Глава 1. Фрэнки косой.
  Шел три тысячи триста шестьдесят пятый год, середина месяца 'Большой воды'. Фрэнки по прозвищу косой, уже второй ор сидел за большим валуном и наблюдал за пятью козами, пасшимися выше по склону. Рука, сжимающая лук потела, и он то и дело вытирал ее о камень. Козы находились в ста шагах от него, и в другое время он выстрелил, не задумываясь. Не зря он был первым стрелком в поселке Дикий, и попадал навскидку со ста шагов в небольшое яблоко.
  Лучшим стрелком он стал девять месяцев назад. Тогда на празднике урожая, проводимого после сбора оного, перебрав браги, поспорил с мужиками, что станет лучшим стрелком. А поможет ему в этом ведьма, недавно поселившаяся на болотах. Мужики тоже были во хмелю, и тут же отправили Фрэнки исполнять свое обещание, не забыв снарядить бурдюком с брагой. При этом тут же про него забыв. К ведьме уже пытались пробраться и не раз. Но видно наложенные ею чары уводили любое разумное существо в сторону от ее жилища.
  Местный 'голова' даже отсылал в Колле запрос, что ему делать? Из города ответили, что мол здесь нужен маг не ниже пятой ступени, а у них в Колле в данный момент находятся только погодник шестой и целитель седьмой. А маг, находящийся в крепости Керк может покидать оную лишь по распоряжению из столицы, либо в крайних случаях явной прямой угрозы королевству, каким ваш случай не является.
  Толи чары, наложенные ведьмой, не подействовали на Фрэнки пьяного в стельку, не сочтя его за разумное существо, толи она сама его пропустила по одной ей известной причине. Никто об этом не знал, даже Фрэнки проснувшийся на следующий день на сеновале.
  Одно можно сказать точно, вся деревня хохотала, увидав раскосые глаза Фрэнки. Правый его глаз мог за версту разглядеть перепелку в траве, а левый остался прежним, а самое главное он ими прекрасно видел, одновременно. Но все перестали смеяться после того, как он взял в руки лук. А ведьма с тех пор исчезла, видимо поняв, что спокойной жизни ей здесь не будет.
  Но сегодня Фрэнки медлил. Вторые сутки он нечего не ел кроме коры и пары корешков, выкопанных из-под снега по дороге сюда. Тем более он не мог рисковать, дома оставались три дочки и жена, которая должна была вот-вот родить.
  Хотя урожай в прошлом году и выдался на славу, но никто не ожидал такой суровой зимы. Зверь ушел на юг, и вслед за ним стали появляться орки. Видно на северо-западе дела со зверьем обстояли не лучше. По этой причине гарнизон в поселке увеличили в два раза. За три месяца зимы обозы из Колле так и не появились, наверняка на дороге хозяйничали все те же орки. Но нападать на хорошо укрепленный поселок они не решались.
   Поселок назывался Диким не только потому, что находился в глуши, на самой границе королевства, но и потому, что не имел сюзерена кроме короля. Такие поселки, а их было не мало, личным указом ЕГО величества освобождались от всех налогов. В соответствии с тем же указом, они должны были помогать обеспеченью провиантом и фуражом пограничные гарнизоны, находящиеся в этих поселках, а также всячески помогать им в несении пограничной службы.
  Дикий, был не большим поселком, пятьдесят семь дворов, чуть меньше сотни мужчин способных носить оружие, но не просто носить. У каждого ребенка мужского пола первой игрушкой становился маленький лук, второй небольшой деревянный меч. Земли под пашню в окрестностях поселка было много, но народ предпочитал более южные районы королевства с более мягким климатом. Тем более соседство с орками не добавляло популярности этому краю.
  Дикий был окружен высоким частоколом, имел восемь стрелковых башен, расположенных по углам и на равном удалении вдоль частокола, а также одну дозорную в центре. Гарнизон, состоящий из полусотни рейнджеров специального третьего северо-западного полка пограничной службы, был усилен еще полу сотнею мечников из Колле. В данный момент поселок больше напоминал осажденный форт. Продовольствие было на исходе, селяне отдавали последнее войнам гарнизона, и все молились о приходе обоза из Колле.
  Уже трое охотников из местных не вернулось, видимо попав к оркам в лапы. Тех же, кто уходили на болота возвращались ни с чем. Патрули, уходящие по утрам, докладывали о множестве орочьих следов в ближайших лесах, большинство следов вели в сторону Колле.
  Фрэнки косой вышел из поселка еще вчера вечером в пургу, чтобы скрыть следы даже от своих. Потому, что он направлялся не куда-нибудь, а к горе Бахук, проклятое место не только для людей, но даже орки боялись к ней приближаться. Говорили, на её вершине видели демонов. Фрэнки демонов не видел, но однажды среди зимы он слишком близко подошел к горе и видел прогалины без снега и шедший оттуда пар.
   Пробираясь вдоль болота на запад, он понимал, что это его последний шанс иначе его семья погибнет.
  Сидя же сейчас за валуном и наблюдая за козами, пасшимися на прогалине выше по склону, Фрэнки мог поклясться, что за ним наблюдают. Это ощущение длилось в течение нескольких ударов сердца, затем также внезапно исчезло, как и появилось. В другой раз он бы всерьез задумался над этим. Но козы подошли на достаточное расстояние. Фрэнки выпустил первую стрелу, еще даже не выпрямившись во весь рост, а через мгновение уже тянул тетиву со второй. Первая, как Фрэнки и рассчитывал, угодила под лопатку ближней козе. Но вот следующая стрела, в конце как будто дернулась под порывом сильного ветра и попала второй козе в заднюю ляжку. Фрэнки знал, что далеко ей не уйти и бросился вверх по склону. Следы крови второй козы привели его к расщелине в скале тридцатью шагами выше прогалины. Фрэнки не за что бы не заметил этого узкого лаза, если бы не кровь.
  Через пару шагов лаз резко расширялся и превращался в не большую уютную пещерку с десяток шагов поперек и около пятнадцати вглубь. От дальней стенки веяло теплом. Свет, попадающий через вход, странным образом усиливался, и прекрасно было видно даже в самой глубине пещеры. Ближе ко входу горел не большой костер, совершенно бездымный, а над ним на треноге висел котелок. От запаха, идущего из котелка, у Фрэнки закружилась голова, подкосились ноги, и он рухнул прямо у входа. Он не потерял сознание, все прекрасно видел и слышал, однако пошевелиться или сказать хоть слово не мог.
  В глубине пещеры обозначилось движение. Словно раскаленный, воздух вдруг поплыл, задрожал, и чья-то невидимая рука скинула прозрачное одеяло, скрывающее домашний уют созданный явно женской рукой. Да и хозяйка этого милого гнездышка не заставила себя долго ждать. Оказывается, она находилась буквально в пяти шагах от Фрэнки. Миловидная девушка лет двадцати. Темные волосы, не много не достающие до плеч, и такие знакомые, чуть раскосые глаза.
  - Долго же ты шел, я уж заждалась,- сказала незнакомка, улыбаясь и делая замысловатый пас рукой.
  Фрэнки почувствовал, как онемение со всего тела исчезает, и попытался сесть поудобнее.
  - Ты кто? - спросил Фрэнки, не послушными руками оправляя на себе одежду, и как ему казалось, не заметно нащупывал длинный кинжал на поясе.
  - Да не хватайся ты за свои железки. Лучше выпей, если бы я хотела, ты давно уже был бы мертв.
  Фрэнки не заметил, откуда в ее руках взялась кружка. Не решительно взяв ее и принюхавшись, он отметил, что пахнет не дурно и даже аппетитно. Пригубив для начала, и ощутив, как по телу разливается тепло, а вместе с тем и прибавляется сил, он залпом опрокинул в себя кружку до дна. В голове зашумело, и по телу как будто прокатилась обжигающая волна. А в памяти начинают всплывать картины прошлого. Вот он идет по болоту, отхлебывая из бурдюка брагу, а неведомая сила направляет его вокруг не заметных топей, тянет в самые непроходимые места. Впереди на островке показывается не большая, но добротная изба. Он входит в нее и видит девушку, смотрит в ее смеющиеся чуть раскосые глаза. Весь хмель выветривается, как под порывом ледяного ветра. Он словно тонет в этих глазах, их зову невозможно противостоять. Он подходит и обнимает ее, нежно целует ее губы, глаза, шею, и тонет в омуте безумной страсти...
  - Так это была ты... - не зная, что сказать вымолвил Фрэнки.
  После выпитого зелья казалось, что он может без привала идти недели на пролет, при этом таща на себе хоть горного троля, не говоря уже о двух отощавших козах. Так же в нем боролись противоречивые чувства. С одной стороны, перед ним стояла ведьма, которая по указу короля должна быть придана очищающему огню. А с другой, она не раз могла его убить, тем более их связывала ночь любви, как ему казалось.
  - А почему собственно ведьма, а не волшебница, или на худой конец колдунья? - словно прочитав его мысли, смутила она своим вопросом.
  Волшебниками или магами, могли называться только те, кто прошел экзамен на инициацию своего дара, при этом кандидат даже не обязан был учиться в королевской академии магии. И даже необязательно было ехать в столицу королевства для сдачи этого экзамена, раз в году его принимали и в столице северо-западной провинции Эдинбурге. Правда те не многие кто приходил на эти 'выездные комиссии' не могли рассчитывать на ступень выше девятой, из одиннадцати, и то если они учились, у какого ни будь мага, выпускника академии. Хотя в дальнейшем они могли повысить свою ступень, пересдав экзамен в столице, но только до седьмой ступени. Выше ступень мог дать только малый круг 'полярной звезды' во главе с магом второй ступени Маркусом, прозванным в народе Алым за свое пристрастие к огненной стихии. Хотя Маркус еще официально не вступил в должность главы малого круга, так как прежний ее глава, маг первой ступени Александр за глаза, называемый Серый и занимавший это место последние сто пятьдесят семь лет, исчез менее года назад. Магов в королевстве Боскан насчитывалось не более сотни, подавляющее большинство из которых были ниже седьмой ступени.
  Колдунами и колдуньями был всякий у кого хоть не много проявлялись способности к волшбе, даже травниц кто поопытней, иногда так называли.
  Ведьмами и ведьмаками были те, кто занимался некромантией и общался с темными силами. Такие селились в непроходимых чащах и болотах, а также в местах трудно доступных обычному человеку.
  - С чего это честному человеку по болотам да по проклятым местам прятаться? - спросил Фрэнки у хозяйки пещеры, поднимаясь на ноги и без страха взглянув в глаза, как он понял человеку, не обделенному силой.
  Если честно он еще не разу не видел магов. И лишь раз видел колдунью, когда в прошлом году был в Колле на большой ярмарке, устраиваемой каждый год после сбора урожая. Та колдунья за немалые деньги возвращала мужскую силу и лечила бесплодие женщин. Хотя многие в этом нуждались, не многим это было по карману. Услугами же волшебников могли воспользоваться только богатые люди, и чем выше ступень мага, тем больше были их гонорары.
  - У тебя же были причины прийти в это проклятое место, почему у меня не может быть своих.
  - Хорошо, что тебе нужно, ты насколько я понял, меня сюда не ради забавы заманила.
  - Ты сообразительный, значит, я в тебе не ошиблась, - сказала хозяйка, отходя в глубь пещеры.
  - Извини, но я спешу, - сказал Фрэнки, поворачиваясь к входу в пещеру.
  - Да конечно, только возьми с собой нашего сына.
  Фрэнки застыл на месте, а затем медленно, словно боясь кого-то спугнуть начал поворачиваться.
  - Да кстати твоя жена и в этот раз родит тебе дочь, а это последние ее роды.
  Она знала слабое место Фрэнки, его отчаянное желание после стольких девчонок заиметь сына.
  - Откуда ты все это знаешь и почему я должен тебе верить, - почти не разлепляя губ, прошептал он.
  - Оттуда же откуда знаю, что твоя жена родит этой ночью, так что тебе действительно надо спешить. Даш ей выпить вот это, тогда роды пройдут легко, и не надо будет звать повитуху. Скажете, что родилась двойня.
  Фрэнки подошел к магессе, (в этом он уже был уверен) и принял от нее ребенка, закутанного в мягкую, теплую шкуру, а также забрал пузырек.
  - И еще, завтра примерно в половине дневного перехода от вашего поселка ближе к вечеру в засаду к оркам попадет обоз из Колле. Он под хорошей охраной, но орков слишком много, и с ними шаман, так что без поддержки из поселка у них нет шансов. И даже с подмогой, вам не справиться с ними, если будет жив орочий шаман. Поэтому ты должен его убить первым. Это поможет тебе подобраться к нему незамеченным на сто шагов, ближе нельзя, - она повесила ему на шею кожаный ремешок, на котором болталось маленькое, оловянное колечко. - Не пытайся одеть его на палец, оденешь ого на мизинец правой руки нашему сыну, когда ему исполнится год.
  Фрэнки еще сомневался, с посещения им болот прошло почти восемь месяцев, с другой стороны ребенок мог быть не доношенным, хотя на такого не походил. Младенец был крепкий, и с первого взгляда было видно, что из него выйдет отличный воин. И это все решило. Фрэнки чуть плотнее прижал малыша и направился к выходу.
  - Иди не таясь, все орки сейчас у дороги на Колле, - сказала волшебница и сделала пас рукой, что-то, бормоча себе под нос.
  Выйдя из пещеры, и не забыв прихватить из нее добитую им вторую козу, Фрэнки направился к первой, он не собирался оставлять свою добычу. Одной рукой удобнее перехватив малыша, а другой, перекинув через плечо связанных за задние ноги коз, он направился в обратный путь. Действие зелья, выпитого им, не ослабевало, и ноша Фрэнки абсолютно не тяготила. Благодаря этому он достиг поселка к позднему вечеру, обойдя его вокруг и подойдя со стороны Колле уже в темноте.
  Ворота ему открыли хмурые стражники, но, увидев коз, тут же повеселели и даже не обратили внимание на оттопыривающийся полушубок. Жена Фрэнки встретила у порога, она волновалась за мужа и не находила себе места. Когда же он вошел, да еще и с такой добычей, она от пережитых эмоций села прямо на пол и разрыдалась. А через несколько минок у нее начались схватки. Фрэнки дал жене выпить из пузырька и уже через пол ора держал на руках очередную дочку. А пока жена отдыхала после родов показал ей сына и рассказал душещипательную историю как его приворожила своим колдовством одна заезжая колдунья. Жена не поверила ни единому его слову, но с мужем спорить не стала, так как сама мечтала о сыне.
  Фрэнки же, отрубив у одной козы заднюю ляжку, и оставив ее дома, с остальным направился к 'голове' поселка. Звали его Крис, он был самым опытным воином из селян. Раньше он служил в королевском экспедиционном корпусе, в который входили три самых отборных полка королевской гвардии. Этот корпус не только бросали на самые опасные участки во время вторжений в королевство. Но и сам был в авангарде пары молниеносных вторжений к соседям, за счет которых казна королевства значительно пополнилась. К тому же Крис вышел на пенсию не по инвалидности, как это обычно бывало, а по окончанию срока службы, а это очень о многом говорило.
  Проходя мимо сторожевой вышки, рядом с которой стояло трое рейнджеров, Фрэнки сказал, что у него есть срочные новости для командира гарнизона, и что он будет в избе Криса. Парни понимающе кивнули, и один быстрым шагом направился в сторону казарм.
  Фрэнки постучав в дверь. Через минку она отворилась, но в темноте нечего не было видно.
  - Крис это я Фрэнки, - говоря это он поднес факел горящий в его левой руке ближе к лицу.
  - Заходи, - послышался голос хозяина, а в самой избе зажглись сразу пара масленых фитилей.
  Крис стоял чуть в стороне от двери, в кольчуге и с небольшим мечом которым удобно сражаться в ограниченных пространствах. Войдя, Фрэнки оставил коз у двери, а сам прошел и сел за стол, следуя приглашающему жесту хозяина. Крис убрав меч но, так и не сняв кольчугу сел напротив.
  - Я вижу, ты славно поохотился, но по закону ты мог бы забрать половину добычи себе, не известно когда тебе еще повезет, или ты еще что-то добыл.
  - Нет, это все, но сейчас придет командир гарнизона, и я все объясню.
  Словно откликаясь на его слова, в дверь постучались. Хозяин пошел открывать, не забыв при этом прихватить свой меч. В дверь вошел лейтенант Морис командир рейнджеров и прибывшего в начале зимы под его командование усиления. Крис и Морис были людьми не глупыми и понимали, что по мелочам среди ночи их не собирают, а потому без лишних вопросов приготовились слушать.
  Фрэнки рассказал, что на охоту пошел в сторону Колле, он знал, что это опасно, но другого выхода не было. Уже на обратном пути с добычей он наткнулся на большой отряд орков сильно спешащих в сторону тракта на Колле. Была не сильная пурга, и он решил проследить за ними. Этот отряд соединился с более крупным, расположившимся возле тракта и занимающимся какими-то приготовлениями, понаблюдав, он понял, что орки устраивают засаду. Оставив добычу, он пошел вдоль тракта на большом удалении от него. Через пол дня обнаружил большой хорошо охраняемый обоз. Предупредить их об опасности возможности не было, так как вокруг обоза было много оркских секретов, и если бы его заметили, орки напали, не отсиживаясь в засаде. И тогда обозу конец, так как с орками он видел шамана.
  Последние слова Фрэнки больше всего потрясли присутствующих. О шаманах уже не слышали много десятилетий, и надеялись, что об этом кошмаре еще долго не услышат. Ходили слухи, что они могли усыпить или отнять ненадолго силы, у больших отрядов, так, что люди не могли поднять руки. Бывало, что в приграничном районе пропадали хорошо вооруженные отряды численностью до трехсот человек, и без магии тут не обошлось.
  - Сколько человек в обозе, каково количество орков? - начал уточнять 'голова'.
  Фрэнки сообщил, что обоз толком рассмотреть не удалось, но думает, что не менее полутора сотен человек, орков не меньше. Обоз по его прикидкам достигнет западни завтра ближе к вечеру.
  - Теперь понятно, почему орки нас не трогали. Перехватив этот обоз, через месяц они захватят поселок и без шамана, а с шаманом и говорить не о чем. Если же мы выступим, у нас еще есть шанс выжить, но только при условии, если бы не было шамана. А он есть! - со злостью стукнув кулаком по столу, вымолвил Морис.
  - Все это мы и без тебя знаем, твои предложения, - Крис говорил тихо, но лейтенант поежился как под порывом северного ветра. - Нет, тогда помолчи. Ты, что скажешь, ведь у тебя было время подумать, и не зря же ты притащил почти всю добычу, - 'голова' повернулся к Фрэнки.
  - Во-первых, у меня сегодня родилась двойня, девочка, а главное сын. И я не собираюсь умирать, не вложив в его руку лук и меч, и не увидев, что он вырос настоящим воином. Во-вторых, я был от шамана на расстоянии двухсот шагов и надеюсь подойти на полет стрелы или даже чуть ближе.
  Несколько минок в избе было слышно только потрескивание догорающих в печи дров. Затем хозяин встал и ушел в дальний угол избы. Послышалась возня, а через сотню ударов сердца он вернулся и положил перед присутствовавшими сверток в три локтя длинной.
  - Клянусь своим животом, тебе не будет стыдно вложить это в руку своего сына, - сказал хозяин, разворачивая мягкую, тонко выделанную кожу. - Это тебе завтра понадобится и если все получится он твой, а если нет, то мы все станем историей.
  На столе лежал лук и колчан со стрелами, на первый взгляд не чем не примечательные. Взяв в руки лук и с трудом натянув тетиву, которая лежала в специальном кармашке на колчане, Фрэнки понял, какой по-настоящему бесценный подарок сделал ему Крис. Еще год назад он бы недооценил всю щедрость хозяина, но после посещения болот он стал чувствовать каждый лук, взяв его в руки. Да и никто в поселке не смог бы по-настоящему понять, что он держит в руках. Наверняка этого не знал и сам 'голова', хотя по его глазам Фрэнки понял, что он догадывается об этом.
  - Да не плохой лук, - прокомментировал Морис.
  - Откуда он у тебя? - пытаясь скрыть дрожь в голосе, спросил Фрэнки.
  - Когда я служил королю, у меня была дурная привычка, после того как мы захватывали замки, все первым делом искали казну, а я искал хозяйскую оружейную. А этот лук я прихватил в одном замке далеко на востоке, родовом гнезде одного очень древнего рода. Ладно, хватит рассиживаться, Морис, ты поднимай гарнизон, только тихо за поселком наверняка следят, поэтому выходим за ор до рассвета и забери одну козу, пусть сварят похлебку и вообще, вынимай свои запасы, люди должны быть хорошо накормлены, им завтра потребуются все силы. А ты, - Крис посмотрел на Фрэнки. - Иди спать, перед выходом тебя разбудят.
  Придя домой, Фрэнки сразу принялся изучать лук. Взяв его в руки он убедился что первое ощущение его не подвело, лук действительно имел свою душу. Его изгиб лег в руку, и Фрэнки закрыл глаза, чтобы ощутить все совершенство этого оружия. По луку скользнула невидимая обычным глазом молния, и Фрэнки увидел, как на ладони затухает неизвестная ему руна.
   * * *
  - Просыпайся, через пол ора выходим, - над ним стоял Гор, сосед живущий через две избы от него.
  Перекусив по скорому, собравшись, и поцеловав на дорогу жену, Фрэнки вышел из избы. У ворот собралось почти все мужское население поселка. Оставался только десяток рейнджеров изображать смены караулов. Из ворот выходили во тьме, почти восемнадцать десятков воинов из которых многие не переживут этот день.
  К засаде орков выдвинулся Фрэнки с двумя самыми опытными следопытами. Два секрета орков следивших за дорогой со стороны поселка сняли без особых проблем. Они умирали, даже не поняв, откуда взялись, эти странные стрелы, наконечники которых отливали слегка голубым. Тетива пела только одному ему слышную песню, песню смерти.
  За двести пятьдесят шагов до засады он пошел один, остальные притаились, ожидая его сигнала. Снег шел не сильный, но порывы ветра не давали ему ложиться. Видимость, то сокращалась до семидесяти шагов, то увеличивалась до полутора сотен. Фрэнки залег в сотне шагов от ближайших орков. Шамана он разглядел в дюжине шагов дальше, тот что-то раскладывал и чертил на грубо выделанной шкуре. Вокруг шамана находилось с десяток личных телохранителей. Орки и так были выше людей на голову и почти в полтора раза шире в плечах, но эти и среди них казались гигантами. В отличие от остальных, ходящих в кожаных доспехах и вооруженных ятаганами, телохранители были в броне и вооружены длинными мечами и ростовыми щитами. Этот десяток смотрелся страшно, и мог наделать много бед. О майрунах Фрэнки слышал от стариков. Говорили, что они живут далеко на западе и в здешних краях их уже не видели более сотни лет, тем более поговаривали, что майруны, в какой-то степени призирали своих младших соплеменников, и что у них был свой собственный бог, которому они поклонялись.
  Слишком много совпадений, такое количество орков, шаман, теперь еще и майруны. Один лишь голод не мог быть причиной этих событий. За размышлениями Фрэнки чуть не пропустил момент, когда орки засуетились и придвинулись ближе к деревьям стоящим по краям дороги, а с нее послышался скрип саней и всхрапы лошадей.
  Шаман вдруг развел руки, запрокинул голову и в этот момент наконечник стрелы клюнул его чуть выше кадыка, мгновением позже щиты майрунов сомкнулись вокруг оседавшего тела. Но было поздно, шаман был мертв.
  Свист Фрэнки разорвал тишину леса. Первыми сориентировались майруны. Словно почувствовав, что для них большую угрозу представляет стрелок, что убил шамана, они ринулись в его сторону. Плотным строем бежать по лесу не было возможности, поэтому они разбились на три группы, и плотно сбив щиты, устремились к Фрэнки. Такой выучке могли позавидовать королевские гвардейцы. Остальные орки находящиеся с этой стороны дороги выдвинулись вслед за майрунами, оставив чуть больше десятка лучников обстреливать обоз. С дороги раздался лязг оружия.
  Фрэнки стоял спокойно, он понимал, что главная угроза, эти гиганты, закованные в вороненую броню, и что остановить их может только он. Первый упал еще за сотню шагов до Фрэнки, стрела вошла в сочленения поножей, остальные только плотнее сдвинули щиты. Второй опрокинулся навзничь за восемьдесят пять шагов со стрелой в смотровой щели шлема. Но и майруны учились быстро, все тяжелей становилось находить уязвимые места. Третий упал за шестьдесят шагов, стрела прошла в разошедшиеся на мгновение щиты и вошла в стык пластин бахтерца. Прежде чем щиты сошлись, еще один майрун упал на снег. Но и расстояние неумолимо сокращалось. На него надвигалось еще три бронированные двойки. Можно еще было развернуться и бежать на встречу своим, но он понимал, что каждый живой майрун, это как минимум дюжина погибших воинов поселка, и притом, что шансы, итак не велики. Поэтому Фрэнки стоял выцеливая следующего, им оказался самый здоровый из левой двойки, как он не старался пригибаться, скрываясь за щитом, но его шлем все же мелькнул над краем, и вот уже из второй смотровой щели выглядывает оперение очередной стрелы. Тридцать шагов, стрелять некуда. Двадцать пять, а возможности все нет. Двадцать, сзади раздался скрип снега. Еще пара мгновений и из-за спины, стелясь над снегом, словно призрак, появился Крис. Майруны прячась за щитами, не сразу заметили его. Первый удар поселкового 'головы' пришелся чуть выше пятки крайнего гиганта, и тот рухнул словно подкошенный. Ближний к нему майрун от неожиданности чуть повернулся в сторону новой опасности, мгновение спустя он уже заваливался в снег со стрелой в боку.
  На этом время у Фрэнки кончилось, он даже не успел выхватить свой меч, а только отшатнулся от страшного удара, наносимого одним из гигантов, и это его спасло. Меч пошел в скользь, и кольчуга, одетая под полушубком, чуть увела меч в сторону. Но от силы удара Фрэнки отбросило на пару шагов, и он потерял сознание.
  Очнувшись, он попытался подняться, но с первого раза не получилось. Ощущение было, будто бы его огрели бревном, и стало понятно, что слева сломано папа ребер. Со второй попытки ему все-таки удалось подняться.
  Уже темнело, вокруг лежало свыше сотни тел большинство, из которых были люди, некоторые из них подавали признаки жизни. Среди тел ходили не знакомые войны, помогая раненым добраться до саней, а подававших признаки жизни орков добивали. Из леса послышались голоса, и стали выходить войны поселка. Среди них был и Крис. Он рассказал, что основные силы орков навалились на их отряд, и прежде чем подоспела охрана обоза, справившись с противостоящими им, отряд из поселка понес большие потери. Около пятидесяти орков ушло, воспользовавшись надвигающейся темнотой.
  - Если бы не ты от нашего отряда мало, что осталось, многие полегли под ударами последних майрунов, - рассказывал 'голова' помогая вырезать такие обычные на вид стрелы из бронированных тел майрунов.
  - Ты мне сделал поистине королевский подарок, интересно кто смог сотворить такую вещь, - вытирая лук тряпицей, спросил Фрэнки.
  - Я и раньше догадывался, что он не простой хотя сам не был никогда хорошим лучником, и рад, что он попал к достойному. Это не эльфийский лук, я слышал они длиннее, да и любят они оружие своё украшать, и не только оружие. А этот простоват для них, да и сделан под человеческую руку, скорее всего гномы сработали. А вот кто его зачаровывал, не кто уж наверно не скажет, перевелись такие умельцы давно, но одно скажу, маг был сильный, и свое дело знал.
  - Я еще не проверял всех его возможностей, и думаю, он себя еще покажет, - говоря это, Фрэнки вырезал последнюю свою стрелу из шамана. - Смотри, какая вещица.
  На кожаном ремешке, на шее у шамана висела маленькая фигурка, из темного металла, четырехрукий человек с головой волка. Видимо в последние мгновения своей жизни шаман хотел что-то сделать, потому что крепко сжимал ее в руке, Фрэнки даже пришлось разжимать его пальцы с помощью ножа. Фигурка была не больше мизинца, но такой тонкой работы, что можно было разглядеть даже шрам на спине. На месте глаз находились крохотные черные камни, и когда он впервые взглянул на фигурку, ему показалось, что в них на миг вспыхнули алые искорки. Подошедший Крис протянул руку, чтобы взять фигурку, но в последний момент его рука дрогнула, и он ее поспешно убрал.
  - Ты поосторожнее с этим, шаман всякую ерунду с собой таскать не будет.
  Сунув фигурку за пазуху, Фрэнки с трудом добрался до обоза. Крис уже собирал поселковых. Надо было возвращаться обратно в Дикий, пока орки не пришли в себя. Набралось чуть менее сотни, кто способен идти. Фрэнки и еще четыре десятка раненых селян остались с обозом на ночевку. Люди не досчитались около шести десятков, причем большинство было из поселкового отряда, точно сказать было нельзя, в ночном лесу еще оставались люди. После ухода отряда в поселок, как-то само собой Фрэнки оказался старшим среди поселковых, так как Люди видели, что по дороге сюда 'голова' и лейтенант Морис совещались с ним.
  - Я лейтенант Гир из гарнизона Колле, командир охраны обоза. Что, черт возьми, здесь происходит, вы хоть можете мне объяснить, - к Фрэнки подошел не молодой воин. Его взгляд сильно напоминал живые и цепкие глаза Криса.
  - С удовольствием лейтенант, только пойдемте к костру.
  Лейтенант был опытным офицером. По периметру лагеря уже ходили усиленные патрули мечников, а еще дальше были воткнуты в снег горящие факела. И только сейчас между санями обоза начали разгораться костры.
  Присев у одного из них Фрэнки коротко рассказал о случившемся лейтенанту. Когда тот услышал о шамане и майрунах его брови чуть приподнялис, но он промолчал и заговорил только после того, как Фрэнки закончил.
  - Значит, предыдущий обоз до вас не дошел. Мы об этом догадывались поэтому, и послали с этим усиленную охрану. Но чтобы столько орков в одном месте. Даже без шамана и майрунов у нас самих не было шансов. Я удивлен, что потери не столь значительны. Я даже не припомню, когда при столкновениях с орками мы разменивались хотя бы один к одному. Хотя у них было много раненых, которых мы добили. Наверняка сыграл фактор внезапности, да и потеряв сразу шамана с майрунами они наверняка растерялись. Когда я буду докладывать графу о случившемся я упомяну о тебе. Ладно, мне пора завтра еще поговорим.
  Фрэнки тоже поднялся и пошел к раненым, четверо из них могли не дожить до утра. Подойдя к саням, где лежали тяжело раненые он узнал, что трое уже отправились по великой реке, но один еще борется, хотя если не остановить кровь, а это вряд ли получится, к утру он тоже встретится с лодочником. Фрэнки подошел, и склонился над умирающим, им оказался Морис. Видимо он следом за Крисом схватился с майрунами но в отличие от многоопытного ветерана не хватило умения, да и в искусстве владения мечем во всем графстве мало кто мог поспорить с их поселковым 'головой'. Рана у лейтенанта была страшной почти через всю грудь, он похоже успел в последний момент отклониться назад, а то был бы разрублен на двое. Повязка на груди была насквозь пропитана кровью. Он был в сознании хотя взгляд и застилала пелена, предвещающая скорый конец. Они с Морисом не когда не были близко знакомы. Но Фрэнки почему-то было его особенно жаль, еще молодого лейтенанта. В таком возрасте почти невозможно было получить это звание, не являясь отпрыском, какой-либо из благородных семей. Но Фрэнк знал, что Морис родом из такого же приграничного поселка, как и их Дикий. И когда лейтенант взглянул на него своими мутными глазами у Фрэнки сжалось сердце, и он положил свою руку на грудь умирающего.
  На груди у Фрэнки потеплело, и он почувствовал, как от кольца висевшем под полушубком волна жара пройдя через его сердце, покатилась вниз по руке, и ударило в грудь Морису. С глаз лейтенанта словно сорвали пелену, и Фрэнки поймал на себе его изумленный взгляд.
  - Ты ... - только и сумел вымолвить командир рейнджеров прежде чем провалился в глубокий сон.
  Фрэнки отдернул руку и посмотрел, словно за нее укусила змея. На груди чувствовалось, как остывает кольцо. Сзади подошел обозный фельдшер.
  - Что все? - спросил он, многозначительно кивая на Мориса.
  - Нет, он спит, накройте его потеплей.
  - Что ж, он действительно заслужил, чтобы умереть в тепле.
  Фрэнки еле держался на ногах, он с трудом добрался до соседних саней, где и завалился, найдя свободное место, тут же провалившись в глубокий сон.
  

  - Подъем сколько можно дрыхнуть, - над ним стоял лейтенант Гир. - Через пол ора выступаем нужно грузить сани.
  В лесу уже было совершенно светло, сквозь деревья пробивались первые лучи солнца. В лагерь вернулись оба поисковых отряда, удалось найти только одного живого. Фрэнки пошел к раненым, себя как не странно он чувствовал совершенно здоровым, о ране напоминал лишь порванный полушубок. Морис лежал на санях и как будто ждал его прихода.
  - Я вижу, ты пошел на поправку, - Фрэнки искренне улыбаясь, пожал ему руку.
  - Более того, я не чувствовал себя так прекрасно уже черте сколько лет. А лежу я здесь только по одной причине, - он внимательно посмотрел на Фрэнки. - Чтобы не задавали лишних вопросов, а то местный фельдшер, итак уже косо смотрит, и я не даю ему осматривать рану, потому, что не какой раны нет, остался лишь здоровый свежий шрам. Мужики для меня уже яму вырыли. Ты спас мне жизнь, и я этого не забуду, а как ты это сделал это твоя тайна, если захочешь, расскажешь.
  Фрэнки и сам понимал то, что он сделал, вернее, сделало кольцо, под силу лишь целителям высших ступеней, не как не ниже пятой. Так же он почувствовал, что еще вчера испускающее еле заметное тепло кольцо, словно кусочек льда холодит кожу на груди.
  Из этих размышлений его вывели окрики мужиков понукающих лошадей. Обоз, перегруженный ещё и металлом, обычно покупаемым за большие деньги у гномов, а сейчас собранным у мертвых орков, тронулся тяжело. Хотя полный доспех из металла был только у майрунов, но и на других орках изредка попадались кольчужки, зато ятаганов набралась почти сотня. Так что работы поселковому кузнецу будет не меньше чем на полгода, несмотря на то, что половину металла обоз забирал с собой в Колле.
  Перегруженный обоз шел медленно, но все же к поселку подошли на закате. Фрэнки еле добрался до своего дома. Заставив себя поесть, так и не поняв, с чего он вымотался, завалился спать. Проснулся он лишь к обеду, хотя такого с ним не когда не было. Жена отнесла это на счет раны, но он знал, что она здесь не причем. Также он обратил внимание на то, что кольцо под рубахой не такое ледяное. Следующие несколько дней прошли в мелких хлопотах по хозяйству. Фрэнки также сильно уставал, но с каждым днем все меньше, а кольцо тем временем становилось менее холодным и к концу недели даже слегка потеплело.
  Обоз к тому времени отправился в обратную дорогу. Доставленных им продуктов должно было хватить до середины весны, а к тому времени должен вернуться зверь.
  Несколько раз, не смотря на свою занятость, заходил Морис. Они сдружились за последние дни и пару раз засиживались вечерами за кружечкой эля.
  Как-то вечером зашел 'голова', пропустив по кружечке, разговорились о незначительных вещах, и о жизни поселка. Но Фрэнки понимал, что Крис пришел не затем что бы почесать языком, и чего-то не договаривает.
  - Сходи к соседям спроси у них кувшинчик эля, не каждый день к нам такие гости захаживают, - обратился Фрэнки к жене, которая была смышленой и поняла, что мужчинам надо поговорить, тем более пара кувшинов эля в погребе всегда имелось.
  - Ты знаешь, я много думал о случившемся, - начал 'голова' как только закрылась дверь за хозяйкой дома. - Сначала перехваченный обоз, затем шаман, да еще с майрунами. А шаман то был не из последних раз с такой охраной. Я не слышал, чтобы к ним мог подобраться больше чем на две сотни шагов обычный человек, если только он не маг. И к тому же до меня дошли слухи о чудесном, можно сказать воскрешении Мориса, и я уверен, без твоего участия здесь не обошлось. А ты знаешь, что обо всех проявлениях волшебства я должен немедленно докладывать наместнику короля. Ты не хочешь мне, не чего объяснить.
  Фрэнки понимал, что Крис во всем прав и не просто так выбран 'головой', он отвечает за поселок и не только перед наместником. Но также он знал, что Крис честный и справедливый мужик, и решил все ему рассказать, тем более и не было у него другого выхода.
  Крис долго молчал, переваривая услышанное, и отхлебывая эль.
  - Если я не доложу о случившемся наместнику, я провинюсь перед королем, а если я донесу на собственного крестника отвечать уже придется перед единым, тем более что тебе жизнью обязан не только Морис, но и весь поселок. Так что жду тебя с сыном завтра с утра в часовне.
  Сказав это, 'голова' вышел из избы, оставив Фрэнки пораженного до глубины души и задумавшегося о превратностях судьбы произошедших с ним за последний год.
  На крещении присутствовали Крис, Морис, и Фрэнки с семьей. Пожилой служитель единого не громко бормотал заученную молитву. А Крис с Фрэнком полностью расслабились только после того, как служитель, окропив священной водой младенца, приложил к его лбу косой крест. Позже, когда все собрались у Фрэнка дома отпраздновать по обычаю крещение, Морис с Крисом отвели его в сторону.
  - У нас к тебе разговор имеется, - начал Морис. - Мы тут с 'головой' посовещались и решили предложить тебе поступить на службу к королю.
  - Да Фрэнки, - продолжил Крис. - Пахать землю да ходить на охоту и без тебя есть кому, а с твоими способностями, в пограничной службе тебе цены нет, тем более за последний год в патрулях и секретах мы потеряли людей больше, чем за преведущие пять. Опять же полное жалованье, да и семья под боком.
  Предложение было прямо сказать заманчивое, полное жалование платили в военное время, а в мирное, только особым пограничным отрядам, патрулирующим границу, да и то не всю. Риск конечно был, да и где его нет, зато за несколько лет можно было поднакопить деньжат, тем более надо было уже задумываться о приданном для дочерей.
  - Я согласен, - не особо долго думая ответил Фрэнки.
  - Я и не сомневался, - хлопая его по плечу сказал Морис. - Только ты там со своим целительством поосторожнее, в самых крайних случаях, хотя парни с тобой будут ходить проверенные, но как говорится береженого единый бережет.
   Через пару недель начал таять снег, и месяц оправдал свое название. Как только лес подсох выслали первые патрули в сторону крепости Керк, перекрывающую западную оконечность северного хребта. Из крепости тоже высылали встречные патрули. В первые пол года, благодаря остроте зрения Фрэнки удалось уничтожить два небольших отряда орков, видимо посланных для перехвата пограничных патрулей. Так началась служба Фрэнки в специальном третьем северо-западном полку пограничной службы королевства Боскан.
  Глава 2. Боскан.
  Лошади шли рысью. Семь всадников ехали молча, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами. Шестерых можно было принять за слуг приграничного барона, спешащих по каким-то делам в столицу. Седьмой был одет в монашескую рясу, причем капюшон закрывал лицо, и его попутчики, сперва даже удивлялись, как он видит дорогу.
  Почти две недели как они выехали из большого коронного города Герд стоящего на пересечении торговых путей и являющимся крупным речным портом. Хотя путь их в данный момент пролегал через центральную провинцию, юго-западный тракт был не сильно оживлен. Большинство купцов в последние годы, после изменения границ королевства, свои товары сплавляли по реке Лата, которая становилась судоходной уже в Эдинбурге. По ней и шел основной торговый путь, огибая столицу. За весь день им встретилось лишь пара крестьянских обозов, везущих зерно в Герд, да купчишка средней руки из столичных с небольшой охраной. Дорога в основном шла через лес, лишь изредка выходя на открытое место.
  - Мы не сильно оторвались? - спросил один из шестерки останавливая лошадь, он выглядел старше других, и похоже был старшим в этой компании.
  Один из верховых прислушался, закрыв глаза и слегка поворачивая голову из стороны в сторону.
  - Нет, они здесь будут через пол ора, дистанцию держим нормально.
  Старший нечего не говоря тронул коня, остальные последовали его примеру. Скачка вошла в свой обычный ритм.
  До заката оставалось меньше двух оров, когда скачущий впереди не останавливаясь вдруг махнул над собой рукой с растопыренными пальцами. Было видно, как остальные напряглись, поправляя на скаку оружие. Никто не произнёс ни слова, лишь замыкающий в монашеском одеянии медленно потянулся к седельной сумке.
  Через пол сотни шагов взмах повторился, и отряд разделившись на две тройки на ходу влетел в придорожные кусты по обе стороны от дороги. С обоих сторон послышался звон оружия. Левая тройка ворвавшись за кусты сразу определила, где находятся лучники, а где прикрывающие их мечники. Старший метнулся к первым, легко уходя от пущенных в упор стрел. Двое других отсекали от него мечников, пытавшихся помешать вырезанию стрелков. В засаде находились чуть более трех десятков воинов, но в первую же минку схватки их уменьшилось на треть. Старший разделавшись с лучниками, развернулся помочь своим и замер. Между его людьми и мечниками встала стена огня, края стены быстро расходились в стороны по дуге, и через несколько мгновений сомкнулись за ним. Он понял, что огонь магический и через него им не проскочить. За спиной мечников стоял высокий смуглолицый маг. В одной руке, он держал какой-то предмет, а другую вытянул в их сторону растопырив пальцы. Улыбнувшись, он стал медленно сводить паль вместе, и круг огня стал сжиматься вокруг них. Старший неуловимым движением метнул шершень, метя в горло магу, но сталь подгорных мастеров, лишь осыпалась пеплом, не пройдя сквозь огонь. Маг еще шире улыбнулся, и стена огня стала быстрей смыкаться вокруг них. С руки главы отряда сорвалась небольшая ветвистая молния и так же бессильно растеклась по сомкнувшемуся над их головами куполу, и ему стало понятно, что через несколько мгновений они превратятся в такие же кучки пепла, только побольше. А потом дойдет очередь и до второй тройки.
  Внезапно огонь остановился и стал опадать, а маг, стоявший в кругу мечников, вдруг схватился за горло, как будто пытаясь оторвать от него, чьи-то цепки руки. Тройка моментально рванулась вперед. Но боковым зрением старший увидел, как сопровождавший их неразговорчивый монах, прячет под рясу жезл, с локоть длинной, с угасающим большим камнем на конце.
  Через пять минок все было кончено, вообще вся схватка длилась менее полудюжины минок, считая и кратко временную погоню за пытающимися скрыться. Двоих удалось взять живыми, их загрузили на обнаруженных неподалеку лошадей.
  - Все, уходим, посол со свитой уже на подходе, подчищать за собой, нет времени, - старший, многозначительно кивнул на выжженную у дороги поляну и повернулся к лошадям.
  Остальные не произвольно покосились на попутчика в рясе, лицо которого, они так не разу и не увидели с тех пор, как старший привел его перед отъездом из Герда, и сказал, что он едет с ними. Пятерка воинов уже поняла, что рядом все это время ехал маг разума, и если бы не он, их пепел витал бы сейчас в воздухе над трактом.
   * * *
  Стукнув три раза посохом в пол, церемониймейстер объявил.
  - Повелитель королевства Боскан его величество Генрих пятый, да не оставит его, милость единого.
  Все пятеро находящиеся в малом зале заседаний поднялись из своих кресел. В двери, слегка торопливой походкой, вошел молодой человек. На вид ему было чуть больше двадцати, хотя все присутствующие, да и почти все в королевстве знали, что его величество меньше года назад разменял девятнадцатый десяток. Король считал, что двадцать один год, это самый прекрасный возраст, и он оставался молодым благодаря магии предыдущего главы малого круга 'полярной звезды'. Но в последние месяцы король почувствовал, что магия Александра, исчезнувшего почти полтора года назад начала ослабевать. И к его сожалению, никто магией в таком совершенстве не владел. Магией жизни, способной задерживать естественное старение организма владело меньше десятка магов королевства, но их возможности ограничивались лишь их собственным телом. И только Александру было под силу воздействовать на кого-либо кроме себя. Александр признался Генриху однажды, что даже ему не легко удержать короля в его любимом возрасте.
  Но присутствующих в зале не могла обмануть внешность монарха, они знали, что весь опыт прожитых лет скрывается за этой бесшабашной внешностью. К тому же короля выдавали глаза, как будто впитавшие всю массу прожитых лет, с этим нечего не мог поделать даже Александр.
  В малом зале заседаний находился высший совет королевства. В него входили: глава малого круга 'полярной звезды', главный казначей королевства, первый маршал армии его королевского величества, начальник полиции королевства и глава министерства иностранных дел, а по совместительству и начальник внешней агентурной сети. Они собирались каждые три месяца для обсуждения текущего положения дел в королевстве. Само собой, король вызывал их и без этого чуть ли не каждую неделю. Но важнейшие вопросы королевства решались в основном на этих заседаниях.
  Король устроился в большое удобное кресло, обвел всех пристальным взглядом, и кивком головы разрешил присесть.
  Генрих пятый находился у власти уже почти сто шестьдесят лет, он сел на трон после загадочной кончины своего отца, и по этой причине некому не доверял. И когда в королевстве появился Александр, маг, невероятной силы и не погрязший в местных интригах, Генрих сразу приблизил его к себе. В дальнейшем Александр стал его лучшим другом, если не сказать единственным.
  За время правления Генриха пятого территория королевства увеличилась почти в четыре раза. Он воевал со всеми соседями. У бескайцев на западе он отвоевал земли, отодвинув границу от западного хребта до полноводной реки Сайка, которая протекала практически по границе леса и степи. Хотя и войной это трудно назвать. Бескайские племена были разрознены и вели кочевой образ жизни, занимаясь в основном скотоводством и в малой степени земледелием, а отвоеванные земли, представляли из себя в основном лесистую местность, и поэтому не имели для них особой ценности. Зато контролировать границу было на порядок легче, так как в нижнем течении река была полноводна собирая воды со всего западного хребта и на ней не было не одного брода, а единственный мост оставшийся со времён древних, контролировала внушающая уважение крепость, под стенами которой со временем из дикого посёлка вырос небольшой коронный городок, охотников, золотоискателей, и торговцев, последние особо развернулись когда неподалёку заложили свой город гномы перебравшиеся с разрешения короля с северного хребта, так как климат тут был помягче, да и обедневшие шахты северного хребта стали слишком уж глубоки даже для бородатых.
   Затем Генрих очистил от диких племен север, выдавив эти самые племена за северный хребет и запечатав единственный проход в нём неприступной крепостью Хант.
  Труднее было отодвигать границу на северо-востоке. Королевство Ганжак представляло собой сильного противника с хорошо организованной армией и сильными магами, владеющими заклинаниями магии смерти. Но все же количественный перевес армии и способности Александра, а также других магов, прошедших к тому времени дополнительное обучение в недавно образованной королевской академии, позволили отодвинуть границу с берегов реки Леда, до более полноводных берегов Суры.
  

