Технический специалист-3.


  
  
  
   Пролог
  
   Транзитная система, в которую вошел курьер, на первый взгляд ничем особо не выделялась. В ней не было ни обитаемых планет, ни транзитных станций. Не было даже ни одной пустотной базы или временной стоянки свободных майнеров. Периферийная система не отличалась выгодным местоположением, и потому была никому не интересна. Тем не менее, прибытия в это место Константин ожидал с особым нетерпением. Ведь именно в данной системе более года назад произошел памятный ему бой с пиратами, последствия которого так сильно изменили всю его жизнь.
   Некоторое время сразу после перехода юноша всеми доступными ему средствами собирал информацию об обстановке в окружающем пространстве. Но никаких признаков постороннего присутствия в системе не оказалось. Удостоверившись в отсутствие чужих кораблей, Константин вывел свой борт на необходимую гелиоцентрическую орбиту, после чего отправил кодированный сигнал через грави-передатчик.
   Не смотря на видимое отсутствие в системе получателя сигнала, ответное сообщение последовало незамедлительно, в виде аналогичного кодированного сигнала. Далее молодой человек направил курьер к точке пространства, координаты которой содержало принятое сообщение.
   По информации со штатных систем наблюдения курьера, данная точка пространства была совершенно пуста. Тем сильнее бы было удивление возможного стороннего наблюдателя, когда при приближении к цели информация с систем наблюдения в одно мгновение резко изменилась. На месте пустоты теперь отображался некий объект, заметно отличавшийся от обычных человеческих кораблей. Вот только никаких посторонних наблюдателей ни на борту курьера, ни в пределах системы не было. Пилот курьера оставался единственным человеком, который мог заметить появление объекта.
   - Здравствуй, Человек! Рад снова видеть тебя, - как обычно, при использовании сенс-канала для передачи информации, фраза возникла в сознании Константина, не облекаясь в слова.
   - Здравствуй, Помощник! Я также рад нашей встрече. Обеспечишь стыковку моего борта? - тем же способом ответил юноша, ничуть не удивляясь ни неожиданному приветствию, ни необычному способу общения. ИскИн корабля Чужих наверняка отправил для сопровождения появившегося в системе курьера один из беспилотных ботов-разведчиков, который теперь использовал в качестве ретранслятора для более удобного способа общения.
   - В стыковке нет необходимости. Я проведу твой корабль через створ шлюза. Его размер позволяет использовать главный ангар "Ловца".
   - Отлично. Меньше будет возни с разгрузкой и погрузкой. Можешь приступать, я уже отключил маневровые двигатели.
  
  
   Глава 1.
  
   Рейс проходил на удивление буднично и спокойно. За все время пути от Катуни у компаньонов не было ни одной ситуации, которую стоило назвать опасной. Две кратковременные стоянки в населенных системах для совершения торговых операций также обошлись без всяких неожиданностей, как и плохих, так и приятных. Колонии оказались откровенно бедные. Их возможностей хватило только на закупку небольших объемов дешевой бытовой техники и разного ширпотреба.
   Но Константина подобное спокойствие почему-то нисколько не радовало. Своим ощущениям он привык доверять, а они говорили ему, что простым и спокойным этот рейс не будет. Поэтому, когда при обсуждении будущего маршрута он узнал, что одна из обитаемых систем, которую его компаньон предлагал по пути посетить, находится все лишь в двух переходах от места тайной стоянки рейдера Чужих, у него сразу появилось стойкое желание туда обязательно наведаться. Для этой цели юноша собирался использовать межсистемный курьер, взятый в качестве трофея в стычке с работавшими на АГБ КЮС пиратами. О его наличии у компаньонов знал только очень небольшой круг доверенных лиц из числа команды.
   Для пилотирования курьера было достаточно всего одного человека. С помощью тренажерного комплекса и консультаций бывшего пилота Константин освоил его управление на вполне приемлемом уровне. Поэтому пилотировать курьер юноша мог самостоятельно, не посвящая кого-либо еще в тайну рейдера. Для компаньона он приготовил объяснение о необходимости в тайной встрече, которая должна была состояться в одной из соседних систем.
   Пьер Жоржа подобное пояснение вполне устроило. Тот был убежден, что Константин и его подруга Ирен работают на какую-то серьезную спецслужбу, и никогда не пытался выяснить то, что они хотели сохранить в тайне. Юноша без особого труда смог договориться с ним о более длительной стоянке трейдеров в системе, во время которой он мог отлучиться. По расчетам Константина, визит на рейдер вместе с дорогой туда и обратно должен был продлиться не более одной недели, так что задержка со стоянкой получалась не такой продолжительной.
   Как и во многих колониях фронтира, контроль пространства на Самбаве был поставлен далеко не самым лучшим образом. По имевшейся у компаньонов информации, за большей частью системы совсем не велось никакого наблюдения. Благодаря этому проводить какую-то специальную подготовку для скрытия отправки малотоннажного борта от служб контроля не пришлось. Константин просто отстыковал курьер от "Матозо" сразу после прибытия трейдера в систему.
   За счет использования прыжковых генераторов, проводить долговременный разгон на курьере для межсистемного перемещения не требовалось. Поэтому совершить переход Константин мог почти сразу после отстыковки. Но он все же решил выждать пару часов, чтобы трейдеры успели удалиться от места перехода.
   Возвращение на рейдер ксенов вызвало у юноши целую лавину воспоминаний. Не смотря на то, в свое время попал на его борт не по своей воле, и сумел выжить только благодаря случайному стечению обстоятельств, никаких негативных чувств у него не было. Наоборот, Константин к собственному удивлению понял, что испытывал нечто очень сильно схожее с ощущением от возвращения в дом своих родителей.
   Однако долго предаваться сентиментальным воспоминаниям ему было некогда. Запас имевшегося времени был сильно ограничен, поэтому использовать его юноша старался как можно более рационально. К немалому сожалению Константина, вопрос с легализацией рейдера "друидов", которым он фактически владел, так и остался не решенным. Даже спустя год АГБ КЮС все еще продолжало поиски пропавшего ренегата-ксена и его корабля. Поэтому оставалась необходимость скрывать не только местонахождение рейдера, но и даже сам факт его существования.
   Все, что мог себе позволить Константин на данный момент - постараться взять с собой с рейдера как можно больший объем ценного и полезного груза. Хотя в отличие от прошлого раза увезти с собой он мог намного больше, чем помещалось контейнере носимого НЗ для скафа. В этот раз его возможности оставались ограничены только сравнительно скромной грузоподъемностью курьера.
   Но в свой визит на рейдер юноша отправился не с пустыми руками. Некоторые позиции из списка потребностей, составленного ИскИном ксенов, он все же сумел достать и привезти с собой. Естественно, что собрать полностью все необходимое Помощнику Константин не смог даже за прошедший год. Тем более что в некоторых случаях речь шла об изделиях, производимых исключительно ксеносами. Но по мере возможности он старался подбирать доступные ему аналоги. Вот только дело осложнялось тем, что за пределами Освоенного космоса любая высокотехнологичная продукция была в изрядном дефиците. Очень часто требуемое нельзя было купить, даже предложив намного большую цену. Необходимого покупателям товара попросту не было в свободной продаже.
   Поэтому с момента приобретения собственного межсистемника юноша пользовался любой подвернувшейся возможностью, чтобы приобрести нужные товары. Иногда достижения цели ему приходилось выстраивать целые цепочки бартерных сделок, когда один дефицит менялся на другой. Хотя большую часть покупок удалось сделать сравнительно недавно, в системе Катунь. Знакомство с интендантом госпиталя, оказавшегося по совместительству резидентом в Службе Разведки и Контрразведки Флота РИ, существенно облегчило закупку необходимого дефицита. Так что перед отправкой на рейдер курьер был основательно загружен.
   После ознакомления с доставленным грузом Помощник принялся подробно перечислять, на сколько увеличился срок использования различных систем корабля. Судя по этому отчету, содержимое трюма курьера пришлось кстати. Хотя Константину за словами ИскИна послышался не прозвучавший вопрос - "А почему так мало?!".
   После выгрузки своего груза Константин принялся готовить к перевозке то, что он мог относительно безопасно взять с собой в населенные людьми места: остатки драгоценных камней, заготовки для монокристаллических клинков, пару контейнеров с редкоземельными металлами, и небольшое количество тех видов редкого биосырья, которое часто встречалось у торгующих с ксенами контрабандистов.
   Однако довольно значительная часть приготовленного к отправке груза ни в одну из перечисленных категорий не попадала. Более того, в случае обнаружения этого груза официальными властями любой из колоний наверняка можно было заполучить особо крупные неприятности, так как груз относился к числу запрещенных вооружений. Молодой человек собирался забрать с собой трех дронов-скаутов, оснащенных системами ракетного оружия, боевые части которого имели цисты с нановирусами. Хотя сам Помощник против подобного использования штатных систем вооружения рейдера нисколько не возражал.
   Наличие ракетного оружия со смертельно опасной начинкой, вместе с системами связи и маскировки ксенов, позволяли использовать дронов в качестве убойного козыря. Основной причиной визита юноши на рейдер как раз и стало желание заполучить подобный козырь.
   Впрочем, афишировать каким-либо образом наличие дронов с запрещенным вооружением Константин не собирался. С помощью ИскИна рейдера он тщательно маскировал дронов под вполне безобидные системы навесного оборудования, устанавливаемые на корпусах человеческих кораблей. Поэтому до момента активного использования дронов догадаться о их наличие было невозможно.
   Приятным сюрпризом для юноши стало предложение Помощника восстановить уже использованные им прыжковые генераторы с курьера. Не смотря на существенное различие в технологиях двух рас, ИскИн рейдера гарантировал успешное завершение этой операции.
   Повышенная привлекательность предложения Помощника заключалась в том, что покупка нескольких новых генераторов могла обойтись в небольшое состояние. От одной только мысли о необходимости подобных трат у Константина резко портилось настроение. Поэтому ради восстановления прыжковых генераторов он с радостью готов был задержаться на рейдере на лишние сутки.
   - Ну что же! Давненько я не пробовал твои фирменные блюда. С удовольствием бы сейчас съел десяток-другой шариков из личинок. Помощник, у тебя на борту найдется, чем накормить голодающего? - поинтересовался юноша.
   Естественно, что молодой человек прекрасно знал об объемах и ассортименте имевшихся на рейдере ксенов продовольственных запасов. Подготовленный для него ИскИном пакет информации содержал, в том числе и данные сведения. Поэтому он лишь удовлетворенно кивнул, когда Помощник сообщил, что в течение четверти часа требуемое блюдо будет готово.
   Настроившись на ожидание, парень принялся за изучение информации о трафике через систему, собранной ИскИном. Как оказалось, за время его отсутствия через транзитную систему прошел не один десяток бортов, по большей части - одиночных межсистемников. По оценке молодого человека, их число было неожиданно большим. По всей видимости, проходивший через систему альтернативный маршрут Мармара - Олдридж-порт пользовался намного большей популярностью, чем изначально предполагал Константин. Хотя какой-то регулярности в появление кораблей все же заметно не было.
   Просматривая статистику посещений, молодой человек обратил внимание на то, что пираты, которые в год назад напали на корабль Вольных торговцев, появлялись здесь еще дважды. В обоих случаях они поджидали проходящие через систему корабли. В первый раз ими был захвачен одиночный среднетоннажный транспортник. Во втором случае, после двух недель безрезультатного ожидания, пираты ушли ни с чем.
   ИскИн рейдера наблюдал за визитерами, добросовестно собирая информацию с помощью систем наблюдения и перехвата связи. Константин даже предположил, что Помощник способен страдать от скуки. Иначе он не мог объяснить ничем другим то, что вся собранная им информация столь тщательно собиралась, анализировалась и сохранялась.
   Чувствуя себя в пустынной необитаемой системе в полной безопасности, пираты никак не ограничивали себя в переговорах, не соблюдая при этом даже минимальных предосторожностей. По всей видимости, они явно считали их ненужными, так как в безлюдной системе все равно кроме них никого не было.
   В результате Помощник собрал о пиратах довольно много самой разной информации. ИскИну стало известно не только о составе систем корабельной ПКО и количестве бортов малой авиации пиратов, но и много прочей не менее важной информации. Такой как численность экипажей, командный состав, местонахождение основной базы и всех временных стоянок пиратов.
   - Хорошо, что при появлении в системе я не наткнулся на пиратов, - прокомментировал Константин. - А то бы сейчас гонялись за моим курьером все, кому не лень. Не думаю, что мое появление так и осталось бы незамеченным. Стоит признать, что системы маскировки на борту курьера никак не дотягивают до уровня того, что используется на скаутах ксенов.
   Хотя одновременно с этим юноша осознавал, что встреча с пиратами для него не несла особой опасности. Ведь максимальная скорость курьера в обычном пространстве превышала скорость большинства моделей не только гражданских пустотников, но и КИПов. Кроме того, у курьера имелось еще одно серьезное преимущество - не было необходимости в разгоне для бегства из системы. Поэтому при возникновении серьезной угрозы в любой момент можно было совершить переход. Хотя в этом случае визит Константина на рейдер оказался бы фактически сорван.
   Некоторое время юноша пытался определиться в своем отношении к пиратам. Ведь можно было уверенно сказать, что именно благодаря их нападению с ним и произошло все случившееся за последний год. В противном случае он бы так и не попал на рейдер ксенов, не встретил Ирен, да и ничего остального так и не произошло. Вот только почему-то никакой благодарности к пиратам Константин не испытывал. Хотя команду с захваченного ими трейдера Вольных торговцев он знал не очень хорошо, но эти люди шли с ним в бой, а затем они или погибли, или были проданы на рабских рынках. Одна мысль о том, сколько народа уже успели загубить пираты, лишала парня всякого благодушия.
   Однако тема пиратов вскоре получила неожиданное продолжение. Через час после того, как юноша успел перекусить, ИскИн сообщил об обнаружении точки перехода. Регистрируемые сигнатуры появившихся бортов совпадали с имевшимися у Помощника параметрами пиратских кораблей - два малых транспорта "Караван", 0.8 Мт, верфи Соединенных Королевств.
   Поступившая информация вызвала у Константина противоречивые довольно чувства. Некоторое время в нем боролось острое желание раз и навсегда разобраться с пиратами, и нежелание каким-либо образом выдавать присутствие рейдера. Решающей оказалась мысль юноши о том, что в этот раз пираты могут застрять в системе на довольно долгий срок, в то время как компаньон ожидает его скорого возвращения.
   - Что же... Кому-то сегодня крупно не повезло, - со вздохом произнес парень, запрашивая ИскИн о готовности систем вооружения рейдера.
  
  
   Глава 2.
  
   Все системы вооружения рейдера Помощник продолжал поддерживать в рабочем состоянии. Для уничтожения пиратов можно было использовать любую из них. Но самым оптимальным способом, как по мнению ИскИна, так и по мнению самого юноши, было использование ракет с нановормами. Но в том, какой именно класс нановирусов необходимо использовать, единого мнения не было.
   Помощник упорно настаивал на использовании боевых нановирусов, способных гарантированно уничтожить экипажи кораблей. Главным его аргументом было то, что без экипажа рейдер не в состоянии вести полноценные боевые действия. Соответственно, противник должен быть уничтожен сразу и гарантированно, одним ударом. В свою очередь, Константин предлагал ограничиться нановормами, временно выводящими из строя любую сколько-нибудь сложную технику.
   - Если не использовать боевые нановирусы, то понадобится обязательная высадка абордажных партий на корабли для их зачистки, - Помощник сразу постарался обратить внимание Константина на главный недостаток его предложения.
   - Действительно, без этого никак не обойтись, - охотно согласился молодой человек. - Иначе атака пиратов полностью теряет всякий смысл.
   - В одиночку тебе никак не справиться с экипажами обоих кораблей. Даже с помощью взятых с рейдера боевых ботов. Численный перевес противника будет слишком велик.
   - Странно слышать от тебя, что на борту нет абордажных партий...
   - Инкубаторы "Младших братьев" ... - ИскИну оказалось достаточно одного намека, чтобы сразу понять, о чем именно юноша хотел ему сказать.
   - Хозяин рейдера отлично потрудился, подбирая для себя надежную охрану. На сколько я помню, его созданиям не требуется никакой дополнительной подготовки или обучения. Каждый выводок, это уже готовый боевой отряд, способный действовать сразу после своего появления на свет. Твои приказы, в отсутствии хозяина, они будут выполнять, - прокомментировал Константин. - По два выводка на каждый борт будет более чем достаточно. Остальных можно оставить в резерве. А после зачистки пиратов их снова можно поместить в стазис. В отличие от людей, они его переносят без всякох неприятных последствий.
   Каких-либо возражений со стороны Помощника не последовало. Вместо этого он сообщил, что уже отдал команду на активацию инкубаторов и подготовку абордажных платформ.
   - Мне необходимо будет отправиться на борт каждого пирата. У меня есть вирус, способный взять под контроль корабельные ИскИны.
   - Для сопровождения Человеку будет выделен выводок номер пять. Необходимо предварительно согласовать график и место высадки.
   К удивлению Константина, дополнительных вопросов со стороны Помощника не последовало. Новая информация была просто принята им к сведению. Впрочем, удивлялся Константин скорее по привычке. На его взгляд, некоторые особенности мышления ИскИна ксенов временами не поддавались никакому разумному объяснению.
   В момент начала атаки Константин находился не в рубке рейдера, но Помощник позаботился о том, чтобы он мог свободно наблюдать за ее ходом. На тактические планшеты и визоры выданное им устройство совсем не походило, так как передавало информацию не визуально, а через сенс-канал. Тем не менее, разобраться с работой устройства ксенов юноша смог практически сразу. За последний год он неплохо развил собственные пси-способности, да и навык работы с похожим оборудованием у него имелся.
   Хотя сражения в пространстве как такового попросту не было. Дроны с рейдера, заранее подведенные к кораблям пиратов в режиме маскировке, по команде ИскИна произвели одновременный пуск ракет. Хотя запуск был сразу обнаружен, но ни отразить атаку, не уклониться от нее противник не сумел. Юноша с интересом анализировал поступающую к нему информацию, пытаясь оценить действие вооружения ксенов.
   Не смотря на отсутствие каких-либо серьезных разрушений на кораблях пиратов, эффективность атаки оказалась невероятно высока. Судя по поступающей информации, в течение всего нескольких минут после начала атаки большинство бортовых систем противника оказались надежно выведены из строя. Основной удар пришелся на средства ПКО, после нейтрализации которых очередность действовать перешла к абордажным партиям.
   Пустотное прикрытие пиратов, которое теоретически могло хоть как-то помешать стыковке абордажных платформ, себя не проявило. Единственное патрульное звено КИПов, которое к этому моменту успели выпустить с одного из транспортов, было уничтожено дронами одновременно с пуском ракет по кораблям. Помощник задействовал для этого короткого боя практически все имевшиеся на борту боевые дроны, поэтому избиение противника получилось на редкость скорым и эффективным.
   Высадка абордажных групп происходила сразу в нескольких местах. Не готовые к подобному развитию событий пираты организованного сопротивления практически не оказали. Лишь нескольких узловых местах, таких как рубки и реакторные отсеки, абордажные команды встретили хоть какой-то отпор. Да и тот в основном обеспечивали автоматические системы обороны и боевые сервоботы, уцелевшие после применения нановирусов. Но после того как Константин взял под свой контроль корабельные ИскИны сначала на одном, а затем и на втором транспортнике, сервы и контрабордажные системы не были помехой для нападавших. Из-за этого скорость продвижения абордажных партий не только не снизилась, но и существенно возросла.
   Наблюдение за действиями выводков "Младших братьев" понемногу захватило юношу. Хотя ксены могли управлять сервоботами и пользоваться дистанционным орудием, в бою они больше полагались на ближний бой и использование пси. По мере своего стремительного продвижения по корабельным секциям абордажные партии убивали всех встретившихся на пути, не беря пленных. Захват кораблей происходил с невероятной скоростью.
   По мнению Константина, досмотровые команды из экипажей "Тулузы" и "Матозо", которые он упорно тренировал последние месяцы, не продержались бы и минуты даже против одного выводка. Осматривая уже захваченные секции, юноша находил в них только одни трупы. Впрочем, особо острых чувств увиденное зрелище у него не вызывало. Парню было совершенно точно известно, что среди убитых нет невиновных.
   У только что прибывших в систему пиратов еще не могло быть пленников, поэтому на борту находился только экипаж. Те немногие из рабов, кто находились на борту, являлись добровольными помощниками пиратов - из них формировали перегонные команды для захваченных кораблей. В глазах юноши они являлись соучастниками преступников, не заслуживающими снисхождения.
   - Мы управились всего за один час, - удовлетворенно произнес Константин, получив подтверждение, что и второй "Караван" полностью зачищен от противника.
   Выпавшая возможность расквитаться с той самой пиратской шайкой наполнило его сердце холодной радостью. Позволив себе некоторое время насладиться этим чувством, юноша снова взялся за свои текущие дела.
   Основной его проблемой и головной болью стали взятые трофеи. Точнее, возникшая необходимость от них срочно избавиться. Решиться на такой шаг Константину было неимоверно трудно. Уже один только перечень основных трофеев начисто лишал его спокойствия. Два межсистемника, несколько десятков КИПов, два десятка грузопассажирских пустотников с глубокой модернизацией под абордажно-десантную специфику, сотня беспилотников, три десятка боевых сервоботов, а также более сотни боевых бронескафов и большое количество разнообразного ручного оружия.
   А ведь кроме вооружения на борту пиратских кораблей было еще немало ценного: большое количество запасных частей и расходных материалов, разнообразного снаряжения и запасов продовольствия. Одних только специализированных сервов на двух "Караванах" имелось более трех сотен, из которых почти половина была ремонтно-инженерными моделями.
   При одной только мысли о том, что ничего из этого невозможно взять с собой, Константин испытывал невероятной силы огорчение. Правда, некоторую часть трофеев можно было переправить для хранения на рейдер, но всей проблемы это никак не решало. Дело усугублялось еще и тем, что оставлять пиратские борта в пространстве транзитной системы также было нельзя. Ведь они наверняка привлекут внимание любого из проходящих через систему кораблей, что неизбежно приведет к осмотру брошенных бортов и выяснению причин пропажи их экипажей.
   На крайние меры, то есть с помощью буксиров отправить "Караваны" в сторону звезды, Константин все же не пошел. Вместо этого он решил сбросить оба захваченных борта на поверхность одной из карликовых лун. В этом случае обнаружить наличие кораблей можно было только при сканировании пространства на очень ограниченном расстоянии.
   От подобной варварской операции захваченные межсистемники имели немалый шанс получить серьезные повреждения. Но одновременно с этим оставалась все же возможность их последующего подъема и использования, что для юноши выглядело более привлекательной альтернативой полному уничтожению трофеев.
   Чтобы осуществить операцию по транспортировке двух бортов понадобилось более четырех часов. Все это время парень просидел как на иголках, опасаясь появления новых визитеров, которых в этом случае придется устранять. Но к его облегчению, в системе никто так и не появился.
   В итоге, в обратный путь Константин отправился с большой задержкой, почти полностью истратив имевшийся у него лимит времени. Из пиратских трофеев он вез с собой только некоторое количество валюты, добытой из корабельных сейфов и кают экипажа, и единственный инженерный сервобот "МультиТул", который поместился в трюм курьера после выгрузки контейнера с редкоземельными металлами. Хотя формально стоимость контейнера и превышала стоимость сервобота, юноша предпочел взять с собой именно его.
  
  
   Глава 3.
  
   После возвращения Константина компаньон рассказал ему, что испытывал сильное беспокойство от его долгого отсутствия. По собранной им информации, в ближайших от Самбаве системах совсем недавно были замечены подозрительные корабли с нерегистрируемыми сигнатурами. С большой вероятностью обнаруженные корабли были пиратскими. В свою очередь юноша предположил, что замеченные пираты были именно теми самыми, кто наведался в безымянную звездную систему со спрятанным рейдером Чужих. Вот только свое предположение он предпочел держать при себе.
   Впрочем, беспокойство компаньона не помешало ему ворчать о вынужденной потере времени от долгой стоянки. Но когда Константин продемонстрировал часть привезенного им груза, наигранное недовольство было тотчас забыто. Естественно, что дроны ксенов не предназначались к показу и потому остались в оборудованных тайниках, ведь о существовании рейдера "друидов" никто кроме юноши ничего не знал. Однако и показанного хватило, чтобы привести компаньона в отличное настроение.
   - Беру обратно свои слова о бесполезной потере времени, - произнес Пьер Жорж после осмотра груза. - Только ты способен, нырнув в самое поганое болото за упавшей золотой ложкой, обязательно выплыть оттуда с ней в зубах, да еще и со ртом, полным не дерьма, а отборного жемчуга!
   На взгляд Константина, комментарий компаньона выглядел странновато, но искреннее восхищение в его словах парню слышать было приятно. Впрочем, признание капитана никак не сказалось на нежелании компаньонов задерживаться в системе. Возможности выгодно вложить появившиеся свободные средства на Самбаве отсутствовали. Поэтому сразу после прибытия курьера на обоих трейдерах начали подготовку к разгону и выходу в точку прыжка.
   Перед конечной точкой доставки груза на маршруте находилась всего одна населенная система. Но именно она представляла наибольший интерес в плате торговли. Олдмарк была типичной системой с частичным суверенитетом. То есть фактическим миньоном Соединенных Королевств. В планетарной системе имелось две обитаемых планеты, Маргарет и Орхус, каждая из которых имела собственное правительство. Но зона их ответственности не выходила за пределы планет. Фактическая власть в звездной системе оставалась за назначаемым генерал-губернатором Соединенных Королевств.
   Основной интерес для компаньонов в системе Олдмарк представляла местная торговая площадка, весьма популярная среди Вольных Торговцев и Свободных Торговых Семей, корабли которых были здесь частыми гостями. Также это место неофициально считалось крупнейшим во фронтире рынком по продаже межсистемных кораблей.
   Однако практически сразу планы компаньонов на пребывание в системе были нарушены. Едва Константин успел зарегистрироваться на местной общесистемной бирже, как получил входящее сообщение. В сообщении присутствовал один из идентификационных кодов, полученных им от заказчика доставки груза.
   Полученное сообщение было оформлено под послание от старого знакомого. Его содержание не несло в себе никаких сведений. Вся информация должна была быть передана во время последующего сеанса связи. Коды из списка, полученного от интенданта госпиталя, предназначались для разных непредвиденных случаев. Поэтому сам факт их использования вызвал у юноши опасение и тревогу.
   В ожидании сеанса связи Константин успел мысленно перебрать множество различных предположений и догадок, совсем не добавивших ему спокойствия. Но к его немалому облегчению, ни одна из этих догадок подтверждения не нашла. Во время состоявшегося разговора выяснилось, что в дополнении к доставке груза заказчику потребовалось также переправить в указанное место группу из двух десятков человек. Все эти люди в данный момент находились на одной из транзитных станций на орбите Орхуса.
   Отказываться от доставки пассажиров компаньоны не собирались. Тем более, что за эту дополнительную услугу им обещали заплатать сверх оговоренной платы. Особо привлекательным для них являлось то, что оплата целиком шла авансом и в твердой валюте. Хотя заметный минус в сделанном предложении все же присутствовал. Им стало требование о немедленной отправке из системы после принятия на борт пассажиров.
   Компаньоны планировали задержаться в Олдмарке не менее чем на неделю, поэтому никакого восторга это требование у них не вызвало. В результате недолгого, но довольно яростного торга сторонам все же удалось прийти к некоторому компромиссу. Нахождение в системе было продлено на ближайшие пару суток, по истечению которых компаньоны обязались снова продолжить путь. За это время Пьер Жорж брался провести самые важные из намеченных торговых операций и обменов. Некоторым утешением для компаньона служило то, что сразу после доставки груза он планировал снова вернуться в систему Олдмарк.
   Самому же Константину предстояло заняться доставкой будущих пассажиров на борт. Вышедший на связь "старый знакомый" настоял на том, что сам факт перевозки пассажиров на кораблях компаньонов не стоило сильно афишировать. Поэтому с каждым из пассажиров был заключен рабочий контракт, который аннулировался по согласию сторон сразу же по прибытию в финишную систему.
   Знакомясь с "пополнением команды" парень сразу же отметил их очень малое сходство с обычными работягами. Поэтому он нисколько не удивился, когда обнаружил среди личного багажа новичков, загружаемого в челнок, несколько довольно характерных контейнеров. Именно такие обычно использовались для транспортировки штурмовых бронескафов. Очень похожий контейнер имелся и у самого юноши. В нем хранился принадлежавший ему ББС "Гоплит" - давний трофей, доставшийся ему от главаря шайки пиратов и работорговцев.
   Несмотря на подписанные рабочие контракты, на "пополнение команды" никаких реальных обязанностей не возлагалось. Но Константин просто не мог пройти мимо возможности использовать ценных специалистов. Не делая никаких конкретных предложений, он просто пригласил пассажиров в качестве зрителей на тренировку досмотровых команд из экипажей "Тулузы" и "Матозо". Выбранная им тактика оказалась довольно действенной.
   Некоторое время зрители ограничивались тем, что просто обсуждали ход тренировок. Однако довольно скоро этого им показалось недостаточно, и они обратились к Константину с просьбой разрешить принять участие в процессе тренировок. Естественно, что отказывать пассажирам в этой просьбе юноша не стал.
   Большую часть времени полета до финишной системы Константин посвятил тренировкам. Во время тренировок гости не использовали собственное снаряжение, а довольствовались тем, что имелось у хозяев. Но даже с тем, что было в наличие, они на голову превосходили сборные команды "Тулузы" и "Матозо" в учебных поединках. Хотя имевшееся у компаньонов снаряжение все же не являлось каким-то мусором. До уровня оснащения нормальной регулярной армии оно не дотягивало, но основной состав многих подразделений наемников и колониальных войск имел гораздо худшую экипировку.
   К немалому сожалению юноши, пустая складская секция, служившая местом тренировок, имела довольно ограниченную площадь. В этом месте было довольно сложно отрабатывать взаимодействие групп с большим количеством боевых сервоботов. Поэтому, не смотря на наличие на борту большого числа штурмовой и боевой техники, ее использование в тренировках было сведено к минимуму.
   Очень удобный способ решения данной проблемы подсказал один из гостей. Для подобных тренировок он предложил использовать виртреал. В разговоре с Константином Франциск Гито, который занимался обслуживанием нового виртуального тренажера, подтвердил, что у него есть возможность сделать подобные настройки. Более того, у бывшего хакера уже имелись собственные наработки по данной теме, которые можно было использовать. Франциск Гито пообещал, что через пару недель сможет продемонстрировать уже готовую систему.
   Польза от тренировок была очевидна. Наличие сильного противника неплохо стимулировало рост навыков и умений досмотровых команд. Да и сам Константин почерпнул из них для себя довольно много полезного, пусть даже ни одну из учебных схваток с гостями он так и не выиграл. Хотя во многом постоянный проигрыш был обусловлен тем, что юноша старался не выкладываться на полную перед пассажирами. Он использовал лишь часть возможностей своего модифицированного организма и не пользовался никакими приемами работы с пси.
   Впрочем, сойти на тренировках за "нормала" парень даже не пытался. Он был уверен, что у взятых на борт пассажиров имелась информация о нем, как о модификанте и вероятном псионе. Но гости вели себя достаточно сдержанно. Попыток проводить какие-либо расспросы они не делали, что полностью устраивало юношу.
   Однако Константину все же пришлось продемонстрировать свои способности в несколько большем объеме, чем он планировал. Причиной послужил спарринг-поединок с его участием, организованный одним из пассажиров. Хотя первоначально участвовать в подобном развлечение юноша вовсе не собирался.
   Все началось с того, что один из гостей, Дэнис Даф, увидел у Константина его нож с клинком из монокристалла, и мгновенно на него запал. Причем сам юноша этот момент сразу же заметил и понял, с его повышенным восприятием псиона это было совсем не трудно. Он даже предположил, что к нему вскоре обратятся с просьбой продать нож. За холодным оружием из монокристалла прочно закрепилась репутация статусного, и оттого чрезвычайно притягательного для искушенных ценителей. Но вместо просьбы о продаже Дэнис предложил парню устроить спарринг-поединок, в качестве ставки в котором использовать его монокристаллический клинок.
   - И зачем мне это надо? - с искренним удивлением поинтересовался Константин. - Не вижу для себя никакого смысла участвовать. Тем более, когда у противника явно нет никаких сомнений в собственной победе.
   - Действительно. Денис, с какой стати уважаемый торговец и владелец двух межсистемников согласится участвовать в устроенном тобой балагане? Чем это ты собрался его завлекать? Надеюсь, что в твою голову не пришла мысль поставить на кон что-то из собственного снаряжения? Потому что в этом случае я с тебя эту голову оторву. И не надейся, что сможешь отделаться так легко, как в прошлый раз! - включился в разговор подошедший к ним старший среди группы гостей.
   - Керим! Как ты мог такое подумать?! Ничего подобного у меня и в мыслях не было! Свои прошлые ошибки я полностью осознаю, и далее больше никогда не повторяю, - клятвенно заверил своего командира Дэнис. - А в качестве ставки я собирался предложить одну штуковину, которая мне досталась по случаю, пока мы сидели на Олдмарк-транзите. Очень интересная и полезная штуковина!
   На взгляд Константина, "штуковина" действительно оказалась интересной. Мобильное устройство "усилитель пси", предназначенное для индивидуального ношения и использования. Обычно подобные усилители производили в виде имплантов, в каком-то другом виде их выпускали на порядок меньше. Но об устройствах такого типа юноше было известно. При изучении прайсов компаний, торгующих товарами, имеющими отношение к пси-способностям, ему попадалось подробные описания аналогичных изделий.
   Хотя пользоваться именно этим устройством могли только псионы. Для не обладающих пси-способностями оно было полностью бесполезно, что существенно сказывалось его на ценности. Было очевидно, что текущий владелец усилителя использовать его не мог, иначе не стал бы выставить в качестве ставки. Но как раз для самого Константина это ограничение в использование проблемой не являлось.
   - Качественная штуковина, изготовлена в Лиге псионов. Не какое-нибудь третьесортное барахло из Поднебесной, - продолжил нахваливать владелец усилителя, заметив заинтересованность юноши.
   - И где ты только ее умудрился взять?! - поинтересовался Керим, пристально посмотрев на своего подчиненного.
   - Где взял, там уже нет. Это мой честный выигрыш. Поспорил в баре на транзитке с одним местным жлобом...
   - Смотри, доиграешься ты у меня... - многообещающе пригрозил ему Керим, но этим замечанием и ограничился.
   - Такая ставка будет подходящей? - убедившись в том, что прямого запрета так и не последовало, владелец усилителя снова переключился на юношу.
   - Хорошо, будет тебе спарринг, - согласился Константин. - Только не ной потом в случае проигрыша.
   Последнее замечание явно показалось Дэнису особенно смешным, так как он выдержал, и рассмеялся в полный голос. Остальные пассажиры, из находившихся рядом, также присоединились к этому смеху. Сам юноша лишь скромно улыбнулся.
   С подготовкой к спарринг-поединку решили не затягивать. Об условиях поединка договорились довольно быстро. В поединке используется стандартное снаряжение для тренировок: легкие бронескафы, импульсники с "мягким" боеприпасом, индивидуальные щиты не применяются. Спарринг происходит на малой тренировочной площадке, время поединка ограничено одним часом. В случае отсутствия явного победителя ведется подсчет набранных участниками очков.
  
  
   Глава 4.
  
   Соглашаясь на поединок, Константин не питал особых иллюзий на счет собственного превосходства в силах. Он не сомневался в том, что его будущий противник скорее всего является полноценным модификантом, или, как минимум, ки-модом. Так же, как и сам парень, на тренировках никто из гостей не показывал сильных отклонений от уровня "нормала". Но в том, что они явно способны на большее, мог с уверенностью сказать любой человек, наблюдавший за их тренировками.
   Поэтому юноша предполагал, что соперник немногим уступает ему в физических возможностях, при этом явно превосходя в боевом опыте. Шанс обыграть подобного противника в чистом спарринге был очень мал. Тем не менее, Константин был уверен в собственной победе. Ведь у него имелось одно преимущество, благодаря которому ни опыт соперника, ни его физические возможности, большой роли не играли. Речь шла о приемах пси-воздействия на противника.
   Хотя в обычном бою, действие в команде и наличие специального снаряжения очень сильно резало преимущества псионов перед обычными бойцами. Но в индивидуальных поединках, когда ненужно опасаться тяжелого вооружения и боевых сервоботов, и можно сфокусировать усилия только на одном противнике, преимущество псиона проявлялось во всей красе. Дополнительным плюсом являлось условие по использованию стандартного снаряжения. Таким образом исключался риск, что соперник в поединке будет иметь какую-либо элитную экипировку, заточенную в том числе и на противодействие пси.
   Естественно, что провернуть трюк, который когда-то применил юноша при поединке с ки-модом в Майнер-сити, пытаться не стоило. Если его соперник и использовал какие-то импланы, то явно не какие-нибудь дешевые модели, чтобы их работу удалось нарушить всего лишь за счет прокачки энергии по сенс-каналу.
   Но с того времени Константин уже довольно сильно продвинулся в развитии собственных пси-способностей. В его арсенале появилось несколько новых приемов, настоящей жемчужиной среди которых было пси-воздействие с принудительным поглощением энергии. Благодаря тренировкам, Константин мог повторить этот прием за считанные секунды. Так что для гарантированной победы ему было достаточно продержаться в течение всего нескольких секунд, чтобы за это время надежно нейтрализовать соперника.
   После начала поединка Дэнис Даф решил проявить осторожность и не торопиться с нападением, чем еще больше подыграл юноше. Подаренные секунды дали Константину возможность действовать наверняка. Не покидая своего укрытия, он определил местонахождение соперника с помощью сенс-канала. Хотя расстояние до противника не позволяло проводить пси-воздействие с наибольшей эффективностью, юноша действовал без промедления.
   Когда Дэнис Даф почувствовал что-то неладное и решил атаковать, было уже поздно. Только благодаря стимуляторам из встроенной аптечки соперник не потерял сознания, но его восприятие оказалось критично снижено. Константин коротким рывком преодолел расстояние до противника и несколькими выстрелами из импульсника закрепил за собой победу. Следивший за поединком ИскИн, исполняющий роль судьи, подтвердил его окончание.
   На выходе с тренировочной площадки победитель был встречен восторженными поздравлениями. За поединком наблюдали все свободные от вахты члены экипажа "Матозо". Как оказалось, на результат спарринга был устроен стихийный тотализатор. Для Константина стало приятным сюрпризом, что в отличие от пассажиров, члены экипажа трейдера ставили на его победу. Хотя в результате выигрыш оказался не слишком велик, в среднем по два-три конкреда на человека, их искренняя радость от победы юноши буквально зашкаливала.
   - Что же... Надо и мне забрать мой выигрыш, - сказал Константин, увидев, что соперник уже успел избавиться от бронескафа.
   - Это было не по правилам! - явно не успев до конца прийти в себя, произнес Дэнис Даф.
   - Кто-то обещал, что не будет ныть после проигрыша... - с широкой улыбкой подколол своего соперника юноша.
   Его замечание вызвало дружный смех среди всех собравшихся. Лишь на секунду нахмурившись, Дэнис также рассмеялся в полный голос.
   - Ведь подловил, зараза. Как есть, подловил! - качая головой произнес он. - Жаль только, что твой нож так и не получил...
   - Он мне дорог, как память. Но могу подарить тебе другой, ничуть не хуже, - ответил юноша, протягивая сопернику открытую коробку. - Здесь их несколько, так что выбирай, какой понравится.
   Содержимое коробки сразу приковало к себе всеобщее внимание. Первым не выдержал Керим, а за ним подтянулись и остальные пассажиры. На их лицах с удовлетворением отметил сильную заинтересованность. Перед тем, как совершить окончательный выбор, Дэнис Даф внимательно просмотрел все содержимое коробки. Впрочем, серьезных различий между отдельными клинками не было. Рукояти и ножны выглядели практически одинаково, так как были выполнены в одном стиле, без каких-либо украшений. Небольшие различия можно было заметить только в ширине и длине лезвий.
   Константин с самым торжественным выражением на лице вручил выбранный нож своему сопернику по спаррингу. Передавая подарок, юноша машинально продолжал отслеживать сенс-каналом его эмоции, которые представляли собой яркую смесь радости и крайнего волнения. Неожиданно Дэнис Даф заявил, что хотел бы отдариться за сделанный ему подарок, так как проигранный им "усилитель пси" в этом качестве рассматриваться не может.
   Хотя ни на какой ответный подарок Константин изначально не рассчитывал, но отказываться от него не стал. Тем более что подарок оказался не менее интересен, чем выигранная им ранее ставка - пси-визор, позволяющий избирательно фокусировать сенс-канал пользователя на удаленных объектах.
   Едва увидев подарок, юноша не мог скрыть своего удивления. Для него было очевидно, что новое устройство ранее наверняка использовалось в едином комплекте с "усилитель пси". Об этом говорило не только то, что оба устройства предназначались для использования только псионами, но также единый дизайн и общий производитель.
   У Константина промелькнула мысль, что прежний владелец расстался с этим довольно ценным имуществом отнюдь не добровольно. И судя по весьма выразительным взглядам, которые бросали на Дэниса Дафа его приятели, похожие мысли возникли не только у одного юноши.
   Приняв ответный подарок, Константин принялся неторопливо складывать оставшиеся клинки обратно в коробку. Делал он это довольно неторопливо и подчеркнуто аккуратно. Хотя никакой особой необходимости в этом не было. Оружие из монокристалла славилось своей особой прочностью, и как-то повредить его в результате случайного удара было совершенно невозможно.
   Каждый исчезающий в коробке нож зрители провожали с заметным сожалением. Первым не выдержал Керим, который поинтересовался возможностью приобретения клинка. Как раз подобного вопроса юноша и ожидал. Ему было известно, что стоимость подобных сувениров довольно сильно колеблется в зависимости от места и обстоятельств. Поэтому вместо ответа он попросил назначить цену самого покупателя.
   Константин был твердо уверен, что пассажиры люди далеко не бедные, и потому вполне способные расстаться с крупной суммой при покупке нужной им вещи. Однако он и не подозревал, насколько велико их желание заполучить оружия из монокристалла. Только невероятная выдержка позволила парню удержать на лице спокойное выражение. За один клинок ему было предложено двести имперских рублей. Цена не просто оказалась намного больше его ожиданий, по мнению юноши, она была просто невероятной.
   Вслед за своим командиром еще четверо пассажиров изъявило желание купить клинки, предлагая за них такую же цену. Тем самым они еще больше вывели Константина из спокойного состояния. В его сознание с трудом укладывалось, что за пять ножей, пусть и великолепных по своим свойствам, с готовностью заплатили тысячу рублей РИ. Ведь подобную сумму большинство наемников-профессионалов не могло заработать даже за годовой контракт. Впечатление от сделки еще больше усиливалось за счет того, оплатой служил не бартер, а живая валюта. Но задавать какие-либо вопросы о происхождении денег юноша не собирался.
   Размер выручки от продажи сразу нескольких клинков оказался для Константина неожиданным и довольно приятным бонусом. Вот только намного более полезным для себя, чем круглая сумма в валюте, он считал доставшееся ему рабочее снаряжение псионов. Ведь ценность попавшего в его руки комплекта измерялась не одними только деньгами. В прайсах компаний, торгующих специализированными изделиями для псионов, аналогичное оборудование всегда было в наличие. Вот только приобретение подобных устройств было увязано с большим числом разнообразных ограничений и условий. Кроме того, любые сделки по этой категории товаров находились под плотным контролем официальных властей и различных спецслужб. А их внимание для Константина было крайне нежелательным. Поэтому получение сразу двух специализированных устройств, предназначенных для операторов-псионов, всего лишь за одно участие в спарринге он расценивал как довольно большую удачу.
   Тем не менее, участвовать далее в каких-либо новых поединках Константин не собирался. Хотя отбоя в желающих поучаствовать не было. Сам Дэнис Даф каких-то попыток взять реванш не предпринимал, но некоторые из пассажиров довольно болезненно восприняли столь быстрое поражение своего товарища. Они горели желанием поучаствовать в спарринге с победителем.
   Вот только сам юноша был совершенно не заинтересован в продолжении демонстраций собственных способностей. На любые новые предложения он отвечал отказом. Однако единственным фактом проявления недовольства отказом оставалось обычное ворчание - Керим довольно жестко контролировал своих подчиненных. До прибытия в финишную систему не было никаких неприятных происшествий, а совместные тренировки продолжались в прежнем режиме.
   Пассажиры сошли сразу, как только трейдеры компаньонов пристыковались на разгрузку к орбитальному производственному комплексу, исполнявшему роль грузового терминала. Группу гостей встречали представители заказчика, в которых юноша почувствовал какое-то неуловимое сходство со знакомым ему интендантом.
   Константин с искренним сожалением попрощался с Керимом. После поединка у него установились с ним довольно неплохие отношения. Юноша интересовался тактикой действий малых подразделений с различными вариантами конфигурации вооружения, а тот охотно просвещал его в этом вопросе. Естественно, что речь шла не о каких-то особых профессиональных секретах, а об обычных общеизвестных вещах. Но Константина как раз они в основном и интересовали.
   - Думаю, что в ближайшее время еще не раз успеем пересечься, - вместо прощания сообщил ему старший среди группы гостей.
   - В самом деле? - искренне удивился молодой человек. - На разгрузку груза уйдет менее стандартных суток. Еще столько же потребуется на закупку интересующих нас в системе товаров с их последующей доставкой на борт. После этого мы с компаньоном сразу собирались возвращаться обратно в Олдмарк.
   - Сам скоро все увидишь, - пообещал парню Керим.
   Убедиться в правильности прогноза Константин действительно смог довольно быстро. Буквально через час на связь с компаньонами вышел один из представителей заказчика.
   - У нас есть необходимость в ваших услугах, - сразу перешел к делу собеседник, упустив долгое вступление. - Требуется квалифицированная помощь в монтаже привезенного вами оборудования.
   - Должен сразу предупредить вас, что ни я, ни мои люди не являемся специалистами по сельскохозяйственному оборудованию, - счел нужным сообщить юноша.
   - В данном случае нас вполне устраивает ваш опыт работы с пустотной техникой. Сейчас я перешлю вам для ознакомления техническое задание, чтобы вы имели представление о требуемых работах и предлагаемых расценках.
   На то, чтобы бегло ознакомиться с переданной информацией, Константину потребовалась всего пара минут. Еще минута ушла на краткое обсуждение вопроса с компаньоном.
   - Вы правы. Работы соответствуют имеющимся у нас возможностям, - согласился с собеседником юноша, - Мы можем взяться за их выполнения. Хотя сроки и стоимость работ все же требуют некоторого дополнительного обсуждения.
  
