Часть первая.
  1.
  
  Прислонившись к колоне, я внимательно наблюдал за танцующей молодёжью, подмечая все малейшие нюансы современных танцев. Ничего особенного, я бы тоже так смог даже без обучения и тренировок. Затем мой рассеянный взгляд стал скользить по молодым девицам, что сбились в стайки и о чём-то оживлённо щебетали между собой. Конечно, они разительно отличались от благородных девиц нашего баронства не только своими нарядами, но и манерой поведения. И что ещё меня неприятно поразило, - на поясе ни одной из них не висело даже самого маломальского кинжала, не говоря уж о чем-то более существенном. Сразу видно, живут в срединном княжестве и понятия не имеют о том, что такое фронтир и набеги кочевников. Затем моё внимание привлекла сама виновница торжества - княжна Анна. Сегодня ей исполнилось пятнадцать лет, и это был её первый по-настоящему взрослый бал, который она давала уже от своего имени для своих сверстников и знати княжества. Видно было, как ей хочется плюнуть на все условности и самой присоединиться к танцующим, но как говорится, 'положение обязывает'. Вот и сидела она на своём возвышении в гордом одиночестве и пыталась снисходительно посматривать на своих подружек, которые вовсю флиртовали с молодыми кавалерами. Чем-то она мне напоминала курицу на насесте, и как можно в таком неудобном платье сидеть, ума не приложу.
  Из наставлений отца я знал, что подобные балы предназначались в первую очередь именно для того, что бы заранее составить хорошие партии для своих чад, присмотреть перспективных женихов и богатых невест. К моему счастью, третий сын независимого барона с приграничья, не представлял особого интереса для разборчивых мамаш и почтенных отцов семейства. А ведь мой отец, барон Виктор, (ударение на О) совершил столь длительное путешествие и оставил дела баронства на моего старшего брата, что бы подобрать для меня невесту, можно даже не очень богатую, но у которой в приданном будет обязательно хоть клочок земли, на котором я бы мог построить небольшой замок и, соответственно, стал бы считаться владетельным лордом.
  Я баронет сэр Витас и был бы вторым сыном барона, проблем бы с наделом не имел, но увы, я третий и никаких прав на землю и имущество баронства не имел. Согласно неписанных правил, основной феод наследовал мой старший брат баронет Стив. Земли нашей матери, бывшими частью её приданного наследовал баронет Влад, мой средний брат, а вот для меня ничего не предназначалось. Считалось, что третий и последующий ребёнок должны будут сами добиться положения в приграничных областях и своим умом и мечом завоевать свои владения. При этом, земли баронства считаются едиными и неделимыми и Влад уже принёс вассальную клятву не только отцу, но и старшему брату. Вот и стоял я, подпирая колону и рассматривая не особо богато одетых девиц, так сказать своего полёта и ранга. Вскоре мне это наскучило, и я решил немного встряхнуть это болото. А что, мне можно, я же деревенщина и варвар с приграничья, политесу и хорошим манерам не обучен, так что с меня взятки - гладки.
  Словно без цели прогуливаясь по залу, я зашёл со спины к креслу княжны, небрежно опёрся о него и спросил, - Не надоело смотреть на этот зверинец? Может сбежим отсюда? В вашем саду я видел гнездо дракончиков, если хочешь, могу показать. Смешные зверушки, если повезёт, то сможешь одного приручить.
  Молодая княжна напряглась, но вникнув в мои слова и видя, что я больше ничего не предпринимаю, поспешно произнесла, - Драконов не существует, это всё детские сказки и я давно выросла из возраста, когда им верят.
  - Вообще-то драконы существуют и у меня их даже два, но видеть их может только тот, кто сам имеет своего дракона или маг, шаман. Впрочем, не хочешь, как хочешь, пойду приглашу в сад кого похрабрее, чем княжна Анна.
  - Постой, ты сказал, что для простых людей дракончики не видны, а как же ты их собирался показать мне? - а девица то быстро всё схватывает, прямо на лету.
  - Но ты же была бы со мной, а у меня, как я тебе уже сказал, два собственных дракона. Со мной бы ты их увидела. - Девушка задумалась, но ненадолго, видимо и ей самой надоело это бесцельное времяпрепровождение и она, тряхнув головой, прошептала, - Я согласна, только как нам незаметно сбежать отсюда?
  Честно говоря, я подобного исхода не ожидал, так что срочно пришлось искать выход из этого щекотливого положения, - А на балкон тебе можно выйти, что бы проветриться и подышать свежим воздухом? А что бы меньше привлекать к себе внимания, позови к себе доверенную служанку, которая умеет держать язык за зубами.
  Следуя призывному жесту, к нам подошла пожилая женщина. Ну как пожилая, на вид ей было за тридцать.
  - Марта, проводи меня на балкон, здесь становится душно.
  Под несколько оторопелые взгляды некоторых участников бала, в основном старшего поколения, мы дружно отправились дышать свежим воздухом. Со стороны это выглядело так, будто княжна попросила первого попавшегося ей под руку кавалера вывести её подышать свежим воздухом, а бдительная служанка их сопровождает.
  - Слышишь, княжна, у тебя под платьем что-нибудь одето, ну там подъюбники и штаны какие-либо? А то в таком виде в саду делать нечего. Если что-то есть, то платье снимешь и оденешь мой камзол. И даже если ничего нет, то всё равно камзол придётся одевать, он не так будет заметен в вечернем саду. Жалко конечно давать тебе такую дорогую вещь, ведь ты к бережливости не приучена, - не удержался и уел её немного.
  - Как это - платье сниму?
  - Молча. Ах да, ты же сама ничего не умеешь. Марта, поможешь княжне снять платье и одеть мой камзол, потом сама встанешь в дверях и никого на балкон не пускаешь. Хотя вряд ли кто сюда сунется, зная мой склочный характер.
  - Баронет Витас, не старайтесь казаться неотёсанным чурбаном, - опаньки, она оказывается, меня знает. - Все и так знают что вы из независимого баронства, а значит, по определению не очень отличаетесь от варваров или тех же степняков. К тому же, моя подруга - внучка графа фон Зельц охарактеризовала вас как весьма наглого и беспардонного молодого человека, но с которым интересно проводить время. А правда, что вы никогда не расстаётесь с оружием и даже спать с ним ложитесь и никогда не снимаете лёгкие кольчуги, которые у вас в баронстве играют роль рубашек?
  - А ещё мы едим сырое мясо, печень убитых врагов и пьём кровь девственниц. Не пробовали кровь? Херес называется, правда с трайского это переводится несколько иначе, но суть примерно одинаковая.
  - Да ну вас баронет, городите всякую ерунду. Скажите, а почему ваш отец так спешно покинул столицу? Что-то случилось на границе?
  - На границе спокойно, а уехал он готовить месть княгине. Видите ли Анна, ничего, что я без титула, по-простому, по-варварски? - Она промолчала и я продолжил. - Ваша венценосная мать не предложила нам расположиться ни в ваших гостевых покоях, ни во дворце, а значит, вынудила моего отца ночевать на постоялом дворе. Это урон его достоинству.
  - В столице нет постоялых дворов, а все гостиницы отвечают самым высоким требованиям, и многие высокопоставленные гости не считают зазорным останавливаться в них.
  - Если б это было так, то мы бы не отреагировали так болезненно. Не могли бы вы, княжна, назвать кто из высокопоставленных лиц, приглашённых на бал по случаю вашего совершеннолетия, остановился в гостинице?
  Не надо, не напрягайте свою единственную извилину, вам это не идёт. А я могу точно сказать, что ни в одной из пяти гостиниц, которые носят звание княжеских, ваших приглашённых нет. А значит, им всем нашлось место в гостевых покоях или дворце и только барон ВиктОр был лишён такой чести.
  Не волнуйтесь, я уговорил барона не объявлять вам войну, но наши перевалы для караванов, следующих в княжество и из него, мы закроем. Этакая маленькая торговая война.
  Ну, всё, все любопытные уже заглянули в двери и убедились, что между нами ничего серьёзного не происходит и вы меня, такого наивного, не насилуете и не принуждаете к разным непристойностям. По глазам вижу, что вас очень интересует вопрос непристойностей, как-нибудь в другой раз расскажу, а сейчас снимайте свою красивую тряпку и одевайте мой камзол. Я даже из скромности отвернусь.
  - Не стоит, сейчас Марта поможет мне развязать крепления, и моя пышная юбка превратится в обычную, а вот лиф я снимать не буду, так как под ним у меня действительно ничего нет, но вы, баронет, всё равно это 'ничего' не увидите.
  Я мысленно стукнул себя по лбу, ведь в моём мире, откуда меня дёрнули сюда, нижнее бельё появилось только в конце 17 - начале 18 веков, а здесь, по моим прикидкам только начало или середина 15. Хорошо, что хоть в баронстве я уже научил наших сапожников шить обувку по ноге - правую и левую.
   И действительно, Марта подошла к княжне со спины, что то там поколдовала и обручи, что придавали платью пышный и помпезный вид, упали на пол. Анна переступила через них и оказалась в платье обычного фасона. Мне ничего не оставалось сделать, как снять с себя камзол.
  Видимо моё лицо выдало моё разочарование неудавшейся попыткой подсмотреть, что же у неё под платьем, так как Анна мстительно улыбнулась, и мне пришлось признать своё поражение.
  - Облом! Но я не теряю надежды всё-таки рассмотреть вашу фигуру, а главное убедиться, что у вас не кривые и не волосатые ноги, - я протянул свою куртку Марте, что бы она помогла княжне облачиться.
  - Это что? - чуть даже заикаясь, поинтересовалась девушка.
  - Княжна, но вы же сами сказали, что мы не расстаёмся с оружием и вместо рубах носим специальные кольчуги. Что вас удивляет? Наличие небольших клинков, закреплённых у меня на руках, или кольчужная рубашка? Смею вас заверить, и клинки и рубашка изготовлены из сплава мифрила и стоят баснословно дорого, как и подобает оружию сына барона ВиктОра. Вы, наверное, думали, что мы голытьба? Отнюдь. У отца хватит средств, что бы купить тройку таких княжеств вместе с потрохами, да только ему это не надо. Спокойная и размеренная жизнь не для нас.
  Марта, прекращай глазеть на меня, как на какое-то чудо, ладно твоя госпожа - молодая и неопытная девочка, но ты-то на своём веку наверняка повидала и не такое?
  Подойдя к княжне, я неожиданно взял её на руки, отдал приказ Марте, что бы бдила и легко спрыгнул в сад. Мои дракоши помогли нам мягко приземлиться, после чего я, с некоторым сожалением, отпустил девушку. Видя, что она собирается дать мне отповедь, я опередил её, - Закричишь, опозоришься, а главное напугаешь дракончиков. Пошли. Давай руку, - и пока девушка приходила в себя от столь наглого поступка, я потянул её за собой в 'гущу' придворного сада.
  Пришлось сделать небольшой круг к выбранному мною месту, так как наиболее короткая дорога грозила превратить бальное платье в лохмотья. И почему магические дракончики так любят вить гнёзда в кустах с шипами? Им что, нормальных деревьев вокруг мало?...
  - Только тихо, смотри, - я отодвинул ветку усыпанную жёлтыми цветами, и, перед нами предстало неглубокое гнездо, где тесно прижавшись друг к другу, сидели два потешных дракончика.
  - А их погладит можно?
  - Только одного. И не дёргай мою руку. Если я тебя отпущу, то драконы станут не только не видимыми, но и не осязаемыми даже на ощупь. И ещё, учти, они кусаются и весьма больно, до крови. Если цапнет, удержишься от крика?
   Вместо ответа она кивнула, но когда дракончик потянулся к её руке, в испуге её отдёрнула.
  - Смотри, какая красивая бабочка там, наверху, - и пока Анна всматривалась в крону дерева, я силой сунул её руку в гнездо.
  - Ой, у меня кровь и эта зверушка висит на моём пальце, а вторая висит у тебя на руке.
  - Нда, вот ещё одна проблема нарисовалась, мало мне двух дракош, как появился третий. - Я бережно оцепил с пальца небольшого крылатого дракончика, который тут же принял красный окрас и бережно сунул его себе за пазуху. Он немного там повозился, потом высунул свою голову из ворота, огляделся, зевнул во всю свои пасть и исчез. Я уже знал, что сейчас у меня на груди, слева, появится татуировка дракона, ещё одна. Почти такая же как и на предплечьях моих рук, только красного цвета.
  - Чего стоишь, красавица? Бери дракончика, только аккуратно и суй его себе в вырез лифа. Слушай, а может тебе помочь? Давай я его возьму и сам помещу в район твоей левой груди, по-моему, у меня это получится лучше.
  - Не дождёшься, озабоченный. А сколько тебе лет? Мне не грозит ответственность за растление малолетнего?
  - Не боись, я никому не скажу, что ты меня не только соблазнила, но и зверски изнасиловала. - Я тяжело вздохнул, - Старый я для тебя, мне уже скоро восемнадцать.
  - Ты прав, зачем мне старик, из которого песок начинает сыпаться? Хотя зимой, если тебя пропустить вперёд, можно будет идти и не скользить....
  
  Восемнадцать лет назад.
  Куратору 17 сектора
  От инспектора ревизора
  
  Настоящим довожу до Вашего сведения, что во время проверки участка 5\765 был обнаружен небольшой сбой в работе системы, - одна из матриц прошла не полную очистку и в таком состоянии была внедрена носителю. Прошу санкционировать полное форматирование обоих матриц.
  
  Пояснительная записка
  
  Носитель: Третий сын независимого барона на границе со степью в мире 3 уровня. Без особых способностей, предположительно погибнет в возрасте 18 лет в схватке с кочевниками, оставит после себя дочь....
  Матрица: Старший офицер из мира 7 уровня, умер своей смертью. Без особых способностей в мирное время. Оставил после себя двух сыновей....
  
  Инспектору ревизору сектора 5\765
  
  Выговор за несвоевременное обнаружение сбоя в программном обеспечении с лишением премии за 3 квартал. Организовать плотное наблюдение в течении десяти лет местного летоисчисления и при обнаружении отклонений в развитии носителя или скачкообразного развития цивилизации, носителя матрицы дезактивировать. Если ничего не будет обнаружено, то осуществить поверхностный выборочный контроль в течении пяти лет, после чего наблюдение снять.
  Куратору 17 сектора
  От инспектора ревизора
  
  Настоящим довожу до вашего сведения, что плотное наблюдение в течении указанного вам срока не выявило никаких отклонений в развитии носителя и существенных изменений в развитии цивилизации мира 3 уровня. Приступил к поверхностному наблюдению.
  
  
  Куратору 17 сектора
  От инспектора ревизора
  
  Поверхностное выборочное наблюдение не выявило аномалий в развитии носителя и скачкообразного развития цивилизации. Согласно ранее отданного распоряжения наблюдение снимается. Прошу снять ранее объявленный выговор и выплатить премию за 3 квартал в полном размере.
  
   Инспектору ревизору сектора 5\765
  
  ....В выплате премии отказать....
  
  Моя история, начавшаяся почти три года назад.
  Из остатков воспоминаний моего носителя, которые сохранились во мне:
  Сегодня мой отец посвятил меня в рыцари за мастерское умение стрелять из ручного арбалета. Это было не очень приятное событие. В связи с тем, что я рос болезненным ребёнком и частенько простывал от малейшего сквозняка, от обязательного обучения владению клинковым оружием я был освобождён. По правде говоря, я был очень хилым ребёнком, что служило поводом для постоянных насмешек со стороны моих братьев, но я на них не сердился. Они любили и оберегали меня, заступались перед бароном, часто помогали в обыденных делах. Что, впрочем, не мешало им подшучивать надо мной.
  В этот день мне впервые было позволено испробовать вкус лёгкого вина, да только Стив вместо лёгкого налил выдержанной настойки, и под приветственные крики наших вассалов, - Пей до дна, пей до дна, - заставил меня выпить полный кубок. В голове сразу же зашумело, дыхание перехватило, из глаз потекли слёзы, и я закашлялся под смех гостей. Оказывается, это была традиция посвящения в рыцари. Мне быстро повязали рыцарский пояс с небольшим клинком и отправили спать. Больше я ничего не помню....
  Головная боль была такой сильной, что я буквально взмолился, что бы мне поставили обезболивающий укол. Неужели я опять с инсультом попал в тысячакоечную? С трудом разлепив глаза, я увидел серый потолок, ни как не похожий на больничный. Жёсткий топчан и связка шкур вместо одеяла дополняли картину. С трудом вращая глазами, я увидел, что нахожусь в небольшой комнате. Рядом со мной сидели - представительного вида черноволосый и смуглый мужчина от которого расходились волны властности и непреклонности, а так же этакой старичок - божий одуванчик, с выцветшими голубыми и добрыми глазами, седой длинной бородой и смущённой улыбкой.
  - Если поднимешь сына на ноги, я позволю тебе остаться у нас и выполню твою просьбу...
  Я понимал, что было сказано и этот язык, хоть и не был моим родным, наверняка позволил бы мне общаться с местными. Только вот о каком сыне идёт речь? К сожалению или счастью я не мог произнести ни одного звука и только издавал хрип, словно всё горло у меня было содрано крупной наждачкой.
  - Барон, ваш сын пришёл в себя, теперь идите и не мешайте мне. В качестве утешения могу сказать, что вам повезло. Серьёзных травм от удара по голове и последующего падения с лестницы у Витаса нет, а вот память он потерял полностью и сейчас даже не знает, что вы его отец, а я его наставник. Как говориться время лечит, будем надеяться, что всё образумиться....
  На пятый день после того, как я пришёл в себя, мне разрешили вставать. Я действительно чувствовал, как силы понемногу ко мне возвращались, да и головные боли перестали так уж сильно донимать. Когда я не спал, мой наставник мэтр Вил, вводил меня в курс дела, и я как губка впитывал знания о баронстве, окружающих меня людях, слугах, об устройстве мира и общепринятых правилах поведения....
  Через 7 дней я начал говорить. Вил показывал мне какой-нибудь предмет и назвал его, а я повторял. Ничего сложного в этом не было, и я не очень удивился тому, что мой мозг быстро адаптировался и к незнакомому языку и к странной речи. Видимо сказывалась моя психологическая устойчивость к стрессовым ситуациям, а так же умение быстро принимать решения и не впадать в панику. Как я уже понял, меня закинуло в тело третьего сына вольного барона ВиктОра. Вернее не меня, а моё сознание и в своём мире меня уже похоронили, надеюсь с почестями, как и полагается для ветерана военной службы и ветерана труда.
   Тело мне досталось слабенькое, хилое и болезненное, но это дело поправимо. Вспоминаю свою учёбу в Лн СВУ, где я тоже постоянно на первых порах частенько простывал, кашлял сопливил и как простая зарядка по утрам и процедуры закаливания избавили меня от этого недуга. На память об этом в той жизни у меня осталась привычка спать с голым торсом в любую погоду и при любых не экстремальных обстоятельствах. В общем, я стал по утрам делать небольшие пробежки и постепенно приучать своё тело к обливаниям холодной водой.
   Учёба давалась мне легко, так как моих базовых знаний хватало вполне чувствовать себя этаким гуру - академиком даже на фоне своего наставника. Несколько моих неосторожных замечаний заставили Вила присмотреться ко мне, и он пришёл к мысли, что в меня вселился дух великого учёного, мага и волшебника золотого века с труднопроизносимым именем, которое я так и не запомнил. Разубеждать я его, конечно, не стал, но себе сделал заметку о том, что мне надо быть предельно осторожным и научиться скрывать свои знания и навыки. В свою очередь я научил наставника пользоваться арабскими цифрами, использовать ноль и таблицу умножения.
  Занимались мы с ним в той башне, которую отец выделил ему для жизни и наблюдениями за ночным небом. Что бы не терять времени зря, я перебрался к нему жить и часто вечерами мы с ним беседовали на различные темы. Но всякий раз, когда я просил рассказать его о своей жизни, он замыкался и надолго замолкал. В один из таких вечеров в колеблющемся свете масляного фонаря я заметил странный рисунок, который двигался по коже наставника и появлялся то на плече, то на груди, то на запястье. Это очень мне напоминала наши тату. Со временем я разглядел, что это была мордочка, достаточно ехидная, некоего существа с большой пастью и множеством острых зубов.
  Через несколько вечеров это существо перестало меня бояться и обращать на меня внимание. Я был уверен, что оно очень внимательно слушает мои пояснения по тому или иному вопросу, которые якобы вложил мне в уста и память великий волшебник древности.
  В свою очередь Вил пересказывал мне старинные легенды и загадки и тайны прошлого, что дошли до наших дней. В один из таких вечеров, когда я занимался массажем ноющих мышц рук и ног, ехидная мордочка показала мне язык. Я ответил тем же и скорчил рожицу. Так мы и кривлялись до тех пор, пока Вил не обратил на это внимание, а разглядев, кого я дразню, пришёл в небывалое воодушевление, если не сказать восторг.
  - Витас, ты видишь моего дракончика и это при том, что ты не прошёл посвящение и не являешься магом в прямом смысле этого слова. - Далее последовала пространная лекция о магии этого мира, её носителях - магических дракончиках и опасностях связанных с этим. Из этой лекции я сделал очевидные выводы о том, что мой наставник является магом и в нашем баронстве прячется от свои врагов. Вил подтвердил мои предположения и признался, что ещё до недавнего времени он был магом при княжеском дворе, но впал в немилость из-за того, что отказался выполнять какое-то задание правящей княгини, и от её гнева вынужден был скрываться и бежать туда, где его она не достанет.
  Так прошло почти семь месяцев, и я полностью восстановился и оправился от травмы головы. Барона предупредили, что память ко мне так полностью и не вернулась, но зато я приобрёл знания и умения, более присущие седовласому учёному мужу, чем такому юнцу. К моему счастью, барон ВиктОр отмахнулся от этого, заявив, что от многих знаний в голове происходит несварение желудка, так что всякой чепухой он свою голову забивать не собирается, а я уже стал рыцарем и волен поступать так, как мне заблагорассудится. Мои братья прозвали меня 'умник' и это прозвище прочно прилепилось ко мне.
   А вскоре я доказал, что мои знания могут приносить и практическую пользу. Дело в том, что наше баронство контролировало единственную караванную дорогу с южных земель в северные королевства, которая пролегала через горную гряду и пересекала малый и большой перевалы. Именно на них и расположились две наши крепости. На большом перевале - Чёрная крепость, на малом - цитадель с баронским замком. Вместе с Владом отец отправил меня в Чёрную крепость забрать и перевезти 'таможенные' пошлины в цитадель. Там-то я и обнаружил, что управляющий нехило ворует и набивает собственный карман в ущерб интересам нашей семьи. Проверив учётные записи, я обнаружил недостачу тридцати тысяч золотых монет, что составляло около тридцати килограммов золота. Оно было найдено мною в тайнике управляющего, который он устроил в стене своей спальни. Через пару дней допросов с пристрастием управляющего повесили, вскрыли ещё две его заначки и в сопровождении надёжной охраны Влад повёз ценности в цитадель, а я остался за старшего.
  Только через месяц я вернулся домой, но зато вникнул в особенности досмотра караванов и обозов, назначении платы за провоз товаров и топтание дорог, а так же разработал критерии оценки наиболее ценных грузов. Барон ВиктОр был монополистом, так как торговый тракт был единственно проходимым через наши горы для телег и повозок. К тому же наши воины обеспечивали безопасность караванов в тех случаях, когда наши отряды нанимали для сопровождения и охраны. Не стоит наверное говорить, что столь лакомый кусок постоянно вызывал зависть не только у наших воинственных соседей - таких же баронов, кочевников - степняков, но и у князя, а теперь и у княгини. Да только Чёрная крепость и цитадель были действительно неприступными, так как их построили странные создания, сведений о которых не сохранились, а посему они считались сказочными и могущественными колдунами, которым надоела жизнь под нашим солнцем и они ушли в подземные чертоги. Вообще легенд и сказаний было так много, что их всерьёз уже давно никто не воспринимал, никто, кроме меня. Дело в том, что я точно установил, что стены наших сооружений были сделаны из одного огромного монолита, а все здания, коридоры, комнаты и прочие помещения создавались или с использованием мощной магии или лазеров.
  Не забыл я и о попытке отправить меня на тот свет и по возвращению приступил к следствию. Понимая, что времени прошло достаточно много и все следы дано исчезли, я в первую очередь решил очень тщательно осмотреть место происшествия. Со слов Вила я знал, что неведомого убийцу никто не видел, и даже с помощью магии наставнику не удалось ничего обнаружить. В зал, где пировали барон с сыновьями и его вассалы, никто не входил после того, как меня отправили спать. Стража же внизу клятвенно заверяла, что даже мухи и комары мимо них не пролетали, а значит, преступник скрылся, используя своё умение проходить сквозь стену, во что я не верил, или где-то в коридоре или на лестнице есть тайный ход. Вот его-то я и собирался найти.
  Вооружившись факелом, свечой и мотком тонкой, но прочной бечевы, я приступил к поискам. За моими действиями наблюдал барон, который маялся от скуки уже пятый день, - степняки, получив в очередной раз по мордам, затихли и откочевали от наших рубежей; соседние бароны ни как не могли договориться кому из них командовать объединённой дружиной для нападения на цитадель, а княжьи люди зализывали раны после последнего налёта и оплакивали смерть безрассудного князя, что с малым отрядом пытался пройти в обход по звериным тропам. Как не трудно догадаться, тропы для людей, даже самых ловких, были непроходимы, а тут ещё дождь со снегом. Из всего отряда уцелели только два человека, которые и принесли печальную весть о том, что князь сорвался в пропасть и вытащить его не удалось. Конечно, через несколько дней после того, как эта новость достигла моего отца, тело князя достали и с почестями передали представителям княгини, вместе с ранеными и обмороженными. Пленных же заставили отрабатывать виру, так как во время налёта были ранены четыре дружинника.
  Теперь же отец с удобством сидел в кресле, потягивал лёгкое вино и с интересом наблюдал за моими действиями, - Витас, мальчик мой, если ты собираешься поджечь этот камень, то поверь мне на слово, он не горит. Я в твоём возрасте несколько раз пытался спалить цитадель, но у меня ничего не вышло. Не горит, зараза, хоть ты тресни.
  - Милорд, - вставил свои пять копеек Стив, - его бесполезно убеждать, он же умник и лучше нас знает что делать. Я правильно говорю Вит?
  Не обращая внимания на этот треп, я опустился на колени, зажёг свечу и по колебанию пламени стал определять, откуда дует, помечая эти места куском известняка. Вскоре на монолитной вроде бы стене, появился контур небольшой двери. Дело осталось за малым, определиться, как эту дверь открыть. Ещё почти целый час я нажимал на дверь в разных местах и чуть ли не лизал её. Всё было бесполезно до тех пор, пока я не подумал о том, что запорное устройство может находиться где-то в стороне. Моё внимание привлекло крепление для светильника, но оно было намертво вмуровано в стену и не поворачивалось ни в одну, ни в другую сторону. Тогда я потянул его на себя, оно вышло сантиметров на семь и легко провернулось. Тут же огромный каменный блок пришёл в движение и достаточно быстро стал уходить в пол, открывая удивлённому отцу небольшую винтовую лестницу и пандус, что вёл в сторону крепостной стены.
   Первым к проходу подскочил отец с уже обнажённым клинком, - Что за чертовщина? Почему я ничего не знаю об этом? Умник, откуда тебе стало известно об этом ходе и куда он ведёт?
  - Откуда известно, милорд? Отсюда, - и я погладил себя по макушке. - ведь тот, кто пытался меня убить должен был как-то попасть в коридор и потом скрыться.
  - Убить? А разве ты не сам свалился с лестницы? - Стив ничего не понимал, а отец недовольно посмотрел на меня, ведь покушение тщательно скрывали ото всех и даже от моих братьев.
  - Не таращьте глаза. На Витаса действительно покушались, но мы ничего не смогли найти - ни каких следов, вот и я принял решение держать это в тайне. Умник и не надейся туда пойти одному, я с тобой и иду первым, Стив прикрывает нам спину.
   Я отрицательно покачал головой, - Наши заклятые друзья только обрадуются, если в неведомые ловушки одновременно попадут барон и два его сына. Стив остаётся здесь, на входе и вызывает дежурную смену стражи. Я иду первым и внимательно всё осматриваю, вы, милорд, идёте за мной, в готовности отразить нападение, если оно последует. Напролом действовать нельзя.
  Отец выругался, - И в кого ты такой уродился? Стив, что стоишь как истукан? Зови людей
  - Наверное, в мать. Жаль, что я её нисколечко не помню, а прижизненных портретов её нет.
  - Да есть один, у меня в спальне, я потом его тебе покажу. Его рисовали ещё перед нашей свадьбой...
  
  2.
  
