Тьма. Пустота. Обрывки понятий. Это смерть? Что такое смерть? Что я?
   Ощущение тела. Запахи. Звуки. Свет, пробивающийся сквозь веки.
   Открыть глаза. Вспышка! Снова темнота...
  
   Он открыл глаза.
   Незнакомый потолок... Больница? Он болен? Наверное - вряд ли у здорового человека должна болеть голова. Он в этом почти уверен - насколько вообще может быть уверен в чём-то человек, который не помнит ничего. Кроме, может быть, собственного имени...
   - А, вот и вы очнулись! - он даже не заметил подошедшего врача. - Как самочувствие?
   - У меня болит голова, и я не помню ничего, кроме имени Том...
   - Шок, - кивнул врач. - Тысяча фунтов аммонала - не шутки... Головные боли вскоре пройдут, память... Тут всё сложно. На её восстановление могут уйти годы, и восстановиться она может не полностью... Но у вас отличные шансы, Том. Отдыхайте, через несколько дней мы вас выпишем, а к тому времени, возможно, и ваша часть найдётся...
  
   Том провёл в больнице неделю, жадно поглощая информацию, изредка отзывавшуюся болезненной вспышкой воспоминания... Но редко, мучительно редко.
   Весна тысяча девятьсот сорок четвёртого года. Пятый год идёт колоссальная война, уже получившая имя Второй Мировой. Том, по всей видимости, явился на сборный пункт, но попал под немецкую бомбу... И теперь ему предстоит наверстать упущенное. Вряд ли это будет сложно - Том почему-то был уверен, что драться ему приходилось. Он сказал об этом врачу, но внятного ответа не получил. Настаивать не стал - рано или поздно вспомнит сам, а если не вспомнит, значит, и смысла нет вспоминать...
  
   Так прошла неделя, и настал момент выписки. Том ожидал чего-то необычного, торжественного, но всё оказалось на редкость прозаичным - доктор Дональд задал ему несколько вопросов, посветил в глаза, постучал по суставам молоточком и заявил:
   - Поздравляю, мистер Аткинс, вы совершенно здоровы. Не считая памяти, конечно...
   - Знаете, - неожиданно признался Том, - иногда я вижу странные сны...
   - Что ж, возможно, ваша память начала восстанавливаться... Впрочем, вам ещё предстоит освидетельствование у психиатра, а мистер Беккер - мой друг, и, полагаю, ваш случай его заинтересует. И если не поможет он - останется только надеяться, что память восстановится сама собой. Удачи, мистер Аткинс!
  
   Психиатр - невысокий полноватый пожилой джентльмен - почему-то казался смутно знакомым. Он внимательно выслушал Тома, задал кучу вопросов и заявил:
   - Что ж, мистер Аткинс, не считая амнезии, ваш разум в прекрасном состоянии. Вы годны к любой службе... И давайте побеседуем о ваших снах.
   - Сны... - Том прикрыл глаза. - Несколько повторяющихся снов - чёрная тетрадь, замок, огромная змея и бородатый старик в старомодном костюме.
   Это бывает не каждую ночь, иногда появляется только один образ, иногда - несколько... Старик что-то говорит, но я его не слышу, замок и змея просто появляются перед глазами, а тетрадь... Я уверен, что должен её открыть, но не могу этого сделать. Потом я просыпаюсь, через несколько минут снова засыпаю и сплю без сновидений до подъёма.
   - Хм... - врач пригладил большим пальцем усы. - Старик почти наверняка реален, возможно, ваш родственник или школьный учитель. Но вот остальное... Могу только сказать, что тетрадь - ваша утраченная память. Змея и замок... Хм... В моей практике таких образов до сих пор не встречалось, но могу предположить, что это - ваше подсознание. Онейрокритика - смутное искусство, едва ли изменившееся со времён Артемидора, что бы там кто ни говорил, ссылаясь на Фрейда. Сны старше, чем созерцательный Сфинкс и окружённый садами Вавилон, и мы приоткрыли лишь узенькую щёлочку в эту бездну... Просите старика, мистер Аткинс, заболтался на любимую тему. Вот ваши документы, вот моя визитка - пишите так часто, как только сможете. Обещаю - если только клетки вашего мозга живы, память восстановится.
   - Спасибо, доктор, - Том забрал бумаги. - Постараюсь вам писать почаще.
  
   Вечером шестого июня Том Аткинс вместе с несколькими сотнями таких же ребят сидел в коридоре сборного пункта, слушал радио, вещавшее о высадке в Нормандии и ждал. Его очередь придёт где-то через час, ну а пока можно и поболтать...
   - Хей, парень, тебя как звать-то? - толкнул его локтем в бок сидевший рядом невысокий чернявый парень.
   - Том. Том Аткинс.
   - Во дела! - восхитился сосед. - Юморные у тебя предки... Ну а я - Джерри Вуд. Ты откуда родом?
   - Понятия не имею...
   - Приютский, что ли?
   - Наверное... - голову от виска к виску прострелила боль, за которую уцепилась нечёткая картинка: бородатый старик разговаривает со строгой женщиной, за приоткрытой дверью мелькают детские лица... - Похоже, что приютский. Мне, видишь ли, память отшибло - вот, иногда что-то всплывает...
   - У-у, - сочувственно протянул Джерри. - Сочувствую, брат. По пьяни вчерашнее не помнишь - и то плохо, а ты, выходит, всю жизнь забыл...
   - Вспомню... - махнул рукой Том. - А ты откуда?
   - Из Илфорда, но мы аккурат перед войной переехали в Лондон... Ну вот, а потом отец погиб при бомбёжке, а я мать в Шотландию отправил, а сам вот подался в армию... - вздохнул Джерри. - Ты куда, в парашютисты?
   - Ага.
   - Ну и я тоже. Жалование-то пехотному не чета, хотя и впахивать придётся... Эй, нам пора!
   Подхватив мешок, Том догнал Вуда и на ходу спросил:
   - Боишься?
   - Есть немного, а ты?
   - Не знаю... Вроде бы должен бояться, но как-то не получается - наверное, из-за амнезии. Ладно, сразу в бой не бросят, а всё остальное переживём!
  
   Забравшись в кузов грузовика, Том взял предложенную сигарету, затянулся и раскашлялся. Грузовик, словно только этого и ждал, натужно взревел двигателем и тронулся. Том снова затянулся, сплюнул через борт и выбросил сигарету. Прошлой жизни не было, за спиной не осталось ничего...
   - С днём рождения, Том! - крикнул Джерри под хохот солдат.
   - Точно! - согласился Том. - Как есть день рождения. Кто-то знает, что дальше будет?
   - Учёба и война, - пожал плечами Джерри. - Причём долго учить нас не будут - некогда. Готовься, Том, нас ждёт ад...
  
   - Готовьтесь, парни, вас ждёт ад, - заявил инструктор, когда спустя три часа спустя новобранцы выстроились на плацу неровной шеренгой. - Кромешный ад со мной вместо Сатаны. Не потому, что я злобный сукин сын - хотя это так - а потому, что времени слишком мало. Поэтому сейчас вы получите снаряжение, займёте койку в казарме и вернётесь сюда - портовые шлюхи и то лучше вас построились бы! Бегом марш!
  
   "Бегом марш!" с этого момента стало девизом будущих десантников. Любой приказ выполнялся бегом, если только не было команды "шагом!", свободное время было только после отбоя - и солдаты отключались, рухнув на койку, невзирая на боль в перегруженных мышцах. Где-то там была другая жизнь, шла война, люди с тревогой смотрели в небо, ожидая очередной волны летающих бомб...
  
   А Том сидел на откидной скамейке и смотрел в раскрывшуюся за бортом пустоту. Осталось меньше минуты...
   Звонок.
   Встать. Шаг вперёд, второй - и под ногами разверзается тысячефутовая пропасть.
   - Тысяча один, тысяча два, тысяча три...
   Отсчёт закончен. Рывок. Белый купол над головой, покачивающийся горизонт... И чувство абсолютной свободы наедине с небом. Война, изнурительные тренировки, амнезия - всё это исчезло, растворилось в пустоте неба. Все земные проблемы стали пустыми и ничтожными... А потом в ноги ударила земля, гаснущий купол едва не сбил с ног, и Том поспешно избавился от парашюта, перехватил поудобнее "Стэн" и побежал к точке сбора.
   И оказался там первым.
   - Отлично, - сержант щёлкнул крышкой часов. - Вот теперь вы хоть на что-то годны... И поэтому ваши тренировки усиливаются, а то, я смотрю, вы уже привыкли и расслабились... По борделям время шляться находите, мерзавцы! Парашюты собрать! В расположение бегом марш!
  
   И снова тянется бесконечной лентой армейская рутина, размазывая дни и ночи в глухую серую полосу. Тренировки не просто усилились - они стали кошмарными, но не жаловался никто. Всем было ясно - учёба подходит к концу. Скоро, очень скоро они отправятся в Европу...
   Но всё же это случилось совершенно неожиданно.
   Ранним утром шестнадцатого сентября весь батальон построился на плацу в полной выкладке, ожидая приказа.
   - Ваша учёба окончена, - вместо привычного сержанта на плацу появился сам подполковник Хоквуд, командир лагеря. - Через несколько часов вы присоединитесь к своим товарищам из первой десантной - и завтра ступите на землю Европы. Мы с вами расстаёмся, скорее всего - навсегда, и на прощание я хочу сказать только одно: вы были прилежными учениками, и вам, несомненно, это известно, но я всё же напомню - десант сражается до прихода подкрепления... а подкрепление никогда не приходит. А теперь - по машинам!
  
   Закурив, Том шевельнулся, пытаясь устроиться поудобнее, что было непросто. Впрочем, ехать не больше часа, так что можно и потерпеть... А брезентовые сиденья "Дакоты" куда удобнее.
   Первый настоящий бой почему-то не вызывал у Тома никаких чувств. Он просто ждал своей очереди, своей пули, даже не задумываясь о смерти... Потому что и смерть, и война казались приемлемой платой за мгновения наедине с небом. Смерть и война... Странно, ему почему-то казалось, что он должен бояться смерти - похоже, ещё одно воспоминание просачивалось из глубин памяти. Воспоминание, совершенно ненужное - он предпочёл бы не знать, что у него были страхи...
   Окурок полетел на дорогу, Том посмотрел вперёд и усмехнулся: ещё минут пять, не больше - и они приедут. Потом последний инструктаж, погрузка - и всё. Война начнётся и для них.
   С сожалением выбросив очередной окурок, Том с лёгким интересом взглянул на стоящих в воротах коммандос и хмыкнул - рыжий лейтенант почему-то казался смутно знакомым. Ещё один привет из прошлого? Или просто ошибка, иллюзия, которой мозг пытается прикрыть пустоту в его прошлом? Впрочем, сейчас это неважно... Важно только одно - его снова ждёт небо.
  
   Получены приказы, занял свои места десант, поднялись в воздух машины... Ярмарка началась, продавцы спешат с товаром на торг - а обратно уж как получится. Десант сражается до прихода подкрепления... а оно никогда не приходит. Усмехнувшись, Том поудобнее устроился на сиденье и расслабился - времени ещё предостаточно. Можно и отдохнуть...
   - Том, ты спать, что ли собрался?
   - А почему бы и нет? Слушай, Джерри, я уже не кот, а ты ещё не мышь, так что прекрати мельтешить, - отозвался Том, закрыл глаза и действительно заснул.
  
   Его разбудила трель звонка - самолёт вышел к цели, начинается высадка...
   Шаг. Ещё шаг. Ещё один - в пустоту. Отсчёт. Рывок раскрывшегося купола.
   Только теперь Том смог осмотреться - и присвистнул.
   Небо было заполнено парашютами - тысячи десантников ангелами возмездия спускались на землю Голландии.
   "Ярмарка" началась.
  

1. To Hell and back


   - Ненавижу... - прохрипел Джерри, прикладываясь к фляге. - Всех ненавижу...
   Том только кивнул - сил говорить уже не было. Сутки прошли - а такое чувство, что они уже месяц на ногах. И конца всему этому не предвидится...
   А началось всё с того, что доблестные Королевские ВВС умудрились промазать и высадить десант в шести с лишним милях от Арнема с его грёбаным мостом, ради которого всё это и затевалось. Шесть миль... Немного? Только не со сдохшими радиостанциями и толпами джерри. Мост слишком далеко, и добрался до него единственный батальон с несколькими шестиуфунтовками... Да, по идее, этого хватит, чтобы протянуть пару дней, а там уже подойдут основные силы... Но верилось в это как-то слабо.
   - Правая рука не знает, кого пинает левая нога, - принялся рассуждать Джерри, вернувший флягу на пояс, - голова смотрит только туда, куда повёрнута шея, а думают в штабе исключительно задницей, причём, похоже, на всех одной.
   - Сменная задница? - хохотнул кто-то. - А что, удобно...
   Том, не обращая внимания на остряков, неспешно набивал магазин патронами. Однообразная работа была сродни медитации, позволяя освободить разум от всего лишнего и сосредоточиться на главном...
   В другой раз он бы порадовался ещё одному осколку прошлого - но не сегодня. Сегодня его куда больше занимало будущее - и в его наличии он изрядно сомневался. Несколько дней они продержатся, но мост слишком далеко, и если подкреплений не будет, его придётся оставить и прорываться к своим... Или уходить к подпольщикам - такой вариант тоже не исключался. По крайней мере, Том его рассматривал всерьёз и даже начал потихоньку готовиться. Ведь десант сражается до прихода подкрепления - а оно никогда не приходит.
   Заполнив магазин, Том почесал небритую щёку и принялся за следующий. В конце концов, даже если подкрепление и будет, патроны понадобятся...
   - Слушай, это уже пятый - куда тебе их столько? - Джерри уселся рядом и рассматривал приятеля с лёгким удивлением. - И где ты их столько набрал?
   - Патронов бывает или мало, или мало, но больше не утащить, - ответил Том. - Так ты чего хотел-то?
   - В полдень высаживается вторая волна, - сообщил Джерри. - Фрост приказал наших предупредить...
   - Что, серьёзно? И он думает, что это нам поможет?
   - Том, я не знаю, что он думает - а я вот думаю, что мы тут все Крест Виктории заработаем, только посмертно. А потом, может быть, про нас снимут кино...
   - Тебя в кино точно не покажут - у тебя рожа один в один как у того мышонка из мультика, - фыркнул Том. - Пошли, наша очередь артиллеристов прикрывать.
  
   Пользы от подкрепления оказалось немного - тем более, что застрявшему на мосту батальону почти ничего не досталось. Так, по мелочи... И первая же немецкая атака вернула всё к исходному положению.
   Мост удержали, но Тому было очевидно, что надолго их не хватит. День, может, если повезёт, два - и всё. Придётся уходить. И прикрывать отступление стопроцентно придётся второму батальону... А тому, что от него останется, придётся уходить к подпольщикам и по одному, в разных местах, пробираться к своим. Или прорываться с боем - всё-таки они не SAS. А скорее всего - все они так и останутся на этом мосту, который слишком далеко...
  
   Том Аткинс оказался близок к истине - ночью немцы подтянули свежие части и снова навалились на англичан. Атаку отбили, но, по мнению Тома, только чудом.
   Бой прошёл мимо сознания - Том слишком устал за эти двое суток. Он в кого-то стрелял, кто-то стрелял в него, что-то горело... А утром стало очевидно, что операция провалилась. Раньше была хоть какая-то надежда - но теперь не осталось ничего. Отступление неизбежно... Но не для второго батальона. Второй батальон остаётся прикрывать отход - и не в последнюю очередь потому, что возможности отступить у них, считай, и нет. Может быть, кто-нибудь сможет к ним прорваться - но Том на это не надеялся. Скорее всего, все они так и останутся на этом проклятом мосту, который слишком далеко для хвалёного Монти... И его это почему-то абсолютно не волновало. Куда больше его заботило, как бы забрать с собой побольше немцев - чтобы в аду не так скучно было.
   - А нам, приятель, ад и не положен, - хмыкнул на это замечание Джерри. - Потому как солдаты и матросы попадают на Поляну Скрипача, что в девяти милях от жилища Сатаны... Чёрт!
   Том поднял взгляд - и увидел летящую гранату. Метнувший её солдат был уже мёртв... Но для них это ничего не меняло. Если только не случится чуда, она упадёт аккурат между ними. Чудо... Ну же!
   За глазами прострелило болью, что-то шевельнулось в памяти, мелькнув испуганными детскими лицами, граната взорвалась в кузове горелого "Кюбельвагена", за которым они прятались... И всё это не имело никакого значения - немцы снова атаковали. Выругавшись, Том короткой очередью срезал самого наглого, припал к земле и отполз за груду битого кирпича. Ещё одна очередь, рывок - на сей раз за мешки с песком, и сразу же - к бронетранспортеру с сорванной гусеницей. Вовремя - на мост выполз танк. R35, французское убожество - но тридцать семь миллиметров больше, чем полдюйма, а шестифунтовка осталась одна, и достать этот танк не сможет ещё пару минут минимум... И эти минуты надо как-то прожить, и желательно - убивая немцев. Прожить несколько минут... А потом - ещё несколько, и ещё - вот и час, а там и следующий - и может, ты протянешь до вечера... А дальше нет смысла загадывать - доживешь до вечера, тогда и думай, как дотянуть до утра.
   Рывок - и Том оказался за грудой битого кирпича, выпустил короткую очередь и бросился дальше. Ещё чуть-чуть...
   Гавкнула шестифунтовка, танк закрутился на месте и свалился с моста, немцы отошли к своему концу моста, англичане - к своему. Ничья - на считанные минуты, и снова серых пятен на мосту куда больше, чем хаки... Только джерри тут не меньше дивизии, а их - давно уже неполный батальон. Они потеряли не меньше двухсот человек, и если так пойдёт и дальше, дня через два в живых не останется никого. И ладно бы их здесь положили с пользой, а то ведь уже всем ясно, что мост этот не удержать - он слишком далеко... Самое время дезертировать, и простая пехота наверняка бы уже так и сделала, но десант считал это ниже своего достоинства. Впрочем, зря подыхать желающих тоже не было - план на такой случай имелся, но для этого требовалось отсутствие офицеров. Тогда можно будет рассеяться и прорываться к своим по одиночке... Но всё это будет потом, а сейчас надо дожить до утра.
  
   Они дожили до утра - сто двадцать до предела измотанных человек, всё, что осталось от батальона. Дожили - но держать мост больше не могли.
   Фрост отдал приказ отойти в Остербек, к остальной дивизии, и остатки батальона, огрызаясь, начали отступление. Четвертые сутки без отдыха, под огнём... Они давно уже должны были свалиться - но они шли. Отступали - но в полном порядке, держа строй, отстреливались и даже ухитрялись петь на мотив "Полковника Боуги":
   - У Гитлера только одно яйцо,
   У Геринга два, но очень мелких,
   У Гиммлера что-то вроде того,
   А у Геббельса и того нету!
   Особенно старался Джерри, омерзительно гнусавя и распевая громче всех - словно надеясь, что немцы его услышат. А может, ему просто нравилась песенка - она ведь всем нравится... Как-то - ещё во время учёбы - Том видел в городе нескольких школьниц, самозабвенно её распевавших, несмотря на то, что песня никак не годилась для девочек лет пятнадцати самое большее. То ещё зрелище... Хотя духа девчонкам было не занимать, это да - пожалуй, и десантникам впору. Не будь они школьницами, он, пожалуй, не отказался бы познакомиться с ними поближе... А, что сейчас об этом думать! До Остербека бы дойти без новых потерь, а там видно будет.
   - Эй, Том, о чём задумался?! - окликнул его один из бойцов.
   - О выпивке да о девках - о чём ещё солдату думать? - ухмыльнулся Том. - О жратве если только... Кстати, кто знает, что в городе творится?
   - Я слыхал, что дела там не сильно лучше, чем у нас, - отозвался Джерри, щёлкая зажигалкой. - Так что на девок и выпивку я бы не рассчитывал... А если джерри до нас всё-таки доберутся, то на Поляне Скрипача нет недостатка в роме и табаке...
  
   К вечеру остатки батальона всё-таки добрались до Остербека - и Поляна Скрипача казалась вполне приемлемой альтернативой.
   В городе царил хаос. Остатки второго батальона опередили врага всего на несколько часов - и если кто-то ещё оставался в немецком тылу, они могли надеяться лишь на чудо... Как и вся дивизия, впрочем.
   Приказов не было - генерал Эрьюкарт, похоже, чего-то ждал. Правда, чего именно, оставалось неизвестным - но уж точно не подкреплений. Собственно, реалистичных вариантов было только два: либо приказ об отступлении, либо подходящий момент для прорыва. О том, что генерал просто не знает, что делать, думать не хотелось... Но Джерри, наслушавшись рассказов солдат, мрачно утверждал, что это как раз и есть правильный вариант.
   Зато немцы определённо знали, что делать, и делали - безостановочно атаковали. Пока что их удавалось отбивать, но силы защитников Остербека таяли - и если даже немцы теряли на каждого погибшего десантника двух-трёх солдат, они могли себе это позволить.
   Отдыха нет на войне...
  
   - Кто-нибудь знает, какое сегодня число? - осведомился Джерри, щёлкая невесть где добытой американской зажигалкой.
   - Двадцать четвертое, а что?
   - Надо же... А я уж думал, что сентябрь кончился, - Джерри затянулся. - Как минимум. Как думаете, мы ещё долго протянем?..
   - Неделю, может, дней десять, - Том почесал изрядно заросшую щёку. - Если сильно повезёт - даже две. Так что валить отсюда надо, и чем раньше, тем лучше. Был бы пехотинцем - уже бы в бега подался... Кстати, если действительно придётся уходить россыпью, к своим мы можем и не пробиться. С Сопротивлением кто работал?
   - Собираетесь нас покинуть, Аткинс? - раздалось за его спиной
   - Никак нет, сэр! - Том вскочил и отдал честь. - Обсуждаем возможные приказы и их наилучшее исполнение! В частности - что делать, если поступит приказ прорываться малыми группами.
   - Не поступит, - сообщил Фрост подчинённым. - Генерал Эрьюкарт связался со штабом - не нам одним так погано... Так что скоро, думаю, мы получим приказ отступать. Потерпите, ребята - немного осталось...
  
   Он оказался прав - на следующий день пришёл приказ отойти к Неймегену. Ночью. Под огнём...
   - Ну, думаю, достать наши трупы из Рейна будет полегче, чем отсюда, - с каким-то мрачным оптимизмом высказался Джерри. - И, сэр, если мы будем идти ночью, нам ведь следует выспаться сейчас?
   - Можете спать, - согласился Фрост. - Не все, разумеется.
   Второго приказа не потребовалось - все свободные бойцы немедленно забились кто куда и почти сразу же заснули. Том, устроившийся в некогда роскошной, а теперь разрушенной комнате, с головой завернулся в плащ-палатку, закрыл глаза... И впервые за много дней увидел сон.
   Снилось нечто странное - но явно связанное с прошлым. Снова замок, снова огромная змея - и некрасивая девочка-подросток в очках, лежащая на каменном полу. Мёртвая. Её смерть как-то связана с чёрным дневником... Затем мелькнул дряхлый старик в нелепом балахоне - и Том проснулся. Как обычно - за несколько секунд до подъёма...
   Наспех, не разогревая, проглотить порцию спэма - и вперёд. Так, чтобы пересечь Рейн в самый тёмный час, надеясь, что враг их не заметит... Том никогда бы не пошёл на это, будь у него выбор - но выбора как раз и не было. Грандиозные планы командования пошли прахом, и те, кому удалось выжить, уходили прочь. Точно так же, как в сороковом - из Дюнкерка, бросая технику, оружие и французов... Хотя нет - на сей раз бросать было, в общем, нечего, да и французы в мероприятии не участвовали. И это почему-то радовало рядового Аткинса - французам он не доверял. Ещё один проблеск забытого прошлого... Память возвращалась, но, проклятье, как же медленно! Медленно и бессвязно, клочьями - а ещё сны! Немыслимые, абсурдные, и от этого только более реальные... Впрочем, нет смысла об этом думать сейчас - иначе можно и не дожить до утра. Тогда, конечно, проблем с памятью не будет... Потому как пуля в лоб - отменное лекарство от головной боли.
  
   Выступив в сумерках, дивизия вышла к Рейну глубокой ночью. Как ни странно - почти без проблем. Вышли на берег, погрузились в брезентовые десантные лодки и отчалили. Лодок, разумеется, не хватало... И больше их не станет - джерри не слишком метко и не слишком активно, но не без успеха обстреливали переправу. А много ли нужно десантной лодке, нередко перегруженной?
   Сама переправа прошла мимо сознания Тома - он механически грёб, пока лодка не остановилась, спрыгнул за борт, вышел на берег - и лишь тогда осознал, что они прорвались. Они выбрались из ада... И мир неожиданно потускнел. Постоянная опасность стала настолько привычной, что её исчезновение действовало на нервы...
   А спустя несколько часов две с половиной тысячи - из двенадцати - измотанных солдат вошли в Неймеген.
   Конец операции "Маркет Гарден". Конец надежде взять Берлин. Конец... Но не для Тома Аткинса, рядового Первой Воздушно-десантной дивизии.
  

2. The Final Solution


   Это было ожидаемо, но приятнее от этого не становилось - Первая Воздушно-десантная в боях участвовать не будет. Пока дивизию пополнят - а по факту, сформируют заново, война закончится... А Том Аткинс хотел поквитаться с немцами - и остальное его мало волновало. И поэтому он, Джерри и ещё несколько человек подали рапорт о переводе в SAS. Ответ должен был прийти через несколько дней, и Том, чтобы не терять времени зря, попытался систематизировать свои сны.
   Задача непростая - как понять, что сон имеет отношение к прошлому? Впрочем, если снилась совсем уж откровенная чепуха, сон отбрасывался, а вот если сон стабильно повторялся и имел чёткий сюжет... Вот только чаще всего ему снилась бойня на мосту или отчаянный бросок через Рейн - и просто так эти сны не уйдут.
   Но были и другие видения - и они явно были осколками прошлого. Всё тот же старик - хотя стариком он был только в глазах ребёнка, замок, огромная змея и странное ощущение сосущей пустоты - всё это было реальностью... Или же её отражением в тёмном зеркале сновидения. Пока что Том даже не пытался в этом разобраться, просто записывая сны и отсылая письма врачу - но и он мало что мог сказать.
   Такие сны были редкостью - но ещё реже воспоминания возвращались наяву во вспышке боли. Всегда невовремя, всегда без всякой связи с происходящим, всегда обрывочные... Но память возвращалась.
  
   Так продолжалось три дня - и Том всё-таки получил ожидаемый приказ. Осталось только собеседование - и он вместе со своей компанией снова отравится на учёбу... А может, и нет, но об этом думать не хотелось. А раз не хотелось, то он и не стал - пусть всё идёт своим чередом.
   С такими мыслями Том Аткинс вошёл в кабинет. Смутно знакомый рыжий капитан поднял голову и кивнул.
   - Пара вопросов, рядовой, - сказал он. - Кстати, мы с вами не встречались?
   - Так точно, сэр - в тренировочном лагере, только вы тогда лейтенантом были, сэр.
   - Помню, но я уверен, что мы встречались до того, рядовой. Ваше лицо кажется очень знакомым...
   - Не могу знать, сэр, так как страдаю ретроградной амнезией вследствие контузии. Сэр, разрешите обратиться с просьбой!
   - Сообщить вам, если я что-то вспомню? Разумеется.
   - Спасибо, сэр! О чём вы хотели спросить, сэр?
   - Я уже выяснил всё, что хотел, рядовой. Ваши документы, завтра в пять утра явитесь на аэродром.
   - Так точно, сэр!
  
   В пять утра трое десантников привычно забрались в "Дакоту", чтобы отправиться к новой жизни. Их ждал тренировочный лагерь в горах Шотландии, жестокая школа - и снова война. Война никогда не меняется...
   Том привычно устроился на сиденье, забросил под него мешок и задремал. Лететь предстояло долго, а разумный солдат случаем поспать не пренебрегает. Да и делать в полёте, в общем-то, больше и нечего, тем более - в Англии. Была бы внизу Нормандия...
   И Том заснул, ничуть не беспокоясь о будущем - потеряв прошлое, быстро привыкаешь жить сегодняшним днём... Тем более, что завтрашнего может и не быть.
  
   Том благополучно проспал до самой посадки и отлично выспался - в отличие от всех остальных. Поэтому и мрачного сержанта заметил сразу - а сержант не то, чтобы прятался... Но держался в тени.
   - Вольно, джентльмены, - негромко произнес сержант. - Я - сержант Чарльз Зим, инструктор. Не буду повторять всю эту чушь про ад и прочее - вы здесь не для этого. Драться вас уже научили, но этого мало - вам предстоит научиться выживать. Никаких "сделай или сдохни" - сдохни, но сделай, и неважно, как. Ваша задача - ударить в спину и вернуться, поэтому в первую очередь вы будете учиться выживать... И экзамен у вас будут принимать джерри!
  
   Когда-то Том думал, что в лагере десанта было тяжело учиться... Но тогда он ничего не знал о подготовке Специальной Авиационной Службы. Нет, многое было хорошо знакомо - только учили этому куда основательнее - но хватало и нового.
   Вождение всего, что имеет хотя бы одно колесо. Обращение с любым оружием в первую очередь, естественно, немецким. Основы пилотирования. Тактика малых отрядов. Минно-взрывное дело. Немецкий язык. Физическая подготовка. Прыжки с парашютом - единственная отдушина для Тома...
   Иногда начинало казаться, что в сутках не двадцать четыре часа, а все сорок восемь.
   Впрочем, друзья довольно быстро втянулись в бешеный ритм учёбы - после Арнема это не казалось слишком уж тяжёлым. Немецкий Том, похоже, знал до контузии - или от имел талант к языкам, стрелять из всего подряд и драться научился в Голландии, да и тактика давалась легко...
   Другим было тяжелее - кое-кто уходил сам, других отчисляли, но таких всё же было немного. И, разумеется, никто не жаловался - все прекрасно знали, зачем они здесь. Все они пришли сюда по своей воле, и без очень веской причины уходить не собирались...
  
   Всякий раз Том ждал этого момента - и всё равно он оказывался неожиданным. Вой врывающегося в кабину ветра, зелёный сигнал, шаг вперёд - и небо принимает его. Пустота вокруг, ветер в лицо, мчащаяся навстречу земля - а всё остальное не значит ничего. В эти мгновения он чувствовал себя чем-то большим, чем человек...
   Рывок раскрывшегося купола вернул Тома к реальности. Взглянув вниз, он перебрал стропы, наклонив купол, и приготовился к посадке. Парашют раскрыт на минимально возможной высоте, касание будет жёстким, и надо полостью сосредоточиться, чтобы всё прошло гладко...
   Касание. Привычный удар по ногам, последний рывок гаснущего купола, пальцы расстёгивают пряжки, а глаза ищут врага...
   Чисто. Собрать парашют, быстро закопать его - и можно выдвигаться, раскидав на крохотной полянке пригоршню табака с перцем. Некоторые вещи остаются неизменными...
   И снова он оказался на точке сбора первым - кажется, это уже вошло в привычку. Зим, отметив его появление, жестом разрешил отдыхать, и Том устроился под кустом, не забывая, впрочем, следить за обстановкой.
   Вскоре появился Джерри, отметился и тоже залёг отдыхать под кустом - терновым, куда вряд ли кто-то полезет. А для того, что бы его заметить, пришлось бы именно лезть в кусты - Том приятеля видел только потому, что точно знал, где он.
   На то, чтобы собрался весь отряд, ушло чуть больше минуты. Отличный результат, хотя больше, пожалуй, за счёт везения, а не управления парашютами - но без везения здесь никуда. Помнится, Наполеон как-то раз, когда ему расхваливали какого-то генерала, спросил, везуч ли он...
   И на этой мысли Том едва не отвесил челюсть, поняв, что никогда не слышал этой истории. Никогда... В этой жизни. Ещё один привет из прошлого - только что ж такой бесполезный? Нет бы что-нибудь из школьных времён вспомнить...
  
   Сержант Зим по какой-то причине особенно озверел, и к отбою Том устал настолько, что даже заснуть не мог. Желания бесцельно таращиться в потолок тоже не было, и Том решил потренировать разум - телу тренировок на сегодня явно хватит.
   Что он знает о себе? Достоверно - только то, что его зовут Томас. Почти достоверно - сирота, вырос в приюте, причём где-то в неблагополучном районе. По крайней мере, по словам врачей, в детстве он недоедал, да и то, что мелькало в снах, никак не говорило о процветании...
   Он учился в какой-то частной школе - правда, непонятно, как он туда попал.
   К этой школе точно имел отношение старик из приюта - хотя стариком он был разве что на детский взгляд, на вид Том дал бы ему лет пятьдесят. Почти наверняка к школе имел какое-то отношение дряхлый старик в нелепом балахоне - скорее всего, кто-то из попечителей, может быть, даже лорд. Замок... Вряд ли будет большой натяжкой предположить, что школа размещается именно в нём. Вот это, кстати, реальная зацепка - замков в Англии, конечно, хватает, но вряд ли школ в замках много.
   Из стройного ряда выбивалась только змея - она уж точно не могла быть реальной, но снилась наравне со всеми и определённо имела какой-то смыл. Смысл, который Том, несмотря на все усилия, так и не мог разгадать. Зато попытки найти его утомили настолько, что, наконец, удалось заснуть.
  
   - Сегодня, - объявил Зим, - вам предстоит боевая операция. Не слишком сложная, но зато весьма типичная. Вы отправитесь в Норвегию, перехватите там один поезд, уничтожите его груз и вернётесь. Цистернам - особое внимание. Вопросы?
   - Сэр, что в цистернах? - поднял руку Джерри.
   - В одной из них - вся оставшаяся у них тяжёлая вода.
   Тому это не говорило решительно ничего - видимо, ему и до контузии не приходилось слышать об этом веществе. Джерри, что ли, спросить?..
   Джерри знал. Только Тому от этого было не легче - то ли в школе не было нормальной химии, то ли он всё забыл, но не понял из объяснения почти ничего. Так или иначе, но для задания это особой роли не играло, и вникать он не стал. А вот состав поезда - это уже действительно важно. Вряд ли там одна цистерна, тем более, что норвежцы не рискнули подорвать этот поезд. Видимо, охраны там будет выше бровей -тем более, если эта тяжёлая вода так важна. Значит - платформа перед паровозом, пара платформ с зенитными скорострелками и минимум взвод, причём хорошо, если не эсэсовцев - и это минимум. Понятно, почему партизаны запросили помощь... И мину придётся ставить управляемую, а значит - сидеть где-то рядом. Впрочем, всё равно придётся - цистерна может и пережить взрыв, да и оставлять в живых лишних эсэсовцев не стоило.
  
   Как оказалось, план операции Том представил совершенно правильно. Пусть детали и различались, в общих чертах озвученный сержантом план совпадал с его предположениями... Правда, закончил он инструктаж не слишком радостной ноте:
   - Дело это странное и мутное - завод мы ещё в прошлом году разнесли, и откуда вода - непонятно. Так что действуем максимально аккуратно и норвежцам особо не доверяем...
  
   Четырёхчасовой полёт Том благополучно проспал, проснувшись только над Лиллехаммером. Три шага - и он в небе... И три шага сделаны.
   Небо вновь приняло Тома.
  
   Парашют раскрылся метрах в ста над землёй, если не меньше. Рисковано, но если их заметят, уцелеть будет нереально... А тогда уж лучше разбиться - это, хотя бы, будет мгновенно.
   Впрочем, высадка обошлась без проблем. Закопав парашюты, отряд двинулся к цели - ферме некоего Ханса Йенсена, который должен был уточнить детали задания... Правда, ждал он их вечером, а не утром - но у командования тоже возникли подозрения, и план операции изменили, никого из Сопротивления не уведомив. Так что охотников, если таковые были, ждал фатальный сюрприз...
   Без спешки, но и не медля, отряд двигался по редколесью, высматривая врага. Пока всё спокойно, но Тома не оставляло какое-то смутное беспокойство - словно кто-то смотрел в спину, раздумывая: потратить на него пулю, или подождать кого-нибудь поважнее...
  
   Ферма выглядела совершенно нормальной. Над трубой поднимался дым, подрагивали задёрнутые шторы, возилась скотина... Вот открылась дверь, вышла во двор девушка в заношенном пальто, за ней выскочила пегая собачонка, залаяла и рванула прочь. Девушка дёрнулась, словно собираясь броситься за ней, оглянулась на окно и, ссутулившись, пошла к сараю.
   - Не нравится мне это... - прошептал Зим. - Аткинс, поймай шавку.
   Том кивнул и, пригнувшись, бросился за собакой.
   Не так давно он заметил, что может стать почти невидимым - его почему-то переставали замечать - и теперь вовсю этим пользовался. Где ползком, где пригнувшись, он подобрался к мечущейся собаке и схватил её за ошейник - пальцы нащупали туго скатанную бумажку. Выдернув бумажку, Том развернул ее и выругался про себя - записка была на норвежском. Небольшая проблема - норвежец, Конрад Хетланн, в отряде имелся, но до него ещё надо добраться, а восход и брешущая собака этому никак не способствуют...
  
   Насчёт собаки Том оказался неправ - её метания и суматошный лай гарантированно отвлекали любых наблюдателей от скромного солдата. В какой-то момент он даже подумал, что собака специально отвлекает внимание... Но столь сложная дрессировка фермеру явно не под силу, а считать собаку разумной и вовсе глупо.
   Благополучно вернувшись, Том отдал записку Конраду - и тут же узнал много нового о норвежском языке.
   - Если кратко - никакого поезда нет, это ловушка, - объяснил Конрад, убрав записку в карман. - На ферме засада, причём гестаповская, и какая-то местная шишка. Что будем делать, сэр?
   - Точка всё равно засвечена, - Зим покачал головой. - Но на этот случай у нас приказ вывести агента, а шишку... Посмотрим. Вряд ли его стоит тащить с собой, так что потрошить будем здесь. Хетланн, можете набросать примерный план дома?
  
   Главной проблемой было даже не то, что штурмовать ферму приходилось днём - низкие облака обещали снег - а то, что требовалось не навредить заложникам. Всё-таки, SAS прежде всего учили убивать... Но когда оконное стекло со звоном раскололось, а на дёрнувшейся занавеске проступили алые точки, стало ясно: проблемы заложников больше нет...
   - Аткинс, гранату, - приказал Зим. - Гасить всех.
   Граната выбила остатки окна, и Том, выпустив короткую очередь, прыжком ворвался в комнату, тут же перекатом уходя в сторону.
   Живых в комнате не было - у окна лежал парень лет двадцати с простреленной головой, а в углу валялся искромсаный осколками полицай. Выдохнув сквозь зубы, Том метнулся к двери и пинком распахнул её - проём перечеркнула очередь Конрада.
   Их не ждали - вернее, ждали совсем не так... Ловушка сработала вхолостую, и самоуверенный охотник превратился в добычу. Лаял команды офицер, полицаи выскакивали в коридор - прямо под английские пули...
  
   Прошло едва ли десять минут, как в живых остался только чиновник из местной администрации - толстый плюгавый очкарик. Два десятка полицаев с офицером-джерри были мертвы. Доживал последние мгновения Конрад Хетланн, получивший пулю в селезёнку. Мёртв был агент Сопротивления - убит вместе с семьёй, причём полицаи основательно поиздевались над ними - особенно над девочками-близнецами лет пятнадцати...
   - Что за паскудные ублюдки!.. - прошипел Том и пнул чиновника в живот. - Так, мразь, рассказывай всё, что знаешь - или мы с тобой обойдёмся не лучше, чем твои хозяева - с ними!
   - Чистокровные арийцы, - сплюнул Зим. - Ты ещё Дирлевангера и его молодчиков не видел - вот где конченые ублюдки... Ладно, будем надеяться, этот урод говорит по-немецки.
  
   Толстый чинуша говорил, и очень охотно - вот только полезного он знал немного. Выбив всё, что чинуша знал, Зим застрелил его и приказал:
   - Похороните семью, оттащите эту падаль куда подальше - и уходим.
   - Так точно, - Том стянул с кровати покрывало и укрыл сестёр. - Дирлевангер, сэр? Тридцать шестая гренадёрская?
   - Именно.
   - Я запомнил, сэр. Всё запомнил...
  
   Три часа спустя отряд покинул разгромленную ферму, уходя на восток, и вскоре исчез в снегопаде. Механически переставляя ноги, Том старался сосредоточиться на лыжне перед собой - получалось плохо. Он считал, что после Арнема его уже ничем не принять - но резня на ферме наглядно показала, что он ошибался. Были вещи куда хуже, были твари куда отвратительней - и он сдохнет, но заставит черномундирную сволочь заплатить за всё...
  

3. In the flesh


   Война никогда не меняется.
   Всё повторялось - и на сей раз отчаянное наступление предпринимает враг. Только и для них мост слишком далеко, наступление уже начало выдыхаться... Да ещё и русские плотно насели с востока, так что будущее рейха представлялось весьма мрачным...
   Ничего не поменялось и для капрала Аткинса - всё те же рейды, стремительные и смертоносные, словно бросок кобры. Диверсии, спасение особо ценных пленных, устранение подвернувшихся нацистских вожаков любого ранга - за что Том брался охотнее всего...
   Правда, сегодняшнее задание всё же выбивалось из привычного ряда. Правда, в какую сторону, сказать было сложно.
   С одной стороны, на сей раз предстояло действовать в собственном тылу, с комфортом и любой возможной поддержкой. С другой - тыл всё-таки был американским, целью - недоумки, покушавшиеся на Эйзенхауэра, и здесь определённо был какой-то подвох...
  
   Подозрения Тома только укрепились, когда в комнату, где собрался отряд, вошёл капитан Прюэтт - последний, кого он ожидал увидеть.
   - Вольно, - кивнул капитан вскочившим бойцам. - Наша задача - ликвидировать вот этого человека.
   Загудел проектор, и на стене появилось холёное лицо с козлиной бородкой. Лицо трусливого подлеца...
   - Игорь Каркаров, - продолжил Прюэтт, - гражданин Германии, оберштурмбаннфюрер СС, сотрудник "Аненэрбе". Попортил нам немало крови... Как именно - не ваш допуск. Цель укрывается на вилле под Верденом, планов её у нас нет. По неподтверждённым сведениям цель сопровождают три-четыре бойца СС с пулемётом. Командую операцией я, выдвигаемся немедленно. Вопросы есть?
   - Никак нет, сэр, - ответил за всех Зим
  
   Вопросы были у Тома - но явно не те, которые стоило задавать командиру.
   Лицо и имя были знакомы, определённо знакомы, но как и откуда? Где простой англичанин мог столкнуться с нерядовым эсэсовцем? Похоже, не так уж и прост англичанин... Но об этом сейчас нет смысла думать - есть задача, а всё остальное пока не имеет значения. Тем более, что времени безбожно мало - час полёта да часа полтора до темноты, и за это время надо разведать местность и подобрать снаряжение...
  
   Вилла была не особенно велика и должна была изображать деревенский дом... Или, скорее, фантазию архитектора на тему деревенского дома.
   - М-да, - хмуро изрёк Зим, опустив бинокль. - Четверо сразу выпадают - дать дёру через окно тут проще, чем с бревна упасть. Капитан, нам с вами лучше всего зайти через задний вход, Аткинс и Вуд - через парадный. Оуэн, сможете тихо забраться на балкон?
   - Да, сэр.
   - Отлично. Берёте Мейсона и Смита и зачищаете второй этаж. Остальным следить за периметром и бить всех, кто попытается сбежать.
   - Сержант, почему именно мы с вами?
   - Очень просто, сэр - чтобы не разбивать сработанные двойки. Я-то с кем угодно работать могу...
   - А я в штабе засиделся. Что ж, работаем по вашему плану...
  
   Короткий зимний день подошёл к концу, солнце скрылось за горизонтом - и одиннадцать человек в грязно-белых комбинезонах двинулись к виллле. Где ползком, где - пригнувшись, короткими рывками, надолго замирая, они без суеты заняли позиции, дождались кивка сержанта - и начали.
   Едва слышно стукнула обмотанная тряпкой кошка, Оуэн дёрнул верёвку и полез на балкон, пока Джерри ковырялся в замке отмычкой - дверь оказалась слишком крепкой, чтобы её просто выбить. Наконец замок тихо щёлкнул и открылся. Том распахнул дверь, швырнул гранату и тут же захлопнул.
   Хлопок. Том снова распахнул дверь, упал за порог и откатился в сторону. Вовремя - по проёму чиркнула пулемётная очередь, и Джерри, чертыхнувшись, отправил в ответ гранату.
   Эсэсовец в комнате был один - пулемётчик, белокурая бестия как бы не семи футов ростом. Помимо него имелись пилот Люфтваффе и некогда смазливый хлыщ в штатском. Все трое угрозы не представляли - хлыщ и пулемётчик были мертвы, да и пилоту осталось недолго...
   - Бери пулемёт, - приказал Том, - и двигаемся. Похоже, разведка опять облажалась...
   - Ну да, шума слишком много для горстки телохранителей, - согласился Джерри. - Давай!
   В гостиной было три двери, считая ту, через которую они вошли. Вторая вела в курительную комнату, где обнаружился раненый в ногу рядовой Фарли. Десантник, несмотря на рану, был подозрительно доволен, и причина этого определённо содержалась в немецкой фляге.
   - Фарли... - вздохнул Том. - Зим тебя за это с дерьмом съест. Пить на задании...
   - Это антисептик, - потряс Фарли флягу, - и обезболивающее. Да и вообще, старине об этом знать незачем...
   - Прикрывать не буду, - ответил Том из гостиной. - Джерри, давай!
  
   За второй дверью была библиотека - пустая, но с винтовой лестницей в дальнем углу. Не раздумывая, Том метнулся к ней, не дожидаясь напарника, взбежал, на несколько секунд замер, прислушался - и выбил дверь.
   За дверью оказался кабинет, а в кабинете - Каркаров, явно не ожидавший гостей с тыла. Он резко обернулся, вскидывая руку - да так и замер, потрясённо глядя на Тома.
   - Господин?! Это вы?!
   За глазами снова вспыхнула боль, выбрасывая на поверхность мешанину смутных образов, Том скривился и нажал на спуск. "Стэн" привычно дёрнулся, грудь Каркарова наискосок перечеркнула очередь... Удивление в глазах упавшего на колени болгарина сменилось непониманием - и пустотой. Задание выполнено...
   Сломав выпавшую из руки Каркарова палочку, Том прислушался и аккуратно открыл дверь.
   - Задание выполнено, сэр, - доложил он сержанту, приготовившемуся выбить дверь. - Мы тут удачно зашли...
   - Рад за вас, - отозвался сержант. - Уверены, что это он, капрал?
   - Абсолютно, сэр. Такую гнусную рожу ни с кем не спутаешь.
   - Отлично. Что ж, капрал, три дня отдыха... и отберите у Фарли шнапс - кажется, этот идиот не всё вылакал.
  
   Рассеяно глядя в окно, Том обдумывал вчерашнее происшествие. Каркаров, несомненно, узнал его - но где и как они встречались раньше, Том так и не вспомнил. Память по-прежнему зияла пробелами... но вернула самое главное.
   Магия.
   Сперва Том принял эти воспоминания за бред - но когда, после долгих попыток, смог зажечь на ладони шарик света, мнение поменял...
   И теперь он ехал в Париж за волшебной палочкой и вспоминал. Размытая мешанина детских лиц и уныния - приют. Замок из снов - школа, он был прав. Зелень и серебро, добродушный толстячок Гораций, хитрец, каких мало. Компания подростков, которую он сколотил - вспомнить бы ещё, зачем... Несколько заклинаний разной сложности, сейчас почти бесполезных.
   И всё. Конечно, рано или поздно он вспомнит и остальное, но пока придётся обойтись тем, что есть... и держать язык за зубами. Иначе ему очень повезёт, если он окажется в психушке, а не в секретной лаборатории, да и у магов было что-то насчёт секретности.
   Магия... Подумать только, ещё вчера утром магия была для него всего лишь сказкой, до которой ему нет дела - а уже вечером оказывается, что магия абсолютно реальна, что он сам - маг, и таких, как он, многие сотни. Это открытие было шокирующим... Но почему-то не шокировало. Впрочем, Том сомневался, что в мире есть что-то, способное его шокировать - столько всего он успел повидать всего за полгода. Магия? Ну пусть будет магия...
  
   Найти магический район Парижа оказалось не слишком сложно. Достаточно было положиться на чутьё и идти, бесцельно таращась по сторонам - и часа через полтора он был на месте. Узкий - двоим не разойтись - проход между двумя домами, который, как быстро заметил Том, не замечал никто. Люди проходили мимо, машинально отводя глаза, и не замечали ни прохода, ни, тем более, висящей в паре шагов от входа деревянной руки с волшебной палочкой, указывающей вглубь прохода.
   Усмехнувшись, Том щёлкнул зажигалкой, затянулся и свернул в проулок. Десяток шагов - и каменная щель распахнулась, открыв совершенно средневековый квартал.
   Каменные и деревянные дома в один-два этажа, разноцветье вывесок, изящная, словно игрушечная, ратуша, привычно монументальный Гринготтс... Знакомая и одновременно непривычная картина - Косой переулок был похож, но не так уж и сильно. Другая архитектура, другая планировка, другие люди... И следы боёв повсюду - наспех починенные окна, подпалины на стенах, щербины на мостовой и флаг Свободной Франции на ратуше - похоже, магическое Сопротивление показало себя не хуже магловского.
   Том без особой цели прошёлся по площади, заглянул в банк, где обменял франки на галлеоны и отправился за волшебной палочкой.
  
   - Здравствуйте, месье! - сверкнула улыбкой девушка за прилавком. - Хотите купить новую палочку? Или вторую - военные так делают?
   - Новую, - Том улыбнулся в ответ, потихоньку разглядывая девушку. Рыжевато-каштановые волосы, милое личико, крепкая, но стройная фигурка - пожалуй, стоит познакомиться поближе... - И я довольно прилично говорю по-французски.
   - Ох, это просто прекрасно! Итак, палочка... Вы её потеряли?
   - Да.
   - Из чего она была сделана?
   - Не могу сказать, - Том развёл руками. - После контузии страдаю провалами в памяти, так что...
   - Ох, простите... - девушка на мгновение сникла. - Но так даже интереснее, месье...
   - Том, просто Том.
   - Жаклин, - девушка кивнула. - Том, вы правша?
   - Правша, хотя левую руку натренировал.
   - О, это роли не играет. Теперь возьмите меня за руку... Ох! Да, вам нужна крепкая палочка... Вот, попробуйте эту - вяз и сердечная жила дракона, шедевр Гаррика Олливандера - он учился у моего дяди.
   Палочка в руке Тома осталась мёртвой деревяшкой. И следующая. И ещё одна. И ещё... На втором десятке Жаклин вздохнула и достала из-под прилавка короткую гладкую палочку.
   - Дуб и перо феникса, восемь дюймов, - сообщила она. - Мой шедевр... Был бы, если бы дядю не убили...
   - Мои соболезнования, - Том взял палочку, наслаждаясь исходящим от неё теплом. - Шедевр во всех смыслах, сколько я вам должен?
   - Смерть мерзавца по фамилии Каркаров, - почти прошипела Жаклин.
   - Я убил его позапрошлой ночью, - Том поднял палочку, - и в том клянусь.
   Жаклин резко выдохнула, перегнулась через прилавок и поцеловала Тома.
  
   Том лежал, закрыв глаза, и прислушивался к мерному дыханию спящей рядом девушки. Когда он в последний раз мог вот так расслабиться?.. Пожалуй, что и никогда - во всяком случае, он такого не помнил. Новый и весьма приятный опыт, не чета борделю или... Как там звали ту девку с Хафлпаффа? Том не помнил имени, да и лицо толком вспомнить не мог - и был уверен, что забыл её, едва расставшись. Жаклин... Жаклин он забыть не сможет. Никогда... И вернуться к ней он не сможет. Они слишком чужды друг другу - но никто и ничто не отнимет у них ещё одну ночь...
  
   - Ты уезжаешь завтра?
   - Восьмичасовым поездом, - кивнул Том, - и сегодняшний день в нашем распоряжении.
   - Тогда давай потратим его на прогулку по Парижу, - предложила Жаклин. - Я иногда выбираюсь вот так, без особой цели побродить... Выбиралась - при бошах, сам понимаешь, не до того было. Дядя возглавлял ячейку Сопротивления, и я была связным... Моталась по всей Франции, несколько раз уходила только чудом - а для дяди чуда не нашлось... Ох, давай не будем о грустном - ты ведь раньше не бывал в Париже? Тогда пошли! - Жаклин буквально потащила Тома на улицу.
  
   Война не обошла Париж стороной, её следы были видны тут и там, но город почти не пострадал по сравнению с Ковентри или Сталинградом, виденным Томом в хронике, и теперь торопливо возвращался к мирной жизни. Пожалуй, даже слишком торопливо - но трудно винить людей, четыре года проживших под оккупацией, в желании скорее забыть нацистское владычество. Парижане радовались жизни - и Том не мог не разделить эту радость.
   Жаклин оказалась прекрасным гидом - нашлось немного мест, которых она не знала и в которых с ней ни разу ничего не случалось. Том внимательно слушал - было интересно, да и тактику Жаклин понимала на уровне инстинкта, выдавая порой гениальные идеи... В конце концов они остановились в каком-то кафе, и Том, изучая меню, задумчиво произнёс:
   - Довольно странно обсуждать на свидании тактику малых групп, тебе не кажется?
   - А почему бы и нет? Ты парашютист, я - подпольщица... А если серьёзно, то эта война нас ещё долго не отпустит. Не знаю, как ты, а я ещё долго буду высматривать в толпе гестаповцев... Прекрасно понимая, что их там нет и быть не может.
   - Знакомо, - Том покачал головой. - Но у нас всё-таки свидание, так что давай лучше про что-нибудь мирное... Про Шармбатон, например - ты же там училась? А то у нас про него столько всякой чепухи болтают...
   - Ох, ты бы слышал, что у нас про Хогвартс говорят, - фыркнула Жаклин. - Ну, слушай...
   За кофе и болтовнёй парочка просидела до вечера. О войне не вспоминали, благо, и без неё было о чём поговорить. Жаклин интересовало вообще всё - от теории магии до эволюции Вселенной, в магловском мире она ориентировалась не хуже, чем в магическом... и бомбы рядом с ней не взрывались.
   С ней было интересно и весело, она была страстной - но всё же они оставались друг другу чужими. Оба прекрасно это понимали - и не вспоминали об этом. В конце концов, у них впереди ещё целая ночь...
   - Ну что, пойдём? - предложил Том, выглянув в окно. - Темнеет уже.
   - Пойдём, - согласилась Жаклин.
  
   Открыв глаза, Том несколько минут просто лежал, прислушиваясь к дыханию девушки. Затем нашарил часы на столике, прищурился, вглядываясь в светящиеся цифры. Семь часов, пора вставать... И хорошо бы не разбудить Жаклин.
   - Уже уходишь? - девушка приподнялась на локте.
   - Да, - отозвался Том. - Прости, что разбудил.
   - Том... - Жаклин смотрела куда-то мимо него. - Мне было хорошо с тобой, но... Пожалуйста, не возвращайся. Ты ведь и сам уже всё понял, правда?.. Мы слишком похожи, чтобы ужиться, и слишком чужие друг другу, вот и всё. Я никогда не забуду тебя, но прошу - не возвращайся! Смотри вперёд. Иди вперёд. Промедли -- и ты состаришься. Остановись -- и ты умрёшь...
   - Что ж, - печально улыбнулся Том, - спасибо тебе за всё, Жаклин... И прощай.
   Последний поцелуй - и Том шагнул за порог. На миг захотелось остановиться, сказать, что они оба ошиблись... Но нет. Всё правильно - хоть от этого и не легче. Он никогда не забудет её... И никогда не вернётся.
   - Прощай... И будь счастлив, - едва слышно прозвучало за спиной.
  
   Протяжный гудок, шипение пара в цилиндрах - поезд тронулся, унося Тома на фронт. Снова война... И пора уже задуматься о том, что будет после.
   До сих пор Том не задумывался о послевоенном будущем - прожить бы день - но ведь надо же когда-то и начать? Конечно, он всё ещё может не дожить до конца войны, но если доживёт... Первым делом он займётся своим прошлым. Пройдёт по местам, которые вспомнил, найдёт людей, заглянет в Хогвартс... И выкинет к чертям все скелеты из всех шкафов, а то, похоже, их там многовато накопилось. А дальше - по результатам...
   Приняв решение, Том расслабился и закурил, глядя в окно и насвистывая песенку про Томми Аткинса. Жизнь продолжается, война никуда не делась, бог в небесах и в мире всё в порядке...
  

4. Light in the Black


   Остаток зимы пронёсся быстрее нового немецкого истребителя, занятый бесконечными вылазками в тыл и охотой на разбегающихся эсэсовцев. Вроде бы только что закончилась мясорубка в Арденнах - а Союзники уже форсировали Рейн...
   Отряд Тома так и остался в подчинении у Прюэтта, выполняя всё более странные задачи... То есть, ликвидировал немецких магов. Такими темпами Прюэтту скоро придётся объясняться - и Тому было очень интересно, как он это будет делать.
  
   Очередная вылазка закончилась не то чтобы полным провалом - цель всё-таки ликвидировали - но удачной она явно не была. Двое убитых, поймавший "Конфундус" Джерри, а венцом всему стал развалившийся в воздухе "Шторьх". Хорошо ещё, успели снизиться... Но падение с трёх метров в мартовский Рейн здоровья не прибавляет, и Зим слёг с тяжёлой пневмонией... И отчитываться пришлось Тому.
   - Что ж, вашей вины тут нет, - подытожил доклад Прюэтт. - Прямой, во всяком случае. А теперь... Полагаю, у всех вас один вопрос: "Что за чертовщину мы видели?", не так ли? Я могу ответить на него - но не прежде, чем вы дадите подписку о неразглашении.
   Подписка оказалась стандартной, Том расписался, представил, что сказал бы на это Диппет, и хмыкнул.
   - Итак, - начал Прюэтт, убрав документ в папку, - видели вы именно чертовщину. Магию, если говорить серьёзно.
   Он извлёк палочку и продемонстрировал несколько заклинаний - с такой скоростью, что Тому оставалось только завидовать.
   - Существует магическое сообщество, - продолжил Прюэтт, - которое по некоторым причинам не афиширует своё существование - однако Его Величество, Правительство и высшее командование в курсе. Вы показали себя с наилучшей стороны, притом неоднократно, и командование решило поставить охоту на магов основной задачей нашего отряда. Дело это, как вы понимаете, добровольное, кто не хочет - тому аккуратно сотру память о нашей беседе, и вы с повышением перейдёте, куда захотите... Исключая сержанта Аткинса, который тоже оказался магом. Вопросы?
   - А нам дадут шляпы, как у Соломона Кейна? - ну конечно, заткнуться вовремя Фарли не способен...
   - Вместо парашюта, - предложил Прюэтт. - Что, не устраивает? Тогда замолчите, наконец! Осмысленные вопросы будут?
   - Сэр, если все маги такие крутые, как вы, что мы можем им сделать? - поинтересовался Мейсон.
   - Господь создал больших и маленьких людей, - ответил Прюэтт, - а полковник Кольт создал револьвер... Вам ясно?
   - Так точно, сэр!
   - Рад за вас... Итак, поскольку желающих уйти нет, начнём. У нас есть приказ ликвидировать вот этого деятеля, - на стол легла фотография. - Антонин Долохов, русский эмигрант, поручик РОА.
   - Что это, сэр?
   - Русская освободительная армия, - поморщился Прюэтт. - То есть банда дезертиров, перебежчиков, эмигрантской швали и прочего отребья. Если бы Долохов не знал кое-чего интересного, мы бы его просто оставили русским... В общем, имейте в виду. Где он прячется - неизвестно, так что просто смотрите по сторонам... Свободны до завтра!
  
   Отряд новость воспринял настолько спокойно, что Том было усомнился в собственном душевном здоровье... и только потом сообразил, в чём дело.
   В SAS не брали дураков - и его товарищи имели широкий кругозор (иногда даже слишком) и умели наблюдать и анализировать. Разумеется, им давно было ясно, что мир не ограничивается школьными учебниками и вечерней газетой... И, столкнувшись с магией, они воспринимали её ещё одной гранью мира, а не чем-то сверхъестественным. Есть люди, которые могут ходить по раскалённым углям или считать быстрее электрического арифмометра - почему бы не быть людям, способным превращать пистолет в вазу? В конце концов, как сказал однажды Зим, как только ты решил, что всё знаешь, попадается какая-нибудь мелочь - и оказывается, что не знаешь ты почти ничего.
   Гораздо больше всех интересовали практические возможности - и Тому пришлось попотеть, отвечая на множество самых разных вопросов... Которые, несмотря на всю свою очевидность, ни разу не приходили ему в голову! И ладно бы только ему - Том не помнил, чтобы этими вопросами задавался хоть кто-нибудь, и дело тут явно не в контузии... С этим определённо следовало разобраться как следует. Для начала - хотя бы убедиться, что память его всё-таки не подводит.
  
   Вечером Том поймал Прюэтта, высказал свои соображения - и смог наблюдать столкновение капитанского лба с капитанской же ладонью.
   - Мы все - идиоты, - сообщил Прюэтт, не убирая руку. - Вообще все. Никто ни разу ни о чём подобном даже не задумывался... Да уж, похоже, мы и впрямь застряли в Средневековье...
   - Я это ещё в школе заметил, сэр,- согласился Том. - Особенно на Слизерине это хорошо видно - если у тебя нет кучи золота и родословной длиннее, чем у жеребца с аскотских скачек, то ты для них пустое место, а если хотя бы полукровка - тебя и за человека считать не соизволят!
   - Вы учились на Слизерине, сержант? - неожиданно спросил Прюэтт.
   - Так точно, сэр.
   - Да, всё сходится. Я был на седьмом курсе, когда на Слизерин распределили приютского мальчишку... Ригл, кажется, была его фамилия...
   - Риддл, сэр, Томас Марволо Риддл, - имя вскрыло последние тайники в памяти. - Сэр, разрешите вернуться в казарму?
   - Отдыхайте, сержант, - кивнул Прюэтт.
  
   Том лежал на койке, таращился в потолок и пытался осознать вернувшиеся воспоминания. Осознавать не хотелось - очень уж было стыдно за собственный кретинизм. Мало того, что он скатывался на уровень даже не эсэсовцев, а лагерной охраны - это казалось ему совершенно нормальным! А нелепая идея с хоркруксами? Хорошо ещё, что успел создать только один, да сам же его и угробил... Правда, как именно - вопрос, потому что последний день он помнил очень смутно.
   Утром у него возникла какая-то мысль, которую он решил проверить, запустил в дневник несколько диагностических заклинаний для артефактов... И всё - следующим воспоминанием идёт больница. Что он ухитрился наворотить - так и осталось загадкой, но хоркрукса больше не было.
   Прежнего Тома Риддла этот факт напугал бы до истерики. Нынешнего - абсолютно не волновал. Слишком близко он познакомился со смертью, чтобы её бояться...
   Оставался, правда, вопрос - что теперь делать, но его Том решил отложить до конца войны. Хотя бы потому, что раньше он в Англию не вернётся, а планировать что-то, банально не зная, кто где и жив ли вообще, не имело смысла. А вот после войны... Пожалуй, он примется за старое, только на новой основе. В нынешнем виде магическое общество обречено, но ставка на ревнителей "чистоты крови" смысла явно не имеет - уж больно гнилая публика... А, ладно, там видно будет. До конца войны ещё дожить надо, а ещё Япония - после Германии их наверняка отправят на Тихий океан. И этим надо будет воспользоваться - на Британии свет клином не сошёлся, и у азиатских магов есть, чему поучиться. Ну вот, примерный план готов - и можно отдыхать, пока командование не осенила какая-нибудь идея.
  
   А на следующее утро Прюэтта вызвали в штаб, и десантники оказались предоставлены сами себе. С одной стороны, сбылась солдатская мечта - подальше от начальства, поближе к кухне, но с другой... Капитан в штабе обязательно получит фитиль. И обязательно захочет им поделиться с подчинёнными, начав с сержанта Аткинса. Сержант, конечно, поделится с рядовыми, но фитиль-то всё равно уже получен... А с третьей (ибо жизнь человеческая на соверен ни разу не похожа, и сторон у неё сильно больше двух) - если командира вызвали в штаб, то готовится нечто масштабное. Расслабляться явно не стоит, да и расслабляющиеся отморозки из SAS - дело такое, что запросто военной полицией кончится. Необходимо чем-то занять людей... И тут очень кстати вспомнилась читаная ещё в приюте книжка про Спарту. Конечно, идея требовала доработки и некоторой подготовки, но всё это можно было сделать от силы за час...
  
   Час спустя Том прохаживался перед строем и излагал:
   - Итак, джентльмены, мы с вами стоим на опушке леса. Лес этот невелик и имеет одну замечательную особенность - в нём спрятана бутылка коньяка. Она достанется тому, кто целой и невредимой принесёт её сюда не позже, чем через два часа. В средствах я не ограничиваю, разве что советую воздержаться от убийств... Ах да, чуть не забыл: тот, кто выйдет раньше времени с пустыми руками, до самого отбоя будет драить сортиры. Вам всё ясно, джентльмены?
   - Так точно!
   - Тогда вперёд!
   Десантники скрылись в лесу, а Том уселся на пне, наложил согревающие чары и развернул свежую "Таймс". Теперь оставалось только ждать.
  
   Первым, однако - где-то через час - появился капитан Прюэтт.
   - Позвольте узнать, сержант, что здесь происходит? - осведомился он.
   - Тренировка личного состава, сэр, - Том отложил газету, встал и отдал честь. - По принципу "все против всех".
   - Рад видеть, что вы не теряете времени даром, сержант... - Прюэтт взглянул на часы. - Изложите суть задачи.
   - Так точно, сэр!
   Том изложил. Прюэтт, выслушав его, похмыкал, закурил и только после этого сообщил:
   - Приемлемо. Надеюсь, обойдётся без травм... И кстати, кто, по-вашему, выиграет?
   - Полагаю, что Фарли, сэр. У него весьма нестандартное мышление и веский стимул.
   - Да уж...
  
   Том угадал - Фарли действительно оказался победителем. То, что остальных он опережал всего на пару шагов, значения не имело... Схватить-то его не могли, а прыгнуть или метнуть чем-нибудь не рисковали - бутылка этого бы не пережила.
   - Стоп! - рявкнул Том. - Мистер Фарли, победа за вами. Всем сдать отчёты в обычном порядке, после чего разберём ваши действия...
   - После чего получите новое задание, - закончил Прюэтт.
  
   - Итак, джентльмены, - начал Прюэтт, когда с разбором тренировки было покончено, - нам всем предстоит визит на Балканы. В Румынию. Да, могу понять ваше удивление, но нам предстоит выступить в качестве телохранителей представителя Министерства магии в составе международной комиссии. Отправляемся порталом через два часа, сбор здесь же. Вопросы?
   - С чем нам придётся столкнуться, сэр? - спросил Том.
   - С любой дрянью, какая только бывает в мире, как и всегда, - сообщил капитан.
   - Сэр, а что там вообще случилось?
   - Не вашего ума дело, Фарли. И не моего, если вас это утешит. Ещё вопросы?
   Больше вопросов не было, и личный состав был отправлен собираться.
  
   Как и абсолютное большинство магов, Том был уверен, что невыразимцы носят исключительно мантии с глубоким капюшоном - и уж точно не мундир пехотного офицера без знаков различия. Но длинноволосая блондинка в круглых очках именно мундир и носила... А ещё - "Хай пауэр" и кирасирский палаш, причём было заметно, что использовались оба часто.
   Тем не менее, она явно была невыразимцем - и не только потому, что Прюэтт им явно не был. Тому приходилось столкнуться с невыразимцем - тот незваным явился в Хогвартс после смерти Миртл - и очень хорошо помнил ауру чуждости, исходящую от него...
   Гостья обладала той же самой аурой.
   - Все в сборе, мэм, - доложил Прюэтт.
   Блондинка едва заметно кивнула и вытащила из кармана шнур фута в три длиной.
   - Всем взяться за шнур, - приказал Прюэтт. - Живо!
   Том схватил шнур последним - и в тот же миг его рывком сдёрнуло в пустоту, в лицо хлестнул порыв ветра, а ещё мгновение спустя по ногам ударила земля...
  
   - Что это было и куда оно нас занесло? - хрипло спросил Оуэн.
   - Это был портал, и он занёс нас, куда и требовалось, - сообщил Прюэтт. - В Румынии.
   - Во дворе монастыря, - уточнил Фарли. - Сэр, а этот портал - это телепортация, как в комиксах?
   - Вам виднее, рядовой...
   Том молча осматривался. Их действительно перенесло во двор монастыря - правда, давно заброшенного. Правда, сейчас тут было очень даже оживлённо...
   У пролома в стене ошивались пятеро джи-ай, а на вывалившемся куске сидел и курил штатский в шикарном плаще, у которого на лбу было написано, что он бобби.
   Чуть подальше, в углу, стояли и спокойно курили четверо русских - полковник в синих штанах, два солдата с автоматами и пришибленный жизнью лейтенант с папкой. Полковник периодически постукивал палочкой по кирпичам и что-то диктовал лейтенанту.
   В воротах же Тома ожидало по-настоящему невероятное зрелище... Справа от проёма стоял толстый и недовольный православный священник, слева же - какая-то абсолютно безумная компания.
   Их одежда, изначально белая, была расшита немыслимым количеством разноцветных лент, колокольчиков и Мерлин знает каких побрякушек, а головы тщательно замотаны белыми платками, так что открытыми оставались только глаза. В руках у всех семерых были посохи... И если только Том хоть что-то смыслил в магии - от такого посоха не отказались бы и все четверо Основателей. Похоже, местные невыразимцы... Или элитные бойцы - тоже вариант.
   События, тем временем, шли своим чередом - англичанка прошлась по двору, о чём-то спросила русского офицера и закурила, румыны разминались, подошла команда разрушителей проклятий - из местного филиала Гринготса, судя по снаряжению... Разрушители зачем-то притащили большого чёрного петуха - петух явно не питал никаких иллюзий о своей дальнейшей судьбе и истерично кукарекал.
   Скривившийся священник прочитал над петухом молитву, осенил крестным знамением и помазал елеем. Петух оказался закоренелым язычником и клюнул священника в палец...
   Петуха вручили ряженому отряду, после чего разрушители, аврор, русский полковник и блондинка-невыразимец вошли в здание... И всё.
  
   Том, как всякий солдат, решил воспользоваться моментом и вздремнуть - благо, Прюэтт сам приказал отдыхать. И сам же ему и последовал, так что на ногах остались только Оуэн, которому выпало дежурить, и Фарли, болтавший с американцем.
   Отдохнуть получилось часа три - могло быть и хуже...
   Том проснулся от гулкого хлопка, откатился за ближайшую кучу битого кирпича и выхватил палочку. Вовремя - из дверного проёма выскочили разрушители проклятий, тащившие американца, за ними - русский, потерявший фуражку и бивший какими-то незнакомыми заклинаниями, а в арьергарде шла англичанка. Выскочив во двор, она сорвала измазанную чем-то тёмным шинель, забросила её внутрь и послала вслед Адское Пламя. Палашом...
   На этом всё закончилось - если вы хотите закончить дело с огоньком, лучше Адского Огня вы для этого вряд ли что-то найдёте.
   - Похоже, нам пора домой, - заметил Том, выбравшись из своего укрытия.
   - Леди сейчас не в состоянии активировать портал, - покачал головой Прюэтт, - а мы с вами не сможем.
   - Отдел Тайн?..
   Прюэтт молча кивнул.
  
   Следующие три часа Том, к своему удивлению, провёл с пользой.
   А началось всё с американца - разрушители положили его на коврик и отбежали, а их место заняли те самые ряженые и начали танцевать, взмахивая посохами и распевая заклинания. Время от времени один из танцоров перепрыгивал через лежащего от ног к голове, касаясь в прыжке сначала его груди, а затем петуха ,привязанного в изголовье.
   Заклинания, к сожалению, были румынскими, и разобрать их не получалось - слишком уж тихо они звучали, да и знание латыни помогало слабо... Приходилось напрягать слух, и потому едва не пропустил кульминацию - дикий, почти человеческий крик петуха оказался полной неожиданностью.
   Пару раз конвульсивно дёрнувшись, несчастная птица умерла, а американец подскочил, не удержался на ногах и теперь сидел, ошалело крутя головой. Предводитель ряженых перехватил посох левой рукой, достал палочку, взмахнул ей над петухом и произнёс:
   - Lux aeterna Purgatio!
   Петух вспыхнул ослепительно-белым пламенем и исчез без следа.
   - Вот же... - Прюэтт задумчиво потёр подбородок. - Не знал, что такое бывает...
   Том знал - читал об этом заклинании, однако движения палочки в тех записках не упоминались. Стоило воспользоваться случаем - заклинание явно не было лишним, и он уже открыл рот... Но сказал совсем не то, что собирался:
   - Эй, ребята, все это видят?!
   "Это" - полевую кухню, у которой колдовал усатый здоровяк - видели все. И все проявляли к ней вполне понятный интерес...
   Повар же, помешав в котле, попробовал стряпню, погасил огонь и пронзительно свистнул.
  
