Глава 24
  
  
   В воскресенье утром заехал Либерман Яков Петрович, наш "биржевой заяц", и предложил встретиться (хоть сейчас!) с кредитором, заинтересовавшимся моей четырёхэтажкой. Разумеется, я сразу согласился. После стольких дней бестолковых поисков наконец-то появляется человек, готовый кредитовать меня на длительный срок, а я дома сижу. Э-э, нет! Надо ковать железо, пока горячо. Важных встреч в ближайшее время не предвиделось, поэтому я предупредил Софу, что убегаю по делам, и мы, поймав "ваньку"*, помчались в гости на Большую Садовую, сорок шесть. По дороге я постарался прояснить, с кем же мне придётся договариваться. Оказалось, с малоизвестным питерским ростовщиком, простым российским евреем Розенбергом Антоном Ивановичем.
   *так в России в обиходе извозчиков зовут (прим. автора)
   Я уже довольно хорошо освоился в общении с разнообразной питерской публикой и понимаю: если, представляя человека, его называют лишь по имени и фамилии, то вас хотят познакомить с иностранцем, например Отто Уизинг, Франческо Каталано или Хаим Бунцельман. Причём зачастую с иностранцем, совершенно не желающим вливаться в российское общество (другие в столице встречаются редко). Эти господа почти всегда говорят только на своём языке (некоторые, прожив в России более десяти лет, по-русски вообще ни бельмеса не понимают). Они живут обособленно, общаются в основном со своими соотечественниками, ходят в свои клубы, в свои пивные и на простых русских смотрят исключительно как на людей второго сорта и объект обогащения. Заработав у нас "состояние, достойное существования", они непременно возвращаются на родину, и дальнейшая жизнь Российской империи их не интересует вовсе.
   А вот если, представляя человека с нерусскими именем и фамилией, добавляют отчество, то это имеются в виду уже обрусевшие представители зарубежья - люди, пожелавшие связать свою жизнь с Россией надолго: Шульц Генрих Карлович, Борнгардт Фридрих Фёдорович (правда, справедливости ради надо признать, и здесь бывают исключения). Ну а дети иностранцев, родившиеся в России, частенько и имена русские получают. Вот Розенберг Антон Иванович как раз из таких - второе поколение выходцев из Австро-Венгрии.
  
   - Он чем-нибудь ещё занимается, или ростовщичество его единственный заработок?
   Отвлёкшись на проносящиеся мимо сани, Яков Петрович ответил почему-то по-еврейски: " Эр лэбт фун гой*", но, спохватившись, добавил:
   - У него обширное дело по заготовке пшеницы и перепродаже её за границу.
   - Вот как! Вывозит пшеницу через Петербург?
   - Большей частью через Петербург.
   - Доставляет в Кронштадт своими барками?
   - Нет, своими до Петербурга, потом использует местных перевозчиков.
   *эр лэбт фун гой - он живёт от мужика (евр.). Речь идёт о скупке хлеба у крестьян (прим. автора).
  
