у кого как. Вооружения на палубах не было видно, хотя вооруженные люди на палубах просматривались, обычно один или два. Я попытался присмотреться поближе к ним. Пулеметных или орудийных установок не увидел, прикрытия рубки хоть какой-то броней- тоже нет, каких-то противоабордажных заграждений из колючки - не просматривались они. Ну и один два часовых на судне- все это говорило, что по крайней мере здесь нападения пиратов явно неактуальны.
  Правда, это не говорило о том,
   что если уж пираты отчего-то не хотят грабить большие самоходные баржи, то они мною тоже побрезгуют.
  
   _________
  Ажиотаж на реке чуть было плохо не закончился. С одной баржей мы разошлись впритирку бортами, отчего пострадали пристроенные на борту старые автомобильные шины и немного ободрало краску с фальшборта. Кто в этом виноват- не знаю. Я, конечно, в голос обложил тамошнего рулевого, он ответил тем же, но менее убедительно, и мы разошлись, внешне считая себя правыми. Кто и насколько нарушил правила-я этого сказать не мог, по причинам недостатка судоводительского образования и практики. Может быть и я. Но вслух об этом, естественно, на реке признаваться не стал бы.
  С другой стороны, читывал я когда-то книжицу, где о некоторых столкновениях кораблей говорилось, что в них виновата гидродинамика: между сближающимися корпусами возникает некая сила, притягивающая их друг к другу. Как-то раз в Англии случилась авария, когда лайнер размером с 'Титаник' и крейсер 'встретились и поцеловались'. И вот ученые (тогда слова 'британские ученые' не вызывали дикий хохот) смоделировали ситуацию и нашли, что возникает явления взаимного 'присоса'. Более детально я не вникал, ибо не нужно было до явления меня на безымянной реке в качестве шкипера, А вот сейчас об этом придется уже думать и держаться от встречных с запасом расстояния на возможное присасывание.
  Притяжение и присасывание движущихся предметов друг к другу случается и на суше, и процессу сильно помогает алкоголь. Впрочем, присасывание друг к другу случается не только с движущимися телами, но и с ними, когда они стоят или лежат. Не одно тело, повинуясь этому таинственному явлению, сверзилось с дивана или кровати. Иногда даже при этом и не проснувшись.
  Двигатель срабатывал с полтычка по кнопке, что радовало, но я постоянно испытывал моральные неудобства оттого, что топливо расходовалось и пока без большого шанса пополнить его запас. Поскольку я так и не знал, сколько мне времени или километров плыть, гадко на душе было вдвойне. Вот со штурвалом дела обстояли похуже, то ли он был туговат, то ли я сам невовремя начинал маневр, но нельзя было исключить, что будь все это получше, то и столкновения не случилось.
  Вообще-что-то настроение тогда сильно упало, и все время одолевали мрачные мысли.
   Неправильность своего решения стратегически я не ощущал, и назад не тянуло, но конкретное исполнение побега из Отстойника ощущалось неправильным. Словно бы я откуда-то сбежал, но при этом бежал не просто так, а именно скача на одной ножке, да еще и на худшей ноге, более слабой. Именно такое ощущение у меня было.
  Основания к беспокойству были вполне серьезные. Мне нужно плыть довольно далеко. Для простоты посчитаю, что 1000 километров. Если я плыву просто по течению со скоростью 2 километра в час, то нужно 500 часов хода. Если плыть круглые сутки, что чревато, то это двадцать дней хода. Более реально давать себе 6-8 часов роздыху, в этом случае поход длится будет месяц. Хватит ли еды? С крайним напряжением, но можно половить рыбку и как-то дотянуть до этой тысячи.
  Но сколько реально тянется река? Волга - на три с половиной тысячи километров, Дунай на две тысячи восемьсот. Но обе речки я видел, здешняя им сильно уступает, особенно Волге. А что ближе к безымянной реке? Рейн - тысяча двести, а Висла, Одер, Западная Двина - они все длиной около тысячи километров. Есть, конечно, всякие там Амазонки и Янцзы с длиной побольше, но ведь они текут в местах с иным климатом, где с неба течет больше воды, чем в привычном нам климате.
  А вот созвездие рек длиной с тысячу километров - там климат куда ближе к здешнему. Реку Каму и снова Волгу я отвергаю- они реки континентального климата, собирающее воду от снегов долгой зимы. Климат Отстойника больше напоминает такой около питерских, прибалтийских мест, может, даже похоже на Новогородчину. И тут я, бывавший в этих всех местах и даже кое-где живший, могу свидетельствовать о похожем климате. Вот в Архангельске он другой, поэтому Северная Двина исключается, как и Печора. Итог все же 1000-1200 километров будет вполне реалистично.
  Но думать о том, как пополнить запас горючего, нужно. А это -какое-то оседлое поселение, где я попробую купить. А на какие шиши? Ведь нельзя продать полкатера, чтобы плыть на второй половине дальше. Если предложить немецкий автомат и карабин, то можно немного получить. А вот сколько? Если брать за основу углегорские цены... а почем там дизтопливо? Как-то и не помню. Тьфу! Стратег-академик нашелся! Досчитался до полного абсурда!
  Ну, вообще-то, конечно, сколько-то за них могут и дать, и явно больше, чем один литр. Но есть другая сложность бытия, описанная в некоторых сказках, особенно о подавившемся петушке. Ну, это когда петушок подавился зернышком, и курочка для помощи ему добывала масло, чтобы горло смазать, и зерно дальше проскочило. То есть корова молока даст, но нужно, чтобы ей травы дали. Курочка пошла за травой, но за траву тоже нужно, чтобы снова что-то дали или сделали. И так по цепочки, пока кто-то не дал сразу, без условий. Дальше цепочка свернулась в обратном направлении, маслице добыли и горло смазали. В народных сказках для детей петушок помощи дождался и не покинул этот самый мир, пока корова и прочие условия ставили. Надеюсь, и у меня будет время на многоступенчатый обмен. Тут я вспомнил фильм времен молодости 'Великолепный', как там допрашивали умирающего террориста, и посмеялся снова. Сложность была в том, что тот разговаривал только на каком-то редком языке. Собрали целую шеренгу переводчиков- один знает нужный язык, но кроме него какой-то другой (тоже не всем известный). Далее сидит переводчик со второго, и так далее. Раненый пробормотал что-то по -своему, знаток этого языка сказал перевод на другой, чуть менее редкий язык, его подхватил следующий по цепочке. В итоге десятый переводчик сказал: 'Я умер!' И правда, террорист умер, предчувствие его не обмануло. Весело было это смотреть в кинотеатре 'Россия', поедая мороженое в вафельном стаканчике. А в котором году это было? Семьдесят шестой - семьдесят седьмой, наверное, если на афише было написано: 'детям до 16 лет'. Наверное, семьдесят седьмой, потому что я тогда сильно вытянулся и мог показаться уже достаточно взрослым и кассирше, и билетерше.
  Да, правильно, потому что летом семьдесят восьмого в кино была чуть другая история. В семьдесят девятом я приобрел стойкое отвращение к индийскому кино аж до того, что, как только видел, что 'фильм производства Индии', так сразу разворачивался оттуда, а, видя в разделе про кинотеатры, что фильм двухсерийный, сразу начинал подозревать нехорошее. Даже один роман в училище закончился из-за этого на ранней стадии, ибо Вика была наоборот, прямо помешана на индийских фильмах, что вызывало у меня крайнее раздражение. Сначала полтора или больше часа глядишь и слушаешь феерический бред, а потом его обсуждаешь с Викой, и с тоской смотришь, как она аж воспламеняется, вспоминая увиденное. Если бы на меня, а не на Мидхуна Чакроборти!
  Увы, роман увял. У курсанта свободного времени и так немного, а портить его богомерзким Болливудом- это роскошь, граничащая с мазохизмом. Надеюсь, Вике небесами ниспослан был муж, разделяющий ее вкусы, или те самые небеса излечили ее от страсти к индийскому кинематографу.
  
   ___
  Я сплавлялся еще двое суток, экономя топливо и включая двигатель только при маневрах расхождения с грузовыми судами. Меня никто не искал, и даже при попытке переброситься парой слов с баржой, что шла сверху, меня просто послали. Что сделал я? Правильно: ответил тем же и потерял интерес к этим грубиянам. Хотя военных часто упрекают в том, что они матом не ругаются, они им разговаривают, но тут нужно помнить вот что: порядочный военный разговаривает так с сослуживцами и частично с друзьями из штатских. Это как бы знак равенства и братства. С прочими товарищами в нераздраженном состоянии так не говорят. Да, правдивость требует сказать, что не все гордо носят звание настоящего военного, некоторые просто одеты в военную форму и портят светлый образ армии и флота.
  Но не будем равняться на этих персиков.
  Я попробовал ловить рыбу с борта катера и в этом не преуспел- подводные жители меня игнорировали. Трофейный кусок рыбы меня искушал, искушал, и я от греха подальше выкинул его в воды реки. А то вдруг поддамся на искушение. Подумывал об охоте, но кого подстрелить? Птичку очередью? Увы. А на карабине стоял диоптр-стрелять влет с ним не так удобно. Да, если не птиц, то кого? Косуля-это больно здорово. Разве что заяц или ондатра вылезут поблизости под выстрел.
  Но пока все было не настолько тревожно и беспокоился я больше на перспективу- вдруг ничего не найдется? А запасы пока еще не маленькие, но потихонечку истают, и тогда... Последнее десятилетие отучило вообще от ощущения, что всегда еда есть сегодня и всегда будет завтра. Сейчас это совсем не гарантировалось, даже и до Отстойника. Но пока это было легонькое беспокойство, так, чтобы не забывал, что вокруг не отпускной период на тещиной даче, и самое страшное, что случится с тобой-это незавезенная в поселковый магазин 'Огненная вода'.
  Беспокоился профилактически- вот, получи и распишись: реальная проблема. Возле берега лодка. Стоит себе, слегка раскачиваясь от волны, что развел мой катер, но от берега не отрывается. Я прокашлялся и вспомнил молодость, когда надо было командовать:
  --Эй, на барже! Покажись, кто здесь плывет?
  'Ничего Петров не отвечает, только тихо ботами качает'. И лодка молчит, и качается на волне. Тут чувства боевой молодости маленько всколыхнулись, и ощутилось, что пахнет чем-то нехорошим.
  Я еще раз позвал, но никто мне ожидаемо не ответил. Значит, некому отвечать.
  Но автомат я держал наготове-вдруг кто-то только прикидывается совсем не говорящим.
  Нет, не прикидывается. Три тела в лодке были мертвее мертвого. И рвали некогда живых прямо безжалостно, как будто тигр или медведь. Я к счастью своему, заеденных тигром или медведем не видел. И меня всю жизнь радовало, что нет в стране ни львов, ни крокодилов, ни пираний, и ядовитых змей только десять видов. Без них жить легче и спокойнее.
   Тем более, что нынче не давно минувшее, и, поехав в соседний Чапаевск, с волчьей стаей не встретишься. А кабаны скорее от тебя смоются, чем ты от них. Ладно, далека Самара, и даже Куйбышев и то не близок, а поглядеть надо кто их так. Кто-то с хааарошими когтями, кто разодрал ватник рубашку под ним и пробил брюшную стенку, хотя и весь живот не вспорол. Но покойному и этого хватило- удар был явно справа налево, и второго не понадобилось. Но коготки дальше ремня не пошли. Второй умерший весь изорван и тоже когтями, может, даже несколькими лапами. С третьим расправились одним ударом, рассекшим шею и перервавшим сосуды слева.
   Но крови, как ни странно, почти что и нет, словно убийца тут же восстал на колени и все аккуратно вылизал или всосал. И было это довольно давно, тела уже не теплее окружающего.
  И что с ними делать? Пусть лежат тут, как бы никем не увиденные -это однозначно. Не хочется увидеть того, кто это сделал. Не хочется, чтобы тебя увидели рядом с трупами, хотя вроде никто не должен обвинить в том, что я тигру брат. У меня таких когтей отродясь не было ,не растет такое на человеках. И похоронами заниматься не надо.
  . Или нельзя так? Но при беглом осмотре одежды документов я не нашел. Впрочем, это в бюрократизированном Углегорске с удостоверениями озаботились. А в том самом рыболовном хуторе-вряд ли. Разве что клички придумали, чтобы не путать Ивана Макарова из такого-то слоя с Макаровым из другого, где афганской войны не было, зато было ДВА взрыва АЭС и худшими последствиями. Все варианты прошлого в Отстойнике, что рассказывали люди, были плохими. Правда, это для всех, а индивидуально для кого-то могло все идти очень хорошо, пока он не заходил в темное место и на него не обрушивался внезапный холод.
  Потом я покинул место ужаса и смерти, каюсь, немного помародерничав.
  Поскольку у меня был немецкий автомат, то один из трех запасных магазинов пополнил мою коллекцию- ведь магазин-то мог быть расстрелян или выпасть? Мог бы. Но не все пропали же, оттого и не видно, что он взят.
  Ну и так далее- покойники не обидятся за изъятые иголки с нитками и часть продуктов. Им-то уже не нужно. Я с минуту потратил на соображение- не стоит ли оставить немного чеков в качестве оплаты за взятое. И таки оставил два талончика на двадцать рублей, засунув их во внутренний карман куртки третьей жертве.
  После чего с полчаса двигался по течению на моторе, чтобы подальше уйти от места скорби.
  Потом можно было посидеть и заняться размышлениями по ситуации.
  Итак, дано пустая лодка и три трупа.
  Покойный номер один, что лежал ближе к корме, с разорванным животом. С короткой стрижкой 'второй день на свободе' и пытавшийся отрастить бороду, борода, кстати, темнее волос повыше. На поясе кобура с 'Вальтером' П38, из запасного магазина которого куда-то (хе-хе) исчезли патроны. Еще есть патроны к немецкой винтовке, которой нет в наличии. Наверное, сыграла в воду.
  Второй, который весь изодран. Молодой парень чуть за двадцать, бороду и усы бреющий, а вот прическа такая: 'я упала с самосвала, тормозила чем попало', в том числе и головой. Вооружение- здешний наган (в гробу я его видал) и двустволка вроде знакомой мне отчасти ТОЗ-БМ (и там же я ее видел тоже, но не принципиально, а потому что ружье уже убито вхлам).
