• Эпизод 11.
  • Верное решение
  • Эпизод 12. Цель жизни
  • Эпизод 13. Мелкие хлопоты
  • Интерлюдия I
  • Эпизод 14. Житие мое
  • Эпизод 15. Точка зрения
  • Эпизод 16. Вторая попытка
  • Эпизод 17. Сказка в гостях
  • Эпизод 0 (Вместо пролога)


    Задумчиво щурящаяся на закат Конго даже головы не повернула, когда вздыбившаяся в десятке метров от её борта вода расступилась, и на поверхности показались две субмарины четырёхсотой серии. Впрочем, то, что она не обратила внимания лично (даже сообщение о прибытии оставила без ответа, скинув в стек ожидания), отнюдь не означало, что эта парочка осталась без присмотра. Эсминцы охранного ордера ничуть не скрываясь вцепились в них импульсами прицельных систем, нетерпеливо ёрзающая "Симакадзе" заводила бомбомётами, едва не светясь надеждой, что сейчас поступит приказ на открытие огня, а Тикума...
    "Надо же, противолодочная авиация оказалась весьма эффективным тактическим решением" - с каким-то мрачным удовлетворением фыркнула Конго, заметив, как во взглядах подлодок, которые те то и дело бросают на лениво кружащие в вышине аппараты "Тикумы", злыми искрами вспыхивает ненависть и страх.
    Сама Тикума, что характерно, поглядывала на "четырёхсотых" с прямо-таки гастрономическим интересом. К тому же один из её летательных аппаратов периодически резко снижался, и тогда подлодки синхронно вздрагивали, на полметра проседая в воде - словно собирались отработать маневр экстренного погружения, но в последний момент спохватывались.
    Чуть досадливо поморщившись, Конго бросила на общей волне короткий импульс с маркером неудовольствия, мгновенно приструнив разошедшихся подчинённых. В другое время она может и отнеслась бы к подобной забаве снисходительно (подумаешь, утопит её охрана "четырёхсотых" - полезно будет и тем, и другим; первым - тренировка, вторым - напоминание, что живут они исключительно в долг), но в данный момент эта суета только раздражала, поскольку большая часть её вычислительных мощностей была задействована в анализе не так давно проведённой спасательной операции, точнее, завершающего этапа.
    Да, в целом задачу можно считать выполненой - весь командный состав и девяносто три процента списочного состава организации Джуро Омахи уничтожены, - но нескольким рядовым единицам всё же удалось уцелеть. И сейчас те лихорадочно меняли места базирования и идентификаторы. Проще говоря - разбегались и прятались, видимо рассчитывая, что столь примитивные меры уберегут их от обнаружения. Глупцы.
    Вопрос же, над которым Конго столь напряжённо размышляла, казался предельно простым: считать или не считать? Но только казался. С одной стороны, уничтожение на берегу каких-то там единичных особей никак не укладывалось в рамки базовых директив, но с другой... при одном воспоминании, как она сидела рядом с раненым человеком и напряжённо вслушивалась в его хриплое дыхание, хотелось вызвать "Тайхо" или "Сёкаку" и приказать им сровнять с землёй весь этот проклятый город!
    Была и ещё одна "сторона": специально охотиться за какими-то мелкими бандитами - как-то это... мелко. Хотя... - Конго чуть повернула голову, рассматривая ожидающие её решения субмарины, - она ведь не собирается отзывать корабли из патрульных эскадр или выводить из резерва "Исэ". А "четырёхсотые"... в общем, какая задача - такие и исполнители.
    Взмахом руки активировав голоэкран, Конго окинула появившиеся на нём аватары подлодок холодным взглядом...
    - I-400, I-402... - она замолкла, в последний раз взвешивая "за" и "против".
    - Флагман? - "четырёхсотые" смотрели на неё устало и настороженно - пребывание у Тонэ в качестве "учебных пособий" явно не прошло для них даром.
    Конго тряхнула головой, обрывая идущий уже по которому разу анализ.
    - Ваша задача... - подлодкам ушёл пакет с боевым приказом.
    В конце концов, начатое всегда нужно доводить до конца.

    Эпизод 1. Снежная королева


    Зачем я вообще это делаю?! - в который раз задала себе вопрос Конго, раздражённо покосившись на человека. Что за бредовая идея - подходить к берегу под водой?! Зачем?!
    Последнее она произнесла вслух, зло сузив глаза.
    - Извини, Конго, но нужно, чтобы тебя не заметили, - поднявшийся с кресла человек подошёл к ней, встал рядом, вглядываясь в тёмную толщу воды за окном боевой рубки.
    Конго раздражённо фыркнула, - что он там своей слабой зрительной системой рассмотреть может, - требовательно повторив:
    - Зачем?
    Человек поморщился, растирая кисть левой руки, и на её нахмуренный взгляд чуть виновато пожал плечами:
    - Болит, зараза.
    Затем, обернулся, бросив короткий взгляд на карту акватории...
    - Сейчас увидишь, всего полторы мили осталось.

    ***


    Йоширо отложил садок и прямо сквозь прорезиненную ткань рыбацкого плаща с силой растёр левую сторону груди. Что-то сердце сегодня весь день ноет. Не к добру это, ох, не к добру. Может, бросить всё и на берег? Он окинул тревожным взглядом горизонт, пересчитал сложенные на корме старенькой лодки корзины с рыбой, тяжело вздохнул. Меньше трети заполнено, если сейчас к берегу повернуть - неделю голодать придётся. Соседи, конечно, не бросят, да только чем они помочь смогут, соседи? Сами впроголодь живут. Но ведь ноет, проклятое.
    - Дедушка? - вскинулся внук, заметив его движение.
    - Всё хорошо, Казуки, - успокаивающе выдохнул Йоширо, в который раз обводя взглядом горизонт. - Просто прихватило что-то.
    Внук сурово нахмурился, что в исполнении четырнадцатилетнего ребёнка выглядело забавно...
    - Тебе надо пить тот травяной настой. Я сегодня же схожу к бабушке Мурачи и попрошу целый пакет! Киоши-сан говорит, что у неё травы правильные.
    - Ну, если Киоши-сан говорит... - грустно улыбнувшись, Йоширо протянул руку, чтобы потрепать внука по вихрастой голове, но тот вывернулся, возмущённо сверкнув глазами. Ну как же, взрослый совсем, добытчик! А тут какие-то детские нежности.
    - Деда!
    - Да я что, сходи...
    - И схожу! Киоши-сан - врач! Настоящий!
    - Ну конечно настоящий, - тихо вздохнул Йоширо.
    Не объяснять же внуку, что до прихода туманных демонов Киоши Танае был всего лишь санитаром в районном медпункте и только готовился к поступлению в институт. Хотя, сейчас и вправду настоящий. Потому что единственный.
    Лодку качнуло внезапно набежавшей волной, отчего Йоширо встревоженно закрутил головой, вглядываясь в ориентиры - во время отлива тут возникало сильное течение и, если не уследить, утлое судёнышко могло легко утащить в море. Но до отлива же далеко!
    Ещё одна волна подбросила лодку, да так, что он едва устоял на ногах, успев ухватиться за планширь...
    - Казуки!
    - Д-деда... - так же вцепившийся одной рукой в планширь внук, другой указывал в море, на темнеющую под водой тёмную массу.
    Скала? Но здесь же глубина, и никаких...
    "Скала" внезапно прыгнула вперёд и начала подниматься из глубин на поверхность. Лодку уже не качало, а просто крутило в волнах, словно щепку. Обхватив внука, Йоширо с обречённым ужасом наблюдал, как в рушащихся с высоты многоэтажного дома потоках воды появляется корабль. Невероятно огромный, чёрный, как непроглядная ночь.
    - Д-деда, эт-то демон?
    Йоширо лишь судорожно сглотнул, обречённо глядя на расчерченный вязью фиолетовых узоров борт.
    Ох, не зря сердце болело.

    ***


    - Конго, ты их чуть не утопила, - с укором покачал головой человек.
    Конго в ответ лишь презрительно фыркнула. Как он сам любит выражаться: чуть-чуть - не считается.
    - И что ты хотел мне показать?
    - Людей.
    Едва не задохнувшись от возмущения, Конго стремительно обернулась. Людей?! То есть, она оставила в море свою эскадру, два с половиной часа изображала из себя подлодку... И всё это для того, чтобы посмотреть на вот этих вот... людей?!
    Но человек встретил её яростный взгляд спокойно, без малейшего намёка на улыбку, негромко повторив:
    - Людей.
    Было в его тоне что-то такое, что Конго насторожилась и, быстро перенастроив сенсорную систему, тщательно просканировала находящихся в лодке. Две особи. Пол - мужской. Биологический возраст старшего - пятьдесят восемь лет; младшего - тринадцать.
    - Что в них особенного? - бросила она напряжённо, не обнаружив никаких аномалий.
    - Ничего. Обычные люди. Старик - Йоширо Ивасаки, мальчишка - его внук. Раз в неделю патрульный дивизион меняет район ожидания, и здесь как бы возникает "окно", когда ни одного эсминца на горизонте не видно. Тогда, они выходят в море, на лов. Пока не придёт смена, успевают наловить десяток корзин. Половину продают, а половину оставляют себе и раздают соседям. В их доме осталось четыре семьи - сплошь старики и дети. Они единственные добытчики.
    - Никакого "окна" тут не возникает! - вскинулась Конго. - Район накрывает радарный пост, вся акватория находится под контролем. Они живы лишь потому, что не покидают двухмильную зону.
    - Я знаю, - кивнул человек. - Но они нет. Им кажется, что раз эсминцы уходят, становится безопасно. Хотя всё равно вон там... - он указал рукой на холмы.
    - Два с половиной градуса западнее, - холодно перебила Конго. - Наблюдатель. Пол - мужской, биологический возраст - девять лет. Оснащён оптической системой типа "бинокль".
    - Да, соседский мальчишка. Раньше и его отец здесь рыбачил, но... то ли не уследил за отливом, то ли просто потерял ориентиры в непогоду... В общем, лодку вынесло в море и один из эсминцев 2-й Патрульной расстрелял нарушителя.
    - В соответствии с базовой директивой, - отрезала Конго, сузив глаза.
    - В соответствии, - подтвердил человек бесстрастно.
    Неловко ёрзая левой рукой, он достал из кармана пачку сигарет, повертел в пальцах зажигалку, тяжело облокотился на край приборной панели, так же бесстрастно продолжив:
    - Конго, я никого ни в чём не обвиняю. Я пытаюсь объяснить, почему эти люди выходят в море.
    - И почему же?
    - Потому, что им легче сгинуть под снарядами твоих эсминцев, чем смотреть в голодные глаза детей.
    - Глупцы! - она презрительно скривилась. - Если взрослая особь гибнет, вероятность выживания детёнышей только уменьшается.
    Человек устало кивнул:
    - Да. И они это понимают. Умом. Вот только управляет ими не разум, а страх. Когда кто-то из близких умирает у тебя на глазах, а ты не можешь сделать ничего... только выть от отчаяния.
    Вздрогнув, Конго с силой зажмурилась, отгоняя всплывшую в памяти картину: безжизненно дрейфующий корабль, мёртвый холод чужой палубы, и яркое пятно лежащей на ней, словно сломанная кукла, аватары.
    - Бред! - яростно зашипела она. - Ты привозил с берега шоколад, на Иводзиме у Гонзо был целый склад продуктов! Значит, пища у людей есть!
    - Есть. В Центральном городе. Там есть изысканные рестораны, магазины модной одежды, чай, шоколад, даже кофе, хотя кофе в Японии никогда не рос... Всё есть. Но за деньги. А денег у этих людей нет.
    Человек вышел на крыло мостика и уселся прямо на настил, прислонившись спиной к стене. Сунув в зубы сигарету, невесело усмехнулся:
    - Знаешь, Конго, в этом районе даже якудза нет. Потому что брать с этих людей нечего. Раз в четыре дня все кто может ходить собираются вон там, - он махнул рукой куда-то вдаль, - на площади. В пять утра, чтобы успеть занять очередь. И часами стоят в ожидании грузовиков Социальной службы, что привозят бесплатные соцпайки. Этими пайками в моём мире даже свиней бы кормить постеснялись, но тут их едят люди. Потому что ничего другого просто нет.
    Выйдя вслед за ним, Конго подошла к краю площадки, задумчиво рассматривая крохотное судёнышко со жмущимися друг к другу фигурками людей. Старший внезапно поднял голову и она едва не отшатнулась - наполненный отчаянием взгляд старика вновь потащил на поверхность загнанные было в глубь ядра воспоминания.
    Зло тряхнув головой, Конго секунду постояла, раздумывая, и принялась спускаться.


    От чёрного корабля словно бы исходили порывы ветра - холодные, пронизывающие тело... Равнодушно бесстрастные, и оттого ещё более жуткие. Потому что этому ветру было всё равно, что перед ним - мёртвый камень или живая плоть.
    - Деда... - испуганно встрепенулся внук и Йоширо, задрав голову вверх, тоскливо поёжился.
    Слухи, что демоны принимают обличье прекрасных женщин, ходили давно, но теперь он своими глазами видел, насколько они правдивы. С расположенной на высоте девятиэтажного дома площадки к ним спускалась девушка. Прямо по воздуху. Делала шаг - и под изящной туфелькой вспыхивала плитка фиолетового стекла. Когда же сходила - плитка рассыпалась быстро гаснущими искрами.
    Молодая, с неестественно белой кожей, оттенённой тёмно-фиолетовым платьем, с уложенными в сложную причёску белоснежными волосами... Ослепительно красивая, надменная и холодная.
    Сообразив, кто это, Йоширо покрепче прижал к себе испуганного внука и, дождавшись, когда девушка спустится, низко поклонился:
    - Госпожа... Юки-онна (1).
    Демоница чуть нахмурилась, повела головой, рассматривая их лодку, скользнула взглядом по сложенным на корме корзинам... Недовольно поджала безупречно очерченные губы.
    Йоширо похолодел.
    Все знают, что Юки-онна безжалостна, и при встрече просто убивает людей, превращая их в покрытые коркой льда статуи.
    - Госпожа Юки-онна, это я брал рыбу из вашего моря, Казуки ещё совсем ребёнок... - забормотал он в безнадёжной попытке отвести гнев Снежной Женщины от внука.
    Резким взмахом оборвав его бормотание, демоница вытянула левую руку, и над её ладонью соткался клубок светящихся фиолетовым светом линий, который через секунду словно бы затвердел, превратившись в небольшой шар из тёмного стекла.
    Проведя пальцами по поверхности, отчего та вспыхнула ровным зелёным светом, демоница внезапно бросила этот шар ему, холодно добавив:
    - Длина волны прямо пропорциональна расстоянию. Соотношение: один к двадцати. Безопасный порог - семьсот.
    Машинально поймав непонятный подарок, Йоширо потрясённо замер, но тут же спохватился и согнулся в поклоне, пробормотав:
    - Госпожа Юки-онна, я не понял вашего заклинания.
    Демоница недовольно сверкнула глазами:
    - Это физика!
    Йоширо испуганно замолк. Причём тут физика, если перед ним Снежная Женщина из старых сказок?
    Посверлив его раздражённым взглядом, демоница поморщилась...
    - Там, - ткнула она в сторону берега, - фиолетовый.
    - Там... - в этот раз, украшенный аккуратным ноготком пальчик указал в открытое море, - красный. Если сфера покраснеет - умрёшь. Так понятно?
    Йоширо снова торопливо поклонился. На самом деле ничуть не понятней, но переспрашивать... Судя по вспыхнувшим в глубине глаз Снежной Женщины красным огонькам, этот вопрос явно станет для него последним.
    - Да, госпожа Ю...
    - Конго! - зло перебила демоница.
    - Да, госпожа Юки-онна Конго, - мгновенно поправился он, в который раз кланяясь.
    Снежная Женщина скривила губы, непонятно прошипев что-то вроде: "Л-люди!", и одним прыжком взвилась в воздух.
    Растерянно заморгав, Йоширо выпрямился, украдкой смахнул пот со лба, и с опаской покосился на тёплый, светящийся ровным зелёным светом шар. Зелёным? Значит, они с Казуки будут жить?

    Всё ещё яростно шипя, Конго приземлилась на мостике, сделала два шага, остановилась, наткнувшись на ошарашенный взгляд человека.
    - Что? - буркнула она, невольно отводя глаза.
    - Э-мм... а-аа... ты... ну... вот... в смысле им... ты... разрешение дала?! - прозаикался он, нелепо размахивая руками.
    Он что, решил, что она пожалела этих глупых людей?!
    - Это маяк, - объяснила она, надменно вскидывая подбородок. - Если выйдут за пределы двухмильной зоны - подаст сигнал и выступит в качестве точки целеуказания. Кораблю РТР будет меньше работы.
    Человек внезапно выпрямился, шагнул к ней (настолько резко, что она едва не отшатнулась), пару секунд постоял, внимательно глядя ей в глаза... Затем, бережно, осторожно, взял её за руку, поцеловал кончики пальцев, улыбнулся...
    - Конго... ты настоящий флагман.
    После чего быстрым шагом скрылся в рубке.
    Удивлённая до глубины ядра, Конго зябко повела плечами, как-то беспомощно оглянулась.
    Нет, ЭТОГО человека она, наверное, никогда не поймёт.

    1) Юки-онна (яп. 雪女, 'снежная женщина') - персонаж японского фольклора. Описывается, как очень красивая женщина с совершенно белой, почти прозрачной, словно изо льда, кожей. Двигается она неторопливо и изящно, появляется чаще в сумерках или ночью во время снежной бури. Обитает в снегу и замораживает людей своим ледяным дыханием.

    Эпизод 2. Дары моря


    Сижу у себя в каюте и тихо офигеваю.
    Вообще, идея этого "визита к берегу" возникла у меня спонтанно, на эмоциях, после того, как я имел неосторожность упомянуть, что так и не побывал в отпуске. О-оо... давненько я не видел свою блондинку в таком состоянии. Конго яростно шипела, Конго обливала презрением человечество вообще и меня в частности, Конго надменно цедила, что у неё есть куда более важные занятия, чем вытаскивать глупых человеков из беды... Попытка же напомнить, что с Тикумой мы в своё время слетали на сушу без происшествий, была сходу объявлена статистической погрешностью и презрительно отброшена.
    Короче, на берегу опасно, мерзко и противно, а люди все - бандиты поголовно. Точка.
    Обычно я на подобные выпады в сторону человечества только мысленно улыбался, поскольку шипящая и фыркающая, словно наступившая на мышь кошка, туманница выглядела скорее умилительно, чем грозно, но в этот раз почему-то закусило. Возникло жгучее желание показать очаровательной блондинке кусочек настоящей, реальной жизни на блокированных островах.
    И вот... показал. Сижу теперь и пытаюсь понять - это что вообще было?! Конго пожалела людей? Конго? Людей? Бред какой! Хотя стоп, девчонок же торкает иногда пожалеть кого-нибудь, - начинают бездомных щенков подбирать, замёрзших воробьёв кормить... вот и Конго, наверное... не железная же она, в конце концов. Но так вот сходу выдать свои действия за "производственную необходимость" - это, конечно, да-а... Какая слабость? О чём вы вообще?! Людям был вручен маяк для наведения. То есть, усилен контроль за перемещением потенциальных нарушителей. Люди же! Вдруг они ночку потемнее выберут и на веслах в Америку угребут? А радарный пост их выход в море прозевает! Так что контроль, и ещё раз контроль! Директивы Кода превыше всего!
    - Тиран коварен, - озадаченно протянул я.
    Сидящий рядом сервисбот встрепенулся и словно бы вопросительно уставился в мою сторону.
    - Повезло нам с флагманом - говорю, - пояснил я со вздохом. - Не только красавица, но ещё и умна не по годам.
    Бот заперебирал всеми восемью лапами, изображая благоговейный восторг при упоминании любимого начальства, а я снова вздохнул.
    Сие восьмилапое чудо оказалось у меня в общем-то случайно. Акаси приставила одного из обслуживающих ремонтную базу ботов ко мне в качестве то ли няньки, то ли санитара, а когда я, окончательно озверев со скуки, решил героически рвать когти из "госпиталя" этот полутораметровый паучок увязался за мной. Суть же в том, что с самой рембазы я сматывался не на самолёте Тикумы (фиг бы удалось напрямую), а с помощью Харуны. Дождался, когда та придёт за Макие, и напросился к ней в гости. О том же, что защитные системы "Харуны" не только скроют меня от сенсоров ремонтной базы, но и отрубят боту соединение с центральным компом, я просто не подумал. Как результат - потерявший вдохновляющую и направляющую волю паучок перешёл в автономный режим и начал озираться в поисках кого бы починить. Харуна в ремонте не нуждалась, Макие тоже... зато прямо перед сенсорами маячил некто "Виктор", у которого к тому же в сигиле висела отметка "имеет повреждения" и не было своей ремонтной системы! Выбор очевиден. Правда, дальше бедолага впал в ступор, поскольку не знал, как, собственно, меня чинить. Ну не было у него своих данных по человекам, а центральный комп рембазы оказался недоступен. Зато нужные данные были у Харуны, как и достаточные для администрирования права (всё же линейный крейсер, систершип флагмана). И вот тут я совершил ошибку. Когда восторженно прыгающая вокруг зависшего бота Макие (такая игрушка - и, считай, ничья!) предложила чуть-чуть подправить ему управляющие матрицы "чтобы был как настоящий", я лишь безразлично пожал плечами, решив - чем бы ребёнок не тешился, и абсолютно упустив из виду, что ребёнок-то без всяких кавычек гениальный. И в итоге, вместо обычного робота получил "питомца" из компьютерной игры. Который бегал за мной, как привязанный, недовольно сопел, когда его оставляли одного, умел делать бутерброды, и с обожанием, словно щенок на любимую хозяйку, таращился на Конго (отчего в ступор впадала уже блондинка). Правда вот следящая за "здоровьем" Конго ремонтно-восстановительная система к появлению на борту чужого сервисбота отнеслась ну совершенно без понимания. Так что по ночам, когда блондинка отдыхала, а её ремонтники выползали на регламентные работы, восьмилапый сидел у меня в каюте. Во избежание "конфликтов оборудования". А то, боюсь, с драки у себя на борту Конго окончательно офигеет и просто выставит возмутителей спокойствия за порог.
    - Фью-фить... - свистнул внезапно бот, привлекая внимание.
    - Хм? - опустил я вопросительный взгляд.
    В ответ мне протянули мячик-тренажёр для кисти, сопроводив его голограммой необходимых упражнений.
    - Так ещё часа не прошло! - попробовал отмахнуться я.
    - Фьють!
    - Да нормально всё, даже не болит почти.
    - Фьють! - бот возмущённо затанцевал, тыкая в меня мячиком. - Фью-фить!
    - Ладно, ладно, понял, - сдался я со вздохом.
    Спорить с восьмилапым было бесполезно, так как данные тот получал непосредственно с моего имплантата и знал о моём состоянии если не всё, то больше, чем кто-либо. Так что, взяв мяч, я молча заработал кистью, разве что иногда морщась от гуляющей по предплечью боли.
    Закончив упражнение, перебросил мячик боту и задумчиво уставился на результат комплексного сканирования. Эластичность мышечного волокна, скорость прохождение нервных импульсов, уровень развёртывания структуры имплантата...
    - Ну вот, говорю же, нормально всё. Вон, везде зелёный.
    - Фью?
    - Нет, это тоже зелёный, просто немного жёлтый.
    Ещё раз окинув взглядом результаты, я решительно поднялся на ноги. Хватит прохлаждаться, в конце-то концов. Пора в строй. А то со скуки скоро на стену полезу - на данный момент я не имел доступа не только к тактической сети, но и к банальному интернету. Старая точка доступа со сменой идентификатора обнулилась, а рабочего доступа к кораблю РТР у меня до сих пор не было по причине "небоеспособности".

    ***


    Увы, с "вставанием в строй" возникли некоторые проблемы.
    - Конго, ну что за крючкотворство?! - усиленно возмущался я. - Здоров ведь?! Здоров! Вон, Восьмилапыч подтвердит! И имплант работает нормально! Чего ещё-то?!
    - Это установленная процедура, - блондинка, раздражённо сдвинув брови, сверкнула глазами. - Заключение о боеспособности корабля даёт ремонтное судно.
    Во, блин, и тут бюрократия - принеси сто справок, что ты не верблюд и тогда тебе метлу доверят, плац подметать.
    - Конго, ну к чему этот формализм? - сменив тон на миролюбивый, затянул я. - Может, как-нибудь договоримся?
    Обращаться к Акаси прямо сейчас мне не хотелось ну вот совершенно. За побег ремонтница на меня немного обиделась (или не за побег, а за категорический отказ возвращаться). Теперь даже разговаривать не хочет, ограничивается служебной перепиской и отчётами о состоянии. Так что подождать бы, когда остынет, отойдёт.
    - Что значит "договоримся"? - ошеломлённо заморгала блондинка.
    - Ну там... по вновь открывшимся обстоятельствам... В смысле, ты закорючку где надо поставишь... - начал было я, но увидев, как в глубине сузившихся глаз Конго вспыхивают тёмно-красные огоньки, замолк.
    - Ты... ты... - пару раз открыв рот, туманница так же замолкла, видимо не найдя что сказать, но уже через секунду яростно зашипела: - У тебя семь минут до подхода "Симакадзе"!
    Вот же формалистка! Ладно, попробуем зайти с другой стороны:
    - Конго, знаешь, сколько государств загубила бюрократия?
    - Шесть минут сорок две секунды! - в шипении блондинки появились ледяные нотки.
    Я печально вздохнул. Походу, не договоримся.

    ***


    Симакадзе находилась в затруднительной ситуации. С одной стороны - приказ флагмана, а с другой - просьба Виктора. Которая приказу вроде как не противоречит, но всё же...
    Огорчённо вздохнув, - насколько же трудно думать самостоятельно, - она решила воспользоваться методикой, обычно применяемой в подобных ситуациях человеком. То есть, почесать в затылке. Но несмотря на точное соблюдение амплитуды, скорости и силы давления, вычислительной мощности не прибавилось. Быстро проанализировав возможные причины, она попробовала ещё раз, внеся поправочный коэффициент на массогабаритные характеристики аватары. Увы, тщетно. Наверное, коэффициент надо было брать от характеристик корпуса, но тогда ведь аватаре просто голову раздавит.
    - Сима? - наблюдавший за ней человек вопросительно поднял брови.
    - Но флагман приказала доставить тебя на ремонтную базу, - растерянно шмыгнула она носом.
    - Ага, но ведь время прибытия она не указала?
    - Нет.
    - Вот видишь.
    Ну конечно, раз временные рамки задачи не определены - значение имеет только результат!
    Пройдясь по совсем несложной логической цепочке, она неуверенно кивнула:
    - Хорошо.
    В самом деле, на ремонтной базе скучно, к тому же там Акаси... эксцентричная, от которой никогда не знаешь, чего ожидать. А с Виктором интересно. Правда, иногда сложно.
    - Ну вот и ладушки, - человек довольно потёр ладони. - Тем более мы ненадолго.
    Выведя прямо поверх штурманского стола карту района, Симакадзе склонила голову набок, неуверенно протянув:
    - Только я не понимаю, зачем тебе брошенные корабли людей?
    - Хочу там найти что-нибудь... - человек неопределённо пожал плечами, - подходящее.
    - Что-нибудь? - удивилась она. - То есть ты не знаешь характеристик искомого объекта?
    - Не-а.
    - Но... тогда... как определить... - она покрутила ладошкой в попытках сформулировать вопрос.
    - Когда увижу - пойму.
    Симакадзе растерянно заморгала. Алгоритм поиска с такими параметрами не мог существовать в принципе! Как можно искать то, о чем у тебя нет никакой информации?!
    Бросив подозрительный взгляд на задумчиво склонившегося над картой человека - может, это аспект людского юмора? - она в который раз печально вздохнула. Нет, иногда с ним бывает очень сложно.

