Aj
  

  

Вагон святого Ипатия


  

(Николай Кровавый 2.0)


  
  

Пролог


  
  В ноябре 1904 года исполнилось ровно десять лет с момента моего появления в этом мире. Что изменилось в этом мире в результате моего появления? Вообще то, не делая резких движений, я много чего поменял в сравнении с эталонной веткой нашей истории.
  Взять для примера правящий Дом Романовых. Их стало значительно меньше. Вместо трёх десятков представителей этого дома, содержание каждого из которых обходилось казне в 280 тысяч рублей, остался едва ли десяток. И это ещё не все затраты на содержание банды паразитов. Ведь практически все Романовы числились на какой-нибудь солидной должности и прекрасно умели использовать занимаемый пост для личного обогащения. Зато истребив часть семьи, я получил неплохую экономии в части расходов государства. Истреблять пришлось не всех. Великого князя Михаила Александровича я пристроил в качестве принца-консорта в Гавайское королевство. И Россия теперь не несет расходов на его содержание. Великий князь Андрей Владимирович с нетерпением ждет, когда наконец то он возглавит независимую Польшу и запустит свои руки в польскую казну.
  Великого князя Александра Михайловича я пощадил ради сестры Ксении, с которой он состоял в браке и прижил от неё шестерых детей. И хотя муж сестрицы упорно рвался к самым высотам имперской власти, мне удалось его уберечь от опасной близости к трону. Хватит с него и того, что покойный дядя Владимир уже один раз устраивал на него покушение. Тогда Сандро чудом выжил. А выжив, получил от меня предложение, от которого решил не отказываться. А предложил я ему дело непростое: стать Великим князем Финлядским.
  
  - Дядя! Есть у меня негласная договорённость с финским сеймом. Наиболее влиятельные местные политики согласились, что имея своего конституционного монарха, они обретут большую самостоятельность в своих делах. На деле, самостоятельности у них будет столько же, сколько у Хивинского хана и Бухарского эмира. Вроде бы и независимы, но чихнуть без нашего согласия не смеют.
  
  В помощь дяде Сандро был направлен не кто-нибудь, а сам барон Маннергейм. Правда, в настоящий момент Карл-Густав Эмиль пребывал в невысоком звании ротмистра и известен был только в гвардии. Но даже пребывание в гвардии не делало его жизнь завидной. Его супруга продала имения, а деньги перевела в парижские банки и попрощавшись с ближним окружением (не ставя при этом мужа в известность), забрав дочерей и документы на имение Априккен, уехала во Францию, на Лазурный Берег. В апреле 1904 года она поселилась в Париже. Барон остался один с офицерским жалованьем и весьма большим количеством долгов (в том числе карточных). Старший брат Густава участвовал в борьбе за изменение имперских законов в Финляндии, из-за чего он был выслан в Швецию. Поэтому, моё предложение возглавить личную канцелярию Сандро, было весьма кстати для него.
  Гораздо интересней сложилась судьба другой моей сестрицы - Ольги. Зная о том, что в моем времени её молодость была испорчена несчастливым браком, я принял решение, до глубины души поразившее и всю мою семью, и весь высший свет:
  
  - Как хотите, но Ольга выйдет замуж за того, с кем будет счастлива.
  
  В это время как раз планировался её брак с герцогом Ольденбургским.
  
  - Ни в коем случае! - заявил я на семейном совете, - хватит того, что по донесениям полиции, злые языки втихомолку именуют нас не Романовыми, а Гольштейнами. Согласитесь, простой народ, слыша о неких Гольштейнах на престоле, способен перепутать германцев с жидами. Уже это нам приносит вред. А иметь в числе родственников содомита, чревато потерей всяческого уважения.
  
  Все, кроме Ольги были против подобного решения. Но ведь согласившись в свое время на брак Георгия с простой дворянкой, признав за детьми Георгия право наследования престола, они сами развязали мне руки.
  
  - Maman! - говорил я вдовствующей императрице, - правило равнородного брака я вообще считаю величайшей гнусностью и нарушением законов божьих. Там, где царствует подобная гордыня, там господствует и кровосмешение. Но даже не это меня тревожит. Вспомните о несчастной судьбе первых царевен нашего дома! А главное - чем это кончилось.
  
  Говоря про это, я имел в виду судьбу русских царевен, живших до Петра Великого. Ни одна из них не вкусила семейной жизни, потому что не было тогда в мире равнородных православных принцев. А выдавать замуж за басурманина считалось безнравственным. И шли молодые девчонки в монастырь, так и не познав никаких женских радостей. А может и познали, но только тайно, в форме блуда или извращения. Вот только кончилось все это нехорошо. Первой взбунтовалась царевна Софья, не желавшая монашеской доли. Известно, что творилось в это время на Руси. А потом произошёл настоящий бабий бунт, про который ничего не пишут историки. Ведь тем же сестрам Петра, тоже хотелось и мужа иметь, и детей рожать, и вести жизнь светской дамы, а не монастырской затворницы. И плевать им было на веру мужа или любовника. Выдай их замуж за мусульманского владыку, они бы и в гареме были бы свободны и счастливы.
  Известно, что подняв Россию на дыбы, а местами и на дыбу, Петр творил всякие дела. Не только полезные. Дров он тоже наломал немало. И ломать Россию ему помогали сестры, искренне ненавидевшие старый уклад жизни.
  Вроде бы и добились своего. Вот только династические браки тоже вещь не совсем хорошая. Не только ты налагаешь обязательства. На тебя тоже хомут оденут. И сколько напрасных усилий придется приложить, чтобы выполнить навязанные обязательства! Нет, ребята и девчата! Эмансипация - это перспектива для всех. И если мы эмансипируем простых фабричных работниц, то почему мы должны обделять при этом царевен?
  В общем, настоял я на своём и избежав постылого брака, сестра в апреле 1903 года встретила свою судьбу - офицера Кирасирского Её Величества лейб-гвардии полка Николая Куликовского. Ну а дальше их знакомство развивалось с соблюдением всех, принятых в обществе приличий. Молодые люди полюбили друг-друга и я дал разрешение на заключение брака.
  Честно говоря, поступая подобным образом, я старался в первую очередь уменьшить очередь из людей, имевших право на наследование престола. Мне вполне хватало Георгия и его потомства. Тем более, что времена предстояли нелегкие, а помощников в собственном семействе я найду немного.
   Новый, 1905 год не обещал быть лёгким годом. Взять хотя бы Польшу. Сейчас, когда я в тихом семейном кругу, совсем не по царски, а скорее по мещански, праздную наступление Нового года, в Польше празднуют обретение долгожданной независимости. Для последнего из Владимировичей, польского короля Анджея Первого, начинался очень сложный период его жизни, которую лично я облегчать не собирался. В качестве "подарка" молодому королю, я распорядился выпустить из психушки Юзефа Пилсудского. А что? Он ведь отныне поданный польского короля ограничивать каким-либо образом его свободу, я просто не имею морального права. Пусть теперь Анджей с ним возится.
  Но не к одним полякам пришел праздник. Сербы с австрийцами наконец то поделили Боснию так, как посчитали правильным. А вернее, такой делёж ни одна из сторон окончательным не считала. Поделить земли со смешанным населением ещё никому по справедливости не удалось. Так и с Боснией. Мало того, что австрийцам отошли земли, где хоть сколько то, но сербов жило, так ведь ещё и сами босняки окончательно не определились, с кем они хотят жить: с сербами или австрийцами. А ведь были среди них сторонники и того, и иного вариантов.
  Не все были довольны. Например, итальянцы, греки и черногорцы пришли в бешенство от того, что им вообще ничего не удалось урвать от Албании. Впрочем, албанцы тоже от вхождения в Европу восторга не испытывали. И дело не только в тех вольностях, которые были при турецком владычестве и которые неизбежно будут пресекать австрийцы. Наиболее умные из местной верхушки уже поняли, что их стране предстоит стать яблоком раздора. Ничего хорошего в этом они не видели. И как вы думаете, что они сделали? Правильно! Прикинулись братушками и побежали на поклон в Петербург! Да если бы они одни. Наперегонки с ними в том же направлении понеслись греки и черногорцы. И все они на хорошем французском языке кричали: "Ils nous ont volé!" Кто ограбил? Конечно австрийцы! А что я могу сделать? Мне австрийцам даже предъявить нечего, ведь они честно заплатили туркам за уступку территорий. "Братушек" этот ответ совсем не устраивал и они начали мне угрожать! Чем угрожать? Грозили нас за братьев не держать и даже отлучить всю Россию от православия!
  Ну это вы ребята погорячились! Мы ведь тоже не лыком шиты. В Москве периодически происходят заседания Поместного Собора, который потихонечку вносит необходимые изменения. Начнете фокусничать - могу и подсказать депутатам, что Православие вообще-то никогда не было догматичным и терпимо относилось к той же разнице в обрядах у разных народов. Вот эфиопы, например, практикуют обрезание и их за это никто еретиками не считает. На Руси долгое время крестились двумя перстами, но из-за такого пустяка, никто Сергия Радонежского, Гермогена или Дмитрия Донского вкупе с Александром Невским, еретиками не считает.
  Поместный собор может заявить о том, что тот же Андрей Первозванный в наших землях проповедовал иначе, чем это делали в Гесперии Петр и Павел. И это будет правдой. Результат налицо: У Петра и Павла получились католики, а у Андрея - более правильные христиане. Так что мешает нам объявить о том, что есть на свете самый правильный вариант веры - Русское Православие, которое намного совершенней византийского и тем более римского аналога? И это тоже будет правдой. Особенно если вспомнить, что наш народ стал свободным самостоятельно, а прочие православные, исключая эфиопов, освободились лишь с нашей помощью. А почему такое произошло? А потому что верили правильно! Вполне годный ответ. Мы спасли свою Веру, а Вера спасла нас. Очень даже красиво звучит. Можно и в ход пустить при нужде.
  До таких резких движений дело всё-таки не дошло. Все-таки у "братушек" хватило ума не принимать дурных решений.
  Ссориться с Россией они не спешили. Просто сообразив, что подобный шантаж на нас не подействует, греки, албанцы, черногорцы и примкнувшие к ним румыны, начали искать помощи в иных странах. Франция, которая не теряла надежды на создание действенного союза против проклятых бошей, с большим удовольствием согласилась возглавить своеобразную Балканскую Антанту. Правда, без участия в этой затее Болгарии, создаваемая французами коалиция, не обладала достаточной мощью. Радко Дмитриева, сосредоточившего в своих руках немалую власть, всячески уговаривали, но он упорно противился французским домогательствам. И дело было не только в его прорусских симпатиях. Более серьёзные причины, нежели человеческие чувства, заставляли болгар глядеть в сторону России. Причина эта получила название "Консервная лихорадка".
  Что она из себя представляла? А вот что! Все началось с программы улучшения рациона солдата и матроса наших армии и флота. Благодаря усилиям и настойчивости моего военного министра, были найдены средства для улучшения питания личного состава. Его и раньше впроголодь не держали, но теперь питание защитника Отечества должно было стать более разнообразным и сбалансированным. В частности, ему теперь полагались не только крупы, мясо и рыба, но и овощи с фруктами. Но ведь в настоящий момент наш крестьянин их выращивает не очень то и много. Понятно, что квашенной капустой, луком, чесноком, яблоками... мы худо или бедно людей кормим. И возможно, этим бы и ограничились, если бы не появились во множестве иные люди, которых желательно хорошо кормить. Прежде всего, в богатой витаминами пище нуждались подчиненные адмирала Макарова, ведущие освоение Крайнего Севера. Но главное - дети! Затеяв ликвидацию неграмотности, мы организуем множество сельских школ-интернатов. А при таких школах есть много чего. В частности - столовые. И питание для детей - бесплатное. И тут встал вопрос о цене такой благотворительности. Нужен был такой поставщик продуктов, который не задерёт цену. Благодаря своему климату, Болгария была в состоянии обеспечить нужное количество овощей и фруктов по приемлемой для нас цене. Конечно, есть ещё Кавказ и Туркестан, которые с удовольствием продадут урожаи своих садов и полей. Мы эти места тоже со счета не сбрасывали. Просто, Болгария развернется быстрее прочих. И вот, пользуясь давними связями, русская военщина в лице отставников из "Военторга", вступила в сговор с болгарской военщиной. В результате, было подписано множество долгосрочных контрактов на поставку овощных и фруктовых консервов, табака и консервированных соков. Энтузиазм болгар по мере увеличения объема сбыта продукции постепенно возрастал. Ещё бы! Такой огромный рынок! Пищевая промышленность этой страны росла как на дрожжах. В политическом плане, местной элите сменить ориентацию стало трудновато. Франция - это здорово, но болгарские продукты ей не нужны. Зато в Россию можно продавать столько, сколько влезет в пароходы всех черноморских судовых компаний.
  А рынок действительно получался бездонный. Это не всегда радовало. И вот почему. Читая русские газеты, сообщения статистики, немцы, французы, бельгийцы и прочие "европейц" хватались за голову - "Караул! Эти русские плодятся, как кролики, и скоро заполонят собой всю Европу!". Дело в том, что европейцу было дико читать сообщения, что у той или иной русской бабы родилась 21-я дочка или 17-ый мальчик... Известен рекорд: в 18 веке русская женщина из Шуйского уезда родила 69 детей; один отец имел от 2-х жен 72 зарегистрированных ребенка. А в среднем, за свою жизнь в 30-50 лет русская баба рожала по 10-12 детей. Таких рожениц в Империи было не менее 40-45 миллионов человек. А это означает, что за время моего царствования, эти женщины родили не менее 111 миллионов детей. Повторяю: за первые десять лет моего царствования. Готовясь к заброске в это время, я как мог, старался прояснить ситуацию со здешней демографией.
  
  По документам "Первой всеобщей переписи населения Российской империи" - в 1897 году страна имела 129 млн. подданных, включая Польшу, Финляндию и т.д., а к 1905 году та же империя имела лишь 152 млн. населения. Где остальные 88 миллионов рожденных? Ответ печален: они умерли. Так оно и есть, в России ежегодно погибало от голода и болезней почти девять миллионов детей. Крестьяне, которые кормят Европу, не в состоянии накормить своих детей!
  
  Что изменилось от того, что у руля государства появился я? Минусуем десять миллионов поляков и литовцев, которые отныне стали поданными Анджея Первого. Минусуем миллион евреев, сбежавших из России за время моего царствования. То же самое в отношении переселенных на Гавайи и Конго людей. И сколько населения у нас сейчас имеется? По докладу полиции - те же самые 152 миллиона, что и в эталонном времени! При этом, вряд ли наши бабы стали больше рожать. Просто уменьшилась смертность. Меньше стало погибать людей.
  Никаких чудес в этом нет. Все чудеса - плод трудов людских. Благодарить за эти чудеса стоит многих. Разве не достоин памятника Лев Николаевич Толстой, который в ущерб своему творчеству, отдает все силы работе в Комитета по спасению голодающих? Он возглавил его еще до моего появления в этом мире, когда вся работа этого комитета держалась на энтузиазме нашей общественности. Теперь, у Комитета имеется солидная государственная поддержка и патронирует его работу сама Аликс. Да и я в стороне не стою. С одной из причин возникновения голода - малоземельем, я начал бороться сразу после своего появления в этом мире. Пять миллионов крестьян уже переселено из центральных губерний на новые земли. Плюс, меры по повышению продуктивности сельского хозяйства. Тут все упирается в нищету самих крестьян и косность мышления. Но прогресс в этом деле всё равно имеется. Ну и значительное количество жителей сел и деревень переселилось в города.
  Но все это - полумеры. Я слегка сократил число гибнущих, но не саму гибель. В идеале, русские люди должны умирать лишь от старости. А если гибнуть - то только защищая свой народ и свою страну. Но до этого идеала еще далеко. Потому что в данный момент я мало что способен сделать в отношении главных врагов нашего народа - верхушки нашего общества. Вернее не так. Позволить себе что то сделать нехорошее в отношении правящей верхушки я могу только при безоговорочной поддержке всего народа. А как раз в ней я не очень уверен. В предстоящей скоро шахматной партии я могу играть только черными фигурами. И если "белые" сделают свой первый ход, причем, сильный ход, то это мне развяжет руки.
  Крестьянам, хоть они и составляют большинство населения, я уделяю не столько внимания, сколько рабочему классу. И это не потому, что мне крестьяне чем-то не нравятся. Просто вся политика делается в городах. И мне именно в городах нужна массовая поддержка. Именно поэтому я тираню заводчиков и фабрикантов, требуя от них обеспечения приличных условий работы для простого человека. Это удорожает производство и потому продукция отечественных капиталистов не может составить конкуренцию заграничным аналогам. Но мне на это плевать. Я готовлюсь к войне. А на войне важней иметь своё производство, нежели надеяться на сторонние закупки. Правда, российские предприниматели мною зело недовольны. Их Союз работодателей даже слезную петицию на моё имя предоставил. Мол, совсем гибнет русская промышленность от того, что лишена возможности сократить издержки на рабочую силу. Нытье заводчиков и фабрикантов поддержала Либерально-Демократическая Партия России. Её центральный печатный орган "Вольное Слово", откровенно возмущался:
  
  "Нам стоит брать пример с самых передовых стран цивилизованного мира. Подумайте сами господа: куда это годится? Эти игры в социально-ориентированное государство, которыми развлекается наш самодержец, до добра не доведут. Они погубят русскую промышленность! Все эти меры по обеспечению быдла специальной одеждой, дополнительным питанием на производстве. К чему это? Наш мастеровой от этого не стал работать лучше, чем его американский собрат. Американцы вообще не озабочены обеспечением барских условий работы для своей черни. Известные своим образцовым деловым подходом, они к гибели на производстве и травматизму относятся философски. То, что ежегодно гибнет и получают увечья несколько миллионов неудачников, никак не влияет на качество и конкурентоспособность американских изделий. На место погибших растяп, из Европы приезжают новые искатели своего шанса. Было бы не лишним и в России восстановить прежний порядок.
  К сожалению, на это нет никакой надежды. Потакая черни, наш царь губит лучших людей России. Многие из этих людей вынуждены бежать на дикие Гавайские острова, где условия жизни не самые лучшие. Там царят грубые нравы, там высокий уровень преступности среди местных жителей. Но там свобода! Там нет этих самых Промышленных судов, которые в угоду обнаглевшим мастеровым доказывают, что его хозяин неправ. Там если и случится забастовка, то она будет подавлена полицией со всею решительностью!"

  
  Кстати, с этим самым ЛДПР получилось совсем не так, как я планировал. Вместо точки кристаллизации городских сумасшедших, получилось сборище недовольных из "чистой публики". Жириков уже не выпрашивал субсидий у государства. Зачем? Его и так неплохо кормили. Кто кормил? На первых порах отечественные фабриканты, возмечтавшие о буржуазной революции в России. Но и кроме них нашлись благодетели. Жириков уже докладывал о том, что его взяли в оборот французы и британцы и начали присматриваться к нему немцы. Это улучшило его финансовое положение, но и создало кучу проблем. Партия выросла численно и уже образовались фракции со своими вождями. И каждый из этих вождей норовил скинуть председателя с его поста. Пришлось принимать меры.
  Но не все недовольные тянулись к Жирикову. Слишком экстравагантен он был. Поэтому, пришлось организовать еще одну точку сбора недовольных - Консервативную Партию "Русская Фаланга" (КПРФ) во главе с назначенным нами председателем Гавриилом Сайгановым. Рассчитано это сборище было на тех, кто четко себе представлял: Кого бить и кого нужно спасать. Их центральный орган: газета "Фашина" вполне открыто писала про узурпацию власти в России жидовской шайкой Гольштейнов и призывала читателя вернуться к традиционным русским ценностям: терпеливый народ, строгий но добрый барин, отечески заботливое правительство, которое выберет ликвидированный жидами Гольштейнами старый добрый Земской Собор.
  Спросите: а это зачем мне нужно? Отвечу: в предстоящей шахматной партии, где я буду играть черными фигурами, мне нужно, чтобы белые фигуры стояли кучно и под началом негодных игроков. Вот тогда я и накрою их всех разом, вместо того, чтобы выковыривать их из всех щелей поодиночке.
  Но хватит о грустном. Поговорим и о приятном. А приятного у меня тоже хватает. В самом начале пути я испытывал необоснованный оптимизм, когда рассчитывал открыть регулярное движение судов по Северному морскому пути. Но это просто потому, что ни я, ни адмирал Макаров не представляли себе всех трудностей на этом пути. И сейчас, после многих трудов и усилий, проход судна по СМП за одну навигацию, является не рядовым деянием, а подвигом. И всё-таки сделано было огромное дело. По маршруту следования построены морские порты. Причем, порты полноценные. Теперь, хоть и с проблемами, но стала возможной проводка судов из Мурманской Гавани до Петропавловска-Камчатского. Причем, первыми нижайше поклонился нам в ножки, американцы. У них возникла потребность в быстрой переброске боевых кораблей и грузов в северную часть Тихого Океана. Правда, я предупредил их, что мы это сможем сделать только после того, как станет возможным начать навигацию в Северных морях.
  Вообще то, сперва я хотел отказать американцам, но Дубасов и Макаров уговорили меня не отказывать просителям.
  
  - Ваше величество, - горячился Макаров, - нам нужно получить опыт проводки кораблей по Северному пути. И будет лучше всего, если возможные неудачи будут происходить не с нашими судами. Поверьте, отрицательный опыт нам столь же ценен, как и положительный. Тем более, что эти опыты будут производиться за чужой счет.
  - Если получится с американцами, то следующими изъявят желание германцы, - поддержал его Дубасов, - кайзеру сейчас, в связи с событиями в Китае, предстоит срочно увеличивать число кораблей в своей Восточно- Азиатской эскадре. В любом случае, эти корабли уже не будут нам создавать угрозу на Балтике, а деньги кайзера нам лишними не будут. Ну и конечно опыт проводки нам пригодится.
  
  О промышленности можно рассказывать много. Главное - индустриализация проходит успешно. Нет, лидером прогресса Россия не стала. Более того, "Пятая экономика мира" как и при моём реципиенте, значительно отстает от четвертой экономики мира. Темпы промышленного развития? Они не превысили тех, что были и в моём мире. Правда, играет роль то, что я начал индустриализацию на десять лет раньше. Но с другой стороны, с независимой Польшей мы лишились 23% мощностей обрабатывающей промышленности. Но это нам пошло только на пользу. Дело в том, что как шла польская продукция на российский рынок, так и дальше будет идти. Как поставляли мы этой промышленности своё сырьё, так и дальше продолжаем поставлять. А куда ещё ляхам податься с нашей подводной лодки? Прочая Европа в их изделиях совсем не нуждается. А тут еще оказалось, что пока суть да дело, в России построены и начали действовать заводы-дублеры, взамен ушедших. К чему это привело? К снижению цен на польскую продукцию.
  Произошли изменения и в структуре экспорта. Закупки, производимые "Военторгом" привели к тому, что уменьшилась продажа хлеба за рубеж. Самыми недовольными этим были французы. Ещё бы! Если раньше они потребляли хлеба на треть больше, чем вся Россия, то теперь пришлось искать других поставщиков взамен российских. А те охулки на руку тоже не ложили и цену назначали подходящую. В результате, цены на хлеб во Франции поднялись. А кто виноват? Обвинять во всем одних евреев уже не модно. Поэтому все списали на козни загадочной "Розы Тампля".
  Эта самая "Роза Тампля" теперь в чем только не обвиняется. Может быть и мне на её козни что-нибудь списать? А то даже подозрительно. Всем она вредит, а России вдруг вредить не стала.
  
  

1. Год Восходящего Солнца


  
  А на Тихом Океане события шли своим чередом. Собравшиеся с силами американцы направили наконец свою эскадру в район Марианских островов. Эскадра - это ещё слабо сказано. Первыми отправились в путь рейдеры - носители подводных лодок и минных катеров. Капитаны рейдеров получили приказ: соединиться с "флотилией коммодора Уонга" и усилив ее таким образом, начать борьбу на морских коммуникациях.
   Следом за ними, спустя неделю, из Сан-Диего в поход отправилась Тихоокеанская эскадра в составе двух дивизий эскадренных броненосцев в количестве шести кораблей и стольких же броненосных крейсеров. Разведку и охранение боевого ядра эскадры, нес десяток бронепалубных крейсеров разных годов постройки. Следом за этим отрядом шли транспорты с морской пехотой, охраняемые кораблями устаревших типов. И наконец, последним вышел отряд снабжения, охрана которого была возложена на вспомогательные крейсера. И каждый отряд сопровождали суда-углевозы.
  По совету Потапова, держась от походного ордера на расстоянии видимости, каждый отряд сопровождало гидрографическое судно. Американцев конечно бесило наличие соглядатаев, но ничего с этим поделать они не могли. И тем более они не могли воспрепятствовать тем сеансам радиосвязи, в ходе которых наши гидрографы передавали на идущий в отдалении корабль управления, все, что сочли интересным.
  Нужно сказать, что организован этот переход был неплохо. Расстояние от Сан-Диего до Сайпана составляло порядка шести тысяч миль с хвостиком. Для большинства боевых кораблей это была недостижимая дальность плавания. Конечно, будь в распоряжении американцев база на Гавайских островах, тогда дальность океанского перехода сократилась бы раза в полтора. Но чего не было, того не было. Поэтому бункеровку пришлось производить в открытом океане. Точно таким же образом осуществлялось пополнение запасов пресной воды - с сопровождавших отряды танкеров. Нужно отдать должное и мастерству механиков - корабли дошли до цели без поломок и аварий.
  А когда дошли, вот тут и начались трудности. Нужно сказать, что американцы изначально недооценили японцев. И если морской переход был спланирован и осуществлён образцово, то сама боевая операция являлась образцом того, как не следует воевать. Первым неприятным сюрпризом оказалось наличие на острове сильного гарнизона японских войск. Причем, войска эти заблаговременно подготовились к обороне. Выстроена эта оборона была так, чтобы не подставляться под огонь мощной корабельной артиллерии. Поэтому, высадка американской морской пехоты прошла благополучно. Трудности начались при переходе в наступление. Не имевшие нужного опыта американцы, наступали стройными и плотными рядами. За что и поплатились. Артиллерия у японцев была не бог весть какая: 75 мм горные пушки "Тип 31" в количестве 36 штук. Но именно они и собрали самую обильную жатву в первый день наступления. Добавили "радости" и закупленные во Франции "гочкисы".
  У морпехов конечно была и своя полевая артиллерия: наши лицензионные трёхдюймовки и три батареи 107 мм гаубиц с длиной ствола аж в 10 калибров. Толк что от того, что от другого орудия не было. Прежде всего потому, что американцы не умели нормально стрелять. В итоге, хорошенько умывшись кровью, морпехи прекратили бесполезные атаки и расположились лагерем в прибрежной зоне, даже не окопавшись. А почему так? Да потому что лопат у них не было. У американцев полевая фортификация никогда не была в почете. А у морпехов - тем более. В случае нужды, строительством укреплений занимались специальные рабочие команды, сформированные из нанятых заранее негров или китайцев. Или ещё каких презренных неудачников. Вот только на этот раз, таких команд под рукой не оказалось. Ведь готовились к какой войне? Чисто колониальной! Японцев вообще за достойных вояк никто не считал. И немедленно поплатились. Ночью, японцы совершили вылазку и прекратили её после того, когда корабельная артиллерия открыла по ним огонь. И пострадали от этого огня в основном сами американцы. После чего, поняв, что на помощь флота лучше не рассчитывать, перестали обращаться к морякам.
  А тем временем, со стороны Японских островов подходил японский флот. Пираты Мадам Вонг вовремя обнаружили подход главных сил японского флота и оповестили о том союзников. И союзники начали готовиться к бою. Через неделю после высадки десанта на остров, состоялось эскадренное сражение между американским и японским флотами. Подробности этого сражения ещё неизвестны, но результат столкновения меня не удивил: американцы были разгромлены. Конечно, досталось и японцам, однако судя по бодрым статьям японских газет, их потери не выше ожидаемых.
  Сообщалось так же о кораблях, потопленных в бою или спустивших флаг, о множестве обычных пароходов, ставших добычей крейсерского отряда адмирала Уриу. Как водится, японцы преувеличивали свои успехи. Часть американских кораблей сумела уйти от противника и добраться до ближайшего порта нейтральной державы. Но и они на время войны были потеряны для американского флота. Потому что пришлось интернироваться. Американские рейдеры избежали всего этого и продолжали выполнять поставленную задачу. Но ради этого им пришлось войти в состав флотилии мадам Вонг.
  Вообще то, поражение американцев было закономерным. Дело было не в кораблях - они у них были не хуже японских. Выучка экипажей, если судить по тому, что японцам после сражения потребовалось ставить корабли на длительный ремонт, тоже была приличной. Главными виновниками поражения были адмиралы, большинство которых жило представлениями времен Гражданской Войны. Именно они обеспечили успех японскому флоту.
  В данный момент американцам приходилось тяжко. Тихоокеанская эскадра создавалась за счет ослабления Атлантического флота. И теперь, нужно было как то возмещать потери. Потеря кораблей - это печально конечно, но терпимо. Судостроение у американцев развитое. Помимо имеющихся заводов, они уже приступили к строительству новых на Тихоокеанском побережье. Так что этот вид потерь они возместят быстро. Гораздо хуже было то, что погибли, попали в плен и интернированы целые экипажи опытных моряков. А новые, пока сформируешь и обучишь...
  
  - Интересно, что сейчас предпримут японцы? - гадали в штабах всех стран.
  
  А японцы пустились на авантюру. Даже я, много знавший об их манере воевать, был до глубины души поражен их действиями. Сразу после Сайпанского сражения, не дожидаясь восстановления сил эскадры Того, 15-я Сентайская дивизия генерала Харагучи начала высадку на Аляске и Алеутских островах. Четыре десятка пароходов, чей переход прикрывало несколько мореходных канонерок и вспомогательных крейсеров! В моем времени, на подобное никто бы не решился. Но то в моё время. А здесь карты легли иначе. Не имея баз на Тихом Океане, и потеряв обе имевшихся эскадры, американцы ничего не могли противопоставить японцам в этот момент. Захват Алеутских островов произошел без сопротивления со стороны американцев. Впрочем, на Аляске японцы тоже не встретили сопротивления.
  
  - Вот ведь паршивцы!
   Василий Иванович был сильно потрясен. Ещё бы, Страдали от этого не столько американцы, сколько мои покровители. У них ведь на Аляске находились в концессии золотые прииски. Золота они конечно давали меньше, чем прииски в Якутии, но расставаться с ними очень не хотелось.
  А Дубасова и Макарова беспокоило иное: срывалась проводка американских кораблей. Как ни крути, но Берингов пролив контролируем не только мы. Теперь и японцы имеют к этому отношение.
  Вообще то, такой ход со стороны японцев следовало ожидать. Все дело в том, что маршалы Ямагата Аритомо и Тэраути Масатакэ - это представители когорты удачливых реформаторов. Такие люди обладают и нужной широтой мышления, и способностью к удачным импровизациям. Бросок на Аляску - не совсем импровизация. Похоже, что он задумывался не в самый последний момент. И ведь подобного следовало ожидать от японцев. Но, никто этого не ждал. А я тоже хорош! Сам ведь создал предпосылки к тому, чтобы японский Генеральный Штаб принял такое решение.
  Что мешало японцам моего мира так поступить? А много чего мешало. Прежде всего, им наплодили множество врагов. Помимо китайцев и СССР, они поссорились со всеми колониальными державами. А потому, вынуждены были воевать сразу на множестве направлений, дробя свои силы и постоянно не доводя дело до конца именно из-за нехватки сил.
  В этом мире они воюют с американцами на более выгодных условиях, имея за спиной дружественные Англию и Францию и нейтральную Российскую империю. Им не угрожает американский флот, с гавайских баз. В этом мире у американцев вообще проблемы с базированием ВМС на Тихом Океане. А ещё, здешнее военное руководство понимает: остановка - смерть! А потому, вместо строительства защитного периметра, продолжает наступать, пользуясь временной слабостью противника.
  Одна дивизия - это немного. Но сейчас, её сил достаточно, чтобы радикально изменить обстановку в северной части Тихого Океана. Глядя на карту, я начал понимать замысел японского армейского руководства. С захватом Анкориджа, флот получит промежуточную базу для ведения боевых действий у побережья Калифорнии. Тут даже уголь завозить не придётся. Уголь на Аляске есть и он уже добывается. Маловато конечно, но флоту хватит. А что ещё поимеет Япония с этого гуся? А поимеет она богатые морские промыслы. В первую очередь рыбные. А рыба - это основной источник белка для поданных микадо. Древесина, столь нужная растущей японской промышленности здесь тоже в избытке. Золото? Оно ещё есть, но вряд ли японцы прямо сейчас начнут отжимать прииски у золотодобытчиков. Не станут они этого делать прямо сейчас. Потом - это как Бог Свят! Так, а что могу с этой ситуации поиметь я? Мне выгодней достаточно долгое присутствие японцев в этих краях. Причем, не простое присутствие. Нужно, чтобы за эти земли дрались яростно и упорно. Но ведь это произойдет в том случае, если американцы не менее яростно и упорно будут драться за возврат этих земель. Как их заставить это сделать?
  
  - Василий Иванович! Мне нужно организовать утечку сведений на сторону, о сырьевых богатствах Аляски.
  - Под каким соусом мы это подадим?
  
  Василия Ивановича не удивляет мое предложение. "Краснозвездные" финансисты всё-таки пришли к схожим выводам и готовы плеснуть бензинчик в костер идущей войны.
  
  - Думаю, что у нас должна "пропасть" часть архива бывшей Русско-Американской кампании. А в других местах пропавшие бумаги должны всплыть.
  
  И пошла работа! Спустя краткое время, американцы и японцы узнают нечто новое для себя. Например о том, что имеется месторождение Red Dog с запасами в 25 млн т цинка. Руда здесь содержит 19 % цинка, 6 % свинца и 100 г/т серебра и. по своему качеству превосходит руды всех известных месторождений в 2-3 раза.
  А пока мы возились с подготовкой "документов", японцы продолжали успешно наступать вдоль побережья Северо-Американского материка. Самое действенное сопротивление им оказывала природа, а не спешно созданная милиция. Та вообще никак себя не проявила. Первые бои начались в районе острова Чичагова, где несколько американских канонерок удачно сразились с японскими канонерками, а отряд национальной гвардии зачем то высадился на сей остров. "Бой канонерок", именно так обозвала это рядовое столкновение американская пресса, был удачен для американцев и потому, за отсутствием иных успехов, его выдали за великую победу. Вот только толку от этого успеха не было. Японцы уже начинали переброску в Анкоридж настоящих боевых кораблей. До крейсеров и Броненосцев дело ещё не дошло, но миноносцы уже появились в этих водах. Именно они и прогнали прочь канонерки американцев. А отрезанные от своих сил национальные гвардейцы весьма быстро сложили оружие. А дальше оставалось только перемещать на карте флажки, обозначавшие очередной территориальный захват. Вслед за островом Чичагова последовал захват островов Баранова, Куприянова, Адмиралтейского, Принца Уэльского и Ревиллагигедо. А потом, выйдя на линию границы между САСШ и Канадой, дивизия Харагучи прекратила наступление. Дальше, без помощи флота наступать было некуда. Но и достигнутый результат произвел нужное впечатление.
  Впервые в истории этого мира, азиатская страна, ещё недавно мало кем воспринимавшаяся всерьёз, нанесла поражение на море передовой западной державе и даже отхватила часть её территории.
  
