Приношу всем свои извинения.
   Особые, неловкие извинения - читателю Алексею, который так внимателен к тексту.
   Не могу писать эту историю.
   И дело не в том, что много поправок к ней.
   Кажется, "Странная история", пока я выкладывала главы через день, здорово вымотала меня.
   Я беру себя за шкиряк и буквально заставляю дописывать "Тёмные пути", но внутри меня всё сопротивляется дописанию. И виной тому не комменты Алексея!!! Вспомните хотя бы, как писались предыдущие тексты - с его-то комментариями-простынями! Легко, азартно и с желанием! Нет, это что-то с настроением. Возможно, меня посетил неписец.
   Простите. Эта история либо не будет завершена, либо вернусь к ней много позже.
   Сейчас сижу и думаю, что писать дальше. Начал много, но я теперь побаиваюсь сразу выносить на суд читателей следующее из них. В общем, пока думаю и в поиске, а этот текст убираю из рабочего состояния в состояние заморозки.
   Решение оставить незаконченный текст далось мне нелегко, но я всё же решилась. Думаю, и читатели согласятся, что уже написанное слишком тяжело читается. Тоже причина... Как-то так.:((
  
  
   Первая глава
  
   Последний луч прошипел так слабо, что уже одним затихающим звуком пояснил: зарядник иссяк. Ева, продолжая пятиться, медленно, готовая в любой момент снова вскинуть оружие к плечу, опустила луч-пистолет на нагрудные ремни. Слепо пошарила на бедре, пальцы вцепились в рукоять ПП, торчащую из набедренной кобуры: огнестрельное она ещё не трогала, его боезапаса хватит, чтобы добраться до своих.
   Тяжело дыша сквозь кое-как надвинутую на лицо нижнюю часть мягкого шлема (шлемный щиток, защищавший лицо, минут пять назад слетел - пластик оплыл и расшатался после недавней пробежки в огне, маскхалат хотелось содрать: тело обливалось потом, из-за чего девушка задыхалась), всмотрелась в серые туманные клубы от взорванных портиков. От движения обалдевшего ветра пыльные клубы, вихрясь, мотались по всему пространству, то сбиваясь в плотные облака, то на мгновения рассеиваясь - обманкой, потому что разглядеть в эти редкие просветные мгновения всё равно ничего не удавалось. Тяжёлая пыль от последнего взрыва постепенно оседала на пол, на разрушенные части храма, открывая безрадостную картину безжизненных, пустынных развалин...
   Ноги подрагивали от усталости и бешеной скорости разворачивавшихся событий, за которыми приходилось следить неотрывно и без продыху. Мелко дрожали и руки. Но девушка, из-за бело-серого маскхалата больше похожая на часть здешней разрухи, собралась в два-три мгновения. Машинально, даже бездумно, перезарядила оружие - не глядя на него, всё ещё впившись взглядом в противоположную сторону разрушенного здания. Стояла она возле колонны, и это единственное из храмового интерьера, что здесь пока оставалось не взорванным. Наконец, уверившись, что громадный зал пуст, Ева, не спуская глаз с пути, который пришлось пробежать и который постоянно скрывался в дымных облаках, склонила голову набок - к плечу, к закреплённому передатчику.
   - Крис, вы где?
   - Позади тебя. Рууд ранен. Моя аптечка почти иссякла.
   - Поняла. Сейчас буду.
   Но "сейчас" осталось на уровне несбыточной мечты буквально секунды спустя после её ответа. Не успела отвернуться от пройденного пути, как на том конце зала появилась странная фигура, и Ева сквозь зубы бросила в микрофон:
   - Прости, придётся задержаться!..
   - Помочь?
   - Сама справлюсь.
   Адская тварь выходила из пыльных облаков медленно, покачиваясь из стороны в сторону всем своим вытянутым телом, грациозно переставляя среди обломков и руин ломкие, на первый взгляд, лапы - длинные, тонкие, покрытые непробиваемой бронёй - первая пара с присосками, остальные четыре - шипованные по широкому бедру, с убийственными когтями. Торчащие в стороны крылья с недоразвитыми крылышками под ними блестят, как слюдяные, даже в пыли. Но это не отблеск слюды - или из чего там сделаны крылья твари. Это блестит яд странной структуры - такой, что на него не липнет пыль. Упади на тебя такая капля - бронежилет не спасёт. И попасть в эту тварь трудно - вон какая вся из себя длинная. "Будто перекорёженная арматура, облитая лаком!" - про себя закончила Ева привычное сравнение, наводя дуло ПП на трёхметровую уродину и прикидывая, сумеет ли засадить заряд ей в морду.
   - Ева, быстрей. Он не выживет.
   - Напротив меня - солдат пятого уровня.
   - Справишься?
   - Справлюсь. Плохо, что он ползёт еле-еле.
   - Уж потерпи.
   В голосе Криса еле различимая усмешка. С теми же нотками Ева откликнулась:
   - Я-то потерплю, а Рууд?
   - Чёрт... - пробурчал Крис.
   - Не поминай его здесь... Ох-х... Чёрт, ч-чёрт!..
   - Что у тебя?!
   Ева говорить не могла. Она во все глаза таращилась, как из левого серого облака, стремительно выклубившего погулять перед тварью, выскочили двое в коротких белых плащах ("И тут выхожу я - весь в белом!") и принялись за плотный обстрел адской твари. Нет, их оружие - ручные миномёты - очень даже годились, чтобы взорвать тварь в лохмотья, но грохот - чёрт возьми, грохот! - который они подняли!.. Самоуверенные снобы, блин!.. Ева нисколько не удивилась, когда следом за тварью, точней - словно бы на смачное шлёпанье на пол ошмётков, оставшихся от неё, - выскочили два других чудища, более... солидных. Точно обезьяны, болеющие водянкой. Росточком так метров пять. Пока белоплащики вскидывали оружие на них, третья "вздувшаяся" обезьяна вынырнула из того же тумана слева, за спинами этих дурней (зато с немыслимыми понтами). Будто и не заметив препятствий на своём пути, она легко и просто наступила на одного из белоплащиков. Второму "повезло": его тоже не заметили, и от того же нечаянного пинка волосатой, толстой по-слоновьи ножищи (обезьяна просто шла!), раздавившей его напарника, он улетел куда-то в пылевые облака, снова взвившиеся в зале.
   Раздутые обезьяны обернулись к девушке.
   Ругаясь таким чёрным матом, что самой стало жутко, Ева прицелилась. Этих боровов можно сбить только одиночными. И только в глаза.
   - Ева. Я за тобой, - вполголоса, чтобы не напугать, предупредил Крис. - Сколько их? Вижу троих.
   - Пока трое и есть. Беру того, что слева.
   - Мой справа.
   Два выстрела - почти синхронно. Два луча свистнули сквозь вертлявые серые дымности и врезались в глазища чудищ, заспешивших было к бойцам. Пока везло: солдаты седьмого уровня годились лишь для бойни и давильни. Если избегать ближнего боя с ними - выжить можно. Два чудища грохнулись, громоздко подпрыгнув на полу от собственной тяжести - Ева еле удержалась на ногах, под которыми солидно дрогнул пол. Третье чудище остановилось, с тягостным недоумением глядя то на одного павшего сородича, то на другого. И превратилось в весьма удобную мишень. Чуть оно выпрямилось взглянуть на мелкого, но надоедливого противника, как туповатые глаза взорвались. Каменный пол здания покорно дрогнул под новой, грохнувшей оземь тушей.
   - С кем оставил Рууда? - торопливо отстёгивая личную поясную аптечку, спросила Ева, не глядя на Криса: уже рыскала глазами по видимому пространству впереди.
   - С Илвой - она вернулась, - отозвался он, держа под прицелом особенно густое, а потому подозрительное облако пыли. - Уходим?
   - Посмотрю - может, белоплащика найду.
   - Понял, - кивнул Крис, пятясь и пропадая в туманных клубах вместе с её аптечкой.
   Уточнять и не надо. Каждый, кто хоть немного был в таких боях, знает, что мёртвый щедро может поделиться тем, что ему не надо, но что ценно для оставшихся в живых. Закон войны - куда деваться. Особенно в таких условиях, когда не только боезапас на вес золота.
   Первый белоплащик (так презрительно в своём кругу люди и оборотни называли высокомерных эльфов, не желавших прятаться в камуфляжку) вряд ли нужен Еве. Если солдат седьмого уровня утоптал его всмятку, нет смысла искать его ради оружия или аптечки - ножищи этих солдат, только похожих на обезьян, заканчивались каменно копытной подошвой. На довольно ровном каменном полу от искомой добычи оставались разве что перемолотые в лепёшку останки. А вот второй, отлетевший от пинка, возможно, и "поделится" своими припасами... Вступив в дымную мглу, Ева нервно подёрнула ремень луч-ПП, осторожно выцеливая врага.
   Как и предполагала, от первого белоплащика на каменном полу темнело лишь пятно, быстро усыхающее и заметаемое пылью. Хотя нет. Ева разглядела: среди тряпья с костями валялись раздробленные части оружия... Сориентировавшись, куда мог отлететь второй, Ева обошла три груды плоти, в которые превратились погибшие солдаты седьмого уровня, стараясь не наступать на тёмные лужи крови и шарики пыли, густо плавающие в них, и насторожённо направилась к нужному месту. Кровь на этой планете любили. И там, где свалился белоплащик, уже могли быть пирующие на нём твари.
   Чем дальше от места расстрела семиуровневых, тем меньше серого дыма.
   Нисколько не удивившись при виде колонны, выросшей из подвижного тумана, Ева уже бегом помчалась к ней. Времени мало на слишком осторожную оглядку. Белоплащик нашёлся слева от колонны. Ева быстро обвела дулом ПП окружающее пространство, малым зарядом сожгла высунувшуюся из-за лежавшего тела сороконожку, с чьих жвал капал яд, которым тварь пробивала себе путь в мёртвую плоть. Затем, резко присев перед павшим, быстро обнажила ему грудь (чтоб ни одна тварь не впилась в её личную плоть) и ткнула пальцем в шею.
   Наверное, чудище пинком послало белоплащика прямиком в колонну, от которой он потом рикошетом и отлетел. Несмотря на шлем всмятку, из всех сколов и дыр которого мелкими корявыми полосами в момент смерти брызнула кровь, сейчас уже засыхающая, Ева для начала всё-таки убедилась, что белоплащик и впрямь не дышит. И лишь затем срезала с его пояса стандартную аптечку, а поднявшись и побродив вокруг, нашла потерянный убитым миномёт. Вернувшись и обыскав карманы белоплащика, забрала все мелкие предметы, покидав их без разбору в подсумок для луч-зарядников, который тоже решила взять, хоть тот и казался легковесным, а значит - потенциально пустым, но ведь надежда на парочку зарядников всегда есть?.. Снова оглядевшись, она кинулась в обратный путь, включив на полную мощность сканер, надвинутый на глаза.
   - Крис, где вы?
   - Ты идёшь мимо нас справа!
   Скорректировав путь, она надбавила скорости. Вскоре Крис предупредил:
   - Мы в десяти шагах от тебя.
   Вот теперь она пошла шагом и вскоре выбралась на площадку, будто слегка выдающуюся в пропасть, а на деле нависающую над городом со скального козырька.
   Рууд сидел, прислонённый к подножию наполовину сбитой колонны. Глаза закрыты. Лицо слишком спокойное. Без сознания? Или спит, усыплённый обезболивающим?.. На коленях перед ним устроилась черноволосая Илва. Она напряжённо считывала его личные показания с пояса-аптечки, чтобы в случае необходимости подкорректировать программируемый аптечкой ввод лекарств.
   Навстречу Еве Крис поднялся с пола так легко, словно и не тащил перед этим однополчанина, а потом не дрался с чудищами, вынужденно дыша пылью, нагло лезшей во все дыры маскхалата, который, вообще-то, и так на ладан дышит всеми своими дырами.
   - Ну, что показала разведка?
   - К выходу из храма лучше не идти. Там целая армия. А с белоплащиков надыбала только пояс и миномёт.
   - Есть пояс? - рванулась к ней Илва - Дай! Наших лекарств не хватает. У белоплащиков они посильней и классом выше! Дай! Пожалуйста!
   - А то не знаю, - пробормотала Ева, из рук которой Илва выдрала аптечку сразу после её кивка: оборотни часто ощущали себя низшими даже рядом с людьми, отчего и не верили в их милосердие. Но Илва-то должна знать...
   - Посидим немного? - предложил Крис, кивая на колонну. - Снизу нас не видно. Может, удастся отдохнуть, пока Илва разбирается с Руудом... А потом уж....
   Пять минут. Именно столько получилось посидеть, почти расслабившись, задрёмывая, а то и проваливаясь в сон от усталости и двух бессонных суток, прежде чем из опадающего пыльного тумана вышел ещё один белоплащик и рухнул на полушаге. Илва подпрыгнула из-за внезапного шума и развернулась уже с личным луч-ПП в руках, направленным на потенциального врага, но, скривившись при виде белого плаща, на котором оседала пыль, угрюмо отвернулась к Рууду. Тот, кажется, начал приходить в себя. Во всяком случае, задышал чаще.
   Переглянувшись, Крис и Ева тоже сморщились, со страдальческим: "Не хочу-у! Ну зачем он именно на наши головы свалился?!" тяжело встали и подошли к воину класса элита. Ева присела на корточки, а Крис с надеждой спросил:
   - Может, помер?
   - Увы, жив... Оглушило, как по мне.
   - Ладно, я сам дотащу его к Илве. Пусть она разбирается. В белоплащиках и в аптечках она шарит лучше нашего.
   - Захочет ли она помочь ему? - с усталой насмешкой спросила Ева. - Оборотни терпеть не могут эльфов.
   - Захочет. Не забывай: если он не слишком сильно ранен, она может заставить его подлечить Рууда. Крови на нём нет. И, честно говоря, я благодарен ему за появление на нашем участке - от второго миномёта сложно отказаться.
   С последним пришлось согласиться. Ручные миномёты выдавались только элитным войскам - то бишь белоплащикам. Остальные довольствовались лучевым или огнестрельным. Правда, те же миномёты, как нечаянные трофеи, доставались всем, но так редко... Вспомнив, что Крис физически работал больше, чем она, Ева вцепилась в ноги белоплащика и помогла отволочь его к Илве. Та, как и предугадал Крис, с брезгливой опасливостью осмотрела его, в первую очередь торопливо отстегнув поясную аптечку, а потом, пренебрежительно подёргав носом над его ртом, благо тот без сознания, бросила:
   - Отравлен. Нарвался на солдата пятого уровня. Сейчас очнётся.
   И, отстегнув ремешки личного шлема на эльфе, немилосердно ткнула в его шею "дуло" инъект-пистолета. Аптечку же бережно отстегнула и забрала. Прежде чем вернуться к Рууду, велела:
   - Держите ему голову выше пола. Его скоро стошнит.
   Делать нечего. Ева, подтянув штаны маскхалата, уселась рядом с белоплащиком и положила его голову к себе на колени. Вздохнула. И спросила о том, о чём не хотелось спрашивать, лишь бы не подтвердились смутные подозрения:
   - Где остальные?
   - Дарак с Клеманом пошли посмотреть, можно ли спуститься к городу. - Крис помолчал и повёл плечами: - Марика пошла с ними. Давно бы должны вернуться, но...
   Ева не стала спрашивать. Он пока спокоен, будучи опытным бойцом; психовать из-за Марики или оплакивать её будет потом, когда выберутся... Наёмники, каковыми они являлись, - особенно люди и оборотни, гибли чаще других, поскольку в первую очередь именно их посылали в опасные места. Эта планета не исключение. Они прилетели сюда взводом в тридцать шесть существ, костяк которого - десять существ, нюхавших пороху, остальные - новички. Сейчас точно известно, что живы лишь те, кто сейчас собрался здесь в надежде выбраться из данной точки и присоединиться к другим частям. Четверо старичков, не считая троих, ушедших на разведку. Последние часы взвод, по впечатлению, бесконечно воевал с явившейся в разгромленные храмы разноликой смертью, которая безжалостно выкосила не только малоопытных.
   Эльф вздрогнул, и Ева торопливо приподняла его голову со своих коленей, а Крис помог перенаправить белоплащика чуть вбок. Рвота была немилосердной: эльф явно давно не ел - сильными судорогами выхлёстывало из него только желудочным соком. Пока Крис держал его за плечи, Ева привстала и торопливо вынула пачку салфеток. Чёрт... Маловато будет, и себе не останется. Ну и фиг, белоплащик обойдётся парочкой. На войне и они, и он, в конце концов.
   Когда судороги прекратились, эльфа усадили между людьми. Чтобы не свалился. И Ева быстро обтёрла ему салфетками рот и подбородок. Во время этого гигиенического процесса Крис, приглядевшись, слегка отсел от белоплащика. Ева подняла брови, а потом снова поморщилась: среди эльфов есть такие, что могут закатить скандал, даже если им помогли. Крис предпочитает, чтобы белоплащик поменьше видел рядом с собой тех, кто вызывает у него раздражение. "Ну уж нет! - зло подумала она. - Расшаркиваться перед этим... - она с язвительным удовольствием вспомнила все нелестные эпитеты, которыми обычно награждали этих самых капризных воинов в мире, - ... не собираюсь!"
   Наконец руки эльфа, которые разбросанно и безвольно лежали вдоль тела, отвердели, и белоплащик настолько пришёл в себя, чтобы попытаться встать. Теперь от него отодвинулась и Ева, саркастически решив: "Негоже мне, презренному человеку, так тесно прижиматься к его супервеличеству!"
   Опираясь спиной и руками о нижнюю часть колонны, белоплащик встал на дрогнувшие ноги, всё ещё смутными глазами осмотрел всех, кто молча поглядывал на него. Затем пронзительно синие глаза прояснели, и эльф протянул руку к Илве:
   - Аптечку!
   Женщина-оборотень инстинктивно прижала к себе его аптечку.
   - Илва, отдай, - попросил Крис. - Рууду уже хватит и того, что тебе отдала Ева.
   - Вторую! - сухо сказал белоплащик, получив свою и заметив предыдущую аптечку.
   Илва сжалась, как от удара. Надежды на то, что белоплащик окажет помощь Рууду, мгновенно пропали: кажется, этот эльф из высокопоставленных.
   - Это... трофейная!
   Белоплащик заколебался.
   - Отдай ему - и пусть уходит! - не выдержала и с ненавистью выплюнула Ева. - Ты же ему помогла выжить, а он ещё нос воротит!.. Пусть уходит! Хоть выспимся.
   И прищурилась на оглянувшегося на неё белоплащика. "Что, беленький! И куда ты теперь пойдёшь, если твоих здесь нет? А в одиночку..." Она отвернулась, лишь бы не нагрубить больше того, что уже отзвучало.
   - Леди, я вас чем-то обидел? - вежливо спросил эльф, пристёгивая к своему боевому поясу личную аптечку и уже не обращая внимания на женщину-оборотня, затихарившуюся с трофейной возле Рууда..
   - Не дали нам выспаться! - огрызнулась Ева и обозлилась на себя: "Какого чёрта я ему выкаю?! Какого я вообще ему отвечаю?!"
   Он открыл рот, чтобы сказать что-то в ответ, но вдруг сдвинул брови и снова огляделся. А Ева злорадно спросила его - мысленно, конечно: "Что - дошло, что ты тут один?" На невозмутимом лице белоплащика его смятение не отразилось. Брови вновь разошлись. Он всё так же вежливо спросил:
   - А как я здесь оказался?
