#Обновление 01.12.2019

  
  
   На перемене перед последним уроком Ира задала Диме несколько внезапный вопрос:
   – Дим, а твои родители дачу или собственный дом покупать не собираются?
   – Да у нас бабушка в своём доме живёт, – ответил Дима. – Я, пока робототехникой не увлёкся, на лето к ней ездил. Отец тогда ещё на патрульном дирижабле летал, не до дачи было. Сейчас бабушка старая стала, ей одной в своём доме управляться сложно. Папа её уговаривает в город переехать, а она упирается. В вашей квартире, говорит, вчетвером тесно будет, и две хозяйки на одной кухне не уживаются. В двухкомнатной вчетвером, и правда, тесно. Но папа по жизни не огородник, да и мама тоже, хотя цветы она любит. Купаться мы летом в Озерки ездим. А что?
   – Вот, кстати, я тут слышала по радио, в этом году Озерки собираются включить в черту города, – ответила Ира. – Может, стоит узнать, не будут ли там давать участки под застройку, или, может, там что-то гнилое под снос продаётся?
   Дима на несколько секунд «подвис», вспоминая, потом предложил:
   – Можно попробовать в городской информцентр запрос послать, по телетайпу.

   Информцентр запустили в 1962 году, с учётом размеров и численности населения Ленинграда, под проект сразу выделили достаточно мощную ЭВМ (АИ). Вначале там были только расписания поездов и самолётов, потом добавились расписание междугородних автобусов и электричек, изменения в маршрутах городского транспорта, а затем, с началом партийного эксперимента по организации сетевых сообществ (АИ, см. гл. 07-12), в информцентре постоянно появлялись новые разделы с данными. Телетайпную приставку Дима спаял по схеме из «Юного техника» ещё в позапрошлом году. Она очень пригодилась, когда он купил микро-ЭВМ «Электроника-64», подключаемую к телевизору (АИ, см. гл. 07-17). Деньги на неё он частично накопил самостоятельно, подрабатывая в кружке робототехники в Доме пионеров, ну, и родители, конечно, помогли.
   Дождавшись конца последнего урока, они отправились к Диме. Валентина, его мама, вернулась первой, и, когда Алексей Иванович пришёл с работы, он застал жену, сына и Иру, увлечённо разглядывающими целый ворох информационных листков с ВДНХ, от производителей быстросборных домов.
   – Здорово, девочки и мальчики! Я что, что-то пропустил?
   – Сейчас, расскажем, пообедай сначала. Чтобы добрый был, – Валентина, посмеиваясь, усадила мужа за стол.
   – Во-о, правильная тактика, – засмеялся Алексей Иванович. – Иришка, записывай: мужика брать надо сытым и размякшим, когда он бдительность потеряет...
   Ира, под общий хохот, достала блокнотик и сделала вид, что старательно конспектирует.
   – Так чего это вы тут картинки с домами разложили? – поинтересовался глава семьи, закончив с обедом.
   – А вот теперь послушай, – ответила Валентина. – Ира, кажется, придумала, как нам с Марией Мироновной вопрос решить.
   – Дом ей купить, что ли? А смысл? – удивился Алексей Иванович. – Дом у неё уже есть, она его сама протопить не может. Тем более – воды принести.

   – Да это понятно, Дима тут в информцентре нашёл, что в Озерках выделяют участки под индивидуальное строительство.

   – В Озерках?
   – С этого года Озерки будут включены в городскую черту Ленинграда, – тихонько подсказала Ира. – Я по радио услышала.

   – Та-ак... теперь понятно... А картинки откуда?
   – А это я на каникулах в Москву ездила, на ВДНХ набрала, – пояснила Ира. – Для себя.
   – Гм... Ты что, тоже дом собралась покупать? – слегка опешил Алексей Иванович.
   – Мне же, как детдомовской, комната в коммуналке полагается, – рассказала Ира. – Ну, меня и позвали комнату смотреть, я же школу заканчиваю. Приехали, а там коммуналка на 7 съёмщиков, и скандал в разгаре, из-за этой комнаты. Когда мы вошли, там тётка какая-то толстая пьяного соседа со всей дури била поленом, и тазы по коридору летали. Коммуналка на Петроградской стороне, дом старый, отопление печное, пятый этаж, горячей воды нет, газ ещё не провели. Я посмотрела на этот ужас, и решила, что ну его нафиг, такое счастье.

