Старое название - Королевство. Kingdom, the.
   Новое название - Темная Империя: Зарождение.
   Темная Империя: Зарождение.
  
   Книга вышла в свет 24.12.12
   Купить можно тут: http://www.labirint.ru/books/370720/
   За скидками при покупке обращайтесь сюда: http://samlib.ru/editors/s/shmelew_d/skidki.shtml
  
    []
  
  
   Дмитрий Чвилев "Темная Империя. Зарождение"
  Издательский дом 'Ленинград'
  Серия "Современный фантастический боевик"
  Страниц 384 с.
  ISBN 978-5-516-00007-2
  
  
  Аннотация.
  Мир Анрел ждут перемены, большие перемены... и как бы они не стали фатальными.
  В Дарконе, величественной столице Империи, знать вновь готовит дворцовый переворот, опутывая интригами семью уже немощного Императора. В горах на западе назревает война, и народы, испокон века жившие в этих местах, в спешке готовятся к зловещей напасти. В лесах на востоке, ранее так благосклонных для охоты и добычи пропитания, теперь царит враждебная магия.
  Будет ли готов к этому изнеженный цивилизацией современный человек ? Сможет ли он твердо встать на ноги и найти свое место в новом мире ? Чтобы найти ответ на этот вопрос - надо выжить. Дмитрий смог и, надо сказать, не пожалел.
   _________________
  
  Доступный к прочтению на самиздате объем уменьшен на ~70%. Теперь здесь лежит лишь начало книги - весь остальной текст УБРАН по просьбе издательства.
   _________________
  
  
  Пролог.
  
  Не без труда разлепив глаза, я тупо уставился в потолок, нависающий прямо над моей многострадальной головой. Иде это я ?
  Вздохнув, попытался осмотреться. Не получилось. Голову с обеих сторон закрывали подушки, руки были спутаны одеялом, а ноги - придавлены чем-то тяжелым.
  Попытавшись подняться, я беззвучно рухнул обратно. Голова раскалывалась. Спокойствие, главное - спокойствие ! Согнуть одну ногу в колене, попытаться другой столкнуть нечто, мешающее двигаться. Получилось плохо. Нечто было тяжелым.
  Кое-как скинув набок скомканный край одеяла и отодвинув подушку, я попытался спиной заползти по стеночке и принять сидячее положение. Спустя несколько безутешных попыток это удалось, правда боль в голове принялась бить в барабаны активнее.
  Как же хреново. Водички бы. Холодненькой. Поблизости ее явно нету, а значит...надо идти искать ! Вернее, ползти... Приняв такое логичное решение, я огляделся.
  Увиденное категорически не понравилось. Кровать, очень большая кровать. Две спящие фигуры, загораживающие спасительный край ложа. Большой белый волк, развалившийся у меня в ногах. Приоткрыв глаза, зверь бросил на меня мимолетный взгляд и, тут же потеряв интерес, вновь уснул.
  -Так вот что это была за тяжесть... - меланхолично подумалось мне. - А почему он белый ?
  - Ты бы еще спросил, почему он волк ! - ехидно прокомментировал внутренний голос. Ну надо же, какое открытие ! У меня есть внутренний голос. Смешно. Может еще и совесть имеется ?
  - Не дождешься. - раздалось хмыканье в голове. Уй-юй-юй, как же больно-то. Ощущения такие, словно я пересчитал своей бедной головой все ступеньки на длинной-предлинной лестнице. Причем по два или даже три раза подряд. Еще раз глубоко вздохнув, я попытался слезть с кровати. Хватит прохлаждаться, пора отсюда сваливать.
  Отпихнув ногой белоснежную тушу зверя, нагло дрыхнувшего в ногах, я попытался перелезть через...точеную фигурку девушки, раскинувшуюся рядом. Девушки ?! Впрочем, а что можно было ожидать еще ? Точнее, кого. Ночевка с мужиками в обнимку в мои планы явно не входила, по крайней мере за последние несколько лет жизни. Что же касается девушки...Очень даже ничего. Белокурые волосы красавицы разметались по подушке, открывая симпатичное личико, а сползшее одеяло позволяло увидеть много больше, чем шею или плечо. Кажется, она спала голой. Жаль, что перед глазами все плывет - разглядеть не могу.
  - Не можешь ? Давай помогу ! - еще более ехидно раздалось в голове, дорисовывая воображаемые подробности.
  Стоп - стоп - стоп ! Фу ! Некогда о бабах думать, драпать надо. Неизвестно еще, какая гадость в округе водится, помимо волка. Муж например. Или даже два. Сглотнув слюну, я зажмурился и аккуратно переполз через сладко сопящий соблазн. Попытка удержать либидо в узде провалилась с треском - переполз, как оказалось, лишь для того, чтобы наткнуться на второй, точно такой же, тесно сопящий 'подарочек'. На этот раз волосы были заплетены в две косички, задорно раскинувшиеся в разные стороны.
  -Главное - не смотреть ! - сказал я себе и предпринял позорную попытку к бегству. Вдруг меня сюда силком затащили ? Или они ночью пришли, сами, втихую подкравшись.
  - Не помню - значит не было ? - вновь раздался голос в голове. -Ты то в трусах, а вот они - скорее всего нет. Как это объяснить ?
  - Никак. Не виноваты мы. - словно пьяный, мотнул головой я. - Ложь и пр-ровокация.
  А вот и край кровати ! Окружающее пространство прыгало, не позволяя точно определить расстояние. Голова спросонья соображала туго, поэтому, сползая на пол, я запнулся и, потеряв равновесие, растянулся во весь рост.
  Шмякнулся, к счастью, беззвучно - весь звук падения заглушил толстый ворсистый ковер. С едва слышным стоном я попытался разлепить глаза. Ой зря-я-я... Пространство весело закружилось, заставляя комнату завертеться калейдоскопом. Стул, стоящий невдалеке, напрыгнул на меня, брыкаясь словно молодой бык. Затем, вернувшись на свое место, немного подергался и успокоился. Тише, маленький, тише. Все хорошо, разве что все обозримое неспешно уплывает куда-то вбок, исчезая из виду.
  Я же не пил вчера ничего... Я же вообще никогда ничего не пью... Черт ! Как же болит голова.
  Мученически закрыв глаза, я пополз вперед, выставив перед собой руку. До спасительной двери оставалось совсем чуть-чуть...
  
  Глава 1. Находка.
  
  Снег, особенно чистый в тот день, раскинулся белым ковром, простираясь вдаль, за горизонт, и сверкая тысячами разноцветных искр. Белое, переливающееся на солнце море.
  Неподалеку чернела опушка леса, сильно контрастирующая с белым полем. Голые стволы деревьев, корявые угловатые ветки... Пожалуй, если бы я был поэтом - назвал бы эту картину злобной, пугающей. Дубы-колдуны, ага.
  А ведь где-то там, за лесом, лагерь - там тепло, там еда... Тяжело вздохнув, я поудобнее перехватил оружие и пошел вперед, проваливаясь в небольшие снежные сугробы.
  Ветер, на открытой местности особенно пронзительный, пытался залезть под воротник и добраться до шеи холодными пальцами. Побыстрее бы добраться под защиту деревьев, где не будет так продувать. До спасительной опушки оставалось совсем немного.
  Батя говорил, что где-то неподалеку есть заброшенная сторожка лесника. Деревянная, потемневшая от времени избушка, со скрипящими половицами и старинной русской печкой. Стены сторожки наверняка помнят самые суровые зимние морозы, такие, когда на улицу даже и носа не высунуть - через секунду замерзнет и отвалится. А в печке, большой и теплой, так уютно потрескивают поленья, поглощаемые языками пламени. Греется ароматный чай, настоянный на заготовленных с лета травах, развешанных сушеными пучками по стенам. Эх, романтика ! Хочу туда, черт побери.
  Надо было сторожку идти искать, были бы опасности и пр-риключения. Может даже самовар бы какой нашел. А Макс все : дуэль, дуэль, не будь трусом ! И зачем, спрашивается, согласился ? Теперь броди тут, ищи его по сугробам. Хорошо хоть, что сессию сдал, и теперь свободен от института.
  Рефлексируя, я не забывал контролировать обстановку. Руки в толстых кожаных перчатках, слегка задубевших на морозе, водили стволом из стороны в сторону, следуя за взглядом. Взгляд, в свою очередь, перепрыгивал с одного дерева на другое, отыскивая затаившегося 'врага'.
  Снег тихо похрустывал под ногами, отметая возможность подкрасться бесшумно. Все чувства обострились. Седалищным нервом чую - он где-то здесь, совсем близко.
  Добравшись до опушки, я затаился за толстым стволом старого дуба и принялся методично прочесывать взглядом местность. Предчувствие меня редко обманывает.
  На грани восприятия мелькнула смазанная тень. Вон ! За тем деревом ! Я быстро пригнулся и замер недвижимой статуей, тщательно высматривая противника. Показалось ?
  Совершенно некстати вспомнился похабный анекдот, рассказанный Батей перед выходом из лагеря. Потянуло на смех. Черт, как не вовремя !
  Тень еще раз мелькнула вдали за деревьями. Не показалось, он здесь. Ищет меня. Перебежав за соседнее дерево, я поморщился - снег предательски хрустел под ногами. 'Враг' еще раз мелькнул за деревьями, на этот раз левее. Не заметил меня. Легкая добыча.
  Поправив на лице маску, я приготовился к рывку. Меня ждет победа и горячий чай !
  Резко рванув с места, я выдал себя с головой. Однако, в скрытности больше не было смысла - теперь все решала скорость. Поднимая на бегу ствол и прицеливаясь в грудь противника, я спотыкнулся об замаскированный снегом корень, и чуть было не покатился кубарем. Несясь вперед, с трудом совладал с инерцией и прыгнул, неуклюже повалившись на бок. Ползком, быстрей ! Уф, успел. За этими заснеженными кустами меня легко не достать.
  По стволам деревьев невдалеке застучали снаряды. Пристреливается, не успел заметить, куда я нырнул. Наивный. Лишь выдал свое местоположение. Фактор внезапности на моей стороне.
  Присев, я приготовился завершить все одним быстрым ударом. Глубокий вздох, и... Я рванул вперед, петляя между деревьев, как пьяный заяц и выцеливая на бегу врага. Вон он ! Там, за разлапистой елью. Выстрел, второй, третий. Над ухом что-то просвистело. Заметил. Еще выстрел. Еще.
  Есть ! Пошатнувшись, он отступил на шаг. На груди противника расцвел кровавый цветок. Победа.
  
  ***
  
  Максимиллиан.
  В ярости сорвав с головы маску, я злобно сплюнул на снег. Этот недомерок опять выиграл ! От злости хотелось зарычать. Снова придется слушать его нравоучения по поводу пути истинного воина ! Повесив маркер1 на перевязь, я двинулся к высокой фигуре, молча наблюдающей за мной. Как пить дать, стоит сейчас, да ехидно ухмыляется. Ничего, придет и мое время...
  
  1(Пейнтбольное ружье , маркер - оружие, похожее на автомат, работающее на сжатом воздухе/газе и предназначенное для стрельбы шарами с краской во время игры в Пейнтбол.)
  
  ***
  
  Димитрий
  -Усмири свой гнев, сын мой ! - попытался воззвать я к разуму большого разъяренного существа, приближающегося ко мне и злобно сопящего. Существо скривилось, будто ему скормили целиковый лимон, посыпанный жгучим перцем чили.
  -Ты опять это сделал. В другой раз - убью. - голосу Макса мог бы позавидовать любой киношный злодей.
  - Уверен, что будет другой раз ? Иди же ко мне за своей наградой, о мой герой ! - из-под маски мой голос звучал глухо и скомканно, скрывая ехидство.
  Лицо Макса перекосилось и угрюмое выражение лица перетекло в злобный оскал. Хе-хе, таким взглядом можно прожигать насквозь.
  - Ну же, ну же, мальчик мой. Уговор есть уговор ! - сказал я, снимая перчатки и протягивая вперед руку.
  - Клянусь, я убью тебя. Только дождись. - сквозь зубы злобно пропыхтел Макс, нагибаясь и подставляя мне голову.
  Шелчок, второй, третий. Десять звучных щелбанов раздались в тишине леса райской музыкой для моих ушей.
  - Меня ждет вкусный горячий чай, а тебя - лекция про путь воина, который не должен тратить свои силы впустую. - бросил я, разворачиваясь, и направляясь в сторону лагеря. - Лучше бы сторожку лесника поискали, ей-богу. И то интереснее было бы.
  Ответом была очередная порция возмущенного пыхтения. И как ему без маски то не холодно ? Я поежился, поправляя воротник. Вроде бы и деревья защищают, а ветер продувает все равно. Под ногами мерно заскрипел снег, знаменуя скорое возвращение.
  Ветер, будто заметив мою слабость, начал нарастать, бросаясь пригоршнями снега. Оглянувшись через плечо я увидел, как Макс надевает маску. Правильно, в такую-то погодку...
  - Не нравится мне это. Надо побыстрее добраться до лагеря, а то как бы не заблудиться. Снегопад начинается.
  - Пф. Сусанин.
  - Не бухти. Заблудиться можно даже тут, в трех елках.
  - В трех соснах. - попытался поправить меня Макс.
  - Покажи мне пальцем хоть одну. А елки - вот они. - не согласился я.
  Погода становилась все хуже и хуже. Спустя четверть часа ветер разыгрался настолько, что сквозь поднятую метель было практически ничего не видно уже в пяти метрах от себя.
  - Ускорились ! - бросил я через плечо, плавно переходя на бег. - Бережем дыхание.
  Раздавшееся сзади бряцанье подтвердило, что Макс меня услышал. Спустя пять минут бодрого марша я начал беспокоиться. А туда ли мы бежим ? Уже давно должны были достичь лагеря.
  Словно успокаивая меня, из снежной пелены проступили его очертания : забор, да бесформенные кирпичи зданий.
  Батя рассказывал, что раньше, в СССР, здесь хотели поставить научную базу, но, видимо не получив финансирования или одобрения руководства, отказались от этой затеи.
  Несмотря на то, что проект свернули, что-то все-таки успели отстроить : два жилых барака, командный центр, склад и здание непонятного назначения, возможно бывшая лаборатория. Небольшое пространство вокруг было огорожено железным сетчатым забором, вдоль которого простиралась полоса отчуждения, шириною метров в десять. Особым шиком являлась вышка для дозорных, построенная уже позже, невесть кем.
  Из-за удобного расположения бывшее мини-поселение получило славу неплохого перевалочного пункта. Его облюбовали бомжи, туристы и искатели приключений, игроки в пейнтбол, ролевики... Для веселых походов на природу и пьянок на свежем воздухе лагерь подходил как нельзя лучше.
  Затем, в какой-то момент, место оприходовали бандиты - то ли , в качестве загородного домика, то ли конспиративной квартиры. Однако, что-то у них не заладилось и, в итоге, за какие-то долги, права владения лагерем достались Бате. Недолго думая, он оформил в собственность землю с постройками и прилегающую территорию, обновив забор и заделав в нем все дыры, а также отремонтировав здания, сменив замки на дверях и поставив железные решетки на оконные проемы. Сами окна были заменены на противовандальные , пуленепробиваемые. Двери же менять нужды не было - массивные, железные, чуть ли не на случай атомной войны. Умели делать !
  Впрочем, не будучи жадным, один из бараков, у самого края лагеря, Батя присваивать не стал - наоборот, вынес здание за огражденную территорию. Я шутливо называл его 'домиком для бомжей', а Батя, отмахиваясь - 'Привалом нежданных путников'.
  Пройдя сквозь открытую калитку, мы зашли на территорию лагеря и направились в командный центр, где находились остальные. Свет в окнах едва виднелся сквозь метель, служа маяком. Наконец-то тепло и чай !
  У самого крыльца в снегу, выделяясь черным пятном на общем фоне, лежал какой-то предмет. Подняв и отряхнув его, я повернул находку в руках. Красивый, правильной овальной формы камень иссиня-черного цвета. Небольшие ложбинки и миниатюрные углубления на поверхности, казалось, были созданы искусственно - так удобно они ложились в руку. Отдаленно напоминают лунные кратеры, да каналы на Марсе. Не метеорит ли это часом ?
  Зайдя в дом и зажгя дополнительное освещение поярче, я принялся осматривать голыш повнимательнее. Пронизывавшие камень багрово-красные линии смотрелись завораживающе, мерцая на свету, будто внутри было сердце, пульсирующее и разгоняющее кровь по каменным венам. Зрелище завораживало.
  Интересно, откуда он взялся ? Когда мы уходили, его точно не было. Впрочем, эту загадку можно решить потом. Положив находку на тумбочку, я принялся раздеваться. Дела не ждут.
  
  ***
  
  Не волнуется ли Батя, что в такую погоду мы заблудимся ?
  Называть его отчимом просто не поворачивался язык - Батя, и никак иначе. Только с большой буквы. Своих настоящих родителей я не знал. Как именно меня усыновил Батя - не помню, но, по его словам, тогда я был еще совсем маленьким.
  Помню лишь яркий белый свет, настолько яркий, что проникал даже сквозь крепко зажмуренные веки. И голос. Тихий, добрый, обволакивающий. Мамин. Ощущение волшебства, чуждого этому миру. Наверное, из-за него я увлекаюсь фантастикой. Хотя, возможно, ничего такого и не было. Подсознание вещь хитрая, любит выдумывать то, чего не было.
  Батя был бизнесменом, выкарабкавшимся из бандитской среды. Весь его путь к вершине пришелся как раз на мое взросление, когда я по-детски наивно воспринимал все эти распальцовки, стрелки, походы в сауну и прочее подобное. Возможно, именно поэтому я так спокойно к этому отношусь, а с многими знакомыми...папы, которые заходят в гости, не против пообщаться.
  Денег у Бати было не то чтобы много, но на жизнь хватало с достатком. На здоровье он тоже не жаловался, особенно в интимной сфере. 'Мамы' сменялись одна за другой, лучась удовольствием после совместной ночевки. Одна беда была - тяжелый путь к достатку возымел негативное последствие на Батину детородную функцию. Получая удовольствие от 'общения' с прекрасным полом, он не имел возможности завести своих детей.
  Плюнув на поиски второй половинки, Батя пустился во все тяжкие. Новая горничная, новый тренер по плаванию... Текучесть кадров была поразительная. А вот наследника не было.
  Собственно, так и появился я. Как Батя дошел до усыновления и почему выбрал именно меня - тайна за семью печатями, про которую он ни разу не проговорился. Надо отдать ему должное - за мое обучение и воспитание взялись крепко и твердо и, за довольно короткое время, сделали из меня нормального человека.
  Нормального, разумеется, по Батиным меркам.
  Владение оружием, рукопашным боем, акробатикой, фехтованием...Всего не перечислишь. Укрепив мое тело и разум, Батя принялся укреплять культурную сторону моего бытия, видимо пытаясь привить то, чего сам лишен. Нельзя сказать, что это отвратно - преподавательница этикета была молода и вполне симпатична...
  Одной из составляющих моего обучения были активные 'игры' на свежем воздухе. В последнее время Батя подсел на пейнтбол, вследствие чего участились вылазки в лагерь. Пару раз в месяц меня выдергивали, чтобы дать схватиться со стр-рашными врагами. Увы, противников Батя находил каждый раз одинаковых, всех на одно лицо : косая сажень в плечах и это самое лицо кирпичом - квадратное и непробиваемое.
  Поначалу расстреливать таких личностей доставляло удовольствие, затем, постепенно приелось. Слишком легко. Слишком предсказуемо.
  Последние три игры мы сражались с Максом, давним другом отца и, соответственно, моим хорошим знакомым. Несмотря на габариты и обширную мускулатуру, он разительно отличался от неповоротливых шкафов, с которыми я играл раньше. Гибкий и быстрый, достойный противник. Опасная добыча.
  Впрочем, ему вечно не хватало спокойствия. Когда ситуация требовала сосредоточения - я выигрывал. Проигравший получал десять щелбанов, а получать их, по его меркам, от 'сопливого юнца', было позорно. А получал он их сегодня уже в четвертый раз...
  Раздевшись, и, не обнаружив никого в прихожей, мы направились на кухню, по пути выискивая Батю и прочих, приехавших с нами. Было подозрительно тихо.
  Найдя на кухне теплый, еще не успевший остыть ужин, я насторожился. Чтобы Батя упустил шанс расправиться с сочным мясным стейком ? В туалет ему, что-ли, приспичило ? Макс многозначительно хмыкнул, взглядом указывая на тлеющую в пепельнице сигару.
  Что-то здесь не так. Неужели Батя опять хочет меня подкараулить ? В последний раз, когда он застал меня врасплох, я неслабо огреб в живот выстрелом из теннисной пушки1 , а затем еще и прослушал мораль про то, что 'не следует терять бдительности, если чувствуешь, что что-то не так'. С тех пор, естественно, стараюсь эту бдительность не терять. Кто знает, что ему опять в голову взбредет ? Больно было, чтоб вы знали.
  
  1(Теннисная машина (пушка) - аппарат для подачи мячей теннисистам на тренировках, выстреливающий мячи со скоростью от 10 до 150 км/ч и имеющий 'боезапас' до ~300 мячей. На максимальной скорости подачи выстрел опасен для жизни человека. )
  
  Решив, что кричать бесполезно, я не стал звать Батю, а отправился на поиски. Скорее всего, он спрятался у гаража, на улице - есть там один укромный уголок. Макс, схватив голыми руками кусок мяса со сковородки, потопал за мной, жадно чавкая на ходу. Животное.
  - Если готовит очередную подлянку - лучше быть к ней готовым. На всякий случай по-боевому оденемся, может придется отстреливаться. - скомандовал я, потянувшись к ботинкам. Помнится, отдал за них немалые деньги, но с тех пор ни разу не пожалел : легкие и удобные износостойкие всесезонки, аналог военных берцев.
  Выйдя на улицу, мы направились к гаражу. До цели оставалось всего пара десятков шагов, когда прогремел взрыв. Раскинувшийся на пути ком снега буквально разорвало изнутри, рассекая все вокруг снежной шрапнелью. Инстинктивно дернувшись, я попытался уйти из-под удара, не успевая даже закрыть лицо.
  Град снежных комьев забарабанил по груди и голове. Отшатнувшись назад, я наткнулся на Макса. Тот, также дернувшийся, равновесия не удержал и сел на пятую точку, выронив драгоценный стейк.
  - Машуж вать, что это было ?! - судорожно выдохнул Макс. - Я чуть не подавился.
  Пронзительно засвистел ветер, сочетаясь симфонией со свистом в ушах. Окружающий пейзаж подергивался легкой рябью. Мысли сумбурно скакали, не позволяя сосредоточиться.
  Встав и отряхнувшись от снежной крошки, я подошел к месту взрыва и молча уставился на него. Потом закрыл глаза. Открыл. Не помогло. Пусто.
  Внутренний голос услужливо захихикал. Раз при моем появлении снег начинает взрываться сам по себе, то где санитары ? Новый год уже прошел, салюты отгремели. Что же это было ?
  Сзади раздался матерок Макса, безуспешно пытавшегося отряхнуть стейк от снега. Говорил же - животное.
  Под снегом, сквозь метель, что-то ярко вспыхнуло красным, притягивая взгляд. В голове загудело, а мир поплыл перед глазами, подергиваясь черной пеленой. Упрямо мотнув головой, я попытался побороть давление, но никак не мог сфокусировать взгляд. Меня накренило влево и, с удивлением почувствовав, что не контролирую свое тело, я начал падать. Внезапно стало пронзительно холодно, словно меня с головы до ног облили ледяной водой.
  Ужасно сдавило виски. Шлепнувшись на занесенный снегом куст, я увидел закатившего глаза Макса, ткнувшегося головой в сугроб и по-видимому отключившегося.
  - Вреш-шь, не возьмешь ! - едва слышно прошипел я, выталкивая слова сквозь сжатые зубы. - Не падать !
  С трудом, будто сквозь желе, я вскинул руку, пытаясь добраться до того, что вспыхнуло под снегом. Еще немного, еще чуть-чуть...
  Мир плыл, смазываясь невзрачными красками. Цвета уходили, оставляя картинку черно-белой. Поднатужившись, я попытался побороть слабость. Почти !
  В голове щелкнуло и непонятный бесполый голос произнес : - Хранитель активирован.
  Слегка полегчало, давление стало заметно слабее.Вслепую нашарив какой-то предмет, я схватился за него и попытался дернуть на себя. Еще одна красная вспышка, намного ярче первой, выжгла мою сетчатку и оглушила окончательно. Не в силах больше сопротивляться давлению, я отключился.
  
