Призвать богиню

Пролог

  
   Ривия, дворец эмира...
   - Повелитель, мне только что сообщили, что у вашего сына проявился магический дар!

   - У какого из них?
   - У Лиссиана, мой повелитель.
   - Этот вечный тихоня всё-таки оказался магом?! Наконец-то хоть одна приятная новость... Значит, в его лице династия получила ещё одного кандидата в наследники, и вероятность того, что мой род не прервётся, значительно повысилась.
   - Повелитель, с того момента, как известие о пробуждении магического дара вашего сына выйдет за пределы дворца, его жизнь станет подвергаться серьёзной опасности...
   - И что? Неужели так сложно закрыть посвящённым рты?
   - Надолго сохранить это радостное известие в тайне нам, к сожалению, уже не удастся. Мне доложили слишком поздно...
Слишком много посторонних оказались свидетелями...
   - Устранить не получится?
   - Только свидетелей, или всех посвящённых?
   - И тех, и других.
   - Всех - практически нереально. Наверняка кто-то уже успел сболтнуть кому-то лишнего. Времени прошло достаточно много...
   - Однако слухи в город пока не просочились, и это значит, что запас времени у нас всё же есть...
Что думаешь предпринять? Кроме, разумеется, стражи - решение сколь очевидное, столь и ненадёжное. Причём лишних чародеев для организации сопровождения и нормальной магической защиты Лиссиана у меня сейчас просто нет - самому не хватает. Свободные и, что самое главное, преданные маги - слишком редкий и слишком ценный в наше время ресурс.
   - Чтобы уменьшить риск вероятного устранения потенциального наследника престола, предлагаю срочно отправить его на учёбу в Тиарскую магическую академию - с активным даром Лиссиан поступит в неё без труда. Под защитой академических стен угроза извне для наследника минимальна - студентов защищают не только наложенные на периметр данного учебного заведения охранные плетения, но и помноженная на многовековой авторитет сила преподавателей - архимагов. Дополнительно снизить угрозу внутри самой академии сможет приданный Лиссиану охранник.
   - Почему именно академия? До Занадана путь неблизкий.
   - Только полноценный обученный дипломированный маг способен в будущем не просто претендовать на Ривийский трон, но и самостоятельно обеспечивать свою личную безопасность вплоть до момента проведения церемонии коронации.
   - Лисс - далеко не единственный мой наследник, да и сам я ещё не стар и вполне способен иметь детей. Тебе ли не знать таких простых вещей, Меллах? Наследники - не проблема, в том числе и одарённые, а от многочисленных наложниц, в жилах которых присутствует хотя бы капля божественной крови, вообще отбоя нет. Покрыть этих породистых кобылиц несложно, значительно труднее выбрать из получившегося приплода достойного кандидата в правители.
   - Вы, как всегда, правы, мой повелитель, однако наличие доли божественной крови ещё не гарантирует пробуждения магических способностей. Это лишь возможность, потенциал, которому ещё предоставится шанс раскрыться. Незначительный, кстати, шанс. Далеко не все из ваших детей, в чьих жилах струится кровь богов, сумеют пробудить божественные силы. А для не обладающих магическим даром претендентов вероятность одеть на голову корону властителя Ривийского эмирата после вашей кончины, да не случится она во веки веков, крайне невелика. Я бы даже сказал, что она вообще стремится к нулю.

   - Мой отец вполне успешно правил и без этой академии.
   - И не пережил попытки очередного переворота, мой повелитель! Мне ли, недостойному, напоминать, при каких обстоятельствах вы взошли на благословенный трон Ривии? Однако трон необходимо не только наследовать, но и удержать.
Второе, исходя из моего богатого жизненного опыта, сделать значительно труднее.
   - От Асуры до Тиары долгая, полная опасностей дорога. Путешественникам предстоит пересечь крутые горы с труднопроходимыми даже в летнее время перевалами и населёнными демонами густыми девственными лесами, под сенью которых давно не ступала нога человека. Обширные безлюдные пустоши, переходящие в пустыни, лишь добавят трудностей в пути. Редкие сохранившиеся с древних времён дороги тоже далеко не безопасны - по ним можно передвигаться лишь в сопровождении верной надёжной охраны. Я даже не говорю о промышляющих на этих дорогах многочисленных бандах разбойников, зачастую возглавляемых не обременёнными моральными устоями свободными одарёнными. Нет, я не смогу отпустить своего потенциального наследника без надёжной охраны, а свободных магов, которых я мог бы дать Лиссиану в сопровождение, у меня сейчас нет.
   - Но караваны из Ривии в Занадан как-то ходят и без магов, мой повелитель... А вместо магов для охраны принца можно выделить полусотню обычных солдат из числа ваших гвардейцев...
   - Подозреваю, что из этих самых разбойников караваны как раз и состоят. Или, как минимум, сопровождающие караваны купцы в доле с предводителями разбойничьих банд. К тому же передвигающийся по дороге вооружённый отряд, не имеющий повозок с товаром, будет слишком выделяться и привлекать повышенное внимание. Многие подумают - а что это такое ценное охраняют солдаты? Причём некоторые не только подумают, но и решат проверить. В этом случае шансы Лиссиана добраться до Тиары окажутся крайне невелики. Нет, я не стану так рисковать своим единственным одарённым сыном.

   - Можно пристроить Лиссиана в один из караванов...
   - И сообщить об этом караванщику? Проще сразу же отдать наследника в руки бандитов.

   - Но можно создать видимость небольшого каравана, состоящего всего из нескольких повозок! Пара телег, небольшая охрана - ровно столько, чтобы дать отпор небольшим шайкам и не заинтересовать серьёзных разбойничьих банд. К тому же у вас есть целых два придворных мага, повелитель! Один Ульг способен заменить собой полнокровное воинское подразделение, а если к нему в помощь направить Андара...
   - Я же сказал, что нет свободных, а не вообще нет! Два мага - необходимый минимум, который требуется для обеспечения безопасности действующего правителя, то есть меня.
С этой работой неплохо справляются названные тобой чародеи. Будущий наследник - это, конечно, хорошо, но мне моя собственная жизнь как-то дороже жизни потенциальных преемников. Детей, в конце концов, можно ещё нарожать, с наложницами у меня пока проблем нет.
   - Тогда можно нанять свободных охотников или искателей приключений - деньги в казне имеются.
К обычным наёмникам редко кто проявляет интерес - это же не армейские воинские формирования. Мы могли бы заплатить за наём не просто деньги, а большие деньги!
   - И ты доверил бы наёмникам, больше всего в жизни ценящим деньги и способным продать за них свою душу, жизнь собственного ребёнка? Особенно когда на кону стоит трон Ривийского эмирата? Неужели наёмные маги, получив большие деньги, не предадут ради очень больших денег? И я сейчас намекаю не на убийство Лисса, а на вероятность взятия моего наследника в плен с целью последующего шантажа. Как тебе перспектива моего законного наследника, пляшущего под дудку моих недоброжелателей? Предложи другой вариант, если боишься оставить Лиссиана в Асуре и твёрдо уверен в том, что спрятать его от предполагаемых убийц в академии чужого государства - наилучший из возможных выходов.
Вариант, приемлемый с точки зрения сохранения жизни и здоровья Лисса, но не затрагивающий моей собственной безопасности и не привлекающий к его реализации моих личных магов.
   - Хм... Быть может, призвать для охраны наследника Ривийского престола инфернального охранника?
   - Это ещё что за чудо?
   - Я говорю о демонах преисподней, мой повелитель.
   - При чём тут древние сказки?
   - В этих сказках, по имеющейся у меня информации, содержится изрядная доля истины, поэтому считаю допустимым рассматривать их не как развлекательное чтиво, а как дошедшие до нас из глубины веков повествования о вполне реальных событиях и содержащие вполне реальные факты. Пусть и сильно искажённые многочисленными пересказами и переводами, но в целом правдивые и даже частично получившие научное подтверждение.
   - И о чём же повествуют эти предания?
   - Они говорят, что демонические сущности существуют. Правда, обитают они не у нас, а в иных планах реальности. Мы называем эти планы Инферно, или преисподней, хотя в действительности место, где обитают демоны, может иметь иное название. Считается, что демонические сущности очень сильны и способны справиться даже с опытными магами, однако, в отличие от человеческих наёмников, будучи связанными магической клятвой, не могут навредить своему хозяину.
Призвав демона и заставив его служить трону Ривии, мы, таким образом, на какое-то время обезопасим жизнь наследника.
   - План на первый взгляд неплох, но у меня возникает сразу несколько вопросов. Вопрос первый - откуда у тебя информация о демонах Инферно? Насколько ей можно доверять? Я, признаться, вообще первый раз слышу о преисподней в речах не сказителей, а облечённого властью государственного чиновника.
   - Простите, повелитель, но у меня действительно имеется информация, которой я, как лицо официальное, не имею права не доверять.
   - Что ж, излагай!
   - История достаточно давняя, мой повелитель. При ликвидации одной из сект демонопоклонников, проповедовавших культ кровавой богини Метаморфозы, в руки дознавателей попал один очень интересный документ - дневник их главы, являвшегося, кстати, одним из выпускников Тиарской магической академии. Сами понимаете, что считать сказками слова такого образованного и явно не склонного к мистике человека, как дипломированный маг, к тому же записанные на бумаге для своего личного пользования, было бы непростительной оплошностью. Судя по всему, казнённый культист имел очень хорошее образование, так как его дневники написаны высокопрофессиональным научным языком и ссылаются на весьма авторитетные источники, также не уличённые в мистике и ничем не обоснованных фантазиях. В том документе, больше всего похожем на научную диссертацию, содержится интереснейшая информация как по множественности миров и способам открытия врат между ними, так и по самой богине Метаморфозе. Значительная часть изложенных в дневнике сведений - по крайней мере, та, которую мы были в состоянии проверить, - оказалась правдивой.
Кстати, неизвестный поклонник богини ужаса считал, что она родом не из нашего мира...
   - Вот как? - на холёном лице эмира прорезалась искренняя заинтересованность.
   - Подобное предположение не лишено здравого смысла, мой повелитель. Вероятное место обитания кровавой богини - предположительно та самая преисподняя, и в наш мир она, по всей видимости, была вызвана неудачным заклинанием какого-то чародея. Эти предположения, кстати, органично перекликаются с некоторыми древними манускриптами, гласящими, что Творец, создавший нашу вселенную, переместил в неё зверей, птиц и растения из других планов бытия, да и сам человек здесь такой же пришелец, как и местные боги. Кстати, под преисподней понимается не некое мифическое место, а вполне реальный населённый разумными существами мир со вполне реальными физическими константами.
   - А откуда тогда появилось название преисподней?
   - Вероятно, из-за того, что древо миров в трактате было нарисовано в виде схематичного дерева. Часть миров, естественно, находилась ниже нашего основного мира, часть - выше. Преисподняя - это просто собирательное название миров, которые на схеме располагались ниже мира Наты, хотя, как я понимаю, понятие верха и низа в древе миров чисто условно, да и само древо нарисовано таким образом лишь для того, чтобы наглядно пояснить прилагающиеся в дневниках схемы переходов из одного мира в другой.
   - То есть в манускрипте рассказывается, как путешествовать между мирами?
   - Да, мой повелитель, и это основная причина того, что информация была засекречена, а сама ячейка культистов - вырезана до третьего колена включительно, невзирая на степень причастности к культу. В дневниках достаточно подробно описаны ритуалы создания проколов в иные миры и изложены тезисы проведения ритуалов призыва.
Возможно, именно с помощью подобного ритуала в нашей вселенной появилась и Метаморфоза.
   - Там, кстати, не написано, куда впоследствии исчезла кровавая богиня?
   - Прямых ссылок на это событие в дневнике нет, однако можно предположить, что, исполнив свою миссию, богиня вернулась обратно, в свой план - в противном случае мы имели бы на Нате действующий культ, практикующий массовые жертвоприношения. Несомненно, вызов из плана преисподней настолько могущественной сущности, каковой является богиня смерти, оказался роковой ошибкой неизвестного смертного, сполна расплатившегося за свою дерзость. Однако вызвать оттуда, как считают привлечённые мною эксперты, можно и менее сильную сущность - к примеру, упомянутого мною демона преисподней. В дневнике подробно описан способ призыва подобной инфернальной сущности с того же плана бытия, откуда предположительно родом почитаемая им богиня, а также дана классификация сущностей по личной силе и могуществу. В этом же манускрипте описаны и варианты интеграции в плетение межмирового портала ограничителей - тогда слишком сильная сущность просто не сможет пройти сквозь создаваемые врата.
   - Какой силы инфернала ты планируешь призвать?
   - Дневник говорит о том, что Инферно населяют сущности двенадцати порядков. Градация, подозреваю, весьма условная, придумана автором дневника, и предназначена, скорее всего, для удобства классификации демонических сущностей иных планов бытия. Согласно этой классификации, самые слабые демоны - первого порядка, с ними способен справиться любой тренированный мужчина. Самые сильные - двенадцатого порядка. Это уровень творца, демиурга, сущности вне категории. Связываться с подобной сущностью равносильно самоубийству. Богиня смерти Метаморфоза классифицируется там как сущность десятого порядка. Я предлагаю провести ритуал по вызову сущности пятого, максимум - шестого порядка. По силе этот инфернальный демон будет примерно равен архимагу.
   - И насколько подобный ритуал опасен?
   - В дневнике утверждается, что сущности преисподней необычайно сильны и коварны, причём полностью уничтожить их практически невозможно - призыватель способен лишь изгнать призванного инфернала обратно в свой план, где тот будет непременно возрождён в случае гибели в нашем мире. Демоны, как и боги, предположительно бессмертны, чему есть ряд косвенных доказательств.
Однако оставивший заметки культист считал, что с демонами, в отличие от богини, вполне можно договориться, связав их магической клятвой на крови. Проповедуемый им культ Метаморфозы и практикуемые его ковеном кровавые ритуалы как нельзя лучше укладываются в изложенную в дневнике концепцию нового магического направления - магии крови. Кстати, все уничтоженные поклонники кровавого культа, проповедовавшие изложенные в дневнике тезисы, неожиданно оказались необычайно сильны в магическом плане. Чтобы справиться со всем ковеном, понадобились совместные усилия нескольких архимагов при поддержке регулярных воинских частей, что также косвенно подтверждает истинность содержащейся в дневнике информации.
   - А не станет ли сопровождающий наследника демон привлекать слишком много внимания к путешественникам? Ведь незаметность, по твоим же словам, является чуть ли не важнейшим условием благополучного завершения похода.
   - Я предполагаю, что внешне демоны не слишком сильно отличаются от людей, мой повелитель. Нет, какие-то различия, несомненно, имеются - хвост, рога, нечеловеческие глаза... Возможно, что-то ещё - переведённые с истинного древние сказания пестрят разночтениями и противоречиями в описаниях демонических сущностей иных планов бытия. Однако в одном легенды сходятся - демоны есть существа вполне антропоморфные, то есть человекоподобные, и выдать их за человека не представляется особой сложностью, особенно если не всматриваться в переодетого демона внимательно. У демонов человеческая голова, тело стандартных человеческих пропорций, две руки и две ноги, по своему строению ничем не отличающиеся от людских. Короче прикинуться человеком инферналу несложно. Впрочем, пристальное внимание способно отличить не только демона от человека, но и потомка правящего рода от простолюдина. Подобной возможности, я имею в виду шанс сторонним лицам внимательно рассмотреть наследника престола и его сопровождающих, мы постараемся избежать.
   - Тогда очередной вопрос - кто может вызвать демона и обеспечить его лояльность правящей династии? Кто способен правильно определить призываемую сущность и не допустить повторения давней трагедии? Искать для проведения ритуала адептов исчезнувшей кровавой богини я не собираюсь - в памяти народа ещё свежи ужасы, сопровождавшие её появление.
   - На этот вопрос ответить ещё проще, мой повелитель. Андар, один из ваших придворных магов, лично принимал участие в допросах культистов и подробно изучал упомянутый мною дневник. Именно он в своё время рассказал мне про содержащиеся в манускрипте опасные сведения. Я тогда по вашему указанию курировал поиски уцелевших адептов Метаморфозы и, изучив дневник, отдал приказ засекретить всю полученную из него информацию.
Все участники той операции дали магическую клятву о неразглашении, поэтому можно быть уверенным, что дальше нескольких посвящённых из числа ваших преданных слуг информация не ушла. Кстати, Андар - очень хороший маг-теоретик, в своё время с отличием закончивший Тиарскую академию. Если кто и сможет построить портал в план Инферно, используя содержащиеся в дневнике сведения, - так это он.
   - И ты гарантируешь безопасность проведения ритуала вызова?
   - Повелитель, я своей жизнью клянусь, что опасность призыва демона несравнимо ниже, чем опасность в очередной раз лишиться перспективного наследника. Разумеется, назвать подобный ритуал полностью безопасным нельзя - ни я, ни кто-нибудь другой из числа известных мне людей не имеет практического опыта призыва магических сущностей с иных планов бытия.

   - Хорошо, я тебя услышал. Найди Андара и передай ему, что я даю своё согласие на вызов демона-охранника. С какого плана он его вытащит - с небес или из преисподней, - меня не интересует, мне важен результат. Однако пусть маг проведёт все положенные ритуалы в тайне - никто не должен знать, что мои люди балуются демонологией. Связать демона с Лиссианом клятвой тоже необходимо тайно. И, раз ты сам вызвался, с сегодняшнего дня твоей задачей станет организовать дело так, чтобы мой наследник в целости и сохранности добрался до Тиары и без проблем поступил в академию. Твой план, Меллах, тебе и отвечать за его исполнение. Головой отвечать!
   - Слушаюсь, Повелитель...
  

Глава 1

  
   Вырубленные в каменном монолите подземелья эмирского дворца, холодные, мрачные и сырые, издавна производили на немногочисленных посетителей гнетущее впечатление. Тёмные коридоры с неровно обработанными шершавыми стенами, сочащимися холодной мутной влагой, навевали в лучшем случае тоску, а в худшем - страх и безысходность. Редкие вмонтированные в потолок магические светильники освещали лишь небольшой пятачок грубо обработанного, покрытого тонким слоем многовековой слизи пола под собой, оставляя стены в призрачной полутьме.
   В подземных казематах, заслуженно пользующихся дурной славой, в это раннее утро не томилось ни одной живой души, потому все коридоры запутанного лабиринта заполняла густая, вязкая, зловещая тишина, которую разбивал лишь звук падающих с потолка капель да шаркающие шаги двух мужчин, одетых в яркие мантии придворных чародеев. Один из них тащил в левой руке яркий до рези в глазах переносной магический светильник, а в правой - здоровенный посох, увенчанный вырезанной из дерева человеческой кистью, сжимающей в своих корявых заскорузлых пальцах крупный прозрачный кристалл, отливающий небесной голубизной. Такой посох можно было использовать не только как артефакт, которым он, похоже, и являлся, но и в качестве оружия - удар тяжёлым двухметровым дрыном по голове мог бы убить и здорового быка, не говоря уже про обычного человека. Руки второго мужчины, в отличие от своего коллеги, оказались свободны, однако безоружным он тоже не выглядел - на широком поясе мага с левой стороны, периодически цепляя своего хозяина за голенища высоких сапог, болтался короткий обоюдоострый меч в богато инкрустированных ножнах.

   Мужчины, приглушённо переговариваясь, сосредоточенно продвигались к одной им ведомой цели. От стен подземелья искажённым эхом отражались обрывки их разговора:
   - ... и гексаграмма практически готова, осталось лишь напитать энергией и инициировать конструкт.
   - А ты уверен, что правильно расшифровал заклинание?
   - Магический конструкт с подобными свойствами я изучал ещё в академии, Ульг. В нём нет ничего сверхъестественного, за исключением необычайной насыщенности рунами второго и третьего порядка. Повышенная сложность плетения, признаться, заставила меня попотеть, однако терпение и труд способны решить практически любую проблему.
   - Ты всегда был преимущественно теоретиком, Андар. Здесь же нужна не столько теория, сколько практика.
   - Разве? Созданный мною конструкт есть не что иное, как обычный пространственный портал...
   Но, услышав скептичное хмыканье собеседника, мужчина поправился:
   - Хорошо, пусть будет не обычный, но ведь теория создания порталов преподаётся в Тиарской академии уже достаточно давно! Более того - наши коллеги с Лияры регулярно наведываются в Занадан и передают тамошним учёным свои знания, благодаря которым Натана постепенно опутывается сетью стационарных телепортов. Я даже читал один древний манускрипт, в котором описывалась возможность создания портального устройства на чисто технической основе.
Важно лишь правильно задать системы координат.
   - И откуда ты взял эти координаты?
   - Ну, это-то, в отличие от генерации подпространственного прокола, как раз и не настолько сложно.
В качестве приёмной координаты можно задать место базирования самого портального конструкта, то есть одну из координат задавать уже не требуется - достаточно нарисовать геометрическую фигуру, периметр которой и станет границей телепорта. Соответственно, руны, описывающие вторую координату, можно заменить рунами, описывающими поименованную мною фигуру. Правда, в этом случае портал получается односторонним, но нам ведь именно это и требуется?
   - А вторая координата?
   - С ней одновременно и сложнее, и проще. Задачу сильно упрощает то, что нам не требуется строить полноценный стационарный портал между пунктами А и Б, достаточно всего лишь переместить искомый объект внутрь начерченной нами фигуры.
Кстати, по умолчанию это круг, вписанный в рунную гексаграмму, и я не стал отходить от классических канонов создания плетения. А в качестве второй координаты можно просто подробно описать требуемый нами объект, внедрив в плетение руны поиска. Мы, таким образом, получим одну из разновидностей портала - портал призыва.
   - Ты хочешь сказать, что если в плетении подробно описать внешность вызываемого демона, то он окажется в портальном круге вне зависимости от того, где находится?
   - Совершенно верно! Не обязательно знать координаты объекта, если нам известен сам объект - плетение сработает как пространственный локатор и самостоятельно отыщет то, что нам нужно. Или того, кто нам нужен. Хватило бы энергии...
Сразу скажу - как оно работает, я не знаю. Конструкт слишком сложный, чтобы я смог самостоятельно его расшифровать. Возможно, на расшифровку мне не хватит и всей жизни. Мне повезло, что в своё время я натолкнулся на уже готовое заклинание.
   - Ты имеешь в виду тот самый дневник демонопоклонника?
   - Точнее, жреца Метаморфозы. Вероятно, казнённый маг хорошо владел данным вопросом, так как в манускрипте подробно изложен принцип построения портала для призыва богини смерти. Мы воспользуемся записями жреца, но, не желая вновь призывать в наш мир этот воплощённый ужас, немного изменим ритуал, тщательно описав именно ту сущность, которая нам нужна. Таким образом мы исключим ошибку.
   - Но, по слухам, Метаморфоза могла принимать любой облик...
   - Возможно, но у кровавой богини никогда не было ни рогов, ни хвоста - полагаю, что эта особенность является исключительным признаком низших демонов. Так как призываемая нами сущность по умолчанию будет обладать и тем, и другим, то повторно вызвать в наш мир богиню смерти мы теоретически не должны...

   - Не вызовем или не должны?
   - Хмм... Вероятность ошибки существует всегда. Ты, Ульг, самоучка и не прослушал полного курса магического конструирования, как я, поэтому не знаешь, что для любого опыта, будь он новый или тысячекратно проверенный, абсолютной гарантии требуемого результата просто не существует. Всегда есть отличная от нуля вероятность внедрения в плетение помех-паразитов, способных исказить конструкт или вообще сделать его неработоспособным. В повседневной жизни, когда энергетические возмущения нашего мира не превышают статистической погрешности, подобной вероятностью мы обычно пренебрегаем.
   - И какова подобная вероятность в нашем случае? Ведь запасённая в артефактах энергия, насколько я узнал, крайне велика.

   - Менее одной десятимиллионной, Ульг, так что не стоит беспокоиться. Магические шумы и исходящие от артефактов флуктуации пусть и достаточно велики, однако не способны кардинальным образом исказить сплетённый мною конструкт. Однако даже в этом случае я принял несколько дополнительных мер защиты. Так, если заклинание начнёт действовать не так, как планировалось, оно тут же будет развеяно, а сам конструкт вместе с нарисованными рунами - уничтожен. К тому же круг призыва я дополнительно усилил несколькими магическими барьерами, задействовав для этой цели половину всех имеющихся артефактов.
   - У тебя же, насколько я знаю, сохранилось целых двенадцать осколков алтаря богини!
   - Вот поэтому для призыва я использовал всего лишь гексаграмму, истратив на защиту целых шесть камней.
   - Полагаешь, шести лучей конструкта хватит?
   - Должно хватить. Если в мире демонов больше шести измерений, то вероятность контроля подобной сущности видится мне весьма иллюзорной - демон сможет легко уничтожить наложенные на него оковы.
   - Для того, чтобы оперировать множеством измерений, вовсе не обязательно в них жить.
   - Однако оперировать тем, к чему привык, несравнимо легче! Предлагаю не плодить сущностей сверх положенного и предположить, что мир демонов не слишком сильно отличается от нашего. Кстати, подобное предположение я нашёл и в дневнике культиста...
   Тем временем путники подошли к цели своего путешествия, остановившись перед массивной, окованной проржавевшими стальными полосами дверью. Потянув створку на себя, мужчины дождались, пока она распахнётся, и преграда с душераздирающим скрипом исчезнет, после чего синхронно шагнули в низкий широкий проём.
   За дверью оказалось обширное, ярко освещённое многочисленными магическими светильниками квадратное помещение не менее двадцати шагов в поперечнике. На полу комнаты, от стены до стены, раскинулась гигантская гексаграмма, покрывшая мелкой ажурной вязью полированные гранитные плиты. На камне, выведенные бурой, похожей на кровь краской, теснились тысячи мелких рисунков, обозначавших руны. Маг, назвавшийся Ульгом, почтительно оглядел рисунок и, аккуратно закрыв за спиной дверь, накинул на неё массивный железный засов, после чего спросил своего коллегу:
   - Кровью рисовал?
   - Руны призыва должны писаться кровью, - подтвердил Андар.
   - И сколько здесь рун?
   - Почти восемь тысяч, - с гордостью ответил маг.
- Даже не стану говорить, сколько терпения и крови ушло у меня на создание этого шедевра. Разумеется, писал я не чистой кровью - её потребовалось бы слишком много. Однако достаточно всего капли генетического материала для того, чтобы руны активировались и сработали так, как запланировано.
   - Проверять плетение будешь?
   - А смысл? Я уже неоднократно проверял как написание каждой отдельной руны, так и их связок. От ещё одной проверки толку не будет, да и проверить каждую из тысяч рун за один день я всё равно не в состоянии, а ритуал призыва намечен на сегодня. Мы или представим эмиру демона-охранника для его наследника, или...
   - Для нас с тобой было бы лучше, чтобы этого самого "или" не произошло.
   - Тогда отойди в сторонку и не мешай мне - всё равно ничем помочь не сможешь. А лучше вообще забейся в угол и контролируй круг призыва, приготовив самые смертельные из известных тебе заклинаний...
   Дальнейшее действие происходило практически в полной тишине. Андар едва слышно бормотал что-то себе под нос, периодически взмахивая руками, а Ульг внимательно наблюдал за коллегой, не забывая поглядывать в центр гексаграммы с тщательно прорисованным в ней рунным кругом. Секунды сливались в минуты, а чародей всё продолжал активацию созданного им конструкта, напитывая плетение собственной энергией. На лбу Андара выступили мелкие бисеринки пота - по-видимому, заклинание давалось магу слишком тяжело. Тем временем заполняющие рисунок руны начали потихоньку светиться, а из круга поднялось и плавно устремилось к потолку прозрачное дрожащее тороидальное кольцо, похожее на сгусток пара. Достигнув потолка, кольцо вспыхнуло и осыпалось вниз яркими разноцветными блёстками, образовав едва заметный светящийся цилиндр, от которого волнами распространялся низкочастотный гул. С каждым мгновением звук становился сильнее и выше - защитный контур не справлялся с потоками хлынувшей в него из превращённых в накопители осколков алтаря энергии. Одновременно с усилением звука стал бледнеть охвативший портальную площадку цилиндр защитного поля, а заключённые в гексаграмму руны, напротив, налились слепящим белым светом и всплыли над полом, образовав трёхмерную объёмную конструкцию. Гул, меняя тональность, быстро перешёл в душераздирающий визг, от которого размещённые по углам гексаграммы осколки алтаря взорвались, не выдержав перегрузки. В комнате запахло горелым камнем и палёной плотью - Андар, тихо ругаясь сквозь зубы, с остервенением тряс обожжёнными ладонями, сбрасывая на пол превратившиеся в раскалённую пыль осколки выжатого досуха накопителя. Ульг перевёл взгляд на коллегу - из его проклятий магу стало ясно, что что-то в заклинании однозначно пошло не так. Чародей уже собрался спросить напарника, что тот планирует делать дальше, как неожиданно прямо из центра комнаты послышался приглушённый шорох. Резко обернувшись, Ульг заметил в погасшем круге призыва скорчившееся в позе эмбриона человекоподобное существо.
   На первый взгляд могло показаться, что находящаяся в гексаграмме сущность спала - она свернулась калачиком в самом центре расписанной рунами фигуры, и не шевелилась.
Тёмно-красные, цвета артериальной крови волосы пышным ковром укрывали обнажённое тело почти до бёдер, оставив для обозрения лишь длинные изящные ножки, заканчивающиеся миниатюрными человеческими ступнями. Вот только с человеком лежащую на полу фигуру спутать никак не получалось из-за наличия длинного кожистого хвоста, обвивающего ноги существа и оканчивающегося даже с виду бритвенно-острым костяным наконечником, и аккуратных небольших рожек на голове, задорно пробивающихся сквозь копну волос.
   - Встань, раб, и подчинись мне! - хриплым от испуга голосом просипел Андар на древнем языке богов, именуемом в среде посвящённых истинным.
   При звуках каркающей речи мага существо вздрогнуло, медленно потянулось, перевернулось на другой бок, просунуло под голову ладонь и продолжило спать, чем, предположительно, и занималось на момент перехода.

   - Встань, раб! Я приказываю! - уже более смело проговорил чародей.
   - Вы кто? - с недоумением спросило существо на истинном, повернув голову на звуки человеческого голоса и протирая спросонок глаза.
   Речь сущности оказалась сильно искажена непривычным акцентом, но магам вполне понятна.
   - Повинуйся мне, раб! Я твой новый хозяин! - Андар, услышав знакомые слова и убедившись в разумности призванного демона, сумел взять себя в руки и вернуться к выполнению намеченного плана.

   - А по шее не хочешь? - существо медленно подняло голову, оказавшись симпатичной девушкой. Имея несомненно демонические признаки, лицо незнакомки считалось бы прекрасным даже по человеческим меркам, и даже рожки не портили его дикой неземной красоты, придавая милому взгляду больших, окружённых пушистыми ресницами влажных миндалевидных глаз с ярко-красными вертикальными зрачками определённое очарование.
   - Как твоё имя, дьявольское отродье? - тоном, не терпящим пререканий, вопросил маг.

   - Да... Да кто ты вообще такой? - возмутилась незнакомка, игнорируя вопрос мужчины.
   - Я твой новый хозяин. Я вызвал тебя, и ты обязана мне повиноваться! - не унимался Андар.
   - Вызвал, говоришь? - бархатным грудным голосом пробормотала девушка, и, бросив сонный взгляд по сторонам, задумалась, как будто к чему-то прислушиваясь.
Видимо, узнав, что хотела, она достаточно уверенно сказала, разговаривая, похоже, сама с собой:
   - Это очевидно не Эдем - другой воздух, другая сила тяжести, да и энергетика пространства какая-то другая...
   И тут взгляд девушки упал вниз, на своё обнажённое тело. С визгом незнакомка подпрыгнула, за мгновение переместившись из положения лёжа в стоячее. Вращая во все стороны головой и рассматривая себя со всех сторон, девушка почему-то обратила особое внимание на раздражённо молотящий по полу хвост, тут же ухватив его обеими руками. Маги с удивлением уставились на незнакомку, исследующую себя с таким интересом, как будто она видит своё тело впервые. Впрочем, удивление магов не шло ни в какое сравнение с охватившим их сексуальным желанием - демоница без всяких преувеличений выглядела до совершенства прекрасной и до умопомрачения притягательной. Длинные, прямые мускулистые ноги, тонкая талия с плоским подтянутым животом, не лишённым мышечной подкладки, изящные руки, перевитые тонкими, без единого намёка на массивность мышцами и заканчивающиеся кистями с длинными аристократическими пальцами. Правда, на концах пальчиков алыми капельками сверкали клиновидные острые когти, однако внешний вид девушки они совсем не портили. Бархатно-нежная кожа красноватого оттенка в цвет волос, густой гривой спускающихся ниже талии, манила прижаться к ней устами и целовать, целовать...
   Ульг даже не заметил, как непроизвольно сделал шаг по направлению к демонице, и опомнился лишь от предупреждающего возгласа Андара:
   - Осторожно, коллега! Ещё пара шагов, и вы наступите на руны барьера, стерев их и разрушив защитный контур. Тогда за вашу жизнь я не дам и лу.

