Башка трещит, ощущения такие, как будто всего вывернули наизнанку, выжали, потом обратно вывернули, где не болит, не знаю. Что со мной такое? Лежу на кровати. Комната в принципе ничего, приглушённо-белого цвета, можно даже походить, окон нет, кровать-стол-стул и дверь без ручки и видимого замка... Последнее как-то не очень нравится. Что думать по этому поводу, не знаю, бокс какой-то в реанимации, что ли? Руки-ноги вроде на месте, про остальное, надеюсь, можно сказать так же. Тело всё как ватное, руки-ноги контролирую с трудом. Не могу вспомнить ничего... какие-то образы, звуки, движение, боль...
  
  Холодный пот прошиб мгновенно, потерять память - это перебор. Головой ударился, что ли... Хорошо хоть полным дебилом не стал. Откуда я ? не помню, где я ? не знаю (или не помню?) Круто... Вот уж не ждал, не гадал... Будто по памяти губкой прошлись. Не память, а разводы какие-то радужные, что-то всплывёт и тотчас размывается. Точно помню только какие-то абсолютно необходимые вещи. Постепенно какая-то безысходность начала вырисовываться. Всё что было, потерял: нет памяти - нет человека.
  
  С лёгким взвизгом сервоприводов открылась дверь. Вошли двое, женщина и мужчина. Оба молоды, одеты в какую-то униформу военного образца. Мужчина явно из смешанной семьи, сходу и не разберёшься, чьих кровей намешано, а женщина... молодая, красивая, волосы светлые, переливались почти как золото, когда она двигалась. Её женственность бросалась в глаза сразу же, и вместе с тем чувствовалось, что она прошла какую-то серьёзную подготовку. Вот только почему меня удивило, что она так отличается от мужчины расовой принадлежностью?.. Попытка понять это опять привела в пустоту.
  
  - Шепард, ты проснулся?
  - Я... да... Что со мной?
  
  Они подошли к кровати. Женщина коснулась её, и в воздухе появился голографический терминал. Откуда-то всплыло знание, что это такое, но ни как пользоваться, ни откуда я это знаю... пустота. Их присутствие почему-то нервировало меня.
  
  - Унклар, успокойтесь, вам нельзя нервничать. Вы в боксе реанимации. Вы что-то помните?
  - Н-нет. Только какие-то обрывки и образы. Я даже имени не помню, вы называете меня - Унклар, это я, ну, то есть, моё имя? Кто я? Откуда? Где? Кто вы?- Начнём с конца, меня зовут Анри Пьермонт, моя коллега ? Валери Дарси. Мы из Альянса, военные медики, фрегат "Курск" Альянса Систем. Находимся в колонии Мендуар, где, согласно документам, найденным рядом с вами, вы выросли. На колонию было совершено нападение батарианских пиратов. По счастью, на сигнал о помощи откликнулся патруль, находившийся неподалеку. Но... к сожалению, ваши родители погибли, а вы получили тяжёлые ранения. Может быть, вы помните какие-то детали нападения? Попытайтесь вспомнить, это поможет вам вернуть остальные воспоминания. Во всяком случае, мы очень надеемся на это.
  - А если нет? - холодок паники пробежал по спине и прочно устроился в животе.
  - Если нет... Ваша жизнь начнётся практически с чистого листа. Жизнь нормального человека, но вам придётся учиться многому.
  Честно пытаюсь вспомнить хоть что-то. Всё что всплывает ? дом, родной и чужой, но мне в нём тепло, ещё что-то... пистолет, и это воспоминание выглядит, пожалуй, четче остальных. Дальше какая-то каша, разноцветная картинка... Наожиданно картина стала чёткой.
  Фигура с автоматом, направленным в меня, у меня в руке пистолет, а я уже прицелился в голову этому... кому-то?... Он похож на человека, но не человек, кто-то другой. Другая форма головы, носа и четыре глаза. Выстрел, отдача подбрасывает пистолет, и в этот же миг звук очереди и боль... красная пелена, дальше темнота...
  Честно описываю все, что вспомнил, Анри, тот внимательно слушает меня, но обращается к своей напарнице:
  - Валери, что у тебя?
  - Активность мозга высочайшая, но... боюсь что он будет лишь иногда вспоминать что-то, тени в памяти. Повреждение оказалось значительнее, чем мы думали. Мозг функционирует прекрасно... только воспоминаний нет, связи нарушены. Прости, Унклар. Мы смогли тебя вытащить с того света... Очередь из автомата тебя ранила, а обломок, попавший в голову, должен был добить... но ты как-то выжил. Вот только память вернуть тебе мы не в силах. Вероятно, со временем какие-то воспоминания вернутся.
  Значит, вот как все обернулось... Ну, и что мне теперь делать... стоило ли вообще меня вытаскивать? Куда мне теперь податься? Великовозрастный ребёнок... навыков нет, профессии нет, памяти нет. Ничего нет. Зачем всё это? Неведение порождало тревогу, но и надежду. Когда знаешь, надежды не остается... Что мне от этой жизни... семьи нет, друзей нет... всё исчезло. Что дальше? Профессиональное сочувствие до конца дней? Приют для умственно отсталых?
  Голос медика прервал начавшие появляться мысли.
  - Унклар, не стоит отчаиваться. Вам имеет смысл покинуть эту колонию и начать свою жизнь в другом месте. - Очень смешно, доктор... Где я теперь нужен? Ничего не умею толком, обуза для всех. Всё, что чётко вспоминается, это выстрел в ту морду... и шансов вспомнить что-то иное не предвидится, не так ли?
  - А вы подумайте насчёт поступления в Вооружённые силы Альянса. Там для вас адаптация к жизни, вероятно, будет наиболее простой. Стать солдатом и защищать других людей от той беды, что приключилась с вами, разве это плохо? Я похлопочу, чтобы вашу просьбу рассмотрели максимально быстро, с учётом всех проблем. Можно сказать что медкомиссию вы уже прошли.
  Его попытка улучшить мое настроение вызвала у меня лишь грустную улыбку:
  - Возможно, вы и правы... Ну что же, Унклар Шепард согласен встать в строй. Не вешаться же с горя, правда?
  - Ну вот и хорошо. Вставайте, я отведу вас к офицеру безопасности. - Валери отошла от консоли к двери, - Ваша одежда в ящике слева.
  Офицером безопасности оказался хмурый негр, явно чем-то расстроенный. Мы находились в одном из помещений самообороны колонии, судя по всему, в офисе командира. Возле стены стоял шкаф, в котором среди книг, каких предметов и пары шкатулок я увидел фотографию. Внезапно пришло воспоминание:
  "- Лейтенант Роджерс, что тут у вас?
  Миловидная женщина в каком-то костюме наклоняется ко мне. Я лежу на траве, только что дрался с какой-то саблезубой собакой. Кажется, я сломал об неё нож, почему-то не могу пошевелиться... Она внимательно смотрит на что-то рядом со мной и явно удивлена.
  - На варрена с ножом? Вы что рехнулись, пистолеты дома оставлять?
  - Вообще-то..."
  
  На этом воспоминание оборвалось. Значит, её звали Роджерс. Что с ней, интересно, случилось? Она, наверное, смогла положить этих уродов побольше. Может она осталась жива и сможет рассказать мне что-нибудь?
  - О, док! Наконец-то решили меня проведать? А то я тут уже совсем захирел, того и гляди расхвораюсь и буду вашим пациентом. Никто ко мне не ходит, все забыли про Матье Вальбу.
  - Матье, неужели тебе было мало развлечений при нападении?
  - Ну, это уже прошло. К тому же их тут осталось мало, большая часть успела удрать... жаль, не успели всех переловить, ушли, уроды многоглазые.
  Всю его наигранную весёлость как рукой сняло. Похоже было в этом что-то личное. Он сплюнул на пол и с явной тоской поглядел в окно на остатки разрушенных зданий и догоравшие пожары. Колония была не самой большой ? тут всплыло откуда-то воспоминание, что мы готовились к расширению на три тысячи колонистов, но прибыть они ещё не успели. Только первая волна - энтузиасты колонизации и технический персонал, всего под тысячу человек. Стандартные модули, изрешеченные пулями, с выбитыми окнами и дверями, никак не могли поднять ему настроение. Рядом со штабом местных сил самообороны ещё лежали тела нескольких бойцов.
  - Сколько ещё мы вот так будем терять колонии, а? Хорошо, были тут под боком, а если нет... Ладно дело уже прошлое, я смотрю, Валери, ты привела с собой парня? Как он?
  - Ну, мы смогли его заштопать, хорошо медмодуль почти не пострадал. У него практически полная амнезия, основные навыки сохранились, но не более того. К сожалению, это всё что мы смогли... Плюс травматический и операционный шок.
  - Понятно... Что делать дальше намерен, паренёк? Чего дальше хочешь? Отомстить за своих родных и друзей? Или просто повидать галактику? После обязательной службы в Альянсе мы предоставляем бесплатное обучение по выбранной тобой профессии. Так что, если служба тебя не будет сильно прельщать, то как отслужишь получишь профессию и сможешь жить как обычный гражданин Альянса Систем.
  - Я сам ещё не знаю. Сначала выжить, при возможности отомстить, ну, а там видно будет. Скажите, лейтенант Рождерс, она жива?
  - Нет парень, нет. Её убили у турелей, похоже, снайпер. Это был неравный бой. Ну что ж, если не передумаешь, напишешь заявление, я подам рапорт на твоё имя.
  Могилы для погибших колонистов и солдат вырыли на холме рядом с основным зданиями. Данных по колонистам почти не сохранилось, огонь уничтожил большую часть всех документов и отсек с ВИ колонии. Солдат смогли идентифицировать по жетонам, на их могиле техники с фрегата поставили памятную табличку.
  "Здесь покоятся те кто отдал свою жизнь ради спасения других.
  Лейтенант Диана Роджерс
  Сержант Михаил Покровский
  Рядовой Дэйв Андерс
  Рядовой Мира Слаймдер
  Рядовой Боно Леви
  Рядовой Алекс Найлинг
  Рядовой Келли Страузе
  Рядовой Серж Боровицки
  Рядовой Жан-Жак Леруа
  Рядовой Алессандро Дипьетро
  Вечная память их жертве!"
  Отзвучал прощальный салют и команда, занятая в разорённой колонии, вернулась на корабль. Вместе с Вальбу на корабль поднялся и я. В шлюзе прошла процедура дезинфекции, для меня это было в новинку. Поэтому, когда, рассматривая шлюз, я уткнулся взглядом в Матье, увидел на его лице усмешку.
  - Что, непривычно? Ничего, привыкнешь ко всему со временем. Военные Альянса редко сидят на месте долго. Пехота, конечно, по гарнизонам, десант носится по всей галактике, ну а флотские редко на планетах бывают. Гарнизонная служба может показаться тебе скучной, но это не всегда так, да и семью сможешь завести. Космопехи не так свободны, как кажется... мы редко сидим на месте и с семьями подолгу не видимся, да... Ну, а флот это флот ? вся жизнь на кораблях, у некоторых и вся семья полностью на корабле.
  - То есть у космопехов часто нет семьи?
  - Ну почему же, есть. Просто очень тяжело всё переносится в разлуке, испытание то ещё. Да и служба у нас связана с постоянным риском погибнуть. Это, в общем-то, верно для всех ? но у космического пехотинца этот шанс выше.
  Последняя фраза которую он произнёс, прозвучала бы гнетуще, была бы она сказана кем-то другим, но в варианте Матье воспринималась как повод для гордости. Было в нём что-то такое... харизматичное. В древности он бы, наверное, смог стать атаманом шайки или вождём племени. Его лицо с характерными чертами выходца из Африки было приветливым и вместе с тем проглядывал внутренний стержень этого человека, прошедшего через многие испытания. Человека, привыкшего принимать решения на поле боя, видевшего смерть во всех видах, убивавшего врагов и хоронившего друзей. И оставшегося человеком.
  Выйдя из шлюза, он поманил меня за собой. Размеры корабля, казавшегося с земли достаточно большим, внутри оказались не такими впечатляющими, и это еще мягко сказано. Проход был такой, что два человека могли разминуться только боком, а рабочие места экипажа, располагавшиеся вдоль бортов, были минимально возможного для работы размера. Всё было подчинено рациональному использованию места. Абсолютно незнакомые терминалы, за которыми работали операторы, неподготовленному человеку вроде меня казались мешаниной изображений и символов, в которых невозможно разобраться.
  Мда... если связывать дальнейшую жизнь с этим, учиться придётся долго. С другой стороны учиться везде придётся. Толку от меня мало, хорошо если в Альянс примут, может, хоть какая-то польза.
  Минимализм свободного пространства, общее ощущение какой-то недостроенности создавало странную атмосферу судна. Многие системы были доступны практически без каких-либо элементов защиты или ограждения. Пройдя через, наверное, половину корабля, мы оказались рядом с каютой капитана судна. Меня это смутило, и я решился задать вопрос своему сопровождающему, однако он меня опередил.
  - Что, смущает наш малыш? Не боись, этот фрегат стоит любого другого! Что же до коммуникаций и систем ? многое сделано для максимально удобного доступа для ремонта и обслуживания... Ну и в целях экономии, конечно.
  - В целях экономии - больше чем всего остального Матье, не так ли?
  - Так точно, мэм!
  Голос принадлежал высокой женщине с лёгкой проседью в волосах. Смутить Вальбу, похоже, было весьма не просто, во всяком случае, в словах женщины явственно звучала ирония. И тем не менее, он отреагировал на подколку с такой широкой улыбкой, что невозможно было утверждать, всерьёз ли он говорил об излишней экономии или шутил. Возможно, доля правды в его словах была.
  Женщина рассматривала меня пристальным взглядом, словно пыталась рассмотреть что-то невидимое, то ли во мне, то ли вокруг меня. После некоторой паузы она сказала:
  - Мы доставим тебя в один из центров Альянса. Там ты уже выберешь свою дальнейшую судьбу. А сейчас тебе следует идти к Валери Дарси, ты на ногах еле стоишь. Матье, как освободишься, я хочу видеть подробный рапорт об операции, Дарси и Пьермонт уже подготовили свою часть, не задерживайся.
  - Слушаюсь, мэм!
  Потеряв интерес к нашим персонам (или вернувшись к командованию судном) она стала работать с одним из терминалов. Матье взял меня за локоть и повёл ко второй двери.
  - Я её чем-то обидел?
  - Кого? Капитана? Нет конечно, капитан рада видеть выжившего, учитывая, что мы слабо надеялись хоть кого-то спасти. Просто работы больше будет. Нам теперь возвращаться к Арктуру, вместо нас уже другой фрегат на патруль вышел.
  Мы вошли в отсек. Абсолютно белый, какие-то аппараты, пара коек, стол и кресло ? минимализм, как и на всём судне. И запах ? запах медикаментов и стерильности. Корабельный врач сидела за своим местом. На её интерфейсе были какие-то данные, графики, просто море информации ? для сведущего. Это лишний раз напоминало о собственном ущербном состоянии, что было более чем неприятно.
  - Валери, капитан предлагает провести осмотр нашего юного бойца. Надеюсь это не займёт у тебя весь день?
  - Посмотрим, может быть и не займёт. А может, я заработаюсь...
  Последняя фраза явно была сказана для меня, похоже между ними было что-то общее. Матье ухмыльнулся и вышел, оставив нас вдвоём. Валери отвела меня на койку и, включив аппарат, начала проводить какие-то тесты. Изучая полученные результаты на своём планшете, она покачала головой.
  - Придётся тебе, дружок, поспать. Операция, а главное ранения, не прошла для тебя даром, и тебе ещё долго восстанавливаться. Так что давай, перебирайся в капсулу и спи. Когда проснёшься, мы будем уже на месте.
  - Какую капсулу?
  - Ах да, прости. Я забыла, ты же здесь новичок, вставай.
  В углу медузла оказалась конструкция, отдалённо напоминавшая ванну, поставленную на попа, с прозрачной крышкой. Откинув последнюю, Валери указала мне на анатомически вылепленную спинку.
  - Раздевайся и ложись. Ни о чём не беспокойся. И сладких снов.
  Валери посмотрела на спящего в капсуле молодого человека. Шрамы на голове и еле затянувшиеся отверстия от пуль на теле смотрелись ужасающе. Это наводило на нерадостные мысли.
  Сколько ещё нас, людей, будет вот так гибнуть на этих колониях. Несколько сотен человек... Мужчины, женщины, дети... почти все молодые, полные жизни. И вот всего один налёт, и никого не осталось. Почти никого. Кто-то погиб тут, кто-то позавидует этой участи, оказавшись рабом. И у нас нет столько сил, как у других рас, чтобы защищать все колонии, особенно новые колонии. Но и без них мы тоже выжить не можем. Сколько же ещё этих безвестных героев погибнет на пути?..
  Решительно тряхнув головой, Дарси постаралась заглушить подобные мысли. В конце концов, она делает что может. Надо закончить отчёт и разобраться-таки с данными. Обработка результатов анализов с операции и повторных на корабле по Шепарду давала больше вопросов, чем ответов. Отклонения в генотипе можно считать обычной шуткой природы, да и были они в принципе не слишком большими. А вот результаты работы мозга были странными. Вроде как всё совпадало, но в то же время большинство параметров выходило за рамки обычных и, более того, доступных для человеческого организма. Активность ритмов и их амплитуда не позволяли отмахнуться от ощущения, что мимо чего-то она прошла, не заметив. А в совокупности с некоторыми другими факторами получалось, что очень уж необычный человек лежал сейчас в капсуле, или не человек. Но откуда взяться инопланетной расе, о которой не знает Совет? Да ещё всего один представитель, на удалённой колонии? Вряд ли колонисты не сообщили бы о таком событии, как встреча с гуманоидной расой, столь похожей на человека. Нет, это практически невозможно, просто природный феномен. Внеся данные в отчёт, Валери задумалась перед отправкой. Если отправить эти данные, парня ждут месяцы проверок и общения со службой безопасности, да и в дальнейшем неясно, как к нему будут относится. "Матье сказал бы - разберут на анализы, - подумала она про себя. - Да и про вступление в Альянс ему пришлось бы забыть, а нам так нужны солдаты... Не отправлю, разберусь с этим потом".
  Мысль о Матье напомнила о предстоящей встрече, согрела и заставила отступить сомнения и тревоги, оставив только чувство радости. Коснувшись экрана планшета, медик сохранила отчёт как черновик работы. Рапорт капитану корабля уже был отправлен, и можно было заняться своими делами. И Матье. Да и в конце концов, она потом разберётся с этим. Когда будет побольше времени, и они окажутся подальше от Мендуара. Это непринципиально и может подождать, главное, что паренёк жив и будет здоров, несмотря на серьёзные ранения. И сможет послужить на благо Земли.
  Вернувшись за свой стол, она заметила на голоэкране терминала новое сообщение.
  "Сержант Дарси, прошу подняться в зал совещания. Капитан Катерина Мирно".
  В эту же минуту в отсек заглянул Анри.
  - Валери, поторапливайся, капитан хочет что-то обсудить. Матье уже там. И Казимир...
  - А он там что делает?
  - Он его обнаружил. Не знаю, в чём дело, капитан, на мой взгляд, перестраховывается.
  - В чём дело, Анри? Что-то случилось?
  - Не знаю я... Возможно, она считает что твой подопечный - шпион или ещё что. Пошли, скоро всё узнаем.
  Вдвоём они поднялись в тесноватый зал совещаний. Капитан, Матье и десантник уже были там и просматривали отчёт на экране. Обернувшись к вошедшим, Матье жестом пригласил обоих к экрану. Фотографии с места нападения бередили душу всем присутствующим и не позволяли понять что же интересовало командира судна. Наконец, объём фотоматериала закончился и Катерина обратилась к присутствующим:
  - Я вижу ваше недоумение по поводу нашего состава и предмета вызова. Как нам известно, напали батарианцы-работорговцы, чему есть подтверждение. К сожалению, их корабль ушёл от нас, и взять мы их не смогли. Колония Мендуар пострадала сильно, единственное, что хоть как-то успокаивает ? то, что основной контингент колонистов прибывает позже. Пока они будут размещаться, мы будем охранять колонию, патрулируя сектор. Этот приказ поступил с Арктура. На этом хорошие новости кончились. Патрулировать мы будем одни, дополнительных сил привлекать не собираются.
  - То есть, нас здесь поставят как подсадную утку. - Казимир высказал вслух то, о чём подумали, наверное, все. - Что такое один фрегат на сектор? Да к тому же для охраны колонии?
  - Капитан, при всём уважении, но это миссия... вызывает вопросы, ? Матье идея явно не пришлась по вкусу.
  - Не буду скрывать - мне тоже. Но приказ есть приказ, и мы будем его выполнять. Выработать план нашей работы, который позволит нам её сделать и остаться в живых ? вот именно для этого мы и собрались. Пополнив запасы на базе, мы сразу приступим к выполнению, времени на размышления у нас потом не будет.
  Капитан повернулась к экрану на котором застыли цифры и строчки текста. Промотав немного информации, выделила фрагмент.
  - Казимир, Матье ? в ваших отчётах фигурируют несколько указаний на серьёзные структурные повреждения зданий и укреплений. Какие подробности сможете добавить? Это корабельные орудия или наземная техника?
  - От наземной техники нет следов, похоже, они долбанули на снижении перед высадкой десанта. Как минимум, у них один корабль не хуже нашего.
  - Я согласен с лейтенантом, серьёзные повреждения были вызвана корабельным огнём и взрывами топлива и обычной взрывчатки.
  - Но если у них фрегат, куда они поместили пленников? - Анри вмешался в разговор.
  - Обычно на корабле есть дополнительные места для перевозки рабов, или у них мог быть транспортник. К тому же батарианские фрегаты больше наших по размерам. Всё таки взяли они много...
  - Погибших мы насчитали 370 человек ? Валери вспомнила отчётные данные. - Плюс один у нас на борту. Значит, они увезли примерно 250-300 человек, точных данных по колонии нет, но оценочно она рассчитана до тысячи человек. Новые модули стояли закрытыми.
  - Скорее всего меньше, по официальным данным эта колония готовилась к расширению и не была полностью оснащена персоналом. Частные инвесторы.
  - Ааа... тогда становится понятным наше "патрулирование" здесь, ? пробормотал Матье. - Просто кто-то хорошо отстегнул кому надо.
  - Вальбу, я не собираюсь спорить ? мы здесь будем защищать колонистов, ЛЮДЕЙ, а не интересы какой-либо компании! - взгляд Катерины, обращённый на лейтенанта, был холоден.
  - Так точно, мэм. Собственно, как только развернут колонию, первым делом следует поставить турели защиты, хорошо бы ПОИСК, хотя это дорого, конечно. И обычную орбитальную группировку спутников и дронов. Маловероятно, что к нам явится крейсер или большая группа, они, скорее, передерутся между собой.
  - На земле всё равно никто не выделит больше пары подразделений пехоты, а у нас нет дополнительных сил. Так что основная надежда будет на нашего старичка, мэм. - Казимир раздумывал о чём-то и говорил, не торопясь. - Возможно имеет смысл высадить нас сразу на срок патрулирования в колонию. Лишние стволы на земле будут крайне нужны в случае высадки десанта.
  - Принимается, вы нам нужны и здесь, но защита колонии будет нашей основной задачей. Хорошо, в остальном будем следовать обстановке и принимать решения на месте.
  После паузы Катерина продолжила.
  - Теперь, что касается нашего пассажира. Я прошу всех отнестись к делу максимально собранно и серьёзно. Сначала ты, Казимир. Отчёт пропусти, я его прочитала. Меня интересует все подробности его нахождения. Почему ? потом.
  - Я прочёсывал второй квадрат в паре с лейтенантом, обычное построение. Ничего необычного не было. Прошли пару зданий без структурных разрушений и наткнулись на половину отсека. Несколько "двухсотых" под обломками и вокруг, плюс фрагменты тел. Обошли здание, и наткнулись на батарианца с простреленной головой, рядом с ним лежала "М-7". Ну, а напротив лежал пистолет и обломки здания. Обошёл и увидел его, точнее, ноги и часть туловища. Подумал, что он тоже готов, как и все кого мы нашли раньше, предупредил лейтенанта, проверил. Парень оказался ещё жив. Очередь из автомата прошила его и, похоже, зацепила плазмокамеру в доме. Ему повезло, что стоял ближе к своему дому ? иначе убило бы на месте...
  - Матье, можешь что-то добавить?
  - Да, собственно, особо нечего, действовали ублюдки по стандартной схеме. Связали боем подразделение охраны и пошли по колонии. Единственное, что удивило - как Шепард остался один на один с пиратом и успел выстрелить. В доме погибли все от взрыва камеры, почти всё выгорело. Похоже, что сюда они подошли буквально перед тем как появились мы. Только этим можно объяснить, почему бросили одного из своих, обычно они так не делают. Мы нашли немного документов, да и те повреждены.
  - То есть абсолютно точно утверждать, что перед нами именно Унклар Шепард, нельзя? С учётом, того что данные по колонии утрачены?
  Капитан посмотрела на обоих медицинских специалистов. Анри, откашлявшись, начал говорить.
  - Нет, капитан, нельзя. Как ни была бы развита наша медицина, мозг - всё ещё огромная тайна для нас. Единственное, что можно утверждать ? у него действительно потеря памяти. При частичном сохранении некоторых фрагментов в долговременной памяти. Он может что-то вспоминать, нет, не так... Он может что-то по новому узнавать, и сопоставлять с обрывками воспоминаний. Ему будет казаться, что он вспомнил это сам.
  - Анри, попроще, пожалуйста. Может ли он быть агентом внедрения или влияния?
  - Исключено, капитан, ? Валери резко отрицательно помотала головой. - Какой прок от агента, который имя-то вспомнить не может? Не говоря уже про задание? Я исследовала его, вероятность того, что он сможет вспомнить свою предыдущую жизнь практически нулевая. Нарушены многие связи в памяти, он не сможет достоверно убедиться в точности воспоминаний. Для него будет актуален новый опыт, а не старые воспоминания. Из всего что он смог вспомнить ? дом, где ему хорошо, пистолет, выстрел в пирата и ранение. Первое воспоминание может быть спровоцировано комнатой, где он пришёл в себя после операции и болевого шока. Второе, скорее всего вызвало наше появление и пистолеты у нас. Реальное воспоминание, пожалуй, только одно ? когда он целился в батарианца и выстрелил, получив при этом ранение.
  - Да, кстати, ? Матье вмешался в разговор. - Я припоминаю, он спросил насчёт лейтенанта Роджерс, жива ли она ещё. Если бы он был привезён работорговцами, то вряд ли бы знал её. Да и насколько я знаю, эти.... - Тут лейтенант явно проглотил несколько эпитетов, готовых было сорваться с языка по адресу противника. - В общем, используют совсем другую технику - ломают психику жертвы и отправляют её куда надо.
  Валери с благодарностью посмотрела на Вальбу.
  - Пожалуй, это можно принять во внимание, - протянула капитан. - Да, Матье, ты прав, "обычно" именно так. Ну что ж, будем считать его именно тем Шепардом. А теперь, почему я так отнеслась к нашему пострадавшему? На Земле произошло ЧП. Один из отправленных на реабилитацию пленников рабовладельцев, совершил теракт. Каким-то образом смог завладеть оружием и убил порядка двадцати человек. При этом крича, что хозяевам надо служить... Теперь всех спасённых проверяют, мы не можем поставить под угрозу безопасность других. Совещание закончено, прошу всех вернуться к выполнению своих обязанностей. Арктура достигнем через три дня. Информация о ЧП на Земле разглашению не подлежит.
  Капитан встала со своего кресла и направилась к выходу. Остальные тоже потянулись у выходу. Матье подобрался поближе к Валери и привычно ловким движением приобнял за талию.
  - На Арктуре есть хорошие места, я думаю, надо будет их посетить? - Его бровь заговорщицки приподнялась. - Надо же будет отметить наше скорое возвращение и спасение колониста? Вдруг нам всем там по медали выдадут?
  - Матье, до Арктура ещё столько времени, вдруг ты будешь совсем несносен? Капитан может тогда тебя от медали отлучить ? мы все получим, а ты нет.
  - Я буду вести себя тише воды и не стану появляться в поле зрения капитана! - торжественно заявил лейтенант.
  Путь до Арктура прошёл без каких-либо происшествий. Прибыв на базу Альянса и сдав реабилитационной команде госпиталя Шепарда, Валери отправила медицинский отчёт в госпиталь. Черновик отчёта со странными показателями она решила оставить себе. С учётом сказанного капитаном на совещании, парню придётся и так несладко с проверками. А этими данными она займётся сама, и если найдет что-то тревожащее, сразу даст знать. А пока... Пока есть время немного развлечься и подумать о дальнейшей жизни. Может Вальбу догадается и... Дальнейший ход мысли запутался и остановился. Матье был красавчиком и обладал многими качествами вызывавшими у неё трепет, но о совместной жизни при их службе было тяжело рассуждать. Может, когда она уйдет со службы, тогда... Но Матье не уйдёт из Альянса и ни за что не перейдёт на бумажную работу, это она знала точно. Её мысли прервал крик Вальбу.
  - Вааалееерии! Иди к нам!
  В другом конце коридора стоял лейтенант с целой группой людей. Он призывно махал ей. Часть из них была с экипажа, часть менее знакомы, с других фрегатов Альянса. Помахав в ответ, Дарси пошла к ним. Матье обнял и, не стесняясь никого, поцеловал свою избранницу. Вся компания отправилась в ресторан, заслуженно пользовавшийся на флоте доброй славой. Для флотских провести время в увольнительной там, среди своих собратьев по оружию, было ритуалом, почти священнодействием. Они с Матье не раз там бывали, но сейчас Валери ощущала каким-то внутренним чутьём, что сегодня будет большее нежели просто вечер в компании...
  Катерина вышла от каперанга в смешанных чувствах. Патруль в составе группы во главе с крейсером "Москва" не таил особой опасности. А вот подтверждённое задание, равно как его детали, хоть и давали повод для гордости, но и оставляли осадок недосказанности. Казимир был чертовски прав насчёт подсадной утки. Что такое один фрегат в Траверсе?.. Плюнуть и растереть.
  ... Это поможет поддержать дух прибывающих колонистов! Они будут знать что Альянс не даст их в обиду, когда боевой корабль будет над их головами. Вам выпала большая честь представлять собой весь Альянс перед лицом наших соотечественников...
  Смех да и только. Целый боевой корабль! В случае нападения серьёзного противника лучшее, что сможем сделать - не дать просто так высадиться десанту и постараться повредить корабль, чтобы не успел уйти. И надеяться на то, что помощь подойдёт быстро. И хорошо, если не заявится крейсер этих ублюдков, или группа пиратов. Жаль, что тот паренёк не запомнил деталей, хотя и откуда бы ему. Но всё равно жаль.
  С такими тяжёлыми мыслями капитан и натолкнулась на группу во главе с Матье и Валери. Молодые люди шли обнявшись, лицо Дарси горело румянцем и словно светилось изнутри. Матросы и Анри, их сопровождавшие, смеялись и были в явно отличном расположении духа. Внимание Матье было обращено на свою спутницу, но тем не менее капитана он заметил. Вытянувшись по стойке смирно и отдав честь он обратился к своему капитану.
  - Капитан 3-его ранга, разрешите обратиться!
  - Я вас слушаю лейтенант, ? машинально отсалютовав ответила Катерина. - Что случилось, Матье?
  - Капитан, я прошу вас быть свидетельницей на нашей с Вальбу свадьбе, ? порозовевшая от счастья сержант еле сдерживала свои эмоции. - Нам было бы очень приятно, если вы согласитесь.
  Вот это было неожиданно. Хотя Матье и Валери давно проводили время вместе, но ожидать, что они решат пожениться (и особенно от Матье!) было всё равно странно. Оба прекрасно знали, что такое флот и жизнь на корабле ? и всё равно решили создать свою семью. Но раздумывать над предложением было бы несправедливо, Валери и Матье вполне определённо ожидали её согласия.
  - Хорошо, сержант, я согласна. Когда вы решили провести церемонию?
  - Как только вернёмся с нашего задания, капитан ? лейтенант, как всегда, был настроен решительно, - Сейчас мы не успеем. Пока что мы закажем платье и церемонию. Спасибо, капитан. Разрешите идти?
  - Разрешаю. Только не набедокурьте на радостях, Вальбу, я вас умоляю.
  - Так точно, капитан!
  И компания с весёлым смехом, шутками-прибаутками отправилась дальше. Капитан стояла и смотрела вслед компании и её лидерам. Как бы всё ни сложилось в будущем, сейчас они веселы и счастливы, готовы обнять весь мир. Но всё же Матье удивил. Он, конечно, не имел репутации ловеласа, но тем не менее не спешил жениться. Ему прочили успешную карьеру: хороший командир, неплохой тактик. Да и Валери вроде как замуж не рвалась, в отличие от многих сверстниц. Ну, что ж ? будем радоваться за молодых, они, как никто, должны быть счастливы.
  С такими мыслями и с улыбкой капитан пошла в жилой сектор. На астероиде были расположены большинство квартир для экипажей кораблей Альянса и обслуживающего персонала, и у неё была одна из квартир для офицерского состава. Отдохнуть не в крохотной каюте капитана на корабле было праздником, пусть и весьма краткосрочным, и терять время просто так точно не имело смысла. Поднявшись к себе и скинув порядком надоевшую форму, Катерина расположилась в кресле. Полулежа, она рассматривала свою комнату, столь привычную и столь нечасто использовавшуюся. Квартира небольшая, на её жалование она не могла себе позволить апартаменты, да и зачем? Бывала она здесь не часто, и здесь были только самые дорогие для неё вещи. Голограмма мужа и детей напоминала ей о счастье прошедших лет... и о горечи утраты. Кофеварка и терминал с выходом в экстранет на столе были расположены так, чтобы можно было дотянуться до них, не поднимаясь. Подумав, что кофе стоило приберечь на пробуждение, она отставила чашку. Достать настоящий было тяжело и дорого, а заменители не стоили усилий по их приготовлению. Активировав терминал, капитан погрузилась в подробное изучение сектора и новостей из близлежащих к цели систем. Новостные ленты множества земных СМИ пестрели сообщениями о разводе очередной поп-звезды, критикой Альянса и поливанием грязью всех и вся. Нападения на Мендуар как будто не было, разве что в сводке новостей промелькнуло, что флот Альянса отбил пиратскую атаку на колонию. Это насторожило уже начавшую было задрёмывать Катерину ? от других колоний не было сигналов СОС уже более, чем три месяца... И это значило, что Вальбу был абсолютно прав, говоря про "заплатили кому надо". Чувство какой-то беды затаилось у нее в душе. Надо будет всё тщательно перепроверять в этой миссии. Чем более осторожна она будет, тем больше шансов вернуться домой живыми.
  "Завтра с утра и займусь этим". Успокоив себя этими мыслями, капитан отправилась спать в нормальной кровати, выкинув из головы тревожащее чувство. Чувство комфорта, казалось, забытое в походе, обняло её, и сон не заставил себя ждать.
  Получив тяжело раненого пациента, полковник Фёдоров лично приступил к изучению дела и решению о дальнейшем лечении. Наскоро подлатав паренька, медики с фрегата сделали, конечно, всё верно, но с расчётом на взрослого мужчину. С другой стороны, при нехватке ресурсов, медикаментов и оборудования ? им надо памятник поставить. Комплектование кораблей медоборудованием, особенно таких старых и малоразмерных, как "Курск", было минимальным, в целях общего снижения затрат. Постройка дредноутов и проектная закладка ещё одного, вкупе с увеличивающимся флотом, ложилась тяжким бременем на бюджет Альянса.
  - Надо будет представить благодарность в приказе Анри Пьермонту и Валери Дарси, за выполнение сложнейшей операции, ? надиктовал он своему ВИ. - Как только буду уверен в выздоровлении Шепарда, сразу за моей подписью капитану фрегата "Курск".
  - Записано и подготовлено, ожидаю указания об отправке, ? синтетический голос ВИ-ассистента отозвался мгновенно.
  - Ну и отлично.
  Привычка говорить с ВИ как с живым секретарём осталась с прошлой работы, когда Олег был ещё не главврачом госпиталя Арктурианского сектора, а всего лишь заместителем госпиталя на Титане. Несмотря на статус основной базы экстремальной подготовки космического десанта, назвать ее оснащённость примерной было никак нельзя.
  "И главным образом за счёт заведующего", - про себя выругался Олег. Экономия должна быть экономной, постоянно декламировал его начальник, делая всё что можно, выжимая для своего кармана изо всех щелей. А поскольку его сверху прикрывал свояк, то ему всё сходило с рук. Ровно до тех пор, пока не погибли в реанимации трое курсантов после разгерметизации скафандров. Тотальная проверка привела в ужас аудиторов ? половина оборудования госпиталя, числившегося как новое, оказалось не новым, а списанным бог знает откуда. Командование отдало под трибунал высшее руководство госпиталя, а всех остальных ещё полгода трясла служба безопасности. Его самого, промурыжив вместе со всеми, оставили работать, и через некоторое время он смог получить нынешнюю должность.
  Оставив воспоминания, Олег вернулся к своему пациенту. Огнестрельные ранения груди, взрывные повреждения, ожоги и в довершение амнезия. Список более чем внушительный, и если первые пункты не вызывали больших вопросов (с учётом, конечно, степени поражения и лечения, поправил себя врач), то вот последнее было плохо. Отчёт Дарси был максимально полон, как и полагается специалисту высокой категории, но не давал никаких зацепок, которые могли бы помочь при лечении.
  - Ну что ж, время терять было нельзя, держать в стазисе долго не рекомендуется, а здесь, при всей мощи современной медицины, мы поставим его на ноги. Какая операционная свободна?
  - Свободны 3 и 7 операционные, вторая бригада хирургов свободна. Пациент подготавливается к выводу из стазиса.
  - Отличненько, вторую бригаду и пациента в седьмую операционную, я буду там через пятнадцать минут.
  - Выполнено.
  Проведя за операционным столом около 8 часов, бригада хирургов во главе с главврачом, наконец, могла вздохнуть спокойно. Жизни пациента больше не угрожало практически ничего, и шанс на полное выздоровление был очень высок. Полное восстановление было ещё не близко, как минимум - три месяца госпиталя и потом столько же, а то и побольше, в реабилитации ? но о будущей жизни Шепарда можно было не беспокоиться. Ранения будут напоминать о себе только шрамами на голове и теле, всё внутренние повреждения были устранены, и оставалось только ждать когда молодой организм восстановится. Нейрохирург, работавший вместе с ними на своей консоли, подошёл к руководителю.
  - Сэр, новости у меня две, как обычно - одна плохая, вторая хорошая.
  - Ну, если как обычно, тогда давай плохую, ? усмехнулся полковник.
  - Восстановление памяти не в наших силах. Я не могу найти ничего, что могло бы нам помочь в этом деле, ? прямо и чётко ответил хирург. - Возможно, сеансы гипноза могли бы принести результат, но вероятность сильно травмировать психику пациента перевешивает потенциальную пользу. Более того, психологи категорически не рекомендуют гипнотическое вмешательство в таких случаях.
  - То есть вернуть прошлое мы парню не сможем?
  - Нет.
  - Ну что же... нет, значит нет. Обидно, как ни крути. Ладно, выкладывай вторую новость. Ты, кажется, обещал хорошую?
  - Да, пациент показывает некоторый биотический потенциал. Возможно, после выздоровления он сможет его реализовать.
  - Потенциальный биотик? Хм, странно что Дарси это не обнаружила на корабле.
  - Ничего странного сэр, оборудование фрегата устаревшее. Заметить небольшое отклонение показателей от нормы не всегда удаётся и в более оборудованных условиях. Если развивать эти способности, то вполне вероятен некоторый потенциал.
  - Поживём увидим, спасибо за помощь. Жаль, что мы пока не всесильны. Всем спасибо, операция прошла успешно, отдыхайте.
  Поблагодарив команду, он пожал руку Ингольду и прошел в свой кабинет. Отдав указания по пациенту, стоило вернуться к бумажной работе по госпиталю. Дальнейшая судьба Шепарда уже не волновала его, всё что мог, он сделал, и судьба молодого человека теперь была его собственной заботой. Накопившиеся дела после успешной проведённой операции уже не так давили, как прежде, и, следовательно, стоило поработать максимально плодотворно. А с учётом расширения станции и достройки модулей, надо было прикидывать уже и запрос на бюджет о перестройке госпиталя и увеличении мест. Полковник ушёл в бумаги, не забыв оставить ВИ указание отправить составленную благодарность после выхода пациента из реанимационной палаты в общую. Бюрократия стремительно прорастала во все структуры Альянса, как и везде на земных компаниях. И пока она ещё не встала во весь свой рост, надо было успеть сделать многое.
  Через сутки после операции в гости пожаловал начальник безопасности. Хихоку Кан, насколько помнил Олег, успел побывать практически во всех конфликтах последнего времени и прошёл более чем впечатляющую подготовку. Назначение его на этот пост многих удивило, всё-таки строевой офицер, и на должность безопасника? Но к своим обязанностям он относился с полным рвением, и все, понедоумевав, привыкли к нему, хотя и не к его дотошности.
  Расположивших в кресле и обменявшись любезностями, Хихоку перешел к делу.
  - Фёдоров-сан, вы проводили операцию на одном из пациентов, жертва пиратов с Мендуара. Мне нужно ваше мнение по ряду вопросов. Как вы понимаете, вопросы безопасности прежде всего. Всё, о чём у нас сегодня пойдет разговор, не подлежит разглашению, - чёрные глаза японца, словно два пистолетных дула, смотрели на полковника. - Пока что ваш пациент проходит как возможный агент влияния батарианцев.
  - С чего бы это? Обычно проверку проводят после выздоровления.
  - Проводили, полковник. На Земле возникли... некоторые проблемы в реабилитационном лагере. Теперь мы тщательно проверяем всех, спасённых из рабства. Поймите, это единственный шанс предотвратить и уберечь их самих от необдуманных действий.
  - Вряд ли есть о чём беспокоится, этого паренька спасли с самой колонии. Его родные и близкие погибли при нападении, но в рабстве они не были. Это во-первых, а во-вторых, у пациента наблюдается амнезия, что снижает вероятность его использования в той роли, в которой вы предполагаете. Я перешлю вам отчёт нашего ведущего нейрохирурга по этой операции.
  - Когда он сможет его осмотреть? Мне не хотелось бы затягивать с этим делом до выздоровления, как там его, Шепарда?
  - Считайте, что он уже у вас, Хихоку-сан. Мы провели комплексную операцию, чтобы минимизировать время на восстановление парня.
  - Превосходно, Фёдоров-сан, примите моё уважение. Вы прекрасно всё продумали. Буду ждать вашего отчёта.
  Поднявшись с кресла Кан пожал руку полковнику и, поклонившись по своему обычаю, ушёл. Его визит немного смутил врача, особенно же - упоминание про ЧП в реабилитационном центре. Но в делах, связанных с безопасностью, всегда было лучшим выбором держаться подальше и не лезть в неприятности. И уж тем более не нарушать предписания о неразглашении, подумал он про себя, направляясь к своему рабочему месту. Его пациенты и персонал гораздо важнее, чем чьё-то рвение на пустом месте.
  
  Через неделю, пополнив запасы и отдохнув, "Курск" наконец получил подтверждение на вылет к Мендуару для охраны разворачивающейся колонии. Команда, хорошо отдохнувшая в барах и на танцплощадках, выполняла привычные обязанности собранно и легко. Матье и Валери разве что не свили гнездо в медотсеке, на что капитан решила прикрыть глаза, во всяком случае, пока. Казимир и его пехотинцы тщательно и подолгу изучали трёхмерную карту местности колонии. К ним подключался и Вальбу, когда мог оторваться от своей невесты. Мелочей в операции не бывает ? первое правило космического десанта, и они не собирались подтверждать его своими жизнями. Матье предстояло работать на земле с Казимиром и координировать действия с командиром корабля. Несмотря на некоторые разногласия между ними, Катерина прекрасно знала, насколько хороший офицер Вальбу, и уже не раз отклоняла предложения о его замене на корабле, приходившие от командования.
  Когда корабль прибыл на место и приблизился к планете, капитан получила вызов от колонии, что удивило её. Ответив, она узнала что Альянс и финансовая компания восстановили разрушения после налёта и привезли новый персонал для технического запуска колонии. Получив новые данные и сведения о времени прибытия судна с колонистами, она собрала своих помощников по наземной операции в отсеке совещаний.
  - Казимир, Матье, садитесь. Колонию отстроили по новой, так что руин не ждите. Более того, Альянс поставил защитные сооружения по периметру и уже развернул спутниковую "стаю".
  - Ого! - Матье присвистнул от удивления. - Вроде на этой колонии особо ценного нет. Неужели голос разума проник в головы некоторых? Эмм, прошу прощения капитан. Нам это весьма поможет, теперь у нас есть здесь глаза и уши. Что с охраной колонии, сколько мы можем получить солдат в помощь?
  - Здесь ничего не поменялось, Вальбу, люди не стали кроганами. Два подразделения.
  - Ну и хорошо, меньше народа, больше простора, ? пошутил Казимир.
  - Я рада, что вам это понравилось. Теперь о главном, колонисты прибывают примерно через 3-4 дня, у них какая-то задержка. Мы пока обследуем эту систему на полезные ископаемые и возможные угрозы. Высадку проведём за сутки до прибытия корабля колонистов. Вопросы есть?
  - Никак нет, мэм. Эх, знать бы раньше.... - Вальбу мечтательно поднял глаза к потолку. - В "Пропавшей звезде" осталось как минимум три сорта вина, которые я не успел попробовать... Но ничего ? когда вернёмся, они от меня не уйдут.
  - Казимир, спасибо, вы свободны. Матье, задержитесь.
  - Так точно, мэм.
  Казимир, отдав честь, вышел из отсека и закрыл дверь. Вальбу внимательно смотрел на своего капитана. Капитан ответила ему таким же прямым взглядом. В отсеке повисла тишина.
  - Матье, беседа не для протокола. Вы хоть успели в гулянках на базе что-нибудь?
  - Нуу, в общем-то да. Платье Валери мы заказали, кольца тоже. Вот только с церемонией накладка вышла, придётся обойтись...
  - Ну что ж, тут я могу помочь. Матье, с церемонией, я думаю, будет всё в порядке, ? Мирно прервала своего лейтенанта на полуслове. Достав из кармана формы пакет, она передала Вальбу. Осторожно раскрыв его, Матье обнаружил разрешение на проведение бракосочетания в зале церемоний на базе Арктур.
  - Капитан... Но это же безумно дорого... - Матье не мог придти в себя от увиденного. - Я не могу принять...
  - Можете и примите, лейтенант. Считайте это моим свадебным подарком вам двоим, Матье.
  - Капитан... я... я вам бесконечно благодарен, если я хоть чем-то смогу вам отплатить за это, знайте, что я в лепешку расшибусь, но сделаю!
  - Матье, я в вас на сомневаюсь. Просто любите друг друга и будьте счастливы. Идите, я думаю, Валери тоже обрадуется.
  - Она будет просто в восторге! Разрешите идти? - Лицо лейтенанта горело, возбуждение витало вокруг него. Он прижал пакет к груди и расставаться с ним был не намерен ни при каких условиях.
  - Идите, Матье.
  Вальбу отсалютовал капитану и выскочил за дверь. Катерина с улыбкой смотрела закрывшуюся панель и вспоминала свою свадьбу на Земле. Пусть оплата этой церемонии сильно облегчила её кошелект, но вот ради таких мгновений, как сейчас, ей не было жалко всех денег мира. Счастье бывает мимолётным, и следует радоваться любым его проявлениям. И если у неё есть возможность сделать кого-то счастливым, она ее не упустит.
  Следующие два дня прошли в рутинной работе по осмотру крупных планетоидов и планет системы. Ничего выдающегося найти не удалось, несколько месторождений редкоземельных металлов, недостаточно крупных, чтобы привлечь внимание Альянса или горнодобывающих компаний, но вполне достаточных для нужд колонии, оказались единственной наградой для экипажа фрегата. Никаких следов пиратов в пределах внутренних планет обнаружить не удалось, что в общем-то, нисколько не удивило никого. Прошлый налёт явно носил случайный характер, и не верилось, что работорговцы обустроили здесь какую-то базу. Тем не менее, Катерина внимательно прочесывала любые подозрительные места, рассматривая это и как тренировку для экипажа, и как возможность избежать неприятностей в дальнейшем.
  Валери никак не могла сосредоточиться на данных, полученных в результате сканирования Шепарда. Всё, что она смогла обнаружить в свободное время это вероятность биотических способностей, но обоснование других отклонений никак не укладывались в обычные рамки. Приходилось только гадать, какие последствия или возможности должны были принести Шепарду эти показатели. Подходил день высадки наземной группы в колонию, и Матье тоже готовился остаться на планете до окончания миссии. "Возможно, пока он будет там, я смогу уделять больше времени исследованиям ? с долей расстройства подумала Валери. - Хотя и предпочла бы, чтобы он остался здесь. Со мной". Вспомнив о подарке капитана им на свадьбу, она немного смутилась. Ещё осталось много работы, которую необходимо было сделать, а она вместо этого занялась личными делами. Подводить командира Валери не хотела и вернулась к своим обязанностям, оставив планшет на койке.
  Матье тем временем вместе с группой высадки проверял и перепроверял снаряжение и оружие солдат. По его распоряжению оружейник выдал им дополнительные комплекты батарей для щитов и панацелин. Каждый из десантников понимал, что от внимания к снаряжению зависит его жизнь. Назвать снаряжение Хане-Кедар передовым было бы глупо, но оно было достаточно надёжным, доступным и дешёвым, что позволяло быстро вооружить и обучить достаточное количество солдат. Никто из них не отказался бы от лучших земных или инопланетных образцов, но об этом мечтать не приходилось. Вальбу внимательно просмотрел отчёт на инструметроне, что-то его привлекло.
  - Вильям!
  - Да, сэр!
  - Замени в автомате болванку, комп говорит что у тебя расход более 50%. Если закончится во время боя, твое оружие превратится в дубину.
  - Так точно! Боюсь только, что он развалится раньше, чем я отстреляю столько.
  - Казимир, что у тебя?
  - Всё в порядке, мой "Розенков" уже скучает.
  Десантники переглянулись, "Розенков" был предметом всеобщей зависти не только на их фрегате, но и ещё на парочке точно. Чрезвычайно дорогой, он оправдывал себя в каждом столкновении, где ему приходилось участвовать. Эта снайперская винтовка отличалась большей дальностью и мощностью стрельбы, не говоря про то, что, благодаря инженерному гению своих создателей, могла стрелять без перегрева дольше других представителей этого класса оружия. Всё это давало Казимиру большое преимущество перед противником, чем он и пользовался с превеликим удовольствием. Откуда у него появилась эта чудесная винтовка, он не рассказывал и все пытались найти хоть какой-то способ узнать об этом. Но Казимир молчал и никому не рассказывал. Единственное что удалось узнать Вальбу в своё время ? это то что Казимир пришёл в Альянс уже в зрелом возрасте и, возможно, винтовка вела своё происхождение из прошлой жизни. Впрочем к делу это не относилось, а иметь на своей стороне эту игрушку и её владельца для Матье было большим подспорьем. Вскоре, вполне возможно, именно она будет решать, кто одержит победу на поле боя. Ни Вальбу, ни Казимир, да и никто из десантников не рассчитывали, что всё пройдёт гладко.
  Капитан отослала в колонию отчёт по найденным ресурсам и подтвердила, что никаких следов пиратской деятельности они не обнаружили. Закончив сеанс связи и убедившись, что на корабле все в порядке, она заметила на терминале сообщение с Арктурианской базы. Открыв сообщение капитан с удивлением увидела адрес отправителя ? "Госпиталь Альянса, Арктур".
  "Капитан, я отправляю Вам это письмо с целью донесения до медицинских специалистов Анри Пьермонта и Валери Дарси благодарности за проведённую операцию. Спасённый ими в колонии пациент пришёл в себя и выздоравливает. Если нет дисциплинарных нарушений они будут представлены к награде. Прошу ответить незамедлительно.
  База Арктур, полковник Олег Фёдоров".
  Это было неожиданно и чертовски приятно, нечасто флотские экипажи замечались высоким начальством ради поощрения, а уж для награждения - и вовсе редкость. Катерина решила обрадовать Валери и Анри лично и успела подойти к двери, когда чудовищной силы удар разорвал переборку и волна огня ударила в каюту. Смерть капитана была мгновенной. Оплавленный терминал отбросило под стол, на экране оставалось сообщение о благодарности. Потом оно погасло...
  Старые трубопроводы и датчики давления были головной болью инженеров "Курска". По хорошему, корабль давно следовало бы списать, чем вечно чинить его. Фрегат был один из первых, построенных на земной орбите. Дюран полз под настилом нижней палубы, чтобы проверить всё ли в порядке с клапаном Љ 16. Освещения было привычно маловато, поэтому когда спереди вдруг осветилась вся техническая палуба это заставило его поднять глаза выше. Последнее что он увидел - это волна пламени, летящая ему на встречу.
  Вспышка водорода разрушила практически весь корпус корабля, большая часть экипажа погибла в момент взрыва. Разрушение генераторов и потерянная атмосфера не дали шансов на спасение никому. Автоматический послал сигнал "СОС" на всех частотах и замолчал, когда второй взрыв вырвал шпангоут корпуса, конец которого пробил переборку отсека маяка, разрушив его. Корабль и его экипаж замолчали навсегда. В момент взрыва чьи-нибудь внимательные глаза могли бы увидеть новую звёздочку, в которой в одночасье сгорели мечты и радость, счастье и любовь. Звёздочка зажглась и погасла, а обломки растерзанного фрегата, словно не желая покидать друг друга, совместно плыли в тишине и пустоте безразличного космоса.
   Семь месяцев лечения и реабилитации наконец-то закончились. Проверки от безопасности и психологов тоже подошли к концу, не выявив препятствий для нормальной жизни. В госпитале на выписке ко мне подошёл служащий и предложил следовать за собой. Забрав документы и свои вещи (государственной помощи на многое, конечно, не хватит, но всё же обзавестись кое-чем успел) я направился с сопровождающим в офис Альянса. Пройдя через шлюзы мы оказались в зоне высадки челноков.
  
  - Меня зовут Али, ? представился наконец мой попутчик. - Твоё выздоровление - приятная новость. Есть ли у тебя родственники, которым мы можем сообщить о тебе?
  - Не знаю, я потерял память при нападении. И пока ничего не вспомнил...
  - Прошу прощения. - Он неловко замялся. - У нас нет никаких сведений о тебе, кроме тех, что были предоставлены вместе с твоим поступлением. Поскольку ты поступил с одной из колоний, то будешь проходить под юрисдикцией Альянса. Сейчас мы всё официально оформим и ты сможешь вернуться в Мендуар или в любое другое место.
  - А я могу поступить во флот?
  - Да, конечно, после получения документов и при достижении возраста ты можешь поступить в вооружённые силы Альянса. Но это уже не к нам.
  
  Подошедший челнок прервал нашу беседу, а переговариваться в нём среди других пассажиров мне не захотелось. Полёт до станции прошёл быстро и вскоре мы с Али уже были в офисе гражданской службы, где я наконец-то получил регистрационную карту. Теперь я гражданин Альянса, Унклар Шепард, 17 полных лет. Дееспособен. Данных о родных нет. Вырос в колонии Мендуар. Почему не сохранилось никаких данных о семьях моих родителей в офисе сказать не могли, предположив, что они были наняты по контракту частной компанией и она не внесла данных о них в базы.
  
  - То есть, вероятность, что я найду родных...
  - Практически равна нулю. Зачастую люди, отправляясь в колонии, меняют имена из целей безопасности или нежелания афишировать себя. Если это проводит Альянс или крупные фирмы, то данные обязательно будут обо всех именах новых и старых. Если же компания маленькая, то она может пойти на такое нарушение в целях экономии. А людей сейчас почти 15 миллиардов. Найти Ваших родных.... - он развёл руками.
  
  Забрав со стойки документы и вид на съёмную квартиру, я вышел из офиса. Действительность оказалась намного сложнее, чем представлял себе, лёжа в госпитале. Честно сказать, очень надеялся, что смогу найти хоть каких-нибудь родственников, хоть какую-то помощь для себя. Но короткий разговор с официально-вежливым чиновником разрушил все мечты на такой исход. Искать для меня родственников никто не будет, самому найти - занятие практически невозможное. Для этого нужны деньги и связи, а откуда они у пацана с отдалённой колонии, которую разнесли пираты? Значит, надо как-то самому всё устраивать и устраиваться. Ладно хоть позаботились, дали временную квартиру и пособие на первое время, есть с чего начать. Найдя в терминале нужный мне адрес и получив маршрут, я направился к шлюзу, чтобы добраться до жилого астероида, когда увидел на экране новостей сообщение.
  
  "Спустя полгода официальное расследование по поводу гибели фрегата "Курск" завершено. Напомним, полгода назад была потеряна связь с фрегатом Альянса Систем, нёсшим патрулирование в Аттическом Траверсе, около колонии Мендуар. Первоначально предполагали пиратскую атаку или теракт на борту судна. Через месяц после пропажи обломки судна были найдены на орбите второй планеты системы колонии Мендуар. Весь экипаж погиб. Представитель Альянса по связям с общественностью Рина Ольстерс сообщила, что никаких признаков нападения не было обнаружено. Анализ материалов и внутренних повреждений не даёт повода подозревать теракт. Официальная позиция Альянса систем ? несчастный случай, произошедший из-за разрушения систем трубопроводов. С полной версией пресс-релиза вы можете ознакомиться..."
  
  Дальше я уже не видел... Фрегат "Курск", капитан Катерина, Анри, Валери, Матье ? все они погибли. Оборвалась ещё одна ниточка ко мне. Люди, спасшие меня тогда в колонии, может они смогли бы что-то рассказать, хоть что-то. Перед глазами пробежали кадры, как в кино ? входят Анри и Валери, кажется у неё были золотистые волосы, чуть вьющиеся на концах; Матье стоящий у окна с хмурым взглядом, он же, но с нежной улыбкой смотрит на Валери, попутно замечая всех остальных; капитан корабля ? сильная и уверенная.... И, кажется, Матье обещал похлопотать насчёт службы в Альянсе. Я начал припоминать о чём был наш разговор в колонии.
  
  - Военные Альянса редко сидят на месте долго. Пехота, конечно, по гарнизонам, десант носится по всей галактике, ну а флотские редко на планетах бывают. Гарнизонная служба может показаться тебе скучной, но это не всегда так, да и семью сможешь завести. Космопехи не так свободны, как кажется... Мы редко сидим на месте и с семьёй постоянно не видишься, да... Ну а флот, это флот ? вся жизнь на кораблях, у некоторых и вся семья полностью на корабле.
  - То есть, у космопехов часто нет семьи?
  - Ну почему же, есть. Просто очень тяжело всё переносится в разлуке, испытание то ещё. Да и служба у нас связана постоянно с риском погибнуть. Это, в общем-то, верно для всех, но у космического пехотинца этот шанс выше.
   Ну что ж, если не передумаешь, напишешь заявление, я подам рапорт на твоё имя".
  
  Тогда, на корабле, я ему не ответил, и Валери уложила меня в капсулу стазиса. Не забыл ли он подать рапорт или решил оставить это на потом? Да и поможет ли теперь, когда он сам погиб? Мысль плавно вернулась в русло "Что делать?", так как пособие, конечно, позволяло не загнуться, но и жить на него вряд ли бы получилось. Может, действительно попробовать поступить на службу в Альянс и постараться пробиться так в люди? Может тогда и смогу найти своих родственников... Или попробовать найти какую-нибудь работу, вот только где я нужен, если не умею ничего? Грузчиком что ли идти куда-нибудь, так не хочется, а больше и выбора-то не видно.
  Пока я рассуждал обо всём, челнок успел уйти и пришлось дожидаться следующего. Рассматривая людей, ожидающих нашу посудинку, удивлялся про себя: кого только не было на станции, белые, чёрные, жёлтые все, кто только был на Земле, могли повстречаться здесь. Но только люди и никого больше. Станция принадлежала Альянсу и инопланетников было мало, а уж о том, чтобы встретить их в коридорах и вообще речи не было.
   Сев на борт челнока, я наконец-то попал в жилую зону и, дойдя по переходам до своего уровня, открыл дверь. Сказать, что комната меня поразила, значит не сказать ничего. Узкая кровать, стол с терминалом (старой модели и явно давно использующимся) стул и ... пыль. Больше не было ничего, кроме помаргивающей световой панели на потолке. Ну что же... место спать есть, еду в забегаловках местных найду... надо работу искать. Оплатив доступ в Экстранет, решил поискать работу....
  Несколько дней прошло в поисках хоть какой-нибудь работы, но везде требовались спецы, да и мой возраст не давал даже малейшей надежды на хоть что-то хорошее. Пособие таяло неумолимо и, подсчитывая количество дней до нового, понял, что под конец буду сидеть голодным.
  Мысль о Матье и его обещании не давала покоя, а в рекламе говорилось о возможности увидеть всю Галактику, достойной пенсии и так далее. Зайдя в Экстарнет и набрав адрес ВС Альянса, остановился... осталось нажать только ввод и я буду на ИХ странице. Исследователи космоса, десантники, экипажи кораблей, учёные, техники и прочие ? все они служили Земле, каждый по своему, каждый с риском для жизни.
  Готов ли я сам к такому шагу? Посоветоваться мне было не с кем, никто не мог отговорить или подбодрить... Если бы были живы Матье и Валери, они бы наверно помогли... Глаза предательски защипало и засвербило в носу - мама, папа, сестра, Ярош и Калей из соседних секций, теперь ещё и Валери с Матье. Все погибли и бросили меня тут одного... Слёзы, прорвав запруду, покатились по щекам, долго сдерживаемая боль накатила и растворила в себе. Рухнув на кровать я уткнулся в подушку и ревел, ревел, пока слёзы не кончились и не стало всё абсолютно равнодушно.
  Выплеснув накопленную за всё время, с момента налёта, боль и злость, перевернулся и отрешенно стал смотрел в серый потолок. Мысли текли неторопливо, в разные стороны, как-будто они не желали дать мне шанс найти какой-то ответ. Родных у меня нет, дома тоже нет. Я, в принципе, никому не нужен, Земля даёт мне кроху просто потому, что могу быть полезен. Но и Земле-то я нужен только потому, что могу стать колонистом, солдатом, ещё-кем-нибудь-полезным. А я, как личность, неинтересен никому...
   Ну и пусть, пусть не интересен, мне плевать! Буду таким же, заботиться о себе и плевать на всё и всех остальных! Я тоже никому ничего не должен. Никому, Матье тоже только пообещал, и ничего не сделал, а то меня бы из госпиталя забрали бы сразу, как вылечили!
   В душе просыпалась какая-то новая для меня черта ? черта, за которой оставалась прошлая жизнь и начиналась другая, с другими законами и правилами. Эта яростная вспышка закрыла собой боль потерь настолько, насколько это возможно. И вдруг вспомнилось: боль в глазах Матье, когда он смотрел на погибшую колонию, Валери с тревогой склонившуюся над терминалом проверявшим меня, те обрывки фраз которые услышал пока шёл по кораблю...
   Все эти люди приняли этот удар, как свой личный. Летавшие на своём старом изношенном корабле, они понимали и принимали свой долг перед другими. Рискуя своими жизнями ради абсолютно неизвестных им людей, большинство из которых о них и не узнает-то никогда. А я тут распустил нюни из-за того что они не смогли позаботиться обо мне перед своей смертью, после того, как уже спасли меня в колонии от смерти. Может, они спасли чьи-то жизни в своём последнем полёте и погибли, не оставив даже могилы, где была бы хоть табличка, которую они поставили у меня дома. Стыд за свои мысли придавил к подушке и не отпускал. Я стал вспоминать всё, что мог из той краткой встречи с ними...
   Я не заметил, как уснул на кровати, последнее, что запомнилось - это гордость их всех своей работой, тем, что именно они её выполняют.
   На утро (позднее, прямо скажем), встал с тяжёлой головой и уверенностью в своём желании. Зайдя на страницу Альянса узнал об условиях приёма в ВС. На Арктуре, по счастью для меня, был офис службы найма, правда, находился он на станции, а не на астероиде, где были другие офисы служб Альянса, но попасть туда было можно. Я вспомнил лицо лейтенанта, капитана, медиков, кого-то из операторов.
  
  - Я не подведу вас, обещаю.
  
  Попасть на станцию оказалось не так-то просто. Поскольку я добирался туда один и по собственной инициативе, то меня сразу же остановила служба безопасности. Двое десантников на входе в шлюзовый коридор стояли не для украшения. Один из них заметил меня и сразу же потребовал документы и цель моего нахождения.
  
  - Унклар Шепард, Мендуар, Арктур 213/54-894, 17 лет. Пацан, ты что здесь забыл? Твоя конура с другого шлюза.
  - Я знаю, я хочу записаться в Альянс. В экстранете указано, что на базе Арктур принимают также, как и во всех остальных вербовочных пунктах.
  - Парень, здесь режимная территория, все, кто туда может попасть имеют пропуска. Вернись на свою колонию и, если уж так хочешь послужить, обратись к командиру самообороны. Он отправит запрос и с первым транспортом тебя отвезут в лагерь подготовки. Всё, давай вали отсюда!
  - Но я живу здесь! Я не прилетел с Мендуара!
  - Угу... а в твоей регистрации, конечно же, ошибка. Проваливай, пока задницу не надрал.
  
   Вот такого приёма я не ожидал. Казалось, всё так просто. Пришёл, тебя приняли, научили воевать и ты служишь людям. А получается, что и тут я никому не нужен. Утренняя решимость начала таять, как дым, но внезапно для себя самого понял, что если отступлю сейчас и уйду, то не только предам память всех, кто погиб, но и буду сидеть на дне человечества, пока не сдохну.
  
  - Мою колонию уничтожили батарианцы, меня здесь вылечили. Так что возвращаться мне некуда. Здесь единственный доступный мне вариант. И очень хорошо, что я сначала познакомился с лейтенантом Вальбу, а не с тобой, не то в жизни бы не захотел попасть в десант, ты варренова...
  
  Судя по всему, он тоже был из какой-то колонии родом, так как мне даже не пришлось заканчивать фразу. Сжав кулаки он шагнул ко мне. Его напарник резким движением остановил его.
  
  - А ну-ка погоди, Дин, врезать всегда успеешь. Ты про какого Вальбу тут начал распинаться?
  - Лейтенант Матье Вальбу, фрегат "Курск". Они меня привез...
  - Оп-па, всё-таки пришёл. Ну ничего себе! - тот самый "Дин", который пару секунд назад готов был размазать меня по стене, смотрел на меня уже почти спокойно. - Матье говорил о пареньке, которого они вытащили с Мендуара. Это ты и есть, что ли?
  - Походу, он, ? второй десантник, так и не сдвинувшийся с места толком, смотрел с некоторой заинтересованностью. - Твоё счастье парень, что мы оба знали Матье, а не то был бы ты размазан отсюда и до своего шлюза. Так ты пришёл на запись в Альянс...
  - Правда, тебя ждали немного раньше. - Ухмылка на лице Дина была просто убийственна. Явно он и, наверно, многие другие считали, что я не появлюсь после того, что произошло в колонии.
  
  - Меня только неделю назад выписали из госпиталя, так что раньше я не мог придти никак.
  
  Смотря на него, я с внутренней дикой радостью заметил, как препоганейшая ухмылка медленно сползла с лица. Явно было, что ему стало неловко в этой ситуации. В армейском госпитале почти год никого держать просто так не будут. Я просто ликовал от своей победы в этой ситуации. Его напарник тоже был удивлён, похоже, о моей ситуации они просто были не в курсе. С другой стороны и откуда бы? Матье и сам вряд ли знал о тяжести моих повреждений, а Валери, скорее всего, никому и не говорила, храня врачебную тайну. Вспомнив о Валери, я решился спросить у охранников о ней, предположив, что если они знали лейтенанта, то и о Валери могли знать. Заодно и попробовать загладить свою грубость.
  
  - Вы не знаете Валери? Она служила с Матье на "Курске".
  
   Дин и напарник молча посмотрели на меня. Наконец, Дин ответил:
  
  - Она была невестой Матье. Мы тогда отмечали вместе их прилёт и тогда же Вальбу предложил ей стать его женой. При всех, как и должно в нашем братстве. Они должны были пожениться после похода... Они оба были в последнем полёте.
  
   Вот теперь настала моя очередь чувствовать себя не в своей тарелке. Не осталось никакой надежды на встречу, я это понимал и раньше, но всё же надеялся, что Валери и Матье могли остаться живы.
  
  - Понятно... с-спасибо.
  - Ну вот и хорошо. У тебя всё? Передумал быть отважным космонавтом? Тогда вали.
  - Нет, не передумал. Я не хочу, чтобы они погибли просто. Может так я смогу им отплатить за свою жизнь. Им, капитану Катерине, всем кто там был...
  - А ты настырный, ну, смотри, паренёк. Если не шутишь ? то нам такие нужны. Погоди, сейчас посмотрим, чем можем помочь.
  
   Дин связался с кем-то по инструметрону и, описав ситуацию, попросил прислать челнок. Закончив разговор он сказал подождать. Через полчаса я уже летел на борту военного челнока к стыковочному шлюзу станции. В шлюзе меня сразу встретил человек в форме Альянса и приказал идти за собой. Пройдя несколько коридоров мы попали в какой-то офис. Там нас уже ждали. Сидевший за столом взял мою идентификационную карту у провожающего, который тут же, отдав честь, вышел.
  
  - Так, что тут у нас. Унклар Шепард. Колония Мендуар, родители погибли, родных нет. Ранен при налёте пиратов. Прошёл лечение и реабилитацию в госпитале Альянса, станция Арктур. Замечаний психологов, службы безопасности не имеет. Выписан из госпиталя в удовлетворительном состоянии. Место проживания Арктур 213/54-894. Понятно. Итак, ты хочешь записаться в вооружённые силы Альянса. Это очень похвально, у нас не так много людей и мы рады приветствовать всех, кто готов к нам присоединиться. Естественно, при соблюдении ряда условий. Поскольку родных у тебя нет и ты признан дееспособным, мы готовы принять тебя на службу. Альянс готов предоставить тебе обучение по выбранной тобой профессии после прохождения обязательной службы по контракту. Кроме того, Альянс обязуется выплачивать тебе пенсию по выходу в запас и увольнению со службы, если это не было вызвано дисциплинарным или уголовным нарушением. В твоём личном деле указано, что ты потерял память при нападении на твою колонию. Какие-нибудь улучшения у тебя произошли? Ты можешь вспомнить, что было до нападения?
  - Я. . я не всё помню. На колонию напали пираты, мы были в доме, когда всё началось. У меня был пистолет и я выстрелил в одного из них... а потом не помню, что-то взорвалось сзади и всё... То, что было до нападения я помню только какими-то отрывками. Лучше, чем раньше, но не более того.
  - Хорошо. Учитывая твой возраст и общую ситуацию, я могу предложить тебе поступить в пехоту или флот. Это наиболее простые способы для тебя начать службу.
  - Я бы хотел стать космодесантником, лейтенант Вальбу говорил, что это возможно. Он обещал подать рапорт на моё имя.
  - Вальбу, Вальбу... а, "Курск"... Тебе лучше начать с наземной пехоты, для десанта гораздо серьёзнее требования и гораздо более длительное обучение. Но решать тебе. Вот твой контракт с ВС Альянса, Положение о защите военнослужащих, условия найма...
  