   О! Значит, у нас есть ещё одна возможность зацепиться языками. Обдумывая и так и этак планы Путилова по строительству морского канала, я понял, что, случись даже нам вдвоём за него взяться, быстро прорыть канал всё равно не получится. Купцы, занимающиеся перевозкой грузов между морским портом Кронштадта и речными причалами Петербурга, станут этому всячески препятствовать, ведь иначе канал им весь бизнес обломает. Кому они будут нужны, если морские суда прямо в Питер начнут приходить? То есть эти ухари и столичных чиновников против нас настроят, и банкиров, и купцов, и кого-нибудь из "великих" натравят. В результате работы нам придётся вести только на золото с моих рудников, так сказать по мере поступления наличности. В такой ситуации все другие проекты лично у меня сильно затормозятся.
   И вот чтобы этого не происходило, стоит привлечь к прокладке канала парочку или больше сторонних купцов, ведущих зарубежную торговлю. Но сначала (ещё до строительства канала) надо организовать с ними совместную фирму по транспортировке грузов из Питера в Кронштадт и обратно. Порт, строящийся Путиловым на Гутуевском острове, как перевалочная база в этом деле очень удобен. Когда мы свяжем его рельсовым путём с железнодорожной сетью страны, перегрузка товара из железнодорожных вагонов сразу на корабли многих заинтересует. Потом, оптимизировав доставку грузов и портовую погрузку-разгрузку, мы, снижая цены, сможем постепенно завоевать рынок перевозок, и тогда постройка канала пройдёт уже менее "болезненно" (создавать нам препятствия будет некому). И тут кандидатура Антона Ивановича как нашего партнёра идеально подходит. Деньгами он не стеснён и, полагаю, согласится на снижение затрат по транспортировке своей пшеницы за рубеж.
   Дверь открыл сам хозяин. Не знаю уж, в окно нас увидел и решил лично гостей встретить или просто прислуги не держит (у местного еврейства это бывает, даже богатые порой не нанимают прислугу, а используют в качестве неё родственников). Выглядит как типичный еврей: горбатый нос, чёрные глаза, чёрные курчавые волосы, но без пейсов. Ну и славно! С ортодоксами общаться тяжелее. Одет в толстый меховой халат и шерстяные штаны, на голове ермолка, на руках тонкие хлопковые перчатки без пальцев, на ногах войлочные бахилы.
   Это, кстати, ещё одна отличительная черта современной жизни. Центральное отопление мало где имеется, а топка дровами стоит дорого, поэтому многие зимой экономят на обогреве квартир. Протапливают печи с утра и на ночь, да и то не слишком сильно, держат температуру в помещении градусов десять-пятнадцать. Ну и весь день, естественно, дома ходят, тепло одевшись. У российского купечества это меньше принято, у аристократии - больше. Слава богу, нашей компашке в этом вопросе повезло: граф Ростовцев на дровах не экономит, но Вера Николаевна,"бабуля" наша названная, все комнаты в своей огромной квартире редко протапливает, и то лишь по праздникам и перед приездом гостей. Говорят, так заведено в Европе, а Санкт-Петербург в данное время город по всем статьям европейский. Здесь иностранцев практически четверть населения, да и высшая аристократия от них не отличается.
  
   Антон Иванович поздоровался, впустил в прихожую. Яков Петрович представил нас друг другу. Я опасался, что говорить хозяин будет, чудовищно коверкая русскую речь (довелось послушать не так давно одного еврея в кондитерской: "Пажвольте мине целий полфунта конфекти. Такии самия, чтоб они били по скусу маей шапруге*"), но нет, говорил он нормально. Даже картавил гораздо меньше, чем тот же Владимир Ильич, который Ленин.
   *Фраза взята из книги "Сцены из еврейского быта" Л.А. Леонидова, 1876 года издания (прим. автора).
   После мы прошли, как я понял, в кабинет хозяина. Между прочим, обстановка квартиры не слишком богатая. Так... средненько всё оформлено. Видать, Розенберг - еврей довольно скаредный, ведь, по словам Якова Петровича, он и во дворце мог бы жить, средства позволяют. Пока шли, нам встретились какие-то мальчишки, затеявшие игру в коридоре, и Антон Иванович на них шикнул:
   - Шкоцим, штилер*!
   *Шкоцим, штилер! - шалуны, потише! (евр.)
   Потом ещё жильцы встретились, и нас всем им суетливо представляли. У меня создалось впечатление, что хозяин хвастается перед родственниками: вот, мол, какие люди его посещают.
Хм... а не поторопился ли я, приехав? Не принято у современного дворянства в гости к евреям заезжать, даже по делу. Если дворянин хочет занять денег, то еврей должен сам к нему прийти, а не наоборот. Поэтому, наверно, наш биржевой заяц так удивился предложению поехать к ростовщику немедля. Конечно, мне по фигу эти заморочки, я человек другой эпохи и для пользы дела на многое могу пойти, особо не заморачиваясь, но не будет ли урона моему авторитету в глазах других представителей высшего сословия? Чёрт, а пожалуй, будет. Тот же Великий Князь на это очень неодобрительно посмотрит. Блин, надо постараться больше таких ошибок не совершать. Ладно, если кто об этой поездке узнает, станем говорить, у мальчика любопытство взыграло. Ха... приспичило ему посмотреть, как жиды живут.
   Торговались мы долго. Любят некоторые поговорить, да причём так витиевато, что ты, оказывая услугу, ещё и должен останешься. Но... сегодня не тот случай, не на того Антон Иванович нарвался. Я за свою жизнь успел пообщаться со многими выходцами из страны израилевой и все их выверты знаю. Меня на мякине не проведёшь. Почти два часа мы спорили, но к окончательному решению так и не пришли. Договорились встретиться завтра - Розенберг захотел осмотреть четырёхэтажку.
  
