Пролог
   Иримэ
   С высокой Башни Оракулов я осматривала замок Азир и окружающую местность. С времени победы над орками Гхыртыкбургуза, обеспечившей Лару надежную границу на востоке, прошло уже четыре месяца. Минула короткая, но снежная зима, стаял снег, и скоро уже, когда просохнут дороги, армии снова двинутся в поход.
   Я оглянулась на меллорн, заботливо выращиваемый во внутреннем дворе замка. Сумеречный меллорн! Этот мир не видел подобного со времен Падения Асколхорна! Мать явно выражает мне и моему избраннику свое благоволение!
   Меллорн изначально был посажен возле дерева, в котором обитали завербованные Ларом феечки королевы Морико... Сейчас же на месте былого одинокого дерева - небольшой сад, в котором весело клубятся младшие фейри - близкие родственники феечек... настолько близкие, что сходу различить может не каждый эльф, даже если поставить их рядом. Разве что когда начинают колдовать - разница становится очевидна. Обычные феечки - порождения Плана Жизни, воплощенные в материальное тело, а потому поголовно, даже без обучения, имеют склонность к магии этого Плана - способны сдерживать врага заклинанием первого круга "Корни", то младшие фейри - порождения Хаоса, и получают при рождении одно заклинание первого круга этого Плана... совершенно случайно. Хотя Стрела Хаоса встречается примерно у половины фейри.
   Я вздохнула. Пока что меллорн - молод и слаб. Он не может поддерживать высшие здания возрождающейся расы. Так что даже о Дикой охоте - не то духах, способных обращаться эльфами, не то эльфах, принимающих звериное обличье, остается только вздыхать.
   Но Древо - растет, так что пройдет не так уж много времени, и в замке появятся "живое оружие", духи, настолько полюбившие битвы, что воплощаются в виде оружия, заключая нерушимый договор с носителем. Носители - все имеют способности к шаманизму и соответствующий набор инструментов (Книгу, бубен и все, что надо), но вот хороших шаманов среди них очень мало... а требования духов практически исключают для них ношение какой-либо брони, что для третьего ранга - весьма существенно... Но Лар говорит, что, умело применяя этих бойцов - можно получить немалое преимущество. Но это требует постоянной с ними работы, а не "набрал - и кинул в бой".
   Когда же Древо наберет достаточно сил, чтобы влиять на погоду в замке, можно будет вырастить Башню колдовства, где будут собираться те, кто уподобился мне и маме - эльфы, отдавшие свой Свет ради силы Хаоса, и ставшие колдунами Хаоса.
   Дальше, с ростом меллорна, он накроет своим влиянием весь город, обеспечивая его обитателям комфортную жизнь. Тогда в замке откроется Круг призыва, где колдуны смогут попробовать призвать через него себе ездового зверя Хаоса, становясь всадниками на химере1.
   Собственно, выросший до такого уровня меллорн уже считается взрослым. До "старшего", а тем более - "древнего" меллорна шансов дожить немного даже у не знающего старости эльфа. Все-таки гораздо чаще нас убивают гораздо раньше, чем получаем право именоваться "Древними". Но, в любом случае, уже имея в своих владениях полностью взрослый меллорн можно будет улучшить Круг призыва до второго уровня - и призывать через него Нерожденных, духи Хаоса, скованные в материальной форме, один из лучших вариантов тяжелой пехоты, хорошо защищенной, внушающей страх всем врагам, которые способны его испытывать, не вполне материальной, и за счет этого способной впитывать огромные количества урона.
   Третий же уровень Круга призыва сможет пропускать через себя Черных крикунов. Это старшие собратья тех, что мы призываем сейчас. От наших отличаются большей силой и способностью нести не двух-трех всадников, а целый десяток. Собственно, именно от набора ездоков и зависит главным образом боевая мощь этих высших созданий расы, что теперь уже стала моей.
   Немного вырвавшись из мечтаний о будущей славе Сумеречной ветви эльфийского народа, я посмотрела на юго-запад. Там, на самой границе бушующего под замком водоворота, на основании из вбитых в дно Великой реки каменных свай, возвышалась боевая башня, назначением которой будет устроить "веселую жизнь" тем, кто решится штурмовать Азир с воды. По чертежам маэстро Лефевра ее построили работники торговой гильдии. Многие из них сорвались в воду и исчезли в пенящемся водовороте без какой-либо возможности спасения. Но, как сказал Лар, "любое строительство, несколько больше, чем возведение площадки для детских игр, включает в себя риск человеческих жертв". И этот риск был учтен гильдмастерами при определении цены строительства. Расплатиться у нас получилось перьями фламинго, что обитают в соленом озере неподалеку от Беленджера, и по итогам Орочьей войны доставшегося Лару. Спрос на эти украшения, и, соответственно, цена на них - сильно возросли в связи с идущей на севере войной между былыми союзниками - Империей Света и Вечным лесом. Поначалу я была против того, чтобы продавать что бы то ни было предателям-имперцам, но Лар убедил меня, что нашлемные украшения вряд ли так уж усилят гордых имперских рыцарей, а на потраченное на покупку перьев золото - они смогли бы закупить немало более полезных вещей. Зато теперь башня с магическим кристаллом и несколькими мощными баллистами на верхней боевой площадке способна отправить на дно любой корабль, рвущийся к городу в обход водоворота... или же к обосновавшимся в устье Орбаковской балки верфи и торговым причалам, давшим начало Порту Азир - пока еще небольшому торговому посаду. Те же корабли, что решат сначала захватить саму башню, встретят расположенные на нижних ярусах сифонофоры, готовые радостно приветствовать незваного гостя струями Дьявольского огня. Секрет этой горючей смеси, не гаснущей даже на воде, говорят, был украден у демонов еще во времена Первой волны их вторжения и широко распространился по миру. Так что сейчас она широко применяется в сражениях на воде.
   Я перевела взгляд еще немного южнее. Самая южная из башен городской стены была перестроена в воротную, и сейчас напротив нее, прямо со дна балки поднимали еще одну башню, настолько высокую, что, начинаясь со дна, она будет вровень с башнями города, стоящего над обрывом. Несколько дальше работники гильдии уже размечают фундамент еще одной такой же башни. Они будут служить не только защитой для торгового посада, но и опорами моста через балку. А от предмостного укрепления, защищающего южный конец моста, и включающего в себя алхимическую лабораторию, которую Лар упорно именует "ртутной шахтой", уже строят дорогу к Ветровску. Денег в это и Ларом, и Гильдией уже вложено немеряно, а планируется - еще больше. Но превращение Азира в перевалочный узел на пути от поселений на берегах Сарийского моря - в Империю (а равно - и из Вечного леса в обход зоны боевых действий) было сочтено окупающим все вложения. Конечно, крюку приходится давать изрядного... Но именно к Ветровску выходит дорога на южные границы Восточной марки Империи. Так что, как не меряли, шипя и ругаясь, по карте, каких рекогносцировок не проводили на местности, но путь через Ветровск, в обход впадающих в Орбаковскую балку оврагов оказался самым удобным, а если брать в общей сумме - еще и самым дешевым из всех возможных.
   В этот момент мои размышления о логистике и архитектуре были прерваны металлическим грохотом и экспрессивной фразой, от осознания смысла которой я несколько покраснела.
   Оглянувшись, я увидела, как четверо молодых отступников затаскивают на верхнюю площадку башни то, что я, собственно, тут и ждала: свернутый в массивную трубу тонкий лист металла почти два на два метра. Собственно, грохот был вызван тем, что один из носильщиков оступился и уронил свой конец трубы. Остальные ее, естественно, не удержали, и металл грохнулся на камень пола.
   Отступники, злобно поглядывая на оступившегося, раскатали лист на полу, и подошедшие как раз вовремя двое культистов принялись крепить его к камню заклинанием "Единство разного". Я ностальгически вздохнула, присматриваясь к применению когда-то родной, но теперь, увы, недоступной магии света. "Единство разного", заклинание первого круга, одно из простейших бытовых заклинаний, позволяющее прикрепить что-то к чему-то, не используя материальных посредников, таких как клей или гвозди. Заклинание это удивительно устойчиво к механическим повреждениям. Так что отодрать что-то, им приклеенное... Проще разломать один из соединенных предметов. Есть у этого заклинания и недостаток. Насколько оно хорошо противостоит физическим попыткам разделить им соединенное, настолько же легко и разрушается при применении к нему любых заклинаний, удаляющих магические эффекты. То есть, скажем, закрепить "Единством..." балдахин над кроватью - идея хорошая. А вот заменить заклятьем гвозди и прикрепить к воротам оковывающие их стальные полосы? Лучше - не надо. Одно "Расторжение связей" - и вся оковка в области поражения просто облетит!
   - Готово, миледи, - поклонился один из культистов.
   Я кивнула, и, более не обращая внимания на эдайн, принялась проверять работы мастеров-кобольдов. До сих пор они не допускали ни единой ошибки, но... Все когда-то случается в первый раз. Так что лучше уж проверить самой, чем потом кусать локти.
   Вообще, эти небольшие существа, полностью лишенные любых способностей к магии, оказались очень полезными помощниками именно для мага. Они удивительно точно и быстро умеют работать с металлом, нанося колдовское графическое построение любой сложности. При этом, поскольку сами они - существа не магические, то и произведенные ими вещи - остаются "магически нейтральными", не несут на себе загрязняющих отпечатков обрабатывающей магии. Сейчас этого не требуется, но есть множество ритуалов, где подобное свойство используемого инвентаря - очень важно.
   Убедившись, что мастера-кобольды сработали, по обыкновению, безупречно, я принялась расставлять в критических узлах будущего ритуала материальные компоненты: расходные материалы, приношения - плату Силам-за-Гранью, и предметы-фокусы, что останутся целыми по завершении ритуала и могут быть использованы еще раз.
   Вообще-то, я очень не люблю "Взгляд Феникса", ритуал, позволяющий "увидеть ключевые точки несовершенства прошлого". Как правило, "там" видишь такое, что глаза б мои не смотрели. Но, увы, ритуал этот - крайне полезен. В конце концов, как говорил один из великих Темных Владык, "Когда какой-нибудь шарлатан твердит вам, что он никогда не думает, а лишь пророчествует от имени высших сил, то не слушайте ни его, ни те высшие силы, которые он представляет. Половина предвидения -- это голый и холодный расчет". А как можно рассчитывать, не имея исходных данных для расчета? И именно Взгляд Феникса позволяет эти данные заполучить.
   В небольших курильницах уже дымились собранные младшими фейри травы. К счастью, наш Дом, в отличие от вассалов Светлой луны или же Нефритового ястреба, редко используют "расширяющие сознание" вещества. Так что ритуальный дым лишь немного поможет мне расслабиться и отрешиться от происходящего, а также - настроиться на нужные моменты.
   В нужные места ритуального узора я выложила четки прелата, приносившего в жертву людей и пытавшегося заключить договор с демонами ради Торжества Света, оружие старого паладина, до последнего отстаивавшего свои убеждения в бою с теми, кто не желал этого боя, изукрашенные драгоценными камнями пуговицы с одеяния моего бывшего жениха, да не оставит его своим вниманием Хозяйка Паутины, и стрела из моего собственного колчана.
   Опустившись в одном из фокусов узора в позу, которую эдайн счел бы крайне неудобной, я начала выпевать созвучия, не имеющие смысла ни в одном из языков, но помогающие настроиться на нужное состояние сознания. Краем глаза я еще успела отметить поднявшихся на площадку маму и Лара. Они ожидали на лестнице, чтобы не сбивать меня во время приготовлений. А теперь будут ждать, готовые подать руку помощи. Но привычная призма, через которую мы воспринимаем окружающий мир, а точнее - "вещи-для-нас", уже пошла трещинами и осыпалась осколками кроваво-красного кристалла. Мир по новой открылся взгляду младенца, не знающего даже о том, что такое "дышать". И я погрузилась в Видения в поисках ответа: с чего началась та война между Империей Света и Вечным лесом, которую я так хочу остановить прежде, чем она разрушит Олваирин...
   Я могла бы сказать, что "мир вокруг вывернулся наизнанку", если бы эти слова хоть что-нибудь значили. Тысячи бессмысленных путей вели меня через паутину чужих выборов к истокам несовершенства. Я не искала "путь", потому что и предмет поиска, и сам поиск утратили всякий смысл. Лишь внешние ограды направляли мое движение через вероятное прошлое, наделяя его бесчисленными вариантами, характерными скорее для будущего. Однако в этой, кажущейся бессистемной, мешанине существовали ключевые узлы, к одному из которых меня и тянуло несмотря даже на то, что сама идея "движения" утратила всякий смысл. И, изменив свое состояние так, чтобы оказаться в нужном отражении времени, я услышала Голос...

***


   - Это точно? - человек в пышном одеянии прелата высокого посвящения выглядел безобидным толстячком... Но взгляд, лишенный предрассудков показывал, что большая часть его "безобидности" - это результат вдумчивых и серьезных стараний портного, обеспечившего впечатление отвисающего и не поддающегося попыткам его скрыть брюшка, и не менее вдумчиво нанесенного макияжа и актерских способностей. Для Видящей же он выглядел опасным бойцом, причем опасным даже не мощью тела или же отточенным владением заклинаниями (хотя и это присутствовало), но холодной мощью разума и твердой волей.
   - Да, господин, - склонился эдайн... Нет. Ритуал, чьи граничные требования были вставлены, стер начавший было проявляться предрассудок, недопустимый для истинного анализа. Расовые акценты будут расставлены потом. - Никаких сомнений. Это были эльфы.
   - На чем основаны выводы следователей Инквизиции? - уточнил прелат, чье лицо стремительно теряло оттенки безобидного чудачества, становясь тем, чем оно и должно было быть на самом деле: пустоглазым лицом прирожденного убийцы. - Как и в прошлые разы - стрелы?
   - Не только, - покачал головой гонец. - Один из охотников как раз возвращался с промысла, и видел, как они уходили от уничтоженной деревни.
   - И как же он выжил? - прелат удивленно поднял бровь. - Спрятался? В лесу? От эльфов?
   - Нет, - ответил собеседник. - Они встретились прямо на дороге. Эльфы даже поздоровались с ним, и просто прошли мимо.
   - Вот как... - прелат наклонил голову каким-то очень... птичьим жестом. Если бы на месте прелата сидел соразмерный ворон - я бы сказала, что ему что-то очень любопытно. - Хорошо. Я услышал тебя. Иди.
   Гонец покинул кабинет прелата. И из неприметной дверцы, которую я считала частью стены... пока она не открылась, шагнул разумный... "Кошмар безопасника, неопознаваемая личность". Даже возможностей Видящей не хватало, чтобы выделить в его облике какие-то особые приметы, которые позволили бы надежно идентифицировать его среди остальных представителей этой расы человечества. Да и серый плащ с капюшоном без каких бы то ни было украшений - тоже задачи никак не облегчал.
   - Учитель... - обратился вошедший к прелату.
   - Ты слышал, - отозвался тот.
   - Да. Но это же значит... Получается - эльфы не виноваты?
   - Получается, - вздохнул прелат, - что конкретно эти эльфы - не виноваты. Очень уж характерная картинка: наверняка они видели на месте человеческого поселения поселение иглогривов, норы морлоков, или еще какую мерзость... А увидели человека за пределами обозначенной им для уничтожения зоны - и раскланялись с ним.
   - Но тогда... - начал было носитель серого плаща.
   - Это ничего не меняет, - жестко отозвался прелат. - Мы продолжаем!
   - Почему? - удивился "серый". - Ведь если эльфы не виноваты...
   - "Эти" эльфы не виноваты, - усмехнулся прелат. - Как думаешь, кто мог погрузить Перворожденных в иллюзию так, чтобы они сами этого не поняли?
   - Демоны? - предположил тот, кого я пока что буду звать "Учеником".
   - Возможно, - кивнул прелат. - Но стали бы эльфы держать все в тайне, обнаружив следы одержимости? Полагаю, еще вчера гонец Совета, или Князя обивал бы пороги Храма, с просьбой выслать экзорцистов, чтобы помочь одолеть демонов и избыть Тьму.
   Внутренне я не могла не согласиться. Да, среди Перворожденных встречались сильные экзорцисты... Но, как не крути, а те из нас, кто избирали стезю Света - предпочитают налагать благословения, а не снимать проклятья. Но они всегда были редки, и встречаются далеко не в каждом поколении. Опасное искусство экзорцизма не пользуется популярностью среди наших Мастеров Света по очень простой причине: "Проникая в мысли Темных - проникаешься Тьмой". Для человеков с их короткой жизнью опасность не столь велика - они просто не успевают проникнуться эманациями зла настолько, чтобы это стало действительно опасно. А для Перворожденного, с его длительностью жизни...
   - Тогда... - Ученик задумался. - Единение?
   - И это может быть, - кивнул прелат. - Но Единение больше работает с сознанием через изменение тела. Инфильтраторы Единения могут тщательно маскироваться... но не могут замаскироваться совсем. Вот, к примеру, наши доблестные инквизиторы, сумевшие завербовать агентов в нескольких инфернальных культах, передали сообщение, что участники Нисходящей Иерархии требуют от тех, кто продал им души, собирать информацию о некоем "Хозяине", создающем марионеток... И описаны четкие признаки, по которым этих самых марионеток можно опознать. Пусть даже и летальным для марионетки способом. Так что, полагаю, что если бы провокацию организовали инсекты - нам бы уже предъявили вскрытое тело, с заверениями в глубокой скорби о погибшем Перворожденном. Об ущербе людям они не упоминают никогда, но инцидент совершенно точно был бы замят нашими политическими противниками.
   Ученик вздохнул.
   - Признаться, я не понимаю таких действий Единения. Ведь у инсектов есть отличные маги Разума. Так зачем такое грубое вмешательство, губящее на корню саму идею инфильтрации?
   - Ты - не можешь понять их... - улыбнулся прелат. - Но точно так же и они не могут понять тебя. А равно и любой другой неинсектоидный разум. Сама концепция монады, отдельного сознания - осознается Единением, разумом по определению коллективным, с большим трудом. Поэтому они сначала меняют разумного таким образом, что его разум становится способен к подключению к их единству - а потом уже работают с открывшимся их влиянию разумом на весьма высоком и профессиональном уровне. Но, как ты правильно заметил, начальные стадии этого процесса сильно урезают их возможности в области инфильтрации.
   - Но тогда... - Ученик задумался. - Если не демоны, и не Единение... Дроу? Для Светлого леса было бы позором пропустить удар темных собратьев... И вполне естественно желание этот позор - скрыть...
   - Возможно, - кивнул прелат. - И даже - вероятно. Этот вариант следует иметь в виду, и надо перекинуть Ступающим тихо задание поискать хоть какие-то свидетельства за или против этой гипотезы. Но... Я, признаться, полагаю, что все несколько иначе. Что среди эльфов нашлись те, кого союз с Империей Света устраивает не больше, чем нас - союз с Вечным лесом. Или же им нужна маленькая победоносная война для решения каких-то внутренних вопросов. Тогда становится понятно и легкость захвата зачарованных - их, по сути, не захватывали. С их сознанием поработали те, кому они доверяли. И понятно нежелание Леса дать какие-либо объяснения по инциденту: скорее всего те, с кем разговаривали наши посланники - сами имеют отношение к заговору, и почему-то не хотят сами себя разыскивать и вешать над растущей травой.
   - Учитель, - поднял голову Ученик, чей статус был однозначно подтвержден, - а зачем Вам эта война? За что Вы так ненавидите Перворожденных?
   - Не то, чтобы прямо "ненавижу"... - вздохнул Прелат. - Понимаешь... - он сделал паузу, перебирая нефритовые четки, - ...из эльфов получают отличные враги: сильные, коварные, заставляющие держаться в тонусе. Таких приходится уважать, и их приятно ненавидеть. Но вот союзники из них... Приведу простой пример. Когда я был чуть старше тебя, мы с моим учителем, кардиналом Валентино, участвовали в походе Союза против орков. Людей в том походе было не так уж много, и нас поставили на левом фланге, чтобы рыцари и паладины имели возможность, разогнавшись, ударить по увязшим в призывах напротив центрального полка эльфом оркам. Но... в тот момент, когда орки уже рвались вперед, Видящая Дома Светлой луны решила, что поражение похода и даже ее и всего ее отряда смерть - это подходящая цена за гибель одного из предводителей Стальных волков. Что-то в его будущем Видящей не понравилось. И она отдала приказ атаковать своих. Центр рухнул. Пошла резня. Из всего нашего отряда выбрались только свита и телохранители кардинала, вовремя разобравшегося в том, что происходит, и отдавшего приказ на прорыв. Герцог пытался отправить гонцов и к остальным... Но гонцы уже просто не успели.
   Я вспомнила этот эпизод. На уроках в Башне Оракулов нам его приводили в качестве этически сомнительного и очень дорогого, но, все-таки правильного действия настоящей Видящей. Даже умирая, люди и эльфы сумели перебить достаточно орков, чтобы Ва-а-агх! не сформировался. Зато Таурохтар Дуболом2 не сумел участвовать в дуэли с Ниэллоном, вызов на которую был уже брошен. Это позволило выжившему барду создать четыре поистине великие поэмы, прежде, чем он было отравлен Видящей Лотанариэ, лишило Стальных волков перспективного, хотя и несколько прямолинейного, полководца, и позволило сохранить баланс между Домами в Совете, не доводя до серьезной усобицы, что впоследствии признала даже Эариэль, Видящая Стальных волков.

***


   Предположение, что кто-то из эльфов не только желал наступления этой войны, но и прямо ее готовил и провоцировал, было настолько чудовищно, что требовало немедленного опровержения. И я принялась искать его. Искать и находить... Вот только то, что я находила - не только не опровергало предположений Прелата, но и подтверждало их.
   Интриги Парящего Журавля, поставившего своих сюзеренов перед фактом своих отношений с Единением, и теперь вынужденного искать оправдание своим действиям влекли за собой попытку "скрыть мертвый лист, вырастив мертвый лес". Дома Серебряного сокола и Белой совы сговорились подорвать позиции Светлой Луны, инициатора союза с Империей, разрушив этот союз и косвенно ударив по Дому Серебряной звезды, из которого вышли последние три Вечных князя. Впрочем, сам князь и его прямые вассалы тоже активно искали способ расколоть Совет, озабоченный тем, что трон слишком уж долго находится в руках Звездных, и образовавший устойчивую коалицию против Вечного князя под лозунгом "главное - стащить с вершины Звезду, а там добычу как-нибудь поделим". Так что заговор против Светлой Луны, приведший к идее "устроить войну с Империей" - возник не без ведома и поддержки Вечного князя, пусть подавляющее большинство заговорщиков об этом даже и не догадываются. Стальные волки шли за пророчеством, возвещавшим давно ими чаемое Возрождение Владык фейри в ходе войны Империи Света и Вечного леса. Нефритовые Ястребы, сюзерены Павшего дома отступников и демонопоклонников, многое потеряли после измены своих вассалов. И сейчас, не имея возможности "подняться самому", истово хотел "опустить остальных". Тем более что владения Ястребов расположены так, что удар Империи по ним если и придется, то отнюдь не в числе первых. И даже Золотая Орхидея, наши сюзерены, стремились к войне, надеясь "под шумок" пограбить приграничные районы Империи, а то и захватить куски Фронтира, что по союзному договору должны были оставаться нейтральными. И даже Светлая Луна, Дом, собственно, инициировавший союз и больше всех сделавший для его заключения и поддержания, начинал тяготиться договором, поскольку их торговые интересы постепенно входили в противоречие с идеологией. В общем, только Серые стрепеты, что несут самые большие потери на противостоянии оркам, готовы были поддерживать союз. Война была неизбежна.
   В какой-то момент мне стало интересно: как так получается, что я смогла Увидеть многие разговоры и действия, что явно не предназначались для широкого обнародования, а значит - должны были быть защищены от подсматривания как из прошлого, так и из будущего, сильными Видящими?
   Конечно, размышления о том, что это я, после проведенного ритуала заполучившая силу Хаоса - стала такая из себя замечательная, и преодолеваю защиту, установленную Видящими, для которых я даже не "подросток", а "ребенок", если не "младенец". Но мама много раз говорила, что льстить себе, тем более - столь неоправданно, значит прямо-таки нарываться на неприятности, возможно - последние неприятности. А значит, вывод мог быть только один: мимо прочных защит, мозголомных ловушек и хитрых лабиринтов меня просто провели за ручку, как ребенка-несмышленыша, каким я, собственно, и являюсь. Причем сделали это так, что я этого даже не заметила.
   И само по себе отсутствие следов воздействия стало следом, позволившим сократить список возможных помощников до трех имен: благословенная Мать Лесов Атарэ, проклятая Мать Тьмы Ллос и... принципал моего возлюбленного - Владыка Изменчивых ветров Тзинч. Недаром же Мать Лесов зовут так же и Ведущей оракулов, Мать Тьмы также является и Королевой паутины отнюдь не за пристрастие к этим членистоногим, а один из часто упоминаемых титулов Владыки ветров - Архитектор судеб. Для любого из них танец в бесконечном море вероятностей - сильная сторона, и попытка противостоять им для любой Видящей, сколь бы сильна она не была, закончится тем, что боги даже не заметят сопротивления. Вот только... Выбор, при всей его ограниченности - очень широк. Просто потому, что мотивы для помощи у этих троих будут ну очень разные. И последствия принятия помощи - тоже. И, вполне вероятно, что последствия эти могут сказаться не только на мне лично, или же моей семье, но и на всем народе!
  
   Лори
   - Лоримариэль! Ты где?! - вопль сотрясал каменные стены пещерного города в Подземье.
   Лоримариэль! Тьфу! Вот как жить с таким именем, если ты - гнома?! А все - папочка... з-з-...доровья ему и удачи! И довелось же ему встретиться на переговорах с Валакиртэ, Видящей Синей орхидеи, приехавшей в составе делегации... И влюбился, как мальчишка, несмотря на почти столетний возраст. Надо сказать, зубодробительное имечко, вполне подобающее высокой и статной эльфе, но чересчур замороченное для мелкой и плоской меня - это еще просто "безобидная причуда". Хорошо еще, что мама Диса - добрая. Она смогла удержать маму Фургу и маму Имли от скандала. Но вот то, что из кресла Советника тана Фанглуина, сына Бромбура, папу катапультировало - это факт. И приземлилось наше семейство здесь, в танстве Дорлет, недавно отвоеванном у проклятых дроу, а потому - еще крайне нестабильном и опасном.
   Вообще говоря, если бы папочка просто "влюбился", да хотя бы и в человечку - это не вызвало бы никаких проблем. Ну, кроме, разве что, проблем с самой человечкой и ее семьей. Мамы бы все поняли правильно. В конце концов, Подземье - опасно. И даже дроу, при всей их пакостной фантазии, отнюдь не на вершине списка опасностей. Так что воины Казад, увы, гибнут довольно-таки часто. А поскольку женщины у нас - слабее и легче мужчин, причем настолько, что падение живучести не компенсируется бонусами ловкости, то нас и стараются не выпускать из защищенных поселений, всеми силами делая нашу жизнь как можно более скучной. Но для сильного и живучего воина-мужчины Подземье если и менее опасно - то очень и очень ненамного. Так что в городах и поселениях Кхазад на одного мужчину - две-три женщины. И если годам к 50, когда молодой гном уже перебесился и готов отказаться от поддержки семьи в пользу самостоятельности, у него все еще только одна жена - смотрят на него косо. "Фу таким быть!"
   Но вот эльфийка... Эльфам гномы не доверяют, даже светлым. Конечно, это чувство не того накала, которые любой гном испытывает в отношении проклятых дроу, которые убили Ранардина, сына Алвина, Короля Королей Под Горой. Но все-таки, что бы светлые гордецы не говорили (а с темными никто и разговаривать не собирается), - они ближайшие родичи. И для гномов родные убийц Нараг-зигила3 - не заслуживают доверия.
   Так что сама идея "гнома, влюбленного в эльфийку" вызвала карательные меры со стороны тана Фанглуина. И только прежние заслуги отца, сначала много лет прослужившего сапером в армии танства, а потом - давшего множество хороших советов тану на посту его Советника спасли семью от гражданской казни и изгнания.
   А еще, как я выяснила не так давно, во времена, когда мама Имли была мной беременна, папа далеко не так много знал об эльфах, как считал сам. Так что имя мое, хоть и звучит похоже на эльфийские, но составлено вопреки канонам эльфийского именования, и представляет собой бессмысленный набор звуков...
   - Лоримариэль! - ну, вот меня и нашли. - Дочка! Ты что тут делаешь?!
   Я промолчала. А то он сам не видит, что я постепенно добавляю пепел перьев фламинго в прозрачную жидкость?
   Вообще с этими перьями интересная ситуация. Рыцари Империи Света (как, впрочем и паладины, да и прелаты - тоже) обожают украшать этими перьями свои доспехи и одеяния. А поскольку выцветают и теряют всяческий товарный вид перья быстро, то их приходится часто обновлять. Так что подобные украшения отлично демонстрируют богатство и благосостояние украшенного. Менее благополучным такие вещи просто не по карману.
   Светлые эльфы делают из перьев фламинго особо точные и особо сильно бьющие стрелы, не раскрывая секрета их изготовления никому. И то, что воспользоваться такой стрелой может только светлый эльф - только повышает их ценность. А уж связана эта особенность с какими-то свойствами перьев, либо же - применяемой при изготовлении стрел магии, про то мастера-стрельники светлых эльфов упорно молчат.
   Нам же, в Подгорном пределе, перья постоянно требуются для некоторых расово-специфических зелий, повышающих сродство с огнем и сопротивление ему, что для кузнецов, вынужденных порой сутками стоять у огненного горна - немаловажно. К счастью, не так давно на территорию нашего "соседа сверху" - волшебника д'Ин Амита стали завозить эти перья в больших количествах. Так что теперь нам не надо тащить крохотные партии этого ценного алхимического ингредиента через половину смертельно опасного Подземья, что делало эти перышки не то, чтобы "золотыми"... нет, их брали за 3-4 веса в золоте, и все равно расхватывали мгновенно. Так что для начинающего алхимика, вроде меня, поработать с перьями фламинго являлось недостижимой мечтой. Но вот сейчас...
   - Лоримариэль!!! - от вопля папеньки подпрыгнула посуда на столе. К счастью, я удержала мерную ложечку. А то сыпанула бы лишний грамм пепла... вот было бы замечательно!
   - Да, пап? - произнесла я, не отрывая взгляда от тоненькой струйки темного порошка, сыплющегося в пробирку. - Не знаешь, когда наши купцы поедут за следующей партией перьев?
   Отец тяжело и шумно выдохнул.
   - Вот по этому поводу я тебя и ищу. Собирайся! Прибыло посольство д'Ин Амита. Они уже получили агреман4, и сегодня будут вручать верительные грамоты. Твое присутствие... - он окинул взглядом мою невзрачную фигурку в потрепанных одеяниях, несущих на себе следы результатов различных опытов, которые порой бывали... н-да... Бывали, - ...обязательно!
   Я фыркнула. Отец все не оставляет идеи пропихнуть меня в дипломатическую службу, а потом - выдать третьей, а если повезет - то даже и второй женой какому-нибудь солидному и степенному гному. Забывает, как сам отжигал в молодости! И я вот, как настоящая папина дочка, не хочу в дипломаты! Я хочу быть алхимиком, а потом, поднабравшись более специфических умений, наняться в корпус саперов. Исследовать Подземье. Тралить ловушки дроу. Забрасывать врага огненными или ядовитыми смесями... Радость, азарт, адреналин!
   А мне вместо этого предлагают сидеть сиднем среди протухших душ, наглядно демонстрирующих верность слов о том, что "не всегда опыт и мудрость приходят с возрастом - иногда возраст приходит один" и слушать, как эти поросшие грибами валуны переливают из пустого в порожнее. Или, еще того краше, дипломатично улыбаться посланнику дроу в их предписанном для подобных случаев темно-пурпурных одеяниях. Впрочем, надо сказать, что "темный пурпур" дипломатической службы Дроуленда настолько "темный", что люди не отличают его от черного. Или же делают вид, что не отличают. Но в этом я с людьми полностью согласна: проще расстрелять как самого посланника, так и сопровождающий его отряд, "по ошибке" приняв за диверсантов, чем впустить их в холд, а потом - разгребать последствия их "дипломатической деятельности".
   - Лори!!! - Упс! А вот это уже серьезно. Папа употребляет краткую форму моего имени только когда действительно зол. - А ну - бегом приводить себя в порядок и переодеваться!
  
   Аминта
   Вот уже несколько месяцев я обретаюсь вдали от ставшего было родным Яблоневого. Вообще проповедовать Слово Света в самом сердце даже не ереси, но настоящего темного культа - было... странно. Но, тем не менее, господин Кайларн строго держал свое слово: "бродячие проповедники мне не нужны, но построив храм - можете проповедовать". И я сумела-таки построить Храм Света в Азире.
   Когда я пришла к людям, сохранившим Свет Веры в своих сердцах с просьбой помочь в строительстве - на меня смотрели как на безумную девицу. Но, узнав, что списки тех, к кому стоит заглянуть на огонек, я получила напрямую от секретной службы Азира, так что в их положении все равно ничего не изменится - люди с радостью и усердием принимались мне помогать. И вот... Мы строили, строили, и, наконец - построили!
   Одними из первых ко мне за духовным утешением и наставлением потянулись заблудшие души из известного на весь Азир заведения мадам Розы. Причем, подозреваю, что некоторые из них пришли не по зову сердца, а по указанию работодателя, которым, в данном случае, выступала не мадам Роза, а вполне себе господин Ставр, начальник разведки и контрразведки Азира. Но это, в сущности, не играет никакой роли. Суть Слова Света не в том, что отталкивать жаждущих припасть к его светлому источнику, какие бы мотивы не привели человека в храм, а в том, чтобы утешить, обогреть и наставить на путь истинный даже тех, кто заблуждается и отвергает Слово. А уж прогнать от ворот Храма тех, кто сам пришел за наставлением... Худшего греха я так, с ходу, пожалуй, что и не припомню.
   - Приветствую Вас, Мать-аббатисса! - сегодня у меня особый гость: сама мадам Роза.
   "Аббатисса"... Я внутренне вздохнула, стараясь не показать известной на весь домен мадам, держательнице главного, и независимого от Ночной гильдии Азира борделя под личным покровительством хозяина домена, свою неуверенность и сомнения, неподобающие столь высокому статусу. Конечно, предполагать, что ее нынешний визит проходит без ведома Ставра и Ванды, двух самых страшных людей в домене - было бы наивно. Но все равно, она - среди первых людей темного культа. А я... Всего лишь недоучившийся аколит, которую за строптивость и желание помогать людям выпнули проходить практику в этот домен, уже тогда - удаленный от чего бы то ни было, "передовой форпост Империи" под управлением мага, о котором уже тогда говорили, что крыша у него - с изрядной течью. Да когда внезапно, посреди проповеди, моя старенькая ряса внезапно стала не слишком роскошным, но все-таки прелатским облачением - я чуть с визгом не спряталась за алтарем! Как я тогда сумела довести службу до конца - знает разве что Владыка Света! Но я как-то справилась. И с тех пор меня почему-то стали называть Матерью-аббатиссой. Нет, нам, конечно, говорили на лекциях в семинарии, что иногда сам Владыка Света может выразить свое отношение к усердному аколиту, напрямую продвинув его сразу в прелаты. Но чтобы такое случилось со мной? Я ведь - отнюдь не самая успешная ученица! Да и здесь, на краю, а сказать по чести - даже за краем Империи, в землях, охваченных темными культами, я веду себя, наверное, не так, как подобало бы истинному Служителю Небесного Пламени... Я ведь, вместо того, чтобы выжигать Зло - говорю как с предводителем темного культа, так и с его прислужниками, выполняю его условия... Я всего лишь стараюсь хотя бы чем-то помочь страдающим людям. За что же меня вознаграждать?! Я не понимаю...
   Зато теперь, как старшая Посвященная, я оказалась Главой Церкви в домене, поскольку инквизитор таковым стать не мог (да и не хотел). И теперь мне приходилось не только утешать и поддерживать людей самой, но и надзирать за поведением послушников, принявших на себя храмы в Ветровске и Яблоневом. По хорошему, и мне стоило обретаться в Ветровске - тамошний Храм явно больше подходил на роль Главного Храма домена. Да и географически Ветровск ближе к центру владения. Но Азир, как ни крути, столица. И пусть столичный храм явно уступает убранством, красотой и удобством ветровскому, но место мое тут...
   - Позвольте, Мать-аббатисса... - мадам Роза протянула руку к священному Знаку, что появился вместе с остальным прелатским облачением.
   Признаться, я немного ожидала, что священный Знак обожжет руку нечистой, осмелившийся его коснуться, и уже приготовилась вырвать символ разгневанного бога... и исцелить нанесенные им раны, пусть это и выглядело бы истинным святотатством... Но Знак отреагировал на прикосновение так же, как это сделала бы любая другая золотая подвеска. То есть - никак.
   - Старая вещица, - пробормотала мадам. - Очень старая. Теперь таких уже не делают.
   - Вы уверены? - переспросила я. Признаться, я была уверена, что нарочито грубая подвеска, лишенная обычных украшений - знак моего низкого посвящения. Дескать "тебе, мелочь, и такой хватит". Но... если это действительно - старый Знак... возможно - служивший многим Служителям... Может ли быть, что мой Бог действительно любит меня?
   - Абсолютно, - улыбнулась мадам Роза. - Вот смотри... - и она указала на то, что я всегда считала огрехом при обработке металла. - Старый резец. Теперь уже такими не пользуются. Изобрели новые - получше и поудобнее. И даже если стараются подделаться под старину - все равно пользуются новыми резцами. Разница невелика, но она - есть. Только очень редкие мастера фальшивок доводят свои работы до такого совершенства, чтобы реально не отличить. Но и тогда... В общем, если знать, на что смотреть - подделку отличить можно. Если она не совсем уж произведение искусства. Но такие и ценятся наравне с оригиналами. Можешь поверить - я-то в таком разбираюсь! В конце концов, услуги моих... девочек многие норовят оплатить... цацками. Да и подарки, что дарят - мне оценивать приходится. Так что учительница моя, - мадам Роза свела ладони в характерном скорее для эльфов поминальном жесте, - хорошо в меня вбивала признаки подделок, и цену на украшения.
   Я погладила старинный, как оказалось, амулет, и попыталась вчувствоваться в него, как показывали на занятиях, и чего я, к стыду своему, так и не сделала. И Знак отозвался мне. В его отклике мне почудилась усталая усмешка старика... как будто пожилой мудрец махнул рукой, произнеся: "Молодежь!" Я улыбнулась в ответ. Силы мои и так прибавились с повышением в ранге... а теперь еще и это...
   - Но я зачем пришла-то... - вздохнула мадам Роза. - Тут эльфы прибыли. Они собираются свою... свое Древо Восхваления сажать. Не знаю, даже, стоит ли тебе туда выходить...
   Да, после того, как во дворе замка прижился священный меллорн - в город стали прибывать эльфы. Вели себя они крайне высокомерно... но при этом приходили на поклон к князю Кайларну - и оставались в городе как его подданные. Так что вопрос о том, когда они захотят поставить в замке храм своей Матери - оставался вопросом только лишь времени... и доброй воли хозяина Азира.
   Я оскорбленно выпрямилась.
   - Мать эльфов была союзником Владыки Света во многих боях с демонами и... - я запнулась. Упоминать сражения, стиравшие целые темные культы, в центре одного из них показалось... неуместным. Так что я просто продолжила, не уточняя других противников Божественного Союза. - И то, что смертные - поссорились и воюют друг с другом, не значит, что я не должна явиться, и приветствовать Звезду Восхода и Заката5 как подобает!
   - И еще... - вздохнула мадам Роза. - Мои девочки мне многое рассказывают... Но ведь и тебе, наверное, много чего говорят о проблемах и неустройстве в домене...
   - Я не собираюсь никого выдавать! - возмущенно выпрямилась я.
   - Никто и не просит, - замахала руками Роза, - "выдавать" кого бы то ни было. Важно не "кто" говорит, а "что" говорят. Просто чтобы проблемы и несправедливость не проходили мимо властей. Так что просто знай: если ты видишь какую несправедливость - ты всегда можешь обратиться ко мне, к Ставру, к Ванде, а то и к самому князю Кайларну. Не обещаю, что все по щелчку пальцев будет исправлено... В конце концов, "правда" и "справедливость" для каждого свои. Но рассмотрена жалоба будет обязательно.
   - Зачем? - удивилась я. Нет, конечно, я помню, как князь валялся без сил, вырвав из лап демонов душу смертного. Но с тех пор прошло много времени. И главу темного культа, на мой взгляд, не должны заботить такие вопросы.
   - Сам князь в таких случаях говорит так: "С нищеты много не слупишь, а голодные и несчастные подданные - склонны бунтовать. И если этого можно избежать, потратив немного времени и сил, особенно - если не своих, а тех, кто и так готов браться за эту работу..."
  