   Он ещё говорил и отмечал что-то у себя на терминале. Наконец передал мне планшет с документами. Я пропустил его последние слова и начал вчитываться в документы. Они, конечно же, были составлены юристами высокой квалификации и смысл текста ускользнул от меня практически сразу. Поняв, что читать это бесполезно, всё равно понять ничего не смогу, перелистнул на страницу условий. Выбор был простой ? я хотел только космодесант, хотя, конечно, срок обучения чуть не сбил дыхание ? 3 года! С учётом того, что на рядового гарнизонной службы был всего год, для матроса полтора года, это пугало. Откуда-то всплыла поговорка - "Попал на флот ? гордись! Не попал ? радуйся". К чему бы она не всплыла, но показалась смешной настолько, что не удержался и хмыкнул вслух. Чиновник, однако, не прореагировал на меня, чему я был весьма рад, так как объяснить, с чего меня это развеселило, вряд ли бы смог. Как только я подтвердил на планшете, что прочитал договор (интересно, его до конца вообще хоть один новичок прочитал?) и согласен с условиями найма, чиновник развернул передо мной панель экрана.
  
  - Читайте текст с экрана чётко и громко.
  - Я, Унклар Шепард, ставлю своё согласие на наём в вооружённые силы Альянса, делаю это без принуждения, находясь в сознании и ясной памяти. Условия найма мне разъяснены и понятны. С условиями согласен. 13 августа 2070 года.
  - Теперь посмотрите вот сюда и приложите руку к панели, ? он указал на камеру на терминале и панель на столе. - Отпечаток вашей сетчатки, ладони и группа крови приобщены к вашему делу и будут подтверждать вашу личность в случае необходимости. Теперь идите в кабинет КД7, третья дверь направо. И... удачи тебе парень.
  
  Выйдя из офиса, я поплёлся в указанный кабинет. Однако "третья дверь направо" оказалась, мягко говоря, не рядом. Я успел пройти с десяток дверей с левой стороны, пока нашёл наконец-то свою. На двери красовался десантник в броне и с автоматом, от вида которого сразу припомнился эпизод.
  
  Фигура с автоматом, направленным в меня, у меня в руке пистолет и я уже нацелился в голову этому... кому-то?... Он похож, но не человек, кто-то другой, Форма головы, носа и четыре глаза. Выстрел, отдача подбрасывает пистолет и в этот же миг звук очереди и боль...
  
  Похоже, это здорово меня держало, ведь чтобы постучаться в дверь пришлось напрячься. За всё время, которое я провёл в госпитале, как-то ни разу не вспоминал произошедшего, вот так не вспоминал. Хотя на станции видел не раз вооружённых солдат, но они у меня не вызывали такой реакции. Мотнув головой, я постучал в дверь.
   В офисе меня встретила симпатичная девушка. Форма Альянса сидела на ней, как влитая, особенно подчёркивая ооочень приятные округлости. Сама комната и всё остальное как-то плавно стали проходить мимо, а всё внимание сосредоточилось на её груди. К моему сожалению, ответной взаимности не было никакой, чтобы не сказать больше. Рассматривая меня, она презрительно скривилась. Ничто во мне ей явно не пришлось по вкусу, то ли из-за моей реакции, то ли ещё почему.
  
  - Так... опять нам дают новичка с которым нянчиться надо. Тьфу! Давай сюда планшет. Была бы моя воля летел бы ты обратно к своей мамочке под тёплое крылышко и не высовывался.
  - Мою семью убили работорговцы. Мою колонию сожгли. И я один, кто выжил, пока вы тут сидели! - я выкрикнул ей это в лицо.
  
  Теперь она для меня уже не была той красоткой, с которой можно провести вечерок. Она была ничем не лучше тех тварей. Ярость и ненависть вспыхнули во мне. Всё что хотелось ? наброситься на эту стерву и убить. Может быть я и попробовал бы сделать что-то такое, с весьма вероятно печальными для себя последствиями, но какой-то хранитель меня явно берёг. Пока во мне вскипало бешенство, в комнату вошёл капитан с одним из десантников. Их присутствие как-то разом сняло всю злость, приятных чувств к этой... испытывать конечно не стал, но бросаться передумал. Бросив взгляд на вошедших я с удивлением обнаружил Дина, охранника у шлюза. Он-то чего здесь забыл?
  
  - Привет, Мари, - бросил капитан на ходу. - Давай принимай паренька по программе. По нему есть что-то дополнительное?
  - Выписка болезни из госпиталя, рекомендации безопасности. Да, вот ещё, рапорт лейтенанта Матье Вальбу.
  - Так он с Мендуара значит. Ну что ж, Матье умел видеть людей изнутри. Что-то он в нём разглядел. Что, убей бог, не вижу. Но до этого он не ошибался.
  
   С этими словами он прошёл в свой кабинет, дверь которого я сначала и не заметил. Дин последовал за ним, подмигнув Мари. Дверь закрылась оставив нас вдвоём, Мари посмотрела на меня.
  
  - Ты извини, что я на тебя накричала. У нас мало хороших новобранцев, отсев, большие сроки, многие уходят, поняв, что не тянут. Ты мне таким и показался. Если бы я могла спасти твоих родных я бы это сделала, веришь?
  - Верю. Я всё понимаю, проехали.
  
  Между нами в комнате повисло молчание, я не мог её простить, ну так быстро во всяком случае. Но винить её было неправильно, не она была причиной всего. Я протянул ей планшет и свою карту, случайно коснувшись её руки. Она вскинула глаза на меня и наконец-то чуть улыбнулась. Улыбка у неё вышла не очень, как будто не все мышцы лица слушались. Она тотчас отвернулась к терминалу. Что-то в ней казалось надломленным, как у птицы, у которой сломано крыло. Она проверила данные и что-то начала вносить у себя. Глядя на неё и остыв от яростной вспышки, начал понимать что кое-чего в госпитале не хватало. Смотреть на неё сзади было просто сумасшествие и я всерьёз начал задумываться насчёт пригласить её куда-нибудь вечером. Наконец она закончила что-то печатать и вернула мне идентификационную карту. Проверив данные и ещё раз пройдя процедуру сканирования, я поставил подпись под документами. Формальности о найме закончились, и это было отлично! Теперь у меня будет и работа, и вся Галактика!
  
  - Теперь ты зачислен в лагерь новобранцев и будешь проходить обучение по нашим стандартам. Стандарты, уж поверь мне, весьма жёсткие, так как мы - элита пехотных подразделений. Уронить честь десантника ? позор для всего братства. Смерть, но не позор ? это относится к нам. Добро пожаловать на борт!
  - Спасибо, Мари, я запомню. Тут такое дело... я хотел бы извиниться за то, что так отреагировал, я тоже не прав. Может посидим вечером где-нибудь? Мне не хотелось бы оставить о себе плохое мнение.
  - Ну ты нахал однако! - она смотрела на меня удивлённо. - Тебя не смущает, что я, может, замужем или у меня парень есть? Можешь себе представить, что с тобой будет в таком случае?
  - Да нет, в общем я не настаиваю, просто подумал, что так будет лучше. Представить могу ? меня утром Дин чуть не прибил. Если нет, то нет конечно.... хотя я бы с радостью.
  - Неужто? Вывести Дина из себя не так просто. А ты становишься интересен, только ты не думал, почему я здесь сижу?
  
   Она вышла из-за стола и задрала брючину. От колена у неё был протез. Это, конечно, перспективу более близких отношений портило, но, с другой стороны, не делало же невозможной? Я посмотрел ей в глаза и увидел сквозь полуулыбку-полуусмешку и пренебрежение увечьем в глубине души тщательно задавленную боль.
  
  - Ну что, передумал?
  - Нет, Мари, не передумал. Это, - я кивнул на ногу. - ничего не меняет.
  
   Это единственно, что было правильно и вовремя. В её глазах отразилась какая-то внутренняя радость, та, которая бывает у человека, давно не надеявшегося на неё. Я не знаю почему, но был уверен, что эта её работа не давала ей радости. И, возможно, её первая реакция на меня росла именно оттуда.
  
  - Ладно, если ты такой настойчивый. Значит, вечером встречаемся у "Яркой звезды". Знаешь, где она?
  - Ну уж нет. Пошли-ка лучше в "Победителя", я слышал, что десант там собирается. А теперь и я, вроде как, принадлежу к ним.
  - Тебе до них ещё рано поверь, - с насмешкой в голосе Мари покачала головой. - Да и я туда не хотела бы идти. Не теперь...
  - Мари, но ты же из десанта. Почему нет?
  - Ты дурак, да? - она, со слезами в голосе, отвернулась. - Я БЫЛА в десанте, а теперь я штабная...
  
  Она, задохнувшись, замолчала. Я подошёл к ней и протянул руку, чтобы попробовать утешить. То что произошло дальше, я, честно сказать, даже понял не успел. Вот я подхожу к Мари, а вот я уже с заломленной рукой лежу у стены, а сверху надо мной нависает Дин с явным желанием на этот раз прибить.
  
  - Решил, что самый крутой? Я тебя сейчас вдоль и пополам сломаю, мразь!
  - Дин, оставь его! Он мне ничего плохого не сделал! - Мари оттаскивала десантника. - Если надо, я и с одной рукой его положу, сама!
  
   Дин ослабил хватку, но не отпустил, продолжая придавливать к полу коленом. С учётом его веса и весьма жесткого колена, удовольствие было сомнительное, но реакция Мари приятно радовала, разве что, кроме слов, что и одной рукой меня положит. Нет, я конечно не считал себя Гераклом, против Дина у меня шансов не было никаких, но всё таки думал, что смогу противопоставить ей что-то. Пока мы там барахтались и обсуждали друг друга подобным образом из своей норы вышел капитан.
  
  - Мари, Дин отставить! В чём дело?
  - Небольшое недоразумение сэр. Дин решил меня защитить от возможной угрозы.
  - Сэр, я увидел, что гражданский схватил за руку Мари при явном нежелании её. Вот и решил вмешаться.
  - Понятно. Мари, с тобой всё в порядке?
  - Ну, если не считать того, что Дин сорвал мне свидание вечером, то да.
  - Если только ты передумаешь, ? тихо ответил я.
  
  Реакцией на последние фразы стало то, что у Дина глаза слегка увеличились, а вот капитан разве что у голос не расхохотался.
  
  - Ну, парень! Я сейчас ведь подумал, что Матье в последний раз таки ошибся и посоветовал придурка. Нееет, Вальбу не ошибся ? разве что только в том, что посоветовал такого же, как он сам! Ещё не начал служить, а девушку из десанта закадрить попытался. Как там тебя?
  - Унклар Шепард, сэр!
  - Ну смотри, Шепард. За Мари своей головой отвечать будешь, если с ней что не так...
  - Капитан...
  - Всё в порядк, Мари, я знаю тебя наверно лучше чем ты сама, и не сомневаюсь в твоих умениях. Пригляди за пареньком, кажется, в кои-то веки нам попался стоящий новичок. Что-то в тебе есть, Шепард, что-то в тебе есть, большее чем в других. Не подведи тех, кто поручился за тебя. Считай начало карьеры ты уже себе положил.
  - Буду стараться, сэр!
  - Мари, дай-ка мне его данные.
  
   Она передала капитану мой планшет и он погрузился в чтение. Дин посматривал на меня с некоторым удивлением, Мари ему, разве, что, язык не показала. Наконец Дин сдался и ткнул меня кулаком в плечо, шепнув: "Потом поговорим". Вот тут немного перетряхнуло, "поговорим" имело слишком много оттенков в данном случае. И "поговорить" с Дином у меня не возникало ни малейшего желания ? просто потому, что выйти против него для меня было без вариантов. Оставалось надеяться, что он имел ввиду именно поговорить а не набить мне физиономию. Тем временем капитан пролистал мою, вряд ли большую биографию.
  
  - Тут сказано, что ты пристрелил батарианца в колонии. С учётом травм и потери памяти (чтоб тебе провалиться, мелькнула мысль, на хрена об этом говорить при всех-то?!) можешь вспомнить это?
  - Не всё. Я помню, что прозвучал сигнал тревоги, а потом выстрелы и взрывы начались. Пистолет у меня был с собой, как положено, с варренами были проблемы. Я побежал к дому, мама с папой и сестрой готовили праздник, я не помню, какой только. Когда я подбежал дверь была закрыта, я стукнулся в неё и услышал за спиной голос. Обернулся, а там стоит этот с автоматом, ХК М-8. я успел вытащить пистолет и выстрелил ему в голову, но и он полоснул из автомата меня. А потом что-то ударило сзади и я больше ничего не помню.
  - У вас там часто проблемы были со всяким отребьем? Или только варрены?
  - Нет кажется, всех предупредили только насчёт варренов, особенно, после случая со мной. Варрен, серебристый такой, прыгнул на меня из-за дерева. Я как-то отклонился и вытащил нож, у меня больше с собой ничего не было. Но только он в какой-то чешуе был и лезвие об него сломалось. Хорошо, отец рядом был, он его подстрелил. Ну а потом уже лейтенант Роджерс подошла и отругала нас всех за безалаберность.
  - Ну-ну, на рыбопса с ножом? - Дин скептически хмыкнул. - Полно заливать.
  - Может так, Дин, а может и нет. Ты когда первый раз эту зверюгу увидел?
  - Да, собственно, только в учебных фильмах ? редкая, к счастью, штука.
  - Вот, вот. В наших учебных фильмах.
  - ... Понял сэр.
  - Ну что ж, новобранец. Добро пожаловать в десант. Но тебе придётся чертовски крепко потрудиться, чтобы оправдать авансы в твой адрес. Послезавтра ты должен явиться к начальнику службы найма. Мари объяснит. Дин, до конца смены свободен.
  - Так точно сэр!
  
  Отсалютовав своему капитану, он чётко повернулся и вышел из комнаты. Капитан, вернув планшет Мари и кивнув мне, ушёл в свой офис или что там у него было. Мы остались одни и, честно сказать, я почувствовал себя очень неловко. Вот так приглашаешь девушку провести вечер, а получается, что это уходит в обсуждение. Похоже, Мари пришли в голову такие же мысли.
  
  - Может. . как-нибудь потом, а? Что-то настроение уже не то.
  - Мари, да когда этот раз будет (и будет ли вообще). Раз уж решили, то пойдём.
  - Ладно, тогда до вечера. Я свяжусь с тобой. Да кстати, держи.
  
   Она передала мне новую ИД-карту и объяснила к кому появиться через день. Старая осталась у неё и она отправила её куда-то пневмопочтой. Новая карточка была совсем не такой, как гражданская. Внутренние отличия и что на ней было записано я не знаю, а спрашивать как-то постеснялся. Напоминалку о том, куда идти, я сохранил на минипланшете, благо его у меня никто не забрал при входе. Проводив до двери, Мари придержала меня.
  
  - Спасибо тебе, не забудь про вечер.
  - Я буду ждать.
  - Иди давай.
  
  Шутливо вытолкнув меня за дверь, она вернулась к своей работе. Я же пока не представлял, чем занять время до вечера, да и когда он наступит тоже было непонятно. Но, стоять столбом посреди военной базы, было довольно глупо и, решив, что лучше всего что-нибудь перекусить после стольких событий, я отправился в обратный путь на свой астероид.
  Добраться удалось без приключений и довольно спорно: сюрприз меня поджидал под дверями моей комнаты. Дин собственной персоной, один-одинёшенек. Да собственно ему в помощники для меня никто и не был нужен. Противопоставить его опыту и умению я всё равно ничего не мог, будь он один или было бы их несколько. Он кивнул мне и махнул рукой на дверь. Я подошёл, нашаривая ключ от замка, и уже хотел открыть дверь, когда он просто её толкнул и пропустил меня вперёд. Честно сказать я даже опешил от такого. Нет, понятно, что замок стандартный, и взломать его было, наверно, просто, но всё-таки это было незаконно. Дин вошёл за мной и, прикрыв дверь, огляделся.
  
  Добраться удалось без приключений и довольно спорно: сюрприз меня поджидал под дверями моей комнаты. Дин собственной персоной, один-одинёшенек. Да собственно ему в помощники для меня никто и не был нужен. Противопоставить его опыту и умению я всё равно ничего не мог, будь он один или было бы их несколько. Он кивнул мне и махнул рукой на дверь. Я подошёл, нашаривая ключ от замка, и уже хотел открыть дверь, когда он просто её толкнул и пропустил меня вперёд. Честно сказать я даже опешил от такого. Нет, понятно, что замок стандартный, и взломать его было, наверно, просто, но всё-таки это было незаконно. Дин вошёл за мной и, прикрыв дверь, огляделся.
  
  - М-да. Комфорт просто бьёт по глазам. Панель-то что не починил, валенок?
  - Да как-то руки не доходили. Всё потом как-нибудь. И... я собственно не знаю как. Я что замок забыл закрыть, когда уходил?
  - Может и не забыл. Может я не самый последний инженер у нас. Да и такие замки открыть плевком можно. Я поговорить с тобой хочу. Я тебя не сильно помял в офисе?
  - Ну как сказать, я сначала не понял что вообще случилось вроде только с девушкой разговаривал и вот на тебе об стену и в пол. И колено у тебя острое какое-то. А так ничего, нормально. В госпитале было похуже, когда в себя пришёл после операции.
  - А ты покрепче, чем выглядишь. Хорохоришься, конечно, сверх меры, но и то хорошо не размазня. Когда у тебя отправление?
  - Послезавтра явиться надо.
  - Тогда оттянись за последнюю пару дней. Они у тебя последние, когда ты сможешь что-то хотеть и сделать. Давай Унклар, надеюсь через три года увидеть космодесантником. А за Мари отвечаешь. Пока!
  
  Он вышел, оставив последнюю фразу не то предостережением, не то шуткой. Решив пока голову себе не забивать я проверил свою наличность. Идти с ней в явно не дешёвый бар было конечно не очень (особенно с учетом, что я в принципе не знал, понадобятся мне деньги в тренировочном лагере или нет), но и не пойти, отказавшись по такой причине... Ну уж нет.
  Сбегав наскоро перекусить какой-то стандартной бурдой, решил уже дожидаться звонка от Мари у себя. Пока ждал, передумал кучу всякого, и чем ближе подходил вечер, тем всё больше было как-то не по себе. Она старше меня, плюс с протезами, и с лицом у неё что-то не в порядке, и я потащил её в бар, где обычно отдыхают её бывшие сослуживцы. Наверно она просто боится встретить там кого-то из друзей, чтобы они не смотрели на неё такую. Эх, надо было сначала это понять! А теперь поздно, если сказать: "пойдём в другое место" - обидится и вообще никуда не пойдёт. Наверно Дин об этом и предупреждал меня. Если это так, то я влип, крупно так влип. Ну да деваться-то некуда, раз уж сказал - делай.
  Время всё шло, а звонка от Мари не было. Начала закрадываться мысль, что она просто надо мной подшутила. Едва я начал уверяться в таком исходе, как на терминале моргнул и прозвучал вызов, я поспешил ответить.
  
  - Привет Унклар, не передумал ещё?
  - Нет, конечно, а ты как будто надеешься.
  - Ладно тебе, девушка смущается. Жду тебя через полчаса у входа, не опаздывай.
  
  Добираться до "Победителя" было минут двадцать, так что рассиживаться времени уже не было. Переодев чистое и пригладив волосы я рванул на выход. Добравшись до места, я её не заметил, правда и прилетел раньше срока. Мари появилась, как и обещала через полчаса и смотрелась она просто сногсшибательно. Длинное платье с разрезом на боку, неглубокое декольте, глаза просто пытались разбежаться всюду куда только можно. Но встречая её, я понял, насколько ей было тяжело идти сюда. Она буквально дрожала, и в глазах читалось, что решимость её таяла с каждой секундой.
  
  - Мари, может...
  - Нет, всё в порядке, нельзя же вечно бегать, правда?
  
  Я взял её руки в свои и посмотрел в глаза. В них плескалось море слёз, надежды и боли. Не знаю, что меня заставило, на каком-то инстинктивном уровне, я обнял её и поцеловал, и удержал, когда она попыталась высвободиться. Несколько ударов сердца она сопротивлялась и вдруг ослабла, положив голову на плечо.
  
  - Всё будет хорошо маленькая, всё хорошо. Ты самая красивая, ты просто ангел. Пойдём внутрь.
  
  Она сделала еле заметное движение головой, соглашаясь, и отстранилась от меня.
  
  - Пойдём.
  
  В зале было полно народу, но в основном люди располагались по сторонам зала, оставляя середину почти свободной. Мари дёрнулась пойти в угол, там оставалось последний не занятый столик. Удерживая за руку, я потянул её в центр, на хорошо освещённое место. Она сидела вся розовая от смущения, какой-то неловкости, но в то же время из её глаз уходила безысходность. Как будто свет проекторов проник в неё и начал наполнять её светом, изгоняя поселившуюся там тень. Страх, неуверенность и чувство собственной ущербности, задавленное в душе начало уходить из неё. Пусть это будет не сразу пусть пройдёт время, когда она сможет совсем забыть про это, но начало здесь уже случилось. Краска с её щёк никуда не подевалась, но она подняла глаза с поверхности стола
  
  - Шепард, ты с ума сошёл. Пойдём вон туда.
  - Ну, во-первых, уже поздно, а во вторых на тебя надо любоваться при свете, а не прятать в тени. Ты не поверишь, но я уже чувствую, как мне мысленно пересчитывают кости некоторые. И знаешь почему? Потому что я в твоей компании. Здесь нет никого, кто был бы равен тебе по красоте и обаянию.
  - Шепард... с-спасибо. Ты змей искуситель какой-то. Я в жизни бы сама здесь не села.
  - Верю, но всегда надо когда-то начинать, а? Что выберем? Прости, но твоего вкуса я совсем не знаю. Правда и насчёт своего собственного имею смутное представление.
  - И насколько смутное? - На этот раз в её глазах зажглись чёртики.
  - Да совсем никакое.
  
  Я постарался скрыть за смешком уже собственную неуверенность. Я никак не мог вспомнить не то, что мне нравилось по названиям, а вообще что я ел, пил дома. Как-то мысль о доме вывела из равновесия, и я внезапно ощутил себя стоящем на краю какой-то пропасти, которая тянула к себе. Голос Мари развеял этот морок.
  
  - Унклар! Да что с тобой? Ты весь бледный стал. Ты чего?
  - Не... нет, всё в порядке просто что-то задумался.
  - Ты меня-то не пытайся обмануть, что случилось?
  - Я... я не могу вспомнить ничего из еды. Из того что ели, ну там, дома, до налёта. Я даже имён-то вспомнить не могу. Это так... страшно. Но я ведь здесь и всё равно есть, значит я смог победить, да?
  
  Она смотрела на меня со странным выражением. То с чем я старался совладать, для неё было не пустой звук. Она сама боролась в себе с этим, и как давно я не знаю. Наши руки встретились на столе, пальцы гладили друг друга и в каждом из нас крепла и росла уверенность в самих себя. Я смотрел в её глаза и словно пьянел с каждой минутой, в них отражался свет ламп, её улыбка радостная и в то же время чувственная. Кожа рук была такой нежной и так скользила, что чувствовать это и быть спокойным смог бы пожалуй только труп. Вполне определённые мысли эротической направленности захлестнули с головой. Мне хотелось обнять её вдохнуть её запах, почувствовать вкус её губ, тот самый который я почувствовал, поцеловав её при входе. В голову ударило сразу всё и завертело, я встал и потянул её за собой в центр зала, на свободное место. Мари не сопротивлялась, наверно и у неё было что-то похожее. Нам повезло, как раз заиграла медленная приятная мелодия, и мы начали медленно кружиться в танце, танце который смывал с нас какие-то ограничения, шелуху, страх и неуверенность. Мы не танцевали что-то привычное, но каждое движение шло откуда-то изнутри, словно один предлагал, а второй подхватывал. Как будто одна душа и чувство музыки вело нас в этом движении. Я обнимал её, нежно и еле касаясь талии, её руки лежали на моих плечах. Положив голову мне на плечо она забыла про всё что мешало ей чувствовать себя женщиной. Её запах, волосы, кожа ? всё сводило меня с ума, хотелось держать её на руках не давать касаться земли и целовать, целовать... Музыка закончилась и это чудесное наваждение начало исчезать. Я держал её в объятиях, она смотрела на меня чуть удивлённо, обнимая и не убирая рук. Она вдруг стиснула объятия и приникла поцелуем, крепким и неистовым, выплеснувшим её эмоции. Я отвечал ей тем же, это уже не был тот скромный и дружеский поцелуй, это был ураган. Целовалась она умело и яростно, не давая мне даже шанса захватить инициативу. Это было блаженство бесконечности. Казалось прошла вечность, пока мы не отпрянули друг от друга, поняв что стоим и целуемся посреди полного зала людей. К нам направлялся управляющий рестораном, но ещё до того как он успел пройти несколько шагов, мы оказались в центре такой овации что казалось стены и потолок не выдержат и обрушатся на всех присутствующих. Ни я, ни Мари не были готовы к такому повороту и я во всяком случае был просто потрясён реакцией. Мари стиснула мою руку (и я смог предметно оценить силу её рук), похоже, она тоже не была готова к такому.
  Управляющий дошёл до нас и обратился к Мари, кивнув коротко мне:
  
  - Мари, если надо было столько времени не посещать моё заведение чтобы показать такое, то я был бы готов ждать в три раза больше времени. Но ты бы хоть предупредила. Это было просто волшебно! Я за всю свою жизнь не видел ничего более волнующего. Надеюсь? теперь ты не будешь игнорировать нас всех?
  - Я, да конечно, я наверно приду потом ещё
  - И без наверно. Вы вдвоём теперь желанные гости здесь. Сегодня для вас всё бесплатно.
  - Но...
  - Никаких но! Слушать ничего не желаю. Приятного вам вечера вдвоём.
  
  Он разделил поклон между нами и вернулся к себе. Я посмотрел на Мари, она стояла смущённая донельзя (в принципе я тоже) и смотрела в пол, даже не пытаясь поднять глаза. Коснувшись её подбородка, заставил посмотреть на меня.
  
  - Мари, спасибо, ты была божественна. Такого никогда не было у меня. Я даже не знаю, что тебе сказать. Я как будто летал в небе с тобой. Может, посидим, а то я не смогу ещё раз так.
  - Я тоже не смогу, пойдём. Ты просто сумасшедший, в жизни больше так не соглашусь! Ты улетишь скоро, а мне тут работать. Как я завтра на работу выйду? Обо мне такого наговорят...
  
  Она вернулась на место и села рядом со мной. Я не сразу понял её манёвр, но она явно терять инициативу не собиралась. Как только моя задница коснулась подушек дивана она сразу перебралась на мои колени и вновь яростно поцеловала, прошептав "Вот тебе!". От такого наказания, нашего танца, её запаха, её тёплых бёдер на моих ногах я просто уже не мог сдерживать себя. И она это почувствовала сразу же.
  
  - М-м, а ты горячий, - её губы были напротив моего уха. - Не торопись так сильно, вечер только начался. Я хочу сегодня провести его в полной мере.
  - У меня?
  - У тебя, конечно же, глупый. У меня слишком много глаз рядом, да и не пустит тебя никто в нашу жилую зону.
  
  Официант принёс нам фирменный коктейль, передав, что это от заведения. В каждом бокале плавал странный фрукт. Мари слегка прищурилась и посмотрела в сторону стойки. Бармен поднял большие пальцы вверх, откликнувшись на её взгляд. Она снова вспыхнула румянцем и взяла бокал. Я смотрел на бокал и не понимал что в нём такого. Моё недоумение её развеселило.
  
  - Что это?
  - А ты догадайся!
  
  Её смех и сверкающие глаза не могли не вызвать ответную реакцию. Я рассмеялся вместе с ней и поцеловал кончики её пальцев, чуть сжав их. Её это явно заводило и, отпив глоток, она ответила.
  
  - Говорят, азари готовят из них любовный напиток! Так что давай-ка пей и твоё сердце будет принадлежать только мне!
  - А твоё мне?
  - Ммм, посмотрим, посмотрим...
  
  От былой напряжённости у нас обоих не осталось и следа. Мы оба смогли расслабиться и принять жизнь такой, какая она у нас есть. Плохая или хорошая, мы в ней и она в нас. Захмелев от близости красивой девушки и напитка, я начал поглаживать её по бедру поднимая и опуская свою руку то чуть выше, то чуть ниже. Мари чуть вздрогнула и стала дышать глубже, полуприкрыв глаза, она прикусила нижнюю губу.
  
  - Пойдем, прогуляемся немного, а то кажется, я немного захмелела от всего.
  
  Интонация её голоса была настойчива и просительна. Я уже не мог тоже оставаться здесь. Нам обоим уже хотелось уйти и побыть вдвоём, в гораздо более тесном общении. Я хотел расплатиться, но счёт был погашен и официант проводил нас до дверей. Мы вышли в коридор и, не задерживаясь ни на секунду, отправились к шлюзу в мою сторону. Народу было немного, и мы могли вдоволь насладиться друг другом. О чём мы только не говорили, для нас было интересно слушать голос друг друга. Подойдя к жилым секторам Мари спросила меня есть ли у меня вода дома и, узнав что дома пусто что "шаром покати", не слушая меня завернула в ближайший магазин. Купив кое-что по мелочам из еды и питья, пришли ко мне домой. Бросив пакеты на пол я схватил Мари в объятия, покрывая её лицо поцелуями. Она отвечала мне с закрытыми глазами, её тепло выгибалось ко мне и желания были на ладони. Коснувшись застёжки платья, я получил шутливо по рукам.
  
  - Сначала душ, а потом всё сладкое. Чур, я первая!
  - Тебе спинку не потереть?
  - Не надо, - ёё голос вздрогнул.
  - Мари, да что ты? Я что, обидел тебя?
  - Нет, просто не хочу, чтобы ты видел.
  - Мари перестань ты самая лучшая, даже если есть маааленькая родинка на попе она меня не смутит.
  - Ах ты...!
  
  Она задохнулась, и с удивительной для меня быстротой припечатала меня к кровати, устроившись сверху. Я тотчас притянул её бёдра к своим. Застонав, она прижалась ко мне. Мои пальцы пробежались по её спине, и я расстегнул "молнию" её платья. Мари прошептала
  
  - Не порви платье, а то мне домой не в чем идти будет. Пойдём в душ, надеюсь, места нам там хватит.
  
  Её лукавая улыбка и чёртики в глазах заводили со страшной силой. Она встала, сделав вид, что собирается скинуть платье, и нырнула в душевую комнатку, расхохотавшись надо мной в голос. Я рванул за ней, но она предусмотрительно закрыла дверь.
  
  - Мари, пожалуйста...
  - Подожди, что ты такой нетерпеливый, а?
  
  Несколько томительных секунд и щелчок задвижки сказал мне, что путь свободен. Войдя в душевую, я увидел свою девушку полностью обнажённой. Платье лежало на полке, она стояла ко мне спиной, на которой змеился шрам от ягодиц до лопатки. Протез она отстегнула и, стоя на одной ноге, опиралась на стенку кабины. Я скинул одежду и подошёл к ней, обняв её сзади, настолько деликатно насколько это возможно двум обнажённым молодым людям. Не оборачиваясь, она попыталась вывернуться от меня. Я не отпускал её и не собирался это делать ни при каких условиях. Я мягко и требовательно стал поворачивать её к себе лицом.
  
  - Мари...
  - Не надо... это была глупая идея с моей стороны. Прости я... Не надо, пожалуйста, ну не надо...
  - Надо Мари, я хочу видеть твоё лицо, всю тебя.
  
  Она обернулась и сразу прижалась к моей груди. Я мельком успел заметить что шрамы у неё не только на спине.
  
  - Ты стесняешься и боишься этого Мари?
  - Да, - её голос еле был слышен. - Я помню, как всё было раньше, а теперь... Кому нужна такая?
  - Ты нужна мне, ты нужна себе. Ты нужна всем. Маленькая моя, хорошая, ты сама отгородилась от всех, боясь, что они, отвергнут тебя, но это же не так.
  
  Я держал в ладонях её лицо и стал целовать закрытые глаза, нос, губы, щёки. Желание опьяняло меня всё сильнее, и Мари уступила моему и своему желанию. Мы ласкали друг друга, долго и нежно стараясь максимально насладиться каждой секундой, каждым движением. Её соски отвердели и как пули царапали меня, сдерживаться дальше было невыносимо, и вошёл в неё, неистово, со всей жаждой молодости. Мы уже не замечали где мы, растворяясь в плотской любви. Волна наслаждения накатила на меня и со стоном на наивысшей точке я закончил. Мари отстранилась и тотчас опёрлась о стену. Её тело сотрясала волна удовольствия, длинные волосы попали в её чудный ротик, и она неверными движениями рук пыталась их убрать. Она не пыталась прикрыть себя никак, видимо просто не могла об этом думать. Грудь и живот пересекали несколько шрамов, образую практически какой-то узор. Я начал понимать, что всё это для молодой девушки (пусть она и старше меня, но, тем не менее, она была молода) было страшно и именно эти шрамы отвернули её от всех. Её небольшая грудь бурно вздымалась, никак не успокаиваясь, и глядя на эти движения, на плоский животик, бёдра - во мне опять стало подниматься желание. Мари посмотрела на меня и выдохнула только одно, обхватывая меня за шею:
  
  - Ты с ума сошёл...
  
  Подхватив её на руки, я вынес её из душевой, и мы упали на кровать. Дальнейшие пару часов мы старались насытиться друг другом. Мари как будто пыталась дополучить всё то, чего лишила себя и была просто неутомима. Она оказалась для меня опытным учителем, со страстью изыскивая новые варианты для наслаждения. Наконец, выдохнувшись полностью, и она, и я просто лежали рядом. Узкая кровать не была рассчитана для двоих, и мы лежали тесно обнявшись. Мы целовали друг друга и разговаривали, Мари рассказывала мне обо всём стараясь выговориться, и найти себя. Её чуткие пальцы прошлись по груди и боку, по шрамчикам, оставленным очередью и последующими операциями. Коснулась головы и взъерошила волосы, и остановилась, наткнувшись на шрамы под волосами.
  
  - Откуда это у тебя, с колонии?
  - Да, на груди и боку это с автомата полоснул, а на голове от обломков моего дома.
  
  Я внутренне сжался, боясь, что воспоминание опять сомнёт меня. Но, похоже, что проведённый вечер и наша близость сняли оковы не только с души Мари, но и с моей. Воспоминание обо всём не стали безболезненными, но и не рвали изнутри, теперь с этим можно было бороться.
  
  - Ты помнишь свою семью? Маму, папу, брата или сестру?
  - Нет, я помню, что у меня была сестра, но даже имён вспомнить не могу. Просто знаю, что они меня были.
  - Прости....
  
  Дальше мы лежали в молчании, пока сон не начал брать своё. Мари закинула ногу на меня и, уткнувшись мне в шею, потихоньку засопела и уснула. Я как смог прикрыл нас одеялом и, покрепче обняв свою девушку, тоже стал проваливаться в сон.
  
  Утро началось спозаранку. Мари, откинув одеяло, безжалостно разбудила меня.
  
  - Давай вставай соня! В десанте тебя никто ждать не будет. Подъём!
  - Мариии...
  
  Я постарался зарыться в подушку, но сделать этого не успел. Одним ловким движением она перевернула меня на спину и нависла надо мной. Её прелестная грудь оказалась прямо напротив лица, соски притягивали и манили. Поддавшись искушению и проснувшемуся желанию, я схватил ей и прижал к себе. Целуя и лаская губами и языком её грудь, я приподнял бёдра и прижался к ней. Она со стоном направила меня в себя, её лоно было узким и влажным, наши вчерашние подвиги на любовном фронте давали себя знать. Мари задала такой темп, что долго выдерживать я его не смог. Громко выдохнув, её имя и излил себя в неё. Изнеможённая Мари прильнула ко мне.
  
  - Унклар ты сумасшедший. Я же не смогу стоять сегодня, да и сидеть тоже. Как по твоему мне работать? М-м, я бы всё отдала за выходной сегодня.
  
  Чуть приведя дыхание в порядок и, уняв дрожь в руках и ногах, мы всё-таки встали по её настоянию. Кровать была в понятном беспорядке, но похоже что и комнату мы привели в ничуть не лучшее состояние. Мари посмотрела на это разгром, потом на меня и высказала нашу общую похоже мысль.
  
  - Похоже, вчера мы с тобой оттянулись...
  
  Дойдя до двери душевой, она выгнулась, оттопырив попочку и прижавшись грудью к косяку двери, и посмотрела лукаво на меня.
  
  - Ты не потрёшь мне спинку, а?
  
  Её ненасытность и красота не давали бы шансу никому, а я и не собирался сопротивляться. Включив душ, она стояла под его струями ко мне лицом, закрыв глаза и откинув назад голову. Вода обволакивала её стройное тело и стекала струйками и каплями с него. На груди задерживались капельки воды, посверкивая под лампой как маленькие алмазы. Длинные волосы вода расправила, и они обняли её шею и плечи, двумя прядями спускаясь спереди. Я встал к ней под струю воды, обняв её талию и коснувшись губами шеи. Забросив мне руки на шею, она ответила мне. Прохладная вода приятно охлаждала разгорячённое тело, и давало странное чувство защищённости.
  Приведя себя в порядок, мы вышли с душа и привели вдвоём комнату в более-менее нормальный вид. Мари просмотрела мои вещи и порекомендовала избавиться почти от всех и купить то, что будет наиболее полезно в ближайшее будущее. Её практический опыт мог мне здорово помочь в ближайшем будущем, и я старался внимательно слушать её, не отвлекаясь на более приятные мелочи. Правда сделать мне это удавалось не очень, в конце концов, Мари шлёпнула меня по рукам.
  
  - Новобранец, сиди спокойно! - смешок в голосе не остановил меня, но она отстранила мою руку. - Ну, хватит серьёзно. Слушай внимательно лучше.
  
  Объяснив кое-что из внутреннего распорядка подготовительных лагерей и общей структуры, Мари рассказала и об некоторых аспектах внутренней политики Альянса. Знала она не так много, но я-то не знал вообще ничего. Многие вещи я конечно знал от врачей и пациентов госпиталя, но они носили разрозненный характер. Время шло незаметно, и Мари спохватилась.
  
  - Ой, я же не дома! От тебя добираться-то долго. И влетит же мне от капитана...
  - Ну, так позвони ему скажи, что задерживаешься по личным нуждам...
  - Ага, и вылети с работы. Знаешь ли, её тут не так много.
  
  Она вызвала на инструметроне модуль вызова и собиралась вызвать платный челнок к гражданскому шлюзу, но заметила сообщение у себя на почте. Сообщение было от капитана, Мари, читая сообщение, залилась краской.
  
  - Мари, что такое?
  - Капитан предоставил мне два выходных. Причину я тебе зачитывать не буду, сам догадаешься?
  - Э-э, нет.
  - Наш вчерашний танец засняли. Капитан умный человек, наверно проверил, возвращалась ли я в жилой сектор, и всё поняв, дал мне пару деньков. Я думаю надо возвращаться ночевать сегодня к себе. Отдохну денёк и снова за работу.
  - Мари, останься со мной, завтра мне улетать уже. Давай погуляем где-нибудь вместе.
  
  Она рассмеялась, довольная тем, что смогла меня провести, и, наказав ждать её, пошла к себе переодеться. Оставшись один я стал приводить комнату в максимально нормальный вид, и стал думать куда пристроить пару безделушек, которые успел прикупить. Друзей или близких приятелей у меня здесь не успело появиться к этому моменту. Выбросить было жалко, но и брать с собой лучше не стоило. Решив посоветоваться, я оставил их на видном месте, чтобы не забыть. Вещей было немного, и ещё меньше Мари отложила мне с собой. Остальное надо было купить за сегодняшний день и потратить оставшиеся деньги, поскольку новобранцам оплата не полагалась и они были на полном довольствии всё время обучения. Что же карты, то после моего отлёта она была бы аннулирована вместе со всеми средствами, остававшимися на ней, так что оставлять кредиты было глупо. После бурной ночи голод начал давать себя знать. Припомнив, что вчера перед тем как завалиться домой мы что-то там покупали я засунул нос в пакеты.
  
  - Нечего питаться всякими концентратами!
  
  Весёлый голос Мари заставил меня поднять голову. Она стояла в проёме двери, опираясь на неё одной рукой. На этот раз она надела свою форменную одежду, но не брючный вариант, а юбку. Форма сидела на неё как влитая и так подчёркивала все её формы, что мне осталось только сглотнуть и присвистнуть от восхищения. Тот немного мешковатый вариант, который был на ней в первый день нашего знакомства, оказался не единственным по счастью. Я спросил насчёт него.
  
  - Отдала на склад, буду теперь так ходить. Парни уже оценили.
  
  С хитрой улыбкой она плюхнулась на кровать. С неё, словно шелуха, слетела та Мари и появилась новая, молодая, весёлая и чувственная девушка. Радующаяся жизни и довольная ею. Я никак не мог налюбоваться и постарался это ей доказать. Она немного отстранилась.
  
  - Ну будет тебе. Пошли лучше, надо ещё поискать тебе кое-что, - её взгляд задержался на столе. - Что это у тебя?
  - Это я купил, когда вышел с госпиталя и искал себе работу, мне понравилось просто.
  - Какая прелесть! - она вертела в руках статуэтку дракона, выполненную из какого-то металла. Она явно ей глянулась.
  - Мне её некуда девать, и если тебе нравится, может, возьмёшь на память?
  - Спасибо! - она легко чмокнула меня и убрала дракона во внутренний карман. - Поставлю у себя, будет мне напоминать... о нас. Всё давай собирайся, пошли.
  
  Мы вышли, обнявшись, и отправились за покупками по магазинам в жилой части. Пока мы бродили и выбирали по списку подготовленному Мари для меня, я всё высматривал какой-нибудь ювелирный магазин, чтобы купить подарок моей спутнице. Наконец заметив один из них, я оставил Мари выбирать что-то нужное ей, и быстро нырнул туда. Посмотрев на выставленные драгоценности и, поняв что осилить я могу мало что из того что было представлено, начал выбирать из возможного. Моё внимание привлёк один кулон, выполненный из серебра и позолоченный. Это была птица в стремительном полёте, с вольно и широко раскинутыми крыльями, то, что как мне казалось, подошло бы теперь лучше всего моей Мари. На моё счастье за него запросил торговец не очень много, и я купил его вместе с цепочкой. Это опустошило мою карту и не оставило ни кредита ни на что больше. Спрятав коробочку, я повернулся и столкнулся нос к носу с Мари. Пока я выбирал ей подарок, она успела купить себе новое платье и даже переодеться в него.
  
  - Ух, ты, красивое.
  - Тебе нравится? Значит, я угадала, мне тоже понравилось. Что это ты тут забыл?
  - Да ничего, смотрю, что да почём.
  - Да? - она подозрительно оглядела меня. - Ну ладно. Пошли домой. Я всё купила, ты вроде тоже. Надо перекусить чего-нибудь, а то завтрак был уже давно.
  - У нас дома что-то было, может...
  - Не-а, пошли во-он туда. Там неплохо можно заморить червячка
  
  Сознаваться, что спустил все кредиты, было неловко до дикости. Но Мари не желала слушать ничего. В бистро кормили действительно до отвала. Простая, но очень сытная еда, и в больших количествах приятно отяжелила нас. Мы сидели за отдельным столиком и смотрели на снующих людей. Как муравьи, носящиеся по своим делам, люди не прекращали движения. Прошли рабочие с какими-то блоками и инструментами, прошли пара флотских (инженеры с какого-то корабля, название которого мне ничего не сказала, но Мари его знала). Поток людей, может не самый полноводный, но практически бесконечный, давал понимание, что станция живёт и развивается. Наконец Мари отвлеклась от этого зрелища и предложила пойти на обзорную галерею.
  Обзорная галерея была на пару коридоров выше жилого сектора и, поплутав по переходам, мы, наконец, вышли на неё. На чёрном бархате космоса выделялась станция и корабли, несшие дежурство у неё. Сновали челноки, развозившие в разных направлениях людей. Далёкая звезда давала достаточно света, чтобы разглядеть всё величие созданного человеком. И понять, насколько всё это мало по сравнению с безохватностью космоса. Мари стояла передо мной и смотрела на это великолепие молча. Внезапно её плечи чуть поникли, и она едва заметно вздрогнула. Я обнял её и прижал к себе. Тепло моего тела и кольцо рук обхвативших её стал успокаивать Мари. Она чуть вжалась в меня спиной.
  
  - Я никогда после той операции не выходила сюда. - Её голос был тихим и печальным. - А раньше я любила здесь бывать, когда мы останавливались на Арктуре. Смешно, правда? Я стала бояться всего того что любила... Если бы не ты то я так и не пришла бы снова сюда, не увидела эту красоту. Мне даже попытаться представить это было страшно и больно. А вот сейчас стою тут, с тобой, и мне так хорошо. Завтра ты улетишь, и мы вряд ли встретимся снова. Но я смогу сюда приходить.
  
  Я не знал, что ей сказать. Она смогла перебороть себя, и эта победа была наверно самой важной в её жизни. Она повернулась и прижалась ко мне. Я сам понимал, что благодаря ей смог перебороть те боль и ужас, которые сидели глубоко во мне.
  
  - Пойдём обратно, Унклар. Я хочу провести сегодня вечер с тобой вдвоём.
  - Я прилечу к тебе Мари. Дай мне только научиться, и я прилечу.
  - Пойдём, - она бросила последний взгляд за окно галереи и потянула меня к выходу с палубы.
  
  В молчании мы вернулись ко мне. Мари была погрустневшей, а я даже не знал, как мне её успокоить. Дойдя до двери, она придержала меня за рукав. Встряхнув головой и разметав свои чудные волосу она улыбнулась и, забрав у меня ключ, открыла дверь.
  
  - Всё хорошо милый.
  
  Мари захлопотала с готовкой (я бы в жизни не нашёл что тут, оказывается, был комбайн и еду можно было готовить дома а не покупать!), а я постарался освободить как можно больше места на столе. Правда, как я не старался из стола на одну чашку никак не хотел получаться обеденный стол на двоих. Посмотрев на мои попытки, она скинула на пол плёнку и недолго раздумывая, стала ставить всё на неё. Как она обозвала: "будет ужин по-турецки". Наблюдать за тем как она трудилась было одно удовольствие, гибкая, красивая и радостная. Теперь только такие эмоции вспыхивали, глядя на неё. Видно было как этого всего ей не хватало всё то время, занимавшее её жизнь после выздоровления. Пусть, скорее всего у нас ничего и не получится, но для меня и для неё мир жил сегодня, завтра просто не существовало.
  Композицию увенчали несколькими свечами и бутылкой вина, она зажгла свечи, я погасил потолочный светильник. Комната приобрела странный и романтический вид. Я подсел к Мари, и она положила мне голову на плечо, заключённая в кольцо моих рук. Свечи, конечно же, были имитацией (иначе на нас уже бы вылилось воды чуть больше чем объём комнаты, как посмеялась Мари), но атмосферу они создавали самую настоящую. Голографическое пламя билось как живое, с первобытных времён людей это зачаровывало и мы с Мари погрузились в созерцание этого, также как погрузились бы, находясь где-нибудь на настоящей земле, в настоящем походе, а не на полу жилой ячейки астероида.
  
  
  - Я никогда это не забуду, Унклар. Если бы не это, всего этого наверно бы не было. Мы бы переспали и разошлись, так и оставшись теми же кем были. А сейчас я чувствую что ты изменился, у тебя прошёл тот ужас, который в тебе сидел. Тебе всё равно больно, но ты можешь его преодолеть. Я сама смогла перебороть то, что меня согнуло, так что я это понимаю изнутри.
  - Ты тоже поменялась, сильно поменялась.
  - Я знаю. Теперь я радуюсь новому дню. Спасибо тебе за всё.
  - И тебе Мари... Ты знаешь... я хочу подарить тебе кое-что.
  - Ты мне и так уже много чего подарил, - ей откровенная улыбка напомнила мне вчерашнюю ночь.
  
  Я порылся в кармане и нашёл коробочку, которую я носил с ювелирного.
  
  - Закрой глаза, пожалуйста.
  
  Мари послушно закрыла глаза и я, достав из упаковки кулон с цепочкой, аккуратно застегнул замочек на её шее. Кулон лёг как раз в ямочку на шее. Мари тотчас открыла глаза и коснулась его рукой.
  
  - Что это?
  - Посмотри сама солнышко.
  
  Мари поднялась, опперевшись на мою руку, и подошла к зеркалу в душевой. Тонкая цепочка охватывала её шею, а кулон между ключиц засверкал под светом. Мари смотрела на него и в её глазах стояли слёзы. Она погладила птицу и заплакала.
  
  - Это я, да? Она свободна в своём полёте, и я тоже, правда?
  - Мне казалось, он тебе понравится. Я не...
  - Он чудесный! Просто я себя чувствую как он, - она ещё раз погладила кулон.
  
  Наш романтический вечерний ужин плавно перетёк в романтическую ночь, где мы наслаждались друг другом не с пылом давно не видевшихся любовников, а с нежностью и страстью искренне любящих людей. Это напомнило мне наш танец в баре, и Мари со мной согласилась. Мы любили друг друга, наслаждаясь каждой лаской, каждым касанием. Любое движение доставляло нам нежность и наслаждение. Я не помню, сколько времени это продолжалось. Лишь под утро мы заснули в объятиях, крепких и нежных, чувственных и деликатных.
  
  Будильник на инструметроне Мари поднял нас заранее. Приведя себя в порядок (и поборовшись за первое место в душе) Мари повела меня к офицеру, отвечавшему за доставку новобранцев к лагерям подготовки. Офицером оказалась женщина, старше Мари, и строгая донельзя. Если бы не помощь в выборе и рекомендации, я бы летел в том что было на мне. Но так как у меня был отличный учитель, то из моей сумки практически ничего не перекочевало в урну. Предъявив свой идентификатор и сдав вещи, я остановился попрощаться с Мари.
  
  - Мари, я...
  - Не надо, лети и не подведи меня... и всех нас. Будь там лучшим, это будет тяжело, но я знаю, ты сможешь. Ради твоих родных, ради Вальбу, и... ради меня. Спасибо тебе за всё, я буду помнить тебя. Ты подарил мне счастье, ты вернул мне жизнь. Я буду помнить тебя.
  
  Она погладила кулон и мечтательно улыбнулась своим мыслям. Порывисто обняв меня, она крепко поцеловала меня, не давая вздохнуть. Выпустив меня полу задохнувшегося, она расплакалась и попыталась отвернуться и уйти. Я схватил её в охапку и ответил ничуть не меньшим поцелуем. Я не хотел выпускать её, но надо было идти и мне и ей. Мари мягко отстранилась, до последнего не выпуская мою руку. Наши пальцы цеплялись друг за друга.
  
  - Мари, я всё понимаю, но ему пора.
  - Да конечно...
  
  Она смотрела на меня, слезинка прочертила мокрую дорожку по щеке. Я посмотрел ей в глаза последний раз, улыбнулся и шагнул в шлюз, в новую жизнь. Стальная дверь отрезала меня от Мари, и от прежней жизни, которую я узнал.
  
  Мари со странным чувством смотрела на закрывшуюся дверь шлюза. То, что произошло в последние два дня, казалось сказкой, невозможной мечтой. Романтика, нежность, занятия любовью всю ночь - всё, что, казалось, ушло от нее, когда она первый раз взглянула на себя в зеркало. А этот паренёк, молоденький совсем, сам искалеченный похуже - он смог не замкнуться на себе. Смог вытащить её из того беспросветного мрака в который она превратила свою жизнь. Мари плакала, не стесняясь никого, и улыбалась, несмотря ни на что. Жизнь прекрасна и удивительна и прожить её надо ярко. Требовательно запищал инструметрон, пора было идти в офис, с учётом понимания с которым капитан отнёсся к ней, опаздывать она права не имела. Походкой, настолько стремительной насколько позволял протез, Мари пронеслась по коридорам базы, удивляя всех кто видел её своим сияющим видом и настроением. У шлюзовой двери как обычно стоял караул, Мари издали помахала ребятам, которых знала уже не первый год. Кулон на её шее посверкивал и подчёркивал перемену в ней. Приложив ладонь, она прошла в свой коридор, оставив парней у шлюза в состоянии близком к шоку. Путь до рабочего места, обычно такой длинный, показался ей парой шагов. Залетев в свой офис, она тотчас бросила взгляд в зеркало, всё ли в порядке, и торопливо достав косметичку, поправила макияж. Казалось давно забытые вещи стали возвращаться к ней. Она ещё раз посмотрела на себя в зеркало. Из него смотрела хорошенькая молодая женщина, в форме, которая подчёркивала её соблазнительную фигуру. Мари улыбнулась своему изображению и погладила кулончик.
  Зайдя в офис, капитан был немного удивлён. На рабочем месте Мари не было, но стояла, повернувшись спиной какая-то незнакомая женщина. Она обернулась на звук открывшейся двери, и только тут до капитана дошло, что эта самая незнакомая женщина - это и есть его подчинённая. Изменения, произошедшие в Мари за эти два дня, полностью изменили её облик. Вместо вечно брючного варианта, скрывавшего всё, она стояла в юбке, блузке и пиджаке подчёркивавшей её формы и заставлявшие учащённо биться мужские сердца. Косметика на лице подчёркивала тонкие черты лица и красоту её молодости. Украшение на шее заставляло глаза самопроизвольно опускаться ниже, на округлости что скрывала форменная ткань костюма. Искренняя улыбка на лице, вместо привычно вежливой, довершала картину. Капитан ошарашено смотрел на Мари, пытаясь связать то что он видел и, то что было в памяти о его помощнице за последний год.
  
  - Доброе утро, сэр!
  - Доброе утро Мари... У меня честно сказать нет слов. Ты просто прекрасно выглядишь, эти два дня как я вижу, пошли тебе на пользу.
  - Капитан, сэр, большое спасибо за выходной, и за понимание.
  
  Мари зарумянилась, но взгляд не отвела. Капитан улыбнулся ей, хотя всё ещё не мог привыкнуть к её новому облику и к ней новой. Но эта перемена не просто его радовала, она говорила, просто кричала о том, что Вальбу был не просто прав насчёт паренька. Одно то, что он смог излечить Мари, не тратя на это полжизни, говорило, что потенциал у него огромный. То, что не смогли сделать лучшие психологи и психотерапевты сделал мальчик сам не оправившийся от травм. "Правда может именно это и надо было Мари" - подумал он про себя. Такой же человек как она, со сломанной чужой злой волей судьбой. Вместе с ним она смогла подняться над своей бедой и вырваться из плена собственной боли и горя. Перемена в молодой женщине была слишком разительна, чтобы думать иначе.
  
  - Знаешь Мари, даже если у него ничего не получиться, только за то, что ты улыбаешься, сегодня так я готов дать ему что попросит.
  - У него всё получится. Я уверена! Он помог мне понять, что я была неправа. Раньше я это слушала, но с ним я это услышала. Он всё сможет.
  
  Еле слышные шаги приблизились, и в двери показался Дин с отчётом. Сержант вошёл в комнату, чётко отдав честь капитану, и тут до него дошло, что рядом с капитаном стоит так хорошо знакомая Мари. Эффект узнавания был неподражаем. Челюсть отвисла и в глазах появилось абсолютное непонимание ситуации, места и всего остального. Мари прыснула в кулак, чтобы не рассмеяться во весь голос, капитан же не стал отказывать в удовольствии себе и рассмеялся от души. Дин пару минут пытался придти в себя, что ему удалось, в общем-то, не совсем. Капитан сочувствующе смотрел на своего сержанта.
  
  - Что Дин, неожиданно?
  - Так точно сэр... Я честно сказать опешил.
  - Ну, это было заметно ты не думай, перед Мари извинись, а то она решит еще, что тебе не нравится её новый вид. А если она вернётся к прежнему - я буду знать из-за кого.
  - С... слушаюсь сэр.
  
  Капитан ушёл к себе, оставив Мари и Дина вдвоём. Дин всё ещё ошарашено смотрел на Мари. Она нынешняя и она прежняя - отличались, как день отличается от ночи. Дин не мог подобрать слов, поскольку ситуация была новая и непонятная.
  
  - М-м, Мари ты это, не сердись...
  - Дин перестань, я не обижаюсь. Капитан пошутил. Он сам выглядел прибитым, когда меня увидел первый раз сегодня. Что там новенького у тебя лучше скажи.
  
  Дин слегка расслабился, новая Мари была гораздо приятнее старой. Пока капитан не отпустил его, они успели поговорить о многих мелочах. Сержант никак не мог привыкнуть к новой Мари, но она ему нравилась.
  
  В челноке помимо меня несколько человек. Правда, в подготовительный лагерь отправлялся я один. Пара космопехов возвращалась домой, в отпуск к семьям, на остальных я как-то не обратил внимание. Очень хотелось поговорить с десантниками, но они не выказали никакого желания, ответив на все мои вопросы односложно - прибудь на место, сам всё поймёшь и узнаешь. Поняв что добиться от них какой-либо информации бессмысленно, я решил наверстать упущенный сон за ночь и забившись в угол решил подремать.
  Казалось, я только закрыл глаза, как меня пихнул чей-то ботинок.
  
  - Эй просыпайся давай, мы прилетели.
  
  Пилот челнока, не церемонясь, вытащил мои вещи и бросил их на площадку. Выпрыгнув из недр челнока на поверхность и подняв на плечо сумку, я начал осматриваться. Посадочная площадка стояла в стороне от строений, и никто не направлялся в мою сторону. Нечего говорить, что и на самой площадке встречающих не нашлось. Пилот взмахом руки велел мне убраться из зоны выхлопа двигателей, что я и поторопился сделать, так как стоять под стартующим кораблём желания не было. В отдалении на размеченной территории какая-то масса людей что-то делала. Из-за расстояния понять, кто там был и что делал, было невозможно. Постояв как столб минут пять, и окончательно решив, что встречать меня никто не жаждет, я подумал о том собственно куда идти. Строения были разные, и ни одно не говорило мне о своём назначении. От площадки, где я высадился, шла одна дорога к воротам этой базы, но не доходя до них она разветвлялась на несколько. Поскольку у ворот стоял часовой, то выбор куда идти, в общем, был понятен. Не успел я пройти и половины расстояния, как из боковой двери вышел какой-то человек и направился ко мне.
  
  - Шепард?
  - Да, сэр.
  - За мной.
  
  Так немногословно и обыденно началось моё знакомство с обучением на космического десантника.
  
  Два года из меня и ещё сотни ребят, как из заготовок, инструктора выбивали весь шлак и мусор, вбивая в плоть умения, чувство локтя и чутьё на опасность. Некоторые не выдержали и перевелись в матросы и обычную пехоту. Несколько погибло в ходе подготовки. Но те, кто остался, становились практически единым целым, взаимозаменяемым организмом. На третий год должна была пойти боевая специализация, так как на поле боя нужны были не только разносторонние бойцы, но и специалисты.
  Утреннее построение началось как обычно с первыми лучами Солнца. Лично командир базы вышел к нам. Весь инструкторский состав стоял по стойке смирно. Для всех было понятно - сейчас будет что-то важное. Он обвёл нас взглядом и начал:
  
  - Для вас не секрет, что первые два года подготовки были завершены вчера. Сегодня вы начинаете настоящую подготовку, чтобы вступить в десант. Те из вас, кто смогут её пройти и выжить, вольются в наши ряды, для всех остальных похороны оплатит Альянс. Не для того вас тут два года кормили и учили, чтобы выпускать недоделок! Ваше первое назначение - база на спутнике Титан. Именно там вы закончите ваше обучение. И если от командира базы ко мне придет, хоть одна жалоба на вас - лично кости переломаю. А теперь, давайте идите, транспорт ждёт. Я в вас верю, вы должны стать лучшим выпуском этой базы! Служу Альянсу!
  
  Рёв восьмидесяти глоток был ему ответом.
  
  - Будет выполнено, сэр! Служу Альянсу, сэр!
  
  Военный транспорт доставил нас сначала на Луну, в лунный центр подготовки для акклиматизации к уменьшенной силе тяжести. Обучение шло своим путём, боевые костюмы для работы в космосе оказались достаточно просты в работе. Правда ровно до того момента, пока не отказывала какая-либо система, что происходило, по счастью, редко. Пока мы учились работать в костюмах и в невесомости, нам попутно преподавали стратегию и тактику ведения боевых действий Альянса. Правда, преподаватели считали, что это самое главное и вдалбливали в нас знания с силой копра. Тактика ведения боевых действий для нас была более ценна и впитывалась лучше. По окончании двухнедельного цикла нас разделили на две неравные группы. Меня в числе нескольких товарищей поставили отдельно.
  Преподаватель курса вышел к нам на построение. Оглядев наши группы, он достал список и начал зачитывать. Группа, в которой я стоял, получала ещё 300 часов по тактике. По оставшейся части прошёл смешок насчёт неуспевающих. С учётом того что нам наговорили про Титан - спать нам не предполагалось и так, но вот откуда нам за год должны были нарисовать ещё 300 часов? По 25 часов в сутки что ли? В стойке смирно особо не узнаешь, как отреагировали твои собратья по несчастью, но кожей чувствовалось уныние.
  
  - А так же все выше перечисленные получают своё первое звание - капрал. Вольно! Разойдись!
  
   Это было нечто, то, что мы вкалывали на тренировках, на занятиях - и первое звание! В это было просто невозможно поверить, но нашивки на форме были более чем однозначны. Внезапно в казармы вошёл старший лейтенант.
  
  - Шепард к командиру, бегом.
  
  Недоумевая в чём дело, я прошёл к командиру базы. К командиру базы вообще никогда никого не вызывали, максимум к офицеру по воспитательной работе, для стимуляции, так сказать, мыслительной деятельности. Пару раз такая стимуляция заканчивалась "губой", на пару суток. Ничего хорошего, конечно, но что поделать. Иногда жизнь поворачивалась задом в неожиданный момент. Однако сейчас для головомойки не было повода. Во-первых, тут мы не набедокурили ещё, а во-вторых, за последнее время банально не было времени ни на что (и сил кстати тоже). Поэтому вызов был чем-то иным, чем-то необычным. А любое необычное при полном отсутствии информации не могло считаться нормальным. Прибыв к кабинету, я обнаружил там секретаршу, которая предложила мне подождать в приёмной. Дверь кабинета открылась и оттуда вышли трое, командир базы и двое десантников, мужчина и женщина.
  
  - Ну, я вас оставляю. Только не забудьте, у него отправление через 2 часа.
  - Конечно адмирал, спасибо вам за помощь.
  - Шепард! - звонкий голос женщины нарушил секундную паузу. - Ого, ты уже капрал? Ну ты, однако быстр!
  
   Я всё никак не мог понять, откуда я знаю её - и вдруг меня осенило, это же Мари! Мари, с которой я был на Арктуре! Она изменилась с того момента как я видел её последний раз, перед тем как улететь. Она была в форме десантника, в звании лейтенанта, а рядом с неё был ... Дин, собственной персоной, он дослужился до старшего лейтенанта.
  
  - Лейтенант Мари..., старший лейтенант Дин...
  
   Я замялся, так как их фамилий я не знал никогда, а по именам это звучало глупо. Мари подбежала ко мне и обняла. Дин подошёл и пожал руку, дружески ткнув в плечо.
  
  - Мари наконец-то согласилась стать моей женой. Пару недель назад мы расписались и у нас медовый месяц. Вот решили погулять по Земле, а тут ты оказался под боком. Ну и заглянули на огонёк. И давай без чинов, а? Мы сейчас не на службе.
  - Мари, Дин поздравляю от всей души. Я так рад вас видеть! А капрала дали сегодня, только что. Как там на Арктуре? Как у вас дела были эти два года?
  - Не всё сразу, Унклар! Пойдём, посидим немного, до твоего отлёта времени ещё много, а у нас через час челнок обратно на Землю.
  
   Мы просидели в столовой базы и проговорили обо всём. Что и как было в лагере, как у них на базе. Мари рассказала даже, как Дин ей делал предложение. Дин сначала сидел нахмуренный, потом рассмеялся и сказал, что теперь их танец с Мари крутят в "Победителе", а не наш.
  
  - Так что парень придётся тебе искать другую невесту.
  - Дин, я...
  
   Тут они уже оба расхохотались надо мной, и я, поняв, что они меня вдвоём подкололи, присоединился к ним. Время пролетело быстро, слишком быстро. Мне хотелось поговорить с ними ещё о тысяче вещей, но пора было расставаться. Дин посмотрел на часы и коснулся руки Мари. Она чуть вздохнула, и приникла к его плечу. Им было пора лететь обратно. Чуть расстегнув молнию, она показала мне тот самый кулон, который я ей подарил два года назад. Позолота стёрлась, оставив серебряную основу. Я взглянул на Дина, всё-таки это был подарок, сделанный мной его девушке, и я искренне надеялся, что он не знал при каких обстоятельствах. Дин усмехнулся мне.
  
  - Знаешь парень, я сначала думал, что когда встречу тебя, даже не знаю, что сделаю. Но потом понял, что именно надо сделать. Шепард, спасибо тебе за мою жену. Если бы не ты тогда, я бы никогда не смог её найти, несмотря на то, что она была всегда рядом. И она не нашла бы меня. А твой подарок будет всегда напоминать, что счастье можно найти там, где его не ждёшь.
  - Твой дракончик, кстати, очень вписался на полке у меня, теперь, ищу новое место. Его словно там не хватало. Теперь вот в новом доме будем искать ему место
  - В новом доме?
  - Ну да - Дин довольно потёр ладони. - Мы с Мари купили дом на Элизиуме. Когда закончим службу, будем там жить. Вот тебе адрес, не потеряй, когда будешь в тех краях - ждём в гости. Райское местечко!
  - Ну, я только через год смогу, не раньше. Обучение закончится, и тогда только смогу слетать.
  - Вот и хорошо, заодно на маленьких посмотришь.
  
   Я недоумённо посмотрел на Мари. Она хитро и смущённо улыбнулась. Дин приподняв бровь, ответив на моё недоумение заговорщицким шёпотом.
  
  - Только капитану молчок, а то он меня уже грозил под трибунал отправить за то, что я его самую лучшую сотрудницу увёл. Ладно, нам пора. Проводи до шлюза.
  
   Мы прошли по коридорам базы к отсеку. Дин обнял меня и пожал руку, пожелав успеха. Мари расплакалась, обняла и поцеловала. Было немного грустно и в тоже время радостно. Грустно расставаться с ними, радостно, что у меня есть такие друзья, и они помнят обо мне. Вдруг Дин хлопнул себя по лбу.
  
  - Вот балбес! Забыл же ведь, на, держи. Это Мари постаралась для тебя найти. Всё что смогла поднять. Посмотри на досуге.
  
   Он протянул мне голодиск. Они отсалютовали мне как равному и я, с неизвестным мне раньше чувством, отдал им честь. Обняв друг друга, молодожёны ушли в камеру, я остался смотреть на закрытую дверь отсека. Чуть дрогнул пол коридора, это стартовал челнок с Мари и Дином. Всё, пора было возвращаться в казарму к ребятам.
  
   В транспортник мы грузились уже в полной экипировке, со стандартным набором вооружения. Сопровождающих на этот раз не было, что лично меня немного напрягло, так как обычно нас всегда сопровождал офицер. Пока я размышлял над этим несоответствием, к нам обратился по внутренней связи пилот и передал нам вводную. Нашу группу разбили по отделениям, каждому капралу приписали группу рядовых. На инструметроны пришло сообщение с координатами базы и боевой задачей. Нас десантировали на поверхность спутника, и мы должны были добраться до базы своим ходом. Время на это отводилось 5 часов, система автономии каждого костюма гарантировала 10. Возбуждённо переглянувшись, мы все поняли - вот теперь обучение пошло в полевых условиях. Каждая группа получала свою точку десантирования - задача была у всех одна. Первые - отдыхают, последние - чистят гальюн. Для экстренной связи применять код 6. Всё конечно бы ничего, но знания о самом Титане были скудные. Доступ в экстранет отсутствовал, и уточнить возможности не было. Взломать терминал для ребят было делом минуты, но выход был безнадёжно обрублен. Значит, добираться придётся вслепую.
  
  - Парни, в задницу первый-последний. Местность мы не знаем, блуждать нахрен не надо. Титан - база экстремальной тренировки, а не детский сад. Координируем группы по высадке, связь на канале 1124.
  - Боишься, что последним придёшь?
  - Точно! Гальюны всей базы будут твои!
  - Каким надо, таким и приду. Только если скоординируемся, то придём, а не за нами прилетят.
  - Унклар, отвали. Здесь не война, а обучение.
  
  Плюнув про себя на спорщиков, решил действовать по обстоятельствам. Начал вспоминать всё, что знал про Титан: плотная атмосфера, водяной лёд, метановые реки и озёра, возможен дождь и снег, метан-этановый. Холодно, около -180 по Цельсию. Поёжившись, прикинул ресурсы костюма, продержится ли он 10 часов? Получалось, что времени было впритык. Скинул, что вспомнил в файл и разослал его всем парням. Чем больше будет знать о том, куда идём, тем выше шансы на то, что доберёмся сами. Возбуждённый гомон вдруг начал стихать, судя по всему, текст прочитали.
  
  - Эй, скажи, что ты пошутил. Это же задница, а не место!
  - Как мы там пройдём, не зная местности?!
  - Слушай, ты гонишь, нас не выбросили бы в таком месте, это же просто самоубийство там идти.
  - Кто не хочет идти может сразу кинуть код 6. Так что в чём проблемы? Только мы кто - десант или тряпки? Боевое задание у нас есть, мы должны его выполнить! Кто хочет поднять лапки, сразу пусть валит, а кто со мной, после высадки координируемся и идём на базу! Вопросы есть?
  - Не гони! Кто главный будет, мы здесь все равные!
  - Каждый ведёт своих, главного нет, связь только между нами, кто что замечает, сообщает остальным. Если что идёт не так, помогаем друг другу. Тут возможно подземные метаноёмы, поэтому аккуратнее. Местная жизнь вроде отсутствует.
  
  Распределив между собой позывные групп и договорившись о совместной работе, начали проверять экипировку. Проверив себя, я начал проверять и всех своих в отделении. Никто не возражал против работы капралов, дисциплину в нас вбили крепко. По внутренней связи пилот предупредил:
  
  - Отделение 1, до точки высадки 3 минуты.
  
  Первая группа уже стояла у рампы, готовая к выброске. Я со своими ребятами шёл третьим, в голове вспоминались правила десантирования на незнакомую местность, в режиме боевого противодействия противника и в обычном режиме. Как-то нас встретит Титан?
  Первые две группы ушли, насколько успешно мы не знали, броня корабля успешно глушила связь с поверхностью. Наконец наша точка, корабль завис в атмосфере спутника, и я первым выпрыгнул наружу. Оранжевое небо, округлые небольшие камни и поверхность достаточно ровная, будто выглаженная. Перекатившись после приземления (или после прититанивания?) выхватив снайперскую винтовку начал проверять свой сектор. Остальные бойцы также друг за другом, занимали свои места по периметру, закрывая свои сектора.
  
  - Чисто.
  - Чисто!
  - Всё чисто, командир.
  
  Слово "командир" прозвучало как музыка для меня, значит, мои ребята приняли моё командование! Это словно окрылило, всё казалось уже не таким страшным. Определив местоположение и связавшись с уже высадившимися группами, начали рассматривать наше положение. Через сорок минут весь наш курс был на поверхности. Несмотря на то, что костюмы работали на полную, было как-то прохладно. От базы мы оказались почти серпом, первые чуть дальше, последние чуть ближе.
  
  - Ну ладно парни, хватит прохлаждаться, двинулись.
  
  Связь была не ахти, похоже, сказывалось близкое расположение Сатурна и его магнитосферы. Час прошёл в молчаливом движении по направлению к базе, за это время мы смогли подравнять общую удалённость от базы для каждого подразделения. Ничего не предвещало каких-либо сложностей, кроме перебирания через редкие метановые ручейки. Ориентироваться на местности в одиночку было бы тяжело, так как приметных ориентиров не было, а за мелкие взгляд не цеплялся. Непривычный ландшафт и оранжевый цвет неба (и всего остального) всё же не давал какой-либо явной опасности и поэтому крик от первого был неожиданностью.
  
  - Нас атакуют! Мы под огнём!
  
   Это было настолько внезапно, что среагировать успели только в одном, залегли. Тотчас от десятого пришёл такой же вопль.
  
  - Мы под атакой!
  