   Получив котелок густого кислого супа и кружку отдающего сливой бренди, Том на некоторое время выпал из реальности и вернулся к ней, только опустошив котелок. Вздохнув, он отпил бренди, посмотрел на сосредоточенно работающих ложками ряженых и решил попробовать. В конце концов, даже если его пошлют к Мордреду - не страшно. Он, в конце концов, был в Арнеме, а это куда хуже...
   Поэтому он просто подошёл к предводителю ряженых, пожелал здоровья и спросил, можно ли задать ему пару вопросов.
   - Я нехорошо знаю немецкий, - ответил тот, - и не всё можно сказать. Но вы спрашивайте - я отвечу или скажу, что это тайна.
  
   Ряженые оказались калушариями - древним орденом разрушителей проклятий и борцов с нечистью. Министерства магии балканских стран старались как можно реже иметь с ними дело - их услуги обходились недёшево, но и стоили каждого кната. В подробности их командир - стариц - вдаваться не стал, зато с большим удовольствием продемонстрировал весь свой богатый арсенал экзорцизмов, о большей части которых Том даже не догадывался, а также снабдил "единственным правильным" рецептом цуйки... Словом, время было потрачено с пользой. Теперь оставалось только вернуться на базу и записать всё, что он сегодня узнал - кроме рецепта, конечно. Рецепт нужно пересказать Фарли - тот найдёт, как его реализовать, но и только.
   Том Риддл был солдатом, а с точки зрения солдата самогон стоил любых тайн магии...
  

5. Attero Dominatus


   Прищурившись, Том выбил из пачки сигарету, поймал её зубами и щёлкнул зажигалкой. По большому счёту, делать им тут было нечего, но...
   Во-первых, дуэль двух сильнейших магов поколения - большая редкость. К счастью... Во-вторых, верить в честность Тёмного Лорда мог только законченный идеалист... Каковым и был Альбус Дамблдор.
   Прежний Том ненавидел и презирал его - нынешний не видел причины для столь сильных чувств. Разумеется, Дамблдор будет против его идей... Но уважения он определённо заслуживал - уже одной этой дуэлью.
   Затянувшись, Том достал палочку, закрыл левый глаз и вычертил на веке рунную связку. "Глаз дракона" продержится не больше часа и на целый день обеспечит добротной мигренью - но возможность видеть магию того стоит, а дуэль не будет долгой. Не тот уровень... Так, началось!
  
   Первый взмах палочки - Гриндевальд явно рисуется - и пустырь, бывший когда-то парком, захлестнула магия.
   В этой буре энергий почти терялся рисунок боя, а то, что удавалось разглядеть, было почти незнакомо - не английская школа, не немецкая или даже русская, а свой собственный стиль, выработанный годами сражений... То, что самому Тому только предстояло создать.
   И, конечно, он оказался прав - долгой дуэли не получилось. Десять минут - и Гриндевальд лежит на изуродованной земле.
   - Я всё же надеюсь, что однажды ты поймёшь свою ошибку, Геллерт... - произнёс Дамблдор. Взмах палочкой поднял тело над землёй, воздух с хлопком занял освободившееся место - и только тогда Том поднялся из-за остатков живой изгороди и резко свистнул.
   Можно уходить.
  
   Сержант Том Риддл неторопливо шагал по берлинской улице.
   Десятое мая. Гитлер мёртв, Гриндевальд заточён в Нурменгарде, Германия капитулировала... Война окончена - Япония протянет максимум полгода, и хотя его отряд вскоре отправят в Бирму, сейчас можно сполна насладиться первым мирным днём.
   Делать было нечего, а магический квартал Берлина во время штурма буквально стёрли в пыль, так что Том без особой цели бродил по городу, пока не вышел к Рейхстагу. Некогда величественное здание ныне смотрелось довольно жалко, покрытое копотью, выбоинами от пуль и снарядов... И надписями. Надписи, за редкими исключениями, были русскими, но попадались польские, чешские и даже английские (сделанные, правда, американцами). Особенно Тома восхитили две совершенно одинаковых надписи "Развалинами Берлина удовлетворён." Одна - русская, подписанная "Пискунов", вторая, английская, принадлежала американскому десантнику Т. Томпсону, скорее всего - тоже Тому.
   Риддл хмыкнул, извлёк кинжал и нацарапал рядом: "С любовью из Лондона. Томми Аткинс". Просто, со вкусом и вроде как за всю армию...
  
   На прогулку по Берлину ушёл весь день. Том несколько раз столкнулся с русскими патрулями, набрёл на чудом уцелевший пивной погребок и даже помог русским поймать мародёра.
   Всё это никак не могло считаться нормальной мирной жизнью... Но это не было войной. И неважно, что будет дальше - для этих людей худшее уже позади. Они пережили войну - теперь им нечего бояться...
   Как и ему самому.
   Том не видел смысла бояться - но он по-прежнему оставался полукровкой со Слизерина, вдвойне хитрым, осторожным и циничным. Правда, истинный слизеринец никогда не доверился бы интуиции - а для Тома это было совершенно естественно. Мелочей на войне нет, а тем более - во вражеском тылу, и если ты не доверяешь себе или товарищам, ты труп...
   Именно интуиция заставила его остановиться рядом со скамейкой, на которой усталая немка средних лет раскладывала книги. "Фауст" - кажется, самое первое издание, какой-то неизвестный Тому немецкий поэт, Гейне - тоже не самое новое издание, Шестая книга Моисея и венцом всему - "Преображения материи" Сен-Жермена.
   Почти наверняка книги были ворованными - Тома это не волновало. Интуиция не подвела - если удастся купить Сен-Жермена, Слагхорн у него в руках. Этот жук удавиться готов - или, скорее, удавить - за редкий алхимический трактат, а уж работа Сен-Жермена...
   Небрежно перелистав книги, Том поинтересовался ценой - та оказалась абсурдно низкой. Похоже, книга была не просто краденой - продавщица даже толком не представляла, что попало ей в руки. Конечно, даже так это стоило Тому почти всех имевшихся денег, но Слагхорн всяко дороже...
   На этом прогулка и закончилась - гулять стало не на что.
  
   Вернувшись, Том первым делом выпросил у Оуэна кусок парашютного шёлка, наложил защитные чары и тщательно упаковал книгу. После этого он заглянул к Прюэтту и спросил:
   - Сэр, я могу воспользоваться вашей совой?
   - Ну, если поймаете... - пожал плечами Прюэтт.
   - Спасибо, сэр, - Том поспешил убраться - не стоит лишний раз мозолить глаза начальству.
   Вернувшись в комнату, Том прогнал со стола подобранного Фарли кота и принялся за письмо.
   "Достопочтенный профессор Слагхорн! - писал Том. - Причудливые течения судьбы вырвали меня из жизни магической Британии на целый год, однако я не забывал о ней. И вот, воспользовавшись случаем, я пишу вам. Мне удалось приобрести экземпляр "Преображений материи" Сен-Жермена, каковой посылаю вам с этим письмом, опасаясь предоставить его изменчивому военному счастью.
   Поскольку, как я уже отмечал, я был оторван от любых британских дел, и даже о поражении Гриндевальда знаю лишь потому, что имел честь быть его свидетелем, я надеюсь, вас не затруднит поведать о достойных внимания событиях этого года, а также о судьбе моих товарищей, если вам что-либо известно о них.
   С искренним уважением и наилучшими пожеланиями - Томас Марволо Риддл, сержант на службе Его Величества."
   Поставив точку, Том перечитал письмо и остался доволен. Слагхорн, конечно, редкостный хитрец, но если знать, как, зацепить его несложно... Правда, при этом ни в коем случае нельзя было думать, что ты им манипулируешь. Слагхорн всегда преследовал только свои интересы...
   Да, Гораций Слагхорн был добродушным толстячком, любителем вкусной еды и хорошей компании, мастером-зельеваром и отличным педагогом... но при этом знатоком тёмной магии, членом Свиты Её Высочества принцессы Елизаветы и инспектором Королевского Корпуса Безопасности, в котором состоял ещё в те времена, когда тот был Королевским протестантским рыцарским орденом.
   Иными словами, Гораций Слагхорн был одним из самых опасных людей по обе стороны Статута. Опасных - и влиятельных... А влияние Тому понадобится, поэтому Слагхорна необходимо перетянуть на свою сторону - и не забывать, что он всегда на своей и только своей стороне...
   Отправив сову, Том посмотрел на часы и достал Ксенофонта - как раз осталось немного времени до отбоя, на главу-другую хватит.
  
   Сова вернулась на рассвете. В ответном письме Слагхорн благодарил за книгу и вкратце рассказывал о случившемся в отсутствие Тома. Как оказалось - ничего действительно важного он не пропустил. Магическая Британия старательно делала вид, что всё в порядке... Но получалось плохо. Война зацепила всех - но кого-то лишь царапнула мимоходом, а кому-то запустила когти прямо в сердце. А кто-то и вовсе остался на полях Фландрии, в бокажах Нормандии или в джунглях Малайи...
   Слишком многие уже не вернутся домой.
   А кому-то и некуда возвращаться...
   У Тома Редла никогда не было дома - разве что казарма... И в Англии его, по большому счёту, ничего не держало. Он мог отправиться куда угодно... Вот только однажды найдётся другой сирота-полукровка, который пройдёт до конца, став новым Гриндевальдом - или Дамблдором, что ещё хуже.
   Если Гриндевальду требовалась власть сама по себе, то Дамблдор мечтал облагодетельствовать весь мир - или хотя бы Британию, для начала. Счастье для всех, даром, и пусть никто не останется обиженным... Не останется никого - это верно, но разве настоящего идеалиста волнуют такие мелочи? И если Дамблдор хотя бы знает, что такое война, то для его наследника это будет просто ещё одно слово в словаре... И это будет концом всего. Да, за Робеспьерами приходят Наполеоны - вот только до Наполеона ещё надо дожить. А это у магической Британии не получится - магов слишком мало, а чистокровные слишком чванливы и тупы, чтобы признать власть "маглолюбца", или, того лучше, "грязнокровки". А если у власти окажется один из них - всё кончится ещё быстрее. Начнётся резня маглорождённых, потом кто-нибудь особо тупой полезет к маглам - "они же просто животные" - и всё. Докторфаустштрассе русские, если верить очевидцам, разнесли без единого заклинания, одними бомбами - Косой с Лютным чуть больше, но уж пару сотен бомб Корона легко найдёт... Не говоря уж о Корпусе безопасности, как раз на такой случай и созданном.
  
   А утром пришёл приказ - отряд перебрасывали в Индию. В Импхал, к самой линии фронта...
   Чего-то подобного Том и ожидал - Япония всё ещё не собиралась сдаваться, продолжая бессмысленно тратить силы. Англичане уже давно бросили все эти островки, оставив врага в компании недовольных туземцев со стволами и моря ловушек... Но японцам ничего подобного в голову не приходило. Возможно, потому, что туземцы со стволами им самим не дадут уйти.
  
   Так или иначе, но война продолжалась, и отряду предстоял трёхдневный перелёт с несколькими посадками, а проспать столько Тому было не под силу - и он решил написать гримуар - как и подобает порядочному тёмному магу. Гримуаром служила подобранная в какой-то лавке конторская книга, в которую Том записывал всё, что попадалось интересного, начиная с румынских мракоборцев и их ритуалов. Рецепт самогона он, впрочем, бумаге не доверил...
  
   Импхал оказался довольно маленьким и довольно грязным для столицы княжества - хотя, несомненно, приличнее Бомбея. И гарнизон здесь был гораздо серьёзнее - ничего масштабного после прошлогоднего разгрома японцы не предпринимали, но коммандос засылали с удручающей регулярностью. Англичане платили той же монетой, и на границе то и дело вспыхивали короткие стычки, обычно заканчивающиеся ничем - несколько убитых и раненых не в счёт...
   Отряд разместили в казарме, придали проводника и инструктора - мрачного гуркха, отзывавшегося на прозвище Ракшас, и дали десять дней на подготовку.
  
   Причина спешки выяснилась уже на третий день - японцы прислали крайне наглого оммёдзи-змееуста, регулярно натравливавшего на город змей.
   Со змеями Том договорился. Сошлись на том, что японца они слушать не будут, но и Тому не подчинятся.
   Гуркх заинтересовался. И вечером, выдав очередную порцию сведений о джунглях, отозвал Тома в сторону и принялся рассказывать... И Том с трудом удерживал челюсть на месте.
   Флитвик однажды сказал: "В действительности всё не так, как на самом деле." Полугоблин был прав - всё действительно было не так. Всё и всегда.
   Парселтанг, клеймо тёмного мага и знак родства с самим Слизерином, считался в Индии благословением Шивы, и Том из чужака, которому нельзя доверять, превратился в талантливого, но необученного мага, нуждающегося в помощи... И Том, разумеется, согласился.
   Разумеется, учить его по всем правилам индийской магии Ракшас не мог - на это ушли бы годы - но при желании, умении и знании основ даже за месяц можно было добиться многого. Учиться Том умел, основы магии были одинаковы везде, а желание было острейшим - опасность прекрасно мотивирует...
   Уроки перемежались рассказами - и от этих рассказов глаза лезли на лоб, а челюсть стремилась к центру Земли. По крайней мере, первое время - потом он как-то привык и воспринимал очередное откровение всего лишь с лёгким интересом. Маугли - вождь мятежных оборотней? Шерхан - кайзеровский шпион? Почему бы и нет, если Киплинг был сквибом с невероятным чутьём?..
  
   Укрытый листвой и простеньким тамильским заговором, Том лежал в кустах, не отрываясь от прицела. Где-то здесь кралась попортившая немало крови англичанам шестихвостая кицунэ, и эта вылазка должна была стать для неё последней...
   Что столь старая и сильная тварь забыла на их участке фронта - хороший вопрос, но Тома он сейчас не волновал. Сейчас его вообще ничего не волновало - он ждал. Ждал, когда проклятая всеми богами тварь рискнёт, наконец, высунуться из своего логова. Ведь ей не обойти его, и тогда он эту тварь пристрелит... Да, пристрелит, а шкуру отнесёт радже, и тот его щедро наградит...
   Спрятаться от кицунэ получится только под Фиделиусом, но вот обмануть можно. Можно притвориться, что ты охотишься на тигра-людоеда, тем более, что слухи ходили. И вряд ли даже кицунэ заподозрит английского солдата в грязном полуголом оборванце, провонявшем дымом, болотом и порохом, да ещё и прячущемся под охотничьими заговорами... Даже если сунется в его мысли - увидит только тигра.
   Охотник едва заметно пошевелился и снова припал к прицелу. Тишина... И из тишины между деревьев появилась женщина. Молодая, стройная, одета просто, но добротно - похоже, из зажиточных крестьян. Остановилась, покрутила головой, словно принюхиваясь...
   Глупая, подумал охотник, или не из местных, раз не знает про тигра. Местные все знают... Жаль, если она не местная - а то бы он на ней женился, убийце тигра-людоеда отказать не посмеют...
   Девушка сделала шаг, в прицеле мелькнули острые лисьи уши, и охотник нажал на спуск.
   Кицунэ быстры - но пуля за секунду пролетает две тысячи футов.
   Кицуне крепки - но пуля весит девятьсот гран.
   Голова женщины разлетелась гнилой тыквой, шрапнелью хлестнуло по траве красно-бело-серое крошево, тело, неуловимо меняясь, сломанной куклой повалилось на землю, разметав шесть ярко-золотых хвостов.
   Охотник - нет, снова Том Редл - спрыгнул с дерева, перезарядил ружьё и подошёл к трупу. Не иллюзия - шестихвостая действительно мертва. Наконец-то...
   Забросив ружьё за спину, Том потёр ушиб на плече - и замер. Шевельнул плечом, сбрасывая ремень, подхватил ружьё и взвёл курок.
   Его враг, притаившийся в зарослях, подобрался, готовясь к прыжку - и Том нажал на спуск. Выстрел - и взметнувшееся громадное тело рухнуло на землю, дёрнулись в агонии, ломая кустарник, могучие лапы, а Том, выругавшись сквозь зубы, тяжело опустился на траву - ноги откровенно подкашивались, и хорошо, если дхоти промокло только от пота...
   Впрочем, даже если и нет - вряд ли кто-то стал бы смеяться. Чуть не попасть в зубы тигру-людоеду - это как-то слишком даже для бойца Специальной Воздушной Службы.
   Отдышавшись, Том снова зарядил ружьё, достал нож и принялся свежевать добычу - награду за одноглазого тигра-людоеда действительно обещали...
  
   На обратном пути Том не раз и не два порадовался своему дикарскому "костюму" - в любой другой одежде было бы невыносимо. Последние несколько сотен метров он вообще преодолел на голом упрямстве и мечте о ледяном джине с тоником...
   Лето в восточной Индии было таким, что родная английская слякоть начинала казаться раем, а нынешний август, по словам старожилов, был даже гнуснее обычного. Впрочем, джин, награда за тигра и полагающаяся за кицунэ Военная Медаль несколько примиряли с действительностью... До следующего приказа, по крайней мере - всегда безумного, невыполнимого и самоубийственного. Их уже даже почти официально прозвали "Матёрыми самоубийцами"...
   Но пока что - не иначе, как чудом - обходилось без потерь и даже без по-настоящему серьёзных ранений. Правда, Оуэн лишился уха, Джерри пропороли ногу, а самому Тому сломали нос - но на боеспособности это почти не сказалось, а мелочёвку просто не считали. Ещё был случай, когда Мейсона укусила змея, но здоровяк-йоркширец перенёс укус довольно легко.
   Пока им везло - вот только насколько ещё этого везения хватит? Даже по теории вероятностей везение не будет бесконечным... а тут ещё и далеко не все возможности были равны.
   На самом деле Том ожидал беды уже на следующем задании - люди устали, раны давали о себе знать, и даже несгибаемый гуркх как-то поблёк. Если им не дадут хотя бы неделю отдыха, со следующего выхода вернутся не все. Если только...
   Том прикрыл глаза, пытаясь вспомнить странное чувство, царапнувшее душу утром. Словно идя по мелководью, провалился по колено в яму...
   Что-то случилось. Нет смысла гадать, что - так или иначе он всё узнает. И тогда - кто знает, как изменится мир?..
  
   Что ж, он узнал - и куда раньше, чем ожидал.
   На утреннем построении Прюэтт объявил:
   - Вчера, в восемь часов пятнадцать минут по токийскому времени американский самолёт сбросил на японский город Хиросима атомную бомбу. Она основана на явлении радиоактивного распада и обладает колоссальной разрушительной силой - её взрыв соответствовал взрыву не менее тридцати миллионов фунтов тротила...
   Слушая краем уха, Том с какой-то ленцой занимался подсчётами. Тридцать миллионов фунтов - это больше тринадцати тысяч тонн. В Галифаксе тридцать лет назад в пересчёте на тротил чуть меньше трёх тысяч... Это значит, что города просто нет - а сколько там людей жило? Тысяч триста, и если прикинуть масштабы того взрыва на этот... Мордред, не меньше сотни тысяч убитых разом! На сей раз магия безнадёжно проиграла магловской науке... И дальше всё будет только хуже. В чём бы другом, а уж в деле истребления друг друга люди двигают прогресс охотнее всего... и даже ему, с его довольно фрагментарным образованием, очевидно: бомба - всего лишь верхушка айсберга. Наверняка по ходу работы над ней маглы с нуля создали пяток новых наук и пару десятков отраслей промышленности... И теперь всё это свободно - а значит, магловские правительства могут приняться за магов всерьёз.
   Именно тогда, седьмого августа сорок пятого года, Том Реддл понял, что он будет делать после войны. Он вернётся в Хогвартс - преподавателем. Потому что магический мир необходимо менять - и надо начинать с Хогвартса. С самого начала.
   И до победы.
  

6. No bullets fly


   - Не стоит думать, что это надолго, - заявил Прюэтт, прохаживаясь перед строем. - Пока что вы демобилизованы, но всё же советую не слишком задерживаться в колониях... Что же, джентльмены... Вольно!
   Слитный удар подошв, взлетевшие к лицам ладони - и "Матёрые самоубийцы" перестали существовать.
   - Ну, кто куда? - бодро осведомился Джерри. - Лично я - сразу домой...
   - А я пока задержусь, - покачал головой Том. - Посмотрю мир, закрою пробелы в образовании... В общем, отдохну как следует, а там видно будет.
   - Писать не забывай, - Джерри хлопнул товарища по спине. - Адрес-то помнишь?
   - Ну так!
  
   В оккупированной Японии у Тома была уникальная возможность сравнить четыре магических системы, и упустить её он не мог. Когда ещё получится вот так, разом увидеть американских, русских и японских магов?..
   И Том смотрел, слушал и делал выводы.
   Самым интересным - и самым различным - было отношение к секретности. Так, в Японии Статут просто не действовал - но в нём, по большому счёту, и не было нужды. Столкнувшись с проявлением магии, японский магл не видел в этом ничего странного - для него это было совершенно естественно. Магия, боги и духи, волшебные создания - всё это было такой же неотъемлемой частью жизни, как и тысячу лет назад. Более-менее придерживались Статута - на уровне "не совать палочку маглу под нос" - выпускники Махотокоро, но школа существовала меньше ста лет и особым авторитетом не пользовалась... Остальным же - оммёдзи, жрецам с монахами, маглам и многочисленным ёкаям - было наплевать.
  
   В Америке картина была прямо противоположной - нелепый закон Рапопорт полностью изолировал магическое общество от магловского. Настолько, что маглорождённым стирали память, забирали их из семьи и отдавали в приёмную - разумеется, магическую. Главная нелепость закона, впрочем, была в другом - индейцы о нём в лучшем случае не знали, и колдовали, где вздумается. Чаще всего - в бою, и очередное поражение вызывало у властей неудобные вопросы... В итоге МАКУСА принял поправку, позволявшую раскрыться перед маглами, если магия против них была применена третьей стороной.
   Поправку впервые использовали в декабре сорок первого, что и спасло США от полного краха... А вот закону пришёл конец. Нет, формально он действовал, и его даже пытались выполнять - но было очевидно, что долго этот закон не протянет. Либо его отменят, либо он пополнит коллекцию бредовых законов... Тем более, что на Гавайях, Аляске и в индейских резервациях он и так не действовал. Тот ещё бардак, конечно, но родное министерство откалывало номера и похуже.
  
   Русские же... Русские, как всегда, всё сделали по-своему.
   С одной стороны, Статут в России не уступал британскому ни в чём, а кое-где и превосходил - русские обожали секретность, но с другой...
   Народный комиссариат чародейства и волшебства ничем не отличался от всех прочих, полностью магических поселений не было, а место Отдела Тайн занимал настоящий научно-исследовательский институт.
   Рядовые маглы в магию, естественно, не верили, столкнувшись с ней, писали в газету о "необычном природном явлении"... и чуть не поголовно знали правила обращения с магическими существами. Которые - разумная, естественно, их часть - имели гражданство, все причитающиеся права и обязанности и даже национальные автономии и представительство в Верховном Совете - советском парламенте.
   Том попытался представить кентавра в Палате Лордов, преуспел - и немедленно выпил. Картина получилась даже слишком яркая и реалистичная...
   А ещё была община волхвов - полностью независимая и почти не пересекающаяся с остальным миром. Раз в семь лет появлялся один из волхвов и забирал учеников - как это происходило, никто толком не знал, да ещё, по слухам, нескольких видели под Москвой зимой сорок первого...
   По большому счёту, волхвам на весь мир было наплевать - должно было произойти нечто действительно неординарное, чтобы кто-то из них отвлёкся от своих загадочных дел. Им было наплевать на мир - а вот мир хотел разобраться. Правда, разные его представители имели на этот процесс разные взгляды, порой прямо противоположные, и договориться не могли никак - возможно, не без помощи волхвов...
   Волхвы подозрительно походили на Народ Холмов - по крайней мере, так они выглядели в рассказах русских магов - но совершенно точно были людьми, по крайней мере - изначально. Чем они становились после посвящения, чем бы оно ни было, его собеседники ответить затруднялись.
   Волхвов Том решил пока оставить в стороне - на его планы они никак не влияли. Учиться у них всё равно не выйдет... Да и вообще, времени на настоящую учёбу у него не было - ни у русских, ни у японцев, но Том на это и не рассчитывал. Хватит и основ, а в остальном он разберётся сам - не впервой...
  
   За три недели трудно добиться многого, но Том выжал из этого всё и даже немного больше. Разумеется, мастером оммёдо ему не стать, но вот соорудить простейшую печать - вполне возможно. С магией русских дела обстояли лучше, но поскольку Том не ставил перед собой цели изучить чужую магию в совершенстве, его такое положение дел устраивало. И потому, нагло воспользовавшись служебным положением, бесплатно приобрёл билеты на пароход, идущий в Веллингтон. Прихватив с собой только вещмешок и некомату...
   Некомата появилась внезапно - какие-то подонки вообразили, что гайдзин - лёгкая добыча, и стали добычей сами. Некомата была в этой банде не пойми кем, в нападении не участвовала, поэтому трогать её Том не стал. Некомата разыскала его вечером, весьма наглядно продемонстрировала свою благодарность, а утром попросила забрать её из Японии.
   - А зачем, собственно говоря? - Том аккуратно высвободил руку, достал сигарету и закурил.
   - Да уж слишком многим я тут не нужна, - некомата отобрала у него сигарету. - Тут и якудза, и полиция, и ваши молодчики... А киви на всё пофиг, я с ними дело имела.
   - Тебя зовут-то как, деловая? - Том вернул себе сигарету.
   - Сакура, - некомата снова завладела сигаретой.
   Разумеется, Том ей не поверил - и ему на это было наплевать. Сакура так Сакура - половина проституток в Токио так представлялись. Если их отношения продлятся дольше Веллингтона, она, возможно, и назовёт настоящее имя... А может, и нет. Да, собственно, это было неважно.
   - Ладно, - Том отобрал остатки сигареты, затянулся и выбросил окурок. - Как, в кошачьем облике поедешь?
   - Две недели? Да я озверею, - Сакура по-кошачьи фыркнула. - Так что тебе придётся раскошелиться, Томми...
   - Думаешь, это проблема? - ухмыльнулся Том. - Мы не горсть риса в день получаем...
   - А шиллинг, да. Значит, договорились?
  
   Так и получилось, что в Новую Зеландию Том отправился не один. Что его более чем устраивало - Сакура много знала, знаниями охотно делилась и вообще не давала скучать...
   Будучи ёкаем, Сакура в принципе не пользовалась волшебной палочкой, для тонких манипуляций используя бумажные печати. Палочка же, по её мнению, годилась только для чесания задницы. Изнутри...
   Печати Тома не устраивали - они требовали отличного знания японского языка и понимания нюансов кандзи. Кроме того, печати не были универсальными... А манипуляции собственной энергией у людей и ёкаев различались слишком сильно. В результате научить друг друга они не могли почти ничему... Но и этого "почти" хватило на две недели - и с большим избытком.
  
   - Том, - некомата потянулась, выпустив кошачьи уши и хвост, - что ты собираешься делать?
   - Прямо сейчас?..
   - Ня, не трогай хвост! Когда приплывём, чем займёшься?
   - У маори вроде как очень интересная боевая магия, - пожал плечами Том, - а ещё есть племя оборотней-тюленей...
   - Да ну?
   - Есть такие, - подтвердил Том. - Я бы и сам не поверил, но придётся - Скамандеру я верю, а он их упоминает...
   - А кто это?
   - Ньют Скамандер? Биолог, закончил Хогвартс экстерном, хотя говорят, его выгнали... С тех пор он уже лет двадцать носится по всему миру, изучая всевозможное зверьё. Буньипа, например, описал именно он...
   Про буньипа Сакура читала, но подробностей, открытых Скамандером, не знала... И удивлялась совершенно искренне. Примерно так же был удивлён сам Том, узнав, что буньип - сумчатое...
  
   Плавание завершилось в срок и без приключений - ко всеобщему удовольствию. Сойдя на берег, Том и Сакура первым делом отправились на поиски магического анклава - благо, адрес Тому был известен.
  
   Чиновник Королевского Новозеландского магического департамента на чиновника похож не был. Он был молод, нетрезв и развлекался вырезанием королевского вензеля с помощью какого-то проклятия. На вошедших он едва взглянул и, не прекращая своего занятия, сообщил:
   - С кошки три сикля.
   Получив деньги, чиновник выдал Сакуре продолговатый жетон и полностью потерял интерес к гостям.
   - И это всё? - удивился Том, ожидавший совсем не такого.
   - Слушай, парень, тут и сотни магов не наберётся, да и то либо старики, либо юнцы, которые не под ту юбку полезли, где тут китайские церемонии разводить? - чиновник поднял глаза на Тома. - Палочку твою уже записали, чего ещё надо?
   Высказавшись, он вернулся к стакану с джином и довоенному магловскому комиксу.
   Том поморщился - на месте начальника этого парня он бы его без разговоров уволил за такое разгильдяйство, взял со стола у входа брошюру и вышел. Некомата, сердито фыркнув, последовала за ним.
  
   Брошюра оказалась куда полезнее чиновника - там, по крайней мере, были все нужные адреса и кое-какие пояснения - для тех, кто не хотел влипнуть в неприятности. Хотя судя по стилю и языку - скорее, наоборот, для желающих влипнуть.
   Тюлени-оборотни там тоже упоминались, и найти их оказалось несложно - двое или трое обычно держались в порту, рассчитывая на подработку. Все, кому надо, были в курсе, и Статут этому никак не мешал... С маори всё было и того проще - их маги-тохунга вообще не скрывались. И не только от маори - от англичан тоже, благо, маглы считали их обычными шарлатанами.
   - Вроде всё ясно, - хмыкнул Том, свернув брошюрку и убрав её в карман. - Ну, поехали?
   - Ага, - согласилась Сакура, подхватив его под локоть.
  
   - Ксо, ненавижу камины! - прошипела Сакура.
   Как истинная кошка, она, вывалившись из камина в "Длинном белом облаке", приземлилась на четыре точки, высоко задрав юбку - по мнению Тома, нарочно.
   Посетителей в баре было немного - двое типичных киви, основательно нетрезвых, пожилая дама, пившая кофе с ликёром и читавшая книгу и аврор, сосредоточенно поглощавший обед. Имелся, разумеется, и бармен - старый китаец, почему-то наводивший на мысли о Триаде.
   Именно аврора Том и выбрал, рассудив, что тот наиболее информирован.
   - Доброго дня и приятного аппетита, сэр, - обратился он к аврору. - Не возражаете против нашего общества?
   - Садитесь, чего уж там, - махнул рукой аврор. - Недавно у нас?
   - Только утром сошли на берег, - ответил Том, глотнув пива. - И сразу наткнулись на дурака и разгильдяя на таможне...
   - Вы про Денниса? - понимающе кивнул аврор. - Так он сын одного типа из чистокровных, Нотт-Бейли его фамилия. Золотая, мать её, молодёжь... Ну, ему и дали должность - вроде и смотрится важно, и вреда немного. Да и потом, не так нас тут и много, чтобы серьёзную таможню ставить. Если не считать маори, тут около шести сотен магов...
   - Этот Деннис утверждал, что меньше ста.
   - Да этот дурак только чистокровных считает, - поморщился аврор. - Кстати, вы не знаете, английским Ноттам он не родственник?
   - По правде говоря, не знаю точно - Кантанкерус Нотт со своим списком приложил немало усилий, чтобы этот вопрос запутать, - поморщился Том. - До вас же добрались его "Священные Двадцать Восемь"?
   - Нет, а что?
   - Ну, потеряли вы немного - это список из двадцати восьми фамилий - якобы древнейших и чистокровнейших, хотя сам он свою фамилию поставил в нём первым номером...
   - Мауи и Пеле, держащие мир! - вздохнул аврор. - Знаете, когда мой прадед в тысяча восемьсот сорок девятом сюда приплыл, ни о каких Ноттах никто и не слыхал. Они поднялись только после Крымской войны...
   - Они с железными палицами им навстречу, - фыркнула Сакура. - Бака гайдзины... Аврор-сан, а расскажите про маори?..
   - Тут лучше старика Ранги подождать и расспросить, - ответил аврор. - Он со своим учеником Тане почти всегда в это время заходят. Лучше их расспросить - я-то не знаток, так, кое-чего по верхам нахватался...
  
   Ранги оказался весьма впечатляющими стариком - рослым, всё ещё крепким и татуированным с головы до ног. Диппет на его фоне не смотрелся... Ученик тоже был хорош - ровесник Тома, тоже разукрашенный татуировками, хоть и поменьше, чем учитель, с фигурой античной статуи...
   - Н-ня-а... - пискнула Сакура. Уши торчком, хвост трубой, осталось только сердечки в глазах дорисовать. Не то чтобы Том этого не ожидал, но... А, собственно, что? Задумавшись на секунду, Том не без удивления понял, что ничего особенного не чувствует. Кошка, как известно, гуляет сама по себе - и большего, чем пара приятных недель, он с самого начала не ожидал. Даже обидно, что никакой ревностью и не пахнет... Да и Мерлин бы с ней - будто на свете мало девчонок!..
   Само собой, никакого серьёзного разговора не получилось, пока Ранги, наконец, не прогнал парочку, а Том не сообразил, что так и не представился. Исправив этот недочёт и узнав, что его нового знакомого зовут Джозайя, он заказал ещё пива, закурил и сказал:
   - Ну что, джентльмены, поговорим, как взрослые люди?
   - Да уж, Тане на взрослого не больно-то похож, - вздохнул старый маори. - Всё-то девушки в голове в прятки играют... Ну да ладно, раз уж так вышло - будешь ли ты сражаться с моим учеником?
   - Из-за кошки? Нет, конечно, а вот просто подраться - отчего бы и нет? - Том ухмыльнулся. - Хочешь узнать человека - на себе попробуй, каков он в бою...
   - Вот это - слова настоящего воина! - расхохотался тохунга, одним глотком ополовинив кружку. - Устрою я вам спарринг, и не один... И с внучкой познакомлю - может, приглянетесь друг другу. Кстати, Том, тебя что интересует-то?
   - Всё! - заявил Том. - И я серьёзно. Я понимаю, что учиться вашей магии всерьёз поздно, но пригодиться может любая информация - имел немало возможностей в этом убедиться...
   - И то правда, - согласился Ранги, допивая пиво. - Не знаю, что у тебя получится, но учить я тебя возьмусь. Времени на это уйдёт... Вот не знаю, сколько.
   - Да мне, собственно, спешить некуда, - фыркнул Том. - Разве что третья мировая начнётся - да и то, русским до Пролива явно ближе, чем мне до Лондона...
   - Тогда сейчас допьём, я пну этого лоботряса, - Ранги кивнул на ученика, - да и посмотрим, что ты умеешь и чему тебя учить.
   - По рукам! - Том грохнул опустевшей кружкой по столу. - Эй, официант! Ещё по кружке всем!
  
   Спарринг получился коротким - несмотря на несколько пинт пива, бывший десантник уделал маорийского воина за минуту-полторы.
   Тане поражение принял с достоинством, но потребовал реванша. Том не возражал, Ранги - тоже, и всё повторилось.
   - Ты и правда великий воин, - признал Тане, поднявшись. - А давай как-нибудь без магии поборемся, голыми руками?
   Само собой, Том не просто согласился, но и вытребовал уроки маорийской борьбы - в том, что в противостоянии кулака и магии кулак обычно выигрывает, он убедился на собственной шкуре, и не раз... Правда, на этом пришлось остановиться - старый тохунга решил, что для первого дня достаточно - и Том, согласившись с ним, отправился знакомиться с местным обществом.
  
   Общество оказалось вполне приличным - пожалуй, даже лучше, чем в метрополии. Во всяком случае, чванливый идиот здесь был только один - его родители оказались довольно адекватными людьми, хоть и не на уровне старшего Гринграсса...
   Впрочем, удивляться тут было нечему - в колониях всегда оказывались люди инициативные и рисковые - иногда даже слишком - а дела всегда хватало всем, поэтому деятели вроде Нотта или старших Блэков предпочитали метрополию. В конце концов, недаром же Уэлсли был дублинцем, а Монти родом с Тасмании... Эти люди действительно знали себе цену и умели ценить человека по его делам - и войну знали не понаслышке.
   И они приняли его, как равного - ничего общего с чванливыми англичанами. Для тех он был сперва забавной зверушкой, а затем - бедным родственником, человеком второго сорта. Тогда он ненавидел их - и ненависть не стала меньше. Сильнее - вряд ли, но теперь она была по-настоящему осознанной... Насмотрелся за этот год на "высшую расу" и прочих "чистокровных арийцев" до тошноты... Уж лучше дикарь-людоед - а что, те же маори получше иных вроде бы цивилизованных джентльменов будут...
   Дикарь - он и есть дикарь, что с него взять...
  
   Что ж, раз уж спешить некуда, он задержится здесь - а там видно будет. В любом случае, в этом году он никуда не двинется - надо же исполнить детскую мечту о Рождестве летом. А там... А там видно будет.
   Возвращаться всё равно пока рано - в Хогвартс, пока там заправляет старый дурак Диппет, ему дороги нет. Но Диппету осталось недолго, его место займёт Дамблдор - а с ним уже можно будет договориться. Избавиться от пьяницы Блэквуда новому директору так или иначе придётся - вот и будет возможность...
   Но всему своё время, и сейчас у него другие дела - а о будущем он задумается, когда оно настанет. А ему, пожалуй, пока он здесь, стоит напомнить киви, каков Томми Аткинс в деле!
  

7. The Lion from the North


   Новозеландское общество охотно приняло Тома - но едва ли не охотнее это сделали маори. Ко всеобщему удивлению - чужаков они не жаловали, особенно гостей из метрополии, магическому департаменту подчинялись чисто номинально и с новозеландцами особо не пересекались. Впрочем, пересекаясь, общались без проблем... Но не больше того, а учиться друг у друга не собирались.
   Для Тома сделали исключение, почему - Мауи их знает. Возможно, потому, что оказался достаточно сильным бойцом, возможно - из-за парселтанга, а возможно - как свидетеля дуэли Дамблдора и Гриндевальда.
   Дуэль вообще вызывала больше всего вопросов - Дамблдор о ней рассказывал очень мало и неохотно, никто толком ничего не знал - а хотелось. Даже маори...
   Том рассказывал и даже показывал в думосборе - но особого удовольствия ему это не доставляло. Обычно собеседник восхищённо ахал, отпускал какую-нибудь банальность и смотрел на него бараньими глазами. Кое-кто - ветераны АНЗАК, например - понимающе кивали, наливали пива и молчали. За что Том был им искренне благодарен - восторженные вздохи обывателей изрядно раздражали.
   Маори вели себя чуть лучше - всё же бойцов, способных оценить дуэль, да и не только её, среди них хватало - но маори умели бесить, как никто другой... И при этом - из самых лучших побуждений и особенностей национального характера. Ранги и ещё несколько особо уважаемых тохунга их, конечно, придерживали, но не очень-то результативно - особенно, если речь шла о юных туземках. Впрочем, их внимание Тома вполне устраивало...
   В общем и целом, жизнь в Новой Зеландии Тома устраивала - если бы не одно обстоятельство. "Обстоятельство" звалось Мэри Сьюзен Блэквуд, белокурая дочь доктора Блэквуда, обладательница впечатляющей фигурки и ещё более впечатляющего самомнения. Самомнение ничем не подкреплялось, но порождало грандиозные планы... В которых Том решительно не желал участвовать.
   Окончательно Том решил покинуть Новую Зеландию, когда получил от Мэри открытку на Валентинов день. Судя по всему, Мэри была основательно пьяна, когда её сочиняла, а не то и вовсе где-то откопала лауданум - ничем иным подобный бред Том объяснить не мог. И решил, что рассудок ему всё ещё дорог, а потому пора убираться.
  
   - Уезжаешь? - Ранги неслышно подошёл и уселся на траву рядом с Томом.
   - Уезжаю, - согласился тот, доставая сигарету. - Ты же сам сказал, что большему я не научусь...
   - А большего и не нужно. Ты не один из нас, у тебя свой путь... Но ты пришёл, как друг, и уходишь, как друг, а это значит, что ты - великий воин. Мы дадим тебе имя и знак, чтобы каждый мог узнать в тебе друга, и если тебе понадобится наша помощь - позови, и любой тохунга придёт на помощь, быть может, даже наши боги ответят на твой призыв... А может, и нет.
   - И что же мне подарить тебе в ответ? - спросил Том, затягиваясь.
   - Оставь нам воспоминания о той дуэли, - ответил Ранги, - и о себе. У вас есть такие чаши, в которых вы показываете воспоминания...
   - Думосбор.
   - Да. Вы ещё называете их омутами памяти... Так вот, тебе предстоит увидеть настоящий Омут памяти. К вечеру мы всё приготовим, я пришлю Тане - он тебя проводит, а по дороге объяснит, что делать. Так-то он парень умный, ещё бы о девушках меньше думал, а об учёбе - побольше...
   - Будто ты в его годы был другим, - хмыкнул Том.
   - Ты старше Тане всего на год, а кажется, что на десять.
   - Арнем один стоил десятка лет, - невесело усмехнулся Том. - Да и остальное не лучше. Я, знаешь ли, на войну уже под конец попал, зато в самое пекло. И уж поверь, кошмаров мне теперь до конца жизни хватит...
   - Знаю... - Ранги с тяжёлым вздохом поднялся. - Ладно, пойду я. Вечером увидимся...
   Старый тохунга ушёл, а Том ещё долго смотрел на море - и видел осенний Рейн.
  
   Тане явился перед закатом.
   - Всё готово, - сообщил он. - Как раз придём, когда солнце скроется, и можно будет начинать.
   - Куда идём и что от меня потребуется? - Спросил Том.
   - Ничего особого, только надо будет догола раздеться, - а идём мы к озеру Рото-о-те-махара, по-английски это и значит "Озеро памяти". В нём воспоминания о великих деяниях нашего народа и наших друзей с тех времён, когда наши предки ступили на эту землю... А потом тебе дадут имя и мы все будем праздновать до утра.
   - Это лучшая новость, что я услышал сегодня, - хмыкнул Том. - Кстати говоря, как там у тебя с Сакурой?
   Парень отчаянно покраснел - совершенно неожиданно,
   Том впервые видел смутившегося маори - а тот начал бормотать какую-то чепуху, так что Том не выдержал и расхохотался.
   - Всё с тобой ясно, дитя природы... - протянул он, смахивая слёзы. - Ладно уж, раз у вас такая великая любовь - комментировать не буду. Я только не хочу, чтобы ты думал, будто отбил у меня девушку - поверь, тебе бы это не удалось.
  
   За разговором Том и не заметил, как они оказались на берегу идеально круглого озера, на берегу которого их ждали несколько десятков маори, всю одежду которых составляли татуировки и краска. Том разделся, и Ранги, взмахнув жезлом, заговорил.
   - Пока он просто приветствует собравшихся, - пояснил Тане, - потом прочитает заклинание, и тебе надо будет войти в воду с головой. Увидишь, когда...
   Голос Ранги тем временем изменился, стал более глубоким, а сидевшие рядом два молодых мага били в барабаны. Ритм ускорялся, удары слились в непрерывный гул - и рухнула тишина.
   Озеро вспыхнуло холодным серебряным светом.
   Том сделал шаг, ещё один - и с головой ушёл в сияющую воду.
   Воспоминания - свои и чужие - захлестнули разум. Столетия войн и морских походов, безжалостной резни и хитроумных убийств, вспышки гениальных озарений... Он был не первым белым здесь - третьим, и своего предшественника он узнал.
   А затем волна схлынула, оставив схватку двух величайших магов столетия... И мост, который навсегда останется слишком далеко.
  
   Том вынырнул, вдохнул и в два гребка выбрался на берег. Чувствовал он себя... странно. Что-то похожее было в тот момент, когда память вернулась окончательно - но всё-таки не совсем. Чужие воспоминания прошли сквозь его разум, едва коснувшись - но теперь он куда лучше понимал стоявших напротив него людей...
   - Добро пожаловать, Тухинга-о-Муа, - провозгласил Ранги. - Воин Севера, ты пришёл к нам, как друг, и мы приветствуем тебя!
   Линии татуировки Ранги прочертил лично - и без всякой магии. И акульим зубом он орудовал без всякой магии - но так быстро, что и машинка бы отстала. Последний - до крови - укол, линии налились жаром магии, руку прострелило болью...
   - Пусть всякий видит: ты - наш друг! - провозгласил Ранги. - Возрадуемся!
  
   Возрадовались основательно - проснулся Том поздно, не один и чувствовал себя помятым, но довольным. Встал, неторопливо оделся, посмотрел на часы и пришёл к выводу, что привести себя в порядок и позавтракать он вполне успеет... Ну или пообедать, если судить по времени, а не по подъёму - но когда встал, тогда и утро, а кто не согласен, тот просто жизни не знает.
  
   В "Длинном Белом Облаке" было пусто. Том заказал плотный завтрак, получил от бармена сочувственный взгляд и полпинты пива за счёт заведения, и пришёл в состояние полной гармонии с мирозданием. Как, оказывается, мало нужно человеку для счастья... Особенно - солдату.
   Покончив с едой, Том неспешно выкурил сигарету, достал портключ-зажигалку и откинул крышку...
  
   - Добро пожаловать в Австралию, - вместо наглого юнца гостей здесь встречали элегантная женщина средних лет и два аврора. - Томас Риддл?
   - Так точно, мэм, - кивнул Том.
   - Пожалуйста, распишитесь вот здесь, - чиновница протянула пергамент и перо.
   Прочитав обязательство соблюдать Международный Статут Секретности, Том пожал плечами, расписался и спросил:
   - Но зачем?..
   - Видите ли, мистер Риддл, - вздохнула женщина, - некоторые англичане воображают, что здесь у нас дикое захолустье, а стало быть, можно наплевать на правила... И далеко не всегда это люди, которые так себя ведут и дома, напротив, там они вполне законопослушны.
   - Довольно неразумно, - согласился Том. - И не могли бы вы порекомендовать приличный и недорогой отель?
   - "Южный Крест" в двух домах отсюда. Недорого, но прекрасная кухня, а в баре обычно собираются боевые маги.
   - Премного благодарен, - Том отсалютовал чиновнице и вышел.
   Что ж, решил он, пока что здесь не хуже, чем в Новой Зеландии... По крайней мере, гостей здесь встречают получше. Авроры, во всяком случае, своё дело явно знали и столь же явно всего полгода назад носили не алые мантии, а армейскую форму...
  
   "Южный Крест" Тому понравился - цены там и впрямь были пристойными, кормили отлично, а уж огневиски заставил бы Огдена сожрать шляпу от зависти...
   В баре его и нашёл какаду с письмами из Англии - от Слагхорна и от Малфоя.
   "Том, мальчик мой, - писал Гораций, - прости за столь долгое ожидание ответа - увы, дела стремятся заполнить собой всё моё время, а почта всё ещё нередко задерживается.
   С огромным интересом прочитал твои заметки о Японии и Индии, поражаясь, как мало, в сущности, мы знаем о других странах. Надеюсь, ты не в обиде на то, что я зачитывал твои заметки - только о странах - в клубе? Они были встречены с невероятным интересом, и я совершенно уверен - если ты, вернувшись, напишешь о своём путешествии книгу, её будет ждать поразительный успех.
   Говоря о путешествии, считаю своим долгом дать совет: воздержись от посещения Палестины. Обстановка там весьма напряжена, и недовольство (вполне справедливое, вынужден отметить) действиями нашего правительства по обе стороны Статута готово вновь обернуться насилием...
   Теперь о твоём плане: я совершенно согласен с тобой по всем пунктам, однако Диппет не покинет нас ранее пятидесятого года, поэтому какие-либо действия в настоящий момент смысла не имеют. Теперь же я передаю слово нашему другу Абраксасу - о делах вне школы он расскажет куда лучше.
   С наилучшими пожеланиями - Гораций Слагхорн."
   Хмыкнув, Том отложил письмо и взял второе. М-да, похоже, приятель писал после хорошего загула...
   "Vale! Извини, если что, я тут приболел. Знаешь, мы здорово струхнули, когда ты пропал - думали, тот мужик сообразил, что ты никакой не лорд и мы его накололи, ну и пошёл разбираться. Решили пока ничего не делать, но бдить. Ну и бдили, пока декан не сказал, что ты жив-здоров, но написать тебе пока не получится. Ну, мы и не писали... А ты-то что нам сразу не написал?
   В общем, мы тут сидим ждём твоих указаний, а ещё в Хогсмиде какой-то мутный тип ошивается, вроде как русский, звать Тони... Ну то есть это мы его так зовём, а вообще он вроде Энтони. Я вот думаю, может, его аврорам сдать? В общем, пиши, а ещё лучше - приезжай.
   Твой скользкий друг Малфой.
   P.S. Розье - скотина, пил за двоих, а свеж, как бриз в Тебризе."
   Тебриз, насколько помнил Том, был далёк от моря, да и свежесть в восточном городе - вещь сомнительная... Но дело было не в этом.
   При всех несомненных достоинствах магических способов связи телеграмма доберётся до Прюэтта значительно быстрее, а времени и без того потеряно много... А если этот Энтони - действительно Долохов, действовать надо быстро.
   Оставив вещи в номере, Том отправился в магловский Сидней. Магия магией, но сейчас ему нужен телеграф, и придётся постараться, чтобы протащить шифрованную телеграмму... Ладно, можно и без шифра обойтись - всё равно никто ничего не поймёт, а кто мог бы понять, не прочитает.
  
   Долго искать не пришлось - вход в магический район оказался неподалёку от телеграфа. Специально это было сделано или нет, Тома не интересовало, а молнию, да ещё и за счёт армии, у него приняли, хоть и с явным неудовольствием. Задание выполнено... скорее всего, так что теперь он окончательно в запасе, и надо искать какой-нибудь заработок. Ещё было бы неплохо добраться до хибары Гонтов и снести её, а землю продать хотя бы папашиным наследникам... Артефакты, само собой, искать бесполезно - профуканы давным-давно, но и земли хватит. На первое время, по крайней мере, а там видно будет - тем более, что вряд ли он долго останется в запасе.
   Выйдя на улицу, Том купил газету, посмотрел на часы и решил прогуляться по магловскому Сиднею. В конце концов, магические кварталы в колониях не так уж сильно отличаются друг от друга...
  
   Поднявшись в номер, Том завалился на кровать и принялся за умственный труд - надо было сочинить письмо Абраксасу... да и про Джерри не забыть, хотя тут как раз всё просто. С Малфоем куда сложнее... Абраксас выделялся даже на фоне своей хитроумной семейки - слишком уж себе на уме и быстро соображающий, недаром же Том именовал его "мой скользкий друг". Он, конечно, уважал и опасался Тома... но был себе на уме и определённо имел собственные планы.
   И при этом был единственным, кому Том мог доверить дела в своё отсутствие.
   Для начала надо как-то направить их всех в приемлемое русло, пока ничего не случилось. Пока - хотя бы притормозить, убедить их, что идеи, которые они собирались продвигать - полнейшая тухлятина, будет не так просто. Хотя... Показать воспоминания про немецкие лагеря - или японские, ему и те, и другие видеть пришлось - и готово. Чистокровные "лорды магии" будут блевать дальше, чем видят - зато результатами своих идей насладятся сполна. С названием, опять же, надо что-то делать - лордом магии Абраксас объявлял себя после нескольких пинт огневиски, а "Вальпургиевы рыцари" звучало уж слишком по-гриндевальдовски. Не пойдёт, хотя они наверняка на нём и остановились... Надо что-то нейтральное и лишних ассоциаций не вызывающее. И не раздражающее Вальбургу, желательно... "Общество экспериментальной магии", например - кто услышит, примет за безобидных чудиков. Обычное дело, не стоящее внимания - а как раз лишнего внимания им сейчас и не надо.
   Что ж, пока этого хватит - можно писать, а потом пойти поинтересоваться, что может предложить отставному солдату местная ночная жизнь...
  
   Зеленоглазая блондинка сладко зевнула, потянулась и спросила:
   - Где, интересно, моя палочка?..
   - По-моему, ты её бросила в прихожей, - ответил Том, щелкнув пальцами. Беспалочковая магия удавалась весьма избирательно, но на призыв палочки её хватало...
   - Акцио сигарета!
   Блондинка снова зевнула и выбралась из-под одеяла, заметив:
   - Надеюсь, я тебя не шокирую...
   - После того, что ты вытворяла? - Том прикурил и затянулся. - Не думаю. Не пойми меня правильно, но...
   - Откуда такие познания? Так мой муж куда только не ходил и чего только не привозил... - грустно улыбнулась брюнетка. - Да и меня, бывало, брал с собой... Манила, Сингапур, Калькутта, Токио, Фриско - не везде всё так ханжески глухо...
   - Вообще-то, я хотел про твоё имя спросить, - хмыкнул Том.
   - Сам же сказал - не пойми меня правильно, - девушка рассмеялась, запахнула халат и уселась на кровать. - Неужели не читал "Волшебника страны Оз"?
   - В приюте обычно плохо с нормальными книгами...
   - Прости. В общем, Глинда - это оттуда. Была там такая добрая волшебница... А мама Баума почему-то обожала. Том, ты когда вернёшься в Англию?
   - Пока не знаю, а что?
   - Забери меня с собой. Я, может, и не самая сильная волшебница, но кое-что умею и по зельям получила высший балл...
   - Я не знаю, куда отправлюсь дальше, - ответил Том. - Но если не передумаешь - вернусь в Англию, пришлю портключ...
   - Не передумаю, - печально улыбнулась Глинда. - Я привыкла ждать... И однажды не дождалась. Знаешь, кто-то из греков сказал, что люди могут быть живыми, мёртвыми и плывущими по морю... Вот так и есть, правда. И Джек теперь на Поляне Скрипача... А мне теперь здесь нечего делать. Всё, роман дописан...
   - Вот как... - Том распахнул окно. - Надеюсь, ты позволишь мне пока остаться здесь?
   - Конечно!
  
   И Том остался. Отставного десантника, снимавшего комнату у молодой вдовы Райли, уважали ветераны Галлиполи и Сингапура и боготворили ровесники, не попавшие на фронт... Тому было наплевать. Впервые за всю жизнь он был кому-то нужен - не талантливый полукровка, не декоративный "лорд Волдлеморт" (Мерлин, ну и тупость!), не лидер, не Томми Аткинс, а Том Риддл, приютский мальчишка, за два года нахлебавшийся лет на двадцать вперёд... Да, была Жаклин, но... Она была права - им не быть вместе. "Смотри вперёд. Иди вперёд. Промедли -- и ты состаришься. Остановись -- и ты умрёшь..." Она была чертовски права.
   Три месяца они путешествовали по всей Австралии, и Том жадно учился всему, чему только мог... Но всему приходит конец, и последний континент уже ничего не может ему дать. А раз так - пора двигаться дальше. Куда? Не имеет значения- пока, потому что рано или поздно он вернётся в Британию. И уже не один...
  
   - Ну, - Том неловко обнял Глинду, - до встречи. Буду писать... И постараюсь не затягивать.
   - Я буду ждать, - Глинда улыбнулась. - До встречи, Том...
   Отпустив девушку, Том открыл дверь - и нос к носу столкнулся с аврором.
   - Старший аврор Моуди, - представился гость, отдав честь. - Сержант Риддл?
   - Так точно.
   - Вы вызваны на специальное заседание Международного трибунала в Нюрнберге в качестве свидетеля обвинения по делу Геллерта Гриндевальда и "Аненэрбе", - сообщил аврор. - Вы имеете право отказаться, представив...
   - Не городите ерунды, старший аврор, - перебил его Том. - Когда начнётся суд?
   - Послезавтра в восемь утра.
   - Тогда какого чёрта мы всё ещё здесь?
  

8. The last battle


   День перед судом Том потратил на то, чтобы привести в порядок воспоминания и прикинуть, о чём его могут спрашивать. Скорее всего - о дуэли, но мало ли?.. Конечно, обо всём остальном он мало что может сказать... Хотя так ли уж мало? У него для многих найдётся "доброе" слово, даже для тех, кого он сам не встречал - по плодам их узнал их..
  
   Поднявшись на трибуну, Том внимательно смотрел на подсудимого. Год в тюрьме не пошёл Гриндевальду на пользу, однако обращались с ним явно лучше, чем он того заслуживал. Впрочем, наглости и самомнения в его взгляде сейчас было куда меньше, чем год назад...
   Том назвал своё имя и звание, поклялся говорить только правду - и допрос начался.
   Да, присутствовал. Да, наблюдал - опасался, что Гриндевальд явился не один. Да, может представить воспоминания...
   - Вам знаком этот человек? - неожиданно спросил обвинитель, предъявив снимок.
   - Так точно. Это Игорь Каркаров, сотрудник "Аненэрбе", ликвидирован отрядом капитана Прюэтта в конце января сорок пятого года.
   - Вы встречались с ним ранее?
   - Так точно. В начале января сорок четвёртого года он тайно посетил Великобританию, вступив в контакт с группой чистокровной молодёжи консервативного толка. Я присутствовал на этой встрече, изображая эмиссара вымышленной темномагической подпольной организации, - придуманной исключительно для того, чтобы не выглядеть лоботрясами-старшекурсниками, но этого Том уточнять не стал.
   - Было ли вам известно, что этот человек являлся членом ближнего круга Гриндевальда?
   - Никак нет - до настоящего момента я об этом не знал, хотя подозревал, что он занимает достаточно высокое положение.
   - О чём шла речь на упомянутой вами встрече?
   - По всей видимости, Каркаров зондировал почву - никаких конкретных предложений не прозвучало, и сразу после встречи он покинул Великобританию. Я готов представить воспоминания и об этом эпизоде.
   - На этой встрече вы выступали под своим именем?
   - Под псевдонимом.
   - Каким?
   - Лорд Волдеморт, - Том заметил, как дёрнулся глаз Гриндевальда и не без труда подавил ухмылку - похоже, кто-то от его имени сделал изрядную гадость...
   - Благодарю вас, это всё. У защиты есть вопросы?
   - У защиты нет вопросов, - ответил Дамблдор.
   Том отдал честь и вернулся в зал.
  
   Выступления остальных свидетелей Том слушал без особого интереса. Исключением были трое - Скамандер, поскольку к нему имелось дело, Жаклин и Грегорович - поскольку упоминали некую особую палочку, которую искал Гриндевальд. Том прекрасно понимал, что именно это была за палочка, подозревал, что она была найдена... И это давало ему прекрасную возможность прижать Дамблдора. Стоит только пустить слух, что Старейшая Палочка у него - и декану Гриффиндора резко станет некогда интриговать... если, конечно, он вздумает этим заняться.
   На самом деле Дамблдор не был таким интриганом, каким его рисовала слизеринская молва - он действительно чурался политики, но всё-таки был изрядным хитрецом и при этом человеком, иногда болезненно честным. Страшное сочетание, на самом деле - ради справедливости в своём понимании такой человек готов на всё. Ради общего блага, как любил говорить Гриндевальд...
   Так что этот джокер лучше придержать в рукаве - тем более, что палочка вполне может сделать всё и сама. Недаром же говорят, что она сделана из бузины, выросшей на могиле Мордреда... Предательство - сущность всех трёх Даров Смерти, чем бы они на самом деле ни были. Том, пожалуй, глубже кого бы то ни было проник в их природу, и мог утверждать это совершенно точно. Предательство... Впрочем, не Смерть дала неудачливым братьям эти данайские дары - и не стоит удивляться тому, что они передавали хозяев. И совсем не зря он постарался убрать камень подальше и забыть про него - хотя этого наверняка недостаточно.
   Но то камень - а палочка будет втравливать владельца в авантюры, и даже без его помощи у Дамблдора будет море проблем... А уж если о ней узнают - пожалуй, проблемы старины Альбуса станут катастрофическими. Куда там Гриндевальду - тот, вполне возможно, и не собирался убивать старого знакомого, и, во всяком случае, вызов принял и сразился честно... Но как только речь зайдёт о Старейшей - на дуэль никто вызывать не будет.
   Наконец, выступили все свидетели, обвинитель перечислил все преступления Гриндевальда, потребовав смертной казни - и слово взял Дамблдор.
   - Уважаемые судьи, - заговорил он, - преступления Гриндевальда несомненны и заслуживают сурового наказания - было бы нелепо это отрицать. Однако всё, что он совершил, было действительно совершено ради всеобщего блага - каким оно виделось ему. Геллерт Гриндевальд - а я знаю его лучше любого другого человека - всегда был нетерпелив и требователен к себе и к другим и не выносил несправедливости... Но эти качества и привели его к краху. Он хотел изменить мир, но не хотел ждать, когда мир будет готов к переменам - и погубил сам себя. И если бы только себя - он, следуя идеям безумного магловского писателя, привёл к власти другого безумца, развязал страшнейшую войну. С каждым шагом он всё дальше уходил от того мечтателя, которым был когда-то, но я вижу - он всё ещё может вернуться. Поэтому я прошу о снисхождении к подсудимому, прошу дать ему возможность раскаяться и хотя бы в малой части искупить свою вину. Я прошу пожизненного заключения для Геллерта Гриндевальда.
   - Какой же ты всё-таки лицемерный дурак, Альбус, - произнёс Гриндевальд. - Впрочем, чего ещё от тебя ожидать. Делайте что хотите, только побыстрее...
   Словно подчинившись ему, суд не потратил много времени. Приговор вынесли уже через два или три часа: пожизненное заключение тюрьме Нурменгард, его личном лагере смерти. Разумеется, в нормальных условиях, но в одиночной камере. Без переписки, без газет, радио и посещений - общаться с ним мог только Дамблдор. Приговор обжалованию не подлежит.
   Гриндевальд умел держать удар - надо было отдать ему должное, но сейчас было отчётливо видно - его последнее сражение проиграно. Окончательно и безнадёжно, без тени шанса на реванш - пожалуй, смерть действительно была бы лучше. И Гриндевальд смирился... Наверное, слишком устав от почти полувековой войны со всем миром и краха всех надежд. Осуждать его Том за это собирался, за всё остальное суд уже вынес приговор - и более Геллерт Гриндевальд для Тома не существовал. Он остался позади, а Том не собирался оглядываться...
  
   - Мистер Скамандер!
   - Мы знакомы?..
   - Скажем так: у нас есть общие друзья на тропических островах...
   - Рото-о-те-махара? - хмыкнул Скамандер. - Что ж, мистер Риддл, полагаю, вам не требуется мой автограф?
   - Было бы забавно, но нет, - ухмыльнулся Том. - И предлагаю продолжить беседу где-нибудь в бирхалле - там будет куда удобнее...
   Поиски нужного заведения не заняли много времени - не прошло и десяти минут, а англичане уже устроились за дальним столиком в весьма приличной пивной и смаковали напиток.
   - Возможно, я сужу предвзято, - заметил Скамандер, - но это пиво лишь немного уступает английскому...
   - Да, это вам не Япония, - согласился Том. - Подозреваю, что даже африканские дикари варят менее дрянное пиво... Так вот, мистер Скамандер, мне посчастливилось найти в Англии василиска.
   Несколько секунд Скамандер пристально разглядывал Тома.
   - Вы не шутите, - признал он, наконец. - Хотя вполне можете добросовестно заблуждаться. Итак, почему же вы решили, что это василиск?
   - Потому что своими глазами видел королевского василиска и говорил с ним.
   - Поразительно... - выдохнул Скамандер. - Живой королевский василиск... Где же вы нашли такое чудо?
   - В Хогвартсе, - сообщил Том. - В Тайной Комнате. Попасть туда можно или из Хогвартса - через женскую уборную на втором этаже - или подземным ходом из Запретного леса, который начинается под холмом с сухими соснами. К сожалению, план этого подземелья, скорее всего, погиб, но если у вас найдётся бумага...
   Бумага нашлась, и Том начертил грубоватый, но вполне приемлемый план. Внимательно изучив его, Скамандер убрал бумагу, отпил пива и заметил:
   - Полагаю, будет лучше, если комната так и останется Тайной...
   - Несомненно, - согласился Том. - И вот ещё что... Есть один парень - Рубеус Хагрид, полувеликан, сейчас Дамблдлор пристроил его лесничим. Любитель - и любимец - всевозможного зверья, думаю, вам стоит взять его на заметку. Кстати, мистер...
   - Ньют.
   - Тогда Том. Так вот, Ньют, простите, если что не так, но где вы воевали?
   - Может быть, я не воевал вовсе? - спросил Скамандер, глядя поверх кружки. - Может, бродил по миру да охотился на всяких тварей?..
   - Ваши глаза, Ньют, - покачал головой Том. - Они вас выдают. Уж я-то знаю, сам такой...
   - Тем не менее, я не был на фронте, - негромко ответил Скамандер. - Я действительно бродил по миру и охотился на всяких тварей... и если вы слышали о женщине, сражающейся палашом, вы поймёте, кто был егерем на этой охоте.
   Том молча кивнул, залпом выпил оставшееся пиво и встал.
   - Что ж, спасибо за беседу, Ньют, - сказал он. - Надеюсь, мы встретимся ещё не раз.
  
   Хлопок аппарации - и Том стоит на Плаза де Варильяс в Гранаде. Слишком много в его жизни стало невыразимцев... А если об Отделе Тайн и можно узнать что-то большее, чем слухи и сплетни, то только в архивах испанского Министерства магии. Несмотря на старую взаимную нелюбовь испанских и английских волшебников (а скорее, благодаря ей), любому англичанину в Гранаде охотно выдавали любые имеющиеся сведения о его стране - тем охотнее, чем непригляднее было искомое...
   Разумеется, не отказали и Тому. В архиве он просидел до самого закрытия, перелопатив множество документов, но нашёл очень немного полезного. Впрочем, и этого в Англии было не узнать, так что время он потратил не совсем уж зря... Хотя что-то подобное он давно подозревал.
   Разумеется, невыразимцев интересовали тайны не только мироздания, но и государственные - и они вполне ожидаемо сотрудничали с магловской разведкой. Гораздо интереснее оказалось другое: Отдел Тайн был на ножах с Королевским корпусом безопасности и именно он стоял за реформой начала века. И вовсе не факт, что бывшие Протестантские рыцари знали, кому они этим обязаны - невыразимцы превосходно замели следы... А может, и знали - но в любом случае, об этом стоило написать Слагхорну. Знают или нет, но у испанцев были доказательства - как бы они их ни раздобыли... Это значения не имеет, но с доказательствами в руках Корпус сможет окоротить невыразимцев.
   Всё остальное было интересно - но пока что не слишком полезно, хотя в будущем могло пригодиться. Когда знаешь парочку грязных секретов человека, с ним становится гораздо проще договориться... А грязных секретов у сильных мира сего всегда довольно.
   Да и помимо сомнительных тайн в архивах испанского Министерства хватало интересного - пусть даже большая их часть и была закрыта для иностранцев. Но эти архивы велись ещё магами Карфагена и с тех пор уцелело немало интересного... Само собой, большая часть всего этого практической ценности не имело... Но если бы чёртов зануда Биннс читал свои лекции так - был бы самым популярным преподавателем в Хогвартсе. Да и кое-что из старой магии было всё ещё актуально, а ещё кое-что могло сработать просто за счёт неожиданности.
   Словом, в гранадских архивах Том собирался оставаться до тех пор, пока его не закончится срок разрешения - все шесть недель, за которые собирался вытащить оттуда всё, что только успеет. Информация никогда не бывает лишней, тем более - такая...
  
   Сова Слагхорна прилетела на следующий день - похоже, профессор написал ответ прямо сразу, что было совсем не в его духе. Также против обыкновения Слагхорн был немногословен и всего лишь коротко благодарил за сведения.
   Том пожал плечами и вернулся к работе. Корпус явно принял его слова к сведению, и невыразимцев поставят на место - отлично. Ничего против Отдела Тайн Том не имел, но без регулярных пинков они вполне могли создать маглам проблемы... После чего магов в Великобритании просто не осталось бы. Докторфаустштрассе тому очень наглядный пример...
   Перелистнув несколько страниц, Том хмыкнул и потянулся за карандашом - побег лейтенант-коммандера Королевского Флота Уильяма Гринграсса из плена определённо заслуживал внимания. Возмущённый архивариус привёл полную формулу данной Гринграссом клятвы, и Том, прочитав её, долго смеялся. Лейтенант-коммандер пообещал не выходить из крепости, пока не будет освобождён... Что ж, покинув крепость месяц спустя, он своё слово сдержал - он ведь не обещал, что не взбунтует пленных англичан. В результате чего и был восставшими освобождён, а испанцы лишились брига, казны, большей части оружия, "а свыше того, всякого уважения к начальникам и почтения к особе Его Величества Иосифа" и в полном составе ушли к партизанам.
   Пока Том переписывал эту историю, пришло время обеда, архив закрылся и пришлось перебираться в ресторанчик напротив. В общем, ничего против этого он не имел - отличная возможность изучить жизнь магической Испании...
  
   Шесть недель спустя Том сидел всё в том же ресторанчике, потягивал ледяную сангрию и размышлял. Магическая Испания оказалась куда более консервативной, чем Британия, и всё заметнее отставала не только от неё, но и от континентальных соседей. Власть здесь принадлежала двадцати одному чистокровному семейству, известным как "Sangre verdadera", причём полностью - выходцы из этих семейств занимали в Министерстве абсолютно все должности - даже самые последние лифтёры и архивариусы были бастардами этих семей. Чуть лучше дела обстояли в Гражданской волшебной страже - местном аврорате - но и там все посты выше командира опергруппы были доступны только "Sangre verdadera". И так было везде...
   Ещё лет двадцать такой политики - и магическая Испания окажется в полной самоизоляции и начнёт быстро отставать от прочего магического мира, а к концу века просто утратит независимость... если маглы не доберутся раньше.
   И вот в это зловонное болото "древнейшие и благороднейшие" тащили магическую Британию. Изоляция, стагнация, всё большее отставание от маглов... И конец. Маглы, не напрягаясь, их сомнут..
   Том закурил, отпил сангрии и посмотрел на часы. Пора было решать, куда двигаться дальше... Хотя вопрос, в общем-то, и не стоял - его следующей целью станет Англия. Только сначала на два дня в Льеж - говорят, на собрании Общества зельеварения с лекцией выступит сам Фламель - инкогнито, разумеется, но всё же. Да и Слагхорн там обязательно будет, а вернуться будет лучше в его компании... Да и те несколько старых рецептов, что он нашёл в архивах, можно будет представить - интересные мавры умели зелья варить, даже сейчас могут пригодиться.
   Поставив на стол опустевший стакан, Том закурил и внимательно перечитал объявление о встрече. Да, всё верно: открытое собрание, на регистрацию он как раз успевает, особенно если отправится прямо сейчас... Оставив на столе два галлеона, Том неспешно вышел на улицу, вернулся в Министерство, подошёл к печальному чиновнику за стойкой и сказал:
   - Buenos dias, сеньор. Сколько стоит портал в Льеж?
  

9. When Johnny comes marching home


   - Том, мальчик мой! - раздался за спиной знакомый голос.
   - Профессор Слагхорн! - Том обернулся. - Чертовски рад вас видеть!
   Чистая правда - Том действительно был рад видеть своего бывшего декана.
   - Тоже надеешься угадать Фламеля? - поинтересовался Слагхорн, забрав пергамент у регистратора.
   - И это тоже, - согласился Том, - да ещё и откопал в архивах несколько занятных рецептов... Вроде бы и старьё, но я, разумеется, попробовал - и, знаете, очень неплохо получилось. Не хуже нынешних, а местами и лучше...
   - Обычное дело, - махнул рукой Слагхорн. - Основательно забытое старое - та же новинка, а испанская школа алхимии была очень хороша... Ну, пора, однако.
  
   Доклад Тома имел некоторый успех - даже больший, чем он ожидал. Зелья и впрямь оказались интересными. Возможных Фламелей было трое, но кто из них действительно им был - Том так и не понял. Возможно, что все трое - со старого алхимика вполне могло статься... Да и всех остальных стоило послушать - Общество зельеварения занималось серьёзными делами и не страдало предрассудками. Например, один из сегодняшних докладов был посвящён магловскому пенициллину - как оказалось, вполне эффективному и против некоторых магических болезней... Что в очередной раз подтверждало выводы Тома.
   Надо возвращаться. Это не значит, что его путешествие закончено - нет, он просто немного меняет маршрут... Да и напомнить о себе стоит - его планы требуют влияния и соответствующей репутации. А самое главное - Том чувствовал, что так надо... А раз так - вперёд!
  
   - Кстати, ты знаешь, что в Хогвартс чуть было не пробрался чернокнижник из "Аненэрбе"? - спросил Слагхорн. - Русский перебежчик, поймали его в Хогсмиде...
   - Долохов, что ли?
   - Именно, мальчик мой! Конечно, я понимаю, что это секретная информация...
   - Профессор, да какие уж там секреты... - хмыкнул Том. - Я тут почти не при делах - засёк его Абраксас, написал мне, а я отбил телеграмму кэпу, только и всего. А уж что там было - знаю куда меньше вас...
   - Так и я знаю всё больше слухи, - вздохнул Слагхорн. - Возраст, мальчик мой... А ещё Её Высочество изволили влюбиться, к счастью, совершенно взаимно - свадьба намечена на осень будущего года. Свите никакой жизни не стало, на дела Корпуса едва время находится. Кстати, должен тебя поблагодарить - невыразимцев очень вовремя за руку схватили, а заодно и несколько каналов утечки прихлопнули... Что ж, мальчик мой, вот и наша очередь, - Слагхорн поднялся и подошёл к камину. - Если хочешь, можешь остановиться у меня.
   - Спасибо, но меня уже пригласили, - Том вслед за Слагхорном шагнул в зелёное пламя, - надеюсь, вы не обидитесь, если я оставлю ваше приглашение про запас?
   - Мерлин с тобой, нет, конечно! - всплеснул руками Слагхорн. - Кстати, не забудь - в пятницу вечером встреча клуба...
   - В обычное время? - уточнил Том. - Прекрасно...
  