  Следующим закономерным шагом было выравнивание границы в юго-восточной части королевства от озера Грез по реке Леда, до той же Суры. Те огромные пространства лесостепь, переходящая в плодородную степь, а дальше на юго-восток в умеренную пустыню и дальше на юг, вдоль изгиба побережья моря Черепов. Но с этим был категорически не согласен правящий в то время султан Фархат из рода Садыра. Его предкам, пришедшим с юга из пустыни только пару сотен лет назад, удалось прижать к ногтю разрозненные племена кочевников, и делится не так давно обретёнными территориями, тем более с таким благоприятным климатом и уходить обратно в пустыню ему естественно не хотелось. Хотя его армия и состояла в основе своей из легкой конницы и не была так организована как армия королевства Ганжак но ее количество превышало все предполагаемые Генрихом размеры. Это, а именно нехватка информации в дальнейшем и подтолкнуло развитие внешней агентурной сети. Земли между Ледой и Сурой представляли из себя в основном плодородные степи, и там было, где разгуляться коннице султана. Война затянулась почти на дюжину лет. Но, в конце концов закончилась успешно, и этому сильно поспособствовала загадочная смерть султана Фархата, и последовавшая за этим грызня за трон. Заметим, что в то же время возглавлявший министерство иностранных дел и курирующий внешнюю агентурную сеть созданную в спешном порядке в те времена, полковник Гизель, стал после этих событий графом и получил во владение часть земель отвоеванных у халифата, так в народе называли Геран, так как по какой то не объяснимой прихоти, чуть ли не каждый второй правитель этих земель приходя к власти пытался её переименовать, хотя и оставался северо-западным халифатом далёкого и отчасти загадочного южного соседа. А на стыке границ Герана и Ганжака, Генрих поставил сильнейшую по тем временам крепость Волка.
  Но самым тяжелым было отодвинуть границу на северо-западе. Это были земли орков. Высокие, как минимум на голову выше людей, и почти в полтора раза шире в плечах, они как рыба в воде чувствовали себя в этой лесистой местности. Постоянные их набеги на центральные районы королевства и вынудили короля выступить против них. В противном случае, он бы никогда не решился на этот шаг. Но к тому времени армия, закаленная в предыдущих войнах, а также новое поколение магов, воспитанное в академии волшебства, созданной Александром почти сразу после своего утверждения в должности главы малого круга 'полярной звезды', вселили уверенность в Генриха. Хотя две трети королевства Боскан и занимали леса, но все же армии практически не случалось вести столь масштабные военные действия в непроходимых чащах. Тем более что эти земли орки знали как свои пять пальцев, а их шаманы неприятно удивили королевскую армию. Бесследно пропадали хорошо вооруженные отряды численностью до трехсот человек, не говоря уже об обозах. Катастрофически не хватало магов, они были только при крупных подразделениях. Хотя король еще за сорок лет до этого по предложению Александра велел прочесать все королевство в поисках любого имеющего магические способности. Из чуть более сотни найденных, Александр отобрал менее половины для обучения в тот же год созданной академии. На начало войны с орками в королевстве насчитывалось почти семьдесят магов от восьмой ступени и выше, из них треть была погодники и целители, которые мало чем могли помочь в ведении военных действий. Еще треть были стихийными, их магия эффективна была при ведении боевых действий на открытом пространстве, и большинство их находилось в пограничных крепостях королевства, которые король ставил, как только отодвигали границу, и кораблях, бороздивших просторы моря Черепов. Также было чуть более десятка магов общего волшебства, но все они были не выше пятой ступени и также были бесполезны в войне с орками. Из оставшихся менее дюжины магов владели магией разума, (некоторые называли её магией сознания, а магов этой стихии менталистами) и еще более редко встречающейся у людей, магией жизни, способной подчинять себе силы природы. К тому же половина волшебников, владеющих магией разума находились в ключевых пограничных крепостях королевства, в основном на северо-востоке. Ходили слухи, что у короля на службе находится мастер магии призыва умеющий вызывать самих демонов из преисподней, а также официально запрещенной и разрешенной лишь в стенах академии мастер магии смерти. Но о них не кто толком нечего не слышал, а тем более не видел поэтому многие считали, что это всего лишь выдумка.
  Почти сто тысячная армия увязла в непроходимых чащах северо-запада и несла значительные потери. Орки не вступали в прямые столкновения с основными королевскими силами, а нападали из засад на отдельные части численностью до двух тысяч. Они умело использовали местность и их ятаганы собирали не малую кровавую жатву. Но большую проблему составляли шаманы. Они владели своей, сильно отличающейся от людской магией сознания. И лишь единици могли хоть как-то защитить войска от магии шаманов. Сильный шаман мог наложить заклятье на отряд до тысячи человек, а если объединялись двое, они могли наделать много бед. Но к счастью для королевских войск по-настоящему сильных шаманов у орков, заселявших эти земли было меньше полу дюжины, а племена орков проживающие дальше на западе не спешили помогать соседям. Но и без того война могла затянутся не на одно десятилетие.
  Положение спасли гномы. Хотя они всегда держали нейтралитет, редко покидая свои подземные города, и не сильно интересовались происходящим на поверхности. Все же королю удалось склонить их на свою сторону, соблазнив перспективами выгодной торговли с большими льготами для их товаров, в обмен на продукты сельского хозяйства которых в их городах всегда не хватало. Тем более с орками они мало общались, так как тем кроме продуктов охоты нечего было предложить, и то не много. Но главным аргументом стало, разрешение короля о закладке двух гномьих городов в районе западного хребта, хотя и льготы в этих городах были слегка урезаны от выторгованных ранее.
  Вот тут и помогли отряды гномов немногим уступающих ростом людям но значительно шире их в плечах. Тем более закованных в свои легендарные доспехи они представляли значительную силу. Хотя их было не много, чуть более десяти тысяч, но их врожденная сопротивляемость к магии разума делала из них бесценных союзников.
  Общими усилиями все же удалось вытеснить орков за реку Сайка. В верхнем ее течении, между западной оконечностью северного хребта и топями была заложена одна из самых больших и укрепленных, крепость Керк. В нижнем, пригодном к судоходству течении, не многим уступающие Керку, крепости Манор и Катур.
  С тех пор Боскан больших воин не вел. Главной задачей являлось надежная защита новых границ увеличившегося почти в четыре раза королевства.
  Население за время правления Генриха выросло почти в полтора раза и составляло на данный момент чуть более четырех с половиной миллионов человек. Армия насчитывала немногим менее четверти миллиона. Денег в казне постоянно не хватало, и королевский экспедиционный корпус частенько захаживал к соседям для ее пополнения. Но в последнее время делал это все реже, так как расходы государства уменьшились, а доходы с каждым годом росли. Пограничные крепости, чье строительство требовало огромной уймы денег, были отстроены. Набирающий силу военный флот теснил пиратское братство на островах жемчужной гряды. Вытеснив с острова Тугай и поставив на нем одноименную крепость, Генрих сильно поприжал свободных варханов, и они все реже беспокоили побережье Боскана, предпочитая ему прибрежные земли других государств вокруг моря Черепов. Начал создаваться торговый флот, о чем раньше нельзя было и мечтать. Все чаще торговые караваны под усиленной охраной военных драккаров, ходили к дальним берегам. Первое время, объединяясь в небольшие флотилии, варханы пытались нападать на эти караваны, но их магические способности управления морской стихией не могли тягаться со стихийными магами, выпускниками королевской академии, маги всегда сопровождали эти караваны, когда по одному, а когда и по двое если того требовала ситуация. Доходы морской торговли были столь впечатляющие, что даже не дешевые услуги охранения не могли остановить босканских купцов.
  Высший совет королевства на этот раз собрался чуть раньше обычного, и виной тому было скорое прибытие в столицу посла от 'круга' свободных варханов. Высший совет, был создан для того, чтобы держать в курсе событий, происходящих в королевстве Генриха, и при необходимости вносить предложения на рассмотрение короля. Король же редко принимал важные решения, не выслушав мнения высшего совета.
  - Добрый день господа, наверняка вам уже известно, что в столицу прибывает посол от 'круга' варханов? - король обвел всех взглядом, остановив его на Маркусе, так как именно маги считались всегда старшими в высшем совете.
   - Сеньор Бальдо нас предупредил об этом, ваше величество, - ответил тот, небрежно кивнув в сторону главы министерства иностранных дел.
  Все присутствующие знали снисходительное отношение главы малого круга 'полярной звезды' ко всем, кто не владеет магией, исключая короля. А король не любитель всякого рода условностей не особо жаловал Маркуса, терпя его только за то, что он был сильнейшим магом огня, и вовремя воин с халифатом и королевством Ганжак он внес не малый вклад.
  - Сеньор Бальдо, вы еще не ознакомили присутствующих с тем, что доложили мне? - король вопросительно взглянул в его сторону.
  - Вы не давали такого указания ваше величество, - Бальдо почтительно поклонился.
  - Ну, так ознакомьте, - король одобрительно махнул рукой.
  - Так вот господа, агенты из вольного братства докладывают, что 'круг' варханов собравшийся больше трех месяцев назад, вынес решение договорится с королевством Боскан о ненападении. Они хотят предложить гарантии неприкосновенности любых судов под нашим флагом, а также нашего побережья в обмен на гарантии прекращения проведения нашим флотом карательных акций на островах моря Черепов. Более того, они хотят наладить с нами торговлю, особенно их интересуют изделия подгорных мастеров. И что уж совсем невероятно они хотят предложить, чтобы мы, хоть и за огромные деньги, согласились учить их колдунишек в королевской академии.
  Среди присутствующих послышался ропот недовольства.
  - Это уже наглость, в моей академии чужакам не место! - выразил общее недовольство глава малого круга 'полярной звезды', являющийся и ректором академии Маркус.
  - В чьей академии? - вопрос короля прозвучал тихо, но всем присутствующим послышался в нем звук падающего ножа гильотины.
  Воздух в зале словно замерз, гвардейцы за спиной короля и у дверей стали похожи на волков, готовых к прыжку.
  - Прошу простить вашего покорного слугу ваше величество, - Маркус низко поклонился. - Но услышанное возмутило меня на столько, что я оговорился. Готов понести наказание, которое искупит мою вину.
  - Об этом мы поговорим позже, а сейчас я хотел бы выслушать мнения других, - король откинулся на спинку кресла слегка прикрыв глаза.
  Некоторое время все отходили от произошедшего, и не решались заговорить.
  - Я считаю, все их предложения не приемлемы, - из-за стола поднялся первый маршал армии граф Берто Де Антроге младший сын Жако Де Антроге одного из самых верных людей короля, проявившим себя в войне с королевством Ганжак и получившим земли и графский титул за преданность и немалую отвагу в сражениях. - Наши караваны им не по зубам, наш флот с каждым годом усиливается, и они об этом знают. Лет через десять мы возьмем под контроль все острова жемчужной гряды, включая и остров Надежды. Потом дойдет очередь и до Драконьих островов, хотя там у них баз нет пара фортов только на крайних из них. В будущем мы сможем контролировать все крупные острова северной части моря Черепов. Набеги на прибрежные поселки через пару лет прекратятся, я даю слово. Поэтому не вижу смысла, заключать с ними какие бы то ни было договоры.
  - У кого другое мнение, - король вопросительно взглянул на министра иностранных дел, с сомнением поглядывавшего на Берто.
  - Все что говорил наш уважаемый первый маршал не лишено истины, - Бальдо поднялся, слегка кивнув в сторону Берто. - Но посмотрим на положение дел с другой стороны. Контролировать более двух сотен островов моря Черепов просто не реально, и это только более-менее крупные острова. Контроль даже над самыми крупными из них, принесёт нам не столько пользу, сколько добавит проблем. Во-вторых, ослабив вольное братство, мы усилим другие прибрежные страны. И наконец, снятие охраны с торговых караванов и прекращение карательных операций высвободит не малые ресурсы для противостояния с флотом халифата который в последнее время значительно усилился, к тому же это даст новый толчок в развитии морской торговли. Представьте, как поднимется престиж королевства, если наши торговые суда в одиночку будут ходить почти по всему морю Черепов.
  - У кого еще есть, какие-либо мысли, - король обвел всех вопросительным взглядом.
  - Я склонен, во многом согласится с сеньором Бальдо, но еще раз выскажусь против поступления в академию пиратских магов, - Маркус поднялся со своего кресла. - Всем вам известно, что поиск людей с магическими способностями приносит все меньше результатов. В этом году достойных поступить в академию нашли всего пять человек, и еще не известно получится ли хоть из одного достойный маг. Количество магов за последние три года начало сокращаться. До недавнего времени мы были сильнейшим государством в области магии. Но даже тогда я был противником обучения в академии чужеземных магов.
  - Хорошо, ваше мнение мне понятно, и я склонен, согласится с ним. Тем более я некогда не был сторонником торговли знаниями приобретенных с таким трудом. Тем более если мы будем обучать пиратских магов, я думаю у нас возникнут проблемы с нашими торговыми партнерами. А теперь, раз уж мы сегодня собрались, поговорим о текущих проблемах. Каковы предварительные прогнозы на урожай этого года? - король повернулся в сторону казначея.
  - Весьма обнадеживающие, - из-за стола встал сеньор Олонсо пожилой мужчина чуть полноватого телосложения, но весьма бодро выглядящего. - Благодаря магам засуху в конце лета пережили без особых потерь. Урожай в южных и центральных провинциях весь убран. В северных еще нет, но это меньше четверти.
  - Понятно. Надеюсь ситуация с нехваткой продовольствия в пограничных поселках зимой не повторится. Кстати, так и не выяснили, что заставило шамана, да еще и с майрунами забираться в такую даль? - король взглянул в сторону начальника полиции, так как знал, что агентуры у министра иностранных дел на северо-западе не было, да и быть не могло, орки и люди были слишком разные, да и ненавидели друг друга слишком сильно.
  - Точно сказать не могу, но одно ясно, что это не голод привел их в наши земли, - из-за стола встал мужчина с чуть смуглым цветом кожи, выдававшим в нем уроженца южной провинции.
  - Об этом, сеньор Бальбоо наверняка знает последний крестьянин в нашем королевстве, - Маркус снисходительно улыбнулся начальнику полиции.
  - Так может, вы нам скажете, что понадобилось орочьему колдуну на наших землях? - Бальбоо вопросительно взглянул на мага.
  Маркус проигнорировал вопрос начальника полиции, лишь неопределенно махнув рукой.
  Затем еще около ора высший совет решал текущие вопросы, пока король не встал из-за стола, и не сказал, чтоб остальное решалось в рабочем порядке, так как оно не требует его внимания.
  Генрих стоял у окна, открывавшего прекрасный вид на дворцовый сад, когда раздался стук, и незаметная дверь в боковой стене отворилась.
  - Ваше величество... - начал, было, дворецкий появившийся на пороге.
  - Знаю, знаю, пусть войдут, - король, не оборачиваясь, махнул рукой.
  Из-за спины дворецкого появились начальник полиции и министр иностранных дел. Они были людьми далеко не глупыми и поэтому даже не удивились тому, что король как будто ждал их, так как весь немалый опыт Генриха сделал его весьма проницательным и далеко не глупым человеком.
  - Так что вы хотели мне сообщить господа, - король наконец оторвался от созерцания сада, и повернувшись взглянул на вошедших, как будто они и не покидали этого зала.
  - Ваше величество, мы тут с начальником полиции поразмышляли. Сопоставив кое какие факты внутри королевства и за его пределами, и они нас навели на довольно тревожные мысли.
  Король слегка улыбнулся, представив на всегда невозмутимом лице Бальдо тревожное выражение.
  - Дайте догадаюсь, - Генрих сел в кресло у окна кивком разрешая присесть напротив. - Первый факт на который вы обратили внимание, это то, что между королевством Ганжак и халифатом вот уже почти два года не было каких-либо крупных пограничных стычек. Хотя раньше они происходили практически каждый год. Во-вторых, вам показалось странным, что в это же самое время у нас в королевстве все реже стали находить людей обладающей силой и в нашей академии уже год не появилось не одного действительно стоящего ученика, проще говоря с исчезновения Александра. Ну и наконец, само исчезновение нашего сильнейшего мага. А подтолкнуло вас к этому разговору странное происшествие с картежом посла от 'круга' варханов. Вы, как и я понимаете, что заключив договор мы высвободим не малые силы и сможем перебросить их с побережья на восточную границу. А также большая часть нашего флота занятая сейчас борьбой с этими пиратами может быть переброшена к бухте Граг. У вас есть что добавить?
  Начальник полиции лишь развел руками, Бальдо как всегда оставался невозмутим, внимательно наблюдая за королем.
  - Ваше величество есть еще одна странность, - министр иностранных дел поднялся и отошел к большой карте материка. - Согласно вашему тайному указу сразу после войны с королевством Ганжак, мы создавали сеть агентов для поиска людей владеющих силой во все приграничные страны, и даже дальше. Кого удавалось найти старались переманить к нам, кто не соглашался, а таких немало, устраняли. Но в последнее время в халифате и королевстве Ганжак стали исчезать наши агенты сразу после того, как находили, кого не будь стоящего. К тому же эти два государства тайно увеличили закупку оружия из-за границы, это случайно стало известно и еще не проверено. Но если это правда, то мы не знаем как давно это происходит и в каких объемах.
  Генрих какое-то время молчал видимо что-то решая.
  - Значит так сеньор Бальдо, агентам при обнаружении действительно сильных кандидатов не вступать с ними не в какие контакты. В кратчайшие сроки всю информацию о найденных доставлять лично мне. Сеньор Бальбоо вам не кажется, что у меня в королевстве кто-то начал заниматься тем же самым чем и мы занимаемся в других.
  - Я думал об этом, но моя сеть и полицейская, и агентурная не выявила не чего подозрительного.
  - Это еще не значит, что такое невозможно. Тем более если им помогают изнутри. Ведь не зря вы явились ко мне тайно после совета?
  - Мы боялись высказать свои предположения на прямую, тем более после вашего указа не лезть в дела магов, - начальник полиции слегка смутился на последних словах.
  - Считайте, что этот указ отменен, неофициально конечно. Если будут всплывать какие-либо интересные факты, связанные с магами, немедленно докладывайте. А следить, тем более внедрять агентуру запрещаю. Вам это не по зубам, да что я вам рассказываю, сами все понимаете. Само собой, этот разговор не должен выйти за стены этой комнаты, поэтому наденьте вот это.
  Король передал им два небольших колечка, одно с зеленым другое с голубым камнем.
  - На камни не обращайте внимание, это для отвода глаз, зато сами кольца закроют ваши мысли от посторонних, - король слегка улыбнулся, заметив вытянувшееся лицо Бальбоо.
  - Сами кольца не так ценны для нас, сколь ваше доверие ваше величество, - Бальдо низко поклонился, при этом не надев кольца. - Я буду надевать его только за пределами этой комнаты, показывая тем самым, что мои мысли чисты перед вами. Но вы думаете, кто-то посмеет читать мысли членов совета.
  - Не прикидывайтесь простаком Бальдо, вам это не идет. Тем более нападение на посла. Думаете откуда стало известно о его прибытии, похоже нападавшие узнали об этом не на много позже вас. Тем более провалы агентуры.
  - Но ведь магов, умеющих читать мысли меньше десятка, - начальник полиции искренне удивился.
  - Это мы знаем о стольких, вообще многого мы еще не знаем даже о своем королевстве. И еще эти колечки дадут вам знать, если ваши мысли кто-то попытается прочесть, на самого мага не укажет, но скажу точно, что читать мысли больше чем с десяти шагов могут человек пять, если не меньше, во всех известных нам странах. И последнее Бальбоо, активизируйте поиски любых проявлений силы, людей ею обладающих теперь направлять не к ректору академии, а сразу на приемную комиссию. Пусть они дают оценку, годен ли кандидат для поступления в академию или нет.
  Король поднялся, давая понять, что аудиенция закончена. Как только за посетителями закрылась дверь, Генрих обернулся к окну выходящему в сад.
  - Надеюсь, ты все хорошо расслышал? - обратился король как будто в пустоту.
  Одна из деревянных панелей, которыми были отделаны стены, бесшумно отошла в сторону.
  - На слух пока не жалуюсь, - из открывшегося хода появилась фигура в монашеском балахоне, с низко накинутым капюшоном.
  Стоявшие за спиной короля гвардейцы как по команде вышли из зала, закрыв за собой дверь. Малый зал заседаний охранял специальный взвод, на который еще Александр наложил заклятие глухоты, но оно начинало действовать только в этом зале и только по желанию короля, носившего с собой маленький амулет для активизации этого заклятия. Разговор с министром иностранных дел и начальником полиции они уже не слышали. Но последнего гостя они не должны были знать даже в лицо и поэтому всегда удалялись по еле заметному знаку короля.
  Как только двери за гвардейцами закрылись, гость скинул капюшон, открыв не чем не примечательное лицо. Его можно было принять как за преуспевающего члена гильдии купцов, так и за пожилого зажиточного крестьянина. Но король как не многие знал, что это один из опаснейших людей королевства. Звали его Триз, хотя кроме этого у него было еще много имен, но даже король не знал настоящего. Триз был одним из легендарного ордена 'четырех', которых никто не видел, но им приписывали многие невероятные происшествия в королевствах. Орден был создан много веков назад тремя мастерами боя, владеющими разными стилями, и магом, легенды гласят одним из сильнейших в то время. В орден попадали только дети, носившие в себе частицу силы. Пройдя школу ордена, они становились непревзойденными бойцами, владеющими боевой магией. Стиль боя на протяжении всех веков совершенствовался и оттачивался под каждого отдельного послушника, вернее под его магический дар. Как знал король, количество последователей ордена никогда не превышало сотни, но он даже не догадывался, в каком королевстве находится руководство ордена.
  Лет семьдесят назад, ночью в столице патруль королевской гвардии наткнулся на сражающихся в переулке. Видимо стычка, если ее можно назвать таковой, только началась, но переулок уже полыхал. Трое не чем не примечательные личности напали на такого же обыкновенного горожанина, вот только движения их были настолько молниеносны, что схватка напоминала скорей какой-то забавный ломаный танец. Гвардейцы бросились к сражающимся, но с руки одного из нападавших сорвался небольшой огненный шар и врезался в мостовую перед бегущими. От взрыва гвардейцев раскидало по мостовой, но все же это были не обычные городские стражники, а личная гвардия короля, несшая службу в прилегающих к дворцу улицах. Один из них либо самый опытный, либо самый везучий находился чуть левее остальных. Его только сшибло с ног. Перекатившись и привстав на колено, он одним движением выхватил из-за спины легкий арбалет, этим же движением взводя его. Звякнула тетива, и гвардеец увидел, как стоявший к нему в пол оборота один из нападавших сделал неуловимое движение, уходя от арбалетного болта. Но слегка искривленного лезвия меча защищающегося, избежать не удалось. Он воспользовался мгновением, когда противник переключил внимание на выстрел, и его меч оставил такую, казалось безобидную рану на боку нападающего. Но тот отпрянул и повалился на мостовую. С другого конца переулка послышался топот армейских сапог. Оставшийся гвардеец накладывал следующую стрелу, и в этот момент с руки одного из нападавших сорвалась короткая молния. Защищавшийся успел среагировать, но одна из ветвей молнии все же задела его, швырнув на стену прикрывающую его спину. Тут же второй нападавший рассек упавшему живот. Сзади щелкнул арбалет, заставив его выгнуться, чуть ли не ломаясь на пополам. Послышались арбалетные щелчки с противоположной стороны переулка, но дистанция была больше, и они также не принесли нападающим не какого вреда. С противоположной стороны приближалось больше десятка гвардейцев, а через пару минок должно было подоспеть подкрепление из казарм. Нападавшие подхватили своего раненого и почти слившись с темнотой, устремились в сторону оставшегося гвардейца. Гвардеец был ветераном двух воин, но сегодня за пару минок, а схватка длилась именно столько, он увидел то, о чем слышал только в легендах, поэтому опустив бесполезный арбалет, даже не попытался заступить им дорогу. Подоспевшее подкрепление кинулось вслед беглецам, но остановилось, услышав слова все того же гвардейца.
  - Не стоит вам этого делать господин лейтенант, только людей загубите.
  - С чего это ты взял, - гвардейский лейтенант с сомнением взглянул на говорившего.
  Вместо ответа тот подошел к лежащему у стены горожанину, и рванул рукав рубахи. Все кто стоял рядом увидели в свете поднесенного факела небольшое клеймо, скрещенные меч и посох. Рука лейтенанта рефлекторно дернулась к мечу, а сам он отшатнулся как от болотной шайги, самой опасной змеи королевства, но взяв себя в руки, повернулся к подчиненным.
  - Этого немедленно в дворцовые казармы, я на доклад к королю. Ты со мной, - кивнул в сторону оставшегося на ногах гвардейца из первого патруля.
  По дороге к покоям короля он возблагодарил про себя единого, за то, что попался смышленый гвардеец, не то бы лежать ему сейчас со своими ребятами, где-нибудь в темном переулке. Чтобы справится с теми двоими, и роты гвардейцев было бы мало.
   Король к счастью еще не спал, а играл с Александром в какую-то новую игру, привезенную купцами из-за моря. Выслушав доклад лейтенанта, он приказал доставить тело во дворец.
  - Первый раз вижу магичара, даже мертвого, - Генрих с интересом разглядывал клеймо лежащего у его ног война из ордена 'четырех'.
  - А он еще не мертв, - шепнул ему Александр стоящий за спиной у короля.
  Король дернулся было назад, но сообразил, что маг, не был бы так спокоен, если бы магичар представлял хоть какую-то угрозу. Гвардейцы, охраняющие зал приема, где они сейчас находились по знаку короля вышли, закрыв за собой двери.
  - Мне он нужен живой, - Генрих еще не знал, для чего это ему, но такой шанс упускать было нельзя.
  - Хорошо, думаю это правильное решение, - Александр склонился над умирающим, его пальцы слегка засветились, наполняя тело магичара тем же свечением.
  - Только смотри, чтобы он не свернул нам головы, очнувшись.
  Маг не чего не ответил, лишь свет стал ярче, а тело война выгнулось дугой. Кровь в страшной ране вспенилась, и с губ магичара сорвался протяжный стон, как будто сама душа пытается покинуть бренное тело. Александр положил правую руку на голову, а левую на рану умирающему, и закрыл глаза. Сколько он так просидел, король задремавший в кресле сказать не мог, зато проснувшись под утро, обнаружил мага в соседнем кресле и магичара свернувшегося на мягком ковре. Оба спали, и казалось разбудить их не сможет даже пришествие Зига.
  На следующий день на городском кладбище хоронили двух гвардейцев, а за оградой закопали неизвестного с пугающим клеймом на плече. Сам же магичар, с измененным Александром лицом, стал впоследствии одним из самых верных людей короля. А через несколько лет, Триз, а это был именно он, не без помощи, а вернее по настоянию короля, который уже не одно десятилетие пытался тайно подчинить себе гильдию наемных убийц, стал одним из ее членов. А спустя еще три года, благодаря своим способностям и главой гильдии.
  Триз, как и Генрих пользовался услугами Александра, но в отличии от короля, маг ему только замедлил старение организма. И сейчас в свои почти сто лет, Триз выглядел от силы на сорок.
  - Я так понимаю, проблему с подающими надежду кандидатами за границей, теперь предстоит решать моим ребятам? - скорей утверждая, чем спрашивая, сказал Триз.
  - Ты правильно понимаешь. Кстати это твоим людям за посла,- на стол лег кошель туго набитый золотыми,- они наверно впервые получат деньги за охрану, хотя при этом и пришлось отправить на тот свет немало народу. Что-либо удалось узнать или как всегда?
  - Как всегда, взяли пару живьем, но толку нет, дохнут, как только начинаем допрашивать. Даже этот ваш, спец по мозгам, как только попытался прочесть мысли одного из них, так у того, как у бешеной собаки пена поперла, и загнулся даже быстрей чем те, на допросе. Так что маг, ставящий им защиту, дело свое знает.
  - Да, хорошего мало. Я еще слышал, проблемы там у вас возникли? - Король вопросительно поднял бровь.
  - Проблемы. Это еще мягко сказано. Если бы не человечек, что вы к нам приставили, лежать бы нам на той дороге вместе с послом и его людьми. Хорошо он прикрыл, так бы зажарил нас один из этих хлопцев. И мое уменье не помогло. Я при помощи магии ускорится могу, реакцию улучшить или там молнией слеганца шарахнуть, а чтоб магические поединки устраивать вы меня увольте.
  - Вот видишь, а ты его не в какую брать не хотел. Возмущался, что я тебе не доверяю. Кстати если бы ты носил моё колечко не на шнурке под рубахой, а на пальце, у тебя бы вообще проблем не было бы, я же тебе говорил, что оно защищает от магии только тогда, когда одето, - Генрих даже улыбнулся, вспоминая ту встречу.
  - Если бы вы, ваше величество сказали сразу, что магика нам в помощь даете, да еще, что среди тех людишек, тоже магик будет, тогда бы я и слова не сказал, а так только спасибо могу сказать. Кстати, и авторитет теперь у меня о-го-го как взлетел, хотя и без того был не маленький. Еще бы, такие знакомства имею. Ведь как я понимаю, человечек ваш, маг не из последних будет.
  - Если честно, о том, что в засаде будет маг, я не знал, но как ты сам понимаешь, игра пошла по-крупному, вот и подстраховался. Надеюсь посол оценит заботу о своей персоне, ведь он не дурак, и понял, что произошло на дороге прямо перед его носом. Кстати на обратном пути ваши услуги послу не понадобятся, он останется в столице, в образованном посольстве от 'круга' варханов. Черте что, пираты открывают первое в своей истории посольство, и где, у нас в Боскане.
  - Вы не справедливы, ваше величество, вы же знаете, что у этих как вы говорите пиратов, объединенный флот в три раза крупнее, чем у любого прибрежного королевства. Хотя, скорей гномы все вылезут из своих подземных городов, чем варханы объединятся.
  - Я не глупее тебя, и все это понимаю, а также знаю, что на эти переговоры, 'круг' пошел не из-за нашего флота, который как ты сам сказал в три раза меньше чем у них, а только потому, что на наших кораблях, ходят наши же стихийные маги. Но все может измениться в любой момент. Как ты знаешь, в академию за последние три года не поступило не одного, сколько-нибудь стоящего кандидата. Такими темпами года через три ее можно будет просто прикрыть. И это притом, что в халифате, и королевстве Ганжак, пытаются создать нечто подобное, хотя вряд ли у них выйдет что-то действительно серьезное. Знания в нашей академии собирались по крупицам, в течение почти полутора сотен лет, и как ты знаешь не только в нашем королевстве. Если бы ты знал, сколько денег из казны ушло на покупку только древних рукописей по всему свету, не говоря обо всем остальном. Зато теперь я с гордостью могу сказать, что такой академии не создать не кому. По крайней мере, в ближайшую сотню лет. И это все благодаря нашему общему другу Александру.
  - Ага Александру, если бы он ещё своими знаниями охотнее делился, ему бы вообще цены не было. Кстати я слышал, что вы ваше величество ввели какие-то новшества в академии, и это не всем понравилось.
  - Да, не так давно я своим указом запретил выносить, а также копировать любые рукописи из ее библиотеки. И еще ввел кое-какие меры предосторожности по предотвращению утечки знаний из ее стен.
  - Разумно, а главное вовремя. Хотя одними этими мерами всего не предотвратишь.
  - Ты прав, - король поднялся из своего кресла и пересел ближе к Тризу. - Вот для этого ты мне и нужен. Это раньше твоя неофициальная гильдия выполняла редкие мои поручения, да в основном поставляла кой какую информацию по мелочи. Но сейчас, как я говорил, игра пошла по-крупному. Кстати, как там твои, из 'гнезда'? Пора их задействовать на полную. А что бы в следующий раз их не изжарили, я тебе дам кое-что из наследства Александра. Не постоянно же мне с вами мага посылать.
  'Гнездом', король называл некое тайное крыло внутри гильдии, которое Триз начал создавать почти сразу, после того как стал её главой. Об этом объединении не подозревал не кто, даже в самой гильдии. Их обучением занимался сам Триз по системе ордена 'четырех'. Хотя магией они не владели, но в искусстве владения оружием, почти не уступали войнам ордена. 'Гнездо' в данный момент насчитывал одиннадцать прошедших посвящение воинов, и изредка выполняло задания короля, хотя конечно они и не подозревали, чьи поручения выполняют. При посвящении, каждому войну отряда, на внутреннюю сторону запястья наносили небольшое тату в виде пера, и давался номер. Как-то в шутку король назвал воспитанников Триза 'гнездом', с тех пор это название так и осталось, прижилось оно и в самом отряде.
  - И вот что, с соседями, да с пиратами все более или менее ясно, а вот что происходит в собственном королевстве, я не до конца все понимаю. И это мне не нравится. А конкретно меня интересует, что в конце концов происходит на северо-западе. Что привело орков с шаманам, да еще и с майрунами, в мои земли. И наверняка этим заинтересуются те, кто играет против нас. Люди все одинаковы, им не нравится, когда они что-либо не понимают. И этим надо воспользоваться. Пока мы о них нечего не знаем, но я думаю их можно подцепить на этот крючок. Все это завертелось вокруг какого-то приграничного поселка, я уже дал указания начальнику полиции послать туда парочку тайных агентов, но это лишь для отвода глаз. Наверняка те, кто против нас играет их рано или поздно раскроют. Помнишь, я просил тебя прислать лучшего человечка из твоих, ну в тот день, когда исчез Александр? Так вот, он сейчас в тех краях, и уже наработал легенду, так что он не вызовет подозрений. Нам нужны там свои глаза и уши, а может так случится и карающий меч. И учти это не на год и не на два, что-то мне подсказывает, что игра может затянутся.
  - А ведь ты мне так и не сказал, зачем он тебе был нужен.
  - Извини дружище, тут замешана женщина. А ты знаешь, что в свои амурные дела я не посвящаю даже тебя.
  Король улыбнулся, и подмигнул нахмурившемуся Тризу.
  Глава 3.Дэниус.
  Мастер Дэниус в кругу магов прозванный 'тихим' за его неразговорчивость, оказался в Волчьей крепости больше пятнадцати лет назад, сразу после исчезновения Александра. Сам он попал в академию волшебства с северо-востока королевства, с рапортом какого-то мелкого полицейского чиновника о том, что у парня лет с двенадцати стали проявляться странные способности. От него начали шарахаться деревенские собаки, а волк однажды пойманный мужиками в ловчую петлю и доставленный в поселок ради развлечения, скуля приполз к его ногам. Приемная комиссия, не найдя у парня каких либо способностей к волшбе, и посчитав, что рапорт написан не совсем трезвым чиновником, решила отправить его домой. Но Александр являвшийся председателям комиссии, и молчавший все это время, оставил его в академии. Даже включив его в свою малочисленную группу магии разума и других редких видов её проявления. На лекциях общеобразовательного порядка, он был чуть ли не единственный, кто конспектировал каждое слово преподавателя, хотя при поступлении мог лишь читать с трудом, хотя это было само по себе скорей исключением, нежели правилом среди деревенской детворы. Все свободное время он проводил в библиотеке, и на дополнительных занятиях, соглашавшихся помочь ему преподавателей, в том числе и Александром, когда у того было время. Большинство же преподавателей считало, что Дэниус не обладает ни каким даром и занятия с ним бесполезная трата времени. Но его обязательный доклад, который должны были писать ученики в конце каждого года обучения, заставил многих из них взглянуть по-новому, на этого молчаливого и невзрачного подростка. И когда подошел день защиты доклада практическими выступлениями, многие преподаватели с интересом воззрились на этого щуплого юношу, вышедшего впервые в центр площади во внутреннем дворе академии. Дэниус при поступлении официально не был инициирован к какому-либо определенному виду магии. Доклад же, не столько давал ответ на принадлежность писавшего, к определенной ветви магии, сколько все запутывал.
  Дэниус стоял в центре демонстрационной площадки и словно не замечал притихшей вокруг аудитории, его руки сплелись в привычный всем знак единого, и по рядам прошелся едва слышный вздох разочарования. Магией единого, владели священники и паладины святой церкви, и хотя о ней слагались легенды, как чуть ли не о самой могущественной в прошлом, но сейчас многое было утеряно. Тем более считалось, что она черпала свою мощь у богов, а они уже давно отвернулись от этого мира. Так же действовал древний запрет, на изучение и владение этой магией, кем либо, кроме церковников. Принят он был в те времена, когда церковь не в пример нынешней, была, влиятельней даже самого короля. Поэтому большинство из присутствующих, решило, что Дениус продемонстрирует какой-либо фокус из арсенала священной церкви, а потом его тут же упекут в городскую тюрьму. Но так решили не все. Чуть меньше дюжины из высших магов, прекрасно поняли, что этот отрок соединил руки в знаке единого, совсем не для того, чтобы читать молитвы. Не многие знали о том, что данный способ не только помогал концентрации, но и позволял эффективнее других черпать внутреннюю энергию самого мага, что встречалось довольно редко, а таким способом практически никогда. Вообще большинство магов, лишь оперировало окружающими потоками энергии, разделяя, либо связывая их и направляя в нужное для себя 'русло', а также при необходимости придавая им соответствующие формы. Маги с внутренними резервами магического потенциала, или проще с потенциалом, встречались крайне редко, а уж пользовались им еще реже, так как вокруг, и без этого было достаточно энергетических потоков. Но самое необычное, было в том, что каждый такой маг имел свой, уникальный по свойствам потенциал, способный сливаться с окружающими потоками и придавать им самые невероятные 'формы'. Поэтому те не многие, кто понял смысл происходящего, инстинктивно подались вперёд, чтобы не пропустить ни единой детали данного действа. Почти каждый из них 'потянулся' вперед? как им казалось незаметным 'щупальцем' изучающего заклинания.
  Дениус едва заметно улыбнулся, взглянув в сторону президиума, где находился почти в полном составе малый круг 'полярной звезды', чем немало смутил некоторых из них. А затем зашептал, на каком-то давно забытом наречии, одновременно вычерчивая руками перед собой уже более понятные многим руны магии сознания, правда в рисунок заклинания то и дело вплетались совсем уж странные не то руны, не то иероглифы. Язык поняли лишь двое из присутствующих в зале, декан факультета лингвистики и Александр возглавлявший приемную комиссию. Это был язык давно исчезнувшего народа Хель, населявшего, когда-то земли далеко на северо-востоке за королевством Ганжак.
  Воздух перед Дениусом стал стремительно сгущаться, принимая вид портала, но какого-то темного, как будто на том его конце уже сгущаются сумерки. Вот темное пятно увеличилось, дрогнуло, и из него со стоном непереносимой муки шагнул воин, каких без сомнения не видел никто из присутствующих, разве, что Александр, остающийся загадкой для всех. Воин был почти десять футов высотой и более трех футов в плечах. Весь закованный в черную, казалось поглощающую свет броню. Он огляделся, и все увидели, как из глубины шлема сквозь смотровую щель на них глянули глаза, словно два угля раздуваемые ветром. Воин с легкостью поднял, и крутанул перед собой черный фламберг, длинной, почти в рост взрослого мужчины. Меч рассек воздух по дуге и застыл, словно напоролся на преграду. Его острие точно было нацелено в грудь председателя комиссии Александра. Из смотровой щели полыхнуло, и неведомый воин устремился к цели с такой скоростью, что его движения были частично смазаны для зрения большинства присутствующих.
  Лишь на мгновение задержавшись, словно увязнув в невидимой паутине, черный двурушник стал опускаться на председателя комиссии. Все присутствующие замерли, ожидая реакции сильнейшего из магов, но Александр даже не шелохнулся, и черный меч, не достигнув пары дюймов его головы, растаял вместе со своим жутким хозяином.
  В аудитории раздался всеобщий вздох облегчения, и по залу покатился гул возбужденных голосов, обсуждающих увиденное. Дискуссии разгорелись везде, даже в президиуме слышались возбужденные голоса. Лишь Александр молча смотрел на бледного от усталости виновника столь бурной реакции зала, и Дениус пытающийся понять, что означает этот взгляд, направленный на него, но его не замечающий. Сам же Александр никогда не принимал участия в обсуждении выступлений учеников начальных годов обучения.
  Дискуссия в президиуме наконец стихла, означая, что приемная комиссия наконец пришла к единому решению. Со своего места встал секретарь, и аудитория притихла, выслушивая вердикт.
  - Комиссия считает, что фантом вызванный данным студиозом может претендовать на высшую оценку реальности, а мастерство, с которым он был призван достойно девятой ступени общей магии, таким образом, данный отрок официально зачислен в слушатели королевской академии магии.
  После первого года обучения мало кто мог похвастаться девятой ступенью, лишь те, кто до академии ходил не один год в учениках других магов, хотя даже из них не многие. Но многих смутило больше ни это, а то, что Дениуса определили в специализацию общего волшебства, так как все фантомы, призраки и подобные явления относились к магии разума. Тем более, в академии кафедра общей магии являлась наименее престижной, так как её выпускники некогда не получали выше пятой ступени. Исключением являлся декан этой кафедры, который имел четвертую.
  По окончании всех практических выступлений Дениус поднялся в свою комнатку, и решал, что будет делать с первой полученной королевской стипендией, выплачиваемой раз в год по результатам сдачи экзаменов. А так как результаты его, Дениуса были весьма впечатляющими, то и сумма была приличной, особенно для него, приемного сына деревенского старосты. Так ничего не придумав, он решил сходить в город и выпить пива в честь успешной сдачи, тем более, что он никогда его не пробовал. Но не успел он взяться за ручку двери, как в нее постучали, и на пороге возник сам ректор академии.
  - Я думаю, ты не очень удивлен моему визиту, - Александр плотно прикрыл за собой дверь, и будто невзначай дотронулся до стены рукой, при этом в комнате возникла неестественная тишина,- так будет лучше, нам же не нужны лишние слушатели?
  Дениус не собирался отвечать на явно риторические вопросы ректора, он догадывался, почему сильнейший маг королевства появился в его комнате, но не спешил высказывать по этому поводу. Тем более наложенное Александром заклинание непроницаемости наталкивало на мысль, о серьёзности разговора.
  - Нет, ты все-таки не до конца осознаешь, с чем ты сегодня 'играл', и слава единому, что об этом не догадываются остальные. Ты хоть понимаешь, какие силы затронул? Ведь этот так называемый 'фантом' мог развалить меня от свистка до жопы, если бы я как все эти идиоты, хоть на мгновение усомнился в его реальности, а на контрзаклинание у меня просто не хватило бы времени.
  Дениус понимал, что чуть ли не единственный кто видит ректора в столь возбужденном состоянии. На лбу бисером выступили капельки пота, а руки слегка тряслись. Видно было, что нервное напряжение, которое маг после демонстрации Дениуса держал в себе, наконец вырвалось в наружу.
  - Я был уверен, что вы сильнейший маг королевства сразу разберетесь в природе данного фантома, а на кого-то другого я бы не решился его направлять, - Дениус смотрел на Александра, тяжело опустившегося на его единственный стул, и понимал, что большинство слухов 'ходящих' по академии о могуществе и неуязвимости ее ректора слегка преувеличены. Видимо мысли отразились на его лице, либо Александр действительно мог их читать, но взглянув на стоящего перед ним студиоза, он криво улыбнувшись сказал.
  - Вижу в твоих глазах, моя репутация слегка подмочена, ну нечего, зато я буду уверен, что на следующих экзаменах, ты трижды подумаешь, прежде чем натравливать на меня очередного монстра. А ну-ка покажи мне книжонку, где ты все это вычитал.
  Несколько минок Александр бегло просматривал ничем не приметную книжицу, написанную не одно тысячелетие назад на языке давно исчезнувшего народа. Она давно уже должна была не раз истлеть, либо сгореть в одном из многочисленных пожарищ, в которых наверняка побывала. Но древняя магия сохранила ее в первозданном виде, как будто только вышедшей из под пера мага, корпевшего над ней, по-видимому, не один год.
  - Странно, на первый взгляд нечего особенного, если не считать того, сколько тебе пришлось её переводить. И я даже не удивляюсь, что она не попала в спец-хранилище. Все-таки занеси её ко мне, когда дочитаешь, я поближе с ней ознакомлюсь, да и нечего ей в общем зале библиотеки находится, не то ещё отыщется такой же грамотный как ты. Хотя если я не ошибаюсь, книга тут не причём, и первоначальное заклинание вызывало вполне безобидного духа какого-то древнего война народа Хель, хотя и довольно могучего в своё время, не лишенного магических способностей. Но ты с помощью своего внутреннего потенциала каким-то образом изменил основу заклинания. Ведь любой хоть на мгновение поверивший в него становился уязвим для этого призрака, а насколько я понимаю, в него поверили все присутствующие на экзамене, даже эти болваны из комиссии. Потому и дали тебе такую высокую ступень, ведь для всех, для них он был действительно реален. И если бы ты хоть на несколько мгновении потерял над ним контроль, он бы порубал в капусту многих, пока его смогли бы остановить, ведь от призраков, тем более таких не так просто защитится, тем более их уничтожить. Скажи мне, ты способен всех призраков наделять такими способностями?
  - Нет конечно, мне пришлось перерыть чуть ли не половину раздела по призракам в библиотеке, чтобы подобрать с соответствующими требованиями. Во-первых, призрак того, кого я вызываю должен был при жизни иметь магические способности и не просто быть каким-либо магом, а хотя бы частично схожими с моими, и это даже не обязательно должен быть человек. Тем более я предусмотрел и потерю контроля, если бы это случилось, он бы просто исчез.
  - Да, чем дальше, тем интересней. Если комиссия хотя бы предположить могла об этом, тебе могли дать не ниже шестой ступени, и уж точно не общего волшебства. Но как говорится все хорошо, что хорошо кончается. Хотя чует моё сердце, все только начинается. Ты вроде не глуп и понимаешь, что обо всём, об этом никто не должен знать. Хотя тебя и перевели из моей группы, возвращать тебя обратно я не буду, чтобы не привлекать лишнего внимания к твоей персоне. Но раз в седмицу, а лучше два, обязательно приходи ко мне в кабинет, надо получше разобраться с твоими способностями. Тем более тебе не мешало бы прочесть некоторые книги из спец-хранилища, хотя им разрешено пользоваться только по достижения пятой ступени, но я думаю, тебе все-таки следует ознакомиться с некоторыми из них. И запомни, заклинания подобные тому, что ты показал, далеко не каждый может повторить, но оно вытягивает из наложившего его мага очень много собственной энергии. Ты думаешь, я не заметил, как ты еле держался на ногах после демонстрации, хотя заклятие ты держал не больше минки. Тебе надо увеличивать объём своей внутренней энергии, это довольно тяжело, но возможно. Тем более если учесть, что большинство магов вообще не имеют своего потенциала, а из тех, кто имеет, пользуются им единицы, и в основном это маги сознания. Как ты знаешь для большинства заклинаний он вообще не требуется, но не для подобных твоему. Твой потенциал, может кардинально изменять заклинания. Это как цвета не доступные для других художников, но доступные для тебя. Ты же знаешь, что например, заклинания водной стихии намного легче творить рядом с водой, а огненной соответственно у пожарища или в жаркий летний зной. А при определенных условиях можно и твои заклинания значительно усилить.
  - Это при каких же условиях можно напитать мощью подобные заклинания разума?
  - Разные заклинания при разных, в определенный момент ты сам поймешь. Ладно, заболтался я тут с тобой, - Александр встал и шагнул к двери. - Значит в конце недели я тебя жду. Насколько я понимаю, ты не уезжаешь на каникулы как большинство слушателей нашей академии. И мой тебе совет, сегодня много не пей, первый раз стоит ограничиться одной кружкой арденского. Кстати рекомендую таверну 'У Крида', это недалеко от ратуши. Заодно передашь Эли, привет от меня, и извинения, что давно не появлялся, и вряд ли в ближайшее время появлюсь. И пусть бочонок арденского пришлют мне в академию. - И за ректором академии захлопнулась тяжелая дубовая дверь.
  Дениус еще посидел несколько минок, переваривая все только что услышанное, и взяв несколько монет из полученной стипендии, решительно направился в город. О чем давно мечтал, так как всех студиозов первого года обучения за ворота академии не пускали, пока не получат первую свою мантию, либо не будут отчислены. Вот и на его новенькой мантии чуть выше сердца красовался знак девятой ступени общего волшебства.
  Таверна Дениусу понравилась сразу. Чистое и довольно таки светлое помещение общего зала разительно отличалось от ранее посещаемых им подобных заведений. Заняв угловой столик Дениус раскрыл книжицу, приобретённую по пути сюда. Но подошедшая симпатичная девушка в фартуке заставила его оторваться от лёгкого чтива, впрочем, которым он собирался насладиться в паре с арденским.
  - Ваше магичество чего-то желает? Извините вы у нас, похоже первый раз, и мы ещё не знаем о ваших предпочтениях.
  - Да конечно, мне бы кружечку арденского, и если можно, позовите пожалуйста Эли, - слегка смущённый подобным обращением к себе вымолвил Дениус.
  - Я Эли, младшая дочь того самого Крида, хозяина данной харчевни, других к сожалению у нас нет. Но если ваше магичество желает, мы что-нибудь придумаем на этот счёт, - девушка вопросительно приподняла бровь, а затем мило улыбнувшись всё же сжалилась над совсем смутившимся Дениусом. - Извините, я просто очень рада вас видеть в нашем заведении, так чем я могу вам помочь?
  - Да, конечно, просто мой наставник, ректор академии Александр, просил передать извинения за то, что давно не посещал ваше заведение, и скорее всего не посетит в ближайшее время. И был бы счастлив, если бы бочонок арденского ему доставили прямо в академию.
  - Это очень грустно, что ваш наставник сам не может нас посетить. На счёт бочонка я сейчас же распоряжусь, может что-нибудь желаете к арденскому, у нас замечательная кухня.
  - Нет спасибо я сыт, - Дениус уже слегка жалел, что перебил аппетит по пути сюда. Но те пирожки в лавке булочника так соблазнительно пахли.
  Приступить к чтению книжки Дениусу помешала поставленная перед ним немалая кружка с слегка пенящемся напитком. Всё та же милая девчуля, глянув на обложку его книжици, прыснув в кулачок, ретировалась, не мешая Дениусу наслаждаться моментом. Столь необычную реакцию на его чтиво, Дениус понял уже на третьей странице, того самого чтива. Когда в книжной лавке он попросил, что-нибудь лёгкое, как он выразился, 'для приятного время препровождения', он даже не предполагал, что чтиво, будет на столько 'лёгким'. Вернее? главная героиня данного произведения, будет на столько 'лёгкого поведения'. Время близилось к вечеру, и то, что следующий день являлся выходным, способствовал быстрому заполнению подобных заведений.
  - Может вам подняться в отдельную комнату. Ваш наставник предпочитал там коротать время за кружечкой арденского, - всё та же девушка мило улыбнувшись, обвела взглядом быстро заполняющийся зал. - Это за счёт заведения, как и следующая кружка.
  Дениус слегка переоценивший пищевую ценность двух пирожков, и частично ощутив предательскую лёгкость данного напитка не задумываясь согласился на предложение. Развалившись на кровати, которая к слову сказать, была гораздо шире и мягче той, что была у него в академии, он углубился в дальнейшие приключения молодой фаворитки пожилого герцога, не забывая прикладываться к столь приятному на вкус напитку.
  Когда в дверь ненавязчиво постучали, вторая кружка арденского уже практически была пуста, а главная героиня книги крутила роман со старшим сыном, того самого герцога.
  - Может ваше магичество что-нибудь ещё желает? - в дверь вошла Эли, почему-то уже без фартука, лишь в лёгком кружевном сарафане.
  - Нет, спасибо... - начал было Дениус, и выпустил из рук книженцию, так как соскользнувший с плеч девушки сарафан уже не прикрывал высокую, девичью грудь.
  Спускавшийся в общий зал на утро Дениус, узнал гораздо позже, что очень многие многое готовы были отдать, чтобы его дочь понесла от мага. Даже дворяне своих дочерей, имевших слабые шансы на наследования, пытались подложить под королевских магов. Почему именно не наследственных, да потому, что маги не имели право на дворянство, и даже если одарённый отпрыск дворянского рода становился магом, он автоматически лишался титула. Но даже это не останавливало глав родов, в погоне за одарёнными отпрысками в свой род. Появление мага в роду, означало его однозначное усиление, даже несмотря на то, что он юридически к нему уже не принадлежал. Между академией и королевским дворцом, имелся квартал, именуемый в народе 'кварталом чудес '. В нём имели право строится, и жить только маги от шестой ступени и выше. Домов подобных тем, что красовались в этом квартале, в столице можно было посчитать по пальцам одной руки. Маги сами по себе получали немалое королевское жалование, но также имели право на частную практику, не облагаемую налогами. А ограничение на владение магами больших поместий, и на наличие подданных, существенно сужало возможности траты их накоплений. Дениус всего этого пока не знал, и его улыбка до боли напоминающая придурковатого попрошайку с базарной площади, заставляла многозначительно хмыкать тех редких прохожих, встречающихся ему этим ранним воскресным утром.
  