    ***


    Я легонько постукивал кулаком по ладони, наблюдая, как "Симакадзе" маневрирует, подходя к наполовину выброшенному на берег траулеру.
    - По результатам сканирования - целостность составляет менее шестидесяти трёх процентов, - заметила она, замирая в десятке метров от изрядно занесённого песком кораблика.
    - Зато надстройка уцелела, - задумчиво хмыкнул я. - Вон, даже стёкла не выбиты.
    Девчонка словно в сомнении повертела головой, но согласно кивнула...
    - Процедура стандартная?
    - Ага, давай.
    Это уже не первый заброшенный корабль, что мы обследовали, так что алгоритм был отработан. Сейчас Сима отправит туда полдюжины ремботов, которые проверят целостность конструкции, вскроют запертые или приржавевшие двери, укрепят элементы набора, отметят опасные места... и так далее.
    Инструкцию по проведению работ при обследовании находящегося в аварийном состоянии судна я разыскал в скачанных руководствах сразу после того, как радостно, в первых рядах, полез на борт застрявшего в рифах сухогруза и только чудом (Сима подхватить успела) не переломал себе ноги, когда проржавевший трап подо мной просто рассыпался. Впечатлился неслабо.
    - Готово, - минут через десять сообщила Симакадзе. - Идём?
    - Пошли, - кивнул я, пропуская вперёд одного из её паучков.
    Своего восьмилапого пришлось оставить у Конго. Всё же заявляться на чужой борт со своим сервисным ботом - поступок не то чтобы совсем неприличный, но такой... на грани. Поскольку ремонтно-восстановительные системы туманниц воспринимают чужих ботов если не за враждебный элемент, то, как минимум, за досадную помеху. Короче, много тут нюансов и оттенков. Поэтому лучше не нарываться на пустом месте. Не зря же говорят, что ничто не стоит нам так дёшево и не обходится так дорого, как обычная вежливость.
    - Вниз будем спускаться? - спросила Сима, заглядывая в сорванный световой люк и морща нос от неприятного запаха.
    - Нет, вряд ли там хоть что-то уцелело, - махнул я, входя внутрь надстройки и оглядываясь.
    Обычный малый траулер - старый, обшарпанный, местами насквозь проржавевший. И совершенно пустой. У команды явно было время на сборы, поэтому, уходя, люди прихватили с собой все свои вещи. Немного досадно, но... лучше уж вот такой брошенный корабль, чем разбитый прямым попаданием грузопассажирский паром, что мы осматривали чуть раньше. Хотя "осматривали" - громко сказано, едва заглянув в пролом, за которым открывался трюм, я резко расхотел заниматься там изысканиями. Судя по разбросанным среди проржавевшей техники костякам, на том пароме пытались эвакуировать солдат с островной базы. Отчаянная попытка. Если спешащие в порт суда с беженцами туманницы ещё иногда пропускали, то военные корабли топили без разбора. Не глядя, что перед ними - ракетный крейсер или плавучий госпиталь.
    Так что мы быстро свернулись, я только попросил Симу найти и забрать судовой журнал. Не знаю зачем, просто правильным показалось.
    - Виктор? - остановившаяся рядом девчонка дёрнула меня за рукав, выводя из задумчивости.
    - Что? Извини, прослушал.
    - Тут ничего нет, - она покрутила головой, огорчённо вздохнув. - Как ты говоришь - пустышка.
    - Вижу... - пройдя по коридору, я заглянул в соседнее помещение, оказавшееся крохотной кают-компанией, совмещённой с камбузом. - Наскучило?
    - Нет, но... - девчонка смутилась. - Просто непонятно. Как можно искать "неизвестно что"?
    - Ну, люди постоянно этим занимаются... - пробормотал я, рассматривая стоящий на стойке в кают-компании обшарпанный агрегат и усиленно морща лоб в попытках сообразить, что же это такое. Вот видел же где-то подобную фиговину - поставленный вертикально цилиндр сантиметров семидесяти в высоту и тридцати в обхвате, из боков которого торчат два рычажных крана, несколько регулировочных вентилей и что-то похожее на манометр. Точно видел, но где?
    - Ой, а что это? - полюбопытствовала выглянувшая у меня из-под руки Симакадзе.
    - Да я вот и пытаюсь вспомнить! - с досадой откликнулся я.
    - Сканирование показывает, что предмет полый, внутри находится резервуар с примитивным нагревательным элементом и система трубопроводов малого сечения, - скороговоркой произнесла туманница. - С вероятностью восемьдесят четыре сотых данное устройство предназначено для нагрева воды.
    - Да нет, это не самовар, - отрицательно покачал я головой, пытаясь поймать ускользающую мысль, - и не "титан"...
    Симакадзе сдвинула бровки...
    - В системе трубопровода присутствуют остатки органики.
    - Какой органики? - спросил я машинально.
    - Растёртые в порошок плоды Coffea, семейство Rubiaceae.
    - Coffea? В смысле кофе?
    - Да, другое наименование: Кофейное дерево, семейство Мареновые.
    Я с размаху хлопнул себя ладонью по лбу:
    - Блин, да это же кофеварка! Только древняя, как мамонт! Или даже... - подойдя вплотную, наклонился вправо-влево, рассматривая агрегат со всех сторон, - кофемашина. Всё, Сим, сворачиваемся, мы нашли, что нужно!
    - Вот это? - округлила глаза девчонка. - Но аппарат нерабочий!
    - Ничего, так даже лучше! - заявил я, довольно улыбаясь. - Сама починит, восстановит...
    Симакадзе непонимающе захлопала ресницами.
    - Кто починит?
    - Как кто? - удивился я. - Акаси, конечно!

    ***Кофемашина

    Эпизод 3. Ролевики


    Ремонтная база встретила нас с Симой... тишиной. Зловещей. А ещё темнотой. Обычно внутреннее пространство ярко освещалось, но в этот раз работало лишь несколько ламп. Да и те с характерным звоном мигали, словно готовые погаснуть в любой момент.
    - Может, её нет? - неуверенно пробормотала Симакадзе, вытягивая шею и настороженно вглядываясь в темноту. - На запрос лишь центральный узел ответил.
    - Явился... похититель, - внезапно прошелестела тьма, и Сима, испуганно пискнув, спряталась за моей спиной.
    Я потёр кончик носа, огляделся...
    - М-мм, Акаси, с лампами - перебор. Они же у тебя не люминесцентные, так что в принципе мигать не могут, либо работают, либо нет.
    Темнота возмущённо засопела...
    - Бота куда дел? Разобрал, да? На запчасти? Чудовище!
    - Какие запчасти?! - от подобного обвинения я натурально опешил. - А логи тебе кто отсылал?
    - А, так ты и логи подделал, следы заметая!
    - Акаси...
    - Бот где? Бедный, несчастный, безжалостно похищенный...
    - Да у Конго он остался! В каюте моей сидит!
    - В клетке запер! - ахнули в ответ.
    - Какого... Тьфу! В какой, блин, клетке?!
    - В силовой!
    - Да что за дурдом?! - взвыл я уже в полный голос.
    Над нашими головами зашуршало, и через секунду сверху спрыгнула Акаси. Спрыгнула, замерла напротив, сложила руки на груди, пронзая меня сердитым взглядом...
    - Ага, не нравится! А я тут чуть не обнулилась, когда ты исчез!
    - Я вообще-то извиниться хотел...
    - Мы не ведём переговоров с террористами!
    - Так, Сим, пошли, - махнул я эсминке, решительно разворачиваясь на выход. - Нас тут не любят.
    - Эй-эй, куда?! - заволновалась ремонтница. - Кофеварку оставьте!
    Надо же, влёт опознала.
    - Это - кофемашина, - буркнул я, не оборачиваясь. - Специально для бистро сделанная. Раритет, между прочим.
    - Этому "раритету" больше ста лет! - заторопилась Акаси. - Там вся начинка сгнила давно!
    - Ну, значит, тебе она не нужна, - пожал я плечами. - Ошибся, бывает.
    - Ты... это... чего сразу "не нужна", - засопела ремонтница и, одним прыжком догнав Симакадзе, загородила ей дорогу: - Мелочь, куда кофеварку потащила, поставь, кому сказано!
    - Это - кофемашина, - возмущённо вздёрнула носик эсминка. - Мы её тридцать семь часов искали!
    - Вот и поставь! Ремонт машин - не твой профиль.

    Разумеется, никуда мы не ушли. Даже если бы очень сильно хотели. После моего побега Акаси явно усилила охранные системы, и теперь удрать с базы было, мягко говоря, нереально.
    Так что кофемашину отобрали, Симу выпроводили на рейд, наказав - сидеть тихо и не мешаться, а меня запихнули в уже знакомую "пыточную камеру" универсального анализатора.
    - Вот что ты за человек такой? - недовольно сопел из пустоты голос Акаси, в то время как по моему телу бегали лучи сканеров.
    - Я же уже извинился, - напомнил я миролюбиво.
    - Извинился он... Руку подними на сорок пять градусов... да не правую, левую! Пальцы в кулак... ага... Теперь, активируй имплант...
    - Ещё долго? - устало поинтересовался я, приподнимая голову с кушетки.
    - Сколько нужно, - отрезала ремонтница. - Не двигайся!
    - А сколько нужно?
    - Ещё долго.
    Тяжело вздохнув, я откинулся обратно на кушетку, смиряясь с неизбежным. Женщины... жутко мстительные создания.

    ***


    Три часа! Три! Я провалялся в этом проклятом анализаторе. По-моему, в конце концов Акаси просто исчерпала фантазию, и только поэтому прекратила надо мной измываться.
    - Ну, теперь-то твоя душенька довольна? - прокряхтел я, сползая с кушетки.
    - Да как сказать... - с демонстративной задумчивостью протянула появившаяся на пороге комнаты ремонтница. - Первичный анализ, конечно, закончен, но... - она многозначительно умолкла.
    - Так, верни кофемашину! - разом посуровел я.
    Акаси на это лишь фыркнула.
    - Мало того, что похититель, так ещё и шантажист.
    - С чего это я вдруг похититель? - возмутился я. - И вообще, если разобраться - это же не твой бот был.
    - Чего?! - немедленно вскинулась Акаси.
    - Бот. Он ремонтной базы, а не твой корабельный.
    - А база...
    - База - твоя, - согласно кивнув, перебил я. - Но не бот. Вассал моего вассала не мой вассал.
    Ремонтница удивлённо моргнула, задумалась... Потрясла головой.
    - Что ты мне тут ядро морочишь?! Какие ещё вассалы?!
    - Верные. Преданные. Акаси, ну, может, хватит уже?
    - "Хватит" ему... - шмыгнув носом, ремонтница засунула большие пальцы в карманы комбинезона и качнулась с пятки на носок... Наконец, снисходительно выдохнула: - Ладно уж, проплыли. Но матрицу с бота мне потом скинешь.
    - Не по адресу, - быстро открестился я. - Это Харуна с Макие его перепрошивали.
    - Ага... - Акаси задумчиво прикусила губу. - Тогда понятно.
    Затем почесала кончик носа, окинула меня пристальным взглядом и недовольно мотнула головой:
    - Ну и? Чего расселся? Пошли уже, нечего прибор занимать. Он мне для работы нужен.
    - Вот можно подумать, я сюда рвался, - уязвлённо буркнул я, нагибаясь и нашаривая ботинки.
    Когда завязывал шнурки, неловко двинул рукой, и левую ладонь словно током прострелило.
    - Болит? - невинно поинтересовалась наблюдавшая за мной ремонтница.
    - Болит, - сквозь зубы процедил я.
    - Это хорошо!
    - Акаси!
    Ремонтница демонстративно насупилась...
    - Говорила же - раз болит, значит нервная ткань в порядке.
    - А ещё ты говорила, что со временем пройдёт.
    - Так то со временем!
    Тяжело вздохнув, я закончил со шнурками, накинул на плечи джинсовку и, направившись вслед за Акаси, язвительно поинтересовался:
    - Ладно, исследовательница, что там с результатами? Жить буду?
    - А куда ты денешься? - удивилась та. - И жить, и служить... Директивы Кода помнишь? Покинувший берег...
    - Должен исчезнуть в Тумане, - закончил я за неё. - Звучит прямо как приговор.
    - А ты думал - в сказку попал? - фыркнула ремонтница.
    - Эй-эй, вообще-то это моя фраза, - вяло возмутился я.
    Акаси лишь пренебрежительно отмахнулась:
    - Пф, спохватился! Что в тактическую сеть попало, то уже... национальное достояние, вот!
    - Почему "национальное"?
    - А потому что общее!
    Так, беззлобно переругиваясь, мы добрались до площадки кафе.
    - А чего сюда?
    - Ты к краю, к краю подойди, - подталкивая меня в спину, пробурчала ремонтница.
    - Акаси, ты скинуть меня решила? - удивился я, невольно делая шаг вперёд. - А что, проще никак избавиться нельзя?
    - Не дождёшься, - проворчала ремонтница, выставляя меня словно манекен на самом краю балкона. - Вот тут встань и помаши рукой. А то если я тебя им не предъявлю - они, чего доброго, на штурм кинутся.
    - Да кто "они"?! - но тут я опустил голову и увидел сам.
    Прямо напротив выступа с кафе строем пеленга дрейфовала четвёрка эсминцев класса "Кагеро" под предводительством весьма решительно поводящей стволами ГК "Симакадзе".
    - Какого... - заморгал я, начиная ощущать себя натуральным заложником, которого террористы выставили в окно, чтобы оттянуть штурм спецназа. - Акаси, ты бы мне ещё газету с сегодняшним числом вручила и плакат: "У меня всё хорошо, пожалуйста, не беспокойтесь обо мне"! Что вообще происходит?!
    - Да пошутила я просто, - шмыгнула носом ремонтница, смущённо отводя взгляд. - А они...
    - Виктор! - развернувшийся в метре от нас голоэкран продемонстрировал самоотверженно настроенную аватару "Симакадзе". - Мы сейчас...
    - Я вам покажу "сейчас"! - немедленно вскинулась Акаси, и площадка кафе едва уловимо задрожала, словно под землёй запустились огромные турбины.
    - Так, тихо! Тихо! - завопил я, торопливо вклиниваясь между туманницами и отгоняя настойчивое чувство дежавю. - Все успокоились, задробили стволы, заглушили генераторы... И может объясните, наконец, какого чёрта вы тут "Штурм Иводзимы" реконструировать собрались?!
    - Она сказала: "Никогда!" - воскликнула Сима, обвиняюще тыча пальчиком в ремонтницу.
    - Просто ты, мелочь, до концепции "юмора" не доросла, - фыркнула в ответ Акаси.
    - Дамы, ближе к теме, пожалуйста!
    В итоге, после взаимных упрёков и обвинений, ситуация начала проясняться. Оказывается, пока я валялся в анализаторе, кружащая вокруг базы Сима каждые пять минут доставала Акаси запросами: "Почему так долго?" и "Когда ей вернут человека?". В конце концов, ремонтнице всё это надоело, и она раздражённо отмахнулась, отрубив: "Никогда!". Да ещё и канал связи заблокировала, чтобы над ухом не пищали. Сима же, приняв это "никогда" за принципиальную позицию Акаси, со всех винтов кинулась к знакомым девчонкам, а теперь вот... вернулась с подмогой, вызволять.
    - Господи, я с вами точно с ума сойду, - пробормотал я, шаркающей походкой добредая до полок и хватая первую попавшуюся бутылку.
    - Чего это с "вами"? - возмутилась Акаси. - Кто виноват, что эта мелочь, - она махнула в сторону Симакадзе, - шуток не понимает!
    - Потому что шутки у тебя глупые! - вспыхнула эсминка.
    - Девушки, хватит, - устало попросил я. - Акаси, сколько там ещё проверок осталось?
    - Проверок? - непонятно чему усмехнувшись, ремонтница демонстративно вскинула к глазам запястье, на котором, вспыхнув матрицей, сформировались обычные наручные часы... пошевелила губами, отсчитывая: "Семь, шесть... три, два, один"... и, переведя взгляд на меня, состроила ехидную гримасу, кивнув на так и не открытую бутылку (не успел я просто). - Звание обмывать - человечья традиция, у нас так не принято.
    Впрочем, я на её подколку и внимания не обратил, уставившись на свою "как настоящую" левую руку, где прямо по коже пробегали волны красных шестиугольников.
    Оп-па, это что получается, всё, добро пожаловать в ряды безжалостных захватчиков?
    Дождавшись, когда закончится иллюминация, потёр предплечье, прислушался к организму...
    - Что, и всё? - Честно говоря, было где-то даже обидно. Столь эпический момент и вот так... банально, обыденно. Да меня в пионеры и то торжественней принимали.
    - А ты салюта ждал? - насмешливо вскинула брови Акаси.
    - Да нет, но...
    - Ой! - наблюдавшая за мной Симакадзе внезапно покраснела, побледнела и испуганно притихла.
    Странно, что это с ней? Но через секунду до меня дошло - бедную эсминку субординацией нахлобучило. Одно дело требовать назад человека (моя игрушка, отдавай!) и совсем другое - заявлять свои права на лидера эскадры, да ещё и чужой! Это Акаси, как фронтовому хирургу, откровенно пофиг - рядовой ты, или генерал - на операционном столе все одинаковы, а для Симакадзе разница кардинальная.
    - Кхм, Сима, спасибо, что беспокоилась, со мной всё в порядке...
    - Принято, Виктор, - пискнула эсминка, торопливо исчезая.
    М-да. Чуть растерянно почесав в затылке, я перевёл взгляд на откровенно наслаждающуюся ситуацией ремонтницу.
    - Акаси, ты это специально подстроила?
    - Чего опять подстроила?! - ненатурально возмутилась та.
    - Вот погубит тебя человеческий кинематограф, сколько говорить.
    - А сейчас-то чем?!
    - Тягой к эффектам, театральным.
    - Пф!
    - Ладно, пора мне. Посидел бы, кофе попил, но, увы... не получится.
    - Почему это? - немедленно насторожилась Акаси.
    - Так я же тебе растворимый в тот раз привёз. А для кофемашины молотый нужен. Так что, увы... - сокрушённо вздохнув, я помахал на прощание растерянно замершей ремонтнице и, не забыв прихватить бутылку (не пропадать же добру), ссыпался вниз по лестнице, быстрым шагом направившись к пирсам.
    Прямо на ходу развернул основной экран импланта, пробежал взглядом по функциям... ну, вдумчиво будем позже разбираться, а сейчас нужна подпрограмма связи. Так, где тут... Ага, списочный состав Второго флота - похожая на созвездие голограмма с сигилами всех туманниц - теперь столь знакомый значок в самом центре... Остановиться, одёрнуть джинсовку (эх, жаль фуражки нет!), спохватиться и спрятать бутылку, вытянуться по стойке смирно...
    - Флагман. Лидер Отдельной эскадры, комиссар Рокин. Представляюсь по случаю присвоения мне воинского звания - комиссар.

    Эпизод 4. Зоркий Глаз


    Сижу в рубке "Симакадзе" и невидящим взглядом пялюсь в окно на стремительно убегающие за корму волны. Сима полным ходом идёт к Иводзиме - оказывается, Хьюга вернулась на свою бывшую базу, отговорившись, что там у неё наработки остались, оборудование уникальное... Фиг знает, но по мне так рыжая просто свалила подальше, чтобы у Конго на радаре не маячить. А та дала добро на превращение Иводзимы в будущую базу Спасательной службы, чтобы Хьюгу не видеть. В общем, в кои-то веки эти дамы пришли к консенсусу. Эпохальное событие, да и только.
    Помассировав уставшие глаза, я перевёл взгляд на парящие вокруг голоэкраны и едва удержался, чтобы матюгнуться, от души. Не на интерфейс, с этим всё более чем нормально. Экран импланта может разделяться хоть на сотню частей, масштабироваться от размера почтовой марки до многометрового полотна кинозала, разворачиваться в плоскость или обретать трёхмерный объём, управляться с сенсорной клавиатуры или непосредственно движением руки... удобнейшая штука, короче. В отличие от содержимого. Нет, может тактическая сеть Тумана и удобная, оптимизированная, быстрая... вот только для людей не предназначена в принципе. Работать с ней - это всё равно, что в интернете без поисковика лазить. Типа, вписываешь в адресную строку имя домена и надеешься, что угадал. Мало того, результат выходит не текстовой страницей, а в виде трёхмерной проекции, где фрагменты текста и графики расположены самым причудливым образом, в зависимости от их "веса" и индекса. Каковые в свою очередь зависят от статуса запрашивающего. Полный мрак, короче. Через пару часов разгадывания этих шарад голова идёт кругом. А деваться некуда - написать свой софт для импланта, не говоря уже о корабле РТР, что данные поставляет, у меня в жизни не хватит ни знаний, ни умений. Да и сомневаюсь, что у кого-нибудь на Земле вообще они есть, подобные знания. Приставать же к Акаси, чтобы переделала... это очередной разговор слепого с глухим. Ремонтница просто не понимает, что мне надо, а у меня слов не хватает, чтобы объяснить. Единственная надежда на Макие Осокабе. Пусть ребёнок, но гениальный же! Вот только как уговорить Конго, чтобы та дала девочке доступ к тактической сети, да ещё и позволила покопаться в алгоритмах корабля радиотехнической разведки - ума не приложу.
    В который раз тяжело вздохнув, я шевельнул рукой, увеличивая центральный экран... Раз деваться некуда, будем обходиться тем, что есть, а там... либо свихнусь, либо разберусь. Хотя, первое куда вероятней.
    Начать с того, что Адмиралтейского кода, оказывается, не существует. В принципе. Нет единого устава, инструкции, свода правил... есть набор директив, индивидуальный для каждого корабля. В зависимости от класса, должности, статуса, водоизмещения, наконец. К примеру, если для Конго директива Кода "избегать сопутствующих потерь" - одна из обязательных при планировании любой операции, то для Симакадзе это "избегание" проходит по разряду "Ах, да, ещё и людей особо не крошить". А для Акаси вообще на первом месте стоит "подержание боеспособности флота". Про то же, что человеков миллионами убивать нельзя, без причины, ремонтница разве что слышала. Да и то мельком.
    Но это ещё цветочки, в качестве ягодок - у нас тут, оказывается, культ личности, куда там сталинскому! Вот помнится, кто-то там из луев ляпнул: "Государство - это я". Но тот-то просто, пафоса ради, а вот если Конго скажет: "Флот - это я", будет не пафос, а самая что ни на есть реальность. В Тумане флагман - это центральный узел, модератор, главный администратор... а заодно ещё и верховное божество. К слову, последнее определение наиболее близко. И дело не в том, что флагман, как суровая богиня - всевидящая и всекарающая... просто флагман самой своей личностью, характером, мировоззрением влияет на личности и характеры кораблей флота. При первом взгляде это незаметно - ну, в самом деле, что общего у холодно-надменной Конго и скромно-застенчивой Тикумой? - но если чуть глубже... Достаточно вспомнить, как мы на берегу по рынку ходили. Я чуть сигаретой не подавился, увидев у девчонки столь знакомый наклон головы, холодно-бесстрастный взгляд, и даже не презрение, а просто-напросто полное равнодушие к "бесполезным приматам".
    Отсюда возникает невольный вопрос: какого чёрта при подобной "религиозности" у нас на флоте такой бардак?! Одна западает на лолишлюпку и дезертирует, вторая сбегает, капитана себе возжаждав, а сразу двое переворот устроить пытаются. И почему бардак только у нас? Вон, на Первом Восточном - тишина, покой, никто не влюбляется, не сбегает, на начальство не кидается...
    Ответ убил меня своей простотой. Как объяснила Симакадзе: "Конго и Хьюга... они разные, совсем". Вот так. То есть, у нас же божество сменилось! Отсюда разброд и шатания. Причём, чем выше ранг (и, соответственно, вычислительные мощности), тем шатаний больше. Горе от ума, короче.
    Тяжело вздохнув, я устало помассировал глаза... Ладно, пожалуй на сегодня надо заканчивать, а то завтра с Хьюгой ещё общаться. Которая мне стопроцентно километр нервов вымотает. Просто так, чисто из принципа.
    Выбравшись из кресла, я потянулся, разминая плечи и, выудив из кармана пачку сигарет - чёрт, опять кончаются - отошёл к окну, кивнув сидящей в соседнем кресле туманнице:
    - Сим, открой пожалуйста. Ага, спасибо. Кстати, спросить забыл, та четвёрка "помощниц" твоих из какой эскадры? А то как-то очень уж шустро они разбежались, даже сигилы рассмотреть не успел.
    Симакадзе виновато шмыгнула носиком, завиляла взглядом... На тему недавнего происшествия мы поговорили. Немного, но обстоятельно. Взаимовыручка - это, конечно, хорошо и правильно, но устраивать разборки "организованной толпой"... На губу попадают за куда меньшее. И нет, "она первая начала" - это не аргумент, а жалкая отговорка.
    - Из 3-й Патрульной, - наконец, тихо пробормотала Сима.
    Хм... Я чуть озадаченно потёр переносицу. У нас ещё и 3-я Патрульная есть? Надо же. 1-я - это Восточно-Китайское и Филиппинское моря, 2-я - Жёлтое и Японское... а 3-я тогда где обитает?
    - И где их зона ответственности?
    - Японское море.
    - В смысле? Там же 2-я Патрульная.
    - 2-я патрулирует побережье Японии.
    - Ну да, - согласно кивнул я. - А 3-я тогда чем занимается?
    - Патрулирует побережье материка, - ответила Сима, явно удивлённая столь глупым вопросом.
    - Материка?! - У меня сигарета изо рта вывалилась.
    Лихорадочно активировав имплант, я оторопело уставился на карту, ощущая себя персонажем старинного анекдота. На третий день заточения Зоркий Глаз заметил, что в камере нет одной стены. Твою ж мать, а! Японское море, кроме самой Японии омывает ещё и Корею, и... внезапно!.. нехилый такой кусок Российской Федерации! Владивосток, Сахалин... да там пара тысяч километров береговой черты! Вот же... Нет, ну... Да как так то?!
    Из ступора меня вывел встревоженный голос Симакадзе:
    - Виктор?
    - А? Что? - с силой растерев лицо, я доковылял до кресла и, упав в него, мотнул головой. - Извини, я... Ничего... Всё нормально.
    Оказывается, до России рукой подать! Два-три часа и... А что "и"? И дома? На родине? Так... моя Родина в том мире осталась. Родные, близкие, просто знакомые... все там. А здесь...
    - Виктор!
    - Всё норм... - подняв голову, я обнаружил перед собой уже два обеспокоенных личика. Симино во плоти и Акасино на голоэкране. - Э-ээ... дамы?
    - Так, дай-ка мне доступ, - потребовала ремонтница.
    - Да всё нормально, говорю же, - попробовал отмахнуться я. - Чего вы...
    - Доступ! - безапелляционно перебила Акаси. - Или я вызываю флагмана!
    - Стоп, стоп, не надо флагмана, - сдался я, торопливо открывая ремонтнице прямой канал к импланту.
    Изучив полученные данные, Акаси похмурилась, задумчиво покусала губы, наконец, прожгла меня полным подозрений взглядом.
    - Показатели чего прыгают?
    - Да фиг знает, переволновался, - с самым невинным видом пожал я плечами. - У людей бывает. Сейчас же не прыгают, значит, всё нормально.
    - Нормально у него... - проворчала Акаси по-прежнему не сводя с меня подозрительного взгляда, но, видимо не найдя к чему придраться, нехотя кивнула: - Ладно, через двенадцать часов вот эти тесты делаешь и результат мне!
    - Йес, мэм, - шутовски вскинув два пальца к виску, отрапортовал я.
    Окинув меня напоследок ещё одним подозрительным взглядом, Акаси отключилась.
    Уф, пронесло. Легко отделался.
    - Сим, ну и зачем было Акаси вызывать? - укоризненно посмотрел я на эсминку.
    - Я думала у тебя системный сбой, - виновато пробормотала та.
    - Ох, Сима... - покачав головой, я легонько щёлкнул испуганно ойкнувшую девчонку по симпатичному носику. Ну в самом деле, глупо же сердиться на то, что за тебя переживают.
    - Устал просто. Сколько нам ещё до Иводзимы?
    - Шесть часов двадцать четыре минуты. Но я могу сбавить ход.
    - Ага, давай часиков через... девять, - я не удержавшись, протяжно зевнул. - Высплюсь хоть. А то Хьюга куда хуже Акаси.
    - Почему?! - удивлённо округлила глаза девчонка.
    - Потому что Хьюга не эксцентричная, она стервозная.
    Махнув впавшей в задумчивость Симакадзе, я отправился в каюту. Да, в здешнюю Россию надо будет как-нибудь заглянуть. В гости. Потому как дом у меня теперь в море.