  Глава 2. Попаданцы.
  
  Потянувшись, я сладко зевнул и заворочался, пытаясь устроиться поудобнее. Жестко как-то. Солнце светило прямо в глаза и даже сквозь плотно зажмуренные веки мешало скатиться в блаженную пучину сна. Припекало.
  Нехотя открыв глаз, я задумчиво уставился на куст, обсыпанный спелыми красными ягодами. На плоды шиповник похожи. Интересно, они съедобные ?
  Флегматично оглядевшись, увидел Макса, с открытым ртом дрыхнущего неподалеку. Развалился на земле, храпит. Крепко же уснул - аж слюнки пустил.
  Мимо пролетела бабочка. Вокруг, на поляне, их было много. Перелетая с куста на куст, бабочки порхали в воздухе, осыпая пространство вокруг себя едва заметной пыльцой.
  Что-то тут не так. Ягоды, солнце, насекомые, свежая зеленая трава... Ах, еще сквозь стволы деревьев виднеется дорога, на которой трое кочевников обступили женщину. Может, они хотят с ней подружиться ? Голова умиротворенно гудела, подсказывая, что мыслей поумнее сегодня не будет. Тем временем события набирали оборот. Женщина, видимо, дружиться не хотела - попытавшись убежать, она споткнулась и, испуганно отползая, принялась отбиваться от накинувшихся степняков. Наверное, надо помочь...
  Лениво зевнув, я поднялся и поплелся на помощь, на ходу проверяя работоспособность маркера.
  Я специально заправлял свой дешевыми твердыми шарами, чтобы позлить толстокожего Макса. Зимой куртка плотная, попадание почти не приносит боли. Вот и приходится давление максимальное накачивать. Вроде бы игрушка, но против незащищенного противника - довольно опасная1.
  
  1(Пейнтбольные маркеры, работающие на сжатом воздухе, при максимальном давлении выстреливают шариком со скоростью >100м/c. При массе шарика в 3-5 граммов попадание в незащищенную часть тела может вызвать опасные последствия. Синяки и гематомы на теле, при попадании в лицо - выбитые зубы, выбитые глаза, смещение носовой перегородки и т.д.)
  
  Пока выбирался на дорогу, кочевники успели скрутить незнакомку и отволочь ее к стоящему неподалеку валуну, на ходу разорвав наряд, отдаленно похожий на длинное платье. Фу, как некультурно. Надо поспешить.
  Выйдя на дорогу, я перешел на плавный бег, оценивая уязвимые места степняков. Кажется это воины : одетость для лета слишком плотная, с кожаной броней поверх, да короткими мечами на поясе.
  Шлем был только у одного, да и то больше похожий на шапку, обшитую цветными лентами, нежели на элемент защиты. Скорее атрибут и указатель статуса, чем реальный элемент защиты. Возможно - предводитель этой шайки.
  - Выбей главного, а остальное шакалье разбежится. - говаривал один Батин знакомый.
  Недолго думая, я решил стрелять в голову.
  - Эхе-хеей ! - заорал на бегу, подбежав на десять метров. Кочевники были так увлечены добычей, что заметили меня лишь после вопля. Четыре пары глаз принялось внимательно осматривать меня : одна испуганно, и три озадаченно.
  Злобно сверкнув глазами, командир ударил девушку под дых и, указав на меня рукой, что-то завопил своим соратникам. Троица со злобным видам обнажила мечи.
  Вскидывая маркер, и выцеливая крайнего усатого степняка, я прищурился. Долгие часы тренировок не прошли даром - время привычно замедлило свой бег, позволяя неспеша навести оружие в самый центр мишени.
  Быть тебе без зубов, усатый. Хлопок, еще хлопок... Попав точно в область переносицы, я перевел прицел на второго воина, оставляя командира напоследок.
  Шары летели на удивление ровно, позволив всадить все пять выстрелов в лицо степняка и превратить его в красное месиво. Командир тем временем подбежал почти на три метра, воинственно размахивая клинком.
  Зря ты так, чем ближе - тем больнее. Да и промахнуться тут сложно. Выстрел пришелся точно в глаз и командира сбило с ног, опрокинув назад. Не быть тебе зорким орлом !
  Поймав в прицел вставшего усатого, я выстрелил пару раз, попав в висок и ухо, чем вновь поверг его наземь. Пора их добивать, пока не очухались.
  Подойдя к скулящему от боли предводителю, я поднял лежавший рядом меч и со всей силы ударил его рукояткой по голове. Дернувшись, степняк затих. Минус один.
  Второй воин при моем приближении попытался отползти, но не преуспел - его я тоже приголубил рукоятью. Остался усатый. Может, его оставить и допросить ?
  Адреналин постепенно улетучился из крови, а бешено бьющееся сердце успокоилось. Еще раз осмотрелся, особое внимание уделив недавней жертве кочевников.
  Женщина, при рассотрении оказавшаяся девушкой, сидела на траве и смотрела на меня со смесью страха и благодарности. А что, я только за. Меня надо бояться, я страшный и злобный ! Делать было нечего. Сделав страшные глаза, я поднял руки и заорал.
  - Авар-ара-рар-рава-а-а ! - трясти рукой с мечом было неудобно. Вместо того, чтобы испуганно отшатнуться, девушка в изумлении уставилась на меня, склонив голову набок. Сконфузившись, я понял, что выгляжу как полный идиот.
  - Больно надо. Все равно мир падет ниц предо мной ! - хмыкнул внутренний голос. - Ему не устоять перед моим величием. Все склонятся, приветствуя истинного темного властелина !
  Насупившись, я подошел к усатому кочевнику, стоявшему на карачках и нервно трясущему головой. Хоть на тебе отыграюсь. Применив уже входящий в привычку коронный удар рукоятью по голове, я начал беззлобно пинать бездыханную тушку, пытаясь осмыслить происходящее.
  Ощущение неправильности уходить из головы не желало.
  
  ***
  
  Максимиллиан.
  Сознание с трудом возвращалось ко мне. Голова трещала, как будто с похмелья, хотя я точно помню, что вчера не пил. Уй-юй-юй.
  Закрыв рот, я попытался вытереть слюни, но не особо в этом преуспел - тело еще плохо слушалось, отказываясь повиноваться законному владельцу. Голова гудит, во рту словно кошки насрали, руки...трясутся ? Нет. Уже хорошо. Что же вчера было ?
  С трудом приняв вертикальное положение, я плюхнулся на пятую точку и задумался. Солнце светит. Жарко. Душно. Думать лень. Пивка бы. Холодного.
  На кончик носа села бабочка. Скосив глаза, чихнул. Фу, мерзость какая. Не люблю лето. Столько всякой дряни появляется.
  Вздохнув, я рывком встал и направился к ближайшим кустикам по малой нужде. Человек - венец природы, а следовательно, гадит где хочет. И когда хочет. Перевесив маркер за спину, я пошел к симпатичному деревцу неподалеку. Пора чуток испортить эту природу.
  Мерзкие насекомые, мерзкая пыльца. Чихая и отмахиваясь от бабочек, норовящих пролететь мимо лица, добрался до края поляны и принялся делать свое дело.
   Оп-паньки. Сквозь просвет среди деревьев виднелась дорога, а прямо за ней - человеческие фигуры. Застегнув ширинку, я подошел поближе и всмотрелся, с удивлением опознав в одной из фигур Дэймона. По крайней мере, судя по пейнтбольной экипировке, это был он.
  Пробравшись сквозь скопление деревьев, уставился на открывшуюся дивную картину : Дэймон, закинув на плечо меч (и откуда только взял ?) лениво и даже вальяжно пинал распластавшегося на траве бомжа, а за всем этим задумчиво наблюдала какая-то девушка, одетая в рваное платье. Тоже бомжиха ?
  - Эй, хорош там ! Мы где вообще ? - вновь чихнув, крикнул я. - А то башка трещит, как с похмелюги, и ни черта не помню, что вчера было.
  Дэймон перестал пинать бессознательное тело и обернулся. Подойдя ближе, я столкнулся с его мутным взглядом. Видимо, ему еще хреновее, чем мне. Пивка бы. Холодного. Тогда думать легче будет.
  
  ***
  
  Димитрий
  Услышав оклик, я обернулся, чтобы лицезреть помятого Макса, выбирающегося из лесочка. Ощущение неправильности происходящего усилилось - его современное пейнтбольное снаряжение жутко контрастировало с одетыми в кожаную броню степняками.
  Задумавшись, я даже перестал пинать усатого. Говорил же - хорошие ботинки, удобные. В других бы пальцы об броню отшиб. Макс тем временем чихнул и, злобно выматерившись про бабочек с их клятой пыльцой, трубно высморкался в руку, нарушив плавный ход моих мыслей. Вот уж кого этикету не учили.
  Поморщившись, я попытался удержать ускользающую мысль. Подвесил меч на пояс в петлю для запасной тубы с шариками и принялся осмысливать ситуацию.
  Жарно и душно. Почему ? Да потому, что одеты мы по-зимнему. Следовательно, была зима. А щас нет. И находились мы...в лагере. Вроде бы. А здесь... Здесь тепло. Здесь лето. И лагеря нет. Стоп. А здесь - это вообще где ?
  В голове щелкнуло, и все встало на свои места. Меня как молнией шибануло. Взвившись в воздух, я рванул обратно на поляну, но, пробежав всего пару шагов, остановился, осознав тщетность своей попытки. Этого просто не может быть.
  Ошеломленный открывшимся, я выматерился почище Макса. Тот радостно гоготнул и опять чихнул. Видимо, его еще не отпустило.
  - Ты хоть что-нибудь помнишь ? - морщась от яркого солнца спросил я. - И хоть понимаешь, в какой жопе мы оказались ?
  Макс флегматично повел плечами.
  - Оказались мы в жопе уже тогда, когда бог создал этот мир, гы-гы. И бабочек. Тьфу. Голова трещит, и думается плохо по такой жаре. Мы же вчера не пили ?
  - Коллега по несчастью, понимаете ли...мы в другом мире.
  Радостно заржав, коллега согласился :
  - Значит пили. Параллельные миры - они такие. После третьей бутылки всегда мерещатся. Магия, и все дела.
  - Отставить неуместные шутки ! Мы действительно куда-то попали. Подозреваю, что все же в жопу и причем глубокую. Возможно тут и магия имеется.
  Макс огляделся и блаженно улыбнулся, подставив лицо солнцу :
  - Да какая хрен разница ? Параллельный мир - это феи, драконы, да зарытые клады разбойников. Разбойников вижу. Это нормально. Клада нет. Это плохо. Драконов нет. Это хорошо. Феи... Вон, одну уже вижу. Это хорошо. Симпатичная. Одобряю. Итого целых два хорошо против одного плохо. Могло бы быть и хуже. - и, подумав немного, добавил - И пивка бы еще. Холодного.
  С трудом сдержав желание припечатать этого идиота чем-нибудь тяжелым, точно так же, как кочевников, я оглянулся на 'фею'. Та уже отошла от потрясения и сноровисто потрошила карманы степняков, то и дело бросая быстрые взгляды на меня или Макса.
  - Зима. Пейнтбол. Лес. Лагерь. Что-то взорвалось. Вспышка. Красная. Потеря сознания. Вспоминай ! - осматриваясь, выдал я.
  Видимо на этот раз щелкнуло в голове и у Макса - дернувшись, он чуть ли не подпрыгнул на месте. Подставив лицо прохладному ветерку, я закрыл глаза и вслушался в трехэтажную тираду, не сулящую ничего хорошего существу, засунувшему нас сюда. Давненько не слыхал таких цветастых эпитетов. А междометий, междометий то сколько ! А через колено вот так загнуть, с дверной ручкой в одном месте - это разве получится ?
  - Выговорился ? - встрял я, когда у Макса кончился воздух. - А теперь заткнись и давай думать, что мы будем дальше делать. Только трезвый ум и спокойная сосредоточенность. Я быстрее поверю в гипноз и подсыпанные в еду галлюциногены, чем в перемещение в параллельный мир. Интересно только, почему поначалу мы так спокойно восприняли все это ? Не могли осознать, где мы и что с нами.
  - Бабочки и чертова пыльца. - в очередной раз чихнул напарник. - Ядовитая и мерзкая.
  - Возможно, возможно... Маленький пушистый полярный зверек подкрался незаметно. Задумайся и попытайся проверить, не изменилось ли что в тебе.
  - Например ? - уставился на меня выпученными глазами Макс, наконец осознав сложность нашего положения
  - Например, у меня появился злобный внутренний голос, который собирается захватить мировое господство. Не знаю, правда, удастся ли ему это. - флегматично хмыкнул я, переводя взгляд на избитого кочевника. -Но, судя по его упорству и целеустремленности...
  Макс задумчиво почесал затылок. Закатил глаза к небу.
  - Не, внутреннего голоса у меня нет. Но ты же со мной поделишься, верно ?
  От неожиданности я чуть не поперхнулся.
  - Чем ? Безумным внутренним голосом ?
  - Не-е. Мировым господством. - ехидно улыбнулся коллега по несчастью.
  Беззлобно сплюнув, я уставился укоряющим взглядом на...друга. Максим Орлов, Максимиллиан Второй в шутку. Груда мышц, вечно изображающая из себя идиота, а на деле - понимающий и чуткий человек, умнее многих других. Жаль, что он так редко показывает это.
  Друг Бати и мой хороший знакомый, Макс действительно со временем стал для меня чем-то большим. Пожалуй, я даже рад, что попал в такую передрягу именно с ним - есть, на кого положиться и на чье плечо опереться. А подобное ценится во все времена.
  - Надо связать кочевников, пока не очнулись. А то мало ли.
  -А ты на фею свою посмотри.
  И действительно : оглянувшись, я увидел, что закончив мародерствовать, спасенная девушка деловито связывала бессознательных степняков. И где только веревку нашла ? Впрочем, наверняка у них в припасах и нашла.
  - А почему мою ?
  - Да потому, что когда я сюда пришел, она тебе уже глазки строила.
  Подняв глаза к солнцу, я вздохнул.
  - Что день грядущий нам готовит ? Что чудный мир преподнесет ? Пойдем, поляну обыщем. Может хоть подсказка отыщется.
  
  ***
  
  Удивительно, но девушка пошла за нами. Увидев, что мы уходим, она схватила собранную котомку и подбежала, торопливо зачастив что-то на незнакомом языке, указывая то на себя, то на степняков, то на дорогу.
  -Боится одна дальше идти. Защитите, говорит. С нами просится. - предположил Макс.
  -Спасибо, капитан очевидность.
  -Вольно, сержант. Лучше придумай, что с ней делать теперь. А то пока меня не было, ты, видимо, ее спас, и она тебе жизнью обязана. И таскаться за нами будет.
  Устало вздохнув, я уставился на девушку, а та, в свою очередь - на меня. Симпатичная, чертовка. На вид лет восемнадцати, вряд ли больше. Под платьем, растянутым и порванным степняками, скрывалась стройная упругая фигурка, со всеми необходимыми округлостями на своих местах. Спортсменка и комсомолка.
  - Ага, как же. Биатлоном занималась. Бегом по пересеченной местности и стрельбой из лука. - фыркнул внутренний голос.
  Лицо европейского типа, правильным овалом, тонкий подбородок, в меру пухлые аппетитные губы, вздернутый аккуратный носик, глаза ярко-зеленого цвета, наморщенный от волнения лоб и шикарная, густая копна волос русо-каштанового цвета, рассыпавшаяся по плечам и ниспадающая на спину.
  Ткнув пальцем себе в грудь, я произнес : Димитрий. Затем, указал на Макса : Максимиллиан. Надо же выпендриться, верно ?
  - Посолиднее назовешься - в короли доберешься. - поддакнул голос.
  Переведя палец в сторону незнакомки, я многозначительно открыл рот, изображая немой вопрос. Потом повторил все с самого начала.
  Девушка оказалась смышленой, и уже на втором круге назвала себя. Имя оказалось настолько плавным и мелодичным, что повторить я не смог. К тому же, оно было многосоставным, возможно, с прибавлением каких-либо титулов, что еще более затрудняло его произношение.
   Поморщившись, я опять указал пальцем в сторону девушки. На этот раз был дан краткий ответ, звучавший почти как 'Алланиэль'. Хм, неужели эльфийка ?
  Пощупав свои уши, я нахмурил брови, и, склонив голову набок, уставился на девушку. Полное непонимание в ответ. Жестами указал девушке на ее уши, как бы вытягивая их вверх. Эх, святую простоту изображает, стоит, глазами хлопает. Отступила на шаг, немного напряглась. Явно показывать не хочет, а под волосами не видно.
  Заметив мою настойчивость, недавняя жертва сделала настолько жалостливое, умильное лицо, что я не выдержал и захихикал.
   - Врунья ты. Покажи уши, всегда эльфийку вживую увидеть мечтал !
  Алланиэль наморщила лоб, пытаясь осмыслить мою фразу, и с сожалением покачала головой - мол, не понимай моя твоя, чужеземец.
  Пока я изучал девушку, Макс оглядывал окрестности, пытаясь решить, куда нам двигаться дальше. Подойдя, он молчаливо хлопнул меня по плечу и указал на точку вдали.
  - Хватит над девушкой издеваться. Дорога протоптанная, заброшенной не выглядит, скорее всего, используется часто. Точку вдали видишь ? Пока вы говорили, она слегка приблизилась. Возможно, караван.
  - Почему ?
  - А кто еще по дорогам ходит ? К тому же там точка не одна уже виднеется.
  - И что ? Караван - это же весело. С них дань вытрясти можно будет. Тут гаишников нет, мы за них будем. Дорожный налог.
  - Эх, как тебя переклинило. Скорее они с тебя вытрясут, дури мешок, да органов в придачу. Тебя по голове случайно не били, пока меня не было ? Или девушка тому виной ? Втюрился и прощай, крыша ? Валить отсюда надо, да шкериться в кустах к чертовой бабушке. Караван может из таких же степняков состоит, как ты завалил. Они тебе рады будут, очень-очень. И дорожный налог отдадут, ага. А потом догонят и еще дадут.
  - А может и правда дадут ? В конце концов, я будущий властелин мира.
  В голове тихо шумело, словно после долгого пребывания под водой. Мысли ушли, а блаженное спокойствие накатывало волна за волной. Прятаться не хотелось. Хотелось пойти и подружиться с караванщиками. Дань не дадут - так хоть покормят. А солнце-то какое яркое сегодня...
  
  ***
  
  Максимиллиан
  Девушку, назвавшуюся Алланиэлью, я сразу сократил до Алки. И звать быстрее, и язык ломать не надо. Удобно. Точно также я в свое время сократил Димитрия до Димона, и, для удобства, до Дэймона - по названию его ника в интернете.
  Пока этот придурок докапывался до несчастной девушки с ее ушами, я всматривался вдаль, пытаясь понять, что это за точка вдалеке на дороге. Ориентиров для сравнения в поле не было и глазу было не за что зацепиться для подсчета расстояния.
  Логично решив, что раз дорога утоптанная, то по ней ходят, а раз по ней ходят - то это люди, караван например, я хлопнул друга по плечу, и указал на точку. Через сколько они будут тут ?
  Однако, один из кочевников по-видимому успел стукнуть Дэймона по голове. Повел он себя неадекватно : предложил ждать караван, собрать с них дань, а затем уставился на солнце с блаженной улыбкой полного идиота.
  Злобно сплюнув, я схватил его за шкирку и потащил обратно на ту поляну, откуда мы вышли. Дэймон почти не сопротивлялся, лишь мямлил что-то под нос о еде, а затем, вырвавшись, засеменил следом, спотыкаясь на каждом шагу. Бормочет что-то про себя, разговариет с кем-то. Черт бы его побрал, как невовремя !
  Смышленая девушка молча пошла следом, оглядываясь на приближавшийся караван. Правильно, лучше присмотримся, выйти навстречу в любой момент можно. Надо занять удобную наблюдательную позицию, пока еще есть время.
  К моему великому сожалению, самым удобным для наблюдения местом оказалась прогалина, этакий небольшой овражек, который выгодно скрывал нас от взора со стороны и позволял легко наблюдать за дорогой. Почему к сожалению ? Так ведь это...человек гадит где хочет. Вот я и...
  Пчхи ! Машуж вать ! Опять эти чертовы бабочки. Никогда в жизни не страдал от аллергии, а тут на тебе ! Сбоку раздалось ехидное хихиканье Дэймона, который, плюхнувшись на пятую точку, наблюдал за моими муками. Тьфу, гаденыш !
  Приблизительно через десять-двадцать минут, когда мы залегли и, перестав ерзать, затаились, первые караванщики достигли места битвы со степняками.
  
  ***
  
  Караван-банши Тхеол-эс-Армад
  Несмотря на хорошую погоду, настроение караванщика было подавленным. Сирдар приказал спешить и идти напрямик, а значит - вести караван мимо этого проклятого богами места.
  Пристально всматриваясь вдаль, Тхеол заметил далеко вдали несколько точек, перегородивших путь. Неужели демоны Черного Храма вновь промышляют в этих местах ?! Однако, спустя мгновение, фигуры пропали.
  Вытерев пот, караван-банши кликнул десятника и велел усилить головной дозор. Раздались крики команд и фырканье лошадей. Караван вступал на самую опасную часть пути. Согласно преданиям, где-то здесь, в глубинах леса, таится древнее зло.
  Поговаривали и о лилих людях, и о злом духе, и даже о падшем боге. Раньше, когда дозоры Императора редко патрулировали эти места, на этом отрезке пути без вести пропадали даже многосотенные караваны !
  Ходили слухи о жутких жертвоприношениях и кровавых культах. Иногда им можно было найти подтверждения : брошенные впопыхах телеги и оружие, но никаких следов битвы - будто люди исчезали, растворяясь как дым, без остатка.
   Оглядевшись, Тхеол украдкой поцеловал висящий на груди знак Уш-три, бога легкой дороги и тайных троп, почитаемого всеми караванщиками. Побыстрей бы пройти этот отрезок, и да минует нас гнев сирдара !
  Однако, надеждам караванщика было не суждено сбыться. Невдалеке, у дороги, дозор обнаружил трех избитых и связанных степняков, валявшихся без сознания. Что-то противоестественное победило их - доспехи кочевников были целы, конечности - не повреждены, а вот лица...
  Казалось, будто стаи крыс обглодали их лица, оставив после себя кровавую маску. При детальном обследовании, однако, обнаружилось, что это всего лишь...краска. Тем не менее, следы от ударов были довольно сильные - такое случалось, когда по человеку стреляли тупыми тренировочными стрелами. Кто-то оглушил и связал воинов, а после пытал, стреляя прямо в лицо за неправильные ответы. Опасно и больно, но не смертельно.
  Выслав вперед разведчиков, караван остановился. Сердце Тхеола тревожно заныло : не ловушка ли это ?!
  Все сомнения караван-банши решила яркая бордовая вспышка, с громким хлопком возникшая невдалеке на опушке. Лошади заржали и попятились, однако караванщикам удалось прекратить панику. Раздались окрики команд, зазвенела сталь мечей, извлекаемых из ножен, свистнула пара стрел в надежде достать невидимого врага...
  Несколько лет спустя, сидя у камина с бутылью отменного фларийского вина, Тхеол вспоминал тот день как переломный момент всей своей жизни. Новый король, новые времена...Именно тогда все это началось.
  
  Глава 3. У меня есть план !
  