  Дальнейшее обучение Дениуса мало чем отличалось от обучения всех остальных. Разве что почти два месяца каникул, которые большинство слушателей академии отдыхали, расслабляясь кто в харчевнях по соседству, а кто и снимая поместья близ столицы. Он провел в своей комнате 'впитывая' словно губка книги, подобранные ему Александром, или до изнеможения махал мечём в тренировочном зале.
  Вообще владение мечём, стало его второй страстью. В академии, фехтование не являлось обязательным предметом, и поэтому мало кто из студиозов уделял ему внимание. Отпрыски благородных семей считали ниже своего достоинства скрещивать оружие с простолюдинами, а последние считали, что это им абсолютно не зачем, ведь большинство из них до академии никогда не держало меч в руках. Сам же Дениус частенько бегал к кузнецу в своей деревеньке, и тот в свободное от работы время давал ему уроки владения мечом, а за это мальчуган помогал ему в кузне. Его деревня Васильки находилась чуть юго-западнее Колле, и через них проходила дорога, соединяющая один из приграничных поселков с городом. И всякий раз, когда через их деревню проходил обоз пограничников в город или обратно, Дениус восхищался, как ладно у них приторочен меч. Он не бил им по ногам, не мешал при ходьбе, и вообще казался такой же неотъемлемой частью тела, как рука или нога. Они словно и не замечали, что у них на боку висит 'железка' почти в два локтя длинной. Изредка, их обозы даже сворачивали по старой дороге на Эдинбург, по которой другие не решались передвигаться, потому, что на ней частенько 'шалили' разбойнички. Но на пограничные обозы они не когда не нападали, себе дороже.
  Фехтование преподавалось только прошедшим первый экзамен и официально зачисленным в академию слушателям. У Дениуса 'чесались' руки купить с первой стипендии меч, но он понимал, что ничего пока не смыслит в них. Тем более в фехтовальном зале, для тренировок мастер сам подбирал из арсенала академии меч по руке студиоза, решившего подучится владению мечом.
  Фехтование в королевской академии преподавал Грэг, мастер клинка. Когда Дениус на второй день после официального зачисления в академию, впервые зашел в своей новенькой мантии в фехтовальный зал, мастер Грэг, сидящий в углу в удобном кресле и читающий, видимо недавно приобретённую в городе книгу, с явным неудовольствием отложил её и поднялся на встречу.
  - А тебе что, не отдыхается как другим?
  Было видно, что забредший в тренировочный зал студиоз, его не слишком обрадовал. Но его обязанностью было обучение любого желающего слушателя академии, благо для него, таких в последнее время становилось все меньше и меньше. Тем более для себя он считал, пустой тратой времени, обучение этих зазнавшихся молодых магиков искусству владения мечем. Лишь немалое жалование, выплачиваемое академией, держало его на этом месте.
  - Вижу, наш деревенский друг решил приобщиться к воинскому искусству. Хорошо, и какой же у тебя уровень подготовки?
  - Меня учил наш деревенский кузнец, он из ветеранов. Наша деревня небогатая, изделий из металла не так много, вот в свободное время он и обучал, деревенских мальчишек владению мечем.
  - Радует то, что ты умеешь держать в руках меч, хотя бы деревянный, тем более с него все начинают. А что ты собой представляешь, мы сейчас посмотрим. Нападай. - Инструктор протянул Дениусу короткий пехотный меч, взяв со стеллажа такой же.
  Как оказалось, бывший легионер не так уж мало вложил в своего ученика. По крайней мере, азы боя в Дениуса он вбил основательно. Уже через пару минок разминочного боя брови инструктора чуть приподнялись, а скучающее выражение лица сменилось заинтересованностью.
  - Ну что я могу сказать, видать у вашего кузнеца действительно не так много работы, если он до такого уровня тренирует деревенских мальчишек, и он действительно в армии был не плохим практиком.
  - Я же говорил, деревня у нас не богата металлом, а сам он служил десятником в королевском экспедиционном корпусе. Тем более он говорил, что я все схватываю на лету.
  - Десятником в корпусе говоришь, ну это многое объясняет. Не каждый благородный отпрыск может похвастаться подобными успехами, кстати я тоже из деревенских. И в корпусе, мечём довелось помахать, правде не долго пять лет всего, но технику твою я сразу приметил, её не с чем не спутаешь. Да, армейская школа имеет много плюсов. Во-первых, ты пару раз пытался достать меня не только мечём но и ногой и рукой, чего не позволяют себе эти напыщенные дворяне на турнирах, хотя правилами это не запрещено. Во-вторых, эти коротко рубящие удары, сберегающие силы в реальной затяжной битве. Ведь в армии больше ценится практичность, и выносливость, ведь во время сражения, длящегося бывает и не один ор виртуозность владения мечем отходит на второй план. Но в этом и минус данной техники. Она не совсем подходит для молниеносных схваток один на один, или в крайнем случае против троих, так как с большим числом противников, владеющих мечом, справится практически невозможно, для этого надо иметь как минимум третью ступень.
  - А у вас какая? - Машинально задал вопрос Дениус и слегка смутился, настоящие мастера не любили афишировать своё мастерство, хотя и секрета из этого не какого не делали.
  Но мастер Грэг лишь снисходительно улыбнулся на юношескую беспечность, и закатил правый рукав до локтя. На внутренней стороне руки чуть ниже локтя виднелась маленькая магическая тату свидетельствующая о принадлежности носителя ко второй ступени. Дениус с трудом проглотил образовавшийся в горле ком. Во всем королевстве не набралось бы и двух десятков бойцов равных человеку, стоявшему перед ним. Мастера первой и второй ступени по негласному закону даже не выступали на королевских турнирах мечников, потому, что поединки между ними в большинстве случаев приводили к летальному исходу, тем более вторую ступень как раз и давали победителю этих турниров, хотя далеко не каждому. Были случаи, когда победители трех турниров подряд, между прочим проводимых лишь раз в три года так и не удостаивались второй ступени.
  Дениус придя в себя, отступил на шаг и слегка наклонил голову.
  - Я почту за честь, если вы возьмете меня в ученики.
  - Расслабься, я здесь получаю неплохое жалованье как раз за то, чтобы учить оболтусов вроде тебя. Все остальное зависит лишь от тебя самого.
  С этого дня Дениус каждый день с утра по два три часа проводил в фехтовальном зале. Лишь по воскресеньям, когда у мастера Грэга был выходной, он позволял себе подольше поваляться в постели, и лишь потом садился за изучения полученных от Александра книг, либо шел в библиотеку для поиска нужной ему литературы. По окончанию каникул его расписание практически не изменилось. Кафедра общего волшебства включала в себя меньше всего обязательных предметов, и каждый из слушателей занимался по своей отдельно составленной программе.
  
  Еженедельные посещения Александра становились все продолжительнее. Иногда Дениус возвращался от Александра и садился на всю ночь писать роящиеся в голове мысли. Если честно, то некоторые знания, конспектируемые им со слов Александра, он ещё не до конца понимал, но ректор туманно намекал, что понимание со временем придёт само.
  - Ты уже думал о докладе и о практической демонстрации? - спросил как-то Александр.
  - Есть кое, какие соображения, но нечего конкретного, а что есть какие-то пожелания? - Дениус вопросительно взглянул на ректора.
  - В общем, то есть. Я знаю, если ты постараешься, ты можешь уже сейчас, замахнутся на пятую ступень магии сознания. У тебя очень редкий дар, даже не знаю хорошее это или нет. Но знаю точно, тебе не стоит этого делать. Во-первых, такого в академии еще не было, и это привлечет к тебе излишнее внимание, а вместе с ним ты наживешь и немало врагов. Но это полбеды. Я не могу объяснить, но в королевстве, что-то происходит. Я еще сам не могу понять, что, может я и ошибаюсь, но в любом случае береженого, единый бережет. И вот еще что, я с тобой об этом говорю, потому, что могу полностью тебе доверять. Возьми вот это кольцо, оно имеет свойство со временем вбирать в себя часть внутренней энергии мага, и даже жизненную энергию носящего его. И чем больше у мага собственный потенциал, тем больше оно в себя вбирает. Это даст тебе дополнительные возможности. И еще, это кольцо я сделал сам, и оно не единственное. Если ты ощутишь подобное кольцо рядом, можешь смело доверится этому человеку. Такие кольца не могут попасть к чужаку, а если и попадают, то лучше бы им его не одевать. Да их и не так много, так что ты вряд ли встретишься с их носителями, разве что с моим.
  Дениус вертел в руках невзрачное колечко, на вид из обычного олова, но как только он одел его, он почувствовал слабое головокружение, и пронзительный холод идущий от кольца.
  - Нечего головокружение сейчас пройдет, магия кольца считывает твоё сознание, я же говорил чужому лучше его не одевать.
  - А что будет, если оденет?
  - Кольцо выжжет его сознание, и рассыплется, - просто сказал Александр. - И то, что ты ещё живой говорит о том, что я не ошибся в тебе.
  Дениус слегка побледнел.
  - Спасибо за доверие, - еле слышно вымолвил он, стирая со лба моментально выступивший пот.
  - Не за что, - еле уловимая улыбка промелькнула на лице Александра. - А холод от кольца постепенно пройдет, когда оно наполнится твоей внутренней энергией и жизненной силой. Иди не спеша к себе, сегодня тебе будет особенно тяжело, но завтра воскресенье, так что отлежишься. А перед сном выпей вот это, если будет совсем худо, - и Александр протянул пузырек размером с мизинец, наполненный темно зелёной жидкостью.
  Дениусу стоило не малых трудов чтобы добраться до своей комнаты, не привлекая к себе внимания. Лишь добравшись до неё и одетым рухнув в постель, он прислушался к своему внутреннему ощущению. Решив все же не пить зелье, Дениус провалился в глубокий сон, больше напоминающий беспамятство.
  

  Дениусу и самому приходило в голову сильно не 'высовываться'. Оставаясь магом общего волшебства низших ступеней, у него оставалось больше шансов остаться в академии рядом с таким наставником как Александр, да и больше времени на занятия с мастером Грэгом. Поэтому через два месяца перед приемной комиссией появилось облако тумана, из которого стали доносится морозящие кожу звуки, то чей-то злобный шепот, что-то бормочущий на неизвестном не кому языке, то шипение, переходящее в жуткий хрип. Почти у всех присутствующих появился холодок между лопаток. Лишь Александр восседал в кресле председателя с явно скучающим видом. А из приемной комиссии поднялся Маркус Алый декан факультета огня, и решительно двинулся к облаку.
  - Не подходите! - предостерегающе выкрикнул Дениус делая пас рукой сворачивая заклинание.
  Но в последний момент перед исчезновением в подошедшего слишком близко Маркуса ударила бледная молния. Но не дойдя до мага словно впиталась в посох, вытянутый им перед собой. Маркус словно обжегшись отбросил его, и на глазах у всех моментально почерневший посох рассыпался пеплом. Все ошарашено переводили взгляды с горстки пепла, на Дениуса, и обратно. Первыми пришли в себя члены комиссии, и среди них тут же разгорелась ожесточенная дискуссия. Лишь Маркус вернувшийся на своё место молча 'пожирал' ненавидящим взглядом Дениуса. Лишь когда дискуссия казалось зашла в тупик Маркус еле сдерживая злобные нотки в голосе высказал своё мнение.
  - Я думаю, этот сопляк заслуживает не больше седьмой ступени общего волшебства, это и так для него большая честь.
  Маркус негласно считался вторым по влиятельности магом королевства, и поэтому его поддержала почти половина комиссии, но вторая половина была не согласна с такой низкой оценкой. Поэтому все взоры устремились на председателя, чьё вмешательство требовалось очень редко.
  - Вопрос конечно спорный, но я согласен с деканом огненного факультета, - вынес окончательный вердикт Александр.
  

  - Ты понимаешь, какого врага нажил.
  Александр сидел в своём кабинете, а перед ним как провинившийся школьник стоял Дениус. С одной стороны, он сделал невероятное, перескочил сразу через ступень, чего не происходило в академии со дня ее основания. Многие проводили в ней не одино десятилетие, чтобы подняться хоть на одну ступень. Пару раз случалось, что за год продвигались на одну ступень. Но чтобы через одну! Тем более седьмая ступень для многих являлась пределом мечтаний, так как лишь единицы достигали большего. А с другой не выполнил наказ наставника, чем подвел его и подставился сам.
  - Я не знал, что заклинание выйдет такое мощное, я его набросал буквально за пару дней до экзамена, и если бы уважаемый Маркус не сунулся к облаку, его бы оценили не выше восьмой ступени.
  - Этот 'уважаемый' готов был тебя в угольки превратить. Своего посоха, он тебе некогда не простит. Конечно пока я здесь ты можешь чувствовать себя в относительной безопасности, но тебе всё равно придется покинуть академию, слишком много шуму ты наделал, и привлёк к себе внимание. Пусть всё поутихнет, да и Маркус успокоится. Знаешь, что, направим мы тебя в какую-нибудь крепость, вторым магом. Так даже лучше, меньше будешь 'отсвечивать'. Думаю, в Волчья крепость тебе как раз подойдёт, тем более первым магом там старый Дуглас, маг земли. У него есть чему поучится, и ему вполне можно доверять, тем более эта единственная крепость без мага сознания, да и вообще без второго мага. Жалко конечно, что тебе придется покинуть академию, но я тебе кой-какую литературу подберу, а через пару лет все поутихнет, ты и вернёшься. И запомни, настоящий маг не должен зацикливаться в одной стихии или направлении магии. Он гармонично должен развиваться, только тогда он сможет стать по истине великим. Завтра приказ подпишу, а в конце недели отправишься. Но во всей этой истории есть и плюсы. Ты хоть понял, почему твоё заклинание получилось таким мощным? Да и первое, год назад, было не слабей.
  - Если честно не совсем. Я лишь почувствовал, как безобидное заклинание, сотворённое мною, начало напитываться мощью, с каждым мгновеньем, словно живя своей жизнью. Я лишь слегка подправлял его структуру, чувствуя изменения в самой основе, эти изменения словно напрашивались сами собой, и для контроля всего процесса. Вчера я проверял заклинание у себя в комнате, не чего подобного не происходило. Так, страшилка не более.
  - В том то и суть. Помнишь, ты спрашивал, при каких условиях можно напитать мощью заклинания разума, так вот сегодня оно впитывало в себя страх окружающих. И в первый раз, если бы я поддался собственному страху и поверил в этот призрак, боюсь, что все моё умение мало чем помогло бы мне. Ведь человек может защитится от всего, кроме своих страхов, будь он хоть трижды архимагом. А ты можешь управлять человеческими страхами и в этом твоя сила. Потому народ и боится больше магов разума, чем всех остальных. Ладно, иди уж, завтра зайдёшь, кой-какие книги из своих подберу, похоже, ты до них уже дорос.
  На следующий день, зайдя в канцелярию академии, и получив вместе с приказом ежегодную стипендию, с учетом получения им седьмой ступени сумма оказалась для него совершенно фантастическая. Тем более к ней добавили немалую сумму на дорожные расходы до Волчьей крепости. Хотя все знали, что с мага никто не в одном трактире денег не возьмёт, проживи он в нем хоть год, а любой попутный обоз ещё и приплатит, если он с ним отправится. Но король не экономил на своих магах, так как понимал, что сила его королевства не в многотысячной армии, а именно в этих, нескольких десятках магов, которые и внушали если не страх, то уж точно уважение к увеличившемуся за последние десятилетия, но всё равно еще такому небольшому королевству.
  Подбросив в руке довольно увесистый мешочек с золотыми королевскими дукатами, Дениус даже опешил, у него в комнате лежала почти не тронутая прошлая стипендия, и теперь он даже не знал, что делать с этим богатством. В арсенале академии ему уже выдали кольчугу и меч, но взяв его в руки Дениус понял, что оружие придется покупать самому. Прикинув все за и против, он решил прошвырнутся по оружейным лавкам и наконец-таки подобрать себе подходящий меч. Благо стараньями мастера Грэга он уже неплохо разбирался в оружии.
  
  Дениус уже третий день с невероятным упорством прочёсывал оружейные лавки столицы, и пару раз ему даже казалось вот он тот самый меч, но в последний момент, что-то останавливало его, и клинок не казался уже таким идеальным. Пару раз ему попадались зачарованные клинки с идеальным балансом, а один из них даже был ему как раз по руке, но даже его суммы, казавшейся для него огромной, оказывалась смехотворной по сравнению с ценой зачарованного оружия. В этот день он не стал одевать свою мантию мага, потому, что торговцы по-разному реагировали на неё. Было такое ощущение, что они считают всех магов полными профанами в оружии. Одев купленный год назад, новенький не броский сюртук, он слился с общей массой горожан.
  К обеду истоптав ноги, Дениус зашел в харчевню перекусить и дать отдых натруженным конечностям. Плотно отобедав, и взяв кружку арденского, Дениус размышлял, что завтра отправляется его обоз до Гельта, а его поиски так не чем и не увенчались.
  - Я вижу по твоему лицу, что тебе парень нужен совет и я тебе его могу дать если не пожалеешь кружечку.
  Перед Дениусом сидел не чем не приметный мужичек, но от его взгляда хотелось проверить сохранность своего кошелька, будто прочтя его мысли, мужик усмехнулся.
  - Да не переживайте вы, ваше магичество, за своё золото. Дураков нет к вам за пазуху лазить.
  - Неужели так видно? - спросил Дениус, подзывая полового и заказывая кружку пива.
  - Да нет, со стороны обычный деревенский паренёк, но два дня ваших скитаний по оружейным лавкам не остались не замеченными от нашего брата. Вижу не жадный вы,- мужик поднял кружку, поставленную перед ним,- да и зазнаться ещё не успели, при седьмой то ступени. Небось на последних экзаменах получили.
  Дениус не стал спрашивать, что да почему, лишь улыбнулся и слегка шевельнул пальцами под столом проверяя не ослабли ли защитные заклинания.
  - Вы уж извините ваше магичество за такую бесцеремонность, просто помочь хочется хорошему человеку, так что зайдите вы лучше в ломбард возле южных ворот, он как раз на оружии специализируется, может и подберёте что.
  Допив остатки пива одним большим глотком, мужичёк смешался с посетителями.
  Недолго думая Дениус направился к южным воротам. Ломбард нашелся сразу, невзрачное заведение, в которое в других обстоятельствах Дениус вряд ли заглянул. За прилавком стоял угрожающего вида мужик с здоровенным шрамом на правой щеке, когда он улыбнулся у Дениуса рефлекторно дёрнулась рука для активизации защитного заклинания, но вовремя опомнившись он одёрнул ей сюртук и решительно подошёл к прилавку.
  - Добрый день ваше магичество, - произнёс хозяин и видя некоторое замешательство посетителя добавил,- О вашем приходе меня предупредили.
  На прилавке перед Дениусом появился свёрток. Откинув тряпицу, он лишь разочаровано вздохнул, но все же взял в руки самый обыкновенный полуторник. Клинок не чем не отличался оттого, что ему выдали в академии. Лишь баланс был гораздо лучше, да рукоять сделана будто по его руке, а в остальном он видел за последние три дня клинки и получше. Уже собираясь положить клинок на место, его взгляд скользнул по основанию лезвия, и словно зацепился за еле заметную руну. Прикрыв глаза и положив руку поверх руны, Дениус потянулся своим внутренним взором, пытаясь определить, что скрывается за его невзрачной внешностью. И он ощутил, словно безграничная пустота вцепилась в его душу, пытаясь вынуть ее из тела без остатка. Защитное заклинание, над которым Дениус работал больше месяца и поставленное им лишь пару недель назад активизировалось, да так, что Дениуса с клинком отбросило в разные концы комнаты. Вставая с пола и потирая ушибленный затылок, Дениус обратился к ошарашенному хозяину.
  - Ты где эту хрень взял?
  - Да один охотник за сокровищами из мёртвых пустошёй притащил, продавать говорит, не буду, а в залог оставлю. И вообще после того похода сдвинутый какой-то был. Как напьётся про всякие приведения да разную нечисть рассказывал.
  - А почему был?
  - Так нашли его пару месяцев назад растерзанным в собственной комнате в харчевне. И некто ничего не слышал.
  - И не боишься такую вещь у себя держать?
  - Боятся, то я боюсь, но и дёшево отдавать не хочется. - Честно признался хозяин.- Обычный человек такой клинок не возьмёт, а магики оружием особо не интересуются.
  - И сколько ты хочешь за него?
  - А половину того, что у вас за пазухой.
  - И на меньшее наверняка не согласен?
  - Если уж на чистоту, клинок ентот я так понимаю, во много раз дороже стоит, а с другой стороны его некто кроме вас не возьмёт. Вот и получается, и вы не прогадаете, и я не в убытке.
   Отсчитывая золото, Дениус думал о том, что в мече он так и не разобрался, но вещь явно непростая и денег заплаченных стоит с лихвой. Закрепив меч на поясе, он уже собирался уходить, когда хозяин окликнул.
  - Может ещё, чем интересуетесь, когда вы меч в руки взяли я понял учитель ваш не из последних был, и наверняка технике меча и кинжала обучал. Так что гляньте до пары.
  На прилавке появился кинжал, явно гномьей работы, но без любимых подгорным народом финтов на лезвии или рукоятке. Лишь у основания лезвия виднелось клеймо мастера.
  - Тут год назад с юга к северному хребту один заблудший гном пробирался, так ему на дорогу не хватало, а продавать кинжал не хотел. Ко мне в основном те и идут, кто расставаться со своим добром не хотят, а деньги нужны, и тешат себя надеждой выкупить в последствии его. Я всю жизнь оружием занимаюсь, после отца дело досталось, а клейма такого не видел, да и гном отказался сказать, что за мастер его выковал, лишь просил, как можно дольше его у себя подержать. Но уж все сроки прошли, так что с чистым сердцем могу продать. Но опять же не дёшево, гномья работа, да ещё с таким клеймом, ведь не зря гном над ним так трясся.
  - Сколько? - Коротко произнёс Дениус, вертя в руках кинжал и чувствуя его идеальную балансировку. Им можно было работать, вторым номером в паре с мечём, но и для метания он подходил идеально. Даже для Дениуса, мягко говоря, не очень хорошо владеющего техникой метанья ножей, с таким кинжалом многое было по силам.
  - Учитывая, что вы берете вторую вещь, от которой если честно я давно хотел избавится, и необычность клиента я сделаю скидку. Скажем две трети того, что у вас осталось. Вещь явно того стоит.
  - Да, я не удивляюсь, что дела у вас идут хорошо, с твоими то аппетитами. Ты на мне сегодня целое состояние хочешь сделать? Половину и нее гульдом больше.
  - Лады, только из уважения к вашему магичеству.
  - Да ладно тебе, уважение из тебя так и прёт, небось, уже и барыш подсчитал.
  - Да и вам грех жаловаться, магия магией, а добрая сталь под рукой не когда у нас лишней не будет, как бы не думали, господа магики.
  Возвращаясь в академию, Дениус думал о том, что жизнь, все-таки забавная штука. Кто бы сказал пару лет назад, что он вот так легко расстанется почти с тремя десятками королевских дукатов, за которые можно было купить половину его деревни, он бы рассмеялся в лицо этому прорицателю. А сегодня он идёт по улице с далеко не простым клинком, да и с кинжалом предстояло разобраться, что-то подсказывало, он таит в себе не меньше сюрпризов.
  От размышлений его отвлекло лёгкое покалывание на среднем пальце левой руки, где он носил подаренное Александром кольцо. Почти шесть месяцев он изучал его и чувствовал, как по мере увеличения его потенциала, накапливало мощь и кольцо. С его помощью он мог проводить такие магические эксперименты, о каких не мог и мечтать. И вот по прошествии полу года кольцо впервые дало о себе знать. Дениус понял, что рядом находится обладатель аналогичного кольца, и закрутил головой. На улице было не так много прохожих, и он сразу обратил внимание на молодую женщину, скорее девушку, идущую на встречу. Через мгновение он узнал в ней одну из слушательниц, группы Александра, насколько он помнил восьмой ступени. Он не раз сталкивался с ней в стенах академии, но до этого кольцо молчало. Уже собираясь подойти и заговорить с ней, он вдруг натолкнулся на её взгляд, ясно дающий понять, что этого делать не следует. Он понимал, что она наверняка также, как и он почувствовала его кольцо, но её испуганные глаза и отрицательный взгляд слегка озадачили Дениуса, и он, не подавая вида, проследовал дальше. Лишь пройдя дюжину шагов, словно невзначай оглянулся. Сначала он увидел первого. Коренастый мужчина с мечом, внушающим уважение прохожих, следовал за обладательницей кольца, особо не скрываясь, что позволяло ему не потерять её из виду. Сначала Дениус удивился с чего бы магичке, даже пусть и восьмой ступени боятся како-то то здоровяка с мечём, при желании, она могла бы справится с ним в мгновение ока. Но тут мимо него прошли двое мужчин, в одном из которых Дениус сразу узнал мага с факультета огня, и насколько ему не изменяла память одной из высоких ступеней. Второго он не знал, но чутьё подсказывало ему, что парень был тоже не из простых. Дениуса смутило то, что и молодая магичка, и следующий за ней маг огня, вместе со своим явно нечуждым от магии приятелем, были без мантий. Это было скорей исключением из правил. О себе он как-то не подумал, да и без мантии он сегодня вышел лишь под давлением сложившихся обстоятельств. Наверно поэтому, и еще по тому, что был увлечён слежкой, маг огня его не узнал, скорее даже не заметил.
  Осмотревшись и убедившись, что за магичкой никто больше не следит, Дениус последовал за магами. В том, что второй являлся магом, Дениус не сомневался. Во-первых, за магичкой они следили практически в открытую, и не просто так, а с явно недобрыми намереньями, чего бы себе не позволил не один человек в королевстве, если он правда в здравом уме и твёрдой памяти. А во-вторых, чтобы справиться с магом сознания, пусть даже восьмой ступени одного огненного будет маловато, даже несмотря на то, что он на пару ступеней выше. Поэтому Дениус шёл следом и просчитывал различные варианты развития событий. Он знал, что магичка чувствует его, и наверняка узнала. Если у неё кольцо Александра, и преследуют её явно не для того чтобы пригласить на чашечку чая, значит перед Дениусом враги, а там, где замешаны такие силы половинчатых решений, быть не может. Значит, придется убивать. Дениуса слегка передёрнуло. Он ещё никогда и никого не убивал. Разве что на охоте, но человека это совсем другое.
  'Разве не для этого ты столько времени учился владеть мечем?' - задал себе вопрос Дениус. Глубоко вдохнул и положил руку на эфес клинка. Он понял, судьба приготовила для него первый, по-настоящему серьёзный экзамен.
  Видимо почувствовав себя уверенней с Дениусом за спиной, магичка решила не тянуть с развязкой, и повернула в сторону бедных кварталов. В этих городских кварталах было безлюдно, а патрули заглядывали не чаще чем раз в год. Посчитав, что беглянка хочет затеряться в лабиринте лачуг, преследователи сократили дистанцию до минимума.
  Дениус вдруг почувствовал, как дрогнули потоки силы и рядом начало сплетаться чужое заклинание. Плетение было не знакомое, но в одном сомневаться не приходилось. Шедший впереди, был магом разума, далеко не из последних, и уж точно не выпускник их академии. Дениус уже собирался активизировать одно из своих заклинаний, чтобы упредить нападение чужого мага. Когда понял, что он накладывает защитное заклинание на своего бойца, следующего сразу за магичкой, и решил пока не проявлять себя. Людей на улице становилось всё меньше, и преследователи вот-вот должны были обратить на него внимание, поэтому он решил действовать.
  Кинжал не годился, он не мог пробить кольчугу, которая наверняка имелась у каждого из преследователей, тем более магическую защиту. Нужно было действовать, мечём и магией одновременно. Тактику магического поединка он изучал полгода назад, и даже взламывающее заклинание составил своё собственное, так как стандартные, казались ему слишком длинные и не такие универсальные. Его же 'взлом' годился почти для всех видов защиты.
  Обхватив удобнее эфес меча, и на мгновение, прикрыв глаза, чтобы зачерпнуть силы из собственного резерва и не затрагивать окружающие потоки, Дениус ускорил шаг. Увлечённые погоней маги не услышали приблизившегося почти в плотную Дениуса, а тот, выхватив меч, привёл в действие заклинание взлома. Шарахнуло так, что ученик Александра слегка оглох, но прикрытые вовремя глаза не пострадали. Открыв их, он увидел, как ошарашенные маги вертят головами, подслеповато щурясь вокруг. Но главное он почувствовал, что защита 'огненного' разлетелась в прах, а вот с защитой чужака сработало то самое пресловутое почти, и она лишь ослабла, но всё же выдержала. Чтобы решить хотя бы одну проблему Дениус нанёс колющий удар магу с огненного факультета. Клинок со скрежетом разрывая кольца кольчуги глубоко вошел в грудь. Дениус лихорадочно соображая каким способом взломать защиту чужака рывком вынул меч из убитого мага. И замер на месте. Из груди убитого к мечу потянулась струйка еле заметного серого тумана, а сам меч начал словно пульсировать слабым, зеленоватым свечением.
  Чужак, к этому времени пришедший в себя и уже поднявший руку для ответного магического удара, так же замер с открытым ртом, уставившись на меч. Вдруг в его глазах появилось понимание происходящего, вместе с паническим ужасом.
  - Это же, этого не может быть, откуда... - забормотал он, делая шаг назад.
  Дениус рефлекторно ударил в отступившего противника, хотя понимал, что даже у магического оружия мало шансов, пробить защиту чужака.
  Но клинок лишь чуть ярче засветился, и не нарушая целостности защитной ауры словно протёк сквозь неё.
  - Нееет! - Вырвался последний выкрик загадочного мага, а на лице отразилась гримаса безмерной муки и ужаса.
  Дениус все ещё ошарашено смотрел на втягивающуюся в меч струйку серого тумана появившуюся из тела чужака, когда рядом появилась магичка.
  - Здесь нельзя оставаться, ты обыщи второго, - не терпящим возражения голосом сказала она, обшаривая огненного мага.
  Дениус ещё слабо соображая начал обшаривать 'чужого', распихивая всё что попадётся по карманам. Потом магичка чуть ли не тащила его за руку, по каким-то подворотням и переулкам. Дениус полностью пришёл в себя в какой-то грязной харчевне.
  - Да не густо, - магичка изучала содержимое двух кошелей, видимо изъятых у мечника и огненного мага, на это долго не протянешь.
  - Может ты мне объяснишь, что происходит? - Выкладывая на стол кошель третьего преследователя спросил Дениус.
  - Я сама нечего толком не знаю, кстати меня Мартой зовут. А ты как понимаю Дениус наш возмутитель спокойствия,- Марта положила на стол последний обследованный кошелёк,- я вчера вечером у Александра задержалась, ну кой какие наработки проверяли,- слегка смутилась она,- ушла я от него поздно, а он на прощанье колечко это дал, сказал, что я могу доверять людям с такими же, и что предчувствие у него не хорошее. Договорились на утро, в аудитории встретится, а он не пришёл, если бы не сказал про предчувствие давеча, так и внимания не обратила бы, мало ли дел у ректора. Сходила в ректорат, его и там сегодня не видели, тогда и решилась пойти в личные покои, где вчера расстались. Когда подошла к двери уже поняла, что что-то не доброе произошло. Возмущение магических потоков чувствовалось даже через поставленную кем-то завесу, которой вчера не было. Войдя же внутрь, я чуть не потеряла сознание, такие силы были использованы ночью. И знаешь, что я почувствовала надрыв окружающей материи, он почти затянулся, видно разрыв произошёл несколько часов назад.
  - Этого не может быть, только в легендах маги могли, вскрывая пространство перемещаться в любое место по своему желанию. Я как-то задавался этим вопросом. Чтобы вскрыть пространство не хватит и всей мощи малого круга полярной звезды.
  - Но надрыв был, я между прочим, тоже кое-что умею и знаю, пусть моя восьмая ступень тебя не вводит в заблуждение, я в отличие от некоторых лучше скрываю свои возможности. Ладно, перенесём свой научный диспут на более подходящее время. В покоях у Александра видимо был ужасный погром, а потом впопыхах всё убирали. Некоторые вещи стояли на других местах, некоторые были заменены, а кой каких и вовсе не хватало. Ты понимаешь, когда я вчера оттуда уходила, у меня было ощущение, что за мной следят, но потом всё пропало, и я успокоилась, решив, что мне показалось. Но сегодня, я почувствовала то же самое. Я его заметила почти сразу, да он особо и не скрывался, было видно, что он чувствует за собой силу. Я этого огненного узнала сразу, и сначала хотела пойти к кому-то из деканата, но подумав, поняла, что это потеря времени, пока они будут разбираться, у меня нет шансов, против тех, кто причастен к исчезновению Александра, я им так, на один зуб. Вот и решила бежать. Даже к себе не рискнула заходить. В переходах академии мне удалось от него ускользнуть. На кухне, у прислуги раздобыла кой какую одежду. Думала, выскользну через задний двор, но меня там уже ждали. Когда я почувствовала этого чужого, поняла не уйти. И тут это кольцо. Я даже не знаю, что это за кольцо, когда я вчера его одела, ели до постели добралась.
  - Если бы у тебя был внутренний потенциал, было бы ещё хуже. По себе знаю. А так оно потихоньку вбирает твои жизненные силы.
  - Так ты ещё и с потенциалом, а то ломала голову как это я не почувствовала начала твоей волшбы. Ладно, пора убираться из города пока этих не хватились, и тебе лучше тоже. Твои занятия с Александром наверняка не остались не замеченными. Ты со мной?
  - Да нет, пока я у них лишь на подозрении, у меня приказ Александра на должность второго мага в Волчьей. Мне конечно опасно возвращаться в академию, но я должен, там мои записи и книги Александра. Тем более в течении ближайшего времени, все свои силы они кинут на твои поиски. А о том, что к гибели их людей причастен я, они вряд ли узнают. Так что держи,- Дениус положил на стол похудевший за день кошель, рядом с тремя изъятыми у преследователей,- тебе нужнее, я-то особо скрываться не буду. Добраться бы только до Волчьей, а оттуда меня не какие заговорщики не выманят. Да и не опасен я им буду, на таком расстоянии от столицы. Тем более у меня в комнате небольшая заначка осталась.
  - А я и не отказываюсь, они мне ох как пригодятся, - пересыпав содержимое кошелей в один, Марта поднялась,- надеюсь, когда-нибудь увидимся.
  В харчевне Дениус провёл чуть меньше ора, размышляя над завертевшимися вокруг него событиями. С детства, как и каждый мальчуган, он мечтал о приключениях, сражениях с ордами врагов, и злыми магами. И вот окружающая действительность преподносит ему шанс осуществить его детские мечты, а он должен бежать, где-то прятаться, трусливо поджав хвост. А ведь он на самом деле не так уж мало и может. Это официально у него седьмая ступень, но как сказал на днях Александр, что он добился за два года больше, чем многие добиваются за десятилетия, а просмотрев его последние выкладки, предположил, что они достойны чуть ли не третьей ступени.
  Допив залпом кружку арденского, Дениус решительно поднялся из-за стола. Лишь оказавшись в своей комнате, он признался себе, что накручивал эмоции, чтобы провести эту жизненно необходимую вылазку. Собрав все свои вещи и убрав в комнате, чтобы его отъезд не казался поспешным бегством, он вышел из комнаты. По дороге занёся пару книг в библиотеку, он вышел из академии через центральный вход. Если им и собирались заняться, то сейчас заговорщикам, как прозвал их про себя Дениус, было явно не до него. Покидать город сегодня было не разумно. Куда он направляется, все и так знали, а обоз будет только завтра. Желание же студиоза последнюю ночь провести вне стен академии было более чем очевидно.
  Зайдя в одну из открытых ещё лавок, Дениус приобрёл подбитый мехом дорожный плащ и дорожные сапоги. Выданные в академии были гораздо лучше, но на них красовалась эмблема с его ступенью общего волшебства, а он предполагал, что в дороге могут случиться моменты, когда придётся скрывать свою принадлежность к магии, хотя и сомневался, что его преследователей, это надолго собьет со следа.
  - О мой юный друг, мне начало казаться, что вы передумали с нами держать путь, - пожилой купец приветствовал Дениуса широко улыбаясь. В последнее время маги были даже не в каждом городе, всё больше по пограничным крепостям, и маг в караване был скорее исключением, причём совсем не лишним.
  Дениус на всякий случай присоединился к обозу в первой деревушке лежавшей на пути каравана.
  - Устал от суеты столицы, решил переночевать здесь, перед дальней дорогой, в деревне то, намного лучше спится, - Дениус понимал, что объяснение так себе, но зная сообразительность купчины так же понимал, что и любая другая не особо его удовлетворит.
  Когда пару дней назад договариваясь с купцом о месте в обозе до Безарта, сошлись на том, что о причастности попутчика к академии не стоит никому распространяться. Даже старшой двух дюжин купеческой охраны не обязан быть в курсе, чтоб особо не расслаблялся, зная, что под боком магик. Тем более не спокойно последнее время на дорогах королевства стало, нет-нет, да и пропадали бесследно обозы особо на северном направлении.
  - Вы даже не представляете, как я рад, что вы все же к нам присоединились, - заговорил купчина, как только Дениус привязал вторую лошадь с поклажей к замыкающей телеге, и они с купцом отъехали чуть в сторону от обоза.
  - Я конечно понимаю, что мое присутствие вселяет больше спокойствия в вас. Но и вы я смотрю и охрану увеличили, чуть ли не вдвое, откуда такая расточительность у вашего брата? - Дениус кивнул в сторону угрюмых воинов, искоса поглядывающих на нового попутчика.
  - Тут вы в самую точку попали. Давеча, когда вы не пришли в договоренное время к отправке я даже подумывал обождать следующего обоза, чтоб вместе двинуть в путь. Но оказалось, что в ближайшие пару седмиц в Гельт не кто не собирается, после того как пару дней назад пришло известие об исчезновении ещё одного обоза на северо-востоке. А если выйти позже, до Безарта придется добираться уже по осенней распутице. Вот и пришлось в срочном порядке еще дюжину наемников искать, хоть и не дёшево мне это обошлось, но и цены на севере подскочат, не каждый купец туда теперь сунется. А мне домой по любому к зиме надо. Но теперь я почти спокоен за наши шкуры, даже немного жалею, что отвалил наёмничкам кругленькую сумму.
  - Ты сильно не расстраивайся по этому поводу, сам же сказал, цены подскочат, и отобьешь ты свои деньжата, как пить дать отобьешь.
  Обоз двигался споро, деньки стояли теплые, шатров на ночлег не ставили и потому лагерь разбивали перед самым закатом. Ночное охранение, усиленное за счет наемников почти вдвое, внушало спокойствие, но всё же Дениус каждый вечер, отойдя в сторону от костров еле заметными пасами 'набрасывал' на лагерь охранное заклинание. А купчина, лишь одобрительно кивал да понимающе жмурился, хотя не знал того, что не разбойничков молодой маг опасается, а как бы ни вспомнили о нём в столице те самые людишки, что Александра извели да всех его бывших учеников наверняка на заметку поставили. Дениусу даже мыслишка шальная закралась, а не стоило ли после исчезновения Александра остаться в академии, там его наверняка не посмели бы тронуть, а в дороге с магом седьмой ступени всякое могло случиться. Расслабился мол парнишка, не поставил защитного заклинания, уснул понадеявшись на охрану, вот и порешили его лихие людишки, которых сейчас не мало на дорогах молодого ещё только набирающего силу королевства.
  

  Подходила к концу третья седьмица пути, до Гельта оставалось не больше пяти дневных переходов. Деревеньки не попадались уже три дня. Седьмицу назад повстречался обоз шедший на встречу, двое купчин, один из Агалака, другой из самого Гельта, объединившись, направлялись в столицу. Дениус видел, как повеселели встретившиеся обозники. В охранении у них было почти на дюжину мечей побольше, и они не без основания считали, что уж их обоз в таком случае пройдёт спокойно.
  Дениус дремал в последней телеге. В седле он пробыл только несколько дневных переходов, но с непривычки у него все сильней ныл зад, и в конце концов поборов свою юношескую гордость он перебрался из седла в телегу, но частенько все же садился в седло на ор другой чтобы как можно быстрей привыкнуть к нему.
  Солнце перевалило зенит и уже цеплялось за макушки деревьев. Дорога шла через смешанный лес довольно густой, хотя и не такой непроходимый как в северных провинциях королевства. Телегу тряхнуло на очередном ухабе, и Дениус вынырнул из полуденной дрёмы. От безделья прощупывая местность вокруг обоза на предмет чужого сознания, он резко выпрямился и даже слегка опешил. В лесу параллельно движению их обоза перемещались две точки возмущения. Дениус соскочил с телеги и пошел рядом, словно разминая затекшие ноги. Отвязав лошадь от телеги, он вскочил в седло и неспешно поехал в голову обоза. Купец дремал во второй телеге с головы, но как только лошадь молодого мага поравнялась с телегой, открыл глаза.
  - Не хотите слегка растрясти жирок после полуденного дрёма, - Дениус еле заметно повел бровью в сторону.
  - С удовольствием, - купчина был смышленый, впрочем, как и большинство людей его круга.
  Он тоже спрыгнул с повозки, размял ноги и вскочил в седло. Когда они чуть отстали от обоза, купчина вопросительно взглянул на Дениуса.
  - Я так понимаю, вы хотели мне что-то сообщить?
  - Вы совершенно правильно меня поняли, у нас появились попутчики, двое, движутся по лесу, чуть отстав в одном полёте стрелы от нас.
  - Значит, на привале стоит ждать гостей, - мрачно заключил купчина.
  - Да, думаю, перед рассветом пожалуют, я предупрежу, ну и помогу, по мере возможности, не сильно высовываясь при этом. Пока не стоит тревожить людей, опасности нет, как остановимся, вот тогда не заметно и дадите указания, а я ещё подремлю, ночка бессонной будет.
  Обоз остановился чуть раньше обычного, на большой поляне. Дров заготовили тоже чуть больше, и каждый ложась спать незаметно поддевал под одежду кольчугу. Арбалеты обозников тоже перекочевали поближе к хозяевам.
  Командир двух дюжин купеческой охраны недоверчиво косился на Дениуса. Объяснение купца о том, что молодой рейнджер, следующий с ними, заметил слежку, его не совсем удовлетворило. Дениус в свои шестнадцать мало походил на рейнджера, тем более без лука. А старший из дюжины наемников только двусмысленно хмыкнул себе в бороду и кивнул, о чем-то размышляя про себя.
  