   - Контур? - переспросила демоница. - Какой контур?
   И тут же сделала несколько шагов навстречу магу, уткнувшись в прозрачную невидимую стену. Выставив вперёд ладони, девушка пошла по кругу, исследуя стенки своей тюрьмы. Маги молчаливо замерли, внимательно наблюдая за действиями демоницы.
   Совершив полный круг, девушка остановилась напротив Андара, устремив пронзительный взгляд своих прекрасных глаз прямо на мага, и быстро заговорила на истинном, являвшимся, похоже, её родным языком. Смысл слов демоницы совсем не вязался с серебряными колокольчиками её ангельского голоса:

   - Я так понимаю, что и своим телом, и попаданием в этот мир я обязана исключительно вам? Тогда советую срочно вернуть всё обратно, как было. Возможно, в этом случае вам даже удастся избежать наказания.
   - О каком наказании ты смеешь говорить, отродье преисподней? Наказать за неповиновение следует тебя! - гневно вскричал Андар, резко взмахнув ладонью. Вне всякого сомнения, этот жест чародея служил для активации заранее созданного плетения, так как девушка тут же рухнула на пол и, заскулив, забилась в конвульсиях.

   - Что, неприятно? - злорадно ухмыльнулся маг. - То ли ещё будет! Отвечай, дьяволица, как твоё имя!
   - Ты за это поплатишься... - пробормотала демоница, пытаясь унять сбившееся дыхание.
   - Ты смеешь мне угрожать?! - разъярился маг и, взмахнув рукой, заголосил: - Получай! Получай! Получай!
   Тело девушки выгнуло дугой, а из её горла донёсся полный муки вой - применённое магом заклинание оказалось крайне болезненным.
Дождавшись, пока вой прекратится, а сама демоница немного отдышится и поднимет голову, Андар, подняв руку, требовательно произнёс:
   - Я призвал тебя в этот мир, и я твой хозяин! Ты станешь подчиняться мне или умрёшь от боли! Сейчас ты скажешь мне своё имя...
   Но демоница, устремив взгляд в потолок, громко позвала:
   - Мама! Мама!! Маа-маа!!!
   Прервав от неожиданности свою речь, маг умолк, однако, быстро взяв себя в руки, усмехнулся:

   - Твоя мама тебе не поможет - здесь я твой хозяин.
   - Мама... Мама... Мама? - продолжала бормотать девушка.
   - Ну что ты заладила - мама, мама... Нет здесь твоей мамы, есть только мы, - вклинился в разговор Ульг, - и мы опытные боевые маги. Ты у нас в плену, поэтому обязана нам подчиняться.
   Девушка, так и не получив ответа на свой зов, задумчиво уселась на пол в самом центре гексаграммы, подвернув под себя ноги и укрыв обнаженное тело водопадом волос, для чего ей пришлось несколько раз резко встряхнуть головой. Желая поправить прядку, демоница провела ладонью по голове, отбрасывая волосы с лица, и, наткнувшись пальцами на рожки, принялась их ощупывать - уже двумя руками, отчего её полные груди с задорно торчащими сосками выскочили из-под покрова волос, явив мужчинам свою соблазнительную красоту. Покончив с изучением, незнакомка, неожиданно за столь короткий срок сумевшая взять себя в руки, сухим деловым тоном, совсем не вязавшимся с проявленными недавно эмоциями, стала говорить, устремив обманчиво-спокойный взгляд на внимательно наблюдавших за ней магов:
   - Итак, мальчики, подведём итоги. Вы вероломно вытащили меня в свой мир, лишили одежды и привычного тела, а теперь ещё и пытаетесь заставить меня подчиниться. Скажу сразу - подчиняться вам я не стану...
   - Не хочешь подчиниться добровольно - заставим!
   - Заставить меня вы не сможете - простому человеку это не под силу. Да, своими плетениями вы действительно способны доставить мне массу болевых ощущений, но это путь в никуда - я умею терпеть боль, и силой вы не добьётесь ничего. Не обольщайтесь успехами первых минут - они были вызваны скорее неожиданностью и моей растерянностью. Моя смерть, как я понимаю, вам тоже не нужна, иначе вы не старались бы меня подчинить.
Да и не удастся вам меня убить...
   - Это ещё почему? - удивлённо спросил Андар.
   - Подозреваю, что я вообще бессмертна - даже гибель физического тела не приведёт к моей окончательной смерти как личности, и я через какое-то время возрожусь. Как вы догадываетесь, особой любовью к своим убийцам я не воспылаю, поэтому быстрая смерть покажется вам долгожданным, но несбыточным подарком. Признаю очевидное - помощь, на которую я, признаться, не без оснований рассчитывала, почему-то задерживается. Однако рекомендую поверить мне на слово - могущества моей мамы более чем достаточно для того, чтобы стереть с лица земли всё население этого мира.
Вам не удастся спрятаться нигде - ни в горах, ни в лесах, ни под землёй. И спешу сразу же разбить ваши надежды - я не знаю, почему мама не откликается на мой зов, но момент моей смерти она почувствует, находясь где угодно, и явится в то же мгновение. Так что убивать меня вам не просто невыгодно, а смертельно опасно.
   - Она говорит правду, - тихо пробормотал Андар.
   - Я всегда говорю правду, - фыркнула девушка. - Ну, или почти всегда...
   - И что вы предлагаете, госпожа? - быстро сориентировался Ульг. - Как вы понимаете, выпустить вас просто так я не могу.
   - Предлагаю компромисс, - ответила, немного подумав, демоница.
- Вы рассказываете, зачем меня вызвали, и я подумаю, чем вам помочь. Если помощь окажется мне по силам, то я помогу. Разумеется, не бесплатно. Если нет - честно об этом скажу. Взамен я обещаю оставить вас в живых и даже не слишком сильно наказывать за причинённое мне зло.
   - Да что ты знаешь про зло? Ты, исчадие преисподней! - возмущённо заголосил Андар, но Ульг схватил его за руку, заставив замолчать, и осторожно произнёс:

   - Мой коллега излишне горяч и импульсивен, госпожа. К тому же слишком много его знакомых пострадало от поклоняющихся демонам адептов запрещённого культа, что оставило неизгладимые шрамы на его тонкой, ранимой душе и не добавило любви к созданиям преисподней.
   - А вы считаете меня её созданием?
   - Портальное плетение не могло ошибиться, госпожа - мы переместили вас именно из демонического плана.
   - Вы так уверены, что мой мир - демонический?
   - Магия крови, госпожа. В плетении призыва были использованы руны подобия с уничтоженного алтаря, поэтому сомнений нет - вы родом из того же мира, что и богиня смерти, которую у нас знают под именем Метаморфоза. А принадлежность этой кровавой богини к миру Инферно, благодаря почерпнутым от её когда-то многочисленных адептов сведениям, считается практически доказанной.
   Возможно, после слов мага в голове у демоницы стали складываться воедино части какой-то неизвестной мужчинам головоломки, так как она, застыв на полу в сидячем положении, задумалась, уйдя в себя. Маги благоразумно не мешали мыслям незнакомки, догадываясь, что добровольное сотрудничество призванной сущности окажется лучше службы по принуждению.
Впрочем, девушка долго не раздумывала, с улыбкой сказав:
   - Вы можете считать меня демоном - в конце концов, каждый имеет право на заблуждения. Но вы же не станете вырубать лес только за то, что поклонники зелёных насаждений станут устраивать геноцид среди людей?
   - Вы полностью правы, госпожа - демоны не должны отвечать за действия своих поклонников из числа людей.
Если, разумеется, сами не поощряли их к подобным действиям. Вы же не требуете от своих адептов принесения человеческих жертв?
   - Я не только не требую - я вообще противница любых жертв, будь то люди, животные или иные живые существа!
   - Она говорит правду... - опять пробормотал Андар.
   - Я же говорила, что всегда говорю правду! - огрызнулась демоница. - Так что, принимаете моё предложение?

   - Ты обязана сказать нам своё имя! - не слишком уверенно сказал Андар.
   - Я никому и ничего не обязана! - парировала демоница.
   - Зная истинное имя, госпожа, можно с помощью магической клятвы на крови привязать раба к своему хозяину, - пояснил Ульг.
   - Я не раб и привязывать себя к кому-либо не позволю. Да и не поможет вам моё имя.
   - И всё же я попытаюсь, - не унимался Андар. - Скажи мне своё имя, демоница!

   - Вы обещаете помочь нам, если это окажется в ваших силах? - не обращая внимания на своего коллегу, спросил Ульг.
   - А без обещания никак нельзя? - переспросила девушка.
   - Вы рассчитываете обмануть нас, госпожа?
   - Нет, но... Если обещание дано - мне придётся его выполнить, как бы мне не хотелось обратного.
   - Тогда, если рабская привязка вас не устраивает, без обещания нельзя - дело крайне важное и касается наследника правящего дома.

   - Рассказывайте! - поудобнее устроившись на полу, приказала девушка. - Обещаю, что если решить вашу проблему окажется в моих силах, то я помогу вам её решить. Разумеется, если мы сойдёмся в цене.
   И, заметив, что маг, услышав последнюю фразу, собирается что-то сказать, добавила, обольстительно улыбнувшись:
   - Поверьте, что цена окажется адекватной и вполне посильной для столь могучих и, по всему видать, далеко не бедных чародеев.
   И Ульг рассказал всё - и про сложившуюся в эмирате непростую политическую обстановку, и про борьбу за трон, и про завершившиеся убийством покушения на оказавшихся одарёнными детей эмира, и при очередного наследника, слухи о наличии магического дара которого уже пошли гулять по столице, и про необходимость срочной отправки одарённого отпрыска на обучение в столичную магическую академию Занадана...

   - И вот мы решили вызвать из преисподней инфернального охранника-демона, способного обеспечить защиту наследника на пути к академии и препятствовать покушениям в её стенах в период обучения... - закончил рассказ маг.
   - А вызвали меня! - улыбнулась демоница.
   - А вы разве не демон, госпожа? - осторожно переспросил Ульг.
   - Разумеется, нет! - тоном, не терпящим возражений, ответила демоница.
   - Она говорит правду... - потерянным голосом прокомментировал Андар.
   - И тогда вы не сможете нам помочь, - огорчённо добавил Ульг.
   - Хм... - пробормотала рогатая и хвостатая девушка, абсолютно уверенная в непринадлежности своей персоны к демонической расе, - обещание всё равно дано, и мне придётся его исполнить, так как абсолютно непреодолимых препятствий для исполнения я пока не вижу. Я берусь в меру своих сил обеспечить защиту вашего человека вплоть до конца его обучения в Тиарской магической академии. Взамен я потребую снабдить меня всем необходимым для комфортного существования на весь период исполнения контракта - это и будет ценой за мои услуги. Под необходимым я понимаю одежду, деньги, кров над головой и минимальные удобства - в своём мире я привыкла к определённому комфорту и не собираюсь менять своих привычек как минимум в ближайшем обозримом будущем. По окончанию контракта я провожу своего подопечного обратно в Ривию, сдам вам его с рук на руки, и вы отправите меня домой, вернув мой первоначальный облик.
   - Хм, госпожа... - виновато пробормотал Андар. - Нас вполне устраивают обязательства, которые вы соглашаетесь на себя принять, но... Того, что вы в свою очередь собираетесь получить от нас, мы, к моему великому сожалению, обеспечить не сможем. Это просто не в нашей власти...
   - Как? - возмутилась демоница. - Вам жалко золота на содержание охраны наследника престола вашего господина?
   - Нет, вы всё не так поняли, - зачастил маг. - Золота вы получите столько, что ни в чём не будете испытывать нужды. По крайней мере, затраты на содержание многих аристократических семей Ривии окажутся меньше, чем выплаты, причитающиеся за вашу работу. Мы не сможем выполнить всего два ваших пожелания - мы не в силах вернуть вашу первоначальную внешность и не сможем отправить вас домой.
   - Но почему? - удивилась девушка, непроизвольно ухватив рукой свой собственный хвост, тут же гибкой змеёй обвившийся вокруг запястья.
   - По вашему поведению я уже догадался, что ваша нынешняя внешность несколько отличается от той, к которой вы привыкли у себя на родине, но мы, к сожалению, не знаем, какой она была изначально.
Соответственно, нельзя сотворить того, чего не знаешь. Однако вопрос, в принципе, решаемый - в Лиярской империи есть умелые маги, специализирующиеся на пластической хирургии, и мы готовы оплатить любое изменение внешности по вашему желанию, как только контракт будет закрыт и отучившийся положенное время наследник вернётся в эмираты. Что же до координат вашего родного плана, то мы их просто не знаем - инфернальные миры изучены нами крайне поверхностно, практически на уровне теоретических выкладок, а в плетении переноса использовался свободный поиск по совпадению маркеров крови, настроенных на алтарь богини Метаморфозы. Мы, собственно, искали демона из мира кровавой богини, а призвали вас...
   И маг виновато развёл руками.
   В комнате установилась тишина. Мужчины молчали, ожидая решения призванной сущности, а сидящая на каменных плитах обнажённая демоница замерла, о чём-то сосредоточенно размышляя. Но, наконец, девушка приняла какое-то устраивающее её решение и, поднявшись на ноги, твёрдым, уверенным голосом спросила:
   - Ривия, Лияра, Занадан - это названия местных государств?
   - Да, госпожа.
   - А этот мир, как я понимаю, носит название Ната?
   - Верно, но откуда...
   - И здесь когда-то жила богиня Метаморфоза? - продолжала вопрошать демоница, перебив мага и не став отвечать на очевидный вопрос.
   - Жила - не слишком подходящее слово для описания проявлений сущности богини ужаса и страданий, госпожа... К тому же современные жители Ривии стараются об этом не вспоминать - слишком кровавый след в истории страны она оставила...
   - Тогда я снимаю условие возвращения мне первоначальной внешности и отправки домой - требовать того, что вы не в состоянии исполнить, просто глупо, а пластическая хирургия мне, подозреваю, не поможет. Как исправить результаты ваших непродуманных магических экспериментов, я решу самостоятельно, однако взамен вы возьмёте на себя обязательство перед началом похода отвести меня в храм местных богов и оставить там в одиночестве на то время, какое я посчитаю необходимым.
Возможно, мне придётся посетить несколько храмов - не знаю, всё будет зависеть от результатов посещения первого культового сооружения. Все остальные наши договорённости остаются в силе - я помогу вам и обещаю приложить для этого все свои силы в обмен на обеспечение моего комфортного существования в этом мире.
   - Вот и славно! - с облегчением пробормотал Андар.
   - Быть может, в таком случае мы сможем исполнить какую-нибудь вашу просьбу? Авансом, так сказать... - добавил Ульг.
   - Разумеется, можете! - рассмеялась демоница, весело тряхнув головой и обнажив закрытые водопадом густых волос задорно выпирающие вперёд роскошные полушария тугих грудей.
- Найдите мне подходящую одежду! Вы же не хотите, чтобы я разгуливала по улицам вашего города в таком виде?!
  

***

  
   Устало опираясь на посох, Андар медленно ковылял вслед за ушедшим вперёд Ульгом, галантно поддерживающим за руку весело шлёпающую босыми ступнями по сырым каменным плитам демоницу. Девушка уже успела разжиться плащом мага, в который укуталась с ног до головы, оставив на обозрение пожилого чародея лишь постоянно находящийся в движении хвост. Костяной наконечник хвоста, неподвластной хозяйке жизнью - то с силой щёлкал по каменным блокам пола и стен, то взметался к потолку, задирая полы плаща и открывая завораживающий вид на длинные стройные ножки и тугие роскошные ягодицы огненноволосой бестии. Гулкое эхо коридора доносило до мага оживлённый разговор, который его коллега, неплохо владеющий языком древних, вёл со своей спутницей:
   - Имя своё ты, разумеется, имеешь право не называть, но ведь как-то мы должны обращаться друг к другу!
   - Можешь звать меня Дая, я откликнусь.

   - Дая? Какое красивое имя.
   - Так называл меня папа, когда качал на руках...
   - А кто у тебя папа?
   - Папа? Человек... Да, наверное, человек...
   - Значит, ты у нас полудемон? Так вот почему ты сказала, что не демон, и не солгала! Ты являешься демоном только наполовину!
   - Называй, как хочешь, мне всё равно.
   - А кто у тебя мама?
   - Можешь считать её администратором. Управленцем.
   - Это работа. А раса?

   - Позволь оставить в тайне расу моих родственников. Захотят - сами ответят.
   - Но почему ты не хочешь отвечать на такой простой вопрос? Боишься? Клянусь Дироем, что сохраню эту информацию в тайне, и могу даже поклясться в том перед алтарём Создателя.
   - Дэрием...
   - ?..
   - Вашего творца зовут Дэрий. Или, если быть абсолютно точным - Андрей.
   - А... Откуда ты это знаешь?
   - Да я уже догадалась, куда попала - подсказок оказалось больше, чем достаточно. Люди, являющиеся магами, знакомые названия, известные руны...

   - Ты сумела прочесть плетение призыва?
   - Полностью прочесть не смогла - оно пока слишком сложное для меня. Но вот то, что конструкт построен на базе руны хаоса, использующейся для свёртки многомерного пространства и применяющейся при создании порталов, я разобрать сумела.
   - Хм... И что даёт тебе это знание?
   - В первую очередь знание того, что теоретически, при определённых условиях, я смогу самостоятельно вернуться к себе домой. Вашей помощи для этого мне не потребуется.
   - А сейчас?
   - Что сейчас?
   - Сейчас можешь?
   - Я же сказала - при определённых условиях. Некоторых условий не хватает, поэтому прямо сейчас не могу. Но это не значит, что не смогу в будущем.
   - А внешний облик? - настороженно спросил маг. - Ты сказала, что твой первоначальный облик был несколько другим, и вернуть его самостоятельно ты не в силах.
   - А, ничего страшного! - легкомысленно отмахнулась рукой девушка. - Привычный облик мне в любой момент сможет вернуть мама, ведь она бо...
   Демоница резко замолкла, прервав фразу на половине.
   - Ведь она что? - заинтересованно переспросил Ульг.
   - Она больше всего желает счастья для своего единственного ребёнка, - с горделивой улыбкой ответила Дая, - и с радостью выполнит любой мой каприз.
   - Значит, твоя мама - могучий маг, - задумчиво пробормотал мужчина, подумав, что первоначально окончание фразы должно было звучать как-то по-другому.
   - Думаю, что твоё утверждение в целом соответствует действительности, - лукаво прокомментировала собеседница.
   - И твоя мама обучила тебя магии? Вот откуда ты так хорошо знаешь руны! Поэтому-то ты так легко согласилась на наши условия - ведь, в совершенстве владея магией, тебе не составит труда благополучно довести принца до Тиары и проследить, чтобы его там никто не обидел...

   И вдруг, вспомнив одну из последних фраз демоницы, на которую он поначалу не обратил внимания, пропустив мимо ушей, маг потерянно пробормотал:
   - Но если ты сможешь вернуться домой и без нашей помощи, тогда почему согласилась на наши условия?

   - Я дала слово, Ульг, - разом растеряв беззаботное выражение лица, серьёзно ответила девушка.
   - Тебе нельзя нарушить обещание? Какой-то запрет? И чем тебе может грозить невыполнение данного слова?
   - Наверное, ничем, - задумчиво ответила Дая. - А, быть может, в будущем неисполненная клятва будет иметь для меня какие-то нехорошие последствия - не знаю... Но мама мне всегда говорила, что обманывать нехорошо - ложь отрицательно влияет на карму.
   - И ты никогда никого не обманывала?
   - Обманывала, разумеется - как и любой ребёнок. Не со зла и без корысти - такой обман не считается. Когда садилась за стол с немытыми руками, когда утверждала, что это не я разбила мамину любимую чашку или стащила папину глефу.
   - А зачем ты брала глефу?
   - Именно глефой папа почему-то сильно дорожил - в его кабинете она висела на самом видном месте. Вообще-то в нашем доме много различного оружия - луки, мечи, кинжалы, боевые шесты и топоры, - которым папа владеет в совершенстве, но глефа - его самое любимое. Кстати, после того, как обнаружилась истинная виновница пропажи, папа стал серьёзно заниматься со мной, обучая искусству владения всем, чем владеет сам.
   - Папа научил тебя сражаться сталью, а мама обучила магии? То есть ты боевой маг, в совершенстве владеющий и заклинаниями, и оружием?

   - К сожалению, не совсем так. Оружием я действительно владею достаточно неплохо, но вот магией не владею совсем...
   - То есть как это так? - от огорчения Ульг даже остановился. - Ты же утверждала, что знаешь руны?
   - И я сказала правду - теоретически я неплохо разбираюсь в методологии создания энергетических конструктов.
Я знаю множество рун, и ещё большее количество плетений на их основе. Но вот применить изученные мною заклинания пока не могу - у меня нет, как вы говорите, магии.
   - А зачем тогда ты их учила, если не являешься магом и не в состоянии их применить? - задавший вопрос чародей выглядел донельзя удивлённым.
   - Я же сказала, что не могу применить сейчас, - пояснила демоница.
- Однако в будущем всё может измениться.
   - А, так ты у нас неинициированный маг? - догадался Ульг.
   - Можно сказать и так, - согласилась девушка.
   - Но как ты сможешь обеспечить охрану принца, если не владеешь магией?
   - А одного воинского искусства разве недостаточно?
   - Может оказаться недостаточно - например, вы попадёте в засаду...
   - Засаду я смогу обнаружить и без магии - по следам, по запаху, по создаваемому сидящими в засаде людьми шуму, по ряду иных косвенных признаков. К тому же то, что я не имею возможности пользоваться собственным энергетическим резервом, вовсе не означает, что я не вижу проявлений использования собственной энергетики другими людьми.
   - Ты хочешь сказать, что, не владея магией, тем не менее, обладаешь магическим зрением?
   - Если под магическим зрением имеется в виду способность моего организма видеть в широком спектральном диапазоне и регистрировать энергетические следы, которые обычные люди не видят, то тогда ты понял меня правильно.
   - Магическим зрением владеют только инициированные маги, - пробормотал мужчина, - но если ты утверждаешь...
   Маг ненадолго замолк, задумавшись, и некоторое время пара шла по коридору в тишине, разбавляемой лишь мерным стуком подкованных стальными набойками сапог и звонкими шлепками босых ступней о грубо отшлифованные каменные плиты сырого пола. Наконец, мужчина очнулся от раздумий и с явно прослеживающейся в голосе надеждой спросил:

   - Скажи, Дая, а что ты видишь магическим зрением, рассматривая стены коридора, по которому мы идём?
   - За слоем камня в стенах проложена сеть энергетических каналов, - стрельнув взглядом по сторонам, без запинки ответила демоница. - Около пола их три, затем один примерно на уровне моей груди, и ещё два под самым потолком. Плюс один канал проходит по потолку.
Два канала по стенам и один, проходящий по потолку, имеют густую энергетическую насыщенность и явно предназначены для передачи энергии на магические светильники и запитки расположенных по всему подземелью магических артефактов. Остальные каналы предположительно играют роль сигнализации, передавая информацию о несанкционированном вторжении на объект в случае их нарушения.
   - Почти всё верно, - с удовлетворением ответил Ульг, - за исключением того, что около пола проходят не три, а два канала.
   - Три, - поправила девушка.
   - Два, - возразил маг, - и я их сам регулярно обслуживаю, обновляю и подпитываю энергией.
   - Три, причём два из них имеют следы недавнего вмешательства - вероятно, той самой энергетической подпитки, и один слабый, почти совсем незаметный, но до сих пор продолжающий выполнять свои функции.
А, быть может, этот третий канал изначально предназначался для работы в условиях слабых и очень слабых энергетических полей. Точнее не скажу, эту информацию нужно узнавать у разработчика установленного в подземелье функционала.
   - Всё, всё, я тебе верю! - согласился с утверждением демоницы маг. - Теперь осталось посмотреть, насколько хорошо ты управляешься с оружием, и можно готовить принца к походу!
   Тем временем впереди посветлело - троица подошла к выходу из подземелья.
  

***

  
   Разговор, который никто не мог подслушать...
   - Линка, какими судьбами? Ты уже не пленница своего собственного мира?
   - О полной свободе говорить пока рано, - поправила собеседницу девушка, - мне нельзя надолго покидать Эдем. Вопрос не в наказании - оно давно уже снято, да и не наказание то было, а в некотором роде принудительное лечение. Однако мне пришлось пойти на вынужденный шаг, покинув свой мир - потребовалась твоя помощь, Силь.
   - С тобой что-то случилось?
   - Со мной - ничего, но помощь может потребоваться моей дочери. Вернее, не столько помощь, сколько незаметный контроль за ней и подстраховка в случае возникновения опасных для её жизни ситуаций. Да, я не сказала тебе самое главное - она сейчас в Ривийском эмирате.
   - Но это же... Это мой мир! Как она сюда попала?
   - Ты не поверишь, Силь! Два каких-то мага-самоучки из Ривии умудрились самостоятельно построить межмировой портал и выдернули Яну прямо из дома. Буквально из постели.

   - И она позволила порталу себя переместить?
   - Она ещё неинициированная, Силь, поэтому не смогла разглядеть привязку к раскрывшемуся порталу и воспрепятствовать перемещению.

   - Как такое получилось, смогла разобраться? Ведь даже я не знаю координат твоей вселенной, а что тогда говорить о местных аборигенах! Хотя не могу не признать, что среди наших дальних родственников иногда рождаются настоящие самородки.
   - Разобралась сразу же, как только почувствовала факт активации портала и собственно процесс переноса. Эти маги оказались действительно весьма и весьма талантливыми представителями местной человеческой популяции. Правда, задуманное у них получилось не столько вследствие точных расчётов, сколько благодаря редкому стечению обстоятельств.
Как говорят некоторые люди - роковая случайность... Оказывается, они использовали крайне редкую на Натане и запрещённую в Ривийском эмирате магию крови, воспользовавшись для задания конечной точки построения портала содержащейся в геноме каждого одарённого уникальной цепочкой генов - своеобразной родственной меткой. Не зная координат моей вселенной, экспериментаторы подставили в портальный конструкт данные, взятые из собственного генома и слепка аурной составляющей попавших к ним в руки артефактов. С учётом того, что в описании призываемого абонента дополнительно содержалось множество специфичных требований, которыми не обладает ни один из живущих в этом мире людей, зато имеется основанная на крови одарённых привязка к моей сущности, в конечную точку телепорта прибыла именно моя дочь, как наиболее похожее на меня геномом существо. Родная кровь, так сказать...
   - А почему не ты? Если, как ты говоришь, привязка была настроена именно на тебя? И, кстати, как местные маги смогли сделать на тебя привязку?
   - Меня из моей собственной вселенной не вытащит даже бог - кишка, как говорится, тонка, поэтому поисковое заклинание переключилось на ближайшего моего родственника по крови. А сделать привязку на меня помогла сохранившаяся в древних записях местных жителей информация о рунах, выбитых на когда-то посвящённом Метаморфозе алтаре.
Оказывается, древняя комбинация рун, завязанная на мой аватар, до сих пор способна указать место, в котором я нахожусь. Одна из разновидностей портала призыва... Вот так и переместилась Даяна из Эдема прямиком в Асуру.
   - Но это же целый океан энергии! Откуда живущие здесь маги нашли столько силы для реализации задуманного?
   - Хм... К сожалению, определённую роль здесь сыграли грехи моей молодости. Помнишь, как я в своё время повеселилась в Ривийском эмирате? Оказалось, что отец не смог полностью зачистить следы моей бурной деятельности, и кому-то удалось сохранить несколько осколков уничтоженного алтаря кровавой богини. Моего алтаря. Осколки настолько насытились энергией, что превратились в артефакты-накопители. Используя эти осколки, магам удалось активировать руну портала и выдернуть в свой мир абонента, чья энергия оказалась родственной энергии артефактов, а геном максимально соответствовал геному богини Метаморфозы.
   - Слушай, но почему именно твоя дочь? Да, если совпали геном и аурная матрица твоей собственной силы, то выбор поискового конструкта с высокой долей вероятности остановится или на тебе, или на твоих потомках. Призвать тебя, как я уже поняла, не удастся никому, за исключением, быть может, нашего отца, и артефакт в этом случае сработал на твоей дочери. Однако сомневаюсь, что целью местных горе-экспериментаторов была именно она.
   - И ты полностью права! Всему виной сложившиеся в этом мире мифы, легенды и суеверия, которыми за прошедшие века оказалась окутана личность кровавой богини. Кому-то из власть имущих взбрело в голову призвать в Асуру инфернального демона, посчитав, что я сама именно оттуда, а в качестве привязки к плану Инферно использовать привязку к моему текущему месту обитания.
   - Демонов не существует! Да и миры инферно - это всего лишь сказки нашей далёкой родины, каким-то случайным образом нашедшие своё отражение в местном фольклоре.
   - Но люди-то этого не знали! Что поделать - местных жителей подвела уверенность в том, что написанные на истинном языке древние книги, чудом сохранившиеся единичные экземпляры которых они хранят как зеницу ока и считают самым главным своим сокровищем, содержат лишь истинные знания. Аборигенам даже невдомёк, что наши предки, как и обычные люди, тоже любили сказки, и не все наши книги являются научно-технической и учебной литературой. К тому же демонов не существует конкретно в этом мире - сущности, которым людьми приписываются демонические черты, вполне возможно, могут где-нибудь и существовать.
Да даже я способна, особо не напрягаясь, создать полноценного демона из человеческих легенд, причём не единичный экземпляр, а вполне жизнеспособную демоническую расу.
   - А какое отношение к демонам имеет твоя дочь?
   - Она метаморф, Силь. Полноценный метаморф, как и её мать. Ты, надеюсь, ещё не забыла, как звали меня в этом мире?
   - Такое разве забудешь... Твоим именем до сих пор пугают маленьких детей, а служителей культа богини Метаморфозы убивают без суда и следствия по одному лишь подозрению в причастности к запрещённому культу. Впрочем, в последнее время безумцев, готовых объявить тебя своей богиней, давно уже не попадалось.
   - И хвала создателю! Такой славы мне и даром не надо, до сих пор последствия расхлёбываю.
   - Всё оказалось настолько плохо?
   - Намного хуже, чем даже в самых оптимистичных прогнозах отца. Я потратила двадцать тысячелетий, пока полярность моего дара хотя бы приблизилась к нейтральной. Лечение продолжается до сих пор и съедает большую часть моего свободного времени, которого у меня и без того не так уж и много. Тратить дополнительные тысячелетия на собственное лечение в то время, когда уже почувствовала вкус свободы, у меня нет ни малейшего желания.
   - Так всё же какое отношение к призыву имеет твоя дочь-метаморф? Призывали, как я поняла, демона...
   - Призывали демоническую сущность. Демоны, по преданиям, обладают теми же силами, что и боги, только сила их имеет обратную божественной полярность. Как ты знаешь, именно такой силой были заполнены осколки моего алтаря - они впитывали в себя эманации боли и ужаса жертв, посвящаемых богине Метаморфозе. Дочь моя, обладая способностями метаморфа, способна принять любой внешний облик, в том числе и предполагаемый облик демона. Потенциально Даяна обладает силой, которую местные аборигены считают божественной. Ну, или демонической - если не обращать внимания на полярность. Ошибка в заклинании вполне допустима, тем более что это даже не ошибка, а статистическая погрешность - пока моя дочь не инициирована, её спящая сила имеет нейтральную полярность. Таким образом, все основные требования к объекту переноса оказались выполнены.
   - Только я не поняла про внешность...
   - А что здесь непонятного? В заклинание оказалось влито столько моей силы из осколков алтаря, что внешность Даяны, подчиняясь мыслям и желаниям призывателей, поменялась и обрела демонические черты. Всё согласно каноническим стереотипам - её тело обзавелось рогами и хвостом, а волосы изменили цвет, окрасившись в багровый.
Про множество мелких изменений типа красных увеличившихся глаз с вертикальным зрачком, заострённых ушей, отливающей краснотой кожи, демонических черт лица и гиперсексуальной фигуры, от вида которой у любого здорового половозрелого мужика отваливается челюсть, расширяются глаза, текут слюни и начинается нервный тик, я уже не говорю. Причём без использования своего дара девочка не сможет вернуть себе изначальный облик - изменения закрепились на генном уровне.
   - А откуда ты знаешь об этих изменениях?
   - Так я сама их видела - Яна, оказавшись в незнакомой обстановке и столкнувшись с агрессивно настроенными аборигенами, поначалу испугалась и послала мне зов о помощи.

   - А почему ты не помогла? И почему обращаешься за помощью ко мне?
   - Вмешаться - не проблема. Но я неожиданно подумала, что всё, что ни делается - делается к лучшему. Даяна - вполне взрослая девушка, уже давно отметившая своё тридцатилетие, однако до сих пор в душе остаётся маленькой тепличной девочкой в неснимаемых розовых очках. Её жизнь похожа на сказку - девушка не испытывает недостатка ни в чём. Она одета, обута, накормлена, окружена лаской и родительской заботой. Мало того - моя дочь ничего не предпринимает для того, чтобы вырваться из окружающего её райского сада. Да и зачем, ведь Яну такая жизнь полностью устраивает. Процесс взросления девочки, на мой взгляд, неоправданно затянулся, и ей не помешает хорошая встряска. К тому же имеется вероятность того, что экстремальные условия, сопровождающиеся стрессовой обстановкой, поспособствуют пробуждению её энергетического резерва. В спокойной домашней обстановке этого момента, боюсь, можно ждать тысячелетия.
   - Ты желаешь, чтобы дочь повторила твою судьбу?