  Надо было что-то решать, иначе нас просто накроют по отдельности. Выбирать было не из чего, кто атаковал неизвестно, но похоже это был наш тест.
  
  - Второй, ждите нас, четвёртый, пятый в направление второго! Восьмой к девятому бегом, шестой и седьмой в точку девятого! Девятый дождался восьмёрку и работай! Двойка жди нас! Остальные по два собрались, по ситуации действуйте!
  
  Подняв своих ребят, бегом рванули к двойке, по счастью Карина, капрал двойки всё поняла и дождалась. Первый и десятый были плотно под огнём, диспозицию описать не могли, приходилось действовать вслепую. До первого отряда было километра три, оттуда неслись звуки боя. Парни и девчата держались, как могли, с учётом открытой местности практически отлично. Раскрыв винтовку, начал просматривать что впереди. Единичка втянулась в высохшее русло видимо какой-то речушки и их накрыли с холма на другой стороне. Хуже всего было то, что с нашей стороны была только низина, а господствующая высота была как раз напротив. Был ещё один холм, но всё равно на той стороне реки, и добраться до него, не словив от противника, было невозможно. Но выхода не было, если идти в лоб нас просто раздавят и первых добьют.
  
  - Карина, бери всех своих, и старайтесь пробиться к Джеку, как доберётесь, дайте огонь из всех стволов, я пройду со своими на холмик выше по течению. Тройка и четвёрка пусть тоже массируют их стрельбой, как подойдут. Мы через русло туда наверх.
  - Ты свихнулся что ли? Вас там перещёлкают всех!
  - Это единственный выход. Вам тут тоже будет не сладко, не рассчитывай.
  
  Взмах её руки был жестом крайнего несогласия, но она пошла, выполняя мой приказ. Нам же с ребятами надо было прорваться через реку огня, если там только конечно, не идиоты.
  Идиотами они не оказались, Карина и Джек старались, как могли, но и у них были потери, и высунуться для прицельного огня шансов не было. Из семи человек до холма дошло только четверо, мало, слишком мало. Но наши товарищи были внизу под обстрелом, и плакаться времени не было. Откуда-то всплыло "Огонь противника всегда попадает в цель". У десятки и остальных дела были не сахар, но, кажется лучше, чем у нас. Я подполз к вершине холма и уже подумывал, высовываться ли или не стоит. Проверка не помешает, явно нас посчитали, когда мы штурмовали реку, а это значит, нас ждут. Распределив своих по сторонам холма, мы начали. Два булыжника, высунувшиеся над холмом, слетели, сбитые выстрелами противника. Мы с ребятами высунулись следом и успели дважды выстрелить до того как нас накрыли самих. Карен и Шульц успели скрыться, и ответная стрельба не нанесла им урона, мне повезло, задержавшись на мгновение, чтобы оценить обстановку, почти поймал выстрел. Пуля расплескалась о грунт рядом со мной. Обернувшись, я увидел, как Мин скатывается с холма. Она отвлекла булыжниками снайперов, но, похоже, слишком высунулась сама. Позиция была для нас проигрышной, на соседнем холме окопалось больше двух десятков солдат противника, засада была подготовлена заранее, и работали там хорошо тренированные бойцы. Более того нас уже пасли несколько человек, правда это отвлекало их от первого и второго подразделений, точнее того, что от них осталось. Из четырнадцати человек в строю было девять. Четверо из первого и пятеро из второго, Карина старалась их держать. Джек уже лежал на земле без движения. Наконец, четвёрка и пятёрка подоспели и накрыли холм противника огнём. Для нас это был шанс, наконец, ответить за своих ребят. Как только подошедшие открыли огонь, мы сразу высунулись и начали работать по снайперам противника, Карену не повезло, его как-то смог вычислить снайпер и он уткнулся в холм. Оставшись вдвоём, мы доработали по тем стрелкам и смогли, наконец, с высоты взять на прицел холм. Стрельба с двух сторон, а когда Ари догадался пробиться во фланг и с трёх, явно пришлась не по вкусу нашим врагам.
  Внезапно всё поле боя ярко осветилось, нас накрыли мощными прожекторами. С неба рухнули машины поддержки. В наушниках взорвался командный голос.
  
  - Отставить огонь!
  
  Стрельба стихла, мы понимали, что выхода нет, сделать что-либо с этими махинами без тяжёлого вооружения было нельзя. А у нас кроме лёгкого стрелкового не было ничего. Машины одна за другой садились на поверхность, и люди оперативно начали грузить всех убитых с обеих сторон. Противники вышли из своего укрытия и приблизились к нам. Однако с их приближением росло чувство какой-то нелепой ошибки. Этого не могло быть в принципе! Всё подошедшие носили стандартные боевые костюмы десанта, но это значило, что мы вели перестрелку со своими.... С горечью подумалось о дружественном огне, в котором погибло столько хороших ребят. И десятка давно молчит, как там они... На наш холм поднялся ещё один человек, когда он приблизился я смог разглядеть его знаки различия. Каперанг, скорее всего командующий этой базой.
  
  - Капрал Шепард, ВКС Альянса! Я...
  - Капитан первого ранга Адам Рахотцки, командующий базой подготовки космического десанта Титан. Отличная работа, капрал Шепард. Считайте, что первую проверку вы прошли. Дальше будет видно, но пока вы мне нравитесь. Тем хуже для вас.
  
  Капитан кивнул и начал спускаться с холма. Окружившие нас десантники указали нашу машину, в которую мы и забрались. Все, кто остался, летели вместе. Я посмотрел на часы, наше задание вылилось в два часа боя, три четверти мои ребят и половина первого и второго подразделения. Четвёрка и пятёрка почти не пострадали, и ребята смотрели на нас виновато. Карина сидела, обхватив голову руками, и, судя по вздрагивающим плечам, плакала навзрыд. Всё мы сидели пришибленные таким количеством потерь, а ведь всё это были наши друзья, кто-то ближе, кто-то нет, но антагонизма у нас не было. Соперничество да, конечно было, и в учёбе и просто в жизни, но тут... Очень хотелось верить, что десятка и остальные смогли обойтись меньшими потерями. Если тут такой отсев, то никаких новобранцев не хватит, мрачно решил я про себя. Полёт длился недолго, наша машина повисла в центре базы и высадила нас на плацу. Это было странно, так как площадки были видны дальше. Мы сгрудились на площади посреди базы. Я пересчитал нас всех, двадцать два человека. Из тридцати пяти. Не так плохо, конечно четвёртое и пятое подразделения составляли больше половины выживших, но всё-таки... Карина оглядела оставшихся, Ари с Беном подошли к нам.
  
  - Это все? - Бен смотрел неверящим взглядом. - Как же так... А Джек?
  - Там. Из первого и второго семь человек. Из третьего... - голос Карины сорвался и она замолчала.
  
   Мне было нечего сказать, мы с Шульцем были единственные, кто выжил из третьего. Моё командование, похоже, было кратким моментом. За такие потери меня в лучшем случае разжалуют обратно в рядовые.
  
  - Унклар, сколько их было там?
  - Двадцать человек, доминирующая позиция, гнёзда, окопы, щиты. Четверо снайперов.
  - Сколько твоих на холме было-то?
  - Мин, Карен, Шульц и я. Мин почти сразу сняли, Карену не повезло, его, когда вы подошли стрелок снял.
  - А Арину, Вулпи и Эл...
  - На реке ещё, когда прорывались. Там было тяжело.
  - Я говорила тебе, что вы там ляжете, говорила? - Карина снова заплакала.
  - Карина, если бы мы там не легли, нас всех перестреляли бы сверху...
  
   Над базой пролетела вторая волна машин и села на площадках. К нам стали подходить и строиться персонал базы и проходящие обучение десантники. Для нас это было не в диковинку, и мы быстро построились сами, чтобы показать, что и мы не бестолковые курсанты, не знающие где, что и как. Я всё поглядывал и ждал, что может, к нам ещё присоединятся кто-нибудь из других групп, но больше никого из наших не пришло. Становилось понятно, что десятка и их поддерживавшие не продержались. К нам на плац вышел каперанг.
  
  - Итак, у нас сегодня должен был быть день приёма новичков и выпуск старожилов. По традиции этой базы мы проверяем ваши навыки, тех, кто идёт к нам учиться и тех, кто выпускается. Не могу сказать, что меня радует сегодняшняя ситуация. С одной стороны новички показали себя хорошо, а некоторые и даже более чем хорошо. Но вот с другой, с другой вопрос сложнее. Пятый взвод! Два шага вперёд, База должна знать своих героев. Два десятка прошедших годовую подготовку десантников не смогли смять пять разрозненных отделений новичков, у которых весь боевой опыт был со взрывпакетами! Чем спрашивается, вы занимались в течение года? У вас было преимущество местности, преимущество позиции, боевой опыт. И всё равно не вмешайся я, вас бы накрыли, в конце концов. Охват с трёх сторон! Будь у их командира ещё одно отделение, вас взяли бы в кольцо. Сержант Браун!
  - Да, сэр!
  - В чём причина вашего поражения?
  - Недооценка соперника сэр, самопожертвование противника при занятии позиции, сэр. Отсутствие подкрепления в нужный момент боя, сэр!
  - Точнее не скажешь. К счастью для меня, и для вас лично, одно из наших подразделений смогло победить команду новичков, правда, с большими потерями для себя. В реальных боевых действиях потери личного состава были бы процентов 60%, что повлекло бы за собой дисциплинарное взыскание как минимум. Тем не менее, третий взвод справился с задачей, технически, но не по сути. Сержант Широв!
  - Да, сэр!
  - Причина высоких потерь во вверенном взводе.
  - Недостаточный элемент внезапности сэр, распылённость сил взвода на большом расстоянии. Недооценка тактических решений противника, сэр.
  
   На сердце стало теплее, значит, парни и девчата смогли задать трёпку этим "орлам". И фраза каперанга - "В реальных боевых действиях потери личного состава были бы" - а что же тогда было там?
  
  - Сержанты Браун, Широв, капралы Шепард, Мийра, Афлек, Сидзинцу - в кабинет тактических занятий. Сержанты, проводите новичков. Интендант - займитесь вновь поступившими. Все свободны.
  
  Плац стал пустеть, наших ребят забрали на обустройство, а мы вшестером отправились в здание на краю территории. Оба сержанта были не в лучшем настроении, особенно Браун. Сержант Браун была высокой девицей (девушкой её никак не поворачивался язык назвать), метра под два с лишним и массивная, как скала. Лицо мужеподобного вида никак не соответствовало её достаточно приятному голосу. В ней были намешаны наверно все земные расы, во всяком случае, отнести её к какой-то одной я точно не смог бы. Широв же был европейской внешности, хотя эти отличия ничего не значили в рядах Альянса. В кабинете, если этот зал можно было так назвать, конечно, уже были подготовлены трёхмерные планы местности, где в бою сошлись наши части и десантники базы. Каперанг был уже там, рядом с ним было два офицера, они рассматривали планы и о чём-то переговаривались. Позиции наших противников были нанесены. Для десятки условия были получше, и с учётом растянутых линий всё-таки шанс был. Правда, это было только предположение, и я не знал, как там развивались события. Может, их сразу и накрыли и потом подходящих взяли с двух сторон... Судя по всему, а тем более по составу присутствующих, скоро всё прояснится. Командир базы обернулся к нам и пригласил к макету.
  
  - Макет готов, сейчас мы смоделируем произошедшее с участниками, это считай кому-то первый, а кому-то последний раз узнать что-то о тактике в этих стенах. А теперь послушаем командира этих новичков, столь блестяще поработавшего. Капрал Шепард!
  - Да, сэр!
  - Доложите о задании.
  - Если позволите, сэр, я не командир нашей роты. Я и группа товарищей получили звание капрал на лунной базе. Командир назначен не был. При подлёте к базе, в 17-30 по времени Земли капралы получили задание десантироваться на поверхность спутника Титан. Состав отделений был передан каждому вместе с заданием. Поскольку информация о спутнике отсутствовала, было принято общее решение скоординировать группы по зонам высадки и выдвигаться к базе после высадки последнего подразделения. Группы успешно завершили десант к 21-00 по времени Земли, сэр.
  - Интересно, то есть вы приняли командование уже по ходу, хмм... - один из офицеров сделал какую-то пометку у себя на планшете.
  - То есть как при подлёте, вы должны были получить задание перед посадкой в транспорт! - Каперанг был явно недоволен.
  - Не могу знать сэр! Запись получения задания готов приложить, сэр.
  - Так, сейчас проверим в чём дело, Фирс уточни причину задержки, продолжай.
  - Получив координаты групп, выровняли расстояние до базы и между группами и начали движение в походном порядке к координатам указанным в задании. Примерно в 22:30 по первому отделению был открыт огонь, через несколько минут был открыт огонь по десятому отделению. Точное время указать не могу, виноват сэр. Отдав указание собраться по два отделения и выдвигаться на позиции атакованных, вышли на позицию второго подразделения. Объединившись, вышли к позиции первого подразделения, в эту точку. Провели осмотр местности и распределили обязанности. Отделение капрала Карины Мийра должно было пробиться к отделению капрала Джека Сареша и прикрыть огневой поддержкой при форсировании русла реки. - Я показывал инструметроном наши действия на карте. - В составе четверых бойцов отделение номер три под моим командованием вышло на холм в 23:40 по времени Земли. Вступили в боевой контакт с противником, к 0:20 в бой вступили отделения четыре и пять. Отделение номер пять вышло на правый фланг противника в час ночи. Через несколько минут огонь был прекращён по вмешательству тяжёлой техники Альянса.
  - Какими данными вы обладали по Титану? - голос офицера после моего монолога прозвучал в тишине.
  - Только то, что смог вспомнить сэр. Доступ в экстранет был заблокирован.
  - Сколько бойцов осталось в строю после команды о прекращении огня?
  - Первое отделение, капрал Джек Самеш убит, четверо погибших, второе отделение, капрал Карина Мийра, трое погибших, третье отделение, капрал Унклар Шепард, пятеро погибших, четвертое отделение, капрал Ари Афлек, погибших нет, пятое отделение капрал Бен Сидзинцу, один погибший.
  - Причины высоких потерь в вашем отделении, капрал? Вы понимаете, что вас практически уничтожили?
  - Да сэр! Это было необходимо, в другом случае противник оказывался на господствующей высоте и мог скрытно занять вторую, что, не позволило бы провести штурм позиции имеющимися у нас силами.
  - То есть ты бросил своё отделение для выполнения задачи всего взвода?
  - Так точно, сэр. Выполнить этот манёвр без потерь было невозможно. Пришлось штурмовать имеющимися силами. У первого и второго отделений не было укрытий, вероятность удержать позицию до подхода четвёртого и пятого отсутствовала.
  
  Выслушав меня, и выслушав сержанта Браун, начался "разбор полётов". Моё решение штурмовать высоту с малыми силами приняли как правильное решение, с учётом обстоятельств и расклада сил. Браун влетело по полной программе, она зло глянула на нас, и честно сказать, я очень порадовался, что с ней и её ребятами нам не придётся сталкиваться. Все три офицера слушали и дополняли её доклад. Потом включили кадры записи боя. Оказывается, нас снимали, чуть ли не со всех сторон, и действия на поле боя были видны прекрасно. Наш штурм высоты был, конечно, тоже запечатлён. Видеть, как падают твои друзья, было тяжело. Там этого я не видел, и было как-то легче, но когда ты видишь, как на бегу падает твой солдат... Смотреть было очень тяжёло. На кадрах отбивающейся группы тоже не было приятных моментов. Джек, оказывается, успел прикрыть собой Карину, специально так случилось или нет, уже было не сказать, но зная Джека, я был уверен, он бы это сделал с радостью. Карина, просматривая видео, опять зашмыгала носом, но смогла удержать слёзы в присутствии старших по званию. Каперанг с удивлением посмотрел на неё и потом перевёл взгляд на всех остальных.
  
  - В чём дело, десантники?
  - Это были наши друзья сэр, мои друзья... мне так жаль...
  
  Офицер недоумённо смотрел на нас. Наконец до него стало доходить, что в ситуации слишком много белых пятен.
  
  - Капрал Мийра прекратить слёзы. Шепард, дай-ка мне ваше боевое задание.
  
   Я передал капитану сообщение, которое мы получили. Читая его, капитан немного изменился в лице, но ничего не сказал. Молча, дал прочитать своим офицерам. Оба придвинулись и прочитали текст, благо его краткость была поистине талантлива. Один из них, постарше, присвистнул.
  
  - И вот с этим они десантировались? Это что - новая метода, о которой нам забыли сказать?
  - Ну а что, так сказать сразу и в бой, чего там мелочиться.
  - Да у нас же центр экстремальной подготовки, разве нет?
  - Конечно, отсев будет больше, ну так нас и так много, правда?
  - Да что тогда, десант с орбиты, авось кто долетит.
  
  Несмотря на шутливость разговора, и особенно глядя на командующего базой, мы стали догадываться, что вся эта ситуация, в которой мы и оказались, предполагалась несколько иной. Но вмешиваться в разговор старших по званию было бы сверхрискованно. Оба сержанта слушали его тоже, вытянув уши, поскольку, там может, была какая-то поблажка им, за провал в операции. Наконец, офицеры отвлеклись на нас.
  
  - Те, кто так пошутил с вашей ротой, капралы, будут наказаны. Я, во всяком случае, сделаю всё возможное, чтобы в дальнейшем подобного не происходило, а по человеку отдавшему вам такой приказ, буду требовать дисциплинарного расследования. Ваши боевые товарищи вполне себе живы. Никто не собирался, и не собирается, использовать боевые патроны. У всех вас были парализующие заряды, так что не беспокойтесь за них, через несколько часов они выйдут из госпиталя. Но, тем не менее, я, как командир этой базы, несу за всех вас ответственность, пока вы находитесь под моей юрисдикцией, поэтому приношу свои извинения. За проявленное мужество на поле боя перед лицом превосходящего противника, капралы Мийра, Афлек, Сидзинцу предоставлены к поощрению. Капрал Шепард, за проявленное мужество на поле бое, за принятие решения спасшего вашу роту и выигранный бой вы предоставлены к званию сержант. Это против наших правил, но в этой ситуации вы проявили умения и подготовку, достойную этого звания. Я буду надеяться, что вы не снизите требование к себе и сможете добиться большего.
  
  Сержант! Это было не хорошо, не отлично - это было КРУТО! Обычно сержанта можно было получить только при выпуске с Титана, а я умудрился получить, только тут появившись. Будет возможность, дам знать Дину с Мари, пусть порадуются за меня. То, что ребята остались живы, просто свалило камень с души, они живы и смогут быть с нами. Но урок на будущее остался знаковый. Раньше это воспринималось как-то иначе, проще что ли. Мы не сталкивались лицом к лицу со смертью. А тут мы все стояли у черты, и кто будет следующий, ты или он, твой напарник, всё это раздавливало психологически. Особенно после боя, когда ты стоишь и смотришь в глаза выжившим, и называешь имена тех, кто остался ТАМ. Но сейчас от нас всех требовалось другое, и от меня это должно было быть первым.
  
  - Служу Альянсу, сэр!
  
  Дальнейший разбор действий наших подразделений во второй точке был для меня немного отвлечён. Браун и Широв объясняли свои действия и последствия, офицеры привносили своё мнение на происходившее. Отвлёкшись от осознания звания, я всё-таки более внимательно стал прислушиваться ко всему. По всему выходило, что Широв сделал всё правильно, почти. Но нашим ребятам, конечно, не хватило опыта там прорваться. Я не был уверен, что смог бы лучше там пройти, разве что постараться провести одно отделение вот тут... Я подошёл к карте, чтобы поподробнее осмотреть один участок. Это заметил инструктор, тот, что постарше.
  
  - Ну, что скажешь? Какие у тебя тут идеи будут?
  - Сэр, я бы взял усиленное отделение и провёл бы его вот здесь, через эту низину, вот сюда. Отделения, связанные боем отвёл бы к этому холму и манёвром отделения из их числа постарался бы сдвинуть фланг противника ближе к основным частям. Если противник отказался бы перемещать свою группу, то усиленное отделение распределить в двух точках вот здесь. Таким образом, противник окажется между двух огней и будет вынужден провести перегруппировку, что позволит основной части ударить вот сюда.
  - Ты опять рискуешь для выполнения задачи отделением...
  - Задача должна быть выполнена сэр. В случае перекрёстного огня противник будет вынужден разворачивать свой взвод и уменьшать плотность огня, что позволит выйти на его рубежи без чрезмерных потерь.
  
   Он кивнул мне, удовлетворённый ответом. Обсуждение продолжилось уже без нас, мы только слушали и старались запоминать какие-то ходы, применяемые на поле боя. Нам было понятно, что, в общем-то, условия были равные, кроме знания местности и заранее подготовленной позиции. Они не использовали дронов и поддержку, ориентируясь на зрительный контакт, как и мы. В принципе, будь у Браун больше солдат, нас бы снесли в пять минут. Но ограниченные ресурсы и отсутствие разведки дронами дало нам шанс. Небольшой, но всё же шанс. Обсуждение боя велось теперь между всеми, нас тоже подключили к разбору, указывая на очевидные и не совсем очевидные решения. К концу занятия Браун и Широв, поуспокоились и уже не посматривали на нас как прежде. Приятельскими взгляды, конечно, не стали, но какое-то уважение мы заслужили. Наконец всё закончилось, и капитан всех отпустил, отправив нас в столовую. Спустившись вместе с сержантами и перейдя в другое здание, мы наконец-то воочию смогли убедиться в том, что применялись только парализующие выстрелы. Все наши сидели за одним столом, длинным как этот день. Мы направились было к своему столу, когда инструктор придержал нас.
  
  - Вы сейчас проходите вон туда.
  
   Он указал нам место рядом с офицерским столом. Это было непонятно, и, глядя на нас и наше недоумение, Широв прошептал:
  
  - Мы опоздали к началу, так что добро пожаловать за стол штрафников.
  
   Это был неожиданный поворот. Понятно, что дисциплина, прежде всего, но мы-то не по своей воле опоздали! Спорить с решением старшего по званию было бессмысленно. Так что мы поплелись на свои места, надеясь, что это был первый и последний раз, когда мы будем тут. Идти пришлось через весь зал, и явно, что это место пользовалось соответствующей славой. Сержанты торопились пройти быстрее, мы же плелись медленно. Инструктор глянул на нас, жестом приказав пошевеливаться. День выдался сумбурный, а это только первый день обучения. Оставалось надеяться, что последующие будут легче.
  
  Двухгодичное обучение, которое мы считали тяжёлым, было просто детской разминкой по сравнения с тем, что предложили нам здесь. Инструктора-сержанты были постоянно недовольны, и нами, и нашей подготовкой. Из нас выдавливали не то что все соки, из на выжимали всё, что можно выжать и ещё докручивали, а вдруг где-то ещё осталась капля сил. Для меня и капралов отдельным кошмаром были дополнительные занятия по тактике и стратегии. Ксенобиология, поведенческие реакции чужих, сильные и слабые стороны войск противника, отдельных бойцов и оперативных соединений. Казалось, что голова вспухнет, а мозги просто откажутся воспринимать что-то новое. Всё сразу навалившееся на нас просто заставляло опускать руки. К тому же для всех нас пришёл запрос о выборе своей специализации. Для меня наиболее актуальна оказалась снайперская винтовка, она позволяла контролировать обстановку и иметь возможность просчитывать решения.
  
  Лично для меня, память о первом нашем бое неотступно стояла за спиной. Как можно было избежать потерь, что мог противопоставить противник и так далее. К сожалению, после "входного" теста со многими у меня отношения подпортились, задачу мы, конечно, выполнили, но цена оказалась высоковатой. Постепенно стали замечать, что на всех тактических занятиях выполнение задачи проходило в максимально короткие сроки и точно, но ценой этого был рост потерь. Первой отношения со мной оборвала Карина, вдвойне обидно было, что она была одна из тех немногих, кто мне нравился, и её реакция болезненно ударила меня. Брошенная мне напоследок фраза о том, что для меня все стали игрушечными солдатиками, которых не жалко, что я перестал за точками на карте видеть живых людей, ужалила как земляная пчела.
  
  - Карина, я же сам там стою вместе со всеми, и собой рискую также! Мы выполняем наш долг! Если мы будем бояться....
  - Ты там идёшь, а вокруг падают другие. Тебя даже Смерть к себе не возьмёт. Так и будешь болтаться никому не нужный, ты ею меченый! Уйди от меня!
  
  Карина оттолкнула меня и, не оборачиваясь, умчалась в казарму. Я стоял и пытался осознать, что она мне сказала. Во время практических занятий я не меньше других получал и шишки и синяки. Задыхался в пробитом костюме, пока система пыталась залатать пробоину. Не говоря про мой дом... там. Там мне тоже повезло? В том, что выжил, что меня смогли откачать и спасти?! В ярости я, не разбирая дорогу, рванул в зал, надо было хоть как-то сбросить свою злость, а что может быть лучше доброго спарринга? В зале занятий уже не было, время ужина, так что никто мне не помешает. Включив спарринг-партнёра на максимальный режим, я рванул на него. Ответный удар отбросил меня к стене, пелена ненависти спала, и уже пришлось вытрясать из себя всё лишнее, чтобы противостоять этой машине. Пропустив ещё пару ударов, от которых затрещали рёбра, в голове окончательно прояснилось. Осталось только понять, как теперь с этой дурой электронной разобраться, ибо добраться до неё я никак не мог. Слишком быстро и мощно она отвечала на все мои попытки провести хоть один из приёмов и вырубить её. Получив ещё разок-другой, вопрос встал в иной плоскости - как бы живым остаться. Разорвав дистанцию и нарезая круги чтобы её сохранить, я начал искать выход из сложившейся ситуации. Некстати вспомнился отрывок из фильма про применение биотики, вот бы она мне пригодилась сейчас! Среди нас специалистов не было, их готовили в другом месте и с нами они нечасто пересекались. И это было очень редким даром! Полезным и зачастую единственно доступным при решении задачи. Оставалось только сожалеть о том, что мне этот дар не перепал.
  
  Отказать в адаптивности спарринг - партнёру было нельзя, гоняя меня по залу, он смог зажать меня в угол. Ситуация оказалась однако пренеприятно сложной и гарантировала больничную койку. Выхода из ситуации я не видел, и в голове пролетело воспоминание о Мендуаре. С яростью я прыгнул вперёд и нанёс удар. Точнее попытался, но не смог, так как моего противника снесло, словно ему из масс-ускорителя влупили. Вокруг моей руки змеились голубоватые молнии, впрочем, они быстро пропали. Я почувствовал себя выжатым как после кросса с полной выкладкой. Спарринг-партнёр лежал грудой металла и пластика у стены, смятый и покорёженный. В это было невозможно поверить. Для управления биотикой были нужны усилители, операция. Сейчас как раз пошли в серию Л3, гораздо более совершенные, чем прежние. Но я-то не проходил никакой имплантации! Всё что нам было сделано - это стандартные улучшения с целью усиления в пределах разрешённых Альянсом и Советом генетических модификаций. Эффект от них был небольшой, но это позволяло иметь некоторое преимущество в ряде случаев. Но биотика могла быть врождённой только у азари, для всех остальных это было пренатальное облучение нулевым элементом. Целенаправленное применение подобного было запрещено, но общее распространение технологии эффекта массы привело к росту аварий с выбросом нулевого элемента. Насколько они все были естественными - являлось вопросом открытым. Мне оставалось допустить, что когда мама была беременна мной, она попала в зону выброса.
  
  Однако всё это не давало никакого ответа, как мне этим пользоваться, так как полная подготовка для биотиков была длительным процессом, и мне было уже поздно туда переводиться. Размышляя над этим вопросом, я пропустил момент, когда в зале появился лейтенант-инструктор. Увидев разбитого партнёра, и меня с явными следами боя, он сделал единственно верный вывод:
  
  - Шепард, какого хрена?! Если тебе нужны дополнительные рукопашные занятия достаточно об этом попросить. А самовольно забраться в зал и сломать робота - это не шутки! К тому же, ты наверняка и ужин пропустил? Ну-ну...
  - Так точно, сэр! Виноват, сэр! Спарринг-партнёра сломал я.
  - Кто ещё был с тобой? Его будто танком смяло! Один ты бы никогда не смог этого сделать. Итак, кто ещё тут был?
  - Никого кроме меня, сэр! Это сделал я один.
  - К капитану, марш!
  
  Капитан не был доволен, мягко говоря. Так что наказание за свою несдержанность было для меня понятным и предсказуемым. Единственное что вызвало у него заинтересованность - то, что я смог превратить в утиль боевого робота. Приказав лейтенанту просмотреть камеры наблюдения, и выяснить был ли я там один, он сухо спросил меня:
  
  - В чём дело сержант? Лычки мешают, и спать не дают? Так ты только скажи, это быстро - разжаловать-то несложно. Ты хоть знаешь, сколько он стоит? Если вы начнёте тут всё крушить, на вас никаких денег не хватит! Три тысячи кредитов, Шепард!
  - Капитан, я не собирался его ломать. Я захотел немного размяться, но при установке настроек выставил слишком высокий для себя уровень взаимодействия. Когда он меня загнал в угол, я провёл атаку и, кажется, снёс его биотикой...
  - Да неужто? Что же раньше ею не пользовался? Только сейчас вспомнил как?
  
  Капитан презрительно скривился, оправдываться было бессмысленно, машину я действительно сломал, да так, что её только на свалку. Собственно, и то, почему там оказался - я сам виноват, надо ко всему спокойнее относится. Пока мы беседовали, вернулся инструктор и принёс запись внутренних камер. Оставив меня стоять, они оба начали просмотр. Я видел их голоэкран и свои кульбиты от взбесившейся машины. Лейтенант слегка крякнул и что-то набрал на инструметроне. Увидев полученный ответ, он присвистнул и взглянул на меня. Капитан отвлёкся от записи и спросил:
  
  - Рино, что ты там нашёл? Он тут один, это очевидно, хоть не врёт. Правда, я всё равно не понимаю, как он смог смять партнёра. Он же его гоняет по всему залу, Шепард в защите всё время.
  - Капитан, у "Эльзы" был выставлен режим полного контакта. Более того, он дополнен. Но я не понимаю как, эта модель не перенастраиваемая.
  - Ладно, разберёмся и с этим. Однако, рукопашку ему надо подтянуть, не держит удар. Всё понятно, Рино?
  - Так точно, капитан! - улыбочка Рино гарантировала мне его усиленное "внимание".
  
  Наконец запись дошла до момента, когда меня "Эльза" (имечко конечно для этой дуры...) зажала. На видео было видно, что я бросаюсь на неё без какой бы то ни было защиты, и... Правую руку вдруг охватывают голубые молнии, и как только я сделал движение в сторону противника, его начало сминать и отбросило от меня. Дальше я стою и обалдело смотрю на свою руку, с которой пропадают молнии. Капитан остановил воспроизведение. Лейтенант также обалдело смотрел на меня, капитан же был несколько удовлетворён. Это было для меня абсолютно неожиданно, если реакцию лейтенанта я предполагал (я и сам-то от того что произошло не сразу отошёл), то реакция командующего была непонятна.
  
  - Итак, ты смог реализовать свой потенциал. Это хорошо, вполне возможно, что когда-нибудь это спасёт тебе жизнь. Сейчас же марш в карцер, посидишь, подумаешь, как себя контролировать. Заодно повспоминай, как ты смог это вызвать. Лейтенант отведи его. Новую машинку я тебе закажу. Ради такого дела можно. И разберись с модификацией.
  
  Ночь в карцере приятной не назовёшь, но это не было худшим вариантом. Утро началось с дикого желания чего-нибудь сожрать. Обычно такого не бывало со мной, и я решил, что это вчерашний спарринг так сильно вымотал меня. Надо будет учиться пользоваться этим умением, иначе толку от этого будет немного. Пришедший караульный отвёл меня в общий зал столовой, место моё было известно, поэтому направляясь к столу штрафников, я увидел свою порцию. Надо отметить, что кормили более чем прилично, но то, что было в этот раз (и только для меня, как я успел заметить, глянув краем глаза на своих) поражало своими объемами. Сразу подумал про себя, что столько съест человеку не дано, но то ли я теперь уже не был человеком, то ли ещё что, но смолотив всё что было, я уже стал задумываться, что добавка в данном случае не помешает. Моя прожорливость не укрылась от глаз ребят, что послужило шуточкам насчёт отсидки в карцере. Это немного растопило атмосферу вокруг меня и не отдалило нас с Кариной. Она не стала подчёркнуто холодной, какой бывала последнее время, но осталась нейтральной.
  
  Для меня последствия случая в спортзале явились не только в виде большего количества тренировок рукопашного боя, но и ещё одними занятия - по биотике. Поскольку отправлять меня в группу детей-биотиков было попросту глупо, со мной вёл видеокурс один из преподавателей "Пути". Тренировки по биотике истощали очень сильно, настолько, что после ужина я еле доползал до своей койки в казарме и проваливался в чёрный сон без сновидений. Хуже всего было то, что результата этих тренировок было "кот наплакал". Всё что удавалось создать более-менее стабильно, это поле броска и телекинез нетяжёлых предметов. Для создания кинетического барьера, или поля сингулярности, была необходима операция и усилитель, что делать было в принципе поздно. Инструктор честно предупредил, что надеяться на большой прогресс в биотике мне не следовало, слишком поздно обнаружили. В конце концов, получив результаты последних медицинских тестов, на следующей тренировке он объявил мне, что это последняя.
  
  - Шепард, вы достигли своего пика. Большее вам недоступно, довольствуйтесь тем, что есть. Последние анализы стабильно дают одни и те же результаты. Вам остаётся только поддерживать себя в форме. То чего вы достигли - это много, но весь потенциал можно было бы развить попади вы к нам ребёнком. До свидания, Унклар, был рад с вами работать.
  
  Экран консоли потух, вернувшись в режим ожидания. Что ж, пользоваться во всю мощь, как это могут настоящие биотики, мне не суждено, но то, что у меня есть, даёт мне преимущество. Жаль, конечно, что я не могу воздвигать барьеры, как десантницы-азари - аккумуляторы щитов вылетали после одной хорошей очереди. Про остальные возможности и говорить нечего, эффективность с эффектностью на высшем уровне. Но... Раз нет - значит, нет, а из этого выходит, что пора докладывать об окончании курса.
  
  Наконец год прошёл, и перед нами оставались только финальные тесты и выбор "встречающих" для новичков. Последний месяц превратился в ад, выматывающие тесты, теоретическая часть, всё в одном флаконе без права на передышку. Не сдать было невозможно, но финальные испытания сильно влияли на распределение в боевые части. Каждый вытягивал из себя все жилы, чтобы сдать всё на "отлично", так как сидеть в гарнизоне какого-нибудь захолустья никому не улыбалось. Лазарет базы стал предельно знаком всем и каждому, травмы стали настолько часты, что сильного внимания на них уже не обращали, только как на помеху при сдаче. Для меня и капралов командирские обязанности прокручивались даже во сне: тактика боя, построения, управление - тысячу и ещё один раз повторенное, усвоенное на тренировках, впитанное в кровь и плоть. Тесты, боевые тренировки, теория, спарринги - день за днём, неделя за неделей, и вот он - конец месяца! Мы сделали это, мы через это прошли! Теперь только окончательные результаты, и выбор бойцов. Нас выстроили на плацу, напротив стояли все инструкторы и остальные офицеры базы, не занятые в тот день. Каперанг вышел вперёд и поприветствовал нас. Ответом ему было громогласное: "Здравия желаем, капитан первого ранга!" Он приступил к своей речи, отмечая наши достижения и знания, полученные на базе. Вступительная часть закончилась и началась раздача слонов. Для большинства звание рядовой так и осталось неизменным при выпуске, но некоторые смогли подняться до капрала, Самеш и Али дотянули до сержантов. Меня в списке не было, и я не знал радоваться этому, или нет. Всё-таки и дисциплинарка была, и по биотике я не смог сильно развиться.
  
  - Вы все отлично справились с программой обучения на этой базе. Ваша дальнейшая карьера и судьба зависит только от вас самих. Я рад, что вы смогли закончить все вместе, не потеряв никого из своих по ходу. Это показывает ваш дух, ваше стремление помочь друг другу. Однако среди вас есть те, кто смог добиться большего, чем предполагается курсом обучения. Капрал Карина Мийра, шаг вперёд! За ваши достижения вы получаете звание старшего сержанта. Будьте достойны этого звания!
  - Служу Альянсу, сэр! - Карина, со вспыхнувшими щеками, стояла перед строем.
  - Сержант Унклар Шепард, шаг вперёд!
  
  Я шагнул вперёд из строя. Нервы были натянуты как струны, я понимал Карину. Стоять перед строем и ждать поощрения, зная, что на тебе сосредоточена почти сотня глаз, было приятно и в тоже время тяжело.
  
  - Вы успели отличиться при поступлении в ВКС Альянса, получив поощрение на Арктуре, получили звание капрал на Луне. Провели отличный вступительный бой и координацию своих товарищей здесь, на Титане. Решив, что и этого мало, вы сломали спарринг-партнёра, проявив биотические умения. Что ж, вы добились повышенного внимания к себе. За достижения и проявленное упорство в учёбе вы получаете первое офицерское звание младший лейтенант. Не часто у нас оказывались на выпуске лейтенанты, но каждый, кто его получал у нас, смог достичь многого в дальнейшем. Надеюсь, вы продолжите эту традицию.
  - Служу Альянсу, сэр!
  - Курс! Ура вашим товарищам!
  
  Громогласное тройное "Ура!" прокатилось по плацу и заметалось среди зданий базы. Были бы здесь птицы, подумалось мне, взлетели бы со всех окрестных деревьев.
  
  - А теперь, Шепард, Мийра - вы будете встречать новичков. Вам придаётся по три отделения каждому для выполнения задачи. Проверьте знания и умения новичков и ваши собственные. Как обычно заряды парализующие, к пленным относится гуманно. Выбор тактических решений и места за вами. Маршрут их движения, состав ваших отделений и остальные данные получите у меня. Все свободны!
  
  Мы переглянулись с Кариной, эта честь была оказана нам двоим неспроста. Значит, будем соперничать своими подходами к делу. Каперанг был в курсе всех событий и наших разногласий. Итак, за дело, сначала к капитану за боевым заданием, а потом думать где и как встречать.
  
  Новички прибывали через 40 часов, времени было немного, но с учётом того, что маршрут их был известен, лишних вопросов не было. Получив на руки список своих ребят, мы с Кариной вышли из зала совещаний. Просмотрев своих ребят, я нашёл странное несоответствие пропорций в группе. Из шестнадцати человек четыре снайпера, десять солдат, три инженера и трое штурмовиков из отдельного отряда. Они прибыли через полгода после нас и, обладая биотическими способностями, проходили боевое обучение с нами. Практика была внове, обычно их готовили на другой базе, но после переподчинения решили свести под одну с нами крышу.
  
  Зная мою тактику, могли бы выделить хотя бы ещё одного снайпера. Но дарёному коню в зубы не смотрят, так что будем обходиться теми, кто есть. За мыслями о задании вдруг всплыло понимание, что я не знаю, откуда фраза насчёт коня. И почему ему в зубы смотрят. Подобные вещи происходили редко, но каждый раз я никак не мог привязать фразу к какому-то моменту памяти. Глубоко в душе она казалась соответствующей моменту, но откуда она всплывала?
  
  У Карины не было подобных терзаний, просматривая своё задание и список взвода, она присвистнула. Похоже, что задание немного растопило её холодность ко мне.
  
  - Мне придали пятерых штурмовиков! Вот это да! Ребята там ого-го какие!
  - У меня трое, остальные наши.
  - Ага, будем с ними учиться работать вместе. Если что пойдёт не так, я так и быть выведу тех, кто от твоих останется. С тобой, скорее всего, правда?
  
  С милой улыбочкой она продефилировала готовиться к своим ребятам. М-да, зря я понадеялся, что отношения у нас выровнялись. Ничего не изменилось в лучшую сторону, и это значит, что отвлекаться на подобные эмоции глупо и попросту вредно. Солдат есть инструмент воли командира, может быть, со временем она это поймёт. Список доступного вооружения был достаточно короток, никаких гранат, мин и прочей прелести. Только лёгкое стрелковое оружие, да дополнительные комплекты батарей для щита. Ну что же, начну и я подготовку своих.
  
  После построения приступили к выбору позиции, чтобы учесть все наши плюсы и по максимуму обеспечить безопасность. Штурмовики в один голос высказались за контактный бой, в котором они были особенно сильны. Их умения в минимальный срок наносить максимально большие повреждения могли бы быть полезны. Но врываться в строй превосходящего по силам противника было самоубийственно и не привело бы к успеху. Задача была проверить наших вновь прибывающих, а не дать им перестрелять друг друга. Парализующие заряды не убьют, конечно, но и радости от них немного. Выбрав место для встречи, я собрал своих ребят. Пора было готовить нашу позицию. Взяв шанцевый инструмент у интенданта, выступили на точку, работы предстояло много, и лучше было начать пораньше. Выбрав позиции для снайперов, начали копать укрытия для солдат и штурмовиков. Такую работу конечно надо бы поручать кому-нибудь другому, поскольку делать укрытия в смерзшемся грунте, наполовину состоящем изо льда, удовольствие было ещё то. Метановый снег был плохой защитой, поэтому брустверы делали изо льда, стараясь придать нашему укреплению максимально естественный вид. Закончили свои дела почти к вечернему построению, но я был уверен в нашей работе. После ужина я договорился на счёт тактического зала, где мы проговорили и обсудили между собой план операции, возможные ходы противника и пути отхода, на крайний случай. Отбой прозвучал как раз во время, нам всем надо было выспаться и быть готовыми. Ребята потянулись на выход, а я решил ещё раз глянуть макет. Запустив голокарту местности, отметил нашу позицию и предполагаемый путь следования новичков. Вроде бы никаких каверз не должно быть, потери прогнозировались как не более десяти процентов численности состава в наиболее неблагоприятной фазе. За дверью аудитории послышались шаги, я на всякий случай стёр координаты места и, отключив карту, обернулся. В дверях стояла Карина. Она молча зашла в комнату и закрыла дверь.
  
  - Унклар, я... прости. Завтра мы закончим обучение и разлетимся в разные стороны. Я не хочу, чтобы ты обо мне думал, ну... что я такая неблагодарная дрянь. Ты всё тогда сделал как надо, просто я такого принять не могу. Это так не похоже на то, к чему я привыкла дома. Прости меня...
  
  Она стояла рядом со мной, странный запах окружал её. Я невольно принюхался к пьянящему, экзотическому аромату. Он мне напоминал что-то, что-то близкое, то с чем у меня должны были быть связаны воспоминания. Карина заметила это и ответила на мой невысказанный вопрос:
  
  - Эти духи мне подарила мама на день рождения. Они были очень дорогие, мама сказала, что их делают всего чуть-чуть. Я их берегу для важных моментов. А завтра самый важный день в моей жизни.
  - Карин, спасибо тебе. Я не знал, как примириться с тобой, я не знаю смогу ли измениться, но я постараюсь не допускать такого, как там. Я постараюсь вывести всех.
  
  Она чуть смущенно улыбнулась и опустила глаза. Я коснулся её руки, как бы подтверждая обещание. От её руки пробежала тёплая волна по всему моему телу, я легонько сжал её ладонь. Она вскинула на меня глаза, и чуть заметно качнула головой. Обняв меня, она, прощаясь, коснулась губами щеки, и вышла в коридор. Я стоял, облокотившись на стол, и смотрел на закрытую дверь. Так, наверное, лучше для нас обоих. Я не знал, смогу ли выполнить обещание, а будь она всегда рядом, это мешало бы мне и в итоге привело бы, скорее всего, к провалу. И ценой его могла оказаться не только жизнь солдат или моя жизнь, но и что-то более ценное. Да и как я бы сам смог отпускать её рисковать собой без меня? А то, что мы окажемся в разных местах, было известно практически наверняка. Очнувшись от дум о личной жизни, я решил поспешить-таки в свою казарму. И так уже задержался, а выспаться надо. Завтра с утра - бой.
  
  Утреннее построение прошло быстрее обычного. Многие из моих ребят, да и из взвода Карины, нервничали. Карина сама переминалась с ноги на ногу, беспокойно теребя крепление пистолета. Наконец, прозвучала команда: "По машинам!" и два взвода моментально погрузились в трюмы десантных челноков. Всё, операция началась.
  
  Ребята быстро расположились в своих гнёздах, правда, пришлось выгрести снег, забивший их за ночь. Проверив ещё раз ландшафт с нашей позицией, чтобы ничего не выдало прежде времени, я стал выдвигаться на свою точку. Для меня началась охота за противником. Десантный корабль я заметил сразу, оставалось понять - где будет "моя" добыча. Наконец, транспорт завис и выгрузил первых новичков. Семь отделений! Это было не по плану, численный перевес складывался совсем не в мою пользу. Да и ребятам придётся ой как не сладко с такой толпой. От идеи использовать штурмовиков в контактном бою, надо было срочно отказываться, их там просто разорвут! Давать радиоконтакт на таком расстоянии от противника было рискованно, но в противном случае моих ребят затопчут. Коротким кодированным сигналом предупредил своих о высадке и численности противника. Интересно как там у Карины, столько же и ей перепало "в подарок"? Моё сообщение должно было встревожить этот муравейник, однако никакого видимого эффекта не последовало. Оставалось предположить, что их командиры умеют работать, в противном случае тяжело придётся ребяткам.
  
  Выстроившись в походную колонну, молодняк двинулся прямёхонько в расставленную сеть. Наблюдая за ними с относительно безопасного расстояния, я подмечал слабые места. Никакой разведки, слишком беспечно идут. Впрочем, мы тоже шли без разведки, вспомнил я. У нас было преимущество и недостаток в распылении всех отделений по поверхности, что делало каждого из нас разведкой для других. Эти же идут высаженные компактно, могли бы и озадачиться. Пробираться за ними было не самой лёгкой задачей, всё-таки отсвечивать на тактических картах не стоило раньше времени. Наконец они втянулись в ложбину между двумя холмами, теперь мои снайперы ведут их. Ещё чуть вперёд и они наши. Ну вот и спуск вниз к метановой реке. Голова колонны вышла на гладкий берег, а хвост всё ещё отходил от холмов. Ещё чуть-чуть... Пора!
  
  - Огонь!
  
  Мои ребята с противоположного берега расстреливали походную колонну почти в упор. Штурмовики ребята оказались смышлёные и догадались, что в такую толпу прыгать дурость, поэтому отстреливали тех, кто смог прорваться сквозь огненный вал автоматного огня. В эфире творилось Бог знает что. Можно было спокойно работать со своими, паника и беспорядок не дадут отсеять, кто и откуда сказал. Скомандовав снайперам открыть беглый огонь по задним рядам, сам тоже присоединился к разгрому наших новобранцев. Закончив стрельбу, штурмовики выпрыгнули из своих окопов и прошлись по полю боя. Всё было кончено, бой занял не более сорока минут. Внезапно один из инженеров вызвал меня.
  
  - Возможен град, надо побыстрее проводить эвакуацию.
  - Какой район?
  - Примерно на пять километров фронт идёт. Необычно мощный фронт. С базы передали закругляться.
  - Время?
  - Два часа до подхода фронта.
  - Понял.
  
  Связавшись с каперангом, я доложил о выполнении задания. В эфире слышалась работа Карины и её парней с девчатами. Судя по всему там было повеселее, чем у нас. Долго прислушиваться времени не было, челноки были на подходе. Теперь нам надо было загрузить всех наших "павших" в машины. Каперанг вышел из первой машины и теперь смотрел на поле боя. Камеры следили за нами, это было понятно, но реальная картинка всегда давала человеку больше. Какая-то аура у таких мест, как поле боя, всё же была, и те кто сам воевал, это чувствовали.
  
  - Да, Шепард... Твой стиль, что ли? Бойня, натуральная бойня. Каковы твои потери?
  - Потерь нет, сэр!
  
  Он кивнул мне и махнул рукой на машины, пора было грузиться и нам. Отдав приказ и проследив, чтобы все заняли свои места, я запрыгнул на своё место. Здесь всё было закончено. Пора было возвращаться в наш дом, с которым завтра мы распрощаемся и разлетимся в разные стороны, чтобы когда-нибудь всё-таки встретиться. Из того, о чём мы успели переброситься с ней перед плацем, выходило, что она потеряла четверых - троих штурмовиков в ближнем бою и одного инженера зацепило шальным выстрелом. Её восхитило, что мы прошли без потерь этот тест.
  
  - Ты отличный командир, Унклар, я рада, что у тебя так всё классно сложилось.
  - Знаешь Карин... У тебя был бой, да с потерями, но бой. А у меня была бойня. Спланированная и реализовали бойня. У них не было ни одного шанса. Мы резали их, как варрены режут скот.
  
  Карина немного побледнела и посмотрела мне в глаза. Её радость смыло пониманием ситуации. Мой угрюмый вид и интонация не давали ей усомниться в том, что я сказал правду.
  
  - Честно, я не променял бы потери среди своих ребят на хороший бой. Но это, это не правильно. Может мне так кажется, потому что это был не враг, а наши новички? Не знаю... но на душе как-то не очень.
  
  Построение после окончания финального задания было коротким, почти как обычно. Только на этот раз в нём участвовали мы сами. Капитан дал нам оценку, достаточно высокую, слегка пожурив Карину за потерю троих штурмовиков и инженера. Поскольку процент потерь не был критичным, это было встречено с пониманием. Наконец наш командир отпустил всех, и мы отправились в столовую, где для нас был подготовлен прощальный ужин. Он прошёл в странных чувствах, во всяком случае, у меня. Я понимал, что большинства ребят не увижу никогда (а может, и вообще никого не увижу), что сегодня последний день, когда мы вместе. Тягостные мысли никак не хотели уходить, я смотрел на зал, где веселились мои друзья, мои братья и сёстры по оружию и никак не мог отделаться от мысли, что всё это веселье просто бравада первой линии полка, смертников, которые живут только здесь и сейчас. Тех, для кого "завтра" это несбыточная мечта, а значит, и думать о нем не стоит. Я отвечал на приветствия и поздравления автоматически, без особой радости. Ребята с моего взвода веселились вместе со всеми, никак не давая понять, что их как-то напрягло то, что было днём. Значит так и должно быть, есть "сегодня", и есть мы, а "завтра" - это миф. Наконец веселье стало стихать, прозвучал сигнал отбоя и мы разошлись по своим привычным для себя койкам в казармах. Сегодняшний день закончился, что готовит нам Мир, узнаем, когда "завтра" станет "сегодня".
  
  Утром каждый из нас получил назначение, денежное довольствие и недельный отпуск. Последнее вызвало бурю энтузиазма практически среди всех десантников. Кто-то задумал посетить родных, кто-то просто просидеть в ближайшем от Титана баре всю неделю. Лететь мне было особо некуда, на Мендуаре у меня не осталось никаких дел. Земля меня не прельщала своей перенаселённостью и грязью. Вдруг вспомнился эпизод на Луне, когда прилетели Дин и Мари проведать меня. Кажется, Дин сказал, что они купили домик на Элизиуме, и даже приглашали после окончания обучения в гости. Надо будет уточнить где они, и если они там, то прилететь. Заодно похвастаюсь своим новым званием, всё-таки немного кто отсюда вышел с таким! Я направился к терминалу и начал уточнять, как мне отыскать моих знакомых. Пока занимался поисками, ко мне подошёл один из новичков и передал сообщение от капитана.
  
  Капитан встретил меня в своём личном кабинете и предложил сесть. Его интересовали некоторые детали моего планирования и проведения операции, поведение бойцов и прочие мелочи и не совсем мелочи. Просмотрев видео, я ещё раз неприятно поразился тем, как отвратительно командовали своими людьми капралы новичков, а ведь это были уже не вчерашние уличные мальчишки. У каждого из них было два года за плечами, чему-то должны же они были научиться?! Глядя на капитана, было понятно, что ему эта картинка нравится ещё меньше.
  
  - Мусор, Шепард, и с каждым годом всё больше. Ваша рота была приятным исключением. Всё больше идут, покупаясь на обещание бесплатного обучения и пенсии. И всё меньше хотят ради этого что-то делать. А из военных семей мы не сможем набрать столько рекрутов, да и путь этот не приведёт нас никуда. Если ситуация не переменится - мы не сможем обеспечивать безопасность колоний, даже тех что уже сейчас есть. Я не говорю про новые. А если не будет экспансии - мы просто захлебнёмся без ресурсов. И скатимся по наклонной вниз, где нас раздавят другие. Ладно, Шепард, это трудности другого уровня, и решать их, боюсь, будет потяжелее чем побить голыми руками крогана. Тебе пришло сообщение, я решил, что передам его лично.
  
  Он протянул мне планшет, на котором было сообщение. Письмо не было прочитано, что являлось, в общем-то, нарушением внутренних правил безопасности, но поскольку капитан мне доверил, то надо полагать не без причины. Я открыл почту, сообщение было от Мари. Она приглашала меня на отпуск к себе и сообщала адрес, который я сам безуспешно искал. Капитан, похоже, знал Дина или Мари, поэтому и не стал проверять сообщение. Теперь у меня было место, где побыть в отпуске. Поблагодарив капитана за нежданную помощь, я спросил о возможности добраться до Элизиума.
  
  - До Элизиума, парень, тебе добираться было бы нелегко. К твоему счастью, место назначения рядом. Так что челнок добросит тебя до Траверса, ну а там уже сам доберёшься.
  
  Элизиум встретил меня яркой радугой на полнеба. Выйдя из челнока, я полной грудью вдохнул воздух планеты. Чуть заметный пряный аромат неизвестных цветов был настолько непривычен после года кондиционированного воздуха базы и регенератора костюма. Планета-сад, оплот человеческого влияния на Траверс. Не военная база, не колония, это был центр всех колоний региона, и одно из красивейших мест. Символ власти Альянса над этой частью Галактики (ну и власти Цитадели, конечно). И, конечно же, самая большая заноза для батарианцев. Вряд ли было место, кроме самой Земли, которое они ненавидели бы больше. Однако нападать на такую мощную колонию было самоубийством для разрозненных пиратов или работорговцев, а для батарианцев - гарантированная война с Альянсом и Цитаделью. Поэтому, несмотря на то, что Траверс был опасным местом, Элизиум процветал и рос как на дрожжах. Периодически какая-нибудь группировка или сборище преступников пытались добраться до богатой колонии, но получали суровый отпор. Климат и местная флора не была похожа не земную, и люди не старались её переделать, сохраняя по возможности тот первозданный вид, который имелся до заселения. Странные деревья, кусты, да даже трава - всё это привлекало внимание. Особенно после Титана, где у нас было оранжевое небо над головой, лёд и камни под ногами.
  
  Дом Мари и Дина находился в отдалении от города, в сельской местности, с большим куском земли в придачу. Одним словом, рай для ребятни. В памяти всплыло что-то похожее, где я катался на каком-то животном, носился по полю взапуски с другими детьми. Место было умиротворённое и домашнее, хотелось присесть у огня камина и пошуршать старинной бумажной книгой. Когда я приехал на аэротакси, Дин ещё был на службе, и Мари встретила меня дома с двумя дочками на руках. Обе как две капли воды похожи на неё, только глаза и брови Дина. Было немного неловко смотреть на неё счастливо копошащуюся с детьми и вспоминать наши две ночи. С усилием откинул эти приятные, но абсолютно неуместные, воспоминания и постарался расслабиться в этой атмосфере гармонии и природы. Когда-нибудь и у меня будет семья и дети, обязательно будут. Но попозже, когда я поднимусь до хорошего звания и смогу обеспечивать не только себя. И когда буду готов к такой ответственности. Уложив близняшек спать, Мари смогла заняться мной. Рождение двойни и домашние хлопоты почти не изменили её, кроме того, что она стала более жизнерадостна. Накормив меня на веранде обедом, она повела показывать дом. Дом с дороги выглядел небольшим, но внутри он казался просто огромным. Высокий потолок зала, имитирующая дерево отделка лестниц, стен и потолка, мягкий свет - это был просто дом мечты. Весь дом говорил о счастье своих хозяев, о том, как они любят эту жизнь и друг друга. Фотографии из разных времен и мест, какие-то картины или фотореплики с них.
  
  - На втором этаже наши комнаты и спальня, уж туда не поведу, - лукавая усмешка Мари яснее ясного говорила, что от неё не укрылось моё небольшое замешательство в начале. - Да и Дин скоро приедет, как я ему объясню твоё присутствие в нашей спальне?
  
  Её задорный смех, приглушенный чтобы не разбудить дочек, заставил хихикнуть и меня. Действительно, Дину это было бы непросто объяснить, да и мне тоже, окажись я на его месте. Показав дом, она повела показывать свой сад. В жизни бы не сказал, что она любительница заниматься цветами, но это было правдой! Её сад цвел и пах в буквальном смысле. За домом, невидимый с дороги, был устроен своего рода цветник. Посередине стояла беседка: "Дин сам сделал, для меня", - овитая какими-то лианами, и со всех сторон укрытая цветами. Дорожка серого камня, извиваясь, вела к ней от дома. Мы присели в беседке, Мари принесла какой-то местный напиток, а потом стала меня расспрашивать - как и что. Узнав, что я смог получить младшего лейтенанта, она несказанно удивилась, обычно первое офицерское звание можно было получить только при прохождении дополнительного обучения.
  
  - Дин полгода проходил спецкурсы. Не отрываясь от работы, так сказать. Я не пошла, сначала из-за травмы, ну а потом некогда было, а теперь вот дети. Да я и не хочу, если откровенно. Мой контракт заканчивается, и я уволюсь из Альянса. Для меня теперь другая жизнь началась.
  - Но на что-то же надо жить, один такой домик сколько потянет?
  - Не напоминай! Нам за него ещё три года расплачиваться. И это не считая, что за него сейчас платим. Денег тьма уходит. Это как-то не замечаешь когда на казённом живёшь, а тут... - она покачала головой.
  
  Она рассказала, как случайно в каталоге нашла этот дом. Ещё до нашего знакомства, до замужества с Дином. Тогда он казался ей окном в прошлую несбывшуюся мечту, и когда эта мечта стала воплощаться, она решила, что во что бы то ни стало купить это дом. К счастью, Альянс предоставил кредит, и дом удалось купить.
  
  - Иначе я бы никогда не смогла бы. Всех наших с мужем денег не хватило бы. Капитан очень помог, он, конечно, не был счастлив, когда я сказала, что ухожу. Но когда объяснила причину, он, наверное, радовался больше меня, ты себе это не представляешь! Он пробил мне пособие по линии помощи ветеранам Альянса и ещё по беременности. И только так смогли всё сделать.
  
  Я покачал головой, цокнув языком. Капитан действительно постарался ради своей сотрудницы. С другой стороны, в конце концов, Мари это заслужила. На коммуникаторе Мари зажёгся вызов, и голограмма Дина засветилась в воздухе. Он предупредил, что выезжает с базы и чтоб я его непременно дождался. От базы, как оказалось, было ещё полчаса езды и мы с Мари проговорили почти всё это время. Вдруг она извинилась и стрелой рванула в дом, оставив меня в некотором недоумении. На моё предложение помочь она отмахнулась, оказалось, проснулись двойняшки и потребовали внимания к себе. Пока Мари их кормила, я решил дождаться Дина в беседке, обозревая перспективу сада. Дин появился как чёртик из табакерки и, обняв меня, похлопал по спине.
  
  - Привет, Унклар! Молодец, в курсе про твои похождения на Титане. Про тебя говорят кое-где наверху. Если не сорвёшься, как многие - карьера у тебя будет впечатляющей. Смотри, не пропусти момент. Младшего лейтенанта на выпуске абы кому не дают, но поверь - это приличный аванс. Тебе его ещё отработать придётся по полной. Куда там тебя направили?
  - Фрегат "Нью-Арк", командир отделения космического десанта.
  - Для начала неплохо, правда, на глаза попадать будешь не часто. Мари пока с детьми будет, кое-что я про тебя знаю, но давай-ка рассказывай, что нового Рахоцки придумал для несчастных своих курсантов?
  
  Пока мы разговаривали, беседка стала погружаться в полумрак, и местные насекомые стали освещать сад, летая между деревьями. Казалось, какие-то тени бродят среди сада, зрелище было просто фантасмагорическое. Призраки самых нелепых существ будто появлялись и пропадали в разных частях сада, и не могу сказать, что смотреть на это было так же забавно, как смотреть комедию. Дин посмеивался, глядя на меня, наконец, решив, что с меня хватит этой картины, завораживающей и пугающей, протянул руку и коснулся скрытой панели. По саду засветились редкие лампы, искусно спрятанные в разных местах. Обитель духов растаяла, как дым, оставив после себя только великолепие ночи. С неба лился свет звёзд, навевая какую-то музыку в душе. Казалось, что вот-вот и сможешь понять, что поют эти наши вечные спутники, от века, звавшие наших предков к чему-то. Странное чувство охватывало меня, словно я смотрел в какой-то иной мир, в глаза его обитателей, и словно они смотрели в мою душу. Наверное, так и рождались мифы о небожителях, вот в такие ночи и с такими звёздами. Я никак не мог вспомнить, было ли у меня когда-нибудь такое великолепие перед глазами. Небо Мендуара для меня было не более чем абстракцией, а все остальные места, которые я помнил, не давали хоть мало-мальски доступного времени, чтобы насладиться зрелищем. Бесконечное небо и море звёзд растворяли в себе, показывая истинное величие Вселенной и малость каждого человека и всего человечества вместе взятого.
  
  - И всё же мы летаем между ними и видим иные небеса, иные миры. Может, мы сможем понять когда-нибудь и принять всё это величие.
  - Тебя тоже завораживает, да? - голос Дина вырвал меня из плена этой иллюзии. - Мы с Мари, когда малышки засыпают, частенько в ясные ночи выходим просто посмотреть на это. Ладно, пошли в дом, что-нибудь тёпленькое, а может и погорячее...
  
  Три дня пролетели незаметно для меня. Отдых в уютном доме с радушными хозяевами, чистый мир, воздух, лес, цветы, да всё что там было, словно восстанавливало меня после усталости и тревог. Но настала пара прощаться. На четвёртый день я стал собираться к отъезду. Мари и Дин в дорогу насобирали мне полный рюкзак всего домашнего. До челнока было ещё полдня, делать было совсем нечего, и я сидел с Мари, наблюдая за её хлопотами по дому.
  
  - Кстати, Унклар, ты поглядел тот диск, который я тебе передала? Ну, на Луне ещё?
  - Диск? - я начал рыться в памяти, вспоминая о чём она говорит.
  - Нет, вы на него поглядите, а! Я ради него чуть пол Альянса на ноги не подняла, а он даже не соизволил посмотреть! Ну, нахал!
  - Мари, прости, пожалуйста! Ну, совсем времени не было, и потом я забыл. У нас там сама знаешь, какой тест выдался. Там и имя своё забудешь.
  - Всё равно не прощу! Давай смотри сейчас, а то поколочу!
  
  Она шутливо замахнулась ложкой, и я, прикрывшись рукой, пошёл в комнату. Достав из сумки диск, я вставил его в планшет и вернулся к Мари на кухню. Открыв данные на диске, я начал просматривать содержимое. Среди всяких данных о колонии, я нашёл данные о своей семье. У меня перехватило дыхание, моя семья, родные мои, любимые. Руки затряслись, и я торопливо открыл вкладку.
  
  Шепард Лав.
  Место рождения: данные засекречены.
  Место проживания: Мендуар.
  Возраст: данные засекречены.
  Пол: женский
  Технический специалист. Работа по контракту. Колонист первой волны. Данные засекречены.
  
  Шепард Айгер.
  Место рождения: данные засекречены.
  Место проживания: Мендуар.
  Возраст: данные засекречены.
  Пол: мужской
  Технический специалист. Работа по контракту. Колонист первой волны. Данные засекречены.
  
  Шепард Унклар.
  Место рождения: данные засекречены.
  Место проживания: Мендуар.
  Возраст: 16 стандартных лет.
  Пол: мужской.
  Колонист первой волны.
  
  Шепард Таня
  Место рождения: данные засекречены.
  Место проживания: Мендуар.
  Возраст: 14 стандартных лет.
  Пол: женский.
  Колонист первой волны.
  
  Словно ледяной водопад окатил меня, сквозь планшет я смотрел на глаза и лица моей семьи. Я вспомнил их внезапно и так явственно видел, как будто они стояли за экраном. Танюшка, смешливая и начинавшая взрослеть как женщина, за ней постоянно бегал Михей с четвёртого блока. Мама гоняла его когда они обнимались, ну если замечала, конечно. Папа почти всё время на работе, его я почти и не помню. Кажется, он был каким-то начальником. Словно рука погладила меня по голове, рука мамы и рука отца на плече: "Ты молодец, сынок". Слёзы стояли в глазах, я пытался вспомнить как можно больше, но память опять закрыла мне дверь. Смахнув капли с глаз, я вернулся к чтению. Больше никаких данный найти не удавалось. Только отчёты о заселении и развитии, малоинтересные всем и тем более ничего не дававшие мне. Я пролистал отчёты до конца, так и не встретив больше никаких упоминаний ни о себе, ни о семье. Этого было так мало, но если бы не Мари, я никогда бы и не вспомнил имена моих родных. Хотя бы это у меня осталось, теперь я не был никто-из-ниоткуда. Выписка с госпиталя, отчёты об операции "Курска" на Мендуаре Матье, Анри, Валери и Казимира. Казимира я никак не мог вспомнить, наверно я его не видел. В глаза бросилась дата - первое мая 2170, дата нападения. Среди всех этих дат и данных она бросилась в глаза, обведённая кем-то.
  Я поднял голову на Мари, она, отложив кухонную утварь, смотрела на меня. В её глазах читалась надежда, страх за меня и сочувствие. Надо было что-то ей сказать, поблагодарить, но горло перехватило спазмом. Я, молча, смотрел на неё, наше молчание затягивалось. Наконец она прошептала.
  
  - Прости, это наверно было не самой хорошей идеей.
  
  Я покачал головой, избавляясь от морока меня державшего. Наконец-то я смог выдавить из себя хоть что-то.
  
  - Мари, спасибо тебе. Я ведь не помнил даже их имён. А сейчас... Они словно живые стояли передо мной. Я смог что-то вспомнить. У сестрёнки был парень, Михей. Они постоянно где-нибудь тискались. Мама его гоняла. А вот папу вспомнить не могу...
  
  Я вымученно улыбался, пытаясь сделать вид, что всё хорошо. Мари села ко мне на диван и обняла меня. Я закрыл лицо руками и, не выдержав, заплакал. Как же это все было тяжело... Мои родные лежали в той земле, а я ещё жив. Если бы тогда я не убежал с ребятами, если бы остался дома, меня, скорее всего уже не было в живых. Что-то мы тогда готовились праздновать, для меня спасение, для них смерть. Я пытался сбивчиво объяснить это Мари, и никак не мог остановить слёзы, вдруг руки Мари куда-то пропали и Дин встряхнул меня.
  
  - А ну встряхнись, солдат!
  
  Резкий окрик Дина на удивление подействовал. Я смог придти в себя хотя бы достаточно хорошо, чтобы снова контролировать себя. Дин внимательно посмотрел на меня и пошёл к бару. Вернувшись, он поставил бутылку и пару стаканов. Налил и протянул мне один.
  
  - Пей, солдат. Так надо.
  - Спасибо, Дин.
  
  Отрава, которую он мне протянул, мигом вышибла из меня всё. Горло и язык просто захотели куда-нибудь выйти и остаться там, где так не наливают. Лицо мгновенно загорелось как от жара и всего обкинуло потом. Выдохнув каким-то сиплым голосом "Спасибо" постарался сфокусироваться на чём-то ином, кроме горящих внутренностях. Что это ни была за бурда, в чувство она приводило знатно. Протянув руку за второй, я наткнулся на взгляд Дина.
  
  - Ну, ты силён хлебать. Её пьют не залпом, а небольшими глотками. Ты б ещё спирт так хватанул. Хватит тебе и одной.
  - Ага, мне б тогда чем запить. В глотке горит, как будто там костёр развели.
  - На, это лучше заесть, от воды только хуже будет.
  
  Подпихнув ко мне небольшое блюдце с какими-то хлебцами, он налил себе на донышко и пригубливал напиток. Пара краюшек действительно помогла унять острый пожар, оставив после себя просто жар. Пот всё никак не мог просохнуть на лбу и, вытерев его рукой, понял, что с меня просто льёт. Наконец это прошло, и я смог мыслить и чувствовать себя адекватно. Не каждый день вспоминаешь своих родных и видишь их перед собой. Главное, что это случилось среди друзей, а не среди боя. Тогда последствия были бы гораздо хуже, для меня, для моих людей, для тех, кого я должен был бы защитить. И хорошо, что я на базе не вспомнил про этот диск и не стал его читать. Это только бы мешало мне на Титане, но сейчас, сейчас я буду делать всё что смогу для того чтобы предотвратить такое где бы я ни был.
  
  Дин смаковал этот напиток с видом знатока и просто довольного человека. Я решил, что присоединюсь к нему, и попробую понять не только его целебные силы, но и то, как им можно наслаждаться. Однако Мари была явно против такой ситуации и, приняв решительные меры, отняла у нас бутылку и достала обычное местное вино. Дин, конечно скривился, но выбить из колеи знатока спиртных напитков было тяжело и он продолжил наслаждаться.
  
  - Ищи хорошее во всём, Шепард. Ибо завтра и это могут отнять.
  - Хотела бы я посмотреть на того, кто сможет у тебя отнять выпивку, всю, во всяком случае.
  - Ты конечно права, зайка. Даже адмиралы на такое не пойдут, но против тебя у меня нет приёма.
  - Унклар, не верь ему. Этого не может никто.
  
  Шутливое настроение постепенно вытеснило грусть и неловкость. Так не хотелось покидать этот уютный и ставший почти родным дом, хотелось плюнуть на всё и остаться с ними со всеми. Оба предложили мне задержаться ещё на денёк и погостить, всё равно до конца отпуска было ещё несколько дней. Но я твёрдо решил, что хватит надоедать моим лучшим друзьям и сидеть у них на шее, пора и честь знать. Ну и плюс хотелось, конечно же, напоследок немного повеселиться в городе перед отлётом на свой корабль. На инструметрон пришло сообщение, что заказанное аэротакси прибудет через полчаса. Дин и Мари вышли проводить меня.
  
  - Давай, Шепард, жду к концу года в звании старшего лейтенанта, как минимум. Понял, салага? - Дин огрел меня по плечу, довольно скалясь.
  - Будь аккуратнее, Унклар. Не лезь на рожон, у тебя вся карьера впереди.
  - А главное, ты дорогу сюда не забудь. Так что как решишь жениться, приводи свою девочку сюда, посмотрим, оценим если понравится - так уж и быть, разрешим жениться, а то окрутит какая и пиши "пропало".
  
  Дин явно решил напоследок от души повеселиться надо мной. Но тут же став серьёзным, сказал:
  
  - Не забывай - здесь тебя всегда ждут друзья. Хорошо или плохо будет - прилетай, мы будем ждать.
  - Мари, Дин... спасибо, если бы я мог выбирать себе семью - я бы был счастлив вместе с вами. Спасибо вам обоим за всё. Если дадут отпуск когда-нибудь - отпишусь сразу!
  
  Такси мягко опустилось с темнеющего неба на площадку перед воротами. Подхватив сумку с земли, я открыл дверь и забросил её внутрь на второе сидение. Повернувшись к друзьям, помахал им, Мари стояла, положив голову и руки на плечо мужу. Дин поднял правую руку в знак прощания. Дверца из пластика отсекла меня от них. Пора лететь в город.
  
