Глава 1


  Рука, сжимающая кусок белого мела, привычными движениями выводила до боли знакомый чертёж, который чертился на деревянных досках уже ни один раз, и, казалось, стал неотъемлемой частью интерьера. Плотно завещанные шторы создавали в комнате легкий сумрак, разгоняемый лишь слабеньким огоньком свечи, что освещала страницы пыльного гримуара, одиноко лежащего на моём письменном столе. Эта книга, оплетенная толстой коричневой кожей, была найдена два года тому назад, когда я помогал разбирать вещи моего странно почившего дяди, о котором я и узнал только лишь после его смерти, - его тело нашли разорванным на части в каком-то окрестном лесу.
  В гримуаре была написана очень точная инструкция по призыву демона, но в его имени была смазана последняя буква, которую я пытался угадать уже третий год. Ведь, чтобы призвать демона, как я узнал из этого фолианта, нужна либо прорва энергии, чтобы пробиться до ближних границ Нижнего мира и выдернуть оттуда темную сущность, но такое количество я бы десятилетие собирал, если не столетия. Либо знать имя этого самого демона - это та удочка, что вытянет его из-за Изнанки. Четырнадцать безуспешных попыток призыва не увенчались успехом. Пентаграмма вспыхивала бледно-голубым светом и высвобождала всю собранную мной за несколько недель энергию, показывая тем самым, что ритуал оказался безуспешным.
  - Вроде бы закончил, - пробормотал я, разглядывая октограмму с множеством сложно закрученных узоров и сравнивая её с изображением в гримуаре. Почти никогда не получалось начертить её с первого раза.
  Не теряя времени, я быстро достал из внутреннего кармана золотой перстень, который должен был стать вместилищем для демона на многие годы. Я не хотел повторить судьбу моего дяди, которого уж точно не звери загрызли, как сказала стража. В это я уж точно не верил. Не озаботился должной защитой, вот и сожрали его потусторонние сущности. Поэтому прежде чем призывать, кого бы то ни было, я озаботился вместилищем для этого существа. С гордостью посмотрев на дело рук своих, я ещё раз счастливо улыбнулся. Не каждый Мастер Артефакторики сможет уместить в кристалле весом в каких-то полкарата сразу семнадцать ограждающих кругов, которые выстроились словно пирамида, с маленькой окружностью на вершине, переходящей в окружности побольше. Получилось подобие маленькой птичьей клетки. Три года я переплетал узор заклинания и теперь с гордостью могу сказать, что это почти идеальное произведение магического искусства, которое сможет удержать и какого-нибудь слабенького демона из Высшего Круга. Надеюсь.
  Маленький перстень в золотой оправе с зелёным алмазом в центре, который украшали пять его маленьких братьев прозрачного цвета, под завязку наполненных энергией Света, блеснул, отразив свет свечи, и встал в специальную выемку, варварски выковырянную в отполированных досках обычным кухонным ножом.
  Ещё раз перепроверив все линии и взяв в руки старую книгу, я, сверяясь с рукописным текстом, начал вливать в заранее заготовленные узоры энергию и переплетать их вместе, создавая очень сложный конструкцию, которая у меня не всегда с первой попытки получалась, но сегодня все линии встали на свои места без каких-либо сложностей, образовав красивый рисунок. Создав последний нужный узор, я перешёл к финальной части заклинания. Осталось всего лишь, как говорит мастер Грего, поставить завершающую точку. В моём же случае произнести имя.
  - Я призываю тебя, Иртиарн-Эурн - напитывая каждое слово силой, сказал я, наблюдая, как октограмма начинает светиться бледно-голубым светом и узор заклинания разрушается. И тут же развеивается заклинание, которое должно было активировать кольцо, а оно бы уже затянуло демона в ловушку.
  - Твою мать! - ругнулся я, забрасывая бесполезную книгу в угол и раскрывая плотную материю штор, впуская в комнату лучи давно взошедшего солнца. Снова неудача. Придётся неделю копить энергию, чтобы провести ритуал ещё раз.
  - Альдис, всё в порядке? - раздался тревожный голос матери, немного охлаждая меня.
  - Да, сейчас спущусь, - совладав с овладевающими эмоциями, крикнул я, чтобы она смогла меня услышать.
  Немного поколебавшись, я стер меловой рисунок мокрой тряпкой, немного поднадоело перечерчивать его каждый раз, и спрятал кольцо во внутренний карман, и накрыл место, на котором совсем недавно была выведена восьмиконечная звезда, большим ворсистым ковром непонятного коричневого цвета. Он полностью скрыл следы недавнего ритуала. Быстро подобрав фолиант, который каким-то чудом уцелел после моего броска, я спрятал его под перину. Осмотрев комнату, которая вновь приобретала нормальные очертания, я поспешно затушил свечу и задвинул её под кровать. И как это обычно бывает, вернулся, чтобы найти забытую сумку, которая обнаружилась на верхней полке книжного шкафа. Вечно она куда-то пропадает.
  Открыв дверь, я по лестнице спустился на первый этаж дома и отправился на кухню, где меня ждала мать, с небольшим упрёком смотря на меня.
  - Опоздаешь, - протянула она, выставляя на стол тарелку с омлетом и поджаренной курицей.
  - Не опоздаю, - сказал я, приступая к очень быстрому поглощению еды.
  - Ну-ну, - не поверила она мне. - Вроде и спишь почти до обеда, а мешки под глазами, как у мертвеца. И сам не краше выглядишь.
  - 'Ты бы попробовала успевать учиться и пытаться призвать демона, особенно с моими-то силами и знаниями', - быстро пронеслись мысли в голове, но сказал я совершенно другое:
  - Учёбы много, вот и засиживаюсь допоздна.
  - Ну-ну, - вновь недоверчиво протянула она, забирая из-под моего носа незаметно опустевшую тарелку и добавляя добавки. Я себе тоже не поверил, но это стало какой-то традицией. Она меня упрекает, а я отмахиваюсь. - Джейн час назад ушла, а ты всё ещё тут.
  - 'Век бы не видеть эту стерву', - мысль как-то сама собой возникла после упоминания имени сестры, заставляя оставить добавку и посмотреть на мать.
  - Я знаю, - твердо сказал я, думая, что если бы мог колдовать в её присутствии, то не опаздывал бы, а так приходится ждать пока она выйдет из этого дома. И как только она вступала улицу Звездочётов и не могла видеть истинным зрением творимую мной волшбу, я приступал к ритуалу.
  - Раз знаешь, то почему все ещё не бежишь, - вновь упрекнула она, - опоздаешь ведь.
  - Я знаю, - ещё раз повторил я, взглядом провожая такой вкусный завтрак и поднимаясь из-за стола, и направился к двери, ведущей наружу. - До вечера, - сказал я, открывая дверь и покидая дом.
  Поправив съехавшую набок сумку, я вступил на оживлённую утреннюю улицу столицы Королевства Аргнион. Вдохнув ещё немного прохладный морской воздух, который вскоре нагреется и начнётся настоящая парилка, я быстро поспешил по широченной улице, наполненной также спешившими куда-то людьми и редкими повозками.
  - Почему именно сегодня, Митта? - упомянув имя богини встреч и расставаний и по совместительству богини судьбы, я свернул в проулок, окончательно смирившись с тем, что опоздал.
  - Привет, Дик, - поздоровался я с громилой, что ели помещался в этот узенький проулок, и поддел его, - что Пройдоха совсем замучил? - он, конечно, не любил этого прозвища, но раз его тут нет, то можно сделать себе небольшое послабление и назвать Норэла этим именем.
  - Привет, Альдис. Ты же его знаешь, - вздохнул он и вновь повторил то, почему наши встречи были довольно таки частыми, - верни ты уже ему этот долг.
  - Ты же знаешь, Дик, у меня денег сейчас нет, - развёл я в стороны руки, поморщившись при виде столь огроменного дылды, который меня немного побаивался, а всего-то надо было запустить банальный огненный шар размером с небольшое яблоко - максимум, на что хватает моих скромных сил. После этого он превратился в довольно таки хорошего парня, и наши встречи сводились к перебрасыванию несколькими незначительными фразами. Он хоть и знает, что я очень слабенький маг, но всё равно опасается. Меня это забавляет. Смех, да и только. Чтобы справиться со мной не надо даже голову напрягать. Всего-то надо слабенький амулетик, отводящий заклинания, прикупить и обо мне можно не беспокоится.
  - Ты помни время-то идёт, - сказал он, опять вздохнув. - До скорого, - пробормотал он, вылезая из проёма между двумя домами.
  - У меня ещё два года, - напомнил я, прислоняясь плечом к прохладной стене. Именно столько осталось до того, как за меня возьмутся всерьёз.
  - Ты знаешь Пройдоху, - только и сказал Дик, обернувшись, чтобы тут же скрыться в людском потоке.
  Я и впрямь знал этого мерзкого ростовщика с улицы Трёх Домов, которому задолжал немногим немалым полторы тысячи золотых монет, а занимал всего-то тысячу. За два года набежало. Стоит помнить, что с того момента я не заплатил ни монеты. Другого бы на моём месте в этом переулке уже бы нещадно били, но не в моём случае. Если почти вся родня сильные маги, то ты практически в недосягаемости, пока не появится законный повод, а он уж точно появится, когда истекут два года. Ведь на руках Пройдохи моя долговая расписка, которую он обязательно предъявит и либо я сумею найти деньги до этого срока, либо придётся просить у кого-нибудь из моей богатой семейки. Есть ещё вариант продать кольцо, из-за которого я и попал в долговую яму, но это если идея с призывом демона не выйдет. Хотя любая мысль о продаже данного сокровища вызывала только раздражение. Угораздило же собрать перстень за девятьсот золотых монет.
  - 'Опоздаешь', - пронеслись слова матери в голове, когда я вспомнил про драгоценные камни. Если узнает про мой долг, то окончательно разочаруется во мне.
  - Уже опоздал, - сказал я в пустоту, взглянув на башенные часы, пробившие одиннадцать часов.
  Только что вышедший из-за дома горожанин споткнулся, уставился на меня и ускорил шаг, а я задумался. Спешить уже не к чему. Магистр Теоро, ведущий у нас лекции и практику по боевой магии, точно не пустит меня в аудиторию. Даже вижу, как сморщился его огромный нос при виде меня, открывающего дверь. Уж лучше где-нибудь побродить. Надо занять два часа освободившегося времени. Но магистр точно мне это припомнит. Мысли опять переключились на эту бедную женщину, что всё ещё верила в меня. Наверное, только у неё остались какие-то бессмысленные надежды, что я смогу по магическим силам догнать брата и сестру, хотя всё остальная моя семья давненько махнула рукой на такого неудачника.
  - 'Ты позоришь эту семью', - пронеслись в голове слова моей дражайшей сестры. Было бы не так противно, если бы я не был с ними согласен. Вспоминая моего отца Магистра Первого Внутреннего Круга Сферы Огня, через пару лет ему дадут Архимага и наследственное дворянство в придачу, странно, что до сих пор не дали, старшего брата Магистра Второго Внутреннего Круга Сферы Земли, вскоре тоже Архимага в этой сфере, сестру, которая уже получила ступень Архимага Сферы Огня и сейчас где-то на том же уровне в Сфере Воздуха, то я совсем в меланхолию впадаю, особенно когда вспоминаю про мою ступень - Старший Ученик Сферы Воды. Почти обычный человек, но с возможностью запускать несколько десятков заклинаний, если конечно перейду на ступень Мага Третьего Внешнего Круга Воды. Максимальная ступень, которая досягаема для меня это Маг Второго Внешнего Круга Воды, но добираться до неё придётся лет двадцать пять, а потом получать ступени в остальных трёх сферах. Весёлая жизнь ничего не скажешь. Всю жизнь придётся учиться.
  Очень странно, когда в одной семье появляются сразу три Архимага, но ещё странней это выглядит, когда вспоминаешь, что в моей матери нет ни капли Дара. Вот поэтому она до сих пор и верит в меня. Просто не понимает, что моих способностей никогда не хватит, чтобы хотя бы приблизится к уровню сестры.
  - Это просто невозможно, - резко сказал я, приняв решение, что можно сделать за два часа. Я быстро пересек улицу и нырнул в знакомый проулок, который привел меня на улицу Звонарей, которая соединялась с нужным мне местом. Площадью Ледяного Фонтана. Немного поколебавшись перед булочной, я не удержался и зашёл прикупить какой-нибудь сдобы. Ведь мой завтрак прервался, так и не начавшись.
  Колокольчик издал мелодичный звон, и я зашёл в помещение с множеством деревянных полок, наполненных изделиями из муки. Вдохнув запах свежеиспечённого хлеба и булочек, я подошёл к прилавку, где спиной стояла Вейра, милая девушка с очень длинной косой пшеничного цвета, которая доходила до пояса, и васильковыми глазами.
  - Доброе утро, Вей, - улыбнулся я, подходя к прилавку и рассматривая стройную фигуру девушки, которая не заметила звука колокольчика и продолжала что-то усердно протирать.
  - Ой, - вскрикнула она и, поправляя выбившийся локон, повернулась ко мне, - Альдис!
  - Собственной персоной, - я отвесил шутливый поклон.
  - Опять опоздал, - утвердительно произнесла она. Она как всегда тепло улыбнулась, сделав и так солнечный день немного светлее.
  - Не опоздал, а решил пропустить, - попытался вывернуться я.
  - Другим эти сказки рассказывай, - надув губы, вырвалось у неё, - Тебе как обычно? - тут же деловито спросила она, решив не заострять на этом внимание.
  - Нет. Есть что-нибудь с черникой? - с надеждой спросил я. Сегодня почему-то хотелось именно этой ягоды.
  - С черникой? - хмурясь, произнесла она. - Могу кусок пирога предложить.
  - Идеально, - обрадовался я скорой трапезе, - ещё парочку пирожков с брусникой.
  - К господину Гвири собрался? - озорно вырвалось у неё.
  - Всё-то ты про меня знаешь, - ни капли не печалься, что планы раскрыты, ответил я.
  - Сам бездельник, так и уважаемых людей отвлекаешь, - хмурясь, сказала она, отрезая большим ножом половину немаленького пирога. Нож тут же окрасился в фиолетовый цвет. Очень сноровиста упаковав кусок в бумагу, она отправилась за, так горячо любимыми господином Грери пирожками, которые также были завёрнуты в бумагу.
  - Сколько с меня? - спросил я, рассматривая два аккуратных свёртка.
  - Пять медяков, - сказала она, подавая мне.
  - Спасибо, - сказал я, протягивая сказанную сумму, которая нашлась в кармане штанов, там у меня обычно перекатывалась мелочь. Хотя какая к демонам мелочь! Последние деньги, что у меня были только что скрылись миниатюрных руках Вейры. - Вечером ещё заскочу, - она не успела попрощаться, как я уже выскочил из лавки сопровождаемый мелодичным звуком колокольчика.
  Резко свернув направо, я направился к виднеющемуся фонтану, который в этот солнечный день отражал солнечные лучи, которые спокойно проходили сквозь статую, что была установлена на постаменте в самом фонтане. Произведению искусства, созданному изо льда, были нипочём лучи утреннего солнца. Оно возвышалось на добрых три метра над каменной кладкой и извергало струи воды, что бежали по желобкам из прозрачного льда. Из-за этого фонтана площадь пользовалось популярностью, хоть и была несравнима по красоте с Центральной, но и здесь всегда было людно. Многим хотелось полюбоваться прекрасной скульптурой: ледяным ангелом, смотрящим вверх своими прозрачными глазами, из которых текли струи воды, скатываясь по щекам девушки с крыльями. Создавалось впечатление, что ангел о чём-то скорбит. Возможно о том, что у него вместо двух крыльев одно, а на месте второго лишь пустота и нет даже намёка, что оно когда-то было. Будто бы ангел с самого своего рождения не мог летать.
  Она почему-то напоминала меня. Я так же, как и она был без одного крыла. В такие солнечные дни как этот ангел казалось, что она надеется на лучшие, а в пасмурные казалось, что жизни есть только в небе. Ещё эта медная табличка, прибитая на одной из граней прямоугольного постамента: 'Тем забытым - оставшимся внизу...'.
  Но, даже не взглянув на статую, я прошёл ещё триста шагов к крыльцу дома, стоящего трехэтажной громадой посреди двухэтажных домиков, на крыльце которого в обычном деревянном кресле сидел господин Гвири. Он с помощью простенького магического артефакта огня поджигал свою неизменную трубку из дерева виро, отличавшегося от привычной древесины ярко-оранжевым цветом, из-за которого эта маленькая трубка стоила целых пятнадцать золотых. Мне как-то довелось побывать в лавке мастера Верло, которая расположилась на пересечении торгового квартала с ремесленным, вот тогда мне довелось увидеть целый стол из этого дерева, который, по словам хозяина лавки, стоил две тысячи полновесных золотых монет. Видимо все изделия из дерева виро - блажь богатеев, которым некуда потратить деньги.
  - Доброе утро, мастер Дерро, - вежливо поздоровался я, отвлекая его от дымящейся трубки.
  - Да какое оно к демонам доброе, - начал было кричать господин Гвири, но умолк, как только заметил меня. - А Альдис? - Ну чего застыл каменным столбом? Проходи, садись, - он похлопал толстой ладонью по креслу рядом с собой.
  Кое-как протиснувшись между столом и креслом господина Гвири, я плюхнулся на мягкую обивку и блаженно вытянул ноги, успев кинуть свои свертки на стол. Господин Гвири осторожно отодвину краешек бумаги и улыбнулся.
  -Балуешь ты меня, Альдис, - всё ещё улыбаясь, сказал он.
  -Господин Гвири,- проникновенно начал я, - как же я приду к столь уважаемому человеку без скромного подарка.
  - Знаешь, Альдис, - мастер Дерро пару раз щёлкнул пухлыми пальцами, будто бы что-то вспоминая,- ты эту воду лей в уши наивным барышням, а не мне. Больше толку будет. А может ты наконец-то жениться надумал? - резко сменил тему он.
  - Куда мне жениться, господин Гвири? - не подавая виду, что вопрос меня озадачил, я с улыбкой задал уже свой вопрос, чтобы тут же на него и ответить. - У меня же ни кола, ни двора, да и денег не водится, - я картинно похлопал по своим пустым карманам, показывая тем самым, что бессовестно беден.
  - Так это ничего, - блеснув глазами, сказал владелец небольшой магической лавки,- мы тебе и дом поставим, и деньжат подкинем, и ... - я уже понял, куда клонит мастер Дерро, поэтому мне пришлось его перебить, чтобы не выслушивать поднадоевшую браваду:
  - Мастер, - с нажимом произнёс я, - в ближайшие лет пять, а может и десять, жениться я не собираюсь.
  Особенно, если вспомнить на ком господин Гвири меня пытается сосватать уже не первый год. Он хоть и очень практичен, иногда даже жаден, но души не чает к своей дочери, которая, боюсь, как и все дети мастера Дерро, пошла в отца своей комплекцией. Вот, почему как представлю, что с ней придётся прожить остаток жизни, то сразу хочется взять и исчезнуть и появится на другом конце света. Где-нибудь на Змеином архипелаге или в Драконьих горах. Сразу почему-то вспомнились старые карты, которые висели в кабинете отца, искусно украшенные золотым и серебряным тиснением.
  - Жаль, очень жаль, - с неподдельной грустью сказал господин Гвири, - а то Гвен уже пора замуж выдавать, а ты можно сказать единственный нормальный кандидат в её мужья, - попытался польстить он мне.
  - За ней же вроде Карл бегал, - как-то сразу вспомнился мне довольно таки неплохой парень, которому нравились довольно таки полненькие девушки, а в особенности Гвен. - Если мне не изменяет память, то он сейчас подмастерье у мастера Толи, - неожиданно даже для себя в голове всплыло имя кузнеца.
  - Не напоминай мне про него, - как будто получив под дых, прошипел мастер.
  -Про кузнеца или Карла?
  -Про обоих! - бухнув об стол рукой, выкрикнул он. Чтобы больше не беспокоить господина Гвири, я благоразумно умолк, давая ему успокоиться, а то, не дай Создатель, его удар хватит - краснотой он сейчас мог соперничать с вареным раком, только что вынутым из кипящей воды. Про себя думая, что видно Карл все же добился каких-то успехов в отношении Гвен. Если же судить по степени красноты её отца в данный момент, то возможно скоро ко мне не будут приставать с вопросами про женитьбу.
  - Кайли! - придя в себя, крикнул он имя своей племянницы. В отличие от Гвен довольно таки очаровательной особы, если бы не то, что она приходилась родственницей Господину Гвири, то обязательно попытался бы приударить за ней. Может, что-нибудь и получилось бы. От хороших мыслей отвлекла скрипнувшая дверь, впуская темноволосую девушку с подносом в руках, на котором были маленький лакированный сундучок, две чашки и маленький керамический чайничек, украшенный витиеватым растительным узором. Ничего так и не сказав, она поставила поднос на стол и взялась за кованую ручку двери, намереваясь её открыть. Но что-то вспомнив, Кайли повернула немного бледно лицо в мою сторону и спросила:
  - Альдис, милый, - обратилась она ко мне, наивно хлопая зелёными глазами, - сможешь ответить мне на один легкий вопрос?
  - Спрашивай, - нисколько в себе не сомневаясь, ответил я.
  - Такого бездельника как ты наконец-то выгнали из Магической Академии?
  - Чего?! - в обалдении подскочил я со стула, но тут же сел успокаиваясь. Особо сильных грехов за мной не числилось, занятия исправно посещал, отношения с преподавателями хорошие, если не считать Магистра Теоро. Выгонять меня просто не за что. - С какой стати меня выгонять?
  -Ну, - она очень долго тянула букву 'у', делая вид, что что-то припоминает.
  - 'А может и вправду успел натворить что-нибудь эдакое...', - тут же вклинилась какая-то паническая мысль, заставляя мозг активно вспоминать, что я мог натворить за последние несколько недель, но на ум максимум пришёл сегодняшний пропуск лекции по боевой магии, которая должна была начаться пятнадцать минут назад, а во всём остальном я был, можно сказать, белее крыльев ангела.
  - А! Точно! - Она поднесла палец к губам и задумчиво произнесла: - Может, потому что ты уже третью неделю занятия не посещаешь.
  Я после этих слов расплылся в добрейшей улыбке. Альдис Велио не самый праведный ученик Магической Академии, но такой огромный срок для кого угодно перебор и грозит как минимум целой жизнью в стенах академии - именно столько придётся замаливать свои пропуски, - а максиму пинком под зад за ворота. Пропускать занятия три недели! Подряд! Да такого никогда не было и не будет. Каким бы разгильдяям я не был, но три недели - это уже совсем перебор. Просто невозможно. Глупая фантазия!
  - Я только вчера на занятиях был, - ответил я на это заявление, вспоминая лекцию по Теории Магического Конструирования, после которой целый день голова казалась деревянной и очень сильно хотелось зашвырнуть её подальше.
  - Альдис, - тихим и проникновенным голосом, будто бы мне пять лет, пропела она - вспомни, какое сегодня число.
  - Второе, - не раздумывая ни секунды, сказал я.
  - Кхе-кхе - подавился вторым пирожком мастер Грери. Сейчас он, быстро подхватив керамическую чашку, пытался протолкнуть застрявший кусок чаем.
  - Двадцать девятое уже, дурень, - хихикнула она.
  - Невозможно! - Отрезал я.
  - Мне не веришь, так у дядюшки спроси.
  - Кхе-кхе, - господин Гвири энергично закивал, показывая правоту слов Кайли.
  -Не верю, - заключил я, - обманываете вы меня. Где я мог пропадать эти три недели?
  - На этом самом крыльце,- она ткнула тоненьким пальчиком себе под ноги, - в колечке каком-то ковырялся, - сказала Кайли, - может всё же прав дядюшка? Решил осчастливить какую-нибудь девушку? Поэтому и кольцо купил.
  - Тебя, если только, - огрызнулся я и повторил: - Не верю.
  - Какой же ты дурень, - заключила она. - Пойдём, упёртый ты наш. - Она приоткрыла дверь, приглашая меня внутрь.
  Немного потоптавшись в прихожей, давая глазам привыкнуть к полусумраку, что царил в коридоре, уходящем вглубь дома, я направился за Кайли, рассматривая висящие тот тут, то там картины, изображающие лесные пейзажи и портреты каких-то древних родственников господина Гвири, вазочки, стоящие на специальных столиках, огромное количество магических светильников, которые включались только в тёмное время суток и испускали нежный золотой свет, придавая и так богатой обстановки совершенно не передаваемый вид.
  Кайли резко свернула в комнату слева, открыв массивную дверь, которая выглядела очень тяжелой. Без малейшего скрипа дверь легко ушла в сторону, и я очень быстро узнал очертания гостиной.
  Глаза тут же выхватили силуэты огромных кресел, оббитых мягким бархатом и по краям обшитых золотой бахромой. Кресла будто бы стая волков окружили великолепный стол, стоящий на шести ножках, которые украшала искусная резьба - какой-то резчик по дереву смог придать каждой ножке вид какого-то животного. И если ближайшая ко мне изображала неповоротливого медведя, который будто бы пытался дотянуться до чего-нибудь вкусного, встав на две задние лапы, то дальняя воплотила в себе величественного орла, гордо смотрящего на меня стеклянными глазами ярко изумрудного цвета. А стекло ли это? Может какой-нибудь драгоценный камень?
  - Кайли, зачем ты притащила меня в гостиную? - произнес я всё ещё заворожённый резьбой. Взгляд остановился на змее, которая кольцами поднималась к столешнице, упираясь в нее своей плоской тёмно-вишнёвой головой.
  - Подойди, Альдис. - не удостоив меня ответом, Кайли легким шагом подошла к зеркалу, стоящему в дальнем углу комнаты и почти невидимому благодаря огромной багровой шторе, которую Кайли преспокойно откинула в сторону, открываю почерневшую от времени раму и само зеркало, отразившее луч солнца мне в глаз, заставляя зажмурится.
  - Если ты хотела меня ослепить, то у тебя это получилось, - щурясь, вымолвил я и встал рядом с Кайли, спасаясь от немилосердного солнца. - Давно пора выкинуть это уродливое зеркало.
  - Может к зеркалу подойдешь, - глаза Кайли немного сузились, показывая, что я ей порядком надоел. - Зеркало семейная реликвия, к слову сказать.
  - Зачем?! - не став спорить, я пропустил последние слова Кайли мимо ушей и послушно встал перед зеркалом. - И что я должен увидеть?
  - Ты хоть в зеркало взгляни, дубина.
  - Все​ ещё не понимаю зачем, - тихо проговорил я, чтобы меня не услышала Кайли, и посмотрел на зеркальную поверхность.
  - Теперь понятно, - полу придушенным шепотом произнёс я. С глаз будто бы какую-то пелену сдёрнули, открыв неутешительную картину.
  Со стороны моего единственного на данный момент собеседника прилетел немного обидный смешок. Я укоризненно взглянул на девушку, которая немного покраснев, старалась закрыть рот ладошкой.
  - Ты прости, Альдис, - она глубоко вздохнула и продолжила, - но ты бы видел свое лицо. Прямо вылитый Веро Верси в его последним представление.
  - Это что за персонаж? - без энтузиазма спросил я, пропуская мимо немного странное имя, резанувшие слух.
  - Ты серьезнооо? - Её глаза недоверчиво сузились.
  - Серьезнооо, - передразнив Кайли, я вновь уткнулся в зеркало, пытаясь обдумать ситуацию, которая попахивала, как говорил один мой 'бездарный' друг, тухлой рыбой. А 'бездарный' он, по мнению 'великого и ужасного' Магистра Теоро.
  - Ты когда последний раз в театре был?
  - Нуу, - я задумчиво взлохматил волосы и ответил,- лет пять назад.
  - Ты что!?
  - Что? Что? Театр это не мое, - моё отражение развели руками и схватилось за каштановые волосы, которые отрасли почти до ушей, хотя ещё вчера на том месте был привычный короткий ёжик.
  - А как же искусство?
  - Магическое?
  - Да иди ты со своим 'искусством' - она развернулась и попыталась уйти.
  - Кайли, постой, - попросил я, - можешь хоть сказать, чем я занимался три недели?
  - С какой стати мне тебе что-то говорить? - с вызовом спросила она. Всё! Приплыл корабль к родной гавани и якорь бросил. Теперь с ней спорить бесполезно. Видно очень сильно её обидел с этим театром.
  - А я схожу с тебой на любое театральное представление, - выставил я предложение.
  - Ты что-то бормотал про 'Центральные узлы силы', - сказала она и вышла из гостиной. А я тут же полез во внутренний карман за кольцом, пытаясь убедить себя, что всё это дурной сон. Перейдя на Истинное Зрение, я поперхнулся воздухом.
  - Твою мать, - придушенно прошептал я пустоту, ещё раз крутанул в пространстве структуру созданного заклинания, где произошли значительные изменения, и убрал его в карман куртки, поморщившись при виде нестриженных ногтей и в тысячный раз проклял свою одержимость, после которой вечно появляются проблемы.
  'Надо бы немного поспать', - сама собой возникла мысль при виде тёмных кругов под глазами, которые полностью завершали образ 'нежить обыкновенная'. Магистр Теоро как-то поднял свежий труп, так он по моим воспоминаниям выглядел получше меня нынешнего. Тогда нежить резво вскочила и без каких-либо сложностей посеменила в указанную Магистром сторону, чтобы быть втянута в огненный смерч, который тогда создал кто-то из боевых магов.
  В последний раз взглянул на тощего юношу с карими глазами в когда-то белоснежной рубашке - сейчас она представляла собой кусок помятой серой ткани - и потертой коричневой куртки из кожи с подпалённым правым рукавом - последствия неудачно​ созданного магического амулета из Сферы Огня, после которого остался вот этот черный рукав и здоровенный ожог, доходящий до предплечья. Как сейчас помню запах сожжённой кожи и боль, которая раскалённым прутом пронзила руку.
  Крутанувшись на каблуках, я резко развернулся и проделал путь, по которому пришел. Решение всех проблем уже почти сформировалось в моей голове: к полудню оказаться под воротами Магической Академии, затем на кафедру Артефакторики, узнать какие еще занятия остались на сегодня, после окончания учебного дня бежать по всем преподавателям, а в особенности до Магистра Теоро, моля всех богов, чтобы на меня не успели сдать Тайрону Шаю, директору нашей славной Академии, а по совместительству Архимагу Сферы Воздуха.
  - Всё будет хорошо, - я вдохнул и открыл тяжеленую дверь, которую Кайли сдвинула без каких-либо усилий.
  - Альдис, какой-то ты слишком спокойный для того, кого скоро из Магической Академии выпрут. Никуда не спешишь, ни бежишь, да и лицо слишком спокойное. Странно это. Или ты решил, что стезя мага это не твое, - прозвучало, как только я вступил на крыльцо.
  - Хватит язвить, Кайли, - чтобы она не успела мне ответить, я тут же обратился к мирно попивающему чай господину Гвири: - Мастер Дерро, нужны ли вам ещё амулеты на продажу? - раз уж у меня осталось немного времени, так почему бы не решить вопрос с финансами, а точнее с их полным отсутствием, как я изначально и собирался, направляясь к этому дому.
  - А что хочешь сделать парочку? - глаза Мастера Дерро сразу же блеснули, показав тем самым, что он не прочь подкинуть мне небольшую работенку.
  - Два, - я взглянул на башенные часы и с сомнением произнёс,- даже три...
  - Кайл...- попытался по привычке крикнуть господин Гвири, но тут же получил миниатюрный ладошкой по своей лысина, которая сопровождалась нежным голосом:
  - Дядюшка, я стою рядом с вами. Сейчас принесу все необходимое.
  - Спасибо, - сконфуженно промямлил господин Гвири, наблюдая за тем, как его племянница впорхнула в дом.
  Между тем я снова​ протиснулся между перилами и креслом мастера Дерро, чтобы плюхнуться в мягкое кресло. Обведя глазами стол, я в недоумении нахмурился, потому что на светлом дереве не оказалось нужного мне бумажного свертка, хотя на краю стола лежала небрежно скомканная оберточная бумага...
  - Альдис, ещё раз спасибо за пирожки, - будто бы читая мои мысли, господин Гвири засунул в рот свою излюбленную трубку ярко-оранжевого цвета и закурил, пустив необычный темно-голубой дым, - пирог тоже был неплох.
  - 'Сам виноват', - мысленно вдохнул и тут же дёрнулся, потому что некая особа резко поставила перед моим носом две знакомых шкатулки.
  - Не бойся, - усмехнулась девушка, - ты же будущий маг. Последние слова прозвучали так, будто бы мне никогда не стать настоящим магом, а моё призвание стоять с кнутом где-нибудь на обширных Молочных Полях и подгонять коров.
  - Дядюшка, я отойду на пару часов. Надо на рынок сходить, - за это мне и нравилась Кайли. Она постоянно двигалась и не сидела на месте. Поэтому я прощал ей всё, даже небольшие оскорбления моей скромной персоны.
  - Хорошо, - благодушно сказал господин Гвири, а Кайли уже спрыгнула с крыльца и пошла в сторону рынка, помахивая плетенной корзинкой. - Слишком буйный у неё характер. Ты не обижайся, она это не всерьез.
  Я выдохнул и кивнул, подвигая поближе две шкатулки из светлого дерева, одна из которых была украшена серебряным узором, изображавшим переплетение корней и листьев. Ее я и открыл, достав два магических манипулятора из темно-зеленого металла о'ри, предназначенных для построения магических контуров и линий. -
   Мастер, напомните, во сколько обошлось это чудо? - выговорил я, погладив виноградная лозу, которая была выгравирована на манипуляторах, напоминающих спицы для вязания, поэтому дураки, которые не понимают их пользы часто называют Магистров Артефакторики 'старушками'. Под дураками подразумеваются, конечно же, маги с Факультета Боевой Магии.
  - Пятнадцать бриллов, - с гордостью сказал Мастер Дерро, выдохнув дым.
  - Стоящая вещь, - только и смог сказать я, ведь это целых семь с половиной тысяч золотом.
  Слишком дорогой металл, слишком мало его добывают, слишком высоко ценится магами - и это далеко не полный список, обосновывающий его цену. Но только глупец считает, что манипуляторы бесполезная трата денег. Возможность более точно управлять магическими энергиями при создании амулетов бесценна! Кто бы, что не говорил. К тому же магические линии получаются намного тоньше, тем самым экономя место в кристаллах-вместителях магических плетений.
  Без вот этих двух 'спиц' невозможно было бы создания плетения в моем кольце. Можно, конечно, использовать руки для манипулирования магическими потоками, но чтобы создать нужную толщину и длину линии нужен огромный талант и опыт. И если пытаться сравнивать, то линии, которые я создаю руками, похожи на толстых некрасивых гусениц, а линии, созданные при помощи манипуляторов на обычные нитки, используемые для шитья.
  Отложив мечту о манипуляторах из металла о'ри на дальнюю полку в своей голове и закрыв ее всем чем только можно, я открыл вторую шкатулку, наполовину наполненную кольцами, подвесками, серьгами, кулонами и разной мелочью из золота и серебра с разного размера драгоценными камнями.
  - Что сегодня в столичной моде? - попытался пошутить я.
  - Сделай пару колец и кулон, который в форме филина.
  - Заклинания?
  - Два 'Огненных шара' и 'Водяной Купол',- выплюнув столб дыма, господин Гвири, поерзал в кресле усаживаясь и налил себе чашку ароматного чая с травами.
  - Сжальтесь, - я страдальчески закатил глаза, - огонь совершенна противоположная моей специализация. Вы же сами это прекрасно знаете. Может лучше 'Ледяные Иглы' или 'Водяную Стрелу'?
  - Нет. Нужна только Сфера Огня. Заказчик очень сильно на этом настаивал.
  - Размеры, пожелания? - смирился я.
  - Малый размер с возможностью подзарядки.
  - До сколько раз? - немного мрачно добавил я. Переплетать бессчётное количество раз Контур Перезарядки может только безумец.
  - До пяти.
  - Для 'Купола' то же самое?
  - Нет, это самое простое, - мастер Дерро качнулся в своём кресле. Взглянул на башенные часы и вздохнул. Если с обычным отводящим воду бытовым амулетом можно управиться максимум за полчаса, то два боевых заклинания, да ещё не из моей Сферы - это проблема. Не очень большая, но проблема.
  - Что по деньгам, - я с сомнением покосился на три драгоценных предмета: один кулон из серебра и два кольца из золота. Думая, что можно отказаться от этой затеи и сделать только 'Водяной Купол'
  - Три с половиной, - как-то даже небрежно сказал господин Гвири. А может успею? Раз дают такие деньги, то видимо заказ у владельца небольшой магической лавки уже давно висит. При обычных условиях мне бы перепало одна или полторы монеты, а так просто неслыханной щедрость. С чего бы?
  - Четыре и по рукам, - я протянул руку, надеясь, что он ее не пожмет, но, о чудо, главный скупердяй нашей столицы, а может даже страны, своими пухлыми, немного влажными пальцами сжал мою ладонь.
  - Но боевые нужны сегодня, иначе оплаты придется ждать, пока смогу их распродать.
  Немного поразмыслив, я решил начать с самого простого - сделать обычное бытовое заклинание, защищающие от дождя. 'Водяной купол' одно из простейших заклинаний, которое строится из нескольких Водных Знаков и переплетения силовых линий. Работы на тридцать минут, если не особо стараться. Проработает часов сто-двести, если об стену бить не будут и в структуру не полезет какой-нибудь маг-недоучка.
  Как только я перешел на Истинное Зрение, мир тут же окрасился в сероватые тона с вкраплениями разных цветов. Все это придавало миру совершенно не привычный вид. Для обычного человека, но даже для ученика мага этот мир совершенно обыденный.
  Мои руки представлялись как два синих сгустка энергии, которые потянулись к антрацитово-черным полоскам на сером столе, на самом деле являющимися магическими манипуляторами. Как только руки прикоснулись к холодному металлу, в Истинном Зрении, они тут же окрасился в синий цвет - цвет моего ауры, а если говорить научным языком, то в цвет 'индивидуального магического поля'. В этом и заключается вся суть метала о'ри - ты как бы становишься с ним одним целым, да и никогда не узнаешь, что за заклинание запихнул маг в амулет, сделанный из этого металла. Как сейчас вместо обычного переплетения линий сплошной черный цвет, которым представляется плетение, заключённое в каждый из манипуляторов.
  Быстро набросав каркас заклинания, я потихоньку начал вплетать его в маленький аметист, добавляя всё новые и новые узоры, пока передо мной не предстал купол из переплетенных между собой линий с Малыми Узлами Силы: два по краям и один по центру.
  - Вроде бы все, - я еще раз крутанул в пространстве структуру заклинания, проверил ли на месте стабилизаторы и удовлетворенно кивнул, переходя на Обычное Зрение. Мир тут же завертелся, а живот скрутило болезненным спазм - последствия переключения между зрениями. Вскочив с места, я спустился на каменную мостовую и радостно спросил:
  - Опробуем?
  - И как же? На небе ни облачка, - прищурившись, сказал господин Гвири.
  - Чаем в меня плесните, - предложил я.
  - Стоять! Дайте я хоть амулет активирую! - закричал я, когда увидел, что владелец магической лавки, не особо задумываясь, замахивается кружкой, тем самым собираясь превратить меня совсем похожим на бездомного, странно, что до сих пор не посадили в Дом Заключения наши доблестные стражи.
  - Готов?
  - Да, - я послал мысленную команду в амулет, который повесил на шею, и перешел на Истинное Зрение, наблюдая за тем, как растягивается невидимый купол.
  - Хорошо, Альдис, - я тут же перешел на Обычное Зрение и поморщился от очередного приступа тошноты. В шаге от меня была лужица чая, который быстро испарится под лучами летнего солнца.
  На два амулета с заклинанием 'Огненный шар' я потратил целых два часа и остатки своих сил. Пока плел последние линии у третьего за сегодня амулета, руки дрожали, линии получались какими угодно, но точно не прямыми, пот катился по спине, лицу, казалось, что я попал под дождь и у меня намокала одежда. Из последних сил наполнил амулеты с энергией достаточной для одной активации. После этого я облегчённо выдохнул. Если бы не манипуляторы, то точно бы не справился, а так линии намного тоньше тех, которые я руками делаю, следовательно, расход энергии многим меньше, хотя для более сильного мага это не значительно.
  - Закончил, - я аккуратно положил два золотых кольца с огненными опалами на стол и вопросительно взглянул на господина​ Гвири.
  - Надо бы проверить, - с сомнением проговорил господин Гвири.
  - Вы же сами знаете Положение 'О применении магических конструкций в черте города'.
  - Ты еще про закон 'Об оказании услуг магического профиля' вспомни, - аж хрюкнул господин Гвири. - По нему тебе уже должны были отрубить правую кисть, наложить денежный штраф и отправить в Северный Город на пару лет.
  - Не напоминайте, - перед глазами всплыли строки из закона: 'При использовании заклинаний из Области Боевой Магии без разрешения, которое утверждено Его Королевским Величеством и Высшей Магической Школой, к ее использующиеся применяются карательные меры, зависящие то степени используемого заклинания и его силы. В этой же мере наказывается и создание амулетов и артефактов'. Исходя из этого разрешением является диплом Магической Академии или распоряжение Короля, но ни того ни другого у меня нет так, что приходится ходить по краю и создавать боевые амулет минимальной мощности, хотя Тринадцатый Отдел может докопаться и до этого.
  - Кому хоть понадобились два боевых амулета?
  - Альдис, не лезь, куда тебя не просят. - Перекосило господина Гвири, но он тут же переключился на другое. - На сколько хватит?
  - Если накопитель набить под завязку, то на выстрелов пять-шесть точно хватит, и структура продержится без вмешательства две, - внимательно приглядеться к структуре, которая получилось точь-в-точь как учебнике, хотя моя даже лучше - линии намного тоньше и дополнительный Компенсатор смог воткнуть. Я с уверенностью произнёс: - даже три перезарядки.
  - Неплохо, - с этими словами на стол, красиво перевернувшись в воздухе, приземлился туго набитый кошель, а рядом с ним легли три золотые монеты, блеснула гербом нашего короля, изобразившего огромного каменного голема, старающегося разломать древний замок с тремя башенками и огромными воротами.
  Быстренько спрятав три золотые монеты во внутренний карман, туда, где лежит кольцо, я подбросил в руках кошель, набитый серебром и медью и удовлетворенно кивнул. Теперь не придется месяц искать деньги, а может даже два.
  - До свидания, Мастер, - я с уверенностью спрыгнул на каменную мостовую, чтобы тут же присесть - голову схватила ужасная мигрень, которая, по моему опыту, пройдет минут через пятнадцать, если полежать в каком-нибудь прохладном месте, но самая большая стрелка городских часов уже находилась на пол пути к цифре один, показывая, что если я не потороплюсь, то в Академии можно не появляться до завтрашнего дня.
  - Увидимся, - я махнул рукой владельцу магической лавки, получив в ответ поднятие его неизменной трубки.
  Сделав каких-то шагов триста, я опустился в прохладную тень двухэтажного дома, Милостью Миты построенного здесь. Одежда прилипла к телу, а в глазах всё плыло, а самое страшное я никак не мог заставить ноги продолжить идти. Было лишь одно желание: остаться в этой тени и поспать часиков пятнадцать-двадцать.
  Магическое истощение это вам не шутки. Слава всем богам, что ещё в обморок не падаю, хотя если продолжу идти в том же духе, то могу расплачиваться прямо по середине дороги, а камни в полдень нагрелись уже как сковородка и не самым лучшим решением будет на них лежать, если ты не собираешься стать омлетом.
  - К демонам, - я со злостью посмотрел на палящее солнце, которое профессионально пыталось меня убить, и поплёлся в один переулок, надеясь, что это именно он и я ничего не путаю.
  
  
  ****
  
  
  - Брыы.... Стой, дура, - карету затрусило. Хотя? Какую к демонам карету? Мертвецов в прощальных кортежах с большими удобствами возят! Телега! В которой всякую поклажу возят!
  - Пол квириана - извозчик требовательно протянул грубую ладонь, обдав меня смрадом изо рта и показав гнилые пеньки зубов в подобие улыбки.
  - Ты мне новую задницу за пол квириана вернёшь? - я попытался изобразить такую же улыбка. Почему там оказалась только эта телега? А нормального экипажа не оказалось? А чего удивительного? Кому охота по такой жаре ноги бит? Вот все и разобрали, и осталось только старая кляча и точно такой же извозчик.
  Видя, что мой собеседник нахмурил брови и пытался совместить два и два, я страдальчески закатил глаза к небу и отдал ему четыре медные монеты, спрыгнул с телеги, поморщившись от резкой боли в пояснице, и похромал к огромным воротам Академии, сделанным из стали, которая закручивалась в странный узор: множество хаотично перекрученных линий, напоминающих мне плетение какого-то заклинания, но сколько я не переходил на Истинное Зрение, ни капли магии в них не заметил. Направился не со всем к воротам, а к маленькой дверце немного слева, у которой расположились два мага в ярко-красных мантиях - Боевого Факультета.
  - Сегодня точно не мой день. Мита, чем я так тебе не угодил?
  - Альдис! - широкоплечий юноша прервал разговор со своей собеседницей и глаза цвета неба уставились на меня, будто бы не веря, что перед ним Альдис Велио. Думаю, еще бы чуть-чуть, и он бы попытался меня потрогать, чтобы удостоверится в моей материальности. - Нейра, да это же Альдис!
  - И что? - немного полная девушка с гривой рыжих волос с непониманием взглянул на Жака де Ризо - редкостного урода с огромной родословной из благородных предков, к которому у меня развилась стойкая неприязнь.
  - Вся Академия решила, что он наконец бросил мечту стать магом и решил попытать удачу... Как там выразилась твоя сестра? А точно! Вспомнил! 'В сельское хозяйство подался, а если точнее свиней начал выращивать'. Я-то сначала не поверил. Думал, что не может наш Альдис да в свинопасы, а сейчас все сомнения исчезли. Но свинопасы и те выглядят приличнее. Ха-ха. Скрипнув зубами, я промолчал, потому что Гвен могла и не такого наговорить.
  - Жак, может быть просто пропустим его? - я с благодарностью взглянул на девушку, которую сперва не узнал. Но теперь вспомнил, что недавно помогал сделать работу по Артефакторики.
  - Так он же из 'старушек', - почти выплюнул Жак. - Крысы тыловые.
  - Жак, когда в последний раз что-нибудь сложнее простого огненного шара создавал? - не смог стерпеть я.
  - Неужели голос прорезался? Или забыл, как в Яме от меня убегал. В голове галопом пронеслись те памятные события...
  
  
  ****
  
  
  Яма. Огромный овраг, сделанный ещё при Короле Квириане Сереброносном, где-то триста пятьдесят - четыреста лет назад. Большой котлован глубиной двадцать, длиной в триста и шириной сто пятьдесят метров. Проклятый Магистр Теоро заставил вызубрить эти цифры. Стены уходили вертикально вверх на каких-то десять метров, а дальше начинались скамейки, которые располагались по кругу, превращая этот стадион в огромный древний Колизей, стены и пол которого Маги Земли уплотнили настолько, что делая шаг, казалось, что ступаешь по куску гранита, который огромный великан вырвал из гор, а потом, взяв огромный нож, срезал все неровности, превратив в гладкую плоскость.
  Никогда не любил Яму с её огромными магическими щитами, закрывающими зрителей от попадания случайных заклинаний, зевак, пришедших поглазеть на устраиваемое каждое пятнадцатое число второго летнего месяца представление - огромные игры, где потерять голову легче, чем победить. Не люблю вечные ухмылки Магистра Теоро, который все говорит, что даже самый тупой крестьянин плетет заклинания быстрее меня. В эти моменты мне даже противопоставить ему нечего. Насколько быстро я могу создать Узор Заклинания в спокойной обстановке, настолько безобразно у меня получается плести в полевых условиях. Но в особенности не люблю предыдущего победителя Турнира - мою 'любимую' сестрицу, которой только недавно попала в Магическую Академию, а уже Чемпион.
  Я исподлобья взглянул на одетого в бордового цвета мантию с кожаными вставками из кожи Морского Ящера, являющимся далёким предком драконов, Жака, который с ухмылкой переключался с Истинного Зрения на обычное - я заметил легкие всполохи Силы у него перед глазами. Самое обычное упражнение, которое помогает подготовить зрение к быстрым переходам.
  - Что, Альди? Готов к поражению? - ухмыляясь, сказал он.
  - Не называй меня так, Жаки, - ответил я ему той же монетой.
  - И как ты меня остановишь?
  - Приготовиться, - прокричал Магистр Теоро​, стоя за боевой площадкой в зрительных рядах.
  - 'Кто тебя тянул за язык, ослина?' - вопрос был задан моим здравым смыслом, который ещё очень мягок и лояльно отнёсся к моим умственным способностям. Я намного хуже осла - у этого существа мозг имеется, а у меня он полностью отсутствует. Как сейчас помню, как я вляпался в эту ситуацию. Именно вляпался, никак иначе, то и не назовёшь. К тому же по собственной дурости.
  
  
  ****
  
  
  - ...последние. Если вы перепутаете линии, то вместо 'Каменного Шипа' у вас получится маленькая горка песка или разбитое лицо из-за камня, который разлетится во все стороны. - Магистр Теоро поправил свою старую мантию и взглянул на нас одетых во что попало.
  - Когда вас бездельников заставят ходить в нормальной форме? - он посмотрел на пятнадцать человек, сидящих в аудитории, с презрением при этом поправил свою когда-то оранжевую мантию, сейчас больше похожую цветом на красную глину.
  - Боюсь вас огорчить, метр, - на последним слове голос Миро немного изменился прибавив пренебрежительным ноток, - но у нас ее просто нет.
  - Да-да, - уйдя в себя, сказал Магистр Теоро,- как я мог забыть, что у вас даже мантий нет.
  - Последние, что я хотел сказать, - отмер он через несколько минут. - Через неделю от каждой группы понадобится по человеку для показательных выступлений, - он сделал небольшую паузу, пытаясь показать значимость этого события, - также могут выступить все желающие, количество участников не ограничено. Покажите, бездари, чему вы научились за два года обучения в этих славных стенах.
  Через пять минут полной тишины Магистр сказал:
  - Желающих, как я и ожидал нет. Что взяться Факультета Артефакторики? Кто выступит, тому выставлю отличную оценку по теории и практики боевой магии, - видя, что никто даже не почесался, он добавил: - Независимо от того победите ли вы или нет.
  - Согласен, - не до конца осознав, чем мне это грозит, я поднял руку. Потому что с первого раза сдать экзамен у меня точно не получится, как и со второго, а может и с третьего... А посещать всё лето дополнительные занятия этого старого зануды - выше моих сил.
  - Альдис, не удивлен, - он как показалось, кивнул каким-то своим мыслям и продолжил: - Кто-нибудь ещё? - в аудитории больше никто не пошевелился.
  - Метр, заканчивайте этот балаган. Доброволец у вас нашёлся, так что можете нас уже отпускать. Тем более занятие минут пять назад закончилось.
  - Занятие закончено, - с яростью взглянув на Миро, почти выкрикнул Магистр, - жеребьевка через три дня. Поэтому я настоятельно прошу Вас - он сделал небольшую паузу, - Альдис Велио там появится. - следом он ещё раз недовольно цокнул и выговорил: - Все свободны.
  
  
  *****
  
  
  К слову сказать, на жеребьевки я так и не появился, да и на сами Игры меня приволокли, потому что я проспал. Отчётлива помня, что занятий завтра не будет и можно поспать подальше, я преспокойно дремал в своей постели. Какого же было моё удивление, когда моя драгоценная сестрица, вереща как кот, которому кто-то очень 'умный' наступил на хвост, но ему было этого мало, и он ещё пару раз пнул бедную животину, и чтобы добить проклинающего весь белый свет пушистого, окатил холодной водой, вытащила мое сонное тело из теплой постели и притащила меня в Академию.
  Вот так я немного сонный, помятый и недоумевающих в одной рубашке и штанах попал в Яму и сейчас смотрел на полностью готового к сравнению Жака, сжимая заготовку моей годовой работы по Магическому Конструированию, которую мне успел сунуть кто-то из моего Факультета, пока меня за ворот тащила сестра.
  - Внимание! - крик, усиленный заклинанием из Сферы Воздуха оглушал. Боюсь представить какого обычным горожанам, которые пришли посмотреть на развлечения магов, и сидят рядом с Магистром Теоро. Не смотря на ранний час почти все места огромного колизея были заняты.
  Подготовительная команда прозвучала, следовательно, у меня есть тридцать секунд, чтобы сплести что-нибудь смертоносное для атаки... Или, что более реально, для защиты. Но ставлю сто золотых против несчастного медяка, что Жак 'напрягаясь' создаёт банальный огненный шар.
  'Плеть Вироса' или 'Молот Рерна? - возник вполне логичный вопрос. В атаку идти смысла нет. Раздавят грубой силой, поэтому придется окопаться и молится, что Жак настолько тупой, каким я его считаю. Конечно же 'Плеть Вироса'. Она и создавалась для сфероидных заклинаний. Да к тому же боюсь, что не успею вовремя создать 'Молот Рерна' - это заклинание создаётся при развертывании заклинания оппонента, чтобы успеть расплющить структуру пока она не укрепилась. Но плюс в нём то, что ошмётки заклинания угодили бы прямо в Жака, и встреча хоть и не полностью сформированным огненным шаром то ещё удовольствие.
  Истинное Зрение, силовые линии несколько знаков дестабилизации и три компенсатора, Цент Силы и заклинание готово. Я взглянул на Жака, который почти сформировал своё плетение и осталось только его активировать, но для этого придется ждать команды.
  - Начинайте! - громогласно разнеслось над Ямой.
  Не успела последняя буква отразится от крайней стены стадиона, как в меня весело скворча летел огненный шар размером с маленького телёнка, я от неожиданности чуть не активировал плеть, но кое-как сдержался. Когда от шара до меня было шагов десять, я выпустил плеть, которая в обычном зрении представляла собой обычный прозрачный хлыст, который красиво рассёк огненный шар на две равных половинке, осыпавшиеся на каменный пол и оставившие два черных контура на идеально ровном полу.
  - Раздерите меня все демоны Изнанки, - не прошло и пяти секунд, как, разрывая чадящие остатки первого шар, вылетел второй. На этот раз Жак силы не пожалел, и он был размером с хорошего такого быка.
  Проклятые остаточные контуры! Сплести плеть я точно не успеваю. Я с замиранием сердца посмотрел на огненный шар, приближающийся с неотвратимостью топора плача, опускающегося на шею преступника. Усиленно работающий мозг смог выдать только один вариант - бежать. И чем быстрее, тем лучше! Ноги стремительно стали уносить моё тело с траектории движения огненного шар. Самое удивительное, что у них это получилось. Огненный шар кляксой расплылся о стены Ямы, обдав меня только жаром.
  Я с завистью оглянулся на Жака, который плел очередное заклинание. Я бы с такой растратой энергии давно слег от магического истощения, а этой холеной хари хоть бы что. Даже не вспотел.
  - Где вас таких рожают, - перед мои носом в несколько ударов сердца выросла двухметровая каменная стена, которая плавненько растянулась от Жака и до ближайшей ко мне стены Ямы, преградив выбранный мной путь.
  Что-то тут не так. Но что? Странная мысль возникла в голове, пока я бежал в противоположную сторону, где на пустом месте выросла точно такая же стена, обрезая мне все пути к отступлению.
  'Как жук в бутылке' - пришла на ум подходящая аналогия, а возле самого горлышка стоит радостный охотник, который смог особо не напрягайся заманить безмозглое насекомое в такую простую ловушку.
  - Сдохну, но сотру эту мерзкую ухмылку с твоего лица,- со злостью выплюнул я, наблюдая за этим напыщенным дворянином, который был полностью в себе уверен. Чтобы меня окончательно вывести из себя он помахал мне ручкой, как какой-нибудь девице. Скулы сами собой сжались, а воображение уже рисовало просящего о пощаде Жака.
  Жак снова плел какое-то заклинание - это было видно по характерным мамам руками. Это заставило меня поторопиться и начать плести каркас своего заклинания. Линии магического контура при этом делались любыми, но не теми, которые были нужны. Руки тряслись, будто бы я не пил уже несколько десятков часов после десятилетнего запоя, в глазах все плыло, одежда неприятно прилипла к телу, и создавалось ощущение, что время безжалостно утекает и если не поторопится, то, вряд ли, я приду сегодня домой к ужину. Если вообще приду...
  - Хорош маг, - процедил я, - даже заклинание одно сплести не может. Трус и слабак! Не знаю, что помогло эти слова или то, что боги наконец-то повернулись ко мне лицом, а не одним задним местом, но руки перестали сильно дрожать и линии магического контура начали становиться на свои места.
  - Сейчас будет весело! - я с придыханием посмотрел на получившееся плетение, которое создавалось довольно-таки долго по моим ощущениям, но Жак до сих пор корпел над своей структурой, а я начал потихоньку вливать в заклинание 'Рой стрел' силу активируя его. Передо мной возникла первая стрела, за ней появилась вторая и так в плотном строю выстроилось семь ледяных стрел, которые можно сравнить с болтами, использующимися в арбалетах. Последние капли сил ушли неожиданно, но я направил руку в сторону противника и активировал заклинание, отправив стрелы в полёт, и они словно свора диких собак устремились к Жаку, заставляя меня выдохнуть - я думал, что в управляющем узоре ошибка, но все обошлось.
  Будто бы издеваясь надо мной, Жак закончил творить​ свое заклинание. 'Огненный Вал'. Я выдохнул и в бессилии опустил руки, потому что ледяные стрелы, подражая крысам ведомым слепым поводырем, скрывались в нарастающей волне огня, которая с каждой секундой набирала силу. Вскоре первые языки пламени коснутся моего тела и поджарят меня на зависть углям в кострище, а уже завтра меня отпоют в храме Нарисы. Перед глазами очень ярко встали белые цветы и закрытый гроб, чтобы скрыть то, что осталось от моего тела. Именно останки! От меня вряд ли останется что-нибудь кроме кучки пепла и нескольких костей. Все остальное поглотит ненасытный огонь. От моего завораживающего будущего закружилась голова, и я по привычке засунул руку в карман своих штанов, где оказалась моя годовая работа - медальон из серебра с маленьким лазуритом в центре, выполненный в форме обычного щита.
  - Может быть ещё не конец, - прошептал я и сорвался с места, силясь урвать у нарастающей волны огня лишние метры.
  'Огненный Вал' или 'Огненное озеро' заклинание постепенно набирающие свою мощь за счёт силы мага и своей неуправляемости. Поэтому можно поаплодировать Жаку, закрывшему меня между двумя 'Каменными Стенами' и стеной Ямы, а потом пустившему огненную смерть. Камень под ногами будет постепенно нагреваться, превращая и так не прохладное место в огромную сковороду. Остаётся только два пути: учится летать или попытаться прорваться через узкое горлышко, в котором Жак продолжает напитывать силой своё заклинание. Зрители, которые наблюдают за нашим боем скорее всего думаю: 'Почему этот придурок бежит на верную смерть​?' Ответ прост как дважды два: с каждой секундой действие заклинания Жака усиливается, а, следовательно, мой шанс превратиться в прекрасный образец жареного мяса всё увеличивается и увеличивается. Но у меня появились хоть какие-то очертания плана, который возможно спасёт мою бесценную жизнь от этого безжалостного огня.
  Каждый следующий шаг даётся всё труднее. Шаг. И Волна огня уже на расстоянии десяти метров, ещё шаг и жар, исходящий от огня становится невыносим и, кажется, что он пробирается до самых внутренностей. Из последних сил держусь ещё несколько секунд и активирую амулет.
  - Фуух, - я облегчённо выдохнул, наблюдая за тем, как вокруг меня потихоньку кристаллизуется лёд, формируясь в прозрачный доспех, который стал непреодолимой преградой для огня, закручивающегося вокруг меня. Воздух потихоньку стал охлаждаться и больше не обжигал ноздри. Я ненадолго сбился с шага и сделал секундную заминку, чтобы немного насладиться этим завораживающим зрелищем достойным, наверное, самого короля. Пытаясь всё хорошенько запомнить, я глубоко вдохнул и вновь устремился по направлению к единственному доступному выходу, затылком чувствуя, как ведрами вытекает из амулета спасительная энергия.
  Через какие-то мгновения после активации амулета у меня резко закружилась голова, да так резко, что я чуть не распластался на раскалённом камне. Я влил в последнее заклинание слишком много силы и вот потихоньку меня начинает нагонять откат. А чего ещё ждать? Если в моём Источнике Силы энергии хватит разве что муху прибить. Если быстро отсюда не вырваться, то через несколько минут моё сознание улетит далеко-далеко и вернётся через часов шестнадцать - в лучшем случае. Мысль показалась настолько притягательной, что я почти был готов поверить, что через каких-то пару шагов от меня стоит кровать с взбитой подушкой, поджидая сонного путника, спасающегося от огня. Она словно волк поджидала свою будущую жертву. Я потряс головой. Ведение отступило, вернув меня к горькой реальности.
  И вот, когда даже до моих сапог дошло, что ходить по раскаленному камню не самое лучшее занятие для изделия из кожи в океане огня, окружившим меня со всех сторон показался просвет, в котором отчётливо виднелся силуэт человека.
  - Сдохни, - выкрикнул я и из последних сил прыгнул в спасительный проём между двумя каменными стенами, вываливаясь из огненного плена, и на остатках угасающего сознания попытался ударить эту наглую харю.
  
  
  *****
  
  
  - Вспомнил? - лицо Жака так и лучилось довольством.
  - Может, просто пропустишь меня? - я посмотрел на Жака, стараясь достучаться до остатков человечности в его сердце.
  - Я, конечно, тебя пропущу, Альдис, - когда я почти облегчённо водохнул, он добавил: - но не сразу.
  - Проходи, - девушка в рыжей мантии приоткрыла дверь, тем самым пропуская меня, не теряя спасительного шанса, я нырнул в дверной проем.
  - Ты чего?! - в растерянности раздалось со стороны Жака, который не ожидал такой подставы от своего факультета.
  - Альдис, стой! - крик Жака мне даже понравился. В нем смешалась все растерянность и недоумение. Он все никак не может простить тот синяк, который украшал его лицо практически на две недели. Мне потом рассказали, что перед тем как вырубился хорошенько заехал правой рукой по мерзкой роже Жака. Хорошо, что тот бой додумались остановить, а то бы ещё несколько усилий и можно было бы даже погост не искать - все равно собирать нечего бы было. - Стой, придурок! Тебя Тйрон Шай уже неделю ищет.
  - Спасибо! - наверное, я был в большей растерянности, чем Жак, когда меня пропустила та девушка в оранжевой мантии. Но он мог спокойно промолчать и тогда мне бы не только пару ласковых слов сказали о моих умственных способностях, но и какую-нибудь​ гадкую работу придумали бы, например, очищать Залы Лекарского Факультета. Е
  щё намного шокированный добротой Жака, я уже переставлял две ноги по площади Союза, в центре которой была установлена огромная статуя, ставшая причиной такого названия. Она двумя огромными каменными испалинами встречала всех входящих в Академию. Один гигант из камня изображал самого обыкновенного мага: в обычном балахоне, двумя руками схватившись за огромный посох, украшенным на вершине пикой. Перед магом стоял воин в шлеме с забралом и пластинчатом доспехе. Солдат в левой руке сжимал самый простой прямой меч, а в правой он с натугой, которую очень хорошо удалось передать создавшему сцену скульптору, удерживал ростовой щит. В него ударяла каменная глыба, тем самым воин спасает мага от вражеского заклинания. Скульптура символично изображает 'дружбу' Ордена Магов и Гильдии Воинов. Это товарищество выразилось даже на камнях, по которым я шел. Одни были темно-вишневого цвета, а другие тёмно-синего, отожествляемые с Гильдией. Красный, соответственно, ассоциировался с магами. Поэтому среди студиозов она называлась 'шахматной'.
  Точно такая же скульптура стоит в Академии Воинского мастерства, расположенной за городом, хотя отдельный корпус есть и в самой столице.
  Сразу же вспомнились уроки Мастера Трори, который весь первый и второй курс пытался​ вдолбить в меня азы фектования. Увы и ах. Я оказалась совершенно не обучаемым, хотя несколько простых движений удалось запомнить. Особенно хорошо запомнились уроки конного мастерства. Если просто в управлении лошадью я ещё ничего - в седле удается удержаться, то после того как мне дают меч или копьё все занятие превращается в комедию. Хорошо, что Факультета Артефакторики особо не мучают с боевым взаимодействием с войсками, а вот боевиков гоняют в хвост и в гриву. От этой мысли сразу стало тепло на душе.
  Двадцать восемь, двадцать девять, тридцать. Ступеньки кончились, а я быстрым шагом прошел сквозь маленький парк, вечно утопающей в тени, которую создают огромные ели, закрывающие солнце своими огромными​ лапами. Поэтому он со своими скамейками стал для меня оазисом в этой жаровне, жар которой немилосердно проникал сквозь серый камень и нагревал все комнаты и залы Академии Магии, создавая невыносимую парилку, которую я переносил особенно тяжело.
  Двухэтажный корпус, похожий чем-то на огромного кота, который улёгся на тёплую траву поперек саду, вздыбив огромный хвост. Воображение тут же превратило Башню Силы в большой пушистый хвост. Усмехнувшись свои мыслям, я совершил поворот на девяносто градусов и направился к стоящему чуть левее от основного корпуса зданию, второй этаж которого оккупировал и полностью подчинил себе Тайрон Шай, а на первом расположилась вся канцелярия и несколько мастерских. Деревянная дверь с латунной ручкой, как всегда, была открыта. Немного потоптавшись на маленьком крыльце, я сделал глубокий вдох и вошёл в здание. Коридор, растягивающийся влево и вправо, был почти пуст, если не считать красного ковра и многочисленных горшков с цветами на многочисленных окнах. Быстрым шагом я поднялся по лестнице и попал в поле зрения одной старой, но довольно властной женщины.
  - Альдис Велио, я понимаю, - как только я поднялся по деревянной лестнице, раздался противно-кислый голос из-за стола.
  - Собственной персон,- попытавшись изобразить ее голос, я подошёл к столу, заваленного всякой всячиной - от бумаги до письменных перьев и карандашей. Несколько предметов совсем было не опознать.
  - Вы не особо торопились, - констатировала вечный секретарь Тайрона Шая, поправляя что-то на столе.
  - Войти можно? - разговаривать с ней не хотелось, поэтому я хотел побыстрее попасть к Архимагу и получить порцию негодования и ругательств.
  - Да, - с какой-то отстранённостью сказала она и добавила, как только я схватился за ручку двери, ведущий в кабинет директора нашей Академии. - Он вас уже давно ждёт.
  - Я уже понял, - дверь в кабинет очень тихо отворилась. Не знаю, чем было вызвана реакция появление, но она была совершенна неожиданной. В огромном кабинете, большую часть которого занял каменный стол. Демоны! Огромный в длину метра два каменный стол! Вырезанный из цельного куска мрамора! Стол! В первый раз, когда я его увидел, на несколько минут застыл с открытым ртом. Тогда я только-только попал в Академию Магии и всё мне казалось очень удивительным и необычным. Было чему удивляться. Кроме стола в этом кабинете похожим больше на какой-нибудь маленький зал не было ничего, если не считать кресло, в котором сидел сам Архимаг, и одиноко стоящий стульчик, предназначенный для его гостей.
  Сделав несколько оглушительных шагов по деревянному полу, я в нерешительности застыл перед стулом, не зная можно ли мне присесть. А Тайрон Шай, будто бы ничего не замечая продолжил плести плетение.
  - Кхх-кхх, - прокашлялся я, пытаясь привлечь внимание архимага, когда ожидание затянулось и мне надоело стоять. Но он даже не заметил моих усилий и продолжил заниматься своими делами.
  - Простите! - крикнул я, да так, что по кабинету прокатилось небольшое эхо.
  - Молодой человек, не мешайте работать. Заберите документы и можете быть​ свободны, - видя моё замешательство, он добавил: - они на краю стола.
  Действительно, на самом краю стола ближе ко мне лежала маленькая стопка бумаг. Даже не стопка, а несколько листов.
  - 'Отчислен', - слово очень точно подходило к данной ситуации, но следующие слова Тайрона внесли полный разлад в функционирование моего мозга.
  - И, Альдис, - он сделал небольшую паузу, - поздравляю.
  - C чем? - я в растерянности посмотрел на Тайрона Шая. С отчислением уже поздравляют?!
  Но ответа не последовало ни сразу, ни через три минуты, поэтому пришлось совладать с собой и подойти к столу, чтобы забрать бумаги. Рядышком с ними лежало небольшое письмо, которое я тут же схватил и сорвался печать, на которой было отпечатано две большие буквы 'В' в переплетении растительного узора. Слишком знакомая мне печать, без которой в этой семье не происходит ничего важного. Печать деда. Если он адресовал письмо мне, то его нужно прочитать в первую очередь, забыв про архаичный свиток, лежащий рядом. Быстро достав письмо, написанное каллиграфическим подчеркнем деда. Это уже совсем странно. Все письма, адресованные мне, их не так много и было, обычно были написаны его помощниками, а внизу красовалась только лишь его подпись.
  Как только письмо оказалось в руках, глаза забегали по куцему тексту:
  Альдис,
  В этом месяце я буду в столице. Нам необходимо встретиться. Остановлюсь в доме 47. Третий Конный переулок. Не пропустишь.
  Будь там до полуночи тридцать первого числа. Не опаздывай.
  