   - Нет, настолько жестоко поступать с ней я не хочу, но и познакомиться с реальной жизнью девочке не помешает. К тому же, если неожиданно выпала такая уникальная возможность - нельзя упускать момент...
   - Так какую задачу ты хочешь поручить мне?
   - Я хочу, чтобы моя дочь попыталась выпутаться из сложившейся ситуации сама, мозгов у девочки для этого вполне достаточно. На всё про всё у неё, по моим прикидкам, должно уйти лет пять-шесть, не более, включая учёбу принца и дорогу туда-обратно. От тебя требуется лишь контролировать, чтобы ситуация никогда не приближалась к критической, и в случае реальной опасности для жизни или психического здоровья Даяны принять соответствующие меры. Причём мелкие неприятности, даже сопровождающиеся не слишком серьёзными травмами, девочка должна преодолевать самостоятельно, иначе опыта взросления она не получит.
   - Метод обучения плаванию путём выбрасывания из лодки посреди озера с ледяной водой?
   - Примерно как-то так. Ну, так что, поможешь своей племяннице? От тебя требуется лишь проследить, чтобы Яна не получила глубокой моральной травмы или смертельной раны и по возможности сумела активировать свой энергетический резерв. Тебе даже не придётся наблюдать за ней постоянно - незаметно привязать к объекту несложный медицинский конструкт, отслеживающий физическое и психическое здоровье пациента, не составит для тебя особой сложности.
   - Я согласна помочь своей племяннице, но ты будешь мне должна!

   - Для тебя - всё, что угодно!
   - Что угодно - не надо. Просто не забудь, что у тебя тоже есть племянники и племянницы, и им тоже рано или поздно предстоит пройти инициацию. К тому же ты могла бы познакомить свою дочку с моими сорванцами - вдруг у них что-нибудь, да сложится. Если бы ты знала, как тяжело подобрать детям хорошую пару...
   - Почему бы и нет? Всё возможно, но пока не стоит загадывать так далеко вперёд - всему своё время. Сейчас надо проследить, чтобы моя девочка сломала барьер своего резерва, и с ней при этом ничего не случилось. Ничего серьёзного, я имею в виду. Но острых ощущений и ярких впечатлений от пребывания в этом мире она должна получить по максимуму!
   - О, уж это я ей обеспечу! А не справлюсь сама - подключу к веселью маму, уж она-то точно не пропустит такого приключения!

  

***

  
   Выйдя из дворцовых подземелий, троица растерявших за время путешествия по заброшенным коридорам столичный лоск и донельзя проголодавшихся людей, если, разумеется, демона кто-то рискнёт посчитать за человека, тут же направилась к расположенным неподалёку постройкам, предназначенным для проживания многочисленных дворцовых слуг. Решение было вынужденным - перед аудиенцией у правителя демоницу требовалось одеть и накормить, к тому же сама она заявила, что никуда не пойдёт, пока не примет ванну, не оденется в подобающую одежду и не приведёт в порядок свои волосы, которые, по заверению девушки, собрали на себе всю дворцовую грязь. По роскошному волосяному покрову демоницы этого, признаться, заметить не удалось, однако маги благоразумно спорить не стали - вставать между ванной и уставшей раздражённой девицей не рискнул никто.
   Купание неожиданно затянулось - жительница нижних миров, которой древние легенды приписывали любовь к огню, оказалась ярой поклонницей водных процедур. Слуги сбились с ног, исполняя многочисленные капризы гостьи - она оказалась неожиданно требовательной к чистоте и температуре воды, шампуням, ароматическим маслам и средствам для ухода за кожей лица и тела. Лишь через час умытая, причёсанная и разомлевшая демоница, одетая в расшитый затейливыми узорами красный атласный халат, шлёпая босыми ступнями по полированному паркету и оставляя на нём влажные опечатки маленьких изящных женских ступней, вышла в гостиную, где за накрытым столом её уже дожидались, сгорая от нетерпения, дворцовые маги.
Обед прошёл преимущественно в молчании - ни Ульг, ни Андар не решались отвлекать гостью от процесса поглощения пищи, обоснованно опасаясь, что в таком случае трапеза способна затянуться практически до бесконечности. Прецедент уже имелся - на заданный одним из магов вполне безобидный вопрос, касающийся существующего мироустройства, Дая отложила в сторону вилку, которой намеревалась наколоть очередной кусочек вымоченного в тагирском соусе перепелиного мяса, аккуратно промокнула салфеткой рот, и обстоятельно, не чураясь подробностей, изложила свою точку зрения на затронутую сотрапезником проблему. На изложение девушка потратила минут восемь, за время которых не притронулась ни к одному блюду. Закончив отвечать, она вновь взяла в руки отложенную ненадолго вилку, и неторопливо продолжила поглощать деликатесы.
   Наконец, под бросаемые магами нетерпеливые взгляды, с обедом было покончено, и девушка согласилась осмотреть приготовленные для неё наряды - указание найти соответствующую одежду для призванной демоницы было дано слугам сразу же, как только троица выбралась из подвала.
Андар тяжело вздохнул. Ульг без слов догадался об обуревающих коллегу чувствах - он тоже успел обзавестись семейными узами и отлично представлял, сколько времени может потратить на выбор одежды молодая красивая девушка, будь она хоть местная красотка, хоть житель таинственного инферно.
   К счастью, опасения придворных магов не оправдались - Дая очень быстро подобрала комплект одежды, который посчитала достойным, и предстала перед мужчинами одетой в походный костюм рейнджера пустыни. Свободного кроя песочного цвета кожаные штаны с накладными карманами, не стесняющие движения, лёгкие кожаные сапоги-мокасины с низким голенищем и утяжками-завязками, позволяющими обуви плотно облегать ноги, плотная кожаная куртка и широкий кожаный ремень составляли единый комплект, в котором все детали гармонично сочетались друг с другом. Правда, одежда, явно сшитая на юношу или низкорослого мужчину, оказалась девушке немного великовата, однако подвёрнутые рукава куртки оказались ей весьма к лицу, а широкий ремень штанов позволял несколько завысить линию талии, скрадывая некоторую несоразмерность. Довершали композицию светло-зелёный пятнистый плащ до пола, закрывающий спину демоницы и маскирующий её хвост, и такой же зелёный берет, прикрывающий изящные рожки. Удлинённые листовидные ушки девушки маскировала затейливо сделанная причёска, представляющая собой что-то среднее между неплотно заплетённой косой и распущенным хвостом. Получив утвердительный кивок девушки, маги, пристроившись с обеих сторон, направились на аудиенцию к эмиру.
  
   В то время, пока вызванная запретным ритуалом из глубин преисподней жительница Инферно принимала ванны и наслаждалась изысканной едой, сгорающий от нетерпения правитель Ривии принимал доклад начальника тайной канцелярии...

   - Ты обещал доложить о результатах призыва, Меллах!
   - Призыв прошёл успешно, мой повелитель! Вырванная из нижних планов демоница скоро предстанет пред ваши очи и будет служить вам, исполняя любую вашу прихоть.
   - Вы обещали призвать инфернальную сущность в качестве защитника для моего сына, и я полагал, что это будет могущественный демон, а не какая-то баба.

   Демон, демоница - какая разница? У рабов нет пола, мой господин - есть только обязанности.
   - И когда я увижу свою новую рабыню?
   - Сейчас её приводят в порядок, мой повелитель! Ритуал оказался слишком сложным, и вашей новой собственности требуется принять приличествующий столь важной аудиенции внешний вид. Как мне доложили, демоницу уже успели искупать, подобрать ей одежду и в настоящее время кормят, после чего приведут к вам.
   - И сколько мне ждать? Не много ли чести для рабыни?
   - Мой господин, работа по принуждению никогда не сравняется по своей эффективности с добровольно возложенными на себя обязанностями. Вы, разумеется, в своём праве, но я бы посоветовал не слишком давить на инфернальную тварь, предоставив ей некоторую видимость свободы - полагаю, что это в ваших же интересах. Степень зависимости призванной сущности от призвавших её магов мне неизвестна, поэтому я бы не рискнул всецело полагаться на узы подчинения, использованные при ритуале вызова. В конце концов, и сам ритуал проводился вашими магами впервые, а его последствия достаточно сложно прогнозируемы.
   - Сначала ты говоришь, что ритуал прошёл успешно, а теперь упоминаешь о каких-то там последствиях! Я не понимаю тебя, Меллах!

   - Я ни словом не обманул вас, мой господин! Ритуал действительно прошёл успешно, чему свидетельством находящаяся на территории вашего дворца демоница. Но обо всём остальном мы можем только догадываться - ритуал, повторюсь, проводился впервые. Его последствия ещё не изучены...
   - Придворные маги Ульг и Андар и благородная девица Дая из нижних миров! - зычный голос вошедшего в зал привратника вынужденно прервал беседу эмира с начальником тайной канцелярии. Правитель умолк и перевёл взгляд на дверь, приготовившись увидеть то, что ожидал увидеть ещё несколько часов назад, и ожидания его не обманули - увиденное несколько отличалось от того, к чему он подспудно готовился.
   Двери в малый приёмный зал медленно распахнулись, и взору эмира предстала одетая в костюм пустынного рейнджера неземной красоты молоденькая девушка в сопровождении его придворных магов, совсем не похожая на демона Инферно - по крайней мере, в том виде, в котором правитель себе их представлял.
На лицах магов застыла маска виноватого смущения, из-за чего эмир стал подозревать, что призыв прошёл не совсем так, как планировался. Это же подтверждала и фраза привратника, который никак не мог назвать рабыню благородной девицей. Правитель Ривии был далеко не глуп - не обременённые интеллектом личности не могли столь долго занимать трон одного из двух самых развитых государств Натаны, - поэтому он прислушался к словам своего верного подчинённого, занимающего один из самых важных постов, и не стал открыто выражать недовольство. По крайней мере, не в первые минуты знакомства. Вместо этого он, изобразив на лице радушную улыбку, сказал, обращаясь к незнакомке:
   - Рад приветствовать вас в своём дворце, госпожа Дая! Не окажете ли мне честь, поведав, как прошло путешествие?
   Фраза сопровождалась жестом, предлагавшим девушке занять единственное кресло, установленное перед подножием эмирского трона. Нимало не смутившись, девица, соблазнительно покачивая бёдрами, неспешно подошла к креслу и полным грациозности движением расположилась в нём, вальяжно откинувшись на высокую кожаную спинку. Ульг и Андар молча проследовали за своей спутницей, встав за спинкой кресла.
   - Путешествие прошло ужасно! - немного поёрзав и устраиваясь поудобнее, ответила Дая, улыбнувшись, сняв с головы берет и обнажив небольшие изящные рожки, задорно пробивающиеся сквозь густую гриву уложенных в незамысловатую причёску багрово-красных волос. - Я сейчас не стану вдаваться в юридические тонкости вопроса и напоминать всем собравшимся, что насильственное перемещение разумного из одного места в другое без его на то согласия обычно классифицируется как похищение и уголовно наказуемо в большинстве цивилизованных миров.
Я лишь напомню, что потерпевшая сторона, к которой я без сомнений причисляю себя, имеет право требовать компенсации за причинённые неудобства, и этот вопрос предлагаю решить одновременно с возникшей у вас проблемой.
   - Хм... Девочка, а ты, случайно, не заигралась? - холодом в словах эмира можно было замораживать лёд - настолько контрастно изменилось его первоначальное отношение к демонице.
   - Надеюсь, что нет, - улыбка исчезла с лица девушки, сменившей вежливый стиль разговора на тот, что продемонстрировал эмир. - Твои люди, правитель, попросили меня о помощи, которая потребуется одному из твоих отпрысков. Или они ошибались?
   А стоявший за спинкой кресла Андар, бросив виноватый взгляд на эмира, добавил, опустив взгляд в пол:
   - Ритуал прошёл не совсем так, как мы планировали, повелитель. Наложить плетение подчинения нам не удалось.
   - То есть сидящее передо мной отродье Инферно не связано никакими клятвами? - грозно переспросил мага правитель.
   - Долг вашей страны передо мной только что значительно вырос, - спокойно прокомментировала слова эмира демоница, глядя правителю прямо в глаза.
- Однако, быть может, ты всё же выслушаешь своего мага до того, как объём сказанных в мою сторону оскорблений превысит критическую величину?
   - Говори! - бросил короткое слово в сторону Ульга эмир, старательно отводя взгляд от демоницы.
   - Вызванная нами из иных планов бытия инфернальная сущность, назвавшаяся Даей и принявшая в нашем мире внешний облик, который мы и имеем возможность сейчас наблюдать, согласилась предоставить в известном нам деле посильную помощь. Взамен она желает, чтобы мы обеспечили для неё комфортные условия проживания до момента, когда она сможет вернуться домой.
   - То есть речь фактически идёт об обычном найме?
   - Если рассматривать ситуацию с этой стороны - то да, выдвинутые нам условия больше всего походят на договор наёмников.
   - И что хочет за свои услуги призванная наёмница? - не скрывая сарказма, спросил мага эмир.
   - На этот вопрос лучше всего отвечу я сама, - вклинилась в разговор демоница. - Заказчик обязан обеспечить мне комфортные условия проживания на весь срок моего нахождения в этом мире - хорошо кормить, нормально одевать и обеспечивать местом для ночлега. Я не потребую чего-то выдающегося, но еда должна быть качественной и вкусной - за ориентир можно взять то, чем в вашей стране питаются богатые аристократы. Та одежда, которая в настоящее время одета на мне, вполне соответствует моим потребностям, но одного комплекта, как вы сами понимаете, для нормальной жизни недостаточно, да и размерчик явно не мой. Насчёт крова над головой, подозреваю, могут возникнуть определённые проблемы, связанные со спецификой предстоящей работы, но на первое время меня устроит кров примерно такого же качества, что будет обеспечено наследнику эмира, которого, если слова ваших магов соответствуют действительности, я должна охранять. Да, и некоторую сумму денежной наличности тоже не мешало бы выделить - любая девушка должна иметь возможность удовлетворить свои мелкие прихоти, и я в этом смысле не являюсь исключением. Вот, кажется, и всё - как могут заметить собравшиеся, мои основные требования далеко не обременительны для правителя могущественного государства, а мелочи можно будет обсудить потом.
   - Весьма скромные требования, госпожа, - подумав, признался эмир, посчитав за лучшее вернуться к вежливо-официальному стилю беседы.
   - Мне достаточно, - пояснила свои слова девушка. - Слишком завышенные условия лишь разожгут соблазн их не выполнить. Я забочусь о вашем личном времени - не хочу, чтобы вы потратили его на поиск возможностей обойти условия нашего договора.
   - Быть может, смысл ваших требований кроется в деталях? Вдруг вы захотите менять наряды каждый день или потребуете изысканные яства, которые даже наши аристократы заказывают лишь по большим праздникам?
   - В дороге, насколько я понимаю, у нас не будет ни походного ресторана, ни элитного магазина модной одежды, поэтому строить подобные предположения, по меньшей мере, некорректно. Разумеется, меня не устроит грубая пища, какой у вас, без сомнения, питаются простые крестьяне и ремесленники, но и чего-то редкого или изысканного я не потребую. Повторюсь - еда должна быть вкусной и питательной, этого достаточно. И, чтобы в дальнейшем не возникало взаимных претензий, я могу прогуляться с вашим доверенным лицом по местным заведениям общественного питания и попробовать основные блюда местной кухни, дав комментарий каждому. Тот же подход и к одежде - она должна быть добротной, удобной и красивой, причём основной упор я делаю не на красоту, а на функциональность. Я не зря из богатого гардероба, предложенного мне на выбор, отобрала именно то, что одето на мне сейчас. Менять наряды каждый день я не планирую, но и проделать всё путешествие в одном комплекте тоже не собираюсь. Думаю, двух-трёх комплектов походной одежды на все случаи жизни будет достаточно до тех пор, пока мы не выберемся в обжитые места. Как только я появлюсь в крупном городе, мне понадобится нормальное платье, причём не одно.
   - Сколько?
   - Думаю, как минимум три. Причём я говорю о тех, которые не стыдно одеть. Стоит одному наряду прийти в негодность, он должен быть заменён на аналогичный, не хуже.
   - Итого - шесть комплектов качественной одежды.
   - Возможно, их окажется несколько больше - семь, восемь... Быть может, общее количество увеличится до десятка-другого, но это лишь в том случае, когда у меня появится возможность их хранить. Обзаводиться кучей тряпок в походе я явно не планирую.
   - Хотелось бы услышать ваши пожелания о финансовой стороне договора. Сколько денег вы хотите получить за свою работу?
   - Примерно на уровне расходов среднего ривийского аристократа. Это не слишком завышенное пожелание с моей стороны?
   - Дорого, но приемлемо. Когда вы хотите получить свои деньги?
   - Ежедневная оплата вас устроит? По факту выполненной работы, так сказать.
   - Работа ещё не сделана...
   - Наёмник получает оплату за каждый день найма вне зависимости от того, чем занимается наниматель. Первый день уже практически прошёл.

   - Наёмник и получает значительно меньше, чем запросили вы.
   - Это смотря какой наём. Но не будем придираться к словам и числам - суть, полагаю, вы уловили.
На следующий день следует оплата за предыдущий.
   - В принципе, условия нас устраивают. И если это всё...
   - Нет, не всё - вы забыли о нескольких мелких пожеланиях, которые тоже можно рассмотреть прямо сейчас.
   - Озвучьте, что ещё вы хотите, - поморщился эмир.
   - О, совсем немногого, - улыбнулась демоница. - Мне потребуется несколько дней на то, чтобы ознакомиться с укладом местной жизни, посетить столичные достопримечательности, магазины, рестораны. В них, кстати, я попробую местные блюда и сообщу, что из предлагаемого рациона больше всего подойдёт для моего питания. И самое главное - я желаю посетить храмы местным божествам, поговорить со жрецами и узнать как можно больше о местном божественном пантеоне.
   - Но у меня сложилось впечатление, что вы и так хорошо его знаете, - вставил реплику Андар.
   - Возможно, но лучше убедиться в этом лично. Во избежание непоправимых ошибок, так сказать, - улыбнулась девушка.
   - И это всё? - начиная проявлять признаки нетерпения, переспросил посетительницу эмир.
   - Надеюсь, что всё, - подтвердила демоница. - Возможно, я что-то забыла и вспомню позже, но то, о чём я промолчала, или подразумевается само собой, как, например, походные вещи, или столь незначительно, что не стоит даже упоминания в разговоре с правителем.
   - Тогда остался всего один нерешённый вопрос, - сказал эмир, - насколько вы подходите для выполнения поставленной задачи. Скажите, как вы сами оцениваете собственные боевые способности?
   - Вы хотите узнать, смогу ли я защитить вашего сына в предстоящем путешествии?
   - Вы поразительно догадливы, госпожа.
   - Вопрос, конечно, интересный, - прикрыв в задумчивости глаза, ответила девушка, - и на него нельзя ответить однозначно. Как мне рассказал один из ваших придворных магов, в спутники своему сыну вы рассчитывали найти боевого мага.
   - Мой маг сказал правду.
   - Тут я вас разочарую - магией я не владею...
   - Как?! - привстав с трона, воскликнул эмир. - Я думал, что все демоны владеют магией!
   - Я не демон, - усмехнулась девушка. - И я надеялась, что вам об этом уже известно. Ваши маги, кстати, об этом знают практически с самого ритуала призыва.
   - Мой господин, - запинаясь от волнения, затараторил Ульг, пытаясь оправдаться. - Сидящая перед вами сущность, как вы смогли заметить, обладает всеми присущими демонам чертами, включая рога и хвост. Если кто-то ходит на четырёх лапах, выглядит как кошка, имеет хвост и мяукает, то это, несомненно, кошка. Сидящая перед вами госпожа Дая может и не считать себя демоницей, однако все демонические признаки, так сказать, налицо. Почему данный конкретный экземпляр инфернальной сущности не обладает магией, нам неизвестно, но легенды приписывают демонам небывалую живучесть, силу и быстроту реакции. Даже без магии любой демон стоит нескольких опытных воинов. Нам остаётся только испытать госпожу Даю в поединках.
   - Вы согласны сразиться с моими людьми, госпожа? - спросил эмир.
   - Бой будет учебным или реальным? - спокойно переспросила девушка.
   - А вы готовы провести реальный бой? - уточнил правитель.
   - Если вы выставите против меня боевого мага, и бой окажется для меня заведомо проигрышным, то я откажусь, - ответила демоница.

   - А если это будет бой с обычным противником, не владеющим магией?
   - Тогда он умрёт, - как что-то само собой разумеющееся, пояснила Дая.
   - Даже так... - задумчиво пробормотал правитель, откинувшись на спинку трона. - И с каким оружием вы намереваетесь победить?
   - Из оружия дальнего боя я неплохо обращаюсь с луком и метательными ножами. К оружию среднего боя, которым я владею на достаточном для применения в бою уровне, можно отнести шест, копьё, алебарду, хлыст, глефу, некоторые разновидности мечей и сабель, а также боевой цеп и кистень.
Короткий бой я предпочитаю вести парными кинжалами, ножами и боевыми серпами. Удовлетворительно владею кастетом - для этого оружия у меня слишком маленький рост и короткие руки. Есть ещё несколько десятков видов боевого оружия, во владении которым я далеко не новичок, но использовать его в качестве основного, пожалуй, не рискну.
   - Если бы вы выбрали комплект из трёх-четырёх единиц названного оружия, скомплектовав его так, чтобы перекрыть все дистанции, то что бы вы выбрали? - спросил эмир.
   - Лук, глефу, парные мечи и кинжалы, - подумав, ответила девушка. - Как я понимаю, этот вопрос вы задали неспроста?
   - Верно, госпожа, - облегчённая улыбка впервые после столь напряжённого разговора посетила лицо эмира, - это оружие вам в походе придётся нести на себе.
   - Именно на что-то подобное я и рассчитывала, - подтвердила демоница.
   - Тогда осталось только подтвердить ваши боевые навыки в поединке, и можете считать себя принятой на службу, - подытожил правитель, кивком головы подтверждая, что аудиенция окончена.
  

Глава 2
  
   Утро Дая встретила в огромной, накрытой балдахином кровати, занимающей почти половину спальной комнаты. Апартаменты, выделенные демонице молчаливым распорядителем дворцовых покоев, располагались на третьем ярусе гостевого крыла эмирского дворца, занимающего целый квартал в самом центре Асуры, и поражали редких обитателей своей вызывающей роскошью. Два обращённых на восток с видом на площадь семи дворцов больших витражных окна заливали комнату ярким светом восходящего солнца - наступающий день обещал быть безоблачным и, по примеру ушедшего, достаточно жарким. Лёгкий ветерок, врывающийся в комнату через полуоткрытые створки, неспешно колыхал ажурные занавески и нежными бархатными потоками прижимал их к стёклам, отчего весёлые солнечные зайчики, проникающие сквозь встроенные в рамы разноцветные витражи, хаотично прыгали по стенам, заглядывая в открытую дверь ванной комнаты и жёлтыми росчерками пересекая гардеробную.
   Соблазнительно потянувшись, девушка легкомысленно позволила своему сознанию освежить воспоминания о насыщенном событиями вчерашнем дне, отчего на её лицо непроизвольно наползла довольная улыбка. Да и с чего бы ей быть недовольной - столь неожиданно начавшееся приключение, поначалу не сулившее его хозяйке ничего, кроме неприятностей, на поверку оказалось весьма захватывающим и, вырвав девушку из рутины размеренной домашней повседневности, обещало предоставить в будущем немало интересных событий - будет, о чём вспомнить.
К тому же, благодаря неожиданной щедрости эмира, практически всю вторую половину дня Дая посвятила самому важному мероприятию в жизни любой особы женского пола - походу по магазинам. На шопинг девушка отправилась сразу же, как только закончилась аудиенция у правителя, благо для этого похода ей выделили не только необходимые средства, но и, чтобы госпожа демоница не утруждалась переноской необходимого для покупок золота, - местный аналог кошелька на ножках. Им оказался среднего роста и невзрачной наружности плюгавенький мужичок, назвавшийся старшим помощником эмирского казначея. При этом мужчинка так сильно раздувался от осознания собственного величия, что, казалось, он вот-вот лопнет, и сей процесс не сдержит даже толстый кожаный ремень, удерживающий от выпадения из штанов солидное казначейское брюшко.
   Удовольствие от санкционированной самим эмиром прогулки лишь усиливала приданная в сопровождение демонице охрана, состоящая из пары похожих, как братья, рослых воинов-гвардейцев. Закованные с ног до головы в прочную и тяжёлую даже на вид стальную броню, вооружённые короткими копьями с широкими листовидными наконечниками, которыми так удобно не только колоть, но и рубить, воины представляли собой грозную боевую единицу, способную обеспечить объекту охраны безопасное путешествие по любым, даже самым неблагополучным уголкам столицы.
Из дополнительного оружия на бёдрах охранников, плотно притянутые ремнями, висели длинные кинжалы в прочных деревянных ножнах, а на протянувшейся поперёк груди перевязи отливали серой дымчатой сталью метательные ножи. Так и хотелось сказать - бойцы были вооружены до зубов, - но зубы у гвардейцев всё же остались в естественном, природном состоянии. Впрочем, судя по зверским рожам явно побывавших не в одной переделке громил, если дело дойдёт до рукопашной - то и зубам найдётся применение...
   Такие мысли гуляли в голове Даи лишь до ближайшего магазина, которым очень удачно оказался салон элитной обуви, явно ориентированный на тугие кошельки местных аристократов. Там девушка зависла надолго, перебрав почти всё, что предлагал расторопный хозяин, ещё на входе оценивший и солидную охрану потенциальной покупательницы, и не выходящего из-под защиты охранников казначея, двумя руками обхватившего окованный стальными полосами небольшой, но даже с виду тяжёлый сундучок.
Сложность выбора заключалась в том, что представленную в магазине разнообразную обувь можно было охарактеризовать одним общим словом - изящная. В ней не стыдно было бы оказаться на приёме у самого эмира, а Дая собиралась подобрать что-нибудь одновременно и красивое, и практичное. Что-то такое, что не только стильно выглядит, но и не развалится в первую же неделю путешествия - к предстоящему походу демоница решила подготовиться основательно. К тому же, в отличие от мужчин, привычных носить дополнительную броню даже на ногах, девушка не хотела обременять себя в пути тяжеловесной защитой, возложив функции ножной брони на обувь. Таким требованиям частично могли бы удовлетворить прочные высокие сапоги из подбитой металлом специально выделанной кожи - примерно как на сопровождавших её мужчинах-охранниках, если бы эти сапоги изготовили по стилю и дизайну представленных на витринах и полках выставочных экземпляров. Но именно таких сапог в магазине не наблюдалось...
   И вот примерно через час непрерывного перебора товара Дае наконец-то удалось отыскать в дальнем, заброшенном углу салона примерно то, что она искала - не слишком тяжёлые, достаточно привлекательные и в то же время добротно сшитые, подбитые стальными набойками и украшенные по верху кожаной вышивкой с меховой оторочкой охотничьи сапоги с высокими голенищами и двойной шнуровкой. Сапоги явно шились на заказ для какого-то аристократа, по-видимому, не чурающегося долгих походов, но желающего выглядеть в них так же богато и стильно, как столичные модники. Правда, размер найденной обуви оказался значительно больше требуемого - девушка могла бы нырнуть в один сапог обеими ногами, и ещё осталось бы место для небольшой детской ножки.
   Удручённо покачивая в руках приглянувшимся творением сапожных дел мастеров, Дая всё же решила посоветоваться по поводу нужного фасона с хозяином магазина, но тот, быстрым взглядом окинув выбранный девушкой товар, осторожно спросил:
   - Девушка покупает обувь своему молодому человеку?
   - С чего вы так решили? - Дая с сожалением оторвалась от созерцания находящихся в её руках сапог.
   - Такую обувь, что вы сейчас с интересом рассматриваете, иногда покупают уходящие в долгий поход и при этом желающие солидно выглядеть богатые аристократы. Обычная обувь для повседневной носки, как правило, разваливается через неделю пути, а в дороге далеко не всегда имеется возможность воспользоваться услугами хорошего башмачника.
Правда, особым спросом подобные изделия не пользуются - богачи предпочитают прожигать свою жизнь в столице, где для них созданы все условия для комфортного времяпрепровождения.
   - Обувь для целей, которые вы только что назвали, нужна мне.
   - Хмм... - Смущённо пробормотал владелец магазина. - Девушке, особенно такой молодой и красивой, не пристало сбивать ноги в дальних переходах.
   - А если меня гонит в дорогу необходимость - что бы вы предложили? Изящное и лёгкое, как на женщину, но такое же стильное и прочное, как вот эта пара? - и Дая протянула мужчине сапоги, которые до этого так внимательно рассматривала.

   - К сожалению, на женскую ногу подобной обуви у меня нет... - принялся объяснять мужчина, но, увидев сразу же посмурневшее лицо потенциальной покупательницы, сбивчиво затараторил:
   - И, поверьте, её нет не только у меня - вы вообще не найдёте ни в одном магазине Асуры то, что ищете. Такая обувь шьётся достаточно редко, преимущественно на заказ, и только для мужчин.
   - И что же мне делать?

   - Выход один - шить на заказ.
   - Вы сошьёте то, что мне нужно?
   - Сошью, но эта работа обойдётся вам недёшево - штучные эксклюзивные изделия всегда в цене.

   - Хорошо, я согласна, - с облегчением вздохнула девушка.
   - Тогда изложите мне все предъявляемые к обуви требования. Что в итоге вы хотели бы получить?
   - Мне нужны прочные непромокаемые кожаные сапоги с высокими голенищами - так, чтобы доходили до колен, закрывая их спереди и боков.
Достаточно крепкие, чтобы выполнять роль доспехов, но в то же время не слишком толстые и не тяжёлые. Рассчитанные на то, что их хозяин, возможно, совершит продолжительное пешее путешествие.
   - Вес и прочность - взаимно исключающие друг друга требования, госпожа.
   - А вы постарайтесь совместить. Мне важно и то, и другое - не забудьте, что я планирую использовать сапоги как часть доспеха. Зато могу вас обрадовать - цена в данном вопросе по важности стоит на последнем месте.
   - Это меняет дело, госпожа. Задача из невыполнимой становится просто сложной. Какие-нибудь дополнительные пожелания имеются?
   - Помимо особой прочности и малого веса? Удобство. Стиль. Желательно предусмотреть возможность небольшой подгонки по ноге.
   - Каким именно образом?
   - На ваше усмотрение, но не в ущерб прочности и весу. К примеру, снаружи можно сделать шнуровку с клапаном, как на тех сапогах, которые я только что смотрела - в этом случае их всегда можно будет подогнать по ноге, чтобы не болтались. Разумеется, сама кожа должна выглядеть дорого и стильно. Вы сможете всё это обеспечить?
   От перечисления требуемого хозяин магазина надолго впал в ступор, однако, прикинув свои возможности, задумчиво ответил:

   - Полагаю, что да - смогу, но это будет очень сложно... Если бы не пожелание превратить сапоги в часть доспеха, то всё было бы значительно проще. Скажите, вы точно хотите заменить своей обувью броню для ног?
   - Это непременное условие, уважаемый, - с лёгким нажимом в голосе подтвердила свои пожелания Дая. - Я отправляюсь в долгий опасный поход, и присматриваю для себя соответствующее снаряжение.
   - Тогда в вашем случае обычная кожа, даже толстая и специально упрочнённая, не подойдёт - изготовленная из неё обувь окажется слишком тяжёлой, да и бронёй такие сапоги можно считать лишь с большой натяжкой.
Армирование стальными вставками только уменьшит гибкость и увеличит вес. Лишь шкура песчаного варана полностью соответствует заявленным требованиям, но она очень редкая и дорогая. К тому же придётся делать подкладку из замши, а это дополнительный вес... И всё же я возьмусь за изготовление, если вы согласны на эксклюзивный заказ.
   - И во сколько он обойдётся?
   - Точно сказать не могу - у меня нет ни самой шкуры, ни инструментов для её обработки.
   - Но вы же сапожник!
   - Вот именно, госпожа! Я шью обувь из кожи, а со шкурами песчаного варана работают бронники - они изготавливают из неё детали лёгкой и прочной брони. Эта шкура обладает уникальными свойствами - она почти такая же гибкая, как кожа, однако по причине покрывающих её чешуек очень прочная, совершенно не тянется и крайне тяжело обрабатывается. Стандартные ножи для раскроя её не возьмут - придётся брать в аренду у оружейников специальные пилы и абразивные диски для резки заготовок. Да и отверстия, по которым станут сшиваться детали обуви, придётся не прокалывать, а просверливать. Маловероятно, что у оружейников окажутся настолько тонкие свёрла, поэтому их придётся заказывать отдельно. Сверлильный станок мне, разумеется, тоже придётся арендовать.
   - Тогда, быть может, мне проще обратиться напрямую к оружейникам?
   - Попробуйте... Только сомневаюсь, что им удастся изготовить броню в виде модных изящных сапожек, пусть даже все необходимые для этого инструменты и материалы окажутся у них под рукой. Всё же для изготовления хорошей обуви требуются умения именно сапожных дел мастера.
   - Хорошо, назовите хотя бы примерную цену.
   - Двадцатикратную стоимость тех сапог, которые вам приглянулись изначально, вы сможете оплатить? - с надеждой спросил мастер, уже почуявший звон золота.