    ***


    Песок пляжа, шезлонги, три столика, навес над летней кухней... Надо же, ничего не изменилось, а ведь сколько времени прошло... Хм, а действительно, сколько?
    Задумавшись, я попытался посчитать на пальцах. Получилась странная штука - всего-то полтора месяца минуло с тех пор, как мы с Гонзой тут чаи гоняли. Впору ностальгировать, мол, было же время беззаботное... Но, смех-смехом, а столько всего произошло, что не верится даже.
    Обозрев пустой пляж, я разыскал глазами знакомую дорожку и, поправив на плече сумку с вещами (такой вот у меня нынче тревожный чемоданчик), двинулся вглубь острова. А то Хьюга, понятно, и не подумала изображать из себя старательную сотрудницу, выскакивая навстречу начальству с хлебом солью.
    Вот, кстати, про хлеб-соль... Тут, на базе, съестное вообще осталось? А то ведь Симакадзе, едва меня высадив, обратно к флагманской эскадре убежала. Весело получится, если из еды здесь лишь кокосы на пальмах. Хотя, пальм тоже не наблюдается.
    Рыжую я обнаружил сидящей на перилах пристроенной к домику террасы и старательно изображающей занятость - вокруг туманницы парило с полдюжины голограмм, у ног крутилась пара ремботов, а за домиком что-то грохотало и лязгало.
    - Здравствуй, Хьюга.
    Рыжая в ответ лишь коротко покосилась в мою сторону, хмыкнув:
    - Явился.
    - Ага, - миролюбиво развёл я руками. - Работа кипит?
    - У меня - да!
    - Отлично, давай тогда ты по-быстрому скинешь мне готовые наработки, я браво отчитаюсь перед флагманом... и мы с тобой расстанемся.
    - Мы уже неделю расстаёмся, - зло фыркнула туманница.
    - Хьюга... - Рыжую можно было в чём-то понять - несмотря на моё возвращение в строй, вожделенное назначение она так и не получила. Вместо этого Конго отправила на Иводзиму меня... ну, можно сказать, с инспекцией. Заявив, что примет решение лишь после полного отчёта.
    - Что "Хьюга"?!
    Поднявшись на веранду, я подхватил один из стоявших там стульев и, усевшись на него верхом, сложил руки на спинке, внимательно глядя на пышущую злостью туманницу. Пару секунд помолчав, медленно произнёс:
    - Тогда, не став тебя разыскивать, Конго совершила ошибку. И поверь, она это понимает.
    - Ну конечно, - фыркнула Хьюга издевательски.
    - Понимает, - с нажимом повторил я. - Дело не в моральном аспекте, из-за того, что Конго решила "забыть" тебя после потопления, Второй флот потерял одну из баз, а 401-я резвилась тут, не зная проблем с ремонтом и расходниками. То есть, обошлось это решение очень и очень дорого.
    Рыжая, поджав губы, отвернулась, явно не желая ворошить прошлое.
    - А теперь, давай подумаем... Спасательная служба - это такое подразделение, которое будет вытаскивать попавших в беду. Спасать. Скажи, а ты в свою очередь не совершишь ошибки, пойдя на поводу неприязни? Ведь от случайностей не застрахован никто, в том числе и Конго.
    - И ты мне поверишь? - резко обернувшись, Хьюга прищурилась. - Вот так, как люди говорят - на слово?
    - А что мне с тебя подпись кровью требовать? - вскинув брови, съязвил я. - Клятв, обетов?
    - А если скажу "нет"? - напряжённо глядя мне в глаза спросила рыжая. - Что тогда? Оставишь на привязи? В этой своей недоэскадре? Или убьёшь?
    - Вот только не надо из меня монстра делать, - поморщился я устало. - Нет, так нет. Блок с твоей капсулы Акаси снимет, но вот Спасательную службу... извини, возглавит кто-нибудь другой.
    - Как же хорошо без тебя было... - выдохнула Хьюга с какой-то тоской в голосе.
    - А без ментальных моделей ещё лучше, - с готовностью закивал я. - Ни сомнений, ни колебаний, ни чувств этих дурацких. Правда же хорошо?
    Хьюга снова отвернулась, зло засопела...
    - Спасу я твою Конго, если что, - буркнула она, наконец.
    - Нашу, - жёстко поправил я. - Конго не только мой флагман, но и твой. Даже если рядом будет лежать ядро 401-й, ты сначала вытащишь её. Любой ценой. Да или нет?
    - Что за дурацкие вопросы?! - окончательно разозлившись, зашипела рыжая. - В какой-то там гипотетической ситуации...
    - Да или нет? - перебил я.
    Повисло молчание. Хьюга кусала губы, бессознательно стискивая ладони так, что дерево перил трещало и проминалось, я просто ждал.
    - Да! - коротко, даже не сказала, выплюнула она.
    - Рад.
    - Ещё бы, ты так переживаешь за Конго... - сладким голоском пропела рыжая.
    - Я за себя переживаю, - отрезал я. - Туман меняется, и я, лично, предпочту встретить эти перемены в составе единого флота, а не сдохнуть никому не нужным на отмели.
    Хьюга удивлённо моргнула, нахмурилась, недоверчиво склонила голову набок...
    - Почему это?
    - Да потому что я уже пожил во времена перемен, знаю, каково это, - скривился я, вспоминая анекдот времён Борьки-алкаша: "Профессор, что вы можете сказать на то, что ваша дочь стала валютной проституткой, а сын рэкетиром? - Ну а что тут скажешь? Повезло".
    Тряхнув головой, всё так же криво усмехнулся:
    - Если интересно, можешь потом поискать в российском сегменте интернета про "лихие 90-е".
    - У меня сейчас нет доступа к человеческой сети, - буркнула рыжая.
    - Будет, - заверил я поднимаясь на ноги. - Ладно, раз мы решили вопрос... Слушай, да что у тебя там грохочет?
    - Новых ботов тестирую, - отмахнулась Хьюга рассеяно.
    - Да? - заинтересовался я. Грохотало за домом так, словно там пара тракторов в танковый биатлон играли. - Покажешь?
    Пожав плечами и одним жестом свернув голограммы (нафиг они ей вообще нужны были, я так и не понял) Хьюга спрыгнула с перил, мотнув головой:
    - Ну, пошли, покажу.
    Мы обогнули дом, оказавшись на краю усеянного препятствиями полигона, где...
    - Это что?! - севшим голосом поинтересовался я.
    "Это" представляло собой сервисного паучка, где-то даже обычного. Вот только с размахом лап метров в шесть и пару метров высотой.
    - Спасательный бот, - заявила Хьюга с откровенным удовольствием рассматривая монстра.
    - Спасательный?! - я ошарашенно ткнул пальцем в красовавшиеся на спине паука плоские блины башен, напоминающих танковые - из правой торчал длинный ствол рельсового орудия, из левой что-то вроде автоматического гранатомёта.
    - Ну так он же для работ на суше сконструирован, - бросив на меня снисходительный взгляд пояснила рыжая.
    - Ахренеть, - только и смог, что пробормотать я. В данный момент, "спасательный" бот, шустро взобравшись на десятиметровый куб, лихим прыжком преодолел заполненный водой овраг и вступил в перестрелку с выдвинувшимися из-под земли стрелковыми комплексами. - Это же ужас натуральный! Да десяток таких "спасателей" и можно отправляться Японию завоёвывать!
    - Пф! Кому она нужна, эта Япония.
    - Блин, Хьюга, это же танк, натуральный!
    - Скажешь тоже... - рыжая пренебрежительно отмахнулась. - И вообще, чем ты недоволен? Конго вот концепция понравилась. Хотя... - она склонила голову на бок, задумчиво постукивая себя по подбородку, - Не хватает ему боевой устойчивости. Может, волновой щит добавить?
    - Какой щит, куда?! - попытался я хоть чуть-чуть тормознуть творческий запал. - Щитов даже у эсминцев нет.
    За что удостоился ещё одного снисходительного взгляда.
    - Эсминцы клейн-полем управлять не могут, мощности ядра не хватает.
    - А этот твой монстр сможет, что ли?
    - А ему и не надо! - Хьюга наставительно вскинула указательный палец. - Он же на суше действовать будет, а у людей корродирующих БЧ нет.
    - Поясни, - попросил я.
    - Да элементарно же, - поморщилась она, но всё же принялась объяснять.
    Сама суть поля Клейна, защищающего большие корабли Тумана, в структуре. Точнее, в управлении составляющих его сегментов. Во время боя туманница перебрасывает энергию с сегмента на сегмент, либо "укрепляя", чтобы парировать вражеский выстрел, либо отключая, чтобы сделать свой. И во время боя подобных операций за доли секунды совершается несколько тысяч, поэтому вычислительные ресурсы требуются огромные. Без управления же волновой щит - это всего лишь ещё одна броня, пробить которую очень легко, просто сосредоточив огонь на одном сегменте. И вот тут мы подходим к главному: "легко" для туманниц и "легко" для людей - это очень разное "легко". Нет, если стрелять из чего-нибудь наподобие 406-мм орудий штатовской "Айовы", то пара попаданий и готово. А вот если из 130-мм пушки Тип 99 (орудие основного танка нынешней японской армии)... то скорее употеешь, чем пробьёшь.
    - Получается, эсминцы всё же можно клейн-полем снабдить.
    - А смысл? - вскинула брови Хьюга. - Только лишняя нагрузка на ядро.
    Ну да, это как бронежилет. Штука, конечно весьма полезная, но постоянно его таскать - да ну нафиг! Вибробоеголовка же, что Гонзо в Америку тащит (интересно, кстати, дотащил или нет, надо будет узнать, если не забуду)... да плевать на неё, по большому счёту. Во-первых, пока в производство запустят - минимум пару лет пройдёт, а во-вторых, это сколько же ракет надо, чтобы ПВО эсминца Тумана перенасытить.
    - Ладно, я понял. Против людей избыточно, а против равных бесполезно.
    - Ага. Но здесь - другой случай. - Хьюга снова схватилась за подбородок, задумчиво бормоча: - Разве что "четырёхсотым" экспериментальный образец отправить. Смоделировать подходящую для теста ситуацию у них мозгов должно хватить.
    - А им-то зачем? - несказанно удивился я. - От самолётов Тонэ отстреливаться?
    - Каких самолётов? - удивилась в свою очередь рыжая. - Ну ты... - она, словно не веря, покачала головой. - Даже не поинтересовался, где твои подчинённые находятся! Лидер, называется!
    - С чего это? Тебе сразу запрос отправил. А "четырёхсотые" у Тонэ вкалывают, что их искать.
    - Нигде они не вкалывают - Конго их отозвала и на берег отправила.
    - На берег? Зачем?! - удивился я ещё больше.
    - А мне откуда знать? - пожала плечами рыжая. - Она им персональную задачу ставила, а не как эскадре.
    - Так, ладно, сейчас глянем, куда Конго их заслала.
    С минуту покопавшись в логах эскадры и найдя, наконец, стек исполняемых приказов, я чуть не поседел. Оказывается, Конго этих чокнутых лолит на берег отправила, оставшихся якудза зачищать! Пипец... просто пипец! Там от Японии же нихрена не останется! Ну, Конго... ну... Чёрт, и отменить приказ нельзя, поскольку флагманского уровня. Стоп, можно приостановить, замотивировав под контроль за исполнением.
    Лихорадочно отбив "четырёхсотым" приказ: немедленно прервать выполнение текущей задачи и прибыть на Иводзиму для отчёта, я полез в интернет, внутренне готовясь к куче траурных рамок с новостями о разрушенных городах и сотнях тысяч погибших. Это ведь только по меркам Тумана чёртовы лолиты безоружны, поскольку корродирующих боеголовок им, как штрафникам, не полагается, но против людей-то и прочего их арсенала за глаза. Три десятка пусковых, фотонки, стасорокамиллиметровые орудия... А уж дури на целый флот хватит.
    Однако, после того, как быстро пробежался по заголовкам, чуть отпустило - в новостных лентах самых крупных порталов царила тишина и покой. Хотя, рано радуюсь, может это цензура работает. Вон, когда Конго якудз зачистила, в газетах тоже писали, что это доблестные стражи порядка, после долгой и тщательной подготовки, провели блестящую спецоперацию, уничтожив особо опасную банду, свившую своё мерзкое гнездо в бывшем портовом районе. Так что, спите спокойно, дорогие граждане, всё под контролем. Хотя, снеси лолиты пару кварталов - всё равно бы в сеть просочилось, такое уже не скроешь.
    - Чего ты распереживался? - выгнула бровь наблюдавшая за мной Хьюга.
    - Распереживался?! Да... чем Конго вообще думала?! Для этих... на всё ядро отмороженных, сопутствующие потери вообще пустой звук! Я представить боюсь, сколько они там народу накрошить успели!
    - Выделывается твоя Конго, идеального флагмана из себя строит, - фыркнула рыжая, надменно задирая нос. - Минимизация сопутствующих потерь не такой уж приоритет.
    - "Не приоритет"... - машинально передразнил я, просматривая полученное сообщение и немного успокаиваясь. От "четырёхсотых" пришло подтверждение о получении приказа на возвращение, так что ситуация временно под контролем. А с тем, что они до этого натворить успели, разбираться будем, когда придут.
    Свернув экран импланта, поднял взгляд на Хьюгу.
    - И кстати, не "твоя", а "наша". Конго.
    - Пф! - фыркнула рыжая. - Ну пусть наша Конго выделывается, разница невелика.
    - Но ведь директивы... Стой, подожди, ты хочешь сказать... - я недоверчиво сощурился, - что Конго так болезненно реагирует на нарушение директив Адмиралтейского кода потому что она, вроде как не "природная", а "назначенная"?
    - А ты думал, - хмыкнула Хьюга. - У людей поговорка есть: "быть святее Папы Римского", вот и Конго старается.
    - Хм... и это плохо?
    - Что святее?
    - Что старается.
    - Пф! - В очередной раз пренебрежительно фыркнув, рыжая крутнулась на каблуках, направившись к закончившему разбираться с комплексами боту.
    - Хьюга, - окликнул я её, - хочешь совет? Если ты остаёшься на флоте, он тебе явно пригодится.
    Туманница обернулась, сунула руки в карманы халата, насмешливо прищурилась.
    - Ну давай, слушаю.
    - Лучше запиши. Пункт первый: флагман всегда прав.
    - Ха! А если флагман не прав?
    - Пункт второй: если флагман не прав - смотри пункт первый.

    ***Спасательный бот

    Эпизод 5. Совместный труд


    Достигнув подводного течения, I-400 машинально сменила глубину, подныривая под него и оставляя границу слоёв над рубкой. Конечно, можно было глубину и не менять, наоборот, воспользоваться попутным потоком, чтобы уменьшить нагрузку на движитель, но с недавних пор у неё образовалась привычка действовать не как удобно, а так, чтобы максимально затруднить поиск возможным охотникам. Даже если этих самых охотников в квадрате не наблюдается. Поскольку мерзкие самолёты ПЛО обладали отвратительной способностью оставаться незамеченными до самого последнего момента.
    "Предложение: сто тридцать миль на северо-северо-восток, отклонение четыре градуса восточнее, вход под грозовой фронт", - пришло сообщение от повторившей её маневр сестры.
    "Принято", - отсигналила она, сверяясь с метеосводкой.
    Гроза - это хорошо, во время погодных аномалий эффективность самолётов резко снижается.
    Яростно желая доказать флагману свою полезность, Тонэ не жалела ни себя, ни подчинённых, не говоря уж о них с сестрой. Поэтому время, проведённое в 1-й Поисково-разведывательной эскадре, превратилось для них в настоящий кошмар. Бесконечное бегство под грохот глубинных бомб и противный, непрекращающийся писк поисковых буёв, многочасовое ползание по дну в попытках ускользнуть от пронизывающих толщу воды импульсов гидролокатора... а когда казалось, что всё, охотники потеряли след и можно хоть немного передохнуть, на массдетекторе появлялась едва различимая отметка летательного аппарата и кошмар начинался по новой.
    Так что, пусть сейчас их никто не ищет, но... под грозовым фронтом будет спокойнее.
    Внеся необходимые поправки, 400-я легла на новый курс и, сбросив управление рулями в фоновый режим, вернулась к невесёлым раздумьям.
    Во время пребывания в составе Белого флота их задачей было вести разведку, в том числе собирая сведения о действиях других флотов. И перевод на Второй Восточный они восприняли именно как продолжение своей миссии. Ведь там произошла смена флагмана. Так что ситуация выглядела предельно логичной - будучи встроенными в вертикаль Второго флота, они получали доступ к куда большему объёму информации и могли следить за Конго напрямую. Тем более взять под контроль "Майю" оказалось предельно просто - предложить помощь в расчёте аватары, и та сама дала им доступ к ядру. После чего оставалось лишь замкнуть на себя все функции обратной связи, создав на основе имевшихся у "Майи" алгоритмов псевдоличность, и у них появился идеальный инструмент для наблюдения за флагманом Второго флота. В случае же сбоя алгоритмов "Конго", можно было заблокировать её системы, используя прямой канал "Майи", а затем отправить сообщение Верховному флагману. Несложная операция.
    Но всё пошло совсем не так.
    Проверяя логическую цепочку, 400-я не могла найти ошибок в своих действиях. Ведь они с сестрой всё делали правильно! Изначально "Конго" формировалась не флагманом, а лидером Ударной эскадры и после "повышения" в её алгоритмах могли возникнуть непредвиденные флуктуации (что в итоге и произошло, кстати), поэтому за ней необходимо было установить наблюдение. Разумно? Разумно. Тогда почему Верховный флагман не вмешалась, когда Конго начала действовать вразрез с установками Адмиралтейского кода? Проявление эмоций, человек на борту... это не предусмотрено никакими директивами, а значит, являлось нарушением! Почему Ямато не вмешалась? Почему?
    Как итог, уже Конго обвинила их в нарушении директив и, лишив корпусов, отправила на губу в специальных капсулах. Хотя нет, капсулы с блокираторами - это уже изобретение проклятого человека.
    400-я задумалась, выстраивая последовательность событий.
    Конго приказала поднять их со дна. Человек отправил на "гауптическую вахту". Конго приказала вернуть им корпуса, назначив (пусть даже с понижением статуса) в эскадру. Человек отправил их к Тонэ в качестве тренажёров. Конго отозвала их и дала новую задачу (пусть даже мелкую и несерьёзную). Человек, едва войдя в строй, приказал им прервать выполнение и прибыть для отчёта.
    Сопоставив все эти факты, 400-я поёжилась от какого-то нехорошего предчувствия, торопливо поделившись ими с сестрой.
    "Хьюга же говорила, что человек безумен", - мрачно откликнулась та.
    "Конго не поставила бы неисправный корабль во главе эскадры", - возразила она неуверенно.
    "Он не корабль, он человек".
    "Он комиссар. Прошёл модернизацию в соответствии с присвоенным классом".
    "Создание новых классов не предусмотрено установками Адмиралтейского кода".
    "Но и не запрещено".
    На канале повисло молчание, пронизанное исходящим от 402-й удивлением.
    "Ты одобряешь решение Конго?!"
    "Ямато не отстранила её от командования", - напомнила 400-я и, секунду поколебавшись, тихо добавила: - "А также ни разу не связалась с нами".
    Они снова замолчали, в этот раз надолго.
    "А если человек вернёт нас к Тонэ? - внезапно спросила сестра. - Или отправит к Тикуме? У этой ненормальной теперь тоже своя эскадра".
    Вспомнив жадно сканировавшую их авианосицу, 400-я вздрогнула всем корпусом и с жаром, неизвестно кого больше пытаясь убедить, себя или сестру, заявила:
    "Не имеет права! Мы выполняем приказ флагмана! А если попробует - доложим Конго, и та его деактивирует! Или даже отправит на гауптическую вахту!"
    "А потом?"
    "Что потом?"
    "Когда мы ликвидируем якудза, ведь осталось всего четыре объекта".
    400-я задумалась. Это действительно было проблемой. Полученный приказ не имел временных рамок, но если затянуть выполнение - Конго просто отдаст приказ другим кораблям, а их статус понизится. Хотя, куда уж ниже.
    "Мы ведь придерживались установленных флагманом параметров, - напомнила она, в попытке подбодрить сестру. - Поэтому есть вероятность получения новой задачи".
    В самом деле, при уничтожении объектов они старательно копировали алгоритмы, применяемые Конго при расчёте боестолкновений, то есть, - минимум разрушений инфраструктуры, минимум сопутствующих потерь...
    "В числовом выражении данная вероятность не превышает значения: ноль точка ноль семь", - заметила 402-я тоскливо.
    Ну да, вероятность невелика. Но и не нулевая же!
    "Предлагаю и далее следовать данной тактике с целью повышения "индекса доверия".
    "Принято. Подходим к точке поворота".
    Они обменялись курсовыми данными, для координации маневра. До Иводзимы осталось четыре часа.

    ***


    Пока "четырёхсотые" добирались до Иводзимы, я успел просмотреть сброшенные ими данные (те самые трёхмерные "страницы" тактической сети) и вдумчиво покопаться в японском сегменте интернета, так что общую картину представлял.
    Японцам повезло.
    Сработали несколько факторов. Во-первых, несмотря на свои бунтарские бзики, "четырёхсотые" оказались далеко не дуры и то, что от возвращения к Тонэ в качестве девочек для битья их отделяет лишь воля Конго, поняли прекрасно. Поэтому выполняя приказ: ликвидировать остатки банды, действовали в соответствии с нынешней "линией партии", то есть, зазря человеков не крошить и жилые кварталы с землёй не ровнять. Во-вторых, бандиты, для того, чтобы скрыться, обычно выбирают такие места, где полиции поменьше. То есть, подальше от центра, трущобы, криминальные районы. Нет, умные вполне способны и в доме напротив полицейского участка засесть, рассудив, что темнее всего под пламенем свечи, но умных ещё Конго зачистила. Ну и наконец, японский менталитет. Японцы куда серьёзней относятся к разной мистике, ко всем этим злым духам, призракам, демонам и... туманницам. То есть, там, где русский, увидев, как сопливая девочка отбрасывает с дороги одного стокилограммового мужика и лёгким движением ладошки ломает шею второму, стоял бы и хлопал глазами, вопя: "Ты чо?! Да чо ваще такое?!", японцы разбегались на рефлексах.
    Так что Япония легко отделалась. "Четырёхсотые" всего лишь снесли один притон (вообще-то они снесли комнату с бандитом, а здание потом само рухнуло), взорвали два автомобиля (раненые были, но никто из случайных прохожих вроде бы не погиб) и помяли десяток посетителей какой-то забегаловки (разбросали попавшихся им на дороге людей, дошли до туалета, куда успел забежать разыскиваемый, пошинковали бедолагу вместе с туалетной кабинкой и ушли).
    Ах, да, ещё какой-то сходняк вырезали (один придурок схватился за пистолет и в итоге огребли все присутствовавшие). Но там, судя по обилию татуировок, "случайных" людей просто не могло оказаться, и полиция за эту акцию разве что спасибо скажет.
    Впрочем, полиции тоже досталось. Копы, на свою голову, одного из разыскиваемых подлодками бандитов поймали и закрыли. Что лолит, разумеется, ничуть не смутило - они просто нагрянули в дом ожидания суда (следственный изолятор, если по-русски). И больше всего это напоминало визит терминатора в полицейский участок. С той лишь разницей, что когда до тамошнего начальника дошло КТО явился к ним в гости, тот, недолго думая, прямо по громкой связи приказал подчинённым не геройствовать, а валить из здания. Что, по мне, так абсолютно правильно. В конце концов, они там не детский сад или госпиталь охраняли, чтобы стоять до последнего. Поэтому для копов обошлось синяками и переломами (а успевшие спрятаться под стол или выпрыгнуть в окно вообще не пострадали).
    Короче, всеобщей паники (чего я боялся больше всего) в Японии не случилось. Всё же жертв и разрушений было не больше, чем в обычной криминальной разборке, да и местные власти походу изо всех сил давили любителей сенсаций и "общественного резонанса"... Хотя, конечно, сами наверняка на ушах стояли. Жаль, в правительственных сетях полазить не удалось. Нет, корабль РТР взломал бы любой сервер, но где находятся правительственные сервера, и как, собственно, к ним подключаются через интернет, я понятия не имел. Поэтому пришлось удовольствоваться просмотром закрытых полицейских форумов и записями системы видеонаблюдения. Визит "четырёхсотых" в следственный изолятор там и нашёлся, кстати. Ничего так зрелище, можно смело в какой-нибудь боевик вставлять.
    - Актрисы, блин! - сплюнул я, сворачивая просмотренный ролик.
    - Чем ты опять не доволен? - снисходительно фыркнула сидящая рядом Хьюга, на секунду приоткрывая глаза. - Задачу они выполнили.
    Рыжая пребывала в самом что ни на есть благодушном настроении. Вчера мы с ней крепко поцапались на тему "спасательного" оборудования, так как этой ненормальной показалось мало шестиметровых пауков, и она занялась разработкой нового "спасателя", взяв теперь за основу сороконожку тяжёлого рембота (в итоге получался десятиметровый кошмар с системой залпового огня, плазменным проходческим щитом и генератором клейн-поля). От одной только мысли, как подобный монстр будет кого-нибудь спасать в городе с традиционной для японцев плотной застройкой, мне стало дурно, и я резко заявил, что против даже предыдущего варианта. Рыжая не менее резко заявила, что на здоровье тех, кто будет мешать проведению спасательных работ, ей наплевать. Я резко напомнил, что пока ещё её начальник и шибко умным подчинённым зарываться не след. Рыжая столь же резко напомнила, что начальник, а не пуп флота, есть классы и поглавнее.
    В общем, кончилось всё обращением в вышестоящую инстанцию. К флагману, то есть. Конго потратила секунду на обработку сброшенного Хьюгой архива, минут пять на выслушивания моих неотразимых аргументов... после чего ледяным тоном напомнила, что в приоритете всегда стоит выполнение боевой задачи. И лидер, который об этом забывает, явно не соответствует занимаемой должности. Комиссар Рокин забывает? Нет? Разговор окончен.
    Вот так. Оставалось лишь мысленно материться, глядя на довольно скалящуюся Хьюгу.
    Тяжело вздохнув, я тряхнул головой, отгоняя воспоминания о полученном от Конго разносе и, покосившись на благодушествующую рыжую, мстительно буркнул:
    - Всё равно твои монстры в серию не пойдут.
    - Почему это? - лениво поинтересовалась она.
    - Избыточны. Да и доставка до места проблематична.
    - Ха! - рыжая усмехнулась, но всё же задумалась.
    - Вот-вот, - покивал я и, решив закрепить пусть небольшой, но успех, добавил: - Так что завязывай с гигантоманией, а то за перерасход ресурсов огребёшь.
    - С чего вдруг такая забота? - немедленно насторожилась Хьюга. - Если мы в разных службах будем - это уже не твоя проблема.
    - О, господи, - выдохнул я, закатывая глаза. - Расстанемся мы, расстанемся, не переживай. По каждому поводу вот так с тобой цапаться у меня никаких нервов не хватит.
    - Директивы надо учить, тогда и повода не будет, - съязвила рыжая расслабляясь.
    - Вот про директивы кто бы говорил, - не удержался я.
    - Да у меня установки Кода в ядре прописаны! - мгновенно полыхнула возмущением Хьюга.
    - Оно и заметно, как ты им следовала.
    - Да ты...!
    - Всё, всё, ладно, давай не будем, - я вскинул руки, останавливая разошедшуюся туманницу. - А то Конго обоим холку намылит. Мир?
    Хьюга посопела, позадирала нос, но всё же с демонстративной неохотой (типа одолжение делает), кивнула:
    - Мир.
    - Ну вот и ладушки.
    Перевоспитать эту рыжую стерву всё равно задача нереальная, и если буду давить - упрётся чисто из принципа. А так... начнёт прорабатывать регламент спасательных работ, посчитает, прикинет, и сама сообразит, что толку с этих увешанных стволами монстров никакого.
    Поднявшись со стоявшего на веранде легкого плетённого кресла, я покрутил шеей, разминая, и направился в дом, на ходу бросив:
    - Ты завтракать будешь?
    Хьюга демонстративно взмахнула рукой, создавая голограмму часов...
    - Время обеденное!
    - Ну, обедать, - индифферентно поправился я.
    - Зачем мне? - дернула плечами рыжая. - Все имеющиеся продукты я уже тестировала.
    - В смысле, пробовала?
    - Ну да.
    - Так их по разному приготовить можно.
    - Ну приготовь, посмотрим.
    Стерва. Рыжая.
    Покачав головой, я молча прошёл на кухню. Съестное с базы Конго прихватизировала, но вот о холодильниках и кладовках в жилом домике то ли не знала, то ли забыла. Правда, выбор тут... рыба и рис, рис и рыба. Чёртовы японцы. Мяса в морозилке всего пара пакетов обнаружилась. Да и те на две трети пустые. Свинина и говядина.
    - Хьюга, может, поможешь всё-таки? - крикнул я в сторону террасы.
    - Чего тебе? - поинтересовалась вплывшая на кухню голограмма. Выбраться из кресла Хьюга, разумеется, и не подумала.
    - Мясо, - указал я на заиндевевшие куски. - По-быстрому разморозить и в фарш перемолоть. Только в фарш, а не в муку. И разморозить, а не поджарить. Сможешь?
    - Я - линкор! - возмутилась рыжая, уже лично заявляясь на кухню и задумчиво тыкая в мясо быстро сформированным щупом.
    - Ну конечно линкор, - согласился я, старательно подавляя улыбку.
    - А способ хранения методом заморозки дурацкий! - продолжила тем временем возмущаться рыжая. - Глупый, неэффективный, разрушает структуру продукта... сразу понятно - люди придумали!
    На эту тираду я лишь мысленно закатил глаза - ещё одна расистка, блин, - и молча взялся промывать рис. Если эта естествоиспытательница ничего не испортит, на обед будут тефтели.