   Пьен
   Вот, наконец-то пришла весна. Пусть зима и коротка, но по холодному ветру мотаться между Азиром и Беленджером на ездовом крикуне... Это то еще удовольствие. Так что большую часть холодного времени я провел именно в свежезавоеванном городе, надзирая за местными властями, и неся в массы Слово Архитектора Судеб.
   Я расплылся в улыбке, вспоминая напутствие Учителя, когда я еще в самый первый раз отправлялся в Беленджер. Тогда Учитель отозвал меня в сторону, и, хитро улыбнувшись, сказал, убедившись, что нас никто не услышит:
   - Не теряй особо времени, и соблазни свою подружку. А то, как говорил один выдающийся полуэльф в трудной жизненной ситуации: "Цело... это... мудро... в общем - вредно".
   Признаться, когда я собрался-таки последовать этому совету, меня изрядно потряхивало. И, несмотря на все хорошее отношение со стороны Исты, я немного ожидал... возмущения, если не того, что получу по лицу, когда, обнимая девушку, опустил руку с талии туда, где спина уже перестает так называться. Вопреки моим наивным ожиданиям, Иста улыбнулась, чуть отстранилась, и переложила мою правую ладонь со своей попки себе же на грудь. И потом... Ну... В общем, все у нас было. Но описывать это, переводя непередаваемые ощущения в линейную последовательность однозначных символов... Нет уж. Предпочту "не опираться на слова и знаки".
   На следующее утро мы свернули палатки, и двинулись дальше к Беленджеру. Да, на самом деле мы вполне могли добраться от Азира до Беленджера за сутки... Но к чему такая спешка? Учитель сразу сказал нам, чтобы мы не слишком торопились, и дали возможность местным самим утрясти большую часть нерешенных вопросов.
   Мне, как ученику и наместнику "тархана Кайларна" предложили занять дворец бывшего правителя Беленджера, тархана Захарии. Но, обойдя этот запечатленный в камне гимн тщеславию, и обсудив увиденное с Серг'Ра, которого назначили начальником моей охраны, и парой феечек-разведчиц, я пришел к выводу, что жить в нем я не буду. И тогда Язир-нойон предложил мне дворец бывшего главы культа Тенгри-хана и Чародейского совета домена - Менахем-мобеда, погибшего во время переворота, приведшего домен под руку Учителя. С точки зрения как вопросов обороны, так и чисто эстетических соображений - дворец был гораздо лучше бывшего дома правителя домена. К тому же, во дворце тархана все еще обитали женщины его гарема... А вот немногочисленных вдов Менахем-мобеда , отличавшегося, по словам Язид-нойона, "неуместным для человека, занимающего столь высокий пост, аскетизмом" уже давно разобрали их родичи. Так что, подтвердив распоряжение Учителя "продолжать выплачивать женам тархана Захарии небольшое содержание", сам я устроился во дворце близкого родича павшего правителя.
   Н-да... "Скромность и аскетизм"... Ну, если сравнивать с дворцом самого тархана - то да. Скромненько. Но вот донжон Учителя в замке Азир этим "скромным" покоям сильно уступал в плане роскоши. Правда, надо сказать, что если бы была возможность выбирать - я бы вообще с удовольствием остался в своей комнате в Азире. Все-таки привык я к искаженной реальности, что создавали замок и его хозяин. Так что сейчас, будучи в реальности чересчур плотной и однозначной, испытываю некие не столь однозначные чувства. Да и от "скромного" убранства: дорогих ковров, шелковой обивки мебели, безмолвных служанок, тенями скользящих по комнатам, мне все равно как-то не по себе.
   - Привет! - ко мне, мрачно размышляющему о том, как я буду жить в этом... роскошестве несколько ближайших месяцев, заглянула Иста, ускакавшая "осматривать дворец, так, на всякий случай, и знакомиться с его обитателями". Последнее, вообще говоря, неплохо было бы сделать и мне, но... "Невместно". Это они должны "явиться и представиться". Но сделают старшие слуги это несколько позже, а пока что они вежливо дают мне время на то, чтобы "прийти в себя после дальней и трудной дороги". А рядом со мной присутствуют только безмолвные служанки, ожидающие, когда я им что-либо прикажу. - Не возражаешь, если я тут поселюсь?
   - Конечно, - кивнул я. - Выбирай себе любые комнаты - и заселяйся.
   Честно говоря, я немного надеялся, что "заселится" Иста в выделенные для нее помещения формально, а вечера, и, тем более - ночи, будет проводить со мной.
   - Что, даже покои главной жены в серале? - спросила моя девушка. "Моя" девушка. Даже в мыслях это звучит очень... приятно. Так что ответ мог быть только один:
   - Забирай! И сами покои, и все, что в них. Если ты этого хочешь - оно твое!
   - Ух ты! - Иста аж подпрыгнула. - Интересно, ты осознаешь, что сейчас подарил мне трех рабынь?
   Упс! Настолько я еще с дворцом не ознакомился. Да и... Хотя мне и доводилось встречаться с понятием "рабства" еще при обучении в Империи Света, а когда я стал учеником князя Кайларна - то и лично гра... то есть - конфисковать рабов из работорговых караванов, но вот применить к себе идею того, что я могу владеть людьми как вещами... Тогда эта мысль просто не помещалась в сознании. Но... "Будучи в Риме - будь как римлянин". Так говорил время от времени Учитель. И хотя я не знаю, что это за "Рим", и где он находится, общий смысл фразы - вполне понятен. Да и Учитель, отправляя меня в Беленджер, предупреждал, что многое в жизни людей, привычных к иной культуре, покажется мне неправильным. И что прежде, чем бросаться "сносить до основания" - следует хорошо все обдумать. А то... "Бросил ненависти семя - пожинай кровавый бунт!" И тут даже вопрос не в жестокости. В конце концов, "налог в грош, но назначенный всем - вызовет большую ненависть, чем казнь нескольких семей целиком". Так что, не желая в первый же день вмешиваться в то, что составляло основу жизни людей этого владения долгие годы, я мог лишь махнуть рукой:
   - Если они тебе нужны - забирай!
   Позже выяснилась еще одна причина, по которой Исту изрядно пробивало на "хи-хи": оказывается, я совершенно неправильно понял Язид-нойона. Я-то решил, что раз "жен Менахем-мобеда забрали родные" - это означает, что помещения гарема пустуют, и там обитают разве что служанки, которые ухаживали за женами. Ага. Три раза. Жен-то забрали. Всех трех. А два десятка наложниц - так и остались в серале, и, вместе с дворцом - достались победившей стороне в перевороте. То есть - Язид-нойону. А тот, вместе с дворцом, получается, подарил их мне.
   Как ни странно, Исту данная ситуация скорее забавляла, чем вызывала вспышки ревности. Она периодически именовала себя "старшей женой". Но все-таки, иногда, когда мы с ней ссорились, в ее речи проскакивало: "Вот и валил бы к своему гарему", и тому подобные высказывания, неизменно очень меня задевавшие. Но все-таки, Иста, несмотря даже на взрывной характер, оставалась со мной, неизменно скрашивая вечера, и, особенно - ночи. А в хорошем настроении она даже предлагала позвать одну из наложниц, чтобы "расширить состав". Я от таких предложений неизменно отказывался, чем, кажется, заставлял ее стараться за двоих.
   Однако, увы, мое пребывание в Беленджере не сводилось к кувырканию в постели, и прочим "благородным забавам", вроде соколиной охоты, на которую меня вытащил-таки Язид-нойон.
   Самым приятным из свалившихся на меня дел было обучение в местной Коллегии Чародеев. В частности, тамошние учителя смогли-таки привить мне понимание основ шаманизма, без чего мое пребывание на посту наместника рисковало оказаться не слишком полезным.
   Главной проблемой Учителя в связи с обретением контроля над Беленджером было то, что он не был представлен кому-либо из богов или Почтенных предков Каганата. Так что среди народа, населявшего домен потихоньку и очень подспудно копилось недовольство, а, с другой стороны, попытка построить в городе здания, способствующие приходу родной для него расы темных храмовников - грозило катастрофой из-за несовместимости сил и недовольства тех самых покровителей. Решить эту проблему можно было бы, снеся уже отстроенные здания Каганата, и заменив их своими, а жителей - вырезать или изгнать. Так, собственно, частенько и поступали Неумирающие в подобных ситуациях. Но Учитель сказал, что "Бросаться на дредноут с шашкой - это не наш Путь. Наш - уговорить дредноут застрелиться!" Признаться, что такое "дредноут" - я так и не понял, кроме разве что того, что это какая-то помесь голема и нежити. Но общий смысл фразы все равно был понятен. Так что, получив доступ к шаманским ритуалам, я принялся "уговаривать дредноут застрелиться" - то есть общаться с Почтенными предками, поскольку без их одобрения и заступничества соваться к Тенгри-хану... Ну, это мало чем отличалось бы от самоубийства.
   Однако и Почтенные предки тоже не слишком желали разговаривать с чужаком. Так что основным моим времяпрепровождением в эти нескучные зимние месяцы были попытки найти подход хоть к кому-нибудь из Почтенных предков. От отбиваемого ритма - болела голова, а дурманные воскурения, бывшие необходимыми компонентами некоторых ритуалов, были такого свойства, что после завершения очередной неудачной попытки, Иста, шипя и ругаясь сквозь зубы, снимала отравление сперва Очищающей дланью, а после, по мере усложнения ритуалов ей пришлось перейти и на Великое очищение. Ну, а после снятия интоксикации - вместе с прибывшими в домен феечками лечила мое бренное тело неоднократным применением исцеляющих заклинаний. Опасаясь за мой рассудок, она уже собиралась было отправить послание Учителю, чтобы тот либо запретил мне дальнейшие эксперименты, либо прислал хотя бы одного из Теней, специализирующихся в магии Разума, чтобы вправил мне мозги. Но, к счастью, некоторый прорыв наметился несколько раньше, чем она окончательно дозрела до такого решения.
   Пытаясь добиться, чтобы меня услышал один из наиболее древних (а потому, как я предполагал, - наиболее злых на орков) Почтенных предков, я попался на глаза не менее древней эльфийке, блуждавшей духом в своих, непонятных не только смертным, но и другим эльфам, делах. Она-то и подсказала, что Почтенные предки ни за что не будут слушать одинокого чужака, что бы он не совершил, что бы не предлагал и чем бы не грозил. Для того, чтобы быть услышанным, мне следовало провести не столь уж сложный, но масштабный ритуал, в котором мне должны помогать не менее двух десятков мобедов, каждому из которых должны прислуживать не менее двух хирбадов. Понятно, что потом Почтенные предки дадут мне, и тому, кто меня послал, задание, которое позволит духам узреть истинность наших намерений, и решить: следует ли степным воинам склониться под власть чужаков... Но и это уже стало бы большим шагом вперед. И я начал готовить ритуал...
   Увы, почти сразу начались неприятности. Нет, то, что практически все старшее духовенство осталось верно прежней власти, а от новой - не ждали ничего хорошего, и потому - были практически поголовно уничтожены, было ожидаемо. Тем более, что сам Шпиль Неба остался в неприкосновенности, и новые набираемые там мобеды были уже верны князю Кайларну... ну, насколько вообще могут быть "верны" кому-либо, кроме себя самих, старшие маги Каганата. Да и младших магов тоже набрать удалось, пусть и ушло на это почти два месяца. Но вот с материальными компонентами ритуала возникли проблемы. Сначала я решил, что основной проблемой будет паучий шелк, производимый темными эльфами. Но его удалось достать через д'Ин Амита, который с теми же дроу активно торговал. Однако "равные по чистоте и окрасу рубины", которые попадались в мерах самоцветов... Их было слишком мало. А местных шахтах добывали все больше изумруды. Рубины же, если и попадались, то редко и не самого лучшего качества. Мы с Учителем попытались организовать заказ Торговую гильдию... Увы, альянс Неумирающих некромантов, купивший-таки чертежи Черной цитадели, сейчас ее возводил, а потому - скупал на корню все более-менее подходящие ресурсы, куда рубины, увы, входили. Так что цены на эти самоцветы взлетели под самые небеса, а вот с предложением, даже по такой цене, было... не очень. Тем более, что Вечный лес и Империя Света наложили запрет на вывоз того же списка материалов из своих владений, так что примерно половина самых активных поставщиков - просто выбыли из игры. Все четыре месяца распутицы и морозов мы пытались собрать все необходимое для ритуала... Пока что не получалось. Так что, когда поступило сообщение, что д'Ин Амит собирается отправлять посольство к гномам - я сорвался в его домен, договорившись о присоединении к этому посольству.
   Волшебники-гномы в минувшие дни
   Искусно металлы ковали они.
   Сапфиры, алмазы, рубины, топазы
   Хранили они и гранили они!
   Так что был некоторый шанс, что именно у гномов в их Подгорных чертогах найдется некоторое количество нужных самоцветов. Тем более, что политическая обстановка требовала моего полнейшего отсутствия в Беленджере. А то, что в охрану дворца наместника, вместо отбывших со мной культистов и феечек явятся Всадники Хаоса и Одержимые... Ну, это мелкие технические детали. В конце концов, это же дело Учителя, кому охранять пустующий дворец? Ну то, что кому-то, считающему себя самым умным, будет небольшой сюрприз - это уже второй вопрос, не так ли?
  
   1 Так это выглядит с точки зрения местного жителя. Для игрока набор всадников на химерах ничем не отличается от набора любых других юнитов, и не ограничивает возможностей набирать юнитов предыдущего ранга - т.е. колдунов.
   2 Оскорбительное прозвище, применявшееся Домами, не жаловавшими несколько прямолинейного и несдержанного военного. Собственно, прилюдное употребление этого прозвища Ниэллоном и стало поводом для так и не состоявшейся дуэли.
   3 Нараг-зигил - первая (и пока что - единственная) столица Подгорного престола на поверхности. Не знавшие на тот момент жизни наверху, гномы выбрали неудачное время и неудачное место для основания Города-над-Подземьем. Они как раз успели отстроиться и заселиться, когда пришла зима. Залежей угля поблизости не оказалось, и гномы начали рубить лес, чтобы топить печи. Эльфы несколько раз присылали посланников с требованием "прекратить святотатство". Но, виною тому высокомерие эльфов, или же жизненная необходимость в поставках энергоносителей, требование было отвергнуто. Так что, когда гномы срубили и сожгли меллорн - началась война. Эльфийское войско магией обрушило проходы на поверхность, и пока основные силы гномов пробивались через завалы, город был взят. Король королей под Горой, Рунардин, сын Алвина - был убит в бою. А его Рубиновый трон, реликвия народа гномов, выточенный из гигантского рубина, по преданию не то окропленного кровью бога, не то возникшего из этой самой крови - разбит и осколки его - похищены. На руины же города было наложено проклятье. Было это в те времена, когда эльфы еще не делились на светлых, темных и сумеречных. И было это так давно, что таких подробностей гномы уже не помнят. Так что о том, что в Диадеме Вальшаресс есть осколок Рубинового трона - гномы знают, а о том, что в Скипетре Вечного князя - точно такой же, успели позабыть. Просто потому, что с дроу в своем Подземье они общаются намного больше, чем со светлыми.
   4 Агрема?н (от фр. agrИment -- одобрение, согласие) -- предварительное согласие одного государства на назначение определённого лица в качестве главы дипломатического представительства другого государства.
   5 Один из официальных титулов Матери эльфов.
  

   Глава 1. Трудные жизненные ситуации
   Цицак
   Гордо и величаво я вошла в свои покои во дворце брата моего Бусира. Конечно, сейчас положение нашей семьи не таково, как было в те времена, когда на золотом троне в Высоком Дворце правил истинный хозяин этой земли - тархан Будах, а не наместник иноземного завоевателя, что даже не решился занять место правителя, а заселился в нищем доме старого Менахем-мобеда, вместе с предателем Язид-нойоном... Тогда я готовилась стать четвертой и последней женой Захарии, а отец наш занимал пост главного казначея... Но потом все рухнуло. Мерзкая орка (прав был Ксеноцид - хоть и относился к сословию подлому, но иногда и слепой курице удается найти зерно: "орки - мерзость!") убила тархана и его мать, а также - самых верных его слуг, включая отца... А предатель Язид, вместо того, чтобы склониться перед новым тарханом - предал нас, и привел в город иноземного колдуна и его солдат.
   И все стало плохо. Нет, орков отбили от города, и, говорят, разбили где-то там, далеко на востоке, взяв штурмом их города и вырезав или пленив их вождей. Но вот в городе... Чернь вовсе распоясалась. Теперь они, при виде паланкина знатной дамы не спешат опуститься на колени, а всего лишь склоняют головы! Твари! А еще проклятый наместник заявил, что продавать рабов нынче дозволено только ему. У любых других покупателей рабы будут конфискованы без возмещения, а продавец - наказан. Хюджи-торговец так лишился почти десяти тысяч золотых: конфисковали не только рабов, которых он продал Барджин-нойону, но и всех остальных, что он привел на продажу, так еще и штраф насчитали... И теперь приходится сдерживаться, назначая несправедливо мягкое наказание девке, что посмела оскорбить, подав для утреннего умывания воду несколько холоднее, чем мне было бы приятно! Но если эта служанка придет в негодность - где теперь купить новую?! Тьфу! Мерзость и поругание тысячелетних традиций!
   А потом все стало еще хуже. Брат, занявший по праву и обычаю пост отца слегка ошибся... ну, переложил несчастную тысячу золотых не в тот сундук... Ну и что, что тот сундук, в котором оказалась эта несчастная тысяча - должен был отправиться к нам домой, а не в шатры погонщиков? Тьфу, дрянь безродная! Они и без денег обойдутся, не то, что благородные семьи! Жалкая одна тысяча! Так ведь отследили, и брата - с позором выгнали из дворца, поставив на его место какого-то худородного... Как там его? А, все равно не вспомню. Худородные - они все на одно лицо! Еще запоминать каждого выскочку! И нам, лишившимся доступа к казне тархана, теперь приходится жить на те гроши, которые управляющий, наверняка - вороватая сволочь, вышибает из всякой черни, что смеет пасти свой грязный скот на принадлежащих нашей семье пастбищах! Позор какой!
   И самое главное... Этот иноземный колдун, что смеет именовать себя "Повелителем Беленджера", в домене вовсе не показывается. Этот его... наместничек малолетний - играется с привезенной с собой девчонкой, и не обращает внимания даже на наложниц Менахем-мобеда, доставшихся ему вместе с дворцом. А за кого еще замуж идти? За равного? Или, еще того хуже - за низшего? Не приведи Тенгри-хан! А вот когда мы восстановим справедливость, и в наш город явится сияющий тархан Будах... К нему и в наложницы пойти - честь, да и положенных четырех жен он еще не всех взял. А и не получится с тарханом - он наверняка приведет с собой свиту, подобающую Блистательному! Найдется и для меня... с подобающим богатством и положением...
   - Госпожа... - служанка склонилась, подобающе потупив глаза. - Ваш брат просил передать, что желает видеть Вас на семейном ужине.
   Вообще-то, это и так было понятно... Эх, вытянуть бы эту дерзкую дрянь плетью, сорвав плохое настроение! Когда вернутся хорошие времена - я так с этой рабыней и поступлю. Но пока новых рабынь взять негде, даже с контрабандистами лучше пока не связываться, не привлекать к себе внимания... А эта уродина, тонкая и хрупкая до неподобающего... Ее и розгой-то погладишь - она и помереть норовит. Вообще-то, я всегда не любила полнотелых красавиц, вроде тех, которых обожала моя подруга - Присбит-ханум, младшая жена тархана Захарии, на помощь которой я сильно рассчитывала в своих планах занять последнее свободное место четвертой жены Владыки... Тех, конечно, и плетью можно, и огоньком, и полоску шкуры себе на пояс срезать... Но они, твари, крепкие, чтобы заорала, как подобает - семь потов сойдет, плетью намашешься... А эти, мелкие - раз-два розгой, и уже подыхает в корчах! Вот только теперь, под властью проклятого колдуна... Ничего, еще вернутся добрые времена!
   - Сестра!
   Брат устроился за столом, на котором лежала обнаженная наложница. На ее теле были разложены закуски, а струйки крови, текущие по телу, намекали, что брат не слишком аккуратно пользовался столовыми приборами. В конце концов, ему легче, чем мне. Ведь "взять наложницу из простых" - это не "купить рабыню", а практически "жениться". Да и семья благодарна будет за избавление от лишнего рта. Вот и получается, что умерла у него очередная простушка - так он новую себе и берет. И никто ему слова не скажет!
   - Брат!
   Я поклонилась старшему, стащив с полной груди девки невиданную роскошь - копченую рыбу, доставляемую аж с северного побережья остроухих1, при этом резко сжав длинными ногтями нежно-розовый сосок. Девка задрожала от боли, но будучи хорошо выдрессирована - не посмела вскрикнуть, или же забиться в судорогах, сбрасывая разложенные на ней блюда.
   - Итак? - брат вопросительно посмотрел на меня.
   Я не стала рассказывать ему всю цепочку, по которой поступили ко мне нужные сведения. Как и все мужчины, брат просто не понимает важности подобной информации, и считает это "глупыми бабьими сплетнями". Так что я дала ему только сухую выжимку.
   - Колдун отзывает своего наместника. Он отправляется куда-то на восток, во владения союзника узурпатора. И забирает с собой большую часть своей охраны. Во дворце Менахем-мобеда остаются только десяток пехотинцев, - мы с братом переглянулись. Пехотинцы, жалкая чернь, не сумевшая раздобыть себе хотя бы коней, не смогут противостоять отрядам Высокородных. - А предатель Язид уводит верные ему войска на учения куда-то на север. В городе останутся конники Барджин-нойона. Но он - на нашей стороне. А также - Чародейский совет.
   - Мобеды поддержат правое дело? - брат несколько неловко разрезал отбивную, и белоснежную кожу наложницы украсила очередная алая полоса.
   - Увы, не все, - вздохнула я. - Те, что пришли позже смерти тархана... - имя я не произнесла: и так понятно было, что я говорю о настоящем Владыке - тархане Захарии. - останутся верны узурпатору... если не увидят превосходящую силу.
   - Тогда Чародейский совет пока не трогаем. Когда войска тархана Будаха войдут в город, они поймут - на чьей стороне сила, и, следовательно - правда. Но будет поздно.
   Брат хищно улыбнулся, вонзая остро отточенную вилку в нежную плоть. Понятно, что самые вкусные куски достанутся тем, кто организовал победу истинного Владыки, потом - оделят тех, кто успел вовремя присоединиться... Ну а тем, кто придет последними - останутся кости. И пусть будут благодарны, что их не казнят.
  
   Будах
   В одеждах, подобающих тархану и властителю домена, я горделиво восседал на троне, принимая изъявления верности от выживших после мятежа сановников. Верности... Ха! Да там половину можно сразу на кол сажать за измену, а вторую - после недолгого, но тщательного следствия. Но придется терпеть. Просто потому, что заменить их особенно некем.
   Мой каменный лик привычно выражает довольство и внушает подданным уверенность в том, что все идет хорошо. Увы, сам я такой уверенности отнюдь не испытываю. Проклятый мятеж! Так и не удалось проследить, откуда мятежникам пришли деньги и завиральные идеи. Но вот последствия - последствия очевидны. Денег нет! Многие племена, что раньше платили дань - ныне разбежались по дальним пастбищам и ничего не платят. А сил их принудить - после мятежа нет. Тех доходов, что поступают в казну, едва хватает на то, чтобы оплачивать существующую, изрядно уменьшившуюся армию. Чтобы набрать больше воинов - нужны деньги, чтобы были деньги - нужны налоги, чтобы были налоги - нужны воины, готовые их вышибать. А чтобы набрать этих воинов... Правильно - нужны деньги, которых нет.
   А есть еще ведь и те, кто поддержал меня во время мятежа. И они - как бы не большая проблема, чем все остальное вместе взятое. С ними надо расплачиваться! А чем? Денег-то нет... Землями? А с чем я тогда останусь? Подданными? Особенно - теми племенами, которые не платят? Дескать - "пусть сами разбираются"? Так в следующий раз они, вместо того, чтобы поддержать - сами мятеж поднимут! И я бы поднял... В конце концов "- Что может оправдать бунт против законной власти? - Успех бунта". А мятеж против дебила, неспособного осознать элементарные вещи, вроде того, что бойцов нужно прикармливать заранее, а не когда враг начнет шнырять по твоему гарему - его даже мятежом не назовешь. Скорее - справедливым возмущением, обреченным на успех. Хотя, если кто осмелится произнести это вслух... Безумного глупца я немедленно казню.
   - Господин, чьи златоверхие чертоги... - длинное и пышное титулование я привычно пропускаю мимо ушей, размышляя о том, с чего бы это мой визирь левой руки, занимающийся такими делами, как торговля, доставка ресурсов, и прочими важными, но не престижными делами, так возбудился? Чуть ли не подпрыгивает. Неужели придумал что-то, что позволит нагреть казначея, с которым у него давние "дружба" и "сотрудничество"? - ...известные и уважаемые торговцы с безупречной репутаций... - ага! Опять с контрабандистами спутался. Вот поймаю я его за общением с этими "известными и уважаемыми", и всех вместе вздерну. Высоко-высоко. Для пущего поднятия безупречной репутации. - ...о зверствах творимых беззаконным колдуном во владениях Вашего высокоуважаемого... - оп! А вот это уже интересно. "Беззаконный колдун" который может "творить зверства и притеснения над благородными людьми" у меня в соседях только один... По крайней мере - достаточно близко, чтобы об этом имело смысл докладывать.
   - Н-да? - поощрил я визиря, демонстрируя заинтересованность. Конечно, владения троюродного кузена Захарии я давненько собирался "принять под свою руку". Вот только если до этого глупого мятежа я мог рассчитывать задавить войска колдуна своими силами и взять город на копье, то теперь моего войска для этого просто недостаточно.
   - Они сообщают, что в городе не осталось войск, верных оккупанту, за исключением немногочисленных пешцев, и десятка предавших веру предков мобедов, - правильно понял меня визирь. - Так что, как только блистательные знамена золотобронных ратей...
   Так... опять пошло бессмысленное славословие. Можно отключиться и обдумать ситуацию. Если я успею занять город - картина резко изменится. Я смогу оставить в замке сильный, но немногочисленный гарнизон, а сам с быстрой конницей - пойти в набег. Тогда даже если город я не удержу - золота в мою сокровищницу попадет немало. Ведь пока колдун будет осаждать Беленджер - сил перехватывать все мой набеги у него просто не будет. А уж если удержу... Я посмотрел на неприметного человечка в серой одежде, что никогда не рвался в первые ряды. Машхур-нойон, визирь Темной опоры, вопреки собственному имени, никогда не стремился к известности, либо же публичным выражениям моего благоволения, не в пример иным прочим. Зато он частенько знал многое, недоступное остальным. Вот только с мятежом он меня подвел. Но за тот провал я его не казнил: он сам убивался вполне искренне. Заметив мой взгляд, Машхур-нойон кивнул, подтверждая, что сказанное Аарон-визирем не противоречит тем сведениям, что есть у него. Так что шанс удержать город... скажем, вовремя предложив колдуну почетный мир - есть. А это значит... Что война - дело такое, непредсказуемое. И ее пламя равно опаляет и трущобы бедняков, и дворцы вельмож. Не хорошо, если у владыки - такие долги. И если от своих я могу отделаться, только щедро оплатив их услуги, то чужие... Чем меньше их будет к моменту заключения мира - тем лучше. А если кто и выживет... нетрудно будет обвинить их в предательстве и попытках выдать наши планы проклятому колдуну, что и привело к гибели множества благородных. Только тут уж Машхур-нойону придется сработать без осечек. Или я пересмотрю свое решение о его наказании. Второго подряд провала я не потерплю!
   Пьен
   Перемещались мы неспешно, несколько раз по дороге останавливаясь в организованных Учителем трактирах. Поступающие от Учителя сообщения рекомендовали нам не слишком спешить: д'Ин Амит пока что собирал посольство к гномам, но еще не договорился о составе посольства и месте его пребывания. Впрочем, мои, а точнее - Учителя дела также требовали некоторой неспешности и плавной неторопливости.
   Так что в Серых холмах мы задержались аж на целые сутки: утром прилетели, а на следующее утро - отправились дальше в путь.
   Надо сказать, что со времен моего прошлого посещения Серых холмов город не сильно изменился. В основном - разрослись небольшие поселения вокруг города. Причем каждое из них было ограждено частоколом, достаточно мощным и высоким, чтобы вплотную подбираться к понятию "стена". И, судя по тому, что на полях возле этих поселений работали именно люди, предназначались эти укрепления для того, чтобы, с случае нападения банды орков - продержаться за ними достаточно долго, чтобы из замка успел прибыть железный дракон, который и наведет порядок. Почему я говорю именно о железных драконах в качестве "экстренно наводящих порядок"? Ну, я же видел эти порождения сумрачного гремлинского разума в бою. Так что характерные черные проплешены, вызванные плевками драконьего напалма - опознанию поддавались без малейших сомнений.
   Следующим отличием новых Серых холмов от прежних был парящий над городом храм Истары - покровительницы Конфедерации Четырех стихий. Вообще-то, еще когда я был послушником Церкви Света, нам рассказывали о том, как вокруг этого имени вспыхивали дискуссии, плавно переходящие в мордобой, а то и полноценные боевые действия. Города сгорали, а замки - равняли с землей, чтобы утвердить свою, единственно правильную Истину: является ли Истара ангелом Владыки Света, или же святой подвижницей, отдавшей жизнь ради просвещения людей в тайнах священной магии Света... И только попав в ученики к жрецу Темного бога, я узнал, что, оказывается, Хранители Древних считают Истару - одной из тех самых Древних. А сами волшебники Конфедерации (маги, чернокнижники и болотные ведьмы) почитают ее как независимую, и стоящую в стороне от конфликта Владыки Света и Древних богиню. И даже некроманты Ковена, хотя и лишены практически любого религиозного чувства вследствие гипертрофированного рационализма, и почитают скорее Совет своих бессмертных правителей (и тут еще совершенно неясный вопрос: считать ли этих троих бессмертных - смертными, или уже богами, покровителями Ковена) не стесняются в некоторых случаях призвать Истару для помощи в особо сложных ритуалах.
   Я отметил себе, что надо будет обязательно зайти в это строение, расположенное, подобно замку Азир, на парящем острове. "Основы моей веры запрещают хулить чужую". Так что коснуться посоха-хеки, священного символа богини, полюбоваться ее серебряной диадемой, и попытаться прочесть хоть страницу ее Книги - дела достаточно важные, чтобы посвятить им некоторое время. Конечно, открывается Книга Богини не каждому, а уж тех, кто сумел в ней что-то прочесть - и вовсе немного, но попытаться - дозволено каждому. Так почему бы не попробовать? Хотя бы просто ради демонстрации амбиций?
   Менее заметными, но все-таки важными переменами был весело шумящий у самых ворот внутренней цитадели рынок. Конечно, "в случае чего" все эти шатры торговцев будут снесены, а рыночная площадка, как и раньше будет простреливаться со стен. Но сейчас там толпилось довольно-таки много людей, как продававших, так и желавших купить чего-то. Видны были и стальные плечи големов, используемых в качестве носильщиков. Да и зеленые плечи орков без тени сомнения нагружались поклажей. В общем, всем было весело и нескучно.
   Взгляд мой привычно обратился на восток. Там, за стенами Серых холмов виднелись древние руины. Конечно, с того места, где на крикуне парили мы с Истой, деталей было не разглядеть... Но в прошлое свое пребывание в этом городе я успел довольно-таки детально рассмотреть их... Башни и стены из камня цвета запекшейся крови располагались так... В общем, человек, имеющий хотя бы какое-то представление о фортификации - так их никогда бы не расположил. А уж входные двери внутренних помещений... Такие же кроваво-красные, как и остальные стены, но расположенные почему-то в наклоненных участках стен, и украшенные металлическим изображением паутины... Они почему-то были поставлены так, чтобы защищать их от штурмующих было максимально неудобно. По сведениям, что удалось получить, ваивода Гхыртыкбургуз регулярно каждую неделю отправлял туда два-три десятка орков... и обратно они не возвращались. Что это такое - неведомо. Ходят разные слухи. Паутина на дверях намекает на какое-то строение дроу. Возможно - перед нами немое свидетельство попытки темных эльфов захватить себе владения на поверхности... или, хотя бы, возвести себе торговый пост. Но против этого говорит то, что руины построены в весьма не характерном для чернокожих обитателей Подземья стиле. Так же есть версия, что это - былая крепость некоего культа, оказавшегося слишком темным даже для Хранителей Древних, а потому - истребленного... или, по-прежнему прячущегося где-то в глубинах подземелий. Впрочем, также существует с десяток версий разной степени безумности, объясняющих происхождение этих руин. Вплоть до того, что волей сильного мага Хаоса это место оказалось совмещено с каким-то из хаотических планов... Но вот что странно: обычно такого рода места сопровождают слухи о чудесах и сокровищах, ожидающих того, кто осмелится ими завладеть... Или же о проклятьях и чудовищах, скрывающихся в глубине. Но пот эти руины - ни слова. Только молчание. Даже рассказы о пропадающих в глубинах этого строения орках не несут упоминания какой-то конкретной угрозы. "Вошли и не вышли". Как будто бы так и надо...
   Разумеется, подлетать на крикунах к самым дверям донжона было бы верхом невежливости. Так что мы опустились перед западными воротами города. Нас встретила миловидная девушка-гнома, сопровождаемая тремя стальными големами. Она предложила нам пролететь до "монстровязи" возведенной рядом с рынком, чтобы прибывающим было где оставить самых разнообразных ездовых монстров. Разумеется, мы согласились. Путь по улицам занял довольно-таки длительное время. Но в конце концов и он завершился. Когда же ездовые крикуны были обустроены, гнома, со все той же вежливой улыбкой предложила сопроводить нас до гостевого дома, а своих големов - в качестве носильщиков. В этом не было особой необходимости: мы и так взяли с собой необходимый минимум вещей, а запасы флешетт, и прочих остро необходимых в дороге вещей, вроде боевых свитков и материальных компонентов для сложных заклинаний, вполне могли полежать и на охраняемом складе возле монстровязи. Все же прочее, что могло нам пригодиться именно в гостевом доме, либо - вещи слишком ценные, чтобы доверять их кому бы то ни было, разумеется, мы решили нести сами. И, весело болтая с разговорчивой и довольно-таки осведомленной девушкой, мы двинулись к гостевому дому.
  
   Фариха
   Очередная заколдованная монета привела меня к Учителю. На этот раз встреча состоялась в довольно-таки роскошном особняке. Как ни странно, охрана не прогнала от дверей "чересчур назойливую шлюху". Напротив, меня провели во внутренние покои.
   - Приветствую, ученица, - улыбнулся мне Учитель, восседающий на горе подушек. - Здешний хозяин - мой друг, так что мы можем тут поговорить достаточно спокойно.
   Разумеется, я ответила на приветствие Старшего как подобает, опустившись на колени и склонив голову. Учитель усмехнулся и покачал головой. Он много раз говорил, что Небо не требует, чтобы перед ним опускались на колени, а уж тем, кто несколько ниже - и вовсе зазорно так поступать. Но... не уважать его силу и мудрость? Такое было превыше моих сил. Но, с другой стороны, я не могла не спросить:
   - Учитель, но как объяснить, что в дом столь знатного человека пришла... - я на секунду замялась, а потом решилась все-таки сказать правду: - ...непотребная девка?
   Учитель поморщился. Он не любил, когда меня так называют, даже если это делаю я сама... Но против правды - не попрешь, а врать себе - последнее дело.
   -Все очень просто, - улыбка Учителя стала грустной. - Хозяин этого дома решил, что его младшему сыну пора узнать, чем мальчики отличаются от девочек, так сказать... на практике...
   Я с трудом удержалась от того, чтобы заливисто рассмеяться. Разумеется, дом этот, и его хозяина - я знала. Как знала и то, что упомянутый "ребеночек" спускает в нашем заведении все свои карманные деньги. Так что уж кто-то, а он про различия "мальчиков и девочек" сам лекции читать может. Впрочем, надо сказать, за право обслуживать этого малолетку девушки только что не дерутся: клиент он, хоть и не слишком состоятельный (но это только "пока"), зато - ласковый и по-своему щедрый.
   - ...но это будет чуть позже, - усмешка Учителя показала, что он осведомлен и о похождениях "доброго мальчика" Али, и о разнообразных приключениях "чистой и невинной девочки" Мири, средней дочери хозяина дома... - А пока что - очередной урок...
   Учитель прикоснулся ко мне, и заговорил. Не понимая его слов, я старалась вслушаться, вчувствоваться в их звучание. Пока Учитель касался меня, мне казалось, что я ощущаю движение Сил, окружающих его. Но когда он убирает руки - это бодрящее ощущение пропадает. Учитель говорит, что когда я смогу вызвать это чувство сама - я прорвусь на первый круг магии. А уж какая школа откроет передо мной Врата Скрытой Истины - это зависит, главным образом от меня самой: задатки у меня есть к нескольким школам.
   Транс постепенно захватывал меня. Я погружалась... куда-то. Странные наборы символов двигались вокруг меня совершенно непредсказуемым образом. И я старательно уклонялась от их скоплений, помня наставление Учителя о том, что знания, что хранятся в таких скоплениях - опасны, и могут разрушить мой разум. Или, что еще хуже, идеи, в них содержащиеся, могут оказаться настолько привлекательны, что через некоторое, не слишком долгое время, во мне не останется собственно "меня" - только носительница и фанатичная последовательница идеи.
   Медленно я начала осознавать, что само пространство вокруг меня содержит некую... структуру. Непостоянную, изменчивую, непредсказуемую, но все-таки - структуру. Она была совершенно не похожа на все, что я когда-либо видела. Ее сложность, совершенство и красота были таковы, что чуть было не заворожили меня. Но я прошла мимо шести гостеприимно распахнутых дверей, так же, как на одном из прошлых занятий миновала сад, манивший обещанием помощи и защиты, а уж от гор, что возвышались на горизонте, при одном взгляде на которые у меня на губах возникал горько-соленый, железистый вкус, я изначально предпочитала держаться подальше.
   Мрачная тень, издали напоминавшая то ли птицу о двух головах, то ли человека с посохом в руке, медленно кивнула, указуя мне направление. Я уже собиралась сделать шаг, когда всю меня прострелило острой болью, и транс распался.
   - Ты была близка к прорыву, - улыбнулся мне Учитель. - Но у тебя пока что недостаточно сил.
   Мне оставалось только кивнуть, поскольку я всем телом ощущала его правоту: сил мне не хватало даже на то, чтобы подняться с колен. А ведь мне скоро надо будет встать и идти ублажать "золотого мальчика", как у нас его прозвали по сочетанию неплохого, для столь высокого происхождения, характера и яркой, в самом деле золотистой рыжины.
   - Али вернется еще не скоро, - кивнул Учитель, когда я высказала эти свои мысли. - Так что время на отдых у тебя есть. А заодно... На завтра у тебя небольшое задание. Завтра у вас в заведении будет гость... Очень особенный гость, - я только молча кивнула, показывая, что понимаю, о чем Учитель говорит. Сын старшего советника Визиря Левой руки... Собака грязная! Если за право обслуживать Золотого мальчика девки буквально дрались, что в случае Исхака все было гораздо серьезнее. В ход шло запугивание, подкуп, угрозы физической расправы... что угодно, чтобы пропустить свою очередь на его обслуживание. И даже достаточно щедрая доплата от мадам Гадир - все равно не компенсировала ни ощущений, получаемых "в процессе", ни примерно трехнедельного простоя, когда приходилось валяться в постели, стараясь просто выжить после "развлечений" этого подонка. - Вот, держи.
   Учитель протянул мне коробочку. Я взглядом спросила его, могу ли я открыть и посмотреть, что там. Учитель одобрительно кивнул. В коробочке оказался порошок серого цвета с серебристыми взблесками. Знакомый такой порошок. Учитель мне о нем рассказывал... Пыльца серебристой лилии. Сам по себе - совершенно безвредный. Но если он попадет на кожу, а еще лучше - на губы, или еще в какие, столь же чувствительные места человека, которого угостили (или угостят - порядок действий тут не особо важен) настойкой на ягодах лунолистника (тоже - вполне себе безвредного, и даже в чем-то полезного) - мучительная смерть через сутки-другие становится неминуема. Причем первые симптомы отравления проявятся только тогда, когда любая помощь будет уже бесполезна.
   Что ж. В волне интриг, развернувшихся после получения известия о том, что Собака Страшная собрался посетить заведение мадам Гадир, я, разумеется, участвовала. Так что я отлично знаю имя той несчастной, которая преуспела меньше других. Так что уже сегодня вечером я подарю ей помаду, которая "по слухам, поможет снизить чувствительность, зато повысит выносливость". А вот о том, кто именно мне эту помаду продаст - надлежит подумать. Хорошо подумать...
  