  "Успехи японских армии и флота не могут быть случайностью. Более того, они закономерны. Страна и народ, имеющая в качестве основы прочные традиции, древнюю высокую культуру и понимающие пользу порядка и дисциплины, всегда сумеет эффективно применить на поле боя передовые достижения науки и техники. Что Япония нам и демонстрирует. Без этого фундамента, никакая самая передовая военная техника не даст нужной отдачи. Что Америка нам и показала. Ей современная наука не принесла пользы. Торгашеская мораль, согласно которой достаточно купить ум и умелые руки, проигрывает воинской морали, которая требует развития собственных ума, сил и духа".
  
  Витийствовал в своём очередном "Ледоколе" Витторио Резун. По его мнению, на месте Японии могла быть любая азиатская страна, вставшая на путь реформ. Персия, Турция, Корея, Сиам... Любая из этих стран по его мнению могла добиться на поле брани схожих результатов. Это против европейских стран они слабы, потому что в Европе органически соединилась Мысль, Сила и Дух. Но для войны против притона неудачников, чем на самом деле является САСШ, годится даже азиатская армия.
  Кое-кого Резун сумел убедить. Про ублюдочное государство, позорящее белую расу, охотно заговорила вся бульварная пресса. Впрочем, кое кто из политиков поспешил сменить ориентацию. В основном это были латиноамериканцы. Например, президент Мексики Порфирио Диас более благосклонно глядел в сторону Британии, а Глава Мексиканского Императорского Дома Его Высочество Принц Агустин III де Итурбиде, уже зондировал почву на предмет поддержки его планов восстановления Мексиканской Империи. С британцами он связываться опасался, но Германию и Австрию начал обхаживать, не брезгуя при этом и японцами.
  Но серьёзных людей японские победы не особенно впечатлили. Понятно было, что имея всестороннюю поддержку двух великих держав, можно добиться многого. Но заставить капитулировать Америку силами одной дивизии - это нереально. А больше свободных войск у японцев сейчас нет.
  Понимали это и в самой Америке. Поэтому борьбу прекращать никто из её верхушки не планировал. Взамен потерянных кораблей строились новые, более совершенные. Например, были заложены четыре эскадренных сверхброненосца, наподобие наших, что построены были на американских же верфях. Плюс, американцы сейчас скупали боевые корабли у всех, у кого только было можно: у Германии, Италии и даже у Бразилии с Аргентиной и Чили. Но не только флот и армия готовились к новым схваткам. Президент Теодор Рузвельт затеял строительство флота Стратегических Дирижабельных Сил. Так как Конгресс уже не в состоянии был выделить достаточные суммы денег, Рузвельт выступил с обращением к нации с просьбой проявить должный патриотизм и на средства штатов построить воздушную армаду. Каждый штат должен был оплатить строительство одного стратегического дирижабля, способного сбросить на головы захватчиков бомбы, переделанные из тринадцатидюймовых снарядов!
  Как я понял, бомбить американцы собирались японские гарнизоны на Аляске и по возможности их корабли.
  Ну что же, флаг им в руки. Звездно-полосатый. Вот только жаль, что японцы вынуждены остановить наступление. Отдавать инициативу в руки противника - вещь опасная. А если противник ещё и сильней тебя многократно, то и смертельная. В том положении, в котором оказались сейчас японцы, их спасти могут только активные действия. А американцам сейчас нужно всячески тянуть время. Ибо оно работает сейчас на них.
  Кажется, японцы это прекрасно понимали и без меня. Военно-морская разведка засекла японские пароходы, движущиеся в северном направлении. А сотрудники "краснозвездных" концессий на Аляске докладывали о прибытии на эти территории многочисленных китайских и филиппинских рабочих. Очень скоро нашим наблюдателям стало трудно работать в Анкоридже. Японцы приступили к оборудованию базы для своего флота. И насчет прекращения активных действий я тоже заблуждался. По мере окончания устранения полученных повреждений, в Анкоридж начали прибывать крейсера из отрядов Камимуры и Уриу. Американцы, которые имели все возможности вовремя об этом узнать, благополучно прохлопали японские приготовления. Причина этому была простая: отсутствие полноценной разведки. Не было её у них. Ну а сознательные американские патриоты, которых было немало в тех местах, не имели возможности передать сведения. А как тут передашь? Телеграф контролируют японцы. Разного рода рыбаки да китобои, которыми раньше кишели местные воды, либо убрались от греха подальше, либо сидят дома и в море носа не кажут. Есть радиостанции в концессиях "неизвестных отцов", но туда американцам вход запрещен. Пешком через перевалы? Долго, опасно и ненадёжно.
  Поэтому, рейд отряда Камимуры прошел столь результативно. Собственно говоря, правильней было назвать эту затею экспедицией. Впереди отряда шло торговое судно под британским флагом. Видимо операция была заранее согласована с англичанами и те взяли на себя ведение разведки на маршруте следования. Следом шел авангард под флагом адмирала Уриу, выполняя роль дозора и передового охранения. В составе главных сил отряда шли броненосные крейсера, сопровождаемые новенькими, недавно прибывшими от англичан мореходными канонерками, вооруженными восьмидюймовыми пушками. Кроме того, в состав отряда входили корабли снабжения, обеспечивающие отряд топливом, пресной водой и продовольствием. Шесть вспомогательных крейсеров составляли арьергард.
  Несмотря на идущую войну, американцы вели себя на удивление беспечно. Береговая оборона практически отсутствовала и никто не удосужился даже поднять вопрос о её организации. Маяки и створные знаки продолжали работать в режиме мирного времени. Ну а приморские города ещё не научились выключать освещение по ночам. А потому, имея ясно видимые ориентиры, японские штурмана точно вывели отряд к Сан-Диего. Какие-то военные корабли у американцев в Сан-Диего были. Правда, не такие, которые могли состязаться в бою с мощными бронепалубниками. Поэтому японцы не встретили никакого противодействия, когда приступили к обстрелу города акватории залива, демонстрируя мастерство в ведении перекидной стрельбы. Снарядов Камимура не жалел и потому спустя некоторое время, в порту возникли сильные пожары. Горели и угольные склады, и лесная биржа и много чего ещё. Местные пожарные не могли приступить к тушению пожаров из-за обстрела. А японцы, прекрасно знающие о том, что ответить противнику нечем, никуда не спешили. Более того, убедившись в полной неготовности противника к оказанию сопротивления, Каммимура распорядился о прекращении всяческих маневров и постановке кораблей на якорь. И пока боевые корабли вели обстрел порта и прилегающей к нему акватории, пароходы снабжения сходились с крейсерами борт о борт и начинали перегружать на них уголь, снаряды и прочие расходники.
  К вечеру, когда начало темнеть, Камимура приказал прекратить обстрел, выбирать якоря и следовать на север. Оставив после себя сильные пожары, японцы прекратили бомбардировку порта и ушли к следующей цели экспедиции - Лос-Анджелису.
  В Лос-Анджелисе всё повторилось заново. Отличие было лишь в том, что вести о бомбардировке Сан-Диего туда уже успели дойти и часть жителей города поспешило его покинуть. После Лос-Анджелеса наступил черед Сан-Франциско, где вошедшие в раж японцы практически полностью опустошили свои артиллерийские погреба и ушли в Анкоридж.
  Вопли о варварской бомбардировке мирных городов, неслись не смолкая. Одновременно комиссия Сената начала выяснять: какой такой враг американского народа осмтавил западное побережье незащищённым. Честно говоря, могли бы смело указывать пальцем на самих себя. Но ведь никто себя виновным не считает и потому под топор американского правосудия попали те чиновники, от которых давно хотели избавиться. А на побережье закипела работа. Вдруг сразу нашлись деньги на строительство морских крепостей. А из Атлантики на Тихий Океан ушла очередная эскадра боевых кораблей. Тут сразу нужно сказать о том, что выгребали американцы последнее, что имели. Отправленные корабли не были ни самыми лучшими, ни самыми современными. Правда, взамен их американцы год назад заложили более современные корабли, спроектированные по мотивам "русского заказа". Четыре эскадренных броненосца, вооруженных восьмью двенадцатидюймовыми орудиями и четыре тяжелых крейсера, вооруженных восьмью- и десятьюдюймовыми пушками, должны были составить ядро строящегося Тихоокеанского флота. Теперь, после приключившегося конфуза, закладывалось ещё больше кораблей. Ведь нужно было не только воевать на Тихом Океане, но и восстановить пошатнувшиеся позиции на Атлантике.
  Кроме переброски достаточно сильного отряда вокруг мыса Горн, началась проводка конвоя "Эй-Пи- 1" по Северному Морскому Пути. Два эскадренных броненосца, два броненосных крейсера и четыре корабля снабжения, в сопровождении наших ледоколов отправились из Мурманской Гавани на восток. Кроме кораблей, в том же направлении начал путь дирижабль "Арктика", чьей задачей было ведение ледовой разведки. Кроме дирижабля, воздушную разведку могли вести гидропланы, которыми был снабжен теперь каждый наш ледокол. Путь конвою предстоял неблизкий и непростой. И никто не мог поручиться за то, что это предприятие закончится успехом.
  Вот что у американцев не отнять, так это умение быстро работать. Когда их основательно припекает, они это неизменно демонстрируют. В частности, они способны создавать под поступивший заказ целые отрасли. В случае с дирижаблями они это и продемонстрировали. После того погрома, что устроил им Камимура, правительству Рузвельта срочно требовалось хоть как то ответить на эту пощечину. Успокоить так сказать избирателя. В данный момент эти ребята сочли, что подходящим ответом будет бомбардировка японских войск. Решение о срочном строительстве флота дирижаблей было принято и работа закипела. Но помимо задуманных 45 дирижаблей, у американцев имелись и несколько штук готовых. Их немедленно мобилизовали, перегнали в район Сиэтла и спешно вооружили переделанными из крупнокалиберных фугасных снарядов бомбами. Через месяц после ухода японцев, два дирижабля под командованием лейтенантов Перкинса и Доберманна произвели первую бомбардировку позиций 15-й японской дивизии на острове Принца Уэльского. Какой был боевой эффект от этой акции, никто кроме японцев не знал. Зато рекламный эффект превзошел все ожидания.
  
  - Мы сделали это! - орали политики всех мастей, - пусть теперь желтомордые макаки получат наши увесистые подарки с неба!
  
  С этого дня, рейды на остров Принца Уэльского стали совершаться регулярно, а в прессе уже появились статейки о том, что с таким замечательным оружием, какими являются дирижабли, можно создать нешуточную угрозу всем врагам Америки. И если они успешно бомбят наземные войска, то может и флот японский выйдет пустить на дно?
  Но японцы не собирались ограничиваться теми результатами, которые были достигнуты экспедицией Камимуры. Наша разведка сообщала о том, что в Анкоридже начали появляться прошедшие ремонт броненосцы. Приходили и другие новости. В частности, о начале строительства базы в Уналашке и устройстве маневренных пунктов базирования на островах Архипелага Александра. Причем, по имеющимся сведениям, не все завозится из Азии. Кое что везут и из Ванкувера. А ещё у Западного побережья САСШ появилось подозрительно много судов под флагами нейтральных держав. Видимо это любители нагадить в штаны соседу.
  Итак, практически весь японский флот скоро соберется в этих водах. Цель его присутствия уже ясна: продолжать набеговые операции на побережье САСШ. Не дать американцам собрать достаточно мощный ударный кулак. И американцы это прекрасно поняли. Но возможностями для организации действенного отпора они в данный момент не обладали. Нет, они не бездействовали. Но все, что они могли сделать немедленно, так это выставить минные заграждения и продолжать использовать имеющиеся дирижабли в качестве дальнобойных средств. Но тут возникла проблема: в защите нуждались многие, а морских мин в достатке не имелось. И причина этому простая: большой нужды в таком способе защиты побережья раньше не было. Кто бы стал нападать с моря на САСШ? Этой стране флот нужен был для защиты своих интересов, а не защиты своей страны. Для нападения на тех, кто несет угрозу этим самым интересам, а не для отражения нападения. Вот потому много мин и не требовалось. Их и не заказывали, а сейчас, когда нужно было успокоить собственных граждан, их требовалось на порядок больше, нежели имелось в наличии. Естественно, что исправление ситуации сопровождалось наказанием виновных. Сенатская комиссия, помимо прочих дел, сейчас стирала в тонкий порошок тех, кого назначили быть виновными: Джона Лонга, Уильяма Муди, Пола Мортона и Чарльза Бонапарта. Именно тех людей, которых сами же и назначали на пост Морского министра.
  Но трясли не только этих людей. Громили практически весь флот. И это было правильным решением. Слишком много старичья, негодного для современной войны засиделось в адмиральских салонах. На место изгнанных адмиралов сенатская комиссия назначала более молодых и, как ей казалось, перспективных офицеров. Вот только с определением способностей и талантов возникли проблемы. Дело было в привычном способе решения кадрового вопроса. Еще англичане во время войны 1812-14 гг, обратили внимание на тот подход, который был основным у американцев.
  У англичан с этим делом тоже было не все хорошо. Продвигая офицера по службе, они рассуждали так: "Его дядя неплохо себя показал в Испании. Значит, его племянник способен справиться со своей должностью".
  Американцы же рассуждали иначе: "За его дядю на выборах отдано такое то количество голосов, поэтому стоит продвигать вверх его племянника". И никуда этот подход не делся. Новые адмиралы отличались от старых только более молодым возрастом. Но даже и такие адмиралы никак не успевали со своими кораблями прибыть на театр военных действий. А потому, основная нагрузка легла на тех молодых офицеров, которым пришлось воевать прямо здесь и сейчас. Все, что можно было немедленно сделать имеющимися средствами, они сделали. Минные заграждения были выставлены, позиции для береговых батарей готовились, корабли в разведку и для несения дозоров уходили в море. И все это не спасло от нового визита японцев. На этот раз японцы пришли в больших силах и подвергли бомбардировке Портленд и Сиэтл. Помимо обстрелов, они занялись минными постановками. Сделав своё черное дело, японцы не стали окончательно покидать эти воды. И если линейные силы вернулись в Анкоридж, то миноносцам и канонеркам нашлось немало работы в этих местах.
  Правду сказать, на этот раз кое какое сопротивление нападавшим оказано было. Экипажи Мозеса Перкинса и Абрахама Добермана, бомбили с воздуха броненосцы Того несколько раз. Успех пришел к лейтенанту Доберману. Чисто случайно он серией стофунтовых фугасных бомб, накрыл броненосец "Микасса". Это была не та "Микасса", которую знали в моем времени. Тот броненосец был построен на американской верфи, а этот на британской.
  Нанесенные Доберманом повреждения, не представляли никакой опасности для корабля. Повреждения хоть и выглядели здорово, но были скорее косметическими. На несведущего человека они еще могли произвести впечатление. И произвели. Радостный вопль: "Мы трахнули это!" долго не стихал на страницах газет, а политическое руководство страны убедилось в собственной прозорливости. Уверенность в том, что корабли "макак" можно топить ударами с воздуха, окрепла ещё сильней. Главное - больше дирижаблей и увеличить калибры бомб! И дирижабли строились воистину стахановскими темпами. Уже к концу года запланированные к постройки 45 дирижаблей были готовы. Но пока они строились, кто то должен был продемонстрировать всему миру, что Америку не так то и просто потеснить на морях. И этим "кто-то" стали пираты нашей красавицы Вонг. Именно они должны были укрепить пошатнувшийся престиж американцев. А потому: "Топи их всех!"
  Но с этим все пошло не так, как представляли себе американцы. Во-первых, с поставками мин и торпед возникли проблемы. Поэтому, Ольга Николаевна доходчиво объяснила и Сэму Джексону, и Питеру Джонсону, что охреневать в атаке на крейсера, с одними револьверами в руках, она не договаривалась.
  
  - А тем не менее, у вас сейчас бездельничает целых шесть вспомогательных крейсеров, обеспеченных всем необходимым для серьёзных дел. Все, что им не хватает для успеха - толкового руководства и знания некоторых, неафишируемых подробностей. То и другое согласна предоставить я. Если конечно мы договоримся.
  
  После длительных споров и упорного торга, американцы нехотя согласились на включение своих рейдеров в состав пиратской флотилии.
  У меня же в этом деле был иной интерес. Следовало убедить весь мир в том, что для ведения подводной войны, лучшим образом подходят не подводные крейсера с большой автономностью плавания, а сверхмалые кораблики, которым большой радиус действия обеспечивает надводный носитель. В теории это выглядело здорово. Оставалось только доказать это на практике.
  
  - Сейчас не стоит демонстрировать атаки на полноценные военные корабли. Пусть те же британцы пребывают в уверенности, что толстая броня и мощные орудия их боевых кораблей, служат защитой от чего угодно. Но торговые суда не только можно, но и нужно топить в наибольших количествах, - инструктировал я Бойко, через которого держал связь с Ольгой Николаевной.
  
  Для выполнения моего задания, пришлось полностью поменять схему поиска и уничтожения противника. Большая часть пиратских кораблей отныне была занята поиском достойных целей и наведением на него рейдера. Нашим преимуществом было наличие радиостанций на судах-разведчиках. Да, это были американские радиостанции, недостаточно совершенные. Зато на яхте атаманши, где работал её штаб, находилась более совершенная радиостанция, созданная творческим гением работников лаборатории Попова.
  В водах, омывающих страны Юго-Восточной Азии, теперь творился сущий кошмар. Пираты взялись не за что иное, как за торговые суда тех европейских стран, которые воевали с Китаем. Распределённые вдоль обычных торговых маршрутов джонки, обнаруживали и определяли подходящую для атаки цель. Передавали информацию на яхте атаманши. Там, офицеры штаба назначали место и время атаки цели и конкретного исполнителя операции. Если атаковать предстояло в темное время суток, то капитан рейдера задействовал миноноску. Если в дневное - подводную лодку. В любом случае удар наносился издалека. Жертвы нападения ещё могли видеть миноноску или перископ подводной лодки. Но находящийся за линией горизонта рейдер, как правило не видел никто. И таким манером пираты пустили на дно целых полторы сотни торговых судов. Морской торговле с Японией был нанесен сильный удар. Обвинения в свой адрес американцы решительно отвергали.
  
  - Джентльмены! Эти ребята топят ваши корабли, пребывая под китайским флагом. Все претензии к китайцам, с которыми вы воюете. Американское оружие у пиратов? А что с того? У нас свободная страна и никому не запрещено приобретать любое оружие для своих нужд. Мы никогда не задаем покупателям бестактных вопросов.
  
  И так, эффективность сверхмалых подводных лодок в сравнении с подводными крейсерами, была убедительно продемонстрирована. И многие флоты мира решили обзавестись столь чудесным оружием. Естественно, что делая ставку на "малютки", приходилось сворачивать работы по настоящим подводным лодкам. Кстати говоря, поклонников "малюток" хватало и у нас. Но я, проявив завидную косность мышления, настаивал на разработке нормальных, с точки зрения моряков нашего времени, подлодок.
  А между тем, американские воздушные атаки на японцев, привели к тому, что мы начали продавать своё оружие японцам. Странного в этом ничего нет. Просто так получилось. Все началось с того, что часть ребят из студенческих конструкторских бюро, получила задание на создание универсальных орудий для флота. Калибр орудий был выбран именно мной. В данный момент заканчивались работы по конструированию 37мм и 47 мм орудий. Неплохой результат выходил у группы, которая работала с калибром 76 мм. А вот у ребят, которым для нужд корейского флота поручили создать 63 мм универсальное орудие, быстрее всех вышел окончательный вариант. Сконструированное ими орудие было изготовлено, испытано и Читинский Арсенал начал его выпуск. Выпустить успели лишь несколько десятков орудий, когда к руководителям ГАУ обратился японский военно-морской атташе. Переговоры были непростые, хотя японцы сильно спешили. Тем не менее, был заключен контракт на поставку партии из трёх сотен 63 мм универсалок для нужд Японского Императорского флота. Кроме того, с Кореей был подписан контракт на поставку бронебойных и шрапнельных снарядов к этим орудиям.
  Спросите: почему именно у нас и именно это? Так ведь ни у кого в мире сейчас нет ничего подобного. А отбивать атаки дирижаблей приходится уже вчера. Вот потому и прибежали японцы именно к нам. Не думаю, что наша монополия в этом деле продлится долго. И японцы наладят собственный выпуск, и прочие скоро подтянутся. Вот только что будет с калибром 57 мм? У британцев он конечно останется. Но японцы вряд ли откажутся от навязанного нами стандарта.
  А американцы ободренные первыми успехами своих дирижаблей, продолжали наращивать мощь своих бомбардировок. Все новые и новые дирижабли уходили на боевые задания. Все большее количество бомб летело на японские позиции. Но безнаказанными эти бомбёжки были только в первые дни. Японцы тоже умели делать правильные выводы. Сперва на позициях дивизии Харагучи появилась дюжина наших универсалок и дирижаблям пришлось сбрасывать груз с больших высот. Потом наши универсалки стали устанавливаться на боевые корабли. На всех конечно их не хватало, но к концу года японцы освоили производство этих орудий по купленной у нас рабочей документации. Поэтому с войсковым ПВО у них больше проблем не было.
  Казалось бы, этот факт продажи новой артиллерийской системы японцам, можно считать единичным случаем. Ну если не считать тех контрактов, по которым мы поставляли оружие нашим союзникам на Востоке. Оказалось, что это только начало.
  Дело в том, что японцы тоже решили завести свои ВВС. Богатыми как американцы они не были и потому ограничились покупкой восьми дирижаблей у французов. Во второй половине года, к обстрелам побережья боевыми кораблями, добавились бомбардировки американской территории с воздуха. И уже американцам срочно потребовались наши зенитки. Купили они всего сотню штук, вместе с рабочей документацией на изготовление. Как видите и они предпочли производить их своими силами. На этом история с этими орудиями не закончилась. В Европе ведь тоже шла гонка вооружений. Даже Польша имела в строю двенадцать дирижаблей! И это при том, что Россия имеет на несколько штук больше. А кроме поляков, дирижабельные силы имели все, кроме совсем уж бедных стран. И вот теперь, по опыту применения этих аппаратов на японо-американской войне, всем потребовались средства ПВО. Наши пушки против дирижаблей показали себя неплохо. Поэтому, британцы, французы, немцы, итальянцы и шведы решили создать аналоги русской зенитки.
  А в штабах ведущих держав шло осмысление полученного на этой войне опыта. Прежде всего стоило осмыслить опыт морских сражений. И в этом плане больших отличий от моего времени не было. Как и у нас, вперед вырвались британцы, создавая свой "Дредноут". Следом за ними предстояло включиться в дредноутную гонку прочим державам. Роль подводных лодок оценивалась однозначно: средство пиратской борьбы на коммуникациях противника. При этом, в большинстве штабов склонялись к тому, что перспектива за малыми лодками Джевецкого, оснащенными одними электрическими моторами и производящие зарядку аккумуляторов на корабле-носителе. Отказ от двигателя внутреннего сгорания позволял значительно уменьшить размеры подводного корабля и в перспективе увеличить число носимых на крейсере-носителе лодок с двух-четырёх до шести или даже восьми.
  Неоднозначно оценивалась и роль минных катеров. Все сошлись на том, что паровой двигатель на таком суденышке - это прошлый век. Но что поставить вместо него? Одни предлагали замену парового двигателя, двигателем внутреннего сгорания. Другие, упирая на шумность и пожароопасность бензиновых двигателей, применять только электрические двигатели, работающие от аккумулятора. Как на подводной лодке, А зарядка - на корабле-носителе.
  Интересными были выводы европейских генералов по поводу практики воздушной войны. В целом, дирижабли сочли полезным средством вооруженной борьбы. Более того, это оружие сочли возможным значительно усовершенствовать. В частности, новорожденный британский теоретик воздушной войны, некий Colonel Simpleton, предлагал вспомнить о таком оружии как ракеты Конгрива.
  Вообще то, у артиллеристов эти ракеты восторга не вызывали. Преимуществ перед ствольной артиллерией они никаких не имели. Единственная область применения - против толп дикарей. Да и то, Степные походы Русской Армии показали, что пущенные с переносных станков ракеты, оказывают на дикарей в основном психологическое воздействие. Именно на это Полковнику Симплсену и указывали. Да судите сами: дальность стрельбы прямой наводкой - не более 400 метров. А дальше ракета летит по траектории, которую трудно рассчитать даже опытному артиллерийскому офицеру. В общем, для стрельбы по площадям еще годится, но заниматься ей на ближней дистанции? Ведь дальность полета была в районе четырёх километров. Бред!
  Артиллеристов поддержали воздухоплаватели, которые указывали на то, что в воздухе ни у кого не выйдет выдержать постоянную высоту. Воздушные ямы и восходящие с земли потоки воздуха - дело обычное и дирижабль то подкидывает вверх, то он проваливается вниз. Вроде бы и ненамного, высотометр это даже не регистрирует, но точку вылета снаряда сбивает постоянно. Проще авиабомбу сбросить, чем заниматься бесполезной стрельбой из несовершенного оружия.
  Но Симплсен не успокаивался:
  
  "Хорошо, джентльмены, я уже понял что ракеты с фугасной боевой частью вы не любите. Но почему вы забываете о зажигательных веществах и отравляющих веществах? Ведь для их применения большая точность не нужна. Более т ого, чем больше площадь рассеивания, тем больше поражающий эффект! И применять это оружие можно не только против дикарей, как это делалось до сих пор. Против европейской армии оно будет тоже действенно. Подумайте сами, есть множество сооружений военного назначения, на разрушение которых требуются дорогие осадные орудия и огромный срок для ведения осады. Но если применить накопленные в арсеналах британской армии аж с 1817 года запасы боевых отравляющих веществ, то на взятие любой, самой сильной крепости потребуется не более нескольких суток".
  
  О том, что британцы уже во время войны с Наполеоном создавали и совершенствовали химическое оружие. Мои современники как то забыли. А между тем, ничего фантастического в этом нет. Ведь большинство тех отравляющих веществ, что применялись потом во время Первой Мировой Войны, синтезировали французские химики ещё во времена Людовика Пятнадцатого. А британцы, отчаявшиеся победить Наполеона обычными способами, решили сделать это не совсем обычными. С синтезом нужных веществ у них особых проблем не возникло. Долго пришлось возиться со средствами доставки. И пока возились, Наполеона победили традиционным для тех времен способом: забросали трупами. В основном германскими. Но бросать начатое дело было не в британских привычках. В 1817 году было готово средство доставки ОВ до потребителя: специальные артиллерийские снаряды. И без дела они не лежали. Их уже применяли в колониальных войнах и даже обстреливали ими Одессу в 1854 году. В данный момент запрета на применения этого оружия нет. А я, в отличии от реципиента, с дурными миролюбивыми инициативами выступать не собираюсь. Зато подходящие средства индивидуальной защиты, Лаборатория Защитной Одежды уже создала. Обычный противогаз, который является защитным средством для работников химических фабрик.
  А вообще, у меня сложилось впечатление, что рукою полковника Симплсена водило не только вдохновение, но и приказ свыше. И эта мысль во мне окрепла после того, как во время празднования Рождества, японские дирижабли совершили налет на воздушную базу американских Стратегических Дирижабельных сил под Сиэтлом. И действовали они строго по методичке Симплсена. Ракет они конечно не применяли, но хватило и авиабомб. Причем, половина бомб была зажигательными, а вторая половина - с начинкой из ОВ. А теперь представьте себе базу, на которой в тот момент было почти пять десятков дирижаблей. И что творилось на ней, после того, как сперва произошла химическая атака, а затем все строения были накрыты зажигательной смесью.
  В этот день был уничтожен полностью не только новый род войск, но и с таким трудом подготовленные для него специалисты. В Америке был объявлен траур.
  Как оказалось, погром базы у Сиэтла японцы устроили не просто ради устранения угрозы своим армии и флоту с воздуха. Намного большее значение для них имел Ванкувер. Причем, настолько значительное, что они успех своих дирижабельных сил немедленно развили, высадив морской десант на полуострове Олимпия.
  
  - Тут Николай Александрович всё просто. Американцы, как впрочем и все нынешние европейцы, не смешивают войну и ведение торговли, - объяснял мне Константин Семёнович, ещё один представитель "неизвестных", недавно прибывший в Петербург для совместной работы с Василием Ивановичем.
  - Для нынешних людей, препятствовать вражеской торговле считается допустимым, но создавать препятствие своей - это подрыв основ. Американские угольные тресты, сейчас активно торгуют с канадцами, продавая "боевые" сорта угля прямо в Ванкувер. Оттуда, уголь на британских судах поступает на японские базы, в Архипелаге Александра, Уналашку на Алеутах и в Анкоридж. К угольщикам сейчас присоединились нефтяники, продающие бензин канадцам из Ванкувера. Есть непроверенные сведения о том, что по американским железным дорогам в Ванкувер много чего другого перевозится: продовольствие, табак, смазочные материалы, реагенты и даже запасные части для судовых установок. И все это плывет в зоне досягаемости для американских береговых батарей, патрульных судов и конечно же дирижаблей. Стрельбы ещё не было, но подсунуть на пути следования минную банку, американцы в состоянии. Десант на Олимпию вероятно и должен устранить возможную угрозу "мирному судоходству".
  
  Вероятно, что англо-японские планировщики именно этим и руководствовались. А американцы, как всегда, щелкали клювом. Имея преимущество в средствах ведения воздушной разведки, они практически ей не занимались, увлекшись бомбардировками окопавшихся японцев, да погонями за отдельными кораблями противника. Правда, ветераны воздушной войны Перкинс и Доберман совершили несколько пробных вылетов в сторону Анкориджа. Кстати, благодаря тому, что они в момент разгрома базы в этот момент находились на боевом задании, уцелели и они, и их экипажи, и боевые машины. Случайности тут не было. Как известно - Рождество Христово евреи не празднуют. А лейтенанты, как и большинство членов экипажей их кораблей, как раз сынами Израиля и являлись. Такое вот счастье им привалило. И теперь, им светит судьба быть восстановителями Дирижабельных Сил. Про это говорит сообщение о присвоении им временного звания коммодора ВВФ САСШ.
  Итак, пока американцы готовили японцам страшную мстю за погром, устроенный на западном побережье, генерал Харагучи был назначен командующим Восточной армией и получил в свое распоряжение недавно сформированные 16-ю и 17-ю дивизии. Помимо боевых частей, в распоряжение Восточной армии было направлено множество вспомогательных подразделений: строители, носильщики, связисты... и даже передвижные бордели, укомплектованные китайскими и филиппинскими "девушками для комфорта".
  Сразу после налёта на Сиэтл, 15-я и 17-я дивизии начали высадку в двух местах на полуострове Олимпия. Несколько американских береговых батарей, оказали весьма слабое сопротивление высадке. Огнем броненосцев и повторным налетом дирижаблей, батареи были подавлены. Причем, дирижабли вместе с фугасками применяли и ОВ. К исходу третьего дня, 17-я дивизия Императорской армии вышла на берег залива Пьюджет, а Пятнадцатая дивизия достигла рубежа Олимпия (включительно) - Реймонд (исключительно). И на этом рубеже начали закрепляться. Неделю спустя были заняты все острова на пути к Ванкуверу. Угроза "мирной торговле" была устранена, а Сиэтл, в качестве порта потерял всяческое значение. Зато Ванкувер продолжал процветать.
  Дела у американцев стали настолько паршивыми, что они даже на время отложили выяснение отношений между собой. Западное побережье было не просто разорено японцами. Оно было выключено из системы международной морской торговли. Правда, оно переставало быть совсем уж беззащитным. Береговые батареи строились невзирая на трудности. Для борьбы с возможными десантами японцев формировалась Калифорнийская Армия в составе шести дивизий. После высадки десанта у Олимпии, началось формирование Северной Армии, в которую вошли войска, ранее прикрывавшие границу с Канадой. И все равно войск не хватало. Весь 1905 год в Сенате шли споры о целесообразности введения всеобщей воинской повинности. Противников этой меры хватало. Верхушка опасалась того, что всеобщий призыв укрепит военщину настолько, что честным бизнесменам придется уступить большую часть власти. Решающего голосования по этому вопросу ещё не было. Оно должно было состояться после рождественских отпусков. А пока что эта самая военщина выкручивалась как могла, вербуя под знамена всех, кого только можно.
  Не лучше дела обстояли и с флотом. Все, что могли янки сделать в этой ситуации - увеличить число миноносцев, миноносок и минных катеров в водах Тихого Океана. Посланные вокруг Америки корабли Атлантического флота застряли в Гуаякиле. Причина этому была проста: добраться до защищенной базы они были не в состоянии. То старьё, что было послано в поход, вряд ли смогло сражаться на равных с кораблями Того. Правда, польза от этого похода все равно была. Маленький Эквадор вдруг преисполнился воинственностью и объявил войну Японской Империи. Японцам конечно от этого плохо не стало. Зато американцам вышла большая польза. Их эскадра отныне, не нарушая международных законов, теперь могла стоять в Гуаякиле столько, сколько ей нужно.
  
  - Похоже, что американцы решили дождаться подхода новейших своих кораблей, - объяснял мне ситуацию адмирал Дубасов, - соваться в калифорнийские воды с имеющимся старьём - опасно.
  - Вы мне Федор Васильевич лучше расскажите: что у нас за недоразумение возникло с островом Врангеля!
  
  А с островом Врангеля все было непонятно. Дело в том, что американские корабли наши ледоколы сумели довести до Чукотского моря. По идее, дальше американцы могли идти вдоль наших берегов и произвести бункеровку и заправку водой в Петропавловске-Камчатском. А вот дальше... Дальше им идти было некуда. Либо интернироваться у нас, либо выдержать неравный бой с японцами, либо сдаваться в плен. Понятно, что все это их не устраивало. А потому они решили зимовать на острове Врангеля. Чтобы избежать интернирования.
  
  - Погодите, но ведь это наша земля!
  - Это спорный вопрос, ваше величество. Американцы считают, что это их территория, а британцы считают её своей.
  
