Глава 1.
  
  
   - Что же это за хрень такая!; - потеряв тропинку, продираясь сквозь густой подлесок, то-ли возмущался, то-ли сетовал Семён Гордеевич: - скоро с этой экологией противогаз придётся носить!; - крик души распространился недалеко, завязнув в густом вонючем тумане.
  Немолодой человек давно уже жил один, восстановив заброшенный лесной хутор в получасе ходьбы от посёлка городского типа обслуживающего железнодорожный узел. Бывший кузнец, работавший на той же станции в механическом цехе, вот уже десять лет как был на пенсии, уйдя на покой по горячей сетке. Здоровьем и статью он был не обижен, но разочарованный современными отношениями между людьми, принял решение жить отдельно, подальше от остальных и как можно меньше пересекаться интересами. А причина была проста. Как-то давно, а он не чурался чтения, зацепило его одно высказывание классика, что "алмазы", среди людей, рождаются в глубинке и только цивилизованное окружение может их огранить превратив в бриллиант. Бесспорное утверждение, но по мере накопления житейского опыта, он понял, что это не полное выражение и у него есть продолжение - "и как только засияет, этот бриллиант всеми гранями таланта, то сразу же найдётся куча людей желающих его заиметь, и ещё больше - поиметь". Алмазом себя, Семён Гордеевич не считал, но талант, работы с металлом, присутствовал - это была какая-то магия, ему даже измерительных приборов не требовалось что бы изготовить какую нибудь деталь с точностью до сотых долей миллиметра. А уж какие вещи он вытворял!. Секрет был прост; кузнец от бога умел "по душам" разговаривать с неподатливым материалом. Ему достаточно было "вжикнуть" напильником, что бы понять структуру образца и как можно его использовать. А начиналось всё с беззаветного увлечения; помимо практического исследования были перелопачены горы специальной литературы по металлам - виды, составы, сферы применения, способы обработки. В результате,
  начинающий кузнец стал выделяться, среди прочих своими изделиями, будь то холодное оружие, или кованный орнамент, потому что в каждую, даже самую маленькую, деталь он вкладывал свою душу. Вторая часть высказывания классика родилась не на пустом месте. Когда к Семёну Гордеевичу пришла известность; уж сколько вьющихся возле себя людей обнаружил он, а сколько заманчивых посулов получил!: лесть, предложения, женщины, прожекты, и опять же восхваления, настойчивые попытки попасть в друзья, наезды, обещания, разборки, женщины, слёзные просьбы, грозные требования. Господи!, как же те не понимали, что не прельщал его конвейер с зарабатыванием бабла, в душе он был художник и хотел творить, а окружающие не унимались. В такой атмосфере талантливые люди, в основном, спиваются, или идут вразнос пускаясь во все тяжкие, но у нашего героя сценарий был иной. С каждым прожитым годом в нём всё больше и больше развивалась эмпатия, постоянно, творческий человек получал плевки корысти и меркантилизма, с каждым разом сильнее отравляющие существование и всё это подавалось под соусом блага совсем не нужного этому человеку. Создавая очередную вещь, он в последнюю очередь думал о коммерческой составляющей. В работе кузнец раскрывал душу, а в таком состоянии начинаешь воспринимать совершенно другие информационные потоки, с другого ракурса проливающие свет на окружающее. Как итог: Семён Гордеевич замкнулся в себе и при первой возможности ушёл на пенсию. Да, были бездушные здравицы при проводах, фальшивые сожаления, по поводу раннего прекращения трудовой деятельности, пустые обещания помнить и навещать; всё это было, столько помпезности изливалось - куда там...! К счастью, наш герой не обольщался, понимая суть и когда, спустя короткий промежуток времени, о нём забыли - не очень-то и расстроился. И всё-таки, люди - они разные и осталось, у нашего героя, несколько приятелей, приезжающих пообщаться и попариться в баньке. А банька, у кузнеца была, ой как хороша!, особенно, если после неё пропустить по стаканчику собственноручно выгнанной самогонки, настоянной на лесных травах, а какие у него закуски, со своего огорода! - хрустящие огурчики, скрипящая капуста и маринованные помидорчики, да и собеседником он был неплохим; самоучка, достигший высот мастерства и имеющий стержень, по определению, не может быть глупым и чего нибудь стоит. А приятели приезжали не только поболтать, не чуралась компания и побракньерить немного - так, чуть-чуть - что бы не терять сноровку, ведь хочется иногда свежанины, или ушицы. А что? вот он - водоём рядом, да и лес, бескрайний, раскинулся на сотни километров, ну а когда сезон, то грибы с ягодами. Так бы, наверно и дожил свой век кузнец от бога, не забросив своё ремесло, ваяя в маленькой кузне на хуторе, если бы не одно "но".
   Сегодня у него был традиционный поход в посёлок за покупками. Пенсионер старался максимум продуктов заготавливать своими руками; по крайней мере, он знал на чём выращивал фрукты и овощи, даже небольшая пасека есть, но не всё мог Семён Гордеевич производить на своей усадьбе. Так-что, регулярный рейс вылился вот в такое безобразие. С трудом, но нашлась знакомая тропинка. Пожилой человек остановился решая дилемму - идти дальше, или вернуться назад, уж коли такая оказия, пройдено-то уже больше половины.
   - Ну что, Семён, куда двигать будем?; - обратился путник сам к себе. Последнее время, у нашего героя, появилась привычка разговаривать вслух, призывая в собеседники себя же. Наверно - это от одиночества.
   - Да ну его нахрен, с этими магазинами, какой туманище!, да ещё и вонючий. Наверно на станции какое нибудь ЧП. Пошли-ка, дед, домой.
   Сказано - сделано. Аккуратно, на ощупь, двинулся наш герой в обратную сторону. В таких условиях скорость упала до минимума. Сколько прошло времени - так и не определишь, когда сосредоточен на единственном ориентире - тропинке, еле угадывающейся сквозь густую пелену. Остановиться возвращенца заставило новое явление - частые молнии, быстрыми стрелками, прошивающими вату тумана. Вокруг начало проясняться и волшебным образом, рваные клочья вонючей субстанции начали впитываться в землю. Минуты не прошло и стало как прежде, но что-то изменилось, Гордеич это почувствовал, но разбор оставил на потом припустив домой. Впереди показались просветы, указывающие что впереди свободное, от леса, пространство. Старожил помнил каждый изгиб дорожки к своему дому и такого не могло быть; до реки ещё далеко, а больше и нигде не было очищенных от деревьев территорий. Предчувствуя неладное Гордеич осторожно продвигался дальше, пока не достиг границы разделяющей, до мелочей привычный вид и раскинувшуюся впереди степь. Стена леса резко обрывалась переходя в покрытое пожухлой травой, ровное как стол, бескрайнее поле.
   - Это что за чертовщина?; - беспомощно озирался кузнец, перекрестив взглядом окружающую контрастную картину. Закрыл глаза, сделал глубокий вдох, взором вернулся до ближайшего поворота тропинки, мысленно прошёл по ней ещё раз, "прошёл" мимо себя и опять уткнулся в чётко видимую границу перехода в, не должную быть здесь, иную местность.
  Слабая надежда на временный морок лопнула, действительность оказалась такова какая и есть. Червячок понимания, что дома больше нет, нехотя вылезал из бездонных границ подсознания, заставляя разум рационально принять случившееся, а он сопротивлялся, открещиваясь логикой от мистического явления.
   - Может я заблудился и вышел не туда?; - опять же вслух, пытался уговорить себя Семён Гордеевич и тут же привёл весомый аргумент; - да нет в округе таких пространств - лес кругом... должен быть.
  Тут бы и выйти на сцену её величеству - Панике, но тёртого жизнью человека не так-то и легко вывести из равновесия, достаточно ясно понявшего, что его холостятское убежище исчезло из этой реальности. Немного постояв на месте и самую чуточку надеясь, что всё вернётся назад, теперь уже бездомный пенсионер, развернулся и направился в сторону посёлка. Пока была прямая видимость он постоянно оглядывался, надеясь что произойдёт чудо, пока не углубился в лесной массив.
  
   Невесёлые мысли одолевали человека, пока он двигался по тропинке. Потеря родного очага, а этот факт он принял как данность, заставила осмысливать случившееся и объяснения этому не было. На ум лезли всякие нелепые идеи, но отметались не выдержав логического построения. В конце концов, устав от всего этого бреда, Гордеич решил отложить выяснение по прибытию к людям, может они что нибудь знают. Прибавив шаг путник устремился побыстрее преодолеть расстояние до станции, да только его намерения прервал неожиданный факт. Та-та-та, раздались, приглушённые лесом, выстрелы из оружия немалого калибра - та-та-та, повторилась серия. Пока кузнец остановился, осмысливая, что это может быть, "заговорили" и другие единицы огнестрела. Натуральный бой разгорался в стороне от посёлка, там где проходила автомобильная дорога рядом с железнодорожной веткой. Люди по разному реагируют на неожиданные ситуации и большинство предпочло бы убраться подальше от, судя по развитию, небольшой войнушки, но Гордеич был скрытым адреналинщиком, поэтому не раздумывая направился на звуки выстрелов. А бой разошёлся не на шутку, уже и хлопки гранат вплетались в злой стрёкот автоматов. По мере приближения к месту столкновения стали различаться крики людей и пробирающий до костей рёв, ранее никогда не слышанный. К опушке леса лазутчик подошёл когда всё стихло и перед ним раскрылась картина битвы. Осторожно, присев за выворотень, наблюдатель пытался оценить разыгравшуюся трагедию. Кошмарная картина подавалась осмыслению только наполовину. Понятно что по дороге следовала колонна, только автомобили, разбросанные по кюветам и искорёженные, как будь то их кто-то пожевал, были непонятной конструкции с турелями пулемётов, хотя и угадывались марки мощных внедорожников в количестве трёх штук и четвёртый - помятый БМП, лежащий на боку посередине полотна дороги, не претерпел изменений от базовой конструкции. Всюду были разбросаны тела людей, целиком и не совсем, большинство со страшными ранами. По прикидкам Гордеича здесь погибло около пятнадцати человек. Но ступор, в котором пребывал наш герой, вызвали туши неведомых тварей, которые могут присниться только в страшном сне, покрытые ороговевшими щитками и наростами. Судя по строению звери были прямо ходящими; две руки, хотя какие руки! - лапы, со смертоносными когтями и две..., пусть будут - ноги и отдалённо напоминали "хомо", а вот головы чудовищ кардинально отличались, выдавая в них хищников, с пастью усеянной клыками которым позавидовали бы акулы. Но самое главное - это размеры; по самым скромным прикидкам весили монстры сотни килограмм. По всей видимости люди попали в ловушку; по положению туш убитых тварей, они атаковали колонну с двух направлений - из-за ближайшего поворота и с железнодорожной насыпи. От всего этого зрелища разболелась голова и захотелось пить. Облизывая, мгновенно, высохшие губы Гордеич не решался выйти на открытое пространство, взглядом выискивая источники опасности, но вокруг была тишина нарушаемая потрескиванием начинающего разгораться одного из автомобилей. Наверно и не решился бы выйти, из под сени леса, наблюдатель, но ринуться на помощь заставил стон, донёсшийся от опрокинутого БМП. Последние метры кузнец преодолевал с опаской и причина была; сверху боевой машины, кто же мог так её помять и положить набок?, безвольно свесив конечности, лежала туша монстра из пасти которого струилась кровь, вполне красная, образовав приличную лужу, а чуть дальше, по грудь прижатый бортом тяжёлого военного вездехода, лежал человек в пятнистом камуфляже. Судя по тому как раскатала броня нижнюю часть тела пострадавшего, сразу стало понятно - не жилец, но стон-то был отсюда!. На всякий случай Гордеич решил окликнуть.
   - Эй; - реакция последовала мгновенно, резким движением руки, кажущийся мертвец, наставил монструозный пистолет на спасателя: - эй-эй-эй, я помочь хотел; - выставил перед собой пустые руки пенсионер.
   - Ты кто?; - хрипло, превозмогая боль, спросил раненый.
   - Семён; - решил по простому представиться кузнец.
   - Ааа, свежак!; - опустил руку с оружием пострадавший.
   - Хм..., на свежака не похож, за шестьдесят-то с хвостиком.
   - Для тебя теперь это не важно, если окажешься имунным. Здесь не болеют и даже, молодеют. Так что скоро забудешь про свои болячки.
   - Да воде бы, на здоровье не жаловался. А где это, здесь?.
   - Ты, милок, попал в Улей - весёлое местечко!; - у стоящего на пороге ещё нашлись силы поиронизировать.
   - Так с кем вы сцепились?, я таких образин никогда не видел!; - скосил взгляд на свисающую морду монстра Гордеич.
   - Со стаей зараженных, во главе с элитником, только эта сука ушёл, мы его знатно покоцали. Это; - нашёл силы, кивнуть на тварь, раненый: - рубер, матёрый. Повезло что попал, из пистолета, ему в пасть. Дальше лежит лотерейщик, за ним ещё рубер, потом жрач, да что я тебе всё на пальцах!, возьми в рюкзаке книжицу, там всё расписано - как раз для таких новичков. Хотя нет, возьмёшь мой рюкзак и на досуге, если он у тебя будет, изучишь, там много полезного, да и вещи в рюкзаке тебе понадобятся.
   - Да ты что!, кстати, как тебя звать?.
   - Бритва.
   - Это кликуха, а как по имени?.
   - Вот что Семён, забудь теперь про имена. В этом месте всё по новому и старое тревожить - плохая примета. Поэтому надо тебя окрестить, может мне там зачтётся?; - поднял взор вверх одной ногой шагнувший за грань человек: - может и ты когда обо мне вспомнишь, восьмой ты у меня будешь крестник.
   - Не хорони себя раньше времени, Бритва, сейчас найду какой нибудь рычаг и вытащим тебя отсюда; - стал озираться, выискивая подходящий предмет, кузнец.
   - Брось, мы оба понимаем что не долго мне осталось, только на спеке держусь. Торопиться надо, нашумели мы здесь, скоро целая орава припрётся. У тебя семья есть?.
   - Нет семьи и живу один, подальше от всех.
   - А что так?.
   - Есть причины; - не стал вдаваться в детали своей жизни Гордеич.
   - Значит один...; - задумался будущий крёстный: - тогда будешь бобылём. Теперь будешь бобыль и крёстным буду я - бритва, запомни, а своё старое имя забудь, нет его.
   - Лихо! и все проходят эту процедуру?.
   - Да, кроме женщин, те сами выбирают себе имена.
   - И тут они нас обскакали!.
   - Хм...; - из-за боли, криво улыбнулся крёстный: - теперь проведём небольшой урок. Видишь на затылке твари нарост?. Бери мой нож и по шву дольки разрежь его; - ученик сделал как было сказано: - вынимай содержимое.
   - Там какие-то оранжевые нити; - зачерпнул внутренности мешка бобыль.
   - Повезло; - порадовался успеху учитель: - пока засунь весь клубок в карман потом разберёшься, в методичке все описано. Кстати, у тебя голова не болит, сушняк не давит?.
   - Раскалывается и пить хочется, но пока потерплю.
   - Так дело не пойдёт!, возьми мою флягу и сделай три хороших глотка; - новичок выполнив наказ старожила скривился от противного вкуса содержимого: - что?, гадость?; - во фразе ни капли сочувствия: - привыкай, теперь тебе всю оставшуюся жизнь придётся принимать эту микстуру. Это живец, как его делать тоже найдёшь в методичке. Сейчас недомогания пройдут, по всем признакам ты имунный..., повезло..., а может и наоборот; - как-то мгновенно бритва изменился в лице: - бобыль, у меня будет последняя просьба - подари милосердие?. Самому - духа не хватает, скоро здесь появятся твари, хочу что бы к этому моменту мне было все-равно и тебе торопиться надо.
  Кузнец прямо взглянул в глаза собеседника, прочитав в них решимость. Все-таки работники с металлом - крепкое племя, Гордеич сразу поверил во всё сказанное крестником, не маясь дурью отчаяния, да и факты указывали на правдоподобность, он готов был исполнить волю старожила.
   - Может все-таки, попробуем тебя вытащить?; - сделал робкую попытку отговорить учителя от задуманного.
   - Бесполезно, как только ты освободишь меня - откроются раны и я кровью истеку. Выполни просьбу, не тяни.
  Раненый хотел дать пистолет, но крестник отрицательно покачал головой, показав на нож который дал ему бритва. Смысл безмолвного монолога был таков - "негоже воину быть застреленным, лучше погибнуть от настоящего оружия", а нож был хорош, кузнец успел его оценить. На лице, готового уйти за кромку, проявилась одухотворённость и благодарность за, непростое, принятое решение - мужики поняли друг друга. Новоиспечённый житель Улья встал на одно колено рядом с покидающим этот жестокий мир. Пафосно, скажете Вы, а я думаю что - символично. Думаете, легко решиться на такой поступок?, даже если это происходит по обоюдному согласию.
   - Стой!; - встрепенулся старожил: - возьми у меня с шеи ладанку.
   - Что это?; - Гордеич рассматривал небольшой мешочек, затянутый тесемкой.
   - Здесь жемчужина. Скоро должен подойти срок, когда можно было бы принимать её без последствий, но видно - не судьба. Возьми и обязательно прими, просто проглоти и запей живчиком. Ты же, у нас, свежак, может какие полезные дары получишь. И Бобыль...!, вспоминай иногда про меня?.
  Кузнец, просто кивнул в знак благодарности и за подарок, он ещё не понял насколько был тот шикарным, а крёстный не стал объяснять, для него всё мирское уже ушло на второй план. Крестник приставил нож к груди раненого, но не торопился исполнить просьбу, видя что Бритва, закрыв глаза, про себя, читает молитву. Гордеич был немного эмпат и почувствовал, что настал момент; коротким усилием надавил на прекрасный образец холодного оружия и нож мягко вошёл, достав до сердца. Тело дёрнулось и расслабилось, а на лице, полыхнув благодатью, проявилась умиротворённая улыбка.
   - Покойся с миром; - напутствовал новичок воина, встал с колена, постоял немного и подобрав вещи крёстного направился в сторону леса, по пути прихватив ещё чей-то рюкзак.
  