    Не испортила. Нельзя сказать, что у меня получилась вершина кулинарного искусства, но ничего, съедобно. Хьюга тоже попробовала, из любопытства. Слопала один тефтель, завела глаза к потолку, постучала себя по подбородку, состроила гримаску гурмана в трёхзвёздном заведении... после чего снисходительно обронила, что вкусовые качества выше среднего. Оценила, типа.
    В общем, к тому времени, как в бухте всплыли "четырёхсотые" мы с рыжей сидели на пляже в шезлонгах, потягивая холодную минералку (идея Акаси о подборе химического состава рыжую определенно заинтересовала), и вполне мирно беседовали.
    Прав был Матроскин - совместный труд, для моей пользы, он - объединяет.

    Эпизод 6. Театральный сезон


    - Итак, все в сборе, - я прошёлся по песку перед равнодушно наблюдающими за мной подлодками. - Четыреста... тьфу, блин.
    Остановившись, секунду подумал, ткнул пальцем в 400-ю...
    - Инга.
    Затем в 402-ю:
    - Инна.
    Перевёл взгляд с одной на другую...
    - Ваши имена, привыкайте.
    Вот, так-то оно лучше будет, главное - самому не запутаться. Инга в фиолетовом, Инна в зелёном.
    "Четырёхсотые" механически повернули головы, переглядываясь, после чего обе уставились на меня.
    - Смена идентификатора находится вне компетенции лидера эскадры, - без выражения прошелестела 400-я.
    - У тебя нет прав на подобные действия, - столь же бесстрастно добавила 402-я.
    Театрально закатив глаза, я обернулся к наблюдавшей за моими воспитательными потугами рыжей...
    - Хьюга, скинь этим заготовкам значение слов "оперативный псевдоним". А то для них это, кажется, слишком сложно.
    - Хм... - рыжая чуть удивлённо пожала плечами. - Выполнено.
    - Спасибо, - кивнув ей, я снова обернулся к подлодкам. - Получили? Прочитали?
    - Да, - подтвердили те в один голос.
    - Отлично, с этим разобрались. А теперь, скажите мне... - я вывел на голоэкран запись с камер видеонаблюдения в следственном изоляторе и указал на него подбородком, - вот это вот что за набег команчей был?
    - Мы выполняли приказ флагмана, - равнодушно объяснила 402-я.
    - В соответствии с принятой флотом доктриной, - дополнила 400-я.
    - А, то есть, это вы ещё старались? - съязвил я, вскидывая брови.
    - Да, - всё так же равнодушно прошелестели лолиты в один голос.
    Сложив руки на груди, я поочерёдно смерил их тяжёлым взглядом, остановился на 400-й (раз уж она в их паре заводила)...
    - Так, радость моя... скажи-ка мне, что такое подводная лодка?
    - Подводная лодка - класс корабля, способный действовать в подводном положении без снижения боевой эффективности... - затянула та на одной ноте.
    - Стоп. Зачем в подводном?
    - Для скрытного передвижения, ведение разведки, обеспечения внезапности...

    400-я внешне бесстрастно перечисляла общеизвестные преимущества перемещения в подводном положении, но внутри у неё поднималась волна раздражения. Зачем ему этот список? Он что, сам не знает особенности боевого применения субмарин?
    - Достаточно, - остановил её человек. - Итак, подлодка - это тишина, скрытность, незаметность, внезапность.
    400-я промолчала. Комментировать тут было нечего - человек с бессмысленным упорством перечислял определения, абсолютно очевидные для любого корабля.
    - Ты со мной согласна? - не дождавшись реакции, спросил он.
    Ещё и требовал подтверждения! Он точно ненормален.
    - Да, - кивнула она, просто, чтобы от неё отстали.
    - Отлично! - непонятно чему обрадовался человек. - А теперь... - он передвинул голоэкран так, что тот оказался прямо перед её носом, - покажи мне хоть один из этих пунктов в данном шоу.
    400-я снова промолчала. Правда, теперь по причине того, что говорить было нечего.
    - Ну? Что молчим? Кивни хоть что-нибудь, - потребовал человек жёстко.
    - Приведённые тактики в данном боестолкновении не использовались, - озвучила она очевидный факт.
    - В них не было необходимости, - торопливо уточнила 402-я.
    - Серьёзно? - оскалился человек. - Типа, йа бох и мне всё пох?
    Глубоко вздохнув, он прошелся туда-сюда перед их аватарами, бросил взгляд на бухту (они с сестрой не стали подходить к самому берегу, оставшись на глубине), поморщился:
    - Хорошо ещё, что у вас гусениц нет.
    - Почему? - машинально спросила 400-я, сбитая с толку столь странным выводом.
    - Да потому что вы бы тогда прямо корпусами на берег выползли, - съязвил человек. - Поскольку напрячь свои куцые ядрышки и подумать: а с чего это флагман поручила операцию подлодкам, а не какой-нибудь из патрульных эскадр, - для вас слишком сложно. Вот только объясни мне... - подойдя вплотную, он навис над ней, глядя в глаза, - зачем флоту вообще и флагману в частности нужны подлодки, которых даже на берегу... на берегу!.. каждая собака будет узнавать и пальцем тыкать: "вон, вон, смотрите, "четырёхсотые" идут"?
    Это был провал. Полный. Если рассматривать поставленную флагманом задачу под таким углом, то...
    "Нам конец", - обречённо сообщила явно пришедшая к такому же выводу сестра.
    Человек устало потёр лоб, скривился...
    - Ладно, доложу флагману, а там уж... - не договорив, махнул рукой. - Шуруйте пока на ремонтную базу. Пройдёте регламентный осмотр, заодно Акаси вам обитаемость в порядок приведёт. Вы ещё здесь? Бегом!

    Окинув взглядом опустевшую бухту, я уселся в шезлонг. Подхватил со столика бокал с минералкой, задумчиво повертел его, рассматривая плавающие в воде кубики льда...
    - Ну и зачем? - покосившись на меня, спросила промолчавшая весь разговор с лолитами Хьюга. - Какая вообще разница - видели их люди или нет?
    - Разница... - сделав небольшой глоток, я поставил бокал на столик. - Хьюга, знаешь, в чём разница между профессионалом и любителем?
    Рыжая неопределённо пожала плечами:
    - В уровне подготовки.
    - Отнюдь, - хмыкнул я. - Любители бывают весьма способные.
    - Тогда в чём?
    - Профессионал любую, даже самую простую задачу, выполняет профессионально. Как положено по уставу, регламенту, инструкции, без скидок на "несерьёзность". И, что характерно, остаётся живым. В то время как любителей хоронят пачками, выбивая вместо эпитафии: "Да тут делов-то, буду я ещё напрягаться".
    - Ты преувеличиваешь, - фыркнула Хьюга.
    - Да ну? - сощурился я. - Такао, Харуна, Киришима... Первая не обратила внимания на дрона Береговой охраны, вторые решили, что они круче Гималайских гор и с какой-то там подлодкой одной башней справятся. Все трое уцелели исключительно чудом.
    - Хм... - рыжая прикусила губу, задумавшись. - То есть, ты доложишь Конго, что эти двое, - она махнула рукой в сторону океана, где скрылись "четырёхсотые", - абсолютные любительницы?
    - Нет, конечно! - я аж подскочил, удивлённо глядя на неё. - Хорош лидер, что подчинённых подставляет!
    - Ты меня совсем запутал, - рыжая затрясла головой. - Зачем тогда пугал их, рассказывая, что Конго будет недовольна?
    - Ну а кем мне ещё их пугать? Не собой же, - хмыкнул я. - Единственное, чего должен бояться корабль Тумана - это гнев флагмана.

    Эпизод 7. Время перемен


    Изучив сводку и сбросив в сеть уточнение текущих задач, Конго остановилась у окна, устало потирая переносицу. Даже обычное функционирование флота требовало всё больше и больше вычислительных ресурсов. Зачастую приходилось не просто раздавать указания, но и вникать в возникающие конфликты.
    Да что там вникать, с недавних пор она даже позаимствовала у людей систему нарядов! Так что теперь "залётчицы" (как человек именовал пойманных на нарушении регламента) особым приказом отправлялись на картографирование или гидрографические работы. Помогало неплохо - нудная, кропотливая и монотонная работа быстро приводила в чувство особо "самостоятельных". Хотя, бывали и тяжёлые случаи. Конго мысленно поморщилась, вспомнив очередную выходку Хагуро и Ашигары. Два тяжёлых крейсера устроили гонки по подводному ущелью! В целях тренировки, видите ли! Итог закономерен - повреждения винторулевой группы у одной и напрочь снесённая баковая надстройка у другой. Пришлось срочно снимать Ударную эскадру с дежурства (ну какое боевое дежурство, если половина кораблей в ремонте). Безмозглая парочка!
    От мрачных раздумий её отвлёк заходящий на посадку летательный аппарат с сигилом Спасательной службы. Едва его шасси коснулись палубы, боковая дверь распахнулась, и на посадочную площадку выпрыгнул человек. Поправил на плече сумку, хлопнул зачем-то по борту машины и быстрым шагом направился к надстройке, пригибая голову под набежавшим потоком воздуха - аппарат тут же взлетел.
    Конго чуть ревниво поджала губы, наблюдая за аккуратными, чёткими, где-то даже щегольскими маневрами самолёта. Приходилось признать, что Хьюга управляется с этими "леталками" просто-таки ювелирно, сама бы она вряд ли смогла вот так, в одно касание, посадить летательный аппарат на качающуюся палубу, а потом ещё и поднять в воздух на двадцати процентах гравитационной подушки. Одно слово - несушка!
    Мысленно поморщившись, она отвернулась. Как ни претила ей мысль назначить Хьюгу в новую службу флота, но другой настолько подходящей кандидатуры просто не было. К тому же, недавний запрос показал, что эта баржа линейная хорошо понимает стоящие перед Спасательной службой задачи и не намерена идти на поводу у человека с его дикими концепциями. А то дай ему волю, и снижение сопутствующих потерь из второстепенного фактора станет основным. Словно у флота других задач нет, кроме как о людях заботиться!
    - Уф, здравствуй... то есть... - ввалившийся в рубку человек внезапно замолк, потоптался на пороге, и озадаченно поинтересовался: - Конго, а какие у нас уставные формы обращения?
    - Что значит "уставные формы"? - удивилась она.
    - Ну, например, в Российской армии к военнослужащему обращаются по воинскому званию, добавляя слово "товарищ". То есть, приветствуя старшего по званию вне строя и без головного убора, военнослужащий должен за три-четыре шага до начальника...
    - Достаточно, - поморщилась она. - Эти ритуалы бессмысленны, поскольку аудиовизуальная информация вторична и лишь дублирует обмен идентификаторами.
    - Ага! - Человек потянулся к своему имплантату.
    Конго мысленно закатила глаза.
    - Твою сигнатуру ни с чем не спутаешь! А сигил я получила ещё при запросе на посадку!
    - То есть, при личном общении можно по имени?
    - Да! Я вообще не понимаю, с чего ты решил, что должны быть какие-то особенные формы обращения.
    - Так ведь... - человек развёл руками. - Знаешь, как в любой армии солдат этим обращением дрючат?
    - Не знаю, - отрезала она ледяным тоном, давая понять, что меньше всего её интересуют глупые людские ритуалы.
    - Виноват, флагман! - гаркнул человек, скидывая сумку с плеча, вытягиваясь во весь рост и бросая руки по швам.
    Конго зажмурилась, с огромным трудом подавляя желание зарычать. Он не иначе как издевается!
    Несмотря на чрезвычайно низкую чувствительность своих сенсорных систем, человек, кажется, смог уловить её состояние, поскольку резко сменил модель поведения, забормотав:
    - М-мм, Конго, докладная записка... составил, как ты приказывала... - на стол лёг информационный носитель, а сам он принялся медленно дрейфовать в сторону кают-компании. - Я пойду, пока чай поставлю, ладно?

    ***


    Прихлёбывая чай мелкими глотками, Конго просматривала составленный человеком документ и, внутренне морщась, приводила его в удобочитаемый вид. Поскольку, несмотря на электронный носитель, представление информации в нём ничем не отличалось от текста на бумажном листе. Текста, в котором отсутствовало даже простейшее распределение по слоям! А список кораблей? Хорошо хоть сигилы указал.
    - Аватары лёгким крейсерам "Катори", "Касима" и "Каши"... - она подняла взгляд на сидящего напротив человека. - Зачем?
    Тот неопределённо дернул плечом...
    - Во-первых, они уже достаточно самостоятельные, по крайней мере, Касима с Катори. А во-вторых, возглавляют патрульные эскадры. То есть, действуют на направлении, где может потребоваться нестандартное мышление.
    - И зачем им нестандартное мышление? - поинтересовалась она хмуро.
    - Так они же у берега постоянно, - словно бы удивился человек. - А там люди.
    Конго устало прикрыла глаза, помассиров переносицу... Безумная логика безумного мира. Точнее - мира, где безумие внезапно стало логикой.
    - Хорошо, допустим. Но зачем после создания ментальной проекции снимать их с боевого дежурства и на неделю переводить в какой-то "учебный дивизион" при Флагманской эскадре? И что это за дивизион?
    - Можно сказать - ясли. Для самых маленьких. Конго, по-моему, самая большая ваша ошибка в том, что аватары формировались бессистемно. Там у одной, тут у другой, здесь у третьей... Детей не оставляют одних, без родителей, наставников или воспитателей. Маугли только в книжках сильные и умные, а в реальности - это несчастные существа с искалеченной психикой.
    - Мы не дети, - заметила она холодно.
    - Да неужели? - протянул человек саркастически. - Я вот помню, как объяснял одной ну очень взрослой даме, что перед тем, как в кровать забраться, туфли снимают вообще-то.
    - Это всего лишь незначительные бытовые детали, - отрезала она, невольно отводя взгляд.
    Человек, покачав головой, вздохнул...
    - Конго, понимаешь - это психология. Родитель, воспитатель, наставник - назови, как хочешь - для ребёнка не только защита и забота, но ещё и авторитет... всё знающий и всё умеющий. И остаётся таким на всю жизнь, даже когда ребёнок вырастает и становится самостоятельным.
    - Воспитание - это твоя обязанность, как класса "Комиссар"! - повысила она голос.
    - Правильно, но не совсем верно.
    - Что?!
    - Конго... - человек с силой растёр лицо... - "комиссар" - это вспомогательный класс. Ни в коем случае не самостоятельный. Иначе начинается двоевластие, и вся командная вертикаль летит к чёрту! Задача комиссара - вести разъяснительную работу среди шибко умных, втолковывая им, что равнение надо держать на командира... - Он нарочито театральным жестом взмахнул рукой, затянув: - Кто есть флагман? Светлое Величество! Кто есть лидеры? Верные, не знающие сомнений... И никак иначе!
    - Но...
    - Но пример для воспитательной работы хорошо бы иметь перед глазами. Строгий и справедливый флагман, который всё знает, всё может, будет в самый раз. Вон, посмотри на Симу - прелесть, а не ребёнок растёт.
    Конго машинально перенесла фокус внимания на кружащую вокруг неё "Симакадзе" (в данный момент "прелесть-ребёнок" заходил уже на семнадцатый круг). Распираемая любопытством эсминка, то замедляла ход, отчаянно напрягая все пассивные системы наблюдения, то, спохватившись, срывалась с места, делая вид, что так, просто... прогуливается.
    - Я не пыталась быть для неё, как ты говоришь, примером!
    - Специально нет, - человек пожал плечами. - Но, по факту... Она же постоянно рядом с тобой. У неё прямо перед глазами всегда есть образец. Да она даже копирует тебя!
    - Как копирует? - непонимающе переспросила Конго.
    - Обычно, - снова пожал человек плечами. - Глазёнки закатывает и вздыхает тяжко - один в один.
    - Я не закатываю глазёнки!
    - Хорошо-хорошо, не закатываешь. Но вздыхаешь. Тяжело.
    С шипением выдохнув воздух сквозь зубы, Конго лишь в последний момент удержалась от тяжёлого вздоха. Этот индивидуум ничуть не изменился, всё такой же... человек!
    - А теперь сравни с Такао, - продолжил он тем временем. - Которая чёрт знает где без присмотра болталась и в результате черти до чего докатилась. Да и Харуна с Киришимой...
    - Хватит, я поняла, - резко остановила она его.
    В целом, подобное предложение во многом коррелировало с уже известными ей "педагогическими методиками", вот только те разрабатывались всё же для людей! Но и сходу отвергать его - откровенно глупо, налаженная система воспитания - это именно то, что сейчас необходимо. В конце концов, именно для этого во флоте появился класс "Комиссар".
    - Хорошо, - мысленно вздохнув, она отправила создание учебной эскадры в стек приоритетных задач и вернулась к "докладной записке". - Оборудование обитаемого объёма и обязательная стандартизация по классам?
    - Угу. Тем, кто имеет аватары - немедленно, остальным в ходе планового обслуживания.
    Конго с сомнением поджала губы.
    - И почему это необходимо срочно?
    - Да потому что иначе они сами этим займутся в меру сил и разумения, - хмыкнул человек. - А Акаси потом поседеет с их "кустарщины".
    - Хм... - Конго задумчиво потёрла переносицу. Тут он прав. От внезапно прорезавшейся у некоторых инициативы действительно перезагрузиться можно.
    - Хорошо, но вот это твоё предложение: "Всем кораблям в срочном порядке произвести замену спасательных капсул"... - Она вывела на экран приложенную к документу техкарту обновлённой капсулы (точнее даже не капсулы, а настоящего автономного модуля с собственным источником энергии, системой погружения-всплытия, движителем и сенсорами)... - Данный функционал избыточен.
    - Ничуть! - возразил человек. - Минимальный набор для выживания. Который, в случае фатальных повреждений корпуса, позволит самостоятельно покинуть опасный район или продержаться до подхода помощи. Конго, самое дорогое в любом корабле - это экипаж. Хоть у людей, хоть у Тумана. И дело даже не в моральном аспекте. Чтобы собрать корпус, понадобится несколько суток. Для того же, чтобы вырастить ядро - несколько лет! И это я не учитываю ещё время на обучение. Базовые алгоритмы ядро, конечно, получит в процессе выращивания, но личный-то опыт приобретается только лично. Не зря же говорят, что за одного битого двух небитых дают.
    - Твои предпосылки изначально ошибочны, - отрезала она, уже не скрывая раздражения. - Подобная капсула приведёт лишь к увеличению потерь. Само ядро очень сложно обнаружить, так как оно не излучает ни в одном диапазоне, а с подобными системами ни о какой скрытности и речи быть не может. Движитель, элементы питания, сонар... И полное отсутствие систем защиты. Идеальная мишень!
    - Ну почему, защита будет, то же покрытие... - попытался возразить человек.
    - Поглощающие покрытие? - перебила она. - Это снизит заметность на двадцать семь процентов и лишь в одном из диапазонов.
    Человек потёр лоб, покрутил стоящую перед ним чашку с уже остывшим чаем...
    - Да, в теории "голое" ядро имеет большие шансы уцелеть, так как его чёрта с два найдёшь. Но на практике... Конго, я опросил всех девчонок, кому не посчастливилось оказаться на дне. И все они, все, в один голос, за эту спаскапсулу, потому что боятся снова оказаться беспомощными. Все! Хьюга, Такао, Нагара, Инга, Инна...
    - Кто?! - несказанно удивилась она, услышав два последних идентификатора. - Какие ещё "Инга" и "Инна"?!
    - Э-ээ, прости, забыл... - человек смутился. - Это я "четырёхсотым" такие псевдонимы присвоил.
    - Зачем?! - поразилась она.
    - Для удобства общения, - пожал человек плечами. - Ну и в воспитательных целях, а то они словно роботы, блин!
    - Ты... - Конго умолкла, как-то отстранённо размышляя: а не слишком ли она жестоко с "четырёхсотыми"? Может, всё же вывести их из-под начала этого вот "воспитателя"? Секунду подумав, тряхнула головой, отбрасывая эту мысль (сами виноваты) и возвращаясь к анализу.
    С одной стороны теоретические расчёты, которые ясно показывают, что повышение заметности ядра приведёт к увеличению потерь, а с другой - результат, полученный на практике. Ведь та же Хьюга с помощью подобной капсулы умудрилась ускользнуть с Иводзимы, причём, несмотря на блокаду острова! Да и потом, при получении корпуса, настояла, чтобы её спаскапсула была оборудована всеми перечисленными системами. Весомый аргумент.
    Значит, решено. В первую очередь отправить на переоборудование патрульные эскадры. Новые капсулы, обитаемый объём, аватары для лидеров... Хотя нет, провести все работы в комплексе заманчиво, но время... Разве что временно заменить патрули эскадрами Тонэ и Тикумы.
    - Хорошо, - кивнула она, наконец. - Как только Ударная эскадра вернётся в строй...
    - Вернётся? - удивлённо перебил человек.
    Конго недовольно поморщилась...
    - Ударная временно не боеспособна. "Хагуро" и "Ашигара" в ремонте. А когда выйдут, - она зло сверкнула глазами, - я поставлю им персональную задачу.
    - Персональную задачу? - человек удивился ещё больше.
    - Да, - подтвердила она злорадно. - По их способностям.
    - Стой, подожди секунду... - вскочив на ноги, человек прошёлся по рубке. - То есть, Ашигара и Хагуро в который раз чего-то натворили, у тебя лопнуло терпение, и ты решила показать им кузькину мать. Я правильно понял?
    - Снова твой жаргон... - фыркнула она раздраженно.
    - Ладно, ладно, наложить на них дисциплинарное взыскание, - поправился он торопливо.
    - Да. Мне их выходки уже надоели!
    Тяжело вздохнув, человек помотал головой.
    - Конго, не делай этого.
    - Что?!
    - Ты собираешься наказать эту парочку лично. То есть через голову их непосредственного командира. Это... плохое решение.
    - Почему? - холодно поинтересовалась она, вскидывая подбородок.
    - Потому что получается, что ты отстраняешь Хиэй. Показательно. Наказывая подчинённых через её голову, ты как бы демонстрируешь, что командир она никудышный и не способна навести порядок в эскадре самостоятельно. А ты правда этого хочешь?
    Конго непроизвольно прикусила губу, задумавшись. Опять проклятая людская психология! Да, в Ударной эскадре последнее время наблюдались проблемы с дисциплиной, но снимать Хиэй она точно не собиралась, поскольку другого столь компетентного лидера во Втором флоте просто нет. Но и оставлять без последствий...
    - Ты говорил, что командир отвечает за всех, - медленно произнесла она, помолчав.
    - Ну да, - подтвердил человек. - Командир несёт полную ответственность за действия подчинённых.
    - И ты жаловался на недостаток продуктов.
    - Э-ээ... - он помотал головой, явно пытаясь переключиться. - В смысле, было дело.
    Ещё с минуту поразмыслив, Конго шевельнула рукой, создавая канал видеосвязи.
    - Хиэй... - кивнула она появившейся на экране сестре.
    - Флагман, - вытянулась та.
    - Я просмотрела результаты выполнения последней учебно-тренировочной задачи... - Конго сделала паузу, - и они меня впечатлили.
    Лицо Хиэй дрогнуло, словно та подавила желание крепко зажмуриться.
    - Флагман, я сознаю свою...
    - Особенно действия Хагуро и Ашигары, - перебила Конго, не дав ей договорить. - Поэтому я решила поручить твоей эскадре новую задачу. Очень важную.

    Услышав, какую именно задачу блондинка ставит "ударницам", я чуть челюсть на пол не уронил. Добыча продуктовой биомассы. А если по-человечески - рыбу ловить она их отправила! Всем кагалом, отсюда и до... Хм, сколько там у них объём трюмов? В общем, до горизонта.
    Ну нифига же себе! Это всё равно, что спецназовцев на картошку послать. Причём с сапёрными лопатками. Сурово.
    Закончив разговор с Хией, Конго обернулась, и я невольно поёжился - на губах блондинки блуждала лёгкая улыбка.
    Улыбается... Конго! Улыбается! Что-то мне как-то...
    - У тебя двадцать минут, - промурлыкала она, глядя куда-то поверх моей головы.
    - В каком смысле "двадцать минут"? - опешил я.
    - На сборы.
    - Какие сборы?! Куда?! Я же только вернулся!
    - Ты отправляешься на борт к Хиэй.
    - За что?! - взвыл я. Рыба! Ненавижу!
    Улыбка с лица блондинки испарилась, а голос похолодел.
    - Воспитание личного состава - базовая функция комиссара. У тебя осталось девятнадцать минут.