   - Как в считалочке, - легкомысленно сказала Ева. - Вышел ёжик из тумана. И свалился мордой в пыль.
   - Ева!.. - напоминая, воззвал Крис к её здравому смыслу.
   Но Еву понесло. Она будто покачивалась в полудрёме, накатывающей на неё теми же пыльными клубами, и чувствовала себя такой больной, что было абсолютно всё равно, как и с кем говорить. Вполголоса она принялась ругаться матом, уже не глядя на причину своего раздражения, пока Крис не бросился к ней и не обнял её.
   - Спи, Ева, спи! Никто тебе мешать не будет!
   Она возмущённо поднимала голову, которая резко отяжелела, едва её прислонили к груди напарника. Она пыталась открыть закрывающиеся глаза... Чьи-то пальцы щекотно провели по её лбу, и незнакомый голос тихо, но властно сказал:
   - Спи!
   ... Их было тридцать шесть. Ключевое слово - "было".
   Сон, которого она так жаждала, навалился недавним прошлым.... Их убивали двое суток. Вынужденной бессонницей, когда реакции замедленны и грозят смертью. Действием без продыху. Вылетающими отовсюду чудовищами, класс которых уже с трудом определялся, потому что большей частью они были незнакомы наёмникам... Кто-то могущественный пытался захватить старую храмовую планету и использовал для штурма невиданных монстров - последнее признавали даже всеведущие ангелы-хранители. И всё потому, что эта, не нужная никому планета могла стать плацдармом для последующего победного шествия по планетам Единого мира.
   ... Она бежала к разрушенному зданию, стреляла и, сжав в мысленный кулак сердце, снова - в который раз - в отчаянии смотрела, как падают её друзья, только что бежавшие рядом. Они отстреливались, но тот, позавчерашний бой, растянувшийся на двое суток и загнавший их на равнину - бывший храмовый комплекс, возвышавшийся над покинутым сотни лет назад городом, - открытый всем ветрам и прицелам, превратил их в почти неподвижные мишени. Вражеские солдаты всех уровней легко убивали её друзей, а Еве только и оставалось, что бросаться из стороны в сторону: где трясти упавшего, чтобы удостовериться, что он мёртв; где - тащить на себе беспомощных раненых, а потом вздрагивать - и давить в себе яростное бессилие и злобный крик нового отчаяния, когда раненых добивали прямо на ней. Уши давило от постоянного грохота, глаза слепли от залепляющей их пыли: щитки не выдерживали того жара, в котором приходилось драться. Сознание всё чаще мутилось, и самой нереальной, но страстной мечтой стало только одно - желание выспаться.
   ... Прорванный мир - так порой называли событие, когда на Землю хлынули представители разных миров. Земные государства не успевали опомниться и обозвать вторжением и агрессией организованное появление на планете оборотней, демонов, ангелов-хранителей, эльфов и других неожиданных существ. И лишь потрясённо смотрели на темнеющее вне зависимости от времени суток небо, в котором плавали сказочно-необычные летательные корабли: отслеживающие угрозу из космоса аппараты землян оказались совершенно беспомощными перед защитой этих корабли и пропускали их так, не докладывая на Землю, словно никого в космосе и не было. Понадобилось около десяти лет, чтобы заключить мир со многими из существ (в первую очередь с ангелами-хранителями, которые оказались главными дипломатами в явленном землянам слишком огромном мире) и принять положение дел, при котором сосуществование с необычными расами стало обыденным. Как стали обыденными и путешествия в иные миры. И участие землян в военных операциях, подобных этой...
   ... Она только начала расслаблять плечи, как ни странно, ощущая себя во сне в безопасности, как что-то коснулось её виска, а потом под костями черепа словно поцарапали, и послышался болезненный шёпот: "Ева..." Она чуть не заплакала во сне от необходимости встать. Ведь в сон она провалилась так уютно далеко! Но обозлилась на себя и резко распахнула глаза.
   - Клеман!
   На шершавую от пыли и мелкого камня поверхность бывшего храма она словно прыгнула из положения лёжа.
   - Где Клеман? - встревоженно побежал за нею Крис.
   - Где-то рядом!
   Дурацкий ориентир, но Крис ей поверил. Поверил из-за её давнего прикосновения к Заветному камню ангелов-хранителей, к которому даже приблизиться мог отнюдь не каждый... Он вместе с Илвой помчался следом. Странно, но Еве показалось - кто-то там третий последовал за ними. Кто бы это? Неужели Рууд очнулся до такой степени, что сумел не только подняться, но и побежать? Плохо верится.
   Добежав до края обрыва, Ева немедленно свесилась с него.
   Клеман привалился к стене где-то в трёх метрах от этого обрывистого края, еле сидя на высунувшемся из той же стены обломке колонны. Сделает одно неправильное движение - да вообще любое движение! - соскользнёт со своего насеста. Чёрно-серый от пыли и крови, оборотень выглядел так, что краше в гроб кладут. И открыт всем ветрам, а заодно и всем вражеским глазам и оптике!
   Недолго думая, Ева сняла с пояса моток тонкого, но крепкого троса и накинула петлю на ближайший, торчащий на овражном крае осколок из недавнего храмового интерьера. Крис немедленно присел рядом с осколком, собираясь подстраховать спуск.
   - Клеман, не шевелись, я рядом, - вполголоса, чтобы оборотень не вздрогнул, сказала Ева. - И сейчас спущусь за тобой.
   Добежала Илва. Глянула - сообразила, что к чему, и помогла закрепить верёвку на поясе, после чего сунула Еве инъект-пистолет со стимулятором для Клемана. Белоплащик посмотрел вниз и поморщился. Ева встретила взгляд пронзительно-синих глаз (о, вот кто третий! Надо же...) и бесстрастно сказала:
   - Не знаю, как поступают благородные (с трудом не скривилась, произнося это слово) эльфы, но мы своих не бросаем.
   - Он уже мёртв, - возразил белоплащик.
   Ева не уследила за языком, бросив:
   - Как и ты!..
   Эльф стремительно оглянулся, видимо посчитав, что смерть подкрадывается сзади.
   Ева усмехнулась: "Хар-рошая мстя!" и, съехав за край обрыва, попятилась в пропасть. Перебирая трос руками, отыскивая удобную опору для ног, она сходила на полметра сбоку от Клемана. Едва очутившись на одном уровне с оборотнем, действуя, словно хирург на опасной операции, она сумела надеть на него петлю, благо тот ничего не соображал от потери крови, а затем хитрыми узлами и петлями примотала Клемана к себе. Когда они оказались в тесной связке, когда камень, к которому он прижимался, был им оставлен, и оборотень всей тяжестью обвис на обнявшей его женщине, она ввела ему стимулятор.
   Выждав обязательную минуту, чтобы стимулятор впитался, она позвала:
   - Клеман, слышишь меня?
   Оборотень сумел приоткрыть глаза и снова закрыть.
   - Сейчас нас поднимут. Можешь обнять меня?
   Не мог. Пришлось закинуть его руки себе на плечи, а потом, закрепив его положение при себе ремнями, снова обнять. Стимулятор постепенно действовал. И постепенно действовало дыхание в унисон. И Ева не знала, что быстрей повлияло на состояние Клемана, но измождённое лицо оборотня отвердело, а глаза прояснились.
   Можно подниматься. Ева запрокинула голову кверху и подёргала трос.
   - Поехали!
   Говорить он не мог, но сидел-то в обнимку с ней, лицом ей в плечо, поэтому она расслышала: "Ева... Марика внизу..."
   Она сумела взглянуть вниз. Теперь, когда их поднимали, колонный камень, за который цеплялся Клеман, ушёл чуть в сторону, открывая скрючившееся далеко внизу под ним человеческое тело. Ева долго думать не стала. Едва Крис схватился за подмышки Клемана, Ева скомандовала:
   - Спускайте! Там Марика!
   - Нет, - спокойно ответили ей, и, дёрнув головой, как и остальные, она обнаружила на овражном краю босоногое существо в обычных полотняных штанах. Единственно - подпоясан боевым ремнём. - Забирайся наверх, я сам достану женщину с камня.
   Остарджи?! Ангел-хранитель? Что он здесь делает? Сердце заледенело. Ангелы распределялись по одному на отдельную войсковую единицу - на полк, минимум - на батальон или на роту. И оставались при самом большом количестве воинов. Если этот их Остарджи (а она узнала его по шраму на скуле - тоже не бессмертны) здесь, если он готов спуститься за раненым человеком, не значит ли, что бойцов осталось... Остались только те, что собираются здесь, на краю оврага, нависающего над пустым городом?!
   Крис нетерпеливо выдернул Еву на поверхность, пока, опахивая всех пыльным вихрем, поднятым крыльями, ангел-хранитель Остарджи спускался за Марикой. Над грузным Клеманом, беспомощно вытянувшимся на полу, хлопотала Илва, то и дело обеспокоенно оглядываясь на торчащую из дымных облаков колонну, возле которой оставался Рууд. Белоплащик высился справа, направив ручной миномёт дулом вниз - на случай, если ангелу-хранителю понадобится помощь. Ну-ну... Если бы кто-то другой полез за женщиной из человеческого рода, фиг бы белоплащик решился помочь... Едва Ева освободилась от троса, она и Крис немедленно встали с другой стороны от эльфа.
  
   Вторая глава
  
   Они успели увидеть, как, на первый взгляд медленно и даже величаво взмахивая крыльями, поднимается к кромке оврага ангел-хранитель со своей бездыханной пока ношей на руках. А потом уши заложило от воя - будто взвыли тревожные сирены, только усиленные в десятки раз. Илва, с искажённым от боли лицом (оглянулась Ева), прижала руки к слишком чувствительным, как у всех оборотней, ушам. Ладони у неё были без боевых перчаток, и сквозь пальцы по запястьям текла кровь. Где она оставила наушники?!
   Что надвигалось и откуда - непонятно, ведь звук раздавался отовсюду.
   Движение воздуха снизу стало более ощутимым: обеспокоенный Остарджи чаще замахал крыльями и женщину уже не держал на руках, а прижимал к себе одной рукой, потому как вторая уже вооружена ПП, висевшим до сих пор на его бедре.
   Крис сквозь зубы втянул воздух - Ева заметила это лишь после взгляда на его резкую оглядку в сторону. Эльф обернулся вместе с ним.
   Сначала слева, а потом со всех сторон на скалистый обрыв, оставшийся от храмового комплекса, помчались небольшие воздушные катера... Ева первой бросилась на плиты храма. За ней - мужчины.
   - Илва - ложись! - рявкнула она, забыв об оглушительном рёве псевдо-сирен.
   Но глаза женщины-оборотня были в слезах, а ладонями она всё ещё закрывала уши. Пришлось вскакивать и подсечкой валить Илву рядом с собой.
   Крис оказался поблизости. Повернув голову к Еве, он выговорил так, что она поняла неслышное даже в наушниках слово по двигающимся губам:
   - Ловушка!
   - Зачем мы им?!
   - Ангел!
   Она охнула от его догадки и первой полезла по разбитому полу к краю обрыву.
   Остарджи внезапно проворно (с его-то крыльями!) крутился в воздухе, пытаясь уйти от очередей с машин. А те неумолимо подлетали всё ближе. Ева, мельком отметив, что ангел-хранитель в первую очередь пытается закрыть от выстрелов Марику, принялась обстреливать катера, которые позволяли себе летать слишком близко к обрыву. Белоплащик, про которого она забыла, устроился рядом и бил из миномёта.
   - Марика! - отчаянно закричал Крис.
   От его крика, который удачно сунулся в паузу воющих сирен, белоплащик почему-то быстро взглянул на Еву и только затем снова начал выцеливать атакующие Остарджи катера. Ничего не понявшая, Ева быстро сползла чуть вниз с края, чтобы видеть, что происходит с ангелом-хранителем. На смертельно ноющие и шипящие лучи она не обращала внимания: двум смертям не бывать, а одной не миновать! Ангел-хранитель был ранен - это она заметила, когда он, не выдержав, раз взглянул наверх, но ничего не увидел - глаза были залиты кровью. А ведь до края обрыва - метров шесть оставалось! И он уже не один и не два раза из-за временной слепоты сильно ударил крыльями по каменистой стене...
   И тут Ева испугалась: а если он вынужденно избавится от балласта?! Если посчитает, что раненая Марика и его жизнь - это разновеликие по значению величины?!
   Она не хотела раскрываться, но ситуация...
   Стиснув зубы, Ева вкрутила взгляд в суматошно хлопающие крылья - и сквозь них, туда, где предположительно скрывалась голова ангела-хранителя: "Остарджи! Поднимайся по линии моего взгляда!"
   Рядом раздался новый грохот - вдвойне громоподобный: Крис взялся за трофейный миномёт и нечаянно выстрелил в унисон с белоплащиком.
   Эффект от сбитого катера, который нёсся вниз ракетой с чёрным, дымящимся шлейфом, оказался сильным: остальные вражеские катера теперь боялись близко подходить к опасному обрыву.
   Правда, это ещё ничего не значило. Остарджи могли подстрелить и издали. Но после двойного выстрела из миномётов ангел-хранитель почуял линию неведомого для остальных взгляда и взвился по ней наверх, чуть не сбросив в суматохе Еву, потому как сразу не определился, куда именно вставать. Женщина успела откатиться в сторону, и Остарджи встретили подскочившие к нему мужчины. Крис бережно забрал у него Марику. Белоплащик было поддержал ангела-хранителя под руку, но тот вытер со лба струйку крови и покачал головой: мол, всё в порядке, продолжайте отстреливаться.
   - Крис! - повелительно окликнула Ева растерянного сослуживца, который не знал, что делать дальше, и, не дожидаясь, пока он услышит её, забрала у него Марику.
   Белоплащик неожиданно распластался на полу и что-то монотонно закричал, зажимая руками голову.
   Пока изумлённая Ева смотрела на него, не понимая, что делать: бежать к нему - возможно, раненому, или в первую очередь заняться всё-таки Марикой, поскольку её состояние было гораздо страшней, чем его, - он так же неожиданно кивнул кому-то и, что-то сунув в боевой пояс, снова по-пластунски пополз к обрыву, подталкивая впереди себя миномёт. Вновь устроившись рядом с Крисом, который сосредоточенно и зло целил в приближавшиеся боевые катера, белоплащик вторил его действиям.
   Успокоившись на его счёт, Ева потащила Марику к лежащей неподалёку Илве. Женщина-оборотень всё ещё плакала от боли и широко разевала рот в попытках убрать давление на уши. Вынув из маскхалата старые, давно не действующие наушники, которые ей полагались, как связисту, Ева стащила с женщины-оборотня шлем и быстро воткнула ушные вкладыши в её уши. После чего ткнула пальцем в Марику и, выразительно шевеля губами, велела:
   - Займись Марикой!
   Илва кивнула, вздыхая от облегчения и шмыгая носом, и немедленно расстегнула маскхалат Марики на груди. Убедившись, что Илва занята раненой, Ева огляделась.
   Единственная маскировка - взлетающая пыль от выстрелов и взрывов.
   Мужчины, стреляя из миномётов и ПП, пока не подпускают к обрыву катера, чьи пилоты оказались слишком трусливыми, к обрыву.
   Значит, можно посмотреть, что с Остарджи.
   Она подползла к нему, сидящему, словно йог. Так, крылья сложить сумел - значит, не так страшно и ранен.
   - Дай посмотреть, что с головой! - скомандовала Ева, чуть не вопя ему в ухо.
   - Как ты... - начал Остарджи, но взрыв разорвавшегося снаряда слева заглушил вторую половину фразы или вопроса.
   Ева поняла. Перед его глазами она показала открытую ладонь, которой будто притрагивается к чему-то, а потом, снова склонившись к его уху, прокричала:
   - Заветный камень!
   Он кивнул и после этого движения вдруг повалился набок. Ева поразилась: вот прямо сейчас не было ни единого луча в их сторону, ни единого огнестрела! Потом сообразила - держался из последних сил. Снова оглянулась на мужчин. Те продолжали обстрел. Илва, ожившая благодаря наушникам, металась между Клеманом и Марикой, время от времени с тревогой посматривая в сторону одиноко торчащей колонны, возле которой в одиночестве остался беспамятный Рууд...
   Ева вынула свою аптечку, в которой остались лишь кровоостанавливающие средства и, быстро продезинфицировав найденные раны, быстро залепила голову Остарджи био-пластырями, благо она бритая, как у всех ангелов-хранителей... Остальное - сделают позже врачи. Сейчас главное - остановить кровотечение.
   Мужчины продолжали прицельный обстрел катеров, реющих перед ними, действуя в основном миномётами.
   Убедившись, что с мужчинами всё в порядке, Ева короткими перебежками, из одного дымного облака в другое, кинулась к колонне.
   Долго бежать не пришлось, и как же она обрадовалась, когда увидела ползущего ей навстречу Рууда!.. Она прыгнула к нему лечь рядом и быстро замотала ему уши рваньём от его маскхалата, обернув ткань вокруг головы и сумев заглушить непрекращающийся вой сирен. Рууд благодарно глянул на неё, а она кивнула ему, после чего волоком, за плечо маскхалата, потащила его по полу, счастливая уже оттого, что пол здесь почти без трещин. Рууд пока даже не подозревал, почему необходимо присоединить его ко всем ребятам. Но Ева горячо надеялась, что правильно поняла странное поведение белоплащика: он вызвал на помощь своих!.. Ведь на орбите вокруг планеты крутилась целая эскадрилья звездолётов... Если половину не посбивали... Во всяком случае, своего пилота она не дозвалась ещё раньше...
   А пыль и мелкий камень продолжали шипеть и взвиваться от обстрела с летающих вокруг катеров. Ева резко приподнялась на локтях: показалось - или Илва закричала в самом деле?! Нет, слава Богу, всё с ней нормально - женщина-оборотень только что пригнулась в сторону от свистнувшего по полу боевого луча.
   Подтащив Рууда к ангелу-хранителю, она жестами велела оборотню лежать и не двигаться. Да, здесь опасней, но именно сюда может подлететь космическое судно эльфов. Место довольно просторное, и есть возможность безопасного приземления - под защитой двух миномётов. Итак, расклад пока таков: она и Илва охраняли по двое раненых, в то время как мужчины отбивались от атакующих.
   Мужчины внезапно оживились и принялись действовать более энергично. Что это с ними? Ева подползла к ним и вгляделась в облачное море взрывов, в просветах которых мелькали катера противника. Ага!.. Вон что!..
   Единственные миномётчики на краю обрыва вовсю очищали путь для белого (и здесь белоплащик!) орбитального шлюпа-перевозчика эльфов! Ева оглянулась на своих раненых, а потом вползла в пространство между мужчинами-миномётчиками. Если дело так поворачивается, можно не пожалеть своих сил.
   - Крис! - резко крикнула она, забыв, что сослуживец тоже в наушниках. - Слева!
   Крис мгновенно повернул миномёт налево. Две секунды - и из облаков вылетел вражеский катер Один-единственный выстрел - и судно рухнуло в пропасть.
   Ева толкнула белоплащика под локоть и крикнула:
   - Прямо - на двадцать минут!
   Тот, ничего не понимая, уставился вперёд, в названную координату.
   Крис стрелять сам не стал: эльф должен довериться Еве, которая на всю катушку включила восприятие чужих - и отслеживает их появление из маскирующих облачных завес. Стрелять-то не стал, но на всякий случай приготовился, если белоплащик лажанётся - и с непривычки промажет.