   Иримэ
   Очередной урок мамы привел меня в глубокую задумчивость. Посетившие меня Видения были... странными. Нет, в том, что политические убийства есть обычная часть культуры что эдайн, что Перворожденных - нет и никогда не было ничего странного. Но вот смысла очередного убийства я не понимаю. А ведь Лар - такой смысл видит. Иначе не отправил бы сразу несколько групп с приказом устранить ничего вроде бы не решающего подростка. Ну да, жертва - личность крайне непривлекательная. Садист, насильник, убийца... Среди Золотой молодежи такие... Ну, не "каждый второй", как я чуть было не сказанула в порыве возмущения, но... встречаются гораздо чаще, чем это хотелось бы видеть. Взять хотя бы моего бывшего ухажера и чуть было не "жениха"... (При этом воспоминании мне захотелось как следует вымыться). Но тратить на его устранение такие средства? Да еще требовать не просто смерти цели, но смерти долгой и довольно-таки мучительной... Однако, я уже успела убедиться, что Лар весьма прагматичен и к бессмысленной жестокости не склонен. Так что, если он посчитал нужным отдать своей шпионской сети именно такой приказ - значит, он имеет какой-то смысл. Смысл, которого я не вижу.
   Раньше, когда я только начинала обучение, я бы тут же и спросила у мамы, что означает непонятное. Но сейчас я уже "большая девочка", и мне не надо погружаться в транс, чтобы услышать отголосок не данного ответа на незаданный вопрос: "постарайся разобраться сама". И, в принципе, это правильно.
   Только вот "разбираться самой" можно очень по-разному. Можно долго и мучительно пытаться углубить восприятие, тасуя варианты собственных решений, какое-то из которых вполне может отсечь "лишние" ветви реальности. Можно - постараться собрать дополнительную информацию, которая позволит разобраться в том, что уже было увидено. А можно... Можно просто пойти и спросить у того, кто инициировал эту ветвь реальности, и узнать, какой смысл он в нее вкладывает напрямую.
   Лар ожидаемо обнаружился на верхнем ярусе донжона. Любит он медитировать, забравшись куда-нибудь повыше. Он бормотал что-то себе под нос, разбираясь в оттенках смысла посетивших его Видений и прокладывая курс среди вероятностного шторма, готового охватить эти земли.
   Я устроилась рядом, ожидая, когда он выйдет из транса. Прерывать пророка в такой момент - занятие... небезопасное. Сказанет чего-нибудь в сердцах, возможно - даже не осознавая, что и кому говорит - и привет... бегай по святым местам, ищи способ очиститься от проклятья. А, учитывая, что из святых мест, посвященных Матери, в ближайшей округе - только Сумеречный меллорн, да Храм, возведенный перебравшимся с нам семейством Говорящих-с-Лесом из клана Стального волка... В общем, того, кто проклятье снимет - может и не найтись.
   - Не выходит, - вздохнул Лар, выходя из транса.
   - Что не выходит? - спросила я, не столько чтобы узнать, сколько для того, чтобы продемонстрировать свое присутствие.
   - Каменный цветок, - улыбнулся Лар. Эту сказку, принесенную Неумирающими, мне уже рассказывали, так что иронию ответа я оценить смогла. Но...
   - А если серьезно? - вдруг эта частная правда имеет какое-то отношение и к той истине, которую я ищу?
   - Не выходит захватить и более-менее серьезно развить более четырех доменов. А значит север как направление экспансии - не только бесполезен, но и опасен.
   Я вопросительно посмотрела на Лара. Признаться, я где-то потерялась в цепочке его рассуждений. Лар понял меня и перешел к пояснениям:
   - Будаха воевать придется. Он слишком... деятелен, чтобы угрозу с той стороны можно было проигнорировать, и слишком... зависим, чтобы можно было рассчитывать договориться. Так что Семендер - это очевидное направление. Вот я и искал возможность обойтись без занятия домена в Подземье. Но... Хозяйка Паутины почему-то повелела дроу уйти оттуда. Сейчас там пытаются закрепиться гномы. Я искал возможности договориться с Подгорным престолом, чтобы заключить хотя бы пакт о ненападении. Увы. Придется предать д'Ин Амита и выступить против него вместе с гномами... Не вариант.
   Я кивнула, соглашаясь. Действительно - не вариант. Даже если отбросить в сторону саму идею предательства и сопутствующую ей репутацию, есть еще и сугубо прагматические соображения. Гномы - отличные бойцы в Подземье. Но вот на поверхности... Занять все три домена, что сейчас под рукой волшебника - они просто не смогут. Значит, в лучшем случае, Лар получит под руку вместо одного домена - два. Разоренных двумя войнами подряд и политикой ваиводу Гхыртыкбугруза... То есть - в любом случае ситуация будет хуже, чем есть сейчас. Но...
   - А если сумеем занять домен внизу? - решила уточнить я. Воевать с гномами в Подземье - тоже не представлялось хорошей идеей. А уж длительная война там... Как бы все не получилось еще хуже.
   - Гномам долгий и кровавый конфликт тоже не нужен. Это сейчас у них... - Лар запнулся, подбирая слова, - "головокружение от успехов". Надеются быстро занять Семь башен - домен д'Ин Амита и решить продовольственную проблему... - я тяжело вздохнула.
   Все-таки за все время гномы так и не поняли основных вещей о жизни на поверхности. "Привыкли воевать в рудниках", как сказано в книге Неумирающих. Д'Ин Амит сам с трудом может прокормить свою армию. И это при том, что большая ее часть - разнообразные големы, и джинны - духи, не требующие пропитания. Земли у него там для выращивания еды... не подходящие. А Подгорный престол в лице местного князя решил, что заняв один домен на поверхности - сможет обеспечивать продовольствием свои армии? Ню-ню...
   Или хотят обеспечить максимально удобный торговый путь к Вечному лесу? Но, насколько я успела выяснить, транзитные пошлины волшебника - невелики и вполне посильны. Да и дороги поддерживает в хорошем состоянии. Вон, дроу, да проклянет их Мать лесов, платят - и не жалуются. Все равно получается дешевле, чем тащить продукты из Каганата по подземным пещерам.
   Вообще, караванные пути в Подземье - отдельная песня. Узкие, часто извилистые пещеры регулярно пересекают быстрые и холодные подземные реки. Да и защитить караван от существ, способных свободно перемещаться в толще камня (а такие в Подземье присутствуют в изобилии) - весьма сложно. Так что с караваном приходится отправлять как множество работников, которые обеспечивают перемещение грузов там, где тягловых животных приходится разгружать, так и сильную охрану. В результате затраты на перемещение каравана по Подземью в разы выше, чем на перемещение того же груза на такое же расстояние по поверхности. А если еще учесть, что и расстояние обычно получается больше...
   - То есть, даже победив - Подгорный престол не получит желаемого... - начала я, а Лар подхватил.
   - А если еще и покажем, что война ни "легкой", ни "короткой" не будет - они все-таки скорее согласятся на переговоры. Но минимальное условие - занять и удержать домен под нами. Без этого с нами говорить не будут. К счастью, основной удар будет по д'Ин Амиту. Для него даже отзовут силы из пока еще не нашего домена. Так что шанс одолеть гномов даже в рудниках - будет. Их просто окажется слишком мало. А д'Ин Амит будет воевать с большими силами, но на поверхности.
   - Хорошо, - кивнула я. - Понимаю. Но тогда объясни мне еще одно. Зачем было убивать этого... как его... Исхака? Неужели только потому, что он - моральный урод?
   - Ну, - Лар как-то криво улыбнулся. - Начнем с того, что урод он не только моральный, но и вполне себе физический. Дальше - вспомним о том, что он стучит, как дятел. Причем стучит сразу Светлой Империи, Темному Храму и оркам. Ну и, наконец, завершим рассуждениями о том, что спокойный и сосредоточенный на деле Визирь левой руки может и обратить внимание на то, что состав воров, разбойников и контрабандистов, с которыми ему приходится иметь дело, скажем так, "несколько поменялся". А вот занятый спасением наследника и переживаниями по этому поводу, он этот момент наверняка упустит из виду.
  
   Рози
   Война с орками закончилась, и как укрепление Врата войны потеряли всякое значение. Нет, они все еще оставались удобным местом отдыха для караванов, которые после падения Черной скалы двинулись от владений Каганата на юге к Вечному лесу и обратно. Но вот держать в крепости гарнизон, способный отразить орочью орду стало бессмысленно. И меня, с моим опытом сельского хозяйства и рыбной ловли перевели в пограничную стражу, поскольку повадки выращивателей брюквы и ночных рыбаков друг от друга не сильно отличаются, вне зависимости от расы и фракции.
   Признаться, я ожидала, что основной проблемой для нас станут ушлые ребята, выращивающие черный лотос на тайных делянках в дельтах рек, впадающих в Сарийское море, а потом - старающиеся доставить пыльцу этой капризной кувшинки в Империю Света. При том, что в Каганате тючок с пыльцой стоил один-два золотых, а в Империи - можно было обменять на два-три веса в золоте, желающие доставить столь интересный груз никогда не переводились, невзирая даже на весьма... замысловатые способы, которые помогали расстаться с этим миром тем, кого угораздило попасться.
   Однако я ошиблась. Нет, "честных торговцев" прятавших среди тюков с легкими, но весьма объемными тканями упаковки с пыльцой - меньше не стало. Но вот совершенно неожиданный спрос на черное дерево со стороны Парящего журавля меня несколько удивил. Правда, вот выбор пути для торговцев черным деревом был достаточно очевиден. Наш сосед и союзник - князь Кайларн намертво перекрыл дорогу по Великой реке, в лучшем случае - скупая у тех, кто оказался похитрее, товар за треть цены, а чаще - просто конфисковал весь караван. Так что сюзерен д'Ин Амит, уловив конъюнктуру, вломил на транзит столь... специфического товара драконовские пошлины: 50%, да не золотом, а товаром. С учетом того, что земли Серых холмов и Черной скалы достались ему практически пустыми - решение выглядело достаточно мудрым. Надо сказать, что даже при таких условиях нашлись торговцы, которые честно подгоняли свои караваны к Вратам войны, расплачивались по выставленному счету, и спокойно двигались дальше на север, к эльфийским лесам. Видимо, даже в таком варианте торговля оказывалась достаточно выгодной. Но, разумеется, находились и те, кто считал столь незначительные выплаты - излишней роскошью. И вот они старались потихонечку пробраться вдоль границ домена Беленджер к предгорьям Самоцветных гор, а потом, укрываясь в предгорьях - потихоньку двигались к Великой реке, чтобы выйти на ее берега севернее владений Кайларна, и там уже погрузиться на поджидающие суда. Надо, впрочем, сказать, что небольшой, но сильный флот Кайларна под предводительством барда Эгиля, формальностями не заморачивается, и гра... то есть - "конфискует запрещенный товар", не обращая внимания на такие мелочи, как положение границы. Тем более, что севернее располагаются пустые земли, а город у моста через Великую - и вовсе управляется Советом, так что предъявить князю за беспредел просто некому. Были, конечно, оригиналы, пожелавшие в борьбе со столь наглым грабежом опереться на грабителей... то есть - пожаловавшиеся Ночной гильдии... Но на сходе вожаков Ванда, так и не выпустившая из изящных ладоней общак Азира, простыми, доступными для понимания каждого словами разъяснила, сколько приносят в общак крышуемые ею легальные и почти легальные торговцы, сколько - привлекаемые богатствами цитадели нового культа каталы и девочки, а сколько - изволят отстегивать унижаемые торговцы черным деревом. Сравнение оказалось настолько не в пользу лесовозов, что гильдия решила не ссориться с хозяином земли ради такой мелочи.
   Резкое цвирканье вырвало меня из размышлений. Я протянула руку, и стальная ящерка потерлась об нее своей головой. Не так давно, уже после войны с орками, лорд-маг д'Ин Амит вышел на уровень, позволяющий ему конструировать големов, не входящих в стандартную линейку. Разбираясь в открывшихся возможностях он, по слухам, шипел что-то навроде "чтобы быстрее бегать - надо выколоть себе глаз". Как ни странно, в отношении големов эта бредовая фраза была чуть ли не идеальным описанием. В частности, чтобы заставить стальную крылатую ящерку летать - пришлось отказаться практически от всех боевых возможностей. Она могла разве что больно укусить. Зато парить в небе она могла часами, причем - на большой высоте. Так что с земли ее разглядеть могли разве что очень зоркие существа. Так что эти ящерки стали очень большим подспорьем пограничной страже.
   Вот и сейчас Яна принесла мне известие, что к востоку от нас очередной лесоторговец пытается проскочить домен нашего сюзерена, не заплатив полагающуюся пошлину. Что ж. Придется объяснять ему всю неразумность такого поведения. Ведь в такой ситуации пошлина будет удвоена. То есть - конфискуем весь караван. Я подняла свой жезл, отдавая команду, и поднявшиеся из-под маскировочных сетей боевые железные големы загрохотали на перехват.
  
   Аиша
   Вот уже третий день нас гонят по зеленеющей, цветущей степи. Большая часть "бусин" в том ожерелье горя, частью которого ныне являюсь я - черные. Племенные вожди с легкостью продают своих подданных, поскольку суммы, которые сулят перекупщики - перекрывают доход т такого "подданного" за десять лет вперед. Собственно, для многих доменов Каганата, в которых наряду с белой ветвью проживает и черная, в качестве основного источника доходов имеют именно такую вот торговлю. Спрос есть всегда. Дроу берут сильных мужчин: им всегда нужны рабы-гладиаторы, и им всегда мало. Хранителям Древних для ритуалов во славу их темных богов частенько нужны жертвы. А для серьезных гекатомб - множество жертв. И пустить под нож рабов, пригнанных издалека - частенько бывает дешевле, чем резать своих, вызывая возмущение. Химерологи-чернокнижники и некроманты Ковена также постоянно испытывают нужду в подопытном материале. Да и князья Инферно, чтобы не заморачиваться с "соблазнением" и "искушением" частенько скупают души прямо вместе с телами. Да что там говорить... Если даже аристократы Империи Света, где такая торговля официально запрещена - время от времени покупают себе экзотических служанок для уборки и согревания постели... Вот о том, чтобы рабов-людей покупали светлые эльфы - я раньше не слышала. Но к тому каравану, куда мне не повезло попасть, в качестве представителя заказчика прибыл именно эльф! Светлый эльф!
   Почему я так уверенно об этом рассуждаю? Мой отец был главой небольшой и небогатой, но все-таки благородной семьи при дворе тархана Хазера, владетеля домена Самкерц, на побережье Сарийского моря. Как и все придворные, он постоянно участвовал в интригах, жаля подняться повыше и получить больше дохода. И вот одна из интриг, вместо того, чтобы возвысить положение семьи, привела к тому, что отца обвинили в измене. Он сам и все его сыновья-наследники - были казнены, а нас: жен, наложниц и дочерей - распродали с аукциона.
   Наверное, это должно было восприниматься как унижение... Но, честно говоря, я до сих пор не вижу особенной разницы между тем, чтобы быть проданной в гарем такого же мелкого вельможи за политические преимущества для семьи, и тем, чтобы быть проданной в гарем эльфа за деньги2.
   После аукциона несколько удачливых торговцев сбились в караван, и под охраной боевой галеры тархана двинулись по морю на север, к дельте Великой. Там нас перегрузили на меньшие галеры, и гребцы, выбиваясь из сил, погнали суда вверх по течению большой реки.
   Кормили в пути сытно, хотя и без особых изысков. Было немного стыдно каждые три дня обнажаться перед магом-целителем... Но торговец Исаак твердо решил довезти до места передачи заказчику как можно больше товара, и не девичьей стыдливости было вставать между жадным торговцем и блеском золота. Так что, когда сестра Атика, дочь нашего отца от наложницы-нубийки, попыталась встать в позу и заявить, что не собирается раздеваться перед мужчиной - ее раздели силком, выпороли, а потом утащили куда-то в трюм, откуда ее крики доносились всю ночь. А утром обнаженное тело с бесстыдно раздвинутыми бедрами, на которых алела кровавая печать сорванной девственности, демонстративно протащили по палубе и вышвырнули за борт. Больше желающих демонстрировать гордость и стыдливость не появлялось, и я слышала, как Исаак, остановившись возле навеса, под которым мы укрывались от солнца и дождя, сказал капитану галеры, что "лучше потратить одну стыдливую дуру на организацию доступного и понятного примера, чем потерять весь товар, пропустив признаки чумы, или еще какой хвори".
   - А почему нас везут на палубе, а не в трюме? - спросила соседка-негритянка, именем которой я, признаться, не удосужилась поинтересоваться.
   Ее соседка посмотрела на нее, как на дуру:
   - Потому что в трюме - темно, и сложнее уследить...
   - Куда ж мы денемся... - рабыня подергала цепь которой мы сбыли прикованы.
   - Не "куда денемся", а "что с нами станет", - вздохнула старшая. - Торговцу не улыбается привести половину товара - порченным!
   Я вздохнула. Вывод этот можно было сделать еще тогда, когда под навесы на палубе отправились те женщины, которых маг-медик после первого осмотра определил как "девственниц". Остальные - действительно ехали в трюме, и доносившиеся оттуда звуки однозначно давали понять, что купец временами сдает свой товар для развлечения команды.
   Возле Темного храма караван распался. Часть торговцев решили сбыть свой товар прямо там, часть - двинулась на запад, к одному из известных торговых поселков у входа в Подземье, где дроу скупают нужные им товары и рабов. Купец же Исаак повел оставшуюся галеру на север.
   Через почти две недели пути мы остановились в небольшом прибрежном городке, где Исаак отправился в представительство гильдии, чтобы узнать новости об опасностях и возможных поборах в дальнейшем пути. Вернулся он в отвратительном настроении, нехорошими словами поминая "проклятых колдунов". Его взгляд остановился на нас, сжавшихся от утренней прохлады. Исаак кивнул надсмотрщицам, и те отцепили мою любопытную соседку, и утащили ее в каюту купца. Оттуда она отправилась прямиком в трюм - на собственной шкуре выяснять, что там происходит с рабынями.
   Несколько дней мы стояли у причала, пока Исаак метался по городу, нанимая охрану и закупаясь телегами и припасами. После этого нас перевели в большие клетки, установленные на телегах, влекомых флегматичными волами, а остальных рабов и рабынь сковали цепью и погнали пешком. Мы двинулись на северо-восток.
   Из разговоров охраны я поняла, что русло Великой сейчас перекрыто "...проклятым колдуном, что построил флот и теперь беспардонно грабит честных торговцев. И куда только смотри Гильдия?!"
   Я промолчала, хотя вполне могла ответить. Как правило, Гильдия никуда не смотрит, а слушает звон золота Владыки, который посчитал более выгодным запретить транзит определенных товаров через свою территорию. И если у хозяина земель и подданных, решившего таким образом утвердить свою власть, до сих пор не возникло серьезных проблем - значит, с Гильдией он, так или иначе, договорился.
   На пятый день пути один из охранников, ехавших возле нашей телеги и маслянным взором оглаживающий наши тела, поднял взгляд к небу. Его лицо исказилось, и он приложил руку к глазам, чтобы защититься от солнечного света. Видимо там, наверху, он увидел что-то необычное.
   Выругавшись, охранник поскакал к карете, в которой перемещался купец Исаак. После короткого разговора, охрана начала спешно готовиться к бою: расчехлять саадаки, натягивать тетивы на луки... Видимо, то, что углядел охранник - несло какую-то угрозу.
   Я перевела взгляд. Там, куда смотрели охранники, над небольшим распадком поднималось облако пыли. Через некоторое время до нас стал доноситься тяжелый железный гул.
   Соседним с нашим Самкерцем доменом владеет маг Кофедерации Четырех стихий, из Неумирающих. И с тарханом Хазером он в хороших отношениях. Так что делегации его железных воинов периодически появлялись на улицах города. И я сразу опознала железных големов.
   Я покачала головой. Ситуацию, в которую попал купец Исаак вместе с охраной, нельзя было назвать легкой. Раз уж предполагается, что те, кто ведет големов - купцу не друзья, то влипл торговец крепко. Как та обезьяна, которой подкинули тыкву-горлянку с зерном внутри. Разжав кулак обезьяна может вытащить лапу из ловушки... Но это значит - потерять зачерпнутое зерно, которое вот уже у нее в руке... И обезьяна погибает от собственной жадности. Так и тут. С одной стороны, охранники каравана - простые погонщики. Даже их глава - всего лишь конный стрелок. Так что из оружие просто неспособно повредить железным истуканам. С другой - сами купец в легкой карете и легкоконные воины - способны умчаться от тяжелых, не слишком поворотливых големов. Но вот телега с нашей клеткой, а, тем более, рабы, которых гонят пешком - уйти от незнающих устали железных солдат неспособны в принципе. Вот и готовятся купец и охрана к безнадежному бою за свое золото... которое уже потеряно. И маг-целитель здесь не поможет.
   Эльф-представитель заказчика выскочил из кареты. Он поднял лук и выстрелил. Один из големов захромал, явственно отставая от остальных. Охранники каравана, раньше поглядывавшие на Перворожденного несколько презрительно именно из-за того, что тот передвигался в карете, а не верхом, теперь радостно загалдели. На железный отряд обрушился град стрел. Но повторить достижение эльфа люди так и не смогли. Впрочем, и сам эльф сумел стреножить только еще двух железных истуканов, когда те подошли ближе... и сразу продемонстрировали, что перед нами - не стандартные поделки, обычные для начинающего волшебника. Истуканы издали странный свист. Над их головами ударили в небо струи пара, а из поднятых правых рук отправились в полет каменные пули, подобные тем, которыми стреляют пращники. Как-то раз нам, детишкам, скучающим на женской половине дома, одна из старших жен отца рассказывала о таких вещах. Паровые ружья. Оружие гремлинов. Не слишком мощные, не дальнобойные, отнюдь не скорострельные, зато их можно устанавливать прямо в железный корпус голема. Настоящим стрелком это железного истукана не сделает... но вот обеспечить противнику нежданный сюрприз - вполне возможно. Сработало и в этот раз. Големы целились не в людей, а в коней. Так что больше половины охраны оказалось спешены. Каменные пули не убивали коней на месте, но калечили, заставляли беситься, вставая на дыбы, оглушали... Впрочем, "подарочек", прилетевший в грудь эльфу, выскочившему из кареты в походном одеянии, не успев надеть даже легкую броню, вполне мог того и убить. Рухнул тот мешком...
   Купец Исаак пихнул в спину кучера. Тот взмахнул кнутом... Но оказалось, что подотставшие големы, поврежденные эльфом, и не участвовавшие в общем залпе, все еще вполне боеспособны. Они выстрелили... так же, как и их товарищи - не в карету, а в лошадей. Ближайший к ним конь жалобно заржал и покатился по земле, путая постромки. Карета встала.
   Между тем големы врезались в толпу спешенных охранников, и исход сражения, если, конечно, это можно так назвать, был решен. Легкое оружие погонщиков не позволило бы им сколько-нибудь эффективно противостоять ни латникам Империи Света, ни мстителям Хранителей Древних. И уж тем более - големам Конфедерации. Да не простым, а улучшенным. По крайней мере, разлетевшаяся на куски сабля начальника охраны намекнула, что напавшие големы - даже не "железные", а вполне себе "стальные". Так что скоро те охранники, что успели сообразить, что происходит - уже нахлестывали коней куда подальше. И големы, не успевшие перезарядиться, ничего не могли с этим сделать. Но вот те, кто оказался спешен... И быстро вырубили, и на удивление сноровисто вязали. Кажется, и купец, и захваченная охрана - из разряда "владельцы" перейдут в разряд "имущества", присоединившись к собственному каравану.
  
   Гелдиира
   Пограничники притащили очередного "самого умного" работорговца, решившего не заплатить введенные нашим мужем пошлины. Обычное дело. Каждый второй пытается такое проделать. А муж наш последовательно отстегивает Гильдии за невмешательство, так что проблемы неудачливых контрабандистов - это только их проблемы. И, кстати, все равно получается дешевле, чем рабов покупать. Вот почему лорд д'Ин Амит этих рабов тут же переводит в "зависимые крестьяне", а и то, не навсегда, а только "до тех пор, пока не выплатите долги за ваш выкуп" - мне не совсем понятно. "Имеющий раба - имеет врага"? Ну так пороть! А то и еще что-нибудь интересное придумать, чтобы глупые мысли даже не заходили в их головы! Но, тем не менее, с крепостных поселений муж наш действительно получает больше, чем дают жрицам Подземья поселения рабов. А муж еще и говорит, что, когда те выплатят те суммы, которые он тратит на взятки Гильдии - получать с них он будет еще больше. Не понимаю... Но, тем не менее - факт имеет место быть.
   Выживших охранников отправили к Кайларну, поскольку "он умеет с кочевниками управляться". Тот расплачивается за регулярные поставки кочевников серебром с рудников и перьями фламинго. Так что тут у меня вопросов не возникает. Союзника надо предавать вовремя... или не предавать совсем. Сейчас никакой выгоды от ухудшения отношений - не просматривается, так что и сомнений в правильности решения мужа - не возникает.
   Мага жизни, ехавшего с караваном, несмотря на все его возмущение, и крики о том, что он - "член Гильдии Торговцев", подвели под немалый штраф и отправили его отрабатывать, исцеляя крестьян и благословляя их поля. В соглашение с Мастерами Гильдии это тоже входит, хотя и повышает цену невмешательства почти в два раза. Но среднего уровня маги жизни (хорошие обычно сидят дома, и это клиенты к ним бегают, а совсем плохих - не берут торговцы) - вполне окупают вложения. Да и не понимаю я: чего он возмущается? У нас в Подземье временами даже старшие жрицы отправляются объезжать владения, чтобы проклятьями убирать вредителей с грибных плантаций. И никто не ворчит. Потому как гордость - гордостью, а есть хочется регулярно.
   Купец - огреб плетей и отправился "на поселение". Об этом, кстати, Мастера Гильдии на переговорах даже речи не заводили. Само собой разумеющееся наказание для контрабандистов. Просили только не казнить. Ну а нам не особенно и надо. Работники из них, конечно, те еще... но собственное пропитание - точно отрабатывают, еще и с прибылью остаемся.
   Вот только от обычных "самых умных" данный караван отличался тем, что с ним шел не только перекупщик, но и представитель заказчика. Эльф. Светлый эльф. Я, хоть и смирилась немного с существованием этих неполноценных, предавших Мать Тьмы и оставшихся наверху, но вот данный конкретный экземпляр мне чем-то сильно не понравился...
   Но моему куал'нейс он, похоже, понравился еще меньше. Взмахом контрольного жезла он вызвал в тюремную камеру, где мы, собственно, осматривали пребывающее без сознания тело, пару големов и приказал им:
   - Так. Этого - раздеть, нарядить в его тряпки какое-нибудь подходящее по сложению тело, и кремировать вместе с остальными погибшими охранниками! - а потом, повернув голову ко мне, пояснил: - Будем считать, что он погиб в бою. Нам нужно выяснить: зачем Парящему журавлю столько рабов. И ведь, подозреваю, мы с Кайларном оседлали далеко не единственный путь...
   В подземную тюрьму позвали светленькую, и куал'нейс рассказал нам историю, полученную самим д'Ин Амитом от одного из князей Инферно. Историю о куклах Единения и их Хозяине. После чего светленькая воззвала к своей ложной богине (ух... меня аж Светом опалило... хорошо еще, муж прикрыл), и согласилась с тем, что пленного необходимо допросить. Хорошо еще, что даже отступники не опустились до того, чтобы исключить из Даэсс дей'Мар допрос пленных.
   Признаться, я обрадовалась такому решению. С тех пор, как я покинула Подземье по слову Матери Тьмы, мне редко достается такое удовольствие, как форсированный допрос. Разве что когда кто-то из орков приходит к мысли, что "ваивода-то не настоящий!" - его передают мне, чтобы я превратила его в наглядный пример того, почему о таком не то что говорить, но даже и думать чересчур громко - не стоит. Но то - орки. Тупые животные, работа с которыми - скорее ремесло, чем искусство. Допрос же одного из отступников... Это настоящая симфония. Большее удовольствие я бы получила разве что, если бы мне отдали эту светленькую. В конце концов, сейчас она мне сестра-по-мужу (очень странная словесная конструкция... а уж про семейную - и вовсе... но Воля матери - есть Воля Матери, с ней не поспоришь. Она сплетает свою паутину, не оглядываясь на предрассудки смертных). А что может быть лучше, чем пытать, а потом принести в жертву столь близкую родственницу? Разве только если совместить "родственницу" и "светлую"! Но подобное я до своего выхода на поверхность искренне считала невозможным.
   Радостно улыбаясь своим мыслям, я показала прикованному к столу эльфу иглу из темного металла, и, усилием воли создав лепесток темного пламени, прокалила ее. Простейшее, в сущности, действие. Даже не "заклинание", а так, "способность". Но почему-то на пленников оказывает даже больший эффект, чем некоторые специальные пыточные проклятья.
   Общались мы долго. Эльф оказался не слишком крепкий, да и знал немного... Но вот чтобы убедиться, что он именно больше ничего не знает, а не пытается обмануть, недоговорив - ушло довольно-таки много времени. Светленькая несколько раз выбегала из- камеры, освобождая желудок от всего, что было съедено ранее. В последний раз ее рвало уже желчью: не осталось ничего, что могло бы еще выйти. Но она честно поддерживала жизнь в источнике информации, не давая ему сбежать ни в смерть, ни в безумие.
   - Н-да... - вздохнул д'Ин Амит, когда все было закончено, и то, что осталось от эльфа - големы утащили в камеру. - Не очень понятно...
   - А мне вот как раз понятно почти все, - иссиня-бледная светлая криво усмехнулась. - Единение требует разумных для присоединения к Общему Благу. Разумеется, никто из эльфов растворяться в едином разуме не желает, но считают союз слишком выгодным. Вот и скупают эдайн, чтобы отдать этим... насекомым.
   - Это-то понятно, - вздохнул куал'нейс. - А дальше что? Как они внедрят эти зараженные куклы...
   - Очень просто, - отозвалась быстро приходящая в себя светленькая. - Объявят, что не "покупали рабов", а "выкупали их". И - отпустят зараженных "на свободу"...
   - ...заразив изрядную часть Фронтира с Империей....
  
   Орстон
   Я откинулся в кресле. Дело о смерти прелата Альсинора, прозванного "Неистовым", становилось все запутаннее и запутаннее. Похоже, в тот день на идеолога войны против эльфов охотились сразу несколько сторон. И, боюсь, по крайней мере часть следов ведет в нашу собственную Церковь. Впрочем, последнее - не удивительно. Неистовый был многим... неудобен. Но вот кто, когда и как совершил убийство - оставалось непонятным.
   Казалось бы, все проще простого: есть труп, у трупа в спине торчит кинжал, что тут может быть неясного? Но, стоило только приглядеться поближе, как версия начала рассыпаться. Во-первых, как я сказал сразу, при первичном осмотре тела, кинжал, даже воткнутый в спину прелата по самую рукоять - никак не мог послужить причиной его смерти. Для достижения такого эффекта требовалась не простая железка, а, как минимум - серьезно зачарованное произведение артефакорного искусства Инферно. Чего в нашем случае не наблюдалось. Не был он убит и зачарованной на дракона стрелой с одной из снайперских позиций... Кстати, то, что эти позиции были оборудованы, и стрелки с них ушли сами, а не были захвачены, или, как минимум - отогнаны, охраной, говорит о том, что в охране образовалась изрядных размеров дыра. И это приводит нас к следующему вопросу: "кто виноват?", плотно пересекающемуся с вопросом "кому выгодно?"
   Опять-таки, на первый взгляд, ответ понятен: прелат Альсинор был публичным лицом "фракции войны", тех, кто всячески пропагандирует продолжение войны с Вечным лесом если не "до победного конца", то, по крайней мере - до завоевания ближайшей к имперской метрополии эльфийской Марки, "чтобы устранить угрозу". Вот только всю картинку портит понимание того, что в убийстве замешан кто-то из его собственной охраны. Представить же, что в охрану храброго, но, при этом - славящегося своей паранойей, прелата пролез кто-то, связанный с Северной Маркой, наиболее активно противостоящей военной фракции, и постепенно берущей верх в этом противостоянии... Это надо обладать чересчур болезненным воображением. Да и выгода для "пацифистов" - несколько сомнительна. Несмотря на громкую славу среди простонародья, умение выбивать пожертвования на военную кампанию и общую популярность - Альсинор отнюдь не был решающей фигурой в политическом противостоянии. И его смерть сыграла не в пользу Северной Марки, а, скорее - против нее. В частности, на последнем собрании Конклава, обсуждавшем финансирование кампании против эльфов, представитель Восточной марки вынужден был воздержаться, хотя раньше всегда голосовал вместе с Севером. Также откачнулись многие нейтралы. Западная же и Южная Марки под предлогом "жестокого и коварного убийства" начали чистку рядов от "ксенофилов". В общем, убийство прелата Альсинора позволило военной фракции сплотить ряды и на некоторое время расстроило сплоченные действия "пацифистов". Ненадолго, правда. Но, в любом случае, версия "убили свои же" выглядит как минимум не менее обоснованной, чем вариант "убили Северные", или же "виновны эльфы".
   К счастью, начальника охраны Неистового прелата удалось перехватить прежде, чем он отправился на войну с эльфами "чтобы кровью искупить допущенные ошибки". Так что сейчас он с удобствами расположился в подземной камере тайной тюрьмы Инквизиции, ожидая допроса. Вот только, прежде, чем спуститься туда, чтобы поинтересоваться у кающегося грешника причинами столь вопиющих ошибок, следовало успокоиться, отодвинуть в сторону сформировавшуюся гипотезу относительно причин впадения во грех и природы оного греха, и заняться чем-то другим. Иначе - неизбежно искажение сознания, и в допросе я буду искать не нестыковки своей гипотезы и возможности ее опровергнуть, а только и единственно - подтверждения ее. Вследствие чего рискую не увидеть истины, и обвинить... если и не "невиновного", то, что гораздо хуже - "виновного не в том, чем его обвиняют", и упустить кого-то, кто в мою гипотезу не входит. "Ведь пока есть брат наш, инквизитор - колдунам придется быть!" Очень точные слова.
   Так что, чтобы отвлечься и немного забыться, позволив сформировавшейся гипотезе провалиться в глубину разума и перестать окрашивать мыслительный процесс нежелательными в данный момент оттенками, я взялся за сообщения, переданные с новостной рассылкой. Вообще-то, эта идея была привнесена Неумирающими, но при рассмотрении на совместном Конклаве всех Орденов Инквизиции - была признана здравой. Любой инквизитор должен быть готов не только к отражению тех ересей, порчи и колдовства, что зародились в районе его непосредственной деятельности, но и тех, что пришли издалека. Увы, идеи умеют распространяться, как не что иное. Так что о появлении новых еретических идей должны быть в кратчайшие сроки проинформированы все инквизиторы. Конечно, у нас нет того, что в реальности Неумирающих называют "Интернет", но поскольку инквизиторам "в целях защиты от вредоносной магии" разрешено погружаться в изучение школ и магических практик, закрытых для прочих жителей Империи - решение нашлось. Так что из папки "Входящие" я извлек солидную стопку листов бумаги, сформированную на Титане - острове в Полярном море, отданном под полную власть инквизиции и совместный контроль ее Орденов.
   Первой же новостью, привлекшей мое внимание, было объявление Марки Эленна - "отпавшей от Империи и погрузившейся в Ересь". Признаться, о том, что такое эта Эленна, и где она расположена - я вспомнил с некоторым трудом. Но все-таки вспомнил. Довольно-таки крупный остров вблизи северного побережья Вечного леса, разделенный на два или три десятка доменов, принадлежавших Империи Света. Что интересно, ни один из тамошних властителей не был Неумирающим, что во владении такого размера - даже некоторая редкость, и говорит о том, что Марка эта образовалась еще до Открытия Врат, в результате которого Неумирающие пришли в наш мир. Остров этот расположен достаточно близко к эльфийским берегам, чтобы влияние тамошних меллорнов распространялось и на него, делая Эленну пригодной для жизни и земледелия и даже несколько комфортным, в отличие от нескольких островов немного к северу - бесприютных скал, покрытых вечными льдами. Остров этот жил, и даже - богател, в основном не за счет собственного хозяйства, которое могло поддерживать жизнь, но не более, а за счет торговли имперской метрополии с Листвой - столицей Вечного леса. Очень уж удобным перевалочным пунктом был этот остров. Разумеется, из-за богатства острова и его обитателей, он стал желанной мишенью для набегов Морских Владык, а потому - держал сильный флот и мощные береговые укрепления. Но вот настроения там были распространены... Сказать "проэльфийские" - это примерно как сказать, что Гейдер (бывший паладин Света, из-за неутолимой жажды крови отпавший от Света Владыки и принявший служение одному из так называемых "Темных владык Древних", что есть не более, чем демоны среди прочих демонов Инферно), "бывает несколько зол по утрам". Так что при сокращении торговли, вызванном войной - отпадение Эленны оставалось лишь делом времени. И вот это свершилось. Совет властителей Марки объявил, что война с Вечным лесом - есть "порождение помутнения разума, насланного на жителей Империи не иначе как Древним Врагом", и заявил о своем желании принести оммаж "Учителям Человечества" - то есть эльфам.
   Инквизиторы, собравшиеся в резиденции ордена Рависсары, Гонительницы демонов - довольно-таки мощной крепости, объявили Совет Марки "экскоммуникайт трайторис", но увы, большинство населения провинции последовали за своими отлученными лидерами, из-за чего местная гражданская война оказалась довольно-таки короткой, хотя и кровавой. "Одурманенных Древним врагом" сожгли прямо в храме, где они надеялись найти укрытие, под торжествующие клики собравшегося народа. Столь же легко взять гнездо инквизиторов - не получилось. А когда стены все-таки были пробиты, и осаждающие прорвались-таки через брешь, почти до уровня гребня замостив ее своими телами, оказалось, что сами инквизиторы скрылись по одному из десятков подземных ходов, ведших из цитадели Ордена куда-то вглубь острова. Так что, подозреваю, вскоре Островная война получит свое кровавое продолжение. Ведь те же развеселые ребята из Ордена Рависсары отнюдь не придерживаются целибата, обязательного для наших Очищающих собратьев, равно как и для Ордена Светлого лика. И, подозреваю, среди погибших в храме - были их любовницы, а то и дети. А уж с "очистить грех кровью"... с этим за ними никогда не заржавеет. Тем более, что гористая местность в сердце острова - благоприятствует партизанской войне, а, если я правильно понял некоторые намеки собрата Анэмара, ход светских властей острова был предвиден, и подготовка к ответу - была проведена заранее. Так что с тайными убежищами, гаванями и складами с запасами всего необходимого у инквизиторов проблем не будет. Что интересно, сами эльфы отнюдь не торопятся "прислать лицо, облеченное должными полномочиями для принятия оммажа". Видимо, остров им не так уж и сильно нужен... Или - ожидают, кто возьмёт верх в битве "ксенофилы против Инквизиции".
  