   Глава 2.
  
   Местное светило уже перевалило зенит, играя солнечными зайчиками сквозь кроны сосен, колышущимися на лёгком ветру, а новый житель улья, не один час, сидел и читал брошюру спиной опираясь о ствол дерева. Почему-то он посчитал правильным прийти в это место - к знакомой тропинке, вместе с лесом, обрывающейся на чёткой границе, а дальше, бескрайнее поле. Наконец, прочитана последняя страница. Кузнец отложил в сторону книженцию и задумчивым взглядом посмотрел в направлении где должен был быть его дом.
   - Кластеры говоришь?; - непонятно кому был задан вопрос: - даа..., Семён, тьфу-ты, теперь уже Бобыль..., ты попал!.
  Методичку составляли профессионалы, стараясь кратко и сжато донести до читающего максимум информации. Правда всё описанное там с трудом укладывалось в сознании и казалось каким-то бредом в сравнении со спокойным течением жизни - прошлой жизни, а то что всё изменилось, так вот он пример - не было никогда здесь степей, только сейчас новичок понял как ему повезло не нарваться на местных хищников. Изложенная градация, от пустыша до элитников, с описанием их возможностей, заставляла реагировать мурашками по телу от осознания беззащитности людей перед монстрами и только мощное оружие могло уравнять шансы. А ведь изменённые звери, в основном, тоже бывшие люди. Вспоминая строение убитых тварей в это верилось с трудом, а ещё, между строк, были намёки на ещё более опасных обитателей этого мира - куда уж хуже!. Скачком, мысли вернулись к утреннему событию; "нормальный мужик, крёстный" - подумал кузнец - "жалко что так получилось, с ним бы можно было кашу сварить. Интересно, а я бы смог так уйти?... Эх, останься он живым, можно было и пообщаться, перенять опыт, ведь в книженции - голые факты и как всё это увязать, что бы остаться целым, здесь наставник нужен". Взгляд упал на прихваченные вещи с места трагедии - два рюкзака, автомат интересной конструкции с глушителем, литровая фляга с живцом, нож. Гордеич взял клинок в руки, покрутил его по оси, бросая зайчики от полированного лезвия, ещё раз помянул крёстного. Подошла очередь осмотреть автомат. Конструкция оружия немного отличалась от всем известного "миротворца" - автомата Калашникова, но принцип был понятен и Бобыль разобрался в устройстве. Теперь рюкзаки - добротные, камуфлированные, из крепкого материала. В обоих оказался примерно одинаковый набор вещей указывающий на то, что погибшие - это военизированная команда; запасная одежда, один комплект был подходящего размера, сменное нижнее бельё, разная мелочь, патроны и пайки с консервами. Увидев еду, Гордеич почувствовал как проголодался, ведь завтракал он дома, ещё в том мире. "В том мире..." - подумал лишившийся всего человек - "а в этом что ждёт?, гол как сокол, да и ещё с такими весёленькими соседями. А, ладно, как бы там не было, а кушать хочется всегда" - вскрыл банку тушенки и навернул, заедая галетами. Червячка заморили, теперь можно запить живчиком. Взболтнув флягу, взглянув вверх, новичок решил помянуть своего учителя.
   - Крёстный, пусть тебе земля бу...; - вспомнив что ситуация была другая, оговорился: - тьфу-ты. В общем, пусть тебе в Вальхалле пируется вволю.
  Сделав пару глотков, а напиток уже не казался таким противным, кузнец опять поболтал флягой. Жидкости осталось совсем чуть-чуть. В методичке был описан процесс получения живчика, а также откуда и с каких тварей добывать спораны. Тут Гордеич вспомнил, что в нагрудном кармане штормовки так и лежит содержимое спорового мешка рубера.
   - Так, что тут у нас?. Янтарь, средство получения спека; - начал вслух цитировать наставления из методички Бобыль: - сохраним. Дальше, о!, спораны!, один, два... - тринадцать!, хм... - чёртова дюжина и гороха три штуки, теперь дело за водкой и будем потихоньку спиваться.
  Как рекомендовано из книги, добытчик завернул свой трофей в вату, найденную в одном из рюкзаков и обратно положил в карман плотно замотанный свёрточек. И тут новичок вспомнил о подарке крёстного - ладанке. Пришлось встать, что бы достать мешочек из кармана брюк. Развязав тесёмку Гордеич вытряхнул на ладонь содержимое - это оказался круглый шарик красного цвета. Жемчужина немного нагрелась при контакте с кожей. Кузнец где-то слышал, что жемчуг, только не помнит он, что где-то упоминалось бы о красном цвете, когда возьмёшь его в руки, теплеет, а ещё, если прижать его зубами, скрипит. Чтобы проверить слухи экспериментатор прикусил бусинку, да только долгое чтение и засидевшиеся мышцы подвели пожилого человека и его немного качнуло. Надо было так случиться, что нога зацепила лежащую корягу и она, извернувшись, съездила Гордеичу по хрептине. От неожиданности жемчужина попала не в то горло и как следствие; спазм, удушье, темнота. Ан-нет..., вот пошли мультики. Когда-то кузнец, краем глаза, смотрел фильм "матрица", где главный герой попал в виртуальное пространство, здесь было, примерно тоже самое, только символы двигались в другой плоскости и фон был золотисто-желтый, перед взором крутилась цепочка искорок. Бобыль мысленно потянулся к самой яркой из них, а та, как будь то этого и ждала, нырнула навстречу, следом за ней и вторая - чуть по тусклее. Кузнец так и не понял, куда они делись, но из общего хоровода пропали. После этого, окончательно, наступила темнота.
  
   Солнечный лучик беззастенчиво метался по лицу человека, лежащего на моховой подстилке леса, пытаясь
   проникнуть под закрытые веки и это ему почти удалось. Объект хулиганства плотнее зажмурился, повернув голову и перевернулся на живот, с кряхтением встал на четвереньки и как собака отряхнулся, на карачках дополз и тяжело привалился спиной к дереву.
   - Нихера себе вштырило!; - вслух удивился произошедшему Гордеич, что бы проверить голосовые связки, даже потрогал горло, но вроде бы всё нормально - никаких последствий. Судя по светилу - был в отключке он не долго. Несколько минут посидел, отходя от беспамятства и гадая что с ним случилось. Конечно, так сидеть можно бесконечно, вон... облака красивые парят в высоте, но надо что-то делать, куда-то двигаться, что толку от бесполезного созерцания и гадания на кофейной гуще - нужна информация. В книжке сказано, что основная масса оказавшихся в Улье мутирует в монстров. Сведения, конечно, полезные, но необходимо воочию определить как это происходит - опыт необходим, печатное слово - это хорошо, но и руками надо пощупать.
   - Давай-ка, Гордеич, собирайся на разведку; - про привычку разговаривать самим с собой уже было сказано: - пора познавать этот мир, аккуратненько глянем что делается в посёлке.
  Начались сборы. Кузнец основательно отнёсся к этому процессу; на землю вытряхнул оба рюкзака, определился который возьмёт с собой, дальше вдумчиво начал собирать всё необходимое. Первыми, на дно понравившегося изделия, отправились продукты с патронами, затем, камуфляжный костюм с комплектом нательного белья - всё новое. По кармашкам была рассована мелочь, необходимая в походах. Сначала Бобыль хотел поменять свою одежду, но подумав, решил не делать этого; пятнистая штормовка, прочные брюки серого цвета и крепкие ботинки - почти новые, пока его устраивали. Теперь оружие. Два рожка, из имевшихся к автомату, полные, нож, пришлось из лямок одного рюкзака сделать к нему примитивный чехол и необычный топорик с клевцом вместо обуха, тот достался со вторым прихваченным баулом. Как заправский разведчик Гордеич попрыгал немного - вроде бы ничего не брякает.
   То что не всё ладно в посёлке кузнец почувствовал ещё на подходе - по лесу расползался запах гари. Окраины населённого пункта упирались в кромку леса со стороны где подходила дорожка, поэтому пришлось свернуть с привычной тропинки в сторону, на опушку находящуюся на расстоянии от строений и располагающуюся на возвышенности. Несколько пожаров хорошо были видны с бугра где засел наблюдатель. Станционный городок насчитывал более семи тысяч жителей, в нём даже, было несколько пятиэтажек и двух-трёхуровневые крепкие дома ещё старой постройки, окружал, центральную часть плотным полукольцом частный сектор, занимая большую площадь, упираясь в станционное хозяйство, а дальше терялся вдали железнодорожный парк с маневровыми путями. В посёлке царил апокалипсис; по первым впечатлениям, жители уже успели обратиться, да и пришлые монстры, уровнем повыше, то и дело мелькали между строений. Новичок ещё плохо разбирался в градации тварей, но от пустышей, начальной стадии, в которых превратились местные обитатели, набежавшие заметно отличались,даже отметились парочка руберов, или близких к ним тварей, если судить по тем, которых Гордеич видел убитыми утром. Основная фаза вакханалии, когда на свежанину пожаловали вечно голодные хищники, по видимому закончилась, теперь твари выковыривали всех, кто смог затаиться и не превратиться, или закусывали пустышами, если они попадались под ру..., точнее лапу, а те, в свою очередь, топтались на месте, по ведомой, им одним, причине и покидали свои посты реагируя только на громкие звуки. Гарь, смрад, как на скотобойне, неприглядный вид бывших знакомых уже вкусивших крови и буквально осязаемая аура страха, боли, смерти давила на психику человека, которому повезло не обратиться, но люди работающие с металлом, всё-таки перенимают черты крепкого материала, при работе с ним, закаляющего характер не хуже чем на передовой какой ни будь войны. Обычно, характеризуя человека, типа - "стальные нервы", "железная стойкость", подразумевают - "чугунная голова", но наш герой был не таким и с мозгами у него было всё в порядке, а развитая эмпатия позволяла адекватно воспринимать окружающее и общая картина, рушащегося привычного мира, давила на психику. Поскольку у Бобыля воды с собой не было, а пить очень захотелось, от вида того что здесь творилось, пришлось ему употребить остаток живца из фляги. Теперь придётся искать спиртное, чтобы сделать необходимый продукт из имеющихся у него споранов. Лазутчик решил поискать в доме своего знакомого, частенько посещающего холостяцкое жилище Гордеича когда наведывался на рыбалку и жил он, как раз, в крайнем доме с усадьбой примыкающей к лесу. Активности монстров в том месте не наблюдалось, отойдя под сень леса поглубже кузнец двинулся в намеченную сторону. Вроде и прошёл-то немного, но что-то заставило выйти опять к опушке - какое-то чувство необходимости быть на том месте. Пригляделся к дому, за двести метров стоящим крайним к лесу. Георгича не покидало чувство, что там кто-то есть и не в единственном числе. Прошло минут пять и у ограды наметилось осторожное шевеление, наблюдатель присмотрелся; вдоль забора, по задам, крался пацан, лет пятнадцати, а на улице появились обращённые - шесть особей и пара из них, были не пустыши, вполне развитые твари, но ещё не потерявшие человеческих пропорций. Эти монстрики были по шустрее и рыскали по проулкам, по видимому выискивая улизнувшую жертву. И может быть и не нашли бы, только пацан что-то там задел, наделав шума. Охотники быстро сориентировались и направились на звук. Наверно у нас в генах сидит инстинкт, что при опасностях, будь то нашествия, набеги, или стихийные бедствия кидаться под защиту леса, он всегда был ангелом-хранителем на Руси и беглец рванул в сторону опушки, как раз где засел Бобыль. Кузнец споро приготовился встретить незваных гостей приведя к бою автомат.. Паренька необходимо спасти, по видимому он тоже имунный. От пустышей удирающий оторвался бы, да только два развитых монстрика были довольно быстры и быть бы беглецу пойманным, кабы не весомый аргумент, в виде огнестрела, а, немного браконьер, умел отлично стрелять (ну ещё бы!, кузнец и не в ладах с оружием!). Автомат выплюнул первые гостинцы. Глушитель был отличный, только затвор лязгнул. Первые выстрелы по ногам; девяти миллиметровые разрывные пули имели отличный останавливающий эффект. Когда преследователи замедлились Гордеич стал выцеливать тварей в голову; хватило четырёх патронов. Пришлось оставить позицию, что бы поймать обезумевшего от страха юнца, а тот как чувствовал, бежал прямёхонько к засаднику. Схватив в охапку паренька и опрокинув на землю Бобыль зажал тому рот, потому что пацан собрался закричать от неожиданности и страха. Посёлок хоть и большой, но все друг друга знают, вот и мальчонка был знакомым.
   - Тише, Санёк, тише, всё нормально, всё кончилось, успокойся; - увещевания помогли и в глазах мальца появилось осмысленное выражение и узнавание.
   - Дядь Семён! - это вы?.
   - Я, я, Саня, ты полежи, а мне с пустышами разобраться надо.
  Гордеич вернулся к оставленному автомату. Медлительные обращённые даже не дошли до убитых тварей. На четыре цели хватило пяти патронов. Стрелок быстро собрался, подхватил беглеца за шиворот, а тот уже намеревался подобраться ближе к позиции - любопытный! и направился вглубь леса. Только отойдя на приличное расстояние Бобыль заметил, что у парнишки кровит рука.
   - Дай посмотрю; - старший взял за худенькое предплечье раненого, у того были пожёваны мизинец и безымянный палец с частью ладони правой руки: - кто тебя так?; - поинтересовался кузнец, ковыряясь в рюкзаке, где-то на дне был перевязочный материал.
   - Мамка!; - всхлипнул юнец, видимо вспомнив как всё было и со слезами на глазах поведал: - она сначала батю загрызла, а я на сеновале был. Я же не знал, что она стала такая!, пить захотелось, пробрался в дом, а там...; - и заревел размазывая слёзы по щекам, левой рукой, оставляя грязные дорожки, потому что правую уже бинтовал Гордеич и сквозь всхлипы продолжил; - зашёл, а на кухне батя обглоданный лежит и мамка как на меня кинется!, укусила..., еле убежал, дять Семён, а я тоже таким стану?.
   - Каким?.
   - Ну, как эти..., как моя мамка.
   - С чего ты решил?.
   - Дак в книжках и в играх, там если тебя зомби укусит, то тоже превратишься.
   - Выбрось это из головы, здесь всё не так.
   - А как?.
   - У тебя голова болит?, пить хочется?; - малец только кивнул головой: - воот - это твой организм сопротивляется и если до сих пор не стал пустышом, то значит у тебя иммунитет.
   - А кто такие пустыши?.
   - Саня, давай сходим в одно место, нам нужно сделать лекарство от твоей головной боли, а потом я дам тебе книжку, прочитаешь её и многое станет понятно,а то я и сам толком не разобрался что происходит. Как рука?, дергает?: - закончил Бобыль перевязку.
   - Ага, но терпимо.
  Теперь уже вдвоем двинулись к намеченному дому.
   - Дядь Семён, а куда мы идём?; - малец буквально оправлялся на глазах. Детская психики она такая... - более гибкая, тем более деревенский парнишка, да ещё и взрослый рядом, всё спокойнее. Был бы городской, то начал бы из себя что-то строить, фыркать, а сельские, они немного попроще.
   - К Крюковым.
   - К дяде Пете?, у него жена уехала к родственникам. Дядь Семён, а вдруг он тоже такой?; - объяснять не нужно,что имел ввиду Санёк.
   - Вот я старый дурак!; - хлопнул себя по лбу Гордеич: - забыл до снарядить магазин!; - развязал рюкзак добил недостающие патроны.
  