   Но эльф - при всём своём скептицизме - всё же дёрнулся. Меткий выстрел - мина взорвалась в корпусе выскочившего из облаков катера.
   Шлюп-перевозчик опустился на храмовую площадку. Пришлось закрываться от взвившейся строительной пыли. А когда она опустилась, белоплащик кинулся к ангелу-хранителю. Одобрив его порыв помочь, Ева бросилась к Рууду - Илва уже поднимала тяжеленного Клемана, а Крис насторожённо озирался, крепко прижимая к себе Марику.
   Наёмники пошли было к шлюпу - и оцепенели, окаменели от неожиданности: из шлюпа выскочили два белоплащика, из рук того задаваки перехватили Остарджи и бегом потащили его к овальной дверце. Остановил же шестерых бойцов неожиданный момент: "их" белоплащик, последовавший за ними, едва влетев в шлюп, вручную закрыл дверцу - за собой! Даже не взглянув на людей и оборотней, которых оставлял на верную смерть!
   Пронзительный вой прорвал даже продолжающийся рёв сирен. Илва стояла, пошатываясь под весом Клемана, смотрела на шлюп и плакала, посылая в глухую мглу отчаянный крик и забыв, что не обернулась в волчью ипостась. Крис и Ева переглянулись.
   - Сможешь докричаться до Остарджи? - бесстрастно спросил Крис, поправив наушник. - Он не даст им... - уже безнадёжно прервал он собственную фразу.
   - Он без сознания, - сквозь зубы процедила она.
   - А ты... - глухо начал он и тут же покачал головой. - Ты помогла им...
   Да, именно что. Помогла расчистить путь для шлюпа-перевозчика, после чего белоплащики хладнокровно оставили их... Она поняла, что повторяет про себя одно и то же. В душе не осталось ни единого чувства. Опустошение. Как будто внутри сожгли всё дотла. Один пепел - такой же серый, как пыль повсюду.
   Она вспомнила, как осторожно тянула руку прикоснуться к Заветному камню ангелов. Как, дотронувшись до него, не отдёрнула ладонь, как ожидали все, кто заметил почти кощунственный жест в главном храме ангелов-хранителей... Вспомнила - и сила камня вскипела в её жилах, наполняя новой мощью взамен потраченной на время помощи тем, кто в ней нуждался. Ева, бережно опустив в пыль безучастного из-за безнадёги Рууда, сжала кулак и вытянула руку вслед уже пропавшему в бегучих облаках шлюпу.
   - Я проклинаю тех, кто бросил беспомощных! Я проклинаю позорной смертью тех, кто совершил предательство! Если только они не вернутся... Если они не вернутся!..
   Проклятие вызовет в белоплащиках чувство стыда. Должно вызвать... Если это чувство перевесит их же чувство самосохранения, они прилетят назад. А если не прилетят - проклятие останется на них в виде клейма, которое увидят на них ангелы-хранители. Эти молчать не будут, хотя сами эльфы совершённое предательство предательством не считают. Для них это всего лишь избавление от лишнего груза - необходимая жестокость в условиях войны.
   На посланное к шлюпу проклятие Ева потратила всю мощь, которую ей дало воспоминание о Заветном камне, - то есть последний резерв для последних минут жизни. Крис смотрел в небо - туда, где скрылся в облаках шлюп-перевозчик. Поэтому не видел, как Ева пошатнулась от слабости, но, переступив, вновь утвердилась на ногах.
   Вражеские катера ринулись следом за шлюпом, постепенно растаяв в облаках.
   Неведомый рёв стих.
   - Чёрт... - прошептал обернувшийся на храмовую площадку Крис.
   Ева оглянулась. Пылевые облака медленно оседали, и сквозь них было видно, как движется к краю обрыва нечто тёмное. Вражеские солдаты... И не в одиночку, а стеной... Они перешли в храм через последний невзорванный мост и не спеша, с осознанием, что последние защитники храма никуда не денутся, двигались к краю обрыва, который до сих пор был им недоступен.
   - Ева, сумеешь? - Крис тоже опустил Марику на каменную поверхность.
   Илва обливалась слезами злости и обиды, сидя на коленях перед Клеманом, и, всхлипывая, с надеждой смотрела на Еву. Та отвела взгляд в сторону. Всё, больше ничего объяснять не надо. Но она всё-таки буркнула:
   - Я сейчас даже ПП в руках не удержу, разве что лучевой...
   - Дай мне, - угрюмо сказала Илва. - Я не собираюсь сидеть и ждать, пока нас всех... - Голос всё же прервался. Но, сглотнув, женщина-оборотень твёрдо сказала: - Мой ПП давно разряжен.
   Они подтащили раненых оборотней и женщину, так и не пришедшую в себя, ближе друг к другу и приготовились к последнему бою.
   Тёмная туча медленно приближалась к ним, такая громадная, что несколько колонн оказались для солдат низкими. Шли не однородно - всех уровней. Им даже стрелять не придётся - скинут в пропасть под краем храмового выступа - и...
   Илва вскрикнула. Оглянувшись следом за ней, ошеломлённые Крис и Ева с недоверием проследили, как приземляется белый шлюп прямо за их спинами. Он ещё не остановился, но дверца уже распахнулась, и с порога спрыгнул "их" белоплащик. За ним те же двое, что несли недавно в шлюп Остарджи. Они подбежали к последним солдатам Единого мира и, ни слова не говоря, подхватили раненых, не гнушаясь, к изумлению Евы, помочь даже оборотням. Крис обнял Еву за талию и помог бежать к шлюпу.
   Когда дверца глухо шлёпнула, отрезая их от вражеской армии, заполняющей пространство храмовой площадки, когда вторая дверца изолировала их от атмосферы этой планеты, Ева, которую всё ещё держал Крис, повернулась к "их" белоплащику спросить:
   - И что это было?
   Тот посмотрел на неё бешеными, потемневшими в искусственном освещении синими глазищами и, отчётливо с трудом сдерживаясь, отрезал:
   - Если бы я сам понимал, зачем надо было забирать всю вашу свору дохлых псов!
   - Не плюй в колодец! - рявкнула в ответ Ева и закашлялась от слишком резкого возгласа: передышала пылью. Крис встряхнул её и, чуть отвернув голову, чтобы никто не видел, что он заговорил, тихонько, на грани смеха посоветовал:
   - Помолчи хоть сейчас...
   - Что значит - "не плюй в колодец"? - сжимая кулаки, агрессивно осведомился эльф.
   - Пословица такая есть на Земле, - охотно объяснила Ева, потирая нос, чесавшийся от грязи с намёком, что вот-вот чихнёт. - Полностью она звучит так: не плюй в колодец - пригодится водицы напиться. Ну, чего встали? Показывайте, где нам разместиться.
   Он промолчал и только простёр руку, указывая на довольно тесное помещение, которое сейчас выглядело полупустым, а оттого слишком и печально просторным: мест-то для пассажиров - около двадцати. А даже самих эльфов, включая "их" белоплащика, оказалось всего пятеро. Двое - тех, кто помог с Остарджи и ранеными. Ещё двое из них сидели за управлением - на всякий случай, если подобьют одного из них. Рядом с правой стеной висела закрытая спецкапсула-подвеска с лежащим в ней Остарджи.
   Ева первой шагнула к пассажирским креслам и помогла Илве и Крису: боковые кресла надо было развернуть и несколькими движениями (для опытных в этом деле) превратить их в капсулы, после чего втащить вовнутрь раненых оборотней так, чтобы они и пошевельнуться не могли до того, как их переправят внутри корабля в жилые отсеки или (в лучшем случае, естественно) сразу в медотсеки. "Их" белоплащик промолчал, глядя на действия солдат Единого мира. Илва метнула в него осторожный взгляд и, помявшись немного, включила в капсулах режим подачи белково-стерилизующей атмосферы, которая должна очистить открытые раны оборотней.
   Белоплащик проследил за неприятными ему пассажирами и только было повернулся сесть ближе к космолётчикам, как наверху - там, куда шлюп стремился, раздался потрясающий взрыв. Потрясающий - значит, шлюп едва не перевернуло вверх тормашками от отдачи. Белоплащика чуть не размазало, швырнув в стену, - Крис поймал его и удержал: он буквально ударил эльфа вбок, сбивая с полёта к стене, а затем придавил упавшего к сиденью пассажирского кресла.
   Когда шлюп выровняло после резкого виража подальше от взрыва, успевшие пристегнуться солдаты Единого мира (из тех, что оставались в сознании) сумели переглянуться, а потом оквадратили глаза, уставившись на космолётчиков, один из которых выразительно и с ощутимым гневом принялся выговаривать что-то явно нехорошее - мягко говоря, причём не обращая внимания на присутствие в салоне важной персоны в виде того самого белоплащика. Ругался, что ли?.. Тот, изумлённый, встал с соседнего с Крисом кресла и пошёл было к ним. И остановился, опустив голову.
   Ева нетерпеливо прижала ладонь к толмачу-импланту, введённому в область над ухом. Почему толмач не переводит эльфийский? Сломался? Или не рассчитан на эльфийскую ругань от души?.. "Их" белоплащик стоял чуть впереди от неё, и вся его внезапно согбенная фигура выражала такое отчаяние, что она догадалась и без толмача: взорвался тот самый корабль, к которому они летели!..
   В полной тишине, воцарившейся в салоне шлюпа, она вполголоса сказала:
   - Кажется, мы стали вашей удачей.
   - Это издёвка? - не оборачиваясь к ней, спросил он.
   - Констатация факта. Вы остались живы, вернувшись за нами.
   Их краткий диалог был заглушён включённым в кабине космолётчиков эфиром, который звучал как трансляция из ада: визг и вопли страшных тварей как-то гармонично смешивались с продолжающимися взрывами, треском и грохотом... Ева сидела, равнодушно прислушиваясь к звучащей какофонии: мощности шлюпа-перевозчика не хватит, чтобы прорваться через орбитальный слой планеты в космос. А если бы и прорвались... Мощности шлюпа вряд ли хватит на выход в гиперпространство, позволяющее пересечь необходимое расстояние в считаные дни, а не в долгие годы, как было раньше, когда пассажиров приходилось замораживать для перелёта.
   В следующий миг её пришлось напрячься, как и Крису с Илвой: космолётчики быстро отключили свет в салоне, оставив светящимися пульт управления, и принялись - явно вручную - резко и непредсказуемо маневрировать, скользя внутри месива погибших кораблей и их обломков, которые беспорядочно мотались по орбите
   Внезапно и пассажиры, и космолётчики подпрыгнули на креслах.
   - ... Я крейсер "Земля-379"! Я крейсер "Земля-379"! - монотонно выкликали с орбиты планеты.
   - В какой он точке?! - бросился белоплащик к космолётчикам.
   - Вокруг него защита, которая рассеивает все сигналы! - откликнулся оживившийся пилот, который после первых же слов землянина повключал явно все радары, обыскивающие орбиту. - Кажется, он надеется, что ангел жив и сумеет найти его!
   - Мы можем привести Остарджи в себя? - спросил, не оборачиваясь, второй пилот.
   - Вряд ли, - сухо ответил "их" белоплащик. - Его сознание сейчас переброшено на ангельскую базу, где он и берёт силы для восстановления.
   - Ева? - вполголоса спросил Крис, а Илва, побледневшая от напряжения и страха, обернулась к ней с такой надеждой, что женщина закусила губу. Ну не надо так верить в её возможности, не надо! Тем тяжелей разочарование...
   Шлюп-перевозчик тряхануло. Скрежета его при "поцелуе" с проплывающей махиной пассажиры не услышали лишь потому, что стены судна бронированные...
   - Что значит - Ева?!
   Когда это "их белоплащик" успел переместиться к трём креслам с землянами и оборотнями? Сейчас он всего лишь опасно опирался на спинки пассажирских кресел, нависая над Евой, что её раздражало: свалится ещё на неё при первом же рывке шлюпа!.. А когда шлюп выпрямился, уходя от нового столкновения, да ещё под защиту следующего взорванного корабля, чтобы не быть подстреленным с юрких, внезапно выскакивающих отовсюду катеров, эльф вцепился в плечо женщины и злобно затряс её.
   - Почему - Ева, когда мы заговорили об Остарджи?! Я же понял, что ваши коллеги в чём-то надеются на вас!
   - Зато я не уверена! - зарычала в ответ Ева. Шлем маскхалата мешал, и она чуть приспустила его назад, даже в этой ситуации морщась от грязи на голове. - Они думают, что я могу послать сигнал крейсеру или сделать что-то иное, если мне помогут встать к капсуле с Остарджи!
   Он открыл рот, явно собираюсь допросить, каким образом она сумеет это сделать и зачем для этого нужен ангел-хранитель, но сжал губы до напряжённой ниточки. Несколько секунд ушло на то, чтобы убрать руку с её плеча и обдумать сказанное землянкой, а потом он оглянулся. Сначала пошатнулся - шлюп неожиданно дёрнулся налево с заходом вверх, и эльфа бедром прижало к креслу с Евой, сбоку, - причём явно очень болезненно. Он скривился, в кои-то веки не контролируя эмоции, быстро произнёс:
   - Марцель, сумеешь повести шлюп, чтобы у леди была минута?
   Ева собиралась фыркнуть, но вынуждена была согласиться: да, в этой ситуации у неё может быть только минута, чтобы дойти до капсулы и сделать хоть что-то. Пока "их" эльф ожидал ответа, пока шлюп летел более или менее спокойно, она расстегнула ремни и осторожно, цепляясь за спинки кресла, пошла к капсуле Остарджи... Шлюп выпрямился и юркнул в тёмное нутро ближайшего распотрошённого взрывами корабля.
   "Только бы крейсер за эту минуту выжил!" - молилась про себя Ева, еле удержавшись на ногах во время поворота. "Их" белоплащик следовал за нею, и её, как ни странно, сейчас больше всего раздражало, что она не знает его имени. Ещё два шага - и она злобно решила: "Буду звать тебя Мухомором!" Имечко это или прозвище пришло на ум, едва она вспомнила два тёмных пятна на его виске и скуле и плащ, пробитый в нескольких местах огнестрелом. Новое негативное чувство, остро ощутимое, внезапно развеселило её: нашла, из-за чего психовать! - и тем самым дало силы подойти к капсуле. Мухомор уже стоял рядом, вопрошающе глядя на неё.
   - Открывай! - приказала Ева.
   Он сначала убавил поступление биоматериала, который окутывало ангела, а потом отодвинул верхнюю часть капсулы. Ева, благо капсула была ей по пояс, не сутулилась - что было немаловажным при будущей "операции". Она подсунула ладонь под затылок Остарджи, другую - положила на его солнечное сплетение. Получится ли повторить не в учебных условиях то, чему учили на планете ангелов? Первым делом - быстрый выход на сознание Остарджи. Да, он "ушёл".
   - Встань рядом и держи меня, чтобы я не свалилась! - скомандовала Ева Мухомору. - Учти! Я должна именно стоять!
   Могла бы попросить и Криса, но у Криса мало сил. А эльфы умеют сбрасывать усталость и пополнять запас свежих сил, беря их отовсюду. И этот чужой запас Ева сейчас собирать потратить по полной... И вообще... Своих жалко, а этих снобов... Последнее, что она почувствовала: её обняли одной рукой и прижали к себе. Шлюп снова дёрнулся, и, "уходя" в чужое суперличное пространство, Ева издалека, как во сне, услышала голос первого пилота:
   - Нас преследуют!
  
   Третья глава
  
   Она знала: едва её глаза закрылись - глаза Остарджи задвигались под веками.
   На данный момент его сознание пребывало на безумно громадном расстоянии от шлюпа. По невидимой нити оно перекачивало сюда силы, чтобы восстановить физическую оболочку. Ангелы легко могли найти для себя новое тело. Проблема для них вырисовывалась одна: знания оставались при личности, меняющей физическую оболочку, - навыки, увы, стирались вместе со смертью тела. И нужны были долгие годы, чтобы наработать их заново. Поэтому ангелы-хранители старались как можно дольше использовать привычную оболочку, не только предохраняя её от повреждений, если есть такой шанс, но и бережно "заштопывая" её.
   Ева же собиралась уже сейчас эту оболочку заставить работать, воспользовавшись её возможностями. Насколько она помнила, передача Остарджи сил в физическое тело для её "ремонта" не будет прервана, если тело начнёт действовать, будучи без сознания ангела. Но будучи заполненным вторгшимся в него чужим сознанием.
   Она сосредоточилась на коже пальцев, прижимающихся к неподвижному телу.
   Внезапная тишина.
   Внезапный глухой мрак.
   Она будто прыгнула в ночную пропасть: часть сознания переходила в чужое тело.
   И выскользнула из пропасти, задыхаясь от долгого прыжка в неизвестность.
   Часто дыша - лишь бы не выблевать пустой желудок!.. Слишком уж стремительным был этот прыжок в никуда!..
   И увидела...
   Тесное помещение, которое не сумели заполнить пассажиры, заселившие его только что.
   "Выход - за пределы шлюпа!" - безразлично скомандовала Ева, добавив ощущение, что снова прыгает - сквозь стены космического судёнышка.
   Орбита планеты - мусорный пояс, постепенно обтягивающий планету мусорной оболочкой. Ева лихорадочно осматривалась вокруг глазами Остарджи: позывной звучал так, что явно был где-то рядом, а не на другой стороне планеты. Но... пустота везде - нигде нет живого огонька, обозначающая живое тело. Мельком Ева вспомнила, что живые могли прятаться в скафандрах с включённой защитой от вражеского сканирования. Но тот, кто звал, вряд ли мог спрятаться, зная, что его ищут глаза ангела.
   Оглянуться. Что это там мелькнуло? Тёплое... Живое.
   Не отрывая рук от тела - не прерывая контакта, Ева заставила свои отяжелевшие губы пошевельнуться, заставила застывшее горло создать звук:
   - Сверху... Позади нас... Это не крейсер. Катер.
   В плотный слой пространства вокруг неё глухо, будто в вату, проник вопрос:
   - Почему не крейсер?
   - На катере поставлен автоматический идентификатор крейсера. Он даёт сигнал.
   Она замолчала и заставила Остарджи снова посмотреть на катер. Взгляд ангела, охватывающий пространство вокруг себя на довольно большое расстояние, проник сквозь обломки и корпуса боевых звездолётов, а также мусор, плавающий на орбите, и уставился на искомый катер.
   В следующий миг Еву тряхнуло так, что она, поспешно вылетая из поля Остарджи, в полной мере ощутила, что падает с размаху - ладно ещё, на кого-то помягче, чем этот треклятый пол, который не желал фиксироваться на месте, а то и дело уходил в сторону - причём так резко, что устоять на нём не мог бы никто - не то, что человек, который сейчас не ощущает собственного тела!.. Уже придя в себя, она обнаружила, что валяется на полу. Но голове - ничего так, приятно - как на не слишком мягкой подушке. Правда, та почему-то стонет сквозь стиснутые зубы. Шлюп, который, кажется, только что заложил мощный вираж, снова поплыл ровно. Судя по всему, можно не торопиться вставать?
   Перед глазами потемнело, а потом рассвело. Обрывками. Но те быстро сомкнулись между собой, создав терпимую картинку перед глазами. Хм. Низкий потолок. Стены...