  Холодно и мокро - именно такие ощущения я испытал, когда очнулся. С трудом разлепив веки, принялся осматриваться. Сугроб. Дом. Лагерь !
  Рядом что-то зашевелилось, и, хрипло выматерившись, закашлялось. Кроме Макса это быть ничем не могло, а раз оно матерится - значит все в порядке. Я схватился за заснеженный куст и, кряхтя, попытался принять вертикальное положение. Удалось это лишь с третьей попытки. Голова кружилась, а ноги были ватными и предательски дрожали, будто я бегал ночь с привязанными гирями.
  Под натужный скрип мозгов, до меня наконец дошло, почему так мокро и холодного : мы попросту валялись в сугробе. Рядом, кряхтя похлеще столетнего деда, поднялся на ноги Макс.
  - Неслабо нас накрыло, однако. Зарекаюсь больше не пить.
  - А мы и не пили. Метет, однако. Холодно. - глубокомысленно отозвался я. Приятель лишь невнятно ругнулся под нос. Едва перебирая ногами, мы добрались до дома и, по стеночке, направились в ванную греться. С каждым шагом состояние постепенно улучшалось : мир перестал прыгать перед глазами, а ноги вновь держали крепко.
  Горло начинало побаливать, а нос - похлюпывать. Завтра встану больным и с соплями. Рядом трубно высморкался Макс. Чтож, не я один такой несчастный. Компаньон принялся рыться в ящике комода. Помнится, где-то там валялась походная аптечка, а там пачечка парацетамольчику. На первое время сгодится.
  Спустя несколько часов мы сидели на кухне и пили чай . Я глубокомысленно рассматривал найденную на втором этаже записку, которую Батя настрочил на скорую руку.
  'Сынуль, неотложно надо за границу, возникло пару дел по бизнесу. Дозвониться не смог - твой телефон дома остался. Мясо на плите, ключи от машины в ящике комода, я с братвой уехал. Буду через пару дней или пару месяцев, смотря как переговоры пойдут. Мне не названивай - дело важное, люди деловые, мобильник первое время будет выключен. Освобожусь - наберу. Число, подпись.'
  Переглянувшись с Максом, я вздохнул. Здравый смысл утверждал, что все произошедшее - лишь больные фантазии, однако першащее горло, и...
  Я покосился на прислоненный к стулу меч. Хищный наклон лезвия, в умелых руках очень опасный для врагов. Годный клинок. Меч настолько удобно висел в петле на поясе, что обнаружил я его только тогда, когда принялся переодеваться в домашнее и попросту не смог наклониться, уперевшись им в стену.
  Макс с громким хлюпаньем отпил чаю и откинулся на спинку стула, с блаженной улыбкой хрустя крекером. А много ли человеку надо для счастья ? Жует себе, абсолютно не задумываясь о произошедшем. А зря. Параллельный мир - это ведь такие перспективы...
  - У меня появился план.
  Друг задумчиво посмотрел на меня.
  - Вернемся в город на несколько дней, разгребем дела. Меч сплавим какому-нибудь оценщику антиквариата или коллекционеру. Пусть посмотрит, анализы сделает, если надо. Расскажет откуда он. Может, нас в прошлое закинуло. Хотя вряд ли - больно уж подозрительно она свои уши скрывала.
  - А потом ? - прервался от поедания крекеров Макс.
  - А потом запасемся тушенкой, оружием, походным набором и вернемся сюда, в надежде, что нас снова выкинет в тот мир. Такую возможность я упускать не собираюсь. Благо на переместившего нас мы не в обиде - вернул же, в целости и сохранности.
  - Si vis pacem, para bellum. - хмыкнул Максимиллиан.
  Надо же, какие мы умные слова знаем. А я-то ожидал очередной шутки про запасание пивка, помимо тушенки и походного набора. 'Хочешь мира - готовься к войне',а точнее - 'Мир - военное равенство'. И правда, как нельзя более подходит для нашей ситуации.
  Одним глотком допив чай, я сполоснул кружку и решительно направился искать ключи от машины. Участь параллельного мира была предрешена.
  
  ***
  
  Сидящий напротив нас пожилой мужчина с неослабевающим интересом разглядывал меч, чуть ли не высовывая язык от усердия. Коллекционер, что с него взять. Ценитель.
  Наконец, спустя очки на кончик носа, он перешел к делу.
  - Молодой человек, позвольте полюбопытствовать, откуда у вас эта вещь ? -спросил Макса оценщик, со старческим прищуром наблюдая за реакцией.
  Макс фыркнул в ответ, скрещивая руки на груди, и пробормотал себе под нос - От бабушки досталось, ага. В наследство.
  На мой укоряющий взгляд эта орясина никак не отреагировала, смело отвернув голову в сторону. Пришлось принять сожалеющее выражение лица и, переведя взгляд на коллекционера, начать ездить по ушам.
  - Мой друг пошутил. От моей бабушки мы действительно получили наследство, однако это был всего лишь земельный участок в деревне. Именно там, выкапывая глубокую яму под клозет, мы его и обнаружили. Вместе с немецкой каской и военным кинжалом он был зарыт в крепком деревянном ларце, по-видимому, еще со времен войны. Поэтому мы и решили принести его вам, на оценку. Вдруг он редкий и дорогой ?
  По рассеянному взгляду старика нельзя было сказать, поверил он в эту байку или нет.
  - Видите ли в чем дело, молодые люди. Вы совершенно правы насчет уникальности этого предмета - он далеко не обычный. На своей памяти я впервые вижу такой меч, а, поверьте, за всю свою жизнь повидал их немало - вот уже пятьдесят лет как занимаюсь древним вооружением. Впрочем, именно поэтому вы и пришли ко мне, а не к кому-либо другому.
  Пришлось изображать тупого современного подростка. Сделав удивленное выражение лица, я спросил :
   - А что в нем такого необычного ? Меч как меч. Вы целый час рассматривали, под лупами вертели, какой-то кислотой проверяли, чуть ли не кусочек себе на память отколоть пытались. По мне - так половина из старинных мечей одинаковые на вид. Что там может быть разного ?
  - Действительно. За этот конец берешь, этим концом рубишь. - не удержался и внес свою лепту Макс. И, помедлив немного, добавил : - Гы-гы.
  Старика передернуло. О боги, ну зачем опять строить из себя идиота !
  - Сказать, что все мечи одинаковы - точно то же, что и утверждать об идентичности китайцев : мол, все они на одно лицо. Каждый вид по-своему уникален. При должном умении вы никогда не спутаете жителей двух разных провинций. Точно то же и с мечами : масса признаков отличия. Например, различаются по месту создания: вы ни за что не спутаете короткий римский гладиус с немецким фламбергом или изящной Тизоной. Отличаются по степени и области заточки, по типу - рубящие, рубяще-колющие , и прочие им подобные. По рукояти, по хватке, по назначению и по весу в конце концов ! - разошелся не на шутку ценитель, сжимая наш меч, как ребенок - новую игрушку.
  -Конкретнее пжалста. Про наш ножичек. - опять смутил дедушку мой спутник.
  Яростно сверкнув взором, старик уставился на Макса, словно желая прожечь в нем дыру.
  - А ваш...ножичек - и не ножичек вовсе. По форме и параметрам он практически не отличается от скифского акинака, но... Во-первых, он сделан из неизвестного мне сплава стали, состав которого, тут, в домашних условиях, определить попросту невозможно - необходима лабораторная экспертиза. Во-вторых, судя по методу обработки стали, его изготовили в позднем средневековье - ранее просто не было таких технологий. В-третьих, я не в силах понять, как он так хорошо сохранился. Вы только посмотрите - он восторженно перевел взгляд на рукоять : - Узор почти не испорчен !
  Подняв на нас глаза и поправ очки, коллекционер резюмировал :
  - Молодые люди, я уверен только в одном - совершенно точно и однозначно могу сказать, что это не реплика, и не искусная подделка, как, признаться честно, подумал сначала. Для всего остального необходимо тщательное дальнейшее исследование, поиски аналогов, сравнение описания в литературе. И, конечно же, лабораторный анализ материала.
  Еще раз взглянув на меч фанатичными глазами ученого, обнаружившего новый, доселе неизвестный вид, он с печальным вздохом протянул клинок нам.
  Нарочито деловито я взглянул на часы и, шлепнув по рукам Макса, попытавшегося схватить оружие, обрадовал ценителя : - Мы оставляем этот меч вам.
  Тот поднял на меня изумленные глаза и застыл немой статуей. Сбоку, синхронно, то же самое проделал Макс.
  - К сожалению, мне и моему другу... - я выразительно посмотрел на этого идиота - ...надо спешить. Видя ваш интерес, мы решили оставить его вам, на время . - я сделал акцент на последнем слове.
  - Интересно, а Макс знал о том, что ВЫ решили ? - ехидно залился внутренний голос.
  Встав, я воззвал к разуму коллекционера, от радости витавшего в облаках :
  - Мы надеемся на вашу честность и, видя ваш интерес, идем на уступку. Однако уступка должна быть обоюдной. Нам этот меч пока не к спеху, и вы можете его исследовать, но...с одним условием. Широкой общественности о нем знать незачем. Только узкий круг посвящения, заинтересованные в наук лица, какие-нибудь ученые-исследователи вроде вас, коли вам потребуется с ними советоваться. Не более того.
  Обернувшись, я зашагал к выходу. Максу ничего не оставалось делать, как двигать следом. У самого выхода я не удержался и, нахмурившись, по-киношному грозно обернулся :
  - Надеюсь, мы поняли друг друга.
  Судя по собачье-радостному взгляду и усердному киванию ценителя, до сих пор не верящего в свалившееся на него почти двухкилограммовое счастье, он меня понял.
  Ухмыльнувшись, я вышел из комнаты, насвистывая хором с внутренним голосом песенку про кровавую резню на трех холмах. Чертов старик будет носом рыть землю, но все разузнает. Такой скорее продаст в рабство свою жену и детей, нежели отдаст кому-то этот меч. Скоро вся информация про него будет у меня, и тогда... Я ухмыльнулся еще раз. Заходящая в подъезд бабулька, увидев меня, судорожно отшатнулась и перекрестилась. Жалкая смертная.
  Выйдя на улицу, я достал ключи и, кинув их Максу, направился к машине. Дела сделаны, осталось лишь заскочить домой и, собрав все необходимое, двигать в лагерь, или же, как шутил один Батин знакомый, 'консервативную совдеповскую дачку'.
  Я специально оттягивал визит к оценщику на самый последний момент и теперь нас больше ничто не держало в городе. Внезапно резко схватило голову. Спотыкнувшись, я скривился и чуть не упал. Перед глазами все поплыло, а очертания машины смазались. С трудом дойдя до двери и сев на место пассажира, я с усилием поднял руку, махнув жестом в сторону автострады. Домой.
  С тех пор, как мы вернулись из того дикого мира, прошло целых три дня, а приступы, появившиеся по возвращении, не прекращались. Голова болела внезапными наплывами по несколько раз в день.
  Эх. Надо порелаксировать. Помечтать. Организовать бы например постоянный портал в тот мир. Такого беспредела, как у нас в стране, я бы там не допустил. Правильнее даже будет сказать - не как у нас в стране, а как у нас в мире.
  Правил бы жестоко, но справедливо. И долго, хе-хе. А в итоге... Кто знает... Захватив власть там, можно подумать и о том, чтобы начать захватывать ее здесь. Впрочем, не все сразу. Мировые господства строго в порядке очереди.
  Хмыкнув, я закрыл глаза и облокотился на спинку сиденья, попытавшись устроиться поудобнее. Ровная дорога убаюкивала. Стараясь не морщиться, помассировал виски. Боль стала постепенно отступать и, незаметно для самого себя, я скатился в пучину сна.
  
  ***
  
  Максимиллиан
  Куча вещей была большая. Очень большая. И тяжелая. Я укоризненно посмотрел на стоящего рядом Дэймона, индифферентно пялящегося в пространство и тяжело вздохнул. Угу, головка у него болит, а как же. Голос в ней видите ли, поселился. А тяжести таскать, все это барахло - мне одному что ли ?
  Словно почувствовав мое раздражение, Дэй вздрогнул и очнулся :
   - Что встал ? Давай, начинай погрузочные работы. Тут только самое необходимое. Честно.
  Мой взгляд скользнул по куче и наткнулся на пачку презервативов, сиротливо лежащую на ящике консервов.
  - Новая жевательная резинка, теперь с банановым вкусом, пля ! Ты сколько денег на все это про...тратил ?
  Дэймон лишь пожал плечами :
  - Большая часть - из моих секретных запасов 'на черный день'. Какая-то часть - из Батиных. Лишь некоторые вещи пришлось покупать, да припасов свежих заодно - есть-то нам что-то надо. А про банановый вкус...Мало ли, пригодится. Туземцам - бусы, королю - кондо...контрацептивы. Для того времени - самый, что ни на есть, королевский подарок. Технология ведь.
  - Разработка плана и стратегии. Сбор необходимого оборудования. Технология, итить ее ! - раздраженно пропыхтел я, поднимая два здоровенных баула и направляясь к двери. - А как таскать - так сразу Вася. В смысле, Макс.
  - Я тебя потом поглажу по голове и назову лапушкой. - невозмутимо ответил Дэймон, выбирая сумку полегче. - Если захочешь конечно.
  Засранец. Я это припомню.
  
  ***
  
  Димитрий
  Закрыв ворота гаража, я направился в дом. После городского климата, когда от ветра защищают дома, а температура выше, чем на природе, было холодно.
  Надо бы переодеться потеплее. Поморщившись, я поднял воротник повыше. Под ногами хрустел снег, пронзительно ярким ковром покрывая все вокруг. Не то, что черные запачканные кучки, которые лежат в городе вдоль дорог.
  Максим, присев сбоку от двери на ящик консервов, гипнотизировал кучу барахла, живописно раскинувшуюся в прихожей.
  - Лучше один раз привезти больше, чем может понадобиться, чем потом плакать, что поленились что-либо захватить. Будь предусмотрителен, друг мой, и всегда будешь ко всему готов.
  - Всегда готов ! - буркнул Макс - Где мой красный галстук ?
  - Учту и в следующий раз куплю. А пока - распаковываемся, пьем чаек, и баиньки. Уже поздно. Завтра с утра будем пытаться войти в транс, чтобы переместиться туда. И на ночь под подушку положим бумажку. С желанием. Найти способ открыть портал. Надеюсь, сбудется. Решение окончательное и обжалованию не подлежит. - озвучил я и, утешающе похлопав Макса по плечу, двинул на кухню.
  Нам предстоял до-олгий вечер.
  
  ***
  
  Весь следующий день прошел впустую. Мы перепробовали все, начиная от шаманских камланий и заканчивая чтением святых писаний нараспев. Чертов портал открываться упорно не желал.
  Ближе к вечеру я вспомнил про найденный в тот день замысловатый камень, который теоретически мог как-то относиться к параллельному миру. По крайней мере - взрвывом.
  Камень лежал там, где его оставили, в прихожей. Вернувшись в комнату, я плюхнулся в кресло и глубокомысленно уставился на голыш. Сидящий в соседнем кресле Макс покосился на меня, но спрашивать ничего не стал и вернулся к своему занятию - разрезанию яблока огромным тесаком и его поеданию. Неужели ему с этим острейшим ножом для рыбы удобно ?
  Понажимав на 'кратеры' на поверхности находки и повертев ее в руках, я горестно вздохнул. Камень как камень, правда, структура необычная - красивая. Прожилки пронзительно...красные.
  Хм. А ведь вспышки при перемещении тоже были красными. Закрыв глаза, я попытался сосредоточиться и почувствовать 'внутреннюю энергию' камня, как этому учат во всех индийских трактатах.
  Рядом раздался довольный гоготок Макса :
   - Ты гля, джедай, пля. Чувствуешь силу ?
  Возникло непреодолимое желание треснуть эту орясину камнем по лбу. Может быть телепорт активируется именно так ? Не поднимая век, я наугад ткнул рукой с камнем куда-то в сторону голоса. Атака прошла успешно. Хохоток Макса сменился матерком. Открыв глаза, я понял, что от удара этот идиот дернулся и порезался, а теперь, морщась, зализывает палец.
  Внезапно меня потянуло вперед. Сместив взгляд я заметил, что камень пытается вырваться из рук, будто его тянет магнитом, а багровые прожилки светятся ярко-красным светом, много ярче, чем были до этого. Неужели разгадка настолько проста ?
  Крепко схватив голыш одной рукой, другой я схватил раненый палец Макса и, проигнорировав его возмущенное мычание, приложил к поверхности камня.
  Как только капля крови на конце пальца коснулась прожилок, по ним пробежала волна света, словно артефакт (а что еще это могло быть ?) оценивал подношение. Прожилки вспыхнули еще раз и тут же потухли, превращая камень в антрацитово-черный непроницаемый монолит.
  Разочарованно выдохнув, я отпустил Макса и откинулся на спинку. И все ?
  Воздух пошел маревом, словно при сильной жаре и принялся постепенно уплотняться. Вскоре пред нами возник полупрозрачный сгусток идеальной овальной формы. Кроваво-красный оттенок, постоянно переливающийся багровыми тонами, завораживал взгляд.
  - Чтоб я сдох. - прохрипел рядом Макс. - Это что за х.. ?!
  - Это наш шанс завоевать мировое господство ! - зловеще шипя, протянул внутренний голос. - А ну ноги в руки и с вещами живо в портал, пока не закрылся ! Неизвестно, сколько еще продержится !
  - Никуда он не денется. В книжках пишут, что они когда закрываются - в размерах сужаются или дергаются. А этот стабилен. - запихивая камень в карман и растягивая губы с узкой ухмылке, отмахнулся я и скомандовал Максу :
  - Хватай вещи и выступаем. Записку Бати оставил, если что. Бери только то, что на себе унесем, там пара рюкзаков собранная и помеченная. В темпе !
  Напарник молча бросился нагружаться вещами. Переодеваться, благо, было не надо - сидели собранными.
  Сердце пело. О, чудный новый мир.
  Макс протянул мне рюкзак и конец толстой палки.
  - На всякий случай давай за руки возьмемся. Чтобы не раскидало в разные точки. Только не за руки, а за палку, а то вдруг нас в одно тело переместят. - невнятно пояснил он. - Начитался в детстве научной фантастики, хватило. Боюсь теперь.
  Что ж, логично.
  Взявшись за палку, я храбро шагнул в портал. В глазах помутнело, а тело сковал жуткий холод. Сознание померкло и, недолго поколебавшись, выключилось.
  
  ***
  
  Очнулись мы на той же самой поляне, что и в прошлый раз. По крайней мере, так показалось на первый взгляд. Время года сменилось на более позднее. Погода стояла все такая же жаркая, но исчезла цветущая на каждом шагу зелень. Видимо, лето тут уже подходит к концу. Бабочек не было, а их место занял мерзкий гнус, чем-то похожий на нашего комара, но гораздо более крупный и надоедливый.
  Отмахиваясь от мошкары, я посмотрел на пессимистичное выражение лица Макса и, не выдержав, улыбнулся. Солнечный зайчик скользнул по его лицу, осветив нахмуренные брови и раздраженно прищуренные глаза.
  - Сбываются мечты, друг мой ! - радостно произнес я. - К тому же, похоже что время тут течет быстрее, нежели в нашем мире. У нас прошло лишь три дня, а тут...похоже, целых три месяца. Это значит, что мы можем тут остаться надолго и никто не будет волноваться о нашей пропаже.
  - Надолго ? Как бы не навечно.
  Макс важность момента явно не оценил - с такими же радостными интонациями, как и у меня, он выматерился и направился к видневшейся сквозь деревья дороге, бурча под нос про клятую мошкару и про то, что волнуются только в морге, когда с полки труп пропал, а кошка сытая ходит.
  Ничего не оставалось, кроме как проследовать за ним. Вперед, за приключениями ! На этот раз вместо пейнтбольных маркеров мы запаслись полноценным травматическим оружием, так что угроза удачного нападения на нас сильно уменьшилась.
  Выйдя на дорогу, мы встали перед выбором, в какую сторону идти. Недолго думая, я указал вперед - куда-то на север, если конечно верить компасу. Если караван направлялся в те края, значит рано или поздно и мы туда дойдем.
  Спустя приблизительно полчаса ходьбы взгляду открылась идеалистичная картина : дорога выходила на высокий обрыв и разветвлялась на две части, одна из которых, подходя к самому краю обрыва, плавно спускалась вниз. Внизу, вдалеке, виднелось неописуемой красоты озеро. Позади сверкающей глади воды, за небольшой рощицей, высились башни замка. Громадные, монументальные постройки из серого камня, даже издалека не казались игрушечными и вызывали уважение. Добротно построено. На века.
  Караваны, по-видимому, шли в сторону, о чем свидетельствовало утоптанное правое ответвление дороги, постепенно перерастающее в широкий наезженный тракт.
  - Что ж, наше дело не совсем правое. Значит, пора сходить налево ! - изрек я, направляясь к спуску. - Чертовски хочу посмотреть на эту красоту вблизи. К тому же, там замок. А замок - это люди. Первый контакт. Пистолет проверь.
  Макс молча передернул затвор и потопал вслед за мной.
  Одолев долгий пологий спуск, мы вышли к озеру. Эх, какая природа ! Без мусора и следов деятельности человека. Не тронутый даже налетом цивилизацией водоем был прекрасен - вода, прозрачная и чистая, как слеза, пляж из гальки, песчаный затон.
  Я вздохнул свежий воздух полной грудью и, склонившись, зачерпнул ладонью воды. Она оказалась намного вкуснее любой из тех, что я когда-либо пробовал, даже из артезианской скважины через фильтры тройной отчистки. Лепота.
  Внезапно меня толкнул Макс и указал на противоположный конец озера, за которым лежала дорога к замку. Не замечая нас, оттуда к краю воды двигалась какая-то фигура. Абориген.
  Схоронившись в кустах, я вытащил бинокль и принялся наблюдать. Фигура оказалась мужчиной преклонного возраста, одетым в нелепый заношенный балахон, с длинной седой всклокоченной бородой и спутанной копной волос того же цвета. Перед собой незнакомец катил простейшей сборки тачку с одним колесом и двумя ручками, в которой стояла большая деревянная бочка.
  Ага, воды набрать. Водопровода-то у них нету. Жестами указав двигаться следом, я убрал бинокль и исчез в кустах, направляясь к аборигену. Раздавшийся сзади хруст веток подтвердил, что Макс меня правильно понял.
  К чести старика, он оказался не так прост и заметил нас издалека, несмотря на преграду из кустов и деревьев. Спрятавшись за бочкой и вытащив из складок балахона нож, абориген приготовился защищаться. Скрываться дальше не имело смысла.
  Чертыхнувшись, я вышел из леса на открытое пространство и, вытянув перед собой руки ладонями кверху, пошел к незнакомцу, показывая свои мирные намерения. Макс двигался чуть позади, держа руку на рукояти 'Каракурта'1. Даже если под балахоном кожаный доспех - это его не спасет. Абориген был нужен живым.
  
  1('Каракурт-AS', стреляющий электрошок Российского производства. Способен поражать противника на расстоянии до 5 м, обездвиживая его мощным разрядом. Снаряд (выстреливающий аккумулятор) одним цельным разрядом парализует цель на 5-10 минут и выше, в зависимости от индивидуальной переносимости. Пробивает до 20 мм одежды в среднем.)
  
  Старик нахмурился, но немного расслабился, не увидев у меня ничего похожего на меч или кинжал.
  Подойдя на десять метров, я остановился, и, указав на себя, произнес : - Димитрий.
  Макс, ткнув себя пальцем в грудь, присоединился : - Максим.
  Мы выжидающе уставились на старика. Тот не совсем понимая, что от него хотят, с тоской оглянулся на замок, прикидывая расстояние от края озера до дороги.
  - Не вздумай бежать, сволочь ! - с приторной улыбкой сообщил ему я. - Хуже будет !
  И, снова назвав себя, указал пальцем на старика, а затем заинтересованно склонил голову набок.
  Люблю этот универсальный метод ! До аборигена дошло только с пятого раза. Алланиэль умнее была. Видимо, возраст сказывается.
  - Гаррох. Гаррох-эс-Шантал.
  Уважительно кивнув, я призывно взмахнул рукой, указывая аборигену двигаться следом, и направился по дороге к замку. Макс, краем глаза наблюдая за стариком, двинул следом.
  Видя, что мы не предпринимаем никаких враждебных действий, Гаррох убрал нож и, молча подняв бочку, понес ее к воде.
  - Чертов старикан не уйдет отсюда без воды. Советую его утопить, а при объяснении в замке все свалить на злых кочевников. - вкрадчиво прошептал внутренний голос.
  Цыкнув на него, я принял решение :
  - Макс, дедушке надо помочь. С ним легче в замок попасть будет.
  Дождавшись, пока бочка наполнится водой, мой соратник подошел и, ухватившись, рывком вытащил ее из воды. Старик не протестовал. Донеся ношу до тележки и плюхнув ее туда, Макс злобно сплюнул, выражая свое отношение к происходящему, и, покосившись на меня, скрестил руки на груди.
  - Я ее не потащу !
  - Тише, тише. Я тебе шоколадку дам...потом. Как только в туалет захочу сходить, сразу же дам. Дедуля за нас словечко замолвит, за помощь-то. Так что ручки в руки - и вперед.
  Гаррох вслушивался в наш разговор, гадая, о чем толкуют чужеземцы. Насупившись, Макс впрягся в тележку и покатил ее, не дожидаясь нас. Улыбнувшись старику, я последовал за ним.
  Замок ждал.
  