  Третий, с пострадавшей шеей - мужик лет под пятьдесят, но крепенький и со многими татуировками, но не криминального типа. Видимо, в молодости набил, а потом не собрался убрать. Или ему было пофиг. Вроде бы маяк на груди-это некриминальная? И на тыле кисти надпись 'Балаклава' - тоже? Про тюрьму в этом богоспасаемом месте я не слыхал, а вот воинских частей, как сухопутных, так и водоплавающих, там хватало. Видимо, тату пошло вместо увольнительной в Севастополь. Одежда получше двух других, волос на голове немного по возрасту, лицо бритое, то бишь за собой следит. Все три одеты в смесь военного и гражданского, да и гражданское тоже стиля 'милитари'. Впрочем, для полевых условий самое то.
  А, забыл, у третьего имелся 'Вальтер' в наплечной кобуре. И вот тут случился внезапный обмен моего пистолета со сломанным предохранителем, на его с исправным. Рраз- и случился.
  И это все о них, за исключением цвета глаз и чистоты исподнего.
  Только самый страшный вопрос сохраняется: кто это их убил? Здесь объявился тигр-людоед или это работа существ из 'черного столба', неважно каких- хмырей, пионеров или гончих Тьмы?
  
  
  
  Если быть точным, то верна больше первая версия, потому как научники утверждали, что твари Тьмы через текущую воду не проходили. Чем-то она их отпугивала. Вот насчет хождения ими по замерзшей реке они мнениями разделялись, но, пока вода не застыла и течет- они не разрешали. А тут лодка дрейфовала метрах в двадцати от берега. Тигр плавает. По крайней мере так в книжках писали, и в 'Полосатом рейсе' даже показывали, как компания тигров так делает. Тигр воды не боится. Твари -уклоняются от нее. Ответ вроде как однозначен, кто это их прибил.
  Видимо, все же наши научники не обо всем знали и подозревали, потому как тигров никто не видел. А вот какие-то новости со стороны приходящего бестиария регулярно происходили. Итак, некоторые твари как-то прорываются через воду.
  Может быть, перескакивают на борт лодки, а потом, перепугавшись, обратно прыгают? Может, выплывают на более приятный им берег.
  Или я чего-то не знаю?
  Я продолжил плавание, но думать об оставшемся сзади не перестал.
  Что это за люди? Ответа нет. Можно лишь сказать, что вооружены в значительной мере немецким оружием. Может, они из Сальцева. А, может, и нет. Я ведь не знаю, что за оружие в других анклавах. Кстати, некогда могли и из Углегорска продавать трофейное оружие, как менее ценимое. Особенно в первые годы существования, когда еще только-только запускалась промышленность.
  Тогда могло быть так, что продать и нечего было, кроме оружия.
  Имена и фамилии - тоже мрак. На лодке есть несколько цифр и букв, но что они значат? Тем более надпись уже старая.
  И снова: кто это сделал? И еще раз тот же вывод: не твари Отстойника. Я бы сказал, что просто дикий зверь. Тигр, пантера. Может, еще кто, у кого есть возможность быстро прыгать и разить когтями. Кто еще может? Да откуда мне знать-пусть даже тасманийский сумчатый дьявол. Правда, я не знаю, опасен ли он для человека вообще, ну ладно уж.
  И, наверное, все же воды тварь не боится, раз забралась на лодку и с нее учесала, хотя тут утверждать что-то сложно. Людей она убила, а трупами побрезговала в качестве пищи. Какому животному это свойственно? А редис его знает, я что-охотник? Так, иногда, развлечения ради, ходил на уток и зайцев в компании.
  Несколько уток сшиб, а вот зайцев ни одного. И честно скажу, привлекало меня не убиение добычи, а последующее ее обмывание и разговоры за жизнь в узком кругу, без помех со стороны супруг и начальства. А подстреленная утка- ну. это индульгенция, что не просто квасил в поле, а как бы пищу для семьи добывал.
  Так что ждет меня встреча с неведомой зверушкой, которая может и на меня прыгнуть. А потому придется тщательно выбирать места стоянок и не рисковать, засыпая у берега на пришвартованной лодке.
  Я же плыл дальше и прибыл в небольшую деревню на реке. Как потом выяснилось, это был неизвестный мне анклав, точнее, его часть. Деревня на реке была портом и местом торга, а вокруг существовали еще несколько их, где жили труженики полей. Местный диван тоже располагался в деревне неподалеку отсюда. 'Диван'-это я назвал по аналогии с Турцией, а здешний орган власти звался как-то иначе, но я уже запамятовал, как именно.
  Диван или курултай, не важно. Пусть хоть саксаул-хона. Или хана.
  Пока же я обнаружил частокол с парой сторожевых вышек, а затем открылся вид на здешний порт- два деревянных причала, небольшой домик, за ним ворота в приречном заборе. Только это уже не мощный частокол, а так, как на деревенской улице, только доски прибиты без разрывов. А за забором крыши- частью ржавоватое уже кровельное железо, частью промытые дождями не за один год мелкие дощечки. Кажется, такие называют гонт, а крыша из них гонтовая. На причалах людей нет, есть только рыжая собачонка с хвостом-бубликом. А нет, вон оттуда, из-за угла домика видно облако табачного дыма. Прямо-таки дымзавеса. Там точно кто-то из здешних есть. Не курят ведь ни твари Тьмы, ни дикие животные.
  Тишина и идиллия какая-то. Спокойствие и безмятежность. Правда, нельзя забывать о трех жертвах некой кисаньки с большими коготками, но как-то не хочется. А желается, наоборот, спокойствия и безмятежности. Например, зайти в эту деревеньку и поесть там в харчевне чего-то домашнего- щей, допустим, и каши. Я тут кашу и сам себе варю, но...не то. Ни тебе шкварок, ни овощей, да и рассыпчатость не получается. Увы, есть такой дефект- плохо дозирую воду в каше, оттого и выходит размазня. Да, неплохо бы, и вроде хочешь не чего-то несбыточного и невозможного, а всего-навсего банальных щей с кашей и немного покоя. Посмотрим, как судьба все это расценит: как избыточное и неположенное, или поворчит, как старшина в училище, но выделит.
  Ну ладно, пора швартоваться. Я приткнул катер к причалу (от удара корпус болезненно содрогнулся), выключил мотор и стал забрасывать швартовные концы. Легко не вышло, но таки получилось. Здесь палы для этого (или как тут их называют на реке) были сделаны из сбитых вместе обрубков бревен. Я сомневался в том, что они катер удержат, оттого и бросил якорь в воду-авось этого хватит.
  Вооружился автоматом, двумя вальтерами, засунул нож за голенища сапога- теперь можно пойти и увидеть, кто здесь живет-все необходимое с собой. Найденный ранее в ящике замок пристроил на дверь в рубку и вышел.
  Песик на меня лениво глянул, слегка шевельнул хвостом и стал искать блоху в его основании. Ну, не здороваешься, так и не здоровайся. Идя по причалу, я старался печатать шаг, чтобы меня было слышно. Судов и катеров вокруг не видно, есть, правда, пара лодочек, одна из них с подвесным мотором, ныне подняты вверх и вперед. Зачем это хозяин делает? А редис его знает, что-то про это я в книжках не читал, но пусть будет для какой-то там цели.
  Тихо очень, ни петухи не поют, ни собаки не лают, ни народ не перекрикивается. Только плеск воды, мои шаги и борьба щенка с блохою. А, вот слышен из -за угла, откуда выплывают клубы табачного дыма, какой-то напев: 'На-ни на-на, на-ни-на-на'.
  
  
   ___________
  Автомат у меня как бы не при делах, а вот один из 'вальтеров' пока в кармане, взведен и палец практически на спусковом крючке. И стрелять можно было, не жалея куртки- ну, если понадобится и получится. Увы, не учен такой стрельбе, только в кино и видел.
  Чуть прибавил громкости шагам и повернул налево, за угол. А там сидел немолодой человек среднеазиатской наружности, прямо как сошедший с картины Верещагина или Каразина, но, пока сходил, ухитрившийся малость переодеться. Тюбетейка - прямо, как с картины, а вот халат не азиатский, а рабочий, в каких ходили преподаватели труда в школах и лаборанты. В мое время в школе и технички ходили, но уже давно их не видел, ни техничек, ни их халатов. Школа рядом с моим домом, конечно, была, но я в нее не заходил и даже не знал ее номера- школа и школа. Оттого, утром идя на работу, учеников и их мам видел, а где уж там техничек высматривать.
  Лицо аж темно-коричневого цвета, волосы на голове выбриты, а бородка и усы седые. Сидит и занимается неким кожевенно-шорным ремеслом, между делом покуривая самокрутку. Запах от нее ядреный, как и от всех здешних табаков - можно окуривать солдатиков вместо хлорпикрина, о чем мне говорили многие курильщики, что с мучениями переходили на здешнее табачное сырье.
  Я поздоровался. По-русски. Аксакал вынул изо рта самокрутки и ответил. Язык мне показался только отчасти знакомым. Ну, когда язык также отчасти знаешь, то мозг зацепляется за знакомое или ошибочно знакомое слово или группу их, в то время как говоривший продолжает, а ты все вокруг знакомого местоимения вертишься мыслью.
   А в итоге ты фразу можешь и не понять, потому как даже знакомые слова в данном контексте могут значить совсем другое.
  Но интонация вроде как не враждебная и даже приглашающе махнул рукой, показывая на стоящий в стороне ящик.
  Я поблагодарил, не чая того, что меня поймут, и на него пристроился так, чтобы обзор был.
  Ну, в принципе, жестами и мимикой что-то понятное изобразить можно. О чем сложена куча разных историй, как кого-то не так поняли. Самая ранняя из известных мне- история о трех пузатых немцах, которые, не зная русского языка, шли по улицам и впитывали услышанное, а потом использовали.
  Потом они попали в милицию и отвечали на вопросы следователя:
  --Кто его убил?
  --Три пузатых немца, три пузатых немца!
  --За что вы его убили?
  --За бутылку водки, за кусок селедки!
  --И как вы это сделали?
  --Голым ...задом об забор, голым ...задом об забор!
  От предложенного мне табака я уклонился, и начался подбор языка, который мы оба понимаем. Русский не подошел. Такое мне не дивно, я и на службе замечал, что призывники из Ташкента и Фрунзе русскую речь понимают, хотя говорят, кто как, а вот горные таджики-как будто и не обучались никогда. Но у них были свои достоинства.
  Ладно, значит, подбираем дальше. А что? Английский? Или коми? Тут, возможно, виноват я, потому как произношение у меня вышло не очень похоже, оттого дед и не понял.
  Тут я, себе в досаду, понял, что отчего-то не припомню уроженцев Средней Азии в Отстойнике. Вот ни одного! С Кавказа людей было немало, пару корейцев видел, русских-украинцев-белорусов-этих хватало, даже немного прибалтов имелось, а вот оттуда-нет!
  Так что сейчас я вижу того, кого здесь не видел. К чему бы только эта встреча?
  Дед тоже попробовал спросить меня на каких-то знакомы ему языках-не получилось.
  Что же делать? А вот и решение! Бывал я и долго довольно на Северном Кавказе, и там нахватался знаний одного языка, про который утверждали, что если будешь его знать, то сможешь общаться на многих языках Азии, ибо он очень похож на них.
  И рядовой Зейналов утверждал, что раньше знание этого языка считалось очень украшающим биографию. Выше ценилось только звание 'Кори', то бишь то, что человек наизусть Коран знает. Так это было или не так, придется пробовать.
  --Танг яхши...!
  А вот что -то еще надо добавить, нутром чую, а вот не вспомню.
  Дед встрепенулся.
  --Ишлер нечикдир!
  Ой, сейчас скажу какую-то гадость, типа того, как в европейских языках перепутаю артикли и ...
  Но нет, дед отвечает:
  --Сав бол!
  Ну, теперь будем пытаться дальше.
  Дело шло нелегко, ибо знание языка мое изрядно заржавело, да и не все нужное я помнил. Но на востоке люди не торопятся, так что время беседовать позволяло, а также уточнять и переспрашивать.
  В итоге получилось так: сюда судьба закидывала в основном уроженцев Средней Азии, не исключая и корейцев. Были ли среди них русские-уточнить не удалось. Анклав нес два названия- на тюркском (скажем так) Акташ, и корейский вариант, но я его не запомнил. Занимались в основном они сельским хозяйством и переработкой сырья. Табак здесь они тоже выращивали, хотя хороший урожай выходил не каждый год. Люди живут в поселках подальше от реки, а здесь у них базар и порт. В торговые дни приезжают продавцы из поселков, и сюда подходят баржи издалека. А сейчас живет он как сторож и периодически бывают несколько человек, которым здесь что-то надо.
  Да, это все укладывается в картину- мы здесь сидим уже довольно давно, а никто не подплыл к причалу, из ворот опять же не вышел и не зашел.
  К тому же, как мне помнится, наши солдаты оттуда почему-то не ели рыбу. Как выяснилось, у них дома ее никто не заготавливал и не ел. Просто это была не их еда. Это был не запрет, как на свинину (не будем говорить, как, но от него многие избавились на годы службы), они не имели представления, что в реке есть рыба, и рыба съедобна!
  Мне это было удивительно, если не сказать сильнее. Но помню, что решил, что раз рек там мало, то не все и догадываются, что можно рыбу ловить и ее есть.
  Ан нет, тут что-то не так, ментальное, выражаясь заковыристо. Может, исходя их принципа-ешь или не ешь рыбу, тут и анклавы распределяются?
  Шутка мне понравилось.
  Это почти все, что я узнал, кроме того, что 'черные твари' здесь пореже, чем в Углегорске бывают. Ну да, черный столб виден, но таки дальше.
  Кстати, может, порвал людей в лодке случайно перенесшийся из Средней Азии тамошний тигр? Выбросило его из тугаев в холодное и мрачное место, оттого он и впал в шок- троих убил, но никого не съел.
   ________________________
  На государственное устройство анклава и другие детали у меня не хватало запаса слов.
  Теперь нужно попробовать раздобыть что-то съедобное в дорогу. А как же быть, если тут только сторож и, возможно, кто-то случайно забредший? Трое на берегу, не считая собаки.