   - О деньгах не беспокойтесь - платит эмир, - рассеяла сомнения мужчины Дая. - Мне важен лишь конечный результат. Если он меня устроит - вы получите запрошенные деньги.
   - Даже так? - удивлённо переспросил продавец, в который раз покосившись на приютившегося у стены казначея в окружении вооружённых охранников, крепко обнимающего вожделенный сундучок с драгоценным металлом.

   И, вернувшись к деловому тону, спросил:
   - С материалом самих сапог мы определились, теперь перейдём к подошве. Какую вы предпочитаете?
   - Точно такую же, - Дая указала взглядом на сапоги, находящиеся в руках владельца магазина.
   - В этом случае сапоги получатся достаточно тяжёлыми, - задумчиво пробормотал продавец, внимательно осматривая толстую, в палец толщиной подошву из наборной кожи с небольшим каблуком, подбитую стальными набойками, защищающими носок и пятку сапога.
   - Если они окажутся хотя бы вполовину легче этой пары, то я как-нибудь это переживу.
Лишь бы выглядели изящными, - добавила девушка.
   - По этому поводу не сомневайтесь - внешне не отличите от обуви столичных модниц.
   - Тогда остался последний вопрос - когда вы сможете вручить мне готовое изделие? С учётом срочности заказа?
   - Если сниму мерку и займусь изготовлением прямо сейчас - думаю, дней за десять управлюсь. Можно было бы и быстрее, но отдавать подмастерьям столь ответственный заказ я откровенно опасаюсь...
  
   Снятие мерок заняло не слишком много времени. Убедившись, что казначей выдал владельцу магазина солидный аванс, изрядно облегчивший сундучок, демоница с удовлетворением покинула элитный обувной магазин, чтобы буквально через сотню шагов нырнуть в другой - на этот раз торгующий одеждой.

   Во втором магазине девушка задержалась недолго - несмотря на богатый выбор роскошных женских нарядов, подобрать что-нибудь подходящее для похода ей не удалось. Неудача постигла её и во втором, и в третьем магазине.
   Когда девушка, так ничего и не купив, выходила уже из четвёртой по счёту лавки готовой одежды, к ней осторожно обратился казначей, на мгновение вынырнувший из-за спины охранника:

   - Госпожа, вероятно, ищет добротную походную одежду в комплект тем сапогам, которые только что заказала?
   - Ты хочешь мне что-то посоветовать? - Дая сразу же поймала мысль казначея.

   - Походную одежду в центре Асуры вы не найдёте, госпожа - здесь привыкли одеваться не наёмники, а богатые аристократы. Соответственно, любая представленная в находящихся в центре города магазинах одежда призвана информировать окружающих о достатке её обладателя. Те сапоги, на которые вы случайно натолкнулись в обувном салоне - скорее исключение, чем правило. Не сочтите за дерзость, но если вы готовы немного пожертвовать внешним видом в угоду практичности, то я порекомендовал бы вам потратить немного вашего бесценного времени и прогуляться до наёмничьего квартала. Он расположен на северо-востоке столицы, и до него не более получаса ходьбы быстрым шагом. Там вы сможете найти лавку, торгующую походной одеждой на любой вкус и достаток. Возможно, даже подберёте что-нибудь достойное заказанным вами сапогам. Правда, если в дополнение к одежде вы захотите обзавестись бронью, то придётся идти к бронникам и делать заказ на индивидуальную броню - подобрать готовые изделия под ваш размер будет крайне сложно.
   - А доехать до нужного квартала мы не сможем? - переспросила Дая, окинув взглядом несколько проехавших мимо крытых возков и карет. Центр Асуры вообще, к удивлению девушки, оказался весьма оживлённым местом - по улицам прогуливалось множество разряженных аборигенов обоего пола, а влекомые как лошадьми, так и обливающимися потом людьми повозки всевозможных форм и расцветок не сказать, чтобы образовали сплошной поток, однако попадались достаточно часто.
   - К сожалению, извозчики редко появляются вблизи площади семи дворцов - здесь прогуливается преимущественно столичная знать, а у неё имеется собственный транспорт, - ответил мужчина. - Мы могли бы вернуться во дворец и взять повозку, но по времени это окажется даже дольше, чем дойти пешком. Зато из квартала наёмников мы сможем вернуться на извозчике.
   - Тогда идём в наёмничий квартал, - согласилась Дая.
  
   Идти до нужного места действительно пришлось недолго, благо дороги в столице Ривии располагали к пешим прогулкам.
То, что нужно, Дая нашла в первом же магазине, на который ей указал казначей. Неизвестно, по каким критериям мужчина выбирал торговую точку - то ли исходя из собственного опыта, то ли вследствие протекции владельца, однако костюм, похожий на тот, что был на ней, только более простой и подходящего размера, девушка смогла отыскать без проблем. С сапогами, которые окажутся готовы через десять дней, Дая полностью закрыла вопрос с комплектом походной одежды. Оставались броня и оружие, которые тоже можно было приобрести или заказать в квартале наёмников, но эти покупки было решено отложить на следующий выход в город - отпущенное на прогулку время подходило к концу, жаркое ривийское солнце, завершая свой долгий путь по небосклону, неумолимо двигалось к закату.
   Расплатившись деньгами эмира за покупку, которую довольный хозяин магазина обещал доставить посыльным прямо во дворец, девушка позволила казначею поймать извозчика и, вернувшись в центр столицы, на площадь семи дворцов, весь остаток вечера посвятила прогулке по городу, искренне наслаждаясь видами вечерней столицы. Заходящее солнце оранжево-багровыми лучами расцвечивало крыши домов, отражалось весёлыми бликами в застеклённых рамах, играло затейливыми тенями в кронах густо растущих вдоль бульваров деревьев и придавало неспешной прогулке ореол романтичности.
Вот только печатающие за спиной тяжёлый размеренный шаг бодигарды изрядно портили общий настрой...
   По пути Дае попадались не только лавки и магазины, но и выстроенные со столичным размахом роскошные храмы местным богам, один из которых Дая планировала навестить до начала похода. Дизайн культовых сооружений оказался весьма многообразен - от небольших храмов классической формы, больше похожих на дворцы какого-нибудь богатого аристократа, до монументальной, видной из любого уголка Асуры пирамиды главного храма, устремившей острие венчающего её позолочённого шпиля на невообразимую высоту. Однако девушка так и не успела заранее поинтересоваться местным пантеоном, поэтому, предварительно посоветовавшись с казначеем, решила пока отложить знакомство с практикуемым в Ривии культом, тем более что свободного времени для подобного мероприятия в ближайшие дни будет достаточно. Подготовка к предстоящему походу - дело непростое, она начнётся с завтрашних испытаний, а окончится лишь после того, как определится состав отряда сопровождения, и все его участники обзаведутся необходимым снаряжением.

   Уже в сумерках, устав и проголодавшись, девушка, сопровождаемая молчаливыми стражами и едва переставляющим ноги казначеем, бережно прижимавшим к груди изрядно полегчавший сундучок, вернулась во дворец, поужинала, умылась и завалилась спать...
  

***

  

   Калейдоскопом промелькнувшие в голове воспоминания о прошедшем дне заставили девушку повторить вечерний маршрут, но уже в обратном порядке - сначала ванная комната, потом короткий ритуал одевания и лёгкий завтрак, накрытый заботливыми слугами, терпеливо дожидавшимися момента, когда личная гостья эмира соизволит проснуться.
   Помня, что на утро назначены испытания, Дая оделась в купленную накануне одежду, решив заодно опробовать покупку и немного пожалев, что заказанная обувь окажется готова нескоро. Демаскирующий её хвост она предусмотрительно упрятала в одну из штанин, нацепив дополнительно поверх брюк броскую ярко-зелёную юбку-солнце, разом превратившую сугубо утилитарный костюм в модный наряд, а маленькие рожки скрыла замысловатой причёской и банданой из отреза ткани в тон юбке. За завтраком девушка не слишком усердствовала с едой - не зная, насколько тяжёлым физически выдастся день, она предпочла не забивать желудок. И оказалась права...
   Молчаливый страж - один из тех, что накануне сопровождали демоницу в прогулке по городу, - доставил девушку прямо к воротам двухэтажной солдатской казармы, полукольцом охватывающей небольшой учебный полигон. Полигон располагался минутах в двадцати быстрой ходьбы от дворца эмира на северо-восток столицы, которые Дая на этот раз проделала в крытой одноосной повозке с большими колёсами, влекомой парой белоснежных, как утренние облака, лошадей местной породы.
   Доведя спутницу до места назначения, охранник передал её с рук на руки пожилому офицеру с нашивками сотника и отчётливо заметной проседью в коротко стриженых волосах, вынужденному оторваться от плотного общения с выстроившейся перед воротами группой вооружённых бойцов, одетых в тренировочные доспехи и похожих внешностью на своего командира. Выглядел сотник весьма внушительно - к двухметровому росту и коренастой фигуре с короткой толстой шеей и мощными, развитыми мышцами плечевого пояса прилагалось грубое, как будто вырубленное начинающим скульптором из камня лицо с глубоко посаженными глазами, перебитым носом, топорщащимися в разные стороны ушами и тяжёлым подбородком. Короткий ёжик седых волос не скрывал давно зарубцевавшийся косой шрам на лбу от удара, сломавшего нос и чуть не оставившего мужчину без глаза.
   Офицеру успели доложить и о необходимости провести проверку воинского умения нового кандидата в личные телохранители эмира, и о появлении во дворце правителя очередной красотки, однако мужчина даже не предполагал, что речь идёт об одном и том же человеке. Да и никто бы не подумал, что стоящая перед ним юная девица на самом деле является воительницей, а не наложницей, что можно было бы предположить исходя из её выдающихся внешних данных. Критически осмотрев девушку с ног до головы и уделив особое внимание одежде незнакомки, ветеран коротко поклонился и, уткнувшись тяжёлым взглядом в закрытую банданой макушку, обратился к ней со словами:

   - Мне передали, что я должен испытать ваше воинское искусство во владении стрелковым, древковым и клинковым оружием, госпожа. Я не ошибся?
   - Нет, мастер, - вернула поклон Дая, уткнувшись взглядом примерно в район груди сотника.
   - Тогда с чего начнём?
   - Пожалуй, с мечей, - немного подумав, решила девушка, бросив пронзительный взгляд на остановивших тренировку и жадно вслушивающихся в разговор бойцов.
   - Какие доспехи будете одевать? - уточнил офицер.
   - Никакие. Я привыкла полагаться не на защиту, а на скорость.
   - Учебное оружие изготовлено из древесины и специально затуплено, госпожа, но умелый удар, нанесённый по не защищённому доспехами телу, способен сломать кости, покалечить, а то и убить, если вы не успеете его заблокировать, - попытался уговорить девушку сотник. - Оденьте хотя бы шлем и нагрудник.
   - Спасибо, что предупредили - я буду предельно внимательной, - улыбнулась Дая, - но доспехи станут сковывать мои движения, и я не смогу показать всё, что умею. К тому же в реальной схватке от доспехов мало толку - правильно поставленный удар, нанесённый хорошим оружием, пробивает любую защиту. Вам ли этого не знать?
   - Тогда перейдём к выбору оружия, госпожа. Каким мечом вы предпочитаете сражаться? - спросил мужчина, убедившись, что уговорить странную незнакомку ему не удастся.
   - Либо прямым, либо слегка изогнутым, - принялась подробно пояснять девушка. - Не слишком тяжёлым, но и не лёгким, как шпага.
У гарды толщина клинка должна составлять от двух до трёх пальцев и плавно уменьшаться к острию. Рукоять полутораручная, с уклоном в работу одной рукой, но с возможностью двойного хвата. Центр тяжести примерно в одной трети от основания лезвия...
   - Пожалуй, тогда вам лучше выбрать оружие самой, госпожа. Пройдёмте в оружейку, - офицер сделал приглашающий жест рукой и посторонился, давая девушке возможность пройти в сторону казармы, где находился арсенал с учебно-тренировочным оружием.
   - И надеюсь, что выданное мне оружие не окажется такими же дубинами, что я наблюдаю в руках у ваших бойцов, - добавила Дая, направившись в указанном направлении.
   - Вы зря беспокоитесь, - возразил сотник.
- Всё учебное оружие изготавливается из многослойной клееной древесины твёрдых пород со вставкой из пружинной стали и максимально приближено к параметрам боевого оружия. Баланс, длина, вес - совпадает всё.
   - И какова точность совпадения?
   - Относительная, - подумав, ответил мужчина. - Но для тренировки, как правило, больше и не требуется,
   Так, за разговорами, они и подошли ко входу в здание казармы, на первом этаже которого располагалась местная оружейка. Пройдя по длинному прямому коридору вслед за сотником, Дая зашла в одну из комнат, на которую ей указал встретивший посетителей ещё в вестибюле распорядитель, исполняющий одновременно роли и кладовщика, и завхоза. Указанное помещение оказалось просторным складом, до потолка заставленным стеллажами со всевозможным учебным оружием. Следовало отдать хозяевам должное - на складе царил идеальный порядок. На пронумерованных стеллажах, разбитые по типам и размерам, лежали тысячи учебных клинков, так что девушке оставалось лишь выбрать подходящий.
   Не торопясь отобрав несколько мечей, проверив их вес, длину и баланс, Дая упаковала их в найденный тут же, в оружейке, отрез плотной ткани и, поместив свёрток в выданный завхозом походный баул из грубой кожи, сказала сотнику:

   - Всё, я готова. Можно начинать учебный спарринг.
   - Вы хотели сказать - учебный бой? - уточнил мужчина, сразу же уловив суть незнакомого слова.

   - А я разве сказала иначе? - подняла бровь девушка.
   Сотник, промолчав, развернулся, вышел из здания и повёл непонятную девицу обратно на полигон, позволив ей нести выбранное оружие самой. Девушка не возражала - баул с отобранными ею мечами весил не так уж и много.
   - Перед вами десять бойцов, госпожа, - сказал офицер, заведя испытуемую на тренировочную площадку и остановившись перед десятком вооружённых деревянными мечами и экипированных в защитные доспехи рослых воинов, разбившихся попарно и сосредоточенно отрабатывающих приёмы.
   Солдаты по команде офицера сразу же прекратили тренировку, расслабились и принялись откровенно раздевать глазами незнакомку, тихо переговариваясь друг с другом и отпуская в адрес девушки сальные шуточки на грани непристойности.
   - С каждым из них вы проведёте по десять учебных боёв, - продолжил инструктировать девушку сотник, не обращая внимания на неприличные комментарии своих подчинённых. - По результатам схваток я определю уровень вашего мастерства.
Вы готовы?
   - Да, офицер, - ответила Дая, отсалютовав деревянным мечом, как пушинка взмывшим вверх, повинуясь небрежному движению руки владелицы.
   Испытание началось...
  
   Сами учебные бои внешне ничего интересного из себя не представляли - на каждую схватку девушка тратила не более нескольких секунд, завершая её одним или несколькими стремительными движениями руки, уверенно сжимающей рукоять тренировочного меча. Порхающий, как бабочка, клинок неожиданно для соперника поражал его в одну из не защищённых доспехами уязвимых точек и считался условно смертельным - гарантированно приводил к гибели в случае, если бы оружие оказалось боевым. При использовании деревянного имитатора клинка смертельных случаев, разумеется, удалось избежать, однако удары, наносимые девушкой стремительно и в полную силу, не дали её соперникам ни единого шанса не то что ответить, но даже просто успеть защититься от точных, идеально выверенных молниеносных атак. Десяти поединков не выдержал никто - большинство бойцов-ветеранов, не в силах продолжить бой, свалились на землю после первого же пропущенного удара.
   Критически осмотрев побоище, сотник значительно более уважительно, чем в начале мимолётного знакомства, поклонился девушке, после чего задумчиво спросил:
   - Вы их не сильно покалечили, госпожа?
   - Минут через десять-пятнадцать оклемаются, - ответила Дая, поигрывая клинком.
- Если не считать ушибов и болевого шока - ваши люди полностью здоровы. Синяки и гематомы, разумеется, сойдут через несколько дней, не раньше. Правда, во избежание возможных осложнений на это время тренировки для ваших людей желательно прекратить.
   - А бить как-нибудь поаккуратнее было нельзя? - переспросил мужчина. - Ведь с вашим умением можно было бы вообще обойтись без травм - обозначили бы по десятку ударов в защитные доспехи, и поединок закончился бы вашей безоговорочной победой.
   - Простите, офицер, но я не желаю полдня махать мечом, участвуя в целой сотне поединков - тогда я могу не только устать, но и вспотеть. А что может быть хуже для женщины, чем провонявшая потом одежда?

   - То есть весь вопрос в количестве схваток?
   - Совершенно верно, офицер, - обольстительно улыбнулась демоница, отложившая клинок в сторону.
   - А учебный бой со мной вы провести согласны? Только прошу - не так, как с моими бойцами. Давайте условимся бить только в грудь - тогда я смогу и ваши умения оценить, и не выбыть из схватки в первые же мгновения от случайно пропущенного удара. Выиграет победивший по очкам.
   - Ваша грудь защищена учебными щитками, а моя останется без защиты, - задумчиво ответила девушка, как будто разговаривая сама с собой, - следовательно, у вас будет возможность пропускать удары, а у меня нет... Тогда давайте договоримся так - десять пропущенных ударов в грудь, и вы признаёте себя проигравшим.

   - Подходит, - с удовлетворением согласился сотник, рассчитывающий взять реванш за сокрушительный разгром своих людей. Себя он заслуженно считал весьма неплохим мечником - мало кто из проживающих в Ривии мастеров мог сравниться с заслуженным ветераном эмирской гвардии в искусстве владения клинком.
   На этот раз поединок продолжался значительно дольше и напоминал скорее не избиение, а стремительный завораживающий танец. Оба соперника, учитывая добровольно наложенные на себя ограничения, стремительно атаковали, одновременно не забывая и о защите. Вернее, о защите заботилась преимущественно девушка - седовласый офицер, стремящийся достать неуловимую мечницу во что бы то ни стало, основные усилия сосредоточил на атаке. Дае приходилось крутиться как вьюну, чтобы не попасть под размашистые амплитудные удары, сыплющиеся на неё со всех сторон - искушённый в боях мужчина умело менял направление атаки, чередуя вертикальные, горизонтальные и диагональные удары со стремительными выпадами, призванными наколоть соперника на острие клинка. Однако девушка непостижимым образом подстраивалась под рисунок боя опытного бойца, перемещаясь так, что со стороны казалось, будто её деревянный клинок прилип к клинку соперника и живёт с ним одной жизнью, дышит одним воздухом, движется одной и той же траекторией. Ветеран эмирской гвардии отлично понимал, что сейчас творит его соперница - она, повторяя рисунок навязанного им стиля боя, связывает его клинок своим, не давая завершить ударом ни один из начатых им приёмов, плавно уводя клинок в сторону и стремительно контратакуя.
   Наконец, получив значительно больше десятка весьма чувствительных уколов в защищённую щитками грудь, сотник стремительным отшагом разорвал дистанцию и, отсалютовав девушке поднятым клинком, провозгласил:

   - Поединок закончен, госпожа!
   Учащённо дыша - всё же и для неё поединок оказался не из разряда лёгких, - девушка, опустив свой клинок, спросила:
   - И как вам моё умение, офицер? Я прошла испытание?
   - Вы сражаетесь намного лучше рядового бойца, госпожа, даже если этот боец далеко не новичок и имеет многолетний боевой опыт. Вынужден сказать - вы сражаетесь даже лучше меня, хотя я по праву считаюсь одним из лучших мечников эмирской гвардии и не один десяток лет обучаюсь владению клинком.
Чтобы оценить ваш потенциал ещё лучше, я подыщу для вас другого мечника.
   И, подозвав одного из своих солдат, сотник отослал его за каким-то мастером Лиссом, наказав привести его как можно быстрее. Дая, услышав очередное незнакомое имя, не придала ему особого значения, направившись к расположенной у входа на полигон скамеечке, где и устроилась с максимально возможным комфортом, отложив в сторону деревянный клинок и расслабленно откинувшись на дощатую спинку скамейки.

   Пока девушка отдыхала, офицер, наказав своим людям возобновить прерванную поединками тренировку, куда-то отошёл, однако вскоре вернулся, ведя за собой полтора десятка людей, вооружённых деревянными шестами с насаженными на их навершие войлочными шарами.
   - Вы утверждаете, что так же хорошо, как и мечом, владеете древковым оружием, - молвил сотник, подойдя к сидящей на скамеечке в расслабленной позе девушке и протягивая ей один из шестов. - Думаю, что тренировочный шест вполне способен заменить копьё, алебарду или глефу - принципы работы с ними достаточно похожи.
   - Испытание продолжается? - спросила Дая, поднявшись со скамьи, взяв в руки предложенный шест и принимаясь осторожно раскручивать его, проверяя балансировку.
   - Вы поразительно догадливы, госпожа, - поклонился воительнице офицер, добавив:

   - Условия поединков те же, что и с мечами - десять поединков с каждым из участников.
   - Но на этот раз участников несколько больше, - осмотрела будущих соперников девушка.

   - А разве вы не сможете проделать с тренировочным копьём то же самое, что и с мечом?
   - Тогда придётся снять с наконечника шеста защиту, а это уже чревато серьёзными травмами.
   - Если пообещаете не бить в опасные места - я сниму защиту с шестов.
   - Тогда мы окажемся в неравных условиях. Моё основное преимущество - скорость и работа по уязвимым точкам противника, а вы хотите меня его лишить.

   - Что вы предлагаете?
   - Защиту снимают все, причём как с шестов, так и с себя - так будет справедливо. Взамен никто из сражающихся не станет намеренно бить в опасные зоны, если удар с высокой степенью вероятности приведёт к травме.
   - А как мы станем определять степень травмоопасности удара?

   - А разве среди моих потенциальных соперников есть новички? - удивилась девушка. - Неужели хоть кто-то из ваших людей не знает, к чему приведёт наносимый ими удар?
   - Хорошо, работаем без защиты, - согласился офицер, - но это решение будет целиком на вашей совести, госпожа.
   - Тогда начнём, - сказала девушка, подхватив отполированное руками многочисленных предшественников древко и несколькими ударами деревянного меча смахнув с его концов войлочные накладки.
- Только я не стану биться с вашими людьми по отдельности - это слишком долго. Пусть нападают одновременно.
   Желание испытуемого - закон, и сотник дал добро на изменение условий схватки, решив посмотреть на работу воительницы против нескольких противников.
   Бой на шестах, имитирующих копья, оказался более продолжительным и значительно более зрелищным, чем предыдущие схватки. Сотник понимал, что закончить поединок одним стремительным уколом, как в поединках на мечах, девушке уже не удастся - не то в её руках оружие, и поэтому с интересом наблюдал, как таинственная незнакомка, появившаяся во дворце эмира неизвестно откуда, уверенно сражается с опытными воинами, на голову выше её ростом и как минимум вдвое тяжелее. Как никто иной, старый ветеран знал, что собственный вес воина в схватке на шестах являлся одним из немаловажных условий победы над соперником - само по себе тяжёлое и инерционное, древковое оружие неохотно давалось в руки лёгкому низкорослому бойцу. Разогнать его до скоростей, когда воздух на конце древка гудит от напряжения, можно лишь обладая немалой физической силой, а инерцию разогнанного древка способен сдержать лишь большой вес бойца. К тому же имитирующие реальное боевое оружие шесты были намеренно утяжелены на концах, где к ним полагалось крепиться стальным лезвиям. Эти особенности выбранного оружия, вне всякого сомнения, знала и таинственная воительница, так как, в отличие от предыдущих схваток на мечах, она почти не использовала колющие удары, взамен раскручивая свой шест до умопомрачительных скоростей и образовав вокруг себя гудящий расплывчатый ореол, от которого с треском отскакивали древки попеременно нападавших на неё бойцов.
Казалось, что так, уйдя в глухую защиту, девушка способна простоять вечность. Однако она сама не стала дожидаться, пока нападающие выдохнутся, и перешла в наступление, стремительно перехватив шест за один из концов и проведя мощный горизонтальный секущий удар по ненадолго замешкавшемуся перед ней противнику. Громкий звук столкнувшихся деревяшек, приглушённый вскрик, и один из мужчин, теряя шест, валится на землю, скрючившись в позе эмбриона и хватаясь за бок. Та же участь вскоре постигла ещё одного бойца, не успевшего ни отскочить, ни защититься от шеста воительницы, описавшего восьмёрку и змеиным хвостом щёлкнувшего по затаившемуся за её спиной противнику. Минус двое, и девушка вновь раскрутила своё оружие и закрылась внутри гудящей сферы.
   Нападающие, потеряв двух бойцов, стали осторожнее, и принялись, окружив девушку со всех сторон, поочерёдно атаковать её, пытаясь раздёргать и выявить брешь в казавшейся глухой обороне. Это решение оказалось ошибкой - четверо окруживших воительницу мужчин сами ограничили себе свободу манёвра, не в силах сделать ни шагу в сторону, дабы не попасть под дружественный удар. Все четверо вылетели из импровизированного круга меньше чем за десяток ударов сердца - девушка провела какой-то хитрый приём, предварительно за долю секунды синхронизировав траекторию своего снаряда с оружием одного из воинов, отчего шест воительницы будто бы приклеился к шесту противника. После чего, провернув древко двумя руками, девушка резко подкинула вверх оружие противника, растерявшегося от неожиданности и не сумевшего ничего ей противопоставить, тут же бросив другой конец своего собственного шеста в образовавшуюся брешь, в последний момент понизив траекторию летящего в подключичную впадину снаряда. Удар в верхнюю часть груди не повредил горло, но гарантированно вывел бойца из схватки, а сам шест, на обратном пути отведя в сторону летящее в хозяйку древко, смачно и размашисто впечатался в бок следующего противника.
Удовлетворённая ухмылка на лице дерзкой девицы, и ещё двое бойцов, не успевших отбить стремительно мелькнувшее хищное древко, отправились на землю вслед за своими товарищами.
   Ещё несколько раз воительница повторяла хитрый приём, ненадолго раскрывающий брешь в обороне противника, и количество сражающихся уменьшилось почти вдвое - опытные воины, несмотря на численное превосходство, так и не смогли найти брешь в обороне незнакомки и нанести ей хотя бы один удар. Посмотрев на подобное непотребство, сотник, задумчиво взвесив в руке оставленный девушкой деревянный меч, резко взмахнул рукой, отправив клинок в стремительный полёт прямо в голову сражающейся воительницы.
   Бросок офицера не достиг цели - летящий клинок постигла та же участь, что и шесты атакующих девушку бойцов.
Жалобно хрустнув, меч отлетел далеко от места схватки. Пошарив под ногами, мужчина нашёл небольшой камень и метнул его в грудь девицы, вложив в бросок всю мощь, какую только мог собрать. Защита у воительницы оказалась идеальной - камень постигла участь учебного клинка... Тем временем из схватки выбыл очередной боец, получивший хлёсткий удар наконечником шеста по внутренней стороне бедра и, разом охромев, покинувший площадку, чтобы перевязать травмированную ногу.
   - Схватка окончена! - гаркнул в гущу сражавшихся сотник, уже понимая, что и в сражении на шестах его бойцы не соперники пришлой воительнице.
Следовательно, девица так же отлично, как мечом и шестом, умеет сражаться и копьём, и алебардой. Где только она смогла научиться подобному искусству? И сколько же незнакомке на самом деле лет? Воительница выглядела юной девой, однако опытный боец, в совершенстве владеющий различными видами оружия, просто не может быть молодым - для овладения воинским искусством требуется время. Правда, молодому облику имелось и иное объяснение - возможно, в предках у незнакомки имелись могущественные маги, и девушка на самом деле значительно старше, чем кажется...
   И тут раздумья сотника оказались прерваны, причём не сказать, что неожиданно - этого известия мужчина ждал уже достаточно давно. Вернувшийся боец, коротко поклонившись, доложил своему командиру о выполнении порученного задания:
   - Господин сотник, подошёл мастер Лисс и спрашивает, зачем вы его с такой срочностью разыскивали.
   - Извинись перед мастером за то, что оторвал от дел, предупреди, что для него есть работа по специальности, вооружи тренировочными мечами и срочно веди сюда! - обрадовано воскликнул офицер, в удовлетворении потирая руки. Наступал момент истины - так ли уж хороша в пух и прах разделавшая и его самого, и подчинённых ему опытных воинов новая пассия эмира.
  
   О вызванном сотником бойце следовало бы рассказать поподробнее, однако многого о нём не знал, вероятно, никто ни в Ривийских эмиратах, ни в какой-либо другой стране Натаны, а сам он о своём прошлом рассказывать не любил никому, даже своим немногочисленным друзьям. Из чудом сохранившихся хроник до офицера дошло лишь то, что несколько столетий назад при дворе прадеда нынешнего эмира словно бы ниоткуда появился вооружённый двумя мечами, закреплёнными крест-накрест в перевязи за спиной, среднего возраста мужчина, назвавшийся мастером Лиссом. Появился, ища работу, которую правитель пришельцу, истребовав предварительно клятву верности, с радостью предоставил - мужчина действительно оказался непревзойдённым мастером клинка, адептом двуручной сентийской школы боя. Являлось ли названное мастером имя истинным, или мужчина, оказавшись в чужой стране, решил называть себя именно так, прознать так и не удалось. Впрочем, теперь это было уже и неважно - за прошедшие века то ли имя, то ли прозвище плотно приклеилось к воину, прославившемуся тем, что за всю службу он не проиграл ни одного поединка. Искусство работы мастера с клинками оказалось настолько высоко, что некоторые даже сравнивали его с легендарным Великим Яном, героем народного эпоса.
   Пожилой сотник впервые увидел прославленного мечника ещё будучи сам желторотым мальцом. Мастер Лисс, числившийся в армии кем-то вроде инструктора, гонял по полигону опытных солдат, составляющих костяк эмирской гвардии, как каких-то мальчишек, с потом и кровью вбивая в бойцов тонкости владения клинком.
   С тех пор прошли десятилетия. Тощий нескладный подросток вырос, заматерел и, не представляя более достойного для себя занятия, пошёл по военной стезе, пробившись сначала в регулярные войска, а затем и в гвардию. Там он дослужился до должности командира сотни, участвовал во многих походах и сражениях, где сражался с легендарным воином Ривии плечом к плечу и съел с ним у костра на пару не один котелок походной похлёбки. Тогда же и зародилась, с каждым годом крепчая, воинская дружба между молодым эмирским офицером и годившимся ему как минимум в прадеды мастером Лиссом, вольным наёмником на службе правителя.
   Непобедимого мечника офицер призвал неспроста - ему было крайне важно определить реальные способности пришлой девицы, с непостижимой лёгкостью разделавшей, не дав своим противникам ни единого шанса, и его людей, и его самого. А ведь проигравшие по праву считались опытными воинами, отлично знающими, с какой стороны брать в руки боевое оружие! Если незнакомка продолжит череду своих побед, выиграв схватку с доселе непобедимым мечником-профессионалом, величайшим воином Ривии, тогда впору заподозрить воительницу в наличии сверхъестественных способностей, ведь даже наличие дара не давало противникам Лисса преимущества в поединках. И теперь сотник разрывался от противоречивых желаний - с одной стороны, он не желал проигрыша своему давнему боевому товарищу, с другой - ему было интересно посмотреть, что может противопоставить таинственная пассия эмира многовековому опыту и доселе непревзойдённому боевому искусству мастера Лисса.
  

   - Испытания окончены? - спросила тем временем, подойдя к офицеру, немного уставшая девушка, незаметно вытирающая выступивший на лице пот. Всё же последний бой прошёл для неё вовсе не так легко, как она хотела показать.
   - Остался ещё один поединок, госпожа, - ответил сотник, бросая нетерпеливые взгляды на проход, в котором вот-вот должен был появиться Лисс, - и можно переходить к соревнованиям в стрельбе из лука.
Надеюсь, что с луком вы обращаетесь так же виртуозно?
   - Я не самый лучший боец из тех, кого знаю, но владение луком у меня примерно на уровне боя на мечах.
   - Я рискнул пригласить на учебный бой мастера, который владеет мечами лучше, чем я. Значительно лучше. Вы готовы сразиться с ним здесь и сейчас?
   - И где ваш мастер? - спросила девушка, оглянувшись вокруг и не увидев на тренировочной площадке никого нового.
   - Сейчас подойдёт. А вы пока можете отдохнуть перед поединком...
  