  ***
  
  Вблизи все оказалось еще красивее, чем издалека. Монолитные стены, сложенные из громадных каменных валунов, большие, метра три высотой ворота, из непонятного зеленого дерева, окованного железом, узкие бойницы в надвратных башнях, черными провалами смотрящие на нас. Замок внушал.
  Впрочем, приглядевшись, я стал замечать обветшалость и запустение. Камень кое-где раскрошился от времени, бойницы толстым слоем покрывал мох, ворота чуть покосились и, по-видимому, давно уже не открывались на полную. Неужели замок заброшен, а старик живет здесь смотрителем ?
  Как оказалось, я был почти прав в своих предположениях. Зайдя в замок, Гаррох громко крикнул, созывая народ. Помимо старика, в замке проживали лишь пятеро : три женщины и двое мужчин.
  Причем двое из них, по-видимому, были его семьей : Маррат, или, как мы ее стали звать, Марта, жена Гарроха, и Пирр, его молодой сын, похожий чертами лица.
  Остальные скорее всего были обслугой : две европейской внешности молодые служанки, Роззиэль и Леррен, тут же нареченные Рози и Лерой, а также непонятный, средних лет мужчина Борей, естественно, переделанный в Борю.
  Познакомившись со всеми 'методом пальца', я принял решение сблизиться с народом. А что еще сближает настолько, как совместная трапеза ? Тем более, что до нашего прихода все к этому и шло - аборигены вышли встречать гостей из-за накрытого стола.
  Все население замка собралось на кухне, перешептываясь и разглядывая нас, пока мы уминали предложенный нам суп из непонятной, кислой травы, с мягкими, сочными кусками мяса. Недальновидно ? Да, но...авось не отравят.
  Спустя некоторое время после обеда я откинулся на спинку стула и, решив не оставаться в долгу, достал из стоящего рядом рюкзака бутыль газировки. Так и знал, что не зря ее тащу - сам эту дрянь не пью, а аборигенам в диковинку.
  Указав всем присутствующим на бутылку, я поставил ее в центр стола и стал медленно откручивать крышку. Ух, что сейчас будет...
  Все судорожно вздрогнули и резко отшатнулись от раздавшегося зловещего шипения. Пирр, сидящий ближе всех, тем не менее, с собой совладал и, собрав остатки мужества, замер, наблюдая за бутылкой.
  Жестом фокусника я извлек пластиковые стаканчики по числу людей и стал разливать прозрачный напиток, пенящийся пузырьками.
  Все заворожено наблюдали за действом. Макс хмыкнул :
  - В книжках читал, что в древности такие вина были. Редкие, заморские. Они в бочку с жидкостью воздуха накачивали, и трясли долго. А потом к столу сразу после открытия подавали. Шипучие сорта, так сказать. Редкость.
  - Судя по реакции, здесь такого не ведают. Вон как вылупились .
  Отпив первым, тем самым показывая, что жидкость - не отрава, я протянул один из стаканчиков Гарроху, как самому старшему. Тот с опаской принял подношение и, поднеся ко рту, принюхался.
  - Пей ! - улыбнулся я, закончив разливать и закручивая крышку с самодовольным видом. Гаррох никак не мог решиться. Пришлось еще раз у всех на виду отпить, показывая, как это делается, и погладить себя по животу с довольной улыбкой.
  Наконец старик приник к стакану и, хлюпая, принялся пить. Все настороженно ожидали реакции, а ему хоть бы хны - вон, аж зажмурился от удовольствия. Допив и выдохнув, Гаррох промокнул рот рукавом, и замер, прислушиваясь к своим ощущениям. И, видимо одобрив, возбужденно заголосил на своем языке, указывая жителям замка на стаканчики. Точно понравилось.
  Осмелев, все схватили свои порции, и, отпивая, принялись ожесточенно жестикулировать, обсуждая друг с другом диковинный напиток. Гаррох степенно поклонился мне - мол, уважил, чужеземец. Вернув поклон, я хитро посмотрел на Макса.
  - Аборигенов дурить - не мир захватить. - молчаливое пожатие плечами в ответ. Рифмоплет, тоже мне.
  Впрочем, и то верно.
  Вечер подкрался незаметно. Электричества тут нет, так что как только стемнело - все принялись собираться на боковую. Для ночлега нам выделили одну из гостевых комнат замка, но воспользоваться стоявшими вдоль стены кроватями я не рискнул. Особенно большие подозрения у меня вызвал слежавшийся тюфяк из соломы, играющий здесь некое подобие матраса. Да ну его к черту, клопов кормить. Ничего... Потихоньку, полегоньку - и этот мир будет наш, а там и до комфортной жизни недалке. С такими незатейливыми мыслями я расстелил походный коврик и начал укладываться спать.
  Устроившись поудобнее, я закрыл глаза и принялся строить планы на завтрашний день.
  - А что мы будем делать завтра вечером, Дмитрий ? - хмыкнул рядом Макс.
  - То же, что и всегда, камрад. Попробуем завоевать мир. - зевнув, ответил я.
  Нас ждал новый день...и новый мир.
  
  ***
  -Эй, герой, просыпайся. Быстрее давай, времени мало.
  Сознание щелчком включилось и, резко открыв глаза, я с интересом уставился на окликнувшего. Сонливости как не бывало. Напротив меня стоял совершенно седой дед, с опрятной бородой по пояс, одетый в белый бесформенный балахон и с посохом наперевес. Посох, к слову, тоже был белый.
  Оглядевшись, я понял, что нахожусь в центре круглой...белой комнаты. Дожили. Хорошо хоть, что стены мягким не оббиты. А то все, труба : вместо порталов - санитары.
  На стенах были в обилии развешаны гобелены, преобладающе голубого и багрового тонов, на которых повторялся один и тот же рисунок : большое, могучее дерево с ярко-зеленой кроной и венами-сосудами, пронизывающими его насквозь. По ним, казалось, что-то текло - густая жидкость, фосфоресцирующая салатовым и бирюзовым. На каждом сосуде было обозначено несколько точек-уплотнений, сквозь которые, то там, то здесь, проходило по несколько линий, причудливо переплетавшихся в нераспутываемые узлы. Завораживающее зрелище.
  - Слушай, Гендальф, я ведь точно помню, как засыпал в замке, а это значит...что ты мне снишься. - начал логическую цепочку я.
  - А раз мне снишься - значит ты мой глюк ! - радостно закончил ее мой внутренний голос. - За бороду его хватай, вдруг - ненастоящая ! А он на самом деле - вражеский шпион !
  Я захихикал и, привстав, маленькими шагами принялся подбираться поближе. И правда. Слишком она чистая да опрятная. Врешь, не возьмешь ! Меня не обдурить !
  Хрясь ! Хрясь, хрясь.
  - Ай, больно ! - отшатнувшись, я потер лоб. Тяжелый посох, ничего не скажешь. А главное - как быстро он им стучит. - А борода у тебя все-же фальшивая.
  Хрясь, хрясь, хрясь.
  - Ай, уй, АЙ !!! Ладно, больше не буду на ты ! - отскочив подальше, я принялся растирать лоб левой рукой, выставив правую в защитном жесте. - А сверкающие доспехи и меч-кладенец дадите ?
  На этот раз хрясь не вышло - я был настороже и стоял поодаль.
  Мученически вздохнув, старик сел на появившееся из воздуха кресло, жестом приглашая меня присоединиться. Недолго думая, я плюхнулся прямо на пол, по-турецки сложив ноги и приготовился слушать. Вздохнув еще раз, незнакомец постучал пальцем себя по голове, явно намекая на недалекие умственные способности, да указал мне за спину.
  Обернувшись, я увидел там точно такое же кресло. Ах, ну да, это же магия.
  - И почему боги указали именно на такую бестолочь ? - с вселенской скорбью протянул старик, глядя на меня.
  - А я лошадей не люблю.
  - ?!
  - Любой уважающий себя 'попаданец' в другие миры просто обязан уметь ездить на лошадях. Он или с детства прирожденный ездок, тренировавшийся на Земле, или в том мире, куда он попал, учится за пару дней. А я вот ни тот, ни другой. И вообще - лошадей не люблю. Даже в виде шашлыка. Так что я уникален. За это именно меня и выбрали. Изобрету велосипед, буду технический прогресс поднимать.
  - Ну вылитый Мессия ! - одобрил внутренний голос. Видимо он тоже не любил лошадей.
  Скривившись, словно вкусив недозрелый лимон, старик покосился на свой посох, затем на меня, затем снова на посох. На всякий случай я подобрал ноги и поерзал в кресле, вжимаясь в спинку.
  Подумал еще немного, незнакомец продолжил :
  - Доспехов не дам. Меч - тоже. Насчет лошадей решишь сам. Картину - видишь ?
  Я огляделся. Картина везде была одна - дерево на гобеленах.
  - Интересно, а когда художник его рисовал, он был пьян или у него просто руки тряслись ? - хихикнул внутренний голос. Дерево и вправду выглядело довольно...корявым.
  - Это Великое Древо Миров. Когда один из них болеет - отголоски этого волной проходят по всей ветви, ставя под угрозу само ее существование. Моя работа, как Хранителя Миров, не допускать подобного, ибо умрет один мир - за ним последуют и другие.
  - А я мусор на дорогу не бросал. И свой садик пестицидами не поливал. И отходы в речку не сливал. Иными словами - мир не убивал. Моя совесть чиста. Я могу идти ? Мне еще портал надо научиться открывать.
  Не обратив на мою болтовню внимания, старик продолжил :
  - Тот мир, в который ты попал, находится под угрозой. Такие, как я, призваны это исправлять. Нас несколько. Я бы назвал их мерзкими старыми маразматиками, но увы - вынужден называть коллегами, ибо работаем мы ради одной и той же цели. Равновесия Миров.
  - А я-то здесь при чем ?
  Старик вздохнул, поглаживая одной рукой бороду.
  - Равновесие Миров - вещь стабильная и статичная, с трудом поддающаяся разрушению. Налаживать работу подобной системы - слишком однообразное и скучное занятие, иногда приедающееся вусмерть. Особенно при условии, что впереди у тебя - вечность. И, развлечения ради, мы с хрыча...коллегами заключаем пари, чей ставленник быстрее выполнит свое предначертание. Мой ставленник - ты, и не спрашивай почему.
  Я захихикал в унисон с внутренним голосом.
   - Потому что вы любите молоденьких мальчиков ?
  Побагровев, Хранитель схватился за отставленный в сторону посох. Увернуться я не успел. Хрясь.
  Посох, немыслимо удлинившись, достал мою многострадальную голову. Не ценят тут мое чувство юмора, определенно не ценят. Даже кладенец не дадут. Тем временем успокоившись, старик вновь вернулся к поглаживанию своей бороды.
  - Один из этих маразма...моих коллег, выставил в тот мир своего кандидата. Я не могу ему проиграть и поэтому отправляю туда тебя. Можешь осесть на месте, поселиться где-нибудь и жить мирной жизнью, можешь начать путешествовать. Изредка будешь получать задания, которые необходимо будет выполнять в кратчайшие сроки.
  - Может, вам тут еще и полы помыть ? - фыркнул я. - Школа-то уже давно закончена, да и институт почти за плечами. Задания выполнять, ага. Вы пари заключили, а мне черновую работу выполнять, вкалывая вам на потеху. Бегу и падаю прям !
  Хранитель лишь насмешливо фыркнул.
  - Попав сюда, ты доказал, что был избран богами. Это значит, что перешагнув порог этой комнаты, ты подписал договор, от которого не можешь отказаться.
  - Ничего я не подписывал, да и не перешагивал тоже ! Наглое вранье. Проснулся я тут. Неместные мы.
  Старик лишь молча вытянул вперед ладонь, останавливая словесный поток.
  - Хранителей называют хранителями не за красивые глаза. Пари мы заключаем лишь от скуки, верно... Но вот кандидатов выставляем и посылаем в миры из необходимости. Сквозь ваши действия мы влияем на происходящее, гармонизируя его и настраивая. Храня и оберегая равновесие мира. Так что не спорь, а соберись, и вперед, с песней. Справишься быстрее протеже моего коллеги - получишь и доспехи, и кладенец, и что душа пожелает.
  - Пулемет пожелаю. И патронов побольше. - насупившись, фыркнул я. - А вообще, в данный момент кушать хочется.
  Закатив глаза к небу, старик хотел было высказаться о моем интеллекте, но передумал. Кажется, ему не понравилась моя идея. А жаль. Пулемет был бы кстати. Тот же рыцарский турнир с ним - наверняка выиграл бы.
  - Правильно дедушка затих.- хмыкнул внутренний голос. - Нервные клетки не восстанавливаются. А пулемет все же поклянчи, вдруг смилостивится.
  - Завтра утром выходи на прогулку до ближайшей таверны. Найдешь торговца Родгара и обустроишься в постоялом дворе. Дальше действуй по обстоятельствам.
  - Э ! Э-э-э ! Стоп. Я же языка не знаю, как общаться-то ? Надоело жестами тыкать.
  Улыбнувшись, Хранитель задумался :
   - Первая дельная мысль за сегодня. Ладно, будь по-твоему.
  Картинно подняв руку ладонью вверх, старик замер. Внутренний голос тут же захихикал :
  - Никак бицухой похвастаться хочет !
  Воздух над ладонью Хранителя замерцал и, уплотнившись, стал принимать черты толстой книги в плотном кожаном переплете. Со вздохом, словно расставаясь с любимой игрушкой, старик протянул ее мне. На обложке оказалось изображено все то же Древо Миров.
  - Твой мозг способен воспринимать огромный по местным меркам объем информации, так что содержимое книги и, соответственно, язык, одолеешь быстро. Торговец пробудет в постоялом дворе неделю, так что времени тебе хватит. И не вздумай его упустить. - зрачки Хранителя недобро сузились. - Пожалеешь.
  Окинув меня внимательным взглядом, старик добавил : - Свободен. - и взмахнул рукой.
  Стены комнаты начали тускнуть, превращаясь из белых в прозрачные, а сам Хранитель размазался кляксой. Спустя какое-то время лишь одно большое изображение Древа Миров висело в воздухе, мерцая едва заметными глазу сполохами, но вскоре исчезло и оно.
  - Утро вечера мудренее, не так ли ? - не смог не оставить за собой последнее слово внутренний голос. Сознание отключилось, и меня поглотила блаженная тьма.
  
  ***
  
  Проснулся я с жуткой головной болью. Может быть это попытки мозга усвоить информацию о моем перемещении ? А еще шея-то как затекла, уй-юй-юй... Что бы ни произошло этой ночью - оно встало помехой на пути к мировому господству. Жаль, жаль, но планы придется менять на ходу. Угрожая, старик явно не шутил.
  Вздохнув, я сел и уставился на лежащую в изголовье книгу. Так вот почему было так неудобно лежать ! Бегло пролистав талмуд, я пригорюнился. Объем впечатлял.
  - Что, раз картинок нет, значит не осилишь ? - не удержался от подколки внутренний голос.
  - Да при чем здесь книга ! - мне хотелось хорошенько выматериться. - Пойди туда, не знаю куда, найди того, не знаю кого. Не пойдешь - озвездюлишься. И что мне потом с этим торговцем делать, ежели я все же дойду ?
  - По обстоятельствам ! - передразнил голос старикашку.
  План продажи туземцам этого мира красивых бус за полновесное золото летел к чертям. С таким вредным Хранителем разве получится толкать драгметаллы отсюда в наш мир ? А затем, разбогатев и купив современной бронетехники, на танках ринуться захватывать средневековое господство ?
  - Да ладно... - хмыкнул внутренний голос. - Может, все не настолько плохо. Задание быстро выполним, отмучаемся, и свободны. И вперед, на захват мира.
  - Надеюсь... - я тяжко вздохнул.
  Рядом зашевелился Макс, мутными спросонья глазами наблюдая за мной. Ну конечно, тебе то хорошо спалось. Тебя во сне не били. Машинально ощупав лоб, я успокоился. Шишек не было.
  - Отбой, рядовой. Солнце еще не взошло. - бросил я Максу, устраиваясь поудобнее и располагаю книгу на коленях. Будем учиться, что поделать. Сна ни в одном глазу.
  Раздавшееся сопение подтвердило, что меня послушались.
  Такс, что тут у нас. Внутренний голос многозначительно хмыкнул. Что ж, хоть не иероглифы, и то хлеб. Текст был отдаленно похож на греческий алфавит - такой же простой и незатейливый на вид. Надеюсь, на деле оно так и есть.
  Внезапно буквы перед глазами потекли, будто оплывающая свеча, меняя свои очертания и прыгая с места на место. В голове раздался шепот множества голосов, на фоне которого отчетливо слышался шорох страниц.
   Постепенно вязь текста сложилась в знакомые очертания. Спустя некоторое время я уже мог прочитать половину слов - казалось, будто они были написаны на родном, великом и могучем. Тем не менее, язык был чужой. Готовые слова слетали со страниц книги и, повисая в воздухе, исчезали со слабой вспышкой. Самое интересное, что запоминалось каждое из них. Как только слова заканчивались, страница переворачивалась.
  Внезапно меня кто-то толкнул в плечо. С трудом оторвавшись от занимательного зрелища, я уставился на хмурого Макса, водящего перед моим лицом руками.
  - Дэймон, с тобой все в порядке ? - напряженно спросил он.
  Сладко потянувшись и размяв затекшую шею, я ответил :
  - Да. Ты что суетишься ?
  - На время посмотри и поймешь. Уже позднее утро. Я как встал - ты в книгу уткнувшись сидел. Ну, думаю, зачем отвлекать - мешать не стал. Непонятно правда, откуда книгу надыбал, ну да пес с ним. Сходил, умылся, размялся, прихожу - а ты все так же сидишь, неподвижно, как мумия фараона. И не откликаешься, даже на оскорбления ! А взгляд стеклянный, пустой. Я уж испугался было.
  Оп-паньки. Это сколько же времени прошло ? Как минимум несколько часов.
  - Прав был Хранитель, когда сказал, что сразу в мозг информация поступает. А показалось - что всего пару минут почитал. Однако...
  Макс непонимающе уставился на меня :
  - Какой к чертям хранитель ?! Говорила мне мама в детстве - не читай заумные книжки, интеллигентом вшивым станешь. Хорошо, что послушался. А ну, очнись ! - он затряс меня за плечи. - Очнись, говорю !
  Фыркнув и отмахнувшись, я встал и, потянувшись, направился к двери. Ничего не понимающий Макс раздраженно поплелся следом.
  - Это был магический учебник их языка. Теперь я могу на нем говорить, правда пока довольно слабо. А еще ко мне во сне приходил мерзкий дед и дал задание найти одного коммерса1. Зачем, правда -не знаю, конкретики не было. Так что учим язык и идем искать.
  
  1(Коммерс - сленговое сокращение от слова 'коммерсант'. В данном случае имеется в виду торговец, купец.)
  
  - Что за дед ? - пытаясь осмыслить услышанное, почесал затылок Макс. Вот что мне в нем нравится - так это невозмутимость.
  - Дед не простой, а в законе. - хихикнул внутренний голос. Я поморщился.
  - Дед не простой, а магический - целый Хранитель Миров, понимаешь ли. Этакая вселенская служба безопасности. И в этом мире, как я понял, может она нам устроить ба-альшие проблемы. Так что лучше приказа послушаться, по крайней мере до тех пор, пока не встанем на ноги. Сейчас позавтракаем, и сядушь книгу читать, и не морщишь так. Я уже кое-что запомнил.
  Гаррох встретил нас радушной улыбкой и поздоровался, приветствуя в новом дне господ путешественников. Надо же, сработало - я его понимаю. Такими темпами и весь язык скоро выучу.
  Хмыкнув, я попытался изъясниться со стариком, ужасно картавя слова, непривычные по произношению. Гаррох удивленно охнул - не далее как вчера мычащий чужеземец сегодня вполне внятно изъяснялся на его языке, желая доброго здравия и приветствуя в ответ.
  Методом научного тыка выяснилось, что общаюсь я пока слабовато, а некоторые слова и не понимаю вовсе. Однако - общаюсь, что само по себе большой прогресс. Обучение по книге было довольно неплохо продумано - сперва базовый уровень и бытовые темы, затем что-то более сложное и углубленное.
  Так, неспешно, прошло несколько дней. Мы читали по очереди, давая перекур голове и чередуя умственные нагрузки с физическими.
  Отрабатывая еду, приходилось помогать обитателям замка - колоть дрова, носить воду, полоть грядки, и делать прочие незатейливые мелочи средневековой жизни. Напрягали лишь удобства во дворе, да сложность с мытьем : быстрее было сполоснуться в теплой, чистой воде озера, нежели таскать воду в замок, а затем греть ее до подобающей температуры.
  С Бореем, который, как оказалось, мастерски владел мечом, мы устраивали тренировки и спарринги, в ответ обучая его премудростям рукопашного боя. Немногословный воин, сильно похожий на степняка, оказался прекрасным учителем. Мне, с моим опытом, было легче - в детстве учился. Максу же фехтовать было в новинку, но это был лишь вопрос времени.
  В свободное от тренировок и работы время мы терроризировали обитателей замка, пытаясь попрактиковаться в языке.
  Вечерами, когда все собирались в большой зале, Гаррох растапливал камин и рассказывал нам о жизни в этом мире, плавно ведя беседу и перекатами интонации выделяя самые важные моменты. Мы в долгу не оставались, в ответ травя басни о дивной земле, где человек создал летающие по небу повозки, земле, где за седмицу возводят небывалые дома высотой с гору, земле, где замки строят не из камня, а из прозрачного, как хрусталь, стекла, скрепленного тонкими полосами железа, землее, где население одного большого города много больше населения сотен тысяч деревень в округе.
  На многие недомолвки старик благоразумно закрывал глаза, не беспокоя расспросами о деталях.
  - И правильно, меньше знаешь - крепче спишь. - фыркнул как-то внутренний голос. - Не хватало ему еще про камень перемещения проболтаться.
  Я закончил обучение языку вечером четвертого дня, Макс, не желая отставать, - вечером пятого. Страницы в книге просто закончились.
  - Занимательное чтиво. В следующую встречу попроси у хранителя пентхаус. Объемные картинки - это вещь !
  - Дурак ты. Лучше нечто подобное, еще один учебник. По истории, например. Или по географии. Будем знать, где золото копать. - устало потер глаза я. - Пока что в сроки укладываемся. Успеваем торговца найти, да свалить отсюда до приезда хозяина.
  К этому времени мы уже знали от Гарроха, что замок не заброшен, а является опорным форпостом, построенным на случай нападения врага. Этакий бруствер для вражеского войска, чтобы к городу супостата не пустить, да к мирным деревням.
  Открытых войн в этой области не велось давно, так что замок был благополучно заброшен. Лишь изредка его навещал владетель этих земель, например, выехав на охоту или пикник на природе.
  Сам старик, как и его семья, жил в деревне неподалеку. В их обязанности входило наведение порядка и подготовка замка к приему гостей. В скором времени ожидался визит местного правителя, поэтому Гаррох с семьей переселился в замок, убирая его к приезду хозяина. Рози и Лера были высланы подмогой старику - на этот раз ожидалось много гостей.
  Кочевник оказался, как и мы, приблудшым путником : заглянул в замок на огонек, да так и остался жить. Несмотря на повадки бывалого воина, он был на удивление добродушным. Дождавшись князя, Борей собирался просить права поселиться в деревне Гарроха и стать смотрителем замка, в подмогу старику.
  Иерархическая структура этого мира была представлена довольно просто : на самом верху - император, под ним - аристократия по крови, наследственная, следом - аристократия по заслугам, добившаяся титула своими деяниями. Ниже стояли разнообразные мелкие уездные правители и их вассалы.
  Правителей уровня барона назвали сирдаром, а уровня князя - таном. Начальника высокого уровня отличала приставка 'ас', что означало 'высший, высокий'. Виконта, соответственно, величали ассардаром, а герцога - астаном. Помнится, и на Земле у нас такие титулы были, в древности. Не 'си', правда, а 'сардар'. Как звали тех, кто стоит выше на иерархической лестнице - Гаррох не знал. Совсем отдельно стояла Белая Церковь с ее жрецами - про их социальный статус информации у старика почти не было. Внутренний голос логично предположил, что это местный аналог средневековый инквизиции и, забегая вперед, оказался прав.
  Постоялый двор невдалеке был всего один, приблизительно в половине дня пешего пути. Вопрос выбора места для отлова купца отпадал сам собой. Чтобы туда добраться, нужно было миновать селение, где Марта закупала продукты, так что нас обещали проводить.
  Более точного и детального описания местности мы так и не дождались. На все расспросы Гаррох молчаливо пожимал плечами - жили они, к сожалению, в противоположной стороне.
  Тепло попрощавшись и пообещав вернуться сразу, как только закончим дела, мы двинулись в путь. В качестве сувенира я оставил Гарроху зажигалку, показав, как с ее помощью разжигать огонь. Подарок , по его мнению был безумно дорогой, целая волшебная палочка огня !
  Расчувствовавшись, старик попытался было дать нам денег в дорогу, но я гордо отверг его подношение. Достав из недр рюкзака несколько рублевых монет, я показал их Гарроху, спросив, сойдут ли они в качестве денег. Тот, увидев деньги, и осмотрев их повнимательнее, впал в чуть ли не религиозный экстаз. Оказывается, серебро в этих краях ценилось довольно высоко, и имело высокий обменный курс.
  Одна серебряная монета равнялась сотне медных, а один золотой - полусотне серебряных. Полноценный имперский золотой, с гравировкой нынешней правящей династии по стоимости был равен десяти обычным золотым. Монеты иностранных держав котировались в зависимости от веса и искусности узора. Наши российские рубли вполне могли сойти за зарубежную валюту.
  На несколько 'серебряных' рублей можно было безбедно и очень жить несколько месяцев. Великодушно оставив их жителям замка, по одному на каждого, и один поменяв у Гарроха на кучу медной мелочи на карманные расходы, утром пятого дня мы попрощались с прослезившимся стариком и двинулись в путь. Пирр был послан нашим сопровождающим до деревни, собираясь заодно закупиться едой.
  День на дорогу, да два в запасе - нас ждал купец и новые впечатления об этом мире.
  