  
   Глава 5.
  
   О том, что доставленный груз может не соответствовать тому, что было записано в сопроводительных документах, компаньоны были уверены с самого начала. Но о настоящем содержимом транспортных контейнеров никакой информации у них не было. Это был явно не тот случай, когда стоило проявлять излишнее любопытство. Хотя, как сейчас выяснилось, в части контейнеров действительно оказалось самое настоящее сельхозоборудование. Специализированная техника, предназначенная для сбора и первичной переработки местных эндемичных морских водорослей. Компания, которая фигурировала в документах в качестве получателя груз, получила у местных властей долговременную концессию на их промышленную разработку.
   Но вот остальную часть груза отнести к сельскохозяйственной технике было весьма сложно: Комплекс средств активной обороны пустотного базирования - пять десятков артиллерийских платформ, пара сотен дронов, автоматизированные комплексы для их обслуживания и подзарядки, и мобильный командный пункт с системой управления. Подобные комплексы являлись удобным средством для защиты локальной зоны пространства, особенно эффективным против бортов малой авиации и десантных средств.
   Объем работ оказался достаточно велик. По всей видимости, комплекс был отгружен после длительного хранения - техника требовала расконсервации и последующей сборки. Пусть и не полноценный орбитальный форт с его многоэшелонированными системами обороны, но возни с комплексом ожидалось также весьма немало. Поставленная задача заметно осложнялась дополнительными требованиями заказчика по срочности работ.
   Однако в распоряжении Константина имелась собственная команда техников, на которую можно было свалить большую часть рутинных процедур по расконсервации. Кроме того, в наличии также имелся отличный тестовый стенд и большое число инженерных сервоботов. Благодаря ним выполнение поставленной задачи заметно упрощалось. Так что в довольно сжатые сроки работ, установленных заказчиком, компаньоны гарантированно укладывались. Пьер Жорж даже смог договориться о дополнительной премии при досрочном завершении работ. В том, что ее удастся получить, компаньон не сомневался.
   Объектом, нуждавшимся в столь серьезном улучшении защиты, оказался тот самый производственный комплекс, который компаньонам рекомендовали использовать в качестве грузового терминала. Хотя, по мнению самого Константина, выделенные под эту задачу средства были избыточны. Эффективную защиту от обычного пиратского рейда могла обеспечить и более скромная конфигурация средств активной обороны. Уже само их наличие могло удержать пиратов от нападения. Ведь за победу им пришлось бы заплатить слишком большую цену. А для противодействия более серьезному противнику такого небольшого количества дронов и старых артиллерийских платформ было явно недостаточно.
   С другой стороны, Константин допускал, что неоптимальный выбор заказчика вполне может быть обусловлен наличием неизвестных ему сведений о вероятном противнике. Но из-за недостатка информации о правильности своих предположений ему оставалось только гадать. Хотя на скорости выполнения задания юношей это никак не сказывались. Уже через сутки мобильный командный пункт с системой управления был полностью готов к работе, а еще через сутки первый десяток артиллерийских платформ был запущен на боевое дежурство.
   Однако нападение на производственный комплекс произошло, когда до полного завершения работ было еще далеко. Довольно неприятным сюрпризом для Константина стало то, противник не прибыл извне. Производственный комплекс атаковали наемники, занимавшиеся охраной пространства системы.
   Не смотря на стоянку в обитаемой системе, на постах наблюдения за пространством на обоих трейдерах находилась дежурная вахта. Первым отклонившееся от маршрута патрулирования звено КИПов заметили на "Матозо". Необычное поведение наемников вызвало на посту наблюдения сдержанный интерес. Поэтому пуск противокорабельных ракет с дальней дистанции оказался вовремя замечен. Расчетам ПКО и пилотам КИПов была объявлена боевая тревога, на перехват атаковавших КИПов Ирвин, ИскИн "Матозо", выслал дежурные звенья дронов.
   Для перехвата выпущенных противником противокорабельных ракет системы ПКО трейдеров были не слишком эффективны. Для производственного комплекса, оснащенность средствами ПКО которого сильно уступала кораблям компаньонов, залп ракет мог иметь довольно неприятные последствия.
   Ситуацию спасла полная готовность части артиллерийских платформ. Во время нападения Константин находился в командном пункте комплекса, тестируя системы управления. Получив сообщение от Ирвина, юноша переключился на ускоренное восприятие. Для защиты от ракетного залпа, он использовал все доступные ему туннельные орудия платформ, плотно перекрыв их поражающими элементами сектор пространства на пути ракет.
   Убедившись, что принятых мер оказалось достаточно для устранения угрозы, Константин переключил свое внимание на КИПы противника. Однако сразу после пуска ракет наемники сменили курс, возвращаясь на маршрут патрулирования.
   - Ирвин, Консул, что у нас есть по противнику? - задал вопрос юноша по тактическому каналу связи.
   - Это действительно были патрульные, а не маскировка под них. Совпадают не только регистрационные коды, но и все основные параметры бортов, включая сигнатуры двигателей, - роль отвечающего взял на себя ИскИн "Матозо". - На наши запросы и запросы диспетчерской службы не отвечают. Однако Консул зарегистрировал кодированный обмен сообщениями с базой наемников.
   - Это значит, с большой вероятностью, что после неудачной атаки им прикажут возвращаться на базу, для присоединения к основным силам наемников, - сделал вывод из сообщения Константин. - Ирвин, какие у нас имеются возможности для их оперативного перехвата?
   - Противник уходит. Основные силы прикрытия только начинают стартовать. Они не успевают осуществить перехват.
   - Беспилотники с трейдеров вывели практически в момент нападения. Может быть, они все же сумеют задержать противника до подлета наших бортов? - поинтересовался юноша.
   - Вероятность того, что дежурное звено дронов сможет остановить противника, очень низка. Противник имеет подавляющее преимущество по вооружению и защите, - проинформировал его Ирвин.
   - Дроны можно пускать в атаку без оглядки на их сохранность. Вплоть до прямого тарана, - без всякого колебания отдал приказ Константин. - Главное, это задержать противника на достаточный срок.
   С данным уточнением прогноз ИскИнов по перехвату наемников выглядел более благоприятно. Под их управлением дежурные звенья дронов вышли на самоубийственный курс атаки. Попытка игнорировать ее дорого обошлась противнику. Один из бортов противника получил настолько серьезные повреждения от подошедших на минимальную дистанцию беспилотников, что уже не смог поддерживать прежнюю скорость. Все остальные КИПы успели совершить маневр уклонения и атаковали дронов, но при этом они были вынуждены сойти с курса, тем самым теряя возможность вовремя уйти.
   Было очевидно, что пилоты противника прекрасно знали, чем им может грозить длительная задержка. Поэтому они прикладывали все силы для скорейшего уничтожения атаковавших их беспилотников. Вот только быстро справиться с дронами под прямым управлением ИскИнов у них никак не получалось. Любые же попытки наемников вернуться на прежний курс пресекались новыми атаками беспилотников.
   Тем не менее, преимущество противника в вооружении все же сказывалось. К моменту подхода основных сил пустотного прикрытия с трейдеров количество дронов сократилось более чем наполовину. Но свою задачу - задержать пустотники противника, они полностью выполнили.
   После вступления в бой основных сил компаньонов ситуация кардинально изменилась. Весь имевшийся у противника запас противокорабельных ракет был уже потрачен на атаку производственного комплекса и последующую схватку с дронами. В результате боя ни один из принадлежавших компаньонам КИПов никаких серьезных повреждений не получил, в то время как пустотники наемников были уничтожены один за другим.
   - На связь вышли наши заказчики. Они сообщили, что поздравляют нас с удачным отражением вероломного нападения, а также выразили желание пообщаться с пленными пилотами, если таковые будут найдены, - проинформировал Константина ИскИн "Матозо".
   - Я бы и сам с ними с большим интересом пообщался. Вот только неясно, выжил ли кто-нибудь из пилотов, - ответил юноша. - Подождем, пока вернутся высланные для сбора обломков буксиры.
   Останки сбитых пустотников, собранные и доставленные на борт "Тулузы", выглядели крайне неприглядно. К этому времени Константин уже находился на борту и мог лично присутствовать при встрече вернувшихся буксиров. От боевых машин наемников остались груды искалеченных обломков. Но оказалось, что из сбитых пилотов не пережил бой только один. Остальные оказались живы - пусть и порядком побитые бронекапсулы защитили своих владельцев. Все выжившие пилоты находились во вполне сносном состоянии, и соответственно, оказались пригодны к немедленному допросу.
   От немедленной передачи пленных представителям местных властей Константину удалось отвертеться. Этому в немалой степени поспособствовало то, что после нападения наемников по всей системе поднялась волна паники. На текущий момент власти были в большей степени озабочены наведением порядка, поэтому настаивать в категоричной форме на обязательной передаче пленных не стали.
   Пьер Жорж, с которым юноша предварительно обсудил свое намерение, его полностью поддержал. Причина, по которой они не захотели отдавать пленных, была достаточно проста. Дело пахло очень неприглядно, и прояснить ситуацию выглядело жизненно необходимым. Поэтому компаньонам требовалось получить информацию об инциденте в наиболее полном виде, а не только то, что пожелают озвучить местные власти. Для этого следовало обязательно провести допрос участников нападения собственными силами.
   Кроме использования для допроса собственных пси-способностей Константин собирался привлечь к этому делу Макса Болдуина. Находящийся на службе у компаньонов псион ранее работал на криминальные банды, и обладал солидным опытом в деле получения информации. С его помощью юноша рассчитывал быстро и эффективно получить необходимый результат.
   Вдобавок Константин серьезно сомневался в том, что у местной службы безопасности есть в наличие специалисты-псионы, или хотя бы имеется нормальное оборудование с функцией пси-сканирования для проведения допросов. Наверняка информацию СБ-шники будут получать с помощью химии и грубого физического воздействия. Соответственно, процесс получения сведений может существенно затянуться. В то время как всякая задержка по времени могла вылиться в серьезные осложнения. Действовать следовало как можно быстрее, пока наемники не стали действовать сами. Ведь они уже поняли, что их атака на производственный комплекс полностью провалилась.
   Естественно, что простые исполнители акции не могли знать всех подробностей проводимой операции. Тем не менее, из допроса пилотов выяснилось много интересного. Информации оказалось более чем достаточно, чтобы компаньоны могли получить преставление о происходящих событиях.
   Выяснилось, что первоначально контракт с данной группой наемников был заключен предыдущим главой правительства системы Новый Акилл. Однако менее года назад в политической расстановке сил колонии произошли существенные изменения, и во главе правительства встал новый человек, тишек Шон О'Келли. Смена власти по местным меркам произошла вполне мирно и легитимно. Вот только прежний тишек, Бернард О'Дрисколл, с потерей поста не смирился. Он стал готовить возвращение во власть, но уже более радикальными методами.
   Бывший тишек договорился с командиром наемников, пообещав в случае возвращения во власть новые условия контракта, а также большое число различных преференций и льгот. От немедленного выступления заговорщиков удерживало только то, что Силы обороны колонии полностью поддерживали действующего тишека, а наемники не имели над ними значительного превосходства. Общий расклад был примерно равным. Если у Сил Самообороны было всего три десятка КИПов легкого класса и полсотни дронов, то наемники могли похвастаться наличием трех десятков дронов и двадцати боевых пустотников, из которых двенадцать машин легкого класса и восемь средне-тяжелых, имеющих на вооружении противокорабельные ракеты.
   Однако появление компаньонов в системе нарушило установившееся равновесие. Бернард О'Дрисколл каким-то образом смог получить информацию о доставленном ими грузе и пассажирах.
   Константину было известно, что компания "ИнкоирТрансИндастриал", выступавшая в качестве заказчиков перевозки грузов, предоставляла самую широкую поддержку действующему правительству и его главе. Фирма была зарегистрирована в СК, со штаб-квартирой в системе Олдмарк, но юноше было понятно, что это просто удобная ширма для деятельности одной из спецслужб Российской Империи. Системой Новый Акилл компания заинтересовалась несколько лет назад.
   После заключения ряда соглашений с властями колонии, компания приступила к реализации сразу нескольких проектов, благоприятно сказавшихся на развитии местной экономики. Одним из этих проектов была переправленная в систему старая пустотная станция, после небольшой реконструкции превращенная в производственный комплекс для первичной переработки минерального сырья.
   Для небольшой колонии появление этого комплекса стало серьезным прорывом. Кроме того, производственный комплекс недолго оставался узкоспециализированным - по мере появления на станции новых производственных линий существенно расширился и перечень выпускаемой продукции. Влияние компании на политическую жизнь колонии также постепенно увеличивалось. В результате менее года назад пост главы правительства занял ставленник компании Шон О'Келли.
   Анализируя имевшуюся информацию, Константин пришел к выводу, что дошедшие до бывшего тишека сведения не отличались полнотой. Иначе тот бы вряд ли решился на авантюру с атакой производственного комплекса. Ведь в результате цель атаки не пострадала, в то время как звено КИПов наемников было полностью уничтожено. Теперь для установления контроля за пространством в системе у сторонников Бернарда О'Дрисколла оставалось недостаточно сил. Теперь у правительственных Сил Самообороны оказался заметный перевес. Поэтому в текущей ситуации наиболее приемлемым для наемников был уход из системы. Вот только из-за отсутствия своего корабля-носителя такая возможность у них отсутствовала.
   - Похоже, что здесь намечается большая заварушка, - поделился своими выводами с компаньоном юноша. - Вот только стоит ли нам в ней участвовать?
   - Я бы сказал, что вопрос о нашем участии явно неактуален. Намного более своевременно будет поинтересоваться размером оплаты за наше участие, - озвучил свое мнение Пьер Жорж.
   Словно в ответ на его слова ИскИн "Тулузы" сообщил, что поступил запрос на связь от руководства компании "ИнкоирТрансИндастриал".
   - Соединяй, - дал свое согласие Константин. - Послушаем, что нам скажут, а заодно и поинтересуемся, сколько они готовы заплатить за нашу помощь.
  
  
   Глава 6.
  
   Сеанс переговоров с представителями местных властей прошли в режиме конференции по закрытому каналу. Константин нисколько не удивился, когда обнаружил среди участников уже хорошо знакомых ему представителей компании "ИнкоирТрансИндастриал". Ведь в системе Новый Акилл по части влияния и возможностей компания ничуть не уступала официальным властям.
   Как выяснилось в ходе переговоров, намерения сторон по вопросу участия компаньонов в разгоревшемся конфликте оказались довольно схожими. Более всего Константину импонировало то, что со стороны местных властей не было попыток провернуть какой-нибудь грязный трюк наподобие временной мобилизации всей частной военной техники под предлогом защиты системы. С компаньонами с самого начала намеревались заключить контракт найма наемничьего отряда с довольно привлекательными условиями.
   Впрочем, особо продолжительных военных действий не планировалось. Сборные силы сторонников официальных властей должны были сначала заблокировать пространство поблизости с базой наемников. Далее, под их прикрытием планировалось произвести высадку отряда десанта. Как оказалось, ударным ядром десанта была группа "пассажиров".
   Использование противокорабельных ракет для подавления ПКО вело к неоправданно большим жертвам среди мирного населения шахтерского поселка. Поэтому для снижения потерь при прорыве к базе в авангарде планировалось пустить большое число дронов. На подобный размен компаньоны были согласны. В приватном разговоре с представителями компании им гарантировали, что кроме стандартного возмещения по контракту, после возвращения в систему Катунь все потери в технике будут восполнены поставками со складов флота.
   Пустотники компаньонов должны были присоединиться к блокированию базы наемников сразу после окончания переговоров. На подготовку к началу второй части операции отводились всего одни стандартные сутки. Одновременно с операцией против наемников производилась зачистка мятежников в столице колонии и в нескольких крупных городах на поверхности обитаемой планеты. Но здесь местные власти намеревались обойтись собственными силами, без привлечения сторонних исполнителей.
   Одновременно с началом операции Константин вместе с командой техников продолжил работы по расконсервации артиллерийских платформ. Не смотря на форс-мажорные обстоятельства, отступать от намеченного графика запуска систем защитного комплекса он не собирался
   Однако одновременно с работой юноша наблюдал за ходом нападения на базу наемников. Благодаря стараниям ИскИнов "Матозо" и "Тулузы", информация с постов наблюдения и с участвовавших в операции КИПов и дронов приводилась в наиболее удобную для восприятия форму.
   Как и было запланировано, началом операции стала массированная атака беспилотников. Размен дронов на системы ПКО база на шедевр тактической мысли никак не тянул, но это был наиболее простой и надежный способ сохранить жизни пилотов. Расхожее выражение "чем проще план, тем он надежней" в очередной раз полностью оправдалась. Не самые высокие боевые качества беспилотников вполне компенсировались их большим количеством.
   Константину было неизвестно, чем именно руководствовался командир наемников, но для защиты базы заблаговременно не был выведен ни один пустотник. По предположению юноши, здесь могла быть недооценка сил противника и банальное нежелание рисковать оставшейся боевой техникой. Только когда положение стало выглядеть критическим, противник попытался вывести из ангаров несколько дронов. Но благоприятный момент был безнадежно упущен. Помешать высадке десанта беспилотники уже не могли. Находившиеся во втором эшелоне КИПы атакующих сбивали их один за другим.
   Так как непосредственно в самом десанте никто из людей компаньонов не участвовал, наблюдать за ходом боя на базе Константин не мог. Но имея полное представление о боевых качествах возглавляемой Керимом ударной группы, юноша нисколько не сомневался в успехе операции. Речь шла лишь о сроке, необходимом для полной зачистки базы и шахтерского поселка, а также возможном уровне потерь среди "мяса", роль которого исполняли местные военные.
   Информация о взятии базы наемников поступила к концу пятого часа от начала операции. Точных данных о потерях среди десанта не оказалось, но для Константина наиболее важным являлось то, что ни один из КИПов компаньонов во время сражения не был сбит. Хотя убыль среди дронов оказалась ожидаемо высокой - более восьмидесяти процентов потерь. Но судя по результатам уже начавшейся эвакуации поврежденной техники, только за счет взаимозамещения отдельных узлов можно было восстановить не менее трети дронов, а при наличии соответствующего запаса запчастей и комплектующих - три четверти.
   Однако дальнейшему изучению полученной информации помешал очередной запрос на сеанс связи. Но против ожиданий парня, пообщаться с ним желали не представители местных властей. Входящий вызов пришел от его недавнего пассажира, Керима.
   - Необходима ваша помощь. Вы можете в течение ближайшего часа вылететь ко мне?
   Из полученной информации Константин выяснил, что его приглашают посетить только что захваченную базу наемников, гарантируя достойное вознаграждение за помощь. Хотя разговор ведется по защищенному каналу связи, собеседник юноши говорит о деле, не вдаваясь в подробности. Обо всех деталях он пообещал рассказать позднее, после прибытия Константина на базу.
   Как оказалось, Керим очень высоко оценивал пси-способности парня. В немалой степени этому поспособствовала впечатляющая победа в спарринге с профессиональным бойцом, а также быстрый и качественный допрос пленных пилотов-наемников. Однако из намеков в ходе разговора у Константина сложилось стойкое впечатление, что его помощь в качестве псиона потребовалась во многом из-за того, что он появился в системе совсем недавно и до этого времени никак не был связан с местными делами.
   Перспектива оторваться от своей текущей работы юношу не слишком обрадовала. Однако отказываться от предложения юноша все же не собирался. Керим явно знал толк в том, как правильно заинтересовать нужного человека. Он не стал предлагать за помощь деньги. Вместо этого просто упомянул в разговоре, что у него в запасах имеется очень полезная вещица, ничуть не хуже тех, что юноша не так давно получил от одного из его бойцов.
   Перспектива заполучить еще один артефакт, предназначенный для псионов, стала для Константина решающим доводом при принятии решения. Тем более что с оставшейся частью работ команда техников вполне могла справиться и без его участия. Кратко проинструктировав своих подчиненных, юноша отправился на базу наемников. Для экономии времени, он воспользовался одним из приготовленных к продаже легких КИПов. Пилотировать его Константин мог самостоятельно, а по своим скоростным характеристикам боевой пустотник заметно превосходил любой грузопассажирский челнок.
   Непосредственно на саму базу молодой человек попал без каких-либо трудностей. Хотя принадлежавшие наемникам ангары во время боя получили серьезные повреждения, посадочная площадка шахтерского поселения не пострадала. Именно к ее шлюзу и был отправлен пустотник парня.
   Прилета юноши уже ожидали несколько человек из команды Керима. Оставив для охраны КИПа пару человек, остальные сопроводили Константина к своему предводителю. Усиленные боевыми сервоботами патрули встречались на каждом шагу. Хотя непосредственно боевые действия уже не велись, операция по зачистке территории базы и шахтерского поселения все еще продолжалась.
   В качестве своей временной штаб-квартиры Керим использовал помещение спортивного зала. Мобильный командный пункт был развернут прямо среди тренажеров и спортивных снарядов. Для взгляда какого-нибудь стороннего наблюдателя это наверняка выглядело дико, но ни местные обитатели, ни сам юноша на подобные мелочи внимания не обращали.
   - Теперь я понимаю, почему тебе потребовалось тащить меня сюда, - задумчиво произнес Константин, выслушав сжатый рассказ Керима.
   Среди взятых на базе наемников пленных был обнаружен Бернард О'Дрисколл, бывший глава правительства системы Новый Акилл и главный организатор мятежа. Бывший тишек имел немало тайных сторонников среди местных военных и чиновников. Поэтому Керим, командовавший операцией по захвату базы, постарался сохранить факт пленения лидера мятежников в тайне, одновременно с этим озаботившись о как можно более быстром и надежном получении сведений обо всех высокопоставленных участниках мятежа.
   На какой-то момент юноша задумался о том, как выполнить поставленную задачу. Несмотря на то, что Бернард О'Дрисколл занимал ранее пост главы местного правительства, наличие у него блокировки от пси-сканирования было маловероятно. Ведь для проведения этой процедуры требовалось довольно специфическое оборудование, а также способные с ним работать специалисты. Но полностью исключить подобную возможность Константин все же не мог. Заранее обнаружить наличие блокировки от пси-сканирования у человека было невозможно. Поэтому при использовании обычных методов допроса с применением пси-способностей оставался риск столкнуться с довольно неприятными последствиями подобной защиты.
   Однако юноше совершенно не хотелось потерять ценного пленного из-за сработавшей ментальной закладки. Отсутствие на допросе других псионов полностью развязывало ему руки - он мог совершенно свободно применять технику перехвата контроля над чужим сознанием. Существенным минусом такого допроса являлась необходимость в постоянных наводящих вопросах для получения интересующей информации.
   Даже с учетом того, что Керим заранее позаботился о списке необходимых вопросов, проведение допроса затянулось на несколько часов. Слишком значительным оказался объем полезной информации. Допрос был остановлен только после того, как юноша удостоверился, что имеет на руках полный список военных и чиновников, поддерживающих мятежников.
   Хотя в достоверности полученной информации Константин ничуть не сомневался, его никак не покидало настойчивое ощущение какого-то внутреннего беспокойства. Ему казалось, что он упускает из виду что-то предельно важное.
   Попытка юноши разобраться в собственных ощущениях особой ясности так и не принесла. Но уже собираясь завершить допрос, Константин совершенно неожиданно для себя задал дополнительный вопрос о том, по какой причине О'Дрисколл находился на базе наемников. Ведь для него намного более безопасным было скрываться на поверхности населенной планеты.
   Ответы пленного были совершенно лишены какой-либо эмоциональной окраски. Но самому Константину для сохранения хотя бы видимости спокойствия пришлось приложить заметное усилие. В свою очередь Керим в проявлении собственных чувств нисколько не сдерживался, разразившись донельзя эмоциональной фразой на неизвестном парню языке.
   - Этот выкормыш крысы нанял еще наемников! Три носителя, в ангарах которых более полтора сотен машин. И до их ожидаемого появления осталось менее четырех стандартных суток! Единственный плюс в том, что их наниматель находится у нас.
   - Я бы так не сказал, - ответил юноша. - Все дело в том, что О'Дрисколл не является их официальным нанимателем.
   - А кто же тогда!?
   - Контракт с наемниками заключила компания "Солар БиоТэк".
  
  
   Глава 7.
  
   Новую информацию еще требовалось основательно осмыслить. Однако уже сейчас Константину было очевидно, что их с компаньоном дальнейшее пребывание в системе стремительно теряет прежнюю привлекательность. Название компании-нанимателя стойко ассоциировалось у него с АГБ КЮС, а это означало, что в местном конфликте замешены спецслужбы как минимум двух государств - Российской Империи и Конфедерации Южных Систем.
   Кроме того, несмотря на действующий статус наемного отряда, компаньоны фактически оставались Вольными торговцами. Ввязываться в серьезный конфликт, с однозначной перспективой проигрыша, а соответственно и огромных потерь, никак не вязалось с их представлениями об успешном бизнесе.
   Хотя с другой стороны, после разгрома наемников, пустотное прикрытие компаньонов оставалось единственной силой, на помощь которой могли рассчитывать защитники системы. Соответственно, острая необходимость в их помощи серьезно увеличивало размер возможного вознаграждения как со стороны местных властей, так и со стороны компании "ИнкоирТрансИндастриал".
   Однако размышлениями об изменившейся ситуации был занят не один только Константин. Керим явно смог просчитать все возможные нюансы ничуть не хуже самого юноши. И для предварительной оценки ситуации с последующим принятием решения ему потребовались считанные секунды.
   - Необходима ваша помощь ...
   - Мне кажется, что эти слова я уже недавно слышал. Вот только героическая гибель как-то не входила в мои планы, - опережая возможные возражения, произнес молодой человек. - Какой толк в большом вознаграждении, если тратить его будет некому?
   - Думаю, что не все так мрачно, как выглядит на первый взгляд. Тем более, что никто не требует от вас невозможного, - при последних словах юноша не сдержался от скептической ухмылки, что не укрылось от собеседника. - В данный момент, я хотел просто поинтересоваться вашим мнением о том, какие наиболее эффективные меры можно принять для отражения будущего нападения. Естественно, что в любом случае ваша помощь не останется без должного вознаграждения. В том числе и со стороны наших общих знакомых с Катуни.
   Хотя скептическая улыбка с лица молодого человека так и не исчезла, он уже мысленно стал прикидывать варианты решения поставленной задачи. Имея информацию по срокам появления противника в системе, можно было организовать "теплую" встречу. Вот только главным препятствием в этих планах являлся разрыв между силами защитников системы и их будущими противниками.
   Юноша мысленно перебрал все доступные ему возможности сократить разрыв: среди груза трейдеров находилось четыре легких КИПа, предназначенных на продажу, и еще пару пустотников можно было постараться восстановить из обломков, оставшихся после неудачного нападения на производственный комплекс. Кроме того, на захваченной базе наемников должно было находиться несколько целых КИПов, вот только их состояние требовалось уточнить. Пилотов на дополнительные пустотники модно было набрать среди экипажей трейдеров. После появления тренажерного комплекса нашлось немало желающих освоить пилотирование. Вот только разница по общему числу КИПов все равно оставалась критичной. Даже с учетом дополнительных машин противник имел двойное превосходство.
   Размышляя о различных способах решения проблемы, Константин не мог не вспомнить о минах. Тем более что удачный опыт их применения у него уже имелся. Главный недостаток этого оружия - низкая мобильность, исправлялся возможностью заманить противника в пространство минных постановок. Юноша даже мысленно прокрутил предполагаемый порядок развития событий. Несколько КИПов с противокорабельными ракетами ожидают появления носителей противника, далее следует их атака, целью которой будет поражение двигательных установок кораблей. После выхода в пространство пустотников противника последует отход КИПов в направление минных объемов. После подрыва мин идет добивание оставшихся.
   Вот только после неоднократного использования управляемых мин, их оставшиеся запасы существенно сократились, а возможности восполнить потраченное так и не представилось. Поэтому можно было только мечтать накрыть минными объемами большую часть машин противника. Оставалось только устроить в нужный момент сюрприз противнику, с довольно чувствительными потерями. Однако для победы этого было явно недостаточно. По всем расчетам, последующий бой превращался в настоящую бойню с неясным исходом.
   - Требуется что-то еще... - произнес парень, полностью погрузившись в собственные мысли.
   В поисках решения Константин вспомнил о недавнем нападении на производственный комплекс. Во время отражения неожиданной ракетной атаки на него он вынуждено использовал артиллерийские платформы. Хотя основным предназначением этого оборонительного оружия все же была борьба с "москитной" бортовой авиацией противника.
   Оборонительным вооружением артиллерийские платформы считались в первую очередь из-за своей низкой мобильности. Как правило, они могли лишь очень ограниченно корректировать свое местонахождение в пространстве. Но для юноши основным их достоинством была хорошая скорострельность и плотность залпа. В то время как все проблемы с перемещением платформ решались с помощью внутрисистемных буксиров, недостатка в которых компаньоны не испытывали.
   Временную систему управления артиллерийскими платформами Константин собирался установить на оснащенный системой маскировки челнок, на котором уже имелась система контроля минных кластеров. Все вместе со всеми предыдущими мерами это уже было существенной заявкой на победу. Даже в том случае, если чужие пустотники и не будут полностью уничтожены взрывом мин и последующим огнем артиллерийских платформ, уровень потерь сведет на нет преимущество противника.
   Но юноша, вошедший во вкус решения задачи, решил на этом не останавливаться. Классической схемой пространственных защитных систем было совмещение артиллерийских и ракетных комплексов. Вот только ракетных платформ среди привезенного компаньонами груза не оказалось. В отличие от туннельных орудий, боезапас для которых дешев и прост в изготовлении, высокотехнологичные противокорабельные ракеты были довольно дорогим удовольствием - производить их в системе Новый Акилл не могли.
   Однако отсутствие ракетных комплексов Константин собирался компенсировать. Среди имевшихся у мятежников КИПов несколько штук были оснащены противокорабельными ракетами. Поэтому молодой человек был уверен в том, что на недавно захваченной базе наемников должен обязательно храниться некоторый запас ракет. Их то и собирался использовать юноша для оснащения импровизированных ракетных платформ.
   Естественно, что подобные самоделки не могли отличаться особым качеством и долголетием. Но Константину они требовалось буквально на один раз. Хотя эффективность у такого использования противокорабельных ракет получалась заметно ниже, молодой человек собирался использовать любую возможность для увеличения потерь у противника.
   - Времени на подготовку совсем немного, но все же должно хватить, - добавил юноша, изложив свои соображения. - Я даже нахожу в недостатке времени свой плюс. Корабли наемников уже в пути, и сторонники мятежников никаким образом не успеют сообщить им о наших приготовлениях.
   - Сообщить о происходящем здесь они бы в любом случае не смогли. Единственный в системе гравиретранслятор имеется в распоряжении компании, и после начала боевых действий был введен запрет на передачу любых сообщений. Даже для местного правительства, - ответил Керим, одновременно с этим активно просматривая какую-то информацию на развернутой перед ним проекции.
   В том, что в системе Новый Акилл ни у кого, кроме компании "ИнкоирТрансИндастриал", нет собственных средств межсистемной связи, парня нисколько не удивило. За пределами пространства крупных мультисистемных государств подобное являлось нормой. Владение гравиретранслятором было недешевым удовольствием, позволить которое могли далеко не все. Комплексами межсистемной связи обладали филиалы крупных компаний и корпораций, также ей были оснащены военные базы больших государств. Правительства колоний, доходы которых позволяли содержать собственный гравиретранслятор, встречались довольно редко.
   - Предложенный тобой план действий принят. Мы вместе с тобой отвечаем за его реализацию.
   Четверо суток до появления противника в системе были использованы с максимальной эффективностью. Для подготовки операции были привлечены все доступные ресурсы, но львиная доля нагрузки досталась командам "Тулузы" и "Матозо". От участия в работах были свободны только немногочисленные дежурные вахты трейдеров и пилоты боевых машин. Хотя летный состав также не сидел без дела, отрабатывая свои действия на тренажерах.
   Однако самому Константину приходилось намного труднее. Ему необходимо было заниматься подготовкой минного объема, организацией доставки и размещения артиллерийских платформ, а также дополнительно контролировать процесс ремонта и восстановления боевой техники. Возможности его модифицированного организма были довольно велики. Но чтобы успеть все, парень вынужден был прибегнуть к использованию сильных стимуляторов.
   Только непосредственно перед окончанием срока он позволил себе отдых, пусть и довольно своеобразный - в виде пары часов, проведенных в регенераторе. Константин собирался принять активное участие в предстоящей операции, и поэтому предусмотрительно позаботился о том, чтобы к этому моменту находиться в хорошей форме. Хотя перед тем как залечь в регенератор, юноша мог уверенно говорить о том, что его усилия не пропали даром. К установленному сроку все приготовления были успешно завершены, а непосредственные участники были готовы к выдвижению на намеченные для них позиции.
   На большей части используемой в операции техники не имелось никаких систем маскировки. Для ее скрытия от средств обнаружения приходилось отключать все активные бортовые системы, в том числе и жизнеобеспечения. Поэтому, в ожидание появления противника, пилотам предстояло провести в своих скафах, упрятанных в глубине фактически мертвых машин.
   Только пилоты нескольких пустотников были избавлены от необходимости соблюдать жесткие меры маскировки. Для них была отведена особая роль. На своих КИПах они должны были изображать патрульное звено, и при появлении кораблей наемников провести их обстрел противокорабельными ракетами, тем самым провоцируя противника на вывод в пространство собственных КИПов.
   - Регистрирую гравитационное возмущение в предполагаемой точке перехода. Соответствует параметрам финиширующего межсистемника, - сообщение Ирвина стало сигналом того, что затянувшееся ожидание наконец-то окончено.
  
  
   Глава 8.
  