   Мы когда над оранжереей и другими проектами работали, нас оформляли как лаборантов, и зарплату даже платили, хоть и меньше средней зарплаты, но я накопила, да ещё премия за оранжерею была, после запуска. Я ни рубля не потратила, наоборот, на депозит положила, в сберкассу, как чувствовала, что понадобится.
   – Ну, это ты молодец, конечно, – одобрил Веденеев-старший, – но сколько ты накопить могла? Дом стоит тысяч сто минимум. Быстросборные, конечно, дешевле, но не настолько же, чтоб за несколько летних сезонов накопить.
   (Среднестатистический дом 36 кв.м. с планировкой «3 окна в улицу» в СССР стоил 10-12 тыс. послереформенных рублей, т. е. 100-120 тыс. дореформенных. Пятистенок мог стоить 15-25 тыс. и в реале его в одни руки могли ещё и не разрешить продать, т.
 к. из-за капитальной стены он считался двухквартирным домом на 2 семьи)
   – Я дом дешёвый нашла, – смущённо улыбнулась Ира. – Вы не слышали, на Торжковской улице в позапрошлом году экспериментальный пластмассовый дом построили?
   (Пластмассовый дом на Торжковской улице, 24А https://masterok.livejournal.com/2955274.html)
   Алексей Иванович наморщил лоб в попытке вспомнить:
   – Что-то было по телевизору... Так в нём, вроде, не живёт никто?
   – Да, я специально узнавала, это просто лаборатория, для испытания новых материалов на пригодность для строительства. Но себестоимость такого дома – 8500 рублей, я уточняла на ВДНХ у инженера, который этот дом проектировал.
   (Себестоимость данного дома в послереформенных рублях обозначена 850 р, при себестоимости двухкомнатной квартиры в «хрущёвке» 3333 – 3600 р, в зависимости от проекта. Общая площадь в обоих случаях одинакова – 49 кв.м.)
   – Так то себестоимость! – улыбнулась Валентина. – А по какой цене их продавать будут, и будут ли ещё...
   – На ВДНХ их уже предлагают, – ответила Ира. – Не за 8500, конечно, за 12 тысяч. Но и дом уже не экспериментальный, а серийный, и сильно другой, не такой, как на Торжковской. Намного лучше, я узнавала.
   – А чем лучше-то? – уточнил Алексей Иванович. – Горит не так быстро, что ли?
   – Вообще не горит, при мне пытались кусок этого пенопласта поджечь, он только сверху чуть обугливается, и всё. Пламя убираешь – сразу потухнет.
   (испытание теплоизоляционных плит из пенополиизоцианурата, статья, фото, видео https://victorborisov.livejournal.com/277268.html).
   Вся отделка внутри деревянная, с антипиреновой пропиткой, чтобы не горело. Нижний технический этаж сделали больше, там теперь заодно и подвал, можно что-то хранить, и вентиляция там, и скважина с насосом, и канализация. Газовые баллоны снаружи в ящике.
   – Так, погоди-ка, – Алексей Иванович с интересом рассматривал информационные листки. – Если нижний этаж стал больше, да ещё и оборудования туда напихали, за счёт чего цена такая дешёвая?
   – Они вместо стеклоблоков стены нижнего этажа из стеклопрофилита сделали. Получается дешевле, потому что монтаж быстрее. Не выкладывают мелкие стеклоблоки по одному на цементе, как кирпичики, а прямо на заводе стены нижнего этажа собирают, пакет из швеллеров стеклопрофилита. На месте готовые стены только болтами свинчивают. Окна теперь из обычного оконного стекла, стеклопакеты, как в нормальных домах, – рассказала Ира. – Наружный корпус раньше был стеклопластиковый, а сейчас они эти «дольки» пенопластовые на внутренний каркас навешивают, а сверху напыляют поликарбамидом. Получается в несколько раз дешевле, потому что ручного труда минимум, и герметичность полная. Мне на ВДНХ учебный фильм показали, как эти дома делают.
   – А-а, понятно. А отопление какое?
   – Тёплый пол, там у них вентсистема с электрокалорифером, и с рекуперацией тепла, это теплообменник такой, мне показывали всё. Для горячей воды – водогрейная колонка газовая.
   – Всё равно, что-то фантастика получается какая-то, слишком дешёво...
   – За счёт корпуса, па, – подсказал Дима. – Они стеклопластик снаружи заменили поликарбамидом, ручной труд почти убрали, там роботы и напыляют, и пенопласт формуют, и даже внутренний каркас робот варит. Пенопластовых деталей у них там одна или две, стандартные. Серийность заложена на массовое производство. Пластик внутри весь заменили деревом, чтобы экологическую экспертизу проходить.
   – Да, теперь в доме запаха пластикового нет, а на Торжковской пахло пластиком сильно, – подтвердила Ира.
   – Ну, может, вентиляцию нормальную сделали... что для нас само по себе удивительно... Не... ну, понятно, за счёт серийности, может, и удешевили... Вот, что у них автономность почти полная – это здорово.
   – Не совсем, электричество всё равно подводить надо.
   – Ну, ещё б тебе и генератор поставили! Тогда бы в 12 тысяч точно не уложились. Не знаю, не знаю... Ну, ладно, так чего вы, нашли участок?
   – Даже два, смежные, – ответил Дима. – На одном дом старый стоял, в прошлом году сгорел, хозяин умер, наследников нет, а рядом, на соседнем участке, какие-то гнилые развалины под снос.
   – Опа! Адрес есть?
   – Есть, вот.
   Алексей Иванович тут же позвонил в бюро проката:
   – Здравствуйте. У вас свободные машины вблизи … сейчас есть?
   Он выслушал ответ:
   – Зарезервируйте ближайшую на имя Веденеева Алексея Ивановича. Да, я. Да, пользуюсь регулярно. Точно, подполковник запаса, – он прикрыл трубку ладонью и пояснил. – Тётенька по картотеке проверяет, не было ли у меня аварий с прокатными машинами, иначе цена будет больше. Алло! Да, да, понял, как освободится машина – переключу маяк-ответчик на «свободен». Ну, что, девочки и мальчики, поехали участки смотреть?
   Участки им понравились.
   – Не заболочены, по крайней мере, кусты вдоль улицы растут. Мусор вывезти, и нормально будет, – заключил Веденеев-старший, обойдя оба участка. – Заборы, конечно, новые надо ставить. И вообще, Ира, с собственным домом возни и расходов всегда больше, чем с квартирой, это тоже учитывай. Вот, к примеру, забор тот же...
   Заявку на участки у них вначале принимать не хотели:
   – На ваше имя уже двухкомнатная квартира в новом доме числится. Не положено. Это же не дача, а ИЖС. Тем более – сразу два участка. Хотите дачный домик ставить – могу предложить участок в Мурино.
   – А я не для себя беру. Мне мать перевезти надо, ей уже за восемьдесят, она сама в деревне себя не обслужит, а тут и жена и сын за ней и присмотрят и помогут.
   – Имя, отчество, фамилия матери, место жительства?
   – Веденеева Мария Мироновна, – Алексей Иванович продиктовал адрес матери.
   «Женщина в окне» двумя пальцами вбила запрос в телетайп, дождалась ответа из областного ВЦ ОГАС, оторвала распечатку, прочла...
   – Да, есть такая, 83 года, инвалид второй группы по общему заболеванию. Почему она за льготами не обращается? Ей много чего полагается.
   – Она не знает, куда и зачем обращаться, и ходить ей уже тяжело, а я там не живу, по местным учреждениям за льготами ходить не могу. Вот перевезу сюда – обойду все инстанции.
   – С Марией Мироновной всё ясно, заявку удовлетворим. А второй участок?
   – А на второй участок у нас, вот, молодая семья намечается, – Алексей Иванович, обернувшись вполоборота, яростно подмигнул покрасневшей как помидор Ире, молчи, мол!
   – Что-то молодая семья уж очень молодо выглядит... – тётка с подозрением посмотрела на Диму и Иру. – Школу-то хоть закончили?
   – Пока заканчивают десятый класс, дурное дело нехитрое... пока отстроимся, да мать перевезём, да обживёмся, как раз второй дом к свадьбе и будет.
   – Молодые семьи попадают под льготную программу обеспечения жильём, отказывать не имеем права...
   – Участок на девушку оформляйте. Ира, давай паспорт.
   Ира с трудом дотерпела до окончания оформления бумаг. Когда они вышли из здания, она возмущённо обрушилась на старшего Веденеева:
   – Алексей Иванович! Ну как так можно? Эта тётенька теперь невесть что про нас думает!
   – Да и хрен с ней, что она там про вас думает, – ухмыльнулся Алексей Иванович. – Зато у тебя на руках документы на участок, на твою, между прочим, девичью фамилию.
   – Ой, Иришка, это ещё что! – засмеялась Валентина. – Помню, нам в военном городке отдельную квартиру давать не хотели, не положено, и всё тут... Это ещё до рождения Димки было. Лёша как гаркнет: «У меня, товарищ майор, жена беременна!!». А я-то ни сном ни духом... Этот «товарищ майор» на меня тоже смотрит так, недоверчиво, и спрашивает: «И какой срок?». А Лёшка так на часы свои «Командирские» смотрит, и говорит: «Два часа тридцать три минуты. Нет, уже тридцать четыре».
   Алексей Иванович довольно заржал. Дима, отвернувшись, хихикал – батя, действительно, время от времени отжигал напалмом.
   – И что, дали квартиру? – спросила Ира, успокаиваясь.
   – Дали, однокомнатную.
   – А как же... ну, это... с беременностью?
   – Так Лёша верно сказал, это дело нехитрое, – озорно улыбнулась Валентина. – Хотя... и не скажу, что дурное.
   – Да и результат, вроде, неплохой получился, – ехидно добавил Алексей Иванович, оглядываясь на Диму.