  Очень осторожно я шёл по пандусу, внимательно наблюдая не только за стенами, но и полом и потолком. Гладкие стены внушали обманчивую безопасность, но я знал, что это не так и в помощь мне были те несколько сотен книг, которые я прочитал в своё время в прошлой жизни, в жанре фэнтези. За моей спиной сопели, топали и бряцали оружием, полагая, что в этом коридоре с гладкими стенами нет ни каких угроз. Действительно, их пока не было, но как говорится - лучше перебдить, чем не добдеть. Буквально за следующим поворотом я наткнулся на мумифицированный труп, скорее всего, неудачливого убийцы. Он сидел, прислонившись к стене, и на его лице застыла маска ужаса. Возле ног россыпью валялась пара десятков серебряных и золотых монет. А на уровне груди в стене была небольшая выемка, откуда он их и достал.
  Кто-то из стражников пытался меня отодвинуть и заглянуть в отверстие.
  - Рвёшься поскорее умереть и не дожить до следующей выдачи жалованья? Я препятствовать не буду, дурней только смерть может хоть чему-нибудь научить.
  В это время подошёл отец,- Что здесь у вас?
  - Да вот, один в одежде нашей стражи присел отдохнуть.
  - Это же пропавший почти год назад Седрик, - проговорил кто-то у меня за спиной. - А мы думали, что он, поднакопив деньжат, дезертировал.
  - Милорд, ну ка пошурудите своим клинком в это нише, - обратился я к отцу, освобождая ему место.
  Раздалось грозное шипение, и из отверстия выползла толстая змея. Кто-то с ужасом произнёс, - Горная гадюка, - а отец в это время хладнокровно рассёк тело змеи на три части, отделив голову и хвост.
  - Вот и причина его смерти. Эта тварь облюбовала себе это место для гнезда, а он сунул туда свои деньги, за что и поплатился. Милорд, пошевелите там ещё, у вас же самый длинный меч.
  - Сколько раз тебе повторять, умник, фалькон - это не меч, а нечто среднее между мечом и шпагой модников из срединных государств.- Он ещё несколько раз ткнул лезвием в отверстие и постучал по стенам ниши. Никакой реакции. - У кого латные перчатки с собой? Там ещё что-то есть из металлических предметов, я слышал негромкий звон.
  Вскоре в неровном свете факелов мы увидели небольшую связку серебряной и золотой посуды в виде ложек и двузубых вилок. Кто-то из стражников задумчиво произнёс, - А мы-то думали, что за крысёныш у нас завёлся, а это Седрик. Тварь, бросил пятно на всю стражу. Хорошо, что теперь мы не будем коситься друг на друга.
  - Горные гадюки всегда живут парами, так, по-крайней мере, меня учил наставник. Кто-нибудь пните труп посильнее, а то будем его обыскивать и, не ровен час, наткнёмся на ещё одну гадюку.
   Сразу два кованных сапога обрушили мумию на пол, и из-под неё действительно выползла ещё одна змея, которую тут же и затоптали. Самым тщательным образом я вывернул все карманы, ощупал швы и даже не поленился и разрезал ссохшиеся сапоги. В моих руках оказался сложенный вчетверо кусок пергамента. Развернув его, я увидел множество непонятных значков, ничего общего не имевших с известными мне языками. Стало ясно, что письмо, или сообщение было зашифровано.
  - Привет из княжества, - с ехидцей я обратился к отцу,- всё-таки одного шпиона они к нам заслали.
  - Шпион это кто?
  - Соглядатай, разведчик, который следит за объектом и сообщает хозяину все интересные новости.
  - А почему ты считаешь, что он из княжества? Вдруг его степняки перекупили?
  - Пергамент. На нём пишут только в княжестве, да и то в особых случаях. Уж больно выделка кожи дорога. Степняки и выходцы с юга предпочитают свитки материи, обработанные специальным образом так, что написанное можно смыть горячей водой. Да к тому же, у степняков считается неприличным уметь читать и писать. Для них главное - оружие и быстрый конь.
  - А не зря тебя, Витас, прозвали умным. Ладно, заканчиваем здесь и идём дальше. Два человека осмотрите ещё раз нишу и ждите нашего возвращения. Тело оставьте здесь, как назидание другим.
  Больше ничего интересного мы не обнаружили, а ход привёл нас в нишу на крепостной стене, где в непогоду от ветра и снега прятались караульные. Благо никого рядом не было, а то стражник мог с испугу и из арбалета нас попотчевать.
   На обратном пути я стал допытываться у отца о наличии каких-нибудь документов с чертежами крепости и цитадели, но он сразу же меня предупредил, - Всё сгорело ещё при моём деде. Ничего не осталось, а что осталось, упаковали в кожаные мешки и поместили в дальнюю кладовую, где они и сейчас пылятся. Если интересно, дозволяю покопаться в грязи и копоти, да и Вила с собой прихвати, а то что-то стал чахнуть старик. Вечером придёшь ко мне в покои, покажу портрет матери...
  Разрешение покопаться в том, что когда-то было семейным архивом, Вил встретил с энтузиазмом и даже не дал мне толком умыться и переодеться. Впрочем, переодевался я зря. Через полчаса разбора документов на те, что не жалко выбросить, так как они не сохранились и представляли собой слежавшуюся кипу материи и пергамента, и те, которые можно было бы хотя бы частично прочитать, сделали из нас трубочистов. Мне даже пришлось объяснять метру, кто такие трубочисты и для чего они нужны в хозяйстве. Естественно, ничего интересного в двух мешках мы не обнаружили, а разбор оставшихся пяти отложили назавтра.
  Я едва успел привести себя в порядок, как ко мне пришёл посыльный от отца, - Баронет, милорд ждёт вас в своих покоях. Он просил вас поторопиться.
  - Мне что, и перекусить не удастся? Я же сегодня даже не обедал. - но посыльный уже повернулся ко мне спиной и вышел за дверь.
  На помощь пришёл наставник,- Ничего, Витас. Пока ты будешь ходить, я что-нибудь раздобуду на кухне, только долго у барона не засиживайся. Я сегодня устал и хочу пораньше лечь спать.
  Но я-то знал, чем вызвать у старика бессонницу, - Наставник, мне тут сегодня попал в руки интересный документ. Я забрал его у того, кто покушался на меня и хотел убить. Не могли бы вы взглянуть на него и подсказать, с какого конца мне за него взяться, что бы разобраться. Я уверен, что в нападении на меня замешены люди княжества. - И пока старик ничего не сказал, поспешно сунул ему в руку пергамент, а сам ретировался.
  Я зря злился на отца, в его покоях меня ждал обильно уставленный стол от вида которого мой желудок тут же издал утробный звук, а я громко сглотнул слюну. Ели мы молча и в тишине только раздавались позвякивание вилки и ножа. Хотелось чего-нибудь жидкого, но на ужин похлёбка не полагалась, только мясо и каша, да сыр. Как любит повторять отец - пища настоящего воина, а не неженки в мужской одежде. Он снисходительно смотрел, как я заправляюсь и не торопился начинать беседу.
  - Милорд, а можно несколько крох с вашего стола отправить мэтру Вил? Старик вместе со мной не ел с самого утра.
  - Ему уже отнесли ужин, но он чем-то так занят, что выгнал слугу взашей. Что ты ему там подсунул? Что-то из сгоревших документов?
  - К сожалению, нет. Мы разобрали с ним два мешка, но ничего ценного не обнаружили. Будем надеяться, что в дальнейшем удача нам улыбнётся. Просто перед уходом я отдал ему пергамент Седрика, пусть на досуге попробует его расшифровать, - но отец уже не слушал меня, погрузившись в раздумья. Потом тряхнул головой, словно отгоняя назойливые мысли, - Пойдём, я покажу тебе единственный портрет твоей матери, а потом я хочу, что бы ты внимательно осмотрел её комнату. Не верю я в то, что Эльза ещё вечером, перед сном, было здоровой и полной сил, а утром её уже нашли мёртвой. Я понимаю, что прошло уже шесть лет, но вдруг у тебя что-то получится и ты снимешь с меня груз вины за то, что я не уберёг, не уследил....
  Спальня матери была по соседству, и туда никто не имел доступа кроме отца. По существующим правилам, супруги спали отдельно, кроме тех ночей, которые им хотелось провести вместе.
  В небольшой комнате на столе стоял портрет молодой девушки, почти ребёнка, которая исподлобья с интересом смотрела куда-то вдаль.
  - Портретист запечатлел её в тот момент, когда она ждала моих сватов, и хотя это был брак по расчёту, я без памяти влюбился в Эльзу. Вот в этом кресле её нашли служанки, когда пришли утром её одевать. Она уже к этому времени остыла, - отец всхлипнул и отвернулся, а я стал внимательно осматривать всё, что находилось в комнате. Он подошёл к креслу и устало опустился в него, вздохнул, откинулся на спинку и прикрыл глаза.
  Мне было проще, в моей ущербной памяти не осталось даже намёка на воспоминание о матери, и я воспринимал её как незнакомую женщину, в смерти которой меня попросили разобраться. Но ведь прошло шесть лет, что я тут смогу увидеть и найти? По горячим следам ещё можно было что-то найти, а сейчас - даже не знаю. Однако глянув на слёзы в глазах отца, я понял, что буду рыть носом землю, но сделаю всё возможное и попытаюсь докопаться до истинны.
  - Здесь что-нибудь трогали? Я имею в виду посуду, вазы, цветы? Что-нибудь переставляли?
  - Нет. Сразу же после смерти я закрыл её комнату и сюда никто не входил кроме меня. Даже её тело я собственноручно перенёс на наше ложе и три дня никого к нему не подпускал, - он вздохнул и встал. - Не буду тебе мешать. Я долго не могу оставаться здесь, воспоминания о счастливых годах совместной жизни гложут меня. - Мне стало понятно, почему отец вот уже шесть лет вдовец и не смотрит на других женщин, даже для постельных утех. В его сердце навечно поселилась моя мать...
  И так, с чего начать? Шесть лет назад, если верить рассказам отца и братьев, был относительно спокойный период жизни. Мелкие стычки были обыденным делом, между бароном и князем ещё не пробегала кошка зависти и раздора, так что мстить отцу было некому и не за что. Хотя в то, что в комнате никто не бывал, я верил с трудом. Слишком чисто, опрятно и пыли нет, а значит, есть служанка, которая изредка заходит сюда с уборкой и отцу даже не обязательно знать об этом. Надо осторожно расспросит прислугу....
  Два дня у меня ушло на то, что бы вычислить доверенную служанку моей матери, но это не значит, что я занимался только этим. Вместе с наставником мы продолжали разбирать обгоревшие остатки семейных хроник и архива. В четвёртом мешке было, наконец-то, найдено кое-что стоящее, а вот о пергаменте Седрика мой учитель не обмолвился ни словом.
  Как я и предполагал, доверенным лицом леди Эльзы была её наперсница, прибывшая с ней из княжества. С детства она прислуживала моей матери и была скорее подружкой, чем служанкой, даже не побоялась вместе с ней поехать 'к этим дикарям'. А вот где и как отец познакомился с матерью, он никогда не рассказывал. Самым странным в этой истории было то, что отцу леди Эльзы формально принадлежали земли на границе независимых баронств и княжества и мой отец получил законные права на них. Со временем поместье неплохо обустроили и укрепили, оно даже стало приносить небольшой доход...
  Варя, так звали эту пожилую женщину, провела меня в покои матери совсем другим путём, предназначенным для прислуги, так что было не удивительно, что барон ничего не знал об этом.
  - Варя, послушай, а разве на этом столе при жизни матери ничего не стояло? - я сразу же взял быка за рога.
  - Конечно, стояло, молодой господин. Главным украшением была ваза для цветов, это был подарок барона в честь первой годовщины их свадьбы и бедняжка Эльза очень ей дорожила.
  - И где сейчас эта ваза?
  - Здесь, - Варя подошла к секретеру и отодвинула в сторону крышку. - Вот она. Я убрала её так как очень боялась, что в суматохе её нечаянно разобьют, - она всхлипнула, - Эльза очень любила её и в ней всегда стояли живые цветы, даже зимой. Только когда я прятала вазу, цветов в ней не было.
  Не знаю, то ли всё дело в моей интуиции или в везении, но я достал из вазы свёрнутый в трубочку пергамент, перевязанный выцветшей ленточкой. Начав читать, я сразу понял, что это прощальное письмо матери своему любимому.
  Прекратив чтение, я вновь обвязал его лентой, - Скажи, Варя, а ты знала о болезни матери?
  - Я догадывалась, но она всё скрывала, даже от меня. А что в этой записке?
  - Это личное, она прощается с отцом. Полностью я читать не стал. Найди барона и передай, что я срочно жду его в покоях госпожи.
  Когда отец начал читать последнее письмо от матери, мы с Варей тихонько вышли из покоев....
  Барон появился из своих покоев только на ужин, выглядел он как обычно, только на лбу я заметил ещё одну складку.
  - Спасибо, Витас, ты снял камень у меня с души. Пусть это останется между нами....
  Естественно, после ужина я подвергся допросу со стороны братьев, но отбился от них достаточно легко, отослав их к отцу за подробностями. К нему они, конечно, не пошли и особо меня не доставали....
  Ну с, молодой человек, что вы думаете об этом? - Лицо Вила светилось самодовольствием и какой-то ребячьей радостью. - Я расшифровал письмо вашего неудачливого убийцы, хотя это было и нелегко. Вот извольте глянуть, - он протянул мне исписанный с обратной стороны пергамент. - Хитрый шифр, основан на алфавите трайского но написан по турански.
   Я понял, что старик ждёт похвалы и на неё не поскупился. Документ действительно оказался весьма занимательным и интересным. Почему Седрик не уничтожил его сразу после прочтения, мне было непонятно, хотя его отправитель прямо этого требовал. В любом случае, к нам в руки попал весьма важный компромат и на княгиню и на хана Бата, что давно набивался к отцу в друзья - приятели.
  В письме прямо говорилось, что княгиня санкционировала убийство одного из членов семьи барона с последующим побегом в орду Бата и возвращением тайными трапами в княжество, где исполнителя ждала большая награда и привилегии. Хотя я понимал, что, скорее всего, его ждал удар кинжалом или инсценировка ограбления, таких исполнителей, как правило, в живых не оставляли.
  Пришлось вновь идти к барону и передать ему расшифровку с пояснениями Вила.
  Утром, после завтрака, отец, собрав нас всех в малом зале, сразу, без предисловий начал, - Вырисовывается крайне неприятная картина, против нас составлен обширный заговор в котором участвуют наши соседи, княжество и несколько степных племён. Цель - взять под совместный контроль караванную дорогу, а цитадель и крепость разрушить, что бы больше никто не мог здесь основательно закрепиться. Давайте подумаем, что мы должны и можем предпринять.
  Как самому младшему и неопытному, мне было предоставлено право первому высказать свои соображения. О том, что за этим последовало, вряд ли могли предполагать отец и мои братья.
  Это была моя стихия, и тут я развернулся во всей своей красе. Что бы там не говорили, армейский опыт, подкреплённый курсами Выстрел, позволял мне, даже при отсутствии полноценной информации о противнике, правильно оценить обстановку и принять решение. К моему удивлению, у отца оказались неплохие карты местности не только нашего баронства, но прилегающих земель.
  Первым делом я уточнил, кто конкретно является нашим противником из независимых баронов и степняков, где они в настоящий момент находятся и какими силами располагают. Уточнив эти вопросы и нанеся места предполагаемых стоянок противостоящих нам племён, я предложил немедленно организовать разведку местности, в ходе которой уточнить скрытые пути подхода к стоянкам, места выпаса табунов и расположение ставок ханов и вождей племён. Отец с удивлением смотрел на меня, не ожидая таких зрелых рассуждений от младшего сына. Пришлось сказать, что мы с Вилом неоднократно разбирали сражения великих полководцев прошлого, анализировали их ошибки и рассматривали различные варианты. Не буду же я ему рассказывать о том, что такое манёвренная война и чем она характеризуется
  - Главным нашим преимуществом будет то, что мы нанесём одновременно несколько точечных ударов по степнякам, направленных на физическое устранение ханов и вождей. После их гибели в племенах начнутся междоусобицы за главенство, и им будет не до нападения на нас. Таким образом, мы выведем из строя самого многочисленного союзника наших противников. Можно так же будет направить небольшие группы для того, что бы они, если не угнали бы табуны степняков, то, по-крайней мере, их разогнали. Если у нас есть надёжные союзники, то табуны можно будет продать им подешевле, что бы самим не тратить на них время.
  В тоже время, надлежит организовать наблюдение за наиболее сильными нашими заклятыми друзьями в приграничье. Хорошо бы спровоцировать нападение на их владение небольших банд кочевников, которым за это заплатить звонкой монетой. Затем, после того, как этот кризис будет благополучно разрешён, я предлагаю кардинально решить вопрос с нашими противниками на фронтире. Княжество пока не рассматриваем, так как оно вряд ли будет открыто выступать в открытую с нами конфронтацию, боясь перекрытия караванных путей в обе стороны. Я думаю, мне удастся уговорить наставника оказать нам посильную помощь. Если кто не знает, то он в своё время был княжеским магом и бежал от княгини, которая желала использовать его в своих, не совсем порядочных, целях.
   И отец, и братья смотрели на меня несколько ошарашено, первым пришёл в себя барон, - Стив, Влад, временно поступаете в подчинение Умнику. Витас, более подробно расскажешь мне, как досадить нашим соседям, а затем и свой план кардинального устранения проблемы с ними. Первый удар должен быть нанесён по орде Бата. Предателей надо наказывать в первую очередь. И ещё, Умник, я категорически запрещаю тебе участвовать в налётах и даже покидать пределы цитадели, пока наш противник не будет разгромлен.
  - Но милорд...
  - Ни каких но, Стив, приставь к этому юнцу парочку надёжных стражников в качестве охраны, только так, что бы они не сильно светились, вдруг в наших рядах есть и другие разведчики....
  Парочка надёжных стражников выглядела как полноценный десяток опытных ветеранов. Не знаю, что им там наговорил Стив, но я попал под плотную опеку. Я и до этого не отличался особой общительностью, а тут любого, кто приближался ко мне ближе, чем на два-три метра встречали неприветливые мордовороты, отбивая охоту у любого даже проходить мимо.
  Вместе с Вилом мы подробно разработали и всесторонне обсудили план действий для каждого отряда, группы, стараясь предусмотреть всё. Через три дня стали возвращаться первые наши разведгруппы с очень ценными сведениями. Пришлось вносить коррективы и от первоначального замысла одновременного удара по вождям враждебных племён пришлось отказаться. Первые результаты не заставили себя долго ждать. Наша долина между Чёрной крепостью и цитаделью оказалась заполнена табунами степняков, которых наши конюхи не успевали перегонять для продажи в княжество. Дело дошло до того, что мы стали раздавать лошадей своим крестьянам бесплатно, что обеспечило отцу приток трёх десятков многолюдных семей под его руку. Наместник княгини на фронтире даже прислал письмо с упрёками, дескать, мы сманиваем княжеских холопов в свои земли.
  Хана Бата нашли зарезанным в своей юрте, а после потери почти всех лошадей, его орда разбилась на маленькие отряды и разбрелась в разные стороны. А потом началось повальное смертоубийство среди кочевников. Сразу в четырёх племенах сменились вожди и ханы, а на наших соседей стали нападать небольшие группы разбойников из числа степняков, которые грабили и жгли, но вглубь не заходили и схваток избегали.
  В целом наш план удался, хотя и не обошлось без потерь. Погибших и раненых мы не бросали, а вывозили в Чёрную крепость, где Вил занялся привычным для себя делом - лечением, ведь как он сам говорил, его дракончик был зелёного цвета, цвета одежды лекарей...
  А я приступил к самой трудной части нашего плана - мне предстояло уговорить, или убедить Вила помочь моему отцу и проучить наших вечно недовольных и завистливых соседей. Ходить вокруг да около со старым магом было бесполезно, так что я сразу выдал ему свою задумку.
  - Наставник, мне и отцу понадобилась ваша помощь. Вот имена трёх баронов, которые постоянно мутят воду на фронтире и подбивают остальных напасть на нас. Нападение мы, конечно, отобьём, не в первый раз, но сколько при этом погибнет народу, подсчитать невозможно. Ведь сначала на приступ пустят простых крестьян, что бы они своими телами вымостили дорогу баронским дружинам. - Тут я играл на чувствах мага, который терпеть не мог войны и убийства без крайней на то необходимости. - Я придумал, как проучить баронов и при этом избежать кровопролития. Мой план заключается в следующем....
  И хотя солнце уже стояло в зените, от земли ещё продолжало тянуть сыростью и холодом, а значит, лежать было не очень удобно. Мы вели наблюдение за замком барона Крока - непризнанного лидера наших противников, считавшего, что ему всё дозволено, так как он был женат на сестре наместника и тот его постоянно покрывал и оказывал всяческую поддержку.
  Мой десяток телохранителей весь извертелся от нетерпения, да и мне самому было любопытно глянуть на волшбу мага, но он категорически запретил нам подглядывать. Наконец пришёл долгожданный сигнал от Вила и мы, уже не скрываясь, поднялись во весь рост и направились к воротам крепости. Как наставник и обещал, все спали непробудным сном, - и воины охраны, и слуги, и сам барон с семьёй в обеденном зале. Я лично снял у него с пояса внушительную связку ключей и, следуя указаниям Вила, направился к тому месту, где хранилась казна Крока. Если я раньше наивно думал, что лучше всего деньги хранить где-то в подвале или подземных казематах, то этот барон меня посрамил. Его казна хранилась на самом верху его донжона, чуть ли не под крышей. Три полных сундука набитых золотыми монетами и четвёртый, только начатый. Мы выгребли всё, до последнего золотого в заранее приготовленные кожаные сумки, а на дне одного из сундуков я оставил записку, ' В следующий раз вырежем всех под корень' и подпись 'ВиктОр'.
  Две тяжело нагруженные лошади в сопровождении трёх стражников направились в цитадель, а мы к нашей следующей жертве. Времени терять было нельзя, что бы остальные не успели всполошиться. Вторым в моём списке значился прихлебала и подпевала княгини - барон Жубер. У него золота оказалось даже больше, чем у Крока, и ещё одна записка такого же содержания легла на дно пустого сундука. В цитадель отправился ещё один небольшой золотой караван, состоящий уже из трёх заводных лошадей и трёх человек охраны. В этот раз с нами ходил и мой учитель, так как у него были личные мотивы ненавидеть Жубера. Этот вывод я сделал после того, как мэтр на стене выжег контур крылатого дракончика с букетиком цветов в лапе. Хотя, возможно, это был и обычный веник для мусора.
  Только под утро, уже изрядно уставшие, мы добрались до последней цели нашей акции устрашения заклятых друзей. Как и предыдущие два раза, нас встретило сонное царство. Спали все, даже собаки, хотя я в книгах своего мира встречал сведения о том, что магия на собак не действует. Забрав золото и оставив послание, наш небольшой отряд прямым ходом направился в цитадель, где нас уже ждал разгневанный барон и толпа любопытных воинов и челядинцев. Золото было отправлено в подвалы, а меня и Вила, под белые ручки сопроводили прямым ходом в малый зал, который заменял моему отцу рабочий кабинет.
  - Начал он без предисловий, - Уж от кого, от кого, но от вас, мэтр Вил, я подобного не ожидал. Ладно, он ещё несмышлёный и жизнью не битый, но вы-то опытный человек, бывший маг целого княжества и поддались на уговоры этого юнца совершить авантюрные набеги на трёх самых сильных баронов из числа наших противников.
  - Хм, а разве это не ваш был план лорд ВиктОр? По-крайней мере я понял так, что молодой баронет говорит и от вашего имени. Витас, будь добр, объясни.
  - А тут и объяснять нечего. Если милорду будет угодно вспомнить военный совет, то там обсуждался вопрос кардинального решения проблем наших врагов на фронтире с помощью наставника. В течении неполных суток этот план был приведён в действие, так что никаких проблем я не вижу. Метр Вил ясно дал понять всем, что он на нашей стороне и не позволит никому мешать в его научных изысканиях и деятельности, связанной с написанием книги по практическому применению особых знаний в пользовании математики обычными людьми.
  - Я пишу такую книгу? - удивлённо спросил меня наставник.
  - Ну да, вы сами мне рассказывали о сложении, вычитании, делении и умножении с помощью цифр древних учёных и намекнули, что обдумываете, как всё это попроще и доступнее изложить на пергаменте. Может быть, я что-то не так понял?
  - Да нет, всё так, только книгу я ещё не начинал писать....
  От этого научного спора о том, что включает в себя работа над книгой, лорд ВиктОр стал зевать, а вскоре отправил нас с наставником отдыхать, так и не устроив разнос за самовольство и не очень разумную инициативу.
  Время летело незаметно, и вот уже невеста Стива родила ему сына и вскоре предстояла их свадьба. Для меня лично были странными некоторые обычаи этого мира и нашего баронства.. В частности, молодые должны были прожить вместе не менее трёх лет и могли пожениться только после того, как невеста доказывала, что она способна к деторождению. Может быть, из-за этого нас и считали варварами? Стиву повезло, и его избранница из местных полностью ему соответствовала - спокойная, рассудительная, не белоручка. А вот Влад уже успел обжечься. Он тоже выбрал себе девушку из местных, но уже через полтора года, выплатив приличные откупные, отправил её к родителя. Как он сам говорил, посмеиваясь - из-за её патологической жадности и стервозного характера. Мне, до времени, когда я смогу женихаться, ещё было больше года, да и на девушек я особо не засматривался, были проблемы поважнее, и одна из них не давала мне покоя уже несколько недель. Дело в том, что среди обгорелых документов мы с наставником нашли схему подземных сооружений, что полностью совпадала с контуром цитадели. Дело осталось за малым, найти, как туда попасть и вот тут нас ждал облом. Походы вдоль стен со свечкой или факелом результатов не дали, осмотр половых плиток с рисунками и якобы неизвестными рунами тоже ни к чему не привели. Мы с наставником упёрлись в стену, хотя он заявил, что решение проблемы на поверхности, но мы её не видим.
  - Нам надо на несколько дней отрешиться от поисков и дать глазам розыск. Не хочешь прогуляться недалеко в степь? - Честно говоря, это предложение застало меня врасплох, так как я знал, с какой неохотой мэтр покидает стены цитадели. - Пара дней в степи, ночи у костра, созерцание звёздного неба в уединении, крепкий травяной взвар с дымком....
  Я саркастически хмыкну, - Можно подумать, что такого важного человека как вы, мастер, отправят на прогулку в степь без соответствующей охраны. И не надейтесь. Отец не настолько глуп и слишком высоко ценит вас, что бы подвергать хоть малейшему риску, да и мой десяток всё никак от меня не отлипнет, хотя угроза нападения давно миновала.
  Но идея меня заинтересовала, а так как отец не вмешивался в наши дела, то особых проблем с несколькими днями отдыха на природе, я не видел. Мне понадобилось два дня для подготовки и ушли они в основном на то, что бы объяснить нашим кузнецам, что такое шампуры и как выглядит мангал. Мясо я готовил собственноручно, за неимением перца и лука использовал местные травки и приправы, поместив всё это в разбавленное вино.
  Ни я, ни мой учитель не любили пользоваться верховыми лошадьми. Я - потому что в моём мире такого способа передвижения практически не существовало, а у наставника после лошадей болели кости. Вот и получилась следующая картина: - молодой и старый неторопливо шли по тракту, ведя в поводе за собой двух лошадок с нагруженными на них сумками, а на некотором отдалении от них двигался внушительный отряд. К моему, уже привычному десятку, присоединилась ещё конная полусотня из личной охраны барона. Откуда он узнал о наших планах - я не знал, а ругаться с отцом из-за боязни полного запрета на всякого рода прогулки, я не стал. Выдвигались мы на прогулку из Чёрной крепости, куда прибыли с наставником для проверки. Вот и получалось, вместо того, что бы не привлекая к себе внимания незаметно выйти в степь, взгляды всех встречных - поперечных были обращены на нас. Вскоре нам пришлось сесть на лошадей, так как хоть пешком и удобнее, но уж больно долго добираться до намеченной точки. Через три часа неторопливой езды нас обогнал старший полусотни и преградил нам путь.
  - Лорд Вил, у меня приказ не отпускать вас дальше границ наших владений. Извините, но эта роща приграничная. Милорд ВиктОр не желает рисковать и подвергать ваши жизни даже малейшей опасности.
  - Витас, а что это меня уже несколько раз назвали лордом? Мне конечно приятно, но я обыкновенный мастер и к благородному сословию - никаким боком.
  - Ну вот, весь сюрприз испортили,- я сделал вид, что расстроился. - Всё дело в том, что мой отец подарил вам ту башню, в которой вы сейчас живёте и возвёл вас в звание владетельного лорда. Это конечно не рыцарское звание, так что сэром вас никто называть не будет и золотые шпоры вам не грозят, но и мастером вы больше не будете. Так что привыкайте. Вот грамота на пожалование, - и я протянул опешившему наставнику свиток с большой печатью на шнурке.
  Пока шёл этот разговор, наши лошади самостоятельно повернули к небольшой рощице, что была недалеко от караванного пути. По следам от кострищ было видно, что её частенько посещали. Пока расседлали, пока собрали хворост и разожгли костёр, наставник не произнёс ни одного слова. Я уже и мангал собрал, заправил его привезёнными чурками, зарядил углями от костра, а Вил по-прежнему хранил молчание. Только когда запах от шашлыков стал особенно ярким, а солнце стало клониться к закату, было нарушено молчание.
  - Объясни Витас, что значит это пожалование?
  - А что тут объяснять? Вы очень здорово помогли нам и заслужили награду. Деньги вас вряд ли интересуют, рабов у нас нет, а вот заиметь собственный дом - это отличная идея. К тому же отец убивает сразу двух зайцев одним выстрелом. В первых, он награждает вас за заслуги перед ним и баронством, а во вторых - вы свободный человек и в любой момент можете уйти от нас, а имея свой собственный дом, вы всегда в него вернётесь, а может быть, никуда и не пойдёте и останетесь писать свою книгу у нас. Правда есть и одно но. Дело в том, что пожалованное имущество нельзя передать другим лицам, кем бы они не были, то есть оно не наследственное и после того, как вы уйдёте в небесный чертог, вновь вернётся в собственность барона....
  Шашлыки получились очень вкусными, с особым запахом и вкусом. Оставив немного мяса на утро, остальное мы отдали нашей добровольной охране. Ночью мы смотрели в звёздное небо, и мэтр учил меня, как ориентироваться по звёздам и определять стороны света, а также направление движения в степи.
  Утром мы проснулись от непонятной суеты. Оказывается, дозорные заметили довольно крупный отряд степняков и это был не караван. Очень быстро наша охрана взяла нас в полукруг и стала готовить не только свои луки, но и арбалеты. Я воспользовался этим и отошёл к кустам справить малую нужду. Уже возвращаясь и раздвигая ветки кустарника, я почувствовал боль в левой руке, вернее в указательном пальце. Меня кто-то сильно цапнул. Я чуть было не сел на заднюю точку, когда увидел висящим на пальце синего дракончика. Я подставил ладонь, что бы ему была опора, он отпустил палец и слизнул несколько капель крови с него, после чего по-хозяйски по моей руке пробрался к вороту рубахи и нырнул в за пазуху. Вскоре его мордочка показалась из ворота, зевнула, продемонстрировав мне свою пасть, усеянную множеством мелких зубов, что-то пропищала и вновь спряталась у меня на груди. Левое предплечье стало немного щипать, но всё быстро прошло. Что мне было делать, я не знал, поэтому торопливо вернулся к наставнику.
  Мои слова о том, что у меня появился свой синий дракончик, ввели его в ступор, а затем он заставил меня несколько раз повторить свой рассказ о том, как я с ним встретился и что из этого вышло. Мы забыли и о грозящей нам опасности и о степняках. Вил заставил меня снять рубаху, и мы вместе уставились на синюю татуировку, появившуюся у меня на левом плече. А потом я узнал, какой я счастливчик, как мне повезло, и выслушал целую лекцию о магических дракончиках. Только перед этим я поведал своему наставнику поговорки своего мира о том, что везёт только дуракам и пьяницам и что бесплатный сыр бывает только в мышеловке и только для второй мышки.
  Он на меня посмотрел как на идиота, впервые встретив человека, который не прыгал от счастья, получив магического дракона, да ещё второго по силе, а потом, вспомнив мою поговорку, тут же со мной согласился, - Действительно, дуракам везёт....
  Из рассказа учителя я уяснил, что драконы бывают четырёх видов: чёрные, синие, красные и зелёные. Черные - самые сильные и могущественные, это драконы разрушения и созидания, драконы хаоса, их элемент - земля. Они могут разрушить всё, что нас окружает, а могут создать такое, что может привидеться только в самых буйных фантазиях.
  Вторыми по могуществу являются дракончики синего цвета. Их элемент - вода, лёд. Они могут всё затопить или заморозить в радиусе нескольких километров, согнать и разогнать тучи, обрушит мощный водяной удар, а своими ледяными иглами уничтожить многотысячное войско в самых прочных доспехах.
  Третьими являются красные драконы - драконы огня и негасимого пламени. В сильном гневе они способны испепелить большой город со всеми жителями и сооружениями, расплавив даже камни.
  И, наконец, зелёные дракончики - драконы жизни и природы. Они прирождённые лекари и способны избавить почти от любой хвори, кроме тех, которые насылает чёрный дракон. Я так же узнал о необходимости обязательной инициации дракончика в течении двух - трёх месяцев. Если её не провести, то дракончик улетит, и второго шанса получить магическую зверушку больше не представится. Инициация должна проходить под руководством другого мага, в ходе её происходит пожизненная привязка двух объектов друг к другу, и после неё они могут общаться между собой и поддерживать жизненные силы своего симбионта.
  Во время своего общения мы с наставником забыли обо всём на свете, если б не тактичное покашливание моего сержанта.
  - Лорд Вил, милорд Витас, тут такое дело - эти степняки прознали, что в баронстве есть дарующий жизнь. Это они так называют магов жизни и здоровья, а их вождя племени на охоте сильно помял степной леопард, вот они и направились к нам за помощью. Прикажете гнать взашей или посмотрите?
  Как бы Вил не был заинтересован моим дракончиком, долг лекаря оказался сильнее, - Давайте раненого сюда, я посмотрю, что можно сделать.
  К нам подвели двух лошадей, между которыми были жёстко закреплены импровизированные носилки. Раненый был без сознания, бледный как полотно и тяжело, с хрипом дышал.
  - Снимайте и кладите возле костра. Мне понадобится много горячей воды и чистый перевязочный материал. Витас, принеси мой сундучок с инструментом, он в левой седельной сумке, а из правой достань подставку с микстурами и мазями.
  Началась суета и всё упёрлось в наличие воды. Её действительно понадобилось очень много, так как раны вождя не просто воспалились, но и начали гнить.
  Пришлось оторваться от практического изучения хирургии в полевых условиях и направится на окраину рощи, где я ещё вчера заметил в небольшой впадинке рой мошки, что указывало на выход к поверхности грунтовых вод....
  