   Каэрллин
   Вот я и ступил на землю Эленны, острова эдайн, что просит о принятии его оммажа по причине "неуклонного решения следовать Путем Перворожденных". Интересно, эти недоживущие осознают, как глупо звучит их желание? Они - не Перворожденные и таковыми никогда не станут, даже принеся клятву Вечному лесу. Но... когда-нибудь Союзническая война - закончится, и Князю, за отсутствием значимых успехов на основном фронте нужно будет что-то, что можно отдать за сохранение границ нашей Марки, в настоящее время частично захваченной Империей. Да и до тех пор... "Воевать с империей до последнего человека" - звучит гораздо лучше, чем "тратить жизни Перворожденных". Хотя, подозреваю, сил, достаточных для контроля острова Империя сюда не пришлет. Императору ведь тоже нужно будет что-то, получением чего можно будет оправдать оставление завоеванных территорий, чтобы не тратить жизни своих подданных на усмирение партизанского движения. Ведь "ловить эльфа в лесу" - поговорка устойчивая и возникла совершенно не напрасно. И именно этим придется заниматься имперским егерям, если Империя решит оставить завоеванные домены себе. А так... Империи останутся захваченные домены Фронтира и возвращение Эленны, Вечный лес получит назад Места Силы, что мы не смогли защитить, и каждая сторона объявит, что "война победоносно завершена". А Фронтир... Фронтир возникнет новый. Как это уже не раз было, если границы фракций чересчур сближались.
   Следуя за холуями, которых прислали "встретить важную персону", я, вместе с Нинкью, моим единорогом, и несколькими младшими членами делегации добрался до ратуши. Здешняя архитектура была такова, что мне приходилось непрерывно поддерживать связь с Лесом, чтобы мои истинные чувства не отражались на лице. Если архитектура городов эдайн в самой Империи хоть и была несколько... примитивна, но все-таки обладала собственной гордостью и красотой, то это... жалкое подражательство вызывало приступы тошноты. Отказавшись от собственного Пути и не в силах встать на Чужой, здешние... союзники, не вызывали ничего, кроме тошноты, которую и приходилось прятать за застывшим в осознании собственного величия каменным ликом. Одно хорошо: когда (а не "если", что бы не считали нынешние хозяева этого места) этот город сожгут, а руины - засыплют солью, как поступает Империя с поселениями, объявленным "экскоммуникайт трайторис" - жалеть будет совершенно не о чем.
   - Приветствуем посланника Учителей Человечества! - высокий эдайн в дорогих одеждах преклоняет колено. Н-да... Мы, Перворожденные, может, и учителя, только вот вы - ничему не научились. Иначе не думали бы, что предательство позволит вам добиться хоть чего-либо... Не говоря уже об уважении Перворожденного.
   Я приветствовал встречающую делегацию пресловутым "милостивым наклонением головы" - ничего не значащим жестом, столь радующим сердца недоживущих. Вот если бы я при этом коснулся плеча, - жест бы кое-что значил. Но, похоже, эти "ценители высокой эльфийской культуры" знают о нас гораздо меньше, чем последователи Гонительницы Демонов, с которыми я всю неделю, предшествующую этой поездке, вел переговоры в Бракаде - пограничном городе Конфедерации Четырех стихий, нейтральном для всех, кто пребывает в нем. Этим эдайн стоило бы взять на переговоры хоть кого-то из торговцев, что появляются в Листве, и действительно знают хотя бы низший этикет. Тогда они не повелись бы на пафосные, но по сути - ничего не значащие слова представителя Вечного князя в Лебединой гавани, с которым вели переговоры о принятии оммажа. И не согласовали бы текст клятвы, которая в нынешнем виде требует многого от острова и его жителей, но, в сущности, ни к чему не обязывает ни Князя, ниже - любой из Домов Детей Матери Леса. Но благородные семьи, заправлявшие на острове, "презренной торговлей" сами не занимались. Они посвящали свое время "высокому искусству" и "управлению владениями". Вот и доуправлялись.
   В замке нас провели через "Галерею Искусств", которыми гордились местные "благородные". Н-да. Перворожденным они действительно "подражали". И, местами, не как мартышки, а вполне себе со знанием дела. Вот только подражали они тому "эльфийскому искусству", про которое Древние, кривясь, как будто хлебнули уксуса, говорили "декаданс", и с умилением вспоминали "старые времена", когда за "подобную мазню" "художника" можно было вызвать на дуэль. А ведь в решениях, определяющих политику Леса мнение Древних весит куда больше, чем мнение всех этих "художников", а тем более - "скоморохов", что добиваются известности среди толпы, кривляясь на сцене.
   - Анъяро3, - обратилась ко мне Туилиндэ, Видящая, прикрепленная к моей делегации. Несколькими движениями я отразил готовность выслушать "младшую, но обладающую ценными сведениями", старательно отслеживая реакцию встречающих. Ни один из них ничего не понял, чем уронили мое мнение о себе еще ниже, чем я считал возможным до встречи с ними. - Прошу обратить внимание на это полотно...
   Я пригляделся. Не прислушаться к мнению Видящей - это глупость. Такая же, как и поверить ей.
   Картина была действительно впечатляющей. Исполнена она была в чисто человеческом стиле, не несущем и следа эльфийского влияния, как во всех остальных произведениях, выставленных в этой галерее. На фоне темного, грозового неба и штормового моря, освещаемая пожаром, рушилась башня, в которой нетрудно было узнать одну из башен, защищающих вход в порт Южный, где мы сегодня и высадились. Ярчайшая молния, один из древних символов Империи Света, поражал и так уже умирающую башню. На крохотных лицах защитников, падающих вместе камнями разваливающейся башни, можно было прочитать страх и отчаяние. А в темных небесах уже зарождалась следующая молния, которая, несомненно, добьет оставшихся в живых.
   - Кто автор? - спросил я у сопровождающего.
   - Элен, младшая дочь Стража Южных врат, - отозвался он. - Вообще не понимаю, зачем ее мазню тут повесили. Она совершенно не разбирается в современном искусстве, не следует канонам, которые преподали нам Ваши сородичи, - он угодливо изогнулся.
   - Когда мы обустроимся, я хотел бы видеть Элен, младшую дочь Стража Южных врат у себя, за ужином, - произнес я прямо в перекошенное удивлением лицо, а потом пробормотал, про себя, но не особенно заботясь о том, чтобы меня не услышали, поскольку очень маловероятно, чтобы кто-то из здешней "элиты" интересовался стихами, принесенными Неумирающими: - "ревом жрецов и народными кликами..."4
  
   1 Копченая треска, которая у Морских владык - пища (чтобы не сказать "корм") для матросов самых низших рангов, перебравшись за полматерика от моря и побывав в руках эльфов - становится редким (и, соответственно - дорогим) деликатесом для высшей аристократии... Такая вот особая уличная магия Перворожденных.
   2 Дочь вельможи невысокого ранга провинциального домена от младшей наложницы - отнюдь не "ученый мудрец". Об эльфах и Вечном лесе она знает немного, а большая часть того, что "знает" - слухи и домыслы, имеющие мало общего с действительностью. Вот и предполагает, что "эльфы - они такие же, как мы, только с острыми ушами".
   3 Анъяро (квенья) - "старший".
   4 Горе тебе, Илион! Многолюдный, могучий, великий,
   ?Горе тебе, Илион!
   Ревом жрецов и народными кликами дикий
   ?Голос Кассандры -- пророческий вопль -- заглушён!
   (Бунин, "Конь Афины Паллады")
  

   Глава 2. Темная схватка
   Тин
   Убийц неистового прелата и их помощников и приспешников ловили, себя не помня от рвения. И даже мой пост младшего писаря в свите инквизитора Орстона не избавлял меня от участия в этой клоунаде. Писать приходилось много. Очень много. Особенно, когда инквизитор, о принадлежности которого к одному из орденов Церкви нашей Единой и Единственной приходилось только гадать, вылезал-таки из подвалов резиденции Священной конгрегации Доктрины Веры, и, развалившись в кресле, объяснял неразумному, какие именно из записанных младшим писарем сведений ни в коем случае не должны дойти до Ванды. Так сообщение о том, что начальник охраны Альсинора оказался подкуплен неким Серым Посредником, который был впоследствии найден мертвым в своем доме - были отнесены инквизитором к "сведениям, распространять которые следует с осторожностью". Ну я и распространил их "с осторожностью" - то есть, через Торговую гильдию передал Ванде. Уж в ее осторожности и умении обращаться с секретными сведениями никто не усомниться. Чуть позже выяснилось, что намек инквизитора я понял правильно. По крайней мере ни к чему больше двойную месячную премию, что мне выписали буквально "на ровном месте" я отнести не могу. Вообще же на всякого рода разноцветных посредников, посредниц, и прочих "мальчишек-разносчиков" в Ирингетиле напал настоящий мор. Всякого рода мутные личности спешили избавиться от личностей, знающих, или могущих знать об их не вполне законной деятельности. Правда, этим эти самые личности вполне надежно привлекали внимание инквизитора. Так что через подземную тюрьму прошло множество самых разнообразных людей. Некоторые после этого покидали узилище. Иным - доставалась и некоторая компенсация, или даже Чудо Исцеления, часто - сильно превышающее нанесенные при допросе повреждения. Иные - удостаивались пинка на дорожку, частенько - лично от инквизитора. Ну а о некоторых особо избранных Орстон лично молил Владыку света. Да-да, той самой молитвой: "да зачтется им мученическая кончина, и да обретут они на Последнем суде не Справедливость, но Милосердие".
   Вот и сегодня у меня уже болела правая рука после длительного общения с отбросами местного общества, частенько - считающими себя этого общества элитой, а то и "сливками". Признаться, после общения мне частенько хотелось освободить желудок, хотя процесс, именуемый "допросом с пристрастием", а то и "экстренным потрошением" был мне, признаться, не в новинку. Но вот получаемые по его результатам сведения, которые мне приходилось записывать... По сравнению с некоторыми личностями, которых доставляли для общения с инквизитором в богатых, чтобы не сказать - роскошных одеждах, личностями, занимающими далеко не последние посты в здешней власти, личностями, способными перечислить благородных предков на пятнадцать колен, большинство моих товарищей в Ветровске были вполне благонамеренными людьми, искренне желающими окружающим добра и всяческого процветания (конечно, ведь с нищеты много не слупишь).
   Поскольку инквизитор отпустил меня, я решил, что мне необходимо отдохнуть и расслабиться. В конце концов, раз уж люди изобрели такую вещь, как вино - стыдно будет не пользоваться этим даром Владыки Света. И я двинулся в таверну "Через радугу", где работает моя старая знакомая - Рита, вместе с которой мы бежали из Азира. Да, по итогам тщательного расследования, Церковь признала, что все мы, бежавшие от правления темного колдуна Кайларна - ни в чем не виноваты, хотя отец Вульфред и исчез где-то в темных глубинах этого расследования. Кажется, ему вменили в вину знакомство с прелатом Бартоломеем, которого Орден святой Рависсары, Гонительницы Демонов, посмертно обвинил в колдовстве, ереси, демонологии и предательстве Человечества. Ну а всех остальных, как уже упомянуто - признанных ни в чем не виновными, отпустили на свободу и предоставили возможность позаботиться о себе самим. Ну, а поскольку уход из Азира был связан с некоторыми... проблемами, то и с "позаботиться о себе" - тоже возникли... сложности. Так та же Рита теперь трудилась в таверне, подавальщицей, время от времени оказывая... скажем так - дополнительные услуги посетителям. Признаться, пользоваться этими дополнительными услугами не брезговал и я. Благо, девицей Рита была мягкой, фигуристой, в постели бревно не изображала... Да и инквизитор, взявший меня на службу в основном потому, что заметил во мне способности к магии Света - уже показал некоторые заклятья очищения и исцеления, которые я и применял к Рите, не в качестве части оплаты, как это делало большинство служителей Владыки Света, но просто в качестве тренировки.
   Я вспомнил, как после нашей первой ночи, Рита рыдала у меня на плече, вопрошая Владыку, почему он так несправедлив? И зачем она вообще ушла из Азира, где была дочерью хоть и не гильдейского, но по местным меркам - вполне преуспевающего торговца? В конце концов, там ей не приходилось зарабатывать себе на жизнь позорным ремеслом шлюхи... Я тогда как раз выучил свое первое заклятье - Воодушевление, каковое и применил к истерящей девице, успокоив ее и направив ее дух к новым свершениям... а тело - взгромоздив на себя, дабы продолжить прерванное было времяпрепровождение.
   Сегодня Рита была особенно в ударе. И когда мы, расслабившись, лежали, обнимая друг друга, девушка пригласила меня на чтения "клуба книжников", куда как раз вчера привезли новую книгу откуда-то с Востока, в которой она никак не могла понять чего-то важного, что вызывало насмешки некоторых "слишком умных". Я чуть было не убился челодланью. Эта дура опять полезла в тайное общество!!! Неужели ей "Пылающего гнезда" не хватило?! Впрочем, это приглашение позволило мне выполнить поручение, пришедшее от Ванды с оказией через Торговую гильдию. Так что я спокойно согласился.
   В комнате, куда привела меня Рита, несколько десятков человек, разбившись на небольшие группки, негромко обсуждали прочитанный текст. Рита, проведшая меня мимо привратника, протянула мне эту самую "книгу с Востока", оказавшуюся "Размышлениями о культах в Империи". Перебросив несколько страниц, я убедился, что это - именно та книга, о которой сообщала мне Ванда, и влился в разговор, сравнивающий Алессианские доктрины времен Вторжения демонов с современными идеями Западной марки. Собеседники мне попались весьма интересные, так что дискуссия вышла непростая и духовно обогатила меня.
   Когда же мы покинули столь интеллектуально одаренное сборище, я схватил Риту за плечи и притиснул к забору, за которым мое куцее чувство жизни показывало наличие кого-то, не относящегося к мелкой живности, допустимой для разведения в пределах городских стен.
   - Ты что творишь, дура?! - вопросил я Риту, старательно не обращая внимания на соглядатая.
   - Ты о чем? - непонимающе посмотрела на меня Рита.
   - Ты хоть поняла, куда попала? А ну, быстро беги в резиденцию Священной конгрегации, добивайся встречи с инквизитором Орстоном - и рассказывай обо все, что видела и слышала на этих ваших собраниях!
   - Думаешь, нас наградят?
   Я посмотрел на Риту как на... ту, кем она, собственно, и является.
   - Наградят? - переспросил я. - Если признают "невиновными", или, хотя бы "искренне раскаявшимися грешниками" - уже хорошо. Талмуд, что мы сегодня обсуждали - это же... Это... Ересь на ереси и ересью погоняет! Беги, быстро. Пока кто-нибудь из этих... любителей литературы нас не услышал...
   К счастью, тот, кто нас уже услышал, оказался достаточно умен, чтобы вместо того, чтобы с криком броситься на "предателей", или же с не менее громким криком бежать предупреждать оставшихся в доме, тихо-тихо отползал в сторону.
   - Бежать? - растерянно спросила Рита. - А как же ты?
   - А я постараюсь сделать так, чтобы ты добежала...
   Посмотрев в мои честные глаза, Рита осознала, что я действительно собираюсь сделать именно то, что сказал, и кинулась вверх по улице. Благо, что красная юбка не мешала ей двигаться, не в пример пышным одеяниям.
   Я усмехнулся. Память у Риты - хорошая, не в пример соображалке. Так что перечислит она всех. Но вот соглядатай успеет предупредить о предательстве. Так что для многих из тех, кто остался в доме, не будет иного выбора, кроме как уйти на ту сторону закона. Часть из них неизбежно поймают, но остальные - продолжат нести Слово. Так что, набрасывая на себя усиливающие заклинания магии Света, я, не выдавая себя ни словом, ни знаком, только в мыслях совершил священный ритуал нашего культа, отрекаясь от даров бога: "...э, нет - сам справлюсь!"
  
   Орстон
   Ситуация складывалась... не самая лучшая. По сути, нам поставили вилку, и хорошего выхода сразу из-под двух ударов я не вижу.
   По итогам допроса этой дуры, прибежавшей в резиденцию, когда часы уже начали бить десять часов вечера, я понял, что самозванный Учитель этой мелкой секты, выяснив подробности побега из домена Азир, и положение ее знакомых, сам аккуратно подвел девчонку к идее пригласить этого Гронда в тот день, когда читали книгу, еретического содержания которой мой секретарь просто не мог не опознать. "Размышления о культах в Империи"... В Индексе запрещенных книг - третье название. Так что считать такое "просто совпадением" - я отказываюсь. Это явно замысел. И замысел, не сказать, чтобы такой уж сложный... По сути, нас провоцируют на то, чтобы долбануть стальным кулаком по свежей куче навоза. При любом исходе данной операции забрызганными окажутся все. Плюс - сама операция по ловле членов культа отвлечет часть наших сил от расследования убийства прелата Альсинора. Но при этом нет никакой уверенности в том, что убийцы прелата и культисты-книжники хоть как-то связаны! Вполне может быть и так, что это - действительно совпадение, или результат того, что интересы этих двух групп сошлись временно и случайно.
   - Что ж... - я поднял взгляд на сжавшуюся в кресле девушку. Низкий вырез лифа и короткая красная юбка позволили бы мне определить род ее занятий, даже если бы я не знал о нем из допроса. - Можете поблагодарить Вашего знакомого, который сподвиг Вас к столь... деятельному раскаянию. Священная конгрегация Доктрины Веры не будет обвинять Вас в ереси, хоть Вы и подошли очень близко к этому. По сути, парень оттащил Вас от самого края пропасти. Так что Вам придется какое-то время посещать резиденцию Ордена и исповедоваться нашим служителям... - Из любой помойки можно попробовать извлечь что-то... полезное. Девочки... профессионально нетяжелого поведения часто много знают... иногда - даже больше, чем сами это осознают. Но наши исповедники вытащат из этой редкостно пустой головенки все, что там есть или, хотя бы, может быть.
   - Господин... - девушка попыталась подняться из кресла, но упала обратно. Ноги ее не держали.
   - Оставайся пока тут, - поднялся я из-за своего стола. - Когда придешь в себя - можешь идти домой... А о том, что за тобой присмотрят пара ребят, вполне сравнимых с тенями Хранителей Древних, и ради которых я связался с чернокнижниками, последователями учения, которое даже в Конфедерации Четырех стихий считается темным и запретным - и знать никому не нужно. Посмотрим, что за рыбка клюнет на такую... (я окинул девушку несколько... масляным взглядом), на такую аппетитную наживку.
   Покинув свой кабинет, я поднялся на два этажа выше. Там меня встретил мой давний друг и напарник - Мертон. Мало кто может предположить, что этот шкаф трехстворчатый с антресолями, не уступающий ростом любому орку, содержит еще и отличные мозги. Многие ошибаются, глядя на него. И частенько эта ошибка оказывается последней в их короткой и никчемной жизни.
   - Итак? - напарник поднял голову от томика эльфийской поэзии Темных времен1. Вообще, мало кто знает о таком вот увлечении Мертона. Да и скромный томик смотрится в его лапе куда менее уместно, чем рукоять пудового кистеня. И это еще если не знать, что эта скромно выглядящая книжка - рукописный подлинник, и стоит... Добычу среднего золотого прииска месяцев за шесть ему пришлось отдать. Впрочем, несмотря на декларируемые принципы нестяжательства, по мере необходимости любой из полноправных инквизиторов, а временами - и ученики, могут пускать в ход изрядные средства, по сравнению с которыми покупка раритетного тома - действительно всего лишь "карманные расходы". Конечно, некоторые из братьев наших, Очищающих смотрят на такое косо... Но для подавляющего большинства очевидно, что спокойствие и душевное равновесие воина Света - вопрос не просто "важный", но "определяющий".
   - Ты прав, - кивнул я, соглашаясь с предположением, которое Мертон высказал, только услышав о тех вестях, с которыми примчалась к нам эта девица. - Дерьмо. И самое в нем плохое то, что вопли этой д... - я запнулся, но потом произнес все-таки не совсем то, что хотел: в бою Мертон конечно, матом "не ругался, но разговаривал", но вот во все остальное время применение ругательств, тем более - в отношении женщин - он крайне не одобрял. И с этим безобидным пунктиком всем приходилось так или иначе мириться... Особенно после того, как некий служка лишился разом половины зубов после того, как обозвал нехорошими словами уже приговоренную к костру ведьму. В качестве епитимьи Мертона заставили выращивать зубы обратно, и он вырастил... ух, он вырастил... Несчастного служку три раза водой отливали. - ...девицы слышал Дессарик из Очищающих. Так что сделать вид, что "ничего не было" - мы не сможем.
   - Ну, почему же? - усмехнулся Мертон. - Если ближний твой торопиться упасть в грязную лужу впереди тебя - не стоит ему мешать.
   Я подошел к окну, в которое с хитрой усмешкой смотрел напарник, и расплылся в довольной усмешке. Дессарик, человек, изрядно доставший нас обоих своей твердокаменной ортодоксальностью и поминанием Владыки Света на каждом втором слове, уже поспешал схватить еретиков.
   - Как думаешь, треть - возьмет? - спросил я, любуясь стройными рядами латников, приписанных к нашей конгрегации.
   - Если к тому моменту, как эта д... - а вот Мертон сделал паузу вполне осознанно, демонстрируя, что отлично понял, какое именно слово я проглотил, - ...евица скрылась из виду, какой-нибудь "третий помощник Великого Учителя" не влетел в читальню с воплем "нас предали!" - то я готов признать себя ослом.
   Я тяжело вздохнул. "Либер Хаотика", текст, привнесенный в наш мир кем-то из Неумирающих, в Индексе Запрещенных Книг значился на почетном пятом месте. Но при этом он был обязателен к изучению будущими инквизиторами, поскольку показывал уловки зла и некоторые неявные опасности на Пути Света. Так что историю Аэкольда Хельбрасса, наивного юноши, желавшего узнать, как изменить мир к лучшем, но из-за преследований столь же благонамеренных служителей Света ставшего одним из ужаснейших Чемпионов Губительных сил - мы оба, разумеется, знали. А вот Дессарик, судя по всему, уроки схола люцис2 благополучно позабыл. Нет, не "прогулял" или "проспал" - в этом твердокаменного служителя Владыки Света заподозрить было невозможно. Просто объем запомненных им молитв и наставлений был таков, что больше места в голове ни для чего не осталось.
  
   Донесение
   С грустью и прискорбием вынужден донести до Вашего сведения, что братья мои, инквизиторы Орстон и Мертон, получив известие о существовании на подведомственной нам территории гнезда скверны и ереси, не поспешили выжечь его, как и полагалось бы верным слугам Владыки нашего, но предались неуместному расследованию. Допрос еретички, принесшей это известие, длился явно дольше, чем это необходимо для выявления поганого гнездилища мерзкого лжеучения. Так что я, будучи прав и праведен, вынужден был взять на себя обязанность искоренения ереси. Однако из-за задержки, вызванной неуместным промедлением вышеупомянутых, я смог захватить лишь немногих пособников темного культа.
   Не будучи в силах судить, насколько это произошло из-за неуместного перфекционизма, а насколько - вызвано более опасными для Церкви нашей, Единой и Единственной, и нашего, благословленного Светом, государства, оставляю решение этого вопроса высшим чинам Конгрегации Доктрины Веры.
   Скромный служитель Конгрегации
   Томас Дессарик
   Мысль дня: "Когда рука предателя наносит удар - она делает это с силою Легиона".
  
   Будах
   Армия шла на Беленджер. Через контрабандистов удалось договориться с предателями в городе, что они захватят город изнутри и откроют ворота. Захватив запасы и казну Беленджера, я уже смогу расплатиться по части моих обязательств - той, что выражена в деньгах.
   К сожалению, моя армия отнюдь не так велика, как раньше. Я так и не смог восстановить численность низших рангов: ведь племена подчиняются мне после проклятого мятежа далеко не в той же степени, что и раньше. Так что многие из них предпочли уклоняться от набора в армию. И не помогали ни угрозы, ни обещания большой добычи.
   Но зато я почти полностью восстановил численность драконов. Три десятка Повелителей Небес плывут сейчас в синеве над нами. И это несмотря на то, что несколько луа пришлось оставить в Семендере, защищать столицу. Также со мной идет множество мобедов, пусть они и не чета прежним. Когда же я захвачу Беленджер и кину клич... Все те, кто сейчас избегают моих посланников, не желая давать воинов в армию своего властелина - сбегутся лизать мне сапоги!
   - Господин... - один из новых мобедов приблизился ко мне. В отличие от прочих своих собратьев, он предпочитал перемещаться не в паланкине, а верхом, что вызывал несколько даже уважительные взгляды нойонов. - Духи тревожны, господин. Что-то злое ждет нас в этих холмах...
   К сожалению, двигались мы намного медленнее, чем могла бы двигаться настоящая армия в лучших условиях. Слишком много у меня было новичков, слишком мало провианта собрали те племена, что еще оставались верны, слишком много времени приходилось тратить на выпас коней и охоту, чтобы добыть хотя бы минимально необходимое. В результате за день мы проходили лишь чуть больше, чем это могли бы сделать пехотинцы Империи Света. Какой позор! А ведь каждый день, каждый час промедления повышает шансы на то, что проклятый колдун узнает о нашем выдвижении И даже вернуться я не могу. Слишком многое вложено в этот поход. Если я вернусь без добычи, если мне нечем будет заплатить по счетам - новый бунт мне гарантирован. И против меня выступят те самые семьи, которые удержали мой трон в прошлый раз. А это означает в лучшем случае - отречение, а скорее всего - шелковый шнурок, на котором лучше будет повеситься самому. Так хотя бы будет вероятность, что не тронут моих женщин и детей.
   А тут еще этот... умник... голова из кизяка. Нашел время, когда говорить такое. Уже к вечеру слух о том, что "святой человек чует зло" разошелся по всей армии. Так что на ночевку пришлось вставать почти на два часа раньше, чем это делали всегда. Просто для того, чтобы мобеды смогли расставить предупреждающие о злых духах знаки и пропеть отгоняющие зло песнопения, окуривая весь лагерь весьма и весьма недешевыми благовониями. Но без этого я рисковал до трети армии потерять дезертирами. А это означало бы новые потери времени на погоню и церемонию торжественной казни трусов.
   Ну, хотя бы мы, в отличие от имперских армий, не тратили время на то, чтобы выкопать ров, насыпать вал и возвести частокол. Сила Истинных людей, последователей Тенгри-хана, единственно истинного бога, не в доспехах и стенах, а в острых саблях и крепости рук, что эти сабли поднимают в битве. А конные патрули, рассыпанные далеко по степи - заранее предупредят нас о приближении врага. Так что можно спокойно...

***


   Утром лагерь охватила паника. Тот самый мобед, что предупредил меня о том, что чует зло, был найден в своем шатре мертвым. Причем выглядел он так, как будто ему в грудь и живот вонзили десяток стальных зачарованных клинков и рванули в разные стороны.
   При этом никаких следов ни возле шатра, ни в нем самом - не было. Как будто убийца влетел через верхнее отверстие над очагом, что оставляют открытым для выхода дыма, убил мобеда, и улетел обратно туда же.
   Зато один из амулетов, что должен был не позволить злу войти в лагерь, оказался раскрошен, как будто по нему нанесли тяжелый удар. Но при этом самого удара никто не слышал! Мобеды сказали, что такое вполне могло произойти, если непосредственно самого амулета коснулось зло, превосходящее его возможности. Но такое зло одним своим присутствием должно было разбудить весь лагерь!
  
   Язид
   Жар пиалы со степным чаем приятно контрастировал с прохладой раннего утра, и степного ветра, заглянувшего на огонек в шатер сюзерена. Вообще вкус степного чая мало кому из рожденных за пределами степей нравится. Им все больше подавай сплетенные в изящные шары самые молодые, еще только раскрывшиеся на верхушке ветки листья, обданные водой строго определенной температуры... Но наш сюзерен в этом смысле - приятное исключение. Его не отвращает вкус старых листьев, прессованных вместе с веточками, которые варили в смеси воды и молока со специями и солью... Даже просто вид тархана, наслаждающегося степным чаем в своем открытом шатре - поднимает настроение воинов, вселяет в них уверенность и верность. Давненько они такого не видели... Захария, да будет милостив к его душе Джаханнам, редко покидал свой дворец. Кайларн же, ходивший в походы на орков, лично водивший отряды в боях, когда устанавливал свою власть в домене Азир, усмирявший мятежные племена - это тот вождь, который нравится воинам. И ему готовы простить и нелюдское происхождение, и свиту из нелюдей и даже непонятное колдовство. Но то - степные воины. Про "благородных" обитателей городов, оттеснивших былых соратников от расслабившихся и ослабевших тарханов - этого не скажешь.
   - Предательство, - произнес я, отводя взгляд и отхлебывая из пиалы, - всегда стоит за левым плечом Владыки...
   Мудрость эта в степях общеизвестна. Но сможет ли, а главное - захочет ли мой сюзерен понять меня? Слишком давно уже верные мне воины находятся вне Беленджера. И у кого-то может возникнуть соблазн...
   - Вовремя предать, - сюзерен, в свою очередь отхлебнул чай, - это не "предать", но "предвидеть"!
   Признаться, до меня далеко не сразу дошло, что имел в виду мой тархан. Когда же я понял, то чуть не ошпарился горячим чаем, уронив пиалу. В конце концов, я не политик, а воин. И теперь я понимаю, что успех моего первого и единственного заговора - успех не столько мой, сколько сидящего напротив меня колдуна, убедительно просчитавшего все возможные ходы и отыгравшего партию так, что даже те, кто должен был предотвратить наш заговор - сыграли скорее нам на руку.
   -Значит, мы здесь сидим и ждем... - начал я.
   - Армию Будаха, разумеется. Конечно, я предпринял некоторые меры, так что со взятием города у тархана в любом случае возникнут проблемы. Но лучше бы... - господин отставил пиалу в сторону, - обойтись без этого и не допустить врага к охваченному бунтом городу.
   - И в ходе бунта... - я осознал замысел сюзерена.
   - В ходе бунта людей, случается, убивают. И это мало кого удивит. Вот только нам с тобой при этом желательно бить подальше оттуда, где это будет происходить. И что будет лучшим алиби... - признаться, я не понял, что значит это слово... и по общему смыслу фразы догадаться было нетрудно, - чем защита земель и подданных от злобного и коварного врага?
  
   Кэра
   Охранение у армии Будаха было... Ну, оно было. Это лучшее, что о нем вообще можно сказать. Даже в сравнении с тем, что выставляли орки, это - смотрелось крайне убого. Внешние патрули с топотом носились по степи, высматривая с холмов приближение не меньше чем армии. А внутри... Внутри многочисленные амулеты и тотемы готовы были отразить нашествие хоть Парада тысячи духов... Значительно меньшее число охранных предметов должны были обнаруживать нежелательное присутствие людей (разумеется, исключая тех, что уже знакомы привязанным к ним духам) и эльфов. Но тут жрецы сильно промахнулись. Благодаря вмешательству сначала Единения, а потом - учителя и сюзерена князя Кайларна я уже не человек. Вот если бы определитель ограничили по фракционным характеристикам, или просто по "желанию причинить вред в лагере" - пробраться было бы труднее. Но не невозможно. Магия Разума, и ее подраздел - магия иллюзий очень хорошо приспособлены для проникновения туда, где твое присутствие наименее желательно.
   Я присмотрелась к шатру тархана Будаха. Конечно, он охранялся получше, чем остальные... но не настолько, чтобы я е смогла туда проникнуть и устранить вражеского военачальника. Однако, учитель указал мне другую цель, и его подруга, госпожа Иримэ, с ним согласилась. Так что я свернула в один из проходов между шатрами туда, где явственно ощущала присутствие мишени.
   Неподалеку от шатра, где располагалась мишень, мимо меня прошел патруль. Пришлось сосредоточиться, чтобы внушить людям, что крылья-клинки за моей спиной - всего лишь игра теней, и вообще - я их знакомая и нахожусь здесь с полным на то правом. Главное в этом деле не переборщить, не пытаться заставить их вспомнить какие-нибудь подробности, в которых обязательно ошибешься, что может заставить жертву насторожиться. Максимально неконкретный образ, который сознание само достроит до чего-то, неспособного разрушить удобные стереотипы...
   Конечно, будь тут по-настоящему настороженные, готовые встретить опасность стражи - все было бы не так просто. Но... Они на своей земле, граница домена - еще впереди, они - посреди своего лагеря. Что им может угрожать? Такое мировосприятие стоит лишь слегка подтолкнуть в нужную сторону - и результат налицо. Думаю, даже если бы я уже выходила из шатра жертвы, волоча труп со следами зверских пыток, и залитая кровью по уши - они все равно посчитали бы, что я не тварь дрожащая, но право имею...
   Тихим шелестом ночного ветерка я проникла в шатер жертвы. Жрец Тенгри-хана стоял у стола, время от времени левой рукой листая страницы толстенного тома, а правой что-то периодически добавляя в стеклянную колбу, содержимое которой после каждой добавки меняло цвет. Жрец был настолько увлечен, что мое появление не привлекло никакого внимания. Что ж. Отлично.
   Шагнув вперед, я коснулась его шеи слева под ухом. Вообще-то использовать заклинание без зачитывания полной или хотя бы сокращенной формулы - довольно трудно. В результате я могу так задействовать только простейшие заклинания первого круга магии Жизни. И второго - магии Разума. Но, к счастью, паралич на одну цель в касание - это именно что заклинание первого круга. И оно - прошло.
   Улыбнувшись, я прижалась к спине замершего жреца, и прикоснулась к его горлу ласкающим движением. А потом мои крылья-клинки чуть-чуть засветились от вливаемой в них силы, и ударили бедолагу в грудь, а потом - рванулись в стороны, разрывая живот и грудную клетку. А паладина в тяжелой броне, под божественными благословениями высокого ранга - был бы шанс выжить. У жреца же, отнюдь не славящегося запредельной живучестью - шансов не было.
   Аккуратно, чтобы не грохнуть, не привлечь внимания снаружи, я уложила убитого на дорогой ковер. А потом, полюбовавшись на еще трепещущее в страшной ране сердце, пробила его черным клинком подаренного Учителем жертвенного клинка, чтобы предотвратить любую возможность воскрешения.
   - Тебе, неделимый! - вознесла я молитву, отпуская душу павшего на волю Изменчивых ветров.
   Наш принципал не примет недобровольную жертву. Но Хаос Неделимый принимает все, что ему отдают. А Ветра играют с варпом, соблазняя оказавшиеся в Эмпириях души.
   Телекинезом я подбросила себя над землей, выпрыгивая из шатра через отверстие-дымоход, и, оказавшись над шатром - развернула крылья-клинки, ловя поток ветра... и Ветров. Первое задание было выполнено. Теперь осталось выполнить и второе: "...и уноси оттуда крылья, главное - не попадись!"
  
   Язид
   Я сделал очередной глоток. Из глубины шатра к сюзерену подошла его наложница - остроухая ведьма. Она обняла сюзерена, бесстыдно прижимаясь к нему грудью.
   - Позволишь? - спросила она господина, протягивая руку к его пиале, нарушая любые мыслимые правила приличия.
   - Конечно, - но господин, видимо, настолько любит свою наложницу, что может позволить ей и такое... Впрочем, сила позволяет многое. А тархан Кайларн - силен. И умен. И, может быть, эта сценка специально разыграна для меня... Или для кого-то еще, кто может ее увидеть.
   Остроухая отхлебывает из пиалы своего повелителя. Признаться, я ожидал, что она скривится... Но...
   - На удивление неплохо, - оценила ведьма традиционный напиток воинов степи.
   Сюзерен кивнул, забирая из ее руки свою пиалу, и взмахом руки приказывая подать еще одну. Вообще-то женщины не должны присутствовать при разговора воинов... если они не служат Тенгри-хану... Но тархан - служитель Владыки Изменчивых ветров. Возможно - и ведьма служит его богу, и потому ей позволен больше, чем должно быть?! В любом случае, подставляться, требуя от высшего что-то, чего высший не хочет исполнять - было бы глупостью. А я еще не настолько сошел с ума.
   - И все-таки... - а вот настолько, чтобы задавать тархану вопросы - да, сошел. - ...почему не тархан Будах? Почему этот мобед? Он не настолько могущественен, чтобы его смерть могла повлиять на исход битвы...
   Улыбка сюзерена была холодной, подобно пронизывающему лазурному ветру.
   - Бабочка машет крыльями в Бракаде, а от обрушивающегося урагана дрожат стены Темного храма, - я не понял, в чем смысл этого высказывания, в чем не постыдился признаться. - Бывает так, что следствия оказываются несоразмерны причинам. Я пытался найти нужный мне Путь. Но как бы я не старался Увидеть - смерть тархана приводила только к тому, что его армия ускоряла движение. Но Иримэ подсказала мне, - он погладил руку наложницы, - что искать надо не то, что поможет совместить смерть тархана и желаемый результат, а то, что приведет к нужному итогу независимо от предпринятых действий. И когда я посмотрел в зеркала Лабиринта Десяти тысяч будущих под нужным углом - Путь стал ясен.
   - Но как? - все равно не понял я. - Как смерть этого несчастного затормозит целую армию?
   - Не знаю, - пожал плечами сюзерен. - Я еще не настолько хорош, чтобы видеть все в деталях. Я вижу начальную точку - выбранную мной смерть. И вижу что есть множество вариантов, ведущих к нужному мне результату, и гораздо меньше - ведет в сторону. Но вот что это за варианты... - он пожал плечами. - Так ли уж это важно?
  
   д'Ормуз
   Тяжела ты, жизнь наемного мага. А уж капитана отряда наемников, да еще и со столь... интересной специализацией, как у нас - тяжела вдвойне. Союзник лорда-волшебника д'Ин Амита перекупил наш контракт. Кажется, это входило в соглашение по дележке трех доменов на двоих. Что еще наш прошлый наниматель передал новому - нам не докладывали, но, учитывая общий уровень проблемности полученных д'Ин Амитом владений - вряд ли слишком уж много. Но вот нас передали по всем правилам, с выплатой неустойки, и извещением Гильдии. Так что ворчу это я так, "из общего плохого настроения". Все-таки сидеть гарнизоном в отдаленном укреплении, которое никто и не собирается штурмовать, устрашать местных пейзан, пригнанных с рабскими караванами своим присутствием, и получать неплохие деньги по сути за ничегонеделание, и тащиться несколько ночей по степи, а потом до потемнения в глазах строить одно из самых сложных известных мне проклятий - это немного разные вещи. Хорошо еще, что запасами эликсиров маны, как и необходимыми материальными компонентами заклинания нас снабдили, а специально обработанный морион, используемый в качестве фокуса - у меня есть свой.
   Проклятье кровавой тени... Изобретение древних эльфов, еще как бы не тех времен, когда мы еще жили на поверхности, рядом с этим предателями, которых теперь именуют "светлыми". Будучи наложено, оно начинает потихоньку пить жизненные силы жертвы3, медленно ослабляя ее, а само - усиливаясь. Только что наложенное проклятье можно снять любым очищением, включая самые простые заклинания первого круга. Если проклятье продержится два часа - так просто снять его уже не получится. Нужно будет заклятье второго круга. Еще два - третий круг будет абсолютным минимумом. Ну, а если жертва пробыла под проклятьем 10 часов - снять проклятье можно будет только Высшим очищением, заклинанием божественного, 5-го круга, заклинанием, что за Пределом Смертного... или же жертвенным ритуалом, который впитает больше жизни, чем было у проклятого до того, как проклятье начало действовать.
   Глоток лазурной, слабо фосфоресцирующей жидкости из хрустального фиала, четко отмерянное количество драконьей крови на фокусирующий кристалл, и я начинаю в который уже раз за эту ночь создавать проклятье.
   Чтобы сотворить заклятье четвертого круга с произнесением хотя бы сокращенной формулы - надо шагнуть за Предел Смертного. А создать его невербально - и вовсе под силу только настоящим богам... если, они, разумеется, занимаются такими мелочами, как созданные смертными заклятья, а не воплощают свою волю напрямую. Но, к счастью, орать формулу - не обязательно. Достаточно, чтобы тебя слышал мир. Слово. Жест. Воля. И видимая только мне кровавая сеть смыкается вокруг очередного луа из тех, что мирно спят сейчас в своем загоне.
   Вспышкой тьмы дозорный передал предупреждение о том, что идет патруль. К счастью, я как раз закончил очередное заклинание, и рухнул в предусмотрительно вырытый окоп, закутавшись в черную ткань пивафи4.
   К счастью, зрение людей недостаточно, чтобы разглядеть оттенки тьмы. Так что вспышка - черная на темном фоне ночной земли, - осталась невидима для дозорных. Расслабились мы тут, наверху. Будь нашим противником хотя бы те же гномы - нас бы уже обнаружили. Надо будет устроить своим салабонам хорошую, качественную тренировку... А пока что...
   Хорошо еще, что меня признали героем Дома, и успел встать на Предел Смертного до того, как мою матрону, Дар'Геррет Аннуари признали "предавшей интересы Дома" и казнили, а мне пришлось бежать. А то пришлось бы пробираться чуть ли не вплотную к драконам луа, подбрасывая в их корм редкие и дорогие яды.
   Я вылил на поверхность кристалла черного хрусталя очередную порцию драконьей крови. Этой ночью мне предстояло много работы.
  
   Будах
   Как ни странно, ночь прошла спокойно. А ведь после убийства того мобеда, имя которого я так и не потрудился выяснить, мы просто не смогли двинуться дальше. Собрание мобедов решило, что необходимо провести необходимые очищающие ритуалы и изгнать злых духов И вот весь день мобеды завывали какие-то неудобопонятные заклинания, прося духов Почтенных предков и самого Тенгри-хана быть благосклонными к благочестивому воинству. А хибрады, взмыленные и с языками на плечах, мотались туда-сюда по всему лагерю, разнося священные талисманы, отгоняющие злых духов. Ведь не могло же быть случайностью, чтобы убили именно того мобеда, который почувствовал некое "зло" в этих холмах.
   Я отпихнул в сторону девку, что скрашивала мне эту ночь. Надо будет, как возьмем Беленджер - найти себе новую подстилку на замену этой.
   На мгновение я позволил себе помечтать о том, как, одержав победу над колдуном, я заберу себе его ведьму. Ходят слухи, что остроухие постельные грелки далеко превосходят человеческих женщин.
   Но, к сожалению, я это всего лишь мечты. Шанс на настолько полную победу - крайне невелик. Скорее мне все-таки придется замиряться, возможно - даже свертывая воздействие Источника в Беленджере, чтобы позволить колдуну забрать себе часть тех земель, которыми он ныне владеет. Долгая война мне сейчас, после проклятого мятежа, не по карману.
   Так что сейчас придется коротким ударом отбросить колдуна, ухватить то, что могу удержать, а потом - договориться о перемирии, которое глупый колдун сочтет прочным миром, расплатиться с долгами, подготовить новую армию... А потом - потом будет новый удар, который откроет мне дорогу к Великой реке, к караванным путям, к десяткам белогрудых и мягкотелых рабынь, к залежам драгоценного серебра.
   Я сжал грудь пискнувшей девки. Когда я найду себе новую подстилку - эту надо будет отправить обратно в сераль. В принципе, подстилка она неплохая. Просто поднадоела за те дни, которые мы идем. Но все-таки... Да, я ее не буду выгонять. Еще пригодится.
   Я намотал на пальцы русую косу, и дернул голову девки вниз, туда, где она должна находиться. Так что через очень небольшое время к воплям сержантов, поднимающих лагерь, стало примешиваться еле слышное на их фоне теплое чмоканье. Все-таки новый день начинается хорошо!
  