   Аппарация, пара минут расспросов, полчаса на телеге в компании весёлого старичка-фермера - и Том уже стучал в дверь старого фермерского дома.
   - Том? - Джерри открыл дверь и схватил сослуживца за плечи. - Жив, сукин ты сын! Заходи, не стой на пороге...
   - Смотрю, ты и сам неплохо устроился, - Том от души обнял друга. - Чёрт, да ты никак женился?
   - Угадал! - расхохотался Джерри. - Но для тебя комната найдётся, можешь не беспокоиться. Кстати, ты надолго?
   - Пока не знаю, - пожал плечами Том. - Разберусь с делами, обустроюсь - тогда, если ничего не случится, снова куда-нибудь отправлюсь. Службу-то нашу распустили...
   - Восстанавливают, - поправил Джерри, достав бутылку виски и два стакана. - Кстати, Прюэтт место под базу ищет - что-нибудь, как он выдал, "большое и никому не нужное".
   Том задумался. Под требования капитана отлично подходил особняк Риддлов - тем более, что было непонятно, кому он теперь принадлежит.
   Пожалуй, из всего, что он успел наворотить, расправа с родственничками - единственное, о чём он не жалел.
   Морфин Гонт - тупое агрессивное животное, едва способное к членораздельной речи. Накинулся на Тома, едва увидев... Похоже, неспособность осознать реальные возможности маглов у него дошла до абсурда. Том Риддл-старший - чванливый нувориш, искренне гордившийся тем, что вышвырнул на улицу беременную жену без гроша в кармане. Его жёнушка, с порога вякнувшая: "Как эта грязная шлюха посмела родить, а не сдохла на помойке?". Крики, истерика, угрозы - и вполне закономерный и заслуженный итог...
   Кому теперь принадлежало поместье, роли не играло - Литтл-Хэнглтон был глухой провинциальной дырой, куда ни один нормальный человек по своей воле не переедет, но бомбить его, если вдруг что, вряд ли станут. Слухи, конечно, пойдут... Но деревенщина обожает почесать языки, так что это и к лучшему - за их дикими выдумками уж точно не докопаться до истины.
   - Знаешь, Джерри... - Том отпил виски и достал сигарету. - А напишу-ка я кэпу... и ещё кое-кому - а потом вернусь, и вот тогда-то и устроим вечер воспоминаний...
   - Идёт! - Джерри отсалютовал стаканом. - Ну, за здоровье Его Величества!..
  
   Чистокровные снобы могут и дальше веровать в своё превосходство над маглами - но совы никогда не обгонят телеграф. И это при том, что сделать магический телеграф, имея Протеевы чары и пару пишущих машинок было проще простого...
   Но чего нет, того нет. Пришлось воспользоваться магловским телеграфом, отправив сову только Абраксасу - Слагхорн наверняка и сам его позвал, но пригласить и заодно напомнить, что у них есть и другие дела, всё равно стоит. Скользкий друг Абраксас всегда был себе на уме, однако прекрасно чуял, кто тут главный и откуда приближаются неприятности... Но регулярно пытался вести свою игру, так что приходилось его одёргивать. А поскольку Тома не было почти два года, Абраксас мог наворотить такого, что разгребать придётся не меньше.
   Том вышел на улицу, прикурил и затянулся, глядя на башни Хогвартса. Что ж, ещё не сейчас, но уже скоро... Он вернётся туда - изменить мир, медленно и незаметно. Он закладывал фундамент нового мира, исподволь внушая нужным людям нужные идеи - то же самое, что он начал ещё в школе, только идеи стали другими...
   А сейчас пора возвращаться.
  
   На ферме царила суета - гостя требовалось встретить по всем правилам, и мужчины были безжалостно изгнаны наводить порядок во дворе. Том некоторое время покуривал, наслаждаясь картиной, а затем снял куртку и присоединился к приятелю и его отчиму - до смешного стереотипному лоулендскому фермеру лет сорока. В три пары рук работу переделали моментально, по рукам пошла фляжка и завязался неспешный разговор. Всем троим было, что вспомнить - зенитчикам работы хватало всю войну...
   Так и просидели до ужина, а после все семейство насело на Тома, требуя подробного рассказа о его приключениях. Том не возражал, разговор затянулся допоздна, и прервала его только сова. Впрочем, здоровенный филин, ломящийся в окно и оглушительно ухающий, способен прервать почти всё..
   - М-да, это ко мне... - вздохнул Том. - Роберт, тормозните своих дочерей - Плутарх чужих не любит.
   - Дрессированный филин по кличке Плутарх... - Джерри почесал нос. - Похоже, я чего-то не понимаю в этой жизни...
   - После пинты-другой виски бывает и не такое, - пожал плечами Том. - И... Нет, вы только посмотрите!
   Пара целеустремлённых девочек-подростков - стихийная сила, с которой можно только смириться. Плутарх смирился и позволял себя гладить, даже не пытаясь клюнуть нахалок.
   - Так, - Том закончил писать ответ и постучал карандашом по столу. - Оставьте филина в покое, ему пора обратно лететь. Меня зовут на приём, так что если нужна моя помощь - планируйте на утро.
  
   Утром пришли сразу две телеграммы. Том, прочитав их, хмыкнул и протянул бланк Джерри.
   - Нас хотят видеть в Литтл-Хэнглтоне, - сообщил он. - Причём чем раньше, тем лучше, и машину за нами послали ещё вчера.
   - А кэп всё так же нетерпелив, - Джерри зевнул. - Нас на службе-то восстановили?
   - И даже повысили, капрал. А теперь иди за формой - будь я проклят, если это не "Виллис" и не за нами. И да - не обижайся, но я съезжаю. В пятницу приедет моя невеста...
   - Ну! Тут уж никаких обид, сарж! - и Джерри бросился в дом, пробормотав: "Лиз меня убьёт..."
  
   Мотор у джипа был явно не родной - восемьдесят миль в час для этой машины не были пределом, и добрались они куда быстрее, чем ожидали... Однако Прюэтт с дюжиной солдат уже был на месте и руководил погромом в особняке.
   - А, вот и вы! - обрадовался он. - Штаб-сержант Риддл, вам благодарность в приказе - лучше места не найдёшь. Вы, как я слышал, собираетесь жениться?
   - Так точно, сэр.
   - А вы, капрал, уже женаты... Поэтому я взял на себя труд приобрести для ваших семей дома с обстановкой. Между прочим, распоряжение из канцелярии Её Высочества...
   Ай да Слагхорн, хмыкнул Том про себя, вот ведь старый жук, не остался в долгу... Впрочем, спасибо ему за это.
   - Вам интересно, чем мы будем заниматься? - продолжил Прюэтт. - Фактически - тем же самым, что и в войну, разве что секретность повыше. А вот официально - мы испытываем новые парашюты и изучаем методики десантирования... И мы этим действительно будем заниматься.
   Том закрыл глаза. Мерлин, как же ему не хватало неба...
   - Спасибо, сэр, - произнёс он.
   - Не стоит благодарности, - отмахнулся Прюэтт. - К службе приступаете с завтрашнего дня, а пока идите по домам. Вуд, грузовик я вам выделю, как только попросите...
   - Спасибо, сэр, - Джерри отдал честь.
  
   Хижина Гонтов, разумеется, лучше выглядеть не стала... На что Тому было наплевать. Тайник уцелел, а всё остальное роли не играет...
   Фамильный перстень Гонтов - на левую руку. Интересно, знал ли кто-то из этих жалких тупиц, что держит в руках Воскрешающий Камень?.. Вряд ли. И даже если бы и знал - не смог бы ничего сделать. Он и сам не сможет его использовать - не рискнёт. Прикрыв глаза, Том вслушался в мерную пульсацию чуждой и чужой силы в камне - демоническая Ки, сказал бы японец, не-магия сидов... Надо будет избавиться от камня, но пока что не получится - приходится соответствовать идиотским стандартам.
   Всё остальное Том безжалостно сжёг - эта страница его жизни смята и выброшена, род Гонтов перестал существовать окончательно. Пора двигаться дальше... И для начала - хотя бы наведаться в новый дом.
   Дом оказался невелик, но удобен, хотя мебели кое-где и не помешало бы Репаро. Вообще, его было несложно превратить в подобающее магу жилище, но на это требовалось время - а его как раз и не было. Да и в любом случае, если уж браться за дело всерьёз, на это не один год уйдёт... Ладно, сперва дела.
   И Том, бросив взгляд на часы, аппарировал.
  
   - Ну наконец-то! - Малфой шагнул навстречу, протягивая руку. - Все уже здесь, собрались чуть ли не с утра - и я их понимаю!..
   - Рад тебя видеть, мой скользкий друг, - Том пожал протянутую руку. - Я тоже соскучился по вашему обществу...
   - Том... - Малфой неожиданно придержал его. - Твои письма меня изрядно удивили. Раньше ты говорил совсем другое...
   - Раньше я был совсем другим, - Том коснулся медалей. - Вот только мне пришлось увидеть, чем всё это кончается... И такой судьбы я для вас не хочу.
   - Ты о чём?
   - О том, куда приводят мечты... Ты же, помнится, однажды сказал, что у Гриндевальда один недостаток - он не англичанин? Могу тебя обрадовать - его любимые идеи принадлежат стопроцентному англичанину... и столь же стопроцентному маглу.
   - Том, ты шутишь?
   - Знаешь, Абраксас... - Том затянулся. - Я видел такое, что ты не в состоянии вообразить. Я заглянул в бездну... Ладно, всё это подождёт. Кто пришёл?
   - Крэбб с Гойлом, - перечислил Малфой, - Паркинсоны оба, Вальбурга, Нотт, Селвин, Яксли и Розье - та же компания, которой мы пудрили мозги Каркарову, только Гринграсс всё ещё где-то болтается на своей мордредовой жестянке.
   Том бросил окурок на землю, уничтожил его взмахом палочки и неопределённо хмыкнул - расклад был почти идеальным. Жаль, конечно, что нет Марка - Гринграсс всегда был голосом разума в их компании - и хорошо, что нет Лестрейнджей, иначе была бы драка...
  
   - А вот и Лорд Волдеморт! - объявила Вальбурга. - О, кольцо - выходит, слухи не врали, и ты действительно Гонт?
   - По матери, - кивнул Том. - Итак, я искренне рад вас видеть, и, если верить Абраксасу, у нас предполагается отнюдь не светский раут... И да, Вальбурга, ты не могла бы перестать называть меня этой дурацкой кличкой?
   - А ты изменился, - заметил Нотт. - Больше похож на дядю Элджернона, чем на нас...
   - А ты как думал?.. Ладно, к делу - полагаю, все согласны с тем, что магический мир пора менять и менять радикально? Так вот, могу вас обрадовать: все наши грандиозные планы - пустое место, а идеи - гибельный самообман. Нет никакого превосходства над маглами - это они обогнали нас, и обогнали безнадёжно...
   - Похоже, ты просто лживый грязнокровка! - заорала вскочившая Вальбурга. - Мерзкий вор, как!..
   - Вэл, - Том не повысил голоса, но Вальбурга дёрнулась, как от пощёчины, осеклась на полуслове и замерла. - Смотри мне в глаза.
   Том был прирождённым легилементом, и для того, чтобы показать воспоминания, думосбор ему не требовался - разумеется, если показать их требовалось только одному человеку. И при этом было невозможно солгать...
   Воля Тома снесла защиту, и в чужой разум хлынул поток воспоминаний, заставляя его самого переживать заново всё, что так не хотелось вспоминать...
   Уродливая лачуга с её не менее уродливым обитателем, давящимся злобой. Наглый самовлюблённый сопляк, не способный повзрослеть. Больница и глухая пустота в прошлом. Мост и отчаянная переправа. Каркаров, возвращающаяся память, новая палочка. Концлагерь, иссохшие люди и измождённые мертвецы, озверевшие американцы на месте расстреливают охрану. Руины Докторфаустштрассе. Индийские деревни, вырезанные шестихвостой. Хиросима. Токио. Суд над Гриндевальдом, хроника, выгоревшие голоса свидетелей...
   Ты действительно хочешь этого, Вальбурга Блэк?
   Том отвёл глаза - и Вальбурга со звериным воем рухнула на колени. Нотт метнулся к ней, обнял, позволив вцепиться в мантию, и зло спросил:
   - Что ты с ней сделал?!
   - Всего лишь показал, куда приводят мечты, - хмуро ответил Том, достав фляжку. - Вэл, глотни - легче станет...
   Румынский сливовый бренди подействовал - истерика прекратилась. Вальбурга поднялась с пола, продолжая цепляться за Нотта, и сказала:
   - Том, пожалуйста, прости меня! Я просто не знала... Я не хочу, чтобы всё кончилось так!..
   - Почему-то мне кажется, что мы будем выглядеть не лучше, - незаметно исчезнувший Малфой столь же незаметно вернулся с думосбором, - но нам необходимо увидеть то, что довело Вальбургу до истерики... Да ещё и заставило забыть, что младший Элджернон для неё недостаточно древнейший и чистокровнейший.
   - Я не желаю, чтобы меня сунули в постель к родному брату! - рявкнула Вальбурга. - Смотрите, хорошенько смотрите, и наслаждайтесь своим превосходством, пока ещё можете!
   Элджернон Нотт крепче обнял Вальбургу и всё ещё зло, но без прежней ярости, потребовал:
   - Покажи воспоминания, Риддл. Немедленно!
   Пожав плечами, Том коснулся палочкой виска, сосредоточился, вытянул воспоминания и опустил в чашу. Элджернон склонился над ней, замер... А поднявшись, толкнул думосбор к Абраксасу со словами:
   - Полагаю, сперва это следует увидеть всем остальным.
  
   Четверть часа в гостиной царила напряжённая тишина. Малфой, последним заглянувший в думосбор, сунулся в бар, вытащил бутылку огневиски и приложился к ней забыв про стакан...
   - Фамильная эмоциональность Блэков, - вздохнул он. - Я понимаю, что случилось с Вальбургой... Но ты хоть понимаешь, что мог её покалечить?
   - Просто прими как данность, что я знаю, что делаю, - буркнул Том. - И не забудь, что меня учили профессионалы... Итак?
   Абраксас сжал пальцами переносицу, покосился на Вальбургу и сказал:
   - Думаю, мы все согласимся, что ситуация довольно скверная... И не знаю, как вы, а я просто не представляю, что делать. Том, хотя бы ты знаешь, что делать? Ты же всегда был самым изворотливым в нашей компании...
   - Выбросить на помойку идеи чистой крови, - Том снова закурил, - и прочую нацистскую дрянь. Без маглорождённых мы попросту не выживем - Гонты тому пример, да и у Блэков наметилась та же проблема. Я не стану говорить, что их надо встречать с распростёртыми объятиями - нет, их просто не надо воспринимать людьми второго сорта в лучшем случае. Давайте признаем, что ребёнок маглорождённых - чистокровный маг, пусть и в первом поколении. Да, за ним нет копившихся веками знаний и артефактов - но он маг, как и вы. И это единственное, что имеет значение - всё остальное не более, чем превратности судьбы, ничего не значащие пустяки. В итоге всё решает сила, и вот с этим у полукровок никогда не было проблем... Кроме того, нам пора понять, что маглорождённые - не только новая кровь, но и новые идеи. Вы сами только что видели, на что способны маглы, и прекрасно понимаете, что нас просто сметут, даже без помощи лояльных правительству волшебников - потому что они, в отличие от нас, не застыли, любуясь заслугами предков, а продолжают развиваться. Поэтому необходимо тщательно рассматривать все магловские идеи и перенимать всё, что окажется полезным. Не всё подряд, естественно - но без этого нам конец. И - самое главное - необходимо систематизировать наши знания и хотя бы попытаться создать нормальную теорию магии. То, что есть сейчас - домыслы пополам с суевериями.
   - Довольно радикально, - высказался Нотт. - Впрочем, с последним пунктом вряд ли кто-то станет спорить, но остальное... Родители Вэл не то что слушать не станут - просто не поймут, даже если заставить их просмотреть твои воспоминания...
   - А я заставлю! - воскликнула Вальбурга.
   - Так вот, Том, что мы будем делать? - закончил Нотт.
   - Попробуем захватить мир, - осклабился Том. - А если серьёзно - сейчас нам предстоит завоевать умы нашего поколения и детей, а затем оттеснить от власти старых дураков и уже после этого браться за реформы. Это будет непросто, но...
   - Мы с тобой, - ответил за всех Абраксас.
  

10. Ghost Division


   Глинда Райли выбралась из машины, окинула дом внимательным взглядом и оценила:
   - Неплохо. Совсем неплохо... Что будем делать дальше?
   - Представлю тебя местному обществу - сегодня как раз отличный случай - и будем обустраиваться. Общество, конечно, задёргается, но нам это и надо...
   - Я буду только рада - не люблю снобов, - фыркнула Глинда. - Особенно - любителей считать родословную чуть не со Времени Снов... Кстати, о тебе уже слухи ходят, ты в курсе?
   - Ещё со школы, - отмахнулся Том. - Что на этот раз?
   - Ну, в основном - красавец-ветеран, поставивший на место леди Блэк...
   - Уже? - Том расхохотался и подхватил Глинду на руки. - Я становлюсь всё круче с каждой новой сплетней!..
   - Ты и без сплетен крут, - Глинда потёрлась носом о его висок. - И что там с обществом?
   - Гораций Слагхорн, декан Слизерина, гениальный алхимик и просто хороший человек, время от времени устраивает вечеринки для своих друзей - а в друзьях у него очень много известных людей... И знакомство с ними тебе определённо пригодится. Не говоря уже о том, что у него всегда весело.
   - Эх, а я ведь парадную мантию на самое дно запихнула... - хихикнула Глинда.
  
   Гораций Слагхорн любил уют и не любил показухи - а ещё был одним из сильнейших тёмных магов - и встречи Клуба Слизней проходили в соответствующей обстановке, неформальной и домашней. За это, собственно, Том их и ценил - полезные знакомства были, как ни странно, приятным бонусом...
   - Том, а вот и ты! - Слагхорн торжествующе наставил на вошедшую парочку живот. - И мисс Райли, конечно же - наслышан, наслышан... Добро пожаловать! Кстати, ты же знаешь Марка Гринграсса? Рад сообщить, что он, несмотря на все свои усилия, вернулся живым и здоровым...
   - Интересно, сколько он успел записать на свой счёт?
   - Тридцать одна тысяча тонн, мог бы и сам спросить, - с их прошлой встречи Гринграсс лишился щетины и обзавёлся второй нашивкой, - ты, я слышал, тоже не прохлаждался?
   Марк Гринграсс, командир подводной лодки, в планах Тома занимал важнейшее место. Он, в отличие от всех прочих чистокровных, знал настоящую цену войны - и реальные возможности маглов он тоже знал, причём ещё лучше самого Тома. Лучшего союзника не найти, осталось только убедить его...
   - Марк, есть разговор.
   - Моё мнение не изменилось.
   - Изменилось моё, - Том коснулся медалей. - Марк, мне, конечно, далеко до тебя, но видел достаточно, чтобы разочароваться в чистой крови. И... Видишь Вальбургу?
   - С Ноттом?.. Занятное зрелище. Всё-таки решила, что парень ей подходит?
   - Она заглянула в мои воспоминания и с ней случилась истерика. Она много интересного наговорила, пока Нотт её утешал... В общем, компания по-прежнему на моей стороне, а планы у меня всё ещё грандиозные...
   И Том коротко изложил свой план. Марк молча выслушал, закурил и высказался:
   - Может сработать. Во всяком случае, я в деле - подводный флот гарантированно избавляет от иллюзий.
   - Рад, - Том протянул руку, и Гринграсс пожал её. - Чертовски рад, что ты на моей стороне, Марк. Вот теперь я уверен в нашей победе...
  
   Глядя на Слагхорна, было невозможно представить, что перед тобой - один из опаснейших магов Великобритании. При этом образ добродушного толстячка не был маской - Слагхорн таким и был. До определённого момента...
   Прежний Том всего этого не знал и своего декана сильно недооценивал... Впрочем, в этом он был не одинок - Слагхорна недооценивали почти все, и кое-кому такая беспечность стоила жизни... И это при том, что свои таланты он, конечно, не афишировал, но и не скрывал. Все, кому надо, знали... Но надо было очень немногим - остальные видели только маску. Слагхорна это устраивало...
   Тома, в принципе, тоже - Слагхорн и его связи были и одним из ключевых элементов плана, и дымовой завесой одновременно. Без него всё было бы куда сложнее - да и с его помощью просто не будет. Впрочем, кто рискует - побеждает.
   - Том, - Слагхорн протянул кубок с пуншем, - не хочешь рассказать о своих приключениях?
   - Пожалуй, - Том отпил из кубка. - Гораций, вы, кажется, зачитывали отрывки из моих писем? Тогда, пожалуй, я продолжу с того места, где вы остановились.
   - Так и правда будет лучше всего, - согласился Слагхорн.
   И Том, допив пунш, принялся рассказывать о своих японских приключениях.
  
   Том не забывал изучать гостей - и не мог не отметить, что встряска пошла Вальбурге Блэк на пользу. Одно то, что слово "грязнокровка" из её речи начисто исчезло, говорило о многом... Но разговор с ней лучше оставить Глинде - девушки определённо нашли общий язык. Надо будет ещё с Ноттом поговорить - картина получается интересная. Нет, свою компанию он встряхнул основательно, но этого мало, а для старшего поколения - и вовсе ни о чём. Нотты, конечно, старая семья, но чтобы Блэки соизволили признать кого-то равным... Для этого требовалось нечто серьёзное.
   Впрочем, все ответы Том получил совершенно неожиданно и из первых рук - Вальбурга подошла к нему и сообщила:
   - Том, меня едва не выгнали из дома, но мне всё-таки удалось настоять на своём!
   - Молодец, - кивнул Том, - и что же ты такого натворила?
   - Ну, когда я сказала, что нашла чистокровного жениха из старой семьи, да ещё и наших давних союзников, мне заявили, что жениха мне давно нашли, что Нотты нам не ровня и я выйду замуж за Ориона.
   - Твоего кузена?
   - Троюродного брата.
   - Немногим лучше. Вероятность рождения сквиба - процентов двадцать.
   - Я то же самое в одном старом трактате прочитала, пересказала матери - ох она и орала! Это, видите ли, "гнусная маглолюбская писулька", которой нет места в библиотеке Блэков, и она лично убьёт "никчёмного грязнокровку", который это написал. А когда я сказала, что написал это Магнус Чёрный, основатель рода... Крэббы крепкие, не то матушку бы удар хватил, а так просто орала битый час. А вот отец задумался... И сказал, что Нотт - вполне подходящая партия, и он не возражает. На этом всё и кончилось, но дома мне как-то не хочется появляться...
   Вальбурга подхватила Элджернона под локоть и утащила к столу, а Том, щёлкнув зажигалкой, затянулся. Мелочь... Наподобие рейдов SAS. Они не выиграли войну - но без них не было бы ни "Факела", ни "Оверлорда", джерри не держали бы прорву войск во Франции - тех самых, которые так и не попали на Восточный фронт... На войне не бывает мелочей, а им предстоит именно война - и совсем не факт, что война только умов. Оголтелые фанатики не признают проблемы, пока не увидят танки в Косом переулке, а тогда уже будет поздно... Да и либералы из окружения министра немногим лучше - маглы для них были чем-то далёким и полумифическим, наподобие кукуанов Хаггарда. Добавить к этому абсолютно бредовое магловедение и безобразно занудную историю - и картина получается весьма неприглядная... Мало кто в магической Англии действительно понимал, на что способны маглы... И насколько маги от них зависят. С этим тоже придётся что-то делать, но это не столь критично - так или иначе, проблема решится вместе с остальными. Держать в памяти стоит, но и только - и уж точно прямо сейчас он этим заниматься не будет. Вечеринка закончилась, пора расходиться - а он слишком давно не видел Глинду, и сегодня у них не было времени ни на что...
  
   Выдержки хватило только на то, чтобы перекрыть камин - не хватало ещё кому-нибудь вломиться в самый неподходящий момент... Потом, конечно, придётся искать одежду по всему дому, но какая, к Мордреду, разница? Глинда слишком хороша для таких пустяков... И это было последней связной мыслью Тома.
  
   Проснулся Том довольно поздно - по-прежнему в гостиной. Правда, постель из подушки с дивана и неведомо из чего трансфигурированного одеяла оказалась на редкость уютной... Хотя с Глиндой было бы уютно и на голых камнях.
   Глинда устроилась рядом, тихонько сопя в ухо, и Том, не удержавшись, поцеловал её в нос.
   - Том... - Глинда приоткрыла глаза и зевнула. - Ты хоть представляешь, который час?..
   - Начало двенадцатого, - Том покосился на полоску света от неплотно закрытых штор. - И я бы не отказался от завтрака, поэтому...
   - ...Ноги твоей не будет на моей кухне, Томми, - ухмыльнулась Глинда.
   - Что, совсем?!
   По итогам недолгой весёлой перепалки Том получил милостивое дозволение не только сварить кофе, но даже нарезать бекон, ещё раз поцеловал невесту и отправился в ванную. Никаких планов на выходные он составлять не собирался - не считая официальной свадьбы в воскресенье. Совершенно не нужной обоим, но замшелое магическое законодательство такого не предполагало. О чём говорить, если гражданский брак - без кабальных магических клятв для невесты - был разрешён только в начале двадцатых? Ну а если брак всё равно придётся регистрировать в Министерстве в присутствии свидетелей, то почему бы их не отблагодарить? Тем более - майора Прюэтта, Абраксаса Малфоя и Цедреллу Уизли, чью скандальную свадьбу не забудут ещё долго...
   Том усмехнулся - жаль, что эту историю он пропустил... И надо будет предупредить Глинду, ибо Тиберий Септим Уизли на свежего человека действовал оглушающе...
   Об этом Том и рассказал, нарезая бекон и приглядывая за кофейником. Глинда, достав из холодильника яйца и молоко, заметила:
   - Похоже на дешёвый любовный роман для девочек...
   - Для девочек? - фыркнул Том. - Милая моя, всё, что творит эта семейка - в лучшем случае смесь Берроуза и Лоуренса! Как они были полторы тысячи лет назад ирландскими разбойниками, так и остались... Знаешь, Блэки сначала хотели его убить, но он им предложил виру - опиумную плантацию в Кашмире. Сама понимаешь, такое даже Блэки не выдержали и решили сделать вид, что всё идёт по плану...
   - Весело живёте, - хмыкнула Глинда. - С размахом.
   - Ну да, - согласился Том. - Зато скучать не приходится. Кстати, Глинда, а что ещё ты умеешь?
   - Кроме зелий? Всего понемногу, но ничего выдающегося. Вот ещё стреляю неплохо - у нас без этого никуда. Кролики, знаешь ли... И не только. Так, вот что, Том - беспорядок тут у тебя... Я понимаю, что тут никто не жил всю войну, что ты приехал всего-то пару дней назад, но порядок мы тут наводить будем сразу после завтрака!
   Том улыбнулся - чего-то подобного он и ожидал, да и, если честно, он до сих пор не разобрал даже те немногие вещи, что у него были. Что уж говорить о доме, где он до сих пор только ночевал?..
  
   Говоря о своих способностях "ничего особенного", Глинда почему-то не упомянула о бытовых чарах - а в них она оказалась мастером. Пара взмахов палочкой - и пыль и притаившаяся по углам паутина исчезли, из-под стола вылетела пустая консервная банка, а стёкла, и без того не грязные, засияли идеальной чистотой.
   - Банка-то откуда взялась? - Том почесал в затылке и трансфигурировал жестянку в портсигар. - Я её точно оставить не мог...
   - Потому что ты всё это время дома не ел, - фыркнула Глинда. - Том, так нельзя! В Мунго собрался, что ли?
   - Да нормально я ел, - фыркнул Том. - Ладно, это всё решим потом, а пока давай, что ли, дальше порядок наводить...
   Порядок наводили весело и шумно. Счастье, о котором Том ещё недавно не мог и мечтать... Теперь он мог только посмеяться над своими старыми идеями - вот только ничего смешного в них не было ничего. И подобные идеи в магической Британии считались нормой! Чистая кровь, избранные магией и прочий отвратительный бред, идеальное оправдание собственной алчности и глупости. Сколько лет придётся вытравливать эту грязь из людских умов?..
   Но всё это - не сегодня. Сегодня время для них двоих... И только для них.
  
   Воскресенье запомнилось Тому суетой и беспорядком. Впрочем, оно того стоило...
   В самом Министерстве всё, как ни странно, прошло спокойно - хотя чиновники презрительно косились на Глинду и настороженно - на Уизли. Видимо, хорошо помнили...
   Никаких церемоний не было - они расписались в толстенной книге, свидетели заверили их подписи, чиновник выдал дежурное поздравление... И всё.
   - Глинда Риддл... Неплохо... - Глинда улыбнулась. - Ну что, возвращаемся?
  
   Том опрометчиво предоставил Джерри и его жене полную свободу действий - и они ей воспользовались... Украшений и угощения хватило бы на две свадьбы, а суматохи - и вовсе на десяток... Что, впрочем, Тома только радовало. Можно было подразнить чопорных "аристократов", повеселиться, да и Глинду это привело в восторг...
   В общем, свадьба удалась - с этим не спорил никто. И присутствие маглов, что интересно, чистокровных магов ничуть не беспокоило...
   А затем, отставив пустой бокал, Септим Уизли спросил:
   - Как я полагаю, ты собрал нас не просто так?
   - Не просто, - кивнул Том. - Вы все знаете, что я затеваю... И что до сих пор возможности нормально обсудить детали у нас не было.
   - Говоря о деталях, - Абраксас бросил на стол официального вида конверт, - тебя хотят видеть в Визенгамоте. Ты же наполовину Гонт, а поскольку других нет, то...
   - Гонтов нет, - спокойно ответил Том. - Я - Реддл, полукровка, что бы там ни воображали чистокровные индюки. И в Визенгамоте я не появлюсь - разве что со штурмовой командой... Но до этого ещё далеко. Пока что у нас нет ничего, кроме энтузиазма, поэтому давайте, предлагайте что-то реалистичное.
   - Пока что потихоньку скупать министерских чиновников низшего звена, - предложил Гринграсс. - Мало кто обращает на них внимание, а ведь именно рядовые исполнители - ключевой момент любого плана...
   - Денег-то хватит? - хмыкнул Том. - И где гарантия, что кто-нибудь не предложит больше? Нет, сама по себе мысль неплохая... Но сейчас главное - выбросить наши идеи в общество и сделать это скрытно. Нас должны считать молодыми идеалистами, а не организованной силой... Которой, кстати, мы пока что не являемся.
   - И не надо, - сказала Глинда, отодвинув чашку. - Вообще-то, на случай высадки японцев кое-кто готовился уйти в подполье, так что основам меня учили... И чем проще и короче цепочка команд, тем лучше.
   - У нас всё не настолько плохо, но в целом ты права, - согласился Том. - Никаких формальностей, просто группа единомышленников - и таковыми мы и останемся. Итак, взятки чиновникам - что ещё?
   - Дядя уже неоднократно говорил, что Блэквуда надо убрать, - сообщил Элджернон. - Если у него будет альтернатива, дело пойдёт лучше, но он тебя не знает...
   - И, естественно, не будем избегать и прямого действия, - заявил Уизли. Взгляд его при этом не позволял усомниться, какое действие имелось в виду...
   - Кто о чём... - вздохнул Марк. - Септим, тебе на Кейбл-стрит два ребра сломали?
   - Три. Хорошо, у меня всегда костерост с собой, - оскалился Уизли.
   - Вообще-то, он прав, - заметил Том. - Кое-кому придётся нашу позицию объяснять на практике... Но частным порядком и не афишируя конечной цели и существование нашего соглашения - иначе нас даже Дамблдор не поймёт. Кстати, его придётся убирать и из школы, и из политики - этот чёртов идеалист, конечно, может послужить тараном, но проблем нам создаст в избытке... И кстати, все что, уже забыли, ради чего собрались?
   - Ну почему, - открыв бутылку австралийского вина, Прюэтт наполнил бокалы. - Я, например, не забыл... И предлагаю выпить за тех, благодаря кому наш невидимый отряд стал реальностью - за Тома и Глинду Реддл!
   Разумеется, все деловые разговоры закончились. Пили за молодожёнов, танцевали, травили байки, Уизли чуть было не подрался с Ноттом, но их растащили, несмотря на протесты Джерри, утверждавшего, что свадьба без драки - не свадьба, а так, баловство...
  
   Проводив гостей, Глинда потянулась и, прищурившись, спросила:
   - Ты же поможешь мне избавиться от этого дурацкого платья?
   Разумеется, Том помог... И, подхватив жену на руки, снова благодарил судьбу - и своё неуёмное любопытство - за уничтоженный хоркрукс. Вечная жизнь без любви? Ну и дураком же он был!..
  

11. Over the hills and far away


   Опытный парашютный отряд Королевских ВВС моментально стал местной достопримечательностью. А как же иначе - мало того, что бравые ветераны, так ещё и целых два самолёта, и всё это - прямо в Литтл-Хэнглтоне! Завсегдатаи "Весёлого висельника", потягивая эль и дымя трубками, задумчиво качали головами, почтенные матери семейств пристально следили за дочерями, а мальчишки толпились у забора, таращась на самолёты.
   Самолёты - "Фламинго" Де Хевилленда для парашютистов и "Лизандер", с которого велась съёмка - привлекали столько внимания, что искать здесь что-то ещё не стала бы и разведка русских, и команду это полностью устраивало. На русских было наплевать, но Отдел Тайн тоже не интересовался Отрядом, и это сильно упрощало работу. Отдел Тайн, впрочем, оказавшийся между Министерством и Короной в весьма пикантной позе, был слишком занят...
  
   Два месяца Отряд на полном серьёзе занимался немецкими парашютами, однако Прюэтт всё это время постоянно пропадал в Лондоне, а появляясь в Литтл-Хэнглтоне, вид имел хмурый. Похоже, намечалась работа по специальности...
   Том угадал... Одним далеко не добрым сентябрьским утром Прюэтт собрал отряд и сообщил:
   - Обнаружен один из ближайших сподвижников Гриндевальда - Леон Видаль. В настоящий момент он играет роль скромного пожилого клерка в Палестинском агентстве и уважаемого члена МАПАЙ...
   - Твою мать... - выдохнул Джерри. - Простите, сэр.
   - Сэр, а в каких отношениях он с Бен-Гурионом? - спросил Том, перебирая и отбрасывая варианты. Достать сефардского каббалиста в Палестине - задачка сама по себе не на две трубки, но если он ещё и обзавёлся поддержкой на самом верху...
   - Пока - ни в каких, - успокоил его Прюэтт. - Есть подозрение, что он собирается сыграть в ту же игру, что и его патрон, но пока что он сидит тихо.
   - Сэр, а может, заложить его евреям? Они же Гриндевальда терпеть не могут...
   - Капрал Оуэн, вы следите за новостями? - осведомился Прюэтт. - И конкретно за палестинскими?
   - Не особенно, сэр.
   - Это заметно, капрал... Бен-Гурион нас просто не станет слушать, и хорошо ещё, если не натравит на нас своих боевиков. Арабы... пытаться с ними договориться - только время терять. Придётся всё делать самим.
   - Можно спросить Слагхорна, - предложил Том, - нет ли у него знакомого каббалиста-ашкеназа. Если есть, может быть, нам хотя бы мешать не будут.
   - Дельная мысль, - кивнул Прюэтт. - Что ж, джентльмены, пока все свободны. Досье на нашего клиента на столе, советую ознакомиться...
  
   Сова Слагхорна прилетела вскоре после обеда и принесла записку и шнурок.
   - Нам повезло, джентльмены, хотя и меньше, чем я надеялся, - сообщил Прюэтт. - Портал сработает завтра в восемь утра, нас будут ждать. Слагхорн уверяет, что его знакомый сможет избавить нас от чрезмерного внимания Шай, но на сотрудничество можно не надеяться. Всё ясно?
   - Так точно!
  
   Вернувшись домой, Том вытащил вещмешок, проверил его и оставил в прихожей.
   - Надолго? - спросила Глинда, уткнувшись лбом в его плечо.
   - Не знаю, - признался Том. - Нас посылают в Палестину, а там сейчас жара...
   Палестина... Том прикрыл глаза, вспоминая сводки. Арабы, евреи и англичане, которых, впрочем, уже можно не считать - год-другой, и от мандата придётся избавиться, пока не выкинули пинками. Тот ещё любовный треугольник... И посреди всего этого - каббалист из окружения Гриндевальда, причём наверняка уже набравший учеников. И Шай, кстати - вот уж чьего внимания необходимо избежать...
   Интересно, кого всё-таки нашёл Слагхорн? Зная его, можно ожидать хоть самого Бен-Гуриона... Чего, кстати, тоже хотелось бы избежать - как и любых других политиков. Политики ему хватит и британской, которой никак не избежать... А, к Мордреду их всех - не стоит тратить впустую вечер наедине с любимой женщиной!
  
   Портал сработал ровно в восемь, доставив команду во двор деревенского дома. Их ждали - благообразный старичок в длинном черном сюртуке спустился с крыльца и осведомился:
   - Таки вы и есть мальчики Горация? Добро пожаловать в Эрец Исраэль, и таки не жалуйтесь, когда с вами тут что-нибудь сотворят...
   - Мистер Шнирельман, - Прюэтт протянул руку, - благодарю за содействие.
   Шнирельман намёк понял.
   - Давид сказал, что будет смотреть совсем в другую сторону, но он совсем не хочет, чтобы ему сделали мозоль на шее, и если вы таки не управитесь, как наш Творец, за семь дней, он расстроится, - заявил Шнирельман. - И я скажу вам вот что - этот шлемазл Видаль живёт прямо в Иерусалиме, и делает вид, как будто он магл. Я таки покажу, где он, но не больше!
   - Этого будет достаточно, мистер Шнирельман, - заверил Прюэтт. - SAS имеет обязанность защищать мирных жителей, поэтому вам ничего не угрожает... И, разумеется, мы вас не стесним своим присутствием. К тому же, если мы можем чем-то помочь...
   - Азохен вей, какие вежливые мальчики! - восхитился Шнирельман. - Ну, раз так, то вы таки не откажетесь занести Горацию одно забавное зельице?..
   - Считайте, что оно уже у Слагхорна, - ухмыльнулся Прюэтт.
  
   Лагерь устроили прямо в пустыне - благо, палатка с расширенным пространством позволяла устроиться даже с некоторым комфортом.
   - Итак, джентльмены, у нас неделя, - начал Прюэтт, едва палатка была собрана, - и британскую администрацию привлекать крайне нежелательно. Какие будут предложения?
   - Дома его явно не достать, - высказался Том. - Можно, конечно, посмотреть... Но защиту мы если и пробьём, то нашумим так, что нам этого точно не спустят. Придётся ловить на улице... Но для этого за ним придётся пару дней понаблюдать.
   - Причём магловской части нашего отряда, - добавил Прюэтт. - К сожалению, подавляющее большинство маглов не в состоянии представить еврея в союзе с наци, поэтому среди маглов мерзавец чувствует себя в безопасности.
   - А он никакой морок не напустит, сэр? - поинтересовался Джерри.
   - На этот случай у вас будут амулеты, - сообщил Прюэтт. - Причём очень мощные, пробьют почти всё. Потом, когда у нас будет хотя бы примерная схема его перемещений, посмотрим, что можно сделать.
  
   После совещания Прюэтт куда-то аппарировал и вернулся через полчаса на мотоцикле с коляской. Мотоцикл был немецким, изначально принадлежал Африканскому корпусу и даже не был перекрашен. Только свастику замазали и нарисовали звезду Давида...
   На мотоцикле в Иерусалим отправили Тома, Мейсона и Фарли - под видом отпускников. Выглядели они соответствующе, особенно Фарли, доставший откуда-то ром и успевший выпить с полпинты. Кого другого уже бы развезло, но Фарли только развеселился, да и то непонятно, от рома, сам по себе или вживаясь в роль. Том себя чувствовал почти так же, только что трезв был... Но азарт хищника и предвкушение схватки вернулись мгновенно - словно и не было этого года, и всё ещё весна сорок пятого...
  
   Иерусалим Тома не впечатлил. Да, древний. Да, большой. И всё - по крайней мере, для человека, которому плевать на любую религию.
   Первым делом Том отправился к дому Видаля - и сразу же ушёл, бросив единственный взгляд. Дом был защищён так основательно, что для вскрытия зашиты потребовалось бы не меньше месяца... Правда, после смерти хозяина она должна была развалиться, так что шанс поискать что-нибудь интересное был. Правда, Том и на такой случай что-нибудь предусмотрел бы... А Видаль - и подавно.
   На работе Видаль был постоянно на виду, незаметно подобраться к нему можно было разве что в фамильной мантии-невидимке Поттеров. Всё остальное было бы бесполезно - мерзавец мало того, что носил отличный набор артефактов, так ещё и сам по себе имел на редкость острые чувства.
   Оставалось только ловить его на улице - и без всякой магии. Снайпер или кинжал - на выбор... И сам Том однозначно предпочёл бы второе. Бесшумно, незаметно и вполне по-еврейски - помнится, сикарии попортили римлянам немало крови...
   А главное - кинжал, в отличие от снайпера, куда проще свалить на местных. Возможно, контрразведка вообще этим делом не заинтересуется - а снайпер неизбежно привлечёт внимание.
  
   Джерри пришёл к тем же выводам, Оуэн, в общем - тоже, однако считал, что лучше будет использовать дубинку или кастет.
   - Не годится, - отмахнулся Том. - Нужно место для замаха, да и не особо надёжно - голова у этого ублюдка крепкая...
   - Может, ему посылку с бомбой прислать?
   - Джерри, ты что, умеешь превращать пиво в виски? - Том едва не поперхнулся. - Вот уж тут точно все на уши встанут! И вообще, я, конечно, кинул на наш столик глушилку, но голос повышать не надо. Могут заметить...
   Сами по себе трое солдат-отпускников в баре могли бы заинтересовать разве что военную полицию, а вот бурная, но молчаливая дискуссия неизбежно привлечёт такое внимание, что никакие чары не помогут... А Том вообще не хотел лишний раз колдовать. Не хватало ещё спугнуть Видаля...
   - В общем, - подвёл итог и беседе, и пиву Джерри, - пора возвращаться. Доложим, как есть, а там уж начальству виднее.
   - И то верно, - согласился Том, снимая защиту. - Поехали.
  
   Англичанин, выпивший пинту пива, абсолютно трезв... Тем более - в пустыне, где никто не станет гоняться даже за откровенно пьяными мотоциклистами. Некому...
   Тома это вполне устраивало - можно было до предела разогнать машину, позволить ветру вынести из головы всё лишнее. Медитация - или возможность сосредоточиться на главном.
   Видаль.
   Прюэтт, разумеется, предпочтёт кинжал - значит, придётся выслеживать всем отрядом, рассыпавшись по городу. Прятать не только лица, но и мысли... Непростая задача даже для мага - вряд ли проще, чем обмануть шестихвостую. Нужны маскирующие амулеты... но их нет. Зато есть пергамент и чернила - и руны. Должно сработать...
  
   - В самом лучшем случае их хватит на несколько часов, - сказал Прюэтт, выслушав идею Тома. - А скорее, вообще ничего не выйдет... Но попробовать можно - всё равно ничего не теряем...
   Том и сам не был на сто процентов уверен в результате - но попробовать стоило. Конечно, кусок пергамента с рунами ну очень отдалённо похож на печать-офуда, и долго магию не удержит... Но долго и не требуется - хватит и пары часов. Вот только что использовать?
   Отрезав полоску пергамента, Том задумчиво погрыз перо и вывел на пергаменте первую руну. Раз уж речь идёт о людях, то, пожалуй, перевёрнутая Манназ пойдёт... И Ансуз - тоже перевёрнутая, ведь известия как раз и не нужны. И замкнуть - Перт, пожалуй, подойдёт. Теперь осталось только напитать поделку магией...
   Как ни странно, эта штука работала. Том даже аппарировал в Иерусалим и прошёлся по базару - амулет исправно отводил глаза, хотя магию терял безобразно. Сутки, не больше - но этого хватит.
   Вернувшись, Том продемонстрировал результаты своих экспериментов Прюэтту. Прюэтт оценил - продемонстрировав при этом отличное знание окопного жаргона. Том, в общем-то, был согласен с майорским мнением, но ничего более пристойного у отряда не было...
  
   На следующий день отряд в полном составе рассыпался по Иерусалиму, наблюдая за целью. Шансы невелики, но они и завтра будут не больше.
   По правилам требовалось хотя бы дня три наблюдения за целью, тщательного изучения распорядка дня и подготовки ловушек... Но на всё оставалось только пять дней - в субботу каббалист уж точно не высунется из дома, а в воскресенье их неделя заканчивается.
   Спешка ещё ни разу не привела ни к чему хорошему, многократно увеличивая риск, но... кто рискует - побеждает, не так ли?
  
   Первый день охоты не принёс успеха - добыча оказалась слишком осторожной. Тем не менее, амулеты работали, и Джерри почти удалось подобраться... Почти - а значит, это возможно. Впрочем, даже если и невозможно - SAS для того и создана, чтобы делать невозможное...
   Том стоял у палатки, курил, разглядывал звёздное небо и перебирал в памяти прошедший день. В особенности - упущенный шанс...
   Не вина Джерри, что его оттёр какой-то идиот - иногда обстоятельства сильнее человека. Тем не менее, обстоятельства можно обернуть себе на пользу, и Феликс Фелицис для этого совершенно не требуется - только немного ума и фантазии, чтобы уметь сымпровизировать... Ну и немного везения, конечно, не повредит, но полагаться на одну удачу глупо.
   В принципе, всё, что требуется - создать суматоху, а толпа соберётся сама. Остальное уже не сложно, если не тупить - а тупить их всех отучили давно и надёжно...
   Докурив, Том отбросил окурок, на лету испепелил его и забрался в палатку.
  
   День прошёл так же уныло и безрезультатно, как и предыдущий. Спина Леона Видаля маячила в нескольких метрах впереди, ещё десяток минут - и он будет дома, прохожих немало, но на полноценную толпу не хватает... Том отдался потоку событий, плывя по течению, и только поэтому успел среагировать, когда на перекрёстке одновременно оказались побитый жизнью "Виллис", Видаль и тащивший телегу осёл.
   Получивший Конфундус осёл замер посреди улицы, джип, толком не успевший затормозить, впечатался в повозку, а водитель заорал: "Шлемазл!"
   Разумеется, перекрёсток немедленно заполнился зеваками, привлечёнными нарастающим скандалом, возникла пробка, застрявшие водители выражали своё возмущение гудками и бранью...
   Разумеется, Видаль свернул в сторону, пытаясь обойти толпу. Том наугад выпустил жалящее, добившись возмущённого женского взвизга, проскользнул по краю толпы и всадил кинжал между рёбрами каббалиста.
   Семь дюймов отличной стали легко прошли кожу, мышцы и плевру, острие дотянулось до сердца - и спустя несколько секунд один из опаснейших тёмных магов Европы был мёртв. Поспешно затолкав пергамент с рунами в карман мертвецу, Том ввинтился в толпу, выбросил свой пергамент, попался на глаза полицейским, растащившим драчунов, и не спеша отправился к дому Видаля.
   Дом горел. Пока что пламя толком не разгорелось, но защита уже отключилась... Может, рискнуть? Вырвавшееся из окон пламя заставило отказаться от этой мысли. Даже мёртвым Леон Видаль не собирался расставаться со своими тайнами...
   Что ж, больше им здесь делать нечего. Закурив, Том засунул руки в карманы и пошёл к месту сбора - аппарировать не было ни смысла, ни желания.
  
   - Задание выполнено, - доложил Том. - К сожалению, обследовать дом объекта не удалось - он уничтожен пожаром.
   - Попытка проникновения?
   - Не наша, даже если и была, - ответил Том. - Полагаю, в защите имелся механизм самоуничтожения, сработавший после смерти объекта.
   - Что ж, это было ожидаемо, - Прюэтт взглянул на часы. - Ну что, джентльмены, возвращаемся...
   - Не люблю я всю эту мистику... - проворчал Джерри. - Правда, так оно быстрее и зениток нет...
   Задерживаться дольше необходимого Прюэтт не собирался. Пять минут на сборы, два заклинания - и следы лагеря исчезли полностью.
   - Одна минута, - Прюэтт развернул верёвку-портключ. - Точка прибытия - база.
   Том взялся за верёвку, глубоко вдохнул и напряг ноги.
   Рывок, мир вокруг свернулся и развернулся с хлопком, пол ударил в подошвы - они на базе.
   - Что ж, джентльмены, жду ваших отчётов - как раз хватит времени - и свободны. Завтра заканчиваем с трофейными парашютами, так что как раз и поупражняетесь в бумагомарании...
  
   Под треск пишущей машинки получалось думать только о бюрократии. О военной бюрократии, которая была куда страшнее самой чёрной магии...
   В общем-то, в необходимости отчётов после боя Том не сомневался - без этого просто невозможно было бы понять, что и как произошло. Но вот форма... Столкновение канцелярского образа мыслей с армейским порождало иной раз настоящих лингвистических монстров. Впрочем, Оуэн однажды выдал рапорт в стихах - и вот это, с учётом отсутствия у него поэтического дара, было по-настоящему страшно...
   Сам Том, разумеется, таким не страдал, используя в отчётах максимально точные и однозначные формулировки - но от претензий начальства это обычно не спасало. Придираться к каждой запятой - дело несложное, он и сам это умел...
   Много времени отчёт не занял, и, сдав его Прюэтту, Том отправился в бывшее крыло прислуги, ныне - казарму. Наверняка там творилось какое-нибудь безобразие... Просто потому, что предоставленный самому себе солдат есть разрушительная стихийная сила.
   Но, как ни странно, солдаты не пьянствовали, не дрались, не притащили проституток, не отправились в самоволку и даже не играли в карты. Солдаты притащили из гостиной радиограм и теперь пытались его наладить - вернее, наладить пытался радист, а все остальные столпились вокруг, таращились на него и задавали дурацкие вопросы. Радист в ответ рычал и предлагал отправиться погулять - каждый раз по новому маршруту, да так, что некоторые обороты Том решил взять на вооружение.
   По большому счёту, безобразием это не было, но ведь профилактика лучше лечения?..
   - Разойтись! Вам тут что, голую Вивьен Ли показывают?!
   - Никак нет, сэр!
   - Тогда заткнитесь и не мешайте Роулингу работать, если хотите получить это грёбаное радио!
   - Так точно, сэр!
   Развернувшись, Том вышел из комнаты - вот теперь можно было с чистой совестью идти домой, благо, и время пришло...
  
   - Я дома! - Том захлопнул дверь, бросил вещмешок на пол и обнял Глинду.
   Дома... У него никогда не было дома - даже Хогвартс на самом деле был чужим. Не было - но это уже в прошлом. Он дома, с любимой - и это, на самом деле, единственное, что имеет значение...
   - Ты вернулся, - улыбнулась Глинда, прижавшись к Тому.
   - Мне ведь есть, куда возвращаться...
  

12. Futureal


   Элджернон Нотт-старший поднялся и протянул руку.
   - Рад познакомиться, мистер Риддл, - произнёс он. - Наслышан...
   - Взаимно, мистер Нотт. Ваш племянник частенько ссылается на вас.
   - Да, с Элом у нас отношения едва ли не лучше, чем с родителями... Впрочем, полагаю, нам стоит перейти к делам. Вино какой страны вы предпочитаете в это время суток?
   - Доверяю вашему вкусу, мистер Нотт, - Том извлёк портсигар. - Не возражаете?..
   - Нет, конечно, - отмахнулся Нотт. - Надеюсь, вы не против портвейна?
   Разумеется, Том не был против - как и всякий солдат, он был согласен на любую выпивку. Устроившись в кресле, Том пригубил вино, затянулся и внимательно посмотрел на Нотта.
   - Что ж, не будем тратить время впустую, - Нотт неспешно раскуривал сигару. - Как вы, несомненно, знаете, ЗОТИ в Хогвартсе сейчас преподаётся из рук вон плохо. Конечно, тот задел, что оставила Галатея, пока ещё позволяет удержать ситуацию в приемлемом состоянии, но этого хватит ещё на год-два, не больше... Попечительский совет неоднократно требовал заменить Блэквуда, но каждый раз Диппет заявлял, что другой кандидатуры у нас нет, и отказывал нам. А между тем, всё лето Блэквуд пребывал в запое и продолжает пьянство даже в школе...
   - И вы предлагаете мне занять это место? - Том аккуратно стряхнул пепел с сигареты. - Боюсь, Диппету это очень сильно не понравится... Да и Дамблдор не придёт в восторг.
   - Диппету придётся смириться, - взмахнул сигарой Нотт. - Если Блэквуд уйдёт в запой - то ещё до конца года, если всё-таки удержится - его уволят летом. И вот тут появляется сильный волшебник с огромным практическим опытом...
   - Что ж, вполне разумный план... - Том затянулся. - Но в чём ваша выгода?
   - Признаю честно - мне не нравятся идеи Дамблдора, но кое в чём он, к сожалению, прав. Я не считаю, что маглорождённые нуждаются в каких-то особых правах, но при нынешнем положении дел у них просто нет стимула оставаться в магическом мире... А свежая кровь нам необходима. В этом плане ваши взгляды, хотя и несколько идеалистичные, всё же выглядят более разумными, чем идеи Дамблдора.
   - Мои взгляды, мистер Нотт, основаны на богатом практическом опыте, - Том раздавил окурок в пепельнице и снова закурил. - И этот опыт весьма однозначно свидетельствует: политика, за которую выступают двадцать восемь семейств, приведёт к катастрофе. Конец может быть медленным и мучительным, а может - быстрым и кровавым, но он неизбежен. В самом лучшем случае нас ждёт гражданская война, в которой победят маглорождённые, в худшем - маглы нас сметут...
   - Право, Том...
   - Докторфаустштрассе.
   Нотт резко поскучнел - воспоминания Тома он определённо видел, и столь же определённо впечатлился.
   - Итак, мы с вами сходимся в том, что магическое общество поражено стагнацией, и никакой встряской этого не изменить, - сменил он тему. - Скажите, Том, каким вам видится выход из этого положения?
   - Что ж, как вы и сами заметили, у маглорождённых не просто нет стимула оставаться в магическом мире - у них есть весьма веские основания этого не делать. Людям, знаете ли, не нравится, когда из них делают бесправный скот... При этом большинство чистокровных совершенно не интересуется ничем, кроме своего ближайшего окружения, а маглами вообще пренебрегает - но это смертельно опасно. Наука и техника маглов развиваются с такой скоростью, что, по моим подсчётам, в течение ста-ста пятидесяти лет полностью превзойдут все наши возможности, - Том затянулся, предоставив собеседнику возможность высказаться, но Нотт промолчал.
   - Теряя маглорождённых и немалую часть полукровок, мы теряем не только новую кровь, но и новые идеи, - продолжил Том, - а это едва ли не страшнее. В совокупности эти два фактора и привели наше общество в его нынешнее состояние... И решение этой проблемы совершенно очевидно, хотя для многих признать это крайне болезненно.
   - Маглорождённые совершенно игнорируют традиции магического мира, а это, согласитесь, как минимум, невежливо...
   - Не игнорируют, - прищурился Том. - Не знают - и чья в этом вина? Кроме того, давайте уж говорить честно - эти традиции в большинстве своём мертвы, давно и безнадёжно. С другой стороны, не следует с гриффиндорской бескомпромиссностью отбрасывать их все и сразу - это почти гарантировано разрушит общество. Нет, от отживших своё традиций необходимо избавляться - вспомним не столь давнюю реформу законодательства - но при этом важно не задеть то, что действительно необходимо... И начать, на мой взгляд, следует с Хогвартса - во-первых, сделать обязательным магловедение - и актуальным, а то самые свежие данные у нас были десятилетней давности, а во-вторых, ввести обязательным предметом изучение культуры магического мира. Тут, кстати, и чистокровные дети узнают много интересного...
   Том раздавил в пепельнице окурок и поднял бокал, изучая вино. Нотт, с удивлением разглядывая остаток сигары, произнёс:
   - Знаете, ваша последняя мысль, при всей её очевидности, никогда не приходила мне в голову... А ведь это могло бы решить многие проблемы... Просто удивительно, как об этом никто не подумал!
   - Я слышал её добрый десяток раз, Элджернон,- покачал головой Том, - но ведь "тупые грязнокровки" по определению не могут сказать ничего осмысленного... Это именно то, о чём я говорил в начале нашей беседы - врождённый расизм, абсолютная уверенность в своём превосходстве по праву рождения над "низшими" существами. Скажите, Элджернон, вам приходилось иметь дело с Гонтами?
   - Не имел чести - они всегда были затворниками... Но, если судить по вам, они были сильными волшебниками?
   - Они были нищими слабаками и дегенератами, - ответил Том. - Я застал в живых только Морфина, так что в остальном вынужден полагаться на его воспоминания... Кстати, хотите добрый совет? Не пытайтесь лезть в мозги олигофрену - это крайне неприятно и небезопасно... А Морфин именно олигофреном и был, да и остальные немногим лучше - не говоря уже о том, что дети Марволо были, похоже, от его сестры. Но кровь - чище некуда...
   - Даже так? Ну что же, мне остаётся радоваться, что не все в нашей семье следуют примеру кузена Кантанкеруса... - расчёты Тома оправдались - Элджернон слишком ценил семью, чтобы позволить довести её до подобного состояния. Спасибо Элу - Том и сам справился бы, но помощь младшего Нотта позволила не искать болевые точки, а сразу надавить на них...
   - Кстати, что вы думаете о взаимодействии с маглами?
   - Тот уровень, что есть сейчас, оптимален, - ответил Том. - И пока что нет смысла его расширять. Пока... Но вот что нам необходимо - внимательно следить за магловским миром, заимствуя и адаптируя все идеи, которые могут быть полезны для нас. Не всё подряд, разумеется - нет, только то, что необходимо для того, чтобы не отстать.
   - Ну, это кажется очевидным, - пожал плечами Нотт. - мне, по крайней мере - за того же Малфоя не поручусь.
   - К сожалению, подавляющее большинство магов просто не могут этого осознать, не владея информацией. Видели новый учебник магловедения?
   - Нет, а что там?
   - Если кратко, то бред. Ужас нерождённого - вот это что... Смесь давно устаревших сведений, анекдотов и предрассудков, приправленная самовлюблённым расизмом при полном отсутствии хоть какой-то полезной информации. В результате маглорождённые и полукровки просто смеются над курсом, а чистокровные по большей части воротят нос... А в результате ставят Статут под угрозу. Тот учебник, что был у нас, содержал хоть какие-то полезные сведения...
   - А вот это следует проверить как можно скорее, - Нотт подался вперёд. - Мистер Риддл, я весьма благодарен вам за эту информацию и в ближайшее время представлю её совету... Кстати, если учебник действительно нуждается в переработке, вы, я надеюсь, не откажетесь написать раздел о магловском оружии?
   - Не откажусь, - Том взглянул на часы. - Однако, поскольку моё время принадлежит Короне, я вынужден покинуть вас - увы...
   - Конечно, мистер Риддл, - Нотт поднялся одновременно с ним. - С нетерпением жду нашей следующей встречи.
  
   Вернувшись на базу, Том явился к командиру и немедленно получил чертежи парашютного ранца и приказ высказать о нём своё мнение.
   Ранец Тому не понравился с первого взгляда - очень уж замысловатой была подвесная система. Для спортивного парашюта пойдёт, но возиться с этим в бою - нет, спасибо...
   Сочинить отчёт Том мог даже во сне, если не в коме, а под треск машинки неплохо думалось. Думал же он, естественно, о разговоре с Ноттом...
   Нельзя сказать, что старший Элджернон стал его союзником, но пока что он на его стороне - а потом его сменит племянник... Что само по себе весьма интересно. Почему-то Элджернон-старший решил обойти младшего брата, да и вообще непонятно, почему он вдруг решил публично огласить завещание. Такое оглашение перестало быть обязательным ещё в восемнадцатом веке, а в середине двадцатого и вовсе смотрелись почти смешно. Последний такой случай произошёл в начале века... И вот пожалуйста - торжественное провозглашение, как во времена короля Иоанна. Зачем? Уж явно не для собственного удовольствия... И совсем не случайно он это сделал за несколько дней до их встречи. Здравый смысл намекал на наличие некоей интриги, а интуиция подсказывала, что мишенью её был Диппет. Неплохо, конечно, но хотелось бы знать поточнее, а для этого надо поговорить с Элом - он вряд ли в курсе всего, но что-то знать обязан... Потому что разыгрывать наследника совсем уж втёмную Нотт не станет - не Малфой. Так что...
   Отчёт закончился, Том перечитал его, убрал копирку в стол и отправился к Прюэтту. Заодно, если босс в хорошем настроении, можно будет изложить одну идею...
  
   Босс был в хорошем настроении, и Том решился.
   - Сэр, у меня появилась идея относительно нашей официальной работы, - доложил он. - Я думаю, нам следует рассмотреть возможность использования вертолётов. Да, пока что их грузоподъемность невелика, но даже так можно перебросить трёх-четырёх бойцов или пулемётный расчёт, даже не пользуясь облегчающими чарами.
   - Про чары даже не думайте, сержант, но сама идея неплоха, - Прюэтт кивнул. - Тем более, что вскоре появятся более вместительные машины... Знаете, затребуйте у аналитиков сводку и набросайте тактику использования вертолётов, как она вам видится. Я вас не тороплю, естественно, но чем раньше, тем лучше, и в любом случае лучше бы уложиться в месяц... А я тем временем достану вертолёт - и посмотрим, что получится.
   - Так точно, сэр! - Том отдал честь и вышел из кабинета, обдумывая услышанное.
   Месяц. Видимо, месяц спустя их ожидает очередная операция... И хорошо бы на этот раз получить информацию не в последний момент. Впрочем, на это Том не надеялся - режим секретности, мать его... И совсем не факт, что за этот месяц ничего не случится. А впрочем, изменить он всё равно ничего не сможет, так что лучше будет заняться делом и семьёй. Тем более, что раньше, чем через месяц, Попечительский совет ничего не скажет...
   И, решив не бежать впереди паровоза, Том оправился сперва к аналитикам, а оттуда - на стрельбище.
   Боец SAS обязан владеть любым оружием, которое попадает в его руки. Капрал Илайя Смит, заправлявший на стрельбище, изначально был снабженцем. Из этого следовало, что уж в его руки попадало много всякого интересного... Например, полдюжины магических посохов.
   - М-да... - протянул Том. - И где ты это всё взял?..
   - Где взял, там уже нет, - хмыкнул капрал, - а ты попробуй, а то всё палочка да палочка... А посохом и без всякого колдовства засветить можно!
   Том задумался - кое-что о посохах он знал, включая и пару заклинаний, но это была чистая теория. Практика же... С практикой всё было печально - посох на Британских островах вышел из употребления лет сто пятьдесят назад. На континенте было ещё хуже - в Западной Европе посохами тоже не пользовались, а в Восточной была собственная школа, почти исключительно боевая. Увязать её с остатками английской... А что, интересная задачка!
   Один посох просто просился в руки - его Том и взял. Покрутил, примерился, взмахнул...
   - Fyr!
   Посох выдохнул волну жара, мишень вспыхнула бледным жарким пламенем и рассыпалась пеплом.
   - Да ты в теме, как я вижу, - хмыкнул Смит.
   - Да и ты в теме, - Том перехватил посох поудобнее. - Может, что полезное посоветуешь?
   - Может быть, может быть... - Смит тщательно запер оружейную, вытащил из-под стола узловатый посох и выразительно им помахал.
   - Однако...
   - Ну а ты как думал? - фыркнул Смит.
  
   Капрал Илайя Смит не был сильным магом. Кое-кто, пожалуй, и вовсе посчитал бы его сквибом... И это стало бы его последней ошибкой. Может, с палочкой он и не блистал (Том подозревал, что её и вовсе не было), но с посохом в руках он был смертельно опасен.
   Итог оказался ожидаемым - Том проиграл, продержавшись минут пять и несколько раз зацепив Смита.
   - Силён, бродяга, - оценил капрал, набивая трубку, - заставил меня попотеть... А ведь видно, что первый раз посох в руки взял...
   - Кто рискует - побеждает, - пожал плечами Том, затягиваясь сигаретой. - Потренируешь?
   - Не вопрос, а то и сам уже жирком зарастать начал, - отозвался Смит, выдохнув клуб дыма.
   - Толстый снабженец, конечно, вызывает подозрения, но тощий - ещё подозрительнее... Ладно, пойду посмотрю, что там аналитики нашли, - Том встал, опираясь на посох - всё-таки Смит его чувствительно потрепал.
  
   В кабинете ждал не только отчёт аналитиков, но и письмо. Писал младший Нотт, и как раз о том, что Риддла и занимало...
   Как оказалось, старший Нотт сумел выгнать из Попечительского совета Блэка и заменить его Гринграссом, что полностью изменило расклад сил. Гринграсс и Нотт уже были союзниками, Поттер сам по себе думал примерно также, Малфой всегда держал нос по ветру... А остальные просто не имели значения. Не считать же за серьёзную политическую силу Гойлов или Селвинов?
   Что ж, теперь активность старшего Нотта стала понятной... А должность преподавателя - гарантированной. Даже если Нотт и решит взбрыкнуть, Гринграсс его удержит... А сам Том отнюдь не наивный идеалист, каким может показаться некоторым. Спасибо факультету - интриговать, притворяться и бить в спину он выучился отлично, и того, кто решит сыграть в собственную игру, ждёт неприятный сюрприз...
   Усмехнувшись, Том убрал письмо и открыл папку. Реформы в магическом мире - дело нужное и важное, но прямо сейчас вертолёты важнее...
  
   Доклад аналитиков оказался неожиданно интересным, даже будучи до отказа набитым отборной канцелярщиной. Вертолёты были даже перспективнее, чем он думал, и кое-какие идеи появились почти сразу... Но всё это надо было обдумать. Том закрыл папку, убрал её в сейф вместе с заметками и принялся составлять план испытаний, параллельно прикидывая, что ответить Элу и с какой стороны подобраться к Поттерам.
   С одной стороны, стоило поговорить с Флимонтом в обход Нотта, с другой - хотелось бы посмотреть на мантию-невидимку вблизи... А с третьей - Флимонт Поттер и сам по себе был интересным человеком. Человеком, меньше, чем за полгода ставшим из "дурачка-маглолюба" "бдительным и прозорливым политиком" из-за одной речи. Человеком, предсказавшим возвышение Гриндевальда... Определённо, Тому было о чём поговорить с ним помимо дел. Вот только время...
   Вздохнув, Том заправил бумагу в машинку и принялся печатать. Время... Да уж, времени не хватает ни на что. Впрочем, выкроить немного времени можно почти всегда, а много и не нужно - а там и вовсе можно будет уволиться.
   Том усмехнулся - года не прошло, а его план уже развивается полным ходом и пока что вполне успешно. Будущее, ещё недавно абсолютно эфемерным, потихоньку становилось реальным, пришло время задуматься над следующей стадией... и припомнить голландский провал Монти. Мост всегда может оказаться слишком далеко...
   Том хмыкнул, оценив возникшую мысль, вытащил из ящика любимую чёрную тетрадь и написал: "Учись плавать - мост всегда оказывается слишком далеко".
  

13. Riders on the storm


   Месяц пролетел незаметно. Тренировки, испытания, доклад, беседа с Попечительским советом...
   Беседа, кстати, оказалась короткой - попечители, едва увидев послужной список Тома, единогласно постановили назначить его преподавателем ЗОТИ со следующего года или следующего запоя Блэквуда - Нотту даже шевелиться не пришлось. Напрашиваться в гости к Поттерам не пришлось - Флимонт сам пригласил их в любой удобный момент. Том, не раздумывая, согласился - не упускать же такую возможность?
  
   Удобный момент подвернулся в воскресенье. Отправив сову и получив согласие, Том поцеловал Глинду в нос и сказал:
   - Собирайся, мы идём в гости!
   - Это хорошо, а к кому?
   - К Поттерам - Флимонт пригласил на этой неделе.
   - Флимонт Поттер? Тот самый? - Глинда ухмыльнулась. - Ну тогда я просто обязана лично его отблагодарить.
   - Любимое всеми зелье? - Том взъерошил волосы жены. - Кстати, оно пороховой нагар отчищает на раз...
   - Вот уж чего и знать не желаю, - фыркнула Глинда. - И для чистки оружия есть специальное зелье - могу научить, если хочешь, его мой отец придумал.
   - Полезная штука, - согласился Том, - надо будет Слагхорну рецепт дать - оно в Корпусе пойдёт на ура...
  
   Флимонт Поттер был похож на безумного учёного из американских комиксов - рассеянный взгляд, типично поттеровские взъерошенная шевелюра и очки - только белого халата не хватает. Халат, впрочем, успешно заменяла бежевая мантия...
   - Добро пожаловать! - Поттер взмахнул рукой. - Позвольте представить мою очаровательную супругу Юфимию...
   Юфимия оказалась именно очаровательной - невысокого роста, полноватая, с самым обыкновенным лицом, но мгновенно вызывающая симпатию.
   - Мистер Риддл, миссис Риддл, рада познакомиться, - голос у миссис Поттер оказался удивительно звонким. - Всё готово, прошу к столу.
   - Да, нет ничего лучше доброй беседы за добрым обедом, - улыбнулся Флимонт. - Надеюсь, мистер Риддл, вы не откажетесь поведать о своих приключениях?
   - Что ж, пожалуй, не откажусь, - кивнул Том. - Не могу отрицать, что на моём пути встречалось немало интересного...
  
   Разумеется, за обедом о делах даже не заикались. Том с удовольствием рассказал об Испании, не упустив возможности проехаться по испанским порядкам, изложил слегка отредактированную историю знакомства с Глиндой, не забыл про Японию... Но молчал о войне.
   Том Риддл попал на фронт летом сорок четвёртого. Флимонт Поттер - осенью семнадцатого.
   Том старался не вспоминать голландский город, Флимонт - бельгийскую деревню.
   Оба мечтали забыть - и понимали, что не смогут...
  
   Наконец, пришло время для серьёзного разговора. Сдвинув кресла к камину, Поттер наполнил бокалы хересом и произнёс:
   - Итак, мистер Риддл, я полагаю, что преподавательской должностью ваши планы не исчерпываются?
   - Не исчерпываются, - признал Том. - Вообще-то, я планирую потихоньку модернизировать программу Хогвартса, пока наше отставание от маглов не слишком велико... Но для этого мне придётся в своё время занять кресло директора.
   - Хм, достойная цель, - Поттер качнул бокалом. - Но вы, помнится, не раз говорили о необходимости изменить наше общество?..
   - И буду говорить, но такие вещи необходимо тщательно готовить и постепенно проводить в жизнь. Революция, мистер Поттер, нужна тогда, когда всё и без того катится в ад... А у нас пока ещё всё не настолько скверно.
   - Надеюсь, вы правы, мистер Риддл... - Поттер залпом допил вино.
   Разговор сошёл на нет. Коротко обсудив новый учебник магловедения, в котором Тому предстояло написать главу об оружии, обменялись несколькими ничего не значащими фразами и расстались на этом.
  
   А дома Том без малейшего удивления обнаружил в почтовом ящике приказ завтра утром отправляться в Лондон - принимать вертолёты.
   - Почему-то мне кажется, что ты и тут не обойдёшься без приключений, - заметила Глинда, услышав новость. - И как это у тебя получается?..
   - Не знаю, - Том почесал в затылке. - Знаешь, похоже я, когда отшиб себе память, заодно и шило загнал в зад... Кстати, как ты смотришь на путешествие куда-нибудь, когда мне удастся выбить у кэпа отпуск?
   - Скорее уж он тебя в командировку пошлёт, - хмыкнула Глинда. - А представь себе, какие у местных будут рожи, когда они вертолёт увидят?
   - Как будто для тебя это привычное зрелище...
   - Знаешь, после того, как директор нашей школы на полном серьёзе пытался найти Р'Льех, я уже ничему не удивляюсь, - вздохнула Глинда. - Правда, он чем-то разозлил канаков, и они скормили его акулам... А мы их так и не поблагодарили за это. Ладно, бог с ними со всеми - скоро увидим, как местные на вертолёты будут таращиться.
  