  Город встретил меня ослепляющим потоком огней рекламы и экранов, неумолчным шумом толп людей и всеобщей торопливостью. Я специально вышел не у отеля, а почти на окраине города. Хотелось посмотреть, как же живут земляне вдали от Родины. К моему удивлению среди толпы людей иногда были видны и инопланетники. Несколько азари, парочка саларианцев шли, как ни в чём не бывало в толпе людей. Движения синекожих инопланетянок были настолько грациозны, будто они шли не в толпе спешащих людей, а двигались по танц-площадке. Саларианцы не отличались пластикой движений, скорее наоборот, их движения были резкими и отрывистыми. Как итальянцы, глядя на них, всплыло откуда-то из подсознания. Уже привычно удивившись такой ассоциации в самом себе, я постарался не выделяться откровенным новичком на фоне всех остальных. Впрочем, я понимал, что мои попытки обречены на провал, так как пройти мимо всего и хотя бы чуть не задержать взгляд, было положительно невозможно. Витрины магазинов, проекционные картины - буйство красок и предложений. Клубы и рестораны, какие-то абсолютно неведомые мне заведения, услуги на любой вкус и предпочтения. Действительно, по части развлечений и стремлению к роскоши Элизиум не уступал Земле. Выйдя на перекрёсток улиц, я завертел головой, чтобы определиться, куда двигаться, чтобы попасть в нужное место. Ко мне подошла девушка с ярким макияжем и в кричащей одежде.
  
  - Эй, красавчик, поразвлечься не хочешь?
  
  Она практически легла своей грудью на меня. Грудка у неё была весьма хороша, практически открытая, с еле прикрытыми крупными сосками, да собственно и всей одежды на ней было немного. Девочка была не совсем в моём вкусе, но с другой стороны, у меня не было женщины уже целую вечность! С трудом оторвавшись от её груди, я поднял глаза на её лицо. Девчонка была неплоха, но вот глаза... блестящие, почти стеклянные и красные. Похоже, она сидела на какой-то наркоте, и хорошо, если не на красном песке. Отмахнувшись от неё, я перешёл дорогу и быстрым шагом направился в сторону выбранного отеля. Кратчайший путь к нему лежал в стороне от ярких центральных улиц. Увидев красоты земного города, также пришлось столкнуться с его оборотной стороной. И честно сказать, узнавать какие здесь бандиты желания не было. Никакого желания придти в себя в какой-нибудь дыре без всего или на корабле работорговцев не было, равно как и ввязываться в истории. А с такой красоткой я как раз и рисковал заиметь все эти "прелести".
  
  Но моего желания спрашивать никто не собирался. Не успел я пройти и сотни шагов от перекрёстка, как из слабо освещённого проулка выступила фигура человека. За ним угадывались ещё как минимум трое.
  
  - Эй ты, чужак! Здесь не любят когда толкают наших девочек. Тебе придётся раскошелиться за это.
  - Жико, да она ему не глянулась, это наша Диана-то, прикинь? Слышь, пацанчик, за такое ты отсюда без штанов пойдёшь. Дианочка штучка редкая, сладкая, а ты вон так нехорошо поступил.
  
  Из тени вышел ещё один, и в нём явственно чувствовался лидер этой гопоты. Он предусмотрительно стоял за своим человеком, чтобы я не смог сразу кинуться на него. Оглянувшись, я заметил, что со спины стал заходить ещё один. Расклад был не ахти, я безоружен, а у этих ребят было с собой, как минимум ножи. При наличии ствола они были бы мелочью, но это пограничный мир, а о бандитах на земных колониях нам как-то не преподавали. Какое-то звериное чутьё говорило, что тот, кто сзади был опаснее всех. Держался он чуть на отдалении и иначе чем эти двое, более уверенно, что ли. Руки он держал у пояса, словно у него было что-то с собой, и он был готов это достать. До него было шагов пять, не больше. Первые же два стояли на расстоянии трёх шагов и мирный исход уже явно не планировался. Бугай качнулся ко мне, замахнувшись одной рукой и пытаясь схватить за ворот куртки другой. Поймав его растопыренные пальцы, я рывком сломал суставы мизинца и безымянного. Парень позеленел и дико заорал от безумной боли в практически оторванных пальцах. Он смотрел на свою руку и болтавшиеся на коже пальцы. Через пару мгновений глаза у него закатились, и он рухнул на тротуар. Трое стоявших спереди опешили от мгновенной и жёсткой расправы над их основной боевой единицей.
  
  Они пока вне игры, теперь тот, опасный.
  
  Внутренний голос был чертовски прав, стоявший сзади уже вытаскивал из-за пояса пистолет. Единственный мой шанс заключался в быстроте и внезапности, поэтому, не раздумывая лишнего, я выбросил в его направлении руку. Уже привычные голубоватые молнии охватили её от плеча до пальцев, и неудачливого стрелка отбросило на стену. К его сожалению из стены торчала какая-то арматура, и мой бросок насадил его как жука на булавку. Из его горла торчал сантиметровой толщины штырь, теперь покрытый кровью, стекавшей по нему на землю. Пистолет выпал из ослабевших пальцев, руки заскребли по штырю, его глаза всё пытались заглянуть - что же так держало. Хрип и клёкот захлёбывающегося дыхания, вместе со звуком лопающихся кровавых пузырей произвёл неизгладимое впечатление на двоих оставшихся в тени. Одного согнуло в спазме рвоты, и он упал на колени, не в силах остановиться и отвести глаза от жуткого зрелища. Второй оказался покрепче и задал стрекача по переулку, судя по звуку наталкиваясь на все, что там было. Я развернулся к главарю. Он обречённо стоял в нескольких шагах от меня, понимая, что шансов выжить у него уже нет, сбежать я ему не дам, и судя по тому, что только что разыгралось перед ним, жалости ждать не приходилось. Удар в пах согнул его как крючок, хватая ртом воздух, он припал к земле. Обшарив его карманы, я с удивлением обнаружил полицейскую ленту. Грех было ей не воспользоваться и, вывернув ему руки за спину, скрутил их в локтях. От боли в суставах его выгнуло дугой, и он начал скрести по земле ногами, стараясь хоть как-то облегчить свое положение. Оглянувшись на последнего оставшегося на ногах, я с некоторым удовлетворением обнаружил его валяющимся без сознания в луже своего же дерьма. Трогать его было противно, да и не верилось, что он сможет предпринять против меня что-то в ближайшее время. Хрип умирающего по-прежнему нарушал покой улицы, глаза стрелка уже стекленели, но он ещё был жив. Может быть, если бы я сейчас вызвал медиков, и они бы мгновенно здесь оказались, может его и спасли. Но вместо этого, я лишь молча смотрел на его агонию, наблюдая, как прекращаются судорожные движения и пропадают пузыри крови около штыря. Наконец хрип затих, и он вытянулся по стене, свисая как мокрая тряпка. Обыскав его карманы, стараясь не выпачкаться кровью, я нашёл пару пакетов с каким-то пурпурным порошком, некоторую сумму денег и документы. Деньги выбрасывать было лишнее, да и такой труд стоило бы оплатить, наркотик, если это был он, конечно, мне был не нужен. Чем меньше с этой дрянью имеешь дело, тем дольше живёшь. Пистолет, валявшийся у него под ногами, был весь залит его кровью, да и вытаскивать его для меня смысла не было. Подцепив пакетик, я подошёл к главарю. Вся его наглость и уверенность в себе утекла как кровь из незадачливого убийцы.
  
  - Это что, ублюдок?
  - Красный песок, только сегодня получили. Забери себе если надо, он дорого стоит. Только не убивай, пожалуйста, мы же не знали что ты крутой.
  - Эта девушка, как там её, Диана. Кто она?
  - Да шлюшка она, её родителей убили, она подрабатывает на улице. Если надо я тебе её приведу, или получше даже!
  
  Шорох шагов достиг моих ушей, я поднял голову. В нескольких метрах стояла Диана, её взгляд заторможенно переходил по телам. Наконец, увидев висевшего на стене, она с дикой, неконтролируемой яростью она набросилась на тело, и стала молотить куда попало. Сил её намного не хватило, и она сползла по стене, хватая ртом воздух и стискивая кулаки. Что-то в этом было не так, я посмотрел на связанного.
  
  - Кажется, ты что-то недоговариваешь. Надо тебе помочь вспомнить, - носок моего ботинка с хрустом вошёл ему под рёбра.
  - Ладно, ладно! Я скажу! - он сглотнул.
  - Григ подсадил её на песок, я не знаю, откуда он у него, у него он всегда был. Может не самый лучший, но и брал он недорого за дозу! Потом когда у неё перестало хватать денег, он предложил ей так расплачиваться с долгами за ширялово! Она находила клиента, а мы собирали бабки, ну и защищали, если клиент был недоволен.
  - Ну а на меня чего полезли?
  - У нас давно не было хороших клиентов, она от наркоты совсем опустилась, кто на неё посмотрит-то? Только такие же как она! А у них отродясь бабок нет. Григ стал нервничать насчёт кредитов. А ты показался обычным лохом, а вышло вон как.
  - То есть это Григ тут во всём виноват, угу... Как эту дрянь применяют?
  - Эээ... ну я видел как она, - он мотнул головой на Диану, по-прежнему сидевшую у стены, - вдыхала и под веки.
  - ОК, проверим какой тут порошок.
  
  Он не верящими глазами посмотрел на меня, явно не ожидая таких слов. Его недоумение сменилось ужасом, когда он понял что я имел ввиду под "проверкой". Врезав ему, чтобы не рыпался, я засыпал песок под веки и обсыпал всё лицо, чтобы уж точно свою дозу он получил. Подойдя к бугаю, по-прежнему валяющемуся без движения, я подпихнул ему под ладонь пакетик с оставшимся порошком.
  
  Оставалась только Диана, но что с ней делать я просто не знал. Насколько я помню от красного песка устойчивое привыкание, не зря его запрещали в большинстве цивилизованных миров. Однако надо было что-то решать, или оставить её здесь, или забрать с собой. Но отсвечивать перед полицией мне было совсем не с руки. Задержат как подозреваемого, в лучшем случае как свидетеля - и пиши "пропало", никуда я не успею. Влип, блин! Лучше бы у Дина с Мари остался, право слово. Я присел рядом с Дианой и коснулся её руки. Она податливо сдвинулась и упала вдоль тела. С неожиданной догадкой я активировал инструметрон, его показатели были беспощадно точны. Ей уже ничего не было нужно и никого. Смерть Дианы наступила от интоксикации. Вероятно, она приняла дозу перед тем как выйти на свою "работу", может не рассчитала, может всплеск ярости так заставил среагировать организм. "А может она просто решила с собой покончить, в конце концов". Мысль имела право на жизнь, но обдумывать её стоило строго потом и в другом месте. Я быстро и по возможности не показываясь на освещённых местах стал пробираться к отелю. Хватит на сегодня с меня приключений и развлечений - номер, душ и сон.
  
  Утренний лучик солнца разбудил меня в кровати, вчерашнее приключение походило на плохой сон. Правда, привычно голодное состояние утверждало, что вчера я таки пользовался биотикой. А значит, сном это не было. Включив местные новости, стал искать криминальные сводки. В сводке происшествие не значилось, значит, у меня пока не было повода волноваться. Приведя себя в порядок я уже начал беспокоиться об урчащем желудке. В дверь номера постучались, я отозвался, и миленькая горничная внесла завтрак. "Всё-таки в люксе есть свои плюсы", - подумал я, разглядывая служащую в её откровенно провоцирующем наряде. Закончив сервировку стола, она с улыбкой поклонилась и вышла, тихо закрыв дверь. Гормоны бросились в голову, если вечером будет она, уломаю чтобы осталась до утра!
  
  Позавтракав и наметив программу отдыха, я решил приступить у её выполнению. С теми деньгами, что достались мне с ночной драки мой бюджет был не столько скромен, но всё же расшвыриваться купюрами не следовало. Во-первых, небезопасно, как показала та же ночь, во-вторых, надо думать о том, как жить дальше. Не всё же время я буду на корабле, а значит надо иметь какую-то квартирку, сначала арендованную. А там чем кто не шутит - может и прикупить удастся что-нибудь неплохое. Вроде не дурак последний, должен в люди выбиться. От таких радужных мыслей отвлекло поскрёбывание вилки по дну тарелки. "Вкусновато, но маловато", как говаривал Валдес из седьмого отделения. Стоило наведаться в ресторан отеля, или прошвырнуться по городу, посмотреть - чем и где кормят. Второе несло в себе большие варианты и решение созрело - пойду, прогуляюсь по городу, найду что-нибудь экзотическое и засяду там гурманствовать.
  
  Прогуляв по городу полдня, я так не смог выбрать, куда же приткнуться перекусить. Всё казалось, что что-то я пропускаю и никак не могу найти. Глаза разбегались от представленных товаров, услуг и прочего что мог предложить центральный мир. В итоге махнув рукой на все эти изыски, я вернулся в гостиницу и решил, что пусть еда будет не экзотичной, но просто будет. К моему удивлению, ресторан предлагал такой выбор разнообразной еды, что идти куда-то было просто бессмысленно. Заказав себе какие-то блюда по рекомендации официанта, я просто отдыхал, сидя в уютном кресле.
  
  После такого плотного обеда меня сморило в сон, как только добрался до номера. Проснувшись к вечеру и, убедившись, что всё на месте, я обнаружил что-то новое. На столе у кровати лежала визитка "Милена Фари" с видеофонным номером. Порывшись в мозгу, никак не мог вспомнить, кто такая Милена и почему, собственно, её визитка лежит у меня в номере. Я здесь никого не знал, кроме Дина и Мари, и что логично предположить, меня тоже никто не знал. Перевернув пластик, я увидел знакомое личико. Это же моя утренняя горничная! Планы на вечер и ночь, кажется, могли воплотиться в реальность. Я с замиранием сердца набрал номер с визитки. Знакомый поутру голос ответил почти сразу.
  
  - Милена Фари. Чем я могу вам помочь, господин Шепард?
  - Милена, вы не могли бы зайти в мой номер?
  - Да конечно, я сейчас подойду.
  
  Милена постучалась через несколько минут. Постаравшись завязать разговор, я стал переходить к наиболее волновавшей меня теме. Милена оказалась девушкой упорной, но в итоге не выдержала и согласилась.
  
  - После смены только, а то с работы выгонят.
  - А когда смена заканчивается у тебя?
  - В час ночи, так что смотри не усни без меня.
  - Не усну, буду бдеть и ждать.
  - Ну, жди...
  
  Она провела языком по губам и прикусила нижнюю пухлую губку. Оправив юбку и вырез декольте, специально чтобы подразнить меня, она вышла из номера, покачивая при каждом шаге бёдрами, да так, что я был готов накинуться на неё прямо сейчас. Однако договорённость надо соблюдать, а то получится что-то уже не то. Время тянулось как резина, медленно и нудно. Наконец в дверь постучалась чья-то рука. Я подошёл и открыл. Милена быстро юркнула в номер и закрыла дверь, чтобы не заметили лишние глаза. Милена сидела на кровати и ждала меня, теребя застёжку юбки. Достав из бара бутылку игристого, я поставил её на стол, но Милена не была настроена на романтику. Стоило мне повернуться к ней, как она уже схватила меня за голову обеими руками и неистово прильнула губами. Вопрос был понятен, её страсть только подзадоривала и, сорвав с себя одежду, я стал раздевать и её. Под топом не оказалось ничего и её грудки выпрыгнули на свободу, закачавшись. Соски напряглись и ждали ласк. Наша близость не имела ничего общего с нежностью влюблённых, просто ненасытная молодость обоих и желание наслаждаться. Под утро уставшие, но довольные, мы валялись на скомканных, мокрых простынях. Милена была хороша во всех позах и положениях, она получала максимальное удовольствие и дарила его мне. Со стоном она прогнулась и встала с кровати, ступая осторожно и немного шире расставляя ноги, чем обычно. Кое-как заправив кровать, я последовал за ней в душ. Она не была настроена на продолжение, сказав, что и так у неё всё болит после ночи кувырканий.
  
  - Это тебе завтра спать, а мне работать. Я ходить буду как корри.
  - А это кто?
  - Да местная живность такая. Ходит в раскорячку.
  
  Приведя себя в порядок, она послала мне воздушный поцелуй и выскользнула за дверь. Я откинулся на кровать и провалился в сон. Днём надо было уже выезжать, и поспать хоть немного было в самый раз. Меня ждал мой фрегат, и моя новая жизнь.
  
  У полиции был тяжёлый день. Рано утром один из обывателей, желая сократить дорогу, решил проскочить через короткий переулок и наткнулся на следы бойни. Пять трупов. Пистолет. Красный песок! В обычном спокойном районе города. Это было ровно в три раза больше, чем надо. Стоило писакам прослышать и сделать сюжет, как мэр поднял на уши начальника полиции Элизиума и устроил ему выволочку. Уже сам шеф вытребовал к себе всё руководство районных отделений и, не выбирая выражений и не смягчая акцентов, выказал своё неудовольствие. Подняли всех сотрудников для расследования этого дела. У Джозефа до сих пор в ушах отдавались звоном и эхом вопли начальства. Это был его район, и он знал здесь всех как облупленных. Кто и почему устроил такую разборку, было не понятно, и выезд на место мог прояснить картину. Вызвав служебный кар, вместе с напарником они выдвинулись на место преступления. Картина представшая перед их глазами была словно из кошмара. На тёплом воздухе тела быстро разлагались и приобрели характерный трупный запах. А в этом переулке их было пять, аура смерти разносилась далеко. Пройдя через линию ограждения, Джозеф прикрыл рот и нос платком, напарник благоразумно прихватил два персональных комплекта воздухоочистки и уже натянул один из них. Все лежавшие здесь были им знакомы, более или менее. Но вот произошедшее пока не раскрывало ситуацию. Двое с одной стороны и трое с другой. Два пакета с красным песком, каждый стоимостью в несколько тысяч кредитов, если считать разовые дозы. Хане-Кедар, "Кесслер" модель один... Джозеф и Клайд переглянулись между собой.
  
  - Сюрпрайз, мать его так...
  - Красный песок и контрабанда оружия... Ещё бы босс не взъелся.
  - Да уж. Влипли мы в это дерьмо, конкретно так влипли.
  
  Военный ствол был последнее, что им здесь хотелось видеть. Даже красный песок был не так плох. В конце концов, на нём можно было весьма неплохо подработать, да и план месячный закрыть, поймав пару уличных торговцев-нариков, удавалось без труда. Но здесь... контрабанда оружия и в придачу крупная партия песка. А все крупные поставки наркоты и оружия, тем более военного, шли с молчаливого согласия кого-то сверху. Здесь же парни, похоже, решили увеличить "дело", а дальше или не поделили товар или конкурентам не понравилось. Клайд взял рапорт у одного из рядовых, охранявших место убийства. Медики уже уехали, ждали только спецмашину, забрать тела для вскрытия. Бегло прочитав отчёты, он протянул Джозефу планшет. Тот также по диагонали проглядел его.
  
  - Григ, похоже, взял крупную партию на этот раз, - он негромко констатировал очевидное. - Интересно, откуда поставка была?
  - Наверное, опять в космопорте придержали партию, ну и как всегда через братца взял на реализацию. Решил подрасти мальчик? Он же сам не сидел на нём, кажется?
  - Да не, из них только девчонка сидела. Жико стероидами как всегда накачивался, Гари на наркоту криво смотрел, во всяком случае, всегда так заявлял. Думаю, травкой-то баловался...
  - Да кто ж ей не балуется, - понимающе хмыкнул Джозеф.
  - Отпечатки пальцев на пушке Грига, внутреннее кровотечение, ну и пробитое горло. Смерть у всех наступила примерно в одиннадцать вечера, кроме вот этого.
  
  Клайд кивнул на труп молодого парня, валяющегося лицом в подсыхающей луже нечистот. От неё шёл острый кислый запах, Джозеф, не одевший маску, чувствовал эту вонь, и самого его подташнивало. Не выдержав, он взял маску и натянул на лицо, пытаясь успокоить взбунтовавшийся желудок и не продемонстрировать завтрак. Голос через маску звучал глухо, и приходилось напрягать горло, чтобы тебя слышали.
  
  - А этому не повезло захлебнуться в собственной блевотине, вот уж незадача.
  - Угу. Не понятно, что с Жико, повреждений кроме двух пальцев на левой руке нет.
  - Может вскрытие покажет.
  - Шлюха от передоза померла, жаль девчонку. Опустилась после смерти родителей, связалась с Григорием. Он её наверно и подсадил на песок.
  - Что-то не помню я её толком. Откуда она?
  - Да из пригорода они приехали. Дом купили в нашем квартале. А потом через несколько лет при ограблении дома родителей застрелили, её изнасиловали. Ей тогда лет пятнадцать было. Сам понимаешь, кому она была нужна особенно. Говорят, подрабатывала где-то, потом на панель вышла. Вот к чему и пришла.
  
  Клайд, оттянув маску, сплюнул и тут же надел её снова, скривившись от вони.
  
  - Дело тогда так и не раскрыли. Вроде вышли на кого-то, но сверху велели прикрыть.
  - А-а, всё вспомнил я их. В жизни бы не подумал, что она так изменится... Да, улица жёстко стелит. А дело тогда Захир вёл? Ну да, точно он. Там, кажется, следы вели к шишке в верхах. И он даже нашёл куда, помнится, говорил в баре, что если это встряхнуть, то скандальчик выйдет на весь мир. Когда дело прикрыли, он что-то долго возмущался.
  - И его через неделю сбило неисправное такси, упавшее аккурат на голову. Доказать ничего не смогли, но дело многим показалось нечистым.
  
  Оба вернулись к бывшему главарю банды, лежавшему в странной позе, как если бы он пытался свернуться в эмбрион, со стянутыми за спиной руками. Лицо парня было всё в пурпурном порошке, частично осыпавшегося на землю. Глаза были красными от крови, широко открыты и изъязвлены частицами песка.
  
  - Похоже, его накормили собственным товаром.
  - Да уж...
  
  Прибыл борт, и санитары загрузили тела в камеры. Джо и Клайд закончив осмотр места, сели в свой кар и отправились следом. Патологоанатом уже ждал их. На столах лежали тела жертв, накрытые простынями.
  
  - День добрый, док. Сегодня, правда, утро началось не очень.
  - Да уж, притаскиваете пять трупов и "добрый день". Хорошее же у вас представление о добром дне.
  - После утра день кажется добрым.
  
  Доктор недовольно посмотрел на обоих полицейских и приступил к работе. Оба ретировались, решив, что смотреть на это им удовольствия не доставит. Просидев в приёмной пару часов, оба откровенно заскучали, но вернуться назад без немедленного доклада о причинах смерти жертв, было практически равно немедленному увольнению без выходного пособия. Наконец, когда терпение стало подходить к концу, вышел врач. Отмахнувшись от них, он выпил стакан кофе из автомата и только потом стал говорить, передав планшет с данными вскрытия.
  
  - Начнём с женщины. Диана Эмили Повант, девятнадцать лет. Несколько венерических болезней, истощение организма и общая ослабленность иммунитета, характерная для употребляющих красный песок. Половые контакты за несколько часов до смерти. Смерть от интоксикации, вызванной передозировкой наркотика, кровоизлияние в мозг, паралич дыхания. Время смерти с двадцати трёх до нуля ночи.
  - Её изнасиловали?
  - Возможно, хотя учитывая её прошлое, вероятно она просто обслуживала клиентов.
  - Хорошо, что там дальше?
  - Жикей Вамман. Мужчина, двадцать пять лет. Порок сердца, осложнения от приёма стероидов. Половых контактов не обнаружено. Травматическое повреждение суставов и тканей двух пальцев левой руки. Смерть наступила в промежутке от двадцати трёх до нуля ночи. Причина смерти - инфаркт миокарда. Возможно, спровоцировал болевой шок от перелома.
  - Док скажите по-человечески, что у него с пальцами?
  - Ему их кто-то практически оторвал, они держались почти только на коже. Болевой захват, проведённый до конца. Я бы так сказал. Не перебивайте, пожалуйста!
  - Дикхард Донован. Мужчина, двадцать лет. Лёгкое отравление. Половых контактов не обнаружено. Смерть наступила в промежутке от нуля до двух часов ночи. Причина смерти - асфиксия рвотными массами. Гари Эдвиндсон. Мужчина, двадцать девять лет. Венерические заболевания отсутствуют, здоров. Половых контактов не обнаружено. Смерть наступила в промежутке от двадцати трёх до нуля ночи. Причина смерти - интоксикация организма, вызванная передозировкой красного песка, химический ожог слизистых.
  
  Он взял паузу и перевёл дыхание. Оставался последний, пятый, покойник.
  
  И, наконец, Григорий Разманов. Вот тут интереснее. С первыми, как сами слышали, всё просто. А этот наш молодчик задал работки. Итак, мужчина, тридцать три года. Набор венерических заболеваний, ослабление иммунитета вследствие оных. Интоксикация организма от алкоголя и стимуляторов. Генетические модификации, направленные на улучшение функционала организма. Модификации гражданские, разрешённые. Половые контакты за несколько часов до смерти. Рваная сквозная рана шеи, с разрывом внутренних органов, заражение крови. Но всё это мелочи...
  - Эээ, док. Он мог переспать с Дианой перед смертью?
  - Не мог, а переспал. Его сперматозоиды, в том числе, я и обнаружил у Повант. Но это не главное, главное причина смерти.
  - Ну, с такой-то дырой в шее и кровопотерей...
  - И вы ошибаетесь, мой недалёкий сыщик. Смерть это молодчика наступила от внутренних повреждений. Его всего изнутри будто раздавило, ни одного органа в брюшной и грудной полости целого не осталось. Такого я честно сказать не видел. Пойдёмте, сами убедитесь.
  
  Оба инспектора в шоке от такого предложения дружно замотали головами, отказываясь от сомнительной чести наблюдать предложенную патологоанатомом картину. Что-то подсказывало внутреннему голосу одного и другого полицейского, что радости и крепости это желудкам не добавит. Джозеф пришёл в себя первый и задал более интересовавший его вопрос.
  
  - Но откуда такие повреждения?
  - А вот это хороший вопрос. Для таких повреждений нужно или падение с большой высоты или какие-то подобные условия. Он же был найден стоящим у стены дома. Если вариант падения не устраивает, ищите что могло так его спрессовать. Ну, хорошего теперь вам вечера, ловите своих бандитов.
  
  Доктор выпроводил полицейских за дверь. Оба напарника стояли и смотрели друг на друга. Было понятно, что дело могло оказаться серьёзнее и хуже всего повиснуть глухарём.
  
  - Надо поднять, кто ещё был у Грига и Гари в помощниках, может, оттуда найдём зацепку.
  
  Вернувшись в отделение, они застали руководство города у себя. Это тревожило, а после всего увиденного и услышанного, еще и злило Джозефа. Мало им что ли показалось устроенного утром? Однако действительность оказалась гораздо более интересной. Подготовив отчёты о проделанной работе в максимально короткие сроки, инспектор прошёл в кабинет шерифа района. Кроме него там же был начальник полиции города и заместитель мэра. Представив отчёт и свои идеи насчёт дальнейшего расследования, которое он предполагал вести совместно с другими районными отделениями, Джозеф выжидающе посмотрел на начальство.
  
  - Отличная работа, инспектор. Впрочем, вам не придётся этим дальше заниматься. Виновник пришёл сам. Это конечно удивительно, но он дал признательные показания и они совпадают с тем, что вы только что представили нам. Не так ли, господин Канке?
  
  Мэрский работник, слегка запинаясь, подтвердил, что действительно полиция провела хорошую работу, но даже без дальнейшего расследования дело уже понятное. Джозеф никак не мог понять, о чём идёт речь и тем более кто этот безумец.
  
  - Оказывается брат этого, как там его? Грига, - босс выделил это имя, - положил своего собственного брата, не договорившись о том, как разделят деньги за песок. Таким образом, вопросов практически не осталось. Меру пресечения ему определит суд. Вы свободны инспектор.
  
  Ошарашенный услышанным, он вышел за дверь, плотно прикрыв её за собой. Если бы в Джо попала молния, он был бы менее поражён происходящим. Этого просто не могло быть! Нелепица какая-то. Зачем было брату Грига валить своего сбытчика? Процесс налажен и приносит прибыль, а искать новых поставщиков, рискуя нарваться на подставу, было не в его духе. Это никак не укладывалось в голове, и он с отсутствующим видом прошёл к себе. Клайд ждал его, развалившись в излюбленном месте. Вид своего компаньона его удивил.
  
  - Эй, Джо... Что с тобой? С тобой там что сделали-то?
  - Представь себе, дело раскрыто. Брат Грига признался, что он завалил его из-за песка.
  - Бред! Он не идиот! А остальных тоже он положил?
  - Бред, - с лёгкостью согласился Джозеф. - Но это официальная позиция полиции и города. Дело уходит в суд с чистосердечкой, и всё. Нас поблагодарили за работу.
  - Но... но это же... да их журналюги с дерьмом смешают на суде!
  
  Джозеф поглядел на напарника. Тот распалился и не желал понимать, что дело опять закрыли сверху. Он становился похож на Захира. Когда тот также в этом кабинете кричал, что не оставит просто так всё это вмешательство.
  
  - Клайд... вспомни Захира. Вспомнил? Ну, вот тебе и ответ.
  - Предлагаешь заткнуться и сделать вид, что всё в порядке?
  - А ты предлагаешь кончить как Захир?
  
  Дело, прошумевшее на Элизиуме, было раскрыто в рекордные сроки, правда, с учётом чистосердечного признания обвиняемого. Суд назначил смертную казнь виновному в убийстве трёх человек. Диана и Дикхард умерли, как посчитали присяжные, по собственной вине. Михаил Разманов был казнён через три дня. На последнем слове он пытался отрицать свою вину и отказался от признания, утверждая, что его заставили все подписать. Но, ни апелляция, ни его утверждения не спасли его. Через некоторое время в разделе происшествий промелькнуло и пропало сообщение о поножовщине в одном из дешёвых баров города - один погибший, некий Эрик Рамс. Клайд вспомнил этого парнишку, он крутился вместе с Гари одно время, но потом пропал, аккурат после того, как вся банда была убита. Уверенность что здесь не просто совпадение, а вполне логичное завершение дела, не оставляло его. В этот вечер старший инспектор напился в баре, наплевав на все последствия.Служба на кораблях, боевые операции на судах, на планетах и спутниках. Новички с лагерей подготовки, старые знакомые с разных мест. И потери, потери, потери... Сколько их осталось там, за чертой? Каждый из нас знал, на что шёл, но выжившим после очередного задания от этого было не легче, оставалось, только молча стоять у могил друзей. Хотя какие там, у десантников могилы... символ, не более. Не всегда удавалось забрать тела павших, иногда просто нечего было забирать. Молотильщики, варрены, хаски, кликсены, плотоядные растения и насекомые, казалось, вся нечисть из ночных кошмаров реализовала себя в Галактике. Но десант шёл первым, не считаясь с трудностями, именно мы пробивали дорогу нашим колониям в мирах, которые были признаны выгодными. Столкновения с пиратами и работорговцами, просто бандитами или психопатами. Кому как не десанту вытаскивать чьи-то задницы из беды?
   Три года работы, напряжённой и смертельно опасной. Повышение в звании, и отчуждённость от остальных десантников. Командование считало меня достаточно ценным подчинённым, но мало кто хотел иметь близкое знакомство с тем, кто, не раздумывая, идёт на риск, ради выполнения невозможной миссии. Многие всерьёз считали назначение ко мне в группы выбором смерти. Но я не мог иначе, ведь тогда прогремел Скиллианский Блиц... Буквально через год после назначения и последнего раза как я видел моих единственных друзей, случилось событие, в которое не верил никто. Реальность произошедшего в расчёт обычно не брали, так как представить это было практически невозможно. Разведка облажалась по полной, чем они там занимались только? Почти сотня кораблей разных типов одновременно ударила по Элизиуму. Корабли охранения продержались отлично, как рассказывали парни, "Азенкур" расстреливал практически как в тире нападавших, но что они могли сделать с такой армадой? Будь там хотя бы пара несущих крейсеров, да с поддержкой фрегатов, и всё закончилось бы, не начавшись. Высадка десанта пиратов - людей, ворка, кроганов и, конечно же, батарианцев, оказалось полной неожиданностью для жителей Элизиума. Надо отдать должное пехотным частям, расквартированным там, несмотря на потери от внезапного нападения, они смогли дать отпор. Насколько я знал, там нашлись ребята, которые положили свои жизни, но закрыли собой дорогу этой мрази, собравшейся разрушить один из наших миров. Потери гражданских были небольшими, для такого масштабного нападения - чего не скажешь о солдатах. Но общий ущерб измерялся не только погибшими и уничтоженным имуществом. Гораздо сильнее был удар, нанесенный по репутации Альянса, ведь была успешно атакована считавшаяся безопасной крупнейшая колония, столица людей в Пределе. Эффект этого долго ещё отзывался по всему сообществу.
   Для меня это нападение стало повторением личного кошмара, кошмара шестилетней давности. Только на этот раз меня не было там, чтобы помочь тем, кого я считал своей семьёй. Я не мог защитить Мари и Дина и их детей. Пока не было связи с Элизиумом, я метался по нижней палубе "Нью-Арка" как в клетке. Что с ними случилось, что с детьми, как там Дин, он же будет на передовой. Одно дело командовать самому и знать диспозицию, знать, куда ты отправляешь человека, даже если там пекло, и другое томиться неизвестностью. Благодаря капитану я смог воспользоваться военным приоритетом линии связи и выяснить как там мои друзья. Дину, в общем-то, повезло, отделался парой новых дырок. Мари и дочки не пострадали, к счастью гостили в городе у кого-то из приятелей Дина. Их дому досталось сильнее, сад, которым она так гордилась, испоганили полностью. Разговаривая с Мари, слышал слёзы в её голосе, когда она рассказывала обо всём случившимся. Ненависть к батарианцам только лишний раз укрепилась, такое нельзя было спускать с рук, оскорбление надо было смыть кровью, их кровью. Но нападать на колонии, как делали многоглазые ублюдки... это не дало бы ничего. Кроме того, что и мы опустились бы до них, стали бы в глазах всех такими же насильниками и убийцами. Значит, надо было найти их гнёзда. Каждый батарианец теперь становился ценным носителем информации, и выжать её надо было любой ценой.
   Два года прошли в поиске информации, разведка перепахивала море информации и информаторов. В это же время случилась трагедия на Акузе - трагедия, унесшая жизни колонистов и солдат. Дело было тёмное, впервые мы столкнулись с таким безумием, расследование не привело ни к чему. Молотильщики, машина убийства, искусственная или природная форма жизни. Одной этой твари хватило, чтобы перемолоть в пыль столько хороших наших парней. Откуда они там взялись никто не знал, может, жили всегда, просто на них не наталкивались всё это время, а может и привезли как-то. Однако по информации из Цитадели на этих тварей периодически наталкиваются на многих планетах. Но ничто не могло остановить Альянс, и все мы искали и выслеживали крохи информации о месте подготовки и спонсирования пиратского отребья. Десятки антипиратских рейдов, сотни выловленных работорговцев и прочего отребья терроризировавших наши и не только наши колонии. Наконец, не осталось никаких нестыковок, луна Торфана, планеты в системе подконтрольной какому-то сброду. Безымянный спутник, на котором находилась центральная база подготовки и координации всей работорговли. Неофициально, конечно же, там контролировала всё и вся Батарианская Гегемония, но неофициальный статус позволял ударить всей мощью флота без развязывания полномасштабных военных действий между Землёй и Кхар'Шаном нашей стороной. А при таком раскладе нападение на Землю или на любую колонию приведёт к тому, что Совет Цитадели вынужден будет выступить против Гегемонии войной.
  Штурм системы прошёл на удивление гладко, практически без потерь. Флот, находившийся на орбите Торфана, не мог оказать сопротивления профессиональным военным Альянса. Преимущество было на нашей стороне, равно как и численное превосходство. С каждым взорванным или захваченным кораблём возрастали шансы на спокойствие наших колоний, что встречалось командой каждого корабля восторженным рёвом. У многих были личные счёты к пиратам и батарианцам. Из бойни на орбите удалось удрать немногим, всего несколько кораблей успели уйти на сверхсвет, остальным такого шанса выиграть не посчастливилось. Поэтому, когда в пространстве звёздной системы не осталось вражеских кораблей, нашему ликованию не было предела. Но дело было не сделано, оставались ещё базы на спутнике. Звёздный час десанта, каждого из нас, вызов нашим способностям, нашей подготовке, нашей воинской чести.
  Получив приказ от капитана, я отправился в зал совещания. Там уже шла видеоконференция по планированию и утверждению наземной операции. Капитан представила меня всем остальным. Практически никого я не знал лично, за небольшим исключением, поскольку не служил под началом ни у кого из них. На связь вышел адмирал Хакетт.
  
  - Алисия спасибо, что привели Шепарда. Не откладывая дело в долгий ящик. Шепард, ваша работа на дело Альянса не прошла незамеченной. Я решил лично объявить вам об этом, тем самым, благодаря за ваш вклад в дело безопасности наших и союзных колоний и кораблей. Ваши умения и навыки очень помогут нам в текущей задаче, отзывы о Вашей работе более чем положительны. На последней захваченной пиратской базе нашлись интересные документы и пленные дали массу интересных показаний. Но, всё же, на будущее прошу обойтись без крайностей с пленными. Итак, вы теперь старший лейтенант Шепард. Официальные бумаги получите по прибытии на Арктур. Сейчас же вам придётся подтвердить своё звание. Командование поручило именно Вам штурм укреплённой базы противника. Постарайтесь спасти всех кого сможете, по нашим данным там содержится большое количество рабов и пленных.
  
  Хакетт сделал паузу, затем продолжил.
  
  - Флот будет контролировать орбиту до завершения операции. Разрешаю действовать так, как сочтёте нужным. Здесь нет невинных и случайно оказавшихся людей. Каждый из них повинен в преступлениях, простить которые мы не сможем никогда. Старший офицер Кайл будет обеспечивать Вас информацией и общей координацией. Адмирал Хакетт, пятый Флот, отбой.
  
  Алисия, капитан моего корабля, поздравила меня с назначением главой операции и новым званием. Впрочем, расшаркиваться никто долго не собирался. Внизу нас ждала кровавая бойня, риск не вернуться из которой был чудовищно высок. Ещё раз, просмотрев на сканированную поверхность луны и отмеченные выходы базы, начал представлять себе этот комплекс. Если я был прав, то нас ждали километры коридоров и сотни помещений. Про то, сколько там врагов как-то не хотелось уточнять. У нас была работа, и я был намерен её выполнить. Любой ценой.
  Брифинг десантной операции окончился, координатор Кайл выдал нам всю информацию, которую отдел разведки смог найти и систематизировать. Три десантные группы расположились на поверхности, готовые к штурму. Первую группу я взял на себя, вторая и третья были под командованием лейтенантов Модли и Рамиреса. Каждый из нас знал своё дело, не раз и не два доказывая всем и прежде всего самим себе, что есть только один вариант для нас - победа. Все мы знали достаточно, чтобы завершить операцию в случае гибели любого из нас. Остальные наши ребята прошли множество боёв и были готовы к любым поворотам. "Лучшие воины Земли в этот час собрались здесь", эту фразу полную пафоса и лести произнёс секретарь посла на Цитадели. Сам посол что-то не снизошёл до нас, да и собственно никому и не был интересен. Мы сами лучше многих политиков знали, куда и к кому мы идём, и в отличие от чиновников не старались найти себе выгоды в этом.
  
   Я ждал начала операции, которая положит конец наглым и безжалостным нападениям на наши колонии. Ждал, когда наконец-то, спустя столько лет, я смогу отомстить за смерть своей семьи, своих друзей, всего нашего мира на Мендуаре. Отомстить за другие колонии Земли, павшие жертвой батарианских ублюдков. Сегодня мы выплатим большой долг крови нашим врагам, выплатим так, что это они никогда не забудут! Ожидание томило меня, заставляло постукивать пальцами по нагрудной броне. Наконец, из-за горизонта показался крейсер и прямыми выстрелами превратил в обломки породы и конструкций несколько входов. Это было сигналом штурма для нас, все группы одновременно взорвали свои шлюзовые ворота и вошли внутрь базы. Дальше мы уже сами по себе. На орбите крейсер через несколько минут продолжит утюжить остальные выходы с базы и будет контролировать попытки вырваться с поверхности для малых судов.
  
  - За Альянс!
  
  Сотня десантников ворвалась на территорию базы. Три входа, намеченные для атаки, конечно же, были защищены и батарианцы явно не собирались сдавать свои позиции без боя. Мой взвод попал под огонь сразу, как только мы ворвались во взорванные ворота шлюза. Укрытия для противника были предусмотрены, но явно для меньшего количества солдат. Для остальных были возведены импровизированные баррикады. Это давало нам больше шансов на победу меньшими потерями. Противник встретил нас яростным огнём, зная, что пощады ждать не придётся. Интенсивность перестрелки оказалась настолько высокой, что оружие перегревалось в считанные минуты. Взрывы гранат оплавляли пол и стены, обжигали сражающихся людей. На двух других участках было не легче. Подавить укреплённую позицию было исключительно тяжело, использовать тяжёлое оружие было рано, да и повредить внутренний шлюз - практически гарантированно потерять возможных пленных и рабов. Наконец ценой гибели троих ребят мы подавили первый пост и смогли прорваться во внутренний периметр базы.
  Надо отдать должное строителям этой базы, делалось всё с умом, и штурмующие оказывались в заведомо невыгодном положении. Автоматические системы и укреплённые посты постоянно тормозили наше продвижение. Аккумуляторы щитов расходовались слишком быстро, такими темпами перед внутренним ядром базы мы останемся без всего, промелькнула мысль между делом. В прицеле мелькнула голова с характерным шлемом, привычная отдача винтовки толкнула в плечо. У дальнего конца коридора сползал очередной батарианец, размазывая свои мозги и кровь грязной серо-красной массой по стене. Минус ещё один. К некоторому удовлетворению, большинство противников были батарианцы, хотя и попадались люди. Несколько кроганов доставили нам массу неприятностей, их невероятная живучесть и сила стоила жизни нашим парням. Раз за разом мы сходились в рукопашной схватке с противником, и перевес часто был не в нашу пользу.
  
  Прорыв к внутренним помещениям дался нам высокой ценой. Из трёх десятков, кто шёл со мной с поверхности, на ногах были всего лишь двадцать. Многие ранены, мне и самому досталось шальной очередью, пробившей севший щит. Трое у входа, ещё четверо по коридорам, и трое вот только что. Десять десантников, чьих-то родных и любимых, сыновей и дочерей Земли. Потери, которые вновь и вновь, будут вспоминаться в кошмарных снах. Из головы никак не шёл последний кроган, мы расстреливали его в упор, а он, шатаясь под выстрелами, уже умирая, несмотря на всю свою живучесть, рванул вперёд и одним ударом кулака пробил бронекостюм Ежи. Капрал отлетел к стене и сполз, осколки костей видимо проткнули ему лёгкие и сердце. Кроган выкрикнул что-то вместе с потоком крови и рухнул на пол коридора. Живучесть этой твари поражала, оставалось надеяться, что их здесь было не так много. Становилось не по себе от таких воинов, в закрытых помещениях им равных не было, и неважно было, насколько ты подготовлен при такой живучести твоего врага... Против таких впору использовать тяжёлую технику, а не десантников. Не раз и не два мы ввязывались в рукопашные схватки с врагом, и я лишний раз сказал самому себе спасибо за молекулярный клинок, выручавший меня в трудные минуты. Пусть он и обошёлся мне в сумасшедшие деньги (и вообще-то в нарушение закона, ибо контрабанда) но оправдал себя не раз.
  
   Мы никак не могли обнаружить никого из захваченных на этой базе. Или их тут не было, или их прятали ниже. Связавшись с остальными группами, выяснилось что и у них потери весьма значительны. Примерно четверть наших ребят легла на этой базе, слишком много оказалось здесь врагов для нас. Они оказывали настолько ожесточённое сопротивление, что казалось, их подгоняет какая-то нечистая сила. Из информации, которую добыли технари мы знали точный план этой базы и куда нам надо было попасть. Зал управления реакторами, обеспечивавшими этот спутник энергией, был расположен на нижнем этаже, в четырёх километрах от поверхности. Но чтобы туда попасть, надо было прорваться через жилые и технические помещения базы, казармы охраны и курсантов этого проклятого места. И через тренажёрные залы, что бы это ни подразумевало. Оставалась надежда, что пленные могли быть в тюремных блоках на отметках рядом с казармами и тренажёрными. Основной проблемой было то, что попасть в ядро базы можно было одним единственным путём, через коридор. И дважды проблема была в том что коридор не имел, во всяком случае, по плану, никаких укрытий и штурмующие оказывались под огнём на протяжении километра.
  Зачистив верхние уровни базы, все группы сошлись перед коридором. Из сотни десантников осталось всего около шестидесяти человек. Тридцать "двухсотых"... Десяток тяжелораненых пришлось эвакуировать наверх, потеряв на этом драгоценное время. Оставалось надеяться, что это было не напрасно, и они смогут выкарабкаться. Эвакуация раненых позволило пополнить запасы боеприпасов и немного передохнуть. Все легкораненые отказались уходить, прекрасно понимая, что в таком случае останется не больше пары десятков десантников.
  
   Я ещё раз просматривал планы этого коридора и его второго конца. Картинка получалась не радостная. Нам предстояло пройти броском километр под плотным огнём противника, притом, второго шанса у нас не было. Как ни крути, а тут были бы нужны тяжёлые машины поддержки, только пехоты было мало. Но что сожалеть о том, что в принципе невозможно? Крупные транспортные ворота лежали раздробленные в пыль, разбирать там завалы пришлось бы месяцами. Да и как потом протянуть тот же "Мако" или "Гризли" через узкие коридоры? Придётся идти как есть.
  
  Отдав приказ готовиться, я распределил оставшихся на четыре группы, первая шла со мной, остальными командовали лейтенанты. Инженеры были готовы выставить все возможные помехи. Все остальные подготовили дымовые гранаты. Оставалось только начать...
  
  - Задача парни у нас одна, выкурить эту мразь. Тяжеляка у нас нет, а значит всё просто. За наши дома, за наших родных, за всех кто не дожил до этого дня, ура!
  
  Шквальный огонь в лицо был нам ответом. Стреляя на бегу не столько прицельно, сколько чтобы смутить врага и не дать бить нас как в тире, мы смогли прорваться на семьсот метров. Залп реактивных гранат заставил врага некоторое время ослабить огненный вал и позволил нам продвинуться ещё немного вперёд. Оставалось ещё двести и очередной шлюз. Используя тела наших павших товарищей как хоть какую-то защиту, выставили обычные, электронные и тепловые дымы. Я со снайперами старался подавить огневые точки, чтобы дать возможность прорваться к воротам шлюза. Перестрелка не умолкала ни на секунду, разрывы гранат и визг осколков создавали какофонию боя. Стоны раненых, писк электроники - это был сущий ад. Вспышки плазменных разрядов засвечивали прицелы и визоры, о ведении снайперской работы приходилось только мечтать. И никак не удавалось подавить точки противника, мы оказались заперты в этой ситуации. Оставалось только одно, прорваться как есть, надеясь что нас останется достаточно для того чтобы выполнить задачу.
  
  - Десант, на штурм!
  
  Поднявшись с пола коридора, я рванул к воротам зигзагом, разве что не на карачках умудряясь бежать, ребята подхватились за мной. Время растянулось как резина, ощущалось, что всё происходит как во сне, медленно приближающийся осколок металла остановился в паре сантиметров от руки и упал вниз, расцветив щит в месте попадания. Все звуки казались странными, словно замороженными, никак не получалось разобрать что же кто говорит. Казалось, эти двести метров никогда не закончатся. Наконец, это закончилось, и, врезавшись на всём ходу в стену коридора, я еле удержался на ногах. Все ребята, кто мог, прорвались через эту сплошную стену огня, стояли рядом со мной, пытаясь отдышаться. Установив взрывчатку по двери шлюза чтобы ускорить дело, мы залегли у стен. Взрыв вынес часть стены и двери шлюза снаружи и изнутри. Выгнутые, зазубренные металлические обломки обрамляли, светясь от температуры, образовавшийся проход. За ней нас ждали очередные солдаты базы и очередное укрепление.
  
  Ждали они нас, а прилетела к ним дверь шлюза весом в добрые полтонны в виде заподлянки от инженеров. Раздавленные и раздробленные части тел, лужи крови и оружие, разбросанное рядом с остатками баррикады. Влетев в зал кувырком, я выстрелил по мелькнувшей тени. Раздался нечеловеческий вскрик и из-за стола выкатился человек, держась за живот. Пуля из моего пистолета практически выпотрошила его, кишки вылезали из живота и он пытался удержать и запихнуть их обратно. Рамирес, ворвавшийся следом, одной короткой очередью в голову успокоил его навсегда. Проверив помещение и добив раненых, мы убедившись, что живых не осталось никого, заняли позиции. Оставалось пробиться через жилой сектор до реактора и взорвать здесь всё к е...ной матери. Но вот только осталось нас всего ничего. Не раз и не два Рамирес предлагал запросить дополнительные силы для решения задачи. Но дополнительных сил рядом не было, а ждать неделю, когда доберутся десантные корабли с подкреплениями и практически наверняка распрощаться с пленными и рабами... Мы выполним задачу. И постараемся спасти всех кого сможем.
   На наше счастье попалась комната охраны. От мониторов зарябило в глазах, точки по всей базе. Теперь было понятно, почему нам так было тяжело. Единый пункт наблюдения и управления, удобно, хотя и не бесспорно. С учётом батарианской психологии, вряд ли был ещё один такой. Теперь мы будем в других условиях. Джек, техник, копавшийся в системах безопасности базы, вдруг выругался такой конструкцией, что заставил всех повернуться к себе. Молча, с трясущимися руками, он вывел на главный экран какой-то зал. Внутри зала были установлены столы с фиксаторами, а на столах... На столах лежали люди и инопланетяне, со вспоротыми животами, отрезанными конечностями, изувеченные, так что разум отказывался верить в такое. Оставалось надеяться, что все они уже были мертвы, поскольку по выражениям агонии на лицах было понятно как проводились все операции. Заира, сержант отделения, прошептала.
  
  - Джек, где это?
  - Тренажёрный зал номер два...
  - Теперь понятно, какие тут "тренажёры"... Если найдём кого из них живых, капитан я хочу с ними сделать то же самое!
  - Отставить сержант! Мы солдаты, а не убийцы!
  
   Я оглядел всех бойцов, стоявших в помещении. Никого не оставила увиденная картина равнодушным, и сержант была не одинока в таком решении. Да что говорить про ребят, у самого от такого было дичайшее желание дать попробовать на своей шкуре каждому встречному врагу то, что они творили сами.
  
  - Даже это не должно нас делать такими же! Мы люди, а не звери! Выдвигаемся!
  
   Мы прошли по коридорам базы, методично добивая остатки сопротивления. Некоторые пытались сдаться, прикрываясь военными званиями, что лишний раз доказывало причастность батарианского правительства. Я отдал приказ пленных не брать, пусть их кровавые тайны и подохнут с ними. Пусть я не прав, пусть потом меня накажут так, как сочтут нужным.... Но за то, что здесь происходило, я не дам пощады никому, никто не выйдет отсюда живым, надеясь на уютную камеру и отношение как к военнопленному. Здесь нет солдат, здесь есть бандиты и существа, по сравнению с которыми самые жуткие хищники просто овечки. Молотильщик убивает ради еды, кликсен защищает свою территорию, варрен кормит выводок - а что делают эти? Те, у кого вроде бы есть разум? Изувечить мужчину, надругаться над женщиной, убить ребёнка - ради чего должны жить эти... у меня даже не нашлось ни слова подходящего, ни ругательства.
  
   В ядре базы было мало солдат, по сравнению с подповерхностной частью и обороной входа. Похоже, что операция подходила к концу. Оставался только реактор, и можно будет уходить. Все "тренажёрные" залы были оборудованы в одной идее. Здесь натаскивали полных отморозков, на живых показывая, обучая, натаскивая, как насиловать, калечить и убивать. Что же за существа творили всё это, и кто мог быть "слушателем" этого? Ответ лежал выше по коридорам базы, или болтался в космосе на разбитых кораблях. В залах лежало много тел, а сколько здесь окончило свою жизнь в мучениях, замученных и убитых своими палачами, никто и не пытался представить. Разные расы, старые, взрослые, молодые, женщины, мужчины, даже дети - все они были для них материалом для обучения. Казалось, что это бредовое видение, массово охватившее нас всех. Ну не могло существовать такое место в Галактике, никто из нас не считал её справедливым местом, но такое... Реальность как всегда оказалась хуже самого страшного ночного кошмара. Эти залы врезались в память надолго, не раз потом, заставляя проснуться в поту от привидевшегося кошмара. Хватит ли всей жизни, чтобы хоть немного забыть увиденное?..
  
   В тюремных камерах мы нашли несколько живых людей и саларианца. На них не было живого места от пыток и "опытов". Проверяя последнюю камеру, я натолкнулся на девушку, лежавшую у стены в одиночной камере. Освещения здесь не было, и я подсветил её фонарём скафандра. Она болезненно сжалась в комочек у стены, и только скулила. Азари, совсем молоденькая, почти ребёнок, нагая. Я поднял её на руки, стараясь не причинять ей боли. Её лицо, обезображенное шрамами и ожогами, с разорванными губами, было искажено страхом. На теле не было живого места, где не было бы шрама, гематомы, ожога... Не было ничего, что оправдывало бы существование этого места и людей управлявших этой базой и учившихся здесь. В глазах потемнело от ярости и ненависти, руки дрожали от дикого желания найти хоть кого-то живого, недобитого на этой базе и сотворить с ним всё, на что хватало разума этим садистам.
  
  Отправив несколько своих ребят со спасёнными наверх, мы приступили к выполнению последнего этапа. Разместив заряды в зале управления, и дождавшись от группы сопровождения ответа, что они погрузили всех выживших на корабли, я набрал команду на инструметроне. Через несколько часов из реактора выйдут контрольные стержни, и начнётся неуправляемая реакция, гарантировавшая взрыв. Под ногами дрогнул пол, и из крепления выскочила потолочная пластина, обрушившись на пол. Даже если кому-то посчастливилось выжить, и он сможет включить систему вновь, охлаждающие контура починить не получится и взрыв реактора всё равно неизбежен. Пора было позаботиться о наших павших друзьях, негоже им оставаться здесь. Траурная обязанность собрать тела отягощалась тем, что нас, по сравнению с погибшими, было слишком мало. Из сотни десантников, штурмовавших базу, осталось в строю всего двадцать человек. Каждый пятый погиб на этой проклятой луне. Мы выполнили свой долг, но на душе было пусто. Всех этих ребят я знал, со многими из них были хорошие отношения. И вот их нет, и никого не вернёшь. Но мы выполнили нашу задачу, отомстили за павших на Элизиуме, за растерзанных в этих подземельях. Поднявшись на борт "Нью-Арка", один из всех, я не услышал радостных приветствий. Молча, и скорбно встречали нас наши корабли. Слишком многие отдали жизни здесь. И пока не пройдёт тризна по павшим, дело не будет доведено до конца. До взрыва реактора оставалось совсем немного времени. Я стоял в зале совещаний с капитаном, мои ребята, погибшие там, внизу, тенями стояли за спиной у нас. Поверхность спутника дрогнула, из разрушенных выходов взметнулись столбы пыли и кое-где огня. База была полностью уничтожена.
  Теперь нас ждал Арктур, чествования по поводу успешного завершения операции, и похороны боевых товарищей. Отвернувшись от экрана, я вышел из отсека. Жизнь продолжалась, ещё многое надо было сделать. И помянуть ребят.Со штурма Торфана прошло пять лет, а зачастую обо мне вспоминали именно в контексте той бойни. Я не получил взыскания за потери личного состава в том бою, но сказать что популярность моя среди десантников повысилась не получалось. После того что там случилось командование высоко оценило спасение захваченных людей и инопланетян. К сожалению саларианец, которого мы вытащили, не протянул долго, и мы передали его тело представителю Совета. Маленькую азари, которую я тогда вытащил из камеры, так и не смогли привести в себя. Пока она была у нас на корабле, я пытался как-то с ней наладить контакт, но это было бесполезно. Когда мы передавали её на азарийский крейсер, встретивший нас по запросу командования, она вдруг вцепилась в рукав моей формы. Что-то лепеча, своими слабыми, переломанными пальцами, она не отпускала меня, зажав ткань кителя. Капитан крейсера еле смогла её оторвать от меня, стараясь не причинить какой-либо боли. Поблагодарив за спасение своей соотечественницы, азари покачала головой. К сожалению, она предполагала, что помочь ей будет уже невозможно и весь остаток жизни ей суждено провести в спецлечебнице. С учётом их срока жизни я не был уверен, что это правильно, но сделать что-либо для этой девочки не мог. Ещё раз отблагодарив нас, крейсер ушёл. Что с ней случилось дальше, я не знаю, остаётся надеяться, что ей смогли помочь.
  
   Для всех выживших десантников предоставили месячный отпуск и наблюдение психологов. Многие из участвовавших в битве при Торфане были подавлены ценой победы. Я сам не раз просыпался от собственного крика, воспоминания о бойне в коридорах преследовало каждую ночь. Из головы никак не желали пропадать Модли, Ежи, многие погибшие на моих глазах. Психологи старались вывести нас, выживших, из этих кошмаров, и нас, и флотских. Не все смогли это переступить, для некоторых Торфан стал последним боем. Под конец этого отпуска я смог выбраться на Элизиум к Дину, проведать как там у них дела. Дин и Мари отстроили обратно своё хозяйство, жизнь вернулась в своё русло, и ничто вроде не напоминало о трагедии произошедшей не так давно. Памятуя о прошлом опыте, в городе я старался не покидать главных улиц и не искать коротких путей. Полиции на улицах здорово прибавилось, и таможенный контроль перестал быть формальностью.
  
   В дальнейшем на многие "невозможные" операции вытаскивали меня. За ряд подобных заданий, различной степени секретности, меня внесли в кандидаты для подразделения "N", что перевело меня на работу с несколько иными службами. И добавило ко всему прочему почти полгода обучения в закрытых заведениях. Выйдя из дверей очередной "школы", я получил звание кап-три, личный код "N7" (если честно - гордился этим и горжусь) и вернулся на свой родной фрегат. Предстояло ещё многое сделать, и стажировки в различные места никак не должны были помешать моей службе на фрегате. Служить Земле и всем людям впиталось в мою кровь и лучшего места, чем палуба родного фрегата для меня не было. Я отказался переходить на службу в другие части, или на другой корабль, несмотря на предложения.
  
   После моего повышения в звании и окончании специальной подготовки, я несколько сблизился со своим капитаном. Алисия была постарше меня, но это не мешало находить общие темы для разговора. Фрегат по моему возвращению через какое-то время оказался на Терра Нова, и мы как раз сидели с ней в баре. Разговор вертелся вокруг многих тем и коснулся десантных операций. Капитан мрачно пошутила как-то, что я один уже перебил больше десантников, чем половина пиратов Траверса. Я удивленно посмотрел на своего капитана.
  
  - Не злись Шепард. Это про тебя так многие говорят. Я так не считаю. Ты делаешь свою дело, и кто знает, сколько жизней спасает то, как ты это делаешь?
  
  - Понял капитан. Самого по ночам сначала мучило всё это. Потом привык наверно, хотя каждый раз, когда кто-то из моих погибает - почему он, а не я, почему погиб...
  
  - Хорошо, что я не на твоём месте, Унклар. У меня этого почти нет, если из-за моей ошибки в управлении что-то произойдёт - погибнем мы все. И знаешь что? Мне этого хватает во как. Но мне хотя бы не придётся потом смотреть в глаза живым и говорить об этом и выслушивать. Сочувствую тебе Шепард.
  
  - Давай выпьем капитан, за всех наших, за то чтобы наши решения были правильными.
  
   Мы подняли бокалы и, не чокаясь, выпили. Вино пробежало по жилам огнём, приятно расслабило. На ближайшие две недели мы были свободны от патрулирования и обеспечения безопасности. "Нью-Арк" стоял на профилактике, у нас отпуск, можно расслабиться и наконец-то отдохнуть. От постоянной опасности, от ответственности за чьи-то жизни и судьбы.
  
  Пока мы пили и разговаривали, в бар вошла лейтенант и направилась к бармену. Тот указал на наш столик и вновь прибывшая подошла к нам.
  
  - Капитан третьего ранга Алисия МакГрейв, капитан третьего ранга Унклар Шепард. Лейтенант Спани Розе, космический десант. Капитан Шепард, вас незамедлительно вызывает штаб Пятой флотилии.
  
  - Вот и посидели... - Алисия поднялась вместе со мной. - Штаб желает видеть меня так же?
  
  - Никак нет, мэм. Мне поручено передать вам пакет.
  
  - Ладно, спасибо лейтенант, вольно. Шепард давай дуй к адмиралу или кому там приспичило, потом возвращайся и не задерживайся.
  
  - Так точно мэм, - шутливо ответил я и вышел из-за столика.
  
   Поднявшись в здании Альянса в переговорную, я попросил соединить меня со штабом флотилии. Каперанг Шайти был уже на связи, это сразу же насторожило. Он был большой шишкой и размениваться на мелочи не входило в его привычки, а это означает, что где-то что-то пошло не так.
  
  - Долго ворочаетесь Шепард. На вызов штаба можно появиться и побыстрее, не так ли?
  - Сэр, я только что получил Ваше приказание...
  - Шучу Шепард, я знаю, что у вас вроде как отпуск. Мне жаль огорчать вас, но с отпуском придётся повременить. Вы переходите под командование капитана Андерсона. Вам следует прибыть на Землю срочно. Челнок уже ждёт вас, собирайтесь и вылетайте незамедлительно. Капитана МакГрейв я предупрежу сам. Все дальнейшие распоряжения получите непосредственно у Андерсона. До свидания Шепард.
  
   Экран погас, оставив меня в некотором недоумении, право слово. Имя Андерсона было у всех на устах, и работать под его командованием - высшее доверие. Но такие вещи обычно происходят заранее, а не посреди отпуска. Набросав сообщение Дину и Мари, что мой отпуск накрылся, и я не смогу прилететь к ним в гости, я отправил почту. Было крайне обидно, так как у них родился мальчик, и мой прилёт совпадал с его днём рождения. Четыре года пацану и подарком на день рождения было моё присутствие, героя Торфана, и, конечно же, подарки ему. Да и для девчонок-близнецов у меня было припасено кое-что. Девки росли, уже пошли в школу. Там глядишь, и невесты вырастут. Мари уже проехалась по мне на эту тему, что, мол, она своих дочерей скорее замуж выдаст, чем я женюсь. Дин же в ответ обронил, что кажется, я хотел быть с ними одной семьей и явно жду когда девочки повзрослеют. Я не нашёл что ему ответить, что послужило причиной веселья их обоих. Да, воспоминания о последней встрече грели душу. Однако стоило поторопиться выполнять приказ адмирала. Андерсон был суровым начальником и опозданий не любил, взыскания у него не залёживались, правда и поощрения тоже.
  
   Прибыв на Землю скоростным челноком, я попал в какое-то безумное царство секретов. Долго и упорно сверяли мой код, ДНК и документы с базой, пока, наконец, не допустили к капитану. Андерсон был немногословен, передав мне назначение на фрегат "Нормандия". Времени на обустройство не было, едва я забросил вещи на корабль и шапочно познакомился с экипажем, как судно покинуло гостеприимную Землю и направилось на задание.
  
   Сказать, что корабль был странный, было то же самое что ничего не сказать. Новейший, экспериментальный фрегат, огромные возможности и столь же непомерная цена. Что было удивительнее всего, на борту был турианец. Как пояснил мне Андерсон, Найлус, так его звали, был СПЕКТРом и присутствовал как представитель Совета Цитадели на этом полёте. Это вызывало сразу же массу вопросов, однако я решил придержать их при себе до момента получения конкретного задания, ради которого меня выдернули с "Нью-Арк", и моего заслуженного, между прочим, отпуска.
  
   Полёт по солнечной системе был абсолютно спокоен и монотонен. Проверив оружие и убедившись, что всё в полном порядке я поднялся на БИЦ корабля. Привычного земного БИЦ здесь не было, был странный зал и капитанский мостик позади всех. Пилот судна находился на самом носу и периодически давал какие-то указания операторам. Надо заметить, что лейтенант Джефф Моро был редкостной язвой, это я успел узнать практически в первые секунды знакомства. Вот и сейчас его едкие комментарии донеслись, кому-то из операторов пришлось выслушать, что Джефф о нём думает. Рядом сидел Кайден Аленко, лейтенант из группы высадки, то есть мой подчинённый в наземных операциях. Его дело, равно как и дело капрала Дженкинса, мне передал сам капитан, предложив, ознакомится на досуге. Большей наземной командой судно, к сожалению, не обладало, и я искренне надеялся, что операции по мою душу будут в возможностях такой небольшой команды. Находиться на носу корабля мне вообще-то было не обязательно, но отказать себе в возможности посмотреть на космос и тем более на ретранслятор, было невозможно. Слишком большой соблазн, да и делать на борту мне было совсем нечего, полный штат судна. Вообще это было странно, обычно в полёты мы уходили не с полным штатом. Единственный раз, когда такое было, это было при мне - Торфан. Тем более что по официальной версии это был пробный, испытательный полёт прототипа корабля. Насчёт прототипа сомневаться не приходилось, а вот насчёт испытательного полёта вопросы были.
  
   Внутренний голос, не верить которому у меня не было причин, подсказывал, что за этой ширмой идёт какое-то весьма серьёзное дело. А с учётом Найлуса, дело Совета. И это предчувствие заставляло относиться ко всему с максимальным вниманием, так как именно оно не раз и не два спасало мою шкуру от совсем уж плачевных последствий. Кстати о турианце, он оказался тоже у пилота, изучая обзорный видовой экран. На нём появился и начал расти какой-то объект. Через некоторое время сомнений уже не было, это был узел на Арктур и Моро начал процедуру захода на ретранслятор. Вокруг этой массивной рукотворной махины начала концентрироваться энергия, выплёскиваясь колоссальными молниями. Казалось, что сейчас одна из них прошьёт нас и всё здесь превратиться в облачко плазмы. Пилот подвёл нас сбоку этой махины, и я сразу почувствовал знакомое ощущение, словно тебя изнутри сворачивали. Вспышка, милостиво ослабленная фильтрами, полоснула по глазам, заставив зажмуриться. Мы перепрыгнули через гигантское расстояние, и попали в отдалённую систему, узловой ретранслятор Арктур. Ещё один прыжок и мы оказались в близлежащей системе Иден Прайм. Моро просмотрел параметры на своём дисплее и выдав всем операторам, и невольным слушателям в нашем с Найлусом лице.
  
  - Всё системы в норме, маскировка включена. Дрейф выхода в пределах полутора тысяч.
  - Тысяча пятьсот - это хорошо. Ваш капитан будет вами доволен.
  С этими словами, сопровождавшимися характерным щелканьем лицевых пластин, Найлус развернулся и ушёл из пилотской. Джефф покосился назад, и подождав когда турианец уйдёт с БИЦ, взорвался от возмущения.
  
  - Вот дерьмо!
  - Найлус делал вам комплимент Моро, а вы не довольны, - голос Кайдена был спокоен.
  - Комплимент?! Выйти из гальюна с застёгнутой ширинкой вот это хорошо! А я прыгнул через всю галактику и попал в маковое зерно - и это уже мега-круто! К тому же он СПЕКТР, а я жопой чую, что это не к добру.
  Считайте меня параноиком, если хотите.
  - Тогда вы параноик Джефф, - Кайден слабо улыбнулся. - Совет помог профинансировать этот проект, так что они имеют право знать, куда ушли их деньги.
  - Ну да официально, конечно же, так. Только я не буду тем идиотом который верит в официальные версии.
  
  Видя столь яростную перепалку и заметив, что Аленко покосился на меня, я решил вмешаться в разговор.
  
  - Я тоже считаю, что здесь не всё чисто. СПЕКТРы вряд ли летают на тестовые полёты.
  
  - Во, и я про тоже! Здесь что-то большее, чем говорит Андерсон.
  
  Консоль вспыхнула ярким отсветом. Голос капитана судна донёсся до нас.
  
  - Лейтенант Моро, доложите обстановку.
  
  - Только что прошли ретранслятор, сэр. Все систем в полном порядке, стелс-система запущена. На вид всё спокойно.
  
  - Отличная работа Джокер. Найдите комбуй и подключитесь, я хочу, чтобы наш отчёт пришёл раньше, чем мы окажемся на Иден Прайм. И скажите капитану Шепарду что мы встретимся в зале совещаний для инструктажа.
  
  - Слушаюсь, сэр. Советую застегнуться, к вам движется Найлус.
  
  - Он уже здесь лейтенант, - голос капитана Андерсона прозвучал сухо и раздражённо.
  
  Консоль погасла, Моро повернулся ко мне с ухмылкой.
  
  - Вы слышали капитан?
  
  - Слышал. Голос у него чего-то не очень, - я развернулся чтобы уйти.
  
  - Да у него всегда такой голос, когда он со мной говорит, - хохотнув, сказал пилот.
  
  - И с чего бы это, правда? - Аленко оставил последнюю фразу за собой.
  
   Дальнейшую перепалку я уже не слушал. Но настороженность никак не покидала меня. Пройдя пару шагов, уловив обрывок фразы, автоматически начал вслушиваться в разговор. Прессли, штурман "Нормандии", говорил с кем-то по интеркому.
  
  - Да говорю тебе, прошёл с таким видом как будто в бой кинется!
  
  - Он СПЕКТР, для них всегда бой.
  
  - Слушай, я тебе серьёзно говорю!
  
  - Прессли расслабься, так только несварение заработаешь.
  
  Заинтересовавшись, я подошёл поближе. Заметив моё приближение, штурман выключил интерком и, обернувшись, отдал честь.
  
  - Капитан Шепард! Поздравляю с назначением на наш фрегат.
  
  - Я слышал часть вашего разговора, у вас проблемы с нашим гостем?
  
  - Никак нет, сэр! Мы просто перебросились парой слов с Адамсом, ничего подобного сэр. Просто все на корабле чувствуют, что это задание не то, что нам рассказано.
  
  - Думаете, капитан что-то недоговаривает нам?
  
  - Сэр, пробный полёт под руководством капитана Андерсона, одного из лучших военных Альянса. Если капитан захочет, он из своих орденов сможет отлить свою статую в полный рост. Да ещё этот турианец... Найлус. Он же СПЕКТР, что ему делать на тестовом полёте?
  
  - Мне показалось, что вы ему не доверяете...
  
  - Да я не ему персонально не доверяю, я им все не доверяю. Мой дед был участником войны Первого Контакта.
  
  - Не все турианцы виновны в той войне.
  
  - Я всё понимаю сэр, никаких проблем не будет. Просто неизвестность задания нервирует.
  
  - Я вас понял Прессли. Если мне удастся что-то узнать...
  
   Прессли отсалютовал мне и вернулся на своё место, а у меня появилась дополнительная зацепка. Странностей действительно стало слишком много, и с Андерсоном стоило поговорить откровенно. Секретность секретностью, но если в команде начнётся недоверие - добром не кончится. Пройдя через БИЦ, я с удивлением натолкнулся на капрала, выслушивающего корабельного медика. Похоже, что БИЦ сегодня был магнитом для всех. Доктор была недовольна Дженкинсом и негромко, но довольно внушительно объясняла ему, в чём дело. Завидев меня, он явно повеселел, надеясь на то, что сможет как-то улизнуть. Вмешиваться в дела медика у меня честно сказать не было никакого желания, в конце концов, вряд ли она бы была недовольна просто так, но всё-таки мой подчинённый. Вздохнув про себя, я подошёл к ним.
  
  - Добрый день капитан! Как вы думаете, мы ведь недолго здесь пробудем? У меня руки чешутся по настоящему делу! А на моей родной планете таких нет.
  
  - Я очень надеюсь что вы пошутили насчёт "настоящих дел" капрал. И явно, что меня не слушали. Все ваши "настоящие дела" заканчиваются одним, я вас штопаю в лазарете. Если дело пойдёт так и дальше, на вас кроме штопаных кусков кожи ничего не останется!
  