  
  Глава 4. Пополнение.
  
  Постоялый двор оказался замшелой двухэтажной хибарой довольно внушительных размеров. Интересно, сколько там клопов на один погонный метр ?
  Я еще раз окинул взглядом покосившееся строение. Вывеска, которую мы теперь могли прочесть благодаря книге, гласила : 'В гостях у Оборотня'. Несмотря на сумерки, надпись была вполне читаемой, хватало света от окна.
  Рядом, для наглядности, был подрисован этот самый оборотень, причем рисовался он не иначе, как с похмелья. Да и сам художник был как минимум кривым, а то и слепым на один глаз, или же попросту оборотней в жизни не видел. Никогда. Даже в книжке и даже на картинках.
  Вытянутая, заросшая черной шерстью перекошенная морда человекоподобного существа на вывеске смотрела на путника скорее жалобно, чем с угрозой. Казалось, она молила добить ее побыстрее, ибо существование в таком нелепом виде приносит ей невыносимые страдания.
  Тяжко вздохнув, я направился ко входу в сие почтенное заведение. Путешествие пролетело быстро и незаметно : попрощавшись с Пирром в селении, мы пополнили запасы воды и, не задерживаясь, двинулись дальше.
  Прав был Борей, когда посоветовал нам захватить из замка старые бесформенные балахоны. Они, конечно, выглядели потрепанно, превращая нас в оборванцев, но хорошо скрывали от посторонних взглядов чуждую для здешних мест одежду. К тому же, экипировку вещами из другого мира никто не отменял.
  Ни одна из бесед со встреченными на пути крестьянами провалом не окончилась - подозрения мы не вызвали. Селяне принимали нас за обычных бродяг - этаких странствующих менестрелей. Маскировка себя оправдывала.
  У коновязи сиротливо стояла одинокая лошадь, при нашем приближении нервно всхрапнувшая и пугливо покосившаяся.
  - Не бойся, не обидим. Нам лошади без надобности. - успокоил животное Макс.
  - Разве что только на шашлык. - хмыкнул я.
  Толкнув пронзительно скрипящую дверь, мы вошли и, пройдя несколько шагов, остановились. Хорошая сигнализация - незаметным не войти. Дав зрению привыкнуть к свету, я принялся оглядываться.
  Взгляд автоматически отметил трактирщика за стойкой, уже успевшего оценить наш вид и откладывающего в сторону заряженный арбалет. Мало ли, лихие люди наведались, покуражиться да пограбить. Нормальные путники ведь ближе к ночи уже спят все.
  Первый этаж трактира представлял собой одну большую залу, освещенную факелами и свечами, с расположенными в шахматном порядке деревянными подпорками, в виде декоративных колонн с резьбой. Заведение явно знавало лучшие времена, но они давно прошли : в половине мест резьба стерлась, в другой половине - почернела, а сама зала в целом была довольно обшарпанной. В некоторых углах стояли примитивные фонари : свеча внутри небольшого железного каркаса, да отполированный до блеска лист металла. Света они давали много больше, чем даже несколько вместе взятых факелов.
  - Что желаете, путники ? Ночлег на сеновале по два медяка на брата. За похлебку - еще медяк. - наблюдая за нашей реакцией, произнес хозяин постоялого двора, рук от арбалета далеко не убирая.
  Мда, видимо наш внешний вид оставлял желать лучшего. Впрочем, какого еще отношения можно было ожидать, в такой-то одежде ?
  - В ж*пу себе засунь свой сеновал. Лучшую комнату и лучшей еды. - лаконично ответил Макс, по моему кивку достав заранее заготовленный серебряный. Кинув его трактирщику, он добавил :
  - Если все устроит, остановимся тут на несколько дней, а сдачу заберешь себе. Если не устроит - разнесем этот клоповник по кирпичикам.
  Продолжая оглядываться, я заметил в противоположном от нас конце залы фигуру, одетую в длинную белую сутану с черной полосой у горла. Путь у незнакомца, по видимому, был долог и несладок - белый цвет почти затерся, превращаясь в серый, на котором пыль дорог не так видна.
   Капюшон был надвинут по самые глаза и тенью закрывал лицо, оставляя лишь гадать, кто же под ним скрывается. Не вышибала ли это часом ? Хотя, нет, субтильный больно. Да и зачем трактирщику арбалет тогда ?
  Кто же скрывается под капюшоном ? Молодой путник или умудренный годами старец ? Предположу, что второе. Фигура явно неспроста выбрала угловой столик, облокотившись спиной о стену трактира. Удобное место в случае нападения.
  Зуб даю, это была его лошадь на коновязи. Такой же путник, как и мы. Странно только, что в трактире так мало народу. Дорога-то проходная. Как выяснилось в селении, невдалеке находилось широкое поле, на котором ежегодно проходила Великая Ярмарка, а каждые несколько месяцев - Торжище, или, попросту говоря, базарный день.
   Исходя из увиденного, трактир явно не процветает. Встает закономерный вопрос : почему ? На постое всего один клиент, несмотря на то, что Торжище должно произойти буквально через неделю-другую. Часом, не грабят ли здесь путников, втихую прирезав их ночью ? А Торжище...Уж не на него ли должен был приехать наш коммерс ?
  К сожалению, я еще плохо разбирался в здешних мерах времени. Сутки, если верить часам, прихваченным из нашего мира, тут были чуть дольше и равнялись почти двадцати пяти - двадцати шести часам, если, конечно, верить субъективным подсчетам. Времена года, если Гаррох не ошибся, были, наоборот, короче - каждый сезон равнялся двум-двум с хвостиком месяцам, а каждый месяц - 5 или 6 седмицам, то есть нашим неделям.
  Выходным днем здесь считался лишь последний день недели. В нашу 'субботу' работа шла полным ходом. Крестьяне, что поделаешь. Более чем уверен, в столице у знати балы и прочая дурь продолжаются без остановки, мало обращая внимание на 'законность' выходных.
  Трактирщик, тем временем, увидев, какое богатство ему перепало, ахнул и чуть ли не прослезился. Хотел было броситься к нам, но Макс, остановив его жестом, сказал четко и внятно :
  - Сначала - кушать. И поживее. Лизать жопу - потом. Не понравится - заберем монету и покинем твой клоповник.
  Хозяин трактира испуганно охнул, но, видимо осознав, что деваться на ночь глядя нам попросту некуда, понятливо кивнул. В конце концов, других постоялых дворов в округе и в помине не было, а господа, расплачивающиеся полновесным серебром, вряд ли захотят ночевать в лесу, даже если еда не совсем придется по нраву их изысканным вкусам.
  Еще раз посмотрев на крепко зажатую в руке монету, трактирщик улыбнулся до ушей. Это была месячная выручка, а то и больше. Глаза его замаслились и, рассыпавшись в поклонах, он молнией исчез в помещении за стойкой. Через какое-то время до нас донеслись вкусные запахи разогреваемой пищи.
  - Пора проявить радушие и дружелюбие.- мимоходом шепнул я, устраиваясь за крепким деревянным столом, рассчитанным на компанию из пяти человек, согласно количеству стульев. - Зови его к нам.
  С боков стол огораживала пара особенно крупных деревянных подпорок, так что удара в спину можно было не опасаться.
  - Ты слишком зациклен. Какой удар в спину, когда во всем трактире вас всего трое, не считая трактирщика ? - хмыкнул внутренний голос.
  - Мало ли. Я никогда не проигрываю лишь потому, что всегда ко всему готов. Даже к пустячной мелочи.
  Макс тем временем огляделся и, заметив 'его' , проревел :
  - Эй, путник ! Не желаешь ли разделить с нами трапезу ?
  Фигура рывком отлепилась от стенки и, встав, степенно направилась к нам. Опасный тип. Сутана не могла скрыть плавной и вкрадчивой походки незнакомца, пусть тот и пытался ее маскировать, стараясь ступать показушно неуклюже и слегка косолапя.
  Выскочив с кухни, хозяин постоялого двора галопом метнулся к платежеспособным клиентам, торопясь принести заказ. До нашего стола путник и трактирщик добрались одновременно, разве что один медленным шагом, а другой бегом.
  Оказалось, расстояние скрадывало размеры. Я с интересом взглянул на то, как одной рукой нам легко притащили... тяжеленный, нет, не горшок - целый котел с едой. Силен мужик. Плотно сбитый, крепкий, деревенского типа. Чем-то похож на азербайджанца с наших рынков - уши чуть оттопырены, волосы чернявые, нос похож на баклажан. Обряжен в застиранную рубаху и кожаную жилетку со множеством карманов. А вот глаза у трактирщика были чисто торговые - вкрадчивые, оценивающие, угождающие.
  - На троих тарелки неси. Путник гуляет за наш счет. Добрые мы сегодня. - махнул рукой в сторону незнакомца Макс.
  Хозяин постоялого двора понятливо кивнул и неспешной рысью потрусил к шкафу, стоящему за стойкой. Надеюсь, он принесет вилок, а не ложек. И нож. Хотя бы один. Неохота свой светить, по местным меркам стоящий чуть ли не дороже всего трактира.
  Увы, мои подозрения оправдались. До обычных столовых вилок цивилизация тут еще не доросла - в ходу были двузубые причиндалы на длинной ручке, больше похожие на оружие ниндзя, чем на предмет кухонного обихода. Делать было нечего - пришлось использовать свои походные столовые наборы.
  Однако то, что мы могли позволить себе в замке, не следовало показывать тут. Пожалуй, стоит косить под залетных богатых путников, направляющихся на Торжище.
  Незнакомец в сутане, присев за противоположный от нас край стола, принялся молча наблюдать за нами. Макс, решив действовать по привычной ему схеме, начал с ходу наезжать на незнакомца :
  - А представляться нас в детстве мама не учила ? Как звать-то ? И капюшончик откинь, невежливо это, за столом с уважаемыми людьми так сидеть.
  Фигура, издав звук, отдаленно похожий на хриплый смешок, ответила. Голос был непонятный, шипящий и с присвистом, не позволяющий даже приблизительно определить возраст незнакомца.
   - Капюш-шон не с-смогу откинуть. Религия не позволяет. Звать меня С-сентом или Сеном.
  Мой соратник поморщился.
  - Сеном - там, за дверью, кони питаются. Пусть будет Сент.
  Капюшон не позволил оценить реакцию на оскорбление. Фигура, пожав плечами, ответила :
  - Сентом меня назвали в честь святого духа, Сентиэля. К сож-шалению, мой голос не позволяет назвать его правильно, а вы, чужеземцы, не з-снаете, как оно должно звучать.
  Внимательный какой. С ходу нас выцепил.
  Подошедший трактирщик, расставляя тарелки, внес свою лепту :
  - Уважаемые господа, он говорит о Сэнтиэле Лучезарном, святом духе третьего ковена Белой Церкви. Так что, скорее всего, его зовут Сэнт.
  Незнакомец кивнул, соглашаясь.
  - А мы - путники, странствуем. Из далеких краев пришли, очень далеких. На торщиже движемся. - озвучил нашу легенду Макс.
  Назвав себя, мы принялись за еду. В котле оказалось мясное жаркое с овощами, напоминающими картошку в подливке. Вкусно, пусть и черезчур жирно. Здоровая природная пища, не что наша гадость из пакетиков.
  Во время трапезы мы продолжали раскручивать незнакомца на разговор, но, увы, он мастерски уходил от вопросов о себе, проговорившись лишь, что тоже странствует по миру и волею случая оказался здесь.
  Сыто икнув, я откинулся на спинку стула, предоставив Максу вести беседу. Черт бы с ним, плевать на тайну его личности - мы тоже о себе многого не говорим. Узнать сведения об окрестностях и текущих событиях куда более важны.
  Наблюдая и изредка корректируя их диалог наводящими вопросами, я вывел диалог в нужное нам русло. Выяснилось, что Торжище на этот раз будет немного позднее, из-за оплошности организаторов, так что у нас еще две седмицы в запасе.
  По ходу разговора выяснилось, что Сэнт, путешествуя неподалеку отсюда, на одном из постоялых дворов столкнулся с большим торговым караваном, направляющимся на Торжище по той же дороге, что и мы. Занятная информация - да он никак конкурентах предупреждает ? Видимо, путник принял нас за купцов, выбравшихся на промысел, да скрывающих что-то Торговой Гильдии.
  Скорее всего, Сэнт посчитал, что мы тайно направляемся на закупки, а под маскировкой балахонов скрываем купеческую рясу. Правда, молодые еще, ну да с кем не бывает - сыновья, например, али младшие братья богача-купца.
  Не желая разочаровывать странника, я сделал заинтересованный вид и принялся расспрашивать побольше про торговые дела в этой области, про урожай, да про крестьян.
  Трактирщик, видимо скучая, присоединился к нашей беседе, принеся в качестве угощения травяной отвар и корзинку сладких ягод. От предложенного ранее к мясу кувшина вина мы дружно отказались, так что питью все были рады.
  Поговорив о разном и забрав с собой остатки отвара в бутыли, мы разошлись по комнатам. Мало ли, поить ночью захочется, или об чью разбить. Незнакомца этого, например. Подозрителен он больно.
  Комната, несмотря на обшарпанность постоялого двора, оказалась довольно неплохой - две одинарные кровати, небольшой ковер, стол, пара стульев и табурет.
  Задув свечи, мы направились спать.
  
  ***
  
  Я сладко потянулся и, вскочив, резво принялся одеваться. Солнце пускало из маленького окна яркие лучи, заставляя блаженно щуриться. Как же это классно - вставать не по сигналу будильника, а по собственному желанию. В нашем мире это непозволительная роскошь.
  Макс очнулся вслед за мной и, продолжая валяться, пробубнил :
  - Еще не встал, а уже жрать хочу.
  - Животное. - хмыкнул я. - Ненасытное ! Только вчера, на ночь глядя, котел мяса умял.
  Ответа я так и не дождался.
  - Доброе утро ! - радостно поприветствовал меня внутренний голос.
  - Что это ты добрый такой ? - насторожился я.
  - Так злодействовать же сейчас будем ! Люблю я это дело ! У тебя есть паяльника случаем нету с собой ? Или придется удовлетвориться наждачной бумагой, али точилом для ножей ? Признавайся, что у вас в рюкзаках найти можно.
  Макс, и не подозревая о таких коварных замыслах, принялся одеваться, с интересом поглядывая на меня. Я застыл соляным столбом, с задумчивым видом приоткрыв рот. Надо бы научиться контролировать свое выражение лица, когда общаюсь с этим злобным демоном внутри.
  - Каждый тихо сам с собой... - ехидно захихикал внутренний голос. - Я веду беседу.
  - Никого мы пытать не будем, даже и не думай.
  - Как это не будем ? А, понял. Он наверное пытался к нам ночью забраться, чтобы подружиться ! Навек братья, всеобщее равенство и все такое. - насмешливо высказался голос. - Только мне видится немного иное - чтобы коварно тебя умертвить и присвоить твои деньги, купеческие. Не просто же так он пробные шары про караван метал. Требую совершить мстю и причем немедленно ! И ни каплей крови меньше. Поищи все же паяльник, вдруг завалялся ?
  Хмыкнув, я направился к замотанному в ковер свертку.
  - Мстя откладывается. Скорее всего - просто хотел ограбить, без убийства. В конце концов, вчера трактирщику целую серебрушку отстегнули, а это, по местным меркам, целое состояние.
  Кликнув на помощь Макса, я принялся аккуратно разматывать ковер, стараясь не трясти и не долбить то, что находилось внутри. Да, крепко же мы его замотали вчера...
  - Он за все поплатится ! - в предвкушении поддакнул внутренний голос. - Время допрашивать пленного !
  Я вспомнил произошедшее недавно событие и ухмыльнулся краем рта. Сунуться в комнату двух незнакомцев, неизвестно что скрывающих под плащами... Незнакомца даже жаль - это была действительно глупая затея.
  
  
  ***
  
  Проснулся я посреди ночи от громкого стука и, резко дернувшись, схватил лежащий рядом 'Каракурт', направляя его в сторону двери. Выстрел последовал менее, чем за секунду. Судя по сдавленному вскрику и приглушенному звуку падающего тела - не промахнулся.
  Стараясь производить как можно меньше шума, я поднялся и, нашарив фонарик, осветил поле боя. На полу лежала фигура в знакомой белой сутане. Ну надо же !
  - Батина школа, что сказать ! - высказался внутренний голос. - Попался, который кусался.
  И ведь не поспоришь. Был у меня в детстве такой период, когда Батя, коварно подкрадываясь ко мне ночью, нарушал сладкий сон безумными криками в самое ухо. Зачастую пробуждение было еще более ужасным, например, от большой миски ледяной воды с кусками льда, или звука футбольной трубы.
  Заранее узнать о подобном злодеянии было нельзя - непредсказуемость удручала. Иногда подобное случалось каждый день, а иногда с перерывами в целую неделю или даже месяц. Фантазия у Бати работала неплохо, и дважды он никогда не повторялся.
  Так или иначе, но свои меры противодействия я выработал. Одним из самых простых способов, работающих всегда, даже при минимальных затратах, оказалось прислонение к двери какого-либо гремящего или стучащего предмета. Не обязательно даже большого и тяжелого, главное - издающего звук при падении.
  Даже если неприятель взламывал замок и, крадучись, плавно и медленно открывал дверь - он не мог ожидать такой примитивной сигнализации. Максимум, что тут можно было сделать - проверить дверную ручку, приоткрыв дверь на щелочку, не привязано ли что к ней. В Батином случае таким предметом оказался полый внутри алюминиевый хула-хуп1. При открытии двери он падал на пол с жутким грохотом, мгновенно пробуждая меня и срывая коварные замыслы. Обычно времени, пока неприятель оправится от внезапного шума, хватало, чтобы инстинктивно схватить первый попавшийся предмет и броситься на обидчика. И нельзя сказать, что Батя своего не добился - сон у меня стал более чутким, а просыпался от шума я взведенной пружиной, готовой к активным действиям.
  
  1(Хула-хуп - спортивный обруч для кручения)
  
  Не подвел меня этот метод и здесь, правда, роль обруча сыграла большая пустая бадья. Поставив на ребро, я опер ее о самый край двери, чтобы звук раздался лишь тогда, когда неприятель уже наполовину войдет в комнату.
  Очнувшийся Макс, быстро оценив обстановку, прикрыл дверь и, слепо шаря спросонья в рюкзаке, достал нейлоновые хомуты. Удобная вещь : мизерные размеры и вес, зато сколько пользы !
  Я забрал с тела Сэнта аккумулятор для электрошока, накрепко вырубивший его, и, сладко зевнув, немного подумав, а затем шепнул :
  - К чертям его. С утра разберемся. Допрашивать лень. Хомуты убери, а то помрет от оттока крови, руки передавили. Скотч доставай.
  Связав страннику руки за спиной, мы подняли его и, усадив, плотно привязали к стулу, намертво сковав по рукам и ногам. Теперь точно до утра никуда не денется - стул добротный, из тяжелой, твердой дерева, чем-то похожей на дуб. Дергаться начнет- только упадет, а стулом сверху еще и придавит. С таким грузом далеко не уползешь. И скотч крепкий, в несколько слоев - черта с два развяжешь.
  Внутренний голос захихикал :
  - У тебя в рюкзаке, случаем, пыточного набора не завалялось ? Как ты его допрашивать...прости, расспрашивать будешь ?
  Вздохнув, я почесал затылок. А ведь правда...Ладно, утро вечера мудренее.
  Любопытство намекнуло, что надо бы проверить, кто скрывается под сутаной, а здравый смысл согласно поддакнул : и рот заклеить, а то будет орать еще, доспать не даст.
  Коварно ухмыляясь, я протянул руку к капюшону, подсвечивая себе фонариком. Под ним оказался миловидный юноша, приблизительно моего возраста, с длинными, несвойственными мужской половине волосами. Черты лица были утонченые, женственные. Большие глаза, слегка пухлые губы. Все портил длинный шрам, пересекающий лицо наискось, от виска до подбородка. Повезло парнишке, удар явно был смертельным. А тут - даже глаз не задел. Слишком миловидный, несмотря на шрам. Уж не полукровка ли это, тех же эльфов ?
  Перенеся стул с пленником в угол комнаты, мы, для надежности, завернули его в ковер, и, положив получившийся сверток набок, отправились спать. Пусть хоть оборется теперь - ткань звуки глушит.
  