  Слова Дубасова подтвердил Константин Семёнович:
  
  - Тут, Николай Александрович, давний спор. Фактически, только в 1924 году СССР установил контроль над этим островом, выгнав оттуда канадцев, которые захватили этот остров в 1921 году. И даже в конце 20 века, вопрос о государственной принадлежности этого острова был спорным. Просто американцы и канадцы не предъявляли к нам территориальных претензий. Но могут и предъявить.
  
  Мне ссориться с Америкой было не с руки. Конечно, сколько могу, столько я американцам и гажу. Но тайком. А в открытую, улыбаюсь и машу ручкой. Сами американцы считают, что Россия в отношении них придерживается дружественного нейтралитета. Ну и пусть считают. Я между прочим, благодаря им, сумел в кратчайшие сроки усилить наши ВМС на Тихом Океане. Поэтому я решил так: громкую тяжбу я конечно затею. Все-таки раздавать казённые волости не стоит. А по закрытым каналам сообщу, что учитывая то, что американцы сейчас в сложном положении, потерплю до окончания этой войны. Место для базирования они конечно выбрали такое, что и без всякой войны можно лишиться всех кораблей. Но это не мои трудности. Я даже согласен за их деньги снабжать этот отряд всем необходимым для жизни. Японцы? Так им я и объясню, что пытаюсь наглых янки оттуда выгнать, да только ледовая обстановка не позволяет это сделать. Сами японцы, соваться в Чукотское море не будут, но отвлекать силы для наблюдения за ситуацией в Беринговом море им придется.
  А вообще, предстоящий 1906 год вряд ли будет годом ведения активных боевых действий. Американцам нужно копить силы, а японцам закрепиться на достигнутом. Так что война на Тихом Океане слегка утихнет.
  
  

2. За спиною великих держав


  
  Как могу, так и стараюсь сделать внешнюю политику служанкой внутренней. И получается это у меня так себе. Потому что кроме моих желаний, есть ещё желания других людей. И не только иностранных. Свои тоже временами преподносят проблемы.
  
  - Вот вы, Константин Семенович, спрашиваете меня: почему я так слабо прогрессорствую? А я вам отвечу: не вижу в этом большого толка. Все еще не поняли?
  
  Мы сидим с Константином Семеновичем за самоваром и обсуждаем разного рода проблемы, которые касались нас обоих. В частности - вопрос выплаты долга по сделанному мной займу. Решение о займе у "неизвестных" было мной принято в обстановке, когда война с Японией была очень даже возможна. Взяв займ и пустив его на усиление наших морских сил на Тихом Океане, я возможно и предотвратил эту войну. Зато повесил народу на шею ещё один хомут. Потому что долги платить приходится за его счет.
  А "краснозвездным" кредиторам неймется. Сейчас им задолжала практически вся Северная Азия и проценты по долгам на их счета стабильно капают. А им хочется и дальше получать стабильную прибыль. Кое-что у них уже выходит. А теперь они нацелились грести прибыль со всей России. Вот потому мне Константин Семенович и предлагает новый займ при непогашенном старом. На ускоренную индустриализацию. А я этому всячески противлюсь. Причин этому несколько. Главная из них - не хочу насиловать население России.
  Конечно, на первый взгляд выглядит все заманчиво: строим самую передовую в мире промышленность, выбиваемся в мировые лидеры и поплевываем сверху на безнадежно отставшие от нас Европу, Америку, Японию и прочие страны. Но это иллюзия. Такое нам непосильно, да и по большому счету не нужно. Максимум, на что я рассчитываю: находиться с передовыми странами в одной технологической эпохе. И не нужно рвать задницу, пытаясь с нынешнего места лезть на первые и вторые места в мире. Во всяком случае, в двадцатом веке этого делать не стоит.
  Почему я так думаю? А потому что такое в России пытались делать неоднократно. И кончалось это весьма плохо для нас. Судите сами: государство Фридриха Великого было более передовым, нежели Россия. Что не мешало громить прусские войска с завидным постоянством. Империя Наполеона была намного сильней и развитей, нежели страны его врагов. Но самые крупные поражения он терпел в самых отсталых странах: России и Испании. Советский Союз, в сравнении с Третьим Рейхом, был отсталой страной, что не помешало нам дойти до Эльбы. То есть, отсталость в чем либо, ещё не обеспечивает поражения в войнах. А что обеспечивает? Неустойчивость общества. Созданное Иваном Грозным царство, было сильней шайки самозванца. Но оно рухнуло, потому что общество было неустойчивым к внутренним потрясениям. И государство моего реципиента в 1917 году слабым не назовешь. Но не устояло оно перед смутой. А уж СССР и вспоминать не стоит. Ядерно-космическая держава, контролировавшая треть мира, легко променяла эти достижения на ничего не стоящие цацки. И не помогла тут ни сильнейшая в мире армия, ни мощная промышленность, ни развитая наука. Потому что общество оказалось некрепким.
  А потому, строя промышленность, развивая науку и укрепляя армию и флот, я стараюсь не напрягать излишне народ. А выплаты по займам - это и есть такое напряжение, которое никому не нравится. И кстати, Тихоокеанский флот сейчас уменьшится. Потому что содержать его тяжеловато. С этой целью я затеял продажу недавно построенных кораблей американцам. Мысль это была не моя, а моего финансиста Витте. Спросите, почему я его не прогнал к чертям собачьим? А зачем? У меня с финансистами не то чтобы проблемы, но доверять особо некому. Сергей Юльевич во всяком случае мною хорошо изучен и держать его в узде у меня прекрасно выходит. Потому и не меняю его.
  Итак, однажды, Витте как всегда, пожаловался на непомерную прожорливость моряков, на которых никаких денег не напасешься. При этом заметил, что в недавно построенных новейших кораблях, лет десять точно нужды не будет. Так может в целях экономии их поставить на прикол или вообще продать? Тем же японцам или американцам. Последние, наверняка с радостью их купят.
  После этих слов, я хорошенько призадумался. Итак, купленные нами корабли охладили слегка пыл японцев. Лезть на сильного противника, который находится под самым боком у их Метрополии, они не решились. Вместо этого затеяли войну хоть и с сильным противником, но зато в силу ряда причин, неспособным ответить как следует. Сейчас, после года успешного ведения войны с американцами, японцы не имеют в достатке свободных сил на море, чтобы угрожать нам. А по мере того, как американцы будут приходить в себя и наращивать свои морские силы, Императорскому флоту точно станет не до угроз России. Значит, те корабли, что предназначены для эскадренных сражений нам точно не будут в ближайшее время приносить пользу. Только ресурсы пожирать. Более того, спустя год, начнется дредноутная эпоха и равные им по огневой мощи наши броненосцы, все равно будут проигрывать по совокупности боевых характеристик. А строить взамен их линкоры ... Нет уж, пусть другие этим занимаются!
  Но разгонять весь флот, как предлагает Витте, тоже не стоит. Например, броненосцы береговой обороны нам ещё долго пригодятся. Их наверное и дальше придется строить. Крейсера, тоже не все нужно продавать.. А уж миноносцы и канонерки, тем более.
  Зато, если этими кораблями усилить американцев, то японцам точно будет не до нас. Более того, им потребуются новые корабли, более совершенные, чем есть у них в данный момент. Иначе им не сохранить завоеванное. А им это очень хочется. Потому что слитая мной информация о природных богатствах Аляски их настолько впечатлила, что они сейчас завозят в огромных количествах рабочую силу, строят капитальные береговые укрепления, совершенствуют портовые сооружения в Анкоридже и Уналашке и даже базу дирижабельных сил возле Порт-Протекшен на острове Принца Уэльского. Вместе с японцами суетятся британцы, которые засылают на Аляску свои геологические партии.
  В общем, хорошенько все обдумав, я связался с Василием Ивановичем и задал ему вопрос:
  
  - Этот самый мистер Батхед еще не уехал восвояси?
  - Да нет, Николай Александрович, эта задница крепко приклеилась к нашим стульям и вставать с них не собирается.
  - Тогда готовьтесь вести с ним переговоры о некой сделке.
  
  Сделка эта готовилась с соблюдением всех мер сохранения секретности. Потому что я помнил про то, как в моём времени те же британцы сорвали покупку Россией у Аргентины шести крейсеров. Поэтому, действовать следовало так, чтобы до поры до времени никто не мог нам помешать.
  Мистер Батхед с понимание отнесся к предлагаемым мерам. Поэтому помех во время ведения переговоров нам никто не чинил. Предложение о покупке у нас четырех сверхброненосцев и стольких же тяжелых крейсеров, американцы восприняли с радостью. В тот момент я не знал еще о том, что в войну вот-вот вступит Эквадор, поэтому речь шла о походе наших кораблей к Гавайским островам, где их и должны принять перегонные команды американцев. Правда, возник вопрос с комплектованием экипажей для этих кораблей. Ведь большая часть обученных американских моряков сейчас либо в плену, либо интернированы. Не то, чтобы меня сильно это беспокоило, но ведь стоило и другие вопросы решать как можно быстрей.
  
  - Вы, Василий Иванович, объясните Батхеду такую вещь: мол царь прекрасно понимает ваши трудности и к тому же, не находит слов от возмущения. Мол, бесит меня решение идиотов-адмиралов о посылке ценных кораблей Северным Морским Путем, где они застряли, считай до конца войны, без всякой пользы. И намекни, что в идиотизм тех, кто принимал подобные решения, лично я не верю. А вот в предательство - верю. Нет, японцам американские адмиралы конечно не продавались. Но насчет британских денег, стоит подумать.
  
  Дальше я озвучил своё предложение по кораблям у острова Врангеля. Пользы они там не принесут, зато денег на свое содержание потребуют немало. К тому же, без дела останутся опытные военные моряки, которых у Америки уже не так много. Кормить бездельников? А за какие заслуги? К тому же, они там будут нести потери без всякой войны. Вряд ли родственники моряков, умерших во время зимовки, станут молчать. Ведь американская пресса такая свободная, что с удовольствием опубликует их нытье в самый неподходящий момент.
  Поэтому я предлагаю поступить так: транспортные корабли, под коммерческим флагом мы проведем до Петропавловска-Камчатского и там обеспечим всем необходимым для рейса на Гавайи. Ну а дальше американцы сами пусть с ними возятся. А вот военные корабли, шансов добраться до Гавайев не имеют. Поэтому мы осуществляем их проводку до Авачинской бухты и там они интернируются до конца войны. А экипажи, в течении положенных по международным законам 24 часов, оставив на кораблях для охраны свой караул, следуют на своих торгашах до Гавайских островов.
  Торговаться с американцами мне не пришлось. Не в том они были положении. Да к тому же, они быстрей меня сообразили, что таким образом они решают свои проблемы не только на Тихом Океане, но и на Атлантическом. Дело в том, что там сейчас им катастрофически не хватало кораблей, чтобы сопротивляться нажиму европейских хищников. Те корабли, что недавно спустили на воду, после достройки предстояло отправить на войну с японцами. А что остается в Атлантике? Теперь же, они могли новые корабли придержать на востоке. И к тому же не спеша обучить новые экипажи. И при этом, не сдавать позиций европейцам в Вест-Индии.
  Пока великие державы развлекались войнами, а я старательно боролся за мир и дружбу между народами Российской империи и Америки, некие деструктивные силы, изо всех сил старались Америке навредить.
  
  - Не стоит надеяться на то, что под воздействием неудач на фронте и скандальных разоблачений в тылу, начнется смута и распад государства.- втолковывал мне Константин Семенович, - дикси конечно не любят янки. Но не настолько, чтобы в угоду им затевать мятеж с дальнейшим отделением. Этого точно не будет. Да и другими способами страну сейчас не расколоть. Потому что её населяют оголтелые расисты, которым стыдно будет проигрывать 'желтопузым макакам'.
  
  Насчет расизма, это верно замечено. Погромы уже были и наверняка еще будут. И именно на расизм рассчитывают в затеянном ими деле "краснозвездные". Эту интригу они задумали давно, когда еще никакой войны с японцами не было.
  Итак, был найден довольно развитый американский негр, которому 'неизвестные' предоставили возможность получить образование в Римском университете. Каково его настоящее имя, знает только куратор. А в данный момент он отзывается на Мартина Кинга и является лидером инициативной группы борцов за права чернокожего населения. Соратников ему тоже тщательно подбирали люди моих покровителей. Ну и подсказывали кое-какие идеи. В частности, идею создания на территории нынешних САСШ, независимого государства чернокожих американцев. Идея эта очень быстро стала популярной среди лиц не имеющих белый цвет кожи. Порядка миллиона негров поддерживали эту идею.
  Но "неизвестным" нужны были не столько споры и митинги, сколько репрессии со стороны белого населения. А как их вызвать? Только если негры начнут вести себя настолько мерзко, что рука белого джентльмена сама собой потянется к пистолету. Итак, помимо интеллектуалов-идеалистов, движение за права чернокожего населения имело и своих подонков. Эти подонки были выявлены и отобраны известным мне Глорианом Хаммером и прошли обучение в его коммерческих лагерях.
  Их час настал, когда Япония напала на Америку. Как по заказу, у правозащитной организации образовалось военное крыло, названное просто и без затей: Американская Освободительная Армия Черных Пантер - American Black Panther Liberation Army.
  Это была небольшая по численности личного состава организация, которая сразу же предложила свои услуги японскому Генштабу. Сперва японцы сомневались: будет ли от этого толк? Но лидер Черных Пантер, называвший себя Нельсоном Манделой, сумел убедить японцев в том, что от "Черных Пантер" будет великая польза. Проливать кровь в боях, эти самые пантеры вовсе не собирались. Для начала они начали работать с американскими военнопленными, среди которых были и негры. Именно с ними "пантеры" и работали.
  Начали с того, что всех негров отделили от белых американцев и поселили в отдельный барак. После этого, негры получили японскую военную форму без знаков различия и каучуковые дубинки. Так были сформированы первые подразделения лагерных надзирателей или "Отряд по поддержанию дисциплины". Шло время. В плен к японцам попадали новые толпы американцев. Естественно, что "пантеры" отделяли от основной массы расово близких и не интересуясь их согласием, включали в состав своего отряда.
  Стоит ли говорить о том, что выученики Глориана Хаммера прекрасно умели повязывать новобранцев участием в совместных бесчинствах и издевательствах над белыми соотечественниками. Японской же охране было запрещено лезть во внутреннюю жизнь военнопленных. Эти издевательства уже привели к действенным протестам, подавленных японской охраной. А самых активных бунтовщиков забили насмерть именно "пантеры". После того, как лагеря, где содержались пленники, посетила делегация Красного Креста, весь миро узнал о зверствах членов "Отряда по поддержанию дисциплины". Разразился скандал, в результате которого негров убрали подальше и поручили им надзирать над китайскими и филиппинскими работниками, которых завезли на Аляску.
  Так или иначе, но "неизвестные" своего добились: негров теперь не брали на воинскую службу. Более того, их всех теперь считали потенциальными предателями. Уверения черных правозащитников, что это совсем не так, ни к чему не привели.
  Придумано конечно было здорово: породить недоверие к лояльности определенной части своих граждан. Внушить обывателю мысль о том, что все негры при случае станут предателями, значит расколоть американское общество. Но как долго это будет работать? Ведь нужда в дешевой и неквалифицированной силе никуда не делась. А значит, найдутся ставленники тех, кому эта самая сила требуется. И они развернут пропаганду расовой терпимости. Мол "черные пантеры" - это эксцесс, вызванный самими же белыми людьми. Ведь все знают, что в Америке негров бьют. И куда бедному негру деваться? Но вот если предоставить ему равные права... В общем, что-то подобное должно было появиться. "Неизвестные" это прекрасно понимали. Чтобы ещё больше поднять градус ненависти в американском обществе, в оборот была запущена фальшивка названная "Дневник сестры милосердия Энни Франк". Такая кстати действительно проживала на Аляске, а потом вышла замуж и сменила страну пребывания. И вряд ли она знала о том, что вела какой то дневник. А если и узнает, то мало ли на свете женщин, названных при рождении Анной? А фамилия Франк не такая уж и редкая.
  Итак, дневниковые записи, состряпанные в рекламной службе "Красной Звезды", произвели на прочитавших их людей неизгладимое впечатление. Судя по ним, жила себе на Аляске некая девица, именуемая Анной. Приехала она в эти края, чтобы заняться благородным делом - уходом за больными. Работала она себе в лазарете и горя не знала. Готовилась выйти замуж за молодого фельдшера, работавшего вместе с ней. Но тут началась война и они оказались под японской оккупацией. Нет, японцы ничего плохого местным людям не сделали. Никаких зверств и бесчинств! Очень порядочные и вежливые люди, несмотря на то, что родились косоглазыми. При них, сперва даже улучшилась немного жизнь. Стало больше работы и на этой работе неплохо платили. Но потом, японцы зачем то завезли негров. Раньше Энни считала, что негры тоже люди. Но теперь, после всего пережитого она их считает опасными и неблагодарными скотами, которые забыли о том, что белые люди вывезли их из дремучих африканских джунглей, обратили в христианскую веру и дали возможность жить в цивилизованной стране. И вместо благодарности за добрые дела, они стали вести себя не просто по-хамски, но ещё и вспомнили кое что из привычек своих предков. Речь идет не только о том, что ими были изнасилованы все белые женщины, проживавшие на момент их прихода на территории Аляски. Именно все: от маленьких невинных девочек, до седых старух. А некоторые из этих скотов обесчестили и мальчиков! Мужчин же, которые пытались защитить жертв любострастия, они насмерть забивали резиновыми дубинками. Но и это не самое ужасное. Оказывается, невзирая на длительное влияние цивилизации, у них сохранилась тяга к людоедству! Энни сама наблюдала безобразные сцены насилия над женщинами с последующим поеданием несчастной. И это не разовые эксцессы.. Этот мерзкий обряд, который предатели проводят регулярно, по мысли этих тварей, должен передать людоеду удачливость белого человека! Правда, населена Аляска слабо и белых людей на всех желающих не хватает. Поэтому поедание трупа - удовольствие лишь для избранных. Прочие же довольствуются тем, что пьют кровь белых невольников. Откуда она это знает? Да потому что её силой заставили работать ассистентом в лаборатории страшного чудовища: чернокожего доктора Эйбоулита. Эта тварь, которой какой- то недоумок помог получить неплохое образование, ставит различные опыты на живых людях!
  Его очень интересуют опыты по удалению крови из организма. А источником крови служат томящиеся в плену местные жители. Выкаченную из людей кровь, пьет рядовой состав этих самых "Черных пантер". Но и командиры их не пренебрегают ею. Более того, Энни слышала, что эти святотатцы теперь причащаются в божьих храмах человеческой плотью и кровью, извратив слова нашего Спасителя!
  
  - Константин Семенович! А ваши ребята не перебарщивают с этой самой Энни Франк? Не думаю, что в эту чушь будут долго верить.
  - Николай Александрович! Наши парни рассчитывают на долгосрочный эффект. И прекрасно понимают, что чем чудовищней выдумка, тем больше шансов того, что обыватель примет это за чистую монету.
  - Ладно, допустим, люди поверили в это. Но ведь американцы могут и проверить эту информацию.
  - Пусть проверяют! Лаборатория "доктора Эйбоулита" им будет показана.
  - И что они там увидят?
  - Обычное медицинское оборудование, привычное для нас, но незнакомое местным эскулапам. Мы ведь не звери какие. За здоровьем старателей следили и разного рода медицинское оборудование нами изготавливалось. Вопрос только: поймут ли сразу: что это такое и для чего предназначено? Ведь тот же аппарат для переливания крови, вполне сойдет за доильный аппарат, с помощью которого негры выкачивали кровь у своих жертв. Электрический дефибриллятор может сойти за пыточный инструмент. Еще со временем и в музей геноцида белого населения эти вещдоки поместят.
  - Но ведь со временем догадаются про истинное назначение этих артефактов.
  - Кто-то конечно догадается. Но понимаете, Николай Александрович, к этому времени из дневника Энни Франк создадут культ. И любого, кто будет отрицать геноцид белого населения, будут линчевать, возмущенные подобным кощунством, обыватели. И будут тупо верить, что негры пили кровь невинных христианских младенцев, насиловали белых женщин и поедали белых мужчин.
  Пока что содержание состряпанной фальшивки известно малому числу людей и ждать бурной реакции от американского обывателя ещё рано. Японцы по поводу разного рода "разоблачений" загадочно молчат. Но их понять можно. Если кого и поймают на вранье, то только не их, а если идея сработает так как задумано, то им от этого сплошная выгода. Поэтому они в отношении негров проявляют поразительную терпимость.
  У японцев сейчас о другом голова болит. В связи с вступлением Эквадора в войну, предназначенные на продажу американцам корабли не стали останавливаться на Гавайях, а продолжили свой путь уже к берегам Южной Америки. Зачем наша эскадра идет к Гуаякилю, секретом быть перестало. Все-таки их "муравьиная разведка" не зря свой рис поедала. В этой ситуации японцам нужно было что то делать. Протестовать против продажи боевых кораблей воюющей державе они не стали, ибо у них самих рыльце было в пушку: французские и британские верфи продолжали обеспечивать Императорский флот новыми кораблями. Правда, японцы тоже не зевали и кораблестроение у них появилось. Строить броненосцы и броненосные крейсера им было непосильно, но миноносцы и крейсера-скауты ими уже строились.
  Проблема была в том, что ранее построенные корабли уже морально устарели. Вести артиллерийскую дуэль против проданных нами броненосцев и тяжелых крейсеров, броненосцам Того и крейсерам Камимуры было бы тяжеловато. Поэтому, пришлось заказывать новые, более совершенные корабли у англичан и французов и потихоньку модернизировать свои старые корабли. Но главной заботой японцев было удержание стратегической инициативы в своих руках, не позволив американцам восстановить базы для флота на западном побережье. Силами одного только флота они уже не могли этого добиться. Американцы, невзирая на большие издержки, упорно строили и совершенствовали береговую оборону. Да и их легкие силы начинали доставлять японцам достаточно беспокойства. Если не принимать мер, то американская эскадра имела все шансы прорваться в Сан-Диего. Пусть даже основательно потрепанная. Имея хорошую базу, поврежденные корабли можно снова вернуть в строй. Значит - американские базы следует подвергать непрерывному огневому воздействию. Сделав такой вывод, японцы в дополнение к имеющимся восьми дирижаблям, заказали у французов ещё дюжину. Но тут тоже было множество проблем. Имевшиеся у воюющих сторон 63 мм универсалки, как бы плохи они не были, но опасаться огня с земли все-таки заставили. Поэтому, не подавив их огонь, рассчитывать на результативное бомбометание не приходилось. Выход подсказал признанный теоретик воздушной войны, а заодно сотрудник нашего "сливного бачка" - Энштейн-Левински. По его мысли, видовое разнообразие среди боевых дирижаблей прямо-таки и напрашивается. В первую очередь, для ведения разведки, нужны аппараты, снабженные средствами наблюдения и связи. Бомбардирские дирижабли - основа воздушного флота. Но в помощь им нужны артиллерийские дирижабли, способные огнем бортовых пушек подавлять огонь противодирижабельных пушек и дирижабли-истребители, задачей которых будет борьба с ударными дирижаблями и защита воздушного ордера от атак дирижаблей-истребителей противника. Идея его была правильно понята всеми воюющими сторонами. Военно-воздушная гонка усилилась. Мысль о том, чтобы подключить к борьбе в воздухе недавно появившиеся аэропланы, была дружно отвергнута всеми заинтересованными лицами.
  
  "Недавно появившиеся аэропланы, в качестве средства воздушной войны вряд ли годны. Скорее всего они так и останутся любимой игрушкой спортсменов-чудаков. То, что русские используют эти аппараты в качестве перевозчиков почты и для разведки ледовой обстановке в арктических морях, можно объяснить лишь бедностью и отсталостью промышленности этой страны".
  
  Именно в этом уверял мировую общественность наш Энштейн-Левински. И похоже, что ему удалось убедить в этом многих. В первую очередь - американцев. Те, с присущей им энергией взялись за восстановление дирижабельного флота. Причем, отныне, коммодор Перкинс занимался формированием и подготовкой конвойно-истребительных сил, а Доберман - ударного соединения. Все это нужно было ещё построить, а японцы времени зря не теряли. Высадка переброшенной из Чжили 11-й пехотной дивизии на острова Чаннел, создала условия для оборудования на них базы набеговых операций. Вслед за войсками были высажены рабочие команды из жителей Филиппин. И началось масштабное строительство. Строили не только базу для легких сил флота, но и дирижабельную станцию. Спешка у них была такова, что японцы даже обратились за помощью к Мексике. Уж чего-чего, а рабочей силы в Мексике хватало. Тем более, что местные монархисты были совсем не против сотрудничества с японцами. Да и президент Мексики, понимая, что за японцами стоят великие державы, никаких препятствий по найму рабочей силы не чинил.
  
  - Николай Александрович! Вам не кажется, что Мировая война уже идет полным ходом?
  - Нет, Василий Иванович. Вся эта возня в Китае и в Северной Америке, это периферийные по сути своей войны, которые отвлекают больших дядей от борьбы за передел мира. Три десятка дивизий в Китае, да полтора десятка дивизий в Северной Америке - это пустяки. И к тому же, пока идет эта мелкая драчка, Англия и Франция не в состоянии решить свои задачи. Зато немцы сейчас прут вперед. Ведь им мы так и не сумели создать помехи. И они от затеянной мной интриги, больше всех сейчас выигрывают.
  
  Немцы действительно имели все основания быть довольными. Отличия от ситуации в моём времени были значительны. Прежде всего, они обрели опорные пункты в Вест-Индии. На Тихом Океане добыча была еще вкусней: Шаньдун и часть Филиппин. Но это пустяки, в сравнении с позициями, которые медленно но верно завоевывал германский капитал. Ведь взять длительную смуту в Китае. Пока англичане руками японцев изгоняли американский капитал из Южного Китая, туда успешно проникал германский. А подкреплен этот капитал был уже неслабой военной силой. Две дивизии, набранные из китайцев поддерживали порядок в германо-испанской части этой страны. Одна германо-китайская дивизия дислоцировалась на Шаньдуне. И это если не считать китайских партизан, которых патронировал Леттов-Форбек. Внушала и германская морская миощь в тех местах. После того, как мы провели Северным Морским Путем германские боевые корабли, Восточно-Азиатская эскадра стала сильнейшей в тех водах. И это не все. Была и воздушная мощь. III эскадра Гохлюфтфлоте, уже насчитывала в строю 24 дирижабля и базы в Китае и на Филиппинах.
  Большей, в сравнении с моим временем была германская военная мощь и в Африке. Причиной этому были те сведения об алмазах, которые мы немцам слили. И теперь компания "Райхс Диаманд КГ", составляла значительную конкуренцию знаменитой "Де Бирс" на рынке продажи алмазов. А ведь "сливной бачок" не только про алмазы информировал. Все это заставило кайзера проявить большую заботу о защите африканских колоний. И самым действенным методом защиты я считал заключенный военный союз между Рейхом и бурскими республиками.
  Велики были успехи немцев и в Азии. Дорога Берлин-Багдад успешно строилась и что удивительно, при тесном сотрудничестве с французским капиталом. Правда, назвать 'Берлин-Багдад' дорогой - это слишком скромно. По факту, это сеть железных дорог, улучшающая транспортную связанность частей Османской Империи. Даже Восточная Анатолия переставала быть сплошным бездорожьем. И все это беспокоило англичан. Особенно, когда немцы решили продолжать дорогу до Басры и Кувейта. Британцы прекрасно понимали, что следом за этим стоит ожидать появления сильной военно-морской базы в Персидском заливе. И неважно, чья это будет база: германская или турецкая. Важно - она создает угрозу индийским владениям. Сведений об английском противодействии в этих местах у нас было мало. Известно лишь, что они пытались вести агитацию в еврейских анклавах. И ничего из этого не вышло. Евреев устраивала прогерманская Турция, лояльно относившаяся к автономии израильских поселений. Снисходительность турков объяснялась просто: евреи платили хорошие налоги с продажи нефти. К тому же, они довольно успешно развивали неразвитые прежде территории и поддерживали на них порядок. Мой расчет на то, что в случае какой-нибудь итало-турецкой войны, евреи поднимут восстание и создадут независимую Израильскую Империю, совершенно не оправдался. Потому что я не учел прогерманских настроений среди переселенцев. И толку им тогда связываться с нищими макаронниками?
  Вроде бы все должно было кайзера устраивать в этом мире. Но в германскую бочку меда, некий негодяй сунул ложку дегтя. Называлась эта ложка дёгтя - Королевство Польское и что за сволочь его создала, в Германии прекрасно знали. А новообразованное государство безобидным не было. Промышленный потенциал в четверть от российского - это уже серьёзно. Армия, численностью в 10 дивизий, для немцев или австрийцев это несерьезно, про мизерный польский флот на Висле и в Полангене можно и не говорить. Но 900 тысяч человек Посполитого Рушения - заставляют кое-кого в германском генштабе морщить лбы. Не сбросить со счетов те крепости и железные дороги, что выстроили для поляков французы с бельгийцами. За мощными стенами этих шедевров фортификации, вполне способно долго обороняться и Посполитое Рушение. Но более всего немцев тревожил польский воздушный флот. В данный момент он состоял из бомбардирской флотилии, в которой было целых 12 французских воздушных судов. Но теперь, учтя опыт войны в Америке, поляки решили усилить свой воздушный флот шестью дирижаблями-истребителями и шестью десантными дирижаблями, которые были способны перевезти к месту десантирования полубатальон польских Grenadierzy powietrzni. Правда, способ высадки десанта еще не определен. Но ведь это вопрос времени! И возглавляет польские ВДВ никто иной, как выпущенный из русской психушки Юзеф Пилсудский! И кто только дал этому психу офицерский патент?
  Скажу честно: патент ему выдали по моему повелению. И это вовсе не издевательство над здравым смыслом. Ведь в клинике доктора Мюллера, нашему Юзеку не только кололи во все точки всякую гадость. С ним работали и гипнотезеры, внедряя в подкорку головного мозга те сведения, которыми я решил обогатить сознание возможного "начальника польского государства". И кажется, воспитать пациента в нужном духе удалось. Во всяком случае, парашютный прыжок из аэростатной корзины он совершил бестрепетно и ему это понравилось. А полет на дельтоплане его привел еще в больший восторг. В итоге, поляки получили своего "бешенного пса", вполне годного для основания польских ВДВ.
  Юзеф не обманул наших ожиданий. Высочайшим указом короля Анджея Первого, он был назначен командиром Grenadierzy powietrzni. И Пилсудский развернулся! Имеющихся в его распоряжении сил он счел недостаточными для проведения полноценного вертикального охвата. Польская казна, увеличить финансирование ВДВ была не в состоянии. И тогда, Юзеф обратился к польскому народу с призывом о создании добровольческих иррегулярных формирований, которые он назвал Piechota lekkiego powietrza. Что интересно: народ откликнулся. Не весь, а наиболее пылкая молодежь. Из добровольцев была сформирована бригада четырех батальонного состава, вооруженная самозарядными спортивными карабинами и способная совершать перелеты с помощью дельтапланов. Оружие и дельтапланы были закуплены в России на народные пожертвования.
  Как раз этот момент немцев больше всего беспокоил. Даже само появление независимого Польского Королевства было чревато возникновением смуты среди проживающих в Германии и Австро-Венгрии поляков. А если к ним по воздуху будет еще заброшен и десант на дельтопланах... И ведь ничто не мешает этому психу привлечь для подрывных операций новые толпы добровольцев. И война получится какой то не такой. Неправильной. Так рассуждали в германских штабах. А дурной пример, как известно заразителен. Вслед за поляками начали сходить с ума румыны. На дирижабли и воздушных гренадеров у румын денег не было, но на покупку дельтопланов они наскребли и к концу 1905 года сформировали батальон Infanterie ușoară.
  А дальше - больше. Иметь своих десантников возжелали многие. Причем, в виде легкой пехоты. Теоретические труды Энштейн-Левински по тактике и стратегии воздушной войны раскупались весьма шустро. Ну а продажа за рубеж дельтапланов недолго была нашей монополией. Просто потому, что страны, имевшие развитую промышленность, почти мгновенно освоили их производства. Наибольшей популярностью они стали пользоваться у американцев, которым предстояло выбивать японцев с островов Чаннел и с Архипелага Александра.
  
  

3. Думы о выживании народном


  
  Недавно, с помощью швейцарских инженеров, мы начали производить алюминиевую фольгу. В чем важность этого события? А в том, что фольга - это неплохой упаковочный материал, с помощью которого можно предотвращать преждевременную порчу продуктов питания. Да и в электротехнике ей найдется применение. Но пока что я озабочен её простейшим применением. Меня вообще интересует сейчас все, что способствует выживанию населения в условиях возможного хаоса и дезорганизации. Ведь почему я борюсь за сохранение общин, за развитие самоуправления и не препятствую иным формам самоорганизации населения? А потому, что организация всегда сильней личности. И именно она лучше всякого оружия защитит человека в сложной ситуации. Оружие конечно тоже важно, но даже с ним, одиночка является не личностью, а добычей для хищников.
  Но ведь выживание - это не только защита от врага. Человеку свойственно болеть и болезни частенько сводят его в могилу. А в эти времена, эпидемии убивают народ намного эффективней армии. И потому, медицине приходится уделять огромнейшее внимание.
  
  - Вам, Николай Александрович, не стоит делать сейчас упор на сверхсовременные лечебные заведения. Народ у нас сейчас мрёт от простых болезней, которые лечатся простыми способами, - советовал мне доктор Мюллер, ставший одним из негласных моих советников, - нынешней России, в деле сохранения жизней и здоровья населения, больше пользы принесет сотня фельдшеров, нежели лучший в мире доктор.
  
  Я и следую этому совету. Конечно, хорошо оснащенными клиниками и госпиталями не пренебрегаю, земские врачи тоже не обделены моим вниманием, но фельдшерско-акушерские пункты в сельской местности - это святое! И кстати, оборудованы они значительно лучше, чем где-либо в мире. Фельдшер , конечно, не врач. Но и он может многое сделать. Проблема тут не в наличии лекарств, инструмента и оборудования. Проблема в людях. Хотя фельдшера проще готовить нежели врача, но времени на это тоже нужно немало. А самое главное - требуется достаточное количество грамотных людей. А где их взять?
  
  - Вы, Николай Александрович, привлеките к этому делу церковь, - продолжал советовать доктор Мюллер, - пусть попы не только языками чешут, но и руки временами прикладывают.
  