   Отдых воительницы продлился недолго - вскоре на учебном полигоне появился среднего роста и неопределённого возраста мужчина в обычной одежде небогатого наёмника, несущий в руках два деревянных, слегка изогнутых тренировочных меча - один длинный, полутораручный, другой покороче. Подойдя к сотнику, мужчина небрежно, как старому знакомцу, кивнул и сказал:
   - Привет, Неф. Зачем звал?
   - И тебе не хворать, мастер, - вернул поклон офицер, отвечая на приветствие друга. При рождении отец дал ему имя Анеф, но подошедший мужчина привык сокращать слишком официозное имя своего старого боевого товарища.
- Эмир приказал оценить мастерство своего нового приобретения.
   - И этот воин оказался настолько хорош, что ты не смог справиться сам и решил вызвать меня?
   - Вот этот воин, - Анеф кивком головы указал на внимательно прислушивающуюся к разговору девушку.

   - Меня зовут Дая, мастер Лисс, - представилась девушка, услышав, что разговор зашёл о ней.
   - Женщины не могут быть воинами, - презрительно скривился мужчина.

   - А я не воин, - усмехнулась воительница.
   - Ты хоть знаешь, с какой стороны браться за меч, женщина? - переспросил Лисс.

   - Ваш друг, как я понимаю, уже успел в этом убедиться, - дерзко парировала Дая, - иначе зачем бы он обратился к вам?
   - Даже так? - задумался мастер. - Хорошо, я оценю твой потенциал, женщина. Каким клинком ты станешь сражаться?
   - Вы, как я заметила, намереваетесь биться парными клинками? - кивнув на два зажатых у мужчины под мышкой меча, спросила девушка.
   - Я обоерукий боец, - с гордостью ответил Лисс.
   - Тогда и я возьму два клинка, - сказала Дая, вернувшись к скамейке и выбрав два меча из тех, что предусмотрительно захватила из оружейки. В отличие от Лисса, девушка выбрала парные, слегка изогнутые клинки примерно одинаковой длины. Чуть короче, чем у противника, зато более лёгкие. Подобный выбор воительница сделала не случайно - она уже догадалась, что подошедший мужчина несомненно является профессионалом, на голову превосходившим мастерство испытывавшего её ветерана - сотника. И противопоставить опытному воину в её случае можно лишь скорость - и по силе, и по весу, и по длине рук девушка явно проигрывала сопернику. А для скоростного боя и мечи должны быть достаточно лёгкими.
   Пока соперники готовились к бою, все присутствующие на полигоне воины закончили тренировку и, собравшись поглазеть на поединок, образовали широкий круг, в который и зашли Дая и Лисс, остановившись друг напротив друга на расстоянии нескольких шагов.
Над площадкой нависла тишина, прерываемая лишь тяжёлым дыханием ещё не отошедших от схваток бойцов.
   - Бо-ой! - протяжно крикнул Неф, и поединок начался.
   Первые несколько мгновений, к немалому удивлению зрителей, ничего не происходило - бойцы замерли, не шелохнувшись, устремив взгляд в переносицу соперника и жадно ловя первое движение противника.
Девушка стояла расслабленно, опустив мечи к земле - ей было выгодно каждое мгновение задержки, ведь перед этим она успела изрядно выложиться в схватках с подчинёнными сотника. И ничего удивительного не было в том, что не выдержал именно Лисс - ему, опытному мечнику, непобедимому мастеру, претило проявить слабость перед какой-то неизвестной мелкой девицей, к тому же непозволительно юно выглядевшей. Мужчина решил закончить бой одним ударом, что оказалось его ошибкой - замершая в обманчиво расслабленной неподвижности незнакомка одним текучим движением ушла с линии атаки, взметнув учебные клинки в стремительной круговерти. Прославленный мечник лишь чудом избежал поражения - прервать атаку и закрыться веерной защитой ему подсказало взревевшее чувство опасности, никогда ранее его не подводившее.
   Последующие мгновения поединка слились в один нескончаемый калейдоскоп из наносимых ударов, которые неизменно парировались противниками. Ни одна сторона не могла одержать верх - соперники, похоже, подобрались под стать друг другу. Постепенно картина боя стала вырисовываться более отчётливо - девушка вела в скорости, но несколько проигрывала в мастерстве и богатстве арсенала приёмов. Впрочем, защита воительницы со стороны казалась безупречной, и ни один из лившихся непрерывным потоком ударов непобедимого мастера, успевшего оценить мастерство соперницы и прилагавшего неимоверные усилия для подтверждения своего легендарного титула, так и не достиг цели. В непрерывных обоюдных атаках, когда стук сшибающихся деревянных клинков превратился в один сплошной гул, прошло несколько минут.
   Первой запредельного темпа схватки не выдержала девушка - она начала заметно сдавать, теряя скорость, её лоб усыпали капельки влажного пота, дыхание участилось, а в доселе казавшейся несокрушимой веерной защите появились заметные даже сотнику прорехи, которыми Лисс и попытался воспользоваться. Тут следовало отдать воительнице должное - понимая, что в силовой борьбе она не сможет сравниться с опытным выносливым мужчиной, девушка нарочитыми ошибками в обороне замаскировала ловушку, в которую смог угодить противник. Да, Лиссу путём запредельных усилий, разрывая протестующе занывшие связки, удалось отбить летящий в горло меч, но этот момент стал для него уроком, освежившим похлеще ведра холодной воды - незнакомка оказалась полна сюрпризов.
   Ещё минута прошла в стремительном обмене ударами, ни один из которых не достиг цели. Мастер, чуть было не проигравший поединок какой-то молоденькой незнакомой девчушке, повёл бой предельно осторожно, не столько сражаясь, сколько фехтуя, сосредоточив всё внимание на собственной обороне, изматывая соперника обманными финтами и не допуская ни малейшего промаха со своей стороны. Изменившийся рисунок боя позволил Дае немного собраться с силами, но это оказалась лишь отсрочка - руки девушки постепенно наливались тяжестью, а дыхание становилось всё тяжелее. Всё же многовековой опыт схваток имеет неоспоримое преимущество перед скоростью и молодостью - внимательно изучив весь арсенал доступных воительнице приёмов и убедившись, что сюрпризов не возникнет, Лисс перешёл в стремительное наступление, которое девушка уже не смогла отразить, пропустив сокрушительный рассекающий удар в правое бедро и добивающий - в грудь, под сердце.
   - Один-ноль, - громко подвёл итоги поединка Анеф, обращаясь к собравшейся толпе зрителей.

   И, уже обратившись к девушке, устало сидящей на земле:
   - Помощь лекаря нужна?
   - Нет, спасибо, - поморщившись, ответила Дая, задрав штанину, растирая ногу и наблюдая, как на бедре багровым пятном наливается крупная гематома. Удар в грудь, похоже, доставил девушке значительно меньше неприятностей - сотник успел заметить, как воительница, превозмогая боль, в последний момент сумела уклониться, отводя клинок и смягчая удар.
   - Тогда, быть может, ещё один поединок? - предложил Неф. - Вы же хотите реванша?
   - Не вижу смысла, - продолжая растирать повреждённую ногу, сказала девушка.
- Ваш боец и сильнее, и опытнее меня. Второй бой закончится моим поражением даже быстрее, чем первый.
   - Вы уверены?
   - Абсолютно, - призналась Дая.
   Сотник с облегчением выдохнул - Чуда не произошло, Лисс так и остался непобедимым. Таинственная незнакомка оказалась вовсе не неуязвимым для любого оружия сверхъестественным существом, каким выглядела вначале, а просто очень хорошим бойцом. Лучшим, чем он сам, но всё же уступающим прославленному ривийскому мастеру клинка.
Короче - ничего особенного. Так и следует доложить правителю...
   Поэтому офицер, помня о необходимости завершить испытания, спросил присевшую на лавочку воительницу, оторвавшую от куска ткани, в который были завёрнуты мечи, узкую полосу и старательно бинтующую ею повреждённую ногу:
   - Переходим к стрельбе из лука, госпожа?

   - Это обязательно следует сделать сегодня? - переспросила Дая. - Честно говоря, я достаточно сильно устала и хотела бы перенести испытания на завтра.
   - В походе у вас может не оказаться подобной возможности, - возразил мужчина.
   - Так вы решили испытать мои воинские умения или мою выносливость? - саркастически подняла бровь девушка. - Что-то я не заметила, что мой последний противник перед схваткой выматывал себя изнурительными тренировками. Мне показалось, что он был свеж, как молодой огурчик.
   Несмотря на явный сарказм, в словах девушки имелся смысл - эмир действительно дал задание устроить проверку её воинского мастерства, которое, несомненно, упадёт, если воительница окажется сильно уставшей. Вызвать недовольство правителя сотник не желал, поэтому согласился с тем, что испытания в стрельбе из лука можно перенести на следующий день. Дая, услышав об отсрочке, тут же сгрузила офицеру взятые в оружейке тренировочные мечи и, попрощавшись, направилась в сторону дворца, слегка прихрамывая на повреждённую ногу - она устала, проголодалась и рассчитывала, вернувшись в отведённые покои, принять ванну, плотно пообедать, наложить на место ушиба новую плотную повязку и спокойно отдохнуть. Её никто не задерживал. Лишь охранник, незаметно пристроившись в нескольких шагах позади, сопроводил девушку во дворец, доведя до самой двери в отведённые ей покои и проследив, чтобы по дороге с ней ничего не случилось.

  

***

  
   Ривия, дворец эмира...
   - И что ты можешь сказать о способностях нашей демоницы, Меллах? - на лице правителя явно прослеживался интерес, подогреваемый долгим ожиданием доклада начальника тайной канцелярии.

   - Простите, что заставил ждать, мой повелитель! - мужчина склонился в глубоком, полном почтительности поклоне.
- Поединки действительно закончились ещё до обеда, однако я взял на себя смелость побеседовать в приватной обстановке со всеми участниками...
   - Неф уже успел доложить мне, что не углядел в способностях демоницы ничего особенного, - поспешил проявить свою осведомлённость эмир.

   - Любая монета всегда имеет две стороны, мой повелитель, - осторожно согласился распрямившийся, но продолжавший почтительно обозревать носки своих сапог тихушник. - Отзывающаяся на имя Дая демоница действительно ни разу не смогла достать своими клинками мастера Лисса, с которым провела последнюю схватку, несмотря на то, что поединок продолжался как минимум несколько минут. И с этой точки зрения, наверное, можно согласиться со словами уважаемого сотника Анефа, которого я очень хорошо знаю, и словам которого привык доверять.
   - Но у тебя, как я понимаю, совершенно другое мнение о результатах испытания?
   - Мой повелитель! Я не смею утверждать, но как бы вы сами охарактеризовали результаты поединка с мастером, который верой и правдой служил ещё вашему прадеду, и которого на моей памяти ещё никто не смог победить? Я внимательно наблюдал за ходом поединка, и вынужден сообщить, что победа досталась Лиссу очень тяжело.
Ему пришлось показать всё, на что был способен, проявить максимум умения. В течение схватки прославленный и никем до сих пор не побеждённый боец несколько раз был близок к проигрышу, и только многовековой опыт и необычайное чутьё на опасность позволило ему избежать поражения.
   И, увидев, что эмир в удивлении поднял бровь, мужчина добавил:

   - Я своими глазами видел, как путём запредельных усилий Лиссу едва-едва удалось избежать клинка демоницы, летящего ему прямо в горло. Я уже уверился, что тут и прервётся нескончаемая череда непрерывных побед нашего легендарного мечника, но старый Лисс в который раз сумел меня удивить. А дальше исход боя решила обычная сила и выносливость - у мелкой пигалицы, как вы понимаете, неоткуда взяться ни тому, ни другому. Собственно говоря, как и у любой другой женщины её возраста. Впрочем, по поводу возраста нашей демоницы разговор отдельный, сейчас я лишь акцентирую ваше внимание на том факте, что свою единственную результативную серию ударов Лисс смог провести лишь тогда, когда демоница устала, выдохлась и больше не смогла поддерживать высокой скорости работы с клинками. А до того момента она успешно противостояла атакам непобедимого мечника, и даже временами неплохо контратаковала. Так что, если отбросить концовку поединка, то я присудил бы его участникам боевую ничью.
   - А если бы бойцы сражались настоящим оружием?
   - Вы имеете в виду реальную схватку, мой повелитель?
   - Совершенно верно.
   - Лисс, несомненно, вышел бы из неё победителем. Он опытнее, сильнее, выносливее. Демоница сама призналась, что и второй бой закончился бы её поражением, причём для победы Лиссу понадобилось бы ещё меньше времени.
   - Ты только что подтвердил слова Нефа.
   - Старый сотник, скорее всего, не слишком распространялся про то, что до показательной схватки с Лиссом демоница провела несколько десятков боёв как с подчинёнными Анефа, так и с ним самим.
Никому не удалось достать воительницу ни мечом, ни копьём. Ни разу не удалось, мой повелитель, и уже одно это обстоятельство лучше всяких слов характеризует умения девушки. Любое летящее в неё оружие она также легко отбивала клинками, делая это с показательной небрежностью. Более того - с имитирующими копья шестами солдаты Анефа навалились на демоницу всем скопом, но даже это им не помогло. Сотни нанесённых ударов, практически каждый из которых может считаться условно смертельным, и ни одного пропущенного - как вам такой итог, мой повелитель?
   - Неф действительно не слишком акцентировал этот момент испытания, - недовольно пробормотал эмир.
   - И его можно понять, мой повелитель, - поспешил встать на защиту своего знакомого безопасник. - Ведь на глазах боевого офицера опытных ветеранов, с которыми тот бок о бок прослужил не один год, неизвестная залётная девица избивала, как беспомощных младенцев.
Кому это понравится?
   - Значит, ты утверждаешь, что демоница владеет искусством мечного боя на уровне, значительно превышающем умения опытных мастеров, и лишь чуть-чуть недотягивает до мастерства непобедимого Лисса?
   - У меня сложилось именно такое впечатление, мой повелитель, - низко поклонился мужчина. - К тому же не следует забывать, что девушка одинаково хорошо владеет не только мечами, но и древковым оружием. Кстати, она билась с Лиссом двумя мечами, что, как вы понимаете, достаточно большая редкость в наше время - искусство сентийской школы мечного боя практически забыто и сохранилось, вероятно, лишь на Лияре, где его практикуют мастера немногочисленных школ боевых искусств. Лисс, по слухам, тоже прибыл к вашему предку из Лияры, покинув свою родину по причине отсутствия магических способностей. Как вы отлично знаете, устроиться в жизни на соседнем континенте человеку, являющемуся бездарем, крайне сложно - и в экономике, и в жизни наших соседей всем заправляет магия.
   - А как ты сам считаешь, сколько времени понадобилось демонице, чтобы овладеть своим искусством?
   - Этот вопрос лучше всего задать самой демонице, мой повелитель. Однако я больше чем уверен, что она старше, чем кажется.
   - Возраст не имеет значения - мне же на ней не жениться. Хотя... - эмир ненадолго задумался. - Я слышал, что демоны живут очень долго, до самой смерти сохраняя юную внешность...
   - Это было бы не самое удачное решение, мой повелитель - всё тайное рано или поздно становится явным, и о том, что в гареме эмира появилась демоница, когда-нибудь станет известно. Подобная новость не добавит правителю популярности в народе, да и с детьми может возникнуть юридический казус...
   - Но хороша, чертовка... Если бы не рога и хвост - была бы лучшим цветком в гареме!
   - В вашем гареме и без того собраны самые прекрасные девушки Ривии, мой повелитель! Одним цветком больше, одним меньше - цветник и без того прекрасен.
   - Ты прав, Меллах - ни одна женщина не стоит того, чтобы из-за неё терять власть, да и у нас она совсем по другой причине. Как ты считаешь - способна демоница защитить моего сына?
   - Если им по пути не встретятся враждебно настроенные маги - то да, вполне способна, особенно если изначально выбрать правильную дорогу.
Осталось лишь испытать её умения в стрельбе.
   - Неф проведёт испытания завтра - наша гостья в схватке с Лиссом получила незначительные травмы и в настоящий момент совмещает отдых и лечение. Чтобы избавиться от последствий проведённых поединков к завтрашнему утру, я направил к демонице своего мага.

   - Если позволит повелитель, то у меня имеется другое предложение...
   - Говори, - милостиво махнул рукой эмир.
   - Не так давно в посольстве Занадана появился один занятный человек... По слухам он, как и Лисс, родом из Лияры, и так же, как наш легендарный мечник, имея одарённых родителей, оказался лишён магического дара и не смог найти себе места в империи. К сожалению, решив попытать счастья на другом материке, этот человек попал не к нам, а к нашим заклятым соседям, и, по слухам, неплохо там устроился.
   - Герцогство Занадан - оплот одарённых на Нате. Чем же им приглянулся бездарь-чужак?
   - Опять-таки по непроверенным слухам, именно своими способностями в воинских искусствах. Говорят, что чужак, носящий имя Лимиэль, способен сбить стрелой из лука даже летящую в сотне шагов муху.
Слухи, как водится, сильно преувеличены, однако дыма без огня не бывает.
   - И ты предлагаешь...
   - В вашей власти попросить посольских устроить показательный поединок между их человеком и нашей демоницей.
   - Если судить по имени этого лучника, то он из рода эль-фа.
   - Верно, он человек леса. Их на Лияре остались считанные единицы, и все они, как правило, ведут отшельнический образ жизни. Однако среди лесных жителей немало опытных бойцов, в совершенстве владеющих различными видами оружия, а уж как боевые маги эль-фа выше всяких похвал. Именно поэтому я рассчитываю, что Лимиэль, будучи обделён магическим даром, сосредоточил свои усилия на овладении традиционными воинскими искусствами, чему наверняка способствовали гены родителей-магов. К тому же нам неизвестен истинный возраст Лимиэля - быть может, у него, как и у Лисса, имелось достаточно времени на то, чтобы отточить свои боевые навыки. В конце концов, дети магов имеют возможность прожить достаточно долгую жизнь, даже будучи лишёнными дара.
   - Хорошо, я отдам приказ - мои люди переговорят с посольскими.
Думаю, что вопрос решится положительно.
   - Тогда я отменю завтрашние испытания - в них, по моему глубокому убеждению, нет смысла. Демоница сама призналась, что владеет луком не хуже, чем мечом - следовательно, результат окажется предсказуем. Зато если она победит лучника эль-фа, потомка магов...
   - Я услышал тебя, Меллах. Можешь быть свободен. О времени испытаний тебе сообщат дополнительно...
  

***

  
   Ульг с удовлетворением разглядывал вольготно развалившуюся в стоящем у раскрытого окна мягком кожаном кресле с высокими подлокотниками сексапильную грудастую длинноногую девицу, одетую лишь в полупрозрачный короткий, до середины бедра, шёлковый халатик на голое тело, и получал истинное наслаждение от прекрасно проделанной работы. Он не был профессиональным врачом, но, как и любой выпускник столичной магической академии, умел врачевать несложные раны и мог оказать первую помощь раненым на поле боя солдатам. Возможно, умений мага хватило бы даже на спасение умирающего, однако Ульг, изредка сталкиваясь с подобными случаями на практике, предпочитал всё же не рисковать, доверяя целителям-профессионалам.
   Этот конкретный случай тяжелым не являлся - правитель поручил своему придворному чародею осмотреть призванную недавно демоницу, получившую в процессе проверки её воинских умений незначительные травмы, и подлечить по мере возможности - экзамен ещё не закончился. Тупоголовые вояки, как всегда, подошли к заданию с присущей им прямолинейностью, чуть было не забив невысокую, хрупкую даже на вид девушку своими дубинами. Впрочем, по слухам, ещё неизвестно, кто там кого забил - армейские медики сбивались с ног, оказывая первую медицинскую помощь как минимум десятку серьёзно пострадавших гвардейцев и лишь махнув на синяки демоницы рукой, говоря, что там всё само заживёт, и незачем отвлекать их по пустякам.
   Памятуя о задании эмира, Ульг поднялся непозволительно рано - обычно его рабочий день начинался тогда, когда основная часть прислуги успевала не только привести громадный дворец в идеальный порядок, но и приготовить для его многочисленных обитателей первый завтрак.
Нынче чародею пришлось завтракать всухомятку, подъедая остатки вчерашнего позднего ужина и наблюдая за проникающими сквозь плотные занавески окна первыми лучами восходящего солнца.
   Наскоро позавтракав, придворный чародей быстро поднялся, привёл себя в порядок и, одевшись поприличнее, направился по длинным широким коридорам, соединяющим крылья резиденции правителя, в противоположный конец дворца, где в гостевых покоях поселилась призванная им из преисподней демоница.
   Демоница, что удивительно, в столь ранний час тоже не спала, встретив осторожно постучавшегося в дверь мага в наброшенном прямо на голое тело халатике, лёгких тапочках с махровыми бумбончиками, и завязанном в узел полотенце на голове - девушка явно только что вышла из ванной. Длинный кожистый хвост демоницы отбивал на полированном паркете пола частую дробь - Дая явно не обрадовалась раннему приходу чародея, но, устремив вопросительный взгляд прямо в глаза посетителя, терпеливо ждала, что он скажет.
   - Я пришёл оказать вам медицинскую помощь, госпожа, - осторожно молвил Ульг, изящно поклонившись.

   - В помощи не нуждаюсь, - достаточно резко, на грани грубости, ответила демоница.
   - Приказ эмира, госпожа, - сказал маг предельно вежливо и, не дождавшись приглашения, вошёл в комнату.
   - И что приказал эмир? - не обращая внимания на разительный контраст между вежливыми словами чародея и его бесцеремонным вторжением в помещение без разрешения, спросила девушка.
   - К испытаниям лучников вы должны быть полностью здоровы. Я должен осмотреть вас и, при необходимости, вылечить ваши раны.
   - Я не ранена, - возразила демоница.
   - И всё же я обязан вас осмотреть, - продолжал настаивать Ульг.
   - Смотрите, - согласилась девушка, и лёгким изящным движением скинула с себя халат, оставшись в одном полотенце, замотанном на голове наподобие тюрбана.
   Сказав, что не ранена, демоница явно погорячилась - её правое бедро почти до колена закрывала обширная гематома, успевшая приобрести фиолетово-зелёный цвет и выглядевшая достаточно угрожающе. Такая же опухоль расплылась в левой части груди, прямо под сердцем, и выглядела явно не лучше. Диагностическое плетение, запущенное магом, показало, что удар по ноге сопровождался обширным внутримышечным кровоизлиянием и не привёл к тяжёлым последствиям лишь потому, что травмированное место было своевременно перетянуто жгутами, следы от которых остались на ноге до сих пор. Рёбрам досталось больше - не защищённые пластами мышц, они не выдержали нанесённого в полную силу удара и обзавелись несколькими трещинами, причинявшими хозяйке достаточно сильную боль. Даже неискушённому взору волшебника было заметно, что девушка перемещается по комнате плавно, избегая резких движений, и дышит неглубоко, чтобы не тревожить повреждённые рёбра.
   Приказав пациентке лечь на кровать и расслабиться, Ульг принялся за лечение. В первую очередь он купировал разорванные сосуды, отыскав и срастив их окончания, после чего отдельно сгенерированным плетением избавился от забивших мышечную ткань сгустков крови. Убедившись, что синева спала, а опухоль рассосалась, чародей зафиксировал повреждённые концы треснувших рёбер и, ускорив ток крови в окружающих тканях, подстегнул регенерацию костей.
   Плетение проработало почти пять минут, после чего, исчерпав вложенную в него энергию, благополучно рассеялось.
Запустив ещё одно диагностическое плетение и отмахнувшись от сообщения о повышенной температуре в месте повреждения, маг с удовлетворением констатировал, что прочность костей в месте трещины восстановилась почти на сорок процентов. Дальнейшее заживление вполне могло идти естественным порядком, поэтому, хмыкнув, довольный врачеватель сказал:
   - Вы практически здоровы, госпожа. Опухоль я убрал, разорванные кровеносные сосуды срастил, регенерацию костной ткани в местах трещин на рёбрах ускорил. Болевые ощущения от полученных травм вы больше не почувствуете, однако в течение хотя бы ближайших нескольких дней повреждённые рёбра лучше пока не нагружать - процесс восстановления ещё не завершён.
   - Я ещё должна продемонстрировать своё умение стрельбы из лука.
   - Испытания вам не повредят, госпожа. Старайтесь лишь избегать резких наклонов и поворотов корпуса.
   - Передайте эмиру мою благодарность за лечение, - сухо пробурчала демоница, вставая с кровати и накидывая на голое тело халат. Полотенце при этом свалилось с головы девушки, оставшись лежать на кровати влажным пушистым комком, но хозяйка не обратила на потерю внимания, грациозно проследовав к стоявшему у окна креслу. С комфортом угнездившись в нём, демоница откинулась на высокую мягкую спинку, заложив руки за голову, отчего её полные груди задорно проступили двумя объёмными холмиками сквозь тонкую полупрозрачную ткань халата, и закинув ногу на ногу, принимая вполне невинную, но одновременно необычайно сексуальную позу.
   Ульг, тяжело проглотив ставшую неожиданно вязкой слюну и переведя дыхание, с трудом унял неожиданно пробудившийся зов плоти и хрипло пробормотал, стараясь не смотреть на плавные изгибы оголившихся бёдер и плотно обтянутые тонкой тканью тугие холмики с задорно топорщащимися сквозь шёлк розовыми сосками:
   - Возможно, у госпожи имеется какая-нибудь просьба? Я с радостью исполню ваше желание, если оно окажется в моих силах.
   - Желание? - задумчиво пробормотала демоница. - Желание у меня есть. Для начала я хотела бы услышать о пантеоне местных богов перед тем, как наведаюсь в столичный храм. Вы можете прочесть мне хотя бы краткую лекцию на данную тему?
   - Это несложно, госпожа, - прокашлявшись, начал рассказ чародей. - Вселенную нашу сотворил демиург по имени Дирой, его мы почитаем как Создателя.
Впрочем, как я уже успел убедиться ещё при первой нашей встрече, это имя вам известно. Сотворил он его для своих детей, и назвал Натой, по имени дочери своей, Яринаты, которую жители этого мира знают как двуликую богиню, покровительницу всего живого на земле. Земная ипостась богини, носящая имя Ната, крайне почитаема среди крестьян, так как сохраняет плодородными наши земли и защищает их от стихийных бедствий, нередких на этом материке. В некоторых местах землю до сих пор называют именем богини, так что не удивляйтесь, когда услышите разговор крестьян, обсуждающих, какими семенами засеять Нату, и какой урожай планируется собрать. Небесное воплощение богини тоже связано с плодородием, так как олицетворяет солнце, несущее свет всему живому на земле. Этот лик богини носит имя Яри. В противоположность миролюбивой Яринате её брат Имир, являющийся также и её мужем, почитается как бог войны. История нашего мира знавала времена, когда имя Имира звучало практически в каждом сражении. Его зримое воплощение - одна из трёх лун нашего мира. Вы безошибочно отыщете её на ночном небосклоне - глаз бога войны имеет насыщенный кроваво-красный цвет. Имира почитают жители Наты, выбравшие ремесло воина или наёмника. Почитают, однако, не все - Имиру больше всего по душе честный бой, а честь и война суть понятия несовместимые. Впрочем, по слухам, бог воинских искусств Один, аватар демиурга Дироя, также не гнушается честных схваток, поэтому наёмники почитают Одина превыше сына его.
   - У Одина двое детей?
   - Точное количество детей Создателя не знает никто, а уж потомкам его вообще нет числа. Жрецы утверждают, что все одарённые этого мира - потомки Создателя, поэтому я остановлюсь лишь на жёнах Дироя и их детях, документальные следы которых остались в исторических хрониках Наты и не верить которым у богословов нет оснований.
Итак, согласно сложившимся канонам, у Создателя есть две жены - богиня Лури и богиня Таня. Последняя, кстати, уроженка нашего мира.
   - Ваша вселенная рождает богов?
   - Согласно преданиям, золотоволосая богиня Таня родилась обычной женщиной, а своего божественного могущества она достигла, став супругой Одина. В браке Таня произвела на свет дочь, получившую при рождении имя Селена, что в переводе с истинного означает богиня луны. Интересный факт - Селена замужем за человеком, уроженцем этого мира. Что в обычным мужчине, получившем при рождении весьма распространённое на Лияре имя Керт, нашла великая богиня - нам доподлинно неизвестно. Возможно, причиной стало то обстоятельство, что матерью Керта, по легенде, была женщина из мира богов. Имени её, к сожалению, я не знаю и сказать не могу, однако некоторые богословы не без оснований предполагают, что в тайне её рождения кроется разгадка и супружеской верности, и крайней плодовитости Селены. Считать ли детей Селены богами и причислять ли их к божественному пантеону Наты, в среде религиозных служителей до сих пор идут жаркие дебаты, поэтому в храмах нашего мира звучат преимущественно имена Тани или её мужа, демиурга Одина. Впрочем, демиург отзывается и на имя Дирой - для высших сущностей все принадлежащие им имена являются истинными, а разница между высшей сущностью и её аватаром весьма размыта. Что же касается потомков второй жены Создателя, то нам о них неизвестно. Возможно, они и существуют, но под небесами Наты или не появлялись, или надолго не задерживались. Вот, кажется, и всё, что можно сказать о богах нашего мира.
   - Хотелось бы услышать рассказ про детей Селены. Это возможно?
   - Я мало знаю о них - потомки богини, по слухам, практически ничем не отличаются от обычных людей и крайне редко покидают Лияру. Если вы не в курсе, Лияра - это другой материк Наты. Мы, кстати, находимся сейчас на Натане.
   - Ната имеет два материка?
   - Два материка и множество больших и малых островов, соединяющих южные оконечности материков и носящих название архипелаг Зеу.
   - Мы остановились на детях Селены...
   - Их, если мне не изменяет память, около двух десятков - в отличие от своей матери, молодая богиня весьма плодовита.
Если называть по старшинству, то это Зан, Лея, Хлоя, Вист, Дана, Ярош, Грай, Хельга, Сэш, Дара, Гор, Солана, Мирт, Нем, Рон, Ная...
   Маг, выдав последние имена с весьма значительной паузой, ненадолго задумался, после чего сказал:
   - Это всё, что мне удалось вспомнить. Возможно, я кого-нибудь и забыл... Но если заинтересуетесь - полный список можно узнать у храмовых жрецов.
   - Вы ничего не сказали про богиню Метаморфозу, Ульг, хотя называли это имя при нашем первом знакомстве, вскользь упомянув про её алтарь.
Какое место в пантеоне местных богов она занимает?
   Поморщившись, как будто откусил от неспелого лимона большой кусок и уже успел его прожевать, маг, обдумывая каждое сказанное слово, медленно произнёс:

   - Мы мало что знаем об этой богине - лишь то, что дар её тёмен, как темна безлунная ночь, а аватар воплощает в себе всё самое страшное, что может произойти с человеком. Даже осколки алтарей богини Метаморфозы до сих пор фонят безграничным ужасом принесённых на них многочисленных жертв.
   - А как приносились жертвы? - на лице демоницы прорезался живой интерес.
   - Лучше вам об этом не знать, госпожа...
   - И всё же?
   - Как правило, жертвами являлись молодые невинные девушки. Последнее, впрочем, было не обязательно - утекающая в алтарь энергия генерировалась страданиями любой жертвы, для чего адептами кровавой богини практиковались мучительные ритуальные пытки. Больше страданий - больше энергии. Так как часть испускаемой жертвой энергии шла на подпитку самих жрецов, они стремились максимально продлить муки истязаемых, одновременно причиняя им как можно больше боли. Нередко жертва сходила с ума от пыток ещё до своей смерти...
   - Чудовищно, - прошептала, закрыв глаза, демоница.
   - Полностью с вами согласен, госпожа, - подтвердил слова девушки Ульг. - Хвала Создателю, что он вовремя вмешался и уничтожил противоестественный культ, выбросив Метаморфозу туда, откуда она и явилась в наш мир. Впрочем, тот мир должен быть знаком вам достаточно хорошо - ведь вы сами родом оттуда. Не так ли?
   И маг замолк, выжидающе разглядывая демоницу, будто рассчитывая на подтверждение сказанных им слов.
   - Возможно... - не открывая глаз, ответила девушка.
   - А вы не расскажете о своём мире, госпожа? - с надеждой в голосе попросил Ульг. - Ведь мы так мало знаем о плане преисподней.
   - То, что вы называете преисподней, на самом деле просто иная вселенная. Там тоже живут люди...
   - Но как они могут существовать под гнётом столь ужасной сущности? - поразился маг.
   - Я не готова пока ответить на ваш вопрос, - резко открыла глаза демоница. - И рассказывать о своём мире я тоже не стану.
   - Это какой-то запрет?
   - Нет, просто правда покажется вам настолько фантастичной, что вы мне не поверите.
Однако со временем я, возможно, поменяю своё мнение и поведаю хотя бы часть информации о моём мире.
   - Тогда, если о божественном пантеоне Наты вы узнали достаточно, быть может, у вас остались иные желания?
   - Да, Ульг, я желаю прогуляться до ближайшего храма. Такая договорённость у нас, если мне не изменяет память, была.
   - Я с радостью провожу вас в храм, госпожа, после того, как вы позавтракаете и оденетесь, - отвесил вежливый поклон маг. - Да и стражу следует предупредить...
  