  ***
  
  Пленник злобно уставился на меня, явно намереваясь прожечь взглядом дырку, а то и две. Большие, красивые глаза. Голубые, с оттенком серого. Только вот взгляд в данной ситуации - неправильный.
  Хмыкнув, Макс закатил парню неслабую оплеуху, от которой его голова дернулась аж до плеча, а глаза сменили злобный взор на ненавидящий. Напарник, радостно улыбнувшись, оплеуху повторил, значительно поубавив спеси. Глядишь, такими темпами и сам все расскажет, без наводящих вопросов.
  - И что с ним делать теперь ?
  - Не бей бедного путника. Поаккуратнее с ним. - я смерил пленника оценивающим взглядом. - Он нам живой нужен...пока.
  Внутренний голос радостно, словно ребенок, всплеснул руками в предвкушении.
  - Сэнт нам не слишком удобно. Будь добр и позволь называть тебя Сэн, а еще лучше Сен.- я прошелся по комнате взад вперед, сложив руки за спиной. Пленник неотрывно скользил за мной взглядом.
  - Видишь ли, в чем дело, дорогой...Сен. - глубокомысленная пауза. - Я не сторонник физических пыток. Абсолютно. Фу, как это мерзко и несовременно ! - я сморщил лицо в брезгливой гримасе и взмахнул рукой куда-то в сторону.
  Макс, намеревавшийся было закатить парню очередную плюху, остановился и озадаченно на меня посмотрел.
  - А вот пытки моральные, которые испугают человека нравственного, я обожаю. Ты же не банальный неотесанный разбойник, зачем тебя избивать ? Тут нужен подход хитрее.
  Внутренний голос одобрительно поддакнул.
  - Макс, как ты считаешь - унизительно ли для мужчины, если его изнасилуют ? - адресовал я свой вопрос другу.
  На меня уставились две изумленных пары глаз. Я вздохнул и поморщился :
  - Не заставляй повторять вопрос !
  - Э-э-э...Ну, да. Унизительно. - почесывая голову, с натугой выдавил мой товарищ. - Очень.
  - А как ты считаешь, будет ли унизительно для нашего друга - я приблизился и похлопал пленника по плечу. - Если мы подвергнем его такой процедуре ? Сможет ли он считать себя мужчиной и дальше ?
  Макс радостно заухмылялся, наконец поняв, к чему я клоню.
  - Нет, не сможет ! Я бы после такого позора бросился в омут с камнем на шее. Опущенным жить - это и не жизнь вовсе.
  - Вот и я так думаю. - я наклонился, приблизив свои глаза к глазам парня, с удовлетворением отмечая зарождающийся там страх.
  - Понимаешь, дорогой Сен...Нам вовсе не обязательно опускаться до такого низкого уровня самим. В данном помещении предостаточно подручных средств. Все ограничивается лишь фантазией ! - взяв в руки одну из свечей подлиннее, я ухмыльнулся. - А уж она у меня, поверь, очень хорошо развита. - я положил свечу и приподнял табурет, ощупывая пальцами одну из его ножек.
  Пленник испуганно замычал и принялся судорожно трясти головой. Макс радостно заржал. Наживка проглочена, рыбка села на крючок.
  - Итак, с чего ты желаешь начать ? - я по-садистски облизнулся, подмигивая парню. - Может быть, с этого ? - взмах рукой в сторону высокого подсвечника. - Или этого ? - взяв в руки бутылку с отваром, я оценивающе смерил толщину ее горлышка.
  - Ей даже удобнее будет, она еще не пуста ! Буль-буль. - продолжил гоготать Макс.
  Внутренний голос радостно запищал. Это было куда веселее паяльника. Не зря бутылку вчера захватили, ох не зря !
  Приблизив свое лицо к лицу Сена, я сделал вид, что собираюсь его поцеловать. Пленник судорожно забился, извиваясь всем телом и пытаясь отползти от ужасного меня. Однако, будучи привязанным к тяжелому стулу, такой фокус не удался.
  Еще намного подергавшись и осознав тщетность своих попыток, Сен затих. Его взгляд, такой злобный и прожигающий поначалу, теперь был испуганным и потерянным. Осталось лишь немного дожать и он расскажет мне все, что я захочу узнать, даже то, как в детстве воровал плюшки у бабушки.
  - Пожалуй, ты прав, стоит начнем с бутылки. В конце концов, может быть наш...друг пришел к нам посреди ночи именно затем, чтобы попить сей чудесный отвар. Жажда замучила, а на первый этаж спускаться лень. Вот сейчас он им и...напьется. Правда, не совсем ртом. - я хихикнул и зловеще потер ладони, предоставив Максу откупорить бутылку. - Коллега, приготовьте пациента !
  Коллега, стараясь сохранять невозмутимый вид, взялся за стул, намереваясь положить его набок. Сен, видимо испугавшись не на шутку, замычал как бешеный, из последних сил дергаясь и пытаясь вырваться.
  Тщетно. Скотч, намотанный в несколько слоев, держал намертво.
  - Пощады не будет. Жертва моя, у тебя есть последнее желание ? - с плотоядной ухмылкой спросил я, склонив голову набок. - Или может, ты все-таки желаешь нам рассказать, зачем посреди ночи пробрался в комнату ?
  Не обращая внимания на воодушевленные кивки, я продолжил : - Нет ? Не хочешь ? Ну и ладно. Тогда приступим !
  - Он то может и хочет. - 'спас' бедного пленника Макс. - Но Дэймон, у него же рот заклеен.
  Продолжая играть злодея, я картинно всплеснул руками :
  - Ах, какая невнимательность, простите. Сейчас, сейчас.
  Схватившись за кусок скотча, я одним резким движением освободил рот жертвы. Скривившись от боли, Сен стонал. Подумаешь, какой нежный, как девушка, боли не переносит. Как же он шрам на лице выдержал ?
  Поставив стул напротив пленника, я взглянул тому в глаза и, перестав дурачиться, произнес :
  - Так что ? Будем говорить ? Или мне воплотить свои угрозы в реальность ?
  С опаской косясь то на меня, то на Макса, Сен, тяжело дыша от испытанного стресса, принялся колоться.
  Все оказалось много хуже, чем я ожидал. Парень был бывшим адептом Белой Церкви, состоявшим в третьем ковене в звании неофита. С позором был изгнан за деяния, недостойные служителя истинного Бога. Забавно и интригующе - что же за деяния такие.
  Ковены были неким аналогом территориальных подразделений или, скорее, отделов, различающихся по полномочиям и обязанностям. Всего было около семи-десяти ковенов, точно Сен не знал - неофитам не предоставляли всей полноты информации.
  Знал наш пленник лишь то, что существовали как мирные отделы, занимающиеся, например, вопросами веры, так и силовые. Этакие святые паладины, предназначенные для уничтожения всякой нечисти и, как я подозревал, еретиков, несогласных со святым учением, а также занимающиеся выслеживанием покинувших лоно церкви и, по-видимому, охотящихся на них.
  В юрисдикцию первого ковена входили богослужения, обращение в служители и увеличение паствы. Второй ковен занимался теологическими вопросами, составлением молитв, толкованием священных писаний, разработкой своеобразной 'политики партии' - доктрины, по которой жили все служители Белой Церкви.
  Третий ковен, в котором состоял Сен, отвечал за поиск, добычу, хранение и использование вещей, заряженных 'частицей бога', сиречь, магических предметов, имеющих необычные свойства. Артефакты, амулеты, даже банальные зелья. На черном рынке это стоило хороших денег, причем цена росла в геометрической прогрессии в зависимости от редкости и уникальности вещи.
  Один из таких уникальных предметов парень почувствовал у нас. Пока мы спали, он успел провести обряд идентификации и, осознав, что за предмет мы имеем, пустить слюни. Это был баснословно дорогой 'камень перемещения', или, попросту говоря, артефакт, позволяющий телепортироваться на большие расстояния.
  По словам Сена, такие артефакты могли себе позволить лишь очень состоятельные люди. Камень работал по принципу одноразового портала , совмещенного с солнечной батареей. Будучи использованным один раз, он выключался и становился обычным булыжником. Потом, постепенно накапливая энергию, заряжался и через некоторое время был вновь пригоден к использованию. Степень разряда зависела от расстояния перемещения и массы перемещаемого, а степень заряда - от количества получаемой энергии. Например, в месте сосредоточения силы или природной энергии восполнение происходило намного быстрее.
  Разряженный камень был антрацитово-черным, заряженный - черным с красными прожилками. По степени и интенсивности свечения прожилок и определялось максимально доступные расстояние и масса перемещения. Этакий телепорт на глазок.
  Достав камень, я положил его на колени и глубокомысленно уставился на красные прожилки, слабо видневшиеся на черной поверхности. Надо же ! Когда мы сюда переместились он был полностью разряжен. Впрочем, неудивительно : путешествие между мирами явно больше по расстоянию, нежели из одного местного города в другой.
  Об активации камня кровью Сен ничего не знал. Его влекла жажда. Чем сильнее был артефакт, тем сложнее было ему себя контролировать. Парень, как хомяк, пытался присвоить все магические вещи, что оказывались на его пути. По его словам, такое поведение было свойственно всем интуитам с отменными поисковыми способностями : они теряют голову от 'запаха' артефакта, причем чем 'сильнее' была вещь - тем сильнее желание ее присвоить.
  - Как кот к валерьянке. - хмыкнул Макс. - А потом как дракон. Груду золота наворовал и валяется на ней.
  Сен смущенно потупился. Как оказалось, он был одним из лучших поисковиков в третьем ковене и как раз собирался повысить сан - с неофита на адепта, но тут его выгнали. Мне даже стало немного жаль парня. Выгнать то выгнали, а тяга к прекрасному, сиречь, магическому, осталась - и уточить ее нечем. В обычном миру артефакты встречаются много реже, чем в специальном хранилище храма. Вот тебе и ломка, как у наркомана, заставляющая совершать абсурдные вещи.
  По тому, как масляно блестели глаза парня, когда он смотрел на камень, стало понятно, что Сен не отступится.
  - Или в расход, или включать в команду. - пыдотожил внутренний голос. - Иначе, как пить дать, пойдет следом и опять попытается выкрасть. Как сорока - блестящую вещь. Бессознательно.
  Я устало вздохнул. А нам без этого камня нельзя. Совсем-совсем нельзя. Прописываться на постоянное жительство в этом мире я еще не готов.
  Спросив Сена, есть ли у него конечная цель путешествия, я получил отрицательный ответ. Вот и славненько. Как раз к делу и приставим. Надо же свиту набирать - пора уже.
  Пристально посмотрев на парня, я важно изрек :
  - Слушаешься всех наших команд, ведешь себя лояльно и преданно. Если пойдешь с нами - дам поисследовать камень. Если пойдешь за нами - не обессудь. Прикопаем. Справедливо ?
  Сен взглянул мне за спину и смущенно вспыхнул. Обернувшись, я заметил стоящую на столе бутылку с отваром.
  Внутренний голос радостно хохотнул :
  - Как дева непорочная, ей-богу. Святоша, тоже мне.
  - Не бойся, не обидим. Мы же не злыдни какие. - поморщился я.
  - Одному путешествовать опасно. Несколько раз просто чудом избегал опасности. Бывало, что и в сточных канавах прятался. Я...я был бы рад пойти с вами. - промямлил Сен, а затем, помявшись, добавил - Ведь камень - это же такая редкость ! Без вас я бы в жизни не смог наложить на него руки.
  Изучающе посмотрев на меня еще раз, пленник с опаской переспросил :
  - Только можно меня...не бить и не шпынять ? Отец-настоятель то же самое говорил - что не обидит. Но... - парня передернуло.
  Мда, видимо отец-настоятель у него был не сахар.
  - Правда не станем. Клянусь. Если будешь меня слушаться.
  - Тогда, может быть, развяжете ? - жалобно спросил он.
  Точно. Ему же жутко неудобно наверное. Руки-ноги затекли - вон сколько уже допрашиваем. Я сделал жест Максу. Хохотнув, тот щелчком открыл складной нож, придавая лицу безумное выражение.
  Пленник испуганно сжался.
  - Хватит детей пугать. - поморщился я. - Кончай балаган.
  Макс, хохотнув еще раз, принялся резать скотч, освобождая парня из липких пут. Пара взмахов ножа - и все было кончено. Сен, словно не веря в свое спасение, принялся разминать затекшие конечности, боязливо поглядывая на моего соратника.
  - Ладно, айда завтракать. Готов мамонта сожрать живьем. - прогундел Макс.
  - И то верно. Сен, ты с нами ?
  Парень неуверенно кивнул.
  - Подождите, я сейчас. - нашарив на поясе небольшой амулетик, недавний пленник отстучал по нему замысловатую дробь. - Так лучше ?
  Ужасный шрам с лица парня исчез, а голос из шипящего и булькающего превратился в обычный подростковый.
  - Общаясь со мной, вы бы запомнили шрам и голос и потом разыскивали человека по этим приметам. - Сен смущенно улыбнулся. -Талисман маскировки внешности.
  Я удовлетворенно кивнул. Теперь хоть общаться приятно будет - больно уж премерзкий голос был.
  Итак, в нашем полку прибыло. Такими темпами, глядишь, вскоре и многочисленная команда соберется. Оправив одежду, мы направились вниз, на первый этаж, завтракать.
  
  ***
  
  Спустившись, мы с удивлением отметили пополнение : около трактирщика, хлопотавшего за стойкой, сидела молодая девушка, при нашем появлении вскочившая по стойке смирно.
  - Служанка, днем по хозяйству помогает. Тут таких несколько. Трактирщик целую команду нанимает, на время наплыва клиентов - Торжище ведь скоро. - шепнул мне на ухо Сен, живший здесь уже несколько дней.
  Трактирщик, оторвавшись от своих дел, радостно поприветствовал нас и принялся суетиться, накрывая на стол. Понятливый.
  Я лишь махнул ему рукой, указывая на стол подальше в углу - не хотелось сидеть близко к двери.
  Внутренний голос хмыкнул :
  - За отданный-то серебряный ? Любое твое желание законом будет. Тем более, что других клиентов у него нет пока и нету.
  Трактирщик горделиво поднес нам поднос с тремя тарелками, заваленными различной снедью. Зелень, овощи, и конечно же мясо. Макс радостно причмокнул.
  Девушка, радушно улыбаясь, помогала хозяину. Воодрузив на стол пузатый чайник с горячим питьем, она наклонилась, выставляя передо мной чашку и медленно наполняя ее, демонстрируя содержимое чайника, а заодно и своего выреза. Есть чем похвастаться, однако - разрез в меру приличный, не оголяет бесстыже, а лишь подчеркивает упругую форму.
  Сен возмущенно фыркнул. Святоша, что с него взять. Поборник нравственности. Поблагодарив девушку, я отхлебнул чего-то вкусного и пахучего, на этот раз не травяного, а ягодного, и, откинувшись на спинку, задумался над нашим положением.
  Хранитель сказал, что торговец 'пробудет на постоялом дворе неделю'. С тех пор прошло лишь пять дней. По всем подсчетам выходило, что мы не опоздали и у еще целых два дня форы. Торговца - я оглядел пустую залу - нет. Неужели придется два дня куковать в ожидании ?
  Словно в насмехательство над моими умственными потугами, открылась дверь, а в нее принялся гурьбой заваливаться народ. Всего зашло шестеро : пять охранников и дородный бородатый мужчина, одетый в богатый кожаный сюртук с украшениями.
  - Еды. Посытнее, да побольше. Мои ребята устали с дороги. - степенно произнес он.
  - Так как кроме купца это быть никем не может, то, кажется это - наш клиент. - глубокомысленно изрек я, отхлюпывая из чашки и разглядывая вошедших.
  Те, поглядывая на нас, принялись обустраиваться за столиком неподалеку от стойки, радостно гомоня в предвкушении горячей еды. Трактирщик засуетился, отдавая команды служанке и выставляя продукты.
  - А сервис-то у них похуже ! - злорадно подметил внутренний голос - У вас чашки дорогие, глиняные, а у них - грубо выдолбленные деревянные кружби.
  - А что ты еще ожидал ?- мысленно отмахнулся я. - Это же солдатня. От них не то, что серебряного - иногда и медяка не дождешься. И чаевых. Хорошо хоть по счету расплатятся, да буянить и еду хаять не будут.
  - А зачем нам этот торговец ? - трагическим шепотом спросил Сен, косясь на купца.
  - Пока еще не знаю. - вздохнул я. - Но именного из-за него сюда, собственно, мы и приперлись. Пока наблюдаем, а там видно будет.
  Макс индифферентно чавкал мясом. Купец для него явно имел меньший приоритет.
  Воины, несмотря на малоинтеллектуальный вид, вели себя прилично - никто даже не отпустил сальных шуточек и не попытался хлопнуть служанку по мягкому месту.
  Купец, насытившись одним из первых, откинулся на спинку и принялся благодушно рассматривать нашу компанию. Достав прихваченную с собой зубочистку, я принялся пожевывать ее кончик, в ответ разглядывая его самого. Воины, как и Макс, тем временем уминали уже вторую порцию.
  Паритет. Что же случится дальше ?
  Купец, не выдержав первым, встал и направился к нашему столику. Так-так-так...
  - Добрые люди, не соизволите ли скрасить время беседой ? - подойдя поближе, предложил он.
  - Отчего нет ? Подсаживайтесь ! - радушно махнул рукой я, указывая Максу подвинуться. Не переставая жевать, он развернулся и, взяв из-за соседнего стола стул, поставил его напротив меня.
  Купец, подняв палец вверх, зычно крикнул :
  - Трактирщик ! Вина !
  - Ох, извольте. Мы поборники трезвости и с утра пить не станем. Если позволите, лучше вот этот вот чудный ягодный напиток . - я указал на чайник.
  - Что же, добро. - крякнул торговец, , жестом отсылая трактирщика назад. - И я один тогда не буду. Негодно это. Зовут меня Киреем, купец я. А вы... Судя по одеждам, в пути давно. Куда путь держите ?
  - Макс. Сен. Дмитрий. - по очереди представил я нашу компанию, а затем скосил глаза на свой потрепанный балахон. Да уж, из-за маскировки нас опять приняли за бомжей. А главное - как вежливо-то, да тактично !
  - Идиот. - произнес внутренний голос.
  - Почему ?! - недопонял я.
  - Потому что идиот. Ты на стол свой посмотри. Он накрыт куда как богаче, чем у него. Зелень, овощи. Мясо жареное. Чашки глиняные. У них деревянные кружки и простая похлебка. Цены-то разные. Не принял он тебя за бомжа.
  И правда ведь. Судят не по одежке, а по стилю жизни, да ?
  - На Торжище направляемся. Того купить, сего продать. Дела помаленьку ведем. - уклончиво ответил я.
  Кирей оживился и заинтересованно спросил :
  - В каких рядах торговать собираетесь ?
  Я неопределенно покрутил ладонью в воздухе :
  - Сами мы не местные...- на этом моменте Макс прервал свою трапезу и насмешливо фыркнул.
  Невольно улыбнувшись, я продолжил :
  - Сами мы не местные, на торжище еще ни разу не были. Приедем, осмотримся...Приценимся, опять же. А там и поглядим, что выгоднее.
  Купец пожевал губами, осмысливая услышанное.
  - Нынче меха в цене. Да камни драгоценные. Урожай хороший вышел, за зерно мало дают.
  - О, нет - это не по нашему профилю. Как вы видите - почти без груза путешествуем, налегке. - улыбнувшись, ответил я. - Наша специализация - это продажа магических вещей да диковинных заморских штучек.
  Торговец заметно оживился и заинтересованно заерзал. Выдержав паузу, я продолжил :
  - Ну, а если торговля не пойдет, то, вон, хотя бы его продадим. - и жестом указал на Сена. - Все равно бестолочь непутевая.
  Парень испуганно пискнул и отшатнулся от стола, неверящими глазами смотря на меня. Купец раскатисто захохотал.
  - Рабов на Торжище не должно быть. Ассардар запретил. Причин не знаю, правда. Хотя, говорят, что все равно подпольно торговать будут. А как же еще. Спрос то есть. - торговец смерил Сена оценивающим взглядом. Тот покраснел и отодвинулся еще дальше. - А парня не пугайте, вижу, равный он вам - за одним столом сидит.
  Макс глубокомысленно фыркнул, всем своим видом выражая несогласие. Кирей тем временем продолжил :
  - А что за магические вещицы то ? Может чего дельное есть с собой есть ? Прикупить могу, коли в цене сойдемся. Давно диковинок не видел, для личного пользования.
  Как мы уже знали после утренней исповеди Сена, спрос на магические предметы был большой, а предложение - диаметрально противоположным, так что, по большому счету, я не слукавил - за вещи из нашего мира на Торжище можно было выручить очень хорошую цену. Не все же рублями сорить - надо и местными деньгами обзавестись.
  - Добро, уважаемый. Покажем, да, может, и со скидкой дадим, коли интерес наш уважите.
  Купец навострил уши.
  - Вы же, как я понимаю, тоже на Торжище направляетесь ?
  Торговец согласно кивнул.
  - И весь расклад там знаете ? Все эти торговые ряды, налоги да пошлины, с людей взимаемые, правила торговли ?
  Опять кивок.
  - А не согласны ли вы нам... помощь оказать ? Скажем, за определенную долю прибыли мы под вашим началом станем. От вашего лица торговлю вести будем. Неохота нам себе лицензию оформлять, да налоги платить. А вам - процент, да скидки на товары магические, плюс право выбора до выставления на продажу. Если что сильно приглянется - заберете дешевле, без конкуренции.
  Торговец задумчиво почесал бороду, и переспросил :
  - Лицензию ?
  Я поморщился.
  - Ну, разрешение ассардарское, на торговлю. Или кто там разрешение выдает.
  - Гильдия торговая выдает.
  - Гильдия, так гильдия. Мы все равно в нее вступать не собираемся - вольные торговцы мы. Проблем от нас не будет - не лихие люди мы, черным колдовством промышлять не станем. Так, бытовым, по мелочи. Так как ?
  Кирей, решившись, стукнул кулаком по столу, заставив Сена испуганно вздрогнуть :
  - Добро ! Магия штука хитрая, хорошую деньгу заработать можно. Как до торжища доберемся, там и решим, как, да что.
  Рыбка клюнула.
  Я, улыбнувшись, напряг Макса :
  - Будь добр, принеси нашему будущему компаньону черный маркер. У меня во внешнем кармашке рюкзака лежит.
  Дождавшись, пока он вернется, я обратился к Сену :
  - Дай сюда руку.
  Внутренний голос хихикнув в предвкушении. Сен нерешительно и опасливо протянул мне ладонь.
  - Смотрите, что может эта маленькая магическая палочка. - загораживая рукой ладонь парня, я написал на ней похабное слово. Сен заерзал :
  - Щекотно.
  Развернув написанное к купцу, я продемонстрировал свою работу. Торговец, поперхнувшись чаем, раскатисто захохотал, стуча рукой по столу.
  Макс, видевший процесс написания, вторил ему. Бедный Сен, то краснея, то бледнея, пытался понять, что же я сделал с его ладонью. Успокаивающе подмигнув парню, я отпустил его руку и, протянув маркер все еще хохочущему купцу, произнес :
  - Магическая палка-писалка. Стоит полновесный имперский золотой, вам - как подарок, в пользу будущего союза.
  У купца округлились глаза. Имперский золотой - это не хухры-мухры.
  Ткнув в руку Сена, я продолжил :
  - Пишет на любых поверхностях, кроме сыпучих и текучих, вроде песка или воды. Не смывается, только стирается со временем. В наших купеческих делах - незаменимый помощник. Пометки деловые поставить, договор подмахнуть, али еще что. Ресурса - на тысячу метров надписей, а то и поболе.
  Я перевел взгляд на парня, прочитавшего надпись и покрасневшего, как помидор. Сжалившись, я утешил его :
  - Будешь хорошо себя вести - подарю такой же. Чуть позже дам магическую тряпку, сотрем надпись. Не переживай.
  Кирей тем временем взял из моих рук маркер и, посмотрев как закрывается колпачок, одобрительно крякнул.
  - Добро. Вижу, не только болтать умеете, но и дела делать. Уважили.
  - Отдохните пока с дороги. Мы соберемся и спустимся. Вы же здесь останавливаться на ночь не собирались ? - спросил я.
  - Да. - кивнул купец. - лишь привал сделать, да в путь.
  - Чудненько. - я поднялся из-за стола и направился к лестнице наверх. - До скорого.
  Макс и Сен поплелись вслед за мной.
  Пропустив их вперед, я последним зашел в комнату и, плотно закрыв дверь, плюхнулся на кровать.
  - Ну что, приспешнички, готовы ? Двери закрываются, следующая станция - Торжище.- подумав, я добавил в приказном тоне : - В темпе собираемся и готовимся выступать.
  - У тебя вещей много ? - спросил Макс Сена.
  - И лошадь у коновязи - твоя стояла ? - вторил напарнику я.
  Парень отрицательно покачал головой.
  - Все вещи в котомку уместятся, а лошадь - трактирщика, он на ней по делам отъезжает иногда.
  - Вот и славно. Не люблю лошадей.
  Достав из рюкзака небольшой пузырек спирта, я смочил край простыни и, взяв Сена за руку, принялся оттирать надпись. Тот смущенно покраснел и промямлил :
  - Все трое безлошадные. Если у купца повозки нет, придется в деревню идти, повозку покупать. А это лишние траты, да время немалое. Если торопится - может не дождаться.
  - Не переживай, Сеня ! - закончив оттирать, я приподнялся и хлопнул парня по плечу. - Куда он без нас денется ? До поля буквально день пути, а торжище лишь через две недели. С запасом он приехал, дела свои утрясти.
  Припомнив, я добавил :
  - Гаррох говорил, что все приезжие, кто на Торжище место не успел застолбить, на ночевку, для каравана своего, останавливаются в небольшом городке неподалеку. Тот стоит буквально в паре полетов стрелы. Там же и организаторы торгов живут. Найдем постоялый двор, да остановимся в нем. Не хочу в чистом поле палатку разбивать. В биваке спать - удел романтиков.
  - Или бомжей. - хмыкнул Макс. Вот уж кто точно не романтичен.
  Собравшись, мы спустились вниз. Воины уже были готовы, и не спеша переваривали пищу, ожидая нас. Отдав служанке пару медяков, я намекнул на свое скорейшее возвращение, поблагодарив за хорошее обслуживание и получив в ответ многозначительную улыбку.
  Трактирщику на прощание я отдал приказ никому нашу комнату не сдавать. Мол, в любой момент вернуться можем. Сдачу с серебряного я благодушно разрешил оставить - частично в уплату долговременной аренды комнаты, частично для повышения лояльности.
  Провожая нас преданными глазами, хозяин трактира клялся, что никому комнату не отдаст и что для благородных господ его заведение всегда открыто. Эх, великая сила денег...
  На нашу удачу, средство передвижения у купца все-таки было, да не простое - Кирей путешествовал на добротной и вместительной повозке с рессорами, что по местным меркам было весьма и весьма недурно. Беседуя с торговцем, мы неспешно тронулись в путь.
  