  Дениус проснулся за два часа до рассвета, уверенность что нападение произойдет перед самым рассветом подтвердилась нетронутой паутиной охранного заклинания, раскинутого перед сном. Присев у костра, он сладко потянувшись вытащил меч и как уставший от службы вояка, от безделья стал наводить лезвие меча точильным камнем. Лицо купчины якобы спавшего с другой стороны костра нервно дернулось, было ясно что уж он то в отличии от Дениуса не на минку не вздремнул, хоть и пролежал всю ночь с закрытыми глазами.
  Сторожевую сеть нарушило пару дюжин разумных существ, вторгшихся с севера и еще столько же с юго-востока, их явно брали в 'клещи'.
  Дениус со смаком зевнул слегка потянувшись, а купчина, дернув плечами перевернулся на другой бок, продублировав сигнал словно бы дремлющим у костра, старшине наемников и командиру купеческого охранения. Последний словно очнувшись ото сна, лениво подкинул в костер охапку сучьев, и накинул на плечи слегка сползший с них плащ.
  Резкий, еле слышный свист разорвал ночную тишину и три стрелы одновременно ударили сидящих у костра людей, но одетые заранее кольчуги приняли смертельный удар на себя. А выпущенная в Дениуса, отклоненная защитной аурой, ушла в сторону.
  Из темноты проступили очертания нападавших. Дениус успел разглядеть, что многие из них были в полной броне, и явно не тянули на обычных разбойников. Их даже не смутило, что вся охрана обоза, молча поднялась им на встречу, полностью готовыми к бою. Нападавшие остановились и вперед вышел гигант в полном латном доспехе, явно старший из нападавших.
  - Если хотите жить, отдайте нам магика, и мы уйдем, - прогудел голос из шлема с явным ганжакским акцентом.
  Глупо было надеяться, что о нем подающем надежды маге сознания забудут. Дениус усмехнулся своим мыслям, в который уже раз проверяя надежность защитного заклинания и нащупывая ближайшие магические потоки, одновременно создавая структуру заранее подготовленного заклинания.
  - Я хоть и тупой наемник, но даже мне понятно, что как только вы расправитесь с нашим магом, придет и наша очередь, хотя и предполагаю, что это может произойти и не этой ночью, но до Гельта нам не дойти, а с магиком хотя и таким молодым у нас есть какой никакой шанс. Тем более, если судить по тому, какие люди за ним пришли, можно догадаться, что не из простых он салаг, и кое-что умеет. - Говоря это, старшина наемников сдвинулся чуть в сторону, становясь между ближними противниками и Дениусом.
  Остальные наемники, сделали тоже самое, беря мага в плотное кольцо. За спинами нападавших Дениус почувствовал сильное возмущение магических потоков, кто-то насыщал структуру довольно мощного заклинания. Он догадывался, что среди нападавших будет маг и потому уже частично напитал свою структуру силой, почерпнутой из своего внутреннего потенциала. Это позволило раньше времени не трогать окружающие потоки, и тем самым быстрее напитать структуру своего заклинания, в надежде на то, что защита противника не рассчитана, на такой вид воздействие. Практика магического боя, тем более с применением магии сознания, вообще не брала в расчет дюжину другую обычных бойцов, если только они не имели защитных талисманов, что было практически исключено в связи со стоимостью последних. Самый дешевый защитный талисман от любой из стихий, стоил от полутора сотен золотых дукатов. А талисманы с защитой от магии сознания, практически все были занесены в специальный королевский реестр, и стоили на порядок дороже стихийных, хотя и из этого правила были исключения. Дениус же хотел использовать минусы данного суждения, так как его защитное заклинание созданное пару месяцев назад не без помощи Александра, не было привязано к личности мага, а накрывало определенную площадь, правда максимальную эффективность оно могло давать всего на пол дюжины шагов в диаметре. И в отличие от личностной защиты, это заклинание долго держать было невозможно три, две, три минки максимум, Дениус рассчитывал, что этого времени должно хватить так как магическое противостояние некогда дольше и не длилось.
  - Ближе ко мне,- негромко сказал Дениус, прежде чем активировать защиту, но его услышали. Дюжина наемников и трое из обозного охранения, видимо кто посообразительнее, сдвинулись к Дениусу,- от меня не отходить! - еле слышно сказал молодой маг, активируя защиту, и начиная напитывать заготовленную заранее структуру атакующего заклинания.
  Спустя десяток ударов сердца обозники стали падать на колени затыкать ладонями уши и кататься по земле с расширенными от ужаса глазами, исключение составили полтора десятка бойцов, стоявших плотным кольцом вокруг Дениуса.
  Юный маг лишь криво улыбнулся, продолжая напитывать структуру все ярче разгорающуюся перед его внутренним взором. Как банально и скучно, - думал Дениус, активируя наконец-таки ответное заклинание и запуская навстречу рванувшимся на них войнам невидимую волну, разбегающуюся от Дениуса, как от брошенного в воду камня. Глаза нападавших, накрытых этой невидимой волной становились пустыми и отчужденными. Те, кто успел ближе подобраться к войнам, стоящим вокругу Дениуса, бросали оружие, и грудью кидались на выставленные вперед алебарды и мечи. Остальные бросались на своё же оружие, или с пугающей легкостью вскрывали себе горло, либо полосовали с невероятным усердием по внутренней стороне руки кинжалами. Как и задумывал Дениус, пораженные предыдущим заклинанием обозники, были не в состоянии себе повредить, так как уже подверглись частичному повреждению рассудка.
  Лишь старший из нападавших видимо имел при себе защитный амулет от магии сознания, но и его сила не до конца заглушила воздействие заклинания. Он скинул с себя шлем с прикрывающим шею бахтерцем, и расширенными от ужаса глазами наблюдал за собственной рукой, медленно приближающейся с безупречно отточенным кинжалом к своему собственному горлу.
  - Будь ты проклят ведьмак, - прокричал старший, прежде чем собственный кинжал вошел в горло по самую рукоятку.
  - Ну что стоите, убейте мага, - бросил застывшим словно статуи вокруг него войнам Дениус, бессильно садясь на землю.
  Он видел, как на границе света, под еле мерцающим куполом защитного заклинания отводящего стрелы и арбалетные болты, сопровождавший нападавших маг, словно слепой шарил руками вокруг себя. Почти все, кто стоял около Дениуса рванулись к нему, и в это же время, маг наконец-таки нащупал цель своих поисков, небольшой заплечный мешок. Одним движением развязав его, он вытащил небольшую склянку из толстого темного стекла, и вырвав зубами пробку сделал большой глоток. Мага чуть выгнуло, и он открыл видимо пришедшие в норму глаза, но лишь для того чтоб увидеть, как тухнет защита под градом десятка мечей, и наконец мощный удар тяжелого двуручного меча старшины наемников пробив защиту входит в его грудь. Только после этого Дениус позволил себе откинуться на спину, и еле слышно попросил воды. Видимо после этого он отключился потому, что придя в себя, он ощутил, как его бесцеремонно хлопают ладонями по щекам, поливая при этом водой на темечко и лицо.
  - Я же только попить попросил, а не поливать меня всего, - вяло отмахиваясь от рук хлещущих по лицу пробурчал Дениус, тут в его руку попал кем то подсунутый небольшой бурдюк, и Дениус не открывая глаз, жадно припал к его горлышку. Несколько первых глотков его организм впитал, словно песок в пустыне, затем почувствовав что-то нетто, он отбросил бурдюк и с выпученными глазами стал как рыба, выброшенная на берег хватать воздух открытым ртом.
  - Нечё, нечё, ром тебя поставит на ноги, он еще не кому не повредил, - над ним стоял старшина наемников, криво улыбаясь потугам Дениуса вдохнуть воздуха через спертое горло, - а ты нам сейчас ох как свеженький нужен, кто его знает, сколько у них в резерве человек имеется, да и где их искать? Так что поднимай свой магический зад пока не поздно у меня на ногах всего дюжина бойцов, как бы нас тепленькими не взяли!
  Дениусу показалось, что еще немного и этот лысый весь в шрамах уже не молодой воин прибегнет к более действенным методам, чтобы привести его в чувства, поэтому он встряхнул мокрой головой и постарался сосредоточиться. Расширенное заклинание поиска далось ему только с третьей попытки, да и сил хватило на полторы мили и всего на несколько мгновений.
  - Около полутора десятка, уходит верхом в сторону Гельта больше в радиусе полутора миль никого нет, - прошептав из последних сил эти слова глаза молодого мага закатились, и он провалился в беспамятство.
  Тут же на его голову полилась струя холодной воды.
  - Не стоит этого делать,- старшина наемников убрал руку с бурдюком здорового детины от лица мага, - теперь его сутки как минимум не добудишься я такое видел, и главное его накормить и напоить после пробуждения надо будет как следует, сразу не то пока он не нажрется, будет в очень паршивом настроении, а я бы не хотел видеть этого сопляка в таком состоянии. Если учесть, что я более страшного человека не видел за всю свою жизнь, а уж я повидал многое, в это вы можете поверить.
  - А может лучше его прям сейчас прикончить, нетто мне как-то не по себе рядом с этим отродьем, - предложил здоровяк, стоявший чуть в стороне и наводивший точильным камнем внушительных размеров фламберг.
  - Эх Морти, отсутствие мозгов у тебя с лихвой перекрывается твоим умением в обращении с твоей же железкой, и только поэтому ты до сих пор в моей скиле. Так что заткнись и продолжай молча заниматься тем, чем ты сейчас и занимаешься!
  - А что слова Морти не лишены смысла, я бы тоже не проч прикопать этого магика, да и забыть о его существовании. - Подал голос еще один из наемников сидевший возле костра.
  - Твою мать Скай у тебя в скиле все такие дебилы? Еслиб я об этом знал раньше, не за что бы такие деньжища не выложил за ваш наем, вы что совсем от страха перед этим пацаном думать разучились, да ваш старшой после его убийства нас всех до единого на тот свет отправит, еще до Гельта, чтоб потом остаток жизни не боятся королевского палача, - купчина, сплюнув от злости в костер развернулся и шагнул в темноту проч от костра.
  - Да не переживай ты так, ты же все понимаешь, у самого вон нервишки не к черту после такого зрелища? Я на своем веку повидал немало, но чтоб войны, а ведь это настоящие профессионалы, резали себе горло и вспарывали брюхо, о таком даже и не слышал! Так что нечего тут истерик закатывать, нам завтра наших кто выживет и в себя не придет еще резать придется,- махнув в сердцах в сторону ушедшего купчины старшина наемников повернулся к оставшимся у костра,- а вы что расселись, ждете, когда эти встанут и на вас бросятся? Быстро всех связать! Да покрепче, скоро они голыми руками смогут подковы гнуть. А завтра посмотрим, кто из них под счастливой звездой родился, а кого придется к лодочнику отправлять.
  Оставшиеся на ногах чуть более дюжины воинов, может потому и остались на ногах, что были чуть смышленее и выполняли в точности все приказы быстро и без лишних вопросов. Чуть больше десятка обозников уже лежало без признаков жизни, их складывали возле мертвых ганжакских войнов, остальных извивавшихся на земле крепко скрутили и положили поближе к костру. Дениуса старшина наемников собственноручно укутал в теплые одеяла, и приставил одного из своих вливать ему по паре глотков крутого отвара только ему известного состава в рот каждые пол ора.
  

  Дениус очнулся на рассвете, ощутив, как ему в глотку, кто-то вливает отвратительное варево. Поперхнувшись от отвращения, он отмахнулся от доброжелателя, коим был один из наемников и попытался присесть в трясущейся телеге.
  -Лежи, сейчас пожрать дадим, хотя я и думал, что ты в лучшем случае к вечеру оклемаешься, - рядом сидел старшина наемников.
  -Я предполагаю, что как минимум половина из выживших, вздохнули бы с облегчением, если бы я вообще не очнулся, - криво усмехнулся Дениус устраиваясь поудобнее в телеге.
  - А я предполагаю, что с такой системой оповещения как у них вы еще с ними встретитесь, где ни будь за Гельтом, так что контракт с купчиной, скорее всего мне придется разорвать жизнь дороже.
  - А я бы на твоем месте особо не спешил со мной расставаться, - высказал свое мнение тот самый купчина, подъезжая к их телеге на коне. - Маги сознания подобные тому который на нас напал большая редкость. Я вообще не представляю, как он здесь оказался, а магов других стихий нам я так понимаю опасаться нечего? - купец вопросительно взглянул на Дениуса с аппетитом жующего вяленое мясо.
  - Думаю этот гонжакский маг отвечал за Гельт, и прилегающие к нему земли. Да и вообще, в нашем королевстве их магов сознания один два максимум осталось, учитывая, что еще одного я в столице прикончил перед выездом, а тот, не чета этому недоучке был. Если честно в столице мне просто повезло. Если б они связали его убийство со мной, то наверняка не послали б этого, а стихийных магов высших ступеней вряд ли Гонжакци стали к нам засылать, смысла мало. Так что до Безарта со мной можете добираться без опаски. Кстати как на счет трофеев с убитого мага, и амулета со старшого этой группы, я так понимаю, он хоть и не достаточно сильный, но денег стоит немало?
  -Вы не переживайте ваше магичество, - криво улыбнулся купчина. - У мага пару книжек тока и изъяли на непонятном языке, это вам как трофей так сказать, а остальное в Гельте продадим ну и как положено разделим, вам само собой треть от добычи так что не извольте беспокоится. Можно было бы и половину отдать, да у нас потери большие, их семьям компенсацию нужно выделить, вы уж не обессудьте.
  Дениус откинулся на тюки. Мысль о том, что прикидываться молодым студиозом, выскочкой уже не получиться, и его возьмут под особый контроль, ему очень не понравилась. В Гельте придется основательно к этому подготовится, и деньги, причитающиеся ему от трофеев, будут как нельзя кстати.
  Глава 4. Алекс.
  - Да не на меч ты смотри олух окаянный, а в глаза, сколько тебе раз повторять. Меч в любой момент обмануть может, а глаза, они не обманут, глаза противника тебе все скажут, даже то чего он еще сам не знает.
  Крис держал острие меча у шеи паренька лет пятнадцати. С виду Алекс практически не отличался от сверстников. Но поселковый 'голова' на себе чувствовал тяжесть ударов крестника, как будто он бился не с пятнадцати летним мальчуганом, а с настоящим воином. Реакция так же не предвещала его будущим противникам нечего хорошего.
  После того как Фрэнки поступил на службу к королю и стал пропадать в лесах целыми седмицами, а то и больше, воспитанием Алекса занялся крестный. Еще в первый раз, когда Крис на крещении взял Алекса в руки он почувствовал в нем силу, и поклялся себе, что сделает из этого мальчугана настоящего война. Но он даже и не предполагал насколько окажется прав. У Криса детей не было, и все свободное время он посвящал Алексу. Парень схватывал все на лету, буквально впитывая в себя не только технику боя, но и саму его сущность. К четырнадцати годам, когда все его сверстники тренировались с деревянными мечами и только-только примерялись к железным, он уже во всю работал с малым армейским мечем.
  И сейчас Крис смотрел в эти не по-детски серьезные глаза своего крестника и не мог понять, как он пропустил тот момент, когда в них появилась эта жесткость, а в разговоре еле уловимые нотки отчужденности. И он понял, даже не понял, а почувствовал, что Алекс встал на тропу война, что удавалось далеко не каждому мужчине, посветившему жизнь воинскому искусству, и уж точно не кому не удавалось на нее встать в пятнадцать лет.
  - Иди за мной, - убрав руку с мечем Крис зашагал к своей избе.
  Спустившись в погреб, 'голова' выбрался из него с увесистым свертком. Развернув на столе грубую мешковину, он взял один из трёх мечей и протянул его Алексу. Мечь был великолепен, хотя рукоять и не бросалась в глаза, но на лезвии слегка мерцали три руны каким-то лунным светом.
   Алекс же шагнул к столу. На котором лежал меч похожий на первый, но всего с одной руной которая мерцала слегка алым светом. Но каково же было изумление старосты, когда Алекс взял третий меч, без всяких рун. Он был чуть шире других и потому тяжелей, а сталь клинка отдавала еле заметным голубым оттенком. Казалось, этот меч случайно оказался среди остальных.
  - Откуда он у тебя, - Алекс не мог отвести взгляда от меча.
  - Из одного замка, во время моей службы. Да помню, рубка там была еще та. Если бы не маг, мы бы его не за что не взяли. Так вот хозяин замка, взятый нами живым только потому, что в нем торчала парочка арбалетных болтов, на вопрос о последнем желании, сказал, что он хочет умереть от своего меча. Хотя мог бы попросить все что угодно, потому что наш капитан, видя доблесть защитников замка, поклялся, что выполнит любое его желание. Я 'слегка' выделился в том штурме и мог рассчитывать на награду вот и попросил у капитана в качестве награды меч хозяина. Тем более других охотников на него не было, потому, что он тяжеловат для руки, им особо не помашешь, через десять минок рубки даже силач поздоровей меня, руку поднять не сможет. Я его, наверное, только потому и взял, что уж больно странным было желание его прежнего хозяина. А почему ты выбрал именно его?
  - В нем я чувствую силу.
  Алекс положил руку на рукоять меча, и закрыл глаза. Кольцо на мизинце, которое Алекс носил с года, и оно всегда было ему впору, вдруг начало нагреваться. Рукоять меча словно чему-то противясь также нагрелась и начала жечь руку, но Алекс лишь сильнее ее сжал. Меч будто сам собой молниеносно сделал невероятный пируэт и вошел почти на ладонь в пол избы у ног Алекса. Сам же Алекс, не открывая глаз и не снимая руки с рукояти стал на одно колено, и зашептал какие-то слова. Крис отступив на пару шагов наблюдал за этим со странным спокойствием. Он уже был свидетелем нечто подобного.
  

  Пять лет назад в тот день когда Алексу исполнилось десять и Крис с Фрэнки засидевшись допоздна за праздничным столом и набравшись эля, начали вспоминать события десятилетней давности. Вспомнили и о фигурке четырех рукого человека с головой волка. Лазая за очередным кувшином эля, Фрэнки отыскал и ее. Сидя за столом и вертя фигурку в руках, при этом пытаясь ножом определить из чего она сделана, они даже не заметили, как встав со своей кровати к ним подошел Алекс.
  - Не злите его, это ему не нравится.
  Хозяин с 'головой' вздрогнули и повернулись на голос мальчугана, столь серьезная не по годам интонация звучала в нем.
  - Кому не нравится? - отец сначала не понял, о чем говорит мальчик.
  - Вархолу, я чувствую, как он недоволен, и начинает просыпаться.
  - Я говорил, что это плохая идея достать эту штуковину, - говоря это совершенно трезвым голосом Крис забрал у Фрэнки статуэтку, и поставил ее на стол,- и что будет, когда он проснется? - спросил 'голова' хотя уже почти наверняка знал ответ.
  - Мы умрем, - совершенно спокойно сказал Алекс.
  - Но ты же знаешь, что можно сделать, - Крис уже понял, что кроме ребенка выход из этой ситуации некто не подскажет. Тем более камни в глазах фигурки начали пульсировать еле уловимым желтым цветом.
  Алекс молча подошел к столу, взял отцовский охотничий нож и резким движением полоснул себе по правой ладони, причем не один мускул при этом не дрогнул на его лице. Тяжелые капли стали падать на пол. Вложив фигурку уже не с пульсирующими, а горящими алым цветом камнями в кровоточащую руку и закрыв глаза, Алекс зашептал на незнакомом чуть шипящем языке. Фигурка дрогнула и повела плечами, будто пытаясь освободиться. Но ребенок лишь крепче сжал ее в кулаке и чуть громче продолжал свой монолог. Волчья пасть раскрылась, и оттуда показался раздвоенный язык начавший слизывать кровь, просачивающуюся сквозь пальцы. Кольцо, надетое на мизинец на этой же руке, полыхнуло голубым светом, и фигурка замерла. Алекс начал оседать на пол. Отец, сидевший до этого словно в ступоре, подхватил его и перенес на кровать. Попытка забрать у сына фигурку успеха не принесла, проваливаясь в забытье, он так и не выпустил ее из руки. Фрэнки с Крисом так и просидели молча до утра, временами поглядывая то на Алекса, то друг, на друга изредка прихлебывая эль и размышляя каждый о своем. С первыми лучами солнца Алекс открыл глаза. Поднявшись, он первым делом пошарил за печкой, и найдя крепкий кожаный шнурок повесил фигурку себе на шею. Не смыкавшие всю ночь глаз мужчины молча наблюдали за действиями ребенка, и когда он наконец подошел к ним решились спросить о случившемся ночью.
  - Вархол похоже признал меня, - просто сказал мальчуган. - Он отведал моей крови и успокоился. Но почему я не знаю. Мне показалось, ему кто-то приказал, но я могу и ошибаться.
  - Кто такой Вархол и откуда ты знал, как его успокоить и, что это за язык, на котором ты вчера говорил? - Крис спросил обо всем, что мучило их всю ночь.
  - Вархол это младший страж Зига, ему поклоняются племена орков далеко на западе, в том числе и майруны.
  От этих слов Фрэнки чуть не упал с лавки, а Крис лишь грязно выругался, треснув по столу кружкой так, что она разлетелась в дребезги.
  Зиг был старшим сыном Зарга бога ужаса и хаоса. Легенды гласили, что сын по жестокости и свирепости превзошел отца, и каким-то образом лет десять назад, смог лишить его части силы при этом часть её досталась ему самому. Но убить отца ему так и не удалось, и он запер его в собственном храме, в обители богов, оставив стеречь его девять стражей, созданных им ранее собственноручно. Трое стражей были старшими, и не могли покидать пределов храма. Шестеро же младших изредка покидали свой пост для того, чтобы спускаться с олимпа и наводить ужас на отдельные племена, а иногда разоряя целые королевства, поддерживая репутацию своего хозяина. Некоторые легенды повествовали о том, что в нескольких случаях великим магам удавалось изгонять младших стражей, и даже одного из стражей смог убить какой-то великий волшебник. Но потом, туда спустился сам Зиг и королевство захлестнули волны ужаса, и оно перестало существовать. Оставшимся пяти младшим стражам в разных концах мира поклонялись отдельные племена, и даже народности. Магия некоторых из них достигала такого уровня, что они могли призвать младшего стража покарать их врагов. Хотя в последнее мало кто верил, но пришествия Зига страшились больше чем немилости единого.
  Осознав, что их пьяная выходка могла закончится появлением одного из младших стражей, Фрэнки с Крисом ошарашено пялились на мальчугана, слушая его затаив дыхание.
  - Шаман, которого ты убил, - Алекс глянул на отца. - Был главой круга шаманов тех далеких западных племен. Он пришел в наши земли не дать свершится то ли какому-то пророчеству, или что-то в этом роде, он звал и других, но его не поддержали, сочтя свихнувшимся от старости. Мне это поведал Вархол, а как его успокоить, и слова заклятья мне словно подсказал кто-то, не могу объяснить. И ещё, у меня проснулся голос крови, будто сотни голосов в голове. Они меня и подтолкнули напоить Вархола собственной кровью.
  И было это сказано таким будничным и как будто само собой разумеющимся тоном, что Крис почесав затылок предложил Фрэнки прогуляться до ближайшей рощи. Как только ворота поселка остались позади, и их никто не мог услышать 'голова' задал вертевшийся на языке вопрос.
  - А ты уверен, что это твой сын?
  Фрэнки долго шел молча, затем развернулся и глянул в глаза Крису.
  - У меня и раньше были сомнения. С тех пор как я побывал на болотах, и до того момента как я забрал его к себе прошло всего семь месяцев. А ведь он совсем не походил на недоношенного. Да и когда я его забирал, ему похоже уже было не меньше недели. Ну а сегодня мои сомнения перешли в уверенность, что Алекс не мой сын, но я думаю, ему не стоит об этом знать.
  - Я с тобой полностью согласен, я думаю, в будущем он начнет о чем-то догадываться, и ему придется рассказать про мать, но лишь о ней, пусть он считает тебя своим отцом и дальше. Что-то мне подсказывает, не простая судьба его ждет, и мы должны его подготовить, на сколько сумеем к ее капризам. И времени у нас похоже на это все меньше и меньше.
  

   И сейчас наблюдая за Алексом стоящем на одном колене и шепчущим слова на незнакомом языке, Крис вспоминал события пятилетней давности и думал о том, что время, отпущенное им на воспитание Алекса, неумолимо тает.
  - Голос крови? - даже не вопросительно, а утвердительно сказал Крис, глядя на поднимающегося с колена подростка.
  Алекс молча кивнул, легко выдергивая меч из бревен пола.
  - Прежний хозяин не зря выбрал именно это последнее желание. Тем самым он привел в действие заклятие, наложенное на меч его создателем. Если меч берет жизнь своего хозяина, он не может служить уже никому иному, и становится обычным чересчур, тяжелым для руки человека тесаком.
  - Но, если я правильно понял, меч признал тебя, как же заклятие.
  - В нем была маленькая поправка, меч оставался обычной железкой до тех пор, пока не попадал в руки достойного. Голос крови и кольцо матери помогло внушить мечу, что я подхожу для испытания.
  - Какого еще испытания?
  - Не знаю, меч в моей руке будет делиться со мной частью своей силы до тех пор, пока сам не решит достоин ли я его.
  - Хорошо, а пока бери его и топай за мной.
  Крис взял два меча лежащих на столе, завернул их обратно в мешковину и вышел из избы. Они вернулись на поляну за рощей не далеко от поселка, где всегда проводили свои тренировки.
  - Положи пока свой меч и возьми вот этот, - 'голова' дал Алексу один из принесенных с собой мечей,- это для того чтобы мы были в равном положении. Не знаю, какого там испытания от тебя ждет эта железка, но я должен сам определить готов ли ты к владению такого рода оружием. Подобный меч я впервые взял в руки в семнадцать лет, и пока еще остаюсь лучшим мечником в поселке, несмотря на то, что мне давно уже за пятьдесят. Я тебе всегда говорил, что настоящий бой один на один длится не больше минки, и только если встречаются настоящие мастера равные по силам, он может затянуться. Твоя задача в течение десяти минок не пропустить больше десяти ударов, и если после этого ты сможешь поднять руку с мечем, значит ты достоин держать в руках подобный меч и не какой голос крови меня в обратном не убедит.
  Крис смотрел, как Алекс легко подхватил поданный им меч, и крутанул его в руках, ловя баланс с такой легкостью, словно меч был из дерева, а не изделием подгорных мастеров, каким и являлся. И тут он почувствовал, тем звериным чутьем, благодаря которому он выжил во времена службы у короля. Этот бой будет не за ним. Сегодня он не просто экзаменует своего ученика, а выпускает в свет силу, которая встряхнет не только это единым забытое пограничье, но и заставит считаться с ней любого, у кого она встанет на пути. Поэтому он пошел по кругу, перехватив меч и сливаясь с ним в одно целое. Это ощущение он испытывал последний раз пятнадцать лет назад, в том памятном бою у дороги.
  Алекс будто бы впервые увидел своего крестного, а затем и почувствовал эту звериную грацию, эту тягучесть в движениях. Сначала он не мог понять, что его заставило так преобразиться. Ведь он не когда не был для крестного серьезным противником, тем более он впервые взял в руки подобный меч, который достоин настоящего война, а не как не пятнадцатилетнего подростка. Но затем рука будто бы сама перехватила меч поудобнее, не замечая его веса, а тело расслабилось, став послушной игрушкой в руках разума. Глаза, эти глаза уже не были теми добрыми, смеющимися глазами крестного, на него смотрели чуть подернутые зимним холодом и безразличные к чужим смертям глаза война, готового взять чужую жизнь, но не отдать свою. И он понял, даже не понял, а скорей почувствовал, что этот бой, пусть и учебный изменит не только его самого, но и дальнейшую его судьбу.
  Первый выпад крестного был столь молниеносным, что наблюдающий со стороны, если бы такой был, его даже и не заметил, но Алекса в том месте уже не было. Меч Криса лишь вспорол пустоту, но тут же рубанул в след уходящего с траектории удара тела, и встретился с лезвием меча Алекса, будто наткнувшись на скалу. Рука Криса в толстой кожаной перчатке даже заныла, отказываясь держать меч, а парировав ответный удар крестника Крис чуть не выпустил меч, столь мощный и стремительный он был. Отступив на пару шагов, Крис переложил меч в левую руку. В настоящем бою ему бы не позволили этого сделать, его бы даже не отпустили с короткой дистанции. Крестный смотрел сейчас на Алекса, и не узнавал того пятнадцати летнего парня, которым он был еще утром. Эта стелющаяся походка напомнила Крису инструктора мечника из королевского экспедиционного корпуса, говорили, что он был одним из лучших мечей королевства. И вот все те же обманчиво затянутые движения, и абсолютно пустой, нечего не говорящий взгляд, будто бы смотрящий сквозь тебя. И хотя Крис постоянно твердил Алексу о том, что глаза противника откроют ему все его намеренья, но сейчас он стал заложником своего же знания. Вернее, не знания, так как взгляд Алекса не только не мог сказать Крису о его действиях, но он даже не мог определить момент самого нападения. А оно произошло молниеносно, мгновение назад меч Алекса все так же как будто лениво шел по дуге, и вот он уже буквально возникает из воздуха рядом с головой Криса, который в последний момент не человеческим усилием успевает подставить свой меч. Но в тот же момент он понимает, что меч Алекса и не собирался наносить этот удар, а лишь заставил его раскрыться. Понимание пришло вместе с ощущением клинка Алекса, упершегося в его живот. Медленно опуская свой меч, Крис думал о том, что какая бы не ждала судьба этого так быстро повзрослевшего подростка, его меч принесет не мало неприятных сюрпризов его противникам.
  Алекс резко развернулся на пятках, вглядываясь в недавно покрывшиеся зеленью заросли подлеска.
  - Там кто-то есть, - схватив лежащий на земле выбранный им меч, он бросился в ту сторону.
  Крис не побежал за крестником, а сел на траву спокойно его дожидаясь. Он отчего то знал, что парень некого не обнаружит. Алекс не заставил себя долго ждать.
  - Ушел, в сторону поселка ушел, нечего мы караул у ворот спросим кто заходил недавно, - выпалил он подбегая к крестному.
  - Бес толку все это, ты прикинь сколько за последний ор народу через ворота прошло, да еще не обязательно, что он сразу к воротам направился, а ведь еще пол дня впереди. Да и в поселке сейчас меньше половины люду, все в полях да по лесам шастают. Да и вообще, то, что кто-то увидел наше с тобой занятие это не преступление, хотя если бы я знал, что ты такое тут творить будешь, был бы поосторожней. Ты хоть понимаешь, то, что ты сейчас показал, не каждый мастер боя повторить сможет. И мой тебе совет не показывай без необходимости свое мастерство, настоящий боец должен быть всегда загадкой для противника. А для занятий надо будет подыскать более укромное место, и сами занятия придется проводить не только в свободное время, что-то подсказывает мне, что времени совсем не осталось.
  - А что должно случиться, и почему ты решил, что это должно случиться в ближайшее время.
  - Если бы знал, сказал бы, да и этот что убег, кабы был честным человеком на кой ему драпать. Ладно, айда другое местечко подыскивать до вечера еще далеко.
  Когда Крис понял, что еще немного, и он не сможет поднять меч, они отправились к Алексу домой. Крестному необходимо было переговорить с Фрэнки, благо он уже два дня находился дома отдыхая после очередного рейда вдоль границы.
  Хозяин дома встретил их на пороге.
  - Что-то сегодня вы припозднились.
  - Были причины, и об этом нам надо поговорить, - Крис без приглашения вошел в дом.
  Фрэнки молча последовал за ним, и только когда они оказались в избе, произнес.
  - Сколько у нас времени? - он был не глупым мужиком, и все понял, ведь они не раз обсуждали будущее Алекса.
  - Не знаю, может месяц, а может меньше седмици, зависит от того какие силы вышли на наш след. Когда ты уходишь в рейд?
  - Через три дня, стандартный двух, трёх недельный рейд в сторону Керка, на пол пути встречаем рейнджеров из крепости, и назад недели через три будем дома.
  - Хорошо, Алекса возьмешь с собой, сделаем так...
  Три дня для Алекса пролетели незаметно. Беспрерывные тренировки, сменяющиеся учебными боями с крестным, а когда крестный уставал, опять начинался бой с тенью. Теперь Алекс занимался мечами полновесными, они были на треть длиннее малого армейского меча и на четверть тяжелее, и то лишь за счет мастерства подгорного народа. Такого класса мечи сделанные мастерами из людей были чувствительно тяжелей. Но и с ними работать было не легко. Через пол ора начинало ломить плечи, через ор Алекс уже с трудом мог поднять меч, и тут поднимался с травы отдохнувший крестный, объявляя, что Алекс готов к очередному учебному бою, по окончанию которого Алексу давалось дюжина минок на отдых, а затем вновь все повторялось. Благо Алекс быстро восстанавливался, чему он, а тем более Крис очень удивлялись, но после того как Алекс обратил внимание на то, что в течение каждого такого чудесного восстановления кольцо становилось все прохладнее, а к вечеру и вовсе стало холодить мизинец, они догадались о происхождении невероятной выносливости Алекса.
  То, что Алекс отправляется в рейд с отцом, некого не удивило, он и раньше ходил с ним по лесам. И бывалые рейнджеры, ходившие с парнем, говорили, что он двигается по лесу не хуже истинного эльфа. Не одна ветка не шелохнется, даже трава за ним не остается примятой. В мастерстве же стрельбы из лука он не уступал отцу. Тем более в лесу все решало, кто кого первым обнаружит, у того и появлялось преимущество. Орки же не уступали в скрытности людям, а кое в чем даже превосходили, не смотря на свои габариты.
  Из поселка уходили на рассвете, пятнадцать человек в одинаковых светло зеленых накидках, с такого же цвета вещь мешками. У ворот как обычно отряд провожал капитан Морис, ходили слухи, что его скоро переводят на повышение, но пока нечего конкретного никто сказать не мог. В последний момент из-за крайних изб появился Крис. Подойдя к Алексу, он протянул ему небольшой сверток.
  - Это тебе пригодится, мне он пару раз жизнь спас, но особо его не свети, может приглянуться кому.
  Развернув тряпицу Алекс слегка опешил, в руке он держал нож чуть длинней обычного засапожника, и сначала не понял предостережение крестного, но приглядевшись повнимательней поднял удивленный взгляд на Криса.
  - Не о чем не спрашивай это длинная история, тем более секрета его я так и не узнал, а теперь иди тебя уже ждут.
  Крис похлопал его по плечу, и развернувшись исчез в предутреннем сумраке. В руках Алекс держал кинжал 'королей', им награждались единицы за особые заслуги, и награждал ими лично король. Эта традиция пошла с тех пор как прадеда нынешнего короля спас при покушении один из низших офицеров его свиты. Король спросил, чего тот хочет в благодарность, титул, земли, богатства или что-то еще. Но офицер заявил, что для него является высшей наградой служба его величеству. Тогда король протянул ему свой кинжал и сообщил, что в любое время дня и ночи податель сего кинжала может потребовать аудиенции у короля, и не важно, кто это будет он сам или кто-то из его наследников. Вообще подобные кинжалы были большой редкостью, чтобы его заслужить, надо было совершить действительно невероятное. За все не малое правление нынешнего короля он пожаловал их не больше полутора десятков. Каждое такое награждение особо не афишировалось, так как деяния, за которые давался подобный кинжал в последнее время были, мягко говоря, тайные. Нынешний король не особо любил награждать таким образом, лишь тогда, когда нельзя было отметить любым другим способом будь то титул либо деньги. Поэтому и носители подобных наград особо не распинались о ней. Помимо того кинжалы были из особого сплава с идеальным балансом и клеймом короля на лезвии. Но самое главное у каждого из них был свой магический секрет. В прежние времена секреты были простенькие либо кинжал не когда не тупился, либо всегда входил лезвием в цель хоть как ты его не кинь, и подобные приятные мелочи. Но для нынешнего правителя кинжалы до последнего времени заклинал сам Александр, а его фантазия была куда богаче чародеев прошлого, да и силенки с умением не занимать. Бывало даже король не знал каким секретом обладает его нынешний кинжал, а Александр от расспросов уходил, говоря о том, что время покажет.
  Фигуры одна за другой исчезали в проеме ворот. Последним шел Алекс. У самых ворот его остановил Морис.
  - Что-то мне подсказывает, что с тобой мы увидимся не скоро. Однако знай, я многим обязан твоему отцу, и всегда готов отдать долг, если будет надо, то и собственной жизнью. Однако надеюсь, этого не понадобится. А пока возьми вот этот жетон, он избавит тебя от лишних вопросов при встрече с нашими патрулями. Но используй его в крайних случаях, если не сможешь так отбрехаться. Иди, догоняй своих и помни лучший советчик, это твое сердце.
  Ближе к полудню на первом привале Алекс, рассматривая маленький медальон с изображением лиса, и думал, что на игровом поле появилась крохотная фигурка его судьбы, и зависит только от него, исчезнет она спустя пары ходов, или пройдет все поле до конца, превратившись действительно в весомую фигуру.
  Небольшой отряд рейнджеров уже пятые сутки как вышел из поселка. Маршрут был стандартный, сначала на северо-запад в обход горы Бахук и дальше на север вдоль границы, то бишь вдоль реки Верхняя Сайка. Патрули такие как этот не когда не ходили одним и тем же маршрутом подряд дважды, чтобы не попасть в засаду. Вот и на этот раз решено было, перебраться на западный берег Сайки и идти в паре миль вдоль нее, благо бродов в верхнем течении Сайки было достаточно.
  За местом переправы наблюдали больше ора. Не обнаружив не чего подозрительного, на тот берег по одному перебралась первая тройка, и разошлась в разные стороны, прочесывая местность.
  Получив сигнал с западного берега, основной отряд начал переправу отдельными тройками. Алекс с отцом переправлялись последними, и как только замыкающий предыдущей тройки скрылся в подлеске западного берега их тройка начала один за другим выходить к броду.
  Алекс шедший последним вдруг остановился при этом чуть слышно свистнув. Отец с рейнджером их звена уже вошедшие в воду остановились вопросительно глядя на Алекса. А он и сам не мог понять, что же случилось. Внутри словно пронесся северный ветер. Выстудив низ живота, он неспешно поднимался к сердцу. И еще не совсем понимая свои ощущения, Алекс во все горло заорал, чтобы его услышали на том берегу.
  - Засада!!!- И метнулся к прибрежным кустам.
  Рейнджер из их тройки ткнулся лицом в прибрежный песок, не добравшись до спасительных ветвей трех шагов. Из его спины торчала темно-серая орская стрела. Фрэнки рванул в лево, и лишь потом бросился к кустам, лишь это спасло его от двух стрел, пущенных на опережение с того берега. В спасительных кустах он наткнулся на Алекса, стоящего с натянутой тетивой и целящегося в сторону противоположного берега. Звякнув тетивой, стрела ушла в зеленую стену западного берега, но почему-то Фрэнки знал, что она нашла свою цель.
  - Почему засаду не обнаружили остальные? - Фрэнки ошарашено смотрел на сына.
  - Шаман, - ответил Алекс, выпуская очередную стрелу по тому берегу.
  - Уходим. Им уже не помочь, а у орков наверняка заградительный отряд на этом берегу. Так что путь в поселок нам заказан. Держи мой лук и не спорь, - Фрэнки протянул подарок Криса сыну. - Сейчас мы должны расстаться. Я ухожу на север постараюсь предупредить встречный патруль из крепости, ты уходишь на юг, этого они ждут меньше всего, пойдешь через Бахук.
  - Но, - попытался возразить Алекс.
  - Ни каких, но я там был, не каких демонов там нет, зато орки за тобой туда не сунутся. Оттуда потопаешь западней топей, по землям орков. В Манор не суйся, пусть наши считают, что ты погиб. В графстве Лагро прибьешься к каравану на юг. Я тебе в мешок деньжат подкинул, на первое время хватит. А теперь ступай, и чтоб я тебя в нашем поселке лет десять не видел. Кстати будешь проходить мимо Бахука, загляни в пещеру на всякий случай она на юго-западной стороне примерно на половине подъёма.
  Фрэнки крепко обнял сына, и не дав ему сказать не слова скрылся в кустах. Алекс, схватив отцовский лук с колчаном, бросился в другую сторону.
  Он чувствовал, что орочий шаман переключил все внимание на него, и сейчас прощупывает местность в поисках беглеца. Левее раздался еле различимый шорох. Меч Алекса без единого звука скользнул в руку, лук в таких зарослях был практически бесполезен. Чуть левее в трех шагах перед ним выскочил орк в темно зеленом кожаном доспехе с нашитыми металлическими пластинами. Алекс бежал абсолютно бесшумно и в отличие от орка был готов к столкновению. Он даже не замедлил свое движение, лишь подсел на бегу рубанув снизу в горло противнику. Орк, не проронив ни звука, рухнул на землю. Шаман до этого безуспешно пытавшийся нащупать Алекса почувствовал боль и отчаяние, вырвавшееся вместе с душой из умершего почти мгновенно сородича. В другой обстановке он бы их и не почувствовал, но наложенные им на этот район чары поиска уловили место гибели орка. Алекс понял, что совершил ошибку, надо было уйти от столкновения, затаится и пропустить орочьего война. А теперь отряд зашедший им в тыл повинуясь беззвучной команде шамана в полном составе развернулся в его сторону. Знание это пришло откуда-то само, а также понимание того, что этот не малый отряд орков пришел именно за ним, и он не прекратит преследование хоть до самой столицы королевства. Алекс чувствовал, что от заклинания шамана его, что-то скрывает, но он может определить в какой стороне находится беглец. Алекс понимал, что основной отряд орков движется по противоположному берегу до следующего брода. Заградительный отряд слева прижимает его к реке, а сзади напирает часть отряда, перебравшаяся с шаманом с того берега и их задача не отстать, так как шаман может потерять направление, если Алекс слишком сильно оторвется от преследователей. Но ему приходилось бежать по возможности бесшумно, а орки загоняли его не заботясь об этом, и поэтому расстояние хоть и медленно, но неумолимо сокращалось. Алекс понимал, что через пару миль ниже по течению следующий брод и переправа основного отряда все решит и не в его пользу.
  Впереди, среди прибрежного подлеска, по которому бежал Алекс, показалось большое старое дерево. Глаза Алекса чуть сузились, не лице появилась злая ухмылка, не предвещавшая противникам не чего хорошего. Еще не совсем понимая, что делает Алекс взвился на дерево, скрываясь в листве. Лук сам оказался в руках, и одна из зачарованных стрел легла на тетиву. Алекс знал, что отец никогда не пользовался этими стрелами, если не мог их в последствии вернуть, но он также понимал, что у него нет не одного шанса, пока жив шаман.
  Орки появились спустя пару минок, два десятка воинов бежавшие цепью, но шамана среди них не было, он двигался шагах в двадцати позади основной цепи в сопровождении тройки воинов охраны. Цепь проскочила мимо дерева, скрывшись в подлеске. Шаман с охраной промчался тоже мимо, но через дюжину шагов вдруг остановился, да так резко, что охрана проскочила вперед, не успев среагировать на движение колдуна. А тот видимо потеряв направление резко остановился, и ведомый своими чарами развернулся к дереву взглянув в его чуть колышущуюся листву, и даже с такого расстояния Алекс разглядел в его взгляде осознание своей судьбы и принятие неминуемой смерти как должного. В голове орского колдуна еще успела проскользнуть мысль, что эта дичь ему не по зубам, и зря не послушался он пятнадцать лет назад Хорка, бывшего тогда главой круга шаманов и не пошел с ним, ведя своих людей. А тогда у них еще был шанс, но они упустили его, и теперь дичь превратилась в настоящего хищника и становится с каждым годом все сильней.
  Все эти мысли пронеслись в голове шамана, прежде чем стрела с отдававшим синевой наконечником преодолев отводящий стрелы поставленный им щит вспыхнув, вошла ему чуть ниже кадыка. Спустя пару мгновений уже обычная стрела угодила в глаз одного из воинов охраны. Полтора десятка шагов для Алекса было не расстоянием в стрельбе из лука, тем более из такого. Он выпускал стрелы одну за другой, практически не целясь. Через дюжину ударов сердца с шаманом и его охраной было покончено, но последний сраженный войн все же успел крикнуть что-то уходящей на юг цепи, прежде чем рухнуть со стрелой между лопатками.
  Алекс соскользнул с дерева и растворился в прибрежном кустарнике, уходя на северо-восток. Буквально через минку из подлеска показались первые орки, над лесом понеслись команды на картавом чуть гавкающем языке, и уже объединившийся отряд преследования и заградительный насчитывающий почти три десятка воинов развернувшись широким веером от реки, волной покатился на север. Еще больше трех десятков орков на противоположном берегу, не дойдя полмили до очередного брода тоже развернулись, устремившись в верх по течению. Но они все, почти девять десятков воинов не могли знать, что еще пол ора назад почти загнанная ими дичь уже стала вышедшим на охоту не имеющим жалости хищником.
  Первыми умерли двое орков, что были оставлены у тела шамана. Алекс не собирался оставлять заговоренную стрелу. Быстро обыскав вещмешки убитых и вынув из тел свои стрелы он уже собрался уходить, но вспомнив о фигурке на шее решил обыскать тело шамана. Как он и предполагал, на поясе у того оказалась пара любопытных мешочков. Один побольше, с дюжиной разноцветных камешков, во втором же находился порошок, непонятного происхождения. Рассудив, что шаман всякую ерунду с собой таскать не будет, Алекс сунул их в свой заплечный мешок, и двинулся на юг.
  За отца он не переживал, у него было достаточно времени, да и орки, поняв, что упустили Алекса уйдут в свои земли, такой крупный отряд не мог долго задерживаться на землях Боскана безнаказанно.
  До горы Бахук Алекс добрался за трое суток, сильно не спешил, да и было, о чем подумать. Такой большой отряд орков в землях Боскана неслыханная редкость, да и его уверенность, что орки пришли именно за ним, не давала покоя. К тому же орки точно знали время прохождения патруля, а это означало, что за поселком велось наблюдение. Но если учесть, что они знали нахождение в патруле его, получалось, что в поселке у них свой человек, а это совершенно невозможно. Люди и орки были настолько чужды друг другу, что даже одна мысль об этом повергала в шок. Но факты упрямая вещ. И приходилось задумываться, чего еще ждать в будущем, а главное в чем причина всей этой охоты на него. А то, что он портив воли стал фигурой в чьей то крупной игре, сомнений не вызывало. Но в чьей? Это и предстояло выяснить в первую очередь, чтобы дальше играть на равных, или хотя бы получить хоть шанс на выживание. А если получится, то и повести игру по его, Алекса правилам.
  К тому же он не мог не заметить, как в экстремальной ситуации его зрение и слух значительно обострились, а также обнаружил у себя восприятие чужой магии, если она творилась на небольшом расстоянии от него, а на близком расстоянии он даже смог понять смысл самих заклинаний. В тот момент, когда орский шаман был буквально в ста шагах позади него и поддерживал заклинание поиска, Алекс словно в раскрытой книге читал неизвестные руны, вспыхивающие в его сознании. И сейчас сидя в трёх переходах от горы Бахук он с огромным изумлением понял, что может повторить 'прочитанное' им заклинание. Закрыв глаза и сосредоточившись, он стал извлекать из памяти руны, засевшие там словно он твердил их не один год. Правая рука будто сама стала вычерчивать в воздухе замысловатые завитки, а порой и вообще невероятные закорючки. Алекс сначала не мог понять, волшба не получалась, да он и сам понимал, что руны сплетаются как-то не так. Плавные переходы одних не сочетались с рублеными росчерками других. И вдруг, словно кто-то открыл ему глаза. Ведь это же два совершенно разных заклинания, а он пытается вплести их в одно, какой же он кретин, что не заметил этого сразу. Шаман поддерживал сразу два заклинания. Заклинание поиска, и заклинание, отклоняющее стрелы. Ведь он же видел вспышку, когда зачарованная стрела проходила отводящий щит. Алекс заново начал выводить руны. Но теперь уже с полным пониманием происходящего, разделяя руны магии разума от стихийных. Вторая попытка оказалась успешной, руны легко сплетались между собой в стабильно работающий узор заклинания поиска разума, усилием воли направив частичку своей силы в узор, он активировал заклинание, словно делал это сотни раз. Лёгкое головокружение от отката, заставило Алекса пошатнуться, но встряхнув головой, он почувствовал, как от него словно пошли невидимые волны, которые отражались от любого чужого сознания и должны были оповещать его о нахождении в близи, какого-либо разумного существа. Волны постепенно слабели как круги на воде и совсем исчезали примерно в миле от Алекса. Заклинание не показало никого вблизи, и Алекс уже решил 'свернуть' чары, как вдруг он заметил небольшую странность в той стороне, откуда он недавно пришел. Магические волны притормаживали в двух местах словно преодолевая незначительное препятствие. Ближайшее такое место было не более чем в ста шагах от него. Второе примерно на таком же расстоянии от первого. Алекс повернулся в ту сторону, чувство опасности заставило его схватиться за лук. Но открыв глаза, он понял, что безнадежно опоздал. На него с невероятной скоростью нёсся огненный шар диаметром более трех локтей. Алекс лишь рефлекторно выставил правую руку, словно защищаясь от яркого света.
  Глава 5. Волчья.
  Мастер Дениус по прозвищу тихий, откинувшись в кресле с бокалом в руке, с грустью вспоминал, как занял Малую башню в Волчьей крепости больше пятнадцати лет назад. Старый Дуглас, занимавший Большую башню, оказался хоть и ворчливым, но вполне сносным в общении стариканом. В Волчьей он обосновался практически со дня её основания, и его особо не тяготило такое можно сказать добровольное заточение. Дуглас был одним из не многих магов, кто был способен замедлить собственное старение, но полностью остановить процесс как Александру ему, как, впрочем, и всем, не удавалось, и годы хоть и медленно, но брали своё. Появление в крепости второго мага старика очень обрадовало, а после того как он узнал, что Дениус ученик Александра, его счастью не было предела, ведь это был шанс хоть и мизерный по осуществлению его мечты полностью остановить старение. Он вспоминал, как старик взахлёб рассказывал ему о своём бытие.
  -Ты знаешь, у меня за последние десятилетия столько наработок скопилось, материала хоть отбавляй. А вот с возможностями туговато, некоторые заклинания просто не тяну, не смотря на свою четвёртую ступень. Со стихией земли то лады, тут я наших выскочек из академии за пояс заткну, а вот по части жизненной энергии, и сознания, тяжеловато. Но, думаю, с тобой дела пойдут. Тем более с твоим потенциалом, жаль меня единый не одарил. А на счёт защитных чар для крепости, не забивай голову, я тут от нечего делать такие заклятия наворотил, иной раз сам боюсь возле крепости гулять. А гарнизонные так вообще за два полёта стрелы, вокруг крепости ходят. Дорогу вот только чистую оставил. Да и ту под контролем держу.
  - Да я почувствовал, когда проезжал. Одно меня смущает, все заклинания закольцованы на вас, и если с вами что-то случится, вся магическая защита крепости исчезнет.
  - Но так делают все. А иного способа я не знают, да и пожалуй, не кто не знает.
  - Да я-то понимаю. У меня в дороге было время подумать. И кое-что я все же хочу добавить из своих наработок. Тем более надо будет все же обдумать вопрос закольцовывания общей защиты на каждого из нас в отдельности, на тот случай, если с вами или со мной, что-то случится. А в идеале, если заклинания, какое-то время продержатся без нас.
  - Я их подпитываю каждую седьмицу, и то только самые основные, а от тех, которые я поставил пару лет назад и позже уж и след простыл. Хотя ты знаешь, не так давно, года четыре назад я прогуливался не далеко от крепости и наткнулся на одно сторожевое заклинание, которое поставил ещё в первые годы своего появления здесь. Правда заклинанием это было назвать сложно, всего лишь отголоски, но факт остаётся фактом, я его почувствовал, чего попросту не может быть.
  - Интересно, я думаю мне самому необходимо его прощупать. Честно скажу, вы меня заинтриговали, пожалуй, завтра же и сходим взглянуть на него. Может, чего интересного узнаем. Наложение долгих чар, довольно перспективное направление.
  - Если это произойдёт, мы станем самыми богатыми людьми в королевстве. Я как-то в молодости занимался этим вопросом, и всё, что я смог узнать, что наложить чары на первое попавшееся оружие, или любой другой предмет невозможно. Они должны быть выкованы из определённого сплава, либо выполнены из определённого материала. Но это только пол дела, наложение чар тоже сопряжено со множеством неизвестных. Даже если мы добьёмся успеха во втором, первое нам вряд ли получится раскусить.
  - А что вы скажете на это,- Дениус выложил на стол меч и кинжал.
  - Очень интересно,- Дуглас не спешил брать предметы в руки,- на кинжал чары не наложены, но всё равно что-то с ним не так, даже не могу сказать сразу, что. А насчет меча, это явно магическое оружие, и довольно мощное, он так и пышет силой. Но я не могу разобрать её структуры, и она не принадлежит не к одной из стихий, это точно, как большинство магического оружия. И оно явно не относится к магии жизни. Остаётся магия разума, а это уже по твоей части. Тем более у тебя было время его изучить. А меня почему-то не особо тянет заглядывать в него внутренним взором.
  - И правильно, я уже раз сделал такую ошибку, и повторять не советую. Но одно скажу точно, к магии разума, наложенные на меч чары, отношения не имеют.
  - Остаётся только..., - старый маг нахмурился. - А этот меч себя не как не проявлял?
  По мере того как Дениус описывал стычку в трущобах столицы, правда не вдаваясь в подробности, Дуглас становился все мрачнее, К концу он и вовсе побледнел, и даже отодвинулся от стола, на котором лежал клинок.
  - По вашей реакции я вижу, что вы можете объяснить мне природу этого меча.
  Некоторое время старый маг молчал, потом видимо что-то для себя решив, кивнул головой.
  - В вас молодой человек, больше загадок, чем в этом мече. Вы покидаете академию в тот же день, в который исчезает Александр. Убиваете двух магов, которые на много сильнее вашей шестой ступени. Один из которых между прочим, подданный его величества. Не смотрите на меня так удивленно. Если вы добирались до нашей глуши четыре месяца, это не значит, что новости не могут доходить быстрее. А помимо всего прочего предъявляете мне Пожиратель душ, легендарное оружие древних некромантов, о которых и память уж давно стерлась, а магия их уж больше тысячи лет как под запретом. Единственное, почему я ещё не позвал стражу, потому что вы сами почти все это рассказали.
  - Потому и рассказал, что Александр предупредил меня, что вам можно доверять. А меч попал ко мне совершенно случайно, по крайней мере, я на это надеюсь. С магами я был вынужден вступить в схватку, от этого зависела жизнь одной магички, кстати, тоже слушательницы академии, - и Дениус рассказал старому магу все что знал.
  - Да, бывает же, если бы не твоё кольцо не в жизнь не поверил бы. А кольцо действительно, знатное. С ним такие дела можно воротить, особенно с твоим потенциалом. А то, что доверять мне можно Александр конечно прав, стар я уже, чтоб интриги плести. Ну, а если серьёзно влезать во всё это, я действительно не собираюсь. Но Александр был трижды прав, посылая тебя ко мне. Ты даже не представляешь, сколько у меня скопилось наработок, сколько материала. Сам-то я это не тяну, да и иной раз поделится надобно, поспорить, а не с кем. Кстати с мечём мы твоим разобрались, а вот кинжал требует дополнительного исследованья. У тебя же было время, и ты наверняка имеешь свои соображения на этот счёт.
  - До ваших слов были лишь предположения, но сейчас стало всё на свои места. Видимо, он был подготовлен для наложения чар, но не дошёл в своё время до адресата. Так что перед нами заготовка. И знаете, почему какой-то забрёдший гном так трясся над ним, потому, что пока на изделие не наложено заклятье оно наиболее уязвимо для исследования. При условии, конечно, что попадёт в соответствующие руки. Ведь после наложения чар, металл изменит структуру, ну как после закалки. Потому зачарованные вещи и нет смысла изучать. Я думаю с вашим опытом, и при достаточном количестве времени, ваши слова могут стать явью. И мы приоткроем тайну гномов и эльфов, столь ревностно ими хранимую.
  - Это вы о чём молодой человек?
  - О том, что при правильном подходе, мы овладеем технологией изготовления оружия под наложение чар. Александр как-то мне рассказывал, что такие вот заготовки по специальному заказу короля возят гномы из-за северного хребта, для изготовления кинжалов 'королей', и гномы не спускали с них глаз до самого дня наложения чар. Но сразу скажу, на счёт этого он не распространялся, может время тогда не пришло, а может ещё что.
  - А жаль, кинжалы у него говорят знатные получались, и каждый по-своему уникален. Ну да ладно, времени у нас много, авось и эту загадку разгадаем.
  Утром наскоро перекусив, Дениус отправился к старому магу, ему не терпелось взглянуть на место, где заклинание могло продержаться такое долгое время. Дуглас был не особо рад столь раннему визиту своего более молодого протеже, он уже давно перестал быть ранней пташкой и поднимался с постели ближе к обеду. Но горящий от нетерпения, и жажды познания Дениус, словно заразил старого мага своей энергией. Спустя пол ора они уже выходили из крепости в сопровождении двух десятков пехотинцев. А через ор они уже подходили к скале, поднимающейся над макушками деревьев на пару десятков локтей. Оставив охрану внизу, они стали взбираться по еле заметной, словно кем-то вырубленной в скале тропинке на вершину представлявшей собой небольшую площадку.
  - Похоже на то, что вершину скалы срезали специально, - Дениус присел на корточки и стал разгребать мусор под ногами,- и использовали ее явно для каких-то обрядов.
  Он поднялся, указывая старому магу на часть расчищенной скалы покрытой замысловатой резьбой.
  - Скорее всего, так и было, но мое заклинание продержалось здесь так долго не благодаря этим рисункам, это я могу утверждать с полной уверенностью. И ведь не зря жившие здесь ранее племена использовали именно эту скалу для своих камланий, в округе попадаются и более высокие и более удобные для этого скалы. А эту я выбрал случайно лишь потому, что она была ближе к крепости, и на нее легче было подняться.
  - Я так понимаю сторожевое заклинание вы накидывали на всю скалу, чтоб оно сработало, если кто ни будь на нее поднимется. Самого вашего заклинания на поверхности скалы я не чувствую, но фон от него идет из самой скалы. Пойдемте, спустимся и попробуем определить место, где фон сильнее всего.
  - Ты считаешь, причина увеличения цикла работы заклинания находится внутри скалы? И чем ближе к источнику, тем сильнее фон? Что ж, вполне вероятно и как я старый балбес не додумался сам, старею, теряю свою хватку, а это подтверждает, что сами боги послали тебя ко мне, ты должен срочно просмотреть все мои наработки, наверняка в них ты найдешь на много больше интересного, чем разглядел я.
  - Вы какой-то неправильный маг, - спускаясь со скалы и прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, проговорил Дениус, - большинство магов все свои лучшие наработки открывают своим ученикам перед своей смертью, и то не всегда. А вы, готовы поделится всеми своими наработками, которые вы создавали многие десятки лет, даже не своему ученику, а человеку, которого вы знаете всего второй день.
  - Никого бы из совета я и близко не подпустил к своим трудам, разве что Александра. Но что я точно сумел хорошо делать за свою довольно таки продолжительную жизнь, так это разбираться в людях. Тем более появился такой шанс улучшить свои и без того сильные наработки и превратить их во что-то более, я не побоюсь этого слова великие, да меня от одного этого бросает в жар.
  Они уже спустились со скалы и двигались вдоль ее подножья, когда шедший впереди Дениус резко остановился, и полез в кусты, за которыми их взору открылась небольшая расщелина, но к сожалению, через пару шагов она резко сужалась и не было не какой возможности протиснутся дальше.
  - Может мне шарахнуть заклинанием, чтоб проход расширить? - Дуглас мотнул головой в сторону преграды.
  - Не стоит этого делать, во-первых, там похоже пещера и её может засыпать, а главное мы не можем точно сказать, как на столь мощное заклинание отреагирует находящееся в нутрии, ведь мы даже не знаем, что там. Я думаю, старая добрая кирка справится с этим за пару дней, пришлем сюда с десятка полтора рабочих, их тут вполне хватит.
  - Сержант, - позвал старый маг старшего охраны,- остаешься с десятком здесь, мы пришлём рабочих с инструментами и провизией, задача расширить лаз, чтоб можно было проникнуть внутрь пещеры, но под страхом смертной казни запрещаю туда соваться любому. Как закончите, пришлете немедля за нами. Пожалуй, я к вам пришлю побольше людей, чтоб работали посменно, думаю таким образом к завтрашнему дню все будет готово. А нам пора возвращаться дел невпроворот.
  Остаток дня и весь следующий до появления гонца ушел только на сортировку материала по приоритету срочности и важности, но с появлением последнего все дела были отложены, и оба мага отправились к пещере.
  За последние сутки лаз в скале значительно расширился, и в пещеру можно было протиснутся без труда. Взяв приготовленные заранее факела Дениус, а за ним и Дуглас направились к лазу, но прогулка вышла не так проста, как хотелось бы. Через пару шагов после расширения лаз резко уходил в низ превращаясь в узкий колодец, и после недолгих споров решено было, что вниз спустится сможет только один и само собой выбор пал на более молодого Дениуса. Обвязавшись веревкой, он начал спуск, очень мешал факел, но через дюжину саженей спуск прекратился, и еле протиснувшись в очередную щель, Дениус оказался в зале чуть больше дюжины шагов в диаметре и около полудюжины локтей в высоту. Осмотрев все тщательным образом и нечего примечательного, не найдя Дениус засунул в щель факел, и разведя в разные стороны руки закрыл глаза. По внутреннему взору резануло словно ярким солнечным лучом, справа от него через всю стену извилистой молнией проходила жила. Открыв глаза он даже не сразу ее нашел так как минерал оказался черного цвета и сливался с цветом скалы хотя если очень внимательно приглядеться его все же можно было разглядеть. Потеряв немало времени Дениусу с помощью кинжала все же удалось отколоть слегка выступающий кусок минерала положив его в карман Дениус с чувством выполненного долга стал пробираться обратно.
  - Караул у пещеры усилить вдвое, командира гарнизона с комендантом в башню.
  Дениуса колотило как в лихорадке, и чтоб это не так сильно бросалось в глаза, он энергично отряхивал портки, и лишь искоса взглянул на все понимающий взгляд старшего товарища, у которого при виде него глаза заблестели как у начинающего студиоза, сотворившего свое первое заклинание.
  