  Тут моего знания языка хватило, и дед мне сказал, что у него ничего нет, но на рынке сейчас есть Гульмирзо (к имени прилагались всяческие приставки, но я их уже не помню), может, у него что-то есть на продажу. Тут страж рынка пустился пояснять, где там тот ларек, где Гульмирзо сейчас занят, но я таки не понял. Дед явно ощутил, что я не настолько разбираю, где право, а где лево, потому отложил свою работу и поднялся. Причем сделал это легко и непринужденно, словно у него к его возрасту ни поясница не болит, ни колени не скрипят. Силен! Вообще я слышал, что мусульманская практика молений с поклонами помогает долговечности суставов, но не имел возможности проверить это.
  Дед пошел к закрытым воротам, чуть отодвинул створку и прошел внутрь. Я следовал за ним. Песик, видя, что мы покинули берег, тоже решил поглядеть, что мы делаем, но вперед не забегал, а плелся где-то сзади.
   За воротами оказался типичный рыночек в малых городах. Квадрвт из ныне запертых лавок по периметру, в середине тоже квадрат, но уже их прилавков с навесами. Только здесь все деревянное, а в наших городах часто прилавки сварены из металла. Но не буду настаивать, что это повсеместно сделано. На другом конце -еще одни ворота, тоже прикрытые. Мы свернули направо и подошли к одной из лавок. Дверь закрыта, ставни не убраны. А как этот Гульмирзо без света сидит? Что он во тьме делает -уж не Тьму ли разводит? Да, здесь подержишь закрытым свой лабаз- может что-то завестись из когорты 'пионеров' или 'хмырей'.
  Или сторож для того и служит, чтобы раз в три дня открывать ставни, а вечером снова закрывать? Дед аккуратно постучал в дверь лавки. Ответа не последовало. Тогда проводник сказал мне что-то, что я не понял, но затем пояснил, что стоит делать, присев на специальную скамеечку. Что же, этот Гульмирзо куда-то отбежал, надо ждать. Садиться я не стал, а прохаживался. И невовремя вспомнил про лавки, как место выводка будущих тварей Тьмы. У них, видно, гости из столба мрака случаются редко, могут и не выработать устойчивого инстинкта ждать атаки из закрытого места. Надеюсь, что владелец лавки не страдает запором.
  Ждали мы не очень долго, минут десять. Хотя слыхал опять же про то, что человек спокойно ждет где-то семь минут, после чего начинает проявлять нетерпение. Правда, по-разному: кто вопит сиреной, а кто пальцами по колену постукивает, но демонстрирует. Я ходил, ориентируясь на ветер, а дед сидел и смолил самокрутку. Потому я и учитывал движение воздушных масс.
  Наконец, долгожданный обитатель прибыл. Глянув на него, я срочно бросил взгляд на того, что встречал меня- не двоится ли у меня в глазах? Таки нет, но исключительно потому, что Гульмирзо был одет не в халат, а в брезентовую куртку и имел слева над бровью довольно приличной величины шрам. А так можно и думать о шоу двойников.
  Хотя - пуркуа бы не па? Как-то же судьба отбирала людей на провал в Углегорск? Да еще и из многих слоев событий? Вот и научная гипотеза- проваливаются родственники из одной семьи во многих вариантах бытия? И продолжим - и как я сам тут оказался? Уж не оттого ли, что в другое время, в другом измерении являюсь повторением этих вот ребят с артсклада, бумаги об извращениях которых я читал? Ну да, и я тоже служил в РАВ, только меня не посадили как троцкиста, а вышибли из армии на вольные хлеба?
  Впрочем, это могло сильно не отличаться по факту. Были в середине девяностых части, которые силою вещей оказались брошены в городах Сибири и подобных мест, при этом деньги и прочее не платили месяцами. Потом стали выдавать, скажем, ржаную муку. Так что можно было наладить производственные кооперативы- старший прапорщик из ПВО, которому выдали муку, участковый милиционер, которому все выдали сахаром, и кто-то третий, которому выдали дрожжами. Потом можно будет найти лейтенанта из флотских, которому выдали пятнадцать банок соленых помидоров. И питаться самодельным хлебом с венгерскими помидорами, которые не успели съесть, пока еще был Варшавский договор и СЭВ. А работать и служить? Ну вот так и продолжай, как тебя приучили раньше, когда еще все выплачивали в полном объеме. И боеприпасы никак не похудели после торжества дикого капитализма. И супруга все также кушать хочет.
  Но тут меня сильно занесло в наукообразные идеи, хотя и весьма интересные. Впрочем, лучше о них подумать позднее.
  Дед-шорник поздоровался с Гульмирзо, тот ему ответил, но этот язык я не знал. Я тоже вставился со своим приветствием, которое двойник не то не понял, не то проигнорировал. Пристроился рядом с сторожем, тоже закурил самокрутку с ОВ, и они стали беседовать. Поскольку с пониманием лучше не становилось, потому тихо ждал, когда же сторож донесет до Гульмирзо то, что кто-то чего-то хочет у него купить или обменять. Время шло, шла и беседа, сгорела вторая 'ишачья нога' в ртах двух достойных двойников, а все никак не решалось. Да, мне говорили, что дюжинный восточный человек, особенно в годах, живет и действует, как будто мгновение остановилось и еще долго стоять будет. А тем более базар-тут вообще быстро действовать равносильно потере лица.
  Ну да, он живет в своем застывшем времени, а я бы это время плыл дальше. Вот интересно, как ему и его соседям в Отстойнике? С одной стороны, должно быть хорошо- времени-то до шайтана, и не стареют дальше. С другой стороны, климат явно похуже Самарканда или Ходжента. И с детьми напряжно.
  Что, интересно, для него предпочтительнее? Или, может, здесь с детьми чуть получше, чем в известном мне городе? Ну так, на капельку? Они плохо растут, но рождаются?
  Ага, дошла очередь и до меня. Дедуля-сторож сказал, что для меня есть кое-что. А что? Он, конечно, назвал, но это мне ни о чем не сказало. Попросил глянуть, что это.
  Дед со шрамом сходил и принес. Это была гречка, не сильно хорошо очищенная, то бишь ценного продукта там поменее, но зато есть что почувствовать утром. Настоящая органическая пища, как сказали бы сейчас ушибленные пыльным колготком бабы, которые в школе химию прогуляли. Я принюхался к крупе-вроде как мыши там свой след не оставили. Насчет лузги и прочего- ладно уж.
  На вес в мешке килограмма три. То бишь на 12-15 варок. Ну, соль-то у меня есть, и даже сахар. С жиром не здорово, но в консервных банках он тушенку сопровождает.
  А что хочет этот вот Гульмирзо? Дед закурил очередную умопомрачительную или умопрояснительную самокрутку и стал думать.
  Так этот эльф еще два дня думать будет и три дня торговаться. А что ему могу дать я?
  Немецкий МП? 'Вальтер'? Охотничий нож? Канистру с бензином? У меня на катере-то дизель, так что заливать в бак из нее не стоит, а у здешних вот есть подвесные моторы на лодках.
  По моим меркам, автомат и бензин-это слишком много, лопнут физиономии, а вот 'вальтер'-можно.
  Но они лежат в моем катере.
  Правда, показать пистолет и нож я могу, не отходя от кассы.
  Ладно, начнем с П-38. Меняю на крупу и никакого торга!
  
   ________
  А дальше я как бы торговался. Поскольку пистолет не рубль мелочью, чтобы можно было добавить или убрать в процессе, пришлось демонстрировать его исправность, то бишь разрядить, а потом начать неполную разборку, которую прервать и все вернуть обратно. Гульмирзо и дед смотрели на меня, изредка перебрасывались фразами, и закуривали очередную порцию самосада в бумажке.
  Так длилось с полчаса. Надо решаться. Это этому патриарху делать больше нечего, наверное, а мне еще редис знает сколько плыть, а я не плыву, а здесь от табачного дыма уклоняюсь. И обратился к деду сторожу- мол, я иду. Он что-то буркнул Гульмирзо, тот пока молчал. Я демонстративно взял пистолет, слегка подбросил его на ладони и вопросительно взглянул на обоих старцев. Никакой реакции. Мда, сколько времени потеряно и без всякого выхлопа.
  Так, как там будет 'до свидания'?
  --Насип ерайман!
  Надеюсь, я правильно вспомнил, не сказав тем самым что-то грубое, вроде 'Ну и сидите здесь'. 'Вальтер' спрятался в наплечную кобуру, сеанс потери времени закончен. Махнул им на прощание правой рукой, потому что вроде как слышал, что левая рука где-то на востоке считается нехорошей, поэтому передавать что-то ей равносильно наступанию грязным сапогом на тонкие струны чужой души.
  Дед-сторож вышел из состояния отрешенности и сказал что-то. что я принял за 'Стой'.
  Я остановился.
  --Он согласен, это на это.
  Что интересно, Гульмирзо ничего не говорил. Или дед все понимал экстрасенсорно, или они как-то раньше сговорились.
  --Яхши.
  'Вальтер' снова вынул, протянул (опять же правой рукой) хозяину гречки. Гульмирзо осторожно взял за рукоять. И ладно.
  Я подхватил мешок, попрощался с обоими персонажами и двинул на выход. Боялся ли я выстрела в спину? Чуток, оттого давал пистолет без патрона в патроннике и на предохранителе. Привести его в боеготовый вид недолго, но щелчки можно и услышать.
  Псина уже лежала на причале и подремывала, даже на то, что я мимо прошел-не отреагировала. Хороший сторож! Хотя... может, я не справедлив к этому кабысдоху, ведь его могут держать, чтобы он реагировал на визит тигров-людоедов и тварей-из столба-Тьмы? Тогда да, я изблевал напрасную хулу на собака. А как он чует 'пионеров'? Не знаю, может, потому, что они (персик знает отчего) вызывают нестерпимый зуд где-то там?
  А вот теперь пора плыть дальше. Надеюсь, что гречка окажется безопасной и пристойной. Не продешевил ли я? Может быть, но выбора не было. Никто ничего альтернативного не предлагал, а питание корневищами тростника и камыша-это оставлю на потом. Мне неизвестно сколько плыть, и запас продуктов не помешает. Правда, я сначала хотел отдать другой пистолет, а не этот, отданный у меня дольше и поухоженнее. Да ладно уж, будет время на самосплав, тогда и поколдую над более свежим трофеем. Я поднял якорь, отдал швартовы и включил мотор.
  Какое-то странное место сегодня встретилось, и вызывающее множество вопросов. Самый праздный из которых: а не встретится ли мне следующим пунктом анклав из жителей Африки? Ну или Океании, там негроидные островитяне тоже присутствуют. Интересно, они полностью отказались от людоедства или так, иногда, когда небеса не видят?
  Из-за потерь времени я на обед к берегу приставать не стал, а обедал всухомятку, решив под вечер устроиться у берега и сварить себе на ужин свежевыменянной гречки.
  Дневное плавание и расхождение с пятком грузовых судов прошло успешно, поэтому я пристроился за островком и стал заниматься ужином. Еще вечера бы я без сомнения пристроился там на ночевку и наслаждался отдыхом. А вот сегодня надо было прежде успокоить душу, наглядевшуюся на похождения условного тигра. Ибо вполне справедливо было ожидать его визит к себе. Немного поразмыслив, я все же решил, что плыть в ночи больно опасно, особенно заснув при этом. А тигр? Попробую -ка спать, закрыв почти все двери и прочие отверстия, ну, кроме одного иллюминатора, чтобы туда воздух шел.
  Вырвать двери тигр вряд ли сможет, в иллюминатор не протиснется. Если даже попытается, то поднимет шум, а тут и я проснусь. Это на моторку тигр может заскочить, и никто не дернется, а вот на катер- все уже не так просто.
  Кстати, мне говорили сослуживцы, некогда бывшие в Заполярье, что тамошние белые медведи тоже могут сильно испортить жизнь. И не только, когда захотят часового съесть. А просто придя и побаловавшись с разными материальными ценностями. Что-то они и сожрут, а что-то просто в процессе игры испортят.
  А тогда были какие-то сложности с применением оружия по непрошеным гостям, ибо белых медведей охраняли и берегли. Поэтому солдатика могли так зачирикать разными ЦУ, что он не сразу мог понять, что, если медведь его заест, то это хуже, чем даже сесть за браконьерство. Хотя никто бы его не посадил по разным соображениям.
  Я, правда, дальше уже не встречался с теми, кто белых медведей мог увидеть воочию, поэтому не знаю, перестали ли личному составу лечить мозги природоохранным законодательством, или все еще длилось, пока не началось масштабное сворачивание армии и флота. Тогда медведи и часовые были разведены по разным местам.
  Каша получилось съедобная. Ладно, утро покажет, как она себя вести будет. Улегся спать, и ночью меня никто не тревожил. хотя я не раз отчего-то просыпался. Встрепенулся, увидел, что все нормально и снова залег. Не первый раз, собственно.
  Как-то долго не мог заснуть и поразмышлял, сможет ли этот Гульмирзо освоить 'вальтер' на основании того, что увидел, или нет. Выходило, что наши басмачи осваивали 'маузер', а там устройство посложнее. Кто же не мог-осваивали палки и ножи.
  Так что он либо усвоит, либо отдаст детям или внукам. Чего мне за него переживать!
  
  
  Утро началось с мелкого дождика, постепенно усилившегося и превратившегося в сплошную дождевую завесу. Пришлось с болью в сердце включать мотор и уходить к берегу. Плыть дальше в сплошной стене воды- недолго и нарваться на встречное судно. Оно тебя может и не заметить, и не подобрать из воды. А вот пристраиваться на берегу- тоже неприятно по причине воспоминаний о визите ребят из хутора и возможной кисы из джунглей, то бишь тугаев. Потому, встав на якорь за песчаным островом, я задраил все двери. Первое время подавал туманные сигналы, как это себе представлял, но ходить под дождь к рынде все больше надоедало, и я пошел на поводу у своего нежелания. Поворот к берегу и выбор стоянки- это тоже прошло на нервах, но хоть относительно недолго и без происшествий.
  Каша спокойно лежала в организме, я наслаждался теплом от печки и покоем, ожидая, когда настоится чай, чтобы насладиться еще и им. Чай вызвал прилив философических мыслей по разным поводам. О кисе и анклаве жителей Азии думать быстро надоело, поэтому сосредоточился на размышлениях про дальнейший путь. Я ранее думал, что с месяц поплыву, может, чуть дольше, потом настанет конец пути, то бишь окрестности водопадов, дальше которых уже нельзя будет плыть.