  Молодой капрал упрямо не хотел признавать правоту доктора. Слишком восторженный, слишком глупый. Из таких и получаются те самые груз "двести", о которых вспоминать не хочется. Но обламывать паренька, с такой яростью желающим быть полезным... Только для его блага, если проживёт подольше сможет понять и поблагодарить.
  
  - Капрал, успокойтесь. Для того чтобы быть хорошим солдатом надо быть спокойным не только в бою, но и в мирное время. Выполняйте приказы, держитесь спокойно и всё пройдёт хорошо.
  
  - Вам хорошо говорить капитан. После Торфана все увидели, на что вы способны. А для меня, для меня задание со СПЕКТРом это шанс заявить о себе перед начальством.
  
  - Капрал - первое и главное, наша цель не в личной славе, не в личной выгоде. Наша цель выполнять задания и минимизировать потери. Не надо строить из себя героя там, где можно без этого обойтись.
  
  - Вас понял капитан, проблем не будет, - По его расстроенному виду, он явно не был готов к моей отповеди. Ничего, потерпит, может в живых останется.
  
  - Доктор, вам что-нибудь известно про турианца?
  
  - Практически ничего капитан Шепард. Я с ним не общалась, да он СПЕКТР, и говорит только с капитаном Андерсоном. А так их кораблей больше всего в Пространстве Цитадели. Равно как и патрулей. Их многие недолюбливают среди людей, кто-то из-за войны, кто-то из-за их упрямства.
  
  - Вот бы посмотреть на него в деле, - мечтательно Дженкинс поднял глаза. - Говорят, он в одиночку перебил целый взвод! Жестко и эффективно.
  
  - Дженкинс, не забудьте, что я Вам сказал. Мне надо поторопиться к капитану. Хорошего дня.
  
   Дженкинс, Дженкинс... молодой, восторженный и наивный. СПЕКТР это власть, большая власть, большая ответственность. И никто таким делиться не будет просто так. Старые расы давно живут в мире политики, и даже если когда-нибудь они и дадут шанс человеку на то чтобы стать СПЕКТРом - не оказались ли бы требования слишком высоки, не к СПЕКТРу, к Земле. Впускать в свой внутренний круг тех, кто только-только появился на сцене Галактики... другие расы, появившиеся раньше нас на Цитадели, этого не поймут. Впрочем, это их проблемы. Но при всём при этом... быть одним из СПЕКТР, это не просто престижно, это много больше. Моя принадлежность к подразделению "N" уже говорила о многом, да и высший уровень тоже. Но это было даже не тень от того кто такой СПЕКТР. Тут было над чем поразмыслить, что оценить и прикинуть. Правда, скорее всего это будет светить кому-то другому и ой как не скоро. Земля, конечно, быстро поднималась во всех смыслах, но такая скорость могла много кому не нравиться. Ладно, что думать о несбыточном, капитан ждёт меня с конкретным заданием, стоит поспешить.
  
   В зале совещаний и, по совместительству, узле связи меня ждал не Андерсон, а Найлус. Пройдя в зал я остановился немного не понимая сложившуюся ситуацию. Проведение каких-либо операций Альянса, обычно не требовало привлечения представителей иных рас. А с учётом не самых гладких отношений с турианцами, инструктаж при одном из них был довольно необычен. Однако капитан должен отдавать себе отчёт в действиях и наличие здесь СПЕКТРа вряд ли прошло без его согласия. Найлус обернулся ко мне.
  
  - Очень хорошо капитан Шепард что я застал Вас без капитана Андерсона. Мне надо поговорить с Вами.
  
  - Нет проблем. О чём Вы хотите поговорить?
  
   Он отвернулся к изображению какого-то вида Иден Прайм. На экране была пасторальная картинка, живо мне напомнившая знакомый дом на Элизиуме. И мой сорванный отпуск.
  
  - Иден Прайм, первая земная колония. Мирная планета, говорят там настоящий рай, Шепард?
  
  - Насчёт рая не уверен, но это одна из наших лучших колоний, верно. Колония-сказка.
  
  - Верно, сказка. Но вот насколько она безопасна? Для вашей расы, Иден Прайм символ. Символ того что вы можете успешно колонизировать и защищать свои миры. Но так ли это?
  
  - Будь это сказано кем-то другим, я бы счёл это угрозой. Что вы имеете ввиду? Есть какая-то информация?
  
  - Ваша раса ещё слишком молода капитан. Она не знает насколько бывает жестока Вселенная. Вам ещё стоит многому научиться.
  
   Турианец замолчал, посматривая на меня и ожидая реакции. Его слова были абсолютно верны, более того мой родной мир, подвергшийся нападению, подтверждал его слова. Но произошедшее тогда, уже не было столь болезненно для меня. Моя жизнь проходила среди постоянной войны и опасности, так что вывести меня из себя было максимально тяжело. Нашу краткую паузу нарушила открывшаяся дверь. Капитан Андерсон вошёл в отсек.
  
  - Я вижу, вы уже познакомились господа. Это хорошо. Теперь о цели нашего визита на Иден Прайм. Шепард, Ваше задание будет незаметно проникнуть на Иден Прайм и вывести в режиме секретности один объект.
  
  - Что за объект нам надо взять?
  
  - Археологи нашли на Иден Прайм некий артефакт, предположительно протеанский. Полагаю вам не надо объяснять важность этой находки. Его необходимо забрать с планеты и отвезти на Цитадель. Так смогут организовать его изучение. Мы сами не можем полноценно его исследовать.
  
  - Такая находка могла бы нам помочь... - задумчиво прикинул я.
  
  - Шепард, у вашей расы не самая лучшая репутация. Вас многие считают слишком независимыми, слишком непредсказуемыми. Слишком опасными, - голос Найлуса был спокоен.
  
  - Если мы отправим маяк на изучение Совету, то тем самым покажем что мы понимаем нашу ответственность перед Цитаделью и улучшим отношение к нам.
  
  Капитан замолчал, пристально посмотрев на меня. За тем он продолжил.
  
  - Кроме этого, основного задания есть ещё кое-что. Найлус объяснит получше меня.
  
  - Я хочу посмотреть вас в деле Шепард. Я просматривал ваш послужной список, в том числе Торфан. Вам нельзя отказать в умении действовать и просчитывать ходы. Это ценное умение. И одно из тех, почему я предложил вас на претендента в СПЕКТР.
  
   Вот это был, прямо скажем прямой удар. Турианец предлагает в СПЕКТР человека! Очень захотелось срочно найти календарь и убедиться что первое апреля сегодня. Или если не первое апреля, то где-то сдохло что-то большое. Очень большое, большим стадом. Однако объективная реальность существовала, и голос Найлуса вновь достиг моего сознания.
  
  - Я, в отличие от многих соотечественников и коллег, вижу в людях большой потенциал. Потенциал, который будет исключительно полезен СПЕКТРам и Совету. Это будет первое из серии заданий, которые вы пройдёте со мной. После этого я приму решение о том рекомендовать ли вас в СПЕКТР перед Советом.
  
  - Шепард, Земля очень давно добивается подобного. Мы хотим иметь больше влияния на принимаемые решения Совета, больше возможностей для нашего развития, - Андерсон энергично вмешался в разговор.
  
  - Это большая честь для меня, сэр. Найлус. Значит, не будем тратить время попусту. Какие ещё данные вы мне можете дать?
  
  - Боюсь что больше никак важных капитан. Место раско...
  
  Голос Джеффа вклинился в разговор. Встревоженный и на этот раз без обычной подколки.
  
  - Сэр, мы приняли сигнал с Иден Прайм. Кажется у них проблемы.
  
  Андерсон подобрался как тигр перед прыжком.
  
  - Выводи на экран.
  
   С экрана понеслась ожесточённая стрельба. Ухо привычно вычленило уханье винтовок и скороговорку автоматов. Рявканье пистолетов и взрывы гранат дополняли бой. Но вот ответный огонь противника был странным, ни одно оружие, с которым приходилось сталкиваться за всю службу, так не звучало. Странный посвист, взвизги и шелест, сопровождаемые пронзительными на уровне ультразвука щелчками. Камера оператора выхватывала спины бойцов, но противник успешно скрывался в дыме разрывов. Не было понятно, с кем же ведёт ожесточённый бой взвод пехотинцев. Космодесант нёс потери, в кадре промелькнуло несколько тел, и по их позам я сразу понял, что они уже никогда не поднимутся. Оператор попытался подняться повыше и один из солдат рванул его вниз и закричал в камеру.
  
  - Ложись придурок! Взвод 212, несём тяжёлые потери, повторяю взвод 212, несём тяжёлые потери! Необходима срочная эвакуация, срочная эвакуация! Мы...
  
   Изо рта десантника в камеру брызнула кровь. Со странным выражением, словно не желая верить в собственную смерть, солдат завалился на бок и пропал из поля зрения. Вой, хлестанувший по комнате, заставил вздрогнуть всех нас. Оператор судорожно стал метаться в поисках источника звука. Промелькнуло небо, всё в чёрных тучах и молниях. В прорыве между ними показалась что-то странное. Снимавший успел отвести камеру, но, похоже, ЭТО приковало его внимание к себе. Он повернул камеру обратно. Нечто неестественное, огромное, похожее на кисть великана, выполненную из металла, казалось, тянулась к зрителям. Женский крик - "Отступаем! Быстро!" и внезапно сигнал пропал, осталось только поле помех. Голос Моро дополнил это.
  
  - Дальше сигнала нет. Вообще ни хера нет капитан. Что будем делать?
  
   Андерсон был потрясён увиденным, но он оставался военным до мозга костей. Приказав пилоту ещё раз показать картинку, он остановился на этой "руке". В остановленном кадре было понятно, что это конечно не рука, а что-то иное, но однозначно определить даже не пытался. Я посмотрел на Найлуса, но весь его вид, с вздрагивающими челюстными пластинами лишь дополнял общее понимание - то с чем столкнулись на Иден Прайм мои братья по оружию было внове даже видавшему виды турианцу.
  
  - Похоже, задание немного осложнилось? - мне оставалось только немного мрачновато пошутить.
  
  - Джефф, вперёд. Быстро и незаметно, - Андерсон был мрачен как туча. - Капитан собирайтесь. Аленко и Дженкинс пусть готовятся на выход. Остальные могут пригодиться позже.
  
   Он стремительно покинул зал, Крайк последовал за ним. Я всё не мог оторваться от этой "руки", что-то в ней меня привлекало и настораживало. Как если бы это был "мой" личный враг. Враг, с которым будет не поединок, даже не драка, а грызня насмерть, где все средства хороши, где нет личной чести, а есть только жизнь или смерть. Я отбросил эту мысль, всего лишь ещё одна работа которую надо сделать, а не раздумывать над метафизикой.
  
   В трюме фрегата был оборудован ангар высадки, и мы втроём, проверив броню и оружие, стояли в ожидании сигнала десантирования. В ангар спустились двое, Найлус и капитан. Найлус был в своём бронекостюме, вооружён и абсолютно спокоен. Аленко и Дженкинс были удивлены такому соседству, но если лейтенант был более уравновешенным и оставил свои мысли при себе, то капрал не выдержал.
  
  - Найлус! Вы идёте с нами? Вот это класс!
  
  - Я иду один, так больше пользы, - голос турианца глухо донёсся из под шлема его костюма.
  
  - Точка высадки один! - Моро был собран и спокоен, удерживая корабль на высоте.
  
   Дверь ангара открылась и Найлус тут же выскользнул наружу. Его бронекостюм был оснащён микроядром, и он мягко опустился на землю планеты и тут же растворился в густой зелени. Фрегат взмыл ввысь и рванул в другое место.
  
  - Десантная группа приготовиться, точка высадки два.
  
  - Сэр, что с поиском выживших? - Аленко почти кричал, чтобы его услышали сквозь шум ветра за корпусом корабля.
  
  - Это второстепенная задача. Капитан Шепард получил основное задание.
  
  - Слушаюсь сэр!
  
   Джефф посадил на этот раз "Нормандию" и мы выпрыгнули с пандуса на землю, заняв позицию. Как только мы укрылись, фрегат рванул почти вертикально вверх, уходя от планеты. Начиналась наша фаза операции.
  
  - Периметр чист! - продублировали друг друга Дженкинс и Аленко.
  
   Площадка, на которой мы высадились, находилась на каменистом выступе, буквально в десятке метров от меня был обрыв, открывавший вид на девственную часть природы. Только правее виднелись привычные аркологические строения и поля ферм. Остальное море лесов выглядело нетронутым. Местные формы деревьев и привезённые акклиматизированные с Земли перемешивались вокруг и под нами. Сзади метрах в тридцати возвышалась каменная стена, взобраться на которую я бы не отказался, но без специального альпинистского оборудования об этом не было речи. Под стеной обнаружился ручеёк, и ма-а-а-хонький пруд, по берегу которого летело нечто. Всю эту идиллическую картину дополняло стрекотание каких-то букашек, ну или птиц, что тут водилось.
  
  - Капрал, что это за хрень летучая?
  
  - А, эти. Газовые пузыри. Они неопасные, питаются всякой мелочью. Только не поджигайте ничего и не стреляйте вблизи с ними. Газ в них легко взрывается.
  
  Площадка была всего метров сорок-пятьдесят в поперечнике, и то, что Моро смог сюда посадить фрегат не разбив, было фантастикой. Быстро проверив пару закутков на площадке и не обнаружив никого стали спускаться вниз. Внезапно ожила связь. Найлус.
  
  - Осторожнее Шепард. Много врагов.
  
   Он отключился, и мы продолжили спуск. Впереди на камнях была пара тел, обожжённых и расстрелянных. По остаткам одежды это были гражданские, может фермеры, может ещё кто. Останавливаться и выяснять не было времени и возможности. Дженкинс выругался и пробормотал что-то про себя. Впереди показалась довольно большая площадка, заваленная булыжниками разных размеров, кое-где заросшая травой. Идеальное место для засады. Не видеть нас не могли, а значит, делегация по встрече не должна себя заставлять ждать. Аленко, перекатившись через тропинку, укрылся за валуном. Дженкинс рванул следом.
  
  - Дженкинс, назад!!!
  
   Добежать ему конечно не дали. Странные дроны бесшумно вылетели с трёх сторон. Странный свист прозвучал в воздухе. Шансов у него не было никаких, щит вспыхнул мгновенно и пропал. Три очереди пробили броню и тело под ней, со спины вылетели, крошась, куски абляционного материала. Схватившись руками за грудь и выронив автомат, Дженкинс упал на колени и рухнул навзничь, раскинув руки. Кровь потекла по камням, такое привычное зрелище, вытекающая жизнь. Дроны начали рыскать в поисках нас с Аленко. Улучив мгновение, когда они разошлись немного в стороны, я прыгнул под валун впереди. Позади меня взметнулись осколки камней и комья земли.
  
   И у вас реакция не мгновенная.
  
   Мысль погасла также мимолетно, как появилась. Дроны конечно тупые, но доставить хлопот могут. Аленко биотикой заморозил одного, и я уравнял наши шансы, выстрелив по второму. Короткая очередь вошла в летающую машину и пробила её броню. Взрыв разметал осколки по всей площадке. Остались две другие железяки, но стоило мне чуть высунуться из-за своего валуна как в лицо полетела гранитная крошка, и на визоре вспыхнуло предупреждение. Попадание в щит. Энергия щита восемьдесят процентов. Мощные заразы. Разложив винтовку, я решил снять второго дрона. Автомат мне тут не помощник, разброс слишком большой, не люблю я его. На тактическом экране две точки были относительно неподвижны, надо рискнуть. Аленко по моей команде бросил ещё один заряд биотики, а я навскидку выстрелил в дрона как только он показался в прицеле. Взрыв сотряс воздух и тут же лейтенант, несколько раз выстрелив из "Кесслера", снёс и третьего. "Встреча" закончилась, счёт три-один. Убедившись что больше противников нет, мы вышли из своих укрытий. Аленко уже подбежал к Дженкинсу и включил инструметрон. Я покачал головой.
  
  - Он мёртв лейтенант. Без шансов.
  
  - Выстрелы пробили броню на груди и животе... Даже щиты не спасли.
  
  - Ему уже всё равно лейтенант, а нам надо спешить. Мы заберём тело и похороним его. Потом.
  
   Аленко кивнул, соглашаясь со мной, и встал. Перемещаясь от укрытия к укрытию, мы дошли почти до конца площадки, где погиб капрал, когда из-за деревьев вылетели ещё несколько таких же машин. В прицеле "Мстителя" они выглядели абсолютно необычно. Ни одна из рас не делала таких машин. Максимально обтекаемые формы, нехарактерные пропорции просто кричали, что здесь потрудился иной разум. Но кому надо нападать на мирную колонию? Здесь взять-то особо нечего. Если только рабов, но это точно были не батарианцы, у них совсем другой подход к дронам и выглядят они иначе. Короткий бой с этими машинами ещё сожрал половину щита, дело становилось неприятным, запас батарей для щитов был не бесконечен. На границе леса мы снова наткнулись на несколько тел, на этот раз с оружием в руках. Повезло разжиться несколькими гранатами (правда применять их против летающего противника смешно) и панацелином. Инструметрон, настроенный на сканирование, запищал и на голограмме вспыхнула информация. Один из пистолетов оказался модифицирован и нёс какой-то нестандартный модуль. Заниматься этим делом стоило в спокойной обстановке, а не на поле боя, так что оставалось только прихватить его для изучения, на потом.
  
   Огромные толстые деревья уходили в небо, упираясь макушками практически в облака. Несколько газовых пузырей охотились между деревьями на что-то, их не волновало что происходит в нескольких метрах от них. Лес всегда был идеальным местом для засад, а нам предстояло пересечь его полностью, судя по данным. Медленно и аккуратно мы с лейтенантом пробирались через него. Уже начала проявляться впереди опушка леса, как экран визора вспыхнул тревожным красным светом. Из-за деревьев снова вылетели несколько дронов.
  
  - Да им намазано, что ли? - Аленко вжался в ствол дерева. - Как мухи на...
  
  - На мёд лейтенант, на мёд. Мне как-то приятнее себя им чувствовать, а не чем-то другим.
  
   Кайден сбил одного летуна на землю точным выстрелом.
  
  - Ну как скажешь капитан.
  
  - На мёд знаешь ли не только мухи, но ещё и девушки могут прилететь.
  
   Я высунулся из-за ствола дерева и выстрелит точно в стеклянный глаз дрона. Взрыв моей цели отбросил висевший рядом дрон на газовый пузырь. Раздался громкий хлопок, и облако пламени охватило разваливающегося дрона. Между деревьями мелькнуло ещё несколько силуэтов. Мы переглянулись.
  
  - Знаешь Кайден, кажется, мы где-то влезли в улей и обиженные пчёлы к нам спешат отовсюду.
  
   Перестрелка с дронами подошла к концу, как вдруг один из них начал уходить. Кайден заорал:
  
  - Шепард, не дай ему уйти!
  
   Поймав последнего противника в прицел, я плавно потянул за курок. Сильный толчок в плечо, отдача подбрасывающая ствол вверх, и изумительное зрелище уничтоженного противника. Привычная и такая любимая работа.
  
  - Влет, как по тарелочкам! - Аленко уважительно посмотрел на меня. - Прекрасный выстрел!
  
  - Иногда получаются.
  
   Укрывшись за деревьями, мы стали просматривать лужайку. Ограниченная с одной стороны лесом, через который мы пришли, с другой её стискивал каменный склон горы, другую сторону которую мы, судя по всему видели на месте высадки. Скала уходила ввысь несколькими ступенями. Несколько валунов было у её основания, но самый крупный стоял как памятник посреди лужайки. И за ним пряталась от приближающегося противника девушка с нашивками сержанта. Шансов у неё было немного, двое солдат противника подходили всё ближе. Странные бронекостюмы никак не удавалось связать с кем-то определённым. Я навёл винтовку на левого солдата.
  
  - Капитан, это же геты... Откуда здесь геты?! Их не видели лет двести в пространстве Цитадели! Да отсюда до Вуали немеряно...
  
  - Вижу лейтенант. Потом разберемся, откуда эти засраные синтетики нарисовались. Правый твой.
  
   Эшли бежала. Задыхаясь в своей броне, горячий пот лился ручьём по спине, добираясь до ягодиц. Пистолет в руке мешал бежать быстрее, но выбросить оружие она не могла себе позволить. До боли знакомый посвист опять начал свою песню, песню смерти. Земля рядом с ней разлетелась мелкими комьями. В спину прилетели первые выстрелы, замигал индикатор емкости щита. Сержант прыгнула головой вперед и перекатом ушла на спину и в сторону. Её маневр привёл двух преследовавших дронов в замешательство и их выстрелы прошли мимо. Поблагодарив Бога что не выбросила пистолет, Эшли открыла огонь по преследователям. С близкого расстояния промазать она не могла и взрыв этих чёртовых машин это подтвердил. Поднявшись с земли, она заметила двух гетов, укладывающих человека на какой-то странный агрегат. Геты не замечали её присутствие, и она потянулась за своей "Баньши". Агрегат засветился и пронзил тело человека несколькими иглами насквозь. Эшли, не выдержав такой картины, вскрикнула, по конвульсивным движениям сержант поняла, что человек был ещё жив. Геты тотчас среагировали на шум и, подняв оружие, стали двигаться в её сторону. Оставалось только бежать, но куда? Тропинка, по которой она бежала, как она точно помнила, приводила на каменный холм, который колонисты называли холмом Любви.
  
   Да уж, любви я там сейчас точно не найду.
  
   Додумывала свою мысль она уже на бегу. Тело в очередной раз оказалось мудрее разума и решило, что погибать не намерено. До спасительного леса оставалось всего чуть-чуть, но как только она завернула за кусок скалы, и сразу с опушки вылетел дрон. Эшли чуть не заплакала от такой несправедливости, она почти поверила, что сможет выжить и спастись, и на вот тебе. Бежать было некуда, за спиной два гета, спереди дрон, она прижалась спиной к валуну и раскрыла "Баньши". Предстояло умирать, но сделает она это как настоящий солдат Земли, в бою.
  
   Дрон только направился в её сторону, как тут же взорвался и разлетелся на мелкие куски. Эшли некогда было разбираться, кто же пришёл ей на выручку, из-за поворота тропинки был слышен скрип шагов гетов. Шорох шагов и щелчки переговоров подходивших ближе гетов заставили Эшли напрячься.
  
   Ну, вот и всё. Сейчас всё закончится. Папа, скоро мы встретимся...
  
   Выстрел заставил её напрячься, но боль так и не пришла. Потом Эшли сообразила, что стреляли из земного оружия, а значит, стреляли друзья. Сбоку полыхнули молнии биотики и пропали, кажется с этими гетами было покончено. Молодая женщина повернулась к лесу, из которого выходили двое. Люди, космопехи. У одного, со знаками различия капитана третьего ранга, был нанесён символ "N7". Эшли была готова поклясться на Библии, что на всей планете не было ни одного из группы "N7", а значит что оба её спасителя откуда-то прилетели. Оставалось надеяться, что они смогут как-то помочь нормализовать сложившуюся ситуацию. Эшли вытянулась в струнку, отдав честь вышестоящему офицеру.
  
  - Старший сержант Эшли Уильямс, взвод два двенадцать. Спасибо за то, что спасли мне жизнь. Могу я узнать кто вы?
  
  - Вы не ранены сержант? - Аленко занялся девушкой, пока я присев на корточки рассматривал гета.
  
  - Пара царапин и ожогов сэр. Ничего страшного.
  
  - Вольно сержант. Доложите обстановку. Где ваш взвод? - насмотревшись на гета я подошёл к нашей спасённой.
  
  - После обнаружения руин при прокладывании нового шоссе, все наземные части были переведены на усиленное патрулирование. Мой взвод вышел два дня назад в сектор четыре, - Эшли показала на карте свой сектор. - Утром мы попали в засаду гетов и понесли большие потери. Сэр, я... боюсь я последняя из взвода. При отступлении к лагерю взвод был рассеян ударом с фланга. Я пробиться к лагерю не смогла.
  
  - Кто был против вас? Сколько?
  
  - Только геты, разные и много. Дроны, солдаты и ещё какие-то огромные геты, тяжеловооружённые и бронированные. Два взвода в засаде, потом как минимум ещё взвод.
  
  - Сержант Уильямс, к какому лагерю вы пробивались?
  
  - К лагерю археологов сэр. Из-за них тут все на ушах стояли. Говорят, они нашли какой-то артефакт. Там должны были быть другие пехотинцы. Но лагерь был занят гетами, наших не было видно.
  
  - Сержант, проводите нас с лейтенантом на место раскопок. Теперь вы подчиняетесь мне. Капитан третьего ранга Шепард, "N7", лейтенант Аленко, фрегат "Нормандия".
  
  - Так точно сэр!
  
   В наушнике вновь послышался голос Найлуса.
  
  - Посёлок сильно повреждён Шепард. Много трупов. Впереди небольшой космопорт, встречу вас там. На месте раскопок не ждите.
  
   Место раскопок было в холмистой местности к северу от нас. Сержант вела нас кратчайшей дорогой, настолько насколько это было возможно с учётом пересечённой и каменистой местности. Ещё не раз приходилось вступать в боевой контакт с группами гетов. Недостаток тактического мышления они брали мощью оружия и мгновенной реакцией. Биотическая подготовка Кайдена и мои минимальные навыки биотики здорово помогали минимизировать потери времени и щитов. Надо отдать должное и Эшли, боец она была отличный. То как она пользовалась автоматом, меня просто поражало. Я, если честно говорить, недолюбливал его за сильный разброс при стрельбе. Но встретившись с профессионалом, понял, насколько это было ошибочно. Короткие и длинные очереди сержанта сносили щиты синтетиков практически мгновенно. Конечно, на больший дистанциях винтовка не имела равных по мощи выстрела, но на средних и коротких дистанциях выгода от автомата давала себя знать. При всём при этом сержант была отлично подготовлена, любое оружие было ей как продолжение рук. Заменить снайпера она полноценно не могла, но, тем не менее, её подготовка была на высоте.
  
   Геты, которые нам попадались, были судя по всему одной модификации, тяжелобронированных, о которых упомянула Уильямс, не было видно. Странный сплав металла и синтеплоти, довольно-таки продвинутые технологии оружия и особенно щитов. Их прочность превосходила наши лучшие экземпляры, притом существенно превосходила! Строение тела в общих чертах напоминало человеческое, но ноги выдавали не земное изобретение. Мы строили лёгких роботов максимально близких к человеку форм, видно так же поступили и кварианцы. Ну, или сами геты модифицировали изначальную конструкцию. Ног кварианцев я ещё как-то не видел, равно как и самих кварианцев, поэтому приходилось принимать как есть.
  
   Сержант вновь шла впереди и я невольно залюбовался видом сзади. Фигура Уильямс была очень даже ничего себе и, покосившись на Аленко, понял, что эти формы заметил не я один. Наконец лейтенант не выдержал.
  
  - Капитан, про девушек ты оказался чертовски прав. Вот только не могу понять, откуда ты узнал, что сержант Уильямс там будет?
  
  - Да не знал я. Просто должно же быть разнообразие в стрельбе по роботам?
  
   Эшли чуть замедлила шаг, явно прислушиваясь к нашей беседе. Мысленно вспомнил её лицо. Чёрные брови и длинные ресницы, чуть смуглая кожа, не от смешения рас, скорее загар, характерный для тех, кто много времени проводит на свежем воздухе. Чётко вылепленное лицо, европейского типа, может быть с небольшим восточным колоритом. Бронекостюм не лучшая одежда чтобы любоваться очертаниями женщины, но всё равно в Эшли чувствовалась женственность, хоть и под личиной солдата. Задумавшись, я чуть не налетел на неё. Она притормозила перед выходом из молодой поросли, где мы пробирались.
  
  - Вот место раскопок, - рука в перчатке указала на явно искусственную яму с проложенными мостками. - Вот там он стоял. Видите в центре площадки каменное основание?
  
  - Похоже, его куда-то перевезли, - голос лейтенанта не был слишком радостным.
  
  - Единственный вопрос: геты или наши? Вперёд.
  На раскопках мы наткнулись на небольшую группу гетов-солдат, не то охранявших, не то что-то искавших. Элемент внезапности сыграл нам на руку и патруль перестал существовать быстрее, чем синтетики поняли откуда идёт огонь. Нам здесь делать было нечего. И, наскоро проверив, что никуда артефакт не перетащили на территории площадки, я стал прикидывать, куда нам идти.
  
  - Сержант, какие идеи есть куда его могли перетащить?
  - Может быть в лагерь? Правда доктор Уоррен не хотела его перемещать ни при каких условиях. Надо посмотреть лагерь, он выше за этим холмом. Может, там есть выжившие и они расскажут куда его перенесли.
  - Или там найдутся какие-либо документы. Логично, Уильямс. Ведите к лагерю.
  
  Подъём на холм не доставил никаких неприятностей в виде засад или ловушек. Наконец показались сначала крыши, а потом и сами здания научного полевого лагеря. К сожалению, как я и предполагал, здесь похозяйничали геты. Сожжённые тела, выбитые окна и двери, кое-где взорванные стены - картина разгрома живо мне напомнила Мендуар. Запах горелого человеческого мяса, машинного масла, какой-то синтетики. Разбросанные тела солдат позволяли понять, что сопротивление было ожесточённым, но силы явно оказались не равны. Судя по всему, на них напали внезапно, открыв огонь без предупреждения. Тела гражданских лежали там, где их застали выстрелы гетов. В некоторых строениях мы нашли расстрелянных учёных и техников, разбитое оборудование. Порыскав среди обломков в поисках живых, мы прошли пол-лагеря, когда Кайдан, бросив взгляд в сторону, вдруг выматерился.
  
  - Твою мать! Они ещё живые!
  
  На непонятных конструкциях, откровенно неземного дизайна, лежали несколько тел людей. Какая-то странность оставалась, я никак не мог понять, что с ними. Из глубин памяти всплыло: колония в Траверсе, пропали все колонисты, десант, высадившийся на планету, их не нашёл, но подвергся нападению... Со звоном иглы, пронзившие тела, ушли внутрь постаментов, и тела соскользнули на землю. С механизированными движениями они начали вставать. Хаски! Конечно же! Как там, в Траверсе, только там не было гетов, но были похожие машины. Каким-то образом они преобразовали тела колонистов в ЭТО.
  
  - Огонь! Не подпускать их к себе! Сильное ЭМ-поле! - граната вылетела из моей руки и покатилась под ноги ближайшим тварям.
  
  Кайдан и Эшли, не сговариваясь, одновременно открыли огонь на поражение. Взрыв плазмогранаты выжег начисто двоих хасков, превратив их в пепел, остальные бежали вперёд. Ещё пара гранат создала море огня, не давая пройти к нам, что позволило безопасно расстрелять оставшихся.
  
  - Что это такое? Почему геты это делают?
  - Это хаски, синтетическая форма жизни. Это, - пнул ногой постамент, - называют "зубы дракона". Мы с ними изредка встречаемся. Правда без гетов. Но процесс перевода человека в хаска не изучен, неизвестно даже сколько надо времени для этого.
  - А так, это стандартный метод войны, они используют наш страх, - Аленко "подбодрил" Уильямс.
  
  Осторожно прочёсывая оставшуюся часть лагеря, мы подошли к выходу из него на фермерские поля. Тут Эшли позвала нас.
  
  - Смотрите, дверь заблокирована! Может, там есть выжившие? - в её голосе прозвучала робкая надежда.
  
   Не слишком веря в такую удачу, я взломал кодовый замок. М-да, барахло, а не защита. Если там кто и есть - им безумно должно было повезти, геты такой замок, не напрягаясь, должны вскрыть. Распахнув дверь мы ворвались в помещение. Внутреннее убранство было аскетичным. Какое-то оборудование, терминалы, несколько столов.
  
  - Есть кто живой?
  - Вы люди! Слаба богу! Я уже думала, что это геты добрались до нас! - из дальнего угла высунулась голова женщины.
  - Доктор Уоррен! - Эшли вышла из-за спины Аленко и подошла к женщине.
  - Эшли, ты жива! Какое счастье! Я думала, что уже никто не спасся! - доктор обняла Уильямс и расплакалась. - Как только послышались выстрелы, мы с Микаэлем побежали сюда и спрятались. Ребята из взвода Риордана прикрывали кого могли, давая возможность спрятаться всем, но было слишком поздно. Геты были повсюду, никто больше не спасся.
  - Мы раскопали сердце тьмы! Мы выпустили великое зло! Его гнев и ярость падёт на всех нас! Мы обречены пасть! Человечество погибнет в огне ненависти и разрушения!
  - Доктор, это ещё что за явление? - меня охватило чувство некоторой брезгливости от соседства с этим сумасшедшим.
  - Это Микаэль, он всегда был немного странным, но он гений. Сейчас я дала ему лекарство, просто надо больше времени, чтобы оно подействовало.
  - Вы не заткнёте мне рот! Я буду говорить о пророке грядущей тьмы! Он пришёл с небес, он выглядит, как богомерзкий турианец, это он привёл приспешников зла сюда!
  
  Микаэль подошёл ближе ко мне, его безумные глаза выпучились. Он что-то пытался ещё кричать, выплёвывая слова и забрызгивая слюной стекло шлема, но один удар кулака в ухо принёс ему гарантированный сон на несколько часов. Доктор вскрикнула от неожиданности.
  
  - Что выделаете?!
  - Капитан, это не слишком, бить по голове учёного? - Аленко не был согласен с мои решением "успокоить" безумца.
  - Он был опасен не только для себя, но и для доктора Уоррен. С ним всё будет в порядке, проспится пару часов, может и успокоительное подействует. Доктор, меня интересует, где сейчас может быть маяк, который вы раскопали?
  - Мы ещё вчера вечером отправили его в поселение, здесь оставлять его было не очень правильно. Вы можете добраться до города на поезде.
  - Отлично, спасибо док. Закройте дверь на всякий случай. Помощь к вам подоспеет через какое-то время. Нам пора.
  
  Кивнув ей на прощание, я вышел за дверь, Кайдан и Эшли вышли вслед за мной.
  
  - Да капитан, у вас крутоватый нрав. Мне нравится, - голос сержанта немного разрядил ситуацию.
  
   Наш путь пролегал между холмами к полям фермеров. Пройдя через них, мы должны были выйти на перевалочную станцию транспортной дороги и на поезде отправиться в поселение. Лейтенант нагнал меня.
  
  - Интересно, что говорил этот Микаэль? Какого турианца он имел ввиду? Если на них напали утром...
  - То это не Найлус, он был с нами. Или это бред сумасшедшего, или явление нового пророка. Какая вероятность второго события, лейтенант?
  
  Аленко посмеялся со мной, Эшли, глядя на нас, улыбнулась. Около дороги, по которой мы двигались, стояло здание с включённой системой безопасности. Вокруг были следы гетов, но на первый взгляд здание не пострадало, и, возможно, там были выжившие. И главное - была информация. Мы приблизились к зданию и, взломав замок, собирались ворваться внутрь. Изнутри послушались голоса.
  
  - Не стреляйте! Мы выходим! - на свет божий вылезли трое. Гражданские, вероятно, фермеры с этих полей.
  - А если бы тут были геты? Вы хоть думайте, когда так вылезаете! - Эшли была не в духе.
  - Были б геты, им было бы всё равно, Эш. Кто вы, видели тут что?
  - Мы простые фермеры, когда началась стрельба, мы сразу побежали и заперлись здесь. Мы ничего не видели!
  - Только тот корабль, что появился перед атакой...
  - Какой корабль? - сообщение о корабле насторожило меня.
  - Огромный! Просто гора! И от него шёл такой пронзительный шум! Просто в мозги забирался и там сверлил их. Аж до боли! А потом появились эти и начали стрелять.
  - Может, так работает их глушилка капитан?
  - Может, Кайдан, может. Это всё?
  - Да, всё, - крупный парень, казалось почти отошёл от потрясений и стал держаться нагловато.
  - Эй, может отдать им оружие? Они всё-таки солдаты...
  - Да что б тебя, придурок! - парень со злостью обернулся к приятелю. - Язык тебе оторвать надо бы!
  - Полегче, парень, - ствол автомата Эшли ткнул его в бок, отчего мужчина как-то уменьшился в размере. - Говори толком какое оружие у вас и откуда?
  - Ну, тут такое дело. На перевалочной базе есть ребята, ну, которые промышляют кое-чем. Иногда они дают это нам на хранение. На этот раз мы туда заглянули, всё равно они там погибли все. Ну а там вот, - он протянул мне армейский пистолет "Кесслер" модель три.
  
  Эшли присвистнула.
  
  - Контрабанда! Вот так дела. Это с кем это ты там дела-то вёл?
  - Да какая разница-то уже? Им всё равно, да и вам тоже. Ну был там такой, Пауэлл, рабочий с базы. Он оставлял иногда разное, ну и нам перепадало немного денег.
  - Забудь-ка насчёт контрабанды на будущее. Я буду за тобой наблюдать, - голос Эшли не предвещал ничего хорошего.
  
  Парень закивал головой и, пятясь, скрылся в своём доме. Женщина и второй мужик присоединилась к нему и, попрощавшись, закрыли двери за собой. Здесь делать было нечего, с контрабандистами, вероятнее всего, покончили уже геты, да и в конце концов это работа полиции, а не десанта. До перевалочной станции было ещё полкилометра, но не воспользоваться тем, что мы были на возвышенности, и не осмотреться я не мог. Станция издали казалась, а может и была, нагромождением всевозможных ящиков, контейнеров, коробок и прочего хлама. Тут и там были видны трупы рабочих и солдат. В дальнем конце складской территории что-то горело чадящим огнём. Транспортная линия была аккурат за этой грудой барахла, место идеальное для засады, чтобы пройти тут, надо было по меньшей мере иметь несколько отделений космодесанта.
  Соваться туда втроём пахло откровенным самоубийством, Эшли и Кайдан полностью разделяли моё мнение насчёт идеи туда пробиться, однако другой дороги до главного поселения не было, во всяком случае, рядом с нашей позицией.
  Стоило придумать план, с помощью которого удалось бы вытащить синтетиков из этого лабиринта. То, что гетов не видно, отнюдь не означало, что их там не было. Осматривая местность, я обнаружил некий мостик, или, вернее, разгрузочную аппарель для фермерской техники почти напротив станции. Её верхняя точка была выше ограждения и выше большинства составленных грузов.
  Указав на него, я повёл своих подчинённых туда. Наш манёвр не остался незамеченным. Геты поняли мою идею занять господствующую позицию и навязать им бой на моих условиях. Не успели мы дойти до моста, как из проходов вышло несколько гетов и хасков, с удивительной скоростью хаски рванули к нам. Оставив их на поживу биотике Аленко и автомату Уильямс, я сосредоточился на гетах. Мощные выстрелы "Мстителя" наглядно показали им уязвимость позиции, на которой они оказались. Перестрелка продолжалась около двадцати минут и обошлась нам в пару израсходованных батарей щитов и выдохшегося Кайдана. Лейтенант тяжело опустился на землю, опираясь на автомат, как на палку.
  
  - Всё, Шепард. Дай передохнуть. Ещё бы пару раз поднял барьер и всё, потом вы меня понесли бы. Сколько их там дальше?
  - Пока некоторые наслаждались беседой с хасками, другие пообщались с гетами. Я их убедил в том, что мы ребята хорошие и нас надо пропустить. В общем, геты ребята понятливые попались.
  - Капитан, как вы можете сейчас шутить? - Эшли была явно удивлена моей реакцией.
  - Я лучше сейчас посмеюсь, потом могу не успеть, знаешь ли, сержант.
  
  Уильямс подняла глаза, чтобы понять не издеваюсь ли я, но интонации голоса однозначно подсказали ей, что никакой издёвки нет. Равно, как и не слишком радужно я смотрю на всю ситуацию в которой мы оказались. Присев рядом с Аленко, мы пользовались минутой отдыха, чтобы хоть чуть притормозить всю эту карусель. Проверив состояние наших запасов, Аленко поцокал языком и покачал недовольно головой. По всем прикидкам выходило, что ещё пара таких столкновений с гетами, и нам придётся туго. Оставалось надеяться, что дальше будет не так много противников. Особенно плохо было с гранатами, на хасков уходило их прилично, да и геты поджаривались на них отлично.
  
  - Уильямс, на этой перевалочной станции может быть какой-нибудь арсенал?
  - К нам отсюда привозили обмундирование и снаряжение, но без ведомости найти здесь что-нибудь... - Она развела руками.
  - Понятно, значит не судьба.
  
  Лейтенант собрался с силами, принял глюкозу и пару стимуляторов и, пошатнувшись, встал. Пора было выступать, пока нас не накрыли здесь. Лабиринт из грузов был сущим кошмаром, еле выбравшись из которого мы попали на относительно чистую площадку. На ней лежали вповалку тела рабочих, чуть дальше лежало тело в странно знакомой броне.
  
  - Найлус!
  
  Мы с Кайданом рванули к СПЕКТРу. В затылке у него синела, залитая спёкшейся кровью, дыра, под головой на металле пола станции разлилось пятно ярко-синей крови. Понятно было, что он мёртв, притом мёртв достаточно давно, если считать от нашей высадки. Последний раз он нам проявился на связи, когда мы встретили Эшли, а это уже было, как минимум, пару часов назад. Эшли подошла к нам.
  
  - Кто это такой? Тот турианец, про которого кричал тот придурок?
  - Нет, Эшли, это СПЕКТР Совета Найлус Крайк. Мы с ним прилетели на эту планету. Он шёл впереди. Интересно, кто его замочил. Гетам это не по зубам.
  
  Задача становилась не просто сложной, а прямо-таки невозможной. Убит СПЕКТР Совета Цитадели. Убит на земной планете, в ходе миссии по проверке возможности вступления человека в ряды СПЕКТР. Ну, если это не провал, то я не знаю, что такое провал. Сложностей от этой смерти гарантированно будет столько, что лучше бы этот маяк не находили ещё лет так сто. Теперь, чтобы окончательно оказаться в заднице по макушку, осталось потерять маяк, для чего уже было сделано максимально много.
  
   С другой стороны я не мог сказать, что при выполнении миссии были допущены какие-либо ошибки и просчёты, из-за которых всё и случилось. Мы не потеряли много времени нигде, смерть Дженкинса - событие конечно неприятное, но на ходе задания не сказалась. К тому же, мы восполнили, хотя бы и временно, погибшего товарища сержантом Уильямс. Но маяк был пока от нас так же далёк, как и прежде.
  Стоило поспешить к поезду и лететь, как птица к гнезду, кто бы ни был убийцей Найлуса, он мог и потерпеть. С планеты ему не уйти, а после того, как маяк будет в безопасном месте, я им займусь.
  Внезапно Эшли выхватила свою "Баньши" и направила её в сторону груды ящиков.
  
  - А ну выходи! Я видела тебя! Выходи или открою огонь!
  - Не надо стрелять, не надо! - из-за ящиков появился средних лет мужчина в форме служащего станции. - Я ничего плохого не делаю!
  - Кто ты такой? Как ты выжил?
  - Я Пауэлл, грузчик на этой станции, я просто, ну, прилёг отдохнуть тут за ящиками после обеда. Когда всё это началось, я просто лежал и не показывал носа, чтобы меня не пристрелили, как этих всех. - Он обвёл взглядом тела, лежащие позади нас. - И я видел, как убили вашего приятеля-турианца. Его застрелил другой турианец, и, кстати, они были знакомы. Ваш, как там его, Найлус, назвал того второго Сареном. Сарен сказал, что начальство с Цитадели прислало его на помощь Вашему парню. Зря Найлус к нему повернулся спиной. Сарен тут же разнёс ему башку. Если вы хотите его догнать - он уехал на поезде в сторону космопорта.
  - С ним мы разберёмся, скажи-ка мне, дружочек, это не ты ли тут контрабандой балуешься? - я перепрыгнул ящики, отделявшие меня от Пауэлла. - Не твоих ли всё это рук дело? Почём мне знать, может, это ты пристрелил Найлуса и придумал такую душещипательную историю?
  
   Я легонечко врезал ему, чтобы объяснить, что время шуток кончилось. Достав "Кесслера", который отдали нам фермеры сунул его под нос Пауэллу.
  
  - Узнаёшь?
  - Это... да... я оставил кое-что на ферме у ребят, - стоя на коленях, он умоляюще смотрел на меня. - Ну мы же не знали, что на нас нападут. Я просто хотел подзаработать. Здесь мирная колония, кому тут нужно столько оружия? Но я не знаю, откуда эти появились. Это не мы, мы только понемногу брали с грузов, зачем нам ...
  - Ах ты мразь, ублюдок! - Эшли рванулась вперёд и если бы не лейтенант, разорвала бы рабочего. - Из-за тебя мы там умирали, а тебе лишь бы "подзаработать"?! Сколько этих гранат и лекарств могли бы спасти жизнь, ты, мразь?!
  - Но я же не хотел, - он заныл, чувствуя, что его неприятности могут перерасти в нечто большее. - Никто же не ждал, что на нас нападут. Вот, забирайте тут всё, что я забрал с последней партии... ну и денег немного... с прошлых разов.
  
   В его занорке оказалось десяток гранат, батареи щитов, несколько модулей для оружия и панацелин. Немного денег вылилось в весьма крупную сумму в три тысячи кредитов. Было дикое желание пристрелить его к такой-то матери, но он был моим единственным свидетелем против пока ещё мифического Сарена. Или единственными подозреваемым в убийстве Найлуса. Оттащив Уильямс, Кайдан посмотрел на меня. Брать с собой это Пауэлла было нереально, а отпускать - опасно. Связав его и вколов ему стазис из его же запасов, Аленко закатил Пауэлла за ящики, чтобы до него никто не добрался. Пообещав, что как только сможем, то вспомним о нём, мы оставили его отдыхать. Проход к поезду был свободен, чего нельзя было сказать о самом поезде. Делегация по встрече была весьма немаленькой и не будь у нас подспорья, в виде контрабанды, пришлось бы туго. Укрывшись за контейнерами, мы только начали перестрелку с гетами, как Эшли побледнела.
  
  - Шепард, там этот...
  
  Выглянув из укрытия я сразу увидел "Этого". Гет, размерами превосходивший обычных солдат раза в полтора, как минимум, был прикрыт щитами и бронёй. В его руку был вмонтирован пулемёт, из которого он и начал нас поливать. Аленко посмотрел на эту дуру и прикинул кое-что.
  
  - Капитан, я сейчас его подниму, а ты сможешь бросить его на контакт-рельс?
  - Попробуем, Кайдан, эту махину иначе нам не сложить.
  
  Молнии охватили лейтенанта и он, резко выдохнув, сконцентрировал поле массы на этом пулемётчике. Подняв его на высоту метров трёх, Кайдан выдохнул хриплым от напряжения голосом: "Давай!". Выбросив руку вперёд, я направил свой телекинетический удар на середину "тела" этой твари. Эффект от приложения двух полей оказался впечатляющим. Гета швырнуло метров на тридцать назад, выбросив далеко за пределы поезда. Правда в контакт-рельс я не попал, но ему это было уже не обязательно. Обрушившийся с высоты нескольких метров синтетик выглядел месивом каких-то трубок, синтеплоти, металла, одним словом, ни в коей мере не напоминая себя прежнего. К счастью для нас, вместе с внешним видом, пропала и его функциональность. Теперь это был кусок электронного дерьма, годный только на переплавку.
   С оставшимися гетами разговор оказался короче, чем мы ожидали. То ли мы так приспособились их отстреливать, то ли ещё почему, но сопротивления они оказать не смогли. Активировав панель поезда, мы рванули к поселению, искренне надеясь успеть.
  
   До станции было минут двадцать, делать было особо нечего. Кайдан с Эшли о чём-то переговаривались у меня за спиной, похоже, что им было о чём поговорить. "Странная вышла бы пара, - подумал я про себя, - спокойный и рассудительный Аленко и импульсивная взрывная Уильямс". Пока я рассматривал пролетающий пейзаж, в мозгу всплывали разные мысли, от воспоминаний с Мендуара до последних событий тут, на Иден Прайм.
  Геты, синтетики, которых не видели уже несколько поколений. Их конфликт с кварианцами произошёл тогда, когда человечество еще о космосе только мечтало. И вот сейчас мы имеем кучу трупов, порождённых проблемой трёхсотлетней давности. Искусственный интеллект, форма жизни, созданная разумом какого-то учёного, приходит и разрушает наши дома, убивает наших людей.
  
  Но нелогичность нападения никак не увязывалась с машинным интеллектом. Цель нападения на Иден Прайм отсутствовала, как класс, не было здесь ничего того, что было бы нужно синтетикам. Ни крупных производственных площадок, ни обеспечение продовольствием Земли или ещё какого-либо важного центра. Только маяк. Но узнать о нём для них было невозможно, такие находки тут же подпадают под строжайшую секретность у всех рас, и вероятность узнать место находки извне равна нулю.
  
  Значит, здесь есть какой-то секрет, и, вполне возможно, смертельно опасный. Либо предательство, либо вся наша безопасность пшик и мы в глубокой заднице. Если геты обладают доступом к любой секретной информации - мы гарантированно проиграем им войну, буде такая начнётся. Разработать и внедрить новую систему можно, но гарантировать, что там не будет лазейки для проникновения - нельзя.
  Громоподобный рёв раздался внезапно для нас. Он сорвал все мысли и заставил напрячься, лейтенант и сержант пригнулись за бортом кабины.
  
  - Эт-то ещё что?
  - Хороший вопрос, лейтенант. Я бы сам не отказался узнать.
  
   В отдалении по небу промелькнула какая-то огромная тень неясной формы. Оставалось надеяться, что капитан Андерсон на "Нормандии" успел её засечь и идентифицировать. То, что это корабль, у меня не было сомнений, что хуже - сомнений, что убийца СПЕКТРа на нём, тоже не было. Я давно отказался верить в хорошие варианты, и почти всегда это было верно. Следовало готовиться к проблемам.
  
  Станция встретила нас тишиной. Казалось, что всё произошедшее на планете её не коснулось. Капсула поезда мягко коснулась парковочной зоны остановки и открыла двери. Мы вышли все втроём и рассредоточились по площадке. Укрытий от огня на ней не было, и стоило поискать более подходящую позицию на случай боя. Сержант указала рукой на пластобетонный бык станционного моста. Это была одна из немногих конструкций на станции которые могли дать защиту от огня, за одним минусом. Чтобы там оказаться, надо было перебежать по открытому мосту на противоположную сторону. И тот, кто побежит по мосту, оказывается на открытом месте и без защиты.
  
  - Сержант, прикройте меня, я иду первый, потом Аленко, потом вы. Всё понятно?
  - Да, сэр.
  - Хорошо. Начали!
  
   Я вылетел на открытое пространство перед лестницей наверх, и наддал по ней. Бежать было метров пятьдесят, не так много для тренированного десантника, но осознание, что ты бежишь метрах в десяти от поверхности земли и на тебя нацелены пушки гетов, не добавляло скорости. Перила этого моста носили символическое значение, и я даже не пытался представить, удержат ли они меня, если я сорвусь. Надежда на то, что геты дадут пройти по мосту без сопротивления, конечно же, была развеяна характерными звуками стрельбы. Щит заполыхал от попаданий и погас, оставив меня без прикрытия. До спасительного быка было совсем чуть-чуть, я уже почти влетел в мёртвую зону, как почувствовал удар по левой ноге и рухнул на бетон станции. Какой-то ящик прикрывал меня от огня гетов, и я, воспользовавшись этим, заполз за бык.
  
  Кровь текла из пробитой ноги, похоже, что я словил сразу несколько попаданий. Вколов панацелин в бедро, я откинулся на спину, привалившись к стене станции. Действие геля наступало в течении нескольких секунд и вызывало тошнотворное состояние у многих. Во всяком случае, большинство из применявших его не испытывали желания делать это без необходимости. Действие панацелина было почти волшебно, вот только эффекты по применении отнюдь не имели отношения к сказкам. Но, как говаривал медик на Титане: "Радуйтесь, что он у вас есть, в противном случае из боя вас возвращалось бы не более десяти процентов". Не верить ему причин не было - этот продукт деятельности "Байнери Хеликс" действительно не раз спасал многим жизнь.
  
  Наконец муть и тошнота отступили, кровь перестала течь из раны, и я смог воспринимать мир таким, как он есть. Вытащив своего "Мстителя", я высунулся из-за быка. Трое гетов вели плотную перестрелку с Аленко и Уильямс, не давая им пройти за мной. С другой стороны и сами они не могли перейти через мост, так как мои ребята держали их под огнём. Один из гетов уже лежал на мосту, видимо, попытавшись пройти по нему. Я подключился к перестрелке, и гетам, оказавшимся между двух огней, пришлось не сладко.
  
  Этот бой истощил последние батареи для щита и оставил нас без гранат, но и цель была почти у нас в кармане. Зачистив станцию от вражеского присутствия и пристрелив пару хасков, мы вышли на транспортную площадку. Маяк стоял на ней в городом одиночестве, не считая несколько тел людей поодаль и останки гетов. Странная пилонообразная структура, испещрённая какими-то символами, словно проступающими сквозь материал. Непонятный светящийся символ горел примерно на уровне пояса человека. Ничего общего с привычными терминалами или устройствами не было. Я не мог понять, как с этим работать, единственное, на что оставалось надеяться, что учёные всё же не первый раз сталкивались с протеанскими артефактами и смогут понять, что же это такое. За ЧТО Иден Прайм заплатил такую цену, своей безопасностью и столькими жизнями.
  
  - Капитан, эта штуковина так себя не вела, когда её раскопали... - Эшли смотрела на маяк со страхом. - Это из-за неё вы здесь?
  - Сержант, задание относится к коду Н7, но я вам отвечу. Да, именно за маяком мы и прилетели. Но вот ожидать здесь гетов и нападения у нас не было причин. Иначе здесь был бы флот Альянса.
  
  Эшли замолчала и отвела глаза от маяка. Посмотрев на отдалённые поля, она удивлённо воскликнула.
  
  - Посмотрите-ка!
  
  Примерно в полукилометре, посреди аэрошоссе, разрушив его, пламенело пятно выжженной, оплавленной земли. Светясь багровым цветом, оно словно говорило нам о том, что здесь было.
  
  - Наверно, именно там сел тот корабль. Но... Получается, что он просто огромный! Вы посмотрите на размер пятна!
  
  Крыть было нечем, если это было пятно от посадки и взлёта корабля, то его размеры были колоссальны. На Иден Прайм не сел бы корабль размерами больше фрегата, иначе размеры его ядра и мощность двигателей должна была быть запредельной. Однако, оно было перед нами и сказать, что такое невозможно не получалось. Если у гетов есть такие корабли, то наше поражение уже не вопрос времени, а просто реальность. Кайдан мрачно согласился со мной, не испытывая какой-либо надежды на успех в столкновении гетского флота с такими кораблями и всего флота Альянса. Эшли подавленно отвернулась - превосходство чужой технологии было для неё серьёзным ударом.
  
  Кайдан и Эшли отошли подальше от тягостного зрелища и подальше от маяка, нервировавшего, кстати, и Кайдана. Я же решил присмотреться к этому артефакту. Мне начало казаться, что некоторые символа странно созвучны с письменами высеченными на египетских сфинксах или на чём они там были высечены. Эта мысль обеспокоила меня, опять, как и прежде, в памяти всплывали знания, о которых я ничего не мог сказать. Про Египет я знал только, что это государство на Земле, но об его истории нет... и уж тем более о том, какие там надписи где были.
  
  Приглядываясь к маяку, я успел отметить еле заметную, даже скорее ощущаемую, пульсацию светящегося символа. Стоило мне сконцентрироваться на нём, как реальность стала искажаться и уходить, последнее, что я успел услышать, как Кайдан докладывал Андерсону о маяке и крик Эшли: "Шепард!". Мир померк, и я увидел Смерть, во всем её величии, жесточайшее убийство, нечёткое, неясное, словно через призму мутного стекла. Безумие, животный ужас, разложение, то, что я видел и ощущал, невозможно описать никакими словами. Это был воплощённый гимн разрушению и уничтожению, смерть, безжалостная и неумолимая, стирающая само бытие, саму суть жизни. Разум человека не мог выдерживать такое, казалось, что я стал растворяться в этой волне распада. Не знаю, сколько это длилось, как долго я видел это и чувствовал, пока милосердная тьма не похоронила остатки моих мыслей.
  
  Кайдан только успел передать сообщение капитану Андерсону, что маяк обнаружен и находится в безопасности, как его взгляд заметил яркое свечение от маяка, окружившее Шепарда. Капитан стоял на коленях, пытаясь закрыться руками, словно от невидимой угрозы. Лейтенант метнулся к командиру и попытался оттащить его от маяка. Сзади закричала Эшли. Свечение, словно кокон, охватывало Шепарда и его тело, сведённое судорогой, сопротивлялось попыткам оттащить. Эшли пришла на помощь и вдвоём они смогли оттащить Унклара от маяка. Словно по мановению чьей-то руки, свечение пропало и маяк погас, оставив мертвую поверхность. Странный гул пошёл от протеанской колонны, сильная и явственно ощутимая ногами и всем телом вибрация, казалось, готовилась вытрясти душу.
  
  - Ложись!
  
  Кайдан и Эшли распростёрлись по полу станции, надеясь, что это прекратится. Маяк, простоявший пятьдесят тысяч лет, не выдержал своей активации и взорвался, засыпав всю площадку и десантников мелкими осколками странного материала, чем-то похожего на стекло.Сразу хочу оговориться, что в ходе повествования будет достаточно отклонений от официальной линий игры. Они были раньше, они будут и позже. Это одно из них. Тали'Зора и Гаррус.
  
  
  Построенный лет сорок назад челнок всегда вызывал проблемы, но это было одно из тех немногих судёнышек, которым Мигрирующий флот мог безопасно поделиться со своими Паломниками. Его обшивка повидала многое и чинить его снова до потребного вида сочли невыгодным, а вот для испытуемых он оказался в самый раз. Приведя его в лучший вид, Тали'Зора и ещё несколько её товарищей, кому подошло время взросления, смогли наконец отправиться в путь. Путь, который однажды с триумфом, вернёт каждого из них домой, в новую семью.
   Все остальные уже выбрали место своих поисков, но Тали всё никак не могла решить, откуда начать свой путь. Колонии разных рас не привлекали её, а в крупных центрах к кварианцам относились с куда большей неприязнью, чем на периферии. Конечно, была ещё Цитадель, но все, с кем Тали успела переговорить перед отлётом, неодобрительно отзывались об этом месте. Конечно, много худшими словами поминали кроганов, Омегу и батарианцев с ворка, но и Цитадель нельзя было назвать лучшим местом для кварианца в Паломничестве. Отношения с Советом были не радужные, особенно после изгнания их с родной планеты гетами и настоятельной просьбы закрыть посольство. С тех пор ко всей расе относились с подозрением или с открытой неприязнью. Кто-то это скрывал, кто-то, наоборот, выставлял напоказ. Девушка тяжело вздохнула, надо было побыстрее выбирать откуда она начнёт, иначе ресурсы челнока закончатся и ей придётся не выбирать, а выживать. Что, с учётом неприспособленности к внешним условиям жизни, неминуемо приведёт к её смерти.
   Эта мысль заставила Тали'Зору нар Райя решиться. Неподалёку была колония турианцев, их пищу она сможет есть хотя бы. Едва коснувшись панели корабля она замерла. На ладаре дальнего вида промелькнул характерный корпус - гетская транспортная капсула. Здесь вне пределов Вуали?! В это невозможно было поверить, неужели геты решили напасть на Траверс? Но корабль гетов вполне однозначно шёл на посадку, планета не была обследована и даже не носила имени в базе. Возможно это была разведка или ещё что-то. Но информация об этом может быть жизненно важна адмиралам Флота, может даже с её помощью удастся склонить Совет Цитадели помочь кварианцам выбить гетов с родной планеты! Решение пришло само собой - постараться захватить какие-нибудь данные у них.
  Челнок не обладал никакими защитными функциями: ни оружием, ни хорошей маскировкой. Оставалось надеяться, что отремонтированный и немного улучшенный малоразмерный челнок сможет проскользнуть вслед за транспортом. Тали прекрасно понимала, что если её заметят, то сбежать на этом разваливающемся корабле не получится.
  Корабль гетов приземлился на поверхность планеты и замер. Тали, проскользнув в его инверсионном следе, опустила свой кораблик поодаль и, кажется, не возбудила подозрений. Внезапность и скрытность были её единственной надеждой, оставалось только придумать, как добраться до информации корабля. Геты выпустили несколько патрулей вокруг судна, да и датчики постоянно контролируют всё вокруг, так что идеи добраться до сервера корабля пришлось откинуть.
  Оставались сами геты, но они ходили группами не меньше шести единиц, что не давало возможности для попытки отключение одного из них. Вскоре большая часть гетов вернулась на корабль, а оставшиеся начали вести какие-то поиски по округе. Это было странно и не похоже на всё, что знала девушка о своих исконных врагах. Такое поведение синтетиков было в новинку, и она прилежно сохранила все манёвры гетов. Наконец транспортник с рёвом ушел в небо, оставив на планете несколько десятков платформ. Это был шанс, стоило подождать только, что они предпримут. Геты разбились на несколько отрядов и направились по каким-то своим маршрутам. Дальше они разделялись на меньшие отряды, явно стараясь охватить большую площадь в своих поисках.
  Тали'Зора подхватила дробовик и прикинула, где стоит попытаться перехватить одного из них. Инструметрон был готов, спецпрограмма известна, оставалось дело за малым - подобраться к одиночному гету и успеть его вскрыть. Наконец она заметила, как один из синтетиков отклонился от остальных и начал двигаться в сторону. Девушка, затаив дыхание, подождала, пока он не отойдёт на приличное расстояние от остальных. Геты не обладали интеллектом для каждой платформы и, оставаясь в одиночестве, вели себя, как самые обычные роботы. "Эта особенность в своё время и подвела нас, - с горечью подумала кварианка, - предки не смогли предугадать рождение сетевого интеллекта". Направленный импульс отключил гета, теперь всё дело в скорости. Тали молниеносно вскрыла панель гета и стала отключать модуль данных.
  
  "Быстрее, Тали, быстрее. Промедлишь и будешь иметь дохлый модуль. И гетов на шее. Второй такой шанс может не представиться!"
  
  Наконец она выдернула модуль и поняла, всё это время не дышала. Времени, которого ей хватило на эту операцию, большинству не хватило бы на то, чтобы снять панель с нужного блока. Она по праву гордилась своими умениями инженера, но стоило торопиться. Геты должны были уже заметить гибель одного из своих и направиться в её сторону. Наскоро проверив модуль и убедившись, что какие-то данные удалось сохранить, Тали со всех ног бросилась бежать к челноку. Как только геты соберутся в нужном числе, их интеллект возрастёт, и они смогут ей помешать. А встревать с ними в перестрелку у неё не было ни малейшего желания.
   Так долго бегать ей не приходилось в жизни и, пробежав пару сотен метров, Тали выдохлась и дальше побрела, прижав руку к боку. Дыхание со всхлипом вырывалось из груди, жизнь на кораблях давала себя знать. Там некуда, да и самое главное, не за чем бегать, и она не солдат, а инженер. До спасительного холма было ещё чуть-чуть, но Тали казалось, что лёгкие изнутри просто горят, а бок дико кололо. А ещё надо подняться в горку...
  Совершив над собой усилие и добредя до челнока, Тали привалилась к обтрёпанной обшивке. Пытаясь отдышаться, она посмотрела вниз и с ужасом поняла, что найти её для гетов не составит труда. Следы вели чётко и недвусмысленно к её убежищу, оставался вопрос: как быстро геты найдут одну из своих платформ и как быстро найдут её следы. Синтетики не знают усталости и смогут добраться до неё максимально быстро. Схватившись за дверь кабины, она рванула её и чуть не упала на землю. Замок двери заклинило, и он никак не желал открываться. Тали судорожно пыталась его перепрограммировать и открыть дверь, но упрямая железяка никак не поддавалась. В отчаянии она со всей силы ударила по несчастной двери прикладом и словно только это и было необходимо, дверь кабины неторопливо распахнулась. Юркнув в челнок, она захлопнула дверь за собой и упала в кресло пилота.
  Теперь взлететь с этой планеты и рвануть к обитаемому миру. И поторопиться, поскольку эта скорлупка не выдержит обстрела из гетского оружия. Челнок медленно взмыл в воздух и пропал в небе, покрытом звёздами. Несколько гетов выбежали по следу кварианки к холму как раз, чтобы увидеть, как пропадает в небе маленький кораблик. На таком расстоянии их оружие не могло нанести ему повреждений и синтетический разум не стал тратить попусту ресурсы. Их следовало пустить на дело, только органические создания могут тратить ресурсы столь нерационально.
  Тали скрылась в поле астероидов, рассчитывая, что если геты и будут её искать, то здесь им придётся отступить. Чтобы найти маленький корабль среди астероидов потребовалось бы много часов поисков и большой флот, а такие перемещения вряд ли бы прошли незамеченными для наблюдения патрулей Цитадели. Турианцы жестко и внимательно патрулировали свои сектора ответственности и пролететь там было непросто. Модуль данных гета был ровно такой, каким она его видела в учебных фильмах и пособиях, значит, ничего сверхнового они не стали придумывать и используют то, что было создано давным давно. Правда корабли и сами платформы развивались, это было видно сразу, да и оружие у них было какое-то странное, не похожее ни на что из того, что Тали видела у себя на Флоте. Эти данные стоило передать на Мигрирующий Флот, но на завершение Паломничества они для неё не тянули. Может кому другому и да, но не для неё, дочери адмирала Флота Раэль'Зора. Её подношение капитану должно дать всему Флоту нечто такое, что дало бы большое преимущество пред гетами.
   Она запустила сканирование модуля и восстановление данных. К её сожалению, большая часть была абсолютно непригодна к использованию, и лишь несколько архивных файлов удалось восстановить полностью. Два файла содержали какие-то данные, возможно, внутренней организации работы гета, а вот остальные содержали какие-то звуковые сигналы. Это немного удивило Тали, геты не использовали речь в принципе, только модулированные сигналы в случае радиоэлектронного противодействия их беспроводной сети. Она наугад открыла дорожку. Голос заполнил всё небольшое помещение и Тали вздрогнула от силы этого голоса.
  
  "Мы одержали великую победу на Иден Прайм! Теперь ничто не сможет остановить нас в поиске Канала! Мы с каждым шагом идём вперёд и время полной победы не за горами! Мы не будем считаться с потерями среди всех кто восстанет против нас!"
  
  Голос говорившего оборвался в шуме помех, скорее всего, вся запись была разделена и оставшаяся часть потеряна. Тали попыталась воссоздать и отфильтровать шум, чтобы услышать оставшуюся часть, но безуспешно. Оставались ещё записи, но они оказались лишь шумом и, скорее всего, повреждёнными файлами чего-то другого. Внезапно из шума вычленился другой голос.
  
  "И на шаг приблизил возвращение Пожинателей!"
  
   Эти фразы казались полной бессмыслицей, ровным счётом ничего не говорящими Тали. Она продолжила просматривать остатки информации из гетского модуля и наткнулась на имя - Сарен. Это было уже интересно - у гетов, в принципе, не могло быть имён, а значит это имя относится к одному из голосов. Вскоре всплыло ещё кое-что, Сарен, СПЕКТР Цитадели, поиск на Иден Прайм, сопротивление. Обрывки этой информации начинали складываться. Иден Прайм точно не было кварианским названием, но стоило поискать в экстранете может там что-то всплывёт. Подключившись к сети Тали сразу натолкнулась на новости.
  
  Гетами атакована человеческая колония Иден Прайм! Огромные жертвы среди населения, разрушения привели к гигантским убыткам. Инвесторы замораживают дальнейшие планы колонизации до гарантий Земного Альянса о безопасности колоний.
  
  Открыв первую, Тали с ужасом увидела репортаж с Иден Прайм. Трупы сожжённых и расстрелянных землян, разрушенные дома и коммуникации, уничтоженные поля - всё говорило о жестокости и внезапности нападения. Синтетики не оставляли ничего после себя и Тали'Зора поставила себе цель найти что-то, что даст возможность раз и навсегда прекратить это безумие. Что-то, что поможет её народу победить своё создание, выпущенное в Галактику и вернуть свою Родину. Однако, на турианской колонии ей делать в таком случае нечего, стоило лететь на Цитадель, правда на этой развалине о таком даже мечтать не приходилось. Выбрав направление, Тали прикорнула в кресле пилота. Лететь до ближайшей колонии было около трёх часов, а сегодняшний день был слишком богат на приключения.
  Писк будильника заставил её раскрыть глаза, конечная цель её полёта уже была на экране. Представившись планетарному контролю и получив вектор посадки, Тали'Зора привела себя в порядок и проверила судно. Если его удастся продать, то ей должно хватить денег на билет до Цитадели, если нет, придётся найти какую-то временную работу, чтобы купить себе билет. Цитадель - это единственное место, в котором ей удастся безопасно воспользоваться информацией и приступить к своим поискам.
   По приземлению на планету к ней на корабль поднялись офицеры службы безопасности космопорта. Осмотрев корабль и удостоверившись, что запрещённых к провозу вещей у неё нет, ей выдали временное разрешение на нахождение на планете.
  Автоматическая система отнесла корабль с площадки посадки на парк-зону и Тали вышла наружу. Стекло шлема автоматически затемнилось, защищая глаза от немилосердного солнечного света. Большинство попавшихся на всречу турианцев ходило с визорами, защищавшими глаза от излучения. Удивляло её не это, местное солнце было ярким гигантом и никто не хотел остаться без глаз пренебрегая защитой. Странно было только то, что турианские иерархи решили колонизовать такую, не слишком приветливую планету.
  
  Зайдя в здание администрации, Тали первым делом уточнила, где ей можно найти еду и воду, и вторым - как она могла бы продать свой челнок и купить билет на лайнер до Цитадели. Турианка, находившаяся за стойкой, с удивлением разглядывала молодую девушку, и Тали чувствовала себя неловко. Наконец, справившись со своим удивлением, служащая указала ей на ближайший ресторан и, взяв её идентификатор на заметку, пообещала уточнить насчёт продажи челнока.
  Ресторан оказался довольно милым местом, с огромным, по мнению привыкшей к однообразию фитогеля кварианки, меню. Взгляд просто не мог остановиться на чём-то одном, хотелось попробовать всё (раз уж добралась до меню!), но большинство названий ничего ей не говорили, а риск свалиться от инфекции здесь, где вряд ли кто-нибудь смог бы ей помочь, как-то не прельщал. Но соблазн был так велик, что удержаться оказалось не под силу. Подозвав официанта, она уточнила, какие из блюд ей могли подойти и из заметно сократившегося меню, выбрала какое-то блюдо из мяса. Всё, что было на Флоте - это фитогель, полезный и питательный, но за целую жизнь порядком поднадоевший.
  Её обед прервал вызов на инструметроне. Служащая порта выполнила своё обещание и дала ей адрес и имя торговца, занимавшегося покупкой и продажей крупной техники. Пассажирский корабль на Цитадель отправлялся только через два дня, и ей предстояло найти себе пристанище и надеяться на то, что торговец соблазнится её посудинкой.
  Торговцем оказался волус, что, в общем-то, было не удивительно, поскольку именно они вели большинство торговых дел для турианцев. Его презрительное отношение к ней и кораблю было настолько подчёркнуто, что не будь он единственным покупателем для неё, в жизни бы не продала корабль! Но выбирать было не из чего и, отдав корабль по откровенно бросовой цене, Тали дала себе слово, что так его перенастроит перед продажей, что этот бош'тет засунет свои слова обратно в себя, если сможет. Денег, вырученных с продажи и тех, которые были у неё, хватало на билет и проживание, но по прилёту на Цитадель ей придётся озаботиться работой.
  Трудности не смущали Тали, но путь, по которому ей предстояло идти, был весь в тумане. Что делать на Цитадели предстояло понять более подробно. Её информация, возможно, стоила массу денег, а единственным, кто мог ею заинтересоваться был Серый Посредник. Вот его-то и стоило найти на Цитадели. Но где там его найти? И кварианка решила, что стоит сначала долететь до станции, а уже потом решать сложившуюся ситуацию.
  