   Вероятность того, что в заданное время определенном секторе пространства появится кто-то другой, была ничтожно мала. Ведь место появления финиширующего корабля (зона перехода) напрямую завесили от транзитной системы, из которой совершался переход. Хотя Константин все же не исключал полностью возможность появления кого-то еще. Поэтому ИскИн "Матозо", имитируя действия местной службы контроля пространства, отправил стандартное сообщение с запросом регистрационных кодов и вопросом о целях захода в систему.
   На сделанный запрос никакого ответа не последовало. Однако Ирвин, обработав информацию с систем слежения, сообщил, что финишировавший корабль был идентифицирован как один из ожидаемых бортов противника. С вероятностью более девяноста процентов, это была "Дафна", гражданский контейнеровоз, переделанный в малый носитель. Одновременно с этим пришло сообщение от Керима, что "гости" предприняли попытку установить связь с базой наемников. На "Дафне" явно тянули время, пытаясь выяснить текущую обстановку в системе. Но давать противнику такую возможность никто не собирался.
   Теперь, когда никаких сомнений в появление врага уже не осталось, последовал первый ход защитников системы. Его сделали пилоты патрульного звена, произведя пуск ракет по "неизвестному" кораблю. Несмотря на отсутствие каких-либо официальных наблюдателей-арбитров, призванных контролировать ход боевых действий, защитники системы старались действовать по общепринятым правилам. Обвинения в нарушении международных норм могли иметь самые серьезные последствия.
   Целью ракетной атаки стали дюзы двигателей. Вероятность их поражения по предварительным расчетам была выше пятидесяти процентов. По этим же расчетам, через действующие системы корабельного ПКО до конечной цели должна была долететь менее трети ракет. Однако на деле на пуск ракет отреагировала только пара артустановок, с практически нулевым результатом. Единственная поврежденная огнем установок ракета все равно благополучно поразила предназначенную ей цель.
   - Жаль, что из допроса было неясно, что у противника настолько плохо с ПКО, - прокомментировал результат первого удара Константин.
   Первоначальным планом предполагалось отступление "патрульных" сразу после вывода противником собственных КИПов. Но сброса бортовой авиации с атакованного корабля до сих пор так и не последовало. Поэтому, вместо отступления последовала повторная атака, но уже на "Пакман" - другой борт противника, только что появившийся в системе.
   К этому моменту на "Дафне" уже успели выйти из состояния бездействия и приступили к сбросу пустотного прикрытия. Но и после повторного запуска ракет "патрульные" не спешили отходить. Хотя ситуация выглядела далеко не безопасной - общее количество пустотников, направленных на их перехват, составляло два десятка машин. Про себя Константин в сердцах костерил своеволие командира звена "патрульных". Ему была понятна причина довольно рискованной задержки - тот явно дожидался появление третьего носителя, чтобы выпустить по нему оставшиеся противокорабельные ракеты.
   Впрочем, поговорка о том, что победителей не судят, более чем подходила к данному случаю. Третий запуск ракет был произведен буквально под носом приближающихся КИПов противника. А еще через несколько минут преследователи превратились в добычу, так как были атакованы маскировавшимися под космический мусор пустотниками защитников системы.
   Момент для вступления в бой был выбран очень удачно. В первые минуты атаки половина КИПов преследователей оказалась уничтожена. Оставшиеся машины противника попытались вернуться назад, к кораблям-носителям. Но вскоре также были сбиты, один за другим.
   Однако, не смотря на понесенные потери, подавляющий численный перевес все еще оставался за противником. Все новые и новые машины спешно покидали носители, накапливаясь рядом с кораблями. Командование противника явно намеревалось использовать свое преимущество как можно полнее. Приближающиеся к носителям КИПы защитников системы ожидала горячая встреча.
   Едва последние пустотники были выведены в пространство, последовала немедленная контратака. Очень неприятным сюрпризом оказалось наличие противокорабельных ракет на некоторых машинах противника. Среди защитников системы появились первые потери - два борта были сбиты, еще один полностью утратил боеспособность, а также потеряны четыре беспилотника, направленные на перехват ракет. Один из пилотов сбитых машин был из экипажа "Тулузы".
   Хотя у Константина оставалась надежда, что бронекапсулы пустотников уцелели и сохранили пилотам жизнь. Но выяснить это можно было только после окончания боя. К счастью, количество платформ с ракетным вооружением оказалось невелико - не более одного звена из четырех машин. В противном случае потери могли быть намного серьезнее.
   Ответный залп противокорабельными ракетами стоил противнику пяти КИПов. Однако защитники системы не стали продолжать бой против превосходящих сил, повернув в обратном направлении. Атаковавший противник начал преследование отступающих.
   Стороны в очередной раз поменялись местами. Одни убегали, другие догоняли. Вот только отступление защитников системы не являлось бегством. Маршрут их отхода проходил через объемы минных постановок, которые должны были активироваться во время прохода преследователей. Но за тактическое отступление пришлось заплатить дорогую цену. До того момента, когда противник оказался в границах минного кластера, было потеряно еще четыре КИПа и вдвое большее число дронов.
   Константин с легким сожалением отметил, что запасы управляемых мин практически полностью исчерпаны. После активации минного кластера уцелело всего несколько штук, находившихся на границе объема - менее пяти процентов первоначального количества. Однако полученный результат полностью оправдал затраты этого дефицитного вооружения. Были уничтожены или получили серьезные повреждения более полусотни машин противника.
   Сразу после первых подрывов на минном кластере в бой вступили артиллерийские платформы и автоматические ракетные установки. Туннельные орудия и противокорабельные ракеты произвели настоящее опустошение среди вражеских пустотников. Разгром противника довершили вернувшиеся к месту схватки КИПы защитников системы. За уцелевшими в результате бойни вражескими бортами развернулась настоящая охота. Понесенные потери ожесточили пилотов, оставшиеся машины противника добивали с большой охотой и азартом.
   После уничтожения вражеских пустотников наступила очередь носителей. Но здесь как таковые боевые действия не велись. Без исправления имеющихся повреждений двигателей корабли противника не могли приступить к полноценной процедуре разгона, и соответственно все еще вынуждены были оставаться в системе. В свою очередь, у защитников системы было недостаточно сил и средств доставки десанта для одновременного захвата всех вражеских бортов.
   Поэтому далее последовал продолжительный торг, в котором стороны стремились получить наиболее выгодные для себя условия. При этом наемники угрожали устроить подрыв собственных бортов, а их оппоненты - полноценным штурмом с тотальным уничтожением противника. Для усиления эффекта, КИПы защитников системы демонстративно барражировали на границе действия корабельных систем ПКО. Но так как позиции защитников системы изначально были сильнее, в результате все свелось к торгу за сохранение жизни и свободы экипажей. За сдачу кораблей с неповрежденными системами командам было обещано сохранение личного имущества и доставка в систему Олдмарк.
   Однако на счет сохранности некоторых видов корабельного оборудования, а точнее ИскИнов, у Константина имелись серьезные сомнения. Судя по информации о том, кто выступал официальным нанимателем для наемников, на борту носителей наверняка имелись агенты АГБ КЮС. Соответственно, и наличие различных программных закладок в ИскИнах было гарантировано. Как подозревал юноша, любая попытка извлечь из них какую-либо важную информацию закончится неудачей. Более того, через некоторое время после сдачи кораблей закладки наверняка должны активироваться, превращая искусственные разумы в груду бесполезного мертвого железа.
   Вот только Константина подобное совершенно не устраивало, ведь без рабочих ИскИнов трофеи существенно теряли в стоимости. Да и хранимая на них информация представляла для него существенный интерес. Поэтому юноша собирался предотвратить уничтожение ИскИнов, воспользовавшись для этого вирусом-взломщиком. Но чтобы его запустить, необходимо было обязательно попасть на борт каждого из захваченных кораблей.
   Впрочем, получить доступ на борт каждого межсистемника было в пределах возможностей молодого человека. У него даже имелся в наличие вполне подходящий предлог - посещение трофеев необходимо для оценки их текущего состояния. Вопросов подобное намерение ни у кого не вызвало, так как оказалось вполне логичным и даже ожидаемым. А далее юноше было достаточно всего лишь получить доступ к корабельной сети.
   Того, что кто-то сможет обнаружить его манипуляции с ИскИнами, Константин не опасался. Экипажи трофеев до момента отправки в систему Олдмарк должны были содержаться в другом месте, более подходящем, на захваченной ранее базе наемников. Поэтому, не имея какой-либо достоверной информации о происходящем на борту носителей, уцелевшие ИскИны КЮС-овские агенты наверняка посчитают результатом действий спецслужб РИ. А Керим и его коллеги с свою очередь спишут сохранность ИскИнов на личную заинтересованность экипажей, побоявшихся их уничтожить.
   Единственным препятствием для планов парня стала необходимость сразу после боя руководить спасательными работами и эвакуацией подбитой техники. В сбитых КИПах защитников системы погибли четыре человека, но сбитый пилот из экипажа "Тулузы" был найден живым. Далее юноше пришлось организовать сбор артиллерийских платформ, с их последующей транспортировкой к производственному комплексу.
   Однако сильно затягивать с посещением трофейных бортов Константин все же не стал. Агенты АГБ КЮС среди экипажей наемников вполне могли наплевать на собственную безопасность, и запрограммировать уничтожение ИскИнов на более короткий срок, еще до того момента, как им действительно удастся покинуть систему.
   Опасения юноши оказались не напрасными. Ему удалось успешно обработать все три бортовых ИскИна, но позднее он выяснил, что до момента их самоуничтожения оставались считанные часы. Вот только делиться этой информацией молодой человек ни с кем не собирался.
   На сбор и анализ информации со всех трех корабельных ИскИнов, с последующей зачисткой всех следов своей деятельности, Константину потребовалась пара суток. Даже для его модифицированного организма нагрузка оказалась довольно серьезной, так как параллельно ему приходилось заниматься и другими делами. Хотя полученный результат явно стоил всех затраченных усилий.
  
  
   Глава 9.
  
   Всю ценность попавшей к нему информации Константин прекрасно понимал. Хотя на первый взгляд, никаких особых секретов в ней не содержалось. Не смотря на отсутствие официальной регистрации в какой-либо Системе Найма крупных государств, откровенно противоправной деятельностью наемники все же не занимались. Однако вместе с уже имеющимися у парня сведениями получалась довольно интересная картина, приоткрывающая изнанку деятельности АГБ КЮС.
   Огромный массив имен, названий, дат, пространственных координат, номеров счетов и списков транзакций, кратких описаний операций и номенклатуры грузов. А за всем этим стояло сотрудничество с пиратскими кланами, незаконная работорговля, контрабанда, тайные контакты с ксеносами... Список получался довольно основательным. Впрочем, было и немало того, что находилось на самой грани законности, но представляло немалый интерес для любой из спецслужб других государств.
   Вот только продавать полученную информацию всем заинтересованным в ней сторонам Константин не планировал. В данном случае риск от такой деятельности значительно перевешивал выгоду. На данный момент у парня были совершенно другие соображения. Значительную часть сведений он собирался передать своим новым знакомым из русских спецслужб без каких-либо требований оплаты.
   Однако никакого альтруизма в его намерениях не было. После массового "слива" информации конфедераты длительное время будет озабочены сохранением своей агентурной сети, что вполне устраивало Константина. Кроме того, дополнительные преференции от спецслужбы русских в перспективе были даже более выгодны, чем крупная сумма в твердой валюте.
   Естественно, что раскрывать настоящие источники информации юноша не собирался. Поэтому он предусмотрительно позаботился о соответствующей "легенде". Тем более что ломать голову над ее проработкой ему не пришлось. Во время осмотра трофеев ему попалась вполне подходящая для этой цели заготовка.
   На одном из кораблей наемников, "Пакмане", во время боя погиб помощник капитана. Противокорабельная ракета, получившая повреждения от огня бортовых систем ПКО, тем не менее все же попала в носитель и серьезно повредила один из стартовых шлюзов летной палубы. Единственной жертвой оказался тот самый невезучий помощник капитана. Во время "потрошения" корабельного ИскИна "Пакмана" Константин выяснил, что погибший помощник оказался одним из агентов конфедератов. В принадлежавшей ему каюте осталось достаточно свидетельств об этой стороне его деятельности - при сдаче корабля их просто некому было уничтожить.
   Что-либо дополнительно править в имевшейся "легенде" не было никакой необходимости. Юноше оставалось только заменить информацию на одном из носителей, найденном в каюте. Благодаря помощи корабельного ИскИна никаких следов о проведенных манипуляциях в записях систем наблюдения не сохранилось.
   После того как вся предварительная подготовка была проведена, Константин проинформировал Керима о своей "случайной" находке борту одного из трофеев. Сообщение того настолько заинтересовало, что он не стал присылать никого из своих людей, а сам лично прилетел на "Пакман". После изучения находок никаких комментариев Керим не делал. Но так как юноша отслеживать сенс-каналом его эмоции, ему было понятно, что все получилось так, как он хотел.
   Однако увлечение шпионскими играми нисколько не мешало Константину заниматься заявленным делом - учетом трофеев. Благо после боя было что учитывать. Одних только носителей-межсистемников, пусть даже и переделок из гражданских транспортников, победителям досталось три борта. В результате боя эти трофеи получили некоторые повреждениями. Но по оценке юноши, среди них не оказалось ни одного критичного. Большинство повреждений можно было исправить своими силами, не прибегая к услугам корабельных верфей.
   По предварительному соглашению в собственность компаньонов полностью отходил один из бортов. Хотя Пьер Жорж поначалу и ворчал о том, что их вклад в общее дело мог быть оценен более высоко. Но Константин довольно быстро сумел объяснить ему все преимущества такого раздела.
   - Речь идет только о самих кораблях. Все, что найдено на борту, в том числе оборудование летных палуб и системы ПКО, будет делиться отдельно. Мы свое по любому возьмем. Только за то, что мы не претендуем на другие межсистемники, нам достаются все поврежденные в бою пустотники противника, - пояснил причины сделанного выбора молодой человек.
   - По моему мнению, куча битых платформ явно неравноценная замена практически не поврежденному межсистемнику, - с видимым сомнением ответил ему компаньон.
   - Тебе стоит посмотреть на это и с другой стороны. Мы ведь просто не наберем перегонные экипажи сразу на два дополнительных борта. А на помощь местных в этом вопросе нам рассчитывать не приходится. Вот и получается, что один "лишний" борт пришлось бы продавать нашим нанимателем. Вот только, несмотря на всю благодарность за победу, полную цену за трофей у них мы бы никак не получили. С этим ты согласен?
   - Трудно не согласиться. Любому ясно, что лишних денег у местных нет, - с видимой неохотой признал Пьер Жорж.
   - Вот и получается, что куча битых платформ, которые мы своими силами в состоянии превратить во вполне востребованный товар, для нас гораздо предпочтительней, - пояснил парень. - Во всяком случае, никаких проблем с транспортировкой техники не возникнуть не должно. Да и наниматели вполне могут все же раскошелиться на покупку нескольких дополнительных пустотников для местных. Кроме того, за устранением повреждений на трофейных носителях наверняка обратятся к нам. Была бы такая возможность, я бы местным оставил все три трофейных борта. Вот только не нашлось никакой равноценной замены нашей доли.
   Хотя во время разговора Константин был уверен, что ворчал компаньон больше для порядка. Опыта Вольному торговцу было не занимать, и все возможные расклады он наверняка уже давно успел проанализировать и оценить. Единственное, что было трудно предположить заранее, так это общий объем доставшихся компаньонам трофеев.
   Вместе с оплатой за ранее оказанные услуги, значительную часть которой составляли ликвидные ресурсы и товары местного производства, трофеи серьезно переполнили трюмы "Тулузы" и "Матозо". Поэтому наличие еще одного межсистемника пришлось как нельзя кстати, даже несмотря на необходимость набирать перегонную команду из экипажей трейдеров.
   Ранее принадлежавший наемникам борт оказался оборудован для перевозки значительных по объему грузов. Доставшаяся компаньонам "Дафна" могла нести на внешних трюмах до 1.5 Мт полезной нагрузки. Хотя вопрос о дальнейшей судьбе трофея все еще оставался открытым. И дело было не только в недостаче людей для еще одного полноценного экипажа. С прибытием в систему Олдмарк эта проблема была вполне решаема. Просто при продолжении деятельности в качестве Вольных торговцев еще один борт был явно избыточен.
   Впрочем, никакой необходимости в немедленном принятии решения у компаньонов не было. Как и предполагал Константин, его команда техников получила хорошо оплачиваемый подряд на ремонт трофейных носителей, что в свою очередь означало вынужденную задержку в системе как минимум на неделю. Поэтому свой выбор компаньоны могли сделать позднее, без всякой спешки.
   Так как отлет из системы откладывался, члены команды "Матозо" и "Тулузы" стали получать увольнительные. Новый Акилл нельзя было назвать курортной системой, но подходящие для отдыха экипажей места имелись как на поверхности обитаемой планеты, так и за ее пределами. Местные власти были настроены более чем благожелательно, поэтому решить этот вопрос оказалось несложно. Хотя возможность для отдыха имелась не у всех. Ни команда техников, ни сами компаньоны в число отпускников не попадали. Единственный отдых, который они могли себе сейчас позволить, это немного снизить нагрузку.
   Из-за занятости команды техников на ремонтных работах на захваченных у наемников кораблях восстановление трофейных пустотнков продвигалось крайне неторопливо. Хотя в первую очередь восстанавливали только те машины, для которых не требовался долгий ремонт и дорогие запчасти. За время, прошедшее после сражения с заявившимися в систему наемниками, было отремонтировано всего полтора десятка беспилотников и восемь пилотируемых машин.
   Столь скромный результат был обусловлен еще и тем, что Константин не старался как-то ускорить ремонт. Ведь для него не были секретом порядком исчерпавшиеся финансовые возможности местных властей. Других же покупателей на боевые пустотники в системе не было. Тем не менее, вся восстановленная техника местными властями была выкуплена. Оставшись без прикрытия наемников, правительство системы старалось нарастить собственные вооруженные силы. Хотя первоначально достаточного на покупку техники объема свободных средств у них действительно не набиралось, они все же нашли способ их получить.
   Юноша не знал в подробностях, какие договоренности заключили между собой тишек Шон О'Келли и представители "ИнкоирТрансИндастриал". Но оплата за пустотники, в открытых банковских чеках общесистемной биржи Олдмарка, была передана покупателями в присутствии представителя компании. Компаньоны охотно согласились с подобным способом оплаты - жесткая привязка банковских чеков общесистемной биржи к курсу роял-фунтов СК позволяла конвертировать их в любую ликвидную валюту.
   Однако сам Константин в ремонтных работах и восстановлении техники практически не участвовал. Для него нашлось другое занятие. Ему пришлось временно переквалифицироваться в медтехника. В данном случае, услуги по восстановлению здоровья были необходимы сдавшимся наемникам. Некоторые из них получили ранения во время недавнего сражения. По условиям сдачи, им должно было быть предоставлено необходимое лечение.
   В распоряжении компании и местных властей имелись собственные регенераторы и медики, но их количества оказалось совершенно недостаточно. Поэтому к компаньонам обратились с просьбой принять часть раненных наемников. Уровень лечения требовался самый минимальный, лишь бы устранить угрозу жизни пациентов. Проводить длительные и дорогостоящие процедуры реабилитации для пленных никто не собирался. Но проблема заключалась в том, что раненых оказалось действительно МНОГО. В отсутствии Ирен, штатные медтехники на трейдерах самостоятельно не справлялись с таким количеством пациентов. Поэтому Константину пришлось значительную часть своего времени проводить в корабельных медсекциях, помогая им контролировать процесс лечения пленных.
   Расходы на лечение наемников возмещались местными властями по самым минимальным ставкам, которые с трудом покрывали стоимость расходников. Однако данный факт юношу нисколько не огорчал. Он находил весьма полезным, как для себя, так и для корабельных медтехников, получить дополнительный практический опыт лечения. Кроме того, у него имелась и еще одна причина проводить свое время в медсекции, о которой знал только узкий круг доверенных лиц.
   Вместе с собранной после сражения техникой на борту оказались и пилоты наемников, значительная часть из которых к этому времени была мертва. Их труппы извлекались из отправляемых в техсекцию обломков, и временно складировали в одном из отсеков-морозилок. Далее, по договоренности со сдавшимися наемниками, после стандартной процедуры идентификации останки предполагалось кремировать. Но перед кремированием Константин собирался позаботиться о том, чтобы извлечь из тел все имевшиеся импланты. Естественно, что информировать наемников об этой процедуре никто не собирался.
   Юноша не мог сейчас рассчитывать на помощь Ирен, но подобные операции он проводил уже не один десяток раз, да и новое оборудование медсекции серьезно упрощало операцию. Поэтому процесс извлечения имплантов проходил без каких-либо сложностей и достаточно быстро. По ценности установленных имплантов наемникам было далеко до работорговцев, основательно пощипанных компаньонами на Месалии. Тем не менее, полезного извлечь получилось весьма прилично. Пусть качество изделий было хуже, а износ больше, но и на такой товар можно было найти своих покупателей. За границами освоенного космоса все подобная продукция оставалась весьма востребованной. Многим были не по карману расходы на качественные и очень дорогие изделия медицинского назначения, поэтому любые дешевые суррогаты брали весьма охотно, лишь бы они могли еще какое-то время послужить новым владельцам.
   Однако, несмотря на более чем плотную нагрузку, последнюю неделю Константин расценивал как отдых. Во всяком случае, недавняя подготовка к встрече наемников была еще достаточно свежа в его памяти, чтобы он был способен думать об этом как-то по-другому. Один только факт, что он мог позволить себе пару-тройку сна вместо приема очередной порции стимуляторов, и как следствие, ему не надо было ложиться в регенератор для снятия последствий их приема, говорил сам за себя.
   Тем не менее, момента отлета молодой человек ожидал с радостным предвкушением. Поэтому незапланированный визит Керима, который сообщил о своем желании пообщаться с компаньонами, особой радости у него не вызвал. Ведь на этой встрече речь могла пойти только о новых делах.
   В своих ожиданиях юноша не обманулся. Сразу после прилета на "Тулузу" Керим, опуская всякие обязательные формальности, попросил возможности переговорить с компаньонами наедине. С первых же слов стало понятно, что разговор был действительно важным и конфиденциальным, поэтому личная встреча была предпочтительней сеансу связи. Хотя опасения Константина о том, что дата отлета в очередной раз будет отложена, все же оказались беспочвенны.
   Как выяснилось, Керим был уполномочен сделать предложение компаньонам от лица компании. Он пояснил, что в отчете для руководства компании был особо отмечен их вклад в организацию защиты Нового Акилла от наемников. При этом ни у Константина, ни у Пьер Жоржа, ни на секунду не возникло сомнений, о каком именно "руководстве компании" на самом деле идет речь. Содержание отчета не осталось без внимания, и в результате компаньонам предложили участие в операции, которая планировалась как ответ "ИнкоирТрансИндастриал" на недружественные действия компании "Солар БиоТэк".
   Двух месячный контракт не предусматривал непосредственного участия в боевых действиях. Компаньонам и их людям присваивался статус вспомогательного подразделения, задействованного в техническом обеспечении операции. В качестве основной боевой силы выступали военизированные структуры компании и отряды наемников.
   В том, что попытка военного захвата власти на Новом Акилле не останется без ответа, компаньоны не сомневались. Но их обоих поразило, что ответная реакция последовала настолько быстро. Что же касалось озвученного Керимом предложения, то компаньонов оно заинтересовало. У них уже имелся схожий опыт, участия в операции против пиратов на Кампо-дель-Соло. Временный контракт с пикетом флота Бразильского Конгломерата оказался для компаньонов довольно выгодным, так что у них имелись серьезные предпосылки согласиться на предложение. Единственным, но достаточно серьезным препятствием, была Ирен, проходившая медицинскую практику в системе Катунь. Из четырех месяцев, запланированных для доставки груза на Новый Акилл, оставался всего один. Новый контракт означал серьезную задержку с возвращением на Катунь, соглашаться на которую Константин не хотел.
   Но оказалось, что Кериму было известно о возможном затруднении. Он передал юноше чип памяти, на котором было записано послание Ирен, и предложил свою помощь в отправке ответа. Естественно, что отказываться от такой возможности Константин не собирался. Как-то по-другому послать сообщение своей жене он не мог - в системе Катунь отсутствовали коммерческие услуги межсистемной связи, гравиретрансляторы находились в ведение местного правительства и военных с базы флота РИ. Но для работодателей Керима подобные мелочи помехой никак не являлись.
   Молча переглянувшись между собой, компаньоны подтвердили свое решение заключить контракт. Когда Константин поинтересовался у Керима, будет ли он со своей командой пассажирами на "Матозо" и в этот раз, тот с заметным сожалением ответил, что ему придется остаться на Новом Акилле. Операция по уничтожению тайных баз мятежников на поверхности планеты все еще продолжалась, и его команда принимала в ней активное участие.
   На дальнейшее обсуждении отдельных моментов соглашения понадобилось всего несколько минут. Информация о том, что встреча с остальными участниками операции будет происходить в системе Олдмарк, была для компаньонов весьма приятной новостью. Еще больше их обрадовало сообщение, что у них будет двое-трое суток на пополнение запасов и проведение торговых операций на местной бирже.
   - Что и говорить, отличный контракт, - озвучил свое мнение Константин после ухода их гостя.
   - Действительно, отличный, - охотно согласился с ним Пьер Жорж. - Никак не могу поверить в то, что не так давно я был простым Вольным торговцем, и даже не мог представить себе в качестве командира наемников.
   - Представь себе, я тоже ни о чем подобном не предполагал, - усмехнулся юноша, вспоминая при этом свою работу простым техником, экономящим каждый конкред.
  
  
   Глава 10.
  
   О своих планах на отдых на время пребывания на Олдмарке Константину пришлось забыть. Хотя Пьер Жорж и предлагал ему провести пару дней на любой из транзитных станций, убеждая, что как-нибудь справится с делами в его отсутствие. Но молодой человек прекрасно понимал, что без его помощи компаньону никак не обойтись. Слишком много всего необходимо было успеть сделать до отлета, и в некоторых случаях без участия юноши нельзя было обойтись.
   Одной из таких неотложных забот стало срочное пополнение экипажей. Компаньоны решили не продавать трофейный борт до окончания контракта. Поэтому им потребовалось нанять несколько человек, чтобы сформировать полноценные вахты на "Дафне". С первичным подбором кандидатов прекрасно справился найденный Пьер Жоржем рекрутер. Но перед тем как подписать рабочие контракты, юноша лично беседовал с каждым человеком в офисе рекрутера на одной из транзитных станций. Подобная предосторожность была совсем не лишней. По результатам этих собеседований Константину пришлось отсеять троих человек.
   Один из них имел явные проблемы с психикой в результате длительного потребления тяжелых стимуляторов, а два других были завербованы разными спецслужбами. Если спятившего наркомана и агента местной службы безопасности довольно аккуратно завернули, просто отказав в заключение контракта, то выявленного человека конфедератов ждала более печальная участь.
   Естественно, что просто так отпускать его Константин не собирался. Ему требовалось узнать поставленные агенту задачи, а также постараться выяснить, насколько конфедераты осведомлены об участии компаньонов в событиях на Новом Акилле. Однако оставлять человека конфедератов в экипаже юноша счел слишком рискованной затеей. Поэтому он решил действовать по следующей схеме: сообщить кандидату о согласии подписать с ним контракт, выдать небольшой аванс, и перед началом работы дать одни сутки на улаживание личных дел, одновременно с этим послать с новичком сопровождающего из экипажа. То есть ничего такого, что могло бы насторожить агента конфедератов. Далее, сопровождающему предстояло изолировать и допросить шпиона.
   Естественно, что компанию агенту конфедератов должен был составить не обычный член команды. Эту роль взял на себя Макс Болдуин. Несмотря на то, что на службу компаньонам псион попал довольно оригинальным образом и не совсем добровольно, он успел зарекомендовать себя с лучшей стороны. Поэтому Константин без каких-либо колебаний привлек его для участия в этом довольно деликатное деле.
   Хотя на первый взгляд, намерение провести подобную операцию, без какой-либо подготовки, не имея никаких специальных групп поддержки, выглядело не слишком разумным и довольно рискованным. А если принять во внимание, что действие происходило на оживленной транзитной станции, плотно опекаемой не столько местной службой безопасности, сколько спецслужбами СК... То подобное намерение уже казалось безумной авантюрой.
   Естественно, что сам Константин все это прекрасно осознавал. Вот только Макс Болдуин уверил своего работодателя, что в силах выполнить порученное ему дело быстро и скрытно. Основанием для подобной уверенности служил его солидный опыт работы на криминальных боссов Каса-дель-Рей.
   Впрочем, кроме заверений псиона в собственной компетенции, на случай непредвиденных осложнений у юноши имелся в наличие достаточно серьезный козырь. Этим козырем была возможность взять под свой контроль практически любой ИскИн после получения доступа к любому его терминалу. Программа-взломщик, доставшаяся парню в качестве трофея, на поверку оказалась невероятно эффективным средством, которое уже не один раз помогало ему справиться с непростыми ситуациями. В данном случае он также намеревался ей воспользоваться.
   Константину было известно, что в распоряжении службы безопасности станции есть собственный ИскИн. Это была общедоступная информация, подаваемая гостям станции как дополнительная гарантия их безопасности. Именно над этим ИскИном юноша и собирался установить контроль. Выглядевшая не самой простой задача невероятно облегчалась тем, что один из напрямую связанных с ИскИном местной СБ терминалов находился в офисе рекрутера, с которым компаньоны вели свои дела. Вдобавок хозяин офиса любезно предоставил своему клиенту собственный кабинет для собеседования с кандидатами. Работать в таких комфортных условиях для Константина было настоящим удовольствием.
   Естественно, что терминал имел серьезные ограничения по доступу к сведениям службы безопасности и был надежно защищен от возможных вирусных атак. Вот только созданная полубезумным сектантом на основе кода техноразумных программа игнорировала большинство используемых средств защиты. Теоретически, подобное вмешательство было возможно отследить во время периодических контрольных проверок состояния искусственного разума. Но помощь ИскИна местных СБ-шников требовалась Константину на очень ограниченный срок, менее одних суток. После чего он собирался устранить все следы своего вмешательства.
   Однако Макс Болдуин о действиях своего работодателя не подозревал и действовал полностью самостоятельно, не рассчитывая на его помощь. В свою очередь Константин мог наблюдать за ним с помощью взятого под контроль ИскИна, с удобством устроившись в номере одной из станционных гостиниц.
   Как оказалось, местные СБ-шники могли вести наблюдение за интересующими их людьми или помещениями не только с помощью стационарных средств наблюдения. К их услугам имелось несколько мини размерных моделей дронов и сервоботов, обладающие эффективными системами маскировки. При взгляде на технические характеристики юноша лишь завистливо вздохнул. Хотя в распоряжении службы безопасности станции имелось несколько сот единиц подобной спецтехники, пропажа даже ее небольшой части не могла надолго остаться незамеченной. Но благодаря помощи ИскИна СБ-шников Константин мог некоторое время использовать эти ресурсы для своих нужд.
   После ухода из ухода из офиса, Макс Болдуин вместе со своим подопечным отправились в недорогое питейное заведение, отметить подписание контракта новым членом команды. Там они просидели некоторое время, однако надолго задерживаться не стали. Через следивших за ними мини-ботов парень услышал, как агент конфедератов предложил своему спутнику заглянуть в арендуемое им жилище. Он хотел заранее собрать свои вещи, чтобы затем спокойно продолжить отдыхать. Макс Болдуин с предложением охотно согласился.
   Константин предположил, что псион счел жилище шпиона вполне подходящим местом для проведения допроса. Однако вскоре выяснилось, что так думал не один только Макс Болдуин. Проникшие внутрь мини-боты транслировали довольно неожиданную картину. В помещение находилось четверо вооруженных человек. Судя по наличию у них мобильного подавителя пси-активности, они явно ожидали появления псиона.
   От испытываемой досады юноше захотелось врезать кулаком в стену. Он просто не успевал предупредить Макса Болдуина о засаде, так как тот уже входил в помещение. Мгновенно отбросив ненужные переживания, Константин потребовал от ИскИна как можно быстрее подготовить освобождение псиона. Однако буквально через минуту он отменил свой ранее отданный приказ.
   Несмотря на наличие подавителя пси-активности, Макс Болдуин каким-то образом сумел нейтрализовать всех находившихся в помещение людей. Далее псион принялся достаточно сноровисто обыскивать лежавшие тела, после чего надежно связывал их конечности пластиковыми стяжками.
   Далее наблюдение за происходящим в помещение прервалось. ИскИн сообщил, связь с находившимися внутри ботами-наблюдателями потеряна. Впрочем, чего-то подобного Константин и ожидал. Макс Болдуин просто не мог не подстраховаться, ведь в жилище агента конфедератов наверняка могли находиться замаскированные системы наблюдения. О том, что наблюдение может быть организовано его собственным боссом, он знать не мог.
   Насколько юноше было известно, в арсенале псиона имелось сразу несколько техник, вполне подходящих для нейтрализации следящего оборудования. Без особого сожаления молодой человек констатировал, что защита специализированных мини-ботов службы безопасности оказалась недостаточно эффективна. Чтобы не давать псиону ненужных поводов для беспокойства, Константин не стал предпринимать никаких попыток восстановить наблюдение. По его команде находившиеся перед входом дроны остались на своем месте, контролируя обстановку снаружи.
   Одновременно с этим сам юноша старался решить, что же делать в изменившейся ситуации. Пусть пока Макс Болдуин и не выходил на связь с просьбой о помощи, затягивать с поиском решения не стоило. Первоначальный план допроса и последующего заметания следов строился на том, что псиону придется иметь дело с одним единственным человеком. После короткого допроса от ставшего ненужным агента конфедератов можно было без особого труда избавиться. За исполнителем оставался выбор наиболее подходящего для данного случая способа: несчастный случай, критическая проблема со здоровьем или внезапное самоубийство. Вот только многократное увеличение количества потенциальных жертв путало все первоначальные планы.
   На секунду Константин представил, как Макс Болдуин будет инсценировать коллективное самоубийство сразу пяти человек, и после этого криво усмехнулся. Картина в его сознание получалась поистине феерическая. Точно так же дело обстояло и со смертельным ухудшением самочувствия жертв - получалось слишком неестественно. Хотя несчастный случай выглядел лишь немногим лучше.
   В том, что опытному псиону вполне под силу организовать нечто подобное, молодой человек нисколько не сомневался. Вот только несчастный случай на транзитной станции сразу с пятью человеческими жертвами наверняка привлечет к себе повышенное внимание, как местных властей, так и службы безопасности станции. Также происшествие может заинтересовать заправляющего в системе генерал-губернатора и спецслужбы Соединенных Королевств.
   Хотя в запасе у Константина оставался испытанный "целительский" прием, позволяющий уничтожить разум жертвы, превратив ее в полоумного идиота. Данный способ был удобен как раз из-за отсутствия трупов. Вот только пользоваться им без особой нужды юноша не собирался. При его частом использовании оставался заметный след, который возможно было отследить.
   Параллельно со своими размышлениями Константин изучал подготовленную ИскИном информацию об устроивших засаду людях. По имевшимся у местной службы безопасности данным, ничего противоправного за ними не числилось. Все четверо являлись пассажирами-транзитниками, ожидающими подходящего рейса в систему Мармара на транзитной станции Олдмарк-Центральная. На эту же станцию Орхус-2 они прибыли буквально несколько часов назад.
   По расчетам молодого человека выходило, что сюда все четверо отправились вскоре после того, как компаньоны заключили с рекрутером договор о наборе новых членов экипажа. По всей видимости, конфедераты с самого начала не намеревались проводить внедрение своего агента, а планировали провести силовую операцию с захватом кого-то из членов команды компаньонов.
   В то, что среди группы захвата окажется организатор операции, юноше верилось слабо. С большой вероятностью, он и не появлялся на Орхус-2, а находился в каком-то другом месте. Например, на Олдмарк-Центральная. Даже получив во время допроса всю информацию от исполнителей, добраться до их руководителя Константин вряд ли бы смог. И дело было не столько в недостатке его реальных возможностей, сколько в банальной нехватке времени. Ведь на руках у компаньонов был контракт об участии в операции "ИнкоирТрансИндастриал" против "Солар БиоТэк", и до начала операции оставалось чуть более суток.
   В очередной раз посетовав про себя на недостаток времени, юноша пораженно замер от пришедшей ему в голову мысли:
   - А не переложить ли часть своих проблем на чужую голову?! Тем более что Керим специально оставлял мне контакт как раз на случай непредвиденных ситуаций.
  
  
   Глава 11.
  
   В пришедшем в голову Константина решении были свои плюсы и минусы. Однако точку в принятии окончательного решения сыграло поступившее от Макса Болдуина сообщение. Сообщение было замаскированно под обычное коммерческое предложение, цифры в котором являлись закодированным текстом. С помощью программы на ручном ком-ридере операция чтения и составления подобных сообщений была предельно упрощена. Не смотря свою на простоту и известность, при разовом использовании этот способ передачи информации являлся вполне надежным.
   В самом сообщении ничего особо неожиданного для юноши не оказалось. Макс Болдуин обрисовывал текущую ситуацию и спрашивал совета, как стоит поступить дальше, а также изложил полученные в ходе допроса пленных сведения. Часть информации была уже известна юноше благодаря организованному ИскИном наблюдению. Но благодаря сообщению прояснились некоторые ранее неизвестные подробности. Так же Константин узнал, каким именно образом была нейтрализована группа захвата при работающем блокираторе пси.
   Как выяснилось, чтобы не напрягать собственные силы с "подготовкой" к допросу агента конфедератов, Макс Болдуин намеревался использовать самопальный прибор, весьма схожий по своему действию с парализатором, с большим конусом поражения. За счет создания на короткий промежуток времени очень мощного импульса, самоделка могла успешно справиться не только с большей частью гражданских систем защит, и даже пробивала легкие полицейские бронескафы.
   Под действием прибора жертва на краткое время теряла способность к каким-либо активным действиям, но была пригодна к проведению допроса. Максу Болдуину оставалось только обезопасить своих противников, выключить блокиратор и приступить к допросу.
   По словам псиона, подобные самоделки были довольно популярны в криминальных кругах Каса-дель-Рей, и были не слишком сложны в изготовлении. По его просьбе, корабельные умельцы-техники из команды самого юноши сделали для него аналогичную поделку. Читая об этом, Константин дал себе мысленный зарок обязательном порядке проконтролировать подобную самодеятельность на борту трейдеров. Хотя корабельные ИскИны следили за происходящим на борту и не допустили что-то действительно опасное, но дополнительный инструктаж им явно не помешал.
   Из краткого допроса пленных было ясно, что имевшаяся у них информация не представляла для компаньонов какого-либо серьезного интереса. Напавшие на псиона агенты конфедератов совсем недавно прибыли на Олдмарк для расследования уничтожения местной резидентурой сети. Читая об этом, Константин отметил для себя, что слитая спецслужбам РИ информация явно успела пойти в дело.
   Еще одним заданием агентов КЮС был сбор любой информации об происходящем на Новом Акилле. Отсутствие какой-либо информации оттуда, а также бесследно пропавшие наемники, весьма беспокоили руководство АГБ. Поэтому неожиданное появление в системе кораблей компаньонов, прибывших с Нового Акилла, вызвало у конфедератов повышенный интерес. Узнав о наборе людей на интересующие их корабли, они предприняли попытку радикального выяснения ситуации. Один из агентов выступил в качестве подписавшего контракт новобранца. Он должен был под благовидным предлогом заманить кого-нибудь из команды в снимаемое им жилье, а после допроса пленный должен был стать жертвой несчастного случая.
   Кроме не слишком заинтересовавшей Константина информации, у агентов нашлось при себе довольно специфичное оснащение, самой ценной частью которго оказался блокиратор пси, а также некоторая сумма наличностью. По словам Макса Болдуина, он собрал пару сотен конкредов, и еще на сотню конкредов в местной валюте.
   Найденную наличность Константин разрешил псиону оставить у себя, к его немалой радости. Все же сумма была довольно приличной даже для хорошо оплачиваемого спеца. Для самих компаньонов, с учетом последних трофеев, эти деньги особого интереса не представляли, в отличие от взятой у агентов аппаратуры. Как предположил юноша, она могла заинтересовать знакомых Керима, которым он собирался сдать пленных конфедератов.
   О своем решении обратиться за помощью сожалеть Константину не пришлось. Действующие под видом персонала "ИнкоирТрансИндастриал" агенты спецслужб РИ оперативно среагировали на его сообщение. Юношу сильно поразил тот факт, что к предоставленной им информации отнеслись предельно серьезно и без какого-либо видимого сомнения. Уровень доверия к нему оказался необычно высок.
   Как оказалось, небольшое представительство компании находилось непосредственно на Орхус-2, и в нем имелись люди, готовые немедленно заняться решением вопроса. Поэтому на место они прибыли довольно быстро и действовали весьма профессионально. Про себя Константин порадовался тому, что вовремя успел отдать команду ИскИну СБ-ников отвести от места действия все мини-серввоботы, огранив контроль за интересующим его сектором станции подключением к имевшимся стационарным системам наблюдения.
   О появлении ожидаемых визитеров молодой человек догадался только по зарегистрированным ИскИном кратковременным сбоям в работе регистраторов. Через некоторое время от Макса Болдуина, который был предварительно предупрежден о появлении гостей, пришло сообщение, что он передал пленных конфедератов и направляется в гостиницы, в которой находился юноша. Причем ИскИн обнаружил его появление только в соседнем секторе станции.
   Вскоре Константин уже выслушивал отчет псиона. С его слов было понятно, что визитеров были явно обрадованы персонами тех, кто попал к ним в руки. По всей видимости, кто-то из пленных агентов конфедератов явно был им очень хорошо знаком. Вновь прибывшие не использовали пси защиту, поэтому изменение их настроения Макс Болдуин смог понять вполне однозначно.
   Как и предполагал Константин, изъятое у пленных оснащение пришлось отдать. Впрочем, юноша об этой потере особо не сожалел. У него уже накопилась неплохая коллекция подобных специфичных трофеев. Тем более что за оснащение было обещано денежное возмещение стоимости.
   Хотя у парня мелькнула не самая приятная мысль, что точный размер возмещения будет определяться без его участия. Да и на счет сроков ничего определенного не говорилось. Но от этих мыслей испортиться его настроение так и не успело, так как буквально через минуту поступило уведомление, что на его имя открыт именной валютный счет. Так как счет был открыт в местном отделении банка корпоративного банка "ИнкоирТрансИндастриал", то Константину было несложно догадаться, кто именно его открыл.
   Однако теперь молодого человека занимала уже совершенно другая мысль - для простого возмещения денег на счете было явно многовато. Круглая сумма в десять тысяч роял-фунтов в несколько раз перекрывала стоимость трофеев на черном рынке.
   Ответ на свой вопрос Константин получил уже перед самым возвращением на "Тулузу", во время личной встречи с уже знакомой ему личностью из местного представительства компании. Как выяснилось, в спецслужбах РИ умели считать деньги ничуть не хуже его самого. В перечисленную сумму действительно было включено возмещение за оборудование и дополнительная премия "за оказанную помощь в работе компании". Но все это составляло всего четверть общей суммы на счете.
   Все остальное оказалось авансом за выполнение "дополнительных работ", не обговоренных в пунктах основного контракта с компанией. Далее собеседник пояснил, что же скрывалось за этой расплывчатой формулировкой. Среди представляющей интерес информации, полученной в ходе допроса агентов конфедератов, имелись сведения о скорой, всего через трое суток, операции с участием подконтрольных АГБ КЮС сил в номерной системе, расположенной от Олдмарка относительно неподалеку, всего в двух переходах. Захваченный Максом Болдуином руководитель группы конфедератов был осведомлен о многих деталях операции, так как привлекался в качестве консультанта при ее планировании.
   Целью операции был захват пустотной базы, на которой находился комплекс накопительных складов одной местной шахтерской фирмы, зарегистрированной на Маргарет. В качестве исполнителей выступал хорошо знакомый юноше пиратский клан "Забойщики". Проведением данной операции конфедераты решали сразу несколько задач: получали временный дефицит сырья в секторе, создавали серьезные проблемы чем-то им досадившим шахтерам, и попутно финансировали "Забойщиков", за последнее время порядком сдавших свои позиции.
   По словам собеседника, местное руководство компании информация заинтересовала, и было принято решение воспользоваться ситуацией в своих целях. Как он пояснил, между спецслужбами КЮС и СК существовало некое негласное сотрудничество. Вот только номерная система находилась в зоне, негласно считающейся подконтрольной СК. Поэтому любые заранее несогласованные действия в ней, которые затрагивали установившийся статус-кво, не могли остаться без ответа Соединенных Королевств. Особенно если заранее позаботиться о том, чтобы вся история получила широкую огласку. При наличии серьезных доказательств причастности к нападению АГБ КЮС шум мог получиться довольно сильный.
   Однако сам факт нападения пиратов еще ни о чем подобном не говорил. От компаньонов как раз и требовалось помочь в обеспечении неопровержимых доказательств причастности конфедератов. Изложенный собеседником план имел определенную долю риска. Поэтому имелась возможность отказаться от участия в нем, причем без каких-либо последствий. Естественно, что в этом случае необходимо было вернуть со счета аванс. И вот как раз этот момент вызвал у юноши невольную усмешку - не так и просто было отказаться от немалой суммы, которую мысленно уже считал своей.
   - Я понимаю, что данное решение вам необходимо обсудить со своим компаньоном. Но ответ необходимо дать в течении ближайшего часа.
   - Не думаю, что Пьер Жорж будет против, - ответил Константин. - Считайте, что наше согласие вы уже получили.
  