   Пьен
   Прибыв в Серые холмы, мы узнали, что посольство, организованное д'Ин Амитом у гномов договорилось о проведении полноценных переговоров с таном Дорлет, и что посланники гномов прибудут в город в течение нескольких следующих суток. Пока же нам надлежало проследить за прохождением через Серые холмы отряда, отправленного Учителем из Азира, и пообщаться с представительницей Дома Иир, которая жила с волшебником... если я правильно понял темное наречие - в качестве залога, выданного волшебнику для заверения обязательств Дома Иир по договору. Как ни странно, в обществе дроу такое положение - весьма почетно, хотя и не менее опасно. Впрочем, в обществе дроу любое положение опасно, хотя надо признать, что у "залога по договору" оно несколько опаснее, чем "в среднем".
   В комнату, где сидели мы с Истой, младшая жрица дроу вошла на закате. Со времен нашей прошлой встречи на переговорах по поводу дележа добычи, взятой с ваиводы Гхыртыкбургуза, она ничуть не изменилась. Все те же белоснежные волосы, эбеново-черная кожа, алые глаза, стройная до хрупкости фигурка... и грация движений такая, что не будь рядом Исты - меня вполне могло "повести". К счастью, опознав мое состояние, подруга бросила на меня благословение "Воодушевления", которое, кроме всего прочего, укрепляет волю. Так что с наваждением я справился... Но теперь мне придется извиняться перед Истой за свою слабость... Впрочем, в прошлый раз все было точно также.
   Я вспомнил прошлые переговоры... В принципе, Учителю от д'Ин Амита нужно было немного. Договор о признании границ, дружбе, сотрудничестве, благоприятствовании торговле и взаимном пропуске военных сил - был уже подписан. Земли и подданные Черной скалы оставались за д'Ин Амитом. Просто потому, что, несмотря даже на договор о пропуске военных сил, управлять доменом, с которым нет общей границы - не слишком удобно. Казна и запасы ресурсов Черной скалы (кроме продовольствия, которое тоже оставалось волшебнику) - великолепно поделились пополам. А вот артефакты пришлось разбирать. Переговоры получились не столько "сложные", сколько "муторные". Трофеи были захвачены в количестве "дофига". Так что, даже с учетом того, что всякую мелочь, "слегка увеличивающую силу, ловкость, живучесть, и прочее" - тупо свалили в кучу и поделили "на вес", разбираться пришлось несколько дней. К счастью, критерии дележки большинства предметов были достаточно просты. Артефакты орочьей работы, или предназначенные для орков - без вопросов отходили д'Ин Амиту, и таковых было большинство. Предметы работы мастеров Каганата, захваченные орками при захвате того, что еще не было Серыми холмами, или же в войне с Беленджером - пошли Учителю. Но вот откуда у орка парные сабли явно дроусской работы, или же доспехи светлых эльфов - осталось неведомо. Тем не менее, и их поделили, хоть это и было нелегко. И, наконец, последней по порядку, но не по ценности добычей были орочьи рабы, которых не успели пустить в котел. И вот тут уже пришлось потрудиться. Мы отчаянно торговались за каждого пленника, потому что "люди - это основная сила любого правителя". Но при этом мы старались не разлучать семьи, и учитывать магические склонности... Так мы и общались, при том, что мой Учитель и сюзерен (и, кажется - любовник) дроу отошли в сторону и умыли руки.
   Я с некоторым трудом выплыл из воспоминаний, чтобы приветствовать дроу. Еще тогда она сказала мне, чтобы я не пытался изображать из себя знатока темноэльфийского этикета. Все равно у человека в лучшем случае получится "бездумное обезьянниченье". Так что если я буду следовать своим правилам - ей будет легче напоминать себе, что я не пытаюсь ее сознательно оскорбить.
   Мы вели незначительную беседу о всяких мелочах, вроде погоды и вкуса горячего напитка, чем-то напоминавшего чай, производимого из трав, растущих в пустыне, окружающей часть метрополии Конфедерации Четырех стихий, отведенную волшебникам. Вообще-то, по этикету, принятому в Империи Света обсуждать следовало бы вино. Но затуманивать мозг перед беседой с дроу? Ищите дурака в другом месте. Не говоря уже о том, что сама жрица Всебесцветной Паучихи могла счесть такой подход оскорбительным и напрашивающимся на неприятности.
   - Итак... - дроу закинула ногу на ногу. Напиток был выпит, а все достойные упоминания особенности пейзажа - подвергнуты всестороннему рассмотрению. - ...чего провозвестник Изменяющего пути хочет от младшей жрицы Владычицы Подгорной тьмы?
   Я улыбнулся про себя. Все-таки я постарался разобраться в том, что движет дроу и особенностях их этикета. В данном случае я наблюдал то, что у людей называется "уничижение паче гордыни". Вообще-то, статус "залога" всегда несколько выше, чем был до передачи. В частности, "младшая" жрица имеет право не упоминать о своем статусе, опуская постфикс "luin". А уж в общении с людьми так поступают все младшие жрицы, чтобы немного добавить своим словам веса. Но Гелдиира скорее бравирует своим статусом. Что ж. Не мое дело. Вот совсем не мое.
   - Учитель хотел бы знать все, что ты можешь и хочешь рассказать об участке Подземья под его владениями. Какие Дома его занимают, или же претендуют на него, сколько Мест Силы и где они располагаются, какие ресурсы там есть...
   - А если я ничего не хочу рассказывать? - съехидничала жрица.
   - Значит - не расскажешь, - флегматично пожал плечами я. На самом деле моим заданием было "выведать как можно больше, но не поссорившись с дроу". И поэтому давить тем, что обращусь к д'Ин Амиту... Может - сработает, может - нет, но настроение и отношения в любом случае будут испорчены.
   - Пытаешься показать, что мои сведения тебе не слишком нужны, чтобы сбить цену? - усмехнулась дроу, при этом в рубиновых глазах мелькнул странный огонек. - Что ж. Притворюсь, что поверила. Так что... Возможно, вы знаете, что домены Подземья несколько... обширнее, чем наверху, - я кивнул. С одной стороны, непосредственно свободная площадь что там, что здесь - примерно одинакова, но в Подземье это свободное место распределено по нескольким кавернам, соединенным запутанными переходами. Так что под несколькими доменами наверху может располагаться только один домен Подземья. Впрочем, из-за того, что домены Подземья могут располагаться более чем в один слой - верно и обратное. - Так что под доменами Азир и Беленджер, и даже частично захватывая своим влиянием тоннели под доменами к северу от них, располагается лишь одно Место Силы... В настоящее время домен Аграч оставлен Домами да'Вир и да'Гор по слову Матери... - вот этот момент я отметил для себя как "интересный". По каким причинам Ллос приказала своим последователям оставить домен? Но если жрица не сказала большего - то и не скажет. И не важно, "запретили" ей, или она просто не знает ответа. - ...и его занимают гномы из танства Дорлет, что расположено прямо под нами, и частично - под Семью Башнями.
   Я кивнул, а Иста сразу же поинтересовалась:
   - То, что домен "оставлен" - не означает, что воины Подгорной Тьмы отказались от своих излюбленных развлечений?
   - Разумеется, не означает, - согласилась жрица. - Потому гномы и "занимают" домен, но еще не заняли. Место Силы они захватили, но вот удержать территорию - у них нет ни сил, ни возможностей. Но если дать им время...
   Я кивнул и приготовился слушать дальше. Оказалось, что Дома да'Вир и да'Гор враждуют друг с другом до такой степени, что не так давно им удалось захватить по жрице друг у друга и пропустить через ритуал Благодарности Матери Тьмы. Собственно, по результатам ритуалов они и получили приказ Всебесцветной: "оставить домен под угрозой явления Вестницы". Что интересно, оба враждующих Дома в определенной степени родственны друг другу через Дом Иир, и используют его в качестве нейтрального посредника. Правда, для описания степени родства Гелдиире пришлось перейти на иллитири, поскольку в других языках подходящих для этого слов не существует. Что с них возьмешь... У эльфов, причем совершенно без разницы: светлых или темных, любовник прабабки считается родственником, причем степень родства зависит от того, сильно ли его оная прабабка любила. Но, на всякий случай я запомнил сказанное, а особо выдающиеся выражения - даже записал, чтобы потом использовать в подобающем контексте. Ведь "проповеднику Кукловода Тысячи и одного Заговора всегда следует быть готовым к переговорам: мирным, агрессивным и "как получится".
   - Что ж. Я услышал тебя, жрица... - хотя сама Гелдиира слово "младшая" - употребила, повторить за ней было бы оскорблением. - Теперь - что ты хочешь за переданные знания?
   - Знание можно оплатить только знанием, - жрица прикрыла рубиновые глаза. - По воле Владычицы Паутины я должна знать основные постулаты веры, что вы несете этому миру.
   Я пожал плечами. Как ученик Провозвестника Архитектора судеб я обязан проповедовать. И не могу отказать тем, кто ищет знания о нашем боге.
   - Прежде всего, основы моей веры запрещают мне хулить чужую...
  
   Лори
   Вот и нафига отец довел дело до того, что меня приписали к этому многоклятому посольству наверх? На много дней отрываться от своих экспериментов, переодеваться в неудобную и некрасивую (чтобы там себе не думали некоторые франтики) одежду, тащиться куда-то... И все ради чего? Нет, я понимаю, что отец хочет, чтобы я закрутила с Дурином, сыном главы дипломатического корпуса танства, возглавляющего нашу делегацию. Возможно - даже пролезла в его постель и стала третьей женой... Но, да славятся почтенные предки в чертогах Великого Кователя! О чем с ним говорить? О тряпках, которые прилично надевать к обеду? Или о сочетании драгоценных камней в украшениях? Вот о сочетании самоцветов в алхимических ритуалах и их воздействии на преобразование стихий - я бы поговорила. Но он же в этом нифига не разбирается!
   Вообще, по итогам разговора с главой нашей делегации мучают меня смутные сомнения в исходе нашего посольства. "Мы должны потребовать от колдуна..." И список требований на два листа мелким почерком. Но чем мы можем подкрепить эти требования? Может быть, мы удерживаем какие-то земли волшебника д'Ин Амита, которые могли бы ему вернуть в обмен на исполнение наших хотелок? Или мы одержали какие-то важные победы, и наши войска грозят его столице? Или, может быть, мы хотя бы являемся для него важными торговыми партнерами и поставляем волшебнику что-то, что ему необходимо, так что от нашего торгового эмбарго ему станет нехорошо?
   Конечно, определенная сила у нас есть. Мы выбили дроу из земель, которые теперь танство Дорлет, и заняли Место Силы в Аграче... Вот только что волшебнику наверху до наших побед в Подземье? Особенно, если учесть, что наши рати попытались выйти наверх в его владениях... но были разбиты и отброшены. Преследовать разгромленных полководцев волшебник не стал... Но это тогда, когда над ним с юга нависал орк. Теперь же лорд-маг д'Ин Амит разбил орка и замирился, а то и заключил союзы практически со всеми соседями. А волшебник - это один из немногих владык Поверхности, кто может вторгнуться в Подземье и рассчитывать на успех даже не имея подавляющего превосходства в численности. Железные истуканы, которым абсолютно все равно где сражаться, и широчайшие возможности магии делают его опасным противником. Так зачем, имея непрекращающуюся войну с дроу и жестокий дефицит продовольствия - злить еще одного соседа ни на чем не основанной гордыней и неуместными требованиями? Уж насколько я не разбираюсь в дипломатии, но даже мне это очевидно. Лучше было бы поступить так, как это сделал сам волшебник. Отправить делегацию, которая вместо выставления требований - поговорила бы практически "ниочем", но зато выяснила бы втихушку - что именно нужно волшебнику и что имеет смысл ему предложить. А потом бы уже начала переговоры, имея на руках выгодные предложения, на которые другая сторона захочет согласиться. А заодно - можно было бы выяснить и то, на что волшебник не согласится никогда, и убрать самые вопиющие хотелки из списка требований. Так, в частности, я полагаю, что требование к лорду-магу изгнать, а то и убить одну из его жен - будет встречено волшебником безо всякого понимания, а то и с неудовольствием... Ну, если он вообще даст себе труд сформулировать свою реакцию на более-менее дипломатическом языке.
   В таком стиле я мрачно размышляла, пока наш караван тащился по Южному тракту, соединяющему столицу танства с Вратами Талас, возведенными еще тогда, когда город, что стал впоследствии Серыми холмами, еще носил другое имя. Раньше с волшебником общались через Врата Эдикале, что замыкают Северный тракт. Но сейчас посольство, оговаривающее предварительные условия переговоров, сообщило, что лорд-маг какое-то время будет держать флаг и ставку в Серых холмах, поскольку оттуда удобнее управлять завоеванными землями. Так что, как ни бухтел Дурин о "неуважении к великому народу вообще и ему, посланнику оного народа - лично", двигаться пришлось туда, куда сказали люди.
   Вообще-то, от Северного, недавно построенного тракта, Южный отличался весьма выгодно. Поколения гномов-строителей спрямили большинство поворотов, вытесали удобное дорожное покрытие и на каждый дневной переход поставили две небольшие крепости, в которых караван мог отдохнуть, и из которых он мог получить помощь, случись какая беда на переходе. К счастью, последнее нам не понадобилось, а вот возможность отдыхать в крепости, а не спать вполглаза под телегой, ожидая нападения - было весьма приятным дополнением.
   Когда мы пересекли Врата Талас, меня охватил страх. Мне показалось, что я вот-вот упаду куда-то вверх, в это слепящее сияние, что разверзлось у нас над головами. Меня затрясло, и я с трудом устояла на ногах. Хотелось закричать, и кинуться обратно, в родные подземелья, где дорогу освещает уютное мерцание рунических камней, а не этот выжигающий глаза огненный шар, где над головой - привычные и родные каменные своды, а не безграничная, устрашающая пустота... Но, к моему счастью, рядом оказался Глоин, ветеран бесчисленных кампаний, как в Подземье, так и на поверхности. Он рывком натянул мне капюшон на самые глаза, и жестко приказал:
   - Под ноги смотри, дуреха! Только под ноги. Не смей поднимать взгляд, пока не успокоишься!
   К счастью, Глоин знал, что делает и что говорит. Его совет-приказ действительно помог, и я постепенно успокоилась. Когда же пришли в себя почти все, а тех, кто не смог справиться с собой - уложили на телеги, наш караван двинулся дальше.
  
   Гелдиира
   Слушая проповедь парнишки, я вспоминала нашу прошлую встречу. И вспоминать мне немного больно и стыдно. Потому как по завершении дележки куалнейс популярно объяснил мне, в чем именно я не права. А конкретно - рассказал, что вот так, по мелочи пытаться нажиться на союзнике - удел младшей жрицы, которая никогда не поднимется выше этого уровня. И что жрица старшая, не говоря уже о более высоких рангах посвящения, должна уметь четко выделять цели и ранжировать их по значимости. Так что те несколько артефактов, которые по договоренности должны были достаться Кайларну, и которые моими стараниями ушли нам - ничего не значат в сравнении с недоверием внутри союза. Так что теперь он вынужден, чтобы компенсировать мою ошибку, передать союзнику ресурсы, более чем компенсирующие мой косяк...
   Наверное, я могла бы пропустить его речь мимо ушей, и принять назначенное мне наказание, не изменив своего мнения. Но... Как жрица, пусть и младшая, я не могла не почувствовать присутствия рядом моей Богини. Равно как и того, что Она слушала речь волшебника. Слушала и соглашалась! Так что, когда в ладони куалнейс вспыхнуло то проклятье, которым старшие жрицы выражали младшим свое неудовольствие, и которому человека, да еще и мужчину просто некому было научить, я уже ничему не удивлялась. От Избранника Хозяйки паутины меньшего не ожидалось.
   К счастью, куалнейс не стал отказываться от меня и возвращать Залог обратно Дому, где меня все еще ждет ритуал Покаяния. Так, пожурил, выразил свое неудовольствие моей глупостью, пошедшей вразрез его планам, и признал наказание необходимым и достаточным. Так что когда я собрала себя в кучку и, как и положено, опустилась перед старшим на колени, умоляя простить мое недомыслие, куалнейс изволил даровать мне фиал с эликсиром, снявшим судороги. А потом он повернулся и вышел, оставляя меня размышлять над своими ошибками.
   С трудом поднеся фиал ко рту дрожащими руками, я выпила его содержимое. Хотелось свернуться в клубочек и рыдать. Но... Так поступила бы та Гель, которая навсегда осталась бы младшей. Но куалнейс сказал, что у меня может быть шанс получить следующее посвящение, и что иначе он бы не стал меня наказывать... Признаться, угроза меня напугала. Ведь в данном случае "не наказывать" - значит "вернуть домой", и все шансы на возвышение... да и просто на дальнейшую жизнь - развеются прахом! А значит, я должна показать ему, что достойна его милости и заботы.
   Десяток метров, отделявших комнату, где мы говорили, от помещения, избранного моим куалнейс под личные аппартаменты, показались мне как минимум суточным переходом. Но я сделала это.
   Стараясь стоять прямо на подгибающихся ногах, я подняла руку, чтобы постучать. Но в это время до меня донесся голос светлой.
   - Муж мой, Вы уверены, что это было... - светлая запнулась, явно подбирая слова, - ...необходимо?
   - К сожалению, уверен, - отозвался куалнейс. - Знаешь, когда я жил там, на Той Стороне, я был уверен, что когда человек говорит с богом - это молитва, а когда бог говорит с человеком - это шизофрения. Но здесь... Здесь я воистину услышал голоса богов. Мне предложили сделку, которая позволила мне получить то, что я хотел, получить нечто практически невозможное... - на мгновение я задумалась о том, о чем наш со светлой муж может говорить... и в приступе мгновенного озарения поняла - он говорит о нас. Светлая и темная эльфийки в одной семье... Невозможно и немыслимо... почти как выживание слуги после проклятья одной из жриц Паучихи. Но - случилось. И это воистину воля Богини... или сразу двух.
   - ...мир - меняется. И нам всем придется измениться вместе с ним... или оставить место тем, кто сможет измениться. Я вот до этого дня даже не думал, что с женщиной, тем более - со своей женщиной можно обращаться так...
   - И зря ты так думал, - я вошла, стараясь не морщиться, когда боль от проклятья простреливала мышцы. - Боюсь, что я не смогла бы усвоить ценный урок, если бы ты сразу не продемонстрировал мне благосклонное внимание Всебесцветной Паучихи. Я не смогла бы услышать Ее Волю... А воля Хозяйки паутины - не то, что можно легко проигнорировать даже по ошибке...
   - Благословение Темной Матери? - вскинулась светлая. - Но я думала...
   На левой руке д'Ин Амита полыхнула темным пламенем Паутина - знак благосклонности Ллос. Не часто она позволяет принять этот знак мужчине, а уж тем более - человеку. Нечасто. Но все-таки, случай хоть и редкий, но не уникальный. Если бы на другой руке нашего со светлой мужа не сияла мягким серебристым светом ветвь Древа Жизни. И вот такого сочетания Знаков Благоволения я и не припомню даже в легендах.
   - Вот как-то так, - улыбнулся д'Ин Амит. - Мир меняется. И, хотя первые шаги сделал Кайларн, дальше нам вместе предстоит торить новый путь... Изменчивый путь.
  
   Пьен
   Посланцы гномов вошли важно и торжественно. Впрочем, во многом их важность потерялась: зал, в котором посланников изволил принимать лорд-маг д'ин Амит был рассчитан на то, чтобы принимать в нем делегации от троллей, или даже посланников Замков-в-Небесах, титанов. Гномы же, несмотря на свойственную мужчинам этого народа массивность сложения, не отличались высоким ростом. Так что на фоне обширного зала смотрелись несколько... забавно. Особенно - если учесть их напыщенный вид и богато разукрашенные одеяния, на которые явно ушла не одна мера самоцветов и довольно-таки много золота.
   Тяжело ступая, глава делегации, безошибочно опознаваемый по самой дорогой одежде, вышел на середину, и загудел гулким, как из бочки, басом:
   - Подгорный престол требует...
   Понятно. Рассчитывают на то, что д'Ин Амит, подобно многим Неумирающим, не взял на себя труд изучить дипломатический этикет и протокол "предпочитая содержательное общение пустой вежливости"... Ну-ну. Это точно не наш случай. И встречное оскорбление у д'Ин Амита уже заготовлено.
   - Стоп-стоп! - Альмиера шагнула из-за трона властителя домена, где стояла до сих пор, не скрываясь, но и не привлекая к себе особенного внимания. Уже то, что переговоры ведет не сам хозяин земель и подданных - давало бы не слишком приятный намек. Но вот то, что вместо человека с гномами говорит эльфийка... Уж не знаю почему, но подгорные коротышки эльфов не любят даже светлых. Конечно, действия Альмиеры - скорее утонченная издевка со стороны д'Ин Амита, а не смертельное оскорбление, но все же... Хотя, в целом, "око за око". Гном начал с хамства и получил грубость в ответ. - Я, Альмиера, представляющая на этих переговорах владыку Семи башен, Серых холмов и Черной скалы, хотела бы сперва увидеть верительные грамоты уважаемых посланников, дабы знать точно, представляют ли они Подгорный престол, одного из Королей-под-Горой, или же танство Дорлет! - а вот это уже плевок в лицо. Но - не придерешься. Сами подставились, начав с выдвижения требований, а не передачи документов, как следовало бы.
   Лицо молодого гнома, судя по всему, получившего должность главы делегации не по способностям, а, скорее, из-за влиятельных родственников, налилось кровью. Но сказать он ничего так и не смог. На лицах некоторых из сопровождающих его лиц отразилось злорадство. Зря это вы... Сами - ничем не лучше. Брали бы лучше пример с того гнома с военной выправкой, что стоит за левым плечом главы. Как говорил Учитель "идеальный косплей каменного голема во многих случаях является как минимум "хорошим" решением".
   Из плотных рядов делегатов протолкалась девушка-гнома. Вообще-то, женщины этого народа не часто покидают их хорошо укрепленные холды. Но случается и такое. И чаще всего - именно в составе дипломатических делегаций.
   С поклоном она протянула эльфийке толстую кожаную папку, изукрашенную дорогими камнями и золотым узором.
   - От имени тана Дорлет, представленного в этих землях нашей делегацией, я, Лоримариэль, по слову Дурина, сына Кователя Хурина, счастлива вручить Альмиере, славному листу от ветви вечно цветущего Древа Жизни... - по губам светлой я прочел слова "ехидина малолетняя", немало повеселившие гному. В принципе - понятно. Хотя гнома и не показала этого ни словом, ни взглядом, но между словами "лист" и "от ветви" так и напрашивалось "отпавшему". И тут тоже ничего не поделаешь: эльфийка сама сказала, что представляет не Вечный лес, но хозяина домена, эльфом не являющегося.
   Еще некоторое время дипломаты перебрасывались колкостями ко взаимному удовольствию, и все возрастающему бешенству формального главы делегации, которого полностью оттеснили от переговоров. Впрочем, все на свете имеет конец. Так что, как бы не была интересна и приятна обеим сторонам эта перепалка, слабо замаскированная под дипломатическое общение, но закончилась и она. Стороны признали, что верительные грамоты вручены и приняты, а посольство получило пакет предложений лорда-мага о взаимном признании и сотрудничестве, и разошлись обдумывать следующий раунд переговоров.
  
   Лори
   Едва кованные ворота тронного закрылись за нами, Дурин набросился на меня. Длинная речь, обвиняющая меня чуть ли не в падении Нараг-зигила длилась и длилась, к вящему удовольствия Глоина, который, собственно, и выпихнул меня, когда эльфийка прервала заготовленную речь Дурина и тот закрутился вхолостую, как круг без точила. В принципе, понять ветерана можно. В делегацию его впихнули как представителя как раз той фракции, которая принципиально враждебна той, что протолкнула Дурина на пост главы делегации. Так что косяк главы - ему в плюс. А с другой стороны, в отличие от самого Дурина, орущего на меня прямо перед дверьми местного сюзерена, и демонстрирующего ему и его подданным отсутствие единства и сплоченности как минимум в нашей теплой компании, Глоин поступил правильно. Накосячь я вслед за Дуриным - и можно было бы легко свести все к "самоуправству наглой малолетки", "эксцессу исполнителя".
   Наверное, мне стоило бы обидеться на так подставившего меня ветерана. Но... После всего этого концерта, даже самому тупому куску пустой породы будет очевидно: ни третьей, ни, тем более, второй женой я к Дурину не пойду, а он меня - не возьмет. Просто потому, что я буду напоминать ему о неудаче в первой же дипломатической миссии. И даже если поездка наша закончится оглушительной удачей, и лорд-маг согласится на все наши требования (что примерно так же вероятно, как прибытие посла дроу с проектом соглашения о дружбе и сотрудничестве) - обязательно найдутся те, кто ткнет Дурина носом в его ошибку в самом начале, и напомнит, как вместо "уважаемого главы" перед лордом-магом и его двором выступала я - никому не известная девчонка.
   Улицы Серых холмов, по которым нас вели, пустынными отнюдь не выглядели. Множество людей спешили туда и сюда, временами среди праздной и не очень толпы двигались зеленошкурые громады, на две головы вышел любого человека, и почти в два раза выше гномов. Разумеется, зеленые не могли просто жить спокойно, так что периодически вспыхивали драки. Если орки дрались между собой, что патрулирующие улицы големы этого демонстративно не замечали. Разве что, если орки мешали пройти, им об этом вежливо сообщали, и предлагали пройти подраться в специально для этого отведенное место. А если орочье веселье никому не мешало - то и ему никто не мешал. Если же орки начинали докапываться до людей, то големы, на железных руках которых отчетливо виднелись три жирные белые полосы, быстро растаскивали дерущихся, вразумляя неразумных. Впрочем, как минимум один раз я видела, как в драку, начатую зелеными орками, вмешался черный. И я не сказала бы, что участь зеленых от этого была намного легче. Метелил сородичей черный долго и с явным удовольствием, пока уже к нему не подошел погонщик големов, и не предложил перенести процесс вразумления заблудших и неразумных на полигон, с чем черный тут же согласился, и повлек зеленых туда, где им светило продолжение расправы.
   Нас доставили к невысокому, достаточно уютному зданию, где делегация могла расположиться с большим удобством. Признаться, я ожидала, что устроят нас в "белокаменных хоромах", что было бы продолжением издевательства, неявного, которое даже предъявить невозможно. "Лучшие здания предоставили". А что в высоких и светлых помещениях гному неудобно - это уже были бы наши проблемы. Но нет. Хотя дома и были выстроены в человеческом стиле, но и гному в них было вполне уютно. Особенно - если занавесить окна плотной занавеской.
  
   Иримэ
   В весенней, расцветающей степи мы отнюдь не сидели "просто так". Культисты на ездовых крикунах шныряли по всей границе, зарисовывая кроки местности. А потом Лар, используя "Малое проявление Всетворящего" - создавал макеты местности, по которой мы и двигали фишки отрядов, разбирая возможные действия противника и свои ответы.
   Младшие командиры кочевников пытались отбрыкаться от участия в "детских играх". Но после того, как Язид-нойон понаблюдал, как мы с Ларом разбираем одну из линий вероятного будущего, подбирая наилучшие решения к ходам тархана Будаха - он стал собирать своих подчиненных... некоторых - буквально пинками. А те, кто не сумели собраться в достаточной мере, чтобы осознать суть и смысл происходящего - оказались разжалованы в рядовые.
   Но конкретно сейчас все приготовления были прекращены, личный состав сосредоточенно отдыхал. Войска тархана Будаха приближались к границе доменов. Пусть диверсантам и удалось задержать их продвижение почти на трое суток, но полностью остановить врага они были не в состоянии, да и не ставил никто перед ними такую задачу. Но, тем не менее, враг еще не пересек черту, за которой на него посыплются новые неприятности. Так что было время на "немного расслабиться". И Лар, расположившись в своем шатре, установил перед собой связной артефакт, пару которых они с д'Ин Амитом вскладчину купили и Гильдии Торговцев.
   Вообще-то, пространственная магия - вещь всегда очень и очень дорогая. Хотя бы потому, что она не входит в стандартные Школы. Ходят слухи, что школа Пространства, вообще говоря, существует. Вот только где ей учат - ведомо разве что самим магам этой школы и верхушке Торговой гильдии. Точно известно только одно: ни одному из Неумирающих она еще ни разу не попалась. Так что магов Пространства - очень мало, и услуги их... Сказать, что "дороги" - все равно что промолчать. И выражается это "дорого" отнюдь не в деньгах. Достаточно упомянуть, что полноценную портальную сеть может поддерживать только фракция в пределах свой метрополии. А одиночный портал в столицу фракции - крупная Марка, и то, при условии того, что большую часть цены этого портала оплачивает именно что метрополия. И даже этот одиночный портал делает Марку значительной силой.
   Такие вот "малые переговорные артефакты", вроде того, что используют сейчас Лар и д'Ин Амит, позволяющие поговорить с владельцем парного предмета, или просунуть ему небольшой предмет, вроде свитка заклинания - стоят дешевле. Но все равно, покупка его - событие. А на цену, отданную за конкретно эту пару, и Лар, и д'Ин Амит могли бы возвести в своих владениях нанималку существ высшего, седьмого ранга, да еще и выкупить двух-трех-недельный прирост. Но предпочли организовать надежную и не перехватываемую связь с союзником.
   Волшебник д'Ин Амит сидел на своем троне в верхнем зале донжона Серых холмов. А у него за спиной стояла и массировала ему плечи темная эльфийка. Вообще-то, пропустить темную жрицу себе за спину, всеми знакомыми с этой гротескной пародией на Перворожденных почиталось за особо извращенную разновидность самоубийства. Но вот я уже не в первый раз вижу, как эта... Гелдиира массирует плечи своего сюзерена, и не пытается воткнуть ему в спину висящий у нее на поясе кинжал. И хоть я и вижу это своими глазами, но постигнуть эту противоестественную картину ни зрением физического тела, ни Взглядом Видящей - не могу. И даже мама, которой я отправила описание увиденного с призванной совой - смогла ответить только "Игры богов, доченька. Игры богов".
   - ...думаешь, не коммерческий проект? - отбросив попытки осознать существования темной жрицы, не пытающейся предать того, кто ей доверился, я снова прислушалась к разговору Неумирающих. Подозреваю, с точки зрения Вечного князя, или той же Высшей жрицы темных, эти двое сейчас выдавали тайны, хранить которые следовало бы под грифом "до прочтения - сжечь", как говорит в таких случаях Лар. Но сами Неумирающие считали это "обыденностью".
   - Конечно, - расслабленное лицо д'Ин Амита выражало искреннее наслаждение. Тем более, что темная жрица в процессе массажа, старательно прижималась к его спине своими... достоинствами. - Посуди сам: проект - максимально хардкорный. Никакой "защиты от дурака". Загнать себя и свой домен в воронку неразрешимых противоречий - легче легкого. Ввод доната - жестко ограничен. На культуру отмены, критическую расовую теорию и прочие изыски гипертолерантности - изначально возложили большой и толстый. Те же черные вожди торгуют своими подданными так же лихо, как торговали во времена колонизации Африки. Многие сделали эту торговлю основным источником доходов своих владений...
   - До сих пор судятся по этому поводу, - усмехнулся Лар. - Но на любые аргументы издатели тычут пальцем в "максимально точное историческое моделирование" и исторические документы, из которых следует, что процентов девяносто рабов, прибывших на американский континент, были не "захвачены в набегах", а вполне себе "цивилизовано" куплены белыми работорговцами у их черных коллег.
   - Ага. И отношение ко всяким "гендерно-небинарным" вполне себе... Местами - вплоть до посажения на раскаленный железный кол. Вместо того, чтобы заявлять, что "это" - "не есть заболевание психики, а вполне себе норма".
   Признаться, я вздрогнула, когда осознала выраженные не слишком знакомыми словами понятия иного мира... И удивилась, заметив точно такую же реакцию у темной. Что же это за ад - родной мир Неумирающих, если отношения, презираемые даже демонами ада - у них пытаются насаждать как "вариант нормы"? Ненаказуемый и даже не подлежащий лечению? Нет, случалось, конечно, что эльфы на второй сотне лет, наскучив "правильными и нормальными отношениями", ударялись во... всякое. Но целителям разума, как правило, удавалось привести их в норму. Ну, а те, кого не удавалось вылечить... "Безболезненное усыпление" в данном случае - не "наказание", а "избавление популяции от неудачных комбинаций генов".
   В этот момент в шатер влетела Ариса, назначенная адъютантом командующего, и сообщила, что в лагерь пришел очередной обоз из Азира с запасами наработанных эликсиров. Я улыбнулась про себя. Изрядная часть "свободных доходов домена", то есть тех, которые не уходили на обязательные платежи и строительство, Лар пускал на найм, а временами - и покупку алхимиков. Так что в Ветровске уже работали две алхимические лаборатории, кроме той, что там была при захвате города, а в Азире - четыре. И с очередным караваном рабов, купленных на аукционе Торговой гильдии в Темном храме, в столицу домена прибыли еще двое. Как и всем прочим им было предложено отработать собственный выкуп, а если они захотят - то и предоставленную им лабораторию. Так что эликсиры маны, хотя и не самого высокого качества, поставлялись в действующую армию "в промышленных масштабах", что бы это слово не значило.
   Мы как раз начали обсуждать распределение полученных припасов, и их безопасные дозировки для разных категорий манапользователей, когда Лар замер и прикрыл глаза. А потом он произнес только одно слово:
   - Началось!
   Все было понятно без пояснений. Армия тархана Будаха ступила на территорию домена Беленджер.
  
   1 Темные времена последовали за падением первой эльфийской столицы - Асколхорна, и длились до завершения возведения и объявления новой столицы - Листвы.
   2 Схола люцис - "школа Света" (лат). Учебное заведение для будущих инквизиторов.
   3 Игромеханически - проклятье снимает по одной единице случайной характеристики в 10 минут.
   4 Пивафи - плащ дроу. Обладает хорошими теплоизоляционными и маскировочными свойствами.
  

   Глава 3. Стальная поступь
  
   Лори
   Возвращались мы, вполне ожидаемо, безо всяких успехов, и даже еще хуже. После того, как Дурин, видать, от большого ума, принялся громко настаивать на "изгнании темной ведьмы, если волшебник вообще хочет, чтобы с ним разговаривали", князь д'Ин Амит заявил, что "это танство Дорлет хочет, чтобы с ним разговаривали", и, "для повышения интеллекта", прямо в присутствии нашей делегации, сообщил местному представителю Торговой гильдии, что налагает на транзит через его владения в танство Дорлет, равно как и обратно, 80-процентную пошлину. Сначала мне показалось странным, что представитель гильдии, вместо того, чтобы выразить возмущение, и угрожать встречными санкциями от гильдии, расплылся в улыбке, и радостно заявил, что донесет волю Князя-колдуна до вышестоящих мастеров Гильдии. И только уже в помещении, где мы готовились к отъезду, до меня дошло: представитель ожидает получения соразмерной введенной пошлине взятки.
   А вот Дурин, кажется, до этой идеи так и не дошел. По крайней мере, он попытался после столь неудачного разговора с правителем домена, пойти в представительство Гильдии и попытаться, как говорят Неумирающие, "качать права". Без малейшего успеха, разумеется. Послали его, хоть и безукоризненно вежливо, но далеко. И надолго. Ведь бросить на весы соответствующих размеров взятку он не мог в принципе. Все-таки, Дурин - глава делегации, а д'Ин Амит - властитель домена. И финансовые ресурсы им доступны... немного разные. К тому же, как я подозреваю, Дурин даже не догадался предложить взятку, но напирал на некие "законы", которые в Торговой гильдии всегда заключались только в одном: "получай выгоду". Конечно, для подгорного народа концепция, что что-то может быть превыше писанного закона выглядит несколько странно. Но дипломату следует знать, что другие народы не придерживаются нашего взгляда на мир.
   Когда мы прошли Врата, возвращаясь в Подземье, меня снова накрыл страх, как и тогда, когда мы выходили. Только природа этого ужаса была совсем иной. Не страх перед незнакомой бездной, разверзшейся над головой, но страх вполне себе обычной в Подземье смерти. Только сейчас я сообразила, что для князя-колдуна лучшим способом оттянуть начало войны будет "Посольство не вернулось. Уже в Подземье напали злые дроу, выживших не осталось. Обычное дело".
   - Мастер Глоин, - обратилась я к ветерану.
   - Чего, мелкая? - улыбнулся он мне.
   И я рассказала ему про пришедшие ко мне в голову мысли, больше - в надежде на то, что опытный боец развеет мою глупость по водам подземных рек. Но он сказал...
   - Что ж... Вполне разумное предположение, - меня затрясло. - Если, конечно, предполагать, что д'Ин Амит желает оттянуть начало войны.
   - Думаешь? - удивилась я. - Конечно, големы сильны... Но те же железные драконы в Подземье потеряют изрядную часть своей устрашающей мощи!
   - А зачем ему лезть в Подземье? - пожал плечами Глоин. - Это Дурину и его покровителям нужно срочно доказывать свою полезность Подгорному престолу. Так что ставлю медный грош против золотого - на Совете они потребуют "наказать союзника мерзких дроу", и выделить войска для атаки владений князя-колдуна на поверхности. Но для того, чтобы отряд вторжения не был наземникам вовсе "на один плевок" - придется оттянуть войска из домена Аграч... и вот, когда наши выйдут на поверхность, и начнут подвергаться ударам князя-колдуна, его союзники - жрец Темного бога Кайларн и темные жрицы дроу - ударят по ослабленному Аграчу, который Подгорный престол уже не удержит. А когда Аграч - падет, д'Ин Амит заговорит с танством Дорлет совсем другим языком...
   Я представила происходящее, и, увы, не нашла, что возразить ветерану. Только...
   - Но это же, получается - предательство! Каким бы напыщенным идиотом не был Дурин, мы должны известить его, в какую ловушку он влез сам и собирается загнать танство!
   - Поздно, - пожал плечами Глоин. - К тому же, разменяв половину армии домена и не до конца захваченное Место Силы на головы Дурина и его покровителей на шестах - танство останется в изрядном плюсе.
  
   Тин
   Я шагал по темным каменным плитам. Бесчисленные зеркала вокруг складывались в стены, на которые я не хотел смотреть. Там отражались... не самые лучшие мгновения моей жизни. А то, что я не мог вспомнить... На то смотреть не хотелось тем более - в тех сценах я был старше себя сегодняшнего, так что были основания опасаться, что это - мое будущее.
   Я не помню и не понимаю, как я здесь очутился, и где, собственно, находится это самое "здесь". Но факт в том, что я здесь нахожусь и не знаю, что с этим делать.
   Но что-то надо было делать. Ванда учила нас, что сидеть на месте - непродуктивно. Можно дождаться разве что неприятностей. Так что я двинулся вперед.
   Постепенно отражения, которые я хоть краем глаза, но видел, менялись. Вместо тварей, что убивали, пытали и рвали на части мои отражения, стали появляться туманные, смазанные фигуры, произносившие заклинания. С моим умением читать по губам, кое-что из увиденного я запоминал. Не все. Потому что та часть тела, что ответственна за сигнализацию о грядущих неприятностях, давала знать, что останавливаться и приглядываться - плохая идея. Очень плохая. Правда, к сожалению, уверенности, что я удаляюсь от проблем, а не приближаюсь к ним - не было.
   Не сразу я заметил, что из окружающего меня лабиринта куда-то ушла тишина.
   - Орум канеш, орум канеш... - на тысячи ладов повторяли бесчисленные голоса. Мужские, женские, детские...
   Хотя слова повторялись раз за разом, мне начинало казаться, что за ними кроется какой-то смысл... Но сама мысль о том, что я буду прислушиваться и пойму, что именно шепчут мне эти голоса, о чем они рассказывают - заставила подняться дыбом мои волосы... везде!
   Я представил железную звезду о восьми лучах, что вращалась сразу вокруг трех осей, и более про себя, чем вслух произнес Формулу Отречения: "...э, нет! Сам справлюсь!"
   Голоса не утихли, но их шепот потерял свою гипнотическую власть. Теперь я мог идти дальше.
   В каждой развилке я поворачивал налево, отмечая выбранный путь странным приспособлением, откуда-то взявшимся в моей руке. Несколько раз это уже помогало, когда, увидев нанесенную прежде метку, я понимал, что сделал круг, и выбирал другое направление.
   - У ворот Танелорна стоял я, рассматривая бесконечное совершенство...
   Голоса, что бубнили повторяющуюся бессмыслицу, стихли. Вместо них пришли новые, рассказывающие дивные и захватывающие истории. И я гнал от себя мысль о том, что голоса эти - все те же, просто я стал понимать их.
   Свет, что позволял мне ориентироваться в лабиринте, постепенно угасал. Идти становилось все труднее. Но зато и чудовищные, грозившие взорвать мой мозг видения Отражений становились все тусклее.
   Казалось на меня давил незримый груз усталости. Хотелось лечь и заснуть, вслушиваясь в неумолчное бормотание Голосов, нашептывающих мне тайны бытия и секреты могущественнейших заклятий.
   Всей своей сутью я потянулся куда-то за грань видимого бытия, взывая к изменчивым ветрам. И алая страсть Акши закружилась вокруг меня, взрывая чуть было не овладевший мной покой Безначального Порядка.
   Как будто со стороны посмотрел я на заключивший меня Зеркальный Лабиринт. Шесть оставшихся позади черных звезд сияли в сгущающейся тьме, напоминая об уже пройденном. Огненная дорожка багрового пламени Удуна вела вперед, указывая правильные повороты, к седьмой и последней звезде Изменчивого пути.
   Алая птица моей судьбы села ко мне на плечо. Она звала взлететь вместе с ней, манила яростью схватки, хмельной радостью бесконечного кровавого пира. Но я отрекся и от нее, проходя мимо залитых кровью ступеней великой Лестницы, на вершине которой меня ждала величайшая из битв, доступных смертным - схватка с богом!
   Но я шагнул вперед, разрывая контакт. Черное холодное железо коснулось моей руки, невидимое в сгустившейся темноте. И я, замерзающими губами прошептал:
   - Да будет Свет!
   И стал Свет.
  