   Вернувшись к обеду, я застал Софу, графа и его мамулю за очередным обсуждением Великого князя с княгиней и того, как нам всем теперь себя вести. Как-никак сближение со столь важными персонами и оказанное нам доверие диктуют свои, особые правила поведения в обществе. В общем, дамы с Ростовцевым пытались решить извечный вопрос человечества: как дальше жить? Светлана отсутствовала, она пожелала отобедать с женихом у Вяземских. Машулю же из гостиной выставили - посчитали, что незачем ребёнку знать о некоторых нюансах взаимоотношений меж сильными мира сего, но она (судя по довольной физиономии) все дебаты благополучно подслушала за дверью.
   Мне будущие родственники ничего нового не сказали, ограничились самыми общими высказываниями. Наверно, решили, я и так всё знаю. Ой, да после того, сколько информации об этикете представители клана вбили мне в голову за прошедшие недели, это и неудивительно. После обеда Вера Николаевна уехала, граф отошёл по делам, и у нас с Софой появилась возможность обменяться добытыми сведениями, что мы и сделали, надёжно уединившись от малой.
   Всё известное мне о великокняжеском семействе из той жизни я, сверившись со своими записями, изложил нашей старшей ещё до поездки в Мраморный дворец, поэтому в разговоре высказал лишь вкратце своё мнение о том, что нового подметил во время прошедшей встречи, а вот Софа рассказала о многом. И свои экстрасенсорные впечатления описала, и о чём говорили Ростовцевы поведала. В результате общая картина у нас сложилась весьма неприятная. Как и в той истории, которую я более-менее помню, дело идёт к развалу семьи великих, и это плохо. Ни нам не нужна такая развязка их отношений, ни России.
  