  - Итак господа, то что будет сказано в этой комнате, не должно достичь ни чьих ушей за исключением нашего короля, и если я говорю БОЛЬШЕ ни чьих, это значит только то, что я говорю, иначе поверьте мне на слово, дыба вам покажется милостью единого по сравнению с тем что с вами сделают,- Сидящим за столом в башне старшего мага. Командиру гарнизона и коменданту, даже не пришлось объяснять, почему второй маг крепости, появившийся только пару дней назад, распоряжается здесь как полноправный хозяин. Стоило им только взглянуть на горящие глаза старого мага, устремленные на небольшой кусок минерала лежащего перед ними на столе, все вопросы сразу отпадали,- Вам следует немедленно, организовать разработку жили с данным минералом, и его охрану. Но повторяю еще раз, отбирать самых надежных, за которых вы в прямом смысле слова можете отвечать собственной головой! И еще одно, не знаю у кого из вас есть связь лично с его величеством, передайте ему то, что знаете, в остальном он сам разберется, более я вас не задерживаю. Единственно прошу, если вы не уверены, что ваше сообщение может достигнуть кого-то помимо ЕГО величества, советую этого не делать, вы наверняка уже поняли, что я маг сознания, и знаете наверняка, кому именно относится данная просьба.
  Холодная улыбка Дениуса, заставила даже старого мага оторваться от созерцания, лежащего перед ним минерала, и взглянуть на побледневшего в миг коменданта.
  

  - Ты знал, что он не совсем лоялен королю и всё же пригласил на это совещание. Но здесь его не убил, признаюсь, я немного теряю нить твоего рассуждения, - старый маг вертел в руках кусок минерала лишь изредка поглядывая на своего молодого коллегу.
  - Теряешь хватку Дуглас, во-первых, если бы я его срочно не вызвал на данное совещание он уже послал бы совершенно лишнюю для нас весточку, а так ему выпал шанс узнать кое, что стоящее прежде чем её отсылать. А не убил я его, лишь потому, что он уже понял, что мертв и постарается её все равно послать, а мы об этом узнаем. А еще узнаем, кого он захочет набрать в команду разработчиков жилы, это сузит круг подозреваемых, ты же понимаешь, сколько у меня уйдет времени проверять весь гарнизон крепости, хотя и это придется сделать в будущем. Тем более смерть коменданта прямо на совещании в башне старшего мага как-то слишком подозрительна, не находишь, и может вызвать лишние слухи. Но вот смерть через пол ора, после оного, это уже будет не столь подозрительна, тем более, если ему на голову, к примеру, упадёт какой-нибудь тяжелый предмет или, что-то в этом роде, но эта проблема уже не наша, а командира гарнизона.
  - Я так понимаю, что наш пострел везде успел, - с улыбкой произнес Дуглас. - И мне старому следует только наблюдать? Кстати это действительно то, о чем я думаю? - старый маг кивнул на небольшой кусочек минерала.
  - Ну, если ты имеешь в виду первичный материал для создания амулетов, то ты близок к истине. Ты же знаешь, что в основном все современные артефакты обладают своими свойствами благодаря сплавам, из которых их изготовили, а камушки в них, лишь попытка их как-то украсить, и не несут какой-то магической составляющей. Но ты наверняка хоть раз видел изделия древних. И знаешь, что магическую составляющую там несут как оправа, так и сам камень. И их гармоничные, взаимодополняющие свойства и делают артефакты древних столь эффективными и мощными. Правда о находке таких минералов в нашем королевстве, да и соседних тоже, я не слышал, и ты наверняка тоже. Но к сожалению, эта стекляшка требует не только специальной огранки, но и существенной доработки путём магического воздействия, о которой если честно, мы с тобой практически не чего не знаем. Да и вряд ли кто знает на сегодняшний день, по крайней мере, в нашем королевстве. Так что над этим нам серьезно придется поработать, и еще не факт, что у нас, что-нибудь получится, по крайней мере, не в ближайшие пять, десять лет, это точно. Так что поумерь пыл, у нас есть и более реальные и перспективные объекты исследований. Но я все же намерен работу над данным проектом поставить, так сказать, во главу угла, так как он сулит огромные преимущества и в кое каких других наших исследованиях.
  - Наших? Я так понял, ты уже составил примерный план 'наших' исследований, и похоже не на один год вперед. Посвятишь старого, больного магика в свои грандиозные планы?
  - Ой, вот только не надо дешевого сарказма, еще пару дней назад передо мной был старый уставший от жизни маг, единственной целью которого было, как можно на долгий срок оттянуть неизбежный конец. А теперь передо мной пожилой повелитель магии земли, который заткнет за пояс любого ставшего на его пути, будь он хоть из самого малого круга. И не надо быть магом разума, чтобы прочитать у тебя на лице, что ты похоже совсем не собираешься умирать, по крайней мере, в ближайшую тысячу лет. И если ты думаешь, что я ступивший на путь магии чуть более пары лет назад, собираюсь подмять под себя одного из сильнейших магов королевства, то ты полный идиот. Но если учесть, что меня к тебе направил Александр, а уж он умел разбираться в людях, то давай прекращай этот театр, тем более все твои мысли буквально написаны у тебя на лице, и давно учтены при составлении так называемого 'своего плана'. Тем более большую часть времени придется уделить изучению данного минерала, о чем наверняка в ближайшие дни придет приказ от ЕГО величества. И я больше чем уверен, что король также захочет, чтоб мы держали в тайне всю информацию об этом минерале, даже от коллег по академии.
  - Ну это само собой, даже я бы не стал доверять кому бы то ни было в столице. Ладно ты уж извини за этот спектакль, просто ты уж слишком быстро взял в оборот данную ситуацию, хотя это говорит только о том, что я действительно старею и теряю хватку.
  - Не говори ерунды, я больше чем уверен, что ближайшее время покажет, что мы с тобой раскроем весь твой магический потенциал на полную, и ты даже сам не представляешь, чего мы сможем добиться. Твои наработки за последние десятилетия так сказать получат новое рождение. Я конечно не маг земли, но не зря же я целый год просидел на факультете общего волшебства, так что мне пришлось познакомится с азами всех стихий, и поверь я не дремал как большинство студиозов на лекциях по магии земли считая ее наименее интересной по сравнению с остальными стихиями. Но думаю, нам все же придется перелопатить все твои наработки, и так сказать отделить зёрна от плевел.
  - Но прежде, тебе всё же придется пройти, более расширенный экскурс в магию земли, лучше мы потеряем пару, тройку месяцев. И поверь за эти месяцы, я вобью в тебя больше, чем тебе могли бы дать в академии за десять лет. Уж что, что, а вкладывать знания в таких как ты, я умею. Ты мне нужен не меньше чем я тебе, и потому я уж постараюсь на славу, ты в сортир будешь ходить с моими конспектами, а засыпая, будешь проклинать тот день, когда со мной связался.
  

  Следующая неделя выдалась насыщенной, впрочем, как и все последующие. Дениус со старым магом с головой ушли в работу, методично разгребая и одновременно штудируя скопившиеся за десятилетия труды Дугласа, но все же вопросы, затронутые в первый день, остались приоритетными. Почти год исследований загадочного кинжала дали всё же примерную формулу сплава, и недостающие ингредиенты тут же были заказаны купцам, захаживавшим в ближайший городок Безарт. С наложением чар дела шли не так успешно, но и здесь имелись кое какие подвижки.
  Но всё же, не смотря на всю свою загруженность, Дениус не забывал о фехтовании. Гарнизонный инструктор оказался на редкость классным мечником, да и командир гарнизона капитан Флек, являлся ярким примером классической школы фехтования. А когда спустя полгода, место гарнизонного инструктора занял мастер Грэг, присланный из столицы, дело пошло не в пример быстрее.
  - Я и раньше подозревал, что мастер вашего класса, не просто так торчит в практически всегда пустом зале академии, но теперь мои догадки подтвердились полностью. Я так понимаю, информация все-таки достигла его величества, а также весьма его заинтересовала, - Дениус сидел напротив мастера Грэга на краю пустой тренировочной площадки, пытаясь унять сбившееся дыхание после первого разминочного боя. - Меня только одно интересует, вы здесь в качестве моего телохранителя или личного надзирателя?
  - Я всегда знал, что вы умнее, чем хотите выглядеть, поэтому я с вами буду откровенен. Во-первых, вы наверняка сами знаете, что все зависит только от вас. Но могу сказать лишь одно, вы один из не многих кому король хоть немного доверяет, и это большой плюс для вас, особенно если учесть, что его величество полностью доверяет лишь себе самому. И еще, его величество надеется, что вы будете держать его в курсе, по крайней мере, в отношении более существенных подвижек ваших исследований, взамен он предлагает доступ практически ко всем ресурсам королевства, включая и библиотеку академии, в разумных пределах, само собой. И постарайтесь покидать крепость только в самых крайних случаях, это в ваших же интересах.
  -Я так понимаю, Дугласу не следует знать об этом, а также о некоторых результатах своих исследований? Тем более мне придется задеть области магии, которые официально запрещены в нашем королевстве, я думаю, король не будет против этого, так как с данной проблемой я сам столкнулся, и ни где-нибудь, а в столице.
  - Такой вариант тоже рассматривался, скажу более, его величество обеспокоен данной ситуацией, и будет только приветствовать данное направление исследований, и просил бы вас, вопрос по созданию защиты от данных видов магии сделать приоритетным. Я думаю, нам стоит продолжить тренировку, не-то наша пауза слишком затянулась.
  - Конечно, но у меня сразу есть пара просьб к вам, как к негласному представителю нашего монарха. Ко мне тут случайно попала пара интересных книг во время моего путешествия сюда. Так вот, мне нужна литература для изучения языка, на котором они написаны. К сожалению, данные знания как раз можно достать только в библиотеке академии.
  - Я думаю, данную проблему мы решим в кротчайшие сроки, мне только понадобятся образцы данного языка.
  

  Шли годы, Дениус замечал, что помимо магии разума, к которой был предрасположен, он неплохо стал владеть и магией земли, видно все же сказывалось постоянное общение с Дугласом. Его попытки переплести, эти казалось разные начала сперва не приносили успеха, но упорству Дениуса можно было только позавидовать, и его эксперименты начали давать положительные результаты, порой даже ошеломляющие. Заканчивая исследования со старым магом в его башне, он возвращался к себе и продолжал работать, но уже в иных направлениях. Времени катастрофически не хватало. Приходилось сокращать занятия по фехтованию, а хроническое недосыпание стало для Дениуса обычным явлением.
  

  - Ты помнишь, пару лет назад я тебе говорил, что в магии земли ты достиг моего уровня, а я, между прочим, давно перерос свою четвертую ступень, - маги Волчьей крепости сидели за бутылочкой гизельского красного, отмечая успешное испытание очередного созданного Дениусом заклинания. - И сегодня, когда перед стеной вырос каменный голем в десять локтей способный улавливать чужое сознание за пол лиги, и направился на север вдоль границы, я понял, по мне так ты дорос до малого круга. Я вот только одного понять не могу, принцип работы магического камня, который и является всей движущей силой голема. Я так понимаю, полтора года работы над этим камнем оправдали себя. Ты представляешь себе, что совершил невероятное, соединил не соединимое, в камне величиной с лесной орех сплёл воедино магию земли и магию разума. Это ж, какие перспективы сулит. И самостоятельная подпитка стихией земли. Эх, если бы не эта необходимость возвращаться раз в месяц к крепости для корректировки задания, он бы был идеальной боевой машиной. Один такой может выступить против сотни гвардейцев, да что там сотни. Я например, не представляю чем вообще такую штуку можно остановить.
  - Магией. То, что создано магом, магом может быть и разрушено, правда не сразу и не каждым. Это на первый взгляд он не чем не отличается от обычного голема, которого можно молнией по мощней, либо огненным шаром свалить. Хитрость в том, что я на него защиту от всех стихий наложил, в принципе больше для подпитки этой защиты он и должен раз в месяц сюда возвращаться, а корректировка нужна лишь при смене задания. Но и проблему с подпиткой защиты я со временем решу, просто это немного сложнее подпитки самого голема, и требует больше времени, которого у меня катастрофически не хватает. А в остальном ты прав, для такой махины, и сотня рыцарей нипочём. А по поводу камешка, одно могу сказать, он как раз и связывает воедино все стихии, а работу над выкладками я больше десяти лет назад начал, так что за один вечер я тебе всего объяснить не смогу, позже времени у нас будет достаточно. Жаль, что та жила в пещере маловата оказалась, еще и часть минерала пришлось в столицу отправить, будто бы королю, есть кому их дать на изучение. Хотя наверняка есть, может и не в самой столице, мы же всего не знаем.
  - Кстати, больше года уже прошло, пора бы и мой амулетик подзарядить. Когда ты мне его подарил, так толком и не чего и не объяснил, чем плоха моя собственная защита. Ведь она рассчитана и на магию разума тоже.
  - Ты помнишь, когда я только появился здесь, я тебе рассказывал про чужого мага, с которым мне пришлось столкнуться в столице. Так вот проанализировав свой взлом и сопоставив откат, я пришёл к выводу, что подобный вид магии своего рода нечто среднее, между магией сознания и той самой упомянутой тобой некромантией. Извини, но мне втайне от тебя пришлось заняться данным вопросом.
  - И давно ты занимаешься малефицистикой? - старый маг нахмурился. - Больше десяти лет, и во многом преуспел, между прочим. Кстати в большинстве своём благодаря моему мечу. Зато теперь я готов ко многим неожиданностям, голем между прочим, тоже имеет защиту от подобной магии. И твой амулет, в основном для этого и предназначен.
  - Но ты понимаешь, что нарушаешь закон, принятый ещё во время основания королевства. И не нам его нарушать.
  - Но, не изучив магии противников нашего королевства, мы не можем рассчитывать на успехи в борьбе с ними.
  - С чего ты взял, что кто-то из наших соседей опустился до использования черной магии.
  -Но это же очевидно. Именно в этом и есть слабое место нашего королевства. Принятый закон, после войны с тёмными, не столько обезопасил королевство, сколько добавил слабое место. Тёмную магию надо было брать под контроль, а не запрещать. Кстати по академии ходили слухи, что у короля на службе имеется парочка таких магов.
  -Может ты и прав, но закон есть закон. И не нам его нарушать, - старый маг покосился на вновь заряженный амулет, но снимать не стал.
  - Ладно, старый пойду я спать, не то день, насыщенный выдался, а твой амулетик из меня последние силы вытянул. И подумай вот о чем. Неужели я на столько глуп, что стал бы заниматься данными исследованиями, без ведома соответствующих лиц?
  Если сказать, что лицо старого мага вытянулось, значит не сказать нечего. Лишь пару минок спустя, он сокрушенно покачав головой, тяжело поднялся с табурета.
  - Пожалуй, я тоже спать, последнее время уставать быстро начал, видать не судьба мне старость обмануть. Годы берут своё.
  - Не чего старый, мы с тобой ещё и с судьбой поборемся, вот увидишь.
  Дениус начал спускаться по лестнице Большой башни, подумав, что давненько они с Дугласом так долго не засиживались, скоро уж рассвет. Взявшись за ручку двери, он вдруг почувствовал, как где-то за стеной крепости произошло резкое возмущение силовых потоков, и на него навалилась полная апатия, а горло обвила невидимая удавка. Но длилось это не более пары мгновений, воздух вокруг словно вспыхнув, засветился еле заметным голубоватым оттенком.
  'Хоть защита не подвела', - подумал Дениус, поднимаясь с колен и всё ещё ощущая слабость в ногах, откат от защитившего его заклинания.
  Поднимаясь по ступеням на непослушных ногах обратно в покои старого мага, он слышал хрип, чередующийся с горловым рычанием. Толкнув дверь и ввалившись в комнату, он увидел катающегося по полу Дугласа, пытающегося сорвать с себя только что заряженный амулет, который был раскалён и готов был взорваться в любое мгновение.
  Дениус произнёс короткую фразу больше похожую на карканье, вытянул руки в жесте, который эта земля не видела уже не несколько сотен лет, и старый Дуглас затих, потеряв сознание. Дениус подошел к столу, схватил кувшин с холодной водой, глотнул из него, а остальное вылил на лицо старому магу. Тот открыл глаза и взглянул мутными глазами на своего молодого коллегу.
  - Вставай старый, вот и пришла пора с судьбой в кошки мышки поиграть, гости у нас, и похоже не хуже нас в магии сведущие. А амулетик ты больше не пытайся снять, если бы ты сорвал его раньше, чем я здесь появился, ты бы сейчас слюну пускал и глупо улыбался, и это в лучшем случае.
  Дениус прищёлкнул пальцами и тревожный колокол 'ожил' поднимая на ноги гарнизон Волчьей крепости.
  * * *
  Файзул шел по стене в сторону озера. Его напарник в патруле Текен был молод, и в гарнизон Озерной крепости, попал не больше пары месяцев назад из учебного взвода. В службу Текен втягивался с трудом. Вот и сейчас ритм его шагов сзади замедлился, теряя четкий ритм. Файзул обернулся, и ткнул плечом лука в кожаный доспех задремавшего напарника. Тот встрепенулся и ритм его шагов выровнялся. Файзул развернулся, и пошел дальше, улыбаясь своим воспоминаниям, навеянными видом задремавшего Текена. Лет десять назад на стенах были в основном одиночные патрули, а в смену перед рассветом ставили только ветеранов, так как молодежь засыпала на ходу и сыпалась со стены как переспелые груши. Хотя уже как десять лет во всех восточных крепостях на стенах были введены парные патрули, и народ практически перестал валиться со стены, смену до сих пор называли грушевой.
  Родители Файзула были беженцами из халифата, успевшими перебраться в Боскан сразу по окончанью войны, пока новый султан Джавдет старший сын Фархата не перекрыл вновь созданную границу. В халифате, такие как Файзул могли работать только на хозяина за гроши, которых не хватало порой даже на пропитание. А о покупке надела земли, можно было мечтать в самых радужных снах, к тому же перебраться в другой район халифата без разрешения хозяина, было строго запрещено. В любой момент могли нагрянуть войны, и без лишних вопросов забрать самых сильных мальчиков в армию султана. В Боскане же было все иначе. Можно было взять надел земли в любом графстве королевства и отдавать в счет аренды треть урожая. А семье, отдавшей в армию юношу не моложе пятнадцати, и не старше двадцати пяти на срок не менее двадцати лет, полагался небольшой земельный надел в пожизненную собственность. К тому же, по окончанию срока службы, либо по увольнению из армии в связи с получением инвалидности, такой же надел давался самому ветерану.
  Файзула родители отдали в армию сразу по достижению ему пятнадцати лет. Выходцев с южных провинций королевства в основном брали в легкую кавалерию, не обошла эта участь и Файзула. Попав в армию еще юношей, его отправили в специальный тренировочный лагерь легкой кавалерии в южной провинции, куда направлялись новобранцы не старше восемнадцати. Пройдя трех летнюю подготовку, его как отличившегося, направили в одну из трех тысяч легкой кавалерии королевского экспедиционного корпуса. Служба в нем была не в пример сложней других частей Босканской армии, но и платили гораздо больше, а после десяти лет выслуги любой в корпусе мог выбрать место, где желал бы дослужить оставшийся срок. Свой выбор сделал и Файзул, решив оставшийся срок дослужить в одной из крепостей юго-востока.
  В данный момент, он мерил легкими кавалеристскими сапогами южную стену Озерной крепости, и в душе молился единому, что бы побыстрей просохла степь, что должно было, случится со дня на день. Так как он относился к отряду легкой кавалерии, основной задачей которой, было патрулирование границы вдоль реки Сура. И лишь в межсезонье, когда по степи невозможно было передвигаться кроме как по тракту, кавалеристов привлекали к караульной службе.
  Южная стена крепости была словно естественное продолжение обрывистого берега озера Белое, и считалась неприступной. Сейчас перед самым рассветом с озера наплывал густой туман, не такое и редкое явление в данное время года. Его густые языки стали переваливаться через стену и заполнять собой крепость, не помогали даже факела дополнительно зажженные на стене. Туман обычно поднимался с рассветом, а таким густым Файзул его видел впервые. Предчувствуя недоброе, он повернулся в сторону ворот и крикнул десятника, но его слова словно увязли в тумане, не достигнув караула у ворот. Опасность словно холодное лезвие полоснуло низ живота, заставив рвануть легкую кавалеристскую, саблю оставив за спиной бесполезный в таком тумане легкий лук.
  - Тревога!!!- изо всех сил крикнул Файзул, и даже не удивился шагнувшей прямо из тумана к нему коренастой фигуры, с чуть изогнутым средним мечем. Чалма красного цвета говорила о принадлежности война к личной гвардии султана.
  На плечо Файзула легла рука Текена отодвигая его к себе за спину и перехватывая поудобней легкую алебарду, более подходящее оружие против такого меча. Но вражеский воин, словно скользя вперед, с легкостью ушел от первого выпада Текена, по касательной уводя алебарду в сторону, и обратным движением нанес рубящий удар. Файзул не поверил своим глазам, когда меч гвардейца встретился с рукояткой алебарды, отражая столь молниеносный удар.
  'А инструктора в учебном взводе не зря едят свой хлеб', - подумал Файзул, выпуская стрелу в грудь гвардейцу, пара мгновений задержки стоили тому жизни. Они так и пошли по узкой стене, Текен впереди, словно поигрывая укороченной алебардой, чем-то похожей на гномью секиру, и Файзул, готовый выстрелить в любое мгновение. К ним на встречу попался еще один гвардеец, но с ним разобрались еще быстрее.
  - Стой, - Файзул повернулся в сторону западной стены. Даже вызванный колдовством туман не мог заглушить шум боя, раздавшийся со стороны ворот. Оба война переглянулись и бросились назад, к юго-западной башне, по которой можно было спустится вниз. Они понимали, что если ворота будут захвачены, крепость падет. На ворота во всех крепостях королевства было наложено заклинание еще самим Александром, и их нельзя было взломать не тараном не любым другим мощным заклинаньем, и их можно было открыть только изнутри. Видимо враг не стал утруждать себя захватом башен, а спустился во двор крепости под покровом тумана на таких же веревках, по которым и поднялся на стену.
  Еще не добежав до башни, Файзул с Текеном услышали ликующий рев врывающихся в крепость врагов. Туман, словно сорванный чьей-то властной рукой исчез, открыв в предрассветных сумерках картину, от которой Файзула бросило в холодный пот. В распахнутые настежь ворота, словно втекала волна воинов в красных чалмах. Десятка три подоспевших защитников крепости были сметены словно назойливые мухи. От казарм спешили еще более трех сотен воинов, но и они были обречены. Файзул понял, крепость пала. Развернувшись, он побежал к участку южной стены обрывающегося в озеро, скидывая на бегу легкую кольчугу, его трофей со времен службы в корпусе. Текен бросился следом, снимая доспех, благоразумно решив, что более опытный товарищ знает, что делает. Но того, что Файзул с разгона запрыгнет на парапет между зубцами стены, и с силой оттолкнувшись, сиганет вниз, он не как не ожидал, но инстинкт самосохранения сработал сам собой, и Текен оттолкнувшись посильнее, полетел следом за напарником.
  