  В конце стояла размашистая подпись. Ничего ни понимая, я даже перевернул письмо обратной стороной в надежде, что там что-то написано, но это все, что оказалось в письме. Сложив письмо, я засунул его во внутренний карман и потянулся за свитком, который был перевязан синим шнуром.
  Немного оторопело, взглянул на Тайрона Шая, я ещё раз перечитал написанное.
  - Что за бред! - заорал я. - Что значит: 'Присваивается третья магическая степень'? 'Закончил учебу на факультете Артефакторики?
  - Ещё раз поздравляю с окончанием Академии Магии, - очень тихо донеслось от Архимага.
  - С каким, ко всем демонам, окончанием!? Мне ещё два года учится. Это все этот старый пень. Что он затеял!? - в голове сложилась цельная картинка, где художником являлся один разваливающийся старикашка, по которому погост не первый год плачет.
  - Тихо, - Архимаг сказал очень тихо, буквально на грани слышимости, но я услышал и тут же замолчал будто парализованный, попытавшись вжаться в кресло так, чтобы стать наиболее незаметным. Почему-то тут же Архимаг превратился из обычного человека, который стоит рядом с тобой в толпе, в нечто величественное, заставляющие вжимать голову, когда на него смотришь. Меня буравили два синих кристалла, что засели глубоко в глазницах Тайрона Шая, заставляя меня усомниться в том, что я хоть что-то стою против сидящего напротив человека. После осознания этого сразу же захотелось куда-нибудь побыстрее убраться, но главное, что бы это 'куда-нибудь' было подальше от этих глаз, заставляющих сомневаться в своих силах. Следующие слово заставило меня выдохнуть с облегчением и разжать стиснутые зубы. Сам не заметил, как стиснул их. - Свободен.
  Я, стараясь не создавать много шума, сполз со стула и тихо направился к двери. Злить самого сильного мага королевства это занятие для самоубийцы или же для безумца. Я к таковым себя не причислял, поэтому решил спросить все интересующие меня вопросы у одного старика, который жаждет встречи со мной и которого я совсем не хотел видеть. Но зачем я ему понадобился? Что ему от меня нужно?
  - Точно! - звук голоса Тайрона Шая заставил меня сглотнуть вязкую слюну и отдёрнуть руку от ручки двери. На негнущихся ногах я повернулся в сторону сильнейшего мага королевства. - Совсем забыл. Где же оно? Точно помню, что было где-то здесь. - Архимаг резко вскочил со своего кресла и начал рыться в ворохе бумаг на его столе, пока не выхвати одну и быстрым шагом направился ко мне.
  - Твой дядя просил передать это тебе после окончания Академии. Я машинально кивнул, взял маленький бумажный пакет пробормотал слова прощания и вышел из кабинета Тайрона Шая. Не помню, как я попал к выходу из Академии, но буквально через секунду вместо привычного секретаря Тайрона Шая я увидел пустынную каменную мостовую. Даже не видно Жака, который, что совсем странно, не попытался подастовать мне ещё несколько секунд перед моим убытием. Об этом я подумал с жалостью. Больше не будет этих вечных перепалок в коридорах Академии, не будет едких комментариев Миро, обращённых к никогда не меняющемуся магистру Теоро, не будет ничего. Моя учёба здесь закончилась и ворота мне больше никто и никогда не откроет. Мои левая нога отказывалась сделать следующий шаг. Я остановился, чтобы обернуться и в последний раз взглянуть на огромные ворота, которые завораживали меня с того момента, как я их увидел. Невольно ухмыльнулся старенькой караулке, которая стала для меня вторым домом прошлой зимой. Просто не стоит забывать нестабильные стихийные накопители в кабинетах некоторых Магистров. Из караулки только, что вышел Жак и удивленно уставился на меня, а потом нахмурился немного взволновано и махнул рукой. Я помахал в ответ и повернулся к пыльной улице.
  Тем временем в голове словно разорвался огненный шар, заставив меня в панике искать ответы. И моя голова, будто бы старый, покрытый ржавчиной механизм, заскрежетала шестерёнками в поисках ответов на многочисленные вопросы. Что нужно моему деду? Какого демона он покинул свою усадьбу? На кой чёрт притащился в столицу? Зачем дед помог мне закончить Академию раньше срока? Это далеко не полный перечень вопросов, что разрывали мою голову изнутри.
  Сколько бы я ни таращился на пустую улицу, а ответов всё не было. Я взлохматил свои волосы и усмехнулся. Ответы я получу, если только отправлюсь по адресу, указанным дедом. Пустой я все же назвал улицу зря. В тени ближайшего дома, который расположился в шагах двухстах от меня, виднелся знакомый экипаж. Тело тут же заныло. Телега была создана за долго до такого изобретения, как рессоры.
  - Милейший, хотите ещё раз оказать мне услугу и сопроводить меня в место, которое я укажу, - поптылася придать хоть немного веселья я, но мои старания не нашли отклика. С тоской посмотрев в глаза извозчику, я понял, что эти слова растворились в пространстве, не дав никакого эффекта. Он только непонимающе смотрел на меня и хлопал глазами.
  - Эх! - Я одним рывком запрыгнул на козлы рядом с извозчиком, надеясь, что тряска здесь будет менее ощутима, чем в самой коляске, и гаркнул: - Поехали! Третий Конный Переулок! - немного умерев свой пыл, я спросил: - Знаешь хоть где это?
  - Как ни знать? - извозчик улыбнулся и ударил кнутом старую клячу, которая неохотно тронулась вперед. - Он возле Золотого Кольца находиться.
  - И часто ты людей в Золотое кольцо отвозишь? - я с удивлением уставился на извозчика, здраво пологая, что на этой телеги ни один приличный человек не будет приезжать в один из самых лучших ресторанов города. Хоть мне там и не доводилось бывать, но местечко не из дешёвых - это даже я знаю. Кого попало, туда не пускают.
  - Бывало, - односложно ответил мне мой собеседник, но по его фразе можно было сказать, что он почти что каждый день вечерком заезжает в Золотое Кольцо здоровается с управляющим и забирает своего пассажира, при этом выпивая бокал неплохого вина.
  - Ага, - я ещё раз с сомнением осмотрел телегу, - на твоей телеги и в Золотое Кольцо?
  Извозчик, имя которого я так и не узнал, беззаботно кивнул, поправил съехавшую набок соломенную шляпу и откусил от большого яблока, невесть откуда взявшегося, приличный кусок. Ещё раз мне пришлось оглядеть телегу новым взглядом, чтобы окончательно убедиться в том, что ни один состоятельный человек не сядет в эту доживающую свой век рухлядь. Хоть экипаж и ехал довольно медленно, но меня то и дело швыряло то на извозчика, то в сторону маленько бортика, который стал единственным препятствием, удерживающим меня на козлах и не дающим мне выпасть на дорогу.
  Так размышляя над странными вкусами богатеев, извозчиками на телегах и неожиданным окончанием Академии Магии, я прибыл к месту назначения, а именно на Третий Конный Переулок. Немного поразмыслив, я отдал извозчику серебряную монету и спрыгнул на желтый камень, привезённый из Нерио, находившийся вверх по течению Арианы, проходившая сквозь столицу, словно копьё и впадающая в Лазурное Море. Жёлтый камень, который украсил эту дорогу, - это один из признаков Старого Города. Если во всех остальных частях столицы улицы были покрыты серым камнем, то в центре и на нескольких примыкающих к нему улицах мостовая была выложена жёлтым кирпичом. В столице больше ничего не строили из камня, который доставлялся по Ариане и обладал желтовато-золотым оттенкам, по крайней мере, в тех масштабах, что в прежние времена. Ведь в нескольких днях пути в Тисонских горах ещё до моего рождения открыли несколько каменоломен, которые вполне обеспечивали потребности города в камне, хоть как по мне, то лучше бы всё делалось из необычного жёлтого камня, чем эта унылая серость.
  Осмотревшись по сторонам, я чуть не выругался. Улица сплошь была покрыта коваными оградами, за которыми скрывались маленькие усадебки, окруженные большими садами, наполненными разнообразными деревьями и кустарниками. И которая из них была именно сорок седьмой, было не понятно. Ни одной таблички, указателя или хотя бы надписи мне не попалось. Не знаю почему, но гениальная идея пришла неожиданно быстро. Я решил, что нужный мне дом дед снял и за ним, скорее всего никто не ухаживал, поэтому я осмотрел всё в пределах видимости на наличие вволю разросшихся зелёных насаждений или пятнышка ржавчины на железных воротах. Но ни того ни другого заметить не удалось, как и, впрочем, хоть каких-нибудь следов запустения.
  - Эхх, - я вздохнул, поняв, что таким способом мне нужную усадьбу никогда не найти.
  - Чего вздыхаешь, парень? - неожиданно резво раздался вопрос, исходивший откуда-то сзади.
  - Не твоё дел..., - я чуть не сорвался, но вовремя исправился, прикусив длинный язык. - Нужный дом никак найти не могу.
  - Я-то думал дела любовные, - как мне показалось, с грустью произнёс старый дедушка, которому я в пра-пра-правнуки гожусь, если судить по его виду. Можно было сказать, что он застал основание королевства. Ещё самую малость и песок начнёт сыпаться. Вылитый Старик Лейро - персонаж одной детской сказки. Те же самые карие глаза с лёгким прищуром и какой-то неуловимой смешинкой и длиннющая борода. Она почти касалась земли, не доставая до неё нескольких сантиметров. Тут же будто бы в детство вернулся, слишком ярко перед глазами встала маленькая картинка из книги, которую мне на ночь иногда читал отец.
  - Скорее семейные,- протянул я, немного задумавшись. Отца я в последний раз видел полгода назад. Удалось его застать, пока он не исчез по каким-то очередным очень важным делам.
  - Семья - это самое лучшее, но не всегда самое важное, - философски хмыкнул дедуля.
  - Дедуль, спасибо, конечно... за совет, - я попытался осмыслить фразу, но так до конца не понял, что он хотел этим до меня донести, поэтому продолжил: - но мне бы просто один дом найти.
  - Спешишь значиться, внучок, - хмыкнул дедуля на мои слова, - и какой тебе дом нужен?
  - Сорок седьмой.
  - Вниз по улице, налево посматривай, ограда с жёлтыми цветами, - ни сколько, ни подумав, выдал дедушка, поднял голову и посмотрел мне в глаза, заставив, поежится. Показалось, что в затянутых белой пеленой глазах сверкнули красные искры. Ещё раз, всмотревшись, я увидел всего лишь добродушные глаза старичка, который уже не обращал на меня внимания и пошаркал дальше по улице.
  Я еле-еле успел поблагодарить дедушку - старикан довольно таки резко поплёлся в известном только ему направлении - и пошёл в указанную сторону, попутно рассматривая одну из частей Старого Города. Если говорить честно, то рассмотреть мне удалось только ограды и небольшие сады, выглядывавшие из-за стальных решёток. Кое-где выглядывали верхушки черепичных крыш. Рассматривая все достопримечательности района, я почти пропустил нужную мне ограду. Жёлтые цветы, жёлтые цветы! Один несчастный кустик, который ели виднелся в проеме между прутьями!
  Рядом с огромными воротами находилась маленькая на их фоне дверца, в которую я начал тарабанить, пока до меня не долетел недовольный голос.
  - Пошёл прочь, попрошайка, - выкрикнул кто-то, заставив меня остановиться, чтобы вновь начать барабанить в дверь с двойной силой.
  - Всё, - голос раздался почти рядом со мной, - ты меня достал. Я выхожу. Уж лучше тебе убраться до того времени.
  Калитка отворилась и на меня сверху-вниз посмотрел человек, на фоне которого старина Дик выглядел не очень-то впечатляюще.
  - Чего надо? - он грубо оттолкнул меня от ворот.
  -У меня встреча с Верджилом Велио, - я назвал имя деда, но громила только хмыкнул.
  - Занят он, - выговорила груда мышц и начала закрывать дверь.
  - Послушай, - язык так и чесался обозвать его тупицей или чем похуже, но я сдержался и терпеливо начал говорить. - Ты хотя бы доложи своему господину, что прибыл его внук, Альдис Велио.
  - Ага, сейчас, - дверь с оглушительным звуком захлопнулась перед моим носом. Немного ошарашенный я решил подождать, что будет дальше.
  Ждать пришлось не очень долго, буквально минут пятнадцать-двадцать. Шаги начали приближаться и через несколько мгновений калитка вновь отворилась, чтобы выпустить здоровая лапу, которая схватила меня за шиворот и встряхнула.
  - Где письмо? - давешний громила, не отличался хоть какой бы то ни было вежливостью.
  - Может тебе ещё Тригилиевую корону показать? - саркастически спросил я, будучи удерживаемым одной рукой.
  - Лучше голую императрицу, - сострил громила и ещё раз меня встряхнул. Чувствовал я при этом себя, как маленький котёнок, попавшийся в зубы к матери.
  - Хорошо-хорошо,- быстро затараторил я, пытаясь не прикусить язык. Получалось это, мягко говоря, не очень, поэтому рот наполнился привкусом железа. Проклянув всех демонов и тупых мордоворотов, я закричал:
  - Да хватит меня трясти! Я до письма не могу дотянуться! - не знаю, то ли мой крик подействовал, то ли победило благоразумие, но тряска прекратилась, и я аккуратно достал из внутреннего карман клочок бумаги, который утонул в руках слуги моего деда, а то, что это именно он я уже не сомневался.
  - Всё верно, - громила начал читать текст, перед этим бросив меня на землю, словно мешок с картошкой, не капельки не заботясь о моей сохранности. - Тебя ждут.
  - Если там будет такой же приём, как и здесь, то остаётся только надеяться, что уж в Портовых районах ещё осталось хоть немного уважения к гостям, - хмыкнул я, представляя себе это уважение, которым обделяют каждого неосторожного, зашедшего туда ночью. И если уж сломают пару рёбер, то можно сказать, что ты удачно провёл вечер. Не особо важно и то, что твой кошель куда-то пропал. Главное, что сердце бьётся.
  - Не говори о том, чего не знаешь, - буркнул шедший впереди громила. Меня просто выворачивало от желания высказать всё, что я о нём думаю, но мне вновь пришлось сдержаться. Закончу все свои дела, вот тогда-то и выскажу этой ходячей груде мышц всё, что во мне накопилось с момента нашего знакомства.
  Диалог прекратился, так и не начавшись. Всю оставшуюся дорогу я рассматривал сад, хоть и довольно маленький, но особенно ухоженный. Казалось, что пока ты смотришь на одно деревце, садовник подстригает листву у другого. Обогнув огромный куст, вырезанный в форме рыцаря, я вышел к дому, который был скромненьким по сравнению с теми, что мне удалось разглядеть пока я шёл сюда. Но если сравнит его с домами на моей родной улице, то получалось, что я попал прямиком в двухэтажный дворец с огромным балконом, которые удерживали две колонны, которые придавали дому особенный шарм. Некий налёт старины.
  Как только я пресёк стеклянную дверцу, то начал всё рассматривать, но ничего необычного заметить не удалось. Обычные деревянный двери, картины и вазы, стоящие на маленьких столиках. Я ничего не рассматривал, а шёл за спиной слуги моего деда. Немного плутания по старой усадьбе увенчались успехом, потому что мы остановились возле деревянной двери на втором этаже. Сам дом меня не впечатлил. Никто не скажет, что он бедно обставлен или не убран, но пока я прошёл по нескольким коридорам и поднялся по лестнице, появилось ощущение пустоты, которая появляется обычно тогда, когда дом долго пустует. В нём не раздаются человеческие голоса, никто не шныряет из комнаты в комнату, а единственным спутником такого дома остаётся одна лишь пыль, которая медленно, но верно покрывает всё от маленьких столиков до обивки мебели. Ничем иным кроме как кабинета дверь не могла скрывать, поэтому я безбоязненно открыл её, чтобы тут же споткнуться о край ковра.
  - Не очень ты торопился, бездарь, - встретил меня довольно скрипучий голос деда, казалось, что этот звук может по соперничать с треском льдин в Северном Море. Так я его себе и представлял: до ужаса монотонный скрип, который усиливается, доходит до своего пика и постепенно опадает.
  - Хоть бы поздоровался, старый пень, или хотя бы предложил сесть, - примерно такого приёма я и ожидал, поэтому ответил в тон деду, прыгнув в кресло напротив стола. Его густые брови взлетели вверх и на меня посмотрели карие почти чёрные глаза, в которых любой может прочитать насколько наши отношения натянуты. Большой любви между мной и дедом никогда не было, да и вряд ли когда-нибудь будет. Поэтому мне не хотелось затягивать наше с ним общение неправдивыми словами про то, что я рад видеть дед в добром здравии и всё тому подобное. Лучше бы он дальше гнил в своем поместье возле Нигре. Если быть совсем честным, то мне неважно, где он будет, главное, что бы он был подальше от меня.
  - Уважение тебе так никто и не привил, мальчишка, - пророкотал дед и откинулся на спинку кресла, в котором сидел. Сейчас он был похож больше на какого-нибудь наёмника, чем на благочестивого торговца, коим и являлся. Волосы, только-только тронутые первыми серебряными волосами, собраны в хвост, а морщинистое лицо немного искривлено в подобие ухмылки, которую 'украшает' шрам от ожога на левой щеке.
  - Уважение? - я прищурился и усмехнулся. Следующие слова, которые я сказал, были откровенной ложью. Этого человека я уважал, хоть иногда было трудно признаться в этом даже самому себе. Было за что. Маг Первого Внешнего Круга Огня. Сравнивая с отцом ничего особенного, но меня он в бараний рог скрутит и даже не почешется. Бывший крестьянин, который вырвался из такой дыры, что я не упомню её названия. Край света, где нога торговца бывает раз в пять лет. Но причины для уважения были помимо этих. И их как не погляди было больше, чем причин относится ко мне с какой-нибудь добротой, но следующие слова вырвались помимо моей воли - К тебе?
  - К отцу твоего отца для начала! - Рыкнул он. - К тому, кто поднял все связи, чтобы тебя не выперли из Академии, и ты её закончил, получив тот диплом, - выдавил он и ткнул на выпирающий у меня из куртки свиток. - Маг Третьего Внешнего Круга Сферы Воды.
  - Я тебя об этом просил?! - не успев толком обдумать всё сказанное, я взорвался. - Я тебя хоть о чём-нибудь просил? Какое к тебе может быть уважение? Ты обо мне и вспомнил только потому, что тебе от меня что-то надо и помог мне, поэтому же. Не так ли? Не утруждайся. Не отвечай. Я знаю, что это так.
  - Ты заблуждаешься, - не хмурясь, произнёс дед, но лицо неуловимо изменилось. Совсем капельку, которой мне хватило, чтобы понять, что я попал в точку.
  - Да? Заблуждаюсь? - я чуть было не зарычал, но продолжил говорить довольно спокойно. - Вспомни, что ты подарил Гарету на совершеннолетие?
  - Коня, - немного заторможено, ответил дед. Видимо я слишком резко сменил тему, но я не хотел останавливаться и давать ему возможность всё обдумать.
  - Нет, - я чуть было не решил встать с кресла и выйти, но удержался, - не просто коня. Реверский жеребец - прекрасный подарок для любого мальчишки. Да что там мальчишки!? Даже какой-нибудь благородный трижды подумает, чтобы отказаться от такого подарка!
  Как только я увидел этого коня, чуть было дар речи не потерял. Вороной красавец. Реверская порода славилась своей скоростью и выносливостью, но самое главное, за что ценились верность хозяину. Безграничная верность. Такая лошадь никогда не оставит тебя на поле боя и не сбежит от шума взрывов заклинаний и останется с тобой до конца. Поэтому за представителей данной породы просили совсем уж баснословные цены. Из-за этого коня я ждал дня своего совершеннолетия с того памятного вечера. Надеялся, что дед не будет заморачиваться и тоже подарит мне коня, но его подарок был таким же, как и на все мои предыдущие дни рождения. Хотя это не удивительно. На что я надеялся? Думал, что он изменит себе хоть в день совершеннолетия? Возможно. Но это была просто глупая надежда, лелеемая мной и разбившаяся очень быстро, оставив после себя неприятный осадок, который сейчас выливался на голову деду.
  - Теперь вспомни, что за подарок достался Гвен, - я чуть зубами не заскрежетал, настолько яркими были воспоминания. Это был последний момент, когда я связывал с дедом хоть какие-либо надежды. - Точно такая же лошадь и сто граммовый слиток оди. Тут всё понятно. Она всегда была твоей любимицей.
  Если коня я с горем пополам мог простить, то слиток оди заставил меня взвыть и идти просить у сестрице хоть немного металл на свои нужды. Всего десять каких-то грамм. При помощи них я бы уже давно закончил бы свое кольцо. Не просто закончил, но бы и поднял заклинание, находящиеся в драгоценности, на совершенно иной уровень. Но эта дрянь мало того, что не дала мне ни грамма, так и сам слиток был передарен какой-то её подруги. Глупая девица, что не ценит хорошие подарки. Вот тут меня окончательно оставили все тёплые чувства, испытываемые к сестрице. Первые две недели после этого хотелось её только придушить. И сейчас не отказался бы это сделать, но весь магический металл пропал, а мне осталось лишь вспоминать, как он красиво блестел на солнце.
  - Скорее всего, ты не понимаешь к чему я подвожу, но осталось чуть-чуть, - я глубоко выдохнул. Захотелось выпить вина. - Какой подарок ты сделал на моё совершеннолетие?
  - Не помню, - дед совершенно не выглядел потерянным и расстроенным. Его эмоции были скрыты где-то глубоко в его черствой душе. Ту слабость, которую он себе позволил, теперь казалась какой-то далёкой. Сказанной давным-давно. - Это не важно. Я тебя не за этим позвал.
  - Важно! - не согласился я, мне очень хотелось высказаться. - Моим подарком была пустота, сдобренная безразличием. Ты мне ничего не подарил, оставшись верным свои привычкам. Восемнадцать лет не было ни одного подарка. Не знаю, почему я надеялся, что в этот раз что-нибудь поменяется?
  - Чего тебя от меня надо? - Верджил Велио развалившись в кресле, зевнул и вновь взглянул на меня. В душе потихоньку нарастало пламя, которое очень хотело врезать по лицу одного зарвавшегося старика.
  - Хотя бы извинений. - В голове быстро прокрутились воспоминания всех моих дней рождений. Все они были похожи как близнецы. Если на праздники сестры и брата дед устраивал настоящие приёмы с танцами и музыкой, то мой проходил в нашем доме обычно в кругу семьи. Хотя как-то радовалась только одна мать. Ей никогда не нравились шумные приёмы. Она всегда считала, что это семейный праздник и на нём должны присутствовать только члены семьи, а не пол столицы. Но отец как обычно где-то пропадал, сестра никогда на моем празднике не задерживалась и быстро уходила. Подарок мне тоже делала именно мама. Обычно это была сшитая ей одежда, которая всё висела в шкафу.
  - Не вижу смысла, - он встал с кресла и подошел к столику, налил себе в бокал вина и сел обратно, показывая тем самым, что ему надоело меня слушать. - Если ты уже закончил свой душевный порыв, то преступим к тому, зачем я тебя сюда позвал.
  Мне хватило сил кивнуть и не послать его в 'дружеские' объятия к демонам.
  - Слушай внимательно и запоминай, - дед прямо посмотрел мне в глаза. - После того как ты выйдешь из этой усадьбы, ты пойдёшь домой, соберёшь свои вещи и исчезнешь. Будто бы тебя не было. Мне всё равно, где ты будешь, что с тобой будет. Я не должен тебя видеть и слышать. Хотя бы в ближайшие два года, а лучше всего до моей не скорой смерти.
  - А то что? - я упрямо уставился в переносицу деда, но он не отводил взгляд.
  - Завтра или послезавтра, это как повезёт, - дед усмехнулся, - твоё тело всплывёт в какой-нибудь канаве или его найдут в каком-нибудь переулке.
  - Что ты задумал? - только и смог выдавить я. Дед не шутил. Если я хоть немного мешаю его планам, то ему от меня легче избавится. Слов на ветер он никогда не бросал. Если бы не был верен своему слову, то остался бы в деревни, в которой родился.
  - Ты меня понял?
  - Понял, - упрямо ответил я, так и не дождавшись ответа. Я почти встал, когда неожиданно дед вновь заговорил. Мне казалось, что разговор окончен, но видимо не совсем.
  - Здесь сто золотых, - на стол упал толстый кошель, разбухший от драгоценного металла, - и не говори, что я о тебе не забочусь.
  Посмотрев деду в глаза, я понял, что отказавшись, подпишу себе смертный приговор, если я откажусь. Мне стоило небывалых усилий не повернуться и не убедится, что сзади не стоит человек с ножом, готовый в любую секунду перерезать мне горло.
  - Прежде, чем я уйду, - пересилив желание выйти из этого дома, я заговорил. Руки сами собой взяли кошель и взвесили. Дёшево. Во мне поднималось какое-то веселье. Всего за сто золотых! Столько стоит Альдис Велио. Я чуть не засмеялся, но сдержался. Слишком смешной мне начала казаться вся эта ситуация. - Можно задать вопрос?
  - Давай, Альдис. Может, хоть вопросы ты научился задавать правильные, - ответил дед и с интересом посмотрел на меня. Но скорее всего мне показалось. Его интересы далеки от какого-то Мага Низшей Ступени.
  - Отец в курсе всего этого? - я крутанул головой, обведя кабинет взглядом. Сердце при этом сжалось. Не хотелось слышать ответ. Его я уже знал, но всё ещё цеплялся за нелепую надежду.
  - Эх, - обрадованно вздохнул дед, - Не тот вопрос, который я надеялся услышать. Ну да ладно. Ты меня никогда не радовал в отличие от твоих брата и сестры.
  - Ответь.
  - Хорошо, - он довольно ухмыльнулся, от чего его шрам стянулся, превратившись в продолжение его ухмылки. - Но отвечу я на тот вопрос, который я бы задал на твоём месте. Твой отец и был тем, кто предложил всё это, - он посмотрел на мою реакцию и ещё шире улыбнулся, став похож на какого-то демона. На душе стало гадко, будто бы окунули в чан с помоями, но старик не стал останавливаться: - об этом также знают твоя сестра и брат. Они это тоже поддержали.
  - Мама? - невольно голос дрогнул.
  - Каждая мать любит своего ребёнка, каким бы он не был, - лицо деда изменилось, улыбка сползла с него. - Она ничего не знает. Ей и не следует. Надеюсь, ты меня понял?
  - Да, - только и смог выдавить я. После последних слов деда на душе стало немного легче. Не вся семья отвернулась от меня. Хоть кто-то не участвует в бреднях одного старого сумасшедшего.
  Не знаю, что повлияло на меня, то ли это была тяжесть кошеля, который никак не хотел помешаться в ладонь, раздражая меня побольше нудных лекций Магистра Теоро, то ли дед, принявшийся читать документы, будто бы меня тут не было. Откуда-то из живота начал прибывать огонь, разжигая попытавшуюся исчезнуть ярость, объектом которой стал старикашка в кресле, по недоразумению являющимся одним из моих ближайших родственников. Рука сама собой сжала ненавистный кошель да так сильно, что верёвка, связывающая горловины, развязалась и золотые монеты, звеня как колокольчики, посыпались на пол.
  - Что-то не так? - отвлёкшись от бумаг, холодно посмотрел на меня дед.
  - Нет, всё в порядке. Хочу уточнить один момент, - я нагло подошёл к столику, на котором стоял кувшин с вином и бокал, налил вина и вновь уселся в кресло. Сделал большой глоток немного терпкого вина. В голове сразу прояснилось, поэтому я заговорил: - Если я правильно понял, то тебе не нужны любые обязательства, связанные со мной, - я дождался подтверждающего кивка и продолжил, - у меня есть предложение.
  Именно сейчас вспомнился один способ, который поможет отделаться от деда раз и навсегда. Да и, впрочем, от всей семьи тоже. Он когда-то спас жизнь одному бастарду, а всё королевство уберёг от гражданской войны. Но в истории способ остался, хотя и применяют его редко.
  - Слушаю, - немножко подобрался дед.
  - Я отрекусь от родового имени, - произнёс я и кивнул своим мыслям. Раз эта семья не хочет иметь со мной ничего общего, то и я не хочу с ними больше пересекаться. Никогда. В голове стоял образ матери, но я изо всех сил гнал его прочь. Не хотелось в последнюю секунду передумать.
  - И тебе за это что-то надо? - риторически протянул дед.
  - Две тысячи золотом, - Сумму была вызвана моим непомерным долгом, о котором бы я не вспомнил сегодня, если бы не встретился с Диком. Надо было закончить все свои дела в этом городе, чтобы меня здесь ничего не держало. Мне хотелось побыстрее покинуть это особняк, а следом и само королевство. Подамся в Варсу или в Тагрон. Может в саму Империю наведаться? Хотя там и своих магов хватает. Кому нужен довольно таки слабенький маг? - И ты меня не увидишь, - Идет, - дед даже не обдумал всё, а просто кивнул, чтобы тут же взорваться: - Элрам! Тащись в Имперский банк, нужны векселя на две тысячи золотом, а следом притащи сюда моего нотариуса. У тебя полчаса! Не управишься, найду тебе замену порасторопнее! vДедуля вновь уткнулся в какие-то документы, но при этом он был крайне доволен, выражалось это в напевании под нос простенько мотивчика. Мне тут же захотелось в раз эдак десять увеличить названную сумму, но я сидел и тупо наблюдал за Верджилом Велио. Почему-то казалось, что он меня в чём-то обставил при этом не особо напрягаясь. Поэтому я просто молча наблюдал за триумфом старика, которого я никогда не видел в столь доброжелательном расположении духа.
  Всё остальное прошло слишком быстро, чтобы я смог полностью осознать произошедшие. Чуть не вышибив дверь, в комнату тяжело дыша, залетел плюгавого вида мужичок в белоснежной рубашке, промокшей от пота. Он почти упал в кресло и вывалил на стол кипу бумаг, чтобы тут же начать их заполнять. Больше он разговаривал с дедом, чем со мной. Мне было наплевать. Даже перестал вслушиваться, что он расспрашивает у моего деда. Следом за ним вбежал давешней громилы, шлёпнувший на стол маленькую сумку с ремешком, которая отчётливо звякнула. Больше он не задержался и вышел, оставив нас втроём.
  В мыслях был полный сумбур. Они прыгали от воспоминаний об утренним завтраке до моего первого дня в академии. Думать о чём-то одном не получалось. До меня не сразу дошло, что меня какое-то время настойчиво зовут.
  - Вы должны подтвердить, - нотариус, имя которого я так и не разузнал, обладал очень приятным голосом, очень быстро затараторившим, - что данный договор совершается с взаимного согласия сторон и к нему никого не принуждают. Также, попрошу подтвердить, что вы в полной мере осознаёте, что его последствия влекут полную утрату...
  - Подтверждаю, - раздалось со стороны деда. Он спокойно перебил своего нотариуса и ожидающе перевёл взгляд на меня.
  - Подтверждаю, - тоже не хотелось выслушивать много ненужной информации, сводящийся к одному моменту, говорящему, что я больше не прихожусь родственником, как деду, так и всей семье, связанной с родом Велио, а я теперь уже нет.
  - Хорошо. Остался последний момент, - он посмотрел на деда, будто бы чего-то дожидаясь, но помотал головой и продолжил: - Родовое имя оставить прежнее? Или хотите взять другое?
  Тут я задумался, и мысли наконец-то начали двигаться быстрее. Но мне никак не удавалось вспомнить, кого же дед ненавидит настолько, чтобы заставить его хоть немного выйти из себя. Хотелось хоть немного почувствовать себя победителем в этой игре, где распоряжается старик.
  - Кхх-кхх, - прокашлялся нотариус, привлекая моё внимание. Он всё ждал ответа.
  - Меняю, - я посмотрел в глаза деду, чтобы увидеть лёгкую заинтересованность. Нужное название всплыло неожиданно. Наверное, гадает, что я выберу. - На родовое имя дяди. Стилл.
  После моих слов дед ощутимо дёрнулся, будто бы получив пощёчину. И с удивлением посмотрел на меня. Его губы распылились в мерзкой улыбке, а в глазах начали плясать злые огоньки. Это всё доставило мне небывалое умиротворение, которое сменилось желанием действовать.
  - Осталось поставить несколько подписей. Тут и тут, - я выполнил указания, стараясь не смотреть на листок бумаги в руках деда, который он сжимал побелевшими пальцами. Пока я делал несколько больших подписей пером, нотариус что-то вписывал в небольшую стопку документов, которую после протянул мне. - Вот ваши новые документы, Альдис Стилл. Мне досталась небольшая стопка бумаг. На самой верхний я заметил печать городской управы, хотя как её умудрились поставить до заключения нашей сделки?
  - Удачи, старик. Я надеюсь, что увижу, когда ты упадёшь со своего пьедестала, - мне хотелось, чтобы последние слово осталось за мной, но придумать что-нибудь более меткое не успел. Но это всё равно лучше, чем ничего.
  Ухватив сумку, которую принёс громила, не проверив содержимое, я вышел из кабинета и хлопнул тяжёлой дверью. Проходя по саду, я обернулся и посмотрел в окно второго этажа. Там стоял силуэт человека, искажённый стеклом. Я злорадно улыбнулся и махнул деду рукой. Прощаясь. Хоть маленькую победу, но я сегодня одержал.
  Вновь пустынная улица. Знакомый возница, который пытался скормить огрызок яблока старой кляче, упирающийся всем телом. Казалось, что невыносимая жара вовсе его ни капли не смущает. Он призывно замахал руками, заставив меня вздохнуть. Усмехнувшись, мне пришлось вновь идти к этому средству передвижения, на ходу разрывая пакет, который мне вручил Архимаг.
  - Свобода, - на грани слышимости протянул я, осознав, что всё узы, связывающие меня с семьёй, разрушены. На душе стало немного спокойней. Будто бы сняли с плечи тяжелый мешок.
  - Что? - извозчик повернул голову в мою сторону.
  - Улица Шелкопряда, дом двадцать три, - я улыбнулся и запрыгнул в телегу, достав из бумажного пакета маленький ключ и большой лист бумаги, углубившись в его чтение. - Поехали.
  
  
  *****
  
  
  Мужчина, наблюдающий через окно за молодым юношей целеустремленно шагающего к воротам, тепло улыбнулся. Скрип двери отвлёк его. Он обернулся. В двери показался Вержил Велио тяжело хватающий ртом воздух.
  - Ты слышал? - полу утвердительно произнёс Верджил и дотянулся до кувшина с вином, который был по-варварски опрокинут в его рот. - Не думал, что ещё раз услышу это родовое имя.
  - Ты мне обещал, - протянул мужчина и недовольно уставился на Верджила Велио, который тут же подобрался. Он снова стал похож на невозмутимую гору, которую сможет пошатнуть только что-нибудь невероятно сильное и такое же властное, как он сам.
  - Я обещал, что не буду ему это предлагать, Дерон, - мягко сказал Верджил Велио, отпив из кувшина. И довольно выдал. - Этот гадёныш всё сам сделал.
  - Он всё ещё мой сын, - сказал Дерон Велио, взяв кувшин в свои руки.
  - Всё-таки нужно было его использовать, а не выгонять, - с жалостью сказал Верджил Велио. Ему казалось, что в той комбинации, которую он выстраивал, пропала одна из фигур. Незначительная. Но все же. Она могла бы быть полезна. Верджил Велио всегда не любил, когда что-то шло не по его воле, но в этот раз ему пришлось смириться. - Не знаю, почему ты заупрямился и решил не впутывать его во всё это.
  - Не хочу, чтобы он повторил судьбу Марка, - Дерон не в первый раз за сегодня вспомнил младшего брата, который погиб несколько лет назад.
  - И поделом этому предателю, - Верджил Велио скривился, - проклятые серомундирники потом два месяца пытались что-нибудь откопать. Всё пытались этого дурака со мной связать.
  - Он тебя никогда не придавал, - Дерон Велио подошёл к окну и вновь попытался увидеть сына. - А отрёкся он от тебя ты сам знаешь почему.
  - Хватит про Стиллов, - чуть было не зарычал Верджил Велио, на секунду потеряв самообладание. - У нас есть более важные дела.
  - Да, есть, - Дерон Велио отвернулся от окна и уселся в кресло. Ему казалось, что он предал своего сына, как когда-то предал брата, отвернувшись от него когда-то давно. - Знаешь, они похожи. Всегда замечал общие черты.
  - Кто? - с раздражением выговорил Верджил Велио.
  - Альдис и Марк.
  - Почему же?
  - Марк был упрямее осла. Альдис от него не далеко ушёл. Не смириться, будет головой об стену биться, пока она не сломается. Такой же.
  - Упрямство довело Марка до могилы, - мрачно сказал Верджил Велио и сразу переключился. Ему не нравилось задерживать неизбежное. - Имперцы готовы нас поддержать.
  - Это всё меняет. - Дерон сразу подобрался, как недавно это сделал Верджил Веливо, вновь став невозмутимым.
  - Да, меняет, - Верджил Велио невесело усмехнулся, глотнув вина. - Может этот мальчишка тебе ещё спасибо скажет, когда увидит, как нас будут вешать на главной площади.

Глава 2


  Дверной замок легонько щёлкнул, впуская меня в старый дом, расположившийся почти на окраине города, на Шумной Улице, упирающейся в Портовый Район. Там находилось самое дешёвое жильё нашей столице. У большинства жителей эти слова вызвали бы ироническую улыбку. Жильём данные сооружения, изнывающие от гнили и пыли, могли назвать только те, кто там имел удовольствие жить. Хотя какое может быть удовольствие жить в вечно сырых домах, насквозь пропавших рыбой и солью?
  Те же, кто жил выше Нижнего Города могли назвать это только трущобами, которые тянулись к морю, как нищий к золотому. Бесконечные череды дрянных трактиров и складов, ночлежек и только боги знали, чего ещё заполняли улицы Нижнего города, оставляя немного места под Чумной рынок и Квартал Бедноты. В этих двух местах стража продолжала поддерживать хоть какой-то порядок. Весь остальной район был предоставлен сам себе, плодя воров, убийц и попрошаек.
   Шумная Улица втиснулась на границу между Средним и Нижним Городом. Она перпендикулярно врезалась в Крабий Квартал - начало Нижнего Города. Он уходил ещё ниже, пока не доходил до Чёрной Гавани - кода-то она была тем местом, куда заходил каждый корабль, приплывающий в столицу, но со временем пристани перенесли в Изумрудную Гавань, что находилась за Клином, капельку южнее него. После этого процветающий некогда Портовый Район стал потихоньку обрастать бедняками, нищими, контрабандистами, ворами и всеми теми, кому было хорошо в веренице нескончаемых складов, домом и причалов, которые хаотично вырастали над темно-зелёной водой. Ночью здесь текло дешёвое пойло, становившееся прекрасным дополнением к ножам и стилетам, дубинам и кинжалам, которыми очень любили орудовать все те, кто был постоянным завсегдатаем трактиров и всякого рода заведений, где могли налить кружку другую.
  Больше об этом месте, которое располагалось почти в двух шагах от этого дома, я не мог вспомнить ничего интересного. Кроме совершенно глупых сказок и рассказов. Самому мне бывать в Нижнем городе не доводилось. Так что всё, что я знал либо рассказали знакомые, либо лично узнавал в какой-нибудь таверне. Но вспоминая состояние тех людей, от которых мне доводилось это слышать, сразу же задумывался, как они ещё могут языком работать. В их защиту могу сказать только то, что в том состоянии, в котором я находился в таких заведения, лучше просто спать, а не, раскинув уши, слушать старых сказочников. Если им подливают, то они заливаются соловьем. Не заткнёшь. Сам ни один раз был свидетелем, как после кружки у них развязывался язык. Настолько, что они начинали припоминать огромных морских чудовищ величиной с Небесный Замок, драконов, летающих в столичном небе, как мухи над навозом, и женщин, которые своей красотой сводили с ума бедных моряков и утаскивали их в море. Но даже в слухах и их россказнях должна быть хоть какая-то доля правды.
  Поморщившись при виде облупившийся некогда голубой краски, которая давно-давно покрывало крыльцо, я оглядел весь фасад и вздохнул. Мне казалось, что дому, доставшемуся мне в наследство от дяди, было лет сто, если не больше. Кончено, если покрасить, подлатать и поменять несколько досок, то дом станет как новый. Эти толстые доски даже сырость, что шла от моря, не смогла взять, и они все ещё продолжали служить верой и правдой. Теперь-то они мои, как нового хозяина этой одноэтажной развалины. Хорошее наследство. Ничего не скажешь. Кроме как отвесить нескольких низких поклонов в адрес дядюшки Марка - мне больше нечем выразить свою благодарность. Я бы так и поступил, но жаль, что мертвецам не нужны расшаркивания живых. Уж лучше бы оставил мне дом на Золотом бульваре. Вон там был трёхэтажный особняк, сделанный из солнечного камня с лепниной, изображающей маленьких горгулий. Небольшой садик с множеством яблонь и груш, беседка, которая скрывалась в тени деревьев. Мечты-мечты. Жаль, что этот дам продали после смерти дяди.
   Во вручённом мне Архимагом пакете было всего два предмета: маленькая записочка, документы на дом и ключ, который в данный момент торчал в замочной скважине. В пакете больше не оказалось ничего, поэтому сначала заглянув домой. Матери, слава всем богам, не было. Мне не хотелось попадаться ей на глаза. Я убеждал себя, что так будет лучше. Уж лучше так, чем постоянно выслушивать мою сестрицу.
  Кое-как уместив все свои вещи в один большой мешок, я отправился к моему наследству, которое очень неплохо вписалось между его двумя копиями, на другой стороне улице располагался трактир, сейчас только начавший впускать посетителей. Я бы не обратил внимания на это двухэтажное чудо, если бы не нищий с улыбкой пялящийся прямо на меня провалами своих глазниц. Он сидел на чём-то темном немного поодаль от входной двери этого заведения, называвшегося 'Последний приют'. Прочитав название, которое было криво выведено на табличке, косо висящей на одной цепочки вместо двух, я и приметил этого оборванца, неплохо устроившегося в тени здания. Если бы не лучи заходящего солнца, то его можно было бы принять за часть фасада. Настолько удачно он уселся.
   Больше ничего подозрительного вокруг не наблюдалось и мне пришлось перейти к проникновению в дом. Приоткрыв немного дверь, я аккуратно просунул руку в появившуюся щель, стараясь нащупать кусок верёвки, о котором было сказано в записке. О! Это неожиданно легко получилось. Дальнейшие действий в записке не были прописаны. Текст в ней вообще была хорошим примером скупого изложения мыслей. Прочитай её, а после можешь начинать решать ребус про какой-то арбалет и шнур за дверью. Не зная, что делать я дёрнул за шнур. Раздался щелчок и дверь содрогнулась от удара.
  Немного опасаясь повторения, я открыл дверь на достаточный уровень, чтобы смогла пролезть моя голова. Внимание приковал большой арбалетный болт, воткнувшийся точнёхонько в дверь чуть ниже пояса. Мне сразу стало немного не по себе, особенно когда представил, как я самонадеянно открываю дверь и болт летит прямо ниже ремня, калеча бедного меня. Если бы не записка, то я бы так и поступил, даже не подозревая о такой ловушке. Знаю я себя. Сначала бы сделал, а потом бы проклинал всех и вся. Хорошо, что хватило ума прочитать записку. Оставил бы, как обычно, на потом. И приплыл бы к неутешительному финалу.
   Оглянувшись на крыльцо, я с удивлением обнаружил большое темное пятно на том месте, где я стоял. Кровь? Возможно кровь. Наверняка кровь. Ничем иным это пятно не могла быть. Но с уверенностью я бы не сказал, слишком не понятно оно выглядело. Скорее всего, какому-то бедняге не повезло.
  - 'Может он сок гранатовый разлил?', - оптимистично предложил мой внутренний голос, силясь найти другую версию событий.
  - Ага, а перед этим мороженным подавился, - с сомнением пробормотал я, рассматривая здоровенный болт, ушедший в толстую дверь на половину своей длины.
   Покачав головой, я осмотрел внутреннюю обстановку, которая напоминала больше всего зал. Или прихожую? Её как таковой не было. Сразу за дверью начиналась большая комната. Решив, что не стоит искать в этом что-нибудь сложно, я про себя подумал, что буду считать это залом. Слева, рядом с большим камином, расположился здоровенный облезлый диван и маленькое кресло, стоящие рядом с окном, сквозь которое пробивались лучики заходящего солнца. С правой стороны много места занимал большой стол и, как ни странно, всего один стул. Если уж диван полностью вписывался в общей вид полной нищеты, то стол выбивался из него, как благородная девица, зашедшая в портовый кабак. Вот также и стол казался чем-то неестественным, и мой взгляд постоянно возвращался к нему, стараясь понять, как он сюда попал. Огромная черная столешница расположилась на четырёх изящных ножка, покрытых легким узором, составляющим геометрический орнамент из множества треугольников и ромбов. Стул, который стоял рядом со столом, никак не вписывался в изящность и красоту стола и представлял собой жалкую конструкцию из древесины, разваливающуюся на глазах.
   Бросив на жалобно заскрипевший диван все свои пожитки, которые выбили огромное облако пыли, заставившее меня чихнуть и открыть все три окна, размещённые по периметру комнаты. Они с жалобным скрипом открылись, впустив немного свежего морского воздуха в затхлость этого помещения.
  Сделав парочку аккуратных шагов по направлению к стоящему рядом с внутренней дверью станку с арбалетом, который был до безобразия прост. Я почти обнюхал станок, но никаких особых хитростей не обнаружил. На маленьком столе, который прибили как к деревянной стене, так и к полу, располагался обычный арбалет, привинченный каким-то умельцем в специальные пазы. От этого сдвинуться он мог только вместе со столом. Шнур, приводивший в движение спусковой механизм, тянулся до двери и как только дверь открывалась, он тянул за собой спусковой крючок и болт срывался с места. Примитивная ловушка. Если бы кто-нибудь о ней знал, то спокойно бы её обошёл. От кого она должна была уберечь? Любой, более-менее компетентный вор, её обойдёт и даже не заметит. Всего-то надо открыть окно и влезть в дом.
   Потрогав изящное ложе, намертво застрявшее в пазах, я открыл дверь. Здесь оказалась спальня, в которой находилась большая двуспальная кровать, здоровенный шкаф и средненький комод, стоящий у изножья. Кровать хоть поначалу и казалась родственницей дивана, но со второго взгляда оказалась вполне новой, как и матрас на ней. В комнате также стояло большое зеркало с мутным стеклом, отражавшие лучи заходящего солнца. Так как больше в комнате ничего не было кроме въевшейся в весь дом пыли, я пошёл на кухню, огороженную от зала небольшой стеной.
   Сколько бы я ни капался во множестве ящиков и не передвигал бесчисленное количество разнообразной посуды и котелков, но ничего съестного мне найти не удалось, кроме маленького шкафчика под вино, в котором из двенадцати мест под бутылки заполнено было всего четыре. Я немного обрадовался, когда смог заметить кладовую, но там мне удалось только спугнуть тощую крысу. Он укоризненно пища скрылась в стене.
   - Самому бы перекусить, - пробормотал ей вслед.
   Живот заурчал настойчивее, напоминая, что пора бы уже набить его чем-нибудь съестным. Поразмыслив куда бы можно спрятать свои вещи, чтобы их не умыкнули, я пришёл к выводу, что полностью надежного места в доме нет. Поэтому, будучи немного раздражённым, я закинул все свои вещи вместе с векселями из банка в один из многочисленных кухонных шкафов, присовокупив к ним кошель, который получил от господина Гвири. Оставил себе только кошель с серебряными и медными монетами.
  Уже через пару минут я открывал дверь 'Последнего приюта', который встретил меня запахами жареного мяса и дыма, полностью заполнившего помещение. Как только я пересёк незримую черту между залом и улицей в уши тут же ударил гвалт голосов. Под этот шум я зашёл в приличный зал, наполненный столами и скамейками и освещённый факелами, излучавшими желтоватый свет. Намёков на богатство не было и в помине, но всё было сколочено из добротных досок, на которые хоть садиться можно без боязни упасть или получить занозу в задницу. Пока ещё не за всеми столами сидели посетители, но половина уже точно была заполнена. Посетители хоть и немного помятые, но выглядят, по моим меркам, довольно таки прилично. Одежда не похожа на дуршлаг, борода не доходит до пола, а лица не почернели от грязи копоти. Можно считать, что это порядочные граждане в меру своих сил платящие налоги и радеющие за будущие королевства.
  Сев за незанятый столик возле окна, я принялся ждать пока ко мне подойдёт одна из снующих по залу служанок. Но мои предположения не сбылись. Ко мне подошёл грузный человек с неровно растущей бородой и почти лысым черепом. Одет он был в потрёпанную кожаную безрукавку, серые штаны с парой заплаток. На здоровенной ручище, которую, скорее всего, специально открывала безрукавка, красовалась татуировка, изображающая морду волка. Такие наносились каждому, кто поступал на службу в армию. У каждой из Армий татуировка была своя, но она всегда наносилась на предплечье правой руки. Доблестный ветеран. Волчья Свита, так, если мне не изменяет помять, называлась армия, к которой он принадлежал. Кто же ими сейчас командует? Мастер Трори бы уже брызгал слюной и желчью, обзывая меня тупоголовым ослом. Как можно забыть командующего одной из армий?! Но имя хоть и вертелось на языке, но никак не хотело вспоминаться.
  - Привет, парень. Меня Ено Лирс звать, - мужчина показал пустые ладони в знак своих мирных намерений. Древний жест, уходящий, как считают историки, ещё к времени Великих Войн, - я хозяин данного заведения. Не видел тебя прежде.
  - К каждому, кто ищет немного еды и тепла подходит сам хозяин? - мне было не понятно почему Ено Лирс подошёл к моему столу. Поэтому я немного напрягся.
  - Нет, конечно, нет, - он замахал руками, - просто всех, кто сюда заходит, я немного знаю. Их имена, род деятельности, любимые блюда. Вон Пит Премб, сапожник. Там Родрик Нейт, фермер из Лейры, любит светлое пиво и острые бараньи рёбрышки, - он указал на ближний к огню стол, за которым сидел тучного вида человек в холщовой рубашке. - Тех же, кого я не знаю, я всегда стараюсь расспросить. Лучше знать тех, от кого можно ожидать проблем. Сам так не думаешь? Из Портового Района много всяких захаживает, - он неопределённо помахал рукой и пристально на меня посмотрел. - Если же мешаю, то ты только скажи.
  - Альдис Ве... - я прикусил язык и ровно продолжил, смотря в зелёные глаза Ено Лирса. - Стилл, был подмастерьем ювелира.
  Я почти не соврал. Не хотелось, что бы кто-то знал, что я маг. Каждому артефактору рано или поздно приходится учиться плавить золото и серебро, превращая его в заготовки под амулеты, кольца, браслеты и много чего ещё от всяких бус до витиеватых заколок. Огранка драгоценных камней вообще наиважнейшие дело. Ведь не всегда можно найти камень нужных размеров и огранки. Структуру заклинания абы куда не впихнёшь. Конечно, если ты не Архимаг. Их кончено можно заказывать у ювелиров. Многие так и делают, но у артефакторов, особенно молодых, денег хватает лишь на сырые ресурсы. Да и сама Академия это понимает. Вот и ввели лет пять назад новую дисциплину под названием 'Ювелирное дело'. Как вспомню, сколько времени я провёл в мастерской с латунными весами и напильником, так руки начинаются трястись. Но уж лучше так, чем постоянно кидаться заклинаниями в Яме, как боевики.
  - Был? - он сам с улыбкой задал вопрос, - Что же случилось?
  - Обстоятельства случились, - только и смог выдавить я, смотря как у Ено Лирса открывается рот, чтобы что-то спросить, но он почему-то передумывает.
  - Значит, ты сынишка Марка, - через секунду утвердительно пророкотал он, заставив меня нахмуриться. - Ты ничего плохого не подумай. Просто он просил меня за домом приглядывать. Удивлён был, когда ты во входную дверь вошёл. Думал, что ворюга залез. Там ловушка хоть простенькая, но один раз в неё один незадачливый вор попался, так после этого перестали в дом лазить. Думал уже идти выяснять кто таков, но ты сам пришёл.
  Я утвердительно кивнул, поразмыслив, что нет большой разницы, кем меня будет считать. Так, что побуду сыном Марка Стилла какие-никакие, но всё же родственники. Хоть я его ни разу не видел, но, думаю, был хорошим парнем раз я смог только одним упоминанием его имени вызвать у деда раздражение. К тому же здесь видимо к нему неплохо относились.
  - Старый дом теперь за тобой значит, - он усмехнулся чему-то и задал вопрос, - Как сам Марк поживает?
  - Умер два года тому назад, - односложно ответил я. Вдаваться в подробности я не собирался.
  Больше ничего не спрашивая, он грустно кивнул и отошёл от стола. Я уж было подумал, что сейчас подойдёт служанка, но не тут-то было. Сначала перед моим лицом брякнулась большая бутылка, потом напротив меня сел сам хозяин сего заведения, поставив на стол два медных кубка.
  Разлив буро-оранжевую жидкость в кубки, он проронил: - 'Помянем'. Одним махом осушил кубок и выразительно посмотрел на меня. А мне очень не хотелось пить непонятную бурду, разлитую незнакомым мне человеком. Когда пауза затянулась, а Ено Лирс собрался что-то сказать, я взял холодный кубок в руку и поднёс к губам. Напиток оказался довольно крепкий. Он обжигающей волной прошёлся ото рта и до желудка, образовав в нём огненный комок, поэтому на половине кубка пришлось останавливаться, переводить дыхание и вытирать выступившие слёзы. Как только кубок опустел, я тут же поставил его на стол. Не прошло и минуты, он подталкиваемый рукой Ено Лирса приблизился ко мне наполненный до краев. Я с сомнением посмотрел на хозяина таверны, но он уже опрокинул свою порцию и теперь ждал меня. Глубоко выдохнув через сжатые губы, я вновь взялся за ножку кубка.
  - Демоны, - простонал я и попытался открыть глаза. Получалось плохо. Их будто бы клеем намазали. Но упорство и несколько не печатных выражений всё-таки сделало своё дело и мне предстал мир в серых тонах с вкраплением бледно-голубого впереди. Истинное зрение. Не особо задумываясь, сразу переключил его на Обычное.
  - Это сколько нужно выпить, чтобы Истинное зрение включилось? - прохрипел я, надеясь, что меня кто-нибудь услышит и сможет принести воды. Мир вновь заиграл привычными для обычного человека красками. Голос был слегка хрипловатым с надрывами. В горле неприятно саднило, а иссушенный язык пробежался по шершавым губам, будто бы взяли два куска наждачной бумаги и потёрли о друг друга. Сложилось именно такое впечатление. Воды захотелось ещё сильнее.
  - Какого?! - запоздало смог выдать я, с испугом уставившись на стену, где было видно еле заметное синее свечение. Сперва казалось, что это так влияет так оранжевая бурда, которую я имел удовольствие пить прошлым вечером, но исчезать оно не хотело, сколько бы я не моргал. Дальнейшие действия были полностью разумны. С моей точки зрения. Я вскочил... Попытался вскочить, если быть совсем уж точным. Тело казалось деревянным, настолько сильно оно затекло, поэтому, не успев принять вертикальное положение, меня потянуло к земле. С силой приложившись головой об стенку камина, я зарычал. Во рту появился неприятный привкус железа, а голова стала огромным колоколом, в который хорошенько ударили. Бом-бом-бом. Но хоть от жажды ненадолго избавился.
  Пока я пытался придать телу нормальное состояние и выплюнуть кровавую слюну, успел ещё раз рассмотреть заднюю стену камина Истинным зрением. Убедившись, что она действительно светится голубоватым светом, я осторожно стал отползать. Вот так поступает настоящий маг, которому дороги все конечности и что самое важное жизнь. А то демоны знают, что может скрываться за этой стеной. Может там нестабильный магический накопитель, который только и ждёт как кто-нибудь на дунет или потрясёт. С ними вообще нельзя быть ни в чем уверенным. Взорвутся, и поминай, как звали.
  Мой путь окончился, когда я взобрался на диван и растянулся на нём, подложив под голову руку. Непонятная стена перестала меня волновать, а всё потому что в голове вновь начали бить колокола, которые немного утихли, когда я закрыл глаза и незаметно для себя уснул.
   Проснулся я неожиданно. Голова перестала вызывать отторжение у тела, то есть мне перестало хотеться отпилить её, чтобы не мучатся существованием столь докучающий части моего организма. Вставать с дивана не хотелось. Слишком мягким он был. И почему первым делом, когда я впервые его увидел, мне захотелось отправить это чудо прямиком на свалку? Самая чудесная вещь в доме. Очень мягкая обивка плавно огибала все изгибы моего тела. Я чуть было снова не уснул. В доме было темно, будто бы наступила ночь. Переднее окно выхватывало пучки света, которые не освещали и части комнаты.
  Собрав весь свой талант в одну кучу, я начал плести обычный светляк. Самое простое заклинание из сферы огня. Обычно начинающие маги первым изучают именно его. В нем нет ничего сложного. Вот и теперь линии контура встали на свои места, как тогда в первый раз. Без особых проблем. Вспышка света осветила комнату.
  - Твою мать! - я взвыл раненным волком. По глазам, словно дубиной, ударили. Рука тут же закрыла глаза, из которых потекли слезы. Чертыхнувшись, я развеял своё заклинание.
  Немного удивившись тому, что кошель и кольцо все ещё были во внутреннем кармане, я осторожно встал, пошатнувшись. Было как-то всё равно, что кошель изрядно похудел. Пить захотелось с новой силой, поэтому собрав всю свою силу воли, я двинулся к входной двери.
  Когда моя трясущаяся рука хваталась за дверь, ведущую в давешней трактир, я вспомнил про несколько бутылок вина, что хранились в кухонном шкафу. Они могли неплохо удалить мою жажду. Я было подумал вернуться назад, но понял, что путь назад моя голова не осилит. Точно расколется на две половинки. И останусь лежать на каменной мостовой до утра.
  Дверь со скрипом ушла в сторону, заставляя зажмуриться. Встречай меня 'Последний приют'. Я вернулся. Уже через секунду я упал на свободную лавку, глубоко пожалев, что здесь нету стульев со спинками, на которые можно было бы облокотиться.
  - Чего изволите? - служанка появилась не откуда. Она была довольно молода. Глаза тут же прилипли к огненно-рыжим волосам, маленькому курносому носику и веснушкам, которые были разбросаны по её лицу, словно цветы на лесной полянке.
  - Воды, - простонал я, отрываясь от её лица.
  - Совсем плохо? - она сочувственно посмотрела на меня. Ответа от меня она не дождалась. И так всё ясно. - Сейчас всё принесу.
  Зал был практически пуст. Только несколько посетителей вяло цедили пиво из больших деревянных кружек. Хозяина трактира видно не было. Не успел я соскучиться, как служанка вернулась к моему столу. На столе тут же оказалась большая деревянная кружка, тарелка с какой-то похлёбкой, ложка и большой ломать хлеба.
  - Сначала сделай пару глотков из кружки, - посоветовала она и испарилась, обдав меня легким запахом ромашек.
  Решив последовать совету, я взял кружку и сделал несколько глотков холодного сока. Он был терпкий и отдавал лесными ягодами. Сперва я чуть его не выплюнул, но удержался и сглотнул. Стало намного легче. Ещё пара глотков и мир перестал казаться таким унылым. Сразу же активизировался желудок, призывая немедленно приступить к похлёбке. Сглотнув вязкую слюну, я быстро опустошил тарелку. Жизнь вновь заиграла привычными красками.
  Ещё немного потянув неизвестный мне сок, я поднял руку подзывая официантку.
  - Два серебряных, - она требовательно протянула ладонь. Из кошеля монеты быстро перекочевали в миниатюрные руки. Больше она не задерживалась и отправилась по своим делам. А я, глянув в кошель, немного расстроился. Там перекатывались три жалкие серебрённые монетки и парочка медяков. Неплохо отметил окончание Академии. Почти целый золотой вчера спустил.
   Немного расстроенный я вышел на крыльцо, вдохнув прохладный воздух. Осмотрелся по сторонам. На улице уже зажгли магические фонари, осветившие пространство золотым светом. Они ставились каждые десять метров, но посмотрев в сторону района порта, я заметил, что там их будто бы обрезали.
  Уже собираясь спуститься с крыльца и направиться в свой дом, я заметил вчерашнего нищего, который всё также сидел, прислонившись к фундаменту трактир. Не одобрительно качнув головой, я вернулся назад в трактир. Назад я вышел, неся в руках миску мясной похлебки, кружку с пивом и ломоть белого хлеба.
  - Старик, поешь, - я поставил перед нищим, сидящим положив ногу на ногу, тарелку и собрался уйти, но его слова меня остановили.
  - Спасибо, добрый человек, но не мог бы ты поставить её мне на колени, - его лицо неожиданно появилось из тени, заставив меня отпрянуть. На глазах нищего была грязно-серая повязка, скрывающая глаза.
  - Держи, - я опустился на колено перед нищим и поставил миску ему на колени, которую он тут же поддержал левой рукой, на которой не хватало трёх пальцев. Присутствовали только большой и указательный. Присмотревшись повнимательней к нему, я только сейчас заметил, что на месте правой руки зияла пустота, начинающаяся от локтя.
  - Что с тобой случилось? - невольно спросил я, рассматривая то, что осталось от когда-то целого человека. Вид мне не нравился.
  - Знаешь, - он улыбнулся, показав не полный набор желтых зубов, который украшали едва ли половину рта, - по молодости лез в те дела, в которые не следует. Прыгнул выше своей головы. Не удержался и полетел вниз. А это все, - он поднял руку, - та плата, которую мне пришлось заплатить. Не каждой птичке суждено летать.
  - Не велика ли плата? - мне становилось страшно.
  - У всего есть цена. Только боги могут решать, какой она должна быть, - он погладил левую ногу и с болью в голосе продолжил. - Платой должна была стать моя жизнь, но кто-то очень мудрый решил сохранить её мне. В назидание так сказать, чтобы не шли против него. Хорошо получилось, наверно. Даже не представляю, насколько жалко я сейчас выгляжу.
  - Как человек, которому не повезло, - только и смог выдавить я. Враньё, которое должно придать хоть каких-то сил старику, оставленному судьбой прозябать возле старого трактира. Выглядел нищий не очень. Спутавшиеся волосы, одежда, висевшая, словно на вешалке, всклокоченная борода, грязь, которая уже въелась в его тело настолько, что стала неотъемлемой частью этого человека. От него так и шли волны отчаяния. Их я ощущал всей своей кожей.
  - Спасибо на добром слове. - Он мне не поверил, но хоть не унывает. - Я Грегор Вейс. Когда-то меня так звали.
  - Альдис Стилл, - на этот раз родовое имя я сказал без запинки, будто бы всю жизнь с ним прожил.
  - Ещё раз спасибо, Альдис Стилл, - он поднял вверх голову и если бы там были глаза, то они наверняка были бы наполнены благодарностью. После чего он взял ломоть хлеба и макнул его в миску с похлебкой, а я развернулся и пошёл назад в дом.
  Синее свечение пропало, шаг вперёд, и оно вновь появилось, назад и пропало. Почесав голову, я призадумался. Подходить ближе к этому непонятному магическому свечению мне совсем не хотелось. Но тогда я не узнаю, что же это. Любопытство одержало победу над осторожностью, заставляя двигаться вперед. Всё-таки это теперь мой дом, а оставлять всякую магическую белиберду у себя под носом может только глупец. К таковым я себя не причислял. Чем ближе я подходил к камину, тем отчётливее становилось свечение. Мне это совсем не нравилось. На расстоянии пяти-десяти шагов уже должен был начать прорисовываться контур плетения, а тут всё тоже проклятое свечение.
  Это уже стало издевательством. Сколько бы я не подходил, нужные линии не хотели проступать. Даже когда я залез, так сказать, по уши, в камин, то интенсивность сечение усилилось, а нужные линии всё не хотели проступать. И только когда я почти лицо уткнулся в заднюю стену камина, тогда-то я заметил хаотичное переплетение силовых линий - каркас какого-то заклинания. Пару минут всматривался в заклинание, убеждаясь, что оно не боевое.
  Хищно улыбнувшись, я с возросшей уверенностью направился на кухню и взял нож. У каждого амулета должна быть основа - золото, серебро, драгоценный камень, хотя бы кусок ржавого железа, но в нём заклинание продержится от силы часов двенадцать, а потом начнёт потихоньку развеиваться. Присмотревшись к стыку между двумя кирпичами, я попытался вогнать нож именно туда, где была наибольшая концентрация силовых линий. Неожиданно нож провалился, а кирпич зашатался на своем месте и выпал, предоставив мне удовольствие наблюдать серебряную пластинку с каким-то синим камушком по середине. Я улыбнулся. Старенький дом оказывается с секретом. Светляк, который висел выше по дымовой трубе, направил луч света на камень. Он красиво блеснул, заставив меня задуматься. Иолит или турмалин? Мне пришлось напрячься, чтобы вспомнить всё, что я знал о синих драгоценных камнях. Сапфир? Маловероятно. Слишком дорогой камушек. Турмалин? Точно он. Нету характерного фиолетового оттенка, как у иолита. Была бы одна книга, написанная выдающимся имперским геологом, то сказал бы точнее, что это за камень. Гадать можно долго, а книгу можно достать только в библиотеке или купить в книжном магазинчике.
  Силовые линии от амулета, не пересекаясь, уходили куда-то вниз. Куда именно мне так и не удалось рассмотреть. Слишком тонкими были силовые линии. Будто бы кто-то научился их вычерчивать маленьким волоском. Такое сложилось впечатление. Ещё бы чуть-чуть и начал бы подумывать, что сделал эту работу Артефактор со ступенью не ниже Архимага. Если бы хоть кто-нибудь из живущих смог бы достичь данной ступени. Мастерства у нашей братии хоть отбавляй, но силёнок обычно не хватает. Вот и получается, что достичь ступени Архимага просто-напросто невозможно. Какие бы ты по сложности заклинания не выстраивал. Всегда остаётся сила, которой у нас нет.
   Отогнав ненужные мысли, я приступил к разбору заклинания на составляющие, чтобы понять для чего оно. Найдя начала, я понемногу начал углубляться дальше в структуру. Хватило меня минут на десять, пока я не моргнул и не потерял из виду тот участок заклинания, на котором остановилось моё зрение. Всему виной хаотичное сплетение линий размером с волос, неудобная поза, когда приходится сгибаться чуть ли не до пола, чтобы влезть в камин. Если когда-нибудь пытались посчитать взлохмаченные волосы, то вы меня поймёте.
  Напитав энергией ещё пару светляков и оставив их весть над потолком в зале, я отодвинул кресло и диван и с отстранённость подумал, что неплохо было бы прихватить из дома немного бумаги и карандаш. Единственной бумагой, которая у меня была, являлся гримуар, покоившийся на дне мешка. Когда я решусь использовать его, как черновик в мире исчезнут все маги. Не придумав ничего лучше, я взял в руку рассыпающийся мел, который ни весть как оказался в моем мешке, и начал выводить понятные только мне символы и формулы на стене, которая была ближе всего к амулету в камине.
  Через целую вечность мне захотелось сжечь к демонам эту стену и разобрать по камушкам этот камин, чтобы наконец понять, что же там находится. Перебирать перекрученные линии было трудно. Почти невозможно. Уже через пару часов меня начло тошнить, а линии уже казалось, начали менять свои места, ползая и извиваясь, превратившись в тонких змей. Но с упорством осла я продолжал разбирать плетение на составляющие.
  Когда первые лучи восходящего солнца пробились через грязные окна моего дома, мне удалось дочертить сложную схему из лихо перекрученных линий и знаков. Белые линии расходились и сходились, образовав двухмерную структуру заклинания. Ещё раз перепроверив правильность того, что начертил, я в каком-то недоумение уставился на пустоту в центре. Чего-то не хватало. Голова загудела. Мысли разбегались, словно крысы от огня, но в итоге пришли к самому простому и логическому умозаключению. Заклинание построено по схеме 'ключ-замок'. Ключа и не хватает. Всё просто. Всего-то надо было ночь посидеть и ответ найдётся.
  Припомнив добрым словом того, кто запихнул пластину в камин, я захватил нож с пола и с остервенением начал очищать от сажи и грязи некогда блестящую поверхность.
  - Вот ты какой большой северный дракон, - пробормотал я слова из старой легенды, рассматривая небольшой шестигранник, находившийся немного ниже драгоценного камня.
  Не сегодня. Я помотал головой. Мне не хотелось потратить ещё полдня на создание 'ключа'. Создавать его, чтобы открыть эту дверь слишком муторное дело. А то, что это дверь и за камином что-то скрывается я был уверен. Ко всему прибавилось то, что из разных материалов у меня только знания. А из этого качественный амулет вряд ли можно сделать.
  Так за этими размышлениями я добрался до нужного шкафа на кухни и достал сумку с векселями и кошель, который мне дал господин Гвири. Он тут же отправился во внутренний карман куртки. Откуда я достал кольцо и сбросил в него половину своего Магического резерва. Мир немного поплыл, но тут же выровнялся. Объем кольца заполнился едва ли не на одну шестидесятую. Хорошо хоть осталось ещё пять таких сбросов, и оно полностью наполнится по завязку магической энергией.
  Открыв небольшую сумму из тонкой кожи, я выложил на деревянные доски двадцать векселей Единого Имперского Банка, представляли они собой золотые пластинки размером с половину ладони с двумя маленькими лазурита по краям. В магическом свете они светились слабым магическим сиянием, защищавшим их от подделки. Структуру, что была в них вложена была слишком сложна. Даже я бы не разобрался. Да и не зачем. У меня от простого заклинания голова опухла, а тут совсем другой уровень
   Отсчитав пятнадцать из них, я кинул их назад в сумку, а оставшиеся четыре убрал во внутренний карман. Мне предстояло прогуляться до одного мерзкого ростовщика. Я хоть и испытывал к нему некоторую неприязнь, но в какой-то степени был ему даже благодарен. Он единственный, кто смог выдать мне на руки столь большую сумму. Все другие к кому я обращался, отказывали или посылали долгой дорогой.
  Дверь со скрипом закрылась. Я повернул ключ и развернулся. Мои глаза вновь уставились на Грегора Вейса, который сидел на том же самом месте, где и вчера. Я почти поднял руку в знак приветствия, но тут же одернул себя. Слепцы мало, что видят.
  На улице было прохладно, но восходящее солнце постепенно делало своё дело и солёный морской воздух начал прогреваться. До дома Пройдохи было не слишком далеко. Он располагался на Клине - вытянутом участке суши, который, словно волнорез, разделял море на две части. Чёрную и Изумрудную гавани. Вот на этом небольшом участке суши и жил Пройдоха, если быть точнее, то возле основания Клина там, где начинался Ремесленный квартал.
  Пока я поднимался вверх по дороге начали открываться небольшие лавочки, магазинчики и мастерские. Заспанные горожане спешили по своим делам, показались первые повозки, которые везли свежую еду на рынки города. Столица постепенно отходила ото сна.
  Мне пришлось почти вплотную стать к стене, чтобы пропустить резво спешащего куда-то крестьянина на телеги, которая очень сильной напоминала то на чём мне довелось ездить вчера. Покивав в такт своим мысля, я резко обернулся. Запах свежего хлеба чуть не сбил с ног, желудок тут же заурчал, показывая, что неплохо бы перекусить. Повертев головой и найдя небольшую закусочную, именно оттуда шел этот божественный аромат.
  Здраво рассудив, что Пройдоха никуда не денется, а вот голод со временем только усилится, я вошел в уютно обставленный зал и сел за ближайший столик. По чистой случайности из дверного проема вышла среднего возраста женщина. Ещё не старая, но седина уже тронула её черные волосы, взглянув на меня, она улыбнулась.
  - Рановато ты, - он подошла к моему столику, - к тому же обычно к нам только девушки заходят. Чего хочешь?
  - Позавтракать.
  - И чего тебе принести? Только предупреждаю у нас одно сладкое, - она по теплому улыбнулась.
  - А что у вас самое вкусное? То и несите.
  - Самое вкусное? - она задумалась, кивнула и спокойно ушла на кухню.
  Не замечая ничего, маленькой железной ложкой ел маленький тортик, запивая его горячим чаем. Я с наслаждением пережёвывал каждый кусок кремово-медового торта с огромным количеством крема и мягкими коржами, которые таили во рту. Но этому заведению ни за что не сравниться с моей любимой булочной. Слишком сладко. Не хватает небольшой кислинки, присущей ягодам. Вот именно её я и обожаю. Бросив на стол опустевший кошель, я вышел из закусочной и сыто потянулся. Хорошее утро.
   Не успел я вступить на улицу столицы, как чуть не врезался в двух девиц. У одной каштановые волосы были связаны в хвост и спускались по лопатке, перетекая в светлое платье. Она тщетно пыталась что-то объяснить своей подруги. Вторую я сразу узнал. Слишком тщательно засел в память отблеск её песочных волос, которые аккуратно спадали до плеч. Цвет больше подходил не сухому и пыльному песку, а влажному, который насыщался цветом с каждой новой каплей воды. Голубые глаза с маленьким кольцом жёлтого цвета проходящего вокруг зрачка удивленно уставились на меня. Мне ничего не оставалось ничего кроме как кивнуть в знак приветствия:
  - Привет, Энджен, - я аккуратно просочился между двумя девушками.
  - Привет, - с запозданием выговорила она и с возросшим удивлением попыталась всмотреться в моё лицо, но я уже спрыгнул на каменную мостовую и зашагал вперёд.
  Энджен ди Рейс. Не думал, что мы хоть когда-нибудь пересечёмся вне стен Академии. К тому же думаю, что она не помнит моего имени. Да и с чего ей меня помнить? Всего лишь однажды перекинулись несколькими фразами. Я обернулся, чтобы ещё раз взглянуть на Энджен, которая всё стояла возле входа в чайную. Мне наконец удалось вспомнить, как назывались эти маленькие заведения, натыканные по всему городу. Она не шевелилась и о чём-то думала со всей возможной серьёзностью. Маленькая морщинка прошла через её лобик, показывая, что она очень хочет вспомнить, кто же я.
  Мне хватило пары секунд, чтобы вспомнить всё, что я знал о 'маленьком чуде'. Именно так и прозвали её, а все, потому что её сила в Сфере Целительной Магии дотягивала до степени Мастера Первого Внешнего Круга. Самое необычное, что ни один из известных мне целителей не переступили Второго Внешнего Круга. Поэтому и 'чудо'. Не каждое столетие рождается целитель такой силы, что бы мог поднимать на ноги почти мёртвых людей. Её очень берегли. Не знаю даже, как отпустили к нам в Академию, а не наняли индивидуального учителя.
  - Кто это? - до меня донёсся тонкий голос девушки с каштановыми волосами.
  - Не знаю, - она приподнялась на носочках, стараясь меня рассмотреть, но меня поглотил оживающий город.
  Город уже проснулся и был наполнен людьми. Но я привычно двигался сквозь людской поток. Не впервой. Я даже не заметил, как добрался до Ремесленного Квартала. Просто в один прекрасный момент пространство наполнилось звуком ударов об железо, криками и руганью. Уже более-менее ориентируясь в пространстве, я свернул в неприметный переулок, чтобы резко повернуть направо и выбраться на смежную улицу, где стоял нужный мне двухэтажный дом.
  - Тун-тун-тун, - я с размаху был ногой об дверную раму, при этом звеня в колокольчик, который был прибит на крыльце. Надеюсь, Норел спит. Уж очень хотелось посмотреть на его заспанную рожу. Минуту ничего не происходило, но новая порция шума сделала свое дело и в доме послышалась возня.
  - Чего надо? - из дома выскочил заспанный Дик, сжимающий в руках какой-то кусок стали.
  - Где Норел? - я настойчиво уставился на Дика, который от моего взгляда съежился и выдал: - К полудню будет. Здесь он не ночует.
  - До полудня ещё прорва времени, - попытался я хоть как-то вразумить Дика.
  - Так тебя никто не гонит. Можешь подождать здесь, - Дик вновь скрылся в недрах дома, оставив меня неистово хватать воздух. Весь запал вести спор пропал, когда из дома донеслось следующие: - Заходи уж. Чего встал?
   Норел, как и сказал Дик, появился ближе к полудню. Всё время пока его не было, я просидел в зале на мягком диване. Дик чем-то занимался в другой комнате, а я, прикрыв глаза, дремал. Почти проглядел появление Норела, который худой, горбатой фигурой протиснулся в дом. Первым делом он пошёл в ту комнату, где был Дик, пробыв там немного времени. Следом он оказался у меня.
  С тех пор как я его видел в последний раз он ни капли не изменился, если не считать маленького шрама, появившегося на подбородке, видимо совсем недавно. Всё то же заострённое худое лицо, бесцветные глаза, тонкие губы и маленький подбородок, резко перетекающий в острые скулы, заканчивающиеся оттопыренными ушами и копной каштаново-серых волос, прилежно причёсанных расческой. С возрастом я так и не определился. Ему можно было дать как тридцать, так и все шестьдесят.
  - Альдис! Неужто? Мой любимый клиент соизволил-таки появиться в моём скромном доме, - не переступив дверной проём, начал Норел. - Не ожидал тебя увидеть.
  - Хочу побыстрее закончить наши с тобой общие дела, - в тон ему ответил я. - Сколько там уже набежало?
  - Не уж-то деньги смог раздобыть? - он с интересом взглянул на меня, пытаясь понять, не шучу ли я. Но я только неопределённо повёл плечом. От чего он усмехнулся и продолжил:
  - Моё предложение ещё в силе.
  - Я благодарен за него, но всё же сколько? - мне совсем не улыбалось года три клепать амулеты для каких-то мутных ребят. А после получить нож под рёбра.
  - Подожди, книгу достать надо, - он вышел в другую комнату, чтобы вернуться оттуда, волоча здоровенную книгу величиной с маленький столик. Книга с большим грохотом упала на столешницу и Норел аккуратно пробежал глазами по строчкам, водя указательным пальцем. Несколько раз страницы переворачивались, пока он удовлетворённо не кивнул. Его палец остановился и он с улыбкой, от которой казалось, что его губы порвутся, посмотрел на меня. - Тысяча шестьсот двадцать пять монет золотом. Серебро и медь я тебе прощу.
  - Не многовато набежало за два года? - что-то подобное я и предполагал. Ростовщики всегда пытаются выжать максимальную прибыль из своих клиентов.
  - В честь нашей с тобой дружбы готов сбросить двадцать пять монет. Но должен ты принести мне всю сумму до конца это недели, - Норел уселся в кресло напротив меня, подложив под спину маленькую подушку.
  - Может я приглашу человека из Имперского банка, и мы всё пересчитаем? - я буравил взглядом переносицу Норела, который и ухом не повёл.
  - Приглашай, - он вальяжно махнул рукой, - не думаю, что хоть что-нибудь поменяется.
  - Хорошо, - как бы я не хотел поставить его на место, но с документацией проблем он не имел, - вот твои деньги.
  Сумку с векселями полетела на стол. Норел сноровисто её открыл и пересчитал золотые пластинки.
   - Не хватает, - он с улыбкой посмотрел на меня. - У тебя ещё два года, поэтому я тебя не тороплю.
  - Зато я тороплюсь, - я двумя подцепил пластинку из внутреннего кармана и кинул на стол.
  - Удивлён, - он многозначительно посмотрел на меня и засмеялся.
  - Расписка, - я выразительно взглянул на Норела, который отсмеявшись ещё раз пересчитал пластинки и снял с шеи амулет поочередно прикладывая к каждому золотому прямоугольнику.
  - Настоящие, - не верящим голосом произнёс Норел. И немного заторможено полез в шкаф. Достав оттуда два небольших листа бумаги, он протянул их мне.
  Я с удовольствием посмотрел на свой подчерк и создал маленькое заклинание из сферы огня. Бумажки потихоньку загорелись. Огонь вспыхнул и на пол полетели несколько кусков горелой бумаги. Всё. Меня больше ничего не связывает с Норелом. С души, словно камень сбросили. Сразу стало легче дышать. Впервые за долгое время не приходилось думать о завтрашнем дне. Я мог пойти куда угодно и сделать что угодно. Свобода. Вот что ты такое.
  - Альдис, помни я всегда к твоим услугам, - Норел кисло улыбнулся.
  - До встречи, - я развернулся и побрёл к выходу из дома. Попрощался с Диком, который мне широко улыбнулся. Наверняка рад, что не придётся больше с магом связываться.
  Первым делом, когда я вышел от Норела, я отправился в Единый Имперский Банк и три векселя преобразовались в стандартную банковскую книжку с соответствующей надписью о наличии на ней трехсот золотых монет. Книжка представляла собой сложный магический артефакт величиной с ладонь, основанный на излучение ауры владельца, которую невозможно подделать. За неё пришлось выложить целых десять золотых. Но хоть удалось разменять вексель. Получил маленькую пластинку из серебра номиналом пятьдесят золотых и туго набитый кошель с сорока золотыми.
  Вторым пунктом моего назначения была лавка 'Алмазный город', но находилась она почти на другом конце города, рядом с Изумрудными воротами. Совершенно не понимаю, почему их назвали этим названиям. Ничего изумрудного или хотя бы немного зеленого там нет. Может из-за близости к Изумрудной Гавани? Но находилась она хоть и в той же стороне, но намного дальше. Оставил данный вопрос до лучших времён, сосредоточившись на сегодняшних проблемах.
  Когда нужная лавка была буквально за поворотом, ноги казались двумя сырыми кусками железа, которые ели передвигались, а рубашку можно было выжимать. Погода порадовала сегодня небывалой жарой. Надо бы заскочить в какую-нибудь таверну. Там есть магический амулет, создающий холодный воздух. Ещё и прохладный эль. Я закатил глаза. Настолько ярко воображение нарисовало легкую прохладу окружающего воздуха, обжигающий холод хмеля, от которого по спине бегут маленькие мурашки, непроизвольную дрожь, рождающуюся в теле после того, как последний глоток доходит до желудка, которая постепенно проходит, оставляя лишь медленно плывущие мысли.
  Прогнав не прошеные мысли, к которым меня как назло склоняло с каждым своим шагом, я ускорил шаг, с неудовольствием заметив, что башенные часы отбили одиннадцать ударов. Время летит быстро. Также быстро показался магазинчик сладостей, от которого в нескольких шагах располагалась нужная мне лавка. Конечно, можно было бы наведаться в 'Красный дом'. Хоть там и было всё подешевле, но там продавался только 'сырой' товар. Ни одного огранённого камушка или готовой заготовки под амулет. Ещё вчера я бы до хрипоты торговался с Коротышкой Миро за самый маленький кристалл кварца, но раз появились деньги, то я не хотел напрягать себя ненужной работой по приданию камню правильной формы, плавки драгоценных металлов, которые при нагревании очень охотно попадают на кожу, оставляя приличных размеров волдыри.
   Больше всего мне хотелось узнать, что же скрыто за той дверью. Встреча с Норелом немного прочистила голову, и она тут же начала думать. Что там может быть? Что так хорошо спрятали за тончайшими силовыми линиями, которые и заметишь только, когда в них упрёшься. Мне никак не удавлюсь выдвинуть хоть какое-нибудь предположение. Что? Что же? Что там?
  - Уважаемый? Где там? - голос выдернул меня из пелены мыслей, сгустившихся настолько, что я не заметил, как пришёл в нужную лавку.
  - Внизу, - автоматически ответил я, не до конца осознав, где нахожусь.
  Вокруг меня находилась уютная комнатка с большими окнами, белыми шторами, не достающими до пола совсем чуть-чуть, маленьким диванчиком, одиноко расположившимся возле столика немного поодаль от окна слева. Один большой прилавок, возле которого сейчас стоял я, из светлой древесины со стеклянными витринами, за которой находился главный товар лавки. Множество маленьких и больших драгоценных и не совсем камней были рассыпаны на бархатных кусках ткани. Примечательно, что камнями была заполнена только ближайшая к продавцу витрина, мужчине тридцати лет с теплыми карими глазами и маленьким животом, который скрывался за свободным чёрным костюмом. Все остальные были пусты. Не знаю с чем это связано, но сколько бы я не приходил сюда ни в одной из дальних витрин ни разу не появлялось хоть что-нибудь.
  - Где, простите?
  - Не важно, - я смущённо умолк, рассматривая понимающую улыбку, которая расползлась на его лице.
  - Задумались? С кем не бывает, - не знаю почему, но после его слов вся неловкость куда-то ушла.
  - Интересуетесь чем-нибудь конкретным?
  - Да, - я в задумчивости уставился на продавца, думая. - Нужно с десяток кристаллов кварца карата эдак от одного до трёх и парочку топазов под два карата. На этом всё.
  - Обработанных, - неожиданно спохватился я.
  - Конечно, - он исчез за неприметной дверью за его спиной и через несколько минут, расстелив на прилавок небольшой кусок мягкой ткани стал по одному выкладывать небольшие камушки белого цвета, огранённых от овала до правильной трапеции. Последними передо мной положили два прозрачных кристалла, огранённые в форме круга.
  - Я посмотрю, - дождавшись кивка, я за края схватил кусок такни и подошел к маленькому диванчику, на который блаженно упал, наслаждаясь последними минутами отдыха перед сложной работай. Ткань, аккуратно положенная на столик, сложилась гармошкой, которую я разгладил.
  Взяв в руки один из кристаллов кварца, я начал плести маленькое, но довольно таки сложное плетение. Сформировав нужный каркас из силовых линий и перепроверив его, я начал напитывать его энергией пока он не засветился ровным голубым цветом. После этого я ослабил контроль, и мой разум потянуло куда-то вниз. Через мгновенье передо мной развернулась маленькая вселенная, состоящая из маленький трещин и пузырьков, красиво переливающихся при попадании на них лучей солнца, достающих от окна. Раскрутив своё сознание на все триста шестьдесят градусов, я посмотрел на все грани, отшлифованные ювелиром, они представлялись как огромные плоскости на грани видимости.
  Годится. Я отложил маленький кристалл на левый угол ткани и взялся за новый. Не знаю, сколько прошло времени, но по моим внутренним часам никак не меньше часов двух, а то и больше. С сомнением отложил последний кристалл кварца, я задумался. Через его центр проходила огромная трещина, которая мне не нравилась. Она была не слишком критична, но вечно переплетать вокруг неё дублирующие контуры, которые в конце концов спутаются настолько, что распутать их будет невозможно. Поэтому подойдя к прилавку, положил на столешницу кварц. Продавец без слов положил другой немного побольше того, который отбраковал я. Перепроверив его элементарную структура, я преступил к двум сиротливо лежащим топазам, которые оказались почти, что идеальными образцами для моей задумки. Один к тому же вместо привычного прозрачного цвета немного отливал желтизной.
  - Сколько? - мне было тяжело держать путавшиеся мысли в узде, но я стоически смотрел на продавца, стоически переживая боль, которая тупым клином впилась в затылок. Сколько себя помню, всегда такое было, когда мне доводилось проверять больше одного кристалла за раз. Сегодня получилось оценить двенадцать. Поэтому весь окружающий мир плавал в хаотично всплывающих картинках и вещах. То лицо хозяина соединится с входной дверью, то она окажется на потолке.
  - Сорок за всё будет довольно, - мои ноги почти двинулись по направлению к выходу после названной суммы, но что-то внутри смогло победить жадность и ноги остались стоять на месте, а я усиленно думал о ценах на драгоценные камни. Получалось, что меня даже обдурить не пытаются. Дожили. Если грубо, то каждый не обработанный кристалл кварца примерно от половины золотого и выше. Всё зависит от чистоты и размера. Приплюсовываем к этому то, что после обработки цена каждого кварца взлетает до трёх, то всё в пределах нормы.
  - Двадцать пять, - попытался поторговаться я, но наткнулся на хмурый взгляд продавца.
  - Только из большого уважения к хозяину этой лавки, я только что не выкинул вас за дверь, - в глазах моего собеседника заплясали смешинки. - Тридцать девять последняя цена. Не устраивает, можете искать другое место.
  - Идёт, - кисло протянул я. - Нужны золотые и серебряные пластины. По пять.
  Сначала я хотел взять обычно заготовки под амулеты, но передумал. Если бы я так поступил, то денег бы хватило впритык.
  - Золотые по четыре, серебряные по полтора, - на прилавок легли небольшие, едва ли с ладонь, пластинки из драгоценного металла. Каждая весила по двадцать грамм.
  - Сколько? - окончательно смирившись с потерей большой суммы денег, вздохнул я. Дорого быть артефактором.
  - Шестьдесят пять за все. - Мысленно плюнув на грабительские цены, я бросил на прилавок вексель и пятнадцать монет, вытащенных из полегчавшего кошеля
  Не заметно на прилавок опустился маленький бархатный мешочек, в который были сложены драгоценные камни и рядом с ним опустился маленький отрез ткани, срывший десть пластинок. Подивившись скорости продавца, я закинул купленные вещи в свою заплечную сумку и отправился на выход.
  - Приятно было иметь с вами дело, начинающий маг, - с каким-то довольством произнёс продавец. Воображение тут же нарисовало противную улыбку на его чуть бледном лице.
  - Мне тоже, - в тон ему сказал я и вышел из лавки, направляясь домой.
  Уже второй день я бился над созданием ключа от двери. 'Бился' самое подходящее слово. В голове уже созрел немного варварский план. Вместо того чтобы мучится с этим ключом взять кувалду и разрушить стену камина ко всем демонам Нижнего мира. Останавливало меня только то, что в плетении были заметны следы, указывающие на возможные защитные конструкты в плетении. Поэтому раз за разом я возвращался к прямоугольнику из серебра с втопленым в него кварцем. Самая простая заготовка под амулет. С помощью неё я хотел открыть эту дверь. Загвоздка заключалась в следующем: мне никак не удавалось воспроизвести тончайшие линии плетения дяди или того, кто его плёл. Слишком уж профессиональная работа. Но всё что выходило из моих рук было слишком громоздким и большим. Это больше всего и злило. Плетение было разобрано на составляющие, оставалось только воспроизвести ключ и дверь откроется.
  - Зараза, - выдохнул я, наблюдая за очередным разрушающимся плетением в кристалле кварца, которое распадалось на составляющие по мановению моей руки. Линии и близко не получались похожими. Проклятие какое-то. Следом за плетением треснул сам кристалл.
  - В пекло! - я резко встал с дивана и направился к двери. Голова гудела от долгой работы. Всегда нравилось это напряжение, появляющиеся после решения сложных задач. Но сейчас мне хотелось снести к демонам этот дом, чтобы наконец докопаться до истины.
  Солнце давно уже ушло из своего зенита и потихоньку опускалось, даря нагретым улицам столь желанную ночную прохладу. Нагретые за день камни остывали медленно, поэтому всё еще было относительно тепло. Большая сковородка. На ум пришла подходящая мысль. Всю дорогу приходилось прятаться в тени зданий, продвигаясь к лавке господина Гвири. Мне хотелось попытать удачу, используя магические манипуляторы, и спросить совета.
  Перед площадью Ледяного фонтана я вновь оказался на знакомой мне улице и сам того, не заметив, подошёл к знакомой булочной. Поправив вечно съезжающую сумку, я вошёл в двухэтажно здание из больших блоков серого кирпича. Насладившись запахом свежего теста, я попытался найти глазами Вейру, но взгляд остановился на низенькой слегка полноватой женщине с добродушным лицом, которое всегда было красноватым из-за жара печи и знакомыми васильковыми глазами, смотрящими на меня со смешинкой.
  - Добры вечер, лерис Риро, - учтиво поздоровался я с матерью Вей. Сколько себя помню, она была очень добрым человеком. В детстве пока я бродил по округе в поисках, чем бы позаниматься, она всегда угощала меня пирожком или булкой. Так я и познакомился с Вей.
  - Альдис, дорогой, давненько тебя видно не было, - она облокотилась на прилавок, рассматривая меня.
  - Дела, - многозначно протянул я и по привычке попытался стянуть маленькое пирожное, удачно лежащие на тарелочки рядом со мной, но руку резко обожгло. Инстинктивно я её отдёрнул и с пониманием уставился на лерис Риро.
  - Вроде уже не пять лет, а всё пытаешься что-нибудь стянуть, - обвиняющим тоном протянула она, но продолжала улыбаться. - Совсем большой стал. Когда ты уже избавишься от этой рваной куртки? - она с негодованием посмотрела на чёрный рукав и потёртости на коже, в некоторых местах.
  - Что вам в ней всем не нравится? - я с негодованием вскинулся. Мне надоело доказывать матери, что мне в ей удобна, а то как она выглядит дело второстепенное. И вот снова.
  - Альдис, тебе как обычно? - мягко перевела она разговор и пододвинула ко мне тарелку с пирожным, которое я тут же отправил в рот. Раздражение само собой куда-то ушло. Вот всегда так. Сначала нужно дать мне по рукам, но потом пирожное всегда оказывалось у меня во рту.
  - Коне-шно, - пробормотал я, пережевывая кремовое пирожное. От чего заработал укоризненный взгляд.
  - Все, беги, - она положила на стол большой пакет. Я полез во внутренний карман за кошелём, но заработал очередной укоризненный взгляд остановился.
  - Не обижай меня, родной, - он уперла руки в бока.
  - Всегда вы так, - я отпустил кошель и почти взялся за пакет, когда вспомнил, чем я могу отплатить лерис Риро за доброту.
  Перемахнув за стойку, я подошёл к неприметному амулету из серебра с утопленным в него камнем светло-голубого цвета, располагающимся в дальнем конце комнаты. Быстро переключившись на Истинное Зрение, я сформировал маленькое плетение и погрузился в структуру воздушного амулета, попутно поправляя кое-какие разорванные линии и прикрепляя их к центрам силы. Минут через пятнадцать я удовлетворённо кивнул. Маг, что делал плетение, сделал всё по стандартному шаблону и не пришлось разбираться в хитросплетении скрученных линий. Хотел было провести дополнительный контур, но передумал. Задерживаться на полчаса не хотелось. Как-нибудь в другой раз. Перекачал немного энергии из резерва, едва ли наполнив амулет на четверть.
  - Закончил с проверкой, - я с аппетитом отправил в рот ещё одно пирожное и с вопросом уставился на лерис Риро. Самое простое бытовое плетение, охлаждающие воздух, было на грани разрушения, но я запросто смог его подправить. Было бы всё так просто с плетением в моем доме.
  - Спасибо.
  - Всё, я побежал, - я пошагал на выход, возле которого развернулся обратился к хозяйке, - передавайте Вей привет.
  Ушёл я от господина Гвири только тогда, когда солнце уже опустилось за горизонт. Линии, которые появлялись от магических манипуляторов, получались почти нужного мне размера, но не хватала какой-то капли. Осталось совсем чуточку поднапрячься и всё получится. Хоть я и пришёл с его любимыми брусничными пирожками, но ничего путного он мне та и не посоветовал. Если не считать того, что он направил меня в лавку 'Химера'. Странное название. Но на все мои вопросы об этом месте, он только загадочно улыбался, пуская зеленоватый дым из своей трубки. Так ничего не добившись от него, я узнал, где это место и твёрдо решил посетить его завтра.
   По сложившейся уже традиции заказал в трактире напротив ужин, я немного послушал медленные разговоры посетителей и отправился спать. Перед этим, оставив миску похлёбки нищему, вечно сидящему на каменной мостовой перед трактиром. Утро встретило меня пасмурной погодой, которая грозила к обеду разразиться дождём. Поднялся не сильный ветер. Именно такому ветру я был всегда рад. Ветер, приходящий с моря. Он приносил свежесть и уносил всю духоту, засевшую глубоко в душе. Жаль, что такая погода устанавливается лишь на небольшие промежутки весной и осенью. Летом это большая редкость.
  Если обычно в это время город, изнывая от жары, прятался по домам, то сегодня на улице было небывалое оживление. Множество спешащих по своим делам людей, катящиеся вверх и вниз по улице повозки и кареты, всадники, которых в это время и не увидишь. Город освободился от жары и ожил. На большинстве лиц, что мне встречались по пути, я заметил мимолетную улыбку. Стражники, постоянно закованные в свои немилосердные кольчуги, смотрели на прохожих добродушными глазами, а не как обычно затуманенными от духоты.
  Постепенно я пересёк черту отделяющую Старый город от Нового. Народу на улице сразу стало поменьше, куда-то подевались вечно спешащие повозки. Я даже оглянулся назад, чтобы убедится, что вниз по улице всё оставалась то же оживление, что и пять минут назад, когда я там проходил. Всё было, как и прежде. Два разных мира. Один выше, другой ниже. Смешно. Вывернув на нужную мне улицу, я ещё раз прокрутил в голове рассказ господина Гвири. Получалось, что нужный мне дом совсем рядом. А вот и он.
  Передо мной выросла двухэтажная громада здания, первый этаж которого был сложен из желтого кирпича, а второй из дерева, с темными провалами окон и покрытой ржавчиной железной вывеской с надписью 'Химера'. В голове забрезжило узнавание. Где-то доводилось слышать похожее слово или удалось его прочитать. Что-то древние и непонятное. Пришёл я к неутешительному выводу. Также была нарисована непонятная тварь, стоящая на четырёх ногах с большими крыльями за спиной.
  Напрягшись сам не знаю почему, я открыл дверь и чуть не отпрыгнул. Слева от двери стоял настоящий саргх. Вживую мне никогда не доводилось видеть это животное. Но видел схематичное изображение в одном трактате по биологии. Пока я стоял, ничего не произошло. Дальше я спокойней подошёл к чучелу большой кошки, которая холкой доставала мне до пояса. И с сомнение оглядел потрёпанные бока, из которых торчал толи мех, толи какой-то пух, один из двух клыков на нижней челюсти был отломан, хвоста не было, как и одного уха. Потрепало этого саргха.
  Поморщился, когда откуда-то донеслось дуновение теплого тепла, резко контрастирующее с прохладой на улице. Осмотрев помещение, я чуть не присвистнул от обилия всякой живности разной степени потрёпанности. То есть всяких чучел, которые стояли, лежали, были прикреплены на белые нити к потолку. Создавалось впечатление, что они, раскинув крылья, летят или зависли в прыжке. Если не присматриваться к тому, что все чучела были слега потрёпаны, то создавалось впечатления, что саргх сейчас зарычит, от совы донесётся уханье, а за спиной что-то зашевелится. Всё это неживое придёт в движение. Оживёт.
  Подойдя к небольшому прилавку, забитому в угол как нечто не существенное, я попытался разглядеть что-нибудь в этом тёмном углу. Свет, падающий из окна, обходил это место.
  - Есть кто? - я постучал по прилавку. - Кто-нибудь?! Никто не ответил. Поэтому я решил создать маленький светляк, чтобы осмотреть, что скрывается за прилавком. Только я решил напитать плетение энергией, как из тёмного угла послышался хриплый, сухой голос, похожий чем-то на карканье. Почему-то воображение сразу нарисовало древнего старика.
  - Не надо этого делать, мальчик, - всю концентрацию, как ветром сдуло, и плетение развеялось.
  - Ответить можно было?
  - Можно, - из темноты послышался смешок, - но я думал ты потопчешься и свалишь из моей лавки.
  - Гостеприимный вы человек, - я был совершенно искренен. - Именно так нужно относиться к гостям.
  - Может, тебе надо было чаю предложить или хорошего вина? - иронически протянули из темноты.
  - Неплохо бы, - с сомнением протянул я.
  - Ну, так получай, - в темноте раздался чавкающий звук и рядом с ухом что-то пронеслось. Следом раздался донельзя довольный смех. Оглянувшись, я рассмотрел вязкую слюну, свисающую с рогов оленя, стоящего позади меня.
  - Слушай, старик. Если я был менее терпелив, то уже бы запустил в тебя огненный шар, который бы спалили эту лавку и твою дряхлую задницу, - терпение рассыпалось, словно песчаный замок, оставив только раздражение, грозившее вспыхнуть свечой.
  - Угрожаешь? Попробуй, но предупреждаю тебя, - мне показалось, что сейчас он блаженно зажмурился, представив нечто приятное, - штаны тебе придётся поменять.
  - Странный вы, - только и смог протянуть я и быстрым движением попытался создать светляк, чтобы наконец разглядеть собеседника. Но плану не суждено было сбыться. На грани видимости в Истинном зрении промелькнуло что-то бурое и плетение развеялось. Я только успел открыть рот. Вопрос так и не смог сорваться с моих губ. Неожиданно ноги обхватили мертвой хваткой, которая постепенно поднималась выше, пока не достигла шее, чуть сдавив её, и остановилась.
  - 'Земляной плен', - почти благоговейно прохрипел я. Не каждый может за долю секунды создать столь сложное плетение. - Как вы его так быстро сплели?
  - Маг-недоучка, - презрительно процедил он, но ответил. - Оглянись, бездарь. Насколько это было в моем положении, я поводил головой из стороны в сторону, за что получил насмешливый смешок из темного угла. Поняв, что я смотрю с неправильной стороны и переключился на Истинное зрение. Волосы на затылке тут же зашевелились. Довольно-таки маленькая комната преобразилась. Из маленького темного и ничем не примечательного угла он превратилась в разноцветный калейдоскоп, разукрашенный всеми цветами радуги. Каждое чучело представляло собой вместилище для кого-то плетения, соединяющегося со следующим, образуя сложную цепь, а в углу, судя по ауре, находился среднего уровня маг.
  - Снимаю перед вами шляпу, - я с возросшим уважением посмотрел в тёмный угол, - меня зовут Альдис Стилл. Приятно увидеть столь умелого мастера.
  - Мальчишка, зачем мне знать твоё имя? - в темном углу зажегся яркий магический светильник, осветит сгорбленную фигуру, сидящую в кресле-качалке и укрытую клетчатым одеялом. Старик повернул ко мне свою голову. Запавшие темно-серые глаза, под которыми виднелись темно-синие мешки, бледное лицо, давно не видевшие солнечного света, острые черты лица, большой красноватый нос и призрение, застывшие на его лице. Он совсем по-старчески загудел. - Совсем Шагрон Тай своих студиозов распустил.
  - Я не студиоз. Уже нет, - я с грустью уставился в угол, - Маг Третьего Внешнего Круга Сферы Воды.
  - Смешно, в мои времена таких слабаков на пороге заворачивали, а сейчас, глядите, они могут пять лет отучиться, - он пристально на меня посмотрел и весело хрюкнул.
  - Что смешного? - мне было совсем не весело, хотелось избавиться от каменных пут и выбраться наконец из пропахшей спиртом и сухими травами лавки.
  - Совсем слаб, - в его голосе послышалось даже какое-то сожаление. После чего 'Земляной плен' начал разрушаться, чтобы через секунду рассыпаться мелкой пылью на деревянный пол, - даже не интересно. Может мастерства тебе бы и хватило на разрушение структуры, но силы, чтобы выбраться уже не осталось бы.
  - Дали бы хотя бы попробовать, - в груди затаилась какая-то детская обида на старика. Разумом я понимал, что он полностью прав. Не моего уровня заклинание. Но душа не хотела эта признавать. Мне хотелось верить, что у меня был хотя бы маленький шанс.
  - Зачем хоть пожаловал? Мою лавку не так просто отыскать. Раз уж тебе её кто-то подсказал, то это может быть интересно. Рассказывай побыстрее, - он немного приподнялся из кресла, уставившись на меня выцветшими глазами.
  В голове тут же засела мысль, которая очень настойчиво предлагала послать старика к границам Нижнего мира погреть старые кости в языках пламени, но порыв резко прошёл, оставив только усталость. Может он всё-таки сможет что-нибудь дельное подсказать? Да к тому же не великая это тайна.
  - Нужно уменьшить силовые линии в одном конструкте, - старик медленно опустился назад в кресло.
  - Всего-то? - как-то обвиняющий ворчливо произнёс владелец лавки. - Бесплатный совет. Используй магические манипуляторы.
  После этой фразы я неопределённо хмыкнул. Старик думает, что я совсем не на что не гожусь. Или у меня ослиные уши отрасли? Я чуть было их не потрогал, чтобы в этом убедится.
  - Когда вы в последний раз из этой богами забытой лавки выходили? - чисто риторический вопрос сорвался с моих губ. - Если пятьдесят лет назад, во время вашей молодости, о магических манипуляторах не каждый маг знал, то сейчас их используют повсюду, начиная от обычных бытовых амулетов и заканчивая созданием боевых големов. И если бы моя проблема решалась так просто, то я бы сюда не припёрся. Знаете, то ещё удовольствие тащиться под лучами палящего солнца через полгорода. Да и к тому же магические манипуляторы я использовал из так называемого магического металла, если вы знаете такое название, - после моей речи неопределённо хмыкнул сам старик.
  - Магистр Третьей Ступени Сферы Воды Нааромор Норло, - спустя минуту продолжительного молчания по имперскому образцу представился старик, покачнувшись в своем кресле. Немножко скомкано он продолжил. - Думаю, стоит принести свои извинение за столь не благодушный прием.
  - Принимается, - я глазами пострелял по сторонам в поисках стула или скамейки, но ни того, ни другого не нашлось, поэтому облокотившись об миниатюрный прилавок, я спросил: - Сможете чем-нибудь помочь, Магистр Норло?
  - Помогу, - он в задумчивости постучал пальцами по подлокотнику своего кресла, оно отозвалось глухим звуком. - Но, думаю, стоит обговорить стоимость моих услуг. Немножко расстроившись очередным тратам, я полез во внутренний карман за кошелём, но остановился, увидев насмешливый взгляд старика, который преспокойно покачивался в кресле и качал головой, тем самым показывая, что я ошибся.
  - Слушай, малыш, если бы меня интересовали деньги, то я бы не торчал в этой 'богами забытой лавке', - раздался немного грустный смешок.
  - Хорошо, - сказал я, окончательно смирившись с тем, что старик окончательно спятил и его разум давно затерялся среди рваных чучел. - Как мне заплатить за ваши услуги? Хотелось бы ещё знать, что они из себя представляют. Это в идеальном варианте.
  - Совсем студиозов в Академии распустили, - попенял старик, - я бы в твои годы трижды подумал, что бы хамить целому Магистру, а ты делаешь это уже второй раз. Если по порядку, то нужно будет забрать одну дорогую мне вещь из одного дома. Маленькую шкатулочку, которая дорога мне как память.
  - Что я получу взамен? - напомнил я.
  - Ещё раз перебьёшь меня, малыш, я тебя превращу в красивую глыбу льда, из которой потом сделаю миленькое чучело, - голос старика мог соперничать с раскатом грома, так неожиданно он громко он прозвучал в маленьком помещении. - Так вот, на чем я остановился? Вспомнил. Адрес я тебе потом скажу. А про то, что ты получишь, могу сказать только то, что это связано с Алхимией.
  - Зелья, - недовольно протянул я, вспомнив невыносимо горький вкус молодой листвы, царапающий десна и дерущий горло, словно крошащееся стекло проходящий в желудок и остающийся там зудящим комом. После того памятного опыта зарёкся никогда не иметь с ними дело.
  Алхимию я не полюбил даже на тех занятиях, которые проводились в Академии. Слава всем богам, что она была всего лишь один семестр. Вон там у меня обнаружился ярко выраженный талант. Портить всё к чему прикасался. Особенно это касалась редких и особо дорогих ингредиентов. Как вспомню, так вздрогну. Не приходилось бы пробовать то, что создаешь самому, было бы намного безопасней. Вот ошибёшься на несколько грамм с каким-нибудь порошком, и произойдёт взрыв, опоздаешь на минуту подлить нужную жидкость и можно ожидать несварения желудка. Если перепутать какой-нибудь ингредиент, то боюсь даже представить, что может произойти. Слишком нестабильная это наука, основанная на магии, удаче и уйме дорогущих ингредиентов. А из всех этих составляющих более-менее стабильной остаётся только удача. Она может быть, а может и нет.
  - Пойти в одно место, взять один предмет. Слишком ух походит на кражу. Не хочу участвовать в таком, - я хмуро уставился на полоумного старичка. - Может есть что-нибудь другое, чем я могу помочь?
  - Я и не прошу тебя ничего красть, - Магистр усмехнулся, - мне глубоко плевать, как ты достанешь нужную мне вещь. У тебя есть выбор согласиться или нет. Не став дослушивать старика, я развернулся и вышел из его лавки, напоследок услышав:
  - Буду ждать, я никуда не спешу, - следом послышался весёлый смех.
  Вся следующая неделя прошла в беготне по городу. Я слонялся от одной магической лавки к другой, расспрашивая всех об способах уменьшения силовых линий. Максимум чего удалось добиться так это того, что мне посоветовали больше тренироваться. Может быть линии когда-нибудь и уменьшатся. Лет через сто. После неудачи с магическими лавками, я попытался сунуться к алхимикам, но все они впервые слышали о том, что меня интересовало.
  Вывеска с странным существом всё также качалась на одной цепи, скрипя будто несмазанная телега. Возле неё уже минут десять топтался я, не решаясь зайти. Не хотелось участвовать в краже.
  Ещё раз попытавшись взвесить все за и против, я отбросил все глупые мысли в сторону. Надоело топтаться на месте, надоело ждать. Хотелось действовать. Любопытство тянуло меня за ту неприметную дверь, скрытую в камине старого дома. Странное ощущение чего-то неизвестного подстёгивало меня похлеще кнута. Воображение только усиливало мой интерес. Даже мой главный проект, покоящийся в внутреннем кармане, был ненадолго забыт.
  Дверь скрипнула, приветствуя меня. Я кивнул облезлому чучелу, как давнему друг, усмехнувшись при этом, и проследовал в дальний угол, где, улыбаясь, сидел старик.
  - Согласен, - я легонько ударил рукой об прилавок и перевёл взгляд на Магистра Норло. - Рассказывайте куда идти.
  