   Орстон
   Ученик, проходящий Посвящение, лежал посреди стационарной колдовской схемы, расчерченной в подземельях городской резиденции Конгрегации Доктрины веры. Мертон закончил подпитывать его жизненные силы соответствующим заклинанием, и вернулся ко мне.
   - Давно он так? - спросил я товарища.
   - Почти неделю как, - вздохнул он. - Сильный паренек. До сих пор ни малейших признаков безумия или же одержимости, представляешь?
   Я внимательно осмотрел колдовской узор, переливающийся разными цветами. Посвящение Силе всегда было Испытанием. Различные Планы и Царства прикасаются к душе посвящяемого, наделяя его Силой... или же не наделяя. Но случается и так, что ищущий Силы оказывается слишком слаб, жаден или же глуп. И тогда... В лучшем случае испытуемый умирает. Просто перестает дышать, и все. Но в более распространенном варианте, тот, кто поднимается с узора - уже не тот, кто ложился на него. И даже в случае одержимости Светом - нет ничего хорошего. К примеру, так закончил свое существования Орден Десницы Света. Парнишка, которого они проводили через Посвящение, урезанное, как это в обычае у многих Орденов, что далеки от воинствующих, подобных нашему, или же Псам Господним. Ордена Священные, в отличие от Орденов Воинствующих, из всего разнообразия Сил вносят в свой Узор Посвящения только Свет и Жизнь, не давая "скверне" даже "малейшей возможности зацепиться за неокрепшую душу". Ну, вот и получилось так, что посвящаемый сумел вместить в себя суть и сущность одного из Ангелов. А тот, поднявшись с узора уже в виде парнишки с пепельными волосами и алыми глазами, принялся истреблять всех, в ком узрел хоть пятнышко Тьмы. А поскольку плохим зрением Ангелы отродясь не славились, Тьму он углядел во всех... Тремя Орденами его утихомиривали - и то еле справились. Все-таки, тяжело бить воплощенную Силу.
   Очередной участок Узора вспыхнул особенно ярко, и погас, распадаясь каленым пеплом. Смерть отказала Тину в своих Дарах. Оно и к лучшему. Конечно, в отличие от прочих Орденов, инквизиторы имеют право изучать и практиковать Темные искусства, хотя бы с целью разработки методов противостояния. Но вот сейчас появление святого некроманта - было бы несколько... неуместно. Особенно, учитывая наличие поблизости Дессарика. Тьма отвернулась от нашего кандидата еще раньше, когда стабилизировалось свечение узоров, соответствующих Плану Света. Разум не конфликтовал с иными Силами. Так что его уже почти завершивший формирование узор не мешал появлению еще одной школы. Больше трех... Тоже, конечно, встречалось, но редко. Очень редко. Впрочем, учитывая, что обычно Посвящение длится два-три дня, а Тин лежит тут уже неделю, выживая за счет магии надзирающих за ритуалом инквизиторов, можно рассчитывать на появление четвертой школы... либо того, что одна из Сил дарует ему посвящение выше, чем обычный первый круг.
   - Ладно, - Мертон отошел от узора. - Какое-то время он еще проваляется, хотя процесс уже явно идет к завершению. Так что поговорим пока что о делах наших скорбных.
   - Поговорим, - согласился я.
   - Нам нужен темный культ, - произнес товарищ. - Слишком уж давят покровители Дессарика. Вынь да положь им "проклятых еретиков и малефиков". Томас аж копытом землю роет после недавнего "успеха", с поимкой "Круга Книжников", - так назвали разбежавшихся "читателей", которых нам сдала девица нетяжелого поведения.
   - Думаю, этого добра и так скоро будет... выше крыши, - я покачал головой. - "Книжники" не просто так сюда перлись. И не просто так была организована эта явная провокация с приглашением на чтение запрещенной книги писаря Инквизиции...
   - ...на которую Томас столь радостно повелся, - вздохнул Мертон.
   - Повелся, - согласился я. - И искры теперь разлетелись по всему домену и окрестностям. И тихо тлеют. А горючего материала у нас тут, в связи с войной - предостаточно. Полыхнет так, что Небесам жарко станет.
   - Полыхнет, - кивнул Мертон. - Но позже. А результат от нас требуют прямо сейчас. Что возвращает нас к утверждению, с которого я и начал: нам нужен темный культ!
   Тин застонал и пошевелился. Прекратив обсуждать опасную идею, пришедшую в голову напарнику, мы оба посмотрели на ученика. Ритуал завершался. Все части схемы, не пошедшие в дело - выгорели и погасли. Продолжали светиться только знаки Разума, Света и, странно, хотя и ожидаемо - Хаоса.
   Примерно пятнадцать минут у нас ушло на то, чтобы привести парня в сознание.
   - Получилось? - спросил Тин, придя в себя.
   - Получилось, - ответил Мертон. - Свет и Разум дали тебе начальную ступень посвящения, а Хаос - даже вторую. Гордись! Такое случается для одного из двух-трех сотен проходящих Посвящение.
   - Хаос? - переспросил Тин. - У меня проблемы...
   - Не совсем, - покачал головой я. - Если бы ты был рядовым обывателем - да, проблемы могли бы и возникнуть. Хотя школа Хаоса и не запрещена в Империи, в отличие от школ Тьмы и Смерти, несовместимых с поддерживаемыми Владыкой Света, но обыватели могли бы и камнями побить мага Хаоса. Но ты у нас - ученик, а теперь уже и стажер Священной Конгрегации Доктрины веры. Нам разрешено изучать даже запрещенные школы. А уж "не слишком охотно разрешаемый" Хаос - и вовсе не основание для проблем.
   - Хорошо... - Тин медузой расплылся на остывающем камне.
  
   Донесение
   С тяжелым сердцем приходится мне поставить под вопрос компетентность моих собратьев-инквизиторов. В то же время, я уклонился бы от своего долга, если бы не довел данное дело до вашего сведения, и потому должно мне оставить в стороне личные чувства, во имя Церкви нашей, Единой и Единственной, и господина ее - Владыки Света.
   Пренебрегая дисциплиной и надлежащим порядком, провели они ритуал Посвящения Силам, не убрав из него зловещих и нечестивых знаков, позволяя Губительным силам прикоснуться к душе неофита и влиять на нее. В результате посвящаемый ученик, рекомый Тин, получил в свое распоряжение зловещие силы Хаоса, что, хотя и не запрещено Владыкой, но крайне не рекомендовано иерархами Святых орденов.
   Таковое непослушание не должно быть поощряемо. Особенно - учитывая, что посвящаемый ученик предполагался кандидатом на вступление в один из Орденов Конгрегации Доктрины Веры, кои должны с тщанием и вниманием надзирать за соблюдением канонов и установлений, а также демонстрировать пример благочестия и святого подвижничества, но отнюдь не поклонения силам зловещим и губительным для души более, нежели для тела.
   Скромный служитель Конгрегации
   Томас Дессарик
   Мысль дня: касание предательства ближе, чем мы думаем.
  
   Шелест
   Хозяин повелел называть его д'Ин Амитом, или же Федей... "Хозяин"... Не думала я, что когда-нибудь таковой у меня будет. Но... Как шаман, пусть и ученица, я хорошо понимаю, что со мной сделали. У меня забрали часть души, забрали имя... И пока я не верну его - я над собой не властна, и мной повелевает тот, кто Взял меня. Путь пока что и не в том смысле, как это слово используют для описания отношений мужчины и женщины.
   С другой стороны... Быть в рабстве у колдуна-человека, или же быть в учениках у шамана-орка... В сущности - разница невелика. Тем более, что новый хозяин дает мне не меньше знаний, чем прежний учитель.
   - ...а теперь - пшел вон!
   Грошр-рагн, черный орк из нового набора, возглавляющий гарнизон Серых холмов, буквально выкатился из Тронного зала, получив очередную взбучку за то, что его подчиненные в очередной раз не поделили чего-то с погонщиками големов. Результат был... немного предсказуем. Снагам как следует намяли бока. Все-таки, железяка - есть железяка, и настукать его обычному снаге - нелегко.
   - Н-да... - протянул князь-колдун. - Как сказано в одной замечательной книге, которую я читал еще до того, как соскользнуть сюда - "Для чего орку нужна голова? Чтобы издавать ею боевой клич!"
   Я подивилась чеканной мудрости автора книги. В самом деле... Думать орк может много чем. Начиная от мускулов, и заканчивая тем, что болтается, или же не болтается между ног. Да и вообще, если орк - не чудила, то думать ему не так уж необходимо. Но клич "Ва-а-а-гх!" - это то, что делает нас теми, кто мы есть. То, что объединяет нас. То, что превращает отдельных орков в Орду, придавая смысл самому нашему существованию.
   - Ладно, - вздохнул хозяин. - С текучкой пока что разобрались, - он откинулся на спинку кресла. Вообще, у меня такое впечатление, что оная спинка была специально сделана так, чтобы стоящей за спиной д'Ин Амита остроухой было удобно обнимать его, прижимаясь к его спине своими... скажем так - выпуклостями. - Так что следующий шаг... - д'Ин Амит погрузил пальцы в мои волосы. Признаться, прическа всегда доставляла мне... проблемы. Тонкие и мягкие волосы не могут смягчить даже самый слабый удар. Так что, как бы я их не отращивала - боевой прически все равно не получалось. И это, вместе с несколько хрупким для орка телосложением, делало меня предметом всеобщих насмешек. И продолжалось это до тех пор, пока Маухур не принял меня в ученицы. Собственно, не прекратилось оно и потом. Но злить старшего чудилу, задевая его ученицу... Нет, находились и такие, но значительно реже. Но все-таки - находились. Как сказал д'Ин Амит после ритуала, когда я все равно попыталась броситься на него: "Инстинкт самосохранения в комплект поставки орка - не входит. Приходится добавлять эту опцию самопально". Ну и добавил. Да. Повторять тот бросок как-то не тянет.
   Признаться, после всего, что со мной случилось, я как-то не ожидала, что меня будут учить хоть чему-нибудь. Но... колдун сказал, что разу уж я теперь - Шелест, то гордому имени необходимо соответствовать.
   Я, собственно, не очень понимаю, что гордого в слове, обозначающем тихий звук: не "крик", не "вопль", но всего лишь "шелест". Но раз хозяин моей души и имени говорит, что данное им прозвище - гордое, мне, увы, не приходится сомневаться.
   Так что, когда была достроена военная школа, мне пришлось ходить на уроки не только к шаману Серых холмов, но и к преподавателям военного искусства. Опять-таки, зачем оно чудиле - непонятно, но... Сказано - учиться, буду выполнять. Выбора особого нет.
   - Так... - протянул хозяин, - ...экспедиционный корпус мы отправили. Диверсанты - работают... Полагаю, тархана Будаха ждут... интересные времена.
   Я вспомнила, как учитель Маухур рассказывал, что "чтоб тебе жить в интересное время" - это проклятье. Полагаю, хозяин имеет в виду что-то очень похожее.
  
   Будах
   Возможно, хорошим решением было бы отправить луа вперед, атаковать город и помочь тем, кто стремиться к бунту против колдуна... Но... То, что стало известно о кампании колдунов против орка, намекает, что в решительный момент остаться без прикрытия сверху - идея не из лучших. А тут еще и от моих людей в Азире не пришли очередные донесения...Означает ли это, что их сумели вычислить и захватить? Не знаю. Возможно, я еще получу сообщение от кого-то, а может - ребята просто перепились и отдыхают... Ух, если так - они у меня получат! Но важно то, что сейчас у меня нет достоверной информации о том, где сейчас располагаются войска лорда Азира. И это плохо. Очень плохо. А значит, силы свои надо держать в кулаке.
   Хорошо еще, что шпионы в Семи башнях и Серых холмах известили меня, что переговоры волшебника д'Ин Амита с гномами - на грани срыва, или даже вовсе прекращены. К сожалению, никто из моих людей не имел доступа к собственно проведению переговоров, но вот о том, что делегация гномов покинула Серые холмы, и ее предводитель был крайне недоволен достигнутым (а скорее - не достигнутым) результатом - они передали.
   К сожалению, это не означает, что волшебник совсем не может помочь своему союзнику. Увы, но гномы все делают достаточно медленно. Так что волшебник вполне может отправить часть своих сил в помощь колдуну, рассчитывая, что его силы успеют вернуться до начала кампании против гномов. Впрочем, если он не собирается с ходу лезть в Подземье, он может и вовсе отправить помощь своему союзнику, рассчитывая на первом этапе обойтись без отправленных сил. Но, по крайней мере, на меня не навалятся всеми силами четырех доменов сразу.
   К сожалению, погода была... не самая лучшая. Низкие тучи постоянно угрожали дождем. И, хотя хирбады и мобеды пока что ухитрялись договориться с духами природы, и Тенгри-хан не ниспослал нам дождя, который сильно затруднил бы передвижение, но вот разогнать тучи у них не получалось. Это и сыграло свою зловещую роль в последовавших событиях.
   Сразу десяток виверн бросились на стаю луа из низких облаков. Конечно, даже такая стая не могла победить, но... Двух луа просто порвали прежде, чем драконы сумели понять, что происходит, и ответной атакой уничтожили нападавших. Это было плохо. Очень плохо. А самым худшим во всем этом было то, что тела убитых виверн не падали на землю, а исчезали, распадаясь зеленой пылью. Призывы. Нас атаковали призванные виверны, что после гибели физического воплощения - возвращаются на План Жизни. А значит, враг потратил только ману, которую достаточно легко восполнит. Хотя бы - отвезя своих колдунов в замок, где они быстро восстановят запасы маны.
   К сожалению, это также означает, что идея "отправить луа вперед" - точно не та идея, которую стоит реализовать. Беленджер вполне может оказаться прикрыт духами, ведь орки-шаманы, подданные д'Ин Амита знают толк в духах, защищающих от летающих существ. И, более того, как раз у гномов с летунами - не слишком хорошо (в подгорных пещерах не особо полетаешь). Так что именно тех, кого Неумирающие называют "шаманами ПВО" - он вполне мог отправить на помощь союзнику, не слишком ослабляя свои силы на линии противостояния с гномами.
   - Плохо, - оглянулся я на Хаким-мобеда.
   - Плохо, - согласился со мной высший иерарх церкви Тенгри-хана в Семендере. - И хуже всего то, что луа отреагировали как-то... медленно и неуверенно. Боюсь, нам надо встать на дневку, и провести ритуалы проверки и очищения Сил Зла.
  
   Лори
   Дурин устроил настоящую истерику. На Совете танства, куда призвали и меня, он буквально бился в падучей, обвиняя меня и Глоина в срыве переговоров, подрыве его авторитета, и чуть ли не предательстве домена в пользу дроу. Однако предоставить какие бы то ни было доказательства своих утверждений он оказался неспособен. А потому, в соответствии с древним законом, Совет выразил нам свое неудовольствие, и этим дело ограничилось. Поскольку мы действительно "вмешались в дела поставленного старшим без его однозначно выраженного разрешения" - неудовольствие было вполне справедливо, и не вызвало у нас каких либо неприятных эмоций. Засим Дурину посоветовали "успокоиться и прекратить истерику", и начался конструктив.
   - Пошлины, введенные враждебным Подгорному престолу волшебником, Торговая гильдия оспаривать не намерена, - начал излагать свою позицию Дурин. При этом он зыркнул в нашу сторону, чтобы показать: кого именно он считает виновными в столь неудачном стечении обстоятельств.
   - Проклятые торгаши, - покачал седой бородой Имир, пожилой гном, советник тана по торговле. - Но от них ожидать иного и не приходилось. Если д'Ин Амит компенсировал им выпадающие доходы - они без сомнений пойдут на сговор с ним.
   Предлагать очевидное для людей средство - самим подкупить Гильдию, чтобы заставить ее опротестовать пошлины, - никто не стал. Это было бы нарушением писанного закона, а потому для гномов было невозможно... Или, по крайней мере, сопряжено с потерей лица. За само такое предложение могут публично сбрить бороду и выкинуть за ворота... И тогда уже настоящая лотерея. Успеешь добежать до выхода из Подземья - останешься жив. Нет... К чему жить потерявшему лицо? Это даже рассматривается как некое милосердие. Ведь тот же Закон запрещает гномам убивать гномов...
   - ...а потому - нам следует собрать силы, и выступить как можно скорее! - кажется, я несколько отвлеклась, и упустила из виду какую-то часть совета. Дурин уже не верещал, требуя наказания для нас, но с достоинством выступал, предлагая свой план
   План был принят "за основу", и Дурину, как он не кривился, навязали в "советники", а точнее - "няньки" ветерана Глоина... Ну, и меня, "чтобы понимала суть войны, раз уж рвешься в саперы". Правда, сам Дурин от нас демонстративно дистанцировался, более того - отправил Глоина (ну, и меня, "чтобы поняла, что живу не в алмазных копях") в поездку по дальним гарнизонам, чтобы выяснить, с каких из них получится снять хотя бы некоторую часть войск.
   - А все-таки, я не понимаю... - обратилась я к мастеру Глоину, когда мы вышли из Зала Совета.
   - Спрашивай, малышка, - улыбнулся мне ветеран.
   - Почему этот волшебник не боится поворачиваться спиной к дроу? И как получилось, что его... что у него...
   - ...что у него до сих пор не выросло экзотическое украшение в виде кинжала в этой самой спине? - сформулировал Глоин то, что я так и не смогла.
   - Да!
   - Все очень просто, - ветеран вздохнул. - Дроу - умны. Они - злобны, коварны, жестоки, но никоим образом не глупы. Иначе они не были бы столь серьезной проблемой. И начинать атаку, не зная, как убить Неумирающего - дроу не будет. По меньшей мере - не получив на это прямого приказа своей темной богини.
  
   Будах
   Ситуация оказалась... аховая. С некоторым трудом, но все-таки служителям Тенгри-хана удалось разобраться в случившемся. Луа прокляли. Прокляли коварно и замысловато. Они медленно, не неотвратимо теряли силы и волю. И что самое худшее - мы заметили это слишком поздно. Если на ранних стадиях, когда проклятье было только наложено, его можно было снять простейшим заклинанием очищения, которое доступно всем, кто принял силу Отца-Неба, уже после первого посвящения, то теперь, когда оно вдоволь напилось жизни своих жертв, снять его можно либо Великим Очищением, заклинанием за Пределом Смертного, доступным только тем, кто постиг Магию Света до высшего пятого круга посвящения, либо жертвенным ритуалом. И, поскольку Мастеров, вставших выше смертных магов, в ближайшей округе не наблюдается, а если бы и был таковой - то не уверен, что я смог бы ему заплатить, придется проводить ритуал. Десятки рабов для освобождения от проклятья только одного луа... И не каких-то там старых, больных, или истощенных голодом - молодых, сильных и здоровых рабов! Убытки... какие убытки... И что еще хуже - время. Ведь рабов надо доставить из Семендера. Здесь, с собой в походе у меня только несколько наложниц. Но даже если их всех пустить под нож - не хватит даже на избавление одного луа! А значит, придется гнать караваны, и, пока они идут - стоять здесь. Ведь двигаться вперед - значит увеличивать расстояние, которое придется тащиться рабам, и подвергаться опасности новых налетов! Чертовы тучи, которые мешают вовремя заметить мерзких животных! И отвратительные колдуны, которые этих животных призывают на погибель честным верующим в Тенгри-хана, прокляните их, Отец-Небо и Почтенные предки!
   Но делать нечего. Рваться вперед с ослабленными луа... Плохая идея. Очень плохая.
   - Машхур-нойон, - обратился я к главе Темной опоры, - отправь сообщение верным в Беленджере, что мы задерживаемся.
   Машхур молча ударил себя в грудь, и отошел в сторону. Увы, отправка сообщений во владения колдуна - дело небыстрое. Сам колдун и его слуги как-то нервно относятся к голубятням в своих владениях, и предающиеся этому безобидному увлечению - всегда на виду, и подвергаются регулярным проверкам стражниками.
   В целом, когда рабов притащили-таки, мобеды как раз соорудили подходящий алтарь и начали заклинать. Как ни странно, никаких проблем все время, пока готовили ритуал, не было: не пропадали патрули, направленные далеко в степь, не погибали люди и в самом лагере, даже караван с рабами никто не перехватил. Честно говоря, меня это немало настораживало. Не тот у меня противник, что вот так, за здорово живешь, дать врагу готовиться к атаке... Но, тем не менее, ни патрули, носившиеся вокруг лагеря, ни духи, расставленные охранять сам лагерь не столько от людей, сколько от мистической опасности - так и не засекли никаких врагов. Равно как и не случилось никаких новых неприятностей.
   От своего шатра, расположенного так, что бы наблюдать весь лагерь, я смотрел за мобедами, совершающими последние приготовления к ритуалу. Не то, чтобы мне было приятно наблюдать, как мою собственность будут отдавать темным духам, чтобы те забрали себе еще и тьму проклятья, поразившего луа... Но я хоть и не сильный мобед, но все-таки - некоторую подготовку имею. И наблюдать за одним из высших ритуалов для меня - право и обязанность.
   Закричала рабыня. Поскольку Закон Тенгри-хана запрещает убивать девственниц, рабынь, к своему несчастью, оказавшихся таковыми - обязательно растлевают. Вот крик затих, и еще живое тело бросили на черный камень алтаря. Признаться, меня посетила мысль позвать наложницу... Но все-таки я от нее отказался. Старшие, самые опытные мобеды сгрудились у алтаря, распевая катрены. Низкие, темные облака, подсвеченные уходящим закатным солнцем, показались мне каким-то зловещим предзнаменованием.
   Когда духи подняли тревогу, как оказалось, было уже непоправимо поздно. Сразу несколько хрустальных фиалов, сверкнув в лучах заката, устремились к алтарному камню. Старшие мобеды были связаны ритуалом, а в распоряжении младших не было заклятий, способны остановить летящую смерть достаточно быстро.
   Один из фиалов ударился в грудь распластанной на алтаре жертвы, вызвав болезненных вскрик. Увы, но это не удержало фиал от разрушения. А уж два, ударившихся о камень - и вовсе беспрепятственно выбросили Пламя Фей... Жертва погибла мгновенно. А вот собравшимся вокруг мобедам пришлось хуже. Все они носили на себе амулеты, защищающие от огня... Но Пламя фей, продукт нечестивой нелюдской алхимии, эти амулеты лишь немного ослабили и замедлили. Наверное, мобеды смогли бы выжить... Однако темные духи, получившие вместе с обещанной ими болью, отчаянием и смертью жертвы - еще и ненавистную сущность Огня с распространяемым ею Светом оказались разозлены до крайней степени. Уже частично воплотившиеся, они буквально порвали всех выживших мобедов, и кинулись убивать всех, кто находился рядом. Договориться с ними было уже невозможно. Пришлось изгонять. Но вот сил и времени у оставшихся в живых менее опытных собратьев погибших мобедов и их учеников - хирбадов на это ушло непозволительно много. Духи собрали щедрую плату за оскорбление. Моя армия разом уменьшилась как бы не на десятую часть. А главное - погибли два луа, но проклятье с остальных так и не было снято.
   Пытаться повторить ритуал было бы воистину глупо. Так что я отдал приказ после ночевки - сниматься с лагеря и на максимально возможной скорости, не приводящей к истощению сил, двигаться к Беленджеру. Может быть, если предатели сумеют выполнить обещанное, ритуал удастся провести в городе, под защитой стационарных заклятий...
  
   Иста
   Темные эльфы и Кэра, постоянно кружившие возле лагеря Будаха, довольно-таки точно срисовали график движения и маршруты патрулей. Так что мы с Пьеном, прилетев в указанное нам место, избежали внимания кочевников. И, укрывшись в небольшой балке - задействовали маскирующие артефакты, выданные нам Учителем, и приготовились к длительному ожиданию.
   Я вспомнила военный совет, после которого мы и отправились на эту миссию...
   - Кэра докладывает, что проклятье обнаружено, - произнес Учитель, склоняясь над макетом местности с отметками, отражающими положение войск, который периодически правили по докладам смотрящих и поисковых партий дальнего действия, таких, как Кэра, отряд дроу и воздушных патрулей.
   - Возможно, не следовало отправлять виверн? - спросил Язид-нойон.
   Учитель покачал головой.
   - Хороший полководец - не тот, кто найдет один Путь-к-Победе. У хорошего полководца к победе ведут все пути. Да, без налета виверн проклятье осталось бы не обнаруженным дольше и гарантировано ослабило бы луа. Но... - жесткая улыбка Учителя осветила шатер. - ...их было бы больше. А главное, сейчас перед нами открываются варианты, которые остались бы закрытыми без этой атаки. Хотя, если бы проклятье не было обнаружено - это мало что изменило бы для Будаха. Не стоило ему принимать посланцев Гхыртыкбургуза и соглашаться на союз против меня. Не стоило. До этого я предполагал необходимой экспансию на север. Но если что-то само падает в руки - надо брать. Эта угроза должна быть уничтожена, а домен Семендер - присоединиться к моим владениям.
   - Но теперь Будах снимет проклятье... - начал было Язид-нойон, но Учитель покачал головой, прерывая речь военачальника.
   - "Обнаружить" проклятье и "снять" его - вещи очень и очень разные. Если бы мобеды Будаха поняли, что произошло сразу после наложения проклятья - они могли бы решить проблему быстро и без потерь. Сейчас же... Либо вмешательство Посвященного Света высшего ранга, перешагнувшего Предел Смертного... либо ритуал с жертвами. Многочисленными жертвами. На избавление от проклятья каждого Луа нужно столько жертв, чтобы их жизненная сила была равна силе проклятого до наложения проклятья. То есть, даже принеся в жертву половину своих луа - не факт, что Будах сможет избавить остальных от проклятья. Самые сильные, самые опытные луа... У них жизненных сил столько, что хватит на двух младших, недавно нанятых. И, соответственно, наоборот - двух младших едва хватит, чтобы избавить старшего от проклятья. Полагаю, Будах скорее решится принести в жертву сотни рабов, чем половину своих луа. Но рабы... Их нужно еще доставить из Семендера.
   Учитель посмотрел на свою возлюбленную. Иримэ кивнула и продолжила.
   - Таким образом, у Будаха сейчас есть три основных варианта, видимых в Десяти тысячах Зеркал: ускориться, чтобы взять Беленджер до того, как проклятье ослабит луа слишком сильно. Стоять на месте, ожидая караван рабов и снять проклятье. Отступить, чтобы встретить караван поближе к Семендеру, и провести ритуал там. В принципе, есть еще и четвертый вариант, оптимальный для Будаха, и, соответственно, худший для нас: вернуться в Семендер, провести ритуал там, и подготовиться к атаке получше, возможно - синхронизировав свои действия с гномами, пообещав им скидку на продовольствие и охрану караванов на поверхности... Но этот вариант почти не просматривается. Лишь считанные единицы из Десяти тысяч Зеркал отражают его...
   Она вопросительно посмотрела на Учителя, и тот ответил.
   - Мне удалось немного... вклинится в контрразведку тархана. Совсем уж ложны сообщения были бы подозрительны, но... немножко передвинуть акценты, чуть-чуть исказить интерпретацию - и вот уже Будах считает, что вернувшись в Семендер - он столкнется с бунтом худшим, чем тот, который прервал его прошлый поход на Азир.
   - И что из этого - ложь? - поинтересовался Пьен.
   - Да, практически ничто, - криво усмехнулся Учитель. - Недовольство нарастает, в том числе - и моими стараниями. Заговоры плетутся. Только... Потери прошлых мятежников - велики. Нойоны - изрядно запуганы. Сподвигнуть их к бунту будет нелегко. Нет, даже если Будах поступит наилучшим для него образом - я справлюсь. Но это будет дольше, дороже, да и Семендер будет разорен гораздо сильнее.
   - Вас тревожит благосостояние Семендера? - удивился Язид-нойон.
   - Конечно, - кивнул Учитель. - Ведь это будет мой домен. И восстанавливать его после войны - тоже мне. Была такая история... Воевали как-то два царя. И один из них захватил столицу второго, и его самого пленил. И заставил смотреть, как солдаты грабили город и убивали горожан. И тогда поверженный и плененный царь сказал: "они грабят не мой город - они грабят Ваш город!" Грабежи были прекращены, а пожары потушены. Я не желаю повторять глупость победителя в той истории, и допускать грабеж и разрушения моего имущества.
   - А как же Беленджер? - удивился Язид-нойон. - Вы же подталкиваете к бунту...
   - Подталкиваю, - согласился Учитель. - Цена за то, чтобы избавиться от змей в своем доме - редко бывает слишком высокой. Пусть предатели - предадут, а трусы - струсят. И тогда со мной останутся те, кому я смогу доверять. А золото и камни - всего лишь камни и золото. А золото, как известно - мягкий металл...
   Я вспомнила, как Учитель на очередной проповеди читал нам "Балладу о мягком золоте"1, и не могла не кивнуть. Сила и могущество правителя - это руки труженников, которые собирают доход в его сокровищницу, и бойцов, что вознесут сталь и магию в его защиту. А золото - это только золото. Мягкий металл.
   Остальные варианты были разобраны довольно подробно. Главным образом для того, чтобы Иримэ могла просмотреть варианты, проистекающие из ее действий, связанных с нашей предполагаемой реакцией на те или иные возможности Будаха. Как оказалось, некоторые идеи, предложенные играющим "за Будаха" Язидом - не пришли в голову ни эльфийке, ни Учителю. Так что, в итоге, для парирования одного из вариантов, мы и сидим в этой лощинке, прикрывшись маскирующими артефактами. А над головами висит, удерживаемая шаманами и магами Природы, которых передал под командование Учителя д'Ин Амит, Завеса Тьмы - низкие плотные облака, периодически разражающиеся дождем. Маги периодически сменяются, отправляясь на ездовых крикунах в Серые холмы - отдохнуть и восстановить ману. Но облака держатся непрерывно.
   Когда Кэра передала сообщение о начале ритуала, мы взлетели. Срок, в течение которого нас можно было увидеть с земли, был невелик. И засечь нас мог только один из патрулей... который и полег благополучно под темноэльфийскими болтами. В облаках мы летели, направляемые волей Учителя и его странной, непохожей на любую другую, магией Неумирающих.
   Но вот мы и на месте. Я еще не могу называться Оракулом, или же Видящей. Но некие навыки боевого предвидения есть и у меня, и у Пьена. Мой возлюбленный управляет полетом крикуна, удерживая его на боевом курсе. Я же прослеживаю, как и куда полетят фиалы с Пламенем Фей, когда я уроню их...
   Ветер почти стих. Но крикун отнюдь не висит неподвижно. Он хоть и немного, но шевелит своими стальными крыльями. И потому точки приземления фиалов все время смещаются. Но вот я подловила момент, когда при любом раскладе в моих видениях хотя бы один фиал ударялся в камень, приспособленный "светлыми" магами нашего врага под алтарь. Мы не надеялись уничтожить мобедов, несмотря на всю силу алхимического огня. Но вот испепелить жертву, разозлить темных духов, собравшихся на запах крови - было вполне реально.
   Момент настал. Я расслабляю руку, и фиалы, блеснув хрустальными гранями, отправляются в полет. Последний полет вниз, к земле.
  
   Цицак
   Я предавалась отдохновению, полосуя розгой спину наглой служанки, посмевшей не явиться на мой зов немедленно. Видите ли, "у нее болела нога, в которую я ее вчера пнула", и потому она не смогла достаточно быстро подняться по лестнице. Тьфу, дрянь худородная! По хорошему, следовало бы, конечно, наказать ее не розгой, а плетью... Но, боюсь, девка такого не переживет. А новую не купить, пока наш план не будет завершен, и над Беленджером не взовьются знамена истинного Повелителя - тархана Будаха.
   Я сместила удары вниз, с расписанной кровавыми полосами спины на круглые ягодицы. Прислушиваясь к воплям уродины, не умеющей вести себя с подобающей служанке благородной дамы сдержанностью и принять наказание, не тревожа слух хозяйки бессмысленными криками, я обдумывала идею отправить ее на конюшню - развлекать конюхов. Не сейчас, конечно, сейчас она такого просто не выдержит. Но обдумать эту идею до конца я не смогла. В дверь поскреблась ночная грелка моего брата.
   - Госпожа Цицах! Ваш брат, сиятельный господин Бусир, просил Вас подняться в его покои, - пробормотала она, опустившись на колени, как и подобает худородной подстилке в присутствии высокорожденной. Все-таки, брат неплохо ее выдрессировал.
   Я оставила согрешившую служанку висеть в крайне неудобной позе. Вернувшись, я подумаю о том, как продолжать ее наказание. А пока, покинув женскую половину, я отправилась к брату. Он сидел в общем зале в окружении своих друзей и товарищей по делу спасения и вызволения города из-под власти проклятого колдуна, в неистовой жажде власти желающего поработить и подчинить себе всех истинно благородных людей в городе.
   - Итак, - советник Мазхар, которого колдун прогнал за якобы "мздоимство" и "утрату доверия", но титул которого мы все здесь признаем, поднял руку. - Настал великий день. Верные мне люди сообщили, что сегодня войска тархана Будаха встретятся с жалкими силами ничтожного колдуна, только и способного, что полагаться на грязные трюки, и, несомненно, одержат победу. Нам необходимо выступать немедленно!
   - Почему? - спросил Джифуджи, трусоватый наследник одной из младших семей, примкнувший к нашему Делу только потому, что их делу вредит монополия на работорговлю, введенная колдуном. Думаю, если бы не это - Джифуджи, как и всегда ранее, бросились бы лизать сапоги тому, кого посчитали бы сильным. Фу таким быть! - Возможно, стоит подождать более определенных известий, чем "армии сходятся"? В конце концов, даже если мы просто откроем ворота перед подходящей армией тархана - Истинный Владыка все равно вознаградит нас!
   Дебил! Разумеется, вслух я ничего такого не сказала. "Молчи, женщина" - это лучшее, что я могла бы услышать в ответ на столь глупое выступление. Но он же и вправду - дебил! Если бы не бездонные сундуки его семьи - никто и не подумал бы приглашать этого труса!
   - Подумай, Джифуджи, - вздохнул брат. - С тарханом Будахом придет множество верных людей. И он должен будет их всех вознаградить. Часть, конечно, он возьмет за счет тех недоумков, кто верит, что колдун может их защитить от гнева Истинного Владыки. Но... Людей - много. А хороших должностей, земель и запасов золота и товаров - мало. На всех - точно не хватит. Так что чем раньше мы начнем, чем больше заслуг у нас будет перед тарханом - тем громче будет наш голос перед тарханом, когда настанет время делить добычу...
   ...и тем меньше останется тех, на кого ее придется делить. Разумеется, этого я тоже вслух не сказала, но... Хоть сил колдун и оставил в городе мало, но их еще надо одолеть. Кто-то точно налетит на меч или зловещие чары прислужников колдуна или его приспешников, предателей Истинного Владыки. А кому-то в этом можно будет и помочь. И чем раньше начать - тем больше таких возможностей может представиться.
   - Хорошо, - кивнул Джифуджи. - Я по-прежнему не убежден. Но, очевидно, что я - в меньшинстве. Так что, ради сохранения единства я должен присоединиться к мнению большинства. Мы выступаем!
  
   Маргер
   Служба советника, даже в таком небольшом и окраинном владении, как Беленджер - опасна. А уж если власть недавно сменилась, и положение нового правителя не совсем устойчиво - опасна вдвойне. Если же рядом есть тот, кто претендует на это владение - втройне, если не более. Так что, получив предложение сюзерена ходить повсюду с охранником и спрятать семью в резиденции отбывшего по делам господина наместника - я и не подумал ослушаться. Хотя боевые возможности пешего охранника представлялись мне несколько... сомнительными. В конце концов, мы же не подземных коридорах гномов, где верхом - действительно не пройти?
   В жаркий день я вышел прогуляться к фонтану, когда город полыхнул. Охранники торговых складов семьи Джифуджи накинулись на городскую стражу. И, поскольку стража готовилась в лучшем случае - гонять воришек на рынке, ее сопротивление было быстро подавлено.
   Правда, на меня с охранником люди Джифуджи внимания не обращали. Так что мы почти смогли дойти до резиденции наместника. Почти...
   - Предатель Маргер, ты аре...
   В этот момент голова говорящего бойца в цветах семейства бывшего казначея отделилась от тела, и покатилась под ноги тем, кто стоял за его спиной.
   - Он показал себя врагом, - холодным, металлическим тоном, от которого по спине побежали мурашки, размером со стрепета, - а, как говорит Учитель, "Ненавидеть врага - излишняя трата сил и времени. Врага надлежит просто убивать".
   - Ах ты... - один из бывших подчиненных нынешнего трупа выхватил саблю, и кинулся вперед... чтобы тут же присоединиться к своему командиру.
   - Вы еще не враги, - мой охранник сверкнул глазами в сторону остальных. - Пока еще. Но если не уйдете с дороги...
   И он двинулся вперед. Неторопливо, но не предполагая возможности сопротивления. И он оказался прав: доблестные, до зубов вооруженные воины храбро кинулись наутек.
   Надо сказать, что я их даже понимаю. Как я обошелся без позорной необходимости менять штаны - мне и самому непонятно. Возможно - потому, что я находился за спиной у охранника, а его сила распространялась более вперед, чем назад. В конце концов, моя семья давно уже не поставляла Владыкам воинов, хотя мы по привычке носим титул "нойонов". Но вот уже много поколений мы не воины, а советники и торговцы...
   Мы прошли в резиденцию. Если снаружи она казалась сонной и спокойной, то вот внутри "это" было скорее похоже на военный лагерь.
   - Сариен? - старший из охранников выглядел на голову ниже моего охранника, и серьезно щуплее. Но, тем не менее, массивные и, признаться, довольно страшные охранники беспрекословно подчинялись ему. Видимо, Владыка Кайларн - могущественнен и опасен, раз уж даже отблеск его величия создает такой эффект на сильных и агрессивных охранников.
   - В городе - беспорядки, - рапортовал мой охранник, имя которого я услышал в первый раз. - Подопечного попытались арестовать. Угроза - уничтожена.
   - Принято, - кивнул старший. - Мелисса?
   Девушка, хрупкая и низенькая, особенно - на фоне Сариена, открыла глаза.
   - В храме бунт. Трое мобедов попытались захватить власть... но тени о них позаботились, не привлекая внимания иерархов.
   - Артер? - этот вопрос был адресован такому же невысокому пареньку, застывшему в каком-то подобии молитвенного экстаза.
   - Дворец тархана - захвачен. Там идет грабеж и насилие, - отозвался он.
   - Понятно, - мрачно кивнул глава охраны, и, как я подозреваю - настоящий начальник верных князю Кайларну войск в городе.
- Что еще?
   - Предмостное укрепление и воротная башня не подверглись нападению.
   - Чего?! - шок и полное изумление. - Эти дебилы даже не попытались атаковать важнейшие объекты в городе? Ну, кроме Дворца... Даже нас здесь не атаковали. И ворота... Как они собираются впускать Будаха, если тот подойдет? Чем они вообще занимаются?
   Признаться, я не сразу понял, что происходит. И только через несколько секунд я осознал, что бунт был не просто "предвиден" - он был "спровоцирован". И позже, очевидно, будет кроваво подавлен. Дворец тархана никто не посчитал "важным объектом", а вот дворец наместника, куда собрали более-менее пригодных для работы чиновников, и, похоже - архивы, Храм с мобедами и хирбадами, и укрепления ворот - были заранее защищены так, чтобы атакующие их мятежники умылись кровью. Вот только они не атаковали.
   - Чем занимаются? - переспросил тот, кто, насколько я понял, колдовскими силами наблюдал за происходящим в городе. - Грабят ремесленный район и обращают в рабство его жителей. Жгут трущобы. Занимаются междоусобными разборками, маскируя выпады против "условно своих" под наши атаки.
   - И это в то время, когда в городе еще есть силы, верные Учителю? - не понял глава.
   - Похоже, да, - ответил Артер.
   - Позвольте ничтожному развеять недоумение могучих, - вздохнул я, ожидая, что за подобное хамское обращение мне в лучшем случае велят заткнуться, если не что-нибудь похуже... Но на меня посмотрели с интересом, что я посчитал разрешением продолжать. - Понимаете... в противостоянии с орками город понес большие потери. Военные старших рангов были частью выбиты, частью - дезертировали, в том числе - к тархану Будаху. Свои силы и опытных командиров сохранил только Язид-нойон... Но их как раз сейчас в городе нет, поскольку Язид-нойон сохранил верность князю Кайларну. Оставшиеся же... Они... Мы умеем толкаться локтями у трона, умеем интриговать, некоторые - еще и торговать, большинство - красть из казны. Но вот воинов среди оставшихся представителей знати - просто нет. Воины сплотились вокруг Язида.
   - Но как же... скажем, начальники охраны? Командиры наемников? - удивилась Мелисса.
   - А кто будет их слушать? - пожал плечами я. - Чернь, прислуга... Их дело - выполнять то, что скажут господа и не лезть со своим мнением туда, куда не просят...
   - Понятно, - кивнул главный воин. - Что ж. Приказы, полученные нами - однозначны. Мы должны удержать город. Наилучшим вариантом действий в сложившихся обстоятельствах я считаю - выпустить призывы и зачистить ремесленный и черный кварталы. А усобицу в Благородном квартале и Цитадели - пусть продолжают. Не надо показывать врагам, что все идет не совсем так, как они хотят. Есть вопросы, замечания, дополнения? Высказываемся, по обычаю, начиная с младшего.
  
   Цицак
   Очередной раб-евнух принес на женскую половину известие, что брат снова зовет меня. Я кивнула, и ласкающим движением погладила чучело моей предыдущей служанки. Кожу с нее снимали большие мастера своего дела, так что она радовала меня своими криками очень и очень долго. Благо, сейчас, когда наш славный город освободился из-под власти проклятого колдуна, замену найти труда не составило. Хотя, конечно, новых девок еще придется должным образом обучить... Но этот процесс мне никогда не приедался, и всегда доставляет удовольствие.
   Я пнула девку, чересчур сильно затянувшую ремень моих сандалий, и пошла туда, куда меня позвали.
   В комнате Совета, наряду с уже знакомыми борцами за свободу и истинную веру, находился невысокий мужчина в меняющем цвета плаще, явно эльфийской работы. А еще говорят, что эльфы разбираются в красоте! Да никто, хоть сколько-нибудь в этом понимающий, не стал бы делать плащ таких невзрачных цветов! Вот чуть отведешь взгляд, а этого незнакомца уже вроде как и нет рядом, и даже в комнате снова его заметить - довольно трудно, пусть даже он и не двигается с места.
   - Сестра, позволь тебе представить Субедей-нойона, посланника и представителя тархана Будаха.
   Тот коротко поклонился. Признаться, я взглянула на него скептически. Кажется, он не из истинно благородных, а из тех, кто, родившись в грязи, получил право на титул "нойона", подставляя свою голову под вражеские мечи и копья. Однако, имя тархана придавало этому черноногому определенный вес, так что мне пришлось поклониться.
   - Итак, что у вас тут творится? И каковы успехи вашего выступления? - поинтересовался посланник Будаха. Вот интересно, почему тархан не прислал кого-то более благородного?
   - Мы практически полностью контролируем город, - ответил брат. Остались только незначительные моменты, которые мы обязательно исправим...
   - Вроде так и удерживаемых врагом ворот? - грозно нахмурился Субедей-нойон. - Вы хоть понимаете, что творите? Ворота - важнейшая цель! Пока они в руках врага - говорить о взятии города...
   - Но мы удерживаем Дворец! - возмутился Джифуджи.
   - И что? - спросил посланник. - Кто из вас принял на себя контроль над Местом Силы?
   - Мы... - Джифуджи запнулся, но потом, видимо, решил, что правду посланник все равно узнает, так что врать бессмысленно. - Рабы Дворца говорят, что Камень Силы, к которому нужно приложить Кольцо Благородного, слуги колдуна куда-то унесли еще до того, как его наместник уехал.
   - Кристалл нельзя вынести за пределы города, - твердо произнес Субедей-нойон. - Думайте, где он сейчас! Пока Камень в руках колдуна и его слуг - город тоже остается "его городом". И никакие дворцы и городские кварталы этого не изменят!
   Мы с братом переглянулись, и он озвучил очевидный вывод:
   - Его перенесли в домик наместника! - назвать "дворцом" эту халупу у него язык не повернулся. И правильно.
   - И вы даже не попытались его захватить! - да что этот черноногий вообще себе позволяет? Как он смеет с таким презрением смотреть на лучших, чем он?! Когда тархан заберет этот город, надо будет потребовать наказания для наглого простолюдина, по недосмотру введенного в благородное сословие! - Понятно, - насмешливо протянул этот... этот... - Вы хоть с начальниками охраны и командирами наемников посоветовались, прежде чем планировать восстание?
   Мы переглянулись, не понимая сути вопроса. О чем советоваться с прислугой? Разве эти черноногие могут посоветовать что-то дельное тем, кто бесконечно выше их? Каждому благородному человеку известно, что он во всем, а особенно - в разуме, превосходит крестьян. Ведь именно наши предки веками управляли этим быдлом!
   - Н-да... - покачал головой посланник тархана. - А хоть кто-то из вас в армии тархана Захарии служил? Хотя бы на каких-то должностях?
   Мы снова переглянулись. Поговорка, занесенная то ли из восточных провинций Империи Света, то ли вообще - Неумирающими, гласит: "хорошее железо не идет на гвозди, хороший человек - не идет в солдаты!"
   Посланник снова кивнул собственным мыслям. Видимо, как черноногий, он осознал, какую глупость спросил, и приготовился внимать мудрости вышестоящих. Но в этот момент в палаты Совета ворвался человек в форме нашей стражи и закричал:
   - Чудовища! Чудовища напали на ремесленный квартал!
  