   Вертолёты - два R-5 "Дрэгонфлай" - прибыли в Лондон на борту потрёпанного "Либерти" вместе с пилотами и техниками. Судно пришло ночью, так что вертолёты успели выгрузить и даже собрать - Том и Джерри, явившись на аэродром, застали машины почти готовыми к полёту.
   - Вы, что ли, машины принимаете? - осведомился сержант канадских ВВС, подозрительно разглядывая десантников.
   - Мы, - согласился Том. - Штаб-сержант Риддл, командир парашютного отряда.
   - Сержант Саймон Блэк, - канадец отдал честь. - Из Монреаля, если это вам о чём-то говорит...
   - М... Боюсь, не все мои знакомые будут рады встрече с вами, - заметил Том.
   "Не будут рады" - изрядное преуменьшение реакции Блэков на такого гостя. Хвалёный семейный гобелен Блэков не просто так начинался с Ликоруса - старый гобелен сожгли в попытках убрать с него Обадайю Блэка - сквиба, имевшего наглость дослужиться до капитана гвардии и жениться на индейской колдунье...
   - Я не планирую встречаться с моими... однофамильцами, - выплюнул сержант. - У нас всё готово, можно взлетать.
   - Дорогу найдёте?
   - А вы на что? - фыркнул сержант. - Надеюсь, карту читать вас научили...
  
   Читать карты - в том числе и лётные - Том умел отлично, летать любил и даже как-то управлял самолётом (который не продержался в воздухе и получаса, но отнюдь не по вине пилота), так что работа штурмана для него труда не составила. Тем более, что от Тома требовалось только одно - найти на карте Грейт-Хэгнлтон, а потом ткнуть пальцем в особняк. А между этими моментами он мог делать всё, что угодно - не мешая пилоту, конечно.
   Прекрасная возможность на практике оценить достоинства и недостатки машины...
   Вертолёт Тому понравился - отличный обзор вниз и возможность приземляться на любой пятачок чуть больше машины или даже зависать в воздухе десанту была необходима. Правда, шумел вертолёт гораздо громче, но во-первых, солдат должен стойко переносить тяготы и лишения службы, а во-вторых, бесшумных машин не бывает, хотя один пленный джерри и болтал про русский бесшумный самолёт. Но так как самолёт был ещё и невидимым, и способным летать задом наперёд, джерри не поверили и, как контуженного, сдали доку...
   Ещё одним жирным минусом была грузоподъемность - она у "Стрекозы", считай, отсутствовала, а магию кэп использовать запретил. Без магии же... Ну, пулемёт с расчётом на нём перебросить можно, но и только. Или небольшую группу, что бывает гораздо полезнее... А если уж говорить о магии - на что способен этот Блэк? И, самое главное, что он здесь делает?
  
   Вертолёты произвели фурор. Кажется, весь Литтл-Хэнглтон таращился на незнакомые машины, а уж мальчишек приходилось отдирать от забора за шиворот - что ничуть не охлаждало их энтузиазм. Похоже, через несколько лет Специальную Авиационную Службу ожидает изрядное пополнение...
   Вертолётчики произвели не меньший фурор - и не только среди населения. Саймон Блэк - не тот человек, который останется незамеченным магической Британией...
   - Будут драки, - констатировал Том, наблюдая из окна за суматохой с обеих сторон забора.
   - Будут, - согласился Прюэтт. - Но вам, штаб-сержант, пришёл вызов на заседание Визенгамота полного состава. Его проигнорировать уже не выйдет...
   - Им же хуже, - Том пожал плечами. - Я не собираюсь играть по их правилам, нравится им это или нет. Гонтов не существует, и если это кого-то не устраивает - его проблемы.
   - Кто рискует - побеждает?..
   - Именно, сэр. Раз уж меня туда вытащили - я как следует встряхну это болото. Тем более, что правила игры я знаю как бы не лучше этих старых дураков... Сэр, я прошу вас мне подыграть на заседании - это вас не затруднит?
   - Если вы не планируете перестрелять их к чертям, то почему бы и нет?
   - Благодарю, сэр. И нет, перестрелять всех я не собираюсь, я просто собираюсь устроить скандал...
  
   Остановившись на пороге, Том изучал кабинет. Нет, просторнее он не стал, и бардак в нём никуда не делся... Но сова на столе явно не была предусмотрена штатами отряда. Знакомая, кстати говоря, сова - собственная птица Вэл. Любопытно...
   Записка гласила: "Мама будет в Визенгамоте, взгрей её". Взгреть заносчивую бабёнку? Да пожалуйста! Том и без того собирался наподдать многим, так что мешает добавить к списку ещё одного человека? Надо только уточнить кое-что, чтобы всё прошло без сбоев...
   Обычно отсутствие нормально кодифицированного законодательства у магов раздражало Тома, но иногда было очень кстати - как сейчас, например. Закон могли не применять веками - но он был, и Визенгамот ничего не может с этим поделать...
   И это прекрасно.
  
   На заседание Том, по примеру командира, явился в форме и при наградах. Не Орден Мерлина, но всё-таки... Медаль Британской империи, Воинская медаль - двойная, Медаль войны и три звезды - Франции и Германии, Бирмы и за войну. Почти такой же набор у Прюэтта - с поправкой на Военный Крест, Звезду Атлантики и французский Военный Крест. Завершала ряд какая-то совсем уж незнакомая медаль на пятиугольной жёлто-серой колодке.
   - Сэр, разрешите спросить... - начал Том.
   - Русская медаль за боевые заслуги, - хмыкнул Прюэтт. - Заслуг хватило... Но цветы, как известно, достаются актёрам...
   В принципе, возможностей заработать русскую медаль у англичанина хватало - но у моряка или лётчика. Да ещё и это замечание про актёров...
   - Тегеран, сэр?
   - Совершенно верно, сержант. Тегеран, сорок третий год, - кивнул Прюэтт. - Что ж, нам пора.
  
   В зале заседаний Визенгамота Тому бывать не приходилось, и он об этом ничуть не жалел. Зал, вероятно, предполагался внушительным и торжественным, но получился безвкусным и унылым, вгоняя в сон не хуже Биннса. Зевнув, Том уселся на первое попавшееся место в гостевой ложе и принялся осматриваться.
   Первое, что бросалось в глаза - накрытые чёрной тканью кресла пресёкшихся родов. На глаз - почти половина зала, зато ложа маглорождённых со времён Эдуарда Исповедника увеличилась раз в десять... Очень наглядная демонстрация, да только "древнейшие и благороднейшие", как всегда, ничего не видят. Что ж, возможно, сегодня хоть кто-то откроет глаза... А о том, чтобы почтенное общество в полном составе извлечёт голову из задницы, не стоило и мечтать.
   Том курил, разглядывал собирающихся магов и прикидывая, чего от них ожидать. Строго говоря, имело значение мнение всего нескольких человек - даже не всех ноттовских двадцати восьми - и они, наконец, явились.
   Председатель - старый Марчбэнкс - разразился на редкость занудной вступительной речью, после чего огласил повестку. Том не слушал - всё равно, если всё пойдёт так, как он думает, про неё все забудут...
   - ... Мы приглашаем Томаса Марволо Риддла, сына Меропы Гонт, занять подобающее ему место!
   Неторопливо спустившись, Том остановился возле кресла, внимательно глядя на председателя, и произнёс:
   - Я объявляю род Гонт пресёкшимся, о чём свидетельствую перед всеми! Я отрекаюсь от их имени и памяти, о чём свидетельствую перед всеми!
   В зале повисла мёртвая тишина - такого не ожидал никто. Никому и в голову не могло прийти отказаться от наследства... Вот только Тому было не от чего отказываться - от имени, разве что. Но и это проблемой не было - по крайней мере, для самого Тома. Так, пора добивать...
   - Я, Томас Марволо Риддл, рождённый в законном браке и состоящий в законном браке, перед всеми волшебниками объявляю основание рода Риддл, призываю трёх свидетелей тому, что всё сказанное мною истинно, и да поможет мне бог!
   Ну да, не одному же Нотту трясти стариной...
   - Свидетельствую, - Прюэтт, разумеется, поднялся первым.
   - Свидетельствую, - Марк и Септим, почти хором.
   Возражений нет - похоже, шок слишком велик. Ложа маглорождённых взрывается аплодисментами.
  
   - Том, я всё понимаю, - Марк Гринграсс отставил опустевшую кружку, - но нахрена?!
   - Эпатаж, - Том пожал плечами. - Это болото стоило как следует встряхнуть... А заодно показать, чего стоят все эти сказки про "родовую магию" и прочую древность с благородством. Ладно хоть в разумную магию не верят...
   - Моя покойная бабушка верила, - Марк пожал плечами, - а умерла она перед самой войной. Так что я бы не стал утверждать... Кое-кто, вон, и Хэллоуин Самайном именует.
   - И после нескольких пинт виски объявляет себя Лордом Магии. Марк, давай не брать в расчёт всякую пьянь - тем более, что ты и сам, помнится, надирался...
   - Было дело, - не стал спорить Марк. - И возвращаясь к нашим старым баранам - что дальше? Маглорождённые у тебя в кармане, но ни они, ни ты права вносить проекты не имеете, судебная коллегия для тебя закрыта на ближайшие десять лет...
   - Внести проект закона я не могу лично, - согласился Том, - но ведь и тебе для этого понадобится поддержка хотя бы двух человек... на которых уже никакой ценз не действует.
   - Вот оно что...
   - Да, и твои дружки-крючкотворы тут будут очень кстати... - Том отпил пива, покачал кружкой и неожиданно спросил:
   - Марк, что думаешь о вертолётах?
   - Видел только на картинке, а что?
   - Да кэпу мнение моряков интересно - мы же и на моряков тоже работаем.
   - Передам начальству, а там видно будет, - залпом допив кружку, Марк протянул её бармену.
  
   Вертолёт стоял на возвышении, а Том и Джерри, забравшись в кабину, пытались пристроить хоть какой-нибудь пулемёт для стрельбы вниз. Без помощи магии или каких-нибудь дополнительных приспособлений.
   Пулемёты не влезали. Нет, пристроить ручной пулемёт сошками на край дверного проёма было не особенно сложно, но и пользы от него было немногим больше, чем от Визенгамота. Нормальные пулемёты, исключая немецкий на сошках, не лезли никак, а немецкий всё-таки был тяжеловат. В общем, нужна была какая-то турель... Которая не торчала бы в потоке, портя и без того посредственную аэродинамику больше, чем некий Том Риддл - настроение Визенгамоту.
   Визенгамот же от его вчерашнего выступления в восторг не пришёл. Визенгамот, конечно, был вынужден признать основание нового рода - но перекосило старых дураков основательно. Их, конечно, можно было понять - маглорождённым наглядно показали, что никакой разницы между ними и "древнейшими и благороднейшими" нет даже юридически.
   Чванство старых семей не позволяло им признать реальность и в конце концов выставило идиотами - и заслуга Тома в этом была не так уж и велика. Рано или поздно догадался бы кто-нибудь другой... Но Том оказался первым и не видел никаких причин этого стесняться.
   Разумеется, заседание после его выступления пошло вразнос - ещё немного, и получилось бы его сорвать. Впрочем, скандал и без того получился отменным... Как только прошёл первый шок, на Тома накинулись всё адепты чистоты крови разом - но как накинулись, так и отстали. Том строго следовал закону, а разводить демагогию научился ещё в Хогвартсе. Союзники тоже подлили масла в огонь, а маглорождённые и вовсе аплодировали стоя и освистывали всякого, выступавшего против. В этот момент Том отчётливо понял, почему палочки сдавались Секретарю, а расстояние между креслами подобрано так, чтобы соседа нельзя было достать шпагой...
   В итоге Визенгамот разом проголосовал по всем вопросам, поскандалил ещё немного, после чего досрочно завершил заседание. "Вследствие всеобщего чрезвычайного возбуждения, каковое воспрепятствовало бы принятию взвешенных решений и достижению консенсуса", как выразился Секретарь, Том даже записал этот вычурно-канцелярский шедевр - его просто необходимо было использовать в каком-нибудь отчёте...
   Но всё это привлекло к Тому совершенно лишнее внимание, а он и раньше предпочитал действовать из тени, и служба в SAS эту черту только усилила. Поэтому стоило под каким-нибудь благовидным предлогом исчезнуть из поля зрения хотя бы на пару недель. Том уже даже прикинул, как бы напроситься в командировку, когда вопрос решился сам собой - его вызвали к начальству.
  
   - Сержант, - Прюэтт встал из-за стола и достал из шкафа коробку сигар, - как вы смотрите на командировку в США?
   - Я хотел бы сперва узнать подробности, сэр.
   - МАКУСА создаёт свой собственный отряд наподобие нашего, и им нужен консультант. Шесть недель в Сан-Франциско, если потребуется - продлим, возьмёте супругу...
   - С вашего позволения, сэр, я хотел бы сперва спросить жену, если это не приказ, но я согласен, - ответил Том, ничуть не сомневаясь в согласии жены. Глинда откажется от поездки во Фриско? Чушь!
   - Прекрасно, - Прюэтт закурил, - жду вас завтра к пяти часам. Хотите сигару?
   - Так точно, сэр!
  

14. Hotel California


   Разумеется, предстоящая поездка в Сан-Франциско привела Глинду в восторг.
   Как-то так получилось, что большинство друзей семьи Райли были именно оттуда - но встретиться с ними не получалось уже давно. Поэтому новость Глинда восприняла именно так, как Том и ожидал... А именно - с криком:
   - Фриско-бэй! Том, я тебя обожаю! - повисла у него на шее. - Чёрт, сколько же я там не была... Ну да, как раз с конца сорок четвёртого...
   Глинда замолчала, спрятав лицо на груди мужа.
   - Надеюсь, хоть кто-то ещё жив, - прошептала она.
  
   Ровно в семнадцать часов Том, держа Глинду за руку, отсалютовал Прюэтту и взял со стола дощечку.
   Хлопок, мир привычно свернулся в точку - и развернулся залитым солнцем холлом.
   - Мистер Риддл, миссис Риддл, - молодой аврор шагнул вперёд, отдавая честь. - Аврор Рональд Падавона, назначен вашим помощником. Добро пожаловать в Сан-Франциско!
  
   МАКУСА предоставил Риддлам целый дом - маленький, конечно, но имевший всё необходимое и достаточно удобный. Впрочем, даже толком осмотреться у Тома не вышло - его ждали в штабе. Похоже, дела у союзников не ладились, и Том догадывался, в чём проблема - по крайней мере, одна - но вряд ли дело только в этом.
   Поэтому о предстоящей работе Том пока не думал, расспрашивая помощника обо всём подряд.
   Рональд Падавона, как оказалось, любил поболтать, отвечал охотно - правда, о делах сугубо житейских - и сам задавал уйму вопросов. По большей части - о войне.
   - Знаешь, парень, - не выдержал Том, - это только в газете всё так здорово смотрится, а на деле вся эта красота - полное дерьмо! Подвиги, говоришь? Подвиги получаются, когда где-то наверху лажают, а тебе приходится это расхлёбывать. Когда у тебя выбор - сдохнешь ты прямо сейчас, но один, или через тридцать секунд, но вместе со всеми... Тебе повезло, что всё это тебя не задело...
  
   В штабе Тому обрадовались, и это было подозрительно - видимо, дела были уж совсем плохи.
   Однако на деле всё оказалось не так плохо - главная беда была в катастрофической нехватке опыта.
   - Что ж, джентльмены, ваш ход мыслей в общем и целом верен, - сообщил Том, - и проблема, судя по всему, исключительно в практике. Мне хотелось бы провести несколько спаррингов с вашими лучшими бойцами - вы не против?
   Разумеется, никто не возражал.
  
   В специальном отряде было тридцать человек - лучшие авроры Соединённых Штатов. Элитные бойцы... Не видевшие войны. Летние рыцари...
   - Что ж, джентльмены... и леди, - Том прошёлся вдоль строя, - добровольцы есть? Или мне их назначить именем короля?
   - Не трудитесь, мистер, - рослый широкоплечий парень шагнул вперёд, поднимая палочку...
   Том швырнул ему в лицо зажигалку, аврор увернулся, ударив оглушающим по пустому месту - Том метнулся вперёд и вниз, ухватил противника за ногу и рванул на себя. Аврор упал правильно, сгруппировавшись, но это его и подвело - Том без проблем дотянулся кинжалом до его шеи.
   - Есть ещё желающие? - осведомился он, отпустив противника и поднявшись.
   Желающие нашлись немедленно - весь отряд. Итог всякий раз оказывался в одинаковым - правда, бойцы перестали расслабляться и Тому тоже доставалось. Особенно много проблем создали двое - женщина-анимаг, превращающаяся в пуму и молодой, но совершенно седой парень, явно прошедший войну.
   - Что ж, джентльмены и леди, - Том снова расхаживал вдоль строя, - это весьма прискорбно. Ваши навыки хороши... Но совершенно бесполезны в бою. От вас не требуется арестовать врага - вы должны его убить. Вы не должны сражаться на дуэли - никаких дуэлей не будет. Бейте ближайшего, бейте в спину, бейте упавшего - в бою несправедливое преимущество бывает только у врага. А сейчас... Разойтись! - Том развернулся и ушёл.
   Предстояло отчитываться - и отчёт будет не слишком оптимистичным. Сделать из этих ребят за шесть недель "охотников на Тёмных лордов" не выйдет, как ни крутись - но это сомнительная привилегия выживших. Их вообще не стоило брать - среди десантников и морских пехотинцев маги были. Да даже и обычные пехотинцы подошли бы лучше... Поэтому сперва стоит поинтересоваться, нельзя ли именно так и сделать, а дальше уже объяснять, почему этот набор не годится.
  
   - Итак, ваше мнение? - спросил седой аврор, едва Том устроился в кресле.
   - Как авроры они лучше многих, - Том покачал головой, - но как бойцы - не годятся. Люди, отслужившие в армии, подошли бы гораздо лучше.
   - К несчастью, этому препятствуют некоторые политические моменты, - сказал второй аврор, сухощавый и абсолютно лысый. - Мистер Риддл, сможете ли вы в течение шести недель подготовить боеспособный отряд?
   - Ограниченно боеспособный - но да, это возможно.
   - Этого будет достаточно, - кивнул седой. - На этом этапе важно само его существование и готовность к выполнению задач...
   Межведомственная грызня, ну как же без неё... Том сочувствующе посмотрел на пожилого аврора и сказал:
   - Так точно, сэр. Приступлю с завтрашнего утра.
  
   Глинда стояла у окна, сжимая в руках записную книжку, и едва заметила мужа.
   - Что случилось? - Том бросился к ней, обнял.
   - Ничего неожиданного... - Глинда уткнулась лбом ему в плечо. - Просто я старалась не думать... А теперь не получится - я знаю. Знаю, что без малого половина моих здешних друзей на Поляне Скрипача... Понимаешь, Том - почти половина... Прости - уж ты-то понимаешь.
   Том понимал - и потому молчал, не мешая Глинде выговорится.
   - Вот так, - Глинда резко выдохнул и сунула записную книжку в карман. - Ты ведь выкроишь время познакомиться с моими друзьями?
  
   Полтора месяца - не такой уж большой срок, и хотя в войну управлялись и за меньшее время, годилась такая учёба только для обычной пехоты. Пришлось вспоминать собственную учёбу... И остро посочувствовать инструкторам.
   Тем не менее, план был сочинён и утверждён за вечер - немыслимое дело - так что с утра Том принялся за работу.
   - Итак, джентльмены и леди, общение наше будет недолгим, но ярким...
   И отправил в строй жалящее.
   - Первое правило - не зевать! - рявкнул он. - Зеваки дохнут первыми! Бегом марш!
   Отряд подчинился, даже не спрашивая, куда и зачем. Сам Том бежал рядом, подгоняя отстающих и язвительно комментируя. В общем, заслужено - физической подготовкой они не то чтобы пренебрегали - но должного внимания не уделяли. Как и большинство магов... И выкрикивать на бегу заклинания получалось с трудом.
   - А у кошки-то дыхание получше, чем у вас, парни, - Том, в отличие от учеников, такой проблемы не имел. - И вас что, невербалке не учили?
   - На бегу? - пропыхтел кто-то. - По кустам?
   - Джентльмены, вы где кусты здесь увидели? Обычная трава, местами потоптанная, ваш же полигон, между прочим...
  
   Забег ещё нагляднее проявил несоответствие боевой и аврорской подготовки, но теперь хотя бы стало ясно, с чего начинать.
   - Итак, - Том прохаживался перед строем, - начнём с хорошего - отряд у вас сработан на удивление хорошо.
   - Так мы с учебки вместе!
   - Мистер Дансени, я не задавал вам вопрос. Я не буквоед, но Устав всё же следует соблюдать. Итак, у вас есть умение работать в команде, кое-какое понимание тактики и отработанные связки заклинаний. Это неплохо, но этого мало. И, переходя к недостаткам, начну с главного - вам не хватает выносливости. Вы не отработали до автоматизма невербальные заклинания... Поэтому отныне вообще все заклинания вы будете выполнять невербально. Вообще все. Это приказ! А сейчас... Упор лёжа принять!
  
   К вечеру Том пришёл к выводу, что сержант-инструктор должен быть святым с бесконечным терпением. Сам он под конец был готов швыряться направо и налево Круциатусом - а ведь перед ним были не новобранцы, а опытные бойцы, понимающие, что они здесь делают... Довольно своеобразно понимающие, да ещё и каждый по-своему. Ну ладно, не так уж сильно их понимание и различалось - но и этого хватало.
   В итоге освободился Том поздно вечером. Неторопливо выкурил сигарету, прикрыл глаза, сосредоточившись - и аппарировал домой.
   И на крыльце столкнулся с весьма колоритной парой.
   Коренастый широкоплечий моряк - немолодой, абсолютно седой и с шикарной бородой придержал за плечо мальчишку лет двенадцати, вынул изо рта трубку, но сказать ничего не успел. Распахнулась дверь, Глинда на секунду замерла, а затем радостно взвизгнула:
   - Дядя Чарли! Джимми, негодник! Том, познакомься - мой дядя, Чарльз Сэвидж, и его внук Джимми. Дядя, это Том Риддл, мой муж...
   - Рад знакомству, мистер Сэвидж, - протянул руку Том. - Позвольте спросить, Джоан Сэвидж, ныне Уизли, случайно, не ваша родственница?
   - Сестра. Младшая, - вздохнул Сэвидж. - И давайте не будем вспоминать Уизли, если вас это не затруднит.
   - Может, всё-таки не будете стоять на пороге? - поинтересовалась Глинда. - И Мерлин бы с Уизли, но как ты нас нашёл?
   - Я же знаю, что тебя рано или поздно заносит во Фриско, куда бы ты ни отправилась, - хмыкнул Сэвидж. - Вот и решил начать отсюда... Значит, всё же решила выйти замуж второй раз? Молодец, серьёзно - я уж думал, ты так и будешь одна сидеть...
  
   Светской беседы не вышло - разговор о погоде в компании моряков пустопорожним не получится.
   Чарльз Сэвидж бывал, кажется, во всех портах мира, обладал невероятной памятью и мог рассказать о любом из них не меньше, чем местные старожилы. И рассказывать об этом он мог часами - только слушай, а слушал Том внимательно - мало ли где придётся высаживаться...
   - Но самый поганый ветер - Санта Ана, - подвёл итог своему рассказу Сэвидж, - никакие заклинания его не берут. Дурной это ветер...
   - Вот уж не знал, - хмыкнул Том. - Да и погоду заклинать не умею.
   - Могу научить.
   - А почему бы и нет?
  
   Следующий день оказался весьма насыщенным - и такими же обещали стать все шесть недель. Ещё затемно Том отправлялся на полигон, где принимался безжалостно гонять учеников.
   Половина дня - изматывающая тренировка, и физическая, и магическая. Без остановок, без передышки, час за часом - отдыха нет на войне...
   В конце концов наступил момент, когда курсанты просто упали.
   - Сэр, разрешите вопрос? - выдохнула Лоусон, та самая девушка-анимаг.
   - Разрешаю.
   - Зачем это всё, сэр? Мы же маги, а не магловские солдаты...
   - И?
   - Мы, к примеру, можем аппарировать...
   - Под барьер, - подхватил Том. - Лоусон, ваш второй облик - феникс?
   - Никак нет, сэр! Пума, сэр!
   - Тогда как вы предполагаете пройти антиаппарационный барьер? О том, что аппарацию можно отследить миль за пять, я даже и не говорю.
   - То есть, эти пять миль мы должны будем пройти пешком?
   - Пять, пятьдесят - какая разница? - Том вздохнул. - Вам придётся работать с маглами - и как вы будете колдовать у них на глазах? Или об этом вы не подумали? Так... Какое красноречивое молчание...
   Том замолчал, посмотрел на часы и уселся по-турецки напротив устроившихся прямо на земле учеников.
   - Вы не подумали, - сказал он, - и это плохо. Очень плохо... Потому что головой вам придётся работать едва ли не чаще, чем палочкой. Вы не пехота, которая идёт, куда прикажут, и стреляет во всё, что видит - ваша задача будет совсем другой. Вам отдадут приказ - и только вам решать, как его выполнить. Уничтожить базу в тылу врага... или нейтрала. Убить или похитить человека. Разрушить завод... или дом. Вам предстоит действовать скрытно, бить в спину, нападая из темноты... Совсем не то, чему учат в аврорате, не так ли? Так вот, именно этому я вас и учу, и выносливость вам понадобится... Но, как я уже говорил, головой вам придётся работать много, так что приступим. Итак, ваша задача - проникнуть в здание и похитить документы. Ваши действия?
   - Дезилюминационные чары, - предложил Дансени.
   - У охраны есть собаки и тепловизоры, - уточнил вводную Том.
   - Превращусь в кошку, - высказалась Лоусон. - Если, кончено, там нет проверки на анимагию - а её редко ставят.
   - Неплохо, - кивнул Том. - Ну а если всё же есть?..
  
   На теорию ушла вторая половина дня, и здесь ученики Тома порадовали - авроров учили многим интересным и полезным для диверсантов вещам. Не всем, конечно, но это экономило немало времени и сил. Которые, естественно, пойдут на военную учёбу - тогда, пожалуй, получится за шесть недель сделать из них что-то приличное. Разумеется, в мирное время - будь дело на войне... Но в военное время и значение косинуса может достигать четырёх.
   Том фыркнул, вспомнив старину Зима - тот почти на любой случай имел какое-нибудь бредово-меткое изречение... Но уж учить он умел - куда там Тому. Впрочем, кажется, у него получается - а что именно, станет ясно через шесть недель.
  
   А вечером пришёл черед учиться самого Тома. Сэвиджа стоило послушать, даже если он не говорил о магии - столько ему случилось повидать. Кажется, не было ни одного уголка мирового океана, где бы он не бывал - даже до Каспийского моря добирался, правда, на русском судне, сопровождая какой-то груз.
   Тут и Глинда, сама немало повидавшая, слушала с раскрытым ртом...
   Том запоминал - кто знает, что и когда пригодится? Умение поднимать и усмирять ветер и волны, рвать сети, приманивать и изгонять морских тварей - всё это было исключительно полезно диверсанту, пусть даже море и не было его стихией...
   - Да уж, никогда бы не подумала, что знаю так мало, - вздохнула Глинда, - а ведь я себя и не считала никогда знатоком. Так, по верхам прошлась, запомнила самое необходимое...
   - Я знаю, что ничего не знаю, но другие не знают и этого, - протянул Том. -Только у тебя так с морской магией, а у меня - с нормальной жизнью. В Хогвартсе учат только магии, а в приюте и вовсе ничему толком не учили - хорошо ещё, приют государственный был, а не частный или, того хуже, церковный... Там бы меня в лучшем случае только читать бы научили. Слухи, знаешь ли, ходили... и давай не будем об этом, ладно?
   - Ладно, - согласилась Глинда. - А ты расслабься - на службе напрягаться будешь...
  
   А на следующий день всё повторилось. Изматывающие тренировки с утра - и до тех пор, пока ученики ещё держатся на ногах. Затем - теория. Тактика малых групп, герилья, взрывное дело - отряд должен выполнить задачу даже без магии.
   Возвращение домой затемно - и снова учёба, только теперь учеником стал сам Том.
   Сэвидж не учил - он просто рассказывал. О местах, где побывал, о людях, которых знал, о своих и чужих приключениях... И Том, слушая его, отчётливо понял, что значит слово "семпай". Не учитель, но тот, у кого учатся, даже не осознавая этого... Хотя Том прекрасно осознавал -лишних знаний не бывает, тем более в магии, и не хотелось упустить ничего.
   Так прошёл день - а на следующий всё повторилось снова, и таких дней впереди было ещё сорок...
  
   Шесть недель. Сорок два дня, похожих друг на друга - и в то же время совершенно разных, прошли.
   Осень в штате Вашингтон была холодной, но бывшим аврорам, мечущимся по лесу в поисках друг друга и бурбона (предложение использовать сыр было единогласно отклонено), было жарко. Том, защищённый согревающими чарами и плащом, тоже не мёрз. Он превратил подобранную ветку в складной стул, уселся на него и развернул газету - лес большой, бутылка спрятана хорошо, так что часа полтора у него есть точно...
   Бутылка была доставлена через час - Лоусон наверняка играла нечестно, но ведь в этом и была суть тренировки...
   - Итак, джентльмены и леди, - Том прошёлся вдоль изрядно помятого строя, - вы, кончено, далеки от идеала, но всё дальнейшее уже зависит от вас. Вам самим придётся набирать опыт... Горький опыт. Война окончена - но не за горами новая, ведь решив старые проблемы, мы создали едва ли не больше новых. Поэтому помните - вы должны выполнить задачу и вернуться. Любой ценой - ничто не истина, всё дозволено...
   Том замолчал, остановился, разглядывая учеников, и продолжил:
   - Вы готовы к бою настолько, насколько это возможно, и только бой покажет, насколько вы готовы в действительности... И чем позже вы это узнаете, тем лучше. Ну а теперь... Вольно! Разойтись!
   Спецназовцы разошлись, оставив Тома в одиночестве. По идее, надо было явиться в штаб с докладом... Но это могло и подождать несколько минут - всё равно спешить некуда. Заодно и доклад можно обдумать... Том закурил, выдохнул дым и прикрыл глаза. Новая война неизбежна - только не после того, что болтал весной Черчилль, но это будет совсем другая война... Никаких фронтов, многомиллионных армий и колоссальных сражений - тайная, незаметная для обывателей, новое издание Большой Игры, в которой эти ребята окажутся просто фишками в геополитическом казино...
   Затянувшись в очередной раз, Том выбросил окурок - пора было докладывать...
  
   - ...Таким образом, в настоящее время отряд достиг боеготовности, - закончил доклад Том. - Дальнейшее совершенствование возможно только на практике.
   - Благодарю вас от лица МАКУСА, мистер Риддл, - командующий поднялся из-за стола. - Рад сообщить, что в благодарность за вашу помощь вам присвоено почетное звание сержанта аврората, а также вручается медаль "За отличную службу".
   Том отдал честь, выдал что-то на тему союзнического долга и взаимопомощи и вышел. Привычный рывок аппарации - и он на крыльце дома... И через два часа вернётся домой.
   - Домой? - спросила Глинда, едва Том открыл дверь.
   - Домой, - он взъерошил волосы жены. - Знаешь, вот теперь я понимаю Зима - поубивать нас он мечтал совсем не зря...
   - Зато теперь Хогвартс тебе нипочём, - усмехнулась Глинда. - Хотя если вспомнить меня в школьные годы...
   Вспоминая собственные школьные годы, Том мог сказать, что в Хогвартсе ему точно не придётся скучать... Что ж, тем лучше - но всё это будет потом. А сейчас - домой. Туда, где их ждут друзья...
  

15. Gott mit uns


   - Элджернон Нотт, ты сволочь, - Том хлопнул приятеля по спине. - Но всё равно поздравляю!
   - Сам жалею, что тебя не дождались, - вздохнул Нотт, - но, сам понимаешь, упускать момент было нельзя. Зато видел бы ты, как Ирму перекосило!.. До сих пор с таким видом ходит, будто лимонов нажралась.
   - Уж скорее лимонную клизму получила, - рассмеялась Вальбурга Нотт. - Мама орала, как помешанная, пока отец ей не приказал замолчать. Теперь-то она, конечно, более-менее успокоилась, но я в этом доме если и появлюсь, то очень не скоро...
   - Зато Эл, наконец, перестал рассказывать анекдоты про тёщу, - встрял развалившийся в кресле Малфой.
   - Знаешь, - задумчиво протянула Глинда, - на тихоокеанских островах живёт такой народ - папуасы. Так вот у них самая страшная клятва - чтоб мне пожать руку своей тёще, если я вру...
   Всеобщее веселье ничуть не мешало Тому обдумывать услышанное - а услышал он немало интересного. Жизнь в магической Британии била ключом - разводным и по голове, но это уже детали...
   Его выступление в Визенгамоте произвело эффект, достойный ядерной бомбы. Ещё несколько маглорождённых - из весьма известных с магловской стороны семейств - провозгласили основание рода, остальные потихоньку собирались вокруг них в некое подобие швейцарского ковена, а Визенгамот и Министерство понятия не имели, что с этим делать. Большинство склонялось к тому, чтобы не делать ничего, и Тома это вполне устраивало. Ковен, разумеется, не выйдет, но в итоге получится примерный аналог Палаты Общин, и от засилья старых властолюбивых дураков можно будет избавиться хотя бы частично.
   Элджернон и Вальбурга, пользуясь скандалом, поженились - Блэки не сразу заметили, что произошло, но затем Ирма устроила скандал, который удалось прекратить только главе семьи. Это Тома устраивало ничуть не меньше - теперь Блэки некоторое время будут заняты грызнёй друг с другом и не будут мешать ни ему, ни молодожёнам... И не говоря уже о том, что он был просто рад за своих друзей.
   Магическую Британию основательно тряхнуло - но вряд ли это что-то серьёзно изменит. Для этого нужны совсем другие силы - и ради этого друзья и собрались у Тома. Предстояло решать, куда двигаться дальше...
   - Итак, место в Хогвартсе у нас есть, - начала Глинда, когда смех стих. - Но сейчас только ноябрь, поэтому возникает вопрос: что нам делать прямо сейчас?
   - Вот именно сейчас можно вообще ничего не делать, - хмыкнул Малфой. - По крайней мере, пока Визенгамот не успокоится. До Рождества как минимум, то есть... А перед праздниками вбросить один-два проекта даже не законов, а поправок - есть у меня запас - и подтверждение одного старого указа. Не думаю, что они станут вникать, тем более, что поправки касаются мелочей...
   - А указ?
   - А вот это самое интересное... - Абраксас ухмыльнулся. - Процитировать?
   - Валяй, - Глинда устроилась на диване в обнимку с мужем и кивнула.
   Малфой встал, воздел над головой стакан с виски и заговорил:
   - Мы, Генрих, божией милостью король Англии, постановляем и указываем: всякий волшебник, равно волшебной и неволшебной крови, изучивший тривиум Хогвартса и воздерживающийся от дьявольского и вредоносного колдовства, должен признаваться эсквайром, если не имеет иных титулов и владений, пожалованных Нами и Нашими предшественниками, из какого бы сословия не происходил. Если же он имеет таковые, то должен титуловаться ими, имея все соответствующие права и обязанности перед Нами, и лишь после того - теми титулами и званиями, кои дарованы Визенгамотом...
   - Ну да, вряд ли кто-то вроде Крэбба станет всё это читать, - хмыкнул Том. - Да и Блэки - не большие любители чтения... А Вэл - то самое исключение, которое подтверждает правило.
   - Перед праздниками это даже мой папаша не станет читать, - хмыкнул Абраксас. - Особенно если я ему папку с копиями принесу. Я-то тоже всё читаю... Нет, с этой стороны проблем не будет. И даже если папаша всё-таки прочитает... Он может часами болтать о превосходстве над маглами, но никогда не вылезет из магловского бизнеса. А "Кассиус Малфой, эсквайр" - это немного не то, что просто "Кассиус Малфой", не находишь?
   Разницы, на взгляд Тома, не было ни малейшей, но он прекрасно понимал, что является исключением - большинство англичан титулы привычно уважало. Вот только дело было не в титулах... Визенгамот, приняв в своё время королевский указ, согласился признать главенство Короны - а теперь, признав это решение действующим, окончательно закрепит положение дел. А дальше... Дальше будет видно, как именно создать современное магическое законодательство на основе Чёрной книги Гвинедда.
   Идея положить в основу новых законов древневаллийское право была совершенно дикой, но при этом совершенно логичной, укладывалась в политические взгляды Тома... И появилась только сегодня утром.
   Притащил идею Абраксас, но автором, разумеется, был не он, а "один типчик с Рейвенкло, мы с ним вчера пили". Фамилия анонимного собутыльника, скорее всего, была Лавгуд - эта семейка вообще славилась весьма... творческим подходом к жизни. Тем не менее, идея Тому понравилась - не в последнюю очередь потому, что само понятие "чистой крови" в валлийском праве отсутствовало. Разумеется, идею он одобрил, тут же очень кстати пришёлся указ Генриха - и первый шаг готов. Да, такими темпами дело затянется на годы - но как раз здесь спешка и не нужна. Хогвартс важнее...
   - Том, а какие у тебя планы на Хогвартс? - спросила Вальбурга.
   - Вообще или на ближайшее будущее?
   - Вообще, но я не про учебу. Я про то, что надо убрать Биннса - да и не его одного, если уж на то пошло... Но с него надо начать, потому что это уже невозможно!
   - Угу, а то помрёт прямо на работе, и будет у нас преподаватель-призрак... - буркнул Том. - Он, говорят, собирается книгу писать про своих гоблинов... Так, ребята, если кто увидит дом на продажу - в глуши и недорогой - дайте знать. Попробую его выманить... А на остальных посмотрим - там кого и не надо гнать, а кого не выгонишь. Ну да ладно, для начала надо устроиться в Хогвартсе...
   - Ладно, нам пора, - Вальбурга потянулась, - а жаль... Спасибо, Том.
   - За что?
   - За то, что вправил мозги. Вспомнить противно, какой я была...
   - Обращайся, - хмуро отозвался Том.
   Вальбурга вздрогнула и прижалась к мужу. Том покачал головой - фамильная гиперэмоциональность Блэков крайне редко оказывалась хотя бы безвредной, и ему крупно повезло, что Вальбурга не тронулась окончательно... Хотя повезло ли? Поток чужих эмоций вполне мог подавить собственные... Без серьезного эксперимента не поймёшь, что произошло, но не экспериментировать же на Вальбурге? Даже если она согласится - а она может - больше он ей в мозги не полезет. Один раз может и повезти, но не факт, что повезёт во второй - и уж точно экспериментировать он будет не раньше, чем сможет обеспечить безопасность...
   - Том, - вывел его из раздумий голос Малфоя, - ты сможешь устроить мне прыжок с парашютом?
   - Понятия не имею, - ошалело уставился на приятеля Том. - Я шефа спрошу, само собой, но что он ответит... А тебе зачем?
   - Просто хочется знать, каково это...
   - Я попробую, но ничего обещать не могу, - Том покачал головой. - И учти ещё, что придётся несколько дней тренироваться только для одного прыжка...
   - Как раз это не страшно, - отмахнулся Абраксас. - Ладно, как разберёшься - дай знать.
  
   Проводив гостей, Том принялся за отчёт - командование желало знать все подробности его командировки. Вполне ожидаемо и отчасти логично... Но количество требуемых подробностей зашкаливает - не иначе, разведка постаралась. Впрочем, на память Том никогда не жаловался, так что ничего особо сложного в этом не было - правда, и обдумывать что-то постороннее за работой не получалось. А жаль, потому что несколько замечаний Вальбурги про её семейку явно заслуживали внимания... Хотя Блэки внимания заслуживали всегда.
   Старое чистокровное семейство, чванством и расизмом уступающее разве что Гонтам. Некоторые, говорят, веруют в разумную магию, все обожают повторять: "Быть Блэком - быть королём"... Правда, ни один Блэк так и не рискнул сказать это ни одному королю. Из-за своего фанатизма раскололись на британскую и канадскую ветви... И представитель канадской ветви сейчас находился в Великобритании. И не скрывался...
   Даже странно, что Саймон Блэк до сих пор не попался на глаза "однофамильцам" - о его вылазках в Лютный уже ходили легенды, да и вообще он не заморачивался конспирацией по обе стороны Статута... И приструнить его было решительно невозможно. Таким образом, скандал становился делом ближайшего времени - и Тома это, в общем, устраивало. Истерика выставит старших Блэков в весьма неприглядном виде, оттолкнёт молодёжь...
   Том хмыкнул и сосредоточился на отчёте - сам себя он, к сожалению, не напишет.
   Три с лишним часа спустя Том извлёк из машинки последний лист, перечитал финальный абзац и мысленно поаплодировал себе - абзац несомненно удался. Такого потрясающего военно-канцелярского чудища, навевавшего тоску и мысли о проклятии импотенции у него ещё ни разу не получалось... И, что прекраснее всего - придраться было не к чему. Всё в полном соответствии с уставом... Но читать это абсолютно невозможно. Как и должно быть...
  
   Канцелярский монстр был вручён Прюэтту утром. Прюэтт пробежался глазами по тексту и изрёк:
   - Гм... А ваше личное мнение каково?
   - Мало времени и мало практики, но потенциал есть, и отличный. Правда, авроров они взяли зря... Лучше бы кого-нибудь из военных, но это уже не моё дело. В общем, если они лет пять проживут, то смогут составить проблему даже нам.
   - Пять лет?
   - Может, и меньше. Сэр, вы же читали речь Черчилля в Америке? Русские этого так не оставят, тем более, у них ещё с той войны на него зуб... А большую войну затевать рисковано, да у русских и желания, похоже, никакого нет воевать, вот и будет тихая грызня всех со всеми. Думаю, ещё года два-три - и где-нибудь полыхнёт... В Палестине, скорее всего. Сами помните, что там творится, так что...
   - В следующем году Палестина получит независимость, - хмыкнул Прюэтт. - Значит, думаете, будет много мелких войн?
   - Думаю, да. Практики нам всем хватит...
   - Да, практика... Поэтому вы - в порядке практики - заберёте нашего гостя из "Кентавра и ведьмы", - Прюэтт лучился довольством - как всякий военный, успешно спихнувший на кого-нибудь дурацкий приказ.
   Том только вздохнул, отдал честь и вышел.
   Извлекать Саймона Блэка из кабаков ему уже приходилось - но элитный по меркам Лютного паб и бордель до сих пор в списках не появлялся... А именно там встреча с кем-нибудь из английских Блэков была весьма вероятна.
  
   Вообще-то, подумав, можно было легко догадаться, что встреча неизбежна - где ещё Орион Блэк станет заливать горе? Только в "Кентавре и ведьме", никакое иное заведение не достойно Ориона Блэка. Всё это было совершенно очевидно, но Том не предполагал, что Орион свалится в "затяжной прыжок" и будет пьянствовать целую неделю.
   Но именно это он и делал, и когда Том явился в кабак, два Блэка, наконец, встретились... Правда, совсем не факт, что Орион понимал с кем имеет дело - во всяком случае, он подошёл к столику, за которым Саймон неторопливо потягивал "Кровавую Мэри", упёрся в столешницу кулаками и прошипел:
   - Тебе здесь не место, вонючий грязнокровка! Как ты вообще посмел сюда явиться?! Живо вали к своим магловским скотам!
   - Вон отсюда, пьянь, - Саймон брезгливо отодвинулся.
   Том, собравшийся вмешаться, остановился. Слишком уж удачной была сцена - "чистокровный навеки", больше похожий на бродягу, небритый, разящий перегаром, с налитыми кровью глазами против офицера и джентльмена, абсолютно спокойно потягивающего коктейль...
   - Да как ты смеешь, мерзкая тварь!! - завизжал Орион.
   - Саймон Джошуа Блэк. Знакомству не рад. А теперь убирайся в свою подворотню - здесь отбросам уж точно не место.
   Обида, алкоголь и фамильное самолюбие Блэков - всё равно, что торпекс, взрывается ничуть не хуже.
   Издав нечленораздельный вопль бешенства, Орион трясущимися руками выхватил палочку...
   -Бомбус, - гулкий хлопок с каким-то дребезжащим отзвуком - загонщики поднимают им дичь, но и для того, чтобы привлечь всеобщее внимание, оно годится...
   - Инкарцеро, - а вот и не всеобщее - Саймон и ухом не повёл. Связал Блэка, убрал палочку и только после этого развернулся к Тому:
   - Добрый день, сарж. Что-то случилось?
   - Об этом вам расскажет командир, мистер Блэк, - ответил Том, подойдя к месту событий. - Меня же весьма интересует, что здесь произошло. Не расскажете, мистер Блэк?..
   - Какой-то пьяный нищий, - пожал плечами Саймон. - Право же, не знаю, зачем его сюда пустили.
   - Мистер Блэк, я не стану развивать эту тему... Но вас ждут, - напомнил Том.
   - Так точно, сэр, - козырнул Саймон.
   Выпроводив его, Том, задумчиво покрутив в пальцах палочку, приложил Ориона протрезвляющим заклинанием.
   - Итак, мистер Блэк... - начал Том, когда взгляд его собеседника стал осмысленным. - Какого чёрта ты здесь устроил, кретин?!
   В общем-то, Орион Блэк был неплохим парнем, но семейка основательно загадила ему мозги, так что иметь с ним дело было нелегко... Но можно - иногда. Как сейчас, например.
   - Ты!..
   - Я, - не стал отпираться Том. - Догадываюсь, что это неприятно - когда твоя невеста уходит к другому... Но это не повод кидаться на моих солдат!
   - Это из-за тебя она ушла! Ты ей задурил голову! - рявкнул Орион, извиваясь в путах.
   - Это было бы логично, если бы она ушла ко мне, - пожал плечами Том, - но ведь нет же...
   - Развяжи меня, - неожиданно спокойно потребовал Орион.
   - Фините, - Том щёлкнул пальцами, заставив магические путы исчезнуть.
   Против ожидания, Орион в драку не полез. Он сел за стол, выругался и уткнулся лбом в сцепленные руки.
   - Так какого дьявола ты надираешься, как последний бродяга?
   - Из-за тебя, Том Гонт... Ах да, ты же у нас теперь Риддл!.. Ты и твоя шайка! Знаешь, как я восхищался тобой, когда узнал, что ты Гонт, потомок самого Слизерина? Ты должен был быть вождём чистокровных... А ты исчезаешь, а вернувшись, всё крушишь!.. Вот уж точно, грязную кровь...
   Том коротко, без замаха ударил его по зубам.
   - А теперь запомни, Орион Блэк, - произнёс он, - за бредни о "чистоте крови" я убивал. И если потребуется - снова убью без малейших колебаний. Я бы показал тебе то же, что и Вэл, да только вот она покрепче тебя - ты, пожалуй, просто рехнёшься. Ты сидел в своём особнячке, поругивал Гриндевальда - что это, мол, он вздумал с нами воевать, он же такой же, как мы?.. И плевать, что почти все свои идеи он передрал у нескольких маглов, из которых один - бездарный писака с неимоверным самомнением, другой - вообще помешанный, ну а третий и вовсе сам ублюдок Гитлер... И кстати, Блэк, вам всем в этом дивном новом мире места не предусматривалось. Нам, впрочем, тоже... Слышал про лагеря смерти, Блэк? Не слышал и не видел? Зато я видел... Я много чего видел, Блэк - такого, что лучше бы не видеть, и многое понял. Правда, я бы даже тебе не пожелал бы подобной школы...
   - Хватит! - заорал Орион. - Просто скажи уже, чего ты от меня хочешь?!
   - По максимуму - вправить тебе мозги. Хотя, - Том скривился, - не думаю, что это вообще возможно. По минимуму - и вот это я проконтролирую - оставишь Саймона в покое. Это не твоя весовая категория, а если он тебя убьёт, мне придётся возиться с целым морем бумаг.
   - Канадский ублюдок... Да к Мордреду! Бутылку огденского! - получив желаемое, Орион сделал изрядный глоток прямо из бутылки. - Том, какого чёрта тебе всё удаётся? Что, магия натурально живая и ты её приручил? Ты же никто, приютский гр... сирота без рода, и даже в лучшем случае - бастард! Но ты же вообще не разу не проигрывал! Почему? Почему так?!
   - Если бы магия была разумной, помогать такому никчёмному пьянице она бы точно не стала, - фыркнул Том. - Иди проспись, благороднейший ты наш. И ещё - невесту себе ищи из маглорождённых, иначе в лучшем случае наплодишь сквибов.
   А после встал и ушёл.
   Разумная магия... Всё-таки в эту чушь всё ещё верят, а значит, можно использовать и это. Пусть Орион растрезвонит, что на их стороне сама магия... Вот только сам он этого не скажет никогда. И не только потому, что считает это чушью - просто это вызывает далеко не лучшие ассоциации... Очень уж джерри любили твердить, что с ними бог - и где они? Нет уж, такого им точно не надо...
   Том закурил, выдохнул дым и прищурился. Пока что дела шли неплохо - даже лучше, чем он ожидал, хотя всегда есть, к чему стремиться. Что будет дальше?.. Неизвестно, хотя кое-что сказать и можно - до января уже ничего не изменится, а значит, можно заняться своими делами. Можно уговорить босса разрешить Малфою прыгнуть с парашютом. Можно спокойно купить подарки. Можно всё-таки сделать нормальную турель для вертолётов...
   Можно хоть ненадолго вылезти из болота политики и хоть несколько дней побыть обычным человеком - сержантом SAS, магом, да кем угодно, а лучше всего - примерным мужем... Но только не политиком. От политики уже элементарно тошнило - а ведь когда-то он упивался всем этим... Впрочем, тогда он вообще был редкостным подонком и вспоминать об этом не любил - но позволить себе забыть не мог. Снова стать таким - его худший кошмар...
   Вот только не было больше того Тома Риддла - а Томми Аткинс слишком многое повидал, чтобы вновь поверить в то, что тот Том считал смыслом жизни. Пусть все думают, как им заблагорассудится - он будет действовать, и даже будь магия разумной, это ничего не изменит. Победа будет за ним и его друзьями.
   Потому что они правы.
  

16. Fly me to the Moon


   Внизу проплывали присыпанные снегом улицы и крыши Литтл-Хэнглтона. Декабрь расщедрился на ясный и безветренный день, и лучшего момента для первого прыжка не было...
   - Знаешь, метла явно проигрывает, - признал Абраксас, уставившись в иллюминатор. - Не хочется этого признавать, но тут маглы нас обошли на десяток кругов самое меньше.
   - Зато аппарация для них ещё долго будет чистой фантастикой, - пожал плечами Том. - Кое в чём маги лидируют, и даже с большим отрывом, но этот отрыв всё время сокращается... Ладно, нам пора.
   Том открыл дверь, впустив в кабину морозный ветер. Абраксас поёжился - пять тысяч футов и сто тридцать пять узлов впечатляли - и пробормотал:
   - Знаешь, Том...
   - Не знаю, - Риддл выпихнул приятеля из самолёта, а через несколько секунд прыгнул сам.
   Неделя дрессировки пошла впрок - в воздухе Абраксас действовал вполне прилично, не хуже среднего новобранца. Само собой, ошибок хватало - но ничего серьёзного...
   Потянув стропы, Том развернулся, сблизившись с Малфоем, полюбовался его ошалелой физиономией и показал большой палец - Малфой в ответ только закатил глаза.
   Разумеется, приземлился Абраксас далеко не гладко - промахнулся, погасил купол только со второго раза, чуть не запутался в стропах...
   Но ему было наплевать на всё. Когда Том приземлился рядом, Абраксас - на подкашивающихся ногах и с улыбкой до ушей - заявил:
   - Это охрененно! Том, мне разрешат ещё хоть один прыжок?!
   - Понятия не имею, - честно признал Том.
   Он не представлял, как и почему разрешили хотя бы этот прыжок - но, видимо, командование, а то и кто повыше, имели хитрый план... или план - их, если уж на то пошло. Так или иначе, но Том о желании Малфоя доложил, а неделю назад Прюэтт сообщил, что разрешение есть. Тому оставалось только пожать плечами, взять под козырёк и написать Абраксасу...
   И вот теперь Абраксас распробовал и хочет ещё. Что прикажете делать?.. Очевидно - как раз то, что прикажут. Разобраться в хитросплетениях большой политики Том пока что был не в состоянии - не хватало информации. Однако влип он в неё по самые ноздри... И надо разбираться, кто там кого и в какой позе. Особенно у маглов - как бы маги ни пыжились, никакой собственной внешней политики у них не было. Магловские же политики всё больше и больше напоминали гиен, нашедших тушу. Союзники увлечённо глодали Европу и очень нехорошо косились друг на друга, но сцепиться не рисковали. Правда, ходили всякие разные слухи - но слухи ходят всегда...
  
   Собрав парашюты, Том и Абраксас забрались в грузовик, и Том закурил. Политические игры успели порядком осточертеть, но влез он в них сам и по доброй воле - поздно воротить нос.
   - Слушай, Том, - Абраксас достал портсигар и закурил папиросу, - что нужно, чтобы попасть к вам?
   - Адские тренировки и опыт службы, - покачал головой Том. - Вряд ли тебе это светит - разве что сначала года два отслужишь. Так-то задатки у тебя есть, но чтобы сделать из тебя хотя бы десантника, времени и сил уйдёт...
   Малфой основательно задумался - перспективы были довольно своеобразными... С одной стороны - возможность получить немалые чины и даже титулы (а Малфои до Статута были баронами). С другой - даже в мирное время служба в специальных частях весьма рискованна уже хотя бы потому, что мирного времени для них не бывает... Да и казарма - не особняк с домовиками и даже не школьное общежитие.
   Малфою определённо было о чём подумать - если его вообще признают годным. Сейчас можно не грести всех подряд, а Абраксас выносливостью не блистал... Да и не зависело от них двоих ничего - решать будут в тех кабинетах, куда им хода нет. Пока, по крайней мере...
   Докурив, Абраксас взмахом палочки уничтожил окурок и сказал:
   - В любом случае, вот так, с ходу, я ничего решать не буду. Конечно, военная карьера для джентльмена - дело хорошее... Но матушку, боюсь, эта новость прикончит.
   Том промолчал - магия может многое, но далеко не всё. Полностью убрать с сердца громадный рубец - не может. Пусть инфаркт поражает магов в десятки раз реже, чем маглов - но противопоставить ему ни тем, ни другим особо и нечего...
   - Абраксас, мой скользкий друг... - задумчиво протянул Том, когда пауза уж слишком затянулась. - Советую вернуться к этому разговору после твоей свадьбы... Кстати, ты же, кажется, помолвлен?
   - Да, с младшей Селвин. Милашка, - Абраксас закатил глаза, - вот только восемнадцать ей в мае исполнится...
   Грузовик остановился, Том спрыгнул на землю, помог выбраться Малфою и сообщил:
   - А теперь - самое интересное!
   - Что?..
   - Укладка парашюта!
   Малфой страдальчески закатил глаза. Укладку парашюта он искренне ненавидел, но Том не собирался делать приятелю никаких скидок. Хочешь прыгать - учись всему, что полагается парашютисту...
  
   К удивлению Тома, Прюэтт разрешил Малфою приходить и прыгать, если отряд не занят испытаниями или тренировкой. Малфой пришёл в восторг, Том - как-то не очень, но и возражений не имел. Потому что, во-первых, чем крепче Малфой застрянет в их деле - тем лучше, а во-вторых, сержантов всё равно не спрашивают. Особенно в таких делах...
   - Постараюсь не мешать, - заявил Абраксас, выслушав ответ. - Ну, до встречи в Визенгамоте...
   Том поморщился - тащиться в Визенгамот желания не было, но сам же всё это заварил, так что делать нечего...
  
   На сей раз Визенгамот заседал куда спокойнее - никто не хотел тратить время перед Рождеством впустую. Как Том и ожидал, в тексты предложенных законов никто не вникал, приняв все разом - ладно хоть просмотрели хотя бы бегло, иначе Том окончательно лишился бы последних остатков уважения к Визенгамоту... Которого и так было очень мало. Визенгамот давно уже превратился в бесполезную говорильню, но всё же оставался высшим законодательным органом магической Британии, и Том собирался выжать из этого всё, что можно.
   Заседание уложилось в один день, обошлось без эксцессов и закончилось торжественным обедом. Первый тост достался Тому, как самому молодому члену Визенгамота - и Том, разумеется, поднял бокал за короля... Выпили без энтузиазма... а зря. Кое-кто явно не хотел вспоминать, что маги - тоже подданные Короны и расстроился, когда об этом напомнили. Том запомнил - пригодится, не сейчас, так позже...
   Остальные тосты были вполне обыденными, за столом потихоньку завязывались разговоры, как и на любом званом ужине - от маглов не отличишь, как ни старайся. Соседями Тома оказались Доминик Селвин - типичный стареющий провинциальный джентльмен, весьма и весьма общительный - и Марк Гринграсс, и если против второго Том ничего не имел, то первый...
   - Итак, маглы весьма любезно выиграли для нас эту войну...
   - Вынужден вас поправить, мистер Селвин, - покачал головой Том. - Эту войну мы проиграли.
   - Что?!
   - Проиграли, - с нажимом повторил Том, - и когда я говорю "мы", я подразумеваю Британскую Империю.
   - Мой юный друг, я понимаю, что молодости свойственна сила чувств, а ужасы минувшей войны не могли не повлиять на умы вашего поколения, но всё же, откуда столь... неожиданные выводы?
   - Что ж, вот вам факты, - покровительственный тон старикашки откровенно злил. - Вы бывали в Палестине?
   - Как-то не случалось.
   - Я был там совсем недавно - по делам службы - и могу вам сказать: Палестины нет. Есть Эрец Исраэль... и наша администрация ещё не вылетела оттуда лишь потому, что в наступающем году нам и так придётся оттуда уйти. То же самое творится и в Индии - только там ещё есть призрачный шанс сохранить хоть какое-то влияние. Южная Африка... О, это отдельный разговор - как раз сейчас там приходят к власти те, кто в детстве на собственной шкуре испытал гостеприимство Китченера... Но это всё, строго говоря, пустяки. Пока в наших руках остаются Гибралтар, Суэц и Сингапур, империя останется империей... Если, конечно, не учитывать свободу торговли.
   - Свобода торговли - одна из важнейших ценностей нашего общества! - возмутился Селвин. - Это понимают даже маглы!
   - То-то у нас ковры-самолёты запрещают... - хмыкнул Том. - Свобода торговли в пределах империи у нас была. Теперь она есть не только у нас... А у кого самый большой торговый флот? Реально, а не на бумаге?
   Селвин, кажется, начал понимать, к чему клонит Том.
   - Маги не зависят от магловских судов... - заявил он, однако Том снова перебил его:
   - Мы оба прекрасно знаем, что это не так - мы покупаем у маглов более семидесяти процентов продовольствия... А Великобритания давно уже зависит от колоний. Но имперские торговые соглашения больше не действуют...
   Вот тут старый Селвин скис - его семейство много лет торговало с раджпутскими магами, и пускать на свою делянку кого-то ещё не желало...
  
   - Мистер Риддл, вы позволите задержать вас на несколько минут? - окликнул его у самого камина старший Малфой.
   - Почему бы и нет? - Том остановился. - Полагаю, вас беспокоит новое увлечение Абраксаса? В таком случае могу вас заверить, что это даже безопаснее квиддича. Тем более - для мага...
   - Рад слышать, но это не всё, что я хотел с вами обсудить, - кивнул Малфой. - Ваши предложения оказались весьма неожиданными и необычными, хотя и не лишены смысла - в отличие от большей части того, что проходит через Визенгамот. Но если вы собираетесь заинтересовать ими Дамблдора...
   - Если бы вы внимательнее изучили внесённые нами предложения, мистер Малфой, вы бы заметили, что с идеями Дамблдора они имеют мало общего. Исчезающе мало, я бы даже сказал... И чем меньше он об этом знает, тем лучше для всех, включая и его самого.
   - Кстати, а что вы скажете о нём самом?
   - Сложная личность... - задумчиво протянул Том. - Кое в чём он, конечно, прав, но другая часть его идей - полная чепуха. Не знаю, как, но он ухитрился сохранить изрядную долю юношеского максимализма, но при этом стать циничным интриганом... а подобное сочетание не может быть устойчивым. К тому же после победы над Гриндевальдом он получил его палочку...
   Недосказанность повисла в воздухе - слухи о том, что Гриндевальд владел той самой Бузинной палочкой, ходили давно, а самому Тому было отлично известно, что это правда. А ещё всем было известно, что Том своими глазами видел тот бой, и раз уж он упомянул палочку...
   А ведь эта палочка и сама будет втягивать Дамблдора в авантюры, пока тот не сообразит от неё избавиться - а он вряд ли это сделает - или не умрёт. И всё это произошло бы и само по себе... А теперь, когда он почти что открытым текстом подтвердил эту историю, проблем у Дамблдора резко прибавится.
   - Что ж, не смею вас задерживать, - обозначил намёк на поклон Малфой, - и буду рад вас видеть в любой момент...
   - Взаимно, - и Том шагнул в зелёное пламя.
  
   - Как прошло заседание? - спросила Глинда, не отрываясь от чистки ружья.
   - Как и ожидалось, - хмыкнул Том. - Смотрю, обзавелась новой волшебной палочкой?
   - Пока нет, - Глинда тяжело вздохнула. - Видишь, какой-то урод стволы покорёжил? Хорошо ещё, у самого дула...
   Взмах палочки, неразборчивая формула - и на стволах, брызнув искрами, появился глубокий разрез.
   - Ну вот... - протянула Глинда и снова полоснула палочкой по стволам. На этот раз - снеся их вместе с куском ложа.
   - Так-то лучше, - удовлетворённо заметила Глинда, - Секо!
   - Всё-таки, магия - это вещь, - хмыкнул Том. - Несколько минут - и обрез готов... Вот только зачем он тебе?
   - Пригодится, - пожала плечами Глинда. - Обрез, знаешь ли, лишним не бывает. Особенно при нашем образе жизни он не повредит... Потому как накоротке палочка против него не играет - обрез быстрее, как и пистолет, кстати. Но обрез убойнее, да и выглядит страшнее.
   - И откуда у тебя такие познания?..
   - Вообще-то, нас готовили на с случай высадки японцев... А ещё мой дедушка был бушрейнджером, но я тебе этого не говорила, - Глинда аккуратно смазала спусковой механизм и принялась собирать обрез. - Кстати, вас разве этому не учили?
   - Нас учили пользоваться всем, что подвернётся под руку, так что было не до подобных тонкостей, - Том взъерошил волосы жены. - Кстати, я тут подумал: а не протащить ли тебя в Хогвартс преподавать магловедение?
   - Ну, если хоть четверть того, что я слышала, правда - хуже от этого точно не будет, - Глинда пожала плечами. - Так-то я не против, но вряд ли получится.
   - Не попробуем - не узнаем, - пожал плечами Том. - Во всяком случае, пока нет нового учебника, говорить не о чем. А учебник как раз переписывают - кстати, с моим участием...
   - Не шутишь? - хмыкнула Глинда, убрав обрез в стол. - А впрочем, неважно, это всё равно дело не завтрашнего дня. Кстати, у этого парня ещё и две немецких штурмовых винтовки - вам не надо?
   - Мерлина ради, что за люди у тебя в друзьях?
   - Самые разные, - заверила мужа Глинда. - И очень интересные... Но не очень законопослушные, откровенно говоря. Официально я вас точно не буду знакомить, но если что - обращайся...
   - Надеюсь, до такого всё же не дойдёт, но спасибо, - хмыкнул Том. - Между прочим, командир обещал неделю отпуска - может, куда-нибудь съездим?
   - Например, в Швейцарию - там моя подруга живёт, и давно зовёт в гости, - предложила Глинда. - К тому же, там много всякого интересного...
   - Только ковены этим никогда не поделятся, - отмахнулся Том. - Ты же знаешь, какие там порядки.
   - А кто говорит о ковенах? - изумлённо вскинула брови Глинда. - Нет, милый мой, всё будет гораздо интереснее...
   Том успел неплохо изучить жену и прекрасно понимал, что примерной домохозяйки из неё, к счастью, не получится. Не то, чтобы она влезала в приключения... Но покойный шкипер Райли возил не только те грузы, что были занесены в декларацию, а его жена вела всю переписку и участвовала во всех его делах. А обрез при всём желании причислить к Непростительным не получится...
   - Опять твои тёмные делишки? - Том подмигнул. - Что ж, согласен и даже не спрашиваю, что у тебя на уме...
  
   Даже самая лучшая мысль вредна, если приходит не вовремя. Чем эта мысль несвоевременнее, тем охотнее её поддержит начальство.
   Всё это Том отлично знал и потому не удивился, когда за пять дней до Рождества Оуэна осенила мысль испытывать подвесные системы на вышке. Идея неплохая, но имевшая один недостаток - парашютной вышки у отряда не имелось. Прюэтта это не остановило - такие пустяки вообще не могут остановить британского офицера и джентльмена - и за четыре дня до праздника отряд обзавёлся кучей стальных труб... Которых на сколь-нибудь приличную вышку не хватало.
   Положение спас Роулинг - их радист, как оказалось, до войны учился на архитектора и первым делом вспомнил про радиовышку в Москве, а в попытке объяснить, о чём речь - про старые американские линкоры. Единственное, что понял из его речи Том - вышка у них будет. Вопрос в том, кто всё это будет строить... Хотя о чём это он? Всё предельно ясно...
   - Ну что ж, джентльмены... - Прюэтт кровожадно потёр руки. - Приступим!
  
   С помощью автогена, трансфигурации, Мерлина, военных инженеров, а также обширных познаний в их интимных отношениях между собой к сочельнику тридцатиметровая вышка всё-таки была построена.
   Местное население, всё это время предпочитавшее наблюдение за стройкой пабу, разразилось аплодисментами.
   Том, мрачно глядя на зевак, курил и тихо радовался, что его это всё не касается - пусть даже всего на неделю...
   Потому что приказ уже подписан, и отменить его может только война. И теперь, как только он сдаст дела Джерри и выйдет за ворота, начнётся его отпуск - и пока он не кончится, все могут выстроиться в очередь и поцеловать его в зад!
  

17. Winter wonderland


   Элис Хмелевски, подруга Глинды, невысокая крепко сложенная шатенка, присвистнула, увидев гостей.
   - Честно говоря, Глинда, я не думала, что ты хоть когда-нибудь к нам выберешься, - сказала она. - Да ещё и вместе с мужем - новым, к тому же...
   - Однако же я здесь и с мужем, - Глинда обняла подругу, - знакомься - Том Риддл, по матери - Гонт, если тебе это что-нибудь говорит.
   - Вот даже как... - Элис внимательно разглядывала Тома. - Войцех, конечно, рад не будет...
   - Рода Гонтов больше не существует, - покачал головой Том. - И я сам стараюсь не вспоминать о них.
   - Да глупость это всё, - отмахнулась Элис. - Ему просто кто-то из них недоплатил за работу... Ещё до войны дело было, он только работать начал - и тут такое! Ну ладно, устраивайтесь, Войцех к обеду вернётся...
  
   Войцех оказался рослым поляком лет тридцати пяти, болезненно-седым, с блёкло-карими, почти жёлтыми глазами. Похоже на последствия долгого употребления некоторых зелий, как-то упомянутых Слагхорном... Весьма "забавные зельица", за которые в Англии можно получить мешок галлеонов... Или Аваду в подворотне - до суда дело не дойдёт.
   Войцех был ведьмаком - охотником на тёмных магов. А ещё он был сквибом... И Том в очередной раз подивился идиотизму соотечественников, ставивших сквибов даже ниже маглов. Интересно, сколько таких чванливых глупцов на счету этого "жалкого сквиба"?..
  
   О делах Войцех рассказывал неохотно, а Том старался не приставать с расспросами - но кое-что о ведьмаках выяснить удалось.
   Как и кэлушарии Балкан, ведьмаки отсчитывали свою историю со времён до прихода римлян, однако изначально делали ставку на зелья и клинок, а потом и пулю. Ну и, в отличие от кэлушариев, их главной целью были маги и близкие к человеку магические существа, а разрушителей проклятий в их рядах почти не было. Кроме того, ведьмаки активно не ладили со всеми церквями Европы, которые платили им взаимностью.
   О себе ведьмак тоже не распространялся, однако у Тома сложилось отчётливое впечатление, что он имеет дело с коллегой, а уж когда Войцех упомянул, что предпочитает посох...
   - Прошу прощения за возможную бестактность, - сказал Том, - но не сможете ли вы преподать мне хотя бы несколько уроков боя на посохах? Я обладаю кое-какими навыками, но это искусство на Британских островах находится в упадке.
   - Я бы не сказал, что оно процветает на континенте, - вздохнул Войцех, - но да, дела здесь обстоят несколько лучше. Вы пробудете у нас неделю?
   - Да.
   - Устроим завтра утром небольшой спарринг, я посмотрю, что вы умеете - и от этого уже будем танцевать.
   - Танцевать? - переспросил Том.
   - Не обращайте внимания, просто такое выражение, - отмахнулся Войцех. - Тонкости перевода... В общем, вас такой план устраивает?
   - Полностью, - Том поднял стакан. - Что вы хотите в уплату?
   - Научите ваших учеников сражаться на посохах, - ответил Войцех. - Мне не хотелось бы, чтобы это искусство было забыто окончательно... Ну и, само собой, я не окажусь от огденского.
   - Принято, - Том протянул руку.
  
   Том продержался чуть больше получаса - но только потому, что Войцех явно старался заставить его показать всё на что он способен. Оказалось - не так много, как хотелось бы ему самому, но больше, чем ожидалось.
   - Ну что ж, база у вас есть, - сообщил Войцех, протягивая руку. - И неплохая, должен заметить. Подучить ещё несколько заклинаний и проёмов - и шлифовать... Полагаю, начнём после ланча?
   - Согласен, - Том принял протянутую руку, рывком поднялся.
   - Кстати, у кого вы учились, мистер Риддл?
   - У одного капрала по имени Илайя Смит. К сожалению, он ещё летом вышел в отставку...
   - Хм... Нет, не слышал. Но начали вы, я полагаю, с Абрахама Стивенсона?
   - Угадали. "О волшебном посохе", тысяча семьсот девяносто девятого...
   - Вам исключительно повезло найти это издание, мистер Риддл. Исключительно, - Войцех покачал головой. - Даже не буду спрашивать, где вам удалось найти такое чудо...
   Найти редкую книгу Тому удалось в библиотеке Блэков, но говорить об этом Войцеху он не стал. Во-первых, иностранца Блэки точно не пустят, а во-вторых, не факт, что пустят его самого... Крэббы всегда славились упёртостью и злопамятностью, а у Ирмы наверняка имелся хитрый план относительно Вальбурги - разумеется, совершенно идиотский. Умом Крэббы никогда не славились... Иначе бы она давно сама сообразила, что Эл Нотт - куда лучшая партия, чем Орион Блэк.
  
   Магическая Швейцария очень сильно отличалась как от магловской, так и от всех остальных стран. Собственно говоря, её и не было - как когда-то магловская Швейцария была союзом независимых кантонов, так и магическая по сей день оставалась конгломератом независимых ковенов и родов. Никакого Министерства магии, разумеется, не было, все глобальные вопросы решал совет мейстеров - глав ковенов, а на своей земле каждый ковен устанавливал собственные законы, как правило - довольно снисходительные. По этой причине Швейцария пользовалась любовью разных мутных личностей вроде молодого Дамблдора, несомненных сволочей, подобных его бывшему другу, всевозможных авантюристов... И наёмников, конечно. Боевые маги-наёмники приносили ковенам больше половины их доходов и пользовались заслуженным уважением по всему миру.
   Кроме швейцарских отрядов, здесь можно было встретить банды со всех уголков мира - и даже разные школы магии стоили внимания. Пусть никто не станет раскрывать секретов мастерства - даже привычные и элементарные вещи могут оказаться откровением для чужака. Конечно, не стоит рассчитывать на что-то особенное, но и мелочи могут оказаться полезны... Особенно если твой противник от тебя их не ждёт.
   Собственно, именно так и получилось с Войцехом - никаких тайн ведьмаков, благо, для Тома они не имели никакой ценности, только посох... Но вполне возможно, что однажды это спасёт ему жизнь.
   Однако, помимо всего этого, в Швейцарии хватало всякого интересного. И не только в магической, которая сама по себе была весьма необычной - одни горные лыжи стоили многого. Нет, Том умел ходить на лыжах и при этом стрелять - но всё это было совсем не то... Всё это и близко не стояло рядом со стремительным полётом по склону среди хитроумно расставленных вешек, бьющим в лицо ветром и рвущейся из-под лыж сверкающей волной снега.
   Слалом привёл Тома в восторг... Но, впрочем, не настолько, чтобы забыть обо всём остальном. Посох, зелья (в Англии гарантировавшие очень большие проблемы), заклинания, привычные для Альп, но незнакомые англичанину...
   Но всё это могло подождать - Том всё-таки собирался отдохнуть. И отдыхал с размахом - насколько хватало сил, а их хватало...
  