  Глава 5. Не имей 100 серебряных, а имей 100 друзей.
  
  В город успели добраться еще засветло. Купец намеревался уладить пару вопросов с руководством Торжища, а мы - осмотреться и прицениться.
  Фларис, а именно так назывался город, был великолепен. Аккуратные, чистенькие улочки с домами под стать - все как на подбор ровные, крепкие строения в два-три этажа, с ухоженными садиками и двориками. Ни одной покосившейся хибары - и на окраинах то ! Мощеная булыжником ровная площадь, городская ратуша, выкрашенная в мерзкий желтый цвет, ровные, выложенные камнем дороги - город был прелестен.
  Как позже объяснил нам Кирей, это был район для людей среднего достатка, а бедные кварталы располагались чуть дальше. Забегая вперед, скажу, что и там все было на удивление прилично, за тем лишь исключением, что дома были поплоше - одноэтажными, а двухэтажки были редкостью. Как оказалось потом, жители бедных кварталов, экономя на материалах, расширяли свои жилища не вверх или вширь, а вниз, выкапывая в земле комнаты, подвалы, тайные ходы и, по слухам, даже целые подземные галереи и с огромными залами и анфиладами.
  Рассказав, как и где его найти, купец довез нас к постоялому двору и, попрощавшись, уехал.
  Назывался трактир 'Приют Охотника' и был под стать городу : небольшое, уютное заведение, с трещавшими поленьями в камине и вежливыми, одетыми в форму служанками, да охотничьими трофеями, развешанными вдоль стен.
  На наши с Максом бесформенные балахоны, да на сутану Сена покосились неодобрительно, но замечания не сделали. Надо бы поменять одежду, а то деловые люди теперь, как-никак, торговать собрались.
  Трехместных номеров здесь не было, поэтому пришлось раскошелиться и снять две комнаты, за дополнительную плату попросив добавить в одну из них третью кровать.
  Заказав ужин в номер, мы поднялись наверх. За трапезой я вкратце рассказал компаньонам наш дальнейший план действий, после чего, довольно потирая набитый живот, отправился на боковую.
  За то, что Сен сбежит, я не опасался. За день парень сильно привязался к нам, проникнувшись значимостью 'таинственных торговцев артефактами' и теперь наивно надеялся выведать побольше о магических вещах. Ухмыльнувшись, я вспомнив горящие огнем глаза юнца, когда тот получил в подарок обещанный маркер. После обещания предоставить доступ к морю подобных артефактов Сен прослезился, в который раз пообещав в обмен свою лояльность и преданность.
  Парень, получив дорогущую 'волшебную палку-писалку', осознал, что обижать мы его не намерены, и весь вечер, пока не улегся спать, преданно поедал меня глазами.
  Однако, береженого, как говорится...Дождавшись, пока он уснет, я, стараясь не шуметь, вытащил из рюкзака растяжную сигнализацию простейшего типа и, слеповато щурясь в темноте, установил ее на дверь.
  Небольшая штука, величиной всего лишь с палец, удобная и незаменимая в таких случаях. Принцип срабатывания был элементарным : одна часть на дверь, другая - на косяк, при разрыве перемычки - громкий хлопок.
  После ночевки в замке она лежала без дела. Хотел было ее поставить в трактире, но смог себя пересилить. Как оказалось - не зря, и в итоге смог заполучить в свою команду Сена.
  Помечтав немного о мировом господстве, явно замаячившем на горизонте, я откинулся на подушку с чувством выполненного долга и моментально заснул.
  
  ***
  
  Утро себя ждать не заставило. Привычно встав первым и разминировав дверь, я сбегал вниз и заказал завтрак в номер. Вернувшись, разбудил дрыхнувших без зазрения совести компаньонов и плюхнулся завтракать.
  В моем мозгу четко вырисовывалась красивая многоходовая комбинация. В планы на сегодня входили небольшие закупки, а следом за ними скорейший возврат в Замок к Гарроху. Времени до торжища в обрез, надо успеть. Просьбу Хранителя Равновесия мы выполнили - с купцом встретились, да до города добрались. Взятки с нас гладки теперь, к чертям гармонию миров. Пора, как старик сказал, действовать 'по обстоятельствам'. Дождавшись, пока Макс с Сеном набьют животы, мы собрались и, расплатившись за постой, покинули трактир.
  Сняв открытую четырехместную повозку, запряженную парой лошадей, я ссыпал извозчику горстку медных монет и нанял его на полдня. Затем, подумав, пообещал добавить щедрые чаевые, коли он исполнит все наши прихоти.
  Сен при этих словах стыдливо покраснел.
  - Вот что церковь с людьми делает ! - вздохнул, покачивая несуществующей головой, внутренний голос.
  - Для начала - есть ли тут место, где можно обменять валюту иностранных государств ? Лавка менял ? Городская казна ? Банк ?
  - Есть, гсдин. - извозчик хлюпнул носом. - Гномский.
  Я поперхнулся и закашлялся при этих словах. Какой к чертям гномский. Это же обычный мир средневековья, без магии и других рас. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ мир. Что за подстава.
  Откашлявшись, я велел направляться в банк, попутно выспрашивая у Сена, откуда, к такой-то матери, здесь взялись гномы.
  Тот удивленно пожал плечами. Для него все было очевидно. Народом гор, или, точнее, подгорья, здесь называлась раса, вполне подходящая под описание классического гнома : невысокие, кряжистые, как правило бородатые, любят драгоценности и кузнечное дело. Во главе всего стоит Король, да совет старейшин.
  Под землей, как оказалось, они селились вовсе не по собственному желанию, а из-за необходимости : в недрах гор была целая уйма полезных ископаемых, доступ к которым с поверхности получить было попросту невозможно. По преданиям, гномы были потомками людей-рудокопов, поселившихся в горах, да так там и оставшихся. Со временем, в условиях темноты коридоров и усердной физической работы, их потомство привыкло махать киркой в забое и эволюционировало под новые условия жизни. Дети стали рождаться более низкими, чтобы пролезать даже в самые малые штольни, более крепкими и кряжистыми, чтобы подолгу работать, не уставая ворочать тяжелые глыбы руды.
  Здесь я многозначительно хмыкнул. А как же. Если спросить у самих гномов, откуда они возникли, так в подгорных летописях скорее всего написано с точностью до наоборот. Что людишки - это их недостойные потомки, выползшие жить на поверхность.
  Мозг тем временем лихорадочно обрабатывал информацию. Рынок бородатых коротышек сулит невиданные плюшки, коли я умудрюсь на него влезть. Что можно взять от них и что нужно им самим ? На выходе : полезные ископаемые, да продукты кузнечного дела. Золото, искусное оружие, искусная броня и, пожалуй, редкоземельные металлы, да руда. На входе : нехватка хорошей еды, предметов роскоши и домашнего обихода, нехватка специализированного оборудования.
  Чтож, работать можно. Главное - втереться в доверие и побороть знаменитую упрямость коротышей. Я радостно потер лапки, предвкушая плотное сотрудничество. Целая раса в зависимости от меня - это высший пилотаж.
  Тем временем мы подкатили к банку. Солидное, приземистое, построенное на века строение, с плоской крышей и монолитными колоннами у входа. А вот сама дверь была узкой - видимо на случай штурма. Коротышки были весьма предусмотрительны, явно не собираясь отдавать свое богатство никому. И даже самим вкладчикам, хе-хе.
  Едва мы зашли - прозвенел колокольчик и тут же, степенно, но быстрым шагом, к нам подошел...гном. Я смерил его долгим изучающим взглядом.
  Ростом коротышка не дотягивал даже до моего плеча, зато в ширину был как целых два, а то и три меня.
  - Чего господа изволят ? - важно поинтересовался гном, встряхивая густой, солидной бородой по пояс.
  Продолжая разглядывать коротышку, я ответил :
  - Валюту разменять. Деньги иностранных государств - на местные монеты.
  Интересно, в какой он должности ? Скорее всего, слишком низкой, чтобы заводить речь о том, что я собирался провернуть.
  - Прошу за мной. - бородач невозмутимо развернулся и повел нас за собой.
  По пути к обменнику встретилось несколько гномов, так что было, с кем сравнить проводника. По бокам бороды нашего провожатого было заплетено несколько косичек, в которых находились небольшие кольца и висюльки-кулоны. По моим предположениям, размер и количество этих украшений говорил о статусе гнома : у проходящих мимо кольца были изящнее, а камни в кольцах - побольше. Кулоны и висюльки тоже отличались в лучшую сторону, более богатой резьбой или ажурностью.
  Наконец, приведя нас к кабинету, провожатый открыл дверь ключом из внушительной, висящей на поясе связки и, попросив подождать внутри, удалился.
  Комната была обставлена минималистично : широкий плоский стол с каменной поверхностью, четыре стула вдоль стены, люстра для свечей на потолке, да места для факелов на стенах. Окон в комнате не было, что, впрочем, ничуть не мешало - потолок был сделан из неизвестного мне пористого материала, сильно фосфорецирующего и дающего света не меньше, чем яркая галогенная лампа.
  Дверь распахнулась и в нее бодро заскочил очередной коротыш.
  - Господа желали обменять валюту ? - он прошел к столу и выжидательно уставился на нас. - У нас самый выгодный курс !
  Я невольно обратил внимание на его бороду : косичек в два раза больше, колец и висюлек - тоже. Камни в кольцах - изумруды или что-то подобное, зеленоватое. У нашего провожатого были рубины. Наверное, на специализацию указывает.
  - Да, желали. Для начала, вот. - я порылся в рюкзаке и небрежным жестом вытащил небольшой мешочек мелочи, заготовленный заранее. Одно-двух и пятирублевые монеты весело зазвенели, когда гном высыпал их перед собой и, достав откуда-то увеличительное стекло, принялся внимательно разглядывать.
  Нахмурившись, коротышка проделал серию пассов руками, заставляя поверхность стола засветиться чистым ровным светом, таким же как потолок.
  - Ух ты, первая магия ! - воодушевился внутренний голос. - Надо бы мага найти, да в ученики к нему.
  - Всему свое время. - отмахнулся я.
  Гном тем временем принялся медленно сходить с ума : вцепившись себе в бороду, он что-то яростно бормотал и, кажется, ругался на своем языке. Передвигая монеты по столу в одной, ведомой лишь ему последовательности, коротышка то хмурился, то щурился, постепенно скатываясь до полной растерянности.
  - Это же не чистое серебро ? - наконец, неуверенно спросил он.
  - Чистое. Чистейшее. - глумливо улыбаясь, нагло соврал я.
  Гном приуныл. Кинув взгляд на монеты, коротышка вновь начал закипать :
  - Dort hash mor ! Проклятье всех богов, да быть такого не может, чтобы почтенный Дорт не смог определить состава металла !
  Вскинувшись, он схватил пятирублевку, и, чуть ли не рыча, принялся ее обнюхивать. Бедный. Так и до припадка недалеко.
  - Ладно. - сжалился над гномом я. - Это не чистое серебро, а сплав с примесями. И определить вы его все равно не сможете.
  Дорт, чуть ли не плача, уставился на меня глазами побитой собаки :
  - Почему ?!
  Я покровительственно усмехнулся в ответ :
  - Это золото...простите, серебро давно ушедшей цивилизации Тхан-Ткалл, которую злые боги утянули на дно океана. Их величественные города уже давно облюбовали рыбы, а все их достижения канули в вечность, разве что всплывая в древних преданиях. А вот валюта - валюта осталась. И секрет ее производства - утерян.
  Макс радостно ощерился, услышав подобную сказку.
  Внутренний голос ему вторил.
  Я, продолжая издеваться над бедным гномом, продолжил :
  - У вас еще технологии не доросли, чтобы отличить сталь с никелевым гальванопокрытием от серебра.
  Глаза коротышки стали квадратными :
  - Сталь ?!
  - Серебряную сталь, именно. К тому же, есть еще другие монеты этой цивилизации. Их состав - это медно-никелевый сплав или медь, плакированная мельхиором.
  Казалось, гном сейчас заревет.
  - Это драгоценные металлы на основе серебра, которые в древности ценились куда как более высоко, нежели обычный презренный металл. Непрофессиональный у вас банк - тут и слов-то таких не знают, пф. - я смерил гнома уничижительным взглядом.
  За ним стало смешно наблюдать. При каждом новом непонятном слове глаза коротышки округлялись, постепенно превращаясь в два больших блюдца, но стоило мне задеть его профессиональную гордость, как он, покраснев от возмущения, вскинулся, собираясь разразиться грозной тирадой. Впрочем, это я ему сделать не дал, молча указав на монеты.
  Дорт, переведя на них взгляд, моментально сник.
  - Могу предложить лишь обмен по номинальной себестоимости обычного серебра. К сожалению, не могу определить истинную ценность этих монет.
  - Не пытайся меня обдурить, почтенный. - я поморщился, язвительно выделив последнее слово. - Смотри, какая искусная гравировка, да тиснение давно забытой двуглавой птицы. А ребристость по краям ? При нынешнем уровне развития технологи подделать подобное попросту невозможно. Коллекционерам впаришь или еще куда. Такие монеты и королю поднести не стыдно.
  Банкир, не смея возразить, вздохнул. Видимо то, что он не смог определить состав металла, сильно выбило его из колеи.
  Посмеиваясь про себя, я продолжил :
  - К тому же - видишь пометки ? В письменности той цивилизации этот знак означал один, этот - два, вот этот - пять. По сплаву, да по размеру с весом они разные. И по ценности, соответственно, тоже. Так что и серебра нам в том же количестве, пропорционально отсыпь. А монеты потом - хоть обызучайся, сколько душе угодно.
  Гном попытался было возразить, но я сделал вид, что собираюсь встать и забрать свои деньги.
  Выругавшись на своем языке, Дорт попросил обождать, и, пересчитав еще раз наши монеты, поспешно удалился.
  Дождавшись, пока за ним закроется дверь, я мелочно захихикал. Знай наших.
  Отсутствовал банкир недолго : спустя всего пару минут он вернулся, неся с собой увесистый мешочек, плотно набитый на вид и приятно позвякивающий на слух.
  - Здесь все. Будете пересчитывать ? - хмуро спросил он.
  - Доверяю честности гномов. - улыбаясь до ушей, ответил я. - Кстати, не знаю, в твоей ли это юрисдикции али нет, но у меня есть информация, жизненно важная для всего вашего народа.
  Гном озадаченно уставился на меня.
  - На вашего короля готовится покушение, а среди заговорщиков есть весьма влиятельные...люди. Да и гномы, впрочем, тоже. Сообщи кому надо. Захотите подробностей - найдете нас в трактире 'В гостях у Оборотня', что по южному тракту отсюда в дне пути. Или на торжище, что скоро будет. Торговца Кирея ищите - это мое прикрытие.
  - Пароль, пароль скажи ! - заерзал внутренний голос. - Всегда в шпионов поиграть хотел.
  - Также, нужен пароль. Кодовым словом будет... 'Колбаса'. - выполнил просьбу я. - Только назвав это слово, ваш посланник сможет получить желаемое. Там и договоримся о компенсации за информацию.
  Гном нахмурился и кивнул, показывая, что запомнил.
  Уже выходя из комнаты, я обернулся и добавил :
  - Кстати, только между нами двумя... Если я увижу к себе лояльность твоего начальства в переговорах и они меня хотя бы выслушают... - сделав паузу, я картинно зевнул, прикрывая рот ладонью. - Тогда ты узнаешь не только о монетах этой затерянной цивилизации, но и об ее драгоценных камнях и самоцветах.
  Дорт бросил на меня короткий заинтригованный взгляд, стараясь не показывать интереса.
  - И, может быть, первому другу среди гномов, который мне помог, я подарю их в бессрочное пользование. Бесплатно. Кто знает... - подмигивая коротышу, закончил я.
  - Я донесу ваши сведения до нужных ушей. - поклонившись, сказал банкир.
  - Он твой. - удовлетворенно хмыкнул внутренний голос. - Бери его хоть голыми руками.
  - Ради таких же редких, как эти монеты, камней ? - фыркнул я в ответ. Да он эти-то перепродаст втридорога. Нам просто спешить надо. Спорить некогда.
  Проводив нас до выхода, Дорт поспешно удалился.
  
  ***
  
  Следующим пунктом в моей комбинации значилось приобретение приличной одежды.
  Извозчик начал было перечислять магазины готовых костюмов, но я с ходу отверг все предложения : нужен был нестандартный, индивидуальный подход.
  Задумавшись, мужичок почесал затылок и, сплюнув, предложил отвезти нас к своему шурину.
  - Шьет он лучше всех - гспада хорошие не пжалеют. Не то, что Неннель - презрительно скривил губы он. Видимо о Неннеле извозчик был невысокого мнения.
  За неимением выбора пришлось согласиться. Пока мы ехали, Сен восхищался той ловкостью, с которой я переспорил гнома. По его словам торговаться с коротышками - лишь время терять. Гиблое дело, почти никому не удававшееся.
  - А откуда вы про заговор знаете ? - закончив похвалу, наивно поинтересовался парень.
  Я захихикал.
  - А никакого заговора и нету. Разве что мы сами его не организуем. Тогда можно смело будет говорить, что информация - сущая правда. Мне нужно внимание гномов и я его получу. Главное - выбрать нужный подход.
  Спустя некоторое время мы прибыли в лавку. Заведение хоть и выглядело посредственно, но сервис имело великолепный : едва мы зашли внутрь, как к нам колобком подкатился низенький кругленький дядька, пузатый, словно пивная бочка, и вежливо поздоровавшись, принялся расхваливать свою лавку.
  Взмахом руки остановив его словесный поток, я ткнул пальцем в Сена и произнес :
  - Пошить. Срочно. На него - что-нибудь современное, да под фигуру подогнанное. Красиво и дорого. Чтоб смотрелся как знатный человек, как дворянин. А на нас... - я указал на себя и Макса. - Что-нибудь попроще, да посвободнее. Чтобы под одеждой не видно было, что на нас надето. Бесформенное, но солидное. Как для телохранителей. Понятно ?
  Мужичок настолько усердно закивал, что показалось, что его голова сейчас отвалится. И никаких вопросов - зачем, почему. То, что надо.
  Вытащив из кармашка длинную веревку с узелками, он заставил нас снять балахоны, а Сена - сутану, и принялся изменять наши параметры. Когда портной обмеривал грудь и таз парня, тот стыдливо покраснел. Хм... Неужели тот отец-настоятель, которого с таким страхом упоминал парень...
  - А почему нет ? - согласился голос. - Зачем еще средневековому священнику молодой мальчик ? Властью обличен, все дозволено, скука гложет. Вот и оставил парню в психике след.
  Наконец, пузан остановился и, замерев на мгновение, вынес вердикт :
  - На молодого человека есть несколько готовых комплектов - лишь слегка подогнать по фигуре. А на вас... - портной смерил Макса скептическим взглядом и вздохнул. - А на вас тоже что-то придумаем. Было вроде в закромах нечто подходящее, разве что перекраивать придется.
  - По времени сколько ? Мы торопимся.
  - Что-то около восьми часов, господин. На сегодня уже есть заказы, вы не первые.
  - И в какую цену это нам встанет ?
  Пузан задумался, подсчитывая что-то в уме.
  - Если самый дорогой вариант - то три серебряных, если вариант попроще - то один серебряный и три пана. - и, видимо решив, что назвал слишком большую цену, поспешил добавить : - Сами материалы дорогие, господин. Вы же сказали, как на благорожденных пошить.
  - Что за пан ? - нахмурился я.
  Мужичок удивился :
  - Один пан равен двадцати пяти медным монетам, господин. Откуда же вы прибыли, если этого не знаете ?
  Я лишь отмахнулся :
  - Откуда мы прибыли - тебя не касается. Отменяй все свои заказы. Управишься за 4 часа - заплачу вдвое больше. А коли сделаешь наряды добротными да роскошными, не потеряв при этом в качестве - втрое. Половину плачу сейчас. - и, смерив портного испытывающим взглядом, добавил : - Согласен ?
  Мужичок поперхнулся. Аттракцион 'неслыханная щедрость', а как же. Безумные деньги за такую плевую работу. Кланяясь в пояс, пузан зачастил :
  - Все сделаю, господа, все будет в лучшем виде. Варри - хороший мастер, вам понравится.
  Отсчитав три серебряных, мы вышли из лавки и направились в финальный пункт назначения : лавку магических вещиц.
  Сен попытался было отблагодарить меня, за потраченные на его костюм огромные деньги, но я лишь отмахнулся :
  - Ты в нашей команде, а мы своих не бросаем. Наоборот даже - обеспечиваем. Костюм тебе пригодится вскоре, не переживай. Не для красоты куплено - для дела. Нам светиться особо негоже - чужие мы здесь, многого не знаем. На тебя внимание отвлечем, будешь благорожденного сирдара играть, представив нас, как своих телохранителей. - поймав удивленный взгляд парня, я пояснил : - Защитников, воинов сопровождения. Скажешь, что прибыли мы...издалека.
  Макс, также слушавший историю, хохотнул и поправил :
  - Из о-очень далекого далека.
  Я , улыбнувшись, продолжил :
  - И местных порядков совсем не знаем. В наших краях только люди живут. Например, гномов у нас нету и не было, о них только по старинным летописям узнать можно. Разве что в мифах, легендах, да детских сказках встречаются.
  Оценивающе посмотрев на парня, я закончил :
  - Так что быть тебе нашим представителем тут. Раз уж ты с нами теперь.
  Парень, проникшись важностью момента, преданно кивнул. Теперь точно не сбежит.
  Чтобы скоротать дорогу, я принялся расспрашивать Сена : не будет ли опасно с таким ценным артефактом, как камень перемещений, завалиться в лавку магических вещей ?
  - Э-э-э...
  - Не почувствует ли его хозяин лавки ? Не попытается ли выкрасть или отобрать ? - высказал свои беспокойства я. - Вещь ведь ужасно редкая, как-никак.
  Парень насмешливо фыркну и ответил, что 'почувствовать' артефакт (без специальных на то приспособлений или обрядов) практически невозможно . Тем более, что в магической лавке своего добра навалом - сильный магический фон, что будет жутко мешать любому, кто попытается просканировать посетителей.
  Затем, скромно потупившись, Сен добавил, что он сам смог почуять камень лишь после того, как подсел за наш столик в таверне, да и то лишь потому, что у него очень сильные от природы способности - почти стал адептом поискового отряда Церкви, как-никак. А таких способных, как он - единицы.
  Голос радостно заулыбался :
  - Полезное приобретение.
  - Камень ? - уточнил я.
  - Сен. - насмешливо пояснил голос.
  - Бездушная ты скотина.
  - И бесчеловечная, ага.
  Впрочем, логика в его словах есть. Парнишка действительно может пригодиться в дальнейшем - лояльность с недавних пор из него так и хлещет. Мысль о том, что Сен будет пытаться выкрасть наш камень и что мы не сможем вернуться домой, преследовала меня неотступно с самой первой встречи, выгрызая мозг. Для собственного успокоения приходилось ночевать с артефактом под подушкой, вздрагивая при каждом подозрительном шорохе. Хорошо, что теперь этого можно не опасаться.
  