   К жилищу знакомого крались словно мыши, замирая от каждого шороха. В окрестностях ничего подозрительного, но кузнец чувствовал, что в доме кто-то есть. Оставив парнишку на стрёме, сам проник на крыльцо, постоял прислушиваясь, вроде всё тихо только за дверью какое-то шевеление. Помимо автомата гость взял с собой интересный топорик, как было вычитано - бесшумное оружие против пустышей, а если приноровиться, то можно и потягаться с более развитыми тварями у которых недостаточно сформирована природная броня. Дверь была не заперта, щелчок язычка, дверной ручки, тихонько клацнув, позволил приоткрыть створку, лазутчик замер выжидая реакции, что кто-то находился внутри уже не вызывало сомнений. Пока всё тихо. Петли не выдали, своим скрипом проникшего в дом. Гордеич бывал в гостях у приятеля, поэтому сориентировался, что помещения пусты кроме одной комнаты. Замерев, Бобыль прислушался, решая что делать дальше - позвать хозяина, (неудобно, а то проник как грабитель), или аккуратно взглянуть что творится за проёмом, может обитатель тоже прячется от набежавших и обращённых незваных гостей. Поудобней ухватив автомат и топорик гость решил позвать хозяина.
   - Семёныч, принимай гостя; - приятеля кузнеца величали Петром Семёновичем.
  В ответ послышалось урчание, в методичке было сказано, что такой звук издаёт изменённый, новичок первый раз его услышал, ни на что не похожий, поэтому сомнений не осталось и он приготовился встретить тварь. В проёме показался силуэт, какое-то мгновение человеку показалось, что всё нормально и его вышел встретить старый знакомый, но только мгновение, а дальше события понеслись вскачь; обращённый сделал рывок к жертве, на рефлексах, кузнец тюкнул, клевцом топорика, нападающего по темечку. Удар оказался эффективным; монстр рухнул на пол и по телу прошли судороги. Гордеич некоторое время простоял в прострации.
   - Семёныч, как же так?!; - присел возле трупа "убивец": - мать твою!!, да что же это на свете творится!!.
  
   Сколько сидел Бобыль возле бывшего приятеля он времени не засекал, но перед его внутренним взором пронеслись все эпизоды общения со ставшим иной сущностью знакомцем и реальность добавляла новые штрихи в суровую действительность, что по старому уже не будет. Встрепенуться заставила мысль об находящемся на улице мальчишке. Гордеич уже было направился на выход, но остановился - "не надо видеть такое мальцу". Затащил труп в одну из комнат, собрал, испачканные кровью, половики и закрыл улики на замок. Кроме пацана в округе больше никого не ощущалось. Старший товарищ, выйдя на крыльцо, махнул рукой, зазывая того в дом.
   - Давай, проходи на кухню, сейчас лекарство делать будем тебе, ну и мне; - скомандовал Бобыль, когда они оказались внутри.
   - А где дядя Петя?.
   - Нет его, давай, давай, проходи; - не стал вдаваться в подробности дед.
  Санёк прошмыгнул длинный коридор и уселся на табурет за столом, оглядывая обстановку, видимо был здесь в первый раз. Гордеич открыл холодильник, где продукты ещё не успели испортиться, достал бутылку самогона; у Семёныча всегда было здесь припасено. Человек он был общительный и хлебосольный, к нему часто заходили приятели, не смотря на ворчание жены у него постоянно было чем попотчевать гостей. Согласно рекомендациям методички замутил живец, перелил во флягу, остатки слил в пластиковую бутылку из под воды, из неё и напоил парня, набухав пол стакана.
   - Давай пей; - скомандовал старший в дуэте: - все до дна.
   - Дядь Семён! - это же спиртное!; - видя из чего приготовлена жидкость, возмутился подросток.
   - Пей давай, теперь это лекарство и придётся его принимать постоянно: - паренёк, подражая взрослым, выдохнул и залпом опрокинул в рот содержимое стакана; - держи, в себе, держи!; - посоветовал опытный, в таких делах, человек, видя как скривился Санёк.
   - Фух!; - справился с рвотными позывами подросток: - это что за гадость?.
   - Не гадость а лекарство, привыкай.
  Через некоторое время болезный, с удивлением сообщил, что головная боль прошла. Зная, что за этим последует зверский аппетит, Бобыль молча открыл холодильник и стал метать на стол ещё не испорченные продукты. Малец не заставил себя долго ждать, потом опомнился.
   - А дядя Петя не будет против?.
   - Не будет, не будет; - успокоил голодного кузнец, тоже прикладываясь к еде: - ты ешь давай, а то, небойсь, с утра голодный.
   - Дядь Семён, что дальше-то делать будем?; - утолив голод приосанился юноша, считая себя членом команды.
   - Дальше-то?; - переспросил Гордеич и усмехнулся, видя потуги мальца казаться взрослым: - сначала думаем о ночлеге, вечер уже. Потом будем действовать по обстановке; - решил под играть самомнению подростка: - а как ты думаешь?.
   - Ну, всё правильно, ночь на дворе, можем остаться в доме, надеюсь, дядя Петя будет не против; - старался выглядеть старше юнец: - только, вы обещали мне книжку, где написано о том что происходит.
   - Обещал - дам. Только в доме ночевать мы не будем; - вспомнил неприятное соседство Бобыль и ограниченное пространство может быть ловушкой: - лучше пойдём на чердак, там нас труднее достать.
   Бобыль стал собирать неиспорченные продукты и приспособленные для долгого хранения в подобранную на кухне сумку. Санёк только посмотрел на мародёрку, но ничего не сказал. Сторожась вышли из дома, Семёныч с женой работали на станции посменно и бывало сутками отсутствовали, поэтому никакой скотины не держали - это тоже большой плюс быть не обнаруженными, никто сюда не заглянет на суету и запах животных. Вход на чердак был по приставной лестнице. Поднялись, а под крышей пусто, пришлось сделать пару ходок в дом, что бы принести матрасы и одеяла и хоть в это время стояла тёплая погода, но по утрам было прохладно. Пока совсем не стемнело кузнец дал пацану книгу для прочтения, а сам занялся обустройством лежанок. Подросток, как клещ, впился в брошюрку, устроившись возле окна чердака, там было светлее. Расстелив лежанки Гордеич решил почистить оружие, пока пацан занят чтением; сегодня автомат поработал на славу, хорошая машинка - надо следить. Почти стемнело когда Санёк закончил изучать методичку - быстро он!, пожилому человеку, на прочтение, понадобилось гораздо больше времени. Ну а что вы хотите?; современная молодёжь, благодаря интернету, даже в сельской местности, получает ворохи информации и причём, таким потоком, что люди не привыкшие к большим объёмам могут просто захлебнуться в лавине данных, а нынешние юнцы спокойно плавают в этой среде, только вот структурировать и применять знания, пропуская через себя, накапливая житейский опыт, они не удосуживаются - обтекают их потоки, только кое-где цепляя, поэтому про детей компьютеризации можно сказать так: "мозгов ведро, а ума - с гулькин хер". Закончив чтение Санёк восторженным шепотом,(хоть ума хватило не говорить громко), сделал свои выводы.
   - Это что?, мы провалились в какую-то игру? - монстры, уровни, дары, кластеры, выживаемость. Дядь Семён - это правда?. Это как полное погружение!; - а что я говорил? - детская психика пластична, малец уже забыл дневные ужасы и с восторгом принял факт возможности "поюзать".
   - Может и в игру, Саня, только дополнительных жизней здесь не дают, погибают тут люди, сам видел. И ты только такие выводы сделал из прочитанного?.
   - И другие кластеры видел?; - восторг ещё не прошёл.
   - Видел.
   - А какие дары дают?.
   - Разные, ты что? невнимательно прочитал? - никто заранее не может предсказать, они проявляются со временем.
   - Да-нет, это я понял, просто, может вы что-то знаете.
   - Саня, я такой же свежак как и ты, даже не знаю где искать стабы, обжитые имунными, найти бы того кто подскажет. Завтра будем заниматься этими вопросами. Давай устанавливать дежурство на ночь и спать.
   - Дядь Семён, мне бы какое оружие, может у дяди Пети, в доме, есть?.
   - Нет у него оружия, он рыбак, а не охотник. Ложись спать я подежурю, под утро меня сменишь.
  Возбуждённый пацан долго ворочался, но всё-таки уснул, а пожилой человек сидел у входа на чердак и размышлял - "вот ведь сорванец - игру ему подавай, страха у них нет, привыкли в свои стрелялки рубиться. Ещё пару поколений таких компьютерных наркоманов и они так и так бы превратились в монстров с тремя длинными пальцами, потому что остальные не нужны, что бы стучать по клавиатуре и держать "мышку".
  
   Глава 3.
  
  
   Какой настойчивый солнечный зайчик!, и здесь он не оставляет в покое нашего героя, проникнув сквозь щели двери на чердак. Георгич поморщился и с ужасом понял, что спал привалившись к притолоке проёма в своё убежище. Дёрнулся, замутнённым сном взглядом, оценил обстановку - слава Богу, всё тихо, здесь он окончательно проснулся коря себя за безответственный проступок - уснул как пацан, а кстати; как он?. Силён брат!, до сих пор дрыхнет; Санёк лежал на матрасе, свернувшись клубочком, сложив руки таким образом, как будь то баюкал пораненую конечность. Старший товарищ, кряхтя встал, заставляя работать затёкшие мышцы. Подойдя, легонько потормошил напарника по несчастью. Спящий лениво развернулся, видимо досматривая сон, вскинулся, вспомнив к какой он реальности и определив, что уже день, с укоризной спросил кузнеца.
   - Чё же не разбудили?, дядь Семён, всю ночь продежурили, совсем не отдохнули.
   - Ничего страшного, я привычный; - соврал Бобыль: - а тебе хорошенько отдохнуть надо было, умаялся за вчерашний день. Как рука?.
   - Да вроде бы не болит; - потряс кистью раненый: - как там снаружи?.
   - Пока всё спокойно, давай сделаем тебе перевязку, кушаем и дальше действуем по плану.
   - По какому плану?; - переспросил Санёк, разматывая бинты на ладони.
   - Ты что, уже забыл, куда нам надо попасть?, мы же договаривались...; - хотел напомнить Гордеич вчерашний разговор, но был прерван возгласом подростка.
   - Вау!!; - бинты были сняты с повреждённого места явив собой удивительный факт; раны затянулись плёнкой молодой кожицы. Оба уставились на признак обретения новых способностей: - значит действительно у меня бешеная регенерация!; - восторженно прошептал юнец, осторожно пошевеливая восстановившимися пальцами. Старший товарищ промолчал, да и что сказать? - факт на лицо.
   - Зажило и очень хорошо, только ты её не напрягай, до времени, а пока, давай поедим и по сто грам живчика, с утра, потом спустимся в дом и поищем соду с уксусом - развести горох. Написано - для развития даров..., знать бы что это такое.
   - Опять спиртное!, дядь Семён, я его не люблю.
   - Смотри какая молодёжь пошла!, от спиртного нос воротит - молодец!, но только нам придётся постоянно его употреблять, да и градус здесь небольшой, так что, не сопьёшься, а привыкать надо.
  Поели продуктами из дома, то что в скором времени должно испортиться, долгого хранения не трогали, как там дальше - неизвестно. Спустились в дом, на кухню, Санёк морщил нос от неприятного запаха, всё правильно; он же не знал, что в соседней комнате находится пованивающий труп, а Гордеич умолчал сей факт, кивая на холодильник, там и правда уже несло душком, электричества-то нет со вчерашнего дня. Покинули, приютившие свежаков на ночь, хоромы и опять зашли в лес. Старший в паре решил выдвигаться к месту трагедии - вчерашней стычке людей с монстрами. Бобыль не мог объяснить зачем ему туда надо, может было желание подобрать там ещё что-то полезное, хорошо бы ещё один такой автомат, для напарника, да и патронов с вещами не помешало прихватить - пацан-то совсем не для похода одет, да и вообще, была слабая надежда, что будет возможность похоронить останки - не дело, когда они не погребённые.
   - Дядь Семён, а куда мы идём?; - прервал мысли вожака вопрос Санька.
   - На триста первый километр северной ветки; - пацану не надо подробно объяснять, он же местный.
   - А что там?.
   - Вчера там был бой с тварями, погибли люди, хочу посмотреть как обстановка, может и одежду с оружием тебе подберём. Да!, теперь можешь звать меня Бобыль - такое мне новое имя дали.
   - За что вас так?; - в голосе пацана была неподдельная обида.
   - Эх.., молодёжь!; - хмыкнул кузнец: - не беспокойся ты так - это не ругательство, вы уже и не знаете его значения. Бобыль - значит одиночка, я таким и до попадания сюда был.
   - Ну мы же сейчас напарники?; - в голосе подростка была толика возмущения, впрочем - это продлилось недолго и пацан переключился на другую тему: - дядь Се... Бобыль, а мне тоже положено новое имя, может окрестите меня?.
   - Не Сань, придём в стаб, там тебя и переименуют. Я такой же свежак, как и ты. Мне кажется, пока не имею права - это должны делать более опытные товарищи.
   - А кто же тогда вас окрестил?.
   - Хороший человек, Саня, только он погиб на моих глазах, звали его Бритва.
  Шикнув на пацана прекратить разговоры, а-то звуки далеко разносятся по лесу, пара новичков осторожно приблизилась к опушке, только немного в сторону, что бы с дальней дистанции оценить обстановку. Общая картина не порадовала; на расстоянии метров ста от места трагедии толпились пустыши и более развитые твари, но не было матёрых. Причина опаски монстриков начальных стадий была не понятна, пища для них была, но чего-то они боялись приблизиться. Расстроенные наблюдатели обречённо рассматривали собрание обращённых и правда - ситуация напоминала митинг, только лозунги не выкрикивали. Пенсионер решил понаблюдать за повадками тварей - пригодится.
  