  Они уходили молча, единственные уцелевшие из гарнизона Озерной крепости. Ни разу не оглянувшись, словно стыдясь взглянуть в глаза оставшимся там товарищам. Файзул отойдя от крепости на достаточное расстояние по берегу озера, решительно свернул на запад, он понимал, что захватом одной лишь Озерной халифат не ограничится, и наверняка под угрозой все восточные крепости. Но он также понимал, что ему все равно не успеть в ближайшую из них Зейд, а тем более в крепость волка, до которой по степи еще и верхом добираться чуть меньше месяца, при условии сухой погоды, а потом редколесьем. И сейчас, перейдя тракт под покровом предрассветных сумерек, они молча уходили в сторону ближайшего на западе города Даскерт. В Вельдо, небольшой приграничный городок, расположенный в два раза ближе южнее по тракту Файзул не пошел, так как понимал, что конница халифа там будет на много раньше их. И теперь он уже наоборот, благодарил единого, за эту жижу под ногами, которая не позволит захватчикам разослать конные патрули в степь еще несколько дней, а за это время они с Текеном постараются как можно дальше уйти в дикую степь. И если повезет, месяца через два, достигнуть слабо заселенных районов, вдоль юго-восточного тракта вблизи Даскерта.
  * * *
  - Ты хоть понял старый, что произошло? -Дениус со старым магом стояли на верхней площадке Большой башни, и для не посвящённого, казалось вглядывались в окружающие их предрассветные сумерки. На самом же деле они слушали эфир окружающих их потоков силы.
  - Я так понимаю, они хотели уничтожить магов, тем самым убрать магическую защиту с крепости. И ты знаешь, им это почти удалось, если б не ты и не твой амулетик, меня без хвастовства скажу, сильнейшего мага земли в нашем королевстве прихлопнули бы как букашку. Я с такой магией впервые сталкиваюсь, разве что, не считая тебя. Ведь так они могут все крепости, одну за другой захватить и не подавятся. Ты видел, они же и на стражу на стенах заклинание глухоты наводить одновременно начали, и туман этот, глаза отводящий, клубится уже начинал. Слажено ребятки работают, профессионально.
  - Ни черта ты старый не понял, ты забыл, что меньше месяца назад из Медвежьей перевели мага сознания на северо-запад, а меня оставили лишь потому, что числюсь магом общего волшебства. А это значит, что всё было спланировано. Крепости практически беззащитны перед такой магической атакой. Пока ты приходил в себя, я попытался связаться с соседними крепостями, безрезультатно. В столицу сообщил о нападении, но особо не стал распространятся, поберёг силы, да и нет у меня доверия с ними откровенничать. А теперь сложи всё это вместе! Соседние крепости скорей всего пали, значит существует союз королевства Ганжак с халифатом, прибавь явный заговор внутри нашего. И в центре событий наша Волчья как кость в горле. В столице наверняка не сомневаются в падении Волчьей, и лишь гадают, когда это произойдёт, седмицей раньше, или седмицей позже. И я больше чем уверен при самом благоприятном раскладе, подмоги стоит ждать не раньше, чем через месяц, если её вообще стоит ждать! Хотя я думаю, помощь всё же будет и в самые кратчайшие сроки. Крепость с таким гарнизоном, и сильно недооценёнными магами в тылу никто оставлять не будет. Тем более, ты всего не знаешь. Первая партия таких же амулетиков как твой, больше года назад была отправлена в столицу. И наверняка ты заметил, что за последние годы гарнизон Волчьей вырос, по сравнению с остальными гарнизонами крепостей. А теперь глянь вниз и обрати внимание на тех хмурых парней, стоящих в отцеплении твоей башни, не подпускающих к ней даже своих. Ты может раньше этого и не замечал, но эти бравые ребята следили за каждым нашим шагом. А теперь мы с тобой стали самой большой ценностью в королевстве, два мага в осажденной крепости, с дюжиной бесценных амулетов, которые я не успел переправить в столицу, и слава единому. Похоже, они пригодились раньше, чем кто-либо ожидал. И поверь мне, король сделает все возможное, чтобы они не достались никому другому, и мы кстати тоже. А теперь давай сюда свой амулетик и возьми этот, он из последних. Теперь тебя не будет скрючивать, после ментальной атаки.
  - Я смотрю ты полон сюрпризов. Я хоть и догадывался кое, о чем, но не в таких масштабах, - надевая амулет, состоящий из мутновато розового слегка мерцающего минерала величиной чуть более горошины, заключенного в простенькую, но довольно приличную оправу. - Когда ты успел огранить столько минерала, до ближайшего более или менее стоящего ювелира, больше месяца пути, а тут я смотрю и оправа, и цепочка не из простых, так просто и не сорвешь, откуда это все? И кстати минерал вроде был чёрного цвета.
  - Ты многого не знаешь, и чтоб сразу исключить остальные подобные вопросы, скажу тебе, что я получал из столицы практически всё по первому требованию, и если сперва и были кое какие ограничения, то после того как король получил первую партию амулетов, все они и вовсе исчезли. А на счёт цвета, всё зависит от вида чар, помещённых в камень. А теперь пойдём, пропустим по бокалу винца из моих запасов, отметим нашу маленькую победу. Ты знаешь твой земляной вал, похоронивший как минимум половину штурмующих, даже меня немало удивил, хотя я и был готов к чему-то подобному. Думаю, как минимум до завтра они нас оставят в покое.
  - Входите Грэг, и возьмите с полки бокал себе, - разливавший по бокалам вино Дениус даже не обернулся на отворившуюся позади него дверь и вошедшего в неё инструктора мечника. И лишь после того как наполнил третий поданный мастером меча бокал, продолжил отвечая на вопросительные взгляды присутствующих. - Я конечно понимаю, что ты не поклонник махать мечем, но инструктора мечника наверняка знаешь, а теперь будешь знать его как, мастера меча второй ступени и глас короля в нашей дыре.
  - Первой ступени, - поправил мечник, делая небольшой глоток из своего бокала. - Я так понимаю, вы посвятили почтенного Дугласа в наши маленькие тайны. Считаю в данной ситуации, это вполне логично. Но думаю, вы меня сюда вызвали не для этого, тем более таким своеобразным способом?
  - Да кстати, как ты это сделал, ведь мы все время были вместе, - Дуглас вопросительно взглянул не Дениуса поверх своего бокала.
  - 'Подлей мне еще немного вина, пожалуйста', - раздалось в голове у старого мага. От неожиданности рука дрогнула, и вино из бокала чуть не оказалось на одежде Дугласа. - 'Да не разлей своё то старый', - Дениус слегка улыбнулся, когда старый маг дрожащей рукой одним глотком допил свой бокал, а потом взял бутылку и разлил остатки вина по бокалам.
  - Я вижу вас это тоже слегка ошарашило, а я чуть со стены не свалился, когда в голове голос нашего друга раздался, может все же просветите нас, каким образом вы это делаете? - мастер меча слегка откинулся на спинку кресла.
  - Вы же еще не забыли, что носите амулеты, сделанные мной, а в них помимо защитных свойств от всех стихий вплоть до второй ступени, есть еще парочка полезных свойств, в том числе и общения на расстоянии. Вы так же можете со мной общаться как я с вами, только вот маги могут общаться между собой за десятки, а маги разума и за сотни миль, а вот обратная связь между обычным человеком и магом не превышает и пяти миль, опять же все зависит от человека. Но в данном случае, не с магом, это уже не обратная связь, а обычное чтение мыслей на расстоянии. Но чем дальше расстояние, тем больше энергии уходит на общение, а теперь господин Грэг достаньте для начала конверт, с приказом короля, и распечатайте его, время пришло собирать камни.
  При последних словах мастер меча слегка вздрогнул и вытащил из-за пазухи небольшой конверт, запечатанный странного вида печатью, но не надо было быть магом, чтобы понять, что вскрывать данное письмо не посвященному человеку не только бесполезно, но и опасно для жизни. Приложив к печати перстень красующейся на левой руке, мастер меча, слегка помедлив, сломал её, и когда нечего не произошло, облегченно вздохнул и развернул послание. По мере прочтения его лицо слегка помрачнело, потом слегка покраснело, прочтя его до конца, он подошел к камину и бросил в огонь.
  Подойдя к столу, теперь уже мастер Грэг одним залпом допил остатки вина в бокале и уставился на Дениуса.
  - И почему же мне еще три месяца назад, когда я получил этот конверт, не сказали, что я перехожу в ваше подчинение. И что вы и без меня можете спокойно, хоть каждый день общаться с его величеством напрямую. Вы, я так понимаю, это и делали за моей спиной? Неужели король перестал мне доверять, если нет, тогда зачем меня держать за идиота, который передает вам вести от короля, хотя вы и так их давно знаете?
  - Ну не надо так все усложнять, вы же наверняка лучше меня знаете короля, то, что он доверяет только себе, насколько помню это ваши же слова, произнесенные много лет назад, и правильно кстати делает. Да и за последние три месяца, много ли посланий вы мне передали от его величества? Да и пароль, на вскрытие вашего конверта я получил только сегодня, так как вы понимаете, что обстоятельства изменились и оперативно получать информацию могу от короля только я, что и делаю, но только в экстренных случаях. Так как я уже сказал, что затраты энергии мной колоссальны, даже при условии, что в Гельте сидит передающий мои послания королю его человек, маг сознания, довольно таки талантливый. Ну и в столице, принимает его послания ещё один маг, менталист не ниже третьей ступени. В столице напрямую я мог бы связаться разве что с Александром, потому, что как я уже сказал, все зависит не только от передающего мага, но и от силы принимающего. Как я уже сказал, о существовании письма и пароль на его вскрытие я получил только сегодня. Получается, король не доверял полностью мне, а сейчас у него не было иного выхода, но надо отдать ему должное, он просчитал и этот вариант. Тем более учитывая, во-первых, что вы не показали письмо нам, а сразу его сожгли, во-вторых, разыграли тут перед нами маленький спектакль, со своим возмущением, и это вы мастер меча первой ступени, да вас вывести из себя должно, быть может, только разверзшаяся пропасть под вашим креслом. Похоже, и тут наш король подстраховался, и я должен буду умереть, как только сделаю что-либо из ряда вон выходящее, и противоречащее интересам королевства, не так ли? Можете не отвечать, у меня в любом случае имеются инструкции о том, что все важные решения я должен обсуждать с вами. А теперь о главном.
  - Это что ж, все выше сказанное только цветочки, а сейчас будут ягодки? - покачал головой Дуглас. - Может открыть вторую бутылочку, так сказать для лучшего усвоения информации?
  - Я бы мог сказать, что нам сейчас нужна ясная голова, но ты прав, тебе стоит налить еще стаканчик, так как данная информация как бы это сказать, тебя слегка выведет из себя.
  - Ну давай уже, не тяни, - старый маг отхлебнул из бокала и откинулся на спинку кресла. - Как говорится, руби правду матку, я уже ко всему готов.
  - Повторю то, что я уже говорил тебе сегодня специально для нашего гостя, в падении соседних крепостей я практически не сомневаюсь. Горшан не знаю. Но вот Зейд, Озёрная и Медвежий, наверняка. На счет Гнезда Орла, нечего сказать не могу, вы сами знаете, она практически неприступна даже и без мага, но она слишком мала, чтобы держать большой гарнизон, поэтому и не опасна для наступающей армады, хотя и Горшан, им по большому счету не нужен. Остаёмся только мы как гвоздь в заднице, а это значит, прежде чем развивать полноценное вторжение в наше королевство, им нужно любой ценой, этот гвоздь выдернуть. Наверняка они завтра предпримут отчаянную попытку еще раз взять крепость, с имеющимися силами, подтянув войска из-за Суры, не дожидаясь подкрепления со стороны медвежьей. Но они должны понимать, что с живыми, и готовыми к схватке двумя магами, это обречено на провал, хотя может у них в рукаве есть еще какой-то козырь. В любом случае, когда к нам подтянется не только штурмовой отряд, но и основные силы, будет жарко. Ну, это так к слову. Сегодня у нас есть шанс еще вырваться из крепости и уйти на запад, я думаю, до Безарта мы бы смогли дойти раньше, чем наступающие войска со стороны Медвежьей, хотя до него, от Волчьей немного дальше. Мы бы с легкостью могли оторваться от преследования, благо наша крепость самая южная стоящая в лесистой местности, хотя и граничит с халифатом. Но как вы наверное уже поняли, мы не будем этого делать. На прямой вопрос его величества, сможем ли мы продержаться месяц, я ответил, что сможем.
  Теперь за бутылкой потянулись одновременно две руки, но встретившись взглядами, старый маг лишь пододвинул свой бокал ближе к мечнику.
  - Не делайте вы такие кислые морды, вы же и сами понимаете, что нашим сейчас очень нужна передышка, оба направления, одновременно имеющимися силами им не удержать, а на переброску сил с запада у них просто не хватает времени. И им этот месяц нужен как воздух. Тем более, я так понимаю сегодняшний земляной вал, был легкой разминкой для нашего старшего товарища.
  Кривая улыбка Дугласа была красноречивым ответом, но он оторвал взгляд от созерцания своего бокала, и взглянул на присутствующих.
  - Ты не далёк от истины, это можно сказать детские шалости, по сравнению с тем, что у меня заготовлено, но ведь они и рассчитывали на то, что мы уже будем мертвы во время их штурма, потому и вал этот дал такой эффект, теперь они займутся нами всерьёз. И они наверняка знают, какие маги в крепости, и будут это учитывать, тем более они поняли, что недооценили тебя.
  - Но они не могут знать, что в крепости маг разума как минимум третьей ступени, по крайней мере, я себя так оцениваю, а не самоучка, нахватавшийся вершков в магии сознания. Хотя, как ты и сказал, после того как мы отразили их ментальную атаку, они наверняка будут осторожнее.
  - Не переживайте, он себя не переоценивает, - ответил Дуглас на приподнятую бровь мечника. - Даже можно сказать недооценивает, вы только взгляните на наши с вами амулеты. Ты хоть представляешь их ценность? За парочку этих безделушек можно с легкостью купить весь королевский дворец со всей его начинкой. А если король решил рискнуть дюжиной таких, я имею в виду те, которые мы не успели отправить в столицу, а тем более магом их создавшим, значит там действительно туго приходится. Тем более через седмицу начнёт подсыхать степь, и орда халифата доставит много хлопот на юго-востоке.
  - Да кстати Грэг, возьмете эти амулеты и раздадите самым надежным из офицеров, особенно тем, кто заступает на дежурство на стене. И раз уж вы мастер меча первой ступени у меня для вас есть небольшой подарочек, - Дениус снял с пояса свой меч, и положил его перед Грэгом. - Когда придётся им воспользоваться, не удивляйтесь не чему, любая защита, даже магическая, для него не проблема. И самое печальное то, что я, да и вы наверняка понимаете. Не через месяц, и даже два, не о какой помощи ждать не приходится. В самом лучшем случае, только через три нам можно рассчитывать, на что бы то ни было. Одно радует, продовольствия у нас месяца на три может больше, с водой проблем тоже не должно быть, но все равно рацион придется урезать, надо быть готовыми к самому худшему. Ну что, тогда я предлагаю тост, за благополучное окончание нашего безнадёжного предприятия.
  Подняв бокалы, сидящие за столом, слегка кивнули, толи друг другу, толи чему-то своему, пришедшему на ум. И в этот момент, воздух в башне словно загустел, руки ослабли, а Дуглас с Грэгом, даже выпустили свои бокалы, и они со звоном покатились по поверхности стола, облив сидящих вином. Тем временем в воздухе закружились мелкие частички серой пыли, начавшие забиваться в рот, глаза, и нос присутствующих.
  Амулеты сидящих слегка засветились, и воздух вокруг них перестал быть столь густым, а серая пыль словно шарахнулась в разные стороны. Дениус удержавший свой бокал, осушил его одним глотком, и поставив на стол, зло глянул будто бы сквозь стену.
  - Ну что ж, вы сами напросились, единый свидетель не хотел я вас пока трогать, но видать придётся.
  У обоих его собеседников, в прямом смысле слова встали волосы дыбом, а по спине заструился холодный пот, когда первые слова, сотни лет назад забытого языка начали срываться с уст молодого мага.
  Глава 6. Дюк.
  

  Настырный муравей, пытавшийся поначалу забраться в чуть приоткрытый рот, теперь определил своей целью нос, но даже то, что ему это почти удалось, не заставило Алекса пришедшего в себя пару минок назад пошевелиться. Он слышал, как рядом потрескивал небольшой костерок, и ровное дыхание человека вроде как спящего с противоположной стороны костра. Меча на поясе не было, впрочем, как и кинжала. Но он чувствовал, меч находится в паре шагов от него, и добраться до него дело пары мгновенье, достаточно лишь молниеносного броска, и меч будет у него, и тогда будет намного проще разбираться в ситуации. Алекс слегка расслабился перед броском.
  - Не глупи, лучше сначала подумай, почему ты еще жив и даже не связан, а лежишь возле костерка накрытый пледом. А если тебе легче думается со своей железякой в руках, можешь спокойно встать и взять его, только без резких движений, если можно. Не то я какой-то нервный последнее время.
  Голос был тихий и какой-то бесцветный, он мог принадлежать как молодому войну, так и глубокому старцу одновременно, но Алекс все же уловил, даже не уловил, а почувствовал каким-то шестым чувством, что человек, сидящий с той стороны костра напряжен как тетива лука под перчаткой королевского лучника. И Алекс решил не испытывать судьбу, и не нервировать соседа резкими движениями, тем более голова раскалывалась как будто его по затылку въехали кузнечным молотом. С телом творилось почти тоже, а правая рука от кисти до локтя была холодна, как будто её не меньше ора продержали в проруби.
  Алекс присел и открыл глаза, но тут же их закрыл, так как по затылку, словно опять вдарили молотом, но и этого мгновения ему было достаточно, чтобы оценить обстановку. Напротив него сидел воин в маскировочном плаще рейнджеров. С виду не чем не примечательный мужичонка неопределенного возраста, на такого никогда и внимания то не обратишь, пока не столкнешься с ним лбами. Алекс с трудом вспомнил, что видел его пару раз в поселке, вроде как он был охотником, и его дом стоял на противоположном конце поселка, почти у самого частокола. Меч как бы небрежно брошенный у правой руки, слегка выдвинутый из ножен, и на вид совершенно обыкновенный. Но Алекс благодаря крёстному неплохо разбирался в оружии, слегка зауженное и чуть удлиненное судя по ножнам лезвие, навевало на кой какие мысли. Свежий переплет рукоятки не мог сбить с толку внимательного наблюдателя, так как гарда на внутренней стороне слегка блестела в свете костра, что говорило о частом использовании меча и уж наверняка не только для тренировок. Но все это мелочи по сравнению с глазами человека, сидевшего напротив, и вроде нечего особенного в них не было, не было в них ни явной угрозы, ни задумчивости или на крайний случай хитрого прищура, вообще ничего. Взгляд человека совершенно ничего не выражал, и это, мягко говоря, слегка беспокоило Алекса. За мечем Алекс не стал тянуться, нечего нервировать, столь серьёзного противника, а в том, что он серьёзный сомнений не возникало. Алекс с трудом вновь разлепил веки и отполз к ближайшему дереву, поудобнее уселся, упершись на его ствол, и вновь прикрыл глаза.
  - Я рад, что ты принял верное решение, хотя я от тебя иного и не ожидал. Думаю, пока я буду говорить, тебе стоит подкрепиться, - котелок до этого стоявший возле костерка благодаря мужичку перекочевал к ногам Алекса, и только после того как запах похлебки достиг его, Алекс понял, на сколько он проголодался.
  Вопреки своим словам сосед так и не вымолвил больше не слова, пока Алекс опустошал котелок. Может подумал, что из-за треска за ушами уплетающего Алекса он нечего не услышит, а может еще по какой-то своей причине. Отложив с сожаленьем пустой котелок, Алекс откинулся на ствол дерева и вновь прикрыл глаза.
  - А ты немногословен, - с усмешкой произнес сосед. - Это мне даже нравится, но извини, прежде чем ты отойдешь ко сну можно тебя кое, о чем спросить? Колечко то на правой руке, которое я так понимаю, тебя от магии огня пятой, а то и четвёртой ступени спасло, таким шариком впору крепостные стены прошибать, откуда оно у тебя? Я хоть и не маг, но, насколько знаю даже амулеты, защищающие от магии огня четвёртой ступени не меньше браслета величиной и тех, наверное, не более пары десятков во всем королевстве. А это колечко мне кажется, не только от огненной стихии тебя спасло бы.
  Алекс начал разминать и слегка растирать, начавшую возвращать себе чувствительность правую руку. И тут только обратил внимание, на непонятный еле заметный зуд под кольцом. А сквозь перчатку на левой руке его собеседника он скорее почувствовал, чем увидел похожее на его кольцо.
  - Я так понимаю, тебя это заинтересовало скорее не из-за своих свойств, а потому что у тебя самого похожее колечко имеется, и наверняка ты чувствуешь сейчас, то же, что и я. А колечко свое я помню, сколько себя, и насколько знаю, мой приёмный отец получил его из рук моей матери. Чёрт, как-то тяжело называть его приёмным, узнал то я об этом только пару дней назад.
  - Ну что ж, это не меняет ровным счетом нечего, у меня приказ помогать по мере сил обладателям подобных колец всеми доступными средствами. Хотя я кроме как у нескольких своих коллег такие кольца больше не у кого не встречал. Да и кольцо твоё не совсем похоже на наши, куда позаковырестее будет.
  - Я так понимаю, чей это был приказ, и что это за коллеги ты пока сказать не сможешь?
  - А ты мне нравишься все больше. Да ты прав, откровенничать с обладателем кольца мне приказа не было. Но это не значит, что я не могу по твоей просьбе, предоставить кой какую интересующую тебя информацию.
  - Я думаю все, что мне следует знать, ты расскажешь мне позже сам, а теперь расскажи мне лучше, что тут произошло опосля посланного в меня пламенного привета?
  - Да не чего особенного, я шел за вами, и за тем магиком от самого поселка, вернее я шел именно за ним, вы меня интересовали постольку, поскольку были объектом наблюдения самого магика. В столкновении с орками, ни он, ни я тоже не участвовали, как я уже сказал у меня совсем другие задачи. После окончания стычки и ухода орков, магик, а следом за ним и я продолжали наблюдение за тобой, хотя если честно это было практически невозможно, видимо он был неплохим магом, но после того как ты остался один, ему пришлось сократить дистанцию вдвое. Хотя я всё равно не могу понять, как ты его самого обнаружил.
  - Я раскинул поисковую сеть которой пользовался шаман, но его, как впрочем и тебя, закрывали какие-то, артефакты, хотя и не до конца, я все же заметил искажение структуры поля, и это видно послужило к сигналом к атаке меня магом.
  - Ясно, ну меня могло прикрывать только колечко, а вот его, что прикрывало, мы посмотрим с утра. Как только ты вместо того, чтобы превратится в кучку пепла, всего лишь отлетел на пару шагов и вырубился. Мягко говоря, удивленный магик, подошел к тебе, чтобы добить, а так как из-за этого расстояние между нами впервые сократилось до определённой дистанции, только в тот момент я почувствовал твоё кольцо. А после того как он вытащил кинжал, мой второй приказ, вступил в противоречье с первым, и первостепенным, и мне пришлось его убить. Кстати ты говорил, что-то об орочьем шамане, и его поисковой сети, которую ты якобы раскинул, как тебя понимать? И где сейчас этот шаман? Наверное, это был какой-то недоучка, иначе мы бы с тобой были бы уже на том свете, или он нас не заметил?
  - Мне пришлось его убить, и я бы не сказал, что он был недоучкой скорее всего, даже из высших, так как мог одновременно держать два активных заклинанья. Заклинанье поиска и отводящее стрелы, а это я так понимаю, могут далеко не все обладающие магией.
  Пауза слишком затянулась, прежде чем собеседник Алекса слегка встряхнул головой и глянул на него опять, тем же непроницаемым взглядом.
  - Знаешь, что дорогой ты мой человечек, если не ошибаюсь, тебя Алексом кличут? Так вот, либо ты самый большой лгун, которого я видал за всю свою жизнь, либо ты и есть цель моего задания, которую я уже и не ожидал найти. Скажу больше, люди, отправившие меня сюда почти пятнадцать лет назад, еще больше выросли в моих глазах, хотя я в последнее время стал сомневаться в правильности их решения. Но даже и они наверняка не знали, на что я наткнусь. Я понимаю это слегка туманно, но я сейчас кое-что тебе объясню. Маги, умеющие одновременно держать два активных заклинания, сидят у нас в королевстве только в малом круге полярной звезды, и то я сомневаюсь, что все они это могут делать. Шаман же, владеющий не только магией разума, но и как ты говоришь, держит отводящий стрелы щит, а это уже магия стихий, тем более делает это одновременно, это не 'скорей всего', а шаман высшего круга, которых на всем северо-западе наберется не больше, чем у тебя пальцев на руке. И ты говоришь, что ты его убил? Но это как говорится полбеды. Ты сказал, что смог, я так понимаю каким-то образом воспринять, и повторить заклинание созданное шаманом? Но этого не может сделать не один ныне живущий маг, ну насколько мне это известно. Я слышал только в легендах, что древние маги умели это делать и то единицы, но они все канули в вечность тысячи лет назад. И ты хочешь меня убедить, что ты шестнадцати летний отрок, обладающий уменьем древних магов, и убивающий высших шаманов.
  - Не шаманов, а всего одного шамана с которым было не более полусотни орков, хотя больше половины из них все же ушла в свои земли обратно, а жаль я только начал веселится.
  - Ну да, ну да, всего пол сотни орков, ведь это такая мелочь, - сарказм собеседника не тронул Алекса, он лишь закрыл глаза и откинулся на ствол дерева. - Но самая главная проблема в том, что я начинаю тебе верить, в весь этот бред. Ладно спи, набирайся сил, завтра еще наговоримся.
  Алекс проснулся на рассвете, глубокое дыхание соседа его несколько не вводило в заблуждение. Он чувствовал, что мужичек спящий напротив, может убить, не просыпаясь, для него это так же естественно, как и дышать. Подтверждая его мысли, тот открыл глаза и словно не дрых, только что без задних ног спокойно спросил.
  - Ну как себя чувствуешь, идти то сможешь?
  - Не плохо, думаю, пару десятков миль на юг сегодня сделаем, наверное даже больше.
  - На юге сплошные болота, а на восток я так понимаю нам путь пока заказан, как минимум до Лабре сначала спустится придется. Так что, если с десяток миль по болотам сделаем, будет нам счастье.
  - У нас мало времени, поэтому перейдём Сайку, и пойдем по землям орков, а там сразу махнем через пустоши, там уж точно, некого не встретим.
  - Ага, по крайней мере, живого! Ты ваще, это всерьёз сейчас всё сказал, или у тебя такой юмор черный с утра?
  - А тебя никто с собой и не тянет, можешь спокойно чесать на восток, тем более тебе есть о чем доложить своим хозяевам.
  - Доложить, то есть чего, только 'хозяева' как ты выразился, мягко говоря, не одобрят моего решения оставить тебя одного. Так что как ты понимаешь, выбора у меня нет. Ладно, как говорится время деньги, а его как ты выразился у нас мало, хотя я и не пойму почему, но поверю тебе на слово.
  Алекс поднялся, прикрыл глаза и начал 'плести' заклинание как он для себя назвал его поисковая сеть. Заклинанье накладывалось легче, чем в первый раз, руны словно сами всплывали перед его внутренним взором, ему оставалось лишь наполнить их силой направив ближайшие силовые потоки. Во многом помогло кольцо, словно живущее своей жизнью. А в голове вдруг раздался еле доносившийся шелест тысячи голосов, поправляя его то в одном месте заклинания, то словно подталкивая заменить завиток очередной руны на более сложную, непонятно откуда взявшуюся в голове другую. Но когда заклинанье развернулось, Алекс чуть не задохнулся от восторга. Сеть раскинулась почти на три мили в диаметре, а четкость восприятия, ни шло не в какое сравнение с первым разом, даже кольцо попутчика не скрывало его от сети. Алекс нагнулся, и не открывая глаз подобрал свой лук с обыкновенной стрелой лежащих рядом с ним. Развернулся от потухшего костра и слегка помедлив, выпустил стрелу на юго-восток. А сам открыв глаза и положив на место лук направился на северо-восток.
  - Притащи пока зайца, а я магика дохлого обыщу.
  - Так я же его обыскал, вон все и валяется возле костра, - поднялся сосед, и не чему уже не удивляясь, потопал в сторону улетевшей стрелы.
  - Все да не все, сдается мне, кой чего ты не заметил, - уже больше себе, чем соседу сказал Алекс.
  Раскидав ветки прикрывающие труп, Алекс понял такое самоуверенное утверждение попутчика, подошва и каблуки были отделены от походных сапожек, подкладка плаща тоже была вспорота и вывернута на изнанку. Но Алекса это не остановило. Перевернув труп на правый бок, и выхватив из-за голенища кинжал прихваченный у костра, Алекс одним движением надрезал левое бедро магика, и поддев ножом, вытащил небольшой перстень с изображением оскалившегося черепа.
  - Видать очень он им дорожил, даже если после смерти не хотел с ним расставаться, - констатировал мужичек, стоявший чуть позади Алекса.
  - Тебя как зовут то любознательный ты наш? - Алекс даже не вздрогнул от появления сзади его попутчика.
  - Можешь звать меня Дюк, - сказал, ловя брошенный ему Алексом перстень.
  - Поисковая сеть еще не до конца погасла, так что о твоём присутствии я знал, но впредь будь осторожнее, рефлексы это дело такое, особенно у магов.
  - Ты уже записал себя в маги? Хотя, может ты и прав, шут его знает, что от тебя ещё ожидать можно. Судя по последним событиям, тобой интересуются очень многие. Вон даже орки к тебе неравнодушны, ведь они именно за тобой пришли?
  - Я уже начинаю склонятся к той же мысли, только одно меня пугает, откуда они знали время и место прохождения нашего секрета?
  - Да уж, контакты между двумя абсолютными противоположностями? Я уже готов поверить в сказки моряков, о том, что они видели дракона в море черепов. Еще немного и в северных троллей поверю, и призраков пустоши.
  - Ну это мы сможем проверить, я же тебе обещал прогулку по ним. Ты философ доморощенный, ты зайцем собираешься заниматься, или так и будем языком чесать до обеда?
  - А с какого перепугу вообще я им должен заниматься, или ты безрукий?
  - Мне ещё с вещичками мага нужно разобраться и проверить, кое-что перед выходом. Да и учти, теперь все свободное время на привалах мне придется заниматься магией, так что костер, жрачка и все остальные прелести семейного быта на привалах остаются за тобой.
  - Ну раз ты записал меня в свою семью, тебе может и постирать, кстати, а как там на счет моих супружеских обязанностей, ваше магичество?
  - Слушай умник. Шаман преследующий меня раскидывал поисковую сеть каждые четыре минки, хотя это скорее от того, что мы были постоянно в движении и радиус накрытия был чуть меньше мили, а он скорее всего проделывал это сотни раз. Моя же сеть продержалась почти дюжину, и радиус был полторы, и это только со второй попытки, тем более, я почти не ощутил отката, который по идее должен был свалить меня с ног не меньше чем на пол ора, если верить всем байкам о магах. По всем самым скромным прикидкам это заклинание как минимум пятого уровня, о щите, отводящем стрелы я пока мало что могу сказать, но думаю он тоже не ниже шестого.
  - А ты что и его сможешь поставить?
  - Не знаю, пока не знаю, но если будет побольше времени, то почему бы и не попытаться?
  - Что же, это было бы совсем нелишне в нашей дальнейшей прогулке. Нам не один месяц топать до тракта. Может все же обогнем пустоши? Я хоть и не трус но, ты даже не поверишь, как хочется жить.
  - Это лишних почти полтора месяца, а что-то мне подсказывает, у нас их нет.
  - Что-то ему подсказывает! А я должен рисковать своей задницей! Не конец же света, чтоб в самую задницу к старой с косой лезть? - Дюк сплюнул в сердцах, кинул перстень Алексу и пошел проч.
  Помимо рабочей тетради мага, в его вещах нечего существенного Алекс не обнаружил, тугой кошель с золотыми королевскими дукатами его совершенно не заинтересовал. Он провел над кошелем рукой, и убедившись что он чист, бросил его подошедшему Дюку. А вот над тетрадкой он 'завис' надолго, лишь громкий окрик Дюка заставил его оторваться от изучения её содержимого. Запах зажаренного зайца заставил его желудок несколько раз непроизвольно сократиться, он даже и не представлял, насколько голоден.
  - Теперь я понимаю, как ты так быстро восстанавливаешься, с таким аппетитом как у тебя, можно подумать, что ты всю ночь киркой махал, а не дрых без задних ног, сожрав перед этим целый котелок похлебки. Хорошо хоть теперь у нас не будет проблем с дичью благодаря тебе. Думаю зайца можно съесть всего. К обеденному привалу чем-нибудь разживемся?
  - Без проблем, - коротко ответил Алекс и откинулся на ствол дерева, снова взявшись за тетрадку.
  - Что, не ужели настолько интересно? Ты хоть что-нибудь понимаешь или только прикидываешься умником?
  - Я только смог понять, что этот маг был не настолько прост, он пытался в заклинание 'стена огня' вплести какую-то хрень, я даже не могу понять, что это, но уж точно не из стихийной магии, а разве такое возможно?
  - Я хоть и не маг, но знаю точно, что это невозможно, хотя у этих магиков столько тайн, что удивляться особо нечему, о соединении стихийных заклинаний я слышал, по крайней мере, о попытках это сделать, насколько они были успешными не в курсе. Но что бы стихийные переплетали с заклинаниями других направлений, этого я не слышал. А если этот магик работал над этой проблемой, значит он был как ты выразился, не так прост.
  - Заметь, это сказал ты, а не я.
  - И что с того?
  - А то, помимо магии огня, как я понимаю, он еще неплохо разбирался в магии смерти. К тому же, создать огненный шарик таких размеров за пару мгновений, дорогого стоит. А если учесть, тот факт, что этот убивец доморощенный, скорее всего владел заклинанием стена огня, судя по его записям, а это уже как минимум четвёртая ступень, а то и третья если я не ошибаюсь, то получается, что наш гость был не то что 'не так прост', он был очень непрост. Такого уровня спецов, в нашем королевстве можно пересчитать по пальцам одной руки, и то если на ней будет не хватать пары пальцев, и их знает в лицо куча народу, а это значит он не из нашего королевства. Но меня даже не это сейчас беспокоит.
  - А что же? - Дюк похоже начал понимать на что намекал Алекс и его взгляд опять стал пуст как колодец по среди пустыни.
  - Да расслабься, я не буду у тебя допытываться, каким Макаром ты завалил такого спеца, меньше знаешь, крепче спишь, но я убеждаюсь все больше, в тебе сюрпризов наверняка не меньше чем было в нем, и спиной к тебе поворачиваться совсем не безопасно.
  - Если ты еще не понял, что поворачиваться спиной нельзя не к кому, ты просто наивный сопляк, так как это один из первых тезисов выживания. Похоже плохо тебя учил твой крёстный, или не тому. Но могу сказать тебе одно. В моих интересах довести тебя живым до столицы или хотя бы до Лара, в противном случае ты был бы уже трупом.
  - Охотно верю. Тем более, нам с тобой топать не одну седмицу по глухим местам, и хочешь, не хочешь, а доверять друг другу все же придется, не смотря на твой чересчур чуткий сон. Ладно, я думаю нам пора выдвигаться, потрепаться мы еще успеем.
  Дневной переход прошел без лишних заминок. Алексу удалось на ходу несколько раз раскинуть сторожевую сеть. Причем в паре случаев он снимал лук, слегка отклонялся от маршрута, и прикрыв глаза отправлял стрелу лишь одному ему известном направлении. И оба раза на поясе Дюка оказывался ушастый трофей в виде зайца.
  Полуденный привал не продлился и пятнадцати минок. Были доедены остатки утреннего зайца и кусочками вяленой оленины. Ближе к вечеру на горизонте показался Бахук. И то, что Алекс даже не попытался хотя бы слегка отклонится от направления движения чтобы обойти это проклятое место, похоже все же начало нервировать Дюка.
  - Ты что собрался идти мимо этого проклятого места? Нет, я еще понимаю пустоши нам обходить, значит терять много времени, но обойти стороной Бахук, на этом мы потеряем не больше чем полдня. Зачем лезть в лапы к демонам?
  - Нет там никаких демонов, уж поверь мне на слово. Тем более у меня там есть кое-какие дела. Думаю, к завтрашнему вечеру как раз до места доберемся.
  - Дьявол, до какого еще места? Мы что полезем на эту гору?
  - Ну не на самый верх, но полезем. По крайней мере я, ты можешь подождать меня внизу.
  - Да уж, размечтался, если нам повстречается демон у нас двоих больше шансов выжить, хотя шансы, это громко сказано, но по крайней мере твой лук я так понимаю вроде совсем не прост. А вот с мечем, я пока не разобрался, но если ты таскаешь с собой этот никчемный кусок железа, значит для этого должна быть причина, я не за что не поверю, что твой крёстный не мог обеспечить тебя нормальным мечём.
  - Ты, по-моему, глуховат? Я же сказал нет там никаких демонов, по крайней мере, пятнадцать лет назад не было. Ладно, пора местечко для ночлега подыскивать.
  Натаскав хвороста на костер, Алекс уселся изучать тетрадь мага, а Дюк недовольно ворча, занялся дичью. Заячьи тушки уже доходили над углями, когда Алекс отложил тетрадь и отошел чуть в сторону. Несколько резких выпадов в сторону воображаемого противника разогнали кровь по затекшим конечностям. Алекс увеличил темп, чувствуя, как руки, да и все тело следом входит в какой-то свой, непонятно откуда взявшийся ритм боя. Дюк недовольно наблюдавший от костра, сплюнул в сторону.
  - Если я не ошибаюсь, мы договаривались, что я занимаюсь хозяйством, а ты все свободное время посвятишь практике в магии, а не будешь махать своей железкой, или я что-то напутал? - пробурчал Дюк, снимая с костра готовые тушки.
  - Ты считаешь, что мои занятья с мечём, пустая трата времени? Или тебя задевает тот факт, что вся забота о приготовлении пищи легла на тебя, хотя ты и старше меня больше чем в два раза?
  - Да ты, я смотрю научился читать мысли, прогресс можно сказать на лицо.
  Алекс улыбнулся и задумчиво глянул на соседа.
  - А знаешь, мне надоело, без толку махать мечём, тут я с тобой соглашусь. Но, хорошая разминка мне все же нужна. Поэтому предлагаю пари. Если ты меня достаешь в течение пяти минок хотя бы раз, всю следующую неделю приготовлением пищи занимаюсь я.
  Алекс понимал, что против так называемого Дюка, у него нет ни каких шансов, но ему было необходимо хотя бы приблизительно оценить возможности попутчика, хотя он и знал, что тот на полную выкладываться не за что не будет, скорее позволит проиграть себе спор.
  Дюк улыбнулся, словно читая мысли Алекса, поднялся и слегка вразвалочку направился к нему. Но не дойдя трех шагов словно растекся в пустоте, и с непонятно как возникшим у него мечем в руке оказался возле Алекса, и если бы тот не был готов к чему-либо подобному, спор можно было бы считать проигранным. Но меч лишь рассек пустоту, а издевательский смешок Алекса прозвучал в двух шагах левее. Но и он не вывел Дюка из равновесия, тот лишь удивленно приподнял левую бровь, и вновь сдвинулся в сторону соперника. Еще один молниеносный выпад оказался в пустую, впрочем, как и два следующих. Оба понимали, чего добивается оппонент, и не желали раскрывать всех карт. Но у Алекса, в отличие от Дюка, был свой план, который он постепенно реализовывал. Он видел вернее сказать чувствовал, как начинает злиться Дюк, из-за того, что какой-то салага, уходит от его выпадов, а он не имеет права работать в полную силу. По расчётам Алекса время спора подходило к концу, а Дюк так мог злиться бесконечно, но не за что бы, не раскрылся полностью. И тут произошло то, чего Дюк не как не ожидал. Вместо того чтоб уйти от очередного выпада, Алекс сам нанес стремительный удар, и слегка озадаченный Дюк начал осознавать, что он не успевает парировать контрвыпад, а кончик меча Алекса слегка изменив направление, прошел в дюйме от глаз соперника. И если бы он слегка царапнул щеку, или задел воротник куртки, Дюк спокойно принял поражение и утопал бы восвояси. Но тот факт, что какой-то шестнадцати летний отрок играет с ним как хочет, и даже не собирается выигрывать спор чистой победой, потому, что считает себя на голову выше соперника, оказался той последней каплей, что заставило его, может не до конца, но все же раскрыться.
  Наблюдателю со стороны могло бы показаться, что на поляне происходит нечто похожее на танец теней, лишь изредка нарушаемый отблесками костра на лезвиях мечей. Алекс вновь почувствовал то состояние, транса пришедшее впервые к нему во время испытательного боя с крестным. Но к этому состоянию добавилась, какая-то внутренняя уверенность, и к тому-же меч в руке, словно слегка ожил и иногда, словно сам находил направление атаки противника, и встречал отводящими ударами.
  Бой уже давно превысил вдвое отведенный на него лимит времени, когда соперники как по команде остановились. Убирая мечи в ножны, и слегка поклонившись друг другу, отошли к костру.
  Ужинали молча, думая каждый о своём уставившись на огонь. Алекс думал о том, что так и не сумел заставить полностью раскрыться своего попутчика, но зато данная тренировка повысила уровень его как бойца на следующую ступень. И даже не потому, что он узнал много новых движений, ударов и технику, и впитал их как губка, а в том, что его сознание столкнувшись со столь сильным противником, само словно сделало шаг вперед подстраиваясь под вновь открывшиеся обстоятельства.
  Дюк же думал о том, что с тех пор как его лучшего из 'гнезда', оставили пятнадцать лет назад в этой глуши. Он уже давно разочаровался в своём задании, и только то, что он знал, кто стоит за 'учителем', держало его в Диком последние столько лет. Того магика он вычислил еще два года назад, не обошлось без везения, и даже это его не встряхнуло, правда он тогда еще не знал на сколько он силен. И когда он совершенно случайно увидел, что тот уходит вслед за секретом, он отправил, голубя с весточкой из двух слов 'игра началась'. И он был в этом уверен почти на все сто, ведь он был лучшим в гнезде не из-за того, что был лучшим на мечах или в магии, а потому, что его интуиция была как у лучших предсказателей, видимо это перешло у него от бабки, кстати, любовницы какого-то мага. Правда бабка так и не вышла замуж, зато родила его мать, и это тоже навевала на кое какие мысли. И вот теперь этот сопливый юнец, в слова которого он не верил и на половину. Но после этого боя было, о чем задуматься.
   Однажды его послали на вроде бы простенькое задание, убрать дворянчика какого-то мелкого пошиба. Но его насторожило сначала два факта. Первое, почему такое вроде бы рядовое задание ему озвучил сам 'учитель', а второе, что ему было запрещено применять магию, чтобы не обнаруживались остатки магических эманаций. И все как-то сразу пошло не так, сначала его клиент крутился недалеко от королевского дворца, где все кишело патрулями королевской стражи, и только встретившись с каким-то типом, невзрачной наружности, пошел вместе с ним домой, на окраину столицы. По имеющейся информации, дома его достать было гораздо сложнее, особняк прекрасно охранялся, и не только мечниками, но и четырьмя гонжакскими сторожевыми, цена которых на черном рынке доходила до полусотни золотых, и они стоили этих денег. Так что работу нужно было исполнять только по дороге. Но как назло маршрут был продуман до мелочей, многолюдные освещенные улицы не как не способствовали совершению задуманного. Но ближе к окраине все же произошло то, чего он ждал последние пять дней. По какой-то надобности, клиент с провожатым отклонились от обычного маршрута, и зашли во двор невзрачного домишки на окраине, интуиция подсказала, что это единственный шанс, которого может больше не случится. Все вроде бы начиналось обыденно, привратник умер, даже не поняв, что произошло, следом ушёл по великой реке слуга, попавшийся на пути не вовремя. Голоса, слышимые из-за дверей второго этажа, указали конечную цель 'визита'. В зале находилось трое, хозяин упавший сразу после появления Дюка с метательным ножом в горле, и двое его гостей. К сожалению, цель была закрыта тем самым типом невзрачной наружности, причем второй нож вошел в стену, ушедший с траектории, словно бы случайно дернувшимся мечем невзрачного типа. И тут только предчувствие, словно гонгом ударило по сознанию. Этот пустой взгляд, и вроде бы неуклюжие движения, казалось совершенно обычного полуторника, дополняли бившийся в сознании набат тревоги. Он помнил каждый миг того боя, хотя он и длился почти пять минок, что было большой редкостью для сольных боёв. Если бы не приказ не использовать магию, противник бы не продержался и минки, но категоричность с какой он был отдан, не оставляла сомнений. И вот теперь этот салага, которого он так и не достал. Сначала казалось все просто, надо чуть-чуть поднажать, и парень 'поплывет', и ведь видно было, что уже все, спёкся, а чтоб достать все равно, чуток не хватало. И еще эта его выходка, в тот момент, когда казалось вот он момент истины, чуть было не заставила его сорваться, и пустить в ход магию. Да парень не промах, за таким глаз да глаз нужен.
   Алекс сидел, молча ковыряя веткой тлеющие угли костра. Он и сам не ожидал, что такой короткий, с натяжкой названный тренировочным бой, мог перетряхнуть его подсознание. Последние пару минок, дались ему особенно тяжело, и не столько физически, чему он сам сильно удивился, сколько из-за потока информации, которая словно лавина, накрыла его и без того нагруженный последнее время мозг. Информация, захлестнувшая после середины боя его с головой, частично из собственного сознания, а частично, словно считываемая им с его соперника, раскладывалась по полочкам, анализировалась и словно впитывалась в его мышечную память. Он не понимал, откуда это взялось, и что за чертовщина с ним происходит. Но часть подсознания, контролировавшая течение поединка, не давала отвлечься на подобного рода мысли, и вот теперь сидя у костра, он молча переваривал все произошедшее с ним меньше ора назад. А еще, его распирало, от какого то, мальчишеского любопытства, как воспринял подобное его попутчик. Если для него самого, произошедшее стало неким подобием шока, который ему прекрасно удавалось скрывать во время боя, то в первые минки после боя его озадаченное лицо наверняка не укрылось от пристального взгляда Дюка.
  - Если сказать, что ты меня удивил, значит не сказать нечего, - человек сидящий с другой стороны костра словно читал его мысли. - Хотя я вижу для тебя самого, это стало мягко говоря неожиданностью, - улыбка читалась только в глазах собеседника.
  - Если ты у нас такой проницательный, то может подскажешь, что это сейчас было? У меня чуть мозги не закипели, - с раздражением спросил Алекс, причем злился он больше на себя, чем на собеседника.
  - Терпение мой друг, терпение, я думаю, на все вопросы ты рано или поздно найдешь ответы, и в ближайшее время я постараюсь тебе в этом помочь. Но одно я знаю точно, тренировки следует проводить как можно чаще, тем более твоё кольцо, развязывает мне руки, и я до определённого уровня могу поделиться с тобой своим опытом, и поверь мне, я далеко не худший наставник, которого ты мог бы найти в этой части королевства. Но практика в магии все же остается на первом месте, хотя я и вижу, что помахать мечем для тебя на много интереснее. Но я думаю, у тебя хватит времени на всё, тем более ты выиграл пари и теперь хозяйственные вопросы, с чистой совестью, ты можешь переложить на меня.
  - Ты знаешь совесть меня и до этого особо не мучала, - с улыбкой произнес Алекс.
  - Я и не сомневался, куда катится мир, никакого уважения к старшим, - со смехом произнес Дюк.
  Следующий дневной переход не принес никаких неожиданностей. Пара ушастых тушек и жирный тетерев, уже по заведенному правилу благодаря Алексу пополнили запасы продовольствия. Но приближающийся Бахук, заставлял все больше нервничать Дюка.
  - Может не стоит лезть на эту проклятую гору, на ночь глядя?
  - Не переживай, и уж поверь мне, там наверху нам будет намного безопаснее чем внизу. Научись, в конце концов, доверять мне, не один месяц еще топать вместе.
  Карабкаться вверх по склону пришлось не так долго. Где-то на середине склона Алекс остановился и закрыл глаза, поводил головой из стороны в сторону, словно к чему-то прислушиваясь, и уверено зашагал траверсом влево. Через пару сотен шагов вновь остановился, и словно что-то услышав, скользнул в кусты. Перед шагнувшим следом Дюком возникла узкая щель в скале, за ней оказалась небольшая уютная пещерка с очагом и минимальной утварью на импровизированных полках.
  Алекс пошел вдоль стены, прикасаясь то к одному, то к другому предмету.
  - Здесь мой приёмный отец принял на воспитание меня от моей матери, странно, но почему я не испытываю должного благоговения соответственно моменту.
  - Может момент не совсем соответствующий, или это у тебя нервное? Я могу еще пару предположений озвучить, но думаю, ты лучше сам разберешься.
  - Я догадывался, что ты чуткий и сострадательный индивидуум, но не знал, что до такой степени.
  - Спасибо конечно за столь высокую оценку, всегда рад помочь. Только ответь на один вопрос, что такое индивидуум?
  - Если бы знал, сказал бы, само как-то выплыло из подсознания, но думаю, это не ругательное не переживай.
  - Спасибо за столь подробное разъяснение, но думаю, тебе не стоит тут хватать все подряд, особенно этот стеклянный шарик.
  Запоздавшее предупреждение не остановило Алекса, ухватившего с маленькой каменной полки небольшой матовый шар на подставке. Кольцо на руке слегка нагрелось, и шар засветился изнутри. По пещере пронесся слабый ветерок, а затем раздался женский голос, шедший вроде как отовсюду сразу.
  - Ну здравствуй Алекс. Я так понимаю, ты вырос любопытным и самонадеянным как я и предполагала. Твоё кольцо активировало заклинание, наложенное на шар оракула. Сам по себе он, бесполезная игрушка, которую можно купить в любом городе, но в умелых руках может оказаться полезным как сейчас. А теперь, я отвечу на кое-какие вопросы, наверняка мучившие тебя последнее время. Меня зовут Мартой. Я была студиозом королевской академии магии, факультета магии сознания. Мне пришлось бежать из столицы в тот день, когда исчез Александр, декан моего факультета и ректор академии. Некоторое время мы с ним были близки, и так получилось, что незадолго до его исчезновения мы зачали тебя, хотя это и звучит довольно неправдоподобно, но это так. Кольцо на твоём пальце, это его подарок, он снял его и передал мне, когда мы расставались той ночью. Он сказал, что я могу полностью доверять людям с подобными кольцами. К сожалению, а может и к счастью, я знаю только одного носителя подобного кольца, и он помог мне скрыться из столицы, его имя Дениус, он тоже ученик Александра. Если он еще жив, он должен находиться в Волчьей крепости, на должности второго мага. Ещё один был с подобным кольцом, но я не знаю, кто он такой, хотя он и помог мне. Больше я не знаю, кому можно доверять, разве что его величеству, но тебе опасно даже подходить к королевскому дворцу. Как только сойдет снег, я уйду отсюда, и может быть, даже покину королевство, еще не знаю, но оставляю тебе небольшой подарок, это все что мне удалось прихватить с собой из академии, слева от входа чуть выше головы в щели. Прощай, может судьба, нас когда ни-будь сведет.
  В щели оказалась толстая, потрёпанная тетрадь с конспектами. Руны заклинаний магии разума вперемешку с красивым почти каллиграфическим подчерком.
  Алекс обернулся к Дюку, и только сейчас заметил его изумленный взгляд, он даже казался слегка пришибленным.
  - Ну что ты уставился на меня, как будто единого увидел?
  - Ты что нечего не понимаешь? Или прикидываешься идиотом, чтобы меня позлить?
  - Да все я понимаю, я этих сказок о бесплодии магов в детстве наслушался выше крыши. О том, что это наказание богов или, что-то в этом роде, я особо в эти бабкины сказки не вникал, и без этого дел хватало.
  - Ни черта, ты не понял, как я погляжу, - вымолвил Дюк, тяжело опускаясь перед очагом, который Алекс уже успел запалить.
  - Объясни дурачку, научи так сказать уму разуму.
  - Ну тогда слушай, и присядь пожалуй, не то брякнешься ненароком как я чуть не сделал. Есть такая богохульная теория, которая все же имеет право на существование. Тысячи лет назад, на земле существовали высшие маги, но их было очень мало. А вся фишка в том, что все они были результатом зачатия двух магов, что само по себе редкость. Так как природой, что ли было так создано или еще что, но маги не могли иметь детей, вернее они у них рождались очень и очень редко, и в основном, это были дети от мага и обычного человека. Так что ребенок, рожденный у двух магов, был как ошибка природы или исключением из правил. Правда они и рождались не чаще чем раз в сотню лет, а то и гораздо реже. Но если учесть, что все они могли продлевать себе жизнь, то в конце концов их набралось что-то около дюжины. Их могло быть и больше, ведь благодаря своим знаниям, они были почти неуязвимые, но кого-то отравили, кого-то убила его же охрана, либо близкие друзья которым они доверяли. Короче остались самые сильные, или даже можно сказать самые умные. Жили они все уединенно в основном в своих замках крепостях, накапливая знания, которые и так превышали все мыслимые границы. Но всегда находились идиоты, зарившиеся на яко бы сказочные богатства этих магов, хотя всякого рода амулеты, свитки с мощными заклинаниями и всякие подобные магические безделушки, конечно нельзя было переоценить. И на штурм этих цитаделей, ходили целые армии различных, особо жадных правителей, и нечего их не могло остановить даже печальный опыт предыдущих поколений. В конце концов, магам это видимо надоело, или они просто почувствовали, что достигли наивысшего могущества, и они решили переселиться на олимп. Стали появляться новые культы, поклоняющиеся новым богам. Даже у церкви единого в своих трактатах есть описание борьбы старых и новых богов. О событиях, происходивших на Олимпе мы можем судить только с их слов, якобы получившей эти знания от единого, но то как происходило истребление новоявленных культов на земле мы знаем точно. То, что попытка подвинуть старых богов на олимпе провалилась можно догадаться и без церковников, но то, что число старых богов сократилось это факт. Зато после этого, все религии объявили о божественном запрете на браки между магами, и вообще на какую-либо любовную связь. Церковникам, даже в свое время было подарено богами некое направление магии, чтобы пресекать подобные союзы. И паладины святой церкви, странствовали по свету, неся кару господню, всем ослушникам. Это сейчас данное направление магии утратило своё могущество, а раньше паладины могли противостоять стихийным магам третьей ступени, правда с магами сознания у них иногда возникали заминки, хотя пара тройка паладинов справлялась и с такими задачами. Но это происходило очень давно и неправда, запрет на близкие отношения между магами разного пола, настолько был вдолблен церковниками в умы паствы, что за сотни лет необходимость паладинов, как противопоставление силе магов исчез. Правда они еще долго существовали, неся кару божью, и слово господне, но противники были уже не те, да и правителям, не особо нравилось, когда по их землям шастали, всякие фанатики, и карали безбожников от имени церкви, а не от имени настоящего сюзерена данных земель. И вот я узнаю, что путешествую с сыном самого сильного мага в королевстве, исчезнувшего при неизвестных обстоятельствах, а его мать не последний маг сознания, что дает их отпрыску, черте какую гремучую смесь в наследственность. Да не будь я атеистом, я должен бы был, снести тебе голову ко всем чертям, как только это узнал. Ты же человек вне закона, и не только божьего. Хотя светские законы, по данному поводу давно уже и благополучно забыты.
  - И как это повлияет на наши с тобой дальнейшие отношения? - Алекс насмешливо смотрел на своего попутчика, сидевшего напротив.
  - А так. Теперь мне придется охранять тебя как зеницу ока. Теперь уже бессмысленно скрывать, но мне, это колечко передал сам король. И задание у меня было ну очень интересное. Выследить одну барышню, слинявшую из академии в день исчезновения Александра. И сопровождать её желательно инкогнито, и оберегать от всех неприятностей. Инкогнито не особо получилось, догнав её по дороге в Лар, я сразу почувствовал её колечко, о котором даже король не подозревал. И хорошо, что оно у неё оказалось, она тоже моё почувствовала, и слава единому. А то нервная женщина, да ещё и маг сознания, это я тебе скажу... Так и путешествовали мы с ней до самого Калле. Ты даже не представляешь скольких мне пришлось отправить к лодочнику, пока мы туда добирались. Хотя добрались мы довольно-таки быстро, даже очень. А потом она исчезла, и я теперь догадываюсь почему. Она знала обо мне, знала, что я её прикрываю, но всё же слиняла, потому, так как поняла, что беременна. Я землю носом рыл, параллельно прикончив ещё несколько таких же 'интересующихся', надеясь, что это были не люди короля. И всё же я её вычислил, она в болотах у вашего посёлка осела. Когда же ваш голова, послал запрос в Колле на счёт ведьмы, я отправил весточку королю, потому и не прислали никого разбираться с твоей мамкой. Ну а после похода твоего приёмного отца на болота, она исчезла окончательно. Так что интересы королевства обязывают меня защищать отпрыска самого Александра, тем более, можно сказать единственного друга нашего короля, хотя уже и в прошедшем времени, любыми доступными мне способами. Я представляю физиономию нашего монарха, когда он узнает о тебе, и о твоих родителях, тем более о твоих родителях!
  - Мать сказала, что связываться с королём опасно, но я думаю, стоит рискнуть. Ты сможешь организовать встречу с ним?
  - Думаю, что да, и теперь главная наша задача добраться до столицы, и как можно быстрее.
  - Это с какого перепугу, ты передумал и решил поспешить?
  - С тех пор как узнал о твоей родословной, и теперь мне хочешь, не хочешь, а придется прислушиваться к твоему внутреннему голосу. Да и у самого, чёт на душе не спокойно ка то. Ладно, хватит лясы точить, я живностью займусь, а ты марш своими магическими штучками заниматься, сегодня махание железками отменяется, подумать надо, хотя у самого руки чешутся тебе на мечах жопу надрать. Но нечего, всему своё время.
  - Я смотрю, ты всерьёз взял надомной шефство, ну что же, слушаюсь и повинуюсь 'учитель'.
  - Повиноваться, конечно не обязательно, но прислушиваться все же стоит, а если перестанешь паясничать, так вообще тебе цены не сложишь. Ладно, вали свои умные книжки изучать, завтра рано выходить. Кстати, завтра последний день по своим землям пойдем, так что прогулка заканчивается. Орки не сильно обрадуются таким гостям как мы.
  - Ну, это еще не известно, кому надо по данному поводу переживать. Я бы вообще задержался на денёк другой у них, чтобы показать этим клыкастым кто в доме хозяин.
  - Затея конечно заманчивая, но я думал, мы спешим, хотя поразмяться, и посмотреть, на что ты способен было бы интересно.
  - Я думаю если без фанатизма, то можно по пути встряхнуть местных клыкастых. Ладно поживем, увидим, не чего попусту воздух сотрясать, у нас и без того дел полно.
  Следующий переход не чем особым не отличался, лишь зайцев Алекс набил больше обычного, движение по землям орков, могло и не дать возможности на приготовление пищи. Хотя у них и был запас вяленой оленины, но решили, что пара лишних жареных заячьих тушки никогда лишними не будут, тем более, в свете всё возрастающим аппетитом Алекса.
  Вечером после ужина провели полноценную тренировку. Дюк выкладывался полностью, но достать Алекса так и не удавалось. Смазанные росчерки мечей, в совокупности с какими-то ломаными движениями соперников, стороннему наблюдателю если бы токовой имелся, показались бы, какой-то второсортной немой пантомимой. Лишь приглушённый звон мечей, говорил о серьёзности всего происходящего.
  - Если ты не начнешь выкладываться до конца, мне в скором времени наскучат эти пляски, - Алекс сидел напротив Дюка, и скорее по привычке, чем по необходимости правил и без того идеальное лезвие своего меча. - Если в тех сказках, что ты мне рассказал и есть хоть капля правды, то мне надо лет сто как минимум прожить, для того, чтобы быть на что-то похожим. Но, к сожалению, по твоим же словам, меня должен убить каждый чтущий не только церковные, но и светские законы гражданин данного государства. И чем больше ты мне покажешь, тем больше у меня шансов выжить. Но не думай, что твои секреты, которые могут быть бесценным, и страшнейшим секретом твоего ордена, или какого-либо другого образования, я могу придать огласке. Поверь, если в твоих словах есть хотя бы капля истины, в чем ты меня пытаешься убедить, то все твои секреты для меня не стоят и выеденного яйца. Если ты мне поможешь, то попросту сэкономишь мне пару лет, если не месяцев.
  - Хорошо, вставай, и да поможет тебе единый.
  - Ты чего старый, перестал быть атеистом? - Алекс поднялся, поигрывая мечем. Он понял, сейчас произойдет то, что в других обстоятельствах он достиг бы едва ли через годы.
  - Будь ты хоть десять раз человеком короля, или весь обвешанным кольцами подобными этому, - Кивок красноречиво указал на заветное кольцо. - Я бы и пальцем не пошевелил, чтобы показать тебе то, что покажу сейчас. Но не зря мою бабку считали ведьмой, и чуть было не сожгли. Я просто знаю, что я должен это сделать, а интуиция еще ни разу меня не подвела, может потому и жив ещё. Так что, расслабься и получай удовольствие, сейчас и увидим, насколько верны все эти бредни, и ты действительно тот, о ком я думаю.
  Плетение незнакомого заклинания, словно бич ударило по сознанию Алекса, и оно отреагировало как-то странно, выдало краткую команду организму. Одновременно вмешалась какая-то иная сила, меч, будто услышав эту команду, ожил, и тело словно марионетка, движимая двумя разными началами, сделало свой ход.
  Алекс атаковал первым, он и сам не знал, что такое возможно, но меч, словно сбросив с себя все законы, возник, где долю мгновенья назад находился соперник, который и сам превратился в неуловимую тень. Бой продолжался не более десяти минок. Странный бой, неслышно было звона мечей, лишь редкий шелест молниеносных скользящих звуков, и неясное мельтешение серых теней, завораживало своей нереальностью.
  Бой прекратился так же неожиданно, как и начался. Алекс кулем свалился у костра не в силах пошевелиться. Тело, словно вытащили из-под гигантских жерновов. Хотелось закрыть глаза, и провалиться в небытие.
  - Прежде чем ты вырубишься, ответь на пару вопросов, - голос Дюка вырвал его из приятной полудрёмы.
  - Если это не может подождать до завтра, тогда я слушаю.
  - Может и подождало бы, но тогда я сегодня не смогу уснуть. Я так понял, ты не использовал магию, для ускорения как это сделал я, тогда каким образом ты двигался с той же скоростью? И чем больше я ускорялся, тем быстрее становился ты, а такое физически невозможно, у тебя должны были просто порваться связки, ещё при первоначальном ускорении. Может ты, не из мяса с костями сделан, как все? Давай ковырнём слегка, так сказать в познавательных целях.
  - Мозг себе ковырни, больше пользы будет, может твои извилины на место после этого встанут, если они конечно есть. Но ты в чем-то прав, магией я сейчас не пользовался. Но перед боем, в ответ на твоё заклинание, у меня словно что-то вбросили в кровь, даже жжение по всему телу волной прокатилось. Но если бы не меч, я бы все равно не выдержал конкуренции, опыта у тебя, побольше моего, но тут меч не подкачал, сам словно предвидел все твои атаки. Видать у него-то опыта на десятерых, таких как ты хватит. Я тебя раз пять достать мог, да что там пять мне казалось, что меч просто играет с тобой, и может достать тебя в любое мгновение.
  - Значит и мне это не показалось, я грешным делом подумал, что ты надо мной издеваешься. Вот черт, век живи век учись, теперь получается мне к тебе в ученики идти надо, хотя какой из тебя учитель, если за тебя считай все меч и делает. Но тренировки все же нужны, но теперь уже и мне тоже. Я из сегодняшнего боя много полезного вынес, буду учиться если уж не у тебя, то хоть у твоего меча, видать опыт у него накоплен не за одну тысячу лет. Ладно, спи, надеюсь до завтра восстановишься, по орочьим местам то попрём.
  - Я тоже на это надеюсь, и все же придется тебе своим секретом по ускорению магией поделиться, хотя я думаю, его сумею повторить, только потренироваться надо, оно у меня в башке, словно кол застряло, да и не сложное вроде.
  - Магия магией, а твоя хрень на много лучше, не каких тебе магических следов не оставляет, да и похоже мой разгон мне не очень-то и помог, я все равно за тобой не успевал как не старался, а то что тебя сейчас ломает всего, так это дело привычки я думаю. Да и надо тебе как-то научится самому контролировать выброс этой дряни в кровь, а также её дозировку, это было бы ой как полезно. Теперь я понимаю, почему древних магов было так трудно убить. Черт, парень, ты не перестаёшь меня удивлять, ладно, спи давай.
  К утру Алекс практически восстановился, лишь в плечах и локтевых суставах осталась еле заметная ноющая боль. Зато аппетит был зверский, и доедая последнего зайца Алекс с сожалением взглянул на косточку в руке.
  - Ну ты брат даёшь, вообще то этих ушастых мы рассчитывали оставить на обед, чтоб не задерживаться на дневном привале.
  - Нечего, если надо, задержимся, я же не виноват, что жрать хотелось, как будто я месяц постился.
  - А как самочувствие? Вчера на тебя жалко смотреть было.
  - Как проснулся, чувствовал себя побитой собакой, а после приёма пищи, готов горы свернуть, только вот колечко чёт ледяным стало как после того огненного шарика, который я чуть было не принял на грудь.
  - А ты что, так и не понял, это кольцо восстанавливает твои силы, а потом потихоньку накапливает их в себе, беря от тебя же, когда ты в норму приходишь. Теперь пока оно не потеплеет, ты будешь быстрее уставать, больше обычного жрать, как сегодня. Так что на дневной привал по любому останавливаться придется. Ладно, отдохнул? Поднимай свою задницу, пора двигать, нам еще брод искать, и кстати, ты теперь желательно почаще свою сеть раскидывай, не по своим землям всё же потопаем. Кстати увеличилась то она у тебя за последнее время.
  - Какой ты всё же шустрый, три мили в диаметре ему уже мало, совсем зажрался. Ладно, шучу я, шучу. Увеличилась только не на много, не такое это оказывается простое дело, да и времени на занятие по этой части не хватает, другим голова занята. Но зато от практики толк есть, и еще какой. Теперь могу её почти в два раза чаще раскидывать, запас силы за эти дни подрос, и откат практически не замечаю, так слегка встряхивает ещё, но уже не так как по первой.
  - Так, стоп, я не понял, ты что, своим внутренним потенциалом всё это время пользовался? А внешние потоки не трогал вообще?
  - Ну да, откуда мне знать, как ими манипулировать! Это я только вчера вечером из конспектов матери, про управление магическими потоками и тому подобную хрень вычитал.
  - Ну ты малец даешь, ты хоть бы у меня спросил, я тебе кой чего разъяснил бы, хотя и сам не силен в этом. Но точно знаю, что магов с собственным потенциалом, в нашем королевстве, считай почти и нет, а если и есть, то его очень тяжело развивать. Проще так сказать силы вокруг себя зачерпнуть, и больше и количество не ограничено, почти. Но и свой потенциал, это очень даже полезная штука. Когда им пользуешься, никакой другой маг, по возмущениям линий силы тебя не обнаружит. Хотя я и не слышал, чтоб у магов был достаточный потенциал, что бы заклинание хотя бы пятой ступени напитать можно было. И восстанавливается он чёрте сколько. Так что и дальше на нем работай, может, что путное из этого и выйдет, а про управление силовыми потоками я тебе, что знаю вечерком расскажу, и даже продемонстрирую на сколько умею.
  - Я думаю, что уже по боле тебя об этом знаю, хотел еще сегодня по этой теме пройтись, всякие нюансы уточнить, прежде чем за практику приниматься.
  - Да парень, ты не перестаёшь меня удивлять. Хотя я бы должен был к этому привыкнуть. Насколько я слышал, внутренний потенциал магов восстанавливается не так быстро, и уж точно не за ор другой. А у тебя как с этим делом?
  - Если учесть, что у меня на сеть уходит не весь потенциал как в первые разы, а всего две трети, так как он за последнее время у меня на эту самую треть увеличился, то время между заклинаниями у меня сократилось, до одного ора, а чтобы восстановить его полностью понадобится примерно полтора.
  - Ты дорогой мой не то учитываешь. Насколько я слышал, хотя опять же из вполне достоверных источников, чтобы увеличить собственный потенциал хотя бы в половину, магу требуются годы, если не десятилетия, а не три четыре дня. Ладно, вон уже солнце появилось, а мы с тобой тут лясы точим, пора двигать, вечером еще поговорим.
  Брод нашёлся довольно близко, сеть показала, что на той стороне не каких сюрпризов не ожидается. Ближе к полудню на поясе у Дюка уже висела пара дежурных тушек, и он уже стал присматривать место для привала, когда рука Алекса резко поднялась, в предупреждающем знаке.
  - Похоже орки, юго-запад, мили полторы. Чувствую шесть точек возмущения, две по краям, похоже дозорные четверо между ними, видимо возле костра.
  - Наверное охотники, зима то недавно кончилась, вот и вылезли, по первой зеленке, припасы пополнить. А возле границы зверья всегда больше было, вот жадность их и выгнала. Голод как говориться не тётка. Потому и в секрете двое, у себя то в охотничьих угодьях, наверное, и одного даже не ставят.
  - Согласен, вот мы и решили свой продовольственный вопрос.
  - В смысле?
  - В прямом. Сколько уже зеленка стоит больше недели? А значит, запасов вяленого мяса у них больше чем мы сможем унести. Надеюсь ты не против сократить численность зеленомордых, на шесть особей?
  - Чего ж не сократить, можно и сократить. Только охотничья партия у них что-то маловата, все ж граница рядом, а их всего шестеро.
  - Так полдень всего, основная то часть на охоте, скорее всего вниз по течению ушли, к вечеру будут. Да и Бахук с той стороны реки, особо не способствует появлению наших секретов в этих краях. Вот и расслабились ребятки. Думаю, они вдвойне заслужили наказания за свою беспечность.
  - Ладно, пошли, чего базарить попусту. Я беру ближнего, ты дальнего, потом и костровыми займёмся.
  Оба часовых умерли без единого шороха. Остальные орки умерли не на много позже. Прямо у небольшой импровизированной коптильни, вырытой в земле. От запаха только что вынутого из неё окорока, даже у Дюка потекли слюнки.
  - Если ты продолжишь поглощать мясо в том же темпе, нам нечего будет с собой забирать, - насмешливо произнес Дюк, хотя сам не особо отставал, от своего младшего товарища.
  - Из-за постоянного применения магии, я все время с не полным внутренним потенциалом, потому и постоянно голодный. Думаешь, он за счет святого духа восстанавливается. Я не стрелял больше двух зайцев только из-за того, чтобы ты, не жарил их по полночи, так что грузимся под завязку, мне все равно этого и на пару недель не хватит. Ладно, пора двигать, думаю, остальных по пути перехватим. Уф, я первый раз полностью наелся за последнее время.
  Груз продовольствия заметно уменьшил скорость передвижения, приходилось даже делать короткие остановки, чтобы перевести дух, через каждые пару оров. Во время второй передышки Алекс прикрыл глаза и негромко сказал.
  - Шестеро, как и предполагали, идут с юга, три пары, интервал пятьдесят шагов.
  - Значит, будут умирать не вместе, а по очереди, нам же проще,- буднично произнес Дюк, отхлёбывая из бурдюка, - Думаю, не стоит форсировать события, отдохнем немного и встретим их здесь. Ты не против?
  - Нет, - коротко ответил Алекс с набитым ртом.
  - Если ты и дальше так будешь поглощать запасы, нам и на неделю не хватит, не то что на две, - скорее от вредности, чем от возмущения воскликнул Дюк, у него ещё после полуденного привала было тяжело в желудке.
  - Не гунди, чем больше съем, тем легче идти будет.
  - И то верно. Ладно я вздремну, как подойдут толкнешь.
  Спустя пол ора, шесть остывающих трупов, остались позади уходящей на юг парочки.
  - Теперь ты будешь все время идти впереди, я только буду раскидывать сеть каждый ор, выбор пути и визуальное наблюдение на тебе, - Алекс сидел возле костра, жуя кусок мяса и листая тетрадь своей матери.
  - С какого, это перепугу? Или ты решил теперь и на ходу производить приём пищи?
  - Нет, просто я теперь буду на ходу экспериментировать с силовыми потоками, попробую на ходу ставить отводящий щит, и еще парочку мелких заклинаний. А ты давай не отлынивай, хватит валяться, зайцы сами не пожарятся.
  - Зачем мы вообще их тащили, вон сколько мяса тащим, и уже готового.
  - Во-первых, с моим аппетитом, этого на долго не хватит.
  - Это уж точно, легче убить, чем прокормить, хотя убить тоже проблема.
  - А во-вторых, тебе все равно нечего делать перед сном, вот и займёшься, тем более пари было на месяц, а не на неделю. А я в свою очередь обещаю, добывать зайцев непосредственно перед вечерним привалом, чтоб меньше тащить было. Как закончишь с зайчишками, разомнемся на мечах, так сказать по-взрослому, чтобы спалось крепче.
  - Ага, ты-то будешь дрыхнуть, а мне всю ночь в пол глаза маяться.
  - С сегодняшнего дня, можешь спать в оба, я тут сеть слегка подправил, теперь она почти два ора держится, а когда исчезает, меня будит, только прежде чем пойдешь на дальняк, меня буди, от греха подальше.
  - Это лучшая новость за последние дни, я теперь даже добрее буду, как стану высыпаться. Теперь раз такое дело, можешь по три зайца к привалу снимать, оставшегося времени, чтоб выспаться мне хватит вполне.
  - Договорились, - бросил Алекс и вновь уткнулся в конспекты.
  Следующие несколько дней прошли в походной рутине. Если Алекс раньше бубнил себе под нос только на привалах, то теперь, то же самое происходило и на ходу. Количество трофейного мяса сократилось, и путники вышли на прежнюю скорость передвижения. Южная граница топи быстро приближалась.
  