  3.
  
  - Всё, теперь можно блокировать боль и убрать все воспаления, запустить механизм сращивания мышц, сухожилий и костей, - на Вила наши воины смотрели с благоговением, а степняки почему-то точно также смотрели на меня.
  - Наставник, я что-то не пойму. Это же вы вытащили их вождя из объятий смерти, а степняки почему-то все уставились на меня?
  Вил снисходительно улыбнулся, - Эх молодо - зелено. Да тут всё понятно. Умрёт вождь, выберут другого, свято место пустым не бывает, а вот встретить видящего воду - который ткнул пальцем в землю и приказал копать здесь, а через некоторое время в этом месте забил ключ, это для них настоящее чудо. В степи вода самое дорогое, дороже золота и самоцветов. Будет вода, будут пастбища и стада, не случайно за обладанием колодцев идёт самая ожесточённая и кровавая борьба.
  Да, Витас, попал ты со своим дракончиком, вскоре слух о тебе разойдётся по всем племенам. Надо срочно приступать к инициации. И первым шагом на пути к этому будет твоя задача по приведению в порядок моего инструмента и сбора неиспользованных микстур и мазей. Поторопись, а то от них ничего не останется, знаю я этих степных воришек....
  Уже к вечеру вождь племени, как нив чём не бывало, сидел у нашего костра и уплетал остатки шашлыков. Наевшись и сыто отрыгнув, он что-то рыкнул на своём языке. К нашему костру подошёл молодой воин, и только приглядевшись, я обнаружил, что это была молодая девушка, мало похожая на степняков. Одетая в мужскую одежду, с изогнутым клинком на поясе, который я определил как саблю, она невольно притягивала к себе взгляд.
  - Моя дочь от седьмой жены - Мирза. Дева-воин, да только нет ей места в племени. Мои воины считают её уродиной, так как лицом и цветом волос она пошла в мать. Дарующий жизнь, дарю её тебе. Теперь она твоя собственность, можешь делать с ней что захочешь.
  - Спасибо вождь, ценный подарок, вижу, с каким трудом ты отрываешь его от своего сердца...
  - Ага, ага, с трудом и со слезами на глазах....
  - Я же в свою очередь дарю её своему ученику - видящему воду. Он заслужил столь дорогой подарок.
  Вождь поперхнулся и уставился на меня,- Он видит воду под землёй?
  - Видит, и твои воины могут это подтвердить, они уже выкопали ключ со сладкой водой на окраине рощи. Мне нужно было много воды, что бы промыть твои раны, поэтому мой ученик и нашёл этот источник. А теперь извини вождь, нам пора в путь, иначе барон обеспокоится длительным отсутствием своего сына и пошлёт большой отряд своих головорезов на поиски....
  - Наставник, а почему мы так быстро снялись с места? Была какая-то опасность?
  - Была. Вождь решил украсть тебя. Я без нужды людей не убиваю, а ты за себя пока постоять не можешь. Так что начнём инициацию как только вернёмся в цитадель, а во время движения удвоим осторожность, пока не достигнем Чёрной крепости.
  Поздним вечером мы были уже у стен крепости, но решили в ней не останавливаться, так как наши лошади хорошо отдохнули, а на наши с Вилом стоны никто не обращал никакого внимания. Ближе к утру цитадель приветливо распахнула нам свои ворота, и мы оказались дома. За всеми этими передвижениями, что больше были похожи на бегство, я как-то забыл о Мирзе, но она сама напомнила о себе. Не успел я зайти в свою комнату, как она тут же оказалась рядом.
  - Чего тебе? - раздражённо поинтересовался я.
  - Ничего, я буду тебя охранять, это моя обязанность, - с этими словами она сорвала покрывало с моей постели и расстелила его возле двери, полностью перекрыв вход в спальню.
   Вот же ещё одна головная боль, придётся теперь и о ней заботиться. Я опустил седельные сумки на пол и устало вздохнул. Девчонка наверняка толком ничего не ела весь день, а я теперь вроде как её хозяин и должен о ней беспокоиться.
  - Будь здесь и следи, что бы к сумкам никто кроме моего учителя не подходил, я отлучусь ненадолго.
  Возле моих дверей уже застыл один из стражей моего десятка, так что за безопасность девицы я особо не опасался. На кухне, нагрузившись холодным мясом, сыром, караваем свежевыпеченного хлеба и котелком с взваром, я вернулся в спальню. Возле дверей стража не было. Я обнаружил его в своей комнате связанного по рукам и ногам, с кляпом во рту и без оружия
  - Вот, господин, он крутился возле вашей спальни, не иначе как вор. Хотела его сразу прирезать, но решила дождаться вас.
  - Умница, правильно поступила. Без моего одобрения никого здесь убивать не надо. А сейчас развяжи его и верни оружие. Он тоже мой страж, но только снаружи. Днём я тебя познакомлю с остальными.
  Пока Мирза выполняла моё распоряжение, я быстро накрыл на стол и достал две чашки для взвара,- Садись, у нас с тобой ранний завтрак, а после него можно будет и поспать. А пока мы с тобой будем кушать, я тебе расскажу, что здесь и как. Ты почему не берёшь еду?
  - Мне не положено есть вместе с господином.
  - Ага, значит, господина могут травить разными ядами, а мой страж будет спокойно за этим наблюдать? Быстро взяла нож и попробовала каждый кусок. Не забудь запить всё это взваром. - Эх, наивная простота, как же легко обвести такую вокруг пальца.
  - Теперь слушай внимательно. Отныне я буду звать тебя не Мирза, а Мира - это имя тебе больше подходит. Ты не моя рабыня, а свободный человек и можешь в любой момент уйти от меня. На первое время, пока ты не освоишься, я принимаю тебя на службу, и за свою охрану буду платить тебе жалование наравне со своей стражей. Завтра я сведу тебя с кастеляном, и он подберёт тебе достойную одежду, ты не должна выделяться на фоне других, так тебе будет легче меня охранять. И ещё, я хочу, что бы ты взялась за моё обучение владением лёгкими клинками. Как видишь, я не богатырь и махать мечом или фальконом мне тяжело. За своё обучение я тоже буду тебе платить. Ты обязана будешь молчать обо всём, что увидишь, или услышишь от меня или лорда Вила, в то же время рассказывать мне обо всём, что увидишь или услышишь от других. Обращаться ко мне следует как ваша милость, или господин. В исключительных случаях можешь звать меня Витас. Сегодня ты ночуешь здесь, а завтра я перенесу свою спальню во вторую комнату, а в этой останешься ты. На сегодня всё. Да, отхожее место за этой занавеской, там же и вода для умывания. А теперь спать.
  Я задул все светильники кроме одного, быстро разделся и нырнул под одеяло. Не успела моя голова коснуться подушки, как я уже спал.
  Разбудил меня Вил ещё до обеда, не дав выспаться как следует, - Вставай. Ты самый ленивый ученик, который у меня когда-либо был.
  Я открыл один глаз и осмотрел комнату, - А где Мира?
  - Я отправил её мыться. Девочка никогда не видела столько воды, так что пусть плещется в своё удовольствие. У тебя есть сменная одежда, что бы её переодеть?
  - Наставник, вот тебе надо было лезть? Мы же должны были сначала сходить к кастеляну, обеспечить девчонку одеждой и только после этого заняться приведением её в порядок. И что теперь прикажешь делать?
  - Действительно, не подумал. Тогда вызови любую служанку, пусть она глянет на девчонку и подберёт ей одежду.
  - Ага, и через пять минут все будут знать, что у меня в спальне плещется молодая девица, и она провела у меня всю ночь. Мне это надо? Ладно, будь здесь, сам пойду за одеждой.
  Только прежде чем идти к кастеляну, я нашёл Варю и объяснил ей ситуацию, она с радостью согласилась мне помочь, а заодно решила взять шефство над девчонкой, а вернее взяться за её обучение и адаптацию к жизни в новых условиях. Мне даже пришлось одёрнуть себя и напомнить, что я не в своём мире, а в примитивном средневековье, сдобренном магией, так что надо более тщательно следить не только за своими словами, но и мыслями.
  На завтрак мы, естественно, опоздали, но зато Мира стала похожа на человека, а то, что у неё подол платья по бокам имел разрезы, на ногах не башмаки, а сапоги и на боку висел клинок, здесь никого не удивил, - всё-таки фронтир. К тому же, у многих молодых девиц, которые крутились вокруг Влада, одним из атрибутов своей одежды был небольшой кинжал - так называемый дамский меч.
  Весь день прошёл в суете - Мира категорически отказалась перебираться на женскую половину. Так что мне пришлось обустраивать в своих покоях вторую, нежилую комнату для себя и обзаводиться дополнительной мебелью для девушки. Самое деятельное участие во всём этом бардаке приняли наставник и Варя. Вил пояснил, что он поторопился, взвалив на мои плечи заботу о дочери степного вождя, но на моё предложение вернуть её, ответил категорическим отказом. А Варя попала в родную стихию, ей надо было о ком то заботиться, оберегать опекать и дикая дочь степей как нельзя лучше подходила для этой роли. В общем, мы с Владом, который присоединился к нам, успешно сбежав от назойливого окружения из местных девиц, пять раз двигали и переставляли мебель, пока Варя не заявила, что на первое время сойдёт, а потом она позаботится о более достойной обстановке для моего учителя фехтования. Именно так я отрекомендовал брату Миру и под его усмешку предложил помереться мастерством на ристалище. Я-то знал, что во время схваток на звание девы-воина Мира зарубила трёх особо горластых воинов, а остальные двое просто отказались с ней сражаться. Договорились, что поединок состоится завтра по утру, что бы не привлекать излишнего внимания.
  Потом настала очередь моей комнаты. Как же я глубоко ошибался, надеясь на то, что мне достаточно будет перенести в комнату топчан и платяной шкаф. Размечтался. Дело дошло до того, что на узких окнах - бойницах у меня даже появилось некое подобие штор. Это, кстати, была одна из основных причин, почему я не пользовался этой комнатой - я боялся сквозняков и простуды. В любом случае, ближе к вечеру всё было закончено. Вил радостно потирал руки, словно это он таскал всю эту мебель, Мира хранила равнодушное выражение лица и только мы с Владом с облегчением вздохнули.
  В связи с тем, что статус Миры ещё не был утверждён бароном, я попросил Варю распорядится, что бы ужин нам доставили в мои покои, пришлось заказать на 5 человек, так как Влад не собирался уходить, а с нетерпением ждал продолжения этого интересного спектакля под названием 'дикарь в приличном обществе'. Однако Мира его разочаровала. Она всё быстро схватывала на лету и за столом вела себя достаточно пристойно, если не считать того, что она первой попробовала все блюда и громко заявила,- Пища не отравлена, мой господин, может её есть.
  После ужина я выпроводил назойливого братца и Варю, а сам с наставником прикинул план предстоящей инициации и подготовку к ней. Было решено, что утром, пока я свежий, сразу же после зарядки и завтрака, я занимаюсь с Мирой и учусь владеть клинковым оружием, а вот после обеда наступает время лорда Вила. О том, что я стал обладателем синего дракончика мы, по молчаливому согласию, решили никому не говорить.
  - Поверь моему опыту, мой мальчик, я уверен, что ты пройдёшь инициацию, и чем меньше народу будет знать, что ты маг, тем спокойнее тебе будет жить. Хотя в любом случае барону придётся об этом сказать, как и то, что у степняков ты теперь 'видящий воду'. Вот скажи мне, оно надо было тебе при всех находить этот родник? Ты хоть понимаешь, что на тебя могут объявить охоту?
  Неожиданно в наш разговор вмешалась Мира, - Я хочу стать видящей воду, тогда в любом племени меня будут носить на руках...
  - Или посадят в клетку и наденут на шею ошейник с прочной цепью, что бы ты не могла сбежать, а потом силой и побоями заставят искать воду, а когда ты её найдёшь, убьют, что бы твоим талантом не могли воспользоваться другие, - продолжил я. - Думать надо немного наперёд, Мира, о возможных последствиях. Ты что же думаешь, нас с наставником напрасно сопровождали на наших же землях шесть десятков опытных воинов вооружённых арбалетами и луками? ...
  Спал я на новом месте плохо, и сон мне снился плохой, будто мой дракончик надо мной смеялся, показывал язык и кусал за мочку уха. Утром я обнаружил, что левое ухо у меня немного распухло, но Вил, к которому я поспешил, успокоил, - Всё нормально, инициация началась, причин для беспокойства нет. После обеда я тебе объясню что и как, а сейчас просто не обращай на это внимание.
  Видимо Влад кому-то сболтнул, что у него состоится поединок с учителем фехтования, которого в степи нашёл его младший брат, да и слух о том, что в моих покоях поселилась 'дикая дочь степей' вызвал у многих интерес, так что зрителей вокруг небольшой площадки для тренировок собралось несколько десятков. Мира была сама невозмутимость и, не обращая ни на кого внимание, разминала мышцы и связки, а на боку у неё вместо сабли висела обычная палка с заострённым концом. Влад явился в тренировочных доспехах и с тупым оружием.
  Поединок начался с того, что Влад продемонстрировал девушке своё умение вращать фалькон в горизонтальной и вертикальной плоскостях, но должного впечатления на неё не произвёл. Стелящим шагом он начал сближение, выставив свой клинок вперёд, словно копьё. Это была его самая большая ошибка. Мира легко, одним прыжком сократила расстояние, своей палкой подбила оружие моего брата и ударом ноги в промежность, бросила его на землю. 'Ах' - разнеслось над ареной, словно несколько десятков мужиков сами получили удар в столь чувствительное место.
  А Мира громко произнесла, - Если б мой господин не запретил мне убивать, этот человек сейчас был бы уже трупом. Могу, для разминки, сразится с ещё одним, любым воином, а потом настанет время обучения. Желающего жду ровно минуту. Жизнь гарантирую.
  К моему удивлению доброволец нашёлся. На арену он вышел с обнажённым клинком в одной руке, а в другой сжимал кинжал. Это ему не помогло. Я даже не успел рассмотреть замах палкой, сначала меч, а потом и кинжал выпали из рук, а удар по голове получился звонким и обидным. Всё было сделано так быстро, что многие ничего не поняли - вышел стражник на поединок и вот он лежит без движений на земле, а из носа у него течёт кровь.
  В это время наставник уже закончил оказывать помощь Владу и тот, улыбаясь, подошёл ко мне, - Послушай Витас, а можно и мне посещать ваши занятия?
  - Мира, - окликнул я девушку, - а можно взять к тебе в ученики ещё одного человека?
  - Можно, но только одного....
  А потом началось форменное избиение младенца, причём роль младенца досталась именно мне. Я получал палкой и по рукам и по ногам и по другим частям тела. Если б не Вил, я бы даже уползти с арены не смог, так меня отходили. Владу было немного легче, ведь он был в тренировочных доспехах, а на мне кроме рубахи и штанов никакой защиты.
  В очередной раз, когда наставник купировал мне боль и устранял синяки, Мира подошла и тихо сказала, - Не обижайся господин, но я учу тебя так, как учили меня. Дурь надо выбивать болью. Ты знал, что у тебя сегодня будут занятия на арене? Знал. Почему не подготовился? Впредь тебе будет наука. Учись предугадывать намерения и движения своего противника, изучай положения его тела, напряжение мышц, направление взгляда, выражение лица. В бою мелочей нет, особенно, один на один... - Вот так началось моё постижение искусства ближнего боя...
  После обеда я учился самоконтролю, созерцанию и умению постигать себя. Вил требовал, что бы я научился ощущать окружающий мир и пытался почувствовать дракончика внутри себя через своё сознание. Естественно, у меня ничего не получалось, но наставник меня успокоил - процесс инициации достаточно длительный и рассчитан на полтора - два месяца, а в некоторых случаях и на все три. Он так же меня предупредил, что бы я старался как мог, так как этот процесс индивидуален, а если у меня ничего не получится, то дракон исчезнет навсегда а я лишусь возможности стать магом.
  Изредка наши утренние тренировки посещал отец, он ни во что не вмешивался, но наблюдал очень внимательно. Вскоре произошёл прорыв, причём одновременно. Моё сознание как бы раздвоилось и я действительно почувствовал внутри себя дракошу, - Ну, наконец-то лентяй, мог бы и на два дня раньше открыть своё сознание, теперь тебе станет легче, я начну тебе помогать, а за это, ты не будешь мне препятствовать читать твою настоящую память.
  На утренней тренировке я не позволил ни разу Мире достать меня своей палкой, за что удостоился от неё похвалы. А на занятиях у наставника мы общались с дракошей между собой и познавали друг друга. Но основное обучение шло по ночам, когда я проваливался в глубокий сон.
   Нетерпение обуревало меня, так хотелось поскорее использовать ледяные иглы или водяной кулак на практике, но наставник запретил мне это делать, вместо этого я заучивал нудные положения кодекса поведения мага. Через два месяца непрерывной учёбы я сдавал ему экзамены, на которых присутствовал мой отец. Вил давал мне задание и я его выполнял, а барон оценивал скорость и качество. Ледяное озеро, густой туман, водяной столб, заморозка, грозовая туча.... Ох и фантазия у моего наставника, только успевай поворачиваться и мысленно представляй то, что должен исполнить синий дракоша. Вроде у нас всё получилось, и учитель остался доволен
   - Впечатлён. На моей памяти ни одному магу за столь короткий промежуток времени не удалось так качественно овладеть высоким искусством, хотя многие из тех о ком я знаю, скрывают свои способности. На эту тему мы с тобой уже говорили. Так что если будешь применять магию, то применяй её рядом со мной, что бы, если что, можно было всё свалить на меня. А если меня рядом не будет, то не оставляй свидетелей - это основное правило поведения скрытых магов.
  Отец меня удивил, - Жаль, что по достижению восемнадцати лет ты нас покинешь, ещё один сильный маг нам бы не помешал.
  Вот чёрт, а я и забыл о том, что на фронтире такие странные правила: третий и последующие дети мужского пола должны по достижению совершеннолетия покинуть отчий дом и самостоятельно устраивать свою жизнь Исключений не существует. Вроде бы в княжестве и в королевстве таких правил нет, но мне от этого не легче. Мне же вот-вот семнадцать стукнет, а значит, пора задуматься и о своём будущем.
  Наши занятия с Владом продолжались своим чередом, да только в глаза всё явственнее бросался очевидный факт - Влад влюбился в Миру, а она своих чувств ни как не показывала. Как обычно в трудных ситуациях на помощь пришёл наставник, он напрямую поинтересовался у степнячки, как она относится к моему среднему брату и что ответит на его предложение назваться его невестой и начать жить вместе. Мира ничего не ответила, но в этот же день задала мне несколько интересных вопросов. В частности её очень интересовало, сколько жён у Влада, как у нас молодые выходят замуж и как может повлиять тот факт, что её лишили девственности в одиннадцать лет. Все эти вопросы я переадресовал брату и предоставил ему возможность самому объясняться с Мирой. О чём они там говорили, я не знаю, хотя очень хотелось подслушать, а вот Вил своими способностями воспользовался.
  - Готовься Витас, скоро ты останешься опять в гордом одиночестве, а гордая дикарка переедет в покои Влада. Кажется, у них всё удачно складывается.
  В подтверждение этих выводов Мира сама предупредила меня, что принимает предложение моего брата и становится его невестой до рождения первенца. Своё решение она объяснила очень просто, - Ты сильный и опытный, умный не по годам. Иногда мне кажется, что ты просто скрываешь свой настоящий возраст. А Влад нуждается во мне, поэтому я ухожу к нему.
  Через несколько дней меня вызвал к себе отец, - На мне висит долг, а отдавать его придётся тебе. Племя горных барсов лишилось единственного источника воды, они мои кровники и им я обязан своей жизнью. Ты должен им помочь. Поедешь один, даже без своего десятка, так как будешь добираться до их пещер тайными тропами. Вот, прочитай и постарайся запомнить весь свой путь.
  После того, как я запомнил маршрут движения и приметные ориентиры, отец сжёг свиток. Выезд он мне назначил на утро завтрашнего дня.
  - До первой развилки тебя будет сопровождать мой слуга, он же заберёт лошадь и приведёт её назад. Будь осторожен, у горных барсов много врагов среди горных племён....
  Цитадель я покинул в тайне ото всех, даже наставнику ничего не сказал, а вот дракоша был рад предстоящему путешествию. Как он мне объяснил - новые места, новые впечатления, новые знания. А потом стал донимать меня вопросами о моём прежнем мире: как летают самолёты, как наши лодки погружаются под воду и не тонут, почему в нашем мире нет магии и сотня других, на которые я, в силу своих знаний, старался отвечать как можно подробнее и понятнее. Все расспросы закончились на третий день пути, когда мы достигли предгорий, и мне предстояло совершить пешее восхождение к двуглавой вершине, в окружении нескольких пиков. По словам отца, если мне не будут мешать, то весь путь займёт у меня не более пяти дней, поэтому запас продуктов у меня был на две недели, так сказать с запасом.
  Слежку за собой я почувствовал на второй день пути. Светить тайные тропы снежных барсов мне категорически запретили, так что я предпринял ряд превентивных мер, - тропа за моей спиной покрывалась наледью, которая должна была продержаться от трёх до пяти дней и сделать моё преследование невозможным. В двух местах, где рука так и стремилась ухватиться за удобный выступ скальной породы, я подготовил ловушки в виде камнепадов....
  От преследователей мне удалось оторваться, но впереди меня ждала засада, о которой предупредил дракоша. Он не стеснялся бросать меня одного на тропе, особенно, когда мы останавливались на ночлег и частенько возвращался только с рассветом. Вот и в этот раз он нырнул мне за пазуху, удобно расположился в виде тату на предплечье и я получил от него картинку трёх горцев, которые прятались в расщелинах вдоль тропы. У двух были весьма искусно сделанные арбалеты, а третий держал в руках странный жезл с раструбом, очень похожий на наши гранатомёты РПГ 7, только более миниатюрный. Что ж, полигон для боевого применения моих навыков был готов, главное не допустить ошибок и не подставляться.
  Умело маскироваться и использовать складки местности и местные предметы меня учили, а вот бесшумно передвигаться - нет. Я очень опасался, что не вовремя вывернувшийся камешек сведёт все мои усилия на нет, ведь я хотел подобраться к этим абрекам вплотную и хотя бы с одним из них мило побеседовать.
  - Ты хорошо запомнил дорогу к первой расщелине? Не заблудимся, если я напущу густой туман?
  - А зачем он тебе? К первому схрону есть удобный обходной путь, которым эти горцы пользуются, пойдём по нему, и будет нам счастье.
  - Дракоша, хватит использовать словарный запас из другого мира и копаться у меня в голове. Нет, что бы что полезное найти....
  - Эх, а сколько экспрессии в ваших матерных выражениях, вот бы их привить у нас, - это была уже прямая провокация, на которую я даже отвечать не стал.
  Действительно, обходной путь оказался и короче и проще, да и зашёл я к этому горе наблюдателю со спины, откуда он не ожидал появления врага. Да вот только моя попытка заговорить с ним изначально была обречена на провал. Разговаривать он не стал, а попытался поднять тревогу и убить меня. Ледяной клинок пронзил его горло так, что даже хрипа не раздалось.
  - А это ты здорово придумал, заморозить его кровь, - похвалил меня дракончик, - я с таким раньше не сталкивался.
  Вот как, я оказывается, своим ударом заморозил кровь. Обшарив закоченевший труп и не найдя ничего интересного кроме арбалета странной конструкции, я обратился к дракону, - А к второй расщелине мы сможем так же незаметно подобраться?
  - Отчего же не сможем, сможем, только этот гад как-то предупредил своего товарища и сейчас он повернулся к своей тропе, и держит арбалет наготове.
  Всё-таки я слепая тетеря, к ноге горца была привязана малозаметная верёвка, которая стала дёргаться, подавая какой-то знак. Отвечать я не стал, а быстро вернулся на свою дорогу и как уж пополз к следующей расщелине. Здесь прошло не так гладко и меня обстреляли до того, как я сформировал ледяную стрелу, которая пригвоздила горца к каменной стене. Если у первого был магазинный арбалет на десять болтов, то второй стрелял свинцовыми или стальными шариками через трубку-ствол, используя сжатый воздух. Откуда у них такое оружие? В этом мире его не должно быть, так как технологии явно из далёкого будущего. А может быть из прошлого? А если сказки Вила о высокоразвитой цивилизации древних магов не сказки? Меня даже передёрнуло от этой мысли, и она явно требовала более глубокого изучения и анализа, чем я мог себе позволить сейчас.
  К третьему схрону я приближаться не стал, боясь попасть под разрушительное действие неизвестного оружия. Если это гранатомёт, то ему даже не обязательно попасть в меня, достаточно гранате разорваться рядом, что бы меня посекло осколками и каменной крошкой. Вот тут то и сказываются недостатки моего обучения, ведь щит я делать так и не научился и дракончик мне в этом помочь не мог, так как и сам не знал, как защититься от механического воздействия. От магического - пожалуйста, его просто рассеять или поглотить, а с осколками и камнями ему сталкиваться не приходилось. Вот и получается, что и магические дракончики не такие уж всемогущие и на них, при необходимости, можно найти управу, желательно, конечно, знать какой дракончик тебе противостоит....
  Мгновенная заморозка пробрала и меня до костей. Стараясь не соскользнуть с тропы, я ползком добрался до третьей засады. Поступил я правильно, так как палец горца застыл на спусковой скобе этого странного оружия, и направлено оно было на скальный массив вдоль тропы. По касательной меня бы обязательно зацепило, если у него снаряды обычные фугасные. Интересно, а огнестрел здесь есть? Как то я упустил этот вопрос. И вновь, кроме гранатомёта ничего интересного я не обнаружил. Было весьма странным, что такое оружие попало к примитивному народу.
  Дракончик, отправившись на разведку, сообщил, что в ближайшее время мне ничего не грозит и опасности он не видит. Однако бдительность я не терял, так как уже убедился, что магический зверёк может не только ошибаться, но и просто не знать об особенностях оружия древних магов. Через три часа карабканья я нашёл приемлемую пещерку, в которую и завалился на короткий отдых, предварительно покрыв толстым слоем льда все подходы и утыкав его иглами.
  Проспал я не больше трёх часов и проснулся от холода, а так же какого-то неприятного покалывания в правой руке. Неужели отлежал или отморозил? Я даже не сразу заметил, что у меня на пальце висит маленький дракончик, который терпеливо ждёт, когда я возьму его в свою ладонь, и он сможет слизнуть капельку моей крови.
  - Это что ещё за явление Христа народу? - поинтересовался я, подставляя ладонь и дожидаясь окончания ритуала совмещения. - Он-то откуда здесь взялся? Замёрз, наверное, дурашка, лезь, грейся, - и я оттянул ворот сначала кухлянки, а потом и тёплой рубахи.
  Ощущение, словно кусок льда попал мне на грудь, даже мурашки по коже побежали.
  - Слышь, синий, а у них в их мире все такие тупенькие? Он что, не понял, кого пригрел на своей груди?
  - Да откуда ж ему это знать? Судя по его памяти, у них магии не существует. Только он не тупенький а очень даже умный и хитрый. С ним интересно, а сколько он знает всего нового для нас.
  - А я говорю, что он тупой дикарь, раз не знает о том, что мы, чёрные, самые могущественные магические существа в этом мире.
  - Слышь ты, морда черномазая, а по сопатке не хочешь получить? - с этими словами я отстегнул фибулу с накидки и кончиком заколки проткнул и кухлянку и рубашки, сильно уколов своё правое предплечье. Новый дракончик сначала взвыл, а потом пытался меня укусить, но у него ничего не вышло - тату не кусаются, а инициацию со мной он ещё не прошёл.- А вообще-то заруби у себя на носу, черномазый, в моём мире известно достаточно способов как свести татуировку с тела. Я так полагаю, что если я её сведу, то ты просто исчезнешь. Как тебе такая перспектива?
  - Чёрный, он говорит правду, и при желании действительно может убрать магический рисунок.
  - Вот же не повезло, да уж лучше я ещё лет триста ждал своего человека, чем попасть к такому....
  - Так, дракоша, на правах моего первого дракончика, объясни нашему гостю порядок и правила поведения с хозяином и господином. Если с первого раза не поймёт, то я его выкину прями здесь и сейчас, пусть ещё триста лет мёрзнет в этой дыре. - Больше мне заснуть не удалось, так как эти два шельмеца стали на пару исследовать мою память и восприятие моего старого мира. Пришлось ждать рассвета, что бы продолжить свой путь, однако в этот день я так никуда не пошёл. Неожиданно небо потемнело, и пошёл такой сильный снег, что не было видно вытянутой руки, к нему вскоре присоединился сильный порывистый ветер. Природный катаклизм продолжался до следующего утра и, как мне пояснил дракоша, это была не магия, а природное явление, что-то сродни нашему бурану или метели. Я хорошенько выспался, и у меня было достаточно времени, что бы как следует расспросить эту сладкую парочку. Дело в том, что когда Вил просвещал меня насчёт магических существ этого мира, он ни словом не обмолвился о том, что в теле одного человека их может быть сразу два. Эти же, успевшие спеться ханурики, чуть ли не хором заверили, что я спокойно могу принять в себя ещё несколько дракончиков, и резерв моего организма позволяет это сделать. В очередной раз мне пришлось выслушать целую лекцию и практическое наставление, словно я находился на занятиях у мэтра Вила.
  ... - Теперь тебе осталось раздобыть красного - огненного дракончика, зелёного - дракончика жизни и белого - дракончика воздуха. С белым я тебе помогу, он противоположность мне, а противоположности, как известно даже в вашем мире, притягиваются. Так что белый сам найдёт тебя со временем. А вот с красным и особенно зелёным, будет труднее. Зелёный - индивидуалист, и считает, что другие его недооценивают, поэтому редко идёт на контакт с владельцами других магических существ....
  Из чёрного получился хороший наставник, и я совсем не удивился, что синий безропотно принял его лидерство в их дуэте. А ещё я уяснил, что если я соберусь похвастаться своими дракончиками, как человек слабый и честолюбивый, сделать я это должен буду так, что бы мне никто не поверил, особенно о наличии чёрного, столь редкого и благородного...
  Задержка почти на двое суток пошла мне на пользу, так что когда погода установилась, я продолжил свой путь по едва заметным ориентирам, на которые указывал мой отец. О прошедшем снегопаде ничего не напоминало, весь белый покров был сдут сильным ветром, так что двигался я весьма споро, стремясь наверстать упущенное. На девятые сутки, как я попал в горы, я достиг конечной точки своего маршрута.
  Передо мной была отвесная и гладкая стена метров в сто высотой. Конечно, некоторые трещины и сколы на ней были, но без использования специального альпинистского оборудования подняться даже на несколько метров вверх, было невозможно. К тому же, альпинистскую подготовку я не проходил, так как учился не в горнокопытном, а в обычном общевойсковом училище.
  