  
   Глава 12.
  
   Заручиться согласием своего компаньона юноша действительно смог без каких-либо трудностей. Хотя особой радости Пьер Жорж все же не высказал.
   - Я понимаю, что тебе странно слышать от Вольного Торговца такие слова... Но мы вполне могли бы обойтись без этих денег. За последнее время мы и без того неплохо заработали. Так что особой нужды ввязываться в очередную авантюру у тебя нет. Тем более, что ты сам говорил мне о том, что можешь отказаться от предложения.
   - Если бы речь шла только о деньгах, то я рассуждал бы точно также, как и ты, - не стал возражать компаньону Константин. - Вот только в состоявшемся недавно разговоре прозвучало кое-что еще, о чем я еще не говорил. После завершения операции кроме денег мы получаем статус привилегированных торговых партнеров "ИнкоирТрансИндастриал". А это означает не только особые оптовые цены на весь ассортимент продукции компании, но и открытую кредитную линию, а также возможность размещать собственные заказы через филиалы компании.
   - Действительно, так все выглядит совершенно иначе, - согласился с ним Пьер Жорж.
   - И в добавок мы еще получаем такие мелочи, как льготные проценты комиссии за переводы через банк компании, и возможность при необходимости воспользоваться межсистемной связью в любом из филиалов, и оплатить эту услугу по внутренним тарифам, - с довольным видом добавил юноша, наблюдая за тем, как компаньон серьезно задумался об открывшихся перед ними возможностях. - Поэтому нахожу, что возможный риск от участия в операции полностью оправдан.
   После этого дальнейшее обсуждение прошло предельно сжато и конструктивно. Недостаток времени не располагал к долгим разговорам. На подготовку к отлету отводилось несколько часов. Как и предлагал Константин, он сам принимал участие в операции, а Пьер Жорж должен был выступить вместе с наемниками. Рабочим бортом юноша выбрал "Матозо", не смотря на возможный риск повреждения трейдера во время миссии.
   По плану, принадлежащий компаньонам борт должен был направиться к пустотной базе, к этому времени уже захваченной налетчиками. Естественно, что появление постороннего межсистемника не могло быть проигнорировано пиратами. Самым вероятным их ходом была отправка абордажной группы для захвата.
   К сожалению юноши, для операции не было возможности использовать недавний трофей компаньонов. Бывший транспорт наемников, переоборудованный в корабль-носитель, имел слишком заметные отличия в конфигурации от обычного гражданского борта, поэтому его появление могло навести налетчиков на ненужные мысли. Поэтому использовать его в качестве "троянского коня" было невозможно.
   На трейдер должна была перебазироваться контрабордажная группа наемников компании, а также усиленное звено КИП-ов из числа тех же наемников. Одновременно с этим численность экипажа "Матозо" сводилась к необходимому минимуму для формирования рабочих вахт, только для перегона борта в нужную систему. Все остальные перебрасывались на "Тулузу" и трофейный носитель.
   Большую часть оставшихся на борту членов команды снабдили легкими бронескафами. Хотя непосредственного участия в бою экипажа не предусматривалось. Впрочем, Константин и сам в данном случае не претендовал на лавры штурмовика. Однако он счел нужным усилить оборону борта за счет дополнительных боевых и охранных сервоботов, непосредственное управление которыми распределил между собой и корабельным ИскИном. Дополнительная страховка на тот случай, если ситуация выйдет из-под контроля наемников.
   Однако все эти приготовления на самом деле были вторичны. Основную действующую роль в предстоящей операции отводилась прикормленному русскими спецслужбами капитану патрульного фрегата СК. По договоренности, он должен был изменить маршрут патрулирования с таким расчетом, чтобы оказаться в нужной системе через пару часов после прибытия туда "Матозо". Его появление должно было совпасть с самым разгаром разборок.
   Прибытие военного корабля сразу должно было изменить соотношение сил. В такой ситуации пиратам явно становилось не до захвата чужого трейдера. Единственным приемлемым выходом для них было немедленное бегство. Любая попытка промедления приводила к повреждению их кораблей патрульным фрегатом, что в лучшем случае означало плен. При появлении патрульного фрегата Константин оценивал вероятность бегства основных сил пиратов близкой к ста процентам.
   Однако те, кто составляли план операции вовсе не рассчитывали на уничтожение или захват кораблей налетчиков. Для успеха миссии им явно было достаточно того, что при отражении захвата трейдера в руки защитников попадет некоторое количество снаряжения и тел нападавших. Юноша был уверен, что после боя на трейдере не окажется ни одного живого пленного. Естественно, что среди взятых трофеев обязательно отыщется что-нибудь указывающее на явную причастность к налету спецслужб конфедератов.
   Кроме того, Константин предполагал, что компрометация конфедератов далеко не единственная цель операции. Уж очень удачным получался расклад для капитана патрульного фрегата при минимуме усилий с его стороны. Сорванное нападение пиратов при должной подаче превращалось в значительный успех, что давало неплохой толчок для карьеры. А в том, что для этого будет сделано все необходимое, можно было не сомневаться.
   Время пути в нужную систему прошло для Константина в напряженном ожидании. Однако от безделья он не страдал. Сокращенный по численности экипаж трейдера и наличие на борту большого числа не входящих в команду наемников порождало массу вопросов, которые ему приходилось оперативно решать. Но непосредственно перед выходом из финишного прыжка беспокойное ожидание сменилось состоянием собранности и сосредоточенности.
   - Внимание! Фиксирую наличие трех бортов, сигнатуры совпадают с полученными данными, - сразу после финиша Ирвин выдал оповещение о результатах сканирования пространства, для удобства дублируя информацию прономерованными маркерами на медиа-макете. - Подтверждены координаты пустотной базы.
   - Так... Пока все по плану, веселье уже в полном разгаре. Двое у базы, готовятся к погрузке трофеев. Еще один патрулирует, - прокомментировал ситуацию Константин. - На наше появление пока еще никак не отреагировали. Так что продолжаем движение к базе.
   - Регистрирую сброс бортов малой авиации от цели номер три! Судя по сигнатурам, к нам идут два штурмовых бота с сопровождением, - новое сообщение ИскИна поступило через минуту. - Расчетное время до сближения двадцать минут.
   - Все же заметили и отреагировали. Продолжаем действовать по плану. Стандартный запрос уже отправлен? - поинтересовался юноша.
   - Запрос отправлен, отклик отсутствует.
   - Отлично, - с удовлетворением в голосе произнес Константин. - Запускаем имитацию попытки сбежать, со сбросом скорости и изменением курса. Для экипажа и наемников предупреждение с отсчетом изменения дистанции до противника.
   За приближением абордажной группы юноша наблюдал с напряженным вниманием. Чтобы не вспугнуть противника, действия корабельных средств ПКО было сильно ограничено. По целям работала пара турелей скорострельных рейлганов миллиметрового калибра, только чтобы показать свое наличие.
   Вполне нормальное количество для обычного гражданского борта, но менее пяти процентов систем ПКО на "Матозо". Да и те работали не по штурмовым ботам, а по машинам эскорта. То есть делалось все возможное, чтобы абордажная группа смогла попасть на трейдер. Хотя малокалиберные рейлганы вряд ли бы смогли нанести сколько-нибудь серьезные повреждения отлично защищенным десантным пустотникам.
   Мысль о том, какие повреждения нанесет противник во время проникновения на борт, явно не давала покоя Ирвину. Корабельный ИскИн закатил Константину целую мини лекцию, в которой описал негативные последствия принудительной стыковки и вскрытия шлюзов, с солидным перечнем последующих ремонтных работ. В душе юноша был согласен с Ирвином. Но все возможные повреждения заказчик оплачивал более чем щедро. Поэтому он в категоричной форме снова подтвердил свой запрет на применение остальных систем ПКО. По этой же причине КИП-ы наемников продолжали оставаться на борту. Они должны были стартовать уже только после стыковки десантных ботов с "Матозо". Их целью было связать боем эскорт и не дать абордажной группе покинуть трейдер.
   - Похоже, с быстрым сбросом пустотников могут быть проблемы... - прокомментировал Константин отразившуюся на медиа-макете информацию.
   По расчетам ИскИна, противник нацелился на стартовый шлюз летной палубы. Однако подобное развитие событий, когда противник выберет в качестве места высадки не вспомогательный шлюз, также предусматривалось при планировании. Поэтому предстартовая подготовка КИП-ов была прервана, а техники и летный состав наемников в спешном порядке эвакуировались в условно-безопасные секции. Основная нагрузка борьбы с пустотниками противника ложилась на системы ПКО. Кроме того, в контейнерах на внешней подвеске находилось несколько дронов - небольшой дополнительный козырь, подготовленный юношей перед рейсом.
   Одновременно с эвакуацией летной палубы к месту предполагаемой высадки подтягивались дополнительные силы контрабордажников. Большая часть управляемых ИскИном боевых сервоботов также была направлена в отсеки, расположенные поблизости от предстоящего места боя, чтобы при необходимости поддержать наемников.
   Благодаря организованной Ирвином трансляции Константин мог наблюдать за приготовлениями, одновременно с этим отслеживая перемещение абордажной группы. Противник действовал довольно прямолинейно. Десантные боты сразу пошли на сближение с трейдером, делая рывок на форсаже, хотя действующие турели ПКО все еще не были подавлены эскортом.
   - Регистрирую запрос на стыковку по обязательному протоколу! Отказ по запросу. Противник проводит процедура принудительной стыковки! Регистрирую разгерметизацию отсека! - одно за другим посыпались сообщения ИскИна.
   На летной палубе обе группы штурмовиков противника появились одновременно, сходу вступив в огневой контакт с наемниками. Однако состав абордажной команды имел существенное отличие от ожидаемого. О наличие у противник легких боевых ботов пехотной поддержки и штурмовиков-десантников в ББС-ах Константину было известно. Но вот то, что в составе штурмовых партий окажется мобильная платформа с тяжелым вооружением, он никак не ожидал.
   Юноша опознал "Danjon-M", тяжелый штурмовой комплекс производства СК, неплохо бронированный и снабженный щитами высшего класса защиты. Из имевшихся у наемников систем ручного вооружения уничтожить штурмовой комплекс было довольно непростой задачей
   Ситуация складывалась не самым лучшим образом. Защитникам своим огнем удалось затруднить продвижение противника, но полностью остановить его не получалось. Чтобы не потревожить противника раньше времени, наемники позволили абордажным партиям беспрепятственно покинуть челноки. Когда же в поле зрения появился штурмовой комплекс, время было упущено, и помешать его проникновению на летную палубу уже не удалось.
   За счет скоординированных действий и организованного отступления наемникам пока удавалось избежать безвозвратных потерь. Но получавший данные напрямую из их тактической сети Константин видел, что среди бойцов уже появились первые раненные. Даже без каких-либо расчетов юноше было понятно, что если быстро и не кардинально не преломить ситуацию, то кроме раненных обязательно появятся и убитые. Более того, с большим числом потерь возрастет и скорость наступления противника, и тогда дождаться появления патрульного фрегата будет крайне проблематично.
   Однако командиры наемников также прекрасно понимали глубину проблемы и всеми силами старались ее устранить. Среди вооружения контрабордажников имелось несколько рейлганов и даже пара ручных ракетных установок, позволявшие эффективно бороться с боевыми ботами пехотной поддержки, но защита "Danjon-M" оказалась им не по зубам. Для поражения цели был необходим скоординированный залп как минимум сразу нескольких стрелков.
   Вот только сделать это в условиях боя оказалось невероятно сложно, ведь противник предоставлять подобную возможность не спешил. Рассредоточившиеся штурмовики вместе с легкими боевыми сервоботами успешно прикрывали действия комплекса, не позволяя продавить его защиту его защиту массированным огнем. Несколько попыток наемников уничтожить "Danjon-M" обернулись провалом и ранениями разной степени тяжести еще у пятерых бойцов.
   - Штурмовой комплекс требуется остановить, иначе мы рискуем утратить контроль над критически важными секциями, - предупредил ИскИн.
   - Сам все прекрасно знаю, - буркнул в ответ юноша, пребывая не в самом лучшем настроении.
   Он лихорадочно искал действенный способ уничтожить "Danjon-M". Но даже ввод в схватку всех имевшихся на борту боевых сервоботов не гарантировал успеха. Установленные на технике системы вооружения не могли мгновенно справиться с защитой штурмовой платформы.
   Как более действенный вариант, Константин мог бы попробовать остановить "Danjon-M" взрывом одного или сразу нескольких мощных фугасов, вот только взрывы требуемой для этого силы грозили полным уничтожением летной палубы и серьезным повреждением силового каркаса трейдера. Поэтому данный способ он оставил на самый крайний случай.
   К сожалению парня, каких-либо систем ручного вооружения с достаточной мощностью на борту просто не было. Юноша даже всерьез раздумывал над возможностью использовать вооружение боевых пустотников, несмотря на то, что их применение в корабельных отсеках было весьма проблематичным. Вот только контроль над летной палубой был практически утрачен. Добраться до находившихся там КИП-ов, или хотя бы до склада их вооружения, уже не было возможности.
   - Не задействованные на вахте члены экипажа вооружены и собраны в техническом отсеке, - прервал его размышления очередной доклад Ирвина.
   - Точно! Ремзона! - обрадовано выкрикнул Константин.
   Подготовка к рейсу велась в большой спешке. Поэтому находившиеся в ремонте узлы и агрегаты так и остались в техническом отсеке, а не были переданы на "Тулузу". Среди прочего там находились и некоторые системы вооружения, из числа восстанавливаемых трофеев с Нового Акилла. Пусковые установки ГСС в данном случае парню были не интересны. А вот уже отремонтированная спарка строенных туннельных ускорителей калибра три дюйма, оказалась весьма кстати.
   Естественно, применение подобного вооружения внутри корабельных отсеков было не самым безлопастным делом, и грозило массой повреждений, но другого выхода Константин попросту не видел. Во всяком случае, выстрел спарки туннельных ускорителей был предпочтительней подрыва фугасов.
   Взяв под прямой контроль сразу несколько инженерных сервов, юноша в бешеном темпе занялся подготовкой своего "чуда-оружия", используя любые подручные материалы. В качестве несущей платформы использован обычный автоматический погрузчик, компактный энергогенератор для использования туннельных ускорителей взят с одного из ремонтных сервов, система управления спаркой была позаимствована с восстанавливаемого дрона.
   Получившийся в результате техномонстр поражал своей внешней несуразностью, однако при этом был вполне функционален. Вот только на сколько-нибудь серьезный бой творение юноши рассчитано не было, являясь оружием "одного выстрела". Поэтому применять его самостоятельно юноша не собирался, предоставив эту возможность профессионалам. И надо было сказать, что командир наемников данному определению полностью соответствовал. Сходу вникнув в суть предложения, он моментально скорректировал тактику своего подразделения и подыскал место для наиболее подходящего применения нового оружия.
   - Получилось!!! - во весь голос кричал Константин, нисколько не сдерживая проявление собственной радости.
   Доставивший столько неприятностей "Danjon-M" после одного единственного залпа спарки туннельных ускорителей представлял из себя малопригодную для опознания груду искореженного металла. Радость юноши нисколько не омрачали ни порядком изувеченная выстрелом переборка отсека, ни уничтоженный ответным огнем противника погрузчик со спаркой. После уничтожения штурмового комплекса подавление абордажников было лишь вопросом времени, а после ввода в бой оставшихся боевых-сервоботов - очень недолгого времени.
   - Регистрирую гравитационное возмущение в возможной точке перехода. Соответствует параметрам финиширующего боевого корабля класса "фрегат", - новое сообщение ИскИна юноша сопроводил довольным хлопком по переборке.
   - А вот и патрульные появились. Ирвин, выводи дроны и активируй все системы ПКО. Пора заканчивать спектакль.
  
  
   Глава 13.
  
   Как и ожидалось, вступать в бой с настоящим боевым кораблем, в то время как оставалась возможность для отступления, среди пиратов желающих не нашлось. Поэтому с появлением патрульного фрегата их корабли в срочном порядке покинули систему. При этом погрузка добычи была прервана, практически толком не начавшись. Позднее Константин узнал, что уходившие со станции налетчики настолько торопились, что даже забыли вывезти пленных из числа персонала.
   Неудивительно было, что в этой ситуации о судьбе десанта, посланного на захват транспортника, никто не вспомнил. Впрочем, к этому моменту вспоминать было особо не о чем. Остатки абордажных партий добивали наемники, а десантными ботами и пустотниками эскорта, после команды Константина, очень плотно занялся Ирвин.
   Корабельный ИскИн "Матозо" за последний год успел накопить немалый опыт участия в боевых действиях. Судьба КИП-ов сопровождения была решена в течение пары минут. Именно столько понадобилось активированным системам ПКО для гарантированного поражения целей, так неосторожно сблизившихся с трейдером. Сравнительно короткая дистанция, внезапность, а также возможность вести массированный обстрел дали отличный результат. Ни одной из машин эскорта уйти не удалось. Стартовавшим следом дронам оставалось всего лишь добить пару потерявших ход пустотников.
   Один из десантных ботов попытался отстыковаться от трейдера, но был практически сразу сбит. Пилот второго предпочел остаться на месте. По всей видимости, перспектива оказаться на руднике импонировала ему больше, чем гибель от огня турелей ПКО. Однако в данном случае ему не повезло. Следуя полученному перед началом операции приказу, наемники пленных не брали.
   Не смотря на изрядно пострадавшую летную палубу, и практически уничтоженный погрузчик со спаркой туннельных ускорителей, результатами боя Константин остался доволен. Если бы не столь своевременное уничтожение штурмовой платформы, то разрушений могло бы быть на порядок больше. Да и потерь среди экипажа так же удалось избежать. А возмещение незапланированных разрушений юноша рассчитывал получить с заказчиков, ведь наличие у противника вооружения класса "Danjon-M" изначально не предусматривалось.
   Юношу не огорчал даже тот факт, что по условиям соглашения на данную операцию, все трофеи с уничтоженного десанта доставались наемникам. Он даже не стал претендовать на останки штурмовой платформы. Все равно оставшиеся после залпа туннельных ускорителей обломки особой ценности не представляли. Не было никакой надежды восстанавливать из них штурмовую платформу.
   Константина вполне устроило то, что никто не пытался оспаривать его права на пустотники, сбитые системами ПКО трейдера. Тем более что немалая часть трофеев наемников впоследствии все равно должна была попасть к юноше как оплата за лечение и восстановление раненных бойцов. По своему оснащению медотсек на "Матозо" ничем не уступал большинству клиник в системе Олдмарк, при этом стоимость услуг была значительно дешевле. Сразу после окончания боя командир наемников согласовал с корабельным ИскИном список трофеев, которые пойдут в оплату лечения. Он даже ухитрился уговорить Ирвина забрать у него обломки "Danjon-M", пусть даже и по цене металлолома.
   Однако непосредственно к сбору трофеев наемники смогли приступить только после визита досмотровой группы с патрульного фрегата. Заранее проинструктированные своим капитаном патрульные должны были зафиксировать факт пиратского нападения, а также забрать заботливо приготовленные для них доказательства причастности конфедератов к нападению.
   До этого момента Константину не доводилось близко сталкиваться с офицерами флота Соединенных Королевств. Командовавший прибывшей на трейдер досмотровой группой саб-лейтенант оказался первым. Он показался юноше невероятно надменным и не слишком понимающим, чем именно должны заниматься его подчиненные. Однако те и без него отлично знали, что им необходимо делать.
   Факт нападения на трейдер был тщательно зафиксирован и запротоколирован, вместе с найденными свидетельствами причастности конфедератов. При этом никто из досмотровой команды не задавал никаких неудобных вопросов, наподобие того, каким образом экипаж трейдера смог самостоятельно перебить такую серьезную абордажную группу. По всей видимости, капитан патрульного фрегата, кровно заинтересованный в нужном результате, провел перед отправкой на трейдер соответствующий инструктаж саб-лейтенанта и его команды.
   Лишь наличие на борту останков "Danjon-M" вызвало у досмотровой группы легкую заинтересованность. Все же наличие у пиратов штурмовых платформ подобного класса встречалось достаточно редко. Неожиданно обломками платформы заинтересовался саб-лейтенант. Некоторое время он осматривал обломки, о чем-то оживленно беседуя со своими подчиненными, и затем изъявил желание их приобрести. Причем предложенная цена вызвала у Константина неподдельное удивление. Естественно, что саб-лейтенант вовсе не собирался покупать у него обломки по цене новой штурмовой платформы. Но предложенная им сумма в пятьдесят роял-фунтов раз в десять превышала стоимость выкупа обломков у наемников.
   У юноши не было совершенно никаких догадок, зачем саб-лейтенанту могли понадобиться эти совершенно бесполезные останки. Вот только отказываться из-за этого от сделки он не стал. Вскоре обломки штурмовой платформы были доставлены на борт челнока досмотровой группы, а Константин получил банковский платежный чип с обговоренной суммой.
   Некоторый свет на причины столь необычной покупки впоследствии пролил командир наемников. Перемежая свой рассказ несколько нарочитыми сетованиями об неосмотрительно упущенной им выгоде, он пояснил, что "Danjon-M", несмотря на некоторую моральную устарелость, до сих пор находится на вооружении отдельных подразделений армии и флота СК. Поэтому, имея на руках обломки штурмовой платформы можно без особого труда списать совершенно исправный "Danjon-M".
   Впрочем, схемы хищения имущества на флоте СК Константина заинтересовали не очень сильно. После отбытия досмотровой группы обратно на фрегат "Матозо" мог покинуть систему, и по команде Константина Дмитрий Цельба приступил к процедуре разгона. Текущую операцию можно было считать успешно завершенной. Необходимо было приступать к выполнению предыдущего контракта.
   В соответствии с полученными от нанимателя инструкциям, трейдер вместе с находившейся на борту группой наемников должен был сначала вернуться обратно на Олдмарк, а затем после получения дополнительного груза отправиться на соединение с основными силами "ИнкоирТрансИндастриал".
   Все время возвращения Константин оказался загружен работой по самую макушку. Его команда техников осталась на "Тулузе", поэтому большую часть работ по устранению повреждений на летной палубе ему пришлось делать самому. Также немалую часть времени отнимал контроль за процессом лечения раненных.
   Кроме того, в ходе боя на летной палубе получили повреждения несколько КИП-ов наемников. Большую часть работ по ремонту они могли сделать своими силами. Но один из пустотников оказался поврежден достаточно серьезно, и его восстановление грозило сильно затянуться. Ослабить силы своего отряда на одну из боевых машин перед самым началом новой операции командир наемников не захотел. Он обратился к Константину с просьбой о срочном ремонте пустотника. Не смотря на собственную загруженность, юноша пошел ему на встречу. Ведь ему с компаньоном также предстояло принять участие в будущей операции, что являлось весьма серьезным доводом откликнуться на просьбу. Тем более что командир наемников, рассчитывая по последующее возмещение расходов за счет нанимателя, не поскупился на надбавку за срочность работ.
   Однако немалый опыт разнообразных авралов позволил Константину успешно справиться с большой нагрузкой. Да и количество инженерных и ремонтных сервов, которыми он мог управлять единовременно без какой-либо потери качества работ, за последнее время заметно увеличилось. Благодаря этому ему не только удалось уложиться в довольно сжатые сроки выполнения заказа, но и даже осталась возможность провести более детальный осмотр собственных трофеев.
   Кроме того, юноша также занимался неприятной, но уже ставшей привычной, работой патологоанатома - разделкой трупов противника для извлечения имплантов. Хотя в этот раз объем "сырья" был более чем скромным. Убитых абордажников, после того как досмотровая группа взяла пробы тканей для идентификации останков, наемники кремировали. Поэтому Константину пришлось работать только с телами, извлеченными из подбитых пустотников. Но юношу подобный расклад вполне устраивал. Ведь неприятной работы было существенно меньше, а по качеству и количеству имплантов тела пилотов намного превосходили "мясо" из абордажных команд.
   Очередной аврал для парня завершился только с прибытием на Олдмарк. Кураторы из "ИнкоирТрансИндастриал" горели желанием получить информацию по прошедшей операции из первых рук. Поэтому Константину пришлось отложить все свои незавершенные текущие дела. Вместе с командиром наемников он отправился на транзитную станцию Олдмарк-Центральная, на которой находился центральный офис филиала компании.
   Кураторы компании, проводившие встречу, несмотря на весь свой внешний лоск, меньше всего походили на обычных менеджеров. Соответственно, и их вопросы касались не столько финансовых моментов прошедшей операции, сколько непосредственно конкретных деталей боевого столкновения: характеристики вооружений противника, их тактика, уровень подготовки. По большей части отвечать пришлось Эдуарду Норду, командиру наемников, но несколько вопросов также досталось и на долю самого Константина.
   Судя по реакции слушателей, полученные ответы их вполне устроили, как и результаты самой операции. Вот только кураторам явно не понравилось большое число раненных среди наемников. Но так как всем было понятно, что никакой вины непосредственных участников в этом не было, то каких-либо претензий ни командиру наемников, ни юноше не предъявляли.
   Наличие штурмовой платформы у пиратов оказалось непредвиденным фактором, винить за который можно было скорее составителей планов операции, но никак не ее участников. Более того, действия Константина по нейтрализации заслужили высокой оценки, выраженной в виде дополнительной премии к контракту. Решение Эдуарда Норда о курсе лечения и восстановления раненных бойцов в медсекции "Матозо" кураторы также признали правильным и подтвердили, что расходы на него будут обязательно возмещены.
   Однако то, как стал развиваться дальнейший разговор, юноше понравилось намного меньше. Прояснились причины особого недовольства кураторов потерями среди наемников. Как оказалось, численный состав военного контингента, имевшихся в распоряжение компании, был довольно серьезно ограничен. Поэтому потеря, пусть даже и временная, сразу двух десятков человек, могла довольно существенно отразиться на планах текущей компании.
   Самым простым выходом был временный или постоянный найм дополнительных бойцов. Вот только для набора новых людей требовалось определенное время, которого в данный момент серьезно не хватало. Да и надежность вновь нанятых людей вызывала серьезные сомнения, а для серьезной проверки опять же требовалось дополнительное время.
   Один из кураторов довольно подробно рассказал об возникших трудностях, после чего озвучил видимое им решение проблемы. Как оказалось, в компании были осведомлены о наличие у компаньонов обученных досмотровых команд, набранных из экипажей трейдеров. Поэтому Константину очень настойчиво предложили заменить его людьми временно выбывших наемников, обещая хорошую оплату. Вот только у него самого подобное желание полностью отсутствовало.
   Юноша нисколько не обольщался на счет слов о том, что непосредственно в штурмах участие его людей не предусматривалось. Ведь за просто так хорошие деньги никто платить не собирался. Платили именно за серьезный риск. При этом сумма оплаты примерно соответствовала стандартной оплате "мяса" в штурмовых подразделениях наемников, разве что была слегка больше, что вполне объяснялось наличием более хорошей экипировки. Парню было ясно, что его людьми собираются затыкать возможные дыры, что Константину не сильно понравилось. Все-таки одно дело готовить команду добровольцев для отражения возможного нападения пиратов, а также досмотра и зачистки случайных трофеев. И совершенно другое - приказом отправить людей на полноценные боевые действия в составе штурмовых подразделений наемников.
   Поэтому Константин выдвинул представителям компании встречное предложение - участие в боевых действиях примет только он сам. Но не в качестве обычного бойца, а в качестве "погонщика" группы боевых сервоботов, принадлежащих компаньонам. Юноша пояснил, что подобный опыт у него имеется. Так же есть в наличие более трех десятков единиц ботов пехотной поддержки, которые можно единовременно использовать. Соответственно, по своей эффективности подобная помощь будет намного лучше. Свои соображения он постарался донести как можно более четко и доходчиво. И это у него явно получилось. Во всяком случае, серьезно задуматься над своими словами юноша явно заставил.
   После короткого, но довольно бурного обсуждения кураторы предложение приняли. При этом оплата услуг была напрямую завязана на число и боевые качества используемой в бою техники. Кроме того, юноше было гарантированно, что повреждения и потери боевой техники будут компенсированы. Однако представителями компании было особо обговорено, что при наличии необходимости людей компаньонов все же могут привлекать для охраны уже захваченных и зачищенных объектов. Но так как такой вариант Константина устраивал намного больше предыдущего, дополнение к контракту было подписано без новых возражений с его стороны.
  
  
   Глава 14.
  
   В безымянной номерной системе, в которой проходила операции, находилось сразу несколько потенциальных целей для нападения и захвата, принадлежавших "Солар БиоТэк". Три крупных пустотных объекта, и две базы, расположенных на поверхности одной из местных лун. Данная луна была одним из двух спутников относительно небольшого по размерам газового гиганта. Кроме них в системе имелось два совершенно безжизненных и очень близко расположенных от звезды планетоида, а также пояс астероидов, в котором производилась разработка полезных ископаемых автоматическими шахтерскими модулями. По полученным данным, кроме добычи сырья на участках астероидного пояса противник вел разработку недр спутника, на котором находились его базы.
   Для операции также довольно удобным было то, что обитаемых или просто перспективных в этом плане планет в системе не было. Соответственно, ничьих других объектов, кроме как принадлежавших непосредственно "Солар БиоТэк", не имелось. Отсутствие нейтралов, которые могли пострадать от ведения боевых действий, было довольно серьезным плюсом.
   К моменту появления "Матозо", операция была уже начата. На начальном ее этапе успех был явно не на стороне защитников системы, хотя в их распоряжении имелись две внутрисистемной канонерки, особо эффективных против КИПов и дронов, и эскадрилья КИП-ов прикрытия численностью в двадцать четыре боевых единицы. Естественно, что для отражения по настоящему массированной атаки этих сил было все же недостаточно, но уровень потерь у атакующих наверняка стал бы запредельно высоким.
   Вот только у "ИнкоирТрансИндастриал" в запасе имелось средство, позволившее снизить собственные потери до вполне приемлемого уровня. Руководство компании каким-то образом обеспечило участие в операции звена тяжелых торпедоносцев. Впрочем, зная, кто именно стоит за владельцами компании, Константин этому нисколько не удивился, как не удивился наличию на борту торпедоносцев нескольких "изделий", БЧ которых имела начинку из антиматерии.
   Как правило, подобные спецбоеприпасы использовались против мощных орбитальных фортов и крепостей. Системы ПКО канонерок оказались не в состоянии сбить ни одну из управляемых сверхманевренных торпед, а защита не предназначена выдерживать взрывы подобной мощности. Обе канонерки вместе с частью эскорта были уничтожены буквально в самом начале боя, а уцелевшие КИП-ы противника серьезного сопротивления оказать уже не смогли. Естественно, что на какие-либо трофеи с канонерок после этого рассчитывать не приходилось, но организаторов операции этот вопрос похоже нисколько не заботил.
   После подавления сопротивления контроль за пространством системы полностью перешел к наемникам "ИнкоирТрансИндастриал", которые действовали быстро и решительно. К моменту прибытия "Матозо" они уже успели успешно захватили часть пустотных объектов: станцию базирования КИП-ов и гравиретранслятор. Следующими в очереди на захват стояли добывающий и перерабатывающий комплексы, расположенные непосредственно среди астероидов, а также автоматические шахтерские модули.
   Объекты на луне газового гиганта оказались последними в этой очереди. Поверхностные базы на спутнике являлись довольно крепкими орешками. Поэтому наемники даже не пытались захватить их сходу, а приступили к тактике поэтапного вскрытия защиты объектов, задействовав для этого большую часть своих КИП-ов. То есть занимаясь методичными обстрелами из туннельных орудий с целью подавить выявленные точки ПКО и узлы обороны, для чего требовалось немалое время.
   На сколько знал Константин, процесс еще более замедлялся из-за того, что обстрелы велись предельно аккуратно, чтобы избежать лишних разрушений. По имевшимся данным, оба объекта являлись производственно-исследовательскими лабораториями, захвату которых командование операцией предавало большое значение.
   Перевозимым на "Матозо" наемникам после прибытия сразу же нашлась работа. Пилоты на своих КИП-ах приступили к патрулированию, а весь состав десантников был отправлен на соединение с основным составом наемников, для захвата пустотных объектов в поясе астероидов. Константин вместе со своими боевыми ботами составил им компанию.
   Захват баз и шахтерской инфраструктуры оказался не слишком сложным занятием. Немногочисленный персонал объектов серьезного сопротивления не оказывал. Основным противником стали редкие охранные сервы и противоабордажные системы, с которыми наемники расправлялись быстро и профессионально. Для боевых ботов Константина работы оказалось совсем немного. По мнению парня, захват пустотных баз и шахтерской инфраструктуры более походил на тренировки по боевому сглаживанию, а не на полноценные боевые действия.
   После подавления сопротивления захваченные объекты не уничтожались, а брались под полный контроль. Юноша для себя отметил, что во время этой операции наемники зачищали только сопротивляющихся. Весь остальных оставляли в живых. Но на захваченных объектах пленных не оставляли, а переправляли на один из кораблей наемников. В течение суток все пустотные объекты в системе перешли под контроль нападавших.
   Константин для себя отметил тот факт, что на захваченных базах оборудование не демонтировалось и не подготавливалось к вывозу. Даже дорогостоящий гравиретранслятор не готовили к эвакуации. Но вместе с тем также не было заметно никаких признаков подготовки к быстрому уничтожению объектов.
   Юноша пришел к выводу, что данная операция вовсе не является разовой акцией с целью причинить противнику максимальный урон. Более было похоже на то, что "ИнкоирТрансИндастриал" собирается всерьез обосноваться в захваченной системе. А после того, как Константин узнал, что на захваченном гравиретрансляторе проводят перенастройку управляющих систем для его последующего использования, то он еще больше утвердился в своих предположениях. Вот только базы на спутнике пока все еще оставались под контролем противника.
   Однако наемники со штурмом объектов на луне газового гиганта не торопились. Весь состав десантных групп получил пятичасовой отдых для нормального восстановления, во время которого продолжался обстрел узлов обороны объектов на спутнике. К концу отдыха о какой-либо активности ПКО лунных баз говорить не приходилось. Оставалось провести высадку и захват объектов.
   Но сразу после начала штурма Константин понял, что все предыдущее было не более чем легкой разминкой. Накал боевых действий вырос на порядок. На лунных базах хватало живой и вооруженной охраны, оснащенной не хуже самих штурмующих. Да и насыщенность контрабордажных систем оказалась на порядок выше, чем на пустотных объектах.
   Единственное, что в этой ситуации обрадовало молодого человека, так это отсутствие у противника тяжелых штурмовых платформ, наподобие памятного ему "Danjon-M". Хотя в этот раз у наемников имелись надежные средства для борьбы с подобным противником: специализированные платформы огневой поддержки со станковыми системами рейлганов и мобильные ракетные установки, как раз и предназначенные для борьбы с хорошо защищенными робоплатформами. Но и без тяжелых штурмовых платформ для этих систем нашлось немало работы.
   При захвате пустотных объектов подобная техника не использовалась, но сейчас у Константина появился шанс познакомиться с тактикой ее применения. Как оказалось, наемники использовали свою технику очень рационально и грамотно. Особенно эффективно с помощью платформ огневой поддержки и мобильных ракетных установок получалось подавлять стационарные огневые точки, оборудованные защитными экранами, а также довольно быстро разрушать отсекающие плиты между отсеками и палубами.
   По началу у Константина имелись серьезные опасения, что при потере контроля над базой противник ее попросту уничтожит. Хотя самого парня и не было непосредственно в рядах штурмующих, но для управления сервоботами он был вынужден находиться на территории базы в одном из десантных челноков. Поэтому вероятность гибели при уничтожении объекта была довольно высока.
   Однако командование наемников позаботилось об этой проблеме заранее - перед началом штурма на десантные челноки загрузили десяток "ульев" разведывательно-диверсионных систем. Юноша не смог опознать в них ни одну известных ему модификаций подобных систем, не смотря на обширную информации по специальному оборудованию в подборке ученого-ксена. И этот факт говорил сам за себя. Начинка "ульев" явно имела отношение к новым и современным разработкам, и с ее помощью можно было серьезно рассчитывать на то, что возможности уничтожить базу у противника не будет.
   Однако одно только наличие специализированной штурмовой техники не гарантировало легкую победу. Тем более что командование наемников пошло на довольно неоднозначный шаг - разделение имевшихся сил для одновременного штурма двух лунных баз. По всей видимости, для подобного решения имелись вполне серьезные основания, но захват объектов от этого серьезно осложнился.
   У юноши не было информации о ходе штурма на другой базе, но в месте его высадки просто отсиживаться в обороне противник явном не намеревался. Попытки контратак следовали одна за другой. Хотя все они были успешно отбиты, но победа далась наемникам нелегко. Потери в живой силе, в том числе и безвозвратные, оказались неожиданно высоки. Контролируемые Константином боевые боты оказались выбиты почти на половину.
   Столь сильное противодействие объяснялось тем, что противник решился использовать довольно необычное вооружение собственной разработки. В первый момент, заметив знакомые негуманоидные силуэты, Константин решил, что попытку штурма базы можно считать проваленной. Убийственная эффективность действий выводков "Младших братьев" была ему хорошо знакома. Но к счастью, поделки местных вивисекторов заметно уступали оригиналам, как по боевым качествам, так и по взаимодействию между отдельными особями. Наемники и контролируемые юношей боевые боты выбивали новых противников одного за другим, при этом продолжая свое продвижение.
   Судя по всему, в погоне за более полным контролем над своими созданиями, местные разработчики сознательно подавляли их способность к самостоятельным действиям. Конечный результат, по мнению юноши, получился весьма посредственным - немногим лучше действий обычных сервов в автономном режиме. То есть, шаблонность в действиях и плохая реакция на нестандартные ситуации.
   В какой-то совершенно неожиданный для Константина момент оказалось, что враги попросту закончились. Далее ни одной новой контратаки противника уже не последовало. Все еще остававшиеся немногочисленные очаги сопротивления были вскоре ликвидированы, и вся база оказалась под контролем наемников.
   Судя по тому, что самоуничтожения объекта так и не произошло, разведывательно-диверсионные системы со своей задачей успешно справились. Однако противник все же успел напоследок напакостить победителям - сервера базы были уничтожены в "ручном режиме", с помощью имевшегося у охраны оружия. Кроме того, боевые действия не самым лучшим образом сказались на сохранности объекта и его оборудования. Не смотря на принятые меры, во время штурма некоторые секции успели сильно пострадать.
   Особенно серьезные повреждения получила лаборатория, в которой производили биоконструкты на основе генного материала ксенов. Но в отличие от наблюдателей из "ИнкоирТрансИндастриал" Константина этот факт нисколько не расстроил. Проводимые местными вивисекторами исследования ему совершенно не понравились, и потому он был откровенно рад потере информации о проводимых ими опытах.
   На другой лунной базе биоконструктов на основе "Младших братьев" не оказалось, однако при захвате она пострадала никак не меньше первой. Судя по полученной от командования наемников информации, часть этого объекта после штурма превратилась в оплавленные развалины.
   Юноша даже предположил, что после вывоза всего мало-мальски ценного обе базы будут заброшены за полной непригодностью. Но вместо этого представители нанимателей приняли решение восстанавливать объекты на спутнике. Компаньонам в дополнении к ремонту техники было предложено заняться восстановлением остатков оборудования на объектах. Поэтому Константин с немалой охотой переквалифицировался из "погонщика" боевых ботов обратно в технического специалиста - ремонтника. Вот только довольно скоро ему стало ясно, что появившаяся у него надежда на спокойное завершение контракта не оправдалась.
  
  
   Глава 15.
  