  - Стой, - голос Алекса остановил впереди идущего товарища.
  Обернувшись, Дюк обнаружил, что перед Алексом дрожит еле заметное марево как от перегретого воздуха.
  - Это то, о чём я думаю? - снимая с плеча лук и накладывая стрелу, спросил Дюк.
  - Да, оно самое, ты только в голову не цель, вдруг не сработает. Я тут его немного подправил.
  Стрела в двух локтях от Алекса плавно ушла вправо, следующая последовала за ней.
  - Хватит, попробуй теперь мечем.
  - А что, сработает?
  - Должен, если я всё правильно сделал. Ток сначала полегче, не то я тебя знаю.
  Дюку так и не удалось достать Алекса, меч словно соскальзывал, не доходя до тела пару дюймов, и уходил в сторону.
  - Славно, а двоих закрыть сможешь?
  - Только пока от дистанционных атак, максимальный диаметр защитного полога примерно пять шагов, от арбалетных болтов не больше трёх. Но думаю, со временем смогу увеличить. Но это позже, а пока надо бы заняться наработками нашего друга, которого ты так удачно прирезал. Мне не даёт покоя его последняя задумка. Я даже не представляю, что должно было произойти, если бы у него все получилось. Ладно, потопали дальше.
  Южная граница топей быстро приближалась. Через пару дневных переходов, можно было перебираться на восточный берег, когда Алекс, вновь остановил впереди идущего Дюка.
  - Ну что ещё, до привала осталось меньше ора, не мог потерпеть со своими экспериментами?
  - Параллельным с нами направлением движутся две тройки орков, мы постепенно их нагоняем.
  - Ты уверен, что это орки, а не люди? Граница всё-таки под боком, могут и свои быть.
  - Нет, это орки, я научился отличать их структуру искажения поля, от человеческой.
  - Ну так пойдем и убьем их, какие проблемы?
  - Да в общем то не каких. Может дождемся, когда на привал станут, проще будет?
  - Согласен, ходу.
  Прошло чуть больше ора, когда Алекс остановился, и мрачно взглянул на Дюка.
  - У нас проблемы, и похоже не маленькие.
  - Ты меня пугаешь, малыш. Какие у нас могут быть проблемы в лесу? Будь там хоть сотня орков мы просто обойдем их, и уйдем своей дорогой, какие проблемы?
  - Под словом нас, я имел в виду не только нас двоих. Как ты догадался, эти две тройки были лишь фланговым дозором, не знаю, сколько их еще впереди, но моя сеть накрывает чуть меньше тысячи. И как ты понимаешь это многовато для банального набега на приграничные поселки.
  - Но маловато, для взятия крепости. Хотя кто сказал, что это единственный отряд в этом районе, что-то мне подсказывает, что они идут на соединение, и мне это ой как не нравится.
  - Сдается мне, кончилась наша спокойная жизнь, даже раньше, чем я ожидал. Придется пару, тройку ночей не поспать. До крепости почти неделя пути, если двигаться и ночью, четверо суток. Я думаю нашим достаточно будет пары суток чтоб хорошо подготовиться к осаде.
  - Ладно, зачем мозг понапрасну напрягать, пора ногами работать. Хотя так не хотелось соваться в крепость, но в этом есть и плюсы, обойдем эти чертовы пустоши.
  - Похоже на то, ладно двинули.
  Первые пара переходов, прошли относительно спокойно, правда пришлось обойти пару орочьих секретов, двигавшихся в том же направлении, но к броду вышли раньше их, и успели спокойно перебраться, до их подхода. Алекс шедший теперь впереди вновь поднял руку.
  - Что на этот раз? Дай догадаюсь, наши к броду прут, скорее всего рейнджеры ну и сколько их там?
  - Дюжина, идут стандартно, ромбом, четыре дозора по два человека, и четверо в середине.
  - Надо их останавливать, орки их живыми не выпустят не одного.
  - Нейтрализуем передних, втолковываем им, что мы свои, а они пусть договариваются с остальными.
  - Лады, ищем место для встречи.
  Рейнджер шедший первым внимательно глянул по сторонам, прислушался и бесшумно нырнул в зелень между двумя небольшими кустами. Рука закрывшая рот, и вторая прижавшая его правую руку, дернувшуюся к кинжалу, мягко говоря, были неожиданностью для него.
  - Не делай глупостей, свои, я отпускаю, кивни если понял.
  Рейнджер нервно дернул головой в знак согласия. Обернувшись, он увидел, что его напарник, находится в таком же положении что и пару мгновений назад был он. Только если его перехватил коренастый мужичек лет около сорока, то напарника держал совсем молодой парень, не старше семнадцать. И судя по тому, что напарник не мог даже пошевелиться, хватка у парня была не слабее чем у его нового 'знакомого'.
  - Его тоже можно отпустить, он не тупой глупостей делать не будет.
  - Вы кто такие, мать вашу, я чуть в штаны не наделал, - напарник хоть и говорил слегка дрожащим голосом, но все же шёпотом.
  - Об этом мы будем со старшим говорить, ты уж извини, за портки, но нужно было быстро вас остановить и без лишних эксцессов.
  - Да не дураки, понимаю, по-другому, дольше бы получилось, обождите минку, сейчас старшого кликну, - тихо сказал первый, и бесшумно скользнул в кусты.
  Через три минки из кустов вынырнул безликий мужичонка, слегка преклонного возраста, но его взгляд, не оставлял сомнений в его старшинстве, было ощущение, что он и без того знает, что ты ему только что хотел сказать. Кивок головы, и сопровождавший его рейнджер с напарником бесшумно растворились в листве.
  - Ну ка, ну ка, дайте-ка мне взглянуть на возмутителей спокойствия, которые моих лучших ребят как сопляков малолетних без звука в бараний рог скрутили, - глаза старшего бегло оглядели обоих 'провинившихся', и казалось, что он углядел даже то, что лежало на дне походных котомок, лежавших в ногах. - Я так понимаю, вы с той стороны, и пошалили там изрядно. Что, вырезали охотничью команду, да на более крупный отряд напоролись, теперь тикаете, и нас решили предупредить, чтоб мы под горячую руку не попали? Ну так сколько их там сотня, или больше?
  - Больше. Только не сотня, а около полутора тысяч. Мы не знаем точно, они идут с северо-запада, значит, будут соединяться с восточными племенами, так что будьте так любезны, как можно быстрее сообщите в Манор, а нам на восток поспешать надо. Дела у нас там срочные.
  Мужичонка помрачнел, и ненадолго задумался, видимо что-то решив, он повернулся и хмуро посмотрел на обоих, негромко произнес.
  - Вы, наверное, долго уже гуляете, потому и не знаете, воина у нас. Месяц назад, пали несколько восточных крепостей. Все конные, чуть более седьмици назад, отправили на восток, в Маноре чуть боле половины гарнизона осталось. Остальные в срочном порядке на восток переброшены. И в свете военного времени, я должен вас в крепость препроводить извиняйте таков порядок. Если конечно у вас, какой грамоты или ещё чего-то в этом роде не имеется.
  Теперь хмуриться настала очередь пришлых.
  - Пойдем ка, отойдем, - Дюк кивнул Алексу. - Во дела блин, ты понимаешь, чем это пахнет.
  - Даже может лучше, чем ты, но это не реально забудь.
  - Ты это о чем?
  - Не валяй дурака, ты прекрасно понимаешь, о чем я, мы не сможем их задержать на столько, чтобы вернуть резерв обратно в крепость. А если мы все-таки влезем, нас тут раздавят как клопов, а сами ускорят движение, и наши даже из Катура не успеют перебросить те крохи верховых, что там наверняка остались. Хотя и с ними у них практически нет шансов. Черт, наше худшее с тобой предположение, похоже сбывается.
  - Да, похоже у клыкастых все же появились поклонники в людской среде, как это невероятно не выглядело бы. В любом случае, для нашего короля ты важнее любой крепости, тем более, сейчас. Ты именно то семя, из которого может вырасти колос победы.
  - Да хватит тут комедию ломать. Ты уже все решил, когда отводил меня в сторону. И в независимости от того, уйду я на восток или останусь тут, ты решил попытать счастье и достать хотя б одного шамана, идущего в первой волне. И тем самым надеешься их притормозить. И ты прекрасно понимаешь, что у тебя одного шансов на это ноль. А у нас двоих, шанс достать шамана равен двум нулям, а ноль плюс ноль, все равно получается ноль!
  - Но ты же убил одного шамана не так давно.
  - С ним, было чуть более пятидесяти орков, а не больше полутора тысяч!
  - Я так понимаю, ты уже что-то придумал, видишь ли, у тебя всё на лице написано. Но учти, ты в любом случае должен будешь уйти на восток, как бы здесь не обернулось.
  - Хватит меня держать за идиота, пойдем обрадуем нашего старшого, что у него шансов выжить в ближайшее время меньше чем научиться летать.
  - Что, пришло время отправляться к предкам? - мужичек стоял щурясь на солнце, ковыряясь травинкой в зубах.
  - Черт, Алекс, по твоей кислой физиономии, только ленивый нечего не поймёт. Да батя, похоже пожили мы своё, пора и честь знать. Только учти, этот паренёк в любом случае должен будет уйти на восток. Даже если нам тут придётся ради этого несколько раз сдохнуть!
  - Понятно, чего ж не понять, чай не дурак. Надо, значит уйдет.
  - Будет вам раньше времени в гроб ложиться, двигаем к броду. Только сначала гонцов в крепость отправь.
  - Уже отправил, двоих. Одного напрямки, второго чуть восточнее. Сразу, как только вы шептаться ушли.
  - Это хорошо. А теперь отец отправляй-ка еще двоих, только самых шустрых. Пусть идут вместе, и обязательно тем путем, которым ты сам бы не когда в жизни не пошёл. Я ясно выражаюсь?
  - Куда уж яснее. Значится считаете, орки нас встречать будут.
  - Могут и не только орки батя, так и скажи своим гонцам, не доверять никому! По пути не с кем в контакт не входить! Не будет возможности уйти от контакта, пусть убивают. Ну как ты и сказал, не дурак, сам поймёшь.
  Мужичок стал мрачнее тучи.
  - Эта, пожалуй самая худшая новость, из всех что вы сообщили. Пошлю троих, так будет надежнее. Жалко первых не предупредил. Хотя так у тройки больше шансов прорваться будет. Пусть думают, что мы не в курсе.
  Старший патруля исчез в кустах. Через пару минок он вновь появился и молча направился в сторону брода.
  - Ваше дело прикрывать меня, работать только по моей команде, сильно вдоль берега не рассредоточиваться. Надеюсь следующий брод далеко?
  - На против крепости, она как раз его прикрывает, так что этот считай последний. Ниже по течению бродов уже нет, от Катура река уже судоходная.
  - Это хорошо, значит в любом случае попрут здесь. Экономьте стрелы, бить только наверняка, хотя кому я это говорю.
  Тому что командует Алекс, старшой даже не удивился, воспринял как само собой разумеющееся. К броду подошли практически одновременно с первым патрулём орков. Брод был неширокий, с сильным течением, кустарник по берегам уже полностью покрытый зеленью давал прекрасную возможность для засады.
  - Они уже там, ждут второй патруль, но все равно раньше темноты не полезут, все равно основной отряд подойдет не раньше завтрашнего обеда.
  - Я конечно не дурак, и догадался что ты маг, но полторы тысячи, да они нас из луков тупо наугад всех перестреляют, не переходя реки.
  - Если ты не дурак, в чем ты нас все время убеждаешь, то прикажи своим сделать укрытия от стрел, если даже они нас заметят нечего страшного, и принеси мне запасной колчан со стрелами.
  - А по темноте то, как мы их остановим, они же переберутся, и числом задавят. Их там не меньше трёх десятков будет.
  - Это не твоя забота, сделай как я сказал, вообще меня не трогать, ни при каких обстоятельствах, мне надо кое чем заняться.
  До темноты Алекс сидел перед тетрадью убитого мага, то бубнил что-то себе под нос с закрытыми глазами, то ругался сквозь зубы. С приходом темноты, тетрадь пришлось отложить, вместо нее в руках у Алекса появился лук.
  - Ты это, что в темноте видишь или как? - за спиной у Алекса возник старший патруля.
  - Или как. Вот что, ты наверное уже приготовил одному из своих, стрел с паклей в смоле. Так вот, без моей команды не стрелять. Их там почти три десятка. Течение сильное, быстро не переберутся, а я их покрошу, сколько успею, как к берегу будут подходить тогда и дам команду. Но думаю, не больше половины дойдут, если вообще дойдут. Ждем, скоро полезут.
  Через пол ора сеть показала, что орки начали подходить к берегу. Алекс начал работать, как только орки вошли в воду. Закрыв глаза, молодой маг стал снимать с левого края, тех, кто находился ниже по течению, шум реки перебивал все остальные звуки, и поэтому потерю бойцов орки заметили только к середине реки, когда их осталось чуть больше половины. Раздались краткие гортанные команды, перекрикивающие шум течения. Орки до этого двигавшиеся осторожно, рванули со всех ног.
  - Давай! - скомандовал Алекс выпуская очередную стрелу.
  Горящая пакля ушла в сторону противоположного берега, вырвав из темноты десятка полтора спешащих орков. Но до того, как она исчезла в воде, еще семь тел подхватило течение. Со второй горящей стрелой было все кончено. Последние пара орков, все же добралась до берега, но тут же ткнулись клыкастыми мордами в прибрежный песок.
  - Ну что на сегодня думаю все? Можно и костерок сварганить, - старший стоял позади Алекса.
  - Погоди батя, еще парочка на том берегу, - сообщил Алекс, натягивая очередную стрелу. - Вернее уже один. Пошли кого ни будь на ту сторону, пусть трупы в речку скинут, и колчаны заберут. Нам завтра, ой как лишние стрелы то понадобятся, - сказал Алекс выпуская последнюю стрелу и садясь на землю.
  - Теперь можно и костерок организовать, - негромко сообщил Дюк развернувшись и потопав от берега. - Малой, ты совсем забыл свои обязанности, где зверье, и желательно покрупнее. Нам все равно завтра как минимум полдня сидеть.
  - Вот завтра с утра и сходим, а мне пока поработать надо. Кстати отец ты секреты не выставляй, незачем это пусть люди отдохнут.
  Полночи Алекс сидел у костерка, то изучая тетрадь мага, то берясь за тетрадь матери. Далеко за полночь, словно уйдя в какой-то транс, он начал шептать непонятные слова. При этом, у проснувшегося Дюка от них побежали мурашки по спине.
  С утра Алекс, подстрелив оленя, опять ушёл с головой в изучение записей. Потом словно что-то вспомнив, вытащил из внутреннего кармана перстень с изображением черепа. Покрутив его в руках он с сомнением примерил его, и прикрыв глаза, стал раскачиваться на коленях, что-то мыча себе под нос. Минок через десять на его лице появилась улыбка, и он сделал пас рукой. По листве словно пробежала рябь, а вокруг наступила гробовая тишина. Алекс вскочил и ошарашенно уставился на перстень.
  - Ты это, полегче тут со своими магическими изысканиями, - сзади подошел Дюк, на его лице проступили капельки пота. - Парни чуть не поседели от страха, да и я чуть было не обделался. И ведь даже не поняли с чего это.
  - Ты даже не представляешь, что нам попало в руки, - Алекс снял перстень и невидящим взглядом уставился на него. - Это игрушка древних, я слышал, они были на все руки мастера, в смысле одинаково легко управляли и стихиями, и магией разума. Так вот, колечко это наделяет любое стихийное заклинание, будь то стена огня, воздушная или водяная волна, дополнительным свойством. И тебе лучше пока не знать каким, сам все скоро увидишь. Тот маг просто не разобрался, он думал, что перстень просто носитель самой структуры заклинания, что-то вроде скрижали, но это было бы нелогично. Раз выучил заклинание, и он уже как бы и не нужен. Но это заклинание само по себе работать не может, у него такая структура. Но зато этот перстенёк, как шкатулка с секретом. Открываешь её и видишь в ней драгоценности, но даже и не подозреваешь, что самая дорогая вещичка припрятана, и только надо знать, куда нажать, или вернее, как. Кстати, я ещё что-то почувствовал в нём, но не могу понять, что. Ты же и сам знаешь, что использовать одновременно два заклинания хоть и сложно, но возможно. А вот о том, чтобы совмещать заклинания в единое целое, ты ведь что-то об этом говорил.
  - Нынешние маги точно этого не умеют, а вот древние, делали подобные попытки, но на сколько они были успешны, не знает никто.
  - Теперь знает. Так вот, это кольцо и является тем ключиком, что позволяет это сделать, но только есть одно, но.
  - Это, какое же?
  - Оно наделяет стихийное заклинание магией смерти. А она как ты знаешь вне закона.
  - Думаю тебя это пусть не беспокоит. С востока на нас наседают Халифат с Ганжаком, с запада орки прут. Думаю сейчас не время для щепетильности. Ладно пойдем лопать, оленина как раз подошла, и я почему-то уверен, что ты мягко говоря не прочь подкрепится.
  - Каков план командир, - к жующему Алексу подсел старший патруля.
  - Пока отдыхаем, по тому берегу чуть больше десятка орков рыщут. Видать пытаются понять, куда пропавший отряд исчез. Он ведь наверняка был выслан для вашего перехвата. Вон как в аккурат к броду подошли, вас на том берегу встретить хотели наверняка. А как вас не дождались, так решили сами вас тут поискать. Так как вы в крепость не при каком раскладе не должны были вернуться. Количество ваше они наверняка знали, и теперь не могут понять, как отряд, превосходящий вас больше чем вдвое, мог исчезнуть без следа. Короче, будут ждать шамана, на рожон больше не полезут, а шаман думаю, не раньше вечера подтянется. Так что как я сказал, отдыхайте, и не забивайте себе голову. У меня есть кое какие мысли по встрече, думаю прокатит.
  

  - Над чем трудишься некромантишка? Поаккуратнее с литературой, вон уже всю залапал жиром, - Дюк подсел к жующему Алексу, листающему тетрадь матери.
  - Ты бы хоть немного уважения проявил, что ли. Сам намекал, что я чуть ли не потомок древних магов, - Алекс даже не оторвался от чтения на появление друга.
  - Да как-то не получается мне, представить тебя этаким могущественным магиком, сеющим смерть и ужас окружающим смердам. Тем более они потому и древние, что к величию своему сотни лет шли, а ты от горшка два вершка, а всё туда же. Неправильно всё это как-то.
  - Нечего, сейчас с орками разберёмся, будет у меня времени побольше, я тебе своим мечиком то вобью в тебя уважение. Чего хотел то? Ведь не ёрничать пришёл?
  - В принципе я уже получил ответ на свой вопрос. Настроение у тебя хорошее, значит шансы выжить у нас есть. Просто ребята через-чур хмурые ходят, как будто жизнь уже, того, кончилась. Можно им сказать, что шансы на выживание возросли? Ну, чтобы не обманывать?
  - Скажи, а еще скажи, чтоб меня случаем не порешили тут после того, как я орков поджаривать начну.
  - Что, на столько все будет ужасно?
  - А черт его знает, сам даже не представляю. Но думаю, это зрелище вряд ли кому понравится, это точно. Ладно, вали уже. Вечереет, да и орков на том берегу уже почти тысяча. Шаман наверняка уже на подходе. А мне ещё кое-что закончить нужно.
  