  
   Приглянувшийся Ире пластмассовый дом построили в 1961 году ленинградский архитектор Алексей Павлович Щербено́к и инженер Абрам-Леонид Гиршевич Левинский, главный инженер Главленинградстроя, впоследствии – заместитель министра электротехнической промышленности, лауреат Государственной премии 1967 года. (cyclowiki.org/wiki/Абрам-Леонид_Гиршевич_Левинский). До 1956 года архитектор Щербенок строил обычные жилые дома в стиле «неоклассицизма» (Перечень построенных им домов http://www.citywalls.ru/search-architect360.html?s=4rikstrr24a8a5r96v5j533bp3)

  
   С началом выпуска советской промышленностью разнообразных синтетических материалов, волокон, смол и пластмасс Алексей Павлович, подчиняясь новым веяниям, взялся проверить их пригодность в строительстве. Участие в проекте опытного инженера Леонида Левинского определило использование ряда конструктивных решений, позволивших предельно удешевить конструкцию. Подобно тоннелю метро, набираемому из чугунных «долек»-тюбингов, пластмассовый дом тоже собирался из стеклопластиковых «долек», стягиваемых между собой болтами. Каждая из них состояла из четырёх одинаковых угловых сегментов. Торцы закрывались стеклопакетами из оргстекла, и даже трубы были сделаны из винипласта.
   Конструкция общей площадью 48 кв.м. устанавливалась на узкой «ножке» из стеклоблоков, площадью 6 кв. м. и высотой 2,2 м, которая выполняла функции технического этажа. Здесь располагались системы отопления, водоснабжения, канализация.
   Дом был задуман как экспериментальный, для испытания новых материалов. Проживание людей в нём первоначально не предполагалось. Однако, в нём был полный набор необходимой мебели, также сделанной из ПВХ. Обои в доме были из поливинилхлоридной плёнки. Эти материалы только осваивались советской химической промышленностью, технологии были отработаны не до конца, в доме чувствовался довольно сильный запах пластика.
   В процессе наблюдений выявились и другие недостатки. Пенопласт давал достаточную теплоизоляцию (есть упоминания, что 14 см пенопласта эквивалентны по теплоизоляции стене в 2 кирпича https://svpressa.ru/realty/article/117590/), но стыки тюбингов требовали дополнительного утепления. Основным фактором, заставившим авторов проекта сделать его вторую, улучшенную версию, был отказ Госгортехнадзора сертифицировать для использования в строительстве использованные в конструкции материалы по причине их высокой пожароопасности и вредности выделяемого дыма (АИ). На этом этапе вмешалось 20-е Главное управление. Из присланных документов его аналитикам стало известно о пожаре в гостинице «Москва», отделанной пластиковыми материалами. В «той» истории пожар привёл к многочисленным жертвам именно из-за ядовитого дыма. Были проведены дополнительные испытания, пенополистирол и ПВХ к применению в строительстве допущены не были. Впрочем, ПВХ потом всё же разрешили применять в виде тонких плёнок и мебели для кухни и ванной, но не для конструктивных элементов.
   Однако, второй пластиковый дом успели смонтировать на ВДНХ, где его, в числе прочих, увидел Первый секретарь ЦК (АИ). Необычный, футуристический облик строения его заинтересовал.

   Подобные эксперименты тогда проводились не только в СССР. В США с 1953 г инженеры MIT под руководством Ричарда Гамильтона разрабатывали модульный пластмассовый дом. В 1957 году он был построен в Диснейленде. Проект финансировала химическая компания «Monsanto». Дом имел крестообразную форму в плане, и эти «крестики» могли объединяться между собой в единую структуру. Дом простоял до 1967 г, но так и остался в единственном экземпляре.
   Ещё одну попытку сделал французский архитектор Жан Маневаль. На Парижском Salon des Arts Ménagers в 1956 году он представил пластиковый дом, состоявший из 6 пластиковых «раковин», объединённых вокруг центрального ядра. С 1968 г этот дом серийно выпускала французская фирма «Batiplastique». Из 20 домов, отправленных в деревню Грип в Пиренеях, был построен экспериментальный посёлок для туристов.
   Несколько позднее, также в 1968 году, архитектор Матти Сууронен разработал дом «Futuro», похожий на мультяшную летающую тарелку. В том же году его начала серийно производить финская компания «Polykem». Сууронен спроектировал не только оболочку, он предусмотрел полный комплект встроенной мебели. Дом и его обстановка представляют собой один сборный пластиковый предмет, рассчитанный на 8 человек. В том же году второй серийный образец дома показали на выставке Finnfocus в Лондоне. Всего «Polykem» выпустила за несколько лет более 80 домов «Futuro», поставляя их в Швецию, США и СССР. Один из них с 1979 г стоял на Домбае, и был известен как гостиница «Тарелка». Дом был полностью разборный, лёгкий, и мог также доставляться на место установки в полностью собранном виде вертолётом. Ещё два единичных проекта домов из пластика были осуществлены в ФРГ. Архитектор Дитер Шмид с семьёй прожил в таком доме 11 лет.
   Интересовавшийся строительными технологиями в целом, Первый секретарь читал о них в различных информационных сводках, и, увидев аналогичный советский проект, обратил на него пристальное внимание. Его не могла не привлечь небольшая себестоимость дома – людей, нуждавшихся в жилье, было ещё множество, и всех их нужно было куда-то расселять, по возможности быстро и недорого. Щербенок и Левинский, отвечая на его вопросы, предложили использовать эти дома в качестве одного из вариантов быстровозводимого временного жилья в сельской местности и в районах вновь строящихся промышленных объектов, в дополнение к типовым многоэтажным домам.
   – К примеру, нужно срочно обеспечить нескольких приехавших специалистов жильём, – пояснил Левинский. – Очередь на квартиры уже расписана на годы вперёд. В контейнерных домах не все хотят жить, из-за неудобного, слишком узкого форм-фактора. Многих смущает сама «железная коробка», боятся, что зимой будет холодно, возможностей современных теплоизоляционных материалов люди не представляют, судят по устаревшему опыту прошлых лет. Уговорить, убедить попробовать получается не всех, люди за жизнь научены горьким опытом, отвечают: «Ничто так не постоянно, как временное, в железный ящик жить не поедем». Селим людей в общежития, они помыкаются несколько месяцев, потом увольняются и уезжают. А так можно было бы сразу предоставить им такой домик, в качестве маневренной жилплощади.