   Недавний трофей компаньонов, "Дафна", завершала разгон. Константин находился на мостике, выполняя роль капитана. Не сказать, что быть капитаном ему не нравилось, но в данном случае дело было не в его желаниях или нежеланиях. До сих пор обязанности капитана на трофее исполнял Жан Рокур, карго-мастер с "Тулузы", и с порученным заданием не плохо справлялся. Но вот со знанием штурманского дела и навигации у него имелись серьезные пробелы. Пока "Дафна" совершала переходы вместе с "Тулузой", это не было большой проблемой. Пьер Жорж по связи помогал ему с корректировкой сделанных ИскИном навигационных расчетов и определением стартовых координат прыжка.
   Однако у наемников возникла необходимость наведаться в соседнюю систему. Из полученной в ходе допроса пленных корпорантов информации выяснилось, что за неделю до появления наемников туда был переправлен еще один мобильный шахтерский комплекс, для работы на перспективное месторождение. Командование наемников приняло решение захватить ценный трофей. И для эвакуации шахтерского комплекса из всех бортов лучше всего подходила "Дафна". Бывший гражданский контейнеровоз, переделанный в малый носитель, мог нести на внешней подвеске до 1.5 Мт полезной нагрузки.
   Так как в данном случае участие в рейсе "Тулузы" не предусматривалось, проблема наличия на борту компетентного навигатора встала особо остро. Кроме Пьер Жоржа, в любом случае вынужденного остаться в системе, необходимая квалификация было только у Дмитрия Цельбы и у самого Константина. В результате компаньоны решили, что капитану "Матозо" все же нет нужды идти в рейс на другом корабле. Поэтому почетная роль временного капитана и навигатора "Дафны" досталась Константину, а Жан Рокур на время рейса вернулся обратно на "Тулузе" помогать Пьер Жоржу.
   Как такового, сопротивления при захвате автоматического шахтерского комплекса не ожидалось. При наличии полученных от пленных корпорантов кодов доступа, системы ПКО комплекса никакой угрозы не представляли. Тем не менее, в качестве боевого сопровождения наемники выделили четыре звена боевых платформ. Вполне достаточные силы, чтобы подавить ПКО комплекса в случае возникновения проблем с кодами доступа. Но в первую очередь КИП-ы наемников также выполняли функцию пустотного прикрытия борта. Из-за не до конца решенной судьбы трофея собственных КИП-ов на "Дафне" компаньоны не базировали, ограничившись лишь пятеркой легких беспилотников.
   Соседняя система, в которой предстояло забрать шахтерский комплекс, во многом была копией своей соседки. Разве что газовых гигантов в нем имелось целых два, а общее количество лун вокруг них равнялось семи. Но также не было ни одной населенной планеты и имелся солидный астероидный пояс, в котором собственно и находился шахтерский комплекс.
   Информация по местонахождению объекта оказались достоверной. Полученные коды также подошли, а процедура авторизация и получение доступа прошла в штатном режиме. Поэтому никакой необходимости в силовом захвате шахтерского комплекса не возникло. Оставалось только подготовить объект к эвакуации и погрузить на "Дафну". По расчетам юноши, эта операция должны была занять всего одни стандартные сутки, после чего можно было спокойно возвращаться назад.
   В отличие от экипажа "Дафны", более чем плотно занятого в эвакуации шахтерского комплекса, пилоты КИП-ов откровенно скучали. Поэтому, чтобы не расхолаживать своих подчиненных, командир эскорта устроил для них тренировочные полеты, с отработкой тактических приемов.
   По мнению самого Константина, для проведения учений момент был не самый подходящий. Но как-то повлиять на решение командира эскорта он не мог, так как пилоты наемников ему не подчинялись. Поэтому, выбросив мысли о тренировках группы прикрытия, юноша с головой погрузился в наблюдение за процессом эвакуации шахтерского комплекса и его рудодобывающих модулей.
   Впрочем, при наличии действующих кодов доступа к управлению комплексом, ничего особо сложного в этой задаче не было. От экипажа "Дафны" в первую очередь требовалось обеспечить правильное размещение груза на внешней подвеске корабля. Вся процедура проходила в штатном режиме и без особой спешки. Единственным досадным исключением оказался один из рудодобывающих модулей, который не смог самостоятельно вернуться к шахтерскому комплексу, хотя от него и поступило подтверждение о получение команды на возвращение.
   В случае отказа двигателей или какой-либо другой критической поломки модуля в штатном режиме высылалась техническая платформа для его эвакуации и последующего ремонта. Но так как шахтерский комплекс подготавливался к транспортировке, то данный функционал был отключен. Чтобы вновь расконсервировать и запустить платформу-эвакуатор требовалось никак не менее пары часов.
   Оценив необходимые для этого затраты времени, Константин решил, что намного проще будет отправить за неисправным модулем один из буксиров. Чтобы не отрывать людей с текущих работ, данным делом парень решил заняться лично. Все равно он сам, на текущий момент, не был занят ни в каких работах.
   Неисправный рудодобывающий модуль находился на значительном удалении от шахтерского комплекса, почти в самой середине астероидного пояса. Однако никаких трудностей с пилотированием у юноши не возникло. После получения контроля над шахтерским комплексом юноше оказалась доступна вся имевшаяся на его накопителях навигационная информация.
   Система оказалась на удивление подробно картографирована. В том числе имелись и полные сведения по всем сколько-нибудь значимым астрообъектам астероидного пояса. С этой информацией прокладка маршрута и последующий полет значительно упростились. Неисправный рудодобывающий модуль отыскался на поверхности ничем не примечательного стометрового булыжника. Судя по тому, что рабочие бункеры модуля были переполнены, процесс добычи сырье проходил вполне успешно, но с последующим возвращением обратно возникли проблемы.
   Тратить время на поиск и устранение поломки Константин не стал, собираясь заняться этим уже после возращения на "Дафну". Осторожно маневрируя рядом с целью, он с помощью мощных гравизахватов буксира аккуратно подхватил модуль с поверхности астероида.
   - Теперь можно и возвращаться, - убедившись, что взятый груз надежно зафиксирован, юноша довольно улыбнулся.
   Удачно проделанная операция изрядно подняла его настроение, которая слегка омрачалось лишь довольно неспешной скоростью буксира. Если на то, чтобы добраться до модуля, понадобилось почти полтора стандартных часа, то обратная дорога с грузом должна была занять более двух часов. Входящий вызов с "Дафны" пришел в тот момент, когда Константин уже собирался приступить к прокладке обратного маршрута.
   - Что там снова стряслось у этих раздолбаев? Надеюсь, что они не умудрились угробить один из буксиров, - не столько раздраженно, сколько устало проворчал парень.
   По сравнению с командами других кораблей компаньонов, сборная солянка с "Дафны" выглядела не особо блестяще. У них было на порядок больше разного рода ошибок и проколов в работе, причем всплывающих в самый неподходящий момент. Однако с первых же слов сеанса связи Константин понял, что сильно ошибся в своих догадках. По сравнению с действительностью разбитый буксир выглядел пустяковой мелочью.
   Не тратя время на долгие объяснения, старший вахты сообщил о боевой тревоге и сбросил сжатый пакет информации, в котором содержался отчет о текущей ситуации. Чтобы как можно быстрей ознакомиться с отчетом, юноша использовал все доступное ему ускорение своего модифицированного организма.
   По информации с бортового центра контроля пространства, в систему заявились гости в количестве трех бортов. Гадать о том, кто же это мог быть, Константину не пришлось. Сигнатуры совпадали с уже имевшимися у него данными. В систему пожаловали знакомые ему участники неудачного налета базу шахтеров. Но самым скверным оказалось то, что визитеров заметили далеко не сразу.
   Хотя в отношении центра контроля пространства "Дафны" Константину все было ясно без какой-либо дополнительной информации - полноценного слежения за пространством просто не велось, так как экипаж на борту имелся в весьма усеченном составе, вдобавок часть вахты оказалась раздергана для проведения неотложных текущих работ. Тем не менее, прибытие в систему чужих кораблей все же заметили, пусть и с некоторым опозданием. Тот факт, что точка перехода практически совпала с зоной проведения маневров пустотников эскорта, сильно обеспокоил старшего вахты. Он попытался связаться с командиром пилотов, но тот на вызов отреагировал с заметной задержкой, которая оказалась критической.
   Если появление визитеров пилоты эскорта банально прохлопали, то на пиратских кораблях пустотники наемников обнаружили довольно быстро. И так же довольно быстро отреагировали, с довольно печальными для наемников последствиями.
   Как оказалось, среди бортов противника имелся артиллерийский корабль - эрзац-канонерка, ограниченно популярная у моносистемных государств и колоний фронтира. Константину был знаком подобный класс кораблей. Как правило, это была переделка обычного гражданского борта. В условиях корабельной верфи вскрывали корпус судна и устанавливали на него одно или два разгонных орудия крейсерского класса. Большее число орудий не ставили, так как энерговооруженности гражданского борта на это просто не хватало.
   Для линейного боя с военными кораблями подобные переделки не годились, и серьезно проигрывали в сравнении даже с простыми канонерками. Но в качестве средства погонять пиратов, или припугнуть собственных мятежников они вполне годились. Учитывая тот факт, что клану "Забойщиков" покровительствовали спецслужбы конфедератов, наличие артиллерийского корабля у пиратов выглядело вполне объяснимым.
   Первый же залп эрзац-канонерки накрыл поражающими элементами половину пустотников. В записи было видно, что полностью уничтожены только две платформы. Но все остальные получили самые разнообразные повреждения, которые не самым лучшим образом сказались на их боевых качествах. Но самым неприятным оказалось то, что число потерь вошел пустотник командира эскорта.
   Отсутствие единого руководства стало для наемников фатальным. Не пытаясь контратаковать, они попытались вернуться к "Дафне". Впрочем, никаких надежд на успех подобной атаки изначально не имелось. Среди машин эскорта не имелось ни одного торпедоносца, способного быстро и гарантированного подавить артиллерийский корабль противника до того, как он уничтожит атакующих. Однако отступление наемников вышло крайне беспорядочным, без какой-либо попытки рассредоточиться, и в результате их КИП-ы стали прекрасной мишенью для нового залпа.
   Константин отстранено анализировал запись центра контроля пространства "Дафны", в которой был зафиксирован разгром эскорта. Оценив интервал между залпами, юноша пришел к выводу, что на эрзац-канонерке имелось всего одно орудие. Но и его одного оказалось вполне достаточно для уверенной победы. Выводимые в пространство пустотники противника должны были всего лишь довершить разгром, добивая поврежденные КИП-ы наемников.
   На этом моменте запись прерывалась. Однако юноша уже успел узнать все необходимое для себя. Одновременно с окончанием просмотра юноша провел оценку ситуации, используя для просчета возможных вариантов действий все доступные ресурсы своих расчетных центров.
   В отличие от пустотников эскорта "Дафна" находилась от бортов противника на некотором удалении. Кроме того, пираты должны были потратить некоторое время, добивая оставшихся наемников. Все это давало "Дафне" возможность своевременно уйти из системы, совершив переход. Но сделать это мешало отсутствие на борту навигатора.
   Однако задерживать разгон было нельзя. Любая задержка была чревата тем, что приблизившийся противник мог помешать переходу. Расстояние до пиратских бортов было не настолько велико, чтобы можно было рисковать оставаться на месте даже на лишний час. В отличие от артиллерийского корабля, не имевшего высокую скорость передвижения, пустотники пиратов могли перемещаться очень быстро, и потому представляли для "Дафны" серьезную опасность.
   Возможность того, чтобы догнать "Дафну" после начала разгона на буксире, Константин просто не рассматривал. Даже со сбросом груза скорость была для этого слишком мала. На оценку и принятие окончательного решения юноше потребовалось считанные секунды.
   - Нет никакого смысла рисковать кораблем, - со вздохом произнес он, отключая уже запущенные двигатели буксира. - Фору по времени надо использовать по полному.
   Одновременно с этим, Константин отдал приказ ожидавшему его ответа старшему вахты прекращать все работы за бортом и начинать разгон "Дафны". Одновременно с этим юноша начал проводить необходимые навигационные расчеты, передавая их результаты по связи аналогично тому, как это ранее делал Пьер Жорж. Возможностей расчетных центров его модифицированного организма вполне хватало для проведения этой процедуры.
   Слабые возражения со стороны старшего вахты Константин решительно отмел. В течение следующего получаса он напряженно работал, дистанционно управляя разгоном, одновременно с этим следя за перемещениями противника. Трансляция с бортового центра слежения шла непрерывно.
   - Ну вот и ушли, - удовлетворенно произнес юноша, когда в результате перехода "Дафны" связь прервалась.
  
  
   Глава 16.
  
   Однако радость от успешно выполненного дела продержалась у Константина совсем недолго. Ведь в отличие ушедшей в переход "Дафны" корабли "Забойщиков" никуда не делись. Анализируя их появление в системе, юноша пришел к выводу, пришел к выводу, что оно вполне объяснимо и даже закономерно.
   Покровительство спецслужб конфедератов этому пиратскому клану не являлось для него секретом, а компания "Солар БиоТэк", которой принадлежал мобильный шахтерский комплекс, плотно сотрудничала с АГБ КЮС. Поэтому эта безымянная номерная система как нельзя лучше подходила в качестве одного из тайных мест снабжения пиратов. Принадлежавшие компании корабли, регулярно заходившие в систему за добытым комплексом сырьем, также могли доставлять необходимые "Забойщикам" грузы.
   Судя по тому, что сведения об этом среди имевшейся у Константина информации отсутствовали, место для встреч с пиратами было сравнительно новым. Предположение подтверждалось также и тем, что шахтерский комплекс был переброшен в систему совсем недавно.
   Анализируя информацию, юноша параллельно проводил инвентаризацию доступных ему ресурсов. Имевшийся в его распоряжении внутрисистемный буксир "Мунбулл" был рассчитан на управление одним пилотом. Но при необходимости на борт можно было взять еще двух пассажиров. Соответственно, хотя автономность системы жизнеобеспечения составляла всего в одни стандартные сутки, один человек мог без труда протянуть втрое больший срок. Еще сутки можно было продержаться за счет надетого на парня скафа.
   С запасами продовольствия и воды дело обстояло несколько хуже. На борту буксира в качестве НЗ имелся только один суточный паек. Однако о возможности длительной голодовки Константина совершенно не беспокоился. По его расчетам, в течении ближайших двух суток можно было ожидать прибытия в систему основных сил наемников. В их появлении он нисколько не сомневался. Командование наемников просто не могло оставить без ответа факт уничтожения эскорта пиратами. Однако действительность внесла некоторые коррективы в его планы.
   После ухода "Дафны" возможности парня наблюдать за окружающим пространством ограничивались весьма скромными возможностями штатного бортового оборудования. Поэтому появление чужих пустотников он обнаружил, только когда они оказались от буксира на сравнительно небольшом расстояние, практически исключавшим возможность бегства.
   - Вот зараза! Хотя я двигатели успел заглушить, но все-таки как-то меня заметили. И даже не поленились слетать, - прокомментировал вслух Константин, напряженно обдумывая свои дальнейшие действия в этой непростой ситуации.
   В подтверждение догадки, по аварийному протоколу связи пришло сообщение с требованием оставаться на месте. Попадать в руки пиратов Константину совсем не хотелось. Но буксир парня серьезно проигрывал КИП-ам противника как по скорости, так и по маневренности, поэтому пытаться уйти от преследователей он не стал. Тем более что КИП-ы для проведения каких-либо транспортировочных или абордажных операций не предназначались. А это значило, что следом за боевыми платформами вскоре должен появиться кто-то еще. Например, челнок-эвакуатор.
   Разница в ходовых характеристиках с буксиром в этом случае была не такой существенной. У юноши даже появлялась возможность некоторое время избегать захвата, делая маневры уклонения. Вот только продолжаться эти игры могли ровно до тех пор, пока у пиратов не кончится терпение, и они, плюнув на возможные убытки, не отстрелят двигатели у верткой жертвы.
   Перебрав на максимальной доступной скорости различные варианты развития событий и собственных действий, Константин пришел к выводу, что ему выгоднее не сопротивляться захвату буксира. В этом случае в отношение к пленнику не должно быть излишней злобы, что позволит ему без особых сложностей попасть на борт пиратского корабля. Вот только ни в коем случае не стоило показывать, кто же на самом деле попал к пиратам в руки.
   Наиболее подходящей для себя юноша счел личину гражданского пилота-"нормала", совсем недавно заключившего контракт. Тем более, что на борту буксира не было ничего, что противоречило бы этой легенде. Собираясь слетать за поврежденным модулем, Константин не брал с собой никакого специального снаряжения или оружия. Даже одетый на него пилотский скаф был недорогой гражданской модели - перед полетом юноша взял на летной палубе один из "дежурных" скафов.
   О том, что кто-то может узнать о модификации его организма, Константин также не беспокоился. Для этого требовалась специальная аппаратура и умеющие на ней работать специалисты, которых у пиратов попросту не было. Ему могла грозить разве что проверка на ручном медсканере, вполне достаточная для определения наличия стандартных имплантов, но совершенно не пригодная для выявления модификации организма с применением ксенотехнологий.
   Единственное, что могло представлять угрозу для придуманной легенды, так это наличие у противника пленных из числа пилотов уничтоженного эскорта. Константин более чем обоснованно предполагал, что часть пилотов-наемников наверняка уцелела и далее была подобрана пиратами. Он даже не исключал того, что среди пленных может находиться Элиот Манрой - командир эскорта, с которым ему приходилось довольно плотно общаться. Поэтому оставшееся время до подхода пиратского челнока юноша потратил на изменение собственной внешности.
   Владение целительскими приемами пси-воздействия позволило Константину провести эту операцию без особых сложностей. Хотя столь быстрые манипуляции оказались довольно болезненными, но достигнутый результат того стоил. Появившаяся одутловатость лица, искаженная форма носа и надбровные складки кожи неузнаваемо изменили его лицо.
   - На "Мунбулле"! Разблокируй шлюз и принимай призовую команду! Советую сидеть спокойно и не дергаться, - прибытие челнока известило сообщение на аварийной частоте.
   Юноша немедленно выполнил озвученное требование. Буксир ощутимо тряхнуло и через пару минут из шлюза появился человек в бронескафе.
   - Сколько людей на борту? Оружие есть?! - рявкнул пришелец через встроенные в скаф динамики, сопровождая свои слова красноречивым движением штурмового ИМПа.
   - На борту я один. Оружия нет, - без промедления ответил Константин.
   - Уже сам вижу, - произнес "гость", быстро и внимательно осмотрев внутреннее помещение буксира. - Отойди от пульта и проходи в шлюз. Дальше поедешь нашим пассажиром.
   О каком-либо особом комфорте во время полета говорить не приходилось. После того, как пираты убедились в отсутствии у пилота буксира оружия, его загнали в совершенно пустой грузовой отсек, сидеть в котором можно было только на полу. Но неустроенность отсека юношу нисколько не волновала.
   Так как скаф у него не отобрали, он просто улегся прямо на полу, не ощущая при этом особых неудобств. Его вполне устраивало, если до конца полета никто так и не вспомнят о его существовании. Но долго подобная идиллия продолжаться не могла. Через пару часов по характерному изменению вибрации корпуса Константин определил, что платформа-эвакуатор совершает маневры для захода на летную палубу носителя. Еще через несколько минут уже знакомый пират в бронескафе вывел его наружу.
   Судя по наличию рядом с платформой-эвакуатором пары разбитых КИПов, данная часть летной палубы была отведена для сбора трофеев. Однако никого из пленных наемников-пилотов в пределах видимости не оказалось. Константин предположил, пленных без промедления потащили на допрос - главари пиратов наверняка остро нуждались в свежей информации.
   Юноша был готов к тому, что его также поведут допрашивать, и даже наметил несколько вариантов своих действий в этой ситуации. Но, судя по тому, что его сразу отвели в заставленный клетками отсек, пилот буксира в качестве источника информации оказался пиратам явно неинтересен. Предположение подтверждалось и тем, что в настоящий момент в клетках не было ни одного человека.
   Перед тем, как Константина запихнули в клетку, у него отобрали пилотский скаф. Молодой человек расстался с ним без всякого сожаления - его потеря была вполне ожидаема. Столь ценное имущество у пленного оставить просто не могли. Однако, несмотря свой изменившийся статус и на нахождение в плену, юноша с трудом сдерживал собственную радость. Причина для возникновения подобных эмоций имелась довольно серьезная. Клетки в отсеке, в одну из которых его посадили, оказались не промышленными изделиями, а кустарными поделками местных умельцев.
   На вид, это были надежные и прочные конструкции, при изготовление которых не пожалели металла. Но вот качестве запоров на них стояли примитивные электромеханические замки. Судя по действиям охранника, клетки отпирались по сигналу с находившегося в отсеке кома. Однако Константину была известна одна интересная особенность устройств этого типа - при отсутствии электропитания замки автоматически разблокировались.
   - "Как у таких раздолбаев все пленные не разбежались?", - так и просился вопрос на язык юноши при виде тонкого кабеля, до которого без особых усилий можно было дотянуться из клетки.
   Порвать подобный кабель голыми руками при некотором усилии мог даже "нормал". Естественно, что при наличии сколько-нибудь адекватной охраны попытка дотянуться до провода могла обернуться весьма неприятными последствиями для пленника. Но Константин сразу отметил, что единственный в отсеке пират вооружен довольно скудно, станером и электорошокером. Да и в отличие от конвоира, охранник был одет в обычный комбез.
   Так как ни охранных сервоботов, ни противоабордажных турелей в отсеке не имелось, серьезной опасности для юноши подобная охрана не представляла. Поэтому парню оставалось только дождаться момента, когда конвоир покинет отсек. Единственной сложностью могла стать система видеомониторинга, но Константин рассчитывал на время заблокировать ее работу с помощью собственных пси-способностей.
   Однако он никак не ожидал, что единственный охранник покинет отсек вместе с конвоиром. Мгновенно оценив изменение ситуации, юноша все же решил не откладывать свое решение выбраться из клетки. Но осторожная попытка пси-сканирования отсека обернулась для парня небольшим потрясением. Ни одной активной системы видеомониторинга он не обнаружил. Повторное сканирование лишь подтвердило прежний результат - контрольное наблюдение за происходящим в отсеке не велось.
   Подобная беспечность при содержании пленных просто не укладывалась в голове Константина. Вот только ситуация совсем не располагала к длительным раздумьям. Одним рывком молодой человек оборвал идущий к замку провод, после чего с чуть слышным щелчком дверь клетки открылась.
   Очутившись снаружи, юноша сразу же устремился к управляющему открытием клеток кому. С помощью него Константин рассчитывал запустить вирус для взятия под контроль корабельного ИскИна. После чего он собирался устроить пиратам "веселую жизнь".
   Естественно, что даже с помощью подконтрольного ИскИна очистить от противника весь борт парень не рассчитывал. Но вот серьезно озаботить пиратов борьбой за собственный корабль и не дать им уйти из системы при появлении наемников выглядело вполне посильной задачей.
   Удар по планам Константина пришел с совершенно неожиданной стороны. Находившийся в отсеке ком оказался не подключен к корабельной сети, и соответственно не имел выхода к ИскИну. Быстрый осмотр подтвердил результат прежнего наблюдения. Других терминалов в отсеке не оказалось.
   - Придется поискать в другом месте, - со вздохом прокомментировал юноша, направляясь к выходу из отсека.
   Но на половине пути его застало прозвучавшее по корабельной сети оповещение - экипажу объявлялся отсчет готовности к процедуре разгона.
   - Очень весело, - совсем не радостным тоном произнес Константин.
   Оставаться на пиратском корабле на момент перехода юноша не собирался. В том, что появление наемников "ИнкоирТрансИндастриал" стоит ожидать в самое ближайшее время, у него сомнений даже не возникало. Вот только после ухода из системы на чужую помощь рассчитывать ему уже не приходилось.
   Сейчас у Константина было два приемлемых выхода: или любым способом помешать кораблю пиратов совершить переход, или самому убраться с его борта до окончания разгона. В первом случае требовалось добраться до рабочего терминала, соединенного с корабельной инфосетью. Во втором случае парню требовалось угнать какой-нибудь пустотник. Но в любом случае, сейчас ему было необходимо как можно быстрее выбраться из отсека.
   Впрочем, данная задача не отличалась особой сложностью. Помещение, в котором пираты содержали пленных, вовсе не являлось специально оснащенным тюремным блоком или карцером. Константин уже нисколько не удивлялся, когда обнаружил, что находится в самом обычном корабельном отсеке, выход из которого был снабжен действующей аварийной системой открытия.
   Выбравшись наружу, сбежавший пленник после всего лишь секундного колебания отправился к летной палубе. На поиск рабочего терминала с его последующей разблокировкой ему могло потребоваться неизвестное количество времени. Кроме того, при поисках был довольно велик риск столкнуться с кем-нибудь из экипажа. В то время как на уже известный парню путь до летной палубы требовалось всего несколько минут, а корабельные переходы после прозвучавшего оповещения наверняка должны были опустеть.
   Как бы не хотелось Константину задержать пиратский корабль до появления наемников, но из-за недостатка времени он предпочел более надежный вариант. Систем видеомониторинга юноша не опасался, собираясь заглушить их с помощью пси-способностей. Естественно, что массовый отказ устройств наблюдения не мог не привлечь внимания экипажа. Но молодой человек рассчитывал покинуть корабль до того момента, как пираты все же разберутся в причине отказа техники.
   Однако путь к летной палубе совсем без осложнений все же не обошелся. Константин столкнулся со знакомым ему пиратом-охранником, по всей видимости возвращавшемся на свое рабочее место. Хотя неожиданная встреча оказалась для юноши как нельзя кстати. Уже через минуту он снова продолжил свой путь, но уже одетым в комбез охранника, со станером и электорошокером на поясе, а тело пирата осталось лежать за панелью технической ниши.
   На летной палубе, не смотря на начавшийся разгон, оказалось довольно оживленно. Константину пришлось дважды пускать в ход трофейный станер, чтобы успокоить обнаруживших его техников. Из-за этого поиски подготовленного для полета пустотника ему пришлось проводить в предельно ускоренном режиме. Выбор юноши пал на "Старфортресс" - с пилотированием КИПа этой модели он хорошо знаком. Кроме того, КЮСовский пустотник обладал неплохим бронированием и имел генераторы активной защиты, что было совсем не лишним для пролета через зону действия корабельных комплексов ПКО. "Старфортресс" уже стоял на стартовом столе, что существенно упрощало подготовку к вылету.
   Старт КИПа юноши оказался для пиратов полной неожиданностью. Несколько первых минут они не предпринимали никаких активных действий, что позволило беглецу без помех набрать максимально возможную скорость. Но затем последовал плотный обстрел из турелей ПКО, уйти из-под которого Константину удалось с большим трудом. Однако сброса КИПов для преследования беглеца не последовало, начатый разгон пиратские корабли так и не прервали. Вскоре Константину стала ясна причина равнодушного поведения. Бортовая система сканирования "Старфортресса" выдала засветку более сотни новых объектов.
  
  
   Глава 17.
  
   Рассказ Константина о своих недавних приключениях произвел на слушателей сильное впечатление. Похождения выглядели невероятными и авантюрными, совсем как у героя какой-нибудь развлекательной ленты. Но так как рассказ велся для довольно узкого круга слушателей, только Пьер Жорж и несколько доверенных лиц из экипажа "Тулузы", то никакого недоверия к словам юноши не было. Хотя о своих приключениях Константин говорил с ироничной улыбкой, как о нечто не совсем серьезном. Вот только в некоторые моменты собственного рассказа сам он мысленно поражался, из насколько серьезной передряги у него получилось выбраться.
   Константин видел, что и у слушателей имелось подобное понимание, хотя внешне их настроение не отливалось излишней серьезностью. Одна за другой по ходу рассказа следовали шутки и забавные замечания. Особенно отличился в этом Пьер Жорж, не только вволю повеселившись над временным изменением внешности компаньона (чтобы полностью убрать все последствия своей поспешной маскировки, после возвращения Косте пришлось провести целых четыре часа в регенераторе), но и над коммерческим успехом от приключений юноши. По его словам, Константин весьма удачно сдался пиратам, чтобы провести обмен своего буксира на боевой пустотник.
   Хотя юноша признавал, что в финансовом плане результат его приключений действительно выглядел впечатляющим. Пусть в своих комментариях Пьер Жорж не раз успел пошутить о том, что оставшийся у пиратов почти новый буксир стал серьезной потерей для компаньонов, но оценочная стоимость угнанного "Старфортресса" была на порядок больше цены потери. На средства с продажи КИПа можно было купить не один десяток системных буксиров.
   Тем не менее, совета как можно быстрее сбыть трофей ни от кого из слушателей не последовало. Все-таки боевые платформы подобного класса в свободной продаже появлялись очень редко. К тому же у компаньонов уже имелся один пустотник аналогичной марки, пусть и немного другой модификации. А наличие однотипной техники существенно упрощало и удешевляло ее обслуживание.
   - До сих пор не могу поверить, что ты сумел вернуться. Тебе совершенно невероятно повезло, - неожиданно серьезно сказал Пьер Жорж.
   - Действительно, повезло, - охотно согласился с компаньоном Константин.
   Ничем иным, кроме как невероятным везением, его своевременный уход с пиратского корабля назвать было нельзя. Если бы юноша все же решил брать под контроль бортовой ИскИн, то вполне бы мог разделить судьбу пиратов.
   Так как заявившиеся в систему наемники обладали значительным перевесом в боевых платформах, то пираты даже не пытались вступить с ними в бой. Значительная фора по времени позволяла им совершить переход до того момента, как пустотники противника все же доберутся до приступивших к разгону кораблей. Естественно, что и все предложения наемников о немедленной сдаче были пиратами проигнорированы.
   Вот только бегство противника совершенно не устраивало ни командование наемников, ни кураторов из "ИнкоирТрансИндастриал". После того, как стало окончательно ясно, что догнать корабли до совершения перехода не удастся, в ход был пущен последний "убойный" козырь. Следовавшие вместе с основной группой КИПов торпедоносцы произвели по беглецам залп изделиями со спецбоеприпасом, по одному на каждый корабль противника.
   Командование наемников не остановил даже тот факт, что после применения АМ-зарядов на трофеи рассчитывать не приходилось, в то время как стоимость трех гиперскоростных торпед со спецбоеприпасом была разорительно высокой. Для обычных наемников довольно нетипичное поведение. Но так как Константину было известно, кто в действительности за ними стоит, то он нисколько не удивился. Русские имперцы отличались гипертрофированной мстительностью. Поэтому легко могли наплевать на и упущенную выгоду, и трату невероятно дорогого боекомплекта, пущенного на уничтожение пиратских посудин. Не остановило их и вероятное наличие пленных пилотов на борту кораблей противника.
   Скорость гиперскоростных торпед в несколько раз превышала скорость бортов противника, а довольно многочисленные системы ПКО пиратских кораблей против них оказалась не эффективны. До своей цели дошли все три выпущенных торпеды, не оставляя пиратам никакой надежды на уход из системы. После залпа торпедоносцев из противников никто не уцелел. От участи, постигшей пиратов, Константина отделяла всего лишь четверть часа.
   Естественно, что такое событие, как побег из пиратского плена, просто не могло остаться не замеченным нанимателями компаньонов. Но ни командование наемников, ни кураторы из "ИнкоирТрансИндастриал" сильного интереса к подробностям этой истории не проявили. Краткий отчет, переданный Константином во время сеанса связи, их вполне устроил. Так как корабли противника были уничтожены, то в получении какой-либо дополнительной информации по ним пропала всякая необходимость. А максимально полная информация по пиратскому клану "Забойщиков" и их взаимодействию с АГБ КЮС в распоряжении спецслужб РИ к этому моменту уже имелась. Но для планов парня на отдых отсутствие внимания со стороны кураторов оказалось как нельзя кстати.
   Впрочем, отдых Константина получился довольно своеобразным и по большей части мало походил на обычное безделье. Едва только юноша ознакомился с новостями за время своего относительно недолгого отсутствия, он вместе с компаньоном с головой погрузился в обсуждение планов действий на ближайшее время, в результате затянувшееся на несколько часов. Свои прежние планы им приходилось менять буквально на ходу, подстраиваясь под внезапно изменившиеся намерения нанимателей.
   Первоначально командование наемником собиралось вернуть большую часть наемников обратно на Олдмарк сразу после окончания боевых действий против "Солар БиоТэк". Вместе с ними должны были уйти из системы и корабли компаньонов. Однако в дело вмешалось руководство "ИнкоирТрансИндастриал". Действующий канал связи с ними у наемников мелся благодаря подключению трофейного гравиретранслятора.
   Руководство компании в категоричной форме потребовало от наемников значительно усилить оставленный для охраны захваченных объектов контингент. Кроме того, была поставлена задача по эвакуации из системы части захваченных трофеев: всего уцелевшего оборудование лунных баз, а также автоматического шахтерского комплекса. Вот только доставку трофеев необходимо было произвести не на Олдмарк, а в систему Мармара.
   Из-за нехватки необходимого свободного тоннажа на собственных кораблях командование наемников предложило компаньонам заняться транспортировкой груза. Вот только после непредвиденной потери всего отправленного на охрану "Дафны" эскорта для сопровождения конвоя наемники могли выделить довольно скромные силы, что являлось нарушением подписанного компаньонами контракта. И поэтому Пьер Жорж и Константин обсуждали, стоит ли им принимать сделанное предложение, а если все же принимать, то на каких условиях.
   Однако компаньоны довольно быстро пришли к выводу, что в их же собственных интересах не отказываться от доставки груза. Их вполне устраивало, что завершение контракта с "ИнкоирТрансИндастриал" произойдет по прибытию в систему Мармара, а не Олдмарк. И совсем не устраивало то, что для обеспечения соответствующего сопровождения командование наемников может отложить отправку груза до прибытия дополнительных сил. То есть, на пару недель как минимум. Соответственно, на такой же срок затянется и завершение контракта.
   Для компаньонов столь длительная отсрочка была нежелательна. Большую часть оплаты по контракту они уже успели получить, поэтому любая задержка с его закрытием была равносильна упущенной прибыли. Кроме того, оба компаньоны признавали, что по настоящему особой необходимости в сильном эскорте на текущий момент нет. Шанс на то, что груз могут попытаться перехватить, был минимальным. Путь конвоя до Мармара никак не совпадал с обычными транспортными маршрутами, соответственно, и риск встречи пиратами был невелик. Прежних владельцев системы пока так же можно было не опасаться. "Солар БиоТэк" требовалось определенное время, чтобы отреагировать на потерю своей собственности и предпринять попытку ее возвращения.
   Пьер Жорж и Константин были уверены, что командование наемников пришло к тем же самым выводам. Но состоявшиеся переговоры с кураторами оказались не самыми простыми, так как за свое согласие на срочную доставку груза компаньоны постарались получить максимум преференций. Тем не менее, удовлетворяющее обе договаривающиеся стороны решение было все же принято.
   Естественно, что ни одного торпедоносца наемники для сопровождения выделить не смогли, так как все они были остро необходимы для защиты системы. Тем не менее, состав выделенного для сопровождения эскорта оказался довольно солидным - двенадцать КИПов средне-тяжелого класса. Так как оба собственных корабля-носителя наемников оставались в системе, пустотники были размещены на борту все той же "Дафны".
   Также, для усиления пустотного прикрытия в пути компаньонам передали часть восстановленной трофейной техники: два десятка дронов и пару легких КИПов. Кроме того, им за довольно символическое вознаграждение продали полторы сотни ракет ГСС, что позволило обеспечить звенья пустотного прикрытия компаньонов двойным запасом боекомплектов. Правда для того, чтобы заставить наемников поделиться дефицитной техникой и боеприпасами, по настоятельной просьбе кураторов Константину пришлось расстаться с последними остатками своего запаса пустотных мин. Но так как обоюдная польза от подобного обмена была очевидна, то никаких возражений с его стороны не последовало.
   Подготовка к отправке конвоя была начата сразу после окончания переговоров с командованием наемников. Тем не менее, процесс затянулся на пару суток. Сказался большой объем груза, который необходимо было забрать с захваченных лунных баз. Имевшегося в наличие числа транспортных челноков не хватало для его быстрого вывоза. Возникшие трудности были вполне предвиденными, но начало процедуры разгона оба компаньона встретили с заметным облегчением.
   - Регистрирую гравитационное возмущение, по параметрам соответствующее финиширующему кораблю, - на сообщение Консула Пьер Жорж отреагировал довольно эмоциональным ругательством.
   - Похоже, "Солар БиоТэк" зашевелился намного раньше ожидаемого, - заметил Константин.
   - Очень на это похоже. В таком случае, мы довольно вовремя успели уйти, - ответил Пьер Жорж.
  
  
   Глава 18.
  