   Вот уже час напарники любуются на отвратные картины поведения изменённых. За это время некоторые пустыши падали и мострики по шустрее пользовались ситуацией, пожирая ослабевших особей. Санёк уже несколько раз порывался блевануть, но сдерживался - крепчает пацан!, в другой реальности уже переметал бы все съеденные харчи по округе. В принципе, делать здесь больше нечего (вдвоём с такой оравой не справиться), но Гордеич чего-то ждал и дождался. Со стороны посёлка затрещали выстрелы и всё стадо ломанулось по дороге назад, реагируя на громкие звуки, те кто мог бежать, а более медлительные поплелись за ними. Наблюдатели дождались, когда последние скроются за поворотом и Бобыль дал команду осторожно выдвигаться. С места бойни уже пованивало. Кузнец, по дороге, прихватил крепкий ствол деревца, обрубив его топориком. Приблизились. Санёк смотрел вокруг расширившимися глазами; сейчас до него доходил весь ужас реальности и что это не игра и смерти здесь не понарошку. Первым делом направились к перевёрнутому БМП, кузнец подсунул рычаг под борт машины, поднатужился, приподнимая край тяжёлого агрегата, вес добавлял рубер, так и висевший поперёк помятого остова, но дело пошло. Санёк, тем временем вытащил зажатое тело; откуда только силы взялись, видимо повлиял короткий рассказ Бобыля, о том, что это его крёстный. А в посёлке не утихали выстрелы. Пока есть время Кузнец стаскивал тела людей в одно место - в низинку недалеко от дороги, а мальцу дал задание найти бензин, или другие горючие вещества. Кто-то скажет что это кощунство, но в данной обстановке, когда нет времени, Гордеич решил сжечь тела, ведь был в старину такой обряд, пусть лучше, пеплом унесутся ввысь, чем быть пожранными мерзкими тварями. Молодой напарник был бледен, но споро выполнял просьбы старшего товарища; округлые детские черты лица заострились, взгляд изменился и стал твёрдым, человек буквально на глазах взрослел - не дай Бог попадать в такие ситуации, но они закаляют, сегодня Санёк расстался с детством.
   Звуки выстрелов стали приближаться, а у похоронной команды уже было всё готово. Не смотря на дефицит времени постояли, с непокрытой головой, отдавая честь воинам, Бобыль поджог ветошь и бросил в братскую..., могилой назвать это сложно, скорее, братское вознесение. Полыхнуло знатно, даже пришлось отшатнуться, видимо местные боги приняли жертву, а помимо выстрелов уже были слышны рычание автомобильных моторов. Быстро подобрав приглянувшиеся вещи и оружие, по команде старшего, пара устремилась к лесу. Углубляться не стали, а разместились на опушке с целью понаблюдать за приближающейся колонной и определить, кто это такие. В книге было сказано, что в Улье доверяться первым встречным опасно - люди бывают разные, отдельные индивиды сколачивают банды, для которых нет ничего святого и помимо зараженных охотятся на людей, убивая и присваивая вещи попавших в лапы этого сброда. Показались головная машина, переделанная из обычного грузовичка в футуристический бронеавтомобиль. На крыше этого чуда стоял стрелок за пулемётом, судя по виду, приличного калибра. Машина приостановилась, затем ускорилась, подъехав к месту разгрома затормозила возле БМП. Погребальный костёр разгорелся не на шутку, пачкая небо жирным чёрным столбом дыма. Из броневичка выскочило два человека, а стрелок за пулемётом начал нервно водить стволом страхуя подходы. Пара быстро обошла побоище, заглянули и в низинку где полыхал огонь. Показался ещё один пассажир. Крикнув что-то поисковикам (Гордеич не расслышал) махнув рукой в направлении наблюдателей, третий метнулся за защиту опрокинутой машины, ствол пулемёта броневика зафиксировался в сторону свежаков. Вышедшие из машины ранее среагировали на крик-предостережение и залегли в складках местности. Бобыль напрягся, осторожно выглядывая из-за куста прижав, силой кузнеца, Санька к земле, пытающегося выглянуть и посмотреть на прибывших. На какое-то время наступила пауза; пассажиры броневичка затаились, чего-то выжидая, а Гордеич приготовил автомат - на всякий случай.
   - Дядь Се... Бобыль; - зашептал малец напарнику: - они там о чём-то переговариваются, по моему, по рации.
   - А ты откуда знаешь?; - удивился старший.
   - Так-слышно. Только я разобрать не могу - о чём, что-то про засаду и колонну.
  Пожилой человек прислушался, но вокруг раздавались обычные звуки и главную скрипку здесь играл костёр запаленный свежаками, гулом и треском перекрывающий всю остальную какофонию. Списав всё на севший от времени слух Гордеич продолжил наблюдать за приехавшими, за-то он точно чувствовал где кто находится и даже ощущал ещё двоих в автомобиле. В это время, один из спрятавшихся в низинке направился в сторону затаившихся наблюдателей. Не прикасаясь к висящему у него оружию, остановился за двадцать метров до лёжки напарников.
   - Вы чьи будете?; - крикнул парламентёр в направлении наблюдателей.
   - Ничьи..., мы сами по себе; - ответил кузнец, ещё сильнее прижав малька порывающегося присоединиться к разговору: - а вы кто такие?.
   - Со стаба Приозёрный, потрошили вагоны на станции.
   - Ну а мы жители этой станции.
   - Свежаки?; - чему-то обрадовался переговорщик.
   - Что-то в это роде. А с чего такая радость?.
   - Меня Хромом звать; - представился парламентёр, продолжая лыбиться: - новичкам мы всегда помогаем - карму остерегаемся нарушить. Здесь поневоле станешь верить в приметы.
   - Если помогаете, то чего пушки на нас наставили?; - не спешил выйти из-за дерева Бобыль.
   - Так кто же знал!. Сенс определил вас двоих прячущихся, а вдруг засада?; - переговорщик пригнув голову к плечу, где был закреплён микрофон рации, скомандовал: - отбой мужики, здесь свежие со станции; - после этих слов вышедшие из автомобиля принялись обходить место побоища, а пулемётчик продолжил контролировать периметр. Из-за поворота показалась колонна из четырёх грузовых автомобилей и замыкал процессию армейский БМП. Гордеич поднялся и Хром напрягся, экипировка свежака никак не соответствовала положению новичка, здесь и Санёк показался кое-как обвешанный амуницией.
   - Хм...; - быстро прикинул расклад старожил: - здесь подобрали?
   - Да; - не стал отнекиваться кузнец: - а что, есть какие-то претензии?.
   - Нет - нет; - даже замахал руками собеседник: - это ваше по праву. Вы первые здесь были. Кто-то из группы Бритвы остался живой?.
   - Нет. Твари всех задрали.
   - Что-то не сходится. Команда у него была боевая и эти изменённые не должны были их подрать.
   - Этой стаей командовал элитник - матёрый, его здорово покоцали, но он ушёл. Так мне сказал Бритва перед тем как уйти
   - Так ты застал его ещё живым?.
   - Умер у меня на руках; - не стал говорить всей правды Гордеич.
   - Это вы устроили?; - кивнул в сторону костра Хром.
   - А что, надо было бросить погибших на съедение тварям?; - набычился Кузнец: - копать могилу не было времени, мы же не знали кто там едет со станции.
   - Да-нет, всё правильно - хоть так, лишь бы падальщикам не досталось, хорошим мужиком был Бритва.
  А в это время колонна остановилась возле головного броневика, из машин выскочили несколько человек и со сноровкой стали собирать имущество погибшей команды, двое стали вскрывать споровые мешки тварей. Ещё одна группа, как по волшебству появившимися тросом и жесткой сцепкой, с помощью грузовика поставили опрокинутый БМП на колёса и прикрепили к самому большому автомобилю на прицеп. Всё это было проделано за несколько минут, пока новички, в сопровождении Хрома, успели подойти к броневику. Прозвучала команда на выдвижение, свежаков пригласили внутрь бронированного монстрика. Два часа хода в салоне царило молчаливое напряжение; рейдеры внимательно рассматривали окружающую обстановку сквозь смотровые щели и только спустя это время заметно расслабились, как следствие, их потянуло на разговоры.
   - Ну давайте знакомиться; - обратил внимание на парочку отрядный сенс; - меня звать Пузырь: - представился низенький полненький человек, действительно чем-то напоминающий своё новое имя; - С Хромом вы уже знакомы, а это; - поочерёдно указал рукой на сидящих в салоне: - Бедуин - не от слова беда, Посол - но не пряный, Циркуль, но никак не художник, хотя ентому еврею лучше бы подошло имя Ватман, Тренд, в смысле, что всё время трындит, только сейчас он что-то молчаливый и наш пулемётчик Слон, потому что любит своей машинкой разносить всё в округе; - сразу было видно, что рассказчик балагур и душа коллектива, не смотря на едкие характеристики остальные весело похахатывали.
   - А что, Посол был дипломатом?; - влез в разговор Санёк.
   - Ну можно и так сказать; - задумался Пузырь: - и как любой дипломат он очень любит посылать: - тут присутствующие не выдержали и разразились хохотом.
   - Ладно; - стал серьёзным отрядный сенс: - опасные места мы проехали, скоро будет наш стаб. Надо бы новичков окрестить.
   - Я уже крещёный; - отозвался Гордеич.
   - Вот как?; - удивился Пузырь: - и кто же это успел тебе дать имя?.
   - Бритва..., перед смертью; - после этих слов в салоне повисла тишина нарушаемая завыванием мотора броневика.
   - Хороший был мужик; - после минуты молчания снова заговорил сенс; - как назвал?.
   - Бобыль.
   - Бобыль; - как будь то на языке покатал это слово душа компании: - нормальное имя, а пацан?.
   - Он не крещёный, просил меня дать ему имя, но я подумал, что пока не имею права; - признался кузнец.
   - Правильно; - одобрил Пузырь: - что бы крестить - надо хоть немного разбираться в этом бардаке под названием Улей. Ну что, Хром, ты первый общался с новичками - тебе и назвать малька.
   - Чего это я малёк?!; - стал сверлить присутствующих взглядом Саня: - мне уже скоро четырнадцать!.
   - Ух-ты!; - удивился реакции пацана Хром: - сейчас дырки прожжешь нам. Решено - будешь Буром. Теперь твоё имя Бур: - после слов крёстного парень заулыбался, видимо понравилось слово.
  Ещё час езды и колонна подъехала к стенам стаба. Это была настоящая крепость обнесённая..., забором и не назовёшь - натуральная стена высотой пять метров, с пулемётами на вышках и массивными воротами. При приближении автомобилей створки отъехали в стороны пропуская транспорт вовнутрь периметра в своеобразный предбанник. Новичков отвели в отдельное помещение для беседы с ментатом, остальные, на машинах, проследовали вглубь территории стаба. Только теперь, за надёжными стенами, Гордеич понял как он измотался за эти два дня когда навалилась усталость.
  
  
   Глава 4.
  