  
   *****
  
  
  Чёрный водоворот медленно затягивал в свои объятия две белые глыбы сахара, которые постепенно таили в горячей жидкости. Маленькая ложечка со звоном ударилась об край чашки и медленно легла на керамическое блюдце. За сахаром, скрывшимся в буром море, расцвело молочное озеро, оттеснив темный цвет по углам. Сливки постепенно смешались с чем, образовав притягательную бежевую жидкость.
  Глубоко вздохнув, я взял чашку и сделал большой глоток сливочно-молочного чая. После чего ещё раз убедился, что нужный дом не хочет никуда исчезать, а остаётся на прежнем месте, как и всю неделю, которую я проводил в этой самой кофейне, потягивая то кофе, то чай. Самое удивительное было в том, что лерис Най пыталась меня убедить, что я за неделю не попробовал и половины их напитков, а выпивал я чашек по шесть-семь за день, если не больше. Задумавшись я не заметил, как чашка неожиданно опустела. Не успев хорошенько обдумать этот досадный факт и поставить грязную посуду к двум её близнецам, расположившимся на столике, как появилась лерис Най и поставила передо мной новую порцию в точно такой же кружке. Я благодарно кивнул, получив добрую улыбку, и вернулся к созерцанию великой драмы, которая должна произойти с минуты на минуту. Пытаясь при этом не особо волноваться. Получалось, откровенно говоря, плохо, если судить потому, как чай перескакивал через края чашки, то можно говорить, что моё душевное спокойствие пошатнулось.
  А всё из-за того, что весь гениальный план был построен на зыбкой основе из везенья и одной великой составляющий всех грандиозных планов - случая. Конечно, не самые лучшие ингредиенты для успешного предприятия, но других попросту нету. Поэтому остается надеется, что лёд успеет образоваться достаточно толстым, чтобы удержать большую массу воду, что мальчишка не промажет, что расчёты, который я выводил окажутся точными и ещё множество таких же случайностей, на которых был полностью основан мой план.
  По началу казалось, что достать маленькую шкатулку мне удастся минут за пятнадцать от силы двадцать и можно будет возвращаться к Магистру, но мои надежды столкнулись с грубой госпожой реальностью, которая сотворила настолько плотную магическую защиту над тем домом, что позавидуют некоторые помещения королевского дворца. Сколько бы я не всматривался в стену силовых линий, сколько бы часов не проходил перед этим домом, но картина никак не хотела переставать быть безнадёжной. Единственное, что мне удалось понять, глядя на это хаос из клубков и пересечений - это то, что тот, у кого получилось сотворить подобное либо гений, либо безумец.
  Как говорил Мирос де Ропир, главный маг Четвёртого Великого Похода: 'Любая защита ломается, главное приложить должное усилие'. Видел бы он человек, то что видят мои глаза. Наверное, призадумался. Банальным усилием её даже не шелохнёшь. Единственным относительно не защищённым местом во всем доме была кухня, где ближе к обеду открывались все окна, стараясь поймать хотя бы немножко оставшейся утренний прохлады.
  Мой план был связан именно с кухней. Она то место откуда начнётся моё проникновение на второй этаж этого дома, где в большой спальне стоит дубовый стол, в котором и находится нужная мне шкатулка. Осталось только дождаться нужного момента.
  Нужного мне мальчишку я заметил только минут через пятнадцать. Он осторожно пересек улицу и прошёл мимо нужного мне дома. С моей стороны было отчётливо видно быстрое движение руки, которая что-то забросило в открытое окно кухни. После увиденного мои губы расползлись в улыбке. Сейчас действие заклинание в том амулете ни капельки не заметно, но скоро оно даст о себе знать. Самое смешное заключается в том, что мной не будет использовано ни одного боевого заклинания.
  Поставив на стол чашку, я сосредоточился и постарался поймать маленькую силовую линию, идущую от дома прямо ко мне. Немножко запаниковал, когда почти окончательно решил, что она развеялась, но с десятой попытки я смог ощутить привычное покалывание пальцев и активировал четыре амулета, которые я заранее прикрепил к углам нужного мне здания, образовав прямоугольник.
  - Крахх-кррр, - раздался оглушительный звук, будто бы великан разломил на две части огромный ствол сухого дерева.
  Беседы в кофейне тут же стихли. Все люди повернули свои головы в сторону звука, прислушиваясь. Даже улица, которая в этот час была заполонена людьми, спешащими по своим делам, замолчала и движение на ней прекратилось. Не удивительно, что их народу так много. Воскресный день. К тому же через улицу поглотил площадь размером с немаленький квартал Малый Королевский Рынок. И вся эта толпа прекратило движение и прислушалась, будто бы маленький зверёк, услышавший шорох в темном углу, ожидая появление хищника.
  - Все это слышали? - раздался обеспокоенный голос откуда-то из толпы. Он показался мне громогласным и разлетевшимся на всё пространство немаленькой улицы. Кто-то попытался ему что-нибудь ответить, но его голос заглушило. Прошлый звук казался шепотом, по сравнению с новым, который не хотел умолкать, а нарастал, заставляя людей прикрывать уши. Люди на улице начали что-то кричать и отходить от источника, который наконец показался. Им оказался нужный мне дом, который сейчас был зажат между стенами из льда, которые быстро вырастали вверх, образуя этот мерзкий звук. Через минуту он закрыл прозрачной стеной крышу дома и не переставал расти.
  - Плуууух, - перекрывая треск образующего льда, раздался глухой звук, издаваемый в момент лопанья мыльного пузыря.
  - Сработало, - недоверчиво протянул я, наблюдая за растущий ледяной башней, с каждой секундой наполняющийся водой, которую ещё не смогли увидеть люди, но последний звук смог мне о многом сказать. Мой голос показался мне тихим шёпотом, который попытался исказить нечто великое, происходящие в каких-то пятидесяти метрах от меня. Но этот тихий не верящий голос смог меня отрезвить, заставляя скинуть наваждение.
  Опрокинув остатки сладкого чая в рот, я быстрым шагом направился в сторону дома, расталкивая народ, который сорвался с места и старался уйти подальше от непонятной магии, которая не хотела останавливаться и забирала себе всё больше воздушного пространства, двигаясь вверх.
  Дальше всё это действо требовало хоть кого-то контроля, поэтому мне пришлось продвигаться на расстояние метров десяти, чтобы я смог достать до управляющего контура артефакта, который я сделал на коленке за неполные два дня. Слишком простые заклинания я использовал, чтобы попытаться сломать эту защиту. Хоть и простые, но до одного заднего места затратные по энергии. Настолько, что вся наличность, находившаяся у меня на руках, утекла, словно песок сквозь пальцы. Осталось только несколько медных монеток, лежащих в тощем кошеле. Хорошо хоть не пришлось лезть в свою кубышку в банке.
  Пока я добрался до места, где мог хоть немного управлять процессом, активировал простенький амулет защиты, который мало от чего мог защитить. Главным его предназначением было скрыть мою физиономию от доблестной стражи, которая скорее всего уже спешила сюда со всей столицы. Вместе с простеньким водным щитом он создавал легкое искажение. Из-за этого моя фигура сейчас представляла собой немножко размытый мыльный пузырь с человеческой фигурой в центре. Перейдя на истинное зрение с удовольствие отметил, как защита дома вспыхивает. Всё-таки хозяин активировал её. Дурачье. Теперь защита думает, что вода - это агрессор. И прилагает настолько большое усилие, чтобы сдержать её, которое можно сравнить с тем, если бы было возможно убить муху императорским дворцом. Но магия теперь не пускает воду внутрь, но так может продолжаться вечность, если я правильно оцениваю емкость тех накопителей, которые установлены в доме.
  Поэтому дотянувшись до управляющего контура, я убрал все ограничители, позволяя магической энергии волной политься в созданный мной конструкт. Башня начала расти с утроенной силой, набирая этажи всё быстрее. Если бы в черте города была возможность строить здания выше трех этажей, то это был бы этаж пятый-шестой. Наверное, эту конструкцию сейчас может наблюдать весь город.
  Я с замиранием сердца наблюдал, как защитный контур дом в Истинном зрение приобрёл ярко-оранжевый цвет, продолжающий набирать яркость. С каждой секундой ей становится всё труднее удержать возрастающую массу воды, но она пока справляется. Был в здании хоть один маломальский маг, то вся бы это конструкция давно бы разрушена, а мне бы уже набили морду.
  Когда вода начала переливаться через край ледяной емкости, а я уже собирался быстро делать ноги, потому что нервы у меня не железные, а начало казаться, что кованые сапоги стражников уже бегут по мостовой по направлению ко мне. Защита дома засветилась особо ярко и с оглушительным хлопком, вздыбившим фонтан воды, лопнула. Дальше я начал действовать очень быстро, чтобы никто в доме не пострадал. Очень грубо разрушил почти всю структуру артефакта. Весь звук тут же стих. Следом активировал маленький одноразовый амулет, на который я затратил больше всего времени. А мне ещё пришлось помотаться по городу в поисках заполненных магических накопителей. На них и ушла почти вся наличность.
  - Вшух-вшух, - строну ледяной стены, застывшей ледяным исполином, один за другим полетели шесть огненных шаром, размером с голову собаки, но вместо того, чтобы, как это обычно бывает, взорваться при встрече с препятствием, они с шипением вгрызались в ледяную стену, растапливая замерзшую воду. Последний огненный шар с шипением потух, оставив меня в легкой прострации.
  - Пора собираться домой, - пробормотал я и почти развернулся на триста шестьдесят градусов, чтобы дать дёру, но послышался громоподобный треск. На затылке зашевелились волосы. Воображение очень ярко показало, как мое бренное тело сносит водным потоком. Руки начали действовать быстрее, чем моя голова. Энергия из внутреннего резерва подалась на передний край щита, а я уже образовал из силовых линий нечто похожие на волнорез у кораблей, обращенный в сторону ледяной башни, грозивший рухнуть через пару ударов сердца. Все мои действия слились в одно. Я уже не помню, как присоединял полученный конструкт к моему щиту и подал на него энергию. Но сразу после этого на меня обрушился водяной вал, который почти смыл маленького человечка, вставшего на его пути.
  Через секунду водный поток перестал быть таким плотным. Я смог немного расслабится и вытер нос, который сильно зачесался. На кисти остался красный след. Секунду я тупо пялился на кровавую полосу, чтобы тут же проверит магический резерв, который был полностью пуст.
  Выдав несколько фраз, подслушанный в моем новом районе, я покачнувшись побежал в сторону двери. Она легко открылась, впуская меня в царство сырости и беспорядка. Меня тут же снесло потоком воды, который не окончательно вылился из дома. Рассмотрев мокрые штаны и воду, которая оказалась даже в сапогах, я поднялся, сделал резкий поворот направо, перескочил через перевёрнутый шкаф и дошёл до первой развилки, как и говорил Магистр Норло, здесь оказалась лестница на второй этаж. Поднявшись по ней, я тут же пробежал вперед, пока не уткнулся в здоровую дверь. Она с небольшой заминкой, но открылась. Оказался в большой спальне, которую казалось вода совсем не тронула. Переключившись на истинное зрение, я заметил, почему это произошло. У кого-то оказался амулет личной защиты, который на некоторое время смог удержать воду. В центре этого купола оказалась средних лет женщина, хозяйка этого самого дома, и вся прислуга. Все они мирно спали. Я проверил состояние ауры каждого, уделив большое внимание хозяйки. После чего грязно выругался. Она переливалась темно-золотым цветом. Целитель. Притом не слабый.
  Как только мой мозг окончательно осознал эту информацию, я чуть было сломя голову не побежал назад на выход, забыв про проклятую шкатулку, но смог опомнится. Пнув оказавшийся на моём пути стул, я быстрыми движениями начал открывать выдвижные дверцы стола, пока не отрыл в ворохе бумаг нужную мне шкатулку, покрытую краской голубого цвета. Подавив в себе желание поскорее свалить из этого дома, я спустился на первый этаж и побежал искать кухню. Она нашлась за первой же открытой дверью. Повезло. Везенье тут же ушло. После открытия двери меня вновь окатило водой, сбив с ног.
  - Проклятая вода, - рассмотрев беспорядок, я чуть было не завыл. Искать амулет в таком беспорядке можно вечность. Чуть было, не ударив себя по голове, я переключился на истинное зрение. Знакомое свечение оказалось под горой посуды. Варварски раскидав их в стороны, я достал маленький мешочек, который закинул в карман. После чего сиганул в открытое окно. Не очень хотелось попадаться стражи, которая должна была уже давно прибежать на шум, устроенный тут.
  Больно приземлившись на плечо, я осмотрелся. На улице не осталось никого. Даже стражники не топтались у входа. Поэтому я с нарастающей скоростью побежал собирать, спрятанный тут и там амулеты, которые создали всё это. Без них ничего бы и не получилось. Вихрем промчавшись по всем местам и собрав все амулеты, я рванул в удачно попавшейся переулок. Пробежав несколько улиц и сделав много поворотов, я опустился в тени дома, пытаясь унять стучащие сердце и прислушиваясь не слышно ли позади топота стражи, но ничего не обычного не было. Слышалась привычная возня городской улицы.
  Вздохнув я попытался подняться, но желание прошло, когда мне почти удалось встать на дрожащие ноги, отказавшиеся идти дальше. Тело вновь рухнуло в тень дома, которая приняла меня, как родного сына, вернувшегося спустя долгие годы домой. Не расспрашивая, а просто обняв и закрыв ото всех проблем. Я прикрыл глаза. Хотелось передохнуть. Хотя бы немного. Последним воспоминанием, связанным с этим днём и сохранившимся в моей голове, стал знакомый скрип дивана, который с радостью, как мне показалось, принял моё уставшее тело.
  Следующий день запомнился привычной утренней суетой. Небольшой завтрак был принят желудком весьма благосклонно, он хотел было намекнуть на продолжение, но усилием воли я подавил чревоугодие и вернул разум на верное русло. А именно направил его в сторону Магистра Норло. А всё из-за того, что после того, как я открыл глаза первым увиденным мной предметом стал камин, сложенный из серого камня. Взгляд сам собой прильнул к задней стене. Тем самым заставляя действовать.
  Знакомая вывеска ударилась об каменную кладку от резкого порыва ветра, издав не мелодичный звук. Дверь открылась и запустила меня в лавку. Рассыпающиеся чучело, легкий запах каких-то трав, даже поначалу пугающий сумрак помещения казался чем-то домашним. Хотелось разжечь камин, сесть в мягкое кресло и уснуть, наблюдая за танцем огня.
  - Забирайте, - я ударил шкатулку об прилавок, пытаясь уловить реакцию Магистра Норло.
  - Знаешь, парень, у тебя просто талант, - лицо старика просто лучилось довольством, - это же надо додуматься устроить такое представление почти в центре города. А после свалить, махнув на прощание рукой страже. Даже не могу представить, почему ты ещё не в Доме Заключения.
  - С какой стати? - я придал лицу непринуждённую мину. - Я почти ничего не нарушил. Максимум уплачу штраф и отправлюсь на принудительные работы на пару недель.
  - Ха-ха-ха, - засмеялся Магистр Норло, поправляя съехавшие одеяло. - Если бы ты в обычный дом ломился, то так бы оно и было, но знаешь, кому принадлежало тот? Не знаешь? По глазам вижу, что даже не задумался об этом. Мерглесс де Свирр. Вижу, что слышал. Побледнел? Оно и правильно. Не часто разрушаешь дом первого целителя королевства.
  - Эмм..., - я в растерянности попытался обдумать всё, что произошло. - Не думаю, что меня кто-нибудь сможет опознать.
  - Смогут-смогут, не переживай. - на прилавок шлепнулась газета. Взяв её в руки, я с удивление вчитался в витиевато переплетённые буквы, напечатанные вишневой краской: 'Ледяная башня в столице'. Следом за огромным заголовком шел рисунок, занимавшей весь остаток места на листе бумаги. На нём кто-то очень точно изобразил огромную ледяную башню, к которой тянется рука человека, закрытого защитным пологом, не дающим увидеть лица. - Как по мне, неплохо художник смог передать всю напряжённость момента.
  Я молча уставился на заголовок, пытаясь обдумать новую информацию. Неожиданно прозвучал скрипучий голос старика, про которого я успел забыть.
  - Небось сложно было? - старик подмигнул и засмеялся. Ему видно доставляла удовольствие вся ситуация.
  - Шкатулку я достал - это единственное, что вас должно волновать, - я упрямо взглянул на старика.
  - Как скажешь, малыш, - он, продолжая улыбаться, поставил на стол маленькую стеклянную бутылочку из синего стекла.
  Я протянул руку, чтобы забрать зелье, но Магистр Норло подвинул бутылку ближе к себе.
  - Последние наставление нерадивой молодёжи, - он усмехнулся и передразнил кого-то ведомого только ему, - 'уважаемый маг'. Не глотай из этой бутылки больше, чем чайной ложки. Часто тоже не принимай. Надо чтобы прошло хотя бы три дня.
  - Хорошо, запомню, - я наклонился, забрал зелье, которое тут же было убрано в мою сумку, болтающуюся у бедра, - До встречи.
  - Надеюсь, - он подмигнул, - до скорой.
  - Последний вопрос, - я притормозил, дойдя до какого-то грызуна черного цвета, смотрящего на меня стеклянным глазами. В них отразился свет свечи, которую каким-то образом успел зажечь старик. - Что в шкатулке? Ради чего я на уши полгорода поставил. Из угла послышался очередной смешок, скрипнули защёлки и на свет появилась маленькая глыба льда, которую очень бережно достал старик. Она была завернута в небольшой отрезок ткани, лежавшей на столе перед старкиом.
  - Цветок, - я с сомнением осмотрел кусок льда, через который словно нож сквозь масло проходили солнечные лучи, оставляя видимую красную розу. - Я бы такую на ближайшей клумбе мог сорвать.
  - Не просто цветок, - старик аккуратно провел по гладкой поверхности морщинистой рукой, о чем-то вспоминая, - вечный цветок.
  - Как-нибудь потом расскажете, что это значит, - потеряв интерес к старику, я практически вылетел из лавки. Сегодня надо было закончить амулет. Для этого ещё стоило успеть заскочить к господину Гвири.
  
  
   *****
  
  
  Нааромор Норло качнулся в кресле и в очередной раз подумал о мальчишке, который недавно вышел из его лавки. Молодой маг. После этой мысли магистр чуть было не фыркнул, но усилием воли удержал в себе этот порыв. В гробу он видал таких бездарей. Но, припомнив себя в молодости, он немного смягчился. Ему подумалось, что 'Земляной плен' он не сразу бы смог опознать. К тому же ему всё ещё грела душу та выходка, которую сотворил мальчишка. Его взгляд опустился на свежую газету и пробежался по заголовку, въевшимся в память покрепче, чем любое событие за последние пару лет. Знатно тряхнуло сонную столицу.
  Альдис Стилл. Он покатал это имя на языке, будто бы стараясь распробовать. Но, так и не прейдя к конкретному выводу, качнулся в своём кресле. Странный парень. Хотя какого мага можно назвать нормальным?
  От мыслей Нааромора Норло отвлекла скрипнувшая дверь, в которой показалась женская фигура.
  - Всё думал, когда ты заявишься, - Магистр с трудом поднялся из своего кресла и вышел на середину комнаты, сжимая в рука розу, избавившуюся от оков льда.
  - Нар, - женщина аккуратно приблизилась к старику с печалью смотрящего на неё, - давно не виделись.
  - Лет пятнадцать, если быть точным, Лесс, - старик покачнулся в своих тапочках. - Не думал, что доживу до того момента, когда вновь увижу тебя. Совсем забыла про старика. Проспорила ты мне всё-таки то пари. Цветок все же мне удалось вернуть.
  - Вернёшь? - она с надеждой посмотрела на Наарамора Норло.
  - Сама же знаешь, что нет, - роза в руках Магистра Норло вспыхнула желтым огнём, через секунду оставив только небольшую кучку пепла под ногами старика. - Вот и всё.
  - Никакой романтики в тебе не осталось, - она поморщилась. Красивые черты лица, украсились несколькими морщинками. - Даже не представляю кого ты смог убедить ввязаться в эту авантюру.
   - Вся романтика только что сгорела, - Нааромор Норло сгорбился и уселся в кресло, нацепив на лицо блуждающую улыбку. - Талантливый паренек. Не находишь? Кто там ставил твою защиту?
  
  
   *****
  
  
  Вытерев пот со лба рукавом рубашки, я облегчённо выдохнул структура заклинание наконец приобрела определённую целостность. Даже не верится, что удалось наконец подобрать ключик к этой двери. Всего-то пришлось убить уйму времени и сил на беготню по городу и выполнение поручений полоумного старикашки.
  Выпрямившись в полный рост, я отстранённо уставился на паутину, в которую угадила маленькая муха. Она с возрастающим усилием пыталась выбраться из ловушки, тем самым всё больше запутываясь. В следующий миг всё будто бы застыло, и будто бы преодолевая незримую силу, ниоткуда показалась здоровенная лапа, следом за которой выползло мохнатое тельце. Оно словно сквозь кисель двинулось к мухе, которая почти перестала дергаться. Или мне так показалось? Её движения стали слишком медленными. Спустя целую вечность паук наконец достиг своей жертвы, и кончики его жвал почти опустились на мягкое тельце, впуская яд. Мне пришлось помотать головой, отгоняя наваждение.
  Действие зелья, что мне дал Магистр Норло, так до конца и не выветрилось. После его принятия голову, словно от ненужного освободили. Будто бы перестаешь думать обо всем на свете и сосредотачиваешься всё внимание на одной детали. Сколько усилий было потрачено, чтобы хотя бы вспомнить ту деталь. Голова полностью опустела и, если бы передо мной не лежала заготовка под амулет, так бы до конца дня и наблюдал за летающими по площади голубями и вереницей проносящихся прохожих. Но как только я вспомнил, что от меня требуется дело пошло намного быстрее уже через минуты пятнадцать я заметил, что второй раз переплетаю контур заклинания. Пришлось вынырнуть из Истинного зрения и составить компанию господину Гвири в полуденном чаепитии, которое затянулось до вечера.
  В уме пронеслись слова простой молитвы, и я с сомнением активировал весь конструкт. Время на мгновенье замерло, остановив свое течение, но с сомнение продолжило свой бег. Я с отстраненностью уставился на амулет. На секунду мне даже показалось, что я где-то напортачил. Когда я собирался послать повторный мысленный приказ на активацию стена впереди пришла в движение.
  Сопровождая свое движение звуком пересыпающегося щебня, который похоже похрустывает под ногами, вниз отодвинулась кирпичная стена. Следом земля стала проминаться, образую проход, уходящий вглубь, где убаюканная спала темнота, забывшая, что такое солнечный свет.
  Выпрямив спину для придачи какой-то торжественности моменту, я тут же её горбил, чтобы не ударится головой о низкие потолки. Перешагнув с ноги на ногу в нерешительности, я создал большой светляк, осветивший пространство впереди золотым светом. Глубокий вздох и моя нога наступила на первую ступеньку, уходящую вниз. В голову тут же пришло неожиданное озарение. Даже не озарение, а здравая мысль. Замерев, как напуганный зверёк, я почти прыжком нырнул в безопасную гостиную. Но спохватившись просто замер. Простояв так несколько минут непонятно чего ожидая, я все-таки решился включить Истинное зрение.
  Воздух из легких резко вышел, а плечи расслабились. На стенах оставались кое-какие следы заклинаний, но, если судить по их почти развеявшимся контурам, то они отвечали за создание прохода, а не какую-нибудь боевую пакость, развеявшую меня за доли секунды. Проведя мысленный диалог с самим собой, я пришёл к выводу, что перед тем, как входить в странные темные помещения, скрытые от посторонних глаз магическим замком, для начала нужно хотя бы осмотреть их Истинным зрением, а в лучшем случае совсем в них не соваться.
  Дальше я двигался аккуратней и каждые десять ступенек переключался на Истинное зрение и искал заготовленные ловушки. Но то ли мне везло, то ли кому-то очень лень было ими озаботится. Неожиданно ступеньки кончились, и я вступил на плоскую поверхность. Светляк уткнувшийся в потолок осветил небольшое прямоугольное помещение. Осмотревшись, я захохотал. Смех больше походил на какую-то прерывистую истерику.
  Серьёзно? Всё настолько просто? В голове никак не могло уместиться это простое объяснение. Я сполз по стене и уселся на пол, застеленный шерстяным ковром. Взгляд уткнулся в дальнюю часть комнаты, где был начерчен до боли знакомы рисунок. До мельчайших деталей там бы ла выведена та же октограмма, которую я чертил уже два года. Продолжая посмеиваться, я подошел поближе, чтобы убедится в этом. Мой смех резко оборвался, когда я заметил линии, которых уж точно тут не должно быть. Этой и этой. Подумал даже, что мне показалась, протерев руками глаза, я уставился на линии, начерченный серебристой краской. Они так никуда и не исчезли. Почти бегом, я поднялся по каменной лестнице назад наверх и откопал в своих вещах старый гримуар. Сжав его в руках, также бегом вернулся назад к кругу призыва и начал сверять его по книге. Пальцем проведя по пересечениям линий, я в растерянности уставился на круг под ногами. Он почти был копией моего за исключением нескольких деталей. Некоторых линий просто не должно было быть. С возросшим волнением я перелистал гримуар, но ничего нового в нем не нашёл.
  - Откуда вы взялись? - мой вопрос утонул в пустом помещении, так и не найдя ответа.
  Вернувшись ближе к входу, я упал в мягкое кресло из кожи, невесть как очутившееся в этом подвале. Бросив книгу на стол, сделанный из красного дерева и прислонённый вплотную к каменной стене, я осмотрелся. С усмешкой включил маленький магический светильник, которой был закреплен над столом. Пространство над столом тут осветилось желтоватым цветом. На нём было разбросано множество листов бумаги с какими-то расчётами и формулами, стояла большая чернильница, рядом с которой разместилось множество перьев и карандашей, в углу особняком стояло несколько бутылочек: одна, пузатая из-под вина рядом с ней лежал опрокинутый бокал из стекла, и две поменьше, в точно такой же находилось зелье, что мне дал Магистр Норло. Выдвинув несколько ящичков из стола, я достал маленький нож и кошель из кожи. Раскрыв завязки кошеля, высыпал на стол несколько сапфиров. Даже не возникло сомнения, что это они.
  Рукой взял листок бумаги и, не особо вчитываясь, попытался положить его на стол, но резко поднёс его к глазам. Быстро пробежавшись по красиво выведенным строчкам, я сомнением вернулся к началу письма, стараясь убедиться, что прочитал именно то, что прочитал. Красивый и скупой подчерк, без каких-либо завитушек и растительных узоров, которые так любят у нас в столице.
  'Дорогой Альдис,
  Надеюсь, что это ты читаешь это письмо. По крайней мере, оно адресовано именно тебе, мой мальчик. Думаю, ты знаешь моё имя. Мне очень жаль, что не смог повидаться с тобой. Скорее всего, ты уже не помнишь меня, но храню в душе надежду, что медальон Кайса всё еще при тебе. Помню, как ты радовался, когда я подарил его тебе".
  Дочитав маленькую часть письма, я с отстранённостью достал маленький серебряный медальон, висящий у меня на шее. Размером он был чуть больше ногтя большого пальца и изображал крылатого мужчину, держащего в руках весы. Кайс - сын Миты. Приносящий удачу. Медальон сколько себя помню, всегда висел у меня шее. Почему мне казалось, что его мне подарил отец? Я повертел его в руках и продолжил чтение.
  "Только бы ты смог добраться до моего кабинета. Не совсем удачное название для этого места. Лучше уж назовём это моей мастерской. Скорее всего, меня уже нет в живых, если сейчас ты имеешь удовольствие читать эти строки. Раз уж так произошло, то это, наверное, судьба. И уж лучше так, чем всё время выполнять приказы твоего деда, моего отца. Никогда не связывайся с ним. Этот совет в свое время мне никто не дал, но я рассчитываю, что ты к нему прислушаешься. Повторюсь. Не связывайся с ним.
  Я никак не смогу повлиять на тебя в этом вопросе, поэтому продолжу. Думаю, стоит поздравить тебя с окончанием Магической Академии. Мать наверняка гордится тобой. Не буду скрывать я тоже очень горжусь, что ты смог сделать то, что мне в свое время не удалось.
  В ящике стола ты найдёшь мой подарок: несколько сапфиров - это, конечно, не предел мечтаний, но, надеюсь, они станут тебе хорошим подспорьем в твоем дальнейшем пути. Да, совсем забыл. Прошу прощения, что не сделал никакого подарка на твое совершеннолетие. Мне не удастся искупить свою вину таким образом, но я постараюсь её хоть немного сгладить. Справа на стене висит мой меч. Я передаю его тебе. Это не лучший меч, который можно найти в королевстве, но он не раз спасал мне жизнь. Тебе он тоже послужит верой и правдой. Не забывай про него.
  Самое главное к чему я все не решался подойти. За что и хочу попросить ещё одно прощение. Ставлю последний оставшийся сапог, что именно тебя отправили разгребать мои вещи в доме на Золотом бульваре. Надеюсь, что угадал. Но даже если это не так, то можешь пропустить дальнейшие строки. Всё было отдано на волю случая, но рассчитываю, что у тебя в руках находится старенькая книга из плотной кожи, которую ты наверняка прочитал и после понял, что попало в твои руки. После чего начал действовать. Я в свое время тоже не удержался. Сразу приоткрою завесу тайны. Книга, которую ты держишь в руках - фальшивка. Если быть точным, то не совсем, но в большей части сути это не меняет'.
  На листе больше ничего написано не было, поэтому я спешно начал перегребать листы бумаги на столе, пока не нашёл продолжение:
  'Я не мог подвергать тебя такой опасности, пока ты не могу себя защитить, поэтому попросил директора Академии передать тебе документы на этот дом только после окончания твоей учебы. Возвращаясь к книге, то ты мог заменить, что я подтер последнюю букву в имени. Самое бросающееся в глаза изменение. Скорее всего, ты не заметил, что круг призыва не досчитался нескольких линий. Да и откуда? У тебя мало опыта в этой сфере. Но хочу сказать, что всё это было не напрасно. Тренировка помогает даже тогда, когда она ни на что не направлено.
  Если же тебе не попалась моя книга, то не переживай - все мои исследования скрыты в моем дневнике. Ты можешь воспользоваться ими на свое усмотрение. Дневник где-то в ворохе бумаг на столе. Как найдёшь его, обязательно прочти до конца. Там все довольно доходчиво описано.
  Ещё раз прости за то, что не было рядом, пока ты рос. Сложно быть скрытым в тени других. По себе знаю. Твой брат и сестра слишком отличаются от тебя, чтобы понимать, что у тебя на душе. Поэтому прости, что единственный человек, который мог бы понять тебя в этой семье, всегда был слишком далеко, чтобы поговорить.
  С уважением и любовью дядя Марк'.
  Отложив два листа бумаги, я несколько раз перешерстил пространство перед собой, пока в моих рука не оказалась потрёпанная кожаная книжка, размером, больше походившая на большой блокнот. По первым строкам поняв, что это именно дневник, я начал вчитываться. Я пытался сосредоточиться на чтение, но ничего не получалось, поэтому я пролистал страницы до нужного момента. С большим удивлением я осмотрел на вычерченный черными чернилами круг призыва и осознал, что точно такой же нарисован за моей спиной.
  Пытаясь разобраться в немного путаных объяснениях, мой взгляд упал на последнее слово на странице, означавшие Истинное имя демона: 'Шарагар-Тур'. После было слово 'кровь', подчеркнутое два раза.
  Посмеиваясь над моей глупостью, я пинком отправил бесполезный кусок бумаги, на который разве что не молился эти два года в угол комнаты, встал в центр круга призыва, опустился на колено и положил кольцо, вытащенное из внутреннего кармана. Оно сразу же было активировано. Насвистывая веселый мотивчик, я в каком-то наваждении начал плести знакомый узор. Линии к моему удивлению сразу вставали на свои места. В конце я немного замедлился и добавил некоторые изменения. Сила маленьким ручейком потекла в круг, сдерживаемая только лишь моей волей.
  - А чего тянуть? - задал я бессмысленный вопрос пустой комнате и отпустил сдерживаемые моим разумом нити, которые удерживали всю накопленную мной Силу.
  Краем зрения я наблюдал, как защитный круг излучает бледно-синюю энергию с каким-то оттенком красного, постепенно набирая яркость. Когда всю комнату озарило это сияние, я прошептал:
  - Я призываю тебя Шарагар-Тур, - каждую букву я напитывал Силой настолько, что мне даже показалось, что они стали видимы в Обычном зрении. Нож глубоко прорезал ладонь и на пол полилась густая красная кровь. В ране начала пульсировать в такт начало светится свечение. Когда от стен комнаты отразилась последняя буква произошла бледно-голубая вспышка. Проносясь ослепительной волной по помещению, она оставила меня протирать глаза.
  Вытирая выступившие слезы, я безумно захохотал. В круге призыва было пусто. Где-то на грани видимости прошла какая-то вспышка. Светляк под потолком от чего-то развеялся. Обман! Самый большой обман в жизни. Два года назад прошли впустую. И все и за одного полоумного с его одержимостью призыва демона. Бессмысленно. Все это одна большая комедия. Не знаю почему, но мой смех сам собой оборвался, а по спине побежали мурашки. Я сглотнул вязкий ком слюны. И чуть было не побежал наверх по лестнице. Всё моё естество обуял страх, постепенно переходящий в ужас. Заставляющий бежать и прятаться. Забиться в какой-нибудь маленький угол и затаиться там до того, как нечто уйдёт. Ноги были готовы сорваться с места в любую секунду, но тело будто бы сковали невидимые цепи, заставляя ждать, что произойдёт в следующий момент. Я почти решился переставить их, но новая волна страха заставила меня открыть глаза, которые я зажмурил.
  В следующий момент остатки моей решительности окончательно истаяли, словно снег под палящим солнцем. В сознании остался только липкий страх, заползающий за воротник колючим зверьком. Страх, покрывающий тело липким потом. Именно он не позволял людям лезть в темноту, совать голову в неизведанные места, бежать от неизведанного. Страх позволял выжить столь хрупкому существу, как человеку. Ни магия, ни сталь, ни численность, а страх. В данный момент я понимал, что это такое как никто другой. Самоуверенный мальчишка, который ждет пока судьба найдет его.
  На меня уставились два ярко-оранжевых вертикальных зрачка, находившиеся прямо под потолком. Как только я встретился взглядом с потусторонним существом, ноги сразу же будто бы примёрзли к полу, а голова не хотела даже на миллиметр сдвинуться от притягательно взгляда, заставляющего считаться с его обладателем. Все инстинкты просто вопили, что надо спасаться от этого взгляда. Но это было выше моих сил. После того как я перестал сопротивляться. Существо утробно заурчало и сделало шаг по направлению ко мне. Его путь преградила невидимая стена, которая осветила эту фигуру голубым светом, как только он прикоснулся к ней. В этот скоротечный момент, который совпал с голубой вспышкой, я смог рассмотреть демона во всей красе. Трехметровая туша, обвитая канатами мышц, здоровенный рога, карябающие потолок, хвост бился о две мускулистые ноги, увенчанные острыми когтями. Первобытная мощь во всей её красе. Напоровшись на стену демон, недовольно зарычал и махнул когтистой лапой. Она прошлась сквозь магический барьер, будто бы его и не было. Как мне показалось, демон немножко удивленно заурчал и сделал шаг по направлению ко мне. А я всё стоял и смотрел на по
  тустороннюю сущность, которая заставляла меня бояться.
  Не успел демон сделать второй шаг, как дальнейшие события сорвались с места. После разрушения барьера немного с запозданием сработало мой перстень. В спину демона вонзились два копья из белого света, и вышли у него из тела в районе плеч, натянулись и потянули его к земле. Крик, разнесшийся по маленькой комнатке немного отрезвил, мне даже удалось сделать маленький шажок назад по направлению к спасительному выходу на поверхность. Но я продолжал заворожённо наблюдать за схваткой моего магического артефакта и демона.
  Неожиданно демон перестал кричать и перевел на меня два налитых злобой глаза, будто бы понимая от кого исходят его небольшие неприятности. Перед демоном начал закручиваться черный воздух, формируясь в копьё направленно прямо на меня. Когда заклинание почти сорвалось с места, из груди демона показалось ещё одна полоса белого света.
  Не знаю, что произошло дальше, но моё тело резко подкинуло вверх и свет в глазах померк. Затухающим сознанием, я разглядел полоску света, пробивающегося через сомкнутые веки.