  4.
  
  Поняв, что меня здесь не ждут, пришлось действовать строго в соответствии с инструкцией отца, а именно взять кусок скальной породы и выбить по стене морзянку - нечто похожее на 'дай, дай, закурить'. И так более десятка раз с перерывом минут в десять - пятнадцать. Начало смеркаться. Я уж решил плюнуть на всё и начать спуск, когда гладкая скала на моих глазах стала расходиться на сегменты, открывая просторный коридор из которого потянуло теплом и жилым духом. Не успел я зайти, как порода вновь сошлась за моей спиной, а в коридоре тускло засветились самые настоящие плафоны. Вот этого я не ожидал. Такое ощущение, что попал в свою лейтенантскую молодость в одно из сооружений 17 укреплённого района на границе с Китаем. Пришлось даже как следует потрясти головой, что бы прочистить мозги. За поворотом меня ждала тройка неприветливых воинов, которые ни слова не говоря, взяв меня в коробочку, повели куда-то вглубь горы.
  На каменном постаменте в неровном свете факелов сидел древний старик, украшенный различными тату на щёках, шее, руках.
  - Незнакомец, ты пришёл моими тайными тропами и подал условный сигнал, кто ты и зачем здесь?
  Отвечать я сразу не стал, а снял заплечный мешок, развязал его и вывалил на пол два странных арбалета и гранатомёт, - Я баронет Витас, третий сын барона ВиктОра. Степняки называют меня 'видящим воду' и я здесь для того, что бы вернуть долг отца и помочь вам.
  - Значит, моя весточка всё-таки достигла Ворона. - Констатировал он. - Что ж, будем надеяться, что у тебя получится лучше, чем у моих шаманов.
  - Это случайно не те двое, что стоят возле двери?
  - Нет, это мои племянники. А почему ты подумал на них?
  - У всех сосуды для воды, что вы носите на поясах, почти пустые, а у этих полные. Видишь, вождь, как их пояса оттянуты?
  - Интересно, откуда у них столько воды, если даже наши дети не пьют её вдосталь?
  Ответом ему были хлопнувшие створки дверей и исчезновение племянников из зала.
  - Теперь я верю, что ты действительно сын Ворона, быстро вычислил гниль в рядах снежных барсов.
  К старику обратился один из воинов, явно не простой, - Старейшина, прикажешь их догнать и повязать?
  - Зачем? Они наверняка пойдут нижними путями и там погибнут. Пусть тени получат свою пищу.
  Скажи Витас, сын Ворона, когда ты начнёшь искать воду?
  - Могу прямо сейчас, пусть меня проводят к месту, где раньше вы её брали. Хочу посмотреть.
  - Хорошо, следуй за воинами, - и те же три воина, что привели меня в этот зал, повели уже другим коридором куда-то вниз.
  - Они ведут тебя не туда, - подал голос водяной дракон. - Тебе надо свернуть сюда, следуй за мной и я тебя провожу.
  Синий дракончик, малозаметный в сумерках коридора уверенно свернул в одно из ответвлений и вскоре привёл меня в небольшую пещеру. Здесь было сыро. Приглядевшись, я заметил самый обыкновенный вентиль, который кто-то завернул до упора. Отвернув его, я услышал звук журчащей воды, а вскоре радостные детские крики, - Она вернулась! Мать - вода вернулась!
  Я приготовился ждать, усевшись в самый тёмный угол. Сколько времени так прошло, я не знаю, наверное, много, так как я то засыпал, то просыпался, пока не услышал гулкие шаги. В пещеру буквально ворвалась укутанная фигура, которая не успела сделать и десяток шагов, как знакомый старческий голос её буквально пригвоздил к полу, - Не торопись Вельда. Мне, честное слово, жаль мальчиков, которые погибли по твоей прихоти. Если не секрет, кому ты готовила моё место?
  - Она готовила его для меня, - из тени вышел тот самый непростой воин. - Ты засиделся на своём месте стрик и должен его освободить более молодому и удачливому.
  - Молодому - да, удачливому - нет. Ты предал племя Шкер за право сидеть на древнем троне, но ты же не умеешь им управлять и не знаешь всех тайн подземелья древних. На что ты надеялся?
  - Пытки развязывали язык и не таким как ты, старик.
  - Вот видишь, Вельда, он не блещет умом и всегда полагался только на свою силу. Витас, сын Ворона, убей их обоих. Не хочу предавать своих родственников суду племени, что бы не позорить свою семью. Тела оставь здесь, ночные тени не оставят от них и следа, а народ подумает, что любовники слишком увлеклись своими играми, за что и поплатились.
  Повторять мне дважды не надо было. Ледяные иглы буквально изрешетили сестру вождя и её любовника.
  - Долг Ворона передо мной полностью погашен, а долг перед тобой я погашу завтра. Идём, я провожу тебя в гостевую комнату, где ты сможешь принять горячую ванную и как следует отдохнуть. Тебе ведь нет ещё восемнадцати? Я ваши правила знаю. Не обижайся, но к тебе ночью придут две девы, и ты проведёшь с ними ночь любви. Хоть и маленький, но шанс того, что твои способности могут передаться твоему ребёнку, если горный барс этого захочет, есть. - С этими словами старик повернулся и, не оборачиваясь, пошёл прочь.
  Ужинал я в гостевой комнате один, один же принимал ванную, самую настоящую, с горячей водой и даже заснул в ней. Проснулся я на каменном ложе от того, что ласковые руки в полной темноте пытались неумело возбудить меня. Кто были эти две девы, что ублажали меня, я так и не увидел. Было не просто темно, а очень. Хотя эти два стервеца тихонько хихикали, а чёрный прямо заявил, что это его маленькая месть за черномазого....
  Утром я проснулся один, и только следы на шкуре выдавали то, что здесь творилось ночью. Вскоре, после того, как я привёл себя в порядок и одел чистое, выстиранное бельё и одежду, меня пригласили на завтрак. Я удостоился чести есть наедине с вождём горных барсов, который расспрашивал меня об отце, матери, сокрушался, о моей полной потери памяти и обещал провести меня коротким путём к подножью гор. Сразу же после завтрака, не выходя из комнаты, он откинул одну из шкур на стене и попали в длинный коридор, который спускался вниз по спирали. Мы шли минут десять, пока не оказались в круглом зале. Вождь громко хлопнул в ладони и тут же зажёгся яркий свет. Вдоль стен круглого зала стояли стеллажи, на которых серебром поблёскивали кольчуги, мечи, клинки, поножи и прочие атрибуты доспехов.
  - Мифриловые доспехи, - шепнул мне чёрный, - будет предлагать, бери только малые клинки, я потом научу, что надо будет сделать, что бы заполучить полный доспех.
  - Выбирай всё, что твоей душе угодно, но не более трёх вещей. Это мифрил, наследие наших древних предков. Почему только три - потому, что больше духи предков не позволяют вынести из этого хранилища, - и я пошёл по кругу, ожидая подсказки от чёрного по поводу малых клинков. Не стесняясь, я трогал доспехи, примерял кольчуги, брал в руки клинки. Я не средневековый воин и от вида такого количества оружия сердце моё не замирало, но стоило мне взять в руки парные клинки, более похожие на кинжалы, как я замер в восторге. Они просто идеально легли мне в руки.
  - Я выбираю вот эти.
  - К ним ещё идёт кольчуга, - не удивился вождь и поднял с пола небольшой свёрток. - Можешь даже не примерять, она сама примет твой размер. Это одни из немногих волшебных комплектов, что хранятся у нас и ждут своего хозяина. Вот и этот нашёл тебя. Идём, а то я расстроюсь от того, что ни один из моих сыновей так и не получил ни одной волшебной вещицы, а ты сразу же забрал три.
  Мы вернулись в комнату, где завтракали, там нас ждал уже накрытый стол.
   - Наедайся как следует, до самого подножья тебе придётся идти без остановок, даже на секунду нельзя будет перевести дыхание. Пока ты двигаешься, ты живёшь. Стоит остановиться и ночные тени выпьют твою жизнь. Даже твоего отца я не рискнул отправить этим коротким путём, но ты, уверен, справишься. Зато, потом, тебе не придётся идти тайными тропами, что бы попасть в к нам в гости.
  Синий дракончик обратился ко мне, когда мы шли в мою комнату для сбора вещей и короткого отдыха, - Не хочешь отблагодарить вождя за столь дорогой подарок? Мы можем сделать так, что его светильники в коридорах вновь засияют полным светом, как это было когда-то.
  - Конечно хочу, это малое, что я смогу для племени сделать за столь чудные клинки.
  - Тогда пошли, и пригласи с собой хотя бы одного воина или просто любого человека, который попадётся тебе на пути. Я объясню тебе, а ты ему, что надо будет периодически делать, что бы свет оставался постоянно ярким.
  Как назло, нам никто не попадался, пока мы шли по запутанным коридорам. Наконец мы встретили молодую девушку, которая при виде меня пунцово покраснела, а чёрный ехидно хихикнул. Я мысленно показал ему кулак.
  - Следуй за мной, красавица, мне надо тебе кое-что показать, а ты потом об этом расскажешь своему вождю.
  Мы пришли в ещё одну небольшую каморку, в которой было аж шесть бронзовых, а может и золотых вентилей, - Открывай их через один, вода по трубам попадёт на вращающиеся колёса и они дадут свет в коридоры. Раз в месяц вентили надо будет закрывать, а другие открывать, это называется ротацией. Хотя, что это такое, я не знаю.
  Обратно мы возвращались по ярко освещённым коридорам, и во всех комнатах горел яркий свет.
  Провожать меня вышло, наверное, всё племя горных барсов. Старейшина без особой надежды предложил мне остаться у них, но я улыбнулся и отрицательно покачал головой.
  - Помни, останавливаться ни в коем случае нельзя, - шепнул мне напоследок вождь и откинул очередную шкуру на стене. В этот проход я вступил с гордым видом человека, которому море по колено, но поджилки у меня тряслись.
  - Эй, архаровцы, а что это за ночные тени? Что-нибудь знаете о них?
  Ответил чёрный - Стражи древних, охранники. С одним, двумя я бы ещё справился, но они появляются полным десятком и просто выпивают жизненную силу, оставляя на полу сухую мумию. Хотя тебя могут и не тронуть, ведь ты не из этого мира. Попробуем?
  - Но, но. Это сознание у меня из другого мира, а тело то из этого, так что рисковать не будем. Идём, как и предупреждал вождь, без отдыха и остановок.
  Дорога всё время шла под уклон и совершала виток за витком. Мне подумалось, что если её хорошенько проморозить, то по ней можно будет скользить на санках или коньках, но эти мысли я быстро отогнал от себя, не до экспериментов.
  Сколько прошло времени, я не знаю, но монотонное движение стало мне надоедать и вгонять в дрёму, тогда я начал напевать свои любимые песни из репертуара В.С. Высоцкого и Булата Окуджавы. Голоса и слуха у меня нет и никогда не было, о таких говорят, что им не просто медведь на ногу наступил, но ещё и потоптался на нём. А так как стесняться мне было некого, то я шёл и горланил в своё удовольствие. Не знаю, то ли моё пение всех распугало, то ли мифриловые клинки, что я повесил себе на пояс, но никаких ночных теней я не встретил до самого выхода. А вышел я из неприметной расщелины у самого подножья, недалеко от того места, где мы расстались со слугой моего отца. Расщелину я запомнил, хотя и не уверен, что мне придётся ещё раз наведаться к горным барсам. Путешествие выдалось удачным, кроме вновь приобретённого, мне вернули и трофейное оружие, правда, только самострелы, про гранатомёт скромно промолчали. Ну да и ладно, я хоть и наверняка разобрался бы с его устройством и применением, но это только до окончания боеприпасов, а вот арбалеты можно будет использовать неоднократно, особенно тот, который стреляет металлическими шариками и действует по принципу воздушного ружья.
  К моему удивлению, слуга ждал меня в условленном месте, на мой незаданный вопрос он ответил, - Ворону пришла весть, что его сын возвращается очень короткой дорогой, и он поспешил меня отправить сюда. Я прибыл час назад, так что лошади ещё толком не отдохнули. Может быть молодой господин вначале немного перекусит и только потом мы тронемся в путь?
  - Молодой господин хоть и не лошадь, но передохнуть, а тем более подкрепиться не откажется. Так что когда сочтёшь, что лошади достаточно отдохнули, тогда и тронемся домой. Как там дела?
  Под обстоятельный рассказ я не только плотно поел, но и немного повалялся на расстеленной попоне и только через полтора - два часа, мы тронулись в обратный путь.
  Дорога прошла без происшествий и вскоре мы оказались в цитадели. За столь короткий период, что я отсутствовал, ничего существенного не произошло, жизнь продолжала катиться по наезженной колее. На арене Мира продолжала гонять Влада, Стив был поглощён рождением своего первенца и подготовкой к свадьбе, Вил делал вид, что пишет свою книгу, а сам исподтишка наблюдал за Варей, отец уехал в Чёрную крепость по своим делам и обещал вернуться только через три дня.
  Не успел я распаковать свои вещи, как чёрный тут же меня озадачил, - Я обещал тебе полный мифриловый комплект и своё слово сдержу. Твоя кольчуга не простая вещь, а магическая. По твоему желанию, которое ты передашь через меня, она может из одного своего колечка вырастить любую вещь, входящую в комплект воина. Только не спрашивай, как и что. Вот не знаю я и всё тут. Давай пробовать, самому интересно, что получится.
  - Чёрный, а может быть не будем торопиться? Надо бы с дороги привести себя в порядок, отдохнуть, переодеться. Вот объясни мне, для чего нужна такая спешка, тем более, ты сам не очень уверен в результате.
  - А ты что, не хочешь вручить подарки братьям в виде мифриловой кольчуги? Или думаешь, что они скоро к тебе не заявятся? Поторапливайся, пока я не передумал...
  Очень осторожно одним из своих новых клинков я отцепил колечко от кольчуги и положил на стол.
  - А теперь представь себе ту вещь, которую ты хочешь получить. Пусть это будет кольчуга для Стива. Давай, давай, представляй и про рукава не забудь, хоть она потом и сама подстроиться под него, лучше будет, если все детали будут заранее воссозданы.
  Я закрыл глаза и как наяву увидел своего старшего брата в новенькой блестящей кольчуге. На его груди, в самом центре на пластине, был изображён снежный барс, изготовившийся к прыжку.
  - Уф, получилось. И совсем не трудно, - радостно проговорил чёрный.
  Я открыл глаза и увидел на столе шедевр своего воображения, - А ты что, до этого ни разу такое не делал?
  - Нет, конечно. Или ты думаешь, что волшебные вещи валяются на каждом шагу? Слышь, синий, а ты прав, с ним интересно.
  Таким же образом я воссоздал кольчугу и для Влада, а немного подумав и для Миры. Самым интересным было то, что количество дополнительных колечек на моей кольчуге не изменилось, и я уже раскатал губёнки на то, что всю стражу отца можно будет одеть в это чудо. Чёрный меня быстро обломал, - Вижу, на что ты нацелился. Не получится, даже у этой волшебной вещи есть предельный запас прочности. Лучше займёмся кольчугой и фальконом для твоего отца, это будет потруднее, чем для братьев.
  - Это почему, разве есть разница?
  - Эх, молодо-зелено. Братьям мы воссоздали простые кольчужные рубашки, а барону достойно носить особенную, с магической составляющей, что бы стрелы и болты всегда летели мимо. И хотя мифрил ничем не пробить, кроме как из твоего самострела, но для этого и шарики должны быть мифриловые, от стрелы в лицо никто не застрахован.....
   На сегодня всё. Твоим доспехом займёмся завтра.
  - Постой, чёрный, как это завтра?
  - Да ты же сам сказал, - что надо привести себя в порядок, переодеться, отдохнуть...
  - Черный, а по мордасам?
  - Хам, о нём проявляют заботу, а он тут же с угрозами. Ну что с тобой делать, пользуешься моей слабость и любовью. А что мы сейчас будем создавать? А давай наручи с ножнами для твоих клинков? Никогда таких не видел и, к тому же, их можно будет спрятать под обычную рубашку или камзол. Да не тяни ты время, скоро братья заявятся.
  Вот что значит читать фэнтези и разглядывать иллюстрации - наручи и ножны получились на загляденье, в эльфийском стиле, с орнаментом в виде диковинных растений и птиц. Я не удержался и тут же надел на себя эту красоту, а сверху кольчугу. Клинки как родные вошли в ножны и даже немного уменьшились в размерах.
  - А ты как думал? - тут же прокомментировал чёрный, - Они же магические и могут принимать любой размер и вес, сообразуясь с твоими характеристиками тела и силой рук. Хотя руки тебе не мешало бы иметь чуть сильнее. Тренировки то ведь забросил?
  Договорить нам не дали, раздался деликатный стук в дверь и в мои покои чинно вошли Стив, Влад и Мира. Они даже и слова не промолвили, как Мира увидела свой подарок, взвизгнула, схватила его и быстро шмыгнула в мою комнату примерять.
  Я устало уселся на кресло, - Разберётесь кому что? Кольчуга потом сама подстроиться под ваш размер, и пока вы будете расти, она тоже будет изменяться. Это подарки от снежных барсов за мою работу. Стив, а почему у нас нет своего герба? - мой вопрос повис в пустоте. Братья лихорадочно снимали с себя камзолы и примеряли кольчуги. Вскоре вошла Мира, и как заправская манекенщица прошла мимо нас, показывая плотно облачённую в мифрил фигуру.
  А потом на меня обрушился град вопросов. Словно защищаясь от нападения, я выставил вперёд ладони, - Если отец позволит, то всё расскажу без утайки, а если нет, то извините, это не моя тайна и не мне её разглашать....
  Потом они внимательно рассматривали арбалет, который я решил отдать отцу в довесок к подарку от вождя, и мне пришлось объяснять им принцип его действия, - Видите затворную раму? - и я показал на выступающий небольшой рычаг. - Внутри находятся десять струн по количеству болтов в магазине. Делая десять раз вот так, - и я передёрнул рычаг, - мы взводим струну и готовим её к выстрелу. - В магазине, под действием пружины болт подаётся в жёлоб, а нажимая на спусковой крючок, мы производим выстрел, освобождая одну из струн. Всё дело в том, что механизм очень сложный и нашим умельцам не под силу его воспроизвести, можно только сломать. Проще делать очень точные копии болтов и по размеру и по весу, но только очень точные. Я даже не знаю, смогут ли наши кузнецы их сделать. Вещь досталась в наследство от древних, а я захватил арбалет в бою, убив прежнего владельца. Подарю его отцу, а там он пусть сам решает его судьбу.
  Братьям я стал не интересен, и они тут же отправились проверять кольчугу на прочность и эластичность, а я наконец то остался один и мог заняться насущными делами. Когда я вышел из ванной комнаты, то обнаружил, что у меня накрыт стол на три персоны, а в моих покоях меня чинно ждут Вил и Варя.
  Вместо приветствия наставник тут же задал вопрос,- А почему у братьев на кольчуге изображён барс, а у барона чёрный ворон?
  - И я рад тебя видеть в добром здравии лорд Вил. И вас, Варя. На все вопросы отвечу только с разрешения барона, а пока его нет, я поведаю вам о своих приключениях по дороге в нужное мне место. И коротко, не вдаваясь в подробности я рассказал о схватках с тремя чужими воинами, которые поджидали меня или кого другого в засаде. Учитывая присутствие Вари, вопросы применения маги драконом воды и льда, я обошёл стороной, а вот оба арбалета показал и объяснил Вилу принцип их работы. Особенно его заинтересовал самострел, работающий на сжатом воздухе. Я честно сказал, что из него ещё ни разу не стрелял и в цитадели использовать его не буду, что бы не возникло лишних разговоров, - Так что стреляет он одиночными шариками, или выпускает их сразу несколько штук в цель, я пока не знаю, но думаю, в ближайшие дни разберусь.
  Вот же неугомонный маг, он даже попробовал мифрил на зуб и пытался кусочек от рукава кольчуги оторвать с помощью ножа. Естественно у него ничего не получилось, но исследовательский зуд не давал ему покоя и он начал клянчить у меня кольчугу на одну единственную ночь для научных исследований. Я предложил ему кольчугу отца. Но он тут же отказался, - А если я нанесу ей повреждение или испорчу? Барон же меня со света сживёт, а я ещё не все дела тут завершил, - сказал и покраснел как девица. Варя тоже покраснела, а я понял, что между этими, уже достаточно пожилыми людьми, возникли взаимные чувства, но сами они никогда не сделают первый шаг. Варя, потому что Вил лорд, а она простая служанка, а наставник, потому что боится обидеть Варю и сам по себе с женщинами трусоват и застенчив. Надо помочь им и я, со всей деликатностью, брякнул прямо в лоб, - А что Варя, давай женим на тебе Вила? Сколько ему ещё ходить холостяком? По секрету скажу тебе, ты ему очень нравишься, но мужчина он очень застенчивый и опыта признания в любви у него совсем нет. Смелости и духа у него сказать тебе заветные слова, не хватит. Так что инициативу придётся проявлять тебе, иначе он так и будет смотреть на тебя влюблёнными глазами и молча открывать рот, как рыба.
  Вот ты мне скажи, как на духу, ты готова взять его в мужья и взвалить на свои хрупкие плечи эту обузу. Он же в жизни кроме магии ничем не занимался.
  Варя покраснела как маковый цветок, - Если лорд Вил не против, то я готова заботится и любить его всю оставшуюся жизнь. - Было видно, что эти слова дались ей с большим трудом.
  - Вот и прекрасно, сегодня вечером на ужине я объявлю, что у нас состоится двойная свадьба. А сейчас заканчиваем посиделки, и я помогу тебе перенести свои вещи в башню к Вилу. Но сразу же предупреждаю, что моя комната на втором этаже так и останется моей...
  Вещей у Вари было на удивление немного и она сильно смущалась, когда под взглядами своих товарок мы переносили их в башню наставника, а потом я оставил их наедине, а сам запёрся в своих покоях и решил хоть немного вздремнуть.
  К счастью, ужин я не проспал и хоть чувствовал себя уставшим и разбитым, произвольную программу с объявлением о предстоящей свадьбе лорда Вила и Вари откатал уверено. Только после этого, сославшись на усталость, отправился к себе, где и завалился спать без задних ног. Всё-таки подобные нагрузки для моего дикорастущего организма были непривычны.
  Рано утром, два известных только мне гадёныша, подняли меня на тренировку. И ладно бы я одел свою новую и лёгкую защиту, так нет, меня заставили нацепить тяжеленые тренировочные доспехи и стали гонять по крепостной стене цитадели и не только по кругу, но и вверх, вниз по лестницам. Правда, они изредка подпитывали меня своей энергией и не давали совсем уж без чувств где-нибудь свалиться. После обеда я теперь занимался в Мирой и Владом, учился владеть коротко клинковым оружием, сближаться с противником и нападать с двух рук. Три дня, до приезда отца пролетели как один кошмарный сон.
  По его возвращению мы заперлись в малом зале, и я весьма подробно, правда, опуская некоторые детали и события, поведал о своих приключениях. Передал ему якобы подарок от вождя и арбалет, не утаив наличие самострела у себя и полного лёгкого мифрилового доспеха с двумя магическими клинками.
  - Знаешь, умник, я действительно никогда не задумывался о наличии у нашего рода отличительного знака или герба. Как смотришь на то, что у снежного барса на плече будет сидеть ворон?
  - Я попробую, прямо сейчас, только милорд, прошу вас на некоторое время выйти и никого сюда не пускать.
  - Хорошо, будешь готов, позовёшь. Надеюсь, твоя волшба пройдёт успешно.
  Новый герб получился на удивление легко и удачно. Снежный барс с чёрным вороном на плече сидел в расслабленной позе и только бугрящиеся мышцы выдавали его готовность к мгновенному нападению на врага. От всей фигуры веяло необузданной мощностью, ловкостью и неустрашимостью, а ворон олицетворял мудрость и дальновидность.
  - Готово. Я переделал герб и на всех остальных доспехах. Как он тебе?
  - Молодец, что я могу сказать, теперь я верю, что ты самый-самый из всех дракончиков.
  - То тоже, а то обозвал черномазым, а мне, понимаешь, обидно, да, - при этом этот стервец мастерски скопировал говор представителя одного из кавказских народов у меня на родной планете.
  Барон остался очень доволен и изволил, с моей помощью, её тут же одеть.
  Я его предупредил, заметив блеск в глазах, - Отец, не надо уподобляться моим старшим братьям. Они проверяли крепость кольчуги и мечами и стреляли в упор из арбалетов и били копьями. Эти дурни даже не удосужились снять её с себя, а если б это был не настоящий мифрил, а какая-нибудь подделка или в ней обнаружился изъян? Да разве им это объяснишь? Они просто выгнали меня с арены.
  - Говоришь, проверяли? Я тоже проверю, и да, на арене тебе делать нечего. Займись своими делами.
  Неужели и я в той жизни был таким, стоило попасть мне в руки новому оружию? Я смотрю, мужики совсем не меняются...
  Воспользовавшись тем, что все были заняты новыми игрушками, я пробрался в свои покои и обратился к дракончикам, - Ребята, нужна ваша помощь. У меня тут сохранилась старая схема подземелья цитадели, но вход в них я так и не смог найти. А мне же интересно, что там. Вдруг такой же арсенал, как и у горных барсов?
  И опять первым отозвался чёрный, - А чего его искать? Он в кладовой, где у вас хранятся продукты. Раньше там был портал переноса, он сейчас не работает, но и простая лестница сохранилась. Только учти, там тоже могут быть ночные тени - стражи помещений, так что заранее приготовь свои магические вопли, которыми ты их всех разогнал, когда мы шли короткими путями.
  Это что, они моё высокое искусство пения обозвали воплями? Никакого почтения к таланту....
  Влада я звать не стал, пусть милуется со своей невестой, да и самому сначала надо всё разведать и осмотреться. Моё появление в помещениях кладовых никого не удивило. Отец часто отправлял своих сыновей проверять закладку продуктов и порядок. Следуя указаниям чёрного, я подошёл к нужной двери и приоткрыл её. Кладовка как кладовка - мешки, коробки, лари, правда, не загромождены треть помещения. А на одной из стен тут же высветился прямоугольник двери, которая открылась, стоило мне подойти к ней поближе. Видимо она реагировала на магическую составляющую.
  Лестница, которая вела вниз, была цельнометаллической и мои шаги гулко раздавались под сводами коридора. Темно не было, так как сами стены испускали нежно зелёный свет. Три пролёта и я оказался ещё перед одной дверью. Её уже пришлось открывать самому и с немалым скрипом. Высветился широкий проход с десятком дверей по обе стороны. Мои доспехи вспыхнули ярким светом, словно попали в родную стихию или встретили старых друзей, по которым успели соскучиться.
  - Старшего ко мне, я жду доклад! - от стены в дальнем углу отсоединилась тень и, не долетая до меня несколько метров, замерла, колыхаясь в воздухе.
  - Это энергетические духи и их заряд практически на нуле. Если хочешь, то мы с синим можем их подзарядить за счёт своей энергии, что нежелательно, так как это временно ослабит нас, или можем поискать, почему их подзарядка перестала работать.
  - Тратить свою энергию, это крайний вариант. Ищите зарядное устройство и я попробую его восстановить.
  Устройство нашли очень быстро, и оно представляло собой банальную розетку с вилкой. Вилка заканчивалась небольшим излучателем, через который, наверняка, и осуществлялась подзарядка этих духов.
  - Чёрный, это и есть ночные тени?
  - А я знаю? Я с ними встречался только один раз и то мне пришлось бежать. Они высасывают магическую сущность, как только я почувствовал это, то сразу же исчез из помещения. Будь этих теней одна или две, я бы мог ещё с ними потягаться, но они передвигаются в пределах заданного пространства только по десять особей...
  Я вытащил вилку из розетки и просто зачистил контакты, а потом воткнул её на место. Ничего не произошло. Вновь вытащил вилку и внимательно её осмотрел, а так же соединение с излучателем. Вот и поломка - отошёл контакт на излучателе, и цепь из-за этого не замыкалась, прямо как у нерадивого электрика, который делает всё тяп-ляп. Кончиком клинка я затянул соединение и вновь включил излучатель. Раздалось негромкое гудение, что означало, что зарядка заработала.
  Через некоторое время передо мной материализовался дух, - Имущество, вверенное под охрану, в целости и сохранности. Реестр прилагается. Посторонних и попыток проникновения не наблюдается. Жду дальнейших указаний.
  У меня перед глазами возник список помещений и перечень имущества, что хранился в них. Всё-таки это был арсенал, что не могло меня не радовать. Теперь-то с таким оружием нам любой враг был не страшен. Дело осталось за малым, разобраться как и где его применять. Действует ли оно только в пределах цитадели, или его можно будет использовать и в полевых условиях? Нашёл я и перечень мифриловой брони и доспехов облегчённого типа. было немного странно, что обладая столь высокими технологиями, никаких следов огнестрельного оружия я не обнаружил. В качестве движущей силы использовался либо сжатый воздух, или банальные струны арбалета, или магические составляющие. В них я поручил разбираться чёрному и синему, а сам начал осматривать одну комнату, за другой.
  Комнатами их назвать было трудно, скорее зал со стеллажами, где всё было аккуратно разложено, смазано и обслужено. Один недостаток этого арсенала сразу же бросился в глаза - здесь не было магического оружия, как в арсенале у горных барсов, но и того, что я нашёл, было вполне достаточно, что бы покорить несколько королевств и всю степь в придачу. Только это мне было совсем не надо, и до поры до времени открытие склада с оружием я решил придержать в тайне.
  - Сержант, слушай боевой приказ. 1. Допуск в арсенал разрешён только мне, драконам имеющим мою идентификацию и в моём присутствии другим людям. Во всех других случаях нарушители подлежат уничтожению. 2. Взвод охраны разбить на три десятка, в каждом из которых иметь две пятёрки. Первой пятёркой командует сержант - десятник, второй пятёркой - его заместитель. На командные должности назначишь духов самостоятельно, с учётом заслуг, навыков, мастерства и опыта. 3. Порядок несения службы определить: дежурная смена - один десяток, службу несут непрерывно в течении календарного месяца местного летоисчисления. Резервная смена - один десяток в пятиминутной готовности прийти на помощь при необходимости, находится в свободном помещении в состоянии покоя. Отдыхающая смена, после полной подзарядки находится в полном покое, привлекается к службе в исключительном случае. 4. Смену десятков осуществлять: Отдыхающий десяток меняет резервный, резервный меняет дежурный, дежурный отправляется на отдых и в полный покой. 5. В случае невозможности самостоятельно устранить неисправности или противостоять напавшему - немедленно сообщать через инициированных драконов мне и, продолжая выполнять поставленную задачу, ждать помощь.
  - Приказ понятен, разъяснений не требует, приступили к выполнению....
  Ничего брать из арсенала я не стал, нечего возбуждать лишнее любопытство - откуда это у тебя и где взял?
  С чувством исполненного долга я покинул складские помещения, пообещав неожиданно нагрянуть с проверкой. А чёрный подтвердил, - Это действительно ночные тени. Послушай, хозяин, а ты случайно не из уцелевших древних? Как-то подозрительно быстро ты во всём разбираешься и прибираешь к рукам.
  - Чем выводить своего господина на чистую воду, лучше бы поинтересовался у сержанта, есть ли такой арсенал в Чёрной крепости?
  - Да я уже уточнил у него, когда он стоял истуканом на подзарядке. Нет. Крепость построена позже и тогда приняли решение о нецелесообразности размещения в ней ещё одного арсенала. В случае необходимости оружие и боеприпасы туда перебрасывались через действующие порталы, но сейчас они не работают, или заблокированы. Может глянешь и исправишь? - Этот вопрос я оставил без ответа. Глянуть то можно, только с телепортацией я знаком в основном по фантастическим произведениям и, как правило, принцип её работы там не раскрывался, так что в этом вопросе я профан. Моё счастливое выражение лица за обедом заметили все, и отец тут же отреагировал, - Мира, Влад, ваш подопечный что-то совсем расслабился. Он должен засыпать за столом, а он улыбается. Он что, уже всё усвоил и готов к самостоятельной жизни? Сотрите эту улыбку у него с лица и увеличьте нагрузки.
  Хорошего настроения как не бывало, а вечером я уже угрюмо думал о том, что зря этим извергам подарки передал. А ещё брат родной называется. Череда дней слились в один непрекращающейся кошмар - тренировки, еда, сон, тренировки и так по замкнутому кругу. Мифрил я стал одевать под тренировочные доспехи, что бы привыкнуть к ним и добиться ощущения второй кожи. Не сразу, но мне это удалось. И вот в один прекрасный день все мои мучения закончились. Мне исполнилось семнадцать лет, и отец принял решение готовить меня теперь к выходу в свет. Откуда-то появился учитель хороших манер и обхождения. Я получал по рукам, если брал не тот прибор или не правильно вёл себя за столом. Все эти изыски старины глубокой в моё время давно канули в лету, и мне приходилось их осваивать с особым старанием и усердием. Впрочем, это длилось тоже не долго. За хорошими манерами последовал учитель танцев, но я его выгнал после первого же занятия, так как не собирался носить обтягивающие панталоны, туфли с острыми носками, что привязывались к поясу, а так же кучу бантов и прочих финтифлюшек, которые были сейчас в моде при королевском и княжеском дворах. В своё время, в кадетке мне уже приходилось учить бальные танцы и этих уроков мне хватило на всю жизнь, больше не хочу.
  В один из вечеров отец вызвал меня к себе, - С большим трудом и за большие деньги мне удалось достать приглашение на бал, посвящённый пятнадцатилетию младшей дочери княгини - княжне Анне. Княгиня Ольга наш самый заклятый враг, но ехать придётся. Тебя надо обустраивать в большом мире. Не исключено, что в отношении нас будут совершаться провокации, особенно это касается тебя. Будь всегда настороже и почаще оглядывайся назад. Твоя задача - подыскать для себя невесту, желательно не из очень богатых и спесивых, но что бы у неё в приданном была обязательно земля, на которой можно будет возвести или имение, или замок, что бы ты мог носить звание владетельного лорда. Поедем с малой свитой, что бы не привлекать к себе внимание, хотя княгиня наверняка от своих шпионов всё узнает ещё до того, как мы появимся в столице. Готовься к выезду, через неделю тронемся.
  Первое, что я сделал, это установил срочную магическую связь с Вилом, мало ли что понадобится срочно передать. А так как о магах в княжестве по-прежнему ничего не было слышно, перехвата мы не опасались. Моего жеребца перековали, и стали учить ходить под новым седлом. Самострел был смазан и заряжен, дополнительно в специальных мешочках хранились железные и свинцовые шарики, общим числом сто двадцать. В мои седельные сумки поместились две смены белья, простой и парадный камзол, а так же позолоченные шпоры, которые мне следовало одеть по прибытию в столицу. Про личное оружие я молчу, оно надёжно было закреплено у меня на руках, а мифриловые доспехи спрятаны под одеждой. На виду осталась сабля и кинжал. Нас сопровождали доверенные люди барона и мой неизменный десяток...
  