   Беседа с ментатом оказалась тяжёлым и нервным процессом. Пришлось откровенно рассказать как крестник ушёл за грань, но на удивление, получил от расспрашивающего одобрение непростому поступку; здесь к жизни и смерти совершенно другое отношение. В остальном, последовал десяток стандартных вопросов и новому жителю Улья вручили карточку удостоверения личности являющуюся своеобразным паспортом. Получив краткие инструкции по вопросам поведения в стабе, а так же талон на недельное бесплатное проживание и питание Бобыль шагнул на территорию поселения где выжившие пытались построить, привычные для себя, быт и правила отношений между людьми. Санёк..., ой! - извиняюсь, теперь уже Бур, прошедший первым проверку, дожидался старшего товарища на выходе и не мудрено; куда податься пацану в незнакомом месте одному?, вот и решил он держаться знакомого человека ещё из старого мира.
   - Дядь Бобыль, какие планы?; - совершенно по взрослому поинтересовался малец.
   - Сначала устроимся с ночлегом, потом к местному знахарю на определение даров Улья. Посоветовали в первую очередь обратиться к нему, чтобы дал советы какие мы отхватили подарки и как правильно их развивать.
  Помещением для временного пристанища оказались обыкновенные казармы с комнатами на четыре койко-места. Все удобства находились в конце коридора. "Хоромы" куда их поселили пустовали и Бобыль с Буром были первыми жильцами. Разложив свой нехитрый скарб, хотя, для новичков они были неплохо экипированы, парочка направилась к знахарю. Расспросив прохожих о местонахождении, поплутав немного, новички оказались перед воротами отдельно стоящего дома. Зашли и оказались в другой эпохе. Домишко был деревянный с занавесочками на окнах, на пристроенной веранде лавки, стол с самоваром, а за ним сидит пожилая женщина в платке сёрбая чаёк с блюдечка - идилия!.
   - Чего встали?, проходите чайком попою; - приглашающе махнула рукой хозяйка вошедшим. Не став мяться посетители прошествовали на веранду и расселись по лавкам: - пришли узнать чем вас улей одарил?
   - Тётя...; - начал было Бур, не зная как зовут женщину.
   - Матрёна меня кличут; - подсказала пацану обитательница избушки: - в той жизни меня по другому звали, а здесь выбрала себе такое имя, мне оно всегда нравилось.
   - Тётя Матрёна, а знахарь сегодня принимает?.
   - Принимает принимает. Я и есть знахарь, вернее знахарка, но так уж повелось, что все называют в мужском роде. А ты значит новенький?; - потрепала за вихры женщина мальца: - о!, неплохим умением одарил тебя Стикс!. Как у тебя со слухом?.
   - Да вроде нормально; - приосанился паренёк, желая показать что он уже взрослый и начал обстоятельно объяснять: - я и раньше не жаловался, а сейчас стал замечать что улавливаю звуки которые совсем не должен слышать. Вот например, сейчас у вас в кладовке кто-то банку опрокинул, по моему это кот.
   - Ах-ты зараза!; - не по виду, резво сорвалась с лавки хозяйка, забежала в дом. Из помещения донеслись ругань и обиженное мявканье животного. С гордым видом не крылечко выполз здоровый котяра с угольно чёрным овальным пятном под носом, что создавало эффект пышных усов над верхней губой. Нагло осмотрев пришедших хулиган по королевски прошествовал за угол. Вернулась Матрёна.
   - Это мой кот - Бармалей. Пристрастился стервец к живцу, теперь за ним глаз да глаз!.
   - А кличка ему идёт, особенно из-за пятна под носом; - пояснил Бобыль: - на первый взгляд, прям как пышная растительность.
   - Из-за него и прозвали, да и характер похож; - уточнила Матрёна и вернулась к своим обязанностям раскрывая юноше грани его дара: - тебя милок, Улей наградил неплохими возможностями. Сейчас начнёт развиваться острый слух. На первом этапе намучаешься ты, пока не научишься отсекать посторонние звуки, но это быстро пройдёт и в последствии сможешь пользоваться подарком как акустическим радаром. Это один из вариантов сенсорики - полезное приобретение, в любую команду возьмут, или караваны сопровождать. В общем, если голова на плечах - жизнь будет безбедная. Теперь давай посмотрим, что у тебя; - повернулась знахарка к старшему из гостей. Бобыль подсел поближе и Матрёна долго водила руками у него над головой. В процессе манипуляций её лицо сначала стало задумчивым, потом хмуро-озабоченным: - что-то я не пойму; - удивлённо вынесла вердикт, после всех исследований хозяйка: - не могу определить никаких даров. Ты сам-то?, что нибудь чувствуешь?.
   - Людей чувствую, но я и до попадания сюда умел их различать.
   - Не - это не дар, скорее всего - твоя особенность, а ещё что нибудь?.
   - Да вроде бы - всё, по крайней мере, не замечал чего-то другого.
   - Интересный случай; - как-то по вивисекторски взглянула на Бобыля Матрёна, что даже тому стало неуютно: - а впрочем..., бывали факты когда дар проявляется поздно и как правило - какая нибудь ерунда, причём слабо выраженная; - "обрадовала" новичка старожил: - но ты не расстраивайся; Улей даёт не один дар, следующие могут быть полезные и ярко выраженные, здесь ничего невозможно предугадать. Если повезёт приобрести жемчуг и принять, то это гарантия развития новых возможностей, только тебе надо постараться не сгинуть раньше времени в этом аду.
  Гордеич хотел сказать, что уже принял красную жемчужину, но что-то остановило его и он промолчал, наверно причиной был исследовательский пыл знахарки вплоть до расчленения, Бобыль почувствовал это. А тем временем хозяйка давала советы как развивать дар, принимая раствор "гороха". На подворье зашли новые посетители и парочке пришлось покинуть уютную усадебку. На обратном пути заглянули в столовую. Разносолов не было, но покормили сытно. Теперь остро встал вопрос - "что делать дальше". Вопрос конечно риторический, потому что новичкам, с их опытом и навыками, чтобы не быть обузой, оставалась единственная дорога в рейдеры - таскать с кластеров всё необходимое для жизнедеятельности стаба. Поход в расположение мародёров отложили на завтра; поздно уже, да и отдохнуть, от всех прошедших передряг, необходимо, а ещё вещи свои надо рассортировать и привести в порядок.
   Утром, отдохнувшие и бодрые, (парнишка по причине молодости, а Гордеич и вправду стал ощущать лёгкость для своих лет) новички объявились на территории хозяйственной части сотрудники которой, как-раз и занимались материальным обеспечением и привозом необходимого из кластеров. Пару новоприбывших направили к начальнику этой конторы со звучной кличкой Жила, хотя жилистым он не выглядел, скорее ему дали новое имя в связи с геологией, или умением доводить людей. После общения новые сотрудники пришли к выводу, что вторая версия предпочтительней. Определили "салаг" в бригаду недавно потерявшую несколько членов в последнем рейде, мужики отклонились от маршрута, за вкусняшками, за это и поплатились. Не смотря на потери траура в команде не ощущалось; в Улье особенное отношение к жизни и смерти. Нельзя сказать, что здесь каждый сам за себя, помочь - помогут, но и самопожертвованием никто заниматься не будет. Вот так - потихоньку и вливались в коллектив два попаданца - один молодой другой пожилой. В неделю получалось по два рейда, почти по графику; расписание перезагрузки кластеров известны, успевай посещать их вовремя. Оплата такой работы была мизерной, но на жизнь хватало, хотя однообразной такую работу не назовёшь, да и потери личного состава были часты когда нарывались на развитых зараженных, но постоянная мародёрка приедалась. Из трёх имевшихся горошин Бобыль две отдал мальцу; ему нужнее - развивать дар, себе оставил одну, растворил и попивал эликсир потихоньку, без всякой надежды помня приговор знахарки. А Бур прогрессировал, к нему стали приглядываться более серьёзные люди, пацан уже спокойно мог классифицировать монстров, по слуху, на приличных расстояниях. Чувствовать людей, действительно оказалась не Даром и прогресса этой способности не было, Гордеич мог ощущать разумных на расстоянии до двухсот метров, а с монстрами, ну никак не получалось определить их.
   Прошло три месяца, всё это время Бобыль с Буром работали в паре. Пожилой человек привязался к юнцу считая его, чуть-ли не внуком и было это взаимно, в тоже время оба понимали. что в дальнейшем у них будут разные пути - перспективный сенс и бездарный рейдер ну как тут увязать будущее?. Сегодня был выезд на кластер перезагружающийся торговым районом большого города. Рейд опасный из-за того что этот кусок привлекал много пришлых зараженных, достаточно развитых вплоть до элиты. Караван остановился на приличном удалении от границы ожидая когда пропадёт "кисляк". Первым выдвинулось охранение отстреливая, пока ещё одиночек, примчавшихся на поживу монстров. Постепенно весь караван втянулся на территорию кластера, а там творился хаос; местные обитатели ещё не обратились и бестолково пытались выяснить причины возникшего, по меркам современного обывателя, апокалипсиса - связи нет, электричества нет, вода из крана не течёт, ну как так жить можно!. Цели давно определены, не обращая внимания на возмущение потенциальных "нелюдей" члены бригад, угрожая оружием, занялись перетаскиванием товаров в машины. К чести присутствующих здесь ментов, они не пытались идти грудью на пулемёты, а профессионально старались выведать причины такого поведения и появления большого количества вооружённых людей. Пришлось командиру каравана объяснять местным куда они попали и что будет дальше. На стихийный митинг собралось прилично народа; кто-то задумался над информацией, кто-то ударился в панику, большинство крутило пальцем у виска жалостливо поглядывая на оратора и только наличие оружия удерживало людей от крепких словцов в адрес "сказочника". А бригады, тем временем, затарились необходимым, пора переезжать к следующим целям в районы застроек жилыми домами. Немного не хватило времени рейдерам убраться когда в город набежала основная масса "любителей свежанины". Гордеич с Саньком, в глубине магазина, набивали большой баул охотничьей камуфлированной одеждой когда на улице раздались крики и прозвучали выстрелы. Бросив шмотки парочка побежала к выходу. Не успели. Грузовик, привезший их сюда, на всех газах, улепётывал по проспекту преследуемый топтуном. Неудачники растерянно проводили взглядом удаляющийся транспорт скрывшийся за поворотом. И тут включился дар мальца.
   - Дядь Бобыль, сюда бегут два лотерейщика и топтун!.
  Напарники, не сговариваясь, припустили в ближайший переулок. Тандем вёл молодой пользуясь своим даром, стараясь избегать встреч с опасными монстрами, а уже начавших обращаться пустышей просто игнорировали в силу их медлительности. Почти выбрались из района застроек и тут, то-ли дар подвёл начинающего сенса, то-ли монстр хитрым оказался, но парочка выбежала прямиком на кусача. Бур, поскольку бежал первый, получил удар лапой, отбросивший его на стену дома. Немного отставший Бобыль, с ужасом, почувствовал, что склонившийся над жертвой монстр сейчас разорвёт мальца. Откуда-то из глубины, волной гнева, родился вопль - СТОЯТЬ!!. И кусач послушался, только не по своей воле, да и не выполнил бы приказа отожравшийся хищник, а причина была проста - тушу зверюги покрыл иней; замёрз бедолага, свалившись ледышкой рядом со своей добычей. Парой секунд позже упал и Гордеич лишившись сил, как будь то из него вынули стержень, но беспокойство за напарника не дало насладиться неподвижностью и старший товарищ, ползком, добрался до бессознательного тела. Бур был жив, только в отключке с располосованным, острыми когтями, правым плечом.Превозмогая слабость кузнец достал перевязочный материал и забинтовал ранение предварительно срезав одежду. С каждым мгновением Бобыль чувствовал себя всё лучше и лучше потом вспомнил, что в таких случаях помогает живец. Выдул пол фляги и бурным потоком начала возвращаться сила. Взвалив на плечо пострадавшего, придерживая одной рукой, во вторую взяв автомат, дед понёс внучка к границе кластера стараясь быстрее покинуть опасный район. Судьба благосклонно отнеслась к брошенным рейдерам. Гордеич благополучно вынес пацана за пределы города. Очнулся Бур когда напарник отдыхал от очередной перебежки от куста к кусту.
   - Деда, где мы?; - были первыми слова пришедшего в себя парнишки. Он попытался устроиться поудобней, но скривился от боли в плече, вспомнив предшествующие события раненый испуганно спросил: - а где кусач?.
   - Успокойся; - ласково прижал дёргающегося Бобыль: - нету его, уничтожил, на вот, попей живца, полегчает. Малой присосался к фляге допив оставшуюся половину: - теперь надо покушать; - кузнец достал из рюкзака банку тушенки, вскрыл, вынул из кармашка сидора ложку, подал пострадавшему. Не смотря на ранение у того был аппетит хороший, только кушать левой рукой получалось нескладно. Еда из банки быстро закончилась, Гордеич достал вторую и приговорили её уже на пару. Сделали по глотку элексира из фляги Бура, спораны у обоих были, но приготовить напиток необходимо найти спиртное и воду, поэтому экономно запили еду. Не смотря на протест старшего раненый настоял на том, что пойдёт самостоятельно, тем более он себя лучше чувствует. На счастье, повреждение было поверхностное и беспамятство было вызвано ударом об стену, но обошлось без сотрясения, только лёгкая контузия с которой молодой организм быстро справлялся. От укрытия к укрытию, перебежками, добрались до границы кластера. Соседним оказался лесной массив не представляющий для монстров никакого интереса. Вековой сосновый бор принял в свои объятья беглецов. Почву устилал мох различных расцветок. Здесь видимо был сезон грибов в большом количестве семафоря гостям своими шляпками. Гордеич не удержался от соблазна и набрал красавцев "белых" в отыскавшийся полиэтиленовый пакет - небольшое разнообразие в еде к приевшейся тушенке. Вскоре обнаружилась утоптанная тропинка пересекающая путь движения рейдеров. Тропа не звериная, а набитая людьми, после короткого обсуждения решили идти направо, как раз в направлении стаба. Через два километра тропинка вывела напарников на живописную лужайку возле берега речушки, а чуть в стороне, между сосен, стояла изба, ниже, у кромки воды, приютилась банька и больше ничего. Мирная пастораль этого места кольнула тоской воспоминаний Гордеича о своей усадьбе и размяк бы Бобыль от идилии раскинувшегося пейзажа если бы не предостережение Бура.
   - В доме кто-то есть, не могу понять.
  Кузнец оттащил мальца за куст и шепотом поинтересовался.
   - Точнее можешь определить?.
   - Не, слышу дыхание, только оно какое-то неправильное.
   - Всё-таки ты перенапрягся, да и контузия даёт о себе знать; - сделал вывод сомнениям сенса дед: - надо проверить дом, может разживёмся спиртным, а ты держись за мной.
  Осторожно начали подкрадываться к избе. При падении от удара кусача Санёк потерял своё оружие и Гордеич, в суматохе, забыл его подобрать и вот теперь вдвоём подбирались к цели своей разведки с одним автоматом. Дошли до крыльца, теперь и бобыль слышал какие-то звуки внутри. Дверь была не заперта и при открытии предательски скрипнула. Пара отпрянула от проёма. В пятне света показался ползущий ослабленный пустыш. Бобыль стоял и ждал когда обратившийся доберётся до выхода не забывая контролировать пространство внутри помещения.
   - Дядь Бобыль!, стреляй!; - получается же у некоторых кричать шепотом!, да ещё и спрятавшись за спину старшего.
   - Не спеши; - осадил пожилой порыв молодого: - а вдруг в доме ещё кто-то есть?. Этот пусть сам выползет, а-то потом вытаскивай его из хаты.
  Пустыш перевалил через порог и противно урча стал подтягиваться к вожделенной пище. Гордеич, без затей, прикладом автомата сломал шею зараженному и на этом всё закончилось. Незваные гости ещё постояли немного у входа и проникли во внутрь. На первый взгляд, да и приглядевшись стало понятно, что здесь проживал одиночка, такой же как и Бобыль, женским духом тут и не пахло, но было относительно чисто и наведён мужской порядок - никаких рюшечек и финтифлюшек, всё строго и функционально, присутствовал лёгкий запах фекалий, но поскольку пустыш ещё не успел избавиться от одежды, то всё это безобразие он вытащил вместе с собой за порог, немного проветрить и всё будет отлично. на кухне стояла плита с газовым баллоном. В этой глуши холодильник можно использовать только как мебель, поэтому в шкафчиках находились продукты длительного хранения - удачно зашли. Обследовали всё помещение, заглянули в подпол, откуда было извлечено, закатанное в трёхлитровую банку сало, нашлась и водка, так что рейдеры теперь были обеспечены живцом. После перевязки плеча пострадавшего Гордеич занялся готовкой пищи; грибочки пришлись как раз кстати, а к супчику присовокупили ещё и кучу разносолов вытащенных из подвала. Наелись от пуза, даже зачерствевший хлеб не испортил праздника желудка.
   На заимке "потеряшки" провели три дня пока не затянулись раны у Бура. Бобыль так и не сказал каким способом уничтожил кусача, а пацан и не спрашивал посчитав что тот был застрелен. За четыре дня, без приключений, напарники добрались до стаба, а их уже посчитали погибшими; большие потери были у рейдеров в той вылазке. Гордеич настоял на неотложном посещении знахаря в связи с ранением Санька; вроде и заживает нормально, но мало-ли...
   - Опять вы?; - ничего не изменилось с прошлого посещения, гости застали так же сидящую хозяйку за столом с самоваром: - что-то рановато пожаловали, или уже приняли по жемчужине?.
   - Матрёна, у мальца было ранение, посмотрела бы?; - потащил на веранду, за руку, упирающегося Бура дед.
   - Платить есть чем?; - между сёрбаниями чая из блюдца поинтересовалось знахарка
   - Найдём; - пытался усадить рядом с хозяйкой сопротивляющегося подростка кузнец.
   - Ну давай посмотрим; - Матрёна отставила опустевшее блюдце, поводила руками над плечом и головой раненого: - оо!, а ты подрос!, дар правильно развивается, а царапины..., через неделю забудешь про них; - глядя на Гордеича, наверно больше его успокаивая чем пострадавшего, обнадёжила знахарка и обратилась к старшему: - давай заодно и тебя посмотрю что с даром. Опять долго водила руками вокруг головы пациента и с задумчивым выражением лица вынесла вердикт: - не вижу никаких намёков какого нибудь дара, как ты вообще в рейдерах до сих пор жив?.
   - Да пока как-то везло; - неопределённо славировал общей фразой Бобыль, если хозяйка не видит ничего, а факт замёрзшего кусача никуда не делся, правда свидетелей нет, но все симптомы первого применения дара были налицо, то лучше промолчать об этом.
  Отсчитав плату назначенную знахаркой в три спорана кузнец повёл пацана домой. Комнату, где они ночевали в первые дни прибытия в стаб, оставили за ними и теперь они считали её своим домом. Через неделю, как и предсказала Матрёна, у Бура зажило плечо, но тут другая напасть - пришли представители от караванщиков вербовать перспективного сенса на работу. Водить караваны по Улью тоже не безопасно, но всё же это не вылазки рейдеров снующих под носом у армады зараженных. Гордеич, желая лучшей доли мальцу, на пару с представителями торговцев, сумел уговорить парня согласиться на предложение. Остаток дня посвятили сборам на новое место будущего работника гильдии перевозчиков. Санёк,привязавшись к пожилому напарнику, порывался отказаться от хорошей перспективы, но настойчивость и доводы старшего товарища прекратили эмоциональные попытки отбрыкаться под совершенно детскими предлогами.
   А на следующий день Бобыль остался один. Санек ушёл на новое место работы, унося светлый кусок ностальгии о прошлом, все-таки сроднились они с мальцом, но у Стикса свои законы и проживший жизнь старик понимал, скорее чувствовал, что так будет лучше. В конце концов одиночка решил напиться, то-ли с горя, то-ли празднуя новое назначение Бура, скорее всего всё вместе, а о дальнейших планах подумаем потом. Прихватив наличные спораны кузнец направился в бар.
  