   - И как вам Швейцария, герр Риддл? - Войцех поднял посох.
   - Познавательно, - Том раскрутил посох, создавая щит, - хотя видал я и более чудные края...
   - Да, ваше имя на слуху в определённых кругах... лорд Волдеморт, - Войцех выбросил окутавшийся молниями посох вперёд.
   - Пройденный этап, - посохи с треском столкнулись. - Не стану лгать, что забытый... Но пройденный. Humanum errare est... Или вы хотите сказать, что не ошибались ни разу?
   Посохи разлетелись, оставляя дымные следы. Перехватив посох на манер винтовки, Том попытался ударить остриём - почти достал, Войцех увернулся в последний момент... А секунду спустя уворачиваться пришлось самому Тому - Войцех едва не достал его заклинанием.
   Снова треск удара и искры впустую истраченной магии - Войцех отпрыгнул, использовав посох для упора.
   - Неплохо для лайми, - заметил он.
   - Эй, Томми, так тебя и сяк, - продекламировал Том, - гони солдата прочь - но "мистер Аткинс, в добрый путь", когда играют сбор!
   - Вот как? - Войцех пригнулся, держа посох перед собой. - А мы с тобой похожи, англичанин...
   - Ну-ну... Может, кое-что общее у нас и есть - только разницы сильно больше. Ты наёмник, Войцех - и этим всё сказано. Тебе всё равно, на чьей ты стороне - разве что, возможно, с совсем уж законченными ублюдками не станешь связываться. Я - нет. Я служу своей стране...
   - И выполнишь любой приказ?
   - Знаешь, я видел очень много "просто выполнявших приказ"... И им это чертовски нравилось, - оскалился Том. - Чертовски нравилось фотографироваться на фоне сожжённых домов и повешенных детей... А потом плакали и рассказывали, что им приказали, они не хотели этого делать, но не смели ослушаться... Как же! Русские, кстати, на это не велись - случалось с ними сталкиваться, и черномундирную сволочь они всегда старались пристрелить... Да и наши солдаты с ними не церемонились.
   В отличие от генералов, но об этом Том упоминать не стал. Сам разговор ему не слишком понравился - уж очень смахивал на провокацию, да и слухи стали в последнее время ходить... И поэтому Том молча атаковал - и на сей раз пробил защиту.
   Войцех настолько восхитился способностями ученика, что научил его одной немецкой песенке про мага, с честью выходившего из всевозможных передряг благодаря волшебному посоху, на котором имелся нехилый набалдашник. Песенка предлагала настолько нетривиальные применения посоха, что Том пообещал себе научить ей Джерри - подобные шуточки были в его стиле...
   В том, что песенка известна Глинде, он не сомневался.
  
   Неделя пролетела незаметно - и была лучшей в жизни Тома. Всего неделя - но целиком и полностью принадлежащая ему и Глинде. Только им двоим... И это было потрясающе. Горы, незнакомая и такая удивительная магия, летящий в лицо снег, звонкий смех Глинды... Вот оно - счастье, истинное и чистое, о котором он когда-то не мог и мечтать. Ни приютский мальчишка, ни "лорд" Волдеморт, ни Томас Гонт никогда бы не поняли этого - понимал Том Риддл, и понимание это досталось ему дорогой ценой... Которую он заплатил, не колеблясь, и заплатил бы снова, предложи ему кто-нибудь вернуться в апрель сорок четвёртого.
   Но неделя прошла, пора возвращаться - а так хотелось задержаться здесь ещё немного! Впрочем, ничто не мешает им вернуться сюда в следующий раз - и, возможно, уже не на неделю... Хотя на такую щедрость начальства рассчитывать не стоит, но вдруг?
  
   Второе января тысяча девятьсот сорок седьмого года Том встретил на службе. Вышка, к его удивлению, всё ещё стояла и даже использовалась - более того, имелся приказ по воскресеньям пускать на неё всех желающих. Любой шпион непременно воспользовался бы таким случаем... И был бы жестоко разочарован - вышка стояла на отшибе, незаметно пробраться к особняку возможности не было, а с самой вышки ничего интересного видно не было. Да и зачем бы шпиону сюда лезть?..
  
   В части, как и во всём Литтл-Хэнглтоне, царила послепраздничная атмосфера, усугублённая отсутствием Прюэтта. Картина была настолько умиротворённой, что Том не выдержал. И объявил тревогу...
   Пронзительный дребезжащий звон прокатился по комнатам, вырывая солдат из объятий кейфа, и вышвырнул на плац, не позволив даже на миг задуматься - да и зачем? На построении всё скажут...
   - Итак, джентльмены, - начал Том, пройдясь перед строем, - медицина рекомендует чередовать периоды покоя с периодами активности, а деятельность физическую - с умственной, и мы с вами, следуя этой рекомендации, приступаем к деятельности физической. Бегом марш!
   Следующие минут сорок отряд нарезал круги по плацу, а Том бежал чуть в стороне, вежливыми пинками помогая собраться излишне расслабившимся.
   - Смирно! - рявкнул он, наконец. - Что ж, неплохо... А теперь, джентльмены, давайте-ка освежим в памяти строевые приёмы - и не думайте, что они вам ни к чему!
   Десантники поморщились - синхронно - но промолчали. Фантазия у Тома была богатой, и проверять на себе её возможности не хотелось никому... И потому до самого обеда отряд - за исключением часовых - занимался шагистикой и жонглированием винтовками.
   Разумеется, главной целью Тома было чем-нибудь занять людей, ибо бездельничающий солдат страшнее ядерной бомбы, но была и другая... И Тому было интересно, кто об этом догадается. Догадаться должны - дураков в SAS не держат... Тем более, что теоретические занятия он сегодня как раз этому и собирался посвятить.
   А ещё, чёрт возьми, стоило учитывать местные традиции, которые, естественно, пришлись солдатам по вкусу!
   В Литтл-Хэнглтоне не просто пили с Рождества и до Богоявления - по большому счёту, больше здесь и нечего было делать. Нет, каждый житель старше двадцати одного года был обязан каждый вечер выпивать три ярда эля - при этом на Рождество пили за Троицу, в новогоднюю ночь - за короля, королеву и наследника, а на Богоявление - за трёх волхвов. Во все остальные дни пили просто так - и хорошо, если просто эль, а не гнусное местное изобретение "Дары волхвов" - три стопки джина на пинту пива...
   Впрочем, война, тренировки или даже комиссия - а обед по расписанию, и отряд Том распустил вовремя, приказав явиться в зал инструктажа.
  
   Зал когда-то был большой гостиной, явно рассчитанной на танцы - но вряд ли прежние хозяева одобрили бы школьную доску на стене, заменившая поддельный гобелен, стащенные со всего дома стулья и, самое главное - новых гостей.
   - Вольно, джентльмены. Садитесь, - Том кивнул. - Не надо уметь читать мысли, чтобы понять: вы недоумеваете - зачем вам вся эта шагистика и прочая фигня, нужная разве что гвардейцам на параде? Что ж, я вам отвечу - но для начала задам один странный вопрос: какова наша реальная задача?
   - Охотиться на беглых наци, - выкрикнул кто-то. - Сэр.
   - Так... Кто это сказал? А, Роулинг... В общем, вы правы, но не полностью. Наша цель - не просто недобитые наци. Наша цель - недобитые наци-маги. И не только наци... А магл от заклинания может только увернуться. И, если вы не знали, строевые приёмы этому весьма способствуют... И, раз уж у нас сейчас теоретические занятия, мы как раз о заклинаниях. Для начала, джентльмены, мне хотелось бы услышать ваши выводы. Смею надеяться, данных для этого у вас хватает...
   - Для начала, - поднял руку Джерри, - почти все маги, которых мы видели, имеют весьма посредственную физическую подготовку. Да что там - похоже, ты один такой, да и то потому что вовремя к нам попал. Быстро выдыхаются, темп держать не умеют... Слушай, а магией можно себя усилить?
   - Можно, но у нас этого не умеют, - Том кивнул. - Но ты не вполне прав. Что касается наших соотечественников - да, так и есть. Но даже на континенте встречаются исключения - что уж говорить о других частях света! И поскольку я имел возможность сравнить несколько больше школ, чем здесь присутствующие... Короче говоря, я тут кое-что интересное в Швейцарии узнал и собираюсь этим с вами поделиться.
   И Том принялся рассказывать всё, что узнал о ведьмаках.
   В общем-то, тема могла быть любой - пока солдаты слушают лекцию, они уж точно не отправятся на поиски приключений, но ведьмаки беспокоили Тома больше всего. "Железный занавес" и прочее было, по мнению, полной чепухой - у русских предостаточно своих проблем, и пока они не разберутся с ними, ничего крупного затеять просто не смогут... А вот раскошелиться на услуги ведьмаков может кто угодно, так что шансов столкнуться именно с ними больше всего. Конечно, прочих наёмников сильно больше... Но ведьмаки всё-таки элита, а против элиты элиту же и выставят. Впрочем, про всех остальных он тоже забывать не намерен - даже если с ними не придётся столкнуться, это неважно. Потому что...
   - Мистер Блэк, вы опять задумались о бабах?!
   - Так точно, сарж!
  

18. Law and order


   Жизнь отряда шла своим чередом, и Том был этому весьма рад. Приключения - это, конечно, хорошо... Но с его карьерой рутина становится настоящей драгоценностью. Никуда не надо бежать, ни в кого не надо стрелять, можно просто спокойно заниматься делом... Ну, насколько вообще в армии вообще можно спокойно заниматься делом.
   В магическом мире тоже царило спокойствие - Визенгамот теперь соберётся только весной, а до того особого смысла интриговать не было. Даже в Хогвартсе всё шло своим чередом - Блэквуд спивался, Диппет чесал бороду, Дамблдор... Дамблдор уже успел с кем-то сцепиться. С кем именно - осталось неизвестным, труп нападавшего разнесло в клочья по всему Хогсмиду, однако в причине нападения Том не сомневался. Палочка... Она и сама по себе стала бы втравливать хозяина в неприятности, а уж после того, как некий сержант распустил слух, даже странно, что прошло так много времени. Что ж, пока всё идёт по плану, активно шевелиться даже вредно - зато можно спокойно разбираться с текучкой...
  
   Угольно-чёрная сова влетела в окно, вальяжно прошлась по столу и встряхнулась, наполнив воздух клубами сажи.
   - Сдурела?! - Том едва успел смахнуть со стола бумаги.
   Сова на это ответила пронзительным завыванием, сдёрнула с лапы записку, схватила карандаш и улетела на полку.
   - Твою же мать... - вздохнул Том, разворачивая записку. Наверняка от Лавгуда - у такого чудака и сова должна быть с приветом...
   И он, разумеется, угадал. Записка гласила: "Ваши выступления в Визенгамоте произвели неизгладимое впечатление, мистер Риддл. В целом я согласен с вами, но считаю необходимым встретиться лично и обсудить некоторые моменты, которые вы не затронули в своих выступлениях, но которые неизбежно следуют из ваших тезисов. Посему имею честь пригласить вас и вашу очаровательную супругу на обед в ближайшее воскресенье, если нужда семьи или службы не станет тому препятствием.
   С наивысшим удовольствием - Амадеус Лавгуд, эсквайр."
   Поговорить с Лавгудом явно стоило - он, конечно, был странным... Но Лавгуды всегда были такими, вот только недооценивать их не стоило. Лавгуды были очень старой семьёй, и за их кажущимся безумием скрывался отточенный разум и странные, а иногда и пугающие знания... И, в конце концов, идея с Чёрной Книгой Гвинеда исходила именно от них.
   Поэтому Том, не раздумывая, принял приглашение. Осталось отправить ответ... Но сова, вместо того, чтобы, как полагается почтовой сове, спокойно ждать ответа, запустила лапы в чернильницу и изображала на черновике то ли некое неевклидово пространство, то ли автопортрет Сальвадора Дали в глубоком запое.
   - Прекратить, - негромко, но веско произнёс Том.
   Сова нагадила в чернильницу.
   - Смирно! - рявкнул Том.
   Сова подпрыгнула, издала какое-то икающее уханье, и застыла.
   - Вольно, - Том протянул сове записку. - Отнесёшь хозяевам.
   Сова, с грохотом сбросив на пол нож для бумаг, вылетела в окно.
   Проводив её взглядом, Том потёр висок, выругался и, собрав бумаги, отправился в библиотеку. Брэм там был, и можно было выяснить, что за безумную тварь наслал на него Лавгуд...
  
   Глинде идея навестить Лавгудов понравилась.
   - Как минимум, они довольно занятные ребята, - сказала она, - а если их получится перетянуть на нашу сторону, то и вовсе прекрасно.
   - Не уверен, что они вообще могут быть на чьей-то стороне, - хмыкнул Том, прикрыв глаза и пытаясь вспомнить имя младшего Лавгуда. Знакомых на Рейвенкло у него, в общем-то, и не было, а Лавгуд, к тому же, на курс младше, так что Том его и запомнил-то только из-за чудачества...
   Блондин в идиотской мантии предстал перед глазами, словно наяву, и Том скривился - сочетание фиолетового нескольких оттенков с чёрными и красными шнурами смотрелось дико, но сейчас в этом нагромождении виделось что-то знакомое...
   Том открыл глаза и помотал головой, пытаясь разобраться в пришедшей мысли - странной не менее, чем сам Лавгуд.
   Нелепая мантия была поразительно похожа на покрытую лентами одежду кэлушариев, а ещё больше - на одеяние сибирского шамана с гравюры в какой-то немецкой книге.
   Лавгуды - шаманы? Но шаманов на острове не было больше полутора тысяч лет... Или, во всяком случае, так считалось. Как дело обстояло в реальности - кто знает? В действительности всё не так, как на самом деле - Флитвик был совершенно прав, в этом Тому уже случалось убедиться. Далеко не всегда реальность соответствует общепринятым представлениям о ней, так что ничего невозможного в том, чтобы Лавгуды оказались шаманами, не было.
   Вообще-то, большинство английских магов считали Лавгудов просто дурачками, забывая о том, что все они поколение за поколением учились на Рейвенкло, где могли быть безумцы, но не бывало сумасшедших.
  
   Дом Лавгудов был столь же странным, что и его хозяева. С первого взгляда похожий на шахматную ладью, на второй он подозрительно напоминал башню Мартелло, и Тому как-то не хотелось проверять, насколько полно это сходство.
   - Приветствую, - Амадеус Лавгуд стоял на крыльце. - Очень рад знакомству, Сципион много говорил о вас...
   - Взаимно, - кивнул Том, - позвольте представить мою супругу Глинду.
   - Очарован, - Лавгуд распахнул дверь. - Прошу, проходите, моя жена приготовила потрясающий обед...
   - Ну, тогда и правда не стоит тянуть время, - улыбнулась Глинда, заходя.
   Внутри дом Лавгудов оказался чуть менее странным, чем снаружи - хотя именно что чуть. Впрочем, обставить столь необычный дом обычным образом всё равно не вышло бы... А Улимпо Лавгуд была не меньшей чудачкой, чем её муж. Но, с другой стороны, скучать Лавгуды не давали. С ними Том чувствовал себя легко и свободно, непринужденно перескакивая с темы на тему и обсуждая самые серьёзные вещи - вопиющая непристойность с точки зрения самозваных аристократов.
   Но более всего обсуждалась, разумеется, Чёрная Книга Гвинеда.
   - Разумеется, в чистом виде она нам не подходит, - заявил Лавгуд, - но ведь пользуемся же и мы, и маглы Великой Хартией? Пусть не напрямую, но всё же именно она до сих пор определяет наше законодательство... Нам в этом плане проще - наше общество меняется медленнее магловского, и некоторые законы прекрасно могут работать и сейчас.
   - Статус крови, например...
   - Именно! - торжествующе воскликнул Лавгуд. - Когда статусу крови не придаётся решающего значения, общество получается куда более здоровым, а талантливые маглорождённые могут реализовать свой потенциал.
   - На службе королю, - добавил Том. - Всё же это было задолго до Статута...
   - Хм... - Лавгуд прищурился. - В быту мы забываем об этом, но Министр Магии - точно такой же член Кабинета, как и любой из магловских министров. И точно также может быть отстранён, между прочим... Поэтому никаких препятствий для службы Его Величеству я не вижу. Да вы сами тому пример, а милейший Гораций и вовсе имеет честь состоять в свите Её Высочества. Вот кстати, а как в этом отношении обстоят дела в Австралии?
   Глинда неторопливо закурила, затянулась и выдохнула, и только после этого ответила:
   - Чистокровных магов в британском понимании в Австралии нет вообще. Магическая община Австралии невелика даже сейчас, а до тысяча семьсот девяносто восьмого года её вообще не было. Да и годов до шестидесятых это был, по сути дела, ковен... Естественно, никаких предубеждений на тему чистоты крови у нас нет, хотя за родословной, конечно, стараются следить. Что там творится у аборигенов, я вообще не знаю - маги у них слабые, иногда от сквиба не сразу отличишь, а все эти их племена... В общем, никогда их магией не интересовалась - это не маори, у которых можно многому научится.
   Глинда затянулась в последний раз, отправила окурок в пепельницу и спросила:
   - Мистер Лавгуд, всё же мне непонятно, как вы планируете сделать Чёрную Книгу основой законодательства?
   - Любовь моя?.. - Лавгуд искоса взглянул на жену.
   -Всё очень просто, - женщина пожала плечами. - На самом деле она уже там.
   - Весьма неожиданное утверждение...
   - Верно, однако, если вы не возражаете, я разъясню его, - Улимпо разлила чай, взмахом палочки отлевитровала на стол конфеты и продолжила:
   - Начать придётся именно с Гвинеда и Мерлина. Дело в том, что именно он был автором первого в Британии свода волшебных законов, который без больших изменений дошёл до нас в виде той самой Чёрной Книги. Мерлин и его ученик Артур сумели создать антисаксонскую коалицию кельтских королевств, но после смерти Артура она распалась - однако законы Мерлина благодаря ей распространились по всей Британии.
   Улимпо сделала паузу, отпила чая и бросила взгляд на гостей, ожидая вопросов.
   - Насколько я помню, современное законодательство восходит к Шотландскому уставу основателей Хогвартса? - не разочаровала её Глинда.
   - Верно, однако сам он является незначительно дополненной версией кодекса Дал Риады, к сожалению, целиком до нас не дошедшего. А он, в свою очередь - всего лишь перевод законов Мерлина на древнеирландский. Таким образом, сейчас действуют Шотландский устав, Статут Секретности и дополняющие их постановления Визенгамота... И вот тут и начинается самое интересное. Видите ли, в законах Мерлина ясно сказано, что, во-первых, ни один вновь принятый закон не должен им противоречить, а во-вторых, любой из них может быть отменён только плебисцитом...
   - Которого никогда не было... - чуть не оскалился Том. - Мерлинова борода, да это же просто атомная бомба!
   И даже хуже... Визенгамот и Министерство за свою историю породили чудовищное количество законов, актов, постановлений и инструкций - и противоречащих исходным законам среди них должно быть немало. Да и законы Мерлина - не Декалог, править их можно и нужно... Но никто этого не делал.
   - Миссис Лавгуд, примите мою самую искреннюю благодарность, - произнёс Том. - Я вижу, что наши планы нуждаются в серьёзном переосмыслении, поскольку в своём нынешнем виде могут привести к катастрофе. Ваши слова были чрезвычайно своевременными...
   Миссис Лавгуд неожиданно подмигнула.
   - Слушайте, а правда, что основатели Хогвартса были учениками Мерлина? - спросила Глинда.
   - Ну, достоверных сведений на этот счёт не осталось, но почему бы и нет? - пожал плечами Лавгуд. - Известно, что после смерти Артура Мерлин ушёл куда-то на север, в Дал Риаду. Известно, что к основанию Хогвартса Салазару Слизерину было не меньше ста пятидесяти лет, а достопочтенный Диппет не так давно встретил трёхвековой юбилей... Так что, как видите, ничего невозможного в этом нет. Другой вопрос, что о молодости Основателей почти ничего не известно - и не в последнюю очередь благодаря им самим...
   - Мистер Лавгуд, - Том покачал головой, - это просто поразительно. Если бы историю магии преподавали вы - она была бы любимейшим предметом всех учеников...
   - Ну, вообще-то Катберт - прекрасный учёный, - Лавгуд допил чай и снова наполнил чашку. - Но слишком уж увлечённый любимой темой, есть такое... Я слышал, вам предложили место преподавателя ЗОТИ? Я знаю несколько человек, которые, при необходимости, смогут помочь деньгами, и если мы предложим Катберту домик с парой домовых эльфов где-нибудь в тихом месте, он почти наверняка согласиться уйти на пенсию и спокойно работать над историей гоблинских войн.
   Том поперхнулся - уж очень точно совпадало это с его собственными планами и предложением Вальбурги. Нет, оно, конечно, напрашивалось, но совпадение всё равно было удивительным.
   - Я и сам об этом задумывался, - сказал Том, - но вы сейчас сильно упростили мне жизнь... И не только мне.
   - Всегда приятно сделать что-нибудь хорошее, - улыбнулся Лавгуд. - А тем более - если это ничего не стоит. Обращайтесь, как только устроитесь в Хогвартсе.
   - Обязательно, - кивнул Том. - Но всё это будет потом, а пока что не поделитесь ли какой-нибудь удивительной историей? Я слышал, ваша жизнь была весьма бурной...
   - Не настолько, как ваша, - вздохнул Лавгуд. - А вот Улимпо в своё время не повезло оказаться в Льеже. В четырнадцатом...
   - На самом деле - повезло, - вздохнула женщина. - У Людендорфа был большой отряд магов, которые накрыли Льеж антиаппарационным куполом и задавили камины... Сейчас мне всё это кажется увлекательным приключением, но тогда... Думаю, вы можете представить, каково было пятнадцатилетней девчонке спасаться на наспех поднятой дохлой лошади и с секретными документами в сумке. Отец остался в Льеже, и больше я его не видела - он записался в армию, и в девятнадцатом году умер - в одном из последних боёв получил какое-то хитрое проклятие, которое сработало год спустя... Собственно, тогда-то я и познакомилась с Амадеусом - он нам здорово помог тогда с делами.
   - Дорогая, ты преувеличиваешь, - улыбнулся Лавгуд. - На самом деле я был юн, наивен и бестолков, так что нам всем просто повезло...
   - В пятнадцать лет поднять инфернала, пусть даже на несколько часов?.. - одновременно с ним высказалась Глинда. - Простите, но я не понимаю, как вам это удалось.
   - Знаешь, когда рядом рвутся снаряды, даже у магла частенько вылезает доселе скрытый талант, - мрачно заметил Том.
   - Вот именно, - согласилась Улимпо. - Тогда у меня всё получилось только от страха - почти что стихийный выброс... И нет, больше я даже не пыталась, это не моё. Глинда, а может, вы что-нибудь расскажете? Говорят, вам довелось немало повидать?..
  
   Разговором с Лавгудами Том остался доволен - они прекрасно вписывались в его планы и могли стать отличными помощниками, даже не зная этих самых планов. Посвящать их в свои замыслы он пока что не планировал, но привлечь на свою сторону собирался как можно раньше. Несмотря на то, что Лавгуды слыли чудаками... И более того - именно поэтому.
   Большинство магов не принимали Лавгудов всерьёз - и совершенно напрасно. Феноменальные познания и привычная незаметность позволяли им исподволь влиять на общество, задавая курс на поколения вперёд. Да, медленно - но им и некуда было спешить... И действовали они крайне редко.
   Разумеется, о том, чтобы заставить Лавгудов что-то делать, речи быть не могло - но пока что их цели, кажется, совпадали с целями Тома.
   И да, они были шаманами.
   Вероятно, это объясняло всё. Или ничего не объясняло - с тем же успехом. Логика, здравый смысл и прочие полезные вещи просто не работали рядом с Лавгудами, и с этим можно было только смириться.
  
   Вернувшись домой, Том решил проверить отряд - и не прогадал...
   Вертолётчики при поддержке некоторых десантников проявили солдатскую смекалку, раздобыли два галлона самодельного бренди, употребили его и возжелали приключений. На поиски приключений предполагалось отправиться на "Фламинго", который к появлению Тома уже собирались выкатить из ангара.
   Протрезвляющее заклинание оказалось вполне пригодным для работы по площади - накрыть получилось всю компанию.
   - Итак, джентльмены... - Том с интересом разглядывал подчинённых. - Смирно! Что за хрень здесь творится?! Как вообще такое возможно, чёрт вас побери?! Сколько вы выпили, баррель? Ах, два галлона?! Два грёбаных галлона на девятерых?! Я ещё понял бы, если бы вас развезло хотя бы с пивного феркина, но два галлона?! Два грёбаных галлона на девятерых! Да вы что, штатские?! Вы, мать вашу, Специальная Авиационная Служба, элита вооружённых сил Соединённого Королевства - а вас, как последних штатских, развезло с такой мелочи! Позор! Я понимаю, если бы вы вылакали эти два галлона каждый, но это... Это отвратительно, джентльмены! Вы даже хуже пехоты, джентльмены! Это фантастически безобразно! Вот скажите, что вы собирались делать? Отправиться в воздушный круиз? Спикировать на Кремль? Просто выкатить самолёт? Вы вообще сами знаете, чего вы хотели? Полагаю, что нет... И, судя по кристальной чистоте ваших глаз, не затуманенных интеллектом, вы нуждаетесь в труде физическом... Вокруг поля бегом марш!
   Озадачив подчинённых, Том привычно трансфигурировал стул, уселся и принялся наблюдать за бегунами. Хорошо бы, конечно, было бы заставить их бегать в противогазах, но их под рукой не было, а посылать на склад некого, да и смысла уже нет. Но в следующий раз... В следующий раз придуркам будет гораздо интереснее. Право, жаль, что эта идея не пришла ему в голову пораньше - но и так неплохо. Тем более, что сейчас кто-нибудь сообразит...
   - Сэр, а сколько нам бегать?
   - До полного просветления, мистер Оуэн. Ну или пока мне не надоест... А мне - вот удивительное совпадение - сейчас решительно нечего делать!
   Ответом ему был всеобщий стон. Идеальная музыка для командирских ушей...
  
   Физическое воспитание затянулось часа на два, и закончилось тем, что явился Прюэтт и велел прекратить страдать ерундой и начинать готовиться к операции.
   - Так точно, сэр! - вытянулся Том. - Какого рода операция?
   - Содействие аврорату, - ответил Прюэтт. - Джентльмены, у вас есть час на то, чтобы привести себя в порядок и явиться на инструктаж. Ровно час и ни секундой больше. И не надо делать трагические глаза, мистер Блэк - на то, чтобы выкатить самолёт, у вас ушло куда меньше времени!
   Том почесал в затылке - с такими заданиями ему сталкиваться не приходилось. Их отряд и аврорат всегда существовали в параллельных плоскостях... И то, что они внезапно пересеклись, однозначно говорило: жизнь Тома Риддла была глубоко неевклидовой. Ну, не то, чтобы он этого и раньше не знал...
  
   Через час Прюэтт, грозно клацнув крышкой часов, заявил:
   - Как ни странно, все на месте... Что ж, приступим. Помощь аврорату потребовалась потому, что одно их расследование неожиданно вышло на ковен чернокнижников, давно и прочно окопавшийся на острове Мэйнленд. И когда я говорю "давно", я имею в виду - не менее века. И нам предстоит найти этих людей - если они ещё люди - и уничтожить их, используя весьма скудные сведения, имеющиеся у аврората...
   - Обычное дело, сэр, - безмятежно пожал плечами Джерри, - только что погода хуже, чем в Палестине...
  

19. Black Crow on a Tombstone


   Аврорат сделал всё, что мог - и не их вина, что этого было мало. Найти старый ковен, который не желает попадаться на глаза - работа не для них, чудо ещё, что удалось раскопать хоть что-то. Мэйнленд всё же довольно маленький остров, пусть и самый большой из Шетландских, и хотя искать их можно было долго - но всё равно меньше, чем по всей Великобритании...
   А Орден Чёрного Червя попадаться не собирался.
   Во всяком случае, никаких признаков его наличия Том не видел. Он, возможно, и не поверил бы аврорам, если бы не какая-то неправильность в магии, ощущаемая на острове. Словно едва уловимое зловоние, доносящееся откуда-то издалека... Что-то подобное он ощущал в Берлине - но здесь эта скверна была старой, въевшейся в камни и даже воздух.
   Ковен действительно был где-то здесь. Оставалось только выяснить, где именно...
  
   - Ваше мнение, сержант? - осведомился Прюэтт, разложив карту.
   - Они где-то здесь, - Том хлопнул по карте, - и если они действительно обосновались здесь так давно, они, скорее всего, приспособили какую-нибудь пещеру - тогда, вроде бы, это было модно. Но это если она есть. Если нет... Скорее всего купили и восстановили замок - вряд ли они были бедными ребятами, так что надо поднять архивы и поискать всякие мутные сделки того времени.
   - Наверняка всё зачищено, - пожал плечами Прюэтт, - но почему бы не начать с этого, если разницы никакой?
   - Сэр, а вы знаете, что на клерков "Обливиэйт" едва действует, а армейского писаря вообще не заколдуешь?
   - Ну, неуязвимость интендантов для ментальной магии - вещь известная... Но разве наш Джереми - не уникум?
   - Сэр, Джереми - уникум по любым меркам, - вздохнул Том. - Но вообще-то эти чернильные душонки ничем не проймёшь. Слыхали, как в Восточную войну русский писарь в Крыму наш десант в карантин засадил?.. Ладно, пойду я в архив - может, что-нибудь найду. И, сэр, я бы отправил Блэка облететь остров на вертолёте - может, что заметит полезного.
  
   Поиски Тома принесли результат, правда, несколько не тот, которого он ожидал. Замков никто не покупал, но несколько странноватых сделок с землёй нашлось. Часть их, притом большая, несомненно, была обычными махинациями, ещё одна покупка совершенно точно принадлежала магам, причём до сих пор, и их Том проверил первым делом - но искомое было где-то там. В этом Том был уверен, а интуиции он доверять привык.
   Воздушная разведка обнаружила несколько подозрительных мест, но, что интересно, с архивными записями совпадали не все. Что-то там было не так... И, значит, проверять их придётся самим. Как обычно...
   Том разложил карту, отметил на ней подозрительные точки и задумался. Картина получилась ничуть не менее подозрительной, чем отмеченные места, напоминая какой-то символ. Смутно знакомый символ - но Том не настолько разбирался в рунах и магической геометрии, чтобы сходу сообразить, что это должно значить. С одной стороны, символ почему-то не нравился, но с другой - он здесь уже не один десяток лет, и ничего за это время не случилось...
   Что ж, если вопрос нельзя решить своими силами - следует обратиться к эксперту, благо, таковой Тому был известен.
   Аккуратно перенеся символ на кальку, он ещё раз посмотрел на него, пожал плечами и достал ручку. Само собой, подробности Лавгуду знать совершенно незачем, но кое-что объяснить придётся... И, разумеется, получить санкцию командира.
  
   Санкцию Прюэтт дал мгновенно, едва увидел адрес.
   - Мог бы и сам догадаться, - сказал он. - Действительно, если кто-то и знает, что это такое, то только Лавгуд. Думаю, его вообще стоит привлечь к этому делу... Ну да это уже моё дело. Отсылайте, сержант.
  
   Наглая прюэттовская сова улетела с посланием, а Том снова разложил карту и снимки - стоило проверить одну догадку...
   То, что в некоторых местах колдовать легче, чем в других, маги заметили очень давно. Необычность этих мест ощущали даже маглы, считая их то проклятыми, то священными, и старались как-нибудь отметить... А лет двадцать назад один сквиб заметил, что подобные места расположены не случайно, а выстраиваются вдоль неких линий, которые он назвал лей-линиями и счёл потоками природной магии. Идея была далеко не общепринятой, но факт оставался фактом, и Том решил его проверить.
   Он успел несколько раз перепроверить схему, и к возвращению совы окончательно убедился: знак не был случайностью. Все точки лежали точно на пересечении лей-линий - именно там, где предпочитали селиться маги и магические существа. Слишком много совпадений для случайности, да и письмо Лавгуда это подтверждало.
   "Этот символ, - писал он, - является пиктским магическим глифом со значением отклонения или отвращения. При таком его изображении на местности он, по-видимому, должен скрывать нечто, находящееся в центре достроенной на его большей дуге окружности, и можно с почти полной уверенностью сказать, что это "нечто" - сид, волшебный холм..."
   Сид. Вот только этого не хватало... Том выругался - неважно, фэйри там обосновались, или чернокнижники смогли скопировать их защиту, но прорваться через неё будет непросто. А без помощи невыразимцев - и вовсе невозможно, в этом можно не сомневаться. Разве что Лавгуд поможет... Который, кстати, наверняка сам был невыразимцем, но с ним, хотя бы, можно было не опасаться разнообразных подстав, столь любимых Отделом Тайн. Но уж это решать не ему...
  
   Том сидел в машине и разглядывал холм. Холм, к счастью, его не разглядывал...
   Полчаса назад, когда он докладывал Прюэтту, идея съездить и посмотреть выглядела гораздо лучше, даже несмотря на то, что ехать и смотреть неизбежно предстояло ему. Так, разумеется, и вышло - и вот теперь он торчал в "Лендровере" и зарабатывал головную боль. "Глаз дракона" показывал крайне неприятную картину...
   На холме имелись чары - и это всё, в чём Том был уверен. Всё остальное определению не поддавалось, поскольку колдовать над этим холмом начали, похоже, ещё пикты. В результате образовалась такая безумная мешанина, в которой можно было спрятать всё, что угодно... И Орден Чёрного Червя в том числе. В любом случае, от этой гадости необходимо было избавиться, пока не случилось беды... А для этого всё равно придётся звать невыразимцев.
   Действие рунной связки закончилось, Том потряс головой и завёл мотор. Новый доклад вряд ли приведёт Прюэтта в восторг, но это уже его проблемы, а не Тома. Не отправит же он заместителя разбираться с невыразимцами... Разве что с Лавгудом, который уж точно нальёт.
  
   Прюэтт, выслушав рапорт, приказал Тому отдыхать. Том приказ выполнил, выпив аспирина с бренди и завалившись спать - "Глаз дракона" был столь же неприятной штукой, сколь и полезной, а ему надо быть в состоянии справиться с любой хренью, которая может найтись на холме...
  
   Проспать удалось часа три, но даже это помогло - голова, конечно, побаливала, но не слишком сильно, да и боль быстро слабела. За эти три часа явился Лавгуд с целым сундуком всякой непонятной фигни, солдаты отыскали кабак, а погода стала совсем уж непотребной.
   Ничего удивительного - солдаты найдут кабак где угодно, а шетландская зима омерзительна по определению... Но глухие тучи, тридцать градусов, дикий ветер и мокрый снег пополам с ледяным дождём, превративший грунтовки в кашу, по которой едва ползли "Лендроверы" - это уж слишком. Тем более - так вовремя...
   - Это не простая буря, - подтвердил опасения Тома Лавгуд. - Тут постарался лапландец, без сомнения... А значит, мы всё-таки нашли искомое. Мистер Прюэтт, вас устроит проход, или лучше ломать... о, простите, но проход не получится, придётся разносить всё. Часа два, если мне не будут мешать, а может, и больше.
   Прюэтт кивнул, и Лавгуд принялся за дело. Для начала он трижды обошёл холм против солнца, бормоча себе под нос - и вовремя. Стоило ему замкнуть первый круг, как над холмом появился грязно-белый туман и поплыл к подножию - Лавгуд замкнул третий круг буквально за секунду до того, как волна тумана докатилась до него. Докатилась - и застыла, бессильно клубясь.
   Лавгуд, однако, этим не удовлетворился и огородил холм жердями с верёвкой, на которой висели японские талисманы-офуда.
   Том, наблюдая за этим действом, только пожал плечами - удивляться было бесполезно. Это же Лавгуд... "Это же Лавгуд" - всегда говорил Флитвик, когда его ученик в очередной раз вытворял нечто странное - и к старшему это было применимо ничуть не меньше. А если вспомнить сову Лавгудов...
   Сова, словно по заказу, вынырнула непонятно откуда и уселась на голову чертившему некую замысловатую фигуру хозяину. Тот, закончив, встал в центре, поднёс руки к лицу - и всё вокруг неожиданно заполнило гудение варгана. Лавгуд принялся крутиться на месте, сова на голове расправила крылья, задрала хвост и с завывающем уханьем крутилась в противоположную сторону, а десантники смотрели на всё это...
   - В рот мне ноги!.. - глубокомысленно изрёк Джерри и приложился к фляжке.
   Это прозвучало настолько всеобъемлюще, что Том даже не стал одёргивать бойца - шедевр должен быть награждён... Или хотя бы не наказан.
  
   Сколько это тянулось, Том не понял - кто-то словно взял и вынул время из мира, а потом вставил обратно - Лавгуд неожиданно остановился, над холмом вспыхнуло и погасло радужное сияние, туман исчез, а воздух на мгновение подёрнулся рябью.
   - Готово, - сообщил Лавгуд, согнав сову с головы, - но внутри уже без меня.
   Склон холма рассекала глубокая щель, упиравшаяся в массивную деревянную дверь.
   Дверь снесли самой обыкновенной взрывчаткой, в проём отправили две гранаты и только после этого Том, Блэк и Прюэтт с палочками наизготовку проскользнули внутрь.
   - Люмос, - короткий коридор, упиравшийся в ещё одну дверь, совершенно пуст. - Риддл, есть что-нибудь?
   - Нет, сэр. Похоже, это просто тамбур, а на двери ещё больше чар, чем на внешней.
   - Просто замечательно... Нам взрывчатки-то хватит?
   - Хватит, там у нашего "Доджа" ей весь кузов забит, - отозвался Оуэн. - Нести, сэр?..
   Прюэтт смерил десантника недовольным взглядом, выражающим глубочайшее неприятие глупых вопросов.
   Через несколько минут второй взрыв разнёс дверь - похоже, вместе с парочкой инферналов , а три гранаты, судя пока крикам, достали кого-то живого. Живым он после этого вряд ли остался... Но чернокнижники - твари живучие, поэтому входить никто не спешил. Том, прижавшись спиной к стене, наугад выпустил несколько "Редукто", добавил очередь из "Стэна" и только после этого рискнул заглянуть внутрь.
   Инферналы там были - судя по весьма неаппетитной кляксе на стене, как минимум, один. Чернокнижник там тоже был - основательно посечённый осколками и гарантированно мёртвый. Ещё в комнате имелись стол, стойка с явно заколдованной шпагой, и две двери.
   - Похоже, они сюда аппарировали, - заметил Блэк, разглядывая комнату. - А вот эта штука должна мешать незваным гостям атаковать сходу... А там уже сторож за дело принимался. Так, вот тут должно быть что-то вроде комнаты отдыха, а проход дальше - та дверь.
   Саймон угадал - в комнатке справа обнаружились диван, столик с кофейником и бар - ко всеобщему разочарованию, пустой. А за второй дверью оказалась засада...
   Засаду, впрочем, ожидали и гранат не пожалели - но помогло это только отчасти. Один из магов смог поставить щит от осколков, а ещё двое спрятались за мебелью, так что заглянувший в проём Оуэн едва не словил сразу три "Авады".
   Очередь в кувырке дала эффект не больший, чем сопровождавшая её ругань, но внимание отвлекла - ненадолго. Блэку едва хватило времени аппарировать и вернуться с пулемётом...
  
   Пулемёт пятидесятого калибра с полной лентой зачарованных патронов сразу же поменял весь расклад. Зачистка подземелий из опасной работы стала просто утомительной, что, как ни крути, было гораздо лучше... Лучше галлон пота, чем пинта крови, как сказал однажды Зим.
   Подземелье, кстати, оказалось не особенно большим и довольно уютным - может, и не Торба-на-Круче, но никак не мрачные катакомбы. Всё, потребное для комфортной жизни, тут имелось, включая лабораторию с изрядным запасом зелий, солидную библиотеку и не менее солидную коллекцию артефактов... А также кассу, тоже достойную внимания.
   - Джентльмены, - озвучил общую мысль Джерри, - а ведь бобби-то ещё не в курсе, что мы тут?..
   - Не в курсе... - рассеянно отозвался Прюэтт.
   Том лишь кивнул, соглашаясь. Действительно, попади всё это богатство аврорам - и оно в лучшем случае окажется на чёрном рынке, а скорее, будет просто уничтожено. По правде говоря, кое-что действительно стоило уничтожить - но далеко не все... И уж точно такого не заслужила касса.
   - Значит, так, - Прюэтт потёр висок. - Тащите сюда вообще всё, что не прибито, а что прибито - отдирайте и тоже тащите, тут разберёмся. Оуэн, пиши протокол, только, ради Мерлина, не в стихах! Допишешь - минируй всё, чтобы тут ничего не нашли.
   - Так точно!
  
   Трупы и наиболее неприятные книги, зелья и артефакты стащили в ритуальный зал, свалили в кучу в углу, а Прюэтт прошёлся по ним Адским огнём. Всё остальное собрали в ящик из-под взрывчатки, поспешно, но тщательно зачарованный Прюэттом. Весьма своеобразно зачарованный - расширению пространства в этих чарах было уделено куда меньше внимания, чем маскировке... Что-то похожее Том видел пару раз в исполнении собственной жены, но у командира это получилось гораздо быстрее и мощнее, что вызывало весьма интересные вопросы. Правда, задавать их явно не стоило...
   Однако, был Прюэтт контрабандистом или подпольщиком, а Лавгуда он в стороне не оставил.
   - Мистер Лавгуд! - окликнул он консультанта. - Не желаете ли посетить нашу базу? В протоколе обязательно будет нужна ваша подпись, и будет удобнее, если вы свою часть отмените сразу...
   - Разумеется! - Лавгуд взмахнул руками. - Это было бы необычайно мило с вашей стороны!.. Надеюсь, я не доставлю вам неудобства?
   - Напротив, мы будем рады такому гостю, - заверил его Прюэтт. - Тем более, что вы могли бы поделиться с нами своими познаниями...
   - Майор, я хотел бы обратиться к вам с просьбой, - Лавгуд посадил на плечо сову, - не совсем обычной... Не позволите ли вы произвести взрыв мне?
   - Оуэн!.. - капрал вручил Лавгуду подрывную машинку, и тот со счастливым лицом закрутил ручку.
   Холм вздрогнул, кое-где земля провалилась, вход накрыло оползнем - и всё. Если Лавгуд надеялся, что холм разнесёт - зря... Но его восторга это никак не уменьшило.
  
   Все формальности были улажены за рекордные два часа, и команда вернулась в Литтл-Хэнглтон. Ящик остался незамеченным среди всех остальных, а зачем везти назад пустые ящики, никто не спросил...
   Ящик был торжественно вскрыт в столовой, и первым делом на стол полетел мешок с деньгами. Весьма солидный, даже больше, чем показалось в подземелье...
   - Тащите весы, - вздохнул Прюэтт. - Пересчитывать всё это мы будем до завтра в лучшем случае...
   Пересчитывать не стали, но разбираться пришлось - помимо галеонов в мешке обнаружились серебряные доллары конца прошлого века и десятка два солидных пачек пятидесятифунтовых банкнот
   - А хорошо живут чернокнижники... - присвистнул Блэк. - Тут тысяч двести навскидку, и это только фунтами. А столько галлеонов я вообще не видал. И это ведь не всё...
   В итоге в мешке оказалось полмиллиона галлеонов, двести двадцать тысяч фунтов и сто восемьдесят долларов. Сумма не запредельная - те же Малфои ворочали миллионами - но очень и очень неплохая и, что самое главное, неизвестная правительству. Не то чтобы Прюэтт собирался их присвоить... Но на службе бывает всякое, и нигде не числящиеся фунты могли оказаться именно тем, что спасёт операцию.
   Гораздо интереснее дело обстояло с артефактами и книгами - особенно с книгами. Конечно, самое "весёлое", наподобие Герпия, сразу отправилось в огонь, но и того, что осталось, вполне хватало для истерики у Министерства и невыразимцев. И не только их - Том был неплохо знаком с библиотеками многих старых семей, так что мог поручиться: "De vermis misteriis" в Соединённом Королевстве была в единственном экземпляре - у шетландских чернокнижников.
   - Теперь понятно, почему они так звались, - сообщил Лавгуд. - М-да... Надеюсь на ваше благоразумие, джентльмены - обращаться с этой книгой следует крайне осторожно. О, а вот и "Неназываемые Культы"! А вот эту книгу вам, друзья мои, необходимо внимательно изучить. Моя бы воля - я бы её в Хогвартсе сделал обязательной. Лучшего описания Тёмных Искусств и не найти...
   - Да уж, министерским крысам и впрямь не стоит знать о таких находках, - Прюэтт не без опаски достал следующую книгу. - Неужели здесь всё такое?..
   Разумеется, эти две книги так и остались недосягаемой вершиной, но и прочие были далеко не учебниками для первого курса. Нашёлся даже личный гримуар, который после недолгого совещания тоже отправился в огонь - его автора даже Гриндевальд счёл бы больным ублюдком без тормозов... И разумеется, все эти книги были запрещены в Британии, причём некоторые - вполне заслуженно. Весьма ценное приобретение для отрядной библиотеки...
   Похожая картина была и с артефактами - только здесь большая часть была не столько запрещённой, сколько для служебного пользования. Частным лицам они не полагались, но использовались теми же аврорами, а кое-что и вовсе входило в их снаряжение. Имелись и откровенно проклятые вещи - Тома особенно восхитил поддельный медальон Слизерина, взрывающийся по определенному слову - какому, выяснить так и не удалось...
   - Что ж, джентльмены, - подвёл итог Прюэтт, когда последний проклятый предмет полетел в ящик, - почти готово. Сержант, не хотите опробовать вашу карпатскую находку?
   Том прикрыл глаза, вспоминая жест, поднял палочку и произнёс:
   - Lux aeterna Purgatio!
   Вспышка получилась куда ярче, чем он ждал, и в тлеющем ящике остался неровный слиток, из которого тут и там выступали потрескавшиеся камни, угольки и недорасплавившиеся куски.
   - Поразительно! - восхищение Лавгуда было абсолютно искренним. - Всё же мир не устаёт являть нам поразительные вещи, взять хоть это заклинание или, к примеру, головоногого крокодила...
  

20. Tomorrow


   Сержант Том Риддл перевёл взгляд на календарь - да нет, всё правильно, второе апреля... Да и не склонен командир к дурацким шуткам.
   - Экзамен, сэр? - на всякий случай переспросил он.
   - Совершенно верно, экзамен, - подтвердил Прюэтт. - По особому распоряжению, но от того не менее официальный. Согласитесь, преподаватель-офицер смотрится куда лучше... Итак, сдав экзамен и получив звание, вы будете командированы в Хогвартс - да, это именно командировка, вы по-прежнему числитесь в штате. Догадываетесь, почему?
   Том догадывался - бульдоги под ковром ещё не успели сцепиться, и ситуация могла повернуться как угодно. В таких условиях лишняя страховка не помешает...
   - Так точно, сэр! - ответил он.
   - Вот и прекрасно, сержант. Комиссия, конечно, будет благосклонна... Но всё же советую использовать эти две недели с толком.
  
   Выйдя из кабинета, Том прикурил и глубоко затянулся. Экзамен на лейтенанта, надо же!.. Нет, он, разумеется, не против, но всё равно это довольно неожиданно, хотя и логично.
   В способности сдать экзамен даже без подготовки он не сомневался, однако и пренебрегать двумя неделями не стоило - где-то среди его бумаг был учебник по тактике... Докурив, Том бросил окурок, на лету уничтожил его и отправился к себе. Всё это следовало тщательно обдумать... Тщательно и спокойно, несмотря на то, что всё уже решили за него. В тех самых кабинетах, куда у него нет доступа... Пока. Но теперь этот доступ из абстрактной возможности становится вполне реальным, так сто действовать нужно быстро и точно - как и подобает SAS.
  
   - Эй, добрая волшебница Глинда! - крикнул Том с порога. - Твой муж скоро станет лейтенантом!
   - А генералом он стать не думает?! - отозвалась Глинда с кухни.
   - Возможно, что и станет... - протянул Том. - Я за обедом всё расскажу, ладно?
   - Но только вообще всё, - заявила Глинда, выглянув с кухни. - И на стол накроешь.
   Допускать мужа на кухню Глинда категорически не желала, так что он принялся за дело, в очередной раз поражаясь своей удаче. Конечно, его жена вовсе не была примерной домохозяйкой - но зато Том мог, не задумываясь, доверить ей прикрывать свою спину. Глинда ловко вела хозяйство - и не менее ловко налаживала связи с разными интересными личностями... При этом не позволяя аврорам даже догадаться о своём существовании.
   - Итак?.. - Глинда уселась за стол и подозрительно уставилась на мужа.
   - Всё очень просто - сержанта в Хогвартсе наше начальство сочло недостаточно внушительным, так что через две недели меня ждёт экзамен, лейтенантские погоны, а потом - командировка в Хогвартс. И при этом я остаюсь на службе Его Величества...
   - Неплохо, неплохо, - Глинда даже изобразила аплодисменты, пару раз хлопнув в ладоши. - Карьерный рост я могу только одобрить... Причём во всех направлениях. Кстати говоря, Вэл меня на одно дело навела, но нужна твоя помощь...
   - И что от меня потребуется?
   - Да ничего особенного, просто присмотреть за клиентом - что-то он мутит не то... Или это уже просто паранойя прорезалась...
   - Здоровая паранойя нам с тобой точно не повредит, - хмыкнул Том. - Ладно, давай своего клиента, попробую проверить...
   Клиент оказался зельеваром из Лютного - а значит, мутил что-то не то по определению. Вопрос был в том, насколько именно "не то", но выяснить это было несложно...
   - Всего-то? - хмыкнул Том. - Могу хоть сейчас Малфою написать, он эту публику неплохо знает. И, что важно, мне он не станет задавать вопросов.
   - Пиши, - согласились Глинда. - Дело, может, и не срочное, но тянуть тоже нельзя.
   Сова отправилась к Малфою уже через полчаса, а ещё через час с небольшим вернулась с запиской: "Сволочь, но терпимая".
   - Значит, дела вести можно, - заключила Глинда. - Сколько у нас таких клиентов было... Ладно, мы встречаемся у лавки Костаса через два часа, так что имей в виду...
   - Само собой, - Том подмигнул, - меня никто не увидит...
  
   Встреча в Лютном прошла на отлично - клиент рыпаться либо не собирался, либо не рискнул. Зато появился отличный повод навестить Борджина - кое-что из своей доли добычи Том собирался продать, и стоило посмотреть, что нынче в цене... Но именно сегодня его вела судьба. Или Магия - так самая, в которую верили некоторые.
   На витрине лежал медальон Слизерина. Настоящий медальон Слизерина, его реликвия... На которую уже нацелилась Хепзиба Смит - всем известная старая дура, считавшая себя антикваром.
   - Я покупаю, - Том поднял медальон. - Сколько?
   - Молодой человек!.. - возмутилась Хепзиба.
   - Триста галлеонов, - Борджин явно не представлял себе, что у него в руках, а Том не видел никаких причин этим не воспользоваться. Выписав чек, он бросил его на прилавок, взял медальон и прошипел:
   - Откройся!
   Медальон с тихим щелчком раскрылся, демонстрируя герб Слизерина - серебряный Уроборос в зелёном поле.
   Хепзиба охнула и демонстративно схватилась за сердце. Борджин судорожно вздохнул, осознав, что он продал и сколько это стоит на самом деле. Исключительно довольный собой Том защёлкнул медальон, взял Глинду под руку и нагло удалился...
  
   - То есть ты - прямой потомок Слизерина?!
   - Не совсем, но других всё равно нет, - Том снова открыл медальон. - Так, сделал он его уже после основания Хогвартса, раз таки ещё и его герб... А это что?
   - Кажется, это тоже открывается, - Глинда провела пальцем по краю створки. - Ну-ка, попробуй опять пошипеть...
   Оба герба неожиданно откинулись в стороны, открыв портреты мужчины и женщины в необычной одежде.
   - Если мне не изменяет память, так одевались византийцы... - протянула Глинда, осторожно поднеся медальон к лампе. - Так, а вот и надпись... Ух ты! Знаешь, что тут написано? "Благослови Господь давших мне жизнь и знания" по-гречески. Похоже, это его родители...
   Том разглядывал портреты, пытаясь как-то уложить в голове увиденное. О Салазаре Слизерине было известно немного - и Тому больше всех - но даже ему было трудно представить Слизерина носящим медальон с портретами родителей... Тем не менее, медальон был. И портреты были.
   - А мы, оказывается, слишком плохо думали о Салазаре, - хмыкнула Глинда, уткнувшись подбородком в плечо мужу. - Не такой уж он и мерзавец был, оказывается... Не больше, чем его современники.
   Том улыбнулся, погладив её по голове. Салазар преподнёс потомкам очередной сюрприз? Он и при жизни был весьма своеобразным человеком... Так что ничего удивительного, что он и спустя тысячу лет после своей смерти ставил магов в тупик.
   - Жизнь полна сюрпризов, - задумчиво сообщила Глинда, - и это её главное достоинство, правда?
  
   Жизнь, конечно, полна сюрпризов, но чаще всё же чаще движется по накатанной колее. Служба продолжалась, Том исправно гонял солдат, перечитывал уставы и наставления и ждал. Две недели - не такой уж большой срок, а сделать за это время предстояло немало... Да ещё вопрос, кто будет в комиссии - в армии всё ещё предостаточно идиотов с мечами на погонах, от которых можно ожидать всего. Завалить, может, и не завалят, но нервы вытянут и свитер свяжут... Нет уж, лучше готовиться ко всему.
   И Том готовился - в основном зубря уставы. На память он никогда не жаловался, но подробности стоило освежить - в конце концов, шагистикой ему заниматься давно не приходилось - всё больше занимать других... Да и вообще, уставы писали умные люди и лишний раз перечитать всегда полезно.
  
   Две недели пролетели, и Том предстал перед комиссией. Блистающей орденами, титулами и генеральскими физиономиями... Правда, оба генерала явно не сидели всю войну в штабе, полковник казался знакомым... Ну а не узнать блондинку из Отдела Тайн было невозможно.
   Последним членом комиссии был сам Прюэтт - видимо, ещё одного мага под рукой не оказалось. Правда, Тома это ничуть не успокоило - фаворитизма командир не выносил и придираться будет тщательно. Ну...
   - Мистер Риддл, - начал генерал постарше, - всем, здесь присутствующим, известны ваши таланты, однако порядок есть порядок... Поэтому поблажек не ждите - вам ясно?
   - Так точно, сэр! - бодро гавкнул Том, и экзамен начался.
   И уж лучше бы это был новый рейд в логово чернокнижников...
   Поблажек не просто не было - комиссия насела на Тома и не слезала до самого вечера - но вышел из комнаты уже лейтенант Риддл. Вымотанный, но весьма довольный собой и жизнью. Офицерское жалование в этом играло не последнюю роль... Но всё же отнюдь не главную.
   Дорога в Хогвартс открыта, и остановить его уже никто не сможет. Даже если Дамблдор вздумает дать задний ход, ничего у него не выйдет...
   Диппета Том в расчёт не принимал - директор почти ничего не решал ещё до войны, а теперь и вовсе свалил всё на заместителя. Дамблдор, конечно, себе на уме, но ссориться с Короной даже ему не с руки... Значит, уже сейчас пора готовиться к новой работе - не являться же в Хогвартс с пустыми руками? Да и дети - всё-таки не солдатня, с ними надо аккуратно... Хотя принцип тот же.
  
   Дома Том не успел сказать ни слова - Глинда с радостным воплем бросилась ему на шею.
   - Молодец! - выдохнула она ему в ухо. - Я в тебе не сомневалась!
   - Ну ещё бы! - фыркнул он в ответ, взъерошив Глинде волосы. - Я же Том Риддл, единственной и неповторимый!
   - Как всё прошло?
   - Ну, гоняли меня долго и упорно, но так и не догнали, - ухмыльнулся Том. - Но такой комиссии ты бы и в Оксфорде не увидела... Целых два генерала и невыразимец - это тебе не шутки! Да и Прюэтт... В общем, так или иначе, а я теперь лейтенант. И это прекрасно...
   Прекрасно - но офицерские погоны обязывали по многому, и Том не обольщался - неприятностей новое звание гарантировало множество. Правда, и возможностей давало немало... Даже лейтенанту - ведь когда-то и генералы были лейтенантами.
   - Давай устроим вечеринку? - предложил Том, снова взъерошив волосы Глинде.
   - А давай!
  
   - Лейтенант Риддл, поздравляю, - Прюэтт протянул руку. - Надеюсь, вы на меня на в обиде за вчерашнее.
   - Никак нет, сэр! - бодро отозвался Том, пожимая руку. - Я всё понимаю, сэр - служба...
   На вчерашнее упорство и попытки его завалить Том действительно не обижался - во-первых, на начальство обижаться бесполезно, а во-вторых, Прюэтт, вцепившись в него, отвлёк внимание генералов. Ну и заставил поработать мозгами, не без этого.
   Пройдясь по базе и убедившись, что всё в порядке, Том уселся за свой стол и со вздохом принялся за бумаги. Ну кто бы сомневался - жалоба на Блэка. В очередной раз - пятый или шестой... И будет ещё больше - не говоря уж о том, что офицеру приходится изводить бумаги куда больше, чем сержанту. Просто Саймон Джошуа Блэк отличался буйным нравом и крайней изобретательностью, которые охотно применял - с вопиющим результатом. Именно вопиющим - никакого другого слова Том подобрать не мог. И сделать, кстати, тоже - чудеса военной бюрократии не позволяли отправить паршивца в карцер, чем он и пользовался...
   Дочитав жалобу, Том бросил её в коробку для Прюэтта - раз Блэк не пойман на месте, то и разбираться с ним предстояло командиру. Всё же в умелых руках бюрократия - поистине благодетельная сила... Вздохнув, Том принялся за следующий документ. Бюрократия, мать её...
  
   Как известно, лучший отдых - смена деятельности, и Том, отложив последний документ - устрашающего вида инструкцию по предупреждению венерических заболеваний - отправился в обход. По идее, личный состав сейчас должен был заниматься самообразованием - а вот чем он занимался по факту, следовало выяснить... А затем объявить построение и ознакомить с той самой инструкцией - как будто это поможет и солдатня перестанет гоняться за каждой юбкой.
   В доме, как ни странно, не было никого, кроме дежурного, с умным видом пялившегося на телефон, и это было подозрительно. Ещё более подозрительным было его сообщение, что все ушли на стрельбище - это было чревато неприятностями...
   Стрельбище размещалось на отшибе, из дома - а тем более из кабинета Прюэтта - не просматривалось и потому зачастую использовалось для решения разнообразных вопросов. До "несчастных случаев" со стрельбой дело, к счастью, пока не доходило... Но драка там или намечалась, или уже шла полным ходом.
   Однако на стрельбище происходило нечто гораздо более удивительное - солдаты действительно занимались самообразованием. Если точнее - изучали историю огнестрельного оружия на примере мушкета...
   - Вольно, джентльмены, - махнул рукой Том, когда вся компания, завидев его, вытянулась. - Оуэн, если не секрет, где вы раздобыли это устройство?
   - Дядя одолжил из своей коллекции, - сообщил Оуэн, - сэр. Присоединитесь? Мы только начали...
   - А почему бы и нет? - венерическая инструкция могла и подождать вечернего построения, а мушкетов Том живьём до сих пор не видел.
  
   Выступление Оуэна оказалось неожиданно интересным, да к тому же завершилось стрельбой - и Том проникся немалым уважением к предкам. Просто стрелять из него было делом не слишком простым, а уж стрелять прицельно и при этом попадать... Не говоря уж том, что заряжать мушкет приходилось почти минуту с тлеющим фитилём в зубах - причём в самом буквальном смысле. Слетевший с курка фитиль Оуэну пришлось зажать в зубах - и, на взгляд Тома, слишком близко к тлеющему концу. На взгляд Оуэна, судя по гримасам - тоже... И стрелял он куда громче современной винтовки - так, что в ушах звенело. Каково было самому стрелку, можно было легко представить - а при том, что возможности заткнуть уши ватой у мушкетёра не было, предкам Том искренне сочувствовал.
   Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и Том, дождавшись, пока Оуэн вычистит и упакует мушкет, сообщил:
   - Так, джентльмены, с самообразованием на сегодня закончено, поэтому приступим к образованию. Все на плац, немедленно!
  
   Солдаты стояли на плацу и преданно поедали взглядами Тома. Том, стоявший перед строем, торжественно и с выражением зачитывал "Инструкцию по предотвращению распространения венерических заболеваний среди военнослужащих". Инструкция была длинной, заунывной и составленной в таких выражениях, что каждый пункт хотелось закончить словами "Помилуй меня, грешного"... И, разумеется, почти бесполезной - всё-таки хоть какое-то развлечение... Нет, серьёзно - бордели с инфицированным "персоналом", сказочка ещё прошлой войны, там упоминались . Можно подумать, диверсантам на вражеской территории делать больше нечего, кроме как по борделям шляться... Лучше бы, наконец, прислали инструкцию по работе в облучённой местности, а то пока что единственное, что можно сказать - от неё лучше держаться подальше. Прошлогодняя история с демонической бомбой у американцев, помнится, впечатлила всех, особенно Прюэтта...
   Все эти размышления ничуть не мешали Тому зачитывать инструкцию, а личному составу - внимать, шёпотом комментируя особо удачные пассажи. Некоторые из них Том, кстати, даже переписал в любимую чёрную тетрадь - уже четвёртую - настолько они напрашивались в какой-нибудь отчёт...
   Поскольку рано или поздно кончаются даже министерские инструкции, вскоре Том распустил подчинённых и вернулся к себе. Визит столь впечатляющего общества не мог не вызвать панику у снабженцев, этим надо было пользоваться, пока они не успокоились, для чего откопать список необходимого... А куда он делся, Том представлял весьма смутно. Список был составлен ещё неделю назад, но пришлось его отложить - зато теперь был шанс выбить что-то сверх того. Плохонький, правда, шанс...
  
   Завтрашний день планировалось посвятить прыжкам, и Том возвращался домой в приподнятом настроении. Снова в небо... И ведь как-то надо будет выкраивать в Хогвартсе время на прыжки - всё остальное он и на месте может себе устроить, но прыжки... Даже вышка не подойдёт, да и строить парашютную вышку в Хогвартсе ему никто не даст - больше того, он и сам за это не возьмётся.
   Воспоминания о прошлогоднем аврале были слишком свежи.
   Впрочем, рассуждать о том, что готовит абстрактный грядущий день, можно долго - а вполне конкретный завтрашний сулил немало нервотрёпки, несмотря на любимое занятие. У ж слишком довольный вид был у командира, когда он отдавал приказ - несомненно, он что-то задумал... А любая командирская задумка всегда оборачивается головной болью для личного состава. И особенно - для младших командиров, которым эти идеи придётся исполнять - и следить за тем, чтобы солдаты не проявляли солдатскую смекалку в самый неподходящий момент. Потому что они наверняка так и сделают - и тогда может быть всё, что угодно...
  
   Солдаты ничего особенного не натворили - только неведомо зачем украсили борта "Фламинго" красно-белыми португальскими крестами прямо поверх штатных ронделей. Краткое расследование не выявило ни мотива, ни виновных, в результате чего Том устроил всему отряду разнос, проверил снаряжение и приказал грузиться в самолёт, пообещав нечто ужасное... И, прежде чем подняться на борт, отловил техника и велел взять со склада противогазы - на всех - и принести их на поле.
   Наконец, "Фламинго" оторвался от земли, набрал высоту и лёг на курс. Пять минут - и выброска начнётся... А на земле "художников" будет ждать сюрприз. Замечательный сюрприз... Что бы там ни замышлял Прюэтт, у него получится лучше.
   Вспыхнула зелёная лампа, открылась дверь - и высадка началась. Совсем как тогда, осенью сорок четвёртого... Том поёжился, тряхнул головой, словно надеясь выбросить неприятное воспоминание - и прыгнул. Мгновения наедине с бездной, ради которых он и живёт... И тугой рывок раскрывшегося купола. Там, внизу, его бойцы сейчас собирают парашюты, косятся на "Виллис" и думают, что всё закончилось... А зря.
   - Итак, джентльмены, за высадку я смело ставлю всем нам высший балл, - объявил Том, едва погасив купол. - А сейчас вам предстоит преодоление заражённой местности - поэтому парашюты собрать и погрузить в машину, разобрать противогазы и надеть... А теперь - в расположение бегом марш!
   Десантники сорвались с места, издавая разнообразные трагические звуки из-под масок, а Том бежал рядом, наслаждался зрелищем и искренне жалел, что в Хогвартсе такое устроить не получится...
  

21. Bring Your Daughter... to the Slaughter


   Элджернон Нотт-старший явился в Литтл-Хэнглтон в воскресенье - в компании племянника с женой, Марка Гринграсса, Абраксаса Малфоя и Флимонта Поттера.
   - Джентльмены... и леди, - Прюэтт хмыкнул. - Не стану утверждать, что не рад вас видеть, но...
   - Молодёжь желает развлечений - насколько помню, по воскресеньям на вышку у вас пускают всех желающих, - ответил Поттер. - Ну а мы, будучи членами Попечительского совета, собираемся сперва побеседовать с мистером Риддлом, а затем, пожалуй, присоединимся к молодёжи - за себя, во всяком случае, ручаюсь.
   - Хм... - выдал Прюэтт. - Ну что ж, не буду мешать.
   - Собственно, к вам у меня тоже есть просьба, - сообщил Нотт. - Возможно - только возможно - мы предпримем некоторые... действия на следующем Визенгамоте. Нам хотелось бы быть уверенными в вашей безоговорочной поддержке...
   - Я надеюсь, вы не собрались взорвать этих болтунов вместе с залом? - вздохнул Прюэтт. - Нет, я не против, но вы не справитесь, а у меня нет столько взрывчатки...
   - Заманчиво, но нет, - покачал головой Нотт. - Значит, вы согласны? Что ж, весьма вам благодарен.
  
   Захлопнув сейф и смахнув бумаги в ящик стола, Том поднялся и кивнул:
   - Проходите, джентльмены, - сказал он. - Располагайтесь, если получится...Полагаю, у вас новости из Хогвартса?
   - Именно, - Флимонт кивнул. - Диппет расхворался, так что ему посоветовали отправиться в Бат на всё лето... и он немного поторопил события.
   - То есть, в Хогвартсе распоряжается Дамблдор, - кивнул Том. - И отвечать ему придётся перед вами напрямую, за Диппета не спрячется... Неплохо, неплохо... Кстати, джентльмены, а знаете ли вы, что у него за палочка?
   - Вроде бы из бузины, - пожал плечами Нотт. - Выглядит довольно потрёпанной...
   - Это палочка Гриндевальда, - сообщил Том, - им украденная у Грегоровича, а тот, в свой черёд , вырвал её из руки Эдварда Элмера на руинах Пашендаля...
   - Да, Эдвард погиб спустя всего несколько часов после того, как спас мне жизнь, - вздохнул Флимонт. - Жаль, но он был записным дуэлянтом, и... погодите-ка! Неужели эта палочка - та самая?..
   - Именно, - кивнул Том. - Игрушка из того же набора, что и ваша мантия, друг мой.
   Нотт, возившийся с оконной задвижкой, замер. Затем развернулся к Тому, ослабил галстук и вполголоса спросил:
   - Вы хотите сказать, что у Дамблдора сейчас та самая палочка Антиоха? Вы уверены?
   - Я видел её своими глазами, так же близко, как вижу вас, - ответил Том. - И поверьте, это нельзя спутать ни с чем... Многие уже догадались, но как думаете, что будет, если эти слухи подтвердить?
   Вопрос был риторическим - все трое прекрасно понимали, что тогда жизнь Дамблдора окажется хоть и яркой, но довольно короткой. Дамблдор, разумеется, понимал это не хуже - и вряд ли такая перспектива его устраивала. Это Том привык ходить со Смертью за плечом... И малейший намёк на то, что это может случиться, заставит Дамблдора умерить пыл.
   Если, конечно, это потребуется.
   - Не думаю, что нам потребуются подобные меры, - сказал, наконец, Поттер. - В конце концов, Попечительский совет он игнорировать не сможет, и даже будь он директором - всё равно не смог бы. И я обязательно подниму вопрос об отставке Диппета - всё равно он всё свалил на Дамблдора... Впрочем, ладно - все наши официальные дела окончены, так что я, с вашего позволения, присоединюсь к молодёжи.
  
   Отсутствие в Хогвартсе Диппета несколько упрощало дело, хоть и не радикально - палочка всё же оставалась козырем, который стоит придерживать в рукаве до последнего, да и охота на Дамблдора сейчас больше помешает, чем поможет... Но раньше конца мая и экзаменов Блэквуда вряд ли уволят, так что торопиться не стоит - лучше обдумать как следует. Кто рискует - побеждает, но риск должен быть оправдан и просчитан, а ломиться в открытую дверь и вовсе не стоит. Лучше туда гранату закинуть, а то мало ли, зачем эту дверь открыли...
   Фыркнув, Том извлёк из ящика бумаги и снова принялся за работу - в запасе чуть больше месяца, а надо привести всю эту проклятую канцелярию в порядок - сменит его Джерри, а подставлять старого товарища было бы, как минимум, невежливо. Тем более - так подставлять: Джерри, конечно, парень умный, но всё-таки непривычный к бюрократии. Впрочем, нужда есть учитель всем вещам, а известный ещё шумерам принцип "не можешь - научат, не хочешь - заставят" творит чудеса. Особенно в армии, где и так ничего не делается по-человечески. И, кстати говоря, надо бы взглянуть, что там гости делают - дежурит сегодня Оуэн, а с учётом явившейся компании... Будет хорошо, если вышка вообще уцелеет.
  
   Вышка не пострадала, прыгуны тоже, и даже Оуэн не натворил ничего -разве что каким-то загадочным образом ухитрился набрать гинею-другую. Проверяли его регулярно, но с ценой он не хитрил и тем более не обносил отряд - а всё-таки лишние шиллинги у него откуда-то брались... Солдатская смекалка, что тут скажешь.
   Гости же были счастливы - как местные, так и маги. Маги - благодаря новому развлечению, а местные - благодаря магам. В самом деле, делать в Литтл-Хэнглтоне решительно нечего, а тут такие важные господа приехали - и не агитируют ни за кого, а особенно - за консерваторов. И с вышки прыгают вместе со всеми. А уж морской офицер в этой компании - это событие покруче коронации, пошли господь долгую жизнь Его Величеству Георгу...
   На самом деле, хоть Том в этом и не признался бы - Глинде разве что - но Литтл-Хэнглтон ему нравился. Маленький захолустный городок - отличное место для отдыха после очередной безумной миссии. К тому же - кому придёт в голову искать в таком городишке секретное даже по меркам SAS подразделение? Тем более, что парашютисты тут и так есть... Нет, если кто и додумается до такого - скорее всего, он и так будет знать про них достаточно, просто по долгу службы, и с этим ничего не поделать. Равно как и с фантазиями начальства - а ему оное начальство перед Хогвартсом наверняка подсунет какую-нибудь гадость...
  
   Том угадал - во только масштаб гадости превзошёл его самые смелые ожидания.
   Спустя неделю после визита магов его неожиданно вызвал Прюэтт, протянул фотографию и спросил:
   - Знакомое лицо?
   - Хм... - светловолосая женщина лет сорока определённо попадала в его поле зрение, но когда? - Вероятно, мельком, но я это лицо видел, вероятно, на снимке или портрете... Да, определённо на снимке...
   Том прикрыл глаза, сосредоточился... Да.
   - Она была на одной из фотографий, фигурировавших на процессе над Гриндевальдом, - сказал он. - Правда, её имя названо не было...
   - Куинни Гольдштейн, - Прюэтт забрал фотографию. - На неё есть приказ... И это всё осложняет. Её сестра - жена Ньюта Скамандера и мой хороший друг. Кроме того, такой же приказ есть и у авроров... А она отличный боевик и легилимент. И к тому же...
   - Была любовницей Гриндевальда?
   - Да. Так что вряд ли её удастся захватить, - вздохнул Прюэтт. - Постарайтесь хотя бы убить её без лишних мучений, лейтенант.
   - Так точно, сэр, - Том отдал честь, внимательно прочитал протянутую майором записку и смял её в кулаке. - Разрешите приступать?
   - Разрешаю.
  
   На эту операцию Т ом отправился один, взяв только палочку и пистолет. Будь у него выбор, он вообще не лез бы в это дело, но как раз выбора и не было... Сойтись в бою не просто с человеком, которому нечего терять - с женщиной, потерявшей всё... Аврорам очень повезёт, если они опоздают.
   Тому случалось видеть таких людей - и это было куда страшнее арнемского моста, стоишь ли ты с ними плечом к плечу или лицом к лицу. Когда любовь отринута, душа уволена, ничто не истина и всё дозволено - тогда идут до конца и дальше, не думая ни о смерти, ни о победе. Куинни Гольдштейн пришла в Лондон, чтобы умереть - но она не собиралась умирать в одиночку... Вот только Том Риддл не собирался составлять ей компанию. Заперев сейф, он проверил запасные магазины, захлопнул дверь и спросил в пустоту:
   - Что мы говорим Смерти? - и сам же ответил:
   - Не сегодня.
  