Глава 3


  Глава 3
  
  
  
  В светлой комнате, добрую половину которой занимал стол из дерева виро, прекрасно вписавшийся в обстановку своим темно-оранжевы цветом, находилось два человека. Один из них стояла возле огромного окна, выходившего на Ратный Двор, предназначенный для тренировок королевской стражи. На нем в данный момент в полном боевом облачении бежал маленький отряд, состоящий из трех человек - почти самый обычный состав малой группы. Не хватает только мага. Три гвардейца, облаченные в золотые кольчуги с плащами цвета мокрой глины, сжимая в руках деревянные мечи, старались противостоять пятерке обычных стражников верхом на конях с обычными дубинами в руках, которые уже изрядно наподдавали молодым гвардейцам.
  - Ваше место в свинарнике! - проорал красный десятник, остановив избиение. - Помойные псы. Вы даже с отрядом стражи справиться не можете. Что говорить о защите короля!? Гвардеец с копной черных волос что-то возразил. Реакция десятника, наверное, могла оглушить, раз его голос слышался с такого расстояния, да к тому же через стекло.
  - Говоришь бой нечестный?! А что, по-твоему, честный бой? Может быть у тебя лучше бы получилось задрать юбку перед твоим врагом. В этом много ума не надо. Одним движением. Раз и поднял, - десятник захохотал и резко продолжил. - Мне глубоко начхать, что вы думаете обо мне и обо всем этом. Запомнили? Тут всего-то пять городских стражников, а вы благородные ублюдки с детства держите в руках метр доброй стали. Попробуй еще заикнуться, что ничему такому не обучены. Посажу в бочку с конским навозом и крышкой прикрою, а через неделю выпущу. Это всех троих касается. Так что засуньте поглубже свои ухмылки. А теперь соберите всё своё мужество в кулак, дамы. У вас появился ещё один шанс проявить себя.
  Десятник, сверкающий маленьким треугольником, вышитым на плече, дал отмашку стражи, которая пришпорила коней и вновь начала охаживать дубинами, закованных в латы гвардейцев.
  - Люблю наблюдать за новобранцами, - человек возле окна улыбнулся и помещал ложкой чай в чашке, находящейся у него в руках, отхлебнул и повернулся к своему собеседнику. Знающий человек легко бы опознал в этом улыбающимся слегка полноватом мужчине графа де Шерси, одетого в шелковую рубаху темно-синего цвета с растительным узором и обычного покроя штаны из фригийской шерсти. На груди была прилеплена эмблема паука - знак Четвертого отделения. Серой стражи королевства. Людей с блеклыми глазами и холодными сердцами.
   - То, что происходит за окном не тренировка, как таковая, - Пейрон де Шерси поставил чашку на стол и рассеянно взглянул на собеседника.
  'Не удивлюсь, если это актеры из театра, старательно играющие роль стражников и гвардейцев' - про себя подумал ос-нер Григс, стараясь не шевелиться и смотреть в одну точку немного повыше головы графа де Шерси. Ему не нравилось, то, что его выдернули с работы посреди дня. В других бы обстоятельствах он порадовался возможности уйти от постоянной рутины. Но в данный момент, разглядывая человека, стоящего настолько высоко над ним он думал, что неплохо бы побыстрее вернуться назад в общество убийц и мошенников.
  - Ос-нер, как считаете, чем занимаются гвардейцы? - неожиданно спросил он. Голубые глаза графа де Шерси уставились на Вильярда Григса, внимательно наблюдая за его реакцией. Ос-нер был готов поклясться, что увидел, как невидимая лапка паука дотронулась до невесомой паутинки, ведущий к его телу.
  'Не повезло', - если в начале Вильярд хотел простоять молча всю беседу. Он мог позволить себе только редкие кивки и ничего не значащие утвердительные слова, то сейчас ему пришлось ответить на вопрос.
  - Могу только предположить, господин де Шерси, - осторожно начал он. - Возможно, таким нехитрым способом их учат совместному взаимодействию. Нечто подобное мог наблюдать на своей шкуре, когда попал на службу в армию.
  - Готов похлопать вашей сообразительности, - Пейрон де Шерси картинно похлопал в ладоши, не сводя глаз с ос-нера. - Но, боюсь, всё не так просто. Если капнуть немного глубже, то всё станет на свои места. Не буду вас утомлять выдумыванием версий и объясню в чём же вся суть. Главная задача всего этого безобразия - выбить спесь из этой троицы и научить их воспринимать друг друга, как равных.
  Граф де Шерси помолчал, обдумывая сказанное им, и медленно добавил:
  - Настолько, насколько это возможно.
  - Не совсем вас понимаю, - после своих поспешных слов ос-нер выпрямился ещё сильнее, хотя казалось, что это невозможно, став похожим кусок мрамора, застывшего в своей неподвижной красоте. Главу всей тайной полиции королевства не стоит перебивать. Ос-нер подумал об этом как-то отстраненно, думая, что сегодняшний день полетел в сточную канаву ещё до встречи с графом, а она только усилила это ощущение.
  - Хорошо объясню, - Пейрон де Шерси подошёл к окну, подозвав перед этим к нему ос-нера Григса. Шторы из прозрачного материала поползли в сторону, открывая вид на Ратный Двор. Ос-неру показалось, что он находится на маленькой арене в зрительном ряду, наблюдающий за схваткой людей. - Видите парня с копной волос цвета вороного крыла. Ему сейчас неплохо прилетело дубиной по шлему. Его зовут Найрес де Кар. Да-да, вы не ослышались. Я сказал именно 'де Кар'. Он законный сын герцога Четырёх Озер. Младший из всех его детей, если быть совсем точным. Не хмурьтесь, ос-нер Григс. Вам это не идёт. Все мы, конечно, знаем, что для него все дороги были открыты. Но господин де Кар поступил очень мудро, как по мне, отправившись именно в гвардию, а не в армию или флот. В службе во дворце много плюсов и предостаточно минусов. Постоянно будет в столице, на виду, ещё несколько лет и сыграет свадебку с какой-нибудь милой девушкой, да и его уважаемый батюшка не будет думать, куда пристроить его буйную головушку, а дальше и... Что-то я увлёкся рассуждениями. Так, о чем это я?
  'Складно поёшь', - в голове ос-нера сама собой возникла фраза, которую он обычно говорил при допросах. Она возникала, когда у Вильярда Григса возникали сомнения в правдивости слов допрашиваемого. Сейчас ему казалось, что эти слова граф втолковывал отцу того дворянчика, который ловко отбил дубину своим мечом и, поднырнув под размашистый удар стражника, попытался достать того, но он лихо пришпорил коня, уходя от удара, а на спину мальчишки обрушилась дубина другого стражника.
  - Красиво вывернулся, - глаза графа де Шерси вновь ожили. Он восторженно посмотрел на двор, - Рядом с ним прилагает все силы, чтобы увернуться от скачущей лошади барон Альвес де Роко.
  - Случаем не тот самый? - не удержался от вопроса ос-нер Григс, озаренный неожиданной догадкой. Он во все глаза рассматривал крепко сбитого парня на пол головы ниже де Кара.
  - Именно он, - благожелательно кивнул де Шерси, - Вот теперь представьте, какого оказаться в одной упряжи с тем, с родом которого был во вражде с времён Седрика Славного. Семьи этих двух истребляли друг друга из поколения в поколение. Даже мне сложно представить, что чувствует де Рокко, находясь рядом с де Каром, внуком того, кто убил его прадеда. Найрес де Кар тоже не в восторге. Его дядю лет десять назад убил на дуэли отец де Рокко. А сколько ещё смертей эти две семьи причинили друг другу на протяжении веков просто ужас берёт. Я считал. Получается просто чудовищная цифра. При каждом удобном случае на дуэли друг друга вызывают. До смешного доходит. В прошлое раз только моё вмешательство смогло разрешить ситуацию.
  - А третий? - ос-нер был готов удариться головой об этот прекрасный стол лишь бы избавиться от своей несдержанности и любопытства.
  - Джоат Бейз, - он неспешно помещал жидкость у себя в чашке и продолжил совершенно бесцветным тоном, так чтобы не удалось выяснить, как он относится ко всему этому, - ещё вчера чистил навоз в королевской конюшне. Слава нашему королю за его добросердечность и щедрость, позволившую этому наивному мальчишки попасть в Королевскую Гвардию
  - При чем тут спесь? Ведь всего два человека имеют дворянский титул.
  - Знаете, ос-нер, - Граф обернулся, - как по мне, есть множество разновидностей спеси. Спесь аристократа, выращенного в богатстве и достатке, в окружении слуг и учителей, готовых по первому требованию господина выполнить любое его желание, по отношению к простолюдину, не умеющему читать и писать и привыкшему работать от зари до заката; спесь воина, за свою долгую жизнь заработавшего множество шрамов и убившего не мало людей, к землепашцу, у которого, как считает воин, одно предназначение рыться в земле и пресмыкаться перед своим господином; ремесленника, долгие годы постигающего искусство создания прекрасных вещей и отшлифовавшего его десятилетиями, к воину-разрушителю, не умеющего ничего создавать. И так до бесконечности. Мир полон гордыни и надменности, уважаемый ос-нер. В ком-то она проявляется больше, а в ком-то меньше. Вон те двое благородных господ рьяно пытающихся отбиться от стражников мало задумываются о том, чтобы отбросить вековую ненависть и помочь друг другу. Они даже не предполагают такой мысли. Если вы внимательней присмотритесь, то заметите, что они то и дело бросают друг на друга странные взгляды. Окружающая их схватка для них второстепенна. Они оба ждут какой-нибудь подлянки друг от друга, хотят убедиться, что всё им внушаемое за их жизнь - правда. Де Кар и де Роко два горделивых придурка не желающих принимать новые реалии. Думаю, ос-нер, вы хотите спросить меня о Джоате Бейзе?
  Ос-нер немного оторопел. Вопрос, который он хотел задать, послышался из уст графа.
  - Джоат Бейз, Джоакт Бейз, - граф вздохнул, - с ним всё немного попроще, чем с вот теми двумя увальнями, но у него в голове тоже большая каша. Ещё вчера он чистил королевскую конюшню, а сегодня стоит на Ратном Дворе. Перед этим ему сказали, что здесь все равны. И теперь он не хочет слушать ни одного из двух благородных и сам пытается что-то сделать. Только кому он что доказывает? Ос-нер, сами взгляните на эти три островка, которые никак не могут понять, что надо действовать всем вместе, - Пейрон де Шерси улыбнулся широкой улыбкой. - Пока не понимают. Но даже до самых упёртых через неделю такого избиения это доходило. У них пока есть право на ошибку. В отличие от вас.
  Граф открыл ящик стола и на столешницу полетели газета и папка с бумагами. Ос-нер готовы был поклясться, что эту газету выпустили два дня назад. Тем временем де Шерси сел в кресло и посмотрел на Вильрада Григса.
  - Догадываетесь, о чем я хочу спросить?
  Помимо воли ос-нер кивнул. Он точно знал, что нарисовано на первой странице газеты, лежащей перед графом. А папка, которая оказалась над ней, очень напоминала ту, которую он утром положил в свой стол. Копия? Нет, оригинал. Вильярд рассматривал пятно от капли вина, по случайности, капнувшей на лист вчера вечером. На том самом месте, где она и должна была быть. В верхнем правом углу.
  'Как папка по делу могла оказаться тут?' - вопрос нехотя возник в голове, ответ, который следом был придуман, не понравился ос-неру. - 'Её забрали из моего стола, как только я отправился сюда'.
  - Догадываюсь, - неохотно протянул он. Ситуация ему окончательно разонравилось. Если раньше он считал, что приглашение в Центр - так 'знающие' называли Тайный Двор, который представлял собой двухэтажное здание, больше походившее на маленькую усадебку с множеством окон и несколькими балконами, - всего лишь одна из многих причуд графа, каких было неимоверное множество. Чего только стоит переодевание во всяких оборванцев, нищих, воров и преступников, и похождения в Портовом Районе. Ходят слухи, что граф довольно-таки частенько пропадает в Нижнем Городе. Доходит до того, что неделями неизвестно жив ли он. И вот когда все готовы бить тревогу, к воротам подходил какой-то человек внешностью похожий на кусок старой парусины, и показывал гербовой герб де Шерси. Везло, если графа, переодетого нищим, не успевали огреть несколько раз дубинами, обитыми железом, стараясь оттащить от здания. Ос-нер чуть не улыбнулся. Человек, который по секрету рассказал всё Вильядрду, работал с ним не первый год. Не доверять ему не было причины. Оставалось только представлять, как де Шерси получает по своей пухлой физиономии тяжёлой дубиной.
  К тому же граф мог заявиться в самую захудалую конторку Четвертого Отделения, обратиться к любому из Серой Стражи, поэтому вначале ос-нер Григс не особо удивились, когда ему сказали, что его вызывает сам Пейрон де Шерси. Он бы заволновался, если бы не знал, что такое с кем-то уже проворачивали. Граф задавал несколько вопрос, поил чаем и отправлял восвояси. Даже до его ушей, наглухо присохших к Королевскому Рынку, дошли слухи об этом.
  - Ну, так рассказывайте, - граф довольно улыбнулся, - Как вы там назвали его? Маг Башни? Надеюсь, моя память меня не подводит.
  - Что рассказывать? - хмуро спросил ос-нер, стараясь казаться незаметней.
  - Всё, ос-нер, расскажите мне всё, - граф поуютнее устроился в кресле и взял в руки чашку, - с самого начала.
  - Нечего рассказывать, - тихо проговорил ос-нер, наблюдая, как граф изогнул бровь, - всё, что удалось выяснить, находится в папке у вас на столе. Не представляю, как она оказалась у вас раньше, чем прибыл я. Она была закрыта под замком у меня в столе.
  - У меня свои секреты, - граф развел руки в стороны, как бы говоря, что ничего с этим не поделать. - Хочу услышать рассказ лично от вас, ос-нер.
  - Хорошо, - смирился Вильярд Григс и начал докладывать сухую информацию, которую удалось выяснить во время следствия: - Семнадцатого дня месяца Девы примерно в час пополудни мне доложили о каких-то беспорядках возле Малого Королевского Рынка. Я немного просчитался, когда решил оставить произошедшие немного на потом. Вся стража и штатные маги были задействованы на другом деле. Мы пытались взять одного контрабандиста, который имел наглость обосноваться в самом центре Малого Рынка. Штурм дома начался почти сразу, как мне принесли донесение. Спустя минуту, как наши маги вышибли дверь и стража прорвалась в дом, мы услышали грохот, будто бы сломалось что-то большое. Он продолжал нарастать, но отправить людей, чтобы они взглянуть на источник я не мог. Все либо были рассеяны по периметру дома, либо участвовали в захвате. Не мог ничего поделать. Спустя десять минут я сам смог наблюдать источник звука с другого конца рынка - огромная башня возвышалась на несколько этажей выше самого высокого здания. Она на глаза увеличивалась, но спустя пять минут остановилась и, когда казалось, что она окончательно остановилась, одна из стен резко обрушилась, выпуская не пойми откуда взявшуюся воду. После этого стража начала выволакивать на улицу, находившихся в доме людей. Когда я увидел Питера Алвса, контрабандиста, оставил десяток людей присматривать за домом и задержанными, а сам, взяв оставшихся людей, отправился к обрушенной башне. Мы прибыли на место спустя пять минут, пробиваться через толпу на Малом Рынке, то ещё удовольствие. Того, кто всё это устроил найти так и не удалось. Он словно исчез.
  - Что было дальше? - граф ещё глотнул чая из кружки.
  - После всего этого бедлама я отправил несколько стражников осматривать дом, в котором обнаружилась мирно спящая хозяйка, Мерглесс де Свирр. Её разбудили и попросили осмотреть дом и рассказать, что пропало. По её словам, всё ценное было на месте. Из чего мне пришлось сделать вывод, что грабёж не был целью всего этого.
  - А что тогда? - с улыбкой спросил де Шерси.
  - Возможно, - ос-нер замялся, - всё это представление и было целью. Показать кому-то, что этот Маг Башни не боится ни стражу, ни Четвёртый отделению, ни самого короля. Он должен был показать свою силу, поэтому ничего не взял из дома, никого не убил, даже не использовал ни одного боевого заклинания. После того, как это выяснилось, наш штатный маг сутки не отходил от таившей башни, стараясь рассмотреть остатки конструкта, который смог разрушить защиту, подставленную нашим архимагом.
  - Что-нибудь ещё?
  - Да, удалось расспросить почти всех свидетелей и выйти на мальчишку, который что-то закинул в дом перед началом.
  - И где же он?
  - Утром обнаружили похожего паренька в канаве возле Квартала Бедноты. Удавили за золотой, который у него откуда-то взялся. Больше никаких ниточек, ведущих к магу нам найти не удалось. Если позволите, то это невозможно было провернуть в одиночку, нужна плановая подготовка и, по крайней мере, три человека, чтобы провернуться такое. Исследовать прилегающие улицы, составлять маршрут движения стражи и много другое. Я никак не могу понять, откуда они знали, что вся стража района будет задействована на другом конце рынка. Это всё.
  - Ос-нер Вилярд Григс, - начал он, - я освобождаю вас от обязанностей по присмотру за Малым Королевским Рынком. 'Лишаю звания и наград', - в голове ос-нера возникли печальная мысль.
  - Теперь ваша задача найти и привести мне Мага Башни и заниматься вы будете только этим. Надеюсь, вы понимаете, что давать по носу Четвертому отделению могу только я. Как только выйдите за эту дверь можете приступать. А чтобы вам было с чего начать. На стол легли несколько меленьких папок.
  - Это все маги, которые находились возле Малого Королевского Рынка в тот день. Ос-нер взял папки и вчитался в незнакомые имена. На последней было написано: 'Альдис Велио' ...
  
  
  