   Глава 5.
  
   - Ну наконец-то, появился!; - были первыми слова начальника подразделения рейдеров: - давай вливайся в коллектив, сейчас я тебе представлю...
   - Подожди Жила; - прервал боса Бобыль: - можно сделать так что бы я работал без напарника?.
   - Причины?; - подозрительно прищурился руководитель.
   - Ну... ты понимаешь... мы с Буром были как родные и мне необходимо побыть одному, чтобы всё улеглось; - придумал слабенькую отмазку Гордеич: - заверяю что на работе это не скажется.
   - Один, так один; - не стал спорить Жила: - только напарник подстраховать сможет, или спасти, как ты своего мальца.
   - И всё-таки я попробую; - настоял на своём желании кузнец. Глубинная причина была в другом - он хотел разобраться со своим даром, который не увидела знахарка, определить границы его применения и силу. Раствор гороха давно закончился. но в рюкзаке лежала дополнительная ёмкость с живцом - тоже помогает восстановиться после включения новой возможности.
   - Тогда давай в машину, задачу тебе доведут в дороге; - поторопил работника начальник.
  В этот раз колонна направлялась в кластер где загружалась окраина большого города с расположенными там гипермаркетами разной направленности - опасное место, но и вывезти оттуда, если получалось, можно всё необходимое от строительного дюбеля до тракторной техники, не говоря о продуктах. В таких местах всегда много народа и тварей, естественно, богатая кормовая база привлекает в большом количестве. В этот раз караван снарядили не к периоду перезагрузки, а выждали время когда монстры подчистят кластер и разбредутся дальше, но всё равно вереницу машин сопровождал усиленный конвой для отстрела оставшихся обращённых и развитых пришлых хищников. Поездка была дальняя и караван, петляя между кластеров, остановился на ночёвку. Завтра пара часов хода и рейдеры окажутся у цели.
   Участники рейда запахи гари почувствовали задолго до границы намеченного места мародёрки. Пожары уже отбушевали, а устойчивая вонь от сгоревших строений и машин осталась - этот фактор постоянный спутник кластеров Улья. По отработанной схеме определили задачи участникам. Машину где находился Бобыль отправили к автосалону; в том месте продавались мощные внедорожники из которых умельцы стаба клепали неплохие броневички. Поскольку Гордеич был водителем - так себе, то его поставили в охранение, патрулировать сектор с наиболее опасного направления, девяти миллиметровый автомат с глушителем был в этот большим подспорьем. Угон автомобиля - минутное дело, но здесь подход другой и пускай не платили мародёры за приобретения, всё-таки выбирали тачки как покупатели, а это затянулось на долгий период; пока обнюхают, пока оближут, одним словом - волокита. Бобыль свернул за угол автосалона, Сама площадка перед зданием переходила в широкую площадь, где на другой стороне стоял гипермаркет. Там тоже суетились стабовцы, поэтому вся территория контролировалась охраной, а нашему герою достался участок с густо налепленными павильонами ломанными рядами тянущиеся к пустырю. До зоны мелкой торговли было около пятидесяти метров. Не приближаясь вплотную дозорный стал обходить лавочки заглядывая в проходы насколько позволяли причудливые изгибы улочек. Прыгун показался из глубины третьего ряда. Гордеич, на рефлексах, вскинул автомат выцеливая зараженного, а потом подумал - "какого хрена?" и негромко скомандовал - "стоять!!". Получилось!!!. По инерции обращённый проехал по асфальту да ещё от этого кульбита у замороженной тушки отвалилась рука. Воровато осмотревшись Бобыль быстренько юркнул в проход, открыл дверь ближайшего павильона закидав туда части некогда единого целого. Холодный зараза!. Отфутболив в тот же проём мелкие осколки, прикрыл дверь и только сейчас почувствовал лёгкое недомогание. Ах-да!, живец! Сделав четыре больших глотка экспериментатор стал прислушиваться к ощущениям - "нормально, лёгкая слабость прошла". С возвратом обычного состояния возник вопрос - "ковырять споровые мешки из ледышек - это же гиблое дело!". Задумался. "Что если отмораживать у них конечности?, только как этого добиться?". Следующую жертву Бобыль искал уже целенаправленно. Дошел до того что начал разбивать стёкла ларьков и стучать по обшивке из метало профиля, но сильно не усердствовал. На счастье, не оказалось здесь толпы зараженых, как-то не подумал охотник о том что такое может быть, но пронесло; на громкие звуки откликнулся лотерейщик. Чисто по наитию Гордеич опустил взгляд на шустро двигающиеся нижние конечности монстра -" стоять!!". Ноги зараженного подломились, а он продолжал ползти на руках. Две ноги отвалились. а лотерейщик начал подтягиваться на руках к цели противно урча. Здесь Бобыль просёк фишку и переведя взгляд на лапы скомандовал - "стоять!, стоять!". Всё, четвертованная тушка, скребя по асфальту обрубками, ещё не поняла что обездвижена. Достав нож кузнец улучшил момент и вогнал его в споровый мешок монстра. Чистая победа без единого выстрела!. Прислушавшись к ощущениям и на всякий случай сделав пару глотков живца Гордеич приступил к потрошению первого самостоятельного трофея. Четыре спорана - неплохой размен за половину фляжки эликсира, а как говорят, что дар будет расти, то и вообще шикарно, только надо достать горох. На этом эксперименты закончились, потому что со стороны гипермаркетов раздались выстрелы. Быстро добежав к автосалону дозорный как раз успел к отъезду увеличившейся колонны. Привезший рейдеров сюда грузовик был забит авторезиной. Открыв дверь ближайшего внедорожника Бобыль устроился на удобном пассажирском сидении. Подбежал водитель и дав по газам пристроился в середину вереницы грузовиков, за ним последовал и выводок будущих броневичков. На приличной скорости колонна покидала опасную зону, а сзади охранение устроило настоящую войнушку уничтожая возбудившихся зараженых. Ушли без потерь, если не считать за таковые подранный один из автомобилей развитым монстром, но на ходу. Обратную дорогу Бобыль обдумывал произошедшее с ним. Водитель многословием не страдал, что было на руку испытавшему свой дар рейдеру. Где-то в глубине сознания, очень робко, начала пробиваться мысль, что пора заканчивать с такими поездками и надо переходить на новый уровень, с такой способностью любая команда трейсеров примет в свой состав, а можно попробовать самому попытать удачи и охотиться на монстров. Гордеич склонялся больше к второму варианту, ведь он Бобыль не только по новому имени. Да и разобраться не мешало бы со своими способностями, знахарь не видит дара, а он есть, значит что-то тут не так и это не стоит афишировать, может жемчужина ему досталась какая-то не такая?, хотя он не слышал, из рассказов бывалых, о подобных случаях, но и курьёзов всяких подкидывал Стикс, здесь всё возможно. Комнату в общежитии его попросили освободить, когда Гордеич заявил об уходе из отряда рейдеров. Пришлось поселиться в гостинице. Десять споранов за три дня вместе с питанием, в остатке тридцать, вот и всё что он заработал на этот период - не густо, а ещё надо приобрести много необходимого, хорошо что патронов к автомату хватало, но не на них делал упор одиночка, Бобыль решился попытать счастья "в одиночном плавании", Санёк пристроен, а по нему никто не будет рыдать, если он сгинет в бесконечной мозаике Стикса. Такой-ли уж бесконечной? - этот вопрос тоже волновал кузнеца и ещё много других касающихся здешнего миропорядка. Помимо обязательных вещей, без которых не обойтись в дальнем походе, кузнец решил выковать себе нож. В магазинах продавались хорошие изделия, но всё не то, какой хотел иметь повелитель металла. В стабовской кузне выкупил себе время на изготовление, пол дня рылся в металлоломе, подбирая материал, потом начал ваять. Остаток дня, до позднего вечера, потратил на выковку основы будущего клинка. Эх...!, как соскучился по своему любимому делу истомившийся!, работники кузни ходили экскурсиями наблюдать работу мастера. В конце концов вынесли вердикт, что это дар улья. Как они ошибались! - это результат таланта и упорного труда, а главное - любви к своему делу. А лезвие было не простое, прокованное из нескольких видов металла, которые так тщательно подбирал на свалке Бобыль, да и форма клинка была необычной - похож на кукри, только уже и загиб побольше, ближе к форме Непальского. На следующий день Гордеич закончил свою работу. Нож пошёл по рукам присутствующих на финальной стадии, а собрались все работающие в кузне. Под восхищённые и одобрительные возгласы клинок сделал круг почёта и вернулся к хозяину вместе со споранами уплаченными за использованное время и инструменты. Присутствующие здесь ещё хотели и приплатить за проведённый мастер-класс. Кузнец отказался испросив разрешения немного задержаться и изготовить ножны к своему изделию.
   Проснулся Гордеич рано, только забрезжил рассвет. Рюкзак собран, амуниция подогнана, оружие почищено, плотно позавтракать и в дорогу... Одинокий путник покинул стаб когда солнце только-только показалось на небосводе. Бобыль не стал примазываться ни к какой компании на предмет подкинуть его к отдалённым кластерам, для себя решил отказаться от транспорта, только на своих двоих. Неумно скажете вы - возможно, куда лучше - подъехал, набил споранов и живи себе в удовольствие. Только у Бобыля вопросы материального плана, впрочем как и в прошлой жизни, стояли на последнем месте. Как талантливый человек он надеялся найти гармонию и обрести понимание этого жестокого мира, да..., жестокого..., но должна же быть в нём гармония если здесь есть люди!. Бодро шагая, а Улей действительно даёт его обитателям молодость и силу, очередной искатель смысла сущего удалялся в неизвестность, что его ждёт?, слава?, забвение?, много было уже таких чудаков пытающихся заглянуть за грань мироздания. Может быть этому повезёт?.
  
   Глава 6.
  
   Есть такие понятия, для пешего хода, как прогулка, поход и так далее, всё это определения для мирного времени. Движение Бобыля по кластерам, скорее напоминало рейд по тылам противника во время военных действий, где необходима максимальная концентрация внимания. Современный человек, избегая постоянного напряжения, придумал себе такое состояние как "расслабон", что непозволительная роскошь на просторах Стикса. Только представьте себе, что вы каждую минуту, каждую секунду ждёте засад, нападений, выстрелов, встреч с мутантами..., днём и ночью... Брррр! - с ума сойти можно!, как только имунные приспосабливаются?!. Территории ответственности стаба, подчищаемые от обратившихся патрулями, давно закончились, начались дикие места полнейшего беззакония и отсутствия порядка - кластеры только периодически посещаемые людьми. Впереди показалась деревня, или кусок пригорода, потому что в населённом пункте было немало каменных домов. Гордеич заняв удобную позицию, с помощью бинокля, рассматривал обстановку на улочках поселения. Судя по увиденному перезагрузка участка произошла дня два-три назад, потому что кое-где были видны затухающие пожары и средь домов, там и сям, мелькали зараженные самой первой стадии. Плотность населения здесь была не большой, поэтому развитых монстров не должно быть, максимум - топтун, хотя кто его знает какие сюрпризы может преподнести Улей. "Нет, всё-таки пригород" - решил для себя наблюдатель - "В деревнях обычно есть скотные дворы, а здесь только дома, рядом гаражи и баньки, да и улочки асфальтированные". При слове "баньки" Бобыль невольно почесался, как же - пятый день в пути!, успел обрасти грязью, пора бы и помыться после того как хорошенько пропариться. "Эх..., мечты-мечты" - ещё раз почесался любитель поддать жару. Эксперименты со своим даром Гордеич решил начать с этого кластера. "Будем тренироваться на кошечках" - хмыкнул про себя кузнец, вспомнив слова старой комедии. Соблюдая маскировку добрался до окраинных домов. Самое интересное что каменные строения здесь выглядели богато, наверно участки принадлежали зажиточным горожанам стремившимся вырваться из тесных и удушливых каменных джунглей мегаполисов. В таких хоромах всегда найдётся чем поживиться - от деликатесных продуктов и спиртного, вплоть до мощных автомобилей и оружия, но сначала зачистка райончика. Пробираясь вдоль капитальных заборов Бобыль приступил к геноциду здешних обращённых. Перекрёсток. Осторожно выглянув на пересекающую улицу истребитель монстров увидел, в пятидесяти метрах, пару пустышей переминающихся рядом с обглоданным скелетом. Наблюдая за качаниями зараженных Гордеич решил действовать прямо со своего места с целью определить дистанцию с какой он сможет заморозить пустышей. С них всё-равно ничего не взять (спораны ещё не развились), так хоть опытным путём определить максимальное расстояние воздействия дара. Улучшив момент, когда жертвы окажутся максимально близко друг к другу, слегка расфокусировав зрение, Бобыль шепотом скомандовал - "стоять!". Две ледышки с приличным грохотом опрокинулись на дорогу. Кузнец прислушался к себе. Не ощущая ухудшения состояния экспериментатор потянулся к фляжке, на всякий случай, сделать пару глотков живца и тут из-за поворота следующего перекрёстка показался ещё один пустыш, до него уже было около ста метров - "стоять!". Сработало и организм пока не испытывает отката. Лёгкое головокружение Бобыль ощутил после пятого зараженного превращённого в ледышку. Гордеич перебежал на другую сторону улицы, зарывшись в пышный куст декоративного растения украшающего палисад перед воротами участка и только тогда приложился к фляжке. Три небольших глотка - такую задачу поставил перед собой кузнец и дальше стал прислушиваться к своему организму. Откат прошёл, экспериментатор опять полон сил. А на дальних подступах начало разворачиваться интересное действие; на звуки падения поверженных пустышей, на перекрёстке, прибежали следующие. Вечно голодные монстрики принялись грызть валяющиеся ледышки, только жалко выглядели их потуги урвать кусочек твёрдого деликатеса ещё не деформированными челюстями. "Хм!" - в голос развеселился Бобыль, представив, что угостил местных мороженым и тут услышал тихое урчание за металлическим забором рядом с собой. Оценив обстановку, заметив что увлечённые необычной пищей пустыши, на перекрёстке, не обращают внимания на призывы собрата Гордеич решил провести ещё один эксперимент. "Стоять!". Металлический забор оказался преградой и дар не прошёл, но обращённый что-то почувствовал и двинулся вдоль заграды в сторону ажурной кованной калитки, как раз напротив охотника. В просветах между искусно выграверованных молотком листочков и ягод показался грузный дядька. Когда-то он выглядел солидно, но сейчас весь лоск смазывался замызганным кровью и порванным в нескольких местах костюмом... и глаза - вечно голодные и пустые глаза, хотя, возможно и в прошлой жизни он не отличался, Гордеич помнил что до попадания с Улей ему встречались такие люди - с мутным взглядом и вечной жаждой наживы, девизом которых был "хапать и поглощать". "Стоять!". В этот раз дар сработал и солидный кусок льда, упал на калитку. Что-то там зацепил труп, полотно образчика кузнечного мастерства открылось наружу и видимо бывший хозяин этого участка наполовину вывалился на улицу. Воровато оглянувшись на перекрёсток, а там пустыши с усердием пытались разгрызть халявное угощение ни на что не обращая внимания, Бобыль оттащил подальше тушу и юркнув во внутрь закрыл за собой калитку. Переведя дух первым делом двинулся к дому. За время своего рейдерства Гордеич повидал всякого, поэтому не сильно смутился наличию в здании обглоданных трупов бывших жильцов, один из них детский. Тщательный обыск оставил на потом, а сейчас необходимо исследовать территорию чтобы избежать неожиданных сюрпризов. Матеря местных нуворишей с их трёх метровыми заборами, куда приходилось карабкаться чтобы оглядеться, незваный гость обошёл весь периметр большого участка определив, что две стороны граничат с соседями, две выходят на разные улицы, места для манёвра и отхода хватает. Настало время заняться временным убежищем, потому что день уже клонился к закату. Собрав останки загрызенных Гордеич вынес их из дома и закопал на клумбе под кустом роз. Пожелав покоящимся земли пухом, по видимому жертвы при гибели ещё были людьми, постоялец начал осмотр с гаража. В просторном помещении стоял обычный кроссовер и по углам распиханы различные вещи. Ничего интересного кроме горного велосипеда - для одиночки хорошее средство передвижения и бутилированной воды, пара палет возвышалась возле дверного проёма входа в дом. Следующий объект исследований - кухня. Продукты в обесточенном холодильнике ещё не воняли, но уже начали портиться. Вынув все припасы длительного хранения Бобыль закрыл дверку будущего источника тошнотворных запахов. В шкафах нашлось небольшое количество круп и макарон, видимо хозяевам за ненадобностью было делать большие запасы, "а значит, здесь поблизости, есть магазин" - сделал зарубку себе на память Гордеич. Пройдясь по комнатам квартирант не заметил чего нибудь особенного кроме железного шкафа на втором этаже. Габариты указывали что это оружейный сейф, но Бобылю дополнительные стволы без надобности, у него есть бесшумный автомат и дар, а больше ничего и не надо. Желудок начал сигнализировать, что пора бы и поесть - вечер уже, а хозяин баловал свой орган сухомяткой ещё за долго до обеда. Захотелось жиденького, только как сварганить супчик?, если газ в плите отсутствует, не палить же костёр в здании, не говоря уж об огне на улице. Голь на выдумки хитра..., кузнец вспомнил, что обходя участок заметил газовый баллончик с горелкой для розжига углей на мангале. Быстренько сбегав на улицу Гордеич вернулся на кухню и из кастрюль и решетки от плиты соорудил конструкцию для варки, налил в казанок воды, поставил зажженную горелку баллончика под днище, пока вода закипала нарезал овощей, найденных здесь же - в холодильнике, которые не испортились, засыпал рис, потом, когда всё сварилось, открыл найденные рыбные консервы, аж три банки и вывалил их к готовому вареву. Получилось что-то среднее между кашей и первым блюдом. Нормально, хлеба нет, так хоть насытиться можно. Ужинать смекалистый повар устроился когда начало смеркаться.
  