Глава 3
  
   Поход в храм, вопреки желанию девушки, состоялся лишь ближе к обеду. За это время Дая успела плотно позавтракать и переодеться в роскошный наряд, предоставленный эмиром "в качестве дара за выдающиеся воинские умения, продемонстрированные воительницей" - именно такую фразу выдал чопорный дворецкий, принёсший достойное императрицы платье. От этого же дворецкого прозвучало и пожелание правителя к своей гостье в ближайшие дни появляться на людях только в подаренном наряде. К немалому огорчению девушки, поход в храм тоже относился к этой категории. Не желая расстраивать эмира, Дая, не без помощи выделенных для этих целей служанок, с трудом натянула на себя ворох расшитой золотой и серебряной нитью и изукрашенной разноцветным бисером воздушной ткани нежно-салатового оттенка, почти скрывшей её собственную фигуру, и, примостившись на краешек кресла, натянула на лицо скучающее выражение, призванное скрыть снедающее её нетерпение. На полагающиеся к платью изящные открытые туфельки на низком каблуке, подозрительно точно подошедшие по ноге, она даже не обратила внимания, полностью положившись на вкус неизвестного мастера, подобравшего комплект. Предложенные к комплекту украшения - выполненные из золота и искусно огранённых драгоценных камней серьги и подвеску на тонкой нитевидной цепочке - девушка молча проигнорировала.
   Пришедший в сопровождении двух уже знакомых Дае охранников маг, коротко поклонившись девушке, забрал её из комнаты и, проведя по длинной галерее запутанных коридоров, вывел из дворца в совершенно незнакомом месте, прямо к гостеприимно распахнутым дверям небольшой изящной кареты с эмирским вензелем на полированных деревянных бортах. Ничего не имея против поездки - одетый вынужденно, под давлением обстоятельств, роскошный наряд предназначался, скорее всего, для какого-нибудь бала или званого вечера и никак не подходил для долгих пеших прогулок - Дая, изящным жестом подав сопровождающему руку, спокойно дошла до кареты и, поднявшись по ступенькам, заняла место у окна, рассредоточив своё платье по всему дивану. Маг с одним из охранников занял диван напротив, а второй охранник примостился рядом с кучером, сразу же, как только пассажиры заняли положенные места, подстегнувшим лошадей и, аккуратно вырулив с дворцовой дорожки к распахнутым воротам, споро погнавшим карету в направлении храма.
   Культовых сооружений в Асуре имелось достаточно много - столица эмиратов была достаточно многолюдной, а поклонение местному божественному пантеону вовсе не считалось аборигенами какой-то простой формальностью. Боги в этом мире являлись своей пастве с настолько завидной периодичностью, что никто, даже самый закоренелый скептик, не сомневался в их существовании. Не сомневался эмир, не сомневались маг и сопровождавшие девушку охранники, не сомневалась и сама демоница. Более того - девушка явно собиралась ещё до похода, на который успела согласиться и даже дать эмиру своё слово, если не поговорить с самими богами, так хотя бы серьёзно пообщаться с выражающими их волю жрецами. Путь её пролегал к центральному храму Асуры - одному из самых величественных сооружений столицы, редкой жемчужине в немалой коллекции архитектурных сооружений эмиратов. И не потому, что храм Одина отличался каким-то изысканным дизайном или редкими украшениями - нет, здание строилось предельно функциональным и представляло собой обычную равностороннюю ступенчатую пирамиду. Удивительной была сама величина здания - венчающий пирамиду шпиль устремлялся в небо на сотни локтей и был виден из любой точки столицы, являясь одновременно и достопримечательностью Асуры, и лучшим ориентиром для любого путешественника, впервые попавшего в эмираты. Собственно, именно по шпилю и ориентировалась Дая, наблюдая, как карета быстро приближается к конечной цели её путешествия.
   Прошло немногим более десяти минут. Девушка даже не успела заскучать, как дробный перестук лошадиных копыт прекратился, карета остановилась, и через несколько мгновений спрыгнувший с козел охранник, почтительно поклонившись, открыл пассажирам дверь и помог девушке выйти из кареты.
   Покинув транспортное средство и переведя взгляд на цель поездки, Дая в восхищении замерла - вид возвышающейся перед ней каменной громады вызывал трепет и внушал почтение если не посвященному божеству, то, как минимум, таланту строителей. Карета, прокатившись через всю храмовую площадь, остановилась прямо у подножия пирамиды, в двух шагах от начала лестницы, ведущей к расположенному в нескольких десятках шагов от уровня земли арочному входу. Вырезанные из серого гранита ступени, казалось, устремлялись к самому небу, теряясь где-то в облаках - сказывалось искажение перспективы. Немного помедлив, Дая осторожно поставила ногу на широкую ступеньку и сделала первый шаг. Второй шаг получился значительно увереннее, и вот уже девушка, подобрав полы волочащегося по полированным камням платья, решительно марширует по направлению к арке, обрамляющей вход в храм...
  

***

  
   Подъём оказался для непривычного к тяжёлым физическим нагрузкам придворного мага достаточно серьёзным испытанием - главным образом потому, что демоница, абсолютно не стесняясь оголить перед посторонними свои длинные красивые ноги, высоко задрала подол платья и быстро взбежала по ступеням, скрывшись в зияющей темнотой арке прохода. Чтобы не отстать, мужчина приложил максимум усилий и, утирая со лба предательски выступившие капли пота, всё же умудрился зайти в храм почти одновременно со своей подопечной. Ревниво оглядев вставших по бокам охранников - для них подъём по длинной крутой лестнице явно не выглядел чем-то сложным, - маг подал демонице руку и неспешно, стараясь не показать спутникам предательски сбившегося дыхания, повёл её по широкому коридору в прохладную глубину здания.
   Коридор, освещённый редкими пятнами закреплённых на стенах факелов из пропитанной маслом пористой древесины ливадийского ясеня, горевших тусклым, практически бездымным багровым пламенем и источающих терпкий аромат благовоний, привёл посетителей в большой квадратный зал со сводчатым потолком, теряющимся где-то в клубящейся высоко над головами пустоте. Полумрак скрывал не только потолок, но и покрытые затейливой резьбой стены, и очертания громадной статуи в противоположной стороне просторного зала, и довольно многочисленных посетителей - как коренных жителей столицы, так и её гостей. Некоторые посетители имели при себе масляные фонарики, очерчивающие вокруг них небольшие желтоватые пятна света. Ещё часть прихожан приходила со свечами - некоторые люди почему-то считали, что если во время молитвы смотреть на огонь, то божество обязательно тебя услышит. Ульг не разделял подобного заблуждения, однако не мог не признать того факта, что устремлённый на хаотично колышущиеся языки пламени взгляд действительно улучшает концентрацию - подобные методики управления сознанием существовали и упоминались в числе прочих преподавателями Тиарской магической академии. Точное число находившихся в храме людей маг определить не смог, но то, что их присутствовало однозначно больше тысячи, не вызывало сомнений. Казалось бы, такое большое скопление народа приведёт к недостатку в помещении свежего воздуха - свою лепту вносили и многочисленные источники открытого огня, - однако атмосфера в зале продолжала оставаться свежей. Вентиляция храма, спасибо неизвестным строителям, оказалась выше всяких похвал.
   Не хуже вентиляции в помещении была и акустика - шёпот обращающихся к богам многочисленных прихожан шуршащим песком втекал в уши чародея, наполняя их равномерным шелестом, словно стекающие с вершины бархана гонимые ветром песчинки. И в этой монотонной убаюкивающей мелодии резким сухим треском сломавшейся ветки неожиданно прозвучали слова демоницы, высказанные Ульгу прямо в ухо:
   - И куда мне идти, чтобы поговорить с местным божеством?
   - Можешь говорить прямо здесь - в своём доме бог слышит слова каждого обращающегося к нему человека, - осторожно озираясь, ответил Ульг. Слова демоницы звучали слишком вольно - можно даже сказать, кощунственного для божьего храма, и маг поспешил убедиться, что их никто не услышал. Вообще-то в то, что его подопечная может своим поведением доставить неприятности, Ульг не верил, но всё же собрался, мысленно отругав себя за то, что не сделал этого заранее, прочитать короткую лекцию о правилах посещения храма. И даже, набрав в лёгкие воздуха, открыл было рот, но сделать этого не успел - демоница его опередила.
   - Эй, бог! - во весь голос крикнула девушка, и эхо разнесло её слова по всем уголкам огромного помещения. - Мне тут сказали, что ты меня слышишь. Не знаю, как тебя зовут, но я хочу с тобой поговорить!
   После этих слов в зале стало настолько тихо, что Ульг услышал не только своё прерывистое дыхание, но даже биение своего сердца и шум крови в ушах. Вокруг четвёрки посетителей тут же образовалось пустое пространство - люди на всякий случай поспешили отойти от странных незнакомцев подальше.
   - Чшш... Тише... - тихо прошипел демонице маг, но та, не обращая на сопровождающих внимания, продолжила:
   - Мне не требуется от тебя помощь, я просто хочу поговорить!
   - Не надо кричать, госпожа! - рядом неожиданно раздался спокойный уверенный голос, принадлежащий подошедшему мужчине средних лет в серой жреческой рясе.
   - Вы жрец? - спросила демоница, обернувшись на голос.
   - Вы догадливы, - мужчина коротко поклонился.
   - Тогда помогите мне поговорить с вашим богом.
   - С кем именно вы желаете поговорить? - уточнил жрец.
   - Мне, собственно, всё равно. Подозреваю, что подойдёт любой из вашего пантеона.
   - Так не пойдёт, госпожа, - стараясь не обращать внимания на то, что странная незнакомка не считает богов своими покровителями, ответил жрец. - Когда вы молитесь, необходимо обращаться к кому-то конкретно. Только тогда молитва достигнет своего адресата.
   - Я не собираюсь молиться. Я просто хочу поговорить.
   - С богами не говорят, госпожа. Им молятся.
   - Хорошо, попробую сделать так, как вы сказали. К кому мне обращаться?
   - Это вы должны определить сами.
   - Тогда я выбираю Одина.
   - Подойдите к статуе, положите на неё руку, закройте глаза и прочтите молитву. Один услышит вас.
   - Так просто? - удивилась девушка.
   - Так просто, - улыбнулся мужчина.
   - И Один мне ответит?
   - Один услышит вас. А вот ответит или нет - решать только ему.
   - Спасибо, - улыбнулась демоница и, вежливо поклонившись жрецу, широким уверенным шагом направилась через весь зал к стоящей у противоположной стены статуе. Роскошное платье, не в силах сопротивляться встречному потоку воздуха, облепило спереди изящные ноги девушки, веером разметавшись по сторонам, но никого из посетителей храма не задело - люди шарахались от незнакомки в стороны, освобождая ей дорогу с такой поспешностью, как будто видели перед собой не изящную хрупкую девушку, а настоящего демона. Ульг старался не отставать от своей подопечной, но опередить охранников так и не смог - они, словно приклеенные, держались по бокам демоницы.
   Чтобы пересечь зал, у Даи ушло совсем немного времени. И вот девушка уже замерла перед величественной статуей расправившего крылья громадного дракона, снисходительно наблюдающего за копошением мелких разумных у его массивных лап с вгрызающимися в полированный гранит пола когтями в человеческую руку величиной. В глубоко посаженных глазах рептилии, казалось, жил неукротимый огонь, правда, странного зелёного цвета - его всполохи мелькали в вертикальных зрачках статуи, а сама скульптура буквально излучала стремительную мощь готового к броску мускулистого тела, из-за чего она вовсе не казалась неодушевлённым каменным изваянием, а лишь застыла ненадолго в неподвижности. Иррациональное чувство неожиданно ожившего камня добавляли и периодически пробегающие по чёрной глянцевой чешуе рептилии разноцветные блики.
   - Я хочу поговорить с тобой, Один, - положив руку на лапу рептилии и устремив свой взор прямо в глаза статуи, для чего даже пришлось задрать голову, звонким голосом проговорила демоница. В тяжёлой, вязкой тишине зала её слова слышались настолько отчётливо, что не осталось прихожан, не подглядывающих тайком за странной посетительницей - всем присутствующим неожиданно стало интересно, чем происходящее у них на глазах действо закончится. И не покарает ли дерзкую незнакомку суровое божество или, что более вероятно, храмовая охрана.
   Прошло несколько томительных мгновений, и девушка, как будто услышав что-то, ведомое лишь ей одной, тихо добавила, склонив голову и не убирая ладонь с лапы рептилии:
   - По праву крови...
   И, словно в ответ на её просьбу, почти сразу же в стене за статуей открылась ранее незаметная небольшая потайная дверь, из которой вышло трое мужчин в одеяниях жрецов. Двое осталось стоять около раскрытой двери, а третий подошёл к склонившей голову девушке и отчётливо, медленно проговаривая каждое слово, сказал:
   - Создатель услышал вас, госпожа. Пройдёмте со мной, и вы сможете поговорить с богом без лишних свидетелей.
   Вздрогнув, демоница обернулась и устремила растерянный взгляд на Ульга, как будто сама не веря, что у неё получилось задуманное, после чего, видимо, приняв какое-то решение, ответила жрецу:
   - Хорошо, я иду.
   И, обойдя статую, быстро юркнула в раскрытую дверь. Охранники тут же двинулись вслед за своей подопечной, опередив немного замешкавшегося и отставшего от них на несколько шагов мага, однако вся троица была остановлена поднявшим руку в отвращающем жесте жрецом, загородившим проход:
   - Вам туда нельзя, - невозмутимо сказал мужчина.
   - Мы сопровождаем эту девушку и обязаны её охранять, - возразил Ульг, беспомощно наблюдая, как вслед за скрывшейся демоницей в дверь зашли двое жрецов.
   - Для волнения нет поводов, с вашей подопечной ничего не случится, - успокоил мужчин последний жрец, заходя в проход и закрывая за собой дверь. Створка, слегка хлопнув, заняла положенное ей место, слившись с каменным монолитом стены.
   - Ждём в зале, - тихо сказал охранникам Ульг, понимая, что неприятности, в которые он не верил, всё же случились.
   Однако отсутствовала демоница недолго - волнение придворного мага не успело достигнуть той степени, чтобы он решил, не дожидаясь возвращения подопечной, отправиться с докладом во дворец, как потайная дверь за статуей открылась вновь, и демоница, поблагодарив кого-то оставшегося за дверью, быстрым шагом устремилась к ожидающей её троицей. На довольном лице девушки было написано такое облегчение, что Ульг даже без пояснений догадался - переговоры прошли успешно.
   - Поведайте нам, госпожа, - осторожно спросил маг демоницу, стоило ей только дойти до нетерпеливо переминающихся с ноги на ногу мужчин, - вам удалось поговорить с Одином? Или на ваши молитвы ответила одна из богинь?
   - Я узнала всё, что хотела, - с улыбкой ответила Дая.
   - А в подробности не посвятите? - информации в столь лаконичном ответе девушки было для мага явно недостаточно, ведь на вопросы прихожан обычно отвечали несущие волю богов жрецы - сами небожители крайне редко снисходили до общения с простыми смертными.
   - А разве у вас принято разглашать личную информацию, особенно если она касается богов? - удивлённо подняла бровь демоница.
   - Ну, если эта информация не является конфиденциальной... - замялся Ульг.
   - Является, - перебила мага девушка. И, немного подумав, добавила:
   - И вообще, на будущее - любая касающаяся меня информация является конфиденциальной и разглашению не подлежит. Мы с вами достигли определённой договорённости, скрепив взаимные обязательства договором, но это не значит, что вы получили право копаться в моей личной жизни. И, если вопросов больше нет, то предлагаю вернуться во дворец - это платье меня, признаться, уже порядком достало! Только из уважения к вашему правителю...
   Не договорив, девушка, высоко подобрав пышную юбку, широким уверенным мужским шагом направилась на выход, не обращая внимания на поспешно расступающихся перед ней прихожан. Охранники молча пристроились по бокам, а маг вновь был вынужден их догонять.
   Выгнав из головы мысль, что уверенности в демонице после посещения храма изрядно прибавилось, Ульг сопроводил девушку до дворцовых покоев и, пожелав приятно отдохнуть перед предстоящими испытаниями, коротко попрощался, быстро покинув гостевое крыло. Ему, в отличие от подопечной, которой из всех намеченных на сегодня дел осталось лишь подобрать по руке лук из множества предложенных на выбор произведений искусства местных оружейников, ещё предстояло немало поработать, составляя подробный отчёт о поездке...
  

***

  
   - Как там наша демоница, Меллах?
   - Укатила в храм, мой повелитель! - стоявший перед троном мужчина низко поклонился эмиру, продолжая говорить.
   - Охранение выделили?
   - Демоницу сопровождает Ульг и двое охранников. С таким эскортом ей ничего не угрожает.
   - Мой подарок приняла?
   - Одела без возражений, мой повелитель. Как я и предсказывал.
   - Но зачем потребовалось обряжать её в праздничное платье? Не проще было ограничиться стандартной одеждой, к которой наша гостья, по-видимому, привычна?
   - Зато мы имеем неплохой шанс избавить демоницу от долгих походов по магазинам - в вашем подарке ни снять мерки, ни померить готовую экипировку она не сможет. Не получится у неё и самостоятельно разоблачиться - для этого нашей гостье потребуется помощь хотя бы одной служанки. Все эти завязочки, бантики, крючочки, особенно на спине...
   - А служанка с ней не поехала - только охрана...
   - Что и требовалось получить. Демоница, помимо обуви, успела приобрести лишь обычную походную одежду, а к броне и оружию пока только присматривается. Нет, мы, разумеется, не оставим её совсем без экипировки, однако если все остальные покупки окажутся по цене сравнимы с заказанными нашей гостьей сапогами, то дешевле будет нанять вместо неё полноценного мага. Надо отметить, что девушка не мелочится - заказывает всё самое дорогое, не обращая внимания на цену. К тому же демоница, как оказалось, обладает странной тягой к мужской одежде. Разумеется, ничего предосудительного в этом нет, но если она, совершая свои походы по магазинам, появится в городе в костюме наёмника, могут пойти ненужные слухи, и сохранить в тайне отъезд наследника окажется сложнее. Пресечь подобные слухи даже важнее, чем ограничить нашу гостью в тратах.
   - Слухи о демонице всё равно рано или поздно пойдут - скрыть показанные ею на полигоне умения, крайне редкие для девушки её возраста и телосложения, нам не удастся.
   - Полностью скрыть действительно не получится, однако на некоторое время задержать их распространение нам вполне по силам. Всё же закрытый армейский полигон не сравнить с многолюдными столичными кварталами. Разумеется, как бы мы ни инструктировали своих бойцов, рано или поздно всё равно кто-нибудь проговорится, но случится это скорее поздно, чем рано.
   - Ладно, по поводу маскировки я согласен - решение верное. Пусть и дальше наша гостья появляется в городе только в роскошных дворцовых нарядах - тогда, возможно, на некоторое время её примут за мою очередную фаворитку и не свяжут с молодым наследником. А вот экономить на экипировке всё же не стоит - пусть тратит, сколько нужно, в разумных, разумеется, количествах. Ты лучше скажи, что ещё узнал о демонице? Помимо того, что та обладает выдающимися воинскими навыками?
   - Ну, пока выводы делать рано...
   - А предварительные?
   - К нарядам равнодушна, к роскоши привычна.
   - Хмм... Ты ведь это не просто так сказал?
   - Верно, мой повелитель. По реакции и поступкам разумных нередко можно сказать о них самих больше, чем по их словам. Наша демоница далеко не так проста, как кажется. И она уж точно не из числа рядовых обывателей. Не знаю, каков её статус в том обществе, откуда мы её похитили, но то, что он достаточно высок, у меня лично не вызывает сомнений.
   - Обоснуй!
   - Неумение лебезить, отсутствие подобострастия даже при общении с правителем огромной страны, интуитивное чувство иерархии и глубоко укоренившееся чувство собственного достоинства... К этому следует добавить и то, что наша гостья как должное воспринимает действия приданных ей слуг и не смущается, окунаясь в дворцовую роскошь. Эти качества невозможно воспитать, с ними надо родиться.
   - Но походную одежду для себя она выбрала предельно простую и функциональную, как у обычных наёмников.
   - Это говорит лишь о том, что для демоницы естественно и то, и другое. Она привычна как к роскоши, так и к походным условиям.
   - Тогда не совершаем ли мы ошибку, доверяя жизнь наследника престола девице с неизвестным социальным статусом?
   - Напротив, мой господин, кандидатура призванной нами демоницы видится мне всё более подходящей - она не только сможет защитить вашего сына, но и не поддастся на посулы его врагов. Её будет крайне сложно перекупить, ведь традиционные для простолюдина ценности не имеют для неё столь важного значения, чтобы ради них нарушить данное слово.
   - Значит, планы не меняются?
   - Не совсем так, мой повелитель. Небольшая корректировка, по моему глубокому убеждению, всё же потребуется. Количество спутников вашего сына предлагаю максимально сократить, а сам выход ускорить - как только заказанные демоницей вещи окажутся готовы, принц должен покинуть Асуру. Недостающую экипировку я планирую подобрать через несколько дней, и уже прорабатываю оптимальный маршрут движения, собирая необходимый для путешествия минимум снаряжения.
   - А почему минимум?
   - Чем больше вещей - тем заметнее караван. Несколько человек, у каждого из которых имеется не более одной вьючной лошади, вызовет меньше подозрений, чем вереница снаряжённых для дальнего путешествия повозок.
   - Но им может не хватить продовольствия для дальней дороги.
   - Не беда, мой господин. Лошади, если их не гнать, вполне в состоянии разнообразить свой рацион подножным кормом, а люди могут добывать себе пропитание охотой. Фактически, кроме соли, специй, небольшого запаса круп и некоторого количества вяленого мяса, путешественникам потребуется только оружие, сменная одежда и спальные мешки. Плюс то, без чего не обходятся опытные путешественники - походная утварь, топоры, навесы от дождя, верёвки, попоны... Короче, список и без того достаточно внушительный, чтобы ещё пополнять его запасами провианта.
   - Состав группы определился?
   - В основном, мой повелитель. В группу должны войти четверо - максимальное число, не вызывающее подозрений. Это ваш сын, демоница и один из моих доверенных людей, служащий сейчас в вашей гвардии, но раньше бывший опытным охотником, умеющий читать лесные следы и отлично знающий, с какой стороны хвататься за лук и копьё. Ещё я планирую привлечь к походу Лисаэля.
   - И Лисс согласился?
   - Думаете, он откажется познакомиться поближе с невесть откуда взявшейся девицей, чуть было не лишившей его звания непобедимого мечника?
   - Четверых точно хватит?
   - Количество не всегда перерастает в качество, мой господин. Как я уже говорил - чем меньше народу, тем меньше подозрений и меньше риска, что об отбытии принца узнают до того, как он доберётся до безопасных мест. На обширных малоисследованных территориях сгинувшего в песках королевства Шанара хватает и крупных разбойничьих банд, и даже небольших частных армий, чтобы ни один, даже самый многочисленный отряд путешественников, не чувствовал себя в полной безопасности. Не лучше обстоят дела и в прилегающих к срединному морю джунглях Веронии - в последнее время соваться туда без подготовки не рискуют и опытные маги.
   - А если ещё больше ускорить отправку, не дожидаясь, пока демоница обзаведётся заказанным походным снаряжением?
   - К сожалению, я опоздал, не успев вмешаться в сам процесс оформления заказа. Теперь, если заказ не будет забран, у мастера возникнут подозрения, и он начнёт задавать неудобные вопросы.
   - Я дам указание - заказ перекупят.
   - Тогда вопросов возникнет ещё больше. Пусть лучше всё идёт своим чередом - мне в любом случае требуется ещё как минимум несколько дней на подготовку, а у нашей демоницы завтра намечаются показательные стрельбы - она станет соревноваться в точности, дальности и скорострельности стрельбы с самим эль-фа.
   - Но зачем нужны эти испытания, если состав группы уже определён? Не лучше ли сосредоточиться на подготовке к походу?
   - Итог испытаний действительно ни на что не повлияет, но мне важно знать, каков окажется боевой потенциал у формируемой группы. Демоница прекрасно показала себя во владении оружием ближнего и среднего боя. Пусть и уступив в мастерстве Лисаэлю, она сражается клинковым оружием так, как не сражается никто из ветеранов вашей гвардии, мой господин. Однако ближний бой не всегда является оптимальным - иногда выгоднее поразить врага на дальней дистанции и скрыться, не допустив прямого столкновения. В идеале у нас должна получиться слаженная тройка - один лучник, один мечник, один следопыт.
   - Даже если результат испытаний для формирования команды уже не важен, не хочешь сделать ставки на результат?
   - Нет, повелитель. Если очередное состязание пройдёт аналогично предыдущему, то я бы не рискнул прогнозировать его исход. Все эль-фа виртуозно владеют луком - обращению с этим видом оружия они учатся всю жизнь, а лес, в котором они живут - слишком серьёзный экзаменатор, чтобы не воспринимать его всерьёз. Демоница же - тёмная лошадка, непредсказуемый игрок, от которого можно ожидать чего угодно. Даже того, что наша гостья окажется не хуже эль-фа в искусстве владения луком. Клинком она, как мы уже успели убедиться, владеет виртуозно, пусть и не победила в схватке нашего прославленного мечника. В любом случае, кто бы ни победил сейчас, результат вас, надеюсь, порадует.
   - Тогда жду от тебя очередного доклада. Сейчас можешь быть свободен. И скажи распорядителю, чтобы позвал танцовщиц - на сегодня все государственные дела закончены...
  

***

  
   Утро застало Даю на уже знакомом ей по предыдущему испытанию полигоне - для того, чтобы не ударить в грязь лицом, девушка появилась на стрельбище ещё до восхода солнца, рассчитывая немного пристрелять на реальных мишенях подобранный накануне небольшой, армированный костяными и стальными вставками составной лук, настолько уютно лёгший в маленькую женскую руку, как будто был создан специально под неё. Решение оказалось правильным - лучнице пришлось выпустить больше сотни стрел, прежде чем результаты стрельбы не были признаны ею приемлемыми.
   Пока девушка разминалась, посылая в разбросанные по всему стрельбищу мишени одну стрелу за другой, из-за высокого каменного забора, окружающего полигон, показалось солнце, тут же затопившее всю территорию стрельбища яркими лучами и расчертившее утоптанную до состояния камня землю длинными косыми тенями от мишеней и росших по периметру вдоль ограды высоких раскидистых деревьев. Прибавилось вокруг и народа - искусству владения дальнобойным оружием в гвардии уделялось немало внимания, поэтому к окончанию тренировки компанию лучнице составила как минимум полусотня опытных бывалых воинов, не столько, правда, тренирующихся, сколько с интересом наблюдавших за успехами незнакомки.
   Закончив пристрелку, Дая смахнула со лба несколько выскочивших бисеринок пота и, повязав на голову предусмотрительно захваченную из дворца цветастую бандану, с удобством устроилась на скамейке, дожидаясь экзаменаторов.
   Долго ждать ей не пришлось - в воротах, в сопровождении двух незнакомых мужчин, появилась коренастая фигура сотника Анефа, пристально осматривающего стрельбище. Заметив отдыхающую на скамейке девушку, офицер что-то тихо сказал сопровождающим и уверенно направился к Дае, при виде приближающихся мужчин решившей проявить вежливость и поприветствовать их стоя.
   Обмен любезностями не занял много времени. Сотник представил девушке своих спутников, одним из которых оказался один из его сослуживцев по имени Катор, а вторым - худой долговязый юноша с глазами старого прожжённого циника на подозрительно молодо выглядевшем лице, назвавшийся мастером Лимом. "Ещё один мастер" - с усмешкой подумала Дая, мысленно отмечая похожесть имён, но вслух свои мысли озвучивать не стала, ведь незнакомец действительно мог оказаться мастером, и девушка даже догадывалась, в какой области.
   Тем временем Анеф, придирчиво осмотрев девушку с ног до головы, признал, что к испытаниям та подготовилась серьёзно - оделась в свободного покроя серо-зелёную куртку с накладными карманами и такого же цвета штаны с широким кожаным ремнём. На руках демоницы красовались выкрашенные в белый цвет перчатки из тонкой кожи, отделанные затейливым тиснёным узором. Композицию довершали мягкие кожаные сапоги на низкой, окованной стальными набойками подошве. Видимо, выбор одежды был призван максимально скрыть особенности демонической фигуры лучницы - длинный хвост предположительно прятался в одной из просторных штанин, а небольшие аккуратные рожки скрывал от взоров окружающих цветастый клочок ткани, залихватски, на манер степных кочевников некогда густонаселённой Ривии, повязанный на голове. В руке девушка держала небольшой составной композитный лук, как будто сделанный по заказу специально под неё. Из-за спины торчали оперённые хвостовики стрел, покоящихся в небольшом туле - тот, похоже, изготавливался в комплекте с луком и, исходя из своих размеров, явно предполагался к ношению не крупным воином-мужчиной, а миниатюрной девушкой. Дополнительный пучок стрел, не поместившийся в тул, лежал рядом, на скамейке.
   - Госпожа, вы готовы продемонстрировать своё искусство? - спросил девушку Анеф, кивком головы указав на лук, который та, вставая, так и не выпустила из рук.
   - Разумеется, офицер, - подтвердила Дая.
   - Соревноваться вы будете с мастером Лимом, - сотник указал на стоящего рядом мужчину, - он по настоятельной просьбе нашего правителя милостиво согласился оторваться от важной работы и потратить толику своего драгоценного времени, дабы оценить ваши навыки стрельбы из лука, о которых ему поведали с ваших же слов. Должен предупредить - мастер Лим позволил усомниться в вашем умении, и пришёл сюда только для того, чтобы доказать вам, что в искусстве владения луком простые люди даже рядом не стоят с такими, как он. Да, забыл сказать - мастер Лим из народа эль-фа, так что лёгкой победы не ждите. Готовьтесь к серьёзному испытанию - соревноваться с самим эль-фа в том, что они умеют лучше всего, не только тяжело, но и весьма почётно. Заодно и проверим ваши навыки стрельбы - так ли они хороши, как вы мне недавно рассказывали.
   После столь лестной характеристики, данной офицером своему спутнику, Дая присмотрелась к высокому мужчине, успевшему заочно выразить сомнение в её талантах, повнимательнее, после чего, скептически хмыкнув, вынесла свой вердикт:
   - Ты не эльф!
   Тощий незнакомец явно не вызвал у испытуемой положительных эмоций. Такое бывает - есть люди, к которым начинаешь испытывать симпатию, увидев всего лишь мельком, есть те - их большинство, - к которым равнодушен, а есть те, которые не нравятся с первого взгляда. Назвавшийся Лимом мужчина явно относился к последней категории, и виной всему, скорее всего, была вовсе не данная сотником характеристика, а наполненный холодом равнодушно-презрительный взгляд, которым тот наградил впервые увиденную им девушку.
   - Это почему? - удивился мужчина, ожидавший совсем других слов от незнакомой девицы, не выразившей по отношению к нему должного почтения, к которому он, похоже, давно привык и воспринимал, как должное.
   - У эль-фа длинные уши, - пояснила Дая.
   - С чего ты взяла?
   - А это всем известно! Эль-фа живут в лесу, и им для ориентирования в заросшей деревьями и кустарником местности требуется хороший слух. Зрение в густых зарослях не всегда помогает.
   - В целом ты, конечно же, права - слух у лесных людей действительно отменный, - подтвердил мужчина. - Вот только уши у нас обычные. Ну, быть может, немного больше, чем у остальных людей.
   - Хм... Наверное, я видела других эль-фа.
   - И где же ты могла их видеть, позволь спросить?
   - Не позволю. Вернее, спросить можешь, а вот ответ получить... Я пока не слишком тебе доверяю, чтобы делиться всеми своими тайнами.
   - Значит, с эль-фа ты знакома... Тогда ты должна знать, что все мы - отличные бойцы, а в искусстве владения луком с нами вообще не сравнится никто из простых людей.
   - Знаю, и поэтому не удивлена, что сотник привлёк для проверки именно тебя.
   - Лук - моё любимое оружие.
   - Тем интереснее окажется соревнование, - ответила девушка, добавив:
   - Быть может, приступим к испытанию? Не хочется зря время терять.
   - Куда-то спешишь? - парировал Лим, не спеша снимая со спины длинный плоский чехол из мягкой светло-серой замши, по форме которого любой мог догадаться, что внутри спрятан лук.
   - Планировала успеть пробежаться по магазинам, - усмехнулась Дая. - Для нормальной девушки это не менее естественно, чем лесная жизнь для эль-фа.
   - Мы не всё время живём в лесу...
   - А я не всё время хожу по магазинам, - ехидно добавила девушка, направляясь к отмеченному флажками рубежу для стрельб.
   Разложив на низенькой скамеечке, предусмотрительно установленной рядом с флажком, заранее отобранные стрелы, Дая, ревниво скосив глаза на расположившегося рядом, у второго флажка, и занятого такими же приготовлениями эльфа, сообщила сотнику, вставшему между ними:
   - Я готова.
   - Тогда объявляю правила соревнований, - сказал офицер, убедившись в готовности второго участника. - Так как соревнующиеся стороны вне всяких сомнений умеют обращаться с луком, начальные этапы считаю возможным пропустить. Начнём сразу с мишеней, расположенных в ста шагах от линии стрельбы. У каждого участника будет по пять мишеней, разбитых на три сектора. За попадание в центр мишени, отмеченный белым цветом, участник получает четыре очка. За попадание во внутренне кольцо, отмеченное серым цветом - два, а во внешнее кольцо чёрного цвета - одно очко. В каждую мишень позволяется выпустить пять стрел. Таким образом, максимально участник может выбить сто очков. Однако это ещё не всё - в стрельбе важна не только меткость, но и скорость стрельбы. На поле боя мало толку от меткого лучника, если за то время, пока он будет целиться, враг успеет до него добежать. Поэтому, чтобы не дать участникам соревнования слишком долго растягивать удовольствие, десять дополнительных призовых очков получит участник, первым отстрелявшийся по своим мишеням. Плюс к разовому бонусу участник, завершивший испытания вторым, получит штраф в одно очко за каждую не выпущенную стрелу после окончания стрельбы первым участником.
   - То есть после того, как первый участник закончит стрельбу, количество всех последующих выбитых очков для второго участника снижается на единицу? - уточнила девушка.
   - Совершенно верно, госпожа, - подтвердил Неф. - Думаю, подобная мера окажется хорошим стимулом не тянуть с испытанием и проявить максимальную сноровку.
   Демоница, услышав столь странные условия соревнования, немного подумав, подошла к скамейке и, выбрав из разложенных на ней стрел требуемое количество, разделила их на пять равных пучков. Два из них, немного подумав, она закинула в закреплённый за спиной тул, а три воткнула перед собой наконечниками в землю. Стрелы входили в грунт неохотно - по твёрдости утоптанная, лишённая травы земля больше походила на камень, но всё же, приложив немного усилий и чуть-чуть покрутив древки, демоница справилась с задачей. Разместив полагающиеся ей стрелы и бросив осторожный взгляд на невозмутимо стоящего рядом Лима, с усмешкой наблюдающего за приготовлениями соперницы, девушка натянула на руки заранее припасённые перчатки из мягкой белой замши и сказала:
   - Я готова.
   - Я всегда готов, - небрежно произнёс эль-фа. К своим стрелам он даже не притронулся - они, видимо, подсчитанные заранее, находились в покоящемся за широкой мужской спиной объёмном туле, слегка сдвинутом набок для удобства выхватывания очередного оперённого снаряда.
   - Мишени расставлены, - доложил слегка запыхавшийся молодой гвардеец. Всё то время, пока участники соревнований готовились, он метался по полю, расставляя вдоль отмеченной белой меловой краской линии ростовые мишени с укреплёнными на них деревянными щитами, раскрашенными концентрическими кругами. До линии было ровно сто шагов...
   - Начали! - громко произнёс сотник.
   И в тот же миг эльф отточенным жестом, не занявшим и доли мгновения, выхватил из тула стрелу, положил на тетиву, захватив её тремя пальцами, резко отвёл кисть к уху, поворачиваясь в пол-оборота к мишеням, и, практически не прицеливаясь, выстрелил. Стрела ещё находилась в воздухе, а метнувшаяся к тулу рука уже ухватила очередное древко, и к мишени отправился следующий оперённый посланец. Звонкие хлопки тетивы по тонкой кожаной перчатке стрелка слились в один сплошной непрекращающийся гул:
   - Донн... Донн... Донн...
   Но демоница практически не отставала от своего соперника - мгновенно подхватывая вертикально стоящие перед ней хвостовики стрел, девушка, почти не целясь, посылала их в мишени. Вот только воткнутые в землю стрелы быстро закончились, и ей пришлось вытаскивать их из тула. Скорость стрельбы пусть незначительно, но снизилась, и отставание стало заметным. Да и точность стрельбы демоницы оказалась хуже, чем у эль-фа. Если у мужчины все стрелы кучно занимали середину белого круга, то стрелы девушки равномерно распределялись по всей белой сердцевине мишени, а одна даже на палец не дотянулась до центра, поразив серое кольцо. Возможно, в реальной боевой обстановке столь небольшая погрешность не сильно повлияла бы на итоговый результат, но здесь, на стрельбище, этот промах стоил демонице целых два балла. Впрочем, не только их...
   - Я закончил стрельбу, - лениво проговорил Лим, опустив лук.
   У его соперницы к тому времени оставалось ещё шесть невыпущенных стрел, а это как минимум шесть штрафных баллов. Уже натянув лук, девушка, услышав голос эль-фа, тихо выдохнула сквозь зубы и, уже никуда не торопясь, спокойно прицелилась и спустила тетиву. Стрела воткнулась точно в центр мишени.
   - Скорость не снижаем! - поторопил лучницу Неф, на что она, не поворачивая головы, ответила, взяв следующую стрелу и неторопливо выцеливая мишень:
   - В условиях такого требования не было, - и, замерев на миг, спокойно выстрелила.
   Стрела вонзилась точно в центр последней мишени.
   - Это соревнования в стрельбе на скорость, - попытался возразить сотник.
   - Не спорю, - согласилась демоница, - моя скорость ниже. Но в итоге оценивается не скорость, а точность стрельбы. За каждый последующий выстрел с меня уже будет снято одно штрафное очко согласно озвученным условиям, однако терять дополнительные очки из-за спешки я не намерена. А теперь прошу не отвлекать меня от стрельбы.
   И девушка выпустила следующую стрелу, вонзившуюся впритирку к первой. Кажется, даже оперение её было срезано острыми гранями второго наконечника.
   Последняя, пятая мишень, в которую демоница стреляла, уже никуда не торопясь, выглядела, в отличие от других, как ощетинившийся ёж - стрелы оказались натыканы в самый её центр настолько плотно, что, кажется, их сразу же вонзили туда одним пучком, не развязывая. Такой кучностью стрельбы не могла похвастать ни одна мишень эль-фа - не будучи связана жёсткими временными рамками, лучница показала удивительную меткость.
  