  Что я там должен буду сделать? При этом версии, что обнаружу невозможность убраться из мира, сяду и возрыдаю, старательно откидывались. Ну, а что делать с возможным, но не обязательным вариантом? Если уж пошел по этой дорожке бедствий, но придется пройти ее до возможного конца.
  Если убояться такого исхода паче прочих, то надо было сидеть и далее в Углегорске. Возможно. Без проблем, возможно, даже тушить пожар в хранилищах, где в городе лежит что-то взрывоопасное, то бишь, 2А, 6 и 11. При военном перевороте пожары практически обязательны.
  Горящие штабели патронных ящиков тоже малоприятная штука, но огонь в одиннадцатом хранилище- об этом и думать не хочется. Ладно, склад складом, а как уйти отсюда? Фантазия подсказывает два варианта:
  1.Встретить некоего посланца богов или волшебников (тут вариантов, кого именно, аж до черта), который сжалится над долго плывшим туда и откроет дверцу в привычное и знакомое.
  2.Самому как-то запустить процесс. Скажем, даже без участия помогающих сил перескочить через пенек, в который воткнут нож, или принести жертву тем же богам на алтаре, чем будет достигнуто тоже самое.
  Почему я думал о таких фантастических вариантах? От наблюдения Отстойника. Какая классическая физика, химия или астрономия могут устроить сбор людей из одного и того же года куда-то в прошлое из которого ушли люди? И какая биология, ламаркистская или дарвиновская нам расскажет о черных тварях в ночи? Хотя-хотя, вроде что-то я читал про поиски того, как может лещина породить граб или что-то наподобие?
  Не вписывался мир вокруг меня в строго научный мир, а вот в мир с некоей примесью волшебства- аж бегом. Образовался у нас тут Черный Властелин из Черного Столба, и он посылает своих созданий вредить людям. Если счесть, что такое тут произошло, то все остальное вполне укладывается в строку. Наконец, провал из разных слоев людей в их 2000 году-ну, тоже не алогичен. Волшебники, они тоже должны иметь свои тайны ремесла, и, коль звезды позволяют ловить людей только 2000 года, то их и ловят.
  Потом звезды сдвинутся в следующий Дом и пойдет ловля жертв уже 1999 года.
  Если я хоть частично прав насчет сути происходящих событий, то, увидев нечто, напоминающее мне алтарь Неведомого Бога, то пойму и срочно начну искать жертву для обряда. Окажется, что хватит местного ежа, тогда получится. Потребуется белый единорог, еще не успевший заняться продлением единорожьего рода- увы.
  В немагическом варианте- даже и не знаю, как быть.
  Тут мне вспомнился фильм 'Эрик-Викинг', как экспедиция главного героя должна была разбудить богов и вернуть солнце в мир. Там они падали в водопаде с края мира, и от падения в бездну спасло только участие волшебного рога, который героев и вернул домой, даже из бездны. Или я путаю, они ведь два раза падали в бездну? Ну ладно, пусть хоть один раз, а где мне взять такой рог, который не даст утопнуть, но принесет куда надо?
  Ответа нет, и, наверное, не будет, пока сам не упаду в этот водопад, и тогда рог зазвучит.
  Или промолчит.
  Я сходил, сполоснул кружку и продолжил философствовать. Да, действительно, непонятно, как покидать этот не очень гостеприимный мир. Но тем не менее, я ощущаю, что мне надо подниматься, плыть туда-то и искать водопады. Этот путь логике не противоречит, хотя неясно, будет ли успешен.
  Но, с другой стороны, а ведь нельзя счесть, что мне все так обрыдло в Углегорске, что я рванул оттуда, не разбирая дороги. Нет, все шло медленно и постепенно. И, собственно, сами по себе здешние условия меня особо не пугали. Жил я не так плохо, можно и лучше, но может не получиться. Я опасался переворота и революции и не хотел видеть самоубийства анклава, это да. Но против продолжения жизни здесь был не против.
  И не ведут ли меня сюда, подбрасывая идеи, которые медленно, но верно поворачивают мой курс в нужную сторону?
  Для чего? Тут пояснений нету. Хотя можно придумать, что попал я сюда не по делу, так что мне так дают шанс избежать того, что я не заслужил.
  Конечно, можно было бы со стороны этих самых сил дать мне заснуть и позволить проснуться в своей квартире в десятом корпусе или даже в чужой постели. Но это может, слишком просто и легко, ведь можно же стимулировать и подправлять, пока я сам не выкарабкаюсь.
  Вообще получается, что если все-таки какие-то сверхестественные силы в моей судьбе участие принимают, то они и дальше могут не оставить меня. Приплыву к водопадам, отчего-то заинтересуюсь этой скалой, где обнаружится люк в нужный мне свой мир. И желание посмотреть в эту расселину внушат они же, как внушили и прежние желания.
  Это, конечно, хорошо, но не выходит ли, что я впал в фантастический или сказочный уклон, или же ересь, и теперь руководствуюсь какими-то странными мыслями?
  Увы, с волками жить- по волчьи выть. Раз мир только частично руководствуется законами нормальных наук, а не местного, скажем так, волшебства, то приходится учитывать ее наличие, скажем так туманно. Или 'сожжем то, чему поклонялись, и поклонимся тому, что сжигал'. Куда же деваться? И Хлодвигу, про которого это сказали, деваться было некуда, и мне также.
   _____
  После столь плотного размышления о фантастике в моей жизни и путешествии я заснул, и мирно спал до рассвета. Буквально перед просыпанием пришел сон, в котором увидел снова себя в этом поселочке-пристани, где сидел и беседовал со сторожем. Сторож разговаривал со мной на каком-то языке, не доступном пониманию, поэтому, проснувшись, я ничего не мог вспомнить- да, видел, да, сторож говорил, и на этом все.
  Но был любопытный эффект- я отправился в дальнейший путь спокойным и собранным, словно меня обнадежили, что пройду все и не сгорю при этом. Или просто выспался и чувствовал себя полным сил? Пусть будет так.
  Этот день прошел, в общем, спокойно, хотя и не без переживаний.
  На левом берегу шел лесной пожар.
  Кстати, это вроде как должен быть тот берег, на котором стоит столб Тьмы и откуда приходят незваные гости, оставляющие черные пятна на земле и мостовых.
  Самого пламени видно не было, горело за несколько километров до берега, но периодически порывом ветра наносило гарь. Мне вспомнились какие-то мультики из детства, где показывалось, как толпа животных валит подальше от огня, и даже подумал, что и тут можно будет узреть исход животных подальше от пламени и дыму,
  Но ничего подобного не было. Потом подумал и решил, что виденное мною, если не является вообще плодом фантазии сценариста, то относится к гораздо более населенному тропическому лесу, в здешних борах живности должно быть поменьше. Да и те, которые ходили на охоту в окрестностях Углегорска, говорили, что дичь вокруг есть, но не в изобилии. Можно сравнить с хорошо обжитыми областями вроде Московской, но значительно хуже, чем в северной тайге или Сибири. То есть Столб и Тьма тоже мешали жить здешней живности.
  Поскольку жизнью таежного охотника в прежние годы я не жил, поэтому не ведаю, случаются ли в нашей тайге массовые бегства животных при лесном пожаре.
  И спросить тут некого, все один да один.
  Даже если и во сне кого увидишь, то и тот будет на непонятном языке говорить. Но если считать альтернативой одиночеству визит кисы из тугаев или тварей из черного столба, то я лучше уж посижу один аки перст. Спокойнее будет. И подумаю о разном. Например, о том, как мне быть, если встретится чье-то военное судно и окажет излишнее внимание к моей персоне и моим приобретениям. Конечно, военная речная флотилия- это очень 'нужная' вещь для этого мира и немногочисленных анклавов живых средь множества более неотложных дел. Но отчего бы не размять мозги?
  В принципе, содержать военную флотилию весьма неудобно даже такому немалому граду, как Углегорск, но при некоторых потребностях кое-что можно сделать. Самый простой вариант- сделать канонерскую лодку из какой-то самоходной баржи, испортив ее временно или окончательно. Если забить трюмы лесом, устроить бронирование рубки, то можно даже устоять от огня противотанковой пушки или пулеметов супостата. Откуда он их возьмет, и кто он вообще такой- это пока неважно. Абстрактный враг, абстрактные меры.
  Как его самого бить? Самый простой способ- поставить на палубу пару танков или броневиков, раскрепив, чтобы при повороте в трюм или за борт не съезжали. Дополнительно несколько пулеметов или зенитных автоматов, устроив их поудобнее и прикрыв импровизированной защитой.
  Хоть теми же мешками с песком. Аналогичной процедуре можно подвергнуть подходящий катер, поставив на него пулеметы и забронировав рубку и машинное отделение (чем нашлось). Тут сложностей больше, но таких: чтобы новорожденный бронекатер не утоп еще на стоянке от перегруза или не опрокинулся при повороте из-за неправильного распределения масс корпуса.
  Ладно, а как я могу его подорвать, имея шесть шашек-двухсоток? Надежно, сам не подорвавшись- надо как-то попасть на его борт, засунуть заряд в особо уязвимое место супостата и уплыв подальше. Слыхал я про практику ОСНАЗ НКВД швырять во врага шашки с короткими шнурами, чем достигалось должное очешуение атакуемых и своя безопасность от осколков, но в этом были свои сложности. Известный Кирилл Орловский при использовании взрывчатки именно так лишился обоих рук и слуха на одно ухо, хотя был не новичком в саперном деле вообще, да и в таком 'гранатном бое'. Это наводит на мысль о том, что не стоит заниматься незнакомым видом 'спорта'.
  Но пока обстоятельства позволяют не просто так пялиться в темную воду реки и детали пейзажа вокруг, отчего бы не подумать? Я и думал, причем не один раз, и не только о переоборудовании здешних посудин в боевые. О своей бывшей, о Наде, да и о многом другом вроде бы и не сильно значительном сейчас, но когда-то важном и даже важнейшем.
  Просто прошло время и необходимость этого схлынула. Поэтому моя бывшая Алевтина уже совсем не важна для меня, а для кого-то (надеюсь) свет в окошке до сих пор.
  Или нет? Я ведь после развода с ней практически не встречался. А, поскольку я теперь пребываю в Отстойнике, то как мне узнать: с разной ли скоростью течет время внутри него и в моем мире? Слово 'Слой', как здесь любили говорить, я не использовал. Принципиально.
  Почему я об этом думал? А все из тех сведений, что вывалились на меня в начале Углегорска, что люди здесь крайне медленно стареют, чуть ли не в десять раз менее, а дети почти не растут. Отсюда логичным будет вывод, что со здешним временем что-то не так.
  Если вспомнить шепот о том, что в некоторых местах здесь время идет в обратную сторону, отчего можно и лишиться нежелательной беременности, то вывод о странности времени подкрепляется. Я не специалист во времени или временах, но даже мое скромное образование говорит про легенды о пещерах эльфов, зайдя в которую, человек проводит там очень небольшой отрезок времени, но это немного проходит в пещере,
  А в мире за ее пределами прошло столько, что все забыли, что был такой. Вот-вот. Может быть, и я выйду отсюда и увижу, что с момента моего ухода в подвал прошло полста лет?
  Вывод был логичным, и предчувствие меня не обмануло, со временем было действительно не то, но об этом я еще расскажу.
   ____
  Одним невеселым утром я сидел на кнехте, мазал ваксой сапоги (а ее уже совсем немного осталось) и размышлял об итогах похода. Месяц и два дня я плыл по реке, побывал в четырех перестрелках и стычках, увидел много интересного и разного, трижды был близок к тарану, дважды сидел на мели, посетил или проплыл мимо названых мне прямо географических пунктов. Должно появиться уже неясно что, поскольку речники набирали в рот воды и ни о чем не говорили, что лежит там дальше. Водопады явно близко отсутствуют. Это я могу заключить из того, что такая приличная река, дойдя до порога, с которого она стала бы падать вниз, шумела бы очень здорово, на несколько верст. Я об этом читал в разных книгах про водопад в Нарве и днепровские пороги, ныне утопленные в водохранилище.
  Значит, еще не конец реке. Но конец моему пути по ней. Запас топлива близок к нулю. Теоретически я еще могу отчалить от берега, выйти на стремнину, а вот сколько у меня после того проработает мотор- только редис ведает. То есть можно плыть только пассивно, ни разойтись с кем-то, ни сманеврировать- уже нет возможности. Или почти нет. На веслах катер не поведешь, это не 'Казанка'.
  Дело пахнет поисками другого пути. А какого? Воздушный путь явно опадает по многим причинам. Остается пеший, со всеми его прелестями. Должен сказать, что в нем возможен даже бонус, поскольку реки петляют, и иногда очень сильно, и путь через горловину этой петли несколько проще и короче. Теоретически, потому что на петле могут встретиться болота, дикие звери, горки и прочие удовольствия, но выигрыш есть. На Волге есть такая вот Жигулевская излучина, пересечь которую у основания несколько быстрее даже пехом, чем проплыть по течению мимо Тольятти, Жигулевска, Куйбышева (то есть Самары) и прибыть в ту же точку. В цифрах это выражается так: путь вокруг Самарской Луки- это больше двухсот километров, а перешеек всего час пешего хода. Даже вроде бы два километра. Или шесть, но порядок именно такой. Есть разница между двумя или двухстами? Угу. Когда-то даже было такое молодежное развлечение, именуемое Жигулевская Кругосветка. Любитель активного отдыха из Самары сплавлялся ниже по реке до основания речной петли, потом протаскивал себя и лодку через перешеек эти две версты, и далее возвращался в город Самару снова по Волге-матушке. Наверное, даже в тамошних селах на перешейке это был вид заработка, потому что лошадь на телеге перевезет лодку легче, чем один-два спортсмена на своем горбу. При проклятом царизме еще не было пластмассовых и фанерных лодок. Или фанерные уже были? Я попытался вспомнить, но вспомнилось только парусиновая складная лодка Иолшина.
  Вроде как вес ее полсотни килограмм, то бишь на себе уже тащить можно, но вот остальные пожитки уже не того. И есть один скромный нюанс- переплыть на ней Волгу в удачном месте может и получиться, но вот плыть триста верст подряд- увы, нет.