  Поступить так мне было непросто. Потому что одолеть косность и предубеждения - дело не только тяжкое, но и опасное. Попы ведь за многие века существования своего сословия, прекрасно научились народу головы морочить. В стране, где позиции религии очень сильны, задурить людям головы не так уж и трудно. Авторитет царской власти в народе силен, но стоит попам дружно заорать, что царь-батюшка впал в ересь... В общем, придется тогда самих попов вешать быстро и коротко. А оно мне надо? Это американцы считают, что раз нет человека, то нет и проблемы. А у меня иная арифметика: нет человека - нет возможности его использовать. Но я про попов и медицину.
  Когда Поместный собор в Москве ставил вопрос об отделении церкви от государства, то возник вопрос: на какие средства содержать духовные училища и семинарии? В итоге, поступило прошение на высочайшее имя, позволить этим заведениям готовить кадры по специальностям, на которые распространяется государственное финансирование. А я что, разве против? Фельдшерские курсы и курсы сестер милосердия - самое то для лиц духовного звания. Готовите нужных стране специалистов - государство выделит на это деньги. И не только на подготовку. На оснащение при той же сельской церкви фельдшерско-аккушерского пункта, деньги тоже найдем. И пусть поп почаще меняет рясу на халат медика. Ему от этого только больше почтения. Поместный Собор это предложение принял и утвердил. И отныне, будущим попам предстояло проводить немало времени в прозекторской.
  Но лечение - часть проблем. Профилактика эпидемий - вот это проблема. Ее решение вызвало возмущенный вопль среди владельцев недвижимости. И вопль этот был поддержан оппозицией. В газете консерваторов "Фашина" появилась серия статей о том кошмаре, который творится в России с подачи "жидов Гольштейнов". Авторы статей описывали, как посреди зимы, в дом или кабак врывалась полиция, которая теперь кроме сабель и револьверов, имела на вооружении резиновые дубинки и наручники.
  
  "Избивая этими дубинками всех, кто замешкался, заковывая в кандалы тех, кто оказывает сопротивление, наши опричники выгоняют обитателей строений на лютый мороз, не делая исключения ни для кого. Ни для женщин, ни для детей. Плачущие от горя и страха женщины и дети. Мужчины, в бессильной ярости взирающие на наглых опричников, попирающих кованными сапогами то, что составляло отраду частной жизни. Святость семейного очага для этих держиморд уже ничего не значит. Но это только первый акт произвола. Начало второго акта знаменуется приездом закрытых экипажей черного цвета. Просвещенная публика их уже окрестила "черными воронками". Из экипажей выходят истинные исчадия ада - эсэсовцы. Эти твари, чья военная выправка видна невооруженным взглядом, облаченные в черную резину и скрывающие свои лица под резиновыми масками, вешают за спину закрытые металлические сосуды, соединенные с помощью гибкого шланга с устройством, сделанным на манер удилища. Снарядившись таким образом для совершения злодейства, они входят в опустевшие помещения и начинают опрыскивать и окуривать их какой то сильно смердящей и очень ядовитой гадостью. После их визита, в домах гибнет все живое.
  Закончив свой мерзостный обряд, эсэсовцы покидают строение и едут творить свое злодейство в соседний квартал. А жандармы, оцепившие подвергшиеся осквернению дома, Еще долго не пускают туда жильцов. Но и после снятия оцепления, женщинам приходится в доме тщательно все намывать и проветривать, чтобы изжить остатки неприятного запаха".

  
  Вообще то, хоть в описании "Фашины" все это и выглядит ужасным, но это не более, чем описание работы Санитарной Службы, которая занимается избавлением зданий и сооружений в городе от клопов, тараканов, мышей и крыс. И именно служители городской Санитарной Службы (сокращенно СС) прозваны оппозицией эсэсовцами. Честное слово: это не я их так назвал.
  Конечно, в самом начале, когда служба эта была только создана, нареканий и жалоб на её работу было немало. Например, вместе с паразитами, погибали не вынесенные на улицу комнатные растения. У части владельцев питейных заведений, пришли в негодность запасы продуктов. Но со временем, такие вещи научились предусматривать и готовиться к ним загодя. Эсэсовцы не только боролись с паразитами и грызунами. Их инспектора, имеющие значительные полномочия, зверски штрафовали виновных за не вывезенный вовремя мусор, за грязь в заведениях и прочие нарушения санитарных правил. Любви к ним, пострадавшие не испытывали и относились к ним даже хуже, чем к полиции.
  Еще меньше эсэсовцев любили городские власти, ибо полномочия у этих ребят были таковы, что за грязь и антисанитарию они имели право накладывать штрафы на всех членов городской управы. Причем, сунуть им "барашка в бумажке" было невозможно благодаря тому, что проигравшие местные выборы деятели, как раз входили в систему общественного контроля при губернаторах. Чаще всего, именно они натравливали санитарных инспекторов, чтобы опорочить деятельность своих политических конкурентов. И именно они следили за тем, чтобы не произошел преступный сговор. В общем, грызня на местах была знатная, а города становились от этого чище и безопасней.
  А вообще, отряды Санитарной Инспекции, помимо прочего, мною задумывались в качестве кадровой основы войск химической и бактериологической защиты. Сейчас нам такие войска еще рано создавать, но применение химического оружия японцами, говорило само за себя. Вряд ли японцы его производят. Но за британцев я не поручусь. Да и американцы вполне способны включиться в гонку химических вооружений. Не говоря уже о немцах и французах.
  Среди пострадавших от борьбы за здоровье поданных, было немало и аптекарей. С этими ребятами пришлось поступать весьма сурово. Ведь ради наживы, хозяева аптек не стеснялись продавать всякого рода сомнительные препараты. Рекламируя их в качестве патентованных заграничных средств. Но нашлась управа и на них. На проведенном в Симферополе съезде фармацевтов, был составлен перечень разрешенных к употреблению лекарств. Любителей продавать публике непроверенные лекарства судили как отравителей, а фирма-поставщик лишалась возможности что-либо продавать в России. Это касалось зарубежных производителей. А с отечественными было проще. Основанная "неизвестными отцами" корпорация "Тахион", приобретала в собственность конфискованную государством фармацевтическую фабрику. И наводила на ней должный порядок.
  А вообще, в здравоохранении проблем много. Отсутствуют целые отрасли медицины. Я хотел уже привлечь к наведению в ней порядка известных мне знаменитостей, но оказалось, что с этим я опоздал. Их всех тихо и незаметно перехватил наш доктор Мюллер. Именно в его клинике (хотя какая там клиника? - медицинский комплекс), трудились будущие корифеи новой медицины. Некоторые из них, успели поработать в составе добровольческих миссий у албазинцев и в госпиталях Особого Коммунистического района в Северной Маньчжурии.
  Но заботясь о людях, приходилось думать и о скотах. А с ними не менее сложно. В той же армии, механическая тяга еще является редкостью. Все тянет на себе лошадка. Да и кавалерия не скоро отомрет. Но самая большая головная боль - в народном хозяйстве. Страна у меня пока ещё крестьянская. И держится крестьянское хозяйство не только на хлебе. Без коня или волов землю не вспашешь. И если пала лошадь, то всё! Ты уже не хозяин, а вечный батрак у более удачливых соседей. А корова? Русских баб уже давно пора сравнивать со свиноматками, без конца рожающих детей. И если дитё умирает, то они конечно горюют. Но еще в большем они отчаянии, если падет корова. Да! Именно так и есть! На Руси корова сейчас дороже человека. По ней, если она пала, голосят даже больше, чем по родному ребенку. Потому что она не просто рогатый скот, а кормилица народная. А если все вместе сложилось? Ну в смысле, ни лошади, ни коровы? Тогда всё, считай себя и свою семью вечными рабами богатея. Можно конечно в город податься на заработки. Вот только профессии, нужной в городе, у подавляющего большинства бедолаг нет. На селе и раньше забивали насмерть конокрадов и полиция закрывала на это глаза. А сейчас, когда вся деревня знает наизусть закон о самоуправлении в сельской местности, народный террор против губителей своих, усилился многократно. Мне уже докладывали о том, что в тюрьмах сидит очень мало похитителей скота. Потому что, благодаря моей отмашке, ското-конокрад просто не успевает сдаться полиции.
  Но бог с ними, с цыганами. Их кстати, заметно меньше теперь стало. Наверное в более приветливые страны откочевали. Есть ещё одна причина обнищания - падеж скота от разного рода эпидемий и просто болезней. В этой ситуации, знающий ветеринар, значит не меньше, чем человеческий врач.
  
  - Ники! Ты необычно рассуждаешь. Представлять какого-то ветеринара в роли спасителя нашего Отечества? - недоумевала моя maman.
  - Maman! А что в этом необычного? Спасение Отечества, это прежде всего предотвращение гибели людей, которые населяют его. И если падёж скота является причиной гибели людей, то забота о скотах становится спасением жизни людской.
  
  Я не лукавлю. Я именно так и считаю. И не просто считаю, а действую в этом направлении. Если смотреть статистику, то по поголовью скота Россия занимает второе место в мире после САСШ. Вроде и благостная картина. Вот только лидер большевиков-монархистов, Владимир Ильич Ульянов не просто так писал в "Правде". про опасность неравномерного развития.
  
  "Численность поголовья овец которой в 1861 году составила 340 000 голов, а в 1867 году - достигала 400 000 овец. Вот тогда, очевидно, слава овцеводов Фейнов определилась в России двумя словами - "короли овцеводства". Правительство в те времена поддерживало большинство овцеводов Южной России очень щедро. Им отдавали пастбищные земли, а зачастую - и животных-производителей, которые доставлялись преимущественно из Германии"
  
  Это он про хозяйство барона Фальц-Фейна писал. Я как прочитал про это, так у меня аж сердце ёкнуло, а в голове включился калькулятор. Итак, на 100 миллионов крестьян, имеем 78 миллионов овец. Меньше, чем одна овца на крестьянина. А тут одна только старуха Фальц-Фейн имеет 400 тысяч голов! Но ведь если где то прибыло, то в другом месте убыло. То есть, она ограбила 512 тысяч крестьян! Понятно, что ни она, ни ее семья¸овец у людей не отнимали. Зачем? Достаточно захватить пастбищные земли. Фальц-Фейны судя по всему, это очень хорошие хозяева и богатство им нес неба свалилось и приумножается вовсе не грабежом. Поэтому раскулачивать их - только себе вредить. Я не стремлюсь рушить то, что прекрасно работает. Но не все меня в этих культурных хозяевах устраивает.
  Дело в том, что после смерти мужа баронесса нашла утешение в бизнесе. Ее не покидала мысль о создании своего порта, благо земли ее находились у моря. И потому в 1903 году она основала Порт Хорлы. И теперь, только в этом году,с него на 29 судах было вывезено в Англию, Грецию, Германию, Италию и Голландию 2,2 млн. пудов груза. И поставки эти становятся все больше и больше. А сейчас, в число получателей грузов из Хорловского порта, могут добавиться Франция, Норвегия, Дания, Бельгия, Швеция, Австро-Венгрия.
  Ну не свинство ли! Я значит с помощью "Военторга" завожу мясо в виде консервов из Болгарии, Идут переговоры о таких же поставках с Румынией. Я засылаю торгово-дипломатические миссии в Монголию, Восточный Туркестан, чтобы обеспечить дешёвым сырьем нашу легкую промышленность и создать запасы продовольствия на всякий поганый случай. У меня многие призывники только в армии мясо попробовали. А тут какие то враги народа и самодержавия, вывозят из голодной страны продовольствие!
  Теперь понятно, почему Европа нас опережает в развитии. Ведь у них на фабриках работают сытые пролетарии, обожравшиеся русским мясом! Так дела не пойдут! Зачем кормить европейское быдло, ценою жизней миллионов русских людей? Почему бы не делать иначе: подыхать с голоду должен европейский пролетарий! И пусть он после этого делает что хочет: устраивает социалистическую революцию, берет ружье и идет грабить поганых ниггеров, разбегается с заводов и едет в ту же Россию или Аргентину.
  Понятно, почему подобные Фальц-Фейны призывают к захвату Черноморских проливов. Их бизнесу существенная с того прибыль, а в десант пойдут вовсе инее они. А те, кто вернувшись с войны и дальше будет жить так, как жил до этого. Если конечно не хуже.
  Первым порывом моим, было организовать Русский Бунт. Тот самый, который бессмысленный и беспощадный, обрушить его на головы таких вот 'справных хозяев', которые губят и народ и страну. А что? Если царь призовет народ, то народ за царем пойдет! Вот только и порушит при этом немало. Значит нужно поступить с этими баронами как то иначе. Хорошенько все обдумав, я вызвал Витте и дал ему задание:
  
  - Сергей Юльевич! Нужно придумать такие заградительные меры, чтобы продовольствие было выгодней продавать на внутреннем рынке, а не на внешнем.
  
  Уяснив, в чем тут дело, Витте начал осторожно возражать:
  
  - Ваше величество! Сия политика, если её претворить в жизнь, приведет к разорению справных хозяйств. Не мгновенному конечно, но лет через десять они перестанут существовать. К тому же, уменьшится наш доход от экспорта.
  - Сергей Юльевич! Все это произойдет гораздо раньше, если ничего не менять. Вы должны понимать, что мир скатывается к большой всеевропейской войне и избежать участия в ней у нас не выйдет. Одно только перекрытие торговых путей сильно ударит по этим вашим "справным хозяевам". И кому они продадут свой товар? Нищему населению? Спасением для них может стать лишь развитый внутренний рынок. А его нужно не только создавать, но и заранее застолбить в нем сильные позиции. Вы в курсе, что сейчас на Дальнем Востоке наиболее сильные позиции у азиатских купцов?
  
  Это действительно было так. Особый Коммунистический Район в Северной Маньчжурии, сейчас производил много зерновых культур. И живущие там китайские крестьяне, свободные от прежнего феодального гнета, имеют избыточный продукт. Наш ставленник, Председатель Ли, ведет разумную внутреннюю политику, не допуская в этот район чиновников Цыси. Он конечно тоже собирает разного рода подати с крестьян, но настоящим угнетение тут и не пахнет. В результате, китайские купцы поднялись на сотрудничестве с нашим "Военторгом", продавая задешево избытки урожая. Им сейчас конечно больше некому продавать. Ну разве что в Корею. Но тенденция определилась - ориентация на наш внутренний рынок. И если его завоеванием не займется наш купец, то шутка про китайско-финскую границу, перестанет быть шуткой.
  
  

4. Восточный тупик


  
  
  - В этом году, мы постараемся открыть ещё один фронт борьбы. Внутри самой Америки! Как вам такая затея? - Константин Семенович был в приподнятом настроении и похоже, что немного "навеселе".
  
  - Мы уже начали в открытой печати распространять выдержки из "Дневника Энни Франк". Причем, по совету наших рекламщиков, мы публикуем не полный текст этого "дневника", а только наиболее шокирующие публику отрывки. И конечно намекаем на то, что полного текста пока что нет, потому что "Это от вас скрывают!"
  - Погодите, ну заинтересуется этим обыватель, самые легковерные линчуют пару негров. И на этом все! В Вашингтоне вовсе не дураки сидят. Даже если они поверят в подлинность вашей фальшивки, то все равно предпочтут спустить все это на тормозах. Хотя бы потому, что им не нужна внутренняя смута в тылу воюющих войск.
  
  Оказалось, что предусмотрено и это. Правда, "неизвестным" понадобилась помощь моих тайных служб. В этом я им отказывать не стал. А потому, в один прекрасный день, неизвестные личности распространили в нескольких негритянских гетто листовки с очень интересным текстом. На лицевой стороне листовки помещалась инструкция по нанесению всевозможного ущерба "государству угнетателей". Листовки были разные и тексты инструкций тоже были разные. Например: как с помощью обычного фонаря и прилагаемой таблицы, подавать в ночное время сигналы японским кораблям и дирижаблям. Каким образом, делать это в дневное время с помощью обыкновенного зеркала. Были листовки, где текст являл собой инструкцию по приготовлению сильно действующего слабительного. Авторы инструкции уверяли читателя в том, что таким образом можно вызвать сильное обезвоживание организма, которое гарантированно вызовет уход из жизни "белого поддонка". А могла быть и инструкция по распространению среди белого населения кишечной палочки. Рекомендовалось такие акции проводить не среди богатого населения, а среди наименее зажиточных граждан, которые пренебрегают элементарными требованиями соблюдения личной гигиены. Мол их смерть не вызовет подозрений у полиции, а окончательную победу чернокожих братьев над своими угнетателями приблизит.
  Более радикальные тексты содержали инструкции о том, как не вызвав никаких подозрений, устроить крушение поезда или взрыв паровой машины на пароходе. Ну естественно, старые добрые поджоги угольных складов и лесных бирж.
  Самой любопытной была инструкция по захвату заложников и методам шантажа на белых людей. Тут было все: посылка по почте отрезанного уха или пальчика. Угроза изнасилования пленника. Рекомендовалось брать в качестве заложников преимущественно детей.
  На обратной стороне листовки обязательно размещался текст пропуска в расположение японских войск, это если борцу за свободу черной расы угрожал арест.
  Сколько негров ознакомилось с текстом этих листовок - бог весть, но американская полиция часть листовок сумела изъять и конечно же прочесть. Можете представить, какой поднялся скандал! И спустить на тормозах у властей не вышло. Уже были случаи, когда обычное расстройство желудка, заканчивалось погромами в черных кварталах. Иметь при себе фонарик или зеркало, негру становилось опасно из-за возникшей шпиономании. А тут еще запущенная "сливным бачком" брошюра об иностранном шпионаже на территории САСШ.
  Если верить ей, то японская разведка давно уже прочно обосновалась в американских Палестинах. Причем, шпионы не настолько глупы, чтобы светить на публике своими раскосыми рожами. Наоборот, они не ведут никакой вербовочной работы среди выходцев из азиатских стран. Основные исполнители шпионских заданий - недовольные своим положением негры. Но и это не все. Для выполнения более сложных заданий, они подбирают агентуру и среди белого населения. В первую очередь среди тех, кто наиболее уязвим для шантажа. Например - среди гомосексуалистов. Их конечно не так много как негров, зато они много чего контролируют. На той же государственной службе их хватает с избытком. Особенно в Вашингтоне. Там вообще все ужасно. И если проводить чистку государственных органов власти, то увольнять со службы придется многих: от смазливых мальчиков-лифтеров, до сенаторов.
  Вместе с японцами проявляют активность и европейцы. Имена британских подонков Джеймса Бонда и Отто Скорценни уже на слуху. Но ведь есть ещё и французы! Два их тайных агента Мегре и Пуаро, работают не только на государство, но и на известную своими успехами "Розу Тампля". Эти сволочи, пожалуй, самые опасные. Даже более опасные, чем знаменитый Витторио Резун, выдавший врагам Америки множество важных секретов.
  И заканчивалась брошюра тем, что в отличии от своих врагов, Америка не имеет никакой контрразведки. Хотя не все потеряно. Работу налоговой службы САСШ можно считать образцовой. И она, если поставить перед ней такую задачу, легко вычислит шпионов. Каким образом? По поступлению на их счета средств непонятного происхождения!
  В общем, работу мы провели огромную и через шесть месяцев после её начала, она дала нужный нам результат. В САСШ началась компания "охоты на ведьм". И велась она на нескольких уровнях. На низовом уровне, бдительные граждане систематически выполняли свой патриотический долг, производя погромы в негритянских кварталах. На среднем уровне, полиция и её добровольные помощники выявляли гомосексуалистов и начинали оказывать на них всяческое давление. Налоговые службы САСШ активней занялись людьми, чьи источники существования выглядели сомнительными. Ну а на высшем уровне, шла работа по организации концентрационных лагерей и подготовка к депортации на историческую родину немалой части своих граждан.
  Нужно сказать, что этот многоуровневый террор проходил не совсем гладко. Те же негры всячески сопротивлялись, организуя отряды самообороны, а их "белые приспешники и иностранные шпионы", организовывали демонстрации протеста и подачу исков в суд. Это только накалило страсти. Теперь уже обыватель был твердо уверен: Америка стала жертвой удара в спину.
  А мы готовили ещё один скандал: уместна ли во время войны продажа британцам тех американских товаров, которые через Ванкувер прямиком попадают японским армии и флоту?
  И пока Америка бурлила, ее политики требовали от военных хоть каких-то побед. Можно сказать, что они последовали. Первой порадовала американцев своими боевыми успехами флотилия "коммодора Уонга". Получив в свое распоряжение американские носители минных катеров, пираты сумели нанести врагам Китая серьезный ущерб. Про потопленные и захваченные торговые суда можно было не говорить. Были успехи иного рода. Дело в том, что для предотвращения поставок китайцам военной контрабанды, велась блокада побережья Китая с помощью вспомогательных крейсеров. Отправлять настоящие боевые корабли в эти воды европейцы поскупились. Посчитали, что вооруженных пароходов на это хватит. Правда, посудины они мобилизовали не самые лучшие и потому для американских вспомогательных крейсеров было несложно уйти от возможной погони. А уж выдержать с ними бой, сложной задачей не являлось. Но дело не только в этом. Воздушная разведка, осуществляемая нами и работа штабной группы на яхте атаманши, плюс чудесная радиосвязь, позволяли осуществлять более эффективное управление операциями на море. В результате, по европейским "калошам" прошлась коса смерти. А в Адмиралтействах европейских держав заговорили о необходимости отправки на Восток настоящих боевых кораблей. Правда, такие операции проводились под китайским флагом, но американцы были и этому довольны.
  Но все затмила операция по прорыву американской эскадры из Гуаякиля в Сан-Диего. Получив от нас новенькие, самые мощные на свете эскадренные броненосцы и тяжелые крейсера, американские моряки довольно быстро подготовились к походу на север. Переход эскадры из Эквадора в калифорнийские воды был организован образцово. Эскадру сопровождал серьезный отряд вспомогательных судов: угольщики, плавучие мастерские, госпитальные суда, сухогрузы. Главным недостатком в организации прорыва, были недостаточные меры по соблюдению секретности, поэтому японцы вовремя узнали о начале операции и приняли свои меры.
  Если судить формально, то американская эскадра значительно превосходила японскую. За счет наличия в своем составе новейших кораблей. Но по выучке экипажей и эскадры уступали врагу серьезно.
  Адмирал Того вовремя привел свою эскадру к островам Чаннел и подготовил ее к сражению. Были попытки со стороны американских миноносцев, атаковать японцев по ночам. Но опытный в таких делах враг отразил все эти попытки. Не дало эффекта и тайное минирование местных вод - японцы никогда не забывали о контрольном тралении. Намного успешней была атака американской подводной лодки, в результате которой был сильно поврежден броненосец "Хацусэ". Правда и лодка не смогла благополучно вернуться к своему кораблю-носителю. Когда кончился заряд аккумуляторных батарей, ей пришлось всплыть, после чего она была обнаружена японским миноносцем, который принудил американцев сдаться в плен. Тем не менее, это смело можно считать настоящим успехом.
  Чтобы увеличить шансы своей эскадры на победу в предстоящем сражении, был послан отряд из дюжины дирижаблей, с задачей нанести удар по эскадре Того. Первый вылет удачным не был. Огонь 63 мм универсалок, которыми были оснащены все корабли линии, заставил воздушную флотилию подняться выше и нанести бомбовый удар уже с большой высоты. Был ли толк от этой бомбежки, сказать трудно, ибо японцы про это помалкивали, а американцы сообщали о многочисленных попаданиях в цель. Во всяком случае, они решили повторить удар. На этот раз, кроме зениток, их встречали уже японские дирижабли числом семь штук. И произошло первое в мире сражение воздушных флотов. В итоге, потеряв четыре воздушных судна, американцы так и не сумели нанести прицельный удар. Японцы же, уступавшие числом судов, но имевшие превосходство в оборонительном вооружении, потеряли всего два дирижабля.
  
  "Этого и стоило ожидать - писал Энштейн-Левински, - время, когда воздухоплаватели имели возможность нанести удар, не получив ничего в ответ, уходит в прошлое. Мы являемся свидетелями прихода иных времен - эпохи сражения воздушных эскадр за преобладание в воздухе.
  Опыт воздушных схваток между американцами и японцами, говорит о многом. Первый урок - недостаточность одних бомбардирских судов. Ведь они мало что способны противопоставить огню противодирижабельной артиллерии, кроме набора высоты. Но с набором высоты падает точность нанесения бомбового удара. Из этого следует второй урок - нужны суда, способные метким огнем подавлять огонь противодирижабельной артиллерии, не входя при этом в зону заградительного огня. Для этой цели потребуются воздушные суда, несущие на борту целую артиллерийскую батарею. На вооружении этой батареи могут находиться 2,5 и 3-х дюймовые орудия. Применение более крупных калибров пока под вопросом. Потому что с увеличением калибра, уменьшится число орудий на борту. А значит вести частый огонь станет невозможно.
  Третий урок говорит о том, что для ведения воздушного боя недостаточно имеющихся на борту дирижабля оборонительных средств. Поэтому будет потребность в строительстве таких дирижаблей, которые способны вести огонь одновременно во все стороны. Именно на них стоит возложить прикрытие бомбардирских и подавительных дирижаблей от воздушных атак противника. В связи с необходимостью иметь большее число стволов на борту, истребительный дирижабль стоит вооружать пушками калибра 37-47 мм.
  Четвертый урок - невозможно немедленно, в течении считанных минут поспеть туда, куда противник намерен нанести удар, Поэтому часть дирижаблей-истребителей стоит держать в качестве воздушного дозора в тех местах, где противник наверняка нанесет удар".
  
  В общем, Энштейн-Левински стоял за строительство гармонично развитого дирижабельного флота. По его мысли, флотилия дирижаблей должна состоять из четырех бомбардирских судов, стольких же судов-подавителей и восьми истребителей. Как стало известно позже, именно такая структура и была принята за основу воюющими сторонами. Правда, сделать это быстро не смогли до конца войны ни американцы, ни японцы. И потому рекомендации мыслителя из нашего "сливного бачка" так и не прошли проверку боем. Бои в воздухе еще были и в немалом числе, но это были бои либо одиночек, либо малых групп.
  А тем временем, американская эскадра приближалась к водам Калифорнийского побережья. Все военные обозреватели терялись в догадках: решатся ли японцы принять бой с превосходящими силами американцев. Слишком уж их превосходство в весе залпа казалось очевидным. В итоге, правы оказались те, кто считал, что японцы пойдут на риск. В произошедшем сражении, победу приписали себе обе стороны. Но если смотреть на это дело со стороны, то становилось ясно: преимущество установилось за японцами. Американцы конечно не были разгромлены, но всем кораблям Тихоокеанской эскадры требуется длительный ремонт. Японцы тоже получили немало повреждений, но все-таки на данный момент их эскадра вполне боеспособна, а значит господство на море пока за ними.
  Впрочем, для американцев, отсутствие поражения тоже было немалым успехом. Да так оно и есть. Корабли дошли до базы. Экипажи получили боевой опыт. Повреждения рано или поздно будут исправлены. А значит, маятник войны может качнуться в иную сторону.
  Если раньше на эту войну, как на источник приобретения полезного опыта мало кто смотрел, то теперь военные теоретики всех стран возбудились разом. Больше всех ликовали англичане. Учитывая, что во время сражения у архипелага Чаннел, на всех японских кораблях присутствовали английские наблюдатели, их мнение было немедленно серьезно воспринято всеми. А оно было таковым: броненосцы "русского заказа" показали явное преимущество над эскадренными броненосцами японского флота. Конечно, американцы благодаря плохой подготовке своих экипажей и бездарности командования, не сумели правильно реализовать имевшееся у них преимущество, но это не говорит о том, что русские мыслили неверно. Мнение наблюдателей полностью совпадало с мнением первого лорда Адмиралтейства адмирала Джона Фишера: будущее за принципом: "только большие пушки". Фишер подобный вывод сделал не сейчас и не вчера. Вот-вот в строй должен войти британский корабль, имя которого станет нарицательным: "Дредноут". И нужно сказать, технически он был более совершенен, нежели наши сверхброненосцы. В первую очередь тем, что он ходил на нефти, а наши, изначально строившиеся с учетом ситуации на Дальнем Востоке - на угле. На наших броненосцах стояли паровые машины тройного расширения, на "Дредноуте" - турбины. Что это давало? Многое. Использование на столь крупном корабле паротурбинной силовой установки, впервые в истории позволило "Дредноуту" идти полным ходом в течение многих часов подряд. О. Паркс указывает, что для кораблей с паровыми машинами пределом считались 8 часов постоянного полного хода, и при этом их машинное отделение "превращалось в болото" из-за распыляемой для охлаждения воды и было наполнено невыносимым шумом - у паротурбоходов же даже на полном ходу "все машинное отделение было настолько чистым и сухим, как будто корабль стоял на якоре, и не слышно было даже слабого жужжания".
  И хорошо, что мы свои броненосцы продали американцам. Они конечно им еще послужат достаточно долго. И если они смогут их быстро и нормально отремонтировать - японскому флоту не поздоровится. Но в дальнейшем, они будут годиться только как корабли береговой обороны. Как средство борьбы за господство на океанах, они уже не годятся.
  Неоднозначно был оценен и опыт применения подводных лодок. Но тут всех сбивал с толку мой "сливной бачок". В частности, самым любопытным из пущенных им в оборот вбросов, был "Морской справочник анархиста" под авторством некого "панцер-командора Назгулеску"
  Этот замечательный в плане оформления справочник, украшенный схемами, графиками и формулами, тем не менее содержал множество сведений, которые могли заинтересовать любителей пошалить на море. Например: рецепты создания взрывчатых и зажигательных веществ из доступных обывателю материалов. Которые находятся буквально под ногами. В частности, в качестве одного из исходных веществ для производства взрывчатки, предлагался крахмал, который в изобилии содержится в обыкновенном рогозе или камыше. Не менее интересны были схемы изготовления морских мин и торпед, в обычной скобяной мастерской. Имелось также подробное описание того, как построить своими силами подводную лодку с электрическим двигателем.
  
  "Борьба с капиталом обязательно должна вестись не только на суше, но и на море. Как это делается, продемонстрировали не так давно американские и китайские анархисты, которыми командовал капитан Вонг. Для борьбы с флотами европейских держав, оказалось вполне достаточно иметь обыкновенные торговые пароходы, которые при должной решительности, вовсе не трудно захватить. В частности, китайские анархисты, имевшие на начальном этапе борьбы, парусные лодки, смогли внезапными атаками взять на абордаж немало пароходов. Которые и вооружили купленным у американцев оружием.
  Замечательно уже то, что они не пошли тем традиционным путем, что свойственен военщине всех стран. Вместо применения дорогих и малоэффективных морских орудий, они сделали ставку на истинно революционное оружие: мины"
  
  Ну а дальше наш панцер-командор доходчиво объяснял, что те подводные корабли, которые оснащаются паровыми, бензиновыми или газойлевыми двигателями для надводного и электродвигателями для подводного хода - это тупиковое направление. Такие подводные корабли никогда не будут иметь преимущества в скорости над надводными кораблями, их автономность будет недостаточной для длительного крейсерства и их артиллерия всегда будет слабее артиллерии надводных кораблей. Правда, он признавал, что для операций в прибрежной зоне, такие лодки могут быть полезны. Но для настоящей крейсерской войны больше подойдут те лодки, которыми располагали товарищи китайские анархисты. Неограниченный радиус действия им обеспечит корабль-носитель. Возможно, что со временем эти корабли будут превосходить по скорости самые быстроходные военные корабли. Самому подводному минному катеру артиллерия не потребуется. Не потребуется ему и паровой двигатель или двигатель внутреннего сгорания. Их наличие только увеличит число отсеков, потребных для размещения машин, топлива и дополнительных членов экипажа. Будущее - за сверхмалыми подводными катерами на электрическом ходу. Мал радиус действия? Извольте бриться господа! Он в любом случае больше, чем дальность стрельбы у самых дальнобойных орудий!
  В общем, "Морской справочник анархиста" очень быстро стал недоступен широкой публике. Потому что, полицейские всех стран мира, приложили кучу усилий для его изъятия. А сам панцер-командор Назгулеску был объявлен в розыск, как опаснейший преступник. Зато военные моряки всех флотов мира получили прекрасную возможность его прочесть от корки до корки. В итоге, родился новый класс боевых кораблей: рейдер-носитель. Это как правило был корабль, равный по водоизмещению крейсеру и способный нести на борту от четырех, до восьми минных катеров.
  Больше всего я опасался, что те же адмиралы, склонные к подражательству англичанам, начнут настаивать на строительстве линкоров и рейдеров-носителей. Оказалось, что они все-таки не лишены здравого смысла. Бороться за господство в Атлантике или на Тихом океане, они и не думали. А потому, пришли к выводу, что на Балтике и на Черном море им линкоры не нужны. Достаточно иметь броненосцы береговой обороны, с вооружением, равным вооружению линкора. Зато лучше защищённые. Причем, речь шла не только о броне. Противодирижабельную артиллерию им тоже захотелось иметь. А тут у нас дела обстояли так: Разработанные нами универсалки их совсем не устраивали. Потому что дирижабли могли уходить на недосягаемую для имеющейся артиллерии высоту. Поэтому они и поставили вопрос о разработке новых боеприпасов под имеющиеся калибры и об оснащении икораблей и морских крепостей противодирижабельными пушками. Оставалось лишь определиться с самими калибрами. 37, 47 и 76 мм не вызвали возражений ни у кого. К моему удивлению, моряки настаивали на сохранении калибра в 63 мм.
  
  - Ваше величество, - просвещал меня Дубасов, - стоит учитывать, что флот использует 63 мм пушки Барановского в качестве десантных пушек. И новые, полковые 63 мм пушки, что производятся для китайцев, будут прекрасной заменой старым орудиям.
  - А чем вам не нравятся полковые трехдюймовки? Да и тумбовые орудия на их основе Аму-Дарьинской и Конголезской флотилиям вполне подошли.
  
  Оказывается, очень даже нравятся. Но проблема в том, что предстоит вооружать разного рода сторожевые корабли, нужда в которых обнаружилась у тех же американцев. Учитывая, что кроме боя с кораблями, им предстоит вступать в бой и с воздушными целями, им потребуются универсальные орудия. Война показала, что 37 мм и 47 мм орудия в морском сражении бесполезны. Для борьбы с миноносцами противника нужны более крупные калибры. В этом качестве, трехдюймовое орудие вполне применимо. Но оно является чересчур мощным для малотоннажных кораблей. Зато 2.5 дюйма - в самый раз. Те же японские миноносцы имеют несколько орудий похожего калибра - 57 мм и лишь одну трехдюймовку.
  Но это ладно. А вот что мне совсем не понравилось, так это повальное увлечение дирижаблями. Их хотели иметь все. В первую очередь Кованько, которого уже не устраивала сложившаяся у нас ситуация. Я его могу понять. Великие державы уже набрали разгон в деле дирижаблестроения. Те же немцы уже вовсю гоняют свои грузовые и пассажирские воздушные суда через всю Африку и Евразию. Их "Люфтганза" только в России построила по аэропорту в каждом часовом поясе. А перегон воздушных кораблей Гохлюфтфлоте? Наши воздухоплаватели, сравнивая эти совершенные боевые машины с тем примитивом, что имелся у них, только досадливо вздыхали. А генерал Кованько чуть ли не ежемесячно посылал мне доклады о желательности преодоления отставания в деле строительства воздушной мощи. Кроме Кованько, возмущался и адмирал Макаров. Купленный у итальянцев на средства Заполярного наместничества дирижабль "Арктика", был единственным воздушным судном на всем Северном Морском Пути.
  Вы скажите что у нас есть аэропланы? Да действительно, по числу аэропланов и по их техническому совершенству, Россия впереди планеты всей. Но над этим лидерством смеется весь мир. А российская общественность возмущена моим скупердяйством. Всем известны мои резолюции на подаваемых Кованько прошениях: "Отказать! Потому что для России это дорого и неподъемно. Обходитесь аэропланами!"
  Аэропланы во всем мире не очень то и жалуют. По большей части, их используют спортсмены. Мое предложение обходиться ими, воспринимается как издевательство над здравым смыслом.
  