   Утро ознаменовало конец беспокойной ночи. Бобыль спал "в пол глаза" из-за шума и возни за воротами участка. Туша бывшего хозяина, оставленная на улице, начала оттаивать и привлекла нескольких изменённых. Видимо понравилось монстрикам "охлаждённое" угощение. Как в последствии Гордеич смог убедиться обглодали труп до белых косточек, вот и смаковали любители мертвечины почти до рассвета. Виновник пиршества не раз корил себя на протяжении ночи, что оставил угощение недалеко от места своего отдыха. Даже порывался наказать незваных халявщиков, но подумав отказался от этой идеи - плодить новые горы мороженного мяса и потом корячиться оттаскивать их подальше, такая перспектива не прельщала измученного бессонницей, вот и маялся бедолага от своей недальновидности. А к утру всё рассосалось; пустыши куда-то свалили, реагируя на новые звуки, оставив отполированные кости скелета. В смурном настроении, доедая вчерашний супчик который окончательно стал кашей, Бобыль продумывал тактику геноцида местных возмутителей спокойствия. Первое - надо изготовить запасы живца, в доме находилась отличная коллекция спиртного и проблем с производством необходимого продукта не возникло, Гордеич даже по экспериментировал немного добиваясь приемлемого вкуса.
   Беспощадный истребитель монстров подходил к калитке когда услышал приближающийся шум на улице. Осторожно выглянув за пределы ограды стал свидетелем трагедии близящейся к своему завершению; по дороге молодая девушка тащила окровавленного мужика перекинув его руку себе через плечо, раненый, как мог помогал ей из последних сил, что-то грозно бурча типа "брось и спасайся сама", но та упорно не отпускала его руку, изнемогая под тяжестью тащимого груза, пытаясь оторваться от преследующих их тройки пустышей.Бобыль юркнул вдоль забора поближе к беглецам, маскируясь за насаждениями палисадника.
   - Стоять!!; - в голос, скомандовал кузнец. Девушка испуганно присела, выпустив руку мужчины и тот сполз на асфальт. Пустыши, с деревянным стуком попадали на дорогу: - это я не вам; - метнулся Бобыль к пострадавшим обращаясь к женщине, потому что её спутник потерял сознание: - давай быстро уберёмся с улицы.
   Подхватив безвольное тело раненого Гордеич потащил его к калитке. Беглянка немного замешкалась, глянув на преследователей и зафиксировалась с широко открытыми глазами удивлённо взирая на спасителя и было от чего; на асфальте лежали три замороженные скульптуры, а у одной даже отвалилась рука.
   - Чего встала?; - грубо, чтобы вывести девушку из ступора, окликнул её кузнец: - быстро за мной, пока другие не набежали.
  Прикинув все за и против спасённая пришла к выводу что стоит последовать за незнакомцем. Не смотря на измотанность беглянка принялась помогать Бобылю, общими усилиями троица протиснулась на территорию участка. Временный хозяин закрыл калитку и аккуратно поволок бессознательного в дом. Уложили раненого на диван в гостиной. Гостья испуганно озиралась по помещению вздрагивая при виде кровавых пятен, которые Гордеич не удосужился оттереть после хозяев. Раны мужчины оказались поверхностными - в основном укусы пустышей но пострадавший потерял много крови, спаситель и сам извозился в ней пока тащил бедолагу в здание. Сбегав на второй этаж Бобыль принёс чистую простынь, порвал её на ленты для перевязки. За всё время было не произнесено ни единого слова. Полив живцом невольный лекарь перевязал кровоточащие раны и только тогда обратился к спасённой.
   - На, выпей, четыре-пять глотков, на первый раз; - протянул фляжку с живцом кузнец.
   - Что это?; - принюхалась девушка к напитку: - пахнет странно, если не сказать больше.
   - У тебя сейчас сушняк во рту?..., башка раскалывается?; - вместо ответа переспросил Гордеич, после утвердительных кивков пояснил: - ну дак это лекарство, глотни и полегчает, а запах..., где ты видела приятные лекарства?, там и вкус под стать ему. Теперь это эликсир жизни на всё отпущенное тебе время.
  Болезная приложилась к сосуду, первые глотки прошли как по маслу, видимо очень мучила жажда, потом распробовав, скривилась оторвавшись от горлышка фляги.
   - Фуу! гадость!.
   - Держать!... держать!!; - скомандовал Бобыль чувствуя что гостья сейчас метнёт обратно выпитое.
  Всё завершилось благополучно, эликсир прижился и девушка начала, прямо на глазах, возвращаться в нормальное состояние. Гордеич с удовлетворением наблюдал за метаморфозой. Измученная споровым голоданием, дикой усталостью, стрессом, без сомненья, новая имунная начала адекватно соображать и как из рога изобилия повалились вопросы - "что случилось?", "откуда здесь зомби?", "кто вы такой?", "что с Сашей?", "он тоже станет таким как они, ведь его покусали?", "как получилось, что преследователи превратились в ледышки?" и ещё много много других. Бобыль стоически выдержал этот водопад. В конце концов "почемучка" выдохлась.
   - Я ничего не понимааааа...; - плюхнулась в кресло и разревелась, разводами наводя боевую раскраску на свое милое личико, вытирая слёзы ладонями запачканными кровью напарника.
   - Успокойся девонька; - как мог, стал утешать горемычную кузнец: - на все вопросы ты получишь ответы, а с твоим парнем ничего не случится, в Улье и не такие раны заживают как на собаке.
   - Он не мой парень, мы два дня как знакомы; - продолжая плакать и предавать ещё больше воинственности на лице испачканными руками, удивила собеседника хрупкое создание.
   - Хмм..., а чего же ты так упорно его тащила пытаясь спасти?.
   - Потому что он отбил меня от зомби; - с вызовом взглянула на вопрошающего закончившая свой боевой раскрас, забыв про слёзы: - и после того, как он меня спас, бросить его предлагаете?!.
   - Не-не; - в примирительном жесте поднял ладони Бобыль: - только как так получилось что вы поменялись местами?.
   - По глупости; - от голоса очнувшегося раненого собеседники вздрогнули: - с голодухи залезли в магазин за продуктами. На выходе, с коробкой в руках, меня и подловили два зомби, сбили с ног и покусали, а Лиза внутри осталась. А я не стану таким же?.
   - Успокойся - не будешь; - разъяснил волнующий вопрос парочки Бобыль: - более того, неделя и останутся только шрамы от ран, потом и они рассосутся. А пока, на хлебни; - протянул флягу пострадавшему.
  На сей раз принятие живца прошло более спокойно, выдув приличное количество жидкости покусанный только поморщился от непривычного вкуса.
   - Ничего, скоро привыкнете; - пообещал Гордеич, видя реакцию на эликсир: - так как вы отбились-то у магазина?.
   - Это всё она; - кивнул в сторону девушки раненый: - когда меня свалили, сначала ударилась в панику, потом у неё что-то перемкнуло, схватила какую-то железяку из магазина и забила зомбаков насмерть. Эти суки меня здорово порвали, но когда она стала тварей забивать даже про боль забыл. Это было что-то!, настоящая фурия!. Потом взвалила меня на спину и потащила, из-за поворота как раз ещё зомби нарисовались, просил бросить и спасаться..., куда там!, только сопела когда тащила.
   - Значит вы Саша и Лиза; - сделал вывод из услышанного Бобыль, оба кивнули в подтверждение: - так вот, Саша и Лиза, попали вы в Улей - другой мир и имена ваши надо поменять. Объяснения потом!; - остановил готовый высыпаться ворох вопросов от обоих: - сначала девушке надо привести себя в порядок.
  Эти слова послужили спусковым механизмом к извечному стремлению женщин "почистить пёрышки". Недавно недомогающая, почувствовав прилив сил и генетическое желание выглядеть...., в общем - ВЫГЛЯДЕТЬ, сорвалась с места подойдя к большому зеркалу в холле, увидев на своём лице нетрадиционный камуфляж и не только на лице, почти ударилась в панику метаясь по гостиной.
   -На втором этаже есть женская комната, в шкафах вещи, размер должен подойти; - подсказал вектор движения из суматошных рывков по помещению Гордеич: - только выбирай неброское, а лучше что нибудь защитного цвета: - в спину уже скрывшейся на верхнем ярусе Лизе порекомендовал "модные веяния" Стикса и неизвестно услышала-ли его типичная представительница женского племени.
  
   Бобыль успел выслушать историю мытарств парочки, после переноса, из уст пострадавшего, достать из рюкзака и бегло ознакомить его с пособием для попавших в Улей, парочка книженций была прихвачена в стабе как раз для этих целей, комментируя некоторые особенности здешнего бытия, когда щёлкнул замок в комнате на втором этаже. Открылась дверь и первым, чем повеяло из проёма - это вселенской скорбью. Затем появилась сама причина эмоциональной волны; удерживая на вытянутых руках, как хрупкое стекло, плечики с одеждой, на всё ещё раскрашенном личике царило уныние от невозможности надеть выбранное на такую грязнулю. А совет бывалого новичок услышала; подальше от себя девушка удерживала образцы практичной, тёмных тонов одежды, даже откопала что-то камуфлированное, и ни одного платья. Не смотря на упадническое настроение модницы выглядела она комично, о чём не преминули сообщить мужики здоровым смехом, даже раненый хохотал одновременно морщась от боли в потревоженных ранах, ну вот..., обиделась..., злым взглядом ошпарив не понимающих глубину катастрофы мужланов.
   - За домом есть летний душ, в баке вода; - сжалился, над терзающейся противоречиями, Гордеич: - только чур ни петь, ни свистеть и вообще вести себя тихо.
  Всё-таки как женщины переменчивы!; недавняя фурия, готовая испепелить, засветилась изнутри и всё в ней заговорило - "Мессия! веди меня к просветлению!", но ворох одежды прихватить не забыла - обязательно устроит примерку. Бобыль отвёл Лизу к выгороженному закутку с плоским баком для воды вместо крыши, ещё раз предупредив о соблюдении тишины вернулся в дом. Девушка отсутствовала долго, наверно плескалась пока не закончилась вода и не прикинула все наряды которые отобрала, за это время, на правах временного хозяина, кузнец приготовил, используя плиту собственной конструкции, тушеные овощи с консервированным мясом. Поели, покормили пострадавшего и Гордеич всучил внимательно изучить инструкцию для имунных которым повезло попасть в мизерный процент не обращённых, как мог, поясняя возникшие вопросы. Как только основные тезисы закрепились в умах новичков, не очень древний, но старожил, приступил к таинству переименования подопечных.
   - С тобой девонька мне всё понятно, но так уж повелось, что новое имя выбрать можешь себе сама, или доверишь это мне, в любом случае я буду считаться твоим крёстным; - начал процесс нарождения нового жителя Улья со слабого пола Бобыль.
   - А как вы считаете?; - сытая, чистенькая, в понравившемся прикиде будущая крестница испускала флюиды благодушия.
   - Имя-то я придумал и подходит оно очень здорово, но последнее слово за тобой.
   - Тогда полагаюсь на вас; - отдала девушка инициативу в выборе старшему и по возрасту и по нахождению в новом мире: - только не надо там каких нибудь Мальвин!.
   - Хм..., на Мальвину ты не тянешь; - заинтриговал собеседницу Гордеич так, что тучки набежали на чело готовой принять другое имя и та подозрительно-вопрошающе уставилась на своего визави: - нарекаю тебя...; - выдержал театральную паузу кузнец, доведя до лёгкого испуга
  отдавшую инициативу в выборе: - нарекаю тебя...!; - дальше тянуть было невозможно: - Валькирия!.
   - Во... точно!; - поддержал выбор раненый: - а я-то всё думал, кого это она мне напоминает? когда забивала насмерть пустышей у магазина: - перешёл на сленг Стикса, пока ещё безымянный житель Улья.
   - А тебя я нарекаю; - повернулся к пострадавшему Бобыль: - будешь у нас Эплом.
   - А чё сразу Эплом?!; - возмутился переименованный.
   - А потому что мы тебя спасли таким же погрызенным как то яблоко.
   - Ну Эпл, так Эпл; - сразу успокоился названный логотипом известнейшей фирмы: - главное что не Артемоном.
   - Теперь у вас есть новые имена и запомните, крёстный ваш Бобыль - это я.
  Ещё пару часов Гордеич подробно рассказывал новикам всё что знал про Улей, вооружил их, вскрыв железный ящик хозяина. Владелец особняка не был большим фанатом огнестрела; новобранцам достались тульская вертикалка и "сайга" в обычном исполнении - никаких наворотов, да и боезапас не впечатлял - десятка два пулевых зарядов остальное дробь, но хоть что-то!. Основные вопросы решены, пора бы и помыться, а заодно и по стираться, сменив заляпанную кровью одежду. Естественно воды в баке летнего душа не было, всё вылила, теперь уже, Валькирия, но недалеко находился небольшой бассейн. Использовав садовую лейку Гордеич заполнил ёмкость душа. Бррр - прохладная водичка!, за-то мокрая; удовольствие от очистительной процедуры, мечтающий о баньке, не получил, но смыл почти недельную грязь. Одев всё чистое кузнец замочил грязную одежду в найденном ведре, вместо порошка использовав шампунь. Вернулся в дом, а там витали запахи приготовленной еды; Валькирия оказалась неплохой хозяйкой по быстрому организовав ужин, умудрилась даже напечь оладьев, правда на воде, но мучное было принято на "ура" - надоели крупы и тушенки. Эпл уже мог потихоньку передвигаться, так что, традиционно, разместились за кухонным столом, даже пятна крови в некоторых местах помещения, как напоминание жестокости этого мира, не смогли испортить аппетита и идиллии совместного принятия пищи. Новички попались дотошные и даже за столом Гордеичу пришлось отвечать на вопросы крестников по реалиям Улья, хотя Бобыль и не любил вести разговоры во время принятия пищи, но положение крёстного обязывает, да и Стикс благоволит к тем кто оказывает помощь новичкам. Ужин затянулся до темноты, свет зажигать нельзя, да и не было у постояльцев осветительных приборов кроме фонарика кузнеца, остаётся одно - идти спать. Входная дверь крепкая, окна первого этажа зарешеченные, так-что дежурство устанавливать не стали; новым жителям этого мира необходимо хорошенько отдохнуть после всех мытарств и Гордеичу надо на завтра быть свежим, от идеи геноцида изменённых он не отказался, а тут ещё необходимо время пока Эпл не восстановится после покусов. За крестниками Бобыль решил присмотреть и сделать всё возможное чтобы они добрались до стаба. Сам он туда идти на планировал, но безопасную и самую короткую дорогу покажет.
  