   Нет, сотник не был удивлён результатами стрельбы - любому, даже начинающему, лучнику известно, что, выигрывая в скорости, проигрываешь в меткости. Что и показала на примере демоница - получив достаточное время для прицеливания, она продемонстрировала идеальный результат. У офицера даже мелькнула предательская мысль, что в реальном бою он не хотел бы увидеть демоницу своим противником - где-нибудь в лесу, из засады, девушка была способна спокойно расстрелять целый отряд опытных воинов, так и оставшись незамеченной. По крайней мере, попадать со ста шагов точно в глаз она точно умела - все последние выпущенные стрелы были тому подтверждением.
   Не осталось незамеченным для опытного ветерана и различие в технике стрельбы соревнующихся лучников - если эльф, не изменяя положения лука, прикладывал к нему очередную стрелу, после чего, одним плавным, но в то же время стремительным движением натягивал тетиву и, плавно разгибая три удерживавших прочную шёлковую нить пальца производил выстрел, то демоница перед каждым выстрелом опускала свой лук, переводя его в горизонтальное положение, и укладывала стрелу поверх его. Таким образом, у эльфа стрела оказывалась как бы снаружи, а у демоницы - изнутри. Разница вроде бы небольшая, но на скорость стрельбы, как оказалось, влияла сильно. Были и ещё незначительные отличия в технике хвата самого оружия и стрел, самым заметным из которых являлся большой палец девушки, непроизвольно контролирующий положение лежащей на тетиве стрелы, в то время как у эльфа он всегда находился в согнутом состоянии. Всё замеченное позволяло Анефу сделать вывод, что школы у соревнующихся стрелков абсолютно разные, а вот какая из них лучше - сказать сложно... На стороне мужчины были столетия совершенствования мастерства и набора опыта, чем демоница похвастать явно не могла. Свой класс она уже подтвердила, разукрасив плотным веером воткнувшихся практически в одну точку стрел последнюю, пятую мишень, но сотнику стало интересно, насколько она была бы хороша в противостоянии с опытным стрелком эль-фа. Поэтому соревнование следовало продолжить...
   - Итак, в первом состязании, набрав сто очков, победил мастер Лим, - зычно подвёл итоги Анеф. - Госпожа Дая по результатам стрельбы набрала девяносто два очка, что тоже является неплохим результатом.
   - Как я понимаю, одним этапом мы не ограничимся? - спросила у сотника девушка, дожидаясь, пока отправившиеся к мишеням воины принесут выпущенные ею стрелы.
   - На втором этапе состязаний стрельба будет вестись по мишеням, установленным на удалении в сто двадцать шагов.
   - А смысл, офицер? - спросила демоница. - Вы уже имеете представление о наших способностях, исходя из результатов первого этапа. И я, и мой соперник, полагаю, легко попадут в мишень с расстояния в двести шагов, поэтому промежуточные стрельбы окажутся лишь пустой тратой времени. Так что предлагаю перейти именно к этой дистанции, пропустив все остальные.
   - Я согласен с вашим предложением, госпожа, - ответил Анеф, уже прикидывая, на сколько он отодвинет мишени на третьем этапе. - Все остальные условия соревнований останутся теми же, что и по первому этапу.
   - Я не согласна, господин сотник, - опять произнесла демоница. - Считаю, что озвученные вами правила первого этапа дали преимущество моему сопернику, поэтому результат несколько необъективен.
   - Поясните, госпожа, - удивлённо переспросил офицер.
   - Не скрою, что скорость стрельбы у моего соперника выше, - небрежно поклонившись эльфу, ответила демоница, - но это умение требуется далеко не всегда. Наоборот, можно представить лишь единичные случаи, когда оно потребуется в реальном бою. Не скрою, что когда на тебя несётся сотня вооружённых противников, желательно максимально проредить их численность. Но насколько в реальной схватке это умение пригодится? Исходя из результатов первого этапа состязаний, мой соперник, при сравнимой меткости, успеет выпустить десять стрел за то время, пока я выпускаю семь. Сколько противников он успеет уничтожить, если на него несётся лавина из сотни вооружённых всадников? Пять? Шесть? Да пусть даже десять - скорость скачущей лошади настолько велика, что они доскачут до лучника значительно раньше того, как он успеет хоть как-то заметно сократить их численность.
   - В чистом поле одинокий лучник не может быть соперником большому отряду всадников.
   - О чём я и говорю, господин офицер. Для лучника значительно важнее уметь маскироваться, уничтожая противника из засады. Вы считаете, что я неправа?
   - Вы правы, госпожа. Продолжайте, - ответил Анеф, с интересом ожидая, к чему его хочет подвести дерзкая демоница.
   - А раз я права, значит, для лучника важнее не скорость, а умение маскироваться и стрелять из засады. В том числе и с деревьев, устраивая позиции в их густых ветвях. Деревьев на стрельбище мы, разумеется, не найдём, но смоделировать ситуацию, когда лучник, замаскировавшийся на дереве, ведёт стрельбу из-за ствола, балансируя на качающейся ветке, вполне способны. Для имитации неудобного для стрельбы положения предлагаю сделать вот так...
   И девушка плавно подняла колено левой ноги к груди, после чего, распрямив ногу таким образом, что сапог оказался прямо у её уха, завела ногу за голову, немного помогая рукой. Растяжка у демоницы оказалась бесподобной - она, заложив ногу за голову, осталась стоять на одной ноге, идеально соблюдая равновесие.
   - Сейчас, стоя на одной ноге, я показываю, что так же уверенно могу вести стрельбу из любой неустойчивой позиции, - продолжила девушка. Сидя или стоя на ветке, верёвке, качающейся палубе корабля.
   - У вас не будет кораблей, - задумчиво пробормотал Анеф.
   - Зато у нас будет много деревьев, - парировала демоница. - Предлагаю моему сопернику занять такую же позицию, как и я, и продолжить стрельбу.
   - Я не собираюсь задирать ноги выше головы, - презрительно воскликнул эльф.
   - Лучше просто скажи, что не умеешь, - усмехнулась девушка.
   - Я этого не только не умею, - признался мужчина, - но и не вижу смысла. И вообще, кто сказал, что такое положение в точности имитирует стрельбу с дерева?
   - Я сказала, - возразила демоница. - Но, если эль-фа не знают такой простой истины, что стойка на одной ноге является самым простым способом проверки координации, тогда предлагаю натянуть над землёй верёвку и стрелять с неё. Тоже вариант.
   - Я не собираюсь стрелять, стоя на верёвке, - возмутился эльф. - И ногу за голову закидывать тоже не буду.
   - Что и требовалось доказать, - с улыбкой обратилась к сотнику девушка. - Ваш хвалёный мастер всего лишь паркетный стрелок.
   - Кто?
   - Стрелок, показывающий хорошие результаты лишь в идеальных условиях учебного полигона. Стоит такому горе-снайперу оказаться в реальном бою, как все его хвалёные умения испаряются, как утренняя роса под палящим летним солнцем.
   - Ты позволила усомниться в моём искусстве, мелюзга? - от возмущения эльф чуть ли не кипел.
   - Позволила, - ехидно прокомментировала слова соперника демоница. - Посмотри на свои мишени и сравни их с моей последней.
Если бы не навязанная мне скорость, к которой я действительно не привыкла, то я уделала бы тебя по полной программе.
   - Тогда стрельбу на скорость отменяем - посмотрим, кто из нас бьёт точнее, когда есть время прицелиться. Предлагаю на каждый выстрел отводить по три удара сердца - даже новичку этого времени хватит для того, чтобы наложить стрелу, прицелиться и сделать выстрел.
   - Поддерживаю, - согласилась демоница. - Но проверку координации предлагаю оставить - так мы сможем убедиться, чего каждый из нас стоит вне тепличных условий учебного полигона.
   - Закидывать ногу за голову я не буду.
   - Её можно просто поднять, - подумав, предложила девушка.
   - Держать ногу на весу? - усмехнулся мужчина. - И какая здесь связь с устойчивостью? Скорее, это проверка силы и выносливости.
   - Стопу поднятой ноги можно поставить на колено опорной, - согласилась Дая, признав обоснованность доводов соперника. - Человек с хорошей координацией может простоять в такой стойке хоть целый день. Даже большинство нетренированных людей спокойно проделывают это упражнение. Так, кстати, иногда проверяют человека на количество выпитого спиртного.
   - Согласен, - ответил Лим, предварительно попробовав стойку и признав её возможной для стрельбы.
   - Тогда стреляем по мишеням, находящимся на расстоянии в двести шагов, стоя на одной ноге. На каждый выстрел отводится время продолжительностью в три удара сердца. Все остальные условия те же - пять мишеней по пять выстрелов, четыре очка за попадание в центр... - принялся озвучивать условия второго этапа состязаний сотник.
   - Небольшая поправка, офицер, - перебила Анефа Дая. - В моём туле помещается только десять стрел, а брать тул другого размера я не собираюсь. Заставлять хрупкую девушку закидывать за спину четверть сотни стрел не слишком корректно. Как правильно заметил мой соперник, - девушку отвесила короткий поклон эльфу, - мы сейчас соревнуемся в стрельбе, а не в перетаскивании тяжестей.
   - Прошлый раз вы обошлись своим тулом, - недовольно возразил сотник.
   - В прошлый раз я воткнула стрелы перед собой, - возразила девушка, - а сейчас я буду лишена подобной возможности. Не говоря уже о том, что случайно налипший на стрелу комок земли способен изменить её траекторию и снизить точность, с чем мне на первом этапе приходилось мириться, сейчас, стоя на одной ноге, я просто не смогу её поднять. Для этого мне придётся наклоняться и вставать на две ноги.
   - То есть стрелять, стоя на одной ноге, вы отказываетесь? - облегчённо уточнил Анеф, видя, что стрельба из подобной позиции явно не доставляет эль-фа удовольствия. А ведь его и без того едва-едва удалось уговорить принять участие в состязании...
   - Разумеется, нет, офицер. Как вы могли об этом подумать? - деланно возмутилась Дая. - Я от своих слов не отказываюсь, просто предлагаю разбить второй этап состязаний на две части, сократив количество мишеней до четырёх, а количество выстрелов, соответственно, до двадцати. Впрочем, я не возражаю, если этих частей будет три, четыре, пять - да сколько скажете. Лишь бы они были кратны десяти выстрелам. Повторяю - именно на такое количество стрел рассчитан мой тул.
   - Дополнение принимается, - согласился Анеф. - Второй этап будет состоять из двух частей, между которыми участникам полагается отдых, в течение которого можно пополнить содержимое тула.
   - Вот и чудненько, - улыбнулась демоница, прищурив глаза от удовольствия. Она явно не собиралась проигрывать во втором этапе...
   Результаты второго этапа удивили даже видавшего виды сотника... Вышедший на поле офицер, не веря своим глазам, внимательно рассматривал мишени участников, не зная, как прокомментировать увиденное. Имея достаточно времени на прицеливание, оба участника набрали максимальное количество баллов - по восемьдесят. Однако если у мастера Лима стрелы, как у демоницы на первом этапе, равномерно покрывали площадь центрального белого круга - вероятно, лучнику пришлось отвлекаться на контроль неустойчивой стойки, что и сказалось на кучности стрельбы, то его соперница опять положила свои стрелы практически в центр мишеней. Следовало признать очевидное - на дистанции в двести шагов девушка, даже балансируя на одной ноге, не оставляла вероятному противнику ни единого шанса, имея реальную возможность послать стрелу в одну из множества всегда имеющихся у любого бойца не защищённых доспехами небольших уязвимых точек. Разумеется, если ей дать время прицелиться и произвести выстрел... Её же сопернику в аналогичных условиях, скорее всего, пришлось бы бить по площадям - из неустойчивого положения повторить результат соперницы эльф не смог. Воистину, демоница обладала удивительным сплавом нечеловеческой меткости и феноменальной координации - обычные люди, даже будь они эль-фа, так стрелять не способны. Что способствовало столь невероятным результатам - личное умение лучницы или её нечеловеческая природа, офицер не знал, но демоническую точность стрельбы, которой не смогла помешать даже неустойчивая стойка девушки, на которой та, кстати, настояла сама, причём вполне сознательно, не оценить он не мог. К таким же точно выводам пришёл и осматривающий мишени мастер Лим, задумчиво почёсывающий подбородок и больше не отпускающий язвительных замечаний в адрес своей соперницы.
   Вернувшись с осмотра, Анеф, одарив уважительным взглядом демоницу, озвучил условия третьего этапа:
   - На третьем этапе обычно проверяется точность стрельбы по мишеням, расположенным на разных расстояниях от стрелка. Так я смогу оценить, насколько хорошо лучник берёт поправку, переключаясь с ближнего противника на дальнего. Мишени будут установлены на расстоянии пятидесяти и двухсот шагов. Каждому участнику достанется по четыре мишени, стрелять по которым следует в таком порядке: ближняя - дальняя, ближняя - дальняя. Стоять можно как угодно, на каждый выстрел отводится время, равное трём ударам сердца. Кто не успеет - за каждый выстрел, произведённый после отмеренного времени, получит штрафное очко. Участникам понятны условия?
   - Понятны, - ответила девушка.
   - Не возражаю, - прокомментировал эльф.
   Тогда, если участники готовы, приступаем! - отдал команду сотник.
   За третий этап стрелки получили по восемьдесят очков каждый - максимально возможную сумму, иного результата Анеф и не ожидал. На дистанции в двести шагов демоница опять оказалась немного точнее эль-фа, положив почти все стрелы точно в центр мишени, и лишь считанные единицы уведя ближе к краю четырёхочковой центральной части. Видимо, начинала сказываться усталость девушки, исподволь ослабляющая её внимание. Впрочем, случись реальная схватка - скорее у демоницы закончатся стрелы, чем она устанет настолько, что станет совершать обидные промахи.
   - Оба участника показали равные результаты, - подвёл итоги очередного этапа офицер, - и нам осталось выяснить, насколько далеко они стреляют. Четвёртый этап будет проводиться аналогично первому, за исключением отпущенного на состязание времени - пяти ударов сердца на каждый выстрел, полагаю, будет достаточно для того, чтобы оба стрелка продемонстрировали все свои умения. Мишени будут установлены на дистанции в триста шагов и станут отодвигаться до тех пор, пока один из участников не совершит промах. На этом состязание закончится.
   - У меня лук меньше, - тихо пробурчала демоница себе под нос, но Анеф, ожидающий чего-то подобного и поэтому пристально вслушивающийся в то, что может сказать девушка, тут же встрепенулся и переспросил:
   - Вы чем-то недовольны, госпожа? Быть может, вы считаете, что можно взять в руки детский лук и установить мишени на десять шагов, потому что дальше он посылать стрелы просто не может? К тому же, никто не запрещал вам выбрать точно такой же лук, как и у вашего соперника.
   - У меня не хватит сил для стрельбы из такого лука, - возразила Дая.
   - Это мои проблемы? - парировал сотник. - Нет, госпожа, это исключительно ваши проблемы. В реальном бою вы тоже станете просить противника подойти поближе, потому что ваши стрелы до него просто не долетают? Или, быть может, сами побежите навстречу? Так ведь противник ждать не будет, и его стрелы полетят точно в вас. И кто, по-вашему, выиграет в подобной дуэли? Или вы умеете уворачиваться от стрел?
   - Извиняюсь, была не права, - недовольно скривилась девушка.

   - Вот так-то! - удовлетворённо прокомментировал результаты короткой перепалки сотник, которому не хотелось портить отношения с заносчивым и надменным эль-фа, и без того недовольным происходящим действом. - В реальном бою, когда противники сходятся в поединке не на жизнь, а на смерть, важно не только мастерство владения оружием, но и сила, и ловкость, и скорость реакции. Сколько медлительных силачей я отправил за свою жизнь на тот свет, и сколько умелых мастеров, на голову превосходивших меня в мастерстве владения клинком, распрощалось с жизнью только из-за того, что им банально не хватило силы или выносливости, не счесть. Лишь только оптимальное сочетание физических данных и личного мастерства позволило мне дожить до этих дней.
   - Я уже призналась, что была неправа, - пробурчала Дая, окидывая взглядом внушительную фигуру сотника и соглашаясь, что да, этот здоровяк может измотать в затяжном бою и опытного мастера.
   - Тогда, раз вы и сами признаёте необходимым продолжить состязания, перейдём к четвертому этапу, тем более что мишени, как я вижу, уже расставлены, - сказал Анеф. - Каждый участник, проявив известную долю мастерства, может набрать в нём максимум сто очков.
   И соперники принялись не спеша посылать свои стрелы в едва видневшиеся на мишенях белые круги. Всё же триста шагов - не шутка, при средней скорости в сто шагов за один удар сердца стрела летит до мишени по заметно искривлённой траектории, из-за чего лучнику приходится задирать своё оружие вверх, внося значительную поправку. На таком расстоянии стала заметна разница в характеристиках боя луков демоницы и её соперника - мужчина, обладая большим и, что более важно - более тугим луком, использовал и более тяжёлые стрелы, на которые оказывал меньшее влияние поднявшийся к этому времени лёгкий ветерок. Более лёгкий лук девушки обладал меньшим усилием натяжения тетивы - соответственно, под него подбирались и более лёгкие стрелы. Выбрать подходящую для конкретного лука стрелу - тоже большое искусство, недаром издревле каждый уважающий себя мастер изготавливал стрелы сам для себя. Сделаешь снаряд тяжёлым - он полетит слишком медленно. Сделаешь слишком лёгким - упадёт убойная сила и слишком большое влияние станет оказывать ветер, на который опытный лучник всегда делает поправку. К тому же сам процесс изготовления стрелы - своего рода искусство. В нём важно всё - и выбор материала древка, и характеристики наконечника, и форма оперения. И, разумеется, качество выделки стрелы. Лишь сумма всех характеристик позволит получить снаряд, гарантированно поражающий мишень. Разумеется, хороший лучник знает, какие стрелы лучше всего подходят именно для его лука, и пользуется именно ими, хотя при необходимости способен использовать любые - естественно, в ущерб качеству стрельбы.
   Пришедший на состязания эльф находился в более выгодных условиях - он явился на стрельбище со своими стрелами, в то время как демонице пришлось отбирать снаряды из числа уже готовых.
Пусть выбор ей предоставили огромный - предоставленные стрелы различались и по длине, и по весу, и по форме наконечника, но всё-таки это были чужие стрелы, полностью компенсировать чужеродность которых не смогла краткосрочная утренняя тренировка. Что и показали результаты четвёртого этапа...
   Нет, промахов не допустил ни один из соревнующихся - все стрелы попали в мишени. Вот только стрелы демоницы уже не демонстрировали той кучности, что на предыдущем этапе - они едва-едва попадали в отмеченные белым цветом центральные круги мишеней, а две стрелы даже проткнули плотную древесину щитов строго на границе с серым кругом. Немного помявшись, Анеф засчитал эти выстрелы как четырёхочковые, и тут же, огласив ничью, объявил пятый раунд соревнований.
   Мишени отодвинули вновь, расположив их на расстоянии в триста пятьдесят шагов.
Увеличение, с одной стороны, незначительное, но демоница недовольно шмыгнула носом - её более лёгкие стрелы с увеличением расстояния стремительно теряли точность, сбиваемые с траектории непредсказуемыми порывами усиливающегося ветра, да и увеличившийся угол атаки вынуждал девушку посылать стрелу чуть ли не прямо в небо, беря значительное упреждение. К тому же на таком расстоянии стрела находилась в воздухе уже настолько долго, что вертикальное снижение её траектории требовало от лучника идеального глазомера - достаточно всего на шаг ошибиться с оценкой дистанции, и стрела не попадёт в мишень, воткнувшись перед ней в землю или со свистом разрезав над ней воздух.
   Результаты пятого этапа полностью оправдали опасения девушки - стараясь не показать неудовольствия, Дая молча выслушала результаты стрельбы, которые были не в пользу лучницы. И если эльф больше половины своих стрел уложил в белый круг мишени, лишь двумя отметив внешнее чёрное кольцо, то у демоницы, напротив, всего четыре стрелы попали в центр - остальные узкой вертикальной полосой усыпали всю мишень, затронув и чёрное кольцо.
   - Мастер Лим получает семьдесят шесть очков. Госпожа Дая получает пятьдесят одно очко. Общий счёт становится четыреста тридцать шесть - четыреста три в пользу мастера Лима, - огласил итоги состязания Анеф.
   - На четыреста шагов будем стрелять? - с усмешкой спросил свою соперницу Лим.
   - Пожалуй, я признаю свой проигрыш, - подумав, ответила Дая.
   - Вы так легко сдаётесь, госпожа? - спросил сотник, не ожидавший от демоницы подобного решения.
   - Каждое стрелковое оружие имеет свою эффективную дальность, офицер, - ответила девушка. - Для моего лука, как вы только что смогли убедиться, это дистанция в триста шагов, дальнейшее увеличение дистанции делает мою стрельбу непредсказуемой. Соревноваться в подобных условиях считаю глупостью - мне никогда не послать стрелу настолько далеко, насколько это способен сделать мой соперник. Однако если вы дадите мастеру Лиму в руки детский лук, о котором сегодня упоминали, то я согласна продолжить соревнования.
   - С какой стати я должен брать детский лук? - возмутился эльф.
   - То есть то обстоятельство, что ваш лук изначально обладает большей дальнобойностью, вас не смущает? - вскинула бровь демоница. - Ну, и о какой честной игре здесь может идти речь? Быть может, продолжим соревнования по другим правилам? Более справедливым?
   - А какие правила вы считаете справедливыми, госпожа? - осторожно поинтересовался Анеф.
   - Дистанция в двести шагов является рабочей для обоих луков, что и подтвердил третий этап соревнований.
Предлагаю установить мишени именно на этом расстоянии, уменьшив их размеры, к примеру, вдвое. Если оба участника выбьют максимальное количество очков, размеры мишени будут уменьшены ещё в два раза. И так до тех пор, пока один из участников не промахнётся.
   - Я больше не могу тратить на бессмысленные состязания своё драгоценное время, выясняя, кто из нас лучше, - эльф смерил презрительным взглядом демоницу, - полученные результаты это уже доказали. А если ты, мелкота, всерьёз думаешь, что можешь чем-то меня удивить, то давай продолжим испытания, установив мишени, скажем, на четыреста шагов. Ты совсем недавно пыталась прикрыть свои глупые рассуждения примерами реальных боёв, ну так представь, что мы встретились в чистом поле, и между нами как раз те самые четыреста шагов. Моя стрела долетит до тебя и как минимум нанесёт ранение. А где окажется твоя стрела?
   - Мастер Лим прав, госпожа, - тихо обратился к демонице сотник.
   - Я бы с удовольствием посмотрела, как этот уважаемый мастер станет стрелять в меня в лесу с четырёхсот шагов, господин офицер, - упрямо возразила девушка, но эльф, надменно вскинув голову, сказал, обращаясь к сотнику:
   - Господин Анеф, если я вам больше не нужен, разрешите удалиться - у меня ещё масса неоконченных дел. Что же касается результата состязания - то итоговый счёт не позволяет усомниться в том, кто же в них является бесспорным победителем.
   И с этими словами эль-фа, уже успевший собрать свои стрелы и упаковать в заплечный чехол лук, развернулся и, не оглядываясь, направился к выходу. Останавливать его и предлагать продолжить соревнования никто не решился...
  