   Все время путь конвоя до Мармара компаньоны ожидали возможной встречи с противником. В том, что в покинутую ими номерную систему заявились именно ее прежние хозяева, сомнений не возникало ни у кого. Никто другой появиться там просто не мог. Ведь система не только не лежала ни на одном транзитном маршруте, но также не имела ни населенных планет, ни принадлежавших каким-либо другим собственникам объектов.
   Единственное, в чем не было полной уверенности у компаньонов, так это в том, означало ли появление финиширующего корабля попытку отбить систему или тот был отправлен только для прояснения текущей обстановки. Но в любом случае это означало, что "Солар БиоТэк" и стоящие за компанией конфедераты уже приступили к активным действиям. Поэтому готовность к отражению нападения на конвой во время пути оставалась постоянной.
   Из двух переданных наемниками КИПов и трофея юноши на "Тулузе" сформировали еще одно звено пустотного прикрытия, а дополнительные беспилотники были равномерно распределены между всеми тремя бортами. Однако Константин не был полностью уверен в том, что имеющихся у компаньонов сил, даже вместе с эскортом наемников, окажется достаточно в случае встречи с военным бортом конфедератов. Поэтому он в тайне от всех подготовил к использованию имевшуюся у него подстраховку - ударные дроны ксенов, которые хранились в контейнерах на борту курьера. Естественно, что это было оружие "последнего шанса", использовать которое юноша намеревался только в самой исключительной ситуации.
   Однако необходимости в использовании дронов так и не возникло. Более того, за время пути не было ни одной встречи с чужими бортами. Как предполагал юноша, все дело было в выбранном маршруте следования конвоя, проложенном исключительно через необитаемые и малопосещаемые системы. Хотя при планировании первоначальный маршрут из-за этого увеличился на два лишних перехода, но отсутствие каких-либо инцидентов во время пути стало лучшей наградой за все усилия.
   - Это был один из самых спокойных наших рейсов за последний год. Но я безумно рад, что он уже завершен, - поделился своими мыслями с юношей Пьер Жорж. - На передачу груза потребуется еще часов пятьдесят-шестьдесят, после чего наш текущий контракт будет полностью закрыт!
   - На это время сможешь обойтись без моего присутствия на борту? - поинтересовался Константин.
   - Вот уж не подозревал, что тебе настолько сильно захотелось отдохнуть, - удивился его просьбе компаньон.
   - Дело не в отдыхе. Просто хочу воспользоваться случаем наведаться к своим хорошим знакомым. Пары суток на это мне как раз должно хватить, - не вдаваясь в подробности пояснил юноша.
   О том, что Константину прежде уже доводилось бывать в системе Мармара, его компаньон знал. Но вот какие-либо подробности об этом были ему не известны. Впрочем, Пьер Жорж и не пытался их выяснять. Он был твердо убежден, что юноша является агентом какой-то крутой спецслужбы, и потому старался не проявлять излишнего любопытства. В свою очередь Константин не делал попыток разубедить компаньона, понимая полную бесполезность подобных усилий.
   Вынуждено покинув дом, юноша провел в этих местах пару лет, работая в мобильном ремонтном доке дальнего родственника, Самюэля Лоуренса, обычным техником. Впоследствии ему очень пригодился полученный тогда опыт. Он вспоминал об этом времени с легкой ностальгией.
   Снова оказавшись в системе Мармара, Константин решил воспользоваться подвернувшейся возможностью навестить своего родственника. Получив согласие от своего компаньона, он сбросил на него все текущие дела по закрытию контракта, а сам приступил к предварительной подготовке своего визита. В отличие от крупных пустотных станций и орбитальных городов, ремонтный док не имел какой-то постоянной орбиты, по мере необходимости перемещаясь по всему пространству системы. Поэтому текущее местонахождение дока юноше пришлось выяснять в местной инфосети. Получив координаты, он сразу просчитал маршрут полета.
   - Всего четыре часа на челноке. Или полтора часа на курьере, - делая выбор, Константин на мгновение задумался.
   В нем одновременно боролись между собой намерение покрасоваться перед старыми знакомыми и не желание привлекать к себе излишнее внимание довольно редким транспортным средством. В итоге все же пересилила возможность сэкономить пару часов на дороге.
   Из своего появления юноша решил сделать небольшой сюрприз. Поэтому при посещение ремонтного дока он действовал, как обычный клиент - перед вылетом отправил заявку на диагностический осмотр своего пустотника на стенде.
   Устроенный Константином сюрприз явно удался. Вид донельзя удивленных лиц знакомых техников и их не совсем связные, но очень эмоциональные приветствия, сопровождавшие появление перспективного клиента, принесли юноше несколько приятных минут.
   - Что-то я не вижу Самюэля. Не подскажешь, где он сейчас бродит? - поинтересовался молодой человек у своего давнего приятеля, Генри Нортропа, носившего кличку Долговязый Генри.
   Вполне невинный вопрос неожиданно стер улыбки с лиц окружающих его людей. После короткой заминки, Генри ответил на вопрос юноше.
   - Папаша Сэм лежит в медблоке...
   - Рассказывай, что тут у вас стряслось, - потребовал Константин.
   Рассказ Генри оказался не особо замысловатым и долгим. О том, что Самюэль Лоуренс не был единоличным владельцем своего ремонтного дока, юноша знал и до этого. Вторым совладельцем являлся старый приятель его родственника Патрик Гарпер. Он в свое время не только помог Лоуренсу с покупкой и оснащением ремонтного дока, но и в последующем не раз находил для него выходные заказы. Однако непосредственного участия в управлении работой дока не принимал.
   Подобное положение дел вполне устраивало обе стороны. Но, по словам Генри, все изменилось, когда Патрик Гарпер погиб в результате несчастного случая - пассажирский челнок, на котором он летел, потерял управление и столкнулся с ожидающим буксиров лихтером. Принадлежавшая ему доля в ремонтном доке перешла к наследникам, которые захотели ее продать. Вот только продать ее кому-то на сторону они не могли. Как раз на подобный случай, в договоре совместного владения было прописано, что приоритетное право выкупа оставалось за первым совладельцем.
   Сразу выплатить необходимую сумму наследникам родственник юноши не мог. Несмотря на сравнительно высокие доходы, такого количества свободных средств у него на руках не оказалось. Поэтому за недостающей суммой ему пришлось обратиться в банк. Однако с получением кредита появились непредвиденные сложности - банк отказал в кредите из-за якобы имевшейся у них информации о недобросовестности потенциального клиента.
   Истинная причина отказа выяснилась довольно быстро. Один из местных воротил, Доминик Соареш, председатель правления банка, обратился к Лоуренсу с предложением продать ему ремонтный док. Вот только озвученные им условия хорошими назвать было никак нельзя. Но даже и с самыми лучшими условиями намерение кому-то продавать свое дело у родственника юноши полностью отсутствовало.
   Убедившись в невозможности договориться о предоставлении кредита, Самюэль Лоуренс срочно стал искать недостающие деньги по неофициальным каналам. Срок выкупа доли у наследников истекал, и чтобы она не ушла на сторону необходимо было поторопиться. Но получивший отказ Доминик Соареш, явно не собирался сидеть и смотреть, как ремонтный док уплывает из его загребущих рук.
   Когда родственник юноши отправился на транзитную станцию для переговоров с нужными людьми, в месте встречи вспыхнул пожар. В том, что был совершен поджог, ни у кого сомнений не возникло, но виновных в случившемся установить не удалось. В результате переговоры оказались сорваны, а сам Лоуренс получил несколько довольно серьезных ожогов и теперь вынуждено отлеживался в медблоке.
   - Привет, Сэм. Что-то ты сегодня неважно выглядишь, - поприветствовал своего родственника Константин.
   - Малыш Кости?! Не верю своим глазам! Каким образом ты здесь оказался?!
   - Долго рассказывать. Я обязательно поведаю тебе о своих приключениях, только позже, когда у нас появится час-другой свободного времени. Пока же лучше расскажи мне о том, что у вас тут творится. Долговязый Генри успел поведать о твоих проблемах, но хотелось бы узнать подробности, - ответил молодой человек, присаживаясь на единственное в медблоке кресло. - Может быть, я даже сумею тебе помочь.
   Заявление юноши вызвало у его родственника искреннее веселье, но Генри Нортроп остался совершенно спокойным.
   - Шеф, если бы ты только видел эффектное появление парня, то отнесся бы к его словам совсем по-другому.
   К его словам Лоуренс отнесся достаточно серьезно, сразу убрав со своего лица улыбку. Долговязый Генри был его ближайшим помощником и часто помогал ему в делах, не требующих огласки, поэтому к его мнению он старался прислушиваться.
   - Хорошо. Если Генри считает, что тебе следует об этом знать... То пусть будет так, - согласился Самюэль Лоуренс.
   Его рассказ по большей части повторял уже полученную юношей информацию. Хотя некоторые интересные для себя подробности Константин все же узнал. Особенно его впечатлило упоминание о требуемой сумме. Парень мгновенно перевел для себя местные денежные единицы в конкреды, использовав для расчета официальный курс обмена на местной бирже. Результат действительно оказалась впечатляющим - четырнадцать с половиной тысяч конкредов.
   - У меня осталось всего четверо суток на то, чтобы собрать необходимую сумму. Если я не успею за это время выкупить долю у наследников, она наверняка уйдет этому подонку Соарешу. Вот только допускать этого я не собираюсь, пусть даже мне и придется взять долг под тройной процент.
   Не смотря на серьезность озвученной суммы, Константин облегченно выдохнул. Все же самые мрачные его ожидания о сроках не оправдались. Времени для решения проблемы все еще было вполне достаточно. Поэтому он вполне мог обойтись без вопроса кровопускания собственной заначки, не тратя на выкуп ремонтного дока имевшийся у него запас валюты.
   - Думаю, что брать в долг тебе нет никакой необходимости. Если ты, естественно, не имеешь ничего против того, чтобы я стал новым совладельцем твоего дока.
   - Малыш Кости, у тебя действительно есть возможность это сделать?!
   - Сэм, после своего ухода Малыш Кости явно успел неплохо подняться. Представляешь, у него есть собственный борт, при этом не какой-нибудь челнок-развалина, а настоящий курьер-межсистемник. Один только курьер по цене потянет не меньше, чем необходимая тебе сумма. Так что могу предположить, что у парня действительно имеется возможность тебе помочь, - счел нужным сказать Долговязый Генри.
   Не верить словам своего ближайшего помощника у Лоуренса не было никаких оснований. Но чтобы осознать их, ему понадобилось некоторое время. Молодой человек даже на какой-то миг заподозрил, что Сэм, не смотря на свои болячки, сейчас отправится в шлюзовой отсек, чтобы самому осмотреть курьер-межсистемник. Но вместо этого родственник юноши всего лишь глубоко вздохнул.
   - Извини, Кости, что не поверил тебе сразу. Но уж слишком неожиданным оказалось новость.
   - Все нормально, Сэм, - успокоил его Константин. - Я и сам иногда не могу поверить, насколько круто изменилась моя жизнь. Поверь, помочь тебе в моих силах. Естественно, если только ты не против моей помощи.
   Вполне ожидаемо, что никаких возражений от Лоуренса не последовало. Константин в качестве совладельца ремонтного дока его вполне устраивал, в отличие от Доминика Соареша.
   Самым простым и очевидным для юноши способом получить необходимую сумму в местной валюте являлась продажа части товаров, которые хранились в трюмах трейдеров. Получив согласие, он связался с Пьер Жоржем. собираясь обсудить этот момент с компаньоном. Однако в данном вопросе наметились определенные сложности.
   Сам Пьер Жорж никаких возражений как таковых не высказал. Но проинформировал юношу, что та часть груза, которую можно было выгодно и относительно быстро конвертировать в местную валюту, им уже продана. Полученные средства, в свою очередь, потрачены на закупку большой партии наземной техники местного производства.
   Оставшийся же товар в системе Мармара за нормальную цену сбыть не получалось. По словам компаньона, прогнозируемые потери от его срочной продажи выходили никак не менее двадцати процентов. Общая сумма потерь получалась довольно серьезной, почти на три тысячи конкредов, что не могло понравиться ни Константину, ни его компаньону. Поэтому молодой человек принялся напряженно размышлять, как добыть необходимую сумму и при этом избежать финансовых потерь.
   - Пожалуй, я нашел приемлемый выход, - прервал его размышления Пьер Жорж. - Продадим "Дафну".
   - Продать "Дафну"? Но ты же сам настаивал на том, чтобы оставить трофейный борт? - поинтересовался юноша.
   - На тот момент ситуация была совершенно иной, - пояснил компаньон. - Однако после завершения контракта у нас наметился избыток свободного тоннажа. Кроме того, что так и была не решена проблема недокомплекта экипажа. Но самое главное, мне уже предлагали подумать о продаже "Дафны".
   - Пожалуй, я даже догадываюсь, кто это мог быть. Кто-нибудь из "ИнкоирТрансИндастриал"? - предположил Константин.
   - Так и есть. Открытым текстом намекнули, что не против выкупить носитель. Цену предложили нормальную. Но так как оплату предложили в местных драхмах, а не в валюте, то сделка показалось мне не слишком интересной.
   - Однако, сразу отказываться ты все же не стал?
   - Естественно. Пообещал переговорить о предложении со своим компаньоном.
   - Считай, что уже поговорил. Сколько времени тебе понадобится, чтобы заключить сделку?
   - На полное оформление и сдачу борта покупателю понадобится двое-трое суток, но я могу выставить условием продажи наличие авансового платежа. Так что уже через пару часов деньги будут у нас на счету.
   - Отлично, именно это я и хотел услышать!
  
  
   Глава 19.
  
   Поставленную перед ним задачу по получению денег Пьер Жорж выполнил с удивительной пунктуальностью. Ровно через два часа после разговора с компаньоном Константину пришло уведомление о получение доступа к счету, на котором находилась требуемая сумма.
   Теперь главное препятствие для покупки доли ремонтного дока исчезло. Однако Лоуренс сомневался, что Доминик Соареш так просто захочет забыть о своих планах. Точно также считал и сам Константин, поэтому они вместе Генри Нортропом занялись составлением плана действий.
   По действующим в системе Мармара правилам, оформлением и регистрацией сделок на пустотные объекты занимался Департамент по делам внепланетных поселений. Именно туда необходимо было попасть Лоуренсу. Для того чтобы он, как совладелец собственности, мог воспользоваться своим правом выкупа доли у наследников, требовалось его личное присутствие в департаменте.
   Рабочий офис Департамента по делам внепланетных поселений находился в самом крупном в системе орбитальном городе, Муданья. В свое время, впервые услышав довольно неоднозначное для его слуха название города, молодой человек не смог удержаться от непроизвольного смеха. Этим он тогда сильно удивил своего приятеля, Долговязого Генри. Впрочем, когда тот узнал причину его веселья, то и сам не удержался от ухмылки.
   По мнению Самюэля, люди Соареша обязательно попытаются перехватить его на пути в департамент. У него имелись сведения, что у председателя правления банка есть свой человек в Службе астроконтроля. Поэтому Лоуренс считал, что наиболее вероятным нападение во время перелета до Муданьи.
   - Думаю, что как раз с перелетом особых проблем возникнуть не должно, - заметил Константин.
   - На чем же основана твоя уверенность, Кости? - с удивлением поинтересовался Самюэль.
   - Сэм, мне кажется, что во время пожара пострадали не только твои бока, но твои мозги, - довольно иронично высказался Генри. - Ты уже забыл, что у Малыша Кости есть курьер? Заранее сочувствую тому, кто попытается тягаться с этой машинкой в скорости. Да и "случайным" залпом ПКО уничтожить курьер очень трудно.
   - Твоя правда, Генри, - сокрушенно произнес родственник юноши. - Извини меня, Кости. Голова совсем не соображает от этих лекарств.
   Вместо ответа Константин скромно промолчал. Он не стал говорить о том, что даже не подумал о своем курьере, а просто собирался использовать в качестве прикрытия челнока два звена тяжелых КИПов с "Тулузы". Но ему было понятно, что вариант с курьером был намного проще и удобнее.
   Далее разговор свернул на обсуждение того, сколько человек должно было сопровождать Самюэля. Генри Нортроп настаивал на том, Папаша Сэм обязательно взял его и еще десяток надежных парней из персонала дока. Слушая его доводы, у Константина появился большой предложить Самюэлю группу поддержки в два десятка человек в бронескафах из своей досмотровой команды. Но к его сожалению, существующие в орбитальном городе порядки не давали ему такой возможности. Серьезное вооружение могли использовать только сотрудники местной полиции и военные.
   - Вместе с Сэмом поеду только я один. Все остальные будут мне только мешать, - не допускающим возражений тоном сказал молодой человек.
   После этих слов на лице Генри последовательно отразилась целая гамма чувств: недоумение и возмущение быстро сменилось удивление, перешедшим в понимающую улыбку.
   - Интересно, во сколько тебе обошлись импланты и их установка? - с уже совершенно невозмутимым выражением лица поинтересовался Нортроп.
   - Разгон намного лучше, чем любые импланты, - вместо ответа произнес Константин.
   - Действительно... Намного лучше, - согласился Генри, в очередной раз не удержавшись от своей фирменной ухмылки. - Ты прав, большая толпа будет тебе только мешать.
   Во время обмена репликами Самюэль не проронил ни слова, но видно, что он слушал все очень внимательно.
   - Сделаем так, как ты предлагаешь, Кости, - нарушил свое молчание Лоуренс. - Тебе необходимо время на подготовку?
   - Нет. Можем отправляться в любой момент.
   - Тогда не будем терять времени попусту. Я только надену вместо этих больничных тряпок какую-нибудь нормальную одежду. Кости, у меня теперь есть разрешение на ношение игольника, которое действует и на территории Муданьи. Мне стоит взять с собой игольник?
   - Было бы на ИМП разрешения, тогда другое дело. А от игольника никакого прока. Одни только хлопоты, если заденешь кого-то постороннего. Так что лучше бери стоппер. От него и то больше пользы, да и никакое разрешение не требуется.
   - Хорошо, так и сделаю. Генри, что делать на время моего отсутствия, ты и так прекрасно знаешь. Так что присматривай за парнями и дожидайся нашего с Кости возвращения.
   Полет до орбитального города на курьере занял всего половину часа, треть из которого ушло на ожидание посадочного коридора к парковочному ангару. Все это время Константин был предельно собран, в любой момент ожидая нападения или какой-либо другой нештатной ситуации. Особое волнение ему доставила посадка - слова Генри о возможном "случайным" залпе ПКО он воспринял достаточно серьезно. Но никаких неприятных инцидентов не произошло.
   Судя по тому, что во время полета в пространстве поблизости от дока молодой человек вообще не заметил никакой подозрительной активности, Доминик Соареш не рискнул устраивать сомнительную авантюру с нападением в космосе. Посадка также прошла спокойно. Но как вскоре смог убедиться юноша, от намерения завладеть мобильным доком все же не отказался.
   Оплатив стоянку курьера на следующие сутки, Константин вместе с Самюэлем поспешил к ближайшему выходу в город. Однако на пункте контроля на границе парковочной зоны им пришлось задержаться.
   После прохождения Сэмом сканера безопасности его попросили пройти в досмотровую комнату. Как предположил юноша, причиной могла стать активированная аптечка, которую родственник парня из-за своего неважного самочувствия взял с собой. Ситуация вполне банальная и довольно часто встречающаяся. Дополнительная проверка аптечки должна была занять всего пару минут.
   Однако Константина неожиданно насторожило какое-то непонятное отклонение в поведение контролера. Для собственного успокоения парень проверил сенс-каналом его эмоции, и мгновенно понял, что тот испытывает радость от узнавания Самюэля, одновременно со странно злорадным предвкушением. Не задумываясь, молодой человек мгновенно ускорился и рывком успел проскочить через закрывающуюся дверь досмотровой, сшибая с ног стоящего перед ним контролера.
   От полученного толчка контролер с негодующим криком полетел на пол. Не обращая никакого внимания на его возмущение, Константин быстрым взглядом оглядел помещение. Увиденное ему совершенно не понравилось - какой-то непонятный тип в форменном комбезе медицинского работника пытался прижать иньектор к шее Сэма, в то время как еще один "медик" его удерживал.
   На то, чтобы успокоить каждого из "медиков" разрядом нейротика, парню понадобилась менее секунды. Подхватив падающего Лоуренса, он аккуратно усадил его к стене. Убедившись с помощью сенс-канала, что с Сэмом все в порядке, юноша вернулся к пытающемуся подняться контролеру и несильным ударом ноги отправил его обратно на пол.
   - Поговорим? - с многообещающей улыбкой предложил ему Константин.
   Для усиления эффекта предложение сопровождалось легкий воздействием через сенс-канал. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы на заданные парнем вопросы ответы давались максимально быстро и правдиво. За то время, пока Самюэль приходил в себя, молодой человек успел узнать все, что его интересовало. При этом сам допрашиваемый так и не понял о примененном к нему пси-воздействии.
   По словам контролера, Самюэля ждали на всех трех выходах из парковочной зоны. Схема действий оказалась довольно проста. При прохождении сканера безопасности должна была сработать сделанная закладка. После этого Лоуренсу необходимо было пройти в досмотровое помещение. Там уже ожидала команда "медиков", которые должны были провести его захват и последующую доставку заказчику.
   - Вот гадёныши! - с чувством высказался Самюэль. - Вздумали меня подловить в свою ловушку, как крысу какую-нибудь!
   О том, что за нападением на Сэма стоит Доминик Соареш, Константин подозревал с самого начала. Но вот то, что заказчик даже не пытался хоть как-то скрыть свои личность от исполнителей, оказалось для него большим сюрпризом. Все-таки Мармара была не полулегальной пиратской колонией в глухом захолустье, а довольно оживленной транзитной системой. В таких местах местные власти, очень трепетно заботящиеся о своих доходах, всегда старались поддерживать видимый порядок.
   То, что в своих действиях Соареш явно перешел негласную границу дозволенного, молодому человеку не понравилось больше всего. Из этого следовало, что у противника имелась серьезная уверенность в собственном контроле над ситуацией при любом развитие событий. То есть на случай провала с захватом Лоуренса наверняка предусмотрен резервный вариант. Вот только снова подставлять себя и Сэма у юноши не имелось никакого желания.
   - На сколько я знаю, на всех пунктах контроля стоят системы регистрации. Каким образом ты их обошел? - поинтересовался Константин.
   - Начальник дежурной смены в курсе. По его заявке, для проведения профилактических работ, сегодня в досмотровых отключено все дополнительное оборудование.
   Ответ контролера подразумевал, что их противники все же предпочитают действовать без лишнего шума. Но вместе с тем парню было понятно - через обычные выходы в город идти явно не стоит. Именно там, в первую очередь и будут ожидать появления Лоуренса.
   - Из досмотровой есть другой выход? - свой вопрос юноша сопроводил новой порцией воздействия через сенс-канал.
   - Есть проход в служебные помещения.
   - Именно этим путем вы и собирались меня вывести? - с плохо скрываемой яростью в голосе спросил Самюэль.
   - Да-а... - ответил контролер, слегка запинаясь от волнения. - Там у выхода медицинский кар стоит, специально для вывоза пациента.
   - Кости, а тебе не хочется примерить этот замечательный комбез медика? - со своей фирменной ухмылкой поинтересовался Лоуренс.
   - Пожалуй, придется сегодня поиграть в доктора, - вернул ему улыбку Константин.
  
  
   Глава 20.
  
   Отказываться от намерения выкупить ремонтный ни Константин, ни Самюэль не собирались. Поэтому, не смотря на явную опасность, о возвращение на курьер никто из них не сказал ни слова.
   Полученной от контролера информации для Константина оказалось более чем достаточно, поэтому тратить время на допрос "медиков" он не стал. Вряд ли простые исполнители могли сказать рассказать ему еще что-то по-настоящему интересное, разве что уточнили некоторые подробности о намерениях Соареша. Но сейчас для юноши было намного важнее как можно быстрее убраться из этого небезопасного места, чем терять время на их допрос. Однако избавляться от "медиков" он пока не собирался, на них у него уже имелись некоторые планы.
   Подготовка к прогулке до служебного выхода много времени не заняла. Константин и Самюэль просто нацепили на себя медицинские комбезы и надели на лица фильтр-маски. Подкупленный Соарешом контролер шел вместе с ними в качестве проводника. Воспользовавшись препаратами аптечки Сэма, юноша привел обоих "медиков" в бессознательное состояние. В таком виде перевозить их было намного удобней и безопасней. Для транспортировки тел использовали найденную в допросной медицинскую платформу-эвакуатор. Она, по всей видимости, изначально предназначалась для вывоза Самюэля после захвата.
   Добраться до выхода удалось довольно быстро, и не привлекая ничьего внимания. Уже при погрузке платформы-эвакуатора в медицинский кар контролер попробовал сбежать, но Константин сразу же пресек подобное намерение, одним сильным толчком буквально забросив его в салон.
   - Куда едем? - устроившись на месте водителя, поинтересовался Лоуренс у парня, который с помощью пары оплеух приводил беглеца в чувство. - Только учти, что вместе с автоматическим управлением я отключил и навигатор. Так что тебе придется подсказывать мне дорогу. Выводи городскую планкарту на своем ком-ридере и готовься смотреть путь.
   - Думаю, что напрямую в департамент нам ехать не стоит. Судя по той наглости, с которой действует Соареш, нас вполне могут перехватить у самого входа, и довольно жестко. В том, что мы сумеем отбиться, у меня сомнений нет. Но в результате мы можем потерять уйму времени на разборки с полицией.
   - И что ты предлагаешь?
   - Нам нужно надежное место, где мы можем на время пристроить наш транспорт и пленных. Без этой обузы добраться до департамента будет проще, - ответил юноша.
   - Тогда нам придется сделать небольшой крюк.
   Несмотря на собственные сетования, в хитросплетении городских туннелей Самюэль ориентировался на удивление хорошо. Во всяком случае, ни одного вопроса по прокладке маршрута он так и не задал. Управляемый им кар двигался с хорошей скоростью и без каких-либо остановок.
   Надежное место, в которое добрался Сэм, смотрелось не слишком презентабельно. Двухъярусная секция, используемая как гараж, явно нуждалась в капитальном ремонте. Да и сам сектор города, в котором оно находилось, на элитный район города никак не тянул. Множество каких-то непонятных мастерских и складов, вперемежку с мелкими забегаловками, магазинчиками и ночлежками.
   Судя по тому, что по просьбе Самюэля кар сразу же загнали в один из боксов, не задавая при этом никаких лишних вопросов, владельца ремонтного дока здесь хорошо знали. Поэтому юноша совершенно не удивился тому, что в ответ на очень необычную просьбу Лоуренса взять на хранение груз, был задан всего один вопрос: "На какой срок?". Хотя речь шла не о каком-то грузе, а о трех мужчинах в бессознательном состоянии.
   В свою очередь Константин также ни о чем не спрашивал. Хотя и предположил, что Сэм привел его на базу к своим знакомым-контрабандистам. Сделанный Самюэлем выбор вполне устраивал парня. И медицинский кар, и работавшие на Соареша люди, могли пригодиться в качестве весомых доказательств противозаконной деятельности последнего. Вот только до выкупа доли ремонтного дока пускать их в ход не хотел ни сам юноша, ни его родственник.
   Избавившись от обременяющего груза, Константин и Лоуренс отправились туда, куда изначально и собирались - в Департамент по делам внепланетных поселений. Вот только их внешний вид в очередной раз претерпел разительные изменения. Избавившись от медицинских комбезов, они обзавелись облачением "мусорщиков" - работников коммунальной компании, занимавшихся вывозом отходов.
   - В качестве врача ты выглядел намного убедительней, - беззлобно пошутил над Сэмом юноша.
   - Зато тебя сейчас от настоящего мусорщика совсем не отличишь, - с усмешкой ответил Лоуренс.
   Естественно, что для незаметного проникновения на территорию департамента одной только подобной маскировки было недостаточно. Константин прекрасно знал, что таким примитивным маскарадом охранные системы не обмануть, любые посетители обязательно идентифицировались и регистрировались. Но подобную цель он перед собой и не ставил. Его намерения были намного скромнее - произвести предварительную разведку подходов к департаменту.
   Территорию рядом с департаментом Соареш без контроля наверняка не оставил. Но для того чтобы сбить с толку обычных наблюдателей смены одежды было вполне достаточно. Работники различных коммунальных служб, идущие по своим делам, не вызывали у окружающих никакого интереса. Вдобавок в стандартное облачение "мусорщиков", так же, как и у медиков, входили лицевые фильтр-маски, которые еще больше затрудняли опознание. Именно из-за их наличия юноша и предпочел замаскироваться под "мусорщиков". В этом ему охотно помогли знакомые Самюэля, которые за довольно умеренное вознаграждение предоставили все необходимое.
   Для желающих посетить департамент были предусмотрены два отдельных входа. Константин и Лоуренс собирались пройти рядом с каждым из них, высматривая тех, кто проявляет повышенный интерес к посетителям. Хотя их интересовали не столько сами наблюдатели, сколько те, кто должен был непосредственно перехватить Сэма у входа в департамент.
   - Совсем никакой фантазии у людей нет, - вполголоса произнес владелец ремонтного дока, не оборачиваясь к юноше.
   - Действительно, никакой фантазии, - также негромко подтвердил Константин. - Но для нас так даже лучше.
   Ему не составило труда догадаться, о чем идет речь. На парковочной площадке рядом с входом стоял брат-близнец затрофеиного ими медицинского кара. Топтавшаяся неподалеку от кара личность, то всей видимости была дежурным наблюдателем.
   У другого входа картина оказалась схожей. Еще один медицинский кар в комплекте со скучающим наблюдателем. Чтобы не привлекать к себе ненужное внимание, молодой человек вместе с Самюэлем прошли в стороне от входа в департамент.
   - Что будем делать дальше? - спросил у парня Лоуренс.
   - Теперь мы подождем, пока врачи не уберутся, - ответил Константин.
   - И долго нам придется ждать?
   Вместо ответа молодой человек стал осматриваться по сторонам. На секунду его взгляд задержался на мужчине в дорогом на вид костюме, с солидной вальяжностью вышедшего из остановившегося на стоянке кара. Объект его внимания на секунду замер с обеспокоенным выражением на лице, после чего беззвучно рухнул, сбив своим падающим телом приехавшую с ним женщину. Раздался перепуганный визг, сразу привлекший к себе внимание окружающих.
   - Что случилось?! - голоса прохожих и зевак звучали с разных сторон.
   - Человек без сознания, вызовите медицинскую службу!
   - Я вижу, там стоит неотложка! - привлекая внимание окружающих, выкрикнул юноша, одновременно показывая рукой на медицинский кар.
   - Скорее, приведите врача! Надо помочь больному!
   - Как ты это сделал?! - шепотом поинтересовался Самюэль, обернувшись к парню. В его голосе одновременно слышалось и восхищение, и недоумение. Но юноша только едва заметно покачал головой. Впрочем, Лоуренс и сам сообразил о несвоевременности своего вопроса, и на ответе уже не настаивал.
   Один из прохожих, не увидев никакой реакции на призывы о помощи, подбежал к медицинскому экипажу. Однако едва он приблизился и попробовал заглянуть в салон, кар резко стронулся с места и, набирая скорость, свернул в транспортный тоннель. Стоявший рядом наблюдатель растерянно смотрел вслед уехавшей машине. Далее он попытался с кем-то связаться с помощью ручного кома, но явно неудачно, затем сорвался с места и побежал в сторону другого входа в департамент.
   - Вот теперь путь свободен, - довольным голосом произнес парень, провожая взглядом убегающего наблюдателя. - Нам стоит пошевеливаться, пока сюда не прислали замену удравшим санитарам.
   - Согласен, - ответил Сэм, бросая красноречивый взор на свой костюм "мусорщика". - Только нам не помешает сначала переодеться
   Возражать ему Константин не собирался. Действительно, для визита в департамент их внешний вид не слишком подходил. Но так как облачение "мусорщиков" было просто надето поверх прежней одежды, много времени на замену костюма им не требовалось.
   Утвердительно кивнув, юноша одновременно с Сэмом свернул в находившуюся рядом кофейню. Не обращая внимания на недовольный взгляд официантки, они сразу пробежали в туалет, но надолго там не задержались. На то, чтобы избавиться от надетых поверху комбезов, им потребовалось всего несколько секунд. Однако их появление вызвало несколько странную реакцию официантки.
   - А где же мусорщики? - не скрывая своего изумления, поинтересовалась она, явно не сообразив, что видит перед собой тех же самых людей.
   Отвечать на такой глупый вопрос парень не стал, а молча пошагал к выходу. Но вот Лоуренс отмалчиваться не пожелал, а решил немного пошутить.
   - Все что от них осталось, вы найдете за этой дверью, - с улыбкой произнес Самюэль, кивая в сторону туалета. Вот только эффект от его слов явно получился совсем не тот, на какой он рассчитывал.
   С криком "Полиция!" официантка стремительно бросилась к двери за барной стойкой. Неуклюжая попытка Сэма перехватить ее по дороге окончилась неудачей - дверь успела закрыться перед самым его носом.
   - На выход! - не допускающим возражений голосом рявкнул Константин, с трудом удержавшись от рвавшихся на язык крепких выражений. Хотя ему в какой-то мере была понятна реакция официантки. Не закрытое фильтр-маской лицо Лоуренса выглядело своеобразно: слегка обгоревшие волосы и брови, покрасневшие глаза, а из-под блестящего слоя антисептического геля проглядывали пятна ожогов.
   Выскочив из кофейни, юноша, не останавливаясь, побежал к входу в департамент. Самюэль, не отставая, спешил следом за ним. Однако в их сторону никто из окружающих не смотрел. Все внимание зевак было направлено на место падения потерявшего сознание человека и находившихся рядом с ним медиков.
   Константин мимоходом отметил, что врачи в этот раз самые настоящие. По всей видимости, кто-то из прохожих все же сообщил о происшествии в медицинскую службу, и уже успела прибыть дежурная бригада.
   Впрочем, сам юноша о пострадавшем совершенно не беспокоился. Отшлифованный многократными тренировками прием принудительного поглощения энергии никакой опасности для объекта воздействия не представлял. Тем более что при выборе жертвы юноша успел убедиться в ее хорошем физическом состоянии. Вскоре пострадавший должен был прийти в себя и без посторонней помощи.
   Как и предполагал Константин, сбежавшие медики оказались единственной группой перехвата. Путь в департамент оказался свободен. За время пробежки до входа парень внимательно наблюдал за окружающей обстановкой, но никого подходящего на роль наемников Соареша не обнаружил.
   Однако молодой человек заметил кое-что другое - появление пешего полицейского патруля у входа в кофейню. Оперативность местных сил правопорядка его неприятна удивила. Хотя никакого преступления как такового не было, вот только встреча с полицией была сейчас совершенно некстати, и он слегка прибавил скорость бега. Лоуренс самым натуральным образом взвыл, но все же побежал быстрее.
   Охранники на входе удивленно воззрились на двух посетителей, буквально влетевших в помещение. Константин не стал дожидаться реакции охраны на их появление, а заговорил первым. В отличие от Самюэля, дышавшего довольно тяжело, никаких трудностей с дыханием он не испытывал. Его модифицированный организм без каких-либо последствий мог выдержать и более серьезные нагрузки. Ни в голосе юноши, ни в его внешности не было никакого намека на состоявшуюся пробежку.
   - Лоуренс и Екушев, в отдел регистрации имущественных сделок, по предварительной заявке.
   После слов парня охранники заметно успокоилась. Ситуация в один момент стала для них привычной и понятной. Они провели стандартную процедуру идентификации посетителей и зарегистрировали время визита. О необычном появлении Константина и Сэма уже никто не вспоминал.
   Процедура оформления и регистрации выкупа доли дока у наследников заняла всего четверть часа. Еще четверть часа было потрачено на регистрацию права собственности юноши на эту долю. Хотя после окончания всех формальностей вид у Самюэля был не столько радостный, сколько раздосадованный.
   - И чем же ты так не доволен? - поинтересовался Константин у своего родственника. - Ты же добился того, чего изначально хотел?
   - Все так, - кивнул головой Сэм. - Полчаса, и все проблемы решены. Вот только для этого нам пришлось с риском для жизни тащиться на Муданью... И все из-за этих чинуш-бюрократов, которые никак не могут сделать удаленную регистрацию, как во всех цивилизованных местах!
   - В цивилизованных местах у тебя отжали бы бизнес так быстро, что даже пикнуть не успел, - возразил юноша. - Не о том ты сейчас думаешь.
   - О чем же мне тогда думать? - заинтересовался Лоуренс.
   - Да хотя бы о них, - усмехнулся Константин, кивая головой в сторону стоящих у входа в департамент полицейских.
  
  
   Глава 21.
  
   Теперь, после оформления выкупа доли дока у наследников, общение с местной полицией становилось лишь небольшим досадным неудобством. Естественно, что при большом желании со стороны заинтересованных лиц это самое общение могло нежелательно затянуться. Как раз на подобный случай Константин принял некоторые меры предосторожности. Но в данном случае никакой необходимости в страховке не было. У патрульных отсутствовали устройства защиты от пси-воздействия. Поэтому юноша мог беспрепятственно отслеживать во время разговора их эмоциональный фон. Ничего подозрительного он не обнаружил. Лишь обычная и понятная внимательная настороженность, слегка разбавленная ленивым интересом.
   После процедуры идентификации личности предложения пройти в офис полицейского поста так и не последовало. Начальник патруля, явно уставший от ожидания перед входом в департамент, предпочел прояснить ситуацию на месте, без каких-либо задержек. Вполне ожидаемо последовали вопросы о недоразумении в кофейне. Не вдаваясь в подробности, молодой человек пояснил, что имел место банальный спор. По условию пари был устроен небольшой и безобидный маскарад под "мусорщиков", который излишне сильно взволновал сотрудницу кофейни.
   - К моему сожалению, не было времени разрешить это недоразумение сразу. Мы с моим другом спешили на важную встречу, - пояснил Константин, кивая головой в сторону департамента.
   Судя по благожелательному настрою начальника патруля, объяснения были сочтены достаточно приемлемыми. Более того, у юноши складывалось ощущение, что его вместе с Сэмом отпустят сразу после пары-тройки уточняющих вопросов. Но в следующий момент парень увидел наблюдателя санитаров, оторопело уставившегося на Лоуренса.
   Самюэль также заметил чужое внимание, но отреагировал на него всего лишь слегка жутковатой ухмылкой. Вот только подобного дружелюбия наблюдатель почему-то совсем не оценил. Он стремительно побледнел, но вместо того, чтобы снова удрать, вытащил из поясной сумки короткий импульсник.
   При виде оружия Константин перешел на ускоренный режим. Однако не стал предпринимать совсем никаких действий. В данном случае его вмешательство не только не требовалось, но и было нежелательным. Ведь появление импульсник заметил не только он один, но и начальник патруля. Хотя юноша не заметил у полицейского наличие каких-либо имплантов, на внезапную угрозу он отреагировал на удивление быстро. Для стороннего зрителя с нормальной скоростью восприятия патрульный всего лишь внезапно дернулся всем телом. Далее он уже неторопливо убирает откуда-то оказавшееся в руках оружие, а к упавшему злоумышленнику спешит еще один полицейский, торопливо доставая наручники.
   Но сам Константин имел возможность по достоинству оценить умения начальника патруля: всего за секунду два подряд выстрела из парализатора, с готовностью в следующий момент провести контроль из штатного ИМПа, если не летальное оружие будет не эффективно.
   Менее всего юноша ожидал, что наблюдатель решится напасть в присутствии полицейских. Какого-то понятного объяснения причин такого странного поступка у парня не имелось. Разве что Соареш, после получения известия об исчезновении группы захвата на пункте контроля, потерял всякие остатки благоразумия и отдал наемникам запоздалый приказ остановить или задержать Лоуренса любым возможным способом. Но иначе как провальной предпринятую попытку назвать было невозможно.
   Хотя некоторое беспокойство неудачное нападение Константину все же доставило. Не само по себе, а по своим возможным последствиям. Ведь у патрульные вполне могли возникнуть мысли, что нападавший намеревался отбить своих сообщников у полицейских. Естественно, что никаких доказательств этого предположения попросту не существовало, но Константину совершенно не хотелось тратить время на бестолковые разбирательства.
   Однако, несмотря на откровенную настороженность патрульных, никаких обвинений с их стороны не последовало. Но посетить офис поста полиции Константину с Сэмом все же пришлось - начальнику патруля потребовались заверенные свидетельства очевидцев нападения. Так как никаких веских причин для отказа у них не имелось, то им пришлось смириться с вынужденной задержкой.
   - Смотри, полис-мобил уже подъехал, - постарался привлечь внимание парня Лоуренс, кивая на остановившийся рядом с патрульными фургон.
   - Вижу, - не оборачиваясь, ответил Константин.
   Он с интересом разглядывал замеченного среди собравшейся толпы зевак человека, который был одет в костюм "мусорщика", но без фильтр-маски на лице. Даже без помощи сенс-канала юноше был заметен его явный интерес не столько к полицейским и связанному злоумышленнику, столько к Лоуренсу.
   - Вот и сменщики для медиков появились, - вполголоса произнес молодой человек. - Совсем никакой фантазии у людей нет.
   Но так как никаких враждебных действий "мусорщик" благоразумно не предпринимал, парень мгновенно потерял к нему всякий интерес и вслед за Сэмом сел в фургон.
   Оформление всех формальностей в полиции затянулось на целый час. Однако Константин нисколько не удивился, когда снова увидел знакомого "мусорщика", терпеливо ожидающего их с Сэмом появления.
   - Что надо? - без намека на какое-либо радушие в голосе поинтересовался у него парень.
   - С вами хотят поговорить, - не проявляя никаких эмоций ответил "мусорщик".
   - До чего же назойливые люди! - произнес Константин, обращаясь к Лоуренсу. - Хорошо. У вашего босса есть половина часа, чтобы подъехать сюда. Мы будем ждать его в забегаловке напротив. Если он не появится к этому времени, то никакого разговора не будет.
   Невозмутимый вид "мусорщика" дал большую трещину. Юноше явно удалось вывести его из себя. Сенс-канал молодой человек поддерживал в активном состоянии, но разом всколыхнувшийся букет эмоций с трудом поддавался расшифровке. Хотя преобладали недоумение, удивление и ярость, но хватало и других не менее сильных чувств.
   - Я передам ваше предложение, - буквально выплюнул свой ответ "мусорщик".
   - Ты же сам собирался как можно быстрее убраться с Муданьи? Зачем нам терять время на бесполезные разговоры с Соарешем? - поинтересовался Самюэль, выждав, когда наемник отойдет подальше. - Мне кажется, что это излишний риск!
   Выслушивая эти рассуждения, Константин мысленно усмехнулся. Он не стал ничего говорить Сэму о том, по чьей же неосмотрительности и несдержанности они за последние часы несколько раз серьезно рисковали. Однако его взгляд оказался настолько красноречив, что Лоуренс неожиданно поперхнулся на полуслове и замолчал.
   - Просто поверь мне, - с улыбкой ответил ему юноша расхожей фразой героев бесчисленных развлекательных лент, и направился к фастфуду.
   - Ты это лучше девчонкам сопливым говори, на них безотказно подействует, - проворчал Самюэль, идя следом за парнем, но этим и ограничился.
   Константин признавал, что у Сэма были все основания для подобных вопросов. Ведь он действительно ранее настаивал на том, чтобы по возможности быстро покинуть город. Вот только у него имелись достаточно серьезное основание для столь резкого изменения планов. Но что-то объяснять Лоуренсу юноша пока не стал, для его же собственной безопасности.
   Во время визита в полицию в качестве очевидцев нападения их попросили составить краткое описание событий. Поначалу Константин отнесся к просьбе без какого-то энтузиазма. Но едва он увидел, с помощью чего ему предложили это сделать, то с трудом сдержал собственную радость. Ему с Самюэлем дали по планшету с активным доступом к служебной сети, то есть рабочие терминалы с выходом на ИскИн Полицейского департамента.
   На то, чтобы запустить через внешнее подключение уникальный вирус-взломщик, юноше потребовались считанные секунды. Его манипуляции остались никем незамеченными. Находившиеся в помещении полицейские не связали кратковременный сбой в работе местной сети с присутствием в офисе двух свидетелей, а далее взятый под контроль ИскИн подчистил логи и записи систем наблюдения.
   Если бы Константин не вел плотный контроль над собственными эмоциями, то его наверняка бы охватила настоящая эйфория. За все время нахождения в Муданье он пытался найти доступ к какому-нибудь местному ИскИну, но подобная возможность так и не появлялась. Обращаться же с подобной просьбой к знакомым Сэма юноша не рискнул. И вот теперь он все же получил контроль над местным ИскИном, причем не каким-нибудь, а ИскИном Полицейского департамента.
   Наличие такого ресурса открывало перед Константином самые широкие возможности. Поэтому разговор с "мусорщиком" на выходе из полиции парень вел предельно жестко и провокационно. Он намеревался воспользоваться удобным случаем, чтобы окончательно решить вопрос с Соарешем и его наемниками. Причем ему было совершенно не важно, что именно собирается предпринять противник после его ответа. Теперь у него появилась возможность сыграть по своим правилам.
   Хотя для стороннего взгляда дальнейшие действия юноши могли показаться далекими от какой-то активности. Он с удобством устроился у стойки фастфуда и неспешно поедал принесенный ему заказ. Однако видимая часть не отражала сути происходящего. Все это время Константин, используя ресурсы своих расчетных центров, вел насыщенный диалог с ИскИном Полицейского департамента. Близость заведения к посту полиции позволила ему воспользоваться закрытым каналом связи с выходом на служебную сеть.
   ИскИн Полицейского департамента имел довольно странное, на взгляд парня, имя Железнобокий. На сколько знал юноша, имена искусственным интеллектам не давали, они всегда выбирали их самостоятельно. Но интересоваться причинами такого выбора юноша не стал. Первоочередным его заданием для ИскИна стало наблюдение за Домиником Соарешем и всеми его контактами. Также Константин затребовал по данной персоне всю имевшуюся в распоряжении полиции информацию. Хотя никакого явного компромата на банкира молодой человек не получил, но все же сведений оказалось значительно больше, чем он смог собрать ранее из открытых источников.
   Самым ценным оказались данные о контактах Соареша. По ним юноша смог вычислить, в чем же кроется уверенность в его вседозволенности. Среди контактов очень выделялся Георгиос Кирьякос, первый секретарь канцлера (то есть фактически - правая рука главы местного правительства). Судя по косвенным данным, эту парочку прочно связывали какие-то общие дела. С выводами молодого человека был согласен и ИскИн.
   Однако наличие у банкира высокого покровителя Константина нисколько не впечатлило. От того, что он собирался устроить Соарешу, не могли помочь никакие связи и покровители.
   - И долго мы здесь будем сидеть? - поинтересовался у парня Самюэль, который уже успел все съесть и теперь откровенно заскучал от бездействия. - Что-то я никого не вижу.
   - Я был бы очень удивлен, если бы ты здесь действительно кого-то увидел, - улыбнулся Константин. - Однако, если ты сейчас выйдешь на любой местный сервер новостей, то сможешь узнать немало любопытного.
   Не говоря не слова, Лоуренс активировал свой наручный ком. В течение нескольких минут он с явным интересом неотрывно смотрел на видимую только ему голопроекцию.
   - Жестко ты с Соарешем, - произнес Самюэль, наконец, оторвавшись от просмотра.
   - Ему же теперь не отмыться, - с предельно серьезным видом произнес юноше, но его слова спровоцировали у Лоуренс настоящий взрыв смеха.
   - Действительно, не отмыться. Ни ему, ни его молодчикам.
   К этому времени Константин уже закончил есть, но в заведение никто так и не появился. Впрочем, парень очень сильно бы удивился как раз тому, если бы кто-то действительно пришел. С помощью ИскИна все подступы к фастфуду были надежно перекрыты, и любые потенциально опасные визитеры должны были перехватываться заранее.
   Хотя подобная предосторожность себя полностью оправдала. Доменик Соареш подошел к делу более чем серьезно, направив к назначенному месту встречи целых две группы своих боевиков. Причем вторая, дублирующая, более походила на полноценный штурмовой отряд: десять человек в бронескафах, в отличие от первой группы вооруженных не легким оружием, но и плазмоганами и тяжелыми пехотными рейлганами, да еще в сопровождении двух ботов огневой поддержки.
   Естественно, что подпускать всю эту вооруженную толпу на дистанцию огневого контакта молодой человек не собирался. Однако устраивать бойню, посылая для устранения противника толпу боевых сервоботов под управлением Железнобокого, он не стал. Реакцию местных властей на масштабные боевые действия было нетрудно предсказать: вывод армейских подразделений на улицы и введение в Муданье военного положения.
   Кроме того, после столетней давности восстания техноразумных, любое самостоятельное применение ИскИнами боевых систем вызывало у людей вполне понятные опасения. Использование боевых сервоботов Железнобоким могло спровоцировать серьезное разбирательство с непредсказуемыми последствиями. Но Константину было совершенно не нужно ни то, ни другое. Поэтому он предпочел действовать не столь прямолинейно.
   На пути следования фургона, в котором передвигалась первая группа, случилось досадное происшествие. С ехавшей впереди грузовой платформы неожиданно сорвался с крепления контейнер. Система безопасности на фургоне отреагировала штатно, сумев предотвратить столкновение. Однако следовавший за фургоном седельный тягач остановиться вовремя не успел. В результате получивший толчок фургон все же столкнулся с упавшим контейнером. Полученные повреждения выглядели не слишком серьезными, но продолжить путь фургон уже не мог, так как оказался заблокирован с обеих сторон.
   Фургон со второй группой ожидала схожая участь. Выехавший из бокового тоннеля автоматический погрузчик буквально впечатался в фургон, что самым критичным образом сказалось на его ходовых возможностях. В обоих случаях можно было усмотреть действия неизвестных хакеров. Но о том, что профессиональных хакеров вполне может заменить ИскИн Полицейского департамента, заподозрить было сложно. Особенно забавным в этой ситуации Константин считал то, что любое расследование деятельности неизвестных хакеров не могло обойтись без участия Железнобокого. А с активной помощью ИскИна шанс найти настоящего виновника попросту отсутствовал.
   Хотя сама по себе потеря транспортных средств расстроить планы противника не могла. Достаточно было подогнать новые фургоны и перегрузить в них боевиков. Вот только позаботиться об этом оказалось некому. Доменик Соареш и его доверенный человек, Ставрос Пагос, отвечавший за проведение операции, оказались озабочены совершенно другими вопросами.
   У банкира и его подручного практически одновременно случилась еще одна досадная неприятность - локальный сбой в работе систем канализации. Естественно, что оставаться в помещениях, активно заливаемых дурно пахнущей жидкостью, никто из них не захотел. Но на выходе и Соареша, и Пагоса поджидала новая неприятность - содержимое цистерн с пищевыми отходами. Неприятности для банкира и его подручного усугубились еще и тем, что записи их злоключений оказалась сразу на нескольких новостных сайтах, где сразу привлекли всеобщее внимание. Нетрудно было догадаться, что и здесь также отметились неизвестные хакеры.
  