  "Это все равно, как если морякам предложить вместо броненосцев и крейсеров обходиться шлюпками!" - писал в скандальной "Фашине" некий тип, скрывавшийся под псевдонимом Люфтфрегатенфюрер.
  
  Как ни странно, но сравнение со шлюпками оказалось удачным. Даже адмирал Макаров, чьи ледоколы в обязательном порядке оснащались самолетами для ведения ледовой разведки, своим циркуляром приписал их к шлюпочному хозяйству. Тем не менее, находились у аэропланов и искренние почитатели. Про летчиков "РосБельАвиа" я не говорю. Для них полеты на аэропланах стали обыденной работой. Недавно, они начали осваивать уже двухмоторные аэропланы.
  Положительно отнеслись к аэропланам и офицеры Отдельного Корпуса Пограничной стражи. Как ни крути, а в деле поиска и преследования контрабандистов, эти машины оказались весьма полезны.
  Но пожалуй самым искренним почитателем аэропланов стал никто иной как Чингизхан. Не смейтесь! Речь идет не про давно умершего Темуджина. Генерал от кавалерии Султан Хаджи Губайдулла Джангер-оглы князь Чингисхан в данный момент является начальником телеграфов Русской Армии и руководитель телеграфного ведомства МВД России. Если конечно не считать того, что является моим советником по азиатским делам. Именно он создавал первые подразделения телеграфной связи в нашей армии. Именно ему я поручил внедрить телефонные средства связи и радиостанции. И именно он предложил иметь в каждом округе свой отряд аэропланов для нужд офицеров связи. И я с удовольствием наложил на поданном им рапорте свою одобряющую резолюцию.
  Кстати, этот проект подвергся насмешкам оппозиции, примкнувшей к партии Жирикова. В "Вольном Слове" они чудесно расписали про то, как под влиянием "дикого татарина", я принял идиотское решение, от которого никому пользы нет. Ну разве что тем господам офицерам, которые теперь за казенный счет летают за шампанским для своего начальства. Стоит ли говорить, что наш потомок завоевателя Вселенной был оскорблен до глубины души.
  
  - Скажите честно Габайдулла Джангерович, за шампанским действительно летали?
  - Так точно, ваше величество! Летали! Но я скорейшим образом искореню эти безобразия!
  - Ни в коем случае! Коль есть время и возможность, пусть и дальше летают. Но не в ущерб службе!
  
  Увидев, что Чингизхан меня не понимает, я пустился в более подробные объяснения. Пока мир и тишина, развозить срочные пакеты случается нечасто. А потому, самолеты больше стоят, нежели летают. А это недопустимо! Летчик обязан летать и совершенствовать свое мастерство! Полеты в любую погоду. По незнакомым маршрутам. Взлет и посадка с любой подходящей площадки. Поэтому пусть летают за шампанским для банкета или за розами для генеральских дочек. Не стану возражать, если генеральша попросит наших удальцов слетать за пошитыми на заказ модными нарядами. Плевать на это! Казна выдержит! Зато я за наших связистов буду спокоен. "Кто е_бется в дождь и грязь? Наша доблестная связь!" А потому, я не стану упрекать наших связистов в похвальном для военных людей молодечестве.
  Вообще то, может показаться странной такая расточительность с моей стороны. И это при том, что про мое скупердяйство ходят анекдоты. Особенно мне достается от моряков. За глаза они меня давно уже прозвали Старьевщиком. Это они мне не могут простить систематические распродажи боевых кораблей. И не только это. И мало кто отдает себе отчет в том, что я предпочитаю иметь меньше кораблей, но при этом не экономлю на боевой подготовке моряков. Чтобы не получилось, как в мое время. Кораблей хватает, но из-за экономии на боевой подготовке, они представляли собою плавучие казармы.
  Экономя на дирижаблях, я не скупился на постройку аэропланов, прекрасно зная, что перспектива за ними, а не за "воздушными пузырями". И что с того, что весь мир считает иначе? Посмеемся, когда грянет большая война. Вот только смеяться придется в гордом одиночестве. Весь мир уверовал в воздушные линкоры и крейсера. Американцы уже собираются строить настоящие ганшипы, вооруженные батареей 107 мм пушек. Глядя на них, англичане подумывают о ганшипах со 114 мм орудиями. Они даже образовали Министерство Воздушного флота, а в британском парламенте идут дебаты о двухдержавном стандарте.
  Лично я собираюсь иметь столько дирижаблей, сколько нужно и ни единым кораблем больше. А на мой взгляд, полтора десятка этих "пузырей" нам хватит за глаза и за уши. Кстати, мой реципиент имел в 1914 году именно столько. И большего числа ему не понадобилось. Но я про наши "этажерки". Почему я так спокойно одобрил их нецелевое использование? А потому, что мне тут не навести экономию. Мне бензин девать некуда. Нефти мы добываем достаточно много. И перегоняем её. Из всех фракций, на внутреннем рынке наиболее востребован керосин. С переходом Балтийского, Черноморского флотов и Флотилии Ледовитого Океана на нефтяное топливо, решилась проблема с мазутом и солярой. А вот с бензином дела плохи. В России нет столько потребителей бензина, чтобы его можно было без остатка пускать в дело. Мало еще у нас бензиновых двигателей! Продавать избыток за рубеж? Можно. Но сейчас, когда евреи на Ближнем Востоке развернулись вовсю, интерес к Бакинской, Грозненской и Волжской нефти упал. Как по мне, то и слава богу! Жить в самой холодной стране мира и продавать энергоносители? Да за такое вешать нужно всякого, кто на такое решится. Поэтому, я не стимулирую увеличение добычи нефти. Рост добычи у нас сейчас завязан на рост внутреннего потребления. Но с бензином нужно что то делать, чтобы не выливать его как бесполезные отходы. Конечно, мы уже производим автомобили, но их пока мало. Им столько не "сожрать". Ну а раз образовался избыток, то почему бы не порадовать летунов?
  Правда, я вовремя вспомнил про то, что нам говорили про авиацию и порядок. Действительно, не годится летать без всякого порядка! Нельзя же просто так взять и слетать в магазин за бутылкой! Должно быть надлежащим образом оформлено полетное задание. И кстати, все праздничные даты известны заранее. Так что полеты за шампанским и розами можно спокойно оформлять как плановые. Составили план боевой подготовки на год. Утвердили его у вышестоящего командования. И летайте себе на здоровье. А вот если пропустили в плане какую дату но все равно полетели в магазин - это уже нарушение! За это наказывать будем. Да не летчиков, а тех, кто их на задание отправлял. Ибо потеря памяти - это противопоказание. За это начальство во все щели отдерет, а жена все волосы на лысине вырвет. Все эти моменты я озвучил в беседе с князем. Но на этом разговор наш не закончился. Собравшись с духом, Габайдулла Джангерович сознался в том, что его соколы хулиганят временами, выписывая в воздухе замысловатые фигуры.
  
  - С этим весьма трудно бороться, потому что наши летчики - это люди молодые и горячие. Их просто тянет показать свою удаль и ловкость. Это как джигитовка у кавалеристов...
  - Что? Джигитовка, говорите? И вы про это только сейчас мне сказали? Это возмутительно! Князь, приказываю вам, собрать всех этих воздушных джигитов в одну команду и сослать их в Форт-Петровский! На Мангышлак этих негодяев! А взамен их набирайте новых. И если и среди новых заведутся "джигиты", то немедленно ссылайте их на Мангышлак!
  
  Со стороны могло показаться, что я был возмущен обнаруженным безобразием. Отчасти, так оно и было. Я ведь до поры до времени стараюсь держать мир в неведении относительно всех возможностей аэропланов. А тут, какие то сорви-головы, демонстрируют их кому угодно! Так дело не пойдет! Сегодня же инструктирую Кованько насчет организации на Мангышлаке Школы Воздушной Джигитовки. И пусть ребята, вдали от чужих глаз осваивают высший пилотаж. Кстати, Потапова нужно будет туда хоть ненадолго откомандировать. Пусть преподаст им несколько уроков, объяснит и покажет что и как делается. Чтобы ребята не изобретали велосипед.
  
  - Ваше величество! - сбить с толку князя мне не удалось, он нутром почуял, что сообщенная им новость о воздушных хулиганах, чем то меня сильно обрадовала, - но ведь если мы станем публично наказывать наших удальцов, то тогда остальные летчики не захотят проявлять лихость.
  - Вы правы, князь. Поэтому, Габайдулла Джангерович, вы будете своим приказом отправлять "джигитов" на учебу в Школу Воздушной Джигитовки. Я распоряжусь насчет ее организации.
  
  Решив дело таким вот образом, я призадумался. Итак, кадры для истребительной авиации у нас уже имеются. Их только выучить правильно. Но это решаемо. Кстати, наверняка подобные "джигиты" найдутся и на СМП у Макарова, и в ОКПС, да и у Кованько могут обнаружиться. Поэтому лучше заранее их выявить и обучить всему, что должен уметь летчик-истребитель. Недурно будет выделить их из основной массы летунов. Ребята молодые, к разного рода побрякушкам неравнодушные. Вот и пусть после окончания обучения носят соответствующий значок. Изображение сокола им вполне пойдет. Ага! Пикирующего! А того, кто его станет носить, не имея на это права, пусть бьют как самозванца.
  То дела внутренние. А с внешними обозначилась не очень хорошая тенденция. Европейцам стала надоедать война с китайцами. Загнать в стойло китайцев не получилось. Главная причина этому - отсутствие согласия между европейскими державами. Пока все слали войска в Китай, американцы воспользовались изгнанием конкурентов и завоевали рынок в Южном Китае. И толку, что на них натравили японцев! Потеряв опорный пункт в устье Янцзы, янки не потеряли обретенного рынка сбыта. Да, пришлось потесниться и терпеть германскую конкуренцию, но все равно позиции американцев в Южном Китае были еще сильны. Сохранению американской торговли способствовало много чего. В частности то, что перевозки товаров через океан теперь выполнялись силами швейцарских пароходных компаний, чьим судам мы предоставили порт приписки на Дальнем Востоке. Не отставали от швейцарских судовладельцев и германские. Немцы даже опережали своих сухопутных соседей. Свою долю перевозок имели и корейцы. Но больше всех от этого выиграл наш "Морвоенторг". Прибыли этой корпорации были таковы, что она уже не нуждалась ни в дотациях от государства, ни в кредитах от частных банков. Стоит учитывать, что "Морвоенторг" - это в немалой степени социализированная фирма. Поэтому все члены экипажа, помимо фиксированного жалования, получали свою долю от прибыли. А объем перевозок был таков, что правление корпорации, дабы справиться с ним, начало загонять под свой флаг торговые суда иных европейских держав. И многие судовладельцы на это соглашались. Да и куда им было деваться? Пираты Мадам Вонг топили суда идущие под любым флагом, кроме американского, российского, немецкого, швейцарского и корейского. Кстати, корейцы тоже торговали своим флагом. И длилась эта благодать уже не первый год. Но судя по сообщениям наших послов, скоро этому настанет конец. Потому, что увязнув на Тихом Океане, основные европейские игроки лишились возможности решать свои проблемы в других местах. А проблемы эти были серьезные. Немцы сумели подмять под себя испанцев и теперь пользовались всеми выгодами от достигнутого успеха. Испания официально примкнула к Центральноевропейскому союзу и это усилило позиции немцев в Атлантическом океане. Стоит лишь глянуть на карту и сразу станет понятным то беспокойство, которое испытывали теперь французы. Германия с одной стороны, Италия с другой, а Испания с третьей. И Австро-Венгрия, как стратегический резерв.
  И это не все. Было о чем беспокоиться и Британии. То, что немцы, укрепив свои позиции в разных частях Земного Шара, рано или поздно полезут вытеснять всех подряд с перспективных рынков сбыта, это было понятно изначально. Англичан это конечно беспокоило, но не слишком. Ведь был у них свой, воистину Королевский флот! И этот флот, мог переломить ситуацию на рынках сбыта в британскую пользу. Но теперь ситуация изменилась радикально. По чисто объективным причинам, мог сложиться союз двух держав, способных превзойти англичан на море. В первую очередь это была Германия, а следом за ней следовали САСШ. И не стоило пренебрегать Италией, чей флот способен был нейтрализовать господство англичан в Средиземном море.
  Но мало было печали, так её черти накачали. Появился новый и страшный зверь: авиация. И лидерами в этой области как раз были Германия и САСШ. Энштейн-Левински уже открыто писал о вероятных вариантах применения германских дирижабельных сил в гипотетическом конфликте с Британией.
  Итак, во второй половине 1906 года, наши разведчики стали докладывать о тайных переговорах с правителями Северной Цин и Китайской Республикой. Британцам нужен был мир, чтобы высвободить задействованные силы и перестать терять в прибыли. Одновременно пришло сообщение о том, что и японцы желают мира с Америкой. Понять их можно. В данный момент они добились максимально возможного успеха и продолжать воевать дальше нет смысла. А вот с кем о мире говорить никогда не станут, так это с председателем Ли. И дело не в том, что он является коммунистом. Этот грех ему бы простили. Ему простить не могут иного.
  
  - Вы, Николай Александрович, обратите внимание вот на что: все эти Марксы с Энгельсами, Бакунины с Кропоткиными и прочая революционная сволочь, никогда не трогала финансовых магнатов, - объяснял мне Константин Семенович, - а председатель Ли под корень извел британских Ротшильдов. В понимании здешних буржуев, это грубое нарушение правил игры. Революционер должен бороться с государством и с промышленным капиталом, помогая финансовому капиталу подчинять себе и государства, и экономики всех стран мира. Все эти расплодившиеся социалисты и анархисты, да прочая нечисть, изначально финансировалась Ротшильдами, Рокфелерами, Морганами... Да вспомните историю с Герценым! Тот ведь не стесняясь, писал о том, что состоит на содержании у британских Ротшильдов.
  - Константин Семенович, а кто содержит председателя Ли, его КПК и НОАК? Мое ведь участие в этом деле скромное. А вы и есть представители того самого финансового капитала.
  
  Что верно, то верно. Основные средства, председатель Ли получал от меня только на первом этапе. А потом, ситуация изменилась. Во-первых, он стал облагать налогами китайских переселенцев и потихоньку заимел свои, не такие уж и маленькие средства. Вторым спонсором стала Северокитайская Торговая Компания, за спиной которой стояли 'краснозвездные' банкиры.
  
  - Мы, Николай Александрович, с товарищем Ли сотрудничаем, а не грабим население на его территории. Потому, к нам нет претензий со стороны китайцев. И смысл ему устраивать теракты в Якутске? Мы его тыл. А вот прочих банкиров, он похоже действительно готов помножить на ноль. И с этим нужно что то делать. Ни в коем случае не пресекать, а использовать и направлять.
  
  Использовать и направлять? Как же! Так вам и дадут это сделать! Источников информации при дворе Цыси у меня множество. Что не удивительно. Множество военных советников из числа бурятов и калмыков. Да и русских офицеров хватает. Более того, призываемым на срочную службу бурятам и калмыкам настойчиво предлагается проходить её в армии Северной Цин. Впрочем, дослужившийся до генерала Дансаранов, уже официально является маньчжурским генералом. И именно из штаба Дансаранова пошла тревожная для нас информация.
  Вдовствующая императрица Цыси, согласна на мир с европейскими державами. Но одним из условий заключения мира, является категорическое требование: Объявить Особый Коммунистический район и его обитателей мятежниками. Понятно, что собственными силами Цыси не сумеет подавить мятеж против своей власти. Но ведь можно попросить это сделать тех же японцев!
  
  - Николай Александрович! Этого ни в коем случае нельзя допускать, - всполошился Василий Иванович, - это приведет к потере наших позиций не только в Северной Маньчжурии. Дальше нас будут вытеснять из Монголии и Синцзяна. Да не только нас. Ваш 'Военторг' тоже вытеснят оттуда. А там и до Кореи очередь дойдет!
  
  Василий Иванович был кругом прав. Терять то, что приобретали долгие годы, для нас недопустимо. И дело не только в получаемой прибыли. Тут ещё и вопросы бесопасности. Корея - это наша сырьевая и даже промышленная база, без которой нам трудно будет осваивать Дальний Восток. А еще, это наш защитный буфер, прикрывающий наше Приморье. Северная Маньчжурия - это такой же самый защитный буфер со стороны Приамурья. А заодно одна из наших житниц. Монголия - источник ценного для нас сырья и тоже защитный буфер. Синцзян - для нас он тоже имеет важное экономическое значение. Пожалуй лишь Тибет для нас бесполезен. И все это приобретено без всяких территориальных захватов. Нам нет нужды содержать там свои гарнизоны, потому что эти земли защищают местные армии.
  Но вся эта благодать может исчезнуть, если правительство Цыси сменит свою ориентацию. И как раз этого допускать нельзя. Вот только что я могу сделать? Организовать дворцовый переворот! Северная Цин, оно в своей основе не китайское, а инородческое государство. И войска этой империи состоят из инородцев. Которые вполне благосклонно относятся к России. Значит, даем задание Дансаранову, устроить столь нужный нам переворот. В пользу малолетнего наследника престола. А сам генерал вполне способен быть при нем регентом. Тут правда, нужно получить на это одобрение далай-ламы. Но и он сейчас благосклонен к нам. Ведь без нашей помощи и войск Северной Цин, отбиться от англичан у Тибета не вышло бы.
  Приняв решение по устройству дворцового переворота, я не стал доверять свой замысел кому-либо, а устроил так, чтобы Дансаранов был направлен с деловой поездкой в Петербург. А дальше - личная встреча и приватный разговор, во время которого я и предложил Доржожабу Дансаранову возглавить заговор против вдовствующей императрицы в пользу недавно родившегося наследника престола, названного Пуи и при этом, самому стать регентом при малолетнем императоре. И что вы думаете? Наш генерал отказался! Возглавить заговор он был не против. Но вот план заговора он предложил иной.
  
  - Ваше величество! Весь мир знает, что являюсь вашим ставленником. И если я осуществлю ваш план, то это не только меня выставит цареубийцей, но и вас, ваше величество! Более того, став регентом, я этим только укреплю уверенность всего мира в том, что все это произошло с вашей подачи. Те же китайцы, которые сейчас уверены в том, что Россия является дружественной для них страной, станут говорить о том, что нет разницы между поведением северных и западных варваров.
  -Что вы предлагаете в таком случае сделать?
  
  А предлагал генерал не светиться самим, а поручить устранение клики Цыси, хунвейбинам председателя Ли. Это никого в мире не удивит. Все знают, что председатель Ли не переваривает маньчжурских правителей и потому на подконтрольную ему территорию цинских чиновников не допускает. Также все знают, что для товарища Ли нет ничего святого. Что ему какая то Цыси? Да он самих Ротшильдов не побоялся взорвать! А за что он её грохнет? Дурной вопрос! Конечно же за готовящееся предательство. Ведь она собирается объявить китайских патриотов мятежниками и расправиться с ними руками иностранных войск!
  Итак, договориться с товарищем Ли, Дансоранов сумеет. Во всяком случае он меня так уверял. А дальше, осуществляется вторая часть заговора. Дансаранов, с помощью верных войск, пресекает возможные беспорядки в Урге и провозглашает новым императором малолетнего Пу-И, до совершеннолетия которого, править Северной Цин станет принц Айсиньгёро Цзайфэн,
  
  - Хорошо, Пусть будет так, как вы говорите. Мне этот план нравится больше, нежели мой. Но какую роль, после совершения переворота, вы отводите именно себе?
  - Роль военного министра, ваше величество.
  
  В принципе, это тоже выглядело уместно и сбивало с толку многих. Лихой, но недалекий рубака на службе у династии. В большую политику не лезет. Вся его роль в планируемых нами событиях: подавить беспорядки во временной столице, да защитить права наследника престола. Англичане вряд ли станут подозревать в нем ведущего игрока. Скорее всего подумают на кого то из окружения списанной в утиль вдовствующей императрицы.
  
  - У меня есть только одно беспокойство: что будет в этом случае с Председателем Ли? Вряд ли его оставят в покое. А пребывание его в Маньчжурии - отличный предлог для международной интервенции в том направлении. И я не думаю, что принц Айсиньгёро Цзайфэн сумеет устоять против давления как извне, так и изнутри. А ваше влияние на первых порах не будет достаточным.
  - Но ваше величество! Есть прекрасный выход из этого положения! Председатель Ли и верные ему войска просто покинут Особый Коммунистический район и уйдут на территорию, где правит Гуансюй: Шэньси, Ордос, восточная окраина Ганьсу, горы Вэйшань и Цинлин. Там местность удобная и для обороны, и для ведения сельского хозяйства, притом с немалым населением.
  - Но кто тогда сохранит для нас Северную Маньчжурию?
  - Племянник погибшего от вражеской пули Дядюшки Хо. Он вполне способен продолжить борьбу с японцами. Кроме того, он не замечен ни в терроризме, ни в цареубийстве. Это очень разумный молодой человек. Настолько разумный, что в отличии от покойного дяди, не ссорился с товарищем Ли.
  - Сколько войск уйдет в этот самый "Великий Поход"?
  - Немного. Думаю, что пяти тысяч человек для этого дела хватит.
  
  Меня насторожило то, что у Дансаранова все так хорошо продумано. Он конечно умница, но ведь вводную от меня он получил только что. Когда он успел все так продумать? И задал этот вопрос. Оказалось, что никаких чудес тут нет. Сама Цыси и ее двор представляет собой такую клоаку, что мысли о необходимых "политических реформах" напрашиваются сами собой. Причем, практически у всех, кто близко знаком с тамошней ситуацией. Ну а поход частей НОАК в указанный район, это давние планы самого Председателя Ли. Ему просто тесно в том захолустье, что представляет собою Маньчжурия. Он всей душою рвется во внутренние районы Китая.
  Ну что же, организация еще одного Коммунистического района в Китае - дело полезное. Тем более, что это решает в первую очередь наши проблемы. Поэтому, я дал согласие на осуществление того варианта переворота, который предложил мой собеседник.
  Но помимо китайских дел, были и американские. А именно они и представляли наибольшую сложность в данный момент. Англичанам с французами нужен был мир и слабая Америка. Японцы хотели того же. Зато сами американцы были против. Несмотря на то, что были они не один раз и со вкусом биты, поднимать лапки в гору они не хотели, даже на почетных условиях. Поэтому, первые предложения о посредничестве со стороны французов, были с возмущением отвергнуты. После чего началась "Олимпийская бойня" - попытка сбросить окопавшиеся на полуострове Олимпия японские войска в море.
  Собственно говоря, таких попыток было целых две. Первая - классический вариант того, как не нужно воевать. Артиллерийская подготовка - это что-то ужасное. Американская полевая артиллерия никогда не была хорошей. Материальная часть у них была вполне современной. Наши 76 мм полковушки и 107-мм дивизионки были неплохими орудиями. Дело было лишь за грамотными артиллеристами. А с этим у американцев было все печально. По сути дела, артиллерия вела стрельбу в направлении цели и строго на прямой наводке. Никакого сопровождения атаки огнем и колесами не производилось. И потому, пользы от этого огня, атакующей пехоте не было. Первый натиск, японцы отбили играючи. Да и как тут не отбить, если американская пехота шла в атаку в плотных боевых порядках? Тут себя прекрасно показали японские трехдюймовки, раз за разом срывавшие американские атаки. Доходило дело и до применения пулеметов. Правда, только с японской стороны. Американцы все еще считали пулеметы оборонительным оружием и потому не задействовали своих пулеметчиков для поддержки атаки. Зато японцы показали себя неплохо. Их "гочкисы", хоть и не были многочисленными, тем не менее свою роль сыграли. В дополнение к "гочкисам", японцы применили так называемый "вспомогательный пулемет". Это был по сути дела наш "Читинец", образцы которого японцами были получены в Маньчжурии в качестве трофеев. Они его как могли, так и доработали. И теперь, в распоряжении каждого японского командира батальона, было целых четыре расчета ручных пулеметов.
  Потерпев неудачу, американцы решили сделать перерыв и лучше подготовиться. Придя к выводу, что огонь дивизионной артиллерии недостаточен против окопавшегося противника, они решили подтянуть более крупные калибры. Проблема была в том, что нужных для такого дела артиллерийских систем, полевая артиллерия американской армии не имела. Выход однако был быстро найден. У флота хватало еще годных орудий нужного калибра. Они ни разу не полевые. Но что мешает поставить их на железнодорожные платформы? И это было сделано. Ну а к позициям американских войск быстро подвели целую сеть узкоколейных железнодорожных путей.
  Второй штурм японских позиций проходил совершенно иначе. Ему предшествовала и многодневная артиллерийская подготовка, и бомбардировки дирижабельных сил. Последние, кстати, не велись безнаказанно. Японские дирижабли-перехватчики, хоть и уступали в числе судов, зато были активны и успешно срывали прицельное бомбометание. Не отставала от истребителей и японская зенитная артиллерия, тоже успешно отгонявшая американские суда-бомбардиры. Зенитки вообще стали проблемой для американских воздухоплавателей. Желаемые ими дирижабли-подавители, так и не были созданы. Проблема была в бортовых артиллерийских системах. Правда, в этом деле наметился некоторый прогресс. Американскому военному атташе в Варшаве, удалось купить у поляков ту техническую документацию, которую они украли у конструкторов Обуховского завода. Это были чертежи динамо-реактивных пушек, калибром от 76 мм, 152 мм и 305 мм.
  Конечно, такие калибры внушали почтение., но американцам нужно было немного не то. Поэтому они на основе имеющихся чертежей, стали разрабатывать ДРП калибром 76 и 107 мм именно в варианте дирижабельного орудия.
  В общем, новинок применили много, а толку особого от этого не было. Кое где удалось вклиниться в линию японской обороны. И это было все, на что хватило сил. Решиться на третью попытку американцы не смогли. Причина этому простая: в бесплодных атаках на японские позиции, полегла практически вся кадровая армия.
  Сведения о ходе дел на "Олимпийском плацдарме" наш Генеральный штаб получал своевременно, от прикомандированных к штабу американской армии военных агентов. Соответственно, ежедневную сводку Георгий подавал и мне. Положение дел я оценивал как неоднозначное. С одной стороны, дела идут неплохо, коль американцев преследуют неудачи. А с другой стороны, у них в Вашингтоне, наверняка появятся сторонники замирения с японцами. Преждевременное прекращение войны меня не устраивало. Но ведь по сути дела, американская армия перестала существовать. Кем они станут воевать? Нормальной пехоты у них со времен Войны за Независимость не было. А сейчас и подавно нет. Из кадровых частей сохранилась только артиллерия и кавалерия. А недавно призванные в пехоту новобранцы сильно уступают японцам в боевом мастерстве.
  Нет ребята, так не пойдет! Нужно чем-то обнадежить хронических неудачников. И самое главное, это "чем-то" у меня есть. Отставной поручик Ржевский недавно лично испытал на Лужском полигоне эту штуку и уверяет, что за ней будущее.
  Кто бы сомневался! Я лично не сомневаюсь, что у самоходных бронированных цистерн огромное будущее. Особенно перспективны они у нас. Но не в таком виде, в каком они сделаны.
  Инициатором создания и испытания "самоходных бронированных цистерн" принадлежала мне. В качестве исходного образца для подражания мною был взят так называемый "танк Менделеева". Правда, осетра пришлось урезать. В первую очередь, за счет бронирования. Броня на нем противопульная. С трех сторон и в какой то мере противоснарядная с лобовой части. В какой то мере, это означает, что шрапнелью, поставленной на удар, ее не проломишь, а бронебойных снарядов у современной полевой артиллерии нет.
  Вместо 120 мм Кане, мы установили 107 мм гаубицу. И добавили 63 мм орудия в спонсонах. Ну и наверху установили башенку с пулеметом. Скорость движения этой дуры доходила до 8 км в час в идеальных условиях и до 4 км в час на пересеченной местности. Запас хода - не более 20 километров. Ну и самое интересное - самоходные бронированные цистерны доставлялись к месту сражения в разобранном виде и собирались на исходном рубеже для атаки.
  Кроме этого монстра, обозначенным как СБЦ - 05-1, имелся и СБЦ - 05-2. Отличия между ними были существенными. Если СБЦ-05-1 предназначался для подавления огневых точек противника, то СБЦ-05-2 бортового вооружения не имел. Зато внутри этой 'цистерны' помещалось 24 пехотинца и имелись бойницы, через которые можно было стрелять из пистолета.
  В один прекрасный день, мы пригласили на Лужский полигон американское посольство в полном составе и они с восторгом смотрели на учебную атаку двух СБЦ-05-1 и трех СБЦ-05-2. Это все, что имелось на данный момент у меня.
  
  - Господа! - обратился к американцам в конце банкета по случаю демонстрации новейшей боевой техники мой брат Георгий, - в память о проверенной временем дружбе между нашими странами, Россия готова немедленно передать эти машины вместе с инструкторами, доблестной американской армии, мужественно противостоящей "желтой угрозе". К сожалению, то, что вы сегодня видели, это все, что у нас на данный момент есть. Возможности нашей промышленности не позволяют обеспечить массовые поставки этой техники. Но ведь Америка имеет несравненно более мощную промышленность. Поэтому я распоряжусь о предоставлении в ваше распоряжение всей технической документации. Думаю, что в скором времени, желтопузые макаки испытают на себе всю мощь американского удара.
  
  Сказано - сделано! Спустя месяц, обещанное Георгием было доставлено в Америку. А спустя еще месяц, наши СБЦ пошли в бой. И надо сказать, что их применением американцы остались довольны. С помощью нашей техники, они сумели пройти всю линию обороны. Правда, развить наметившийся успех не вышло. Японцы довольно быстро сориентировались в обстановке и их саперы успели заложить фугасы достаточной мощности по курсу атакующих машин. Все пять единиц бронетехники были подорваны и остались в глубине японской обороны. А экипажи и десант, частично были уничтожены, а частью выбрались к своим.
  И тем не менее, американские вояки были довольны. Потеря машин их не огорчила. Имея рабочую документацию, построить новые машины нетрудно. Главное - они убедились в том, что дело это стоящее и если изготовить побольше штурмовых и транспортных "цистерн", да пустить их сплошной линией, то враг будет разбит и победа будет за ними! Отныне, эти самые "tancs" будут состоять на вооружении американской армии!
  Вы спросите, а зачем я подстегиваю прогресс в деле создания перспективной боевой техники, да еще делюсь этими наработками с американцами? Отвечу просто: прогресс прогрессу рознь. Его толком и не будет. Ведь что представляет собой тот район боевых действий? Небольшой по площади плацдарм. Поэтому, нужды в бронетехнике с высокой оперативной подвижностью нет. Сплошной фронт японской обороны исключает применение обходного маневра. Поэтому, американским танкам не нужна и большая тактическая подвижность. Все атаки в этих условиях только лобовые. А тут на первый план выходит хорошая защита и огневая мощь. То есть те монстры, которые и получились у нас. Малый запас хода и огромный вес? Не страшно! Ведь танк в этих условиях, это вариант осадного орудия, которые тоже доставляют к фронту в разобранном виде. Малая скорость? А ему что, обязательно нужно обгонять свою пехоту? Так ведь японские саперы наглядно продемонстрировали, насколько это опасно. Так что ложное представление о том, каким должен быть настоящий танк, уже создано. А первый успех только подтвердил правоту создателей новой боевой техники.
  И американцы с энтузиазмом взялись за дело. К следующему штурму Олимпийского плацдарма, они планировали изготовить 36 танков Mk-I и 42 бронетранспортера Mk-II. Так они назвали бывшие СБЦ-05-1 и СБЦ-05-2. Правда, новые машины уже существенно отличались от прототипов. Броня стала толще, двигатели мощней, а вместимость Mk-II уменьшилась. Теперь он перевозил 18 десантников. То, что в собранном виде эти машины невозможно было перевозить по железной дороге, американцев не смущало. Осадная ведь техника! Ну а для обслуживания и монтажа, в каждый механизированный дивизион ( 18-20 машин) штатно включили инженерно-техническую роту с целым парком подъемно-транспортного оборудования.
  Мне интересно было, как к этой новинке отнесутся наши злейшие друзья - англичане и французы. Они меня не подвели. Оставленные в глубине японских позиций машины были ценой неимоверных усилий оттащены в тыл и тщательным образом изучены. Итогом этого изучения, стало решение о разработке и принятии на вооружение французской армией "осадно-штурмовых машин". Причем, примерно по той самой концепции, что принята у американцев.
  Все это было чудесно. Но меня беспокоила позиция собственных генералов с их страстью во всем подражать тем же французам. К счастью, помимо слепого подражательства, было еще такое качество как косность. Специалисты из ГАУ скептически отнеслись к самой идее иметь на вооружении "осадно-штурмовые машины".
  
  - Ваше величество, в наших условиях боевые действия будут иметь сугубо маневренный характер. И эти самые турусы на колесах будут просто не поспевать за войсками или появляться слишком поздно. А для осады крепостей нам будет достаточно той артиллерии, что имеется в данный момент. К тому же, у нас нет тяжелых железнодорожных транспортеров, которые потребуются для доставки этих машин туда, куда следует. Но даже если в них надобность и возникнет, то нам придется переделывать все железные дороги Российской империи, чтобы тяжелые составы могли ходить не разрушая при этом пути.
  