   М-да-а... а как всё хорошо начиналось! Говорят, Константин Николаевич воспылал любовью к Александре Иосифовне ещё до свадьбы и она искренне отвечала ему взаимностью. И жили они поначалу очень счастливо: рождались дети, обживались дворцы, в них постоянно звучали детский смех и неизменная игра на фортепиано. Но постепенно жизнь семейства стала меняться к худшему, Александра подверглась растлевающему влиянию петербургского высшего света. Может, от скуки, а может, в погоне за новыми впечатлениями она стала изменять мужу - то с кем-нибудь из придворных кавалеров роман закрутит, то с какой-нибудь из своих фрейлин шуры-муры заведёт. Ходят слухи, что один из адьютантов мужа побывал в её постели и даже знаменитого композитора Иоганна Штрауса она не обошла своим вниманием. В общем, боролась ветренная дама с серыми буднями как могла.
   Видя всё это, муж стал охладевать к ней и тоже на стороне развлекаться начал, с каждым разом всё более свободно, а недавно и постоянную любовницу себе завёл, из балетных танцовщиц. Ещё немного, и детишки у них появятся. Естественно, княгиня, в свою очередь, также узнала о шашнях мужа (нашлись доброхоты - донесли) и только после этого опомнилась, пожалев о своём легкомысленном поведении, но... похоже, слишком поздно. Насколько помню из прочитанного когда-то об их семействе, в скором времени Великий князь в открытую с балериной жить станет и говорить будет: "Есть у меня жена казённая, а есть законная".
   Александра Иосифовна сейчас пытается по новой завоевать сердце мужа, но делает всё неправильно, истерики и обвинения в отсутствии чувств никогда ни к чему хорошему в семейных отношениях не приводили. Они только ещё больше отдаляют супругов друг от друга, да и детям радости не прибавляют. Вон НикОла в Мраморном дворце при расставании обмолвился: "Вчера за обедом мамА была в раздражительном настроении, много жаловалась, и это на нас всех (имеются в виду его младшие братья и сестра) подавляюще действовало".*
   *немного изменённая фраза из дневника Веры, сестры НикОлы (прим. автора).
   Есть ли у нашей компании возможность исправить сложившуюся ситуацию? Тут, наверно, показательно продолжение высказывания НикОлы: "А сегодня она необычайно весела. Вы привнесли в нашу жизнь ощущение праздника. Даже папА остался доволен". И это всего лишь мы с сестрёнкой песни попели да Софа капельку поворожила, а если нам такие встречи чаще проводить? Глядишь, и поменяем общую картину. Любовь, судя по всему, не возродим, но нормализовать отношения великих и предотвратить уход князя к балерине, по мнению нашей старшей, мы в состоянии. Соответственно, это позволит князю продолжать удерживать сильные позиции в руководстве страной.
   Полагаю именно из-за выставляемой на показ внебрачной связи с балериной у Константина Николаевича возникнут проблемы в дальнейшем. Всё-таки для современного российского патриархального общества открытое пренебрежение семейными отношениями, освящёнными церковью, недопустимо. Ходить на сторону можешь, а бравировать этим - нет. Эта связь, по мнению многих, опозорила царскую фамилию в глазах общественности, да так, что Александр III, став императором, отстранил Великого князя от власти. Хм... хотя там, конечно, ещё и разногласия по продолжению реформ сказались, и не помню уже, чего больше.
  
   Вообще, за Константина Николаевича стоит побороться, ведь, кроме того, что он оказывает поддержку Ростовцеву, а заодно в его лице и всей нашей компании, князь также является ярым сторонником либеральных перемен, начатых Александром II, а они России крайне необходимы. Он собирает вокруг себя талантливых людей и помогает им по возможности, его единомышленников называют "константиновцами". Среди них министр народного просвещения А.В. Головнин, министр финансов М.Х. Рейтерн, военный министр Д.А. Милютин. Он и Путилову помогал и продолжает помогать. А журнал "Морской сборник", издающийся без цензуры и под наблюдением Великого князя, превратился в площадку обсуждения самых жгучих общественных вопросов. Отлучение такого человека от власти принесёт стране только вред.
   Да честно говоря, и в отношении Александры Иосифовны не всё так уж безнадёжно, показала великая княгиня себя и с хорошей стороны. Как и любой член императорской семьи, она получила (в нагрузку к своему положению) целый ворох обязанностей. Например, ей доверили заниматься брошенными детьми, и на этом поприще Александра нашла себя. Она сама, насколько я понял, без чьей-либо помощи, создала Столичный совет детских приютов и лично помогает устраивать судьбы бедных сирот, жертвует собственные средства на это дело, да ещё находит меценатов себе в помощь.
   Вдобавок Александра руководит делами Русского императорского музыкального общества. Она любит музицировать и уделяет фортепиано много времени. Я с удивлением узнал о сочинённых ею бравурных маршах и ещё каких-то танцевальных произведениях, причём, говорят, неплохих. А Иоганн Штраус так вдохновился музыкальными вечерами, организуемыми великой княгиней в Стрельне, что посвятил ей вальс "Александра" и кадриль "Терраса Стрельны". Хм... правда, он мог вдохновиться и кое-чем другим. Между прочим, Великий князь тоже к музыке неравнодушен и очень хорошо играет на виолончели. По словам НикОлы, в Мраморном дворце частенько устраиваются музыкальные вечера. Стало быть, мы с Машулей перед великими не первые выступали.
   Обсуждая с Софой варианты развития событий, мы пришли к выводу, что в первую очередь надо влиять на княгиню. Ей в обязательном порядке нужно подправить поведение. Успокаивающие настойки и чистка ауры ей явно на пользу пойдут, это вполне реально сделать под видом процедур омоложения. Станет она с мужем без истерик общаться, тогда, возможно, и он начнёт вести себя по-другому. Эх... опять перед нами в полный рост встаёт трудная (куда ж без этого!), но выполнимая задача.
   Кстати, об омоложении. Нам обоим показалось, что выглядит Александра Иосифовна в свои годы несколько старовато: ей весной сорок исполнится, а она уже на все сорок пять смотрится. И это для неё большой минус, который добавляет негатива в отношения с мужем. Но если её немного приукрасить, ведь наша старшая своими настойками и ворожбой многих даже от седины избавляла, про макияж я уже и не говорю, то, помолодев, княгиня может заинтересовать мужа снова. Александра попросила Софу подъехать к ней во вторник и более подробно рассказать о процедурах, которые реально провести в ближайшее время. Вот ей и флаг в руки.
   Ну а потом, глядишь, мы и обработкой самого Великого князя займёмся. Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!
  