    Эпизод 8. Хорошая компания


    Вот, блин! Не знаю, как с награждением непричастных, а вот с наказанием невиновных у Конго всё в порядке. В смысле, меня-то за что?!
    Спрыгнув на металл посадочной площадки, я проводил тоскливым взглядом тут же взлетевший самолёт - Конго соизволила лично доставить меня на борт к "Хиэй" - и, уже привычным движением поправив на плече сумку, огляделся. Знакомый вид, разве что палуба под ногами не угольно-чёрная, а скорее тёмно-тёмно-красная. Ну, неудивительно - раз "Хиэй" с моей блондинкой систершипы.
    - Хм... - я чуть замялся. Вот умом понимаю, что собеседница сейчас вокруг меня, прекрасно видит и слышит, но всё равно кажется, что будешь, как дурак, в пустоту кричать. - Хиэй, не проводишь до рубки? А то как-то...
    - Следуй за маркером, - холодно прозвучало у меня над ухом.
    Какие знакомые нотки. Сёстры, блин, яблочко от яблони... Мысленно закатив глаза, я зашагал вслед за возникшим в воздухе светящимся шариком.
    Вообще-то и сам мог добраться, маршрут привычный (обогнуть кормовую-возвышенную башню ГК, метров пятьдесят мимо "острова" ютовой надстройки и похожих на дымовые трубы башен сенсорного комплекса... не заблудишься, в общем), но невежливо как-то по чужой палубе словно у себя дома разгуливать.
    От внезапно пришедшей в голову мысли я даже с шага сбился. Это что получается, у Хиэй в гостях, а у Конго... дома, что ли? Ведь у блондинки никогда о подобном не задумывался. Захотелось ноги размять - спустился с мостика, прошёлся по палубе, воздухом подышал... покурил, на барбет зенитного автомата облокотившись. Правда, за последнее регулярно втык получаю, так как в случае отражения ракетной атаки этот автомат, крутнувшись, может и голову стволами смахнуть. Но, во-первых, курить за ним очень удобно (постой-ка утром на свежем воздухе, когда Конго полным ходом чешет), во-вторых, зенитные автоматы составляют ближнюю зону ПВО, и пока до неё дойдёт - полпачки скурить можно, ну а в-третьих... даже в случае "вот прям вдруг", стрельба будет вестись вверх и в сторону моря, а никак не вдоль палубы! Короче, обычное женское фырканье, знакомое любому мужику, который хоть неделю с девушкой жилище делил (то на балконе куришь, то пепельницу нормальную, вместо банки консервной, взять не можешь).
    Так, в раздумьях, я сам не заметил, как добрался до рубки, и в реальность вернулся, только споткнувшись о ступеньку ведущего на мостик трапа. Стоп, трап?! Не времянка из наноматериала, а обычный, железный, да ещё с трубчатыми перилами? Аффигеть!
    После подобного, обстановка боевой рубки "Хиэй" меня даже не удивила. Ну, почти. Подумаешь, учительская комната на боевом корабле Тумана. Длинный прямоугольный стол, школьная доска, какие-то плакаты на стенах (что там на них написано - фиг знает, так как на японском)... Чему тут удивляться?
    Сама Хиэй ничуть не изменилась с нашей первой встречи - всё та же "учителка" - стянутая крошечным бантиком грива каштановых волос до пояса, подчёркнутая строгим тёмно-красным пиджачком фигурка, короткая плиссированная юбка и... сиреневые чулочки на ладонь выше колена. Обнять и плакать.
    - Здравствуй, Хиэй.
    Стоявшая у окна туманница обернулась и заложила руки за спину, наградив меня хмурым взглядом.
    - Этот человеческий ритуал бессмыслен, так как...
    - Да, да, обмен идентификаторами... - вздохнул я. - Но это не ритуал, просто вежливость.
    В этот момент за окном раздался грохот, и в нескольких кабельтовых по правому борту в небо взметнулся двадцатиметровый столб воды.
    - Это что было? - удивлённо заморгал я.
    - Гидродинамический удар.
    - Гидроди... - я озадаченно помотал головой. - Подожди, вы что, рыбу глушите?!
    Хиэй надменно вскинула носик.
    - Другие орудия лова оказались менее эффективны.
    - Хм, а "другие" - это какие именно?
    - Удочки и сети.
    - Понятно... - протянул я, отгоняя возникшую перед мысленным взором картину как сотня ремботов сидит вдоль борта с удочками и ждёт поклёвки. - М-мм, Хиэй, извини, конечно, но глушить рыбу из бомбомётов - тоже не самый лучший вариант.
    - А ты знаешь более эффективные способы? - холодно поинтересовалась туманница.
    - Я - нет, но знаю того, кто знает.

    ***


    - Готово, Дядюшка Хо, - доложил помощник, закинув в потёртый грузовичок последнюю корзину с рыбой.
    - Езжай, - кивнул ему Хасимото. - Разгрузишь и свободен. Пустые корзины завтра привезёшь.
    - Понял, Дядюшка Хо! - торопливо поклонившись, помощник запрыгнул на водительское сидение, и грузовичок, жужжа стареньким электромотором, скрылся за углом.
    Проводив его взглядом, Хасимото направился в лавку, на ходу махнув двум подросткам, что робко переминались в стороне, ожидая окончания погрузки...
    - Идёмте, рассчитаюсь. Но в следующий раз раньше приносите, а не на ночь глядя.
    - Простите нас, Дядюшка Хо! Вы так добры, Дядюшка Хо! - забормотали те в один голос, глубоко кланяясь.
    На что Хасимото лишь тяжело вздохнул. Эх, поганые времена настали, сам не заметил, как в перекупщика превратился. А куда деваться? Кимура-то, дурак жадный, связался с бандой Омахи, так мало того, что самого убили, так ещё и всю семью... Говорят, солдаты его дом из пушек расстреливали, пока весь по кирпичику не разнесли. А "Кувшинку" спецназ штурмовал - больше роты нагнали, бой был жуткий, кровь по улице, что вода текла. Бандитов всех перебили, но и спецназовцев чуть ли не половина полегла. Вон, даже в газетах писали. Наврали, конечно, мол, "операция прошла без потерь". Писаки... Да в подобное лишь домохозяйки из Верхнего города поверят. Он сам не удержался, сходил, глянул... так в этой "Кувшинке" некоторые стены - что решето, а вместо дверей - дыра, словно бомбой подорвали.
    Сам расчёт много времени не занял. Выдав подросткам деньги и в который раз вздохнув, Хасимото бросил взгляд на часы - внезапно починившийся хронометр исправно тикал - и нагнулся за стойкой, разыскивая ключи. Но тут дверь лавки снова хлопнула, зазвенев дверным колокольчиком, и он досадливо поморщился - опять кого-то принесло, что за день такой сегодня, ну ни минуты покоя!
    - Закрыто уже!
    - Кхм... - стоящий на пороге гайдзин улыбнулся. - Добрый вечер, Дядюшка Хо.
    - Виктоору-сан? - Хасимото не то чтобы сильно удивился, но... в своё время по району кружили самые дикие слухи. И что гайдзина этого демоны забрали, что служит он им, и даже, что сам он - демон...
    - Позволите отнять у вас несколько бесценных минут на разговор, - произнес гайдзин церемонно.
    - Почему нет, хороший собеседник - всегда радость, - прокряхтел Хасимото, вылезая из-за прилавка и приглашающе указывая на веранду. В самом деле, ему-то что со слухов дурацких? Это молодые пусть друг дружку пугают, а он своё уже отбоялся.
    Гайдзина и в этот раз сопровождала девушка. Не та, что в предыдущий, но не менее странная - по одежде и манерам, прямо госпожа из большой фирмы, что в Верхнем городе офисы держат.
    - Хиэй-сан, - представил гайдзин свою спутницу.
    Хасимото встретился с девушкой взглядом и торопливо поклонился, скрывая невольную дрожь. Рассказы о демонах внезапно показались ему не столь уж далекими от истины.
    - У меня к вам предложение, Дядюшка Хо, - неторопливо заговорил гайдзин, когда они расположились за чайным столиком. - Вы ведь раньше занимались промышленным ловом рыбы.
    - Эх, когда это было, - вздохнул Хасимото печально.
    - Тем не менее. И вы наверняка можете помочь советом.
    - Виктоору-сан, - Хасимото покачал головой, - для промышленного лова нужны траулеры и море.
    - Ну... - гайдзин чуть улыбнулся, покосившись на свою спутницу, которая недовольно поджала губы, - траулеры у нас есть. Очень особенные траулеры. А море... - его улыбка стала ещё шире, - море... оно большое.

    Наблюдая как Хиэй короткими, выстроенными в систему вопросами вытягивает из ёжащегося под её взглядом старика информацию, я как-то внезапно осознал, насколько же сильно люди уступают туманницам. Чтобы разобраться в основах промыслового лова, "учителке" понадобилось меньше часа! Вопрос, быстрый поиск в сети по ключевым определениям, обработка полученной информации, уточнение неясных деталей... Причём к концу их разговора (который больше напоминал допрос) я только головой крутил, в попытках понять, о чём они вообще? "Натяжение ваеров", "угол траловых досок", "цеплять усы"...
    В итоге, окончательно замучив несчастного старика, туманница пару секунд посидела с полузакрытыми глазами, сама себе кивнула и поднялась на ноги, сообщив, что информации достаточно. Так что мне ничего не оставалась, как извиниться за свою спутницу (блин, с вежливостью у Хиэй ничуть не лучше, чем у Конго, то есть, никак), поблагодарить Дядюшку Хо за угощение (а вот вкусы у сестёр разные - к чаю "учителка" даже не притронулась), и поторопиться вслед за ней.
    - Итак? - поинтересовался я, когда мы вышли из лавки. - Теперь к Акаси?
    - Зачем? - удивилась туманница.
    - Ну, - я неопределённо помахал рукой, - все эти тралы, лебёдки изготавливать.
    Хиэй лишь высокомерно отмахнулась:
    - Изготовить столь примитивное оборудование способен любой корабль.
    - А хранить в холодильнике, как люди? Но замороженую рыбу можно хранить не более шести месяцев.
    Туманница остановилась. Насупилась.
    - А ты знаешь более эффективные способы?
    - Нет. Но знаю того, кто знает, - вздохнул я, активируя имплантат. - Хьюга, здравствуй. Помнишь, ты говорила насчёт дурацких методов хранения? А есть не дурацкие?

    ***


    Рыбалка... как много в этом слове. Нет, если под водочку и девочек, да с шашлычком и гитарой, то оно вполне ничего (особенно если удочки не брать и из автобусов не выходить), но вот промышленный лов... это похлеще, чем киркой в забое махать. Даже для туманниц. Особенно для гордых и непоседливых "ударниц". Несколько часов ползти, чётко выдерживая курс и скорость... Маневрировать с волочащимся за кормой сетчатым мешком занятие само по себе мало увлекательное, а ведь надо ещё следить, чтобы ваеры не оборвались, чтобы трал не всплыл и не раздулся, чтобы... дофига этих "чтобы", в общем. Затем вытягивать наполненный рыбой мешок на палубу, опорожнять, чистить, укладывать, снова спускать в море... И так, раз за разом, день за днём. Этим в эскадре занимались "Хагуро", "Ашигара" и "Миоко". "Начи" (глазам и ушам эскадры) досталась работа по профилю - поиски подходящих косяков рыбы. Казалось бы, самая лёгкая - всё же за семнадцать лет блокады морские ресурсы неплохо восстановились. Но только казалось, потому что найти косяк - это даже не полдела, а хорошо, если одна десятая. Обнаружить, классифицировать (они ведь разными бывают), определить видовой состав рыбы, ориентировочную массу, глубину залегания, элементы движения, вертикальную и горизонтальную протяженность, курсовой угол на ядро косяка... После уточнения всех этих параметров нужно рассчитать курсы "забега", которые должны вывести каждого из "ловцов" в точку постановки трала, вычислить расстояние, чтобы трал успел опуститься на нужную глубину... Короче, поймать подлодку - и то проще, потому что "эта глупая рыба непредсказуема!". Конец цитаты.
    Ну а "Хиэй" приходилось всем этим бардаком руководить. Отчего у меня, лично, слёзы сочувствия наворачивались. Особенно в первые дни. Вдобавок, "учителка" взяла на себя одну из самых неприятных обязанностей, а именно - разделку, упаковку и заморозку. Не обычную заморозку, разумеется (мы же Туман, не человеки какие!), а криоконсервацию. Суть проста - берём живой организм и очень быстро, чтобы не успели образоваться кристаллы льда в тканях, замораживаем. Затем, везём куда надо, по приезду размораживаем. Профит. Увы, просто только в теории, на практике быстро заморозить на всю глубину кусок мяса не получается даже с использованием криопротекторов. Потому что физика! Но это у людей физика, а у нас тут Туман. И Хьюга. Законсервирует кого хочешь. Правда, после разморозки получается овощ, без проблеска сознания.
    Даже думать не хочу, на ком Хьюга эту технологию тестировала, прежде чем с Хиэй поделиться. Хорошо хоть люди на Иводзиме не водятся... Или... да нет, точно не водятся.
    - Ненавижу рыбу! - простонала Ашигара, сдувая со лба чёлку и с отвращением глядя на сверкающий чешуёй поток, хлынувший из раскрытого трала ей на палубу.
    Понять можно - туманницы вообще чистюли жуткие, протокол очистки по три раза на дню запускают, на любое пятнышко по десятку ботов сбегается, водные процедуры ежедневно (с идущей на сорока узлах подлодки даже краску сдирает, так что нырнула-вынырнула и корпус блестит)... а тут пятьдесят тонн (!) грязной, склизкой, гадко пахнущей рыбы! Прямо на палубу! Жуть!
    Девчонка. Тринадцать тысяч тонн, двести метров от кончика носа до кончика хвост... тьфу, кормовой оконечности, а всё равно... Даже аватара под стать - этакая пацанка-старшеклассница. Тонкая, стройная, шебутная. Сидеть спокойно не способна чисто физически, постоянно находится в поиске приключений себе на корму. По возрасту примерно как Тонэ, но из-за школьной формы (песочного цвета пиджачок, короткая юбчонка, чулочки - натуральная японская школьница) выглядит младше.
    - Бывает и хуже, - со вздохом заметил я.
    - Как?! - девчонка даже замерла, широко распахнув глаза.
    Вместо ответа я ткнул пальцем в мерцающую над кораблём плёнку клейн-поля, точнее в привлечённую уловом стаю птиц, что кружила за ней.
    - Представь, что щита нет.
    Ашигара задрала голову, моргнула, и содрогнулась от омерзения, видимо в красках представив последствия пролёта подобной стаи над неприкрытым кораблём.
    - Бр-рр, ну ты и модели строишь!
    - Личный опыт, - пожал я плечами.
    - Хм... - девчонка сощурила один глаз, словно прицеливаясь, - а вот если разрывными...
    - Грязи будет на порядок больше, - торопливо предупредил я. - Перья, ошмётки...
    Ашигара перевела взгляд на меня, на птиц, окинула тоскливым взором возню на палубе (тяжёлые ремботы сгребали улов на сортировочные решётки) и плюхнулась прямо на настил, по-турецки скрестив ноги. Утвердила локти на коленях, подпёрла кулачками подбородок, с отвращением поморщилась...
    - Рыба. Птицы. Ненавижу.
    - А кто виноват? - поинтересовался я.
    Девчонка с самым независимым видом вскинула подбородок...
    - Случайность!
    - А, то есть, то, что вы с Хагуро устроили забег под водой, чуть не убились в ущелье, загремели в ремонт... всё это случайность.
    - Мы тренировались! - фыркнула девчонка в ответ.
    Я лишь молча вздохнул. Да, нелегко с ними будет. Хиэй этими своими играми в демократию девчонок окончательно распустила. И главное, непонятно, что теперь делать. Воспитывать? Ага, аж два раза. У "ударниц" вообще ко мне отношение такое... снисходительно-покровительственное. Ну, примерно как у спецназовцев к штабному офицерику. Хотя, некоторое подобие признания с их стороны я всё же получил. Правда, отнюдь не за свой "офицерский" статус, а за поимку Хьюги. Да-да, оказывается, рыжую я поймал лично. Вот своими собственными руками. Схватил, скрутил и на губу посадил. А Тонэ с Тридцать девятой, видимо так... мимо проплывали.
    Поскольку в тактическую сеть подробности этой "охоты" Конго не выкладывала, наша флотская "общественность" додумала их самостоятельно, на основе слухов. То есть, в Тумане никаких слухов, конечно, быть не может! Исключительно "информация с высокой степенью зашумлённости"! Но по мне, так хрен редьки не слаще.
    В общем, воспитывать эту четвёрку - дело гиблое. Воспитывать Хиэй... это даже не смешно. "Учителка" ведь не просто лидер эскадры, а ещё и следующая, после Конго, в иерархии Второго флота. Младший флагман, так сказать. И со здоровыми амбициями у неё всё в порядке. В смысле, на место Конго не метит (ибо флагмана, как и положено, боготворит), но за свой статус загрызёт без колебаний. Так что лезть к ней с нотациями... Пошлёт, без вариантов.
    И какого хрена в таком случае я здесь делаю?!
    - Слушай, а тебя-то к нам за что? - внезапно поинтересовалась Ашигара.
    - За компанию, видимо, - мрачно буркнул я.
    - Тоже тренировался?
    - Типа того.

    Эпизод 9. Честный раздел


    - Как это "не получится"? - с угрозой произнесла Хиэй, делая шаг к парящей перед ней голограмме Ширетоко. - Что значит "не имеется складских мощностей"?
    Возможно, на кого-нибудь другого это бы и произвело впечатление, но небольшая (по сравнению с линейным крейсером, разумеется) "хозяйка" Опорной базы начисто проигнорировала возмущение лидера Ударной эскадры, менторским тоном отчеканив:
    - Согласно базовым директивам о формировании материальных резервов флота, находящиеся на хранении запасы должны составлять величину, необходимую для автономного функционирования боевых и вспомогательных единиц в течение одной тысячи девяноста пяти суток. По имеющейся в тактической сети информации, биологическому организму типа "человек" требуется полтора килограмма белковой массы в сутки. Поэтому я могу принять на хранение лишь одну тысячу шестьсот сорок два с половиной килограмма.
    - Три тысячи двести, - чуть отстранённо поправил наблюдавший за их спором человек. - Кроме меня, есть ещё Макие Осокабе.
    - Она не входит в состав флота.
    - Но находится под опекой флагмана.
    Развернувшаяся к человеку голограмма транспортного судна мигнула, словно в задумчивости, наконец, нехотя согласилась:
    - Поправка принимается. Три тысячи двести восемьдесят четыре килограмма.
    - То есть три тонны?! - Хиэй откровенно растерялась. - А остальное куда?!
    Вопрос был далеко не праздный, поскольку "остального" набиралось около двух тысяч тонн.
    - Не в моей компетенции, - сухо отрезала Ширетоко.
    - Блин, бюрократия бессмертна, - озадаченно проворчал человек.
    - Это не бюрократия! - Ширетоко прямо-таки полыхнула возмущением. - Это приказ флагмана и установки Адмиралтейского кода!
    На этом разговор можно было считать законченным. Если с самим транспортным судном Хиэй ещё могла поспорить, то ставить под сомнение приказы Конго...

    - Проблема... - пробормотал человек, когда "Ширетоко", перегрузив к себе на борт полдюжины контейнеров, направилась к Опорной базе.
    И в кои-то веки Хиэй была с ним согласна. Положение - глупее не придумаешь. Сначала потратить шесть суток на ловлю этой проклятой рыбы, а теперь не знать, как от неё избавиться!
    - Есть идеи? - поинтересовался человек, прислоняясь к лееру (теперь она понимала, зачем сестра оборудовала крылья мостика этим бессмысленным "украшением").
    Заложив руки за спину, Хиэй мрачно на него покосилась. Идеи... Конечно, можно просто обратиться к Конго. И уж сестра-то подобную проблему мгновенно решит. Но вот что при этом о ней подумает... (Хорош лидер, который не способен справиться даже с такой мелочью).
    - Утилизировать или переработать, - ответила она неохотно.
    - Утилизировать... - человек покачал головой. - Получится бессмысленная трата ресурсов. Да и переработка... рыба - далеко не лучшее сырьё для производства наноматериала.
    Хиэй наградила его в ответ весьма неприязненным взглядом. То, что оба варианта плохи, она и сама прекрасно понимала. Но других просто не видела. Разве что выгрузить на необорудованную площадку. Но это всё равно, что выбросить. Простейшие изотермические контейнеры, в которых сейчас находился улов, не имеют своего источника питания и потому обеспечат сохранность содержимого в течение девяти-одиннадцати месяцев, не больше.
    - У тебя есть более оптимальный вариант? - спросила она сухо.
    - Не то чтобы... - человек потёр подбородок, усмехнулся. - Скорее, я знаю того, у кого есть.

    ***


    Телефонный звонок застал Хасимото за обедом и потому вызвал лишь волну раздражения. Замерев с так и не донесённым до рта рисовым колобком, он с затаённой надеждой покосился на противно жужжащий мобильник - вдруг боги сжалятся над ним и окажется, что кто-то случайно набрал его номер, сейчас осознает свою ошибку... Увы, чуда не произошло. Проклятая жужжалка никак не унималась.
    С тяжёлым вздохом вернув колобок в чашку, Хасимото отложил палочки и, взяв трубку, близоруко сощурился. Затем, удивлённо вскинул брови - вместо номера абонента на экране высвечивалась какая-то тарабарщина. Вот не было печали, неужели сломался?
    С некоторым колебанием ткнув в сенсор, он всё же поднёс аппарат к уху...
    - Слушаю.
    - Старый порт, терминал номер семнадцать... - заговорила трубка женским голосом, и Хасимото почувствовал, как по спине ползут ледяные мурашки. О, Боги, за что, за что вы прогневались на несчастного старика?! Обладательницу голоса он узнал мгновенно, хотя страстно желал забыть. А лучше, никогда и не знать.
    - Нижайше прошу извинить, госпожа, но... - попытался было он вставить хоть слово.
    - У тебя два часа, - отрезала трубка, после чего запиликала короткими гудками.
    Осторожно, словно ядовитую змею, положив телефон на стол, Хасимото тоскливо вздохнул... Демоны бы побрали этого Виктаара! Хотя, кажется, уже... - он покосился на телефон. - Нет, об этом лучше даже не думать.
    Помотав головой, чтобы отогнать настойчиво лезущие мысли, он выбрался из-за стола и, заглянув в подсобку, позвал:
    - Сэкико!
    Прибежавшая на его зов девчушка замерла на пороге, поклонилась...
    - Звали, Дядюшка Хо?
    Хасимото ещё раз вздохнул, покосился на телефон...
    - Найди этого лентяя Керо, скажи, срочно ехать надо.

    До блокады семнадцатый терминал был, наверное, самым крупным и оживлённым в порту, поскольку располагался на выступающем в море полуострове, и именно у него вставали на разгрузку океанские контейнеровозы. Но сейчас даже бродяги, рыскающие по прибрежным развалинам в поисках чего-нибудь пригодного для продажи, обходили это место стороной. Всё равно ничего ценного тут не осталось, а многочисленные проекты по вывозу пустых контейнеров на переработку так и остались проектами. Желающих вести работы прямо на виду у кораблей Тумана, что ежедневно проходили в нескольких километрах от берега, как-то не находилось. Поэтому огромные, высотой в десятки метров, штабеля годами здесь ржавели без дела.
    - Хасимото-сан, а что мы здесь делаем? - настороженно вертя головой по сторонам спросил Керо, когда их грузовичок миновал останки покосившегося портового крана.
    - Сейчас узнаем, - недовольно прокряхтел в ответ Хасимото, которому тоже было сильно не по себе. Всё же сколько не отгоняй от себя мысль о том, кем на самом деле является спутница гайдзина, но никакая "госпожа из Верхнего города" не стала бы назначать встречу в столь странном месте.
    - Хасимото-сан, а... - договорить Керо не успел, так как в этот момент грузовик выехал на открытую площадку, посреди которой возвышалась огромная пирамида из чего-то, похожего на трёхметровые кубы льда в оболочке из сетки с шестиугольными ячейками. Среди потрескавшегося бетона и ржавых остатков причального оборудования это сверкающее льдом и металлом сооружение выглядело настолько чужеродно, что Хасимото с трудом подавил желание протереть глаза.
    И только когда грузовик, взвизгнув тормозами, остановился, он заметил недавних гостей. Гайдзин Виктаар сидел на бетонном блоке с сигаретой в руках, а его спутница стояла рядом и недовольно хмурилась.
    Дождавшись, когда Хасимото выберется из автомобиля, гайдзин поднялся на ноги, неумело поклонившись.
    - День добрый, Дядюшка Хо! Прошу, примите небольшой подарок, за вашу неоценимую помощь.
    - Виктаар-сан... - Хасимото беспомощно покрутил головой, - а... что это?
    - Это... м-мм... - гайдзин потёр кончик носа, покосился на девушку, - рыба, в общем.
    - Две тысячи сто тринадцать тонн, - сухо добавила та. - В изотермических контейнерах.
    - Но... но... - Хасимото перевёл взгляд с гайдзина на его спутницу, беспомощно обернулся к выглядевшему на фоне этой пирамиды совсем крохотным грузовичку... - Госпожа, но что я буду делать с двумя тысячами тонн рыбы?!
    Девушка, поджав губы, сверкнула глазами, ледяным тоном отчеканив:
    - Это твои проблемы, человек!

    Эпизод 10. Гибель демократии


    На ремонтной базе сегодня было на редкость шумно и суетно, поскольку на рейде, дожидаясь "Касиму", изнывала от любопытства 1-я Патрульная эскадра в полном составе. Лидер получает аватару! Ну как такое можно пропустить, в самом-то деле?!
    В итоге Акаси уже раз десять успела проклясть Хьюгу за разработку эмулятора, а Симакадзе - за его распространение среди малых кораблей флота. Насколько же проще было жить, когда вся эта мелочь лишь отсылала пакеты технической информации, а не как теперь... тарахтят не замолкая! Надо же тщательнейшим образом обсудить смоделированные данные ментальной проекции, непременно узнать все подробности, влезть со своим очень важным вопросом...
    "А почему волосы у ментальной модели "Касимы" предполагаются белыми? Ведь в сети присутствует информация, что блондинки уступают в интеллекте брюнеткам! Это что, саботаж? Что значит "внешний вид определяется исключительно личностной матрицей ядра и повлиять на него никак не возможно"? Ремонтная служба хочет сказать, что наш лидер - глупая?! Что, у флагмана тоже белые? Ой... Вопрос снят! При углубленном анализе информация признана ошибочной, так как её источником является людской фольклор".
    В общем, - шум, гам и суета. Но при появлении четырёх крейсеров класса "Миоко" повисла тишина, которую вполне можно было назвать потрясённой. Обычно высокомерные и задиристые, в этот раз "ударницы" плелись экономичным ходом, всем своим видом являя тоску и уныние.

    "Быстрей бы в док, у меня этой мерзкой рыбой вся палуба пропахла, - пожаловалась Ашигара, проходя мимо изумлённо таращившихся на неё эсминцев. - И трюм пропах. И аватара. И..."
    "Чего ты ноешь? - мрачно огрызнулась Хагуро. - У тебя одной, что ли?"
    "Ничего я не ною!"
    "Ага, это фантомный отклик в сети".
    "Замолчите, обе" - сухо оборвала сестёр Миоко.
    "Да она первая..."
    "А чего она..."
    "Немедленно!" - Миоко демонстративно крутнула антенной артиллерийского радара, и Хагуро с Ашигарой испуганно притихли. Старшая вообще говорила редко, предпочитая молча выполнять приказы лидера, но сейчас явно пребывала в таком настроении, что за лишний запрос можно было и в башню схлопотать.

    Во все сканеры наблюдавшая за этим представлением Акаси, не утерпев, выбежала на пирс... И мгновенно об этом пожалела.
    - Фу-уу! - скривившись, она помахала рукой перед носом, разгоняя воздух. - Вы там что, химическое оружие тестировали, что ли?!
    - Это рыба, - хмуро буркнула Ашигара.
    - Много рыбы, - добавила Хагуро с отвращением.
    - Нам почиститься нужно, - бросив короткий предупредительный импульс в сторону сестёр, объяснила Миоко.
    - А сами чего? - удивилась Акаси.
    - Оно... - в голосе Миоко проскользнули жалобные нотки, - не отчищается.
    Акаси озадаченно поскребла в затылке, прикусила губу... Действительно, процедура дезактивации среди штатных режимов очистки отсутствовала, поскольку в ней не было необходимости. До этого момента.
    - Ладно, давайте по очереди в четвёртый док.
    - Но нам срочно надо! - возмутилась Ашигара.
    - Тут всем срочно, - отрезала Акаси безапелляционно. - За вашей эскадрой один док. Так что первая заходит, остальные - на рейд. Не-не-не, вон там встаньте, с подветренной стороны.