  Но это так, лирика, а как быть мне сейчас? Вылезать, паковаться и идти?
  Или попробовать на последних каплях топлива проползти еще версту или две, пренебрегая логикой и безопасностью? 'Темна вода во облацех' по причине отсутствия понимания, где это я и как мне идти лучше. Надо было попробовать логически поразмыслить, потому что бездумно попереть куда-то я всегда успею.
  Итак:
  'Что мы знаем о лисе?
  Ничего. И то не все.'
  Лисой выступает здешняя география. Отстойник сильно похож на известную мне страну рубежа сороковых-пятидесятых. Даже в слегка улучшенном виде, потому как по рассказам знакомых, в ней последние развалины домов, разбитых в войну, убирали уже в 60е годы. Сочтем, что Углегорск немцами занимался ненадолго, потеря и взятие его серьезными боями не сопровождались. Возможно ли такое? Ну да, Елец был оккупирован немцами дня четыре или пять, а Пашка Рыжов говорил, что их город тоже около недели был под немцами. А где точно он жил? Кажется, в Тульской области, но тогда это был не город, а рабочий поселок и станция. Я хотел припомнить, как он точно называется, но оборвал порыв- не к спеху.
  Климат и антураж- ну прямо Нечерноземье, за исключением угля. В Подмосковье уголь есть, но бурый, а здесь каменный, хотя и не сильно высокого сорта. Что следует из этих размышлений? Аналогия между углегорской географией и хоть слегка знакомой мне.
  То есть река будет похожа на Верхнюю Волгу или верхний Днепр, может, даже Оку, а все вокруг на Калининскую, Смоленскую, Тульскую область? В принципе, если очень грубо и приблизительно, то да. Здешняя река пороскошнее верхней Волги и Днепра до Смоленска, но сейчас из-за уменьшения лесов реки должны стать менее полноводными, чем раньше.
  Но дело опять же не в деталях, а в том, что часть грузов продолжало возиться не только по реке, но и по дорогам. Поэтому если крестьянину (он же колхозник) надо было прибыть в приречное село Щепкино и туда ходил пароход, то он плыл на палубе и глядел на божий мир вокруг. Если ему надо было в село Верхнее Почечуево, от реки далеко стоящее, то он запрягал лошадь и ехал туда, верхом или на телеге. То есть параллельно реке должны быть и дороги, а также соединительные ветки их между той же пристанью и параллельно реке лежащей дорогой на Почечуево, чтобы сеть дорог напоминала сеть параллелей и меридианов. Разумеется, есть нюансы и даже много. Но, если вспомнить ту же верхнюю Волгу, то по левому берегу есть дорога параллельно ей. Насколько я помню: Осташков. Селижарово-Ельцы, Ржев. Это по левому берегу, а по правому такой дороги нет.
  Я попытался вспомнить, как это обстоит в Смоленской области и не преуспел. Ну да ладно.
  Что я могу сделать дальше?
  Вариант А- сидеть на месте, доедая остатки продуктов и ловя рыбу. Довольно скоро запасы кончатся, а рыболов я не очень квалифицированный.
   Тогда вновь возникнет вопрос, а чего я здесь сижу? Только в худшем антураже, при испортившейся погоде и прочих удовольствиях вроде последних крохах еды. Возможно ли то, что кто-то меня увидит, возьмет на борт и почти бесплатно отвезет дальше по курсу судьбы? Маловероятно. Плюс возможны многие гадости.
  Вариант приемлем только если меня почти сразу подберут и отвезут без вреда для здоровья, что совсем не гарантировано. Отпадает.
  Вариант Б- я беру, что унесу и иду на поиски дороги на водопады в здешних лесах и болотах.
  Минусов тоже много, и даже больше, но есть и большей моральный плюс - ты что-то делаешь сам, а не глядишь в окошко, как дева в башне: 'Когда же придет мой прекрасный принц? Пусть поторопится, пока я еще мхом не обросла или не заплесневела'.
  Мнение мое склонилось к варианту 'Б'. Но как бы не чисто 'Б', а полу 'Б'. То есть я сделаю разведпоиск на сутки-двое, а уже потом окончательно пойду туда, где идти получше. В нем есть несколько 'Линий отступления'. Например, если я сейчас пойду вперед, то весь запас продуктов не утащу, оружие тоже. Их надо бросать или уничтожать. Вот я это сделал, а потом пошел и уперся в непроходимые болота, которые никак не обойти. Тогда возвращаюсь на катер и обливаюсь горькими слезами, зачем я запасы выбросил, и немецкий автомат тоже, он бы пригодился вместо утопленного американца?
  Поэтому этот день был посвящен разбору вещичек, что куда пойдет. Поэтому мне было нужно себя подготовить к походу, спрятать запас еды и кое-чего полезного на берегу. Тут я исходил из того, что кто-то может подплыть и отбуксировать катер к себе. Тогда все запасы на нем пропадут. Операция для специалиста достаточно простая, при этом поиск чего-то на берегу уже менее вероятен-займутся катером. Если к берегу выйдет кто-то идущий пешком или восседающий на лошади, то его тоже больше отвлечет катер, чем поиски возможного склада где-то в зарослях укропа и подорожника.
   ____
  Так расставив приоритеты и подумав за других, я принялся устраивать склады. Остатки спирта (точнее, его большую часть) оставил на месте, а почти все запасы продуктов перепрятал. В другую ямку под корнями ели пошло все оружие. Чесались руки как-то вывести из строя мотор катера, но, после долгих рассуждений, зачем мне все это надо, я его-таки не испортил. Хотя фантазия рисовала подрыв взрывчатки под моторным фундаментом.
  Но единственным доводом 'за' сделать это был лишь тот, что катеров я доселе не подрывал, поэтому неплохо бы увидеть это зрелище. Еще можно было поджечь катер по тем же соображениям. Жалкие остатки топлива и спирт сработали бы в помощь, но опять же - зачем? Ведь катер не является имуществом явных врагов, спалить которое при уходе-это продолжение войны с ними. Ну даже найдут брошенную посуду какие-то нехорошие типы вроде той парочки, что встретилась в самом начале, и что? Ну, будет на их улице праздник, и нализавшись по этому поводу, они сами сделают еще один шаг к самоуничтожению.
  План же по поиску пути ухода был следующим: двинуть на юг на приблизительно половину дневного перехода, то бишь километров пятнадцать. Если за это время ничего похожего на дорогу не встретится, то подумать, стоит ли дальше спуститься к югу в поисках того, чего может и не быть. Если ничего похожего на суточном переходе не встретится, то стоит вернуться и рассмотреть возможность плавания вниз по реке без руля и без ветрил. Я ведь рассматривал здешний берег как относительно обжитой район, но он мог оказаться аналогом Сибири и Дальнего Востока, где на несколько сот километров может и ничего не быть в смысле следов человека. Лично я восточнее Оренбургской области не бывал, и, возможно, ошибался насчет Сибири. Но думалось именно так. С другой стороны, это хорошо смотреть и прокладывать путь по карте-провел карандашом вдоль линейки и все. А дальше найдется то, что отклонит твой путь, и ты пройдешь мимо нужной точки.
  Поскольку было неясно, что будет за путь, я мысленно допускал, что полдневного перехода я буду тащиться аж до двух суток. Чуть подальше от берега могли начаться болота или что-то гадкое, поэтому и такой вот график. О болотах я беспокоился, потому и хотел пойти, заранее имея длинную жердь-щуп. Увы, пришлось отказаться от этого замысла- вероятность встретить болота велика, но не менее роскошна вероятность встретить каких-то опасных встречных и поперечных. А вот при встрече с ними занятая дрыном рука -это не то, что нужно. Поэтому взял топор и рассчитывал, что вырублю деревяшку на месте. Пока впереди был густой сосновый лес, а если даже он внезапно кончится, то будет возможность на его опушке решить, нужно ли искать, что срубить, или нет, уже не надо будет.
  Пока же довольно густой сосновый лес, молчаливый и настороженный. Именно так я его и воспринимал, как и ощущал в тот момент сам- дескать, если я в лесу ожидаю всякого гадкого, то и лес, когда я зашел в него, от меня ждет того же. Один идет, другой стоит, и оба держат друг друга на мушке. Кстати, я сначала имел автомат не на шее, а в руках, и только уж потом повесил снова на шею. Да и оба 'вальтера' были с патронами в патроннике и взведенными курками-ну надо же было сэкономить долю секунды в момент гипотетической встречи с опасностью!
  Но никто под ноги не кидался, с веток на голову не пикировал и не планировал, да и валежником не хрустел- сам лес молчал, потому, чем ты лично затрещишь, то и услышишь. Одышки еще не было, так что только шум шагов и доносился. Ну и когда сам на ветку наступишь, и она хрустнет под сапогом. Я в разведчиках и диверсантах не служил, поэтому шел как всякий дилетант, разве что не пел и не орал. Под ноги, конечно, глядел, но там только сухая хвоя, шишки, и сухие ветки попадались. Никто по земле не бегал, мимо лица не жужжал, и даже мухоморов не было видно. Отчего-то я их ожидал, а вот с чего- до сих пор не знаю. Наверное, это так на меня повлияли фильмы-сказки детства. В них были какое-то странные звуки, которых герой пугался, мухоморы на кочках, вроде в одном еще жаба сидела на кочке и раздувалась. Так создавалась атмосфера чего-то опасного. А здесь ничего не было, но я не видел ожидаемого, оттого и беспокоился.
  Ну или ожидал пучок опят на пенечке. Есть я их не собирался, просто хотелось не только сосновых стволов и сосновой хвои, а чего-то другого вокруг.
  Через час решил сделать себе привал- присел на пенек. Портянки перемотал, вздохнул и пошел дальше. Курить-то не надо, так что пора, пора. Еще с четверть часа все было по-прежнему - молчащий лес, и я один в нем, потом началась вырубка. Сосны срублены под один уровень. Но ... уже давно. Жалко. Вокруг не видно ни неубранных отходов рубки леса, ни невывезенных бревен, никаких-то там домиков или сараев для лесорубов.
  А раз есть лесосека, значит, должна быть дорога! Хотя бы к реке, чтобы лес вывезти! Я походил зигзагом, пытаясь обнаружить дорогу, по которой вывозили лес, и нашел. Сначала это была грунтовка, ведущая ориентировочно на юг, через редколесье. и выведшая к железной дороге.
  Но что-то эта дорога мне сразу не понравилась. Ну, однопутка, так и такое бывает на некоторых линиях, отчего и явилось миру понятие 'Разъезд', то бишь место, где встречные поезда могут разъехаться. Кто-то стоит на этом разъезде, пока встречный состав не освободит ему линию. Рельсы немного ржавоватые, то есть по ним некоторое время не ездили и не сдирали ржавчину с них. А что меня еще беспокоит? А вот что- ширина колеи где-то вдвое меньше обычной! Узкоколейка, значит! Не каждый удостоился чести такую видеть, не каждый. Ну, таскать по узкоколейке скромные объемы леса-это я понимаю.
  Прикинул направление на реку и пошел вдоль насыпи- когда по ней, когда в стороне. Ходить по шпалам и рельсам никогда не любил, как-то не получается у меня подобрать длину шага, потому и не хочется изощряться, скача со шпалы на шпалу.
  Интересно, что там за транспорт был? Паровозик-кукушка или мотовозы, то бишь маленькие тепловозы? В этом есть и практический смысл- старый дизель теоретически возможно раскочегарить, а вот котел и машину запустить я не берусь, ибо не смогу без инструктора. Чуть глубже лежит еще один момент- исправный ДВС везет шайтан-арбу, пока не случится поломка и бак не сухой, без твоего участия, а вот уголек в топку надо постоянно подбрасывать.
  Километра два дорога шла по редколесью, потом вдали появилось что-то похожее на станцию. Я взял бинокль и присмотрелся- наверное, это не станция, а пункт погрузки леса.
  Пойду погляжу, что там есть, может, среди штабелей дров затесался паровоз, и даже с запасом угля при себе? Это было бы здорово, прямо подарок судьбы, особенно если дороги хватило бы надолго. Оно, конечно, каждый шаг не на своих двоих ценен, но даже тридцать-сорок километров в нужном направлении-это много с точки зрения географии этого района, но насколько это велико по отношению к нужному мне маршруту? С другой стороны, реки, бывают, раздваиваются, и каждый рукав течет по-своему. Та же Кубань нынче впадает в Азовское море двумя руслами на весьма приличном расстоянии друг от друга. А еще раньше у нее было еще одно, направляющееся к Черному морю. Наверное, какой-то из множества лиманов Таманского полуострова-это остатки реки этого времени.
  Когда была большая газетная буча по поводу гибели Арала, то в них мелькала версия, что когда-то Амударья впадала в Каспийское море, но зловредный хивинский хан в нужном месте перекопал и пересыпал реку, и теперь она течет туда, куда сейчас. Остатком прежнего русла является Узбой, то есть цепочка озер по ходу старого русла и высокие берега, некогда подмытые рекой, торчащие среди пустыни. Хан, оказывается, был очень искусным гидротехником, повернувшим большую реку в сторону без современной землеройной техники, а только лишь кетменями. В это не очень верится, но да пусть его, повернул - так повернул. Смысл здесь в том, что река может изменять место своего впадения. Что-то подобное мне говорили мои подчиненные в блаженные времена службы в ПриВо, что Западная Двина тоже несколько раз меняла место впадения в Рижский залив, иногда на пару десятков километров от прежнего места. Устье заносило песком, и река находила новый путь к морской воде. А жители прежней деревни или городка, что стоял в устье, оказывались вдали от русла торговли на берегах жалких остатков прежней реки. Еще что-то подобное мне рассказывали про Вуоксу на Карельском перешейке, но там я не помню никаких деталей, кроме того, что она пошла не по тому руслу где -то на рубеже 18 и 19 веков.
  Какой в этом философский смысл? А такой, что нужные мне водопады могут быть на этом русле реки. А могут быть и на другом. География, иттить ее.
   ___________
  Я не устоял от соблазна посетить это место, и свои плоды визит принес. Кроме бревен трех разновидностей, а также несортовой древесины, там стоял и небольшой тепловозик, 'запряженный' в платформу. А вот это уже интереснее, если не сказать больше. Маленький совсем тепловозик, и двигатель у него явно автомобильный. По -моему, такой стоял на ЗИС 5. По крайней мере, очень похож на тот, что был на нашем школьном ЗИЛ-150.А неужели заведется?