  
   Глава 22.
  
   Не смотря на некоторые огрехи при исполнении плана, конечный результат юношу полностью устроил. Удар по престижу Соареша вышел сокрушительным. И никакие обладающие связями покровители не могли помочь вернуть ему нарабатываемую годами репутацию. Ее потеря для имеющего амбиции банкира становилось очень серьезной проблемой.
   Константин был уверен, что Соареш на очень долгое время будет занят устранением последствий его диверсии. Тем более что у банкира явно не было недостатка во врагах и недоброжелателях. Слишком многим он успел перейти дорогу. Сделанный юношей вброс оказался довольно оперативно подхвачен и заботливо раздут. Выложенные сведения распространили очень охотно и с хорошей скоростью.
   При некотором желании Константин мог бы даже заработать на этой горячей информации. Вот только из-за недостатка времени он не стал этим заморачиваться. Да и размеры гонорара по его текущим меркам не выглядели особо существенными. Вдобавок, анонимность источника сведений играла на руку намерениям юноши создать впечатление того, что банкир и его покровитель перешел дорогу кому-то из местных власть предержащих. Во всяком случае, такой вывод был наиболее очевидным.
   Парень мысленно улыбнулся, представляя, как Соареш будет пытаться отыскать своих недоброжелателей. Но в любом случае, банкиру явно будет не до Лоуренса и его мобильного дока. Кроме того, Константин решил не подчищать следы своих манипуляций с ИскИном Полицейского департамента, а поставил перед Железнобоким задачу тайно присматривать за своим родственником. Если Соареш все же снова вспомнит о Самюэле, то ИскИн поможет ему забыть о своих намерениях.
   Естественно, что у юноши мелькала мысль попробовать уговорить Лоуренса отправиться вместе с ним в систему Катунь, перегнав туда принадлежавший им мобильный док. Вот только он знал, что его родственник с подобным предложением никогда бы не согласился. Самюэль не станет бросать свой бизнес на Мармара. У него здесь имеются многочисленные знакомства и связи, репутация и сложившаяся клиентура, а на новом месте придется начинать практически с нуля.
   - Как думаешь, Сэм, Генри нас не заждался? - поинтересовался Константин у своего родственника.
   - Еще как заждался. Наверняка все запасы в моем баре уже прикончил, нас ожидая, - усмехнулся Лоуренс. - Так что перед возвращением в док придется обязательно пополнить запасы.
   - Совсем забыл! - хлопнул себя по лбу парень. - Я же, собираясь к тебе, прихватил с собой небольшой гостинец. Так на курьере все и осталось лежать. Там и выпивка инопланетная есть отличная и деликатесов на закуску. Даже из дому, с Оджибве, есть пара бутылок.
   - Что же ты раньше молчал! Хотя... Оно и к лучшему, не до того было. Но сейчас то вполне можно будет отпраздновать! - проявил свой энтузиазм Самюэль.
   - Тогда сразу возвращаемся на курьер и отправляемся в док, - ответил Константин. - Думаю, нас пора обрадовать Генри с парнями.
   Однако пришедшее на ком-ридер юноши сообщение заставило его резко переменить планы. Сообщение было от Симона Панча, представителя компании "ИнкоирТрансИндастриал", с просьбой о срочной встрече.
   Появившееся желание проигнорировать сообщение Константин сразу подавил. Всё-таки в данном случае речь шла не о совсем обычных заказчиках. Поэтому к просьбе о срочной встрече он отнесся со всей серьезностью.
   - Что-то случилось? - поинтересовался Сэм, не скрывая своей обеспокоенности.
   - Пожалуй, придется немного отложить наше возвращение в док, - ответил ему Константин. - Ты не против сначала заглянуть на Мармара-транзит? Срочная деловая встреча.
   - Ты меня и так сильно выручил, так что бурчать на счет задержки с моей стороны будет черной неблагодарностью. Делай свои дела, а я подожду тебя на борту курьера.
   В принципе, именно на такой ответ и рассчитывал юноша. Чтобы добраться до места встречи ему хватило всего двух часов, включая не только перелет и парковку, но и пешеходную прогулку по станции. Хотя, несмотря на внешнее спокойствие, дорога для юноши была полна размышлений о причинах встречи. Ведь для большинства случаев было достаточно обычного сеанса связи.
   Недавняя продажа "Дафны" явно не могла быть причиной разговора - заключением сделки занимался компаньон, но на встречу его не приглашали. Вдобавок, приглашение как-то очень подозрительно совпало с окончанием разборок с банкиром. Хотя в отсутствии каких-либо следов собственной причастности Константин был полностью уверен, но он все равно ощущал некоторое беспокойство от предстоящей ему встречи.
   Однако предмет разговора оказался далек от всех догадок парня. Представитель компании интересовался происхождением принадлежавшего ему курьера, при этом он сделал довольно прозрачный намек, что готов его купить. Молодой человек отдал должное оперативности, с которой работал Симон Панч. По всей видимости, свой человек в местной в Службе астроконтроля имелся не только у Соареша. Ведь о наличие у Константина курьера до прибытия на Мармара из посторонних никто не знал, а в надежности ребят Лоуренса он был уверен.
   Юноша охотно, но без подробностей, сообщил, что курьер достался ему как трофей после стычки с пиратами, во время выполнения одного из контрактов. Вот только от предложения его продать молодой человек довольно вежливо, но твердо, отказался, даже не поинтересовавшись ценой. Слишком полезен для него оказался курьер. Возможность еще раз в одиночку наведаться на рейдер ксенов для него была намного ценнее.
   Из-за наличия активной пси-защиты Константин не мог следить за эмоциональным состоянием собеседника. Но ему показалось, что, получив столь категоричный отказ, представитель компании на мгновение растерялся. Юноша предположил, что Симон Панч просто не понимает причину отказа. В его представлении, для Вольного Торговца курьер - это дорогая и практически бесполезная игрушка, требующая немалые средства на свое содержание.
   Но растерянность представителя компании, если и была, то прошла довольно быстро. Настаивать на своем он не стал. Вместо этого от него последовало еще одно предложение - арендовать курьер вместе с ним в качестве пилота, на срочную доставку ценного груза.
   Вот только и это предложение поначалу юношу не слишком заинтересовало. Затягивать с возвращением в систему Катунь не входило в его планы. Однако Симон Панч все же сумел получить согласие Константина. Как оказалось, груз было необходимо доставить как раз в систему Катунь.
   По словам Симона Панча, он был рад подвернувшейся возможности отправить груз для своего делового партнера - пару контейнеров с образцами новых товаров. Юноша из вежливости сделал вид, что верит в подобное объяснение. Ему и так было понятно, что кто будет настоящим получателем груза. Да и о происхождении образцов новых товаров у него имелись определенные догадки. С большой вероятностью среди содержимого контейнеров были какие-то трофеи, захваченные у "Солар БиоТэк". Что-то достаточно ценное и важное для отправки курьера.
   Обсуждение условий соглашение было недолгим, но довольно жарким. Будучи уверенным в заинтересованности заказчика, Константин постарался добиться наиболее благоприятных для себя условий. Так юноше удалось не только добиться прекрасных условий оплаты рейса, но и гарантии возмещения всех потраченных во время пути прыжковых генераторов, а также безвозмездной передачи ему двух генераторов еще до вылета, в качестве резерва.
   Хотя Симон Панч сумел немного попортить настроение парню тем, что настоял на обязательной сдаче всех отработанных прыжковых генераторов во время получения новых. Из-за этого условия Константин терял отличную возможность восстановить позднее использованные устройства на рейдере ксенов. Да и использовать во время рейса ранее восстановленные генераторы он теперь также не мог, ведь при их замене наверняка будет обнаружено их нештатная зарядка с использованием технологии ксенов.
   Кроме того, Константину навязали двух человек в качестве сопровождающих для ценного груза. Впрочем, против их присутствия на борту юноша особо не возражал, обговорив обязательным условием нахождение пассажиров во время полета в отведенном для них кубрике.
   В качестве основной причины своего требования Константина заявил о полном неприятие посторонних в пилотский отсеке. Выдвинутое условие Симон Панч выслушал без какого-либо удивления. Подобные требования к пассажирам были довольно распространены и серьезных возражений с его стороны не вызвали.
   Однако у Константина имелась довольно веская причина настаивать на этом условии. Хотя лучшей защитой кораблей класса "курьер" была их высокая скорость, юноша озаботился дополнительными средствами защиты. Он собирался взять с собой беспилотники ксенов, оснащенных ракетами с нановирусами. Как раз из-за их наличия на борту курьера для парня было важно ограничить передвижение пассажиров. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь из них заинтересовался нестандартными системами управления комплектами навесного оборудования, под которые были замаскированы дроны. В тоже время отказываться от своего намерения молодой человек не собирался. Кроме того, что беспилотники ксенов были хорошей страховкой на крайний случай, ему не хотелось оставлять их без присмотра.
   Когда Симон Панч представил Константину сопровождающих груз, он мысленно похвалил себя за предусмотрительность. В одном из пассажиров юноша уверенно опознал ки-мода - пилота. Признаки были довольно характерными. Голый череп, с отливающими металлическим блеском прожилками, красноречиво говорил о наличие специализированных пилотских имплантов. В том же, что пилот наверняка знаком с управлением курьера, парень не сомневался.
   - Как твоя деловая встреча? - поинтересовался Сэм после возвращения юноши.
   - Норма. Вот только срок моего пребывания на Мармара существенно сократился, - ответил Константин, но, видя неподдельное огорчение в глазах Лоуренса, поспешил добавить. - Однако у нас в запасе есть еще половина суток. Вполне достаточно, чтобы хорошо посидеть вместе с тобой и твоими парнями.
   Глядя на довольно улыбающегося Самюэля, юноша мысленно вздохнул Ему еще предстоял довольно непростой разговор с компаньоном.
  
  
   Глава 23.
  
   Первые сутки полета Константин наслаждался свалившимся на него отдыхом. Отправляясь навестить своего родственника, парень рассчитывал хорошо провести время в компании старых знакомых. Но вместо этого он отправился с Лоуренсом улаживать его дела. Их визит на Муданью оказался совсем не скучным, но довольно хлопотным и слегка затянувшимся. И практически сразу последовало предложение от Симона Панча, от которого Константин не смог отказаться.
   Хотя немного отдохнуть в компании Сэма, Генри и остальным своих знакомых юноша все же смог. Вот только после такого короткого и насыщенного отдыха ему еще больше захотелось отдохнуть. Поэтому размеренный и спокойный полет на курьере он воспринимал как недельный отпуск. Примерно столько времени должно было уйти на пять переходов до системы Катунь.
   Однако уже ко второму переходу затянувшееся безделье успело юноше порядком поднадоесть. Привычные занятия по ремонту и восстановлению техники были ему не доступны, а возможный круг общения был ограничен двумя пассажирами. Даже привычные отработки полетов в виртреале оказались ему недоступны, ведь тренажерный комплекс остался на "Тулузе". Единственно приемлемым развлечением для Константина оставались тренировки по использованию пси-способностей. На них он тратил большую часть появившегося свободного времени.
   Сигнал датчиков системы технологической безопасности застал юношу как раз во время отработки довольно сложного приема с использованием сенс-канала. Мысленно вздохнув о необходимости отвлекаться, он прервал тренировку и сформировал уточняющий запрос.
   Сигнал о неисправности шел от датчиков грузового шлюза. Если судить по нему, то створки шлюза были полностью открыты. Однако все бортовые системы жизнеобеспечения работали штатно, да и показатели давления от нормальных также не отклонялись. То есть, никакой аварийной ситуации не была, а имела место банальная неисправность датчиков. Или, что более очевидно, локальное повреждение шлейфа от этих датчиков.
   Хотя на продолжение полета подобная неисправность никак не влияла, Константин взял малый ремонтный набор и направился в шлюз. Игнорировать даже самые пустяковые предупреждения он считал неимоверной глупостью. Космос не прощал небрежности и лени.
   Естественно, что для устранения неисправностей намного удобней было бы использовать инженерный сервобот. Но ни одного "МультиТула" или "Туллбара", способных самостоятельно выполнять разнообразные ремонтные операции, на борту не было. Из-за ограниченной грузоподъемности курьера выбор штатного ремонтного серва был сделан в пользу намного более легкого по весу "Формика", который подобной автономностью не обладал. Для нормальной работы с этой моделью требовался "погонщик". Вот только Константину было намного проще и быстрее самому найти неисправность с помощью сенс-канала, чем проводить диагностику с использованием сервобота.
   Размеры курьера были невелики. Уже через пару минут юноша был у грузового шлюза. Так как при обследовании сенс-каналом снимать защитный кожух-панель не требовалось, он сразу приступил к диагностике.
   - Ничего не понимаю, - озадаченно нахмурился парень. - И где же неисправность?
   - Что-то ищешь? - раздался голос со стороны.
   Источник голоса до последнего момента оставался незамеченным, в буквальном смысле слова проявившись из пустоты. Константину хватило одного взгляда, чтобы определить причину такой удивительной незаметности - бронескаф "Кумо" в стандартной комплектации имел качественную систему-хамелион. По его мнению, это была одна из немногих по-настоящему удачных моделей бронескафов производства Поднебесной Империи. А по отсутствию подсказки от сенс-канала о чужом присутствии, юноша сделал вывод о наличие в комплекте дополнительного блока пси-маскировки.
   Лицевой щиток бронескафа был просветлен, поэтому Константин смог опознать владелеца бронескафа. Рядом с ним стоял Антоний Грако, один из двух экспедиторов, пилот-модификант.
   - Датчики сбоят, - совершенно спокойным голосом ответил юноша. - Вам стоит вернуться в кубрик. Присутствие в этом месте является нарушением условий контракта.
   - В самом деле? - усмехнулся ки-мод. - Думаю, что теперь тебе придется посидеть в кубрике.
   - Попытка нападения на капитана будет расценена как мятеж, - не меняя интонации голоса, предупредил Константин. - По международному своду законов за это преступление предусмотрена смертная казнь.
   - Посмотрим, долго ли ты продержишься в своих тряпках против моей брони, - с издевкой произнес Грако. - Твои грязные уловки сейчас не сработают, псион. Даже если расшибешь свою башку о мой скаф.
   На слова ки-мода юноша никак не отреагировал, продолжая спокойно стоять. Хотя его комбез по сравнению с бронескафом противника и в самом деле серьезно проигрывал. Однако безнадежной, по мнению Константина, ситуация все же не выглядела.
   Выждав пару секунд и не дождавшись ответа, Грако шагнул в сторону парня. Юноша молча отступил на пару шагов. Ки-мод сделал выпад в его сторону, явно намереваясь схватить. Но Константин без особого труда увернулся и шагнул в сторону. Юношу серьезно беспокоило отсутствие второго пассажира в пределах видимости. Поэтому он пока воздерживался от активных действий, стараясь определить его возможное местонахождение.
   - Похоже, тебе одному со мной не совладать, - с тщательно выверенным налетом скуки произнес Константин. - Так и придется звать приятеля себе на помощь.
   От его слов Антоний Грако заметно скривился:
   - Мне ничья помощь не понадобится. Сам справлюсь.
   Движение противника, потянувшегося к закрепленному на поясе парализатору, было стремительным. Однако переключившемуся на ускоренное восприятие юноше так не казалось. Этого времени ему хватило и на анализ ситуации, и на выбор дальнейших действий. Вот только наличие у противника парализатора, имеющего большой конус поражения, серьезно ограничивало выбор.
   Клинок из монокристалла, до этого момента лежавший в ножнах в скрытом кармане комбеза, оказался в руке парня быстрее, чем ки-мод дотянулся до своего оружия. Еще через мгновение клинок пробил броню в локтевом сгибе на руке противника. В результате правая рука Грако оказалась выведена из строя.
   В ответ ки-мод попытался ударить юношу левой рукой. Константину пришлось постараться с уклонением от этого удара. Бронированный кулак противника прошел в считанных миллиметрах от его головы. Но продолжения схватки не последовало, так как клинок парня уже пробил лицевой щиток бронескафа, практически перерубив позвоночник противника.
   Не обращая внимание на упавшего ки-мода, Константин настороженно осматривал окружающее пространство. Вот только никаких признаков второго экспедитора не обнаружил. Юношу беспокоил тот факт, что с началом боя полностью пропала связь с бортовыми системами. Как он подозревал, причиной этого могло послужить наличие у Грако какого-нибудь спецустройства. Однако, имея на борту еще одного потенциального врага, решение этой проблемы парень был вынужден отложить. Потратив пару секунд на то, чтобы подобрать оружие ки-мода, он направился к кубрику.
   Хотя Константин помнил о том, что не смог вовремя обнаружить Грако с помощью пси, он все же использовал сенс-канал для контроля окружающего пространства. При должном внимании использование блока пси-маскировки вполне можно было отследить и по косвенным признакам.
   Местонахождение второго экспедитора определялось без каких-либо сложностей. К удивлению юноши, он находился в кубрике в состоянии сна. Естественно, что в первую очередь Константин заподозрил в возможную ловушку противника. Со всеми мерами предосторожности первым в кубрик он запустил ремонтный сервобот, отправив его через технологическую шахту с коммуникациями.
   Полученная через "Формик" информация оказалась для парня довольно неожиданной. Второй экспедитор, Ганс Котов, в данный момент никакой опасности не представлял, так как лежал в разложенном горизонтально кресле, с жестко зафиксированным армированным скотчем телом. Состояние сна, в котором он пребывал, имело искусственную природу - рядом с его головой был виден блок контактного автоматического инъектора. Напрашивался вывод, что Ганс Котов мешал планам Грако, но убивать его по каким-то причинам он не захотел.
   Убедившись в отсутствии опасности со стороны второго экспедитора, Константин поспешил вернуться к грузовому шлюзу. Освобождать и приводить в чувство Котова он пока не стал. На это требовалось время, а у него имелось более срочное дело. Требовалось разобраться с использованным Грако спецустройством, которое мешало юноше удаленно работать с бортовыми системами.
   Задача оказалась не самой простой, но Константин с ней успешно справился. В первую очередь он деактивировал встроенный в бронескаф ки-мода блок пси-маскировки. И далее с помощью сенс-канала довольно быстро отыскал среди подключенного к ББС оборудования глушилку.
   Однако после отключения устройство молодой человек обнаружил, что управление курьером полностью не восстановилось. Ни системы маневрирования, ни контроль за окружающим пространством ему не были доступны. Об источнике проблемы юноша догадался сразу. К бронескафу был подключен блок контроля за системой миниботов-диверсантов. Вот только взлом блока и перехват управления диверсионной системой мог занять у него не один час. И что более всего не понравилось Константину - на все это время курьер останется слепым и неподвижным.
   Свою диверсию Антоний Грако спланировал довольно грамотно. В этом ему явно помог опыт пилотирования данного класса кораблей. Но вот о чем он не мог даже догадываться, так это о наличие на борту курьера беспилотников ксенов. Дроны-скауты не только обладали уникальными системами маскировки и смертельно опасным оружием, но и также позволяли эффективно вести наблюдение за довольно большим объемом окружающего пространства. А созданная Серпентейрами система управления беспилотниками гарантировала защиту от большинства диверсионных систем человеческого производства.
  
  
   Глава 24.
  
   Константин поспешил вернуться в пилотский отсек. В данный момент курьер был фактически неподвижен и слеп. Ситуацию следовало исправить как можно быстрее, в первую очередь за счет запуска дронов-скаутов. Тем более что потрошение блока контроля миниботов-диверсантов он без каких-либо особых для себя трудностей мог совместить с управлением беспилотниками.
   Оборудование Серпентейров довольно сильно отличалась от человеческих стандартов в первую очередь тем, что при работе приходилось использовать сенс-канал. Использовать его могли только псионы или люди со специальными усилителями пси-способностей. Но и в этом случае требовался определенный навык. Однако опыт применения систем ксенов у Константина имелся. Еще на борту рейдера он под присмотром Помощника пробовал управлять беспилотниками. Поэтому с запуском дронов-скаутов никаких трудностей у него не возникло.
   Парень с некоторой иронией отметил, что эффект от работы беспилотников оказался лучше, чем от штатных систем курьера. Впрочем, это было вполне объяснимо. Дело было даже не в каких-то преимуществах технологий ксенов. Просто дроны-скауты имели специализированные системы сканирования пространства, в то время как штатное оснащение курьера подобной специализации не имело, хотя и было значительно лучше большинства обычных гражданских образцов.
   Обзор пространства показал наличие искусственных объектов в системе. Хотя это было не удивительно, так как система была обитаемой, в ней имелась населенная планета и несколько баз на двух ее естественных спутниках. Численность местного населения, по справочным данным, была невелика - в пределах восьми миллионов обитало на планете, и около десяти тысяч в поселениях за ее пределами.
   Вполне ожидаемо, что активность передвижения прослеживалась в окрестностях населенной планеты и лун. В свою очередь курьер находился довольно далеко от планеты, с некоторым смещением от плоскости эклиптики системы. Никаких бортов по близости не наблюдалось.
   Предположение Константина о том, что Антоний Грако устроил диверсию в этой системе из-за наличия поджидающих его сообщников, никаких подтверждений не получило. Ведь если бы это было действительно так, то противник обязательно должен был находиться рядом с курьером, или хотя бы идти на сближения. Но ничего подобного не было. На присутствие курьера никто и никак не реагировал.
   - Как будто совсем замечают... - произнес вслух Константин и пораженно замер. - Не замечают!
   Из-за озабоченности от отказа систем маневрирования и сканирования пространства юноша совсем позабыл об установленном на курьере модуле маскировки. В то время как он продолжал успешно функционировать. По всей видимости, здесь сыграло свою роль то, что данный модуль не входил в штатное оснащение курьера. Кроме того, Константин стал активно использовать модуль только после первого перехода. Антоний Грако просто не мог знать о его наличии. А позволять миниботам-диверсантам выводить из строя все подряд злоумышленник явно не собирался. Таким способом можно было запросто остаться без бортовых систем жизнеобеспечения.
   Еще раз проверив поступающую от беспилотников информацию, парень обратил внимание странное местонахождение двух пустотников - грузовой челнок-лихтер и сопровождавший его КИП. Траектория их полета более всего походила на патрулирование. Вот только состав данного патруля показался юноше не самым подходящим. Да и зона патрулирования проходила от курьера не так уж и далеко, менее одно часа полета.
   Полной уверенности в собственной догадке у Константина не было. Но подтвердить ее правильность смог бы только сам Антоний Грако... Если бы был жив. Хотя у ки-мода вполне могли оставаться какие-то записи, которые могли прояснить намерения злоумышленника. Однако юноша пока некогда было заниматься их поиском среди доставшихся ему трофеев. Ему было необходимо как можно быстрее восстановить работоспособность курьера и продолжить прерванный перелет.
   - Если бы я этого ки-мода раньше собственноручно не убил, то теперь бы убил наверняка, - прокомментировал Константин, с трудом сдерживая собственное раздражение.
   Причина для раздражения у парня была более чем серьезная. Разобравшись с блоком контроля диверсионной системой, он обнаружил, что курьер не способен продолжить полет без ремонта. Какие-то серьезные повреждения отсутствовали, но миниботы-диверсанты успели основательно похозяйничать на бортовых коммуникациях. У Константина даже появилось предположение о возможном назначении обнаруженного лихтера - он мог понадобиться для перевозки потерявшего ход курьера.
   Если бы юноша мог воспользоваться ресурсами своей ремонтной мастерской на "Тулузе" или хотя бы содержимым технической секции "Матозо", то на восстановление курьера потребовалось бы не более, чем пара часов. Однако в его распоряжении имелся всего лишь один серв, при этом запаса расходников практически не было. Излюбленный способ парня, когда необходимые для ремонта блоки и расходники брались с неисправной техники, в данном случае не подходил. Неисправной техники у него не было так же, как и не было запчастей.
   Константин даже с некоторым сожалением подумал о том, что подозрительные патрульные находились так далеко от курьера. Сразу два малотоннажных пустотника могли стать довольно ценным источником всего необходимого для ремонта. В особенности, лихтер, наиболее удобный в плане демонтажа.
   Пару секунд юноша мысленно перебирал варианты охоты на пустотники. Однако от этой затеи он довольно быстро отказался. Каких-либо доказательств того, Антоний Грако связан с экипажами подозрительных бортов, у него не имелось. Но даже в том случае, если бы дело обстояло не так, большое расстояние полностью обесценивало попытку нападения на патрульных.
   Беспилотники с курьера вполне могли добраться до любой цели в пределах системы, а имевшиеся на них ракеты-носители нановирусов являлись гарантией того, что повреждения у будущих трофеев будет не слишком серьезными. Вот только как-то переправить эти трофеи на борт курьера было невозможно. Взятые на рейдере ксенов дроны-скауты подобной возможности не имели.
   - Если я не могу добраться до запчастей, то придется их как-то к себе приманить, - принял решение Константин. - Только сначала необходимо немного подготовиться.
   На первый взгляд, задача выглядела довольно просто. Достаточно было снять маскировку с курьера и тем самым привлечь к нему внимание. Однако торопиться с отключением юноша не собирался. Межсистемные полеты не имели какой-то единой оценки по времени. Слишком многие причины влияли на продолжительность рейса. Длительность перелета по одному и тому же маршруту одного и того же борта могла отличаться на несколько часов. Поэтому молодой человек вполне обоснованно считал, что два-три часа отсрочки никак не должны обеспокоить возможных сообщников Антония Грако.
   Эти часы были необходимы Константину, чтобы разобраться с доставшимися ему трофеями, в первую очередь с бронескафом ки-мода. В запланированной им операции по добыче запчастей наличие брони было весьма желательным, ведь никакого иного способа, кроме как личного визита на чужие корабли, у него не было. Без бронескафа подобное занятие выглядело неоправданно рискованным. Вот только принадлежавший юноше "Гоплит" остался на "Тулузе". Поэтому он собирался воспользоваться трофеем. Естественно, что перед этим ему требовалось перенастроить ББС и устранить им же самим нанесенные повреждения.
   Хотя индивидуальная подгонка бронескафа была довольно непростой задачей. В обычной ситуации данная процедура могла растянуться не на один день. Но Константин рассчитывал управиться с подгонкой и ремонтом всего за пару часов. При этом он довольно трезво оценивал собственные силы. Этого срока ему было достаточно только для приведения ББС в минимально пригодное для использования состояние. Полноценным восстановлением брони юноша собирался заняться позднее.
   Завершив проверку функциональности бронескафа, Константин решил проверить состояние второго экспедитора. Молодой человек не исключал возможности того, что тот может очнуться в самый неподходящий момент, и тем самым серьезно осложнить ему жизнь. Вот только подобная перспектива парня совершенно не устраивала. Поэтому он без колебаний пожертвовал собственной аптечкой, чтобы обеспечить пациенту гарантированный глубокий сон еще как минимум на сутки. Естественно, что данная процедура на пользу организму совсем не шла. Но все неприятные последствия убирались без особого труда. Достаточно было всего лишь двух-трех часов, проведенных в регенераторе. Правда, ни одного регенератора на борту курьера не имелось. Но зато в системе Катунь имелся целый госпиталь.
   После того, как самые неотложные дела были выполнены, Константин решил, что тянуть дальше со снятием маскировки не имеет смысла. У парня были подозрения о том, что Антоний Грако мог иметь какие-то способы для связи со своими сообщниками. Вот только ничего подходящего среди трофеев и во время краткого обыска кубрика он не нашел. Хотя, как вариант, ки-мод собирался воспользоваться штатными системами связи курьера.
   Однако отсутствие информации об этом юношу нисколько не смутило. Самое главное, чтобы сообщники Грако обнаружили ожидаемую ими добычу. Тогда патрульные в любом случае пойдут на сближение с курьером. А какое-то приемлемое объяснение отсутствию связи они наверняка найдут сами.
   Намного хуже для молодого человека выглядел вариант, если патрульные не имеют никакого отношения к ки-моду. Тогда их дальнейшие действия точному прогнозированию не подавались. Поэтому первые минуты после отключения системы маскировки прошли для парня в напряженном ожидании.
   - Все-таки идут сюда! - облегченно выдохнул Константин, когда от дронов-скаутов поступила информация об изменении курса лихтера и его сопровождающего.
   Весь следующий час он провел с минимумом активности. Все основные приготовления к встрече патрульных были уже завершены, так что ему оставалось только ждать. Никакого волнения юноша не испытывал, оставаясь совершенно спокойным. Он даже успел немного перекусить. Впрочем, особой расслабленности тоже не было, так как все это время ему приходилось контролировать беспилотники.
   Никаких попыток выйти на связь патрульные не предпринимали. Этот факт окончательно убедил Константина в их причастности к попытке захвата курьера. Лихтер вместе с сопровождавшим его КИПом сразу пошел на сближение. Препятствовать их подходу юноша не стал, так как намерения противника полностью совпадало с его планами.
  
  
   Глава 25.
  
   Первоначально Константин собирался обстрелять чужие пустотники, едва они приблизятся на расстояние, на котором доступен прыжок с маневровым ранцевым двигателем для скафа. Пара таких устройств имелась в аварийном комплекте курьера и ими можно было воспользоваться, чтобы добраться до трофеев. Однако в тот момент, когда парень уже вывел беспилотники на намеченную позицию пуска ракет, на него накатило.
   Хотя до сих пор юноша ничего подобного не испытывал, он вполне уверенно смог опознать довольно редкое явление, называемое волной предвидения. Как правило, такое состояние иногда появлялось у псионов, попавших в критическую ситуацию. Во всяком случае, те описания, которые на своих уроках давала ему Ирен, довольно точно совпадали с испытываемыми юношей ощущениями. Правда, волна предвидения чаще проявлялась тех, кто обладал сильными способностями оракула, но из этого правила встречались и исключения.
   Общий посыл Константин определил достаточно уверено. По мерцающим в его сознании дискретным образам можно было разобрать некоторые эпизоды грядущих событий. Планируемая им атака пустотников дала желаемый результат, но позднее оборачивалась серьезными проблемами. Сразу несколько вариантов событий наслаивались один на другой. Перед внутренним взором парня мелькали многочисленные картины побоища, устроенного им с помощью дронов ксенов, и неудачных попыток бегства, когда боезапас беспилотников оказывался исчерпан.
   Намного предпочтительней Константину показались несколько эпизодов, в которых он отменил атаку дронов и далее никак не проявлял их присутствие. В этом случае лихтер брал курьер на внешнюю подвеску, чтобы доставить его на базу на одной из лун обитаемой планеты. Далее можно было разобрать, как после посадки юноша приступал к активным действиям. Количество людей на базе не дотягивало до сотни. Из них опасность представляли считанные единицы, хотя имели при себе оружие человек десять-двенадцать. Остальной персонал базы при ее захвате никакого сопротивления не оказывал.
   На первый взгляд, видения выглядели откровенным бредом. Однако у Константина присутствовала внутренняя уверенность в необходимости воспринимать их серьезно. После мгновенного колебания он принял решение и дал команду на отмену запуска ракет.
   За дальнейшим развитием событий парень следил с невероятным вниманием. Но все случилось именно так, как происходило в прогнозе волны предвидения. С помощью систем дронов-скаутов юноша наблюдал за тем, как лихтер взял его курьер на внешнюю подвеску и направился к одной из лун.
   Полет до логова сообщников Грако затянулся на долгие пять часов. Скорость лихтера не выдерживала никакого сравнения с крейсерской скоростью курьера. Удостоверившись, что непредусмотренного не происходит, Константин решил использовать это время для отдыха. Все равно никакого другого более подходящего занятия у него пока не было. Только перед самым прибытием на базу он еще раз перепроверил собственное снаряжение и бронескаф.
   Вид посадочной площадки, на которую лихтер и сопровождавший его КИП, полностью совпал оставшимися от волны предвидения воспоминаниями. Мысли Константина в очередной раз вернулись к загадочному явлению. Большинство предположений, так или иначе, были связаны с ксенотехнологиями, использованными для модификации его организма. Хотя от одной только мысли, во что же он мог превратиться после экспериментов ученого-ксена, парня ощутимо передергивало.
   Однако необходимость дальнейших действий отвлекла юношу от продолжения размышлений. Датчики шлюза сообщали о попытке его открытия с наружной стороны. Мысленно усмехнувшись, Константин разблокировал вход.
   Едва разблокированный шлюз открылся, как в него попытались войти четверо человек в сопровождении инженерного сервобота. Однако на их пути внезапно появилась фигура неподвижно стоявшего человека, облаченного в бронескаф. От неожиданности визитеры резко отпрянули назад. И в этот момент через внешние динамики скафа до них донесся громкий смех.
   - Чтоб тебя разорвало, Грако, с твоими шутками, - недовольно произнес один из визитеров, облаченный в новенький пилотский комбез. - Когда-нибудь ты дошутишься до болта в твою пустую голову.
   - Расшибите свои тупые башки о мой скаф!
   Ответ прозвучал откровенно издевательски, отчего все посмотрели на фигуру в ББС с откровенной злостью. Но понять, произвели ли эти взгляды хоть какой-то эффект, оказалось невозможно - лицевая пластина бронескафа была матово непрозрачной.
   - Тебя уже с нетерпением ждут в гнезде, Грако, - с плохо скрываемой неприязнью произнес человек в пилотском комбезе.
   - Отлично. Я как раз собирался туда наведаться. А пока выметайтесь отсюда! До моего возвращения на борт никто не войдет.
   Это предложение было встречено с откровенным возмущением, однако дальше возражений дело не пошло. Все четверо визитеров и их сервобот послушно покинули шлюз. Следом за ними наружу вышел и мнимый Грако.
   - Проводи меня! - не терпящим возражения тоном произнес Константин, обращаясь к человеку в пилотском комбезе.
   Маскарад давался юноше без каких-то особых усилий, хотя чувствовал он себя при этом донельзя странно. Заранее известный порядок действий и реплики, озвучиваемые им через голосовой модулятор, придавали происходящему сходство с театральной постановкой. Вот только все остальные участники необычного спектакля об этом даже не подозревали.
   Действовал Константин отстранено, хотя и реагировал на происходящее без какого-либо промедления. Задача упрощалась тем, что юноше не требовалось принимать какие-либо решения в возникающих ситуациях. Ему следовало всего лишь придерживаться того известного порядка действий, который давал оптимальный результат.
   Какой-то не относящейся непосредственно к событиям информации волны предвидения практически не давала. Константин было понятно, что ки-мод хорошо знаком с некоторыми обитателями базы, но никаких подробностей не знал. Не все ясно обстояло и с самой базой. Из своих видений юноша знал, что на ней имелось небольшое производство разных полезных мелочей для пустотных объектов, наподобие осветительных панелей и сантехники, с использованием добываемого на спутнике сырья. Вот только он не сомневался, что для настоящих хозяев базы это всего лишь удобное прикрытие. Так же Константину оставалось неизвестно, почему была предпринята попытку захвата курьера. Он мог только предполагать, что причиной мог являться перевозимый им груз.
   Хотя кое-какие сведения юноша все же получил. В данный момент в системе, кроме собственных сил самообороны, по какой-то причине находилось несколько подразделений наемников. Именно с их москитными силами, привлеченными на поиски пропавшего лихтера и кипа, так неудачно сталкивался в своих видениях Константин. Лишь выбранный им вариант событий, при своей внешней авантюрности, исключал немедленное вмешательство наемников. Естественно, что надолго скрыть захват базы было невозможно. Но даже отсрочки в неполные сутки вполне хватало юноше для ремонта курьера.
   Для объекта, чей хозяин явно имел какое-то отношение к спецслужбам, охрана была поставлена откровенно плохо. В наличие была лишь автоматизированная система контроля за периметром базы, но его Константин легко миновал с помощью проводника. Но события резко ускорились, едва парень добрался до гнезда - отсека базы, облюбованного местным начальством. Как ни странно, но в видениях юноши имелся ответ о происхождении этого названия. Здешний босс имел позывной Улаванка - название какой-то местной экзотической птицы, встречавшейся на обитаемой планете. И этот босс с птичьим позывным имел привычку называть своих подчиненных птенчиками, отсюда и возникло название.
   Далее изображать Грако Константину было уже невозможно. Однако действовал юноша довольно деликатно. В качестве трофея от ки-мода ему достался мощный армейский парализатор. Именно он и был пущен в ход. Находившийся в гнезде местный босс ему был нужен обязательно живым. Смерть одного из экспедиторов от рук Константина во время рейса была довольно неприятным моментом. Поэтому юноше требовалось надежное оправдание в своих действиях перед заказчиком, которым и должен был послужить местный босс.
   Хотя и со всеми остальными обитателями базы Константин обращался также предельно аккуратно, стараясь никого не убивать. Впрочем, не следовало думать, что он вдруг внезапно воспылал крайним человеколюбием. Юношу просто очень огорчал тот факт, что при уходе с базы он практически ничего не сможет с нее взять. Объем имевшегося на базе разнообразного оборудования, сырья и прочих ценностей измерялся многими десятками килотонн, в то время как на борт его курьера едва ли могла вместиться даже жалкая тонна дополнительного груза. Поэтому парень собирался взять со своих противников максимум возможного в данной ситуации. Для этого ему были нужны пленные, с их помощью он рассчитывал быстро отобрать на базе все самое ценное и компактное.
   Захват базы произошел стремительно и практически бескровно. Начав с гнезда, Константин в считанные минуты прошелся по всей территории базы, нейтрализуя персонал. Ни одного убитого не было, и лишь два человека получили ранения. Один из них так неаккуратно обращался с собственным оружием, что отстрелил импульсником собственную ногу. Второй, попав под выстрел парализатора, упал с пандуса и умудрился получить перелом обеих рук. Впрочем, на возможность отвечать на вопросы полученные ими ранения никак не повлияли. Константин оказал раненным первую помощь и щедро напичкал их стимуляторами.
   Следующие часы прошли в привычном для юноши состоянии аврала. В течение имевшихся в его распоряжении суток ему пришлось заниматься ремонтом курьера, допросом пленных и сбором трофеев. Впрочем, наличие на базе двух десятков сервоботов разномастных довольно сильно упростило дело. Хотя текущее состояние сервов, по мнению парня, было просто ужасным, но на неполные сутки работы их рабочего ресурса вполне хватило.
   К сбору трофеев юноша приступил со свойственной ему основательностью и аккуратностью. База подверглась методичному разграблению. Из оборудования и техники безжалостно изымались наиболее ценные блоки и отдельные детали. Естественно, что дальнейшая работоспособность разукомплектованной техники парня нисколько не волновала.
   На довольно хорошую сумму потянули изъятые у обитателей базы многочисленные заначки. Пусть по отдельности имевшиеся у пленников ценности выглядели мизерными, но все вместе уже представляли интерес. Хотя изъятое у местного босса шло отдельной строкой. В занимаемом им отсеке Константин нашел довольно много полезного и ценного, одной только твердой валюты оказалось на четыре тысячи конкредов. То, что большая часть суммы была в купюрах САР-овских бундесмарок, наводило на определенные мысли.
   Не смотря на большой объем проделанной работы, с базы юноша стартовал в точно отведенный для этого срок. Практически сразу он убедился, что его расчеты по срокам реакции местных властей полностью подтвердились. Высланное ими к базе звено пустотников никак не успевало перехватить курьер. Без труда оторвавшись от преследователей, Константин совершил переход.
  