  Лайнер долетел до Цитадели за несколько дней, посетив по пути несколько других колоний, так что к подлёту к станции был набит полностью. Многие пассажиры были недовольны теснотой, хотя Тали была уверена, что места, более чем достаточно. На Флоте приходилось ютиться в куда более стеснённых условиях. Но для турианцев и волусов, составлявших почти всех пассажиров и привыкших к комфорту, находились сотни причин быть недовольными. Из обрывков разговоров Тали поняла, что по каким-то причинам не прилетел другой пассажирский корабль, и чтобы не потерять деньги, многих отправили на этом, фактически нарушив правила полёта по количеству мест.
  Наконец-то они вошли в док и началась процедура таможенного контроля. Практически для всех она закончилась быстро, и они один за другим покидали корабль. Её очередь приближалась, и Тали понемногу охватывало беспокойство. Как к ней здесь отнесутся, пустят ли кварианку на станцию, особенно сейчас, когда геты вышли из-за Вуали? Её нервозность была явственно видна и таможенный офицер-турианец сразу обратил своё внимание на неё. Кварианцы были редкими гостями и не сказать, что желанными, но её с позволения сказать багаж, составлявший один контейнер, был чист, никаких запрещённых веществ или товаров не было. Турианец пристально взглянул на Тали:
  
  - Имя?
  - Тали'Зора нар Райя. .
  - Цель визита на Цитадель?
  - Я нахожусь в Паломничестве и мне надо найти что-то...
  - Я спрашиваю с какой - целью прилетела на Цитадель, а не что тебе надо! - Турианец с пренебрежением смотрел на девушку.
  - Я хочу найти работу, чтобы. .
  - Хорошо я внесу это в регистрационную карту. Жильё забронировано?
  - Н-нет. .
  - Подойдёшь в офис СБЦ, кабинет номер 124-4/16. Там предоставят вид в жилом секторе. Следующий!
  
  Таможенник сбросил на её инструметрон данные, куда ей было необходимо направиться, и потерял всяческий интерес к ней. Отношение служащих было донельзя обидным, и Тали теперь понимала, почему столь сдержанны были старшие по отношению к визиту на Цитадель. Но делать было уже нечего, денег на билет в другую колонию у неё всё равно не было, так что стоило получить жильё и потом озаботиться поиском агентов Серого Посредника и работы. Оставив свои вещи в камере хранения космопорта, Тали привела себя в порядок и постаралась успокоиться.
  Цитадель была огромна, её лучи расходившиеся в разные стороны, наподобие звезды, светились огнями жилых секторов. Неразличимые отсюда челноки потоком светящихся пятен мерцали на лучах станции. Она засмотрелась на эту картину, всё это было так не похоже на дом, на то, к чему она привыкла за все свои двадцать два года. И ей это нравилось, нет опостылевшей толкотни коридоров и палуб Райи, нет постоянных разговоров над ухом, нет шума вентиляции. Её юная душа словно увидела сказку и так не хотелось думать, что это краткий миг ей жизни. Однажды они смогут вернуть свою Родину и больше не будут странниками пустоты.
   В её мыслях промелькнула и осталась эта картина: сотни тысяч, миллионы кварианцев возвращаются в свой потерянный мир. Больше нет контроля со стороны капитанов и адмиралов, жизнь налаживается, как раньше. Но как это было раньше, до того, как её народу пришлось покинуть родные миры, она не могла понять. Может вот так, как в колонии, или как здесь на Цитадели?
  Откинув эти сладкие мечты, Тали направились из дока в указанный таможенником офис, стараясь побыстрее начать свои поиски. Внезапно ей в спину словно вонзился нож, холодный и смертельный. Ощущение было настолько явственно, что она резко обернулась, но за ней не было никого, только в отдалении шло несколько обитателей станции. Вздрогнув и нервно поведя плечами, она ускорила шаг по направлению к лифтам станции. Саларианец, стоявший в непринуждённой позе у какого-то прохода, проследил взглядом куда направилась кварианка и, как только за Тали закрылась дверь лифта, произнёс несколько фраз на свой инструметрон.
  Часть задачи была выполнена, теперь надо было перехватить девчонку после СБЦ, отнять данные и вернуть их Сарену. Наниматель платил весьма хорошо, и был известен тем, что обманывать его было равносильно весьма мучительному самоубийству, так что Горвель был настроен весьма решительно отработать свой гонорар. Контакты наёмника говорили, что этот Сарен СПЕКТР, не чуждающийся когда это необходимо, пользоваться грязными методами. Это в принципе было занятно, но для Горвеля не несло ничего полезного и уточнять дальше про своего нанимателя он не стал. Вентиляционные крысы проследят за ней, когда она выйдет из СБЦ и отправится в жилой сектор. Там она и встретит его. Рука ящерицы погладила рукоятку пистолета, привычные насечки чуть царапали кожу, принося приятное чувство. Оставалось только ждать сигнала и двигаться к своей жертве.
  
  Прошло три часа и саларианец начал нервничать. Или венткрыса его решила кинуть, но тогда она не получит остаток и её придётся убить, или что-то произошло, чего не мог предвидеть даже СПЕКТР-наниматель. В конце концов, ожидание не было сильной стороной Горвеля и он, раздражённо плюнув, торопливо пошёл в направлении лифта.
  
  "Придётся ещё кинуть на лапу этому Мирулиану, тьфу мерзость легавая! Пусть нашарит мне, куда она подевалась из СБЦ! Не могла же она испариться со станции!"
  
  Стоило дверям лифта закрыться и начать свой путь в переходной уровень Цитадели, как мигнуло входящее сообщение.
  
  "Кварианка вышла из СБЦ, едет в турианский жилой сектор, квартал номер 9".
  
  Выругавшись на чём свет стоит, саларианец, пританцовывая ждал когда же лифт приедет на уровень назначения. Выскочив из дверей, даже не дождавшись, когда они полностью откроются и, сбив с ног какую-то азари, он рванул к свободному челноку. Торопливо набрав пункт назначения, Горвель прикидывал насколько его цель опережала его. Получалось, что выиграла она у него не очень большую фору по времени, и если он не будет терять время, то выйдет на точку встречи быстро. Турианские кварталы были построены абсолютно однотипно, и если ты знаешь один - знаешь все. Поселить кварианку, кроме как к турианцам-легавым, было некуда, так что выбирать место нападения было просто. Наконец-то жилой сектор показался и наёмник вылетел из кабины и быстро рванул по коридору.
  
  Уверенность в своих действиях окончательно покинула Тали. Трёхчасовой допрос в службе безопасности Цитадели был похож на измывательство над ней. Сменялись только спрашивавшие, но не вопросы. Зачем она прилетела на Цитадель, чем намерена заниматься, когда улетит и так далее, в зависимости от того, кто их задавал менялась тональность и уровень пренебрежения к ней. В конце концов, её отпустили, разве что не в слезах, и сидевший за столом саларианец прямо-таки пихнул ей регистрационный вид.
  Шмыгнув носом от обиды, Тали забрала его и поплелась в своё новое жилище в турианском секторе. Хорошо хоть определили туда, где есть пища, которую она сможет есть и на том спасибо. Тали присела за столик какого-то кафе в жилом секторе и набрала сообщение для Теневого Посредника, кем бы он ни был. Адрес ей подсказал за полсотни кредитов один из служащих в СБЦ, торопливо оглядываясь и вырывая у неё деньги. Отправив адресату послание, Тали решила перекусить чем-нибудь съедобным и стала изучать меню на терминале столика. Инструметрон пискнул, принимая входящее сообщение. Девушка отвлеклась от соблазнительного выбора и открыла его, послание было от агента Посредника.
  
  "Ваша информация заинтересовала Посредника, наш агент встретится с Вами в указанном месте. Сумма вознаграждения будет сразу передана".
  
  Место встречи было отмечено на карте жилого сектора, где она находилась. Скорость ответа её потрясла, равно, как и сумма, означенная за информацию. Похоже, что важность информации из гетского модуля было сложно переоценить, с такими деньгами она спокойно сможет найти такой подарок своему народу, о котором будут вспомнить долго! Взволнованная девушка выскочила из-за столика, позабыв про голод и обиду на СБЦ. Всё-таки на Цитадели есть не только отрицательные моменты, как таможня и охрана, это место возможностей.
  Подходя к месту встречи, Тали занервничала, эта часть жилых помещений была куда хуже освещена и казалась позаброшенной, встречаться здесь с неизвестным агентом было жутковато, особенно с учётом суммы, которая была ей обещана. Она нащупала пистолет и пошла медленно и аккуратно, опасаясь подвоха. Наконец появился приметный низкий дом и за ним оказался тупичок, как и было указано в письме. У стене дома стоял, привалившись, один саларианец, явно поджидая кого-то. Заметив кварианку, он отлип от стены и махнул ей рукой, подзывая поближе. Несмело Тали подошла, он казался неопасным и она была уверена что с одним справится.
  
  - Принесла?
  - Вы агент Посредника?
  - Агент, агент. Тебе привет от Сарена, дура!
  
  Тали выхватила свой пистолет чуть раньше подосланного убийцы и метнулась в сторону, успев выстрелить перед тем, как пистолет Горвеля выплюнул в её сторону смерть. В падении ей почудилось, что руку словно обожгло и, откатившись за какой-то грязный ящик, она выронила пистолет от боли. Правая рука быстро немела, а из пулевого отверстия в плече показалась кровь. Молодая девушка с ужасом ожидала шагов убийцы, но он почему-то всё не подходил завершить начатое. Выглянув из своего укрытия, она увидела, что саларианец лежал скрючившись и пытался дотянуться до пояса, где, видимо, у него был панацелин. Случайный выстрел тяжело его ранил и это давало шанс ей сбежать и постараться найти укромное место и медика, который сможет ей помочь.
  Подхватив левой рукой пистолет, и поддерживая правую руку, Тали бросилась бежать от этого страшного места. Связываться с СБЦ ей совсем не хотелось, тем более, что в отдалении ей показалось несколько турианцев в форме. Костюм затянул отверстие и кровь перестала течь по рукаву. Кое-как очистив от крови костюм, Тали начала пробираться к населённой части сектора, когда ей на глаза попалась реклама частной клиники доктора Мишель в одном из жилых секторов. Выбирать ей не приходилось, заражение точно проникло в рану, и ей срочно была необходима помощь врача. Оставалось надеяться что доктор Мишель, кем бы она не была, сможет ей помочь. До клиники было не очень далеко, она находилась в бедном районе и была надежда что лишних вопросов никто задавать не будет.
  Добираясь до клиники, Тали попыталась понять откуда убийца смог узнать куда она пойдёт. Он сказал: ". .тебе привет от Сарена...", значит, геты передали, что кто-то смог выпотрошить одну из платформ и теперь этот Сарен заметает следы. Внезапно озарение сверкнула подобно вспышке - служащий СБЦ, продавший ей адрес якобы Посредника. Ведь в файлах гета было упоминание, что Сарен СПЕКТР и он не может не иметь связи со службой безопасности Цитадели. Теперь ей стоило не попадаться на глаза охранникам, поскольку кто знает, кто ещё работает на Сарена. Оставалась маленькая надежда найти настоящий адрес Посредника, но Тали не могла даже придумать откуда начать поиски. Одно она знала верно, о произошедшем ей лучше молчать, тот агент наверняка умер и её обвинят в убийстве.
  
  Гаррус возвращался домой раздражённым. Глава СБ Цитадели был таким же упёртым, как и его отец. Получить доступ к данным Сарена было невозможно, так как вся работа СПЕКТРов шла под грифом "Особо Секретно", и как бы Венари Паллин не любил их, но нарушать закон он не собирался. А как вести расследование, если у тебя связаны руки и законно добраться до информации нельзя?! И что в итоге получается, кто-то вкалывает, пытаясь найти хоть маленькие зацепки, а как только ему нужна помощь, так ему сразу обрубают последний шанс?! В сердцах плюнув на пол, Гаррус пошёл мимо любимой кафешки, не желая портить этими неприятными мыслями наслаждение хорошим ужином. Откуда-то спереди, чуть левее, послушался сдвоенный хлопок выстрелов, приглушённый расстоянием, но всё же достаточно отчётливый.
  
  Большинство обитателей квартала не обратили внимания на это, мало ли что хлопнуло, хватает и своих дел. Однако для Вакариана это было, как сигнал к действию. Всякое конечно случалось, но всё-таки турианский сектор славился высокой безопасностью и правопорядком, и уж стрельба на его территории была точно из ряда вон выходящим событием. Турианец быстро пошёл на звук, надеясь что он не ошибся в направлении.
  Горвель всё ещё пытался добраться до шприца с панацелином, когда в тупик ворвался турианец. Характерная броня не давала усомниться в том, что перед ним был офицер СБЦ, но пуля этой чёртовой кварианки попала в нервный центр и надеяться на то, что он сможет что-то противопоставить турианцу у саларианца не было. Рука Горвеля автоматически дёрнулась к оброненному оружию, и офицер тут же наставил на него автомат. Мысли с трудом пробивались через, образ офицера начал растворяться перед глазами, и наёмнику стало казаться, что перед ним стоит его наниматель, весьма недовольный делом.
  
  - Сарен... к-ха... твоя сучка подстрелила меня...к-ха... дай мне гель, я добью её... С-сука попала в меняя...
  
   Его дальнейшие слова превратились в какой-то неразличимый хрип и стон, в котором Гаррусу не удалось разобрать ничего связного. Однако, совпадением такое вряд ли могло быть. Наёмнику заказали кого-то убить, здесь в турианском секторе. Плюс имя "Сарен", которое произнёс умирающий саларианец, похоже, он спутал его с кем-то, а спутать турианца инопланетник мог только с другим турианцем. Гаррус присел рядом с телом незадачливого убийцы и включил инструметрон.
  Шансов у бедняги не было, его противник попал в один из уязвимых органов в теле, отвечавших за координацию действий, да ещё и нестандартная пуля разорвала какой-то сосуд в теле. Анализ пули и отверстия, ею оставленного, указывал на нестандартную модификацию, редко применяемую кем-либо, кроме кварианцев. Значит, стоило проверить, не было ли поблизости кварианца.
  Вакариан оглядел место и нашёл за ящиком неподалёку от входа кровавое пятно, на которое анализатор тотчас ответил, что кровь принадлежит кварианцу. Хуже всего было то, что следы крови пропадали через несколько шагов, явно защитный костюм, который носили все они поголовно, восстановил свою целостность. Теперь найти его будет не просто, а с учётом, что отношения с кварианцами были натянутые, то ожидать помощи от тех кто жил здесь давно ждать не стоило.
  Гаррус пронесся к лифтам и отправился в офис службы, единственный шанс найти стрелка - это поднять видеокамеры наблюдения и просмотреть их. Просидев за монитором около полутора часов, Гаррус имел чёткую цель: кварианка, пулевое ранение правой руки, прилетела с одной из колоний на лайнере, получила вид на жительство, квартира пустует, в ней она не появлялась. Обратилась в клинику доктора Мишель и потом, как сквозь землю провалилась. Гаррус надеялся, что рано или поздно она попадётся, и оставил указание ВИ: как только она будет обнаружена, достать его где бы он ни был. "Суетливый день, однако, получился, но возможно, с этой кварианки начнётся ниточка к Сарену?"
  Проверив всё, что он знал о обвинениях со стороны людей к Сарену, он обратил внимание на фигурирующего человеческого офицера - Унклар Шепард, какое-то спецподразделение Альянса, высший уровень. Именно он сражался на планете с гетами и доставил на своём корабле какого-то человека, свидетельствовавшего против Сарена о нападении на Иден Прайм и убийстве СПЕКТРа Совета Найлуса. Обвинения выглядели жалко, но он был прямым свидетелем случившегося, если конечно не врал. Запомнив, на всякий случай, лицо капитана Гаррус отправился спать, надеясь что на этот раз его не прервёт стрельба и очередной труп в какой-нибудь переулке.
   За ночь его никто не потревожил, значит кварианка спряталась куда-то поглубже. Приняв контрастный душ и настроив себя на очередной рабочий день, Гаррус не слишком удивился вызову от директора Паллина. Земляне, видно, опять добрались до Совета и те опять вытащили Паллина на ковёр. Эта раса обладала странно достающей привычкой устраивать проблемы всем, кого считала нужным, и, надо заметить, зачастую шла напролом и получала таки искомое. Гаррусу люди этим нравились, было в них что-то такое, что внутренне соответствовало его духу, который так не нравилось его отцу.
   Не раз Вакариан-старший в гневе объяснял ему, как должен действовать и поступать настоящий турианец. И не раз это приводило к конфликту дома, из-за чего ему, пока он не вырос, иногда приходилось даже уходить. Понятно, что не надолго, пока отец не успокоится немного, но это был единственный вариант снизить накал конфликта. Мать не вмешивалась в воспитание сына, и в целом-то была на стороне отца, просто не показывала свои эмоции.
  Военная служба конечно же наложила отпечаток и частично смогла переделать его, но всё же бунтарство против окостенелости выбить не получилось даже у его офицеров. Несмотря на хорошие, в целом, отзывы после обязательной службы Гаррус записался в СБЦ, надеясь, что здесь будет меньше бумажной волокиты и преступников удастся быстрее приводить на скамью осуждённых. Но, как оказалось, турианская привычная бюрократия и, к тому же, обязательность соблюдения законов и правил, готова была поглотить всю Цитадель и погрести их под ворохом всяческих бумаг. Эти мысли занимали Гарруса, пока он поднимался на верхний ярус станции, чтобы отправиться в Башню Совета. Паллин ждал его у фонтана в нижней части.
  
  - Что у вас есть, Гаррус, кроме того, что вы предоставили мне ранее?
  - Сэр, в турианском секторе я нашёл умирающего саларианца-наёмника, он спутал меня с нашим объектом и перед смертью просил Сарена дать ему время и ещё раз попытаться достать какую-то цель. Я выяснил, кого он должен был убить для Сарена, это кварианка, она ранена и сейчас где-то скрывается. У неё наверняка есть какая-то информация, которая изменит дело.
  - Гаррус, если это всё, расследование закончено. Пока это Ваши предположения, а не реальный факты.
  - Сэр, задержите их! Я уверен - кварианка что-то знает, это сможет нам помочь! Мне нужно немного времени.
  - Задержать Совет?! Вы в своём уме, Вакариан? Расследование закончено. После встречи с Советом я хочу видеть вас в офисе.
  
   На уровень поднялся лифт, из которого вышли трое. Люди, космодесант Альянса, и они приближались к ним, судя по всему, направляясь на встречу с Советом. Паллин резко развернулся и раздражённой походкой отправился к лифтам, пройдя мимо группы людей. Турианец пригляделся к подошедшим, одним из них, как-то совсем неудивительно, оказался тот самый землянин с фотографии, Шепард.
  Ощущение реальности начало посещать меня, но в памяти всё ещё оставались моменты смерти и ужаса, убийства и безжалостного уничтожения, каша из каких-то ярких образов и ошмётки чего-то такого, что я не мог понять ни в какую. Кошмар не отступал совсем, он уходил только лишь на задний план, позволяя реальности постепенно возвращаться ко мне. Пошевелившись, я сразу понял, что лежу на медицинской койке. Память услужливо подставила последнее, что в ней было, Иден Прайм, бой с гетами на станции, ранение, и... и... и всё. Но ранение было пустяковым, не первый и не последний раз, и оно никак не описывало этот кошмар и отсутствие дальнейших воспоминаний. Сев на кровати, обнаружил себя практически раздетым, с перевязанным бедром. В медотсеке, кроме доктора Чаквас, находилась Эшли. Они негромко переговаривались о чём-то, пока доктор не заметила моё пробуждение.
  
  - О, Шепард! Вы проснулись наконец-то, как самочувствие?
  - Как под "Мако" попал, но в целом хорошо. Что это меня так вырубило?
  - Вы не помните? - Эшли подошла на шаг ближе. - Мы обнаружили маяк на станции и на вас он как-то подействовал. Вы словно замороженный стояли рядом с ним. Лейтенант Кайден и я смогли вас оттащить, но вот сам маяк не выдержал и взорвался. Вы ничего не помните?
  - Кажется, помню... Я помню какое-то видение. Смерть, уничтожение, ужас... неотчётливое, как стёртое. Хороший же артефакт вы откопали, Уильямс, теперь старший офицер из-за вас будет кошмарами маяться.
  - Сэр, я тут ни при чём... - ухмылка на моём лице заставила Эшли прекратить извиняться и ответно улыбнуться. - Вот теперь я понимаю, вы себя чувствуете хорошо.
  - Ваше физическое состояние хорошее, капитан. Раны заживают и уже не должны мешать, повязку можно снять через день. Что касается видения, о котором вы говорите... исследовать маяк невозможно, от него остались осколки диаметром не более нескольких сантиметров, так что понять то с вами приключилось, уже не получится. Но я обнаружила аномально высокие параметры у вашего мозга, пока вы спали, и большое количество движений глазных яблок, что характерно для сновидений. В сравнении с результатами ваших предыдущих осмотров, они сильно отличаются. Вероятно, так подействовал этот артефакт на вас. Лейтенант Аленко и сержант Уильямс оказались не задеты маяком.
  - И то хорошо...
  
  Я откинул одеяло (хорошо, что нижнее бельё не сняли!) и быстро накинул форму, лежавшую на кресле рядом с койкой. Надо было доложить Андерсону о провале задания лично, понятно, что дело оказалось серьёзнее, чем мы планировали, но, тем не менее, провал налицо. Стоило мне застегнуть последнюю пуговицу, как в отсек вошёл сам капитан, словно угадав мои мысли, мы с Эшли отдали честь.
  
  - Доктор, сержант, мне надо поговорить с капитаном Шепардом. Наедине.
  - Да сэр.
  
  Они оба покинули помещение, и Андерсон повернулся ко мне.
  
  - Рад видеть вас в добром здравии. Когда Аленко и Уильямс принесли вас, то я подумал о худшем варианте.
  - Спасибо, сэр. Худший вариант оказался для Найлуса и для жителей колонии.
  - Хорошо, хорошо, - капитан был немного рассеян. - Что произошло в колонии, Шепард? Мне нужно Ваше мнение и видение проблемы. Рапорты Аленко и Уильямс я уже видел.
  - Разведка опять сходила жиденько, сэр. Колония была не готова к нападению гетов. Там огромное количество погибших! Маяк был вывезен с места раскопок на другую станцию без предупреждения. В патрулирование не была отведена тяжёлая техника. Из хорошего - сержант и лейтенант отлично проявили себя в ходе задания.
  - Шепард, гетов не видели более 200 лет! Никто их не ожидал их там. Равно, как не было и сигналов об опасности для колонии. Что произошло с Найлусом?
  - Найлус убит выстрелом в затылок. Убийца, по показаниям одного из выживших, турианец, имя Сарен, притом они были знакомы и даже работали вместе. То есть, он тоже СПЕКТР, это если свидетель не врёт, конечно.
  - Не врёт, капитан. Мы его проверили. Вполне вероятно, что он был на том судне, которое ушло с планеты. К сожалению, мы не смогли проследовать за ним и выяснить кто это. Он ушёл через ретранслятор. Куда - никто не знает, на Арктуре он не проявлялся. А хуже всего то, что я знаю кто такой этот Сарен. Сарен - СПЕКТР, один из лучших, вот только людей он ненавидит. И что-то мне подсказывает, что я не ошибаюсь на счёт того, с кем вы почти столкнулись на Иден Прайм.
  - Да уж... Что-то получается нехорошее, капитан, такое ощущение, что нас крупно подставили в этом деле.
  - Возможно, капитан, я уже начал проверку через службы. Что случилось с маяком?
  - Не знаю, сэр. Когда мы его обнаружили на станции, он вёл себя странно, сержант утверждала, что когда его откопали, он выглядел иначе. Возможно, что-то или кто-то его включил. Когда я приблизился к нему, он начал как-то воздействовать на мое сознание. Вероятно, Сарен нашёл его первым и смог воспользоваться.
  - Вы можете что-то вспомнить?
  - Смерть, капитан, смерть и убийство, синтетики убивали, жестоко, как звери, как мясники. Убивали всех, уничтожали всё. Я не могу сказать определённее, всё как в тумане, нечёткое, размытое.
  - В любом случае мы это так не оставим. Если СПЕКТР напал на нашу планету, ваши показания тоже могут пригодиться. Ваше видение, полученное от маяка, тоже сможет пригодиться, его обязательно надо предъявить Совету.
  - И что я им расскажу, как капитану Шепарду приснился плохой сон?
  - Вполне возможно, что в информации которую вы получили таким образом, содержится что-то ещё. Ладно, капитан, приводите себя в порядок, и готовьтесь к встрече с послом. У вас есть какие-нибудь вопросы ко мне?
  - Сержант Эшли Уильямс, она не из экипажа, она с Иден Прайм. Откуда она здесь?
  - Она хороший солдат, Унклар. И она смогла там продержаться. Такие люди могут понадобиться нам здесь больше, чем на аграрной планете.
  - Согласен сэр, рад, что вы приняли такое решение. Она будет хорошим подспорьем. Но что будем делать теперь, когда Найлус погиб, а маяк уничтожен?
  - Такие решения - компетенция посла и Совета, я не могу ответить на этот вопрос. Сейчас мы идём на Цитадель.
  
  Капитан вышел, оставив меня в тягостном раздумье. С одной стороны, он явно не видел моей вины в потере маяка, но вот согласится ли посол с его оценкой? Явно политики ожидали большой выгоды от такой находки, и не только земные, я так думаю. Да и Совет вряд ли обрадуется потере действующей реликвии протеан. И уж тем более не обрадуется, если мы обвиним в смерти одного СПЕКТРа другого их агента.
  
  Нога уже не беспокоила при ходьбе, спасибо доктору, и я искренне надеялся, что она и при нагрузках поведёт себя нормально. Частенько именно этой ноге доставалось от выстрелов противника, и уже становилось немного не по себе, когда меня опять догоняли пули. За дверью отсека, у переборки столовой, стояла Уильямс, явно ожидая возможности переговорить со мной. Аленко стоял и пытался сделать вид, что занят консолью, а сержант столь же невинно изображала, что лейтенанта здесь нет. Похоже, что взаимный интерес между ними проявился на корабле в большей мере, чем на планете, что можно понять, здесь нас, по крайней мере, не горят желанием подстрелить. Сержант заметила меня и, вытянувшись в струнку, отдала честь. С учётом её хорошо развитой фигуры и высокой груди, стало сложно переключить взгляд на что-либо другое. Сделав над собой усилие, я всё же заставил себя смотреть ей в глаза, а не ниже.
  
  - Кажется, вы хотели поговорить, сержант Уильямс?
  - Да, сэр. Ещё раз хочу поблагодарить за спасение моей жизни на Иден Прайм, и выразить сочувствие в связи с гибелью капрала Дженкинса.
  - Каждый из нас, Эшли, бежит навстречу своей смерти. Капрал свою нашёл, мы ещё нет.
  - Это... мрачновато капитан. Я всё понимаю, то с чем вам приходилось сталкиваться, но всё же...
  - Знаете, Уильямс, с каждым выстрелом убивать становиться всё проще, и проще видеть смерть с каждым своим погибшим.
  - Я поняла, сэр. И всё же я рада, что буду стоять рядом с вами. Я боялась, что команда после гибели капрала отнесётся ко мне не очень дружелюбно, но меня хорошо встретили.
  - Эшли, вы отличный профессионал и никаким образом не виновны в гибели Ричарда. Я думаю, мы сработаемся.
  - Буду стараться, сэр!
  
  Кивнув ей на прощание, я отправился на мостик, оставив их с Аленко вдвоём, уточнить у Моро, когда мы приблизимся к Цитадели. Я никогда ещё раньше не был в этом секторе, и пропускать такое зрелище мне как-то не хотелось. Увидеть Цитадель своими глазами, символ могущества исчезнувших протеан, а теперь и символ могущества Совета. Сеть ретрансляторов и Цитадель - величайшие памятники, дошедшие до нас из тьмы веков. Технология, воссоздать которую до сих пор мы не смогли, сила, которая впечатляет, как только вдумываешься, каким должен был быть гений создавший это. Все человеческие постройки меркнут по сравнению с этими титанами, и тем более странно исчезновение такой могучей цивилизации. Что могло в одночасье низвергнуть такого колосса? Ведь согласно археологическим исследованиям, все миры протеан были уничтожены или пропали тем или иным способом за очень короткий промежуток времени. Но ответы на эти вопросы у учёных отсутствовали.
  
  Джефф заходил на ретранслятор, когда заметил меня, приближающегося к мостику.
  
  - А, капитан! Тоже хотите полюбоваться на это зрелище? Сейчас всё сами увидите, оно того стоит...
  
  Ретранслятор перебросил нас в систему Вдовы, и мы оказались внутри туманности. Разглядеть Цитадель было ещё невозможно, и пришлось ждать, когда пилот приблизится достаточно к станции. Наконец мы подлетели ближе, и Цитадель предстала пред нами в своём величии. Кайден и Эшли поднялись в БИЦ и подошли к нам с Джокером, для них эта картина также была внове и мы всё пытались осознать мощь этой станции. Она постепенно росла в размерах, и мы уже начали различать флот Цитадели рядом с ней, обеспечивавший безопасность станции и Совета. Флагман "Путь предназначения", огромный дредноут азари, крупнейшее судно их флота, готов был встретить любую угрозу. Турианские крейсера, держась сзади на почтительном расстоянии, образовывали эскорт этого левиафана. Аленко и Уильямс обменялись репликами об этом корабле, ну и, конечно же Джокер, по своему обыкновению, встрял в их разговор.
  
  - Размеры - это всё бред. Огневая мощь важнее. А у него такая пушка, что прошьёт навылет любой наш корабль.
  
  Кайден, уже привыкший к манерам Джеффа, не обратил на него ни малейшего внимания, а вот для Эшли это был сюрприз. Но вколоченная в каждого из нас субординация не позволила ей высказаться в сторону старшего по званию, хотя явно далось ей это не без труда. Впрочем, Моро был поглощён пилотированием, чтобы отвлекаться на перепалку, поэтому момент прошёл и забылся.
  
  - Фрегат ВКС Альянса "Нормандия", вызываю Цитадель, главная. Запрашиваю разрешение на посадку.
  - Цитадель, главная. Ожидайте разрешения.
  
  Лейтенант пожал плечами и хмыкнул. Корабль сбавил ход и медленно дрейфовал на векторе. Наконец интерком ожил.
  
  - Цитадель, главная. Посадка разрешена. Дальше вас поведёт оператор Альянса.
  - "Нормандия", спасибо Цитадель, главная.
  
  Человеческий голос подхватил разговор.
  
  "Нормандия", Ваш вектор 56-2. Док номер 2, левая сторона. Добро пожаловать на Цитадель, "Нормандия". Конец связи.
  - Вас понял, Цитадель. Конец связи.
  
  Фрегат скользнул в посадочный док и замер, удерживаемый захватами стыковочных якорей. Рукав шлюза протянулся к корпусу корабля и намертво присосался вокруг люка, мы пристыковались к Цитадели. ВИ корабля доложил о смене статуса, как только Андерсон сошёл с корабля, нам же оставалось сидеть и ждать когда нас смогут принять.
  
  Чтобы скоротать время, я прошёлся по кораблю, удивляясь более комфортному расположению отсеков и агрегатов. С другой стороны, "Нормандия" была значительно больше моего родного "Нью-Арка", да и, собственно, всех остальных фрегатов Альянса. Совместная разработка земных и турианских инженеров потрясала своей продуманностью и изяществом. На нижней палубе инженера и матросы работали с оборудованием, что-то настраивая и доделывая. Экспериментальность корабля чувствовалась во многом, экипаж, как мне казалось, обучался по ходу дела. Глядя на всё это, я невольно стал задаваться вопросом, насколько они готовы к боевым действиям, в случае если нам придётся столкнуться с противником? Насчёт наземной команды вопросов не было, как оказалось, для выполнения наземных операций в моём распоряжении были не только Аленко, и теперь Уильямс, но и несколько космопехов.
  
  Я усмехнулся про себя, Найлус не мог этого не знать, видимо, меня было заранее обговорено поставить в невыгодные условия и проверить приспособляемость. "Вот ты и проверил, турианец..." - невольная мысль с грустью пронеслась в голове. Внутренне я был уверен, что и у Найлуса нашлись бы тёмные тайны, работа такая, но сам он показался мне хорошим соратником и, если ситуация повернулась бы иначе, - достойным противником. Пока я размышлял над этим, ноги сами занесли меня на самую нижнюю палубу корабля, в реакторный отсек.
  
  - Добрый день, капитан Шепард! Для меня честь познакомиться с вами! - седоватый, с лысиной, мужчина стоял недалеко от меня. - Старший инженер Адамс.
  - Добрый день, Адамс, приятно познакомиться. Как наш корабль?
  
  Лицо инженера словно засветилось, его энтузиазм был заразителен, казалось, в этом мире для него существует только "Нормандия".
  
  - Это самый лучший корабль, на котором мне довелось служить, капитан, можете мне поверить, я побывал на многих судах Альянса! Здесь воплощены самые лучшие, самые передовые технологии людей и турианцев. Вы только взгляните на ядро - оно в два раза больше, чем на любом другом корабле в пространстве Цитадели, сопоставимого класса конечно. Это позволяет нам совершать такие манёвры и летать так, как не может никто! Вся остальная техника, конечно, важна, но она обрамляет наш "Тантал". Это настоящее чудо инженерного гения, капитан! Я горд и безумно счастлив, что капитан Андерсон взял меня в команду. Такая честь выпадает редко!
  - Адамс, я не инженер, поэтому мне тяжело воспринять вашу радость, но для меня многое значит, когда специалист так отзывается о своём корабле. Насколько хорошо подготовлена наша команда? Ведь корабль не стандартный?
  - Поверьте, капитан, мои восторги о нашей птичке вполне оправданы. Она ещё не раз себя проявит. Что до моей команды, здесь собраны лучшие инженеры и техники, конечно, им приходится нелегко, но они ребята толковые и справятся на "отлично".
  - Рад это слышать, Адамс. У меня есть один вопрос по нашей стелс-системе. У "Нью-Арк", на котором я ходил раньше, её нет, и я слабо себе представляю, как она работает.
  - Похожая система раньше применялась только на разведывательных спутниках, но для использования на боевых кораблях её, конечно, пришлось модернизировать. Обнаружить любой корабль в космосе по его излучению не составляет сложности. Вот это-то излучение мы и маскируем при помощи целого комплекса систем. Собственно, большую часть объёма фрегата и занимают отсеки поглощения. Правда, эта защита не абсолютна, нас по-прежнему можно обнаружить визуальным обзором, но для этого стоит сблизиться на минимальное расстояние. Ну и, конечно, на сверхсвете нас видно всегда.
  - Почему это?
  - При переходе на сверхсветовую скорость происходит смещение излучение в иной спектр, более высокий. Поглотить такую энергию не получится, и мы видимы в точках входа и выхода из сверхсветовой скорости.
  - Понятно, в принципе, то, что надо для такого корабля. А как долго мы можем находиться в невидимом режиме?
  - Это зависит от режима движения. Если мы будем дрейфовать, с минимумом движения, то до трёх дней. А если активно маневрировать и передвигаться, всего лишь несколько часов. В противном случае мы выжжем корабль изнутри.
  - Ясно, спасибо за помощь Адамс.
  - Да, сэр.
  
  Я прошёл чуть вперёд, осматривая отсек. Огромный зал занимал наверно всю заднюю часть фрегата, потолок практически терялся, настолько был высок. Прозрачная броневая плита биозащиты ограничивала пространство и отделяла нас от ядра и реактора. Огромный механизм, по которому периодически пролетали коронарные разряды электричества, освещавшие пульты контроля и управления, казалось, пульсировал как настоящее сердце нашего корабля. Это зрелище завораживало меня, притягивало к себе. Было в этой дремлющей силе нечто такое, что находило часть души и не отпускало на волю.
  
  - Вас тоже заворожила наша малышка, капитан. - По интонации чувствовалось, Адамс не спрашивал, а утверждал.
  - Наверно да, это как манок, смотришь и отвести глаз не можешь. Ладно, пойду я пожалуй, а то так и буду тут стоять столбом.
  
  Отсалютовав Адамсу, я отвёл глаза от ядра и направился к выходу. Нет, к этому надо будет привыкнуть, но потом, пока же стоит ещё раз всё разложить по полочкам. Я вернулся в грузовой отсек и подошёл к М35. Их внедряли на замену М29, сделав более манёвренными и лёгкими. Правда ничто не даётся даром, и вооружение стало не таким универсальным, смонтированные на башне ускорители не подлежали замене. Ну и конечно уменьшилось количество мест для десанта, если в "Гризли" влезал десяток десантников, то "Мако" вмещал всего шестерых, считая стрелка и водителя. Мне пока ещё не приходилось работать с ним, но из разговоров ребят на Арктуре уже знал, что, несмотря на наличие микроядра и двигателей, повышавших его управляемость и манёвренность, есть у него неприятная особенность - подлетать носом вверх при прыжке в движении. Судя по всему, это было связано с общей балансировкой машины и более лёгкой носовой частью. Значит, придётся привыкать к управлению или даже не хвататься за рычаги. Интересно, оснастят ли "Нью-Арк" такой игрушкой? Стоило такое подумать, и тут же вспомнилось - отсек высадки там был меньше раза в четыре, и поместить тяжёлую машину было бы просто некуда, если только привязать сзади к фрегату. Здесь же в случае нужды и два влезли бы, потеснившись.
  
  Вернувшись на главную палубу, я подозвал к себе Эшли с Кайденом и поблагодарил их за спасение своей нежно любимой за... головы. Теперь стоило заняться насущными делами, когда бы там посол не добрался до Совета, а готовым надо быть. Вызвав на инструметроне карту нашего пути, мы стали прикидывать оптимальные действия и шаги, которые могли бы предпринять. Как ни крути, а ничего иного не получалось, кроме ухудшения той ситуации, что у нас была. При всех раскладах маяк оказался наиболее вероятно повреждённым или уничтоженным. Эшли вздохнула.
  
  - Если бы вы прилетели на пять часов раньше...
  - Мы прилетели так быстро, как могли, а быстрее нас не летает никто в Альянсе.
  - Нет-нет, сэр! Я вас не обвиняю! Просто... просто так больно вспоминать... мой взвод.
  - Это пройдёт, сержант. Всё будет хорошо, - Кайден положил ладонь на её руку.
  
  Ресницы Эшли чуть дрогнули и она, промедлив пару мгновений, аккуратно высвободилась. Лёгкий румянец пролетел по её лицу, и она опустила в стол глаза. Над светящейся голограммой карты повисла неловкая пауза, которую к счастью разрушил голос Джокера.
  
  - Капитан Шепард, капитан Андерсон вызывает вас и наземную команду, участвовавшую в задании на Иден Прайм, в кабинет посла.
  - Так, девочки и мальчики, у всех всё отполировано и блестит? Политики это любят. Тогда пошли.
  
  Выйдя из шлюза "Нормандии" мы оказались в многоярусном посадочном доке, арендуемом Альянсом. Три двусторонние палубы могли принимать корабли до фрегата включительно, более крупные корабли должны были использовать или челнок для высадки экипажа или крупные доки в самом низу станции. Здесь обычно останавливались гражданские суда Альянса или как мы, фрегаты ВКС. Это было удобно, престижно, и чертовски дорого, как сказал Моро. Про те деньги, которые мы тратили для аренды этого дока, на Земле лучше было не говорить ни одному политику, если он хотел остаться у власти.
  
  Спустившись на скоростном лифте в общий зал Академии СБЦ, мы предстали перед таможенным оформителем, и поскольку документы на нас посольство давно подготовило, задержки не возникло. Служащая-азари, приятно улыбнувшись всем нам, оформила наше посещение и направила в нужную сторону, через очередной лифт несколькими уровнями выше. По азари крайне тяжело было сказать о её возрасте, её чуть округлое личико было гладким как у двадцатилетней землянки, большие глаза и синеватый оттенок кожи с каким-то рисунком дополнял эту картину. Больше всего, конечно, бросался в глаза головной гребень, чем-то похожий на щупальца какого-то морского обитателя. Подвижностью он не обладал (ну или я об этом не знаю), но всё-таки смотрелся как-то странно. И конечно отсутствие ярко выраженных ушных раковин, как у людей, тоже бросалось в глаза. Ну, вот как можно шептать на ушко всякие нежности и прочие глупости по прямому отсутствию их, ушей? Но если внешность давала какие-то зацепки, то всё остальное было более чем в достатке и не давало повода усомниться что перед тобой весьма интересная женщина. Несмотря на то, что с человеческой точки зрения назвать её исключительной красавицей было нельзя, но пропустить её грацию и женственность было невозможно.
  
  К моему сожалению азари не была заинтересована в продолжении нашего мимолётного знакомства и, после того как явила улыбку, вернулась к своей работе. Немного приуныв от такого исхода, я повёл свой "выводок" к лифтам на верхние уровни. В новостях крутили сюжеты с Иден Прайм, давая кучу оценок и приводя какие-то безумные выкладки и графики. Похоже, волны от такого камня будут расходиться далеко и долго, давая пищу журналистам и политикам для своих интересов. Куча "экспертов" и каких-то других лиц пыталась освещать и давать свои сверхважные оценки и рекомендации, наверное, половина политиков Земли грозилась найти и покарать тех, кто допустил такие жертвы и, самое главное, такое падение экономической отдачи с кучи проектов из-за отказа инвесторов вливать дополнительные деньги. Вся эта пляска на костях погибших вызывала такое омерзение, что хотелось вырубить к демонам все новостные ленты разом, за невозможностью вырубить политиков и экспертов.
  
  Наконец-то мы добрались до верхнего уровня, и вышли на посольский этаж. Это было сказочное великолепие, потолок представлял собой облачное небо, странно-голубоватого оттенка, в его вышине проносились аэротакси и личные машины. Всю середину огромного помещения высотой в несколько уровней занимало рукотворное озеро, фонтаны воды поднимались из него на несколько метров, неся освежающую водяную пыль. Вокруг озера, да и по всему пространству в огороженных местах, росла какая-то трава, из которой поднимались к небу не то кусты, не то низкие деревья. Не хватало разве что птиц и каких-нибудь животных и насекомых. Картина просто идиллическая и умиротворяющая, хотелось просто остановиться где-нибудь, привалиться к поручням и наслаждаться журчание воды, лёгким искусственным ветром. Соблазн был так велик, что Кайдан и Эшли попросили меня притормозить, на что я согласился не без удовольствия. Это действительно того стоило, в конце концов занесёт ли кого из нас еще когда-нибудь на Цитадель за оставшуюся жизнь? Или этот раз будет первым и последним, когда мы сможем увидеть это великолепие, насладиться таким видом, после которого вся база Арктур будет казаться не более чем жалкий сарайчик на отшибе цивилизации. Жители станции сновали во все стороны, погружённые в свои дела, и практически не отвлекались на красоты этого места. Для меня это было удивительно, хотя может если я бы прожил здесь несколько лет, то и сам не смотрел бы на всё это.
  
  Налюбовавшись этими видами, мы продолжили наш путь и поднялись в кабинет посла. Доннел Удина не счёл нужным даже повернуть к нам голову, или хотя бы поприветствовать нас, явно давая нам понять, кто он, а кто мы. Прозвучал странный сигнал и посол прошёл в край кабинета, к трём проекционным модулям. Они разом включились и высветили фигуры трёх членов Совета - турианца, азари и саларианца. Итогом его беседы стало обещание Совета собраться на слушания после отчёта о расследования СБЦ по делу Сарена и нападения на Иден Прайм. Все его доводы о помощи пострадавшей колонии были незамедлительно отвергнуты таким резким отказом, что сложилось впечатление, как будто Землю поставили в угол, словно непослушное дитя. Разговор был окончен и посол снизошёл до того чтобы обратить на нас внимание.
  
  - Андерсон! Что это такое? Вы что, притащили сюда всю свою команду?
  - Это капитан Шепард, лейтенант Аленко и сержант Уильямс. Они была на Иден Прайм. Я посчитал что вы, возможно, захотите лично услышать их рассказ о произошедшем.
  - Это ещё зачем? Надеюсь, в их рапорте всё это есть? Мне этого вполне достаточно. Мне нет необходимости общаться с... как вас там называют, Шепард? Торфанским Мясником? Впрочем, вы сможете поприсутствовать на слушании Совета, может у них возникнут вопросы.
  
  Голос посла выражал такой сарказм и презрение, что если бы не военная выучка, я переломал бы ему все рёбра и вдоволь поучил бы его летать. Однако вместо этого удовольствия пришлось снести этот ушат помоев, вылитый в мою сторону. Удина позвал за собой капитана Андерсона и вышел за дверь, пообещав, что у нас будет доступ в посольском уровне и в Башню Цитадели, когда объявят слушание нашего дела.
  
  - Знаете, лейтенант, - голос Эшли был больше похож на шипение, - в такие моменты я ненавижу политиков всех мастей.
  - Всё в порядке, иначе он бы не был послом. Меня эта кличка уже не выводит из себя, гораздо больше мне хотелось ему врезать за неоказание уважения к нашей работе.
  - Капитан, можно вопрос?
  - Валяйте, сержант.
  - За что вас так назвали? Я знаю историю той операции, но официальную.
  - М-да, Эшли, поймали меня на слове, так? Ну что же. Пока время есть... Расклад вы знаете, сотня космических десантников под моим командованием должна была штурмовать базу. Сразу говорю, штурм мог быть отложен, но тогда гарантированно мы теряли бы всех захваченных в плен, всех кто ещё был жив. Я принял окончательное решение атаковать базу. Со мной многие были не согласны, наш координатор, тот прямо высказался, что я своим решением отправляю ребят в мясорубку. Оборона базы была хорошо выстроена и само собой, после бойни на орбите, готова к бою. Мы прошли через это ад, через кровь и смерть, перешагивая через трупы своих друзей. Сколько официально наши потери составили?
  - Три четверти первоначального состава сэр.
  - Нет, Эшли, из боя вышло всего двадцать десантников, включая меня. Раненых, более или менее тяжело. Из тех кто смог продолжить военную карьеру наберётся, дай Бог, десяток. Я прошёл там по трупам, сержант, по телам моих парней и девчат, и по трупам тех мразей. Я перерезал всё население той базы. Больше сотни солдат и десятка три как бы штатских. Мы не брали пленных... После того что мы там нашли... я бы никому из них не позволил жить. Я не брал пленных. Да и никто из моих ребят бы не стал брать тогда.
  
  Я перевёл дух, у меня опять перед глазами стояли кадры с монитора "тренажёрного зала" с растерзанными телами. Руки бессознательно стискивали металл парапета балкона, стало казаться, что я снова там, в запахе крови и запахе горелого мяса, опять Ежи падает у стены и кровь течет из его рта. Модли, с оторванной направленным взрывом головой, отлетает в сторону, искалеченная, раздетая азари, распятая на пыточном столе. И батарианский полковник, которому так не повезло "напороться" на мой клинок, ползающий по полу с воем, пытающийся собрать выпавшие кишки... Как он рассчитывал на сдачу в плен, на то, что его информация спасёт ему жизнь! Он просчитался всего лишь в одном, я был человеком, может и не рождённом на Земле, но человеком, для которого слово честь значило больше, чем собственная жизнь, карьера и чьи-то секреты. Батарианец, может, поступил бы иначе, может кто-то другой поступил бы иначе на моём месте, но я - нет. Я с усилием продирался, выбираясь из тех воспоминаний, слишком тяжело было всё это, слишком явственно проступало даже через столько лет. Всё это накладывало отпечаток на мои действия и поступки сейчас. Оттолкнул вспотевшими ладонями парапет и отошёл вглубь кабинета. Голос сержанта был полон сочувствия и страха.
  
  - Капитан, простите, я не хотела бередить... У вас сейчас было такое лицо, словно вы там снова...
  - Нет-нет. Всё в порядке, Эшли, всё нормально. Собственно, после того как мы вернулись на Арктур, раздались многие голоса, что меня не награждать надо, а отдать под трибунал за высокие потери и "негуманное отношение к штатскому персоналу базы". Тогда кто-то и бросил эту фразу, мол, я там действовал не как командир космодесанта, а как мясник. Правда, никто не мог предоставить план операции с меньшими потерями и спасёнными пленниками. Командование меня тогда отстояло, но прозвище осталось. Так что сержант подумайте хорошенько, согласны ли вы работать с таким командиром?
  - Да, сэр, - Эшли, не раздумывая ни секунды, ответила и прямо смотрела мне в глаза.
  - А вы, лейтенант?
  - Капитан, у меня нет сомнений, что я служу в команде достойного офицера.
  - Спасибо за оценку и за ответ.
  
  Вызов от секретаря посла пришёл вовремя, мне надо было сосредоточиться о настоящем и вернуться из прошлого. Секретарь передала мне, что встреча с Советом запланирована через полчаса и нам следует поторопиться. Подхватившись, мы быстро покинули кабинет и проследовали к лифту Башни Цитадели. Башня поднималась в высоту более чем на километр, Совет занимал как раз её верхний ярус. Это монументальное строение занимало особое место в композиции всего финансово-посольского уровня. Именно там принимались все обязательные для исполнения решения в пространстве Цитадели, именно там разбирались сложные дела, могущие привести от хрупкого мира к состоянию войны. И вот теперь там будет разбираться наше дело, дело о нападении на нашу колонию и уничтожении действующего памятника протеан.
  
  Скоростной лифт подхватил и понёс нас наверх под самый купол "неба" на последний этаж Башни. Подъём занял немного времени, здесь, как и везде, применялась технология эффекта массы, что давало возможность не ползти пару часов вверх. Двери открылись, и мы оказались в коридоре, упиравшемся в лестницу идущую наверх. Поднимаясь по лестнице, я заметил двоих турианцев, один из которых носил броню СБЦ, а второй - строгий военный китель с какими-то знаками различия. Турианской военной иерархии я не знал, но, судя по всему, чин у него был значительный. Подходя ближе, я расслышал последние слова брошенные безопаснику:
  
  "...Расследование закончено. После встречи с Советом я хочу видеть вас в офисе".
  
  Он рассерженно развернулся и, едва не налетев на Кайдана, прошёл к лифту. Офицер безопасности пригляделся к нам и шагнул навстречу.
  
  - Капитан Унклар Шепард? Гаррус Вакариан, служба безопасности Цитадели. Вы здесь чтобы принять участие в заседании? Я расследовал дело Сарена.
  - Судя по тому обрывку разговора, что я услышал, вы остались ни с чем? Кстати, кто это был?
  - Это Венари Паллин, директор службы безопасности. Да вы правы, моё расследование закрыто, хотя я абсолютно уверен, что смог бы найти выход на делишки Сарена. Но он СПЕКТР и все его данные засекречены.
  - Капитан, прошу прощения, но посол нас ждёт.
  - Шепард, идите, не стоит заставлять Совет ждать вас. Может быть, ещё встретимся.
  
  Кивнув на прощание, Гаррус направился вслед своему начальнику. Странная получилась встреча, что ни говори, стоило потом её обдумать. А сейчас стоило поторопиться и не разглядывать прекрасно оформленную Башню! Андерсон уже ждал нас перед выходом к Совету.
  
  - Идёмте, совещание уже началось, не стоит заставлять их ждать дольше.
  
  Мы поднялись вчетвером на странный помост, выдававшийся вперёд, прямо к трибуне Советников. Вокруг помоста не было ничего, а внизу под стеклянным куполом, раскинулось какое-то помещение, оформленное, как и всё в Башне, с использованием природных материалов. Пластик, металл и бетон удивительным образом вписывались среди каменных валунов и деревьев, фонтанов и прудов. Однако рассмотреть все красоты этой Башни нам не дали. Прозвучал переливчатый сигнал и на свои места поднялись трое, чьи изображения мы уже видели в кабинете посла. Посол выступил вперёд и наклонил голову в знак приветствия Советников. Напротив нас засветилось окно проекции, и появился Сарен. Меня охватило странное чувство, когда я вглядывался в глаза этого СПЕКТРа. Сквозь эти глаза, казалось, в Мир глядит нечто большее, нечто несоизмеримое с телом этого мощного турианца. Что-то настолько же чуждое ему, как и нам. Впрочем, этот морок исчез при его первых словах. Он, конечно же, отвергал все обвинения в свой адрес и сам перешёл в наступление, обвинив Андерсона в попытке отыграться на нём. Я попытался вступиться за капитана.
  
  - Узнать про маяк вы смогли бы, только если бы там были! Эта информация была засекречена!
  - А это, надо полагать, капитан Шепард. Очередной протеже капитана Андерсона? Тогда неудивительно, что вы допустили уничтожение маяка на Иден Прайм. Я знаю вас, Мясник, я читал отчёты о Торфане, как-то не впечатляет. После смерти Найлуса все его дела перешли ко мне, поэтому я знаю обо всём, что планировалось и случилось.
  
  Посол вмешался в разговор, пытаясь несколько смягчить тон выступлений.
  
  - Но маяк не был разрушен бесследно, капитан Шепард получил информацию...
  - Я не думал, что мы здесь будем обсуждать страшные сны землянина. Если это всё, то мне нужно вернуться к работе.
  
  Саларианец покачал головой, ему вторил и турианец. Посмотрев на них, азари-советник произнесла:
  
  - Совет снимает все обвинения со СПЕКТРа Сарена Артериуса. Нападение гетов и их активность будут предметом обсуждения. Флот Цитадели будет переведён на усиленный режим патрулирования с целью обеспечения безопасности. Заседание закрыто.
  - Вот и прекрасно. В следующий раз посол приходите с фактами на руках, а не с голословными обвинениями!
  
  С этими словами проекция СПЕКТРа пропала, и мы оказались наедине с Советом. Турианский представитель, казалось, с трудом сдерживал радость.
  
  - Я присоединюсь к словам СПЕКТРа, вам следует не тратить время Совета по пустякам.
  
  Они покинули свои места и удалились в какой-то боковой проход, оставив нас перед пустой трибуной. Посол стоял в полном замешательстве, с опущенной головой, и явно слабо себе представлял худшей ситуации. Несмотря на общую крайне неприятную для нас позицию, я не мог внутренне не порадоваться за то, как поставили на место посла. Того кто привык унижать других без возможности адекватного ответа, стоило разок окунуть мордой в дерьмо. Вскоре, однако, он смог реагировать на реальность.
  
  - Мы поступили неправильно, взяв вас с собой, Андерсон. Вас слишком многое связывает с Сареном. Совет это дал мне ясно понять. В дальнейшем вы отстраняестесь от расследования. Ваше же вмешательство, Шепард, и вовсе было неуместным!
  
  Посол со злостью развернулся на каблуках и покинул помост. Его вспышка ярости явно давала понять, что он не привык к публичному унижению и постарался сорвать на нас свой гнев. Оставалось только пожалеть его секретаря и подчинённых, им придется несладко в ближайшее временя. Андерсон хмыкнул и откашлялся.
  
  - Если отбросить в сторону последнее, то Совет, в общем-то, прав. У нас нет железных доказательств вины Сарена. При этом всем, - он примиряюще поднял руки, - я полностью уверен, что это его рук дело. Я его знаю как облупленного, он ненавидит всех людей, ещё с Первой Войны. У него там кто-то погиб, брат, кажется. И он не задумываясь уничтожит столько гражданских, сколько посчитает нужным, если это ему поможет.
  - Что такой, с позволения сказать, агент делает на защите интересов Цитадели? - Кайдан был шокирован откровением Андерсона.
  - Значит, он эффективен, лейтенант. Иногда надо пожертвовать тысячей, но спасти миллион.
  - Вы конечно же правы, Шепард, но только если нет другого пути. А Сарен не будет искать другой путь. Поэтому все наши колонии под угрозой, и если мы поднимем руки, он их уничтожит.
  - Значит, надо его остановить...
  - Легко сказать, Шепард, он СПЕКТР, летает где хочет, делает, в общем, тоже что хочет. Над ним единственная власть - Совет, а он только что отказал нам.
  - Капитан, помните того турианца, на лестнице? Как там его, Гаррус? Он вроде что-то раскопал.
  - Найти в СБЦ одного турианца также легко как иголку в стоге сена.
  
  Андерсон посмотрел на нас и предложил:
  
  - Найдите Харкина, он бывший сотрудник СБЦ, он сможет помочь найти вашего турианца. Это первый человек в СБЦ, сейчас его уволили за превышение полномочий и кое-какие неблаговидные дела, но он работает давно и может знать, где вам искать. В любом другом деле я не стал бы советовать вам с ним иметь хоть какие-то дела, но...
  - Я понял, капитан, значит, сократим знакомство с этим орлом до минимума. Где его можно раскопать?
  - Поищите в баре "Логово Коры", на нижних секторах. Только поаккуратнее, там всякое случается, держите оружие наготове. Если я понадоблюсь, ищите меня в нашем посольстве.
  
  Отдав честь, капитан ушёл. Решив, что Харкин вряд ли уйдёт из бара рано, я решил осмотреться. Это место выглядело совсем иначе, чем даже уровень посольств, всё было необычно организовано. Несколько пролётов лестниц вели сюда к нам наверх и к трибуне Совета. Они поднимались каскадом, на каждой площадке были размещены природные уголки явно из разных мест, обустроены беседки и скамьи для отдыха. Два меньших фонтана непосредственно под нами создавали еле ощутимую завесу, фонтан же внизу, на самой первой площадке бил ввысь и осыпался мириадами капель вниз, удерживаемый полями от того, чтобы забрызгивать всех проходящих мимо него.
  
  - Интересно, все эти тысячи ступенек должны символизировать величие, что ли? Или путь, который надо пройти? - Кайдан вырвал меня из мира отвлеченных мыслей.
  - Скорее должен заставить утомиться поднимающегося и заставить его задуматься - а ему здесь точно что-то надо? - Эшли была настроена повеселее. Но продолжила более серьёзным голосом. - Капитан, вам не кажется, что сейчас мы пытаемся прыгнуть выше головы?
  - Я думаю нам надо просто поднять голову повыше и просто посмотреть. Если там где мы прыгаем, нам ничего не бьёт по голове, значит - нет, если бьёт - надо прыгнуть ещё раз, авось оно сломается? Пошли искать этого Харкина.
  
  Мой ответ понравился сладкой парочке, но пора было отправляться на поиски нашего неудачливого следователя. Хотя если он не ошибается, то вполне возможно, что весьма как удачлив и таки найдёт доказательство вины Сарена. Во всяком случае, я на это крепко надеялся. "Логово Коры" располагалось у дна станции, а мы стояли на самой её вершине, так что путь предстоял неблизкий.
  
  По одному из ярусов медленно шло странное насекомое, или биоробот, единого мнения не было, и разные доводы приводились в пользу одной или другой теории. Хранители Цитадели, обитавшие ещё до обнаружения азари этой станции, охранялись законом, и мешать их деятельности, было запрещено, равно, как и пытаться их сканировать любым способом, поскольку они самоуничтожались при таком невежливом поведении. Ну а поскольку всех секретов этой станции кроме них не знал никто, тем более починить её было бы нереальной задачей для всех рас Пространства Цитадели вместе взятых, то Совет принял решение о защите от вторжения в их дела, принимая во внимание, насколько большую роль играет Цитадель. С этим было трудно не согласиться, ни у кого не было ничего подобного, более того, чтобы создать нечто отдалённо похожее, пришлось бы выработать на ресурсы целой звёздной системе, не говоря уже про количество времени, которое пришлось бы на это затратить. И к тому же, Цитадель была практически неразрушима, мощнейшие щиты, огромной толщины корпус из неизвестного материала - когда она смыкала лучи, то становилась недоступна для вмешательства извне.
  
  Протеане, построив эту станцию, почему-то не дали возможности вступить с Хранителями в контакт. Немного странное решение, но с другой стороны, мы о протеанах знали так мало, что их возможные мотивы лежали за гранью нашего понимания. Оставалось принимать всё так, как оно есть и, пользуясь станцией, говорить лишний раз "спасибо". Ретрансляторы, Цитадель, города, простоявшие столько лет, сколько развивалась человеческая цивилизация - всё наследие протеан подавляло своей монументальностью. Какова же должна быть катастрофа, стёршая их всех с лица Галактики? Что могло стереть такую сильную расу, может быть в этом маяке с такими ужасающими видениями был ответ? Стоило мне подумать о маяке, как стали всплывать в мыслях те образы, лишь усилием воли я смог загнать их обратно.
  
  Засмотревшись на это создание протеан и, задумавшись о судьбе его создателей, я чуть не навернулся с лестницы, благо находился на последней ступеньке и падать, в общем-то, было особо некуда.
  
  - Что с вами, капитан?
  - Да засмотрелся на эту заразу, вспомнил про протеан и про маяк. Забыл про лестницу.
  
  Мы спустились по пролётам лестниц и прошли под аркой в коридор, к дверям лифта. Пора навестить Харкина, заодно и проверить бар "Логова", в конце концов, мы это заслужили ещё на Иден Прайм. Стоило воспользоваться возможностью.Нижние уровни Цитадели были прямой противоположностью благообразности и спокойствия Башни и посольств. Здесь кипела жизнь, толпы разнообразного народа сновали в разные стороны, шум и гам сотен или тысяч голосов складывался в странный хор. Автопереводчик сходил с ума, пытаясь перевести всё, что говорилось на паре сотен языков и наречий. Пришлось ограничить его чувствительность и настроить минимальный уровень взаимодействия. Городской шум от этого, конечно, не уменьшился, но во всяком случае перестал быть какофонией земных слов, теперь всё это звучало, как дикая смесь разнообразных звуков. Что было легче, я пытался понять, пока продирался через толпу к двери очередного лифта.
  
  Уровней станции было не перечесть, и чтобы добраться до нужного нам места, пришлось изрядно поблуждать по многочисленным коридорам и переходам. Конечно, были аэрокары, и это здорово сократило бы наш путь, но где, как ни в таких местах, можно лучше понять инопланетный разум. Эшли это путешествие далось нелегко, к моему удивлению, толпа представителей других рас действовала ей на нервы. Я знал, что многие люди чрезвычайно недоверчиво относились к инопланетникам, даже скорее агрессивно, и мне очень не хотелось, чтобы в моей команде оказался один из подобных людей. Работа космодесанта была связана с контактами с разными расами и вести себя надо было соответствующе. Поэтому, как только мы вышли в достаточно пустынный коридор, я сразу же обратился к Уильямс.
  
  - Эшли, разговор не протокольный, пока мы сейчас шли через всю эту толпу, я заметил что вам это далось тяжело. В чём дело?
  - Сэр, я... я никогда не общалась с инопланетянами и я, ну я не могу их считать равными. Они, как животные, только говорить умеют.
  - Эшли, они настолько же разумны, как и люди, обладают теми же чертами, что и мы. Многие из них старше и умнее нас с вами вместе взятых. Они не животные Эшли. Как же вы работаете в десанте, нам ведь постоянно приходится контактировать с ними?
  - Сэр, для меня это первое назначения на корабль, до этого были только пехотные части. Я в космосе была только при обучении на Титане, во время курсов переподготовки, да в перелётах между колониями.
  - Вот это новость. Довольно-таки странно, выслуга у вас большая...
  - Разве вы не читали моего досье капитан? Там всё указано.
  - Я пролистал его, но не обратил внимание на места службы. Меня больше интересовали ваши боевые качества, чем названия мест.
  - Я - внучка генерала Уильямса, единственного генерала, сдавшегося врагу. Он был командующим на Шаньси во время Войны Первого Контакта. Я сунулась в эту профессию вслед за отцом, чтобы смыть позор с нашего имени.
  - И поэтому вы так стараетесь и, надо полагать, оттуда же растут ноги неприятия чужих?
  - Да, сэр.
  - Эшли, вашей вины в действиях генерала нет, более того, я считаю, что он принял верное решение, позволившее сохранить жизни колонистов и солдат. Ведь его реабилитировали? Но нам, скорее всего, придётся работать с инопланетными расами, будете ли к этому готовы сержант? Это не должно быть проблемой.
  - Капитан, я буду готова.
  - Хорошо, Эшли, но если будут какие-нибудь проблемы, не держите их в себе, я постараюсь помочь. Помните что я не только командир, но ещё и, надеюсь, хороший друг.
  
  Нашу беседу прервал вызов от Андерсона. Капитан сообщал нам, что в финансовом секторе с нами хочет связаться агент Серого Посредника, и у него может быть информация, которая нам может помочь. Это было странно, кто такой Посредник я не знал, и уточнять пока не хотелось. Адрес капитан указал, но возвращаться обратно не хотелось и, прикинув, что этот агент вряд ли денется оттуда куда-нибудь, мы продолжили спускаться. Сейчас нашей проблемой был Гаррус, вернее не он, а поиски его местонахождения, и для этого надо-таки добраться до Харкина в "Логове Коры". Оно располагалось на одном из нижних уровней, и судя по расположению его контингент был... не вполне презентабельным. Чем ниже мы спускались, тем беднее и озлобленнее становились его обитатели. Как и везде, и похоже это одинаково у всех наших рас, люди, отброшенные жизнью от основного потока, опускались вниз, на самое дно, кто-то раньше, кто-то позже. Зачастую, это происходило буквально, как здесь, где низ станции был населён жителями Цитадели, у которых не получилось построить свой удачный мир на станции и не имевшими возможности и желания улететь в другое место. Помня совет Андерсона держаться настороженно, мы шли осматриваясь, руки были максимально близко к оружию, готовые при малейшей угрозе ответить огнём на поражение.
  
  Внутренний тревожный маячок начал тихонечко напоминать о себе, пока мы приближались к развилке коридора. До перекрёстка оставалось не более десятка метров, как тревожащее ощущение превратилось в набат. Я выхватил контрабандный "Кесслер" и приготовился к возможным неприятностям. Эшли с Аленко, видя мои действия, не спрашивая, в чём собственно дело, и чего это я хватаюсь за ствол в пустом коридоре, достали оружие.
  
  До угла оставалось всё меньше и меньше, шаг, ещё шаг... микрофоны шлема засекли чуть слышный щелчок. Я в прыжке пролетел последние полтора метра до поворота и перекатился по полу коридора, уходя с линии вероятного огня. Стоило мне вылететь из-за угла, как тотчас был открыт огонь несколькими турианцами в тёмной броне, отлично маскировавшей их в полумраке бокового коридора. Кайдан, не раздумывая, швырнул за угол осколочную гранату, а Эшли добавила от себя светошумовую.
  
  Нашим противникам не пришёлся по вкусу гостинец от моих ребят, и один из нападавших, потеряв ориентацию в пространстве, выскочил на освещённое место. Выстрел с близкого расстояния из автомата Эшли был смертоносен, как всегда, и турианец, не успев придти в себя, рухнул на пол, поймав десятка полтора пуль. Не тратя времени зря, я, бросив плазмогранату, и, дождавшись выметнувшегося пламени, рванул в проход. Два турианца лежали кучами металла и плоти, искалеченными и обожжёнными, третьему повезло больше и он был ещё жив. Волна огня обожгла его, укрывшегося за ящиком, но не зажарила, как его приятелей, правда вот несколько осколков от гранаты Кайдана, превратили в мусор его дробовик и искалечили ему ноги. Не опуская оружия, я подошёл к нему и задал единственный вопрос.
  
  - Кто послал?
  
  Турианец ощерился, раздвинув пластины, и плюнул в меня. Ну что же, раз ты такой храбрый... Выстрел, раздробивший ему коленный сустав, и дикий крик убийцы, эхом отозвались в замкнутом пространстве. Крича от боли, он держался за колено, не помышляя о том чтобы напасть на меня. Подождав немного, я прицелился и нажал на спуск. Грохот выстрела, милосердно смягчённый компьютером боевого костюма, снова запустил эхо по коридору. Турианец уже не кричал, он только выл что-то нечленораздельное, но не желал отвечать на вопрос. Подняв ствол чуть выше и направив на его гениталии, я, наконец-то, добился ответа.
  
  - Сарен! Нас нанял Сарен!
  - Ну, вот видишь, как всё просто, а ты почему-то не хотел сказать всего несколько слов. - С этими словами я выстрелил ему между глаз.
  
  Обыскав тела, мы нашли пятьдесят сотен кредитов, довольно интересные модули оружия и всё. Никаких подтверждений словам наёмника не было, никакой зацепки. Гонорар был солидный, но это никак не могло нам помочь в расследовании, разве что, одну бригаду по нашу душу, уже встречали на той стороне. Однако дело начинало приобретать невесёлый поворот, так как Сарен имел гораздо больше возможностей и сил для того, чтобы отыграться на нас, за обвинение и за Иден Прайм. Всё же, мы умудрились сорвать какой-то из его планов и этого оказалось достаточно чтобы попасть под прицел его наёмников. Вот только понять бы, что мы сделали? Что такого было в этом маяке? Ради чего он пошёл на такой риск, по сути предав Совет, который клялся защищать? Это слишком не похоже на турианский характер и воспитание. И к тому же - КАК он договорился с гетами?! Все эти вопросы оставались без ответа, и в настороженном молчании мы продолжили прерванный перестрелкой путь в бар.
  
  Пройдя пустынными коридорами, мы наконец-то вышли на оживлённую часть станции. Более того, здесь была даже обзорная палуба, на которой дефилировало немало обитателей, с неё открывался шикарный вид на туманность. Облака межзвёздного газа переплетались причудливыми формами, казалось, что мы находимся в каком-то пространстве, без звёзд и черноты космоса, где есть только Цитадель и одно единственное солнце. Саларианцы, турианцы, азари, парочка кроганов, и конечно же, люди, вся эта разношёрстая толпа более менее спокойно занималась какими-то своими делами.
  
   На нас, в общем-то, никто и внимания не обратил, несмотря на то, что мы появились в бронекостюмах и при оружии. Или мы тут такие были не одни, или местный люд просто игнорировал подобное поведение, стараясь по возможности не замечать потенциальной угрозы, как будто её нет. Информационный стенд во всю завлекал нас в казино, кричащие вывески просто расхваливали какие-то лавки всякой всячины, нужное и не очень барахло, предлагали обслуживание, от починки скафандров до эскорт-услуг. Мимо нас проковылял волус в сопровождении турианца, явно пытающегося найти тот единственно возможный шаг чтобы не сбить своего попутчика с ног. С учётом разницы длины ног это смотрелось смешно и Эшли прыснула.
  
  - Вы только посмотрите, шалтай-болтай с тростью!
  
   К нашему счастью, этот колобок уже укатился далеко и не услышал сержанта, турианец же, казалось, не обратил на неё внимания. Наконец Кайдан нашёл рекламу искомого бара и мы прошли в указанном направлении. Сбоку оставались огни казино, но соваться туда у меня что-то не было настроения, может, там и хорошее место, но сейчас, после боя в коридоре, это было явно не то. "Логово Коры" находилось парой уровней ниже и туда нам пришлось идти уже по лестницам.
  Одна из них вывела нас к довольно сомнительному рынку, отчего-то напоминавшему смесь какой-то барахолки и помойки. Несколько продавцов, если эти типчики были ими, стояли за импровизированными прилавками, собранными, как мне показалось, из товара, который уже не надеялись продать. Один из них, почувствовав мой взгляд, начал зазывать меня посмотреть "фантастический" магазин Морлана. Фантастическим он был ровно потому, что я просто понять не мог, как вся эта конструкция ещё стоит и не погребла хозяина под собой и под тем, что на ней лежало. Горластый продавец и был тем самым Морланом, и теперь вовсю расхваливал свой товар. Товар был довольно потёртого вида, и я был абсолютно уверен что, как минимум, половина, если не всё, было ворованное. Правда, среди этого барахла я с удивлением обнаружил несколько новых образцов оружия, со следами использования, но по своим боевым качествам превосходившего стандартные модели.
  