  В Углегорске многие в меру своей удачи ездили в места вблизи Столба Тьмы и что-то полезное оттуда привозили. Конечно, рыбные места они не сообщали без угрозы расстрелом на месте (тут я не шучу, ибо ходили слухи, что некоторые нехорошие типы из спецслужб баловались рэкетом среди энтузиастов мародерки). Так вот наши любители рисковой жизни иногда пробалтывались, что чем ближе к Столбу Тьмы, тем сохранность выше. А в случае, если Тьма отступила от этого участка, так вообще потрясающей воображение. То есть между появлением людей из 2000 года и исчезновением прежних минуло лет пять, с момента же прихода первых 'попавших' сюда прошло еще лет десять,
  и даже у мирно стоящего в гараже грузовика порассыхаются всякие там прокладки. муфты и прочее. А гении мародерки пробалтывались, что иногда машины заводились с полтычка и прокладки таки держали, отчего вода из радиатора и масло все не уходили на дорогу. Я стал прикидывать, можно ли и как именно запустить мотор, но краем глаза увидел мелькнувший черный силуэт. Вскинул голову и обнаружил, что на ближайшем к дороге штабеле лесоматериалов стоит довольно крупная собака. И мозг тут же поспешил исправиться, что это не живая собака, это что-то из области Тьмы, потому что выглядела она как недорисованный ребенком рисунок! То есть видно, что дитя изобразило слоника, но рука только наметила контуры живности. Так во и тут- дрожала она, вырисовывая! Только сейчас день, а не ночная тьма! И стоит она вполоборота!
  'Американец' выбросил длинную очередь. Темная псина, сбитая ею, свалилась со штабеля, задергалась, но таки встала! Вторая очередь прибила ее к земле, и снова она не поднялась.
  А теперь-что делать? Бежать и без оглядки! Потому что, досылая новый магазин, я понял, с кем имею дело-это Гончие Тьмы! И про них в методичке сказано, что они охотятся стаями, и вроде дальше было, что очень крепки на рану, и вблизи от них человека одолевают разные видения, что из глаз гончей на них словно их могила глядит! Так что если сюда явится их десяток-не отстреляюсь!
  Валить надо быстрее собственно тени, как какой-то фильм назывался! Куда-а пофиг куда, хоть под землю, хоть в облака!
  И двигатель завелся! А что я ему сделал - а фиг его знает! Быстрее бы он раскочегаривался и летел вперед, пока гончие не просекли, где это я и куда это я! А еще в методичке говорилось, что они могут друг с другом силой обмениваться, чтобы одна из стаи добычу догнала, за счет всех остальных, только это как бы гипотеза!
  Двигатель набирал обороты, и мотовозик значительно медленней, чем хотелось, но набирал скорость. Впереди был спуск, так что немного ходу прибавит! Сколько там в баке- почти под пробку! Будем жить!
  Под горку шайтан-арба разогналась километров до сорока в час, и я рассчитывал, что не найдется такого теневого гепарда или гончей, которая такую скорость даст сколь-нибудь долго.
  Про того же гепарда я читал, что 90километров в час он дает на коротком отрезке, после чего переходит на трусцу, как и любой бегун- спринтер. А вроде бы тамошние жители в саванне могут не сильно спешно взять и загнать гепарда. Просто они трусцой бегут, бегут и сокращают разрыв дистанции. А гепард после нескольких спринтов слабеет, и в итоге его догоняют.
  Как с ним дальше поступают-в сетку заворачивают или просто выходят на уверенную дистанцию попадания из лука-этого я не запомнил. Насколько это правда-не знаю, всю жизнь меня судьба мимо Африки проносила, и гепардов видел только в клетке или в виде чучел. Звучит правдоподобно, но правда ли?
  В общем, были ли на пункте разгрузки еще гончие Тьмы, или нет, гнались ли они за мной-не ведаю, но с места они меня спихнули, и теперь уже для возвращения я ничего делать не буду.
  Сколько полезных вещей осталось в тайниках на берегу- это и в сказке не расскажешь, посему осталось только вздохнуть. Еды-только то, что лежит за плечами и прочими местами, одежды- только брезентовая куртка и плащ-палатка, запас патронов-только то, что с собой. Кррасота! Особенно напрягает слабость продовольственной базы. Стрелять еще ли надо будет, то ли нет, а вот кушать хочется всегда. Если бы запасы истаяли в походе до нынешнего уровня, то уж ладно, а раз бросил, да еще и сам...
  Поневоле вспоминается классическое
  '- Разбить?
  - Разбить.
  - Пол-литра?
  - Пол-литра!
  - Вдребезги?
  - Ну конечно, вдребезги!
  - Да я тебя!..'
  И понятно, отчего. Жалко всего оставленного, но в варианте бегства к катеру- не факт, чтобы эти твари меня не загнали по лесу и допустили к его борту.
  Но теперь я еду куда-то в вроде бы нужную мне сторону, а насколько мне хватит запаса топлива? Бак, судя по размерам, литров больше чем на сто. На исходном ЗИСке был 60 литровый бак, так что можно подумать, что тут он двойной. Грузовик вроде бы давал около двухсот километров дальности 'полета', вот только я не помню, это пустой или с грузом?
  То есть можно надеяться, что бензину может хватить на два пробега автомобиля, но есть такая деталь- я ведь не по степи двигаюсь, а еду по рельсам. А они могут кончиться и через десяток километров. Но в любом случае надо сбрасывать скорость, ибо никто не гонится, зато ветром могло свалить сосну на рельсы. А что будет, если мотовоз мой на хорошей скорости в нее впилится? Лучше не надо пробовать, а на небольшой ходу можно успеть и остановиться.
  А до какой скорости мне обороты сбрасывать? Вроде как за ЗИСом числилась такая радость, что он мог, как трактор, долго катить на малых оборотах и со скоростью километра три-четыре в час. Поэтому я поколдовал, сбросил обороты до уровня скорости пешехода. И покатил вперед. Конечно, если за ближайшей елочкой таилась гончая, то на такой скорости она могла и запрыгнуть ко мне в гости. А кто еще мог? Ну, опять же возможная киса, что отметилась раньше в лодке. С тех пор ее следов я не видел, но кто знает глубину стресса, что у нее был? И не забросил ли он сюда ее? В атаку кабана, волка или медведя на мотовоз я не верил. Человек мог и штурмом взять его, да и расстрелять из кустов тоже. Может, стоило разогнать таратайку побыстрее? Разве что в целях противодействия штурму, а расстрелять мотовоз возможности сохраняются и на пределе скорости для него. Пока задача экономии топлива была более приоритетной.
  Но со временем я решил, что лучше бы разогнать машину побыстрее, и довел скорость до приблизительно до километров пятнадцати в час. Приборы на щитке малость пострадали, поэтому число оборотов я видел, а вот указатель скорости не действовал, как и большинство других приборов. Бензометр показывал процентов 80 содержимого бака, ну и на том спасибо. Перегрева попробую не пропустить, а если даже и лопухнусь, то некому меня за то карать. Не материально ответствен за него.
  Я собирался ехать до вечера, потом остановиться, поесть и переночевать. А со светом двигаться дальше. Ну, конечно, если не будет никакого форс мажора. Кабина на мотовозе не располагала ко сну в ней, поэтому надо было придумать, как пристроиться и поспать, чтобы во сне не угнали транспорт.
   --________
  Башмаков, чтобы подсунуть под колесо, у меня не нашлось, поэтому сначала я захотел всунуть бревнышко между ними. Поискал подходящее, не нашел, плюнул и ничего подсовывать не стал: 'Горит сарай- сгори и хата!' Оттого просто наломал веток на постель, собрал дрова для костра и предался ужину и отдыху.
  Лес по-прежнему молчал, только в кронах сосен шумел ветер. Наверное, это я уже на территории, меченой Тьмой, потому здесь никого нет- ни людей, ни птиц, ни зверушек. А как это я на нее попал? Наверное, оттого, что реки петляют- свернул не в то русло налево от острова, вот и пожалуйста, я уже не на обжитом хоть как-то правом берегу, а на левом берегу бедствия. Возможно ли такое? Наверное, да, ведь возле Волгограда параллельно основному руслу Волги на картах показана Ахтуба. Может, она поуже и менее полноводна, чем основное русло, но выглядит очень прилично. Наверное, можно и сейчас или раньше чуток уклониться не туда, и попасть в Каспий чуть другим маршрутом. В моем случае это более жизненно, в какое русло я попаду, или уже попал, но никто не спрашивал, хочу ли я налево или направо. Я, собственно, не хотел ни налево, ни направо, а хотел домой, в свой слой реальности, но куда именно сворачивать на пути в него- это было непонятно.
  Поэтому полночи беспокоился, размышляя о том, что от меня совершено не зависело.
  А потом подумал вот о чем- да, я сейчас в очень сложном положении, подвешенном, и непонятно, что меня ждет. Иду-не знаю куда, ищу-не знаю, чего, а еще меньше догадываюсь, что получу за ближайшим поворотом дороги или за десятым деревом, считая вот отсюда.
  Да, от неизвестности впору взывать на луну или другие небесные тела. Но-один ли я попадал в безвыходные как бы положения? Естественно, нет.
  А вот в моей памяти хранится две истории.
  История первая, о том, что может быть и резко измениться в течении пары суток. Мне ее рассказали мои товарищи в училище Вася и Николай Тимонины, родившиеся на станции Зима. Сейчас это уже город, а в 1920 м году довольно крупная железнодорожная станция и поселок при ней. Это потом уже там родились Евгений Евтушенко и актриса моей молодости Марина Яковлева.
  В конце января -феврале февраля 1920 года западнее Байкала сложилась такая вот ситуация.
  С запада напирает Красная Армия, которая где-то возле Красноярска. Но она не одна, а поскольку колчаковская власть до того всех достала, что по степям и лесам ходят целые тысячи красных партизан, соединяющихся в армии, и по мере сил терзающих колчаковцев.
  Еще есть вторая сила, то бишь многоголовая гидра из разных бывших союзников Российской Империи и вновь возникших сил. Это американцы, японцы, чехословаки, а также более мелкие по численности отряды. Они уже чувствуют, что отсюда надо сбегать, пока еще не стало совсем плохо, отчего готовы продать кого угодно, чтобы уцелеть самим и утащить то, что награблено. При этом чаще всего продают белогвардейцев. Очень скоро за себя заплатят Колчаком. При этом гости незваные регулярно что-то обещают, не выполняют, а потом оправдываются, отчего не смогли. И снова кого-то продают.
  В последних числах января идет бой за Иркутск между местными красными партизанами и колчаковцами. Интервенты соблюдали в основном нейтралитет. Красные партизаны рассчитывали, что вскоре к ним подойдут другие такие же, и они разом додавят гадов. Основная организованная масса красных партизан тоже соблюдала нейтралитет по отношению к интервентам (пока они чего-то не выкинут), но кроме них, было много партизан, которые ничего о соглашениях с незваными гостями не знали, и продолжали их изводить. Не могу исключить, что и даже знали, но делали по-своему- партизаны же!
  До руководства партизанской армии дошли известия, что на Иркутск идут части Каппеля, сохранившие относительный порядок, числом от 10 до 15 тысяч человек. Идут пешком, потому что доблестные союзники не дают им эшелонов, которые им нужны самим, отчего потери простуженными и обмороженными растут и растут. Поэтому командование красных партизан решило, что нужно выбросить по дороге передовой отряд, что бы он в районе станции Зима удержал подходящих каппелевцев.
  Если даже это плохо получится, то между Иркутском и Зимой где -то под триста верст. Несколько дней боев (при самом худшем раскладе) плюс марш на триста верст пехом по морозу-это уже до десяти дней задержки. А тем временем к Иркутску подойдут новые силы партизан и задавят белых в городе.
  Ну, если опять интервенты чего не выкинут. Пока что чехи сдали красным Колчака и его окружение, что намекало на возможность того, что они и дальше сильно мешать не будут.
  Отряд товарища Нестерова прибыл на станцию Зима. На станции сидели чехословаки, которые в лице своего полковника заверили, что в гробу они видели Колчака и всех его друзей, потому они хотят отбыть к себе домой (а они уже и так задержались), потому готовы сотрудничать и не позволить каппелевцам эвакуироваться по железной дороге.
  Партизанам чехословаки давно сидели в печенках, но, увы, приходится договариваться и с такой сволочью. Нестеровцы стали организовывать оборону. Тем временем к ним походили подкрепления, и их стало тысячи две.
  Вскоре к Станции вышли войска генерала Войцеховского (Каппель к тому времени оставил этот говенный мир), и под началом у него осталось тысяч пять-шесть людей. С патронами было очень нехорошо, с артиллерией и пулеметами тоже не лучше, но все-таки их было вдвое больше, а пять-шесть тысяч вояк, которым нечего терять-это серьезная сила.
  30 января с утра войцеховцы атаковали. Атака была отбита, они ее повторили и снова неудачно.
  Тут в бою произошла некоторая заминка, необходимая Войцеховскому для того, чтобы подтянуть резервы и снова атаковать. Но оборона держалась уверенно. Людям помогало сознание того, что белые долго в окрестностях станции сидеть не будут- мороз на дворе, померзнут к такой-то матери.
  Что интересно, Тимонины говорили, что у красных были самолеты, с которых шла разведка того, что там белые задумали и делают. Я, честно говоря, засомневался, чтобы у партизан были самолеты, но братцы сказали, что им так говорили родичи, которым они верят, и мои сомнения -это мои сомнения. Это я привел облагороженную версию их реплик.
  Так что и не знаю, это так было, или родственнички придумали.
  А дальше происходит нечто странное- в тыл партизан атакует чехословацкая пехота и кавалерия. Оборона смята, и все, кто уцелел, взяты в плен. В обшем, вчера продали Колчака, сегодня красных, и осталось надеяться, что гадам отмстят за все хорошее, что они наделали.
  Но происходит нечто странное. К месту боя приближаются другие чехословацкие цепи, которые отнимают у атаковавших чехов пленных и ведут за собой в здание железнодорожного Собрания, куда и помещают на ночь. Но под арестом. Хотя вторе явление чехословаков издевательствами и убийствами не сопровождалось. Участники предкам Тимонина вообще сказали, что при царе полиция грубее себя вела, когда в участок тащила.