  - Кхе-кхе, - из горла вырвался кашель, раздирающий сухое горло и заставляющий скрючится на полу. Нос втянул пыльный воздух, вызывая новый приступ кашля. Сознание тут же вернулось, обнаружив непроглядный мрак.
  Я попытался приподняться, вспоминая, что же произошло. Правое плечо резко обожгла сильная боль, поэтому пришлось остаться лежать на мягком ковре, испытывая не особо приятные ощущения. Сознание тут же попыталось сбежать, но усилием воли я поборол подбирающуюся к глазам темноту. Не совершая резких движений, левой рукой дотронулся до правого плеча.
  - Архх, - плечо внезапно превратилось в один сплошной сгусток боли, заставляя меня выгнуться дугой. Не знаю через сколько, но боль постепенно отошла и стала более-менее терпимой. Она вернула остатки разума в мою глупую голову. Не с первого раза, но всё-таки мне удалось сплести нужное заклинание, и большой светляк повис под потолком, освещая помещение. Кое-как повернув голову в сторону круга призыва, я не заметил ни демона, ни каких-либо следов его присутствия. В том углу почти ничего не поменялось на первый взгляд, но кое-как приподнявшись, опершись на левое плечо, я рассмотрел, что гладкий пол был девственно чист, будто бы и не было выведено большой серебряной октаграммы. Посередине того места, где она должна была быть, блестел алмазами золотой перстень, оставленный на полу...
  Рефлекторно сглотнул и попытался перевернуться на другое плечо, полностью забыв про недавнюю боль. За что и поплатился очередной вспышкой. Больше стараясь не тревожить больное плечо, я подполз к ближайшей стене, уткнувшись в неё спиной. Сел и замер.
  Голова аккуратно, стараясь не потревожить плечо, повернулась. Картина предстала не очень утешительная. Начиная от локтя всё предплечье было полностью черным, будто бы неосторожный художник разлил черную краску. С волнением я сжал кисть в кулак. Она медленно, но подчинилась, отозвавшись болью в плече. Я облегчено выдохнул. Надеюсь, кость не задело.
  Собрав всю оставшуюся волю, я потихоньку пытался встать. Это у меня получилось только на раз двадцатый. Повернувшись в сторону выхода, я замер. На стене, на которой ранее висел меч образовался огромный провал. Забыв про подъём наверх, я подошел к столу и ошарашенно уставился на идеально круглую дыру. Диаметром она была метра два. При помощи воли переместил светляк в этот нерукотворный туннель и сглотнул. В длину он был метров пятнадцать, постепенно сужаясь к концу. Воображение живо нарисовало то, что осталось бы от меня, если бы, то заклинание попало в меня. Даже напрягаться сильно не пришлось. Всё что осталось, поместилось бы в маленькую баночку.
  Напрочь забыв про перстень, я поднялся наверх, выдернул 'ключ' из углубления в стене. Камень тут же встал на свои места, затянув проход. Кое-как доковылял до зеркала, находящегося в спальне, я уселся на кровать и уставился на свое отражение.
  - Плохо выглядишь, - отражение улыбнулось вымученной улыбкой.
  Лицо было обильно покрыто засохшей кровью. У любого, кто бы увидел меня, сложилось впечатление, что я всю ночь пил кровь из порядочных горожан. Выглядел в точь-точь как вампир. Бледное лицо, запавшие глаза и мазки крови на лице придавали просто неописуемый вид. Правое плечо всё саднило. Чтобы лучше разглядеть свою рану, я попробовал снять куртку. Получилось это наполовину. Левое плечо без каких-либо трудностей выскользнуло из рукава, а правое только сильнее заныло, когда я попытался снять куртку.
   Решение было принято быстро. Несколько судорожных вдохов и выдохов и левая рука резким движением срывает куртку, приклеившуюся к коже. В глазах померкло. Спасительная темнота пришла неожиданно, забирая меня от объятий боли. Придя в себя, я ещё долго отлёживался на кровати, рассматривая стыки между досками на потолке, которые казались мне ненадёжными. Наверное, во время дождя здесь постоянно капает.
  Вторым испытанием на прочность стала рубашка, которая, к моему удивлению, очень быстро и относительно безболезненно оказалась на кровати, особенно если сравнивать с курткой, на которой остался кусок черной кожи, обуглившейся под воздействием температуры. Из-за всех этих издевательств на мое плечо потекла густая темно-красная кровь. Приглядевшись повнимательней к плечу, я помрачнел. Большая черная борозда прошла по всему предплечью. Ожог. Наверное, именно температура не дала мне истечь кровью. Я вгляделся в рану, черные прожилки, проходящие сквозь неё, мне совсем не нравились. Так не должен выглядеть ожог. Тут что-то другое. Мои опасения подтвердились, когда я осмотрел рану Истинным Зрением. На фоне бледно-синего сияния моей ауры черной кляксой выделялась область предплечья, притягивая взгляд и заставляя всматриваться в не привычно насыщенную черными цветами ауру. Так, не придя к конкретному выводу хорошо это или плохо, я решил подождать с предположениями. Перемотав рану куском ткани, раньше являющимся моей рубашек, я встал и отправился в зал.
  Добравшись до сумки, я достал грубую серую рубашку из хлопка и одел через голову, помянув недобрым словом непослушную руку, которая никак не хотела залезать в рукав и всех тех, кто писал древние гримуары. Открыв входную дверь, я выбрался наружу и доковылял до трактира, перед которым стояла здоровенная бочка с дождевой водой. Окунув туда голову, я оттер кровь с лица рукой, стараясь не сильно тревожить правое плечо, которое давало о себе знать все меньше. Будто бы и не выворачивало наизнанку все жилы, когда мне приходилось касаться раны минут двадцать назад. Тут есть, о чем подумать. Мысль так и не смогла сформироваться до конца. А я уже стоял на полупустой мостовой, рассматривая проснувшийся город.
  Собравшись наведаться к какому-нибудь целителю, я замер и с тоской уставился на здание перед собой. Желудок вопросительно заурчал, намекая, что время завтрака, а в нём нет даже жалкой крошки хлеба. Ещё раз, осмотрев плечо, которое всё ещё отдавало легкой болью, я решил, что оно может пока подождать.
  Стоял полдень. Людей на улице почти не было. Дверь трактира отворилась, выпуская нечто настолько пьяное, что запах алкоголя долетел даже до меня. Хотя я стоял в метрах пяти от него. Он сделал несколько уверенных шагов, покачнулся и грохнулся на столик, стоящий на крыльце. Невнятно что-то пробормотал и, по-видимому, уснул. Ни капельки не смущаясь того, что лежит на маленьком столешнице.
  По ступенькам я поднимался, опираясь на перила, будто бы старушка, которой нужна была хоть какая-нибудь опора, чтобы не оказаться на земле. Каждый шаг отдавал болью в предплечье, поэтому продвижение на крыльцо заняло минут пять. Приходилось то и дело переводить сбившееся дыхание. После покорения столь высокой вершины спина и лицо покрылись испариной, а сердце учащённо забилось, отдавая в ушах набатом.
   Зал встретил меня полумраком и пустотой. Кое-где валялись люди в разной степени подпития, начиная от совсем не подававших признаков жизни и заканчивая проклинавшими весь белый свет индивидами, находящимися в сознании. За прилавком стоял сам хозяин и грустно смотрел на разгромленный зал. Немного оторопело я обвел глазами весь хаос, который образовался за ночь. Беспорядочно лежащие бессознательные тела, кое-кто мог двигаться и мычать, перевернутые столы и лавки, больше всего меня удивила лежащая возле меня - кто-то очень сильный переломил её на две части, а доска там была шириной в несколько сантиметров. Про валяющиеся в бессчётном количестве кружки и вовсе стоит умолчать, как и про пятидесятилитровую бочку, невесть как оказавшуюся в центре комнаты.
   Заглянув внутрь, я присвистнул. От увиденного боль в плече отошла на второй план, показавшись мне чем-то столь несущественным, что даже удивление пробрало, как я мог несколько минут назад обращать столько внимания на неё. Из практически пустой бочки на меня уставились два абсолютно трезвых глаза. Возможно, мне показалось, но готов поклясться, что он был самым счастливым человеком в этом помещении, если не во всей столице. Понял я это по его улыбке, растянувшейся от уха до уха, и неполному ряду кривых зубов. Их обладатель плавал в пиве. И, кажется, его это ни капли, не смущало. Он с сомнением осмотрел меня и кашлянул, заворочался, расплёскивая темную жидкость. Через секунду он перестал и поднял руку с большой деревянной кружкой. Перед этим он зачерпнул жидкость из своего импровизированного бассейна. - Держи, - прохрипел он, заставляя меня отшатнуться. Запах просто сбивал с ног. Рука с кружкой даже не шелохнулась, продолжая ждать, что её заберут. Это я и заторможено, сделал, поставив на ближайший стол, который каким-то чудом остался стоять на четырёх ножках, а не был перевернут или сломан.
  - Доброго утра, лер Лирс, - уважительно поздоровался я со здоровяком.
  - Оставь это для более почтенной публики, - Ено помотал лысой головой и опрокинул что-то из стоящей перед ним кружки. - Нам хватит обычного Ено, а вообще можешь называть меня 'Рыба'. Многие здесь меня так называют. Прости за нелесное обращение, но чего приперся? Сегодня моё заведение не работает. Приходи ближе к вечеру, а ещё лучше ночью.
  - Что случилось? - я выразительно обвел помещение взглядом.
  - Седрик Славный, - хозяин трактира перевёл дух, - демоны его подери, случился. Или ты проспал весь вчерашний праздник? Вся столица отмечает. Четыреста сорока восьмилетие династии Приро.
  - По-моему, до самой даты ещё дня три, - я в уме посчитал дни и получалось, что кто-то начал праздновать раньше.
  - Все верно - основное празднество через три дня, - он поморщился. - Король, да прибудет он в здравии долгие годы, вчера распорядился, что подготовка начинается сегодня и запретил любую работу в эти три дня. Вот и налакались все от безделья. Даже казни ворья на Вороньем Холме прекратились.
  - И перекусить у тебя ничего не найдётся? - я вопросительно уставился на него.
  - Рыжая, тащись сюда, - крикнул он и через некоторое время из двери, ведущей на кухню, показалось заспанное лицо в веснушках и ярко-зеленые глаза. - Пожрать что-нибудь осталось?
  Она кивнула головой и вернулась с подносом наполненной разнообразной снедью.
  - Устроит?
  - Вполне, - я осмотрел всё доставшиеся мне богатство и улыбнулся, - только перекушу на улице, а то ни одного целого стола у тебя не осталось, да и люди в бочке с пивом плавают. Вытащил бы ты его оттуда. А то ненароком захлебнётся.
  - Сдохнуть мне в желудке серой акулы, - Ено подскочил, словно от удара, но вновь опёрся о прилавок и выкрикнул: - Падаль, выметайся из бочки, иначе покатишься в ней до океана.
  Усмехнувшись я попытался вывалиться на улицу, но был остановлен серьёзным голосом Ено.
  - Парень, не мое дело, но поаккуратнее с Грегором, - он замялся, - ты не смотри, что он калека. Пятнадцать лет назад... - Ено замялся и умолк, но через секунды пятнадцать, когда я уже собирался выйти, добавил, - в общем, будь осторожен.
  - Может, всё-таки расскажешь, в чем дело? - спросил я, а про себя подумал, что алкоголь до добра не доводит. Ено Лирс поманил меня рукой к себе. Когда я подошёл он тихим шёпотом сказал:
  - Грегор когда-то возглавлял Ночную Гильдию Квирена, - он притих и осмотрелся, будто бы нас могли подслушивать, затем продолжил: - Но об этом не любят вспоминать. Мало, кто сейчас признает в том нищим, сидящим возле моего трактира, Черного Грегора. Но о нём помнят. Он наглядный пример тем, кто собирается пойти против Лино. Мрачная история была, тогда была. Много крови и смертей. Поэтому будь осторожен.
  - Хорошо, - я кивнул. Хотя не до конца понял, о чем он хотел меня предупредить. Для меня, конечно, было большой неожиданностью новость о том, что Грегор Вейс в прошлом был главой Ночной Гильдии нашей столицы, но я как-то легко принял эту информацию.
  Отодвинув дверь, сорвавшуюся с одной петли, я вышел на улицу и свернул к Грегору Вейсу. Припомнив слова Ено, я неожиданно задумался, что в последние время всё чаще оказываюсь в обществе Грегора Вейса. За последние несколько недель, которые я провел в доме на Тихой улице. Неожиданно для себя самого привязался к нему и к этому трактиру, живущему нераздельно друг от друга. Он единственный, что оставалось постоянным тут. Вечно застывший на одном месте, никуда не исчезающий, готовый поговорить или выслушать.
   Ход мыслей неожиданно прервался. Вся привычная картина одиноко сидящего человека испарилась. Случилось то, чего я никак не ожидал. Рядом с Грегором сидел человек. Всмотревшись в его лицо, я мысленно кивнул сам себе. Да. Почти такая же пропащая душа, как сам Вейс. Всклокоченная борода и прическа, похожая на воронье гнездо, лицо, обветренное ветром с небольшим носом со следами какой-то болезни, оставившей небольшие точки по всему лицу, и выпуклыми щеки, делавшие его, похожим на ребёнка. Небольшое брюшко было затянуто в грубую холщовую рубаху, точно такие же штаны были перетянуты большим ремням. На ногах были поношенные сапоги из грубой кожи.
  - Угощайтесь, - я поставил поднос перед этими двумя нищими и, забрав немного хлеба и мяса, аккуратно присел в тень дома немного поодаль от этой парочки.
  - Альдис, друг мой, - выговорил Грегор Вейс, показав неполый ряд желтых зубов. - Благодарю, что не забываешь про меня. Думаю, стоит вас представить друг другу. Альдис Стилл, спаситель слабых и угнетённых, помощник бедных и несчастных. Просто хороший человек, с которым я иногда имею честь разделить кусок хлеба.
  Я дождался хмурого кивка от полного человека, который вонзился меня холодными глазами.
  - А это, уважаемый Альдис, - кивок в сторону его собеседника. - Тот, кто стоит на вершине всех служащих Четвёртого Отделения. Паук, который сплёл паутину размером с целый город. Тот, кто охраняется покой горожан, кто переодевается в нищих и оборванцев, воров и убийц, обманщиков и преступников. В этом деле он, кстати, весьма преуспел. Думаю, сейчас его нельзя отличить от какого-нибудь жителя из Портового района. Это не кто иной, как Пейрон де Шерси.
  - Если он Пейрон де Шерси, то мне довелось услышать просто удивительную новость. Наш щедрый король, поговаривают, собирается жениться на самой дешёвой шлюхе Портового Района, оставив корону не кому иному, как мне. - Я сделал паузу, будто задумался. - Альдис Первый, по-моему, звучит.
  - Ха-ха, - Грегор Вейс заливисто засмеялся, а я наблюдал за его нахмурившимся соседом, - Альдис Справедливый, думаю, будет ещё лучше.
  - Что думаешь на этот счёт? - у ложного Графа де Шерси оказался хрипловатый бас, которым он обратился к Грегору Вейсу, мазанув по мне пустым взглядом.
  - Ничего не думаю, - Грегор Вейс улыбнулся и, смеясь, продолжил, - слишком мало информации. Ты же знаешь, мои длинные руки отправились на корм крабам. У меня больше нет ушей от Фриги до Алийских островов. Пара легионов на нашей границе не дает основания полагать, что Империя затевает какую-то заварушку, связанную с Аргнионом. У них сейчас полно проблем на севере. Не думаю, что в ближайшие лет десять они обратят внимание на юг. Ещё одну войну они могут не потянуть.
  - Знаю я об этом! - выкрикнул де Шерси, вскочив. - Об этом каждый крестьянин знает. Странные шевеления среди благородных происходят, чтобы их всех смыло в море. К тому же эта неожиданная свадьба. Всё слишком запуталось. Мне кажется, что я упускаю нечто важное. Слишком важное.
  - Настолько, что решил спросить совета у старого вора? - в голосе Грегора проскользнуло удивление. - Чего ты от меня хочешь?
  - Не знаю. В столице каждый второй работает либо на имперцев, либо на Квинц, - Пейрон де Шерси подозрительно уставился на меня, потом покачал головой и с усмешкой продолжил: - а третьи на тех и других. Думаю, что и в Четвёртый Отдел уже ненадёжен. Ты же единственный у кого в этом городе нет возможности следить и вынюхивать чужие секреты.
  - Паранойя, - почти беззвучно протянул Грегор Вейс. Как мне показалось, в его голосе проскользнули какие-то нотки восхищения. - Ты слишком долго занимаешь этот пост. Пора уходить на покой.
  - И оставить всё слюнтяям, у которых всё из рук валится?
  - Я в этом не сильный специалист, но, если вы действительно граф де Шерси, то вам не стоит распространяться про свои дела в присутствии незнакомца, - я вмешался и почесал больное плечо, отдавшие вспышкой боли, но не такой сильной, как в ещё пятнадцать минут назад. С сомнением осмотрел потрёпанную одежду и покачал головой в сомнении.
  - Альдис, - проникновенно начал Грегор, - если ты даже попытаешься, кому-нибудь это рассказать, то тебе попросту не поверят. Уважаемый граф хоть и имеет репутацию чудака, которого некоторые считают фигурой, так сказать, фальшивой, но, когда нужно, дело своё знает.
  - Вот именно, - хрипловатый бас сменился баритоном, которой немного потеплел, - если услышишь об этом хоть что-нибудь, не поленись и расскажи мне. Он встал и направился вверх по улице, проходя мимо меня граф, взлохматил мои волосы и улыбнулся.
  - Знаешь, что его выдает? - загадочно спросил Грегор, закинув в рот кусок сыра.
  - И что же? - не удержался я от вопроса. Последовав примеру Грегора, я откусил приличный кусок от своего бутерброда.
  - Запах. Не всегда успевает перебить. Если принюхаться, то можно уловить немного сладко-кисловатые нотки пришедшего из Квинца парфюма - так, если мне память не изменяет, называется эта дрянь. Едкая вещица - выветривается жаль долго. Идёт по три золотых за небольшой флакон.
  Принюхавшись, не сразу, но нос уловил немного резкий запах, на который я поначалу не обратил внимания. Он постепенно растворялся в окружающем воздухе, но уж, что точно я смог понять - это то, что нищие так точно не пахнут. Слишком он был. Слово никак не хотело приходить в голову. Возвышен. Непривычный запах. Не похожие на запахи соли в морском воздухе, добытой из моря рыбы, кисловатого запаха пота, свежий выпечки. В этих запахах утопала столица, но никак ни это выбивающийся из привычного ряда запах, заставляющий принюхиваться. Хотелось разгадать, что он из себя представляет. Но на ум приходил только чем-то напоминающий запах лимона.
  - Это действительно был Пейрон де Шерси, - утвердительно протянул я и растерянно посмотрел в ту сторону, куда убежал недавний собеседник Грегора.
  - Я же вас представил друг другу, - улыбнувшись, произнес он, показывая, что находится в прекрасном расположении духа. Наверное, представляет себе моё ошарашенное лицо. - Ничего удивительного в этом нет.
  - И вправду, - из каждого моего слова можно было выжать иронии на две литровых кружки. - Нет, ничего удивительного, что глава Четвёртого Отделения переодевается в не пойми кого и бродит по Нижнему городу. А то, что он сидит напротив моего дома на голой кирпичной мостовой с бывшим главой Ночной гильдии - дело настолько заурядное, что появление вот этой мухи кажется событием с роднимым с разрушением горы. Да и сам я, если на то пошло, каждый второй день недели имею честь принимать в моём роскошном 'особняке', половину аристократов Аргниона.
  - Согласен, - кивнул Грегор, - выглядит всё не слишком привычно, но всё именно так. Ено сболтнул про моё прошлое?
  - А кто же ещё? - задал я риторический вопрос. - Ты о себе особо не распространяешься.
  - Воровское прошлое, - развёл руками Грегор. - Сам собой становишься скрытным и нелюдимым. К тому же всё это дела давно минувших дней. Не о чем вспоминать.
  Так перекидываясь незначительными фразами, мы опустошили маленький поднос. После чего я попрощался с Грегором и отправился к единственному знакомому целителю, на которого легли заботы по восстановлению моего подорванного здоровья в период обучения в Академии. Мастер Орнос когда-то сращивал мне кости на правой руке - последствия неудачного создания заклинания из Сферы Земли. Если припомнить, то он ещё палец мне вырастил, который оторвало после взрыва, произошедшего, когда я перепутал некоторые линии в заклинении огня. Ещё была куча глубоких и неглубоких порезов, ссадин, синяков... До этого момента особо не задумывался, что легко мог лишиться головы во время обучения.
  Маленький двухэтажный кирпичный домик, расположившийся возле Ремесленного Квартала, встретил меня тишиной. Необычной тишиной. Не раздавалось ударов молота об металл, привычных скрипов и звуков обработки дерева. Все звуки Ремесленного Квартала уснули. Не было видно даже черного дыма, поднимающегося из множества печных труб. Внимание заострилось на этом на несколько секунд, пока я поднимался по ступенькам. Потом оно вновь вернулось к ране на плече, которая перестала меня беспокоить. Совсем. Не ощущалось ни малейшего дискомфорта, будто бы и не было здоровенного ожога на предплечье. Взглянув на руку в магическом зрении, я поморщился. Черная область, которая с утра была размером с грецкий орех, разрослась и стала размером в половину ладони. Внутренний голос встрепенулся и с подозрением выразил мысль, что это не к добру.
  Толстая дубовая дверь с железной ручкой в форме змеи открылась без малейшего скрипа. Про вежливый стук я благоразумно забыл, припомнив, что Мастер не любит, когда стучат по его лакированной двери. Не только стучать, но и трогать её следует довольно аккуратно, иначе можно отхватить несколько ударов по голове металлическим набалдашником трости Мастера Орноса. Довольно болезненных ударов. Пришлось на себе испытать, когда по неосторожности разбил горшок с каким-то очень дорогим растением. Орал на меня так, что сложилось впечатление, что Мастер какое-то время подрабатывал грузчиком в порту. Словесные обороты, какими он меня называл, я надолго запомнил.
  Мастер очень ревностно относился к внешнему облику дома и не допускал даже малейшей царапины. Не знаю с чем это связано, но как только он видит хоть какой-нибудь непорядок, то будто в другого человека превращается. Сразу бежит всё исправлять. Возможно, это связано с его возрастом. Когда тебе за сто пятьдесят, то мир кажется немного другим. Хотя откуда мне знать?
  - Мастер Орнос! - крикнул я и уселся на мягкий диванчик, который обосновался в гостиной. С прошлого моего посещения тут ничего не изменилось. Разве что не было вон той картины, которую повесели над камином. Изображала она двух виверн, парящих над горным склоном с широко раскрытыми кожаными крыльями.
  - Мастер! - после второго окрика послышался знакомый перестук трости по деревянному полу. Через несколько минут появилось лицо старика. Грубое испещрённое морщинами лицо с аккуратно подстриженной бородкой сморщилось после того, как увидело меня.
  - Когда ты перестанешь меня доставать? - старик поставил свою трость с серебряным набалдашником в форме змеиной головы и сел в кресло напротив меня. Его холодные глаза замерли на мне, чего-то ожидая. Не понимая, чего он хочет я тоже некоторое время смотрел на него. Наблюдая, как постепенно лицо старика приобрело нежно-розовый оттенок, затем сравнялось цветом с красноватыми шторами.
  - Ну!? - не выдержал он. - Не трать моё время, мальчик, и показывай зачем пришел?
  - Давно не виделись, мастер, - сказал я, расстёгивая рубашку и стягивая её через голову. Здраво рассудив, что Мастер хочет отделаться от меня побыстрее.
  - Ещё бы столько тебя не видел. Когда тебе уже убьёт какое-нибудь заклинание? - он взял меня за руку и осмотрел рану. Следом вспыхнул мягкий золотой цвет. Заклинание было сплетено с такой быстротой, что я не заметил ни одной силовой линии. - Сильный ожог. Переставай путать линии в заклинаниях. Был бы ты немного посильнее, то и лечить бы нечего было. Один большой взрыв и моя самая большая головная боль бы исчезла.
  - Спасибо, Мастер. На тот свет я не особо спешу, - высказался я и натянул рубаху, перед этим осмотрев зажившую рану.
  - Сделай одолжение - забудь дорогу к моему дому, - сказал Мастер Орнос и посетовал. - Не надо было соглашаться на предложение твоего отца. Не приходилось бы лечить одного бездаря. Брал бы пример с брата и сестры. Ни разу у меня не появлялись, а силы поболее, чем в тебе будет.
  - Мастер, я жертва нелепых случайностей. Вот этот ожог, к слову, был получен, когда...
  - Ты ещё тут? - не дослушав меня, холодно спросил целитель.
  - Уже исчез, - сказал я и вывалился на улицу. Спорить с ним я разучился после третьего моего посещения.
  После того, как дверь за моей спиной закрылась, я покрутил рукой в разные стороны, проверяя все ли в порядке. Никакой боли не было. Осмотрев место, где несколько минут назад был ожог, Истинным зрением, я удовлетворённо кивнул. Черная область исчезла, аура сияла привычным голубым светом.
   Теперь стоило вернуться домой и разобраться с перстнем. Путь лежал через Ремесленный Квартал. Но спокойно мне удалось прошагать всего несколько улиц. Делая очередной шаг по направлению к нижнему городу, я почувствовал что-то неладное. Подозрения подтвердились буквально через минуту. Неожиданно правую руку пронзила пульсирующая боль, которая выбила воздух из груди. Подавив рвущийся из глотки крик, я прислонился к стене ближайшей мастерской. Боль усилилась. Изо рта рванул непрошенный стон, а я сполз вниз по стене и уселся на холодный камень мостовой. Взять себя в руки удалось через несколько минут, когда боль отступила.
   Замотав рукав рубахи до предплечья, я убедился, что на месте ожога находится розоватая кожа, а не кусок горелой плоти. Всё бы хорошо, но часть ауры вновь окрасилась в неестественный черный цвет. Решив, что будет не лишним вновь посетить Мастера Орноса, я переждал ещё одну вспышку боли. Кое-как поднявшись на трясущиеся ноги, я, придерживаясь стенки, пошагал в обратном направлении.
  Приступы боли находили меня ещё два раза, заставляя прекращать движение. В такие моменты ноги не слушались, а голова превращалась в огромный барабан, в который навязчиво били тысячи барабанщиков. Стискивая зубы, я пережидал. Было ощущение, что кто-то очень надоедливый ковыряет дыру в моей руке при помощи маленького ножечка. Его не останавливало даже то, что нож напрочь тупой. Но он с упорством достойного самого упрямого осла продолжает вертеть кусок стали в моей руке.
  Стража и горожане бросали на меня несколько любопытные взгляды, да и только. Видимо думали, что вчерашняя ночка у меня прошла довольно таки весело. Меня это не волновало. В голове засела только одна мысль: надо быстрее добраться до Мастера Орноса. К тому моменту, когда мысли у меня переплелись в несколько не развязываемых узлов, я уткнулся лицом в знакомую дверь.
  - Мастер Орнос! - позвал я, открывая дверь. Собственный голос показался жалким. Изо рта доносилось какое-то слабое и хриплое сипение.
  - Мастер Орнос, - выдохнул я, ввалившись в гостиную. Мастер был не один, но разглядывать того, кто был в комнате, не было сил. Поэтому я упал на диван рядом с гостем целителя.
  - Альдис, демоны тебя раздери! - грубо окрикнул он меня. - Что ты себе позволяешь? Госпожа Мейрин, приношу свои глубочайшие извинения. Да встань ты, идиот!
  Последняя фраза была адресовано точно не благородной даме, сидящей рядом со мной. Наконец удалось разглядеть того человека, с кем общался целитель, пока не появился я. Довольно таки примечательная особа лет эдак тридцати. Лицо уже тронули первые морщины, но карие глаза всё ещё светились живым блеском. Её можно было назвать красивой, если бы взгляд не останавливался на тонкой полоске шрама, белеющего на её шее. Она неодобрительно сверлила мое развалившиеся на диване тело. Но было все равно.
  Как просил мастер Орнос я попытался встать, но эта попытка завершилась, когда я понял, что она обречена на провал. Поэтому, предупреждая очередную волну боли, я простонал.
  - Мастер... - на большие не хватило дыхания. Вместо следующих слов я вдохнул немного прохладный воздух.
  - Думаю, мне следует зайти немного позже, - женщина попыталась встать, но Мастер Орнос с впечатляющей для своего возраста прытью дотронулся до меня. Комнату осветил мягкий золотой свет. Боль тут же пропала, а жизнь заиграла новыми красками.
  - Не переживайте, госпожа Мейрин, он сейчас исчезнет, и мы сможем закончить, - Мастер зло посмотрел на меня. Его взгляд обещал, что если я не уберусь отсюда в ближайшее время, то он сам закопает меня на заднем дворе.
  Забыв про слова благодарности, я резко вскочил с дивана. И немного согнувшись, пробормотал извинения, наблюдая, как немного потеплел взгляд целителя. Чтобы не мешать ему, я убрался вглубь дома, слыша доносящиеся извинения, которые нескончаемым потоком лились из уст старика. Единственное место в доме, где мне доводилось бывать, кроме гостиной была кухня. Туда-то я и направился.
  Кухня встретила меня легким сумраком. Пришлось найти магический светильник и активировать, встроенное в него заклинание. В комнате сразу стало светлее, удалось разобрать скрытые сумраком очертания предметов. Деревянные шкафы с тонкими стеклами, заставленные различными сервизами разукрашенными завитушками и разнообразными орнаментами, расположились у дальней стены. Там же оказалась огромная плита, на которой готовилась еда, и несколько столов прислонённых к правой стене. На одном из них обнаружился кувшин. Принюхавшись, я убедился, что в нём вода, сделал несколько пробных глотков и начал жадно пить. Кувшин удалось поставить на место только через минуту. Только сейчас осознал, насколько хотелось пить, будто вся влага из организма куда-то испарилась. Прохладная вода скользнула по пищеводу, даря какое-то умиротворение.
  Ждать мастера пришлось минут тридцать, пока из гостиной не раздался его скрипучий голос, зовущий меня. Пока я шёл по маленькому коридорчику, соединяющего две части дома, меня вновь охватил приступ. Боль вновь врезалась в правое плечо стальным прутом, заставив схватиться за ближайшую стену. Поэтому в гостиную вошел сгорбившийся и покрытый испариной больной человек, который вновь упал на диван, чтобы выслушать довольно удивлённую фразу брошенную Мастером Орносом.
  - Да что с тобой?!
  - Вы мне скажите, - прошипел я и пояснил, чтобы хоть как-то сориентировать целителя. - Ауру посмотрите в районе предплечья. Там что-то непонятное.
  - Аура? - растерянно переспросил Мастер, но всё-таки встал со своего кресла и подошел ко мне.
  - Ну что там? - спросил я. Надоело наблюдать за сменой мимики на лице целителя. От удивления оно перешло в понимание, а затем резко побледнело и с жалостью посмотрело на меня.
  - Светлоликий, помоги,- простонал целитель и по-старчески поковылял к своему креслу, перед которым встал в нерешительности. - Сильная боль?
  - Пока терпимо, - протянул я. - Но не сказал бы, что мне комфортно.
  - Шутишь? - медленно протянул Мастер Орнос. - Значит, ещё не сильно тебя накрыло. Скоро вернусь.
  Он взял свою трость и отправился куда-то вглубь дома. Звук трости, стучащий по деревянному полу, начал подниматься вверх, пока не замолчал. Видимо целитель отправился на второй этаж. Через несколько минут она вновь застучала, но на этот раз приближаясь. Целитель вернулся, сжимая в руках большую книгу в черном кожаном переплете. Открыв её примерно на середине, он принялся читать, не обращая внимания на меня.
  - Попробуем, - сказал он и протянул ко мне руку. С неё сорвалось заклинание, которое хоть и было из Сферы Целительной Магии, но облегчения мне не принесло. Не успел я удивиться, как целитель создал ещё одно. Он одёрнул руку и снова уткнулся в книгу. Через пять минут он оторвался от книги и наткнулся на мой заинтересованный взгляд.
  - Где ты темное проклятье смог заполучить? - мрачно начал Мастер Орнос, но как только я открыл рот, чтобы ответить, он поднял руку и продолжил говорить. - Не отвечай. Не хочу этого знать, где ты умудрился найти темного мага в столице.
  - Мастер, - попытался заговорить я, но меня перебили.
  - Молчать! - выкрикнул он и с гневом продолжил, при этом вскочив со своего кресла и начав ходить взад-вперёд по комнате. - Точно не скажу, что ты умудрился подцепить, но очень похоже на 'Метку Тьмы'.
  - Знать бы, что оно собой представляет, - пробурчал я.
  - Я в тебе не сомневался, - даже остановился целитель и с покровительственной улыбкой посмотрел на меня. - Если мне не изменяет память, то даже у вас должно было быть обучение основным способам защиты от темных заклинаний.
  'Было такое, но большую часть этих занятий я умудрился проспать. Как раз после описания защитных контуров в магических амулетах пошли описания последствий применения темных проклятий', - возникла печальная мысль, но сказал я совершенно другое.
  - Припоминаю, - кивнул я. - Нас сильно не трогали. Больше внимания боевым магом уделяют. У них намного больше шансов столкнуться с темными заклинаниями, чем у нас.
  - Светлоликий, вложи хоть немного мозгов в его глупую голову, - тихо пробормотал Мастер Орнос. - Хорошо, объясню. То темное пятно в твоей ауре, которое ты имеешь удовольствие видеть. Так вот.Постепенно оно будет расширяться, пока полностью не заполнит твое индивидуальное магическое поле. Уйдет на это примерно месяц, если не меньше. Боль при этом будет постепенно возрастать. То, что ты испытываешь сейчас это всего лишь начало. Можно сказать, что так закончится первый этап. Когда вся ауру заполнит черный цвет, она начнёт воздействовать на твое реальное тело. С этого момента боль станет невыносима и, скорее всего, двигаться ты уже не сможешь, впадёшь в состояние близкое к забытью. Сможешь только чувствовать боль и как распространяется проклятие по твоему телу, пока это не приведёт к вот этому, - Мастер открыл книгу на нужной странице. Я посмотрел на схематично изображенного полуголого человека, тело которого полностью покрылось какими-то черными наростами. - В таком состоянии можно жить до полугода. Но это больше будет походить на медленную агонию, которая, в конце концов, сведёт тебя с ума.
  - Но ведь, когда вы применяете лечебное заклинание мне становится легче. Может, удастся снять проклятие?
  - Не думаю. Постоянно лечить тебя у меня не получится при всём желании. А с каждым новым используемым заклинанием время, которое было до вспышки боли будет уменьшаться. В конечном итого действия лечебных заклинаний не сможет удерживать развивающиеся проклятие и их эффективность спадёт на нет. К тому же моих сил хватит на пару дней такого марафона. Я не вечный и выдохнусь? Что тогда?
  - Что же делать? - в растерянности спросил я, принимая сидячие положение на диване.
  - У тебя по чистой случайности нет в знакомых целителя со ступенью не ниже Архимага? Он, может быть, и смог что-нибудь сделать, но спешу тебя огорчить, ещё никто до такого ранга не поднимался. Архиепископ Ордена Света, думаю, тоже мог бы помочь, но он не часто покидает свою резиденцию в Империи. Ещё можно, - целитель неожиданно замолк, заставив меня задать ему вопрос.
  - Что ещё можно? - в нетерпении поторопил я Мастера.
  - Найти того мага, который наложил на тебя это проклятие. Сможешь убедить его снять заклинание?
  - А есть ещё какие-нибудь способы избавиться от него? - протянул я и наткнулся на скептическую улыбку целителя, которая говорила, что других вариантов у меня нет. Поэтому я резко переключился. - И что тогда делать, когда боль вернётся?
  - Ко мне бежать смысла нету. Тратить на тебя всю собранную за несколько недель энергию будет слишком расточительно. - Расстроил меня целитель. - Не опускай плечи. У тебя еще есть время добежать до любого алхимика.
  - Зачем?
  - Есть зелья, которые могут на некоторое время оградить тебя от боли, - с кривой улыбкой сказал Мастер. - На твоем месте я бы поторопился. Действия лечебного заклинания скоро закончится.
  Встав с дивана, я в последний раз оглядел комнату. Как только дверь за мной закроется, то Мастер Орнос сразу же сообщит моему деду о всём, что здесь произошло. Тогда-то он и узнает, что меня с семьёй связывает только призрачная кровная связь. Лечение же, которое провёл целитель останется не оплаченным. Лучше после этого не показываться Мастеру на глаза. Злиться после такого он будет до весны, до которой ещё надо дожить. А если не удастся заставить демона снять проклятие? Что тогда? Отбросив бессмысленные мысли, я уж точно так легко не сдамся. Если есть хоть призрачный шанс, что мне хватит сил выбраться из этой передряги, то я им воспользуюсь.
   Да и, если честно, не больно хотелось возвращаться в этот дом. Последние несколько минут мастер хотел ненавязчиво избавиться от меня. В душе при этом поднималась какая-то злость. Мне было не по душе, что использовав несколько простеньких заклинаний, он опустил руки и не попытался воздействовать на проклятие чем-нибудь по-настоящему сильным. Как только целитель узнал, какое проклятие мне не посчастливилось получить от демона, он сразу осознал, что ему будет проще избавиться от меня. Ему точно не нужен был тот, кто в конечном итоге умрет в его доме. После этого его драгоценная репутация может пострадать. Но хоть помог узнать, как можно избавиться от проклятия. Хоть на том спасибо.
  - Отправляйся ты в задницу к своему Светлоликому, - пожелал я, как только дверь за спиной закрылась.
  Путь до единственного знакомого мне алхимика должен был занять не больше получаса, но действие лечебного заклинания кончилось, когда я преодолел только половину пути. Поэтому размашистые шаги вскоре сменились шаркающей старческой походкой, а мысли постоянно возвращались к маленькому огненному шарику, поселившемуся в правой руке. В голове уже был разработан план, как можно избавиться от столь бесполезной части тела. Всего-то нужен острый нож. Но разум справедливо возражал моему желанию. Говоря, что дело не в реальном теле, а в индивидуальном магическом поле. Проще говоря, даже если мне удастся отделить руку от тела, то это мало чем поможет.
  Размышления я прервал, когда заметил знакомую вывеску со странным животным. Она всё также качалась на одной потрепанной цепочке, создавая жуткий скрип проржавевшего металла Мелодичный звук колокольчика показался оглушительным в тишине, что царила в лавке Нааромора Норло. Как и в прошлый раз Магистр остался верен себе, в лавке не пояилось не одной свечке. Свет проникал только из не до конца прикрытого плотными темно-синими шторами окна. Очертания чучел смотрелись в темноте намного страшнее. Их потрепанны бока и куски шерсти выпирающие был скрыты темнотой, поэтому они казались чересчур реальными. Хоть и не в первый раз здесь, но пробирает.
   Прохрипев приветственные слова, я в категоричной форме потребовал достать все обезболивающие зелья, которые есть в этом забытом богом месте. Нааромор Норло попытался пошутить, но наткнувшись на мой хмурый взгляд, встал с кресла и оправился куда-то вглубь лавки.
  - И что у тебя случилось? - спросил он, когда вернулся и уселся в кресло.
  - Маленькие проблемы, - съязвил я.
  - Я тебе могу ничего и не продавать, - лилейным голосом пропел старик, качнувшись в своем кресле.
  - 'Метка Тьмы', - буркнул я, наблюдая, как кашель старика перешёл в смех. Скрывать от него это я смысла не видел. Мы не в Империи, чтобы бояться Ордена Света.
  - Ты не перестаешь мен удивлять, - перестав смеяться, Нааромор Норло долго переводил дыхание, чтобы это сказать. - Если не сдохнешь, заглянешь к старику и расскажешь, как удалось выжить. А пока лови.
  Нааромор Норло ловко кивнул маленький флакончик из синего цвета ко мне в руки. Немного неуклюже, но мне удалось его поймать, остановив почти у земли. Из-за чего заработал хмурый взгляд брошенный Магистром. Он собирался сказать что-нибудь едкое, но почему-то сдержался. Свет, который неровно падал из окна, полностью не давал рассмотреть то, что находилось во флаконе. Перетекающая из одной части стеклянного сосуда в другую темная вязкая жидкость только отталкивала. Пить её не хотелось.
  - Его вовнутрь принимают, а смотреть на него не надо, - ценный совет старика я принял к сведенью. Откупорив пробку, которая плотно закрывала горлышко, я сделал маленький пробный глоток. О чем тут же пожалел. Лучше бы я проглотил всё сразу. Во рту появился отвратительно сладковатый привкус, а не до конца растворившиеся комочки вызывали рвотный рефлекс. Когда я проиграв битву с зельем собирался его выплюнуть всё то на помощь пришёл Нааромор Норло. Он крепко зажал мне нос и захватил руку с зельем, которую я попытался отдёрнуть. Это помогло. Попытавшись вздохнуть, я выпил всё содержимое маленького флакона.
  - Отвратительная дрянь,- посетовал я и вытащил чей-то волос изо рта. От чего захотелось исторгнуть из желудка всё, что туда попало. Но на помощь вновь пришёл владелец старой лавки. Он сунул какую-то склянку мне по нос. От резкого запаха защипало глаза, но желудок успокоился. - В этой лавки что-нибудь нормально есть?
  - Не пятилетний коньяк, конечно, но тоже нечего, - после этих слов Наарамор Норло опрокинул склянку, которую только что сунул мне под нос в свой рот.
  - Интересно из чего это делает, - я осёкся на полуслове. Прислушавшись к себе, я понял, что боль исчезла. В животе посилилось приятно тепло, которое толчками расходилось по телу.
  - Рассказать? - с хитрым прищуром спросил старик.
  - Беру слова назад. Это лучшее, что мне довелось пробовать за свою жизнь, - было очень приятно. Я ни как не мог подобрать слово, чтобы описать это ощущение, пока в голове не наступило легкое озарение. Как же замечательно не ощущать ничего! Совсем. А просто стоять в объятиях теплого потока, который дул из-под небольшого прилавка. Я сделал глубокий вдох, теплый воздух полностью заполнил легкие. В этот момент я даже позабыл, что на улице сейчас настоящее пекло, а в этой лавке воздух нагрелся намного сильнее, чем снаружи.
   - А знать, что за бедное животное вы убили ради этого зелья, я не хочу, - с улыбкой проговорил я, подставив лицо теплому потоку, который взлохматил ежик моих волос.
  - Ну-ну, - неопределенно пожал плечами старик и попросил подождать. Ему нужно было забрать вещи из комнаты на втором этаже.
  Наарамор Норло по-старчески кряхтя поднялся из кресла и отправился куда-то вглубь дома, послышалось небольшое шуршание, упал какой-то тяжёлый предмет, за этим последовали проклятия владельца старой лавки, которые хорошо проходили сквозь тонкие деревянные стены. Вернулся он только через пятнадцать минут, когда мне уже наскучило смотреть на расставленные повсюду чучела. Среди всех этих мертвых животных становилось одиноко. Было невозможно смотреть в их безжизненные стеклянные глаза, отражающие лучики света, от чего они казались маленькими драгоценными камнями, заполненными магической энергией, которая порождала похожие икорки в кристаллах.
   В первый раз, когда я был здесь, казалось, что чучела постепенно оживут и придут в движение. Застывшие мышцы с хрустом распрямятся, а из их глоток раздастся птичье клокотание и звериные рыки. Но теперь эта мысль вызывала лишь страх, который пробирал до пяток, оставив смутное беспокойство. Осмотрев всё пространство вокруг, я заметил маленькую деталь, которая ускользала от меня всё это время. Маленькие стеклянные глаза чучел были направлены в одно место. На Нааромора Норло. Тихий шорох с того места, заставил резко обернуться. Я лишь облегченно выдохнул. Это был всего лишь владелец старой лавки.
  Не знаю как изо дня в день старику удаётся вглядываться в эти мертвые глаза, которые смотрят только в одно место, где заключена последняя капля жизни в этой маленькой комнате. На Наарамора Норло. От такого даже бы я свихнулся. Изо дня в день наблюдать за животными, которые приготовились к нападению на тебя. Я выдохнул застрявший в глотке воздух. Он с хрипом вырвался изо рта, а я другими глазами взглянул на владельца лавки.
   Старик притащил с собой старый мешок, который подозрительно звякнул, когда его неаккуратно шевельнули. Поставив сумку на стол, он достал из неё три разных бутылочки, на которые падал свет из окна, давая их рассмотреть. Та, что была из синего стекла и стояла с левого края была точной копией только что выпитой мной. А вот две другие отличались от неё как формой, так и цветом. Одна была темно-зеленой с основанием похожим на шар, будто бы горлышко присоединили к яблоку, но оставили плоское основание, чтобы она устойчиво стояла на столе. Вторая была ярко-красная с серебряным тиснением, идущим по всей поверхности бутылки, запечатанная красным сургучом с печатью, которую хорошо было видно. Две буквы 'а' образовывали небольшой ромб.
  - Синяя, зеленая, красная. В таком порядке, - Нааромо Норло по очереди прикоснулся к каждой.
  - И что это за порядок? - спросил я.
  - Порядок, в котором ты будешь принимать их, - терпеливо пояснил старик, злобно посмотрев на меня. - Сначала синие. В сумке есть ещё две такие бутылочки. Хватает на шесть часов.
  - Это получается восемнадцать часов, - осторожно проговорил я.
  - Считать тебя научили, а думать нет, - высказался он и сразу же продолжил. - Следующее зелье в зеленом флаконе. Их всего два штуки. Каждого хватит на десять часов. Побереги их. Потому что красное зелье всего одно и хватит его всего на пять часов. Постарайся отсрочить принятие каждого. Ведь...
  - Постойте,- перебил я. - Мне нужно успеть разобраться с 'Темной Меткой' за неполные двое суток?
  - Не перебивай, неумеха. Если примешь ещё хоть одно обезболивающее зелье в такой короткий срок, то твое сердце просто-напросто остановится. По-хорошему каждый такой флакон разбавляется водой и его хватает на несколько дней, а то и недель, но это не в твоем случае. Слишком паршивое проклятье. Переставай задавать глупые вопросы.
  - Эмм, - в растерянности протянул я.
  - Всё, а теперь проваливай и постарайся не сдохнуть, - закончил разговор Наарамор Норло и уселся в свое любимое кресло. - Деньге отдашь, если выживешь.
  - Как же хочется уйти от этих 'если', - сказал я. - Думаю, без них жизнь была бы спокойней.
  - Но намного скучней, - закончил за меня старик и по его лицу расплылась широкая улыбка.
  Отвернувшись я зашагал к входной двери. Как только моя рука дотронулась до дверной ручки, послышался тихий голос, который сказал: 'Не умирай'. Я быстро обернулся.
  - Вы что-то сказали? - переспросил я, но старик, забравшись под свой клетчатый плед, заснул. Поэтому я решил, что мне это послышалось. Хмыкнув, я поудобнее перехватил сумку с зельями, дернул ручку двери и отправился вниз по улице. Сегодня надо было разобраться с делом, которое я откладывал с самого утра.
  Дом встретил меня звенящий пустотой, которая испуганно развеялась, когда входная дверь с хлопком закрылась. Мое появление разрушило то застывшее спокойствие, которое царило тут, пока меня не было. Частицы пыли взметнулись в воздух, затанцевав в лучах заходящего солнца. Я замер. Не хотелось прерывать этот странный танец. С фантастической грацией пылинки опустились на пол и мебель.
  - 'Убраться бы тут', - раздражающе в голову вторглась непрошеная мысль, которая окончательно сформировалось после того, как мой взгляд наткнулся на толстый слой пыли на столе.
  - Пока это не самое важное, - отверг я эту идею.
  Амулет, открывающий запечатанную дверь, свесился на тонкой серебряной цепочке, на которой также весел медальон с изображением Кайса, и прикоснулся к углублению в камине. Сверкнула тусклая вспышка света. После этого каменная кладка ушла в сторону, а земля проваливаться внутрь скрытого помещения, образуя ступеньки. Прикинув слой земли, который был до первых каменных ступенек, я удивленно хмыкнул. Семь метров твердой земли, пока не начинался основной тоннель. Спрятав амулет за пазуху, я спустился внутрь по ступеням, которые от каждого шага издавали оглушительный звук, заставляя меня морщиться, будто бы от зубной боли. Перед проемом ведущие в комнату, я остановился. Не хотелось заходить, пока я бы не убедился в безопасности помещения. Несколько минут я простоял в полной темноте, ощущая как за спиной возвращается на свое место земля, закрывая проход.
   Стоять в кромешной темноте было неуютно. Казалось, что в ней плывут тени, которые выныривали из неё и устремлялись ко мне, но когда я наводил на них взгляд, они исчезали. Совладав с собой, я сделал шаг, оказавшись в комнате. Но страхи, которые преследовали меня до этого момента, не сбылись. Из тени никто не выскочил и не попытался схватить меня. Всё было спокойно. Я сплел светляк, который маленьким солнцем взлетел к потолку, осветив маленькую мастерскую.
   Пока меня не было, ничего не изменилось. Маленький перстень всё также лежал посередине пустого пространства. Сделав несколько шагов по направлению к нему, я остановился. Может, стоит сначала взглянуть на дневник дяди? Мысли свернулись к потрепанному блокноту, который остался лежать в ворохе бумаг. Но обозвав себя трусом, старающимся отсрочить этот момент, я подошел к золотому перстню. Рука потянулась к маленькому произведению ювелирного искусства. Недовольно отметил, что она сильно дрожит, словно лист раскачиваемый ветром. Облизнув пересохшие губы и сжав несколько раз руку, я аккуратно забрал перстень с пола.
  - Почему всё не может идти, как задумывалось? - я задал риторический вопрос пустоте. Ответом мне послужила тишина.
   Вернувшись к столу, я упал на жалобно скрипнувший стул. Осмотрев беспорядок на столе, я одной рукой сгрёб всё в одну большую кучу и зло скинул на пол все бумаги дяди, освободив тёмно-вишнёвую столешницу. Маленький перстень одиноко смотрелся на большом столе.
  Ещё один светляк легко прикрепился к стене над столом, хорошо осветив его. Взяв перстень в руки, я чуть не зашвырнул его куда подальше. Бесполезная безделушка! Вся та работа, которую я проделал за два года моей жизни была, мягко говоря, разрушена. В пекло! Её сломало одно никчёмное темное существо. Я с ненавистью взглянул на оплавившийся металл и четыре пустые выемки, где раньше находились алмазы с энергией Света. Не может такого быть! Конструкция должна была выдержать. Но демон смог пробиться через четыре ограждающий круга и неплохо повредить пятый. Я со страхом посмотрел на пятый алмаз, по которому прошла маленькая трещина. Это сейчас она незаметная, но если взглянуть на неё магическим зрением, то она станет размером с королевство Аргнион в полную величину. Чудо, что кристалл ещё не рассыпался бесполезным песком и смог сохранить защитные конструкты. Смотреть на него было страшно. Казалось одно неловкое движение и весь мой труд полетит в отхожее место.
   Совладав с собой, я переключился на магическое зрение. После осмотра этого кристалла захотелось чего-нибудь выпить, чтобы отметить эту невероятную удачу. Сглотнув вязкую слюну, я перепроверил все линии в основном контуре, находившем в зеленом алмазе по центру. К величайшему удивлению почти все линии были на месте. Чтобы потом не возвращаться к ним, я сразу же восстановил порванные энергетические линии и структура заклинания сразу же засияла темно-голубым светом. Жалко, что энергии осталось всего одна треть от изначального значения, но это дело поправимое. Сейчас важнее всего решить проблему с разрушенными кристаллами.
  В прошлый раз, когда они мне понадобились, я смог достать их при помощи Норела, но сейчас обращаться к этому хитрому ростовщику мне не хотелось. Связываться с ним себе дороже. В крайнем случае, если не удастся найти алмазы в другом месте, придётся обратиться к Пройдохе.
  Гнев постепенно прошёл, сменившись удовлетворением за проделанную работу. Как бы перстень не был поврежден, но он всё же исполнил возложенную на него задачу - поймал и заключил демона. Я улыбнулся. В центральном алмазе, если приглядеться, можно заметить маленькую черную точку, которая перемешалась от одного края в другой. Воображение быстро представило зверя посаженного в клетку, который ещё не осознал, что человек победил, и смог его поймать.
  - Хватит метаться, - спокойно сказала я. - Тебе не вырваться.
  Точка на секунду остановилась, будто бы услышала меня, и резко ускорилась. Улыбнувшись бесполезному метанию этого маленько существа, я удивленно уставился на убывающую из структуры заклинания энергию. Будь я сильнее, то, наверное, не обратил внимание на столь незначительные потери. Но в данный момент я наблюдал, как собранные за много недель ресурсы толчками убывают в пустоту. В уме я лихорадочно пересчитал на сколько хватит собранной энергии и с неудовольствием отметил, что, если она продолжит убывать с такой скоростью,то через неполные полтора дня заклинание без подпитки развеется окончательно.
  - Проклятье, - я резко встал. И заходил взад-вперёд по комнате, обдумывая ситуацию. Нужно было быстро решить, что делать. Иначе будет поздно. Вариантов, к моему удивлению, оказалось целых три.
  Первый предполагал сбрасывать собранную за день энергию в структуру заклинания, но от него пришлось почти сразу отказаться. Если я буду отдавать всё до последней капли, то это всего лишь уровняет энергопотерю, но не решит сложившуюся проблему. Лишь отсрочит её.
  Вторым вариантом была почти безумная идея восстановить энергию при помощи какого-нибудь мага. Но и этот вариант был отвергнут, как слишком рискованный. Королевство Аргнион - это, кончено, не Империя, но стража думаю заинтересуется тем, кто призывает темную сущность в черте города, не заботясь о возможных последствиях. А если вспомнить, что не более, как полугода назад мог наблюдать, как на верёвке покачивался один неудачник, которого уличили в призыве обычного беса. Интересно, как его смогли вычислить?
  Продолжением второго варианта была возможность закупить магических накопителей. Она была хоть и признана мной довольно таки перспективной, но была оставлена на крайний случай. Переброска такого большого количества энергии из одного накопителя в другой чревата огромной энергопотерей. А про цену, в которую встанет их покупка, я вообще молчу.
  Пришёл я к тому с чего начал, а именно к третьему варианту. Надо быстро достать кристаллы наполненные энергией Свет, восстановить ослабляющие и ограждающие круги, а потом когда действия темной сущности не будут причинять такой энергопотери медленно восстановить энергию моими силами.
  Решив посмотреть, что за демон мне достался я дрожащей рукой надел перстень на безымянный палец левой руки. Приготовившись, что сейчас покажется образ демона, я напрягся, но ничего не произошло. Мозг активно заработал и выдал ответ, который мне не очень понравился. Ментальный контур я так и не ввёл в структуру заклинания, отложив его на потом, а после и вовсе забыл. Так что пообщаться с демоном в данный момент не удастся.
  Но так просто я не сдамся. Не сейчас. Я слишком близко к своей цели, чтобы ждать ещё. Ментальный контур. Как его впихнуть в созданное заклинание? Любые изменения нынешней структуры может привести к неожиданным последствиям. Вплоть до разрушения основного контура. И что делать? Всё сводится к ментальному заклинанию соединения сознания. А почему именно сознания?! В голову пришло неожиданное решение данной проблемы. К демонам этот ментальный контур! Всё не сводиться к нему. В голову пришла довольно оригинальная идея. А что если соединить кольцо с моей аурой? Тогда я смогу увидеть его с помощью глаз. Осуществление данного плана не заняло много времени. Нужно было соединить запасные энергетические линии с аурой, а затем поставить несколько стабилизаторов. Через несколько часов перстень почти стал частью меня, настолько много линий было переплетено межу моей аурой и структурой заклинания.
  - Закончил, - вытерев пот со лба и потянув затёкшую спину, сказал я.
  - Сдд-охни, - душераздирающий рык раздался откуда-то справа. Повернув в ту сторону голову, я обомлел. На меня неслась двухметровая гора, которая уже замахнулась своей огромной рукой. На ней я во всех подробностях смог рассмотреть длинные когти, неотвратимо приближающиеся к моей шеи.
  - Твою мать, - я вскрикнул и попытался отпрыгнуть. Но вместо грациозного уклонения от грозящей опасности, я споткнулся о стул и стукнулся затылком об стол. Вспышка боли резко прошла, а я резко вскочил на ноги. Когтистая рука была слишком близко, чтобы я смог увернуться. Единственное, что мне удалось сделать - это зажмуриться. Минуту, пока я стоял с закрытыми глазами, ничего не происходило. Всё тело ощущалось как обычно и не было отброшено к стене поломанной куклой. Я осторожно открыл глаза, как раз в этот момент когтистая лапа, не причинив мне никакого вред, прошла сквозь меня. Ещё несколько долгих минут я наблюдал, как демон, напрягая все свои мышцы и злобно рыча пытается достать до меня.
  - Успокойся, рогатый, - немного дрожащим голосом произнёс я, но мои слова действия не возымели. Более смелым голосом я продолжил. - От того, что ты так напрягаешься мало, что измениться.
  Махнув рукой на эту образину, я осторожно поднял стул, стараясь привыкнуть к мельтешению лап демона. Они быстро проносились то возле моего лица, то спускались до ног, стараясь достать до моего тела. Всё это сильно нервировало и неосознанно я дергался, когда демон совершал особо резкое движение. Внимание постоянно возвращалось к движениям демона, проверяя, что бы они неожиданно не обрели материальную форму. Хоть разум и понимал, что это невозможно, но я не мог ничего с собой поделать.
  Стул встал на четыре ножки со скрипом, но темное существо не обратило внимания на этот противный звук, разнёсшийся на всё пространство маленькой комнаты. Оно, утробно урча, увлеченно продолжало полосовать воздух в пустой надежде достать меня. Я же уселся на стул и повернулся в сторону демона. В этот момент я смог рассмотреть его во всей красе. Трехметровая фигура возвышалась надо мной словно человек над маленькой мышкой, которая никак не хотела убегать, красная кожа почему-то притягивала взгляд, заставляя возвращаться к разгадыванию витиеватого узора похожего на татуировки. Мои глаза остановились на закрученных к затылку рогах, которым позавидовал бы любой горный козёл. Если подумать, то моя кисть бы не смогла обхватить их. Взгляд все плавал по морде существа, стараясь рассмотреть все детали, но почему-то не хотел встречаться с ярко-оранжевыми глазами, светящимися теплым светом. Это противостояние длилось не больше минуту, пока наши взгляды не пересеклись. После этого движения демона стали становиться медленнее, пока он окончательно не остановился. Все в комнате замерли. Молчание нарушил демон.
  'Освободи меня', - раздался прерываемый рычанием голос у меня в голове, но при этом демон не раскрыл свою пасть, чтобы произнести хоть звук. Мне показалось, что голос раздался откуда-то сзади. Мне стоило огромных усилий не повернуться, чтобы убедиться, что за спиной никого не стоит.
  'Отправляйся в объятия жрецов Ордена Света', - пожелал я демону, который все также не шевелился. Я попытался оторвать от пульсирующих глаз, но неведомая сила не позволяла перевести взгляд на что-нибудь другое.
  'Что-то не так', - возникла новая мысль, заставляя меня напрячь все органы чувств, чтобы понять, что происходит. Это дало неутешительный результат. Почти на самом краю зрения мне удалось заметить медленные движения правой руки, которая пыталась что-то сделать с перстнем. Что она может делать, кроме как пытается освободить демона? Не дополнительный контур же плетет? Подумать только. Собственная рука решила меня предать.
  Бездна! Демон пытался разрушить плетение! А я сижу и играю с ним в 'гляделки'. Я начал закипать. Захотелось дать рогатому исчадию Пекла по его рожи и убрать этот взгляд. Пульсация усилилась, давление не позволяющее повернуть голову тоже. Нужно это прекратить. Но как? Я попытался сопротивляться. Первые пару минут казалось, что это бесполезно и невидимая стена никуда не двигается. Но тут случилось неожиданное. Мне почудилось? Картинка, стоящая перед глазами, немного дернулась. Совсем немного, почти незаметно на самом краю зрения. Подгоняемый этим маленьким успехом, я всё сильней и сильней старался вырваться из хватки демона. Словно маленькая рыбка, я изо всех сил старался вырваться из окутавшей моё тело сети. Неожиданно давление пропало. Со скоростью скаковой лошади я бросился проверять линии в перстне, некоторые из них были порваны. Похвалил себя за предусмотрительность, когда не поленился и провел три дополнительных контура, и принялся восстанавливать структуру. Заняла эта процедура несколько минут. Повреждения, которые нанёс демон, были не значительны, хоть и могли повлечь существенные последствия.
  'Где твой хозяин, человек?' - раздался мягкий голос, который неожиданно раздался сзади. Оглянувшись, я успел рассмотреть, как от стены отделилась полупрозрачная тень, которая постепенно приобретало материальную форму. Потеряв на долю мгновения её из вида, я с удивлением уставился на стоящего перед застывшей фигурой демона человека. А человека ли? Не может у нормальных людей быть закрученных рогов, основание которых скрывали черные вьющиеся волосы, спадающие до шеи. Небольшие догообразные брови переходили в ярко-оранжевые пульсирующие глаза, прямой нос и тонкие губы. Нижняя была немного толще, чем верхняя. Его лицо смело можно было назвать аристократическим. Наверное, будь он человеком, то ни одна девушка не смогла бы не обратить внимания на столь прекрасное создание. Стоящий передо мной был красив и необычайно молод. На вид он был на пару лет старше меня самого. Демон был немного больше по размеру, чем я сам. Наверное, его фигуру можно было с натяжкой назвать атлетичной. Одет этот 'гость' был в черную не плотную рубашку с золотым узором, начинающимся у воротника, и длинными рукавами, темно-синие штаны из того же неизвестного мне материала и полусапоги из мягкой черной кожи, закрывающие только голень. На поясе у него висел одноручный меч. По ножнам было трудно определить, но, скорее всего, заточен клинок был только с одной стороны. Рукоять с каким-то витиеватым узором закрыло туловище демона, не давая её рассмотреть подробнее.
  'Где твой хозяин, раб?' - раздался не терпящий промедления голос, в котором проскользнули стальные нотки. Это голос привык повелевать и исходил он от юноши, стоящего передо мной
  ' А твой?' - вопросом на вопрос ответил я, чем сбил на секунду демона с толку. Он не ожидал, что я не подчинюсь его воле и не скажу ответ. Он прищурился, осмотрев мою фигуру, сидящую в кресле, и ухмыльнулся. Он махнул рукой и трёхметровая громада начала растворяться, испуская прозрачный дым. Когда туловище почти испарилось, из белого дыма раздалось нетерпеливое шипение, которое с каждой секундой становилось злее. В клубящимся дыме я рассмотрел извивающую змею, которая была размером с приличного теленка. Движение в тумане резко остановились и раздалась заинтригованное трещание. Оно резко смолкло и через неполный удар сердца, разрываю белую стену тумана вырвалась большая змеиная голова с раскрытой пастью. Её бросок был направлен точнёхонько в меня.
  Остаться, сидеть на стуле, а не убежать, словно испуганный поросенок, увидевший большой нож, мне стоило нескольких седых волос. Пока змеиное тело полностью оторвалось от пола, её голова преодолело половину пути ко мне. Змея была по-настоящему огромна. Из её кожи моно было бы сделать пар десять хороших сапог. Переборов себя и убедив себя, что её огромные клыки не вонзятся в мое мягкое тело, а она всего лишь иллюзия, я с напускным спокойствие стал ждать. Последние секунды оказались самыми тяжёлыми. В голове билась мысль, что ещё немного и убраться с траектории броска змеи будет не возможно. Нужно действовать сейчас. Иначе я проснусь в желудке змеи. Но я был глух к доводам здравого смысла, а продолжал сидеть, как ни в чем не бывало.
  После того как змея прошла сквозь моё тело, не причинив вреда, я шумно выдохнул и разжал пальцы, которые вцепились в подлокотник кресла будто бы за последнюю соломинку. Пальцы побелели, а сердце хотело вырваться из груди. По лбу скользнула капелька пота, которая застыла возле подбородка. Рука потянулась, чтобы вытереть её. Пока она двигалась до лица, демон мягко засмеялся и сел в кресло, которое сотворилось из белых нитей позади него.
  - Жаль, что не настоящая, мне бы пригодились новые сапоги, - с неподдельной жалостью произнес я незнакомым голосом. Он был хрипловатым и очень сухим, будто бы в мой рот целую вечность не попадало ни капли влаги.
  'Сапоги?' - с оттенком удивления переспросил демон. Какие ко всем богам сапоги? При чем тут они? В голове был полный сумбур. Я был удивлен не меньше демона и никак не мог понять, почему я упомянул про сапоги. Почему именно это сорвалось с моего языка? Как теперь вести разговор?
  'Име-нно', - сказал я и стянул с ног стёршуюся обувь, которая полетела в дальний угол комнаты. А я с наслаждением поставил ноги на холодный пол, ощутив что-то близкое к счастью. - 'Без нормальных сапог никуда'.
  ' Тебя в детстве головой о твердые предметы не били?' - голос демона потерял всю былую властность и, как мне показалось, приобрел опредеённую снисходительность, будто бы демон видел перед собой несмышлёного ребенка, который только научился ходить и не понимает, где находиться. - 'Повторюсь. Где твой хозяин, человек?'
  'А твой?' - вскинулся я и с вызовом посмотрел в пульсирующие глазницы.- ' Я никому не подчиняюсь в отличие от тебя'.
  ' Где тот, кто использовал тебя в качестве приманки и атаковал меня со спины?' - не теряя самообладание, разжевал демон. Договорив, он с отстранённостью переспросил. - ' Что означает в 'отличии от тебя'?'
   ' То и значит. Теперь ты служишь мне', - пришлось сделать небольшую паузу, чтобы смысл полностью дошёл до Шарагар-Тура.
  После этих слов демон только шире улыбнулся и, как мне показалось, слегка покачал головой, словно не поверив в правдивость моих слов.
  'Со спины тебя никто не атаковал. Это был вот этот артефакт', - я постучал пальцем по перстню на левой руке.
  ' Служу тебе?' - не верящим голосом, переспросил демон и через секунду засмеялся весёлым смехом, будто бы ему рассказали хорошую шутку. Смеялся он довольно долго, пока смех резко не оборвался. - ' Зачем мертвецу слуги?'
  Я не нашёлся, что ответить. Последний слова заставили вспомнить про 'Метку Тьмы', которая пока не давала о себе знать, но это не могло продолжаться вечно. Обезболивающий эффект присутствовал только благодаря зельям. Взгляд невольно соскользнул к маленькой сумке, лежащей рядом со столом.
  'Ты жалкий червь, который возомнил о себе невесть что. Слабак! Ничтожество! Если ты почувствовал в себе силу противостоять Шарагар-Туру, повелителю верхнего уровня Озрана-Роу, владельцу Нижнего Доминиона Тейро, хозяину десятков тысяч Нижних, убийце Нарза-Гро'у, то ты совершил самую большую ошибку в своей никчемной жизни', - голос демона снова стал приобретать былую властность. С каждым новым произнесённым словом голос наливался силой, заставляя меня восхищаться тем с какой мощью это звучало. Пленный в артефакте демона сохранил свое величие и не пытался его скрыть. - ' Освободи меня и я буду столь милосердным, что подарю тебе быструю смерть, человек.И будь счастлив, что тебе даровали такую честь, как смерть от моей руки...'
  Он попытался ещё что-то сказать, но я не выдержал и громко фыркнул, давая ему понять, как высоко, ценю его слова.
   Посмотрев на перстень, в котором было заключено это темно существото, я грустно засмеялся. Это выглядело так, будто бы он никак не мог смириться со своим заключением.
  ' Да, я слабак', - сказал это я прямо посмотрел на демона, который и бровью не повел. - ' Но именно этот слабак потратил два года своей жизни, чтобы призвать тебя. Именно этому слабаку удалось создать артефакт, которой смог победить тебя. И если ты думаешь, что я просто так тебя отпущу, то ты самое тупое существо Нижнего Мира'.
  ' Смелые слова маленького человека, но всё это неважно', - встрял Шарагар-Тур. Его лицо украсила ухмылка, которая так и говорила, что он всё равно уже победил. - ' Через неделю ты будешь умолять меня подарить тебе быструю смерть, человек. Мне даже напрягаться не придётся. Ты сам меня освободишь, умоляя, чтобы я избавил тебя от мучений'.
  ' Если я умру, то ты всё равно останешься в этом кольце', - я несколько раз стукнул по драгоценному камню зеленого цвета. - 'Тебе не удастсяся разрушить созданную мной защиту. Поэтому прими свою судьбу и служи мне'.
  ' На долго ли?' - демон с интересом посмотрел в мою сторону. Ему хотелось увидеть какова будет моя реакция на этот почти невинный вопрос. Мне хватило сил лишь на слабый вздох. Шарагар-Тур даже не стал скрывать, что знает, что энергии, которая питает каждую защитную линию в кольце, хватит от силы на пару месяцев. И если мне не удастся что-нибудь предпринять, то через какое-то время он всё равно окажется на свободе.
   ' Человек, ты глубоко заблуждаешься, когда думаешь, что я буду служить тебе из-за этой незначительной задержки. Мне хватит терпения, чтобы дождаться, пока это подобие на амулет разрядиться. Несколько лет не столь большой срок особенно для демона. Я даже не замечу, как пролетит это время. Надеюсь, ты подаришь мне много удовольствия, когда будешь умирать. Не сдерживай стоны и крики - это самое приятное. Обожаю, когда самоуверенные человечки осознают, что они скоро умрут. А после я буду наблюдать, как постепенно разлагается твое тело, превращаясь в голый костяк', - демон говорил спокойным голосом, которым маленьким детям объясняли азбуку. Последней каплей стала легкая ухмылка. Очень знакомая ухмылка. Перед глазами тут же всплыло лицо деда, который всегда с точно такой же миной на лице обращался ко мне. Смесь пренебрежения и снисхождения заставляла чувствовать себя пустым местом. С годами такое отношение только усиливалось. Единственное за что я благодарен моему деду, так это за то, что он никогда не скрывал от меня правду. Одна черта его характера, которую я по-настоящему любил. Он никогда не врал.
   *****
  Этот разговор случился, когда мне исполнилось шесть лет. Самое яркое воспоминание, которое занозой врезалось в мою память. Не помню, по какой причине, но вся семья собралась в маленьком поместье деда. Дом находился возле города Нрогис. Его ещё называют Второй Столицей Аргниона. Поместье было тем местом, в котором я старался не задерживаться. За всю жизнь я побывал в нём три раза, но особенно запомнилось первое посещение. Тогда-то я впервые увидел Верджила Велио, которого поначалу испугался. Большой шрам на лице и сейчас не придавал его лицу ни капли добродушие, как и его вечно хмурые брови. А в тот момент он представлялся мне страшным монстром. Его виски ещё не покрывала седина, а на лице было меньше морщин, чем сейчас.
   В тот судьбоносный летний день было много суеты. Люди бегали по всему дому, перетаскивали сундуки и сумки, ругались и не обращали внимания на маленького мальчика, до которого всем не было дела. Гарет был вечно чем-то занят. Я никогда не вникал, где он постоянно пропадал, а в то время меня интересовало это в последнюю очередь. Гвен же была слишком мала, чтобы играть со мной в кажущимся таким большим поместью. Тогда я ещё не понимал, почему все куда-то носятся и спешат. Узнал я к чему вся эта спешка, когда железные ворота скрылись за зеленой листвой деревьев. Мы уезжали.
  Пытаясь спрятаться от всех этих людей, я как-то оказался в саду. Следующим воспоминанием были слезы, которые, не переставая, текли из глаз. В следующий момент ко мне подошёл человек в белой рубашке. Это оказался Верджил Велио. Наш с ним разговор я хорошо запомнил.
  - Альдис? - удивленно спросил он, увидев меня сидящего возле дерева и размазывающего по щекам слезы. - Что случилось?
  Ответить я не смог. Изо рта раздавались только всхлипы.
  - Ударился, - утвердительно произнёс он и присел так, что наши глаза встретились. Этот момент я прокручивал в голове тысячи раз. В первый и в последний раз я видел на лице деда добрую улыбку, которая была обращена ко мне. С каждым годом она казалось плодом моего воображения. Иллюзией, созданной заплаканными глазами. Он погладил меня по голове и продолжил говорить.
  - Альдис, в честь кого тебя назвали? На ум приходит только два имени. Может быть, Альведиус Нар? Он был великим магом древности. Даже две Великие Войны не смогли стереть его имя из истории. Человек, который достиг таких небывалых высот в оперировании энергиями, что по легенде стал по силе равен богам. По мановению его пальца с земли исчезали города, земля содрогалась от его заклинаний. Великий человек, но даже ему не удалось обмануть время. Он стал пылью, оставив в истории нестираемый след. Или же Алегредис? Все океаны, моря, реки и озера находят свое начало у стоп его. Он Бессмертный Хозяин Бурных Потоков, Владыка Всех Вод, Царь Морей или же просто Бог Воды. Так кто же? - дед задумался. - Первое имя пророчило бы тебе великое будущее могущественного мага, но ты никогда не добьешься чего-нибудь по-настоящему стоящего. Это удел слабого плестись позади тех, кто идёт впереди. Второе имя являлось бы своего рода благодарностью Владыке Вод за то, что он обратил на тебя внимание и позволил тебе управлять водной магией. Но, на мой взгляд, этот бог посмеялся над тобой, даровав такой слабый Дар. Уж лучше бы его внимание было обращено на кого-нибудь другого. Но не могу не признать, что Альдис - хорошее имя, как и сказал твой отец, но оно не подходит такому слабаку, как ты. Запомни эти слова, Альдис Велио, сын моего сына. Тебе никогда не удастся стать великим, твое имя никогда не войдёт в историю. Твоя судьба будет вечно связана с этой семьёй. Хорошенько запомни мои слова. Ты всего лишь инструмент, который целиком принадлежит мне и только мне. И хоть ты сделан из мягкой меди, а не из закалённой стали, но даже она может поцарапать. Иногда маленькая царапина может стать тем, что в конечном итоге приведёт к победе. Поэтому главное найти то правильное место, где ты можешь проявить себя с наилучшей стороны. Этим займусь я. Не думаю, что ты будешь против.
  Верджил Велио прервался, пристально смотря в мои глаза. Холодные глаза не выражали ни единой эмоции, а голос был наполнен уверенностью в его правоте. Я помню те глаза и легкую ухмылку, которая появляется на губах деда, когда всё идёт так, как он этого хочет. С таким взглядом выбирают поросёнка, чтобы потом отправить его на праздничный стол. Тогда я ещё этого не понимал, но с того момента я перестал принимать самостоятельные решения. Немного смешно об этом думать. В шесть лет я был свободней, чем несколько недель тому назад. Злая шутка судьбы.Мои решения ничего не значили. Сказанные им слова остались в памяти и всплывали неожиданно. Как бы я не хотел их забыть, мне это не удавалось. Тот разговор не хотел оставлять меня, не смотря на все мои безуспешные попытки зарыть в памяти ту случайную встречу. Таким я его и запомнил. Тот солнечный день. День, наполненный ледяной уверенностью в моей бесполезности.
   *****
  Эта ухмылка, которая не исчезала с лица демона, вызывала покалывание в груди. Глаза никак не хотели отрываться от небольшого изгиба тонких губ. Поднялась волна гнева, исходящая откуда-то из глубины души. Она обжигающей волной заполнила голову.
  'Не смей недооценивать меня, демон!' - безмолвный крик окончательно подавил голос разума, заставив меня действовать. Если мне суждено умереть, то это жалкое существо проведёт вечность с моим трупом в качестве собеседника.
  Резко вскочив на ноги, я осушил один флакон с синим зельем и поднял свою сумку. Перекинув её через плечо, я осмотрел комнату в поисках вещей, которые могли бы мне пригодиться. Взгляд остановился на мече одиноко прислоненного к спинке кресла. Первым порывам было подвесить его на пояс, но обдумав ситуацию, я решил, что безопасней оставить его здесь. Мечник из меня, хотя и горько это признавать, весьма посредственный. Поэтому я возложил все свои надежды на магию. Зыбкие это были надежды, грозившие рухнуть от дуновения слабого ветерка. Энергии хватило бы на один маленький огненный шар, которым разве что можно было подпалить перо курице.
  ' Сбежать от меня у тебя не получиться, глупый человек', - раздался издевательский смех демона. Не обращая внимания на веселящееся темное существо, я потянул перстень с пальца. Но круг из желтого металла не сдвинулся ни на миллиметр, будто бы его приклеили ко мне. Обхватив перстень ладонью, я из всех сил потянул его вниз. Единственное, что я вынес из этой затее, так это то, что легче будет вырвать палец, чем снять этот перстень. Он будто бы стал частью моего тела.
   Гневно посмотрев на демона, который от этого взгляда развеселился ещё больше, я оставил в покое перстень и рванул вверх по лестнице. Чуть было не споткнувшись в темноте об одну из ступенек, я немного остыл и уже спокойнее поднялся до двери. Прислонив амулет к специальной выемке, я подождал, пока дверь откроется. Из дома я почти выбежал, но замер посередине улицы. Сориентировавшись в направлении, где, по моему мнению, должен был быть Чумной рынок.
  Демон куда-то исчез, но приметил я это краем глаза. Нигде не маячило его довольное лицо. Все равно. Быстрым шагом я шёл по направлению к нужному мне месту. В прошлый раз в той лавке я был вместе с Норелом, который за определенную сумму проводил меня до места, занимающегося всем тем, что по 'чистой случайности' попадает в столицу. Припоминаю лицо Норела, на котором тогда появилась ироническая улыбка и Дика, засмеявшегося над этой простой шуткой. С грустью посмотрев на последний оставшийся алмаз, заполненный энергией Света, я ускорился. В Империи не любили, когда такие камни пересекали границу. Поэтому достать их было трудно. Чумной рынок представлял собой огромное пространство, заполненное цветастыми палатками и дырявыми шатрами. Я осмотрел людей, которые огромной серой массой двигались между небольших проходов между этими импровизированными лавками. Суда стекалось всё краденное со всей столице.
  В нос ударил запах тухлой рыбы и гнили. Я стоял на самом краю всего этого цветастого хаоса. Рядом с постом стражи. Пока я сюда шел гнев немного схлынул, и теперь посещение этого места перестало казаться хорошей идеей. Вдохнув неприятный запах, я посмотрел на одного из стражников, который смотрел на меня, а если быть точнее на перстень на моём пальце. С запозданием я засунул левую руку в карман, чтобы скрыть золотой предмет, привлекающий не нужное внимание.
  'Очаровательное местечко. Твоя рожа в него прекрасно впишется', - голос демона, возникшего ниоткуда, заставил вздрогнуть.
  ' У тебя рот затыкается?' - спросил я у Шарагар-Тура, сидящего на ящике возле меня. Демон гневно сверкнул глазами и исчез. О том, что там находился демон не напоминало ничего. Совсем. Будто бы его там никогда и не было. А был ли он когда-нибудь? В голове легонько задребезжало подозрение в моем душевном здоровье. А вдруг я спятил, пока пытался завершить ритуал? Или же это от удара по голове? А моё тело сейчас лежит в темной комнате и потихоньку умирает. Картина в голове сложилась из множества маленьких кусочков. Вот я произношу заклинание, потом удивлённый вспышкой света я делаю шаг назад, ноги заплетаются, и я ударяюсь головой об стену. Образ демона породило моё подсознание, смешавшие знакомые образы и совместившие их в одном рогатом существе.
  Поток мыслей прервался от резкого толчка. Какой-то оборванец, ругнувшись, поспешил в сторону разноцветного поля палаток, за два удара сердца окончательно растворившись в серой толпе. Она, словно какой-то монстр, за доли мгновения проглотила одинокого человека и продолжила своё существование. Как не удивительно, но именно это вернуло меня из мира паранойи. Также успокаивающе подействовало воспоминание об утреннем посещении лекаря. Рука выглядела полностью здоровой, доказывая ложность моих домыслов.
  Нужная мне лавка располагалась неподалеку. Хотя лавка громкое название для той комнаты, где находился нужный мне человек. Скорее это можно назвать местом, где можно сделать заказ на определенные вещи, которые нельзя раздобыть обычным путём.
  Сразу после поста стражи я повернул налево и пошёл вдоль домов, построенных вплотную один к другому. Доходило до того, что боковая стена выступала тем местом, от которого вырастал новый дом. Через несколько зданий показался нужный мне двухэтажный 'особнячок', над которым весела табличка изображающая корабль. Единственное здание, где было больше, чем один этаж. Вчитавшись в неразборчивое названия, истлевшие за годы, я смог разобрать два слова и не дал бы никакой гарантии, что первоначально там не было третьего. Для того чтобы прочитать это словосочетание, пришлось восстановить парочку стершихся букв.
  'Черная Лагуна' - гласила старая выцветшая вывеска. В прошлый раз, когда я здесь был, я не обратил внимания на это название. Оно подошло бы какому-нибудь трактиру рядом с Портом, но никак не лавке, расположившейся на приличном расстоянии от водной линии.
  Потрепанная дверь открылась необычайно легко. Сложилось впечатление, что её недавно смазали, так неожиданно легко она ушла в сторону. Войдя в полутемное помещение, я тут же стал центром внимания. Три пары глаз недобро уставились на меня, так будто бы я прервал важную церемонию, проходившую до моего появления. Два человека сидели за столом и спокойно играли в карты. Этим они занимались до моего прихода. В данный момент эти двое застыли и внимательно следили за мной. Выглядели они как самые обычные представители криминального мира. Немного потрёпанная плотная одежда: похожие тёмно-серые рубашки, короткие штаны, открывающие щиколотки, и полуботинки из кожи, которые выглядели так как-будто в них прошли ни одну сотню километров. Человек, сидевший справа, мог похвастаться кожаной безрукавкой такого же темного цвета, как и всё на них. У одного были длинные волосы, которые немного закрывали лицо. Второй ничем не выделялся, разве что серые глаза очень внимательно осмотрели меня. Покачав головой, он остановил потянувшегося к воткнутому в столешницу кинжалу длинноволосого.
  - Мне нужен Ланс, - громко сказал я и обратил внимание на третьего, отлипшего от стены, которую подпирал, и подошедшего ко мне. Не знаю почему, но я сразу решил, что он здесь главный. На голову выше, чем я, с широкими плечами и длинными руками с глубоко посаженными глазами и массивными надбровными дугами.
  'Отличное место', - прокомментировал обстановку демон, появившийся по левую руку возле меня. Он с интересом осматривал маленькое помещение. Подойдя к стене, Шарагар-Тур поскреб ногтем большое темное пятно на стене и со смешком продолжил говорить.- 'Чтобы получить несколько ударов ножом под рёбра'.
  'Сгинь', - зло прошипел я, повернув голову в сторону демона. От этого на его лице расползлась плотоядная улыбка, которая с каждой секундой становилась всё шире. Неожиданно его глаза озорно блеснули. Это заставило меня напрячься, как и следующие слова, вырвавшиеся из пасти демона.
  'Попался', - заключил он и исчез.
  Пока я разговаривал с демоном. Двое игравших в карты неожиданно подхватили меня под руки и потащили меня куда-то вглубь дома. Как они успели оказаться у меня за спиной? Или я на мгновение потерял сознание?
  - Теряю хватку, - со смехом произнёс здоровяк, оправдываясь. - Ты должен был отключиться.
  - Может просто он крепкий? - спросил длинноволосый, ногой ловко подцепивший дверь, которая с хлопком закрылась.
  - Чудо, что он не умер после этого удара, - вмешался тот, что с внимательными глазами. - Весит он не слишком много. Да и крепким его не назовешь.
  Не успел я опомниться, как оказался в другой комнате. Производившей совсем другое впечатление нежели та, где была эта троица. Это оказался маленький кабинет, в котором с небольшим трудом, но все мы разместились. Меня удостоили места на мягком стуле, стоявшего почти посередине комнаты. Также здесь был небольшой стол, за которым на обычном стуле сидел человек. За два года он не сильно изменился. Я так и не узнал его полного имени, но Норел иногда называл его 'Груз'.
  - Кого вы ко мне притащили? - усталым голосом обратился к ним Ланс и поправил очки на носу. Единственная вещь, которая казалась лишней в этой комнате. Очки в тонкой золотой оправе. Они никак не смотрелись на его лице. Сложилось ощущение, что слона запихнули в бальное платье. Животное успешно в него влезло, но смотрелось при этом весьма неуклюже. Ланс спокойно смотрел, как меня сажают на стул перед ним.
  - Сказал, что у него к тебе дело, Ланс, - ответил здоровяк.
  - Что за дело? - очки в золотой оправе съехали почти на кончик носа и на меня посмотрели два ярко-голубых глаза.
  - Добрый день, лер Ланс, - вежливо поздоровался я. Эту хитрость я подсмотрел у Норела. В прошлый свой визит я уяснил, что вежливостью в этом месте в большинстве своем пренебрегают, но это не отменяет того, что хозяин этого заведения её очень любит. Вежливость, уважение и манеры - маленькая плата за хорошее отношение. Именно поэтому лицо Ланса приобрело слегка озадаченное выражение, которое через несколько долгих секунд сменилось узнаванием.
  - И что же привело вас ко мне во второй раз, лер Веливо? С прошлой нашей встречи вы изменились. Как продвигается ваша учеба? - с доброй улыбкой спросил хозяин данного заведения и сделал повелительное движение рукой. Парень с внимательными глазами кивнул и ткнул в плечо длинноволосого. Тот хмыкнул и вышел из комнаты вслед за первым.
  - Всё те же проблемы, - я тоже нацепил добродушную улыбку, будто бы встретился со старым знакомым. - Скажем, не хватает некоторых компонентов для продолжения моей учебы. Хотелось бы сказать, что того, что вы достали в прошлый раз хватило, но, увы, не могу. Поэтому мне пришлось отвлечь вас от дел.
  - Даже так? - удивленно переспросил он. - И о каких количествах идёт речь?
  - В идеале о тех же самых, но можно обойтись и четырьмя, - с кислой улыбкой проговорил я.
  - Через неделю, думаю, всё требуемое будет у меня, - спокойно сказал Ланс. Тем самым, предлагая мне зайти через семь дней. Он почти дотронулся до бумаг лежащих на столе, как я его перебил.
  - К моему глубочайшему сожалению, я не могу позволить себе столь большой срок,- бесцветно выговорил я. - В лучшем случае они должны оказаться у меня сегодня вечером, а в худшем к завтрашнему утру.
  - Боюсь, - начал Ланс, но я его перебил.
  - Готов пойти на любые финансовые затраты, - покосившись на материализовавшегося возле книжного шкафа демона, сказал я.
  'Слабак', - послышалось от Шарагар-Тура, внимательно рассматривающего корешки книг, - ' Надо было привязать его к стулу, а под ногами зажечь маленький огонёк. Через пятнадцать минут ты бы получил всё, что бы захотел'.
  ' Либо арбалетный болт в спину', - мрачно продолжил я мысль демона. Невольно я произнёс фразу, которую когда-то давно услышал от деда. - 'Все твои действия должны подкрепляться силой'.
  'Хорошие слова. Жаль только, что прозвучали они от трусливого осла', - демон отвернулся от меня и продолжил осматривать комнату.
   - Хорошо, - Ланс отложил в сторону свои очки и кивнул в сторону здоровяка. - К завтрашнему утру четыре камушка будут у вас, лер Веливо. Гас всё доставит в лучшем виде. За это ручаюсь свои именем. Но должен предупредить, что за каждый придётся отдать по семь золотых империала. Я не сомневаюсь в вашем благосостоянии, но готов отослать за Норелом, если в этом есть необходимость.
  Быстро посчитав сколько это в валюте Аргниона, я почти вздохнул. Каждый империал был равен примерно одиннадцати золотым монетам Аргниона и десяти имперским. Это получалось, что все деньги, которые хранятся в банке, уйдут на оплату этих камней. Их даже немного не хватает.
  - Лер Ланс, у меня есть небольшая просьба, - немного скомкано начал я. - Нельзя ли округлить сумму до трехсот? У меня нет никакого желания прибегать к услугам Норела из-за восьми жалких монет.
  - Я могу пойти на такие уступки, но вам придётся удовлетворить одну мою небольшую просьбу, о которой я хотел попросить немного позже, но раз ситуация складывается подомным образом, то нет ничего страшного, если я озвучу её сейчас. От этого зависит успех данной сделки.
  - Что же это за просьба? - с подозрением спросил я.
  - Одним моим друзьям в связи со сложившимися обстоятельствами понадобились услуги мага. Я подумал, что могу посоветовать им вашу кандидатуру в качестве, скажем, консультанта по магическим делам.
  'Мягко стеллит', - осклабился демон. Его хвост немного начал подергиваться. - ' Дам бесплатный совет. У тебя ещё есть шансы вылезти из той задницы, в которую ты залез'.
  - Я бы с радостью, но, думаю, вы можете найти кого-то более компетентного на эту роль. - Я решил прислушаться к неожиданному совету, но мои слова, будто бы и не услышали.
  - Время, - назидательно протянул Ланс, - всё упирается во время. На данный момент вы лучшая из возможных кандидатур. Надеюсь, я могу получить ваше согласие?
  - В чем же будет заключаться данная консультация?
  - В разном, - неопределенно пожал плечами Ланс, - но не переживайте, лер Велио, ваша работа будет достойно оплачиваться. Надеюсь, мы пришли к согласию?
  - Завтра с утра камни должны быть у меня, - решился я и назвал адрес, по котому меня можно было найти. Найти в городе камни с энергией света практически нереальная задача для тех, кто не знает, где искать. Поэтому выбора у меня не было. - За деньгами придётся прогуляться до Имперского банка.
  - В этом нет проблем, - Ланс улыбнулся. - Гас, проводишь, лера Велио, до банка.
  - Отправлю с ним Лино, - Гас быстро вышел из комнаты. Его грубый голос был слышен, будто бы он и не покидал нас, а стоял в метре от меня.
  - Завтра с утра,- повторил я и встал. Ланс тоже встал и протянул мне руку, которую я с запоздание пожал. Сказав прощальные слова, я вышел из кабинета. В дверях столкнувшись с Гасом, насвистывающим веселенький мотивчик.
  - Он на тебе, Лино, - Гас кивнул парню с длинными волосами, который был почти незаметен в темном углу.
  - Знаешь, Гас, почему-то одному мне достаётся вся грязная работа, - сказал Лино и ехидно улыбнулся.
  - Никто не виноват в том, что ты всё время проигрываешь Клейсу. Будто бы всё твоя удача забирается в самый дальний угол, который может найти, и там прячется.
  - Этот выкормыш суккуба мухлюет, - резко вскинулся Лино и с вызовом посмотрел на Гаса. Он покачал головой, будто бы удивляясь глупости своего подручного.
  - Серьёзное обвинение. Жалко доказать не можешь. Помнишь, что делается с теми, кто раскидывается беспочвенными обвинениями?
  - Помню, - недавняя улыбка Лино потухла. - Наверное, мне показалось.
  - Мне вот тоже так кажется, - от Гаса послышался довольный смешок. Он сделал шаг по направлению к кабинету Лейса. - Лино, чтоб твоя черная душа горела в самом горячем котле Пекла, почему ты до сих пор стоишь и мозолишь мне глаза? Думаю, пара хороших пинком направит тебя в нужную сторону.
  - Хорошо-хорошо, - быстро сказал Лино. Видимо угроза была вполне реальной. Он быстро нырнул в ту комнату, где они играли в карты, чтобы через секунду вернуться за мной. - А ты чего встал? Давай пошевеливайся.
  Со стороны возникшего по левую руку демона раздался смех, после которого он выразительно посмотрел на меня, намекая, что даже самая последняя шестёрка не ставит меня ни во что.
  ' Сгинь', - только и смог мысленно вымолвить я. Как это ни странно, но демон послушал меня и растворился синим туманом.
  Рефлекторно потерев золотой обруч на пальце, я отправился вслед за Лино, который ждал меня возле входной двери. Клейс в это время пристроился на диванчике, натянув на голову здоровенную широкополую шляпу. Интересно, где он её прятал? Выходя Лино одарил его злым взглядом, ответом на который послушал тихое посапывание.
  - Уснул, гадёныш, - почти выплюнул Лино и резко встал на месте о чем-то задумавшись, затем быстро развернулся и зашагал в обратном направлении. Обойдя меня, он подошёл к спящему Клейсу и с удовлетворенной улыбкой на лице хорошенько пнул того по мягкому месту. Как раз в этот момент в комнату зашел Гас. Ему посчастливилось увидеть, как нога Лино врезается в тело Клейса. После чего тот подскакивает и, спотыкаясь об стоящий рядом стол, падает на пол, на котором резкими движениями пытается сдернуть шляпу.
  - Чего застыл? - почти прокричал бегущий в сторону входной двери Лино. Он ловким движением подхватил меня под руку, и мы вдвоём практически вылетели из 'Черной Лагуны'.
  Я хотел остановить вцепившегося мертвой хваткой в моё предплечье парня, но Лино упорно бежал вперед, будто бы за ним гнались все демоны Пекла. А малейшие промедление было бы смертельно опасной блажью, которую он не мог себе позволить. Поэтому он бежал вперед, сверкая белоснежной улыбкой и не оборачиваясь назад. Что-то в его лице переменилось, и он повернулся в мою сторону.
  - Если тебе дороги твои кости, то ускорься, - серьёзно сказал Лино и сам же последовал своему совету.
  - Лино! - послышался оглушающий рык Гаса, от которого ноги Лино заработали с удвоенной силой, заставляя меня бежать ещё быстрее. Хотя, казалось, что это уже практически невозможно. - Стой, крыса помойная! Ты сгниешь на Подаянной Площади! Лино, я тебе обещаю, что...
  Что хотел сказать Гас я так и не расслышал, зато хорошо был слышен звук чего-то тяжелого, упавшего позади нас. После чего Лино остановился и посмотрел назад. В метрах пяти от нас лежал стол, на котором Лино недавно играл в карты. Ещё дальше стоял Гас, который стукнул кулаком об косяк и захлопнул дверь.
  - А нам повезло, - весело сказал Лино, - обычно Гас метко бросает. В прошлый раз мне хорошенько прилетело. Никогда не думал, что скамья может пролететь двадцать метров.
  - Скажи, зачем надо было устраивать весь этот балаган? Если бы Гас размахнулся посильней, то завтра бы нас отпевали в храме Нарисы.
  - Перегибаешь, маг, от нескольких ушибов в могилу не отправляются, - беспечно махнул рукой Лино и направился вперёд по направлению к выходу из Чумного Рынка.
  - Ушибов? - я обернулся и ещё раз осмотрел стол, который от падения не развалился. - Может проверим? Я вернусь и попрошу Гаса ещё раз швырнуть этот маленький столик, пока ты постоишь вон на том месте.
  Я пальцем показал на стол, который чудом не задел никого из прохожих.
  - У тебя какие-то проблемы? - резко остановился Лино. Стоял он при этом почти вплотную ко мне.
  - Они появятся у тебя, если продолжишь так себя вести, - сказав эти слова, я зажег перед глазами огненный шар размером с большое яблоко, который медленно полетел к Лино. Он чертыхнулся и сделал шаг назад.
  - Признаю, был неправ, - быстро сказал он. - Пожалуйста, убери от меня это.
  - Просто не нужно вмешивать посторонних людей в свои разборки, - устало сказал я. Неожиданно накатила слабость, будто бы я целый день бегал. - Давай побыстрее закончим наши дела и разойдёмся.
  - Читаешь мои мысли, - Лино свернул в проем между домами, перед этим пояснив. - Срежем здесь.
  Проем между домами, по которому мы шли, был тесен для одного человека. Тесен - это ещё очень мягко сказано. Через пару минут нашего движения он сузился настолько, что нам пришлось двигаться боком, но это тоже не всегда спасало. То и дело спина и грудь цеплялись за прилегающие почти вплотную стены, опасно сужавшиеся в некоторых местах. Проходя их, я чувствовал себя пробкой, которая со скрипом выскакивает из узкого горлышка бутылки.
  Немного отстранённо я стал размышлять, о том, что же будет, если в противоположную нам сторону будет двигаться кто-то. В таком узком проеме разойтись точно не представится возможность. Тогда придётся двигаться либо нам обратно, либо этому невезучему путнику, который решил выбрать этот темный проулок своей дорогой.
  Силуэт Лино резко пропал из моего поля зрения, а с той стороны, где он должен был находиться, раздались обрадованные голоса. Выбравшись из этого маленького тоннеля, я застал напряжённого Лино, который внимательно смотрел на трёх человек. Самому старшему я мог дать лет двадцать пять. Он, скорее всего, и был главным в этой компании. Всем остальным было не меньше шестнадцати и не больше двадцати. Точно я не мог определить.
  - Рыжий, давненько я тебя не видел. Надеялся, что твоя рябая морда отправился кормить крабов под причал, - обратился он к самому старшему, голову которого венчала огненная корона, переливающаяся всеми оттенками красного цвета. Казалось, что его голову облили пламенной краской, используемую мастерами из Песчаного королевства в изготовлении ковров. Каждое из их изделий казалось маленьким костром, отбрасывающим необычайно сложные узоры всех оттенков желтого, оранжевого и красного. Он был на голову выше меня и мог похвастаться широкими плечами, от которых начинались длинные перевитые мышцами руки. Завершающим штрихом были кисти, похожие на два больших кузнечных молота.
  - Лино, маленький крысенок, ты всё ещё хвостиком таскаешься за Гасом? - улыбнулся Рыжий и закатал рукава своей серой рубахи.
  - Не свезло нам, маг, - так, чтобы только я мог слышать, проговорил Лино. - Эта троица специально нас здесь ждала. Не знаю, что им от нас надо, но бьюсь об заклад они сделают всё, чтобы это получить.
  - Если уйти назад? - я оглянулся на почти неприметный проем, из которого мы недавно вышли, чтобы наткнуться на презрительный взгляд демона, решившего промолчать и не сказать ничего в мой адрес.
  - Было бы всё так просто, - Лино посмотрел на меня с некой жалостью. - Это проход для нас уже закрыт. Обычно Рыжий работает вчетвером. И сдается мне, что Нейнс зашёл в проулок вслед за нами и сейчас ждёт, когда мы рванём назад.
  - Хватит шептаться, Лино. У меня для вас очень выгодное предложение, - Рыжий вытянул вперёд руки с открытыми ладонями.
  - И какое же? - Лино за чем-то посмотрел на меня и вновь перевёл взгляд на Рыжего.
  - Лино, пусть твой друг отдаст нам своё кольцо и я вас, так и быть, отпущу, - Рыжий широким движением руки указал на проход, который он и его люди пригородили. Лино после его слов обернулся ко мне, но в ответ получил только отрицательное движение головы.
  После моего отказа отдать кольцо Лино недовольно цокнул и повернулся в сторону Рыжего, который уже сделал первые шаги по направлению к нам.
  - Рыжий, шутки в сторону, - очень серьёзным тоном заговорил Лино и ловким движением из-за голенища вытащил кусок серого железа, который при внимательном рассмотрении оказался обычным кастетом. - Обидишь этого парня, то с тебя спросит сам Груз. Я тебя предупредил.
  - Неужто важный птенчик? - Рыжий пробежал по мне внимательным взглядом. Его лицо при этом сделалось удивительно серьёзным и потеряло былую простоватость. Он сказал отрывистое слово и двое, обходивших нас по широкой дуге, замерли.
  Очень неожиданно прозвучал издевательский смех, раздавшийся возле левого плеча. Немного скосив взгляд, я мог наблюдать миниатюрную копию демона, устроившегося на моем плече, скрестив ноги.
  ' Знаешь, маленький маг, у меня для тебя есть один совет', - он прервался, чтобы показать улыбку, состоящую из острых треугольных зубов. - ' Выкинь подальше этот кусок желтого металла и все твои проблемы исчезнут, будто бы их и не было. Не находишь забавным, что если бы не эта бесполезная золотая безделушка, тебя бы не было в этом переулке. Если бы не перстень, то единственный вопрос, который тебя волновал в последние две недели, был бы, где набить своё брюхо'.
  'Очень забавно', - процедил я и потёр перстень, задумавшись над словами Шарагар-Тура. Действительно все проблемы из-за маленькой золотой полоски, облепившей мой палец. Такая маленькая вещь, а сколько проблем она мне принесла. И как легко от них можно избавиться. Всего-то надо вложить перстень в руку Рыжего и все проблемы исчезнут. Небольшое движение руки отделяет меня от свободы. Но всё это...
  - Слишком просто, - обреченно протянул я и сжал кулак, которым попытался стряхнуть демона с левого плеча. Рука прошла сквозь него, не сдвинув демона ни на миллиметр. В ответ на это действие демон засмеялся и поудобнее устроился на левом плече, перед этим взбив воображаемую подушку. Выглядел он при этом, так будто бы выиграл несколько тысяч золотых монет.
  Пока я разговаривал с демоном, Рыжий принял какое-то решение. Он отряхнул не существующую пыль со штанов, сказав при этом, что перстень заберет только он. К сожалению, все уговоры Лино не возымели никакого эффекта. Он проглянул Клейса, отправив того в самый горячий уголок Пекла, и несколько раз перебросил кастет из руки в руку. Оглянувшись на меня, плечи Лино совсем опустились. Могу поклясться, что расслышал, как он бормочет, что лучше бы в нас попал брошенный Гасом стол.
  Взглянув на приближающихся, я увидел спокойные лица людей, уверенных в собственной победе. Они ни на секунду даже не усомнились, что мы вдвоём можем оказать хоть какое-то сопротивление этой троице. Лино, наверное, думал также. Он постоянно вертел головой, надеясь найти выход из этой ситуации, но с каждой секундой отчаяния в его глазах было всё больше, а руки потихоньку опускались, пока окончательно не повисли вдоль туловища. В груди поднялось странное чувство неправильности всего происходящего. Злость на маленько демона предвкушающе потирающего ладони, злость на Лино, решившего, что всё уже предрешено, злость на Рыжего и его людей, которые преградили нам путь и в конце концов злость на самого себя, стоящего и ждущего пока всё разрешиться само собой.
  Хватит! Надоело, что все становятся у меня на пути. В пространстве передо мной сам собой начал формировать каркас боевого заклинания. Линии с неожиданной быстротой вставали на свои места. Буквально через мгновение заклинание весело в воздухе передо мной, ожидая пока я начну заполнять его энергией. Я не стал дожидаться, пока Рыжий преодолеет оставшиеся пять метров до Лино. Половина моего энергетического запаса перетекла в каркас заклинание, сделав видимым его всем, не владеющим Истинным Зрением. Парень с наголо обритым черепом справа от Рыжего остановился и со страхом окликнул своего предводителя, который сосредоточил всё свое внимание на Лино.
  - Маг, - почти выплюнул в мою сторону Рыжий и тут же его сбило с ног сорвавшимся заклинанием. Ледяная стрела размером с детскую руку угодила прямиком в левое плечо парня, проникнув в тело на одну треть своей длины.
  Рыжий с глухим звуком ударился об землю, подняв небольшое облачко пыли, взметнувшийся вверх мириадами маленьких частиц. Как только рыжеволосый принял горизонтальное положение, все замерло, будто бы каждый находившийся в маленьком переулке, расположенном на чудом сохранившемся в этом переплетении домов свободном месте, попал в густой сахарный сироп, который вязкой массой сковал всех получше кандалов, применяемых доблестной стражей. Только лишь пыль продолжала свой медленный танец, возвращаясь на раскалённую землю.
   Первым всеобщее молчание нарушил, к моему удивлению, Рыжий. Хотя я думал, что он ещё не скоро придёт в себя после моего удара, но стоить отдать ему должное. Какие бы цели он не преследовал, но не каждый сможет спокойно подняться после использования боевого заклинания. Пускай оно и было слабенькое, но это не отменяет того факта, что не прошло минуты, как Рыжий с тяжким стоном сел и его налитые ненавистью глаза двумя красными точками уткнулись в нас с Лино. Его правая рука сжимала то место, куда попал созданный магией кусок льда, сдерживая кровь, текущую из плеча. Она уже порядком успела окрасить часть серой рубашки в бардовый цвет.
  - Рыжий, у тебя всё ещё остается шанс разойтись друзьями, - вторым нарушил шаткое равновесие Лино и с вызовом продолжил. - Или хочешь иметь дело с магом?
  Мой взгляд уткнулся в спину Лино, стоящего в нескольких шагах впереди меня. Этот мелкий гаденыш перебросил на меня все возможные проблемы. Если Рыжий сейчас не примет его предложение, то единственное, что нам с Лино останется это посыпать головы пеплом и ждать свою судьбу. Меня хватит всего на одно такое же заклинание. И что-то подсказывает мне, что так просто сплести каркас заклинания мне уже не дадут. Добавлю к тому же, что они точно не будут стоять на месте, а попасть по движущейся цели так ещё задача без использования посоха или жезла.
  - Друзьями говоришь? - уподобившись змее прошипел Рыжий. Он собирался ещё что-то сказать, но его перебил вездесущий Лино.
  - Если не друзьями, то точно хорошими знакомыми, - сказал он с ослепительной улыбкой. Пока мой спутник говорил Рыжий с сожалением покачал головой на вопросительный взгляд парня с лысым черепом. Тот кивнул и отступил на шаг в тень дома.
  - Лино, проваливай. Сегодня тебе и этому магу повезло. Удача на вашей стороне, - Рыжему помог встать на ноги вовремя подоспевший парень, на которого я до этого момента не обращал внимания. А всё потому, что он был обычным, таких тысячи в каждом городе, раскинувшихся под лучами солнца. Как бы я не сосредотачивался на его фигуре, но взгляд не мог зацепиться ни за какую отличительную черту. Он скользил по его фигуре не останавливаясь, пока наконец вновь не переместился на рыжего, преодолевшего уже большую часть пути к выходу из этого переплетения домов. Не успел я удивиться быстром решением всего этого бедлама, как Рыжий со своими людьми скрылся в том проходе, откуда мы пришли с Лино, одарив нас, а в частности меня многообещающим взглядом, который не обещал ничего хорошего.
  - Выпутались, - облегченно выдохнул Лино и прислонился к каменной стене одного из окружающих нас домов. После того как он сказал это слово я почувствовал, как сковавшие меня напряжение куда-то пропало.
  - Всех с вот такими колечками, так встречают в этом районе? - спросил я, покрутив перед глазами Лино золотым обручем, обхватившим мой палец.
  - Какой же ты дурак, - последние слово Лино несколько раз недоговаривал, прикусывая свой длинный язык. - Только бессмертный будет расхаживать по Чумному Рынку с золотом на видном месте, да к тому же с драгоценными камнями, как я вижу. Я бы дважды подумал, чтобы выйти на улицу в новых сапогах. Чего уж там говорить про это колечко. Интересно, как ты от Гнилых ворот до нашей лавки-то дошел? Ты же словно большой жирный торт, стоящий на самом видном месте и привлекающий внимания. Ты уже у Гнилых ворот должен был попасть в поле зрения.
   Лино замолчал, а в глазах зажегся огонёк понимания.
  - Рыжий тебя вел с самого начала. Везучий ты, маг, - восторженно заключил Лино.
  - Это ещё почему? - уставшим голосом спросил я.
  - Потому что только поэтому к тебе не приставала всякая мелкота. Рыжий всё-таки пользуется некоим авторитетом.
  Лино с восторгом говорил ещё минут пять. Это бы продолжалось ещё дольше, если бы я его не одёрнул и не намекнул, что у нас ещё есть незаконченный дела. Лино буркнул что-то в мой адрес, но я его не услышал и повел меня в другой проход, скрывающийся между домами. Возблагодарив всех богов, что мы наконец выбрались из этого каменного чрева, я попытался отряхнуть рубашку, которая покрылась многолетний пылью и превратилась в неприглядный кусок некогда белой тряпки. Оставив бессмысленные попытки оттереть хоть несколько черных пятен, я догнал далеко ушедшего вперёд Лино.
   Моему спутнику удавалось держать рот закрытым всего несколько улиц, после чего он его уже не закрывал. Лино мог говорить обо всем. Начиная с малиновых булочек, которыми торгует некий Нарс, и заканчивая разнообразными слухами из Квартала Бедноты. Пока мы шли я узнал об огромной крысе размером с большого телёнка, которую видели возле портовых складов и которая по слухам утаскивает каждого, кто не может дать ей отпор. В первую очередь в её зубах погибают дети, а затем уже пьяницы, дошедшие до того состояния, когда мир становится слишком прекрасным, а язык уже не может связать два слова.
  Ещё тысячу подобных слухов мне пришлось выслушать, пока я пытался объяснить банковским охранникам, что я являюсь клиентом этого банка. Поверили мне далеко не сразу. Мы с Лино больше походили на двух попрошаек невесть как забредших в центральные район, чем на добропорядочных горожан. Поверили мне только, когда я достал свою банковскую книжку. Но её тоже очень долго осматривали и сверяли магические печати, пока наконец нам не принесли извинения и не выдали названную мной сумму в векселях, которые тут же были переданы Лино. Он, попрощавшись со мной, почти выбежал из банка. Как мне показалось, ему не доставило ни капли удовольствия нахождения в этом месте. Пока я разговаривал с клерком, он даже ненадолго замолчал, осматривая богато украшенную комнату, в которую нас посадили. В этой маленькой комнате Лино почему-то показался мне потерянным, будто бы он был маленькой рыбкой, оставленной посередине Великого Океана. Он был совершенно не похож на себя прошлого уверенно врезающегося в уличную толпу и беспечно болтающего, попутно обходя многочисленных прохожих даже не смотря на них.
   Добравшись до своего дом, я не раздеваясь упал на мягкую кровать, чтобы забыться крепким сноб без сновидений.

Глава 4


  Как же мне хотелось, чтобы утром меня разбудил луч солнца, пробившийся через окно - эту маленькую преграду - и мягко осветивший моё лицо теплым прикосновением. Я бы счастливо улыбнулся новому прекрасному дню, умылся бы холодной водой, отгоняя последние остатки сна, и отправился на завтрак, который представлял бы из себя блинчики с клубничным вареньем и яблочный сок, дающий небольшую кислинку сладкой клубники. Но это были несбыточные мечты, промелькнувшие где-то в глубине моей сознания, вдали от жестокости реального мира, внёсшего свои правила в мое пробуждение. Оно представляло из себя нелицеприятное зрелище.
   "Бум-бум", - было первое, что я услышал, ещё не открыв глаза. Глухие удары чего тяжелого отдавались эхом, которое, как мне показалось, отражалось от каждой частицы моей многострадальной головы и которое никогда не прервётся. Маленькая колокольня будет вечно бить свой немелодичный набат, а звук всегда будет возвращаться ко мне, как бы я не хотел от него избавиться.
  Сперва возникло недоумение. Откуда мог взяться этот звук ранним утром? Ответ пришёл неожиданно. Этот ритм полностью повторял пульсацию моего сердца. Когда ко мне пришла эта неожиданная догадка, сердце забилось с удвоенной силой. Оно затрепетало словно соловей оказавшийся на ветру.
  "Бум-бум. Бум-бум-бум", - раздавались с каждой секундой нарастающие удары.
  В какой-то момент пришло осознание, что я лежу и глупо пялюсь в темноту, слушая сердце, которое не собирало заканчивать эту симфонию одного инструмента, старательно старающегося оглушить меня.
  Этот момент я запомню на всю жизнь. Раздираемый этим звуком, я попытался сесть на кровати. В следующий момент пришла боль, которая пронзила руку и волной перешла по всему телу. Мне удалось только жалко всхлипнуть, и я мертвым грузом упал на пол.
  Точно не знаю, сколько я простоял на коленях, уперев взгляд и руки в деревянные доски и сжав от боли зубы, жалобно скрипнувшие, когда верхняя челюсть со звоном звуком упала на нижнюю. В какой-то момент я смог сдвинуться с места и уподобившись побитой собаки подполз к своей сумке и опрокинуть в рот флакон из синего стекла. После этого в желудке поселился маленький теплый шар, отогнавший боль дальний угол и подарив несколько минут блаженства. Я почти взобрался на кровать, как меня скрутила новая вспышка обжигающий боли, оказавшаяся сильнее предыдущий. Выгнувшись дугой, я отравился в недолгое падение, завершившиеся на грязных досках, в которые я врезался лицом, не успев подставить руки для амортизации своего падения. Если быть откровенным, то я не особо и пытался. Все мысли были обращены к одному месту, и я не обращал внимания ни на что другое. Ни на кровь, брызнувшую из сломанного носа и смешавшуюся со слюной, текущий из полуоткрытого рта, который как бы я ему ни приказывал не хотел закрыться. Все это отошло на второй план, оставив меня кружить в этом танце с Госпожой Болью, которая обняла меня и старалась убаюкать в своих колючих объятиях.
  "Развлекаешься?" - издевательский голос раздался откуда-то сверху. Он был наполнен жизнью и просто лучился счастьем. В глубине души вспыхнул огонек злобы на потусторонние существо, из-за которого я мог наблюдать, как наполняется маленькая красная лужица под моим лицом. Из своего положения кое-как извернувшись я рассмотрел черные сапоги, стоящие рядом с моими глазами. - " Думаю, ты наконец осознал, где твое место, насекомое. Ты должен рыдать у моих ног, выпрашивая прощение у своего господина".
  После того как демон произнёс эти слова я ещё долго пролежал молча, пока голова окончательно осмыслила полученную информацию. Затем пришла раскалённая до белизны злость. Обжигающий волной голову заполнила ярость на эту мерзкую темную сущность. Воображение красочно нарисовало картину, как я сжимаю свои руки на тонкой шее демона. Зарычав как дикий зверь, я пополз, уподобившись гусенице, старающийся добраться до нежной молодой листвы. Но моя цель была чем-то схожа - я двигался по направлению к старенькой сумке, из которой показалась горлышко бутылки из зеленого стекла.
  Краем глаза я отмечал, как с каждым движением руки, двигающим тело вперед, на моей чистой рубахе остаются черные полосы, а в воздух взмывают облака пыли. Несколько раз приходилось останавливаться, чтобы переждать особенно сильные вспышки боли. Но путь осилит лишь идущий или ползущий. В конечном итоге я кое-как выдернул пробку из плотно закрытой бутылки и опрокинул содержимое флаконы себе в рот. По телу прошла приятная волна тепла. Почему-то точно знал, что о боли я могу забыть на некоторое время, пока зелье старика будет действовать.
  Бросив скорбный взгляд в окно, я в расстроенных чувствах упал на кровать, стараясь не завыть. За тонким слоем прозрачного стекла была ночь. Долгая ночь, которую мне предстояло пережить. Я упрямо смотрел на потолок и думал. Мои мысли кружились вокруг демона, что застыл в метре от меня с усмешкой на губах. В каждом изгибе его тела читалось превосходство и некое величие. Я потряс головой, отгоняя наваждение, и в следующий миг решил, что сотру этот тонкий изгиб губ с его лица. Раз и навсегда. Я больше не позволю никому играть со мной. Обуреваемый такими мыслями я постепенно заснул.
  Разбудила меня не боль, а почти вежливый стук в дверь и очень знакомый насмешливый голос, который пробурчал что-то невнятное, а затем с силой ударил об дверь, да так, что она затряслась. Но спешить к неизвестному гостю я не собирался. Воспоминания о ночной боли, которая может нагрянуть в любой момент, были ещё свежими. Поэтому сперва я достал флакон из своей сумки и жадными глотками осушил, морщась от обжигающей волны, что прошла по пищеводу и обосновалась в желудке. С каждым новым ударом сердца огонь, поселившийся у меня во рту, набирал силу. Сложилось ощущение, что я съел жгучий красный перец.
  В следующий миг я уже переворачивал пустые миски, тарелки и кувшины в надежде отыскать глоток воды, но в этом доме не было ни капли влаги, будто бы в сухой пустыне, не орошаемой дождями долгие месяцы. Когда жжение во рту стало невыносимым, я вспомнил о бутылках вина, одну из которых откупорил и приложился к её горлышку. Жадными глотками я тушил пожар, бушевавший у меня внутри. Не обращая внимание ни на смех демона, ни на то, что вино течёт по моим щекам, купая на одежду и пол. Жжение с каждым глотком становилось всё слабей, пока окончательно не исчезло.
  Поставив на половину пустую бутыль на стол, я направился к трясущийся от ударов двери. Резким движением я отворил дверь, наблюдая как поднимается нога Лино, чтобы нанести очередной удар, но резко опускается. Лино со счастливой улыбкой хлопает меня по плечу и проходит внутрь дома.
  - Доброго утречка, ваше магичество, - Лино сказал это уже внутри дома. - Ну и халупа. Как тебя здесь клопы не сожрали?
  - Лино, зачем ты приперся? - тихим шёпотом сказал я, подавляя злость и намекая на такие нужные мне драгоценные камни. Но Лино будто бы и не услышав опроса, продолжая совать свой нос в каждую щель. Это продолжалось до того момента, пока мой голос не разорвал утреннюю тишину. - ЛИНО!
   - Чего? - длинноволосый парень выбрался с кухни, держа в руке початую бутылку вина и деревянную кружку, которая наполнялась темно-вишневой жидкостью. - Не тебе одному развлекаться по ночам.
  Лино красноречиво взглянул на мою рубаху, всю покрытую грязными пятнами и каплями вина.
  - Лино! - не выдержал я и рявкнул на него. Моё ангельское терпение трещало по швам. - Знаешь, что будет с одним длинноволосым самоубийцей, если он не отдаст мне камин?
  - Не знаю, - беспечно махнул рукой Лино. - Весьма вероятно с ним случится что-то плохое. Не будем доводить до столь грустного финала.
  В мои руки приземлился брошенный Лино небольшой бархатный мешочек. Развязав верёвочку цвета золота, я высыпал на ладонь четыре прозрачных камушка. Алмазы. До верху заполненные силой света. Мне еле удалось сдержать судорожный выдох. Руки немного дрожали. Осталось всего-то вставить эти четыре кусочка в пустые углубления в моем перстне. Маленьких шаг, который решит слишком много.
  С Лино мы перекинулись ещё парой фраз, потом он выбрался из-за стола и отправился по своим делам, не забыв посильней хлопнуть дверью. Может он всё ещё злиться за тот огненный шар?
  Подхватив заплечную сумку с пола, я спустился в мастерскую дяди. Дверь снова открыла для меня проход в темноту, которую рассекало два светляка, созданные привычным движением руки. Как только я оказался в комнате, сразу же принялся за тонкую и кропотливую работу, занявшую весь день. Приходилось переплетать знакомый мне до последней незначительной линии узор. В том, что у меня получится я не сомневался. Другого выхода просто не было. Линии с поразительной точностью занимали свои места. Было чувство неправильности. Я отмахивался от него, пока не понял, к чему оно относилось. Проклятые линии были такими, словно я рисовал их куском угля, оставляя жирную полосу. Мне даже пришлось ненадолго остановиться, чтобы обдумать пути решения проблемы. Но так не придя к какому-нибудь конкретному решению, я продолжил влетать четыре прозрачных камушка в структуру перстня. Сложности добавляло то, что приходилось это делать одной рукой. Кольцо, чтоб его переплавили, продолжало обхватывать мой палец. Сдвинуть его не получилось. Проще было бы оторвать свой палец. Поэтому с тяжким вздохом пришлось заканчивать работу одной рукой.
  Только к вечеру я смог разогнуть ноющую спину. Встав со стула, я прошелся по комнате взад-вперед. Последний флакон обезболивающего зелья давно был выпит и валялся где-то под ногами.
  " Что дальше, маленький и глупый человек?" - насмешливый голос Шарагар-Тура раздался из-за спины, заставив меня от неожиданности подпрыгнуть.
  " Дальше?" - я повторил его насмешливый тон и уселся на мягкую обивку стула. -
  " У нас с тобой будет целая вечность, чтобы договориться, маленький и глупый демон. Мы же с тобой никуда не спешим?"
  " Где же мольбы сохранить твою никчемную жизнь, человек?" - демон подался вперед.
  " Они бессмысленны" - бесцветно произнёс я. - " Тебе плевать на одну жалкую жизнь. Ты сделаешь всё, чтобы я остался в этой маленькой комнатке. Умоляя тебя об избавлении. Не дождёшься".
  Демон осекся на полуслове и внимательно вгляделся в моё лицо и почему-то, как мне показалось удовлетворённо кивнул. Битву за свою жизнь я проиграл, когда призвал этого демона в наш мир. Великая случайность, что мне удалось запечатать его в кольцо. Поэтому у меня был единственный шанс выбраться из этой передряги.
  " Энергии в твоей клетке хватит примерно на один очень долгий век, затем заклинание начнёт разрушаться", - пояснил я. - " Всё это время ты просидишь в этом кольце".
  " Мальчишка!" - смех демона очень долго отражался от стен, но он продолжил. - " Каких-то сто лет для меня не срок. Великим сокровищем для меня станет наблюдать, как ты корчишься от боли и умоляешь меня о пощаде".
  'Может быть, может быть', - я с каким-то удовольствием взглянул на темное существо, разменявшее не одну сотню лет на Нижних Планах Бытия. В Истинном Зрении демон полыхал словно костёр необычайно черного цвета с редкими вкраплениями оранжевого. Темные языке пламени, полыхающие в ауре демона говорили о его силе. Силе, которую мне не побороть. Попытавшись сопоставить наши с Шарагар-Туром ауры, я засмеялся. Смех непроизвольным потоком рвался наружу. Истеричный и немного безумный он отражался от стен комнаты и возвращался к своему источнику. В сравнении с демоном я представлял из себя маленькую свечку, которая готова была потухнуть подуй слабый ветерок. Поэтому ритуал подчинения был мной забыт. Собирай я Силу хоть сотню лет мне бы всё равно не хватило, чтобы побороть демона. Слишком силён был рогатый. Именно это привело меня к этому разговору. С демоном необходимо договориться. Что может быть проще?
  'Слушай, рогатый', - смех прервался также резко, как он начался.- ' Мне не хватит сил, чтобы сломать твою волю и подчинить. Это прекрасно понимаю я и ты. Мне такой кусок пирога не прожевать. Я не строю на этот счёт никаких иллюзий.'
  'Слабак!' - обидно прошипел демон, но я не обратил внимания на это.
  'Поэтому предлагаю сделку', - я ненадолго задумался, собираясь с мыслями. - 'Твоя клетка продержится сто лет. Я же делю пополам этот срок. Полвека службы и ты свободен. Как только срок истечёт, я развею заклинание и разрушу амулет'.
  'Выгодная сделка. Жалко, что ты столько не проживёшь, червь'.
  Примерно такого ответа я и ждал. Всё не могло быть просто. Словно по струнам арфы мои пальцы пробежались по линиям заклинания в амулете, пропуская в пространство, где находился демон энергию Света. Мой палец не успел отдернуться от силовой линии, как демона скрутило пополам. Долгую минут я наблюдал как корёжит демона. Наверное, для демона сложилось впечатление, что он попал в горящую комнату, где языками пламени служили светлые лучи, которые разъедали саму сущность демона, заставляя того корчиться от боли. Будь он по ту сторону артефакта демону такой силы голая сила Света вряд ли могла причинить ощутимый вред, но демона находился в моём амулете. В этом маленьком пространстве невозможно было укрыться, спрятаться или же защититься. Здесь демон чувствовал на себе всю мощь первобытной Силы.
  Вдоволь насмотревшись на демона, который извергал проклятия на разных языках. Хоть я и не понимал почти всё то, что он говорил, но общий смысл до меня доходил. Демон не обещал мне ничего хорошего. Перекрыв доступ Света в пространство, в котором находился Шарагар-Тур, я заговорил.
  'Надеюсь, ты смог всё прочувствовать, - тихо проговорил я. - 'Боль, которую ты только что испытал покажется тебе слабым дуновением ветерка в сравнении с тем, что тебя будет ждать в добрых объятиях братьев их Ордена Света. Они будут терзать твою тёмную сущность, пока ты не развоплотишься и не сгинешь в небытие'.
  'Сперва они сдерут с тебя шкуру и посыпят твои раны солью, а затем отправят на костёр. И это в лучшем случае. Тогда твоя смерть будет быстрой'. - В глазах демона полыхнула злоба, доставившая мне не мало удовольствие. От было превосходство демона, испытываемого при разговорах со мной, не осталось и следа.
  'Забываешься, рогатый, я и так почти мертв', - напомнил я про проклятие. От этого демон только зло рассмеялся.
  'Светлые всегда умели доставлять удовольствия глупым магам, играющим с силами Тьмы. В особенности прекрасно справляются их пыточные. Они-то всегда умели выжигать ересь из заблудших душ. Не важно, что тело обычно при таких методах умирает. Главное, что душа может отправляться на суд к Создателю, очистившись от скверны. С тобой они будут проводить душевные беседы до самой твоей мучительной смерти', - демон сверкнул глазами, а его хвост стал бить по ногам.
  'Уж лучше общение с послушниками из Ордена Света. Какая никакая компания. Всяко лучше, чем провести последние дни жизни с темной тварью! - выкрикнул я, поднявшись из кресла я взглянул в оранжевые глаза демона, отражавшие переливающуюся магму. - Мне будет греть душу, что где-нибудь за стеной ты сгораешь в светлом пламени. Жаль, что я не смогу слышать твои криков'.
  'У щенка прорезались зубки', - ухмыльнулся Шарагар-Тур и его глаза вспыхнули. Они зажглись неестественным красным светом, превращаясь в два красных фонаря.
  'Десять лет', - сцепив зубы, сказал я, наблюдая за дешёвыми иллюзиями, которые могли впечатлить разве что недалекого крестьянина.
  'Пять и у меня будет несколько условий', - демон уселся на возникший из воздуха стул, став похожим на жадного торгаша, готового удавиться за каждый медяк.
  'Согласен', - не дав ему сказать и слова, вымолвил я, бросаясь в темный омут с головой.- 'Говори свои условия. И снимай это темное проклятие'.
  Демон расхохотался и перед ним возник знак, переливающийся в Истинном Зрении будто бы радуга - это говорило, что он был переполнен Силой, которая могла вырваться наружу в любую секунду. Знак выглядел как пламя, которое закручивалось к центру, где оно образовывало черное дерево. От этого символа тянуло древностью. Теми забытыми временами, когда Стихии ещё не приняли свое уравновешенное состояния и сталкивались в вечной борьбе многие тысячи лет, пока из этой вечной войны не появился наш мир. Стихийная теория происхождения магического мира Магистра Терна сама собой всплыла в голове.
  'Магическая печать?' - приглядевшись спросил я по привычке. Хотя и так знал ответ на вопрос.
  'Верно', - кивнул демон. - 'Это мое первое условие. На любой предмет, что у тебя есть или ты создашь ты нанесёшь эту печать. Будь это твой меч или кухонный нож'.
  'Какое второе условие?'
  'Проклятие я с тебя не сниму. Предвосхищая твои вопросы, я отвечу, что оно станет гарантией нашего договора. Я сделаю так, что оно заснёт и не будет причинять тебе никакого вреда'.
  'Договор?' - проглотив рвущиеся наружу ругательства, я протянул демону руку, но вовремя её одёрнул, вспомнив, что демон нематериален.
  'Договор', - губы демона растянулись в широкой ухмылке, а в глазах мелькнула какая-то радость. Не знаю, что на меня повлияло больше, но это абсурдная ситуация подстегнуло меня сделать следующие.
   Вытянув мечи из ножен, я трясущийся рукой провел по лезвию ладонью, брызнула темно-красная кровь, которая потекла по широкому клинку. На меня как-то с интересом смотрел демон, но я на него не обращал внимания. Сделки нужен был свидетель, поэтому я спешил.
  - Великая и Беспощадная, Хранительница всех договоров и сделок я взываю к тебе Лейрис, чтобы ты подтвердила договор между Альдисом Стилом и Шарагар-Туром, - я прервался, чтобы выплеснуть в падающую на пол кровь весь остаток Силы, который остался у меня в резерве. Ноги сразу стали ватными, но я продолжил. - Пусть пролитая кровь станет платой за твоё внимание.
  Не успело последние слово отразиться от стен комнаты, как раздался смех. Демон чуть ли не катался по полу. Несколько раз он силился что-то сказать, но его вновь распирало.
  - Вот скажи зачем тебе нужна голова? - в перерывах между смехом ему удалось задать вопрос. - Призывать в свидетели светлую богиню в сделки между силой тьмы. Да за такое тебя испепелить мало. Чело...
  Глаза демона превратились в два здоровенных блюдца. Я перевёл взгляд туда, куда уставился Шарагар-Тур и улыбнулся. Кровь шипела, будто бы попала на горячую сковородку. Это продолжалось не больше нескольких ударов сердца. Затем свернула багровая вспышка и всё пришло в норму.
  'Она согласилась', - растерянно пролепетал демон. - 'Ах ты детёныш облезлой обезьяны! Ты хоть понимаешь, что ты натворил?'
  'Ничего страшного не произошло', - усмехнулся я и открыл доступ демона к своей ауре, чтобы он наконец остановил действие проклятия.
  'Значит, ничего страшного?' - зло переспросил демон и его глаза вспыхнули оранжевым огнём. Он с прищуром заговорил. - 'Договор нужно чтить. Разве не так? Что я там обещал? Избавить глупого человечка от пожирающего его проклятия. Так будет оно так'.
  В следующий миг магическая печать, которая до сих пор висела в воздухе загорелась ярче, будто бы кто-то влил в неё новую порцию силы. Она начала мерцать и с каждой секундой интервалы между пульсациями сокращались, пока на мгновение всё не замерло. На одну секунду всё оказалось во власти темноты. Свет, испускаемый светляками, погас. Ничего не могло развеять сгустившийся мрак, в котором двумя фонарями полыхали глаза демона. Вспышка стала неожиданностью, но всё происходящие меркло с тем, что происходило в Истинном Зрении. Магическая печать, словно землеройка, прокапывала проход в моей ауре, пока не укрепилась где-то в районе сердца.
  'Что ты сделал?' - в растерянности спросил я, но ответ я не услышал. Неведомая сила подбросила меня вверх с такой силой, что я достал до потолка и замерев на мгновение в самой высокой точке рухнул на пол. Грудь начало щипать так, будто бы я налетел на куст крапивы головой грудью. Продолжалось это лишь удар сердца, чтобы смениться болью сравнимой с попаданием на кожу едкой кислоты. Содрав рубаху, я ощупал гладкую кожу на груди, которая горела огнём. Растянувшись на полу, я мысленно уже содрал шкуру с демона и уже переходил к отпиливанию рог, которые хорошо бы смотрелись над камином, как боль прекратилась. В таком блаженстве мне удалось пролежать несколько минут. Долгих счастливых минут, которые истекли слишком быстро. Мой магический резерв, опустевший совсем недавно, с необъяснимой быстротой стал наполняться. Я бы так и провалялся на полу, если бы энергия не подошла к тому краю, который моя аура не смогла бы удержать.
   Вот тут чуть ниже груди у меня похолодело. Если от магического истощения ты представляешь, чего ждать. Всего-то полежишь на мягкой кровати несколько часов, может, конечно, и дней - но это совсем в крайнем случае. А вот от переизбытка энергии в ауре можно ждать чего угодно. В лучшем случае ты вспыхнешь, как факел, а в худшем... Моя фантазия тут пасовала. В глазах забегали строчке о возможных последствиях, которые были как плохими, так и хорошими. Было их до безобразия много и всё зависело от индивидуальных особенностей мага. Но проверять, что достанется мне я уж точно не хотел. Не совсем я безголовый. Всё слишком странно было в данной ситуации. Обычно тело само регулирует наполненность энергией ауры, но в данный момент неизвестно откуда сила текла в меня, но почему-то не уходила, а задерживалась.
  С прытью, которой удивился бы самый пронырливый вор Портового Района, я подскочил к столу и перевернул почти всё вверх дном, пока не откопал два синих сапфира. Схватив один, я за считанный секунды превратил его в простейший магический накопитель, куда и сбросил почти всю энергию, скопившуюся в индивидуальном магическом поле. После чего чуть не взвыл. В ауру с новой силой потекла энергия, а с учётом того, что вместимость у неё мягко говоря не очень, то наполнялась она с пугающий быстротой.
  'Эй, отрыжка Бездны, ты что натворил?' - злобно спросил я на довольно скалящегося демона.
  'Всё как было уговорено избавил от проклятия', - демон замер на маленькое мгновение и будто бы что-то вспомнил с усмешкой договорил, - '... и немножко помог слабому человеку в обретении силы, которую он так долго искал. Так бери её! Забирай всё без остатка, Альдис Стилл! И будь благодарен за мою помощь, глупый мальчишка'.
   Демон не мигая уставился на меня, а я в свою очередь сбросил очередную порцию силы в сапфир. Спокойно. Энергия не берется из ничего. Всегда есть источник откуда она поступает. Остаётся только найти его. Глубоко вдохнув, я постарался успокоиться и уселся в кресло, ожидая пока аура вновь не наполнится. С облегчением скинув энергию в магический накопитель, я замер, стараясь отследить откуда в ауру поступает Сила. Отследить источник оказалось до безобразия легко. Только я закрыл глаза, как фонтан дармовой энергии чуть не сбил моя сознание. Проглотив рвущиеся ругательства и зло зыркнув в сторону демона, я принялся рассматривать сложную конструкцию из переплетения линий и неизвестных мне знаков, связывающую перстень и мой источник силы. Оторвался я от хитрого конструктора только для того, чтобы сбросить вновь восполнившуюся энергию.
  'Вечно у тебя не получится избавляться от энергии. Дать совет?', - раздалось от стены, где стоял демон и внимательно наблюдал за мной.
  'В Пекло твои советы', - не выдержал, стараясь рассмотреть мешанину линий и знаков возле моего источника Силы. В полном смятении я растерянно посмотрел на руки. Впервые я не понимал, что за плетение передо мной. Не просто не понимал, но даже не мог предположить для чего оно предназначено. Вся было перекручено в толстую спираль, в которой не разобрался бы сам архимаг.
  'Это становится скучным', - демон щелкнул пальцами и прежде, чем я успел что-нибудь предпринять меня накрыл океан энергии, которая захлестнула меня с головой. Не успел я опомнится, как резерв был переполнен. Я зажмурился в ожидании чего-то плохого, но услышал только скептическое фырканье со стороны демона. Энергия прошла сквозь ауру и спокойно вернулась назад до перстня, оставив полный резерв, который я со злости вбухал в магический накопитель. После этого меня резко потянуло к земле. Аура же оказалась полностью статична. Если говорить простым языком, то вернулась к первоначальному состоянию. Энергия стала восстанавливаться со скоростью улитки, к которой привязали сто килограмм лишнего веса.
  'Думал, что так и будешь бесплатно поглощать дармовую энергию?' - демон так и лучился довольством, внимательно наблюдая, как я сползаю по кожаной обивке кресла.
  'Сгинь, нечистый', - от магического истощения мутило. Постепенно полоска света становилась всё тоньше, а фигура демона куда-то исчезла. Я сам не заметил, как меня накрыл саван сна.
  