   Иримэ
   Сай'Рех, Одержимый Хаосом, поставленный командовать нашими силами в Беленджере, рвался с самого начала мятежа "зачистить силы мятежников до белых костей, чтобы тряслись в Дворце тархана и Золотом квартале, и носу не думали оттуда высунуть!"
   Но Лар тормознул излишне ретивых военных.
   - Пусть ребята как следует заработают себе правильную репутацию. Чтобы, когда будем их вешать - ни у кого не возникало вопросов "за что?"
   - Так за что? - задала я вопрос, чтобы дать возможность Лару произнести ответ, который он почему-то посчитал остроумным... Хотя, надо признать, мне он в данной ситуации тоже нравится.
   - За шею, разумеется! За ноги - это уже садизм. Хотя, надо сказать, после видений того, что сейчас воплощается - немного хочется побыть садистом.
   Поскольку те же видения созерцала и я, мне ничего не оставалось, кроме как обнять его, и сказать:
   - Ты - жрец Темного бога. Тебе - можно!
   - Ага, - вздохнул Лар. - Чтобы "зачлась им мученическая кончина и обрели они на Последнем суде не Справедливость, но Милосердие"? Не дождутся!
   Я молча кивнула, признавая, что подобный подход к садизму и Темным богам - имеет смысл.
   Вот так мятежники и резвились два дня, накапливая ненависть народа. Чтобы, когда Лар вернется "в силах тяжких" - его точно встречали, как освободителя и защитника. Но всем, кто сумел добраться до привратных укреплений, или дворца наместника Пьена - давали помощь и убежище. Так что сведения о силах мятежников, их состоянии и перемещениях - поступали с минимальной задержкой. И ненависть копилась не только в народе, но и среди бойцов, уже готовых "убивать, на куски разрывать и купаться в крови".
   Но вот время, по каким-то своим соображениям выбранное Ларом, пришло. И он дал отмашку.
   Звезды холодно смотрели с небес на творящееся внизу, когда культисты призвали стаи орнисов, а трое Всадников Хаоса материализовали кошмары, и выдвинулись в сторону ремесленного квартала.
   Лар, присматривавший за творящимся глазами Сариэна, вздохнул, и выпал из транса.
   - Н-да, - произнес он. - "Богиня одобряет милоту и лисят"2.
   Признаться, я не очень поняла, при чем тут лисята... Но поскольку не последовало объявления тревоги, и мы не седлали экстренно ездовых крикунов, чтобы нестись на помощь, прошло все вполне в пределах планируемого...
  
   Иста
   Войска сошлись. Стрелы летели сплошным потоком. Широкая степь благоприятствовала маневрам конницы, а не тяжелому, но неспешному шагу железных големов... Но, несмотря на кажущийся простор, обоз можно было провести только по дороге... И как раз на дороге стояли, перекрывая ее, каре, внешние ряды которых составляли железные големы. Конечно, мне рассказывали о том, как штурмовали источник ртути в домене Азир, и как стрелами заклинивали суставы железным големам... Но то - железный голем, оставшийся без погонщика, и бил по нему мастер-стрелок с расстояний, чуть большего, чем "рукой дотянусь". Массовым стрелкам, каковыми, собственно, и были кочевники, такие подвиги меткости были... не слишком доступны. Да и сталь, которую пускал даже на свою "предэлитную", но все-таки не входящую в элиту пехоту д'Ин Амит, все-таки сильно превосходила то дрянное железо, из которого были собраны относительно дешевые охранники свихнувшегося на поисках бессмертия алхимика. Так что обстрел довольно скоро перенесли с передних рядов в глубину строя. Но еретики закрылись сверху щитами, так что, хоть время от времени бойцы и падали, но все-таки эффект от обстрела был отнюдь не такой, на какой степные конники, видимо, рассчитывали.
   Вот отряд нукеров, возглавляемый одним из нойонов, подлетел к строю стальных воинов, и попытался, набросив арканы, вырвать бойца из строя... Ага. Три раза. Буквально стальная плоть придает голему неодолимую силу, вполне сравнимую с мощью не легкой степной лошади, а настоящего рыцарского дестриэ. Да и масса у них, если и меньше, то ненамного. Так что результат рывка был... В общем, несколько нукеров повылетали из седел. Прежде чем они успели опомниться от падения, клин стальных големов по приказу погонщиков, выплеснулся вперед, и тяжелые удар обрушились на поверженных и неспособных сопротивляться бойцов. Чтобы забить такую мишень - особой ловкости не требуется.
   Видимо, решивший продемонстрировать боевую удаль нойон приходился родственников многим из круживших поблизости. Взбешенные родовые вожди разгорячили коней, и, наставив копья, рванули вперед... Вот только кроме явно не успевающих отойти, рядом были и другие големы. Они вскинули правые руки, и рой болтов, злобно жужжа, ушел в сторону атакующих. С меткостью в частности, и ловкостью вообще у големов... не очень. Но для того, чтобы попасть по цели вида "плотный строй атакующей конницы" особая меткость и не требуется. Конечно, большая часть болтов досталась не всадникам - мишеням относительно небольшим и столь же относительно хорошо защищенным, а их коням, что отнюдь не были упакованы в броню, подобно уже упомянутым дестриэ. Получился настоящий завал: сзади идущие всадники отнюдь не всегда успевали среагировать на падение переднего, и рушились следом, образуя кучу-малу.
   Я взмахнула рукой. Командиры расчетов выбили стопора, и рычаги онагров ударили в упоры, отправляя в получившуюся крупную и малоподвижную мишень десятки не слишком крупных камней. Отступники из обслуги заскрипели рычагами, готовя машины к следующему залпу.
   На левом фланге группа всадников, возглавляемая рыцарем (Откуда они только взялись у Каганата? Хотя, возможно - наемники?) сумела проломить-таки строй железных големов. Но при этом всадники потеряли разгон, и копейщики-еретики из задних рядов сумели заткнуть брешь. Однако, каре, потерявшее как бы не десяток големов разом, оказалось ослаблено. И было необходимо помочь им.
   - Грузи чеснок! - скомандовала я на батарею.
   Камни, уже загруженные для следующего залпа, вытряхнули из пращей, и туда засыпали чеснок - множество небольших стрелок из дрянного дешевого железа, сверенных между собой таким образом, чтобы, как не упади данная конструкция на землю, одно острие - обязательно останется торчать вертикально вверх.
   Воззвав к Низшим исчислениям, я охладила и стандартизировала собственный разум, получив нужные данные для стрельбы, и начала диктовать их командирам расчетов. Они, в свою очередь, отдали приказы обслуге, чтобы те повернули осадные машины на нужные углы.
   Я снова взмахнула рукой. Гулкие удары рычагов, и чеснок относительно равномерно засеял участок степи, по которому на ослабленный строй уже разгонялся на маленький отряд, но серьезная конная лава.
   Результат получился... немного предсказуемый. Очередной завал, куда влетела еще порция каменной картечи с соседней батарей, командир которой вовремя заметил и верно оценил происходящее.
   Сверху рухнул, разбивая крылья о твердую землю, железный дракон. Это был не первый союзник, сбитый в этом бою. Но, к счастью, немногочисленные драконы, и присутствующие в гораздо большем числе виверны, сумели оттеснить ослабленных проклятьем луа. Так что все, что рушилось сверху - падало на головы врагов.
   Стрела разочарованно взвизгнула, ударив вместо горячей, податливой плоти, в твердые построения магии, и ушла в сторону. Благословения Удачи и Защиты от стрел, наложенные перед боем, в очередной раз спасли мне жизнь. Но вот "Защита от стрел" - уже практически погасла, и ее пришлось подновлять. А вот расчетам машин повезло меньше. Один из отступников уже лежал, тоскливо глядя в серое небо. Еще двоих спешно утаскивали под телеги обоза, чтобы перевязать раны. Оттуда, из-под телег, вполне способных послужить заменой гуляй-городу, уже бежали на подмену.
   Я выкрикнула команду... Крики командиров, возня расчетов, и вот уже очередной залп ушел туда, где начала скапливать для атаки вражеская конница. А отдельные всадники, крутящиеся возле каре - не представляли опасности... По крайней мере - для самого каре. Увы, для отдельных бойцов - все было далеко не так радужно. Каре несли потери.
   Атаки пошли сплошной чередой, так что я, сосредоточившись на своих обязанностях, упустила из вида общий ход боя. Так что меня несколько даже удивило, когда я увидела как группу всадников, на которую я собиралась направить огонь моей батареи с только что обновленным благословением удачи, просто смела туча стрел.
   Копьем, нацеленным точно на бунчук тархана, из-за невысокой гряды холмов летел конный отряд. Наконечником этого копья были два десятка Рыцарей Хаоса, материализовавших свои кошмары, и нагоняющих ужас самим своим присутствием.
  
   Будах
   - Ил'лиссэ эренамирэн шах энтан эш! - от волнения я перешел на иллитири, язык проклятых темных эльфов, скрывающихся под землей от гнева Тенгри-хана. Увы, в людских языках терминов, способных адекватно описать сложившуюся ситуацию - не существовало.
   Войска проклятого колдуна перекрыли самую удобную дорогу к Беленджеру. Более того, несмотря на донесения разведки, здесь была не "ничтожная часть вражеского войска", а силы, вполне сравнимые с моими. Или... или это и есть - "ничтожная часть"? Но тогда я проиграл, даже не успев начать...
   Тем не менее, отступление все еще остается невозможным, или, по меньшей мере - смертельно опасным.
   Мои верные нукеры пытались пробить строй, заступивший дорогу на Беленджер. Они пытались снова и снова, атаковали и откатывались, несли потери... Система обороны была хорошо продумана. Это явно было не "только что пришли, и, встретив врага, отбиваемся, как можем". Расположение каре, сектора обстрела полевой артиллерии, зоны действия магов - все было подготовлено, размечено и вызубрено на зубок. Не говоря уже о том, что присутствие на поле боя големов явственно говорило, что гномы не успели с атакой на д'Ин Амита, и тот смог подать помощь своему союзнику.
   Мобеды попытались обратиться за помощью к духам предков... Но духи не отозвались. Видимо, шаманы врага сумели своим нечестивым колдовством изгнать союзных, или хотя бы нейтральных духов. Те же из служителей Тенгри-хана, кто предпочитал Небесное волшебство3... Они благословляли, воодушевляли, исцеляли раненых... Но всего этого было мало. Очень мало. Очень не хватало тех мобедов, что погибли во время ритуала, призванного избавить луа от проклятья.
   - Мой господин... - Вирхон обратил мое внимание на атаку сильного отряда, вырвавшегося из-за холмов и разгоняющегося в направлении ставки, где пока еще гордо реял мой бунчук. Пока еще... Я уже решил. Я не уйду с этого поля. Меня отсюда унесут. Но, тем не менее...
   Я взмахнул рукой, и отряд Ябги-нойона устремился навстречу атакующим. Вряд ли он сможет что-то сделать... Но все-таки, хоть задержит врага...
   Внезапно ощущение опасности кольнуло мне ладони. Я оглянулся. Выражения лиц окруживших меня нойонов были... странные. Верность павшему владыке не сильно распространена в землях, благословенных величием Тенгри-хана... Но все-таки, настолько откровенно радоваться...
   - Машхур, - выделил я среди радостных лиц каменную маску начальника Темной руки.
   - Да, мой господин, - кивнул он, подтверждая мою догадку. - Это все время был я.
   - Но почему?! - я взвыл, не понимая, как меня мог предать тот, кто зависел от меня буквально во всем. Или он рассчитывает на пост наместника Семендера?
   - Вилина, - ответил он, и я наморщил лоб, пытаясь понять, что это значит. - Вот видите, господин, - вздохнул Машхур. - Вы даже не помните ее. К чему Вам помнить простую девку, которую Ваши слуги притащили Вам для развлечения... Знаете, если бы Вы оставили ее в своем гареме, если бы она осталась, хотя бы простой наложницей... Я бы порадовался ее счастью, пусть и не со мной. Но Вы, наигравшись, выкинули ее на улицу. Она не захотела жить опозоренной, не захотела принести позор в мой дом. И, как я не убеждал, как я не уговаривал ее... Она просто не захотела жить и угасла. С тех пор я искал только возможности... И, как видите, я ее нашел!
   Я полностью проиграл. Я даже не поднял сабли в свою защиту, когда острая сталь кинжала в Темной руке предателя вошла мне в горло...
  
   1 Пехов "Хроники Сиалы".
   2 "Внимание! Богиня Гея против насилия! Следующая сцена содержит большое количество жестокости и расчлененки, потому будет вырезана божественной цензурой. Вместо него найдите фото лисенка и посмотрите на него. Лисята милые. Вот и вы чаще смотрите на милоту и не думайте о насилии. Богиня Гея одобряет милоту и лисят!" Айтбаеев Т.А. "Мастер Слуг", кн.2
   3 Т.е. магию Света
  

   Глава 4. Шепот Листвы
  
   Иримэ
   Вообще-то, после тяжелого сражения, в котором решились судьбы Беленджера и Семендера, следовало бы отдохнуть. Или, по крайней мере, выступить то ли на бунтующий Беленджер, то ли, положившись на силы оставленные там - отправиться захватывать Семендер, благо, войск там уже практически нет, а те, что есть - подчиняются скорее главам своих культов, заботливо внедренных Пурпурной дланью, а не приказам номинальных лидеров. Но Лар сказал, что пути служения его принципалу требуют его присутствия в "ином состоянии" (это - цитата). И вот теперь мы с ним, на спине ездового крикуна, парим над настоящим воплощением понятия "огненный ад".
   Я знаю, что воздуха вокруг нет, что мы не дышим, и не нуждаемся в этом. Но при этом я отчетливо чувствую касание разноцветных изменчивых ветров, которых тут нет и быть не может... Ведь "ветер" - это движение воздуха. Которого тут нет.
   Лар говорил, что мы пребываем в плане Хаоса. Но я буквально всей душой чувствую, что это не так. "План Хаоса" есть часть нашего мира. А то пространство, лишенное какой бы то ни было логики и симметрии, лишенное благотворного влияния богов, даже таких кошмарных, как Бальшие Зиленые орков... Оно было чем-то совершенно чуждым.
   Я посмотрела вниз. Там, под железными псевдокрыльями крикуна, медленно и величественно проплывал темный мир, чей лик искажали постоянно смещающиеся огненные разломы. Сначала мне показалось, что движение этих разломов - полностью случайно и не подвержено никакой закономерности. Но чем дольше я вглядывалась в кипящую тьмой, перевитую багровым пламенем Удуна поверхность, тем сильнее мне казалось, что подвижные узоры, будто бы ударами огненного копья высеченные в поверхности темного мира - имеют смысл. Что они пытаются рассказать нам нечто... великое. Я попыталась рассказать это Лару, и он улыбнулся.
   - Каждый, кто видит Пылающую Гробницу, - сказал Лар, разглядывая что-то, чего я так и не смогла увидеть, - читает в движении ее огненных разломов что-то свое. Я вот смог прочитать лишь малую часть истории тех, кто пытался то ли воссоздать Рай, то ли открыть Врата в него. Об их великих подвигах... и ужасном конце.
   - И что же с ними случилось? - спросила я, просто чтобы не молчать.
   - Не знаю, - пожал плечами Лар. - Возможно - их попытку просто пресекли. Среди моего народа известна легенда о том, что, изгнав смертных из Рая, Начавший Начало поставил на восток от Эдема "ангела с мечом огненным", Звезду Зари*, что хранит Врата, не пропуская в них недостойных. Так что о тех, кто строил тут Врата Рая, я могу сказать только одно: их тела и души были стерты со всех слове реальности и уровней Истины. Но их крики и стоны до сих пор слышат те, кто обращает извне свой взор сюда, чтобы найти дорогу среди вихрей варпа к чудесам и сокровищам... ужасам и кошмарам, что скрыты в Вопящем Вихре.
   /*Прим. автора: в Библии имя "херувима с пламенным мечом обращающимся" не названо... Но кто еще сделал столько для того, чтобы не пускать людей в рай?*/
   Я села на плечо крикуна, свесив ноги вниз, к смертоносной бездне, и вгляделась в нее, рассматривая узоры Чертогов Безбрежной смерти. И, будучи Видящей, я Увидела... Увидела Путь. Путь Света и Возрождения, Тени и предательства, Возвышения и Погибели вечной. Я рассматривала бесчисленные ответвления, извивы и обрывающиеся в никуда нити этого Пути, и понимала, что именно сейчас я могу сделать Выбор. Выбор, который определит будущее на многие годы, если не века, а то и эпохи. Маленький выбор крохотной в масштабах мира эльфийки.
   А потом я встала и потянулась, расстегивая фибулу, скреплявшую меняющий цвета плащ на моих плечах.
   - Кровь должна пролиться, - озвучила я вывод из смутных видений. - Рано или поздно, так, или иначе...
   Высокородному эльфу, и, тем более, эльфийке, по статусу положены одежды, которые даже снять без помощи двух-трех слуг затруднительно, не то, что одеть. Но то - там, под благой сенью Листвы и взглядом Богини. Те же, кто покидает сияющие Волей Богини Границы Леса, носят одежду куда более функциональную, хотя и не менее изящную. Так что выскользнуть из нее не представляло сложностей. Я давно уже предполагала, что мне придется это сделать. Но сейчас... Сейчас я поняла, что делаю это не для того, чтобы своим телом оплатить решение проблем маленького кусочка Вечного Леса, но потому, что сама этого хочу!
   Высокий лорд фейри, эмиссар Хаоса, служитель темного бога ласкающим движением коснулся своей ладонью моей щеки, и я, продолжая раздеваться, потянулась к нему губами...
   Когда огненный Акши прекратил кружить нас на своих полыхающих крыльях, мы сидели на спине крикуна, вдвоем рассматривая узоры Пылающей Гробницы.
   - Я понимаю, что уже несколько поздно спрашивать... - произнес Лар, щелчком пальцев восстанавливая броню с Печатями Чистоты и узорами, славящими Архитектора судеб. Я же, хоть и понимала, как он это сделал, и великолепно сознавая, что могу также, предпочла остаться такой, какая я есть. - ... но... Ты разделишь со мной Изменчивый Путь? Пойдешь рядом со мной по этой дороге, вымощенной красным кирпичом, к волшебнику Лазурного Лабиринта? Ради наших заветных желаний...
   Я улыбнулась, хотя все еще ощущала боль завершения прошлого этапа своей жизни, пусть и частично смягченную алым ветром. Книгу, на которую намекал Лар, книгу, привнесенную в наш мир Неумирающими, я уже читала. И ответ мог быть только один:
   - Конечно. Веди меня, верный Тотошка!
   И мы оба рассмеялись, стоя над Бездной.
  
   Лори
   Партия Дурина пробила решение выступить как можно быстрее, мотивируя это тем, что самые сильные бойцы лорда-мага д'Ин Амита отправились на помощь его союзнику - колдуну Кайларну. Когда Глоин рассказал мне об этом, я с трудом удержалась от того, чтобы спрятать лицо в ладонях. С одной стороны - мы не дождались подхода подкреплений из Аграча, так что нанесенный удар будет явно слабее, чем это возможно. А с другой... С другой - железные драконы... Они - быстры. Так что добраться оттуда, где они сейчас, туда, где они понадобятся д'Ин Амиту - вряд ли займет у них много времени. А вот марш к Семи башням, столице волшебника - как раз будет долгим. Увы, но армии Подгорного престола как раз не славятся скоростью передвижения. Короткие (по сравнению с иными расами) ноги, тяжелые доспехи, многочисленный обоз - все это не способствует быстрому перемещению.
   Гномы сильны. Я вспомнила стих, принесенный Неумирающими:
   Почтение внушает гномов строй,
   Суровы лица воинов могучих,
   Щиты несокрушимою стеной,
   И эхом отдаваясь в горных кручах,
   Наводит ужас клич их боевой.
   Почтение внушает гномов строй.
   Даже наши извечные враги - дроу, признают это, пусть и в своеобразной форме. Они просто никогда не нападают, когда видят перед собой противника в более-менее равном числе и рангах. Увы, но гномы, хоть и живут многие тысячи лет в Подземье - все также остаются детьми Света. Конечно, рунная магия позволяет поддерживать необходимый нам уровень освещенности... но только в тех тоннелях, которыми мы часто пользуемся. За пределами же городов - тьма тоннелей, и только тот свет, который мы несем с собой. И дроу великолепно научились этим пользоваться. Каким-то образом они научились двигаться по тоннелям, вообще не пользуясь освещением. К тому же, они вообще быстрее гномов, хотя и слабее нас. Так что война с дроу - та еще морока... Прямые сражения - редкость. Мы - расширяем сеть опорных пунктов, заполняем подземелья чующими заклятьями магии рун, отправляем патрули, частенько - зная, что они уже не вернутся... Дети же Подгорной Тьмы создают ловушки, стараются уничтожить точки фокуса поисковых заклятий... Если собирают достаточно сил - пробуют разрушить те опорные пункты, гарнизоны которых представляются им слабыми... Так и живем.
   Домены же вообще переходят из рук в руки крайне редко. Просто потому, что снабжать осаждающую армию через кишащее опасностями Подземье - нелегкий труд даже в отсутствие противодействия. И именно поэтому Аграч, выбитый из рук дроу - предмет гордости танства Дорлет. И именно сейчас, когда есть шанс его удержать - Дурин и те, кто его поддерживают - втягивают нас в войну наверху из-за одной-единственной дроу... Конечно, жрица дроу - это опасность, и опасность немалая. Но сейчас она в большей степени угрожает этому волшебнику, д'Ин Амиту, чем нам. Стоило бы оставить ее в покое, а не лезть войной, в которой нам ничего не светит.
   Война на поверхности - она совсем иная, чем в Подземье... И, боюсь, что Дурин и его партия сильно недооценивают риски и опасности этой войны...
  
   Тин
   Определенные фракции в Светлой Церкви продавили-таки карательный поход против "проклятого колдуна". Как ни странно, но среди карателей всплыл и отец Вульфред, которого я, признаться, уже считал давно и надежно потерянным во внутренних интригах Церкви. Но нет - вот он, во всей своей красе, при бороде и регалиях прелата... Правда, когда он проповедовал в Ветровске до Пылающей ночи, регалии были те же самые. Так что за счет "подвига", когда он вывел верующих из обители колдуна - подняться ему не удалось.
   - Тин, - обратился ко мне нынешний учитель. Разумеется, скрыть настоящее имя от мага-инквизитора я даже не пытался. - Помнится, из Азира ты бежал вместе с Вулфредом? - я только кивнул. Признаться, я не понял смысла этого вопроса: я же сам инквизиторам всю эту историю рассказывал. - Подойти поздороваться не хочешь? - я отрицательно покрутил головой.
   - И правильно, - кивнул инквизитор. - Проповедник он, конечно, хороший... Яростный, умеет зажечь сердца... Вот только... Ни ума, ни фантазии! Да и в магии... Минимум, необходимый для прелата, выдаст, конечно. Но вот расти дальше - то ли не хочет, то ли не может.
   К нам подошел человек среднего роста в парадной мантии инквизитора... Вообще-то, учителя Орстон и Мертон упоминали, что носить парадные мантии в быту считается среди инквизиторов не то, чтобы "неправильным", скорее - "дурным тоном". По крайней мере - среди боевых орденов. Но всегда находятся те, кто формальные вопросы "служения вере" ставят выше, чем реальную пользу.
   - Ученик! - грозно воззрился он на меня. - Почему Вы не в форме?!
   - Томас, - усмехнулся учитель Орстон, - Вам не кажется, что обращаться в присутствии учителей напрямую к ученику - не только пренебрежение законами вежливости, но и недопустимое нарушение командной цепочки, которую нам диктует Устав?
   - Но... - Томас запнулся. - Вы видите, как он одет?
   - Вижу, - кивнул учитель. - Так, как и предписано ему моим распоряжением.
   - Что?! - удивился Томас. - Как такое вообще может быть? Недопустимо для ученика Инквизиции рядиться в одежды низших сословий, тем самым - умаляя престиж Матери нашей Церкви, Единой и Единственной! Мы, инквизиторы, должны высоко нести гордое имя...
   - Этим должны заниматься проповедники, - перебил Томаса Орстон. - Ну или, на поле боя - паладины. Мы же - ассенизаторы душ человеческих. И одеваться нам следует подобающим образом для тяжелой и грязной, но, увы, необходимой, работы.
   - Это - ересь! - Томас сорвался на визг.
   - Это - решение Тайного Собора, обосновавшего появление Инквизиции, - выдвинул встречный аргумент Орстон. - И однозначно выраженное несогласие с решениями Матери нашей, Святой Церкви, Единой и Единственной - как раз и есть ересь! И Вы, Томас, опасно приблизились к тому, чтобы быть объявленным "экскоммуникайт трайторис".
   - Вы не имеете права! - у меня аж уши заложило.
   - Правом объявить "экскоммуникайт трайторис" обладает любой трибунал инквизиции, - флегматично пожав плечами, ответил учитель. - Нас тут как раз трое. Еретические утверждения, подвергающие сомнению решение Собора - высказаны служителем Церкви, в присутствии мирян... Что вполне оправдывает созыв Трибунала...
   Мне осталось только смотреть в спину удаляющемуся инквизитору.
   - А мы действительно могли бы... - я запнулся, глядя на учителей. Признаться, идея, что любые трое инквизиторов могут поступить также и со мной - не вызывала у меня сколько-нибудь приятных ощущений.
   - Нет, - покачал головой Орстон. - То есть, формально объявить нас Трибуналом Инквизиции и объявить "экскоммуникайт" - мы можем. Но Томас обратится к своему Ордену и... В общем, мы на долгие годы увязнем в сутяжничестве. Так что, если совсем достанет - проще сначала убить, а потом уже - собирать Трибунал.
  
   Астироль
   На юге и востоке кипела война. Но и выделенный мне участок границы оставался неспокоен. Началось все с того, что банды Дикого поля, которых мои подданные постепенно оттесняли на север, начали усиливаться. Конечно, поначалу усиление было почти незаметно. Ну, стали набегать чуть большим числом... Пфи! Для меня это означало только то, что мои некроманты получали все больше тел и душ для экспериментов. Благодаря обучению в Палате Лестниц мои Некроманты получили доступ к магии Хаоса и сильным призывам. Так что в боях со слабыми бандитами мои войска практически не несли потерь, но напротив - пополнялись... правда, столь же слабой нежитью.
   Но вот в последнее время среди бандитов стали появляться не только меченосцы, но и аколиты. Это вызвало мое беспокойство. Все-таки, как ни крути, именно носители Света являются "естественными врагами" подчиненной мне нежити. Правда, пока что аколиты, что приходили с бандами с севера были... ну, как бы это сказать... "Слабаки", пожалуй, не слишком верное слово. Скорее они были специализированы в области поддержки: лекари, благословители... Боевиков-экзорцистов среди них пока что не было. Однако, судя по всему, ожидать этого оставалось не так уж долго. Мне надо было точно знать: что именно происходит!
   Вот именно поэтому я и сижу тут, смотря на звезды. По данным разведки (благо, нематериальность призраков позволяет им прятаться весьма надежно, так что посты я могу расставлять весьма широко, не опасаясь потерять их), по дороге, возле которой мы затаились скоро будет двигаться очередная банда, в состав которой входит довольно-таки сильный аколит. А это заставляет подозревать, что банда эта - не "банда", а вполне себе "отряд".
   Бесшумных засад не бывает. Да... Но это если в засаде сидят не призраки. Призракам не нужно есть, спать, пить, им чуждо дыхание и желание сменить позу. Нас не выдаст отсутствующий запах. Не говоря уже о том, что прятаться мы можем не "за камнем", а прямо "внутри камня". Так что в диверсионно-разведывательной деятельности нематериальная нежить не уступает, а как бы даже не превосходит прославленных диверсантов дроу.
   Конечно именно у магии света есть способы определить присутствие нежити... Но кто будет поддерживать режим поиска постоянно, сжигая запасы маны перед решительной схваткой? Разумеется, тот, у кого этой маны - в избытке. Т.е. тот, кто сидит в осаде на собственном месте Силы. Там - да, там младший маги встают по стене с таким интервалом, чтобы области обнаружения несколько пересекались, и постоянно поддерживают "Чувство Скверны", периодически сменяясь. Если этих самых младших магов, отсутствие которых в решающий момент не окажется решающим - достаточно, то вполне можно поддерживать если не "Купол Недоступности", то уж, по меньшей мере - полосу отчуждения... Но вот в походе, на чужой территории, в преддверии встречи с врагом...
   Как я и ожидала, охранение отряда, движущегося в походном порядке, было из вполне себе обычных людей, практически лишенных Дара Магии и ничему не обученных. За завесой патрулей двигался основной отряд: несколько десятков тяжеловооруженных пехотинцев (мечников или даже латников: издалека было не разобрать) и телеги со скарбом. Следом шли стрелки. Судя по паршивой кожаной броне и средней паршивости луками, это скорее пехотинцы, обученные владению этим оружием, чем опустившиеся егеря. Всадников не было: все пришедшие перемещались пешком, либо на телегах. Это не могло не радовать. А вот идущий в кольце латников молодой мужчина в богатой одежде, не наводящей на мыли о доспехах - явно и есть ожидаемый аколит.
   Как и ожидалось, охранение не заметило засады. Я отдала команду атаковать. Призрачные аколиты, которых я привела с собой, прошли обучение у Владыки Кайларна (как, впрочем, и я сама), так что теперь мы получили доступ к магии Хаоса, и даже немного ее развили. По крайней мере, заклятья второго круга можем использовать. Так что по моей команде двое из пяти пришедших со мной аколитов призвали орнисов и бросили их в атаку. Одна стая атаковала латников, успевших образовать некое подобие строя, а вторая - обогнув ощетинившихся сталью бойцов, рванулась к спешно натягивающим тетивы на луки стрелкам1.
   Вражеский отряд встал именно там, где я и хотела его видеть. Стрелки не успевали... Но тут себя показал вражеский маг. Удар массового очищения конусом прошелся именно по той стае, что вот-вот должна была начать рвать стрелков. Демонических птиц вымело из реальности. Третий круг. Предел Смертного для тех, кто не облечен Героической Аурой, каковой я от данного аколита не ощущаю. Огонек жизни вражеского мага дрогнул и заколебался. Так бывает, когда маг оказывается на грани магического истощения, растратив серьезную долю своего запаса маны. Отлично. Значит, орнисы уже сыграли свою роль.
   Из стаи, атаковавшей латников, несколько птиц попытались перепрыгнуть охранявших мага бойцов... Ожидаемо неудачно. Их перехватили и сумели буквально порубить на куски.
   Эметта, третья из призрачных аколитов, призвала еще стаю орнисов. Но не прямо перед врагами, а на обратном склоне расположенного неподалеку от места схватки холма, скрывшего очередную порцию неприятностей и от стрелков, и от вражеского мага. Впрочем, аколит вздрогнул, и безошибочно повернулся туда, где призыв потревожил ткань реальности. Маг потянулся к мешочку у себя на поясе... И я дала приказ второй волне атаки. Призрачный ассасин, до сего момента удачно скрывавшийся в земле прямо под ногами у аколита (в место, где он остановится, мне лично леди Иримэ ткнула пальцем). Его первый удар рассек ремешок, которым мешочек был закреплен на поясе мага, и от отправился в последний полет к земле, жалобно звякнув напоследок. Из мешочка что-то потекло. Жаль, конечно, эликсира маны много не бывает. Бывает "совсем мало", "мало", и "все равно мало, но больше - не уволочь". Однако, жадность сгубила не одного, и даже не одну тысячу фраеров. Так что я посчитала, что лучше лишиться части трофеев, чем допустить, что маг сумеет отпиться зельями. Потому как второй удар ассасина пришелся как раз так, что оставшийся (пусть и временно) без маны маг рухнул на землю. Умрет он не сейчас... Но без надлежащей помощи - умрет обязательно. На этом время ассасина вышло, и он спешно погрузился в землю, чтобы не оказаться подловленным спешащими на помощь к магу тяжелыми пехотинцами.
   Орнисов, атаковавших латников, уже практически вырубили. И лишь несколько одоспешенных воинов пятнали своей кровью дорогу. Причем большинство тех, кто все-таки пролил кровь - были только ранены. Стрелки людей уже заканчивали готовиться к бою... Но в этот момент прятавшиеся, как и ассасин, под землей, призрачные гончие взвыли, не показываясь на поверхность. Волна страха обрушилась на недавних крестьян. Так что залп, встретивший третью стаю орнисов вышел редким и нестройным, и не сумел остановить накатывающуюся волну (из всех пяти призрачных аколитов Эметта - самая умелая, и обладает несколькими усиливающими призыв Хаоса умениями) демонических птиц. Те ворвались в ближний бой со стрелками и пошла потеха...
   Маг Света еще мог бы удержать своих бойцов от паники Воодушевлением, мог набросать благословений... Но мага у врага считай не было. Даже если у кого-то из его телохранителей и есть запасной комплект зелий - аколит уже не успеет восстановиться. Лечить раны, нанесенные моргульским призрачным клинком - совершенно особое искусство. Если бы он успел глотнуть зелье, удержаться в сознании... У аколита был бы шанс. Сейчас такового уже нет. Если, конечно, один из латников - не замаскированный маг-целитель.
   Тяжелые пехотинцы бросились было на помощь избиваемым стрелкам... Но резко остановились. Из "непроходимых" кустов, которыми зарос небольшой овраг, вдоль которого, собственно, и шла дорога, поднимались, и спешно строились для боя призрачные копейщики. А за их спинами вставали не менее призрачные стрелки.
   Призрачные гончие снова взвыли. В их голоса влился негромкий, тягучий Голос Древнего врага, заставляя кровь застыть в жилах, сковывая руки страхом, надламывая волю... Но латники были достаточно сильны. Они кинулись вперед, к моим стрелкам.
   Главная слабость призрачной нежити в таких вот ситуациях - то, что мои воины в принципе не могут удержать подобный порыв. Вражеские бойцы просто пробежали через лишенных реальных тел копейщиков. Пусть часть из них все-таки повисли на призрачных копьях, а другая - получила опасные и болезненные раны, но они прорвались... Чтобы получить прямо в лицо слитный залп.
   Залп оказался... удачным. Все-таки не зря я благословила стрелков Орлиным глазом, Кошачьей ловкостью и Удачей. Идея благословлять нежить заклятьями Света кажется странной... Но в моем случае это сработало.
   Высокий воин в шлеме с богатым плюмажем покатился по дороге.
   - Онер убит!
   Чей-то панический крик добил и без того надломленный боевой дух врага. И латники, и терзаемые орнисами стрелки - кинулись врассыпную. Я пополнила демонических птиц последней стаей, которую могла призвать, не влезая в незапланированные траты маны. И орнисы занялись своим любимым делом: кинулись рвать и вырезать бегущих.
  
   Иримэ
   После нашего с Ларом "углубленного общения" я несколько дней вообще не вылезала из транса. Слишком уж за многим требовалось пронаблюдать, слишком много Путей и Вероятностей требовалось Увидеть.
   Надо сказать, что и Лар не отлынивал, предаваясь безделью. Он носился по трем доменам, обеспечивая установление своей власти, а также воплощая те изменения Вероятностей, которые я ему подсказывала.
   Я же старательно вглядывалась в Глубину Вероятностей. Бесчисленные отражения вероятного будущего накладывались друг на друга, создавая дрожащее марево, в котором очень трудно было что либо рассмотреть. И только важнейшие и серьезнейшие события, присутствующие во многих вероятностных линиях выглядели отчетливыми.
   Вот и сейчас я отчетливо чувствовала накатывающую с севера угрозу. Не смертельную, но весьма и весьма серьезную. Я постаралась сосредоточиться на этом ощущении, на размытой и неясной паутине вероятных событий. Опорной точкой стала Астироль, очень удачно как раз сейчас проводящая какой-то ритуал, взбаламутивший небо и землю, затрагивающий Врата Серых пределов... К сожалению, мои познания в темной магии недостаточны, чтобы понять, что делает призрачная сородич, или, хотя бы, попытаться предположить, чего она хочет достичь. Но вот волна искажения вероятностей, расходящаяся от этого ритуала, начала выявлять некоторые связки, остававшиеся до сих пор мной не замеченными.
   Империя Света! Она собирает силы, с ничтожной частицей которых соприкоснулась Астироль. Подробностей пока что не рассмотреть. Но важно то, что удалось осознать временной период. Месяц. Не меньше уйдет у войска, собранного некогда лучшими союзниками Вечного леса чтобы добраться до нашего Оплота Ереси. Такова природа Фронтира. Чем дольше его домены остаются без надлежащего управления - тем более серьезные твари собираются в нем, тем сложнее даже просто пройти через него. Хотя экспедиция светлых, которым что-то потребовалось у нас, не собирается восстанавливать контроль Империи над Диким полем, но даже и так... Мелкому отряду на то, чтобы добраться до нас от границы Империи нужны три недели. Войску - месяц. Не меньше. Большая численность тут является скорее недостатком. Идущие через домен люди скорее привлекают хищников, чем отпугивают. И если мелкая банда имеет шанс проскочить, не привлекая внимания чудовищ, то сильный отряд, а тем более - войско, таковое внимание привлечет неизбежно.
   Еще в туманной паутине вероятностей мне удалось углядеть важную развилку: если передать д'Ин Амиту росток Сумеречного меллорна это несколько ухудшит дальние перспективы, и так не отличающиеся положительным окрасом, но поможет отбиться "здесь и сейчас", улучшит положение Вечного леса, хотя и ценой некоторых потерь, а также почему-то ослабит позиции Единения. Надо будет обсудить с мамой... Каким боком тут еще и Единение?
   Я отвела взор от собирающейся на севере грозы, и вгляделась в кровавую зарю на востоке. Гномий хирд медленно тащился к Серым холмам. Здесь было уже практически все решено, так что затруднений в понимании происходящего было значительно меньше. Основной проблемой для подданных Подгорного престола было то, что Серые холмы - разоренный домен. Так что пополнять запасы реквизициями оказалось невозможно. Кочевые племена орков, пока что - чуть ли не единственное население домена за пределами собственно Серых холмов, легко уходили от нежелательного общения с низкорослыми подгорными воителями, выплескивая только отряды жаждущей битв и славы молодежи, с которых нечего было взять, потому что они и сами шли налегке, в надежде добыть еду у гномов. Так что и так неторопливое гномье войско оказалось сковано необходимостью вести обозы. И вот на эту уязвимость нацелился волшебник д'Ин Амит, который получил помощь от Лара.
   Если молодые орки в большинстве своем бессмысленно погибали, повисая на копьях, разбиваясь о несокрушимую броню... то конные кочевники тревожили гномов короткими налетами, практически не неся потерь. Легкие стрелы конных стрелков лишь изредка могли найти щелку в гномьей броне... Но это случалось. А главное - подвергающиеся атакам отряды резко теряли и так невысокую скорость, вынуждены были поддерживать "постоянную бдительность", не могли снять доспехов, опасаясь очередного налета, не могли толком отдохнуть... Все это никак не способствовало ускоренному маршу. А между тем, в серых холмах скапливалось все больше и больше големов, способных противостоять гномьей стали. Все больше и больше железных драконов готовилось взмыть в небеса, поливая врага испепеляющими волнами напалма. Маги подготавливали ритуалы, призванные ослабить врагов и укрепить своих. А в Подземье дроу вместе с магами Лара готовились атаковать ослабленную оборону Аграча. Близилось время решающего сражения!
  