   Голодная и уставшая, но внутри будто зарождалось нечто. Кажется, это нечто называется эйфорией. Хотя где-то глубоко в себе Ева понимала, что эйфорией здесь и не пахнет. Всего лишь - откат, после возвращения собственного сознания в собственное тело. Откат, который сродни... Она шаловливо приподняла уголок губ: сродни тому впечатлению, которое нормальные люди получают, здорово так и неплохо выпив! Она немного представляла, как себя будет вести, но что делать? Ей это нравилось - после тех-то последних часов на уродской планете, которую так и не сумела разглядеть!
   Ева медленно покачала головой, катая ею по "подушке" и с удовольствием ощущая сравнительно мягкий живот того, кто вынужденно позволил ей безболезненное приземление на себя, и насмешливо хмыкнула.
   - Ну вот, а я боялась, что все эльфы твердокаменные!.. А оказалось - ничего так, уютненькие.
   Твёрдой рукой её взяли за шиворот - в месте соединения шлем-капюшона и маскхалата - и приподняли ей голову. Первое впечатление от этого движения напугало её: показалось - ей вот прямо сейчас жёстко зафиксируют голову ладонями, а потом резко крутанут в сторону, ломая шею! Ничего подобного не произошло... Второе впечатление: ей подняли голову, как поднимают за шкирку напроказившего щенка...
   После чего мягкая подушка самым подлым образом развернулась под Евой, чтобы вывернуться из-под неё!.. Ева скептически ожидала, что будет дальше, но её просто усадили так, чтобы она оказалась в кресле из севшего за ней мужчины.
   - Так, - начала она, поёрзав и устроившись удобней в живом кресле. - Искомый катер прячется в корпусе крейсера-грузовика. Тот прямо над нами. Нам надо искать третью площадку. Она укроет нас от преследования, потому что на ней всё ещё работает оборудование, маскирующее небольшое судно. Над ней же, на шестой площадке, катер. На нём раненый пилот и искин, управляющий судном. Кроме всего прочего, вокруг нас шастают вельботы.
   Тишина и молчание закончились через томительные минуты после её сообщения, в которые она снова погрузилась в темноту - и там, в темноте слушала странные звуки. Похоже на столкновение шлюпа с обломками на орбите. Если бы не соображение, что пассажиры шлюпа не должны слышать этих звуков... Врывались, правда, и другие звуки: кто-то поспешно протопал по полу жёсткими подошвами ботинок, а кто-то быстро-быстро заговорил о смене координат и сканирующем обследовании крейсера-грузовика.
   В этой тьме, полной различных звуков, она, не открывая глаз, спросила:
   - Остарджи закрыли?
   - Закрыли, - почти бесплотно ответили её издалека.
   И мягкая спинка кресла всё ещё оставалась за спиной, когда Ева в очередной раз вынырнула из небытия. Спинка выждала ещё немного - где-то несколько секунд, а потом спросила безликим (по личным впечатлениям) голосом Мухомора:
   - Почему ты всё ещё сидишь? Ждёшь, что я помогу встать на ноги?
   - А почему я должна встать? - поразилась она. - И почему мне нельзя ждать твоей помощи? Ты же мужчина! Хотя здесь, на полу, уютно. Нас и тут неплохо кормят!
   Спинка кресла замолкла надолго. Потом за Евой осторожно осведомились:
   - Ты уверена, что адекватно говоришь со мной?
   Откуда-то сбоку раздался негромкий голос Криса:
   - Она отвечает тебе репликой из старого мультфильма. Ну, шутит так. - Крис немного помолчал, а потом добавил, объясняя: - После связи с телом ангела она обычно... ну, опьянена, под кайфом от перемещения.
   - Тогда встаём, - сухо сказал белоплащик и зашевелился за спиной Евы, одновременно сунув руки её под мышки. - Приготовься, я сейчас подниму тебя.
   - Не надо! - охнула она.
   Но этот чёртов Мухомор оказался слишком серьёзным и выполнил свою угрозу - даже несмотря на сумбурные уговоры Криса оставить её в покое, потому что её ноги... А потом Ева вновь оказалась на полу шлюпа, съехав из его расслабленных рук. Это когда он решил, что она уже может стоять и без его поддержки. Ладно хоть сообразил подхватить её, падающую, почти у самого пола, иначе "мадам Сижу" точно бы разнесло вдребезги...
   Ева обиженно сказала:
   - Мог бы и выслушать, прежде чем отпускать. Или Криса. Ноги мои, ножки! Держать меня не хотят. Ну, в смысле, если не понял: пока меня поднимать не надо! Минут пять! Понял? Или ещё раз повторить?
   - Ева, успокойся, - мирно сказал обошедший их Крис и присел на корточки, помогая ей снова сесть удобно. Задрав голову к белоплащику, уже внятно объяснил: - После выхода сознания Евы из чужого тела её ноги некоторое время ей не повинуются. Вы можете идти. Теперь я подежурю рядом с ней.
   Поскольку белоплащик молчал, сверху вниз критически озирая их обоих, Ева фыркнула и попросила, заглядывая в его лицо и не видя его глаз:
   - Если найдётся здесь, чем горло промочить, буду вам очень благодарна.
   Белоплащиковы ноги постояли рядом и утопали куда-то к пилотам.
   Ева потёрла колени, ниже которых ноги совершенно ничего не чувствовали, и насупилась. Крис, сдержанно улыбаясь, спросил:
   - Что?
   - Ничего! - огрызнулась Ева и оглянулась. - Что-то я теперь сама не поняла: а чего так тихо-то стало?
   - Мы поднимаемся внутри того самого грузового крейсера, - спокойно сказал Крис. - Пилоты ищут третью площадку.
   - А кто нас преследовал?
   - У эльфов защита сработала на падающий снаряд, - уже вполголоса сказал Крис, осторожно оглядываясь, не подошёл ли "их" белоплащик. - Тот просто выпал из арсенала сбитого корабля. Потом ещё несколько штук таких видели. Теперь всё это в куче мусора плавает на орбите. Не столкнуться бы, а так всё ничего.
   - Как-то быстро вы среагировали... - задумалась она и вскинула голову: - Или я опять не сразу оклемалась?
   Иногда она не понимала сразу, что после "пробуждения" пласты времени могли выпадать из памяти. Крис покивал и сказал, что времени прошло достаточно. Она бы и не поверила, но обнаружила, что он переоделся: на всякий случай, белоплащики поделились с попавшими на шлюп бойцами скафандрами облегчённого типа - для активной работы в открытом космосе.
   Вскоре перед Евой присела Илва - тоже в скафандре.
   - Я помогу тебе переодеться, - сказала женщина-оборотень, озабоченно простукивая её ноги от колена к ступням. - Ну что? Чувствительность вернулась?
   - Пальцы пока не очень. И есть хочу, - буркнула Ева.
   - Нелогично, - улыбнулся Крис, - но я понимаю.
   - Как там ребята? - с тревогой спросила она.
   - Клеман очухается быстро, - сказала Илва. - С Руудом проблемы небольшие, но он выживет. Марика уже очнулась. Давай я помогу тебе снять маскхалат. Крис, а ты принеси её скафандр. Ева, сиди! Сама, всё сама сделаю!
   Илва будто сняла скорлупу с неё - так ловко оставила без маскхалата, после чего быстро очистила лицо от грязи и с сожалением сказала:
   - С твоими волосами сделать пока ничего не могу.
   - Илва, хоть немного вычеши с меня пыль! - взмолилась Ева. - Не могу - башка так чешется, как будто по ней отряды блох или вшей маршируют! А руки ещё слабые!
   Женщина-оборотень придушенно хихикнула и принялась искать расчёску. Ева тем временем прислушалась к происходящему в салоне. Да, её роль на какое-то время сыграна, и она, Ева, пока не нужна в качестве активного бойца. Но... Жуть как не хочется оставаться в стороне от общей суеты, когда надо держать под контролем события и внутри кораблика эльфов.
   Илва бережно расчесала её волосы и, в очередной раз с глубокими вздохами полюбовавшись на них, помогла Еве встать и облачиться в принесённый Крисом скафандр, который ещё надо освоить, потому как у белоплащиков они рассчитаны несколько на иное использование, чем у людей.
   - Ну как? Стоишь?
   - Стою. Где мои ружья? Пора на охоту.
   Обе женщины быстро экипировались, а когда обе засели проверять боезапас, вернулся белоплащик, про которого Ева совсем забыла. Подняв на него глаза, хмыкнула. Она ожидала увидеть беловолосого красавчика, каких скульпторы ваяют для памятников. Эльфов она вообще считала по внешности жутко монументальными. А тут стоял высокий, довольно широкоплечий мужик с короткой стрижкой тёмных, почти чёрных волос. Судя по его ошеломлённому взгляду, он тоже ну никак не ожидал, что из грязного и драного маскхалата выкуклится белокурая дамочка, которая будет некоторое время помалкивать, с живым интересом разглядывая его.
   - Ха, - сказала Ева, - а ты ничего так, симпатичный. Если поделишься зарядником, так вообще красавчиком будешь. Или ты жмот? О, это мне? Значит, не жмот. Спасибо!
   И взяла из его рук походный, обычно закрытый на время бурь и сотрясений стакан. Ева с наслаждением пила обычную воду и продолжала рассматривать эльфа, ошеломление которого сошло с физиономии и переродилось в насторожённость. И правильно. Нечего тут рты разевать на белые волосы, пока они грязные.
   - Зачем вам зарядник? - наконец соизволил спросить он.
   - Ну, я так предполагаю, что скоро придётся охотиться на вельботы-истребители, - охотно откликнулась Ева. - Или они будут охотиться на нас.
   - Мы всё ещё ищем тот катер, о котором вы упомянули, что он находится где-то здесь, в чреве крейсера, - холодно сказал белоплащик. - Потом будем решать, что делать дальше. Поэтому об охоте лучше забыть на время.
   - А чего решать-то? - удивилась Ева. - И так понятно, что до прибытия всей нашей армии нам придётся торчать на орбите. Что придётся прятаться от противника, который здесь шастает на вельботах. А значит, придётся гулять по этой свалке, отстреливая ищеек. Или у вас другой план, как здесь выживать? Ясно же, что вырваться отсюда нельзя. - И без паузы вставила: - Меня Евой зовут, а вас?
   - Эррамун, - помедлив, ответил он.
   Хм. А она-то думала - растеряется и скажет сразу. Нет, успел сообразить, что за ловушку ему готовят. Но всё-таки сказал. А вот любопытно: с чего бы ей так хочется вывести его из себя?.. Минута на размышление - и поняла, почему. Он пренебрежительно отнёсся к ней, пока она была всего лишь человеком. Теперь он знает, что она близка ангелам-хранителям, поэтому осторожничает с ней и оттого более... вежлив.
   Сообразив всё это, Ева, глядя на него, сунула стакан с водой Илве. Та жадно схватила посудинку и впилась в трубочку для питья. Эльф вздрогнул, когда услышал причмокивание, и брезгливая гримаса снова исказила его губы. Ева ехидно улыбнулась и сообщила ему, когда он перевёл взгляд с Илвы:
   - А я, когда вкусно, ещё и чавкаю! Звонко и с удовольствием! Илва, пойдём, покажешь, где там Марика! - пока женщина-оборотень не заметила брезгливости эльфа, позвала Ева.
   Эйфория, которая не эйфория, всё ещё властвовала над нею. Пока Илва вытягивала последние капли воды из стакана, Ева, таща её от белоплащика, оглянулась и состроила для него специальную призывную улыбочку, после чего едва удержалась от желания показать язык потрясённому эльфу. Успокоившись на маленьком хулиганстве, Ева тут же забыла о Мухоморе.
   Она поговорила с Марикой, не слыша её ответов, а лишь следя за её губами. Равнодушно осмотрела Клемана, о котором Илва сообщила ей, что он вот-вот очнётся. А у капсулы с Руудом (Илва не успела среагировать) Ева вновь сползла на пол и уснула уже обычным, нормальным сном.
   Не открывая глаз, она прислушалась к тишине рядом и негромко сказала:
   - Привет, искин. Как тебя звать?
   - Привет, Ева, - сказал искин. - Меня зовут Ицэйна.
   - И что значит твоё имя?
   - Пастух.
   - Тебя послали ко мне, потому что все остальные заняты.
   Ответом стало молчание... Тишина начала напрягать, и Ева недовольно открыла глаза. Искин оказался невысоким типом в скафандре без шлема, который он, сидя, держал на коленях. В спокойном свете, который не угнетал её глаза, Ева рассмотрела его довольно невзрачную внешность, близкую внешности манекена. Военная модель.
   - Почему ты не ответил?
   - Вопросительных интонаций в последней реплике не было.
   - Прошу прощения, - на полном серьёзе извинилась Ева. - Где мы находимся?
   - На катере, принадлежащем крейсеру "Земля - 379". Это отдельный отсек, предназначенный для вас.
   - Моя команда?
   - Оборотни находятся в своём отсеке. Люди - тоже.
   Ева с минуту лежала неподвижно, после чего почувствовала, как начинает дрожать от переполняющих эмоций.
   Пришлось не просто встать, но вылезти из "постели", откидного топчана. Проверила на себе экипировку и обнаружила, что её нет. Зато рядом, на таком же откидном пристенном столике, нашлось нечто весьма интригующее - пластиковая коробка.
   - Это что? - голосом, который выморозил бы человека, осведомилась Ева.
   - Ваш паёк на сегодня.
   Она немедленно взломала коробку, проанализировала содержимое.
   - Такой паёк получили все из моей команды?
   - Нет, - ожидаемо ответил Ицэйна.
   - Прекрасно. Покажи мне, где находится отсек оборотней.
   - Прошу за мной.
   Ева обхватила коробку и ногой послала стол в стену. Ярость внутри росла с каждым шагом по узкому коридору жилого отделения катера. И единственное, что её утишило... Искин нажал на кнопку, открывающую дверь. Та отворилась, чуть привизгнув в начале движения, так что предупреждать о своём появлении никого не пришлось. Зато Ева расплылась в счастливой улыбке: первым, кого она заметила, был Крис! Причём он сидел рядом с Марикой, лежащей на складном топчане - на таком же, на каких расположились и мужчины-оборотни!
   - Ева? - удивлённо сказал он, вставая со своего места. - Но как ты здесь?..
   - Стреляли! - радостно откликнулась Ева. - Не заставляй меня ругаться матом! Где я ещё должна быть, как не со своей командой?!
   - Бело... - начал было Крис, подходя к ней, и запнулся, с тревогой глянув на потолок. Поправился: - Эррамун сказал, что мы наёмники, а потому командовать здесь будут они - за неимением другого начальства. Ну и... Тебя отправили в отдельный отсек и приставили к тебе...
   - Ицэйну, - закончила Ева. И усмехнулась, ставя на столик, спрятанный чуть в стороне, свою коробку: - Попробуют они только меня отсюда вытолкать. Мы им не подчиняемся, насколько я помню. И у нас, у нашей команды, есть ты, мой капитан.
   - Моя команда вполовину лежит в лёжку, - хмыкнул Крис. - Нас просто не принимают во внимание. Особенно... - Он виновато скосился на оборотней.
   Его взгляд поймала лишь Илва и сама смущённо отвела взгляд.
   - Ицэйна, передай начальству, что мой отсек пуст, а его жилец решительно перевёлся в отсек своей команды, - попросила Ева.
   - Слушаюсь, - чуть склонил голову искин и вышел.
   - Что-то я не поняла, - шагая вдоль стены и ища свободную, не откинутую ещё кушетку или топчан, сказала Ева, - они что - перепрограммировали его на адъютанта?
   - У эльфов численное преимущество, - напомнил Крис. - И пусть они на нашей территории, при этом преимуществе они чувствуют себя хозяевами.
   - Я рад, что вы это понимаете, - сухо сказал Эррамун, внезапно появившийся на пороге. - Я встретил искина в коридоре. Он доложил мне об обстановке на катере на данный момент. Ева, вернитесь в свой отсек.
   - Не терпится заняться со мной любовью, мой сладенький? - томно и медленно проговорила Ева, обернувшись к нему. - И всё потому, что я так нравлюсь тебе, лапочка?
   Белоплащик остолбенел.
   - Ничего не получится, - с отчётливым сожалением добавила Ева. - Я слишком грязная для постельных утех высшего начальства, симпатичный ты мой!
   - Пока я всё ещё только предлагаю вам вернуться в отсек, - ледяным тоном сказал Эррамун. - Или вы ждёте от меня приказа?
   - Ой, ми-иленький! - запела Ева, не обращая внимания на насторожившихся Криса и Илву, на Марику, которая со страхом смотрела на неё. - Что-то у тебя с головой не то, а? Не слышал, что ли, что я тебе сказала? - И уже жёстче сказала, абсолютно трезво понимая, что играет с огнём: - Не сметь меня отдалять от команды, ясно, Эррамун? Ты не знаешь меня - моих возможностей и того во мне, что может стать опасным для всех, кто находится здесь, на катере! Это знают только мои сослуживцы! Поэтому я и доверяю им и только им свою жизнь!
   Эльф окинул испытующим взглядом всех, кто наблюдал за этой сценой. Искоса наблюдавшая за ним и ребятами Ева заметила, как Крис, после того как на него был брошен пытливый взгляд, едва заметно пожал плечами, как бы говоря: "Да, и такое может быть!" Белоплащик, отлично скрывший свои чувства, бесстрастно сказал:
   - Хорошо. Вы остаётесь здесь. Я оповещу остальных членов команды.
   Он торжественно-скорбно, на взгляд Евы, вышел из отсека. Минуты молчания. Илва опустила глаза, прикусив губу и чуть трясясь от сдерживаемого смеха. Крис взглянул на Еву и губами выразительно изобразил: "Блефуешь?"
   Она высокомерно дёрнула плечом. Эррамун видел в действии её способности, почти приблизившие её по статусу к ангелам-хранителям. Поэтому ему легко было поверить, что она может прятать и какие-то ещё, пока неизвестные ему и недостижимые для других способности. Главное, что он оставил её здесь, среди друзей.
   Наконец все задвигались, и Ева, с помощью Криса, нашла-таки свободный топчан. После того как они произвели все манипуляции с выдвижным койко-местом, все уселись так, чтобы очнувшийся Клеман и Марика, которая выглядела довольно бодро, слышали их. Илва быстро обнесла тех, кто в сознании, питательным пайком, а Крис и Илва быстро, дополняя друг друга, ввели Клемана и Еву в курс происходящего.
   Пока они говорили, Ева пригляделась к ним.
   Илва, курносенькая и большеглазая, уже пришла в себя. Не полностью, конечно, а насколько это возможно в нынешних обстоятельствах. Она вычистилась, насколько это возможно, и собрала свои густые тёмные волосы в короткую, но толстую косичку. Осунувшееся за последние дни, лицо женщины-оборотня стало чуть одутловатым и обрюзгшим, потому что Илва не следила за его выражением, реже улыбалась. Но Ева знала: стоит Илве немного успокоиться и отдохнуть - она превратится в игривую хохотушку, которую обожал Клеман - грузный мужчина-оборотень, один из лучших в команде стрелков. Он, темноволосый, чуть с рыжиной, с едва приплюснутым носом на широкоскулом лице, с постоянно прищуренными карими глазами, не просто обожал Илву, но пользовался всякой возможностью, чтобы таскать её на ручищах... Крис часто в беседе забывался, хотя ему, по его командирству, надо бы выглядеть гораздо оптимистичней. Но он то и дело задумывался о своём, пока Илва продолжала в подробностях рассказывать Еве о том, что узнала. И тогда капитан, задумавшись, не замечал, как вокруг рта появляются две глубокие морщины, делающие его лицо суровым и раздражительно- горестным. Так же он время от времени поднимал руку, чтобы взъерошить волосы, но рука его постоянно замирала в воздухе, когда Крис вспоминал, что перед прилётом сюда он выбрил голову, сейчас потемневшую.