  ***
  
  Хозяин магической лавки явно не бедствовал : высокое трехэтажное каменное строение, украшенное лепниной и барельефами с завитушками смотрелось помпезно и вызывающе. Дорожку украшали симпатичные хвойные деревья, образуя коридор прямо ко входу.
  Едва мы зашли, как к нам вышел продавец - моложавый парень, одетый в зеленую мантию, плотно облегающую его поджарую фигуру. На вид - мой ровесник. Еще слегка острые черты лица, волосы, собранные в конский хвост на затылке, пронзительные зеленые глаза под цвет мантии.
  Ростом он был выше меня, приблизительно на голову. Не худой, а скорее стройный, гибкий и плавный в движениях, как ива на сильном ветру. Опасный противник.
  Голос у парня был под стать фигуре - высокий и мелодичный. Казалось, он произносил слова чуть нараспев, плавно меняя интонацию.
  - Чего изволите ? - сказал незнакомец. - В моей лавке вы найдете то, что искали.
  Я невольно обратил внимание на силу, которую парень, сам того не замечая, вкладывал в свои слова. Никакого обращения 'господа', никакого заискивающего или лебезящего тона. Спокойная уверенность в своих силах.
  - Друид. Истинный. - шепнул мне на ухо Сен. - Обрати внимание на его речь : словно шум природы !
  И правда. Сквозь слова парня чуялись шум ветра, и плеск родника, шелест травы и пение птиц. Дитя природы. Я попросил хозяина лавки показать свои товары, которые, по его мнению, могли пригодиться нам в путешествии.
  Интересно, а чем истинный друид отличается от обычного ? Внутренний голос хмыкнул.
  - Истинные способны проводить сквозь себя энергию природы, используя свое тело как катализатор и многократно усиливая их. Это дар, который лишь немногим дается при рождении. Если тебе нужно за неделю вырастить небольшой лес - ищи истинного друида, не прогадаешь. Обычный последователь зеленого культа за это время от силы небольшую рощицу поднимет. Не хватит у него способностей попросту. Надорвется.
  Класс. Хочу такого.
  Внутренний голос пригорюнился :
  - 'Такие', как правило, на дороге не валяются. Они же повернуты на служении природе ! В своем выращенном лесу и отшельничают, в гармонии и единении, зверушек да растительность охраняя. Поэтому странно, что этот представитель их вида в городе поселился. Да еще и торгует. Возможно он - наш клиент.
  - В смысле ? - я смерил друида заинтересованным взглядом.
  - Возможно, его изгнало Братство.
  - Какое ?
  - Друидов, какое ж еще. У них там целая организация, почти что профсоюз при партии власти. Ты не смотри, что лесные жители неотесанные, с волками да кустами ночующие в обнимку. Правительство и система власти у них все же есть, пуская больше и формальная. Братство друидов управляется советом старейшин, а во главе стоит Сеятель жизни. Или Семя, не помню уже. Жутко вредные и жутко древние старикашки, с бородой до пят и маразмом последней стадии. Некоторые хрычи, небось, еще становление этого мира помнят. А таких, как этот вот, молодых талантов, готовых в люди выйти - из вредности губят на корню. Чуть какое неповиновение - законам природы ли, или их воле - сразу каверзы строят, а в особо тяжких случаях - в изгнание ссылают.
  Сделав себе пометку узнать о том, откуда внутренний голос так осведомлен о жизни друидской, я прислушался к хозяину лавки. Парень свой товар не расхваливал - лишь лаконично пояснял его функции да предназначение.
  Да уж, так клиентов не заинтересовать. Да и товар все более посредственный : магические факелы, не потухающие от ветра и влаги, непроливаемые чернильницы, сумки, в которых продукты долго не портятся, стрелы с незатупливающимися наконечниками, простенькие амулеты от сглаза...
  Мысленно хлопнув себя по лбу, я вспомнил, как мы одеты. Друид скорее всего принял нас за крестьян, посетивших город и решивших поглазеть на магические диковинки, чтобы потом перед селянами-соседями похвастаться.
  Жестом прерывая поток слов, я пояснил :
  - Уважаемый, этот мусор нас не интересует. Внешний вид никак не сказывается на нашей платежеспособности. С ней, поверьте, все в порядке. А вид...Это маскировка, конспирация. Мы, можно сказать, сами - коллекционеры артефактов. В какой-то степени. Так что попробуйте нас удивить.
  Смерив меня оценивающим взглядом, друид попросил подождать и, взмахнув полой мантии, нырнул в подсобку за стойкой.
  Я тем временем принялся с интересом оглядываться, безнаказанно пользуясь отсутствием хозяина.
  - А говорил, что это все мусор ! - шепотом съехидничал Макс, видя мой интерес.
  Мало ли, что говорил... Не моя вина, что у парня по стенам столько всего необычного развешено !
  - У парня ? На твоем месте я бы не стал так его называть. Сам же только что сказал - по внешности не судят. Он друид, мастер зеленой магии, проводник сил природы и, соответственно, сил, дарующих жизнь. Этот 'парень', как ты выразился, может тебе в отцы годиться, а то и в деды. Скорее всего так и есть, и он старше всей нашей компании, вместе взятой. В несколько раз. - проинформировал меня внутренний голос.
  Хм. Мастер силы, дарующей жизнь ? Вечно молодой ? Наверняка ведь врачевать умеет, причем мастерски. Идеальный лекарь для команды. Надо вербовать - другого такого вряд ли найдешь.
  Друид тем временем вернулся из подсобки с кучей коробочек, которые принялся аккуратно раскладывать на прилавке. Кажется, это действительно что-то стоящее.
  Все коробки были сделаны из красивого черного дерева, явно недешевого, с ажурным серебристым плетением узоров по всей внешней поверхности. Декоративные замочки были покрыты чем-то вроде позолоты и тускло поблескивали на свету. Похоже, нас восприняли всерьез.
  Открыв первые три коробки, друид, по очереди тыкая пальцем, принялся указывать на содержимое, давая скупые комментарии :
  - Ожерелье Малфуса, девять камней.
  Сен ахнул.
  - Кольцо петли, четвертого уровня.
  Сен охнул.
  - Посох Карра, четвертого уровня.
  Сен судорожно поперхнулся и закашлялся.
  Ах да, он же чувствителен к этим вещам. Взглянув на компаньона, судорожно вцепившегося в Макса и изошедшего слюной не хуже маленького ребенка, попавшего в игрушечный магазин, я не сдержал улыбки. Неслабо его плющит. Захвачу замок - назначу смотрителем магического склада. Все в дом, все в семью будет тащить. В смысле, на склад. Как сорока-воровка.
  - Ты сначала склад магический заведи. - осадил меня внутренний голос. - И замок.
  - Пф, дело наживное. - отмахнулся я и, обращаясь уже к торговцу, спросил :
  - В какую цену ? Все три вещи.
  - Пять золотых. - невозмутимо ответил друид.
  Макс присвистнул. Нехило. На такую сумму можно год кутить по приличным трактирам, вусмерть спаивая дружков и любых случайных прохожих. Видимо, вещи действительно стоящие. Сен, жалобно посмотрев на меня, стоически давился слюной, переводя взгляд то на артефакты, то на их продавца.
  Судя по объему кошеля, который нам всучил гном, серебра там от силы на одну-две золотых монеты. А пять... Пять золотых - сумма немалая.
  - Всех денег при себе сейчас нет. Много наличности не захватили, не ожидали растрат. - я укоризненно посмотрел на Сена. - Но, может быть, как ценителя редкостей, вас заинтересует обмен ?
  Друид подался вперед. Еще бы - нужны тебе деньги. С такой то лавкой явно не бедствуешь. Тебя артефакты больше привлекают, зуб даю. Чужой.
  - Покажите, что у вас есть. Если это ценная вещь, то меня может устроить частичная компенсация.
  - Сен, достань свой маркер и покажи его дяде друиду. - я полез в рюкзак, и принялся там рыться.
  Макс, видя недоумевающий взгляд парня, пояснил :
  - Палку-писалку, что тебе подарили.
  Я тем временем наконец-то нашел туристическую турбо-зажигалку и положил ее на прилавок. Сен, жалобно вздыхая, достал из своих пожитков маркер и, скрепя сердце, положил рядом.
  Друид заинтересованно уставился на незнакомые ему предметы, водя над ними руками и что-то шепча под нос. А черта с два тебе. Нету в них магии, не почуешь ты ничего.
  - Правильно сделал, что не стал все козыри выкладывать. У него вон тоже несколько коробок неоткрытыми остались. - похвалил внутренний голос.
  - Не стирается ни водой, ни магией, ни временем - надпись лишь выцветает потихоньку, с годами. Волшебная палка-писалка. Пишет на любых поверхностях. Ресурса хватает более чем на тысячу страниц. - открыв колпачок, я вручил маркер друиду. - Можете попробовать. Писать этим концом. Руки не пачкать, в кожу впитывается надолго. Идеален для написания различных рун, магических знаков и прочего подобного. Не выгорает от солнца. И, в разумных пределах, от огня не страдает тоже.
  Макс присмотрелся к маркеру повнимательнее :
  - Дэймон, погоди, это что за маркер то такой ? Я думал, ты торговцу с Сеном одинаковые подарил.
  Я улыбнулся.
  - Купцу - черный, на спиртовой основе, Сену - белый, на нитрокраске. И последний, третий - красный, у меня в рюкзаке лежит - на водной основе, обычный. Разные взял. Чтобы не повторяться. Так что не соврал я, нитрокраска - вещь неубиваемая.
  Друид, молча достав из под прилавка какую-то доску, похожую на пластину с каббалистическими знаками для вызова духов, на которой обычно рисуют мелом, примерился к ней маркером. Затем, видимо решившись, принялся рисовать на доске какие-то символы. Будучи завершенными они ярко вспыхивали и загорались бледно-голубым светом.
  Ахнув, хозяин лавки застучал маркером по доске еще быстрее. Волшебная писалка работала.
  Спустя некоторое время, удовлетворенно откинувшись от прилавка и облокачиваясь на стену, друид одобряющим взглядом смерил маркер и, закрыв колпачок, попытался стереть написанное на доске. Я захихикал : естественно, ничего не вышло.
  На представителя 'зеленых' стало жалко смотреть - настолько обиженный и глуповатый был у него вид. К слову сказать, Сен, наблюдая за процессом рисования, вид имел точно такой же, разве что более озадаченный.
  - Кто-нибудь объяснит, что произошло ? - надоело быть дураком Максу
  Словно не веря в свои слова, друид промямлил :
  - Это магическая доска Тау : все, что на ней появляется - со временем исчезает. Символы, соответственно, тоже.
  Сен молча кивнул. Хмуря лоб, оба парня смотрели на доску, знаки на которой ярко светились и даже не думали исчезать.
  - Все, что на ней появляется или что пишется ?
  - Надписи - почти сразу, небольшие предметы - со временем. - пояснил Сен. - Если на доску поставить дворец сирдара, то и его со временем затянет, пусть и постепенно, по кирпичику. Это, можно сказать, проклятые доски. Кстати, согласно ассардарскому указу они в этой местности под запретом. То, что сейчас перед нами, тянет примерно на пять лет каторжных работ.
  Я посмотрел на скривившегося друида и улыбнулся :
   - А ведь предупреждал, что не сотрется. Сильная магическая вещь, однако.
  Внутренний голос хихикнул, представив себе узкоглазых волшебников в широкополых шляпах, день и ночь штампующих на фабрике подобные 'артефакты'.
  - Итак, меняешь эту писалку на ожерелье ? Девушке одной хочу подарить. Кольцо и посох - так себе, не особо вдохновляют. Тем более, что это скорее на засушенный корень похоже, чем на посох.
  Сен с друидом одновременно поежились, уставившись на меня, как на обезьяну с гранатой.
  - Посохи - они длинные ! - внес свою лепту Макс.
  Внутренний голос аж поперхнулся от такой гениальности :
  - Если бы я мог закатить глаза и назвать вас идиотами - так бы и сделал. Представь, что я закатываю глаза...иии...Идиоты !
  - Гкхм... Это ожерелье разрушения, его не дарят девушкам ! - опасливо косясь на меня, пояснил хозяин лавки.
  - Девушки и разрушения - вещь сопутствующая. Особенно если ты - холостяк, а в квартире - бардак. Конец твоей спокойной жизни - разрушат ее, до основания. - вздохнул я.
  - Ах, вы изволите шутить...- успокоился парень.
  - Ладно, перейдем ко второму предмету. - я взял в руки турбо-зажигалку. - Огонь иудейских библейских демонов пятой эскадрильи третьего пламенного батальона восьмого звена индуизма.
  - Каких-каких ? - выпучил глаза хозяин лавки, а вместе с ним и Сен. Макс отвернулся, безуспешно пытаясь побороть улыбку.
  - Как тебя зовут ?
  - Кесс. - совсем перестал что-либо понимать парень.
  - Так вот, не перебивай меня, Кесс. А то мысль теряю. - отмахнулся я. - Пусть будет - огонь демонов. Жгучий. Как перец. Смотри сюда ! - я нажал кнопку и наружу вырвался голубой луч пламени - Видишь ? Горит в любую погоду, ветер не сдувает, вода не тушит. Высокая температура, долгий срок жизни. Алхимическую колбу по-быстрому подогреть или магический камин разжечь. - я продолжал нести ахинею. - Вобщем, для практикующего мага - вещь незаменимая ! Магические свечи для ритуалов зажигать, нитки на мантии прижигать, слово гадкое у соседа-недруга на воротах выжечь - для всего подойдет.
  К сожалению, друид не заинтересовался.
  - Это я и сам могу. - замахал руками Кесс. - Обычный вечный огонь.
  - А ты пальчик в этот обычный огонь сунь - и посмотрим. - начал наступать я, направив шипящее острие пламени на хозяина лавки.
  - Ну горячее обычного пламени, подумаешь. - отмахнулся друид. - Это сейчас не в моде. В довесок разве что возьму.
  Парень перевел взгляд на маркер.
  - А вот с этим ! - зеленые глаза пронзительно сверкнули. - С этим я докажу им, что моя теория не была ошибочной.
  - Ну точно, старейшины из леса выперли. - удовлетворенно констатировал внутренний голос. - За несогласие с политикой партии, ага. Учения он им свои вздумал под нос совать. Нужны они им больно, пням замшелым. Консерваторы чертовы. Сколько талантов загубили...
  При подсчете всех денег оказалось, что в мешочке осталось ровно сто тридцать восемь серебряных монет. Три из них - долг портному, да как минимум десять про запас. Итого сто двадцать пять, то бишь один золотой, да четверть сверху. Негусто, я рассчитывал на большее.
  Так как зажигалкой друид особенно не заинтересовался, пришлось отдать ее почти задарма, а помимо этого, скрепя сердце, и честно нажитые деньги. В итоге хватило лишь на два артефакта - ожерелье да кольцо.
  - И хрен бы с ним. Все равно посох на какой-то огрызок. - констатировал я. - Корешок, от мышей спасенный.
  - Он в размерах увеличивается. - всхлипнул Сен, прижимая к груди две коробки с ценными покупками.
  - Не страшно, в другой раз купим. Ты, для начала, эту покупку хотя бы отработай. Все наличные просрали, эх... Надеюсь, оно того стоило. - при последних словах парень закивал головой настолько радостно и усердно, что я испугался, что она сейчас отвалится.
  - Кесс, а как насчет предложения поразвлечься ?
  Друид непонимающе уставился на меня.
  - Не хочешь к нашей команде присоединиться ? Обещаю, что одарю многими артефактами редкими, наподобие тех, что в руках сейчас держишь. Возможно будут даже вещи из другого мира.
  Брови зеленого заинтригованно поползли вверх. Сен, навострив уши, принялся жадно вслушиваться.
  - Приехали недавно, закрепимся сейчас, на ноги встанем. Как обоснуемся - сразу же за поиски и примемся. Тут пещера неподалеку есть...в горах. В ней - целое море редчайших вещей, о многих из которых ты даже не слышал. - я неопределенно помахал ладонью в воздухе, взывая к силе воображения.
  Сен, такой силой явно обладавший, принялся давиться слюной.
  - Ты нам - свои знания, да умения и, может быть, неного артефактов. Из тех, что для поисков пригодятся. И, пожалуй, ему в личное пользование парочку - ты посмотри, как радуется. - я указал на Сена, влюбленно баюкающего покупки. - А с нашей стороны - доступ к тем самым захоронениям. Там такие вкусности - облизнешься !
  - Кажется, ты его заинтриговал. - удовлетворенно кивнул внутренний голос. - Посмотри, как глаза заблестели.
  И вправду : зеленые очи друида переливались на свету и смотрелись завораживающе.
  Стараясь не высказывать своей заинтересованности, хозяин лавки неспешно ответил :
  - Улажу дела и обдумаю предложение.
  Вытянув руку вверх, Кесс что-то произнес и, сжав кулак, подул на него. Прислушавшись к чему-то, он удовлетворенно кивнул и разжав хватку, протянул мне открытую ладонь, на которой что-то лежало.
  - Семя связи. Как только закончу - свяжусь с вами. Если надумаю. - нарочито скучающим тоном произнес парень.
  - Вот оно, величие истинного друида. Посреди каменного города, в каменных стенах лавки, без единого источника силы природы, взять, да создать эту самую природу - живое семя. Божественно. - одобрил внутренний голос.
  - Сен, знаешь как пользоваться ?
  Компаньон утвердительно кивнул.
  - За сим откланяюсь. Если что - навестим твою лавку в скором времени. - на прощание сказал я.
  
  ***
  
  Чтобы не слоняться по городу без дела, по совету кучера мы решили скоротать время в харчевне неподалеку. И, надо сказать, не пожалели. Кормили там вкусно и недорого, что при наших стремительно тающих финансах было как нельзя кстати.
  Откинувшись на спинку стула, я задумался над нашим текущим положением. В последнее время все получается подозрительно гладко. В город например по-княжески въехали, на повозке рассекая, из лавки в лавку на ней, по подворотням не шастая. Повезло наверное, но все же... Ведь это же бесправное средневековье ! Жуткие нравы, повсеместная жестокость ! А нас до сих пор никто не попытался ограбить или убить. Кроме некоторых. Я с подозрением покосился на Сена.
  - А теперь рассказывай, что за пакости мы купили. - сделав пальцами 'козу', я начал запугивать парня. - И зачем я потратил на них почти все наши деньги. На золотой в этой глуши год можно жить припеваючи, ни в чем себе не отказывая.
  Компаньон лишь блаженно улыбнулся в ответ, совсем не выказывая страха.
  - Только совсем кратенько, попроще. Чтобы нам, убогим, понятно было. Никаких магических терминов. - встрял Макс. - Как тогда, когда к стулу был привязан.
  Сен, уже собиравшийся было разразиться долгой и внушающей тирадой, моментально сдулся и обиженно насупился.
  - Если вкратце, то артефакты различаются по магической силе или же - по уровням. Самые сильные - десятого уровня. Самые слабые - первого. Все эти бытовые мелочи, что Кесс нам показывал в самом начале, вроде нетупящихся лезвий - маломощные предметы не выше первого и второго уровней. - бросив взгляд на коробки, стоящие перед ним на столе, парень продолжил. - Купленное кольцо петли - артефакт, способный отражать магические атаки, направленные на причинение вреда его владельцу. Существует несколько вариаций такого кольца. Четвертый уровень указывает на то, что оно будет легко справляться со всеми атаками, если заклинания будут не выше четвертой ступени. При условии, что в этой глуши магов такой силы можно пересчитать по пальцам, то покупка - ужасно полезна. А Ожерелье Малфуса...По сути, это просто большой источник энергии.
  Я нахмурился :
   - Источник энергии ?
  Сен пожал плечами в ответ :
  - Именно. Магической. Девять камней - девять зарядов. Потом надо перезаряжать. Подходит для различных магических ритуалов, начиная от простейших обрядов и заканчивая сильными заклятиями. По сути, оно чем-то на камень перемещений похоже. Использовали - разрядилось. Обычно для мощного ритуала необходимо долго копить энергию - несколько недель, а то и месяцев. Для заклинания - собирать. А тут - зачерпнул готовой, да используй сразу.
  В голове звякнула мысль. Так-так-так...
  - Сколько энергии в одном камне ?
  - Смотря кто извлекать будет. От опыта зависит. У новичка, естественно, мало, у бывалого мага - много.
  - Мало, много...- я скривился. - Ты по делу скажи. Конкретикой, в цифрах.
  Сен задумался, явно что-то высчитывая.
   - Ну... - осторожно начал он. - Я такое ожерелье видел всего лишь один раз в жизни. Когда мор начался. И волхв один, чтобы спасти оставшихся людей, источник заразы, деревню одну, дотла выжег. Одним большим ударом. Всю площадь живым огнем покрыл. Использовал на это три камня. - компаньон вздохнул. - А деревня немаленькая была. Дворов на восемьдесят.
  Я присвистнул. Восемьдесят подворий со всякими хозяйственными постройками, коровниками да свинарниками и прочей дрянью. Это же какая площадь в итоге ? Ожерелье, пожалуй, покруче тактической боеголовки будет.
  - Правда... сожгли его потом. - вздохнул и пригорюнился Сен. - Пятый ковен Белой Церкви. В тех землях золотой прииск был, да лес хороший, для добычи пригодный. Церковь собиралась свой храм открыть, паствы нагнать, да поселение свое создать. С нуля. А волхв людей спас - восстановили они сгоревшую деревню, заново отстроили. И место заняли.
  - Вот она, истинная сущность этой 'белой' церкви. - язвительно сплюнул внутренний голос. - Ты, случаем, не хочешь прихожанином стать ? Огнем и мечом будем править с тобой. Веселыми методами. Мешается кто-то ? На кол !
  - Бр-р-р. Спасибо, лучше как-нибудь сам, без церкви. Потихоньку, полегоньку. - поморщился я. - На такие злодейства меня еще не тянет. Я понимаю, волхв хотя бы бандитом был, аналогом Робина Гуда.
  - Выходит, что энергию камней можно использовать для разных магических действий. А если не для разрушения, а для созидания ?
  - Например ? - парень заинтересованно посмотрел на меня, придвигаясь поближе.
  - У нас есть камень перемещений. Что нам мешает попытаться его зарядить ? В ожерелье ведь полно энергии. Магическая она ? Магическая. А камень какой ? Да такой же. Так почему нет ?
  Глаза компаньона округлились, губы забормотали, что-то прикидывая. Выдохнув, Сен откинулся на спинку :
  - В принципе - можно попробовать. Я делал такое только с вещами попроще, но теоретически и тут должно сработать.
  - У него был пес, и кличка его была... БИНГО ! - похвалил меня внутренний голос.
  Торжественность момента портил лишь Макс, хлюпающий подливкой от мяса. И как в него все это влезает ?
  - Слушай, а когда мы уже мир захватывать начнем ? - снова влез в мои мысли внутренний собеседник. - Когда королей свергать будем, а несогласных со сменой правящего режима - арестовывать и угнетать ? Войска победно на поле боя вводить, под рев труб ?
  - Ша. Всему свое время. Для начала - Чебурашка ищет друзей. Как там в пословице, на местный лад если ? Не имей сто серебряных, а имей сто друзей.
  - Не имей сто друзей, педераст чертов, а имей красивую бабу. - захихикал голос. - Хотя кто тебя знает... Паренька вон себе завел, молоденького. Не нравятся мне такие наклонности, ох как не нравятся !
  - Фу ! - возмутился я. - Не об этом речь шла. Нам закрепиться для начала надо, плацдарм отгрохать. Не имеешь ни денег, ни друзей - так возьми, да заведи ! Замок приобрести, подлатать, защиту отстроить. Компаньонов верных собрать, командой сыграться. А войска и трубы - это все потом.
  - Ловлю на слове.
  - Охотник, тоже мне. - вздохнул я, а затем скомандовал вслух :
  - Не спеша доедаем и направляемся забирать костюмы. С друидами время летит незаметно. - и протянул руку к булочке. Что я, рыжий, что ли ?
  
  Глава 6. А мы пойдем на север, а мы пойдем на север...
   ...
   ...
   ...
  Конец 1 части. ( Москва, июнь-июль 2011 )
   _________________
  
  Доступный к прочтению на самиздате объем уменьшен на ~70%. Теперь здесь лежит лишь начало книги - весь остальной текст УБРАН по просьбе издательства.
   Книга выходит в свет под названием "Темная Империя : Зарождение". Книгу можно (и нужно !) купить в магазинах. В продаже появится ~через 1-2 недели (конец декабря 2012г.).
  Обложка выглядит вот так :
  http://img191.imageshack.us/img191/2964/46548283.jpg
  Поддержите автора - он скажет вам спасибо и напишет еще ! ^_^