  5.
  
  Ехали мы весело и никуда не торопились. Сразу же, как только пересекли границу баронства, за нами установили плотную слежку люди наместника и не скрывали этого. Чуть в стороне или сзади нашего небольшого отряда постоянно маячили всадники и небольшие конные группы Но наместник был не дурак и знал, что с бароном ВиктОром лучше не связываться, а вот как только мы вошли в княжеские земли, обстановка сразу же изменилась. Несколько раз, мы принимали нестандартные решения и отказывались ночевать на постоялых дворах, предпочитая повести ночь у костра и под надёжной охраной. Количество отрядов, что сопровождали нас, постоянно увеличивалось и постепенно достигло нескольких сот. Это было уже не смешно и стало действовать на нервы. Я только ждал благоприятного случая, что бы как следует проучить обнаглевших княжеских воинов. И вскоре такой случай мне представился. С самого утра зарядил мелкий и противный дождь, который ближе к обеду превратился в настоящий ливень, не без помощи синего дракона. Нам пришлось остановиться значительно раньше времени на постоялом дворе, где нас не ждали. Потерявшие нас из виду, шпионы княгини быстро установили наше местоположение, а так как спрятать столь внушительный отряд в чистом поле было невозможно, то они разместились в большом и глубоком овраге. Это было то, что мне надо. Чёрный получи задачу организовать оползень и накрыть надоедливых и наглых всадников, а что бы это выглядело естественнее и страшнее, оползень должен был сойти ночью, ближе к полночи.
  Уставшие и промокшие мы крепко 'спали' и не слышали, как волновались лошади в конюшне, как ночью раздался чуть слышный шорох, а потом отголоски криков. Утром от наблюдателей стало известно, что от большого отряда уцелело не больше трёх десятков всадников, которые, настёгивая лошадей, унеслись прочь. Отец развернул кипучую деятельность, из окрестных деревень согнали крестьян и они начали откапывать тех, кому повезло быт полузасыпанным. Таким образом, удалось откапать и спасти ещё человек тридцать. После того, как земля немного подсохла, мы продолжили свой путь. По моим подсчётам, весьма приблизительным, в результате несчастного случая погибли более сотни человек. После этого случая нас оставили в покое, но наблюдение не сняли.
  Ровно через десять дней показались башни столицы княжества и под торжественный перезвон колоколов, мы въехали в стольный град Китеж. Согласно установленным правилам, отец вначале нашёл постоялый двор, где разместил весь наш отряд, а так как наступил уже вечер, то мы остались ночевать тоже там. Утром после завтрака мы в сопровождении малого отряда отправились в резиденцию княгини, где предъявили приглашение на бал и стали ожидать, когда нам покажут наши покои или во дворце, или в гостевых помещениях за его пределами. Однако время шло, а нас словно не замечали. Отец начал нервничать, так как понимал, что над ним просто издеваются. Но и уехать он не мог, что бы не быть потом обвинённым в том, что он не дождался, когда для нас подготовят помещение.
  - А что, милорд, пока суть да дело, не пойти ли нам в сад и не развести там костерок, что бы подогреть захваченные с собой мясо и взвар. Как видите, я оказался прав, нравы и порядки здесь хуже. чем у кочевников, - подхватив отца под руку, я силой его увёл в сад, где действительно разжёг хороший костёр, нарубив веток с каких-то деревьев и обильно полив их винным перегоном. Мы разогрели мясо и взвар и с удовольствием подкрепились. А что, нам можно, мы же варвары с фронтира.
  Когда трапеза подходила уже к концу, появился толстопуз - распорядитель. Увидав всё это безобразие, что мы учинили, он с кислой миной признался, что все помещения уже разобрали не только во дворце, но и гостевых домах и нам остаётся единственный выход, остановиться в княжеских гостиницах, коих хватает вокруг дворца.
  Барон к этому времени уже успокоился, прекрасно поняв, что здесь только и ждут, что он взорвётся и устроит скандал, и что всё было заранее продумано. Месть княгини была тонкой и изощрённой. Формально её не в чем было обвинить, слишком уж много гостей собрал первый взрослый бал молодой княжны, раз так, то надо было побеспокоиться заранее о размещении и приезжать в столицу не накануне бала, а хотя бы за две недели. Пока отец с толстопузом разговаривал и спорил, я прошёлся по саду. И сделал это не зря. В зарослях колючего кустарника я случайно увидел гнездо, в котором, тесно прижавшись к друг другу, сидели два серых дракончика. К несчастью, я не мог незаметно даже сунуть в него руку, так как распорядитель очень подозрительно косился на меня, боясь, что я разведу ещё один костёр и могу спалить весь их сад. Место я, естественно запомнил и дал себе слово, что обязательно ещё раз побываю здесь.
  Словно выпустив весь пар, отец улыбнулся мне, - Пойдёмте баронет, посмотрим, что за конюшни называют здесь княжескими гостиницами, и не дай бог, они мне не понравятся.
   Как я и ожидал, все гостиницы оказались пустыми, ни в одной не было ни одного постояльца, и здесь чувствовалась рука княгини. Интересно, как она ещё собирается куснуть отца? Надо будет ему посоветовать уехать в самых расстроенных чувствах и тут же нанести ответный удар, план которого у меня уже начался складываться. Вернувшись на постоялый двор, я изложил его отцу и заручившись его одобрением, отправил сообщение Вилу для передачи его Стиву.
  ' К немедленному исполнению. Все обозы и караваны с продуктами питания, скотом и товаром повседневного спроса пропускать беспрепятственно. Все караваны с винами, драгоценными тканями и предметами роскоши, которые предназначены к княжескому двору - не пропускать. На товар, который направляется в срединные королевства ставить магические бирки, которые при вскрытии их в княжестве, уничтожат весь товар или приведут его в негодность. Все караваны и обозы, следующие через степь на юг из княжества - заворачивать назад. Получение подтвердить.'.
  Сообщение ушло и вскоре пришло подтверждение о получении. Вопросов не возникло, единственное, что спросил Вил, - Нам готовиться к войне?
  - Нет, только к торговой. Отец приедет, всё объяснит и расскажет.
  Утром отец уехал 'в сильном расстройстве и гневе' от несправедливого отношения к нему со стороны княжеских холопов, о чем, разумеется, княгиня была ни сном, ни духом. Первым делом я съехал с постоялого двора и недалеко от княжеских хором снял для себя комнату с полным пансионом. Не думаю, что с отъездом отца отношение ко мне улучшится. Скорее всего, наоборот, меня будут задирать и провоцировать на поединки. Что ж я готов к такому развитию событий, а ещё я придумал, как отомстить княгине так, что она в бессильной злобе будет пытаться кусать себе локти.
  В своём поведении при дворе я решил играть роль этакого варвара с границы, который только и умеет, что махать кулаками и задирать девкам юбки. Очень удобная позиция, учитывая, что я собирался слегка встряхнуть местную золотую молодёжь. После лёгкого завтрака я отправился во дворец, что бы засвидетельствовать своё почтение молодой княжне Анне и осмотреть предстоящее поле битвы. Но увы и ах, до дворца мне дойти не дали. Несколько молодых лоботрясов перехватили меня на подходе. Это даже к лучшему, можно пустить кровь, не боясь запачкать княжеский двор.
  Оскорблять меня начали, как только увидели, причём это делали изощрённо и нагло, не замечая моего присутствия.
  - А это правда, что этот дикарь родился в хлеву и от него до сих пор разит навозом....
  - Говорят, что он ест сырое мясо и запивает его винной перегонкой, которая горит синим пламенем...
  - Интересно, а он вилку умеет держать в руках или так и ест руками....
  Я подошёл и стал с интересом прислушиваться к их разговору, сохраняя улыбку на лице. Один поморщился и, скосив в мою сторону глаза, с пафосом произнёс, - Что-то навозом запахло.
  Все стали с преувеличенным видом оглядываться по сторонам и разгонять воздух руками.
  - К вашим услугам, господа, баронет Витас. Кому первому морду набить? Быстренько выбирайте, а то я тороплюсь.
   От такой наглости они опешили, и я этим воспользовался. Тот, который кривил морду своего лица от запаха навоза получил смачный удар в нос и, размазывая кровь по лицу, улетел метра на три в сторону. Ещё один получил удар ногой снизу в коленную чашечку и, громко подвывая, упал на землю. Всё, в ближайшие несколько дней он ни то что ходить, двигать своей ногой не сможет. Остальные остолопы наконец-то догадались выхватить свои шпажонки и стали грозно тыкать ими в мою сторону. Я даже не стал доставать свои клинки, сместился в сторону, перехватил перчаткой шпагу и резко её дёрнул на себя, выводя её обладателя из равновесия, а потом встретил его лицо свои кулаком. Губы и нос превратились в кровавое месиво, а клинок оказался в моей руке. Рубящий удар по руке в район запястья, да ещё с оттягом и ещё одна шпага со звоном упала на землю. Третий, стоявший на ногах чуть поодаль, с криком, 'помогите, убивают', бросился бежать. Хорошо хоть шпажку свою изволил уронить, а то мне пришлось бы его догонять. Мало ли что может натворить малахольный с обнажённым клинком...
   Собрав все пять клинков в один букет, я продолжил свой путь в сторону дворца и опять меня перехватили ещё на дальних подступах к нему. Оказывается, за тем, как блестящая молодёжь будет учить уму-разуму деревенщину, наблюдала стайка девиц. Не иначе как заранее предупреждённые, они заняли прекрасное место для наблюдения - за решёткой княжеского сада. Одна из них, жеманно поведя плечами, спросила, - Баронет, а нельзя было как-нибудь по-другому объяснить, что эти молодые люди не правы?
  - Видите ли, сударыня, на границе со степными ордами вообще непринято ничего объяснять, когда тебя оскорбляют. В таких случаях я обычно убиваю, так что вашим сосункам повезло, что я без оружия вышел прогуляться и подышать свежим воздухом. Зато теперь у меня целых пять игрушечных ножичков. Подарю ка я их своему племяннику, когда ему исполнится хотя бы год, как раз для него. А скажите красавицы, это правда, что у всех девиц благородного происхождения в княжестве кривые ноги и поэтому вы носите платья с такими длинными подолами? Это, наверное, болезнь у вас такая?
   Как они стали возмущаться невежественным грубияном и хамом....
  - Значит правда, ведь ни одна из вас не захотела меня убедить в обратном. Значит кривые, да вы не расстраивайтесь, зато на лошади ездить удобно, - и вновь целый водопад негодования, но ни одна от решётки не отошла. Вот что значит любопытство и желание пококетничать.
  - Скажите баронет, а вам приходилось убивать по-настоящему?
  - А не по настоящему, это как? Без отрубания головы и вспарывания живота? - одна из девиц побледнела и схватилась за свою подругу.
  Этот момент я счёл весьма удобным, что бы перебраться в сад и приземлился прямо перед черноволосой девушкой с выразительными, подкрашенными глазами.
  - ' А у тебя глаза как нож,
  и если косо ты взглянешь,
   я забываю, кто я есть и где мой дом'...- продекламировал я строчку из Высоцкого.
  Ой, а к вам под юбку змейка заползла, такая чёрная с зелёной полоской...
  Девушка взвизгнула, запрыгала на месте, задирая подол своего платья и подъюбники. Я демонстративно наклонился и стал разглядывать её ноги.
  - А ваши знакомые, что сейчас отдыхают вон там, утверждали в разговоре между собой, что среди вас нет ни одной порядочной и у вас всех кривые ноги. Надо будет сказать им, что они ошиблись насчёт ножек хотя бы одной из вас - я имею в виду вас, черноволосая красавица.
  Девушка одёрнула платье и покраснела, а потом весело рассмеялась, - А вы хитрец господин баронет.
  - Меня зовут сэр Витас, а кто вы, красавица?
  - Я внучка графа Зельц...,- но полностью она мне представиться не успела.
  Раздался зычный голос,- Девушки, вы где? Почему я должна вас искать, а ну быстро все сюда, или я найду других для участия в торжественном мероприятии.
  - Мы ещё встретимся с вами баронет Витас, - и стайка девиц дружно бросилась в сторону зычного голоса. Интересно, я сегодня сумею дойти до распорядителя и подтвердить своё участие в бале? К моей удаче, сам толстячок наткнулся на меня, - Боже мой, молодой человек, ради бога не жгите костры в саду.
  - Да я и не собираюсь, вот только предупрежу, что участвую в мероприятии и пристрою этот букет. Там несколько молодых людей подрались между собой, я собрал их зубочистки, что бы они не поранились, и теперь не знаю, куда их деть.
  - Давайте их сюда, я отдам их начальнику стражи и обязательно вас отмечу в списках. Если других дел у вас нет, то прогуляйтесь по городу, посетите интересные места. Рекомендую набережную, там место прогулок нашей молодёжи.
  - Спасибо, а не подскажете, где у вас можно найти книги на продажу?
  У толстяка глаза вылезли наружу, - Книги? На продажу? Вам? Вы что, даже читать умеете? Вот бы никогда не подумал....
  - Мне и моему наставнику лорду Вилу, особенно меня интересуют научные труды по переводу древних. Хотя в таком захолустье как ваше княжество, их может и не оказаться. - Толстяк стал хватать воздух ртом, и я испугался, что его хватит удар. - Да ладно, хватит вам так расстраиваться, ну нет и нет. Так и скажу лорду Вилу.
  Отдышавшись и слегка понизив голос, он предупредил меня, - С опальным Вилом вы у нас поосторожнее. Он чем-то очень раздосадовал княгиню Ольгу и она его имя слышать не может, сразу же приходит в ярость. Не могли бы вы в двух словах рассказать, как у него там дела, всё-таки мы дружили.
  - Вил стал владетельным лордом и, без преувеличения, практически членом нашей семьи. Собирается жениться, свадьба в следующем месяце. Живёт в цитадели, в собственной башне. Его уважают и любят.
  - Вон оно как, значит он нашёл своё место в жизни, - и увидев, что в нашу сторону кто-то идёт, уже громче буквально крикнул,- И что бы мне тут ни каких костров! Здесь вам не там! - И, довольный собой, гордо удалился.
  Спрашивать в спину о книжных лавках мне уже не хотелось, и я решил последовать совету и краем глаза глянуть на так называемую набережную.
  Представьте себе большой и длинный пруд вытянуто формы, вокруг которого проложены дороги для прогулок верхом и в каретах, а так же пешеходные дорожки, которые гордо назывались бульварами.
   Всё это мне словоохотливо объяснил за серебрушку весьма пожилой господин, он так же за ещё одну монету предложил рассказать о тех, кто сейчас гуляет и прогуливается вокруг водоёма. Я отказался, так как мне это было уже не интересно. Стая ряженых попугаев, весьма пёстро одетых, охаживала серых и невзрачных самочек, если можно так сказать об увиденном зрелище. Кто-то с высоты своего седла с пренебрежением смотрел на прогуливающихся пешком. А те, кто находился в каретах и ландо, вообще ни на кого не смотрели, высоко задрав носы, словно небожители. Со стороны смотрелось очень смешно, и если б нашёлся предприимчивый делец, то за просмотр можно было брать деньги.
   Я уже собирался уходить, когда заметил две личности, которые внимательно рассматривали всех гуляющих недалеко от меня. Кого-то они искали, вполне возможно, что и меня. Неслышно приблизившись к ним со спины, я шёпотом спросил,- Не меня ищите господа?
  Они оба подпрыгнули на месте от испуга, но более рослый и коренастый тут же прошипел, - Шёл бы ты своей дорогой, мальчик, а то дядя сделает тебе больно.
  - Так вы хотите подраться? Как здорово, я тоже ищу достойных противников, а мне с утра попадаются только какие-то хлыщи. Так вот, друзья, я вам не мальчик, а сэр Витас. Либо приносите мне глубочайшие извинения, либо...
  - Хлыст, убери этого придурка, иначе он нам всю охоту испорти. Только без шума, нам внимание не нужно.
  Его напарник неуловимым движением выхватил из рукава длинный и тонкий стилет, больше похожий на заточку и уставился на свою руку, которая упала на траву.
  - Тихо, тихо, тебе же сказали не шуметь и не привлекать внимание. И зажми обрубок, иначе истечёшь кровью, - только тогда этот невзрачный тип, с незапоминающейся внешностью изволил заорать. Правда негромко и не долго. Его напарник одним ударом рассёк ему гортань, и с хрипом и бульканьем тело упала на траву.
  - Говорил же нанимателю, что мне на дело лучше пойти одному, теперь лишние трупы появятся. - А я смотрел на него и улыбался. Действительно, день задался с утра, вот и с наёмным убийцей повстречался.
  - Так на кого охота, милейший? Да не дёргайся ты, коль умудрился оскорбить мага, то прими свою судьбу достойно.- Дальше я расспрашивать не стал, тайны мадридского двора меня не интересовали. Впервые я видел, как из человека истекала его жизненная сила, а сам он рассыпался, превращаясь в пепел и пыль. Постояв ещё немного на месте и убедившись, что никто не обратил внимания на некое происшествие, я неторопливо пошёл искать торговую площадь.
  Нужную мне книжную лавку с рукописями я нашёл буквально сразу же в начале торговой улицы. Было видно, что она не процветала - пыль и запустение, даже паутина в углах. За высокой конторкой сидел молодой человек, чуть старше меня и с интересом разглядывал диковинку, случайно забредшую к нему в лавку.
  - А где хозяин? Мне бы увидеть его, хочу кое-что прикупить.
  - Отца схоронили четыре месяца назад, теперь здесь хозяйничаю я. А что вы хотели?
  Во мне проснулся охотничий инстинкт, - Я смотрю, торговля совсем не идёт? Неужели всё так плохо?
  - Плохо? Отвратительно! За эти четыре месяца ни одной продажи. Я просто не представляю, как отец сводил концы с концами.
  - Так мне будет позволено покопаться на полках, может быть и подберу что-нибудь?
  - Смотрите, только учтите, любовных романов у меня нет. Стихов, кстати, тоже.
  Одного взгляда мне было достаточно, что бы определить, что рукописи здесь действительно древние, а некоторые были на незнакомых языках. Чёрный тут же сообщил, - Всё самое ценное и дорогое, по мнению его отца, хранится в тайнике за этой полкой, - и я увидел как дракончик сел на не самую приметную полку у входа.
  - Молодой человек, а давайте я у вас куплю здесь всё одним чохом? Освободите лавку и продадите её или переоборудуете подо что-нибудь более привлекательное.
  - Я даже не знаю. Надо посоветоваться с опытными людьми, вдруг здесь у отца есть что-то очень ценное.
  - Такое ценное, что ни один покупатель так и не заглянул сюда? Не смешите меня, сударь. Впрочем, дело ваше, мне тоже не хочется рисковать и покупать кота в мешке.
  - А если я соглашусь, какую цену вы назначите?
  - Я назначу? Вы продавец, вам и определять стоимость своего товара.
  - А давайте, вы купите у меня всё вместе с лавкой. Уж её-то стоимость я знаю точно. Скажем за полторы тысячи золотых.
  - Стоимость вашей лавки - пятьсот золотых, примерно столько же стоит эта рухлядь, итого тысяча. Это моя цена окончательная и она может измениться только в сторону уменьшения.
  - Я согласен, а когда вы мне заплатите? Золота у вас с собой нет.
  - У меня есть кое-что ценнее, чем золото. Пригласите сюда хорошего ювелира и скажите, что у вас есть на продажу морской жемчуг и самоцветы из Трайского султаната. Лавку можете закрыть, пока будете ходить, а я пройдусь, посмотрю, что у вас здесь есть ещё интересного.
  Продавец с ювелиром появились через полчаса. У золотых дел мастера явно читался скепсис на лице, но жажда наживы перевесила сомнения. Лавку открыли, и мы встали вокруг конторки. Я тут же достал самоцветов на полторы тысячи золотых и положил их на подставку. Ювелир облизал губы - Здесь я вижу камни только на семьсот золотых, надо ещё на три сотни добавить.
  - Здесь камней на полторы тысячи золотых и они прошли оценку в ювелирной палате княжества. Видимо мне придётся подать на неё в суд, за то, что они так завысили цену, или потребовать изъятия вашего разрешения на торговлю, если окажется, что вы не разбираетесь в камнях. Молодой человек, - обратился я к лавочнику, - пригласите сюда стражу, я хочу обвинить этого человека в мошенничестве и использовании поддельных золотых для расчёта.
  А ты как думал, торгаш жадный? Мои дракончики быстро нашли у тебя целый кошель с позолоченными монетами, а за них тебя отправят на виселицу, но вслух я ничего не сказал, а только улыбнулся.
  Ювелир вывернулся очень быстро, - Здесь полумрак и я мог совершить ошибку в оценке. Давайте подойдём к окну.
  Сторговались мы быстро, мои самоцветы перекочевали в кошель ювелира, а тот вытащил из шкатулки полновесных тысячу четыреста золотых. Тысячу я передал лавочнику, а четыреста ссыпал в свой кошелёк. Будем надеяться, что ювелир не выдержит и наведёт на меня местных воришек или какую дичь покрупнее, а то до вечера абсолютно нечем заняться.
   Когда я остался в своей лавке один, закрыл дверь изнутри, отодвинул указанную полку в сторону и нашёл в стене нишу. Аккуратная стопка пергамента и несколько свитков были мне наградой. Особенно меня заинтересовал свиток с замысловатой печатью, а так же глиняная дощечка с клинописью и переводом написанного. Это действительно было сокровище, ибо в переводе говорилось о месте, где древние перед уходом оставили сокровища и послание своим потомкам.
  Правда, сразу же возник закономерный вопрос, а почему отец лавочника сам не воспользовался этими сведениями? Надо бы навести о нём справки. Информаторов лучше, чем соседи, мне не найти, так что я решил начать обход. Но перед этим поинтересовался у своих симбионтов, не могут ли они отправить Вилу не только сообщение, но и небольшую посылочку.
  В этот раз ответил синий, - Я могу отправить ему хоть всё, что здесь находится, масса и вес значения не имеют, но потом полгода мне надо будет вновь копить силы для переноса. Если тебя это устроит, то я готов, только предупреди своего учителя о посылочке. Стеллажи и полки тоже отправлять?
  - Синий, а можно будет всё отправить в мою комнату на втором этаже башни?
  - Вот это правильное решение, - вмешался чёрный. - Нам и самим пригодятся знания, что могут оказаться в этой лавке....
   Я с удивлением наблюдал, как вся обстановка лавки замерцала, исказилась и исчезла, а синий с облегчением произнёс, - Готово.
  - Постойте ребята, а почему самое ценное не было перенесено? - я увидел, что ниша не опустела.
  - Это потому, - тут же ответил чёрный, - что такие вещи лучше держать при себе и никому, даже наставнику, не доверять. Сейчас я их облегчу, уменьшу и помещу под герб на кольчуге. Самое надёжное место.
  Я даже ничего не почувствовал, но оба дракончика меня успокоили, мол всё в порядке и мои секретные материалы надёжно спрятаны. Вилу ушло сообщение следующего содержания, - 'В моей комнате, в твоей башне для тебя сюрприз'. Ответ пришёл незамедлительно, - ' Я занят, при случае гляну'.
  Ну вот вроде и всё, осталось придумать, что делать с лавкой, но это могло и подождать. Все бумаги на собственность были у меня, плата за место внесена на год вперёд, так что особо можно было не торопиться.
  Закрывая лавку я, сразу же заметил нездоровый интерес к своей особе от нескольких оборванцев с удивительно ухоженными руками. Явно эти бродяги не держали в руках никаких орудий труда, а вот другими видами оружия владели вполне прилично. Как не скрывай, а выправку даже под лохмотьями не спрячешь. Профессионалы. На стражу не похожи, лица не те, на людей княгини - тоже. Неужели собрались дружки тех оболтусов, с которыми я развлекался утром? Или я здесь не причём? Всё разъяснилось буквально через несколько секунд. Ко мне подошёл бочком один из оборванцев,- Юноша, советую вам поскорее уйти отсюда, тайный сыск проводит обезвреживание опасных разбойников.
  Тайный сыск? Не смешите меня, вы б ещё бирки на себя повесили и во все услышанное заявили об этом через глашатая. Я скорее поверю, что проводится армейская операция, - такие мысли пронеслись у меня в голове.
  - Помощь нужна? Я родился и вырос на фронтире.
  - Спасибо за предложение, но мы справимся сами. Идите, идите юноша, а то вот-вот начнётся, - что начнётся, он так и не сказал, а расспрашивать я не стал. И тут меня осенило - в дело вступили спецы из королевства. Очень интересно, но не для меня. Их дела меня не касаются.
  Слежку за собой я заметил сразу же, как только вышел с торговой улицы на торговую площадь. Своими размерами она меня не впечатлила, так себе, небольшой базарчик. Даже обычной толкучки и зазывал не было. Кстати, не мешало бы перекусить. Вскоре я заметил что-то вроде трактира и прямиком направился к нему. Меня вели до самого входа, а потом почему-то отстали. Или здесь у душегубов малина, или боятся конкурирующую фирму. В любом случае есть хотелось.
  - Пить здесь ничего не советую, могут опоить сонным зельем. Убить не убьют, но оберут до нитки, - предостерёг синий. - Но сначала поешь и от напитков не отказывайся, а то ещё и в еду сыпанут что-нибудь. - Предупреждён, значит вооружён.
  - Милейший, принеси ка мне что-нибудь из ваших фирменных блюд, посмотрим, как кормят гостей в столице. И лёгкого вина послаще захвати....
  Кормили действительно вкусно и наелся я до отвала, а вот к вину даже не притронулся, чем вызвал удивление у обслуги. Подмигнув им, я оставил золотой на столе и кивнул на кувшин, - Это вам за обед и прекрасное обслуживание, а пахану передайте привет от братвы с фронтира, - чем окончательно привёл их в состояние столбняка. Пусть теперь ломают голову и о пахане и о братве.
  В отличном расположении духа я отправился гулять дальше по Китежу в надежде на приключения.
  До самого вечера я бесцельно слонялся по городу, но то ли меня оставили в покое, то ли ещё что, но ничего не произошло. Так закончился мой первый день самостоятельной жизни в столице княжества.
  Вечером я принялся строить план долговременной мести княгине за унижение отца и её постоянные нападки и интриги. В разработке плана активное участие приняли дракончики, и я не считал зазорным спрашивать у них совета. В плане особое место занимало обнаруженное мною гнездо дракончиков и мне пришлось изрядно попотеть, прежде чем я убедил своих симбионтов не жадничать и обойтись только одним, а второй преподнести княжне Анне.
  - Да поймите, - горячился я, - вариантов всего два. Или княжна обратится в баронство за помощью в инициации, или дракончик улетит от неё и она никогда и ни при каких обстоятельствах не простит это матери. Вариант с королевскими магами отпадает сразу. Княгиня Ольга никогда не отдаст свою дочь в рабство на двадцать или тридцать лет. Пример Вила стоит у неё перед глазами,- в общем, мне удалось их убедить. Дело осталось за малым, уговорить княжну прогуляться со мной в сад, а вот тут мне в голову ничего не приходило. Приходилось надеяться на удачу, интуицию и везение.
  Плотно пообедав, я облачился в свою парадную форму - новый камзол с глухим стоячим воротом, под которым были надёжно спрятаны мифриловые доспехи и клинки, сапоги тонкой выделки с позолоченными шпорами, некое подобие брюк с лампасами серебряного цвета, расшитые золотыми нитками перчатки. Довершала мой костюм шляпа под цвет камзола, на тулье расположилась золотая фигурка горного барса с вороном на плече, а вот от пера я отказался. Я был уверен, что мой костюм буде сильно выделяться на фоне остальных молодых людей, так как с головой выдавал во мне представителя независимого баронства, имел ярко выраженный полувоенный фасон, а пояс с креплением для шпаги и короткого клинка подчёркивали мою воинственность. Естественно, никакого оружия, кроме скрытых клинков на мне не было. Во что будут разодеты представители знатных семейств, я себе представлял по тому, что видел во время наблюдения за публикой на набережной.
  Ровно в пять часов вечера по местному времени я подошёл к широко открытым дверям, предъявил своё приглашение, предоставил возможность сверить его со списком и дал возможность себя осмотреть наиболее любопытным. Как я и предполагал, на фоне ряженых во все цвета радуги я выгодно смотрелся как знающий себе цену молодой человек приятной наружности. ( ничего, что я так о себе, скромно, без пафоса?) Отдав подоспевшему слуге свою шляпу и определив перчатки за пояс (вдруг придётся пустить в ход кулаки), я скромно отошёл в сторону и стал наблюдать за присутствующими. В зале началось некоторое движение, и я заметил, как небольшая группа девушек стала незаметно пробиваться в мою сторону. Ба, да это те же, с кем я имел честь увидеться в саду. Остановившись в нескольких метрах от меня, они, ни мало не стесняясь, стали обсуждать мой костюм и внешний вид. Внучка графа Зельц, которая так и не представилась мне, показала язык и кокетливо подмигнула. Отвесив куртуазный поклон, я послал ей воздушный поцелуй. Видимо этот знак внимания был неизвестен девушкам, так как все они с недоумением уставились на меня. Тогда я очень медленно приложил свои пальцы к губам, и сдул поцелуй в сторону молодых проказниц. Первой отреагировала внучка графа, она повторила мой жест и вернула воздушный поцелуй. Вот тут-то я и показал, как надо проказничать. Сделав вид, что её поцелуй обмусолил мне всю щёку, я горстью собрал его в щепотку и сбросил на пол, после чего показал язык им всем. Раздался весёлый смех, а затем эта же самая внучка, быстро посмотрев по сторонам, приподняла немного подол своего пышного платья и показала свои белые туфельки. Я сделал вид, что моё сердце пронзено насквозь, и, как в старых немых фильмах, прикрыл глаза от ослепительного блеска красоты то ли туфелек, то ли самой девушки. В это время зазвучала музыка, и рой кавалеров ринулся расхватывать партнёрш для танцев - главного украшения этого бала. Благополучно спрятавшись за колону в дальнем углу, я стал внимательно наблюдать за танцующими, подмечая их движения, а заодно, выбирая тех молодых особ, которые были мне симпатичны, хотя бы внешне. Я не исключал вероятности белого танца и немного этого побаивался, всё-таки надо было поинтересоваться об этом у отца.
  Один танец следовал за другим, затем заиграла более торжественная музыка, и в зал вплыло белое облако платья молодой княжны Анны, которую со всеми предосторожностями усадили на самый краешек высокого кресла. Как я понял, танцевать и веселиться она не будет, и весь бал для неё будет заключаться в наблюдении и зависти к подругам. Странное понятие первого бала. Мне было её даже немного жалко. В таком положении я провёл более часа, и колона стала моим родным домом....
  
  6.
  