   Все элементы дома стандартные, корпусные детали одинаковые. Их можно отливать в простейшей оснастке сотнями тысяч, собирать готовые тюбинги и складировать, потом, при необходимости, собирать столько домов, сколько потребуется. Сначала можно использовать их как ведомственное жильё для размещения командировочных. Люди в этих домах поживут, привыкнут к ним, заодно мы выявим и исправим все оставшиеся недостатки. Тогда уже можно будет пускать их в свободную продажу – среди населения появится потенциальные покупатели.
   Ещё одно важное преимущество – использование такого типового жилья позволяет с лёгкостью организовать при необходимости трудовую миграцию по стране. Дом пригоден как для сельской местности, так и для строительства в районах ИЖС в городах. У нас человек, получив жильё от государства, остаётся прикован к нему к нему пожизненно – мало кто рискует перебираться в другой город, где жилья опять придётся ждать годами. Такие вот одинаковые дешёвые домики позволяют моментально решать проблему с жильём. На старой работе домик сдал, на новом месте получил от организации точно такой же. Не будет ни сожаления об оставленной квартире, ни зависти к соседям. При необходимости домики можно крепить внутри железобетонного или стального каркаса и устанавливать в несколько этажей, нужно только продумать подвод коммуникаций.
   – Идея хорошая, – одобрил Хрущёв. – Так, и в чём проблема?
   – Госгортехнадзор отказал в сертификации материалов, использованных в конструкции, по причине пожароопасности.
   – Переделать конструкцию с заменой материалов на безопасные можно?
   – Да, но стоить будет дороже. И материалы подобрать… – ответил Щербенок.
   – Надо переделать. В любом случае, будет не дороже квартиры в многоэтажном доме, – потребовал Первый секретарь. – С подбором материалов вам химики помогут, к академику Каргину обратитесь, скажите, что я направил, он – энтузиаст применения пластиков, поможет. И ещё одно – надо решить вопрос с автономностью домов и удобствами в сельской местности,
   – Так у нас он почти полностью автономен, нужно только электричество подвести. В крайнем случае – от генератора, ветряка, миниГЭС, или любого другого источника.
   – Я про сельское строительство в целом говорю, – пояснил Никита Сергеевич. – Что толку ставить быстровозводимое жильё, если к нему надо несколько месяцев коммуникации тянуть? В сельской местности у нас всё упирается в водоснабжение, отопление и канализацию.

   Одно из фундаментальных противоречий между городом и деревней заключается в том, что жителям города государство предоставляет тёплый сортир и горячие батареи, а деревенскому жителю, придя с работы, ещё приходится печки топить, и бегать по холоду на деревянное очко. Пока эта проблема не будет решена, о каком строительстве коммунизма, о каком равенстве и справедливом обществе может идти речь?
   Вот, у вас внизу технический этаж есть. Надо бы его расширить, чтобы можно было сразу при установке дома пробурить скважину для водоснабжения, ящик для газовых баллонов предусмотреть, для сельской местности, где нет газопроводов, систему отопления продумать, канализацию. Чтобы все подключения сводились к подсоединению электропроводки и подвозу газовых баллонов, а остальным дом должен быть обеспечен от автономных источников. И хорошо бы как-то так сделать, чтобы такой технический этаж каждый гражданин мог для своего дома купить отдельно, в нужном варианте и размере, и построить на нём дом, который ему хочется.
   Создатели дома обещали подумать, и в течение 1962 года переработали проект почти полностью. Все материалы заменили на негорючие. Вместо обычного пенопласта использовали пенополиизоцианоурат, выдерживающий температуру до 1200 градусов. В открытом пламени он не горел, только обугливался на 2-3 мм, и эта корка защищала лежащий под ней материал от действия пламени. Для устранения тепловых утечек через швы тюбингов предусмотрели накладки из того же негорючего пенопласта. Стеклопластиковый корпус заменили стальным внутренним каркасом и дешёвым поликарбамидным напылением, и внесли ещё множество изменений. Внутреннюю отделку сделали деревянной, с креплением к стальному каркасу, опять-таки с негорючей пропиткой. Убрали элементы из ПВХ, заменив их биопластиком на основе лигнина (арбоформ) с антипиреновыми добавками и деревом с пропиткой. Теперь при пожаре могло обгореть разве что внешнее плёночное покрытие.
   Обновлённый дом вновь выставили на ВДНХ, где он получил приз за лучшее конструктивное решение для автономного проживания. Всем посетителям, сомневавшимся в его пожаробезопасности, предлагали самим поджечь кусочек пенополиизоцианоурата и деревянную лучинку, пропитанную антипиреновым составом. Несмотря на сотни попыток, поджечь их не смог никто.
   Более того, разработанный Левинским модуль технического этажа дома, обеспечивающий автономность, был удостоен Государственной премии и рекомендован к применению для всех проектов домов индивидуальной застройки (АИ). Продуманная конструкция – набор из вертикальных швеллеров стеклопрофилита в стальном каркасе – позволяла сделать модуль любой площади и использовать его аналогично подполу с любым стандартным домом для индивидуального строительства.
   Модуль был оборудован канализацией с легкосменяемым пластиковым баком. Никакой откачки, после которой в воздухе неделями стоит невыносимая вонь, теперь не требовалось. На баке закрывали гермозадвижку, отсоединяли от фановой трубы и вывозили в биореактор ближайшего совхоза или колхоза, заменяя бак пустым, по той же схеме, как производился обмен газовых баллонов. Была также возможность установить вместо обычного бака химический туалет или биотуалет, уже вошедшие в обиход.
   Система отопления работала за счёт подачи тёплого воздуха в помещение. Воздух проходил под полом, подогревая его, а затем попадал в комнаты из вентиляционных решёток в стенах над полом. Подогрев воздуха мог производиться либо электрокалорифером – в районах с дешёвой электроэнергией, вблизи ГЭС и АЭС, газовым или водяным нагревателем – вблизи котельных. Можно было установить пеллетный или жидкотопливный котёл – в зависимости от доступных для данной местности ресурсов. Для варианта с котлом предусмотрели водяную систему отопления – стандартные плоские радиаторы на стенах. Возвратные трубки, изогнутые как змеевик, проходили под полом, обеспечивая его подогрев. При таком раскладе особое значение приобретали местные топливные ресурсы –торфоразработки, угольная пыль и использование отходов лесной и деревообрабатывающей промышленности. Пеллеты обычно формовали из молотой щепы, опилок и торфа. Прессы и сушилки для изготовления пеллет производили серийно, и их можно было брать в лизинг, чем успешно пользовались леспромхозы, мебельные и прочие деревообрабатывающие предприятия.
   Для снабжения питьевой водой прямо под домом, перед его монтажом, бурили скважину и вешали погружной насос. Техническую воду, для помывки, стирки и полива обычно предоставлял посёлок, и тут были возможны самые разные варианты.
   (У нас на даче так и было, вода шла по трубам с поселковой водокачки, для питья она не годилась – слишком жёсткая, чтобы помыть голову, добавляли уксус. Подача воды была только в летнее время)
   Зимой приходилось полностью переходить на водоснабжение из скважины, но без полива огорода воды из скважины было более чем достаточно. Горячую воду для ванны и кухни обеспечивала водогрейная колонка, электрическая или газовая, на выбор покупателя.
   Помимо инженерных систем, в модуле было предусмотрено место для хранения картошки, варенья и прочих домашних заготовок, обычно хранящихся в подполе. Технический модуль вместе со своими стенами из стеклопрофилита, с оконными стеклопакетами и сантехникой составлял более чем три четверти стоимости дома, т.к. каркас из уголков и пенопластовые детали в массовом производстве стоили копейки. С одной стороны, вроде бы получалось, что государство вешает стоимость систем водоснабжения, канализации и отопления на граждан. С другой – появлялась возможность наладить быстрое строительство жилья с городским уровнем комфорта, не сдерживаемое прокладкой дорогостоящих инженерных сетей, а цены можно было уравновесить продуманной системой рассрочки платежей и кредитования под низкий процент. Тем более, что предприятиям и организациям было разрешено, с целью быстрого решения кадровых вопросов, строить собственное жильё. Купить нуждающемуся в жилье специалисту сборный дом с готовым техническим модулем для большинства предприятий было намного быстрее и проще, чем годами дожидаться, пока подойдёт очередь на квартиру.
  