  *****
  
  Молодой маг спокойно заснул, оставив стоящего в тёмном углу демона в полном одиночестве. Как только со стороны мальчишки послышалось спокойное и ровное дыхание, демон приблизился к креслу и завершил плетение. На груди мага возле сердца постепенно проступила черная татуировка. Эта была маленькая копия магической печати, которая недавно висела в воздухе. Когда последняя ветка дерева проявилось на слегка бледной коже, демон улыбнулся и отошёл на несколько шагов назад.
  - Спи и пусть твой сон будет крепким, маленький и наивный маг, - демон оскалился и глаза его вспыхнули, и он медленно стал растворятся в тенях напоследок произнеся. - Играть с тобой довольно интересно...
  
  *****
  
  Пробуждение было не из приятных. Было ощущение, что всю вчерашнюю ночь меня таскало по всем тавернам Аргниона, где в моё бесчувственное тело вливали всё отдаленно похожие на спиртное. Виски ломило, а в голове что-то противно щёлкало. Добрую минуту я пытался осознать, как такое возможно, но так и не придя к конкретному выводу, я переключил внимание на ноющие мышцы. Сложилось стойкое ощущение, что пробеги я от северной границы до южной устал бы меньше, но проверять эту свою теорию я бы не решился. На меня накатило магическое истощение во всей его красе.
   Захотелось вновь провалиться в сон. Помешал моему порыву пустой желудок, который напомнил о том, что в нём уже давно не было ни крошки. Пришлось вставать. Под мигающий светляк, который каким-то образом до сих пор висел под потолком, намекая, что энергии в нём осталось совсем чуть-чуть, я поднялся по каменной лестнице наверх.
  Солнце стояло в своём зените, показывая, что половина дня прошла. Немножко грустно стало, когда я понял, что во второй половине дня никакой прохлады не предвидится. Добравшись до сумки с вещами, я выудил тонкую темную рубашку с короткими рукавами и маленькой веревочкой на груди. Быстро натянув её через голову, я мазанул по своему отражению в зеркале взглядом. Удовлетворённый увиденным, я вышел из дома, заперев тяжёлую дверь на замок, толстый ключ поворачивался со скрипом.
  До таверны на противоположной стороне улицы я добрел, медленно переставляя ноги и морщась от солнца, которое светило прямо в глаза. Дверь была открыта на распашку, приглашая меня внутрь, чем я и не преминул воспользоваться. В помещение, куда я вошёл в полный рост предстала передо мной Её Величество Скука. Она ощущалась везде. Начиная с вяло цедивших пиво посетителей с лицами, выражающими великую скорбь по только что выпитому, хозяина этого заведения, который почти слился со столешницей своим лицом и не обращал ни на кого внимания, и кончая мухой, летающий от края в край комнаты. Но делала она это с такой неохотой, что казалось, что её крылья пытаются разрезать густой сироп. Даже легкий ветерок, дующий через дверь, пересекая невидимую черту между тем миром, расположившимся за толстыми стенами трактира, и этим, закручивал вязкую массу воздуха в совершенно отвратительную смесь духоты и кислого запаха пота.
  Пока я выгребал последние монеты, которые покатились по стойке и уткнулись в руку Ено, от чего он вздрогнул и недовольно посмотрел в сторону того, кто его побеспокоил. Пялился он на меня минуту, пока пленка, которая покрывала глаза не развеялась и в них не мелькнуло узнавание.
  - Веришь, нет? Но не будь мне так на тебя наплевать, то бы ты уже вылетел из этого трактира со скоростью, которой бы позавидовали королевские курьеры. Пожрать тебе сейчас принесут, а пока выбери себе такое место, где ты не будешь никому мешать. И если ты потревожишь, то хрупкое равновесие, сложившиеся здесь за утро, то помяни мое слово, на своих двоих ты отсюда не выйдешь. Я буду очень стараться, чтобы вон так лавка сломалась быстрее, чем твоя голова. Надеюсь мы достигли взаимопонимания?
  После такой речи я немного опешил. Хотелось задать несколько уточняющих вопросов, но посмотрев на хмурое лицо Ено, на котором расползался большой фиолетовый синяк, угнездившийся под правым глазом здоровяка, не обещавшего мне ничего хорошего, если я сделаю что-нибудь не так. Я благоразумно запихнул вопросы поглубже и постарался про них забыть.
  - Полного, - кивнул я. - Поэтому останусь-ка я здесь. Тут я точно никого не потревожу.
  - Ты испытываешь судьбу? - спросил елейным голосом Ено. - Здесь ты мешаешь мне, а это сравнимо с объявлением войны. Поэтому, если не хочешь, чтобы здесь разверзлась маленькая битва, повернись кругом, возьми еду и поешь у себя дома. На сегодня драк уже достаточно.
   С каждым новым словом голос Ено повышался, пока не достиг крика. Где-то на середине его монолога зал перестал перешёптываться и внимательно внимал каждому его. Сложилось впечатление, что они ждали какого-то действия. Это подтвердилось ещё тем, что весь зал подавлено выдохнул, когда Ено закончил свою речь. С досады кто-то даже кинул ножку стула, которая залетела за прилавок и что-то разбила. Осколки, звеня, посыпались на пол. Всё время пока хрустальный перезвон не стих Ено просидел с закрытыми глазами, сжимая рукоять кинжала, не приметно расположившегося на поясе, который хорошо скрывала длинная рубашка.
  - Убью гадёныша, - тихо прошипел Ено и громко сказал. - Кто-то задолжал мне новый стул взамен старого. Не замечал у тебя раньше татуировки. Странная она какая-то.
   Я проследил за взглядом Ено и уткнулся на знакомое изображение невесть как оказавшиеся у меня на левой груди. Чтобы убедится, что она настоящая я попытался ногтем соскрести кусочек печати, но у меня ничего не получилось. Один хилый демон задолжал мне объяснение. И куда он только исчез?
   Поднос очутился у меня в руках неожиданно. Мне даже не удалось понять, кто всунул его мне в руки - прямо настоящие волшебство. Чтобы не накалять ситуацию дальше я поспешил покинуть столь гостеприимное заведение. Всё время пока я шел до двери с меня не спускали глаз почти все посетители таверны. Это продолжалось ровно до того момента, как я выскользнул за дверь. После того, как я вышел послышался ещё один обречённых выдох нескольких десятков глоток, слившихся в один слитный стон.
   Выбрал я уже привычное место, где, не изменяя себе, сидел Грегор. Он поднял голову и кивнул в знак приветствия, получив от меня аналогичное выражение только словам. На подносе было немного поджаренных колбасок и большой ломать черного хлеба и кувшин с квасом. Маленький поднос мы опустошили меньше чем за пятнадцать минут. После чего я внимательно выслушал, что произошло в окружающим мире. Из всего, что мне поведал Грегор, а было действительно много чего. Я даже не представляю, как ему удаётся всё узнавать, сидя на практически на одном месте.
  Меня заинтересовало всего две новости. Первая была про свадьбу младшей королевской дочери, которую назначили на конец лета. Я бы так и прощёлкал эту информацию, если бы не одно 'но' - имя жениха так и не сообщили. А это мало того, что странно, так и весьма загадочно. Обычно о свадьбах благородных кричали на каждом углу, образно говоря. Это я к тому, что свадьба самого захудалого барончика обычно обсуждалась, а тут всё в тумане. Ни одного правдивого слуха. Нет, версии выдвигали, но одна была фантастичней другой.
  - Северная столица Империи осталась без последнего храма богини смерти. Осталось совсем немного. Орден скоро выжжет все оставшиеся храмы старых богов. Раз они уже добрались до севера, то осталось немного, - немного печально, как показалось, закончил Грегор.
   Вот после этой новости меня действительно пробрало. Если на свадьбу королевской дочери мне было наплевать. Мало ли благородных решают связать себя узами брака. То что неизвестно, кто является избранником нашей принцессы меня волновало почти в последнюю очередь. А вот Орден Света мне был интересен. Особенно принимая во внимание факт, что у меня на пальце находится то, с чем этот орден борется с самого его основания - демоны. В их списках множество всякого, кому нет места под дланью Светлоликого, но существ и из Нижнего мира они истребляют с наибольшим рвением.
   Северная столица империи, город Сернс был последним местом, которое как-то держалось под натиском Ордена последние пять лет. Жаль, что последователи Светлоликого скоро доберутся и до Аргниона. В городе хоть и есть один храм. Хотя? Какой к демонам храм! Более правильным будет назвать это место маленьким святилищем расположившийся почти возле Имперской Резиденции. Популярностью это место не пользуется. Посещают его только выходцы из империи невесть каким образом загремевшие в Солнечный Город - так называли столицу в давние времена, когда она ещё полностью была построена из желтого кирпича.
   Орден. Ещё триста лет назад о нём мало, кто знал. Он родился неожиданно. Появился из неоткуда, выбрался из непроходимых лесов и забытых уголков империи. И за неполный год прочно обосновался в Крейзе - южной столице Империи. Там и произошло становление Ордена и началось его продвижение вглубь страны. Он словно маленький жук короед прогрызал себе дорогу, постепенно заменяя храмы старых богов и устанавливая свои. Всего за триста лет удалось разршить религию, которая существовала так долго, что я не представляю, как это удалось Ордену Света. Может тому виной хмурые братья из Левой Длани, которые с упоением выжигают всё то, что относится к чужой вере. Кто знает? Пугает то, что с такой скоростью распространения они скоро будут в моем королевстве.
   Мысли текли вяло, поэтому обдумав, каждую новость, которую рассказал мне Грегор, я сделал вывод, что никак ко мне не относятся. Не представляю такое стечение обстоятельств, чтобы я стал связан с Орденом Света или королевской семьёй в данный момент. Усмехнувшись своим мыслям, я попрощался с Грегором, накинул на плечо ремешок моей сумки, которая значительно опустела. Говоря откровенно, то она была полностью пуста. У меня даже возникла мысль оставить её в доме, но я её поборол. Сумка привычно осталась висеть на моем плече.
  - Доброго дня, господин Гвири, - поприветствовал я владельца магической лавки, из трубки которого валил ядовито-розовый дым.
   Идея отправится к этому дому на площади Ледяного Фонтана пришла после того, как я заглянул во все карманы, складки одежды, отделения сумки, и обнаружил, что у меня не осталось ни одной медной монетки. Наверное, любой нищий Портового Района богаче меня. Было неприятно осознавать себя самым бедным жителем столицы. Из-за этого мысль навестить старого знакомого, который может подбросить работенки, была воспринята мной благосклонно, и я резво принялся воплощать её в жизнь, то есть взял две свои ноги в руки и со скоростью скаковой лошади понёсся к магической лавки. Смущало меня только то, что магический резерв смог восстановится только на треть. Но это не должно было стать проблемой, потому что я забрал с собой сапфир, превращённый в магически накопитель. Энергии должно было хватить.
   Получив приветствие от господина Гвири, я попытался намекнуть, что неплохо было бы заполучить какую-нибудь работенку. На все мои намеки сидящий возле меня мастер Дерро не реагировал, а заводил какой-то нудный разговор про молодых людей имеющих дурную привычку постоянно куда-то спешить. Спустя десять минут, когда наш диалог пошёл на второй круг, я не выдержал и прямо спросил интересующий меня вопрос.
  - Мастер Дерро, у вас есть работа для меня? - в первый раз с начала нашего разговора господин Гвири стал похож на самого себя. Он выпустил столбик розового дыма изо рта и улыбнулся своей самой доброжелательной улыбкой, и кивнул. Я, не скрывая своих чувств, облегченно выдохнул. Не прошло и пяти минут, как я, взяв в руки магические манипуляторы и заготовки под амулеты, создавал структуру заклинания из сферы воздуха. Два самых обычных охладителей воздуха я создавал больше двух часов, напрочь израсходовав почти весь запас энергии. Радовало только то, что до магического накопителя я так и не дотронулся. Маленькая победа над самим собой.
   За работу я получил целый золотой, который господин Гвири, выдал мне серебром. Одну монетку я благоразумно решил разменять на медные монеты, которые ссыпал в пустой кошель. Серебро же отправилось в специальный кармашек в моей сумке. Попрощавшись с владельцем магической лавки, я отправился в дом дяди. Или уже мой дом?
   К дому я подходил в благожелательном настроении. Все мои мысли были прикованы к кровати, на которую я упаду, как только пересеку порог своего дома. Хотелось поскорее восстановить магическую энергию. Оставалось её совсем чуть-чуть. Хорошо хоть магическое истощение не получил. А в приведение ауры в нормальное состояние главными помощниками выступает сон и медитация.
  - Приветствую, твое магичество, - из размышлений меня вырвал голос Лино, который неожиданно вынырнул из проулка, образовавшегося между моим домом и соседнем.
   На Лино я смотрел несколько минут, мечтая, что бы он оказался иллюзией, призраком да хотя бы плодом моего буйного воображения. Но длинноволосый парень всё стоял передо мной и что-то говорил. Я не расслышал ни одного слова, что он сказал. В голове прокручивался только один вопрос: 'Что забыл этот прислужник Ланса возле моего дома?'.
  - Лино, повтори, что ты только что сказал, - попросил я, а сам незаметно достал магический накопитель и стал постепенно наполнять ауру энергией. Довольная рожа Лино, так и говорила, что от того, что он скажет, так и веет чем-то неприятным. И ставлю сто золотых, что это как-то связано со мной.
  - А сапоги тебе не начистить? - вскинулся Лино.
  - Пожалуйста! - неожиданно даже для самого себя крикнул я, заставив Лино нахмуриться.
  'Смешной ты, человечишка', - засмеялся Шарагар-Тур, материализуясь рядом с Лино.
  - Не нервничай ты так, - спокойно проговорил Лино и приподнял свои руки ладонями вверх. - Ланс просил напомнить об обещании, которое ты дал. Понадобилась твоя помощь. Я тут, чтобы ты не заблудился и пришёл куда нужно.
  Первая мысль была послать Лино в самую дальнюю точку нашего королевства, чтобы он там остался до своей нескорой смерти. Вторая в точности повторяла первую. Никакой оригинальности только навязчивая идея отправить Лино в самый отдаленный, темный и захудалый уголок, где о нём никто не вспомнит. Сдержаться, чтобы не проговориться, было сложно. Но я справился. На меня влияла и ухмылка демона, который с детской непосредственностью кружился вокруг длинноволосого парня и гипнотизировал меня своими оранжевыми глазами.
  - Подождать это никак не может? - взяв всё самообладание, которое у меня было, в руки, я попытался не подать виду, как меня раздражает нахождение одной личности возле меня. Кто мне в данный момент не нравился больше демон или Лино, я так и не определился, но был бы безгранично рад, если бы они вдвоём испарились
  - Неа, - Лино видимо не заметил моего состояния, поэтому беспечно махнул рукой.
  - Сказал, что срочно нужен маг, а так как старикашка Пейро того. Я не понимающе взглянул на Лино, который старался что-то изобразить, строя страшную рожу.
  - Чего 'того'?
  - Померла эта старая кочерыжка недавно, вот чего, а магов больше и нет, вот и пришлось со всех ног сюда бежать.
  'Мне стало интересно как ты такой блаженный до своего возраста дожил? Это благодаря врождённой удаче или тебя из дома не выпускали, пока ты сам защитный купол не научился ставить?' - демон задумчиво склонил голову набок, будто бы рассматривал что-то интересное.
   'Это ты к чему спросил?' - задал я вопрос, стараясь не смотреть на подпрыгивающего от нетерпения Лино. Сразу было видно, что, если мы задержимся, влетит ему от Ланса сильно.
  'Советам мудрых существ ты пренебрегаешь, раз', - загнул один палец демон. - 'Сам головой не думаешь, два. Строишь из себя чуть ли не архимага, которого разве что метеорит может уничтожить, три. Надо было додуматься согласиться на предложение того червяка из Портового Района. Самый тупоголовый осел бы додумался, что после одного раза от тебя не отстанут. Поздравляю, теперь у тебя нет выбора, и проводник уже заждался'.
   Хотелось ответить, что-то резкое на эти слова демона, но это желание лопнуло, словно мыльный пузырь. На меня снизошло озарение, если это можно так назвать. Демон был прав. Как бы не хотелось это признавать, но с этим уже ничего не поделаешь. Надо было соглашаться на старого и проверенного Пройдоху. Уж лучше знать, чего можно ожидать от человека. В этом смысле Ланс остаётся темной лошадкой. И что-то мне подсказывает, что он не обрадуется, если Лино меня не приведет. В этом плане старина Норел меня полностью устраивал.
  - Пошли, - буркнул я и быстрым шагом направился за рванувшим с места Лино. Он даже не обернулся, уверенный в том, что я также как он сорвался с места. Нет уж. Раз уж меня пригласили, то могли бы и экипаж прислать, если я им так нужен. Бежать я не собирался. Видимо дело, по которому меня решили побеспокоить, не такое уж и важное. Поэтому было приятно увидеть, как Лино резко затормозил и обернулся на спокойно идущего меня. Его лицо выражала полную растерянность. Находился я при этом в метрах четырехстах от него.
  - Спешить надо. Ланс не любит, когда задерживаются, - с ходу начал он, вернувшись ко мне.
  - Не переживай, - уверенно произнёс я. - Бить ноги зазря я не собираюсь, если хочешь, что бы было быстрее, то можешь искать экипаж.
   Лино пытался вразумить меня ещё минут пятнадцать, пока мы поднимались в Средний Район, но я был непреклонен. Так как Лино даже не попытался найти экипаж, то я окончательно утвердился во мнении, что спешить нам некуда. По крайней мере, я точно никуда не торопился а у Линос есть своя голова.
  'Шарагар-Тур, повелитель чего-то там, захватчик и всё прочие ненужные звания, титулы и прозвища не соблаговолите ответь на один вопрос?' - обратился я к демону, не обращая внимания на причитания Лино.
  'Удиви меня, жалкая пародия на мага. Можешь задавать свой вопрос', - широким жестом добровой воли демон разрешил мне говорить. Сразу же захотелось открыть канал к накопителям, наполненным энергией Света... Я сдержался. Немного поскрипел зубами, и продолжил нашу беседу.
  'Что это за клякса у меня на груди?' - я с усилием хлопнул по месту, где была татуировка своей ладонью.
  'Вот и делай потом добрые дела', - демон картинно воздел свои честные глаза вверх, показывая как же ему сложно общаться с глупыми людишками.
  'Когда ваша братия в альтруизм подалась?' - неожиданно весело спросил я. Демону удалось немного поднять мне настроение. Хотелось, чтобы мой вопрос остался без ответа, но демон речитативом затараторил.
  'Не все же этим белокрылым курицам отдавать, что носа со своих облаков не высовывают? К тому же, чтобы тебе было известно демоны самые честные существа во всех мирах. Мы не можем соврать, поэтому под каждое мое слово можно брать ссуду в банке', - на последних его словах я скептически хмыкнул.
  'Ложь - всего лишь оттенок правды', - спокойно произнёс я и замер. По коже побежали мурашки. Сам того не осознавая, я произнёс горячо любимую фразу деда. - 'Только ты выбираешь, насколько твой оттенок будет соответствовать действительности'.
  'Интересная фраза, не думаю, что ты умудрился додуматься до нёё'.
  'Что это за татуировка, может ли она мне навредить? И какого Светлоликого она появилась у меня на груди? ' - спросил я, игнорируя подначку демона.
  'Всего лишь магическая печать, которая открывает твоему магическому полю черпать силу из Бездны. Навредить она тебе никак не может. Это обычая печать', - демон хоть и с задержкой, но объяснил, что из себя представляет то хаотичное переплетение силовых линий у меня на груди.
   Я кивнул и сделал вид, что полностью поверил темному существу и сделал зарубку в памяти, что надо будет перетрясти все известные мне книги связанные с магическими печатями. Но что-то мне подсказывало, что ещё никому не удавалось соединить магическую печать и центральный узел Силы. Записать бы где, чтобы не забыть. Зная себя, то завтра же забуду про это, а разобраться с этой печатью нужно.
  Лино пытался убедить меня ускориться всю дорогу. Я думал, что так продолжится до конечной точки нашего маршрута, но мы повернули на следующую улицу и Лино после очередной попытки вразумить меня замолчал, чтобы превратиться в маленькое грозовое облако. Такую мину он сохранял, пока мы не пришли к неприметному дому, находящемуся на улице, название которой я не успел прочитать.
  Дом, в который притащил меня Лино, расположился примерно в середине Среднего Города. До стены, закрывающий путь в Верхний Город было не так далеко, но из-за размера казалось, что она находится на соседней улице. Это был второй уровень обороны всего города. Пользовались им, если мне не изменяет память, лет шестьсот назад - тогда в последний раз столица подвергалась осаде. Да и то назвать осадой двухдневное ожидание подхода основной армии можно с большой натяжкой. Первой линией обороны была крепостная стена, опоясывающая город. Построили её относительно недавно - какие-то два столетия не сильно большой срок для стены ни разу не подвергающийся нападению. По сравнению с внешней крепостной стеной эта казалась младшей сестрицей, но выглядела она все равно внушительно. Ходили слухи, что собирались строить еще одну стену, но до настоящих действий так и не дошло. Внешняя крепостная стена и так уже не прикрывает город с моря, она тянется от одного кусочка берга к другома. Не пердставляю, какой должна была бы быть ещё одна стена. Тут мое воображение пасовало.
   Двухэтажный домик из серого камня не чем отличался от его соседей. Внешне. В Истинном Зрении он светился ровным оранжевым светом - это показывало, что кто-то очень долго возводил магическую защиту этого здания. Обычно на любой защите достаточно, так называемых, магических пятен. Они представляют собой энергию разных цветовых оттенков, поэтому купол получается похожим на лоскутное одеяло. Может быть и какой-нибудь боевой маг этого и не заметит, но я видел, что на стабилизацию магических контуров кто-то потратил много лет. Передом мной была штучная работа, на которую у владельца данного дома не хватило бы денег. Да и не нуждается такой дом в подобной защите. Была бы это какая-нибудь самая захудалая усадьба я бы ещё понял, но обычныё дом, цена которому не больше ста золотых. Сомнительно, что в нём хранится что-то настолько ценное. Если только это не жилище мага. Сколько бы я не перебирал варианты, которые пришли в мою голову это был самый лучший и всё объясняющий.
   - Зайдёшь в дом, тебя там ждут, - сказал Лино и попытался свалить, не прощаясь. Я приглянулся с демоном, чтобы убедиться в то, что он видит тоже, что и я, а именно быстро удаляющуюся спину моего проводника. Оставаться в одиночестве я точно не собирался, как и соваться внутрь. Я ещё окончательно не потерял голову в одиночку входить в жилище мага, когда магическая защита активирована.
  - Лино, знаешь, тут меня ничего не держит, - меня хватило ровно на пятьдесят метров, которые успел пройти Лино. После моих слов он вздрогнул и остановился, развернулся и с недовольной миной вернулся назад. Прошептав толи проклятие, толи коротенькую молитву, он, не разговаривая со мной, открыл дверь дома, что взглянуть на меня, тем самым намекая, что можно заходить.
  - После тебя, - мой ответ не добавил настроение моему спутнику. Он сплюнул и зашел в дом. Следом за ним направился я, рассматривая все в Истинном Зрении. Пока всё было в относительном порядке. Линии магических заклинаний были повсюду, но наш путь они нигде не пересекали. Я так внимательно следил, чтобы мы не активировали какое-то заклинание, что не обращал внимание на внутреннее убранство. Отвлек меня демон.
  'Если не хочешь, чтобы эта тощая крыса, идущая впереди превратилась в хорошо прожаренную отбивную, то пусть остановится', - демон это сказал непривычно серьёзным тоном, поэтому я сразу ему поверил.
  - Лино, стой! - крикнул я. Что удивительно он встал как вкопанный, так и не опустив ногу на пол. Подойдя к Лино, я резко дернул его назад, заставив отойти на несколько шагов назад. Сам же опустился на колено и с улыбкой стал рассматривать силовую линию, на которую только что чуть не наступили. Она была проведена почти на уровне пола, если бы лино сделал шаг немного длиннее, то бы на неё не наступил.
  - Здесь кто-нибудь ещё проходил? - задал я интересующий меня вопрос, рассматривая огромное черное пятно на стене в шагах пяти от нас.
  - Проходили, - кивнул трясущийся Лино. - Двое прошли, а третьего к той стене припечатало чем-то огненным. Вроде бы живой, но красавцем его теперь только безумец назовет.
  - Понятно, - пробормотал я, рассматривая куда тянется нить силы. Возле левой стены она уходила вертикально вверх и примерно на середине туловища было сплетено какое-то заклинание. - А защита-то не полностью включена, Лино. Не знаю, кто здесь живет, но он знатный параноик.
  - На старосте лет старикашка совсем умом тронулся, - подтвердил Лино.
  - Долго ещё идти? - спросил я, поднимаясь и перешагивая силовую линию.
  - Вон та дверь, - кивнул лино на здоровую дверь, обитую стальными листами. Мы почти добрались до неё. Препятствием была только эта линия. Аккуратно прицепив к силовой линии маленькую нитку силы, я отошел на безопасное расстояние и пустил по этому каналу маленький импульс силы, тем самым активируя заклинание.
   Взрыв произошедший за неполный удар сердца не добавил красоты пострадавшей стене, но деактивировал заклинание или, если точнее, разрядил её. С деактивацией я бы мучился полдня. Взлом магической защиты не мой профиль. Лино стоял возле входной двери весь бледный, открыв рот.
  - Пошли, - задумчиво сказал я, рассматривая как заклинание набирает энергию. Такими темпами через пять минут оно вновь будет активно. Странно. Такое заклинание никого не убьет не хватит мощности. И зачем его поставили. Чтобы напугать? Возможно. Для этого надо спросить самого хозяина дома.
  - Спасибо, - сказал Лино, догнав меня возле той самой двери, и взялся за ручку, чтобы её открыть.
  - Не меня благодари, - не к кому не обращаясь тихо прошептал я, обернувшись на скалящегося демона. Он подмигнул мне и исчез.
  Мы оказались в маленькой комнатке, в которой сразу же стало тесно, как только мы с Лино втиснулись в это тесное пространство. Шесть человек для этой комнатке было перебором. Точнее пять - один находящийся здесь довольно таки вероятно покинул мир живых. Старик с крючковатым носом лежал укрытый одеялом и смотрел в потолок не видящим взглядом. Что-то мне подсказывало, что дышать он перестал. Возле него на краешке кровати сидел Ланс и смотрел в нашу с Лино сторону. Как только мы с ним появились из дверного проема, хмурое лицо Ланса ненамного просветлело. На единственном стуле развалился Гас, который закрыл глаза. Очень было похоже, что он спит, но точную гарантию я свои выводам бы не дал. Он мог бы сейчас смотреть из прикрытых век, оценивая обстановку. Третьим в этом помещении был незнакомый мне молодой парень. Хотя оценить его возраст в данный момент было невозможно. Почти всю левую сторону лица покрывал огромный ожог, который спускался до самых ног. Кое-где одежда смогла защитить от огненного заклинания, а где-то нет. Лицо пострадало сильнее всего. Вот он и сидел, поскуливая, на полу и старался не шевелиться.
  - Приветствую вас, лер Ланс, - поздоровался я и решил прояснить наши взаимоотношения. - Лино сказал, что нужна моя помощь. Так как у нас был договор, то я не мог проигнорировать вашу просьбу, но надеюсь моя 'консультация' больше не понадобится.
  - Мне тоже очень приятно, что вы так быстро откликнулись на мою просьбу, лер Велио, - он ненадолго замолчал, чтобы потом весело продолжить, - или лер Стилл вам больше нравится?
  - Стилл было бы предпочтительней, - сказал я и задумался над тем, как ему удалось узнать это родовое имя. Но к конкретным выводам я так и не успел прийти, мне не дали установить логическую цепочку слова Ланса.
  - Стилл так Стилл, - задумчиво проговорил Ланс и резко сменил стиль общения.
  - Знаешь, Перйро хоть и был старым, занудным, вечно недовольным старикашкой с огромными тараканами в голове, но у него было то, чего не будет у меня, Гаса, проныры Лино или Красавца Джо, - Ленс с усмешкой кивнул на стонущего парня. - В каком-то смысле этот мешок костей, который лежит за моей спиной, был незаменим. В Портовом Районе практически нет магов. Их всего три, если говорить откровенно. Мага, готовых работать с Гильдией. Это самое важное. Лояльность! Не многие решаются связать свою жизнь с Гильдией. Но после смерти Пейро их осталось два. Знаешь в чем проблема? Вроде бы все хорошо. У нас осталось еще два мага. Но все чудесно на словах, а реальность вносит свои коррективы. На самом деле эти два мага целиком и полностью подчинены нашему бессменному Главе. Единственным независимым магом, к которому могли обратится все, кто не хотел идти на поклон к тезке длинноволосого был Пейро. Старый, добрый независимый Пейро.
  - При чем тут я? - спросил я и почти не дернулся, когда демон возник над мертвецом, используя того, как лавку. Уважение к телам умерших полностью отсутствовало. Хорошо, что это сгусток темной энергии всего лишь иллюзия. А то мне страшно даже представить, что может натворить этот гаденыш, будь он материален.
  - Пейро, как ты заметил немного не в состоянии исполнять свои прежние обязанности,- медленно проговорил Ланс и в конце фразы усмехнулся. - Сначала я хотел использовать тебя там, где Пейро уже не успевал. Легкие поручения, не требующие больших усилий. Хотел немного снять нагрузку со старика. Он в последние два года больше работал на дому. Поэтому часть его работы я хотел перекинуть на тебя, но не сложилось. Проклятая старость она в итого доконает всех нас. Хочешь знать к чему я веду? Вижу, что хочешь. Я предлагаю тебе занять место Пейро. Не хмурься я дам тебе время подумать. Всего лишь минут десять, но они у тебя есть. Если откажешься, то тебе надо будет деактивировать защиту дома и перенастроить её на меня - это будет та самая 'магическая консультация', о которой мы договаривались. Вред тебе никто не причинит даже в случае отказа от моего предложения. Ты вернёшься к своей обычной жизни. Даю свое слово.
   С моих губ почти слетели слова отказа, но меня отвлек демон, издавший непонятный звук, похожий на смесь поросячьего визга и смеха. Шарагар-Тур внимательно следил за коробкой, появившейся в руках Ланса. Я тоже прикипел к коробке взглядом. Не может быть? Это то, о чём думаю? Я встретился глазами с демоном, который был необычайно доволен происходящем. Это было трудно не заметить. Хвост был из стороны в сторону со скоростью цвега - маленькой и юркой птички, живущий на скалах к югу от города. Ланс медленно открыл эту коробку из черного дерева. Я сделал усилие, чтобы не подорваться и не посмотреть внутрь.
  - Но помни Пейро был богатым старикашкой и наследников у него, к сожалению, нет, - Ланс с усмешкой кинул коробку мне. Я её поймал и облизнул пересохшие губы, рассматривая два магических манипулятора из металла оди с искусной гравировкой на рукоятях, изображающий двух змей, которые сплелись друг с другом, образуя удобное ложе для хвата.
  ' Алчность самая прекрасная человеческая черта. Не находишь?' - раздалось со стороны Шарагар-Тура, внимательно смотрящего за мной.
  ' Почему?' - не знаю зачем спросил я. Не хотелось отвлекаться на это порождение Бездны. Переспросил я чисто автоматически, не особо задумываясь над сказанным. Главное чтобы он закрыл свою пасть и не мешал мне пропускать слабые импульсы силы через эти две спицы. Тем самым я убедился, что передо мной не какая-то подделка, а самый что ни наесть настоящий магический артефакт.
  ' Всё твое внимание сейчас сосредоточено на вот этих двух безделушках и мысли о них же витают в твоей глупой голове. Благодаря этой черте вами легко управлять. К примеру, как сейчас', - демон оттопырил палец и показал на Ланса, который сидел с довольной миной, рассматривая меня. - ' Много чего вы переняли от демонов'.
  'Скажи ещё что ты мой далекий прадедушка', - почти засмеялся я, взяв в руки одновременно холодный и теплый металл в руки.
  'Ты не далек от истины', - мерзко ухмыльнулся демон, обнажая острые зубы.
  'Удиви меня', - повторил я излюбленную фразу Шарагар-Тура.
  ' Мне казалось, что вы знаете, что чистокровных людей почти не осталось в этом мире. Предвосхищая твои вопросы и возмущения, скажу, что на заре человечества вам очень нравились суккубы. Так что все нынешние люди на какую-то энную долю демоны. Кровь хоть и перемешалась, но корень все равно можно отследить'.
  ' Интересное утверждение', - усмехнулся я. - ' Демоны? Пусть хоть наши предки вымышленные феи! Какая разница? Что это изменит? Здесь и сейчас эта информация ни на что не повлияет'. Демон хмыкнул и решил сохранить молчание, пока я подходил все ближе к Лансу. В какой-то момент он дернулся, но я не обратил на это внимание. Подойдя к телу Пейро, я аккуратно расстегнул цепочку, что была у него на шее, и закрыл его серые глаза невидяще смотрящих вверх.
  - Держи, - сказал я и протянул амулет управление всей защитой дома Лансу. Я был в небольшом недоумении. Почему этот старикашка завязал весь дом на какой-то амулет, а не на свою ауру? Это не самый надежный вариант. Правильно будет сказать не так - это самый ненадежный из всех вариантов. Используется обычно теми, кто с магией почти не связывался. Но маг такого уровня не мог сделать такую ошибку, если только не осознавал, что жить ему осталось недолго. Обо всем позаботился этот старикашка. Я даже с некоторым уважением взглянул на холодный труп. Он не боялся смерти, а принял её спокойно, оставшись в своей постели.
   Ланс сначала с непониманием уставился на эту золотую безделушку в форме гигантской свернувшийся сороконожки, а после моего объяснение сразу же забрал его себе.
  - Вся защита завязана на этот амулет. Необходимо просто надеть его на шею и использовать стандартные команды-ключи, но, думаю, вы уже имели дело с амулетами, поэтому особо распространяться не буду. Могу только перенастроить его на ауру, - сказал я, убирая манипуляторы в коробку и засовывая её в сумку.
  - Давай, - амулет снова оказался у меня в руках. Снять слепок ауры и перенастроить амулет на Ланса заняло ровно пятнадцать минут, а все благодаря тому, что в амулете уже был создан карман под этот слепок. Пока я внедрял его, я очень внимательно посмотрел на предусмотрительного старика.
  - Параноик, - беззвучно прошептал я в сторону трупа. Я его не знал, но за неполные полчаса, что нахожусь в его обществе. Не знаю можно ли употреблять слово 'общество' по отношению к трупу, н это не отменяет того факта, что я был восхищен. - Наверное, он был ещё той занозой в заднице.
  - Ага, но не занозой, а скорее бревном, - засмеялся Лино. За это он получил затрещину от проснувшегося Гаса.
  Эта незатейливая шутка заставила меня улыбнуться. Я по быстрому закончил перенастройку амулета и кинул его Лансу, который быстро застегнул его на своей шее. Что случилось потом ещё долго будет сниться мне в кошмарах. Он на полную активировал защиту дома. Скажу честно - стало страшно. До дрожи в коленках. Я даже позавидовал тем, кто не видит разливающуюся вокруг на магию. Когда вокруг тебя разгорается огромная паутина из силовых линий, каждая из которых, скорее всего, связана со смертоносным заклинанием, становится не до шуток. Это добавило мне седых волос, но ещё больше их появилось, когда я посмотрел на Джо, Гаса и Лино, которые попросту не могли видеть, что вокруг них заносит свой острый меч Богиня Смерти.
  - Маг, почему у тебя такой вид, как будто ты ворота в Нижний мир увидел? - видимо увидевший что-то в моем перекосившем лице Лино.
  - Слушайте меня внимательно, Джо, Гас и Лино,- стараясь не шевелиться, сказал я и чуть не попытался создать вокруг себя защитный купол, который скорее всего подарил бы мне лишнюю секунду жизни, а все потому что Лино решил почесать нос только лишь чудом разминувшись с силовой линией.- Не шевелись! Замерли, я сказал! Оба!
  Как только я добился полной неподвижности со стороны этих двух самоубийц, Гас как ни странно после моих слов превратился в каменное изваяние. Вздохнув с облегчением, я обратился к третьему безголовому ослу в этой комнате. Ланс даже не подумал, что активируй он защиту дома, то померли бы мы все. И то что защита дома перенастроена на него не отменяет того факта, что нас она воспримет, как нечто нежелательное, и попытается стереть нас из мира живых. А вместе с нами отправиться Ланс. Не думаю, что его защитный амулет, если у него такой есть, выдержит активацию сразу нескольких десятков смертоносных заклинаний.
  - Ланс, если не собираешься отправиться на тот свет в нашей славной компании, то выруби эту защиту! - зло прошипел я, наблюдая как гаснут все магические линии. Старикан был и вправду той ещё занозой. - Начну с того, что Ланса магическая защита воспринимает как хозяина, а нас она все ещё воспринимает как чужаков. Если бы кто-нибудь из нас шевельнулся, то все бы мы включая Ланса отправились кормить червей. И это в том случае, если от нас осталось бы хоть что-то.
   - Мрак, - прохрипел Джо, пытаясь закрыть какой-то мокрой тряпкой свои ожоги на лице.
   По себе знаю, каково это когда место ожога пронзает тысячу игл. Не приятное ощущение. Болезненное. Вспоминая каково мне было с маленьким ожогом, я с уважением посмотрел на Джо, который не выл и не катался по полу от боли. Приняв для себя определенное решение, я подошел к Джо.
  - Не шевелись, - попросил я и аккуратно забрал бывшую некогда рубашкой тряпку, которую кто-то додумался намочить холодной водой. Да... Сказать было нечего. Вся левая сторона лица парня была превращена в недожаренную отбивную. Аккуратно обмотав место ожога, я принялся плести заклинание из сферы воды на пострадавшей частью лица. 'Прикосновение холода' должно смягчить боль. Полностью не избавит, но это единственное средство, которое я могу сейчас придумать. К тому же мне оно очень помогло, когда я попал в такую же ситуацию. - Это не сильно поможет, но боль не будет такой сильной. В Ремесленном квартале есть лавка 'Зеленый плющ', там живет один хороший травник, у которого есть прекрасная мазь против ожогов. Сухая повязка и мазь и ожог не будет сильно беспокоить. Говорю по своему опыту.
  - Спасибо, - облегченно выдохнул парень, заставив меня улыбнуться. Никогда не думал, что опыт борьбы с магическими ожогами мне пригодится.
  - Думаю, моя помощь больше не нужна, - сказал я, приближаясь к выходу.
  - Что насчёт моего предложения? - повернув голову в сторону Ланса, я улыбнулся.
  - Согласен.