   А рассказывались интересные вещи. Крейсер "Земля - 379" принадлежал Мексике, и раненого пилота звали Тэкито. Перед тем как крейсеру взорваться от направленного снаряда, Тэкито успел с помощью искина Ицэйны вывести катер из опасной зоны и спрятаться в чреве уже погибшего космического грузовика. Сейчас Тэкито лежит в медицинской капсуле, куда перенесли его Крис с Илвой под командованием белоплащиков. А эльфы, которые не очень обращали внимание на всех, кроме себя, хотят попытаться найти других живых в этом орбитальном крошеве над планетой. Ну и заодно подбить все вельботы-истребители, если такие попадутся под руку. Для этого они собираются уходить по стенам грузовика подальше от катера, чтобы не навести на него врага, и устраивать ловушки для вельботов. А потом эти вельботы пойдут в ход - то есть белоплащики собираются засесть в эти вельботы, чтобы, маскируясь под противника, нанести им удар с неожиданной стороны - как это пишется в новостях.
   - А что? - произнесла Ева, задумчиво глядя на Криса. - Отлично придумано! А мы? Мы будем участвовать в этом? Или нас отстранят вообще от активных действий?
   - Пока не спрашивал, - отозвался Крис, которого наконец её взгляд заставил включиться в обсуждение. - Но мне показалось... - Он сморщился в ухмылке. - Мне показалось, что они не прочь послать нас туда в первых рядах.
   - Минус меня? - уточнила Ева, "приятно" улыбаясь своим мыслям и не замечая, как улыбка превращается в оскал, который не хуже, чем у того же Клемана.
   - О тебе пока не говорили, - пожал плечами Крис, - но я думаю - ты права. И Ева... Пожалуйста. Не надо провоцировать этого Эррамуна на злость и раздражать его, ладно? Будь дипломатичней. Чем меньше ты его раздражаешь, тем легче живётся нам.
   - Не сказала бы, - рассудительно откликнулась она. - Если бы я не захотела переиначить то положение, что они мне навязали, мы бы сейчас не ели то, что Илва нашла в коробке. Илва, так?
   - Ага! - радостно сказала женщина-оборотень, кормя своего мужчину с рук.
  
   Четвёртая глава
  
   Крис вдруг обеспокоенно оглянулся и со вздохом облегчения протянул к Марике руки. Та слабо улыбнулась и прислонилась к его плечу... Ева усмехнулась. Марика - лучшая разведчица среди наёмников. Пока не захотела, чтобы её увидели, - не "появилась" в их маленьком "обществе". Подруга Криса умело использовала эмпатию среди людей, её окружающих, чтобы оставаться незаметной, будучи при этом буйно-рыжей и яркой, словно актриса на красной дорожке...
   И забыла о парочке, задумавшись о планах белоплащиков. Что делать? Самой предложить услуги пилота, чтобы влезть в вельбот? Ведь в судёнышке обычно два-три места. Она умеет править - Крис будет отстреливать вражеские истребители... Сидеть сложа руки она в любом случае не собирается.
   ... Трое суток мгновенно пролетели в хлопотах о раненых и попытках устроиться в своём отсеке так, чтобы в нём было не только уютно... О раненых поначалу пришлось заботиться самим. Эльфы на катере работали в сугубо деловом режиме и почти не обращали внимания на товарищей по несчастью. Впрочем, называться их товарищами было бы непростительной глупостью. На людей, которые крепко сдружились с оборотнями, белоплащики смотрели так, словно те сами превратились в оборотней. И даже Ева, продемонстрировавшая необычные способности, оказалась причислена к тем, кого они презирали. Хотя нет. Пару раз она заметила: если другие эльфы посматривали на неё насторожённо, то Эррамун взглядывает на неё так, словно пытается понять, что за экзотическое насекомое бегает по катеру. А Ева опять-таки задавалась интригующим её вопросом: почему все эльфы, кроме него, ходят с длинными роскошными "хвостами", а у него одного волосы ну очень коротки? Впечатление, что он взял да выбрил голову где-то с месяц назад...
   Нехотя, но те же эльфы, исходя, естественно, из эгоистических соображений, помогли-таки невольным соратникам, вылечив их. Илва была права: что - что, а эльфийское лечение оказалось на высоте. Едва белоплащики поколдовали над Клеманом и Руудом, а затем над Марикой, все трое тяжелораненых немедленно пошли на поправку.
   Ева и Крис сразу после выздоровления ребят обыскали весь отсек, отданный в полное распоряжение людей и оборотней. Выяснили, что подслушивающих устройств здесь нет. Затем Ева добралась до отсека с одиноким мексиканцем Тэкито. Пилот бешено обрадовался ей: до недавнего времени рядом с ним торчал лишь Ицэйна, которому эльфы и впрямь успели подправить электронные мозги, переключив его на полное подчинение. Ева пообещала темпераментному пилоту сидеть с ним время от времени, пока он не поправится. Выяснилось, что пилот не ранен - получил страшный ушиб, когда катер врезался в корпус одного из взорванных судов на орбите: страховочные ремни оказались плохи, и он вылетел из кресла. Раны были такими серьёзными, что даже эльфы не сразу с ними справились... Допрашивать Тэкито исподтишка не пришлось. Два-три посещения подряд Ева сидела рядом с ним - и деликатно зевала в кулачок от пресыщения бурным потоком информации: належавшись в одиночестве, пилот блаженствовал, что может поговорить - да ещё с женщиной, сочувственно его выслушивающей, так что тараторил без умолку.
   Эррамун видел её в отсеке пилота, но помалкивал, видимо, считая, что Ева неопасна в данной ситуации. Так что всё, что надо знать о катере, она узнала из непрерывного монолога мексиканца. Кораблик оказался похожим на айсберг, будучи двухпалубным. Верхняя палуба - жилые отсеки и рубка управления. Нижняя - машинное отделение и трюм, в котором отдельный отсек - арсенал. Ицэйну, который, возможно, хранил информацию о содержимом арсенала, расспрашивать побоялись. А вдруг эльфы запрограммировали искина ещё и на доносчика?
   Пока они всё это обговаривали, внезапно обнаружилось - и это совершенно спокойно сказал именно Ицэйна! - что эльфы уже выходили на орбитальную охоту!
   А вскоре люди и оборотни и своими глазами увидели это... Заслышав небольшой шум у транспортного входа на катер, привлечённые деловой суетой, Крис и Ева выглянули в коридор, а потом, оставив Илву выглядывающей из отсека, прошли к центру суматохи. Как выяснилось - вовремя. Белоплащики выносили из шлюпа, который использовали на первый раз в качестве разведочного транспорта, двух раненых, вытащенных из орбитального мусора. Пока Крис помогал переносить спасённых в отсек, указанный эльфами, то есть к Тэкито, Еве пришлось сбегать за Илвой. И вот тут-то Илва неожиданно для себя превратилась в заведующую медотсеком, против чего белоплащики уж точно не возражали. Раненые оказались с Жёлтой планеты - песчаниками, близкими к оборотням. Правда, оборачивались они в ящероподобных - и отнюдь не в драконов. Один был в сознании и рассказал, что выжили оба только потому, что после взрыва на своём судне сумели спрятаться за вывороченным корпусом соседнего корабля, куда их отнесло орбитальным потоком мусора. И у них оставался баллон воздуха, рассчитанный на сутки.
   Пока Илва, чувствуя себя в своей стихии, бегала от одного песчаника к другому, перевязывая, делая им инъекции антисептика-стимулятора, а заодно болтая с оживившимся Тэкито, Крис и Ева переглянулись и...
   - Я слышал ваших соратников - вы захватили и два вельбота, - приступил к делу Крис, едва только Эррамун закончил разговор с одним из своих белоплащиков. - Вы возьмёте в команду и нас? Мы не хотим быть в стороне...
   - Вы двойка? - недовольно перебил Эррамун.
   Ева поморгала, прежде чем до неё дошло. Он имел в виду боевую двойку.
   - Нет, - уже спокойно ответила она. - Но Крис - снайпер и отличный пилот, то есть может вести любое судно. Я же управляюсь со всем, что может летать. Да, как боевая двойка, мы легко сработаемся.
   Стоявший полубоком к ним ("Навязались тут мне на шею, быстрей бы уйти от них!"), эльф развернулся полностью и неожиданно очень внимательно осмотрел их. После чего кивнул.
   - Вы оба невысокие. На вельботах одно место из двух низковато для моих пилотов. Если я разделю вас, вы будете возражать?
   Ева чуть не взялась за штаны, чтобы приподнять их слегка и присесть в реверансе: "Ах ты ж, какие туточки у вас великосветские манеры! Ах, мы прямо-таки в апофигее от вашего великодушного предложения!" Но стиснула челюсти, чтобы не выпалить всё это вслух, и только вопросительно глянула на Криса. "Оба невысокие" - значит, эльф не хочет видеть Криса в качестве снайпера. Не обидится капитан?
   - Нет, возражать не будем, - чётко сказал Крис. - Я знаю эти вельботы. И могу летать в качестве пилота.
   - Скафандры для пилотов возьмите в отсеке - рядом с транспортным выходом. Новая вылазка через час, - распорядился Эррамун и ушёл в свой отсек - персонально-командирский.
   - Пилоты - так пилоты, - решительно сказал Крис, глядя ему вслед. - Главное - в дело взял. А то я уже психовать от безделья начинаю... Ева... Ты потерпи немного, не злись и не ругайся с ним, ладно? А сейчас пойдём, присмотрим, что взять из экипировки.
   Они забежали в "свой" отсек предупредить ребят, что уходят вместе с эльфами в набег по орбитальному кольцу.
   - Крис! - взмолился Клеман. - Будет возможность - принеси хоть какое-нибудь оружие! Ручное! Чувствую себя младенцем, которого - ткни пальцем, помрёт!
   - Клеман, - искушающе улыбнулась Ева, чуть не облизываясь, - как насчёт базуки?
   Клеман так размурлыкался, представляя себя в сладких мечтах вооружённым модифированной базукой (знала Ева про это его желание), что заскочившая в отсек Илва несколько обалдела от его медовой ухмылочки, адресованной явно не ей. Пока они разбирались между собой, а Рууд валялся на своей койке-топчане, подперев голову кулачищем и сам мечтательно улыбался, вспоминая всё оружие, с которым приходилось работать, Крис поспешил к Марике и вполголоса объяснил ей, что происходит на катере и куда он и Ева собираются. Марика, которая только-только начала вставать, обняла его и жалобно позавидовала обоим, которые могут себе позволить такое интересное приключение, да ещё в обществе таких очаровательных белоплащиков.
   Ева пробормотала: "Ага... Щас - очаровательных..."
   Ровно через час оба: и Крис, и Ева - стояли в коридоре, дожидаясь эльфов. Те появились минуты спустя, и Крис сразу получил себе снайпера (или снайпер его получил?), того самого пилота Марцеля, который на шлюпе увозил их с края памятного обрыва. Ева пилотом оказалась пилотом в вельботе Эррамуна. Похлопав глазами на спину эльфа, который спокойно шёл впереди неё в транспортный отсек, она спросила себя: "И почему меня это не удивляет? Проверить решил? Или не доверяет моим словам? Ишь... Недоверчивый ты мой..."
   Народ загрузился в шлюп-перевозчик, который снова использовался по прямому назначению, перевозя с одной платформы на другую. Кораблик принялся подниматься в темноте покорёженного корпуса космогрузовика.
   Далее шлюп сел на верхнюю платформу грузовика. Пассажиры шлюпа загерметизировали свои шлемы и скафандры и, громыхая магнитно-металлическими подошвами по железному настилу платформы, вышли на узкую площадку. Ни слова не говоря - видимо надеясь на сообразительность новобранцев, два эльфа (остальные остались в шлюпе) подошли к панели со страховочными тросами, которые уходили куда-то высоко и концы которых белоплащики прикрепили к своим боевым поясам. Два человека тоже помалкивали, хоть и удивились, не заметив упомянутых трофейных вельботов. Тем не менее, следом за эльфами Крис и Ева быстро пристегнули тросовые карабины к своим поясам и выждали, что же будет дальше. А дальше белоплащики - вне помещения и в безвоздушном пространстве наконец-то без своих белых плащей - принялись подпрыгивать и взлетать куда-то наверх, к чёрному куполу космогрузовика.
   Ева чуть по голове себя не шлёпнула боевой рукавицей. Простота же она! Могла бы и додуматься, что негоже оставлять трофейный транспорт близко к катеру с живыми!
   Мало того... Не зря, ой, не зря белоплащиков называют самой воинственной расой в Едином мире! Прятать трофеи они точно умеют!.. Десант вылетел за пределы грузовика и перешёл на притянутый к нему корпус ещё одного корабля. И только здесь, спустившись в пропасть корпуса, все и очутились перед вельботами.
   Вражеские вельботы Ева видела и раньше. Но до сих пор в само судёнышко не влезала. Так что, добравшись до транспортного средства, немедленно опередила Эррамуна и быстренько осмотрела, что тут да как. Эррамун не соврал: для высоченных белоплащиков место пилота и впрямь было тесновато. Зато Ева здесь себя почувствовала полной хозяйкой. Вельбот - судно международного... ой, межзвёздного стандартного класса, весьма маневренное и предназначенное для полёта на короткие дистанции.
   Когда вельбот был полностью загерметизирован, Ева кивнула себе: всё правильно. Этот тип судна хорошо ей знаком, так что опасаться нечего... Проверила все параметры судёнышка. Всё в норме. Прежде чем поставить рабочий режим, она подключила общекорабельный обзор на своём шлеме. Эррамун, сидевший за её спиной перед пультом управления оружием вельбота, бесстрастно смотрел ей в спину. Едва она "взглянула" на него в обзоре, он чуть поднял бровь. Всё. Больше ни эмоции.
   - Жду команды на взлёт, - сухо сказала она, понимая, что их вельбот должен покинуть площадку первым: эльфийская субординация того требовала, а "её" белоплащик - фигура высокого полёта. О последнем догадаться нетрудно - по той изысканной почтительности, с которой другие эльфы говорили с ним.
   Эррамун буркнул что-то в микрофон и лишь затем чётко произнёс:
   - Включить затемнение в вельботах. Взлёт разрешаю.
   Ева хмыкнула, но подчинилась: эльф прав - их не должны видеть или определять по освещению... Едва вельбот мягко поднялся с платформы, все мысли о том, почему у "её" эльфа волосы такие короткие, мгновенно вылетели из головы. Следя за экраном, на котором расписан полёт вельбота в пределах данного корпуса, а затем вне его пределов, она сообразила, что вне разбитого корпуса ей придётся вести вельбот, уже ориентируясь на орбитальное столпотворение.
   - Кто вы при вашем капитане? - внезапно раздался в наушниках шлема голос Эррамуна.
   Сначала Ева возмутилась: спрашивать о личном в такой серьёзный момент! Потом сообразила: возможно, этот вопрос является проверкой на вшивость. Ну, типа - сумеет ли она говорить и одновременно ладить с вельботом.
   - Вы сами сказали - он капитан! Я его подчинённая! - успокоившись, отрезала она, не пытаясь соблюдать расстояние между командиром и подчинённым, которыми они сейчас были. Сам о личном начал! Ну и получай неофициальность!
   Он молчал секунды, и все эти секунды поглядывавшая на него с любопытством (чего ещё спросит?) Ева наблюдала, как его лицо, жёсткое от внимания к оружейному пульту, обретает ироничное выражение. Они вылетели из корпуса, где прятались вельботы, и теперь Ева вела судно так напряжённо, что чуть не подпрыгнула, услышав:
   - Я так понимаю - у капитана есть своя пара? Та женщина?
   - Угу! - буркнула Ева, мгновенно похолодевшая, когда вельбот чудом проскользнул между двумя довольно солидными обломками.
   Эльф замолчал, будто придумывая ещё один грубоватый вопрос. Пары минут Еве хватило, чтобы полностью освоиться с вождением трофейного вельбота да ещё войти в ритм полёта. Причём настолько войти, что с ощутимым облегчением поняла: теперь внезапные, не в тему вопросы Эррамуна её могут не волновать. Пусть спрашивает, что хочешь.
   - Вы замужем?
   - Не слишком ли односторонний допрос? - резко ответила Ева. - Может, мне тоже кое-что любопытно? Но я ведь молчу. - И добавила, ухмыльнувшись: - До поры до времени молчу, разумеется.
   - У вас тоже вопросы? - слабо удивился белоплащик. - Что ж... Задавайте.
   - Почему вы задаёте такие вопросы? - выпалила Ева.
   Он слегка опешил, и она поправилась:
   - Все вопросы очень личные. Или для эльфов это нормально?
   - Я думал, вам понравится, что я интересуюсь вами.
   Перевод, что ли, плохой? Ева в недоумении хотела даже стукнуть по толмачу, но решила считать ответ Эррамуна деловым: он интересуется, не мешает ли ей личное воевать. А ещё... Если он предложил ей задавать вопросы, не может ли и она спросить его о личном? Похмыкала в душе, а потом ласково спросила:
   - Эррамун, а вы женаты?
   - Нет, - немедленно последовал ответ. - А почему вы не замужем? Вы привлекательная женщина. Почему не нашли себе мужчину?
   Отвечать не отвечать? Слишком много придётся вспомнить, ответив искренне. Ничего. Насмешка над собой выручала её не впервые. Поэтому она, скривив губы, с громадной наивностью и убеждённо в своей правоте сказала:
   - Знаете, какие сейчас мужчины? Им подавай модельную внешность! Талию тонюсенькую! А я толстая-претолстая! На меня мало кто смотрит!
   - На Земле у мужчин такие параметры, как у вас, считаются... - Эльф запнулся и пожал плечами. - Вот как. Понятно.
   Не зная, подключил ли и он общий обзор, ошалевшая от странного диалога Ева похлопала глазами в пространство, а потом снова сосредоточилась на вождении, тем более вошли они в самую гущу обломков.
   И, лишь когда вельбот влетел в течение корабельного кладбища и Эррамун приказал дрейфовать среди обломков, до Евы дошло, отчего вдруг такие странные вопросы задаёт эльф.
   "Любовь крутить", да ещё с белоплащиками Ева не собиралась. Она знала, что многие земные девушки млеют и говорят с придыханием, когда речь заходит об эльфах. Но белоплащики вызывали в ней неожиданные чувства: чем больше она видела их брезгливость ко всем расам, тем больше брезговала ими она... Кроме всего прочего, себя она мысленно называла чёрной невестой: едва жених делал ей предложение, он погибал.
   Может это суеверие - ведь все три жениха Евы служили в одном взводе с ней, но после третьего случая она страшно боялась даже думать о серьёзных отношениях. Настолько боялась, что на корню пресекала все попытки сблизиться. Отношения могли быть - только сугубо как с коллегами... Тем более - она солдат. Тем более - война...