  
   Глава 26.
  
   Качеством проведенного ремонта Константин остался доволен. Переход прошел штатно, никаких отказов бортовых систем не было. Однако, не смотря на полуторасуточное отставание от графика полета, с подготовкой к переходу в следующую по маршруту звездную систему юноша не торопился. Впрочем, причина для задержки у него имелась довольно серьезная.
   Сразу после ухода с захваченной им базы Константин принял на борт курьера дожидавшихся его появления дронов-скаутов. Вот только сделано это было в большой спешке из-за посланных на перехват пустотников. Юноша успел наскоро пристыковать скауты на внешнюю подвеску, лишь бы только они не потерялись во время перехода. И теперь ему требовалось какое-то время, чтобы подготовить дроны к новому использованию.
   Хотя, как такового, регламентного техобслуживания изделиям ксенов пока не требовалось. Но сами дроны было необходимо снова разместить в контейнерах. Специально оборудованные контейнеры не только были более удобны для дальнейшей их транспортировки, но и давали возможность быстрого старта дронов в случае необходимости. Но самое главное, контейнеры требовалось для надежной маскировки изделий ксенов.
   Это было особенно актуально в связи со скорым прибытием на Катунь. Размещенные в системе силы флота РИ обладали намного более совершенным оборудованием, чем то, что имелось в распоряжении обитателей колоний и наемников. Любая небрежность с маскировкой скаутов могла обернуться большими проблемами с имперской Службой Безопастности. Изготовленные ксеносами боевые дроны, вооруженные ракетами со смертоносными нановормами, однозначно попадали в категорию запрещенных систем вооружения. Поэтому Константин был вынужден пойти на новую задержку в полете.
   Повторное размещение скаутов в контейнерах являлось не самой простой задачей, ведь юноше пришлось действовать, рассчитывая только на собственные силы. Если бы он заранее не оснастил контейнеры дополнительным механизмом захвата и удержания дронов, задача и вовсе бы не могла быть выполнена в одиночку. В результате парень все же сумел управиться в сравнительно короткий срок один час двадцать минут - менее получаса на один скаут.
   Однако и после окончания работ курьера все еще продолжал находиться в дрейфе. У Константина нашлась еще одна серьезная причина не стал спешить с продолжением полета. Юношу беспокоил сам факт попытки захвата курьера сопровождавшим груз экспедитором. К его сожалению, самого виновника допросить было уже невозможно, а второй экспедитор явно был не в курсе намерений своего коллеги. Но сейчас на борту имелся еще один потенциальный обладатель интересующей парня информации, который мог знать ответы на многие интересующие парня вопросы.
   Во время нахождения на захваченной базе у Константина не хватало времени на проведение полноценного допроса сообщников ки-мода. Он ограничился тем, что задавал вопросы только о имевшихся на базе ценностях и ничем другим не интересовался. Наверно поэтому обитатели базы продолжали принимать его за Антония Грако. Ведь юноша не снимал бронескаф и никому не показывал своего лица.
   Естественно, что пытаться развеять их заблуждения он не стал. Его даже немало повеселили звучавшие от приятелей погибшего ки-мода обвинения в предательстве и обмане. Единственный, кто наверняка догадался о том, что выдававший себя за Антония Грако человек в бронескафе им на самом деле не является, был босс с захваченной базы со странным птичьим позывным Улаванка. Вот только предупредить о своих догадках он никого не успел. Константин не оставил ему не одной возможности как-то помешать, в буквальном смысле слова предвосхищая все его действия. Хотя одним из необычных вывертов волны предвидения оказалось то, что юноше знал позывной-прозвище босса с захваченной базы, но при этом не знал имени. Его имя, Рене Бринар, Константин узнал только во время допроса.
   Однако допросить пленного оказалось не самой простой задачей. Различного рода серьезных ментальных закладок и установок у Рене Бринара, предназначенных сохранить известные ему тайны, было немало. Если бы год назад Константину пришлось его допрашивать, то результат навряд ли оказался положительным. Вероятней всего, пленный бы просто не пережил допроса или остался безвольным овощем. Но сейчас у юноши за плечами имелся немалый опыт, а также уроки Ирен и Макса Болдуина. Кроме того, у него имелись весьма полезные для псиона артефакты, полученные за время выполнения контракта на Новом Акилле. Два из них, усилитель пси и ментальный проектор, существенно облегчили проведение допроса.
   Представляющей ценность информации оказалось довольно много. Но полученные сведения заставили Константина серьезно задуматься. История с попыткой захвата курьера очень скверно пахла.
   Рене Бринар, в недавнем прошлом наемник, пару лет назад отошел от активных дел и обосновался на выкупленной у прежнего владельца рудодобывающей базе в одной из периферийных колоний. Довольно быстро ему удалось развернуть на базе собственное производство востребованного в колонии ассортимента продукции. Со своими бывшими товарищами Рене Бринар продолжал поддерживать неплохие отношения, тем более что система, в которой он обосновался, была обычным местом отдыха сразу у нескольких наемничьих отрядов.
   Для Константина особо интересен был тот факт, что эти наемники довольно плотно опекались спецслужбами РИ. Вышедший в отставку наемник оказался одним из агентов-информаторов, с помощью которых контролировалась деятельность отрядов наемников. С Антонием Грако Бринар был знаком еще со времен своей службы в отряде наемников - ки-мод оказался его куратором. Однако бывший наемник не был только информатором. Куратор неоднократно привлекал его для участия в различных операциях, а в последние годы еще и пользовался его посредничеством при найме исполнителей для различных сомнительных дел.
   Последний пакет инструкций, полученный Бринаром, подробно описывал порядок действий при захвате курьера. Когда же Константин поинтересовался, каким образом передавались инструкции, то был немало изумлен. Оказалось, что в глухой ничем не примечательной колонии есть собственный гравиретранслятор, а бывший наемник имеет свободный доступ к его ресурсу. Получалось, что юноша своими действиями поломал чью-то очень серьезную игру.
   На мгновение Константину захотелось потерять Рене Бринара. Вот только его исчезновение уже имевшихся проблем никак не решало. Поэтому намного проще было все же доставить пленника в систему Катунь живым и пригодным для дальнейшего допроса.
   Впрочем, сильного беспокойства парень не испытывал. Даже если Антоний Грако и был участником какой-то секретной спецоперации, попытка захвата курьера ставила его на один уровень с обычными пиратами, то есть фактически вне закона. Все дальнейшие действия Константина являлись простой самозащитой. Кроме того, судя по тому, что первоначально Симон Панч, один из резидентов имперских спецслужб на Мармара, настойчиво пытался выкупить курьер у владельца, специально устранение юноши никакие планы не предусматривали. Решение явно принималось уже на уровне исполнителя. Поэтому предъявления каких-то официальных обвинений парню можно было не опасаться.
   Хотя Константин был уверен, что смерть одного из агентов и захват другого агента наверняка вызовет недовольство должностных лиц из спецслужб РИ. А это могло не самым лучшим образом отразиться на дальнейшее получение новых контрактов. Но говорить о чем-то определенном по этому поводу было пока рано. Тем более, что после возвращения в систему Катунь Константин рассчитывал получить поддержку своего хорошего знакомого, Михаила Владимировича Костерина.
   Несмотря на то, что официально Михаил Владимирович считался простым интендантом при госпитале базы флота, на самом деле он имел самое непосредственное отношение к Службе Разведки и Контрразведки Флота РИ. Молодой человек не знал ни его настоящего звания, ни занимаемой им должности, но они явно были не самыми маленькими.
   Именно с подачи этого скромного интенданта Константин со своим компаньоном получили контракт с "ИнкоирТрансИндастриал". Сотрудничество компаньонов с этой корпорацией, являющейся прикрытием для спецслужб РИ, никак нельзя было назвать невыгодным. Уже сейчас материальная прибыль от выполненных контрактов намного превышала любые доходы от обычной торговли. Но еще большие преференции ожидали компаньонов после прибытия в систему Катунь. Льготные закупки на местных складах флота обещали обернуться сверхприбылью после перепродажи этих эксклюзивных товаров в колониях фронтира. Список планируемых покупок у компаньонов был давно составлен.
   Вот только все покупки Константин был вынужден отложить до прилета "Тулузы" и "Матозо". Без наличия вместительных трюмов трейдеров визит на флотские склады был преждевременен. Однако вопроса, что же он будет делать до появления компаньона, у парня не возникло. От одной мысли о скорой встрече с Ирен после нескольких месяцев разлуки душу юноши переполняла теплая волна.
   Улыбнувшись собственным мыслям, Константин постарался полностью погрузиться в навигационные расчеты. До системы Катунь курьеру оставалось сделать всего два перехода.
  
  
   Глава 27.
  
   Момент выхода в финишной системе Константин встречал в состоянии легкого мандража. Хотя он старался быть спокойным, но некоторое волнение все же давало о себе знать. Но внешне на юноше это никак не отразилось. Он точно придерживался порядка действий, прописанного в инструкциях нанимателя.
   Едва только бортовые системы выдали данные о местоположении в пространстве, как с ближайшего к курьеру патрульного корабля поступил стандартный запрос регистрационных кодов. Константин сразу же дал требуемый ответ, но вместе с идентификационным номером отправил короткое кодированное сообщение. Его наличие должно было проинформировать получателя о прибытие груза.
   Однако никакой видимой реакции на кодовый ключ патрульный корабль не продемонстрировал. Ожидаемый юношей ответ пришел совсем с другого места - через несколько минут поступило сообщение от местной Службы Контроля Пространства. В нем содержалось требование пройти санитарный досмотр на карантинном стационаре. В сообщении были указаны пространственные координаты данного объекта. Судя по ним, карантинный стационар находился в одной из закрытых для свободного посещения зон системы.
   Константин ничуть не удивился, когда при подлете к месту назначения вместо дежурного диспетчера объекта на связь с ним вышел Михаил Владимирович. Кому, как не ему, было встречать такой важный груз. Да и карантинный стационар наверняка имел какое-то отношение к флотскому госпиталю, интендантом которого служил Михаил Владимирович. Поэтому его присутствие на объекте, также как нахождение на месте диспетчера, было довольно просто залегендировать какой-нибудь служебной необходимостью.
   Не размениваясь на лишние приветствия, Михаил Владимирович поинтересовался состоянием груза. Предельно коротко парень сообщил, что доставленный груз цел, в отличие от сопровождавших его людей. Новости интенданта явно не обрадовали. Но интересоваться подробностями он не стал, и после передачи протокола стыковки сразу отключился.
   Выйдя из шлюза, Константин увидел группу встречающих его людей, больше похожую на небольшой шпуровой отряд. Без бронескафа был только один Михаил Владимирович.
   - Похоже, это новая экипировка для санитаров карантина. Помогает в общении с пациентами, - не удержался от ироничного комментария юноша. - Хорошо, что я свой ББС не надел. А то бы сразу в санитары записали.
   - Рассказывай, что за внештатная ситуация у тебя на борту, - не обращая никакого внимания на его шутку потребовал интендант.
   Всю имевшуюся информацию по попытке захвата курьера молодой человек предусмотрительно собрал и оформил в виде отчета, который сбросил на внешний носитель. Его то он и протянул Михаилу Владимировичу. Чтобы бегло ознакомиться со сведениями из отчета на ручном коме, интенданту понадобилось несколько минут. Все это время остальная группа встречающих терпеливо ждала, не предпринимая никаких действий.
   - Необходимо удостовериться в сохранности груза, - хотя после изучения отчета Михаил Владимирович выглядел все таким же спокойным, в его голосе юноша почувствовал напряженное ожидание.
   - Еще у меня на борту находится сопровождавший груз Ганс Котов, - решил напомнить о пострадавшем экспедиторе Константин. - Ему необходима квалифицированная медицинская помощь.
   - О нем обязательно позаботятся. Но сначала надо проверить груз.
   - Можете проверять, - юноша без возражений разблокировал трюм курьера и открыл доступ к находившимся там контейнерам. Если первоначально он собирался поинтересоваться у интенданта их содержимым, то теперь подобное желание у него полностью пропало.
   Михаил Владимирович обошел каждый из контейнеров с портативным сканером. Только получив подтверждение того, что они не были вскрыты или подменены, он заметно повеселел. Константин снова собрался напомнить ему о находившемся в медикаментозной коме пассажире, но в этот момент появился санитарный серв-эвакуатор, который и забрал экспедитора.
   Следом за первым появился еще один эвакуатор, чтобы забрать трупп Грако, хотя ки-моду медицинская помощь явно была не нужна. Как оказалось, не был забыт и находившийся на борту курьера пленный. По команде Михаила Владимировича два бойца в бронескафах отконвоировали Рене Бринара куда-то в недра станции. Однако сам интендант за ними не последовал.
   - Грузом сейчас займутся. А мы пока немного переговорим о твоем рейсе, - предложил он парню. - Мне необходимо задать тебе несколько вопросов.
   Несколько вопросов вылились в четырех часовую беседу, более похожую на допрос. Хотя к подобному разговору Константин был внутренне готов. Все-таки попытка захвата курьера с грузом, принадлежащим спецслужбам РИ, была не самым ординарным происшествием.
   Составляя свой отчет, юноша постарался сделать его максимально полным. Ведь кроме так и не пущенных в дело дронов ксенов скрывать ему было нечего. Но интенданту этой информации оказалось недостаточно. Он интересовался любыми малейшими деталями и подробностями. Как ни странно, сам феномен волны предвидения его не слишком удивил. По всей видимости, ему уже приходилось сталкиваться с подобным явлением.
   - Ну и наворотил ты делов! - произнес Михаил Владимирович после того как исчерпал свои вопросы, всем своим видом выражая восхищение.
   Хотя эта фраза была произнесена по-русски, а не на интере, Константин прекрасно понял заложенный в нее смысл. Его дед неоднократно повторял это выражение. Вместо ответа парень просто скромно промолчал.
   - Вот только все взятое тобой придется вернуть...
   Одна только мысль о том, что придется отдать свои законные трофеи, заставила юношу возмущенно вскинутся.
   - Стоимость трофеев будет компенсирована. Я лично прослежу, - пояснил Михаил Владимирович, без труда догадавшись о его мыслях. - У тебя есть их общий список?
   Естественно, что подобный список у Константина имелся, и в нем даже была оценочная стоимость трофеев. Ему оставалось только сбросить информацию на ком-ридер интенданта.
   - Вот список трофеев, за исключением того, что пришлось использовать для восстановления курьера, - прокомментировал парень.
   - Однако! Ну ты и хомяк... Твои приключения мне не дешево обойдутся, - итоговая сумма оценки явно произвела на Михаила Владимировича сильное впечатление, но отказываться от компенсации трофеев он все же не стал. - Ладно, бери пару сервов-погрузчиков и сгружай все трофейное барахло. Будет тебе компенсация. Но также дополнительно подготовь мне список того, что пошло на ремонт.
   Юноша мысленно улыбнулся. Такая конфискация трофеев его вполне устраивала. Пусть оценочная стоимость трофеев была несколько меньше того, что можно было бы выручить при розничной реализации, но всю эту сумму можно было получить сразу. Пусть даже компенсация, скорее всего, будет и не в живых рублях, в товарах на эту сумму со складов флота.
   О причине, по которой понадобилось выкупать трофеи, Константин догадывался. Михаилу Владимировичу явно нужна была возможность быстро вернуть базу Рене Бринара к своему нормальному функционированию. В свою очередь это означало, что у бывшего наемника есть неплохие шансы выпутаться из неприятной истории с попыткой захвата курьера, и при этом остаться владельцем базы.
   Больше всего юношу заинтересовало то, что интендант определился с намерениями относительно Рене Бринара сразу же после знакомства с отчетом Константина То есть предварительное решение было принято Михаилом Владимировичем единолично, без предварительного согласования с каким-либо руководством. Таким же образом им было принято и решение о выкупе трофеев. Эти факты сами за себя говорили о его высокой должности и больших полномочиях.
   Единственное, о чем Константин действительно сожалел, так это о трофейной диверсионной системе. В высокой эффективности миниботов-диверсантов он мог убедиться лично. Однако как-то возражать и пытаться оставить ее у себя юноша все же не стал. У него не было настолько острой необходимости в этом довольно специфичном оснащении.
   - Кстати, тебе стоит поторопиться с выгрузкой, - с нарочито строгим видом посоветовал Михаил Владимирович. - Тебе еще медицинское обследование проходить. И если ты будешь долго возиться, то одна небезызвестная тебе особа будет очень недовольна!
   Естественно, что юноша сразу догадался, о ком идет речь. Предназначенные к выгрузке трофеи покинули борт курьера в рекордно короткий срок. В помещение для медосмотра Константин зашел с трудом сдерживая внезапно охватившее его волнение и буквально столкнулся с шагнувшей ему на встречу Ирен.
   Через сенс-канал сознание парня захлестнули яркие чувства жены. Да и сам Константин не сдерживал эмоций, собственного волнения и радости от встречи. Однако этот чудесный для обоих момент долго не продлился, так как вскоре их отвлекло деликатное покашливание со стороны открытой двери.
   - Искренне рад вашей встрече. Но боюсь, что настолько феерические эмоции плохо отразятся на работоспособности персонала станции, - хриплым от волнения голосом произнес интендант.
   - Простите, Михаил Владимирович. Мы не нарочно! - вспыхнула от смущения Ирен.
   - Я и сам вижу, что не нарочно. Тем не менее, считаю необходимым предоставить вольнонаемной Ирен Екушевой десятисуточный оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, с отсчетом от текущего момента. Все необходимые формальности я беру на себя.
   - Здорово! - всплеск радости девушки был решительно остановлен взмахом руки интенданта.
   - Это еще не все. На время отпуска в известном вам загородном клубе рядом с Катунь-портом для вас двоих забронированы места. Оплату вашего отдыха берет на себя интендантская служба нашего госпиталя, - на этих словах Константин не удержался от ироничной усмешки, но Михаил Владимирович лишь серьезно кивнул головой. - Так что желаю вам двоим хорошего отдыха! И большая просьба от меня лично... Постараться пока не влипать ни в какие истории!
  
  
   Глава 28.
  
   Время, проведенное в загородном клубе, показалось юноше самым замечательным отдыхом. Хотя на сторонний взгляд подобное время провождение могло показаться излишне спокойным и даже скучным. Но Константин так не считал. Он много гулял вместе с Ирен, с большим удовольствием слушая ее рассказы об учебе и работе. Оба успели порядком соскучиться друг по другу и испытывали искреннюю радость от общения. Впрочем, одними только совместными прогулками их отдых не ограничивался. Их ночи были наполнены ошеломляющим калейдоскопом ощущений. Только благодаря предусмотрительности парня, взявшему устройства пси-защиты, транслируемые через сенс-канал в кульминационные моменты чувства не захлестывали всю территорию загородного клуба.
   Однако эта идиллия оказалась совсем не долгой. На четвертый день отдыха, придя с Ирен на завтрак в клубный ресторан, Константин увидел сидящего за их столиком Михаила Владимировича.
   - К моему огорчения, мне приходиться беспокоить вас без всякого предупреждения, - произнес интендант, сопровождая слова виноватой улыбкой.
   - Как же давно мы с вами не виделись... Целых три дня, - не скрывая иронии в голосе, сказал юноша.
   Он вполне обоснованно предполагал, что у Михаила Владимировича наверняка имеется серьезная причина для визита. И как вскоре выяснилось, он нисколько не ошибся в предположениях.
   - Вам будет необходимо покинуть систему в течение этих суток, - не поддержал шутливого тона интендант и выложил на стол перед парнем большой бумажный конверт.
   Поинтересовавшись его содержимым, Константин обнаружил внутри солидную стопку пластиковых купюр с номиналов в сто рублей РИ.
   - Это обещанная компенсация за изъятые у вас трофеи, - пояснил Михаил Владимирович.
   - Но здесь явно больше той суммы, о которой мы с вами договаривались? - поинтересовался у него юноша.
   - Действительно, больше, - не стал возражать интендант интендант. - Считайте, что это небольшая премия, за беспокойство.
   - Может быть, вы все же расскажете нам, что случилось? - попросила Ирен.
   Просьба девушки была выслушана с вежливой улыбкой, но без каких-то возражений. Константин сделал вывод, что Михаил Владимирович намеревался их проинформировать и без ее просьбы. Об этом говорила и легкая мерцающая дымка рядом с их столиком, возникающая при активации некоторых типов устройств защиты от прослушивания. Естественно, что будет рассказана сильно сокращенная и адаптированная версия событий. Но и такой вариант был намного лучше, чем ничего.
   - Сразу оговорю, что у меня нет никаких сомнений в виновности Грако в попытке захвата курьера и перевозимого на нем груза. Но также у меня нет ни малейшего сомнения в том, что эта операция не является его собственной инициативой. Антоний Грако и Рене Бринар всего лишь простые исполнители.
   Константин лишь согласно кивнул. Он и сам пришел к схожему выводу после допроса Бринара. Следы тянулись в представительство компании "ИнкоирТрансИндастриал" на Мармара. Юноше было известно, что данная компания являлась удобным прикрытием для деятельности спецслужб РИ.
   - Не буду углубляться в ненужные подробности. Скажу только, что по ходу выяснения всех деталей дела всплыло одно имя, которое должно быть вам известно. Барон Ливен.
   На свою память Константин не жаловался. Это имя действительно было ему знакомо. Хотя он и Ирен в свое время пришлось столкнуться не с самим бароном, а с его племянником.
   - Вижу, что вы вспомнили, - кивнул Михаил Владимирович. - На некоторое время вам двоим необходимо покинуть систему.
   - А как же моя работа в госпитале? - поинтересовалась Ирен.
   - С Семеном Петровичем я уже все согласовал.
   В отличие от девушки, Константин никаких вопросов не задавал. Он и ранее предполагал, что попытка захвата курьера может быть связана с выяснением отношений между различными группировками спецслужб Российской Империи. Теперь же его догадки получили свое подтверждение.
   Если в деле замешаны представители высшей аристократии, то мимо внимания имперской Службы Безопасности оно не пройдет. Желание приобрести опыт общения с представителями этой организацией у Константина полностью отсутствовало. Еще меньше ему хотелось, чтобы следователи СБ допрашивали Ирен. В этой ситуации предложение Михаила Владимировича выглядело наилучшим выходом.
   Однако юношу беспокоила появившаяся неопределенность в отношении старых договоренностей. Снаряжение, техника и запчасти со складов длительного хранения базы флота в их с компаньоном планах занимали не самое последнее месте. Но спрашивать об этом парню не пришлось. Оказалось, что у интенданта этот момент уже учтен. Список того, что Константин с компаньоном желают получить, был согласован с ним еще несколько месяцев назад.
   - Пока все не утрясется, никому из вас на Катуни лучше не показываться. Но через неделю из системы уйдет небольшой конвой: военный транспорт и корвет. Это регулярный рейс для снабжения пикетов и планетарных военных постов. Вы встретите конвой в одной из ближайших населенных систем. На транспорте будут контейнеры с предназначенным для вас грузом, - сообщил Михаил Владимирович. - На сколько я помню, у вас с компаньоном было несколько внутрисистемных буксиров?
   - Они и сейчас у нас есть, - кивнул юноша.
   - Тогда с перегрузкой никаких проблем возникнуть не должно. Тоннаж не слишком...
   Завершение фразы потонуло в треске и грохоте. В одной из стен клубного ресторана возник пролом, через который был виден корпус большой грузовой платформы.
   Интендант напряженно замер, как будто к чему-то прислушиваясь. На поднявшийся шум и встревоженных людей он никак не реагировал. Впрочем, сам Константин со стороны выглядел схоже. Юноша переключился на ускоренное восприятие и активировал сенс-канал, пытаясь найти источник возможной угрозы. Однако какие-либо признаки опасности отсутствовали. Пролом в стене оставался единственным видимым свидетельством того, что случилось что-то чрезвычайное.
   Ситуацию немного прояснил один из работников ресторана. От имени администрации он принес извинение гостям клуба за досадный инцидент, омрачивший их отдых. По его словам, стене ресторана было нанесено случайное повреждение потерявшей управление грузовой платформой, но данное происшествие никакой опасности не представляет, и все повреждения будут оперативно устранены течение ближайших двух часов. Проживающим в клубе гостям было предложено продолжить завтрак в собственных апартаментах, в которые будут доставлены все заказы.
   Этим заявлением удалось погасить возникшую среди посетителей панику. Переполох, поднявшийся в зале, понемногу успокоился, и люди стали расходиться, активно обсуждая происшествие. Однако ни Михаила Владимировича, ни самого Константина объяснение нисколько не успокоило. Хотя оба допускали, что произошедшее вполне могло быть простой случайностью, но подобное совпадение выглядело по меньшей мере подозрительно. После краткого обмена мнениями, с отъездом из клуба было решено не затягивать.
   Михаил Владимирович приехал в клуб на арендованном им каре. Поэтому не было никакой необходимости в заказе такси для того чтобы добраться до Катунь-порта. Сразу из ресторана Константин с Ирен отправились собирать вещи, а интендант ожидал их возвращения на клубной стоянке.
   Не доходя пары метров до двери в номер девушка остановилась:
   - Внутри четыре человека, используют пси-защиту.
   - Действительно, четверо, - после короткой паузы согласился Константин. - И еще двое ждут снаружи, у балкона. Только устройства защиты у них маломощная дешевка. Не на наш уровень.
   - И что мы будем делать?
   - Я надеюсь, что ты не обидишься, если я немного забуду о вежливости и не пропущу тебя первой...
   На стоянке Константин и Ирен появились только через тридцать минут. Оба были нагружены большим количеством багажа. Михаил Владимирович не скрывал своего недовольства их задержкой.
   - Не предполагал, что придется вас так долго ждать. Неужели нельзя было прийти быстрее?
   - Сами не ожидали, что у нас вдруг окажется так много вещей. Но не оставлять же их, в самом деле, - с извиняющейся улыбкой ответила девушка, ставя в салон кара сумки и скидывая с плеча внушительный на вид баул. - Только давайте не будем здесь задерживаться.
   - Как-то не вяжется ваша вальяжная неторопливость с подобной спешкой...
   - Боюсь, что беспорядок в нашем номере может сильно огорчить персонал клуба. Нам пришлось так быстро уходить, что мы никак не успевали за собой прибраться, - усмехнулся парень, но видя недоумение в глазах интенданта, добавил. - По дороге я все вам обязательно расскажу. Но задерживаться действительно не стоит.
   Было видно, что Михаил Владимирович не слишком доволен отсрочкой объяснений. Но спорить он не стал, без вопросов сел на водительское место и вывел кар на ведущую к городу трассу.
   - Со стоянки мы выехали. Так что давайте, выкладывайте, что успели натворить.
   Ирен мельком взглянула на юношу, и получив от него подтверждающий кивок головы, стала рассказывать. Стиль ее изложения был предельно информативен и сжат, так что весь рассказ занял буквально пару минут. Константину осталось только дополнить его сведениями, полученными из допроса пленных.
   - Те шестеро клоунов, которые ждали нас в номере, они из службы охраны посольств и консульств. Из состава группы, сопровождавшей небезызвестного вам барона Ливена. Авария грузовой платформой - их рук дело. Там ведь не только стену ресторана проломили, но и узел системы мониторинга повредили. А заодно и внимание охраны клуба отвлекли. Рассчитывали нас выкрасть.
   - Для полного счастья мне явно не хватало того, чтобы вы грохнули мидовцев, - хотя голос интенданта казался почти спокойным, но было заметно, что это дается ему с большим трудом.
   - Жаль, что я не знала о том, что вас это так сильно обрадует. Тогда бы точно настояла на том, чтобы не оставлять их в живых! - искренне огорчилась Ирен, неправильно истолковав сказанное. Все же, не смотря на заметно увеличившееся знание русского языка, некоторые обороты она все еще понимала с большим трудом.
   - Так вы их не убили?! - от удивления Михаил Владимирович растерял последние остатки спокойствия.
   - Будь противник посерьезней, я бы предпочел в драку не ввязываться. А так... Всех шестерых клоунов удалось взять живыми и относительно целыми. Только немного обгадились во время допроса, - ответил юноша. - Первоначально собирался сдать их охране клуба. Но то, что они рассказали, мне сильно не понравилось. Поэтому решил не ввязываться в разбирательства, а просто уйти, не прощаясь.
   - Пусть и не самый лучший вариант, но вполне приемлемо, - выдал свою оценку интендант, на глазах возвращаясь к прежнему спокойному состоянию. - Однако задерживаться в Катунь-порте не будем. Сразу возвращаемся на карантинную станцию.
   - Совсем забыл сказать. У этих клоунов был предусмотрен страховочный вариант, на случай неудачного захвата. На въезде в космопорт нас будут ждать.
   Константину было известно, что модель кара, на котором ехал Михаил Владимирович, даже во время движения с ручным управлением не требовала от водителя какого-то особого внимания. Система безопасности надежно защищала и от случайных столкновений, и от непроизвольного съезда с трассы. Таким образом кар был способен довольно долго ехать без какого-либо управления. Тем сильнее было удивление парня, когда интендант остановил кар на обочине дороги.
   - И чем вызвана наша остановка? - поинтересовался Константин.
   - Тем, что мне необходимо найти подходящий способ безопасно попасть в космопорт, - ответил Михаил Владимирович.
   - Разве это сложно? - недоуменно переспросил юноша. - Судя потому, что я видел на карантинной станции, у вас найдется кого отправить в космопорт для нашей встречи.
   В первый момент Константин попросту не мог поверить собственным глазам. Ему еще ни разу не доводилось видеть интенданта смущенным. Но информация с сенс-канала полностью подтверждала то, что он увидел.
   - У меня нет возможности использовать карантинной станции на поверхности планеты. Действующие правила это запрещают. А проигнорировать правила не дает пристальное внимание со стороны имперской службы безопасности. Последствия могут быть очень неприятными для всех.
   - Но ведь я помню, что когда у нас были неприятности с местной полицией, Семен Петрович рассказал, как воспользовался помощью подразделения десанта из охраны космопорта, - вмешалась в разговор Ирен. - Может быть вам также обратиться за помощью к ним?
   - К моему глубокому сожалению, этот вариант нам не подходит, - покачал головой интендант. - Одно дело, когда по приказу вышестоящего офицера необходимо было освободить служащего флота, неправомерно захваченного местными властями. И совершенно другое, когда находящееся на боевом дежурстве подразделение отвлекается для охраны сторонних лиц. Такие действия уже могут квалифицироваться как измена. Уверен, что наши оппоненты мимо такого подарка не пройдут.
   - Тогда нам лучше вообще не появляться в окрестностях космопорта. Может быть, вам стоит договориться о том, чтобы нас забрали из какого-то другого места? - предложил Константин.
   - С этим тоже есть определенные сложности. По соглашению с местным правительством, используются только специально отведенные посадочные площадки. В окрестностях Катунь-порта она всего одна - это местный космопорт.
   - Очень странно, что не предусмотрено никаких исключений, - с задумчивым видом произнесла девушка. - Когда я изучала правила работы медицинской службы, то обратила внимание на то, что военные медики имеют право на экстренную эвакуацию раненных и больных. Хотя Катунь и не территория Российской империи, разве здесь нет каких-нибудь аналогичных правил?
   - Пожалуй, таким способом эвакуации можно и воспользоваться, - неожиданно согласился интендант. - Тем более что работник медицинской службы флота у нас есть, так же, как и подходящий кандидат в ее пациенты. Из-за подозрения на опасное инфекционное заболевание пациента необходимо срочно доставить на карантинную станцию. Мне остается только отправить заявку на эвакуатор. Так как ситуация достаточно серьезная, посадочный коридор для медицинского борта предоставят без каких-либо задержек.
   Как мог убедиться парень, ожидание действительно не затянулось. Через час все трое уже находились на борту поднимавшегося на орбиту челнока.
   - Вот и закончился мой отпуск, - с легкой грустью сказала Ирен, увидев на обзорном экране удаляющуюся поверхность планеты.
   - Пусть отпуск и закончился, но мы теперь вместе, - обняв ее, улыбнулся Константин.
  
  
   Глава 29.
  
   - Хороший ты раздобыл кораблик. Мне нравится, какие на нем быстрые переходы. Да и в обычном пространстве скорость высокая, - завела с мужем разговор скучающая Ирен. - Жаль только, что на бор нельзя было поставить так удачно купленный мной малый госпитальный комплекс.
   - Это все-таки не грузовой транспортник. Твой малый госпитальный комплекс со всей периферией имеет массу больше килотонны. Да и хоть как-то установить его можно было бы только в трюме, при условии отсутствия всех остальных грузов, - усмехнулся Константин. - И не стоит делать такое трагическое лицо, как будто твою покупку не приготовили для отправки с военным конвоем, а попросту выбросили за борт.
   - Ты делом сейчас занят, курьером управляешь. Так что скучать тебе попросту некогда. А меня от вынужденного безделья уже трясет, - пожаловалась девушка.
   - Просто отдыхай, пока представилась такая возможность, - посоветовал ей парень.
   - Это на планете отдыхать было интересно, тем более вместе с тобой. Но здесь мне просто нечем заняться. А смотреть записи сериалов и играть в игры, как ты и сам знаешь, мне никогда не нравилось.
   - До системы, в которой сейчас должен находиться мой компаньон, осталось менее суток полета. Можно просто поспать.
   - Я уже настолько отоспалась, что сейчас заснуть никак не смогу. Вдобавок, по твоим же словам, Пьер Жорж вполне может задержаться в предыдущей точке маршрута. А так как тратит дорогостоящие прыжковые генераторы, чтобы добраться до него на пару дней раньше, явная глупость, то нам придется ждать. И может быть, придется ждать целую неделю!
   - Мне кажется, я знаю, что тебе сейчас нужно. Думаю, что нам стоит возобновить наши тренировки, - предложил Константин. - Как я понимаю, тебе в последнее время наверняка некогда было практиковаться. В любом случае, для нас обоих тренировки лишними никак не будут.
   - Хорошее предложение. Но как же быть с управлением курьером во время полета? - поинтересовалась Ирен.
   - За последнее время у меня была большая практика в удаленном управлении разнообразной техникой. Совместить пилотирование и тренировки для меня будет не так уж и сложно, - уверил ее юноша. - Кроме того, у меня появилось несколько новых устройств, предназначенных для псионов, на которые тебе стоит взглянуть. Так что скучно тебе точно не будет, даже если нам действительно придется ждать появления компаньона.
   - Пожалуй, скучать мне действительно не придется, - согласилась девушка. - Но очень надеюсь, что "Тулуза" и "Матозо" уже прибыли.
   - Тебе не терпится снова попасть в свою любимую медсекцию? - пошутил Константин.
   - Дай мне только добраться до экипажа, и я на практике покажу, чему научилась в госпитале! - со смехом пообещала Ирен.
   Как позднее рассказала Косте девушка, в тот момент она не догадывалась, что ей придется выполнять свое обещание настолько скоро, вот только ничего смешного в этой ситуации уже не было. По ее словам, она не нашла никаких признаков того, что это было предвидение или проявление каких-то других пси-способностей. Однако совпадение вышло довольно жутковатым.
   Когда юноша попытался при подлете к "Тулузе" связаться с компаньоном, вместо него на связь вышел Консул. В ответ на просьбу соединить с капитаном корабельный ИскИн сбросил пакет информации с отчетом о текущей ситуации на борту трейдера. Несмотря на солидный размер сведений, для ознакомления с отчетом Константину потребовались считанные секунды.
   Переданная Консулом информация была полностью лишена какой-либо эмоциональной окраски, но от по протокольному сухих фраз отчета на парня повеяло леденящим ужасом. Новости оказались по-настоящему скверными. Почти три четверти состава экипажей "Тулузы" и "Матозо" были заражены неопознанным вирусом, вызывающим тяжелое поражение органов дыхания. В число заболевших попал Пьер Жорж, а также почти весь офицерский состав трейдеров.
   После того как были обнаружены признаки заболевания у экипажа очень быстро выяснилось, что любая попытка локализовать распространение инфекции сильно запоздала. Только жесткие карантинные меры позволили уберечь от заражения некоторую часть экипажей.
   По настоящему катастрофичной ситуация не стала только из-за наличия на борту обоих трейдеров большого количества регенераторов. В них поместили больных в наиболее тяжелом состоянии. Только благодаря хорошему оснащению медсекций ни одного умершего от болезни до сих пор не было.
   Но сами по себе капсулы полной регенерации устранить инфекцию были не в состоянии. Они всего лишь поддерживали жизнь пациентов. Стандартные наборы препаратов, предлагаемые автодоктором, оказались не эффективными. Требовалось выявить возбудитель инфекции и подобрать необходимый курс лечения.
   Вот только единственному оставшемуся здоровым медтехнику недоставало знаний и опыта, чтобы справиться с этой задачей. С момента обнаружения первого больного прошло уже четверо суток, ситуация на борту трейдеров замерла в подвешенном состоянии. Хотя число больных уже не увеличивалось, вылечить ранее заболевших пока не удалось.
   В ответ на безмолвный вопрос жены юноша кратко пересказал ей сообщение Консула. Ирен с чувством произнесла несколько крепких и забористых фраз на русском языке. Константин и не подозревал, что она может знать подобные выражения.
   - Не помню, чтобы когда-то говорил при тебе что-то подобное...
   - Во время работы в госпитале и не такого наслушалась, - пояснила девушка.
   - Вот и исполнилось твое желание показать, чему же ты научилась, - грустно улыбнулся Константин.
   - Глупая шутка! - очень резко ответила Ирен.
   - Прости. Пошутил действительно неудачно, - извинился перед ней парень. - Ты справишься?
   - Ничего другого мне не остается.
   Прода от 11.08.2019
   Следующие сутки прошли в напряженной борьбе с инфекцией. Естественно, что основная часть нагрузки легла на Ирен, а Константин по мере сил ей помогал. Девушка полностью погрузилась в решение проблемы. Щедрой рукой используемые стимуляторы помогали ей поддерживать собственную работоспособность, не отвлекаясь на сон и отдых. Прорыв произошел на второй день.
   - Необходимый для лечения набор препаратов уже синтезируется. Всем больным на "Тулузе" будем давать по мере выработки. Как только наработается нужный объем, отправим челнок на "Матозо", - с довольной улыбкой сообщила Ирен. - Мне понадобится еще пара часов, и будет готов рабочий материал для целевой санитарной обработки жилых отсеков.
   - Как все прошло? Трудно было? - поинтересовался парень.
   - Возбудитель нашла практически сразу. А вот с подбором эффективного способа лечения пришлось повозиться. Описание вируса отсутствовало во всех библиотеках, имевшихся в моем распоряжении. По всем признакам, это какой-то местный экзовирус. Довольно неприятная дрянь, да еще с ней кто-то явно пытался работать. Фрагменты, в которых имеются изменения, сразу заметны.
   - Специализированный боевой вирус?
   - До такого громкого звания эта дрянь не дотягивает, - отрицательно покачала головой девушка. - Естественно, что никакой статистики у меня нет. Но по моим расчетам, степень летальности должна быть ниже десяти процентов. И даже в этих случаях вполне может помочь обычная реанимационная система.
   - Действительно, для боевого вируса результат несерьезный, - сделал вывод Константин. - То есть, большинство больных могли выздороветь сами...
   - Недели через три. Хотя безобидной эту дрянь никак не назовешь. Течение болезни, особенно на начальной стадии, очень тяжелое. Вдобавок, инкубационный период сверх короткий. Всего два-три часа, - пояснила Ирен. - Больше похоже на средство запугивания. Все-таки страх перед неизвестными инфекциями очень велик.
   - Никому не захочется оказаться на "чумном" корабле, - согласился юноша. - Если твои выводы верны, то от местных вскоре должно последовать какое-нибудь интересное предложение.
   - Тебе известно, как эта дрянь попала на борт?
   - Консул проанализировал записи и выяснил, что распространение заразы пошло от одного человека. Пока он находится в регенераторе и для допроса не пригоден. Но уже и так все понятно. Этот недоумок решил поиграть в контрабандиста, наплевав на все меры безопасности. Среди принадлежащего ему барахла обнаружили много интересного.