   В понедельник, перед самым обедом, примчался Вяземский с огромным букетом роз для дам и с корзиной шампанского на всю компанию. Встал посреди гостиной и торжественно объявил о наконец-то предоставленной ему отставке с военной службы. К тому же отставку дали с повышением в звании, и теперь он штабс-капитан, а ещё ему, похоже, светит награда "за мужество, проявленное в походе" (знакомые при штабе намекнули). В придачу он ещё полгода будет получать пенсию по ранению. Граф, слушая его рассказ, лишь улыбался, и я, кажется, догадываюсь, кто приложил руку к потоку милостей, свалившихся на Пётра Алексеевича. Разумеется, отставника мы с радостью поздравили и все хорошие новости немедля обмыли шампанским.
   Эх-х... хорошо неделя начинается!

  
   Два дня разбирательств и торговли с ростовщиком Розенбергом всё же принесли желаемый результат, и я своего добился: мне была предоставлена ссуда аж в триста тысяч рублей, под четыре процента годовых, на семь лет (на более длительный срок Антон Иванович почему-то ни в какую не соглашался).
При этом сам дом оценили в триста двадцать тысяч. М-да... это говорит о том, что цены на недвижимость в Питере продолжают расти. Что ж, не суждено мне пока его продать, значит, будем использовать. Квартиру старшего Патрушева от тёмных личностей освободили, оборудование, хранящееся на чердаке, вернули на место, и получилась у нас в конечном итоге довольно симпатичная химлаборатория для Софы. Хм... ну и для меня, естественно, тоже. Там и девчонок-химиков можно поселить. Для проживания шести человек места более чем достаточно, а если кто-нибудь из жильцов-съёмщиков съедет, то мы и косметологам общагу соорудим.
   Закрутилось дело и с кузнечным цехом Путиловского завода, и с литейным цехом завода "Аркадия". Планы по их перепланировке и доделке были мной уже давно составлены, а рабочие, кто этим займётся, наняты, но до получения кредита я всё же опасался начинать крупномасштабные работы - все имеющиеся деньги уже расписаны по другим проектам. Строить зимой, конечно, не очень удобно, но если я хочу запустить цеха до весны, то мне ничего другого и не остаётся. Тем более, Путилов более морозной зимой за месяц ползавода отстроил, и ничего, не жаловался.
   Мы с ним и о домне с мартеном уже договорились, если Николаю Ивановичу военное министерство отдаст новый заказ на снаряды (ходят такие слухи), то я заложу до кучи к дому ещё и усадьбу. Этих средств нам должно хватить на полноценное строительство небольшого (по меркам будущего) металлургического комплекса, вот за него мы при благоприятном стечении обстоятельств весной и возьмёмся. Надеюсь, план по расширению Путиловского завода я к тому времени доделаю полностью, пока же мне всё что-то мешает - то балы, то приёмы.