Глава 5


  За окном, маленьким барабаном, стучал об черепицу дождь. Крупные капли разбивались о препятствия на земле, оставляя после себя ненавистную влагу, которая, казалось, прошла уже все мыслимые барьеры и проникла в дом, где постоянно был разожжен камин. В нём ни на миг не прекращало полыхать пламя, но даже оно не могло справиться с водой, проникающий во все щели. Тут уж ничего не попишешь. Дому не первый год всё-таки, да и не десятый. С точностью я не скажу, сколько он уже стоит на этой земле, но по моему ощущению свой век он давно променял. Возле этого камина я с комфортом расположился, пододвинув к нему диван и взяв большой мягкий плед, в который укутался с головы до ног. Сейчас меня занимало происходящее за моим окном.
   Капли дождя - эти маленькие самоубийцы, летящие с упромочительной высоты с огромной скоростью, для того чтобы исполнить то, для чего они были созданы. Да, их судьбу, единственное предназначение, уготованное им богами - разбиться о каменные мостовые, крыши домов и тканевые навесы, оставляя после себя живительную влагу - их тела и души, которые вольются в общей водный поток и устремятся вниз. Туда, где их ждет огромное и безжизненное море, которое даже не заметит пополнение в своих бесконечных рядах. Та синяя гладь, что попросту забыла, что значит ценить мириады своих воинов, что постоянно прибывают. Эти новые бойцы уже знают свое место в строю под названием Океан. Для этой бесчувственной аморфной водяной массы эти маленькие войны будут тем, что она воспримет как должное. Ведь все возвращается в океан. Так почему же его дети должны устремляться куда-то в другие места?
   Прямо перед моими глазами упала капля дождя, чтобы слиться с грандиозным потопом, потрясшим нашу столицу. То есть нижнюю её часть, в которой по несчастливому совпадению проживал я. Городская канализация не справлялась. Если в верхних районах было совсем нечего, то через нашу улицу всё маленькими ручейками потихоньку стекало в море. Нельзя было выйти из дома без хороших сапог, доходящих до голенища, если, конечно, не хочешь намочить ноги.
   Как я ненавижу позднюю осень. Ещё зиму. В наших краях погодка в эти времена года не сильно различается. Зимой немного холоднее, да и только. Всего лишь раз в своей жизни температура опускалась до того, что шел снег. Единственное известное мне исключение из общего правила, обычно над всем город царит нескончаемая сырость. Никогда не забуду мокрый снег, из которого прекрасно лепятся снежки. Самый запоминающийся счастливый момент в моем детстве. Тогда столица ненадолго превратилась в белый город с высокими снежными башнями-домами и молочными дорогами, превратившимися к обеду в грязно-серые кляксы на прекрасном бледном лице столицы. Жаль, что снег посетил нас на неполный день. К вечеру город принял свой привычный мрачный черный лик и вновь пошёл дождь. Погода в это время года любит подобные выверты. Думаю, что дождь скоро кончится и излишки воды наконец уйдут в море. Мысли вильнули на приятную мысли. До прихода весны осталось недели две, максимум три. И тогда настанет мою любимое время года, когда летние солнце ещё не начало припекать, а холодные северные ветры окончательно не ушли в свои морозные края. Маленькое равновесие, которое сохраняется не больше месяца.
   'Ты мне противен, маг', - раздалось от демона, презрительно смотревшего в мою сторону. Выглядел он при этом как обиженный ребенок, у которого кто-то плохой отнял конфету. Ему осточертело сидеть в четырех стенах. Поэтому он и был смурнее тучи.
   'Ага. Что ещё хорошего скажешь?' - не отвлекаясь от созерцания бегущей воды, ответил я. За последние полгода демон изрядно надоел, но и его пользу нельзя не оценить. Что бы он не говорил, но он был полезен. В какой-то степени незаменим. Даже не знаю, что бы я без него делал.
   Это темное существо был огромным кладезем всевозможных знаний, которым он неохотно делился со мной. Неохотно - мягко сказано. Проще вырвать клеща из тела, чем выудить из него хоть лишнее слово. Но я все равно не унывал и считал, что мне необычайно повезло. Золото и серебро всего лишь деньги. Настоящая ценная вещь в этом мире это знания, а демон был маленькой золотой библиотекой, в которую у меня был выписан пропуск. И хоть он пропускал меня не во все части этого хранилища знаний, но я все равно был рад. Академии Магии и не снились те уровни заклинаний, которые знал демон. Я не всегда с первой попытки мог повторить то, что он мне показывал.
   Помню свои впечатления, когда он презрительно обозвал меня лысой обезьяной, которой кто очень тупой дал два необработанных алмаза. Так он обычно называл магические манипуляторы, перешедшие ко мне после смерти старика Пейро. Этими двумя драгоценными камнями некий неуч пытался построить песчаный замок. Безумно звучит. Но выражался он примерно так. Его терпение лопнуло после третьего созданного мной амулета. Передо мной возникло плетение, после которого я готов был простить этой отрыжке бездны все от нескончаемого хамства до рогов на голове. Таких упорядоченных и маленьких конструктов я никогда не видел.
   Заклинание оказалось чем-то вроде банального распределителя энергии, которые повсеместно используются в заклинаниях. Но это только с первого взгляда. На самом деле это плетение должно было вплетаться в магический манипулятор. Благодаря ему можно было намного качественнее производить дозировку энергии. Такой маленький переключатель. Вроде все, что он делает до безобразия просто, но вся структура переплетена с такой тщательностью, что возникала мысль о том, что на разработку данного заклинание ушел не один десяток лет, если не больше. Воспроизводил я его для двух манипуляторов больше двух месяцев. Тогда казалось, что мои мозги расплавятся и вытекут через уши. Уж лучше так оно и было. Когда на протяжении нескольких недель тебя к тому же пытается убить жуткая мигрень хорошие настроение как-то само улетучивается.
   'Легко же тебя вывела из себя эта безобидная новость', - задумчиво проговорил демон и подошел к столу, на котором лежало два клочка бумаги. Им я отвел специальное место посередине комнаты, чтобы мне было видно их из любой точки дома. Я специально сделал так, чтобы мой взгляд постоянно спотыкался об эти куски бумаги. Это был символ моего поражения.
   Два газетных заголовка были для меня, как нож в самое сердце, от которого в душе поселился легкий налет ненависти, перемешанный со злостью. Меня передергивало только от токо, что я смотрел в ту сторону, но когда задумывался об этом хотелось прибить одного старикашку по нелепому стечению обстоятельств являющемуся моим дедом. Я на все сто процентов был уверен, что это все его длинные руки устроили. Верджил Велио - проклятый старый интриган. Это всё он! Меня никто не сможет переубедить, что он тут не причем. Старик единственный в этой семье дергает за тонкие ниточки. Все мы его маленькие куклы, а он безумный кукловод, руководящий всем этим представлением.
   Всё произошло примерно два месяца назад. Я только освоился со своей ролью в Гильдии. Роль - слишком громкое слово для обозначения моего места. Это я начал осознавать только сейчас. С момента нашего договора с Лансом прошло уже полгода. Хотелось бы сказать, что это время пролетело как один миг, но это не так. Сплошная рутина, которая навалилась на меня на следующий день после встречи с Лансом. Старикашка Пейро был чем-то вроде незаменимого инструмента, на которого валилась вся работа.
   Я перевел взгляд от окна на левую руку, на которой бардовой линией растянулась огромная татуировка, доходившая до груди, где обрывалась в языках пламени, созданных демоном. Мастер Тайр очень красиво смог совместить две татуировки. Большая сороконожка почти полностью закрыла мою руку и казалось, что она появляется из языков пламени бордово-красной лентой. На мой взгляд, получилось красиво. В какой-то степени. Её жвалы заканчивались у меня на тыльной стороне ладони. Всего-то нужна рубашка с длинными рукавами, чтобы скрыть её или же перчатка. Обычно такая татуировка наносится в неприметных местах: между пальцами, под рукой, на стопе, некоторые умельцы умудряются наносить её на внутреннюю сторону губ. Размером она не больше семечки. Знак принадлежности к Гильдии как ни как. Для Старших она должна быть большой. Реально огромной. Мне довелось увидеть татуировку Ланса и скажу, что я до сих пор под впечатлением. У него их было пять. Эти здоровые многоножки линиями покрывали почти всё туловище, руки и ноги Ланса и их оскаленные жвалы показывались на шеи, завершая рисунок. Под рубашкой с длинным воротом и рукавами они были незаметны, превращая его в благонадежного гражданина. С виду. Знали бы те, кто так подумает за что он получил свое прозвище. Мне Лино и тот не сразу рассказал. Целую неделю у него выспрашивал. Грегор на мой вопрос только многообещающе улыбнулся и сказал попытать счастье у кого-нибудь другого.
   Мне пришлось расспрашивать Лино, который стоически переносил все мои нападки. Обычно его настолько не хватало, а тут он целую неделю умудрился переводить темы разговоров. У него получалось это так умело, что я не сразу понимал, что наш диалог уходил далеко от темы. Демона это забавляло. Столько насмешек, сколько я выслушал за эту неделю, не каждому шуту за жизнь удается рассказать за свою жизнь. Но Лино все же сдался. Наверное, понял, что я от него не отстану. Грегор в этом плане был практически непробиваем. Раз сказал, что не скажет, то можно и не пытаться переспрашивать. Сделает вид, что не услышал вопроса. Это повториться столько раз пока мне не надоест. Мне бы его самообладание.
   Оказалось, что всё довольно-таки просто. У Ланса было два прозвища 'Груз' или более популярное 'Маятник'. Не очень подходящие имена для одного из главарей криминального мира. Не находите? Первое больше бы подошло какому-нибудь грузчику из Портового Района, а второе, может быть, какому-нибудь ученому. Даже стало интересно, кто же такой умный додумался до второго прозвища. Но оно полностью передавало то, что делал Лино с людьми, которые его огорчали или же ему надо было от них избавиться. Где-то в одном из городских коллекторов. На этом моменте голос Лино зловеще затих, передавая всю напряженность того места. Ему бы сказки рассказывать. Так вот, у этих коллекторов, собирающих воду у него была устроена прелюбопытнейшая конструкция.
  Лино раз пять повторил 'по слухам', что я убедил себя в правдивости этой информации. Данный гений инженерной мысли представляло собой железную цепь, прицепленную к потолку, на которую подвешивали за руки человека. Ко второй цепи прикреплялся большой груз, допустим камень, и она привязывалась к ногам будущий жертвы. Затем этот замечательный булыжник сталкивали в коллектор и пока цепь постепенно разматывалась, а камень под действием силы притяжения планеты летел вниз, человек кричал, а затем раздавался хруст и нижняя часть отправлялась вслед за водой. Почему-то Лино утверждал, что некоторые 'счастливцы' после такого выживали. На это я только скептически похмыкал. Слишком много возни с убийством - камень найди, человека привяжи, тощи его по вонючей канализации и ещё много лишних действий. Как по мне, кусок доброй стали всегда будет лучшим из возможных вариантов. На совсем крайний случай существует магия, в конце концов. Ещё больше скептицизма мне добавляло, что почти каждый знает подробности всего этого действа. Уже наводит на мысли, что это всё хороший обман.
   Вся эта история и так выглядела неправдоподобно, а теперь она стала походить на уличную сказочку, которую распространяет сам Ланс для поднятия своего авторитета. Я готов был поверить только во вторую часть этой истории, которая происходила всё в том же грязном коллекторе где-то под нашими ногами с этими же цепями, но с большей продолжительностью по времени и вместо огромного булыжника была сетка с маленькими камушками, которая привязывалась к ногам человека. Постепенно неё добавляли всё новые и новые камни, пока Ланс не достигал нужного результата или же человек не умирал. Также со слов Лино он любил раскачивать эти своеобразные человеческие маятники...
   Вот здесь начиналось самое интересное. Старый маг, умерший полгода назад реально был незаменим. Вот тут Лино не соврал. На его узких плечах держалась вся Гильдия и ни один год. Мне тоже поначалу казалось это неправдоподобным, но постепенно я свыкся с этой мыслью и признал, что она имела право на существование. Они так привыкли к этому старику, что некоторые даже изначально не поверили, что он умер, а я являюсь его приемником. Тот момент был особенно сложным. Только то, что меня сопровождали люди Ланса спасало от ножей, камней, болтов, стрел и всякой другой всячины, которую сначала пытались кинуть в незнакомца, а потом уже рассматривать, кто же к ним заглянул. С трупом то всегда проще разговаривать. Не так ли? Меня даже татуировка не спасала. Слишком резко моя рожа оказалась в первых рядах этой замечательной организации.
  Не до всех успела дойти новость, что Пейро отправился на встречу со своими предками. Поэтому первым заходить в любые здания и проулки я перестал после раза третьего. У всех была примерно одна реакция на мое появления. Про гостеприимство тут и не слышали. Спасало только то, что я держал активированный щит, а то бы уже давно отправился на тот свет. Особенно опасным моментом был тот, когда какой-то мастер смог запустить огромную двуручную секиру в меня. Мой щит успел только жалобно схлопнуться - энергии не хватило. Не знаю толи я такой везучий толи тот, кто бросал, к счастью, не дружит с глазомером, но лезвие топора вошло в дверной косяк в пяти сантиметрах от моего лица. В тот момент я смог только посмотреть на длинную рукоять, хмыкнуть и пойти дальше. Осознать я это смог только через пять минут. Вот тогда меня затрясло, словно рыбацкую лоханку, попавшую в сильный шторм. Не каждый день расходишься с самой Госпожой Смертью.
   За неполные полгода я успел перезнакомиться почти со всеми мало-мальски важными людьми в Гильдии. Даже с самим Главой успел повидаться. Им оказался худой нескладный человек с длинными руками и ногами и кристально голубыми холодными глазами, светящимися двумя огнями на его лице. Довершался образ лысым черепом и оттопыренными ушами. Всё это придавало ему такой вид, будто бы из него выпили все соки, оставив только кости, на которые натянули большое кожаное полотно. Пугающее впечатление также создавала огромная сороконожка, которая разместила свою темно-красную голову у него на лысине. Второй раз я бы предпочел с ним не встречаться. Одного раза хватило. Ощущение было такое будто бы меня подвесили между двумя скалами, а под веревкой зажгли свечу, которая постепенно ослабляла веревку и только Лино мог убрать её. В тот напряженный момент решалась моя судьба. Что было в голове Главы в тот момент? Вам скажет только он. Но раз меня не отправили кормить крабов под причалы, значит, что я получил его недосказанное одобрение.
   Возвращаясь к старику Пейро, я бы будь он жив обязательно бы высказал ему свое уважение. Как ни странно, но это из-за двоих магов, которые были в Гильдии. В сущности, проблема была в том, что эти двое были чистыми боевыми магами, а Пейро был широчайшим универсалом. В этом я убедился, когда смог отбить библиотеку Пейро в свое пользование. Она сейчас располагалась в моем подвале на кое-как сколоченных полках.
  Повидаться мне удалось только с одним магом, но и этого мне хватило. Честно говоря, лучше бы я остался в неведенье относительно этой магической братии. Они были прожженными боевиками с полностью пустыми головами. Одному я мог это простить из-за его почетного возраста. Он, наверное, был ровесником самого Пейро, а то и приходился ему дедушкой. Находился этот старик в глубоком маразме, у которого были недолгие минуты просветления. Фирс Таус специализировался на работе с землей и достиг по его ауре уровня мага Второго Внешнего Круга Сферы Земли. Но возраст не очень хорошо отразился на его характере. Точнее у него полностью отсутствовало какое-либо уважение к окружающим его людям, а ко мне он относился как к несмышленому ребенку, которому надо всё пояснять. С ним я разговаривал всего два раза, но и мне хватило, чтобы понять, что скоро и в его двери постучится Смерть. Со вторым мне так и не удалось встретится. Об этом я не капельки не беспокоился. Всех тех, кого я спрашивал про Грависа Дезо отзывались о нём не слишком лестно, но почему-то их мнение сходилось в одном. Каждый из них с уверенностью говорил, что он окончательно спятил.
   Вот и сложилась такая проблема, когда почти всю работу, не связанную с боевыми заклинаниями, выполнял один человек - Пейро. Нужно создать защитный амулет? Старик справится. Взломать защиту дома? Кто же если не Пейро? Не доверять же это тем двоим ненормальным. Один еле ноги от старости переставляет, второй, скорее всего, спалит дом. Поставить банальный бытовой амулет? Зовите старого мага. Самое удивительное, что он умудрялся справляться со всей сыплющийся на него работай.
   Великий маг Пейро. Не знаю, почему он оказался на побегушках у теневого мира, но с такими познаниями он бы мог преподавать курс Общей Магии в Магической Академии. Готово поспорить, что у него это бы получилось лучше невыносимого бубнежа мастера Нало. Единственный преподаватель на всю академию, на занятие которого я сознательно не ходил. Просто не мог вынести его голос, заставляющий кривиться будо бы съел кислое яблоко. Пейро был настоящим алмазом, на котором держалось много чего. Заменить его было по-настоящему сложно. Первый месяц я почти не отдыхал. Несколько часов укрывистового сна были для меня в эти дни великим даром. Но я справился и теперь заслуженно придавался безделью и размышлял об том, как моему деду удалось это провернуть. Второй причиной моего безделья был дождь. Кому охота по такой погоде из дома выходить? Мне уж точно нет. Поэтому в какой-то степени я был рад дождю, заставившего всех забиться по своим норам ти оставить меня в покое.
   Блаженные минуты спокойствия нарушила вчерашняя газета, которая вырвала меня из пелены беззаботности. Королевство наконец-то узнала на ком жениться младшая дочь нашего короля. Эта новость меня поразила. Не ожидал я такого. Чего угодно, но точно не этого. Женихом оказался мой брат. Тут мы плавно перемещаемся к первому газетному заголовку, который мне прочитал Лино. У него была дурная привычка читать всё вслух. Тогда я впервые возблагодарил богов за то, что мать Лино научила его читать и писать. Без него я бы никогда не узнал, что моему отцу за 'верность короне и славному королю Тартису Третьему; признание заслуг перед королевством; безупречную службу на северной границе и Вторую Лийскую компанию...'. Всю эту бессмысленную информацию я слушал в пол уха, а вот последнею строчку я попросил повторить трижды.
  - Альдис, я повторяю в последний раз, - Лино прокашлялся, стараясь придать себе торжественный вид герольда, который уже больше полувека объявлеят указы и распоряжения короля, и торжественно продекламировал. - 'Тем самым даровать Дерону Велио и его детям, внукам и правнукам графский титул и земли южнее реки Вертис вместе с деревнями Тройсхилл, Настоун и Лансис в вечное владение'.
   В тот раз я не придал этой новости должного внимания, а зря. Сильным магам дворянские титулы могут даровать после десяти лет верной службы на благо королевства, но отец подзадержался. Поэтому я и не обратил на новость особого внимание - это должно было произойти рано или поздно. Странно было, что вместе с этим были дарованы не самые последние земли вблизи одной из судоходных рек, обычно магам присваивался титул и тот только на одно поколение. А тут реальное дворянство с обширным земляным наделом. Видимо отец и впрямь сделал что-то по-настоящему важное раз его так отблагодарили. Но почему произошло именно тогда? Что повлияло на это? Даже если бы я видел всю картину, то не смог бы предугадать, что произойдет именно это.
   Вторая газета поставила все на свои места. Если мой брат жениться на дочери короля, то становится понятно, почему они тянули с объявлением имени жениха. Со вчерашнего дня я ждал реакцию на этот заголовок. Хотел посмотреть как Дворянское Собрание оценит данную новость. То, что они этого не стерпят я был уверен, осталось только посмотреть насколько это недовольство проявится. В сегодняшней газете ничего по этому поводу не было. Это меня слегка огорчило, но завтрашняя должна была полностью разъяснить всю ситуацию. Не могут все эти снобы разрешить недавнему простолюдину жениться на дочери короля. Пусть он хоть трижды граф и достойный человек, сильный маг и высокопоставленный военный. Есть множество других претендентов с кучей благородных предков, вереницей уходящих вглубь истории.
  Но меня больше волновало, что будет дальше. Я с сомнением посмотрел на лежащей на столе лист, где моей рукой было написана одна знаменитая фраза.
   - Куда ты метишь, старик?- медленно проговорил я в пустоту свой вопрос.
  Если бы стены отвечали на все мои вопросы, то у меня было бы меньше проблем. Но они остаются безмолвны. Эти каменные мудрецы, которые слышат все слова, произносимые за закрытыми дверями. Умей они разговаривать, то на свете было бы меньше тайн.
  'Ты так и собираешься здесь сидеть?' - меня отвлек демон.
  Этот вопрос вырвал меня из оцепенения. Что я здесь делаю? Почему я продолжаю сидеть на одном месте, пока мой дед поднимается все выше? Почему ты стоишь на одном месте, Альдис Стилл?! Я посмотрел на татуировку, появившуюся у меня на руке, на дом, на демона. Где вы мои ответы?
  - В Пекло! - заорал я. - Слышишь меня, Шарагар-Тур! Я превзойду его. Докажу, как же ошибался этот старый напыщенный торгаш.
  Я посмотрел в его оранжевые глаза и впервые за последние полгода понял, зачем я выдернул из Бедны это темное существо. У меня открылись глаза. У меня появилась цель. Если этот старикашка почти добрался до верхушки власти королевства, то я его удивлю. Если он считает, что он от меня избавился, то это не так! Как мне хочется посмотреть на его ошарашенное лицо. Заставить его посмотреть на меня и сказать, что он ошибся.
  - Демон, нас ждут великие дела, - я медленно улыбнулся, наблюдая как глаза демона вспыхнули оранжевым огнем. Он не мог это контролировать или не хотел. Так выражалась его заинтересованность. - Мы заставим этого старикашку отдать мне долг, который продолжает расти с каждой минутой нашего бездействия.
  На меня напала какая-то жажда действий. Я не мог просто сидеть на месте и смотреть на дождь за окном. Хотелось чем-нибудь заняться. Занятие я себе придумал спустя несколько секунд. Оно давно было отложено в дальний ящик и теперь можно было вернуться к нему. Ко всему этому необходимо было подумать. Лучше всего мне это удавалось за монотонной работой. Плести заклинания подходило под это определение с точностью.
   Я резко встал, создал небольшой водный шар, который с шипением пропал в полыхающем огне, затушив его и подняв белый пар, который заполнил комнату. Подождав несколько минут, я привычным движением отправил свою руку с амулетом внутрь камина, стена отошла, пропуская меня внутрь. Спустившись вниз, я удовлетворенно заметил как по дороге зажигаются светляки. Я хоть немного смог привести в порядок это подземелье. До обжитой комнаты ему далеко, но на маленький уютный уголок уже может претендовать. Последнюю ступеньку я перепрыгнул, скинул свои сапоги и мои ноги утонули в ворсистом ковре, который я затащил сюда недели две назад. Весит этот кусок ткани, как упитанная свинья. Но не буду описывать как я тащил его по этой лестнице. Главное, что он оказался здесь и теперь я могу ходить босиком. Я прошелся по корешкам книг, разместившихся в двух здоровых шкафах, которые я кое-как впихнул в дальний угол. Туда, где раньше находился круг призыва. Не маг, а грузчик какой-то! Которому очень нравится работать по ночам. Было бы можно позвать какого-нибудь дуболома, которому поднять пол центнера веса не составит труда, я бы так и сделал, но я не мог этого сделать. О чем знают двое, о том знают все. Лино и так на меня покосился странно, когда пришел следующим утром. Вроде бы вчера шкафы были в доме, а утром их уже нет. Наводит на ненужные мысли.
  Лино порывался спросить, куда я умудрился деть библиотеку Пейро, но я выражал собой невозмутимую статую, которая могла только смотреть на него как на сумасшедшего, тогда он сильно обиделся. Но я остался при своем. Библиотека попросту испарилась. Вот и всё. А я к этому имею самое последние отношение.
  Подойдя к своему рабочему столу, я отодвинул выдвижной ящик и достал темную шкатулку, откуда достал два зеленоватых манипулятора. Положив их на столешницу, я попытался найти в том хаосе царившем на нижней полке нужные мне вещи. Сюда была свалено все мало-мальски относящиеся к созданию амулетов: драгоценные и полудрагоценные камни, заготовки под амулеты, куски золота и серебра, щипцы и полоски кожи, ремешки и проволока. Но искал я маленький бархатный мешочек, в котором были сапфиры, оставшиеся от дяди. Я высыпал кристаллы на ладонь и осмотрел. Они должны были стать основой для будущего артефакта. Моя рука потянулась к мечу. В ковер упал ножны, обнажая сталь клинка. Я пару раз взмахнул им и осмотрел куда можно вставить два драгоценных камня.
  Моя рука провела по навершию, остановилась на рукояти и продолжила свое движение застопорившись на крестовине. Я приложил сапфиры к её краям и удовлетворенно кивнул. Самое-то. Хорошо было бы дать кузнецу заказ на рукоятку, но это слишком долго. Потому будем обходится тем, что есть. Вытащив маленький кусочек золота из ящика, я щипцами приложил его к краю крестовины и сплел заклинание, которое должно было расплавить металл. Через пару минут металл стал плавится, когда достаточное количество оказалась на крестовине я пальцами вставил туда сапфир. Тоже самое я проделал и с второй стороной. Критически осмотрев свою работу, я покачал головой. До произведения искусства эта кустарщина не дотягивала ни при каких обстоятельствах, но меня это мало волновало. Все равно перемотаю потом либо тканью, либо кожей. Станет похоже на самую простую рукоять.
  - Демон, покажись, - сказал я, рассматривая как передо мной материализуется темная сущность. Мне ещё повезло, что он удосужился показаться так быстро, а то могло и полчаса пройти.
  'Чего тебе надо?'
  - То заклинание, которое ты мне показывал в прошлый раз. Кажется называлось 'Клинок Тысячи Вьюг'. Пекло! Кто придумал столь дурацкое название? Не отвечай, не хочу этого знать.
  На этот раз демон не стал артачиться и почти сразу передо мной возникла трехмерная проекция заклинания. Я вздохнул и взялся за магические манипуляторы, которые постепенно наполнялись силой. Положив меч на колени, я осторожно начал переносить в сапфир заклинание. Хватило меня часа на два этой монотонно работы. Отметив окончание плетения так называемой 'заклепкой', чтобы оно не развеялось, я отложил меч и встал, чтобы размяться. Спина затекла. Такое же состояние было у всего тела. Сделав несколько резких движений, разминаясь, я блаженно упал в мягкое кресло, растёкшись по нему словно аморфное существо, у которого все тело состоит из вязкого желе.
  Два часа корпения над новым заклинанием не принесли никакой пользы. Только головной боли прибавилось. Кроме того, ситуация стала казаться ещё сложнее. Вроде бы сказал, что достану этого зарвавшегося старикана, но на первый план вышел один единственный вопрос. Как это сделать? Чтобы достать до его уровня для начала надо бы хотя бы самый низший дворянский титул получить или сравниться с ним по богатству. Второе было практически не выполнимо. Как ни крути, но дела у него шли в гору и ту прибыль, которую н получает на торговле с Империей мне не переплюнуть. Ничего другого в голову не пришло, поэтому я решил обдумать первую идею.
  'Плевое дело', - уверенно сказал мой внутренний голос ни капли не сомневаясь, что сложнее будет подняться из этого кресла, чем стать дворянином.
  Я с ним даже в какой-то степени согласился. Баронский титул каждому встречному могу продать. Жалко, что только его можно купить. В этом вопросе наше королевство поступило также как огромная Империя, раскинувшаяся севернее наших границ. Простолюдину в награду может быть дарован титул графа только за особые заслуги и из рук самого короля. Хорошим примером служит мой отец, но там видимо все накопилось, но это не особо важно. А вот с баронским титулом все намного проще. Его присвоят с превеликим удовольствием, но с одним маленьким условием. Крошечным, если можно, так сказать. Двадцать тысяч золотых кругляшей и последний нищий превращается в представителя благородного сословия. Всё просто. Ко всему этому сему новому представителю дворянства даруют надел земли и парочку деревушек.
  Вроде бы все хорошо. Регалии перечислены и присвоены, но это на первый взгляд. Сразу вспомнился мой разговор с одним из моих сокурсников с Пьеро Тессо, сыном чиновника из Разрядного Дома - это одно из государственных учреждений, выдававшие ко всему прочему и присвоением новых дворянских титулов. Он с усмешкой сказал, что эта вся продажа дворянских титулов из года в год служит прекрасным источником пополнения государственного бюджета. И если бы она заканчивалась только продажей и присвоением титула, то было бы не так весело.
  - Налоги! - Пьеро поднял второй палец вверх. - Проклятые налоги, служащие топливом для всего нашего королевства. Думаешь наделы земли дают от большого добра? Если бы. Все дело в том, что в казне вся эта земля лежит мертвым грузом и практически не приносит дохода, а с преданием их во владение новым дворянам с них можно взимать звонкую монету. Для них налоги хоть и урезаны в несколько раз, но все равно за первые десять лет в казну попадёт ещё как минимум ещё десять тысяч золотом. Это при самом худшем исходе. При этом землю могут выделить где-нибудь Гаатских горах. Да и такое бывает. Не удивляйся, Альдис. Главное не хамить чинушам из разрядного, а то получишь вместо нормального земельного надела огромную кучу ненужного камня, до которого добираться будешь несколько месяцев.
   Воспоминания об это вечно хмуром и саркастичном парне вернули хорошие настроение. Осталось только придумать, где достать такую баснословную сумму. Я покосился на отложенные манипуляторы и тут же отдёрнул взгляд. Нет. Придумаем что-нибудь другое.
  - Первые шаги сделаны, - горько сказал я в пустоту, пересчитав всю имеющуюся у меня наличность.
  'Первый шаг к бедности?' - ехидно спросил демон и засмеялся.
  - Умолкни, - тихо попросил я, не надеясь, что меня услышат. Так оно и произошло.
  'Прекрасный стартовый капитал, чтобы загнуться от голода', - не прекращал Шарагар-Тур.
  - Хватит говорить очевидные вещи, о ужаснейший из демонов, пленённый слабейшим из магов.
  'Ты забываешься, человечишка', - угрожающе прорычал демон.
  - Как и ты, демон, - огрызнулся я, наблюдая как исчезает трехмерное изображение заклинание.
  - Обиделся? - засмеялся уже я, слушая проклятия и угрозы, извергаемые демоном на незнакомом мне языке. В этот раз победа в нашей словесной перепалке была за мной. Редкость. Обычно на подначки демона я не отвечал, но сегодня захотелось. - Успокойся, рогатый, у нас ещё много работы.
  Ответа я не получил, но поэтому поводу не капли не беспокоился. Через десять минут он вновь вернется к норме. Возвращаясь ко всей своей наличности, я печально вздохнул. Одиноко лежащая золотая монетка сверкнула в свете магического светляка. В кой-то веке я был согласен с демоном. С таким капиталом далеко не уедешь.
  - Не всё так плохо, - сказал я демону, который на это только усмехнулся. - Ладно, убедил. Хуже не бывает. Есть идеи где достать золота. Много золота? 'У меня в сокровищнице', - он оскалился. - 'В Нижнем Мире'.
  - А что-нибудь не требующие открывать стабильный портал на Нижние Планы. Допустим, у меня получится его открыть, но кто от полчищ демонов будет отбиваться, которые оттуда повалят. Может сокровище какое-нибудь неподалеку закопано?
  -Больше я ничем не могу тебе помочь, маг. Сам решай свои проблемы.
  -Никакой от тебя пользы, - посетовал я, поднимаясь из кресла. Хорошие настроение пропало - придется подниматься наверх и тащится по дождю до Чумного Рынка. Единственный вариант, где можно было попытаться найти хоть какую-нибудь работёнку.
  На первом этаже накинув на себя кожаную куртку и надев сапоги, я создал заклинание, отводящие дождь и отправился в лавку старухи Мейрис. Любая работа, требующая магического вмешательства, проходящая сквозь меня, обычно оседала у неё в качестве заказов. Она уже в меру своих сил находила для неё исполнителя. Всё оказалось сложнее, чем мне по началу казалось. Оказывается, официально у Гильдии всего три мага, но тех, кому нужна звонкая монета и кому не хочет раскрывать свою личность предостаточно. Вот поэтому они через старушку Мейрис и работают.
  До лавки с гордым названием 'Лайонесс' я добрался минут за двадцать, умудрившись набрать в свои сапоги воды. Всё из-за того, что в некоторых местах уровень воды доходил до колен. Вот в такую яму я и угодил. Чтобы подобное не повторилось пришлось использовать заклинание 'Хождение по воде' при прохождении места, где я был не уверен. А их оказалось предостаточно. Дорога закончилась у двухэтажного деревянного дома
  Толстая дверь легко открылась внутрь, пропуская меня в большую темную комнату, где горело несколько вонючих свечей и один тусклый зеленый светляк. Никак не могу привыкнуть к этой обстановке. Многочисленный полки, шкафы, тумбы были заставлены всякой всячиной: начиная от нескольких мечей и большого ростового щита, висящих на стене, множества баночек и скляночек разных форм и размеров, золотых, серебряных, костяных амулетов, и заканчивая манекеном, на котором был одет костюм боевого мага Времен Рассвета. Не знаю, как он попал к этой старьёвщице, но к этой древности, сделанной из кожи морского ящера, я испытывал настоящие уважение. Каждый такой костюм был настоящим произведением искусства, а этот к тому был сделан для офицерского звена. Поэтому вместо красной меди здесь были серебряные заклепки и пластинки. Они служили заготовками под заклинания. Не надо придумывать такую цепь заклинаний, которые не будет конфликтовать при взаимодействии. Всё уже придумано остается только вставить нужные драгоценные камни с заклинаниями.
  - Приветствую, любовь моя, - обворожительно улыбнулась мне прекрасная брюнетка в синем платье с глубоким декольте. Её изумрудные глаза озорно блеснули.
  - Ты как всегда обворожительна, Мей, - немного натянуто протянул я и переключился на Истинное Зрение, которое показало мне не очень хорошую иллюзию. Настоящие мастера Иллюзионисты смогли бы сделать этот амулет так, чтобы все силовые линии были спрятаны в ауре носителя, но на амулете особо Мейрис не заморачивались. Зрительно эта молодая женщина получилась действительно прекрасна, но любой видящий магические потоки сразу её раскусит. - Не знаю от кого тебе досталась эта иллюзия, но он не слишком старался скрыть её, поэтому не смущай людей и выключи её.
  - Ну что ты, мой дорогой, - всё тем же бархатным голосом пропела брюнетка и оперлась головой на руку, локтем упарившуюся в темно-коричневый прилавок. В очередной раз я поразился искусности амулета. Его создатель заморочился даже над нежным грудным голосом, но не на том, чтобы скрыть иллюзию с глаз магов. - Всё, что ты видишь, настоящие.
  Она аккуратно провела себя по лицу, спускаясь ниже. Остановившись на красивой груди, почти вываливающуюся из декольте, она облизнула свои пухлые губы. От этого меня передёрнуло, как будто бы я прикоснулся к горячей сковородке. В воображение быстро предстала настоящая Мейрис.
  - Старая карга, я не представляю, кто может повестись на эту иллюзию. Выключи амулет! - не вытерпел я. Когда знаешь, что перед тобой сидит старуха, у которой не хватает нескольких передних зубов, а кожа сморщилась настолько, что была похожа на изюм, настроение само собой становится плохим.
  - Тцц, - горько цокнула она своими белыми зубами. - Никакого веселья с вами, магами. Сразу обвиняете бедную женщину в обмане.
  Глубоко вдохнув сыроватый воздух, я прошел по комнате к прилавку, где сидела Мей, которая до сих пор не сбросила с себя иллюзия. Отодвинув стул, аккуратно стоящий рядом со столиком с какими-то непонятными фигурками, я уселся напротив этой женщины, поймав плотоядную улыбку.
  - Где Шенсо? - спросил я, пытаясь найти глазами неприметного парня, который был толи сыном, толи племянником Мейрис.
  - Эхх, почему ты ни капли не похож на Пейро? Он всегда мог по достоинству оценить мою истинную красоту. Знал бы он, какой неумеха встанет на его место, - проигнорировала она мой вопрос. Мне было если честно все равно, хотелось перевести тему на что-нибудь иное. Думал, что упоминание Шенсо поможет. Ошибся, с кем не бывает.
  - Не умер бы? - не выдержал я, поймав гневный взгляд этой особы.
  - Зачем пришёл, Альдис? - усталым голосом спросила она, убирая из него всю игривость.
   - Как и все. Хочу заработать презренный металл, - решил я сказать то, зачем пришёл. Мей покровительственно улыбнулась. - Да, ещё одно дело к тебе есть. Продай вот это.
  Я кинул на стол извлеченные из моей сумки два серебряных перстня с азуритами, в которые запечатал заклинание 'Ледяного Копья'. Она двумя пальчиками взяла один из них в руки и осмотрела. Несколько ударов по деревянным счетам, и она удовлетворённо кивнула.
  - По восемь золотых за каждый. Дала бы больше, но опять энергии по минимуму, придётся заряжать.
  - Пойдёт, - сказал я и выжидающе уставился на задумавшуюся Мей. Деньги я получу, как только она сможет продать эти амулеты, а пока она размышляет, что можно мне поручить.
  - Знаешь, любовь моя, - она задумчиво провела пальцем по прилавку. - Есть один заказ у меня, но...
  - Что 'но', Мей?
  - Заказ большой и срочный. Могу отдать тебе часть. Весь, боюсь, при всем желании ты не осилишь, дорогой.
  - Что за заказ? - Один импозантный господин, как раз сегодня утром, сделал заказ на десять тысяч стрел и пять тысяч болтов.
  - Ничего себе. Он хочет маленькую войну устроить? - удивился я.
  - В каком-то смысле. Но не здесь. Всё это отправится в Лоскутные Княжества.
  Название этого обширного участка суши южнее Империи сначала было разговорным, но в конечном итоге прижилось. Слишком хорошо оно описывало ту ситуацию, которая сложилась в этих маленьких княжествах. Если взглянуть на самую точную карту, то данная область была похожа на маленькое лоскутное одеяло, сотканное из множества разноцветных лоскутков ткани. Всё это из-за такого количества разноцветных гербов, что, когда я впервые увидел этот участок карты, мне показалось, что у меня рябит в глазах. Самое удивительное было в том, что число этих маленьких княжеств постоянно менялось. То увеличиваясь, то уменьшаясь. Некоторые более удачливые завоёвывали других и наоборот. Нескончаемая война всех против всех.
  - Интересно. Стража не заинтересуется такой большой партией? - с сомнением спросил я. - Может быть, но это не наши проблемы. У нас стоит задача всё это по-быстрому сделать и передать заказчику. А вся остальная транспортировка его проблемы. Кстати о них! Вот тут ещё одна проблемка вспомнилась. Все должно быть готово к началу следующий недели.
  - К чему такая срочность? - не выдержал я. В ответ лишь получил пожимание плечами и грустную улыбку.
  - Цена? - задал я ещё один уточняющий вопрос.
  - По три серебряных за снаряд...
  - Ищи другого осла, - не выдержал я. - Это даже примерную себестоимость материалов не отобьёт.
  - Какой же ты нетрепливый. Сначала дослушай. Это плата за работу. Стрелы, болты и камни ты получишь. Ещё что-нибудь хочешь узнать?
  - Да. Что за заклинания? - Тебе больше подойдет 'Удар холода', - она задумчиво проговорила. - Всё остальное немного не в твоем профиле.
  'Забирай весь заказ', - возник из неоткуда демон.
  'Не успею', - удивленно ответил я. Обычно демон не вмешивается в мои дела. И в чем его интерес на этот раз? - 'Максимум возьму штук триста. Это с условием, что удастся достать ещё парочку магических накопителей'.
  'Я помогу', - скривившись произнёс демон.
  'Даже так?' - удивился я ещё больше. - 'Думаю, ты не ответишь с чего такая щедрость? А, рогатый?'
  'Что за недоверие?' - хитро сощурившись произнёс демон. - 'Может быть я хочу такому бездарю как ты помочь?'
  'Вот скажи где и когда ты в последний раз встречал щедрого демона? Люди такие и то редкость'. - не поверил ему я. Шарагар-Тур лишь развел руками в стороны.
  'То-то же', - удовлетворённо сказал я. - 'Но мне как-то наплевать на твои мотивы в данный момент. Главное, чтобы они не мешали мне'.
  - Я заберу весь заказ, - приняв решение, четко сказал я, оставив в мозгу зарубку вернуться к этому разговору с демоном немного позже.
  - Весь? Не слишком большой кусок хочешь проглотить, юный маг? - озадаченно спросила она, успев намекнуть на полное отсутствие у меня опыта.
  - Не слишком.
   - Я понимаю, что в твоём возрасте море по колено, но не думаю, что ты и четверть успеешь сделать.
  - Это уже мои проблемы, - сказал я. - Ты всего лишь распределяешь заказы.
  -Да? - она удивленно приподняла бровь. - Моя задача также состоит в том, чтобы они были выполнены, а то я останусь в накладе. К тому же не часто попадаются такие большие заказы, глупый. А как же моя репутация?
  - Зато ты сбросишь с себя поиски тех, кому удастся впарить столь неблагодарную работу, - попытался убедить её я.
  - Альдис, думаешь я бы взяла его, если бы не могла его выполнить?
  - Демоны с тобой, Мейрис. Если не успею, то оплачу полную стоимость заказа, - не выдержал я и многообещающе погасился на ухмыляющегося демона.
  "Надеюсь ты себе не льстишь, демон", - мысленно послал я ему послание, надеясь, что он выполнит всё то, что обещал. - Это уже больше похоже на деловой разговор, - улыбнулась она. - Ты же помнишь мой процент?
  - Помню. Грабительские у тебя расценки, кстати. И как с тобой люди дела ведут?
  - Это всё из-за моей обворожительной внешности, - засмеялась она и протянула мне руку, которую я с запозданием пожал. На ощупь она была мягкой и теплой. И не поверишь, что такая рука принадлежит старухи.
  'Мое предложение все ещё в силе, маг', - позади Мейрис возник демон. Он наклонился к её уху и шепотом продолжил. - 'В последний раз предлагаю'.
  'Какое из?' - уточнил я.
  'Ты отпускаешь меня, а я раскрою тебе секрет этой милой женщины', - его руки нежно спустились по плечам Мейрис остановившись на её талии.
  'Я его и так знаю. Ты опоздал', - демон на этот ответ ещё ближе придвинулся к Мейрис и обнял её. В воображении вновь предстал настоящий образ и мне резко стало плохо.
  'Помни, я предлагал', - демон медленно растаял, оставив меня наедине с этой женщиной.
  - К вечеру чтобы всё было у меня в доме, - сказал я и попытался уйти, но был остановлен ангельским голосом.
  - Нет уж. Ещё не факт, что ты всё успеешь сделать. Поэтому я не собираюсь тащить все через полгорода туда и назад.
  - И что ты предлагаешь? - спросил я, признавая разумность её доводов.
  - В твоем распоряжении мой подвал.
  - - Демоны с тобой! Напиши какие ещё заклинания нужно наложить. Скоро вернусь, - захлопнув за собой дверь, я вышел прямо под проливной дождь и за какую-то секунду моя одежда промокла.
  - Свезло, - задумчиво проговорил я. Все мои старания не промокнуть были напрасны, а столько сил было потрачено на это. Энергия ушла впустую. По моему лицу стекали капли дождя, но мне было уже все равно. Тратить энергию на создание новых заклинаний было бессмысленно, поэтому я глупо стоял и наслаждался холодными струями воды. Подняв голову вверх, я посмотрел в свинцовые тучи и улыбнулся. Мало бы кто заметил, как эти серые гиганты потихоньку двигались на север, подгоняемые пока слабыми южными ветрами.
  Передо мной встал вопрос. Что же сначала сделать? Точнее, было два варианта как поступить. Либо отправляться сперва домой и забрать оттуда магические манипуляторы и уже затем навестить старика Наараморо Норло. Или же сначала к нему? Все же спать мне в эту половину недели точно не придётся. В этом я уверен. Именно поэтому стоит потрясти старика на счет какого-нибудь зелья, спасающего от сна.
  - Интересно он сильно на меня злиться? - тихо прошептал я пустынной улицы. Ответом мне послужило только более частое перестукивание каплей, разбивающихся об черепицу. А злиться ему была на что. После последний нашей встречи я его так и не навестил. Наверное, думает, что у меня появилось красивое надгробие на городском кладбище.
  Хотя? Что плохого может произойти? Усмехнувшись своим мыслям, я направился по направлению к центральной части города. Путь до лавки занял у меня минут тридцать. Прогулка под проливным дождём не добавила мне хорошего расположения духа, а только ухудшила его. Когда в пределах видимости оказалась нужная мне улица, от холода пальцы на руках превратились в маленькие ледяные сосульки, которые я пытался отогреть теплым дыханием. Хотелось побыстрее согреться и выпить чашку чая. Поэтому в лавку Нараморо Норло я ввалился без стука и со следующими словами.
  - А вот и я, - выкрикнул я, кивнул чучела саргха как давнему знакомому и направился к прилавку. Оттуда дул горячий сухой воздух, создаваемый несколькими магическими амулетами. Само помещение было разогрето до состояния небольшой жаровни, где только что готовили еду и забыли потушить угли. Ну или очень близко к такому состоянию. Тепла также добавлял разожжённый до красна камин.
  - Ты слишком бодр для мертвеца, мальчишка, - послышалось знакомое старческое дребезжание.
  - На тот свет я не слишком спешу, - в знак приветствия я поднял левую руку вверх и оперся об прилавок, наблюдая за сощурившимся стариком. Как мне показалось, он слегка удивился чему-то.
  - Занятно, - проговорил он, что-то рассматривая позади меня. Обернувшись я наткнулся взглядом на большое зеркало, в котором хорошо отражалась моя спина и поднятая рука. Очень четко была видна голова сороконожки, которая показалась из-за того, что мой рукав немного задрался. Я опустил руку и отдёрнул куртку, чтобы скрыть татуировку.
  - А времени ты зря не теряешь, - пробормотал старый маг. - Гильдия значит?
  - Заметили? - не особо удивляясь орлиному зрению Нараморо Норло, спросил я. Хотя ответ мне был и так известен. Старик лишь кивнул и почему-то улыбнулся. -
   У меня множество к тебе вопросов, но раз ты решил вспомнить про старика, то тебе что-то от меня надо. Так? - благожелательно улыбнулся мне Наарамор Норло. От этой улыбки стало немного не по себе.
  - Вообще-то да, - не стал скрывать я. - Нужно то, что не позволит мне спать до начала следующий недели.
  - Интересно, - озадаченно произнёс он, принюхался и хихикнул. - И почему же ты не должен спать всё это время? Если всё дело в какой-нибудь юной девушки, то я могу предложить более подходящие средство.
  - Дело в работе, - стоически перенёс я шутку старика и тоже уловил приятный цветочный аромат. - Поэтому нужно как можно быстрее к ней приступить.
  - А то что? - ехидно уточнил Наарамор Норло.
  - Придётся отдавать много золота, которого у меня к слову нет, одной неприятной особе.
  - Ещё интереснее, - засмеялся он и поставил передо мной бутылку от вина с каким-то молочно-белым содержимым.
  - Не так быстро, - вырвал практически у меня из рук эту бутылку старик. - Ты мне ещё за прошлое должен.
  - Кхмм, - закашлялся я. - Верну всё на следующий неделе.
  - Хорошо, но помни не вернёшь, заставлю отработать. У тебя прекрасно получается справляться с моими заданиями, - на удивление спокойно воспринял это Нарамор Норло. Я-то было уже приготовился выслушивать крики и угрозы, которых не последовало. Упоминание про отработки немного расстроило. Особенно вспоминая, что в прошлый раз изрядно пришлось побегать прежде чем удалось достигнуть поставленной им цели.
   Старик откинулся на спинку своего кресла-качалки от чего оно закачалась и задремал. Видимо у него такая дурная привычка засыпать после каждого оконченного разговора. Вдохнув теплый воздух, я подошел к разожжённому камину и вытянул свои руки по направлению к огню, от чего они тут же согрелись. Присев на скрипнувшие доски, я стянул сапоги, повесил куртку на железный гвоздь и стянул через голову рубашку, развесив её над огнём, последними я вытянул свои ноги и придвинул их поближе к камину. Пробыл я в этой гостеприимной лавке до того момента, пока моя одежда перестала представлять из себя мокрые тряпки и только после этого вновь решился отправиться на улицу.
  Не повторяя своей прошлой ошибки, 'Водяной Купол' я активировал на пороге и направился по направлению к своему дому, возле которого меня уже ждали два человека. Лино и, кто бы мог подумать, Рыжий. Эту огромную орясину я узнал из далека. Слишком хорошо он выделяется из общей толпы. Не у кого кроме него нет такой своеобразной походки. Вот по ней я и узнал его. Рыжий мерил шагами мое крыльцо и что-то тихо доказывал Лино. Заходить в дом резко перехотелось. Раз его привел Лино, значит у него для меня есть работа, в которой без мага не справится. Где же эти двое были пару часов назад?
  - Наполнится ваш день светом, - поздоровался я на манер приветствия слышанного мной от священника Ордена Света. От этого эти двое впали в небольшой ступор. Мне даже почудилось, что я слышу, как в их мозгах со скрежетом проворачиваются заржавевшие шестеренки.
  - Приветствую, - заторможено ответил мне Лино. В свою очередь Рыжий пробурчал что-то невнятное. Выглядели они при этом будто бы проиграли по сто полновесных золотых. - У нас к тебе есть одно дело.
  - Это я понял, - По какому-нибудь другому поводу меня бы не побеспокоили. - Но, как быто ни было, зря вы тащились по дождю до моего дома. Я в ближайшие неделю буду занят.
  - Я неправильно выразился, - устало произнёс Лино и переглянулся с Рыжим. - У Главы к тебе дело.
  - Проклятье! - не скрывая эмоций, ругнулся я. На это Лино с Рыжим синхронно кивнули. Если бы я не знал этих двоих, то подумал бы что они репетировали этот жест.
  - Нас тоже никто не спрашивал, - подтвердил Рыжий. Лино тоже не смог промолчать. - Ага, мы не в восторге от этой затеи.
  - Рассказывайте, - вздохнул я и прислонился плечом к холодной стене.
  - Слушок один прошёл, - Лино о чем-то задумался. - Даже не слушок, а скорее проверенная информация появилось. Жалко, что её достоверность подтверждается только тем, что она куплена у нашего славного капитана порта, достопочтенного Гарда Винса. Я бы этому склизкому хорьку разве что свои дырявые сапоги доверил, а не целый порт, но меня никто не спрашивал. Эта жадная жаба заложила один корабль, который через несколько дней зайдет в порт с ценным грузом. Ага, так бы нам и сказали, что это за груз. Рожей не шибко вышли для такой информации. Нет, я конечно попытался намекнуть, что маг обязательно должен узнать с чем придётся иметь дело, но мне предложили заткнуться и оправили по извечному адресу. Каковы уроды! Что-то я немного сбился. Так вот, этот самый груз будет размещён в один из складов вблизи порта. Мы точно знаем в какой. Наша задача его забрать. Все также просто, как своровать медную монетку у ротозея.
  - Я зачем нужен? Вроде бы ничего по моей части не предвидится, - спросил я. Лино вновь переглянулся с Рыжим.
  - Глава сказал взять тебя с нами, - сказал Лино. - Я конечно попытался возразить, но...
  - Могут возникнуть сложности, - более-менее прояснил ситуацию Рыжий, перебивая разговорившегося Лино. - Именно по твоей части.
  Ответ меня не слишком устроил, но хоть что-то прояснил. Поэтому я решил уточнить ещё несколько моментов.
  - Как я понимаю не только вы вдвоем участвуете. Да?
  - Старшим Глава назначил Симона. Он с его людьми, я, Рыжий и ты.
  Увидев на моем лице непонимание Лино попытался объяснить, кто такой Симон. Я уж точно с ним не встречался, если меня память не подводит.
  - Ставленник Прайса, - не видя у меня какого бы то ни было отклика на эти слова Лино продолжил. - Быком его ещё называют. Здоровый, как два Рыжих, косматый, бородатый и в носу кольцо золотое.
  Вот после этих слов в моей памяти забрезжил свет узнавания. Если бы Лино не упомянул про кольцо, то скорее всего бы не вспомнил. Видел пару раз. В этом та вся и сложность. Почему же его назначили главным? Не понимаю.
  - И тупой, - добавил я точности в описание Лино.
  - Да ты с ним оказывается знаком, а строишь из не пойми кого, - попенял меня Лино, принявшийся насвистывать весёлый мотивчик.
  - Со мной то всё ясно, а как вы вдвоём угодили в эту..., - я попытался подобрать подходящие ситуации слово и с усмешкой продолжил, - команду. С длинноволосым все понятно. Его опять Гас отправил провинности отрабатывать честным трудом, но ты Рыжий за что угодил в наши славные ряды?
  - Спроси у этого, - Рыжий зло кивнул на Лино.
  - Согласна она была. Согласна. Не виноват я, что Несс зашла. Случайность чистой воды.
  - Случайность? Сколько мы теперь должны за 'порчу товара', - передразнил Рыжий кого-то неведомого. - Вспомни?
  - Хорошо-хорошо. Убедил. Всё случившиеся только моя вина. Это хочешь услышать?
  - Вот скажи почему именно в твою пьяную голову пришла эта идея?
  - Потом разберётесь друг с другом, - прервал я перепалку Лино с Рыжим. - Когда все это действо происходить будет?
  - День Всех Богов, - сказал Рыжий. - Ночью.
  - Отлично. Раз все обсудили, то увидимся через три дня. Заберете меня из лавки Мейрис, - быстро сказал я и вставил ключ в замок. - До встречи.
  Дверь я захлопнул до того, как Лино попытался что-то возразить. Была у него дурная манера оспаривать каждое решение других людей, но в своих он никогда не сомневался. Вот почему и оказывался обычно в щепетильных ситуациях, в которых сам же и был виноват.
  Ни на секунду не останавливаясь, я по-быстрому спустился в свою мастерскую, чтобы забрать маленькую чёрную шкатулку, парочку магических накопителей и кинул в сумку несколько серебряных пластин. Никогда не знаешь, что может тебе пригодится. Задержался я на мгновение перед незаконченным мечом. Пока что он был пустой болванкой, то есть обычным куском стали. Взвесив все за и против, я прицепил его к поясу и поднялся наверх.
  Когда я вышел из дома, Лино с Рыжим уже не было. По дороге к лавке Мейрис никак сюрпризов также не произошло. Даже дождь ненадолго прекратился и из-за тучь минут на десять выглянуло солнце. Мей встретила меня со списком заклинаний и отправила в свой подвал, который представлял из себя большое прямоугольное помещение с маленькими бойницами окон, размещенных под потолком. Эта комната было до верху заставлено деревянным ящиками, открыв несколько из них я рассмотрел аккуратно сложенные болты. Видимо в тех, которые подлиннее стрелы.
  - В каждом таком по тысячи штук, - пояснила Мейрис, стоящая на ступеньку выше и рассматривающая меня. - Вон в том маленьком черном сундучке камни.
  - Кварц, - вяло протянул я, взяв горсть этих маленьких кристаллов в руку и высыпав назад в коробку. Как бы не был дешев этот камень, как бы он не был распространен, но работать с ним я не любил. Слишком непостоянная структура. Любое неосторожное движение и в твоих руках остается только лишь горка бесполезного кварцевого песка. - Жлобы все те, кто с тобой работают.
  - Ты же понимаешь, что просто создание амулета влетает не в одну золотую монетку, а уж когда нужно несколько тысяч таких. Сам понимаешь, - покачала головой Мейрис и покинула мен, оставив в окружении коробок, на одну из которых я и уселся, чтобы выразительно взглянуть на Шарагар-Тура.
  'Что дальше, мой потусторонний друг?' - спросил я, наблюдая как из воздуха появляется очертания фигуры демона.
  'Для начала зачаруй один из камней', - благожелательно предложил мне Шарагар-Тур. Не став с ним спорить, я решил посмотреть, что будет дальше. Притащив сундук с камнями до того места, где расположился, я посмотрел на несколько тысяч несколько грубовато обработанных камней. Вытащив наиболее красивый прозрачный кристалл и достав магические манипуляторы, я быстрыми мазками нарисовал магические линии. Передо мной засияла во всей красе структура заклинания 'Удар холода'. Самое простое из всех возможных из Сферы Воды, но все равно на него у меня ушло больше получаса. К тому же вся сложность в зачаровании стрел сводится лишь к тому, что к простому конструкту нужно добавить детонатор, который при соприкосновении активирует заклинание.
  Магического резерва оставалось примерно ещё на один такой камушек. Всё остальное я собирался скинуть на демона.
  - И? - спросил я, наблюдая как остаточные контуры продолжают висеть перед моим лицом, хотя по всем известным мне законам должны были начать разрушаться ещё несколько секунд назад. Кроме того, разорванные линии медленно стали занимать свои прежние места и восстанавливаться до прежних размеров. Я подозрительно покосился на демона. Спорю, что виновник данного явления именно он.
  'Можно приступать?' - с заговорщицкой улыбкой спросил меня демон и уточнил: - 'Но для этого мне понадобятся твои руки'.
  'А может и ноги в довесок отдать? Даже интересно посмотреть, как у тебя это получиться, о великий и ужасный. Прошу, приступай', - милостиво разрешил я, ожидая того, что будет дальше. То, что он сможет взять под контроль часть моего тела, выглядело более чем фантастично.
  'Благодарю', - из уст демона эти слова показались усмешкой. - 'Запомни это. Ты сам мне разрешил'.
  Произошедшее в следующую минут, заставило меня задержать дыхание и в немом удивлении наблюдать за происходящим. Для начал демон, как самый бездарный уличный фокусник, картинно прокашлялся, прошёл на противоположную от меня сторону, скрестил ноги и повис в воздухе. Если бы он хотел удивить меня, мог бы чего-нибудь поэффектнее показать, а так у него получилось вызвать лишь ироническую улыбку. Только я хотел намекнуть ему, что ему только тупых крестьян удивлять, как он показал острые зуба в улыбке и медленно поднял руку в воздух, чтобы щёлкнул пальцами. Звук раздался такой, что мне показалось будто бы он ударил в большой костяной колокол. И будто бы находится перед многотысячной толпой медленно сжал и разжал руку, посмотрел на свои когти и потянулся рукой к сундуку с кристаллами. Не веря своим глазам, я смотрел на мою руку, которая словно зеркальное отражение потянулась к ящику и взяла оттуда маленький прозрачный кристалл в форме неправильного овала. Шарагар-Тур приблизился к нему рассматривая и покачал головой.
  'Слишком просто, да и долго делать по одному за раз. Не находишь это утомительным, юный маг?'
  - Что? - в полной растерянности переспросил я. Мой голос похоже рассмешил эту темную сущность, поэтому комнату наполнил радостный смех, слышимый только мне в этом мире. Отсмеявшись демон подмигнул мне и мои руки нырнули вглубь сундука, чтобы достать то, что находилось в нём. Размером каждый камушек кварца был немногим больше кедрового орешка, поэтому в моих руках за раз поместилось несколько сотен таких кристаллов.
  'Вот так-то лучше', - весело сказал демон и развел свои руки в сторону, чтобы с силой свести их. По помещению разнёсся хлопок от соприкосновения двух ладоней. После этого мир расплылся до конструкта, который пылал магической энергией у меня перед глазами. Всё мое внимание было сосредоточено на наполнявшимся силой заклинанием передо мной. Когда оно было полностью готово, мир вспыхнул мириадами светлячком, в страхе разбежавшихся по подвалу. Эти огоньки энергии постепенно растворялись в окружающим мире, не оставляя после себя ничего.
  В следующие мгновение конструкт начал мигать. Сначала медленно, но с каждой секундой этот странный ритм становился все быстрее и быстрее. С точно такой же скоростью сквозь меня проходило море энергии. Вот тогда мне захотелось закричать. Через мои вены будто бы расплавленный свинец заструился. И этот поток энергии не останавливаясь устремился по направлению к моим рукам.
  Отчётливое понимание, что это чувство обман и так мой организм пытается показать магическую энергию, проходящую по моей ауре, но легче от этого понимания мне не становилось. Как бы я ни старался источник энергии мне, так и не удалось определить. Когда мои глаза почти закрылись от обилия света, все остановилась. Замерло. Прекратился этот бесконечный мельтешащий хоровод одного заклинания. Моргнув, я попытался описать свои ощущения. Сложилась впечатление, что меня хорошенько огрели дубиной по голове, подарив не сильную мигрень.
  'Продолжим,' - демон не стал ждать пока я смог бы прийти к каким бы то ни было выводам. Мои руки снова нырнули в груду камней, чтобы вновь достать горсть кристаллов. Не успел я оценить состояние своего тела, как заклинание снова замелькало, ускоряя темп. Больше я не старался сконцентрироваться на этом конструкте, а полностью старался описать, что происходило со мной.
  Единственное, что я могу со сто процентной уверенностью сказать это то, что за прошедшую минуту я прогнал через свой организм просто огромное количество магической энергии, превратившись в огромный насос, который перекачивал её в эти маленькие кристаллы. Откуда же бралась эта энергия? Ещё раз я задался этим вопросом. Додумать ответ мне не дал Шарагар-Тур, который вновь ссыпал партию камней и принялся за новую. Закончил он, спустя минут десять.
  В те несколько минут отдыха, я полностью оценил, что же со мной произошло. Было ощущение, что попал под огромный металлический пресс, который несколько раз расплющил мое тело многотонной железной пластиной, а через секунду я вновь вернулся в первоначальное состояние. Болело абсолютно всё, каждая частичка моего тела, казалось, испытывала боль. Я не верил, что думаю об этом, но казалось, что моя аура тоже начала покалывать. Мне было сложно представить сколько энергии она пропустила через себя. И чем может грозить все это?
  Пока я пытался вспомнить всё то, что знал из области воздействия на ауру живого человека большим количеством энергии, демон задумчиво осматривал сундук. У меня в голове всплывали какие-то обрывочные знания из ветхих старых манускриптов, к изучению которых я подошёл с должной прилежностью свойственной студиозам Факультета Артефакторики по отношению ко всем знаниям, связанным с Целительным направлением магии. Говоря проще, эта ветхая книженция была пролистана и закинута в дальний угол комнаты. Зачем изучать то, чем ты никогда не сможешь воспользоваться?
  Кто же знал, что мне эти знания могли пригодится? И связать их в целостную картину у меня не получалось. С уверенность могу сказать только одно: любое воздействие на ауру было похоже на азартную игру, которая ничем хорошим никогда не заканчивалась. Это как бросать тлеющие угольки в бочонок с маслом. Быть может, пронесет и уголек потухнет до встречи в легковоспламеняющийся жидкостью, а может и прогреметь взрыв, да такой, что меня потом не один целитель не соберет.
  Эта мысль даже немного успокоила. Раз уж до этого момента ничего не случилось, то возможно всё обойдется. Но к демону я корявым гвоздем у себя в мозгу написал несколько вопросов, которые я ему обязательно выскажу, когда всё это закончится.
  'Откуда столько энергии?' - этот вопрос продолжал вертеться у меня на языке. И сколько бы я его себе не задавал ответа у меня так и не было. Но не могла же она появляться из ниоткуда. Это просто невозможно. На этом маленьком принципе строиться вся магическая наука. Энергия не появляется из ниоткуда. Да, она разлита в окружающим пространстве, но она находится в сыром виде. Её невозможно использовать пока она не пройдет через ауру человека. Где-то должен был быть источник, который я никак не могу найти. Это приводило в ярость. Ненавижу то, чего я не могу понять.
  'С одной частью закончили. Что там дальше? Ага, 'Огненный взрыв'. Не волнуйся, Альдис с этим я могу справиться и сам. Не надо себя утруждать,' - это было сказано с такой заботой, что меня покоробило. Захотелось заехать по этой наглой роже. Попытка заговорить и остановить этот хаос провалилась. Из пересохшего горла вырвался только хрип. Шарагар-тур сделал вид, что его не заметил. Он за долю секунды сплел каркас заклинания, и я снова превратился в огромный насос, пропускающий через себя потоки энергии.
  Так продолжалось пока Шарагар-Тур удовлетворено не кивнул и сказал, что закончил. Я смог только облегченно выдохнуть. Захотелось упасть на такие притягательные ящики и заснуть. Несбыточная мечта. Оказалось, что демон не был со мной до конца честен. Перед глазами возникло новое заклинание и все повторилось ещё раз. И ещё раз. Это продолжалось до того момента, пока мое сознание перестало осознавать, что происходило вокруг и нырнула в спасительную тьму, но даже там передо мной продолжали мелькать яркие структуры заклинаний. Когда всё прекратилось я не заметил. Последние, что удалось вспомнить это то, как ухмылялся демон. Затем была темнота.
  Из забытья мое сознание вынырнуло неожиданно. Открыв глаза первое, что я увидел это ящик, полностью забитый зачарованными кристаллами. Первая моя мысль была, что я сплю, но её разрушил насмешливый голос демона.
  - Слишком уж ты крепкий для обычного человека. Это странно, - задумчиво проговорил демон. Выглядел он при этом немного потерянным. Впервые заметил на его лице недоумение. Куда подевалась его издевательская ухмылка и насмешливый голос? Придя к какому-то только его ведомому выводу, он с прищуром спросил. - Обычный представитель твоего племени должен был помереть после концентрирования такого количества энергии в одном месте. Точнее в теле. Странно. Может быть, ты и не человек вовсе?
  - Шутишь? - спокойно переспросил я него, осмыслив только последнюю фразу. Мозг превратился в какую-то мешанину несвязных мыслей и не мог сосредоточиться на чем-то одном. Да и сил на то чтобы вступать в словесную перепалку с демоном не было. Голова пульсировала острой болью. На оставшиеся части тела я не обращал внимания. Хотя они тоже, казалось, побывали в хорошей драке, где мне посчастливилось побыть в качестве манекена для отработки ударов. Но по сравнению с головой всё остальное казалось чем-то не существенным и далеким.
  Мне на демоне удалось сфокусировать зрение только раза с третьего. Он никак не хотел превращаться из размытой кляксы в свои привычные очертания. Когда он предстал передо мной в своём обычном облике, я вздохнул. Уж лучше бы я этого не делал. Настроения мне это уж точно не добавило. Его довольная рожа только вызвала волну раздражения.
  Мысли текли очень вяло. Тяжело было сосредоточиться на чем-то одном. Как только это удавалось сразу же находилось что-то более важное. Или мне так казалось? Словно мое сознание пробиралось сквозь густой лес, постепенно уходя всё глубже и глубже в чащу, путаясь в хаотично росших деревьях.
  - Упрямый, бесстрашный и глупый, - перечислил демон, загибая пальцы. Озаренный догадкой, он спросил. - Может ты баран?
  - Рога в этой комнате только у тебя одного на голове, - вяло отмахнулся я и попытался сосредоточиться на работе, про которую удалось вспомнить почти случайно. Мне удалось мазнуть взглядом по сундуку с кристаллами, а то бы так и просидел, смотря в стену и стараясь что-то вспомнить. Это было что-то важное, что я умудрился забыть. Проклятая голова!
  Взяв в одну руку один кристалл кварца, а в другую арбалетный болт, я аккуратно вставил его в специальное углубление, находящиеся возле наконечника, и провел тонкую магическую линию. Посмотрев место, куда бы можно было положить готовый болт, я не нашёл ничего лучше кроме как кинуть его себе под ноги. Тогда мне это казалось очень хорошей идеей. Жаль, что я подумал о последствиях своих действий намного позже. Других идей у меня все равно в тот момент не было. Поэтому стараясь не обращать внимания на головную боль, я продолжил.
  Когда в руках оказался третий болт, мне стало казаться, что я что-то упускаю. Нечто важное проплыло совсем рядом со мной. Я пропустил это, как нечто незначительное. Но что это было? Как бы я не напрягал мозг, мне никак не удавалось ухватить ускользающую от меня мысль. Она почти была готова всплыть в голове, как неожиданно выскальзывала, оставляя меня недоумевающим. Я перевел взгляд на свои руки, в которых все также были зажаты кварц и арбалетный болт.
  - Нужно продолжать, - устало вздохнул я и повторил весь процесс соединения зачарованного кристалла кварца и арбалетного болта. Все остальные мысли просто испарились из головы. Осталось только механическое движение рук, которые отдельно от разума продолжали бросать на пол все новые и новые готовые амулеты. Простейшие магические действия. На каждую такую стрелку у меня уходило не больше минуты. Слишком просто.
  Эти неполные трое суток я никогда не забуду. Если бы у меня не было того зелья, что мне удалось получить в лавки Наарамора Норло, то бы ни за что не успел. Голова стала приходить в норму только после того, как прошло часов пять после того, как я очнулся после странного светопреставления, устроенного демоном. Вот тогда-то меня пробрало до самой глубины души. Кидать зачарованные стрелы на каменный пол не самое умное занятие. Как никакая из них не активировалась ума не приложу. Аккуратно переложив их по ящикам, я продолжил заниматься своей работой. Но как бы я не хотел вспомнить ту мысль, которая меня беспокоила, у меня это не получалось. Что же это было?
  Когда последний кристалл встал на свое место, а завершающая линия закончила с, я захлопнул крышку последнего ящика и устало откинулся на стену и закрыл глаза. Казалось, что прошло не больше секунды, как в мой сон вихрем ворвался Лино, который бесцеремонно тряс меня за плечо. Первой мыслью было послать его куда подальше, но мне удалось сдержаться.
  - Ваше магичество, карета подана, - с почти торжественным видом скороговоркой проговорил Лино и попытался изобразить стойку преданного лакея не одно десятилетие прислуживающего какому-нибудь дворянчику. Ему бы бархатную ливрею какого-нибудь благородного красного цвета, а не эти темные одеяния. Вот тогда я бы ему поверил.
  - Плохой из тебя актер, - хрипло проговорил я, поднимаясь на ноги. Мог бы и подыграть его представлению, но на это не было ни сил, ни желания. С неким сожалением я посмотрел на место, заменившие мне кровать. Жаль, что приходится оставлять его.
  Усталость всё же брала свое - глаза закрывались даже стоя. К этому добавилась ломота по всему телу, но радовало только то, что голова перестала представлять из себя сгусток боли. Интересно сколько же мне удалось урвать часов сна? Что-то мне подсказывало, что число не может похвастаться двузначностью. Как же хотелось вновь закрыть глаза и провалиться в спасительную темноту. Но эту слабость я оставил на потом.
  - Плохо выглядишь, - почему-то обеспокоенно проговорил Лино. Не придав этому значения, я добрался до остатков зелья и поднёс горлышко к своим губам, сделав несколько жадных глотков. Как только последние горькие капли упали в мой пищевод, я блаженно зажмурился. Усталость постепенно ушла на второй план, а тело наполнилось энергией. Немного закололо сердце, но на это я не обратил никакого внимания, потому что это продолжалось совсем недолго.
  - Теперь уже лучше, - преувеличено бодро проговорил я, цепляя на пояс меч.
  - Серьезно, ты и так здоровьем не блистал, если четно. Сейчас так вообще кажется, что подуй ветерок, и ты рассыплешься. Старуха Мейрис и то бодрее тебя выглядит, а она уже зажилась на этом свете, - вся ирония в голосе куда-то пропала. Было немного непривычно слышать, как он разговаривает нормальным голосом.
  - Пошли, - не раздумывая, я отправился к лестнице. - Хочу побыстрее закончить с этим и отправиться домой.
  - Или же сразу на кладбище. Чего тянуть? Там ты уж точно за своего сойдёшь, - угрюмо уточнил Лино, поднимаясь вслед за мной по каменной лестнице из грубо обработанного камня. На первом этаже нас встретила Мейрис. Она с довольным видом попыталась открыть рот, но я её не дал её этого сделать. Подозреваю, что попыталась бы намекнуть, что я полностью провалился и теперь задолжал ей.
  - Закончил. На днях зайду, - проговорил я и усмехнулся, посмотрев в сторону Мейрис.
  Выражение её лица явственно говорило, что она жала чего угодно, но точно не такого поворота событий. Она с широко раскрытыми глазами проводила нас взглядом до двери, так и не произнеся ни слова. Мне даже показалось, что мне удалось расслышать, как стучат ноги по каменным ступенькам. Наверное, убежала проверять. Или мне показалось?
  На улице стояла глубока ночь. Прохладный воздух немного взбодрил, разогнав оставшиеся остатки сна и вернув жажду действий. Полная Луна стояла высоко в небе, освещая улицу бледным светом. Освещение было хоть и не как в полдень, но споткнуться обо что-то так удачно подворачивавшиеся под ноги можно не бояться.
   Света вполне хватало, чтобы вырвать из темноты ночи очертания грузовой повозки с высокими бортами, в которую был впряжён огромный черный конь. За козлами сидел Рыжий, который непринуждённо пожевывал стебелёк какой-то травы, который полетел на землю, когда мы подошли. Пока я и Лино рассаживались, Рыжий не сильно ударил кнутом коня, который устремился вперед, потянув нас по темной улице, освещаемой редкими магическими фонарями. Это продолжалось до того момента, пока мы не оказались в Нижнем Районе. Фонари как-то резко исчезли. Теперь приходилось довольствоваться только лунным светом.
  - Где вы коня достали? - тихо спросил я у Рыжего напряженно вглядывавшегося в ночную темень. Что удивительно, но эта повозка, как и конь почти не издавали звуков. Всё дело было в том, что копыта лошади были обмотаны темными тряпками, которые практически полностью глушили звук копыт. А почему повозка не громыхала на каждой кочке, я так и не смог рассмотреть. Удивительно то, что меня даже почти не трясло. Будто бы сидишь в очень хорошем экипаже, а не на месте кучера. Не хватает только бархатной отделки и позолоты.
  - Только ты никому не говори, - вместо Рыжего вмешался Лино, заговорщицки понизив голос. - Мы позаимствовали этого красавца у начальника порта. Надеюсь этот склизкий хорёк любил эту животину. Столько времени ушло, чтобы достать его. Так эта кляча меня ещё и укусить успела.
  - И чего ты его так не любишь начальника порта?
  - Есть причины, - тихо проговорил Лино, не собираясь распространяться, почему у него возникло такое отношение к Гарду Винсу. - С этой жадной жабой приличным людям нельзя иметь никаких дел. Меня эти слова заставили засмеяться. Немного запоздало подключился Рыжий.
  - Где ты приличного человека увидел? - спросил у Лино наш кучер, отсмеявшись.
  - Не приличным тоже не советовал бы. Вот увидите ещё.
  - Слишком приметный конь, - только сказал я, на что получил усмешку Рыжего.
  - Этот пройдоха успел договориться на счет него с Бансом.
  - Вы шутите? Не уж-то Бансу Мяснику его собираетесь продать? - Посмотрев на их сосредоточенные лица, на которых не дрогнуло ни одного мускула, я удивлённо вскинулся. - Вы серьёзно на скотобойню его отправляете? А как же Лошадник? Это все же не старая кляча, а вы его на колбасу. Расточительно разбрасываться хорошим товаром.
  Если у Банса возле Чумного Рынка была самая большая скотобойня в городе, которая раскинулась на целую улицу, то Пирс Лонак или же Лошадник занимался тем, что покупал всякую живность. В том числе и ту, по поводу которой возникали сомнения, скажем так, о её принадлежности к тем, кто её продает. Два оборванца продающие благородного жеребца вызывают только лишь удивление, как и лишние подозрения. Но Лошадник относился к этому просто. Раз уж к нему пришили, то почему бы и не купить? Эту лошадь всегда можно было перепродать человеку, который всегда ценил красивых животных. Кому бы они не принадлежали. Только вот реальную цену Лошадник никогда не давал. На треть, если повезёт, можно было рассчитывать. Но это всё равно куда больше, чем заплатил бы Мясник. И вот тут возникает вопрос. Почему эти двое не хотят отдать эту лошадь Лошаднику? Он найдёт ему нового хозяина, правда в другом городе. Всегда было интересно, как ему удаётся вывозить животных через городские стены.
  - Дело в том, что Длинноволосый задолжал Лошаднику денег, - Рыжий тихонько заржал и аккуратно повернул повозку в левый проулок. И как ему удалось разглядеть хоть что-то в такой темноте? Как только мы въехали на эту улицу Луна зашла за тучи и света не хватало, чтобы рассмотреть хоть что-нибудь впереди.
  - Я ему всё вернул, - зло раздалось слева оттуда, где сидел Лино. - Если ему ещё что-то нужно, то пусть эта жадюга для начала меня отыщет. Ни одной медной монетки от меня больше не получит. Но не это самое важное. Тут главное насолить этой жабе. Представьте эту картину. Просыпается наш достопочтенный Гард Винс в один прекрасный солнечный день, а на его пороге обнаруживается маленькая корзинка, в которой лежит свежий хлебушек, немного зелени и кровавые колбаски. Но он ещё не знает, что они сделаны из его любимого Грома. И очень крохотная записочка, написанная лично мной, в которой... Приехали. Лино резко закрыл свой рот и исчез в темноте. Только он с кровожадной улыбкой рассказывал нам свою фантазию, а через секунду его уже нет. Это мне показалось, что он куда-то испарился, но на самом деле он просто спрыгнул с замедлившейся повозки, не издав ни одного постороннего шума. Как только мы въехали в этот переулок, то оказались зажаты с двух сторон огромными деревянными громадами зданий складов, возвышающихся над нами на добрые три этажа. Повеяло морской свежестью, я медленно втянул в себя прохладный воздух, наслаждаясь последней минутой спокойствия.
   В темноте мелькающий силуэт Лино было сложно различить, но вроде бы он нырнул в те неплотно прикрытые огромные ворота, возле которых стояла ещё одна повозка. Дальше путь нам все равно был заказан. Повозка при всем нашем желании не смогла бы протиснуться в такой узкий проем. Рядом с этой телегой Рыжий остановился. Не говоря ни слова, он спрыгнул с козл, подхватил коня под уздцы и привязал его к чему-то на стене. Мне так и не удалось рассмотреть, что это было. Я же стоял перед входом, не решаясь войти темноту помещения.
  - Пойдём. Точно! Чуть не забыл, надень. Не будем облегчать работу страже, - сказал Рыжий и протянул мне черную ленту. Точно такой же он закрывал себе лицо. Когда я закончил надевать эту импровизированную маску, Рыжий опередил меня на несколько шагов, и скрылся в дверном проеме. Я медленно последовал за ним, стараясь не сильно шуметь, но тишину нарушил мой спутник, неожиданно заговоривший.
  - Лино хоть и тот ещё пустоголовый осел, влипающий во все, что плохо пахнет, но на него, как это ни странно, можно положиться. Когда нужно он становиться необычайно серьёзным - это мне в нем и нравится. Не то, что эти, - он неопределенно помахал рукой, показывая отношение к людям Быка. - Обычные громилы, мозгов которых хватает только лишь на ломание черепов. В этом они мастера. Но вот во всем остальном... Да что тут говорить! Никто не позаботился даже о том, чтобы оставить кого-нибудь с лошадьми и проследить за стражей. Бездари!
  Рыжий умолк, а я, в третий раз споткнувшись обо что-то разбросанное под ногами, не выдержал и зажег магический светляк над нами. Не знаю почему у Рыжего прекрасно получалось ориентироваться почти в непроглядном мраке, но для меня это было сродни изощрённой пытки, от которой страдали мои ноги. Они постоянно обо что-то ударялись. Последней каплей стало то, что я чуть ли не растянулся на полу, зацепившись за какую-то деревяшку.
   Как только первые лучи магического света осветили наш путь, идти сразу стало легче. Мы передвигались по длинному коридору, который причудливо был завален пустыми коробками и каким-то мусором. Сложилось впечатление, что кто-то старательно превращал этот длинный отрезок в причудливую баррикаду. В некоторых местах пришлось втягивать живот, чтобы пролезть вперед, собирая многолетнюю пыль, которой на полу и стенах накопился внушительный слой.
  Через пару минут мы оказались у деревянной двери, обитой железными полосками. Рыжий резко открыл её. В нос ударил неприятный запах скисшего вина и чего-то такого же противного.
  - Никогда не экономьте на охране склада, - поучительно протянул Рыжий и продолжил говорить, будто бы обращался к неведомому хозяину груза. - И лучше давать толстые кошели чинушам из порта, иначе долго твой груз у тебя не пробудит. Обидчивые эти чинуши. Всё хотят рассказать таким как Прайс, кто же их обижает. Почему эти недальновидные люди не платят за сохранность своего груза? Жадные торгаши, но нам даже лучше. Вот посмотри, что происходит с охранниками, когда их оставляешь без контроля. А мы к ним и пальцем не прикоснулись. Лино только подарил им две бутылки скверной браги, которую эти ротозеи и вылакали почти сразу же. Двух часов не прошло даже... Дверь даже не подумали, что нужно закрыть.
   Рыжий неодобрительно поцокал, покачал головой и пошагал вперёд, давая мне возможность повнимательней рассмотреть помещение. Мы проходили сквозь небольшую каморку, в которой были размещены подранный топчан, небольшой стол и два стула. Их занимали два мычащих тела. Видимо те самые охранники. Сознание покинуло их надолго, оставив резкий запах алкоголя, наполнивший помещение настолько, что хотелось закрыть нос рукой. Их даже никто связывать не собирался. Да и зачем? Эти двое могли только неопределённо мычать, словно коровы на водопое. Оставив этих горе охранников позади, мы вышли в основное складское помещение, забитое по самый потолок коробками и какими-то мешками.
  - Все схвачено?! А если стража или ещё кто в этот переулок попадет? - раздался злой голос Лино, который, видимо, пытался что-то объяснить.
  - Лино, спокойней, никто не собирается тебя отпускать следить за улицей. Этим переулком уже лет пять никто не пользуются по назначению. В него и по нужде не забредают. Со стражей вопрос решен. Они будут обходить эту дорогу стороной, - грубый голос ни капли не старался говорить тише. Этот человек почти кричал, не стараясь скрываться. - Проблем не будет. Можно начинать перетаскивать груз. Чем быстрее закончим, тем скорее уберемся отсюда.
  На последних его словах мы вышли к небольшому пространству, не заставленному всевозможными ящиками и мешками. Не считая Лино на нас сместились взгляды ещё шести человек. У троих из них были факелы. Мазанув по ним недовольным взглядом, я перешёл на Истинное Зрение и скривился. Магии в этом помещении было примерно столько же, как воды в пустыни. Совсем пусто. И зачем я сюда притащился?
  - Доброй ночи всем, - кивнул я здоровенному парню, который словно гора возвышался над Лино. Описание в точности совпало. Бык собственной персоной.
  - Все наконец в сборе, - неприятно протянул он, а я от неожиданности поперхнулся. Я думал, что с Лино разговаривал Бык, но на самом деле это был тот нескладный человек лет тридцати с глубоко посаженными глазами и тонкой неприятной улыбкой, похожей на две тонкие кровяные колбаски. Он стоял рядом с Быком, который направился куда-то вглубь склада. Его люди отправились за ним. В свою очередь мы также пошагали вперёд. Никто даже парочкой слов не перекинулся с нами. Лино вправду перекинулся несколькими фразами с двумя людьми Быка, но и только. Сложилось впечатление, что на не очень и рады. Остановились мы через минуту, возле рулонов какой-то мешковины.