  Княгиня Ольга сидела в своём рабочем кабинете, закусив губу, с недовольной миной читала донесение о громком происшествии с её людьми, которые должны были досаждать барону и сделать его дорогу до Китежа весьма неприятной. И как они умудрились попасть под этот оползень? А самым обидным и неприятным было то, что первыми к ним на помощь бросились барон и его люди. Именно он организовал спасение несчастных, но всё равно, около сотни её людей задохнулись в грязи, воде и были погребены под завалами земли и камней. В свете этого поступка барона, её действия по его выдворению, выглядели весьма непривлекательно. Это может весьма повредить её репутации при королевском дворе. А то, что шпионов его величества в её окружении хватает, она не сомневалась. Уж они-то прекрасно разобрались во всех тонкостях её интриг, понимая, что и мест во дворце и гостевых домах было достаточно, а из всех княжеских гостиниц постояльцы были выселены специально, как бы показывая, что с бароном никто вместе проживать не желает. Впрочем, всегда можно будет любую ситуацию использовать себе во благо, надо будет только подумать, как это сделать. А то, что ВиктОр, наверняка закроет свои перевалы для всех товаров и объявит ей торговую войну, однозначно вызовет недовольство не только у её подданных, но и что более важно, в королевстве. Может быть, тогда удастся уговорить его величество выделить войска для того, что бы проучит этого наглеца и взять под свою руку перевалы и крепости...
  В кабинет без стука ворвалась её любимица, младшая дочь Анна.
  - Дорогая, как прошёл твой первый бал? Ты довольна? - Княгиня рассеяно слушала восторженный говор дочери, отмечая краем сознания кто и с кем танцевал, кому и какие знаки внимания оказывались. Молодец доченька, растёт весьма наблюдательной и смышлёной. Вдруг в рассказ дочери ворвался неприятный диссонанс. Ещё не осознав о чем речь, княгиня насторожилась и напряглась.
  - Подожди дорогая, не тараторь и повтори ещё раз то, что ты сейчас сказала.
  Анна обижено надула губы,- Ты опять, мама, не слушала меня. А сказала я, что баронет Витас, третий сын барона ВиктОра, сделал мне по истинно королевский подарок. Он мне подарил зелёного магического дракончика.
  Мгновенно похолодев до кончиков ногтей, княгиня чуть слышно прошептала, - А с этого момента, пожалуйста, дорогая, как можно подробнее. Я внимательно слушаю.
  - Да тут и рассказывать особо нечего. Я скучала, он пригласил меня прогуляться в сад, что бы показать гнездо магических дракончиков и попробовать одного из них приручить?
  - А почему он не взял себе одного?
  - Мама, ты слушала меня? У баронета уже есть два дракоши, к тому же, всё равно один повис у него на пальце...
  Княгиня с облегчением вздохнула, бедная девочка, видимо баронет обладает силой внушения, вот и всучил Анне обманку. Всем известно, что магические драконы не терпят себе подобных и в истории ни разу не было зафиксировано ни одного случая наличия у мага двух и более драконов.
  А дочь с упоением рассказывала, как она испугалась, когда зелёный щёлкнул своими зубами и как Витас обманом засунул её руку к ним в гнездо...
  - И было совсем не больно, потом дракоша слизал мою кровь, и хоть я немного боялась, но поместила его в вырез лифа и теперь у меня на левом предплечье имеется татуировка в виде его мордочки. Жаль, что ты её не увидишь. Витас сказал, что её видят только маги или люди склонные к магии. Теперь, главное, мне пройти инициацию, иначе через три месяца дракончик улетит от меня и уже никогда не стану магиней. Здорово, правда?
  - А ещё чем тебя поразил этот мальчишка?
  - Когда я одела его камзол, от него, кстати, так приятно пахло, то под ним увидела настоящие мифриловые доспех и два небольших клинка, закреплённых на руках. Марта тоже очень удивилась, а он с небрежным видом пояснил, что такая дорогая вещь вполне обыденная, что бы её мог носить сын барона ВиктОра. Мама, ты опять меня не слушаешь? Больше я тебе ничего повторять не буду. Перед расставанием Витас сказал, что если у меня не получится найти магического наставника для инициации, то я могу приехать к нему в цитадель, и он поможет мне её пройти. Ещё он сказал, что дома пробудет ещё почти полгода, но когда ему исполнится восемнадцать, вынужден будет покинуть баронство. Это как-то связано с традициями его семьи. А какой у него интересный семейный герб на груди, я его хорошенько рассмотрела, когда он держал меня на руках. Там изображён горный или снежный барс, изготовившийся к прыжку, а на плече у него, представляешь, сидит чёрный ворон.
  - Постой, дорогая, это как это он держал тебя на руках?
  Анна терпеливо продолжила, - После того, как Марта помогла мне избавиться от обручей под платьем, я надела его камзол, он подхватил меня на руки и спрыгнул с балкона прямо в сад. Я даже не успела испугаться, как мы плавно приземлились. Мам, а люди могут летать? Потом он взял меня за руку и повёл к гнезду, да я тебе уже обо всём этом рассказывала.
  А у княгини появился очередной повод задуматься, - прыгнул с балкона третьего этажа, плавно приземлился, а вдруг и вправду этот мальчишка счастливый обладатель магического дракона? Интересная картина вырисовывается. У этих варваров и обычаи варварские, согласно им третий и последующие сыновья обязаны в восемнадцать лет покинуть отчий дом и начать жить самостоятельно, за пределами баронства. По словам Анны, ему осталось провести в цитадели не больше полугода. Заманчивая перспектива, но она требует весьма серьёзных раздумий и расчётов. Пока, от первоначального плана отправить Анну к королевскому двору, отказываться не будем, но если действительно подтвердится, что она стала обладателем зелёного дракона, то всё придётся заново переигрывать. Вот бы точно узнать, маг мальчишка или только искусно притворяется им? Надо установить за ним плотное наблюдение, только очень осторожное....
  - А ещё что-нибудь интересное на твоём бале произошло?
  - Произошло. Этот баронет, после того, как мы вернулись в зал, стал нагло игнорировать меня и целых три раза танцевал с этой выскочкой Меги Зельц, а на меня даже внимания не обращал....
  А мальчишка то не по годам умный и сообразительный, не стал себя выпячивать и компрометировать княжну. Нет, определённо стоит к нему присмотреться. Ради этого даже можно сделать вид и помириться с его отцом, но это не сейчас. А вот примерно через месяц, можно будет отправить посольство с извинениями за нерадивость слуг и даже пригласить его вновь в гости, да и с Анной к этому времени всё должно будет проясниться.
  - Послушай золотце, у меня что-то разболелась голова. Давай разговор о бале мы продолжим позже, а сейчас пришли мне Марту, хочу, пока я не слегла, тоже расспросить её кое о чём.
  Марта. Мало кто знает, что это служанка - глаза короля при княжеском дворе и была навязана мне помимо моей воли. Правда, я её быстро спихнула Анне, что бы у меня были хоть немного развязаны руки, и она не путалась под ногами.
  - Марта, расскажи, что произошло между моей дочерью и баронетом вчера на бале?
  - Сожалею, ваша дочь запретила мне говорить с кем-либо на эту тему. Расспросите её сами, а перед вами я отчитываться не обязана и вы это прекрасно знаете.
  Вот же мерзавка, ну нечего, я с тобой ещё поквитаюсь, как же противно улыбаться этой змее, - Я не правильно сформулировала вопрос. Меня волнует, Анне ничего не угрожало на бале? Пойми меня правильно, я мать и волнуюсь - это же её первый бал, а она девочка впечатлительная и весьма доверчивая.
  - Ей ничего не угрожало, а вот насчёт излишней доверчивости, я с вами согласна.
  Вот и пойми её, то ли это камень в мой огород, то ли в адрес этого мальчишки, - Спасибо, ты меня успокоила. Можешь идти, - пренебрежительный жест пальцами был моей маленькой местью.
  Позвонив в колокольчик, княгиня вызвала своего личного секретаря, недовольно фыркнула, когда он попробовал её приобнять, и требовательно приказала, - Организуй негласное наблюдение за баронетом Витасом. Глаз с него не спускать, но только издалека, ни во что не вмешиваться. О результатах докладывать мне ежедневно. Да, и за Анной тоже организуй присмотр, доклад немедленно, если будут обнаружены особенности в её поведении. А теперь иди, мне ещё надо поработать с бумагами.
  Нда, не очень мне повезло с любовником. Бабник, каких ещё поискать, или он думает, что я ничего не знаю? Ума хоть и нет, но исполнитель превосходный. И вот на него я променяла князя, куда смотрели мои глаза? Наверно пора его менять, жалко, сгорел на работе. Решено, пора озаботиться подбором нового личного секретаря, думаю, проблем с этим не будет. А всё-таки интересно, что это змея Марта донесла королю? ....
  Весь следующий день после бала я потратил на решение насущных проблем. Зачем мне жениться ради клочка земли, если её можно будет спокойно купить у какого-нибудь разорившегося дворянчика? Первым делом я наведался в королевскую земельную палату, где скормив местному клерку пару золотых, выяснил, какие земли принадлежат короне, а какие княжеству. А заодно получил исчерпывающую характеристику на коронных владельцев земли и примерную стоимость нескольких участков в самом центре княжества. Мир оказывается тесен, среди всех прочих оказалось и имя Меги Зельц, а земли ей принадлежавшие находились в упадке, так как сама Меги хозяйством не занималась, а управляющий наверняка воровал по крупному.
   На втором месте была бывшая книжная лавка, с которой надо было что-то делать. Продать - дело хлопотное, а такого покупателя как я, найти вряд ли удастся. Сдать в аренду? Надо знать кому, а информацией я не обладал. Организовать торговлю? Только чем? Конечно, можно было всё бросить и вернуться домой, но уж больно мне было любопытно, что предпримет княгиня после того, как княжна ей перескажет события вечера вчерашнего бала. Наблюдение за мной и за дочерью - это однозначно, будет ли провоцировать меня на применение магии - вряд ли. Поверить в то, что у меня два или три магических дракона? Однозначно не поверит, а значит, тоже займёт выжидательную позицию и будет искать тайно ото всех человека, обладающего хотя бы зачатками магии, который подтвердит или опровергнет слова дочери о наличии у неё зелёного дракончика.
  С Анной пока лучше не встречаться, всё что надо, я ей уже сказал, а дальше пусть поступает, как знает. Жаль, конечно, использовать эту чистую девушку в интригах, но такова жизнь. Думаю, княжна никогда не простит матери, если время инициации будет упущено.
  После обеда я прикупил ' подлинная картинка земель княжества, с подробным изложением дорог, мостов и бродов'. Выбрав на этой карте несколько приоритетных участков, которые я хотел бы купить, стал собираться в дорогу, но делал это нарочито открыто и не спеша. К вечеру мои приготовления были закончены, десяток охраны предупреждён, и, неожиданно для всех, мы покинули Китеж в ночь. Представляю, что сейчас творится у шпионов княгини. Ничего, поищите нас в чистом поле....
  Далеко за полночь, я сменил направление движения и наш отряд отправился прямиком к первому выбранному мною месту. В первый день нашего путешествия нас не нашли, а во второй я решил, что пора и объявиться. Мы заночевали на постоялом дворе, и от меня не укрылось, как какой-то босоногий пацан, на кобылке без седла, поскакал в сторону ближайшего небольшого городка.
   Выбранный мною первый участок мне совсем не понравился, хотя и в рассказе клерка и на карте он выглядел весьма привлекательно. На деле же оказалось, что река давно обмелела, а высокий холм превратился в небольшой взгорок, на котором, скособочившись, стоял заброшенный хозяйский дом. Мы даже заезжать и прицениваться туда не стали. Земли Меги Зельц тоже мне не подошли по той причине, что были в основном расположены в заболоченной низине, и строить там полноценный замок было очень накладно даже по меркам моего богатого отца. А вот у её соседа мне понравилось. Аккуратное имение окружал сосновый бор, речка была весьма полноводна и вполне судоходна для речных судов. Я даже присмотрел место для небольшого замка - крепости и с фундаментом не надо было ничего выдумывать, скальное плато выходило прямо на поверхность. Чёрный, проведя подземную разведку своими методами, подтвердил, что лучшего этого места мы вряд ли найдём. Дело осталось за малым, купить эти земли.
  Переночевав в чистом поле, утром следующего дня мы прямиком направились к хозяину этих владений. Что такое не везёт и как с ним бороться? Хозяин оказался хозяйкой, сварливой и стервозной старухой, если судить по внешнему виду. Продавать своё имение и землю она наотрез отказалась, говоря, что это земля её предков и здесь она будет похоронена, а после пусть её наследнички рвут друг другу глотки, а она будет с неба смотреть на них и смеяться....
  ... - Мадам Лора, а вас никто не собирается выгонять из вашего имения, живите до самого последнего дня без всякого притеснения с моей стороны. Это положение можно будет даже оформить специальным пунктом в договоре. Я даже буду выплачивать вам некоторую суму на ваше дожитие, что бы вы ни в чём не нуждались. Свой же небольшой замок я буду строить у изгиба реки, там, где скалы выходят на поверхность. Вы только представьте, как обрадуется ваша любимая родня, когда узнает, что вы продали свои земли за изрядную сумму, да ещё выторговали себе право пожизненного проживания в своём имении. Думаю, как только вы пустите слух о предстоящей сделке, это вороньё тут же слетится, убеждая вас сначала не продавать, а, когда это не получится, переехать жить к ним, не зная горестей и нужды. Наверняка они будут тешить себя мыслями о том, что все деньги от продажи вы не успеете потратит и они перейдут в наследие той семьи, которая вас приютит.
  - Молодой человек, не надо мне рассказывать сказки о моей красивой жизни. Уверена, как только я подпишу купчую, вы найдёте на меня управу, а помирать я пока не собираюсь.
  - А зачем мне ваша смерть? Кстати, у вас есть излишки продовольствия на продажу? Дело в том, что у меня в Китеже простаивает пустая лавка на торговой улице и если у вас есть доверенное лицо, которое в этих вопросах разбирается, то флаг ему в руки, барабан на шею и горн в одно место.
  К моему удивлению старуха прекрасно поняла, о чём речь и захихикала. - Вы, юноша, простите меня, но на жителя княжества вы не похожи. Сбежали от родителей из королевства, прихватив семейные сокровища, и теперь ищите спокойную гавань, где можно отсидеться?
  - А вы проницательны, донна Лора. Я действительно не из княжества, но и не из срединных земель. Мой отец независимый барон на фронтире и я его третий сын, если вам это о чём-то говорит.
  - Третий сын, говоришь? Значит, скоро восемнадцать стукнет?
  - Через полгода, и к этому времени мне бы хотелось иметь уже свой угол. К тому же, если вы согласитесь мне уступить свои земли, то я буду вынужден просить вас присматривать за строительством. Что бы во первых не воровали, а во вторых строили на совесть. Я хочу осесть здесь.
  - А что ж ты, милок, не пошёл по пути наименьшего сопротивления, и не нашёл себе богатую невесту и с приданным, и с землёй?
   - Донна Лора, откуда вы знаете такие выражения? Ох и непростая у вас была жизнь, не простая. А жениться? Жениться ради выгоды и потом мучиться всю жизнь с нелюбимым человеком - не по мне.
  - Да и ты, милок, не так прост, как хочешь казаться. В общем, такое моё слово, плати десять тысяч золотых и земля твоя.
  - Три тысячи и договор о дожитии. У меня рука не поднимется вас выгнать на улицу....
  Торговались мы долго и азартно, как на Калининградском базаре в конце восьмидесятых, когда я служил в артдивизии. Сошлись на пяти с половиной тысячах золотых, с оформлением договора о дожитии и сохранении имения без перестройки до конца её дней.
  - Как желаете получить сумму? Могу всё выплатить золотыми, могу часть золотыми, а часть драгоценными камнями и самоцветами.
  - Ну точно ограбил семейную сокровищницу, хотя кто вас там на фронтире знает. Некоторые утверждают, что вы едите на золоте, а слуги на серебре.
  - Врут, - уверенно заявил я, - доверенные слуги тоже едят на золоте и золотыми приборами.
  - А отца-то как зовут?
  - Барон ВиктОр.
  Старуха вновь рассмеялась, - Хитёр ты юноша, ох, хитёр. Земля то коронная и пожалована моим предкам с правом самостоятельно ею распоряжаться. Княгиня-то тебя не достанет, а о её 'любви' к твоему отцу не знает только глухой и слепой. Постой, да ты наверняка заранее навёл все справки? Ведь так?
  Отпираться я не стал и после того, как мы оговорили вопросы оплаты и оформления документов, я попросил её рассказать о своей соседке, молодой леди Меги Зельц.
  - Дрянь девка, вертихвостка и ветер в голове. Ты сам подумай, раньше её земли процветали, а теперь что? Болото. Я б её управляющего, ворюгу, повесила прямо на воротах его хором. Виданное ли дело, что бы господский дом был хуже, чем у него?
  - А может мне и у неё землю купить, да объединить с вашими? А что, заливные луга, хорошие пастбища. Выпишу сотен пять степняков с семьями, да и поселю их здесь, - стал я рассуждать вслух. - Земли здесь достаточно, да и для соседей, особенно из княжеских бояр, острастка будет. Как думаете? - А никак. Моё мнение о ней ты услышал. На её земли вряд ли кто позарится, так что сначала обустройся здесь, а потом можно будет и о расширении подумать. Её земля ведь тоже коронная. Да что я тебе об этом говорю, ты и так знаешь....
  На следующий день мы навестили местного королевского стряпчего, где и составили договор купли-продажи и договор дожития. Пять сотен золотых я выдал сразу наличными, а остальные пять тысяч эквивалентом самоцветов и морского жемчуга. Присутствующий здесь ювелир, тут же предложил донне Лоре перепродать в полтора раза дороже весь жемчуг, с расчётом на месте золотом. Она же, в свою очередь, предложила ему приехать в её имение и этот вопрос решить на месте, мотивируя это тем, что карета у неё старая и от такого веса золота может развалиться. А мне показалось, что донна решила просто поторговаться с ювелиром без свидетелей, так сказать отвести душу. Скучно ей наверняка в этой глуши....
  Для меня и моих людей наступили сумасшедшие дни. Надо было найти специалистов по постройке крепости, каменщиков, плотников и прочий рабочий люд, провести разметку, изложить на пергаменте в виде чертежа то, что я хочу получить с примерными размерами. За всеми этими делами я как то забыл о всех своих проблемах. Но обстоятельства о них напомнили.
  На своей развалюхе, гордо именующейся каретой, внезапно прибыла дона Лора. Отозвав меня в сторону, она с придыханием поведала, что появились какие-то посторонние люди, которые что-то вынюхивают и высматривают. А не далее как вчера, к ней нагрянул очень неприятный человек, поговаривают, что он доверенное лицо княгини, так вот он устроил доне форменный допрос, стращая различными карами за то, что она продала свои земли без разрешения княгини.
  - Так что юноша, ждите, он и к вам обязательно наведается, будьте с ним осторожны и без нужды не ссорьтесь.
  - Спасибо за совет, ссориться без нужды не буду. Да вы не волнуйтесь, донна, если что, валите всё на меня. Мол, новый владелец, молодо-зелено, не знает, не умеет, не обучен....
  Постороннее присутствие я почувствовал ещё четыре дня назад. За нами наблюдали издалека, людей не расспрашивали, старались не попадаться на глаза. А этот, якобы доверенный княгини, решил проявить инициативу. Ну, ну, посмотрим, земли то не княжеские....
  Визит состоялся на следующий день. Прибыла карета с претензией на роскошь, на запятках два вооружённых мужичка разбойничьей внешности, кучер в униформе. В это время под моим руководством плотники возводили леса для укладки небольших каменных блоков, чуть больше знакомых мне кирпичей. Из кареты отдуваясь и пыхтя, вылезла гора жира - три или четыре подбородка, заплывшие глазки, редкие прилизанные волосы и грушевидная форма лица.
  - Эй, ты, к тебе прибыл сам сборщик княжеских податей, быстро подошёл к нему и представился, - весело проорал один из разбойничков.
  Я подошёл к кричавшему, - Из благородных или подлый люд?
  - Да тебе-то какое дело? Делай что сказано.
  - Значит из подлых. Сержант, за оскорбление моей милости всыпьте ему два десятка плетей, будет сопротивляться - повесить.
  Двое из моего охранного десятка тут же сбросили охранника сборщика с запяток, умело скрутили и сноровисто стали привязывать к столу. Такого поворота событий, привыкший к безнаказанности охранник не ожидал и только хватал воздух ртом. Ему тут же располосовали одежду и оголили спину.
  - Чем хлестать, ваша милость, розгами или кнутом? - поинтересовался сержант.
  - Кнутом, что бы надолго запомнил, как обращаться к благородному и владетельному лорду.
  Кнут нашли быстро, из запасов десятка, типичный степной для перегона скота. Вскоре раздался свист и крик боли. Было странным, что сборщик податей никак не отреагировал, ведь это был его человек, а он стоял, словно его это не касалось. Наконец он соизволил открыть свой рот, - Владетельный лорд, наверное, не понял, кто прибыл к нему? Я доверенное лицо княгини и от её имени собираю тут подати и налоги.
  - Собирай, я тебе не мешаю.
  А он, словно не услышал мои слова, продолжил, - Всё, что происходит на подопечной мне территории, должно делаться с моего одобрения и разрешения. Я разрешения на покупку и продажи земли не давал.
  - Простите, любезный, а причём здесь вы? Или вы действуете по прямому указанию княгини Ольги? - закинул я удочку, не особо надеясь на успех. Но сборщик или был недалёкого ума, или не осознавал всю степень тяжести своих слов.
  - Конечно, я действую по её прямому указанию. Все сделки здесь должны проходить только после высочайшего разрешения нашей государыни, а в её отсутствие, моего.
  - То есть вы хотите сказать, что по распоряжению княгини, льготы и привилегии, дарованные его величеством своим подданным, на этой территории не действуют?
  - Именно это я и хочу сказать. Во главу угла стоит приоритет княжеских законов, и только потом, может быть король.
  - Сержант, вы фиксируете слова этого человека? Не забудьте, потом, их заверить тройкой свидетелей. Что ж, мне всё понятно. На лицо заговор против короля с целью подрыва его власти и законного порядка. Этого в железо, бросить в яму до прибытия королевского дознавателя. К королевскому представителю в Китеже послать гонца со списком опроса сборщика. Сопроводительное письмо я сейчас напишу.
  Написание небольшого сопроводительного письма не отняло у меня много времени, в нём я указал на попытку использовать вольных баронов для прекращения торговли с королевством и их связи с наместником княгини. Прочитав написанное, я остался довольным, даже если в это не поверят, то тень будет брошена и княгине, возможно, придётся оправдываться. Через некоторое время, после коротких сборов, гонец о двуконь отправился в путь. Я считал так: сутки до столицы, сутки на передачу документов и сутки назад. Если меры будут приняты, то через пять-шесть дней следует ждать гостей.
  Под шумок карета сборщика исчезла, а я приказал выставить двух наблюдателей, ожидая дальнейшего развития событий. Обо всём произошедшем я сообщил этой же ночью Вилу. Ответ пришёл утром. Вил сообщал, что отец, уступая моим настоятельным просьбам, лично приедет и проверит приобретённые земли и ход строительства, а так же обоснованность столь больших трат из казны баронства. Если Вил решил ответить мне столь завуалированно об отправке мне на помощь не менее сотни охранников отца, значит, имел для этого основания. Это могло говорить только об одном, в княжестве появился маг, который может перехватывать наши сообщения. Моё предположение подтвердили все три мои дракончика. Маг действительно появился и не простой, а главный королевский и прибыл он по душу княжны Анны. Звали мага мэтр Тор. Это не входило в мои планы, ведь Анну могли силой отправить к королевскому двору, а поспособствовала всему этому, скорее всего её служанка Марта. То-то она так пристально рассматривала меня. Было противно даже думать об этом, но Марту я решил убрать, так как она представляла для меня нешуточную опасность.
  Каково же было моё удивление, когда чёрный, не скрывая ехидства, проинформировал меня о том, что княжна Анна, в сопровождении своей верной служанки, уже находится на моих землях, и самое большое, через полчаса, предстанет передо мной.
  - А догадайся, кто её взялся сопровождать кроме Марты? - И, не дождавшись моего ответа, с торжеством добавил, - Твоя незабвенная Меги Зельц. Что делать будешь?
  - То, что и должен. Под усиленной охраной отправлю девушку в баронство к Вилу, пусть он ею занимается, а мне некогда. Чувствую, события понеслись вскачь, что-то назревает, а я пока не готов.
  - Хочешь совет, заметь, бесплатно? Бросай своё строительство на доверенных людей, а сам вместе с княжной немедленно возвращайся в баронство. У тебя осталось всего несколько месяцев до так называемого изгнания, а дел выше крыши. Главное - перенести твой арсенал в надёжное место и собрать свой отряд, который принесёт тебе клятву верности, причём каждый воин лично. Так же надо наладить тесные связи с какой-нибудь немногочисленной ордой, которая согласится переселиться на земли Меги, которые ты, конечно же, выкупишь. Или ты думаешь, что эта девчонка упустит шанс оказаться возле тебя?
  Резон в словах чёрного был и мне надо было подумать. Пока я предавался размышлениям, Анна, Меги и Марта появились на стройке. Меги улыбалась, по лицу Марты нельзя было ничего прочитать, а Анна хмурилась и кусала губы. Именно она и начала, - Я сбежала из дома. Софья проболталась, что за мной из столицы должен приехать королевский маг и забрать в столицу. Она мне завидует, а я готова поменяться с ней местами. Не хочу в столицу, не хочу замуж за незнакомого человека, даже если он и королевских кровей. Витас, забери меня в своё баронство, я хочу там отсидеться. Пока вся эта шумиха не закончится. Ты же обещал помочь мне.
  Выверты женской логики мне были хорошо знакомы по прошлой жизни, всё-таки более сорока лет супружества меня многому научили, и я уже перестал чему-либо удивляться.
  - Выезжаем завтра с утра, а сейчас я вас провожу к донне Лоре. Марта, в нашей компании вы третья лишняя. Вы же не будете отрицать того факта, что являетесь шпионом короля?
  - Лорд Витас, я всецело на вашей стороне и в своих донесениях не обмолвилась о вас ни словом. Скрывать не буду, я написала, что почувствовала в княжне Анне способность к природной магии. Именно поэтому сам мэтр Тор решил убедиться в этом, к тому же княгиня сама собиралась отправить свою младшую дочь в столицу и подобрать ей достойного мужа. Я привязана к Анне и зла ей не желаю.
  Цену женским словам и обещаниям я тоже прекрасно знал, так что её выступление не убедило меня, о чём я и сказал, - Марта, по прибытию в цитадель, мэтр Вил наложит на вас заклятие говорить только правду и не вредить никоем образом жителям баронства. Вас это устроит? Если да, то я готов вас взять с собой в качестве служанки Анны. Если нет, то советую убраться отсюда по добру по здорову, у меня прямо таки чешутся руки прибить вас.
  Марта ничего не ответила и демонстративно осталась на месте. Наградой мне был озадаченный взгляд княжны, которая то смотрела на меня, то на свою служанку, не желая верить в то, что та шпионила за ней. Словно прочитав её мысли Марта тихо произнесла, - Я не шпионила, а просто наблюдала и не за моей бедной девочкой, а за княгиней. Она встала на опасный путь....
  - Оставим эту тему, лучше скажите, что за интерес у мэтра Тора?
  - Лорд Тор главный королевский маг, происходит из очень древнего дворянского рода, и это должность уже несколько столетий принадлежит его семье. Но вот беда, единственный сын лорда не имеет ни каких способностей к магии. Мэтр принял решение найти ему жену с зачатками магии, в надежде, что у внука вновь проявятся магические способности...
  - А вариант того, что это не его сын не рассматривался?
  - Вы что, как можно? Хотя даже и не знаю.
  - Вот именно, пусть лучше ваш лорд поищет своих детей на стороне. Наверняка в молодости он немало покуролесил и вдруг окажется, что у бастарда такие способности есть?
  - Я даже не знаю, может быть действительно стоит ему написать?
  - Однозначно надо написать, но без подписи, от тайного доброжелателя и там прямо сообщить ему, что его, якобы родной сын не от него и что среди его детей на стороне есть тот, кто обладает скрытым магическим даром....
  Как бы там не было, верить или нет своей служанке, было делом молодой девушки, а я решил проводить их к донне Лоре, где и оставить до утра. Я ни разу не видел эту старую женщину такой деятельной и довольной. Она прямо таки лучилась добротой и заботой, вот только выражение лица Меги мне не нравилось. Уже после ужина, когда все готовились к отдыху и разошлись по своим комнатам, а я сел на стражу у крыльца дома, девушка пришла и села рядом со мной.
   - А ведь княгиня меня просила приглядывать за подругой и обо всём докладывать ей. А это сродни предательству, так что я с вами не поеду, скажу, что вы выгнали меня, в чём-то заподозрив.
  - И на чём же княгиня поймала вас?
  - Она обещала оплатить все мои долги, а их очень много.
  - Много, это сколько?
  - Около двух тысяч золотых, я точно не знаю.
  - А что ваше имение? Никакого дохода? - я плавно перешёл на интересующую меня тему.
  - Одни расходы, - Меги тяжело вздохнула. - Не знаю, как родители управлялись с ним, я в этом не разбираюсь. Всё моё детство прошло в Китеже у деда, а сейчас и у него дела идут не лучшим образом.
  - Послушайте Меги, а продайте мне ваши земли, я дам за них хорошую цену. И с долгами рассчитаетесь, и на жизнь останется, только из княжества вам придётся уехать. Княгиня не простит того, что вы сорвались с её крючка.
  Девушка подобралась, - А за сколько вы готовы их у меня выкупить?
  - Пять тысяч золотых. Пусть половина пойдёт на покрытие долгов, а вторую половину положите в банк и попробуйте жить на проценты. К тому же в столице королевства у вас будет достаточно возможностей найти себе богатого мужа, лучше вдовца. Почему, объяснять думаю не надо? Заодно придумаете для него слезливую историю о несчастной любви, это на тот случай, если вы вдруг окажетесь не девицей...
  
  7.
  