   Пьен
   В тронном зале губернаторского дворца, как с легкой руки Учителя назвали занятый мной под свои и моей администрации нужды доме, собрались высшие лица княжества.
   За окном шла торжественная церемония упокоения усопших. Когда войска Учителя взяли штурмом мятежные кварталы, в одном из шикарных дворцов была захвачена некая Цицак, дочь и сестра двух последовательно сменявших друг друга на этом посту казначеев Беленджера. Раньше я бы не обратил внимания на обнаруженную в их с братом доме коллекцию ростовых кукол, изображающих красивых обнаженных девушек в... скажем так, трудных жизненных ситуациях. Мало ли какие тараканы водятся в людских головах? Но на беду этой самой Цицак я как раз, вернувшись в Беленджер, прошел обучение в местном Шпиле Небес2, получив начальный навык магии шаманизма. И я ощутил боль и отчаяние духов, связанных с этими "куклами". А уж после этого... Хороший шаман услышал бы голова Тех-кого-нет, просто щелкнув пальцами. Мне пришлось устраивать полноценное камлание на два часа... Но все-таки я разобрался. А потом - поставил перед мобедами Храма Предков задачу даровать покой страдающим душам, добавив ограничивающее условие, что в ходе ритуала Цицак должна оставаться живой, в сознании и в своем уме не менее двух часов. Мобеды расстарались. Вопли приносимой жертвы доносились с площади уже почти четвертый час. И слышать мы их могли только потому, что проводящие ритуал мобеды исцеляли в том числе и сорванное воплями горло.
   По знаку Учителя, хирбады навесили на окна какую-то заморочь, не пропускающую в тронный зал звуки с улицы. После этого они вышли, и мы собирались уже продолжить совещание. Но тут сработал защитный артефакт, область действия которого накрывала весь зал. Три таких были куплены на аукционе и доставлены Торговой гильдией в главные города трех доменов княжества: Беленджер, Семендер и Азир.
   - Так-так-так... - улыбнулся Учитель, активируя еще один предмет из партии, на которую ушли доходы со всех трех доменов за неделю.
   Посреди тронного зала медленно проявилась невысокая фигурка. Верхняя часть ее лица была скрыта глубоким капюшоном, а там, где что-то можно было рассмотреть - видны были шесть темных полосок, непонятно: рисунков или татуировок. Одежда пленного не позволяла сделать какие либо выводы о его половой принадлежности. Но, приглядевшись, я решил, что передо мной девушка... а может быть, даже и девочка.
   - Полагаю, что могу именовать Вас Недзуми Арго? - поинтересовался Учитель.
   - Можете, - кивнула захваченная, не имея возможности совершить какие-либо иные действия, находясь под ударом заклятья "Паралич".
   Для себя я отметил, что она не сказала, что "Арго" - действительно ее имя. Она всего лишь согласилась с тем, что Учитель может ее так называть. Полагаю, это может оказаться важно... Или же нет.
   - Зачем же Вы решили пробраться в мой тронный зал? - поинтересовался Учитель.
   - Как и положено Крысе: купить информацию, продать информацию... - девочка (пожалуй, так все-таки правильнее, хотя судить о возрасте по внешности... рисково) пожала плечами.
   - И для этого, разумеется, надо было пробраться тайком, минуя бдительных дозорных и колдовские ловушки, - улыбнулся Учитель. - Потому как подойти к парадному входу и попросить о встрече - это скучно...
   - Вот видите: Вы и сами все поняли, - кивнула Крыса.
   - Ладно, - вздохнул Учитель, щелчком пальцев освобождая эту... Недзуми от действия охранного артефакта. - Какую же именно информацию Вы, леди, желаете мне продать? Надеюсь, не о самом факте выступления Империи Света против оплота ереси?
   - О, разумеется, не только, - отозвалась девочка, усаживаясь прямо на ковер. Но мы было бы удобнее, если бы Вы задали интересующие Вас вопросы. Так проще будет оценить, сколько будут стоить мои ответы.
   - Да как ты смеешь... - дернулся один из немногих советников прежнего тархана, сумевший не вляпаться в заговор, а потому - сохранивший не только голову, но и место советника.
   Я сделал в его сторону универсальных жест "Захлопнись!" Нойон, не бравшийся за меч... да, пожалуй, ни разу вообще в этой жизни, действительно захлопнулся. Учитель кивнул мне и сказал:
   - Если есть надежда на долговременное сотрудничество, товар выгоднее покупать, а не отнимать, не так ли, уважаемая Недзуми-тян3?
   - Разумеется, Кайларн-кун4, - кивнула та.
   Признаться, я не очень понял произошедшего. Но у меня осталось впечатление, что, искажая имена друг друга, они сказали друг другу несколько больше, чем я смог услышать и понять.
   - Тогда, мне интересны имена, характеристики и мотивации предводителей этого похода.
   - Четыре тысячи золотых, и это знание станет твоим, - лишь на секунду задумавшись, сказала Арго.
   Учитель кивнул, и перебросил ей мешочек с монетами. В обратную сторону полетел запечатанный свиток. Учитель вскрыл печать и бегло просмотрел содержание немаленького свитка.
   - Неплохо, неплохо... - кивнул он. - Я не зря трачу деньги, - потом он посмотрел на Недзуми. - А по Домам Вечного леса что-нибудь обзорное? Интересы, враги, друзья, персоналии...
   Леди Иримэ с удивлением посмотрела на Учителя, но, внезапно что-то поняв, не стала задавать напрашивающегося вопроса.
   - Десять, - твердо сказала Арго.
   Не торгуясь, Учитель кинул в нее следующим мешочком с деньгам. Покопавшись в поясном кошеле, Арго извлекла из него короб со свитками, который однозначно не мог там поместиться, и передала его Учителю.
   Еще некоторое время мешочки с деньгами и свитки с информацией переходили из рук в руки. Но, вот Арго поднялась на ноги и вежливо поклонилась.
   - Было очень приятно пообщаться с понимающим человеком. Но мне пора. Торговца информацией, как волка - ноги кормят!
   - Последний вопрос, - поднял руку Учитель.
   - Слушаю, - остановилась на полушаге девочка.
   - Ты - настоящая? Или косплей? - судя по выражению лица, Учителю действительно было любопытно.
   - Всего сто тысяч золотых - и ты узнаешь эту заветную тайну! - улыбнулась Арго.
   - Нет, пожалуй, без этого сакрального знания я обойдусь!
  
   Тин
   Выступили мы отнюдь не быстро. И первые приключения нашли нас уже в первом же домене Фронтира, который нам предстояло пересечь. А именно, к нам, двум инквизиторам и ученику, взявшим на себя командование головным отрядом, прибежал гонец от передового дозора. Как оказалось, егеря охранения, ведущие поиск, обнаружили логово банды, довольно-таки давно нападающей на пограничные домены Империи, но доселе - "неуловимой", по причине щедро раздаваемых взяток. Надо сказать, что неуловимость банды изрядно раздражала Мэртона, так что приказ "немного изменить маршрут" и ускорение командования со всем эскортом - было ожидаемо...
   Ну, что сказать... Для члена Ночной гильдии в открывшейся с приходом к небольшому лесному поселению, картине не было ничего нового. Классическое "Грабь! Бухай! Отдыхай!" Правда, с нашим приходом картина изменилась, но незначительно. Теперь ее можно было описать не менее классическим: "При пожаре воруй, убивай, люби гусей!"
   В роли "пожара" выступали мы: ударный отряд Священной Имперской инквизиции, усиленные гвардией мелкого дворянского Дома, пожелавшего таким образом усилить свое политическое положении в Марке. Объектом для воровства стал, естественно, бандитский общак. Убитым впоследствии оказался сам главарь, незатейливо поймавший кинжал прямо в спину. Ну и на "свободную любовь к гусям" - тоже нашлись желающие. Так что, на окраине поселения мы как раз и имели возможность полюбоваться, как три бандита средней руки насилуют приятного вида девицу. Заметив наше появление, они как один вскочили, и предъявили учителю "дочь главаря банды и его первую заместительницу", побег которой они доблестно предотвратили, отчего требуют для себя амнистии и подобающего вознаграждения. Что ж... Юристами "предотвращатели побега" оказались аховыми. Просто потому, что подзабыли, что в подобной ситуации из всех прав действует только одно: Право Силы, или, формулируя чуть по-другому: "прав тот, у кого больше прав". Так что ударно каяться в места трудового перевоспитания грешники отправились в одном караване с их невольной любовницей. Просто потому, что девка действительно оказалась дочерью главаря. И, учитывая ее розовые порывы и, скажем так, "интересные" наклонности, сказать, кому из пленниц банды больше повезло: ублажающим рядовых бандитов, или же попавшимся в лапки "невинной девушки" - было весьма затруднительно. Свидетельских показаний как везучих, сумевших дожить до нашего появления, "игрушек", так и дюжих ребят, выносивших из ее дома тех, кому повезло меньше - было более чем достаточно. Да и "инвентарь" в ее доме обнаружился весьма любопытный. Надо сказать, повезло ее жертвам в одном: ни малейших способностей к магии у данной персоны не обнаружилось. Хотя нельзя сказать, что она не пыталась исправить эту "вселенскую несправедливость", от фонаря составляя некие "черномагические" ритуалы, и принося жертвы. Но, к счастью, на Той Стороне ее так и не услышали. А теперь, если и услышат, то, можно сказать, "напрямую"... Вряд ли на каторге, или куда там ее определят, она протянет долго... Так что, пожалуй, ей стоит молиться о том, чтобы ей попались продажные чиновники, плевавшие на законы Империи: продажа в гарем, или даже в бордель, пожалуй, было бы лучшим исходом.
   Когда мы подошли к центральным домам поселения, в которых обитала верхушка банды, из ранее незамеченного подвала выскочил какой-то совсем уж обтрепанный мужичок, и, запустив в меня куском железа, в котором лишь позже удалось опознать некое подобие метательного ножа самого дешевого образца, кинулся удирать. Буквально пару секунд я размышлял о том, каким заклинанием воспользоваться... И в итоге метнул в убегающего Стрелу Боли, заклинание первого круга магии Разума. Урон оно наносит небольшой, действует только на тех, кто вообще способен испытывать боль... Но вот если Стрела подействовала - она вызывает резкую и сильную боль, способную сбить каст, поломать траекторию движения, вызвать судорогу, заставить уронить оружие. Впрочем, в данном случае всего этого не получилось. Убегающий, в чью спину влетела тусклая искра заклинания, упал на землю, чуть подергался, и затих.
   - Умер? - удивился учитель. - Тьфу, дохлятина черноногая!
   Я же порадовался. Разумеется, когда мы выступили, я потерял все налаженные каналы контактов с Вандой... и с истинным сюзереном. Но сейчас, лично ввязавшись в боевой эпизод, я подал сюзерену отчетливый сигнал: "ваши войска вступили в бой". Это все Лорды чувствуют. Так что, соотнести положение сигнала на карте с отметкой о моем "обычном" месте пребывания - труда не составит. И сюзерен получит сигнал о том, что карательный поход против него - выступил.
  
   Каэрллин
   Я отпил глоток неплохого, по людским меркам, вина. Разумеется, и само вино было, с точки зрения представителя одного из Великих Домов Леса, более чем средненьким. Да и возможности полностью провести все необходимые ритуалы и в полной мере насладиться вкусом напитка и его воздействием - не было. Все-таки, как ни пытались островные жители подражать истинно Перворожденным, получалось это у них... Ну, примерно как у обезьян. То есть, какие-то внешние формы они подхватили, но и то - исказив до безобразия, но вот понимания сути - не было, да и не могло быть. Так что в полной мере вести образ жизни, который представляется необходимым в Вечном лесу, здесь - невозможно.
   Я сделал еще один глоток, любуясь пророческой картиной. Все-таки, тех недоживущих, что не пытаются изобразить из себя Перворожденных, необходимо уважать, что бы там не говорил об этом Нартаннон5. Как ни крути, но в их коротких жизнях случаются... озарения, способные привести к весьма и весьма впечатляющим произведениям искусства, таким, как Статуя Владыки в столице Империи Света, резня в Новал'Гроссе6, во времена первых контактов с перворожденными, или же вот эта вот картина, которую я просто забрал с этой, с позволения сказать, "выставки", где настоящее произведение искусства выглядело так же чужеродно, как прекрасный перстень главы хотя бы и малого эльфийского Дома - на руке опустившегося и спившегося полурослика. Это нарушало гармонию Вселенной, и я исправил такое нетерпимое положение. Теперь пророческое изображение, Шестнадцатая Тайна, висела в помещениях, выделенных для посольства Вечного леса. Разумеется, называлась картина не так. Все-таки автор, которую так и хочется назвать Видящей, не посмела сделать и без того прозрачный намек - неприлично непрозрачным. Но я-то понял, что она пытается сказать! Поэтому для себя я называю ее "Шестнадцатым арканом".
   Я отставил в сторону бокал. Вообще-то в это время дня вино принято пить, одновременно вкушая изысканный аромат благовоний, воскуряемых в курильницах, которые являются произведениями искусства сами по себе. И местные хозяева даже попытались обеспечить что-то подобное. Но... предоставленные предметы, равно как и источаемые ими ароматы были такого свойства, что мне пришлось спалить их Лучом Совершенства7, а остатки выкинуть в сад, и закрыть окно. Последнее, впрочем, тоже не соответствует принятому церемониалу. Но лучше уж так, чем терпеть не вполне совершенный набор ароматов.
   В дверь постучали. Щелчком пальцев (и применением заклинания) я открыл. В комнату вошла невысокая темноволосая человечка. Разумеется, ее облик был далек от эльфийских канонов красоты. Но при этом и сам облик, и одежда, и украшения составляли вполне гармоничный, хотя и далекий от эльфийского, образ. В общем и целом, смотреть на девушку было гораздо приятнее, чем на ее сопровождающего. И я коротким жестом отослал мужчину, чьи попытки подражательства выглядели как настоящее издевательство над младшими из Перворожденных что изучают жизнь и Игру Великих Домов, услужая старшим. В целом, как говорят Неумирающие, "сделайте мне развидеть это". И я сделал. Благо, навыки Мастера Ментата8 такое позволяют. Ну, а если очень потребуется - я подниму убранное в дальние уголки памяти воспоминание... Хотя и надеюсь, что делать это не придется.
   - Присаживайся! - кивнул я девушке на стул возле того же стола, за которым сидел и я сам.
   Элен, дочь Стража Южных Врат, привлекла мое внимание еще в первый день моего пребывания на острове. По моему приказу ее пригласили к ужину, и мы разговорились. Мне привлек ее образ мысли, достойный Видящей. И с тех пор наши посиделки стали небольшой, но важной традицией.
   - Готово? - спросил я у нее.
   Элен обещала к этому дню закончить еще одну картину.
   Девушка кивнула. Я дернул за шнур. Что за варварство, подавать сигнал слугам столь примитивным образом? Впрочем, если слуги совершенно лишены способностей к магии Разума, и не способны услышать простейшее телепатическое сообщение... Я слышал, что некоторые Младшие Дома, находящиеся на грани вырождения, а потому - вынужденные пользоваться услугами шерстолапых, также прибегают к подобным... приспособлениям.
   Двое мускулистых слуг затащили в комнату изрядных размеров картину в тяжелой раме. Когда с нее сняли защитную мешковину, я замер, стараясь осмыслить и понять: что именно я вижу.
   Центральным образом полотна была огромная фигура Ликтора Единения. Ликтор сидел на невысоком каменном постаменте, расправив крылья. Его жвалы изгибались так, как у настоящего ликтора не изогнулись бы никогда... Но тут это стоило рассматривать как допустимый художественный прием. Потому как сейчас хитиновая маска ликтора создавала впечатление саркастической ухмылки.
   Под ногами ликтора, в постамент было закреплено кольцо, к которому крепились цепи, заканчивающиеся на ошейниках обнаженных фигур. Фигурки выглядели крошечными на фоне огромного ликтора, но прорисованы были на удивление детально. В частности, несмотря на отсутствие одеяний, генетические маркеры Дома Парящего Журавля не узнать было невозможно.
   - Ты читала Кодексы Крови9?
   Вообще-то, Кодексы, теоретически, не должны были покидать пределов Вечного леса. Но, поскольку они являются настольными книгами для любого эльфа, более или менее вовлеченного в политику и Игру Домов, предположить, что ни один экземпляр не ушел на сторону - было бы неоправданным оптимизмом.
   - Нет, - покачала головой она. - Я вижу то, что вижу... И я не читала этих ваших Кодексов.
   Я вздохнул. Видения Видящих часто сопровождались такими вот... деталями, не позволяющими усомниться в их точности. А значит и мне, вместо приятной беседы с красивой девушкой (а может, и чего-то большего, к чему наши отношения неторопливо продвигались) - придется пробиваться через свиту главы моего Дома, а возможно - и общаться с Вечным Князем. Но таков мой Долг. Долг дипломата Дома Белой совы10.
  
   Тин
   Путешествия "туда" и "обратно" различались весьма и весьма значительно.
Убегая из Азинра, мы двигались небольшой группой, настороженно тихарились, избегали любых контактов. Зато, как ни странно, перемещались мы значительно быстрее, чем сейчас. Не было нужды тащить за собой серьезных размеров обоз, не было "пробок" на узких лесных дорогах и переправах, не требовалось разбивать серьезный лагерь, несколько напоминающий небольшую крепость. Но зато и добралось нас... примерно половина тех, кто вышли из Азира. Армия, с которой мы двигаемся сейчас - ныкаться, шкериться и тихариться не умеет в принципе. Так что все неприятности, которые мы тихонько обошли по дороге из Азира - мы сейчас соберем на себя. Другое дело, что этими "мы", естественно, будем не "мы, инквизиторы", а головные дозоры, фланговое охранение и прочие обеспечивающие нормальный марш массы низкоранговой пехоты.
   - Господин Гронд! - я оглянулся.
Ко мне приближался Нейвер - майор отряда рыцаря Лейвера, осуществляющего охранение на правом фланге. - Господин инквизитор, - полноватый дяденька, в своих обозно-снабженческих заботах давно позабывший о том, как держать в руках оружие, тяжело дышал. Видимо, забег у него получился не из легких.
   - ...? - я вопросительно посмотрел на него.
   - Милорд перестал отзываться...
   Так.
А вот это уже серьезно.
   Связные артефакты, предлагаемые Гильдией Торговцев, - вещь не из дешевых, но рыцари, копья которых чуть больше чем "единственный вечно полуголодный оруженосец", вполне могут позволить себе пару.
Я достал из поясной сумки коробку-держатель, в которой были десяток связных артефактов, выданных мне Орстоном. Вещички, размером с золотую монету, были закреплены в ней каждый своим войлочным диском, подпертым снизу сильной пружиной, а сверху - упирались в хитро изогнутый металлический держатель. Затратив несколько секунд, я нашел тот артефакт, который отвечал за связь с отрядом Лейвера. Все же Священная Конгрегация Доктрины Веры - не чета рыцарям, даже богатым. Так что со связью у нас все нормально. Жаль только, что артефакты, за исключением совсем уж редких (и вопрос тут не в деньгах, а в ингредиентах, которые за деньги не купить, и мастерах, у которых эти самые деньги "есть", а потому нанять их - весьма и весьма непросто) работают не больше, чем на 5-7 километров...
   Я активировал связующее заклинание, и стал ждать.
В конце концов, может, сэр Лейвер как раз сейчас с кем-то дерется, а потому - никак не может ответить? Или еще по какой причине не может ответить... Но минут через пятнадцать пришлось признать - причина, заставляющая рыцаря не отвечать на вызов - более серьезна. Все командиры дозорных отрядов были предупреждены, что отсутствие ответа на вызов в течение пятнадцати минут означает объявление тревоги.
   Использовать связной артефакт показалось мне неоправданным излишеством.
Так что я поднял левую руку ладонью вверх и вызвал алую вспышку, заметную на довольно-таки большом расстоянии. Сигнал тревоги. Полагаю, учитель Орстон... А вот, собственно, и он.
   - Что случилось? - поинтересовался инквизитор.
   - Отряд 3 - не отвечает, - отрапортовал я.
   - Понятно, - Орстон кивнул, и задумчиво погладил усы.
- Собираем отряд для проверки. Колонне - стоп. Готовимся к бою!
   Разумеется, всей колонной мы к месту потери связи не поперлись.
Я, десяток егерей, несколько культистов Владыки света... то есть, прошу прощения, аколитов, и пятерка спешенных оруженосцев в качестве моей личной охраны - вот и весь отряд, выделенный для проверки сигнала. Остальные спешно готовились к обороне.
   Трудностей с нахождением пропавшего отряда не возникло.
Вчера шел слабенький дождь, так что пройти по следу для егерей труда не составило. Да и идти далеко не пришлось. Весь отряд нашелся на небольшой поляне... Порвали их быстро и эффективно. Командир отряда возглавлял атаку, даже не подумав о такой малости, как необходимость известить вышестоящих...
   - Химеры... - вздохнул один из егерей.
   Бледные, или костяные химеры.
Они не входят в число обычных войск, которые может набрать некромант. Но... свитки с описанием ритуала их подъема - встречаются весьма и весьма часто. Вот только проведение этого ритуала не одобряется даже Ковеном. И причины этого элементарно просты. С одной стороны, химеры - достаточно развитая нежить, чтобы получить некий набор собственных желаний (в основном - собираться кучей и убивать всех хотя бы условно разумных), а с другой - слишком тупы, чтобы испытывать страх, оценивать возможные результаты столкновения, или хотя бы бояться собственного упокоения. Так что подчинить даже одну бледную химеру - задача более чем нетривиальная. А появляются они после ритуала сразу стаями. Если, разумеется, для этого хватает исходного материала.
   С другой стороны, надо сказать, что экспериментируют с этим ритуалом весьма часто, пытаясь вывести материальную нежить, воспроизводимую столь же массово, как костяная химера, но при этом поддающуюся если не обучению, то подчинению...
Результаты пока что были... Неоднозначны. Любой некроконструкт на основе костяной химеры, способный к подчинению - оказывался на ранг, а то и два выше, что тянуло за собой увеличение редкости и стоимости расходных материалов, и уменьшение количества поднимаемых одном ритуалом существ. Да и на тех рангах, которым оказывались экспериментальные сущности - наличествовали конструкты и получше. Ну а равные, или же более дешевые конструкты... Создать из того же количества мертвой плоти толпу скелетов оказывалось более выгодно.
   - Зверь заворожи! - выругался егерь, помянув одного из младших эмиссаров Хаоса.
   Я молча кивнул.
Уже сам факт засады говорил о том, что на наш фланговый дозор напала отнюдь не дикая стая. А поскольку подчинялись костяные химеры считанным разновидностям командиров...
   - Вот, - егерь ткнул пальцем в след, явственно более глубокий, чем остальные, и, к тому же, проходивший в стороне от места побоища. - Бледный всадник!
   Я снова кивнул.
Бледные всадники - пожалуй, самый близкий к успеху продукт некроэкспериментов. Поднимаемый вместе с химерой всадник не только понимал свою ездовую некросущность, но и мог в определенной мере приказывать еще нескольким химерам. В определенной мере... да... Примерно - "сдержать кровавую ненависть химер к живым до момента атака". После этого любой контроль летел прямиком в ворота Лестничного бастиона. А уж научить костяных химер отличать своих от чужих (кроме, разумеется, самих химер и бледного всадника) - и вовсе было далеко за пределом доступного. Так что, все-таки, результат все равно получился неоднозначным. Не говоря уже о том, что пятый ранг есть пятый ранг. Таких много не сделаешь.
   Вернувшись, я описал увиденное учителю Орстону.
Тот сквозь зубы помянул нескольких Древних Владык Плодородия и их наиболее известные в народе Атрибуты. Разумеется, Томас Дессарик не мог не появиться поблизости с пространной лекцией о том, что не подобает благочестивому инквизитору поминать демонов... Как ни странно, но на лице учителя скорее просматривалось глубокое согласие с собой, нежели злость от такой отповеди.
   - Боюсь, Томас, нам придется сильно задержаться здесь, - Орстон покачал головой и тяжело вздохнул, демонстрируя, насколько он не рад такому решению.
   - Это неприемлемо! - воскликнул Томас.
- Мы должны принести Свет Веры заблудшим во Мраке Заблуждения, покарать ерисиарха и уничтожить гнездо ереси... - высокий голос Томаса далеко разносился по продолжавшему укрепляться лагерю.
   - Должны, - кивнул Орстон.
- Но если мы не хотим воевать с колдуном, сидящем на Месте Силы, испытывая серьезный недостаток эликсиров, расходных компонентов для ритуалов и заклинаний, боевых стрел и других предметов первой необходимости, нам придется либо организовать здесь укрепленный пункт, где могли бы укрываться наши конвои... Либо выловить стаю бледных гончих, возглавляемых бледным всадником... если не бледным господином.
  
   Маэрон
   Задание от Главы Дома поступило внезапно. Я вместе со своей звездой отдыхал после рейда на острова Морских владык. Разумеется, на сером корабле нас было не пятеро... И, естественно, я был более-менее знаком со всеми, участвовавшими в рейде: за время активной деятельности на северном побережье Вечного леса мне довелось познакомиться практически со всеми бойцами моего Дома, кто активно противостоит морским разбойникам, а не ждет их на своем берегу. Но именно моя звезда - самые близкие эльфы, те, кто прикрывал мою спину, те, чьи жизни я спасал чаще всего...
   Так что после похода мы всей звездой завалились в мар'гуилдэ, чтобы отпраздновать тот, безусловно радостный для всех нас момент, что мы все выжили и продолжаем жить, чтобы радовать Мать нашу, Звезду Рассвета и Заката.
   И вот, в самый разгар веселья по поводу того, что мы все снова выжили - пришло сообщение от Совета Темной руки Дома Белой совы. Очень и очень тревожное сообщение. Из некоего источника (как и положено - не названного... полевым агентам такую информацию не доверяют и правильно делают) наш союзник, Золотой Журавль спутался с Единением. И эти данные требуется проверить в срочном порядке.

   Я изложил суть поступившего сообщения своей звезде. К счастью, начать радоваться завершению похода мы решили с того, чтобы пригубить анта'алассэ, а не с воскурения дурманящих сознание смесей, или же употребления спиртного. Лоссэ уже покинула мар'гуилдэ, оставив нам плоды своего труда. Конечно, лоссэ в здесь, в том, что эдайн обозначили бы как "портовую забегаловку" - не чета тем, что услаждают своим искусством высшую знать в верхних ярусах Листвы. Но девушка оказалась достаточно понятлива, чтобы покинуть нас, как только закончила приготовление напитка.
   - Значит вот как... - пробормотал Эрандил. - Плохо.
   - Со всех сторон плохо, - согласился я. - Или Видящая, поднявшая тревогу ошиблась, или же...
   Разумеется, всегда приходится учитывать, что Видящая ведет свою игру. Но если Видящая играет против нашего Дома (а иным образом сложно расценить попытку рассорить нас с союзником) - это очень и очень плохо. Но вот если Видящая права... Даже приблизительно я не могу представить последствий подобного предательства! И мы должны узнать, что происходит.
   - Как действовать будем? - поднял глаза от чаши с анта'алассэ Мильреннон, младший в нашей звезде.
   - К счастью, - вздохнул Натарон, старший из нас, - Золотой Журавль пока еще наш союзник. Так что мы можем просто прибыть в любой город на его территории "отдыхать и праздновать возвращение из похода", и это не вызовет никаких вопросов.
   - А если вопросы возникнут? - решил уточнить Мильреннон, вызвав улыбки у всех остальных.
   Мильреннон стушевался, и я поспешил объяснить ему наши смешки:
   - Тогда эти самые вопросы и будут ответами на уже наши вопросы. Ведь мы же - союзники!
   Так что, еще немного пообщавшись уже на отвлеченные темы, мы отправились в Эовенровал*, главный порт Дома Золотого журавля. Стационарный грузовой портал дальнего действия (роскошь, доступная только на фракционных землях и в крупных Марках) перенес нас мгновенно. Так что не пришлось тратить время на дорогу.
   /*Прим. автора: Эовенровал (синдарин) - "птичье крыло". Если подскажете, как на синдарине или квенья будет "журавль" - буду благодарен*/
   Мы вышли из здания Торговой гильдии на центральную площадь. Эовенровал - прекрасный город. Его высокие деревья, в кронах которых Мастера Жизни выращивали настоящие дворцы, высились здесь, еще когда стоял дивный Аскалхорн - столица Древнего государства всех эльфов... Хотя мне до сих пор и представляется странным, как можно было жить в мире с проклятыми дроу? Но раз Древние говорят, что так было - приходится верить.
   Так было всегда, когда меня заносило в Эовенровал, с его широкими улицами, блестящими дворцами, великолепными храмами. Но в этот раз все было иначе. Сразу на выходе из гильдии на меня как будто навалилась странная тяжесть. Высокий Храм Звезды Восхода и Заката, Хозяйки лесов, Матери эльфов как будто потускнел, хотя в его идеальных витражах и играло заходящее Солнце. Казалось, какое-то зло давило на город и его обитателей.
   - Не нравится мне здесь, - мрачно произнес Натарон.
   Мы, все остальные, дружно кивнули. Разумеется, это не было доказательством предательства Золотого Журавля... Но вот поводом таковые доказательства поискать - однозначно являлось. Похоже, как ни крути, но Видящая, от которой было получено исходное сообщение - была права.
   Мы поднялись в мар'гуилдэ по-настоящему высокого класса. В обычное время это было бы не по карману нам, относительно простым боевикам, лишь недавно перешедшим от статуса "туима" к полноценно взрослой жизни, представителям небогатых побочных ветвей, пусть и Великого Дома. Но сейчас мы можем позволить себе и такое: Дом оплатит.
   Движения Лоссэ были идеальны, порядок и последовательность закладывания трав - правильны, но... Отхлебнув анта'алассэ я ощутил, что что-то не так. Некоторое время я старался смаковать вкус напитка, желая разобраться, что же именно здесь не так. Но в этот раз именно младший, Мильреннон, понял, что именно он чувствует. Отставив чашу, он взглянул на нас совершенно круглыми глазами, и произнес:
   - Здесь нет Воли Матери!
  
   Ламиранэ
   Путь от гнезда зловещей ереси Хаоса, где меня изъяли из рабского каравана, был легче и быстрее, чем дорога туда. Меня, вместе с несчастной Ненитарэ, которой удалось восстановить разум, но не память, отправили с караваном Торговой Гильдии вверх по течению Великой реки.
   Пока торговая галера двигалась по своему маршруту, я частенько выходила на палубу, и с тоской смотрела на проплывающие мимо берега. Когда-то эти земли принадлежали Империи Света - тогда еще другу и союзнику...
   Как сказала Видящая, пошедшая на союз с Древним Врагом ради возрождения Сумеречной ветви нашего народа и сохранения его владений, зажатых между Диким полем и ставшей враждебной Империей, моя семья - мертва. Не осталось "ни стонущего, ни плачущего". Даже если кто, подобно мне, и попал в плен - то не пережил ужасов рабства. Однако Дома квенди - не то, что называют этим словом недоживущие. Они объединяют не столько родственников по крови, сколько эльфов, разделяющих некие общие интересы и общие подходы к проблемам. Так что древо, отростком которого являюсь и я, простерло свои ветви не только в Доме Светлой луны, но и в иных Домах Перворожденных. Так что Золотая орхидея, владеющая Олваирином, и иными доменами на границе Вечного леса и Империи Света - может принять и меня.
   Дорога была отнюдь не простой. Вообще-то, в крупных Марках, а уж тем более - в самом Вечном лесу, в его Листве, по крупным рекам суда ведут бечевой команды бурлаков, наемных, а то и рабов из низших рас. Но вот на Великой реке подобная попытка грозила уничтожением команды бурлаков, и сильными неприятностями для транспортируемого судна. Так что мы шли на веслах, любуясь выходящими на берег чудовищами... Но и на середине реки было, мягко говоря, небезопасно. И мне не раз приходилось брать в руки подаренный в жутком Азире лук, вместе с охраной каравана отбивая налеты гарпий, смоков, и других летающих чудищ. Дракона мы, к счастью, не встретили... Но и так впечатлений хватило...
   С тяжелым сердцем я провела ладонью по плечам упругого лука... Как уж его сделали - мне не понятно. Тихий шепот где-то в глубине сознания подсказывал мне, что что-то тут не так. Но увы, денег после "туристической путевки" с рабским караваном у меня не осталось. Все, что у меня есть - дареное! И оружие, и одежда, и даже место на корабле Торговой гильдии, пусть и с обязательством вставать на защиту каравана вместе с охранниками... Хорошо еще, что вахты нести не потребовали.
   Так что я сижу возле фальшборта на юте и любуюсь проплывающими мимо берегами. Сегодня нас гонит южный ветер, так что паруса подняты, а гребцы отдыхают.
   - Тревога! - раздался крик наблюдателя из вороньего гнезда.
   Почти сразу я услышала и голос капитана нашего судна:
   - Паруса долой! Правая - на воду, левая - табань! Свистать всех наверх! Баллисты - к бою!
   Гребцы правого борта, доселе дремавшие на банках11, опустили весла на воду и совершили гребок. На левом же борту гребцы сделали то же самое, но в обратном направлении, в результате чего "Ласточка" практически на месте развернулась поперек течения.
   Передо мной открылась ранее скрытая стремительно убираемым парусом картина, вызвавшая столь поспешные действия. Посреди реки, прямо из воды возвышалась небольшая (всего лишь высотой с грот-мачту "Ласточки") серо-зеленая башня, глядевшая на нас злыми глазами.
   - Речной змей! Шах тан эре! - выругался на иллитири смутно знакомый стрелок, выскочивший на палубу по команде капитана.
   - Мелкий еще, - вздохнул пожилой боец, сжимая в руках древко почти бесполезного в данной ситуации копья. - Молодой, видно. Был бы постарше - скатился бы в море. Тесно им в реке, даже такой, как Великая...
   - Мелкий, - согласился стрелок. - Но нам и такого хватит.
   Течение медленно влекло нас прочь от замершего в неподвижности чудовища. Но никто не сомневался, что когда змей захочет атаковать - он догонит "Ласточку", даже если к течению добавить всю мощь гребцов.
   На носовой и кормовой площадках заскрипели вороты. Артиллерийские команды, поминая змея тихим незлым словом, заряжали баллисты тяжелыми дротиками. Всем было понятно, что броню даже молодого речного змея таким дротиком, а тем более - обычной стрелой, не пробить... Но надо же делать хоть что-то?!
   Змей опустил голову немного пониже, и, разгоняя волну, двинулся к нам. Я постаралась вогнать себя в транс боевого предвидения. Нас такому учили, но у меня редко получалось что-то путное. Но сейчас... Угроза ли смерти так повлияла, или же артефактный лук, зачарованный силами Древнего Врага, но у меня вышло. Я отчетливо увидела несколько возможных траекторий движения змея... и чуть больше - полета моих стрел.
   Захлопали тетивы луков охраны торговца. Гулко ударили в стопора рычаги баллист. Как и ожидалось - все это было чуть более, чем совершенно бесполезно. Броня речного змея мало чем уступала драконьей... Если не сказать - превосходила. Все-таки, эта огромная туша плавает, летать ей не надо, так что и ограничения на вес защиты - послабее будут...
   Удерживать видения десятков вариантов было неимоверно тяжело. Но я как-то справилась. И когда пучок вероятных траекторий стрелы и змея сошлись в нужной мне точке, я послала в полет одну стрелу, затем, почти без перерыва - вторую. Обе попали в глаза огромной змеи, чуть-чуть не туда, куда я хотела, но этого оказалось достаточно. Змей взревел от боли, чуть было не заглушив мой отчаянный крик:
   - Табань!
   Капитан, стоявший рядом со мной, на мгновение замешкался, но продублировал мою команду, и "Ласточка" рванулась к берегу кормой вперед.
   Мы едва успели. Ласточку качнуло на волне, поднятой пролетающим мимо огромным извивающимся телом.
   - Молодец, девочка! - похвалил меня капитан. - И что попала - молодец. И что сообразила, что табанить надо! Я ведь чуть было "На воду!" не скомандовал. И долбалнула бы нам эта туша как раз в корму. Теперь-то это вижу... И что нам теперь делать?
   Капитан посмотрел на меня. Я пожала плечами.
   - Особого ущерба я этой твари не нанесла. Минут через двадцать - оклемается, а часа через два - и глаза регенерирует. И к тому времени нам надо найти какую-нибудь бухточку, где можно спрятаться, если эта туша будет носиться туда-сюда по реке, в поисках, кому бы отомстить.
   Капитан кивнул, соглашаясь с моими доводами, и скомандовал:
   - Весла - на воду. Право на борт!
   Описав изрядную дугу, галера вернулась на прежний курс, и двинулась вверх по течению.
   Впрочем, шли мы недолго. Вскоре капитан, внимательно наблюдающий за проплывающими мимо берегами, скомандовал поворот вправо, и "Ласточка" вошла в узкий заливчик. Я молча кивнула самой себе. В таком узком пространстве огромному змею будет не развернуться. Да и вряд ли он сюда полезет. Зверь, если он дикий, а не натравленный - предпочитает не атаковать противников, способных и готовых его ранить. В конце концов, регенерация - регенерацией, но однажды можно и не успеть восстановиться...
   - В этот раз я не собирался здесь останавливаться, - вздохнул капитан, отдав команду спустить трап. - Думал, дойти до Аминарэ засветло. Но ты права, лучше дойдем на пару дней позже, но дойдем куда надо, а не на речное дно, и не в желудок змею.
   Вместе с другими немногочисленными пассажирами галеры, я спустилась на берег. У команды еще были дела на борту, а охранники - принялись обустраивать лагерь. Я же решила пройтись немного по окрестностям. Здесь к реке спускалась широкая балка, заросшая лесом. И мне, уставшей от неуютного простора открытой степи, было необходимо прикоснуться к деревьям, услышать их тихий шепот, и подумать...
   Стоянка была подобрана очень удачно. Залив немного изгибался, а на берегу росли невысокие деревья с густым кустарником. Так что лагерь, по всей видимости, возводимый тут далеко не в первый раз, с воды не был виден совершенно. Впрочем, если официально Дневная гильдия торговцев и Ночная - разбойников, враждовали, то вот неофициально отличить честного торговца от контрабандиста возможности не представлялось. Так что скрытность стоянки была понятна. Но в данном случае она хорошо укрывала нас не от речной стражи, а от речного чудовища. По крайней мере, я на это надеюсь.
   На краю стоянки я уже собиралась нырнуть в лес, чтобы попробовать ощутить присутствие Матери... Но внезапно мое внимание привлекло... что-то. Подойдя поближе, я поняла, что это Знак, устанавливаемый над могилой, чтобы предотвратить ее разупокоение. Да и сама могила, над которой он был поставлен, была как-то... великовата для обычного человека, а тем более - эльфа.
   Я обратилась к одному из охранников, который нес дозор неподалеку.
   - Кто это?
   Тот усмехнулся.
   - Это как мы в прошлый раз шли от Азира к Олваирину, тут пристали, и нашли Рыцаря Смерти. Кто уж его упокоил - разве что он сам и знает. Ну, еще и Изменяющий пути... наверное. Ну так мы и похоронили. А то еще встанет...
   Я молча кивнула. И в самом деле: самопроизвольный подъем служителя Ковена Некромантов - отнюдь не что-то невиданное... хотя и не слишком частое. Но принять меры против этого - вполне разумная, на мой взгляд, предосторожность.
   Среди деревьев я гуляла до самого вечера. И лишь когда Символ Матери, звезда заката, появилась в небесах, я устроилась на берегу Великой. Медитации мешали странные мысли. Ведь у меня никогда не было приличных способностей Видящей. Меня и до уровня боевого предвидения, подходящего для того, чтобы называть себя лучницей, с трудом натаскали. А тут... Такие выстрелы, как те, что получились у меня: с качающейся палубы, по быстро движущейся малоразмерной цели... Такое скорее подошло бы Мастеру Лука, причем с обеих заглавных букв!
   Я погладила плечо лука, высовывающегося из налуча12. Тетива была снята, но на мгновение мне показалось, как темное дерево чуть-чуть изгибается, ластясь к моей руке. В мыслях моих снова зазвучал тихий шелестящий шепот. В первый раз со времен получения подарка Иримэ я смогла осознать, что в этом шелесте все-таки присутствуют слова... Но я по-прежнему не могла разобрать их. Знак Матери, Звезда Заката блеснула восемью лучами. И на мгновение мне показалось, что среди этих лучей я вижу пылающее синим пламенем Око. Но мне наверняка просто показалось...

  
  
   1 Лук с натянутой тетивой в походе никто не носит: плечи ослабевают, тетива растягивается... Так что в боевое положение лук приводят перед сражением... или ожидая его.
   2 Шпиль Небес - аналог Палаты Лестниц Хранителей Древних, или же Гильдии магов Империи Света.
   3 Сочетание обращения "уважаемая" и постфикса "-тян" (девочка, малышка) - умышленно.
   4 Постфикс "-кун" уместен при обращении к младшему, или хорошо знакомому равному.
   5 Предводитель фракции изоляционистов и человеконенавистников в Совете Вечного леса. Именно его стараниями были проведены несколько провокаций, ставших формальным поводом к Союзнической войне.
   6 Во время войн Первого контакта (думаю, спрашивать: "играли ли создатели лора "Лендлордов" в "Эффект массы" - излишне) эльфийский города Новал'Гросс был вырезан до последнего разумного. Предводитель человеческой рати, тархан Аролье, глубоко изучивший противника, вынес все тела своих погибших, а часть кровавых пятен замыл так, что получилась злая насмешка над эльфийским Высоким искусством (да, убийство в представлении эльфов тоже входит в число искусств). Эльфы насмешки не поняли, а вот резня до сих пор считается одним из выдающихся произведений искусства. Впрочем, последнее не помешало эльфам вырезать весь род автора до последнего человека, иногда - весьма... высокохудожественно.
   7 Луч Совершенства. Магия Света. Первый круг. Небольшой пучок света, который может легко менять свою толщину и длину по желанию сотворившего заклятье. Легко прожигает камень, металл, мертвое дерево, но никак не влияет ни на что живое. Применяется для резьбы по камню и дереву, гравировки металла и т.д. Также используется для уничтожения не понравившихся объектов небольшого размера. Как боевое заклинание - непригодно. Т.е. извратиться, наверное, можно... Но - зачем? Даже в Свете есть куда более пригодные для этого заклинания.
   8 Мастер Ментат - маг, способный произносить заклинания 4-го круга Магии Разума, вставший на Предел Смертного.
   9 Кодексы Высшей крови, иногда именуемый просто "Кодексами крови" - описание Великих и Малых Домов Вечного леса, их генетических маркеров (фенотипических признаков) и списку допустимых и недопустимых брачных партнеров.
   10 Дом Белой совы. Великий дом. Один из девяти Великих Домов, чьи представители участвуют в избрании Вечного князя. Хранители северных границ Вечного леса. Искренне ненавидят как Морских владык, так и Единение. Длительное время поддерживали ситуативный союз с Журавлем, но когда вскроются его шашни с Единением - будет ой.
   11 Банка - сиденье для гребцов
   12 Налуч - чехол для лука