  Пленные партизаны сидели и недоумевали. ___
  Ближе к вечеру на улицах появились белые.
  К собранию они тоже подходили и требовали выдать им красных. Чешский караул щелкал затворами и, пользуясь сходством языков, посылал их подальше. Войцеховцы этим были недовольны, но ничего сделать не смогли. Но для устрашения красных привели нескольких попавшихся к ним в руки партизан и зарубили перед окнами-на страх сидящим внутри.
  Ночь прошла тревожно, поскольку войцеховцы продолжали вымещать свою злобу на тех, кто им чем-то не понравился. Крики доносились и до арестантов.
  Выстрелов было мало, потому что патроны, как уже говорилось. у белых уже были не у всех. Поэтому они наводили порядок холодным оружием.
  Днем произошла вообще сюрреалистическая сценка. Взятый в плен красный командир отряда под усиленным конвоем доставлен к чешскому полковнику, который командовал чехами на станции. В кабинете присутствует и Войцеховский. Красному командиру дают папиросы, и чех поясняет, что произошла дикая путаница.
  Оказывается, в атаке в тыл виноваты не они! С запада подошел эшелон с чешской пехотой и сербским эскадроном. В дороге их много раз обстреливали отдельно рейдирующие красные партизаны, которые не в курсе всех переговоров, а потому стреляли во всех интервентов, что были в досягаемости. Озверев от потерь, они прибыли на станцию и тут обнаружили перед собой красных, расположившихся так удобно для атаки в спину.
  И атаковали. Местный полковник этого не ожидал и не успел остановить до, но хоть потом спас кого вышло.
  А вот теперь что делать? Это вопрос был запад обоим, и краскому Нестерову и генералу Войцеховскому.
  Я, когда это слушал, ощущал какой-то странный привкус этой ситуации. Подобный меня еще одолевал, когда я читал стихи Хармса и мог быть расшифрован так: 'Кто бредит? Я или тот, кто это придумал?'
  К этому моменту положение полковника-чеха было крайне сложным. Из Иркутска свои ему сообщили, что американские войска заявили, что они никак не будут участвовать в ситуации. А без американских штыков чехи оказываются в меньшинстве и противостоять красным сами не смогут. То есть идти на обострение нельзя, ведь еще много чехов не ушли даже к Иркутску.
  В то же время красные в Иркутске уже прослышали про ерунду на станции Зима, отчего хотят знать, кто это учинил, и собираются ли чехи выполнять прежние договоренности. Если же нет, то фиг они пропустят чехов дальше.
  Поэтому от полковника потребовали ситуацию до того восстановить и обеспечить возможность эвакуации еще не ушедших чехов. Чтобы успокоить красных, можно пожертвовать интересами Войцеховского.
  Возможно, генерал об этом и догадывался, а, может, и нет, но он заявил, что желает, чтобы ему выдали красных, что сидят в Собрании, накормили его войско и предоставили эшелоны. Если не на всех, то на сколько можно.
  Его временно выставили из кабинета. Нестеров заявил, что он может переговорить по прямому проводу и успокоить своих товарищей в Иркутске. Естественно, если желания Войцеховского не будут удовлетворены.
  Это попытались сделать, но Иркутск потребовал, чтобы с ним разговаривали шифрами, а шифры...Ну, в общем, чтобы они не достались врагу, их в пиковый момент начштаба сжег.
  Тогда Нестеров заявил, что готов поехать в Иркутск и лично уговорить красное руководство.
  Войцеховского снова запустили, и они разразился проклятиями в сторону предателей чехов, и стал грозить, что тут все разнесет к чертовой матери.
  Ему что-то пообещали и выставили снова. Но полковник заявил, что красным лучше пока посидеть под охраной, а самому ему придется приготовиться к тому, чтобы отбить у Войцеховского охоту атаковать расположение чехословаков.
  Ночь прошла громко, со стрельбой. Войцеховские атаковали, но ничего не смогли сделать. 'У нас есть 'максим', а у вас его нет!' Белые своего не достигли, снова сорвали злобу на тех, кто им не понравился (а таких в итоге нашлось около полутысячи), и ушли в сторону Иркутска.
  Но самое непонятное началось утром. Красных вывели во двор, и тут оказалось, что их вывели не чехи, а какие-то румыны.
  На стороне Колчака воевали несколько румынских частей. Братья, предупредили мой вопрос и заявили, что они об этом слышали и даже прочли стихотворение, где они в числе интервентов упомянуты, но они не знают, откуда те в Сибири отыскались.
  Оказывается, ночью произошло следующее: это самый румынский полк прибыл около полуночи в эшелоне. Его командир обратился к чешскому полковнику за справкой, что им делать дальше, то бишь пропустят ли его красные в Иркутске?
  С красными связались, и те согласились попустить румын через Иркутск.
   Поэтому чех сказал, что все олл райт (или как это там по-чешски), вы пока выгружайтесь, скоро вам выдадут горячую еду, а потом и эшелон для дальнейшего следования. Румыны очистили эшелон и пошли на вокзал, ожидая обещанного.
  Чехи же буквально моментально захватил оставленный эшелон, и быстро-быстро удалились в сторону Иркутска. Охреневшие румыны остались на вокзале Зимы и вокруг. Естественно, никакого ужина и никакого эшелона им не досталось. После коротких переговоров с румынским начальником красные были освобождены и начали устанавливать Советскую власть на станции.
  Что было дальше с румынами? Дядя Иван говорил, что они стали пить по-черному, а потом куда-то делись.
  Дядя Никифор же сказал, что потом за ними из Иркутска прислали эшелон, поскольку какая-то часть румын там еще оставалась и проявила заботу о соплеменниках.
  Войцеховский дошел до Иркутска и предъявил ультиматум красным- выдайте нам Колчака со свитой (это раз), 200 миллионов рублей (это два) и тогда он пройдет в обход города, и хрен с вами, красными сволочами.
  Красные ему ответили, что Колчака не дадут, денег тоже (они были у чехов и других интервентов, но готовы оставить Войцеховскому его хрен, чтобы было что морозить. Тогда он начал штурм города, но не преуспел. Колчака уже расстреляли, патронов совсем не было, а чехословаки вообще заявили, что ежели генерал пройдет дальше, чем вот это вот предместье, то они выступят против него вместе с красными. Войцеховский понял, что никак не сможет, и ушел в сторону от города, добрался до Байкала и дальше.
  Он еще поучаствовал во Врангелевской эпопее, а после ....А вот это было явно неожиданным- генерал пристроился в Чехословацкую армию! Мало ему было того, сколько раз чехи его продавали и предавали! Но на сей раз его не кинули, Войцеховский имел генеральский чин и занимал довольно высокие посты.
  Во время сдачи Чехословакии заявил, что надо воевать, а не сдаваться, за что был отправлен в отставку.
  Он вступил в Русский Общевоинский Союз, но вот в РОА служить не захотел.
  Наступил 1945 год, и НКВД все хорошее генералу припомнил в виде десяти лет лишения свободы. Чешско-русский генерал умер через шесть лет в местах не столь отдаленных.
  А вот второй рассказ о том, что никогда не надо сдаваться или смелость города берет.
  В 1919 году существовала Венгерская Советская республика, закончившая свое существование 1 августа этого года. Одной их причин этого стала интервенция румынских войск, вышедших к Будапешту.
  Воевавшие за Советскую Венгрию бойцы оказались в сложном положении-куда им податься? Останешься тут- 'белые венгры' придут за тобой и сделают так. чтобы твои последние минуты прошли очень тяжело. Кто думал так-нисколько не ошиблись
  Уйти за границу? А куда? С Чехословакией только что закончилась война, с Румынией- еще нет. Как красного венгра примут в Югославии (она тогда называлась чуть иначе)- тоже есть вопросы. Могут припомнить все обиды от Габсбургов и австрийской армии на протяжении столетий.
  Куда?
  Одна группа решила пробиваться в Советскую Россию. Возможно, часть ее бойцов раньше служила в РККА и была отпущена помогать венгерским товарищам. Возможно, но не обязательно.
  И они пошли на прорыв ориентировочно после 1 августа.6 сентября, то есть через месяц, они прорвались через линию фронта к красным на Житомирщине, притащив с собой орудие и пулеметы.
  Между двумя точками маршрута, если считать отправным пунктом Будапешт, лежит тысяча километров, чехословацкая и польская армия, возможно, что и петлюровские и румынские войска. Может, еще кто-то враждебный. Но их ничто не остановило. Прорвавшиеся вошли в 58 стрелковую дивизию и воевали дальше, под командою Лайоша Гавро.
  А что я? Да по сравнению с этими ребятами или Нестеровым я вообще больше беспокоюсь, чем страдаю. Пора поспать, сколько там еще осталось до рассвета, и двигать дальше.
  
  
   _____
  За ночь никто не меня не покусился, но спал я совершенно отвратительно. Но никаких претензий быть не должно, некому хранить мой сон, особеyно на 'Территории команчей', оттого и приходится совмещать отдых и самоохрану. Впрочем, это не первый раз, можно и привыкнуть. Привел себя в порядок и стал раскочегаривать двигатель. Он с утра был в еще худшем, чем я, настроении из-за недосыпания, оттого подался на уговоры и заработал не сразу. Длительные наблюдения за мехводами, водилами и прочими Автомедонтами привели меня к убеждению, что когда двигатель или механизм чихает, кашляет и прочими действиями демонстрирует нежелание работать, то бороться с ним надо ласково, сопровождая включение разными добрыми словами: 'Ну чего ты не заводишься? Не противься, давай, давай', чем руганью в адрес незаводящегося железа.
  Сложно сказать, то ли машина чувствует доброе слово, то ли какие-то духи вмешиваются, но по -доброму чаще заводится, чем по - злому.
  Мой скромный опыт это подтверждает.
  Хотя сохранять спокойствие, когда в тебя стреляют, а машина никак не желает заводиться, очень непросто. Гораздо легче, упомянуть ее нехорошими словами, а также тех, кто ее производил, готовил к выезду и всех прочих, кто как бы виноват в том, что ты оказался в этой Матрице, посреди разлома между Добром и Злом - слева большая ягодичная мышца и справа такая же мышца.
  Но нынче было не то, что некогда с ГАЗ-66 на кавказской дороге, потому двигатель все же раскочегарился, и никто не ускорял процесс стрельбой. Мотовоз потихоньку разогнался километров до пятнадцати в час, дальше обороты я повышать не стал и переключил свое внимание на окружающее. Утро бодрило прохладой, солнышко било в глаза, если смотреть прямо по движению, ветерка почти не чувствовалось. Вокруг дороги практически без перерывов простирались вырубки. Поскольку ничто не тревожило глаз, в дело вступило сознание, подкинувшее идею о том, что если тут вырубали в последнее время существования цивилизации, то с тех пор минуло много времени- на вырубках должно что-то вырасти. Густая трава, что-то кустарниковое, пеньки, наконец, могли малость обрасти побегами-а ничего! Словно эти деревья неделю назад спилили и увезли, отчего свежеспиленной древесиной перестало пахнуть и не дольше!
  Может, здесь все эти года стояла Стена Тьмы, и даже не уходила? Тогда как бы понятно. А точно ли понятно? Я стал вспоминать, как влияет Тьма на растительность и смог лишь вспомнить, что кто-то из добытчиков говорил, что некоторые деревья в недавно оставленных Тьмою областях выглядят как-то непонятно, словно их выкручивали, как женщина белье. Еще напряг память, но больше не вспомнил, наверное, дело происходило в период охмурения речников, и тогда уже сильно набрался. Поскольку неясно было, к каким деревьям и в каком месте это относилось, проводить параллели с ближним лесом получалось затруднительно. То есть можно, но толку никакого.
  Итак, Тьма разгоняет мелких животных и птиц, пеньки консервирует до уровня 'Через неделю после срубания', грибы под ее сенью не растут, но деревья и кусты таки могут, а то, что живет в воде и под водой-не страдает. Вот такое ненаучное наблюдение. Из этого следует то, что если продолжать идти по ее ушедшему следу, то надо искать пропитание в воде. Дерево ведь грызть не будешь, противно оно человеческому желудку.
  По дороге меня никто не атаковал, но два раза пришлось останавливать свой поезд и спихивать упавшее дерево с путей. Сломавшаяся древесина напоминала мне один из музеев Причерноморья, где показывали дерево, изгрызенное червями -древоточцами. Лежал там в витрине кусок древесины, почти сплошь состоящий из прогрызенных ходов. Да, вот такая грызеная червями балка на волне треснет, и суденышко рассыплется на составные части. Рядом, кстати, пребывал и камень, источенный червями- камнеточцами - там картина была похожая, хотя и не столь густо червяки грызли свои дыры. Я тогда спросил, как именно черви камень дырявят. И экскурсовод ответила, что они выделяют какую-то жидкость, содержащую кислоту, а вот сама кислота и проделывает дырки.
  Чуть позже мне захотелось узнать, для чего червю проедать дыры в камне, но увы, это случилось уже после музея, а тут нахлынули другие заботы и отвлекли. Несколько раз я вспоминал о столь интересном вопросе, но не довел дело до прояснения мотивов червей. Вот сегодня с древоточцами тоже возник непроясненный момент: можно ли есть этих червей, вообще и после пребывания их в границах Тьмы? Я слышал, что восточные народы их едят-не то корейцы, не то японцы. Но последовать их примеру как-то не хотелось. Возможно, древоточец с приправами и соусами съедобен, особенно если поменьше думать о том, что именно жуешь и глотаешь.
  Подумав, я не стал дальше желать мяса древоточцев. Только одно пребывание их во Тьме опасно для моего организма. Что будет от этого, я точно не знал, но не хотел пробовать.
  Вечерние сумерки, как мне казалось, наступали здесь раньше, чем в Углегорске, и куда быстрее- раз-раз и уже кромешная тьма, поэтому вечером пришлось действовать очень быстро, чтобы в потемках не заниматься приготовлениями.
  А утром дорога кончилась. Всего на час хода, то бишь километров на десяток-и перед глазами петля вдоль двух причалов, ныне пустых, снова штабели леса, чисто вымытые кто знает, сколькими дождями, и тупик в конце пути. Все, приехали. Быстро как-то вышло.