   Предложенный гражданам пластмассовый дом был далеко не единственным вариантом. Разновидностей домов для индивидуального строительства в стране уже производилось несколько десятков, от классических срубов из оцилиндрованных бревён до футуристических геокуполов, планировки были доступны на любой вкус, от стандартных бытовок в габаритах контейнера до коттеджей, строящихся по индивидуальным проектам. Была даже возможность «напечатать» дом своей мечты при помощи «установки непрерывного разлива бетона» – термин «3D-принтер» ещё не вошёл в широкий обиход.
   Алексей Иванович проявил не в целом не свойственную ему консервативность, убеждая Иру не спешить с выбором дома:
   – Ты, Иришка, не торопись. Сначала надо изучить все доступные варианты, не упираясь именно в тот, на который прямо сейчас денег хватает. Меня с этим пластиковым спичечным коробком смущает, что, если вдруг жизнь иначе повернётся, его продать будет намного сложнее, чем обычный, классический домик, или даже этот новомодный купольный. Просто из-за непривычности материалов и конструкции.
   От комнаты тоже не спеши отказываться. Тебе, как оставшейся без родителей, от государства жилплощадь положена. Вот и бери, что положено, а жить там тебя никто не заставляет. Имея комнату и дом, ты всегда их на однокомнатную квартиру сменять сможешь, а то ещё и с доплатой.
   Масла в огонь дискуссий подлил и Дима, притащивший из организованного в прошлом году информационного бюро Ленинградского сетевого сообщества (АИ, см. 07-12) несколько десятков рекламных диафильмов от производителей самых разных домов для индивидуального строительства. Как оказалось, промышленность уже наладила выпуск самых разнообразных литых деталей из негорючего пенопласта, с использованием которых разного рода кооперативы вовсю собирали индивидуальные жилые дома различного вида, размера и планировки.
   Тут были и классические щитовые сборные домики, утеплённые обычными плоскими плитами теплоизоляции, но они стоили достаточно дорого, из-за большого количества требуемых стройматериалов. Предлагались и самые разные варианты купольных строений, намного более дешёвые, поскольку они составлялись из одинаковых деталей трёх-пяти наименований, собираемых друг с другом в разных комбинациях.
   Ставшие уже привычными сборные дома из брёвен и бруса Ира не рассматривала – на такую покупку у неё точно не хватало денег. Литые бетонные купола, собираемые из массивных готовых деталей, ей тоже были не по карману. Не хватало и на готовый комплект сборного геокупола, даже на самый маленький – его монтаж бригадой из 4-х человек стоил дороже, чем материалы дома. Она присматривалась к пенопластовым куполам, собираемым из сегментных долек, но её останавливала необходимость недешёвой внешней и внутренней отделки. Пластмассовый дом и разные варианты домов из контейнеров, подкупали своей практической готовностью к заселению сразу после монтажа, но контейнерные варианты тоже были для неё дороговаты.
   Алексей Иванович и Валентина тем временем подбирали варианты дома для Марии Мироновны. Старушка дала согласие на переезд, поставив непременным условием, что возле дома должен быть огород:
   – Без огорода что я там делать буду? Целыми днями телевизор смотреть, что ли? Я этак помру от безделья. А так, на огород выйду, покопаюсь, и вроде ещё живая. Ещё бы парник поставить, для огурцов да помидоров, у вас бы всё лето свои овощи были.
   Устроить парник или теплицу большого труда не составляло – набор алюминиевых стержней и дуг с пластиковыми фитингами и полиэтиленовая плёнка стоили недорого. Вложив немного побольше, можно было купить пластиковый, деревянный или алюминиевый профиль с пазами для стекла. Оконное стекло тоже стоило не запредельных денег. Профили были доступны самые разные, особенно – алюминиевые. После пуска в 1958 году Иркутского алюминиевого завода их выпускали в большом ассортименте для стеклопакетов – двухкамерных, трёхкамерных и т.п. (АИ)
   Дима отправился в библиотеку, нашёл целую кучу самых разных конструкций теплиц, вегетариев, в том числе – оборудованных гидропоникой. Среди массы информации ему попалось удивительное сообщение. Некий агроном из Новгородской области построил энергоэффективный дом, расположив жилые помещения прямо внутри теплицы. В статье была и фотография – огромная теплица накрывала почти весь участок, кроме хозпостроек и проезда. Внутри неё располагалась коробка наподобие щитового дома, но с плоской крышей – от дождя её прикрывала стеклянная крыша теплицы. На крыше дома была устроена летняя терраса с перилами, стоял столик с самоваром и лёгкие пластмассовые кресла.
   (Реальные примеры:
   https://www.kramola.info/vesti/neobyknovennoe/dom-v-teplice
   https://www.youtube.com/watch?v=TLPRjN9tRqM)