   Опомнившись, Ева вдруг сообразила: если Эррамун предложит ей свободные отношения (на земных они, кажется, не женились?), она могла бы... И тут же приподняла губу в ухмылке. Нет, не могла бы. Чтобы свободные отношения появились, нужна как минимум обоюдная симпатия, а здесь... И снова опомнилась: да что ж это такое?! Он ещё ни о чём таком не спросил и ничего не предложил, а она уже уехала в мыслях куда-то так далеко, словно... Забывшись, она хихикнула в шлем. И снова чуть не пригнулась: услышал же: шлемы-то подсоединённые связью! Будет ругаться? Осторожно глянула общий обзор вельбота. Глаза у Эррамуна слегка озадаченные, но, в общем и целом, эльф держит лицо - бесстрастен, как обычно.
   Взяв себя в руки, Ева полностью сосредоточилась на полёте - точней на плавании в потоке орбитальной свалки. Многие корабельные обломки очень отчётливо видны: высушенная песчаными бурями и жарой, планета, её давние пустыни даже на тёмной, вечерней стороне излучали в небо тусклый, но достаточный свет... "Что было бы, если бы нашлись существа, которые бы попытались возродить эту сушь?" - задалась бессмысленным вопросом Ева. Бессмысленным, потому что до сих пор эта никому не нужная планета ещё долго будет страдать от врага, возмечтавшего сделать е своим форпостом на продвижении вперёд - к следующим завоевательным операциям. Бессмысленно или нет, но Ева легко представила, как потемнели бы земли внизу, на ночной стороне, каким мягким тёмно-зелёным светом мерцали бы материки...
   "Так будет когда-нибудь... - прозвучал слабый голос. - Мы отобьём эту планету. Обязательно. И поможем ей ожить..."
   "Остарджи! - обрадовалась Ева. - Ты вернулся! А вставать можешь?"
   "Пока нет. Но моё присутствие здесь и в сознании сочли необходимым. Где ты сейчас, Ева?"
   "Эльфы устроили вылазку за живыми на орбите. Я пилотом у них".
   "Понял. Отвлекать не буду. До встречи!"
   "До встречи, Остарджи!"
   - Чему ты улыбаешься? - не выдержал белоплащик.
   - Остарджи пришёл в себя. Ходить пока не может, но готов принимать участие во всех наших делах, - доложила Ева.
   Эррамун проворчал что-то в ответ, но настолько неразборчиво, что Ева подняла брови: что? Ему не нравится, что дипломат высочайшего ранга будет командовать на катере? Но ангелы-хранители редко вмешиваются во все дела представителей Единого мира. Разве если только появляется ситуация, в которой те не могут уступать друг другу в каких-то излишне принципиальных для них вопросах.
   - Слева по курсу, - уже деловито сказала Ева. - Вельбот.
   Она присмотрелась к введённым величинам вельботов для поиска и отправила Эррамуну координаты кораблика, который прятался среди космического и рукотворного мусора. Белоплащик машинально кивнул и немедленно приготовился к встрече с вражеским судёнышком. А Ева, продолжая следить за экранной точкой, которая медленно приближалась к ним, как-то стороной подумала: "Любопытно, увижу ли я противника хотя бы в этот раз? А эльфы? Видели ли они врага хоть раз? Или в вельботах противник тоже был из наёмников или того самого зверья?"
   Агрессоры расы паткси, о существовании которых до сих пор знали лишь ангелы-хранители, прятались от всех, закрываясь войском мутированного зверья - теми самыми солдатами различных уровней, которыми руководили с помощью введёнными в них чипами.
   Край неизвестного судна сдвинулся под давлением сверху - и, пойманный было радаром, вельбот снова пропал с экрана. Судя по всему, обломки, за которыми он теперь прятался, были бронированными - с напылением космической радиации, и радар эльфов не мог их пробить. Ева метр за метром принялась проталкиваться к нему, время от времени раздвигая носом своего вельбота части подбитых кораблей. Постоянно чудилось, что она плывёт по болоту в речной плоскодонке, и камыши расступаются перед ней...
   Вельбот встал - Ева инстинктивно заставила его замереть, после чего точно так же инстинктивно оглянулась, словно старалась увидеть следующий за ней второй вельбот, управляемый Крисом. Но за спинкой кресла пилота была всё та же пластиковая перегородка, и разглядеть Эррамуна было невозможно из-за поднятого арсенального экрана. Ева, вернувшись к своему пульту управления, прикусила губу. Что-то мешало ей двигаться дальше... На всякий случай она подключила обзор пройденного пути: нет, всё нормально - вельбот Криса тоже остановился, следуя её примеру.
   - Пилот? - то ли позвал, то ли напомнил о себе белоплащик.
   - Ситуация требует определиться с местоположением зафиксированного объекта, - сухо откликнулась Ева, лихорадочно придумывая любое обстоятельство, которое позволит оставаться на месте ещё некоторое время.
   Эррамун помолчал, а потом всё так же настойчиво спросил:
   - Что за ситуация?
   Помня, что теперь их слышат и на втором вельботе, Ева постаралась быть максимально точной:
   - Мне не нравится то, что я вижу.
   Ей показалось - от её странного ответа онемел не только "её" белоплащик, но и Крис с Марцелем. И снова впилась взглядом в два экрана: один - с точкой нынешнего пребывания вельбота, второй - с обзором маленькой площади орбиты, где прячется в свалке мусора вельбот противника.
   - Конкретней? - настаивал Эррамун.
   Она бессовестно промолчала, лихорадочно сравнивая живую схему с координатами прячущегося в обломках вражеского вельбота и обзор части орбиты. Полное, хоть и странное впечатление, что её взгляд останавливается не на корабельных остовах, беспорядочно плывущие, порой медленно переворачиваясь, по орбите, а на городскую улицу. Здесь, на улице, идёт множество людей, которые прячутся от мелкого, но назойливого дождя. Людней не видно - если на улицу смотреть сверху. Сплошные зонты, мерно покачивающиеся и мокро блестящие...
   Как только Ева оформила впечатление в образ улицы под зонтами, она выдохнула шёпотом, будто боялась, что её услышат там, где прятался вражеский вельбот:
   - Задний ход!
   И подала судёнышко назад. Ей почудилось, что она расслышала шёпот Криса: "Ты уверена?" И покачала ему головой, хотя знала, что он не видит: "Уверена!"
   Увидела побелевшие пальцы Эррамуна на рычагах вельботовых пушек, и это её успокоило. Предупредив Криса, она спрятала вельбот под прикрытием чёрного края судна, едва заметно поворачивающегося вверх тормашками. Ввела вельбот в тень этого судна так мягко, почти идеально, что оба вельбота встали параллельно друг другу. Ева смутно думала о том, что думает о ней Марцель: небось, ругает начальство, то бишь Эррамуна, что взял наёмников в полёт...
   - Слева... - прошептал Крис так, словно был совсем рядом.
   Что-то появилось на экране данного участка орбиты.
   Вскоре компьютер вельбота определил: один из космолётов Единого мира.
   Он медленно плыл между транспортными обломками, осторожно заныривая между ними, а то и прячась... Ева сжала кулаки. Как?! Как предупредить своих, предупредить космолёт, что он зашёл на опасную территорию?!
   Мысль о предупреждении отзвучала мысленным отчаянным криком, когда орбитальная свалка внезапно будто взорвалась, а из всех укромных местечек выстрелили вражеские вельботы! Они кинулись к космолёту, словно оголодавшие пираньи, едва заметными росчерками расстреливая его на ходу, а потом резко порскнули от него. А судно Единого мира взорвалось. Взрыва, как такового, не было. Корабль просто-напросто стремительно развалился на части.
   Не замечая собственных слёз, Ева равнодушно смотрела на разлетающиеся в стороны фрагменты космолёта, на мечущиеся между ними вновь подлетевшие вельботы, которые теперь беспощадно расстреливали тёплые точки (по схеме наблюдения) - выживших, уцелевших во время взрыва.
   - Возвращаемся вкруговую, - бесстрастно велел Эррамун. - Враг слишком многочисленный, чтобы вступать с ним в бой. Ева, найди путь к катеру так, чтобы за нами не проследили.
   Последнего мог бы и не говорить.
   Для начала пришлось определить точку корабля-матки, который выпускал вельботы. Отметив её, Ева развернула своё судёнышко и, прячась так, как не пряталась во время выхода, далеко обошла место убийства солдат Единого мира. Атакой она это действо назвать не смогла бы. Солдатам не дали даже возможности вступить в бой.
   Второй вельбот ровно держался позади. Ева кивнула невидимому Крису и начала большой круг к кораблю, чей корпус стал причалом для трофейных вельботов.
   Посадив вельбот на место, Ева вышла не сразу. Хорошо ли прошёл полёт? Смотря с какой точки зрения. Если учесть, что все четверо остались живы, то полёт прошёл замечательно. Если же посчитать, сколько смертей они видели и не могли оказать помощь ни одного солдату Единого мира...
   С внешней стороны вельбота глухо стукнуло.
   Она вскинула голову. Эррамун уже выбрался из своей кабины и ждал пилота. Она кивнула ему и, погасив мониторы слежения, вышла. Он уверенно шёл впереди, и как-то так получилось, что Марцель стал замыкающим их маленькой цепочки. Удивлённая Ева сообразила: эльфы охраняют её и Криса. И почувствовала что-то вроде благодарности к белоплащикам за это.
  
   Пятая глава
  
   Белоплащики посовещались и донесли до других "постояльцев" катера своё решение: пока они не придумают, как обойти вражеские вельботы, чтобы обезопасить себя, операции по спасению тех, кто болтается на орбите, приостанавливаются.
   Когда Эррамун вошёл в отсек к наёмникам, Ева, надвинув на глаза проектор, увлечённо смотрела любимые мультики. При появлении белоплащика не встала - и так и выслушала сообщение. Уже потом, втихаря от остальных побеседовав с Крисом, Ева согласилась, что они правы. Хотя в душе поселилась тянущая боль при воспоминании, что делается на орбите. Судя по всему, Крис испытывал то же самое. И оба не замечали, что стали гораздо молчаливей и сосредоточенней, пока Марика часа через два после их возвращения напрямую не спросила капитана наёмников:
   - Крис, о чём ты постоянно думаешь? Причём я вижу, что о чём-то плохом. Что случилось на орбите?
   Оборотни тут же вопросительно уставились на Криса. Тот машинально хотел было взглянуть на Еву (не она ли выдала?), начал было оборачиваться к ней и тут же дёрнулся, взглянул на Марику. Та присматривалась к нему, будто пытаясь определить не только то, что он скрывает, но и почему он это делает. И тогда Крис сказал:
   - Не хотел всех расстраивать, но на орбите, как выяснилось, тоже смертельно опасно. И не только из-за корабельных обломков...
   И рассказал всё, что видели он и Ева.
   Даже оборотни, привычные к каждодневной опасности, задумались. Правда, как и ожидала Ева, их раздумья вылились в привычное сетование по другому поводу.
   - Одно плохо, - высказался Клеман, - оружия у нас - шиш да маленько. Но если вы говорите, что там в основном вельботы, что они расстреливают те корабли, что на плаву, может, нас здесь, в катере, и не засекут? Всё-таки кругом нас корпус грузовика, да и мы на такой площадке здесь, что не всякий вельбот сюда доберётся.
   - И всё же я не отказался бы даже от холодного оружия, - проронил Рууд. И поморщился от боли, попытавшись повернуться со спины набок. - Ну, на тот случай, если сюда полезут...
   - Может, попробовать вылазку? За оружием? - сощурился Клеман. - А что... белоплащики нас неплохо так починили: ещё пара часов - и я встану. Ещё час - и буду в форме. - Он рассеянно дотянулся до небольшого столика рядом с топчаном и, взяв с него металлический стакан, поднёс было его ко рту. И тут же отстранил его. - Где ходит Илва? - раздражённо спросил он, стукнув стаканом по столику. - Пить хочется!
   - Кстати, да, - вздохнула Марика. - Умираю от жажды.
   Она встала, заглянула в свой стакан и разочарованно хмыкнула.
   - Сейчас найду Илву, - пообещал Крис, улыбаясь ей и направляясь к двери. - Она скорей всего у песчаников и Тэкито.
   - Заодно проверим, как они, - ненужно добавила Ева, заподозрившая неладное.
   Они вышли. В коридоре, тусклом от экономно, еле теплившегося освещения, Крис сразу обернулся к ней. На осунувшемся лице капитана наёмников мрачно поблёскивали впавшие глаза. Он помолчал, а потом сказал:
   - Кажется, слова Клемана о вылазке обретают несколько иное значение.
   - Ты имеешь в виду, что нам нужно не оружие, а продукты? - уточнила Ева.
   - Именно что...
   И остановились, когда из-за поворота выбежала Илва. Хорошо, что фигурка женщины-оборотня даже в сумраке коридора была привычным силуэтом, а то Ева заметила, как Крис вздрогнул, схватившись за набедренный луч-пистолет.
   - О... Что вы здесь делаете, ребята? - удивилась она. - Крис, а ты чего за оружие хватаешься? Меня, что ль, испугался? Или такой нервный?
   Оглянувшись на отсек с ранеными, не вышел ли кто, Крис вполголоса спросил у Илвы, которая тоже насторожилась после его оглядки:
   - Илва, что у нас с водой?
   Та зыркнула назад, не видит ли кто, а потом со злостью ответила едва слышно:
   - Воды мало, но она есть. Эти белоплащики удобно устроились: у них по одному баллону питьевой воды на каждого, а нам дали один баллон на троих раненых. Ну, ещё один у Остарджи. Этого они не забыли, конечно... Меня они слушать не будут, но, может, послушают вас - и выделят нам хотя бы ещё один баллон? - уже с надеждой взглянула женщина-оборотень на людей.
   Судя по стиснутым кулакам, Крис медленно, но верно закипал. Сообразив, к чему может привести это его закипание, Ева ткнула его кулаком в плечо.
   - Успокойся! Зайдём к нему вместе и спокойно поговорим.
   Заходить к не названному вслух Эррамуну не пришлось. Чуткая Илва резко обернулась, а потом, придушенно пискнув, дала стрекача к отсеку оборотней и Марики.
   Из-за того же коридорного поворота медленно выросла высокая фигура. Ева скептически ждала, пока эльф подождёт к ним. А тот, едва сообразив, что в коридоре находятся ещё двое, сначала нерешительно застыл на месте - приглядываясь, а потом неторопливо двинулся к ним.
   Набычившийся при виде эльфа Крис потребовал внимания Евы, но долго с сослуживцем разбираться она не могла, поэтому пустила в ход испытанное средство: хорошенько ударила его каблуком высоких армейских ботинок по голени, благо тот был не в космической экипировке. Удар был что надо. Крис зашипел от боли, так что Ева сумела довольно бесстрастно начать разговор с белоплащиком.
   - У нас раненые, - напомнила она, стараясь не орать - с каждым словом хотелось поднимать звук, чтобы этот белоплащик понял, как это важно. - Им требуется много питья, чтобы быстро восстановиться. Вы сами понимаете, что для исцеления оборотней вода очень важна! А воды у нас мало! Вы не имеете права держать нас без жидкости!
   - Воды на катере почти не осталось, - равнодушно ответил Эррамун.
   Ни на грош Ева не поверила в это равнодушие. Эльф шёл к отсеку с ранеными оборотнями - значит, ему что-то требовалось от них. Правда, смутно подумалось, что он мог идти затем, чтобы снова помочь с плохо заживающими ранами, а она и Крис взяли и прервали его желание побыстрей поставить раненых на ноги...
   - Но у каждого из ваших сородичей целый баллон воды! - уже яростно напомнила она. - Причём вы взяли эту воду на катере! Не думаю, чтобы на вашем шлюпе она была!
   - Мы исходили из разумного эгоизма, - объяснил Эррамун. - Здоровые должны быть сильны, чтобы защитить тех, кто на данный момент беспомощен.
   - Вы прекрасно знаете, что оборотни быстро поправляются, - вступил в беседу-перепалку Крис. - И ещё быстрей вылечиваются, если у них есть вода.
   Эррамун смотрел на них чуть сверху, и Еву это взбесило: самовлюблённый эгоист! Ему говорят о том, что вода необходима раненым, а он только и делает, что пытается выглядеть высшим существом!
   - Вся вода в баллонах уже распределена по живым на катере, - монотонно, почти бесцветно сказал белоплащик. - Но я могу достать немного воды для вас.
   Двое замерли. В голосе эльфа, несмотря на ощутимую бесцветность, оба расслышали нечто, похожее на упрямое: "Всё бы хорошо, но..." Крис сообразил первым.
   - Вы ставите нам какое-то условие? - агрессивно поинтересовался он. - И что бы это такое было, скажите, пожалуйста?
   - Да. Мне нужен час уединения с Евой, - всё так же размеренно ответил Эррамун.
   До Евы ещё не дошло, что именно он сказал, а Крис уже прыгнул вперёд, занося руку, чтобы ударить эльфа.
   Голова Эррамуна дёрнулась, но даже в полутьме коридора ошеломлённая Ева сумела рассмотреть, что удар капитана наёмников попал в цель, пусть даже скользящим. Но мгновением позже этого удара раздался туповатый звук - будто приглушённый шлепок. Лишь секундой позже Ева, обалдевшая от происходящего, увидела, что эльф жёстко держит руки Криса - поймал за запястья.
   Крис сказал, будто выплюнул:
   - Отпусти! Не буду я больше касаться твоей рожи благородной! Но и Евы ты не получишь! Обрадовался - час уединения за воду! Да я нашим сейчас расскажу - посмотрим, что тогда твои эльфы запоют!
   - Капитан, вы не понимаете... - ледяным тоном начал эльф.
   Но на этот раз Ева решила, что и она должна вставить свои пять копеек. Схватив сослуживца, которого отпустил белоплащик, за плечи, она негромко, но звучно, чтобы он расслышал и сразу понял сказанное ею даже в своём негодующе воинственном состоянии, строго сказала:
   - Крис, ещё раз: успокойся! Я пойду с Эррамуном и попробую уговорить его!
   - Ты не пойдёшь с этим... - сквозь зубы начал капитан наёмников.
   Ева впилась в его глаза сердитым взглядом и тихо процедила:
   - И кто мне запретит? Ты? - А когда Крис чуть расслабился, угрюмо глядя в пол, она напомнила: - Я не девочка, за которой нужен присмотр. Постоять, если что, за себя сумею. Возвращайся к нашим. Я скоро приду.
   Она даже попыталась развернуть его к двери отсека с оборотнями, но Крис только вздохнул и кивнул, после чего снова злобно глянул на Эррамуна и пошёл к ребятам.
   Эльф, молчаливой статуей дожидавшийся, чем закончится разговор двоих, шевельнулся. Ева мрачно подошла к нему, задрала голову, глядя на него.
   - Ты согласна на час уединения?
   - Посмотрим, - неопределённо сказала она, раздумывая над личным планом добычи воды: войти в отсек Эррамуна, вырубить эльфа ударом в опасную точку на спине, под лопаткой, и незаметно, пока белоплащик не очнулся, смыться из отсека к своим. И пусть кто-нибудь скажет, что это подлость! Ну уж нет! Не подлость! Это ответка! Белоплащик же тоже предложил немыслимую цену за какой-то баллон воды! Гад...
   Он шагал чуть впереди, весь такой уверенный в себе, что Ева уже сейчас начала раздумывать: а не стукнуть ли его прямо сейчас? Но успеет ли она тогда забежать в его отсек, а потом сбежать? Ладно, надо смотреть по ситуации. Если что - она всё равно сильней. Потому как может подключить к ситуации Остарджи! А уж когда ангел-хранитель вмешается, эльфу придётся подчиниться и отдать водичку. Странно, что она раньше об этом не подумала! Есть же на катере защитник для людей и оборотней!