  А вот это разумная мысль! В смысле реконструкции железных дорог. Да и подвижный состав тоже нуждается в замене. А потому решение: "Работы над осадно-штурмовыми машинами продолжить, но не производить их до полной реконструкции российских железных дорог".
  А какие машины разрабатывать, это уже я сам укажу. Они конечно будут выглядеть не так грозно, как американские и европейские аналоги. Для начала я закажу разработку чего то вроде FT-17, причем не с пушкой, а с одним пулеметом. Противопульная броня? Ну, это не так страшно, как будут думать. Через заградительный артиллерийский огонь они все равно проходить смогут. Главное - мои конструктора набьют руку на конструировании бронетехники. Большую серию тоже заказывать не стоит. Хватит на первых порах и одного Первого Испытательного Танкового батальона имени поручика Ржевского. Ну а потом, по мере того, как какой-нибудь завод на Урале освоит производство более совершенных машин, можно и о большем подумать.
  Кстати, сверхтяжелые танки наверное стоит тоже разрабатывать и производить по одному экземпляру каждого образца. А то как то подозрительно выйдет. Все их производят, а мы морды воротим. И на полигон их! К поручику Ржевскому. Пусть испытывает их. А потом поставляем их тем же полякам. Типа боремся за рынок сбыта отечественной бронетехники. Тут будет еще одна польза. Сверхтяжелые - это мощная трансмиссия и подвеска. А с этим еще долго будут проблемы практически у всех. Вот и пусть конструктора набивают руку, стараясь их сделать совершенными и надежными. Потом это все обязательно нам пригодится.
  Естественно, что внедряя новую технику, я постарался и насчет "теоретиков" из "сливного бачка". Первым на появление "Царских монстров" среагировал "Панцер-командор Назгулеску". В своем опусе, который разместила на своих страницах газета "Вольное Слово", он высмеял саму идею применения в бою гусеничной техники.
  
  "В тех условиях, в которых приходится воевать Калифорнийской армии, эти монстры оказались столь же полезными, как были полезны римлянам осадные башни. Более того, они могут быть полезны и французам, когда им придется штурмовать германские крепости в Эльзасе и Лотарингии. Будет от них польза и полякам, когда они возьмутся за германские крепости в Восточной Пруссии.
  Но это и вся польза от этих уродцев. В стране, где нет крепостей (любая из стран Южной Америки) эти самые BRONEHODI никому не нужны. Там, где боевые действия приобретут маневренный характер, обычные колеса будут иметь преимущество над бесконечным рельсом. Пулемет и даже пушка скромного калибра, поставленная на автомобиль или конную повозку, способны оказать то влияние на исход боя, которое ранее оказывала конная артиллерия"
  
  Статья была как всегда, украшена схемами и графиками, на которых были отражены сравнительные характеристики колесной и гусеничной техники. Из этих схем и графиков следовало, что пора делать выбор в пользу бронеавтомобиля. Правда, было и внутривидовое сравнение предполагаемых танков. И получалось, что легкие, средние и даже тяжелые танки, будут всегда уступать сверхтяжелым в плане живучести и огневой мощи.
  
  "Судите сами, - писал Назгулеску, - имея тонкую броню и слабое вооружение, BRONEHOD не сумеет выжить при сильном артиллерийском обстреле со стороны противника. В этих условиях, только высокая скорость и маневренность спасет боевую машину от бесполезной гибели. Броневые автомобили, которые в перспективе могут развивать скорость до 100 узлов, будут неуязвимы, несмотря на тонкую броню. Зато BRONEHODI, самый легкий из которых, ползет со скоростью самого тяжелого, будет легко ничтожен".
  
  Но кроме вбросов, были и серьезные статьи. Дело в том, что по совету Василия Ивановича, мною было дано указание по выпуску журнала "Это Вы Можете! - ЭВМ". Задумка была такова: в мире очень много людей с изобретательской жилкой. Им приходят в голову совершенно разные идеи. Но с внедрением этих идей возникают проблемы. Но большинству этих изобретателей не столь важно само внедрение, сколько возможность приобрести известность. Поэтому, "ЭВМ" было тем самым местом, где можно было свободно публиковаться и даже получить за публикацию гонорар. Выпускался этот журнал не только на русском языке. Были издания на немецком, французском, английском, испанском и итальянском языках. И все эти издания существенно отличались друг от друга. Располагалось это издательство в Швейцарии, что уберегало его от риска быть закрытым, по капризу властей той же Германии или Англии. Главное назначение этого проекта - обеспечить свободный доступ в первую наших инженеров, к перспективным идеям.
  Этому способствовала политика издательства, которая была выражена коротко и ясно в виде девиза: "Ничего святого!" А в предисловии к каждому номеру журнала сообщалось: редакция журнала борется за свободный доступ обывателя к любой информации, в первую очередь научной и технической. Поэтому, издатели не признают ни патентного права, ни любых форм засекречивания сведений. Человек должен иметь возможность знать все, независимо от расы, национальности, подданства и половой принадлежности! Только так можно обеспечить победное шествие Прогресса!
  Журнал весьма быстро стал популярным во всех европейских странах. Попытки обладателей патентов судиться с кем либо из респондентов или даже с редакцией, кончались ничем. В первую очередь потому, что на истца немедленно обрушивались пацифисты, суфражистки, евреи и прочие угнетенные личности. Ведь секретность и патентование - это дискриминация сразу по всем признакам. Стоит ли говорить о том, что в России никто этим журналом не возмущался, а журнал делал вид, что ничего не знает про Особую цензуру в наших учреждениях?
  Итак, вслед за Назгулеску, на страницах этого солидного издания был опубликован проект некого инженера пана Тухачевского. И почему то этот проект публиковался в издании на немецком языке. Что предлагал публике пан Тухачевский? Проект и концепцию применения осадных "панцервагенов"!
  Пан Тухачевский обращал внимание на то, что в условиях маневренной войны, современный осадный парк поспевает за войсками, но только там, где есть железная дорога. Но в той же Польше, или в России, железнодорожные пути для осадных орудий придется прокладывать в ходе наступления. Что естественно, удлиняет сроки наступательной операции и в конечном итоге поставленные перед войсками задачи не будут выполнены. Поэтому, войскам нужны средства, подобные американским осадным танкам. Им тоже нужна железная дорога, но только в районе выгрузки. Оставшиеся 20-30 км до огневых позиций, они преодолеют своим ходом.
  А дальше Тухачевский привел эскиз потребной войскам кайзера машины. В принципе, в основных чертах она повторяла "танк Менделеева", но были и отличия. Вооружать пацерваген пан Тухачевский предлагал 15-дюймовой реактивной пусковой установкой. Чертежи этой установки прилагались. Дальность стрельбы, не более четырех километров. Возимый боезапас - 13 реактивных бомб калибра в 15 дюймов. Осадная батарея, по мысли Тухачевского, должна была в себя включать восемь панцервагенов, роту управления, роту снабжения, инженерно-техническую роту и батарею противодирижабельных пушек.
  Наибольшее возмущение этой статьей было со стороны польских читателей, которые заподозрили в пане Тухачевском уроженца Познанщины или Данцинга. Наиболее экспансивные читатели заклеймили Тухачевского национал-предателем и обещали ему самые жестокие кары.
  В конце года мир сумел по достоинству оценить эти идеи. Как раз к этому моменту, Северная Армия САСШ, завершила подготовку наступательной операции на полуострове Олимпик. Не пытаясь проглотить все за один присест, американцы поставили перед собою более скромную задачу: вести наступление от Рэймонда до Клирустера. Глубина операции - 144 километра. Честно говоря, я изначально сомневался в самой возможности выполнить поставленную задачу. Во-первых, японцы успели неплохо укрепиться, благо что местность этому способствовала. Во-вторых, те две дивизии, что высаживались на полуостров, дивизиями в традиционном понимании уже не были. Японцы неплохо использовали время своего полного господства на море, для переброски дополнительных войск. В данный момент, каждая дивизия на этом театре военных действий состояла из трех пехотных и двух артиллерийских бригад. Кроме того, в дивизиях имелось пол 24 зенитных орудия калибром 63 мм. А в распоряжении командования было еще дополнительно 24 трехдюймовых зениток. Хватало у японцев и разного рода тыловых и вспомогательных частей. Правда, они были укомплектованы не японцами, а китайцами. Но ожидать массового дезертирства от китайцев не стоило. Потому что вряд ли янки сумеют отличить китайца от японца. Ну а вишенкой в этом торте был Первый батальон Армии Освобождения - те самые "Черные Пантеры".
  Наступление вдоль побережья, в условиях, когда приморский фланг не мог быть надежно прикрыт флотом, было рискованным занятием, но американцы на это пошли, так как в данный момент главные силы японского флота ремонтировались на своих базах. Главной ударной силой в этой операции должна была стать Первая Механизированная бригада. Командовал этой бригадой Джон Першинг, который еще недавно был капитаном но указом Теодора Рузвельта был повышен в звании сразу до бригадного генерала (минуя при этом 3 звания и обойдя 835 офицеров более высокого ранга).
  На вооружении эта бригада имела два дивизиона сверхтяжелых танков Mk-I и два дивизиона сверхтяжелых бронетранспортеров Mk-II. Каждый дивизион БТР перевозил 360 человек десанта, сведенных в штурмовой батальон. Кроме того, в состав бригады включили два обычных пехотных батальона и четыре восьмиорудийные батареи горных трехдюймовок. Про вспомогательные и тыловые подразделения лучше много не говорить. Их было много и большинство их невозможно задействовать в бою.
  Любопытным было вооружение солдат этих батальонов. Помимо обычной магазинных винтовок и станковых пулеметов, в каждом отделении имелся так называемый "вспомогательный пулемет" - творение сумрачного русского гения. Этот самый "пулемет" был ничем иным как пистолет-пулеметом под недавно созданный Браунингом пистолетный патрон 45 калибра. Почему такой калибр? А это мною учтен национальный американский бзик по поводу личного оружия. Нравятся им внушительные стволы! Да так нравятся, что им даже патрон для "парабеллума" кажется недостаточно мощным.
  Наша примитивная "поливалка" вызвала у них такой восторг, что требуемые испытания были проведены в рекордно короткий срок и фирма "Кольт" получила заказ на производство "вспомогательных пулеметов". Но это еще не все. Была проблема с вооружение экипажей танков и БТР подходящим оружием. А экипажи кстати, немаленькие. В Mk-I экипаж составлял аж 11 человек! В Mk-II было людей меньше - четыре человека. Пистолет, в качестве оружия самообороны американцев не устроил. Вывод был сделан простой - нужен карабин под мощный пистолетный патрон. В принципе, нужные образцы такого оружия у американцев были. Но только под револьверный патрон. Ну а мы, заранее сконструировали и испытали СКС-4,5 (Самозарядный Карабин Спортивный калибра 4.5 линии). В иное время американцы отмахнулись бы от наших подарков и придумали бы что-нибудь свое и ничем не хуже. Но погода на политическом Олимпе была такова, что тянуть время и что-то выгадывать, военным не приходилось. От них требовали успеха, Как водится, ещё вчера. Потому, нашему дареному коню никто в зубы заглядывать не стал и просто купили то, что было предложено. Стоит заметить, что покупали оружие не только у нас. У французов, например, в большом количестве покупали 26 мм гранаты, снаряженные этилбромацетатом.
  Вы спросите: а смысл продавать американцам свои новейшие разработки? Смысл был. Дело в том, что благодаря войне, цена на многие изделия гражданского назначения существенно снизилась. Это обстоятельство я использовал для дальнейшей индустриализации Дальнего Востока. При этом, перевозку осуществляли корабли под российским флагом. Добиться этого было тоже непросто. Но при должной наглости и быстроте действий, все у меня вышло. Просто, в один прекрасный день, еще до сражения у островов Чаннел, в Сан-Франциско зашел отряд кораблей под флагом вице-адмирала Рожественского и обрел там стоянку. Одновременно, мотивируя тем, что от подрыва мирной торговли страдает простой американский народ, я потребовал демилитаризовать этот город и на время войны придать ему нейтральный статус. Произошло это не с бухты-барахты, а по согласованию с американским правительством. И вот, теперь во Фриско обитали представители всех великих держав и бдительно следили за тем, чтобы никто не вез американцам военной контрабанды. Гарантом нейтрального статуса Фриско была эскадра Рожественского и корабли Корейского Императорского флота. И нужно сказать, такое решение американцев устроило. Все нужное для войны они везли с Восточного побережья, где японского присутствия не было. Ну а морская торговля с Китаем и Россией продолжалась невзирая на идущую войну.
  К началу наступления, американцы наконец то решились на введение всеобщей воинской повинности. Решиться на эту меру им было очень нелегко.
  
  - Все дело в наших традициях, - просвещал меня по этому поводу посол САСШ в России и доверенное лицо Теодора Рузвельта, Джордж фон Ленгерке Мейер, - мы всячески избегаем того, чтобы в нашей стране образовалась военщина. Поэтому, своих военных мы держим на коротком поводке и не даем ей возможности приобрести слишком большое влияние в обществе.
  - Но помилуйте! - отвечал ему я, - пока вы вели войны с дикарями и латиноамериканцами, такое отношение к военным вполне могло себя оправдывать. В конце-концов, вы воевали не с европейскими армиями, а потому вооруженная милиция вполне могла вам заменить кадровую армию. Но ведь времена меняются! Сейчас вам противостоит армия, которая по боевым качествам не уступает европейским. Значит, нужно менять подход к комплектованию армии.
  - Президенту будет трудно убедить конгрессменов. Потому что на примере стран Латинской Америки, мы прекрасно знаем, что будет, если армия приобретет чрезмерное влияние.
  - Но помилуйте! Я не говорю, что нужно слепо копировать чужую систему! Коль у вас общество сильней государства и это неплохо работает, то и рушить такую систему не стоит. Нужно просто усовершенствовать её. Например, создать систему общественного контроля за армией и флотом.
  
  Я подробно описал то, что следовало бы сделать. И не только в устной форме. Было еще личное послание Теодору Рузвельту.
  Итак, чтобы армия не приобрела слишком большое влияние, следует использовать традиционную для Америки систему сдержек и противовесов. В частности, стоит создать Комитет защиты прав гражданина. И пусть полномочный представитель этого комитета в каждом полку, будет следить за соблюдением прав американских граждан. А в оговоренных случаях, накладывает "вето" на приказ любого командира, вплоть до командира полка. Ну а бригадные, дивизионные, корпусные и армейские комитеты военных правозащитников должны обладать схожими полномочиями. Не лишним будет также образовать Комитеты солдатских матерей. Или жен. Или дочерей. Тут дело вкуса. Женщины, более въедливы и внимательны к мелочам. Уж они точно не дадут командованию творить произвол в отношении призванных на службу американских граждан. Кстати, подрядить на это дело можно суфражисток. Пусть даже не имеющих собственных детей. Все польза от них будет. Можно ввести товарищеские суды, поддерживающие дисциплину и порядок методом саморасправы. Уж товарищи по службе лучше командира знают, кто и как служит. И если они кого повесят или расстреляют, то это будет решение справедливого товарищеского суда, а не произвол армейских дуболомов, тоскующих по прусским порядкам.
  Я не рассчитывал на то, что мои рекомендации будут приняты. Тем сильнее было мое удивление, когда я узнал о том, что конгрессмены с восторгом ухватились за мои предложения и проголосовали за включение их в закон о всеобщей воинской повинности.
  И вот, к декабрю 1906 года, американцы изготовились к наступлению. Правда, держать языки на привязи они умели плохо, а у японцев разведка работала чудесно. А потому, дата и место нанесения главного удара, противнику были известны заранее. Но тогда про это мало кто подумал. Наступление началось с проведения продолжительной артподготовки. Одновременно, к японским позициям устремились дирижабли с бомбогрузом. Их в воздухе встретили японские дирижабли и навязали американцам воздушный бой. Результатом воздушного боя был неприцельный сброс авиавиабомб. В ходе воздушных поединков, американцы потеряли три своих бомбовоза. Но это не помешало им раз за разом повторять налеты. В итоге, ценою гибели еще пяти дирижаблей, они заставили японцев, которые потеряли всего три дирижабля, убраться подальше и обрушили на головы противника остаток бомбогруза. Учитывая, что маскироваться от средств воздушного наблюдения японцы еще умели не очень хорошо, то бомбардировку их позиций можно признать успешной.
  Когда закончилась обработка переднего края, в бой пошли танки Першинга. И сразу выяснилось, что японцы сумели сделать правильные выводы из предыдущей танковой атаки. По ним, из глубины обороны ударили хорошо замаскированные морские трехдюймовки Кане. Сразу пять машин было выведено из строя. Но и американцы не остались в долгу. Дальнейший бой между танками и морскими орудиями кончился победой танков. Не подвела американцев и пехота. Пока артиллеристы противника были связаны боем с танками, казавшиеся менее опасными БТР подползли на дистанцию пистолетного выстрела к передовым окопам противника и высадили десант. При этом, пулеметчики в башнях не давали японцам поднять головы.
  Вообще то, японцы всегда были стойкими в ближнем бою, но сейчас бой шел не по их правилам. Американские пехотинцы дружно выстрелили в их сторону 26 мм французскими гранатами и большая часть их сработала штатно. Не готовые к применению ОВ, японские солдаты на короткий срок стали небоеспособны. Этого хватило американцам, которые заранее одели противогазы.. Ворвавшись в траншею, штурмовики Першинга начали истреблять всех, кого застали. Японцев били штыками, расстреливали из винтовок и "вспомогательных пулеметов", а проще сказать: добивали беспомощных.
  
  - Это вам, ублюдки, за Энни Франк!
  
  После захвата первой линии окопов, пошел штурм второй. К этому времени японцы пришли в себя и оказали яростное сопротивление атакующим. И все-таки, вторая линия окопов была взята. А к вечеру, были взяты и артиллерийские позиции, с которых вели огонь по танкистам морские орудия.
  На этот раз, гадать и придумывать о нанесенном японцам ущербе не пришлось. Трупы были посчитаны и оказалось, что их раз в пять больше, чем потеряли убитыми сами американцы. Тут правда стоит заметить, что большая часть погибших японцев - это добитые раненые и отравленные. Пленных было очень мало. Но это и понятно. Победители тоже несли потери. В частности, было подбито 17 танков и пять БТР. Но это американцев не расстроило. Практически вся подбитая техника подлежала восстановлению. Только два танка можно было списать на безвозвратные потери.
  С наступлением нового дня, продолжилось начатое накануне наступление. На этот раз американцам продвинуться удалось даже больше, нежели накануне. Сказывалось то, что опасные для танков пушки Кане были выбиты накануне. Другие же орудия, оказались против бронированных чудовищ не так эффективны. Нет, какой то эффект от разрыва артиллерийской гранаты на броне танка был. Бывало, что на короткое время экипаж контузило сильным сотрясением и он не мог продолжить поддерживать пехоту. Тут бы и добить неподвижного монстра. А нечем!. Поэтому, бригада Першинга в тот день сумела пройти целых семь километров. Причем, потерь на этот раз было меньше, чем в первый день наступления. Только один танк и один БТР были потеряны на удачно заложенных фугасах.
  На третий день, однако, двигаться вперед стало неимоверно трудно. Японцы поставили на прямую наводку зенитные орудия. Длиноствольные зенитки, первоначально создаваемые для нужд флота, могли стрелять не только шрапнельным или фугасным выстрелом. Бронебойные унитарные снаряды для них тоже были. Правда, на суше сперва в них нужда не ощущалась и японские интенданты их завезли лишь потому, что так полагалось. Командиры же батарей, по сути дела забыли про то, что у них есть и такие. Но пришло время - нашлось кому вспомнить. А американцам пришлось в тот день хорошенько умыться кровью. 75 мм зенитные орудия по бронепробиваемости мало уступали пушкам Канэ такого же калибра. Ну а 63 мм зенитки, метров с 400 тоже были в состоянии пробить лобовую броню.
  Целый день шел поединок между зенитками и танками. Подавить зенитки удалось с помощью подтянутых поближе 107 мм гаубиц. Но на поле боя остались неподвижными 15 американских танков и восемь БТР. Продвинулись в этот день едва на пару километров. Пришлось бригаде Першинга прерывать наступление и заниматься эвакуацией и ремонтом подбитой техники. Решение на вывод из боя, было принято лишь по этой бригаде. Зато остальные войска продолжали гнать в наступление. И потери сразу возросли. Три дня бойни лишний раз убедили американцев в том, что без танков у них ничего не выйдет. Поэтому, по мере восстановления подбитых машин, их немедленно, поодиночке, придавали атакующим войскам. Конечно, это помогло слегка уменьшить потери и добиться продвижения на километр в день. Но то, что одиночный танк мало чего решает, американцы уже поняли. Поэтому, бригаду Першинга не стали применять в дальнейшем сражении, до тех пор, пока она не восстановится полностью. После восстановления, она аккурат накануне рождественских праздников снова была направлена на фронт. Это уже были последние бои уходящего года. Дойти до Клирустера наступающим не удалось. Но до Абердина вполне вышло. Правда, положения японцев это не ухудшило, а американцам успех лишь добавил сложностей. Японцы теперь совершенствовали оборону в Олимпийских горах, куда танкам ходу не было и где держаться можно было очень долго.
  Все это время я получал сведения о ходе дел от прикомандированных к американским штабам, наших офицеров Генерального штаба. Меня сильно интересовал вопрос: какие выводы сделали американцы, получившие опыт применения бронетехники в ходе наступления? То что мне сообщали, наполняло мою душу радостью. Действиями бригады Першинга, командование Северной Армии было довольно. Интересны были замечания самих танкистов. Они пришли к выводу, что им нужны более совершенные танки и БТР. А дальше шел перечень пожеланий: усилить бронирование, поставить более мощный двигатель, более надежную трансмиссию. 107 мм гаубицу на танке, сочли лишней. Хватит и 63 мм на спонсонах. Уж лучше создать отдельный, чисто артиллерий танк, вооруженный шестидюймовой гаубицей, который, следуя позади основных танков, будет подавлять противотанковую артиллерию. То есть, в полезности сверхтяжелых танков никто не усомнился. Пришелся ко двору и "вспомогательный пулемет". Правда, пехота хотела иметь их уже по два на отделение. Ну и конечно, устранить присущие новому оружию "детские болезни". Карабины СКС-4.5 тоже вызвали одобрение. Правда, Браунинг их собирался значительно улучшить. Ну а фирма "Кольт" готовилась выполнять заказ по производству этого карабина для нужд экипажей танков, кораблей, полиции, вспомогательных и тыловых подразделений армии.
  А в Китае, с возвращением Дансаранова в Ургу, все происходило согласно достигнутой договоренности. Председатель Ли подготовил часть войск к уходу из Северной Маньчжурии. Маршрут следования был выбран не самый легкий. Предстояло идти через Большой Хинган и Гоби, в основном по территории Монголии в сторону Ордоса. Это позволяло избежать столкновений с японскими войсками. Правда, природа была не менее сурова, чем войска противника. Но хорошая подготовка к походу позволяла пройти путь без больших потерь. Что собственно говоря и было сделано. Часть продовольствия и фуража пришлось тащить собой, а часть пришлось покупать у монголов. Учитывая, что больше половины людей в Особой колонне составляли солдатские жены и дети, нашим военным советникам пришлось подойти к вопросам планирования и снабжения очень ответственно.
  И хотя всего не предусмотришь, операция по передислокации проходила образцово и где то в ноябре, избежав встреч как с японскими войсками, так и с частями регулярной армии Пекинского марионеточного режима, Особая колонна дошла до провинции Шенси. Для закаленных в боях с японской армией бойцов НОАК, имевшиеся в распоряжении губернатора провинции войска, достойным противником не были. Да они и не стали сопротивляться внезапно появившемуся противнику. После бегства местной администрации, часть солдат просто дезертировала, а оставшиеся присоединились к войскам Председателя Ли. Но вы сами подумайте: Что могли противопоставить провинциальные войска, воинам Председателя Ли? Артиллерия? Так горные орудия на основе 63 мм полковушек и "батальонные гаубицы" калибром 63 мм (типа минометы), вполне превосходили устаревшие британские дульнозарядные орудия. Более того, НОАК давно применяла НУРСы. Удивляться этому не стоит. Ракеты Константинова большим секретом не были. Производство черного пороха - для китайцев не секрет. Вот и применяли партизаны Председателя Ли РСы самых разных калибров, до восьми дюймов включительно.
  Установив свой контроль над провинцией, товарищ Ли, послал гонцов во временную столицу Северной Цин. Именно от гонцов, притаившиеся до поры до времени хунвейбины и получили сигнал к началу действий. Через два дня после получения сигнала, отряд хунвейбинов внезапно атаковал временную императорскую резиденцию. С дворцовой охраной боевики справились быстро и покончив с ней, взялись за обитателей дворца. В ходе резни, была убита вдовствующая императрица и множество придворных. Сделав свое черное дело, хунвейбины благополучно покинули место преступления. Целые сутки Североная Цин обходилась без верховной власти, а сама Урга без всякой власти, ибо многие чиновники либо не вышли на службу, либо сбежали из города. И тем не менее, никаких беспорядков не возникло, хотя именно для их пресечения в город вошел Селенгинский кавалерийский полк. Тем не менее, взяв на себя всю ответственность за дальнейшую судьбу империи, Дансаранов провозгласил новорожденного Пу И новым Сыном Неба, а Айсиньгёро Цзайфэна регентом. Сам он как и было договорено, стал военным министром.
  Замена одиозной правительницы на пусть и недееспособного ребенка, в целом принесло Северной Цин несомненную пользу. Убив и разогнав множество придворных, хунвейбины облегчили регенту жизнь. В частности, он сумел выполнить обещанное, но так и не осуществленное покойной Цыси обещание об превращении империи в двуединую монархию. Теперь, далай-лама официально получил статус соправителя. Председатель Ли, наоборот, был объявлен мятежником - как раз то, чего и добивались от Цыси западные эмиссары. Правда, пользы теперь от этого не было. Уйдя в Шэнси, товарищ Ли избавил новых правителей от необходимости делать нелегкий выбор. Зато племянник Дядюшки Хо, не имевший никаких грехов перед британской плутократией, теперь официально считался наместником в Маньчжурии. Это никак не повлияло на наши отношения с Особым Коммунистическим районом. А уж с Кореей, тем более. Корейский император признал себя вассалом Северной Цин. А почему бы и не признать? Ведь грудной младенец Пу-И, устами регента, признал корейской территорией провинцию Яньбянь! Этот вассалитет в данный момент для Кореи ничего не значил, но зато китайцы могли "сохранить лицо". И не только лицо. В Сеуле уже несколько лет работал университет, а в Пхеньяне - Политехнический институт, где были факультеты, обучение на которых велось, как на корейском, так и на китайском языках. В общем, Корея внезапно стала центром конфуцианской культуры. Ну а корейский народ, стал чувствовать себя очень неплохим народом. Настолько неплохим, что даже король Сиама начал брать с корейского императора пример. А почему бы и нет? Корейцы с нашей подачи успешно модернизируют страну. Даже успешней, нежели мы свой Дальний Восток.
  
  

5. Православие, Самодержавие, Народность!


  
  - В наше с вами время, американцы тратили на рекламу столько же средств, сколько шло и на военные нужды, - объяснял мне в свое время Василий Иванович.
  
  То, что реклама, это одно из средств пропаганды, я прекрасно понимал. Вопрос лишь в том, как правильно решить самую главную задачу дьявола? Кто не понял, напоминаю: самая главная задача дьявола: убедить всех в том, что никакого дьявола на свете нет. Именно так и работает хорошая пропаганда. Убедив потребителя, что никакой пропаганды нет и не было, она ненавязчиво внедряет ему в сознание то, что и требовалось внедрить.
  В этом плане у меня главным органом пропаганды была газета "Народный Обозреватель". Самое главное достоинство этой газеты в том, что ее редактор прекрасно понимает: простому человеку газета нужна не только для чтения. Поэтому размеры статей и заметок в ней имеют три основных стандарта: махорочный, сортирный и упаковочный. Но и содержанию статей придают огромное значение. Ведь каким образом я борюсь с буржуазным национализмом в Финляндии и Балтийских губерниях? Да очень простым способом! Вот берет какой-нибудь Янис очередной номер "Народного обозревателя" на латышском языке. В один прекрасный момент ему приспичило в сторону отойти по большой нужде. У него, как у человека основательного, в кармане имеются ровно оторванные листки из этой газеты. И вот, в процессе длительного заседания, он заодно читает то, что написано на приготовленном для известных целей листке. А там объявление о том, что требуются работники трезвого образа жизни, аккуратные во всем и обязательные. Преимущество - людям семейным, хотя и холостякам рады. Ну и условия работы. А в конце сообщается о размере жалования, о предоставлении жилья вместе с пригодным для ведения домашнего хозяйства участком. Дрова и керосин - за счет работодателя. Рабочей одеждой обеспечивают. Имеется возможность для обучения детей в школе. Но примерно то же самое прочтет и некая Илзе, которой предлагают поработать не домашней прислугой, а кладовщицей или стряпухой в рабочей столовой.
  Самое интересное то, что это срабатывает. На том же Великом Сибирском Пути, большая часть стрелочников, путевых обходчиков, ремонтников пути - это приехавшие на заработки прибалты. Договор о найме предусматривает пятилетний срок работы. Вот только, сколько их назад вернется. Мы ведь не случайно к жилью участок для огорода или сада прилагаем. Учитываем, что человек, кроме казенной работы, обязательно займется чем то привычным. И занимаются. А дальше сами судите: куда он потащит потом всех этих поросят, кур да домашнюю пивоварню? Сад с огородом тоже трудно перетащить из Сибири в родную Земгале. А ведь труд уже вложен и результаты его радуют. Какая там независимая Латвия? Его больше волнуют иные вопросы. А в той же Латвии уже жалуются на то, что нормального батрака трудно найти. Нет, земля не обезлюдела, но рабочей силы стало не хватать. И приходится местным баронам соглашаться на то, что русские батраки - это неплохой выход из положения. В общем, мы лишаем националистов самой активной части народа. Правда, их это не останавливает. Например, украинские националисты добрались аж до Приморья. А узнал я это из доклада Феликса Эдмундовича, с которым меня ознакомил Зубатов.
  Дзержинский, неплохо справился с выявлением чисто японской агентуры на Дальнем Востоке. Вся, созданная японцами шпионская сеть им была выявлена и пересчитана по головам. Трогать шпионов из поданных микадо мы пока не стали. Но все было готово к тому, что в случае войны между Россией и Японией, произвести массовую депортацию этих людей, туда, где они нам вредить не станут. В качестве нового места для поселения мною был выбран Тибет. Пусть там шпионят! Если только сумеют найти что-нибудь интересное для японского Генштаба. Или для штаба японского флота.
  Но была и иная проблема. Свои Иуды обнаружились. Контрразведчики Дзержинского выявили целую подпольную сеть украинских незалежников, которой руководил ярый украинский националист и уроженец Полтавщины Трофим фон Виккен. Он и организовал в 1905 году первую украинскую националистическую организацию во Владивостоке. Дело в том, что в представлении украинских националистов это давно уже украинские земли и право на национальное самоопределение местные украинцы безусловно имеют. И мечтали эти ребята о создании независимого украинского государства на территории нашего Дальнего Востока или по их терминологии - Закитайщины. А кем вообще еще был этот самый Трофим фон Виккен? Поручик российской армии. По происхождению - этнический немец с Полтавщины. Фон Виккен долгое время выполнял наши разведывательные задания в Японии. Очевидно, там и был завербован японскими спецслужбами. Как поступать с такими? Да просто! У России в том же Конго хватает своих интересов. И перевели этого самого Трофима фон Виккена служить в разведывательный отдел при штабе Конголезской флотилии. И не только его. Тут у меня подход уже сформировался: коррупционеров - на Гавайские острова, "политических" - в Бельгийское Конго. Не знаю, появились ли у японцев свои интересы в африканской глубинке, но против создания в тех краях одного из украинских государств, я не возражал. Тем более, что королева Серафима была в некотором роде землячкой этим ребятам. Может быть со временем и проникнется их идеями.
  Но вообще, заметных проявлений вражды к самодержавию в простом народе не наблюдалось. В большинстве своем, рабочие и крестьяне придерживались монархических взглядов. Что сильно огорчало наших социал-демократов. А на что они рассчитывали? На исключительную возможность использовать популярную в это время идею? Не дождетесь! Я ведь тоже в некотором роде имею отношение к марксизму. И вполне способен возглавить борьбу пролетариата за свои права. Да собственно говоря и возглавляю. Профсоюзы с чьей подачи появились? Плехановцы к этому точно не имеют отношения. Народное самоуправление на низовом уровне - это кто внедрил? Точно, не они. А процесс социализации предприятий? В сочетании с работой Промышленных судов, это является одной из форм классовой борьбы. Причем борьбы не на словах, а на деле. Рабочему классу действительно от этого стало жить легче. И заметьте, это не ссорит его с монархией. Наоборот, как и писал Владимир Ильич, нынешнее самодержавие способно сыграть роль органа диктатуры пролетариата. Не само по себе конечно, а совместно с политическим авангардом - Народно-Монархическим Союзом, большевистской фракцией которой руководит именно Ильич. Честно говоря, он имеет право претендовать на это, так как польза от него питерским пролетариям была огромной. Избавив этого человека от необходимости скрываться в эмиграции, я получил настоящего практика классовой борьбы. Вот только в этом мире Ильич не пролетариев звал на баррикады, а вытягивал на суд проклятых буржуев. Его, как неплохого адвоката, знала вся столица. Причем, не только "чистая публика", но и рабочие окраины. Ведь именно он выступал на суде от имени фабрично-заводских комитетов.
  Я конечно не был настолько хорош, как писал в своих статьях Владимир Ульянов, да и меньшевики Шарапова вполне способны составить в этом деле конкуренцию большевикам. И составляют, окучивая умеренные по настрою элементы.
  А вообще, к созданию новой для нашей державы идеологии, приложили руку все, кто только мог. Взять ту же партию христианских социалистов. Это достаточно влиятельная партия, которая уверяет народ в том, что Иисус Христос был первым в мире социалистом и потому христианские принципы не чужды идеям социализма. Что социально-ориентированное государство, должно строиться на основе тех заповедей, что даны людям от бога. С этой позицией согласилось большинство делегатов Поместного Собора. То есть, принципы Православия - это принципы справедливой жизни и должны быть приняты за основу. И насчет Самодержавия, у меня свои взгляды, которые я пытаюсь передать своей здешней родне.
  
  - Понимаешь, Жорж, - говорил я брату, - ошибаются те, кто равняет наше самодержавие с любой монархией европейского типа. Ведь кто такой король, в представлении европейской аристократии? Первый среди равных? Звучит красиво. А на деле - страшная мерзость! Потому что равняя себя с верхушкой общества, монарх становится частью той олигархии, которая рано или поздно, но погубит свой народ. А может быть и хуже. Если олигархов перестает устраивать свой народ, они его заменят на другой. Возьми итальянцев. Это вовсе не потомки римлян. Те были слишком строптивы. Поэтому, римских крестьян расселили по провинциям, где они и растворились без остатка в местном населении, а вместо них в Италию завезли рабов - сирийских семитов.
  - То есть, Ники, если я правильно тебя понял, нынешние итальянцы - это потомки жидов?
  - Может быть и жидов. Я честно говоря особой разницы между арабом и жидом не вижу. Все они потомки Абрама и Сары.
  