   Разбудили мужиков запахи еды. Раненый - оно понятно, надо восстанавливать силы, а Гордеич бессовестно проспал, расслабившись в мягкой постели, только Валькирия, как ранняя пташка, встала ни-свет ни-заря, вот и расстаралась с завтраком. Упрёков и нареканий не последовало, все скоренько перекусили стряпнёй девушки.
   - Бобыль, вчера ты что-то говорил про дары Стикса, интересно знать что нам перепало; - задала вопрос крестница, когда кузнец стал собираться исполнять вчерашнюю задумку по истреблению здешних обращённых.
   - В этом я вам не советчик; - сожалеющим тоном не оправдал надежду новичков Гордеич: - в стабе есть знахарь, вернее знахарка, вот она вам всё объяснит - чем вас одарил Улей.
   - А вчера, с пустышами, когда ты нас спас - это твой дар?; - не унималась с вопросами Валькирия.
   - Да.
   - Круто!...
   - Бывают и круче, а есть и бесполезные - это как повезёт, всё узнаете в стабе; - решил обрезать поток вопросов Бобыль, а-то он так и на соберётся осуществить свой план.
   - А нас на дело не возьмёшь?; - решила испытать терпение старожила почемучка.
   - Нет!; - довольно резко ответил Гордеич и понимая что вспылил решил пояснить причину отказа: - вы ещё свежаки, а Эпл вообще не восстановился, за ним уход нужен, вот ты и побудешь сиделкой пока он придёт в норму. Этот дом будет нам временной базой, надеюсь он успеет выздороветь до следующей перезагрузки. Убежище надёжное, главное не шумите тут, пока меня нет, живца я вам оставил, не забывайте его принимать, планирую появиться к вечеру, так-что до темноты можете обо мне не беспокоиться.
   На улице что-то неуловимо изменилось. Бобыль долго не мог понять что, а потом - как стукнуло - "обращённые развивались"; среди пустышей чаще начали попадаться прыгуны, у этих уже возможно появление споран в увеличившемся затылочном мешке. Зачистку истребитель решил начать сразу от дома где троица временно поселилась - и Гордеичу, и крестникам так будет спокойнее. Так и двигался по расширяющейся спирали уничтожая всех встреченных изменённых, под конец вообще обнаглел разбираясь с одиночными тварями с помощью прихваченного клевца, когда дар откатывался, а патроны было жалко тратить. Прошло три дня, Эпл уже неплохо себя чувствовал, Валькирия вся извелась от безделия - активная оказалась девочка и всё время доставала старожила вопросами. Её напарник оказался основательным, не болтливым мужиком, а как он ухаживал за оружием!, сразу видно что хорошо знаком с возможностями его применения. На следующий день Бобыль нарвался на пришлого лотерейщика. Хорошо, что он не израсходовал свой дар и противостояние вылилось в превращение опасного гада в тушку без отмороженных конечностей. Монстр порадовал наличием горошины в споровом мешке. Вечером, приготовив раствор из трофея, напоил новичков и приложился сам к фляжке, стимулируя будущие дары крестников и укрепляя свой.
   Прошли шесть дней. Эпл восстановился и белесые шрамы от укусов уже не доставляли ему неудобств. За это время Гордеич изрядно изничтожил монстров в округе, а главное зачистил сектор посёлка в направлении отхода к стабу. В результате геноцида изменённых добыча споранов составила около сорока штук, горошина попалась только одна и была употреблена, а о жемчуге и говорить не приходится - не забредают на бедную кормовую базу элитники, вообще-то Бобыль не был уверен, что сможет потягаться с высшей формой развития зараженных, его пока устраивало существующее развитие дара который не смогла определить знахарка. Борьба с элитой впереди, если носитель криокинеза не наделает глупостей и не сгинет на просторах площадки борьбы за выживание. Пока развитие кузнеца устраивало, он даже пытался экспериментировать с вариантами заморозки не превращая подопытных в ледышку, а охлаждая их настолько, что они замедлялись, тогда Гордеич безбоязненно подходил к обращённым и упокаивал их клевцом. Метод оказался эффективным, потому что силы на дар тратилось намного меньше, но это с монстрами на начальных уровнях, как такой метод будет действовать на более развитых зараженных предстояло ещё разобраться, клевцом там можно только поцарапать, для таких случаев и был выкован кузнецом необычной формы нож, только случая ещё не представилось его использовать. К вечеру в доме царило оживление и суета; завтра троица покинет временное убежище. Новички метались по помещениям, из-за неопытности им хотелось взять всё, что по их понятиям пригодится в дальнейшем, ну не научились ещё люди довольствоваться необходимым. Бобыль остервенело отбрасывал лишнее из огромной кучи что посчитали нужным забрать с собой крестники. Оружие, продукты, перевязочный материал и сменная практичная одежда - всё что нужно для походов по улью, даже упаковки лекарств, натасканные Валькирией, Гордеич отложил, потому что все их заменяет живчик. Взвесив на руке несколько рулонов нежнейшей туалетной бумаги старожил не отбросил их в сторону - тоже нужная вещь в Улье. Утром, плотно поев, временные постояльцы отправились в дорогу. Поступили просто - экспроприировали паркетник бывшего хозяина, ему он уже не нужен, а четыре колеса - это всё-таки не шесть ног и стаптывать обувь не надо, тем более территория очищена от зараженных. На транспорте пара доберётся за день, а Бобыль покинет их где-то посередине дороги; у него свой путь. Вот и настала пора расставания. Дальше тянулась прямая дорога до стаба. После традиционного прощания, даже немного покраплённого жидкостью из глаз Валькирии, Бобыль долго смотрел вслед уехавшим, пока автомобиль не скрылся из пределов видимости. Пожелав крестникам всего хорошего, а особенно оставаться такими какими они есть - активными, не падающими духом, способными сопереживать и помогать. Не секрет что Стикс ломает характеры людей и зачастую не в лучшую сторону и Гордеичу не хотелось бы быть крёстным морально опустившихся подопечных.
  
   Глава 7.
  
  
   Опять один. С крестниками было и суматошно и весело - всё-таки какое-то общение, иногда проскакивало раздражение; привык Бобыль быть сам по себе, но не мог бросить беспомощных новичков на растерзание этим миром, да и Стикс благосклонно относится к тем кто помогает опериться изнеженным, избалованным другой реальностью, где более безопасно, хотя подспудно чувствовал, что здесь честнее и чётче проявляются характеры людей в экстремальных ситуациях, потому что напряжение постоянно и играть, лицедействуя, в Улье затруднительно. Одинокий путник невесело усмехнулся - "стою как на перепутье - налево пойдёшь.., направо..., или прямо?". Только назад Гордеич не собирался - нечего делать ему в стабе; скученность людей мешает ощущать окружающее. Пошёл прямо, то есть диаметрально противоположно от поселения имунных, хотя - это всё относительно и человеческих анклавов, на лоскутной территории этого мира, великое множество, наверно никто не сможет сказать точно; одни исчезают, другие появляются - жизнь идёт своим чередом. Тропинки, просёлки, дороги, трассы нанизанные друг за другом, какой-то непонятной логикой этого мира, служили направлением шагающего человека... куда?, да какая разница!, только вперёд в поисках чего-то эфемерного, потому что стоять здесь - смерти подобно, впрочем, в прошлой жизни это правило тоже было актуально. Даже в такой калейдоскопической последовательности дорога должна привести куда-то, иначе зачем она проложена. Так уж сложилось, по воле случая, или по подсознательному желанию, но Гордеич оказался в знакомых местах - кластере где началась его современная эпопея. До боли знакомая станция и посёлок имели удручающий вид. Запустение, мусор на улицах носимый ветром и тишина...; нет жизни в этом местечке уже давно, может быть со времени попадания кузнеца в улей. Людская молва гласит - "нет дороги назад"; облюбовав горушку, на окраине жилых домов, откуда открывался общий вид над, некода, обиталищем людей, в позе роденовского мыслителя прощался с прошлым. Хотел-ли он попасть сюда сразу после перезагрузки?, наверно нет; видеть как твои знакомые превращаются в монстров - врагу не пожелаешь. Тяжело вздохнув Бобыль повернулся спиной к минулому, но не забыл, не выкинул из головы, такое отпечатывается до конца дней. Вперёд, вперёд, вперёд; скинув старческие немощи, полный энергии непоседливый исследователь направился за горизонт.... СТОП!!..., горизонт?, а где он? и невозможно определить из-за мозаичности состыкованных участков и ЕСТЬ-ЛИ ОН?. Интересующий вопрос ещё одним слоем лёг в копилку поставленных задач на разрешение. Следующий кластер огорчил болотистой местностью. Чахлые деревца не скрывали обзор и топкая делянка, небольших размеров, просматривалась до следующей границы. А дальше виднелись отвалы грунта и за ними торчали, подпирая небо, немаленькие трубы, как три колосса удерживающих безоблачную чашу. Осторожно преодолев самый низкий террикон Гордеич наблюдал за происходящим на территории провалившегося в Улей куска горно-обогатительной фабрики. Кластер загрузился недавно, но попавшие сюда уже обратились. Гордеич никогда не думал, что на таком предприятии может работать большое количество людей, теперь монстров. Видимо скученность на достаточно ограниченном участке "свежей еды" явилась фактором присутствия здесь развитых изменённых, а может, где-то поблизости кластер с плотно населённой частью города. На территории фабрики хозяйничали топтуны и кусачи, даже присутствовала пара руберов со своими свитами. Несколько часов, скрипя зубами, наблюдал человек за трагедией, когда хищники выковыривали из помещений ещё не обратившихся и подъедали пустышей, но ничего поделать не мог, Бобыль сознавал, что не сможет справиться с такой оравой. К вечеру вечно голодная толпа схлынула оставив после себя разруху, кучки костей и недоеденой плоти в бурых пятнах свернувшейся крови. Даже пустыши медленно прошествовали в направлении удалившихся развитых хищников, значит где-то близко перезагрузка. Было бы интересно - куда они все ломанулись, но вечер уже и Бобылю пора думать о ночлеге. Найти удобное для сна место можно только в помещениях фабрики, как бы не было не комфортно, да и запах скотобойни ещё не выветрился, придётся обыскать подходящие здания.
  Не смотря на общий исход несколько пустышей остались, с ними Гордеич разобрался и приемлемое место отдохнуть нашёл, в одной из кандеек смены электриков оказался топчан. Вроде бы и неплохо устроился для ночлега, и более-менее удобно, но не спалось; несколько часов Бобыль наблюдал за трагедией не проcто так, а пытался запомнить поведение и повадки тварей: знание - сила, особенно здесь - в Улье и пищи для размышлений было такое количество, что не давало забыться в тревожном сне, главный вывод - матёрые хищники развиваются и проводят вполне осознанные действия. И всё-таки Гордеич незаметно свалился за ту грань, когда мозг отключается от анализа окружающего, ныряя в спасительный омут забытья где властвует снимающая напряжение нега, а там свои правила и люди могут быть кем угодно, всё зависит от фантазий взбудораженного подсознания и заправляет всеми делами там - его величество Сон. Вот и Гордеичу приснилось, что он бежит по ровной степи раскинув в стороны руки, но не просто так - он пытается взлететь, ощутить созидающую силу полёта и временами у него получается кратковременно оторваться от земли, только никак не выходит почувствовать полное ощущение парения, когда есть возможность взглянуть на происходящее под другим углом - с другой точки осмысления, что-то мешает преодолеть земное притяжение душе, наверно груз догм и правил заложенных с детства. Но сны тем и замечательны, что подкидывают нам выверты сознания; несостоявшийся Икар волшебным образом оказался окружен жидкостью, он даже не понял как оказался у самого дна глубокого водоёма куда не проникали солнечные лучи. Внизу вязкий ил низменных желаний человеческой натуры, как приятно погрузиться в него прилагая минимум усилий, но Бобыль решил побарахтаться, выплыть в верхние слои - где Свет. Свет - это знания, Свет - это свобода, Свет - это Жизнь, Жизнь полноценная с её полётами и падениями, радостями и горем, надеждами и разочарованиями.
  
   Пробуждение было скоротечным. Гордеич скосил взгляд на дверь в комнатку. Сквозь щели, не плотно подогнанного полотна, светлыми полосами, скудно освещая помещение без окон, утро сигнализировало что пора вставать. Но временный обитатель не спешил проявлять активность начала нового дня, прикрыв веки стал вспоминать свой сон, в конце-концов пришёл к выводу, что две среды - это его прошлая и нынешняя жизнь в оригинальной интерпретации подсознания.
   - Ну что же... будем барахтаться; - вслух объявил решение Бобыль сам себе: - опуститься на дно мы всегда успеем.
  Плотно перекусив, соблюдая предосторожности кузнец выбрался с территории фабрики. Любопытство - не порок; искатель гармонии направился в сторону ушедшей толпы зараженных, ведь не просто так они туда все ломанулись. Пришлось пересечь ещё один большой кластер с давно подчищенной деревней, окружённой фруктовыми садами, дальше шли поля разделённые зелёными насаждениями. Очередная лесополоса и на расстоянии пары километров открывается вид на участок плотной застройки куска города. Общую картину смазывали дымы пожарищ, жирными полосами перечёркивающие небо над провалившимся сюда жилым районом. Бобыль переместился ближе, чтобы разглядеть подробности, а там царил хаос, даже на таком расстоянии был слышен марш апокалипсиса под аккопанемент соответствующих звуков, от криков людей и рёва монстров, до стоккато оружейных выстрелов. Город ещё не обратился и отчаянно сопротивлялся неминуемому нашествию паразита. Получилось так, что здесь оказался жилой городок с куском военной части.