   Эррамун вежливо и приглашающе шагнул в сторону от двери в свой отсек - и Ева, помешкав, вошла.
   Стандартный отсек. Откидная кровать. Откидной столик при ней. Встроенный одёжный шкаф. Встроенные полки для мелочи и корабельный "душ", который представляет собой направленный горячий или тёплый воздух с очищающими кожу частичками моющего средства. В общем, ничего особенного. И вожделенный баллон с водой стоит сбоку от двери... Ишь, приготовился...
   Мягко прошелестев, въехала в пазы дверь. Ева, насторожённая до задеревеневших мышц, приготовилась защищаться, если эльф позволит себе лишнего. Но Эррамун прошёл к противоположной от двери стене и кнопкой привёл в действие систему, которая тут же сначала выдвинула кровать - без постельного белья, естественно, а затем столик. Белоплащик показал Еве рукой на кровать, а потом присел на столик - вместо стула, что ли? А потом быстро встал, но не подходя к кровати.
   Поморгав ошарашенно, Ева вдруг сообразила значение этого странного действа: он хочет, чтобы она присела на кровать, причём он сам останется сидеть на столике. Но побоялся, что она не так воспримет его приглашение, потому и уселся на столик. Но такое поведение для белоплащика недопустимо - сидеть рядом с дамой, которая всё ещё стоит. Вот он и вскочил снова.
   То есть он не хочет сразу на неё накидываться? Хочет сначала поговорить?
   Ворча про себя: "Трудно было вслух сказать?", но всё ещё напряжённая, Ева дошла до кровати и уселась напротив Эррамуна. Повозилась, словно устраиваясь удобней, а потом уселась - руки в карманы штанов. Типа - не боюсь я тебя. А на деле пальцы привычно вошли в пазы почти миниатюрных кастетов. Сжала кулаки. Вот теперь абсолютно успокоилась.
   Эльфы знают, что такое поединок-рукопашка. Примерно знают, как может проходить поединок с людьми. Но она, Ева, слабей. Поэтому - случись что-то опасное для неё, позволит себе использовать оружие, хоть и подлое, но в её ситуации необходимое.
   Уверившись, что она готова к драке, Ева оценивающе взглянула на возможного противника. Тот сидел высоковато: столешница, вдвинутая из стены, была чуть выше кровати-лежанки, на которой сидела Ева. Внутренне она даже саркастически фыркнула: и здесь белоплащик являет своё превосходство! Но Эррамун молчал, уставившись в пол, и до Евы начала доходить нехитрая мысль, что он и не собирался предлагать ей то, из-за чего взбесился Крис. И тогда она присмотрелась к нему.
   Ещё одно открытие. Остальные эльфы и здесь, в чужом катере, гордо трясли своими длинными хвостами, выпущенными на свободу из-под шлемов. Эррамун же отличался от них именно этим. Не короткими волосами, непривычными для портрета белоплашика. Он отличался тем, что надменности в нём - ни на грош! Всё его поведение - лишь отстранённость и жёсткий контроль за своими эмоциями...
   Проверяя своё впечатление, Ева первой начала разговор:
   - Что такое час уединения?
   Он поднял на неё глаза, как будто только сейчас понял, что в отсеке не один.
   - Это монолог одного, которого выслушивает другой. Слова этого монолога таковы, что их можно доверить тому, кто промолчит о них.
   Это прозвучало так выспренно, что Ева чуть не съязвила: "И что? Ты посчитал меня настолько тактичной, что решился на этот свой час? За несколько часов узнал меня так хорошо, что доверяешь мне настолько глубоко?" Но остановила странная мысль: "А если после необычного времяпрепровождения он станет более... благожелательным к нам, наёмникам? Вдруг повезёт - и он перестанет смотреть на нас, как будто мы всего лишь пушечное мясо?" Следующим этапом стало любопытство: а что он расскажет такого, что не может доверить кому-то из своих?
   - Остарджи тебя слушает? - неожиданно спросил Эррамун, задумчиво глядя на неё.
   - Нет, но я заблокирую его, чтобы твоего монолога он не слышал.
   - Спасибо.
   Он снова замолчал, будто забывшись. Наверное, прошла минута, прежде чем он снова посмотрел на неё... Ева внезапно напряглась. "У меня слишком богатая фантазия... - тревожно подумала она. - Почему мне кажется, что он сейчас расскажет о чём-то, чего мне лучше не знать?"
   - Нам нельзя говорить о своих чувствах...
   Он оборвал фразу и ссутулился. Прежде чем Ева среагировала, он легко дотянулся до неё и холодными пальцами провёл по её щеке. Мягко - аж до мурашек по спине... И снова сел - уже прямо, словно решился. Но на женщину больше не смотрел.
   - Погиб мой младший брат. Я не сумел защитить его. Он отстал от нас, потому что подвернул ногу, но гордость не позволила ему позвать на помощь. И он попытался догнать нас, не утруждая всех нас своими недугами. Я заметил его отсутствие слишком поздно. Предупредил остальных, что вернусь за братом. Последние воины взвода побежали за мной. Когда мы вернулись за моим братом, он отбивался от солдат пятого уровня. И мы вступили в бой.
   Ева вспомнила, как Эррамун вышел из клубов строительного дыма и рухнул без сил, отравленный ядом "пятнашек", то бишь солдатами пятого уровня. Потом вспомнила его фразу: брат не хотел утруждать сослуживцев своими недугами. И рассвирепела. Сволочь высокомерная - брательник его! Из-за его неправомерной гордости и погибли, судя по всему, остальные эльфы. Погиб бы и Эррамун, не будь рядом Илвы, которая отравления определяла на раз, лишь нюхнув место укуса "пятнашки". Погиб бы Эррамун и в том случае, если бы вообще не встретил наёмников.
   Интересно, а спрашивать в таком часе уединения можно? Уточнять детали?
   Эррамун молчал, и Ева постаралась быть объективной, но ничего не получалось. Она видела его отстранённый взгляд и видела в нём страшную муку. Наверное, брат был любимым. Младший же. А младших все балуют и любят. Младших часто идеализируют. Может, именно поэтому Эррамун мучается из-за его смерти? Нет, понятно, что близкий родственник, что младший брат, но... Нет, что-то тут не то.
   Но эльф молчал, и Ева осторожно спросила:
   - Но ведь война. Он сам вызвался лететь сюда. Не так ли?
   - Дело не в брате, - равнодушно сказал Эррамун, не поднимая головы. - Дело в отце, который поручил мне защищать его.
   Ева озадаченно уставилась на него. Не-ет, что-то тут не так. По инерции она вдруг вспомнила тех четырёх эльфов, которые прилетели за Эррамуном и Остарджи. И вдруг нахмурилась: эти четверо в шлюпе-перевозчике постоянно общались между собой, но к Эррамуну обращались только тогда, когда их вынуждали обстоятельства. Неужели их условности таковы, что белоплащик, проваливший поручение отца и лишившийся младшего брата или хотя бы родственника, становится чуть не изгоем?
   Ух, как захотелось немедленно помчаться к искину Ицэйне, чтобы устроить ему форменный допрос и узнать, что происходит с Эррамуном. Ну и заодно узнать, что значит этот странный жест эльфа, когда он погладил её по щеке. Это что - одна из особенностей часа уединения?
   - Эррамун, - вкрадчиво произнесла она, - а сколько у тебя братьев, кроме погибшего младшего?
   - Ни одного, - не сразу последовал ответ.
   - Тогда... это так плохо, что к твоему отцу вернётся его живой старший сын?
   - Я не старший.
   - Слушай, кончай ты эту бодягу тянуть! - рассердилась Ева. - Ты же понял, что я ничего не понимаю в ваших, а в частности - в твоих родственных связях! Объясни мне, что случилось и почему ты в таком состоянии?! Я сочувствую тебе из-за смерти твоего младшего брата, но ты-то возвращаешься домой! Отец наверняка будет рад тебе - живому! И почему ты не старший? Ты же сказал, что у тебя нет других братьев!
   Наконец он поднял голову. Уголок губ чуть приподнялся. Скептицизм.
   - Теперь у меня нет дома, - с той же привычной, но тем не менее бесящей Еву бесцветностью ответил он. - Братья были у младшего, но не у меня. Я не принадлежу дому моего отца.
   Некоторое время Ева сидела и размышляла, что будет, если она его треснет по башке кулаком с кастетом. Может, всё-таки станет поразговорчивей? Она представила, как врежет ему, - и сообразила-таки.
   - Младший был твоим сводным братом? - резко спросила она. - Поэтому ты не принадлежишь дому своего отца, но брат тебе младший?
   - Да.
   Что ж, теперь многое становится ясным. Родственные условности эльфов, видимо, старинные и не подлежат изменению. Но...
   - Ты должен вернуться к отцу? - уточнила она. - А потом он тебя выгонит?
   - Да.
   - И смысл тогда возвращаться? - удивилась она.
   Эррамун впервые уставился на неё так, будто она сказала невероятную глупость.
   - Так нельзя.
   - Почему - нельзя?
   Этот наглухо законсервированный белоплащик начал страшно раздражать её.
   - Таков закон.
   - И куда ты пойдёшь, когда отец тебя выгонит?
   - Не знаю. Возможно, придётся закончить свой путь дорогой чести.
   - Что это значит?
   - Это знать необязательно.
   "Вот именно, - спокойно подумала Ева. - Но узнать у Ицэйны можно".
   - А почему бы тебе, после того как ты будет изгнанным, не завербоваться в наёмники? - предложила она.
   Теперь он смотрел на неё так, словно она произнесла богохульство.
   - И что? - снова агрессивно спросила Ева. - Что я такого уж совсем странного сказала? Обычный путь любого бойца, когда другой дороги нет. Думаешь, среди наёмников эльфов нет? Не скажу, что их десятки, но есть! И вообще... Эррамун, понятия не имею, зачем у вас проводят такие часы уединения, но чего ты ждёшь от этого часа?
   Сказала - и снова догадалась, чего. Но замолкла в ожидании, подтвердит ли её догадку. А он снова - нет, не опустил голову, а отвернулся. Помолчал, вздохнул.
   - Выговариваясь перед кем-то, лучше видишь будущее.
   Когда он встал, всем видом показывая, что час уединения закончился и что Еве пора уходить, она, внутренне ухмыляясь, встала с кровати. Стоя в шаге от него, она спокойно сказала:
   - У нас на Земле некоторыми согражданами такие часы уединения тоже практикуются. Но заканчиваются они так, что мне сейчас захотелось это сделать.
   И замолчала, злорадствуя в душе: "Вот тебе твоё отражение - умолчание!" И не уходила, пока он уже нетерпеливо не спросил:
   - И как же это делается?
   Она незаметно сбросила с пальцев кастеты и выпростала руки из карманов. Прикинула, правильно ли сообразила, и подняла руки обнять белоплащика за пояс, прислонившись к его груди ухом. Скрестила пальцы за его спиной и застыла. Эррамун, совершенно ошарашенный - что было легко понять по тому, что он сразу не отстранил её от себя, замер... Прошло не меньше трёх минут, прежде чем он спросил:
   - И что... дальше?
   - Обними меня, - скомандовала Ева. - И постой молча.
   Она думала - он обозлится и силой отведёт её руки от себя, но, помешкав, он всё-таки обнял её... Стояли ещё минуту, прежде чем она не отстранилась. Заглянув ему в глаза, она усмехнулась:
   - Ты не знаешь, что делать, если тебя выгонят из дома твоего отца. Вот тебе шанс. Ты делаешь мне предложение, а потом тебя убьют. Всё. Твоя репутация не будет подмоченной в глазах твоего семейства.
   Он зажмурился и помотал головой. Простое и привычное человеческое движение заставило Еву фыркнуть от смеха.
   - Я не понимаю, - признался он.
   - Все мои женихи погибают, - сообщила она ему и сразу вышла из его отсека.
   И пусть понимает, как хочет.
   Белоплащик вышел следом - с баллоном воды в руках. Кажется, намеревался проводить её до отсека наёмников
   Криса она увидела сразу: он маялся в ожидании, когда она появится, у соседнего отсека. Немедленно оттолкнулся от простенка между отсеками и быстро пошёл навстречу. Эррамун без слов отдал ему баллон и вернулся к себе.
   - Что там? - обеспокоенно спросил Крис, когда они завернули за поворот.
   - Я предложила ему сделать мне предложение, - сообщила Ева.
   - И как? - Крис понял её с полуслова: говорить о том, что было сказано эльфом, она не может, но эльф думает о смерти.
   - Обещал подумать.
   - Не боишься, что ухаживать начнёт?
   Она остановилась. Мысли были о другом.
   - Крис, мы им подчиняемся?
   - Ну... Пока только зависим от них.
   - Хотя их всего пятеро, - задумчиво сказала Ева.
   - Я понял, о чём ты думаешь.
   Когда она посмотрела на Криса, чтобы убедиться, что оба думают об одном и том же, она неожиданно для себя звонко стукнула себя по голове. Так сильно и хлёстко, что испуганно полуприсела, оглядываясь, не выскочит ли кто на странный звук.
   - Ты что? - поразился Крис.
   - Я... блинский бли-ин... Я такая дура! - покаялась Ева, радостно сияя улыбкой. - Крис, мы не будем голодать! У нас есть Остарджи!
   Капитан наёмников "уронил челюсть на пол". Опомнившись, нервно сказал:
   - Ты бы предупреждала заранее, что именно хочешь сказать, а то я в первый момент решил, что ты хочешь его съесть.
   - У Эррамуна недомолвкам научилась, - вздохнула Ева. - Но как тебе моя идея?
   - Ангел в качестве координирующего наши действия центра? В качестве прибора, отслеживающего вельботы противника? Очень даже неплохо! Роскошная идея! Мне нравится. Но ты уверена, что он поможет?
   - Куда ему деваться? - пренебрежительно спросила Ева. - Поможет, конечно. Он же ничем не рискует, оставаясь на катере!
   У самого отсека Крис неожиданно застыл на месте, а потом отвинтил крышку баллона. Заглянул внутрь. Даже посветил фонариком.
   - Странно. Я думал - он полный.
   Ева подняла брови, глядя на баллон.
   - Интересно... - прошептала она. - Он отдал нам свой?
  
   Шестая глава
  
   Им, Крису и Еве, пришлось ненадолго уединиться в том же коридоре, благо он пустовал, и шёпотом или вполголоса обговорить, каким образом использовать Остарджи в важном деле добывания провизии и с чего начать претворять свой план в жизнь. Решили начать с ангела-хранителя - Ева должна была сходить к нему и предложить свою задумку "на рассмотрение". А Крис должен был заговорить зубы своим, чтобы не беспокоились, куда делать Ева. Закончив определяться с обязанностями, Крис вошёл в отсек к наёмникам и занял их разговором о пищевом режиме на трое суток вперёд. Тема была насущной, заинтересовались ею все. Так что из коридора Ева на свободе "стукнула" к Остарджи по неслышной никому связи. Заходить к нему сразу она не хотела: не ровен час - кто-нибудь сидит у него сейчас и будет настаивать на прозрачности беседы с ангелом.
   "Остарджи!" - несфокусированно глядя на стену отсека с ангелом-хранителем и стараясь распространить свой телепатический зов на ту его часть, где, возможно, лежит Остарджи, позвала Ева.
   "Слушаю тебя, Ева!"
   Странно. В голосе ангела неприкрытая радость. Эльфы - что, боятся его слишком часто навещать? Тоже - нашли важную персону. А ему, небось, тошно от одиночества...
   "Ты один?"
   "Да".
   "Можно, я навещу тебя?"
   Перед тем как услышать ответ, она услышала такой счастливый вздох, что усмехнулась и сразу же побежала к двери его отсека.
   Чуть не на цыпочках вошла и мягко-мягко закрыла за собой дверь. Едва только дверь плотно въехала в пазы, Ева немедленно подошла к Остарджи.
   - Ну, привет! - поздоровалась она. - Давно к тебе приходили?
   - Часа три назад, - чуть улыбнулся ей ангел с койки-топчана.
   Приподняться он даже и не пытался. Но похудевшее лицо теплилось радостью. И Ева вдруг подумала: а не перетащить ли Остарджи в отсек к наёмникам? Там ему будет гораздо веселей, чем прозябать в вип-отсеке. Ведь, как ни странно, оборотни ангелов любят - и без лишнего священного трепета, как это бывает у эльфов.
   - Как у тебя дела? - деловито спросила Ева, откидывая от стены сиденье рядом с койкой Остарджи и усаживаясь. Голова ангела, ранее облепленная био-пластырями, теперь выглядела печально-лысой, с порезами. - Раны заживают?
   - Всё хорошо. Было бы лучше, если бы подстрелили меня самого, но не крылья повредили, - признался ангел. - С ними-то, естественно, травмирован и позвоночник. Придётся долго лежать. Ты пришла с чем-то интересным?
   Ева предпочла не спрашивать, почему он так думает. Вполне возможно, он так решил, потому что раньше она почти не посещала его отсек. А тут вдруг явилась.
   - Я использовала особенности твоего тела, когда мы искали убежище, - повинилась она, нисколько не чувствуя себя при этом виноватой.
   - Я рад, что пригодился, будучи даже в таком состоянии, - успокоил её ангел, который уже наверняка считал недавнее прошлое по информационному полю вокруг своего тела. - Кажется, ты хочешь предложить мне что-то ещё из подобного?
   - На этот раз - только с твоего согласия, - серьёзно сказала Ева. - Итак, наше положение таково: объединённая армия Единого мира прибудет сюда фиг знает когда. Это главное, потому что всё остальное - это последствия данного факта. А всё остальное - это постепенное исчезновение пищи, воды и боезапаса на нашем катере.
   - Что ты предлагаешь?
   - Я хочу использовать твой обзорный взгляд. Мы выйдем за пределы нашего убежища на открытую орбиту, чтобы поискать пищу и воду, а заодно - тех, кто ещё жив и нуждается в нашей помощи. Но на орбите действуют вражеские вельботы.
   - Как ты себе представляешь мою помощь?
   - Я связана с тобой невидимой нитью. С остальными - обычной личной связью. Ты будешь транслировать мне картинки происходящего вокруг нашего катера, как минимум, и сообщать о местонахождении, например, пищи и воды. Или живых. А заодно - предупреждать о приближении вражеских вельботов, чтобы мы сумели быстро сбежать - или устроить заварушку и уничтожить противника. А я буду передавать твою информацию, подключив к себе связь со всеми нашими десантниками.
   - Выглядит довольно просто и практично, - задумчиво сказал Остарджи.
   - Выглядит - да. Но я думаю, мы не будем бросаться в это дело очертя голову, а для начала потренируемся с этим делом на катере, - уже серьёзно сказала Ева.
   - То есть я буду передавать тебе информацию прямо здесь, на катере, а ты - дублировать её остальным? Учебная тренировка?
   - Именно.
   Остарджи оживился. Лежать три часа не только без движения, но и без дела - не шутка для того, кто привык к активным действиям.
   - С чего начнём?
   - Надо найти на катере что-то наподобие каталки для тебя. Или ты не хочешь переехать к оборотням?
   - Хочу! - решительно сказал ангел-хранитель и даже рассмеялся от своей решительности. - С ними хоть поболтать можно.
   Первый пункт плана выполнили быстро.