  Только разбежишься на долгое путешествие, а вот и стоп. Ну, конечно, это не Трансссиб, это, может, и не сотня километров, но пешком вышло бы дольше. 'Станция Березайка, кому надо-вылезай-ка!'
  Глушить двигатель я пока не стал, вдруг потребуется шибко быстро сматываться отсюда и осмотрел окрестности-увы, одна древесина. Четыре штабеля бревен, дерево, из которого сделаны причалы, дерево шпал.
  'Однопутье, ветер да тоска'. От людей осталось только забытое цинковое ведро, что блестит, как новое. Лодки у причалов нет, чего-то побольше тоже. Домов не собрались построить. Что дальше? Наверное, вот эта неторная дорога, что петляет вдоль берега.
  Направление-совпадает. Порадую себя чайком, соберу вещи, выключу двигатель да пойду.
  К водопадам, куда же еще. Сколько бы до них не осталось.
  
   ____
  Но опыт прежней жизни и специальное образование- требуют чего? Правильно: оценки собственных задача, оценки собственных же сил и осознания, что я могу с ними сделать. И что же это у меня получается? Задача- дойти до неких водопадов, далее наступит этап выполнения последующей задачи.
  Пока же я иду дальше, еды у меня хватит на пару суток, потом резко ужимаю рацион, практически до чая с сахаром, чего хватит еще дня ...на три. Так что если с небес не свалится манна, то дальше мое продвижение резко снизится, ибо много времени уйдет на глодание коры с деревьев. Потом все.
  А, собственно, чего так переживать? Что говорит нам классика:
  Жупайдия, жупайда,
  Бог не выдаст никогда.
  Если нас посадит в лужу-
  Сам же вытащит наружу.
  Справедливость этих надежд может подтвердить всякий, кто закончил военное училище и не был вышиблен из его стен до получения погон. А раз меня не вышибли, и погоны вручили в торжественной обстановке, то теперь вправе рассчитывать, что и дальше меня вытащат. Девяностые годы я пережил, на войне не убило, здесь меня твари Хаоса не сожрали- значит, везет!
  Вперед, по тропинке бедствий! Либо будет даровано пополнение запасов, либо дойду в очерченные прикидкой сроки!
  И я двинул по тропе вдоль берега. Километра с три все было ничего-: иду, смотрю в основном налево, то есть в сторону леса, на речку глядеть не надо, ибо в текучих водах твари не водятся, да и тропа довольно далеко от опушки леса, есть время среагировать на появление оттуда чего-то страшного. Но вот потом путь мужа праведного свернул к лесу. А куда же деваться? Только в лес, хоть там и сложно вести боевые действия, как учили на тактике. И вступил я в молчащий лес, и далее двинул по нему, приготовив все наличные стволы и трофейный нож к немедленному применению. Но не было целей вокруг меня, а только тишина, от которой аж звенело в ушах. Я думал, это просто поэтический оборот, когда читал про это, но вот дожил и лично убедился. Конечно, это не все меня окружавшее, еще были солнечные лучи, наискось пронизывающие полутьму, и многочисленные мухоморы, как россыпью, так и почти ровными кругами. То, что круги из мухоморов называются ведьмиными кругами- я тогда не догадывался, ибо детство прошло на космической фантастике, а фентезийные ужасы до нас не доходили в те времена. Поэтому я шел вперед и не боялся даже наступить на эти кольца из мухоморов.
  А когда не догадываешься об ужасе под твоими подошвами, то так легко идти вперед, что я и делал. А потрясенные моей наглостью ведьмины круги только лопались, раздавленные тяжкими сапогами рока в моем лице.
  На сколько-то времени меня хватило, чтобы ожидать коварной атаки, но постепенно пофигизм, подогретый отсутствием опасностей вокруг, победил, и я пошел дальше, уже не так ожидая неприятностей отовсюду. По законам жанра расслабившегося и утратившего бдительность походника должны за пренебрежение опасностью наказать, чтобы неповадно прочим было. Но, видно, сегодня такой день отпущения грехов, когда все разгильдяи не получают заслуженное и даже трижды заслуженное. Оттого я и шагал дальше и мешала мне только нараставшая постепенно усталость. Лес все не кончался, и потому пора было свершить малый привал. Устроился под сосной и бросил взгляд на часы- когда снова подниматься. И вот то, что увидел, мне здорово не понравилось. Часы стали, хотя пружина завода была сжата. Утром их заводил. В принципе в лесу и на природе мне в них особенной нужды и не было, это не в городе смотреть, когда рабочий день окончится и не закроется ли магазин перед самым носом. На природе для этого солнышко есть. Но то, что стоящие часы вдруг сами пошли, а потом через два оборота секундной стрелки снова встали-это не просто поломка часов, это нечто непонятное, а оттого угрожающее.
  Когда так себя ведут исправные часы и без издевательства над ними- значит, что-то вокруг меня творится. И я не забыл, как говорили, что там, где отступает Тьма, образуются странные места, в которых словно бы не минули годы с того момента, как последний раз ступала нога человека. Оттого сохранность 'хабара', как они выражались, потрясающая, словно бы не годы прошли, а дни с тех пор, когда все люди ушли по непонятному адресу. На брошенный здесь танк, на котором можно немножко проехать, рассчитывать не приходится, но как такая аномалия влияет на человека? Приходилось мне слышать, что как бы омолаживает и некоторые процессы вспять идут, не исключая беременностей, но вот всегда ли все только к лучшему? И не двинется мое внутреннее время вперед, к пенсионному финалу? Никто не скажет точно, но это возможно, а потому придется идти и переживать, не придешь ли именно по этой тропе к преждевременной старости. А вот пошел бы левее, так, наоборот, помолодел бы, а, может, и какой-то зуб мудрости заново вырос. Хотя ну его нафиг, как-то болезненно они резались в прошлом. Еще раз такого не хочется. Вот аппендикс еще на месте, а оттого даже во временной аномалии заново не вырастет. Слабое утешение, но все-таки.
  А потом я увидел то, что заставило взять оружие наизготовку. Забегая вперед, зря, но куда уж денешься. Впереди, на крохотной полянке лежал труп. Больно роскошные дыры зияли в его спине, чтобы после них выжить. Поскольку засады я не обнаружил, то подошел к покойнику и осмотрел. Переворачивал тело не рукой, а суком, да и морально приготовился к тому, что сейчас пахнет на меня роскошным запахом тления, да и червей увижу. Но, видно, здешнее время портило не только мои часы, а и ему срок разложения оттягивало. Судя по виду, застрелили его вчера, если глядеть с моей колокольни как эксперта. А если вспомнить местные шутки времени, то, может, и пяток лет назад. По крайней мере, тогда было тепло, и потому покойник гулял по лесу в одной гимнастерке, и лысина у него не мерзла под пилоткой, которая, кстати, при малейшем похолодании заставляет вспоминать, что есть и более теплые головные уборы в армии. Убитого явно кто-то слегка обобрал, но этот мародер брал лишь то, что ему нужно. Табак явно изъял, а вот мундштук и спички оставил. Ремень расстегнул и подсумки с пояса снял, но местный наган в кобуре не тронул, видно, побрезговав. Документов не нашлось, как и запасов еды и воды. Может, их на покойнике и не было, а, может, их привереда-мародер забрал. Вот был он и ушел в темные воды реки забвения, и что-то о нем скажет только якорь, вытатуированный на левой кисти и тельняшка под гимнастеркой. Кстати, тельняшка явно сильно бывшая в употреблении, в отличие от новых гимнастерки и штанов. Возможно, человеку она нравилась, и он долго и упорно ее одевал. Если он действительно бывший флотский, то такое среди них я встречал.
  Хотя мой сосед сверху, Юрий Иванович вообще не служил, ибо туберкулезом болел, но на старости лет где-то разжился партией тельняшек и носил их дома,
  как летом вместо футболки, так и в холодное время вместо майки, для утепления.
  С покойного я взял только шесть запасных патронов к револьверу, да и то после некоего размышления, нужно ли это. Так, почему-то подумалось, что порохом из них можно будет разжигать костры в непогоду и сырость. Нет, конечно, гарантии, что порох в патроне пережил прошедшее время без вреда для себя, но груз невелик, а окажутся негодными, так и выкинуть недолго.
  Прощай, неизвестный, спасибо за патроны. Надеюсь, что ты был не из тех, что завидя труп которого, даже воспитанные люди не могут преодолеть желание пнуть твои бренные останки.
  Покойся тут до радостного утра, а мне пора.
  
   ----------
  И тут внезапно наступила тьма. Словно выключили лампочку в помещении без окон,и ты не знаешь, где во мраке таится острый угол оборудования. Да и дверь найти надо.
  Я даже подумал, что со мной случилась гадость - глаза взяли и ослепли. Но циферблат часов со светящимися стрелками оказался виден.
  Стрелки двигались. Значит, дело не в моих глазах, а в чем-то другом. Ну не нажал же кто-то выключатель в коридоре? Несколько секунд назад передо мною было гладкое место, без ям, ручейков и деревьев, ныне скрытое в густой тьме. По идее, я могу себе позволить десяток шагов сделать и ничего за то не будет. И я их сделал. Лучше бы, конечно, иметь в руках палку и пробовать землю впереди себя, как это делают незрячие-тростью. Но не было у меня палки, а лежала ли она где-то рядом- на этом не заострил внимание. Поэтому пришлось импровизировать. Левая нога стоит, правой делается скользящее движение на дальность в полшага. Если ничего не ощутится, тогда можно и шагать вперед на ту самую половинку шага. Потом снова. Двадцать полушагов-и я где-то на десяток шагов впереди, и не на что не нарвался. А вот теперь можно и постоять, и вчувствоваться в окружающее. Люди, ходившие в разведку не на учениях, говорили, что если так вчувствоваться, то в итоге идешь и ощущаешь себя на все отзывающимся- как будто с тебя кожу сняли и все вокруг тобой ощущается: и что где шумит, и как оно при этом пахнет, и время движется быстрее и ты сам быстрее всего, что вокруг.
  Это, наверное, какое-то специальное психологическое упражнение. вроде аутотренинга или чего-то помощнее.
  У меня так не получилось, хотя и старался. Но слух немного обострился, ибо раз ничего не видно, то зрение уходит на второй план и включается другое.
  Минут через пять кто-то нажал на клавишу и вернулся свет. Только не так, как при включении лампы накаливания, а как с газоразрядной лампой- сначала бликование и помигивание, а потом начал разгораться свет. Может, даже подсевшая трубка включилось.
  Снова передо мной молчащий лес, трава и стволы деревьев и ... новый труп почти что под ногами, и явно посвежее. И даже кровь еще не свернулась! Я крутнулся волчком, вскинув автомат. Кто это только что убил его? Никого. Лес шелестит ветвями, пахнет свежей кровью, и никто никак себя не проявляет. Может, я ошибаюсь, и кровь не свежая, а какая-то?
  Нет, при касании тела оно еще теплое, не сильно холоднее моей руки. Пульса нет, ни на руке, ни на шее. Таки мертв. и из угла рта вниз сползает красная ниточка. В кино это раньше любили показывать, когда требовалось дать понять, что с кем-то уже все. Ну и правильно, как еще это сделать? Не показывать же, как людей уродует взрыв снаряда или мины? Кому это интересно, пусть идет в армию или в патологоанатомы- наглядится по самые уши!
  А что это с ним сделали? Ран не видно, куртка грязноватая, но кровью не запачкана....Ммм, а что это у него с грудной клеткой? Грудина аж хлябает, сломанная посредине, ну и ребра тоже, а значит, их острый отломок мог проткнуть сердце или крупную артерию. Все вылилось куда-то внутрь, и маленько из рта, чтобы никто не сомневался. А как это вышло? Машина проехала по грудной клетке? Видел такое, видел. Но там она аж вдавливается, насколько мне помниться. Или кто-то взял весло, развернулся и каак вдарил? По механизму как-то лучше подходит, но могу ошибиться. Или же, не дай боже, он откуда-то сверху упал, да еще и грудью на пенек? Пенек в шаге присутствует, спилен криво, коль на него упасть, то отобьет многое.
  Только с какой высоты? С верхушки сосны или даже с вертолета? Нет, не может здесь быть такого, не родила авиапромышленность здешняя кто знает в каком году ничего винтокрылого.
  По крайней мере, я не видел. Были и летали несколько 'кукурузников', кто-то говорил, что под городом в лесу лежит разбившийся 'дуглас', и явно с тех пор еще до того, как Тьма сюда пришла.
  Может, в областях под Тьмой найдется и что-то другое, и даже боевое. Но не услышать вертолет -это надо быть контуженым.
  А 'отключение света' не было ли контузией? Кто его знает.
  Итак, мужчина лет двадцати пяти с хвостиком, одет в брезентовую куртку, синие галифе и совсем стоптанные кирзачи. Головного убора нет, ремень армейский с портупеей. Под курткой вязаная фуфайка коричневого цвета. Все очень неновое, не раз чиненное.
  Гм, на левой руке вязаная перчатка с отрезанными пальцами, на правой-только мозоли.
  А как это вышло, что на одной руке перчатка, а на другой-босая ладонь? Ураган, что ли, его подхватил, досюда донес и об землю хряпнул, да так, чтобы не встал? Других идей не возникло. В карманах только носовой платок, широко использовавшийся по прямому назначению и две раздавленные папиросы. Никаких документов.
  Прямо-таки 'Лес Неопознанных Трупов'. Или 'тропа по трупам'.
  А, может, он и не из нашего Отстойника? Ну вот, как это случается: погаснет свет, становится холодно, и человек уже не здесь, а там. Правдоподобно- 'свет выключили', правда, холодно не стало, но ведь холод может быть только на входе, а на выходе уже нет. Когда я очутился среди леса в компании котика, которого как бы не было, то не припомню волны холода. В подвале второго корпуса-да, было, а после нет. И погибнуть на переходе вполне возможно.
  Открылся проход, толкнул ты дверь, а перед такой милый песик, как Гончая Тьмы. Или красил на стремянке трубы в погребе, а при переносе сверзился с нее куда-то, и не очень удачно.
  Одет не сильно приметно, чтобы можно было сказать однозначно. откуда он. Тем более, как выяснилось - вариантов действительности дофига.
  В качестве рабочей гипотезы сойдет. Что с этим делать-не знаю, но. может, пойму.
  А нет- будет гимнастика для мозгов, чтобы не ржавели.