  - Слушай, Морлан, откуда у тебя это?
  - Я не задаю вопросов, когда мне приносят вещи человек. Мало ли почему владелец хочет расстаться с чем-то? Я же не буду выпытывать, почему он хочет продать дедовский пистолет, правда?
  - Понятно всё с твоими поставщиками, богатые "дедушки" поголовно. И номера наверно пиленые?
  - Человек, ты или покупаешь, или не мешай мне работать. Здесь не торговый уровень, чтобы задавать такие вопросы, мы здесь люди попроще.
  - Сколько ты дашь вот за это? - я выложил перед ним пару пистолетов, прихваченных у наёмников.
  - И ты думаешь, что я буду покупать это? После того, что ты мне тут наговорил?
  - Ну не возьмёшь ты, возьмёт кто-то другой. Как знаешь. - Я сделал движение, словно собирался убрать с прилавка свои трофеи.
  - Погоди, - он примирительно поднял руки, - дай посмотрю. Ствол хороший, болванка почти целая, я думаю, что смогу дать тебе пять сотен кредитов. За оба.
  - Саларианец, не держи меня за дурака. Эти малыши стоят, как минимум, в десять раз дороже! Каждый.
  - Может и стоят, но здесь такую цену тебе никто не даст. Ладно, я согласен, пятьсот за каждый.
  - Из этих игрушек почти и не стреляли, не смеши меня такой ценой, давай так, полторы тысячи, за каждый! И они твои.
  - Землянин, ты с ума сошёл что ли? Кто тебе здесь такое сможет позволить? Я их никогда не продам. Мне за место тоже надо платить, знаешь ли. И что я с таким товаром буду делать? Я не дам тебе больше восьми сотен за ствол, это моя окончательная цена, не нравится, забирай и ищи другого покупателя.
  - Ладно, уговорил, считай от сердца отрываю, забирай, кровосос.
  
  Морлан перевёл выторгованную сумму на мой счёт и сделка была закончена. Стоило запомнить этого хитреца, вполне вероятно, что придётся воспользоваться его услугами в дальнейшем. Вспомнив про своих напарников, я разделил сумму на трое и отправил каждому из них долю с нашей общей победы. Альянс Альянсом, а терять возможность подзаработать, когда есть такой шанс, и это прямо не противоречит уставу, было бы глупо. Пусть на каждого из нас досталась и небольшая сумма, но всё приятнее, чем ничего.
  
  - Это было не обязательно, капитан, - Аленко несколько удивился моему решению.
  - Победили вместе, значит и заработали вместе, Кайдан. Верно, Эшли?
  - Я даже не знаю... это попахивает мародёрством.
  - Мы не на поле боя, и эти убийцы не солдаты. Они заставили нас поработать и должны были оплатить наши старания. Считайте это оплатой за оказанную им похоронную услугу.
  - Шуточки у вас, Шепард, - Эшли нахмурилась и задумалась, потом тряхнула головой. - А, в принципе, верно, убивать тоже тяжёлая работа, к тому же - по принуждению. Мы же их не трогали?
  - Вот теперь, сержант, у вас правильная позиция, которую я всецело поддерживаю.
  
  Решив, что такое стоит отметить, мы были нацелены добраться до бара побыстрее. К счастью, Морлан прекрасно знал месторасположение "Логова Коры", и настаивал, что это не просто бар, а самый настоящий клуб, что нам, в целом, было без разницы. До этого "клуба" мы добрались по указанному саларианцем проходу быстро и без происшествий, что было приятным разнообразием.
  "Логово" встретило нас оглушающей, пульсирующей музыкой, яркими вспышками прожекторов, запахом алкоголя и разгорячённых тел. Над круговой стойкой бара была сделана крыша с тремя пилонами, на которых сейчас извивались еле одетые азари. Их танец мог разогреть хладный труп, ну а нормального мужчину заставить крепко вспотеть. Кайдан, как и я, не сразу оторвал глаза от фигур стриптизёрш-танцовщиц, заслужив очень неодобрительный взгляд Эшли. Оставалось надеяться что это не помешает им в их строящихся отношениях, оба в конце концов взрослые люди и не дело мне туда лезть.
  Большинство столиков было занято различными компаниями или парочками. Некоторые наслаждались персональным танцем азари, другие бурно отмечали какие-то свои успехи или заливали неудачи. Большинство компаний было из своих соплеменников, видно, даже отдыхая, подобные тянулись к подобным, ну, разве что, не считая азари, которые были почти в каждой компании. Правда, понять, кто они, не составляло никакого труда, равно, как и большая часть женщин, находившихся здесь. Древнейшая профессия процветала буйным цветником, ничуть не стесняясь места, в котором она пустила свои корни и даря своим почитателям наслаждение, которого они так жаждали.
  Эшли недовольно бурчала себе под нос что-то о том, в какое место её затащили, и чтобы она здесь учинила, будь её воля. Кайдан хранил изо всех сил лик сфинкса на своём лице, чтобы не расхохотаться в голос, и его и меня это недовольство вовсю забавляло, несмотря на то, что место назвать спокойным было тяжело. Из задней комнаты двое кроганов вывели третьего, держась от него подальше и не выпуская из рук устрашающего вида дробовики. Конвоируемый шёл со спокойствием, от которого нехорошо похолодело в груди, явно он был готов в любую секунду взорваться смертным боем. И это прекрасно понимали оба вышибалы и, как мне показалось, боялись они его чрезвычайно, но вдвоём надеялись справиться. Доведя его до входных дверей, один из них выговорил:
  
  - Фист не выйдет к тебе, Рекс. Если ты ещё раз появишься здесь, мы убьём тебя.
  - Ну, вот он я, здесь, что же ты медлишь? - голос этого крогана был под стать его поведению и довольно суровой внешности.
  
  Охранник не нашёлся с ответом, Рекс с презрением усмехнулся и вышел за дверь, не бросив даже косого взгляда на вышибал. Похоже, он абсолютно не боялся их, даже провоцировал своим поведением, и несмотря на это, оба они ничего не пытались предпринять и лишь нервно сжимали оружие, пока он не удалился на порядочное расстояние и не свернул в какой-то проход. Это было так не похоже на обычное поведение кроганов, что я слегка даже опешил от такого. Кем же должен быть этот пришелец, что его боялись до писка свои же сородичи, мало чего опасающиеся и бросающиеся в драку едва её завидят, какая же о нем ходит слава? Проверять на себе его умения почему-то не хотелось и оставалось надеяться, что такого противника нам судьба не подкинет.
  Скинув с себя некоторое оцепенение, я спросил у миловидной девушки-бармена нет ли здесь Харкина. Она скривилась, как от лимона, и ткнула пальцем в дальний столик, за которым сидел наш "связной". Судя по заставленному бутылками столу, беспокоиться о том, что он отсюда уйдёт точно не стоило, скорее, можно было опасаться, что он упадёт под стол и придётся приводить его в чувство, чтобы получить хоть какую-то информацию. Когда-то чистая и опрятная форма офицера СБЦ, превратилась, из-за постоянной носки и отсутствия ухода, в какую-то грязную тряпку, замызганную и прожжённую сигаретами. Запах дешёвого алкоголя и мерзкого табака дополнял эту картину падения. Да-а, Андерсон был прав, связываться с таким отбросом стоило только в случае крайней нужды, и если бы не таковая, я в жизни бы не приблизился к этому бурдюку с пойлом.
  
  - Ты Харкин?
  - А ты кто такой, чтоб я тебе отвечал? - глаза, мутные от выпитого, поднялись на нас. - Ты кто такой, я тя спрашиваю, а?
  - ВКС Альянса, капитан третьего ранга Шепард. Знаешь, где Гаррус? Он работает в СБЦ.
  - О как, целый капитан передо мной стоит. Уж извини, что не встаю, лень чево-т. Ты откуда свалился, такой громкий?
  - Не твоё дело, пьянь. Отвечай на вопрос.
  - Не хочешь, ну и ладно, сам знаю, - его язык заплетался по мере нашей увлекательной беседы всё сильнее. - Ты ж, кажись, из команды долбонавта Андерсона. Старый хрен всё пытается прищучить Сарена, да? Знаю, знаю, ты его расспроси о том, как его из СПЕКТРов вышибли, хе-хе, за дело, не то, что меня. Директор Паллин видите ли меня выгнал, типа с подозреваемыми надо мягче. Да он ни хрена не понимает! Пока их не прижмёшь за яйца, ничего не скаж'т. Дальше своих бумажек не видит. Ну подумa'шь что вып'л чутка на месте, вот комшар, камм... кошмар понима'шь... Ну взял в карман нем'ого, тоже мне дела, жить-то надо. .
  
   Его слова всё больше становились пьяным бредом, бессвязными обвинениями и оправданиями, я с трудом удерживался от того, чтобы вытереть им пол всего клуба. Если этот тип работал в СБЦ и его прикрывали долго, то мне стало дико стыдно за всю Землю. Представитель Человечества, мать его так! Схватив его за воротник, я приблизил лицо к нему.
  
  - Где Гаррус? - медленно и по буквам, чтобы смысл дошёл до затуманенного сознания, я прошипел ему в лицо.
  
  Казалось, он сейчас отрубится и всё пойдёт прахом, но, видно на этот раз, удача стояла у нас за плечом. Он сконцентрировал глаза на нас и наконец-то ответил на вопрос.
  
  - Хто? А, Гар'ус, Гар-рус красавчик, рыцарь панимаш. Без страха и упрёка, мать его за ногу! Наш такой спаведл'вый Гаррус, вечно с директором в контрах сидит. Не знаю я, где он. Вроде искал что-то про дохтора, как же её там... Ма. ., нет, это... как же её, суч... а, всё вспомн'л! Дохтур Мишель, во. Ищи её где-то тут - его рука описала странную линию в воздухе и натолкнулась на мою, державшую его воротник. - Э', ты чё? Ща ох'ане крикну, в'лет'шь от'сда.
  - Пока ты соберёшься крикнуть, я тебе шею сломаю. И сломал бы, мразь, да пачкаться об такое дерьмо, как ты, тошнит.
  - Да не надо м'е ту' святошу разыгр'вать, у меня на святость алле'гия. От'ли от мня, вып'ть спок'йно не да'ут.
  
  Взгляд крогана-вышибалы устремился на меня, я коснулся рукояти пистолета, намекая, что готов к продолжению, и отпустил Харкина. Кроган, дёрнувшись в мою сторону, остановился и отвёл руку от своего дробовика, я тоже убрал руку с рукояти пистолета. Он тут же потерял ко мне интерес и привычным движением привалился к стене заведения.
  Отойдя от столика бывшего СБЦшника, я натолкнулся на азари, выходившую из приватной комнаты. Она со смехом навалилась на меня и впилась в губы поцелуем, пока её руки обхватывали мою шею и прижимали к себе. Её еле прикрытое платьем тело прижималось ко мне и оставалось жалеть, что на мне доспех, а не гражданка. Её большие, ярко-синие глаза лихорадочно блестели, губы не давали мгновения, чтобы вздохнуть.
   Я обхватил её за талию, отвечая на поцелуй. Кожа азари была немного странная, не такая, как у человека, покрытая пигментным рисунком, чем-то походим на татуировку, сама же текстура была неровной. Наконец она оторвалась от меня и призывно, игриво засмеялась, проведя одной рукой по щеке, а вторую устремив к низу живота. К её, и моему! сожалению на мне была броня, прикрывавшая все жизненно важные органы, и её шаловливые ручки на смогли дотянуться до искомого. Надув губки, она отошла в сторону, впрочем, быстро забыл про меня и устроившись на коленях какого-то турианца.
  После такого хотелось найти лёд и засыпать кой-куда, чтобы успокоиться, и заодно вымыть руки после общения с Харкиным. Казалось, что сало с его воротника проникало сквозь перчатки костюма и пачкало руки, непременно хотелось их обо что-то вытереть. Невольно я попытался вытереть перчатку об набедренную пластину и заметил это только по смешку от Эшли.
  
  - Да-а, тот ещё типчик этот Харкин. Как вы ещё удержались капитан, чтобы не шваркнуть его об стол. Я бы не удержалась и вытерла бы им хотя бы стол. Правда, потом его пришлось бы мыть от грязи.
  - Вот-вот, я тоже подумал об официантке, которой это мыть. Но соблазн был гигантский.
  - И вот этого человека посол прикрывал и держал на работе в СБЦ? Я наверно чего-то не понимаю. - В голосе Кайдана чётко слышалось омерзение.
  - Да я тоже, лейтенант. Вышвырнуть его, чтобы Землю не позорил, и дело с концом.
  
  Поискав на общественном терминале информацию о докторе Мишель, я сначала нашёл упоминание и потом рекламу её клиники. Она практиковала как раз в жилых секторах и держала небольшую мультирасовую клинику. До её офиса было недалеко и мы пошли обратным путём мимо барахолки и входа в казино. Пара переходов и пролётов лестниц и мы уже стояли перед дверями офиса доктора. Дверь была приоткрыта и оттуда слушались какие-то голоса, и судя по тональности, разговор был не самый приятный. В коридоре рядом с нами, по счастью, не оказалось никого и, дав своим знак готовиться, я достал пистолет. Чтобы ни было в офисе, стоило быть готовым к стрельбе и надеяться, что доктор Мишель в ней уцелеет.
  Мягким толчком я распахнул дверь и ворвался в помещение, Уильямс и Аленко немедля метнулись вслед.
  
  Картина представшая перед нами была гротескна, Гаррус держал на прицеле какого-то человека, прикрывавшегося женщиной и прижимавшего к её голове пистолет, за этим ублюдком стояли ещё трое и держали турианца на прицеле. Похоже, они пытались договориться о чём-то, вероятно, о выходе из ситуации.
  Распахнувшаяся дверь и ворвавшиеся десантники в полном облачении внесли явный перекос в ситуацию. Лидер этих бандитов растерялся и дёрнулся в нашу сторону, отведя свой пистолет от головы женщины и намереваясь прикрыться живым щитом от нас. Гаррус, не моргнув глазом, выстрелил, гулкий звук выстрела загулял по комнате, заставив задрожать стекло кабинета. Голова человека словно взорвалась изнутри, забрызгав женщину кровью и мозгами. Она обвела себя взглядом и молча рухнула на пол без сознания. Остальные бандиты постарались укрыться от Гарруса и от нас, опрокинув хирургический стол и спрятавшись за ним. Это укрытие было слишком слабой защитой и выстрелы армейского оружия прошивали насквозь столешницу и доставали спрятавшихся придурков. Один из них укрылся в каком-то закутке, в конце комнаты и отстреливался вслепую, пытаясь спасти свою шкуру. Эшли, с нехорошей ухмылкой, бросила излюбленную "флешку". Взрыв и крик боли подсказал, что противник временно выведен из строя. Ворвавшись в укрытие последнего из нападавших, Кайдан выбил из его рук автомат и бой был закончен. Я вместе с Гаррусом подошёл к бандиту, Гаррус не говоря ни слова, достал пистолет и пристрелил его.
  
  - Какого чёрта, Гаррус? Его следовало допросить!
  - Это люди Фиста, ничего нового они бы не рассказали. Если хочешь знать, все эти сволочи были выпущены под залог. Их обвиняли в изнасилованиях, вымогательстве и убийстве. Так что, я просто довёл до завершения дело. Заодно сэкономил на судебном процессе.
  - Ладно, теперь-то уже что...
  
   Я отвернулся от трупа, Кайдан и Эшли пытались привести женщину в чувство. Я вопросительно глянул на турианца.
  
  - Это доктор Мишель, я хотел выяснить у неё кое-что, связанное с моим расследованием.
  - У неё есть какая-то информация о Сарене?
  - Нет, не у неё. Но она может вывести нас к тому, у кого она есть.
  
  Кайдан сунул под нос доктору ватку с нашатырём и наконец-то наша свежеспасённая зашевелилась и стала почти осмысленно осматриваться. Её взгляд вскоре стал нормальным, она даже стала успокаиваться, пока не увидела лужу крови и простреленную голову бандита. Кайдан успел поднести ватку вновь, удерживая женщину от очередного обморока. Она торопливо отвела глаза и старалась не смотреть в ту сторону, где лежал труп и вытекала кровь из-под перевёрнутого и простреленного стола.
  
  - С-спасибо, что спас меня. Гаррус, ты появился, как нельзя, вовремя. Они. . они собирались убить меня. И вы, вы все, спасибо вам за мою жизнь.
  - Вас не задело, доктор?
  - Нет, нет, я в порядке. Всё нормально... - она пугливо скосила глаза в сторону тела.
  - Не бойтесь, доктор, с ними покончено, больше они вам не причинят неудобств.
  - Да, да, конечно, конечно же. Теперь всё будет хорошо. - истерический смешок сорвался с её губ.
  - Доктор Мишель, я капитан Шепард, ВКС Альянса. Что от вас хотели эти молодцы?
  - Они пришли от Фиста, хотели узнать, не интересовался ли кто кварианкой, которой я помогла. Ой! - она в испуге прикрыла рот рукой.
  - В чём дело доктор?
  - Она не хотела, чтобы я об этом говорила... но тут такое...
  
  Гаррус вмешался в разговор.
  
  - Кварианке грозит опасность, скажите, куда она направилась? Если мы не сможем её вовремя найти, её просто убьют.
  - Боже правый! Но я не знаю, не знаю, куда она направилась! Она хотела отлежаться после операции на плече. Её кто-то подстрелил, но она не сказала мне кто и где. Она только просила найти ей агента Серого Посредника. Я знала, что Фист работал с ним раньше и направила к нему...
  - Проклятье! Он больше не работает на Посредника! Он работает на Сарена! Надо брать Фиста Шепард, мне одному не справиться, слишком много охраны. Вам нужна информация, она может быть у кварианки. Если вы мне поможете, то заберёте данные у неё, а сама она пойдёт со мной, я займусь ею. Хочу сдать все дела.
  - Вам-то она зачем?
  - Она подозреваемая в убийстве саларианца в жилом секторе. Правда, я уверен, что это была самооборона, тот наёмник успел сказать, что Сарен нанял его для устранения этой девчонки.
  - Она не говорила, когда собирается пойти к Фисту?
  - Нет, - доктор была потрясена и не могла адекватно вспоминать. - Но она, наверно, будет торопиться, кажется, она очень напугана.
  - Ммать... Гаррус сколько там охраны, хотя бы примерно?
  - Трое кроганов вышибал, но они без брони, из оружие дробовики, излюбленное у них. Несколько землян, может, пистолеты у них и есть, но не уверен.
  - Так... кроганы. Вот ведь зараза, с ними всегда проблемы. Но вытаскивать моих людей с корабля слишком долго. Идём, как есть, вперёд!
  
   От клиники до клуба мы пролетели, не разбирая дороги и расталкивая всех, встречающихся на пути. За нами раздавались проклятия и угрозы, со взрывами отборного мата и криками боли. Правда, это привлекло внимание впереди стоящих и они заранее начали убираться с пути сбрендившей четвёрки в бронекостюмах, разбегаясь, как тараканы по кухне. Мы притормозили перед проходом к клубу, и не напрасно. Тишина была полной, каковой не было в прошлый раз, когда мы сюда пришли впервые.
  Высунувшись в коридор и заметив фигуру, мелькнувшую в проеме двери, я еле успел убраться назад, как по стенам коридора застучали, выбивая из пластика целые куски и обнажая металлическую основу, пули охранников. Позицию, которую они занимали, не назвать уж очень выгодной, но и нам было никак не высунуться из прохода. Гаррусу было хуже всего, его броня не предполагала шлема, да, собственно, и предназначалась не для ведения боевых действий, а для полицейского патрулирования, а соваться под плотный огонь только с нагрудной броней мог, разве что, идиот.
  Единственный плюс был в том, что у охраны не нашлось ничего серьёзнее пистолетов гражданских модификаций и дробовиков кроганов-вышибал. Под таким огнём можно было надеяться на то, что щитов хватит на прорыв. Собравшись на счёт раз, Эшли, я и Кайдан разом вышли из нашего уютного коридора, ответив противнику строенным огнём автоматов. Такая психическая атака, вкупе с нешуточной стрельбой, дала себя знать, трое из четверых охранников упали, заливаясь кровью. Последний отпрыгнул назад и постарался скрыться с глаз, но, получив пулю в зад, рухнул, завопив от боли.
  Сложнее всего пришлось, конечно же, с кроганами. Хвала всем богам этого мира, что они были без брони, в противном случае нам пришлось бы туго. Биотика Кайдана пришлась как раз кстати и, только благодаря его умениям, мы смогли безболезненно для себя победить этих страшных противников. Добив охранника двери, я первым ворвался в зал клуба, и прикрылся от возможного огня противника, прижавшись к стойке. В приват-комнатах было темно, оттуда не раздавалось ни звука, да и во всём клубе настала тишина. Проверив все помещения, мы не нашли ни Фиста, ни оставшихся охранников. Оставалось только служебное помещение и робкая надежда, что Фист оказался таким дураком, что не постарался скрыться с глаз, после того, как положили его людей в офисе доктора.
  Внутренние помещения оказались под замком и мне пришлось изрядно помучиться, пока я вскрывал его, не раз и не два недобрым словом вспоминая создателей, строителей и самого Фиста, чтоб им всем провалиться. Наконец дверь, пискнув, поддалась и мы вошли в служебные помещения. Какие-то шкафы, полки с какой-то дребеденью, куча документов, несколько стволов и сложенные у стены коробки составляли убранство комнаты. Гаррус заметил вторую дверь, которая явно вела куда-то вглубь, замаскированную с этой стороны шкафом.
  
  - Кажется наша птичка здесь. Вряд ли кто стал бы просто так прикрывать дверь, если за ней нет ничего ценного, или никого.
  - Может, там кварианка?
  - Ну, это вряд ли, Гаррус, я бы на такую удачу рассчитывать не стал. Слишком хорошо, хотя для разнообразия не отказался бы.
  
   С этой дверью возиться не пришлось, с трудом, втроём сдвинув тяжеленный шкаф и освободив её, я просто прострелил незащищённый замок и мы вошли в коридор к следующей комнате. Дверь была не закрыта, и это внушало опасения. Соваться туда как-то не хотелось. Слишком легко нарваться на крупные неприятности. Заняв позиции по бокам двери, мы приготовились и Эшли легонько толкнула ногой дверь. Ответом нам стала спаренная очередь, раскрошившая лёгкую дверь в считанные секунды. Автоматические потолочные турели были очень неприятным сюрпризом для нас. Эти игрушки шутя сносили щиты и вскрывали даже тяжёлую броню и нам здесь не светило прорваться, какие бы секреты там не скрывались и как бы нам не хотелось их добыть.
  
  - Гаррус, идеи есть? Нам здесь не пройти! У нас нет ЭМ-гранат!
  - Сейчас что-нибудь придумаем.
  
   Он склонился над панелью и начал что-то настраивать. Наконец закончив, Гаррус активировал инструметрон и нашёл силовой кабель, питавший автоматы. Снять панель и вырвать кабель было минутным делом. Как только отрубилась подача энергии, оставшиеся без питания автоматы отключились и у нас появилась возможность прорваться в столь защищённое место. Комната была роскошно обставлена, мягкие ковры в которых утопали ноги по щиколотку, мебель из настоящего дерева, какие-то странные растения в кадках, огромный аквариум во всю стену. Роскошь бросалась в глаза, задерживала взгляд, оставалось понять, где же владелец этого великолепия, столь "радушно" встретивший нас.
  Обыскав помещение, мы обнаружили массу интересных вещей, начиная от коллекции порнофотографий с Фистом в главной роли и заканчивая весьма интересными данными по подпольной деятельности этого клоповника. Следы вели к какому-то торговцу оружием и поставщикам всех известных наркотиков на Цитадель. На Гарруса было тяжело смотреть, когда он заметил несколько известных ему фамилий. Кстати, среди них оказался и Харкин, пока он работал в СБЦ он прикрывал кое-какие операции, сливая информацию о расследованиях или облавах. Эти документы могли бы оказать неоценимую помощь в делах СБЦ, и я предложил турианцу забрать их себе.
  
  - Я больше не работаю в СБЦ. - Голос Вакариана был равнодушен. - К тому же, эти доказательства были получены с грубыми нарушениями закона, так что Паллин даже смотреть их не будет. Я могу подкинуть контакт вам, Шепард, есть тут одна приставучая журналистка. Вашей, кстати, расы. Она всё искала какие-нибудь данные по организованной преступности здесь, на Цитадели. Вот и продайте ей это. Я думаю, она с радостью заплатит за эти диски.
  
  Какой-то звук привлёк его внимание и он молниеносно развернулся держа оружие наизготове. Мы все стали прислушиваться, наконец Гаррус ткнул в сторону огромного дивана.
  
  - Там кто-то есть. Я уверен.
  - Ну что же... сейчас проверим, на мою команду все открываем огонь. Раз, два, ...
  - Не надо, пожалуйста, не надо!
  
   Из под дивана выбрался человек с не запоминающимися чертами лица, белый от страха. Его трясло от нашего вида.
  
  - Не надо стрелять! Я сдаюсь! Я уже подумал, что это Рекс пришёл за мной, но потом вошли вы. Мы сможем договориться, назовите только, что вам надо и я всё сделаю.
  - Где кварианка, Фист? - Гаррус стоял, как вкопанный, и его ствол смотрел на владельца "Логова" без малейших колебаний.
  - Какая кварианка? У меня тут есть люди, азари, турианка, вот дреллку хотел привезти...
  - Не верный ответ Фист. - Я убрал автомат и достал пистолет. - Ты меня огорчаешь, я уже хотел тебя отпустить и тут ты так плохо себя ведёшь. Наверно, тебе надо пояснить некоторые моменты.
  
   Его водянистые глаза уставились на меня со страхом.
  
  - Сейчас я ещё раз повторю вопрос Гарруса, если ты не захочешь отвечать на него, я прострелю тебе левую ступню. Это очень больно, но ты ещё сможешь ходить. Если ты опять будешь упрямиться, мне придётся разнести тебе колено. Я достаточно ясно выражаюсь или что-то не понятно? - я мило ему улыбнулся, прицелившись в ногу. - Итак, Фист, где кварианка, которая пришла к тебе от доктора Мишель?
  - Я не знаю, где она сейчас, действительно не знаю! У неё встреча с Серым Посредником через полчаса! Поверьте мне, я не знаю, где она сейчас!
  - Ты врёшь, Фист, Посредник всегда работает через агентов и никогда напрямую.
  - Я не вру! Я это знаю, но она не знает. Она пришла ко мне от доктора, искала встречи с Посредником. Я предложил ей отдать мне её данные, но она настаивала на прямой встрече, и я пообещал организовать. Встреча состоится в коридоре за панорамным залом у систем воздухоочистки. - Он тараторил, косясь на моё оружие. - Если вы поторопитесь, то перехватите до того, как агенты Сарена её убьют.
  - Я знаю это место, до него минут десять бегом. - Гаррус подобрался, как перед прыжком. - Надо поспешить, иначе люди Сарена её уберут. Если бы я продолжил работать в СБЦ, я бы за шиворот притащил тебя и посадил бы лет на сто. Радуйся, что мне всё равно.
  - Радоваться? Посредник меня ищет, я уже призрак! Мне осталось только залечь на дно где-нибудь и не отсвечивать до конца жизни. Иначе Сарен или Посредник доберутся до меня.
  - Я думаю, за помощь нам, смогу тебе помочь.
  
   Мои слова, казалось, вселили в него надежду на избавление и шанс на новую жизнь. Явно не веря в своё счастье, он сложил руки.
  
  - Спасибо! Вы просто спасаете мою жизнь!
  - Конечно же, Фист.
  
   Я поднял пистолет и спустил курок. Выстрел снёс ему полчерепа и отбросил на тот самый диван, под которым он искал спасение. Кровь стала скатываться по коже и падать на шкуру какой-то инопланетной твари, окрашивая когда-то белоснежный мех алым цветом.
  
  - Вот и всё. Уходим, у нас мало времени. Гаррус, веди, куда нам там попасть надо.
  
  Очередной спринтерский забег по коридорам станции доставлял странное ощущение. Гаррус знал эти секции и вёл нас какими-то закоулками, которых никто из нас никогда бы и не обнаружил. Какие-то циклопические агрегаты, безумных размеров трубы и кабеля, толщиной с меня, пронизывали нутро станции, невидимое большинству жителей и гостей Цитадели. Смотря на это, казалось, что строители должны были быть гигантами, чтобы построить такое. Назначение большей части аппаратов было абсолютно непонятно, зачем они нужны, что делают, как работают.
  Перед очередной дверью Гаррус наконец притормозил и стал прислушиваться. Удовлетворённо кивнув, он с натугой распахнул створку и вылез в тёмный коридор, мы последовали за ним.
  
  - Это здесь. Коридор идёт параллельно обзорной палубе.
  - Надеюсь, этот урод нас не обманул, иначе мы никогда не найдём её.
  - Будем надеяться.
  
  Крадучись, я стал продвигаться вперёд, стараясь ничем не привлекать внимания. После потолочных турелей у Фиста, желание прыгать головой в пекло отпало, действовать стоило максимально аккуратно. "Мститель" удобно лежал в руках, включенная ИК-подсветка давала зеленоватую картинку. Внешне всё было спокойно, лишь в отдалении метров через семьдесят мрак коридора развеивали лампы. Мы приближались к пятну света, надеясь не спугнуть нашу добычу, если она уже там. Шёпот турианца прозвучал в наушниках.
  
  - До встречи примерно восемь минут. Надо приблизиться.
  - Все вперёд, тихо и аккуратно. Огонь вести максимально точно. Кварианка нужна живой.
  
   До светлого пятна тридцать метров, ближе идти опасно, можно попасть в поле зрения вероятного наблюдателя. Винтовка на таком расстоянии избыточна и только будет мешать, приходится снова надеяться на автомат. Что поделать, моё любимое оружие предназначено для работы на больших дистанциях, а в узких коридорах станции ему не место. Коллиматор автомата включился и выдал зеленую метку, все мы застыли в ожидании.
  Кварианка появилась из какого-то прохода и, оглядываясь, стала аккуратно приближаться к точке встречи. Я первый раз видел кварианца, но сосредотачиваться на ней сейчас было бы смертельной ошибкой. Успею наглядеться, сначала надо её отсюда вытащить живой, потом решим - отдавать её Гаррусу или нет. Навстречу девушке из-за колонны вышел турианец, в уже знакомой тёмной броне, на визоре засветилось указание о движении позади жертвы. Там показались ещё двое. Девушка остановилась, и турианец подошёл к ней. До них было метров двадцать не больше, мы должны были успеть её прикрыть.
  
  - Принесли? - щёлкающий голос звучал хрипло и угрожающе.
  - Где Серый Посредник? Где Фист? Он обещал мне встречу.
  - Скоро все будут здесь, простая мера предосторожности. Где данные? - его рука коснулась предплечья девушки.
  
   Она оттолкнула наёмника и выхватила пистолет.
  
  - Сделки не будет. Я знала, что нельзя доверять... - тут она заметила движение сзади и, круто обернувшись, взмахнула рукой, бросив гранату.
  
  Турианец, не успев схватить её, отпрыгнул за колонну, одновременно вытаскивая свой пистолет. Кварианка бросилась ничком и перекатилась под защиту выступа какого-то агрегата. Прогремел взрыв, задевший обоих нападавших, им-то деваться было некуда и осколки здорово поклевали их броню, полностью снеся щиты и ранив обоих.
  
  - Огонь!
  
  Четыре автоматных очереди слились в одну, Эшли и Гаррус обрабатывали дальних, а мы с Кайданом оприходовали турианца, к своему несчастью оказавшегося совершенно открытым с нашей стороны. Две очереди погасили щит и разнесли броню костюма, дёргаясь, он осел на пол, выронив довольно неплохую модель турианского оружия. Остальные убийцы уже лежали без движения, взрыв гранаты и неожиданная стрельба были для них последним в этой жизни событием. Кварианка прижалась к стальному телу очередной монструозной машины, наставив на нас пистолет. Я убрал своё оружие и жестом приказал своим и Гаррусу сделать то же самое. Показав ей пустые руки, я подошёл к ней.
  
  - Вы в порядке? Вас не зацепили при стрельбе?
  - Я и сама могла бы справиться, но спасибо за Вашу помощь. Вот только, кто вы и что вам надо?
  - Я друг, капитан Шепард, ВКС Альянса. - Фраза, набившая оскомину мне самому, однако военным доверяют обычно больше. - Я ищу доказательства вины Сарена в нападении на Иден Прайм.
  - Вы убили наёмника Сарена в жилом секторе, вот оттуда я проследил Вас и мы, к счастью, успели вовремя. - Гаррус вмешался в разговор. - Я вёл дело Сарена от СБЦ, и вы единственная ниточка, иначе Сарен не потратил бы столько сил, пытаясь вас убрать. Он предатель Цитадели, предатель идеалов моей расы. И я буду делать всё, что могу, чтобы остановить его.
  - Прошу прощения, как к вам обращаться?
  - Тали'Зора, Тали'Зора нар Райя. Я хотела продать эти данные Посреднику, но Вам они нужнее. Единственное, о чём я прошу, об убежище. Если за мной будет охотиться СПЕКТР, мне не выстоять одной.
  - Идёмте в наше посольство, там безопасно, я сейчас предупрежу о встрече. Гаррус, как нам максимально незамеченными пробраться туда?
  - Эхх... Придётся побродить по коридорам. Лучше бы там не отсвечивать и найти другой путь.
  - Тогда рискнём, вызываем аэрокар и надеемся на лучшее.
  
   То ли наёмники кончились, то ли они нас потеряли, но факт остаётся фактом, мы спокойно долетели до уровня посольств и вышли на площадку. Нас встретило, как и обещал Андерсон, отделение космодесанта. Плотно прикрыв телами нашу гостью, мы прошли по коридорам станции, немало удивив и напугав попадавшихся нам навстречу сотрудников посольств и прочих зевак. Тали шла в окружении солдат другого народа, солдат, готовых защищать её с оружием в руках, это было странно и неожиданно. Заметив её некоторое смущение, по тому, как она оглядывалась на моих ребят, я не мог не спросить её, что случилось
  
  - Тали'Зора нар Райя, вас что-то беспокоит? Можете быть уверены, любой из моих ребят с радостью отдаст жизнь ради вашей безопасности.
  - Это так странно, я никогда не контактировала с вашей расой, капитан Шепард. К нам, кварианцам, относятся, как к третьему сорту, мало кто, получив, что ему надо, стал бы так беспокоиться о представителе моего народа. Спасибо вам, капитан.
  
   Она подняла голову и посмотрела на меня. В этой девушке было что-то такое неосязаемое, какой-то внутренний огонь, к которому меня тянуло, что-то созвучное моей душе. Правда, стекло шлема, затенённое изнутри, не позволяло рассмотреть черты её лица, оставляя только очень смутные очертания и ярко видимые, словно опалесцирующие, глаза. Её странный костюм облегал всё тело, чрезвычайно выгодно подчёркивая все прелести фигуры. Костюм был вершиной развития персональной защиты, изящный, анатомически правильный, он прилегал к телу, как вторая кожа, делая наши костюмы, по сравнению с ним, подобием средневековых грубых доспехов, кое-как сляпанных неумёхой-кузнецом. Правда, были вопросы по степени защищённости, но это я не мог оценить простым осмотром.
   В настороженном молчании мы без происшествий добрались до дверей посольства. Отделение заняло позицию у входа внутрь, готовое принять бой с любым противником. Гаррус, смотря на эти приготовления, хмыкнул одобрительно.
  
  - Хорошая работа, капитан, правда, боюсь, местные обитатели к такому непривычны и завалят Совет жалобами на эту эскападу.
  - Плевать я хотел на них, у меня две задачи, спасение нашей гостьи и выведение на чистую воду Сарена. Если из-за этого кому-то пришлось отдавить любимую мозоль, тем хуже для него.
  - Мне нравится ваш подход, капитан, с вами было бы интересно поработать.
  
  Посол промариновал нас в приёмной всего ничего, полчаса, не более, я даже не ожидал такой скорости от него. После выволочки от Совета, он явно не перекипел ещё внутри и должен был, просто обязан, сорваться на нас, как на свидетелях его унижения. В конце концов, с его-то самомнением и гордостью проглотить такое нелегко. Кабинет посла принял нас всех и сразу же посол пошёл в атаку, толком не разглядев, кто был у меня за спиной.
  
  - Шепард, чтоб вас черти взяли! Вы хоть представляете, что вы натворили?! Перестрелки в жилом секторе, боевая операция в клубе! Здесь не Торфан, где вам позволяли резвиться, здесь цивилизованное место! Вас что, нельзя никуда пускать, в приличном месте? Отделение пехоты в посольском уровне! Вы идиот! Тупой солдафон! Вы даже не представляете политических последний таких операций! Боже, за что мне такое свалилось на голову?!
  
   Он остановил поток ругательств и обвинений, чтобы перевести дыхание, и, вздохнув, снова бросился в атаку.
  
  - Я вышвырну вас отсюда, вы сгниёте в самой заднице Галактики, куда только можно будет вас отправить! Вместо того, чтобы помогать в расследовании дела, которое вы и устроили на Иден Прайм, вы подкладываете мне гигантскую свинью! Кого вы притащили сюда? Кварианка? И что ей здесь делать? Кто вы мисс...? - при обращении к Тали он, хотя бы, постарался изобразить дружелюбие.
  - Меня зовут Тали'Зора нар Райя, капитан Шепард и Гаррус спасли меня от наемников Сарена, пытавшихся меня убить. У меня есть данные, подтверждающие его причастность к нападению на Иден Прайм и я пообещала отдать их вам, если мне будет предоставлена защита.
  - Спасибо, мисс Тали'Зора нар Райя. Капитан, почему вы мне сразу не сказали?
  - Когда? Когда вы орали, как недорезанная свинья, и не давали мне слова сказать? - весь этикет в обращении с начальством вышел из меня, сдерживая желание пристрелить Удину. - Если бы вы заткнулись, то я смог бы рассказать об этом раньше!
  - Простите, капитан, всё это выбило немного из колеи, примите извинения. Мисс Тали'Зора нар Райя, расскажите сначала всё для меня. Что вы делаете так далеко от Флота? Обычно, кварианцы не покидают Флотилию, кроме... ммм... нежелательных элементов.
  - Я отправилась в Паломничество со своего родного корабля. Это ритуал, традиция моего народа. При выборе места для своих поисков я засекла гетский транспорт и заинтересовалась им. Геты не покидали пространство за Вуалью уже триста лет, и откуда он тут взялся меня смутило. Они высадились на планете, и я смогла отключить одну платформу и достать модуль памяти
  
  Андерсон вмешался в разговор.
  
  - Модули памяти всегда перегорают при извлечении, мы пытались достать их на Иден Прайм, когда зачищали колонию от гетов.
  - Гетов создал мой народ, и я знаю, как надо действовать. При везении и навыке, часть данных удаётся спасти.
  - И что же вы нашли, мисс Тали'Зора нар Райя?
  - Вот это. - И она активировала свой инструметрон.
  
  Голос Сарена казалось заполнил всю комнату.
  
   Мы одержали великую победу на Иден Прайм! Теперь ничто не сможет остановить нас в поиске Канала! Мы с каждым шагом идём вперёд и время полной победы не за горами! Мы не будем считаться с потерями среди всех кто восстанет против нас!
  
  Голос СПЕКТРа-предателя подхватил другой, женственный и глубокий.
  
   И на шаг приблизил возвращение Пожинателей!
  
  Посол и капитан казались потрясёнными, даже турианец выглядел растерянным.
  
  - Это его голос, сомнений быть не может. Вот то, что нужно Совету, чтобы признать его вину!
  - Это только звукозапись, могут посчитать подделкой...
  - Эта запись есть в гетском модуле, - Тали продемонстрировала кристалл памяти гета. - Это подделать невозможно!
  - Тогда у нас в руках козырной туз, посол.
  - Именно, Андерсон, именно. Теперь они будут вынуждены прислушаться к нам! Я срочно вызываю Совет.
  
   Мы все, кроме посла, вышли в приёмную, Андерсон не скрывал своего триумфа и расхаживал, довольно ударяя кулаком в ладонь. Мы расположились на креслах и диванах и стали ждать посла. Через некоторое время секретарь объявила нам, что Совет примет нас завтра и мы можем располагаться в посольских комнатах. Гаррус засобирался домой, предупредив, что утром, после Совета зайдёт, поскольку кварианку может допросить Совет. Тали немного испуганно посмотрела на Гарруса, не понимая, что ему от неё надо.
  
  - Но я же уже отдала данные, что ещё от меня надо?
  - Вы подстрелили саларианца в жилом секторе, не отпирайтесь, именно оттуда я вас и вычислил. Меня интересует, что произошло, чтобы закрыть это дело.
  - Его адрес дал мне служащий в СБЦ, саларианец, кажется его зовут Мирулиан, да точно, на груди у него был бейдж. Он продал мне его за пятьдесят кредитов, как адрес агента Посредника. И когда я написала письмо, то мне назначили там встречу, и наёмник Сарена попытался меня убить.
  - Мирулиан? Я его знаю, он работает в секторе таможни. Письмо и адрес у вас сохранились?
  - Да, - Тали сбросила данные Гаррусу. - Вот, пожалуйста.
  - Спасибо, Тали'Зора. Я думаю, это поможет вывести кое-кого из игры. Я не буду передавать вас СБЦ, вы имели право на самооборону. До завтра.
  
  Откланявшись, турианец ушёл, а я озадачил секретаря поиском места для нашей кварианки и моей группы. Отделение пришлось отпустить, оставив обычную группу охраны. Это всерьёз снижало нашу обороноспособность, но предполагать массированную атаку на посольство людей в центре Цитадели всё же не стоило. Комнату для Тали отвели в гостевой части, я вместе с Эшли и Аленко расположились за стенкой, в соседнем помещении.
   Из ресторана принесли заказанную мной еду для нас и для Тали, всё-таки весь день на ногах и толком поесть мы не успели, а уж что и когда ела кварианка я даже не пытался представить. Расположившись за общим столом мы весело принялись за еду, Тали, посмотрев за нами, несмело принялась рассматривать заказанную для неё пищу.
  
  - Тали'Зора нар Райя, я не знаю ваш вкус и поэтому рискнул, заказав то, что порекомендовали в кухне ресторана. Очень надеюсь, что смогу угодить в гастрономическом плане.
  - Капитан Шепард, спасибо большое, но у меня ещё есть гель, и я могу обойтись без этого... И пожалуйста, обращайтесь ко мне просто Тали, вам и мне так будет проще.
  - Хорошо, договорились, но, чур тогда и я - не капитан Шепард, а просто Шепард или Унклар. Вы всё-таки не под моим командованием и не под юрисдикцией Альянса. Ну и мне будет приятно в конце концов. - Я улыбнулся девушке.
  - Хорошо, ка... ой, Шепард, - по ней чувствовалось что она смутилась.
  - Тали, попробуйте всё-таки, что же заказал наш капитан, паёк, это конечно хорошо, но не всё же время.
  - Спасибо, но это очень дорого наверно...
  - Тали, ваша информация и вы сами мне гораздо дороже, когда мы закончим с Сареном, я обещаю вам оплатить любой заказ, который вы захотите сделать в любом ресторане Цитадели.
  - Тали, соглашайтесь, мы все с удовольствием поужинаем за счёт капитана. - Эшли, разве что, язык мне не показала от удовольствия.
  - Не о чём не беспокойтесь, всё оплачено посольством. В противном случае, я так и не узнаю, что вам нравится, и придётся выбросить все эти блюда в помойку.
  
  Тали премного нас удивила, загрузив в ёмкость костюма блюдо, я, во всяком случае, предполагал, что она снимет шлем или ещё что-то в этом роде, но реальность оказалась тривиальнее. Заметив наше недоумение, Тали смутилась, неловко поставила контейнер на стол и стала объясняться.
  
  - Мы никогда не покидаем наши костюмы, ну кроме как, кроме ну... для размножения и родов. Всё остальное время, каждый кварианец проводит в своей изолирующей одежде. Открытая среда для нас смертельна, за века путешествий на кораблях мы утратили весь иммунитет, теперь даже малейшая инфекция может надолго уложить нас на больничную койку. Поэтому, даже еду нам приходится предварительно обеззараживать. Тем более, что незнакомая организму пища может дать аллергическую реакцию, последствия которой непредсказуемы.
  - М-да, попал я впросак. Прошу прощения, Тали, я, к сожалению, слишком мало знаю о вашем народе. И, похоже, вместо доброго ужина принёс вам головную боль.
  - Нет, нет, Шепард, огромное вам спасибо! Я всё равно бы когда-нибудь соблазнилась бы попробовать что-то кроме надоевшего геля, а вы предоставили мне такую возможность.
  
  Дальнейший ужин пошёл в некотором молчании, которое, впрочем, быстро оказалось нарушенным и мы забыли про этот маленький инцидент. Тали немного смущалась шуточек Эшли или моих, Кайдан же, в отличие от нас, вёл себя гораздо сдержаннее, хотя и не упускал возможности подколоть. С едой, наконец, было покончено и мы, сытые и довольные, откинулись на стульях обеденной комнаты.
  Тали с интересом слушала байки Уильямс и мои, изредка вставляя комментарии и задавая вопросы.
  
  Разговорившись, она рассказала некоторые моменты из жизни Флотилии, про то, как живёт и выживает её народ. Реальность кочевого народа была ужасна. Строжайший контроль рождаемости, постоянный ремонт кораблей и безнадежная вера в то, что удастся отвоевать обратно родной мир. Семнадцать миллионов жителей на пятьдесят тысяч судов, всех типов и размеров. Я не был уверен, что люди смогли бы выжить в таких условиях, продержаться так долго и построить саморегулирующееся общество. Хотя... перед выбором глобального уничтожения... может быть и смогли бы, но проверять как-то не хотелось.
   Чем ближе была ночь (хотя, какая тут ночь, постоянный день), тем более нервозна становилась Тали. Видимо, последствия нападения и двойной попытки убийства изрядно пошатнули её самообладание. В коридоре с тихим свистом сработал сервопривод какой-то двери и Тали схватилась за оружие трясущимися руками. Эшли воззрилась на Тали недоумённо, Кайдан тоже не понимал причины для беспокойства. Тали со всхлипом опустила дробовик.
  
  - Я боюсь, мне так страшно. Кажется, что меня сейчас убьют.
  
   Она выронила ствол и уткнулась шлемом в руки, судя по вздрагивающим плечам, она плакала. Я встал и, подойдя к ней, обнял её аккуратно и со всей возможной нежностью, её такие хрупкие плечи казались беспомощно слабыми. Я напомнил себе, что она смогла выдержать два покушения и продержаться с ранением до подхода помощи. Требовать после этого от несовершеннолетней девочки стальных нервов?
  
  - Тали, все хорошо, мы здесь сможем защитить тебя. Я убью любого, кто захочет навредить тебе. Ты веришь мне?
  - Верю, Шепард... Простите меня, я... мне просто так страшно. Это так далеко от дома, от всего, что я знаю, всё так не похоже... Я никогда ни в кого не стреляла...
  
   За дверью послушался какой-то шорох, Эшли с Кайданом молча поднялись с мест и достали оружие. Кайдан присел на колено, подняв автомат, и держал дверь на прицеле, тем временем Эшли, обойдя сбоку, резко распахнула дверь. В дверях стояла секретарь Эмина и Гаррус. Нацеленные на них стволы озадачили Гарруса и ввели в ступор Эмину. Нетвёрдой походкой она отошла, еле пролепетав, что Гаррус попросил пустить к нам. Я убрал оружие, сержант и лейтенант, чуть промедлив, отвели от Гарруса стволы.
  
  - Однако, Шепард. Вы готовитесь отражать атаку в посольстве?
  - Всякое бывает, я лучше буду смешным, чем мёртвым.
  - Согласен с вами, капитан. Собственно, поэтому и пришёл, на сердце неспокойно как-то.
  - Сейчас придумаем комнату.
  
  Комнату для турианца выделили с другой стороны от комнаты Тали, так что теперь мы были готовы к любой неприятности. Время было уже позднее, да и Тали стоило прилечь после операции, всё-таки доктор Мишель не зря просила об отдыхе. Кайдан вызвался дежурить с Гаррусом, но я отправил его к Эшли, вдвоём им будет повеселее. Я вошёл в комнату Тали и стал проверять все возможные пути проникновения, собственно, если наши противники не научились ходить сквозь стены, то шансов не проникнуть не было. Вентшахта была слишком узкой, окон или дверей в другие помещения нет. Крепость с одни входом и выходом, и пока его защищают, шансов проникнуть нет. Приведя Тали в комнату, я оставил её одну, пожелав спокойной ночи.
  
  - Отдыхайте, Тали, завтра у нас встреча с Советом, ваши данные и показания могут нам помочь. Я в это верю. Не знаю, как Земля, но я буду в неоплатном долгу перед вами. Спокойной ночи!
  - Спокойной ночи, Шепард, и спасибо за всё.
  
   Она легла на кровать, я улыбнулся ей и вышел, оставив одну. Гаррус подпирал стену коридора напротив. Его инструметрон показывал карты каких-то помещений на разных уровнях. Подобная информация стоила немало и могла быть чрезвычайно полезна. Турианец заметил меня и подозвал к себе.
  
  - Смотрите, капитан, в эту комнату попасть можно только вот здесь и вот тут. Но для этого придётся проломить пару стен. Я не думаю, что сделать это, и не поднять на уши половину уровня кому-нибудь удастся.
  - Тогда заступим на смену, через три часа нас сменят Аленко и Уильямс.
  
  Ночь прошла без происшествий, обе смены прошли спокойно, никаких попыток добраться до кварианки никто не сделал. Или противник понял, что опоздал, или готовил финальный удар. Приведя себя в порядок, я постучал в дверь Тали, ответа не было и, заподозрив неладное, рванул вперёд. Тали безмятежно спала, свернувшись клубочком на двуспальной кровати, инстинктивно прикрывшись лёгким покрывалом. Чувствовалось, как она спокойно дышит, что её не тревожит ничего, что её сон, впервые должно быть за последние дни, не связан со страхом. Чувство неловкости тотчас накатило на меня, девушка спит, а тут врывается какой-то мужик в комнату. Постаравшись, как можно тише, выйти и закрыть дверь, я натолкнулся на Эшли. Приложив палец к губам, я махнул рукой в сторону, мы отошли на пару шагов от двери.
  
  - Всё в порядке, пусть ещё поспит.
  - А она девочка крепкая, подстрелить убийцу, выдержать дырку в плече, а с их-то иммунитетом это уже подвиг. А теперь дрыхнет, как ни в чём ни бывало. Если всё инопланетники такие, то может они и ничего.
  
  Через час наша соня проснулась и вышла к нам в коридор.
  
  - Доброе утро! Я так хорошо не спала с самого отлета с "Райи"!
  - Доброе утро, Тали, пора уже завтракать, мы только вас и ждали. Скоро должны принести завтрак. Гаррус, вы себе что-нибудь заказали? - Кайдан, хоть и не выспался, но держался молодцом.
  - Да, спасибо, Эмина пообещала передать мой заказ.
  - Отлично, тогда, как поедим, так и направимся на приём.
  Башня Совета ждала нас, возвышаясь надо всеми, величественная и строгая. Турианцы-охранники проверили наши ИД-карты и пропустили в недра здания. Чувство дежавю не покидало меня по мере того как лифт поднимал нас всё выше и выше. Снова мы идём на встречу с Советом, снова мы идём обвинять СПЕКТРа. Только на этот раз за моей спиной стоят двое инопланетян, но только снова не понятно, хватит ли на этот раз наших доказательств, хотя куда уж больше... Кайдан, да и Эшли, ехали нахмуренные, их мысли наверно тоже были сосредоточены на решении Совета. Гаррус являл собой само спокойствие, а вот Тали нервно переминалась с ноги на ногу.
  
  - Волнуетесь, Тали?
  - Да, после того как нас выгнали с наших планет и Совет выбросил нас с Цитадели, мало кто из кварианцев был здесь, в Башне. А уж про то чтобы встретиться и поговорить с Советом...
  - Всё пройдёт хорошо, не беспокойтесь. Ваша помощь просто неоценима.
   Мне бы самому поверить в это...
  
  Лифт достиг верха, и мы поднялись по первому пролёту к большому фонтану. На площадке нас встретил директор СБЦ, в сопровождении группы охранников. Паллин поднял руку, останавливая нас. Я притормозил, не вполне понимая, что ему нужно. Вступать в боевое столкновение с охраной СБЦ желания не было, в конце концов, по всей станции их было столько, что от нас и мокрого места не останется. Плюс военная подготовка у турианцев всегда была на высоте, так что даже столкновение с этим отрядом вовсе не обязательно закончилось бы для нас победой.
  
  - Ваши действия, капитан Шепард, ещё будут расследоваться службой безопасности Цитадели. То, что произошло в нижних секторах, недопустимо. Сейчас вас желает видеть Совет, а потом я хочу услышать объяснения по поводу случившегося. Закон един для всех, человек, и все его должны соблюдать. После заседания конвой отведёт вас в офис СБЦ, советую не сопротивляться, если не хотите воевать со всей службой безопасности.
  
  Паллин освободил мне дорогу, и мы в молчании проследовали наверх. Посол и капитан уже ждали нас, Андерсон тотчас подошёл к нам.
  
  - Паллин уже встретил вас, насколько я понимаю. Посольство будет вас защищать Шепард, но в СБЦ идти всё же придётся. Боевые действия на Цитадели не могут пройти бесследно.
  - Вот именно Шепард, - Удина, обернувшись, подошёл к нам. - Это может аукнуться очень серьёзными последствиями для Земли! Но сейчас важно другое...
  
  Звук, оповещавший о начале заседания Совета, прервал его фразу, и я тихонько вздохнул, очередной порции недовольства посла удалось избежать, хотя бы на время. Посол торопливо прошёл вперёд к краю помоста. Я, Тали и Андерсон стояли позади, Гаррус, Эшли и Кайдан на помост не пошли, оставшись на последней площадке. "Знаешь капитан, и отсюда всё хорошо слышно и видно, а вблизи они меня нервируют" - фраза Эшли вызвала у меня улыбку. Небольшая пауза, и Советники вышли к нам, занимая свои места. Снова как и тогда, непроницаемое лицо азари, быстрые движения глаз саларианца и недовольство турианца, история точно повторялась. Азари обратилась к послу.
  
  - Итак, посол, вы опять воспользовались правом созвать Совет. Надеюсь, у Вас была весомая причина для подобного? Совет существует не только для удобства Земли.
  - Более чем весомая причина, госпожа Советник, более чем. В прошлый раз прозвучало мнение, что мы созвали заседание и обвинили Сарена, не имея весомых доказательств. Что ж, теперь у нас есть неопровержимые доказательства его предательства!
  
   В голосе посла звучали нотки торжества, торжества, которое требовало выхода.
  
  - В руки капитана Шепарда попали весомые улики, однозначно доказывающие мои слова. Здесь с нами стоит Тали'Зора нар Райя, которая смогла добыть на одной отдалённой планете данные из памяти гета. Вот они!
  
   Это был звёздный час Удины. Вся его фигура источала уверенность и осознание собственной правоты. Никогда у него не было такой возможности показать Совету силу и возможности людей. Он активировал инструметрон и воспроизвёл запись.
  
   Мы одержали великую победу на Иден Прайм! Теперь ничто не сможет остановить нас в поиске Канала! Мы с каждым шагом идём вперёд и время полной победы не за горами! Мы не будем считаться с потерями среди тех, кто восстанет против нас!
   И на шаг приблизил возвращение Пожинателей!
  
   Эти голоса, не раз уже звучавшие у нас в посольстве, произвели впечатление на Совет. Все три Советника внимательно вслушивались в запись.
  
  - Кварианку несколько раз пытались убить из-за этих записей. Более того, капитан Шепарда и его группа подверглись нападениям в жилом секторе Цитадели. Если бы не он, мы никогда бы не получили эти данные, и мисс Тали'Зора, вероятно, была бы убита. Сейчас же служба Цитадели, которая не смогла обеспечить безопасность гостей пытается спихнуть на капитана свои недоработки! Его обвиняют, не много не мало, в нападении на клуб "Логово Коры", несмотря на то, что он потерпевшая сторона! Но самое главное - вот доказательство, которое вы требовали! Эта улика неопровержимо доказывает предательство Вашего агента!
  
  Речь посла, яростная и обличающая, оказала своё действие на всех. Я совсем не ожидал, что он будет защищать меня и моих людей в такой ситуации, скорее бы предположил, что он оставил бы меня разбираться с СБЦ самому. Это так не вязалось с его прежним поведением, что я уже не был уверен какой Удина настоящий. Тот, который поносил меня на чём свет стоит, или этот, защищающий человека от возможного произвола властей, делая всё что мог для блага Альянса, так как он это понимал.
  Советники тоже были удивлены этой вспышкой посла, но отметать его слова они не спешили. Взгляд азари устремился на Тали и та, почувствовав, что оказывается в центре внимания, совсем перестала ощущать себя в своей тарелке. Я коснулся ладонью её пальцев и она, неожиданно сильно, стиснула мою руку своей трёхпалой кистью. Моя дружеская поддержка, казалось, подбодрили её и она сделала маленький шаг вперёд, выходя из-за моего плеча и поравнявшись со мной. Теперь и саларианец и турианец смотрели на неё, но она стояла с высоко поднятой головой.
  
  - Простите, мисс, представьтесь. И повторите вашу историю теперь нам. Откуда у нас оказались эти данные, если они конечно не подделка? - Турианец явно пытался найти хоть что-то против слов посла.
  - Меня зовут Тали'Зора нар Райя, некоторое время назад я отправилась в своё Паломничество. Когда я искала что-то полезное для своей родины, то натолкнулась на патруль гетов и проследовала за ним. Они приземлились вот на этой планете. - Инструметрон кварианки вывел координаты планеты на голопанели. - Я смогла отключить одну платформу и достать модуль персональной памяти гета. В памяти гета я нашла эти данные. На Цитадели я хотела найти покупателя на эти данные, но на меня напал наёмный убийца Сарена. При втором нападении капитан Шепард и его команда спасли меня от наёмников.
  - Модуль конечно же пропал? - Турианец не скрывал своего недоверия.
  - Нет, вот он. - Тали продемонстрировала кристалл памяти.
  
  Крыть Советнику было нечем и он подавленно замолчал, не найдя аргументов. Как бы ему не хотелось вытащить своего соплеменника, но шансов на благополучный исход не оставалось. Служащий Совета подошёл и забрал кристалл на проверку наших слов и Совет объявил технический перерыв. Все покинули свои места, мы тоже спустились в зону, расположенную несколькими полётами ниже. Андерсон и посол о чём-то переговаривались и похоже сходились во мнении. Интересно о чём они договаривались? Роль статиста мне уже порядком поднадоела, но стоило отдать должное, я солдат, а не политик. Тут не могли помочь мои умения, и оставалось положиться на посла, на его чутьё и опыт. Плюнув про себя на все эти шашни и заигрывания, подошёл к Гаррусу, привалившемуся к стене. Турианец был непроницаем и спокоен, всё это действо его казалось, не волновало.
  
  - У вас хорошее самообладание Гаррус. Всё-таки Сарен из вашей расы.
  - Он предал Совет, предал идеалы моего народа Шепард. Надеюсь, Совет примет правильное решение. А самым правильным будет его ликвидация, вряд ли он сдастся сам.
  - Это уж точно.
  
  Перерыв затягивался, становилось слегка тревожно. Что там так долго возятся техники Совета? Или и там оказались верные Сарену люди, и мы только что потеряли единственную нашу улику? Без неё наши слова снова станут просто словами, и тогда Советник-турианец воспользуется этим, без сомнений. Я взглянул вниз, туда где должны были быть мои конвоиры. Безопасники стояли там же, и их количество даже словно увеличилось, что показалось мне тревожным знаком. Почувствовав чьё-то присутствие сзади, резко оглянулся и встретился глазами с Гаррусом, он встал рядом и посмотрел на конвой.
  
  - Ого, - вырвалось у него. - Паллин решил, что вы захотите сбежать, не иначе. Прислать сюда два отделения спецназа! Крепко вы ему по мозолям прошлись, капитан. Он терпеть не может правонарушений в принципе, а уж открытое применение оружия в жилых секторах и тем более. Я так полагаю, нам всем придётся провести какое-то время в КПЗ.
  - Давненько я там не сидел, что-то опыт восстанавливать не тянет. Но и устраивать здесь бой тоже вариант.
  - Это так капитан. Если директор решил идти до конца, то он стянет сюда полсотни бойцов спецназа, с приказом открывать огонь на поражение. Начинать с ними бой - верное самоубийство.
  
  Кайдан и Эшли присоединились к нам, теперь мы вчетвером рассматривали отряд спецназа СБЦ. Я обернулся к Тали, стоявшей поодаль, и махнул ей рукой, подзывая к нам.
  
  - Тали, после заседания нам придётся пройти с этими господами на душеспасительные беседы. Боюсь, нас там задержат надолго, в целях вашей безопасности я попрошу капитана Андерсона прислать за вами охрану, чтобы безопасно сопроводить в наше посольство. Можете быть уверены, они сделают всё возможное для вашей безопасности.
  - Мне было бы гораздо спокойнее с вами, Шепард.
  - Спасибо Тали, мне приятны эти слова, но что-то мне подсказывает что вот они, - я указал на сотрудников СБЦ. - будут против. Не беспокойтесь, как только мы освободимся, сразу же вернёмся в посольство.
  - Не очень рассчитывайте на это капитан. Директор вцепится в вас как сратасс, для него дело чести не допускать нарушения на Цитадели. - Гаррус покачал головой.
  - Кто такой, как вы там его назвали, сратасс? - Эшли впервые напрямую обратилась к Гаррусу, заинтересовавшись видимо новым ругательством. - Или что это?
  - Сратасс - это подкожный паразит, очень неприятный и болезненный.
  - Здорово вы так своего начальника, - Эшли развеселило подобное сравнение. - Буду знать, как в случае чего высказаться.
  - Не в вашу сторону капитан, - добавила она тут же, озорно поглядывая на меня.
  
  Слова Эшли немного снизили нервозность ожидания и мы нашли какие-то точки соприкосновения для разговора, несмотря на щекотливую ситуацию. Время перестало тянуться как резина и сигнал, оповещавший об окончании перерыва, прервал нас в ходе оживленной дискуссии. Было жаль что он прозвучал сейчас, Тали перестала чувствовать себя на втором плане и общалась с нами не чувствуя какой-то неловкости, даже Эшли совершенно спокойно подтрунивала над Гаррусом, чего я раньше и предположить не мог. Оставалось надеяться, что этот запал у нас у всех не пройдёт мимолётным видением, и в дальнейшем чувство скованности из-за расовых различий не встанет между нами. Мы вернулись на свои места одновременно с Советом. Азари и саларианец выглядели спокойно и даже удовлетворённо, что касается турианца, то его угрюмая задумчивость была ожидаема. Советник подняла руку, привлекая внимание, хотя мы и так ждали не отвлекаясь.
  
  - Мы проверили модуль гета и нашли подтверждение Вашим словам посол. СПЕКТР Сарен Артериус будет лишён своего звания и объявлен вне закона. Мы примем все меры для его задержания.
  - Но этого мало! Пошлите свой флот, он скрывается где-то в пространстве Термина. Таким образом, вы устраните угрозу его дальнейших действий!
  - Флот не может воевать с одним человеком, посол, - саларианец был подчёркнуто вежлив.
  - К тому же присутствие Флота Цитадели в Системах Термина неминуемо приведёт к широкомасштабной войне. А Цитадель не заинтересована в этом.
  - Тогда я могу предложить капитана Шепарда на эту миссию, но ему нужны полномочия. Он уже сталкивался с Сареном и его гетами на Иден Прайм, он знает, с чем придётся иметь дело и уже смог расстроить его планы. Это лучшая кандидатура, которую я могу предложить на это дело.
  - Люди не готовы принять не себя ответственность СПЕКТРов! Слишком рано! - Турианец разве что не перегнулся через ограждение, смотря на посла.
  
  Азари и саларианец переглянулись между собой, оба утвердительно кивнули друг другу. Турианец посмотрел на них с выражением явного несогласия, но, под пристальным и потяжелевшим взглядом азари, опустил голову и едва заметно качнул головой, отвечая согласием. Все трое активировали консоли своих мест. Голос Советника-азари прозвучал в установившейся тишине глубоко и мощно, в нём чувствовалась сила и мудрость многих тысячелетий её народа.
  
  - Капитан Шепард, шаг вперёд.
  
   Я молча повиновался, понимая значительность этого момента. То, что так долго лелеяли многие политики Земли, то, во что поверить можно было лишь хорошенько набравшись, происходило в этот момент. Первый СПЕКТР человек! Невозможно поверить, но это должно было произойти здесь и сейчас. Все прочие должности и звания не стоили ровным счётом ничего, высшее доверие, высшая честь, которую можно представить. Все эти сумбурные мысли пролетели в один краткий миг, пока я делал этот маленький шаг вперёд и вставал, прямо глядя в глаза Советнику.
  
  - Совет своей властью, и с Вашего согласия, назначает Вас ответственным за поимку предателя СПЕКТРа Сарена Артериуса. Вы вольны использовать все силы и возможности, которые сочтёте нужными, для выполнения этой задачи. Отныне вы являетесь частью Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели. Вы - проводник нашей воли, Воли Совета Цитадели. Ваша вооружённая рука должна действовать на благо Цитадели и на благо каждого жителя, признающего власть Совета.
  
  Её речь подхватил саларианец:
  
  - СПЕКТРы - правая рука Совета, ваша задача обеспечивать мир и спокойствие в Галактике, не считаясь с ограничениями, мешающими достигнуть этого. Вы не подвластны никому, кроме Совета и своей совести. Вы принимаете решения и несёте полную ответственность за них.
  - СПЕКТРы наша первая и последняя линия обороны, - Советник-турианец докончил речь. - Именно Вам выпадает самый тяжёлый удар и никто кроме вас не сможет его отвести от Совета. Вы наш щит, наша надежда.
  
  - Клянетесь ли Вы, Унклар Шепард, нести это бремя и соответствовать задачам и требованиям Совета? - Голос азари звучал, словно боевая труба.
  - Клянусь! - Мой ответ разнёсся под древними высокими сводами громко и чётко.
  - Тогда отныне и до конца вы, Унклар Шепард, СПЕКТР. Мы все здесь свидетельствуем о Вашем решении и обязательствах.
  
  Советники смотрели прямо в глаза, казалось что они хотят вывернуть мою душу и прочитать её всю от начала до конца. Не отводя взгляд, я отвечал им так же прямо и спокойно, видимо удовлетворённая, Советник продолжила.
  
  - Ваша задача, СПЕКТР, не ограничивается только поимкой или уничтожением предателя. Также важно выяснить, что такое Канал и кто такие Пожинатели. Чем это может угрожать Пространству Цитадели, и как мы можем уберечь себя или использовать для своих нужд.
  - Помните СПЕКТР, Сарен имеет множество союзников и Вам придётся с ними столкнуться. Так же важно понять мотивы действий, которые привели к таким последствиям.
  - Да, о союзниках Сарена. Я узнала второй голос на записи, которую Вы предъявили. Это матриарх моего народа Бенезия Т'Сони. Это очень могущественный биотик, отличающийся силой от других. Она всегда проповедовала мирное сосуществование разных народов и имела многих последователей. Я не могу представить, почему она перешла на сторону предателя, но это очень сильный враг теперь. Вполне может быть, что её единственная, насколько мне известно, дочь поможет Вам понять её мотивы и предугадать действия. Вам следует её разыскать, она археолог, доктор Лиара Т'Сони. Все данные вам будут предоставлены.
  - Поскольку Вы теперь СПЕКТР, то Вам будет предоставлен допуск к нашим разработкам и специальной подготовке. Воспользуйтесь ими. - Советнику турианцу это далось не легко, но всё же он справился. - Это повысит Ваши шансы в противоборстве с Сареном.
  - На этом заседание Совета объявляется закрытым.
  
  Совет покинул свои места, и мы тоже стали собираться уходить. Посол и Андерсон были обрадованы случившимся, я пытался осознать то, что только что произошло со мной. Такая награда досталась не просто, но теперь стоило оценить её в полной мере. Однако Удина прервал мои размышления.
  
  - Всё это отлично, но теперь у нас встаёт несколько вопросов. Вам нужна команда, корабль, оружие. С последним ладно, зайдите к интенданту Цитадели, он вас направит куда надо. Капитан Андерсон, пройдёмте со мной, нам многое надо обсудить в связи с этими обстоятельствами.
  - Конечно же, посол.
  - Посол, мне нужны люди с посольства, чтобы безопасно доставить Тали'Зору обратно. Я не могу сейчас отвечать за её безопасность, поскольку меня желает видеть СБЦ.
  
   Я кивнул на поднявшихся к нам спецназовцев. Их командир приблизился к нам, настороженно карауля наши действия.
  
  - Кварианка также интересует СБЦ, так что она проследует с нами. Капитан, я требую сдать оружие и не сопротивляться аресту.
  - Хотите арестовать капитана? Ну-ну, запросите-ка ещё раз разрешение от Паллина, Орт, - Гаррус ухмыльнулся в лицо своему бывшему коллеге. - Я думаю, у него немного изменится приказ.
  - Гаррус, какого хрена ты связался с людьми? Забыл про Конфликт?
  - Я ничего не забыл, но такие как Сарен позорят нашу расу. И я буду сотрудничать со всеми, кто сможет помочь вывести его из дела. К тому же не все люди одинаковы, знаешь ли.
  - Оружия я никому не сдам, даже если вам сильно приспичит. Что-то я сомневаюсь, что у вас есть сейчас полномочия требовать у меня что-то, - выделив слово "сейчас", я стал наблюдать за реакцией турианца.
  
   Он какое-то мгновение смотрел на нас, сверля взглядом, но всё же сдался и вызвал директора Паллина. Устраивать бой на ступенях Башни Совета ему тоже не хотелось.
  
  - Орт Дарнус, директор Паллин. Капитан отказывается сдать оружие и настаивает на своём праве.
  - Дарнус, он имеет право не сдавать оружие. Совет назначил его СПЕКТРом. Просто препроводите Шепарда и его команду в академию, вежливо, - голос Паллина, казалось, готов был взорваться всеми эмоциями, которых нельзя было ждать от такого уравновешенного турианца. - С Советом я ещё этот вопрос улажу, а сейчас действуйте, как приказано.
  
   С этими словами глава СБЦ отключился, оставив нас с Ортом. Тот лишь пожал плечами и предложил нам спуститься в помещения службы безопасности. Его люди окружили мой отряд, и под таким надзором направились в сторону лифта.
   Мой новый статус помог нам убрать некоторые бюрократические препоны, но не избавил от разбирательства. Не знаю, как Паллин собирался бы осудить теперешнего СПЕКТРа, но вот человека он бы посадил, как пить дать. Следователи СБЦ поработали на славу, но доказательств нашей вины не нашли, более того, свидетельство доктора Мишель и записи с видеокамер полностью подтверждали наши слова о необходимой самообороне. Всё, что в итоге смогли инкриминировать - это смерть Фиста, но поскольку у него было обнаружено оружие и наркотики, то и этот эпизод пришлось списать на те же обстоятельства, что и бой у клуба. А отсутствие там камер наблюдения просто спасло мою голову от серьёзных неприятностей. С другой стороны, я ни секунды не жалел о своём решении, Фист заслужил своё, полностью и бесповоротно, если бы не наше вмешательство и не бдительность Гарруса, то доктор Мишель и Тали были бы мертвы.
   Не найдя состава преступления в наших действиях, сотрудники службы были вынуждены отказаться от обвинений в убийствах и выпустить нас. Действия Тали против наёмника Сарена сыщики, по моему настоянию, рассматривали в одной связи с нашими действиями и под некоторым нажимом также признали законными. Теперь мы были чисты перед законом и не могли иметь претензий со стороны Паллина, нравилось ему это или нет. То, что мы обнаружили у Фиста, я не стал предъявлять никому, во-первых, мы забрали это с места преступления, не имея на это, в общем-то права, а во-вторых, нам самим это могло понадобиться, тем или иным образом.
  Выйдя из офиса следователя, подписавшего наше освобождение из-под стражи, мы оказались во внутренних помещениях СБЦ. Гарруса здесь знали очень хорошо, и поминутно с ним здоровался кто-то из проходящих мимо офицеров. Гаррус вёл нас к выходу через лабиринт переходов, пока его не поймал один из знакомцев.
  