   – Ух ты! Хочу такую же, – заявила Валентина, увидев фотографии теплицы, засаженной цветами в каскадных вертикальных грядках и фруктовыми деревьями в ящиках на деревянном полу. Прямо среди цветов стоял диван, кресла и телевизор. – Ну, или хотя бы какую-нибудь пристроечку к дому, в виде теплицы.
   Дима тем временем внимательно изучал текст статьи:
   – Этот товарищ пишет, что за счёт теплицы сильно экономит зимой на отоплении.
   – Интересно, почему? – спросил старший Веденеев. – Зимой ведь солнце почти не светит.
   – У него получился большой герметичный объём, не продуваемый ветром, – поразмыслив, ответил Дима. – Всё тепло, что выделяется в доме от людей, электроприборов и кухни, остаётся внутри этого объёма. Какие-то потери, конечно, есть, но их много меньше, чем в обычном доме с деревянными окнами и стенами. Остекление двойное.
   – А что у него летом там происходит? Там же будет такая парилка, что не продохнуть? А как он крышу чистит от пыли?
   – Летом он открывает боковые стенки, у него там сдвижные стёкла предусмотрены. Не одна-две форточки, а в сумме половина площади стены, – прочитал Дима. – Крыша дождями обмывается, но у них там не город, пыли меньше. В городе я бы на это не рассчитывал. Но сама идея построить дом внутри большой теплицы интересная.
   Алексей Иванович принялся подсчитывать потребное количество профиля:
   – Можно попробовать сделать четырёхскатную крышу. Или, как обычно в теплицах делают, несколько односкатных рядов с вертикальными стенками и проходами, чтобы можно было эту крышу помыть, хотя бы шваброй на длинной ручке. Ещё забор нужен высокий, из сетки. Иначе какой-нибудь алконавт камнем в эту красоту запустит – и всё вдрызг.
   Ира, посмотрев на картинки из статьи и эскизы, которые начали набрасывать Дима с Алексеем Ивановичем, покачала головой:
   – Тут всё не так просто. Вы пытаетесь совместить под одной крышей жильё и выращивание овощей и фруктов. Это нормально работать не будет, потому что человеку и тропическим растениям нужны разные условия. Вообще, по строительной части надо бы со специалистами обсудить и посоветоваться, а я могу тепловые потоки и инсоляцию посчитать. Но я уже сейчас вижу, что вот эти пространства – для людей и для выращивания овощей и фруктов – надо разделить дополнительной перегородкой на отдельные зоны: условно говоря, «огород» и жилые помещения. Они, кстати, могут быть совсем небольшие – достаточно закрыть настоящими стенами только спальни, ванную и туалет. Гостиная и кухня уже могут быть в застеклённой части.
   Накрывать почти весь участок стеклом – это выйдет запредельно дорого, огурцам, помидорам и фруктам такая роскошь не нужна, вы на стекле и профилях разоритесь. Им достаточно будет обычной плёнки.
   А вот крыша у внутренних жилых помещений пусть будет плоская, тогда можно жилую «коробку» накрыть целиком стеклянным «домиком» с арочной, или пусть даже двускатной крышей, отступив от стены с севера буквально метр, для теплоизоляции. С южной стороны можно вообще бассейн сделать, там летом будет очень жарко, придётся постоянно держать стены открытыми. На восточной стороне я бы поставила диван, кресла и телевизор – тогда солнце вечером не будет мешать смотреть передачи. А с запада можно сделать кухню и место для вечерних посиделок с чаепитием – там солнце будет всю вторую половину дня, до заката.
   – Если оно вообще будет, – проворчал Алексей Иванович. – Не забывайте про ленинградскую погоду, у нас тут солнце только что по талонам ещё не выдают. Но вообще, девочка дело говорит, мне нравится.
   – Так она же теплицами и оранжереями, считай, уже профессионально занимается, – напомнила Валентина.
   – Насчёт бассейна – это ты загнула, конечно, у нас таких денег нет и не будет никогда...
   – Детский надувной купим и там поставим, – пошутила Валентина. – Будешь в нём летом сидеть, с пивом. Молодец, Ирочка, всё посоветовала по делу.
   (Ориентация зимнего сада по сторонам света http://www.1mirokon.ru/quality/poleznaya-informatsiya/vse-o-zimnikh-sadakh/)
   – Самое главное забыла – крыша ведь плоская, на ней можно место для отдыха сделать, – подсказал Дима.
   Он уже прорисовывал варианты, которые описала Ира. Возможные планировки дома обсуждали ещё долго. В итоге пришли к выводу, что нужно дополнительно почитать литературу по строительству и посоветоваться со специалистами, даже чтобы самим лучше разбираться в достоинствах и недостатках имеющихся в продаже сборных домов.
   – А давайте позвоним тому архитектору, что пластиковый дом построил? – предложила Ира. – Он же мне на ВДНХ свой рабочий телефон дал, на случай, если будут ещё вопросы. С ним и посоветуемся, я думаю, он таких домов ещё не строил, вдруг ему самому будет интересно?
   Алексей Павлович Щербенок звонку Иры не удивился:
   – Здравствуйте, девушка… Помню, помню, вы на ВДНХ нашим домом интересовались.
   Вопрос о возможности построить дом в теплице архитектора заинтересовал:
   – Внутри? Не теплицу, пристроенную к дому, а весь дом хотите внутри теплицы расположить? Интересная идея… С точки зрения отопления выглядит перспективно. Стекло как материал стоит недорого, профиль тоже не запредельно дорогой, алюминиевый подороже, конечно, но не слишком. Почему бы нам не встретиться с вашими соседями и не обсудить все детали более конкретно? Для меня это тоже был бы довольно интересный опыт.
   Перед встречей Алексей Иванович и Валентина изрядно волновались – всё-таки «целый архитектор», кто его знает, сколько он за консультацию запросит. Но Щербенок оказался вполне нормальным человеком и хорошим специалистом:
   – Я же не адвокат, у которого каждое слово платное! Тем более, задача меня самого заинтересовала. Давайте, рассказывайте, что вы там задумали?
   Выслушав слегка сбивчивые пояснения, посмотрев выданный в БТИ план участка и нарисованные Димой и Ирой эскизы теплицы, Алексей Павлович предложил:
   – Я понимаю, что полноценный архитектурный проект с сопровождением вы не потянете, да и у меня самого текущей работы достаточно. Давайте сделаем так. Сейчас в книжных магазинах довольно много книг по индивидуальному строительству продаётся. Конкретных названий и авторов рекомендовать не буду, неизвестно, найдёте ли вы их или нет. Полистайте эти книги, посмотрите, что из предлагаемых вариантов быстросборных домов вам приглянётся, а потом покажете мне. Тогда и сообразим, можно ли выбранные варианты модифицировать, чтобы приспособить их к размещению в теплице. Саму теплицу девушка спроектировала на удивление грамотно, видно, что не первый год этим занимается. Не ожидал от школьницы такого продуманного подхода.
   Дима не стал упоминать, что теплицы, в разработке которых Ира принимала участие, пусть и всего лишь как стажёр, строятся по всему Советскому Союзу, а одна из разработок даже была запущена на орбиту – родители его к хвастовству не приучали.
  