   Клеман ещё шатался, но на ногах стоял, а значит, найденную в медотсеке койку-каталку (ну, почти каталку) вести было легко: Клеман просто наваливался на неё, толкая сзади, в то время как впереди Крис и Ева тянули её за собой. Потом потеряли минут пять, когда Остарджи устраивали между койками Рууда и Марики, потому что оборотни ржали над шуточным похищением ангела, в лицах представляя, как будут таращить глаза эльфы на пустой отсек. Потом пришлось зашипеть на всех, потому как Рууд дохохотался до боли в животе, и его пришлось отпаивать обезболивающим. Но Остарджи был доволен, и Ева с Крисом приступили к выполнению следующего этапа своего коварного плана: Ева должна была войти в логово Эррамуна и раскрыть перед ним детали плана потенциальных вылазок в открытый ближайший космос - то есть в округе, центром которой будет катер.
   А тот созвал совещание.
   Обалдевшие эльфы обнаружили, что самый большой отсек, в котором можно "собрать" всех членов вынужденной команды, - это отсек оборотней, в котором внезапно для них оказался ещё и ангел-хранитель. И Тэкито. И два песчаника, которые обрадовались оборотням, как родным, и причём обрадовались так, что забыли включить внедрённые в висок универсальные переводчики и на первых порах достали всех громким, зловещим на слух оборотней шипением... Искин явился следом за Тэкито.
   Эльфы справились с волнением из-за неожиданного перемещения Остарджи и выстроились у стены в ряд, в центре которого оказался Эррамун. Теперь для Евы ещё отчётливей стала видна их странная монументальность. Нет, ну точно - она словно пришла на экскурсию в музей и теперь разглядывала мраморных атлантов! Впрочем, Эррамун среди сородичей один выглядел живым человеком... Ой, человеком... Хотя можно высказаться о нём иначе: из-за монументальности четверых этот эльф казался очень похожим на человека.
   Внутренний голос ехидно шепнул: "На фоне четверых? А точно не из-за того, что ты сейчас к нему присматриваешься внимательней, чем раньше? Ведь теперь ты с нетерпением ждёшь, сделает ли он тебе предложение!"
   На что Ева лаконично ответила: "Сунь себе в ж... свои умозаключения!"
   Но втихаря от внутреннего голоса признала-таки, что этот высоченный красавец эльф, если он решится на предложение, будет одним из самых солидных её женихов - из тех, что у неё были до сих пор. И он и правда близок к человеку, хотя бы по тому признаку, что на душе у него бушует страшный непокой. И внезапно озадачилась: а если у него есть невеста? И стоит ли ждать тогда от него предложения? А она-то собиралась мысленно похихикать над ним, если он всё-таки решится!..
   А ещё, пока народ рассаживался на своих койках и поглядывал исподтишка на эльфов, она заметила: здесь и сейчас четвёрка эльфов явно настроена на то, чтобы и охранять своего единственного командира, и не выказывать ему своего сдержанного презрения, как это было недавно. Хм. Сплотились вокруг своих? Или среди остальных стараются держать лицо, типа, каким бы подлецом ни был Эррамун, он наш, а мы и моральных уродов принимаем?
   Сидя на койке Рууда, Ева объяснила, каким образом можно выходить в открытое пространство в поисках еды, воды и живых. Четверо эльфов уставились на неё так встревоженно, что она сразу сообразила, о чём они думают: как вести себя с этой девицей, если она человек, но близка к ангелам?.. А Крис предложил обсудить идею.
   - Так полагаю, вы, Остарджи, согласны с этой авантюрой? - первым делом сухо спросил Эррамун, на которого остальные четверо эльфов уставились вопросительно. Кажется, они побаивались необычной ситуации и не знали, как себя вести при этом.
   - Конечно, - не поворачивая головы и глядя в потолок, ответил ангел. - Для меня в этом деле три приманки: во-первых, на катере до прихода основных войск мы останемся живыми без внутренних войн из-за провизии, во-вторых, спасём множество жизней, которые сейчас и не чают, что могут спастись. Ну и в-третьих - мне не так скучно будет валяться на этой удобной, но вскоре наверняка надоедливой кушетке.
   - И когда вы собираетесь начать?
   - После тренировок на катере, - сказал Крис. - Первоначальное намерение таково: мы делимся на двойки и бегаем по судну. Ева слушает Остарджи, который передаёт ей информацию о том, что происходит вокруг катера, а она передаёт эту информацию всем остальным. Понимаю, что звучит несколько ребячески, но ведь мы и собрались здесь затем, чтобы первоначальную идею выточить до идеального воплощения. Так что - предлагайте ваши уточнения.
   Эльфы снова взглянули на Эррамуна. Тот даже не посмотрел на них, словно почувствовал, что они ждут именно его решения. Чуть постояв, глядя в пол, он поднял глаза и всё так же суховато сказал:
   - Я думаю, что мы можем опробовать вашу идею в том виде, в котором она предложена. Тренировка покажет, каким образом её можно будет воплотить наиболее эффективно. И детали вылазки проявятся именно в действии. Наёмница Ева, как самый важный элемент тренировок и будущих вылазок, будет со мной в паре.
   Эльфы не возражали, поскольку Эррамун всё-таки начальство. И, вероятно, даже одобряли решение командира, поскольку сообразили, что Ева в сложившейся команде - ценный экземпляр, а значит, их командир прав, забрав её к себе. Не возражал и никто из совещавшихся. Но Ева саркастически скривила рот, упёршись взглядом в колёса койки-каталки Остарджи. "Женишок решил поближе познакомиться с вроде как навязанной ему невестой? Надеюсь, в первые же часы беготни по катеру он не будет умолять меня прикончить его из милосердия..."
   Договорились, что участвовать в тренировках будут все, кто может стоять на ногах. Клеман быстро шагнул к Илве, и она, снисходительно пофыркивая, обняла его за талию. Один из песчаников присоединился к искину Ицэйне, и Тэкито бешено позавидовал ему вслух. Хихикающая Марика влезла на спину Криса, а он, посмеиваясь, ухватил её под колени. Ожидаемо четвёрка эльфов разделилась на пары. Ну а Ева, с видом покорной пленницы, шагнула к Эррамуну.
   Когда все определились с парами, искин проверил радиосвязь и соединил приборы всех участников тренировки, замкнув их на группу из двенадцати будущих десантников. Теперь только они слышали друг друга. И Остарджи - с помощью Евы, потому что всё, что слушала она, слышал и он.
   Потом обговорили, кто куда идёт. Решили задействовать самые дальние уголки катера. А если получится всё, как ожидается, то следующий час тренировок будет проходить вне катера, в корпусе космогрузовика, укрывающем его. И именно там, за стенами катера, будет обговорено расстояние, на котором участники десанта будут находиться друг от друга.
   Кажется, Эррамун и впрямь мог быть среди своих хорошим командиром. Он оценивающе оглядел команду и велел Крису и Марике, а также Клеману и Илве оставаться на данном уровне катера. В этом же коридоре, но в разных его концах. Эльфов он послал в два противоположных отсека этого же уровня и велел им закрыться там. Песчаник с искином должен засесть внизу лестницы в трюм. Туда же собирался и сам Эррамун, прихватив Еву. Но, если песчаник останется только на спуске, то Эррамун вместе с Евой собирался пройти до конца трюмный отсек.
   Все обрадовались: пока ещё не выздоровевшие раненые - тому, что идти недалеко. Эльфы - что их отделили от остальных. А Ева скептически посмотрела на Эррамуна и подумала: "Это что? Он меня на первое уединённое свидание решил пригласить?" Но долго размышлять над решением эльфа не стала, сообразив, что узнает всё на месте.
   Да и до личного ли будет им, когда Остарджи начнёт передавать информацию, которую ещё и остальным надо будет передать?
   Итак, договорившись о главном и о времени начала тренировок, народ разошёлся по указанным местам.
   Обогнав песчаника, который шёл, прихрамывая и тяжело опираясь на руку искина, Эррамун с Евой быстро спустились в трюмное отделение катера и в первую очередь включили освещение, достаточное для того, чтобы разглядеть дорогу, по которой придётся идти. Шли они осторожно, стараясь не спотыкаться на трубах и проводах, не стукаться о коробки и ящики, беспорядочно наваленные здесь, прошагали весь отсек до конца. Оглядевшись на месте, эльф предложил Еве сесть на довольно крепкий ящик, а сам обошёл место вокруг неё, будто пытаясь определить, нет ли поблизости врага.
   - Пять минут до начала игры, - задумчиво сказал Эррамун, встав перед Евой. - Ты и правда думаешь, что мы сумеем отыграть эту тренировку в космосе? Там ведь все события меняются с каждой секундой.
   В полумраке, в тусклом освещении (люки заранее задраены, естественно), он смотрелся угрюмым и безразличным.
   - Это не просто игра, - напомнила Ева. - Мне придётся сосредоточиться на информации от Остарджи и научиться через мгновения передавать её всем. Выглядит это как синхронный перевод. Если у меня получится, значит, и у остальных получится. Ну, реагировать немедленно. А значит, у нас появится реальный шанс - с высокой степенью безопасности нырять в поиск по орбите.
   "Ева?"
   - Да, Остарджи! - встрепенулась она, и Эррамун быстро присел рядом с ней на корточки, словно пытаясь расслышать ангела.
   "Начинаем?"
   - Да, начинаем, - с запозданием в секунду (включила общую связь) ответила она.
   "Наверху нашего космогрузовика проплывает корпус звездолёта, следом - неизвестный шлюп - без управления..."
   Ева озвучила информацию, а ещё добавила от себя - задала вопрос:
   - Все слышат?
   Эррамун, выслушав ответы, быстро прошептал:
   - Откликнулись все!
   "Внизу, под грузовиком, только что пролетел взвод вельботов. Сейчас он кружит вокруг истребителя, который находится слева от грузовика..."
   Пока Ева договорила, Остарджи грустно закончил:
   "Истребитель пуст..."
   Снова проверили, все ли слышат, после чего Ева попросила:
   - Остарджи, проверь, нет ли рядом продуктов и воды!"
   Она знала, что ангелы-хранители определяют продукты по ауре вокруг них, так что для Остарджи не составит труда поискать их, особенно воду, у которой отчётливое, как она слышала, биополе.
   В ожидании ответа, как ей показалось, притихли не только она и Эррамун, но и все остальные, бывшие на связи.
   "В пролетевшем вельботе воды достаточно много".
   Автоматически повторив за ним, Ева заинтересовалась.
   - То есть в других вельботах её не было?
   "Нет. Этот вельбот - разносчик продуктов и воды".
   - Подожди-ка, а он пилотируемый? Живым пилотом?
   "Этот вельбот на автопилоте".
   Забыв озвучить ответ Остарджи, Ева озадаченно взглянула на Эррамуна.
   - Что? - нетерпеливо спросил эльф.
   Ева объяснила ситуацию.
   Из общей связи донеслось ворчливое предложение Клемана:
   - Можно было бы устроить ловушку для такого вельбота.
   - Но это значит, что он ведом кем-то со стороны, - откликнулся Эррамун, по инерции соображений сразу не среагировав, что откликается на замечание оборотня.
   Завязалось бурное обсуждение, что же происходит на планете и в её ближних космических пределах. Ведь паткси, противник Единого мира, до сих пор плохо известен даже ангелам-хранителям, что уж говорить об обычных жителях других миров. Пока твёрдо все знали, что этот странный, неведомый никому народ давно стащил технологии современного вооружения и транспорта у представителей Единого мира. Но как? Где это произошло? Исследователи подозревали, что паткси не один и не два раза успели подбить единомирские звездолёты в далёких перелётах и таким разбойничьим образом изучить попавшее к ним в руки добро. А если у них корабли построены по технологиям Единого мира, есть возможность, что паткси принадлежат юной, но весьма агрессивной цивилизации. Причём сейчас они развиваются семимильными шагами.
   - Мы тянем время, - недовольно напомнил Эррамун. - Первый этап тренировок получился весьма насыщенным. Я думаю - пора собраться вместе и обсудить этот этап.
   По связи Ева услышала, как народ бормочет, покряхтывает (Клеман и Марика) и явно по пути начинает обсуждение тренировочного этапа.
   "Остарджи, я сейчас поднимусь!" - предупредила Ева.
   Но Эррамун наверх не торопился. Он продолжал сидеть на корточках рядом с е ящиком, словно забылся и продолжал что-то обдумывать. И Ева, с интересом ждавшая, что он скажет, постаралась не мешать ему, одновременно снова приглядываясь к эльфу.
   Несмотря на слегка удлинённые уши (слегка - признак аристократизма, знала Ева), Эррамун мало чем походил на эльфа ещё и потому, что лицо у него было не тонким, аристократически удлинённым, а просто худощавым, да ещё с желваками на скулах. Сейчас, когда он сидел полубоком к ней, эта его худоба была подчёркнута неравномерным светом. И рот его сейчас был не сжат, как это видела Ева при полном свете, будучи на первом уровне катера, а напротив - нижняя губа самолюбиво выпятилась, будто Эррамун спорил с кем-то, кто ему не по нраву.
   Не поднимаясь с корточек, не поднимая глаз, Эррамун чуть повернул голову к ней.
   - Ева, это правда - насчёт ваших женихов?
   - Хотите подтверждения - спросите Криса.
   Она чуть не улыбнулась, когда вдруг сообразила, что они, двое, постоянно играют с обращением друг к другу: то выкают, то тыкают...
   - А в ваших законах такое есть, что наказание для оступившегося заключается в дальнейшей опасной службе?
   Она не сразу поняла, что он имеет в виду. Потом сообразила. Он, кажется, был уверен, что это нормальная для многих народов практика, когда провинившийся перед старшим рода должен впоследствии убить себя. И вдруг она говорит ему идти в наёмники.
   - На Земле много разных народов, - медленно сказала она. - Истории их я не все знаю. Но что у многих был в старину обычай - смывать позор кровью на поле битвы, - это я точно знаю. И думала, что у эльфов так же. Ведь вы народ довольно воинственный. А воину... пойти дорогой чести... По крайней мере, мне так кажется, нецелесообразно. И какая честь в том, чтобы умереть просто так? Честь в том, чтобы победить врага!
   Он кивнул, то ли соглашаясь, то ли самому себе на собственные мысли... А Ева посматривала на него, недовольная, что приходится говорить пафосные речи, когда с языка рвался вопрос: "Так у тебя есть невеста - или как? Или... - Она внезапно даже для себя чуть не прыснула со смеху: - А если у него жена есть?!"
   - Ты смеёшься, - сказал он, не поднимая головы. - Я настолько смешон?
   - Нет, я подумала, что смешна я, когда предложила тебе стать моим женихом. Ведь ты, наверное, женат! - заявила Ева.
   Он наконец взглянул на неё и спокойно ответил:
   - Ни одна женщина эльфов не выйдет замуж за эльфа, не принадлежащего дому своего отца. Женщина может одарить меня своей благосклонностью, но лишь в надежде хотя бы так приблизиться к главам моего рода.
   Ева сморщилась от напряжения, чтобы уяснить всё сказанное им, и упрямо спросила:
   - Ты имеешь в виду, что с такой женщиной ты можешь появляться при отце?
   - Да. Её представят отцу, как мою женщину. Но не жену.
   - То есть женщины у тебя были, - всё ещё сомневаясь в его словах, уточнила Ева.
   Эррамун пожал плечами.
   - Дом моего отца очень известен. И богат.
   Благо сидел он совсем рядом с ящиком, на котором она сидела, она испытала сильнейшее желание врезать ему боковой стороной ботинка - всё равно, куда: в плечо, в шею... Бабник, блин!.. А он, как назло, договорил:
   - Невесты у меня никогда не было и не могло быть. Это был бы интересный опыт.
   Он мягко, словно хищник (сузила на него глаза насторожившаяся Ева), встал и обернулся к ней. Сняв с руки перчатку, он стащил с пальца плоское кольцо.
   - Ева, я прошу тебя стать моей... - он запнулся и заглянул ей в глаза - внимательно, будто ожидая услышать её смех. - Стать моей... невестой.
   - Но, поскольку я невеста с Земли, - предостерегающе напомнила Ева, - я буду вести себя так, как ведут себя девушки моего положения. Я не эльф!
   - Понимаю, - бесстрастно сказал Эррамун.
   Она съехала с ящика и встала перед ним.
   - Я принимаю твоё предложение.
   - Это кольцо принадлежало моей матери, - сказал Эррамун и осторожно надел обручальное кольцо на палец Еве.
   Оно оказалось слишком большим, но эльф коротким движением уменьшил его. Удивлённой Еве почудилось, что она услышала тихое, вкрадчивое клацанье. "Ни фига себе - окольцевал! - ахнула она, чувствуя, что кольцо уверенно обхватило её палец. - Как будто кандалы надел, а ведь всего лишь - кольцо!"
   Она деловито расстегнула лёгкий скафандр для передвижения на судне и вынула из-под рабочего свитера цепочку с кольцом. Изумлённый Эррамун помедлил, но протянул руку, чтобы она надела ему на палец тонкий ободок.
   - Это кольцо моего отца, - спокойно сказала Ева.
   - А... кто он был?
   - Капитаном наёмников. Он был вдовцом и удочерил меня. Мои родители погибли, когда мне было шесть лет. Когда я подросла, именно следом за ним я пошла в наёмники.
   Эррамун с уважением посмотрел на свою руку.
   - Твой отец тоже воин?
   Эльф покачал головой, а потом с сомнением посмотрел на Еву.
   - Нам необходимо рассказать о помолвке остальным? - осторожно спросил он.
   - Остарджи и сам всё узнает, - хмыкнула Ева. - Если честно, мне бы не хотелось, чтобы остальные узнали. Не люблю такие вещи афишировать.
   - Но как же мы будем... - Эльф прикусил губу, задумчиво глядя на Еву.
   - Ты же выбрал меня в качестве напарника, - фыркнула она. - Вот и будем общаться, отключаясь от общей связи. Да и зачем нам это общение? Мы же только номинально будем женихом и невестой!
   - Но, как женщина, ты мне нравишься, - всё так же задумчиво объяснил Эррамун.
   - А ты мне нет! - отрезала Ева. - Ты слишком высокомерный, несмотря на своё положение бедненького сына отца, который не допускает тебя в свой дом. Постоянно задираешь свой нос - по делу или без него. Неа. Не хочу даже думать о тебе в качестве... - Она скептически надула губы. - В качестве будущего мужа. Ты мне не нравишься.
   - Не понимаю, - сухо сказал эльф.
   - А чего понимать? Ты только посмотри на нас обоих! Да нам рядом быть нельзя больше часа. Ты меня раздражаешь, потому что как каменный, а мне хочется, чтобы мой муж был приветливым и умел радоваться жизни.
   - Сколько у тебя было женихов? - неожиданно спросил Эррамун.
   - Трое, - отрезала Ева. - Все - наёмники.
   - Три - число магическое, - туманно сказал эльф.
   - Знаю, - усмехнулась Ева. - У нас сказки только этим числом и напичканы. И не надейся, что магическое число эльфов может быть похоже на наше сказочное три. У нас это число - насмешник, а не героика. Ну что? По-моему, мы засиделись в трюме. Твои сородичи могут тебя неправильно понять. И учти: если они своё неправильное понимание попытаются объяснить мне, я им морды начищу. Ясно?
   - Ты слишком много говоришь, - сказал Эррамун, поворачиваясь к выходу.
   - Зато всё по делу. - Ева шла за ним, выбирая, куда ставить ноги. И с ухмылкой мысленно добавила: "И никто не скажет про меня: леди слишком много обещает!"
  
  
   Продолжение во вторник.