   Мотоцикл нёсся по утреннему Лондону, лавируя между автомобилями и приводя в негодование полицейских - связываться с офицером у них желания не возникало, несмотря на то, что пару раз том всё же превысил скорость - а затем и вовсе нырнул в Доклендс, где полиция старалась появляться как можно реже. Здесь уже не погоняешь - а время поджимает, если он не опередит авроров...
   Не опередил.
   Исковерканные тела в алых мантиях, выщербленные и опалённые стены, оплавленная мостовая - авроры выложились на полную... Остановив мотоцикл, Том пинком опустил подпорку, закурил и неспешно пошёл вперёд, иногда останавливаясь, чтобы закрыть глаза мертвецу. Что ж, у Куинни Гольдштейн сегодня будет хорошая компания на Поляне Скрипача - но без него. Том выбросил окурок, остановился и только теперь взглянул на стоящую в проёме выбитой двери женщину.
   - Сегодня хороший день, чтобы умереть, - произнесла она, не шевельнувшись.
   - Что мы говорим Смерти? - равнодушно спросил Том, демонстративно достав волшебную палочку.
   - И что же?
   - Не сегодня, - левой рукой Том выхватил пистолет и нажал на спуск.
   Ледяная стена с хрустом рассыпалась, остановив пули, но ещё раньше Том метнулся в сторону, упал и перекатился, послав связку проклятий, завершившуюся щитом. Продержался он всего пару секунд, но этого хватило, чтобы выстрелить ещё дважды и вскочить, выпустив "Бомбарду" в стену. Не то, чтобы крохотная прихожая и так не простреливалась... Но пыль и обломки точно никому не добавят меткости, особенно если не знать пару трюков. Том пронзительно свистнул, задержал дыхание, вслушиваясь - и снова выпустил цепочку проклятий, упал и выстрелил. Едва слышный вскрик, веер лучей над головой, а затем раскатистый треск... Том едва успел перебить заклинанием фонарный столб и свалить его почти на себя - бело-голубая молния опалила щёку, резанула горло запахом озона и с грохотом ударила в металл. Цепная молния - а ведь все считали, что это заклинание утеряно!..
   Почти не целясь, Том расстрелял остаток магазина по мелькнувшему силуэту, выбросил магазин, отправил пистолет в кобуру и одновременно вырвал кусок мостовой подставил его под зелёный луч. Жаль, пистолет не перезарядишь...
   Том выбросил левую руку вперед, татуировка обдала мягким жаром, воздух дрогнул - и из пролома вылетели клубы пыли, в доме что-то треснуло, захрустело, раздался короткий захлёбывающийся вскрик - и наступила тишина.
   Том, не поднимаясь, прислушался - нет, всё тихо - только хруст потихоньку разрушающегося дома да треск огня где-то внутри. Том закрылся щитом, кое-как перезарядил пистолет и снова прислушался - ничего не изменилось. Достал? Вообще-то, такой удар разносил в щепки каноэ, а человека и вовсе должен был размазать, но... Магия может многое, магия, питаемая гневом, яростью и болью - куда больше, и удар мог не достичь цели. В любом случае, придётся идти... Том погасил щит, откатился, выждал несколько секунд, вскочил и, пригнувшись и петляя, бросился к дому.
   Зря старался, как оказалось - Куинни Гольдштейн была жива, но жить ей оставалось недолго. Со сломанными рёбрами и тазом, перебитым позвоночником и превратившейся в месиво правой рукой долго не живут...
   - Достал... всё-таки... - выдохнула Куинни пополам с кровью. - Сестра?..
   - Думаю, да, - Том убрал палочку и достал пистолет. - Знаешь, мне чертовски повезло, что у тебя не было пистолета - иначе бы всё было наоборот.
   - Тупой револьвер... не успела... - Куинни закашлялась. - Кто ты?..
   - Томми Аткинс, - Том опустился на заваленный мусором пол. - Знаешь, я обещал, что не позволю тебе мучиться, так что...
   - Не тяни... - Куинни снова закашлялась. - Скажи сестре, что я люблю её... Всё равно.
   - Передам.
   - Спасибо...
   - Передай привет ребятам из первой десантной, - сказал Том, поднеся пистолет к её виску.
   Куинни Гольдштейн едва заметно кивнула, закрыла глаза и - за мгновение до выстрела - благодарно улыбнулась.
  
   Руки дрожали так, что прикурить удалось только с третьей попытки. Никотиновый дым ободрал горло, но облегчения не принёс - ныли перегруженные мышцы, болели многочисленные ушибы и ссадины, пульсировала боль за глазами - но на душе было гаже всего.
   Он мог понять, что двигало Куинни Гольдштейн и не мог не восхищаться ей - ей хватило смелости пойти до конца и принять его с достоинством. Любовь отринута, душа уволена, ничто не истина и всё дозволено... Люди любят толковать о свободе, но по-настоящему свободным можно стать, лишь потеряв всё, и настоящая, полная свобода - это свобода выбрать, как ты умрешь. Куинни свой выбор сделала...
   - Разрешите обратиться, сэр?
   - Разрешаю, лейтенант.
   - Сэр, - Том отбросил окурок и уничтожил его привычным взмахом палочки. - Моя просьба, возможно, покажется вам нелепой, но я прошу, чтобы Куинни Гольдштейн была похоронена с воинскими почестями.
   - Действительно, странная просьба... Но, видит бог, она это заслужила, - кивнул Прюэтт. - Отдыхайте, лейтенант.
  
   Мотоцикл с рёвом влетел в ворота и остановился. Невидимость и полёт - самые полезные зачарования, без них он потратил бы целый день на дорогу...
   Загнав мотоцикл в гараж, Том отдал честь дежурному, отметился и ушёл домой. Сейчас бы напиться в хлам в компании Джерри и Оуэна... Но что-то подсказывало - не стоит. Не тот случай... И Том просто шёл, куда глаза глядят.
   Он остановился только у старого камня на холме, который, по местной легенде, притащили по приказу Кнуда Великого. Может, и так - по крайней мере, магии в камне не было... А может, и нет - но кто-то тысячу лет назад поставил здесь этот камень в память о ком-то, и камень всё ещё стоит. Возможно даже, если счистить мох, можно узнать, кто это сделал... Но что скажут имена живших тысячу лет назад людям двадцатого века? Кому-то - ничего, кому-то - многое...
   В несколько взмахов палочки очистив камень, Том замер, вглядываясь в выбитый крест и цепочку рун под ним. В Хогвартсе изучали футорк, и некоторое представление о древнеанглийском он имел, но хватит ли его...
   "Эадвард поставил этот камень в память о благочестивом брате Мартине, принявшем мученическую смерть от рук ирландских разбойников, но отвратившем их от прочей братии. Да примет Господь его душу."
   Кто они - Эадвард и монах Мартин, в память которого поставлен камень? Что здесь случилось? Кто знает? Да и важно ли это?.. Почти наверняка монах из давно исчезнувшего монастыря пришёл во вражеский лагерь, чтобы проповедью задержать нападавших и дождаться воинов того самого Эдварда, прекрасно понимая, что живым он не вернётся... Может быть, и ему было нечего терять, но...
   -Покойся с миром, брат Мартин, - тихо произнёс Том, подняв пистолет.
   Три выстрела раскололи тишину майского вечера - салют и безвестному монаху, и Куинни Гольдштейн, и аврорам, и всем, кто так и не дошёл до Берлина...
   Когда-нибудь кто-то точно так же помянет и его, Тома Риддла. Когда-нибудь...
   Но не сегодня.
  

22. Whiskey in the Jar


   Экзамены в Хогвартсе подходили к концу. Пожалуй, наилучший момент для действий, тем более, что Блэквуд таки пребывал в "затяжном прыжке", начав пить сразу после экзаменов. Проверять работы пришлось Дамблдору и Слагхорну, и оба от этого в восторг не пришли...
   Альбус Дамблдор снял очки и помассировал переносицу. Диппет, старый дурак!.. Ну что ему стоило разболеться неделей позже - это если он вообще болел. Вполне мог и притворяться... А ещё, как будто ему мало было работы, то и дело находился какой-нибудь мерзавец, с которым приходилось сражаться. Вот зачем, зачем он взял тогда эту проклятую палочку?.. А теперь ещё и это собеседование, чтоб его Мордред на копье вертел!
   Тома Риддла Дамблдор отлично помнил - хитрый, скрытный, истинный слизеринец, отличник и староста... Вот только память упорно подсовывала суд в Нюрнберге и прислонившегося к ограде в разорённом парке солдата с сигаретой в зубах. И там, и там был Риддл, но совсем не тот, которого он помнил. Что ж... Сейчас он сам сможет увидеть, что теперь представляет из себя лучший ученик Хогвартса.
  

***


   Всё было прекрасно... Ровно до того момента, когда Абраксаса Малфоя осенила идея совместить мальчишник и празднование новой должности Тома в "Кабаньей голове". То, что собеседование Тому только предстояло, и явиться на него следовало трезвым, его не слишком волновало. К тому же Прюэтт отпустил Джерри и Оуэна, и результат обещал быть впечатляющим настолько, что Том даже предложил назвать мероприятие "Перекрёстки", что оценил только Марк. Единственное, чего удалось добиться - его возвращения компания дождётся более-менее трезвой. По крайней мере, Малфой не дойдёт до того, чтобы объявить себя лордом магии...
   Смерив на всякий случай компанию грозным взглядом, Том шагнул зелёное пламя камина и появился в директорском кабинете.
   - Профессор Дамблдор.
   - Мистер Риддл, - Дамблдор всё же встал и протянул руку. - Признаться, ваша кандидатура была для меня... неожиданной.
   - Для меня самого это предложение было несколько неожиданным, - ответил Том. - Впрочем... После того, как я увидел новый учебник магловедения, я считаю это своим гражданским долгом. Хогвартс явно нуждается в некотором обновлении... И если учебник исправить не слишком сложно, то ЗОТИ создаёт гораздо больше проблем, не так ли?
   - Да, - вынужден был признать Дамблдор, - мистер Блэквуд определённо создавал проблемы. И, раз уж мы затронули эту тему... Те джентльмены, что собрались в "Кабаньей голове", вероятно, пожелать вам удачи, надеюсь, не последуют его примеру? Там, кажется, собралось весьма примечательное общество...
   - Я был бы рад заверить вас, что проблем не будет, но как раз этого сделать не могу, - ухмыльнулся Том. - Поскольку именно ради этого мы там и собрались... И мне не хотелось бы тратить ничьё время впустую, профессор.
  
  
   - Да, разумеется, - Дамблдор надел очки и быстро подписал все бумаги. - Ждём вас в конце августа - я пришлю сову, когда уточню дату.
   - Хорошо, профессор. До встречи, - Том забрал бумаги и снова нырнул в камин.
   Хорошо бы Малфой не успел объявить себя лордом магии...
  
   Не успел - но компания основательно развеселилась и горланила "Путь далёк до Типперери", да так, что стёкла звенели.
   - Рад за вас, - Том уселся за стол и приложился к кружке. - Джерри, я надеюсь, тебе не придёт в голову заказать "Дары волхвов"?
   - Никак нет, сэр, я уж лучше сам ерша сделаю - меня Фарли научил, а его русские в Берлине.
   - А это ещё что? - подозрительно осведомился Том.
   - Это вроде "Даров", только там пиво с водкой, и каждый мешает, как ему нравится.
   - Слабаки! - фыркнул Гринграсс. - Вот на флоте у них пьют чистый спирт...
   - В армии тоже, я тебя уверяю, - вздохнул Том, вспоминая историю с двумя русскими солдатами, военной полицией французов и чайником спирта. - Это называется "шило"...
   - А "Дары волхвов" что такое? - полюбопытствовал Нотт.
   -Три стопки джина на пинту эля, - сообщил Том, снова приложившись к кружке - эль был отменным. - Пьют обычно из ярда - помнится, у Аберфорта парочка была... Так, где Малфой?.. Чёрт!
   Абраксас Малфой пробрался к стойке, каким-то образом убедил трактирщика сделать ему "Дары волхвов" и в один приём выпил весь ярд. И его развезло не хуже, чем французов с того чайника, хотя они и трети не одолели...
   - Склонитесь передо мной, ибо я лорд магии, голос и провозвестник всевластного Бахуса, жизнь дарующего, изливающего благодать, орошающего всё живое плодотворным дождём, источающего любовь, окропляющего...
   На этом Аберфорт вылил на голову Малфоя стакан ледяной воды. Помогло - во всяком случае, он заткнулся...
   - Быстро он, - хмыкнул Нотт. - Неужели успел заблаговременно заправиться?
   - Меня больше волнует, что с нами сделает его невеста, - заявил Марк, отбирая у Малфоя стакан. - Она, конечно, милашка, но только если её не разозлить, а мы все её разозлим...
   - Если что - протрезвлю его заклинанием, - предложил Том, - Помнится, на Блэка оно подействовало отменно... И это при том, что он мало того, что пришёл залить свадьбу Вэл, так ещё и на канадского Блэка наткнулся.
   - А где ты взял канадского Блэка и, главное, нахрена он тебе? - удивился Марк.
   - Да мне он не нужен, он к тем вертолётам прилагался. Сам понимаешь, такие вопросы не сержанты решают... - Том отставил пустую кружку, жестом потребовал ещё и закурил. - Вот так и живём, это тебе не твой плавучий гроб...
   - Ты что делать-то будешь? - спросил Нотт, допив эль.
   - Ну, поскольку мне положен отпуск, то съездим куда-нибудь, - пожал плечами Том, - а потом весь август буду сидеть и готовиться к школе. Ладно, сам виноват - силком меня никто не гнал...
   - Прозит! - неожиданно выкрикнул Малфой, грохнув стаканом по столу.
   - Аберфорт, налейте и нам, - Джерри отодвинул кружку и, получив стакан, сказал:
   - Ну, Том, чтоб тебе в этой твоей школе работалось не хуже, чем у нас!
   За это глупо было не выпить...
   А потом мальчишник свернул куда-то не туда - Оуэн, посверлив взглядом пустой стакан, затянул:
   - День-ночь-день-ночь -- мы идем по Африке,
   День-ночь-день-ночь -- все по той же Африке...
   Том вздохнул, отхлебнул прямо из бутылки и подхватил:
   - Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
   Отпуска нет на войне!
   Немногочисленные посетители - включая и Нотта с Малфоем, а также как-то незаметно просочившегося Розье - с недоумением уставились на певцов, зато Джерри и Гринграсс, не задумываясь, подхватили... Да ещё Аберфорт как-то странно смотрел на их компанию - может, тоже знал, каково это?
   Может быть - Том не стал бы ручаться за Аберфорта Дамблдора, пройдоху ничуть не лучше Альбуса. Где он был и чем занимался, пока незадолго до войны не выкупил трактир, не знал никто... Зато помнили грандиозную свару братьев и Гриндевальда - которая, вполне возможно, была ещё одним кирпичом в стене минувшей войны. А может, и нет - всё это ничего не значило.
   Отпуска нет на войне - и нет разницы, шесть недель или шесть лет пришлось идти сквозь ад. Вот только если бы кто-нибудь предложил Тому вернуться в весну сорок четвёртого и всё переиграть - он бы не согласился. Тот год дорого обошёлся ему, но не будь его - и он стал бы в итоге таким же больным ублюдком, как Гриндевальд, если не хуже... И кончил бы уж точно хуже - второго такого урода никто не стал бы терпеть двадцать лет.
   За "Пылью" последовал "Томми Аткинс" - ну а как же иначе? Даже не будь тут главных возмутителей спокойствия из отряда, Марк уж точно её бы спел... Да он и сам начал бы, если бы выпил ещё пару стаканов, только эти два придурка его обогнали, надо догонять.
   Догнать получилось ненадолго - на одну песню. После "Over the hills and far away" Марк Гринграсс, потребовав ром, вылакал с ходу не меньше полупинты, зевнул так, что штатский человек неизбежно свернул бы челюсть и принялся за шанти - а их запас у него был почти бесконечен.
   И тут к концерту неожиданно присоединился Аберфорт - голос у него оказался на удивление мощным. Где уж он успел этого набраться - Мерлин не знает, но получалось у него недурно - настолько, что двое хмурых небритых колдунов, заявившиеся пропустить по кружечке, немедленно начали подпевать, не успев даже выпить...
   Очень быстро мальчишник превратился - причём незаметно для всех - во встречу ветеранов. Будь Том в состоянии - удивился бы, сколько в Хогсмиде магов, знакомых с войной на собственной шкуре, помнящих окопы Вердена и пляжи Дюнкерка... Но при таком количестве алкоголя в крови удивляться он уже был не способен. Просто принял, как должное и продолжил вечеринку - благо, зелье было при себе, а остальных можно будет обработать заклинанием - Малфоя так точно придётся, а остальных... Два придурка так и вовсе пускай сами проспятся - один чёрт, похмелье ни того, ни другого не берёт.
  
   За окном уже стемнело, когда Том зубами вырвал пробку из пробирки и опрокинул её содержимое в рот. Жидкость полоснула горло, тяжёлым вязким комом застыла в желудке и взорвалась ледяной волной, ударившей в мозг.
   Опьянение исчезло, оставив гадостный привкус на кончике языка. Том вздохнул и отправил в Малфоя протрезвляющее заклинание - тот дёрнулся, едва не уронив стакан, ошарашенно покрутил головой и выбрался из-за стола. Кивнув ему, Том вышел на крыльцо, с наслаждением вдохнул прохладный воздух и закурил. Ничего не скажешь, расслабились и отпраздновали... Хотя когда бы ещё удалось вот так собраться, наплевав на чины и звания?
   - Мысли одолевают? - Абраксас остановился рядом, закурил.
   - Мысли - не вши, бензином не вытравишь, - усмехнулся Том. - Но самое странное - нет. Не одолевают. А вот тебе стоило бы побеспокоится - твоя невеста далеко не всегда милашка...
   - Чем и хороша, - усмехнулся Малфой. - Ладно, пожалуй, я и впрямь отправлюсь... А ты?
   - А я вернусь в трактир и на сей раз действительно надерусь, - невесело усмехнулся Том. - Знаешь, когда память вернулась, чувствовал я себя... Как будто меня разобрали на кусочки, протравили кислотой, промыли и собрали обратно. Поганое чувство, на самом деле, но, знаешь... Иногда так и надо, мне ещё повезло - меня судьба всё-таки не по-живому резала. И вот что я тебе скажу, мой скользкий друг - молись, чтобы тебя эта чаша миновала - это нихрена не Грааль... И временами я всё ещё это чувствую, поэтому я вернусь и буду пить с ребятами, пока Аберфорт нас не вышвырнет. А потом, проспавшись, вернусь домой... А там видно будет.
   - И как тебе это удаётся?..
   - Знаешь, - Том выбросил окурок и уничтожил его взмахом палочки, - однажды я расскажу тебе поучительную историю о трёх французах из военной полиции, двух русских танкистах и чайнике спирта... Но не сейчас.
  
   Оуэн тянул какую-то на редкость тоскливую валлийскую песню времён чуть ли не короля Артура - что говорило о том, что кое-кому явно хватит. Впрочем, сегодня можно сделать исключение...
   Том и сам собирался как следует напиться - война снова достала его, и разговор с Малфоем сделал только хуже. Только и оставалось, что напиться в компании сослуживцев... Благо, сегодня он мог себе это позволить.
   Война осталась в прошлом - но оставленные ей шрамы не исчезнут уже никогда, и им ещё повезло - Тому случалось видеть, как сходили с ума на войне... или после. Им повезло, что они так и остались на службе - правда, их война не кончится никогда...
   - Выпей, - Аберфорт поставил перед ним стакан, - тебе это явно надо, а то смотришь на две тысячи ярдов...
   Том залпом выпил и едва не задохнулся - в стакане оказался чистый спирт. То, что надо... Спирт выбил из головы лишнее, оставив лишь "здесь" и "сейчас" - а всё остальное побоку, и можно гулять хоть всю ночь напролёт, потому что даже Зим не возмутится попойке по случаю капитуляции Германии...
  
   - Офицеры и джентльмены, - язвительно изрёк Чарльз Зим, глядя на выбравшихся из камина моряка и десантника.
   - Где?! - Том принялся озираться в деланном испуге. Зелье сработало, но перебить всё выпитое ему удалось не сразу, и настроение оставалось нездорово-приподнятым.
   - Да, клоуном вам не стать, Аткинс, - вздохнул Зим.
   - Извини, побочные эффекты, - Том протянул руку. - Рад тебя видеть...
   - Взаимно, - Зим поднялся и пожал руку. - Делаешь карьеру...
   - Вроде того, - хмыкнул Том. Марк, позволь тебе представить моего учителя, сержанта Чарльза Зима. Зим, это - лейтенант-коммандер Марк Гринграсс, один из самых успешных подводников... Ну а с Глиндой, думаю, ты уже познакомился.
   - Отставного сержанта, - поправил Зим. - Меня комиссовали перед Рождеством - сердце забарахлило. Марш-бросок бежали - всё нормально было, а как остановились - так сердце так колотится, что прям лопнет, и ноги подкашиваются... Ну, док меня разнёс, что твой Ковентри, вколол что-то - вроде помогло, а на следующий день комиссию назначили и списали. Боком мне то купание в Рейне вылезло... Так что я теперь бобби стрелять учу.
   - Тоже дело, - согласился Том, бросив взгляд в кабинет, где Глинда что-то поспешно строчила. Закончив, она вернулась в гостиную, бросила на ходу:
   - Привет, извините, что толком не встретила. Мистер Зим, отдадите эту записку - Чак мой почерк знает, и меня тоже знает, так что выступать не будет.
   - Благодарю, леди, - Зим встал. - Что ж...
   - Так, ты куда собрался? - Том встряхнул головой. - Даже не выпьешь с нами?
   - Ну разве что стаканчик пропустить, - вздохнул Зим. - так-то я по делам заглянул, и именно к твоей жене...
   Что за дело могло быть у полицейского инструктора с Глиндой, Том представлял и вникать не стремился - тот самый случай, когда умножая знания, умножаешь скорбь. Ну и, к тому же, тот самый Чак, кем бы он ни был, вполне может понадобиться ему самому...
  
   Зим действительно не стал задерживаться - выпил, немного рассказал о своих делах на гражданке, пообещал как-нибудь зайти ещё и откланялся.
   - Дела, значит, - с неопределённой интонацией протянул Марк. - А интересные у вас деловые партнёры, миссис Риддл...
   - Знакомства лишними не бывают, - пожала плечами Глинда. - Ну, по крайней мере, у меня...
   - Кстати, Марк, ты говорил, что у тебя какая-то идея, - напомнил Том. - Или ты просто хотел пообедать у нас?
   - От обеда не откажусь, - хмыкнул Марк, - но идея - вернее, предложение - имеется. Видишь ли, есть у меня один хороший знакомый, тоже моряк - и он как раз преподаёт Защиту в Шармабатоне. Думаю, тебе с ним пообщаться не помешает - он, всё-таки, уже два года там проработал.
   - Возможно, - согласился Том. Мысль и впрямь выглядела стоящей...
   - Кроме того, летом он с семьёй живёт в Дюнкерке...
   - А там всё ещё хватает тех, кто не забыл времена приватирского рая, - добавила Глинда. - Том, соглашайся, я тебя тоже кое с кем познакомлю - узнаешь много интересного...
   На это Тому возразить было абсолютно нечего - обширные и иногда весьма сомнительные связи семьи Райли, доставшиеся Глинде, позволяли узнать очень много полезного и мало кому известного. Джокер же в рукаве ещё никому не помешал... Особенно если в другом - револьвер.
   - Предложение принимается, - заявил Том. - Марк, как всё решишь - зови.
   - Да у меня, в принципе, всё готово, - Гринграсс пожал плечами. - Только дам знать, что буду не один - и завтра за вами загляну. Успеете собраться?
   Том и Глинда в ответ синхронно фыркнули.
  

23. Inis Mona


   За два года в Дюнкерке успели восстановить многое - но не всё. Остались руины немецких укреплений вокруг города, а на пляжах всё ещё находили ржавое оружие и кости...
   Том никогда не был в Дюнкерке - а вот Марк Гринграсс семь лет назад был на этом самом пляже, вытаскивая солдат - и почему-то его знакомый назначил встречу именно здесь. И теперь четверо волшебников с искренним недоумением рассматривали друг друга...
   - Знаешь, Шарль, - первой пришла в себя Глинда, - вот уж кого я не ожидала здесь увидеть, так это тебя...
   - Я тоже, знаешь ли, - ответил сухощавый француз, потирая подбородок. - Я, кстати, даже не знал, что Джек погиб...
   - А я и представить не могла, что ты ещё и с Гринграссом знаком. Как ты вообще умудрился с ним пересечься?
   - Маленькие корабли Дюнкерка, - тяжело вздохнул француз. - Ладно, пойдёмте, что ли, ко мне...
  
   Дом семьи Лонсевиль оказался весьма впечатляющим магическим особняком, защищённым получше многих британских поместий. Разумная предосторожность - Лонсевили когда-то были приватирами, а сейчас охотно промышляли контрабандой...
   - Оригинально... - "Глазом дракона" Том, разумеется, не воспользовался, но впечатлений и без него хватало.
   - Можете смотреть, здесь фамильных секретов нет, - Шарль протянул пенсне, линзы которого отливали едва заметной синевой.
   Воспользовавшись любезностью, Том нацепил пенсне - и едва удержался от восхищённого свиста. Случалось ему видеть бункеры, защищённые хуже... И, пожалуй, восьмидюймовыми снарядами эту защиту не взять, тут надо минимум двенадцать... Вглядываясь в паутину охранных чар, Том внимательно изучал базовый круг, явно созданный веке в семнадцатом, а не то и в шестнадцатом - защита Хогвартса строилась на очень похожем... И ладно бы разница в половину тысячелетия, но ведь и стиль был очень похож!
   - Похоже, мы чего-то не знаем про Основателей, - хмыкнул он, протянув пенсне Глинде.
   - Само собой, - кивнула та, оглядываясь. - Ого! Так вот она какая, "Церковь-в-дюнах"...
   "Церковь-в-дюнах", некогда самый охраняемый секрет дюнкеркских каперов, Тома интересовала давно. Конечно, несмотря на все усилия магов, магия всё же не стояла на месте и с тех пор появилось немало нового... А "Церковь" оказалась незаслуженно забыта. С точки зрения современных магов она была слишком трудоёмкой и требовала внимания и аккуратности - но при этом была единой системой охранных и защитных заклинаний. Новодел таким похвастаться не мог...
   - Вижу, тебе интересно? - хмыкнул Шарль. - Ну, поскольку мы друзья, я тебя научу её ставить, а на что - это уже не моё дело...
   - Вот спасибо, - Глинда широко улыбнулась. - Сам понимаешь, нам оно явно не помешает...
   - Так значит, ты ещё не бросила? - Шарль приподнял бровь. - Уважаю. Ладно, устраивайтесь, на обед Ивонн позовёт, да вы и сами её стряпню учуете.
  
   Выделенная гостям спальня была тесноватой и слегка беспорядочной, но уютной - впрочем, то же самое можно было сказать и о самом доме. Глинда тщательно изучила комнату, выглянула в окно, повалялась на кровати и заявила:
   - Отличный домик! А если тут ещё и библиотека именно такая, как я думаю, то это вообще рай!..
   - Я так понимаю, спрашивать, как вы познакомились, смысла нет? - поинтересовался Том, усевшись на край кровати.
   - Ну почему, - хихикнула Глинда, - всё было вполне прилично и законно... по бумагам, во всяком случае, а так-то мы везли патроны для республиканцев. Ну и всякого, помимо того, но это уже никому не интересно. Вот мы Шарлю эти патроны и отдали прямо в море... А потом мы с ним частенько пересекались. Правда, я и представить себе не могла, что он в учителя подастся...
   - Я, знаешь ли, тоже несколько иначе своё будущее представлял, - усмехнулся Том. - Хорошо, что не получилось...
   - Вот как? Тогда, может, расскажешь, чего ты себе тогда навоображал?
   - Дома, - покачал головой Том. - И предупреждаю сразу, тебе это не понравится.
   - Знаешь, вряд ли ты сможешь сказать что-то, что мне не понравится, особенно настолько, что я не захочу тебя видеть, - хмыкнула Глинда. - Ты ведь это хотел сказать? Ну и потом, я же навела кое-какие справки, так что догадываюсь, что ты из себя представлял...
   - Сомневаюсь, что ты в курсе, каким больным ублюдком я был.
   - Был, - Глинда приподнялась, ухватила мужа за плечо и повалила на кровать рядом с собой. - Но ведь перестал им быть?
   - Знаешь, если бы я не был больным ублюдком, - улыбнулся Том, - я не записался бы в десант, не попал бы в Австралию и не встретил бы тебя, так что это иногда очень выгодно...
  
   Пропустить обед не получилось бы при всём желании - аромат расползся по всему дому, и в крике "Прошу к столу!" особой нужды не было. Все и так собрались...
   Минувшая война основательно потрепала магов Франции - куда сильнее, чем маглов - и сейчас от семейства Лонсевилей осталось только четверо: сам Шарль, его жена Ивонн и двое братьев, учившихся в Шармбатоне. Впрочем, старший - семикурсник Луи - был помолвлен, а Ивонн ждала двойню, так что о будущем можно было не слишком беспокоиться...
   Говорили за обедом по большей части о Шармбатоне - Шарль охотно делился опытом, а его братья - приключениями, а Том время от времени припоминал что-нибудь подходящее к случаю из собственных школьных времён, но больше слушал - за этим он и явился... И теперь удивлялся, как их преподаватели ни разу не попытались потихоньку пришибить кого-нибудь из учеников. Впрочем, сержантом он пробыл достаточно, чтобы иметь хоть какой-то опыт - как сказал однажды Зим: "Солдаты - те же дети, только причиндалы большие да ружья настоящие." Правда, после этого Зим обычно обещал упомянутые части тела оторвать и приспособить на их место винтовки - авось, хоть так попадать начнут... Но Зим вообще отличался богатой фантазией и непрошибаемостью удава-махатмы. Сам Том до таких высот пока что не поднялся... Но явно имел все шансы превзойти учителя.
   Со школьных дел разговор как-то незаметно перешёл на контрабанду, охрану и охранные чары, русскую овчарку, которая чует магию и в итоге снова добрался до "Церкви-в-дюнах".
   - На самом деле, она не такая уж и сложная, - объяснял Шарль, изображая вилкой какие-то пассы. - Но там надо много и тщательно считать - но теперь-то арифмометры есть и логарифмические линейки... Так что только внимание и точность, а всё остальное уже несложно, знай только магию гони.
   - Если всё так хорошо, то почему она заброшена? - хмыкнул Том.
   - Да потому что считать лень, - фыркнул Шарль. - И потом, это была величайшая тайна дюнкерксих приватиров, а когда их разогнали, многое, естественно, забылось... Да и нового много появилось. Только это новое пока соберешь да наладишь - рехнуться можно! Ладно, вот закончим с обедом - всё покажу и расскажу, и свиток дам.
   - И что ты с этого получишь? - осведомилась Глинда.
   - Офицера и джентльмена, который мне кое-чем обязан? - предложил Шарль. - Ну и, кроме того, я буду точно знать, что есть ещё хотя бы одна семья, которая ей владеет, а значит, меньше шансов, что она исчезнет... Знаете, у нас собралась неплохая библиотека - и она в вашем полном распоряжении, если хотите. Просто бесит, когда видишь, как старые семьи трясутся над каждой буквой, а ведь многое из потерянных заклинаний всё ещё можно восстановить - они там есть, в этих библиотеках. Почему я преподавать пошёл? Да вот как раз поэтому... Том, ты не обидишься, если я тебя спрошу о том же?
   - Почему меня понесло в Хогвартс? - Том поднял бокал. - Потому что так жить больше нельзя. Мы в болоте и с каждым годом проваливаемся всё глубже - маглы уже сейчас опередили нас во многом, а лет через сто мы отстанем безнадёжно. Если, конечно, не начнём действовать прямо сейчас и не будем пользоваться достижениями маглов... Всё подряд, конечно, тащить незачем, но нам необходимо очень многое, а главное - идеи.
   - С этим у нас туго, сам знаешь - не знаю, как у вас, а здесь эти якобы аристократы любую толковую идею затопчут с визгом и хрюканьем.
   - У нас точно так же, - вздохнул Том. - Большинство чистокровных намертво застряли в лучшем случае, во временах Регентства - Гринграссы едва ли не единственное исключение...
   - Ещё Поттеры и Лавгуды, но эти вообще чудики, - вставил Марк. - У остальных ни ума, ни фантазии, ни логики со здравым смыслом. А маглорождённым не хватает знаний - разве ж старые дураки чем-нибудь поделятся? Нет, натащили по норкам и сидят трясутся над мёртвой грудой знаний... Боже и Мерлин, уж как друиды Англси тряслись над своими знаниями - но они хотя бы учили! И, согласись, кое-что из их знаний до нас всё же дошло - а эти?
   - Знание - сила, - пожал плечами Том, - и все они хотят оставить эту силу только для себя.
   - Знание - сила, но сила без цели - ничто, - негромко сказала Глинда. - Даже наделённые властью перекроить всё сущее не могут ничего, если не знают, что они хотят изменить... Или если не хотят менять.
   - А придётся, - вступила в беседу Ивонн. - Насмотрелась я на таких дураков, особенно в Испании их много - думают, что всегда всё будет по-старому. А так не бывает... И действительно, если не выбить эту дурь из голов детей, нам конец.
   - Так это ты надоумила Шарля полезть на эту галеру? - хмыкнул Марк.
   - Знаешь, пуля очень многое меняет в голове, даже попав в задницу, - поморщилась Ивонн, - и да, это была я. И если вы не перестанете болтать о политике - не получите пирог.
  
   Прибой лениво накатывался на пляж и отступал. Том и сам не знал, зачем он сюда пришёл - наверно, просто побыть наедине с собой. Пляжи Дюнкерка... Он хорошо помнил, как гудел весь Лондон, когда остатки экспедиционных сил вернулись, бросив технику и оружие - их даже выгнали встречать солдат. Том тогда не мог понять - с чего такой почёт этим оборванцам, бросившим всё и сбежавшим, поджав хвост... И не мог и подумать, что всего четыре года спустя окажется на их месте. Иногда настоящая доблесть и состоит в том, чтобы спасти свою шкуру - и вернуться, зализав раны... Мост оказался слишком далеко? Найди другой или построй - и вперёд. Осенью сорок четвёртого пришлось отойти за Рейн - но весной сорок пятого они стояли на Эльбе и вошли в Берлин. Вслед за русскими, правда, но Том, в отличие от политиков, этому значения не придавал...
   - Знакомые места? - раздался за спиной негромкий голос Шарля.
   - Нет, - Том покачал головой. - Тогда мне было четырнадцать... И я начинал в Арнеме.
   - Говорят, там паршиво было? - спросил Шарль.
   - Там было гораздо хуже, - покачал головой Том. - То, что мы оттуда выбрались - грёбаное чудо, не иначе, Мерлин пинком вышиб... Но выбрались, хотя сколько там ребят осталось, я и сейчас вспоминать не хочу.
   Шарль промолчал. Прошёл с десяток футов, остановился и опустился на колено, запустив пальцы в песок.
   - Кто-то ушёл, - тихо сказал он, поднявшись, - а кому-то не повезло... Том, пожалуйста, отвези вашим.
   В руке Шарля на обрывке шнура раскачивались два медальона - зелёный и красный - с едва различимыми надписями.
   Точно такие же, какие носил сам Том.
   Солдатские жетоны пролежали в песке семь лет - и одному богу ведомо, что случилось с их хозяином. В архивах может ничего и не найтись - и даже наверняка не найдётся, "Динамо" проехалась даже по всемогущей военной бюрократии - но не бросать же жетоны здесь?..
   - Отвезу, - кивнул Том, - но боюсь, что ничего не найду. Сам же знаешь, какой был бардак...
   - Да уж... - Шарль поёжился. - Знаешь, есть у меня одна идейка... Ты ведь помнишь про друидов Моны?
   - Разумеется. Хочешь создать международную магическую школу - угадал?
   - Вроде того, только не представляю пока, как...
   - Боюсь, что никак, - вздохнул Том. - Но если я что-нибудь придумаю, дам тебе знать. Идея интересная...
  
   Идея Шарля действительно была крайне интересной - и столь же сложно реализуемой. Не говоря уже о том, что Международная конфедерация магов был бесполезной говорильней похуже Лиги Наций и помощи в этом деле от неё ждать глупо - а кто вообще будет участвовать? Русских можно исключить сразу - они и так-то были слишком заняты своими проблемами, а после дурацкой речи Черчилля ещё и обозлились на всех, и не сказать, чтобы незаслуженно. И Штаты тоже отпадают - закон Раппопорт плюс раздутое самомнение американских политиков, которые окончательно вообразили себя властелинами мира. Европейские страны? Германию можно сразу исключить - пока там не наведут порядок и не выведут войска, никакой Германии просто не существует. Франция? Может быть, но сомнительно - пока в здешнем министерстве заправляют Максим и Дюбуа, любые идеи утопят в болтовне. Нет, к официальным лицам вообще не стоит обращаться... И это если забыть о том, как большинство чистокровных трясётся над своими секретами. Все эти "Тайны Магии" и "Родовые Дары" (именно так, и обязательно с придыханием и возведением глаз к потолку), лежащие мёртвым грузом в семейных архивах, могли бы неплохо продвинуть вперёд магическую науку... если бы она была. Но единственные, кто вообще хоть как-то заморачивался фундаментальными исследованиями магии, были русские, да и те особого внимания этой теме не уделяли. Остальные же не уделяли даже такого внимания - и маги Соединённого Королевства здесь были на острие атаки на здравый смысл. Кажется, единственный, кто хоть как-то интересуется фундаментальными вопросами магии - полугоблин Флитвик, декан Рейвенкло и преподаватель чар. И всё... Вот с него и стоит начать, а там видно будет.
  
   Глинда внимательно выслушала его рассуждения и признала их разумными.
   - То, что мы застряли, по-моему, давно уже очевидно, - сказала она. - А Шарль с этой идеей носится давно, но до сих пор ни до чего полезного не добрался - Лонсевилей во Франции вроде как недолюбливают... А ты - герой войны, у тебя вполне может получится. Времени, правда, уйдёт...
   - Главное - начать, - пожал плечами Том, - а там уж как нибудь закончим... И в любом случае, прямо сейчас мы этим точно заняться не сможем, да и не собираюсь я пока этим заниматься - "Церковь-в-дюнах" и учебный план ждать не будут, знаешь ли!..
   - Я, - прищурилась Глинда, - тоже...
  
   "Церковь-в-дюнах" оказалась довольно крепким орешком - такого количества расчётов Тому до сих пор в магии делать не приходилось. Пришлось заменить палочку на логарифмическую линейку... И это оказалось чертовски интересно.
   В Хогвартсе нумерология не была любимым предметом Тома - хотя, разумеется, он её сдал на "отлично". Но тогда она казалась пусть и необходимой, но скучной дисциплиной... Как оказалось - потому, что он с ней не сталкивался по-настоящему. Правда, пришлось освежить в памяти кое-какие моменты и основательно покопаться в магловских учебниках...
   - Вот кому я сейчас завидую, так это джентльменам из сорок седьмой комнаты, - вздохнул Том, отложив линейку.
   - Ты о чём вообще? - Шарль отложил свиток. - Какая ещё комната?
   - Да так, одна расчётная контора, - отмахнулся Том. - Как говорят, у них там всё самое новое, наверняка даже, вычислительная машина вроде ЭНИАК есть...
   Зря он это сказал - но кто же знал, что Ивонн окажется знатоком и любителем нумерологии? Такого рода совпадения, вставь их в своё творение писатель, обязательно засмеют - а в жизни бывает ещё и не такое.
   - Что ещё за вычислительная машина, где она и как работает? - Ивонн, появившаяся на пороге комнаты не пойми откуда, выпалила вопрос на одном дыхании.
   - Ну, знаешь... - вздохнул Том. - Я понятия не имею, как оно работает, всё, что знаю, либо в "Популярной механике" вычитал, либо от нашего радиста услышал...
   Вообще-то, от шифровальщика, но поминать шифровальщика всуе не следует, да и роли это никакой не играло - принцип действия компьютера Том сам понимал кое-как, не говоря уж о том, чтобы объяснить кому-то, и в успехе был совсем не уверен...
   Зато "Церковь-в-дюнах" получилась с первого раза.
  

24. Listen, Learn, Read On


   Возвращение в Лондон получилось весьма впечатляющим - на яхте кого-то из приятелей Марка. Двигателя яхта не имела, так что пришлось на ходу учиться управлять парусами... В чём Том неожиданно продвинулся неплохо - насколько это вообще возможно за шестнадцать часов.
   То есть, по правде говоря - запомнил названия парусов и такелажа и научился ни в коем случае не трогать снасти без команды.
   Несмотря на это, плавание доставило ему немалое удовольствие, да и Глинда радовалась морю... Ну и, кроме того, после такой "прогулки" грядущая встреча с Дамблдором, который, несомненно, будет выедать мозги, казалась мелким недоразумением...
  
   Дома удалось провести всего два дня - и настал день первого совещания в Хогвартсе.
   - Итак, леди и джентльмены, - начал Дамблдор, - прежде всего должен сообщить, что достопочтенный директор Диппет вернётся только через неделю. Надеюсь, к этому времени мы наведём порядок и подготовим школу к началу учебного года... А пока что позвольте вам представить нового преподавателя ЗОТИ - лейтенанта Томаса Риддла.
   Том встал и слегка поклонился.
   - Лейтенант считается прикомандированным к Хогвартсу, - продолжил Дамблдор, - поэтому возможны различные юридические коллизии... Поэтому я настоятельно прошу в таких случаях обращаться к милейшему Горацию - он, в числе прочего, занимается и подобными вещами.
   - Буду рад помочь, но надеюсь, моей помощи не потребуется, - кивнул Слагхорн. - И кстати, Альбус...
   - Да, действительно, - Дамблдор довольно огладил бороду. - Мне всё же удалось убедить Попечительский совет, что наше жалование недостаточно. Большой прибавки не будет, но всё-таки... И да, нам компенсируют весь ущерб, нанесённый Блэквудом.
   - Прекрасно, - буркнул Бири. - Мне, поверьте, хватило и одного раза...
  
   Собрание оказалось недолгим - быстро убедившись, что всё в порядке и в наличии, Дамблдор поблагодарил за внимание и распустил преподавателей...
   - Том, я попросил бы вас задержаться, - Том едва не скривился. Это было ожидаемо, но он всё-таки надеялся, что добрый дедушка не станет полоскать ему мозги очередной проповедью. Видимо, зря...
   - Я слушаю вас, директор.
   - Том... - Альбус сплёл пальцы под подбородком. - У нас тут принят несколько неформальный стиль общения... Но я хотел поговорить с тобой не об этом. Буду честен - я был против твоей кандидатуры, но выбора у нас не осталось. И поэтому я всё же хочу услышать столь же честный ответ - почему?..
   - Видите ли, Альбус... - Том закурил и пододвинул к себе пепельницу. - Я, в отличие от спившегося аврора и даже искренне мной уважаемой Галатеи, действительно знаю, что такое Тёмные искусства, и почему они тёмные. За год в Европе и Бирме я узнал куда больше, чем за все семь лет в Хогвартсе - и гораздо больше, чем мне бы хотелось. И я не хочу, чтобы кому-то ещё пришлось учиться вот так, под огнём. В конце концов, ещё одного Тёмного лорда наш мир может и не пережить...
   - Я припоминаю, что в Хогвартсе ты придерживался совсем других идей - прямо противоположных, говоря прямо. Так что, уж прости, но я пребываю в сомнениях...
   - Пуля многое меняет в голове, Альбус, - пожал плечами Том, - даже попав в задницу. А потеря памяти - отличный повод начать с чистого листа. Вы работали здесь, Альбус, вы не воевали, не считая той дуэли с Гриндевальдом - и я, кстати, был бы первым, кто не пустил бы вас на передовую - но вы не воевали, а значит - не поймёте. А я видел своими глазами, куда приводят подобные идеи... И мне это не понравилось. А вы, Альбус? Как вам всё это?..
   - Да, несколько неожиданно - услышать такое от того самого лорда Волдеморта, - Дамблдор блеснул очками. - Надеюсь, перемены действительно столь глубоки...
   Том снова пожал плечами, затянулся и выдохнул дым в сторону гриффиндорского декана.
   - Перемены неизбежны, Альбус, - заметил он. - А у человека есть выбор - поймать волну и пройти на гребне или захлебнуться. И совершенно необязательно этот выбор делаешь ты... Так или иначе, но мой выбор сделан - а ваш, Альбус?
   - Иногда мы до самой смерти не знаем, каков же был наш выбор, - тихо сказал Дамблдор. - Что ж, надеюсь, никому из нас не придётся жалеть об этом... Я открыл тебе доступ - можешь приходить в Хогвартс, когда потребуется, комнаты домовики привели в порядок, так что можешь обустраиваться... Педсовет двадцать восьмого или двадцать девятого - по обстоятельствам, и к этому времени всё должно быть готово.
   - Так точно, - с лёгкой издёвкой отсалютовал Том, испепелил окурок и шагнул в камин.
  
   - Ну и как всё прошло? - осведомилась Глинда, не отрываясь от сковородки.
   - Могло быть и лучше, - пожал плечами Том. - Дамблдор в очередной раз решил поиграть в знатока душ... И нам надо поговорить - помнишь , я обещал?..
   -После ужина, - отрезала Глинда. - Я догадываюсь, о чём ты хочешь рассказать, и совершенно уверена, что не собираюсь всё это выслушивать на голодный желудок.
   Том только фыркнул в ответ.
   А вечером, у огня, рассказал Глинде всё - в том числе и о хоркруксе, и о Жаклин...
   Глинда слушала молча, покачивая в ладони бокал и глядя в огонь. Затем отставила вино, достала палочку и вывела ей замысловатую петлю перед грудью Тома - тот поёжился от странного, безымянного ощущения - и покачала головой.
   - Знаешь, я не знаток тёмных искусств, - покачала она головой, - но кое-что смыслю - у меня были хорошие учителя... И никаких следов никакого хоркрукса я не нашла. Если он был - а я тебе верю - то ты сделал что-то вообще невероятное, знать бы ещё, что именно...
   - То есть...
   - Том, ты сделал ошибку, - перебила Глинда, - но ты её исправил и сполна расплатился за всё. Сполна и с лихвой...
   - И на сдачу получил тебя.
   Глинда с невразумительным воплем накинулась на Тома, борьба стремительно перешла в партер...
   - Какой же ты всё-таки замечательный... - пробормотала Глинда, уткнувшись носом ему в шею. - И давай-ка вообще забудем про то, что хоркруксы бывают в природе - то, что ты от созданного сумел избавиться, слишком заинтересует слишком многих...
   - Угу, - Том притянул женщину к себе. - Так и будем тут валяться или всё-таки в кровать отправимся?
  
   Следующее утро Том начал с тщательного изучения устава Хогвартса. Разумеется, он с ним ознакомился первым делом, но ознакомиться и изучить - очень разные вещи, а глубины уставов нередко таили в себе потрясающие возможности...
   Устав Хогвартса в этом плане не слишком выделялся - в принципе, он был обычным школьным уставом, но специфика магического общества оставляла в нём дополнительные лазейки, и пару-тройку подходящих Том обнаружил сходу. Мелочи, конечно, но... Возможность заставить на отработках конспектировать любой текст и подсунуть "Искусство войны" или Чёрную книгу Гвинеда была, если подумать, уже совсем не мелочью. Или право набирать личных учеников - а вот это уже было очень серьёзной вещью. Само собой, с этим стоит подождать, чтобы не побеспокоить некоторых пожилых джентльменов раньше времени... Не стоит дразнить гусей, лучше их откармливать.
   Некоторые пункты из устава Том даже выписал в любимую чёрную тетрадку, подумав, что стоит, пожалуй, прикупить сразу несколько про запас. И так уже четвёртая заканчивается...
   По-хорошему, стоило бы навести в записях хоть какое-то подобие порядка, рассортировать и перепечатать хотя бы наиболее важное - но сам Том и без того свободно ориентировался в своих записях, Глинда тоже не путалась - а всем остальным не обязательно и знать о них. Конечно, почти все маги рано или поздно обзаводились собственными записями (хотя Глинда, например, всё самое интересное бумаге не доверяла), но "гримуар", в котором ритуал создания шикигами соседствовал со схемой минирования моста, цитаты из графа д'Эрлета перемежались выдержками из министерских инструкций и приказов, а формулы заклинаний прекрасно уживались с рецептом самогона по достоинству оценили бы разве что Лавгуды...
   Отложив тетрадь, Том подошёл к окну. Уезжать в Хогсмид не хотелось абсолютно - благо, проблему транспорта надёжно решал камин - но вообще-то, хотелось бы протащить Глинду в качестве преподавателя магловедения. И не только потому, что иначе им будет просто скучно...
   Нет, магловедение в Хогвартсе тоже было на крайне печальном уровне - хуже была только история магии, ибо старый зануда Биннс не только достиг дна, но ещё и вырыл там окоп полного профиля. Естественно, историей магии никто не интересовался уже лет пятьдесят - а зря. Очень зря... Именно в истории магического мира таились корни нынешних проблем, именно их проклятые ветви постоянно порождали Тёмных лордов... И, по большому счёту, ограничиваться историей только магического мира было глупо и бессмысленно - в конце концов, до Статута оба мира довольно тесно переплетались, а ещё раньше и вовсе были едины. И, как бы ни извивались адепты "чистоты крови", основателями "священных" двадцати восьми семейств - равно как и всех остальных, впрочем - были маглорождённые. Арманд Малфой, например, или Тости Нужда... А если копнуть глубже, то нормандский рыцарь, изгнанный из Руана за разбой, беглая тюрингская травница-еретичка, византийский чернокнижник и шотландская ведьма - тоже не идеалы чистоты крови. Годрик особенно - мало того, что был бастрадом, так ещё и сам вытворял такое, что даже сам не страдавший воздержанием Слизерин регулярно стыдил его за блуд... Да уж, вряд ли кто поверит, перескажи он хотя бы десятую часть рассказов василиска об Основателях... Особенно о том, что перед уходом Слизерин обозвал Гриффиндора вором и содомитом, так что вряд ли их ссора имела отношение к чистоте крови.
   Интересно, что эта тварь рассказала Скамандеру - в том, что тот в состоянии с ним договориться, Том не сомневался...
   Вернувшись за стол, Том неожиданно решил написать Скамандеру и поинтересоваться, как у него идут дела - и, разумеется, немедленно принялся за дело.
  
   Остаток дня был убит на исследование школьной бюрократии - суровой и несправедливой, но с большим отрывом уступающей армейской. Для того, кто сумел выдержать регулярные столкновения с бумажными драконами Военного Кабинета, она была не страшна... Хотя, с другой стороны, чудес вроде той приснопамятной инструкции ему будет не хватать.
   Тем не менее, в бюрократию Том залез так же глубоко и тщательно, как и в устав - эти бумаги таили в себе ничуть не меньше открытий и возможностей, если только уметь ими пользоваться - а без этого в армии не прожить. Необходимые навыки имелись, но вот их подгонка...
   В общем-то, учить Том Риддл умел - но умел учить диверсантов, а не детей. Конечно, толпа школьников куда страшнее батальона джерри - а с учётом магии и на полк потянут - но всё-таки привычные способы тут не очень подходят, так что придётся самому учиться, читать соответствующую литературу и слушать опытных людей. Лучше всего - Слагхорна, этот старый хитрец может рассказать много интересного... И как раз плохое и может посоветовать, когда это нужно. В конце концов, декан Хогвартса, блестящий алхимик и матёрый чернокнижник, а в добавок ещё и, фактически, придворный маг принцессы Елизаветы - человек, советами которого пренебрегать не стоит. Зато стоит ему написать и совета спросить...
  
   Гораций ответил только на следующий вечер и был неожиданно краток. По своим меркам, разумеется, но всё же...
   Разумеется, Слагхорн был совсем не против помочь, хотя и считал, что Том превосходно справится и сам. Разумеется, Слагхорн намекал на ответные услуги, причём явственно со стороны Глинды - судя по намёкам внутри намёков. Ожидаемо и вполне честно - по роду деятельности Слагхорн то и дело нуждался в весьма специфических услугах и экзотических товарах, а достать их по неофициальным каналам было значительно проще - а кое-что раздобыть официально было вообще невозможно... И с этим, кстати, тоже надо будет что-то сделать - запрещалось всё подряд, безо всякой системы и обычно лишь для того, чтобы подгадить конкуренту или просто неугодному. Интересно, все революции начинаются с попыток навести хоть какой-то порядок вокруг себя?..
  
   - Хм, Слагхорн хочет обменять свою помощь на мою? - прочитав письмо, Глинда прищурилась, разглядывая мужа. - Нет, он, конечно, милый дедушка... Но до чего же наглый!
   - Положение обязывает, - пожал плечами Том. - В Королевском Корпусе Безопасности других не держат, а он ещё и старший инспектор...
   - Уже старший?
   - Ну да, пару дней назад повысили, но дело не в этом. Ты как, согласна?
   - Ну, знаешь! Таким фигурам как-то не принято отказывать...
   Сова с ответом улетела без промедления, и Том снова принялся за бумаги. Нужен был хоть какой-то план - и в особенности для старшекурсников, поскольку в учебнике была откровенная ерунда. Строго говоря, ерунда в большей или меньшей степени была во всех учебниках, но для первых трёх курсов она хотя бы поддавалась компенсации, а вот дальше - уже с трудом. Вообще-то, учебники явно нуждались в основательной правке, но это дело будущего - хорошо ещё, что учебник магловедения новый удалось пропихнуть... Но там действительно был такой ужас, что даже Диппет заметил.
   Составлению планов изрядно помогала Глинда - хотя и не самым обычным способом. Её комментарии, как правило, были откровенно дурацкими - но идея, которая их заслуживала, была ничуть не умнее. Том ворчал, но переделывал... И в итоге получилось нечто вполне приемлемое.
   - Победа разума над сарсапариллой, - процитировала Глинда, читая итог. - Думаю, с этим не справятся только полные идиоты... Которые, впрочем, составляют процентов девяносто населения земного шара.
   - Ну, если вспомнить, каким стадом баранов мы были на первом курсе, - хмыкнул Том, - то... А, ладно, в крайнем случае, всегда можно подогнать по месту.
   - Ударяя по свободному концу, - добавила Глинда.
   Том расхохотался - настолько точно их разговор описывал обычный для армии подход к окружающему миру. Обычный для любой армии, судя по его общению с коллегами из России и Штатов... Хотя, если уж на то пошло, большинство проблем и впрямь можно решить этим способом - главное, найти нужный конец. Или, что гораздо вероятнее, назначить... И искать этот самый конец, вообще-то, надо уже сейчас.
   - Ладно, это всё очень здорово, - отсмеявшись, Том открыл учебник за третий курс на первой попавшейся странице и разглядывал схему заклинания "Риддикулус", - но мне понадобятся наглядные пособия. И инвентарь. И почти наверняка - что-нибудь экзотическое.
   - Ты забыл, на ком женился? - фыркнула Глинда. - Найду всё, что попросишь, только не забудь выставить школе счёт - даже ради Хогвартса никто даром работать не станет. Особенно ради Хогвартса...
   - Ну, думаю, твои дружки тебе сделают скидку, - хмыкнул Том, представив физиономию Диппета, получившего счёт, - даже если ты этого делать не станешь...
   Облегчать Диппету и Дамблдору жизнь Том не собирался и возможности легально нажиться за их счёт упускать не желал - а Глинда, к тому же, не имела ничего против и не очень легальных способов...
  
   Несколько раз консультация Слагхорна всё же понадобилась - но в итоге учебный план был готов вовремя. А Том, пока сочинял его, узнал много нового, включая и несколько ругательств, которые выдал Кассиус Малфой, увидев список наглядных пособий с ценами. Ругался он долго, изобретательно и с тоской - будучи казначеем, он прекрасно видел, что сэкономить не выйдет. А поскольку в смете Хогвартса эти расходы изначально не предполагались, получалась такая головная боль в заднем проходе, с которой могла сравниться разве что знаменитая вышка...
   Деньги совет, впрочем, выделил, пособия закуплены или ждали своего часа, а Том сидел в директорском кабинете, слушал разглагольствования Диппета и поглядывал на Дамблдора. Дамблдор, взъерошенный и недовольный, то и дело бросал на Тома недовольные взгляды и явственно в чём-то его подозревал... До некоторой степени понять его было можно - утром на него опять напали, только на сей раз нападавшего удалось скрутить и разговорить, так что причину нападений декан Гриффиндора и его братец теперь знали точно. И подозревали, что Том Риддл с этим как-то связан - в общем-то, совершенно справедливо, вот только эту связь не нашла бы и MI5 в полном составе. Пусть подозревает...Сложно найти в тёмной комнате чёрную кошку, которая оттуда давно сбежала, нагадив тебе в тапочки.
   - Что ж, леди и джентльмены, - дошёл, наконец, до хоть какого-то финала Диппет, - я рассчитываю на вас. Я надеюсь, что все вы, а в особенности наш юный коллега, не подведут школу и не уронят честь нашей страны и нашего образования. Мы вступили в эпоху великих потрясений и перемен, леди и джентльмены, и тем важнее сохранить в этом новом изменчивом мире Хогвартс островом стабильности и надёжности, оплотом традиций, и я уверен, дорогие коллеги, что все мы готовы сделать всё необходимое для этого.
   На этом собрание всё-таки закончилось, преподаватели разошлись, и Слагхорн, аккуратно притормозив Тома, сказал:
   - И вот это мы слышим каждый год с небольшими вариациями... Право слово, это уже надоело настолько, что я чувствую потребность в доброй порции огденского - не составите компанию?..
   - С удовольствием, - кивнул Том. Бокал огневиски сейчас определённо пришёлся бы к месту... А ещё лучше - тот самый чайник спирта.
  

25. Seven Pillars of Wisdom


   Стоя у окна, Том курил и строил планы. Первое сентября - пожалуй, самый ценный день в Хогвартсе. На распределении наблюдательный человек может увидеть много интересного...
   Диппет совершенно точно таковым не был - в отличие от своего заместителя или самого Риддла - и потому распределением почти не интересовался. А зря - ведь именно в этот момент можно выловить тех новичков, на кого следует обратить особое внимание. Когда дети перегружены эмоциями, их так легко читать без всякой магии... Да и старшие курсы на взводе, и можно разглядеть многое, обычно незаметное. И сразу присмотреть кандидатов в личные ученики - этим правом Том собирался воспользоваться на всю катушку. Не факт, конечно, что таковые найдутся - но сегодня вечером он всё увидит своими глазами...
   Жаль, что у Поттеров нет никого подходящего возраста - что Флимонт, что Карлус были весьма неординарными волшебниками... И Карлус, кстати, был бы весьма полезным членом их компании - но шансов, что он в ближайшие лет пять вылезет из Сингапура, не было никаких. Ладно и без него обойдёмся...
   Привычным движением уничтожив окурок, Том взглянул на часы и хмыкнул - уже скоро...
  
   В Большом зале царила привычная суматоха. Шушукались новички, настороженно озираясь, болтали школьные приятели, не наговорившиеся в поезде, Пивз разбрасывал вместо конфетти рыбью чешую...
   Дамблдор вынес Распределяющую шляпу, поставил её на табуретку и шагнул в сторону, развернув свиток.
   Шляпа запела.
   Будущие первокурсники в этот момент всегда выглядели на редкость забавно - но сейчас Том, внимательно наблюдающий за ними, видел, насколько по-разному все реагируют на Шляпу. И сразу же выделил нескольких весьма интересных личностей... Но если с Корбаном Яксли всё было очевидно сразу, то второй, привлёкший его внимание, был тёмной лошадкой. Орфорд Амбридж... Это семейство никогда не было ни большим, ни богатым, ни прославленным, но репутацию имело мутную. Никто никогда о них толком ничего не знал - и любой волшебник, которого спрашивали, чем занимается старший Амбридж, пожимал плечами и отвечал: "Какой-то клерк в Министерстве, работает с маглами..." - и был, в общем, прав. Старший Амбридж действительно работал с маглами, и Том даже знал, где именно - в одном симпатичном старом особняке в Блетчли...
   Некоторый интерес представлял Корнелиус Фадж, но что-то в этом мальчишке настораживало. О его семье Том не знал ничего, но это ничего не значило - в отличие от какой-то неясной гнильцы, которую Том буквально чуял в нём. Было совершенно ясно, что по головам он пойдёт легко и непринуждённо... а вот по трупам - вряд ли, спасибо и на этом.
   Ну да ладно, всё это ещё можно исправить, а пока послушаем, что скажет шляпа.
  
   - Боунс, Амелия!
   Мауи и Пеле, держащие мир, как можно было её не заметить? Исполненная спокойного целеустремлённого достоинства девочка надела шляпу. Несколько секунд тишины...
   - Хаффлпаф!
   Что ж, одна ученица уже есть... Осталось ещё девятьсот девяносто девять, как однажды выдал Фарли. Конечно, пригласит он её не раньше третьего курса... А вообще-то, пора собирать собственный ковен, благо, даже современные законы этого не запрещали.
   Не обнаружив больше никого, кто сразу же привлёк бы внимание, Том принялся изучать зал. Давненько он здесь не был... И ничего, кроме учеников, не изменилось. И наверняка многие из нынешних старшекурсников его помнили - как-никак, он был старостой, отличником и вообще звездой школы... А теперь оказался ещё и самым молодым преподавателем за всю её историю - и заинтересованные взгляды старшекурсниц ловил весь вечер. Зря смотрите, девочки... Хотя...
   Том повернулся, словно устраиваясь поудобнее, бросил мимолётный взгляд на гриффиндорский стол - вот оно. Темноволосая третьекурсница в шотландском платье не сводила с него изучающего взгляда, а в эмоциях её преобладал какой-то уважительный интерес с примесью настороженности. А вот и вторая - Хаффлпаф, четвёртый курс, полноватая, но симпатичная. Тот же самый взгляд, те же самые эмоции, судя по тому, как переглядывается с первой - её подруга. Пожалуй, эта парочка тоже станет его ученицами... И не только они - чуть позже станет ясно, кто ещё заслуживает особого внимания, а кто так и останется рядовым волшебником.
   Томас Риддл был довольно своеобразным человеком, и от учеников своих ожидал подобного же. Неважно, как именно и в чём оно должно проявляться - разве что с мерзавцем наподобие того, каким он был сам, Тому было не по пути - но рядовому волшебному обывателю ему просто нечего было предложить, кроме школьной программы...
  
   Наконец, распределение закончилось, Диппет произнёс речь - короткую, слава всем богам и Мерлину, и на столах появилась еда. Проголодавшиеся подростки не заставили себя упрашивать и на ужин набросились - правда, в большинстве своём довольно аккуратно. Всё же целый день в поезде, на сладостях и прихваченных из дома бутербродах - сомнительное удовольствие... Да и преподаватели тоже не имели возможности нормально поесть - как всегда, в последний момент вылезало множество недоделок и упущений, которые приходилось спешно исправлять.
   И кормили в Хогвартсе по-прежнему - как на убой. Магия требует много энергии... Кстати, вот чем стоило бы заняться, так это связью магии с биохимией - а перспективы, даже на весьма ограниченный взгляд Тома, открывались впечатляющие... Но какая биохимия, если маги до сих пор не то что не создали, а даже не попытались разработать хоть какую-то теорию магии?
   Ученики были слишком заняты ужином, и потому Том переключил внимание на коллег. Из всей этой компании, кроме Слагхорна, заслуживал внимания разве что Коллинз, старый ирландец, преподававший руны. Вот ещё кого стоило привлечь на свою сторону - полиглот, знаток забытых алфавитов и странных ритуалов, мастер риторики - скажи кто-нибудь, что это сам Огма, Том, пожалуй, согласился бы... И сейчас старик неспешно поглаживал большим пальцем кубок. Кто-то другой вряд ли заметил бы, но древние руны были одним из любимых предметов Тома, и он прекрасно видел, что Коллинз выводит надпись огамом: "Есть разговор". Ну что ж - он сам не против поговорить со стариком, так что...
   Кивнув - как бы своим мыслям - Том снова принялся изучать коллег. Интересно, что сказал бы по поводу этой компании Брэм?..
  
   - Решили вернуться? - Коллинз без труда догнал неспешно шагающего по галерее Тома.
   - Решил, - согласился Том. - Противно стало смотреть, в каком болоте мы сидим, вот и стараюсь его расшевелить...
   - Большинство это болото вполне устраивает, - хмыкнул в усы Коллинз, - но звал я вас не за этим... Может, вы уже и сами в курсе - не знаю - но последние года два Дамблдор потихоньку, но упорно копает под Диппета. И успел выкопать преизрядную яму - но спихивать в неё почему-то не спешит. Мерлин знает, что у него на уме...
   - Он же, вроде, директорский ставленник? - удивился Том.
   - Человек - неблагодарная скотина, сами знаете, - пожал плечами его собеседник. - Хотя это и не особо в характере Альбуса... И началось это как раз после того, как Гриндевальда разбили, ещё летом.
   - Что ж, буду иметь в виду, - кивнул Том. - Спасибо, профессор...
   - Да Майкл, чего уж там, - отмахнулся Коллинз. - Церемонии разводить у нас только Диппет и любит, сами знаете.
   - Согласен. И ещё раз спасибо - мало ли, как дела повернутся...
   Не сказать, чтобы новость была неожиданной полностью - Бузинная палочка обостряла амбиции - но вот именно такого их приложения Том не ожидал. Видимо, её воздействие гораздо тоньше... И это следует учитывать Дамблдор всегда был интриганом, но раньше он хотя бы старался держаться подальше от политики - а вот что будет теперь, Том представлял слабо. Ясно было только одно: скучать не придётся...
  
   Второе сентября. Первый урок ЗОТИ у первого курса Слизерина. И, что характерно, окно у Дамблдора. Совпадение? Сомнительно... Впрочем, Дамблдор пусть делает всё, что ему заблагорассудится, лишь бы под руку не лез, а остальное неважно.
   Том Риддл скользнул взглядом по классу, поднялся на кафедру и заговорил:
   - Итак, наш предмет именуется защитой от тёмных искусств... И как по-вашему, что нам предстоит изучать? Что есть тёмные искусства? Ваше мнение, Корбан?
   Поднявшийся Яксли бодро протараторил:
   - Тёмные искусства - это магия, предназначенная для нанесения вреда!
   - Что ж, садитесь. Два балла, поскольку вы правы, но не совсем. Есть желающие добавить? Нет? Что ж, тогда добавлю я: тёмные искусства - магические приёмы, направленные на разрушение и только на разрушение. С помощью тёмных искусств можно обрести невероятную силу, можно даже достичь бессмертия... Вот только цена этого окажется неподъёмной. А когда вы поймёте это, шансов вырваться из порочного круга, в который вы загнали сами себя, уже не будет... Впрочем, об этом мы поговорим позже, а пока запишите это определение, и ещё одно - тёмных сил. Которые, соответственно, являются магическими существами, сущность которых определяют тёмные искусства. К ним - совершенно безосновательно - причисляют также многих магических существ, но в вашем учебнике настоящих тёмных тварей вы не встретите... Как вы полагаете, Орфорд, почему?
   Амбридж поднялся, посмотрел на доску и предположил:
   - Потому что они не разумны?
   - Именно, - кивнул Том. - Ещё три балла. - Хотя многие магические твари враждебны человеку, ими движет инстинкт, а не желание разрушать. Тем не менее, умение противостоять им необходимо, и мы, разумеется, рассмотрим их внимательно...
  
   Урок закончился, и Том, выпроводив первый курс, взмахнул палочкой, очищая доску. Следующие два урока - седьмой курс, сборная солянка со всех факультетов... Скорее всего, собираются в аврорат, кто-то, возможно - в разрушители проклятий... А ему это не нужно. Ему нужно, чтобы хотя бы один человек из этих двадцати через два года пришёл в Королевский Корпус Безопасности. Потому что Слагхорну это так и не удалось...
   Том снова разглядывал собравшихся в классе учеников - знакомые лица, хотя кое-кого он не ожидал здесь увидеть. Ну что ж, начнём...
   - Полагаю, во взаимных расшаркиваниях нужды нет, - Том прошёлся вдоль доски, - вы помните меня, а я - вас, поэтому обойдёмся без формальностей. И для начала я хочу услышать, зачем вы здесь - каждый. Для чего вам нужны эти знания? И не стоит торопиться с ответом - обдумайте как следует, и только тогда говорите...
   Ученики притихли, то ли размышляя над ответом, то ли соображая, не рехнулся ли преподаватель. Том не торопил их - он действительно хотел услышать их собственные ответы на вопрос. Собственные - а не те, которые им казались собственными. Смогут они заглянуть в себя - хотя бы и настолько - или всё же нет?
   - Итак? - Том кивнул, увидев поднятую руку. - Дорея?
   - Я хочу научиться защищать не только себя, - произнесла Дорея Блэк. - Но и свою семью... и свою страну. Не хочу оказаться обузой, если что-то случится снова.
   - Достойное желание, - кивнул Том, прислушиваясь, как именно говорила девушка. Что - по большому счёту значения не имело, а вот как...
   Дорея Блэк, что бы она ни сказала, совершенно точно знала, зачем она здесь.
   Как и все остальные - не то чтобы Том ожидал встретить на своём занятии случайных людей, но бывало всякое... Только не в этот раз. Они действительно хотели знать - и значит, пора было их в дом, выстроенный премудростью...
  
   Сдвоенный урок был полностью посвящён теории - однако слушали Тома, раскрыв рот. Ничего удивительного - Галатея, при всех её достоинствах, всё же была больше практиком, а Блэквуд... Идиот и пьяница вообще ничему толком не учил, и Том не понимал, как ему удалось продержаться хотя бы два года.
   К тому же рассказывал Том куда больше, чем можно было найти в учебнике - да и на курсах аврората тоже, если уж на то пошло...
   Семикурсники остались довольны, Том, в общем-то - тоже... Если не считать одной мелочи.
   Следующего урока не было ни у него, ни у Дамблдора, а значит, гриффиндорский декан вполне может заявиться с нравоучениями или науськать Диппета, а уж тот будет долго и тщательно выносить ему мозги...
   Но этого по какой-то неведомой причине не произошло. Том, разумеется, не возражал - но это было как-то подозрительно... И Том решил заняться подготовкой к следующему занятию - и бдить, разумеется.
   Следующий урок был у второкурсников-гриффиндорцев, и проблема состояла в том, что первым занятием для второго курса программа предполагала борьбу с пикси... А единственный действительно эффективный инструмент борьбы с оными продемонстрировать не выйдет. Потому что огнемёта под рукой нет, да и притащить его в школу никто не позволит - во-первых, а пикси было всего три штуки - во-вторых... и ловить их дополнительно, если что, придётся ему самому. Просто потому, что те, кто в состоянии наловить пикси живьём, за это не возьмутся - не их уровень и не их оплата, а те, кто возьмётся, не имеют нужного опыта и половину "пособий" поубивают, а то и больше... А ещё надо оставить этим гнусным тварюшкам достаточно места, но так, чтобы они не могли разлететься по всему классу. Задачка, конечно, попроще возведения парашютной вышки за три дня перед Рождеством, но тоже ничего себе...
  
   В итоге вольер - при помощи трансфигурации, Мерлина и всем известной матери - удалось изготовить в срок. Том даже успел запустить туда пикси и завесить его прежде, чем явились ученики.
   Наблюдать за вторым курсом оказалось интереснее, чем за первым или за старшекурсниками. Второй курс успел распробовать магию, вообразить себя великими волшебниками - и старались соответствовать... В меру своих детских сил и понимания. Получалось весьма забавно...
   - Итак, леди и джентльмены, - заговорил Том с ударом колокола, - начнём мы с вами с небольшой, минут на десять, письменной работы. После этого, я надеюсь, мы сможем перейти к практике... Да, мистер Блишвик?
   Поднявший руку мальчишка встал и немного напряжённо спросил:
   - А почему именно так?
   - Потому что мне неизвестны ваши знания, но есть серьёзные причины опасаться их нехватки, - сообщил Том, повернувшись к доске и взмахнув палочкой. - Больше вопросов нет? Прекрасно, можете начинать, вопросы на доске.
   Ученики бодро скрипели перьями, поглядывая на часы, Том сидел за столом, читал и присматривал за порядком. Порядок, вопреки термодинамике, поддерживался самостоятельно, и это радовало...
   Верхняя колба часов опустела, Том захлопнул справочник опасных духов Шотландии и щёлкнул пальцами, заставив пергаменты взлететь и собраться у него на столе. Гриффиндорцы проводили летящие пергаменты задумчивыми взглядами, на что Том едва слышно хмыкнул - чего-то такого они добивался. Беспалочковая магия, равно как и невербальная, считались крайне сложными дисциплинами - что было недалеко от истины - но у самого лейтенанта Риддла были крайне веские причины обучиться им ускоренно... А теперь это позволяло гарантированно заинтересовать Грифииндор - тем ведь обязательно требуется что-нибудь эффектное. И, надо отдать им должное - эффективное... Впрочем, увлечь - даже не половина дела, надо ещё и научить - а с этим могут быть проблемы.
   Быстрая проверка показала, что познания второкурсников в предмете находятся на вполне пристойном уровне - по крайней мере, учебник они совершенно точно прочитали. Что ж, можно переходить к практике...
   - Итак, - Том отдёрнул занавес, - перед вами корнуэльские пикси. Далеко не самые опасные, лишь очень условно причисляемые к тёмным, но всё же очень неприятные твари. Вероятность столкнуться с ними довольно высока, а справиться совсем не так просто, как может показаться...
   - Но ведь это же просто пикси?..
   - Мистер Уизли, попробуйте с ними справиться, - хмыкнул Том. - Можете даже зайти в вольер...
   В вольер Уизли заходить не стал - но если бы и зашёл, результат бы не изменился. Пикси не пострадали...
   - Ну что ж, - Том пожал плечами, - вот вам первый урок: никогда не следует недооценивать противника. А теперь смотрите, что нужно делать, если у вас нет возможности использовать огнемёт...
  