   Незаметно подошла горячая пора выпускных экзаменов, а за ними и вступительных. Дима поступил в Политехнический институт, намереваясь более плотно заняться робототехникой, Ира – на биологический факультет университета.
   Совет Алексея Ивановича и Валентины не спешить решать вопрос с комнатой пришёлся как нельзя кстати. Немного позднее Ире предложили посмотреть другую комнату. В этой квартире было меньше съёмщиков, и по характеру люди были намного более спокойные и доброжелательные. Ира, однако, не отказалась от своего желания поселиться в собственном доме. Она проконсультировалась с инженером Левинским относительно технического модуля для дома, долго просчитывала все варианты. Денег хватало только на «пластиковый коробок», либо, с небольшим запасом – на технический модуль большей площади, для дома побольше. Подвернувшаяся вовремя комната на время сняла проблему с жильём.
   Дима сразу после вступительных экзаменов не поехал отдыхать, а устроился на месяц поработать в кооператив, занимавшийся изготовлением стеклопакетов. Своё решение объяснил просто:
   – Научусь собирать стеклопакеты, заодно своим работникам они на стекло и профиль скидку делают. Можно будет закупиться материалами по оптовым ценам.
   Вечерами он всё время что-то считал, чертил, писал, потом начал клеить из бумаги какие-то треугольники. Валентина решила, что сын увлёкся очередным научным проектом, но всё оказалось куда серьёзнее. Через неделю расчётов и возни с макетом, Дима пришёл к Ире с коробкой из-под торта и сметой на постройку дома:
   – Смотри, я всё рассчитал. Нужны будут доски, брус для нижней обвязки, негорючий пенопласт, фанера для внешней обшивки, стекло, профиль, крепёж. Пластины для коннекторов нам вырежут на заводе, я уже договорился предварительно.
   Ира внимательно рассматривала чертежи и смету:
   – Почему так дёшево выходит? Разве этого хватит?
   – Потому что геокупол. На него материалов уходит на 20-25 процентов меньше, чем на обычный дом той же площади. Полусфера. Площадь поверхности минимальна при максимальном объёме. Идеальная форма. То же самое с теплопотерями – на 60 процентов ниже, чем у обычного дома. Смотри.
   Он вытащил коробку из-под торта, снял крышку. Вместо торта в коробке был макет купольного дома, склеенный из бумаги, палочек для мороженого, изображавших доски, и прозрачной плёнки от упаковок.
   – Это я заодно и правильность чертежей проверил. Макет в масштабе построен.
   – Обалдеть, красота какая…
   Дом был наполовину стеклянный, непрозрачная северная стена была сделана сплошной, ни одного окна, никаких возможностей для утечки тепла или для ветра. Зато сектора, выходящие на восток, юг и запад, Дима предложил сделать полностью прозрачными, из стеклопакетов, кроме нижнего ряда треугольников. Вход с тамбуром и козырьком-балконом был ориентирован на юг.
   – Балкон летом будет прикрывать от лишнего солнца, чтобы внутреннее пространство не перегревалось, – пояснил Дима, тут же демонстрируя освещённость дома при помощи настольной лампы. – Вот эти группы окон слева и справа сделаем открывающимися, для проветривания, остальные стеклопакеты будут глухими, так дешевле выходит. Северную стену утеплим негорючим пенопластом, 14 сантиметров толщины держат тепло, как стена в два кирпича, помнишь? Нарежем треугольниками, и прямо внутрь каркаса вставим, даже крепить не надо. Щели на толщину каркаса, между треугольниками, заполним обрезками от пенопласта. Снаружи обшиваем фанерой, а потом всё напыляем поликарбамидом, я уже кооператоров нашёл, которые гидроизоляцию кровли делают. Будет полная герметичность.
   – Выглядит здорово, – похвалила Ира. – И денег должно почти хватить.
   – Я добавлю, если что. Заработаю, и у меня ещё немного отложено было, на мотоцикл. Мать всё равно против, не хочет, чтобы я мотоцикл покупал. Да и дом важнее.
   – Спасибо… Но как мы всё это соберём? Рабочих нанимать у меня точно денег нет…Я-то рассчитывала, что пластиковый дом с установкой будет.
   – Сами и соберём. Я ещё батю помочь попрошу. Ты только при сборке доски каркаса подержишь, и шурупы подавать будешь. Геокупол тем и хорош, что его вручную собрать можно. Стеклопакеты я тоже сам сделаю, не зря же я в этот кооператив устроился. Уже научился собирать их. Шуруповёрты на работе возьму, электрические, и генератор. Тоже договорился уже.
   Ира, рассмотрев макет, поняла его основную идею. Дима предложил собрать каркас из досок, устанавливая их плоскости радиально. Таким образом, получался каркас, толщиной стен в ширину доски.
   (https://www.youtube.com/watch?v=sVnSnym25iI в начале видеоролика видна конструкция каркаса и коннекторов)
   При точном соблюдении углов и размеров сборка дома превращалась в подобие детского конструктора. В треугольные проёмы каркаса он собирался вставить стеклопакеты и пенопласт теплоизоляции, закрыв его снаружи фанерой.
   Алексей Иванович, придирчиво посмотрев смету и макет, проект одобрил:
   – Конечно, помогу. Тем более, нам, когда сами строиться будем, нужно будет самим где-то рядом базироваться, через весь город не наездишься. Я собирался контейнер-бытовку арендовать…
   – Да зачем? Если мой дом успеем первым собрать, у меня все и разместитесь, – тут же предложила Ира. – Пятьдесят квадратных метров же! Все поместимся.
   Технический модуль необычной восьмигранной формы заказали в «Главленинградстрое». На него ушла большая часть денег, зато его привезли и установили на винтовых сваях за один день, одновременно пробурили скважину для воды. Проект был адаптирован под геокупол заданного размера – сверху по периметру тёплого пола был проложен брус обвязки, на котором и собрали каркас купола. Доски каркаса Дима с Алексеем Ивановичем напилили в гараже, промаркировали, увязали в пачки по размеру, и привезли на обычном грузотакси – фургоне ГАЗ-51. Получив с завода пластины для коннекторов, рассортировали их по местам установки и собрали на болтах.
   Сборку каркаса начали в субботу рано утром. Электрические шуруповёрты и дрель заметно ускорили работу. Весь электроинструмент взяли либо в пункте проката, либо Дима одолжил на работе. Для точности сделали шаблоны для каждого ряда и всю сборку вели по ним. Не обошлось без ошибок – некоторые доски каркаса оказались обрезаны под неправильным углом, пришлось их заменять или подрезать. Доски были куплены с запасом, с учётом площади внутренних конструкций. Несмотря на неопытность сборщиков, к вечеру каркас дома был закончен. Воскресенье ушло на заготовку треугольников из пенополиизоцианоурата. Пенопласт купили в листах, тоже с небольшим запасом. Нарезанные треугольники Ира сама запихала в треугольные проёмы каркаса. Она ещё не до конца верила в происходящее – дом, её дом, на глазах обретал форму и воплощался в реальность, и эту новую реальность она создавала и строила сама, своими руками и при поддержке ближайших друзей.
   На неделе вечерами Алексей Иванович и Ира нарезали треугольники из фанеры, пока Дима собирал треугольные стеклопакеты. В субботу обшили фанерой северный сектор купола, и нижний пояс треугольников по всему периметру. В воскресенье начали устанавливать стеклопакеты. В понедельник вечером приехали кооператоры, загерметизировали фанеру напылённой плёнкой поликарбамида. Стеклопакеты Дима с Алексеем Ивановичем устанавливали по вечерам всю неделю. Внизу работать было удобно, а для работы на высоте в куполе построили из досок круговую галерею – не полноценный второй этаж, чтобы пол не закрывал свет, а сегментный, с восточной, южной и западной стороны, со световым проёмом посередине. Как только установили стеклопакеты верхнего ряда, в доме стало жарко – августовское солнце грело неплохо, пришлось держать окна открытыми.
   – Когда внутреннюю отделку закончим, натянем струнные карнизы вдоль верхних рядов окон, и сверху и снизу, – предложил Дима. – Попрошу маму сшить белые занавески с кольцами наверху и внизу, и будешь их задёргивать, чтобы дом за день от солнца сильно не нагревался.
   К исходу третьего воскресенья закончили собирать и установили входной тамбур с дверью. Дом был повёрнут входом к солнцу, а глухая северная стена обращена к улице.
   – Кусты сирени по периметру забора посадишь, чтобы обзор с улицы закрывали, и будет совсем хорошо, – подсказала Валентина.
   Оставалось ещё много работы – теплоизоляция щелей, внутренняя отделка, электропроводка. Электричество к дому уже было подключено, счётчик установлен, теперь можно было обойтись без генератора. Но теперь в доме уже можно было жить, не тратя время на поездки туда-сюда. Еду подвозила Валентина, поблизости ещё не было никакого общепита, городская инфраструктура на тот момент в Озерки ещё не дотянулась. Первого сентября Ира поехала в университет уже из собственного дома.
  