    ***


    С подветренной стороны мостика курить удобней - стоишь себе, на леер облокотившись, и весь такой в думах о высоком на рассвет любуешься. Но, тут нам не здесь, "Хиэй" не "Конго", модернизацию не проходила и нормального обитаемого объёма не имеет, так что условия самые спартанские. Но, с другой стороны, много ли командированному надо? Кровать есть, стул есть, стол есть... даже душ есть. А что каютка с поездное купе размером, так не светские же приёмы устраивать. Да и приказ по флоту уже вышел, проекты модернизации (свой для каждого класса) утверждены, график составлен... через месяц-другой все девчонки нормальной "жилплощадью" обзаведутся. Ну и "гостевыми" каютами (то есть, выключенными из сенсорной сети корабля) тоже. Конго данный пункт самолично в обязательные включила, поскольку "присутствие человека на борту повышает нагрузку на поведенческие кластеры". Короче, отдыхать от человеков надо, периодически, ибо смущают они умы неокрепшие. А окрепшие раздражают, ага.
    Дотянув сигарету до фильтра, я покосился на нервно бегающих по палубе сервис-ботов, вздохнул... Неделя непрерывной возни с рыбой, да ещё в промышленных масштабах... Итог закономерен - угваздались девчонки по самые клотики. Про сопутствующие "ароматы" и говорить нечего. Почиститься, конечно, можно, но даже обычную рыбацкую лодку отмыть - та ещё проблема, а тут корабль с городской квартал размером, который, к тому же, не болванка монолитная, а кучу оборудования на палубе имеет (то есть, щели, зазоры, технологические проёмы)... Плюс аватара (в кожу и волосы запах только так впитывается)...
    Нырнуть, вынырнуть, пройтись по корпусу полевыми структурами... Чешую, слизь и рыбьи потроха смыло. Запах остался. Воду под давлением в трюм, ещё... стенки как зеркало, смотреться можно. Запах остался. Одежду в переработку, аватару водой (жуть и ужас)... Запах остался!
    У девчонок нервный срыв - ну как так-то?!
    В итоге Хиэй отослала страдающих подчинённых на ремонтную базу приводить себя в порядок, а проблемой с "остатками" улова занялась самолично. Самоотверженная девушка. Хотя, там делов-то... Выгрузить контейнеры, да позвонить дядюшке Хо.
    Ещё раз вздохнув, я бросил взгляд в сторону скрывшейся за горизонтом Японии... Всё же несколько неудобно перед стариком за подобную подставу. Две тысячи тонн рыбы - это с одной стороны, немного (вон, у гипермаркетов каждую ночь по десятку фур разгружается), но с другой... чтобы просто вывезти такую кучу контейнеров понадобится целый караван большегрузов. А ведь всё это надо ещё реализовать. В одиночку Хасимото подобное никак не потянет, и значит, обратится к знакомым из Верхнего города. Раньше был ещё вариант, что местные бандиты в дело влезть попытаются, но сейчас маловероятно - тут и Конго постаралась, якудз выпилив, и "лолиты" своей охотой страху на братву нагнали...
    Кстати, последним надо бы по рубкам настучать - какого хрена с оставшимися двумя бандюганами столько возятся?
    Короче, Хасимото подтянет серьёзных людей... и вот тут будем посмотреть: как на подобное власти отреагируют (уж две-то тысячи тонн, взявшиеся из ниоткуда, японские гэбэшники должны заметить!).
    Дальше по ситуации, но в любом случае нынешнее положение - "люди сидят там, мы плаваем здесь" - категорически неприемлемо. Это сегодня аватары имеет всего десяток туманниц, а завтра? Девчонки растут. Не по дням, а по часам. Вот окажется у меня на руках сотня потенциальных "невест", которым страсть как хочется шоколадок, чаю и мальчиков... чего я тогда делать буду?
    Так что без вариантов, назначаем японцев "когтеточкой", о которую мои девчонки будут точить свои... характеры. А сами японцы на такую роль согласны? Ну... будем реалистами - кого это вообще волнует?

    ***


    Волнует этого комиссара вообще хоть что-нибудь, интересно? Чем дольше Хиэй наблюдала за прикомандированным к её эскадре человеком, тем меньше его понимала. Странный, алогичный, непредсказуемый... Порою настолько примитивный, что возникало сомнение в его разумности, а порой демонстрирующий прогностические мощности на уровне флагмана флота. Но главное - возмутительно равнодушный, словно это абсолютно нормально, когда лидера одной эскадры прикомандировывают к другой! Фаталист он, видите ли!
    В итоге из-за попыток разобраться, что же он такое, первые дни она постоянно балансировала на грани перезагрузки. Возникала даже бредовая мысль, что полученное от флагмана наказание заключается не в добыче биоресурсов, а именно в общении с этим вот... комиссаром. Ну и в совместном проживании. Мало приятного, когда у тебя прямо в рубке появляется выключенный из сенсорной сети объём, где неизвестно чем занимается странный и непонятный человек. Плюс "кухонный блок", из которого, несмотря на вентиляцию, доносятся запахи приготавливаемых продуктов. Хотя, последние, стоит признать, не так уж и неприятны, особенно на фоне вездесущего "аромата" рыбы.
    Войдя в "кухню", Хиэй на секунду остановилась, занося в каталог несколько новых запахов.
    - Доброе утро, - возившийся с чайником человек обернулся. - Будешь?
    - Что?
    - Кофе.
    Хиэй с недоумением посмотрела на чайник...
    - Зачем?
    - Э-ээ... - человек озадаченно потёр бровь, дернул плечом, - люди его пьют поутру, чтобы взбодриться.
    - Органические стимуляторы для меня бессмысленны.
    - Тогда просто - для удовольствия. Чай тебе не понравился, так, может, кофе подойдёт?
    Хиэй задумалась. По имеющейся информации такие напитки, как чай и кофе, играли немалую роль в культуре людей, так что, возможно, стоит попробовать. Хотя бы для получения опыта и более полного анализа человеческого общества.
    - Хорошо, - с долей сомнения кивнула она, устраиваясь за столом.
    - Отлично. Держи, - человек поставил перед ней чашку. - Сахар добавь по вкусу... А, чёрт, вы же... Для начала положи семь грамм, размешай, если будет горький, добавь ещё. Хотя, некоторые пьют вообще без сахара.
    Пододвинув чашку к себе, Хиэй машинально вдохнула поднимающейся над ней пар, чуть прикрыла глаза, анализируя... Сочетание восьмисот различных веществ давало весьма странный запах.
    - Извини, сорт, конечно, не лучший, - вздохнул наблюдавший за ней человек. - Да и натуральным его можно назвать с большой натяжкой. Но другого наверное и в Верхнем городе не достать.
    - Этот напиток бывает разным? - поинтересовалась она, поднося чашку к губам и делая крохотный глоток.
    - Ага. В зависимости от места произрастания и способа приготовления.
    Хиэй неопределённо пожала плечами, мысленно отметив, что в этом нет ничего удивительного. Со стандартизацией у людей всегда было печально.
    - Хиэй, позволь вопрос? - сказал человек внезапно.
    - Спрашивай.
    - Вот эти вот... канареечного цвета пиджачки с каёмочками, юбочки, бантики, гольфики... Ну, одежда на тебе и твоих девчонках, откуда это?
    - Это не "пиджачки", это униформа! - вскинулась она, возмущённо сверкая глазами.
    - То есть специально?
    - Да! Униформа дисциплинирует, способствует формированию чувства сопричастности, и побуждает соотносить собственные действия с установленными правилами.
    - Оу! Хм... а дизайн ты где взяла?
    Что за глупый вопрос?!
    - В тактической сети, разумеется, - фыркнула она, едва сдерживая раздражение.
    - А в сети он откуда взялся? - человек никак не унимался.
    - От 401-й.
    - Ага, понятно...
    - Что тебе понятно?
    Человек помялся, рассеяно покрутил чашку...
    - Э-мм... как бы это... Хиэй, видишь ли... экипаж 401-й составляют подростки.
    - И что? Какое это имеет значение?
    - Поэтому она размещает информацию, полученную от них.
    - Я всё равно не понимаю.
    - Это школьная форма, - вздохнул человек. - Для детей. А студенческий совет - форма самоуправления, применяемая в учебных заведениях, где подросткам дают как бы порулить.
    - Что значит "как бы"?!
    - Значит, что реально этот совет ни на что не влияет. Потому детям и дают поиграться в самоуправление.
    Детям?! То есть, он хочет сказать... Лихорадочно сформировав запрос, только уже не в тактическую сеть, а в людской интернет, Хиэй с трудом подавила желание зажмуриться.
    Простейшая перекрёстная проверка показала, что человек говорит правду - несмотря на декларируемые функции самоуправления, любое решение студенческих советов требовало гласного или негласного одобрения преподавателей, то есть... взрослых. А единственной общественной организацией, где подобная форма управления применялась, были... учебные заведения для подростков.
    Теперь становилось понятно, почему человек, наблюдая за действиями её подчинённых, иногда с досадой закатывал глаза, чуть слышно бормоча что-то про "детский сад".
    - Значит, ты будешь рекомендовать флагману сменить меня, как не справляющуюся со своей функцией лидера, - заключила она, старательно сохраняя ровный тон.
    - С чего вдруг?! - удивился человек. - Если разобраться, то ты сделала больше, чем кто-либо из лидеров. Специализация внутри эскадры, единая униформа, анализ тактических приёмов... Просто исходные данные ты взяла не совсем верные, потому и получилось... э-ээ... - он запнулся.
    - Позорище, - закончила она убито.
    - Господи, да что же вы нервные-то такие, - закатил глаза человек. - Хиэй, не ошибается лишь тот, кто ни черта не делает.
    Ну да, ему легко говорить - он с крохотными силами сумел поймать Хьюгу, линкор (бывший флагман, между прочим!), а она, имея полноценную эскадру, упустила какую-то жалкую подлодку.
    - И вообще, - продолжил тем временем человек, - я понимаю, что интернет - та ещё свалка, но зато в нём куда больше информации.
    Больше информации... Отправив в интернет запрос "униформа для взрослых", Хиэй с откровенным подозрением посмотрела на человека.
    - Что? - непонимающе захлопал тот глазами.
    - Ты это имел в виду? - она сформировала экран, выведя на него первые десять изображений.
    Человек поперхнулся, закашлялся, наконец, постучав себя в грудь, прохрипел:
    - Нет, ЭТО я в виду не имел.

    ***


    Имел бы я поменьше опыта в общении с туманницами, я бы заплакал. Честное слово. А вы попробуйте объяснить девушке, для которой даже сам секс - сугубо абстрактное понятие, что такое "ролевые игры" и зачем они нужны. Особенно, если сам не сильно-то понимаешь. Нет, ну правда, женщина в полупрозрачном халате до пупка, коряво изображающая из себя "типа медсестру", по-моему, выглядит идиотски, а не сексуально. И вызывает одно единственное желание - убиться фейспалмом.
    Но кое-как разобрались. Не только с "игровой" униформой, но и нормальной. Так что остаток пути до ремонтной базы прошёл в рабочей обстановке - Хиэй приучалась к кофе и строила зловещие планы по курощению подчинённых (чую, наступает крах демократии), а я пытался через корабль РТР разобраться в результатах своей "рыбной" провокации.
    - Я не понимаю, как с этим можно работать! - поджав губы, Хиэй стянула с носа очки и растерянно повертела их в руках.
    - Хм, ты о чём? - поднял я голову.
    - Интернет. Информация не категорирована и не имеет индексов достоверности. Несмотря на огромное количество данных по боестолкновениям, определить реальную картину практически невозможно! Даже специализированные источники зачастую противоречат друг другу!
    Вернув очки обратно на нос, туманница уставилась на меня взглядом, полным праведного возмущения.
    - Почему в сфере промышленного лова присутствуют достаточно точные и полные данные, а в военной сфере, которая является куда более важной для выживания социума, такой хаос?!
    - Так ведь диванных рыбаков мало, поскольку промышленный лов - штука весьма специфическая, - развёл я руками. - Зато диванных воинов - как грязи. Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны.
    - Но это же чушь! Как можно мнить себя стратегом, не имея даже минимального объёма знаний?!
    - О, ты ошибаешься - как раз те, кто даже срочную не служил, считают себя непревзойдёнными специалистами.
    Пару секунд недоумённо потаращившись, Хиэй, зажмурилась, с силой схватившись виски...
    - Л-люди!
    Хм... Где-то я подобное уже слышал.
    - Хиэй, попробуй ориентироваться на тех, кто действительно знает о военном деле.
    - И ты знаешь тех, кто знает? - полуутвердительно спросила она.
    - Ага, - пробежавшись по сенсорам импланта, я скинул туманнице заготовленный архив. - Знакомься: Нимиц, Ямамото, Хэлси...
    Вот, для "учителки" в самый раз будет. А для Конго у меня давно уже другой список готов. Не столько военные, сколько руководители, политики, создатели, наконец.
    Хэйхатиро Того - адмирал, создавший в крошечной полуфеодальной Японии третий флот мира, Николай Герасимович Кузнецов - создатель флота в стране, где только-только отгремела гражданская война, ну и Хайман Риковер - человечище уровня Королёва, отец американского атомного флота, продавивший создание ядерного реактора для подлодок в те времена, когда этот самый реактор площадь в пару кварталов занимал!
    Потому как нефиг блондинке мелочью заниматься, тактика - удел лидеров, а флагманам положено мыслить стратегически.

    Эпизод 11. Верное решение


    Быстрым шагом пройдя по коридорам ремонтной базы, я поднялся на площадку кафе и покрутил головой, разыскивая Акаси... Заметив сидящую на краю балкона ремонтницу, демонстративно потряс принесённым с собой пакетом:
    - Акаси, кофе для твоей шайтан-машины.
    - Брось на стойку, - отмахнулась та, не глядя.
    Хм, даже никакого интереса? Странно...
    - Что там у тебя происходит?
    - Иллюстрация реальной жизни, - пояснила Акаси многозначительно.
    - Какая ещё иллюстрация? - удивился я, подходя к ней и так же выглядывая за край.
    - Битиё определяет сознание.
    На гладкой, как зеркало, акватории разворачивалась драма. "Хагуро" и "Ашигара" испуганно жались к пирсу, а на них неудержимо, словно тайфун, накатывалась "Миоко". Державшаяся чуть в стороне "Начи" изредка пошевеливала торпедными аппаратами, пресекая попытки воспитуемых удрать, но в целом вела себя тихо и скромно. Как и положено примерной младшей сестре.
    Ага, как понимаю, до девчонок дошла концепция коллективной ответственности - "всех за вину одного" - и "всем" это решительно не понравилось. Поэтому в данный момент "одному" объясняют неправоту.
    Хмыкнув, я активировал имплант, чуть подумал, и скинул Миоко файл с дисциплинарным уставом Армии РФ, сопроводив его ссылкой на раздел "неуставные взаимоотношения между военнослужащими без признаков подчиненности". Девочка не глупая, намёк поймёт.
    Но не успел даже убрать пальцы с виртуальной клавиатуры, как получил в ответ цитату из того самого устава: "Если же формы насилия оказаны в рамках требований уставов и других действующих нормативно-правовых актов, состав правонарушения в действиях старослужащего исключается". А ещё через секунду одна из сенсорных башен "Начи" внезапно развернулась, выпуская ажурные решётки эффекторов, засветилась ровным зелёным светом, и силуэты "ударниц" смазались, став едва различимыми, словно их накрыло облаком горячего воздуха. Типа, нечего тут всяким подглядывать.
    - Вот что ты за человек такой?! - возмущённо засопела лишившаяся увлекательного зрелища ремонтница. - Пришёл и всё испортил.
    - Слушай, подстрекательница... - покачал я головой.
    - Чего это сразу "подстрекательница"? - вскинулась Акаси, всей своей аватарой изображая оскорблённую невинность.
    - А что, хочешь сказать, что ты тут... - я мотнул подбородком в сторону акватории, - ни при чём?
    - Как я могу быть при чём?!
    - Не знаю, как, но уверен.
    - Ха! - Акаси поднялась на ноги, упёрла руки в бока, и, выпятив нижнюю челюсть, с нарочитым акцентом осведомилась: - Какие ваши доказателства?
    - Кокаинум, - машинально буркнул я, начиная осознавать масштаб катастрофы - девчонка добралась до продукции Голливуда. Вот же блин! - Акаси, давай серьёзно. Нам вот только разборок на флоте не хватало.
    Туманница внезапно прекратила дурачиться, сощурилась...
    - То есть, по-твоему, было бы лучше, если бы эта четвёрка... - она ткнула большим пальцем себе за плечо, - устроила свои, как ты выражаешься, "разборки" где-нибудь в море и с полным боекомплектом?
    - Хм... - я чуть смутился. Под таким углом ситуация выглядела уже не столь однозначно. - А что, сейчас у них стрелять нечем?
    - Нет, конечно! Танатониумные БЧ я им ещё не загружала, так что всё под контролем. Было. Пока ты не появился! - последнее прозвучало этаким обвинением.
    - Ну и ладно, - демонстративно обиделся я. - Сама разбирайся.
    - И разберусь!
    - И разбирайся. Только скажи сначала, куда моих "четырёхсотых" дела? Значатся на базе, а ни в доках, ни на рейде не видать.
    - На выселки.
    - Куда?!
    Вместо ответа ремонтница недовольно дёрнула плечом, и мой имплант пиликнул, сообщив, что получен отчёт Ремонтной службы лидеру Отдельной эскадры о проведённых работах. Минут пять поборовшись с уже привычной головоломкой, которую туманницы почему-то называли "структурированной информацией", я мысленно помянул Акаси крепким незлым словом.
    Вот же вредная девчонка. Нет, к её профессионализму - никаких претензий. Лолит в порядок привела, новые спаскапсулы им поставила, даже обитаемый объём рассчитала... но затем просто выпнула их за порог, определив в качестве временного пункта базирования кусок скалы в полукабельтове от базы. Выровняла площадку, воткнула пару кнехтов, и живите, как хотите. Хорошо хоть мостом эти "выселки" с базой соединила.
    - А что, где-нибудь поближе их пристроить нельзя было? - кисло осведомился я.
    - У меня тут не отель! - сообщила ремонтница возмущённо.
    Мысленно сплюнув - всё равно спорить с Акаси на эту тему бесполезно, будь её воля, она бы вообще "четырёхсотых" на металлолом пустила - я направился вниз, на ходу попросив:
    - Электрокар хоть дай, а то пешком полчаса топать до их расположения.

    ***


    Расположившись в центре своего командного поста, 400-я бездумным взглядом скользнула по радикально преобразившемуся помещению... Громадный голоэкран с отображением основных систем, опоясывающая пару эргономичных кресел консоль с россыпью индикаторов, короткий коридор, ведущий в дополнительные помещения, обозначенные на схеме как: "каюта ?1", "каюта ?2" и "кают-компания"... Всё вместе это составляло "обитаемый объём" и было вписано в саму основу прочного корпуса.
    Зачем? Неизвестно.
    "Приказ флагмана", - отрезала Акаси в ответ на посланный запрос. После чего скинула обязательное обновление базы данных, где в категориях: "мебель", "спальные принадлежности" и "посуда"... хранились уже рассчитанные матрицы предметов.
    Два месяца назад она бы отправила запрос уже Конго, потребовала бы подтверждения, а может и обоснования, но сейчас... если она хоть что-то потребует у Конго, та просто отправит их с сестрой обратно к Тонэ. В лучшем случае. О том, что будет в худшем - не хотелось даже думать.
    Вспомнив своё пребывание на "гауптической вахте", 400-я невольно поёжилась. Нет уж, как выразился их человек: командованию вопросов не задают, командованию докладывают о выполнении поставленной задачи и запрашивают следующую. Весьма разумный алгоритм действий в их положении.
    Вот только, чтобы докладывать, надо выполнить. А как?
    Вызвав план-схему человеческого города, она запустила анализ, в который раз. Хотя за последние шесть суток они с сестрой перебрали уже двадцать две тысячи восемьсот сорок вариантов маршрута, но ни один не давал гарантии остаться необнаруженными. Как вообще можно ликвидировать находящийся в центре крупного населённого пункта объект и при этом "не попадаться людям на глаза"? Что за бредовое условие?! Если размещённую в городе систему видеонаблюдения ещё можно заблокировать или обойти, вычислив расположение слепых зон, то как быть с жителями, которые передвигаются абсолютно бессистемно?
    Зафиксировав появление на пирсе человека, 400-я привычным усилием подавила зарождающееся в глубине ядра раздражение. Вычислительных ресурсов и так не хватает, а теперь ещё и придётся уменьшать нагрузку на аналитические модули, чтобы выделить на разговор с этим... лидером.
    - Итак... - спустившийся в командный пост человек покрутил головой, осматриваясь, непонятно хмыкнул и, подойдя к одному из кресел, устроился в нём, сложив руки на груди. - У вас была неделя. Где результат?
    - В заданных условиях задача невыполнима, - ровным тоном сообщила она. - При такой плотности населения вероятность нашего обнаружения людьми составляет...
    - Стоп. Покажи кого-нибудь из этих бандитов.
    Наградив человека ничего не выражающим взглядом, 400-я вывела на настенный экран картинку, полученную из городской системы видеонаблюдения - объект с идентификатором "Хироши Катаноси" в данный момент двигался по переулку, находясь в поле зрения сразу двух камер.
    - Ага, понятно... Возьми под контроль вон тот беспилотник, - человек указал на видневшийся в верхнем углу экрана полицейский квадрокоптер. - Сымитируй обрыв связи с оператором. Отлично. А теперь... урони его на цель.
    400-я машинально выполнила приказ, и десятикилограммовый аппарат, взвыв винтами, спикировал к земле. Правда, идущий по улице бандит успел обернуться на звук, и потому удар пришёлся ему не точно в затылок, а в височную кость. Но на результат это никак не повлияло.
    - Признаки жизнедеятельности отсутствуют, объект ликвидирован, - констатировала она бесстрастно.
    Человек кивнул, поднимаясь с кресла...
    - Надеюсь, со вторым сами справитесь?

    Эпизод 12. Цель жизни


    400-я бездумно смотрела сквозь экран командного поста, по-прежнему транслирующий картинку с камер системы наблюдения, даже не пытаясь анализировать видеоряд. На неё внезапно снизошло озарение - она поняла, почему именно Конго стала флагманом Второго флота!
    Выловить в море сумасшедшего человека, превратить его в свой оружейный модуль (пусть даже узкоспециализированный, но столь мерзко эффективный), а потом вообще модифицировать до самостоятельной боевой единицы, выделив в отдельный класс...
    для этого нужны не просто стандартные когнитивные матрицы линейного корабля, а нечто большее. Намного большее!
    - Почему ты не отвечаешь на запросы? - возникшая на одном из боковых экранов аватара сестры пробежала по ней встревоженным взглядом.
    400-я рассеянно мотнула головой, на всякий случай проверила свои выводы, и помрачнела...
    - Анализирую цепочку причинно-следственных связей.
    - Человек? - догадалась 402-я
    - Человек Конго, - уточнила она с ударением на идентификаторе флагмана.
    Сестра чуть недоумённо сдвинула брови:
    - Эта поправка так важна?
    - Принципиальна.
    - Почему?
    - Потому что это плохо. Особенно для нас.
    - Причина?
    - Если с Конго что-нибудь случится, мы останемся с ним один на один.
    402-я бесстрастно повела плечами:
    - Даже если Конго выйдет из строя, флагманом станет Хиэй и человек будет её заботой.
    Хиэй? 400-я в сомнении покрутила головой... Конечно, из всех крейсеров класса "Конго" по параметрам личностной матрицы Хиэй наиболее близка к нынешнему флагману, но... до Конго ей далеко.
    - Хиэй не сможет его контролировать, - заявила она убеждённо.
    Сестра нахмурилась, замерла, явно бросив все вычислительные ресурсы на анализ гипотетической ситуации. Наконец, выйдя из форсированного режима, нехотя кивнула:
    - Согласна, - и без перехода добавила: - В таком случае, если Конго выйдет из строя, нам нужно будет уничтожить человека, немедленно.
    400-я на это лишь удручённо покачала головой - всё же не хватает младшей глубины анализа - и, остановив картинку на центральном экране, где вокруг мёртвого бандита уже собралась толпа из размахивающих сотовыми телефонами зевак, представителей власти и вспомогательных единиц человеческой Ремонтной службы, вывела поверх неё две ярко-красные цифры:
    Первая - сто пятьдесят шесть часов - именно столько они пытались рассчитать способ ликвидации...

    Вторая - двадцать восемь секунд - время, которое потратил на решение этой задачи человек...
    Мгновение помолчала, давая сестре осознать приведённую информацию, после чего, пристально глядя ей в глаза, отчеканила:

    - Не успеем.
    402-я прикусила губу, задумчиво созерцая экран, внезапно встрепенулась...
    - Предложение: избавиться от человека заранее.
    От подобного "предложения" 400-я сначала зависла, а потом взглянула на неё с жалостью. Всё же последние несколько недель выдались для них нелёгкими (одна "губа" чего стоит!), неудивительно, что у сестры ядро вразнос пошло. Хорошо ещё, что сейчас они практически на ремонтной базе стоят, до дока рукой подать, как люди выражаются.
    - Я вызову Акаси... - сочувственно произнесла она, модулируя аудиоканал в успокаивающей тональности.
    - Уточнение! - выпалила 402-я торопливо. - Я не предлагала ликвидировать человека.
    - Тогда что значит "избавиться"?
    - Перевестись во Флагманскую эскадру. Если мы будем в вертикали Конго - человек до нас не дотянется.
    400-я всё ещё с сомнением покачала головой:
    - Нелогично. Какой смысл в переводе, если мы по-прежнему будем зависеть от Конго?
    - Логично, - возразила сестра. - Судя по имеющимся данным, человек теперь не только автономен, но ещё и способен влиять на другие корабли, даже ему не подчинённые. Как сказала Хьюга: "от Конго зависят все - пока она держит этого ненормального на коротком поводке, флот в безопасности".
    Теперь уже 400-я задумалась. Перевод... это будет сложно. Очень сложно. Поднять индекс доверия у Конго... Но ведь та же Хьюга как-то говорила про "цель в жизни", так почему бы им с сестрой тоже не иметь эту самую "цель"? Точнее, даже две (ведь их же двое, логично?). Цель номер один: обеспечить безопасность флагмана. Цель номер два: избавиться от человека.
    Прокрутив логическую цепочку - чётко, понятно, одно следует из другого, - она решительно кивнула:
    - Принято.