   Урок закончился, Том выпроводил гриффиндорцев, усыпил пикси и облегчённо вздохнул. Больше на сегодня уроков не предполагалось, а значит, можно было заняться обустройством покоев - ночевать там он, разумеется, не собирался, но всё же вряд ли удастся сбегать домой каждый вечер... Ну и обдумать планы на ближайшее будущее, разумеется - потому что если всё пойдёт как надо, Биннсу осталось недолго. Новый год они должны будут встретить с новым преподавателем...
  

26. The Times They Are a Changin'


   - Не то, чтобы я не был тебе рад, - сообщил Том, выбравшись из камина, - но твой визит меня удивляет.
   - Ну, вообще-то, меня позвала Глинда, - сообщила Вальбурга, поболтав коньяк в бокале, - поскольку твой план заработал гораздо быстрее, чем мы ожидали.
   - Саммерли продаёт дом, - пояснила Глинда, взмахом палочки отправив мужу бокал. - Я договорилась с ним, чтобы он подождал, потому что знаю человека, которого это может заинтересовать...
   - А я сообщила об этом нужным людям... - подхватила Вальбурга.
   - Спелись, - ухмыльнулся Том, устроившись в кресле. - Ну что, я уже пару раз намекнул Биннсу, что ему стоило бы поберечь здоровье - в том числе и сегодня, тихонько поковырявшись в камине, так что завтра утром он явно будет не в лучшей форме...
   - Ничего серьёзного, надеюсь? - осведомилась Вальбурга.
   - Просто кусок бакелита в камине - вонь и головная боль, его там немного и вряд ли он его заметит...
  
   Катберт Биннс, вошедший в учительскую, вид имел бледный и недовольный.
   - Что с вами, Катберт? - воскликнул Дамблдор, отложив пергамент.
   - Что-то с камином не то, чистить пора, наверно, - вздохнул Биннс. - Да и здоровье подводит...
   - Вы бы всё-таки побереглись, Катберт, - Том оторвался от книги, - потому что мне бы лично не хотелось остаться без второй части.
   - Так вам интересно?
   - Конечно, - ничуть не покривив душой, ответил Том. - Редко кто из историков уделяет столько внимания тактике, как вы.
   История войн с гоблинами, немалого объёма монография, действительно заинтересовала Тома. Помимо весьма интересных описаний тактики обеих сторон он рассчитывал найти там ответы на кое-какие вопросы - и даже кое-что нашёл. Если бы Биннс интересовался хоть чем-то ещё...
   - Кстати, Томас, вы ведь в Литтл-Хэнглтоне живёте? - спросил Биннс.
   - Ну да, а что?
   - Любопытно стало, что это за место...
   - Пасторально-алкогольная глубинка, - хмыкнул Том. - Скучноватое место, несмотря на отряд, но там, в принципе, неплохо... особенно если машина есть - или камин, в нашем случае. Спокойно, тихо - разумеется, если не заглядывать в паб или к нам, места вокруг симпатичные... А если захочется современной цивилизации, то до Биг-Хэнглтона можно даже пешком добраться не больше, чем за час, а там сесть на поезд и отправиться куда угодно.
   - Помнится, где-то там были земли Гонтов... - задумчиво протянул Дамблдор, пригладив бороду.
   - Были - это точно, - вздохнул Том. - Когда я туда вернулся после войны, то обнаружил, что не осталось ничего и никого... А выяснив подробности, ещё и отрёкся от Гонтов. Так что теперь это земли Короны - как и особняк Риддлов, кстати - и лично я искренне этому рад.
   - Даже так? - удивилась открывшая дверь хмурая молодая женщина в форме целителя. - Впервые вижу человека, который даже доволен тем, что лишился семьи..
   - Поверьте, если бы вы знали обе семейки, вы бы поняли моё облегчение, когда я узнал о том, что провидение избавило меня от такой родни, - покачал головой Том. - И кстати, доктор Нин, вы кого-то ищете или всё же решили составить нам компанию за чашечкой кофе?
   - Не откажусь, пожалуй, - вздохнула целительница. - Но вообще-то, я ищу Прингла - этот мерзавец опять перешёл все границы...
   - Кстати, Альбус, - поинтересовался Том, - почему этого идиота-садиста так и не уволили?
   - Устав Хогвартса предусматривает телесные наказания, и мистер Прингл выполняет свои обязанности, - Дамблдор довольно точно изобразил директора.
   - С рвением надзирателя из концлагеря, - с омерзением добавила Нин. - И с каждым годом дела становятся всё хуже.
   - По-моему, Соединённое Королевство - единственная страна в цивилизованной части мира, где в школах всё ещё в ходу подобная мерзость, - Том отодвинул чашку. - Джентльмены... и леди... А хорошо ли вы помните устав Хогвартса и прописанную в оном процедуру его изменения?
  
   Предложение было объявлено в Большом зале за обедом и, разумеется, было встречено почти всеобщим восторгом. Прингл, естественно, был против и настроен весьма агрессивно, а Диппет воздержался, но вполне разумно спросил:
   - И как, в таком случае, предполагается наказывать провинившихся учеников?
   - Полагаю, это следует предоставить нашему молодому коллеге, - ухмыльнулся Флитвик, - как наиболее опытному в данном вопросе...
   Ухмылка получилась типично гоблинской. Ученики занервничали... Но альтернатива им была отлично известна, так что очень скоро на преподавательский стол легло подписанное старостами согласие. Том внимательно перечитал текст, подписался и протянул пергамент Флитвику, тот - Коллинзу... И в итоге, когда он достиг Диппета, на пергаменте не хватало лишь его подписи.
   На мгновение Диппет замялся - но взгляды всех четырёх деканов скрестились на нём, словно лучи радаров на вражеском самолёте, и, вздохнув, он взялся за перо...
   - Мы принимаем, - хором произнесли все четыре декана, пергамент на секунду вспыхнул голубоватым светом... И всё.
   Но только теперь из хранящегося в библиотеке Хогвартса фолианта можно вымарать старый текст и вписать новый - а затем, когда четверо деканов объявят изменения принятыми, он снова сделается неизменяемым...
   - Пойдёмте, джентльмены, - первым поднялся из-за стола Слагхорн. - Том, мальчик мой, ты не мог бы выступить в качестве писца?
   - Почту за честь, - отозвался Том.
  
   Задумчиво посмотрев на пустую страницу, Том осведомился:
   - Возражений нет?
   - Нет, - хором подтвердили деканы.
   И Том аккуратно вывел: "Телесные наказания любого рода безусловно воспрещаются. Допускается лишение баллов, запрещение посещать Хогсмит на срок, не больший, чем до конца триместра, назначение общественных работ с запретом на использование магии или без такового, выговор с занесением в личное дело или без такового, отчисление из Хогвартса."
   - Я не до конца понимаю идею с выговором, - заметил Дамблдор. - Уизли сколько ни брани - всё мимо ушей пропустят, фамильная черта, знаете ли...
   - Очень просто, - пожал плечами Том. - Берём личное дело ученика, записываем в него выговор, а потом вписываем в аттестат. Отработки, пожалуй, записывать не стоит, но средний балл дисциплины они снижать должны...
   - А общественные работы?
   - Да всё те же отработки. Правда, Прингла придётся уволить...
   - От него всё равно никакой пользы, - отмахнулся Бири, - да к тому же он ворует, и добро бы хоть что-то ещё делал... Том, у вас нет на примете какого-нибудь приличного сквиба-отставника?
   -Найду, - кивнул Том. - Или Прюэтта попрошу, если сам не справлюсь - у него наверняка кто-нибудь есть на примете. Так, я думаю, стоит прописать, что такое общественные работы и выговор, а то обязательно найдутся любители расширенных толкований, и всё по новому кругу пойдёт.
   - Обязательно, - согласился Дамблдор. - Кстати, коллеги, не кажется ли вам, что устав вообще нуждается в пересмотре?
   - Кажется, -согласился Бири. - Но вы же представляете, Альбус, насколько это будет весело? Придётся уговаривать попечителей, собирать комиссию, устраивать дебаты из-за каждой строчки... А ещё, не дай Мерлин, окажется, что там что-нибудь не соответствует законам - и тогда вообще ужас начнётся...
   - Ужас так и так начнётся, - фыркнул Том, обмакнув перо в чернильницу. - Надо будет у попечителей палочки отобрать... Хотя они и без них справятся. Ладно, с этим мы закончили - перечитайте, и можно закрывать.
   Все четыре декана самым внимательным образом перечитали правки, после чего хором произнесли:
   - Мы принимаем.
   Новый Устав Хогвартса вступил в действие.
  
   Об этом Дамблдор объявил за ужином, а заодно и раздал копии старостам и преподавателям.
   - Наступает время перемен, - заявил он. - Они не будут быстрыми, ибо мы ни в коем случае не должны разрушить то, что составляет основу волшебного мира, но они неизбежны, и если сейчас мы не сумеем направить их ко всеобщему благу, этот процесс обернётся всесокрушающей стихией. Мы сделали первый шаг, подчиняясь наитию, ведомые самой магией - и это правильно, но наш следующий шаг должен быть тщательно обдуман и подготовлен... И, разумеется, заверен всеми должными печатями, ибо даже самая могущественная и тёмная магия бессильна перед бюрократией.
   По залу прокатилось хихиканье, Дамблдор огладил бороду и закончил:
   - Итак, как я уже сказал, нас ожидают перемены, и мы уже направили их к лучшему - так пусть же и дальше нам сопутствует в этом удача и каждый из нас вложит свою долю в этот труд, даже если эта доля - всего лишь прилежная учёба!
   Речь Дамблдора встретили недоумёнными аплодисментами - правда, Диппет её вообще проигнорировал, а Прингла и вовсе не было в зале.
   И это, конечно, было хорошо - но что дальше? Нет, в стратегической перспективе всё понятно, и в тактической тоже - но вот на оперативном уровне пока сплошной туман.
   И Том пока что ничего не мог с этим сделать.
   Всё это слишком зависела от того, кого удастся найти на место Прингла, и кто заменит Биннса. Повлиять на второе возможности не было, да и с первым могли возникнуть проблемы, если нужный человек будет занят или просто не захочет наняться в Хогвартс...
  
   Идеальным вариантом, по мнению Риддла, был бы капрал Илайя Смит... Но его Прюэтт точно не отпустит до самой пенсии, так что идеал, как обычно, недостижим. Впрочем, подсказать кого-нибудь он вполне может, так что забывать про него не стоит. Ещё стоит обратиться к старухе Марчбэнкс - сама она, конечно, не вернётся преподавать, ей гораздо интереснее притворяться старой дурой и издеваться над всем магическим сообществом, но подсказать сможет... Если захочет. А от её рекомендаций попечители отмахнутся не смогут - иначе она же всем мозги будет чайной ложечкой выедать, и не по одному разу. Главное - первым до неё добраться, но это можно Глинде поручить - общий язык они точно найдут. Мир, конечно, содрогнётся... Но ведь они того и добивались, не так ли?
  
   Как Том и ожидал, Смита Прюэтт не отпустил. Правда, найти какого-нибудь сквиба-отставника обещал в самое ближайшее время, так что этот вопрос можно было считать решённым. Теперь надо было связаться с Глиндой и попросить её заняться старухой Марчбэнкс - но его отвлекли.
   - Войдите! - Крикнул Том на стук в дверь. - Что привело вас в мою скромную обитель, Ричард?
   - Нужды учёбы, - гость, на редкость похожий на профессора Саммерли из "Затерянного мира", вздохнул. - Мои ученики хотят услышать про эту ужасную американскую бомбу, а я не знаю ровным счётом ничего... Быть может, вы сможете мне помочь?
   - Почему бы и нет? - хмыкнул Том. - Как ни странно, но я даже представляю, как это всё изложить... Когда?
   - Следующий урок у вас, кажется, свободен?
   - Предлагаете выступить прямо сейчас? Что ж, я не возражаю, - Том взглянул на часы, - и к началу урока буду у вас.
  
   - Значит, вам хотелось бы узнать об атомной бомбе... - протянул Том, когда профессор Крофт уступил ему место за кафедрой. - Разговор этот получится довольно сложным, особенно для чистокровных. Полагаю, наш любезный профессор Слагхорн поведал вам, что некоторые элементарные вещества способны к самопроизвольной трансмутации? Так вот, при определённых условиях в некоторых веществах - например, в одной разновидности металла урана - эта трансмутация принимает лавинообразный характер - всё то же самое, что и в реторте, на которую неправильно наложили заклинания, но в миллионы раз мощнее. Последние взрывы соответствовали взрыву примерно пятидесяти миллионов фунтов обычной магловской взрывчатки - тротила - а фунт тротила примерно соответствует "Бомбарда Максима". Вдумайтесь - пятьдесят миллионов Бомбард одновременно, жар в двадцать миллионов градусов - жарче Адского Пламени более чем в тысячу раз, давление свыше четырнадцати миллионов фунтов на квадратный дюйм - вот что творится в момент взрыва бомбы. Спустя тысячные доли секунды этот пылающий ад разлетается во все стороны, превращаясь в огненный шар ярче тысячи солнц - даже на расстоянии в сотни ярдов его свет может страшно обжечь. Волна этого взрыва разносится на многие мили, разрушая всё на своём пути, а шар тем временем остывает и поднимается, превратившись в тёмное облако в форме гриба - пожалуй, наихудшее, что в нём есть, по крайней мере, для маглов, ибо магам этот взрыв сулит ещё одну беду...
   - А чем опасно это облако и чем взрыв грозит магам? - спросил кто-то с задних рядов.
   - Не вдаваясь в долгие объяснения, - Том нашёл взглядом любопытствующего, - скажу, что остатки этой спонтанной трансмутации испускают разрушительную энергию, способную убить человека, причём далеко не всегда - сразу... Собственно, эта энергия свойственна трансмутации всегда - но настоящее алхимическое превращение позволяет преобразовать её в магию, которая поддерживает процесс... И тут мы подходим к тому, чем это особенно грозит магам - атомный взрыв уничтожает саму магию. Вы слышали, конечно, о гиблых местах, лишённых магии - на таком стоит Азкабан - но это ещё хуже. Я был в Хиросиме спустя два месяца - но город так и оставался лишённым магии. Говорят, она начала возвращаться только недавно, и пройдут годы, прежде чем всё восстановится... Те же маги, кому не повезло пережить взрыв, стали сквибами. Не спрашивайте меня, почему это случилось - я не знаю. Могу лишь предположить, что на этот раз маглы сумели потрясти сами основы Мироздания - и уж будьте уверены, на этом они не остановятся...
  
   - Вы изрядно напугали третий курс, Том, - заметил Дамблдор за обедом. - Неужели всё это - правда?
   - К сожалению, да, - поморщился Том. - Правда, я не думаю, что Оппенгеймер в курсе этого дополнительного эффекта... хотя всё может быть. Есть у меня подозрение, что кое-кто из физиков о магии знает - и кстати, Ричард, я полагаю, вам стоит обратить внимание маглорождённых на физику. Если мы не сможем потягаться с маглами в магловских же науках - нам конец... Так, сегодня после обеда у меня только одно занятие, да и то с первым курсом, поэтому я сразу после него покину Хогвартс - Прюэтт кого-то нашёл, и вполне вероятно, что уже завтра у нас будет новый завхоз.
   - Отличная новость! - воскликнул Дамблдор. - Приказ уже готов, осталось только подписать... А Диппет его подпишет не глядя.
   - Он в последнее время вообще слишком многое подписывает, не глядя...
   - О нет, когда ему действительно надо, он всё прекрасно видит, - вздохнул Дамблдор. - Но школьные дела интересуют его всё меньше и меньше...
  
   - Что Прюэтт? - первым делом спросил Том, выбравшись из камина.
   - Сказал, что всё готово, - пожала плечами Глинда. - Я решила не встревать - сам знаешь, мои знакомые уж слишком... разносторонние люди.
   - Знаешь, я за нашим командиром иной раз весьма примечательные привычки замечал... - ухмыльнулся Том. - Так что его человек может оказаться не менее разносторонним.
   В отряде царил порядок - правда, свой собственный, но всё же... Не то, чтобы Том сомневался в способностях Джерри - но всё же слегка беспокоился. Зря, как оказалось - справлялся он отлично. Даже с Блэком...
   Том остановился перед дверью кабинета, постучал и вошёл - да так и замер на пороге. Да уж, командир в своём репертуаре - и такого он уж точно не ожидал...
   - Сэр, а вы уверены?.. - осторожно спросил Том. - Мы же от него едва отделались, да и он же магл...
   - Ошибаетесь - очень даже сквиб, я не поленился специалиста из Мунго позвать, - гадко ухмыльнулся Прюэтт. - И больше я никого выделить не могу.
   - Рядовой Джозеф Фарли, к несению службы в Хогвартсе приступить готов! - выдал тем временем новый завхоз, всё это время, как ни странно, молчавший.
   Том только покачал головой - похоже, Хогвартс ждали те самые интересные времена из китайского проклятия...
  

27. European Legacy


   Превратив пень в кресло, Том сидел и наслаждался сигаретой и страданиями подчинённых. Подчинённые - компания особо наглых семикурсников во главе с Джоном Уизли - тащили из Запретного леса дерево, а исключительно довольный собой Орфорд Амбридж бил в барабан, задавая темп.
   Орфорд в этой компании оказался случайно - Том застал его вечером за игрой на барабане и предложил помочь - идея припрячь балбесов в помощь Хагриду появилась именно тогда.
   Всё дело было в том, что во многих местах Запретного леса не стоило колдовать - и как раз в одном из таких Хагрид собирался валить сухостой. Он, конечно, справился бы и без посторонней помощи - но попытка проникнуть в женскую часть общежития через окно, спустившись по верёвке с башни, требовала кары...
   И вот теперь любители верёвок без всякой магии тащили из леса дерево под барабанный бой и горланили "Haul Away Joe", словно моряки.
   - Прохлаждаетесь? - вот без Дамблдора можно было прекрасно обойтись, но он припёрся...
   - Вид прохлаждающегося командира усиливает моральные страдания и муки совести у личного состава, - изрёк Том. Старина Зим всё-таки был гением...
   - Что-то я сомневаюсь в наличии у этой компании совести, - вздохнул Дамблдор, сотворив себе кресло и устроившись рядом. - Да и не похоже, чтобы они так уж страдали...
   - Тяжёлая и грязная работа, - усмехнулся Том, - а главное - испорченный выходной... Запомнится надолго, я вас уверяю. Ну а когда впечатления сгладятся... Что ж, работы в Хогвартсе предостаточно. Кстати говоря, не пора ли проверить контракты наших поставщиков? Не говоря уже о том, что Хогсмит - владение Хогвартса и обязан снабжать замок, некоторые флибустьеры чернильных морей явно зарвались...
   - Устав писался тысячу лет назад, - хмыкнул Дамблдор, - а с тех пор законы не раз менялись. И раз уж речь зашла о ревизиях - ваш протеже вызывает у меня определённые опасения...
   - Феодальное право в Шотландии действует по сей день, - фыркнул Том, - да и привести старые правила в соответствие с современными законами вполне можно. Опасения же ваши понятны, но абсолютно беспочвенны - Фарли проныра, но не крыса. Изобретательность его иной раз достигает фантастических размеров, но она всегда направлена на благо команды...
   Тем временем дерево было подтащено к домику Хагрида и брошено, а семикурсники, отдуваясь, потянулись за фляжками.
   - Надеюсь, там хотя бы не спиртное?
   - Просто вода, - заверил Том. - Своими руками выдать алкоголь этой компании? Нет, спасибо - это даже для "Матёрых Самоубийц" слишком... И нет, морить их голодом я тоже не собираюсь - обед нам принесут сюда. Надеюсь, я полностью удовлетворил ваше любопытство, Альбус?
   - Абсолютно, - заместитель директора встал, вернул кресло в исходное состояние палки и поправил мантию. - Не знаю, насколько результативным будет ваш метод, но он определённо лучше порки...
  
   До обеда штрафники успели вытащить из леса три хлыста и часть сучьев - правда, небольшую. Предстояло свалить и вытащить ещё два дерева, перекопать расчищенный участок и посадить выданные Бири саженцы - без магии, разумеется. И не только в воспитательных целях - в магическом лесу далеко не везде вообще можно было колдовать, да и вообще лучше было обходиться старым добрым холодным железом... или "презренной селитрой". Хагрид, палочку которого сломали, исключив из Хогвартса, этому правилу следовал - по большей части. Сильно большей, ибо главными инструментами лесничего были здоровенный топор и непотребного калибра штуцер под чёрный порох, способный с одного попадания завалить дракона...
   Обед тоже был доставлен без магии - Минерва Макгонагалл по каким-то неизвестным Тому причинам взяла это на себя и несла приличных размеров котёл, по которому колотила металлическим черпаком.
   - Ну и зачем? - осведомился Том, когда девушка трансфигурировала подвернувшийся мусор в стол и поставила на него котёл.
   - Ну, я же, как дочь священника, должна помогать страждущим и облегчать их участь...
   - Ну, во всяком случае, тебя услышат не только "страждущие", но ещё и куча зверья, - вздохнул Том. - Немного не то, что нам сегодня нужно... Да и не только сегодня.
   - Но вы же с ними справитесь?.. - стрельнула глазами девушка, расставляя тарелки. Совсем уж без магии не обошлось - сумочка, из которой она их извлекла, явно была изнутри больше, чем снаружи.
   - Справлюсь, - согласился Том. - Но скажи мне, Минерва: зачем зазря убивать зверя, который всего лишь следует своей природе? Конечно, если он напал на тебя, тебе придётся его уничтожить или хотя бы оглушить - что не всегда возможно, но если он не нападает - зачем провоцировать? Ну что ж, вот и наши лесорубы... Приятного аппетита, джентльмены... и леди, если вы с нами.
   Разумеется, Макгонагалл была с ними - и налегала на свою порцию с ничуть не меньшим энтузиазмом, чем все остальные - только молитву прочитала перед едой... Причём явно больше по привычке, чем искренне - сейчас Том это видел отчётливо. Благочестивой пасторская дочь отнюдь не была... Зато была коллективной совестью Гриффиндора, урезонивая буйных однокашников и пресекая наиболее разрушительные порывы. Никакое благочестие не заменит справедливости и честности, а уж этими качествами Минерва была одарена щедро - нередко на свою беду. Ещё она была ярой фанаткой квиддича, играла на позиции охотника, но иной раз создавала хаоса больше, чем загонщики...
   А ещё она мастерски владела трансфигурацией - многие опытные маги не смогли бы потягаться с этой третьекурсницей. Правда, преподавал трансфигурацию Дамблдор, и насколько он успел запудрить девчонке мозги - неясно. Впрочем, проверить это несложно и без всякой магии - нужен только подходящий момент...
   - Что ж, джентльмены, - Том отодвинул опустевшую тарелку и встал, - вас снова ожидает труд на благо общества вообще и Хогвартса в частности. Минерва, ваша помощь была неоценима, надеюсь, я могу рассчитывать на ваше содействие в дальнейшем?
   - Так точно, сэр! - отсалютовала черпаком девушка.
  
   Хаффлпаф, четвёртый курс. Защита от Тёмных искусств.
   - Я уже говорил это, но не поленюсь напомнить в очередной раз, - Том прохаживался перед строем учеников, - самооборона и бой - абсолютно разные вещи. Самооборона предполагает, что вы ударили и побежали к ближайшему аврору, а бой... Из боя возвращается только один. Но поскольку вам в любом случае придётся двигаться... Бегом марш!
   Добиваться от учеников какого-то определённого результата Том не старался - его целью были не рекорды, а общая выносливость. Большинство магических существ всё же посредственные бегуны на длинные дистанции, а от остальных и на машине не всегда оторвёшься... Да и в любом случае, бегать магу необходимо уметь достаточно быстро и достаточно далеко - всякое, знаете ли, бывает.
   Ученики ворчали, пыхтели, но исправно бегали - не в последнюю очередь потому, что сам Том точно так же бежал рядом, правда, периодически довольно ехидно комментируя успехи - но всякий раз вполне заслуженно...
   - Что ж, достаточно, - остановившись, Том взмахнул рукой. - Это, конечно, уже не прискорбно, но всё ещё печально. Олимпийских чемпионов из вас никто делать не собирался, но всё же...
   - Но всё-таки, зачем нам это?
   - Хм... - Том прищурился. - Аберкромби, попробуйте - прямо сейчас - взять палочку и устроить спарринг с Помоной - практика, как известно, критерий истины...
   Выбор был далеко не случайным - Спраут из всех учеников Хогвартса выделялась феноменальной выносливостью и отменной реакцией - чего по её далеко не идеальной внешности заподозрить не получалось... Ну не выглядела полноватая симпатичная девчонка, обожающая растения, опасной.
   Фатальная ошибка.
   И Аберкромби её сделал - хотя должен был бы за три года понять, с кем имеет дело. И ровно за семьдесят три секунды - Том засёк - лишился палочки...
   - Вот так, леди и джентльмены, - подвёл он итог. - Сила против выносливости, притом отнюдь не магические - однако они тесно связаны - и победа остаётся за более выносливым.
   Хаффлпафцы задумались. Том закурил - пусть отдыхают, время есть, да и думать будут долго - барсуки всегда старались обдумать любую новую идею как можно тщательнее, найти все её сильные и слабые стороны... А потом считающие их тупицами оппоненты сталкивались с готовым планом, да ещё и весьма гибким. Правда, импровизировали они посредственно - но зато любые новинки принимали гораздо спокойнее, чем остальные маги, предпочитавших жить прошлым. Нет, наследие старой Европы, тех времён, когда не то, что Брут - Лондон, а и Мерлин Стоунхендж не строил, было иной раз весьма полезным - но магия, а не вся жизнь. Те времена слишком отличаются от нынешних - а ведь сейчас ни на что не годна куча правил, бывших в ходу всего полвека назад... Вот, пожалуй, пора и рассказать ученикам об этом наследии - а ведь почти все это знают... Но никто не придаёт значения. Он и сам когда-то был таим же - искал древнюю мудрость на страницах пыльных книг, удостаивая мимолётного взгляда курьёзы, мельком упомянутые древним писцом. Когда он понял, насколько был неправ? Пожалуй, в Японии, а окончательно осознал, слушая рассказы Сэвиджа... И теперь всё сошлось воедино - и можно сделать экскурс в историю магии, настоящую, а не ту, о которой бубнит Биннс.
   - Урок окончен, все свободны!
  
   Даже у Галатеи теоретические уроки ученики обычно недолюбливали - теория многим казалась слишком скучной, особенно этим страдали гриффиндорцы. Но на этот раз гриффиндорцы слушали самым внимательным образом - ничего подобного они не ожидали...
   По плану сегодняшний урок был посвящён бугимену - родственному боггартам и дементорам существу, по опасности стоявшему между ними. Коротко пройдясь по самой твари, её повадкам и способам борьбы, рекомендованным специалистами, Том остановился, посмотрел на Макгонагалл и неожиданно спросил:
   - Полагаю, вас не затруднит назвать ещё одно средство, Минерва?..
   - Не затруднит, - Макгонагалл поднялась. - Бугимен боится имени божьего, сэр... Как и вся нечисть.
   - Пять баллов Гриффиндору, - кивнул Том. - Садитесь. Что ещё?
   - Дядя говорил, что если в бугимена не верить, он тебе ничего не сделает! - крикнул кто-то с задних рядов.
   - Три балла, мистер Робертс - всё-таки не стоит кричать с места... Но вы правы. Ещё варианты?
   - Круг, лучше всего солью, - сообщила девочка с первого ряда, рыжая настолько, что сошла бы за Уизли.
   - И это верно, Элис, - кивнул Том. - Думаю, пока достаточно, хотя я уверен - каждый из маглорождённых вспомнит что-нибудь, подходящее к случаю. Что общего у всех трёх предложений? Все они, на первый взгляд, не имеют отношения к магии... И все три работают. Почему? Ну, подробнее об этом вам расскажет на седьмом курсе профессор Флитвик, а пока что... Что есть волшебство? Желание, воля и сила. Воля исполнить желание и сила подчинить реальность своей воле. Нам служит для этого наша собственная магия... Но что, если воля человека достаточно сильна, чтобы подчинить себе магию мира? Если человек - пусть даже сквиб или магл - абсолютно уверен: должно быть именно так?
   - Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда"... -произнесла Макгонагалл.
   - И она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас, - подхватил Том. - Именно так. Есть в магии вещи, которые работают только потому, что миллионы людей тысячи лет верили в то, что они работают... И прежде всего вы должны запомнить одно - то, что работает в ваших руках, не обязательно будет работать в других. Конечно, есть вещи универсальные, как тот же круг, например...
  
   До конца урока Том успел рассказать не так уж и много - ученики постоянно что-нибудь вспоминали и добавляли, так что ещё большой вопрос, кто узнал больше нового...
   Забытые, казалось бы, навсегда, отброшенные и казавшиеся ненужными магические практики, восходившие ещё к каменному веку заботливо сохранялись в памяти маглов - и сохраняли силу в их руках... На что они годятся теперь, когда создано великое множество заклинаний едва ли не на все случаи жизни? Куда более мощных заклинаний - простой круг лишь заставит дементора на миг запнуться... Но именно этот миг может оказаться решающим.
   Разумеется, всерьёз этот разговор можно будет вести только со следующего года - но начинать работу надо уже сейчас, да и всякая дрянь просто обожает забираться в такие вот старые места - хоть "Чёрного Червя" вспомнить ... И никто не гарантирует, что его ученики однажды не окажутся в таком месте, причём совершенно случайно. Будут разбираться в ритуалах хоть немного - смогут выбраться, если что-то пойдёт не так.
   По-хорошему, конечно, здесь требовался Лавгуд - его таланты явно не ограничивались взломом защиты - но Лавгуд-преподаватель... Нет, он, конечно, научит, и даже именно тому, что надо - но чему он научит ещё?..
   Это был один из тех случаев, когда богатое воображение оборачивалось против своего хозяина...
  
   - Слышал, вы решили и мой предмет почитать?.. - глаза у Флитвика ехидно блестели.
   - Да, - с серьёзным видом кивнул Том. - Вот только научусь двойников создавать - и потихоньку всех в Хогвартсе заменю на них...
   На хохот Флитвика обернулись решительно все - и Флитвик, разумеется, не смог не поделиться услышанным.
   - М-да, пожалуй, если меня отовсюду выгонят, я смогу подрабатывать комиком, - фыркнул Том, когда смех затих. - Но если серьёзно, Филиус - мы всё же о разном говорим. В ритуальной магии я разбираюсь неплохо, хотя вы - явно лучше, но большинство ритуалов к Защите если и имеет отношение, то только с обратной стороны. А я говорю про обряды, притом простейшие - это вам не танцы кэлушариев...
   - Том, вы не будете возражать, если я в воскресенье заявлюсь к вам? - перебил его Флитвик. - Вы уж простите, но из всего Хогвартса с ними сталкивались только вы...
   - И вам, разумеется, хотелось бы подробностей? - Том хмыкнул. - Что ж, Филиус, буду рад вас видеть - не уверен, что смогу в полной мере удовлетворить ваше любопытство, но сливовый бренди гарантирую в любом случае...
  
   В воскресенье Флитвик заявился аккурат к обеду. Элегантно выскочил из камина, галантно поцеловал руку Глинде и заметил:
   - Замечательный дом. Сразу чувствуется, что здесь живут любящие друг друга люди...
   -Чувства вас не обманывают, - улыбнулась Глинда. - Добро пожаловать, профессор Флитвик. Кстати, наши учителя неоднократно приводили вас в пример мастерского владения чарами и импровизации в бою...
   - Неужто моя слава докатилась и до Австралии? - изумился полугоблин. - Вот уж не ожидал...
   - Докатилась, - подтвердила Глинда. - Уже на моей памяти многие жалели, что вы ушли из спорта, не став чемпионом мира.
   - Всему своё время, - улыбнулся Флитвик, устраиваясь за столом. - Конечно, я далеко не стар даже по человеческим меркам, а по меркам гоблинов лишь недавно расстался с юностью... И в этом-то всё и дело. Пришло время остепениться, заняться чем-нибудь серьёзным - а тут Гораций, написал мне и пригласил преподавать в Хогвартс. Вполне достойное дело...
   После обеда вся компания расположилась у камина, и Флитвик, глядя сквозь стакан на пламя, спросил:
   - Если это не секрет - как вам удалось узнать так много о старой магии? Те немногие, кто пытается изучать её, тратят годы на поиски, перерывая горы самых старых рукописей ради краткого упоминания какого-нибудь обряда...
   - А она, между тем, вокруг нас, - усмехнулся Том. - Простенькие наговоры, детские считалки, поверья и приметы - всё это магия, всё это до сих пор работает - и иногда срабатывает даже в руках маглов. Впервые я понял это... Пожалуй, в Японии - в Индии мне несколько раз пришлось пользоваться местными заговорами, но в Японии... Махотокоро существует меньше века - а оммёдзи были едва ли не тогда, когда предок нынешнего императора привёл своё племя на острова. И к кому скорее обратятся японцы, если им потребуется помощь мага? Да и сами волшебники Махотокоро лишь очень поверхностно схожи с нашими - до войны в Японии частенько носили шляпу-канотье с кимоно, и для японского мага палочка - вот такая шляпа. Дополнение к привычному образу... Но я отвлёкся, простите. Так вот, для японцев нет никакой старой магии - она вокруг них, живая и привычная, ей пользуются - а в Европе она забыта. Плохо ли это? Не думаю - магия всё же не стояла на месте, и многое из того, что было в ходу в древности, сейчас бесполезно или не нужно - но оно всё ещё работает и может помочь. Честно говоря, я собирался всё это давать гораздо позже, может быть, даже со следующего года - но недавно всё это как-то очень удачно сошлось, и я понял - пора. А интуиции я привык доверять ещё на войне... Впрочем, мы, кажется, опять отвлеклись...
   - Мне интересно в этой области абсолютно всё, - отозвался Флитвик, - поэтому сказать, что вы отошли от темы, я не могу. Тем более, как я понимаю, у всех народов в приёмах старой магии много общего?
   - Очень много, - кивнул Том. - Магические танцы, например, известны абсолютно всем... Но это долгая история, так что налейте себе ещё бренди, устраивайтесь поудобнее, слушайте - и не стесняйтесь одёрнуть, если я начну занудствовать.
  

28. The headless children


   Унылый ноябрьский день просто необходимо раскрасить поярче - так, по крайней мере, посчитал Джон Уизли. Раскрасить в самом прямом смысле - с помощью снаряженной мерзко-розовой светящейся краской шутихи размером с трёхдюймовую мину, которую он запустил с крыши гриффиндорской башни. Фарли дерзкий замысел оценил по достоинству и отправил ракетчика вскапывать теплицу под овощи. Под наблюдением Помоны Спраут... Которую почему-то побаивались даже самые отпетые хулиганы.
   Сам же Фарли вместе с Томом занимались поставщиком тех самых овощей - вернее, занимался Фарли, а Том стоял, прислонившись к косяку, и давил на психику. Было за что - цену этот мерзавец безобразно задирал... О чём Диппету говорили неоднократно. Но Диппет то ли по своему обыкновению прятался от реальности, то ли был в доле - и в результате озверевший Дамблдор с огромным удовольствием свалил эту работу на Тома, а сам сбежал к пятому курсу. То есть, поступил как настоящий офицер и джентльмен...
   Том, конечно, мог поступить так же - но не стал, и отнюдь не из альтруизма. Фарли был изрядным ловкачом, и Том намеревался насладиться зрелищем его противостояния с жуликоватым торговцем... Ну или, скорее, унижения последнего.
   Закалённый в борьбе с начальством за трофеи, ветеран просто разорвал в клочья торгаша и раскидал по всему Хогвартсу - и проделай он всё это буквально, торгаш едва ли страдал бы больше. Цену пришлось снизить до средней для Шотландии - то есть, раза в полтора, если не два, продлять контракт автоматически теперь мог только Хогвартс - ну и всякой мелочи, вроде штрафов, сверху насыпано...
   - А пыжился-то, пыжился, - осклабился вслед удравшему торговцу Фарли. - Думал, небось, что со сквибом справиться - пустяк... Слушай, Том, они у вас тут все такие?
   - Большая часть, - поморщился Том. - Как ты вообще ухитрился ни разу не столкнуться с магами?..
   - Ну знаешь, я из всей этой братии только старуху Энн и знаю, а она валлийка... А у них кто не ведьма, тот колдун, сам знаешь. Кстати, видел я эти ваши теплицы... Вы их, по-моему, и наполовину не используете. И нет, я не про овощи с фруктами - но вы почти все растительные ингредиенты сами выращивать можете, кроме самых заковыристых, да ещё и в лесу этом всякого хватает. Мандрагорой хотя бы одну теплицу засадите - вот и будет и Слагхорну на зелья, и на продажу...
   - Диппет, - скривился Том. - Даже Дамблдор в качестве директора будет лучше этого старого дурака, забывшего, какое на свете тысячелетие. Правда, в этом плане нам ближайшие лет пять вряд ли что-то светит - но хорошенького понемножку, уже то, что мы от Прингла избавились - настоящий подвиг. Биннса бы ещё спровадить на пенсию, а то он ещё до конца года будет тут нудеть...
   - Так, ты что, решил всерьёз перетряхнуть это болото?
   - Ну да - выбора всё равно нет...
   - Я в доле, - заявил Фарли.
   - Идёт, - кивнул Том.
  
   - Напоминаю в очередной раз, - Том внимательно разглядывал четверокурсников-рейвенкловцев, - мы с вами изучаем боевые заклинания. Не условно-боевые, не защитные - боевые. Предназначенные для уничтожения цели. Поэтому применяться они могут только на полигоне, по мишени и под моим или профессора Флитвика наблюдением.
   Это повторялось в начале каждого занятия - и Том не считал, что без этого можно обойтись. И вовсе не потому, что так полагалось по правилам - последователи Ровены отличались крайней тягой к знаниям и придерживались идеи "практика - критерий истины"... а техника безопасности - нет. И потому частенько на неё не обращали внимания... Даже странно, что на памяти Тома в Хогвартсе дело ограничилось только одним погибшим учеником - причём именно с Рейвенкло. В простую случайность Том не верил - Миртл дурой не была, но частенько вела себя довольно странно даже по меркам своего факультета. Правда, Хорнби над ней издевалась не за это... Но в то, что Миртл Уоррен оказалась в этом туалете случайно, Том не верил, равно как и в то, что она случайно вышла из кабинки именно в тот момент, когда вылез василиск.
   Впрочем, это всё же могло быть случайностью - но стремления рейвенкловских студентов к экспериментам никак не отменяло. И Том крайне внимательно следил за посылающими "Бомбарды" в земляной вал студентами. Студенты пока что экспериментировать не пытались, но в том, что это продлится хотя бы до конца занятия, уверенности не было...
   С гриффиндорцами всё было гораздо проще - их искренне радовала сама возможность что-нибудь взорвать, ведь взрыв - это так по-гриффиндорски!
   О взрывах Том мог рассказать немало интересного - но не собирался. Воронам - особенно, потому что если гриффиндорцы просто взорвались бы сами, то эти начнут изучать и усовершенствовать, в результате чего взорвут ко всем чертям Хогвартс... Они и так уже пытались что-нибудь сделать с несчастной "Бомбардой" - благо, эти замыслы удавалось своевременно пресечь в зародыше...
   - Палочки убрать!
   Четвёртый курс изобразил даже некое подобие строя - по собственной инициативе, тратить время на такую ерунду Том не собирался. Пусть этим в школе аврората занимаются...
   - Что ж, с заданием вы все справились, что совершенно неудивительно, - Том выпустил в земляной вал несколько "Репаро", - и с практикой на сегодня закончено. А теперь перейдём к теории... И для начала попробуйте предложить небоевое использование этого заклинания.
   Перед этой задачей рейвенкловцы спасовали. Нет, они, конечно, выдали целую пачку идей - но Том каждый раз жестоко обламывал крылья фантазии, сообщая, что это или невозможно, или для этого есть специальное, гораздо более результативное заклинание.
   - Таким образом, - подвёл Том итог, - вы сами убедились, что мирных применений у этого заклинания нет, оно чисто боевое... И поэтому я однозначно предпочитаю магловскую взрывчатку. И да, леди и джентльмены, предупреждая все вопросы: я не собираюсь учить вас минно-взрывному делу и весьма настоятельно попросил профессора Слагхорна беспощадно пресекать поползновения в область взрывчатых веществ. Надеюсь, вы не вынудите нас прибегать к решительным мерам... Урок окончен, все свободны.
  
   Альбус Дамблдор никак не входил в планы Тома на остаток дня - но он торчал под дверью кабинета с какой-то папкой в руках.
   - Ваши подопечные всё же заминировали туалет? - Уизли уже не одно поколение грозились это проделать, и Том не исключал, что именно Джону это удастся.
   - Всё гораздо хуже, - вздохнул Дамблдор, уныло блеснув очками. - Диппету пришла в голову мысль обновить планы обороны Хогвартса...
   - И он свалили это на вас, - хмыкнул Том. - Ну, в принципе, логичная идея, но мог бы и сразу обратиться ко мне. Ладно, пойдёмте, посмотрим, что у нас есть...
   Разложив принесённый Дамблдором план на столе, Том присвистнул - схему обороны надо было менять ещё двадцать лет назад. Впрочем, сейчас её все равно пришлось бы менять...
   - Как я понимаю, предполагается защита и от магов, и от маглов?
   - Да.
   - Хм... - Том потёр подбородок и принялся изучать план.
   Полвека назад эта схема была неплохой и вполне успешно выдержала бы пару-тройку штурмов - после чего штурмовать стало бы некому... Но с тех пор даже маги обзавелись несколькими новыми заклинаниями, не говоря уж о маглах, чей арсенал пополнился массой интересного.
   - М-да, - Том оторвался от плана и посмотрел на Дамблдора. - Во-первых что от нас хочет Диппет - защиту от магов, маглов, марсиан или всех сразу? Во-вторых, чем мы ограничены?
   - Во-первых - и от тех, и от других, во-вторых - здравым смыслом, - сообщил Дамблдор. - Так что полноценный укрепрайон мы строить не будем.
   - Года через три, если не ошибаюсь, в Хогвартс поступят сыновья Прюэтта, и тогда укрепрайон понадобится нам самим, - вздохнул Том. - Ну да ладно, что мы можем сделать... Вот здесь, здесь и здесь нужны опорные пункты, но тут достаточно просто разметить, а вот блиндажи надо менять на бетон все до единого. И без всякой трансфигурации - магию, если что, просто выжжет. Ходы из Хогвартса - подземные, естественно... Ну и замаскировать всё это. Ещё нужна пара шестифунтовок и по паре-тройке пулемётов на каждый бункер, но это не горит. Для магловской части этого хватит, а магическая... Я добавлю кое-что, но придётся долго считать, так что это не раньше следующего воскресенья.
   - Ну, с учётом того, что на магловскую часть защиты уйдёт не меньше года, я не... Что это?!
   Гулкий хлопок, треск и пронзительный визг заставили обоих волшебников выскочить в коридор с палочками наизготовку и броситься к источнику шума... Которым оказался тот самый туалет, где погибла Миртл.
   Собственно, именно привидение Миртл и визжало - потому что дверь была сорвана с петель, одна кабинка сломана, а две раковины расколоты и сорваны... И одной из них была как раз та, что скрывала спуск в Тайную комнату.
   - Сбылась мечта идиота, - Дамблдор взмахнул палочкой, трансфигурацией запечатав разорванные трубы. - Том, мальчик мой, вы же не с пустыми руками пришли?..
   Том молча протянул гриффиндорскому декану фляжку.
   Альбус Дамблдор перевёл взгляд с расколотой раковины на фляжку - и немедленно выпил.
  
   Взрыв заставил явиться на место происшествия даже Диппета - на школьные дела старому козлу, конечно, было плевать, но всё-таки не настолько.
   - Ваши подопечные, Альбус, грозились устроить взрыв уборной ещё когда я сам учился, - заявил Флитвик, выписывая замысловатые узоры палочкой. - Я бы поставил на Уизли - кстати, Септима я однажды перехватил при попытке что-то устроить - но он с утра занят в теплицах... И я совершенно не чувствую магического отклика!
   - Потому что магию не применяли, - хмыкнул Том, наклонившись и подняв смятую металлическую трубку. - Навевает воспоминания...
   - Что это? - недовольно спросил Диппет. - Какой-то мусор?
   - Это, - Том подбросил на ладони находку, - кусок запала. Серная кислота, сахар, немного пороха - кстати, надо бы спросить Хагрида, не пропадал ли у него порох - и всё готово.
   - И как это работает? - тут же заинтересовался Слагхорн. - Хотя нет, подождите - сам догадаюсь. Так... Это свинец - где только взяли, негодники... Значит, тут должна быть затычка из тонкой жести, кислота её проедает, попадает на сахар, разъедает его и раскаляет...
   - Именно так, - кивнул Том. - Сопротивление обожало такие штуки... И ещё большой вопрос, из чего сделали взрывчатку. Кстати, это совершенно точно исключает гриффиндорцев - это абсолютно не в их стиле, да и слишком сложно. Нет, тут почерк Рейвенкло... Или Хаффлпафа.
   - Ваш родной факультет вы, как я вижу, исключаете... - протянул Дамблдор.
   - При всех их достоинствах моим бывшим однокашникам просто не придёт в голову сделать что-то без помощи магии, - хмыкнул Том. - Исключая Гринграссов, конечно, но никого из них в Хогвартсе сейчас нет... В общем, я полагаю, что больше мы ничего не узнаем, а потому имею два вопроса: во-первых, что это за лаз, а во-вторых, будем ли мы звать авроров?
   - Исключено, - тут же заявил Диппет. - Никто не пострадал, но скандал - последнее, что нам сейчас нужно. Мистер Риддл, изучите эту трубу, мистер Слагхорн, проверьте ваши запасы...
   - И вы, Герберт - тоже, - добавил Том. - Из селитры можно сделать отменную взрывчатку, а у вас её полно в теплицах.
   - Не о том думаем, коллеги, - встрял Дамблдор. - Откуда вообще кто-то из наших учеников может знать рецепт магловской взрывчатки?
   Судя по взглядам, ему очень хотелось обвинить в этом Тома - но приходилось признать, что он ничему подобному никого не учил.
   - Кстати, да, - согласился Том. - Не думаю, что мой предшественник вообще обладал такими познаниями...
   - Зато обладаете вы, - брякнул Диппет.
   - Это обвинение? - Том вздёрнул бровь.
   - Это констатация факта. Кто-нибудь мог воспользоваться вашими записями...
   - Во-первых, такого рода сведения я предпочитаю не записывать, во-вторых - в таком случае наш подрывник добился бы куда больших разрушений. Нет, это чистой воды самодеятельность наших безголовых детишек... И когда мы поймаем этого юного сапёра, я, клянусь, устрою ему настоящий ад. Он вообще забудет, что такое свободное время!
  
   К немалому огорчению Тома, Дамблдор отправился в Тайную Комнату вместе с ним. Придётся соблюдать осторожность...
   - Что интересно, этого хода на планах нет, - заметил Дамблдор, освещая "Люмосом" покрытые плесенью стены трубы. - Вообще никаких следов, я это точно помню...
   - Я тоже, и мне это не нравится, - Том проверил узел и сбросил верёвку в трубу. - Кто-то вполне мог оставить проход для себя... А кто-то другой - об этом узнать. И все наши планы обороны - коту под хвост, простите мой французский... Так, я пошёл, как только буду внизу - дёрну три раза.
   Спуск много времени не занял - не так уж тут было глубоко, хотя спуск по наклонной трубе занял больше времени - приходилось следить, чтобы не поскользнуться... Без верёвки было бы удобнее, даже на метле - но вот засветить свои познания Том решительно не хотел...
   Вот и знакомый коридор. Три рывка - и Том отошёл в сторону с палочкой наизготовку. Он бы, конечно, не стал возражать, если бы Дамблдор свалился, но таких эксцессов лучше всё же избегать...
   Дамблдор, однако, спустился довольно ловко - похоже, гимнастикой он не пренебрегал.
   - Где мы?
   - Представления не имею, - безмятежно отозвался Том. - Но кое-какие подозрения у меня есть.
   - Думаете, нам повезло найти Тайную Комнату?
   - Почему бы и нет? Надеюсь только, что чудовище или давно померло, или столь же давно смылось куда-нибудь, - Том пожал плечами. - Мне, право слово, не хочется выяснять, какую тварь предок туда мог посадить. Фантазия у него была богатая... Ага, мы пришли. Что дальше?
   Том остановился перед дверями, делая вид, что изучает резные створки.
   - Заперто, - констатировал Дамблдор. - Есть предположения, как они открываются?
   - Есть, - кивнул Том. - Слизерин был змееустом, а следовательно... Откройся!
   Массивные створки послушно разошлись, открыв взглядам зал и статую самого Слизерина прямо напротив входа... И обвившегося вокруг неё василиска.
   - Альбус, назад, закройте глаза! - смерть Дамблдора в планы Тома не входила, да и от василиска в таком случае постарались бы избавиться. - Я попробую с ним договориться.
  
   "Переговоры" заняли немало времени - василиск изрядно соскучился, и хотя Скамандер навещал его довольно регулярно, компании Тома змей был рад. И быстро сообразил, что Дамблдору совершенно необязательно знать об их знакомстве... Поэтому выглядело всё абсолютно естественно, а то, что Дамблдор не понимал, о чём речь, сильно упрощало дело.
   - В общем, мы договорились, - сообщил в итоге Том. - Он тут живёт и никого не трогает, охотится в лесу, а в школу не заползает. Чем меньше народу о нём знает, тем лучше, но секретность разводить совершенно не обязательно и спуститься посмотреть на него можно, только беспокоить его лишний раз тоже не стоит. Как-то так... Я считаю, вполне приемлемо.
   - Я тоже, - кивнул Дамблдор. - Кстати, надо бы тут посмотреть, может, что осталось из работ Салазара...
   Здесь, правда, и раньше-то мало что интересного было, а что было - то сам же Том и вынес, но, опять же, знать об этом никому не стоило.
   - Не думаю, что мы первые, кто за тысячу лет добрался до Тайной Комнаты, - хмыкнул Том. - В конце концов, тот, кто строил этот спуск, должен был точно знать, где она находится, и вряд ли не прибрал к рукам всё, что только можно. Ладно, я думаю, можно возвращаться - только стоит проверить, где выходит тот лаз, по которому василиск в лес выбирается. Обойти эту змеюку, конечно, сложно... Но можно, так что присматривать за входом надо.
  
   Возвращение преподавателей оказалось поистине триумфальным - Тайная комната в глазах Хогвартса даже заслонила взрыв. В конце концов, не пострадал никто, кроме нервов Миртл, но она и так мёртвая, да и ждали этой выходки много лет... А вот легендарная Тайная Комната с монстром, оказавшаяся реальной - это действительно сенсация, которую утаить невозможно. С этим согласился даже Диппет, однако всю работу, как обычно, свалил на зама. Дамблдор возражать не стал.
   После обеда он поднялся, постучал волшебной палочкой по кубку и объявил:
   - Минуту внимания, леди и джентльмены! Имею честь сообщить вам, что благодаря взрыву нам удалось обнаружить легендарную Тайную Комнату! В ней действительно обитает чудовище - василиск, однако он оказался вполне разумным и намерений вредить школе и ученикам не имеет... Но это не значит, что те, кто полезет к нему, не пострадают, поэтому вход останется закрытым и под охраной - хотя посетить Тайную Комнату с экскурсией, разумеется, будет можно... Но это, как вы понимаете, дело будущего, хотя и ближайшего - сперва нам нужно закончить расследование. И я, пользуюсь случаем, призываю того, кто это сделал, признаться самому. Я официально заявляю, что в этом случае речь об отчислении даже не зайдёт... И, в конце концов, неужели человек, осуществивший давнюю гриффиндорскую мечту, не желает заслуженной славы?
  

29. Women in Uniform


   Через три недели даже Диппет был вынужден признать - расследование зашло в тупик.
   Селитру - равно как и прочие удобрения - у Бири таскали все любители гербологии, то есть треть Рейвенкло, половина Хаффлпафа и где-то дюжины полторы человек с Гриффиндора и Слизерина. Удобрения брали с запасом - мало ли что... Свинец тем более не был проблемой - не говоря уж об изрядных запасах металла у Слагхорна и у Хагрида, который сам отливал пули к своему ружью, в Хогсмиде и Хогвартсе хватало любителей рыбалки, так что запастись грузилами было проще простого и совершенно не подозрительно. Тем более, что у Слагхорна ничего не пропало, а найти запасы Хагрида было проблематично - он и сам иногда их с трудом находил.
   Но, что было хуже всего, алиби было абсолютно у всех, кто вообще мог проделать такой фокус. Главным подозреваемым был, само собой, Джон Уизли - в конце концов, именно Уизли много лет грозились устроить взрыв в туалете - но возможности заложить заряд у него не было, поскольку с утра у него не было свободного времени, а запал, судя по остаткам жестяной заглушки, был рассчитан часа на два. К тому же Джон не был знатоком зельеварения и уж тем более ничего не смыслил в магловской химии, так что изготовить взрывное устройство сам просто не смог бы. Дамблдор, правда, почему-то подозревал, что он притворяется - но даже если и так, доказать это не получалось.
   Саму бомбу, по мнению Флитвика, изготовил кто-то из его учеников - маглорождённых и полукровок на Рейвенкло хватало, любителями чтения на факультете были вообще все, так что найти какой-нибудь справочник и решить воспользоваться полученной информацией на практике они вполне могли... Правда, эти любители науки вряд ли ограничились бы одним взрывом - но, с другой стороны, вполне могли оборудовать полигон где-нибудь возле озера или на опушке леса. Что же до отсутствия следов - несколько "Репаро" вполне решали эту проблему. Правда, Хагрид ничего не слышал, но и это не было неопровержимым доводом против - заглушающие чары были известны многим...
   - Не с той стороны заходим, джентльмены, - заметила Лаура Уокфилд, преподаватель нумерологии, когда дискуссия в учительской пошла по третьему или четвёртому кругу. - Давайте попробуем посчитать...
   - Не имею ничего против, но что вы предлагаете? - насторожился Дамблдор.
   - Вы слышали о теории множеств? - осведомилась Лаура и, не дожидаясь ответа, раскурила японскую трубку, взяла мел и принялась чертить на доске пересекающиеся окружности, объясняя свою идею.
   - То есть, тот, кто нам нужен, находится вот в этом маленьком закрашенном участке, - подвела она итог, отложив мел и аккуратно выбив трубку в пепельницу. - Идентифицировать же входящих в эти множества учеников уже несложно и не вызовет подозрений... И останется только собрать улики.
   Лаура Уокфилд была женщиной взрослой, выучившей не одно поколение магов - но в некоторых вещах оставалась исключительно наивной. Том же, в отличие от неё, не сомневался: как только дело дойдёт до улик, следствие намертво завязнет. По части измышления самых невероятных отмазок и обустройства алиби ученики Хогвартса не уступали бойцам SAS...
   - Знаете, Лаура, - вздохнул Слагхорн, - мне почему-то кажется, что это нам не поможет... Но попробовать всё же стоит - вдруг да получится?..
  
   Теория множеств сработала просто замечательно, выдав четырёх человек - по одному с каждого факультета. Правда, одним из них был Джон Уизли - а у него было алиби.
   Впрочем, при внимательном рассмотрении алиби оказалось не таким уж и абсолютным -но тогда неизбежно приходилось допустить сговор всех четверых... Что было крайне сомнительно.
   - Что ж, математика могущественна, но не всесильна, - пожала плечами Лаура, выслушав отчёт Флитвика, - а люди могут поступать вопреки разуму... Но если вы спросите меня, я бы, пожалуй, поставила на ту девочку с Хаффлпафа, Вильгельмину.
   - Граббли-Планк? - удивился Бири. - Но почему? Нет, она, конечно, частенько бывает у Хагрида, но у Сильвануса - как бы не чаще, она вообще любительница зверья...
   - Послушайте, - Слагхорн даже пирожное отодвинул, - но она ведь и в зельях отлично разбирается, и даже состоит в алхимическом кружке - и это на третьем курсе! Пожалуй, она действительно могла такое провернуть...
   - Но и у неё алиби, - заметил Бири, на секунду оторвавшись от проверяемого эссе. - Не абсолютное, но...
   - Вынужден согласиться, - кивнул Том. - Даже если это она, мы всё равно ничего не докажем... Тем более, что я почти уверен - перед нами сговор.
   - Бездоказательно, - вздохнул Дамблдор. - У нас даже косвенных улик нет... Но я полагаю, что у всех четверых слишком много свободного времени. У юного Уизли - в особенности... Он, кажется хочет стать аврором, так почему бы не устроить ему усиленную подготовку? Что скажете, Том?
   - С удовольствием, - кровожадно ухмыльнулся Том, - но ведь и про остальных нельзя забывать... Кстати, вам не кажется, что стоит дать ученикам хотя бы минимальные навыки первой помощи? Доктор Нин, я думаю, с удовольствием научит студентов всему необходимому... А заодно, я надеюсь, донесёт до них нежелательность создания условий для демонстрации этих навыков.
   - Думаете, это возможно? - хмыкнул Слагхорн.
   - По крайней мере, можно попробовать, - Том пожал плечами. - Я, правда, и сам сомневаюсь, но, возможно, увидев последствия экспериментов, хоть кто-то прекратит самодеятельность и будет хотя бы предупреждать преподавателей... Да, Филиус, ваши юные гении в этом не одиноки. Даже не знаю, кому из нас приходится больше отвечать на самые дикие вопросы...
   В итоге общее собрание всех преподавателей постановило: подозреваемых загрузить так, чтобы у них и мысли не возникало набедокурить, но за недоказуемостью никаких официальных взысканий не применять. Взрыв приписали Пивзу, от чего тот пришёл в восторг и обнаглел до того, что пришлось пригрозить экзорцизмом - благо, в запасах у Тома было ещё и не то. Пивз притих - до своего обычного состояния, и школа вернулась к привычному ритму...
   На некоторое время.
  
   Василиск не мог остаться без внимания Отдела Тайн, и те, в конце концов, прислали своего агента - которым, разумеется, оказалась уже знакомая блондинка в очках. Видимо, неспроста - Том заподозрил, что гостья имела на него какие-то виды, причём , скорее, свои собственные, а не Отдела... И это как-то нервировало. Впрочем, невыразимцы нервировали всегда и всех...
   А ещё, как оказалось, блондинка и Слагхорн были знакомы. И даже питали друг к другу чувства. Сильные и однозначные...
   - Маэстро Слагхорн, - блондинка остановилась посреди холла.
   - Леди Фарбрук, - милейший Гораций как-то подобрался и резко перестал быть милейшим - сразу стало ясно, почему его считали опаснейшим чернокнижником Британии. - Какая... неожиданность...
   - Королевский василиск - весьма редкое явление, - кажется, леди Фарбрук требовались изрядные усилия, чтобы не потянуться за палашом. - Неужели вы полагали, что это пройдёт мимо Отдела Тайн? Или, быть может, вы рассчитывали на это?..
   - Вас, кажется, интересовал василиск? - напомнил Слагхонрн. - Так вот, позволю себе заметить, что я его даже не видел - не было, знаете ли, времени... А общались с ним только лейтенант Риддл и Ньют Скамандер, которого я, разумеется, не знаю, где искать.
   - Очень хорошо, - леди Фарбрук развернулась к Тому. - В таком случае, лейтенант...
   - Прошу меня простить, мэм, но сейчас у меня уроки, - сообщил Том. - После них - я к вашим услугам... Зато профессор Дамблдор, с которым мы были в Тайной Комнате, в настоящий момент свободен.
   И Том удалился, исключительно довольный устроенной подставой. Дамблдор, конечно, будет глодать ему мозги и взывать к совести - но это будет потом, да и достучаться до совести десантника не сможет и самый оголтелый некромант...
  
   - Лейтенант, почему вы всё время оказываетесь в самом центре событий? - осведомилась леди Фарбрук с порога, едва Том отпустил учеников.
   - Я из "Красных дьяволов", леди, - Том пожал плечами. - И служу в Специальной Воздушной Службе. Мы всегда в центре событий...
   - И как же вы узнали о василиске в подземелье?
   - Элементарно - заглянул и увидел. Василиска, знаете ли, трудно с кем-то перепутать... И если вы считаете, что я знаком с какими-то секретными записями Гонтов - вынужден вас разочаровать. Если у них что и было, то профукали это задолго до моего рождения...
   Леди Фарбрук определённо в чём-то подозревала Тома и насела на него плотно и с удовольствием, задавая множество вопросов, зачастую к делу не относящихся, и даже несколько раз вспомнила встречу в румынском монастыре... Том исправно отвечал - ничего секретного гостью не интересовало, да и допуск у неё, скорее всего, был не ниже, чем у Монти. Впрочем, за языком всё равно приходилось следить - Том не желал, чтобы историю с хоркруксом узнал кто-то ещё, да и вообще, в его жизни хватало вещей, которые он предпочёл бы оставить при себе. Леди Фарбрук это, разумеется, чуяла - и собиралась это выяснить.
   В результате допрос затянулся до самого вечера, и Том даже пожалел Дамблдора - совсем немного... Тем более, что Дамблдору явственно досталось меньше -хотя бы потому, что у леди Фарбрук на него было меньше времени.
  
   Что, впрочем, она компенсировала на следующий день, плотно насев на Дамблдора с самого утра. Не повезло гриффиндорскому декану, что в тот день ни у кого не было трансфигурации...
   Тома, само собой, такое положение дел устраивало - его никто не трогал, а Дамблдор на своей шкуре испытывал собственную привычку есть людям мозг, а если к этому добавить наконец-то начавших делать успехи учеников - всё было просто отлично. Заодно и с Макгонагалл удалось поговорить...
   - Минерва, задержитесь, пожалуйста, - следующим уроком у гриффиндорцев была история магии, а Биннс почти не обращал внимания на класс и никогда не отмечал опоздания...
   - Что-то случилось, профессор? - насторожилась Макгонагалл.
   - Ваши замечания об использовании трансфигурации в бою меня весьма заинтересовали, - ответил Том. - Скажите, Минерва, вас не затруднит оформить их в виде эссе? Во времени и объёме я вас не ограничиваю...
   - Конечно, не затруднит! Я постараюсь всё сделать как можно быстрее...
   - Торопиться некуда, - отмахнулся Том, - кстати, вы не думали, чем займётесь после школы?
   - Ну, у меня были кое-какие мысли, но всерьёз я пока не думала, а что? - заинтересовалась Минерва.
   - Думаю, вам бы подошла карьера исследователя, - Том потёр подбородок. - Вы упорны, обладаете острым умом и внимательны, к догматизму, как мне кажется, не склонны... Но решать, разумеется, вам - правда, не могу не отметить, что вы всё же не боец - но, думаю, вы и сами это понимаете.
   - Признаюсь, такая мысль мне в голову не приходила, - задумчиво протянула Минерва. - Но... Ох, я же сейчас опоздаю!
   - Думаю, старина Катберт простит вам пару минут отсутствия, - улыбнулся Том. - Ну и валите всё на меня, если возникнут вопросы...
   Проводив ученицу взглядом, Том хмыкнул - наживка заброшена. Англичане редко применяют трансфигурацию в бою, это, скорее, восточно-европейская школа - а с ней на весь Хогвартс знаком он один. Вот и повод предложить дополнительные занятия - заодно и Уизли лучше работать будет. Кстати, его, по-хорошему, тоже надо бы прибрать - он, конечно, не такая хитрая задница, как Септим, но тоже не дурак, и боец из него выйдет отличный...
  
   А после уроков явилась леди Фарбрук и потребовала показать ей василиска.
   - А что вы будете делать, если его там нет? - осведомился Том.
   - Тогда вы пойдёте и позовёте его, только и всего.
   - Запретный Лес, мэм, он, знаете ли, большой. А василиск на лентяя не похож, и заползти может чёрт знает куда... И ловить его по всему лесу я не могу - сами понимаете...
   Леди Фарбрук глубоко вдохнула, медленно выдохнула, посмотрела на Тома и спросила:
   - Вы издеваетесь, лейтенант?
   - Никак нет, мэм, - Том покачал головой, - просто объясняю расклад. А теперь, если вам всё ещё интересен василиск, пойдёмте. Полагаю, вы не испытываете желания просочиться через канализацию?..
   Желание перемещаться по канализации у леди Фарбрук неожиданно нашлось - пришлось идти за верёвочной лестницей. Вообще-то, предполагалось сделать скоб-трап, и Фарли даже запасся стальным прутом - но на этом дело застопорилось, так как загонять скобы в старую кладку без магии было рисковано, а магам настолько не хватало времени, что Коллинз даже предложил поручить это ученикам - пусть попрактикуются...
   Том выругался про себя и выбросил из головы бесполезные мысли - о способностях невыразимцев ходили разные слухи, никакие предосторожности лишними не будут - но если он сейчас сорвётся с этого дурацкого обезьяньего трапа, никакие предосторожности ему не понадобятся - а он сорвётся, если будет зевать.
   Спрыгнув на пол, Том с лёгким злорадством отметил, что леди Фарбрук спуск дался заметно сложнее, закурил и молча двинулся по коридору. Его спутница тоже молчала, следуя за ним и внимательно изучая коридор - вряд ли она там увидит что-то интересное, но как знать...
   - Мы пришли, - сообщил Том, остановившись перед дверью. - А теперь на всякий случай закройте глаза.
   Леди Фарбрук молча надела мотоциклетные очки с отливающими серебром стёклами и кивнула.
   - Откройся! - прошипел Том, а затем шагнул вперёд и в сторону, пропуская гостью в Тайную Комнату...
   - А, это вы, Том! Не подскажете ли, который час... О, простите, мисс, не ожидал столь очаровательной гостьи!
   ...А вот этого предвидеть не мог никто, меланхолично подумал Том, а между тем - вполне ожидаемо, что Скамандер так и будет таскаться сюда, как на работу. Хорошо ещё, в прошлый раз его тут не было... Ну и ошеломлённый невыразимец - это, конечно, зрелище великолепное.
   А леди Фарбрук была настолько ошеломлена, что даже не пыталась это скрыть. Уж она-то совершенно точно не могла себе представить, что в Тайной Комнате окажется непринуждённо беседующий с василиском Ньют Скамандер...
   - Ещё раз прошу у вас прощения, что сразу не узнал, ваша светлость, - Скамандер поклонился на японский манер, - но я, признаться, не ожидал встретить вас здесь...
   - Прошу вас подождать - с вами мне тоже необходимо побеседовать, - леди Фарбрук стянула мотоциклетные очки и вернула на место обычные. - Лейтенант, здесь есть какие-нибудь тайники?
   - Я нашёл несколько штук, но все они давно пусты, - пожал плечами Том. - Не исключено, что я что-то пропустил, но мне это кажется сомнительным...
   - Я проверю, - кивнула леди Фарбрук, - а теперь будьте любезны показать мне эту комнату... И кстати, куда делся василиск?
   - Заполз в статую, - сообщил Скамандер. - Он не любит чужаков.
   - Какая стеснительная тварь, - фыркнула леди Фарбрук. - Впрочем, с ней я ещё поговорю, а пока - вперёд, лейтенант. Показывайте...
  
   Из камина Том буквально вывалился - общение с леди Фарбрук изрядно его вымотало. Было это какой-то особой способностью настырной блондинки или просто чертой характера - так и осталось неясным, но выносить мозги и утаскивать их куда подальше она умела великолепно...
   - Достали? - сочувственно осведомилась Глинда, усевшись на подлокотник.
   - Ага, - шевелиться было лень, но не настолько, чтобы не стащить жену к себе на колени. - Всегда говорил, что женщины на службе - зло, но эта чёртова блондинка из Отдела Тайн - зло в квадрате. Хотя... Если Дамблдору досталось хоть половина того, что перепало мне - я отмщён.
   - Обедать пошли, мститель, - хихикнула Глинда. - Да, и передай Фарли, что накладной на эти прутья не выписали...
  

30. Carry On


   Профессор Катберт Биннс с недовольным видом разглядывал маленькую склянку.
   - Вот ведь удивительное дело! - обратился он выбравшемуся из камина Тому. - Зелье самое что ни на есть магловское, а от грудной жабы помогает лучше, чем все наши!
   - Бывает, - пожал плечами Том. - Как самочувствие-то, кстати?
   - Да уж получше позавчерашнего, - вздохнул Биннс. - Я тут к Батильде заглянул, она мне список дала - пойду потихоньку преемника искать. Думал, дотяну всё же до конца года, но нет - после каникул уйду на покой. За дом, кстати говоря, большое спасибо - лучшего не придумаешь, и место хорошее... Ну ладно, пойду я на урок.
   У самого Тома первого урока не было, так что можно было спокойно прочитать эссе Макгонагалл. Та потратила две недели, но соображения свои изложила чётко и подробно, но без излишних деталей. Все бы так писали...
   Что интересно, копию эссе для Дамблдора гриффиндорка делать не стала, хотя Том этого и ожидал. Может, решила, что его это не заинтересует, а может, не хотела подбросить хорошую идею - неизвестно... Да и неважно, по большому счёту. Важен был сам факт - о работе по трансфигурации любимого преподавателя не проинформировали. Правда, и не запретили это сделать Тому - но Том этого делать тем более не собирался. Идеи у девчонки оказались совершенно правильными и даже нашлось несколько оригинальных настолько, что их можно было принять на вооружение...
   И всё было бы хорошо, если бы Диппету не приспичило вылезти из своего логова и отправиться на охоту - а единственной добычей оказался преподаватель ЗОТИ.
   - Готовитесь к уроку? - осведомился старик с порога.
   - Доброе утро сэр, - рассеяно отозвался Том. - Готовлюсь... Кстати говоря, не знаете ли, где у нас боггарта можно изловить?
   Боггарт у Тома был - но наглядные пособия лишними не бывают - в этом он убедился ещё в армии. Конечно, мелкая нечисть - не соломенное чучело, которое солдаты штыками разносили за одну тренировку, но кто-нибудь особо одарённый может его с перепугу развеять или спалить... Да и Диппет может сбежать, если почует работу.
   Увы, не сбежал...
   - Насколько я помню, мистер Риддл, вы говорили, что можете найти любое пособие?..
   - Могу, но для этого требуются время и деньги. И если ловить кукуя я могу и за свой счёт, то боггарт, как обязательный элемент учебной программы...
   Бугимен, вообще-то, тоже - но Диппет совершенно точно не знал испанского, да и Слагхорн примеривался к несчастной твари, собираясь пустить её на ингредиенты...
   - А вообще, я полагаю, нам стоит поручить Хагриду устроить своего рода виварий для наименее опасных магических существ, - продолжил Том, - и заключить контракт с какой-нибудь охотничьей командой, чтобы они ловили остальных по мере необходимости. Это позволит заметно сэкономить...
   Последнее слово всё-таки что-то задело в разуме Диппета. Постояв с минуту, он заявил:
   - Подготовьте докладную, я посмотрю, - и убрался прочь.
   Том, облегчённо вздохнув, посмотрел на часы и убрал эссе в карман - первый урок заканчивался, и надо было наводить порядок в классе...
  
   Пятый курс ЗОТИ предусматривал повторение теории за прошлые годы и основы противодействия магам и маглам. Больше, конечно, теории - во всяком случае, министерские чинуши представляли себе это именно так. Том, разумеется, представлял процесс совершенно иначе - и потому объяснял пятому курсу Слизерина основы тактики. Мало ведь знать заклинание - надо уметь им своевременно воспользоваться... А вот с этим были проблемы.
   Английские маги были наибольшими поклонниками дуэлей - что отчасти объяснялось их малым числом и изолированностью острова - и все свои действия в бою выстраивали, исходя их этой привычки. Ну... Лет двести назад это могло сойти, но не теперь. А ещё эта идиотская чехарда с дуэльным клубом, который то открывают, то закрывают...
   - Итак, прежде, чем перейти к теории - один совет: раз и навсегда забудьте о дуэльных кодексах, всех до единого, - Том остановился и повернулся к аудитории. - Бой - не дуэль, запомните это раз и навсегда... Потому что однажды это спасёт вашу жизнь. Я совсем не просто так заставлял вас бегать и заниматься прочими упражнениями - если вам всё же придётся вступить в бой, вам это будет необходимо не меньше, чем при попытке избежать его... И первое, что вам необходимо запомнить - в настоящем бою дуэльные правила не действуют. Бей ближнего, бей в спину, используй любую возможность - потому что враг с тобой церемониться не будет. Второе - вы должны постоянно двигаться, и если остановились - прячьтесь. Как угодно, где угодно - но прячьтесь, а не стойте в полный рост, даже закрывшись щитовыми чарами. Третье - возьмите несколько - не больше трёх-четырёх - заклинаний, которые получаются у вас лучше всего, и отрабатывайте их до автоматизма. Если они позволяют быстро переходить от одного к другому - отлично, но это не обязательно. Смотрятся подобные связки хорошо, не спорю, но можно прекрасно обойтись и без них...
   Теорию на ЗОТИ традиционно недолюбливали всегда - но в исполнении Тома слушали, раскрыв рты. Ведь речь шла не о том, когда можно использовать то или иное заклинание - а о том, как его использовать. Да ещё и рассказывал это не аврор и не чинуша из Министерства, а самый настоящий боевой офицер из элитного магловского отряда, ветеран войны, да к тому же молодой... Всё это гарантировало внимание, причём именно к его словам, а не к нему самому - впрочем, и без этого не обходилось. Томные взгляды и не менее томные вздохи старшекурсниц со всех четырёх факультетов Тома изрядно забавляли... Сперва, а потом начали в той же степени раздражать. Пришлось даже поставить у себя в кабинете на столе колдографию Глинды...
   Но сейчас томных вздохов не было. Тома слушали, прекрасно понимая, что даже тем, кто не собирается становиться аврором, разрушителем проклятий или охотником, эти знания однажды могут спасти жизнь. Они пришли в Хогвартс в разгар войны - когда Лондон горел под немецкими бомбами, в Северной Атлантике волчьи стаи подлодок рвали конвои, а Аненэрбе под началом Гриндевальда планировало массовое жертвоприношение в Мунго. Война коснулась их - но почти все они прекрасно понимали: им повезло. По ту сторону Пролива их ровесникам приходилось идти в бой... И никто не мог гарантировать, что сражаться не придётся уже им. Союзники всё ещё могли передраться над остывающим трупом Рейха... И в любом случае мир в скором времени ждёт новая война - тихая и незаметная, в джунглях Азии, африканских пустынях и на улицах европейских городов. И почти наверняка кто-то из тех, кто сейчас слушает его, окажется на фронте этой войны...
   И уцелеет.
  