  Дождавшись, когда девушка уйдёт в свою комнату думать и принимать решение, я взял из седельной сумки свой самострел и быстро собрал его. После чего проверил наличие сжатого воздуха в камере и стал ждать гостей.
  - Эй вы, сонные тетери, открывайте братцу двери. Это я к тому, что магию я пока применять не могу, что бы не выдать себя, но вы посматривайте по сторонам и своевременно меня предупредите о нежеланных гостях.
  - Есть, так точно, будет исполнено господин хозяин-барин, - это уже красный подпал под тлетворное влияние остальных симбионтов и приступил к изучению моей памяти. И за что мне такое наказание? Целых три озорных создания так и ждут повод посмеяться надо мной. Вот я вам....
  - Ой, ой, боимся аж до дрожи в кончике хвоста, - это уже синий подал голос, а чёрный ехидно захихикал.
  - За ехидное подхихикование в строю, накажу всех как попало. Ладно, шутки в сторону, как обстановка в округе?
  - Маг определил местоположение княжны по её ожерелью, от него надо избавиться и желательно прямо сейчас. Один из нас оденет его на шею и переправит куда подальше.
  - Не понял, я что, должен к ней в спальню пробраться? Други, вы случайно не одурели? Она же такой визг поднимет.
  - А ты подними бабулю, у неё всё равно старческая бессонница...
  Дона Лора быстро вникла в то, что нам предстоит сделать и сразу согласилась, - Я так и знала, что на бедной девочке есть магическая вещь, у меня аж все кости заломило...
  Причём тут кости и ожерелье, я так и не понял, но расспрашивать, а тем более спорить не стал....
  - Входите юноша, княжна готова вас принять в столь неурочный час и не совсем одетой, - мне показалось, что старуха хихикнула прямо как мой чёрный. - Только она предупреждает, что ожерелье не снимается, по-крайней мере у неё не получилось.
  Я тихонько просочился в комнату и сразу увидел светлое пятно у окна.
  - Я же предупреждал, что бы никто у окна не ложился. В чем дело Анна? Жить надоело? А если случайный болт или разбойничья стрела? Ладно, где ваше ожерелье. Да знаю я, что на шее, - ответил я на её шёпот, - где застёжка?
  Пришлось повозиться, свет то я не зажигал. Интересно, откуда в это время у них винтовой механизм, или это наследие технологий древних? Только минут через десять я разобрался, в чём дело. В первых, на застёжку надо было надавить, а во вторых там была обратная резьба. Как только я справился, вся магия ожерелья исчезла, и вздох облегчения раздался у нас обоих почти одновременно.
  - Юноша, ваше время закончилось, а то потянет вас.... - И дона озвучила свой вывод, - Все мужики - кобели.
  Ожерелье было осторожно застёгнуто и одето на шею синего. Мгновение и он исчез, что бы ещё через мгновение появиться снова, но уже без ожерелья.
  - Я спрятал его среди вещей каравана, который наместник отправил княгине, пусть голову поломает, как оно туда попало, и куда делась княжна. А нам пора на свой пост - нездоровое шевеление на том берегу речки. Вполне возможно, что там ждут раннего рассвета....
  Я с трудом сдерживал зевоту, главное было перетерпеть эти утренние часы, а затем будет легче.
  - Что там, на противоположенном берегу, какие новости?
  - Отбой тревоге, это браконьеры ловят рыбу в чужих угодьях. Старухе было на это наплевать, вот они и осмелели.
  - Послушайте трое из ларца, одинаковых с лица, у меня возник весьма серьёзный вопрос - а для чего вам люди и инициация с ними? По мне, так вы самодостаточны, могущественны и сильные в магическом плане, так зачем мы вам? Только не надо петь песен о том, что вам необходима наша жизненная сила.
  Наступила тишина и чёрный, с некоторой долей сомнения, проговорил, - А я предупреждал, что он не такой как все и с ним надо быть предельно осторожным. В любом случае придётся рассказать, вы, как, согласны?
  Видимо дракончики могли общаться между собой так, что их разговоры были недоступны мне, так как чёрный вздохнул и проговорил, - Это наше совместное решение, как бы нам потом не пожалеть об этом. С другой стороны в кои то века мы как нельзя близки к перерождению. Слушай же иномирец.
  Раньше этим миром правили драконы, не такие недомерки и слабаки как мы, а настоящие властители времени и пространства. Мы при них были живыми игрушками, искусственно выведенными маленькими детьми. Они жили в мире и согласии со многими расами, что населяли эту планету, но потом по какой-то причине покинули нас. Из семи рас населявших наш мир остались только две - люди, которые живут на поверхности и подземники, чей мир находится глубоко под землёй. Люди называют их ещё древними. Когда-то они тоже жили на поверхности, но потом обиделись на людей и ушли от них. О причинах говорить не буду, иначе старая вражда вновь вспыхнет с новой силой, как только о ней вспомнят, а правда у каждой стороны своя.
  Что бы произошло перерождение, в одном теле должны быть объединены пять симбионтов и все пять должны быть разного предназначения. Всего известно семь видов маленьких дракончиков. Пятерых, наиболее распространённых ты знаешь. К нам троим, присоединяются зелёный и белый. А есть ещё два наиболее редкие - жёлтый и фиолетовый. О них так давно ничего не было слышно, что посчитали, что они ушли вместе с подземниками на нижние уровни. Это всё, что тебе надо знать. Некоторые из наиболее могущественных магов знают о тайне перерождения. Одни помогают нам обрести достойных носителей, другие, наоборот, всячески препятствуют, вплоть до физического уничтожения симбионтов. В твоём случае достойный носитель был найден без какого-либо участия сторонних сил и в этом твоё преимущество. Но как только узнают, что у тебя уже три дракона, на тебя будет объявлена охота. Но с другой стороны ведь узнают и те, кто заинтересован в достижении конечного результата. Только по этой причине мы не стали препятствовать твоему бахвальству перед княжной, хотя и не одобряем такое хвастовство. И ещё. Велика вероятность того, что если Анна не пройдёт инициацию, то зелёный присоединится к тебе.
  Чёрный замолчал, а я стал осмысливать услышанное и оно мне не очень понравилось. Возникло много вопросов, но меня уже предупредили о том, что всё, что мне надо знать, я уже узнал. Мои выводы были весьма печальны. Людей, носителей, банально используют, и что будет с человеком во время перерождения - неизвестно.
  - А ну ка отвечайте как на духу, взаимоотношения между симбионтами и носителем регулируются? Если да, то чем и как?
  - Существует договор, заключённый в очень древние времена, который действует без изменений до наших дней. У него несколько основных постулатов: 1. Договор между симбионтом и носителем заключается только на добровольной основе. 2. Симбионты не могут причинить вред своему носителю. 3. Симбионт и носитель должны отвечать на все заданные правильно вопросы. 4. Договор может быть расторгнут носителем путём уничтожения рисунка на теле.
  Там ещё много положений, но эти - основные. Гарантом исполнения договора выступают древние или подземники.
  - Теперь понятно, почему древние ушли под землю и изолировались от людей. Те стали злоупотреблять положениями договора в своих целях, в результате чего количество носителей резко сократилось, так как начались боевые действие на уничтожение. А что насчёт выполнения приказов носителя своим симбионтам?
  Чёрный замялся, - Это седьмой пункт договора. Приказы и распоряжения подлежат обязательному исполнению в оговорённые сроки, если только они не противоречат принципам самосохранения.
  В общем, симбионты наделяют своих носителей огромными возможностями по применению магии, взамен требуя только одного - попыток собрать пять магических драконов в одном теле.
  - Как я понимаю, с этим тоже возникли определённые трудности и проблемы? Наиболее способные носители были физически уничтожены противниками перерождения в прошлом, а ныне действующие не способны к поглощению даже второго дракона. Проще говоря, идёт вырождение людей имеющих способность к магии. Хотя, возможно, бывают и редкие исключения.
  Значит, мне для вашего перерождения, осталось найти зелёного и белого дракончиков, но что это за процесс перерождения вы точно не знаете, хотя и предполагаете, что из пяти разных магических существ может получиться один настоящий дракон - повелитель времени и пространства.
  - Это так. Истинные знания затерялись в глубине тысячелетий и сейчас можно только гадать, почему видовое количество драконов совпадает с количеством рас на этой планете и как они связаны между собой. Куда ушли жёлтые и фиолетовые, действительно ли вместе с подземниками, или это одно из предположений? Сразу отвечу на незаданный тобой вопрос. Полный текст древнего договора сохранился в нескольких неуничтожаемых экземплярах, но где они хранятся - не известно, кроме двух списков у подземников. Это их святыня и посторонних они к ним не допускают, ни под каким предлогом. Хотя существует множество копий договора, поддельных и настоящих и каждый владелец претендует на подлинность своего экземпляра.
  - Ладно, об этом ещё позже поговорим, а сейчас слушайте мой первый приказ, - я категорически запрещаю читать мои мысли и копаться в моей памяти без специального на то разрешения.
  Вздох разочарования и чуть слышного ворчания, мне этого было достаточно....
  Пока мы разговаривали, совсем рассвело, и начался очередной день. По зрелому размышлению я решил не торопиться с отъездом и дождаться приезда отряда во главе с бароном. В этом был немалый резон, так как нас было явно недостаточно для того, что бы обеспечить безопасность княжны, даже если я заберу с собой всех своих людей. Нас могут просто задавить численностью, и тогда мне придётся применить магию, а это раскроет меня, что, в свете полученных знаний от дракош, крайне нежелательно.
  За завтраком Анна даже не смотрела на меня, а Меги наоборот, не сводила глаз. Дождавшись, когда княжна ушла в свою комнату в сопровождении Марты, она лукаво спросила,- Что баронет, ночью было полное фиаско? Княжна выставила вас из своей спальни? Надо было идти ко мне, тогда бы вы получили всё, что хотели и даже больше. - Видя, что я никак не реагирую на её слова, она продолжила, - Не беспокойтесь, я никому не скажу, что вы побывали в её спальне. Теперь о нашем деле. Не передумали купить мои земли? Если нет, то я готова вам их уступить за пять с половиной тысяч золотых.
  - Меги, Меги, знаете, чем вы отличаетесь от донны Лоры? Она реалист и знает реальную цену своей земли, а вы витаете в облаках. Реально ваши земли стоят менее пяти тысяч, так как в них надо вкладывать слишком много, что бы привести в порядок, и они могли давать хоть какую отдачу. Так что пять тысяч, это окончательная цена. Если она вас не устраивает, то можете искать другого покупателя.
  - Вы грабитель, баронет. Принуждаете молодую и неопытную девушку к, может быть, самой большой ошибке в её жизни. Скажите мне, а на полторы тысячи я смогу прожить в столице королевства, скажем, три года? Дело в том, что я хочу хотя бы тысячу отдать деду, что бы он мог хоть немного поправить свои дела. Я люблю этого вредного старика, - она тяжело вздохнула, - и совсем не хочу от него уезжать в неизвестность. - Однако грустила она совсем немного, - А когда мы поедем оформлять сделку? И, самое главное, что бы эта тварь, сборщик налогов, нам не помешал.
  Говорить о том, что в настоящее время эта самая тварь сидит у меня в яме и ждёт королевского дознавателя, я не стал. К чему портить сюрприз....
  - Послушайте Меги, а вы почему ночью не спали? Бессоница?
  - Да у меня всегда так, не могу быстро засыпать на новом месте, теперь весь день буду ходить и зевать.
  И тут мне в голову пришла шальная идея, которую я тут же решил реализовать - гипноз, когда я им на любительском уровне баловался, главное что бы человек был уставшим.
  - Меги, - я взял в руки серебряную ложку и стал её раскачивать, стараясь, что бы блики попадали на её лицо, - смотри, какая интересная игра света и тени. Раньше так гадали, если внимательно всмотреться в эти отблески, то можно узнать свою дальнейшую судьбу.
  Я нёс всякую чепуху монотонным голосом, периодически включая в свой монолог 'ты слышишь только мой голос', ' твои веки наливаются усталостью, ты засыпаешь' и т.д. Через некоторое время девушка действительно заснула и я начал сеанс с установки полного подчинения моим словам и необходимости говорить только правду....
  - Как тебя зовут?
  - Меги Зельц.
  - Сколько тебе лет? - и вот здесь меня ждал первый сюрприз.
  - Двадцать один, - а я-то думал, что ей от силы шестнадцать - семнадцать лет, так молодо она выглядела.
  - Ты замужем?
  - Я вдова.
  - Что случилось с твоим мужем?
  - Он погиб.
  - Расскажи об этом подробно, - мне почему-то сразу стало ясно, что это важная информация.
  - Мой муж Пётр входил в состав элитного отряда князя Владимира и был подло убит воинами барона ВиктОра, когда они направлялись для мирных переговоров в баронство. Их тела потом сбросили в глубокое ущелье, где они и лежат до сих пор не упокоенными.
  - Кто тебе об этом сказал?
  - Княгиня, она пыталась договориться об извлечении тел и их похоронами, но ей отказали.
  - С какой целью ты ехала в баронство?
  - Присмотреть за княжной Анной и обеспечить её возвращение домой.
  - Обеспечить каким образом?
  - Сначала уговоры, а если это не поможет, то я должна буду убить её служанку так, что бы подозрения пали на людей барона.
  - А что в отношении баронета?
  - Я должна его соблазнить, а если не получится, то содействовать его тесному сближению с княжной. В Китеж они должны вернуться вдвоём. Если не получится, то убить или его, или барона.
  - Убить каким образом?
  - Яд.
  - Он у тебя с собой?
  - Нет. Я его получу от человека княгини в окружении барона.
  - Ты его знаешь?
  - Нет, но у него в петлице камзола будет горная фиалка.
  - А это не будет странным для других - цветок в петлице?
  - Это никого не удивит. Он всегда носит цветок в петлице. В этот раз это будет фиалка.
  Как я не напрягал память, но никого с цветком в петлице вспомнить не мог, может быть потому, что никогда не обращал на это внимание?....
  - Сейчас раздастся звон и ты проснёшься, помнить ничего не будешь кроме того, что ты заснула, сошлёшься на головную боль и уйдёшь в свою комнату спать до обеда.
  Я несколько раз постучал столовыми приборами друг о друга, Меги вздрогнула и открыла глаза, - Я, кажется, умудрилась задремать, вот что значит бессонная ночь. Пойду ка я к себе, а то что-то голова разболелась....
  Когда девушка ушла, а я откинулся на спинку кресла, на меня обрушился шквал вопросов от моих симбионтов. Их очень интересовало, какой магией я воспользовался, что бы узнать то, что Меги могла рассказать только под пытками. А если это не магия, то какое заклятие правды я использовал? Как часто его можно применять и умею ли я читать мысли других людей. И, наконец, в самом конце вновь был задан вопрос - не являюсь ли я представителем древних?
  - Это не магия в чистом виде. Умение убеждать людей относится к одной из особенностей моей профессиональной деятельности в старом мире. Знания и навыки, как это делается, я не утратил. Надо будет как-нибудь попробовать воздействовать на одного из вас, наверняка я узнаю много интересного, - припугнул я своих дракончиков. - Меги я просто убедил говорить только правду и отвечать на мои вопросы, а что бы она ничего не заподозрила, я ввёл её в транс, а попросту говоря - усыпил. Всё, больше никаких вопросов на эту тему, это приказ.
  Сам того не подозревая, я связал себя по рукам и ногам. До прибытия отца, я должен буду заботится о своих подопечных и их охранять, хотя со слов Меги ясно, что никакой угрозы со стороны княгини для них нет. Изредка придётся бросать их одних и наведываться на строительную площадку.
  Однако не стоит забывать об интересе к княжне и других лиц, в первую очередь мэтра Тора. Интересно, а не найдётся сумасбродного юнца, который помчится за предметом своей любви? Хотя, вряд ли. Придворные хлыщи привыкли к спокойной и размеренной жизни, но подобное предположение сбрасывать со счетов не стоило. Эх, скорей бы наши появились....
   Мои размышления прервал ехидный голосок, - А не кажется, нашему многоуважаемому и могущественному, что княгиня его сделала в очередной раз? Вижу не дошло, придётся разъяснить.
  Княгиня не препятствовала младшей дочери отправиться на поиски некого молодого человека, наивно полагая, что той двигают чувства. Ах, это так романтично. И предстоящая инициация тут ни при чём, она же не верит в то, что найдётся сумасшедший, который разбрасывается магическими подарками. И что из того, что королевский маг бросится в погоню за предполагаемой невестой своего сына? Княгине просто очень интересно будет посмотреть, как этот маг размажет по земле наивного паренька и тем самым подтвердит её уверенность в то, что он не обладает ни какими магическими способностями, а тем более двумя или тремя драконами. Попросту говоря, она столкнула вас лбами, а сама будет наблюдать со стороны и радостно потирать руки. Дошло? Сообразительный ты наш....
  Я даже не стал обращать внимание на тон и ехидство, всё сказанное - правда. Меня сделали и поделом дураку, который считает себя самым умным.
  - И что теперь делать? Бросить всё и немедленно бежать под крылышко Вила? Так земли Меги терять не хочется, они занимают важное место в моих планах.
  Тот же ехидный голосок продолжил,- Нет, конечно если тебе своя голова не дорога, ведь магию ты применять не собираешься, то займись приобретением земель. В них тебя и похоронят, а земли отойдут короне. Дурень, бросай всё и немедленно уматывай отсюда. Правда есть вариант - оставить княжну здесь. Как говорят в вашем мире - 'баба с возу, кобыле легче'.
  Решение я принял без колебаний - бежать вместе с княжной, а Меги и Марту оставить здесь как приманку.
  Возле комнаты Анны я остановился и постучал в дверь. Её открыла служанка, которая встретила меня недовольным взглядом. Не обращая на неё внимания и отодвигая в сторону, я вошёл, - Анна нам надо очень серьёзно поговорить, без свидетелей, - многозначительный взгляд на Марту. - Предлагаю совершить небольшую конную прогулку.
  Княжна сидела возле окна и смотрела в сад, где копалась донна Лора, мои слова о прогулке она встретила без энтузиазма, - Я не очень хорошо себя чувствую, меня в дороге немного растрясло, но если для вас это важно, то через пятнадцать минут я буду возле конюшни.
  Бросив короткое, - Буду ждать, - я отправился распорядиться о подготовке лошадей.
  И точно, Анна появилась даже чуть раньше, так что ей пришлось немного подождать, когда её лошадку оседлают. Из имения мы выехали чинно и спокойно, а я сразу же завёл разговор, к которому готовился заранее.
  - Княжна, хочу, что бы между нами не было недомолвок и недопонимания, а так как я в высших обществах не общался, то сразу говорю, - вы девушка не моей мечты. Никаких чувств к вам я не испытываю, мой подарок был продиктован минутной жалостью, о чём я сейчас уже сожалею. Вы сидели такая одинокая и печальная на своём первом взрослом балу, что я решил вас немного расшевелить и вот что из этого вышло.
  С удивлением я заметил, как Анна с облегчением вздохнула и даже улыбнулась, - Это просто здорово, что вы завели этот разговор, сняли с моих плеч большой груз. Я тоже не испытываю к вам ни каких чувств, и если б не рисунок дракоши у меня на плече, я восприняла б это всё как сон. От вас мне нужно только одно, что бы вы помогли мне пройти инициацию. И ваше воспитание не позволяет вас считать принцем на белом коне, так что вы точно не тот мужчина, с которым я хотела бы связать свою жизнь.
  Как только имение донны скрылось с глаз, я выхватил уздечку из рук Анны и потянул её лошадь на малозаметную тропинку, которая должна была, если карты не врут, вывести нас на торговый тракт.
  - Не удивляйтесь, мы сбегаем ото всех. В погоню за вами бросился главный королевский маг мэтр Тор, но без того магического ожерелья, что висело у вас на шее, он ваше местоположение не видит, так что у нас есть шанс добраться до моего наставника раньше, чем он нападёт на наш след.
  - Я так и предполагала, что ваше предложение о прогулке всего лишь уловка. А почему мы не взяли с собой Марту?
  - Да потому, что вы к самостоятельной жизни не приучены и наличие вашей служанки в имении говорит о том, что вы обязательно туда вернётесь, а это позволит нам выиграть некоторое время.
   От Анны мне нечего было таиться, и я попросил своих симбионтов посматривать по сторонам и при необходимости предупреждать нас о нежелательных встречах и любопытных глазах. Свой маршрут я хотел сохранить в тайне, надеясь, что Тор не поверит, что мы нагло попрёмся по центральной дороге.
  - Послушайте, Витас, а почему вы считаете, что я не способна к самостоятельной жизни?