  - Основной груз, что привезла 'Ласточка' - это табак и сахар, но мало кто знает, что у неё в трюме была кое-что подороже. Неучтенное и дорогое. Сарийская ткань, - немного разъяснил ситуацию Бык. Он аккуратно разрезал ножом мешковину, за которой скрывалась тонкая бела ткань с золотистым отливом. - Неплохой куш, Длинноволосый?
  - Очень даже. Только нужно его ещё вывести, - Рыжий потрогал большой рулон ткани, который высотой был почти с Лино, а шириной словно толстое сосновое бревно. Для собственного успокоения я ещё раз переключился на Истинное зрение и осмотрел всё по кругу, но так ничего не смог заметить. Я отрицательно помотал головой в ответ на вопросительный взгляд Лино. Видимо он боялся, что мы можем куда-то вляпаться.
  Рыжий одним из первых с натугой взвалил один из свертков на плечо и отправился в сторону выхода. Все остальные тоже начали взваливать груз на плечи. Я в свою очередь отошёл к одной из многоярусных стен, составленных из ящиков. Облокотившись на неё, я стал ждать пока они закончат. Почему-то Бык бросил на меня злой взгляд, забрасывая на себя один из свёртков, но ничего так и не сказал. Сам же он взвалил на себя два таких свертка, покачнулся и отправился к повозкам, от которых назад так и не вернулся. Лино, когда пришел обратно стал похож на приведение из-за слоя пыли, превратившего его одежду из черной в серую. Он стал проклинать все узкие коридоры и бесполезный хлам, который мешается под ногами. Закончив, он взял очередной сверток и потащил его к повозкам. Ждать пока весь груз окажется перетащен пришлось около часа. Если я не сбился со счёту, то свертков оказалось в районе девяти десятков.
  Оставалось только забрать несколько, оставленных на полу. Я всё это время от скуки сканировал округу Истинным Зрением, но ничего подозрительного так и не увидел. Не знаю почему, но на складе остались только мы втроем.
  - Какие же они тяжелые, - поморщился Лино, подняв предпоследний из рулонов. Выглядел он очень уставшим. С его лица каплями стекал пот, дышал он тяжело и прерывисто. Воздух попадал в его легкие с неприятным свистом. Как только сверток оказался на плече, Лино покачнулся и его повело в сторону, послышался громкий треск. Мешковина, в которую рулон был замотан, зацепилась за ржавый гвоздь, торчащий из деревянного ящик, и разорвалась по шву. Катушка с тканью, подпрыгивая, покатился по полу, разматываясь. Остановилась она только у соседней стены. Я, Рыжий и Лино синхронно повернули головы в ту сторону.
  - Плохое у меня предчувствие, - не знаю к чему сказал Лино, с хрипом втянув в себя воздух.
  - Рыжий, вытаскивай предпоследний рулон. Мы пока попытаемся скрутить все назад, - уже на бегу сказал я, направляясь к размотанному куску ткани. Лино от меня не отставал, поэтому возле него мы оказались одновременно. Встав каждый со своей стороны, мы стали закручивать рулон. Но продолжалось это недолго. Заминка возникла с моей стороны.
  - Чего остановился? - зло прошипел Лино и нетерпеливо взмахнул руками, показывая, что нужно закончить быстрее. Но меня что-то смутило. Что-то мелькнуло на самом краю зрения. Прислушавшись к себе, я не сразу, но понял, что это было. К тому же мои пальцы начало покалывать. А так бывает только тогда, когда держишь в руках очень объёмный магический накопитель. 
  - Маг! Осточертело пылью дышать. Мы же почти закончили. Быстрей, - поторопил меня Лино. 
  - Помолчи секунду, - бросил я и переключился на Истинное Зрение, в котором рулон стал сиять слабо перламутровым светом. Я бы может быть и не обратил на это внимание, но раньше этого не было.   Совсем недавно он был, как и всё в этой комнате, темно-серым, не содержав ни капли энергии, но сейчас что-то изменилось.
  'Что это такое? Почему магический фон именно такого цвета? Что здесь происходит в конце-то концов? Я о таком даже не слышал,' - в голове заметались панические вопросы и мысли, порождаемые непониманием происходящего. Не может быть такого магического фона ни у какого бы то ни было вида магической энергии. Как такое возможно? 
  Подозрительно покосившись на тонкую ткань, я неопределённо хмыкнул. Вот оказывается в чем всё дело. Ткань экранизирует магическое излучение. Занятно. Почему-то про такое я даже и не слышал за всю мою учёбу в Магической академии.   
  'Та ещё неделька выдалась', - подумалось мне, пока я отстранённо смотрел на скомканную ткань, которая лентой лежала на грязном полу.  Мои размышления свелись к том, что сегодня не самый плохой день. Я узнал кое-что новое. Хоть оно и добавило новых вопросов. Я по-новому осмотрел помещение. Так я не увидел того, кто бы желал ответить на мои вопросы, я начал действовать.
  - Всё сам. Да? - эти мои слова заставили Лино ругнуться.
  Хоть и понимал, что все непонятное и неизвестное магу лучше изучать с утроенной осторожностью и несколькими магическими барьерами, подключенными по крайней мере к трем до верху заполненным магическим накопителям. А лучше всего все необъяснимое обходить седьмой дорогой - целее будешь. Но в данной ситуации промедление могло похоронить надежду на то, что удастся узнать, что же спрятано под слоями ткани. То, что в реальности мы должны были забрать. Ткань хоть и дорогая, но настоящий груз спрятан внутри неё. Вот зачем нас  отправили сюда.   
  Единственное, что я себе смог позволить - создать несколько силовых линий, образовав неплотный каркас перед собой. Слабая замена нормальному магическому щиту, но получше, чем совсем ничего. Сплетать нормальную защиту пришлось бы очень долго. Поэтому я решил рискнуть. Но при этом прекрасно понимал, что если мне правильно удалось измерить количество магической энергии, находящейся в том, что находится в рулоне, то эта предосторожность бессмысленна. Если произойдёт взрыв, то этот район не досчитается нескольких складов и, что более печально, одного малость самоуверенного мага.
  - Что ты творишь? - воскликнул Лино и попытался остановить меня, раскручивающего рулон. Я же только зло на него посмотрел и, ничего не объясняя, продолжил. Не знаю, что он увидел в моем лице, но почему-то перестал меня доставать и даже стал помогать, подойдя с другой стороны. Дело пошло быстрее.
  - Надеюсь, ты не спятил, Альдис, - зло прошипел Лино, когда мы размотали половину.
   С каждым снятым оборотом дорогой ткани магическое свечение проявлялось всё сильнее, пока я не перешёл на Обычное Зрение. Смысла смотреть на это Истинным Зрением уже не было.  В этом свернутом куске ткани определенно было что-то магическое. 
   Когда ткань была полностью размотана, я аккуратно достал небольшой бархатный сверток, в котором была замотана лакированная черная шкатулка. Обычная деревянная шкатулка. Но как только она показалась на свет волосы у меня на затылке зашевелись, а руки стало покалывать сильнее. Осторожно открыв шкатулку, я тут же её закрыл. Как же хотелось, чтобы это было не то, что я увидел. 
  Перламутровый магический фон исчез, уступив места непроглядной черноте, которая большим облаком накрыло все в радиусе пяти метров от шкатулки. Чего бы я не хотел, но перед глазами всё ещё стояли три антрацитово-черных камня, лежащих в специальных выемках, вырезанных в дереве. Самое паршивое, что мне было известно, что это такое. Но от этого знания не становилось легче. Сердце забилось быстрее.
  - Не нравится мне твое бледное лицо, Альдис, - обеспокоенно проговорил Лино и нервно попытался улыбнуться.
  - А слова мои не понравятся ещё сильнее, -  устало сказал я, пытаясь унять дрожащие руки и участившиеся сердце. Получалось плохо. Не осталось ничего кроме как повернуться к моему спутнику. Открыв шкатулку, я повернул её к Лино, чтобы он мог внимательно рассмотреть, что же в ней находилось.
  - И что? Камни какие-то, - Выдал он, но сделал шажок назад. От этого на моем лице расплылась широченная улыбка. Этого я и ожидал. Поддев ногтем один из камней, я достал его двумя пальцами и стал рассматривать. Черный шарик, от которого не отражался свет факела и магического светляка под потолком. Казалось, что весь свет в комнате поглощается этим маленьким кусочком тьмы.  Но от соприкосновения с ним пальцы приятно покалывало.
  - Почувствовал? Должен был почувствовать, - кивнул я своим мыслям. Лино, не видя, ощутил ту волну энергии, которая была разлита в окружающим пространстве. Я продолжил. - Это не просто 'какие-то камни'. Это кое-что совершенно иное. Постараюсь объяснить, что же это такое, хотя и сам мало знаю, но уверен это именно оно.  Придётся начинать из далека, чтобы ты понял.  Ты же знаешь, что существует всего семь видов магических элементов?  Огонь, воздух, вода, земля, тьма, свет. Отдельно от них стоит Целительная магия. Стихийные маги, такие как я, могут использовать первые четыре вида энергии, то есть ту, которая разлита в окружающим пространстве. У каждого из нас есть определённая предрасположенность к отдельному виду элементов, редко к двум. У меня, например, это вода. Использующих стихии большинство, а вот оставшиеся три вида магии имеют свои особенности. Сказал бы даже, что они особенные, выбивающиеся из всех правил, по которым работают обычные маги. Целительство и магия света нам не нужны. Сейчас нас больше интересует магия тьмы. С помощью неё и были созданы вот эти магические накопители.
  - К чему ты ведёшь? - нервно спросил у меня Лино.
  - Этот маленький шарик называется 'Частица Тьмы', - устало произнёс я.
  'Истинная Частица Тьмы', - откуда-то появился демон и поправил меня, заставив от неожиданности дёрнуться. Я уже начал забывать про него. Не обратив на это вмешательство в разговор никакого внимания, я продолжил говорить.
  - Обычные маги берут энергию из окружающего пространства, аккумулируя энергию стихий. По-простому будет примерно так. В свою очередь Маги Света набирают энергию посредством групповых ритуалов. Больше про это не скажу. Они не особо любят распространяться на счёт своей магии. Что же касается Магии Тьмы, то с ней всё более просто, если можно так сказать. Она тот универсальный инструмент, который может использовать каждый. Даже ты Лино, а твоего Дара хватит максимум на то, чтобы зажечь восковую свечку. Нет никаких ограничений, нет запретов, но и цена у этого соответствующая... Поэтому она и запрещена во многих странах. Её официально использует только Наранесс. Энергия Тьмы проявляется при сильных негативных эмоциях. При смерти любого человека из его ауры вырываются черный завихрения - та самая темная энергия. Ты не сможешь их увидеть, но поверь, что это так. Также она появляется при ненависти, боли, ярости, отчаянии. Хочешь знать к чему я виду? Для того чтобы создать вот этот маленький шарик было загублено множество жизней. Судя по плотности кристалла не меньше нескольких сотен, но я могу ошибаться.
  - Чем это нам грозит? - обеспокоенно спросил Рыжий, простоявший каменным изваянием почти весь разговор. Он вернулся посмотреть, где же мы застряли и застал середину разговора.
  - Ничем хорошим. Как только хозяева этого склада прознают, что их драгоценные 'Частицы Тьмы' уплыли в неизвестном направлении, то постараются узнать, кто же такой смелый присвоил их себе. Затем, он выйдут на нас и людей Быка. Честно, то я бы не хотел связываться с теми, кто владеют столь ценными предметами и знает, как их сделать. Ты же осознал, как создаются эти черные камушки. Хочешь стать его маленькой частью? Раздери меня демоны... Подстава!
  - Что случилось? - Рыжий подошел ближе ко мне. А я быстро перешёл на Истинное зрение и сглотнул. Там, где должен был быть главный вход на склад, нарастало магическое напряжение. Это выглядело так, будто бы потоки воздуха стягиваются к определенному месту, закручиваясь и формируя какое-то заклинание. Не успело оно окончательно сформироваться, как с того входа, откуда мы зашли раздался взрыв, который совпал с тем, как закончилось создание заклинание.
  Единственное, что мне удалось успеть сделать так это преобразовать контур недостроенного магического щита, добавив несколько силовых линий. Заземлив две линии, я отправил получившуюся структуру половину своего магического запаса со звоном на месте прохода образовалась ледяная стена, в которую тут же ударилась ударная волна от второго взрыва с основной составляющий из Сферы Воздуха. Как не удивительно, но это заклинание, созданное практически на коленки, выдержало, чтобы немного усилить его я внес несколько корректировок в структуру и добавил некоторые элементы. Пока я этим занимался в этом помещении появились новые лица.
  - Стража, - выплюнул сказал Рыжий и несколько раз ругнулся. Не знаю, как у него получилось что-то рассмотреть сквозь затвердевший лед, в который с треском врезалось какое-то заклинание, от чего тот пошёл трещинами. Пришлось перенести большую оставшуюся часть энергии. Лед вновь приобрел презентабельный вид, но настроения мне это не добавило. Стена выдержит максимум ещё два удара. У меня может получится погасить третий, но на этом мои скромные силы закончатся. Рыжий повернулся к нам. - Что делать будем?
  - Сваливать, - зло прошипел я и за долю секунды сплел обезвреживающие заклинание, которое разрезало огненный шар, летевший в нас на две половины. 'Плеть Вироса' сработала в точности, как должна была. Я даже удивиться успел. Слишком просто у меня вышло создать заклинание. Обдумать свои действия я не успел. На каких-то рефлексах всё получилось. Видел бы меня в этот момент Магистр Теоро. Почти как настоящий боевой маг сработал.
  Выкинув из головы все ненужные мысли, я нахмурился. На этот раз мне повезло, но следующего может и не быть. Я наблюдал как красиво разрушается огненный шар, рассеченный на две половинки. Так как связывающие контуры были разрушены, то остатки энергии просто растворились в окружающем пространстве, а я уже понадеялся на небольшой пожар. Хоть какой-то был бы шанс уйти. Не успел я это хорошенько обдумать, как об мой импровизированный щит разом ударилось три болта, прочно засевших во льду.
  - Чем быстрее, тем лучше. Долго я не смогу их сдерживать, а попадаться нам нельзя.
  - Если даже попадемся, то не всё так плохо. Месяцок каторги ещё некому не вредил, - как-то печально хохотнул Лино, напряженно вглядываясь сквозь барьер. - Провинность почти пустяковая. В какой-то старый склад залезли - великое дело. Судья даже думать не будет. Отправит в Лесной Лагерь и забудет, что мы существовали. А там почти что курорт. Всяко лучше, чем отправляться на встречу с Богиней Смерти, - оптимистично заявил Лино, поигрывая острым стилетом, возникшим почти из ниоткуда. И как это у него так ловко получалось его доставать, что я этого не замечал? К тому же его действия полностью противоречили его словам. Казалось, что он сам не поверил в только что сказанное, будто бы он врал сам себе. На краю сознание я отметил, что таким образом он успокаивал себя.
  - Раскалённая кочерга в задницу - вот весь твой суд будет, - мрачно буркнул я, перенаправив энергию в цент магического щита. Как только я это сделал, он принял на себя 'Воздушный Таран', который с треском развеялся. Щит сотрясло и выгнуло во внутрь. Я заскрежетал зубами. Банальная ошибка. Нормально не закрепил линии силы, но щит, к удивлению, продолжал держаться. Вот только надолго ли? По рассыпающийся, словно песчаный замок, структуре и количеству энергии я видел, что это ненадолго. Чудо, что он до сих пор удерживает неплохого боевого мага, который только и делал, что аккуратно прощупывал нашу защиту. Вот когда он примется за нас всерьёз никому мало не покажется.
   'А я не совсем пропащий', - мысленно похвалил я себя. В груди даже какая-то гордость появилась за это детище, созданное по наитию. Видимо по этому его до сих пор не разобрали до последней линии. Маг просто не понимает с чем связался. Очередной болт воткнулся туда, где у меня была голова. Я скривился. Ещё удар и можно идти сдаваться. Структура держится только потому, что я исправляю совсем уж критичные разрушения. Жаль, что энергии в резерве осталось несколько капель.
   - Нас за эти 'Частицы Тьмы' из пыточных не будут выпускать до следующий годовщины празднования династии Приро. И попробуй докажи, что ты тут ни причем. Всё очень было похоже, что мы пришли именно за этими камнями...
  В конце фразы мой голос начал затихать. Немного пораженный догадкой я замолк, так и не договорив до конца, то что собирался сказать. Все части головоломки встали на свои места с громким щелчком, будто бы это были детали одного большого механизма. Простота, с которой нас подставили просто поражала. Слишком громкие слова, но других в голову просто не приходило. Наверное, появление стражи не входило в первоначальный план, но раз так получилось, то этого уже не изменить. Именно мы те, на кого посыпаться все шишки, если попадем в руки стражи. И мне наплевать, что этого никто не хотел. Ставлю весь свой Дар, что они знали, что замотано в Сарийкой ткани, и отправлялись мы именно за этим.
   Я облизнул пересохшие губы, стараясь вновь перебрать все события нескольких часов и собрать их в какое-нибудь подобие четкой системы. Ведь где-то на краю сознания мелькали мысли о неправильности всего происходящего. Не предал им значения, вот теперь сам и буду расхлёбывать. А ничего другого и не остаётся.
   Теперь все странности можно объяснить. Вот почему Бык был так спокоен, когда они с Лино спорили про то, что никого не оставили следить за стражей. Чего бояться, если проворачиваешь всё не в первый раз. Думаю, что и никакого корабля, прибывшего в порт, не было. Нет, корабль был. Скорее всего он не один раз доставлял такой груз. Но причем здесь капитан порта? Как он оказался в этой схеме? Он тоже замешан в этой контрабанде?
  Контрабанда? Вот и ответ на все мои вопросы. Мы ничего не воровали. Просто забирали собственный товар, то есть того, кто нас сюда послал. С уверенностью могу сказать, что проворачивается это не в первый раз. Весь механизм слишком отлажен. Команда Быка вот что показалось мне странным первоначально. Они были слишком расслаблены, будто бы выполняют рутинную работу. Вспоминая этот отрезок ночи я только что осознал, что никто даже не пытался понизить голос, когда говорил. Оставался только злополучный капитан порта. Как он тут замешан?
  Я осмотрел склад в поисках ответа и чуть было не ударил себя по голове. Ответ пришёл неожиданно. Само здание принадлежало портовой администрации и использовалось как склад. Но это всё лишь догадки, которые я не могу никак подтвердить в данный момент, но внутренний голос говорил, что я недалеко ушёл от истины.
  Почему меня привлекли для этой работенки? Рыжий? Лино? Я взглянул на рулон ткани. Это вызвало у меня волну злости, нахлынувшую словно ураган. К демонам эту ткань! И правду в Пекло! Сейчас она нам мало чем сможет помочь. Если нас поймают вот с этими черными камнями, то нам кроме как на виселицу дороги не будет. Повезёт, если на Вороньем Холме казнят с зачитыванием приговора суда, а не удавят по-тихому в каком-нибудь темном углу или, что намного хуже, отдадут Ордену Света со всеми печальными последствиями. Я зло оскалился и большим пальцем я притронулся к своему перстню. А как обрадуются эти фанатики, когда обнаружат одно темное существо, запертое в перстне. Тут моя фантазия пасовала, но что-то подсказывало мне, что ничего хорошего мне не светит.
  - А что... - что хотел сказать Рыжий, я не смог услышать в виду происходящих передо мной событий. Проще говоря, щит не выдержал следующего удара и голос умолк, перемежаемый отголосками разрушающегося льда. Убирая все прикрасы и свои надежды, я успел сделать глубокий вдох, вбирая пыльный воздух в свои легкие, и немного зажмурил глаза, готовясь.
  Магическая преграда, отделяющая нас от стражи, разорвалась за долю секунды на мелкие кусочки. Предпринять я ничего не успел, да и не смог бы. Слишком сильным был удар, разрушивший магический барьер. Какой-то гений с той стороны вбухал в заклинание несколько моих резервов, поэтому миг полета я ощутил неожиданно. А пока мое тело переворачивало в воздухе, я успел позавидовать такой расточительности. Отмечал я это краем сознания, удивляясь своим мыслям. Во время моего падение раздался громкий хлопок, после которого я больно ударился обо что-то головой. На миг в глазах потемнело, все звуки стихли, чтобы ворваться в мою голову с новой силой. Они оглушали, но хуже всего было после яркой вспышки света, ослепившей меня.
  - Твою-то мать, - простонал я, закончив катиться по полу. Вернее, меня остановила стена, в которую я удачно врезался, прекращая свое движение. Удар об стену отозвался болью в голове. Хотелось бы сказать, что я успел среагировать на смену обстановки и подготовиться к такому повороту событий, но тогда я совру.
  Приходил в себя я, казалось, что вечно. Ведь представлял я из себя печальное зрелище. Моё бесчувственное тело уткнулось лицом в грязный пол и отказалось подниматься. Попытавшись унять звон в ушах и восстановить расплывающиеся зрение, я осмотрелся. Хоть этому и пыталась помешать взметнувшаяся в воздух после взрыва пыль.
   'Всё могло быть намного хуже'. - На ситуацию я смотрел с определенным оптимизмом, который соседствовал с неплохой такой долей фатализма, что с каждой секундой усиливал свое влияние на мою оценку окружающий меня. Вроде бы сам я был цел, да и спутники мои не выглядели мертвецами. Вон возле дальней стены трясёт головой Рыжий, пытаясь прийти в себя. Не считая рассечённой брови, из которой ручьём хлещет кровь, тот выглядел вполне здоровым. Лино то совсем не пострадал на первый взгляд. Только почему-то смешно открывает рот, смотря то на меня, то на Рыжего. Видимо его единственного не задело взрывной волной. Лино произнёс какое-то проклятие и резко дернулся, будто бы получив сильный удар. Почти сразу же он осел на пол, выронив стилет из своей руки. Я не сразу смог разглядеть, что из его плеча торчало оперение арбалетного болта. Медленно, преодолевая фантомное сопротивление, я осмотрел помещение, утопающие в поднятой пыли, что своими серыми щупальцами опутала каждый уголок этого маленького помещение. Что же делать? Мозг никак не хотел принимать какое-либо решение, но выхода из этой ситуации я всё равно так и не находил, сколько бы ни обдумывал, что мне было известно.
  Проклиная себя и всех, кто был в этой комнате, я попытался придумать, что можно было сделать в этой ситуации. Но для начала надо попытаться хотя бы принять вертикальное положение, что у меня, в конце концов, получилось, но выглядело это весьма плачевно. Я чуть не растянулся на покрытом осколками камня и кусочками древесины полу. Отмечал я все как-то странно, будто бы всё происходило не со мной, а с кем-нибудь другим.
   Почему меня потянуло назад к земле, я так не смог определить. Упав с высоты своего роста, я оказался вновь на бетонном полу, наблюдая как не спеша ко мне двигается штатный маг городской стражи, одетый в привычную серую хламиду, выделяющуюся только тем, что на ней было множество узоров и различных орнаментов темно зеленого цвета, означающих принадлежность к воздушной стихии. Вернее, это говорило, что маг добился определенных успехов в освоении магии воздуха.
  'Демон, прекращай пялиться. Помог бы лучше', - зло прошипел я, стараясь подняться на ноги. Получалось это плохо. Единственное, чего удалось добиться, так это занять более-менее устойчивое сидячее положение, но это не прекратило головокружение, от которого мир превратился в палубу корабля попавшего в сильный шторм. А тем временем в голове продолжали биться друг об друга грустные мысли. До чего я дошёл? Прошу помощи у потустороннего существа, валяясь в грязи старого склада в Портовом Районе.
  'И с какой стати я должен тебе помогать?' - демон вопросительно выгнул бровь, с насмешкой смотря на меня. Я не нашёлся, что сказать этому существу. Захотелось послать его подальше, в пешее путешествие по самым отдаленным уголкам мира. Я почти сформировал свою мысль в неприличное словосочетание, как демон заговорил.
  'Сам справишься. Я тебе не нянька, чтобы каждый раз сопельки вытирать, когда ты попадаешь в передрягу. К тому же у тебя есть все шансы выбраться из отсюда живым, а может и вполне целым. Если только постараешься, глупый человек... Нужно только использовать то, чего у тебя нет'. - Демон с усмешкой постучал пальцем по голове и посмотрел куда-то рядом со мной. Повернув голову в ту сторону, я искренне засмеялся. Или же это были первые признаки истерики, которая захлестнула мое тело? Смех быстро перешёл в хриплый кашель.
   Очень хотелось стереть это улыбку с рожи демона. Чтобы мой кулаг смог ощутить, как врезается в его мягкое тело. Я медленно выдохнул и подавил рвущийся изнутри смех. Рядом со мной лежала открытая шкатулка, которая каким-то чудом сохранило свое содержимое в целости и сохранности. Черные кристаллы сейчас приятно подмигивали мне черными отливами, поглощающими свет. Будто бы говоря: 'Возьми. Используй нас'. Затем Шарагар-Тур вновь превратился в белёсый туман, растворяясь в окружающем пространстве. От него слышался немного зловещий смех, который заставил меня ухмыльнуться. Из-за этого маг, идущий ко мне, сбился с шага, подняв руку, чтобы успеть защититься, если я что-то успею выкинуть.
  'Опытный', - отметил я. Все ещё опасается меня, хоть и видит, что моя аура сейчас выглядит бледным подобием той, которая горит передо мной.
  Времени на раздумья у меня было ровно столько, чтобы резким движением рвануть до шкатулки и сграбастать одну из черных жемчужин. Было чувство, что время утекает, и решение надо было принимать почти сразу, как только оно приходило в голову. И это ощущение неотвратимости грозящей опасности меня не подвело. У меня хватило времени только на то, чтобы понять, каждая секунда промедления будет стоить слишком дорого. Как для меня, так и для нас всех. Зажав черную сферу в руке, я сделал глубокий вдох, будто бы собирался нырнуть на большую глубину.
   Маг был на расстоянии пяти метров от меня и продолжал приближаться, всматриваясь в каждое мое движение. Что происходило вокруг я старался не замечать. Сейчас важно сосредоточиться на том, чтобы всё прошло как можно лучше. Откинув последние сомнения в сторону, я посильнее сжал камень в руке, чтобы случайно не выпустить его из рук, и открыл ауру нараспашку. Сразу же в мою ауру заструилась энергия, наполняя опустошённые за сегодня резервы. Нет, она ворвалась в моё тело, почти сжигая слабые каналы, что впервые ощутили такой прилив маны.
  В потоке этой струящийся силы я единственный раз в своей жизни ощутил, что такое настоящая мощь. Меня снесло волной энергии, которая никак не прекращал напитывать мою ауру. Всё что находилось вокруг перестало иметь хоть какое бы то ни было значение. Слишком все казалось незначительным, мелким, слабым. Ничтожным. Маг, который недавно казался мне сильным, сейчас представлял собой тусклый огонёк, на который даже отвлекаться не хотелось. Глупец, который даже не понимает, чему собирается противостоять.
  - Вот ты какая, Сила, - бесцветно произнёс я, опьянённый струящийся по моим жилам мощью. Казалось, что всё вокруг будет разрушено по мановению моей руки и слабому движению пальца. Этот слабый маг, который с перекошенным лицом протягивал ко мне руку. Он старался помешать мне, но делал он это слишком медленно. Поздно до него дошло, что мою ауру в мгновение око накачало силой. Мелкое насекомое! Я мог видеть, как он поспешно собирает узор какого-то заклинания. Слабак! Как ты можешь идти против такой силы! Отчаянный глупец, чьи попытки могут только рассмешить! Раз ты так хочешь, то я покажу, кто здесь главный, кто здесь стоит выше всех.
  - Ну же! Покажи то на что ты способен! - заорал я, зачерпнув ещё энергии из накопителя, которая обожгла моё естество раскаленной волной. Внутри разгорался настоящий пожар, заставляя каждую клеточку моего тела содрогаться, дрожать от наполнения энергией. Но от этого я лишь улыбнулся и начал плести структуру заклинания. Мага я не считал достойным противником, но он мог доставить проблем. Поэтому от него необходимо было избавиться одним из первых.
  В голове был туман, будто бы я выпил несколько литров вина. Сила струилась по моим венам, действуя лучше алкоголя. Я был опьянён самым лучшим наркотиком в мире - силой. Я впервые в жизни не должен был оглядываться на количество магической энергии, оставшийся у меня в резерве или в накопителях. У меня развязали руки. Я был свободен от этих нематериальных оков. Не передаваемое чувство свободы. Сегодня у меня была возможность показать то, что я действительно мог. У меня появился козырь, который накачивал меня энергией. Заклинание, которое я быстрыми мазками чертил в воздухе, я бы не смог сплести никогда в своей жизни при обычных обстоятельствах. Наверное, только сегодня это стало возможным. Поэтому эта громоздкая конструкция получалась на удивление быстро, будто бы кто-то мне помогал чертить нужные линии. Вел мою руку, связывая линию за линией.
  Я ещё раз мысленно посмеялся над магом, у которого лицо стало красным от тех усилий, предпринимаемых им. Казалось, что он слишком напрягся. Бессмысленные трепыхания! Не знаю, как это выглядело со стороны, но, чтобы разрушить пущенное в меня 'Лезвие Сайс'ха' - заклинание представляло собой острый полумесяц, сделанный из спрессованного воздуха - мне было достаточно взмахнуть рукой и в окружающие пространство выплеснулось маленькое темно-синие облако энергии. В нем и завязло летящее в меня заклинание, утратив всю свою смертоносность. Именно так в Истинном Зрении выглядело это. Для обычных людей казалось, что заклинание просто застыло в воздухе. А в магическом оно с каждой секундой теряло свою структуру, разрушаясь.
  'Грубо, неэффективно и энергозатратно', - в голове появилось нудное дребезжание магистра Теоро, с которым я был полностью согласен, но в данном случае я просто бы не успел сплести даже подобие щита, переключившись с того заклинания, которое плел. Поэтому я использовал доступное мне море энергии просто-напросто выплеснув его без какого бы то ни было каркаса. В этом главное не пропустить момент и сработает только с заклинанием из Сферы Воздуха. Через несколько секунд магический фон начнёт восстанавливаться под действием магических законов мира до первоначального состояния и не сможет больше остановить никакого заклинания. Разовый приём, который мало кто использует. - ' Но может спасти вам жизнь'.
  - Стреляйте в мага! - закричала это недоразумение в балахоне и схватилось за какой-то амулет у себя на шеи. Это плохо! Прыжок строну стоил мне концентрации и нескольких распущенных линий, но главное это уберегло меня от двух арбалетных болтов, воткнувшихся в ящики позади меня. Меткие эти стражники, кто бы, что про них не говорил. Хорошо все же их тренируют...
  Восстановив все линии и перепроверив их, я приготовился к тому, что бы успеть сохранить остаточные контуры от распада. Это заклинание мне ещё было нужно, а то что получится его сплести во второй раз с такой скоростью я не смог бы утверждать с уверенностью. Резко выдохнув, я послал в получившийся конструкт энергию и тут же сосредоточился на распадающихся линиях. Закрепив все линии, я удерживал заклинание с помощью своего разума, который также успевал анализировать происходящие вокруг меня. Точная копия заклинания, которое я удерживал в состоянии конструкта в ауре, аккуратно начинала образовываться немного впереди.
  Не знаю почему, но в помещении все замерли, будто бы произошло что-то странное. Будто бы почувствовали некую неправильность. И все уставились туда, где начала образовываться большая чёрная лужа. Увидев цвет, я задумался. Она должна была быть прозрачной или на худой конец темной синий. Разве нет? По крайней мере, так заклинание было описано в одном старом манускрипте, виденным мной однажды, когда мне удалось пробраться в закрытый отдел библиотеке в Магической Академии.
  Тем временем вода, собравшись в большую лужу, вздрогнула, словно оживая. Жидкость заструилась вверх, словно растение тянущиеся к солнцу. Жутковатое зрелище, противоестественное. Мне самому впервые доводилось видеть это заклинание в действии, но впечатление оно производило даже на меня. Про обычных людей, не знакомых с Искусством, я и не говорю. Вода вздрогнула ещё один раз и потянулась ещё выше, образовывая большой силуэт. Казалось, что это происходит до боли медленно, но маг так до сих пор ничего не предпринял, поэтому я немного расслабился.
  - Тш-ш-ш, - раздался звук трещотки из лужи, но было такое ощущение, что в эту игрушку налили воды, поэтому звук был неестественный, булькающий. Я с злой усмешкой смотрел на действие заклинание 'Младший слуга Альгредиса' или же 'Водяной Змей'. Оно представляло из себя огромную черную змею, размером которая была метра четыре и шириной с толстый дуб, ствол которого могли обхватить только три человека. Это заклинание было создано, подражая Большим Водяным Змеям с змеиного архипелага. Оттуда и это название.
  После того как маг услышал эту знаменитую трещотку, маг побледнел и сорвал со своей шеи медальон, блеснувший серебром. Зажав его в вытянутой руке, он направил его в сторону змеи и высвободил содержащиеся в нем заклинание. 'Земляной Капкан' в этом амулете был действительно хорошо сплетен, потому что смог удержать магическое существо на месте, но не надолго. Отметил я это краем сознание, потому что необходимо было управлять змеёй, а то она могла выйти из-под контроля. Должен сказать, что моя мысленная команда уклониться от заклинания была исполнена почти тут же. Водяное тело изогнулось и с легкостью ушло в сторону. Плавно проскользнув на свободное пространство, змея недовольно заработала своей трещёткой.
  Моя рука выпрямилась. Я навёл её на бледного мага и приказал змее атаковать. Мысленная команда была исполнена, не успел я моргнуть. Порождение магии со скоростью пущенной стрелы сжалось и, распрямившись, пружиной отправилось в полет. Маг видимо ожидал такого поворота, поэтому змея врезалась своей плоской черной мордой в шарообразный купол, накрывший мага. Звук трещотки усилился. Медленно я начал двигать указательным пальцем правой руки. С его помощью я управлял этим страшным существом. Змея, подчиняясь моей воли, в точности исполняла любые мои мысленные команды, следуя за движениямипальца. Я воодушевленно нарисовал пальцем неровную сферу, закручивающуюся в середине. Змея отреагировала в точности как я хотел. Она взяла эту сферу в кольцо. Я медленно стал сжимать кулак, который обхватил плотный воздух. Тут же получилось расслышать треск, который исходил от того самого магического щита, что укрывал мага.
  Не знаю, сколько удастся продержать магу свой купол, но в это время надо разобраться с пятёркой стражи, закованной в стальные нагрудники, под которыми угадывались кольца кольчуги. Стальные шлемы оставляли лица открытыми и давали рассмотреть небольшие кожаные отрезки, что выступали в роли подкладки. Двое были заняты Лино, который крутился на одном месте, уклоняясь ударов одноручных мечей и парируя их своим стилетом. Точнее отводя их стороны. Он превратился в маленький волчок, перемежающийся с большой скоростью по периметру склада. Плавный и смертоносный, не прощающий ошибок, что делал то один, то второй стражник, тут же получая укол стилетом. И это Лино проворачивал с раненой рукой! Рыжий, как и оставшиеся стражники, возился, с перезарядкой арбалета, неизвестно по какому стечению обстоятельств оказавшегося у него в руках. Кто из них успеет первым, я не знал.
  Магический купол, защищающий моего противника жалобно заскрежетал - 'Младший слуга Альгредиса' обвил ещё одно кольцо вокруг сферы. Надо было побыстрее заканчивать с этими надоедливыми стражниками и магом. Я вернулся к копии заклинания, что продолжало висеть в моей ауре. Чтобы её восстановить, у меня ушло буквально мгновение. В этот раз мне повезло. Почти все линии остались на месте. С каким-то предвкушением я перенаправил энергию в заклинание. Сложилось ощущение будто бы взял осадный арбалет в руки и выстрелил. Отдача заставила меня пошатнуться. Не успело заклинание сформироваться в бой вновь вступил маг.
  Каменная сфера разорвалась изнутри. Да так, что по всему складу с огромной скоростью разлетелись сотни и тысячи осколков. Этот безумец создал какое-то заклинание из Сферы Воздуха в своем коконе и благодаря этому осколки превратились в множество опасных снарядов, которые посекли как его союзников, так и врагов. С взрывом я престал ощущать змею, будто бы одну из рук потерял. Её развеяли. Кстати я не сразу понял, что мне показалось странным. Ощущения, возникшие в руке, мне не понравились. Что-то было не так. Правую ладонь сильно жгло болью в районе безымянного пальца. Я скосил взгляд и скривился. Настолько мне не понравилось, что я увидел.
  На пыльном полу лежал мой мизинец, а из безымянного пальца, словно приличный кусок вырвали. Какой-то осколок был достаточно острым, чтобы смочь отрезать его. Я смотрел, как капля за каплей на пол льётся моя кровь. Кровь того, кто был способен уничтожить этого надоедливого мага, стоило мне только захотеть. Как это насекомое смело сопротивляться, идти против той судьбы, что я ему избрал?
  Я медленно опустился на колени и зажал ещё один черный накопитель в ладони, чтобы успеть предотвратить атаку мага, которую он отчаянно готовил. Выглядел он при этом устало, но слишком довольно, будто бы он в точности был уверен в своей победе.Этот надменный взгляд мне не понравился. Никто не должен был смотреть на меня таким взглядом.
  - Посмотрим, как ты будешь выглядеть, когда увидишь, что получиться, если залить резерв целого Магистра в одно единственное заклинание, - многообещающе прошептал я, снова вбирая в себя энергию из накопителя, зажатого у меня в руке. Обжигающая волна прошла по всему телу, заставив пальцы онеметь, будто бы я сжимал кусочек льда. Но это только доставило мне удовольствие, заставило улыбнуться.
   Усталости будто бы и не было. Тело вновь было полно сил. Чувство всемогущества вновь вернулось, хотя оно отпустило меня, когда я потратил почти всю энергию. Но как только у меня в руках оказался ещё одна 'Частица Тьмы' всё окружающие мне вновь показалось скучной игрой, в которой победитель будет только один. И им без всяких сомнений буду я.
  - У тебя ещё есть шанс сдаться, Темный, - проорал маг. Видимо успел закончить заклинание. Или же он тянул время? Я присмотрелся и немного озадаченно замер. Я не знал, что за хаотичное переплетение силовых линий предстало передо мной. А вот это уже интересно. И что же теперь делать? Я не знал, что за заклинание создавал маг, даже не мог предположить.
  - А смысл сдаваться тому, кто сейчас умрет? - не успел я договорить, как маг выпустил созданное заклинание, позволяя ему формироваться в реальном мире. Пока оно не успело обрести форму, я посмотрел в дальний угол, где завершала формироваться 'Младший слуга Альгредиса'. Хотя именно этот экземпляр я бы побоялся называть 'младшим'. У меня от одного вида этой змеи мурашки побежали по спине.
  - Гр-аааа, - протяжно протянул этот магический зверь, закончив формироваться. Волосы на голове встали дыбом. Я ощущал, какая мощь сосредоточена в этом существе. Звук, что вырвался из пасти этого монстра, наверное, услышал вся столица, настолько громко он звучал.
  Я с немым восхищением наблюдал за движениями змеи. Размером она могла сравняться с какой-нибудь одноэтажной лачугой. Длинное извивающееся черное тело приковало внимание всех. Проклятия, сорвавшиеся с уст всех, кто здесь присутствовал, заставили меня польщенно улыбнуться. Ведь я был тем, кто создал этого монстра. Я был тем, кто вдохнул в него жизнь. Да, это был маленький водяной бог, почтивший своим присутствием этот склад. Бог, что заставлял поджилки трястись, а глаза искать щель, в которую можно было забиться, чтобы не видеть этого существа.
  'Маг', - в голову панически ворвалась мысль, отвлекая от черных изгибов змеиного тела. Как я мог про него забыть?
  Взгляд вернулся к человеку в сером балахоне ровно тот в момент, когда в мое тело врезалось заклинание. Небо и земля поменяли местами, а я отправился в непродолжительный полет, завершившийся ударом об стену. Он не был сильным, будто бы врезался в мягкую постель.
  Я улыбнулся. Этот маг что-то напутал. Заклинание не причинило мне никакого вреда. Оставалось только одно отдать приказ змее и этот человек отправиться в объятия Богини Смерти. Мо попытка сделать хоть одно движение завершилось полнейшим провалом. Я посмотрел вниз, чтобы выругаться. Меня связали по рукам и ногами. Заклинание не должно было убить меня. Оно всего лишь парализовала мои движения.
  - Теперь ты почувствуй себя беспомощным, - раздался издевательский голос мага, что медленно подходил ко мне, не опуская свою руку, которая, казалось, что-то держит. Ладонь сжалась, также начали сжиматься мои путы. Изо рта вырвался придушенный хрип. Я сделал слабый вдох. Воздух с трудом вошёл в легкие, чтобы резко вырваться оттуда. Путы сжимали свои объятия все крепче. - Нравится тебе это чувство, Темный?
  - Пошел ты, - сдавленно прохрипел я, потому что хватка ослабла, позволяя сделать мне такой желанный вдох пыльного воздуха.
  - Ты проиграл, - заключил маг, прожигая меня своими ледяными глазами. - Долго вы ещё будете возиться с этим отребьем?
  - Господин Танс, - раздался дрожащий голос одного из стражников, который позабыл про арбалет и вообще все, что было округ. Он целиком был поглощён зрелищем водяного тела, что головой почти достало до четырехметрового потолка склада, учитывая то что основная часть тело этого монстра кольцами лежала на земле.
  - Что? Какие ещё могут быть проблемы? Или же вы совсем бесполезны. Змея повержена, - маг надменно выпрямился, но взгляда с меня не спустил. Он даже не подозревал, что за его спиной готовиться к атаке монстр, движимый слабыми трепыханиями моего пальца, которому путы оставили небольшую свободу движений. Думаю, никто не предполагал, что такое незначительное движение могло стать роковым.
  - Обееррнитесь, - стуча зубами, прошептал тот же стражник, полными ужаса глазами смотря на потолок. Толстое змеиное тело беззвучно извернулось, сияющие красным светом глаза блеснули.
  'Убей', - мысленно приказал я ровно в тот момент, когда маг повернулся ко мне спиной и смог наконец понять, какая опасность грозила ему все это время. Магическое существо не подвело моих ожидание. С губ мага успело сорваться подобие крика, чтобы резко оборваться. Никто бы не смог увидеть молниеносного движения черного тела. Маг, думаю, даже не понял, что его убило.
  Как только жизнь моего магического противника угасла, разрушилось и заклинание, пленившее меня. Поддерживавшие мое тело, магические путы исчезли, поэтому я упал на пол, чтобы медленно подняться, осматривая место, где секунду назад стоял маг. От него остались только хорошие сапоги, оставшиеся на месте. Все остальное тело, будто бы острым ножом срезали.
  - Боги, что же это? - раздался чей-то голос, напомнивший, что необходимо было ещё расправиться со страдниками.
  - Это, - громко сказал я, отдавая приказ змее атаковать ближайшего ко мне стражника. Рука дернулась и в то место, где он стоял врезалась плоская голова змеи. Такое даже, думаю, не смог бы сделать стенобитный таран. Вместе со стражником была разрушена, по стечению обстоятельств оказавшаяся за ним стена. Змеиное тело развернулось, снося все на своем пути. Оно увлекаемое моей волей убивала стражника за стражником. То, что они пытались сделать даже защитой нельзя было назвать. Последним остался тот, кто задал вопрос. - Сила!
  - Сгинь, темная тварь, - закричал он и поднял арбалет, прицелившись в меня. Больше он ничего не упел сделать. Черная змея завершила свое черно дело. Я осмотрел поле боя, чтобы удовлетворенно улыбнуться. Лино и Рыжий бледные стояли возле одной из стен и старались даже не смотреть на магическое существо, что кольцом свернулось рядом с ними.
  - Чего застыли? - вместо того, что бы закричать, захрипел я. - Уходим.
  Но сам я не последовал своему приказу. Мое внимание привлек лежащий посередине склада сверток ткани. К нему я направился. Подойдя к контрабандному грузу, я упал на колени и дрожащими руками разорвал ткань. Получилось у меня не с первого раз. Мешковина оказалась слишком плотной, но все это волновало меня в самую последнюю очередь. Главное было то, что скрывала катушка это золотистой ткани. Я прикоснулся внутренний часть ладони к приятному на ощупь полотну и замер, стараясь почувствовать то, что было внутри.
  - Пустой, - со злостью заключил я, резко поднимаясь. Мои пальцы не почувствовали покалывания, которое должно было возникнуть, если бы там были 'Частицы Тьмы'.
  - Альдис, - осторожно окликнул меня Лино, внимательно наблюдающий за мной.
  - Мне ещё секунда, - нетерпеливо сказал я. У меня было ещё одно дело, которое я не закончил. Подвернувшийся под ногу кусок дерева, я не заметил, поэтому неожиданный полет меня удивил, но, в конце концов, именно он привел меня к шкатулке. Дрожащая рука протянулась к деревянному коробочку и достала оттуда черный шарик, который я с улыбкой сжал. Это был последним, что хранился в этой шкатулке. Третий. Его копии разрушились как только в них не осталось больше энергии.
  - Я тебя не тороплю, - ответил Лино, поднимая меня с пола. В этом ему помог Рыжий. Они встали по обеим сторонам от меня, взяв меня по руку.
  - Просто у тебя кровь, - справа приглушенно прилетел голос Рыжего, - течет из носа и ушей.
  - Останавливаться не собирается, - поддержал его Лино, продолжающий смотреть на огромного змея. - Он...
  'Это плохо', - где-то на краю сознания возникла мысль, что кровь это очень плохо. Но я её пропустил, как неважную. Мне хотелось закончить фразу Лино.
  - Прекрасен, - протянул я, наслаждаясь видом этого существа. Хищные овалы тела, красные демонические глаза и аура опасности, окружающая его. Поэтому я мог гордо произнести. - Моя лучшая работа.
  - Я бы сказал, ужасен, - Лино натянул на лицо фальшивую улыбку, продолжая напряженно пялиться в змеиные глаза. - Меня от одного его вида трясёт.
  - Не бойтесь, - сказал я и протянул правую руку вперед. Через мгновение ко мне прикоснулась гладкая голова змеи. Моя ладонь ощутила легкие покалывания. Магическое существо было переполнено энергией. Лино и Рыжий по бокам напряглись, но не побежали. Я отправил змею в дальний угол, чтобы больше не нервировать этих двоих.
  Голова загудела, а мир вновь поплыл перед моими глазами. Чтобы вернуть себе четкость восприятия, я зачерпнул ещё энергии. В глазах на секунду потемнело.
  - Альдис, очнись, - вырвал меня из тьмы знакомый голос. Сказал это Лино или Рыжий я не понял. Но не все ли равно?
  - Я больше боюсь, что ты сейчас отрубишься и некому будет держать под контролем эту прелесть, - Лино попытался улыбнуться, но вышло этого у него как-то вымученно.
  - Все будет нормально, - попытался утешить его я.
  - Если все нормально, то попытайся хотя бы встать на ноги, а то мы с Рыжим в носильщики не нанимались.
  Лино был прав. Я не стоял на земле, а попросту висел на сильных руках. Превозмогая чувство усталости, которое так и не пропало, я осторожно встал на ноги. Сделал шаг и рукой попытался за что-то ухватиться. Нужна была какая-нибудь опора. Благо Лино стоял рядом и не дал мне упасть. Я зачерпнул ещё энергии из кристалла и мир вроде бы перестал кружиться в подобии вальса. Я не любил танцы, особенно медленные и плавные, как тот, что был вокруг.
  'Какие же глупые мысли посещают мою голову' - но вроде бы стало легче. Энергия сделал свое дело.
  - Я в порядке, - сказал я, скидывая руку Лино и направляясь к виднеющемуся проходу, ведущему к выходу.
   Мы вышли на улицу ровно в тот момент, когда сопротивление оказываемое людьми Быка было подавлено отрядом стражи и ещё одним магом. Сразу три арбалетных болта пронзили грузное тело, и оно бесчувственно повалилось на каменную мостовую. Туда, где лежали все остальные тела.
  - Альдис, я возьму твой меч, - я покосился на простую рукоять и кивнул. Сегодня я бы ним уже не воспользовался, а в руках Рыжего он принесет больше пользы.
  - Только верни, - попросил я. - Это подарок дяди.
  - Верну, - серьезно кивнул Рыжий и вытащил клинок из кожаных ножен. - Обязательно.
  - Сдавайтесь, - громогласно разнеслось по переулку, как только заметили три фигуры, вышедшие - И вам сохранят жизни.
  - Чтобы потом судья их отнял, - показав неприличный жест, засмеялся Лино и достал свой любимый стилет. В его плече продолжал торчать обломок болта. - Нет уж. Ищи других дураков.
  - Вы сами выбрали свою судьбу, - пророкотал усиленный магией голос. Он исходил от мужчины в дорогих доспехах. Сотник городской стражи. Если такая персона пришла по наши души, то мы действительно хорошенько вляпались.
  Я быстро осмотрелся. Повозка Быка лежала на боку. Всё её содержимое валялось на земле, а позади был маг в темно-оранжевой мантии, поблескивающий золотом, сотник и ещё десяток городской стражи. Рядом с ними стояла наша повозка, которая на первый взгляд не пострадала. Мое внимание приковал маг, что надменно смотрел в нашу сторону.
  - Лино, что позади нас? - спросил я, потому что сам не мог повернуть голову. Маг начал плести заклинание. Он должен был начать атаку на нашу тройку. Второй опасностью были восемь арбалетов, что целились в нас.
  - Восемь человек. У всех арбалеты и мечи, - эта новость меня не обрадовала, но было хорошо, что среди них нет мага. Они станут легкой добычей для моей змеи. Я мысленно отослал приказ змее, чтобы она затаилась и была готова атаковать группу позади нас.
  - Лино, займи их, - прошипел я, принимаясь собирать структуру защитного заклинания. С каким-то ужасом я понимал, что не успею. Времени не было. Энергии было, чтобы снести огромный дом, а вот воспользоваться ей я не успевал. Проклятые магические законы, что постоянно вставляют мне палки в колеса. Как же хотелось не думать о возможных последствиях и заниматься искусством. Нас сметет заклинание мага, а остановить его мне нечем.
  - Как?
  - Анекдот расскажи, - зло выплюнул я, переключаясь на своего потустороннего друга, заключенного в перстне.
  'Демон, покажись', - воззвал я, но Шарагар-Тур не появился. Если бы я не был уверен, что он меня слышит, то не продолжил бы говорить. - 'Мне нужна твоя помощь'.
  'Всесильный маг умаляет о помощи', - захохотал потусторонний голос, хотя сам рогатый не появился мне на глаза. - 'Я помогу тебе спастись, но при одном маленьком условии'.
  - Уважаемые, - заорал Лино. - У меня к вам встречное предложение. Сдавайтесь и мы, так уж и быть, сохраним вам жизни. Но вам придется расстаться с вашими деньгами и доспехами. Мы их заберем в качестве компенсации за доставленные нам неудобства. Вы принимаете наше милостивое предложение?
  - Цельтесь в говорливого, - раздался голос сотника, чтобы перейти в мрачный смех. Он покосился на мага, заканчивающего заклинание. Сотник хотел закончить все одним ударом. Я понимал это слишком отчетливо, чтобы торговаться с демоном. На это не было времени.
  'Какое?' - чувствуя как неотвратимо утекает время, спросил я. Я чувствовал, что эти незначительные секунды сейчас стоили на вес золота. Все. Задерживаться больше было нельзя. Этот наш разговор надо было прерывать, что я тут же и сделал. Мне не оставалось времени на дальнейшие размышления, поэтому я нырнул в омут с головой. - 'Плевать! Согласен на все, что бы ты не придумал'.
  Мое поспешное решение было связано с тем, что вражеский маг уже закончил сплетать линии узоров и был готов активировать заклинание, которое бы уничтожило меня и эту двоицу, даже не заметив на своем путь. Если честно, то первая моя мысль была забиться в ближайшую сточную канаву и затаиться там, пока магический снаряд не перестанет действовать, но на это уже не хватало времени. Я не успевал. Проклятое время, что мчалось со скоростью скаковой лошади и не собиралось давать мне ни секунды на передышку. Его не было. Не было ни минуты, чтобы я смог собраться с силами и закончить наконец защитную сферу.
   Возможно, моё согласие ещё сыграет со мной злую шутку, но, по крайней мере, тогда я буду жив, а не валяться бесчувственной кучей жареного мяса на старой мостовой где-то на улице Портового Района.
  Но всё же, как же я ненавижу стихию огня. Все плохое в моей жизни было связано именно с этим направлением магии. Вот и сейчас я видел, как медленно начинают закручиваться вокруг мага языки оранжевого пламени, готовые в любое мгновение преобразится в заклинание. Огонь - полная противоположность моей сфере Воды. Я заворожённо следил за этими огоньками, про себя думая, что все маги Сферы Огня последние показушник. Вот и сейчас этот маг хоте, что бы я следил за этими яркими языками пламени.
  ' Я припомню это, человек', - сразу же показал острые зубы довольный демон, довольно потирая свои чешуйчатые пальцы. Шарагар-Тур не выглядел особо обеспокоенным, поэтому я мог только позавидовать его спокойствию. Паниковать было бессмысленно, но я не мог ничего с собой поделать. Я будто бы смотрел Богини Смерти в её красивое бледное лицо и старался избежать неизбежного, а она нежно качала головой и манила меня туда, в загробный мир. Мне уже стало казаться, что я вижу эту бледную девушку за плечом мага. Мое душевное равновесие немного улучшилось, когда с невообразимой скоростью вокруг меня начали образовываться магические линии, постепенно вплетаясь в конструкт.
  Как же изменилось лицо мага, когда он увидел, как быстро создается защитное заклинание вокруг меня. Это реакция вызвала на моем лице только ухмылку, которая сползла также быстро, как и появилась. Аура мага в одно мгновение потускнела, и заклинание сорвалось с рук мага. Оно устремилось в нашу сторону с приличной такой скоростью. Возглас Лино, оценившего всю опасность, которая нам грозила, я постарался принять к сведению. Не каждый день тебя собирался снести 'Огненный Таран', что бестелесным чудовищем разевал свою пасть впереди.
  'Готово', - хлопнул ладонями демон. Вовремя. Возмущаться по поводу его медлительности можно было и потом, а сейчас главным моментом было то, что бы перенаправить энергию в ' Водный Щит'. Это я тут же бессознательно это и сделал. Все мое внимание было направлено на надвигающийся ко мне столб огня диаметров в полметра. Я уже чувствовал, как жар от этого заклинания нежно лизнул меня в лицо, а в следующий миг оно должно было снести меня - маленького человека, вставшего на пути у стихии. Я прикрыл глаза, собираясь встретить неизбежное. Ничего другого мне не оставалось. Я был полностью в руках демона, создавшего это заклинание. И если он напортачил, то...
  - Пш-шш-ш, - со свистом вырвался раскаленный воздух, когда волна огня настигла моего щита. Я медленно открыл глаза. Щит все же успел образоваться, но я чувствовал, как медленно меня начинает увлекать в ту сторону, куда было направлено заклинание - слишком мощное оно получилось у мага стражи. Но это было уже не важно, также не важно, как и те арбалетные болты, бьющие по магическому щиту. Некоторые из них были зачарованы, поэтому мне доводилось видеть разноцветные вспышки, когда такие снаряды достигали периметра щита. Они, кончено же, не могли его пробить.
  - Убей, - зло выплюнул я, давая команду водяному элементалю на атаку, и с силой сжал кулак. Это произошло, когда я окончательно убедился, что опасность нашей троице уже не грозит. Мы были заключены в сферу, состоящую будто бы из маленьких капелек воды, что хаотично двигались по границе сферы. Идеальной водный щит.
  - Граааа, - рык, что издал магический зверь, только убедил меня, что мою команду исполнят в точности. Как раз в этот момент действие 'Огненного Тарана' прекратилось, и все смогли увидеть, как из зданий складов вырывается огромный элементаль, что словно коса прошелся по стоящим позади меня стражникам. Я так и не обернулся туда, но я чувствовал, как одна из одной гаснут жизни, слышал крики, обрывающий резко, будто бы кто-то затыкал кричавшим рты.
  - Вот так вот вам и надо, крысы, - злорадно протянул Лино и хлопнул меня по плечу, но все мое внимание было сосредоточено на вражеском маге, который прикрывшись для пущей эффективности городской стражей, которая образовала вокруг него и сотника кольцо, медленно отступал, на ходу плетя новое заклинание. Городская стража продолжала тренированными движениями перезаряжать свои арбалеты, и отправляли в нашу сторону болты с магической начинкой, которые с хлопками врезались в мою защиту. Из-за этих комариных укусов мне уже несколько раз приходилось добавлять в щит энергии. Ещё везло, что это в болты были зачарованы простейшими заклинаниями, которые в большинстве своем были эффективны против простых людей. Но они отвлекали меня, а если у них есть что-нибудь помощнее? На вряд ли. Зачем тогда нужен был маг?
   Наши с ним глаза встретились, будто бы это два меча. Не хватало только искр, который бы обязательно высеклись при соприкосновении двух полосок металла.. Я уперся в стальные глаза этого мага, в которых была несгибаемая уверенность и какая-то внутренняя сила. Она пылала в этих черных водоворотах. Он не боялся меня, а всего лишь подстраивался под складывающуюся не в его пользу обстановку. Но мы-то вдвоем понимали, что сейчас в дело вступит по-настоящему сильное существо и тогда он уже не сможет обдумать все в такой спокойной обстановке. И прекратятся уже эти противостояния взглядов. Но я принципиально не отводил его от мага. Глупо и по-детски, но мы играли в эту проклятую игру, пока кое-что не изменилось, заставив меня улыбнуться. Вражеский маг не разделили моего веселья, продолжая плести заклинание. Хотелось бы рассмотреть, что же он делает. Жаль только расстояние между нами слишком большое
  Звуки позади меня прекратились, а вместе с ними замер весь остальной мир. Маг и стража прекратили свое движение и замерли, будто бы боясь сдвинуть это маленькое равновесие, что неожиданно заморозило мир лучше всякого заклинания. Один только маг не прекратил своих пассов.Я осмотрел бледные лица людей, стоящих впереди, и медленно стал поднимать руку.
  Нетерпеливая трещетка подтвердила, что змея понимала, что от неё потребуется. Я с удивление осмотрел свою ладонь, которая была вся залита кровью. Но отмечал я это краем своего сознания, находясь в каком-то странном трансе. Сегодня я повелевал жалкими судьбами этих людей. Этим днем я был их маленьким богом, принимающим решения. Мой взгляд переключился на этот сбившийся вместе отряд. Кулак сжался, а рука пошла вперед. Когда мое движение только началось, что-то крикнул маг, после чего вся стража побежала, будто дворовые псы, но отбежали они не слишком далеко. Видимо маг опасался, что их могла задеть эта магическая битва, поэтому отправил их поодаль. Но даже после этого они не перестали осыпать мою защиту метательными снарядами, что ни на секунду не оставляли меня в покое.
  Тень, что накрыла нас троих, заставила меня поднять голову и посмотреть наверх, чтобы с ужасом увидеть огромное тело магического зверя, который взвился в воздух. Черная змея будто бы стрела пролетела над нами и устремилась в мага. Он только пошире расставил ноги, а в следующий миг сделал неуловимое движение рукой, будто бы от мухи отмахнулся. Это было бы смешно, если бы я не увидел то, что произошло дальше.
  В летящую змею врезалось что-то сбоку, заставив ей отклонится от своей траектории и врезаться в соседний склад. Звук, ломающийся древесины, и мой возглас слились в одну общую какофонию. И как бы я не был внимателен, но так и не увидел, что предпринял маг.
  'Как такое возможно?' - недоуменно подумал я. Что это за заклинания такие? Что тут происходи, в конце то концов? Никогда в своей жизни я не видел того, как такого мотра оправили в полет, будто бы он не весил совсем ничего. Я снова зло взмахнул рукой и указал в сторону мага. Новая атака имела все тот же эффект. В змею сбоку что-то врезалось, управляемое руками мага, и она отлетела в ещё один склад, подняв при своем падении, столько пыли и мусора, что они образовали маленько облачко грязно-серого цвета. Даже до меня отлетели маленькие кусочки древесины и камня. Ещё атака и ничего. Маг уверенно боролся с этим магическим зверем, но на меня он пока не обращал внимания.
   Нужно было выбираться отсюда. Я перевел взгляд на удерживаемого Рыжим коня, что был запряжен в нашу повозку. Мне ещё раз захотелось заехать этим двоим дурням по их наглым рожам. Кто такого прекрасного коня запрягает, будто бы обычную крестьянскую лошадку. Это практически преступление. Бедное животное нервно шевелило ушами и вздрагивало при каждом звуке. Оно дрожало от страха, но места битвы не покидало. Хороший все же это конь. Любая друга лошадка бы давно сбежала, а этот хоть и переступает с ноги на ногу, но верно ждет.
  Пора было уходить с этой забытой всеми улицы. Нечего нам было больше тут делать. К Главе у меня возникло несколько вопросов, да и убираться отсюда пора было уже. Меня резко пошатнуло, голова закружилась, но я устоял на нога. Хоть мне и попытался помочь Лино. Я в очередной раз взмахнул рукой, отправляя змею в атаку, но в который раз она была откинута. Я уже было собрался развернуться и забраться на наш транспорт, как мой взгляд зацепился за разбитую повозку Быка, что перевернутая лежала совсем рядом с нами. От лошади осталось только больше кровавое пятно, но меня сейчас волновала не судьба животного. Мой взгляд зацепился за её содержимое. Оно хаотично рассыпалось по мостовой. Такая ценная вещь была никому не нужна и оставалась в лапах стражи.
  ' О чём думаешь, человек?' - вмешался в мою борьбу с самим собой вкрадчивый демон, следующие слова которого окончательно помогли сделать мне выбор. - ' Сила? Вон она разбросана по земле и ждет, что бы её подобрали. Только протяни руку и возьми её'.
  ' Будь ты проклят', - рыкнул я мысленно, поддаваясь на уговоры своего внутреннего голоса, твердившего мне, что в том грузе ещё могли остаться Частицы Тьмы и упускать их будет самой большой ошибкой в моей жизни. Я без слов сорвался с места и устремился к перевернутой повозке, продолжая посылать змею в атаку.
  Скорее правильней будет - поковылял будто бы старик, что отчего-то задержался на этом свете на лишние пару лет. Я успел пройти половину пути, когда меня окликнули.
  - Альдис, пусть черви сожрут твою гнилую печень, ты спятил? Куда ты пошел? Сдохнуть хочешь? Надо сваливать отсюда, - скороговоркой заговорил Лино, подхватывая меня под руку и увлекая за собой. Назад к нашей повозке.
  - Лино, я тебе змее скормлю, - пообещал я, напрягая все свои силы и разворачиваясь назад. - Лучше помоги.
  - Я не вкусный, - зачем-то признался Длинноволосый, но все же помог мне добраться мне до свертков.
  Я упал на колени, не почувствовав никаких неприятных ощущений, а я все же упал на каменную дорогу. Но я быстро оставил эту странность. Меня это не интересовало. Важнее всего были эти куски ткани, что скрывали в своей глубине нужные мне предметы.
  - Отбрасывай, - выплюнул я, отвернув руку от грубой ткани и прислонив её к другому свертку. Теперь я знал, что нужно было искать под слоем этой ткани, поэтому разворачивать их уже не было смысла. Было сложно сосредоточиться из-за грохота и шума, создаваемых сражавшимися магом и змеёй, а также от того, что в защитный купол продолжали биться арбалетные болты. У них боезапас бесконечный, что ли? Сколько можно то?
  Я ещё раз сосредоточился на своих ощущения и прикрыл глаза, чтобы бы лучше чувствовать потоки энергии. Пусто. Отбраковав ещё один сверток, я сказал Лино, чтобы он зашвырнул его подальше, а сам перешел к следующему. Я с придыханием проверил последний, но оказался пустым. Всего мне удалось найти всего-то два свертка, в которых скрывалась магия. Мои мечты, что в каждом из них будет по деревянной шкатулке, быстро разрушились.
  - Закончили, - заключил я, тяжело поднимаясь. - Забираем эти два,а грузим в телегу, а потом валим со всех...
  Закончить свою фразу я не смог, потому что руку обожгло резкой болью и она онемела до плеча. Я медленно обернулся...
  - Что случилось, Альдис, - видимо что-то отразилось на моем лица, раз Лино задал этот вопрос.
  Я отряхнул руку и в той пыли, что поднял бой магического зверя и мага, постарался рассмотреть, как магу удалось расправиться со змеей, но единственное, что мне удалось рассмотреть это отрубленную голову элементаля, которая медленно превращалась в воду. Она теряла свою структуру. Как ему это удалось? Задавался этим вопросом я не больше секунды, понимая, что теперь мага ничего не отвлекает.
  - Бежим, - со страхом смотря в облако пыли, сказал я Лино, взвалившему на себя один из свёртков. Я последовал его примеру и попытался нагнуться за грузом, но в глаза опять потемнело, а разум ушел куда-то в астрал. Очнулся я от тряски.
  - Я в порядке, - прохрипел я. Во рту пересохло. Очень захотелось сделать глоток вина, но что-то мне подсказывало, что мне это не светит ещё очень долго. Поэтому я удовлетворился только облизыванием сухих губ. Я поморщился. На язык попали капельки крови от чего во рту появился мерзкий привкус железа.
  - А выглядишь, будто бы только сейчас в гроб класть несем, - пробурчал Рыжий и с плеча меня не снял, хотя на втором его плече был второй свёрток. При этом он умудрялся бежать. Я с некоторым отчаянием посмотрел, как из облака пыли вышел маг. На первый взгляд он даже не пострадал. Все же вливать только силы в одно заклинание, думаю, было ошибкой. Хватило бы и половины. Я просто никак не мог поверить, что змея была убита, а этот маленький человечек до сих пор жив.
  - Видимо, я проклят, - чтобы никто не слышал, тихо простонал я, наблюдая в Истинном Зрении, как формируется какое-то новое заклинание, что топором палача зависло над моей шеей. На мои плечи со всей силой навалилась усталость. Как же хотелось оказаться в теплой постели, оставить позади все это, накрыться одеялом и заснуть. Я прогнал воздух сквозь сжатые зубы. Слишком притягательная была картинка моей комнаты. Я укорил себя за эту минуту слабости и вернулся к анализу всего происходящего.
   Я с неким удивлением обнаружил, что Частица Тьмы все ещё была зажата у меня в руке. Как же я не потерял её во всем этом бедламе? Времени раздумывать над этим не было. Почему-то его всегда не хватало. С глубоким вдохом я перетянул ещё немного энергии в себя. Она с неохотой, но наполнила мой опустошенный резерв. Сложилось впечатление, что мой организм стал отталкивать энергию, но я не предал этому значению. Она была мне нужна как никогда. Сразу же стало лучше, но до идеального состояния было далеко. В голове все равно был какой-то туман, но я пересилил себя. Мне необходимо было сплести ещё одно заклинание, последние, на которое бы меня сегодня хватило. По всем известным мне магическим законам я уже должен был отрубиться, но почему-то до сих пор был в сознании. Я оставил бессмысленные размышления на потом, сейчас было необходимо выбраться отсюда, желательно живыми. Первым делом я проверил магический щит, влив в него немного энергии, чтобы он не развалился в какой-нибудь самый неподходящий момент.
  - Лино, отметь как-нибудь свертки, чтобы их не потерять, - попросил я, окончательно смирившись с тем, что меня тащит на своем плече Рыжий. В глазах вроде бы перестало темнеть, и мир пришел в норму. Он больше не ходил из стороны в сторону, будто бы пьяный. Я потряс головой, чтобы окончательно вернуться себе нормальное мировосприятие. Правда, мир не хотел подчиняться привычным законам и продолжил жить своей жизнью. Да, где-то на краю своего сознания я понимал, почему так происходит, но старался отгонять её от себя. Все же пришлось признать, что для головы не прошёл даром такой большое перегон энергии сквозь индивидуальное магическое поле.
  - Без проблем, - Лино смазанным движением распорол крестом ткань на мешках своим стилетом. Странно-то как. Все делают то, что я захочу. Интересно, почему же? Или в данный момент бразды власти перешли ко мне от менее неудачливого предшественника? Я хотел было повернуться и посмотреть на тело Быка, но мне помешали.
  Рыжий закинул свёрток в повозку, а следом и меня на козлы. Я следил за этим с какой-то завистью, слишком легко у него это получилось, будто бы он не чувствовал ни моего веса, ни веса свертка. Как только я оказался на деревянной скамейке сюда же протиснулся Рыжий. Не прошло и мгновения с другой стороны запрыгнул Лино. Рыжий только взялся за поводья, а я уже знал, что мне следует предпринять. Не успели мы тронуться, а я уже пролез к заднему борту, чтобы было удобнее направлять заклинание.
  Как бы я не любил работать со Сферой Огня, но всегда признавал её очень эффективной, поэтому последнее свое заклинание в этой битве я плел именно из огненных линий, с которыми пришлось повозиться. Я выжидающе замер, следя за каждым движением мага. Нужно было, что бы он, в конце концов, остановился, а он это обязательно сделает, когда ему нужно будет активировать заклинание. Мало кто может делать нечто подобное в движение. Слишком уж велик шанс потерять созданное магом заклинание - зацепиться за какой-нибудь аурный контур и выпадет из ауры. Поэтому мало кто в движении колдует.
  - Ну же, - выдохнул я, и повозка сорвалась с места. Я мысленно замер, со страхом наблюдая, как медленно останавливается маг. В голове галопом пронеслась вся моя жизнь, настолько четко, что я смог вспомнить молитвы почти всем богам. Меня кинуло вперед, из-за резко удара из груди вышибло весь воздух. Из-за этого я чуть не упустил момент, но смог все исправить и оправить заклинание в полет. Если честно, то это было судорожное и поспешное движение, которое я сделал полностью положившись на удачу. Маленькая огненная точка полетела по направлению к магу, а в нас неслось огромное копье.
  Смотря как пламя закручивается на острие этого метательного снаряда уж очень сильно смахивающего своей формой на бур, я мысленно попросил нашу лошадь двигаться быстрее, а сам с запозданием стал формировать форму щиту. В этот момент я готов был обнять своего горячо любимого преподавателя по боевой магии. Жаль, что он бы не оценил такой слабости.
  За подобное мне бы оторвали руки, но мне было все равно, что я с мясом вырывал линии. Времени не было, а щиту предстояло выдержать всего лишь один удар. Когда щит принял форму неровного прямоугольника, что водяной пленкой накрыл нас, бездумно несущихся по темной улочки, будто бы за нами гнались все демоны, вылезшие из низшего мира. Последние, что я усел сделать это немного наклонить магический щит, а в следующий миг огненный снаряд достиг своей цели.
  - Пш-шш, - сразу же раздался звук, испаряемой от жара воды. Горячий пар обжог лицо, но не пропустил заклинание. Я успел облегченно выдохнуть и почти успел опустить щит, но у зависшего в воздухе заклинания было свое мнение. С неестественным скрипом мой щит сначала прогнулся, будто бы тканевый тент, что по недосмотру хозяина наполнился дождевой водой. А затем наконечник копья с неохотой распорол водяную пленку. В следующие мгновение огромная масса земли, вокруг которой пылал огонь, устремилась вниз, ведомая мыслью её создателя. Ничего сделать я не успел.
  Я уже готов был отправиться навстречу со своими предками, но горячий наконечник этого копья остановился, почти коснувшись моего носа. Я слышал каким набатом забилось в голове сердце, а глаза никак не могли оторваться от каменного острия. Мой мир остановился на этой картине. Каменное копье, что было покрыто огнём, пробило мой щит и замерло в каком-то сантиметре от меня. Магический снаряд так и замер, окончательно утратив всю свою смертоносность.Щит все же смог выполнить свое дело. Я смог убедить себя, что мне удалось прийти в себя. Помогло этому то, что до безопасного места было ещё далеко. Я повел рукой, окончательно разрушая нашу оборону. Когда камень больше ничего не поддерживало он обвалился на мостовую бесполезной грудой земли.
  'Двойное заклинание', - я с неким восхищением смотрел на то, что осталось лежать на мостовой после того, как магический снаряд разрушился. Этого просто не могло произойти. Единицам удается соединить в одном заклинание сразу две стихии. Где-то слышал, что есть уникумы, что могу объединить сразу три, но в них я не верил. Самое главное, что такой талантливый маг прозябал где-то на заштатной должности городского мага. Я сам бы так не смог, поэтому я только мог по достоинству оценить чужую работу. Ещё бы чуть-чуть и она бы убила меня и разрушила бы нашу телегу, которая смогла бы только жалобно скрипнуть.
  Я выжидающе перевёл свой взгляд туда, где буйствовала 'Огненная Сфера'. По своей сути банальный огненный шар, предназначенный на действие только на определённом месте. Такая вот огненная тюрьма, которая должна была превратить мага в кучку обожжённых костей. Хотя после того, что я успел увидеть. Я уже не был уверен, что это удаться с такой легкостью.
  Огненная сфера диаметром метра полтора продолжала крутиться на том месте, где остановился маг. Языки пламени не останавливались ни на секунду, целуя своими поцелуями соседний склад и поглощая обломки телеги и её недопоставленного груза. Вокруг постепенно начинался пожар. В тот момент, когда языки пламени перестали кружиться в своем хороводе, я замер, чтобы не пропустить ни мгновения. Следить за этим было сложно - мы отъехали уже на приличное расстояние, но в ночной тьме пространство, освещенное огнем, все ещё выделялось среди темных провалов деревянных складов.
  Огненная сфера будто бы стала немного больше. Или же мне показалось? Нет, она стала разрастаться, а тот хоровод, что водило пламя остановился, будто бы кто-то спугнул те огоньки, что веселились на своем маленьком празднике. Это будто бы предвещало, что сейчас что-то должно произойти. Сфера увеличилась ещё и стала казаться переполненным водой бурдюком, а в следующие мгновение она разорвалась на две равные половинке. Огонь маленькими капельками разлетелся по сторонам, жадно набрасываясь на сухую древесину. А из центра огненной сферы показалась человеческая фигура, которая сделала несколько шагов в нашу сторону и остановилась.
  То, что маг пережил это мое заклинание я не сомневался. К этой маленькой фигуре тут же подбежал кто-то ещё. Маг вырывал у него что-то из рук и направил в нашу сторону.
  'Арбалет', - с ленцой подумал я. Расстояние слишком велико, чтобы попасть по нам. А ко всему прочему мы очень хорошо были скрыты темнотой, но только магу на это было плевать. Он прицелился и выстрелил. В тот момент, когда я усмехнулся, в задний борт телеги вонзился арбалетный болт. Это заставило меня тут же нырнуть в телегу, чтобы не отсвечивать. Стрелок проклятый. Как с такого расстояния можно было попасть? А если бы борта телеги не было? Или же болт прошелся немного выше?
  - Суккуба тебе в жены, - прошипел я и приподнялся на локтях, стараясь сплести ещё одно заклинание. На сегодня оно должно было стать действительно последним. Мне пришлось переплетать его несколько раз. Линии никак не хотели вставать на свои места, ещё мешала эта чертова езда. А это было самое простое из заклинаний из Сферы Воды. Я разозлился, когда в четвертый раз у меня ничего не получилось. Я ударил кулаком по борту, боль слегка отрезвила, что помогло мне закончить. Оставалось самое сложное. Я сосредоточился и стал тянуть энергию из накопителя, что остался зажатым у меня в руке. Вот только энергия сопротивлялась и никак не хотела менять место своего расположения. Когда тоненькая струйка наконец стала напитывать заклинание я собирался выкинуть бесполезный накопитель. Маленький ручеек энергии вскоре разросся и превратился в целый канал. Я перекачивал все, что осталось в этом накопителя в одно заклинание.
  - Все, - хрипло произнес я, когда кристалл в руке рассыпался черной пылью. Я уже не мог видеть тех, кого мы оставили позади. Все они наконец стали частью тьмы, оставив после себя только всполохи разрастающегося пожара.
  Я отпустил заклинание, что разрослось просто до неприличного размера. Наверное, я первый, кто так бездарно израсходовал столько энергии. На самое простейшее заклинание 'Мгла'. В свое изначально форме оно представляло из себя обычное серенькое полупрозрачное облачко, которым мог управлять маг. Это помогало натренировать навыки управления энергией. Но сейчас это маленькое облачко впитало огромное количество энергии, что вырвалась наружу, будто бы шампанское из бутылки.
  Белая мгла, ведомая какой-то неестественной силой, стала рваться во все стороны, будто бы преследуя кого-то. Все произошло так неожиданно, что Рыжий натянул поводья ровно тот момент, когда я отпустил тот борт, за который держался. Конь выполнил команду превосходно - встал будто бы вкопанный, что поспособствовало моему непродолжительному полету, который завершился у переднего борта. Я с силой впечатался в деревянные доски. Голова вновь превратилась в огромный колокол, что звонил по моему здоровью, которое явно пострадало за эту ночь.
  - Вы чего встали? - прохрипел я, срывая с лица маску, поднимаясь и со старческими стонами перелезая на козлы. Хотелось остаться лежать на мягких свертках, но я в который раз пересилил себя.
  - Не видно ни хвоста демона, - объяснил Рыжий и последовал моему примеру. Тряпичная маска полетела под копыта. - Что это за заклинание такое?
  - Поехали, - посмотрев на меня, сказал Лино. - Медленно. Стражу теперь можно не бояться. В такой мгле они руки свои не смогут найти не то что нас.
   - И куда дальше? - со злостью проговорил Рыжий.
  - К Главе! Куда же ещё? - тем же тоном ответил Лино, сорвав маску с себя и потрогав пробитое плечо.
  - Нет, - твердо ответил я. - Сначала ко мне в дом.
  - Но... - Лино оборвал Рыжий, который стукнул его по плечу и выразительно так взглянул на него. - Хорошо, сначала заедем к тебе.
  Я удовлетворенно прикрыл глаза. Мне так и не удалось отказаться от той мысли, что зрела в моей голове, когда я осознал, что попало в мои руки. Такой шанс мог быть только один раз в жизни. И мне нужно было им воспользоваться. Я медленно посмотрел на Рыжего и Лино. Оставалось только как-то убедить этих двоих.
  Лошадь медленно побрела по пустынным улицам. Весь город превратился в безмолвного призрака, облаченного в белый саванн. Я безэмоционально следил, как из мглы появляются очертания какого-нибудь дома, чтобы опять быть поглощёнными туманом. Я не видел ни одного прохожего или же случайного выпивоху, что осмелился выйти из дому в эту ночь. Все, казалось, закрыли двери в своих домах и боялись высунуть наружу нос, будто бы под этим белым покровом скрывалось чудище, что только и ждало своих будущих жертв. Я только после всего этого узнал, что этот туман накрыл весь город и не добрался только лишь до королевского замка. Сколько тогда версий возникло относительно этого явления никто точно не знает, но мне довелось услышать точно с десяток. Кого только в нем е обвиняли. Даже слышал, что в нем обвинили богов, которые разгневались на столицу, поэтому и прислали предостережение. Версий было много, но для большинства горожан, которые спокойно спали в своих постелях, этот туман так и остался ещё одной историей напрочно укоренившийся в рассказах, что рассказывали со страхом в глазах и обязательно шепотом, и обязательно оглядываясь через плечо, ведь во мгле скрываются монстры, что только и ждут своих жертв. И истинную версию событий знали только я, Лино и Рыжий. Возможно, ещё некоторые стражники и один маг догадывались об истинной природе этого явления, но кто будет слушать про какого-то сильного мага, когда вокруг есть более интересные истории?
  Но тогда я не знал к чему приведёт моя маленькая выходка. Я попросту хотел скрыться от стражи и даже не представлял, к чему все это может привести. Я с интересом наблюдал за округой и боролся со сном, который так и хотел увлечь меня в свои объятия. Не знаю, как Рыжему удавалось выбирать дорогу в окружающем хаосе, но ему стоит отдать должное. Мы довольно быстро добрались до дома, доставшегося мне от дяди.
  - И что дальше? - Лино вопросительно взглянул на меня, а я продолжал думать как мне нужно было поступить. Отбросив все ненужные мысли, я заговорил.
  - Хватайте те мешки, что отметил Лино, когда мы в спешке отъезжали, и сразу же в дом. Не хочу, что бы нас здесь мог кто-нибудь увидеть. У меня есть одно предложение, - я спрыгнул с козел на каменную мостовую. Получилось это будто бы мы находились в комедийной постановке. Меня резко потянул куда-то вправо, ноги тут же заплелись, будто бы я выпил несколько кувшинов хорошего вина, а сознание попыталось удрать в лучший из возможных миров, оставив мое бренное тело на волю судьбы. Но, честно говоря, меня все это не остановило. Либо я был слишком упрям, либо ещё что-то на меня повлияло. Кое-как я смог сохранить равновесие, через силу вернув себе ясность сознания. Постоял минутку без движения, переводя дыхание и понимая, что меня начал накрывать магический откат, любая мысль про который вызывала только нервную дрожь. Не хотелось даже думать об этом.
  Мои ноги понесли меня к ставшим уже родными ступенькам дома, принадлежавшего когда-то моему почившему дяди. Теперь каждый раз, когда я подходил к этому зданию, у меня в голове возникал этот неуловимый образ, который, казалось, стоял рядом со мной. Он наблюдал. Иногда я думал, как бы он отнесся к тому, кем я стал; чтобы хотел сказать. У меня у самого к нему было множество вопросов, но задать их было невозможно. Этому не суждено было сбыться. Никогда. Смерть не лечиться, её нельзя отменить. Я мотнул головой, отгоняя это наваждение. Слишком уж четко передо мной встал образ дяди, взбередив смутные детские воспоминания об этом человеке. Единственное, что мне стало ясно, необходимо было отдохнуть. Голова слишком уж часто за последний час стала приносить неприятные сюрпризы.
   Отворив скрипучую дверь, я посмотрел на хмурого Лино и улыбающегося во все тридцать два зуба Рыжего, который тащил на свои плечах два свертка. Не казалось, что он испытывал хоть какие-то трудности по поводу их тяжести. Силен, что тут скажешь ещё. Как только эти двое зашли в помещение, я быстро захлопнул дверь. Перед этим осмотрев пустынную улицу, на которой, казалось, не было ни едной живой души кроме одиноко стоящей повозки, запряженной вороным конем, нервно дергавшим своими длинными ушами. Но это впечатление всегда было обманчиво. Слишком хорошо я об этом знал. Где-то там во мраке были скрыты любопытные глаза, что не привыкли находится у всех на виду. Они жили тем, что скрывались и прятались именно в такие вот ночи, когда луну закрывали медленно проплывающие облака, а по мостовым струились щупальца белого тумана. Мне пришлось несколько раз протиреть глаза, чтобы убедиться, что мне не привиделось. Да, туман не собирался рассеиваться, а, казалось, только уплотнился. Он струился по улицам тихими волнами, будто бы решив поглотить