  - О, Гаррус! Вот не ожидал тебя здесь увидеть! Ты ж вроде послал Паллина и уволился?
  - Привет Челлик. Именно так, я в общем и не собирался тут показываться. Да вот арестовали меня, и с взводом спецназа пригласили поговорить по душам.
  - Ну ты даёшь! Что успел натворить-то? Паллин на тебя должно быть очень зол.
  - Слышал о перестрелке в "Коре" и в офисе Мишель Вармайнер?
  - Так это твоих рук дело? Я слышал, что там поработал какие-то земляне...
  - Капитан Шепард и его команда спасли меня и доктора Мишель от бандитов Фиста. Помнишь банду Джарла? Их отпустили под залог неделю назад, вот их я там и встретил. Разреши я тебя представлю. Капитан Шепард, это детектив Челлик, он занимается расследованиями по контрабанде и незаконному обороту оружия. Челлик, это капитан Унклар Шепард, лейтенант Кайдан Аленко, сержант Эшли Уильямс, Тали'Зора нар Райя.
  - Очень приятно капитан, - Челлик наклонил голову, приветствуя меня и всех остальных. - Гаррус, поскольку ты уже не работаешь на СБЦ, поможешь мне в одном дельце? А если бы и вы помогли капитан, то я был бы вам премного благодарен.
  - В чём дело детектив? Я, если честно, только что вышел из под подозрений СБЦ, и ввязываться в новую историю по выходу из офиса службы было бы неразумно.
  - Нет, нет. Здесь вы будете вполне законно действовать от моего имени. Никакой перестрелки не планируется. Но не стоит это обсуждать в коридоре, пройдёмте ко мне.
  
  Поскольку время нас никак не поджимало, да и собственно ни посол ни капитан не просили торопиться, то я решил - почему бы не выслушать детектива. В конце концов, если помощь ему будет не обременительна, то её стоит оказать, может быть когда-то это поможет и мне. Да и иметь хорошие отношения внутри СБЦ было бы полезно. Офис детектива был неподалёку и вскоре мы сидели у него. Челлик сел за стол и вызвал на экран какое-то помещение.
  
  - В общем, дело такое. Я довольно долго искал, откуда на Цитадель приходят новинки армейского оружия и нестандартные модули. Мы имеем последние модели, которые официально разрешены к использованию. Но пока они получат распространение среди персонала, проходит много времени, да и финансирование далеко не всегда приходит в том объёме, который необходим. Пока мы держим дистанцию между нашим оружием и технологиями и теми, которые есть у бандитов. Но то, что стало попадать на станцию, превосходит наши разработки. Если мы утратим превосходство в технологиях перед преступниками, то не сможем поддерживать закон и порядок на станции. Необходимо взять с поличным этого поставщика, и для этого мне нужны образцы. По своим каналам я договорился о встрече с одним из продавцов. Ваша задача будет проста, прикинувшись покупателем, забрать товар, расплатиться без какой-либо самодеятельности и принести его мне. Дальнейшее уже будет моей заботой. Ну как, согласны?
  - Может постараться развести его на имена тех, кто поставляет ему товар?
  - Не стоит капитан, вы можете сорвать мне всю работу. Если вы согласны, то мы договоримся об оплате.
  - Хорошо Челлик, мы вам поможем. Об оплате поговорим, когда товар будет у меня.
  - Идет, встреча будет вот здесь. Продавец - кроган Якс, обычно ходит в тяжёлой броне от Ариаке, с двумя-тремя телохранителями. Он будет ждать покупателя в промежутке между десятью и одиннадцатью часами. Не опоздайте капитан.
  - Всё понятно детектив. Справимся.
  
  Пожав друг другу руки, мы расстались и отправились на выход из этих катакомб переходов и офисов. Хорошо, что Гаррус был с нами, я бы уже затерялся бы среди всех этих коридоров. Наконец, мы выбрались из этого лабиринта и вышли в холл СБЦ, где нас поджидал один из представителей посольства.
  
  - Капитан Шепард! Господин Удина просил вас подняться в док. Они с капитаном Андерсоном вас там уже ждут. Это срочно.
  - Что-то случилось с "Нормандией"?
  - Я не знаю сэр, меня попросили вас здесь встретить и передать это послание.
  - Спасибо, мы сейчас подойдём.
  
  Посланник только успел отойти, как чья-то мощная рука схватила меня за плечо и развернула к себе. С учётом того, что я весил достаточно и был облачён в бронекостюм, это впечатляло. Передо мной стоял кроган, тот самый, которого так боялись вышибалы Фиста, и стоял он с весьма угрожающим видом.
  
  - Так это Вы капитан Шепард. Меня зовут Урднот Рекс, мы виделись в клубе Фиста. Вы выполнили мою работу Шепард, по устранению этого придурка.
  - И?
  - Я не люблю, когда вмешиваются в мою работу, - кроган приблизил свою массивную голову, покрытую костистыми пластинами к моему лицу. - Если я нанимаюсь на что-то, то выполняю это сам. И один! Вы же меня опередили, человечек. Значит и оплата за это убийство ваша, я перевёл деньги, которые мне были выплачены, на ваш счёт.
  - То есть Вы мне оплачиваете Ваш заказ? Это забавно...
  - Для Вас это может и забавно, но я не беру деньги за невыполненную мной работу. Но учтите, в следующий раз Шепард, мы так не разойдёмся.
  - Учту Рекс. Сейчас у меня явно будет другая задача, так что мы вряд ли пересечёмся.
  - Хм, может быть да, а может и нет. Вы будете охотиться за Сареном, это слишком очевидно. Вокруг вас собирается буря, а я достаточно прожил, чтобы научиться это чувствовать. Посмотрим, как вы это перенесёте, думаю, что мы ещё встретимся с Вами капитан.
  
  Кроган раздвинул своими мощными плечами нашу группу и протопал куда-то в сторону лифтов на нижние уровни. Такая встреча выбивала из колеи покрепче тарана надо признать. Я проверил состояние своего счёта и убедился, что кроган не соврал, он действительно перевёл мне кругленькую сумму в счёт оплаты. Однако расценки за его услуги были, как бы это помягче сказать, очень высокими. Похоже, что он давно и прочно работает в таком бизнесе, если заказчик платит ему наперёд такие суммы. Я посмотрел на своих товарищей.
  
  - Знаете капитан, этот Рекс не простой кроган. - Гаррус прищёлкнул пластинами. - Он вообще-то кроганский боевой мастер, так это у них называется. Он чрезвычайно опасный противник, в равной степени прекрасно владеющий орудием и биотическими умениями. Сталкиваться с ним на узкой дорожке не стоит. Хорошо, что он один из весьма немногих, с ними и так сложно сладить.
  - Я помню по Торфану что это такое, да и в других местах с ними всегда проблемы на поле боя. Если он мощнее и опаснее тех ребят, то я бы не пожелал драки с ним.
  
  Пройдя через таможенный пост всей группой, не теряя времени, мы поднялись к доку, где стояла наша красавица. Посол и капитан действительно были там и переговаривались о чём-то. Вид у капитана был угрюмый, его явно что-то угнетало, посол же казалось, что-то втолковывал капитану и был недоволен отсутствием энтузиазма у Андерсона. Заметив нас, они закончили разговор.
  
  - Хорошо, что вы пришли Шепард. Мы с капитаном Андерсоном решили, - акцент на слове "мы" явно подчёркивал, что капитан-то не очень относился к этим "мы", - что вам нужен хороший корабль и команда. И капитан Андерсон оказался настолько великодушен, что уступил вам "Нормандию". Это судно - лучший корабль Альянса, а система маскировки именно то, что потребуется вам в Системе Термина. Таким чудесным образом мы решили сразу две проблемы, корабля и команды. Проверьте всё, что посчитаете нужным, поменяйте тех, кого надо и принимайтесь за дело. Не затягивайте только всё это капитан, пока Сарен на свободе, все наши колонии находятся под угрозой уничтожения.
  - ЧТО?!
  - Он прав Шепард, этот корабль единственный, который может помочь Вам выполнить задачу, и если надо уступить его, то я рад, что уступаю его Вам. Мне давно пора уже заняться более спокойной работой, чем гоняться за беглыми преступниками по всей Галактике, теперь это Ваша задача.
  - Но капитан...
  - Шепард, я тоже не в восторге от того что придётся заниматься бумажками, но мне и правда пора заканчивать с оперативной работой. "Нормандия" Ваша Шепард, берегите её, это приказ.
  - Слушаюсь сэр. Только у меня такое чувство, что я попросту краду её у Вас. Но... Ваш приказ будет выполнен, можете не беспокоится, "Нормандия" будет в порядке.
  - Я в этом не сомневаюсь. Знаю что корабль в надёжных руках.
  
  Капитан крепко пожал мне руку, в его глазах стояли слёзы, и он тотчас отвернулся. Впрочем, он взял себя в руки и повернулся обратно. Всё же капитан был сильным человеком, и даже такое решение принял достаточно спокойно.
  
  - Теперь я буду работать в посольстве, так что если будут какие-то вопросы, обращайтесь смело.
  - Так точно капитан.
  
  Что-либо говорить не хотелось, хотелось пойти в ближайший бар и надраться там в зюзю. Вышвырнуть Андерсона с корабля, каково? И капитан не особо сопротивлялся этому. Нееет, чтобы такое проглотить спокойно, надо запить, желательно покрепче. Посол что-то ещё говорил, но я никак не мог сосредоточиться на его словах, перед внутренним взором все стояли слёзы в глазах капитана, а в ушах звучали слова: ""Нормандия" Ваша Шепард, берегите её". Как же всё это несправедливо! Но при всём этом я не мог не согласиться с послом и Андерсоном - "Нормандия" была единственным кораблём, который мог позволить мне выполнить моё задание. Ни один другой фрегат, крейсер, да хоть линкор, не могли выжить в Системе, или не вызвать войны, и это значило что мне стоит взять пример с Андерсона и спокойно приняться за работу. Осознав это, я наконец-то услышал посла.
  
  - И наконец, Шепард, не забывайте, что Ваши действия могут иметь политические последствия. Особенно теперь. Не усложняйте мне жизнь.
  - Это Ваша работа посол. Моя задача схватить Сарена и постараться не допустить новых жертв.
  - Это не тот ответ, который я хотел бы услышать. - Посол поджал губы. - Шепард помните что Вы были человеком задолго до того как стали СПЕКТРом. Земля дала Вам всё, что вы имеете.
  - И Земле же я отдал меня всё что было, посол Удина. Я этого тоже не забуду, но постараюсь быть аккуратнее.
  
  Недовольно покачав головой, посол ушёл из дока, забрав с собой капитана. Мы остались одни, и я остался наедине со своими спутниками, пытаясь понять их отношение к произошедшему. Спрашивать в лоб было неловко, и молчание затянулось. Наконец Кайдан не выдержал и сказал.
  
  - Капитан, не расстраивайтесь, Вы не виноваты в том, что случилось. А капитан Андерсон поступил очень благородно.
  - Да я-то в этом не сомневаюсь, имею ли я право брать корабль при таком раскладе?
  - Сэр, а у Вас есть другой вариант? - Эшли мыслила практично. - Правильно, нет. Так что вперёд.
  - Капитан известен среди нас, - Гаррус высказал своё мнение. - Его решение исключительно верное. Я рад, что его репутация подтверждается.
  - Я не знаю Шепард, наверно так надо, но конечно очень жаль капитана... Расстаться со своим судном... Ни один кварианский капитан добровольно никогда не отдаст свой корабль, никому.
  - Что ж, значит не будем тратить подарок капитана на пустые разговоры. Пойдём, надо выполнить просьбу Челлика. Ну а потом, потом посмотрим что да как.
  
   Из доков до места встречи добирались пешком, разговор не клеился, и мы следовали по дюжине коридоров молча. Наконец, выйдя на нужный уровень, мы попали в бурную толпу жителей. Держаться вместе стало трудновато и, постепенно, они растащили нас в разные стороны, вклиниваясь между нами, пытаясь обогнать или проскальзывая перед носом по своим неведомым делам. Я довольно быстро потерял из виду Кайдана с Эшли, потом очередная компания отсекла Гарруса от меня и Тали. До места оставалось всё меньше и меньше, а мои спутники похоже крепко завязли в этой толпе. Это было неприятно, идти на встречу с контрабандистами вдвоём... При том, что Тали была ранена и ждала от меня защиты, и я ей клятвенно пообещал сделать всё возможное. Значит, придётся действовать по обстоятельствам и надеяться, что встреча будет носить характер всё же торговой и не перерастёт в банальный грабёж.
   Якс уже ждал нас, удобно устроившись на каком-то металлическом контейнере. Его бодигарды стояли поодаль, весьма неплохо экипированные и вооружённые. Показав раскрытые ладони, я приблизился к нему.
  
  - Якс?
  - Деньги принесли?
  - Э, нет. Сначала товар.
  - Да неужели. Что-то вас тут слишком мало, чтобы диктовать условия.
  - Нас тут достаточно чтобы нашпиговать тебя вдоволь. Поэтому сначала товар.
  - Давай проверим, - я никак не ожидал от крогана такой вкрадчивости в голосе. - Если твоих ребят тут так много как тебе кажется, я скину, скажем, процентов двадцать. А если нет - заберу всё. Ну как идёт?
  - Если тут моих ребят достаточно, ты скинешь тридцать процентов Якс. - Про себя я дико надеялся на то, что Кайдан, Гаррус и Эшли успеют добраться.
  - А ты нахал, человечек! Я согласен. Ну, мои-то вот они, где же твои люди? Что-то они, кажется, струсили показываться, тебе так не кажется?
  
   Его охрана достала стволы и вышла из импровизированных укрытий. Дело стало пахнуть керосином, считая Якса, их было четверо, и нам с Тали удержать их не было никакой возможности. Якс сидел и злорадно ухмылялся. Наконец, получив видимо максимум удовольствия от осознания своей силы, встал с контейнера и, не торопясь, стал подходить, протягивая лапу в мою сторону.
  
  - Ну что, дохляк, гони деньги.
  - Не так быстро, толстая задница!
  
  Слова Эшли прозвучали громко и чётко, откуда-то со спины телохранителей. Якс обернулся и уставился на два автомата, направленных в спину его ребятам. Вокруг Кайдана светились мелкие разряды молний, он полностью был готов использовать свою биотику. Только кроган попытался открыть пасть, чтобы что-то сказать, как голос Гарруса послышался сверху.
  
  - А теперь посмотри вверх, только не торопись. А то голова закружится.
  
  Гаррус устроился на какой-то трубе, метрах в трёх от пола коридора, и держал наготове снайперскую винтовку, прицелившись в голову крогана.
  
  - Тебе хватит Якс? Или как?
  - Какого... Всё было проверено... ты, варренова сука!
  - Тихо, тихо, не шуми, а то глядишь, я могу по-другому подумать, а не на пятьдесят процентов.
  - Эй, ты чего, мы договаривались на тридцать!
  - Ты проиграл Якс, а за это надо платить.
  
  Метка прицела поползла по броне и глаза крогана следили за ней. Он не выдержал и сдался.
  
  - Хорошо, забирай свои побрякушки. Только не думай, что это тебе так просто сойдёт, в следующий раз я тебе все кости переломаю.
  - В следующий раз и поговорим Якс, вот твои деньги за барахло. Надеюсь, оно того стоит.
  
   С ненавистью оглядываясь на нас, Якс ушёл в сопровождении своих телохранителей. В дверях лифта он столкнулся с саларианцем и, срывая злость, ударом кулака отшвырнул несчастного в сторону. Тот, не ожидая такого приёма, отлетел к стене и со стоном сполз по ней, не оборачиваясь на него, Якс уехал. Кайдан бросился к бедняге, запуская медмодуль инструметрона.
  
  - Будет жить. Они крепче, чем выглядят. Такой удар слона убьёт, а он ничего, в целом.
  
  Рептилия со свистом втянула воздух и приоткрыла глаза. Кайдан ввел ему панацелин и убедился, что он начал действовать. Полежав на полу, саларианец приподнялся на локте и, почувствовав себя лучше, попытался встать на ноги. Со второй попытки, и при помощи руки лейтенанта, он смог-таки принять вертикальное положение. Судя по тому, как его шатало, он заработал сотрясение мозга, может лёгкой, а может и средней тяжести. Минут пять к нему возвращалось осознание, где он и кто он, но в итоге в себя он пришёл.
  
  - Спасибо вам человек. Если бы не вы, меня бы тут ограбили и наверно добили бы. Нижние уровни всегда небезопасны. Особенно для одиночек.
  
   Его рука судорожно схватилась за карман одежды, а в глазах заплескался ужас.
  
  - Мой сканер, мой сканер! Только не сканер... я без него пропал... зачем всё, если он пропал, - он затараторил с типичной для их расы скоростью. - Может он выпал, да, конечно же. Он наверно выпал.
  
  Нетвёрдыми шагами он пошёл к стене и начал шарить за ящиками и контейнерами. Издав радостное восклицание, он вытащил какую-то загогулину, весьма оригинальной формы, из-под какого-то ящика.
  
  - Я уже думал, что у меня его украли или он вылетел где-то. Это такое облегчение...
  
   Его радость омрачило только одно, мозги, видимо не выдержав всех этих попрыгушек после такого удара, дали себя знать и, упав на колени, он не смог себя сдержать и его вытошнило прямо на пол коридора.
  
  - У вас сотрясение мозга, и вам нужен покой. Сейчас мы вызовем медицинскую службу и они позаботятся о вас.
  - Нет, нет! Не надо. Мне ещё надо просканировать, мне нужны сегодня данные, если я не сделаю сегодня, сорвётся весь план!
  - Как вас зовут, саларианец? - Этот сумасшедший учёный забавлял меня.
  - Шорбан, меня зовут Шорбан. Я исследовал, ну неважно что. И мне жизненно надо закончить сегодня. Я смогу всё сделать... сейчас... сейчас...
  
  Если бы не Кайдан, Шорбан свалился бы на пол, как куча тряпья.
  
  - Всё что вы сейчас можете это отправиться домой и лечь спать. Завтра если будете себя чувствовать хорошо, может быть, сможете закончить что вы там хотите.
  - Вы не понимаете... мой напарник ждёт данные, мы не можем позволить себе задержки.
  - Да чтоб тебя черти взяли! У нас своих дел мало что ли? Кайдан, оставь его, в конце концов, мы не няньки. Хочет он сканировать что-то там, ну и пусть его. Стибрят его драгоценный сканер - сам потом будет пенять.
  - Может помочь ему? - Тали неуверенно подошла. - Всё-таки это какая-то научная работа. Шорбан, что вам надо просканировать?
  - Эээ... тут такое дело... мы с моим партнёром... стащили разработку одного медицинского сканера и немного его... переделали. Теперь мы хотим просканировать Хранителей и узнать о них хоть что-то. Наш сканер для них абсолютно безвреден. Я уже пробовал...
  - Просто прекрасно, воровство разработок и нарушение основных законов Цитадели, - Гаррус, даже не будучи уже сотрудником безопасности станции, не мог такое пропустить. - Шорбан, вас уже стоит арестовать.
  - Но наше сканирование не делает им ничего плохого! Они не отключаются, как работали, так и работают! Это настоящий прорыв!
  
   Его бурная речь опять прервалась характерными звуками. Отдышавшись и утерев рот, он продолжил не так экспрессивно, стараясь никак не беспокоить голову.
  
  - Это же откроет нам то, что мы никогда не знали! Тайна Хранителей - это одна из основополагающих тайн Цитадели! Если мы сможем её раскрыть, то и остальные секреты нам будут доступны.
  - Вы уверены, что сканирование не вредит Хранителям?
  - Да, я наблюдал одного из них почти три дня, после сканирования. Он был такой же, как обычно. При сканировании обычными средствами они мгновенно отключаются и превращаются в кремнийорганическую массу, там даже структуры не понять.
  - Ну, если так... я могу помочь в исследовании, не бесплатно конечно.
  - Дда, да конечно. Но я не смогу заплатить много. Наши исследования отнимают много сил и средств. Всё что я могу предложить, вот - он протянул пятьсот кредитов.
  - Мда. Не густо, ладно, сделаю, но вы поделитесь тогда информацией, как только закончите работу.
  - Да, хорошо, - он понял, что деваться было некуда и разумнее согласиться. - Как только мой напарник закончит обработку я дам вам информацию о том, что мы найдём.
  - Ну, вот и договорились. Сколько надо подопытных?
  - Десятка достаточно, но лучше из разных секторов. В идеале хотелось бы из Башни Совета, там их больше всего, но как туда проникнуть я не знаю.
  - Ну, из Башни не обещаю, но попробуем что-нибудь найти.
  
  Отправив его домой с первым такси, мы начали искать Хранителей, благо их было более чем достаточно. Правда, приходилось выбирать места, где нас никто не мог заметить за таким занятием. Гаррусу это было не по нраву, но, лично убедившись, что ущерба им вроде как не наносится, он успокоился и провёл нас в одно из внутренних помещений около Башни. Сканер пискнул на последней "жертве", сообщив, что нужное количество объектов просканировано. Отправив данные по указанному саларианцем адресу, я оставил его сканер в одной из ячеек камеры хранения, скинув ему номер и код доступа. Дальше его работа, как он там будет поступать с данными. Сдержит слово и пришлёт что интересное - хорошо, ну а нет - да и шут-то с ними.
  
  Связавшись с интендантом "Нормандии", я уточнил, сколько ему нужно времени на пополнение всех запасов, чтобы иметь максимально возможную автономную длительность полёта. Буквально следом пришёл вызов от Адамса, просившего дать ему пару дней для рекалибровки своей инженерии. Лететь и доделывать корабль на ходу мне не улыбалось, поэтому придётся подождать, пока не закончат всю работу наши техники и механики. В общем-то, это было мне даже на руку, командовать судном я никогда не планировал, и, само собой разумеется, не обучался. Одно дело управлять наземной операцией, и совсем другое - управлять кораблём во время боя. Рисковать лучшим кораблём Альянса из-за собственной некомпетентности я не собирался, но и выучиться за два, максимум три, дня было нереально. На что я крепко надеялся, так это на то, что Прессли квалифицированный старпом и сможет взять на себя командование в таком случае. Общую тактику я может, и выберу, но вот исполнением пусть занимается профессионал.
  Разобравшись с положением дел, оставалось решить пару проблем, которые теперь, в свете приближающейся даты отлёта, становились всё более актуальными. Надо было решать, что делать с Тали. Вечно в посольстве ей жить никто не даст, в конце концов, и сама она вряд ли такую жизнь захочет выбрать, везти её на Землю или колонии - то же не вариант. Во-первых, сможет ли она такое выдержать, иная культура, нравы, всё иное, во вторых её пища и земные продукты в большинстве своём не совпадают, а делать для неё изомерные продукты - слишком дорого. И опять же - одиночество на весьма немаленький срок, пока мы ещё возьмём Сарена... Но и бросить её без защиты я не мог. Решить эту проблему с наскока никак не получалось, хорошо хоть с Гаррусом всё проще, парень он хороший, но своё дело у него найдётся. Здесь, на Цитадели, или в родном мире, но он способен своими проблемами заниматься сам.
  Контейнер с образцами уже начал оттягивать руку, когда появился Челлик со своим напарником. Быстро проверив инструметроном, те ли модули и образцы мы принесли, он удовлетворённо кивнул.
  
  - Отлично! Всё, как и договаривались. Сумма на Ваш счёт переведена капитан, большое спасибо за помощь. Я видел по камерам наблюдения как всё прошло. Вам не откажешь в выдержке. Это было не запланировано, но, кажется Якс не заподозрил, что Вы работаете на СБЦ.
  - Ну нет, детектив. Если Вы ещё раз хотите нас использовать таким образом - я пас. Этот Якс не самый приятный собеседник. Боюсь, в следующий раз, он мне не товар отдаст, а пулю.
  - Я и не собираюсь Вами так рисковать, - лицевые пластины Челлика раздвинулись, изображая улыбку, надо полагать. - До свидания, капитан. Пока, Гаррус.
  
  Откланявшись, он подхватил контейнер и скрылся в лабиринте технических коридоров. Здесь мы закончили, и оставаться на этом уровне смысла не было, сумма на счёте приятно грела душу, как после аванса, и настоятельно требовала уменьшить её каким-либо способом. Я прикинул, где мы находимся, ближайшим достойным заведением оказывалась "Сверхновая", клуб и казино. Место не из дешёвых, как прокомментировал мой выбор Гаррус.
  "Сверхновая" встретила нас пульсирующей танцевальной музыкой, вспышками стробоскопов и лазеров. Танцплощадка была практически заполнена, люди и инопланетяне отрывались под музыку, танцуя кто во что горазд. Тали возбуждённо вертела головой, пытаясь охватить всё, что там происходило, я бы сказал - во все глаза, если была бы возможность эти самые глаза увидеть. Ей явно нравилась здешняя атмосфера, чем-то напоминавшая наверное родной дом. Наш турианец, не обращая внимания на танцующих, прошёл к свободному столику, у самых обзорных окон, выходящих на жилые сектора и на изумительный вид туманности. Кайдан с Эшли последовали за ним, о чём-то негромко переговариваясь, и, как мне показалось, Эш уговаривала Аленко на что-то. Тали стояла и никак не могла оторваться от танцующих.
  
  - Не хотите потанцевать Тали? - я в шутку предложил руку, словно намереваясь вытащить её на танц-пол.
  - Ой, Шепард... Я бы с радостью, но рука ещё болит, боюсь растревожить рану.
  - Жаль, тогда в следующий раз.
  
   С видимым сожалением она прошла за столик, а я удивился сам себе. Уж очень большим любителем танцев я не был никогда, а тут попытался практически незнакомую мне инопланетянку вытащить на танец. Что-то в ней всё-таки есть, если я так реагирую, надо будет с собой разобраться. Это может помешать делу, если я буду занят мыслями, где она там и что с ней. К тому же она несовершеннолетняя, да ещё их иммунитет... стоило свои эмоции сдержать и не показывать, и вообще как она отнесётся к ним ещё большой вопрос. Мои мысли стали плавать весьма далеко от насущных проблем, в каких-то горных высях.
  
  - Эй, капитан, так что Вы думаете?
  
   Я с трудом понял, что Эшли обращается ко мне. Оказалось, что я уже добрался до нашего столика и уселся на стул, сам того не заметив. Извинившись за свою задумчивость, я попросил Эшли ещё раз сказать мне, на что я должен был подумать. Вместо неё ответил Гаррус.
  
  - Капитан Шепард, Вы будете заниматься поиском Сарена, а в этом деле я могу Вам помочь. Я бы с радостью поработал под Вашим командованием. Здесь мне делать особо нечего. Я прошёл полную турианскую военную подготовку и достаточно отслужил в войсках. Что вы скажете?
  - Гаррус, а вы готовы работать с людьми? Многие турианцы, насколько я знаю, очень негативно относятся к нашей расе.
  - Я не отношусь к их числу. Не буду говорить что Вы, люди, мне безумно нравитесь, но среди вашего народа много тех, кто достойным образом представляет вашу расу капитан. И, конечно же, работать со СПЕКТРом большая честь, к тому же для меня Сарен - пятно на чести моего народа. И я хочу быть среди тех, кто его смоет.
  - Так и скажите, что хотите засветиться в этом деле, - Эшли явно не обрадовала перспектива нахождения турианца на корабле Альянса. - Мы можем справиться и без вас.
  - Спокойно, сержант, - мне была понятна реакция Эшли, но не стоит ей забываться.
  - Гаррус, вполне возможно что мы будем сталкиваться с вашими сородичами, поскольку в наёмниках Сарена похоже немало турианцев. Вы уверены, что готовы у такому?
  - Уверен капитан. Вас же не смущает, что придётся воевать и с людьми под его началом? Так и меня не смущает раса преступников.
  - Хорошо Гаррус, тогда добро пожаловать на борт. Вы знаете свою расу, и сможете предсказать реакцию Сарена и его действия, да и турианская военная школа нам пригодится. Не могу сказать, что наше дело принесёт Вам хоть какой-то заработок...
  - Это для меня не так важно капитан. Если мы сможем остановить Сарена, это будет лучшей наградой.
  
  Гаррус удовлетворённо кивнул, моё решение ему явно пришлось по нраву. Понять бы только его мотивы, ради чего он бросил свою работу в СБЦ и так рьяно кидается в омут неизвестности. Союзник он полезный, но всё ли я о нём знаю? Правда помощь мне не повредит в этом деле, а он явно не промах. Что там посол сказал насчёт команды? Первый кандидат уже есть.
  Заказ нам принесли, и мы смогли насладиться искусством повара. Как там турианские и кварианские блюда я не знаю, а вот человеческие у него получались так себе. Во всяком случае, то, что приносили из ресторана посольства, было много вкуснее. Подкрепившись и передохнув немного, я стал прикидывать, что стоило приобрести нам самим. Бюджет был не настолько большой, чтобы раскидываться кредитами налево и направо, но подготовиться и закупиться стоило по максимуму, кто знает, куда нас занесёт по ходу дела. Выяснив у Гарруса, где тут можно поискать снаряжение для нашей экспедиции, я отметил себе парочку мест, для обязательного посещения.
  Гаррус, посидев с нами ещё немного, попрощался и отправился домой, собирать вещи и договориться о сохранности своей съёмной квартиры. Ну и, как он сказал, "уладить кое-какие дела", требующие незамедлительного его, Гарруса, вмешательства. Что ж, держать его при себе надобности не было, да и действительно, когда мы появимся на Цитадели снова, я не взялся бы предсказывать. А ему всё же сюда потом предстояло вернуться, если мы, конечно, выживем в этом противоборстве. Гаррус пообещал закончить все приготовления до отлёта и появиться в земном посольстве через два дня.
  Зайти в казино и не поиграть с удачей, было бы верхом благоразумности и явно не относилось ко мне. Квазар был азартной игрой, разрешённой во многих мирах, и я как-то давно проиграл половину месячного жалования. Это отбило желание рисковать на свои деньги, но здесь, и тем более сегодня, с такой "скидкой" от Якса, почему бы и не рискнуть?
  Эшли схватила Кайдана за руку и потащила лейтенанта на танцпол, кинув на нас Тали взгляд. Танцевала она просто чудесно, Кайдан же не столько танцевал сам, сколько смотрел на неё. Тали попробовала повертеть рукой и, после нескольких движений, судорожно прижала её к телу. Чуть слышно вздохнув, она оставила эту затею, баюкая своё раненое плечо.
  
  - Пока танцевальные номера противопоказаны, может быть, послужите моей удачей в квазаре, Тали?
  - Я никогда не играла, на Флотилии нет ничего подобного. А как в него играют?
  - Пойдёмте, покажу.
  
  Оплатив счёт, я поднялся с Тали на верхний этаж клуба. Там был оборудован ВИП-балкон, проход в который надо было оплачивать отдельно, и зал автоматов для игры в квазар. Подойдя к автомату с малыми ставками, я принялся объяснять идею игры кварианке. В общих чертах она её схватила мгновенно, и даже начала составлять какую-то систему игры.
  
  - Тали, бросьте эту затею. Ещё никто не смог сделать обязательно выигрышную стратегию игры. Как только казино начнёт проигрывать крупно, алгоритм сменится. Мне как-то рассказывали, один саларианец разработал какую-то свою идею и стал выигрывать. Автомат сменил схему игры, наш гений это предвидел и начал играть по второму своему варианту. Так они и соревновались, пока у бедняги не кончились варианты и кредиты. В итоге он проиграл очень крупную сумму в казино и покончил жизнь самоубийством.
  
  Показав ей вариант и случайно выиграв сорок кредитов, я перешёл на более высокие ставки. Тали попробовала играть вместе со мной, но быстро проиграв начальные ставки, отказалась от дальнейших попыток. Я же решил посоревноваться с машиной, одновременно стараясь не перейти ту грань, которая отделяет азарт победы от мании. После пары десятков попыток, мы с квазаром сошлись, что мне хватит приза в четыреста кредитов и несколько сотен сгоревших клеток головного мозга на сегодня. Я потёр лицо, приходя в себя от игры.
  
  - Тали, вы просто сама удача! В прошлый раз, когда я играл в эту чёртову игру, я оставил половину своего жалования и зарёкся играть на свои деньги. Но, всеми богами, как эта игра силы высасывает! Я будто кросс пробежал!
  - Не зря все эти игры находятся под пристальным вниманием. Слишком легко потерять голову, хорошо, что у нас нет ничего подобного. Это взорвало бы всё наше общество, Шепард. Я думала, может эта игра будет интересна для нас, но теперь я понимаю, почему у нас ничего такого нет.
  - Это хорошо разок в год, но многие пытаются обмануть удачу и приходят снова и снова, пока не проигрывают всё. Чем это заканчивается чаще всего, понятно. Азарт слишком легко переходит в маниакальную страсть, в навязчивую идею. Очень многие банды на этом зарабатывают, нелегальные тотализаторы, подпольные казино... На сегодня и на следующие полгода точно хватит, пожалуй, стоит проверить, как там наши двое танцоров.
  
   Мы направились по проходу мимо игроков с разной степенью азарта в глазах. Никого квазар не оставлял равнодушным, все были поглощены игрой, в большей или меньшей степени, будучи опьянены силой притяжения игры. В дальнем углу зала какой-то турианец играл, судя по цветовому маркеру, на средних ставках. Вдруг он взорвался какой-то дикой руганью и в сердцах шарахнул по аппарату рукой. Словно по мановению волшебной палочки, будто бы из ниоткуда, возникли охранник и администратор казино. Взбешённый турианец накинулся на обоих, обвиняя казино в нечестной игре.
  
  - Я только что выиграл! Выиграл, слышите?! Закончил игру и забрал ставку! Только я ничего не получил! С моего счёта списали деньги за игру!
  - Пожалуйста, успокойтесь, сейчас мы выясним всё, и если вы сказали правду, я верну вашу ставку.
  - Мою ставку? А мой выигрыш?! Когда я проигрываю, вы не ленитесь забирать мои деньги, а стоит проиграть вам - так сразу на попятный! Кто вернёт мне выигрыш?!
  
   Их перепалка разносилась по всему залу, но практически никто из игроков не поднял даже головы на них, словно это было обычное нормальное явление. Администратор и охранник пытались вывести злющего турианца из зала, но он сопротивлялся и требовал вернуть его честно выигранные деньги. Это было настолько отвратительно, что хотелось забыть такую картину и не появляться больше здесь. Тали включила свой инструметрон и что-то стала просматривать. Вдруг она позвала меня.
  
  - А он прав. Он выиграл максимальную ставку. Вот только кто-то перенастроил этот аппарат, он переводит деньги куда-то в другое место. Здесь стоит какая-то интересная система, она связывается с другой. Можно попытаться отследить сигнал.
  
   Тем временем, охраннику надоели крики турианца, и он достал шокер. Короткая искра, проскочившая между телом бедняги и оружием, вырубила игрока на ближайшие полчаса. Полицейская модель, обычно применяемая на окраинных планетах, прикинул я про себя. Интересно, разрешение у охранника на него есть? Применять эту вещь стоило аккуратно, мощности его хватало, чтобы отбить желание у голодного варрена закусить обладателем. Но лезть в разборку, пусть и считал турианца правым, я не собирался. В конце концов, есть СБЦ, вот пусть она и работает, а не прохлаждается, а если у охранника нет лицензии, то проблемы у заведения будут и так приличные. Администратор скривился и вызвал кого-то из персонала помочь. Решив, что не стоит тут дальше находиться, мы ушли из зала, оставив их самих разбираться, кто прав и кто виноват.
  Кайдан и Эшли, уставшие и довольные, уже ждали нас внизу. Время было уже позднее и идти по магазинам и торговым точкам смысла не было. Пусть они и работали постоянно, но голова уже отказывалась думать, да и физическая усталость опять начинала проявлять себя. Вызвав аэрокар до посольства, я отложил наш поход за экипировкой на утро. Заодно посмотрим, что будет нужно для корабля, решим как нам быть с безопасностью кварианки, а сейчас - сон.Посольство встретило нас суматошной беготнёй и какими-то приготовлениями. Переодевшись из поднадоевшей брони в обычную одежду, я вышел в общий зал. Тали так и осталась в своём скафандре, впрочем, ей это мало мешало, а вот Эшли я впервые увидел без брони и понял, что был прав, тогда, на Иден Прайм, решив, что фигурка у неё хороша. Форма сидела на ней как влитая, подчёркивая все формы женщины, оставалось позавидовать Кайдану, поймавшему такую золотую рыбку в свои сети. Кайдан, увидев мой взгляд, чуть приподнял бровь, словно задавая немой вопрос. Я только кивнул ему и, показав большой палец, ткнул его в плечо, как бы одобряя его выбор. Эшли недоумённо посмотрела на нас обоих, что заставило нас обоих расхохотаться. Объясняться с Эшли не хотелось, обижать её тем более, так что стоило быстрее переключить её внимание с нашего мальчишества.
  Поймав Эмину, я стал выяснять у несчастной задёрганной девочки, в чём причина такого переполоха. Эмина, замученная сотней сверхсрочных поручений, с радостью воспользовалась возможностью передышки. Оказалось, посол решил устроить банкет по поводу перехода капитана Андерсона на работу в посольство.
  
  - Это так странно, Доннел с Андерсоном не очень обычно ладят, и тут такой жест. Я думаю, капитану это понравится. Может они сработаются.
  
  Эмина вздохнула, услышав чей-то голос, зовущий её, и, извинившись, понеслась дальше, оставив нас с довольно скудной информацией. Понятно, что официальная причина празднования не соответствовала реальной, посол замаскировал моё принятие в СПЕКТР переводом Андерсона в посольство, и явно не без благоволения высших чинов Альянса. Так что отмечать мы будем понятно что. Удина похоже считал мой новый статус своей заслугой, вполне могло быть что и он приложил немало сил для достижения этой цели. Вся эта разыгранная партия по принятию в СПЕКТР оставляла меня словно вымазанным в редкостном дерьме, как будто приняли не за заслуги, а просто потому что был нужен СПЕКТР человек, сейчас и срочно. Да и уж больно легко согласились Советники, разве что турианец был против, но и это было вполне возможно не более чем игра для нас, чтобы мы были уверены в собственной силе. Или чтобы я был уверен в этом и не мешался своими мыслями - "а стоит ли". Дай нужную игрушку зверюшке - пусть радуется и думает что это только для неё, а настоящие хозяева будут потирать руки, когда зверушка выполняет именно то, что от неё требуется. Чёртов мир политики, ненавижу все эти теневые игры, слишком часто они приводят к тому, что расплачиваться за договоры политиков приходится нам, солдатам и гражданским, и расплачиваться своими жизнями и судьбами. Так вот и думай теперь, а заслужил ли ты это сам, или тебя назначили просто потому, что у тебя есть какая-то репутация, вполне соответствующая общественному мнению инопланетян о людях вообще. Оставалось только надеяться, что Андерсон не был в этом замешан, и что удастся с ним переговорить с глазу на глаз, откровенно и без умалчиваний.
  Лейтенант попрощался с нами и, подхватив Эшли под руку, поспешно ушёл в комнату, сославшись на то, что у него разболелась голова и участвовать в приготовлении этого банкета он не намерен. Я тоже решил, что отсвечивать в коридоре не стоит, а то вдруг кому-то придёт в голову занять меня чем-нибудь очень нужным. Комната, отведённая кварианке, была рядом, и я уже собирался, попрощавшись с Тали, подождать ребят из охраны. Они скоро должны были подойти и занять пост здесь, так что недолгое ожидание и наконец-то отдых. Но не тут-то было, стоило мне сделать шаг, прикрыв за собой дверь её комнаты, как меня поймал какой-то клерк и попросил подойти к капитану. Не ответить на просьбу Андерсона было бы верхом неприличия, да и в конце концов пока он ещё был моим командиром, по крайней мере для меня самого. Капитан занимал комнату в дальнем крыле нашего сектора и пришлось туда идти по длинному коридору, как бы мне не хотелось забраться в койку. Дверь капитана была прикрыта, и я постучал.
  
  - Да-да, войдите, - голос капитана был порядком усталый.
  - Капитан Андерсон, Шепард по Вашему приказанию прибыл.
  - По моему приказанию? Заходите, Унклар. Теперь Вы не подчиняетесь мне, так что приказать я не могу, только попросить. О чём вы хотели поговорить?
  - Капитан, мне передали, что Вы хотите видеть меня... Какой-то клерк передал мне Вашу просьбу.
  - Тут наверно какая-то ошибка, я ...
  
  Ответа капитана я уже не услышал, бросившись вон из комнаты, дверь с треском отлетела от меня, когда я вылетел в коридор. Жаль что на мне не привычная броня десанта, а этот цивильный костюм, бежать не задумываясь в ней было бы гораздо удобнее. Навстречу мне шли люди, но заметив несущегося десантника, размазывались по стенам, стараясь не попасть под ноги. Кого-то я всё же стоптал по дороге, этот несчастный со вскриком отлетел в сторону, получив как минимум пару-другую шишек и синяков. Дверь к моей подопечной была закрыта, как если бы её и не открывали, но я не мог рисковать. Никто под моей защитой не пострадает, пока я жив, никто! Удар ноги, усиленный яростью и осознанием собственной оплошности, вынес хлипкую преграду, и моему взгляду предстала картина смертельной борьбы. Кварианка схватилась с каким-то незнакомым мне человеком, вооружённым клинком, похожим на мой собственный, возможности которого я отлично знал. Мало какая защита устоит против молекулярного лезвия, и проверять таков ли скафандр кварианки я не хотел. Тали не могла сопротивляться в полную силу, раненая рука дрожала от напряжения и вот-вот готова была подвести хозяйку.
  Моё появление не осталось незамеченным, убийца отвлёкся на мгновение от девушки, и Тали каким-то невообразимым образом вывернулась из-под него. Перекатившись, она оказалась на полпути между мной и неизвестным, я же успел прыгнуть вперёд и закрыл её собой. Для него всё было кончено, уйти живым ему не дадут, оставалось только сдаваться, но он словно не беспокоился за свою жизнь. Его рывок и взмах ножа должны были прикончить меня на месте, промедли я хоть долю мгновения. Подготовка у него была весьма хороша, пришлось выкладываться по полной, сдерживая его постоянные атаки и уворачиваясь от ножа. Противник был страшный и я начинал проигрывать ему, без оружия удерживать становилось всё сложнее.
  Сухой выстрел прозвучал в небольшой комнате как грохот главного калибра крейсера. Во лбу моего противника расцвела красная дыра, и сила удара оттолкнула его назад, к стене. На пороге комнаты стоял Андерсон, держа "Бритву" в руке. Бандит выронил нож и стал медленно заваливаться набок, сползая по стене и окрашивая её в цвет крови.
  
  - Отличный выстрел капитан. Вы очень вовремя, - я пытался восстановить дыхание.
  - За Вами было не угнаться Шепард, я выстрелил, как только добежал и смог прицелиться. Мисс Тали'Зора в порядке?
  
  Я поднял кварианку с пола и с удивлением почувствовал боль. В горячке скоротечной схватки и не почувствовал, что нож-таки меня зацепил, по груди и животу текла кровь, безнадёжно портя мой костюм и капая на пол. Порез был неглубокий, пусть и довольно болезненный, в принципе залить гелем и дело с концом, большего внимания он не стоил. Стоило передать потерявшую сознание девушку на руки Андерсону, как мной занялся медик посольства. Сняв разрезанную одежду, он оперативно залил дезинфицирующим гелем порез, и вколол пол ампулы панацелина. Пока медик колдовал, Андерсон вызвал охрану и отнёс Тали в мою комнату, как единственную свободную. Здесь же, вызвав детектива из офиса безопасности, ждали когда можно будет приступить к уборке помещения.
  От панацелина привычно мутило, и светло-серебряные стены коридора слегка покачивались перед глазами. Но я не мог успокоиться и старался быстрее добраться до Тали, чью жизнь едва не потерял. У дверей комнаты стояли двое десантников, с оружием наготове. Андерсон появился в дверях, буквально за мгновение до того как я собирался постучать в дверь.
  
  - Шепард, заходите. Тали мне не верит, что Вы живы. Успокойте её сами, а я пойду проверю всё в посольстве. Хватит с меня "недопущения недоразумений и не понимания политической обстановки"!
  
  Капитан оставил нас вдвоём и кажется, направился к послу, оставалось надеяться что он перекипит пока дойдёт до его дверей, не то его карьера в посольстве закончится не начавшись. Кварианка лежала на кровати, укрытая лёгкой тканью, и смотрела на меня.
  
  - Тали, он вас не задел? Простите, я не ожидал подвоха в посольстве. Виновных в этом уже ищут, можете быть уверены - уйти от ответственности его пособникам не удастся.
  - Шепард... я уже думала, что всё... сейчас он проткнёт меня. Он представился посыльным из ресторана, сказал что должен что-то передать мне и потом.. потом бросился на меня. Я не помню, как мы очутились на полу, а затем ворвались Вы. Когда Вы с ним схватились, и он Вас ранил, я думала что... что вы погибнете.
  - Нет, Тали, не сейчас это точно. Я даже не заметил, что он меня успел поцарапать, понял только когда уже всё закончилось. Со мной всё будет в порядке. Снаружи дежурит охрана, доступ в комнату запрещён всем кроме меня, посла и капитана Андерсона. Нам вы можете доверять. Постарайтесь уснуть...
  - Шепард пожалуйста, не уходите! Я... мне страшно одной. Пожалуйста, останьтесь!
  
  Мольба в её голосе была не поддельная, оставлять её одну было бы жестоко, и я уступил, решив, что уйду, как только она уснёт. Присев на кровать, я взял её за руку и ободряюще чуть сжал её пальцы. Трёхпалая кисть выглядела такой хрупкой в моей руке, но я помнил, как она удерживала запястья убийцы, не давая ему нанести решающий удар. Девушка свернулась в клубочек, не выпуская из своей ладошки мою руку, и прикрыла глаза. Её тихое дыхание успокаивало взбудораженные нервы, и постепенно накатывала сонливость. Резко встряхнув головой чтобы не уснуть, я посмотрел на неё. Стекло маски шлема было всё также непрозрачно, давая очень смутные очертания её лица. Кажется, оно было похоже на человеческое, но вполне может быть это всего лишь моё воображение. Спина начинала ныть, напоминая, что сегодня она носила уже на себе броню, и было бы неплохо дать отдохнуть усталым мышцам. Медленно и аккуратно, я постарался передвинуться так, чтобы хотя бы откинуться на высокие подушки кровати, и попробовал высвободить ладонь из руки. Тали сквозь сон почувствовала движение и сильнее сжала пальцы, не собираясь выпускать меня из своего плена. Оставив попытки высвободиться, я откинулся на подушки, уставившись в потолок цвета неба. Необоримая сонливость постепенно захватывала всё тело и разум, и, не в силах бороться с ней, я уснул подле кварианки.
  
  Я бежал через город, обезумев от страха, в толпе таких же сумасшедших, ищущих спасения. Бежал от невыносимого кошмара, порождения какого-то испорченного сознания, бежал, уже ни на что не надеясь, как животное, наталкиваясь на бежавших навстречу, мечущихся как в банке, откуда нет выхода. Яркая вспышка и безумная боль, разрывающая всё тело, стали последним, что я успел ощутить. Тёмная пелена закрыла собой всё. Это длилось мгновение, и вот я вновь в городе, можем том же, может в каком-то другом, сижу укрывшись за нелепой баррикадой, составленной из всяческого мусора, прекрасно понимая что это импровизированное укрытие не спасёт ни меня, ни моих товарищей, укрывшихся где-то рядом, пытающихся противостоять внезапной и ужасающей атаке. Страх, липкий и вымораживающий внутренности, заставлял ослабевать руки, нашёптывал в уши, что я ещё могу попробовать сбежать. В щели баррикады становятся видны наши противники. Непонятные, жестокие и не оставляющие ничего живого на своём пути, не важно кто или что они, важно лишь одно - с ними нельзя договориться, с ними нельзя войти в контакт, они принимают лишь твою смерть как единственную возможность. А значит, будет только бойня, бойня в которой победить нет шанса, все разрушено и никто не знает где, что и кто. В эфире постоянный гвалт, стоны и крики, рёв, плач, какие-то команды, на которые уже никто не обращает внимания. Сжав оружие, что-то кричу, от страха и гнева, открываю огонь по приближающимся фигурам. Вспышка взрыва, грохот и пронзительный звук после него перекрывает всё, мысли и чувства, всё смешивается и становится невозможно мыслить, мозг словно вскипает, оставляя только желание подчиняться звуку, новый взрыв и как в замедленном кино летят какие-то обломки и ошмётки плоти, бывшей когда-то защитником, меня подбрасывает, как кажется, до крыши дома, и вновь всё исчезает в темноте, оставляя после себя ощущение безысходности и смерти, окончательного уничтожения и разрушения. Вновь и вновь все плотины разума смывает поток безумия и жестокости, не оставляя никаких шансов вернуться в свой разум. Где-то на самом краю, там, где осталось что-то ещё от меня, от моей личности, я понимаю, что это всё сон, бред, ночной кошмар, но ощущение полной реальности не проходит, и кажется, что эта мысль просто попытка плоти спастись от невозможного и неизбежного. Сон и явь перестают быть отделимы друг от друга, я не верю ничему, кроме самой смерти, впитывающейся в мою душу. Опять тьма меняется какими-то строениями, толпой, сжатой на площади пожарами со всех сторон, все пытаются спастись от невозможного огня, в котором сгорает всё, словно любая материя служит ему пищей, отталкивают других в стороны, пытаясь быстрее попасть в бункер, но пробраться невозможно, все стоят и так вплотную и не продохнуть, ещё чуть чуть и начнут трещать кости ещё живых... Внезапный гул раздаётся с неба, такого яркого и светлого, в котором тает дым от пожарищ, кажется что оттуда, с чистого престола, придёт спасение. Но вместо спасения из облака, подсвеченного лучами родного солнца, выныривает корабль, созданный каким-то безумцем, и он бьёт прямо в центр площади, туда, где вход вниз, в спасительную глубь убежища. Взрыв, ошмётки тел, обломки мостовой, и за ними жар, жар испепеляющий любого. Все кто стояли ближе, исчезли мгновенно в одной этой вспышке, кто стоял чуть дальше мгновенно высохли и развеялись пеплом, а те кому не посчастливилось стоять у самых стен или в провалах улиц сгорали живыми факелами, зажатые между волной огня и пожарами, окружающими со всех сторон. Стены домов оплавляются и словно текут вниз, когда корабль вторым ударом поражает ту же точку. Из-под земли бьёт высоченный столб огня... и снова тьма окутывает сознание и ощущения. Боль, зародившись в мозгу, вспыхивает в каждой клеточке тела, словно тот огонь достал меня и теперь выжигает изнутри. Мельтешение красок и образов, ужас и отчаяние снова и снова обрушиваются на сознание, кажется, что это не закончится никогда и лишь покой смерти остановит эту пытку.
  Внезапно я ощутил, что чьи-то руки сжимают мои, чей-то голос зовёт меня. Я не могу понять откуда это, что это - новая пытка, дать мне надежду, чтобы потом отнять и заставить снова ощущать сводящее с ума отчаяние? Нет, не надо больше! Хватит, пожалуйста, хватит!
  
  - Шепард! Шепард, что с вами? Проснитесь, капитан Шепард!
  
  Голос, смутно знакомый, я знаю его, там, откуда пришла надежда, что этот кошмар, там он есть, его нет здесь в царстве смерти, но он же что-то говорит мне. Я должен что-то ему, голосу, нет не голосу, ей... кому ей... Тали! Стоило вспомнить имя, и кошмар перестал быть единственной реальностью в моём воспалённом мозгу. Тали зовёт меня, что-то случилось, я обязан ей помочь, я обещал ей защиту. Сознание стало цепляться за эти шаткие попытки осознать реальность и выстроить мост к действительности. Я открыл глаза, Тали нависала надо мной, держа мою руку и одновременно пытаясь включить модуль сканирования на инструметроне. Похоже, я всё-таки уснул с ней и видение маяка дало себя знать так не вовремя.
  
  - Всё в порядке, Тали, - этот сипящий голос мой? - Я разбудил Вас?
  - У Вас наверно был кошмар, я решила разбудить...
  - Да уж, приснилось кое-что. Спасибо Тали, это было вовремя.
  - Может Вам обратиться к доктору?
  - Нет, Тали здесь всё сложнее, чем просто плохой сон. Наш общий "знакомец" Сарен атаковал Иден Прайм, пытаясь добраться до одного артефакта Протеан. Наши учёные прозвали его Маяк, уж не знаю почему, из-за формы что ли? Сарен добрался до Маяка первым и возможно активировал его. Когда мы его нашли, он довольно странно воздействовал нам меня, передав какое-то сообщение, в мой мозг. Это не то, что я хотел бы так часто видеть... Врачи уже осматривали после операции в колонии, ничего не нашли. Возможно, это пройдёт со временем, ну или я приспособлюсь. Ничего страшного, бывало и похуже, - я постарался улыбнуться.
  - Мы редко сталкиваемся с подобными вещами, хотя из некоторых старых записей, еще с Родины, были упоминания об артефактах Протеан, были ли среди них такие, я не знаю.
  - Я наверно разбудил Вас и не дал поспать, Тали?
  - Нет-нет, я отлично выспалась и давно проснулась, просто не хотела Вас будить после ранения, - она указала на мою сорочку, приклеившуюся к гелю.
  
  Посмотрев на часы, я понял, что проспал очень долго, просто до неприличия долго. Чертыхаясь про себя за то что заснул в постели с инопланетянкой, вместо того чтобы уйти в общую комнату, дождавшись когда она уснёт, я торопливо прошёл в душ, извинившись перед Тали за неудобства. Приведя себя кое-как в чувство и освежившись, я был готов к началу этого дня, хотя какое начало - середина дня уже. Кварианка с интересом наблюдала за моими действиями. Натянув привычную обтягивающую подстёжку брони, я стал облачаться в свой привычный костюм. Выпуклые пластины нагрудной брони, поножи, плечи, перчатки, всё вставало на свои места и с лёгким шипением герметизировалось. Оставался только шлем, но одевать его сейчас не хотелось, вообще-то можно было бы на завтрак выйти и без брони, но мне хватило вчерашнего вечера. Повторять свою ошибку я не собирался, во всяком случае, так быстро.
  В коридоре стояла очередная смена десантников, оберегавших наш покой. Отсалютовав им, отпустил их, пусть парни отдохнут, а на вечер им вполне может быть, снова придётся встать на караул. Эшли и Кайдан ждали нас в столовой, довольные и весёлые, готовые к новому дню, куда бы нас не занесло.
  
  - Что-то Вы долгонько капитан, - Эшли, задорно выгнув бровь, явно старалась взять на себя роль Джокера в его отсутствие. - Мы уж думали, что будем не только завтракать, но и обедать в одиночестве.
  - Не дождётесь сержант, завтрак я могу пропустить, но вот обед нет, - я постарался отшутиться, чтобы не дать ей лишнего шанса подколоть. - Надеюсь, Вы с Кайданом хорошо отдохнули, даже не заметили что вчера командира чуть не прирезали.
  
  Сладкая парочка немного смутилась, явно не готовая к такому повороту событий.
  
  - Извините капитан, я не предполагал, что в нашем посольстве будет предатель, - Кайдан серьёзно смотрел мне в глаза. - Это было неожиданно.
  - Я тоже допустил ошибку лейтенант. Её ценой едва не оказалась жизнь Тали. Ну и моя собственная.
  - Сильно досталось, капитан? - От насмешливого настроения Эшли не осталось и следа.
  - Пустяковая царапина. Прошёлся по груди слегка. Вот костюм накрылся, мало того что разрезан, так и в крови весь вымок. Совсем новый костюм был, обидно.
  
  К нам вошёл Андерсон, с каким-то свёртком в руках. Подойдя ко мне, он положил на стол запакованные ножны с клинком.
  
  - Держите капитан, думаю Вам он, как трофей, пригодится. Я смог убедить детектива Инасио, что им этот вещдок не нужен. Слишком хороший клинок, чтобы валяться на пыльной полке без дела.
  - Спасибо капитан, думаю, я найду ему применение.
  - Не сомневаюсь, Шепард. Как отобедаете, зайдите к интенданту, насколько знаю, Вы так и не удосужились вчера там появиться. Адамс провозится ещё день-полтора с "Нормандией", так что не затягивайте с экипировкой.
  - Слушаюсь, капитан!
  
  Кивнув своей тёмной головой, капитан вышел, оставив нас одних. Действительно, стоило уже полноценно заняться подготовкой экспедиции и запастись всем необходимым. Однако вставала та же нерешённая проблема, а при условии, что вчера почти удалось покушение - она была всё более и более актуальна. Как обеспечить безопасность кварианки и в тоже время не слишком ограничить её свободу?
  
  - Тали, у меня к Вам серьёзный разговор и честно сказать, я сейчас не знаю что делать. Сарен не ждёт, как только будет готова "Нормандия" - мы тотчас вылетим с Цитадели на охоту. Куда бы Вы хотели отправиться в пределах власти Альянса, чтобы мы могли обеспечить Вашу безопасность? Я бы предложил Землю, или может Арктур, хотя боюсь, с последним не согласятся адмиралы и особенно служба безопасности...
  - Капитан, я хотела бы отправиться с Вами, это будет для меня самое безопасное место в Галактике. Я конечно не солдат, но хороший инженер, и смогу быть вам полезной. Пожалуйста, капитан...
  - Тали, в погоне за предателем, и его поисками Канала и Пожинателей, я даже представить не могу, куда нас зашвырнёт случай. Ваша помощь будет очень кстати, если Вы уверены, то я взял бы Вас в команду, подготовка которую прошли достаточно хорошая, насколько я смог вчера убедиться.
  - Я уверена, капитан Шепард.
  - Тогда добро пожаловать в нашу тесную компанию, Тали'Зора нар Райя.
  
  Тут я вспомнил про клинок, который едва не распорол меня. Я распаковал плёнку и вынул ухоженный, прекрасный нож в крепких, неброских ножнах. Вытащил его, лезвие было в отличном состоянии, казалось, оно слегка колеблется, словно живое существо. Его хозяин явно заботился о нём. Удовлетворённый осмотром, я убрал его обратно и протянул Тали.
  
  - Возьмите Тали, пусть это будет Ваш клинок. Это может пригодиться в наших поисках, я не верю, что всё будет гладко, а это хорошее оружие, оно не подведёт.
  
  Кварианка с некоторым сомнением взяла его, но поблагодарив, стала примериваться куда смогла бы его пристроить. Её костюм не был предназначен для подобных вещей, и сразу места конечно не нашлось. Пожав плечами, она убрала его в какой-то карман своей одежды, пообещав, что будет носить его с собой, как только придумает как его пристроить.
  Плотно пообедав, мы стали набрасывать, что нам потребуется в деле и что необходимо докупить. Список выходил более чем приличный, от банальных ампул панацелина до еды нашего нового члена экипажа. Кайдан вовремя вспомнил о Гаррусе, которому наша пища так же не подходила. Стоило прикинуть, во что это всё готово было вылиться, и посчитать, на что можно реально рассчитывать. Альянс, конечно выдаст нам стандартное оборудование, ну максимум улучшенное, для спецопераций, но рассчитывать что удастся запустить неповоротливую бюрократическую машину, чтобы заказ был выполнен быстро... Это было заранее обречено на провал, хотя если Андерсон сможет помочь, то может быть, может быть. Уточнив у Тали, что ей более всего подходит из еды, я стал раздумывать где бы найти кулинарную книгу для кока, поскольку вряд ли у него прямо вот сразу лежали рецепты блюд турианской пищи. Вызвав не самые дорогие магазины и склады, все вместе стали рассматривать варианты и предложения, Тали как-то стеснялась встревать в разговор, больше ограничиваясь комментариями.
  Наконец целевой маршрут был определён, все основные вещи обговорены и составлены в список - оставалось дело за малым, купить всю эту тонну барахла и доволочь до корабля. На финансовом уровне, конечно, была пара весьма приличных магазинов, но только цены были там неприличные. Поскольку миллионером я не был, то покупки здесь были не для меня, во всяком случае, пока. Хотя конечно душу грели, что говорить, выложенные образцы оружия, инструментов, модули, всё отличного качества, ведущих производителей, последние модели. Глаза разбегались, а руки словно сами тянулись к этому великолепию, в надежде что разум свихнётся настолько, что согласится на покупку.
  Инструметрон мелодично звякнул, оповещая о поступившем сообщении. Открыв, я сообщил своим спутникам, что Гаррус предлагал встретиться в "Логове Коры", его как раз открыли заново, и там можно было обсудить, за стаканчиком чего-нибудь, некоторые наши дела. Я предложил ему поймать нас на 26 уровне, в зоне торговых мест, заодно и обсудить его потребности в экипировке. Ответ был лаконичен: "Ждите через час".
  Уровень встретил нас рекламой со всех сторон, спастись от неё было невозможно, куда ни сунься. Всё что можно было легально купить и продать на Цитадели рекламировалось тут, в разной степени пристойности, полуобнажённые азари или земные женщины привлекали внимание к себе и товарам, рекламой которых они служили. Задрапированная в газовую ткань турианка смотрелась весьма впечатляюще на крыше новейшего суперкара, казалось от ветра сейчас слетит её одеяние и..., но реклама не вышла за пределы дозволенного, о чём я тут же пожалел. Пробиваясь сквозь этот строй заманчивых предложений мы наконец вышли к оружейной части этого рынка и стали прицениваться к разным вариантам. Здесь продавалось оружие практически всех известных производителей, работавших с частными лицами. Выбор был велик, и нам предстояло поломать голову, чтобы найти удовлетворяющие нас модели. Через некоторое время Гаррус присоединился к нам, и оперативно включился в подготовку. Сам он уже был полностью экипирован и какие-либо вещи ему не требовались. Его бронированный скафандр выглядел немного потрёпанным и явно бывал в схватках вместе со своим хозяином. Хорошо узнаваемый вытравленный знак "Армакс Арсенал" говорил сам за себя, броня такого качества стоила состояние. Все вещи Гарруса были от турианских производителей и все носили на себе следы использования, "Халиат Армори" с их стилизованным трилистником украшал ложе оружия турианца. Такому выбору можно было только поаплодировать и позавидовать, одни из лучших производителей, правда мало доступные кому-либо кроме самих турианцев, Иерархия жестко отслеживала все крупные сделки с оружием. Хорошо ещё что модули других производителей подходили к турианским моделям, правда не от желания самих турианцев, а из-за законов Цитадели. Никто не рисковал делать уникальные, несовместимые образцы, чтобы не вылететь с рынка раз и навсегда.
  "Розенков", "Эланус", "Киншаса", "Ариакэ", "Сирта" - все ведущие игроки на рынке были представлены сотнями моделей и тысячами вариантов. Микрокоды для компьютеров скафандров, прошивки для инструметронов и компьютеров оружия, адаптация под конкретного пользователя био-усилителей. Все законно, всё официально, тысяча и одно предупреждение о последствиях и ограничениях, так чисто, что аж плюнуть некуда. В дальнем углу нашлось место и для "Х-К", правда, в их выставочном зале народу было маловато. Среди всего этого изобилия стандартных вариантов продавали, конечно же, и различные модернизации. Но улучшенное оружие продавалось втридорога, по сравнению с обычными моделями и модулями для них. Удивляло не это, кушать все хотят, удивляло что покупали! Не раздумывая, словно безрукие и безголовые, вместо того чтобы сэкономить как минимум полторы тысячи кредитов брали уже модернизированную, готовую "Нагинату"!
  На всё конечно не хватало, даже учитывая, что Гаррус подготовился сам. Для кварианки еле-еле смогли найти улучшенные бронепластины "Колосс" от "Киншаса", лучшее что смогли выкопать из запасов, да и те пришлось отдать мастеру, "подогнать по фигуре" как он выразился. Надо отдать должное, он действительно был мастером с большой буквы, пластины идеально прилегали, и теперь я мог быть уверен, что её скафандр выдержит прямой выстрел из большинства видов стрелкового оружия. Для меня, Кайдана и Эшли капитан Андерсон пообещал доставить на корабль новейшие бронескафандры от "Хане-Кедар", вроде как на Цитадели в консервации их держали для каких-то нужд. Стоило мне это прочитать, как возникло безумное желание выматериться так, чтобы самому последнему чинуше из Альянса припекло. Мы воюем, и умираем, когда не выдерживают выработанные аккумуляторы щитов, когда от нагрузок под выстрелами лопаются давно требующие замены пластины брони, когда экономят на абляционных материалах, чтобы ещё на полкредита снизить стоимость... А они держат, на всякий случай, полные комплекты класса "Богомол" и "Хищник" и передают их со склада на склад! Нет, конечно просто отлично что сейчас они перепадут нам, но... матерь-вашу!.. сколько жизней удалось бы сохранить, будь они не на складах, а на моих парнях!
  Настроение быстро свалилось к нулю и прочно там укрепилось. Восторги от выставленных орудий убийства прекратились, осталось только тянущее ощущение чего-то неправильного. Из головы никак не шла такая несправедливость, ну почему, почему каждый раз так? Почему чья-то задница, просиживающая штаны в тёпленьком и уютненьком креслице, считает, что лучше сэкономить пару-тройку кредитов с каждого комплекта, а мы потом своими жизнями оплачиваем всё это? Оружие из вторсырья, и качеством как это самое вторсырьё, броня, отремонтированная десяток раз, прохудившиеся трубопроводы на кораблях... кто за это всё ответит? Риторические вопросы как всегда повисли в воздухе. Ответа на них никто и никогда не получит, но каждый раз, наталкиваясь на подобное хотелось рвать и метать.
  Окончательно испортив себе настроение оплатой представленного счёта, и практически опустошив все свои средства, я вспомнил о предложении Совета заглянуть к главному интенданту Цитадели, да и Андерсон напомнил утром об этом. Пожалуй, стоит прогуляться до офиса службы и посмотреть, чем нынче СПЕКТРов жалуют и вооружиться самому. Кайдан вертел головой, привыкая к новому усилителю, и периодически морщась от не очень приятных ощущений. Оружие его мало интересовало, новый био-усилитель, по заверениям продавца и производителя, должен был дать не менее чем десятипроцентный прирост точности прикладываемой силы и более щадящие режимы восстановления нервной системы, за счёт более тонкой подгонки под имплантат пользователя и его особенности. Хитрый саларианец, узнав, что за имплантат стоит у лейтенанта, сразу стал предлагать заменить его на более новый и менее травмоопасный. Лейтенант отмахнулся от заманчивого предложения, даже не став дослушивать, эта замена выводила его из строя как минимум на недели три, да и риск остаться, в лучшем случае калекой, был чрезвычайно высок.
  Тали вовсю была занята новым инструметроном, взамен её старенькой модели, какого-то замшелого года выпуска. Перекачивая какие-то данные и программы, она натыкалась то на меня, то на Эшли с Кайданом, каждый раз извиняясь за свою неловкость. Данных было много, какие-то улучшения, поддерживавшие жизнь в затухавшем сердце старенького устройства, конечно же не хотели работать с новым, поэтому кварианке приходилось изворачиваться, чтобы заставить этих двоих упрямцев работать вместе. Она разве что не на лету собирала какие-то программные модули, чтобы это всё не развалилось. Эшли смотрела на все эти трепыхания с некоторым недоумением, явно не понимая, зачем такие страдания и выкрутасы. Наконец она не выдержала, когда кварианка недовольно взмахнула рукой и тут же стала перенастраивать только что собранный модуль.
  
  - Тали, зачем Вам всё это? Выбросьте этот хлам, всё равно в новом есть новые функции и протоколы.
  - Я так не могу, тут есть кое-что, чего нет в стандартных прошивках, да и вообще нигде нет, я сама собирала этот инструметрон и дописывала к нему новые модули. Мне так не хочется их потерять! У моего народа нет лишних ресурсов, мы всё стараемся использовать и отремонтировать. Корабли, оружие, системы, инструменты. Этот - она показала на старое устройство. - достался мне от тёти, потом я его переделала.
  - Ох, вот как...
  
  Эшли покачала головой, крепко задумавшись над словами молодой кварианки. Та же продолжила воевать с железом и настраивать свой новый инструметрон. Наконец он поддался на её уговоры и заработал так, как она хотела. Что-то проверяя, она позвала меня.
  
  - Шепард, помните "Сверхновую"? Там ещё турианца выгнали из казино? Кажется, я смогу найти приёмник того сигнала. Надо туда сходить и проверить.
  - Хорошо Тали, только потом, когда закончим здесь наши дела.
  
  Мы стояли в холле службы безопасности, и я безуспешно пытался сориентироваться в коридорах и дверях, через которые нескончаемым потоком выливалось целое море жителей станции и офицеров службы. Если бы меня сейчас спросили, откуда мы вышли в прошлый раз, я бы не смог ответить на такой простой вопрос. Чувство направления меня обычно не подводило, но здесь просто не мог никак понять логику строителей этого хаоса. Таможня слева, за ней проходы к докам, так, мы кажется, выходили оттуда, о вот Челлик, "старый" знакомый, значит точно оттуда (если конечно он со своего места идёт, а не заглянул к какой-нибудь азари в кабинет). Махнув нам рукой, детектив скрылся в другом коридоре, мигом смешавшись с разношерстной толпой. Я тоскливо вздохнул - нет, тут не сориентируюсь ещё ближайшую вечность, пусть Гаррус ведёт куда надо.
  
  - Гаррус, а где тут интендант?Интендантом был, кто бы сомневался, турианец. Собственно, они составляли практически весь численный состав службы безопасности, остальные расы были в ней как приправа к супу: вроде как и есть, да только не найдешь. Сколько-то саларианцев, сколько-то людей, чуть больше азари - вот и всё разнообразие. Турианцы ревностно охраняли существующий порядок вещей, и земное посольство с огромным трудом умудрялось пробивать вакансии для наших полицейских. Кроме огромного послужного списка, отсутствия каких-либо порочащих связей и привычек, нужно было ещё получить одобрение от руководства. Удавалось мало кому.
  Турианец оглядел нашу группу, плотно прижав лицевые пластины при виде кварианки, потом удостоил взглядом меня. Лейтенанта и сержанта он просто проигнорировал, очевидно, сочтя мой вид достаточным оскорблением для себя, чтобы рассматривать ещё и других людей. Гаррусу достался, пожалуй, самый презрительный взгляд, словно тот был вымазан в чём-то дурно пахнущем.
  
  - Зачем ты сюда их привёл, Гаррус Вакариан? Ни они, ни ты здесь ничего не получите, здесь всё только для сотрудников СБЦ и Совета. Ты уже уволен директором, и я тебе не помощник.
  - Я всё-таки думаю, Палетин Овик, что ты всё же поработаешь с капитаном Шепардом. Для твоего же блага.
  - Я здесь по распоряжению Совета, интендант, и меня не волнуют Ваши личные трудности с другими расами. Однако я думаю, и директору, и особенно Совету будет интересно узнать, как выполняют обязанности их сотрудники. В том числе, отказываясь выполнять распоряжения своих командиров. Будьте уверены, моё мнение директор СБЦ узнает уже сегодня. Может быть, это заставит поднять Вашу задницу и подчиниться решению Совета. Гаррус, где офис Паллина?
  - На третьем уровне. Туда обычно нужен допуск, но с Вашим статусом, я думаю, проблем не возникнет.
  - Тогда идём.
  
  Турианец-интендант задёргал пластинами в явном душевном раздрае и предчувствии неприятностей. Идти на попятную ему, турианцу, не позволяла честь, но понимание, что ситуация ему неподконтрольна, и он вляпался всеми конечностями, не давала возможности проигнорировать всё здесь сказанное. До двери его кабинета оставался шаг, и я