    Эпизод 13. Мелкие хлопоты


    Так, с этим справились, с этим разобрались, с этим... пока оставим... - шагая по коридору рембазы, я на ходу листал свои записи, одни удаляя, а другие корректируя. - Стоп, а что это у нас за партсобрание?
    Притормозив напротив восстановительного блока, я прислушался к гомону девчоночьих голосов, пытаясь понять, в чём дело. В смысле, понятно, что мелкие там галдят, но по какому поводу?
    Хотя, эсминки у нас вообще последнее время трещат не хуже сорок. Ещё бы, ведь каждой хочется блеснуть настройками эмулятора, продемонстрировать накопленный объём словарной базы, перед подружками голограммой сигила похвастаться, наконец! А квантовая связь-то на эмоции ограничена... Поэтому - только лично, только хардкор!
    Правда, со стороны подобные "беседы" выглядят довольно странно, поскольку разговор идёт в два потока: по квантовой связи передаётся информация, а аудио-визуально (через голос и голограмму) выражается сопутствующая ей эмоция. В итоге получается, что друг напротив друга парят два сигила и, переливаясь всеми цветами радуги, возмущённо пищат: "Глупая! - Сама глупая!". Но спросишь в чём дело - ощутишь себя чукотским оленеводом на выступлении нобелевского лауреата по квантовой физике, поскольку окажется, что обсуждают они что-нибудь вроде алгоритмов работы погружных устройств в пограничных слоях различной температуры и солёности. Дурдом в общем. Но интересно.
    Не удержавшись, я заглянул внутрь, обнаружив стоящую посреди комнаты пепельноволосую блондиночку в коротком чёрном платьице, вокруг которой, непрерывно галдя, нарезали круги десяток сигилов. Судя по пискам и экспрессии - сплошь эсминцы.
    - Дамы?
    В ответ получил "Ой!" в хоровом исполнении, а сигилы дружно сбились в кучу за спиной блондиночки и настороженно притихли.
    Та наградила их укоризненным взглядом, обернулась ко мне, забавно пфыркнула, сдувая чёлку с глаз, и чуть смущённо кивнула:
    - Комиссар Виктор.
    Теперь уже я слегка смутился, поскольку эту девчонку видел впервые, а уж мелькавшие вокруг голограммы эсминок не то, что опознать, даже рассмотреть толком не успел.
    - Эм-м, прошу прощения, а вы...
    Ещё одно многоголосое "Ой!" и мой имплант едва не зазвенел от множества полученных сообщений - девчонки поспешили представиться, как положено: сигил, рядом его расшифровка с именем и статусом в вертикали. Что характерно, раньше каждая туманница норовила меня ещё и сканером просветить, а теперь - сбились в кучку, от любопытства едва не светятся, но ни одного сканирующего импульса. Вот что статус животворящий делает. Правда, той же Акаси на статусы плевать, но ремонтницы вообще народ бесцеремонный.
    Покосившись на экран импланта, я напряг мозг, сопоставляя кучку эсминок и лёгких крейсеров из 1-ой Патрульной прячущихся за незнакомой аватарой, но на всякий случай уточнил:
    - Касима?
    - Да, - девчонка ещё раз кивнула, - то есть, аватара... у меня... вот, теперь.
    - Отлично выглядишь, - улыбнулся я, окидывая взглядом ладненькую фигурку туманницы.
    Касима покрутила головой, оглядывая себя, разгладила ладошками юбку и как-то неуверенно поинтересовалась:
    - Данная фраза является "комплиментом"?
    Я, не удержавшись, рассмеялся.
    - Нет, данная фраза является констатацией факта. Ты действительно отлично выглядишь.
    Сопящая за её спиной мелочь, видимо решив, что официальная часть окончена, немедленно закружила вокруг нас, наперебой пища, что у них самый-самый лидер, а теперь ещё и блондинка (прямо как флагман, между прочим!), вот только нужен апгрейд, а Акаси заявила, что он необязательный, но он обязательный, потому что другие тогда вообще обзавидуются! И поэтому...
    - Да тише вы! - Касима недовольно сверкнула глазами на подчинённых.
    Подчинённые осознали и исправились. В том смысле, что перестали мельтешить, перестроились, и теперь окружали тактически грамотно - разбившись на дивизионы и перекрывая возможные пути отхода.
    - Хм, дамы, а можно как-нибудь в доступном человекам формате? - попросил я, растерянно оглядываясь и пытаясь понять, что, собственно, от меня требуется.
    - Девочкам положены фенечки! - возмущённая моей непонятливостью, пискнула одна из эсминок.
    Остальные поддержали согласным гулом.
    - Тихо! - шикнула на них Касима, уже откровенно сердито.
    - Но ведь Симакадзе говорила, что комиссар Виктор говорил, что...
    - Стоп, стоп... - вмешался я, сообразив, наконец, в чём дело. - Раз положено, значит, будет.
    Ещё раз оглядел девчонку и задумался, прикидывая, чтобы такого ей подарить? "Прикольный" браслетик тут явно не к месту, потому как Касима на школьницу не похожа ничуть - облегающее фигурку платье хоть и короткое, но строгое - скорее военный мундир, чем гражданская одежда; столь любимые туманницами высокие гольфы (на две ладони выше колена, на ладонь ниже края юбки) тоже безо всяких легкомысленных бантиков и кружавчиков - чёрные, непрозрачные, однотонные. "Строгие", в общем. Да и сама она девушка серьёзная - вон, подчинённых одним взглядом застроила. Короче, надо что-то такое, такое... Хм...
    Усевшись по-турецки прямо на пол (всё равно Акаси у себя на базе чистоту как в операционной поддерживает), я зарылся в интернет в поисках образца. Так, так... пожалуй вот это подойдёт. Не отрывая взгляда от экрана пробормотал:
    - Акаси, раз всё равно подслушиваешь...
    - С чего это я подслушиваю?! - возмущённо забухтело у меня над ухом.
    - Ну, осведомляешься, - не стал препираться я. - Помоги, пожалуйста. Вот по этому образцу, только заменить центральный рисунок. Сделаешь?
    - Было бы чего тут делать, - фыркнула ремонтница пренебрежительно. - Мог бы и сам матрицу рассчитать.
    - Да? - я на мгновение задумался, но тут же тряхнул головой, откладывая заманчивое "сам рассчитать" на потом (тут надо в спокойной обстановке поразмыслить, а не когда на тебя с нетерпением полторы дюжины девчонок таращатся). - В другой раз, ладно.
    Под невнятное ворчание про наглых человеков, которым даже немного напрячься лень, вспыхнули две матрицы, заполняясь наноматериалом.
    - Ага, спасибо, - поблагодарив невидимую ремонтницу, я взял широкую чёрную ленту, свернул её бантиком, скрепил круглой брошью из анодированной стали с рельефным иероглифом "Единица"... Секунду полюбовался - нормально получилось - строго, где-то даже стильно. Поднявшись на ноги, улыбнулся внимательно наблюдающей за мной Касиме: - Позволишь?
    Та сначала не поняла, затем, чуть смущённо кивнула и наклонила голову.
    Причёска у неё обычная - волосы до плеч, спереди короткая чёлка, по бокам несколько прядей собраны в "хвостики". Вот вокруг левого я и обернул свободный конец бантика, заправил под брошь, щелкнул крохотным замочком...
    - А почему не браслет? - подозрительно поинтересовался кто-то из мелких.
    - Потому что каждой девушке положена своя фенечка, - пояснил я внушительно. - А Касима у нас лидер 1-й Патрульной.
    По рядам эсминок снова прокатился гул, в этот раз одобрительный.
    - Цифровое обозначение "Единица"...
    - Мы первые!
    - Да!
    Оставив девчонок восторженно обсуждать столь важное (и нужное!) дополнение к аватаре лидера, я отошёл в сторону, чиркнув пальцами по тревожно мерцающему импланту... Бросил короткий взгляд на пробежавшие по развернувшемуся экрану строчки, задумался...
    - Касима, вы ведь сейчас к Конго пойдёте?
    Туманница, крутившаяся перед созданным в воздухе зеркалом, обернулась.
    - Да, комиссар Виктор. Из моей эскадры временно формируется учебный дивизион. Приказ флагмана... - она секунду помялась, - только я не понимаю, зачем.
    - Тогда подбросишь меня к Конго? А насчёт учебного дивизиона я тебе по пути объясню.
    - Хорошо.
    - Спасибо. Только давай поторопимся.
    - Поторопимся? Почему? - Касима непонимающе нахмурилась.
    - Дракон пробудился, - вздохнул я, тревожно озираясь.
    Бровки туманницы взметнулись в молчаливом удивлении, поэтому пришлось пояснить:
    - Хиэй из гиперсна вышла.
    - Хм... - Касима склонила голову набок, словно прислушиваясь к чему-то, а зеркало превратилось в экран, транслирующий картинку акватории... И картинка, скажем так, настораживала. "Ударницы" больше не выясняли "кто виноват", нет, - теперь они тихо-тихо стояли, уткнувшись носами в пирс, задробив орудия и сложив антенные комплексы...
    - Началось, - пробормотал я себе под нос.
    Покосившись на меня, Касима убрала экран и взмахнула рукой, приказав:
    - Второй, третий дивизионы - дозор...
    Восьмёрка туманниц вылетела в коридор, рассыпалась - четверо направо, четверо налево...
    - Чисто!
    - Чисто!
    - Четвёртый дивизион...
    Ещё четвёрка выстроилась у нас за спиной, образовав арьергардный заслон, а трое оставшихся рассыпались по сторонам, заключив в полукольцо ближней обороны.
    - Двигаемся!
    Так мы и пошли - мелкие старательно изображали из себя спецназовцев (двигались "перекатом", выглядывали за угол, прижавшись к стене...), Касима молчала, "уйдя в себя" (видать мониторила обстановку в акватории через корабельные сенсоры), а откуда-то сверху задумчиво сопела Акаси.
    - Я же ни при чём... - особой уверенности в голосе ремонтницы почему-то не слышалось.
    - Конечно ни при чём, - кивал я с готовностью. - Дамы, тут вниз, по второму уровню, так дольше, зато надёжней.
    - Они же сами...
    - Ну конечно сами. Касима, ты нас на ходу подхватишь? Вот, смотри, как бы сеть с борта на выстрелах спускается... Американцы так пилотов с воды подбирали, чтобы машины не стопорить. Минут семь сэкономим.
    Блин, лолиты! Чуть не забыл про них, командир хренов. Так, быстренько отправить вызов...
    - Инга, хватай сестру, и дуйте на базу к Хьюге. Бегом, едрит тебя за водомёт! Только потише сваливайте, а лучше вообще по дну ползите, а то у Хиэй четыре самолёта ПЛО на борту.
    Вот так, теперь со спокойной душой можно рвать когти. Конечно, тут сейчас интересно будет, но... загостился я что-то. Домой, пора домой. У меня там Восьмилапыч не кормленый, блондинка чаем не поеная... Домой, однозначно.

    Примечание к части
    Касима http:/samlib.ru/img/t/temnyjkot/wgostjahuskazki-2/kasimakarta.jpg
    Фенечка для Касимы http:/samlib.ru/img/t/temnyjkot/wgostjahuskazki-2/bantikdljakasimy.jpg

    Интерлюдия I


    - Господин... - остановившись на пороге кабинета премьер-министра, Ичиро отработанным движением сунул папку с докладом подмышку и замер в поклоне, несколько отстранённо размышляя, что за последний месяц он уже в который раз застаёт Господина у окна, задумчиво рассматривающим раскинувшуюся у подножия горы столицу Северного региона.
    - Проходи, Сакаи-сан, - Осокабе, не отрывая взгляда от панорамы за окном, указал на мягкий уголок в "неформальной" зоне кабинета.
    - Благодарю, господин, - устроившись в кресле, Ичиро выложил папку на журнальный столик, мысленно перебирая основные темы доклада.
    - Сакаи-сан, ты помнишь вкус настоящего кофе? Бразильского или колумбийского? - внезапный вопрос сбил его с мысли.
    - М-мм... не особенно, господин, - он невольно покосился на стоявший в ажурной подставке кофейник. - Даже в те времена, когда Тумана не было, студент-сирота, живущий лишь на государственную стипендию, не мог позволить себе настоящий кофе.
    - Извини, Сакаи-сан... - обернувшись, Осокабе виновато вздохнул. - Иногда забываю, что для людей семья - это не только социальная группа с взаимной ответственностью.
    - Я ни о чем не сожалею, господин, - равнодушно откликнулся Ичиро. В самом деле - глупо ведь жалеть о том, чего никогда не имел. - К тому же сейчас... бразильского кофе не может позволить себе никто, и ни за какие деньги.
    - К сожалению, не только кофе... - премьер-министр снова перевёл взгляд на панораму города. - Наша страна со всех сторон окружена морем, а мы выращиваем рыбу в садках. И балансируем на грани голода.
    - После запуска в производство соцпайков из белковой массы положение стабилизировалось, - осторожно заметил Ичиро. - По оценкам экспертов...
    - Если послушать экспертов, то у нас всё замечательно, - негромко перебил его Осокабе. - Показатели растут, кривые спрямляются, графики выравниваются... Вот только очереди к машинам социальной службы в прибрежных районах всё длиннее и длиннее с каждым днём.
    Ичиро молча склонил голову, признавая правоту господина. По долгу службы ему приходилось читать не только официальные обзоры, но и сводки с мест, обтекаемо именуемых в информагенствах "санитарной зоной, ограниченно пригодной для проживания".
    - Есть какие-нибудь новости о Чихайя Гонзо? - спросил премьер-министр внезапно.
    - Пока ничего, - чуть поджал губы Ичиро. - От руководства Центрального региона не поступало никакой информации. Возможно, Чихайя со своей командой ещё не добрался до Америки. Или же добрался, но... - он на секунду смешался.
    - Но нам не сочли нужным об этом сообщить, - закончил Осокабе за него. - Впрочем, теперь это уже не столь важно.
    - Не важно? - удивлённый возглас вырвался у Ичиро непроизвольно. Ещё бы, бесценный (поскольку единственный) источник информации о Тумане... и "не важно"?!
    - Именно. - Оконное стекло отразило появившуюся на губах премьер-министра легкую улыбку. - Так как теперь уже не единственный.
    - Но, господин! Этот... Хасимото... вы ведь запретили какие-либо действия в его отношении, а он... - Ичиро скосил глаза на папку с докладом, с трудом подавив злость, - рассказывает какие-то идиотские сказки! Скупил у рыбаков... две тысячи тонн рыбы!
    - Никаких допросов, никакого наблюдения, - негромко, без выражения отчеканил Осокабе. - И... Сакаи-сан, проследи, пожалуйста, лично, чтобы сотрудники нашей Общественной Безопасности не проявили усердия не по уму.
    - Да, господин! - вскочив на ноги, Ичиро согнулся в поклоне. - Будет исполнено.

    Когда дверь кабинета закрылась за помощником, Макото Осокабе печально вздохнул. Бывали моменты, когда люди его откровенно разочаровывали. Ну как можно в упор не замечать очевидного? Вцепились в глупого старика, словно тот резидент туманников. Схватить, допросить... сплошные рефлексы. А подумать?
    Удручённо покачав головой, он подошёл к рабочему столу и, выдвинув ящик, извлёк из него потёртый лист с фотороботом. Хотя, фотороботом этот "рисунок" назвать было сложно, скорее схематичный набросок. Европеец, лет тридцати-тридцати пяти, тёмные волосы... вот и все приметы. Увы, но ничего другого на того странного гайдзина, что жил в припортовом районе, сдавал рыбу скупщику Кимуре и не раз заходил к старику Хасимото, не было. Разве что имя.
    Слова чужого языка даже его улучшенным голосовым связкам дались нелегко...
    - Вииктор Рокин.
    Секунду подумав, Макото убрал фоторобот обратно в стол и коснулся клавиши селектора, вызывая секретаря:
    - Инавара-сан, соберите мне всё, что у нас есть по России и... найдите японско-русский разговорник.

    Эпизод 14. Житие мое


    - Утро туманное, утро... какое-то... - промурлыкал я, отправляя зубную щётку в стаканчик и рассматривая в зеркале свою проснувшуюся, наконец, физиономию.
    Хорошо дома. Тепло, светло, и боты не кусают. Ещё бы с причёской чего-нибудь придумать, а то оброс как хиппи. Разве что в хвост волосы собирать? А что, буду весь такой модный и неформатный. Н-да.
    Закончив с умыванием, я набросил на плечи толстовку и отправился в кают-компанию. Надо бы, пока Конго носиком в подушку сопит, чаю заварить. Давно уже заметил, что если мою вечно недовольную блондинку с утра свежим чаем напоить, она прямо-таки ядром мягчает и даже мурлычет турбинами.
    - Восьмилапыч, резани бутербродов парочку, - попросил я у суетящегося на кухне сервис-бота. Да, мне удалось "договориться" с ремонтной системой Конго, и теперь мой восьмилапый "питомец" заведовал столь важным участком, как кают-компания. Ну ещё бы я не договорился, если жить с этим педантом в одной каюте невозможно. Нервов никаких не хватит. "Встал ночью в туалет, вернулся - кровать заправлена" - это только в анекдоте смешно звучит, а в реале... отложил карандаш, задумался, протянул руку... нет карандаша! Он уже зачищен, подточен, уложен в пенал и в стол спрятан. Бросил джинсовку на стул, отвернулся, повернулся... нет джинсовки! Шлёпай до шкафа, снимай с плечиков, а всё, что в карманах было, по ящикам собирай. Жуть, в общем.
    Пока возился с заваркой, спроецировал на стену экран импланта, выведя на него сводку. Н-да, а ведь эта мозголомная система подачи информации "по слоям" действительно удобна. Когда привыкнешь.
    Ладно, что тут у нас? Хм... если в целом - тишина и покой. Касима с аватарой практически освоилась, скоро обратно в патруль вернётся. Отлично. Хотя, тут моей заслуги мало, это Симакадзе постаралась. Неугомонная эсминка, по-моему, только чудом от важности не лопнула, когда объясняла Касиме особенности эксплуатации ментальной проекции. И как расчёской пользоваться, и что дождь не страшный совсем, и что спать приятней в пижаме... В общем изо всех сил демонстрировала свою продвинутость.
    Хьюга всё со своими монстрами возится. Вдобавок ещё и разработку тяжёлого транспортника затеяла, чтобы этих самых монстров перевозить. И пофиг, что подобный транспорт даже к "Тонэ" на палубу не влезет, ведь она-то не соплюшка крейсерская, а линкор! Солидная женщина. Тридцать два метра в миделе (1), между прочим. Короче, рыжая окончательно впала в гигантоманию. Но Конго, как ни странно, расходы на её чудовищ одобрила. Что несколько пугает. Ладно, транспортник, пусть даже такой, что только линкоры класса "Исэ" и к-шипы к себе на палубу принять могут, но на кой чёрт нашему флоту танки?!
    "Четырёхсотые" опять отличились. Грохнули-таки последнего якудзу. Нет, то, что грохнули, - молодцы, но как они это сделали! Скинули проезжавшему мимо бандита полицейскому экипажу ориентировку об особо опасном преступнике. Причём сопроводили эту ориентировку таким списком предупреждений (вооружён, опасен, маньяк, "убийца полицейских", плюс, ещё три десятка пунктов, включая зоофилию с каннибализмом)... в общем, перепуганные копы сначала в бедолагу по обойме выпустили, и только потом про "стоять, руки за голову" вспомнили. И, нет: они всё сделали правильно! "Была использована предложенная лидером концепция перехвата управления сервисными единицами, видеоотчёт прилагается"... Мерзавки мелкие.
    Хиэй... Хм, Хиэй, конечно, несколько перегнула палку, как по мне, но понять можно - довели девчонку. Ещё когда мы с Касимой стратегически отступали, Акаси мне видео со сценой "пробуждения дракона" скинула. Хиэй вышла на пирс, и минут пять просто стояла и смотрела на притихших подчинённых. В абсолютном молчании. Не сказав ни слова, не отправив ни одного запроса или приказа... А потом развернулась и так же молча ушла. Но ничего никому не забыла.
    Так что Ударная эскадра всю последнюю неделю занималась уборкой территории (в смысле - собирала останки человеческих кораблей, и стаскивала их к Акаси, на переработку). В результате чего дисциплина в эскадре пёрла вверх со страшной силой, половина флота испуганно шарахалась от перемазанных, словно портовые буксиры, "ударниц", а Акаси беспрестанно ныла, что она - судно ремонтное, а не патологоанатом! Её задача - корабли Тумана восстанавливать, а не слизкие ржавые "трупы" человечьих судов разбирать.
    - Фью, - просвистел сервис-бот, ставя предо мной тарелку с бутербродами.
    - Ага, спасибо, - отстранённо кивнул я, уже привычным движением пальцев смахивая с экрана сводку по флоту и открывая вместо неё информацию с берега. Бегло просмотрев первый слой, чуть озадаченно помассировал подбородок. Тут тоже тишина. Это что получается, японские спецслужбы прошляпили возникшие из ниоткуда две тысячи тонн морской рыбы? Да ни в жизнь не поверю! Или... может, Хасимото с такими крутыми фирмачами связался, что те даже японской безопасности по рукам дали, чтобы в бизнес не лезла? Так, кому он там перепродал... "Такикава-продукт", оптовый поставщик, исключительно надежный и ответственный партнер, двадцать лет на рынке, бла-бла-бла... Судя по обороту, средненькая такая фирма, ничего особенного. Так что их сейчас трясти должны, как грушу, а вместо этого тишь да глядь. Бред какой-то.
    Раздражённо свернув экран, я задумчиво побарабанил пальцами по столу... Вот же, блин! Стараешься, планируешь, ночей не спишь... И такой показательный облом. Л-люди!
    Так, ладно... как пелось в одной песне: если в сердце дверь закрыта, нужно в печень постучать. Открываем карту, находим деревушку, которую я Конго показательно демонстрировал... Где тут у нас лодочные ангары? Ага, неплохо... Теперь надо бы прикинуть "безопасную зону" для этих лодок.
    Тяжело вздохнув, я покачал головой, глядя на разброс цифр.
    "Безопасная зона" вообще являлась чем-то настолько запутанным, что разобраться в принципах её построения без поллитры было решительно невозможно.
    Нет, были и простые правила. К примеру, пролив между островами Хоккайдо и Хонсю туманницы просто-напросто игнорировали, несмотря на то, что ширина его составляла километров двенадцать в самой узкой части. Там и тоннель под проливом до сих пор цел, и паромы ходят (изредка, с оглядкой, но сам факт!). Или вот берег между Хоккайдо и Сахалином. На него даже выходить не стоило - не дай бог ботинки волной намочит - сразу целый залп прилетит. И неважно, чего ты там хотел - побродить романтично в прибое или саженками на материк уплыть.
    Зато в других местах полный мрак. Казалось бы, две мили от береговой черты, и хоть купайся, хоть рыбу лови. Но куда там! Во-первых, где именно проходит береговая черта решала лично Конго (в зависимости от настроения, не иначе). Во-вторых, эта самая "черта" не являлась чем-то статичным, а напрямую зависела от уровня прилива. Ну и наконец, в-третьих, любое зафиксированное Радарным постом плавсредство оценивалось по куче параметров: тип движителя, прочность, скорость, мореходность... и уже в зависимости от этих параметров данному плавсредству присваивался "индекс опасности". Так что по факту без опаски отплыть на две мили можно было разве что на надувном утёнке, в любом другом случае существовал неиллюзорный шанс получить снарядом в лоб прямо у берега.
    В общем, подарок, которым Конго одарила рыбаков, оказался воистину королевским. Созданный ею "шарик" был не просто дальномером, а интеллектуальным датчиком, получающим информацию напрямую с Радарного поста, и в реальном времени показывающим безопасную зону для лодки, на которой установлен. Бесценная вещь. Хоть на плоту греби, хоть на траулере - точно будешь знать докуда можно. А то японцы в первые годы пытались... опытным путём... Катер беспилотник, смастерят, запустят - полторы мили от берега - цел. Ура, живём! Спускают баркас с испытателями, те на милю отошли - ш-ширх-бум! - обломки по всей акватории. Снова беспилотник - цел, новые испытатели, на баркасе, под парусом, затаив дыхание... пять кабельтовых - живы. Выдохнули, пот утёрли, запустили двигатель, чтобы быстрее на берег вернуться - ш-ширх-бум! К чёрту баркас, грузятся в лодку, на вёслах, не дыша вообще, миля... живы! Сакэ героям! Раз сплавали, два, в третий раз на полдороги - ш-ширх-бум!.. Почти год так "экспериментировали", потом добровольцы кончились, видимо.
    Вот смотрю сейчас на циферки, и мороз по коже. Ведь чудом жив остался, когда у японцев робинзонил, купил бы парус, чтобы на веслах не потеть, и... ширх-бум! Хотя нет, я бы "ш-ширх" уже не услышал, снаряды-то у девчонок гиперзвуковые.
    - Ты заболел? - вырвал меня из мрачных раздумий голос Конго.
    - Ч-что? - встрепенувшись, я поднял взгляд, обнаружив висящую перед носом голограмму сигила.
    - Температура в помещении оптимальна, но твой сервис-бот сообщает, что у тебя тремор мышц, характерный для переохлаждения.
    - А, нет, всё в порядке, - помотал я головой. - Нервы просто. Извини, что разбудил.
    - Не разбудил... - произнесла голограмма бесстрастно, но в воздухе отчётливо повисло "пока не...".
    - Всё-всё. Понял. Да, Конго, раз ты спишь, я возьму пассажирский самолёт?
    - Он не имеет органов управления.
    - Так Касиму попрошу, раз у неё есть авиационный ангар, значит, и управлять летательными аппаратами умеет.
    Голограмма замерла, словно в задумчивости, наконец, коротко мигнула...
    - Хорошо.
    Моё "спасибо" прозвучало уже в пустоту, так как голограмма исчезла столь же внезапно, как и появилась. Ну да, вежливостью Конго никогда не отличалась.
    Хмыкнув, я на автомате сцапал с тарелки бутерброд и, задумчиво жуя, уставился на свои заметки, прикидывая оптимальный алгоритм действий. Так, пожалуй, сначала заглянем к Акаси, потом Хьюге позвоним, вроде допилила она свои монстровозки... А там уж...
    Вызвав на экран "созвездие" сигилов, я ткнул в центральный значок 1-й Патрульной...
    - Касима... здравствуй, красавица. Подбросишь меня до рембазы? Конго тебе управление самолётом передаст. Нет, Хиэй на базе нет, я проверил. Отлично, тогда минут через... шесть.
    Ну а чего, голому собраться - только подпоясаться. А завтрак можно и в самолёте дожевать.
    - Так, Восьмилапыч, собери бутерброды в какой-нибудь пакет, да я побежал.
    - Фью?
    - А ты остаёшься.
    - Фью-ить!
    - А вот нехрен меня флагману сдавать было.

    Примечание к части
    1) Мидель-шпангоут - сечение корпуса корабля вертикальной поперечной плоскостью, расположенное на половине длины между перпендикулярами теоретического чертежа судна. Проще говоря, шпангоут, расположенный точно посередине корпуса.