  Вечерело. Напряжение в лагере нарастало по мере сгущения сумерек.
  - Скажи своим, чтобы подошли ко мне, сейчас нас прощупывать шаман начнёт, пусть для него будет загадкой, сколько нас тут. О том, что тут маг, они наверняка уже догадались.
  - Чего удумал то, поделись с народом? - Дюк стоял чуть позади Алекса, тщетно пытаясь всмотреться в наступающую тьму.
  - Да нечего особенного. Я тут щит слегка доработал, добавил так сказать пару рун в плетение. Теперь нас не только стрелой не достанешь, но и сетью не обнаружишь. И все это благодаря колечку, и кстати, не только убитого мага, хотя именно на основе его секрета я и вывел свою, чуточку другую форму наложения заклинаний. Я теперь могу в стихийные заклинания вплетать магию сознания. В принципе там и делать почти нечего не пришлось, сам механизм был, а остальное как говорится дело техники, колечко вот материнское помогло, да и голос крови кой на что натолкнул. Ладно, хватит о высоких материях, шаман прибыл, засуетились клыкастые, похоже скоро начнётся. Так, нас уже прощупывают. А шаман то у них так себе, средней паршивости, которого я завалил давеча, по сравнению с ним зубр. А у этого сеть поисковая слабенькая, так сеточка, а не сеть, и по радиусу маловата, и держится всего нечего. А вот и первые гости.
  Алекс приподнял лук и закрыл глаза. В темноту одна, за одной ушли четыре стрелы.
  - Ну что там? - с нетерпением спросил один из рейнджеров, похоже самый молодой.
  - Уже нечего, пустили тройку под щитами, щиты у них маловаты, только для ближнего боя, но все равно первая в щит попала, потому и догадался что со щитами. Теперь они поняли, что мы точно здесь, сейчас всей гурьбой навалятся. Хорошо, что брод здесь не широкий, и течение по весне приличное. Так парни, похоже веселье начинается, по местам под щитом прятаться бессмысленно уже, тем более мне нужно его уменьшить по максимуму, сейчас в меня вся эта толпа из луков стрелять начнет. Основная масса уже в реку заходит.
  Алекс начал что- то шептать и делать короткие пасы рукой, как и в прошлый раз, пропали все звуки, даже шум течения стал приглушенным, как будто река замедлила свой бег. У всех от безотчётного страха зашевелились волосы на голове, и они поспешили по своим местам. Всем вдруг захотелось оказаться как можно дальше от этого молодого мага. Видимо на том берегу почувствовали, что-то неладное и с противоположного берега начали беспорядочно стрелять из луков. Одна стрела, пущенная наугад задела щит Алекса, и словно высекла крохотную голубую искру. Какой-то глазастый углядел её, и по щиту скользнула ещё одна, за ней сразу десяток стрел ударило в щит. Через мгновенье перед Алексом, воздух словно засветился, из высекаемых сотнями стрел искрами. Его, было видно в этом жутковатом свете, стоящего на берегу реки, с поднятыми над головой руками. Резко опущенные руки в сторону противоположного берега, словно порвали перетянутую струну. Перед Алексом возникла и покатилась по воде стена призрачного, какого-то голубовато-белого огня, высветившая сотни орочьих фигур, переходящих брод. Первые десятки уже выходили на берег, когда их накрыла стена призрачного огня, фигуры вспыхивали в ней все тем же неестественно бледным пламенем и осыпались пеплом уносимым течением. Этот кошмар на несколько мгновений ввёл в ступор всех, на обеих берегах реки, а стена с каждой поглощённой фигурой только увеличивалась в размерах, и набирала скорость, и эти мгновенья дорого стоили противнику. Кто-то пытался броситься вниз по течению, чтобы быть унесенным им подальше от этого ужаса, но потерянные мгновения не дали уйти от набирающего силу заклинания.
  Никто даже и не заметил, как Алекс упал на колени, а потом завалился на бок. Кровь хлынула из носа и ушей молодого мага, выступила из закатившихся глаз. Щит давно погас, порыв ветра пронесся по прибрежным кустам, наполняя окружающее шелестом листвы, и другими звуками жизни.
  Глава 7 Начало игры.
  - Ну, так как жить дальше будем, господа хорошие, - тихий и обманчиво спокойный голос короля не предвещал членам высшего совета нечего хорошего. - Может вы мне объясните, как можно одновременно потерять три восточных крепости из семи.
  Взгляд короля скользнул по присутствовавшим, и остановился на первом маршале королевства. Берто Де Антроге поднялся будто у него на плечах находился невероятный груз. Старый вояка, в молодости успел помахать мечем в баронской кавалерии, и доблестью не уступал своему прославленному отцу. Он с трудом выдерживал 'тяжелый' взгляд короля и заговорил тихо, но четко, по-военному.
  - Нападение было прекрасно организовано, войска халифата одновременно захватили юго-восточные крепости, Озерную и Зейд. Армия королевства Ганжак в то же самое время ударила по Медвежьему углу и Волчьей крепости. Волчью им взять не удалось. Что-то у них пошло не так...
  - Если вас интересует, я могу предположить, что именно, - глава малого круга 'полярной звезды', Маркус алый бесцеремонно перебил первого маршала, взглянув вопросительно на короля, и лишь получив разрешающий кивок его величества, продолжил. - В Волчьей крепости в отличие от всех остальных находился маг, частично владеющий магией разума, которая и была применена при штурме всех крепостей. Подробностей не знаю, но объяснение нахожу пока только такое. Думаю, подробности мы узнаем через несколько дней благодаря соколиной почте.
  - А где были маги сознания из захваченных крепостей? - король вопросительно приподнял бровь и слегка подался вперед.
  - Но ваше величество, вы же сами потребовали усилить северо-западную границу, в связи с участившимися нападениями орков на наши приграничные районы. Вот нам и пришлось, с Медвежьего угла снять мага разума, оставив только в Горшане. А в Волчьей, Зейде и Озёрной их из-за нехватки итак не было, так как маги халифата за всю известную нам историю, ни разу не применяли этот вид магии, а эти крепости как вы знаете, граничат именно с ним. Более того, Дениус является магом шестой ступени общего волшебства, а не магом сознания, и является вторым магом крепости. Поэтому, и не был переброшен на северо-запад. Я понимаю, что прямого приказа о снятии магов разума с восточных крепостей не было, но вы же сами знаете, что больше их не откуда было взять.
  Король встал из-за стола во главе которого сидел, и молча подошел к окну. Он размышлял над тем фактом, что после исчезновения Александра, Маркус стал проявлять через-чур большую самостоятельность. Особенно, в последние пару лет. И что он не может с этим нечего поделать, ведь главу малого круга мог выбирать лишь сам малый круг, и король практически не в состоянии повлиять на этот выбор. Хотя малый круг и подчинялся королю, но Генрих понимал, что он теряет над ним контроль. Его сомнения, возникшие на счёт лояльности Маркуса к королевской власти за последние годы, переросли в уверенность, но все его ходы были тщательно продуманы, и у короля не было повода взять его под стражу. Так и в этом случае, когда маг разума был вроде как по его приказу снят с северо-восточной крепости за несколько седмиц до её захвата, хотя прямого приказа об этом не было, он бы не отдал его не за что. Приказ же об аресте главы малого круга полярной звезды без очень веских оснований мог вызвать раскол среди магов, который в данной ситуации мог нанести не поправимый ущерб безопасности королевства.
  - Что предпринято в связи с этими событиями, и что планируется предпринять? - король не стал поворачиваться обратно к присутствующим, ему в последнее время всё реже удавалось скрывать эмоции, и он ещё больше из-за этого злился.
  - Королевский экспедиционный корпус уже выдвинулся из столицы в Скар, туда же стягиваются все имеющиеся силы из близлежащих городов. Пока Волчья держится, юго-восточное направление считается наиболее опасным, так как конница халифата более многочисленна и более манёвренна. Тем более её не чего не сдерживает. Войска с севера, и северо-востока стягиваются в Гельт, и возможно, если Волчья ещё продержится пару седмиц подкрепление из Гельта усилит гарнизон Безарта, хотя его трудно назвать крепостью, и всё же тогда есть шанс задержать, а может быть и остановить войска королевства Гонжак. Но есть проблема, в том районе нет не одного мага сознания, ближайший в Горшане, но снимать с приграничной крепости мага считаю не целесообразным, тем более он все равно не успеет. Но повторюсь, юго-восточное направление, считаю наиболее опасным, так как войска халифата в отличие от северо-востока не чего не сдерживает, боюсь экспедиционный корпус не успеет подойти к Даскерту раньше их.
  Первый маршал королевства замолчал, вопросительно взглянув на Маркуса тем самым, предлагая ему продолжить доклад.
  - Ближайший маг сознания достаточно высокой ступени находится в Эдинбурге, и если даже он будет в пути день и ночь, в Гельт он пребудет седмицы через три четыре, ещё две до Безарта, это в самом лучшем случае. Я сомневаюсь, что Волчья столько продержится. Тем более он один, и если против него будет пара а тем более тройка полноценных магов разума, а по имеющимся данным их не меньше, мы можем потерять и его. Так что думаю не стоит сразу направлять его в Безарт, а дождаться ещё хотя бы одного стоящего мага, а это ещё плюс пару седмиц!
  - А что в столице у нас не осталось не одного мага сознания? - Король повернулся к присутствующим и его взгляд упёрся в главу малого круга.
  - Только слушатели академии, но они не более седьмой ступени, а декан многоуважаемый господин Густав в Ларе я про него говорил, когда имел в виду второго мага, который сможет добраться в Гельт не ранее чем через пять шесть седмиц. Как вы знаете, магов разума у нас весьма ограниченное количество, тем более после убийства одного из них в Эдинбурге в прошлом году, и загадочном исчезновении ещё одного в этом, а ведь они были одни из лучших. Так что думаю Безарт падёт на много раньше Волчьей, ведь он на пути войск движущихся от Медвежьего и с ними маг, и туда не стоит посылать мага разума в одиночку. Есть еще сильный маг сознания в королевском экспедиционном корпусе, он ближе всех к Гельту, но он так же единственный на юго-восточном направлении, тем более оставлять наш лучший корпус без него безрассудство.
  - Безарт мы оставляем, Даскерт тоже, тем более, что это не крепости а одно название, экспедиционному корпусу и приданным ему силам ждать в Скаре прибытия мага разума снятого ранее с Медвежьего. Остальным направляться в Гельт как и декану как его там...
  - Густав ваше величество, - привстав, ответил Маркус на вопросительный взгляд короля.
  - Гельт, довольно большой город с мощной крепостной стеной. В нем оставить максимальное количество войск, которые можно там разместить, население по максимуму эвакуировать, оставить только мастеровых требующихся при длительной осаде. Само собой пополнить запасы провизии по максимуму. Остальные армейские части все перебрасывать под Скар.
  - Ваше величество, я так понимаю, Волчьей мы жертвуем?- Поднимаясь из-за стола, высказал всех интересующий вопрос старый вояка Антроге.
  - Выполняйте приказ, и не задавайте лишних вопросов! Ещё надо рискнуть, и гарнизон Безарта направить со всем имеющимся продовольствием в Волчью, пусть постараются прорваться, хотя я и понимаю что у них мало шансов. Есть ещё какие ни будь предложения?
  - Ваше величество, в Керке, и Маноре есть ещё два сильных мага сознания,- из-за стола встал Маркус, - я слышал, что вы отдали распоряжение снять весь резерв с западных крепостей, и перебросить на восток, может и одного мага стоит снять на усиление этих войск, например с Манора?
  - Нет, постараемся обойтись теми, что есть. Если это всё, то все свободны.
  Все члены совета покинули малый зал заседаний уже как минок пять, но король всё так же стоял и смотрел невидящим взглядом в окно. Даже звук отодвигаемой панели стены не смогли оторвать его от раздумий. Лишь приглушенное покашливание заставило его величество вернуться к реальности.
  - Проходите господа, присаживайтесь.
  Король обернулся к вошедшим. Все те же начальник полиции и министр иностранных дел. Хотя теми же их назвать было затруднительно. Отсутствие Александра сказалось на них не меньше чем на самом короле. И обращения к другим магам, умеющим хоть как то сдерживать естественное старение, лишь оттягивали неминуемую развязку.
  - Вы хотели нас видеть ваше величество?
  - Само собой господин Бальдо, для чего же ещё я вас позвал, что за глупые вопросы, - видно было, что король ещё не отошёл от заседания.
  - Извините ваше величество.
  - Можете считать, что за это вы прощены. А вот за то, что произошло на востоке, я вас по идее должен четвертовать. Как можно было прозевать столь крупномасштабную переброску сил. Ваша агентура там чем занимается? Столько денег каждый год уходит на ваши шашни, а когда нужно результата ноль.
  - Но ваше величество, я вас предупреждал на протяжении последних лет, что на востоке, что-то назревает. Моя агентура во всех приграничных городах практически уничтожена. В халифате, за голубей, а тем более соколов, смертная казнь. Их можно держать только по разрешению отдельных, каких вы и сами догадываетесь органов. Граница закрыта так, что и мышь не проскочит. Остается путь только по воде, но и это очень долго, и опасно. В королевстве Гонжак и того хуже, там не только в приграничных городах но и по всему королевству моя сеть уничтожена на девяносто процентов. Я вам докладывал, что все это, каким то странным образом связано с появлением там неизвестных магов.
  - А вот с этого момента поподробнее, - король откинулся на спинку кресла, и прикрыл глаза.
  - Пока это только слухи, человек сообщивший нам об этом, больше на связь не выходил, и уже давно. Две попытки выйти на него самим были безуспешны, я бы даже назвал их провальными. Оба раза люди не возвращались. В донесении пропавшего агента говорилось лишь то, что в бандитских кругах королевства ходит слух, о появлении каких то чужих магов. Сколько их и откуда неизвестно, но мозги они промывают отменно, и не гнушаются тёмной магией. Больше ни какой информации.
  - Ясно, что слышно с юга? Мне нужно знать какие там ходят настроения среди варханов, прежде чем вы встретитесь с их послом в столице.
  - Настроения как всегда не однозначные. Они в большинстве довольны нашим миром с ними, но им не нравится, что некоторые наши караваны, берут под свою опеку суда других стран. Так же, они не с восторгом наблюдают за строительством крепости на острове Надежды. С другой стороны, многим из них нравится, что вокруг крепости выросло большое поселение с сухими доками, и мастерскими в крепости. Они надеются с нами договориться, о возможности ремонта своих кораблей в этих доках. Так же их интересуют Драконьи острова, вернее центральные из них, но они боятся туда соваться без сильной магической поддержки. Несколько отчаянных голов вроде как пытались высадится там, больше о них нечего не слышно. Так же варханы все ещё бредят надеждой об обучении своих магов в нашей академии, и с каждым годом количество обещаемого ими золота за данную услугу все растет. Прямо скажу, по данному вопросу, предложение мягко говоря щедрое. Ну и они спят и видят, чтобы ваше величество отменило свой запрет на торговлю с ними вашим подданным, хотя честно сказать, есть отдельные личности, которые и так этим занимаются, не смотря на смертную казнь грозящую нарушителю и его подельникам. Но выгода настолько существенная, что это многих не останавливает, не смотря на публичные казни нарушителей, и число их растёт.
  Бальдо замолчал, терпеливо наблюдая за сидящим с закрытыми глазами монархом.
  - Сделаем так, - король открыл глаза и резко выпрямился в кресле. - Вы сегодня же тайно встретитесь с представителем этих засранцев, и пообещаете им следующее. Крепость на острове Надежды мы убирать не будем, но, город который сейчас вырастает вокруг неё, становится единственным местом, где я снимаю запрет на торговлю с ними. Я так же даю разрешение на ремонт их кораблей в доках этого города. А так же, издам указ о запрете нашим караванам при их формировании включать в них суда других стран. Что касается Драконьих островов, мы тоже имеем на них виды, и даже собирались в ближайшее время отправить туда экспедицию. И я позволю участвовать в ней пару тройку их дракаров, но не больше полутора сотен мечей. И самое главное, я дам добро на обучение их магиков в нашей академии, но только на кафедрах водной и воздушной стихий. Но зачислятся они будут, как наши подданные, и обучение будет проходить максимум до шестой ступени. И все это будет возможно только при одном условии. Если они в самое короткое время соберут не менее двух сотен дракаров, с пятнадцатью тысячами мечей, и возьмут вместе с нашим десантом Магриб, а затем двинутся на север вглубь халифата. Само собой магическую поддержку мы обеспечим. Я думаю от таких условий они вряд ли откажутся, тем более у них возникает прекрасный шанс разграбить такой большой и богатый город как Магриб, а так же не бедные внутренние земли халифата, а не нищенские лачуги рыбаков на побережье. После похода статус, что сейчас даю на острове Надежды, распространится и на Тугай. А теперь о гномах. Мне позарез в Гельте нужен их хирд, он хоть и не многочисленный, но дорогого стоит. Три тысячи закованных в броню бородачей, с их врожденной сопротивляемостью к магии сознания будут бесценным приобретением для нашей северо-восточной группировки, тем более, когда мы двинем на волчью.
  - Но ваше величество, даже если мы договоримся с гномами, на это уйдет уйма времени, Волчья не продержится столько, это не реально.
  - Что реально, а что нет, это не вам решать господин Бальдо. Вашей задачей является договориться с гномами. А господин Бальбоо в свою очередь приложит все силы, чтобы как можно быстрее перебросить второй хирд с северо запада. Но первый должен быть в Гельте не позже чем через месяц. И вот что ещё господин Бальбоо, неделю назад я отдал приказ о переброске резервных частей из западных крепостей кроме Керка на восток. Так вот верните резерв в Манор. Не нравится мне интерес Маркуса к магу в этой крепости. И Бальдо, всю информацию по агентуре связанной с вашим человеком, что передал информацию о магах в письменном виде мне на стол, и прекратите пока на время все попытки что-то об этом выяснить, до моих следующих распоряжений. Кстати господин Бальбоо каковы ваши успехи по тому, северо-западному делу, если вы скажете, что вы потеряли очередного агента или что-то в этом роде я за себя не ручаюсь. Сколько уже длятся ваши неудачи в этом вопросе, больше десяти лет? И это не где ни будь, а в моём собственном королевстве.
  - Ваше величество я понимаю ваше негодование, но я сам не могу объяснить причину всех наших неудач по этому вопросу. У меня есть только одно объяснение, против нас играют силы близкие к магии. Как бы дико это не звучало, но я думаю, ниточки тянутся за пределы нашего королевства. Но одно могу сказать точно, всё это как то связано с небольшим посёлком Дикий. Все факты указывают на него. Я не успел вам доложить, но в том районе у меня пропало два агента. Я не хотел бы быть беспочвенным, но по-моему, там что-то назревает. От активных действий по выяснению этого вопроса меня удерживает, только ваш приказ действовать по максимуму осторожно, тем более в тех вопросах, где есть подозрение на магиков. Если вы прикажете, мы вывернем этот посёлок наизнанку.
  - Нет, никаких операций не проводить. И вообще отзовите своих людей, но будьте готовы при необходимости провести крупную полицейскую операцию, в Колле, как в самом городе, так и в графстве. Ввести дополнительные патрули на основных трактах, а так же ужесточить проверки на въезде во все города. Думаю, это особого эффекта не даст, но доставит массу неудобства нашим непрошеным гостям. И господин Бальдо, пошлите надежного человечка в Бескай, может ему удастся нанять несколько их родов, хотя бы тысяч пять, их легкая конница ох как хороша, особенно в противопоставлении коннице халифата. На подкуп вождей денег не жалеть, дам указания казначею выдать требуемую сумму, пришло время раскошеливаться. Хотя у нас с ними не особо хорошие отношения, но золото должно сделать своё дело. Вроде всё, если у вас больше нечего нет, свободны.
  Панель стала на своё место, и король медленно повернулся к большому гобелену, со сценой охоты.
  - Интересная вещь, ты появляешься всегда, когда мне нужен. Надеюсь всё слышал, пересказывать не придётся?
  - Не придётся, - Триз по обыкновению был в монашеском балахоне, гвардейцы привычно вышли из зала, король давно уже перестал подавать им сигнал по этому поводу.
  - Тогда ты слышал, что твоя информация о ганджакских магах хоть и косвенно, но подтвердилась. Да и то, что они вообще осмелились напасть, практически на прямую говорит о том, что у них появились могущественные сторонники, и похоже это они и есть. Кстати Триз, появилась хоть какие ни будь дополнительные сведения об этих колдунишках?
  - К сожалению, Генрих весьма скудные, да и те пришлось добывать с огромным риском. Если бы не та пара амулетов, которые ты мне дал, все могло закончиться весьма плачевно. Пара моих ребят еле ноги унесли, от этих как ты выразился колдунишек, их охраняют не хуже чем отпрысков самого короля. И ты знаешь, они были весьма удивлены, тем, что их колдовство не остановило моих парней. Хотя и они не смогли достать ту парочку. Кстати ты так и не сказал, где ты ими разжился, по виду на работу древних не похоже, выглядят как новенькие, но по эффективности, думаю, не сильно им уступают. Неужели умелец объявился? Ты поди за эту парочку половину своей казны отдал?
  - Умелец тот, в Волчьей сейчас сидит, и у него на руках ещё с дюжина таких же амулетов, даже лучше.
  - Это ты не про того ли паренька, про которого ещё Александр говорил? И ты его оставил в Волчьей? Генрих, я тебя совсем перестаю понимать.
  - Сначала ему необходимо было там находиться, что бы, не привлекать к себе лишнего внимания. А сейчас он со стариком Дугласом единственная надежда на то, что мы сможем притормозить наступление с северо-востока. И не просто приостановить, а продержатся как минимум месяц. Хорошо хоть в последнюю смену гарнизона я приказал заменить две обычные роты, 'летучими'. Надеюсь, это не сразу заметили, хотя какая сейчас разница. Думаю, у нас есть месяца полтора, чтобы подтянуть войска и постараться пробиться в Волчью. И если Александр не ошибался на счет этих двух магов, а он никогда не ошибался, то крепость выстоит. Хотя старика Берто удар хватит, когда он узнает о том, что я забрал две из десяти лучших рот его любимого экспедиционного корпуса. Короче, держи ещё один, больше пока дать не могу. И держи все на контроле, самим на рожон не лезть, но информацию достань! Сколько их, откуда, приоритетные направления магии и так далее. Ладно, что у нас по северо-западу? С чего это вдруг у нашего Бальбоо агенты начали там пропадать? Может хватит в игры играть с тем человечком, из Дикого. Столько времени прошло, а не одного контакта так и не выявили. Возьмем да тряхнем, как следует. Или мозги прочистим, благо есть специалисты.
  - Я в последнее время тоже начал склоняться к этому. Но меня смущал тот факт, что такое длительное время, ни какой агент не может не иметь контакта. Получается либо мы его проморгали, что практически исключено, либо этот человечек не так прост.
  - Ты клонишь к тому, что он маг?
  - Я не клоню, а практически говорю это открытым текстом. А если это так, то ни какая прочистка мозгов нам не поможет, да и взять его живым, шансов очень мало. К тому же, этот тип последнее время засуетился. Я уже послал туда дополнительно людей, но в последний момент с моим человеком связь прервалась, он исчез вместе с объектом наблюдения. В принципе, ради этого сообщения я и пришёл к вам сегодня. Думаю пора действовать в открытую, и всё же перетряхнуть весь северо-запад. Тем более перед исчезновением я получил от него весточку. Всего два слова, 'игра началась'!
  - Получается, мы упустили последнюю ниточку, за которую можно было потянуть? И это после пятнадцати лет ожидания, в тот самый момент когда всё завертелось!
  - Об этом рано ещё говорить, всё-таки он исчез с лучшим моим человеком. А от него не так просто уйти, будь он хоть трижды маг.
  - Даже так, что ж поживём, увидим. Только учти, здесь мы облажаться не имеем права, эта наша единственная зацепка к сети, действующей в моём королевстве. И если она сорвется, у нас больше может и не быть ещё пятнадцати лет, что бы найти следующую. Ой чует моя монаршая задница, это не все неприятности которые на нас навалились, и что-то мне подсказывает, что вся эта хрень на северо-западе стоит не на последнем месте наших проблем. Похоже пришло время выпускать твоих птенцов из гнезда. Обучения кончилось, да и времени уже нет. Делай что хочешь, но мне нужна полная информация по гонжакской проблеме, и желательно из первоисточников.
  - Постараюсь ваше величество.
  - Не понял? Что ещё за ваше величество? Как девок мять да вином заливаться, так Генрих или вообще морда монаршая, а как я тебя действительно серьёзное дело прошу провернуть так сразу 'ваше величество'. Ты же знаешь, что после исчезновения Александра, ты мой единственный друг. Я же больше не с кем и выпить, по человечески не могу. Так что выкладывай, что происходит?
  - Да не чего конкретного, только предчувствие какое-то не хорошее. Вроде нечего такого, а на душе кошки скребут. Да и на северо-восток придется самому чапать. Мои хоть и хороши, но чувствую, сами не потянут. А проблему надо решать. И чем скорее, тем лучше. Я тебе не говорил, но я был не последним человеком в ордене 'четырёх', потому за мной и послали, не много не мало, трёх наказующих. К примеру, чтобы убрать такого монарха как ты, хватило бы и одного. Но я отличался от остальных послушников именно интуицией, а она ценилась в ордене на много выше чем владение оружием и даже магией. Хотя и в этом я был далеко не последним. И вот сейчас моя интуиция мне подсказывает, надо валить из этого королевства и как можно дальше. И мне почему то, невероятно сильно не хочется лезть в это дело. Но я уже не так молод, и по крайней мере точно знаю, своего единственного друга, которому кстати я ещё и обязан жизнью. Так что извини Генрих, но твоё королевство стало мне домом, а ты единственным близким мне человеком, и я сделаю то, что смогу. Благо у меня было больше полу века, на создание 'гнезда'. Они хоть и не дотягивают до ордена 'четырёх', но эти парни сыграют не последнюю роль в твоей 'игре'. Чёрт! Как же не хочется лезть в это поганое королевство, ты бы знал. Я думаю сейчас самое время откупорить кувшинчик твоего самого лучшего винца.
  - Ты знаешь, я привык доверять твоей интуиции, и каждый раз это оправдывало себя, - король подошел к небольшому комоду стоящему в дальнем углу кабинета,- и обдумав твои слова, я считаю что мы пока не будем соваться в Гонжак. Мы ещё не готовы на прямую столкнутся с силами тех самых магов. Тем более твоим парням как ты сам говоришь, только чудом удалось уйти, благодаря переданным мною тебе амулетам, и теперь они будут готовы к данному развитию событий! А значит шансов у вас ещё меньше, то есть практически нет! А это значит...
  - А это значит, шанс у нас появится только в том случае, если со мной пойдет именно тот, кто подарил нам этот шанс в прошлый раз! Черт, я в сотый раз понимаю, почему ты сидишь столько десятилетий в этом кресле, в отличие от своих родственников. Которые не могли продержатся в нём и пару десятков лет. Твои мозги на порядок ценнее моей интуиции, которой я так горжусь.
  - Скажу тебе по большому секрету, твоя интуиция в вопросе того, что пора драпать из этого королевства, тебя мягко говоря, подвела. Но твои слова заставили меня кое-что переосмыслить. И думаю, эти пресловутые маги с северо-востока ещё ох как пожалеют, что выползли из своей норы и приняли сторону моих врагов. Черт, игра только начинается! И если бы не было этого вторжения, клянусь тебе, я бы сам придумал нечто подобное. Ты даже не представляешь как скучно когда вокруг тебя всё тишь и благодать! Я же и отпрысков не заделал только потому, что так даже веселее. Чем не повод убрать, какого то, стареющего, засидевшегося на троне монарха, у которого и наследников то нет. Эх, сколько кретинов, повелось на этого живца. Потому я и уверен в своих подданных как в себе, разве что с магами пока не всё ясно. Но и эту проблему я решу, уж будь уверен.
  - Ты знаешь, я в этом почему то даже не сомневаюсь, - хохотнул Триз ловко выбивая запечатанное сургучом горлышко, переданного Генрихом небольшого кувшинчика. - И более того мне уже жалко этого засранца Маркуса, но мне кажется он всего лишь марионетка, выставленная тебе на заклание, и очень искусным кукловодом. Что-то вроде той самой наживки на которую ты цепляешь не совсем лояльных к себе подданных. На мой взгляд надо копать на много глубже, и этого идиота Маркуса пока не трогать. Зачем вносить раскол в эту магическую братию, которая и является основным костяком твоего могущества.
  - Ты думаешь, я об этом не думал? По твоему он до сих пор в полном здравии, и не исчез подобно Александру в никуда, только потому, что он такой красивый? Да меня уже колотит только от одного его вида. Или ты думаешь, что у меня нет возможности избавится от какого то зазнавшегося огненного магика не прибегая к твоим услугам?
  - Вот чего я точно не думаю, так о своей не заменимости, хотя я со своим гнездом и считаю себя тузом в твоём рукаве, но я не полный идиот. И знаю, что в колоде не один, а четыре туза, и ещё не известно, какой из них козырный. И ты можешь хоть тысячу раз называть меня своим единственным другом, но я не настолько глуп, чтобы не понимать, у монарха, тем более который правит скоро уже век, могут быть сторонники, но не друзья. Так что ты извини, но я предпочту должность самого верного союзника. Друзья это не позволительная роскошь для монархов. И ты это знаешь намного лучше чем я.
  - Ну если, уж на то пошло, то ты как не кто иной, должен знать, что чем, чем, а тузами я не разбрасываюсь. Их не так много в колоде. А жизнь у меня одна. И ты, хочешь верь, хочешь нет, если и не козырный туз в моём рукаве, то самый дорогой! Ты тот единственный козырь, на который я полностью могу положиться. По крайней мере, я в это верю. И надеюсь, что не зря?
  - Генрих, всё что ты сказал, красивые, и даже может быть искрении слова. Но и я, и твоя монаршая задница, должна понимать, что могут возникнуть обстоятельства, когда приходится жертвовать и самым дорогим, вопреки своим желаниям.
  - Давай уж наливай, хватит философствовать. Да обстоятельства складываются вне зависимости от наших желаний, но одно я могу обещать тебе с полной уверенностью. Если, что-либо, подобное произойдет, я не буду тебе приказывать, а лишь попрошу тебя об одолжении. И давай закроем эту тему, а пока ты ещё в здравом уме и ясной памяти, запомни. Раз уж с ганжакским вопросом мы берём паузу, направь ка парочку своих смышлёных ребятишек на запад, куда ни-будь, в Лагро. Пускай там пошустрят. Ой, не нравится мне, когда я чего-то не понимаю. Ну и само собой, на тебе задача, что бы этот пиратский засланец, так называемый посол, благополучно добрался до побережья. И так как, эти супостаты, наверняка перестрахуются после прошлой неудачи, я с тобой парочку своих 'монахов' пошлю, и постарайся на этот раз всех не убивать, нам любая ниточка нужна.
  - Хватит меня уже тыкать носом как нашкодившего котёнка, я и сам знаю, что облажался в тот раз, но помилуй, прошла уже уйма лет. Да и сколько можно говорить, это был не простой огневик. И кольцо огня, сжимающееся вокруг нас, только на первый взгляд было огнём, это было что то иное. Никакая магия сквозь него не проходила. Твоему 'монаху' конечно честь и хвала, да и твоей прозорливости тоже. Но я до сих пор чувствую себя марионеткой в твоих руках. Тот маг, которого ты с нами послал, мог бы сидеть в малом круге, а я считавший себя вторым человеком в королевстве, после тебя посвящённым во все тайны, по сути, знаю чуть больше, какого ни будь полицейского сексота. В принципе я ещё тогда понял, каким образом тебе удаётся столь долго сидеть в своём кресле, а не гнить в паре локтях ниже уровня дёрна. Но ты мне хотя бы можешь намекнуть, каким образом ты собираешься решать возникшую проблему? Халифат с юго-востока предположим ты остановишь, бросив туда экспедиционный корпус, гонжакцев пусть не надолго, но придержит Волчья, на которую ты возлагаешь прямо сказать, чересчур большие надежды. Но поверь мне, это далеко, не все проблемы, которые нас ожидают. И я говорю не о заговоре с этой безмозглой марионеткой Маркусом во главе. 'Игра началась', и что-то мне подсказывает, что это не пустые слова. И нам стоит ждать с северо-запада больших неприятностей, и возвращённые тобой в Манор войска, вряд ли решат все наши проблемы. И все твои высокопарные слова, о том, что ты ждал чего-то подобного от наших соседей, по моему нечто в сравнении с тем, что они нам хотят предложить. И твои 'монахи', которых у тебя наверняка не более полу дюжины не решат всех твоих проблем.
  Король слушавший всё это глядя в узкое окно, выходящее в дворцовый сад резко развернулся на каблуках. Взгляд, слегка безумных, смеющихся глаз, словно кляп, прервал монолог Триза, словно гильотина, погружающая городские площади в мгновения тишины.
  - Ты прав у меня пока нет на всё ответов. Но я может и жил ради этого мгновения всю свою жизнь! И если ты гордящийся своей интуицией ещё не понял всего происходящего вокруг, то гульд тебе цена. То, что сейчас происходит, должно было произойти рано или поздно. И я понял это, ещё только взойдя на престол. Ты вообще слышал хоть об одном монархе просидевшем на своём троне больше полста лет? А сколько лет я уже сижу? То-тоже. То, что мы называем судьбой, или волей случая, оборвавшей жизни всех известных нам монархов, не что иное, как установленное кем то правило, которое я и пытаюсь нарушить с тех пор как стал королём. Ты посмотри на Боскан, с тех пор как я взошёл на престол. В три раза увеличившаяся территория королевства. Почти в два прирост населения. В четыре раза выросла армия, я уже не говорю о её профессионализме. Единственный флот который может не опасаясь бороздить просторы моря Черепов. О том, что Боскан самое продвинутое королевство в области магии, уже слагаются легенды. И ты думаешь, что всё это я создал только ради утоления своих амбиций? Нет, я всего лишь хочу изменить свою судьбу. А это могут делать лишь сильные мира сего. И я почти добился своего. Но шестнадцать лет назад видимо кто-то узрел, что какой-то смерд пытается сам вершить свою судьбу, скорее даже их сдерживал факт нахождения тут Александра. Но после его исчезновения, мне начали вставлять палки в колёса. Но пока 'ОНИ' не вмешиваются лично, а действую через своих марионеток, и это во многом благодаря храмам единого, которые я воздвиг за последние несколько лет, у меня есть шанс, и время. Никто, запомни, НИКТО, не потерпит сильного монарха, готового подчинить себе, больше положенного, кем то там наверху. Один раз ОНИ уже сделали ошибку, и позволили отдельным магам одиночкам жить слишком долго, и баловаться магией больше положенного. Теперь их ряды слегка поредели, и более или менее умные начали задумываться, а настолько ли они непогрешимы, а тем более неуязвимы, чтобы на них молится. И с какой это стати, какие-то никчёмные магики, ставшие почти бессмертными, и занявшие несколько тысяч лет назад Олимп, будут решать сколько мне жить, и когда умирать? Я пока не знаю, чем всё это кончится, но у нас появился хоть и мизерный, но шанс, стать вершителями своих судеб. Я может быть не увижу финала всех этих событий, но я горд, что являюсь одним из факторов заставивших маятник судьбы начать своё движение, и поверь мне он уже не остановится. И не делай такие большие глаза, ты сам сказал 'игра началась' и ещё не известно для кого она окажется последней. После исчезновения Александра они слегка расслабились, но думаю после этой войны, особенно если мы победим, мне уже не дадут так просто расширять влияние. Глава 8. Игра по крупному. Дениус устало опустился в кресло, и потянулся за полупустой бутылкой. Его 'собутыльники', слегка дрожащими руками подвинули ближе свои бокалы. - Извините господа, но мне это нужно так сказать для поддержания сил, а ваша работа только начинается. Это было очень сильное заклинание, и оно было направлено точно в нашу башню. Наверняка нападавшие были уверены на все сто, в его эффективности, и к крепости сейчас катится очередной живой вал, который надеется на поддержку своих магов. Но дело в том, что минимум ближайшие пару оров, эти маги будут без сознания. Теперь наша очередь показать им, где раки зимуют. Думаю самое время старый, тебе продемонстрировать, на что способен истинный маг земли. И вам мой дорогой придётся попотеть, - слегка уставшие глаза молодого мага упёрлись в Грэга. - Когда наш достопочтенный магистр земли закончит своё представление, я надеюсь увидеть, на что способны две лучшие роты королевских гвардейцев. Думаю, достать их магов вам не составит особого труда, особенно когда остатки их штурма побежат назад. Тем более, вам поможет мой голем. Слава единому, он не успел выйти из зоны контроля. Как только началась вся эта заварушка, я его вернул, и он ждет сейчас команды в миле от временного вражеского лагеря. А если вам удастся притащить ко мне хотя бы одного из них живым, вы окажете неоценимую услугу королевству, которую я думаю, его величество оценит по достоинству. И если вам всё же удастся захватить кого то из них живым, защёлкните первым делом вот этот браслет у него на шее. Это избавит нас от лишних проблем, ну и проверьте его на наличие различных спрятанных ядов, на теле, ну не мне вас учить. - Прежде чем я поведу основные силы крепости в эту безумную вылазку, я должен быть полностью уверен, что их маги выведены из игры, в противном случае я не двинусь с места. - Я вам скажу больше, я сомневаюсь, что они вообще живы. Мне пришлось выложить один из своих самых сильных козырей. Более того, будь на их месте хоть весь малый круг, я больше чем уверен, они бы были все мертвы, ну или почти все. Так что я лишь перестраховываюсь, говоря, что они будут без сознания ещё пару часов, да и какая уже разница, у нас всё равно нет другого выхода. А теперь не медлите, они наверняка уже поняли, что магической поддержки не будет, и команда на прекращение штурма вот-вот поступит. Откидываясь на спинку кресла и закрыв глаза, Дениус не видел, как старый маг рванул к лестнице, ведущей на верхнюю площадку башни, а Грэг исчез в дверях, словно его тут и не было. Лишь грохот невероятного размера камнепада ещё пробился в угасающее сознание Дениуса, обмякшего в кресле, и уронившего руку, вычерчивающую какой то замысловатый знак в воздухе. Солнечный зайчик, пробившийся сквозь узкую бойницу башни первого мага крепости, заплясал на веках Дениуса, заставив его досадливо поморщится. Глаза совершенно не хотелось открывать, ведь ему снился такой прекрасный сон. Молодая белокурая красавица, плещущаяся в небольшом лесном озере. Её нагота заставила его смутится, но он всё равно не мог отвести взгляда от очертания её гибкого тела. Не открывая глаз, он ощутил напряжение в портках, и нехотя приоткрыл один глаз. Дениус лежал на небольшом диванчике, в том же зале башни. В нескольких шагах от него, в кресле храпел старый маг, но не он привлёк его внимание, и даже не незнакомец связанный по рукам и ногам, и валявшийся по видимому без сознания, посреди зала на ковре, а два здоровенных детины с знаками десятников королевского экспедиционного корпуса, стоявших рядом со связанным. Его смутили не столько сами гвардейцы, сколько их смеющиеся глаза, и повод их веселья был очевиден, он то и вывел Дениуса из равновесия, ко всему прочему чудовищно раскалывалась голова. - Если вы сейчас же не покинете это помещение, будете до конца своей недолгой жизни ходить под себя и пускать слюну, именно с такой улыбкой какая у вас сейчас на рожах. Но в корпусе были не те люди, которых можно было так просто запугать, тем более дослужившихся до десятников, что негласно соответствовало сотникам в регулярных частях. Это были бывалые вояки не раз смотревшие костлявой в лицо. Пальцы, сжимавшие эфесы мечей, лишь побелели от напряжения, а взгляды прищуренных глаз, стали холодны словно ветер, изредка прорывающийся из-за северного хребта. Но при этом даже не шелохнувшиеся, хотя и были наверняка наслышаны об этом молодом маге, по слухам могущем щелчком пальцев свести с ума хоть весь гарнизон крепости. - Ты это, полегче с парнями, они всётаки твой покой стерегли, пока ты без сознания валялся, - старый маг с кряхтением поднялся из кресла и направился к Дениусу. - Что, сильно тебя откат шарахнул, всю ночь провалялся без сознания. Башка небось раскалывается, как после бочки какого ни будь дешёвого поила? - Не знаю как на счет бочки, но сдохнуть хочется, не сходя с места. А лучше вынуть душу из кого ни будь, может полегчает, - у сержантов и без того бледных появились капельки пота на лице, и старый маг мог поклясться, что он холодный. - Да что ты взъелся на этих ребят, чего они тебе сделали? Они же не виноваты, что у тебя башка раскалывается и всего выворачивает наизнанку? - Ладно старый, ты отдыхай, у тебя тоже нелёгкий вечерок выдался. А я, с этими господами за компанию, побеседую с нашем гостем, в подвале своей башни. Думаю, после этого, им больше никогда и в голову не придет смеяться над магами разума, тем более судачить о них даже с самими собой не говоря уже о других их друзьях. Я так понимаю это единственный уцелевший маг из нападавших? - Да, двое его дружков окочурилось, видать после твоего заклинания. А этот, каким то образом выжил. Его свои пытались вынести, защищая до последнего, видать большая шишка. А когда поняли, что им не уйти, они попытались его зарубить мечами, но не успели, слишком необычный амулетик у того был, они в дюжину мечей почти пять минок дубасили по защитному пологу, пока наши их всех не вырезали. Да и потом, в крепости мы сами почти дюжину минок, всем, чем попало его колошматили аккуратненько. Даже Грэг попробовал твоим мечиком, сквозь защитное поле его слегка в ногу ткнуть, шарахнуло при этом не слабо. Грэга потом несколько минок, водой отливали, а всех кто рядом стоял кроме меня в лазарет отнесли, нас только твои амулетики и защитили. Но зато его амулет вмиг разрядился. Я так думаю, благодаря амулетику он и выжил. Так что не простой у нас гость, как пить дать непростой. Может, я с тобой пойду, так сказать для подстраховки? - Не надо, страховка у него на шее висит, и снять её, он поверь, не каким образом не сможет. Тем более у меня есть опасение, что после того, как ты увидишь всё происходящее в моей башне, не сможешь относиться ко мне с прежним оптимизмом. А что бы он ни рыпался, со мной и пойдут эти два весельчака, - Дениус с трудом встал, и подошёл к столу. Вылитый им, себе на голову кувшин холодной воды, слегка придал сил, и он поплёлся к выходу. - Ну что вы встали? Особого приглашения ждёте? Хватайте этот мешок дерьма, и айда за мной. Если я ещё немного приду в себя, я не смогу сделать то, что должен, а сейчас у меня, как раз для этого подходящий настрой. И благодарите единого, что у меня, есть на ком выместить своё паршивое настроение. Старый маг смотрел как гвардейцы на непослушных ногах тащат за Дениусом безвольное тело загадочного магика. И его рука сама собой потянулась за недопитой с вечера бутылкой. Выпив бокал вина залпом, старый маг поймал себя на том, что нервно наливает второй, и подумал, что он лет двадцать не начинал утро с пары бокалов вина. Но даже это его не остановило, пока он полностью не опустошил бутыль. Багряный закат окрасил скаты сторожевой башни, самой высокой в крепости, когда окованные створки дверей малой магической башни распахнулись, и из них вывалились двое гвардейцев. Подёрнутые сединой виски, и пустой взгляд, бросились в глаза старому магу, так и не сумевшему уснуть, и промаявшемуся весь день рядом с башней своего младшего коллеги. Словно из-под земли возник и Грэг, принявший на себя давеча обязанности коменданта крепости, и командира гарнизона в одном лице. Следующий за гвардейцами Дениус, тяжело опустился на верхнюю ступень перед входом в башню, и откинулся назад упёршись спиной в прохладную кладку. - Выдайте парням бочонок рому и заприте их, где-нибудь на пару дней. И пусть принесут ведро воды, и чего ни будь пожрать, да и про вино не забудьте. И прошу вас господа в гости, извините, но до вашей башни милейший, слишком далеко для меня. - Да он же пьян! - помогая подняться Дениусу, старый маг выругался про себя. - А чего ты ожидал? Я, между прочим, сегодня первый раз в жизни заглянул за Черту, и ... Сильная рука мастера меча накрыла рот магу и втолкнула его обратно в башню. Дуглас, последовавший следом, плотно прикрыв вход. Оглядевшись, он сообразил, что ни разу, и не заходил в жилище своего молодого протеже, а все исследования и посиделки, они устраивали в его башне. Нижний зал, скорее использовался под хозяйственные нужды, что то вроде столовой совмещённой со складом. Дениуса усадили в единственное кресло, Грэг посчитав, что колченогий табурет по положению должен занять Дуглас, примостился на краю стола. Правда, ненадолго. Стук в дверь возвестил о 'доставке заказа' сделанного Дениусом. Здоровенный десятник внес корзину и внушительных размеров ведро, и исчез в дверях с такой скоростью, будто за ним гнались дюжина голодных демонов. - Так что ты там говорил, о Черте пьяная твоя рожа?- с этими словами ковш холодной воды обрушился на голову незадачливого пьяницы. - Меньше знаешь крепче спишь, - практически трезвый голос Дениуса, был с одной стороны еле слышен, но казалось он доносился ото всюду, из каждого тёмного уголка этой большой комнаты. - Но если вы настаиваете, могу рассказать каково там... Дуглас кинул ковш в ведро, и не глядя нашарил бутыль вина в корзине. Налив до краёв единственную стоявшую на столе кружку, он нервно оглянулся по сторонам, и не найдя нечего подходящего поставил перед Грэгом бутылку. Переглянувшись и ополовинив сосуды, оба вновь уставились на молодого мага. - Сначала расскажи что произошло, и чего нам ждать в ближайшее время, а потом уже будешь байки травить про лодочника. Я надеюсь тебе есть что нам рассказать по существу? И кстати где твой гость, или он уже того, окочурился? - Не, я не для того, его перед самым носом у лодочника увёл, чтобы пару часов с ним потрепаться. Вы даже не представляете сколько в нём полезной информации. Не говоря уже о его знаниях в области магии. Так что он у меня на долго в гостях. - А ты не боишься что он сбежит опять за Черту, ведь с ним не кого нет. - Расслабься, после того как я его вытащил оттуда, он уже был слегка не в себе, а после моего сеанса вскрытия его подсознания... Короче информацию из него я ещё могу вытаскивать но вот рассудок он утратил окончательно. Так что на милую беседу с нашим гостем рассчитывать не приходится, так как он стал похож на немного переспевший овощ. Теперь по существу. Я конечно был готов, к какому либо блоку, ну типа, блокировке сознания, или остановке сердца при попытке пошарить в его мозгах. Но то что произошло, мягко говоря шокировало меня. У него чуть не взорвалась башка, благо я перевёл заклинание на себя. Гляньте какой ожог на груди, амулет чуть во мне дырку не прожог! Но всё же и ему по башке дало неслабо, не всё на себя я принял, и ещё не факт, что сдюжил бы если бы принял. Короче знатные мастера с ним поработали! Пришлось его из-за Черты тянуть, благо он до лодочника добраться не успел, пока я тут из угла в угол метался соображая как самому туда заглянуть. Премиленький я скажу дядька этот ваш лодочник, хуже купца заезжего торговался. Хотя этот балбес ещё в лодку к нему и не сел, но тот хмырь его уже приметил, и уже вёсла навострил. Ну пришлось ему кое что пообещать, чтоб он парня якобы не заметил. Да и меня, он бы мог с ним прихватить, силёнок у него немерено. В общем миром мы с ним разошлись. - Так мне надоело слушать весь этот бред, - старый маг встал и подошёл к ведру с водой. - Похоже ковша не хватило, надо принимать радикальные меры. - Ты чего старый удумал? Поставь ведро на место, а если не веришь так и скажи! - Не веришь? Не веришь!!! Да ты хоть понимаешь, как бредово это звучит, что это только в легендах, древние маги, которых боги поставили на место, вернее зарыли неизвестно где, могли общаться с лодочником! Да и то не все! Ты чего молокосос, сделал пару амулетиков, жалкое подобие на древних, и единым себя возомнил? - Ясно. Нужна демонстрация. Я конечно могу тебя проводить за черту, но предупреждаю, оттуда он отпускает с большой неохотой. И лучше тебе туда не соваться, неизвестно, что он с тебя потребует, за выход из-за черты. Хотя есть одна идейка. Только мне в подвал сходить надо, а вы пока ещё винца кликните, оно вам точно понадобится, если не хотите такими же седыми как те сержанты отсюда выйти. - Не я пожалуй воздержусь от ваших демонстраций, позовёте меня когда ваш магический диспут закончится, и постарайтесь, чтоб наша крепость не стала обителью призраков, в результате пьяной разборки чокнутых магов, - новоиспечённый комендант крепости встал и направился к выходу. - Да ладно, сядь и успокойся я тоже не горю желанием увидеть то, что могло бы сократить, и без того мои короткие деньки, - Дуглас махнул приглашающе рукой, и потянулся за бутылкой. - Да старый, а ты походу втягиваешься, - перехватывая из-под руки бутыль с вином, Дениус сделал небольшой глоток из горлышка и убрал её в шкаф. - Дальше пьянству бой, начинаю выдавать полезную информацию, так что придётся включать мозги. - Странно слышать это от тебя, в свете последних событий. Но если ты серьёзно, то я пожалуй останусь, - Грэг развернулся почти у самой двери, и вернулся на свой угол стола. - Мы вырезали только первую 'волну', следом идёт основная масса войск, это плохая новость. Но впереди шли элитные части, и маги, задачей которых было внезапное нападение, с последующей нейтрализацией наших крепостей. И не смотрите на меня так, это у него в башке, так заложено было. Видимо умные люди план составляли. А теперь хорошие новости. Хотя следом и идёт основная масса войск. Но с ними всего один маг. И не знаю какая это плохая или хорошая новость, но он, похоже гораздо умней, а значит и опытнее своих незадачливых коллег. И он не полезет один в прямое противостояние с нами, а будет ждать подхода магов со стороны Медвежьей. Так что у нас есть время. Но это не значит, что от него не стоит ждать сюрпризов. А теперь самое интересное. Эти маги не гонжакци, они пришли откуда-то с востока. Какое-то королевство Мидуэй. Похоже они там рулили по полной, пока их от туда не турнули, не без помощи эльфов. И похоже гномы там тоже поучаствовали. Черт, да не смотрите вы на меня так, я про эльфов сам, только из бабкиных сказок слышал, и то не от родной. Дальше продолжать? Или вам нужно время всё это переварить? Я сам в шоке, так что думаю всё же пора выпить. Бутыль вина, убранный до этого в шкаф, вернулся на стол. Правда 'бодрящей' жидкости в нём оставалось не много, и Грэгу пришлось кликнуть вестового. - Нет, ну я всё понимаю, но какого лешего они полезли к нам? Сильное королевство, сильнейшее, в магическом развитии. - А потому и полезли. Во первых, им отдали наше королевство, гонжакци и халифат. Правда, на определённых условиях. Во вторых, так как наше королевство наиболее продвинуто в магии, в этом и проявилась его слабость. Они нашли единомышленников у нас. Ведь мысль, передачи власти магам отнюдь не нова. И так сказать, зёрна были брошены в благодатную почву. И последнее, у них просто не было выбора. Никто не хочет иметь в своём королевстве кучку беглых магов высших ступеней. Как бы они не клялись в своей верности монархам. Их почти три десятка, но таких ка этот, что в моём подвале, с десяток. Но есть и по круче. Правда их немного, всего трое. Я не готов пока с ними встретиться. Вот когда промою полностью мозги нашему гостю, да переварю полученную информацию. Вот тогда можно будет так сказать 'посохами' померятся. Благо у нас есть пара месяцев, пока этот олух решится, что ни будь предпринять. Гости с медвежьей, думаю не раньше подтянутся. Кстати как вылазка, в остальном то удалась? Что прихватить успели? Потери не большие? - Какие там потери, сопротивление встретили, только когда магика брали. В остальном прошло как по маслу. Порезали как ягнят, тоже мне элитные части. - Посмотрел бы я на ваших гвардейцев. Когда их без всякого магического прикрытия с грязью мешают, в прямом смысле этого слова. Старый не зря в этой крепости столько десятков лет просидел, да и голем навёл шороху. Кстати надо бы ему задачу подправить, да сховать где-нибудь неподалёку. Он ещё своё слово скажет. - Ну может быть, может быть. Правда разжились в основном только стрелами. Провианта взяли не много, они шли налегке. Но всё равно лишний месяц на этом крепость продержится. Да кстати я же тебе вещички магов не отдал, может там чего интересного нароешь. - Нароешь! Ну ты даёшь, ты думаешь они в военный поход пустыми выступили. Да они должны были затариться под завязку, тащи-ка их сюда немедленно, а мы со старым пока пообщаемся о своём, о женском. - Что всё так плохо? - Старый маг глотнул вина, и уставился невидящим взглядом в кружку. - Что изучил меня за эти годы? Да уж весёлого мало. Путь назад нам скоро отрежут. А этот который с основными силами придёт, скорее всего сейчас уже за старшим посылает. И если подтянется, кто ни будь из их высшей тройки, будет нам хана. Если от медвежьей, маги сюда доберутся месяца через два, то этот хмырь, через три, четыре не раньше. По поводу первых я особо не переживаю. У меня кой какие наработки по их стилю магии есть. Помнишь ту тетрадку, что я по пути сюда приобрёл. Так вот это что-то вроде сокращённого учебника по их магии было. Видать тот лопух которого я тогда грохнул, где-то конспектами разжился. Вроде как самообразованием занимался. Но там, только так сказать знания на уровне седьмой ступени по нашему, максимум шестой. Но тут важен не уровень, а сам смысл, основная идея так сказать. Я за последние годы, гораздо дальше в этом направлении продвинулся, чем в той тетрадке было написано. Потому и сдюжил против этой тройки. И амулетики мои рассчитаны были на что-то подобное. Но у меня было всего шестнадцать лет, хоть и шел по проторенному пути, а у них целые поколения. Так что даже с теми знаниями, что я вытащу из башки нашего гостя, мне надо минимум год, что бы что-то им предложить, когда сюда заявится один из трёх. А вот и наш вояка. В дверь ввалился Грэг, неся три увесистых походных мешка. Кинув их на стол, и положа сверху небольшой амулет, с камнем похожим на рубин, вновь уселся на свой угол. - Я надеюсь нечего интересного не пропустил? По край ней мере из того, что мне стоит знать? - Нет, особо нечего, ну разве лишь то, что в ближайшие месяца два, три, гарнизон нас будет видеть гораздо реже, чем обычно, и ваши с Дениусом тренировки, придётся временно прекратить. А нас беспокоить только в самых крайних случаях. Кстати Дэн, я так понимаю, теперь мы полностью перебираемся в твою башню? Надеюсь у тебя найдётся ещё один топчан для меня? Или дать команду чтоб притащили? Оба гостя башни уставились на хозяина, который в данный момент невидящим взглядом смотрел на амулет, и что-то шептал себе под нос. Камень в нём слегка засветился и погас. А Дениус выйдя из транса взглянул на Грэга. - Ты что-то говорил? Извини, я задумался. Кстати неплохая вещичка, но мои всё же, получше будут по некоторым параметрам. - Я говорю, кровать у тебя есть вторая? Я так понимаю, на ближайшие месяцы переезжаю к тебе, так сказать ради экономии времени. Или ты думаешь, спать нам не придётся? - Ну, это кому как. Но кровать всё же нужно притащить, - роясь в самом большом мешке, пробубнил себе под нос Дениус. - А вот это уже становится интересным.