  В отличии от Европы, на Руси у монарха совершенно иная роль. Монархия у нас - это не просто верховная власть, передаваемая по наследству. Такое и в Европе есть. Она еще и САМОДЕРЖАВНА. Она независима от любой сторонней внешней власти, никому не платит дани, и обладает неограниченной внутренней властью.
  А уж "конституционная монархия" - это вообще нонсенс. Такой в природе не бывает.
  А зачем она нужна? А для того и нужна, что рано или поздно, народные чаянья и желания аристократии будут противоречить друг-другу. Рано или поздно, возникнет конфликт между народом и знатью. И кончится все это большой кровью. Кто бы в этом конфликте не победил - проиграет все общество. Нужен арбитр, которому спорящие стороны доверяют. Причем, этот арбитр должен располагать достаточными собственными возможностями, чтобы погасить возникший конфликт, на любой стадии его развития.
  Для этого, ему нужны и свои войска, и своя казна, и свои кадры управленцев. Взять все это он может у своего народа. Уже это означает, что относиться к народу он должен так же, как относится отец к своим детям. А иначе - никак. Иначе, аристократия либо подомнет его под себя, либо вообще свергнет. Сил у нее на это хватит.
  А обойтись без аристократии он никак не может? Может. Но тогда, придется весь управленческий аппарат делать чисто бюрократическим. Выманивать и транжирить деньги у общества, подминать общество под себя, бюрократы умеют неплохо. В итоге окажется, что процесс управления страной становится непомерно дорогим. Аристократия обходится дешевле. А значит, изводить ее под корень не стоит. Поэтому, монарх, для того, чтобы не быть беспомощным в вопросах управления страной, какое-то количество бюрократов при себе держит, но всей власти им не отдает.
   И складывается удивительная ситуация:
  Как бы не хотелось нашей знати всяческих республик и конституционных монархий, ей приходилось учитывать, что по единому царскому слову, мужик возьмет в руки топор и отыграется на "злых боярах" по полной программе. Почему? Да потому, что бояре и прочее начальство, это слуги царские. В услужении они не столько у царя, сколько у большой русской семьи. Конечно, слуг в доме наказывает только отец, но он может сделать это и руками своих сыновей.
  Так у нас и сложилось: Мужику нужен царь, чтобы бояре не борзели. Царю нужны мужики, ибо они дают силу всей семье. Но тогда и боярам нужен царь. Потому, что только он может их уберечь от взбесившегося мужика.
  К сожалению, семейство Романовых подобные вещи давно перестало понимать. На том в моем времени и погорело.
  Кстати, насчет аристократии. Не стоит считать ею, только потомков средневековых феодалов. В нынешние времена, роль аристократии неплохо исполняют те же банкиры. А в моем времени и в моей стране, такую же роль играли номенклатурные работники. И товарищ Сталин допустил ту же ошибку, что и Романовы. Став первым среди равных, Иосиф Виссарионович тем самым сделал партийную аристократию слишком сильной. Сильней его и всего советского народа.
  И нужно сказать, что не вся Россия была сторонницей самодержавия. КПРФ и ЛДПР, которые ныне находились в подполье, притягивали к себе самых ярых противников самодержавия. В основном тех, кто был недоволен моим "заигрыванием с чернью". А таких хватало среди наших промышленников. Недовольны они были многим. Но главные причины их недовольства: удорожание рабочей силы и необходимость делиться с ней частью прибыли. Удивляться этому не стоило. Все мои требования по обеспечению работников качественной спецодеждой, согласно принятых стандартов, по обеспечение безопасных условий труда, по обязательному профессиональному обучению, все это влетало в очень заметную копеечку. А платить кому? Вот им любезным и приходилось платить за все. А хотелось, чтобы за все это платила казна. А откуда казна деньги на это возьмет, их совершенно не волновало. Бесило их и утрата прежних возможностей помыкать своими работниками. Они с тоской вспоминали прежние блаженные времена, когда по их заявкам, полиция да войска подавляли всяческое недовольство. Но после Промышленной войны 1896 года этому блаженству я положил конец. С той поры, подавлять трудовые конфликты мои губернаторы категорически отказывались. Только если возникали беспорядки! И нужно сказать, что беспорядки эти возникли как по заказу. Но ведь и я непрост. Расследование причин этих беспорядков велось. И что оказалось? Их устраивали нанятые фабрикантами провокаторы. Пришлось и тут наших буржуинов прижать. Отныне, за последствия забастовки они несли прямую ответственность. Вплоть до уголовной. Ну а если это привело к срыву казенного заказа, то тогда этого негодяя могли и собственности лишить. И становилась его фабрика предприятием со смешанной формой собственности. И эти процессы национализации и социализации промышленности приводили их в ужас. Что касается забастовок, то число их неуклонно уменьшалось. Зато увеличивалось количество рассматриваемых в Промышленных судах дел.
  Ребята эти с существующим положением дел не смирились и начали тихой сапой бороться с самодержавием. Понимая, что я силен не только административным ресурсом, но и народной поддержкой, они решили для начала запугать рабочий класс. Тут в ход шло все: террор против профсоюзных лидеров, нападения на первомайские демонстрации, организация травли тех адвокатов, что отстаивали на суде интересы рабочих.
  Ответом на все эти поползновения был не только полицейский террор с моей стороны. Ответный общественный террор в виде черносотенного движения тоже нарастал. Причем, действовать радикально черносотенцы не боялись. Они конечно тоже могли превысить необходимые меры защиты, поэтому полиция и их иногда разгоняла. Но тем не менее, уничтожать это средство защиты народных интересов мы не стали.
  А на селе дела творились и того чище. К моменту моего воцарения, крестьянство было обложено воистину зверским налогом. 200% годового дохода! Как это понимать? И как люди умудрялись платить такие налоги? А так и платили: в летний сезон крестьянствовали, а в зимний сезон работали на отхожих промыслах. И стоит удивляться тому, что именно на селе периодически возникали крупные беспорядки? Сама жизнь толкала меня на то, чтобы уменьшить зависимость казны от доходов деревни. А способ был только один: повысить размер доходов от промышленности. В моем времени, этим занялись после Первой русской революции. Кстати, довольно удачно. Темпы промышленного развития были как бы не выше сталинских. Но тут нужно принимать в расчет эффект низких стартовых условий. Был один завод, стало три. Годовой рост - 200%, вот и рекорд. А в это время какая-нибудь Германия дает жалкие 10%! Было 200 заводов, добавилось всего 20. Позор джунглям!
  Ну а если без стёба, то дела у моего реципиента после 1907 года шли неплохо. Вот только по понятным причинам в 1914 году всему этому благолепию пришел конец. И начать заново развивать страну удалось уже большевикам, аж с 1928 года.
  Я такие вещи понимал заранее, а потому и начал индустриализацию на одиннадцать лет раньше. Как говорится: раньше сядешь, раньше выйдешь. И успехи не заставили себя ждать. На показатели 1913 года из моего времени, Россия вышла еще в самой середине Второй здешней пятилетки. А ведь в 1906 году, у меня пошла Третья пятилетка! И причем, шло развитие в тех направлениях, которыми в моем времени царь не озаботился. Взять например алюминий. Я уже говорил про то, что до 1932 года он в России не производился. А у меня уже в Первой пятилетке его произвели целых 500 тонн! Мало? Но ведь это только начало. За вторую пятилетку его произвели в десять раз больше. А на новую пятилетку мы запланировали целых 25 тысяч тонн этого металла. По этому времени - количество просто фантастическое. Но ведь что такое алюминий? Это электроэнергия в твердом виде! А с электроэнергией у меня тоже немалый прогресс. Строятся в основном тепловые электростанции, на угле и торфе. С углем у нас порядок, а с торфом - не все получилось сразу. Уж на что трудна работа на угольных шахтах, но её не сравнить с работой на торфоразработках. Она столь же вредна, как и работа на урановых рудниках. И тем не менее, она делается. На торф у меня вообще огромные надежды. Его мы добываем не только для электростанций. Моя мечта - перевести печное отопление с дров на торф. Дело это тоже хлопотное. Местные инженеры меня уверяют в том, что топливник для дровяной печки отличается от топливника торфяной. Можно конечно сжигать торф и в привычных нам печах, но это все будет не то. Ну что же, значит будем переделывать! Сперва в казенных учреждениях, а затем и до частных домов доберемся.
  Все это я к чему? Да о том, что подобным образом удалось снизить налоговый гнет на крестьянство. Каждый год я снижаю размеры налогов, которыми облагаются сельские жители. За десять лет, удалось их снизить вдвое. Теперь крестьянин платит в казну лишь 100% своего дохода. Но все равно это кошмар! Моя цель - 40% налог! Как у большевиков в годы НЭПа. А пока, на селе обстановка остается взрывоопасной. Жить крестьянину стало легче, но до спокойствия и стабильности еще далеко. Сколь бы сильно не проявлялась правительством забота о людях, но помещичьи и кулацкие хозяйства у крестьян как бельмо на глазу. И чувствуется, что рано или поздно, но "черный передел" начнется. И что мне тогда делать? Возглавить этот процесс. Вот только для этого, у меня должны быть основания. А солидным основанием будет помещичий бунт! Потому я и прикармливаю КПРФ и ЛДПР. Чтобы было кому повести помещичьи массы на борьбу с проклятым самодержавием. А давить этот бунт будут сами селяне. А что? Они вряд ли откажутся придушить своего барина и поделить все, что он нажил. Понятно, что не везде это произойдет. В Сибири, где крестьяне не страдают от малоземелья, появившиеся недавно помещики из отставников никого не раздражают. Да и налог в тех землях установлен щадящий. Зато в Европейской части нашей империи, скоро будет весьма жарко. И вряд ли получится все спустить на тормозах. Потому что недовольство подогревают и представители заграницы. В первую голову - французы. Не так давно, ими было инициировано создание партии конституционных демократов. Партия эта совсем не соответствует аналогичной из моего времени. В первую очередь - совершенно иной социальный состав. В основном - "чистая публика", недовольная моим правлением. Именно она и мечтает поменять в России всё, всё, всё!
  У нас, эта партия состояла из разного рода интеллигенции и земского либерального дворянства. В состав партии входили либерально настроенные землевладельцы, средняя городская буржуазия (промышленники, купцы, банкиры), учителя, врачи, служащие. Ну и в период революционного подъёма 1905-1907 годов в партийных организациях состояли или активно поддерживали партию многие рабочие, ремесленники и крестьяне.
  Но как говорится: здесь вам не тут. Имея в качестве конкурентов социал-монархистов, христианских социалистов и народных социалистов, все эти Винаверы, Гессены, Кизеветтеры, Мандельштамы, да прочие Струве не смогли привлечь под свои знамена людей, занятых физическим трудом. В меньшей степени чем у нас, были представлены учителя да врачи. А уж на программу их партии смотреть без недоумения было невозможно. Дело в том, что то, чего они декларировали у нас, тут в большинстве случаев делалось без всякого их участия. И что им оставалось? Вот провозгласили они требование о принудительном выкупе в пользу крестьян, части земель частновладельческих "по справедливой оценке".
  Чудесно ребята! Молодцы! Вот только в моем "сливном бачке" есть и те, кто специализируется на вопросах внутренней политики. Я ведь специально заострил их внимание на этом пункте программы. И "сливной бачок" начал просвещать читателей всех подконтрольных нам газет. Для начала было опубликовано мое мнение по этому вопросу:
  
  - Не программа, а жидовство сплошное!
  
  После этого, была опубликована статья некой Лии Рабинович, в которой она писала следующее:
  
  "Я не понимаю: тот ли народ прозвали жидами? Ведь наши поборники конституции задумали сделать настоящий жидовский гешефт! Судите сами: кто будет выкупать у этих господ землю? Государство? Но у него нет иных источников дохода, кроме тех средств, что оно собирает с народа. С тех же крестьян. Но почему крестьяне должны платить за барский каприз? Вам господа, один раз за эту землю уже заплатили, в виде выкупных платежей! Все, что осталось сделать: нотариально заверить передачу ваших земельных владений крестьянским общинам. Так будет правильно и справедливо. То, что отнятые правительством у народа и переданные вам деньги, вы потратили на французских куртизанок и проиграли в игорных домах, вас ничуть не извиняет".
  
  Досталось кадетам и за их предложение о введении восьмичасового рабочего дня. Здесь госпожа Рабинович прямо заметила, что многие конституционалисты сами являются владельцами фабрик и ничего не мешает им установить у себя восьмичасовой рабочий день. Но они почему то у себя установили более продолжительный рабочий день и одновременно упрекают правительство в том, в чем сами же и виноваты.
  Скандал вышел знатный. На кадетов обрушились буквально все: от запрещенных анархистов, до не вылезающих из эмиграции членов КПРФ. Последняя особенно отличилась в выборе выражений. Педалируя нерусские фамилии лидеров конституционалистов, газета "Фашина" уверяла своих читателей в том, что все эти люди хоть и крещеные, но жиды и натура у них самая что ни на есть жидовская. Верить таким - значит, непременно быть обманутым. И вообще, пора народу брать в руки хворостину и гнать этих негодяев в Палестину.
  Как и следовало ожидать, пришлось любителям севрюжины с хреном, оправдываться и доказывать, что они не те, за кого их принимают. Как известно, уверять людей в том, что ты не верблюд, занятие бесполезное.
  Можно было бы и забыть про них, если бы не их сотрудничество с французами. Что нужно было последним, понятно было сразу: поставщик "пушечного мяса". В этом качестве, подсунутые им мною поляки, французов не совсем устраивали. Поляки были не столь многочисленны, как русские и обходились они заметно дороже. Более того, у французского правительства не было полной уверенности в том, что поляки не затеют войну именно с Россией. Если такое произойдет, то Россия может качнуться в сторону союза с Германией. Поэтому Париж и прилагал значительные усилия к тому, чтобы заключенное ранее тайное соглашение действовало так, как им и нужно. То, что мы решили вовремя соскочить с поезда, они уже поняли. Выручить их могла только смена политического режима. Правда, они ошибались насчет того, кто являлся фактическим главой этого режима. Тут всех сбивал с толку заданный мной вектор развития страны. Приоритет был дан вопросам безопасности. Не только внешней. Внутренней тоже. Следствием этого было неуклонное возрастание роли созданного мною Генштаба. Именно он решал, что в стране развивать, а с чем погодить. На Генштаб много чего замыкалось. Особенно на его Мобилизационное управление. Тут и освоение Севморпути, и работа обоих "Военторгов", стандарты образования, особенности развития территорий... В общем, контора стала настолько влиятельной, что не заметить ее было просто невозможно. А руководил Генеральным Штабом, великий князь Георгий Александрович. Который до недавнего времени являлся наследником престола. Не ускользнуло от внимания французов и то, что по мере усиления влияния моего брата, среди прочих великих князей произошло моровое поветрие. И выводы о причинах этого мора были сделаны "правильные". На меня в этом плане никто не грешил. Внешний мир меня считал просто хорошим, но слабовольным человеком, которого целиком и полностью подмял под себя волевой брат. Родилось даже такое выражение - "Георгиевская клика". А раз все беды французов от этой клики, то почему бы не помочь русским людям от нее избавиться? А заодно, поставить меня под контроль с помощью "лучших людей России". Поэтому, оппозицию ориентировали не на парламентскую республику, а на конституционную монархию. Тут кураторы наших свободолюбцев рассуждали здраво: отладить работу парламента таким образом, чтобы он стал дееспособным, требует много времени и сил. Проще ограничить власть монарха, не разрушая прочих устоявшихся порядков. Я это тоже прекрасно понимал и продолжал ломать комедию. Наверное только бельгийский король прекрасно понимал, с кем имеет дело. Но он своими сокровенными мыслями ни с кем не делился. Тем более, что мы с ним сейчас готовили проект образования нового политического и военного союза - Организации Северо-Атлантического Договора.
  Согласно нашей мысли, союз Бельгии, Голландии, Люксембурга и возможно Дании, должен уменьшить желания соседей этих стран, нарушать нейтралитет столь милых стран. Леопольд надеялся на то, что со временем в этот союз удастся вовлечь Норвегию и Швецию.
  То, что создать основу такого союза возможно - я в в это верил. Ну а в то, что получится отсидеться в стороне от войны - нет. Более того, одобряя идею такого союза, я одновременно добивался того, чтобы Германия нарушила нейтралитет указанных стран. Ради этого, во время очередного визита в Крым наследника Австро-Венгерского престола, я пригласил его присутствовать на проведении штабной игры. Играли в нее не высокие чины Генштаба (это непременно вызвало бы политический скандал), а обычные слушатели военных академий. И как раз, (вот ведь совпадение!) они обыгрывали вторжение германских армий во Францию, через территорию Бельгии! В ходе игры, был сделан, а главное - ненароком озвучен вывод о том, что одной из причин недостаточного темпа наступления, является наличие "Маастрихтского аппендикса". Именно он, эффективней всякого противника, мешает устойчивому снабжению армии вторжения. Не сомневаюсь, что спустя краткое время, про эту игру узнал и тот, кому и положено знать про такие вещи.
  Клюнут на это немцы или нет, пока что было непонятно. По идее, они просто обязаны среагировать на такую информацию и начать поиски предателя среди своих офицеров Генерального штаба. Дело в том, что мои разведчики о "Плане Шлиффена" мне ничего не докладывали и потому, наши слушатели про этот вариант немецкого вторжения во Францию, узнали только от меня. Но и им я не говорил о том, что такой план существует. Я им просто дал задание проанализировать подобный вариант развития событий. Если у меня все получится, то немцам придется полностью менять весь план войны. Не считаться с военным союзом пусть и нейтральных стран, у них не выйдет. Придется выделять дополнительные силы на прикрытие от всех возможных угроз.
  Понимание того, что великие державы легко и непринужденно нарушают нейтралитет малых стран, у короля Леопольда было. Вот только бельгийский парламент свято верил в силу данных кем то гарантий. А про голландцев и говорить нечего. Разве что их королева Вильгельмина не была столь наивной. И что интересно, она в моем времени сумела предотвратить нападение войск кайзера на свою страну. Без всяких воплей об гарантиях со стороны британцев. Перед Первой мировой войной во время визита в Германию дала отпор императору Вильгельму II Гогенцоллерну, по мнению исследователей, предотвратив тем самым вторжение германцев в Нидерланды:
  
  - Видите, какие у меня гвардейцы, Ваше Величество?! Каждый семи футов роста! Ваши им едва по плечо!
  - Верно, Ваше Величество! Но если мы откроем свои шлюзы - вода встанет над Нидерландами на десять футов!
  
  Воинственная женщина, что ни говори. Она и англичанам не поддалась, хотя тем очень хотелось, чтобы голландцы слегка повоевали за их интересы. Пожалуй, из нее выйдет неплохой лидер моего варианта НАТО.
  Насчет Дании, тоже не совсем понятно. Во время Первой Мировой войны, Антанта пыталась заставить датчан вступить в войну на своей стороне, обещая за это им и Шлезвиг, и Голштинию и Кильский канал в придачу. Да что там говорить? Моя maman, как истинная патриотка своей Дании, сильно ненавидела Германию. Она ведь тоже прикладывала усилия, пытаясь уговорить датчан начать войну за возвращение "исконно датских земель". И ничего из этого не вышло. Дух старых викингов больше не осенял эту страну. А ведь еще не так давно, в 1848-50 гг, маленькая Дания выиграла войну у более мощной Пруссии. Да и в 1864 году, она оказывала достойное сопротивление силам аж двух империй.
  
  - Мaman! Я согласен с вами в том, что Датское королевство имеет полное право на владение захваченными у них землями. Но ведь этого не произойдет, если сами датчане не приложат к этому усилий. Они должны осознать, что никто вместо них не выполнит эту работу.
  - Ники! Имеющихся сил не хватит даже на оборону от немецкого вторжения. Именно к такому выводу пришел и твой брат. Только в союзе с великими державами, датчане могут рассчитывать на успех. Но где этот союз? Наши отношения с Францией год от года становятся все хуже и хуже. Англичане же, не говорят ни "да" ни "нет". Как можно рассчитывать на чью то помощь в этой ситуации?
  - Не стоит. Вы правы. Лично я не поведу русского солдата биться за чьи-то чужие интересы. Но вы должны помнить один аргумент французских энциклопедистов.
  - Какой именно?
  - Когда обитателям джунглей стала невыносима тирания, что устроил царствовавший там тигр, они стали думать о способах избавления от тирана. И волки, которые были сами охотниками, объединились в стаю и загрызли тирана. Вам не кажется, что союз малых государств, направленный даже не на захваты, а только на защиту, способен заставить одуматься даже великую державу? Могу даже стихи на эту тему почитать:
  
  Единица - вздор!
  Единица - ноль!
  Один, даже самый важный,
  Не поднимет пятивершковое бревно,
  Не то что дом пятиэтажный.
  А если в кучу сгрудились малые,
  Сдайся враг! Замри и ляг!
  Вместе: рука миллионопалая,
  Сжатая в один громящий кулак!
  
  - Ники, это ты сочинил? Вынуждена тебя расстроить. Поэт из тебя никудышный. Но аллегории твои мне понятны.
  - Что делать, maman, я не могу быть во всем совершенным.
  
  С нейтралами дело у меня пока что не сдвигалось с мертвой точки. Зато итальянцы преподнесли сюрприз. Участвуя в войне с Китаем, итальянцы очень хотели иметь в этой стране концессию. И в итоге, они ее получили! С согласия Англии и Франции, итальянские экспедиционные силы высадились на острове Хайнань. Находились они там годами и особой активности не проявляли. Но зато в этом году вдруг все изменилось. Итальянцы начали вкладывать средства в развитие горнорудной промышленности. В городе Хайкоу они затеяли строительство военно-морской базы, а в Вэнчане - дирижабельной станции. И это при полном молчании тех же французов!
  
  - Видимо между лягушатниками и макаронниками имеется тайная договоренность, - рассуждал Константин Семенович, - похоже, что итальянцы сменили ориентацию на прямо противоположную.
  
  Похоже, что так оно и есть. Ведь не могли французы позволять кому попало хозяйничать в этих местах. Да и британцам лишний конкурент не нужен. Но раз согласились, значит процесс перетягивания германского союзника на свою сторону идет полным ходом.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  Ситуация в Китае была сложной. Всем надоела эта война, которая длится так долго и грозит затянуться до бесконечности. Всем хочется выйти из этой войны. А не получается. Потому, что все усилия дипломатов идут прахом из-за таких качеств людских, как жадность и зависть. С жадностью все понятно. Хотя подавляющее большинство китайцев не может похвастаться зажиточностью, сам по себе Китай богат. Настолько богат, что способен в одиночку прокормить и обеспечить самым насущным все нынешнее население Земли. Самим китайцам это не приносит особой пользы, одни проблемы. Потому что многие желают их богатства получить даром. И не выходит, потому что народу надоело кормить всякого, кто хочет есть. Война приносит китайцам немало горя, но прекращать они ее не хотят по одной веской причине: как только их перестали грабить, они перестали голодать.
  В этом плане, намного больше получили для себя немцы, которые не стали воевать с китайцами. Оставаясь формально нейтральными, они оказывают поддержку китайским инсургентам и режиму Не Шичену. И завоевывают рынок на территории Южного Китая. Про Шаньдун я и вовсе не говорю. Ни в Пекине, ни в Нанкине, ни в Урге, никто толком не знает: чей он? В том смысле, что засевший в Цзинани губернатор, не подчинялся ни одному из здешних правительств. И ни одно из правительств не горело желанием призвать его к ответу. Причина этому была простая: ему оказывала покровительство Германская империя, которая основательно укрепилась в Циндао и с помощью "своих" ихэтуаней смогла удержать контроль над провинцией. Сейчас положение немцев было намного более прочным, нежели в моем времени. Во-первых, гарнизон в Циндао был значительно мощней, нежели в моем времени. Помимо береговых батарей и их пехотного прикрытия, в гавани Циндао базировалась Восточно-Азиатская эскадра, а окрестностях города - целая флотилия боевых дирижаблей. Наличие последних, подвигло немцев на возведение дополнительных укреплений и организацию мощной противодирижабельной обороны. Учитывая то, что помимо войск на Шаньдуне, пришлось держать войска и на Филиппинах, немцы с самого начала приступили к формированию наемных войск из туземного населения. Одна таким образом сформированная из китайцев дивизия, в дальнейшем была переброшена на Филиппины, а вторая напрямую подчинялась начальнику гарнизона Циндао.
  Но помимо германских войск, были и чисто китайские провинциальные войска, находящиеся в распоряжении губернатора Шавньдуна. Вообще, в большинстве китайских провинций, местные войска являлись аналогом не армии, а скорее жандармерии. Причем, жандармерии плохого качества. Но Шаньдунская армия являла собою исключение. Немцы, готовившие и вооружавшие для губернатора эти войска, в очередной раз доказали миру, что прусская система способна любую обезьяну превратить в человека. Те две дивизии пехоты и бригада кавалерии, что подчинялись губернатору, были очень неплохи и совсем не походили на жандармерию. Таковая тоже имелась и тоже была подготовлена немецкими инструкторами. Впрочем, про обычную полицию тоже не забыли. Для Китая она могла вообще считаться образцовой, соединяя в себе одновременно немецкую педантичность с восточным изуверством. Так или иначе, но это обеспечивало на территории полуострова по любым меркам, образцовый порядок.
  Были в распоряжении губернатора и морские силы. Так как Британия в этом мире не обладала базой в Вэйхае, этот порт продолжал оставаться базой китайских ВМС. Наличие нескольких мореходных и речных канонерок, позволяло губернатору иметь влияние не только в прибрежных водах, но и на большом протяжении торгового пути по треке Хуанхе. Правда, местная военно-морская мощь не могла даже близко сравниться с германской.
  В этом мире, надежды немцев на завоевание китайского рынка оправдывались наилучшим образом и потому содержание Циндао не было для них обременительным. Бесконечно идущая война, способствовала тому, что торговые пути по Хуанхе и Янцзы были освоены германскими пароходными компаниями. Прибыль от китайской торговли была такой, что кайзер не поскупился на посылку в эти воды большего числа боевых кораблей, нежели в моем времени. Три десятка боевых кораблей - это только для боевых действий на море. А ведь помимо них, немцы держали на Хуанхе и Янцзы по отряду речных кораблей. Корабли эти были отнюдь не новейшие, но все равно являли собою значительную силу.
  Помимо немцев, значительные выгоды от торговли с Китаем имели американцы. Правда, благодаря войне с Японией они уступили часть рынка немцам, но все равно их присутствие в Южном Китае было значительным.
  Третьей державой, которая имела от Китая не головную боль, а выгоды, была как раз Российская Империя. Конечно, Северный Китай не столь богат, как Центральный или Южный, но нам вполне хватало. Слабая в военном отношении Северная Цин, постепенно становилась необременительным для нашей казны придатком Российской империи. Для контроля этой территории, вполне хватало тех туземных войск, которые управлялись нашими военными советниками. В Тибете наше присутствие почти не ощущалось и выгод экономического плана от него не было. Но на остальных территориях наше экономическое присутствие было заметно. Особенно в Северной Маньчжурии.
  Особый Коммунистический район, благодаря деятельности коммунистов, постепенно превратился в крупного поставщика сельскохозяйственной продукции на наш рынок, а торговый путь по Сунгари ( от занятого японцами Харбина и до самого устья) был оживленным. Правда, не все нижнее течение контролировали коммунисты. Устье реки держали под контролем албазинцы, которые и получали самую большую выгоду от речной торговли.
  "Албазинский вопрос" - был очень интересным вопросом. Формально, албазинцы являлись китайцами и поданными Северной Цин. А на деле, они и китайцами себя уже не считали, и державную принадлежность были рады сменить. Такая позиция была результатом тех гонений, которыми подвергали в Поднебесной местных христиан. Аликс, которая непосредственно оказывала им всяческое покровительство, частенько получала от албазинцев письма, в которых те просили принять их земли в состав Российской Империи. Но я, по чисто политическим соображениям этого делать не хотел.
  
  - Ники! А ведь та Желтороссия, про которую нам говорил Сандро и Безобразов, образовалась сама собою. Взять хотя бы местную письменность. Тамошние жители охотно приняли предложенную нами кириллицу. Знающие люди говорят, что это сильно исказит тот язык, на котором они сейчас говорят. Со временем, внуки албазинских жителей перестанут понимать остальных китайцев.
  - Ты считаешь, что это плохо?
  - Совсем нет! Разве нам не выгоден союз с тамошними христианами и их неприязнь к остальным китайцам?
  
  Тут Аликс была права: именно это нам и выгодно. Но тут не все шло гладко. Основой Албазинского войска были православные христиане. Но со временем, подтянулись и прочие: католики да протестанты всякие. Гнать их прочь не было ни желания, ни смысла. Люди искали защиты от преследования и отталкивать только за то, что иным манером лоб крестит - аморально. К тому же, китайские христиане - это как правило горожане, многие из которых обладали полезными знаниями и умениями. Отказываться от таких - себе навредить. Я опасался того, что со временем могут возникнуть внутренние конфликты из-за разницы вер. Но к моему удивлению, эту проблему очень быстро решила моя супруга. Обществу, состоящему в основном из самоуправляемых религиозных общин, по ее мнению нужен не просто правитель, а еще и духовный лидер. Такой нашелся сразу. Митрофан Цзи Чун несмотря на те огромные тараканы, что поселились в его голове, обладал достаточным авторитетом среди спасенных не без его активного участия прихожан. Да и те гонимые, пришедшие на эти земли много позже, тоже относились с уважением к человеку, умевшему ободрить впавших в отчаяние людей. В общем, духовный лидер нашелся, а советники в делах правления у него появились уже с помощью братства, возглавляемого моей супругой. По сути дела, на берегах Амура возникла многоконфессиональная теократия.
  Серьезной проблемой для албазинцев было полное отсутствие крестьян. Как я уже говорил, людьми они были городскими: ремесленники, торговцы, мелкие чиновники. То есть, от земли и крестьянского труда оторванными. Казалось: только свистни и толпы крестьян с удовольствием примчатся со всего Китая. Но как раз этого албазинцы не хотели. Им нужен был не всякий крестьянин. Только тот, что верит в Христа. И кто сказал, что за этими людьми нужно далеко ходить? На север от них, как раз много таких, жадных до хорошей земли. Кому то ведь и по нраву придутся здешние порядки, более вольные, нежели в России. Стоило позвать и в первый же год на эти земли переселилось десять тысяч человек из России. И это было только началом процесса. Но вот присоединять эти земли к России, я категорически не хотел.
  
  - Аликс! Северная Цин нам еще долго будет нужна. Но если мы начнем отнимать у них земли, о хороших отношениях придется забыть.
  - Но ведь они в любом случае не могут управлять албазинцами. Те даже никаких налогов в цинскую казну не платят.
  - Это неважно. Все равно они эти земли считают своими. А значит, их будет злить посягательство на них. Ведь они не теряют надежды на то, что со временем сумеют установить фактический контроль над ними. С автономией они еще могут смириться, но не с утратой суверенного права. Это Восток, моя дорогая. Там люди боятся того, что они называют потерей лица. Другое дело, что через пару поколений, дело может дойти до того, что народ в тех местах изменится настолько, что сам откажется от прежних представлений.
  Я действительно считал, что "Албазинский вопрос" рано решать столь радикально. Возможность радикальных изменений общественного строя в стране была еще очень даже вероятна. И что произойдет с новообразованной теократией? Не снесут ли её по дурости своей, лишив самих себя надежных союзников? Нет ребята! Пусть новая общность спокойно формируется и врастает в свою землю так, чтобы новому поколению албазинцев и мысли не приходило о том, что эту землю можно покинуть, коль возникнет опасность. Вот когда потомки беглецов сочтут, что это их и только их земля, когда они за нее будут готовы драться насмерть с любым супостатом, вот тогда и стоит проводить какую-нибудь Сунгарийскую Раду и положительно решать вопрос о принятии в состав России братского албазинского народа.
  Сейчас, помимо прочего, меня волновала обстановка в Персии. Как и в моем времени, там началась так называемая Конституционная революция. По сути дела это была отрыжка той 'Большой Игры', в которой участвовали мы с британцами. Естественно, не как партнеры и союзники. Произошла она потому, что персидский шах еще не расписался в полном неумении, но был к этому близок. Да ему и жить осталось совсем немного, потому что здоровье его уже было никакое и помыкать им было не так уж и трудно. Тем более, что британское посольство предоставляло убежище всякого рода смутьянам. К осени 1906 года, на территории британского посольства укрылось аж 14 тысяч человек из числа протестующих.
  Казалось бы: какое мне дело до всей этой заварухи? Я ведь не стремился влезать в войны и конфликты, предпочитая воздействовать на соседей совсем иными методами. Да и были у меня средства воздействия на обстановку в Персии. Мозафереддин-шах был тяжело болен и должен был скоро умереть, а на его место прийти убежденный реакционер: Мухаммед-Али мирза, чьим воспитателем и советником, был наш агент Сергей Маркович Шапшал. В самой столице располагалась Персидская казачья бригада, сформированная из тюрков Азербайджана и Казвина, а также из кочевников, обитающих по соседству с Тегераном, Кумом и Казвином. При этом командный и инструкторский состав, который и имел реальную власть, состоял из наших казаков. Еще летом, когда обстановка в Тегеране накалилась, бригадой начал командовать полковник Владимир Платонович Ляхов, человек жесткий и решительный. В его способности подавить бунт, можно было не сомневаться.
  Проблема, однако, была в том, что и британцы имели свою опору внутри страны - ополчение бахтиарских племен и так называемых фидаинов. Помимо прочего, в этом внутреннем конфликте были задействованы и профессиональные революционеры из нашего Закавказья. Ну а регулярная персидская армия давно уже доброго слова не стоила. И надеяться на то, что она поможет шаху навести должный порядок в стране, право, не стоило. В общем, мысли о введении ограниченного контингента наших войск, меня посещали неоднократно. Тем более, что в Персии нам было чего защищать. Вот уже пять лет шло строительство Трансиранской магистрали, которая должна была связать южное побережье Каспия с Индийским океаном. Строилась эта магистраль на частные средства, которые привлекли наши 'краснозвездные' банкиры. Ими же было затеяно строительство новых портов: Бендер-Шахпура на побережье Персидского залива и Бендер-Торкемана на Каспии. Конечно, дорога эта была нужна нашим купцам. Но и по чисто стратегическим соображениям, эта дорога могла нам принести пользу. В случае осложнения отношений с Турцией, опираясь на эту дорогу, мы могли бы открыть фронт в Месопотамии. Причем, это создаст проблемы не только туркам, но и немцам. Те уже плотно влезли на Средний Восток со своей Багдадской дорогой.
  И все-тапки, каким образом нам усилить свое военное присутствие в Персии и при этом не всполошить англичан? Сунуться туда с частями регулярной армии без согласования с ними этого шага и- не выйдет Они за свои индийские владения переживают так, как не стали бы переживать за родной остров. Значит, мне придется каким то образом превратить армию шаха в свою. Не всю, конечно, а достаточное для поддержания порядка число воинских частей. Значит, туда поедут наши военные советники. И кстати, а почему Ляхов командует бригадой? Почему не дивизией? Сформирорвать на базе этой бригады целую дивизию, совершенно несложно. Добавим к кавалеристам штук шесть пеших казачьих батальонов, в которых у меня проходят службу разорившиеся казаки. Столько же батарей горной артиллерии и пулеметы Мадсена, по отделению в каждую роту.
  С казаками все ясно. Обмануть англичан не выйдет, но приличия будут соблюдены. Поэтому, контроль над столицей Ляхов обеспечит. Но Тегеран - это не вся Персия, хотя она нам вся и не нужна. Торговый путь, идущий между Каспием и Персидским заливом - вот что нам важно. Железная дорога на нем построена лишь наполовину и путь этот пока еще разорван. Какая-то охрана на дороге есть, но это так - мелких воришек гонять. Значит - усиливаем охрану, формируя на основе ее железнодорожные войска. Всего две бригады бронепоездов: Торкеманская и Шахпурская.Служить в них будут местные, но командный и технический состав - из наших. Англичане будут морщиться, но придется им потерпеть.
  Стоп! А почему бы не усилить войска Ляхова бронетехникой? Бронеавтомобили давно уже не для кого секретом не являются. Много кто догадался их сделать. Так почему бы их не применить для несения полицейской службы? Тем более, что нам есть что показать. Фабрика Яковлева и Фрезе готова выпускать броневики ЯФ-05, пока еще ограниченной серией. Вот и испытаем их на персах.
  А почему бы мне заодно не испытать на них минометы? А то ведь наши умельцы уже сделали их. Правда, они называются не минометами а мортирами и относятся к горной артиллерии, но как говорится: "Неважно что бумажно. Было бы денежно!"
  Рассуждая подобным образом, я в течении второй половины 1906 года выполнил все намеченные мероприятия. И кстати, вопрос с официальным статусом нашего ограниченного контингента, был решен совсем не так, планировалось вначале. Не было на территории Персии российских войск! А пребывали здесь войска торговой компании! "Краснозвездной" конечно.
  Британцы, прекрасно понимавшие, что их пытаются просто вытеснить оттуда, в свою очередь сделали все возможное для усиления бахтиарского ополчения. Дело шло к тому, что в стране вот-вот начнется гражданская война.
  