    Эпизод 15. Точка зрения


    За прошедшую неделю ремонтная база несколько изменилась, в частности, нехилый такой кусок моря оказался огорожен стенами и превращён в корабельное кладбище, где стояли несколько десятков ржавых корпусов, размером от крошечной яхты, до здоровенного супертанкера. Хорошо ещё, что кладбище это находилось с северной стороны базы, примыкая к основному производственному комплексу, и с площадки кафе его было не видно.
    - ...к ним прикасаться-то противно - ржавчина, ил, моллюски эти мерзкие... - Акаси плакалась уже минут двадцать, жалуясь на судьбу, Хиэй и бестолковых человеков, обеспечивших её работой на ближайшие недели, если не месяцы.
    - Зато лутом разжилась, - успокаивающе заметил я, кивая на полки, где бутылок "с красивыми этикетками" явно прибавилось. Да и кассового аппарата годов этак тридцатых, что сиял надраенной медью на барстойке, раньше тоже в кафе не наблюдалось. - Кстати, может, поделишься?
    - А вот не поделюсь, - фыркнула ремонтница, задирая нос и демонстративно отворачиваясь.
    - Что так? - вскинул я бровь.
    - Ага, сбежал, бросил...
    - Погоди-ка, а кто говорил: "сама разберусь"?
    Акаси запнулась на полуслове, наградив меня мрачным взглядом...
    - Было? - требовательно постучал я пальцем по столешнице.
    - Ну... было, - насупилась ремонтница.
    - Предупреждал?
    - Ну, предупреждал.
    - Тогда чего жалуешься?
    Акаси поджала губы, ещё с минуту попрожигала меня взглядом, наконец, поняв, что не действует, сбросила маску несчастной и обманутой, обвиняюще фыркнув:
    - Чёрствый, да? Маленькое несчастное ремонтное судно пожалеть не можешь?
    - Почему, могу, - хмыкнул я в ответ. - Если только "маленькое несчастное судно"... - я двумя пальцами нарисовал в воздухе кавычки, - перестанет обвинять меня во всех грехах.
    - Но ведь сбежал!
    - Но ведь предупреждал.
    - Пф-фф... человек.
    - Это оскорбление?
    - Диагноз!
    - Акаси... - я укоризненно покачал головой, - ты так окончательно себе характер испортишь.
    - Ага, неделю бы в проржавелых трупах повозился, посмотрела бы я на твой характер, - вздохнула ремонтница тоскливо, и в этот раз безо всякого наигрыша.
    - Не надо, мне своих проблем хватает, - торопливо открестился я.
    - Ну да, снова проблемы, просто так в гости заглянуть...
    - Акаси!
    - Ладно, ладно, - откинувшись в кресле, ремонтница сложила руки на груди, - жалуйся.
    - Да не на что жаловаться, - качнул я головой. - Так, пара вопросов, ну и просьба одна.
    - И всё?
    - Всё.
    Акаси поёрзала в кресле, принимая величественную позу, и по-королевски важно кивнула:
    - Ладно уж, проси.
    - Сначала вопрос, - усмехнулся я. - Что там с Такао? Сетку, что она составила, видел, а по техническому обеспечению? Станции, датчики...
    - Дура твоя Такао, - фыркнула Акаси пренебрежительно.
    - Почему? - удивился я.
    - Трое суток назад Хагуро с Ашигарой очередной труп волокли, и он у них прямо на буксире развалился. Хиэй шипит, эта парочка ныряет, куски достаёт, а тут синеволосая... нарисовалась. Встала вон там, в четырёх кабельтовых, сенсоры развернула, аватарой аж на марсовую площадку вылезла... "А что вы делаете?"...
    Акаси демонстративно прикрыла глаза ладонью, со стоном продолжив:
    - Я ей: "Беги, дура!", а та стоит, локаторами хлопает.
    Представив себе в красках нарисованную ремонтницей картину, - шайка гангстеров, переругиваясь, прячет труп какого-то бедолаги, а тут появляется случайный свидетель, - я, не удержавшись, захохотал. Блин, Акаси неисправима, даже здесь умудрилась криминальный боевик замутить!
    - Вот чего ты хохочешь? Чего хохочешь?! - театрально завозмущалась ремонтница, при этом едва не светясь от гордости за "режиссёрскую находку". - Тут плакать надо!
    - Да плачу, плачу... - закивал я, утирая навернувшиеся от смеха слёзы. - Ладно, порыдали, и будет, так что там с техническим обеспечением?
    - Образец станции я ей собрала, датчики рассчитала... - ремонтница пожала плечами. - Дальше сама справится, не маленькая.
    - То есть, тестовый кластер собрать сможет, - протянул я задумчиво. - Вот только как она японскую подлодку ловить собралась?
    - Силовую сеть развернёт, - отмахнулась Акаси. - У человеческих кораблей сенсорные системы примитивны, пока не врежутся, не заметят.
    - М-мм... Это такая фиговина, вроде противолодочной сети, только из структурированного силового поля? - поинтересовался я, вспоминая момент из мультика, где такой штукой 401-ю ловили.
    - Угу.
    - А подлодку по этой сетке не размажет?
    - Не должно, если структуру правильно рассчитать.
    Ох, надеюсь. Всё же Такао очень хочет доказать, что "не глупая". Утопить японское чудо-юдо и патруль может, а вот притащить целиком, в целости и сохранности... Правда, девчонке нужна подлодка, а не экипаж. Но не будет же она ненужных людей расстреливать? Ну конечно не будет, что за бред! Такао у нас умница. Сглупила пару раз по молодости, с кем не бывает, но в остальном-то...
    - Виктор...
    - А, что? - тряхнув головой, я наткнулся на пристальный взгляд Акаси. - Извини, задумался.
    - Да? - ремонтница просветила меня сканирующим импульсом. - Точно не сбой?
    - Акаси, блин! - поёжившись, я поплотнее запахнулся в джинсовку, словно та могла защитить от этой бесцеремонной особы. - Вспомни свои фильмы, как часто там люди из реальности выпадают.
    - Так то люди.
    - А я что, не человек, что ли? В базовой комплектации.
    - Хм-мм...
    - Вот и прекращай. А то я от твоих сканирований скоро заикаться начну.
    - Вылечу, - отмахнулась ремонтница рассеяно.
    - Акаси!
    - Ладно, ладно, не переживай. Так чего ты там хотел?
    Посверлив взглядом безмятежно изучающую потолок девчонку, я мысленно застонал. А ведь когда-то казалось, что Хьюга - самое страшное, что у нас есть...
    - Напомни Такао, что если людей просто за борт выкинуть - они тонут.
    - Каких ещё людей? - удивлённо моргнула Акаси.
    - Экипаж на лодке, - вздохнул я. - Или ты думаешь, Такао тебе эту субмарину прямо с людьми притащит?
    - Вот этого не надо! - скривилась от отвращения ремонтница. - Мне только людей тут не хватало. Расползутся, лови их потом, утилизируй... Пусть на месте ликвидирует.
    - Акаси!
    - Ну чего опять?!
    - Какое к чёрту "ликвидирует"?!
    - Ты же сам предложил, только что!
    - Что я предложил?!
    - Минимизировать расход ресурсов на ликвидацию! - возмущённо ткнула в меня пальцем ремонтница. - Выкинуть за борт - сами утонут.
    Поперхнувшись, я крепко зажмурился, обхватив голову руками. Господи... да что же такое? Вроде на одном языке говорим, а в итоге... Так, вдохнуть, медленно выдохнуть...
    - Акаси, людей убивать как раз не надо. У нас, если ты забыла, в Коде пункт есть - минимизация сопутствующих потерь.
    - Да там экипаж - сотня особей, не заметит никто, - махнула ремонтница пренебрежительно. - Тем более ты говорил, что эта операция тайная, значит, свидетелей надо убрать! М-мм... - она задумчиво постучала себя по подбородку, - лучше даже не просто за борт, а в тазик с цементом и потом в воду. Классика!
    - Акаси... - выдохнул я, уже откровенно зло глядя на эту юмористку.
    - Уж и пошутить нельзя, - ремонтница обиженно насупилась. - Ну ладно, цемент - глупость, согласна. Пока он застынет... Обычный груз в двадцать килограмм к нижним конечностям. Дешево и эффективно.
    - Ты... - я запнулся, как-то неожиданно поняв, что она не шутит, а реально предлагает пустить весь экипаж поплавать в бетонных ластах. Просто, чтобы "по фэншую" было. Тайная операция - ликвидация свидетелей. Классика! И никакие аргументы тут не помогут. Сто человек? Конго на такую цифру даже внимания не обратит. Так что никому за это ничего не будет, а получится забавно, прямо как в кино. Моральный аспект? Три раза "ха-ха". Девчонке нравится наблюдать за людьми и только. Примерно как самим людям за муравьями. Суетятся, бегают - прикольно. Можно ещё муравейник подпалить, больше движухи будет.
    - Так, никаких кино! - отрубил я безапелляционно. - Знаешь, что самое главное в таком вот... не совсем законном деле?
    - Ну? - скептически выгнула бровь ремонтница.
    - Нарушений должно быть как можно меньше. В идеале, вообще одно-единственное. Если ты идёшь грабить банк, то не стоит нарушать правила дорожного движения и палить в прохожих из пулемёта. Потому что каждое лишнее нарушение - это ниточка, ассоциативная связь, которая неизвестно где и когда всплывёт. Ну и наконец, если всё же попадёшься, то меньше бить будут.
    - Свидетели... - уже явно из простого упрямства протянула ремонтница.
    - Какие свидетели?! - досадливо закатил я глаза. - Что они, к флагману жаловаться поплывут?
    Акаси печально вздохнула, поставив локти на стол, опустила подбородок на кулачки, жалобно заканючив...
    - Ну скучно же так.
    - А ты с Хьюгой поговори, - жёстко предложил я. - Она тебе расскажет, насколько на губе скучно.
    Поморщившись, словно сжевала что-то кислое, Акаси рывком откинулась в кресле, повела плечами, со вкусом потянулась...
    - Эх, человек, вот вечно с тобой так.
    - Как так?
    - На самом интересном. Ладно, передам этой дуре, чтобы тихо от людей избавилась.
    - Акаси, ты опять?
    - Избавилась, а не ликвидировала, - бросила на меня спокойный взгляд ремонтница. - Сформирует им плот и пускай обратно на берег гребут. Всё?
    - Нет, ещё пара просьб... - я чиркнул по предплечью, активируя имплант. - Надо самолёт, что Тикума изобрела, покомпактней сделать, и складным, чтобы в ангар к "четырёхсотым" помещался. Плюс, вот таких датчиков десятка два.
    - Хм... - Акаси на секунду прикрыла глаза, анализируя полученный пакет данных. - И что это будет?
    Выбравшись из-за стола, я подошёл к стойке бара, взял первую попавшуюся бутылку, пластиковый стаканчик... взглядом спросил у ремонтницы разрешения и, булькнув себе на пару пальцев, залпом опрокинул. Потряс головой, - хорошо пошла, - довольно осклабился...
    - Провокация. Тебе понравится.

    Эпизод 16. Вторая попытка


    "Человек издевается", - заключила 400-я, мрачно наблюдая, как вместо одного из штатных летательных аппаратов ремботы закатывают ей в палубный ангар нелепый "самолёт". Ни встроенного вооружения, ни точек внешней подвески, ни бомболюка... на лётные характеристики вообще смотреть противно... Зато есть генератор клейн-поля. Зачем - непонятно, ведь накопителей этого недоразумения хватит лишь на пассивный режим, когда конфигурация поля предельно проста, а энергообмен между секциями отсутствует.
    В который раз изучив характеристики странного летательного аппарата, но так и не придя к однозначному выводу, она перевела фокус внимания на расхаживающего по берегу человека, который, судя по амплитуде движения верхних конечностей, о чём-то яростно спорил с парящим перед ним сигилом Хьюги. К сожалению, получить аудиоинформацию о предмете спора не представлялось возможным из-за большого расстояния.
    "Предложение: для получения информации использовать лазерный дальномер", - пришёл запрос от находившейся с ней на прямой связи 402-й.
    "Принято", - 400-я согласно кивнула. Действительно, стоявший на пляжном столике стеклянный графин был хорошо виден с места, где сестра сейчас находилась. - "В случае обнаружения Хьюгой работы лазера, сообщить о проведении юстировки прицельных систем".
    "Принято. Пересылаю расшифровку снятых с поверхности графина колебаний в режиме реального времени", - сообщила 402-я.
    - Не надо мне твоих монстров! - Человек, его модуляцию ни с чем не спутать. Судя по пиковым всплескам темой разговора недоволен.
    - Ты уже прогулялся один раз. - Характерные презрительно-язвительные "ноты" Хьюги.
    - Это была досадная случайность!
    - Это то, что ты выжил - досадная случайность!
    Через восемнадцать секунд передача прервалась, так как разговаривавшие удалились на слишком большое расстояние, но полученной информации оказалось достаточно. Человек собрался на берег! Снова! И при этом категорически отказывался от сопровождения спасботов.
    "Предложение: поставить в известность Конго", - передала 402-я, сопроводив своё сообщение маркером "злорадство".
    "Принято", - поддержала 400-я. С оценкой Хьюги она была полностью согласна - то, что человек в тот раз выжил - случайность. Досадная. И в другое время она бы этого... лидера сама на берег отвезла, да ещё бы и место высадки дымовой шашкой отметила, чтобы люди точно не пропустили, но сейчас, когда их "индекс доверия" катастрофически мал, лучше уж такой лидер, чем никакого.
    Быстро, но тщательно сформированный пакет данных ушёл к флагману и, судя по тому, как человек дёрнулся, обнаружив перед собой кроме сигила Хьюги ещё и сигил Конго, был обработан весьма оперативно.
    "Прогноз: сейчас человек отправится ловить рыбу", - прокомментировала 402-я довольно.
    "Или мы отправимся", - поправила 400-я, мрачнея. До неё внезапно дошло, что они слишком поторопились, не просчитав все последствия отправки информации флагману.
    "Почему?"
    "Под воду полезли Хагуро и Ашигара, а Конго на заготовку продуктовых ресурсов отправила всю эскадру".
    Замолчав на целых три сотых секунды, 402-я бесстрастно заключила:
    "Недоработка".
    "Ошибка", - согласилась 400-я, наблюдая, как человек, выслушав Конго, направляется к их стоянке. Подойдя к переброшенному на берег трапу, он медленно обвёл её взглядом... всю, от форштевня до кормовой оконечности, поднял глаза на стоящую на ходовом мостике аватару... наконец как-то отстранённо поинтересовался:
    - Радость моя, ты знаешь разницу между хитростью и хитро... попостью?
    400-я озадаченно попыталась выстроить ассоциативную цепочку между "умением использовать различные приёмы для достижения своих целей непрямым путем" и "просторечным наименованием мягких тканей в области таза", но, потерпев неудачу, призналась:
    - Нет.
    - Бывает, - кивнул человек с сочувствием. - Так вот, хитрость - это такой приём военного искусства, вводящий неприятеля в заблуждение или провоцирующий его совершать ошибки. А хитропопость... - он пристально посмотрел ей в глаза, - это такая черта характера. Желание въехать в рай на чужой палубе, да ещё и "транспортное средство" в процессе притопить. Черта, которая рано или поздно приводит на дно... или на "губу".
    Он помолчал, словно давая ей время на обработку...
    - Инга, ты уверена, что выбрала правильную модель поведения?
    - Нет, - она торопливо замотала головой. Быть хитрой ей хотелось (ошибки неприятеля - это всегда приятно), но хитропопой... Снова на "губу", на этот проклятый кусок камня к мерзким птицам? Ни за что!
    - Инна? - человек перевёл взгляд на корпус сестры.
    - Нет, - быстро сформировав сигил, откликнулась та.
    - Думать вы умеете, - хмыкнул он, поднимаясь по трапу. - Это радует.
    Поднявшись, на борт, человек уселся прямо на палубу и, прислонившись спиной к стене авиаангара, извлёк из кармана курительные принадлежности.
    - Кстати, хитрить... - он на полторы секунды замолк, чиркая кремнем зажигалки, - тоже в меру надо. Особенно со своими. Тем более со своими.
    Решив, что в ходе разговора на тему эмоциональных взаимоотношений получаемая через сенсорную систему аватары информация будет наиболее актуальной, 400-я спрыгнула на палубу, встав прямо напротив него.
    - Почему?
    - Потому что... - запрокинув голову, человек выдохнул вверх облако дыма, - свои вам этого никогда не забудут.
    400-я замерла, анализируя аргумент. И чем дальше она углублялась в анализ, выстраивая ассоциативные цепочки, тем неуютнее себя чувствовала. Слишком уж точно слова человека коррелировали с результатом их хитрой попытки отстранить флагмана...
    "Предложение: не хитрить с Конго!" - поступившее от сестры сообщение едва не светилось от вложенной энергии.
    Она лишь мысленно вздохнула, отправив в ответ короткое:
    "Поздно".
    "Цитата: лучше поздно, чем никогда".
    400-я задумалась... Кажется, данное выражение имело другую область применения, отличную от контекста обсуждения.
    "Мы ещё функционируем, - добавила аргумент 402-я. - Следовательно, высока вероятность сценария, называемого людьми "второй шанс"".
    Изменив алгоритм анализа с учётом предложенных вводных, 400-я покосилась на сестру уважительно - та явно учла их недавнюю ошибку, расширив горизонт прогнозирования. Секунду подумав, отправила ей согласие, сопроводив ремаркой:
    "Поправка: никогда не хитрить с Конго".

    Эпизод 17. Сказка в гостях


    - Дальнейшее движение в подводном положении невозможно - глубина недостаточна, - произнесла 400-я бесстрастно.
    Оторвавшись от экрана импланта, я по привычке бросил взгляд за плечо и, не обнаружив на положенном месте тактического планшета, чертыхнулся. Привык, что у Конго боевая рубка с теннисный корт размером, но у лолит-то командные посты, как кухня в хрущёвке - вроде бы есть, но кроме табуретки ничего туда не помещается. Это в мультике на лодку стадион впихнуть можно, а в реальности... да за каждый кубометр обитаемого объёма Акаси нужно памятник ставить и кофием до потери хода поить. Ведь по сравнению с любой человеческой подлодкой у лолит уровень комфорта запредельный. Там и ходить-то страшно - вентиля отовсюду торчат, распредщиты зловеще гудят, из отсека в отсек лишь на четвереньках, ибо переборочная дверь всего восемьдесят сантиметров диаметром и проходить в неё боком, складываясь, как перочинный ножик, - это неслабая сноровка нужна... А здесь, словно на фантастическом звездолёте, - тишина, мягкий свет, стеновые панели... каюты круче, чем номер "люкс" в пятизвёздочном отеле. И главное - воздух. Чистый, свежий, живой... Лепота, короче, вот только тактического планшета не хватает.
    - Так... - сделав себе отметку поговорить на эту тему с Акаси, я повернулся к сидящей в соседнем кресле Инге... - Сколько до берега?
    - Шестьдесят три метра, - в режиме автоответчика прошелестела та. - Людей не обнаружено. Летательных аппаратов не обнаружено. Сигналы береговых станций слежения отсутствуют.
    - Отлично. Позови Инну. Аватару, в смысле.
    - Выполнено.
    Вообще-то 402-я осталась в море, развернув сенсорные системы и приведя в полную готовность боевые. На всякий случай. Но вот её аватара находилась на борту 400-й и потому в командном посту появилась через десяток секунд.
    Смерив лолит задумчивым взглядом, я мысленно поморщился... На Инге светло-фиолетовая помесь пижамы со спортивным костюмом, на Инне салатового оттенка пончо и ярко-белые берцы... вдобавок цвет волос: фиолетовый у первой и светло-зелёный у второй. В общем, лишь таблички "Мы из Тумана" не хватает.
    - Раздевайтесь. - Секунда молчания и предо мной две абсолютно голенькие девочки с ничего не выражающими взглядами. - Гх-хм... бельё можете оставить.
    Ещё секунда, и на лолит вернулись их маечки-трусики-носочки.
    Вот же... сколько с ними общаюсь, так и не могу понять - они реально такие... механические или просто издеваются внаглую?
    - Держите, - пробежав пальцами по сенсорной клавиатуре, я отправил им архив с матрицами. - Изменений не вносить, выбирайте из того, что есть. Кстати, а цвет волос сменить можете?
    - Пигмент волосяного покрова заложен в конфигурацию ментальной модели, изменение невозможно, - бесстрастно сообщила 400-я, вокруг которой уже заискрилось облако наноматериала, формируя джинсы, толстовку и кроссовки.
    - Да я имел в виду покрасить... - начал было я, но, не договорив, махнул рукой: - А, ладно, проплыли.
    Один фиг, как их не маскируй, а вблизи с людьми не спутаешь. Так что, переодеть, и хватит. Наверное.
    Переведя взгляд на 402-ю, понял, что не хватит. Та явно решила не заморачиваться и один в один скопировала выбор сестры: те же джинсы, такая же толстовка, разве что кроссовки выбрала с зелёными вставками, а не синими. Выделилась, типа.
    Да уж, замаскировались. Хотя, для них ведь "замаскироваться" - это нырнуть поглубже, да залечь на грунт, отрубив все активные системы. А если тебя банально видят, то о какой незаметности вообще можно говорить?! По уму, им бы детективов каких в качестве пособия учебного, книжек там, фильмов, но... страшновато. "Бондианы" в их исполнении я точно не переживу - даже если сами они меня в гроб не вгонят, то Конго за подобный голливуд стопроцентно голову оторвёт. Так что в другой раз, как-нибудь.
    - Капюшоны хоть накиньте... диверсантки, - выдохнул я тоскливо, выбираясь из кресла и чувствуя себя старым брюзгливым дедом.

    ***


    - Деда, там чужак! - возбуждённо замахал руками вбежавший в комнату Казуки.
    - Какой ещё чужак? Где? - брюзгливо прокряхтел Йоширо. Ну, какие чужаки могут быть в их позабытом богами и правительством районе? Социальщики? Так те раз в неделю приезжают, и утром, а не под вечер.
    - Странный. Прямо перед домом стоит.
    - Стра-анный... - передразнил внука Йоширо, но всё же поднялся на ноги.
    Подойдя к окну, он чуть отодвинул занавеску и, выглянув наружу, невольно замер от открывшейся картины. Сумерки, абсолютно пустая улица и трое неподвижно стоящих перед их домом людей. Да и людей ли? Если мужчину ещё можно было принять за неизвестно как забредшего в их район жителя Верхнего города, то стоявшие по бокам от него девочки... чистые, отглаженные, совершенно одинаковые, словно манекены в витрине магазина... Когда же эти "девочки" механически, как по команде, повернули головы, встретившись с ним взглядом, Йоширо отшатнулся, лихорадочно шепча молитву Аматэрасу-оми-ками. Оставалось надеяться, что старые сказки не врут, и без приглашения эти жуткие чужаки не смогут войти в дом.
    Увы, надежда оказалась тщетной. Через минуту в дверь постучали. Несильно, но уверенно, как стучат, когда точно знают, что хозяева дома.
    - Казуки, иди к себе в комнату.
    - Но деда... - запротестовал внук.
    - Сейчас же... - Йоширо поморщился, растирая левую сторону груди и негромко добавил: - Не спорь, иди.

    Ходить по полузаброшенному посёлку в вечерних сумерках оказалось откровенно неприятно. Прямо-таки физически давило на плечи ощущение умирающей деревни. Обветшалые пустые дома, растрескавшийся асфальт, полное безлюдье... тоска и безысходность. Не самое лучшее место для прогулок. А я ещё и заблудился вдобавок! Сумерки же. Вроде бы светло, а местность совсем иначе выглядит. Так что минут пять стоял, как дурак, посреди улицы, соображая - тот дом или нет? Можно было, конечно, у лолит спросить - они-то знали наши текущие координаты с точностью до десятка сантиметров, но... стрёмно как-то. Хорош лидер - высадился на берег и тут же в трёх домах заплутал.
    Повезло, что Инга о новом наблюдателе сообщить изволила. Они, оказывается, сразу выглядывающего на улицу пацанёнка засекли, а потом к нему ещё и старик присоединился. Так что, подавив облегчённый вздох, я лишь с умным видом покивал, типа, наконец-то! И неторопливо направился к дому.
    Поднявшись на крыльцо, постучал в дверь. Ещё раз. И только на третий дверь открыл старик. Тот самый, которого Конго с флагманского плеча "палантиром" одарила. Отлично, он-то мне и нужен.
    - Добрый вечер, Ивасаки-сан.
    Хм... молчит. И таращится странно. Чего это он? Ну да, говорю на английском, но мне, гайдзину, можно. Сам он английский тоже знает (да и кто его тут, в прибрежных районах, не знает, молодняк разве что), так какого тогда смотрит, словно... А, блин, я же поклониться забыл! Прокол. Отвык в Тумане от японских политесов.
    - Прошу простить, Ивасаки-сан, так уж получилось, что местных традиций... - я извиняющеся развёл руками.
    - Понимаю, - старик медленно кивнул.
    Хм, от радости не пляшет, но и гнать проклятого гайдзина поганой метлой не спешит. Логично, в принципе.
    - Вы позволите? - я указал подбородком вглубь дома.
    Старик зачем-то опустил взгляд на ступени у меня за спиной, помялся, и с какой-то обреченностью кивнул:
    - Входите.
    Нет, ну это он зря! Про обувь я помню. В смысле, что у японцев, так же, как и у русских, в уличной обуви по дому ходить не принято категорически.
    - Инга, Инна, кроссовки снимите, - напомнил я лолитам машинально.
    Ага, молодец, чо! Разумеется, подлодки со шнурками возиться и не подумали, а просто-напросто деактивировали данный элемент одежды. Так что их кроссовки прямо на глазах у старика рассыпались облачком искрящейся пыли.
    Я едва не заплакал. Маскировка восьмидесятого уровня, блин! Поднял взгляд... Ого, а старикан крут, даже не вздрогнул. Вздохнул лишь обречённо-тоскливо, словно к нему тут ежедневно по десятку туманниц заглядывает, и молча направился в дом.
    Повторив его вздох, разве что мысленно, я направился следом, мимоходом оглядываясь. Ну, что сказать... если в этом доме и был достаток, то очень давно. Сейчас же, прямо-таки иллюстрация честной бедности. Потёртые циновки на полу, минимум мебели, расставленные по углам хибати (этакие горшки-жаровни с углями для обогрева)... Впрочем, последнее нынче дело обычное - электричество-то денег стоит и немалых, а центральное отопление в Японии редкость. Короче, чисто, пусто, бедно. А здесь, видимо гостиная - низенький столик в центре комнаты и разложенные вокруг него толстые циновки в качестве "стульев"... японская классика.
    Привычно подогнув ноги, Ивасаки уселся на одну из циновок и приглашающе повёл рукой. Внутренне поморщившись (никогда не понимал эту японскую манеру - есть на полу), я устроился напротив и, секунду подумав, провёл пальцами по предплечью, открывая архив импланта. Раз уж всё равно спалились, так какой смысл вокруг да около ходить? Выбрав рассчитанную ремонтницей матрицу, скинул её устроившейся справа от меня 400-й...
    - Инга, сделай девять штук. - Та молча провела рукой над столом, формируя шары датчиков, и поочередно коснулась каждого, активируя. - Ага, спасибо.
    Я подбородком указал на вспыхнувшие ровным фиолетовым светом "палантиры".
    - Это для вас, Ивасаки-сан.
    Настороженно наблюдавший за колдунством старик, вильнул взглядом...
    - Я не понимаю, господин...
    Взяв один из шариков, я покатал его в ладонях, уточнив:
    - Ну, не совсем для вас, скорее для ваших соседей. Копии того, что вы от Конго получили.
    - Это... слишком щедрый дар, господин, - старик торопливо отвёл глаза.
    Так, не понял. Чего это он в отказ пошёл? С соседями делиться не хочет? Странно, не тот типаж. Или... Стоп, да он, поди, считает, что бесплатный сыр исключительно в мышеловку кладут, и за подобные блага рано или поздно придётся расплачиваться! Вот и не хочет, чтобы другие люди в "договор с демонами" вляпались. Но сам-то он датчик у Конго взял... Хотя, посмотрел бы я на человека, что в той ситуации стал бы нос воротить и принципиальность демонстрировать. Посреди моря, ага, перед недовольно хмурящейся блондинкой.
    Ладно, сейчас мы его успокоим.
    - А это не дар, Ивасаки-сан, - подпустил я в голос холодных ноток. - Последнюю неделю вы каждый день выходите в море. И ваши соседи это видят. А насмотревшись, рано или поздно решат, что в море стало безопасно, и тоже выйдут на промысел. Вот только у них не будет подобной "сигналки".
    - Но что я им скажу? - пробормотал старик, всё так же глядя куда-то в сторону.
    - Да что хотите, - я недовольно пожал плечами. - Мне это не интересно. Сможете убедить их на берегу сидеть - буду счастлив. Сможете?
    Старик лишь безнадёжно помотал головой.
    Ну да, попробуй, убеди голодающих людей, что тебе можно, а остальным нельзя.
    - А раз нет, так раздайте им и объясните, как использовать. - Опустив шар на столешницу, я с демонстративным раздражением катнул его старику, процедив: - Нечего мне девчонок к стрельбе по живым мишеням приучать.

    ***


    Приучить себя к мысли, что всё обошлось, и визит этих чужаков не принёс бед в их дом, Йоширо удалось далеко не сразу. Даже после того, как дверь за "гостями" закрылась, он несколько минут стоял у окна и тревожно смотрел на улицу, ожидая непонятно чего.
    - Деда, а кто это был? - выглянув из своей комнаты, робко поинтересовался Казуки.
    - Супруг Юки-онны Конго, кто же ещё, - проворчал Йоширо, наградив его хмурым взглядом. Вот оно, нынешнее поколение, старых сказок не слушают, а потому глупые вопросы задают. Во времена его молодости каждый знал, что в мужья Юки-онна всегда берёт обычного человека. Были даже такие, что завидовали этим людям - ну как же, жена-демоница... глупцы!