   Приближение осени и 1 сентября вынудило Алексея Ивановича и Валентину тоже поторопиться с согласованием проекта. Дима мог работать в оконно-дверном кооперативе только до конца августа, и до этого срока нужно было закупить по оптовой цене профиль и стекло. Валентина, посмотрев изнутри и снаружи строящийся дом Иры, тоже захотела накрыть дом стеклянной купольной крышей.
   – Так и скажи: «хочу сидеть, как рыба в аквариуме», – пошутил Алексей Иванович.
   Термин «лох» в обиход ещё не вошёл.
   – Занавески сошью! – отругивалась супруга.
   Однако, Ира, посчитав теплопотери и расход материалов для разных вариантов кровли, тоже поддержала такое решение:
   – Конечно, один круглый купол слишком большой получается. Но у арочной крыши тепловые потери меньше, чем у двускатной или односкатной.
   (Можете проверить в онлайн-калькуляторе https://www.elec.ru/calculators/greenhouse-heating/)
   Можно сделать арочную крышу с законцовками в виде полукуполов, и ещё три полукупола пристроить внизу, к основному объёму с юга, с востока и с запада.
   Этот вариант всем понравился. Архитектор Алексей Павлович Щербенок тоже одобрил предложенное решение:
   – По расходу материала этот вариант однозначно будет выгоднее любых прямоугольных вариантов той же площади. Соответственно, и по тепловым потерям тоже. Мне нравится. Вы молодец, девушка.
   (тепловой расчёт теплицы https://www.gradaplast.ru/article/kak-rasschitat-moschnost-otopleniya-dlya-zimnej-teplitsy)
   Технический модуль поставили с тем же набором оборудования – водяной насос для водоснабжения, септик, многотопливный котёл для отопления позволял, после определённой адаптации, жечь и пеллеты, и щепки, и мелкий уголь. Внутренние помещения дома построили «по книжке», на основе одного из типовых щитовых быстросборных домиков, только вместо крыши оборудовали ограждённую перилами открытую террасу. Затем вокруг них возвели прямоугольный, частично застеклённый короб из алюминиевого профиля, на деревянной платформе, смещённый в южном направлении, и уже к нему пристраивали элементы купольных конструкций, собранные по уже отработанной технологии. Северную стену сделали вообще непрозрачной и почти глухой, с маленькими, не открывающимися окошками для обзора. Вход в дом устроили с южной стороны, как и у Иры, через такой же теплоизолирующий тамбур.
   Строили по технологиям быстросборных домов, поэтому получилось достаточно быстро. Марию Мироновну переселили в новый дом уже в ноябре. Старушка с интересом осматривала дом, потом спросила:
   – А где же печка?
   Алексей Иванович показал, как разжечь котёл, объяснил, как работает тёплый пол, даже поднял в одном месте обшивку, показал трубки. Пока объяснял, в доме стало тепло, даже жарко.
   – Хорошо сделано, – одобрила Мария Мироновна, осмотрев всё оборудование дома. – Дрова носить не надо, всё под рукой, кнопочку нажал – вода полилась.
   Тем не менее, бабушку без присмотра не оставляли – Дима переехал в дом вместе с ней, чтобы закончить отделку, а заодно и присмотреть за пожилым человеком. Ира тоже была довольна его решением – раньше они виделись, по большей части, в школе.
   Соседи по Озеркам к строительству большого интереса не проявили. Купольные дома уже были не редкостью на соседних улицах. Местные успели на них насмотреться. Зато инженер Левинский несколько раз привозил своих заказчиков, чтобы показать в действии, «в полевых условиях» работающую аппаратуру технического модуля.
   Пластиковый дом запустили в серийное производство, но использовали, в основном, как ведомственное временное жильё или муниципальную «маневренную площадь» по всей территории СССР. В такие дома в ожидании строительства нормального многоэтажного или индивидуального жилья массово переселяли людей из коммунальных квартир, а также из ветхого жилья, бараков и подвалов, где они ещё оставались. Их разрешили ставить наравне с любыми другими домами в районах индивидуальной застройки в мегаполисах – в частности, в Ленинграде такими районами были не только Озерки, но и «Ильинская слобода» на Ржевке, расположенная на неудобной для многоэтажной застройки местности.
   Домик можно было арендовать или купить в рассрочку через отдел жилищного строительства, организованный при каждом исполкоме. Специально организованная отдельная коммунальная служба занималась доставкой, установкой, монтажом под ключ и обслуживанием всех вариантов быстросборных и передвижных домов, не только пластиковых, но и контейнерных и купольных. Её подразделения обеспечивали подвоз газовых баллонов, вывоз канализационных баков, обеспечение водой и пеллетами, там, где это было необходимо (АИ). В городах, уже имеющих газовое снабжение, проще было привезти лишний баллон для газового отопления. В сельской местности, особенно в лесных районах, пеллеты для отопления были вне конкуренции.
   Технические модули конструкции Леонида Левинского, в разных вариациях, стали основой процесса «стирания противоречий между городом и деревней», привнося в нелёгкую жизнь сельских жителей почти городские удобства.
   До этого все эти системы – насосы для воды, различные варианты систем отопления, химические и биотуалеты были доступны для приобретения по отдельности (АИ частично, см. гл. 01-30, ). Это позволяло улучшить свой быт и тем, кто уже жил в собственном доме, но каждому владельцу приходилось заморачиваться устройством каждой отдельной системы индивидуально. Теперь же появилась возможность собирать готовые комплекты для индивидуального строительства из стандартных компонентов, миллионами, под любой метраж и отапливаемый объём дома, под любую, даже самую необычную планировку.