   - Том, вы ведь, по сути дела, учите ребят воевать, - Том ожидал подобного - но не от Бири и не за обедом.
   - Лишь основам тактики, которые пригодятся и в мирное время, - пожал плечами Том. - Слабоумие и отвага, конечно, впечатляющие качества, но долголетию не способствуют.
   - Но ведь они, по сути, ещё дети...
   - Герберт, вы знаете Олимпию Максим? - неожиданно встрял в разговор Дамблдор.
   - Не имел чести, но к чему это?
   - Олимпии девятнадцать, - ответил Дамблдор, - хотя по ней этого и не скажешь - она наполовину великан, и она вот уже третий год возглавляет команду магов при генерале де Голле. И весьма успешно возглавляет... а до того отличилась в боях в Париже. Знаете, если бы так учили в моё время - пожалуй, исход нашей первой дуэли с Геллертом был бы совсем другим... И поэтому я очень рад, что новое поколение не повторит наших ошибок. Они, конечно, наделают собственных... Но они продолжат наше дело.
   - А это единственный заслуживающий внимания способ достичь бессмертия, - добавил Том.
   - Не будет и камня у края дороги, коль сын не поставит, - процитировал Коллинз. - Да, я тоже рад, что те, кто придёт нам на смену, будут куда лучше подготовлены к невзгодам и бедствиям, чем оказались мы.
   В том, что это получится, Том изрядно сомневался - и уж тем более не желал, чтобы кто-нибудь продолжил дело Дамблдора - но гриффиндорский декан был совершенно прав. Если ты хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, но сделать сам уже не можешь - научи других. Научи так, чтобы они понимали твой замысел не хуже тебя, или даже лучше. Так, чтобы они поняли не только что ты делаешь, но и почему. Не просто поняли - приняли... Вот оно - бессмертие, единственное, имеющее смысл, а не тот убогий суррогат, который он пытался создать с помощью хоркрукса. Трудно придумать что-нибудь глупее... Хотя, возможно, ему это и удалось - что-то же взорвалось, да так, что он до сих пор не может вспомнить, что именно.
   И именно это Том и собирался сделать. И пусть пока что он сделал лишь первые шаги - начало положено, и даже Визенгамот уже не в состоянии что-то сделать - фарш назад не провернёшь, принятый закон уже действует. Кстати, о Визенгамоте...
   - Чуть не забыл - в следующую пятницу заседание Визенгамота, так что мне понадобится отгул...
   - Никаких проблем, - тут же заверил Дамблдор. - Строго говоря, любой из преподавателей, заседающий в Визенгамоте, имеет право присутствовать на его заседаниях, лишь уведомив об этом коллег... Что вы, кстати, уже сделали. Надеюсь, ваше выступление будет столь же впечатляющим, что и предыдущие...
   В этом том не сомневался - благо, на осенней сессии обычно было много молодёжи. Главы семейств выпускали наследников потренироваться в политике под чутким присмотром старшего поколения... Ну а в ложе маглорождённых и вовсе не было стариков.
   И, что гораздо важнее, именно на этом заседании должна была отчитываться комиссия, изучавшая законы на предмет соответствия Чёрной книге Гвинеда - то есть, простите, Шотландскому уставу, конечно же...
  
   Комиссия отчитывалась долго и занудно - но оно того стоило. Как оказалось, почти две трети постановлений Министерства Шотландскому уставу не соответствовали... Зато были для оного Министерства чрезвычайно полезны. То есть, не для Министерства, конечно, а для аппарата, но ведь это одно и тоже?..
   Припев "понять и простить" в этой эпической балладе Тому надоел раза с третьего, всё необходимое он услышал, а потому, перестав обращать на оратора внимание, принялся разрабатывать план... Который, вообще-то, сводился к легендарному "ввязаться в бой, а там видно будет". Кривая вывезет - говорят в таких случаях русские... Правда, у него кривая всё время получается баллистическая. Ну, тем веселее... Особенно если его компания подключится - благо, все тут.
   Но на этот раз первый удар принадлежал Прюэтту. Поднявшись, он подошел к Секретарю, вручил ему внушительного вида свиток и сказал:
   - Прошу достопочтенного Секретаря огласить этот список.
   Секретарь едва заметно пожал плечами, развернул список и принялся читать. Просто имена... Вот только кое-какие имена Том узнал - и отлично знал, где теперь эти люди.
   - Все эти волшебники, - заговорил Прюэтт, когда Секретарь закончил чтение, - погибли на войне, отдав жизни ради нас. Я предлагаю почтить их память минутой молчания...
   По залу прокатилась волна шороха и поскрипываний - маги вставали - а затем воцарилась тягучая тишина. Маги молчали, вспоминая всех тех, кто уже никогда не вернётся домой...
   - Вношу на рассмотрение Визенгамота предложение увековечить память погибших, - заявил Прюэтт, - а также установить первое мая в память о падении Гриндевальда днём прославления победителей и поминовения павших.
   - Ставлю предложение на голосование, - объявил Марчбэнкс.
   Предложение было принято единогласно - что, в общем, было ожидаемо.
   - Прошу вносить предложения о форме, в которой будет увековечена память павших, - поднял руку Марчбэнкс.
   Поскольку это не было проектом закона, ограничения на него не распространялись, и Том поднялся первым:
   - Вношу предложение: в Большом зале Хогвартса поместить мемориальную доску с перечислением имён погибших, но не упоминая факультеты, на которых они учились - ибо все наши различия ничего не значат перед лицом врага, грозящего нашему дому. Предлагаю также воздвигнуть в Косом переулке кенотаф, поручив эту работу лучшим скульпторам и художникам магического мира.
   Это предложение, к некоторому удивлению Тома, тоже было принято. Визенгамот расслабился...
   А зря. Ибо, возвращаясь к повестке, Секретарь зачитал резюме доклада, с которого всё и началось - и оно было весьма недвусмысленным: две трети, если не больше, министерских решений и постановлений попросту незаконны. Их требовалось отменить...
   - Но позвольте, ведь это будет катастрофой! - заявил кто-то из маглорождённых. - Все эти акты и постановления регулируют почти все аспекты нашей жизни, и если мы их отменим, как должны...
   - Но стоит ли их отменять все и разом? - спросил Том. - Достопочтенный спикер Марчбэнкс, могу ли я высказать предложение?
   - Разумеется.
   - Как представляется мне, эти акты и постановления необходимо рассортировать по важности - к тому же, полагаю, некоторая их часть утратила всякое значение и остаётся не более, чем юридическим курьёзом, подобно существующим в Соединённых Штатах. Их даже можно не отменять формально... С противоположной стороны находятся те акты и постановления, которые регулируют ключевые моменты жизни нашего общества. Они должны быть в кратчайшие сроки либо приведены в соответствие с Шотландским уставом и в обновлённом виде приняты полным составом Визенгамота, либор же их действие должно быть приостановлено до проведения плебисцита, решением которого они будут включены в устав. Все же прочие акты и постановления, чья значимость колеблется в этих пределах, должны быть постепенно рассмотрены таким же образом и откорректированы с целью соответствия Шотландскому уставу и другим, принятым и действующим, законам.
   - Поддерживаю, - немедленно поднялся с места Уизли. - Вношу предложение принять предложение достопочтенного Томаса Риддла в качестве основы для проекта закона.
   - Поддерживаю, - встал Гринграсс.
   - Поддерживаю, - разом Прюэтт и Малфой.
   В принципе, этого было достаточно - одного Септима постарались бы запинать, возможно даже, успешно, но с такой поддержкой мало кто захочет связываться. Предложение будет принято, хотя и не единогласно, разработку сдадут, скорее всего, Малфоям... То есть, фактически, Тому и его компании. А уж Том в этот проект впишет всё, что ему нужно - благо, не так много надо и вписывать. Так, по мелочи ... Но, как высказался один русский в Берлине, с миру по нитке - Геббельсу верёвка. Мелочь тут, мелочь там... И старые дураки даже не заметят, как вылетят к чертям из своих просиженных кресел. А уж как перекосит "священных"... Не всех, конечно - тем же Уизли многое придётся по нраву, но другие... Блэки, Гойлы или Крэббы, которые вдруг обнаружат, что они обязаны представлять в магическом мире интересы семей маглорождённых (и наоборот, кстати) - это будет шикарное зрелище. А уж если молодёжь пойдёт против старших - и при этом окажется сторонниками "возрождения традиций" - настоящих, а не той бредятины, которую городили джерри...
   Всё прошло именно так, как и ожидал Том - Визенгамот, как обычно, не желал ничего делать и ни во что вникать. Было бы это судебное заседание, с которого Визенгамот мог немало состричь, или проект бюджета - тогда да, докопались бы до каждой запятой, а так... Всё-таки, иногда лень - лучшее человеческое качество.
  
   - Знаешь, - заявил Марк в перерыве, - всё это мне кажется подозрительным. Уж очень наши дела гладко идут - как бы чего не вышло...
   - Может быть, - согласился Том. - Нет, возможно, мы зря нервничаем... Но рано или поздно Визенгамот всё-таки посмотрит, что мы им подсунули, и вот тогда...
   Сказать, что старые дураки из Визенгамота - и тем более министерские идиоты - не придут в восторг будет изрядным преувеличением. Это же покушение на их Священную Кормушку! Тёмная магия, светлая, да хоть разноцветная - им всё едино, чинуши всегда остаются чинушами... Кстати, штаты Министерства тоже надо будет изрядно подсократить - но это всё не сейчас. Вырастить хотя бы первое поколение последователей и сторонников, которые смогут принять их флаг... А для начала - поскольку уходить на покой Том в ближайшие десятилетия не собирался - начать действовать. Потихоньку, помалу, начиная с самых низов - но действовать. Пока что их план уязвим, но уже через год, когда первые его выпускники займут свои первые посты в Министерстве, точка невозврата будет пройдена... А пока остаётся надеяться, что Визенгамот не отступит от привычной манеры.
   - Знаешь, Том, - сказал Гринграсс, - это, конечно, подозрительно, и я думаю, что вскоре нас ждёт какой-нибудь облом, но...
   - Если ты в бою упал в выгребную яму, оближись и наступай дальше, - ответил Том. - И перерыв, кстати, заканчивается - пора дальше нагонять тумана...
   - И, заметь, без всякой магии, - ухмыльнулся Гринграсс. - Одной болтовнёй!
   - Ну так, - Том ухмыльнулся. - Чтобы мы всей толпой, да не уболтали хоть кого-нибудь? Шутить изволите, лейтенант-коммандер Гринграсс?..
  

31. Fear of the Dark


   Приказ Диппета "Об организации отлова и содержания при школе чародейства и волшебства магических существ низкого класса опасности в целях обеспечения учебного процесса" был великолепен. Он, возможно, и не дотягивался до высот армейской бюрократии, зримо воплощавшей могущество человеческого идиотизма, но был к ней очень близок. Правда, в нём имелось несколько недостатков, позволявших трактовать его излишне широко - но как раз об этом Том Диппету говорить не собирался. Хагриду, разумеется, тоже - он, конечно, виноват перед полувеликаном, но не настолько, чтобы делиться левыми доходами... А играть с Диппетом честно он не собирался. Нет, всё абсолютно законно, но... Спасибо Глинде - способов абсолютно легально избавить начальство от излишка средств он знал достаточно, а, как однажды заметил Прюэтт, подрывная деятельность должна быть самоокупаемой. Просто потому, что полагаться на добрую волю и здравый смысл своего командования и дурь вражеской контрразведки крайне рисковано, особенно - первое.
   Сам по себе приказ, если отбросить красоты стиля, был прост: требовалось организовать отлов и содержание магических существ в Запретном лесу, заниматься этим должны были Том, Хагрид и Кеттлберн по своему усмотрению, а школа брала на себя финансирование... И всё.
   О том факте, что почти все магические существа - источник ингредиентов для зельеварения, Диппет, видимо, забыл... А Том не собирался ему напоминать. Вот Хагриду - напомнит, этим он вполне может поделиться с полувеликаном, благо, без его помощи попросту ничего не выйдет. Ну а Кеттлберн... Пусть сам разбирается - присоединяться к их маленькому бизнесу или нет. Если, конечно, его, наконец, не загрызёт какая-нибудь тварь...
   Хмыкнув, Том отправился на поиски Хагрида - нововведение следовало обсудить с ним и с Фарли, но Фарли явится сам. Возможно даже, ещё и раньше его самого...
  
   - Так и знал, что ты явишься, - ухмыльнулся Том.
   - А то как же, - отозвался Фарли, прикуривая. - Кеттлберн минут через двадцать подойдёт, так что пока можем спокойно обсудить дела. Эй, Хагрид! Ты где там?!
   - Тут я, - прогудел полувеликан, открывая дверь. - Здрасти, значит. Случилось чего?
   - Зверинец устроить велено для всяких магических тварей - как раз вам с Кеттлберном работа, - сообщил Фарли. - Правда, как он с единорогами договариваться будет...
   - Дык с единорогами и я могу, только ж их в загон нельзя, - Хагрид почесал в затылке, - но позвать, чтоб тут поблизости бегали - эт можно...
   - А это ведь шерсть, - протянул Фарли, - и рога они ломают...
   Торговались долго - Хагрид, конечно, был тугодумом, но отнюдь не дураком и деньги считать умел. Правда, регулярно сбывать добычу не получалось - серьёзных знакомств у Хагрида не было, да и покупателей в Британии не слишком-то много... И вот это Том с Фарли могли исправить. Правда, для этого требовалось всё-таки сойтись в цене - и торг закончился как раз перед самым приходом Кеттлберна.
   - Добрый день, джентльмены, прошу простить мою задержку - увы, дела... Что-то случилось?
   - Видели новый приказ Диппета? Ну вот он и случился... Идея хорошая, особенно для меня - собирать всю эту нечисть довольно неудобно, но нам не только нечисть нужна... И давайте-ка для начала разберёмся, что у нас уже есть.
  
   Как оказалось, есть немало - одни кентавры чего стоили. Впрочем, кентавров лишний раз трогать не стоило, чтобы не нарваться на длинную и занудную лекцию или на драку. Уход за ними определённо не требовался...
   В глубине леса обосновались акромантулы - Хагрид оказался достаточно отмороженным, чтобы притащить Арагогу ещё и самок. Впрочем, расти колония будет медленно, а в качестве мишеней пауки будут смотреться весьма недурно...
   Единороги в описи были отмечены первым пунктом, а кроме них и акромантулов имелись гиппогрифы, табун фестралов - по большей части диких, разнообразная мелочь, включая красных колпаков, а также два оборотня. Оборотни, впрочем, от участия в учебном процессе очень резко отказались - так резко, что Том даже услышал два новых слова. Оборотней он, само собой, тоже запомнил - судя по физиономиям, были они братьями и, поскольку сразу после полнолуния ошивались в Запретном лесу, жили где-то неподалёку. Вряд ли в Хогсмиде, скорее, на одной из ферм поблизости... И должны числиться в картотеке. Парни казались достаточно сообразительными для службы Короне, а такой случай упускать нельзя... И к тому же они могли что-нибудь знать про Фенрира Грейбэка.
   Фенрир и раньше появлялся в сводках - молодой, злобный, неимоверно наглый и явно и безнадёжно рехнувшийся оборотень высовывался то там, то здесь, проверял на прочность старших - до недавнего времени без особого успеха. Даже начал собирать собственную стаю из таких же конченых подонков - подобное у оборотней было делом обычным, и разваливались такие стаи ещё быстрее, чем подростковые банды в Доклендс... Но прошёл слух, что Фенрир придумал новую тактику - нападать на детей лет пяти-шести, а потом воспитывать обращённых в стае - и вот это требовалось проверить и прекратить. Впрочем, если слухи не подтвердятся, Грейбэк всё равно не жилец...
  
   Разобравшись с лесом, Том отправился на урок. Первый курс Хаффлпафа, разумеется, сделает всё, что задано - но не больше того. Не то, чтобы барсуки ленились - скорее, просто не хотели лишний раз напрягаться и вообще старались следовать принципу "солдат спит - служба идёт". В общем, Том подобный подход одобрял, но в частности, особенно на своих занятиях, был против - тёмные искусства требовали не только осторожности, но и наглости. Барсуки же предпочитали сидеть в норе и ловить всякую мелочь... Что абсолютно не мешало им порвать любого, кто в эту нору сунется. В общем-то, и этого обычно хватало - пока в барсучью нору не залезет такса...
   Разумеется, хаффлпафцы поступили именно так, как он ожидал. Ничего лишнего...
   - Что ж, для первого курса неплохо, - Том прошёлся по классу. - Неплохо... Но не более того. Вам предстоит научиться противостоять самым разным тварям, включая и людей - а среди них есть такие, кто оставляет далеко позади самых мерзких тварей - и надеяться, что эти знания вам так и не понадобятся. Вы совершенно правы, в большинстве случаев наилучший выбор - сбежать, но иногда это невозможно... И тогда придётся действовать. Знаете, есть такое магловское выражение: ваши линии обороны должны проходить по вражеской столице. Так вот, для нас с вами оно тоже вполне актуально... Особенно когда речь идёт о низших существах - будучи, по сути дела, животными, они, как и немагические животные, столкнувшись с более сильным противником, обычно отступают. Разумеется, если их не загнали в угол, они не слишком голодны... и за ними самими никто не охотится. Впрочем, о повадках существ, в том числе и тёмных, вам позже расскажет на своих уроках профессор Кеттлберн - или же вы можете в любой момент обратиться к Хагриду, нашему лесничему...
   Чтение лекции не мешало Тому размышлять над планами - в особенности для третьего курса. Второй блок теории заканчивался, пора было переходить к практике - но тут-то и возникали вопросы. Второй блок был посвящён достаточно опасным тварям, но премудрое Министерство никаких рекомендаций по этому поводу не предлагало... Что, кстати, было вполне ожидаемо. Запрет на ковры-самолёты важнее, а если в школе что-то случится, школа же и будет виновата...
   Ну, положим, действовать по обстоятельствам для десанта дело обычное, так что... Логично будет начать с наименее опасных существ и идти по возрастающей - собственно, в первом блоке получилось именно так, правда, там в программе было прописано хоть что-то. Ну и, пожалуй, безопаснее всего будет начать с боггарта - благо, тварь более раздражающая, чем опасная...
   -...И на этом на сегодня всё, - Том остановился. - К следующему занятию вы должны будете предложить заклинание - из числа изученных в школе - для прикрытия побега и обосновать свой выбор. Все свободны.
   Оставшись в одиночестве, Том открыл окно, закурил и снова задумался о приказе Диппета. Всё-таки, далеко не всех тварей можно держать в Запретном лесу, а значит, нужно помещение. Места в Хогвартсе хватает, но это, во-первых, кабинеты, а во-вторых, чтобы в этом разобраться, нужны планы замка - причём со всем расширенным пространством... А они если и есть, то только у Диппета.
   Докурив, Том закрыл окно - очень вовремя, поскольку в дверях уже собрался третий курс Гриффиндора в полном составе.
   - Проходите, оставляйте сумки, можете не садиться - сегодня у нас практическое занятие, - Том вышел к доске, - поэтому сейчас мы с вами дождёмся остальных и... так, Рейвенкло, что-то вы долго. Проходите, складывайте сумки и ждите. Итак, сейчас, когда соберутся все четыре третьих курса, мы с вами отправимся в одну из заброшенных комнат, где и находится предмет нашего сегодняшнего занятия.
   - И что это будет? - выкрикнул кто-то с задних рядов.
   - А вот это вы узнаете только на месте, - ухмыльнулся Том. - Итак... Слизерин, Хаффлпаф, вы меня разочаровали, особенно Слизерин. Ваши главные конкуренты уже здесь, а вы являетесь последними - ну как так можно? Впрочем, это уже не играет роли - все за мной!
  
   Недолгий поход закончился в пустующем классе, где из всей мебели имелся только узкий шкаф, в котором кто-то шебуршался.
   - Итак, леди и джентльмены, перед вами практическое задание, - сообщил Том. - В этом шкафу засел боггарт, и сейчас я его выпущу, и вашей задачей будет загнать его обратно. Кстати, мисс Макгонагалл, не напомните ли вы нам, что такое боггарт?
   - Полуматериальное привидение, - ответила Минерва. - Принимает вид самого сильного страха человека, изгоняется именем Господа или заклинанием "Риддикулус", которое делает его образ из страшного смешным. Опасен только для людей с больным сердцем, поскольку их может напугать до смерти.
   - Пять баллов Гриффиндору, - кивнул Том. - Итак, подходите по одному и действуйте - три балла каждому, кто совладает с боггартом с первого раза.
   Боггарт не подвёл, исправно превращаясь в обычные подростковые страхи. Змеи, пауки, мертвецы, оторванные головы и конечности, какие-то невнятные монстры... Отличились только двое - Макгонагалл и слизеринка Мэри Белби, причём вторая даже больше. Боггартом чистокровной волшебницы почему-то оказался Дракула из старого фильма, и справилась она с ним соответственно - уронив на ногу режиссёрскую хлопушку. Макгонагалл же явился дьявол, но, как и положено дьяволу, испугался крестного знамения и удрал в шкаф.
   - Итак, все прекрасно выполнили задание и получают по три балла, - сообщил Том. - Домашнее задание... сегодня отсутствует, а на следующем занятии мы вновь займёмся физической подготовкой. Вопросы?
   - Профессор, - подняла руку Макгонагалл, - вы видели наши страхи - думаю, будет честно, если мы увидим ваш.
   - Хм... - Том потёр подбородок. - Пожалуй, это действительно было бы справедливо... Тем более, я абсолютно не представляю, что может быть моим худшим страхом, а знание - сила.
   Из открытого шкафа вышел Том Марволо Риддл... нет, Лорд Волдеморт - высокомерный самовлюблённый подонок с застывшей на лице гримасой брезгливого презрения. Чистая кровь, идеальный наследник Слизерина...
   - Риддикулус!
   "Том" превратился в карикатурного эсэсовца с плаката и, уронив фуражку, метнулся в шкаф под свист и презрительные вопли третьекурсников.
   - М-да, а ведь можно было догадаться... - Том запер шкаф и потёр подбородок. - Ладно, предупреждён - значит, вооружён, и хорошо, что это выяснилось именно так...
   - Что это было, профессор? - спросил кто-то, когда гомон стих.
   - Мой тёмный двойник, - медленно ответил Том, - Тень, как сказал бы один швейцарец... То, чем я очень не хотел бы стать - и тем не менее, мог... И, видимо, всё ещё могу стать.
   - Значит, вы боитесь себя самого?
   - Скорее, того в себе, чего я не хотел бы видеть, но что всё же является неотъемлемой частью моей личности... И это урок и для вас - такая Тень есть у каждого человека... Все свободны.
   Оставшись в одиночестве, Том снова распахнул окно и закурил, жадно затягиваясь. Да, это было ожидаемо - но приятнее не стало. И шутка о преподавателе ЗОТИ, который боится собственной тени, получалась совсем не смешной...
   Том Риддл действительно мог стать таким - самовлюблённым эгоистичным мерзавцем, жаждущим власти и преклонения, высокомерным садистом... И, что самое обидное, всё это было его собственным. Хоркрукс вытащил на поверхность и усилил эти черты - если бы он действительно решил создать семь, как собирался после разговора со Слагхорном, то... В общем, хорошо, что он как-то угробил единственный созданный хоркрукс.
   Но Тень никуда не денется... И глупо пытаться делать вид, что её не существует. Страх - убийца разума, но справиться с ним можно, только осознав, приняв и подчинив себе... Том выбросил окурок, закрыл окно и поёжился - начало декабря в графстве Аргайл было совсем не тёплым. Впрочем, всё лучше, чем осенний Рейн... Том взглянул на часы, убедился, что больше у него занятий на сегодня нет, и отправился к Диппету за планами.
  
   - Альбус? - нельзя сказать, что встреча с Дамблдором у самой горгульи была чем-то удивительным, но всё же его Том не ожидал. - Тоже решили побеспокоить нашего дорогого директора?
   - Вынужденно, - Дамблдор пригладил бороду. - Но для организации обороны нужны планы Хогвартса...
   - Вы удивитесь, но мне они тоже нужны, - хмыкнул Том. - Не устраивать же виварий в Тайной комнате...
   - Поразительное совпадение! - Дамблдор встрепенулся. - Ну, надеюсь, вдвоём мы с этим делом справимся быстро!..
   В этом Том сильно сомневался - Диппет мог и сам не знать, где эти планы хранятся, да и остались ли они вообще. И даже если знал - мог засунуть их так глубоко, что вытаскивать придётся с помощью гоблинских рудокопов...
   И оказался прав - планы хранились "где-то в сейфе". Сейф, к счастью, стоял в кабинете, но найти в нём что-либо было весьма проблематично...
   Во-первых, сейф был с расширенным пространством и объём имел весьма и весьма приличный. Во-вторых, объём был забит весь.
   Бумаг, книг, свитков и каких-то артефактов хватило бы на библиотеку какого-нибудь старого семейства - но, разумеется, Диппет никого к ним не допускал. Этот раз исключением не стал - в сейфе он копался сам, копался долго, тщательно и, по мнению Тома, назло им тянул время.
   Но даже такой старый козёл, как Диппет, не в состоянии бесконечно тратить впустую время, и планы он всё же достал - и запретил их выносить из кабинета. Ну...
   Кое-какое представление о тактике Дамблдор имел и вполне понимал, о чём шла речь. А ещё он едва ли не лучше Тома знал Хогвартс, то вполне мог подсказать что-нибудь полезное... И в результате Диппет явно потерял нить беседы уже через несколько минут, сидел за своим столом с унылым видом и время от времени намекал преподавателям, что пора бы и прекратить. Преподаватели намёков не понимали и продолжали обсуждение, переходящее временами в бурную дискуссию. Никакой реальной необходимости в этом не было - но возможностью поиздеваться над директором пренебрегать не стоило... А заодно и испытать его терпение.
   Терпения хватило часа на два с лишним, после чего Диппет просто выгнал обоих. Том к тому времени давно нашёл искомое - две довольно больших аудитории на втором этаже, некогда использовавшиеся для обучения аппарации. Места должно было хватить, особенно с учётом коридора, в котором тоже можно было поставить часть клеток поменьше...
   - Кстати, Том, если не секрет - что привело вас в столь задумчивое настроение? - поинтересовался Дамблдор, как только горгулья скрылась за поворотом. - Я прошу прощения, если это нетактично, но... Обычно, задумавшись, вы выглядите несколько иначе, и я подумал, не случилось ли чего-нибудь?..
   - Случилось? - Том пожал плечами. - Пожалуй, нет - разве что практическое занятие с боггартом навело меня на некоторые любопытные мысли... Но увы, сейчас они слишком сырые, чтобы их как-то использовать, хотя... Вы знакомы с трудами Карла Юнга, Альбус?
   Сам Том с Юнгом был знаком весьма поверхностно, но в том, что Дамблдор вряд ли слышал о нём, сильно сомневался.
   - Кажется, это магловский учёный, изучающий разум? Я что-то слышал не так давно, а что?
   - Думаю, было бы весьма любопытно применить его идеи к магии, - ответил Том, закуривая, - но чтоб мне провалиться, если я хоть немного представляю, что из этого выйдет. А вы что думаете, Альбус?
  

32. Dark Christmas


   - Итак, друзья мои, - провозгласил Дамблдор, - приближается Рождество. Все мы встретим этот праздник в кругу семьи и друзей - будь то дома или в Хогвартсе, радуясь наступлению нового года и новым приключениям, ожидающим нас... Но есть и печальная новость - один из наших коллег решил покинуть нашу дружную команду. Катберт Биннс, не одно десятилетие трудившийся в Хогвартсе и преподававший историю магии многим поколениям юных волшебников, покидает наши ряды. Катберт, прошу!
   - Дорогие коллеги, - Биннс откашлялся и встал, - дорогие ученики! Я отдал Хогвартсу большую и, смею надеяться, лучшую часть моей жизни, и с большим удовольствием трудился бы и дальше -но увы, плоть слаба. Здоровье моё не то, что прежде, а стать первым в мире преподавателем-привидением мне как-то не хочется... Поэтому я, хоть и с глубочайшим сожалением, покидаю Хогвартс, и надеюсь, что вы, мои дорогие ученики, всё же вспомните добрым словом старого зануду Биннса!
   Собравшие вежливо похлопали - было очень трудно представить кого-нибудь, кто помянул бы Биннса добрым словом. Он был хорошим учёным, но никудышным преподавателем - обычное дело, особенно для Хогвартса, где педагогического образования не было ни у кого. Критичным это не было, но проблемы создавало - талант работать с детьми, военная закалка или богатый опыт секретной службы были далеко не у всех... А способного сгладить этот недостаток образования - не было. Проблема эта в планах Тома числилась, но в весьма отдалённом будущем, так думал он, краем уха следя за болтовнёй в зале, о другом.
   Пару дней назад он получил письмо от Ранги, который звал его на каникулы в Новую Зеландию. Совершенно неожиданное и вроде бы совершенно безобидное, письмо, однако, заставило паранойю Тома сработать. Что-то было не так, причём с самим старым магом - в этом Том был уверен... Впрочем, он и без этого не стал бы отказываться от приглашения - всё же Ранги он был кое-чем обязан, да и научиться чему-нибудь новому тоже можно было.
   Доверять интуиции Том привык давно, и потому прямо сейчас Глинда собирала последние мелочи, а ему самому оставалось только дождаться конца пира...
  
   - Ну наконец-то! - Глинда подхватила сумочку, вручила Тому вещмешок, обняла и ударила по узкому медному браслету волшебной палочкой.
   Порталы Том не любил, но признавал, что магловский транспорт в данном случае был бы гораздо менее удобен. Наверно, когда-нибудь сделают самолёт, способный долететь из Лондона в Веллингтон за несколько часов, но это явно будет не скоро... И приходилось терпеть портал, который, конечно, справлялся почти мгновенно, но довольно неприятно.
   - Добро пожаловать в Новую Зеландию, уважаемые путешественники, - произнёс знакомый женский голос.
   - Сакура? - Том потряс головой. - Ну здравствуй, смотрю, тебя есть с чем поздравить?..
   - Том? - Сакура удивлённо дёрнула ушами. - Смотрю, и ты времени даром не терял...
   - Глинда Риддл, ­- представил Том жену. - Так что тут у вас случилось?
   - Ранги, - Сакура вздохнула. - Сдал старик... По нему не скажешь, но он ещё договор Вайтанги подписывал. Он, конечно, старается этого не показывать, но всем уже ясно, что осталось ему недолго... Ну, правда, он и прямо сейчас помирать всё-таки не собирается.
   - Ясно, ­- протянул Том. - Не зря, значит, мне показалось, что что-то не так... Ладно, в "Длинном Белом Облаке" комнаты есть?
   - Они там всегда есть, - совершенно по-кошачьи фыркнула Сакура. - Вот, расписывайтесь, а вечером в "Облаке" встретимся поболтать.
   Уже на улице Глинда задумчиво протянула:
   - Значит, это и есть Сакура... - и этим ограничилась. Что уж она там подумала и какие выводы сделала - Мерлин знает... А мужу необязательно. Психика целее будет...
  
   В "Облаке" ничего не изменилось - даже календарь за стойкой висел тот же самый, открытый на сентябре сорок пятого. Впрочем, нормальный календарь висел рядом...
   - А неплохо тут, - хмыкнула Глинда. - Если и номера такие же, как ресторан...
   - Даже лучше, ­- сообщил Том. - И администратора, я смотрю, тут по-прежнему нет.
   - А зачем? - лениво осведомился бармен. - Не так тут и много народу бывает... Надолго к нам?
   - На неделю, - Том выложил на стойку деньги. - Семейный.
   - Пожалуйста, - бармен протянул ключ.
   В "Длинном Белом Облаке" - в отличие от "Дырявого котла" - имелся даже номер для молодожёнов, куда Риддлов и поселили.
   - Миленько, - оценила Глинда, быстро исследовав номер и развалившись на кровати. - Это вам не Том с его нумерами... Что делать-то будем?
   - Можем погулять, - предложил Том.
  
   Ни магловский, ни, тем более, магический Веллингтон за два года ничуть не изменились - война прошла стороной, а денег на серьёзное строительство не хватало. К счастью, людей перемены касались в гораздо большей степени - например, приснопамятная Мэри Блэквуд город покинула, перебравшись за мужем на другой конец страны, а свадьба была столь шумной, что попала даже в газеты. И к счастью, Том на неё опоздал, за что даже поблагодарил Диппета и Дамбдора... Потому что, появись он всего днём раньше - и участия было бы не избежать, уж слишком хорошо его тут запомнили. Ну а встреча Мэри Сьюзен Блэквуд и Глинды Риддл вряд ли была бы мирной...
   В общем, прогулка не разочаровала, и общество в "Длинном Белом Облаке" собралось несколько большее, чем предполагалось изначально. Помимо Риддлов, Ранги и Тане с Сакурой присутствовали аврор Джозайя Эббот (сомнительные родственники в колониях были не только у Блэков), доктор Блэквуд и пара знакомых Глинды. Правда, веселья как-то не получилось...
   Ранги заметно сдал, и хотя выглядел куда лучше, чем любой его английский ровесник, чувствовалось - осталось ему недолго.
   - Ну, спасибо, что собрались, ­- старый тохунга отхлебнул пива. - Не хотелось бы портить праздник, да только если этот год я ещё доживу, то следующий - уже вряд ли. И то сказать, заждались уж меня предки... Я слышал, Тухинга-о-Муа, ты стал наставником?
   - Совершенно верно, - Том отсалютовал стаканом. - С осени преподаю в Хогвартсе, Защиту от тёмных искусств...
   - Что б вы ещё них понимали в своей Англии... - проворчал старый маори. - Ну да ладно, вы же в честь рождения своего бога подарки друг другу дарите, вот и я решил тебе кое-что подарить.
   "Кое-чем" оказалась солидной толщины папка. Том открыл её, бегло посмотрел пару страниц и присвистнул ­- Ранги исключительно подробно разбирал магические татуировки маори, причём приводил все необходимые формулы и уравнения...
   - Ты точно в Хогвартсе не учился? ­­- хмыкнул Том, перебирая бумаги - татуировками старый тохунга не ограничился. - Что-то уж больно хорошо под нашу программу подогнанно...
   - В Хогвартсе не бывал, а вот директор ваш, который Блэк, к нам заглядывал, ­- Ранги допил пиво и потребовал новую кружку. - Ох и силён был пить... Мы тогда друг другу много всякого интересного рассказывали, он меня и нумерологии вашей научил - ну и я в долгу не остался... Так что нашу магию на ваш лад переложить могу.
   Масштаб задачи Том представлял очень хорошо - и для того, чтобы такое рассчитать без компьютера, требовалось как раз лет сто... и знание Высших Исчислений. Оно, впрочем, требовалось в любом случае - и самому Тому эта область нумерологии так и осталась не по зубам несмотря на неоднократные попытки к ней подступиться.
   - Потрясающе, ­- Том отложил папку. - Даже не знаю, чем и отдариться за такое...
   - А ты на похороны мои приди, как помру, - отмахнулся Ранги, - и хватит. Так Мауи заповедал: тохунга перед смертью должен все свои знания передать и раздать талисманы...
   - Рождество, всё-таки, - поёжился Джозайя. - Может, не будем о смерти?
   - Чтобы родиться, надо сперва умереть, - заметил Ранги, посмотрел на кружку и одним глотком допил пиво, ­- а чтобы умереть - родиться, иначе никак.
   - Чтобы получить что-то, ты должен отдать что-то взамен, - произнёс Том. - И цена всегда будет посильной... если, конечно, ты готов её заплатить.
   - Вот именно! - провозгласил Ранги, приложившись к новой кружке. - А вы, Роберт, что скажете?
   - Как врач, я могу сказать, что рождение и смерть в живой природе переходят друг в друга без чёткой границы, - задумчиво отозвался Блэквуд. - А как маг - что величайшие тайны магии скрыты именно в живой природе. Я думаю, магия и жизнь вообще связаны самым непосредственным образом, хотя о природе этой связи сказать не могу -пока, по крайней мере...
   Том насторожился - очень немногие маги занимались фундаментальными исследованиями, и сейчас ему повезло наткнуться на одного из таких, а значит... Возможно, их с Шарлем затея всё-таки окажется реализуемой.
   - Док, а не хотите стать одним из основателей международной магической школы? - спросил Том. - Правда, это пока ещё ближе к благим пожеланиям, но надо же с чего-то начинать?
   - Почему бы и нет? - пожал плечами Блэквуд. - Только давайте об этом завтра, а то и послезавтра поговорим, на свежую голову...
  
   Выйдя на улицу, Том на несколько секунд остановился, впитывая в себя радостную суету рождественской ночи. Люди веселились и радовались жизни, провожали уходящий год и ждали новый... Воистину, без смерти нет рождения, и без рождения - смерти...
   Всё же старый тохунга сделал подарок, достойный не то что Мерлина, а самого Гвидиона. Не просто экзотические заклинания и ритуалы, но выстроенная в систему и исчисленная чужая магия, которую теперь можно будет переложить для волшебной палочки... Да, это будет адовая работёнка, которая затянется на годы, но оно того стоит - такого магия островов не знала, пожалуй, с прихода римлян. Если уж это не заставит британских магов шевелиться - значит, уже ничего не сделать, и магическую Британию действительно ждёт упадок и исчезновение... Хотя это вряд ли - пока есть Флитвик, полный застой, как в Испании, им не грозит, а там, глядишь, и выйдет их затея со школой.
   Закурив, Том усмехнулся - когда-то, совсем недавно, он был уверен, что тайны магии навсегда останутся ведомы лишь древнейшим чистокровным семьям, и только прямой потомок Слизерина достоин взойти на вершину знаний...
   Августовское утро разметало пеплом последние остатки этих идей. До того он ещё сомневался - а после наглядно убедился: маглы вполне могут добраться до тех самых тайн магии куда раньше самих магов. Ничего удивительного - маги никогда не уделяли фундаментальным вопросам должного внимания, тогда как маглы, если уж брались докопаться до чего-то, то докапывались почти всегда. На свою беду, как правило... Но это ничего не меняло. Ладно, довольно на сегодня философии...
   Выбросив окурок и привычным жестом уничтожив его, Том вернулся в бар. В конце концов, сегодня праздник, да и Ранги не собирается помирать прямо сейчас...
  
   Следующее утро Том начал с подробного изучения подарка... И очень быстро пришёл к выводу, что без Высших Исчислений великим магом не стать. Собственно, он и раньше в этом не слишком сомневался, но теперь стало окончательно ясно: хватит откладывать. В конце концов, в армии если что и не даётся, так только довольствие. Тем более, есть у кого учиться - Лаура всегда утверждала, что он может гораздо больше, хотя он и так был отличником... Но совершенству нет предела, особенно в магии, и если даже старую собаку новым трюкам не научишь, то лейтенанта - запросто.
   Несколько самых простых формул Том даже попробовал использовать - получилось нечто вроде стилизованной бараньей головы и руны Хагалаз одновременно. В общем, логично, если учесть, что разбирал он собственную татуировку... Но на этом изыскания пришлось прекратить и отправляться с Глиндой в Роторуа посмотреть на гейзеры.
   Том не возражал - во-первых, мозги от расчётов если не плавились, то были к этому близки, а во-вторых, гейзеров он никогда не видел. Это было упущением, которое требовалось исправить...
  
   Долина Роторуа впечатляла. Не столько даже самими гейзерами, хотя и они внушали уважение, сколько совершенно инопланетным пейзажем вокруг них. Кипящие озёра с разноцветной водой, влажно блестящие каменные потёки, то и дело вырывающиеся из-под земли струи пара и воды - самый мощный гейзер выдавал фонтане под сотню футов высотой - так, наверно, выглядела Земля до появления на ней жизни...
   А ещё здесь вместе с жаром недр изливалась на землю магия. Гейзеры ли притянули к себе лей-линии, или их пересечение спровоцировало появление этой долины - кто знает? Во всяком случае, вопрос заслуживал внимания, и Флитвику Том его обязательно подбросит - может быть, до чего-нибудь интересного и додумаются. Но это будет потом - а сейчас думать о тайнах магии не хотелось. Сейчас он мог только почтительно созерцать могущество стихии...
  
   И здесь же, в долине Роторуа, Том столкнулся с Эдвардом Дэвисом.
   Дэвис был единственным человеком на памяти Тома, который не только внимательно слушал Биннса и даже задавал ему вопросы, но и ухитрялся получать на них ответы - хотя бы иногда. Другого такого знатока истории просто не было - не считая старушки Бэгшот, конечно - и Том счёл встречу у гейзера знаком судьбы.
   ­- Том? - Эдвард заметил его первым. - Из старост -в офицеры? Немного не та карьера, что ожидаешь от слизеринца, но всё равно рад тебя видеть.
   - Ну, это всяко лучше, чем растаскивать сцепившихся семикурсников, - хмыкнул Том, - И да, я тоже рад тебя видеть. Глинда, позволь тебе представить Эдварда Дэвиса, некогда - старосту Рейвенкло...
   ­- А ныне - скромного исследователя, - подхватил Эдвард. - Увы, семейный бизнес или карьера в Министерстве со мной решительно несовместимы...
   ­- А как насчёт педагогической карьеры? - поинтересовался Том.
   - Неужто старина Биннс помер?
   - Нет, просто подал в отставку, - Том покачал головой. - Представления не имею, что будет делать Дамблдор...
   - Но Диппет не будет делать ничего, - фыркнул Дэвис. - Ладно, я не против, только надо будет курьера отправить, если ты хочешь, чтобы дело не тянулось до следующего рождества...
   - Я лучше Слагхорну телеграмму отобью, быстрее будет... Эдвард, ты чего?
   Судя по выражению лица Дэвиса, слова "Слагхорн" и "телеграмма" в одном предложении в его картину мира не вписались, даже своротив пару заборов.
   - Слагхорн?..
   - Ну да. Слушай, ты что, до сих пор не в курсе, что он служит в Корпусе Безопасности?
   - Том, по-моему, ты его сломал, - заметила Глинда, щёлкнув пальцами перед носом Эдварда. - И кто тогда будет преподавать историю магии?
   - Короче, давай, посылай телеграмму, - Дэвис потряс головой. - Моё согласие, считай, уже у вас в кармане, а если ничего не изменилось, то и Диппет кочевряжиться не станет.
   В том, что Диппет не станет кочевряжиться, Том не сомневался - директор всё больше и больше отстранялся от управления школой, соизволяя пошевелиться только в совсем уж экстраординарных случаях, а всё остальное свалив на Дамблдора и остальных деканов.
   В общем-то, такое положение дел всех устраивало - Диппет был далеко не лучшим директором Хогвартса, и его решения обычно были далеко не оптимальными...
  
   Телеграмму Том отправил из Роторуа - выигрыш невеликий, но иногда и пара часов может оказаться важной, а что может прийти в голову Диппету, не знал никто... А после этого Глинда потащила его в Окленд - там обитал кое-кто из её старых знакомых. Том, разумеется, не возражал - друзья семьи Райли были людьми весьма интересными и полезными - особенно в тех случаях, когда требовалось что-нибудь экзотическое. Да и поучиться у них стоило - даже будучи самыми обыкновенными маглами, моряки знали много интересного...
   Тем более, если эти моряки - маори и китаец.
   Китаец Ли был невысоким и жилистым, с повадками опытного бойца, и наверняка состоял в Триаде - по крайней мере, татуировки у него были ещё более замысловатыми, чем у маори, да к тому же цветными. Маори Хосепа на его фоне смотрелся куда как обыденно ­- типичный здоровяк-полинезиец, молодой, старательно прикидывающийся дурачком и явно заинтригованный татуировкой самого Тома. Эти двое владели небольшим, но довольно шустрым балкером с командой в основном из канаков, ходившим по всей Океании и забиравшимся даже до Джакарты и Гонконга, и разумеется, возили не только то, что было указано в документах...
   - Рад знакомству, - сообщил китаец, поклонившись. - Было очень печально узнать, что Джек погиб, но радостно видеть, что ты не отринула мир и вновь позволила войти в твою жизнь счастью.
   - Ну, раз ты так рад, то, может, достанешь свои запасы?..
   Под китайскую водку и разговор пошёл совсем другой - деловой и обстоятельный. Для старшекурсников Тому требовались разнообразные экзотические твари, а Слагхорн постоянно нуждался в не менее разнообразных ингредиентах, в Британии труднодоступных. Или запрещённых, причём отнюдь не из-за их опасности... Нет, конечно, всё это можно достать, но ведь всяко лучше иметь гарантию, что тебя не попытаются надуть... а заодно и подскажут, что и как в стране, где можно остановиться, не привлекая лишнего внимания, и куда уходить, закончив работу. В конце концов, мало ли, где команде придётся "испытывать парашюты"? Британская Империя рушилась, и никто не мог предсказать, где полыхнёт в следующий раз...
   Договориться удалось в рекордные сроки - ушло всего две бутылки. Правда, Ли честно предупредил, что строго по графику ничего привозить не сможет, но Тома и такой расклад устраивал. В конце концов, экзотические твари нужны далеко не каждый день, а ингредиенты, хоть и требуются чаще, зато не нуждаются в кормёжке.
   - Жаль только, в озеро их балкер не влезет, - вздохнула Глинда, распрощавшись с моряками. - Так-то есть парочка трюков, даже я их знаю - но осадка...
   - Вообще-то, оно довольно глубокое, - не согласился Том, - надо будет как-нибудь промерить, тогда и посмотрим.
  
   В "Длинное Белое Облако" Том с Глиндой вернулись уже под вечер, твёрдо решив все остальные дела отложить, как минимум, до завтра. В конце концов, каникулы только начались, и, несмотря на подпорченный праздник, начались более чем удачно. Конечно, вряд ли в ближайшем будущем случиться ещё что-нибудь столь же масштабное - но найти или устроить себе приключения можно в любом случае... А не то и искать не придётся - сами найдутся.
  

33. Rime of the Ancient Mariner


   Следующий день выдался довольно хлопотным - кажется, все новозеландские маги желали пообщаться с гостями из метрополии, так что пришлось изрядно покрутиться по магическому кварталу и усадьбам на обоих островах. Хорошо ещё, что большинство столичных магов всё-таки собралось в Министерстве - время это изрядно экономило... А напоить бойца SAS непросто.
   Правда, нигде не случилось вообще ничего интересного - видимо, вчерашний день выбрал наличный запас приключений, а новых не подвезли. Тома это ничуть не беспокоило - отсутствие приключений ничуть не хуже их наличия, и вообще, всё хорошо в меру. Ну, кроме чинуш из штаба и восторженных юнцов, конечно - этих всегда слишком много, даже в единственном экземпляре...
   Впрочем, чинуш не наблюдалось, а восторженных юнцов изрядно поубавилось. Единственная проблема - так толком и не вышло ни с кем поговорить... Но и это было терпимо - познакомившись с людьми, нужных можно отыскать и позже.
  
   - Знаешь, по-моему, пора отсюда убираться, - заметила Глинда, когда - уже в сумерках - они вернулись в номер. - Всё, что могло случиться, тут уже случилось...
   - Вот это вряд ли, но всё, что ещё не случилось, прекрасно обойдётся и без нас, - отмахнулся Том, развалившись в кресле. - Тем более, что в Австралии мне попалась пара интересных книжек... Правда, тогда хозяин их отказался продавать, но я надеюсь, он всё же передумал.
   - Если это Браун, то он точно не передумал, - Глинда покачала головой, ­- а больше у нас особых книгочеев и нет...
   - Это не он, ­- Том покачал головой. - Не думаю, что ты его знаешь, хотя может, и слышала...
   - Кто?
   - Мозес Карнеги.
   - Старый Отшельник? - Глинда звонко рассмеялась. - Да уж, этот передумает... Не раньше, чем помрёт. А его наследнички - такие скандальные придурки, что передерутся тут же, и придётся нам всем мародёрствовать в том, что останется.
   - Посмотрим, - Том лениво потянулся. - Пока что мы ещё даже не в Австралии, и будем там только завтра...
   - А на сегодня у нас дела и поинтереснее Отшельника найдутся, правда?
  
   Ровно в десять утра сработал портключ, и Том снова оказался в знакомой комнате в австралийском Министерстве магии.
   - Добро пожаловать в Австралию, - кивнула всё та же чиновница. - Никак, соскучились?
   - Не без того, - согласилась Глинда, - да и хочется посмотреть, как тут без меня дела идут...
   Дела, как оказалось, шли неплохо и у маглов, и у магов. Боевые действия, конечно, не зацепили Австралию (грандиозные драки с американцами не в счёт), но война всё равно сказалась на доминионе. Теперь же упущенное активно навёрстывали, маглы расширяли столицу, маги строили в пустыне квиддичный стадион и потихоньку обустраивали магический квартал в Канберре... Больше того, австралийцы собирались устроить собственную магическую школу, не уступающую Хогвартсу, и Том подозревал, что она если и будет уступать, то ненамного.
   В общем, скучать жителям Австралии не приходилось.
  
   В "Южном Кресте" успели сделать ремонт, повесить над стойкой в холле чучело крокодила, а в баре - смятый винт японского самолёта.
   - Композиция, однако, - оценила картину Глинда. - Кстати, а крокодил-то знакомый... Была тут одна проклятая тварь, которую какой-то местный колдун на фермеров натравил, но потом колдуна убили, а этот крокодил ещё лет тридцать всех изводил, он старше меня.
   - Крокодилы и так-то довольно долго живут, насколько я помню, - заметил Том, - а этот, видимо, ещё и магией был накачан по самые ноздри...
   - Его и Авада не сразу взяла, сволочь такую, - подключился к разговору бармен. - Моргана чуть было не хватанул, а тут сами видите, какие зубы - кабы хватанул, так ногу бы откусил разом.
   Том ещё раз посмотрел на чучело и хмыкнул - крокодил был не меньше двадцати футов длиной, и зубы у твари были соответствующие. Отхватить ногу он вполне мог... В конце концов, японцев одна такая тварь погрызла неплохо, правда, тот был поменьше, да ещё и уламывать его пришлось полдня...
   - Змееустов у вас нет? С ними договориться можно...
   - Есть один парень, - кивнул трактирщик, - индус. Он пробовал, да только крокодил его и слушать не стал, парень еле ноги унёс. Совсем, прости господи, отмороженная тварь, хуже японцев...
   - Кстати, о японцах - пропеллер откуда взяли? Раньше, помнится, его тут не было.
   - Так недавно нашли упавший японский разведчик - эти сволочи Дарвин в сорок втором разбомбили, а этот, видать, хотел разнюхать, где ещё напакостить... Ну и то ли горючее кончилось, то ли сбили, то ли ещё что - не разберёшь теперь, его вдребезги разнесло. Только и осталось более-менее целого, что пропеллеры да меч пилота - и чего они с ними всё время таскались...
   - Самураями себя считали, - фыркнул Том. - Вот увидите, скоро они начнут про свои мечи всякие небылицы сочинять и простакам впаривать... А там и до кино дело дойдёт. И лет через десять все будут верить, что этой катаной и правда можно винтовочный ствол перерубить без всякой магии.
   - Да уж, с кино никакой магии не надо, - вздохнул бармен.
  
   Разумеется, первым делом Глинда оповестила всех своих друзей, и к вечеру в баре собралось весьма изысканное общество. Моряки, контрабандисты, ветераны АНЗАК, два лётчика, которых занесло сюда из Англии - Том тоже не сидел сложа руки. Компания была невелика, но зато и случайных людей в ней не было. Ракшас однажды сказал: "Об укусе змеи стоит говорить только тем, кого кусала змея"... И тех, кто сегодня собрался в "Южном Кресте", змея кусала.
   Говорили обо всём подряд - и ни о чём конкретном. О магии и магах, о ветрах и течениях, портах и укромных бухтах, вспоминали погибших товарищей... Том внимательно слушал - знания не бывают лишними, а в том, что моряки, даже маглы, разбираются в магии не хуже иного профессора Хогвартса, он уже убедился. Да и среди контрабандистов и браконьеров хватало умельцев отводить глаза и путать следы, причём без всякой магии - весьма полезное умение для десантника... И Том слушал. Слушал и запоминал, иногда и сам рассказывал что-нибудь - и его так же слушали и запоминали...
   Собравшаяся компания разошлась только глубокой ночью, но о потерянном времени никто не жалел, да и потерянным оно не было - не так уж часто у этих людей выпадала возможность поговорить с теми, кто их действительно понимал. С теми, кого кусала змея...
  
   На следующий же день Глинда решила, как подобает добропорядочной леди, посетить родню. Родня была не особо близкой, но довольно многочисленной, в политику не лезла, но в случае нужды могла поддержать... в том числе и оружием. Конечно, Том не рассматривал такую возможность всерьёз - но на случай очередного Тёмного лорда было очень неплохо иметь такой резерв... Если, конечно, его признают за своего.
   Признали. Новый хозяин прежнего дома Глинды - Томас Райли - протянул Тому руку и сказал:
   ­- Добро пожаловать, тёзка. Мы уж боялись, что Глинда замкнётся в себе, да так и останется одна - и долго не протянет. А тут вроде начала оттаивать - и как раз ты появился...
   - Ну, я этому рад больше всех, - усмехнулся Том. - Мне, знаешь ли, с родственниками не везло с рождения... Да так, что кое-кому пришлось лично вид на жительство в Аду выправлять.
   - Бывает, - австралиец набил трубку и с наслаждением затянулся. - Всякое бывает... Кому везёт с роднёй, а кому и нет. Тебе вот только со второго раза повезло...
   - Зато как повезло!..
   Сказано это было абсолютно искренне - Том действительно считал встречу с Глиндой самой большой удачей в своей жизни, даже большей, чем исчезнувший хоркрукс, что бы с ним ни случилось. Конечно, не будь того эксперимента - он бы точно не встретил Глинду, но ведь он и так мог её не встретить... А об этом думать не хотелось.
  
   Глинда сидела на склоне холма, обхватив колени, и с мечтательной улыбкой смотрела куда-то вдаль. Том сидел рядом и смотрел на Глинду - и ничего больше не замечал. Тот редкий миг, когда можно отбросить вообще всё, весь мир, и просто наслаждаться, созерцая совершенство...
   - Так и будешь на меня смотреть?
   -Ага...
   - Смотри, - разрешила Глинда, и улеглась на траву, заложив руки за голову. - Знаешь, я как-то отвыкла от Рождества летом... А ведь всю жизнь для меня это было совершенно нормально.
   - Над нами чужие светила,
   Но в сердце свои бережем,
   Мы называем домом
   Англию, где не живем, - процитировал Том, улёгшийся рядом.
   - Ошибаешься, - усмехнулась Глинда. - Мой дом был здесь, и Британия для меня всегда была чем-то далёким и абстрактным...
   - Был?
   - Теперь мой дом -там, где ты, ­- Глинда мечтательно улыбнулась. - Но знаешь, что? Когда выйдешь во отставку, давай переберёмся сюда?
   - Разве что совсем уж стариком, - хохотнул Том, - и в звании фельдмаршала. Или соответствующем... А что, звучит: маршал-волшебник сэр Томас Риддл...
   - Маршал-волшебник, ну ты и выдумал! - расхохоталась Глинда. - Всё, я тебя теперь так и буду звать!
   - Знаешь, - Том неожиданно стал серьёзным, - мне неважно, как ты меня будешь звать - только зови...
  
   Разумеется, Том не собирался бездельничать все каникулы. Возобновить старые знакомства, обзавестись новыми, пополнить "гримуар", разузнать, что затевают австралийские маги - дел хватало...
   Австралийские же маги, между тем, затевали ни много ни мало - собственную магическую школу с полным курсом. Нет, магическое образование в Австралии было, вот только Колледж Пилбара ограничивался уровнем СОВ, тем же, кто желал большего, приходилось заниматься самообразованием и сдавать экзамены в Министерстве, или оправляться в Хогвартс. Большинству магов этого хватало... Раньше. А теперь желающих получить ЖАБА австралийцев стало слишком много для Хогвартса, да и министерская комиссия собиралась всё чаще. Том, воспользовавшись моментом, подбросил и свою идею международной школы - и, к его удивлению, она вызвала немалый интерес.
   - Дело, понятно, будет непростое, - высказался директор Колледжа, когда Том изложил идею. - Но тут, подальше от всяческих великих магов, может и выгореть... Пожалуй, я напишу Лонсевилю, как только вся эта суета немного отступит, ну а дальше - как получится, постараюсь вас в курсе держать...
   - Торопиться всё равно некуда, - пожал плечами Том, разливая пиво. - А у нас дела и того медленнее пойдут... Так что пишите, как получится, да и я в стороне не останусь, если что-нибудь выйдет - напишу.
   - Буду ждать... Кстати, раз уж о школе заговорили - не расскажете ли, что нового в Хогвартсе? Мои-то познания устарели лет на тридцать...
   Ничего особенно нового в Хогвартсе не было - кроме правки Устава, конечно , и о ней Том рассказал с особым удовольствием. В конце концов, это была его идея... Ну а дальше - слово за слово, одно к другому, да под пиво - никто толком и не понял, как все собравшиеся у Райли принялись сочинять устав для новой школы.
  
   Перечитывая устав на следующее утро, Том изрядно опасался, что увидит пьяный бред - если судить по количеству выпитого вчера пива. Но нет - устав получился совершенно нормальным, хотя и черновым. Ну да прямо сейчас его всё равно в дело не пустить, так что это проблемой не было, а к тому времени, когда они понадобится, его доведут до ума. Некоторые идеи Том даже позаимствовал для Хогвартса, чтобы при случае использовать.
   Однако главной добычей вчерашнего вечера оказался священник из церкви на Гарден-Айленде. Каким образом выпускника Хогвартса занесло на церковную кафедру, тот отмалчивался, но рассказал немало интересного - и в особенности о "Дороге Мальстрёма" - том самом портале, который Дурмстранг использовал для своего галеона. Не то, чтобы оно было так уж необходимо Тому или, тем более, было тайной... Но можно переместить галеон - а можно и монитор. И тогда Хогвартсу не поздоровится... А за то, что подобная идея никому и никогда в голову не придёт, Том бы не поручился. Гриндевальд уже был, и не факт, не вылезет ещё более наглый Тёмный лорд, а тогда маглы уже церемониться не станут... Да и вообще, такую дыру в обороне надо заткнуть. И теперь было понятно, как... Что, впрочем, абсолютно не значило, что Риддлы собирались возвращаться прямо сейчас.
  
   - Ну что, с Новым годом, - Глинда подняла бокал. - И за то, чтобы новый год был лучше старого!
   За это стоило выпить - тем более, что в мире уходящий год оказался далеко не лучшим. Перипетии магловской политики пока что не задевали магов, но снова оказались слишком близко к Статуту... а кое-где уже начали просачиваться на ту сторону. Неуёмные амбиции политиков всё дальше разводили союзников - уже бывших союзников - и похоже, скоро Тому снова придётся браться за привычную работу...
   Впрочем, пока что об этом можно не думать. Пока что можно радоваться жизни и наслаждаться компанией бывалых людей - магов и маглов, моряков, охотников и солдат. Слушать рассказы ветеранов, рассказывать про идиотские выходки подчинённых - и вылавливать в этих разговорах искры знания... Том не отказался бы провести так всю жизнь - но рано или поздно всё заканчивается. Каникулы подходили к концу, пора было возвращаться... И телеграмма Прюэтта с просьбой вернуться как можно раньше, полученная перед самым возвращением, настроения не испортила. Правда, его мог испортить сам командир...
  
   Кого Том абсолютно не ожидал увидеть в кабинете Прюэтта, так это Дорею Блэк. Во- первых, это было совершенно не в её стиле. Во-вторых, где-то здесь был Саймон Джошуа Блэк, а Блэки упорно делали вид, что их канадских родственников просто не существует и старались с ними не встречаться. Ну и в-третьих - ей просто нечего было здесь делать.
   - Полагаю, вы явились не ради дополнительных занятий, - хмуро заметил Том, усевшись на любимом месте в углу.
   - На самом деле я ничего против не имею,- вздохнула Дорея, - но я действительно пришла не за этим. Дядя Сириус хочет, чтобы я встретилась с Саймоном Блэком.
   ­- И зачем же? - довольно неожиданное заявление, особенно для патриарха Блэков - как раз сама Дорея вполне могла до такого додуматься. Но старый козёл Сириус...
   - Просто встретиться и поговорить... Дядя думает, не стоит ли с канадской ветвью помириться. И... Дядя думает, что канадцы могут знать, куда делся алтарь Блэков.
   ­- Что, опять? - Том только вздохнул - алтарь Блэков всплывал далеко не в первый раз...
   Отношения магов и официальной церкви всегда были довольно натянутыми - что не мешало магам верить и даже становиться священниками, а также делать весьма щедрые пожертвования. В их числе была и алтарная картина, поднесённая кем-то из Блэков Марии Стюарт, по слухам, одна из первых работ Эль Греко. Маглы впоследствии про картину забыли, большинство магов - тоже, саму её после низложения Марии кто-то украл - но Блэки и по сей день время от времени предпринимали поиски...
   - Ну, спросить-то можно? - потупилась Дорея. - Не пошлёт же он меня...
   - Может и послать, - предупредил Том. - Причём далеко - фантазия у него богатая, а я ему теперь не начальник. Впрочем, я всё равно не горю желанием лезть в ваши семейные разборки...
   - Но хотя бы его вызвать вы можете?
   Вызвать Саймона Том мог. И даже вызывал, хотя и был уверен, что это бессмысленная трата времени и нервов...
   Он ошибся - Саймон как-т о пересёкся с Чарльзом Поттером, встречей остался доволен и к его невесте отнёсся спокойно, а не как к одному из Блэков. Дорея, в свою очередь, старательно сдерживалась и пыталась не нарываться - по большей части успешно...
   - Нет, я не знаю, где алтарь, - заявил он, как только с формальностями было покончено. - Читал, что его забрали французы из свиты и уволокли на континент, но что было дальше - понятия не имею. Сама знаешь, во Франции в те времена тоже было весело... Да и зачем он вам?
   - Семейное дело, ты не поймешь, - Дорея неожиданно ухмыльнулась. - А если серьёзно - дядя Сириус нашёл описание, и там довольно необычный сюжет. Там Распятие, но к обычной сцене добавлен Иосиф Аримафейский с Граалем...
   - Я, конечно, не искусствовед, - заметил Том, - но по-моему, это очень серьёзное отступление от канонов. Такая картина - сама по себе вещь крайне ценная, даже если её никак не зачаровали...
   - Блэки цеплялись за католичество дольше всех, - пожал плечами Саймон. - Вот уж зачаровать алтарь им бы точно в голову не пришло...
   - Так, - Том встал, - поскольку вы явно не собираетесь поубивать друг друга, я, пожалуй, займусь тем, зачем и пришёл. Прыжками.
   Вообще-то, позвал его Прюэтт именно для того, чтобы не дать сцепиться Блэкам, но навыки поддерживать надо - и почему бы не сейчас?..
   - Профессор Риддл, - Дорея неожиданно повернулась к нему, наплевав на спор, - а можно ли мне тоже прыгнуть с парашютом?
  

34. Night of the Werewolves


   В Хогвартс Том вернулся чрезвычайно довольным. В самом деле, получилось даже больше, чем он рассчитывал: встреча английских и американских Блэков тайной не осталась, и всё магическое сообщество кинулось с жаром обсуждать сенсацию, так что под шумок можно было провернуть очень многое... Например, подбросить несколько мелких, но полезных идей - когда всё успокоится, никто уже и не вспомнит, откуда они взялись. А ведь ещё был Биннс, ушедший на пенсию и прекрасно себя чувствовавший в Литтл-Хэнглтоне -Том, разумеется, проведал старика... И на собрании об этом доложил.
   - Что ж, рад за него, - Дамблдор огладил бороду. - Итак, позвольте представить - Лидвин ван Хельсинг, наш новый преподаватель истории магии.
   Крепкая блондинка в тёмно-синей мантии привстала и наклонила голову.
   - Дамы и господа, полагаюсь на вашу порядочность, но всё же надеюсь, что вы воздержитесь от упоминания героя мистера Стокера, - сказала она с заметным акцентом.
   -Вы не будете разочарованы, коллега, - заверил её Слагхорн.
   И на этом совещание закончилось, плавно перейдя в чаепитие. В самом деле, чем ещё заняться-то? Все вопросы давно решены, новых пока не появилось, Диппета тоже нет, даже новенькую представили...
   - Кстати говоря, - Дамблдор поставил на стол большую жестянку, - приобрёл я вчера в одном магазинчике совершенно потрясающую лимонную карамель...
   Первым "Лимонные дольки" оценил Слагхорн. Он извлёк конфету из банки, внимательно изучил и съел с таким аппетитом, что не выдержали и все остальные. Конфеты и впрямь оказались отличными, и общим решением Альбус Дамблдор был назначен ответственным за снабжение ими коллектива...
  
   А вечером прилетела сова с письмом от Тане. Тот извинялся, что не мог встретить Тома, поскольку проходил испытание, прошёл его благополучно и стал полноправным тохунга. Помимо этого, он сообщал, что правительство решило отправить в Хогвартс - пока что в порядке эксперимента - четверых маори, двух мальчиков и двух девочек...
   А вот об этом надо было срочно сообщить Диппету или хотя бы Дамблдору, а лучше бы обоим. Убрав письмо в сейф, Том вышел из кабинета и отправился к Диппету - по идее, Дамблдор сейчас должен быть у него, согласовывать последние детали...
   Ему повезло - директор и его зам о чём-то ожесточённо спорили, даже не сразу заметив посетителя. Подождав секунд пятнадцать, Том хлопнул в ладоши и произнёс:
   - Простите, что прерываю ваш скандал, джентльмены, но у меня новости.
   - Что на сей раз? - сварливо осведомился Диппет.
   - Мой друг из Новой Зеландии сообщает, что правительство на следующий год собирается прислать нам четверых маори на учёбу. Никаких особых требований к их размещению нет, однако я опасаюсь эксцессов со стороны некоторых учеников...
   - Я вообще не вижу смысла их сюда везти, - поморщился Диппет. - Ну чему их можно научить...
   - Всему тому же, что и любого другого ученика Хогвартса, - резко ответил Том. - Или вы так быстро забыли, куда приводят подобные мысли?..
   Диппет скривился, но промолчал. Том был абсолютно уверен, что за оставшиеся полгода директор просто забудет об этом разговоре и о новых учениках - и это было бы очень хорошо, ведь тогда Диппета можно будет капитально подставить... Вот и Дамблдор подозрительно блестит очками - тоже, видимо, всё понял и включился в игру. В конце концов, Диппет мешал всем...
  
   Разобравшись с намечающимися гостями, Том отправился в виварий, который Фарли и Хагрид усердно пополняли все каникулы. Теперь в наличии имелись пикси, красные колпаки, два боггарта в шкафах, аквариум с гриндилоу и всякая мелочь. Убедившись, что здесь всё в порядке и отметив виварий как отличное место для отработок, Том отправился к Хагриду - проверить крупное зверьё.
   Хагрид тоже не подвёл - подманил единорогов и фестралов, устроил наблюдательную площадку у логова акромантулов (мерзкие твари успели изрядно расплодиться), и даже приманил оборотня - на самогон...
   Хагрид с оборотнем - неопределённого возраста мужиком в тренчкоте - сидели на крыльце и пили. При этом оборотень явно демонстрировал близкое знакомство с русской культурой - выпив стакан залпом, он понюхал рукав и прокомментировал:
   - Хорошо пошла!
   - Привет, Хагрид! Будете? - Том уселся рядом и встряхнул фляжку с цуйкой собственного изготовления.
   - А давай, - кивнул оборотень, протянув руку. - Валентайн.
   - Том. Где служил?
   - Пятьдесят первая шотландская, - ответил оборотень. - Только я ещё в мае в плен загремел. Пока туда, пока сюда - в общем, сбежал я, пробрался к русским, да так и прибился к партизанам -война уже у них шла. Ну а когда русские вернулись, стали разбираться, что там было, я и говорю: я, мол, англичанин, бежал из плена, прошу меня отправить обратно в Англию - бошей добивать. Ну, меня и отправили - аккурат к Нормандии успел.
   -А я аккурат на ярмарку угодил, - хмыкнул Том. - А потом уже в SAS подался...
   Следующие часа полтора заняла неспешная беседа, и только когда бутыль опустела, Валентайн, наконец, перешёл к делу.
   ­- Так я чего пришёл-то, - начал он. - Живу я тут неподалёку, на ферме Мелвиллов, и заходил ко мне сегодня утром Фенрир, мать его, Грейбэк. Требовал, чтобы я к его стае присоединился... Ну, я его выкинул, да только он грозился на следующее утро заявиться. А поскольку мне тут кое-кто шепнул, что приказ на него есть...
   Том задумался. Ферму Мелвиллов он помнил, и несколько подходящих мест для засады мог назвать сходу - вот только фенрировы шавки наверняка за ней следят, и о появлении гостей немедленно донесут. Камин?.. На месте оборотня Том камин бы заглушил - неожиданный визит министерских чиновников, а то и авроров оборотню грозит почти всегда. Аппарировать умеют далеко не все маги, и оборотень может быть как раз из таких...
   - Кстати, ты аппарировать-то умеешь?
   - Да я вообще сквиб, -безмятежно отозвался Валентайн. - Ну ладно, пару трюков у русских узнал, но всё равно... А камин открыт, адрес - ферма Мелвиллов, вот только я его паролем закрыл...
   Тут он пододвинулся к Тому вплотную, понизил голос и сообщил:
   - А пароль - "задница". По-русски.
   - Все оборотни с головой не дружат, или это только мне так везёт? - спросил Том, подняв глаза к небу.
   - Кстати, а как ты догадался, что я оборотень? - неожиданно заинтересовался Валентайн. - Ты же явно сразу сообразил...
   Том открыл было рот - и тут же закрыл. А действительно - как? По идее, опознать оборотня в человеческом облике невозможно... Но Тому это всегда удавалось, причём безошибочно, а как - он и сам не понимал. Собственно, он об этом до сих пор и не задумывался... А теперь вдруг понял, что просто не знает. Получается, а как - Мерлин его знает...
   - А Мерлин его знает, - сказал он, наконец. - Нутром чую, и всё. Но оно меня ни разу не подводило - всякий раз сходу оборотня узнаю.
   - Интересные дела... - прогудел Хагрид, приложившись к кружке. - А ить и я тоже... того, чую. И звери, опять же...
   - Надо бы над этим на досуге поразмыслить. - заметил Том. - Ну да ладно, это не горит. Значит, так, Валентайн: я всё это дело согласую с начальством, а вечером к тебе заявлюсь - надо на месте осмотреться, да и, думаю я, не дотерпит этот ублюдок до утра...
  
   Прюэтт операцию разрешил и даже предложил помощь. Том заявил, что три ветерана уж как-нибудь справятся с одним наглым сопляком, но резерв, разумеется, не помешает. Прюэтт возражать не стал и резерв пообещал выделить, добавив, что проблема должна быть решена до возвращения учеников. Том согласился, погасил камин и вызвал Фарли.
   - Что-то случилось, лей? - кажется, завхоз научился аппарировать - с такой быстротой он явился.
   - Есть хороший шанс прибить Грейбэка - совершенно точно известно, где он будет не позднее завтрашнего утра, - сообщил Том. - И это, что самое приятное, недалеко, так что собирайся, а я пока доложу Диппету.
   - Так точно, сэр! - радостно гаркнул Фарли и умчался.
   В принципе, Диппету можно вообще ничего не говорить, но зря дразнить директора Том не желал. Объяснять, что он собирается делать - тем более: о чём Диппету точно не стоит знать, так это об операции SAS... А потому Том просто сообщил что отлучится на несколько часов по делам службы, и Диппет вяло разрешил, что было пустой формальностью. Запретить он всё равно не мог, выяснять подробности не имел права - почему бы и не разрешить, если отвечать ни за что не придётся?
   В результате Том с Фарли, прихватив два "Стэна", отправились в гости.
  
   Разумеется, на ферме Мелвиллов Том никогда не был - хотя Слагхорн несколько раз просил его забрать у них какие-нибудь ингредиенты - но не ув