  

Америка в огне


  
  Очень трудно было разобраться в той ситуации, что сложилась вокруг САСШ. Та война, что шла у Америки с Японией, имела черты обыкновенной локальной войны. Хотя, все в мире понимали, что дело не только в числе задействованных в боевых действиях сухопутных войск. Те несколько японских дивизий, что непосредственно воевали против американцев, это была ещё не вся угроза. На Северо-Востоке американцам приходилось сформировать ещё одну армию, чтобы противостоять британским угрозам. А они были нешуточные. Помимо стотысячной канадской армии, приходилось противостоять и британской воздушной мощи в тех местах Две флотилии дирижаблей - это серьезно. А ведь еще следовало ожидать французскую флотилию.
  Появились в составе канадских войск и новомодные осадно-штурмовые танки. Правда, их еще немного, но американский Военный министр уже внес предложение о срочном выкупе земель у частных владельцев, для строительства линии противотанковых заграждений. Тут американцам и подсказывать ничего не пришлось: до противотанковых рвов и надолб они додумались сами. Предложение это прошло и теперь вдоль канадской границы толпы мобилизованных граждан копали землю, создавая линию заграждений, которые уже прозвали "Линия Тафта". Не позабыли и про организацию противотанковой обороны. Правда, развитие противотанковой артиллерии тут пошло странным путем. Она создавалась на основе морских артиллерийских систем. Логику создателей первых ПТО понять было можно. Броня у созданных нами монстров была изначально толстой и полевой артиллерии она была не по зубам. А англичане в лобовой части танка поставили четырехдюймовую плиту, а верхняя броня была двухдюймовой. Поэтому, американцы очень долго колебались в выборе противотанковых калибров. Опыт боев на Олимпийском плацдарме им говорил о том, что помимо редких единиц бронетехники, на поле боя есть еще пехота. А в небе - дирижабли. В итоге, они на основе морской трехдюймовки, создали зенитно-противотанковое орудие. Располагались они по-батарейно в специально построенных для этой цели редутах. Кстати, в случае войны с Британией, отсиживаться в обороне американцы не собирались. Об этом говорил тот факт, что бесполезная теперь на Олимпийском плацдарме бригада Першинга, была переброшена на Северо-Восток. Что заставило британцев реагировать и приступить к постройке своей системы оборонительных сооружений - "Линии Альберта".
  Но не только англичанка гадила Америке. Мексиканцы доставили еще больше хлопот. Отношения американцев с режимом Диаса осложнялось его политикой поощрения британских инвестиций, которую диктатор начал проводить в последнее время. А ведь значительная часть представителей правящей Республиканской партии США имела в Мексике крупные капиталовложения. Также негативно сказывались на американо-мексиканских отношениях такие нерешённые вопросы, как спор по поводу территории Эль-Чамисаль и вопрос об аренде бухты Магдалена. Правительство Диаса, боясь американской территориальной экспансии, долгое время отказывало США в предоставлении долгосрочной аренды бухты Магдалена, которую те планировали использовать как угольную базу для ВМФ. Раздражение американцев усиливалось также и посещением мексиканских портов военными кораблями, принадлежавшим Японии, и тем радушным приёмом, который был оказан японским морякам. Также ходили слухи о переговорах между японцами и правительством Диаса по поводу аренды бухты Магдалена.
  Правительство США понимало, что режим Диаса начинает рушиться, и предполагало возможность революции. После того, как США убедились, что переворот произойдёт независимо от того, будут ли они поддерживать власть Диаса или нет. Вопрос только был в том: кто захватит власть в стране? Все шло к тому, что мексиканская армия поддержит Агустина де Итурбиде - наследного принца мексиканского императорского престола. А как раз этого американцам не хотелось. Ведь изначально было понятно, что от перемены правителей и носимых ими титулов, пробританская ориентация на проамериканскую не сменится. Вот только со своими "сукиными сынами" в данный момент была проблема. То есть, сукины дети конечно имелись, но будучи таковыми, они не стремились поддерживать интересы страны, испытавшей в последнее время столько неудач.
  Не радовала американскую верхушку и обстановка внутри страны. Война способствовала проявлению патриотизма среди американских граждан. Но вводить всеобщий призыв все-таки пришлось. Правда, ограниченность зоны боевых действий не требовала посылки сотен тысяч патриотов на фронт. И потому, большей части патриотов нашлось подходящее занятие в тылу. Требовалось успокоить еще более патриотичных граждан, рьяно взявшихся за защиту свободы и демократии от негров и гомосексуалистов.
  В результате проведения Судов Линча, погибло не очень много людей, но шум от этого поднялся такой, что правительство на полном серьезе ожидало перерастания отдельных беспорядков в крупный бунт. И чтобы его прекратить, пришлось начать депортацию негров и выявленных полицией гомосексуалистов в спешно организованные концлагеря. Мирно этот процесс не прошел. Негры начали оказывать всяческое сопротивление, которое окончательно убедило тыловых патриотов в том, что слухи о поголовном предательстве неграми Америки - это вовсе не слухи, а чистой воды правда. Так началась внутренняя война.
  А мои "краснозвездные" союзники продолжали подкидывать дровишки в американский костер. Решив, что негры сопротивляются произволу белых недостаточно активно, "неизвестные" произвели очередной вброс. На этот раз, чернокожее население Америки с ужасом и возмущением узнало о том, чем развлекаются самые рьяные расисты. В распространяемых неизвестными лицами листовках, говорилось о писке последней американской моды - перчатки и абажуры из кожи, снятой с мертвого негра. О том, что освежевав негра, тело его в дальнейшем используют в качестве сырья для производства парфюма. И это были не только слова. "Неизвестные" не поленились сфабриковать более существенные доказательства своим уверениям. В частности, была закуплена достаточно заметная партия обыкновенного мыла и в импровизированной мастерской на каждом бруске вытеснили надпись: "The fate of the Negro". Мыло это было подкинуто одному из торговцев, чья лавочка как раз находилась в нужном квартале. После того, как покупатели ознакомились с надписью, исчезли последние сомнения в истинности того, о чем писалось в листовках. Тут "неизвестным" подыграли и сами американцы, среди которых нашлось немало любителей "черного юмора".
  
  - Нигер! А не пора ли тебя пустить на мыло?
  - Билли! Да из шкурки этой обезьяны можно пошить немало хороших перчаток!
  
  В общем, шутки эти только усугубили ситуацию в стране. Белое население искренне верило тому, что потомки рабов - неисправимые предатели и каннибалы, а черное население уверовало в то, что его собираются утилизировать самым бесчеловечным способом. Новые отряды "Черных Пантер" начинали возникать стихийно. Точно так же, стихийно, белое население начало формировать отряды "Гражданской милиции", потому что сил одной только Национальной гвардии не хватало. Облавы и перестрелки в американских городах постепенно становились обычным явлением. Не все белые поддались этому безумию. Были и те, кто спасал негров от гонений. Но с этими людьми поступали еще хуже. Обыватель, твердо уверенный в том, что гомосексуалисты - естественные союзники негров, мгновенно решил для себя причину столь странного гуманизма:
  
  - Ты сволочь, наверняка с грязными ниггерами спишь! Или тебе милей лайми с лягушатниками? А может ты и желтопузых макак любишь?
  
  Массовых убийств еще не было, но концлагеря уже были в каждом штате. Правда, практичные американцы сразу задумались: а что они с этими узниками будут делать? Ведь их нужно на что то содержать. А денег в воюющей стране не так уж и много. Может и правда, их на мыло, да кожаные изделия пустить? До такого зверства не дошли лишь потому, что посчитали расходы на утилизацию. И выходило, что даже при предельно рациональном использовании трупа, расходы значительно превысят доходы.
  И тут, на выручку американцам пришла наша Серафима Каменская, она же Сара Дупельштайн. Являясь графиней Кабинда, она предложила своему покровителю королю Леопольду, использовать "цивилизованных американских негров" для работы на нефтепромыслах. Леопольд дал "добро" и Сара приступила к переговорам. Долго не могли договориться о цене вопроса. Американцы заломили безбожную цену: двести долларов за человека плюс перевоз за свой счет. Сарочка не согласилась с такой ценой чисто из принципа и отчаянно торгуясь, сумела договориться о 120 долларах за каждую проданную душу. Вообще то, при любой цене она не несла убытков, ибо расходы на репатриацию записывались в качестве долга на самих негров. Этакое новое издание "кабальных слуг". Как только договор был заключен, швейцарская пароходная компания приступила к вывозу бедолаг на землю их предков.
  Василий Иванович и мне предлагал заработать на перевозке "черного дерева", используя пароходы "Морвоенторга". Подумав, я от этого отказался. Пусть уж европейцы пачкаются работорговлей. Пройдет не столь много времени и африканцы им это припомнят. А Россию в такие дела впутывать не стоит. То, что для западных людей является обычной коммерцией, в отношении нашей страны всегда трактуется как преступление.
  Начатая Сарочкой операция "Репатриация" получила продолжение. Британцы, французы, немцы и итальянцы тоже захотели развивать свои колонии при помощи "цивилизованных американских негров". Ну а раз возник спрос, то будут и предложения. В этом плане ничему учить американцев не приходится. Мгновенно были организованы целые компании, которые занялись отловом, конвоированием и продажей своих сограждан. Внутреннюю войну это не остановило, ибо черное население никак не хотело переселяться в Африку. Но кто их спрашивал? Города от них были очищены в мгновение ока. Зато в сельской местности возникли проблемы: гонимые начали партизанскую войну. Проблем с оружием они не испытывали по нескольким причинам. Тут играло роль и широкое распространение оружия в стране, и тайные поставки через мексиканскую и канадскую границы. Кто поставлял? Конечно же "доброжелатели" из Британии и Франции.
  А тут еще возникло "веселье" - восстание на Клондайке. Главные пострадавшие - компания "Ред Стар" и ее канадские компаньоны.
  
  - Честное слово, это не наша затея, - говорил мне Василий Иванович, - даже сказать не могу, кто все это затеял. Похоже, что тут и в самом деле стихийный бунт.
  
  Клондайк - это территория британской короны, но вольные старатели там были в основном из американских граждан. "Краснозвездные" не могли подавить бунт своими силами, а силы канадской полиции в этих местах были ничтожны. Перебросить в эти места значительный отряд карателей было очень трудно, Тем более, что правительство самопровозглашенной Республики Клондайк, позаботилось об организации обороны. Причем, весьма оригинальным способом: организацией флотилии на реке Юкон. Пушек, которые можно было бы установить на имеющихся пароходах, в этих местах отродясь не было. Поэтому, пароходы использовались в качестве транспорта для десантных партий.
  
  - Василий Иванович, но ведь если Юкон замерзнет, то и флотилия эта станет бесполезной.
  - Увы, Николай Александрович! Река конечно с октября-ноября по май месяц покрыта льдом, но среди пароходов, захваченных мятежниками имеются два наших речных ледокола. Так что контролировать обстановку от устья Юкона до порогов Уайтхорса им есть чем. А у британцев ничего подобного там не имеется. А кто господствует на реке, тот и держит эти земли.
  - А если японцы пропустят британские канонерки от устья Юкона, да в летнюю пору?
  - Могут, если захотят. Да наверняка так и поступят. Вот только мне кажется, что повстанцы не станут ждать летней поры, а совершат рейд на Аляску. Чтобы разжиться трофейными пушками.
  
  Новости с тех краев доходили с запозданием и потому только весной мир узнал о том, что там происходило. Действительно, милиция старателей совершила рейд на захваченную японцами Аляску. Какого-то успеха добиться она смогла: две горные трехдюймовки и несколько пулеметов добыть в качестве трофеев удалось. А потом пришла расплата. Британцы не стали затевать слишком сложных операций, а просто разрешили японцам преследовать мятежников на канадской территории. Что японцы и сделали. Карательную экспедицию они снарядили быстро. Причем, наступление вели сразу с двух сторон: верх по течению Юкона и через перевалы Чилкут и Уайт, которые продолжала удерживать Северо-Западная конная полиция.
  Легкой прогулки у карателей не вышло, потому что милиция Клондайка довольно успешно вела против них партизанскую войну, но сомневаться в успехе японцев не приходилось. Медленно, но верно, они продвигались к Доусону - столице Республики Клондайк.
  Спустя краткое время стало известно, с чьей подачи возник мятеж на Клондайке. Все это было затеей военного министра Тафта, набиравшего очки для участия в президентских выборах. И нужно сказать, что подобное самовольство никто из окружения Теодора Рузвельта не одобрил.
  Шло время, а я никак не мог придумать, каким образом плеснуть бензинчику на этот костер. Не было у меня такой возможности! Я бы с удовольствием стал снабжать повстанцев всем необходимым для длительной партизанской войны. Природные условия для ее ведения были роскошные: горно-таежная местность и прекрасная водная артерия, способствовали как устройству засад, так и осуществлению маневров по внутренним коммуникационным линиям. Сам бассейн реки Юкон - роскошная дорога. Не нужно и других. Даже когда эти реки скованы льдом, по ним прекрасно можно везти грузы. Ну что мне стоило почесаться раньше! Сейчас бы у клондайкской милиции было бы все необходимое для успеха: артиллерия и пулеметы, боеприпасы к ним. Топливо и продовольствие. А самое главное - аэросани и аэроглиссеры! У нас ведь уже появились они. Вот только сейчас уже поздно. Японцы не только перекрыли все пути, но и собрали достаточно войск для карательной операции. Все, что я мог сейчас сделать - протестовать против использования одной из воюющих сторон, территории нейтральной страны. Мои дипломаты подавали ноты протеста, предупреждая в первую очередь французов о том, что создан опасный прецедент. Та же Бельгия или Швейцария теперь могут с полным правом пропустить германские войска через свои земли в обход линии французских крепостей! Вот только плевали все на эти мои увещевания. Правда, как оказалось, американцев подобное развитие событий вполне устраивало.
  
   Не так уж был прост этот самый Тафт. Пока шла грызня между американскими и британскими дипломатами, он сумел принять меры для развития наметившегося успеха. Подтянув накопленные резервы в район Беллингхейма, он создал угрозу Ванкуверу. Но это так, на всякий случай. Чтобы британцы не слишком наглели. А настоящую помощь Клондайку должна была оказать вовсе не армия. Дело в том, что захват Клондайка официально представлялся как частная инициатива самих старателей. Мятеж вначале и выглядел как стихийная акция, обреченная на неудачу. Ведь первые несколько месяцев, мятежники ни от кого не получали помощи. Но через несколько месяцев все изменилось. В Нью-Йорке возник "Комитет помощи американским гражданам", возглавляемый отставным сержантом Кларком. Это был весьма почтенный джентльмен, участник еще Американо-мексиканской и Гражданской войн. Сложно было поверить в то, что дремучий старец, да еще одноногий инвалид, способен всколыхнуть массы. Тем не менее, это было так.
  
  - Джентльмены! - начал он вещать на организованном его комитетом митинге, - мы должны помнить, что живем в самой свободной стране мира. А раз это так, то никто не может нас лишить права объявить войну всякому, кто обижает наших граждан. Я не призываю наше правительство объявлять войну лимонникам и лягушатникам. Я призываю наших граждан отправиться на эту войну и помочь нашим парням из Доусона.
  - Кларк! Как ты себе это представляешь?
  - Все просто, дружище! Пешком до Доусона идти слишком долго. Даже я на своей одной ноге не доковыляю. Но ведь у нас есть машины, которые летают по воздуху! Именно с их помощью мы и попадем туда!
  - Папаша! Туда лететь, это не языком молотить! Ты то останешься здесь, будешь дураков вербовать...
  - Ошибаешься сынок! Я уже воевал за Америку. И обязательно повоюю еще. Вот увидишь, первым десантником, который вступит на землю Клондайка, будет именно старый Френки Кларк!
  
  Итак, Френки Кларк предлагал не впутывать в эту игру государство, а проявить частную инициативу и оказать всевозможную помощь повстанцам. Этим он снимал с государства всяческую ответственность за происходящее.
  
  - Френки! А кто нам разрешит отправиться на эту войну?
  - А зачем тебе разрешение? Разве есть такой закон, который запрещает американцу отправляться куда угодно?
  - А как быть с полетами? Там ведь канадская земля.
  - Сынок, земля там действительно канадская, но разве небо принадлежит канадцам? Небо принадлежит богу, а господь наш никому не запрещал использовать его для полетов.
  
  Что верно, то верно. Небо еще никто не поделил и право осуществлять полеты где угодно, еще никто не оспорил.
  То, что это вовсе не частная инициатива отдельных граждан, а решение, принятое на достаточно высоком уровне, стало ясно по той скорости, с которой была организована экспедиция. В мгновенье ока нашлось все: прижимистые банкиры вдруг расщедрились на деньги. И на эти деньги Комитет Кларка закупил десять транспортных дирижаблей и много чего нужного для войны на Юконе. Откуда то взялись находящиеся в отставке штабные офицеры. И не только они. Тех же медиков оказалось достаточно для организации полевого лазарета. Про оружие и говорить нечего. К отправке готовились трехдюймовые полковушки и созданные на их основе тумбовые орудия для речных судов. Про пулеметы и прочую стрелковку и говорить нечего. Одежда, медикаменты, продукты... все это срочным образом свозилось на дирижабельную станцию возле Сиэтла. И самое главное - нашлись добровольцы для "Десантного отряда Кларка".
  Первым рейсом от Сиэтла до площадки возле Уайтхорста, отправили два десятка десантников-добровольцев во главе с самим Кларком. Как он и обещал, первым на землю Клондайка ступил именно он. Правда, это был вовсе не парашютный десант. Добровольцы покинули гондолу корабля по обычной веревочной лестнице. Воздушный мост к повстанцам был налажен. Вслед за первым дирижаблем последовали остальные. А что японцы? А японцы пока что не имели возможности этому помешать, так как их базы в это время атаковали боевые корабли Дирижабельного Флота САСШ.
  В этой истории был момент, весьма интересный мне и прочим пришельцам из будущего: в отряд сержанта Кларка вступил один интересный и пока что незнаменитый юноша: только что окончивший школу Адольф Гитлер.
  Про то, как британцы восприняли эту самую "частную инициативу свободных граждан", рассказывать можно много. Но то, что они пришли в бешенство, было видно по статьям в обычно сдержанном "Таймс". Первое, что потребовало от американцев правительство его британского величества: распустить Комитет Кларка и вывести так называемых добровольцев с территории Канадского Королевства. И кто его знает, как бы поступила американская верхушка, если бы не панцер-командор Назгулеску, который попросил власти Америки о предоставлении ему политического убежища. Стоит ли сомневаться в том, что этот адепт анархизма был нашим хорошо подготовленным агентом. В иное время, американцы отказали бы ему в убежище, но только не сейчас. Тем более, что Назгулеску обещал мобилизовать ценных специалистов для "защиты американской свободы".
  Получив согласие, наш агент явил себя миру. Это был мужчина внушительных габаритов обладавший цыганистой внешностью. Прибыв на территорию САСШ, он не стал зря тратить времени, а сразу вручил послание Конгрессу САСШ. И оно было зачитано конгрессменам на ближайшем заседании.
  Содержание послания было таково: Назгулеску призывал ни в коем случае не поддаваться на шантаж империалистов Старого Света. Потому что ничего, кроме как шантажировать, они не могут себе позволить.
  
  "Стоит только правильно оценить имеющееся соотношение сил и сразу станет ясно, что Америка значительно превосходит своих противников именно на Американском континенте и ближайших водах. Как бы не надували щеки британцы и их союзники, но факт остается фактом: Америка превосходит своих противников как числом людей, так и наличием мощной промышленности на Северо-Американском Театре военных действий.
  Уже сейчас, вы держите под ружьем четыреста тысяч человек только в армии. Вы обладаете самым мощным в мире дирижабельным флотом, возможности которого выявила эта война. Вы уступаете британцам лишь на море по числу боевых кораблей. Но последнее не является решающим фактором в условиях той континентальной войны, которая возникнет в том случае, если Великобритания пойдет до конца и осуществит свои угрозы.
  Уже сейчас вы можете вдвое и даже втрое увеличить численность своей армии, зато англичане в данный момент вряд ли смогут выставить более полумиллиона бойцов. Британский флот для вас не так уж и опасен, как это может показаться на первый взгляд. На Тихом Океане у них нет преобладания, а единственным портом, в котором могут базироваться их корабли, является Ванкувер, который легко будет потеря в случае войны с вами. В Атлантическом океане, они не имеют возможности уничтожить ваш флот. Здесь у вас все под рукой: верфи, арсеналы, крепости, множество прекрасных гаваней, а английские адмиралы могут рассчитывать лишь на слабую канадскую промышленность и отдельные гавани в Вест-Индии. Поэтому их флот в Атлантике будет трудно обеспечить всем необходимым для ведения войны с вами".
  
  После бурных дебатов, конгрессмены все-таки приняли решение: не поддаваться на шантаж и в случае нужды, принять брошенный вызов. Вслед за этим были внесены поправки в военный бюджет. С этого момента, на промышленность Америки пролился долларовый дождь. Ну а англичанам ответили просто: до тех пор, пока с территории нейтральной страны не уберутся японские войска, Америка не станет препятствовать отправке добровольцев, желающих оказать помощь согражданам, находящимся на Клондайке.
  Конечно, британцы тоже были не из пугливых и подобными заявлениями их трудно напугать. Уступать они тоже не собирались и потому объявили на весь мир о том, что любой иностранец, находящийся с оружием в руках на территории Канады, согласно военным обычаям цивилизованных стран, будет повешен как бандит. Про то, что японские солдаты тоже являются иностранцами, лорды почему то не подумали.
  Кстати, требование о прекращении полетов дирижаблей над территорией Канады, тоже было выдвинуто. Но и это не смутило американцев. Их ответ был таков: "Небо принадлежит Богу, а он не проводил в нем границ и не ставил таможен. Поэтому наши воздушные корабли будут летать туда, куда им нужно. А если на них будет совершено нападение, то их возьмет под свою защиту американский Дирижабельный флот!"
  Это было очень серьезным заявлением. Своих дирижаблей у британцев было мало. Количество японских дирижаблей в этих местах было тоже невелико. Зато американских было достаточно, чтобы и с японцами бодаться, и патрулировать вдоль трассы "воздушного моста". Поэтому, англичане смолчали, но молчать они решили лишь до того момента, когда добьются хотя бы паритета в воздухе.
  А тем временем, Милиция Клондайка одержала первую победу над японцами, нанеся серьезные потери отряду, который двигался от горных перевалов. Впрочем, учитывая, что численность этого отряда соответствовала численности усиленного батальона, а ополченцев было значительно больше, удивляться этому не стоило. Но этот успех взбодрил американцев, которым уже изрядно надоели газетные вопли о том, что "в этой стране все плохо". Желающих идти на помощь братскому клондайкскому народу, именно так Назгулеску поименовал обитателей окрестностей Юкона , стало столько много, что работники вербовочного бюро стали часто отказываться принять добровольца на службу. Причина этому была простая: дирижабли и так были нагружены под завязку. Да и не требовалось столько людей. На Клондайке нужны были не массовые формирования, а небольшие отряды. Поэтому, туда в первую очередь отправляли грузы и наиболее ценных специалистов. Но разве можно остановить порыв народный? Не получив места в гондоле дирижабля, часть добровольцев решила добираться до Юкона пешим порядком. Благо, что канадская полиция была не в силах контролировать границу на всем протяжении. Поэтому желающие начали путь к цели, как в одиночку, так и компаниями. Кончилось все это тем, что канадская полиция, очень быстро отловила этих волонтеров и как было обещано - повесила.
  Думаете, что это остановило энтузиастов? Черта с два! Только разозлило. А разозлившись, активные граждане стали создавать банды и совершать налеты на канадскую сторону. Вот тут власти обеих стран получили на свою голову проблемы. В пограничье потянулись любители участвовать в разного рода погромах и мародеры. Эти ребята вовсе не интересовались политикой и особым патриотизмом не страдали. Зато алчностью обладали. А грабить на сопредельной стороне было кого. И без того дурные отношения между двумя странами, стали еще хуже.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  Жители канадского пограничья, против которых и творился бандитский террор, непротивленцами не были. Отряды самообороны они организовали быстро. Причем, одной обороной они не ограничились. Канадцы не хуже американцев могли устраивать рейды на сопредельную территорию и грабить всех, кто попадется. Вот так, помимо желания властей обеих стран, начинала разгораться война. Она еще не была официально объявлена, но фактически уже шла. В ней не принимали участия солдаты регулярной армии, но зато добровольцев-иррегуляров уже хватало.
  И ведь не скажешь, что британскому правительству не хватало решимости дать достойный отпор. Решимость как раз была, а вот самой обычной пехоты не хватало. Назгулеску в этом плане был прав, когда говорил о том, что более полумиллиона солдат англичане выставить не смогут. Слишком много угроз приходилось парировать. Войска требовались в Китае. Приходилось держать оборону против Тибета, уделять внимание Персии и усиливать гарнизоны в Африке. В общем, кабинет Генри Кэмпбелл-Баннермана принял решение о противостоянии "Американскому Ледоколу" и начал осуществлять переброску войск на американский континент, но надежд на немедленный успех никто не питал. Требовалось много времени и сил, чтобы на равных спорить с американцами. Командующим англо-канадскими войсками был назначен фельдмаршал Фредерик Робертс, граф Кандагарский.
  Робертс, прославивший свое имя многочисленными победами как в Азии, так и в Африке, тоже не был сторонником немедленного вступления в бой. Причина этому была простая - его не устраивали ни имеющиеся в наличии войска, ни их вооружение. Поэтому, отвечая на вопросы прессы: "Когда же наконец мы проучим этих наглых янки?", - он твечал просто:
  
  - Когда я пришью последнюю пуговицу к мундиру последнего солдата!
  
  И слова графа Кандагарского не расходилась с делом. Войска свозились отовсюду, откуда только можно. Одновременно шло формирование новых частей из населения доминионов. Но и этого было мало. Поэтому Робертс начал принимать на службу чернокожих американцев из числа репатриантов. Последние, весьма охотно поступали на британскую службу. Худо или бедно, но сформировать дюжину полков "черных пантер" британцы сумели. Могли бы и больше, если бы этому не помешали американцы, которые приостановили процесс репатриации "до полного прекращения конфликта".
  Помимо формирования частей и переброски их на континент, Робертс озаботился и перевооружением их на современный лад. Войска насыщались новейшими системами вооружения: пулеметами, осадно-штурмовыми системами, дирижаблями. Особое внимание уделялось подразделениям воздушного десанта. Таких было немного: одна рота на мотодельтопланах и одна рота "воздушных гренадеров". Не забывали англичане и про зенитную артиллерию. Каждая дивизия получила в свое распоряжение по батарее 57 мм зенитных орудий.
  Возникли проблемы и с обмундированием. Конечно, старые кадровые полки были обмундированы достойно, щеголяя в отлично пошитых красных мундирах. Зато недавно сформированные части такой чести не удостоились.
  
  - Нет смысла тратиться на пошив красивой формы для тех полков, которые все равно придется расформировывать по окончании войны. Им сойдет форма из любой ткани. Главное - чтобы ткань была достаточно крепкая и не очень дорогая, - решил Робертс.
  
  В итоге, новые полки одели в мундиры, пошитые из материала цвета хаки.
  
  - Сэр! Стоит ли нам уподобляться русскому царю, который из своей природной скупости, в форму болотного цвета одел не только армейские части, но и свою гвардию?
  - Уильям, я согласен с тем, что эта форма выглядит отвратительно. Но ведь мы не позорим гвардию и старые полки. А новые полки - это ненадолго. Впрочем, если господа офицеры захотят пошить за свой счет нормальные мундиры, то я не стану этому возражать.
  
  Господа офицеры не захотели позорить форму и решили выглядеть как джентльмены. А джентльмены, как известно, носят мундиры только красного цвета. И теперь, глядя на выстроенный полк, можно было с расстояния двух миль пересчитать всех офицеров полка и при этом не допустить ошибки.
  Подготовка к войне растянулась по времени настолько, что терпение начинали терять даже самые флегматичные из поданных британской короны. Конечно, Робертс поступал правильно, не желая пускать в дело плохо снабженные и слабо обученные войска. Но ведь ура-патриотам этого не понять!
   "Пора напомнить этим заокеанским потомкам каторжников и проституток, Вашингтон сожжённый девяносто два года назад!"
  "Омерзительная, варварская страна, лишённая всякой культуры, позорящая белую расу, и наконец, предоставившая убежище опаснейшему преступнику Назгулеску, разыскиваемому по всем миру!"
  
  Заметки именно такого рода все чаще появлялись в британской прессе. И можно только позавидовать той выдержке, которую проявлял британский главком. И ведь он действительно делал все, чтобы одержать победу. Каковы его планы, сказать наверняка было трудно, потому что фельдмаршал не имел привычки кричать на весь мир о том, что он задумал. Однако, разведчики Батюшина не зря ели свой хлеб и отследить его приготовления сумели.
  На первый взгляд, можно было решить, что англо-канадские войска, которые значительно уступали в живой силе американцам, собирались сидеть в обороне. Тот же Ванкувер ими тщательно укреплялся. Да и на других направлениях совершенно открыто велось строительство укреплений. Вот только боевая биография Робертса говорила о том, что он никогда не работал от обороны.
  
  - Скорее всего, он понимает простую вещь: ему никогда не создать численного перевеса над американцами, - объяснял я брату Георгию, - более вероятно то, что он постарается с самого начала завладеть стратегической инициативой и разгромить главные силы американцев в начале кампании.
  
  Почему я так думал? А потому, что ничего иного Робертсу не оставалось. Все иные варианты заведомо приводили к стратегическому тупику.
  
  - Николай Александрович, Вы думаете, что Робертс сумеет разгромить наших 'друзей'? - интересовался Василий Иванович.
  - Вряд ли. Потому что при всех своих немалых достоинствах, англичане будут воевать так, как привыкли, а не так, как следует.
  - Поясните пожалуйста.
  
  Я пояснил. Дело в том, что хорошей пехоты у англосаксов отродясь не было. Да, их солдат храбр, упорен и вынослив. То же самое можно сказать и про британских офицеров. Они неплохи. Но этого мало для победы над серьезным противником. И к тому же, война будет совсем не такой, к какой они привыкли. А привыкли они к войне на фронте небольшой протяженности. Но ведь что-то подобное 'бегства к морю' исключать нельзя! А это война на широком фронте, к которой ни англичане, ни американцы не привыкли. Более того, они и спустя сотню лет не будут уметь воевать на фронтах большой протяженности. Весь их рецепт побед - выбрать место, где малопротяженный фронт образуется в силу географических причин. Именно так они воевали с немцами и итальянцами в Северной Африке и на Апенинском полуострове. Позже, американцы довольно успешно действовали на островах Тихого Океана и на Корейском полуострове. Узость фронта, фланги которого опираются на море или пустыню, позволяло им легко создавать ИЗБЫТОЧНУЮ огневую мощь, а порою и высаживать десанты в тыл противника. Но уже в Европе это не прокатывало ни в Первую, ни во Вторую Мировые войны.
  Война на широком фронте - это особые требования как к самим войскам, так и к полководцам. Тут не выйдет быть везде одинаково сильным. Где то придется оголять целые направления, чтобы отразить удар войск противника. И нет гарантии того, что противник не сумеет опередив тебя, нанести удар туда, где ты слаб. Арденнская операция это прекрасно продемонстрировала.
  
  - Погодите, Николай Александрович, но ведь на отсутствие мобильности у англосаксов еще никто не жаловался.
  - И тем не менее, это так. И дело не только в наличии или отсутствии мобильных частей. Их как раз может хватать, вот только если удар нанесен в тот момент, когда они связаны боем на другом направлении, то просто так их не выведешь из боя, чтобы парировать нанесенный тобою удар. Тут дело в умении действовать внезапно. А что такое внезапность? Это прежде всего работа на опережение. Такая работа, при которой даже правильные контрмеры противника, проводятся с опозданием. Скажу большее. Так действовать умели в нашем времени только мы и немцы. Все остальные так и не смогли научиться играть в эти игры. Пытались конечно. Но в большинстве случаев либо проигрывали, либо начинали вести войну на истощение, тратя огромнейшие ресурсы на достижение незначительных успехов.
  
  То, что война между британцами и американцами быстро зайдет в тупик и окончится ничем, я прекрасно понимал. Потому что ресурсами богаты обе стороны конфликта и закидать противника трупами или техникой у них выйдет, но к успеху ни одну сторону не приведет.