***

  
   Ривия, дворец эмира...
   - Мне доложили, что демоница проиграла поединок с лучником эль-фа.
   - Это действительно так, мой повелитель...
   - Причём проиграла с каким-то разгромным счётом, отстав на тридцать очков.
   - Точнее - на тридцать три, мой повелитель...
   - Сведения точные?
   - Я наблюдал за поединком своими глазами.
   - А ещё мне доложили, что мастер Лим покинул стрельбище крайне недовольным, возмущаясь, что его вообще пригласили соревноваться с подобной бездарностью, неспособной даже взять в руки нормальный взрослый лук.
   - Ну, положим, мастер Лим возмущался несколько по другому поводу...
   - Впрочем, оставим в покое эль-фа, - усмехнулся правитель, - победить их в соревнованиях по стрельбе из лука практически невозможно, так что результат был предсказуем.
Ты лучше вот что мне скажи - демоница действительно настолько плохо обращается с луком, как меня тут пытаются убедить некоторые завистники?
   - Наша гостья действительно проиграла лучнику эль-фа, мой повелитель - сложно игнорировать очевидное. Но я бы не судил результаты поединка столь категорично.
К тому же после испытания я обстоятельно поговорил с сотником Анефом...
   - И о чём тебе поведал старый вояка?
   - Хмм... Его словам я доверяю больше, чем мнению придворных завистников, тем более что слова опытного ветерана не расходятся с тем, что я увидел собственными глазами. И он высказался о способностях демоницы несколько по-иному.
   - Твой нюх порой говорит мне больше, чем твои глаза, Меллах. И уж всяко больше, чем досужие сплетни придворных льстецов. Говори!
   - Соревнования выявили один, но самый главный недостаток нашей гостьи. Это её рост.
   - А при чём здесь рост?
   - Демоница на голову ниже любого вашего гвардейца, мой повелитель, и на полторы головы ниже мастера Лима, с которым соревновалась в стрельбе из лука. Рост, как вы понимаете, напрямую связан с весом, а вес - с силой. Девушка, без всяких сомнений, необычайно сильна для своего веса, но по сравнению с рослым тренированным мужчиной, особенно профессиональным воином, она почти что как ребёнок. Соответственно, лук она подобрала под себя, то есть короче и легче обычного гвардейского лука. Соответственно, и усилие натяжения, и вес стрелы тоже оказались ниже. С одной стороны, это может показаться не столь важным - в самом деле, и лёгкая стрела, тем более пущенная умелой рукой, способна поразить противника. Однако когда результат состязаний становится напрямую зависящим от физической силы участников...
   - Насколько я знаю, в состязании лучников сила вторична - значительно более важную роль играет мастерство.
   - Но не когда основным критерием победы является дальность стрельбы. Наша демоница проиграла лишь потому, что мишени отнесли на триста шагов, не собираясь на этом останавливаться. Лёгкие стрелы, выпущенные из облегчённого лука, на такую дальность просто не рассчитаны - они не долетают до мишени. В то время как на дистанции до двухсот шагов, пусть это и не отразилось на результатах, демоница уверенно лидировала, если одним из условий состязания не являлась скорость стрельбы. Быстро стрелять наша гостья, к сожалению, не умеет. Вернее, стреляет она достаточно быстро, но с эль-фа всё таки не сравнится - лесные жители стреляют быстрее. Правда, ненамного.
   - А почему ты считаешь, что демоница лидировала, если это не отразилось на результатах?
   - Мишени для неё были выбраны слишком крупные. И это не только моё мнение - со мной согласен и Анеф. Требовалось всего лишь уменьшить размеры мишеней раза в два, а лучше - в три, ограничив дистанцию стрельбы двумястами шагами, как приглашённый на соревнования прославленный мастер эль-фа с позором проиграл бы. Сейчас и я, и Анеф абсолютно уверены в способности демоницы с двухсот шагов пришпилить сидящую на дереве муху. Это же, кстати, понял и мастер Лим. И именно поэтому он поспешил покинуть стрельбище - а вовсе не потому, что его якобы заставили соревноваться с бездарностью, не способной натянуть тетиву нормального лука...
   - Это он сам так сказал?
   - Для того, чтобы понять причины поступков некоторых разумных, слова порой вовсе не обязательны.
   - То есть наша гостья на самом деле - великая лучница, способная посрамить прославленных эль-фа?
   - Обладай она такой же силой, как Анеф или тот же Лим - несомненно. В нашем же случае, как я уже упоминал, физические показатели демоницы - её основной недостаток, который не позволит ей стать непобедимой воительницей. Ни ловкость, ни реакция, ни острота зрения не заменят обычной физической силы. Она никогда не сможет послать стрелу так далеко, как это делает любой рядовой гвардеец, а в ближней схватке не сможет парировать удар тяжёлого двуручного меча, поставив жёсткий блок, как это делают некоторые обладающие большой физической силой мечники. Да, у демоницы своя, рассчитанная на ловкость и гибкость школа боя, но при прочих равных условиях она однозначно проиграет более рослому противнику. Выходить в учебных схватках победительницей девушке помогала разница в мастерстве, но только до тех пор, пока в соперниках у неё не оказывался такой же опытный воин. Что, кстати, и показал поединок с мастером Лиссом. При сравнимом мастерстве победа прославленного мечника вполне предсказуема - наша гостья сама призналась, что в повторном поединке нет смысла, она однозначно его проиграет.
   - Насколько то, что ты сказал, помешает нашим планам?
   - Нисколько не помешает, мой повелитель, напротив - в миниатюрной девушке никто не заподозрит сильного и умелого бойца, так что демоница сможет преподнести возможному противнику немало сюрпризов.
   - Значит, выбор сделан?
   - Да, мой повелитель. Выбор сделан уже давно, и прошедшие испытания лишь показали его обоснованность. В поход, как я уже предварительно докладывал, выдвинутся четверо - ваш сын, мастер-мечник Лисс, призванная нами демоница и опытный следопыт по имени Катор - один из подчинённых сотнику Анефу гвардейцев, до вступления в гвардию подрабатывающий проводником. Это проверенный человек, мой повелитель, умеющий держать язык за зубами. Семья Катора родом из маленькой лесной деревеньки, расположенной близ восточных границ эмиратов. Сам гвардеец много времени провёл в предгорьях западной гряды, отлично ориентируется и в лесу, и в горах, умеет читать лесные следы и считается в своих краях умелым охотником. Помимо отличного - для уровня рядового гвардейца, разумеется, - уровня владения луком, Катор неплохо работает копьём, умеет добыть, освежевать и правильно приготовить лесного зверя, да и с лошадьми управляется не хуже профессионального конюха. Эта группа не вызовет подозрений и будет воспринята сторонними наблюдателями как обычная вылазка на охоту столичных аристократов, где мечник играет роль телохранителя принца, демоница - его подруги, а гвардеец - проводника. Не зная всех обстоятельств, даже я бы никогда не заподозрил в подобной группе направившуюся в Занадан экспедицию.
   - Как с оружием? Насколько хорошо группа будет защищена?
   - Достаточно хорошо, мой повелитель. Для отряда подобной численности - так вообще великолепно. Лиссаэль никогда не расстаётся со своими мечами, да и броня у него одна из лучших в эмиратах. Он мастер ближнего боя, и в группе станет играть именно эту роль. Одежду и броню для вашего сына приготовили заранее, как и оружие. Рассчитывать на принца как на боевую единицу, разумеется, никто не будет, но и полностью беспомощным он не останется - лёгкий меч и небольшой кинжал мы ему подберём. Катор, которому предстоит исполнять в отряде обязанности следопыта, проводника и, по совместительству, охотника, уже подобрал для себя оружие и амуницию. Хорошая броня, лёгкий охотничий лук, охотничье копьё, меч и пара кинжалов - вполне достаточный для него арсенал на все случаи жизни. Потомственный охотник, полжизни проживший в лесу и чувствующий себя в нём, как дома, также неплохо владеет боевым топором, поэтому, возможно, захватит в поход и его - тут я не вмешиваюсь, необходимый арсенал каждый подбирает под себя сам, тем более что, возможно, этот арсенал придётся тащить на себе. И, наконец, демоница - её мы планируем вооружить луком, парными мечами, набором кинжалов и глефой.
   - И как она всё это утянет на себе, если группе всё же придётся идти пешком?
   - Пеший поход - это крайний случай, мой повелитель. На самом деле без лошадей отряд не обойдётся - мои люди уже просчитали, что потребуется минимум восемь лошадей, по две лошади на каждого участника похода.
Одна - вьючная, другая - скаковая. На вьючную лошадь придётся нагрузить не только часть оружия, но и запас стрел для обоих лучников, и продовольствие, и множество других вещей, без которых невозможен продолжительный поход. Так что нести на себе кучу оружия никому не придётся. Разве что охотнику, выслеживающему добычу - не на коне же это ему делать. Впрочем, Катор лучше меня знает, с чем и как ему охотиться, чтобы обеспечить отряд свежей дичью. Но если отряд потеряет лошадей - с частью поклажи, разумеется, придётся расстаться.
   - Такой хорошо подготовленный для продолжительного путешествия отряд не вызовет подозрений? Слишком сильно он будет бросаться в глаза.
   - Принято решение разбить отряд на две части, мой повелитель. Всё имущество, а также вьючных лошадей мы отправим с попутным караваном, поручив их доверенным лицам. Сам отряд отправится налегке, создавая видимость очередной прогулки избалованной столичной молодёжи, решившей поохотиться в лесах предгорий западной гряды. Путники неспешно двинутся на восток вслед за караваном, и нагонят его на границе с Ривией, после чего незаметно заберут свои пожитки. Так мы если не скроем сам факт отъезда принца, так хотя бы напустим туману и направим погоню, если она будет, по ложному следу.
   - А она будет?
   - Я исхожу из худшего, мой повелитель. Слишком удобный случай лишить вас наследника, чтобы недоброжелатели его проигнорировали.
   - Быть может, всё же выделить охрану? Хотя бы до границы Ривии?
   - Мы это уже обсуждали, мой повелитель. Большая охрана лишь привлечёт внимание к экспедиции, и о подготовке наследника к дальней дороге, которую мне, надеюсь, пока удаётся сохранять в тайне, тут же станут известно посторонним.
   - Сами сборы, как я понимаю, уже практически завершены?

   - Почти, мой повелитель. Ещё несколько дней, и всё будет готово. Останется только дождаться заказанной демоницей обуви, и можно выдвигаться в путь.
   - А остальное снаряжение на демоницу?
   - Под заказ мы больше ничего изготавливать не станем - на это просто нет времени, однако на выбор для неё подготовлено несколько весьма неплохих комплектов. Ни бронёй, ни оружием девушка обделена не будет, а качеству их изготовления позавидует любой, даже самый привередливый воин. Разумеется, всё подобрано исключительно по её росту и комплекции. Пришлось, правда, несколько растрясти ваш личный арсенал...
   - Я в курсе, и сам дал на это разрешение.
   - Тогда у меня всё, мой повелитель. Когда отряд будет полностью готов, я доложу, а точную дату выхода вы назначите сами...
  

Глава 4

  
   Бросив осторожный взгляд по сторонам и слегка подправив поводьями движение своей лошади, потянувшейся губами к растущему около дороги пучку молодой травы, Дая привычно осмотрела спутников, с которыми ей придётся провести бок о бок как минимум несколько месяцев - именно столько времени предположительно займёт путешествие в далёкий Занадан, оплот местной науки и культуры. Маленькому каравану предстояло пересечь добрую половину материка, причём большая часть путешествия пройдёт по диким, неизведанным местам - горам, лесам, пустыням... Впрочем, по поводу местной географии она ещё успеет узнать множество полезной и не очень информации, почерпнутой из рассказов своих попутчиков, а пока стоит остановиться на них самих.
   В поход вместе с Даей отправилось трое мужчин. Вернее, в дальнее путешествие отправился наследник эмира, у которого вдруг обнаружились способности к магии. Отправился, дабы поступить в расположенную в Тиаре, столице герцогства Занадан, магическую академию, а остальные спутники были переданы ему в сопровождение, с целью охраны драгоценного тела будущего правителя эмиратов. Неожиданностью магические способности очередного отпрыска правителя не стали - любой житель Натаны знает, что умение оперировать энергией мира передаётся по наследству, а в родне юного принца маги однозначно встречались, чему имелись документальные свидетельства. Кроме благородной крови и потенциальных способностей к магии, молодой наследник по имени Лиссиан, на поверку оказавшийся простым, без претензий и закидонов пареньком, отзывавшимся в их небольшой компании на короткое имя Лисс, больше ничего за душой не имел - обычный подросток лет тринадцати-четырнадцати на вид, худощавого телосложения, невысокого, не выше самой Даи роста, и приятной, даже несколько женственной наружности. Лисс не владел ни мечом, ни копьём, ни луком. Юноша вообще не владел никаким видом оружия - наследнику эмира преподавали совсем другие науки. Зато парень умел очень красиво и складно говорить, поддерживая беседу на любую, если это не касалось воинских умений, тему. Причём говорить он мог бесконечно долго, ни разу не прерываясь и не повторяясь, и слушать речи наследника девушке оказалось весьма приятно - Лисс умел быть обходительным и галантным или, как минимум, произвести на девушку впечатление. Именно таким представлялся Дае образ идеального мужчины, спутника жизни - умение слушать и, что более важно, - услышать собеседницу девушка ценила гораздо больше умения размахивать острыми железками. В конце концов, махать клинком Дая умела и сама, а вот найти хорошего собеседника, с которым можно приятно провести время, представлялось делом значительно более сложным.
   В сопровождение наследнику правитель Ривии выделил почему-то всего трёх охранников - саму Даю, уже известного ей мастера-мечника Лисаэля, представившегося ей поначалу как мастер Лисс, и средних лет незнакомого гвардейца по имени Катор, оказавшегося не только бывалым, видавшим виды воином, но и умелым следопытом. Свои доводы до исполнителей его воли эмир довести не удосужился, однако сама девушка до последнего момента рассчитывала на более многочисленную охрану - как-никак, наследнику правителя она положена по статусу.
   Да, в их небольшом отряде оказалось сразу двое мужчин, отзывавшихся на имя Лисс, и с этим предстояло что-то делать - путаница возникла уже в самом начале путешествия. Обращаться к наследнику, упоминая титул, было нельзя - само путешествие проводилось в глубокой тайне, а на сокращённое имя отзывалось сразу двое, что вносило в процесс общения неприятную неразбериху. Сама Дая предпочитала обращаться к принцу по имени, а мечника, разделавшего её в поединке, называла не иначе, как мастер. Самому Лисаэлю подобное обращение явно льстило, но в то же время и демаскировало, выдавая профессию воина. Впрочем, не самая большая тайна - любой, бросив даже мимолётный случайный взгляд на закреплённые за спиной мужчины парные клинки, мог безошибочно угадать род его занятий. В конце концов, сложившаяся в первые дни ситуация таковой впоследствии и осталась - к Лисаэлю прочно приклеилось прозвище "мастер", а принц отзывался на имя Лисс.
   Первые две декады отряд неспешно двигался по широким прямым оживлённым дорогам благословенной Ривии строго на восток, неуклонно приближаясь к её границам. Из Асуры выдвинулись налегке, одетые по самой последней столичной моде и с претензией на роскошь, взяв с собой лишь четырёх породистых лошадей под седлом, пару небольших баулов поклажи и минимум оружия. Так, мастер Лиссаэль ограничился комплектом парных мечей за спиной, Катор вооружился длинным охотничьим копьём, Лиссиан - закреплённым на поясе кинжалом, а сама Дая повесила за спину полюбившийся ей лук. Тул со стрелами девушка вместо того, чтобы закрепить за плечами, приторочила к закреплённой позади седла дорожной сумке, выставив напоказ свой даже по столичным меркам баснословно дорогой, расшитый затейливыми узорами на груди и спине наряд. Со стороны любого праздного прохожего группа выглядела как отправившиеся развлечься в восточных лесных угодьях охотой молодые аристократы, и путники всеми силами старались поддерживать подобную легенду. Они двигались не спеша, уверенно, с частыми остановками, напустив на свои лица скучающий высокомерный вид. Выдвигались в путь достаточно поздно, когда весеннее солнце уже уверенно царило на небосклоне, и останавливались на ночёвки в самых лучших гостиницах или тавернах задолго до наступления ночи, снимая для отдыха самые лучшие, самые роскошные номера - именно так обычно вела себя избалованная столичная золотая молодёжь. Подобный неспешный график движения был выбран не случайно - накануне отбытия группы в Тиару из Асуры в том же направлении выдвинулся крупный торговый караван. Именно в этом караване, замаскированная под предназначенный для продажи товар, ехала основная поклажа путников - провизия, нехитрый походный скарб, сменный комплект одежды и обуви, в отличие от имеющихся на путниках роскошных тряпок, пошитый специально для долгих путешествий - добротный и практичный, а также броня и оставшаяся часть оружия. С этим же караваном двигалась четверка специально отобранных крепких, выносливых вьючных лошадей знаменитой ливадийской породы, которым в дальнейшем придётся тащить на себе весь груз экспедиции.
   Мимо путников неспешно проплывали тщательно возделанные поля, заросшие молодой травой луга с пасущимся на них домашним скотом, обихоженные сады, чистые уютные городки и деревеньки, утопающие в зелени. Пасторальную картину разбавляли встречные и попутные караваны, повозки и одинокие путники, опасливо отходящие на обочину и уступающие богато одетым надменным всадникам дорогу, а также копошащиеся на полях и в садах многочисленные работники - весна вносила свои коррективы в напряжённый рабочий график жителей Ривии.
   К началу третьей декады стала отчётливо заметна близость к границам эмирата - исчезли дорогие гостиницы, номера в тавернах стали дешевле и хуже, количество путников на дорогах значительно уменьшилось, а сами дороги сузились до минимума и растеряли свой первоначальный лоск. Мощёные в пригородах Асуры плоским шлифованным плитняком, они по мере сужения сменяли плитняк на простые булыжники, а затем на щебень, которым засыпались ямы и рытвины, неизбежно образовывающиеся на дорогах после каждого сезона дождей. Недалеко от границ исчез и щебень, и путники продолжили движение по плотно утрамбованной копытами, колёсами и ногами пеших путешественников грунтовке. Количество рытвин и ям, заполненных уже начинающей цвести водой, день ото дня продолжало увеличиваться, красноречивее всяких слов говоря о том, что до этих удалённых мест руки столичных чиновников явно не дотягиваются.
   Равнинная местность, присущая западной и центральной части страны, постепенно сменилась вначале почти незаметными, а затем и всё более и более высокими холмами со склонами, хаотично заросшими жиденькими пятнами пока ещё редких рощиц, перемежаемых обширными зарослями кустов - начинала сказываться близость горного массива. Всё чаще и чаще по обеим сторонам дороги стали попадаться заброшенные делянки и откровенные пустыри с начинающими разрушаться низенькими ограждениями из сухих корявых веток, да и количество работающих на полях сельчан по сравнению с виденным ранее явно уменьшилось. Зато появились спускающиеся к дороге с окрестных холмов протяжённые языки первозданного дикого леса - здесь, на окраине страны, его никто не вырубал, свободной земли хватало и так.
   И вот на исходе третьей декады, незадолго до наступления темноты, кавалькада догнала движущийся с принадлежащим ей имуществом караван. Встреча произошла на утопающем в зелени посаженных по периметру высоких раскидистых деревьев с шаровидными кронами, которые Катор опознал как сентийские грабы, постоялом дворе, приютившемся на обочине восточного тракта - последнем из подобных заведений в границах Ривии. Дальше простирались обширные ничейные территории, на которых неосторожного путника могли поджидать любые неожиданности, причём, как правило, далеко не из приятных. На ничейных землях царил один закон - закон силы, и жизнь человека ценилась там даже меньше, чем глоток воды во время многодневного потопа.
   Пройдя через широко распахнутые створки въездных ворот и избавившись от лошадей - их пришлось завести в конюшню и оставить на попечение перетаскивающего сено конюха, которого Катор оторвал от работы и, всучив поводья усталых скакунов, финансово простимулировал, путники направились в таверну, разыскивать владельца каравана. Предупреждённый караванщик, стоило путешественникам обратиться к нему условленной фразой, без долгих разговоров сопроводил путников к одному из расположенных в просторном обеденном зале столов. Там за кружкой холодного пива и неприхотливым ужином отдыхал не снявший даже за едой оружие и броню десяток суровых, пропыленных мужчин, в которых без труда можно было признать профессиональных охранников. Приветствие повторилось. И пусть слова на этот раз оказались другие, однако пара бойцов, без разговоров отставив в сторону недоеденный ужин и недопитое пиво, поднялась из-за стола и повела путников из таверны обратно на конюшни, где, уже вычищенные, накормленные, напоенные и гружёные поклажей, среди остальных тягловых животных каравана стояли, меланхолично пережёвывая остатки зерна из яслей, четыре крепких неприхотливых лошадки. Притороченные к бокам животинок баулы были предусмотрительно промаркированы, поэтому путники безошибочно разобрали между собой принадлежащее им имущество и, не задерживаясь, покинули постоялый двор, прихватив и своих лошадей, которых конюх успел почистить от пота и дорожной пыли. На выходе из постоялого двора, прямо у ворот, которые, несмотря на сгущающиеся сумерки, ещё не успели закрыть и запереть, уходящий в ночь маленький караван догнал трактирщик, вручивший Лиссиану, которого признал за старшего, плотно набитый кожаный мешок со словами:
   - Здесь еда. Хлеб, сыр, вяленое мясо, сало. Дня на три должно хватить.
   Поблагодарив хозяина и вручив ему мелкую золотую монетку, которая с лихвой перекрывала стоимость продуктов вместе с самим мешком, мечник подстегнул пятками своего скакуна и спокойно выехал на дорогу, заняв привычное место в голове колонны. Остальные спутники пристроились позади, вытянувшись в цепочку.
   Теперь у каждого седока, помимо основной, имелась заводная лошадь, и со стороны группа сразу же стала казаться больше, становясь похожей на небольшой торговый караван. Сказать, что по дороге движутся решившие развлечься охотой молодые столичные аристократы, отныне мог разве что слепой, поэтому путники, покинувшие постоялый двор в сгущающейся темноте, сразу же задали вполне приличный темп, рассчитывая до остановки на ночной отдых отъехать как можно дальше от места ночёвки каравана. И это им вполне удалось - под светом трёх лун Натаны отряд двигался почти половину ночи, остановившись лишь тогда, когда рядом с дорогой показалась оборудованная для стоянки караванов поляна. Окружённая плотным полукольцом высоких деревьев, площадка неплохо закрывала путников от ветра, а сложенный из прокопчённых камней очаг с небольшой поленницей аккуратно нарубленных дров давал возможность насладиться горячей едой после тяжёлой дороги. Впрочем, костёр путники не разжигали, довольствуясь прихваченными из таверны холодными припасами - хлебом, сыром, вяленым мясом и слабым молодым вином. Вина Катор захватил с запасом - целых шесть бутылей, поэтому от жажды после обильного позднего ужина группа не страдала. Пришлось, правда, покормить четырёх лошадей - тех, что шли под седлом, и которым не удалось нормально отдохнуть и поесть на постоялом дворе. Слишком быстро путники его покинули...
   Поднявшись рано утром, лишь только небо на востоке посветлело и из-за окружавших стоянку деревьев по земле потянулись длинные языки тумана, выпадающие на примятую пасущимися тут же лошадьми траву капельками росы, люди доели остатки вчерашних запасов, распотрошили поклажу - каждый свою, и переоделись в походную одежду, скинув столичные тряпки в одну кучу, которую плотно упаковали и приторочили к вьючным лошадям вместе с изрядно похудевшими после перетряски мешками. Теперь каждый член небольшого отряда выглядел настоящим воином - поверх добротной походной одежды на путниках матово блестела ухоженная стальная броня, а оружием люди оказались увешаны словно парадные манекены в торговой лавке. Катор, помимо добротного охотничьего копья, с которым не расставался от самой Асуры, обзавёлся длинным прямым обоюдоострым мечом на поясе, закреплённым на правом бедре кинжалом, комплектом метательных ножей на груди, для чего в плотной кожаной куртке воина имелись специальные кармашки, лёгким охотничьим луком и боевым топором. Правда, лук и топор бывалый охотник поместил в прикреплённые к седлу специальные чехлы - тащить всю имеющуюся гору оружия на себе он не собирался. Мастер Лисаэль, помимо парный мечей, обзавёлся кинжалом и метательными ножами. Дая тоже повесила за спину парные мечи, переместив лук и тул со стрелами на приспособленные для этого места рядом с седлом. Там же, к седлу, крепилась и глефа - оружие слишком длинное и тяжёлое, чтобы постоянно таскать его в руках. Своё место на внешней стороне изящных бёдер девушки, в длинных узких кожаных карманах, заняли парные кинжалы.
   В отличие от вышеупомянутой троицы, принц выглядел практически безоружным - помимо узкого, длинного прямого меча и кинжала, закреплённых в ножнах на широком кожаном поясе, у юноши больше ничего не было. Впрочем, и это оружие, по мнению Даи, было явно излишним - обращаться с ним на должном уровне Лиссиан не умел, и острое железо висело на нём лишь в качестве обозначения статуса. Статус, насколько успела узнать девушка из истории Натаны, имел на материке важное значение, а уж в свободных землях и вовсе являлся главным признаком разумного. По оружию встречали, исходя из его наличия, количества и качества могли либо посторониться, пропустив караван, либо попытаться избавить путников от принадлежащего им имущества. Не имели оружия только рабы - соответственно, к безоружному человеку и отношение было соответствующее. Разумеется, наличие оружия не гарантировало человеку безопасность, однако, как минимум, позволяло избежать многих неприятных моментов, особенно в первые минуты встречи с незнакомыми людьми. А она не заставила себя долго ждать...
   Стоило маленькому каравану проехать по пустынной извилистой дороге всего лишь полдня - солнце едва успело достигнуть зенита, - как навстречу путникам из-за расположенного впереди низкого придорожного холма, сплошь заросшего лесом и закрывающего всадникам весь обзор, на дорогу вышло десятка два неопрятно одетых заросших косматыми шевелюрами мужчин, вооружённых кто чем, но преимущественно - плохо сделанными самодельными луками, копьями и рогатинами. Род занятий незнакомцев можно было определить без всякого труда - оборванцы явно кормились за счёт дороги, обирая одиноких прохожих, не способных дать бандитам серьёзный отпор. Видимо, четверо гружёных солидной поклажей одиноких всадников, один из которых выглядел подростком, а другой - вообще мелкой субтильной девицей, показались разбойникам лёгкой добычей. Расстояние до выскочивших из-за деревьев бандитов оказалось вполне достаточным для того, чтобы они, не особо торопясь, дошли до дороги и перегородили движение, встав на ней плотной толпой. Поднявшийся к полудню порывистый встречный ветер, гнавший по дороге лёгкие пыльные смерчики - весна в этих краях отличалась весьма переменчивой погодой, - вместе с наполненным ароматами грозы и прелых листьев свежим предгорным воздухом донёс до путников кислые запахи давно не мытых тел - о гигиене труженики с большой дороги имели весьма смутное понятие.
   - Сзади, - тихо пробормотала замыкающему колонну Катору двигающаяся третьей Дая, бросившая короткий незаметный взгляд за спину и увидевшая, что дорога позади тоже перекрыта - в паре сотен шагов за их спинами на дорогу вышел ещё один отряд, как две капли воды похожий на первый. По-видимому, главарь шайки оборванцев привык делить своих людей пополам, беря свои жертвы в окружение и отсекая им путь к бегству.
   - Контролируй тылы, - так же тихо ответил девушке следопыт, тоже заметивший ловушку. Мужчина, в отличие от разбойников, отлично представлял, на что в действительности способна с виду хрупкая девица, поэтому, без каких-либо сомнений бросив напарнице поводья вьючной лошади, направил своего скакуна к двигающемуся в голове колонны Лисаэлю.
   Тем временем мастер-мечник, остановив караван и чему-то довольно улыбаясь, не спеша потянулся за мечом, явно предвкушая хорошую потасовку, однако его опередил Катор - следопыт, объехав мечника, быстро выхватил из притороченного к седлу чехла свой охотничий лук и, наложив на тетиву стрелу, резким движением послал её в направлении перегородившей дорогу толпы. Мгновение полёта, и оперённое древко уже дрожало строго между ног стоящего на самой середине дороги рослого мужика, сжимающего в своих руках то ли дубину, то ли оглоблю, то ли только что выломанный ствол молодого деревца.
   - Следующая стрела прилетит в тебя, - равнодушно проинформировал вздрогнувшего разбойника следопыт, накладывая на тетиву очередное древко. - А стрел у меня хватит на всех.
   - Зачем стрелять, господин? - неуверенно пробормотал, тяжело сглатывая неожиданно ставшую вязкой слюну мужчина, в котором Катор безошибочно признал главаря. - Мы лишь хотели спросить, не нужна ли благородным господам помощь?
   - Нужна. Разумеется, нужна! - ответил следопыт. - Моим спутникам требуются живые мишени для отработки навыков стрельбы. Желательно движущиеся мишени. В столице, как вы понимаете, такие мишени найти достаточно сложно. Мы планировали поохотиться в этих местах на диких животных, но и вы для этой цели тоже неплохо подходите. Согласны помочь?
   - Нет, господин, не надо в нас стрелять! - испуганно пробормотал разбойник, начиная пятиться назад. Это движение повторили и его подельники - они уже поняли, что их судьба неожиданно совершила крутой поворот, и охотники поменялись местами с предполагаемой дичью. А умирать бандитам явно не хотелось...
   - Второй отряд уходит, - тихо сообщила Дая, продолжавшая отслеживать обстановку с тыла и заметившая, что вторая группа оказалась трусливее первой и скрылась за придорожными кустами сразу же после того, как бандиты догадались о своей ошибке.
   - А вашего согласия и не требуется! - ответил главарю Катор, и послал в медленно пятившегося мужчину стрелу, от которой тот не смог защититься.
   Стрела попала разбойнику точно в горло и, разорвав позвонки, выступила своим листовидным наконечником со спины, у основания шеи. Во все стороны брызнула кровь - широкий охотничий наконечник повредил яремную вену. Грузное тело бандита повело вперёд, и оно мешком осело на дорогу лицом вниз, насколько позволяло древко глубоко застрявшей в шее стрелы. Смерть наступила мгновенно, лишь короткие судороги скрюченных пальцев и слабые толчки вытекающей из раны густой багровой крови говорили о том, что ещё несколько ударов сердца назад это тело было полно жизни. В воздухе запахло экскрементами - ветер продолжал дуть путникам в лицо и исправно доносил запахи опорожнившегося кишечника валявшегося на дороге бандита.
   Скорая расправа над неудачливым главарём оказала решающее влияние на и без того не отличающихся героизмом разбойников - потеряв своего главаря, люди неорганизованной толпой рванули под защиту подступивших к дороге деревьев. Некоторые бежали настолько быстро, что в процессе отступления роняли своё оружие. Вдогонку улепётывающим со всех ног бандитам не последовало ни одного выстрела.
   Следопыт осторожно тронул поводья своей лошади и подъехал к лежащему на дороге главарю. Спешившись и осторожно ступая, чтобы не измазать в растекающейся из-под тела парящей лужице свежей крови кожаные подошвы дорожных сапог, мужчина носком сапога осторожно перевернул голову трупа набок, и, после непродолжительного осмотра, огорчённо произнёс:
   - Стрела безнадёжно испорчена. Древко треснуло, а наконечник при ударе о позвонок деформировался.
   Затем, сделав пару шагов, мужчина осторожно вытащил из плотно, до состояния каменной твёрдости утрамбованного дорожного грунта засевшую в нём вторую стрелу и, внимательно осмотрев её, парой вращательных движений отделил наконечник, откинув древко в сторону.
   - Наконечник цел, а древко в хлам, - прокомментировал свои действия Катор, добавив:
   - Минус две стрелы, и дорога чистая. Можно продолжать движение.
   - Его обязательно было убивать? - спросила подошедшая Дая.
   - Это самый бескровный вариант из всех, что я знаю, - ответил девушке следопыт, запрыгивая в седло и продолжив движение по пустынной дороге. - Лишившись зачинщика, оставшиеся без главаря люди сразу же разбежались, побросав оружие - так, как я и предполагал. Все остальные наши действия сопровождались бы значительно большими потерями. Причём не факт, что кто-нибудь из нас не пострадал бы - крестьяне плохо стреляют, и дрянные самодельные стрелы, особенно пущенные из таких же дрянных самодельных луков, летят куда угодно, но только не туда, куда нужно. Предугадать их полёт нельзя. Соответственно, велика вероятность случайно поймать в грудь шальной кусок ржавого железа. Мы же обошлись всего одним трупом - остальные остались живы и, надеюсь, здоровы.
   - А при чём здесь крестьяне? - удивилась девушка, пристроив своего скакуна рядом с лошадью Катора - так было проще общаться, продолжая движение. Принц с мастером-мечником молча пристроились в хвосте колонны, не желая вклиниваться в разговор - он не представлял для них интереса.
   - Весна, - как что-то само собой разумеющееся, пояснил охотник, немного подав свою лошадь в сторону и освобождая собеседнице место на узкой грунтовой дороге. - Зимние запасы у крестьян подошли к концу, а новый урожай ещё не созрел. Скотины в подворьях остался самый минимум - только на развод, да и та отощала после голодной зимовки. Чтобы не умереть с голоду, крестьяне, сбившись вот в такие ватаги, выходят на дорогу и грабят проезжих путников. Если повезёт, они протянут до следующего урожая.
   - То есть это были не разбойники? - переспросила Дая.
   - Разумеется, нет, - улыбнулся мужчина. - От профессиональных солдат удачи мы бы так просто не отделались. Засады они устраивают так, что даже мне иногда не зазорно поучиться, а своё оружие любой живущий разбоем человек холит и лелеет похлеще красивой женщины - от него напрямую зависит его собственная жизнь. В разбойники иногда идут профессиональные воины, если военная карьера отчего-то не сложилась, а жить на что-то надо. Да и постоянные стычки с хорошо обученной охраной караванов быстро выбивают из рядов джентльменов удачи слабых и неумелых, оставляя лучших - самых опытных, самых умных, самых осторожных. Короче, если, не дай создатель, встретитесь с настоящими разбойниками - разницу поймёте сразу же.
   - А откуда вы всё это знаете?
   - Я родом из этих краёв, - признался следопыт. - Не совсем, разумеется, отсюда -посёлок, в котором я родился, расположен значительно севернее этого тракта, и жители в нём промышляют в основном охотой, а не земледелием. Впрочем, любителей копаться в земле хватает и у нас, как встречаются и профессиональные пастухи, и рыболовы - реки в предгорьях мелкие, но рыба в них есть, а густая трава на горных лугах способна прокормить и овец, и коз. Умелый работящий крестьянин всегда сможет обеспечить себя пропитанием.
   - Значит, встреченные нами крестьяне неумелые? Или ленивые? - демонице стала интересна причина нападения.
   Но Катор надолго замолчал, обдумывая ответ - видимо, то, что он намеревался сказать, не слишком ему нравилось. Наконец, придя к какому-то решению, мужчина осторожно ответил:
   - Наш посёлок расположен далеко от оживлённых дорог, я бы даже сказал - в самой глуши. С одной стороны леса, с другой - горы. Мытари нечасто добираются до наших мест - лихих людей хватает и у нас, а любой сборщик налогов считается самой лакомой добычей. Вот и не стремятся к нам за податями государевы люди, опасаясь за свою жизнь...
   - То есть налогов вы не платите?
   - Платим, конечно же... - неохотно ответил следопыт. - Когда в посёлок приезжает сборщик налогов.
   - А сколько раз за свою жизнь ты видел в своём посёлке сборщика налогов? - уточнила девушка.
   - До нашего посёлка мытари не добирались ни разу, - сообщил мужчина.
   - То есть до крайней степени обнищания местных крестьян довели непомерные налоги? - продолжала допрашивать собеседника Дая.
   - Я не готов сейчас обсуждать налоговую политику государства, - немного резко, не в силах скрыть недовольство и раздражение неприятной темой разговора, ответил Катор. - Лучше всего на этот вопрос ответит молодой принц - ему преподавали и экономику, и налоговую политику.
   И, слегка хлестнув поводьями по шее своей лошади, ускорил ход и вырвался вперёд, возглавив караван. Дая, догадавшись, что разговор закончен, пристроилась сзади, за заводной лошадью следопыта. За девушкой ехал принц. А замыкал караван Лисаэль, цепким взглядом охватывая придорожные кусты. Лёгкая прогулка закончилась, наступали суровые будни...
  
   самая мелкая монета, 1/1000 Ли

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   74