  - Вы, Анна, комнатный цветок, привыкли, что бы о вас заботились и лелеяли. Вот скажите мне, когда вы в последний раз самостоятельно одевались? А умеете ли вы готовить даже самую простую еду? А вести хозяйство, считать расходы? Молчите? А я вам скажу - не умеете. Привыкли, что за вас всё делают слуги. Вот выйдите вы замуж за достойного человека на белом коне, будете жить отдельно от родителей, и кто будет контролировать слуг? А как это делать, если вы ничего не знаете и не умеете?
  Эх, нам бы коней сменить на более резвых....
  Анна, а вы не боитесь довериться моему наставнику? К вашему сведению мэтр Вил несколько десятилетий был на положении раба у вашей матери, вдруг у него возникнет желание отомстить?
  - Если вы его ученик, то не боюсь. Вы не злой и не злопамятный...
  До торгового тракта мы добрались без происшествий, лишь пару раз объезжая нежелательных свидетелей. Лошадей поменять тоже не удалось, так как это можно было сделать только на постоялых дворах, а мы их объезжали стороной. Даже продукты я прикупил у какого-то крестьянина, который вёз их на ближайший постоялый двор.
  - Простите княжна, но в дороге у нас без изысков. Вот сыр, холодное мясо и копчёная птица, хлеба к сожалению мало, так что на него особо не налегайте. - Мы остановились в небольшой роще, где я собирался отыскать ключ, что бы напоить лошадей и самим напиться. Нашёл я его достаточно быстро, только вот даже лошади пить из него отказались, так как вода была какой-то мутной и с неприятным запахом. Есть пришлось всухомятку. Потом ещё в течении двух часов мы неторопливо ехали в составе большого обоза, словно путники из его состава. Я даже собирался заночевать вместе с ними, но обоз неожиданно свернул с дороги, и нам пришлось пришпорить своих лошадей, что бы найти приемлемое место для стоянки и отдыха. Скакать пришлось недалеко и вскоре мы присоединились к нескольким таким же горемыкам, которые в силу своей бедности или по иным причинам предпочитали ночлег под открытым небом уютным комнатам постоялого двора.
  Именно тогда я почувствовал ненавязчивое внимание к нашим персонам, словно кто-то присматривался. Благо это внимание длилось совсем не долго. Если это был мэтр Тор, то вряд ли он рассчитывал нас обнаружить в столь непрезентабельном месте, а если это Вил, то ему достаточно было одного взгляда, что бы узнать меня.
  В два часа ночи я поднял сладко спавшую княжну, предварительно зажав ей рот рукой, что бы она спросонок не закричала, - Тихо встаём и уезжаем. Лошадей я уже подготовил. Ты проснулась, отдаёшь себе отчёт? Если да, то кивни головой.
  - И не надо мне зажимать рот, - зашипела она, когда я её отпустил. - Кричать я бы не стала.
  - У меня ещё будет возможность проверить это утверждение...
  В предрассветных сумерках нас встретил разъезд воинов моего отца, которых навстречу нам направил мэтр Вил. В полевом лагере Анну сразу же отвели в специально установленный для неё шатёр, а я направился прямиком к костру отца, где и дал ему полный отчёт.
  На импровизированном совете было решено, что Вил и часть отряда возвращаются назад и сопровождают княжну, я же показываю отцу свои земли. На мои опасения о том, что Тор может вмешаться, мэтр с усмешкой пояснил, - Не посмеет. Я же в княжестве строил всякую защиту не одно десятилетие, и она замкнута на меня. Я его уже предупредил, что церемониться не буду. На чужой территории с выстроенной защитой, у него шансов нет. К тому же, до него наверняка уже дошли слухи о том, что я сжёг несколько придурков местного лорда, которые вздумали качать свои права.
  Представляешь, Витас, едем мы втроём чуть впереди своего отряда, никого не трогаем, и тут нам дорогу преграждают пять воинов, и нагло требуют мзду за топтание земель их лорда и безопасный проезд по его территории. В своё время я в этой местности ставил защиту от возможных набегов вольных баронов на княжество и не воспользоваться такой возможностью, что бы её проверить, я не мог. Горели они недолго, но жарко, что послужило хорошим уроком для всех, кто промышляет на караванном пути. Лорд, кстати, запёрся в своём замке и даже приспустил свои флаги в знак признания своей вины, но его милость господин барон запретил его трогать, так что я только сбил две надвратные башни и мы продолжили свой путь.
  А теперь, мой юный друг, объясни, что тебя связывает с княжной Анной, которую я знаю с самого её рождения?
  Я посмотрел на отца и тот сделал разрешающий знак мне говорить.
  - Анна и мой подарок ей в виде магического дракончика были частью плана по противодействию козням княгини. Первоначально планировалось, что Анна не сможет пройти инициацию, так как её мать достаточно опытна в этих вопросах, а надеяться, что она позволит дочери отправиться в вольные баронства была равна нулю. После того, как дракончик бы исчез, Аннана на всю жизнь могла возненавидеть свою мать, чего мы и добивались. Однако все карты нам спутал мэтр Тор. Он заявился в княжество и предложил княгине, ещё не зная о наличии у княжны магического симбионта, выдать её замуж за его сына. Он был настойчив и не понимал, почему княгиня отказывает ему. В ход пошла явная ложь о том, что её дочь до беспамятства влюблена в третьего сына вольного барона и мешать счастью своей любимицы, мать не собирается, тем более, что третий сын, по определению, обязательно переберётся для проживания в княжество. Таким образом, княгиня сама подтолкнула Анну к сделанному ей шагу, но при этом, как обычно, подстраховалась, - и я рассказал о том, что узнал от Меги, когда она находилась под гипнозом.
  - А девочка точно не влюбилась в тебя? - поинтересовался наставник.
  - Точно нет. Этот вопрос мы с ней уже обсудили и пришли к выводу, что не созданы друг для друга. Мэтр, ваша задача, как её видит мой отец, на долгий срок задержать княжну в баронстве. Пусть неторопливо и качественно постигает искусство врачевания и лечения, как с использованием магии, так и традиционными методами. Учите её создавать настои, порошки, мази, эликсиры. И было бы неплохо её ознакомить с правдивой историей гибели её отца.
  Затем я поведал свои планы по привлечению на новые земли небольшого племени кочевников, которых собирался посадить на землю для развития скотоводства, но этот мой план был забракован и мэтром и отцом.
  - Ни в коем случае. Витас, ты что, хочешь, что бы на тебя ополчились все твои соседи? Это же кочевники, для них понятия границ не существует. Посыпятся жалобы княгине и королю. Тебе эта постоянная головная боль нужна? Лучше уж заманить безземельных крестьян выделением земельных наделов, которые через определённое время перейдут в их собственность без права продажи и отчуждения. Надо сразу же после покупки земель пустить такой слух.
  В отношении Марты и Меги отец обещал принять решение после знакомства с ними и проверки их лояльности лордом Вилом, чего они обе поедут в цитадель. Если в отношении Марты я не сомневался, что она последует за своей подопечной, то Меги предстояло убедить в том, что золото всё-таки надёжнее, чем драгоценные камни, цены на которые могут колебаться и весьма ощутимо.
  Утром мы расстались с наставником, который с тремя десятками воинов остался дожидаться пробуждения княжны. Наш отряд насчитывал более полусотни отборных головорезов, прошедших хорошую выучку в боях с кочевниками и разбойниками разных мастей. А тут ещё красный научил меня, как без применения моей магии воспользоваться защитой моего наставника. Не желая светиться, я отправил мэтру записку с просьбой разрешить мне пользоваться его наработками, благо отъехали мы недалеко. Такое разрешение я получил, но в обмен должен буду рассказать о некоторых несоответствиях в способностях водяного - ледяного дракона традиционным знаниям о них.
  В имении меня ждал сюрприз, из столицы прибыл королевский дознаватель и он даже успел допросить человека княгини и теперь ждал меня, так как без моего соизволения мои люди наотрез отказались выдавать арестанта, а когда его люди пытались забрать его силой, то были нещадно биты и тоже брошены в яму. Даже этот королевский чиновник понял, что связываться с выходцами из вольных баронств себе дороже, тем более при наличии такого вооружённого отряда охраны. Единственное, о чём я его попросил, что если в бумагах заговорщика окажутся закладные и расписки от имени Меги Зельц, передать их мне и сделать вид, что их не было. Через три дня я получил через нарочного пухлый пакет бумаг, где находились документы не только на Меги Зельц, но и закладные её деда - графа Зельц. К этому времени все права на земли Меги перешли ко мне, и она согласилась получить часть причитавшихся ей денег самоцветами, а часть золотом, для чего она воспользовалась приглашением моего отца и навестить его цитадель....
  
  8.
  
  До моего совершеннолетия осталось всего пять дней, и я крутился как белка в колесе. За те три месяца, что были мной проведены в цитадели, произошло немало важных событий. Анна прошла инициацию, в которой принял участие не только наставник, но и я. Она и Меги ознакомились с тем документом, что был найден на теле князя - письмо - инструкция его жены, где и как ему выдвигаться в обход цитадели для внезапного нападения с тылу. При этом заранее был выбран непроходимый маршрут. На Меги было страшно смотреть, когда она побывала на братской могиле всех павших воинов и ознакомилась с отказом княгини забрать их тела для захоронения в княжестве.
  Княжна тоже закаменела лицом и только маленькие молнии, что метали её глаза, говорили о той буре чувств, что бушевали у неё внутри.
  Марта сама, без всякого принуждения, рассказала для чего и зачем её приставили сначала к княгине, а затем к княжне Анне. При этом она не скрыла свою тайную миссию - проверить готовность молодой княжны к роли княгини в случае, если княгиня Ольга вместе со старшей дочерью будут отстранены от власти. Она же ни словом не обмолвилась во время опросов, что учинял мэтр о том, что знает о наличии у меня трёх магических симбионтов, как, впрочем, и Анна. Хотя мне кажется, что наставник о чём-то таком догадывается, так как я всё чаще стал ловить его заинтересованные взгляды.
  Анна большую часть времени проводила с наставником, который словно с цепи сорвался и гонял меня беспощадно, словно я был молодым рекрутом. И это к тому аду, что устроили мне мои братцы, которые только посмеивались, когда я жаловался на невозможность даже пошевелить пальцами после очередной тренировки на арене. Радовало только то, что княжна на практике получала опыт врачевания и лечения растяжений, вывихов и травм. После использования ею магии и мазей, я чувствовал себя относительно неплохо, но только до следующей тренировки. Это хорошо, что Миры не было, так как после того как Вил подтвердил её беременность, Влад запретил ей участвовать в моих экзекуциях, 'что бы не шокировать будущего ребёнка стонами и жалобами его дяди'.
  Шпиона княгини в окружении барона вычислили достаточно быстро, и под пытками он во всём признался, хотя и утверждал сначала, что его оговорили и он тут ни при чем. Найденный при нём яд и изрядная толика золота наглядно подтверждали его вину, так что ему ничего не оставалось делать, как во всём признаться в обмен на лёгкую смерть. Моё предложение использовать его для того, что бы выдавать княгине ложную информацию, с негодованием было отвергнуто, и я понял, что время шпионских игр в этом мире ещё не наступило.
  Мэтр Тор ни с чем отправился восвояси, правда, его возвращение растянулось на полтора месяца, а путь был весьма извилист. Это могло означать только одно - он получил анонимное письмо от неизвестного адресанта, и принял его к сведению. Вскоре до нас дошли известия о том, что жена и единственный сын главного королевского мага трагически погибли - утонули в купальне. Сам король навестил безутешного мужа и отца, разрешив ему, дабы столь славный род не прервался, признать бастарда своим законным наследником. К тому же, у парня оказались не дюжие способности к магии, и с помощью вновь обретённого отца, он уже в ближайшее время обзаведётся своим драконом....
  Меня оставили в покое за семь дней до моего восемнадцатилетия, но вместо физических издевательств настала очередь всевозможных нотаций и поучений. Я даже психанул и заявил, что с удовольствием буду слушать только тех, кто имеет опыт проживания за пределами баронства в зрелом возрасте, не менее пяти лет. Таковых не оказалось, не считая Вила и Меги, которая смеясь, мне сказала, что у девушек её возраста год жизни приравнивается как минимум к трём, проведённым в баронстве. От них я узнал много интересного и познавательного о быте, жизни и особенностях поведения в разных ситуациях. При этом Вил прямо заявил мне, что пока строительство моего замка-крепости не будет завершено хотя бы вчерне, мне лучше отправится путешествовать по королевству.
  - Полезные связи тебе не повредят мой мальчик, а узнав, что ты к тому же владетельный лорд и сэр, благоприятный приём во многих замках и имениях тебе будет обеспечен. А там, глядишь и подберёшь себе достойную партию. Только со знатью не связывайся, это может тебе выйти боком.
  - Да что там мелочится, я уж сразу начну подбивать клинья к принцессе, в смысле ухаживать за ней, если она конечно не наследница трона. Не хочу рулить королевством, неблагодарное это дело. Это как у пастуха - стадо тучное и ухоженное, даёт постоянный приплод, - молодец скотина. А если худосочное и постоянно болеет, то виноват пастух.
  Меги, присутствовавшая при этом, радостно засмеялась, - Оригинальное сравнение, надо будет его при случае ввернуть в разговоре. Послушай, Витас, а ты будешь не против, если часть пути в королевство я проведу с тобой? Понимаешь, за своё золото я немного побаиваюсь, а с тобой, видя как тебя тренировали, мне будет не страшно.
  - Я категорически против, - вмешался наставник, - парень не избалован женским вниманием и ваше совместное путешествие может повредить его репутации.
  - Да причём тут репутация, я просто найму его для охраны и выправлю соответствующую грамоту. За десять золотых согласишься сопроводить меня до столицы королевства? Питание и проживание на постоялых дворах и в гостиницах за мой счёт. Соглашайся, это же такое заманчивое предложение...
  Всё остальное время я проводил в своей комнате в башне Вила, где разбирал рукописи и искал знания, которые могли бы мне пригодиться. Делал я это неспроста, уж очень зазывающие и многообещающие взгляды бросала на меня Меги, а во владения учителя ей вход был заказан. Даже Анна могла появляться там только после персонального одноразового разрешения. Беспрепятственный вход был только у меня, отца и соответственно Вари. Вскоре Вил, с подачи своей жены, закинул удочку - а не буду я против, если после моего отъезда в моей же комнате временно поселится княжна?
  - Учитель, да что вы ходите всё вокруг да около? Вот возьмите и удочерите сиротиночку, с её согласия, разумеется. Не думаю, что после всего того, что она узнала, у неё появится желание вернуться к княгине Ольге. К тому же ещё один маг баронству не помешает, а найдётся принц на белой кобыле, который рискнёт её увезти в далёкие дали, ей будет куда возвращаться. Если хотите, я сам с ней поговорю.
  - Ну уж нет, знаю чем кончаются ваши разговоры, опять начнёте ругаться и обзывать друг друга.
  - Заметьте, наставник, не я первым начинаю....
  - Ты старший и должен ей уступать, - вмешалась в разговор Варя.
  - Если я начну ей уступать, то она сядет на шею и начнёт меня погонять. Нет уж, избавьте меня от такого счастья....
  Времени, для решения всех мои проблем, катастрофически не хватало. Я так ни разу не заглянул в те документы, что были спрятаны у меня пол горным барсом на груди, да и с арсеналом мифрилового оружия не разобрался. Мои дракоши странно притихли, и не давали о себе знать иногда по несколько дней. И всё же я принял решение. В один из вечеров, вооружившись факелами, я позвал с собой отца и Стива, как наследника. С моей помощью они прошли в хранилище моих сокровищ, получив туда доступ на постоянной основе.
  - А факелы - то зачем? - спросил, потрясённый увиденным, Стив.
  - Это что б ты проникся важностью момента и надолго запомнил дурость первого своего посещения, - тут же ответил я. - Уф, теперь это ваша проблема, вам её и решать.
  Отец странно посмотрел на меня и покачал головой, - Ты, Витас, всё больше и больше меня удивляешь. Попросить что ли что б и меня стукнули по голове? Это ж надо, сколько добра у умника спрятано. Можно одеть и вооружить небольшую армию. Но до поры до времени мы об этом забудем. Это оружие и доспехи будут нашей последней надеждой, если настанут трудные времена.
  - Витас, здесь посторонних нет. Ты действительно не хочешь взять с собой Анну? Вы хорошо ладите...
  - Милорд, ни в коем случае. Мы же с вами на эту тему уже говорили, не лежит у меня сердце к этой занозе. К тому же я пока не собираюсь одевать сбрую себе на шею в виде жены. Хочу посмотреть мир, посетить другие страны, я же ведь так молод.
  - Вот именно - молод, - буркнул отец, - такого обвести вокруг пальца и женить на какой нибудь корове очень легко.
  - А княжна породистая кобылица? - засмеялся Стив. - Правильно делаешь Витас, что не торопишься, раньше двадцати четырёх не женись, а ещё лучше, если девицы сами будут состязаться за твоё внимание. Я уверен, у тебя это получится. Только смотри, что бы Меги, эта проныра, не воспользовалась твоей неопытностью....
  В очередной раз, не дождавшись ответа дракончиков на своё обращение, я завёлся. Узнал в прачечной, чем они отбеливают бельё и, вооружившись пузырьком сока белянки, отправился в башню к Вилу. Кусок чистой материи был пропитан этой жидкостью и плотно привязан к тату чёрного на моём плече. Сначала ничего не происходило, потом кожу начало щипать, потом место тату стало сильно чесаться, а потом стало просто очень больно, словно я приложил раскалённый утюг к этому месту. Чёрт, я слишком поздно понял, что жидкость надо было основательно разводить и не использовать в такой концентрации. В результате я получил химический ожёг, и огромный волдырь на предплечье. Пришлось звать Анну, которая в это время занималась изучением разновидностей каких-то трав в кладовой наставника. Увидев, что я сделал с собой, она всплеснула руками, обозвала меня несколькими неприличными словами и приступила к устранению последствий моего дилетантского выведения татуировки. Боль постепенно стала уходить и я услышал панические крики оставшихся синего и красного о том, что они всё осознали, впредь никогда не повторят подобного и вообще будут самыми послушными магическими существами на свете. Я никак не отреагировал на их крики и просто наслаждался постепенным затуханием болевых ощущений.
  - Это вот что ты сейчас сделал с собой? Неужели решил испытать воздействие болевого шока на себя и определить предел своей чувствительности? Сказал бы мне и под моим присмотром можно было испытать себя.
  - Я только что уничтожил одного своего дракона. Проще говоря, развоплотил его. Теперь у меня их осталось всего два.
  - Витас, у тебя с головой всё в порядке? Как это ты развоплотил магического дракона? Такое разве возможно? Ты разве не знаешь, что многие маги пытались проделать подобное и у них ничего не получалось?
  - Надо было одного хитреца проучить и показать ему, что на каждую хитрую ж..у есть винт с левой резьбой.
  - Я не знаю, что такое винт с левой резьбой, но выражение грубое и вульгарное. - А затем, без всякого перехода спросила, - Меги действительно едет с тобой? Мне совсем не хочется, что бы она была рядом.
  - Аннушка, хочешь я назову тебе несколько причин, по которому никогда не переступлю некую грань отношений с Меги? Только дай слово, что ты эти сведения оставишь в тайне и никогда ими не воспользуешься.
  - Честное княжеское, - и она приложила правую руку к сердцу.
  - Так вот, как ты думаешь, сколько лет Меги?
  - Она на год старше меня, значит шестнадцать или семнадцать.
  - Ей недавно исполнилось двадцать два года. Согласись, для такого молодого парня, которым я себя считаю, разница в четыре года - весьма ощутима. Да и в нашем обществе не принято, что бы жена была старше мужа, любовница - пожалуйста, а вот жена - нет. Это первая причина.
  Вторая заключается в том, что Меги уже была замужем и в настоящее время её статус - вдова. Её муж похоронен в братской могиле в ущелье, где погиб весь отряд твоего отца. А мне, как это ни странно звучит, хочется быть первым и единственным у своей жены.
  И, наконец, третья причина - она не в моём вкусе и кроме безразличия, я к ней ничего не чувствую. Сопровождать же её я буду по той простой причине, что считаю своей обязанностью помочь молодой женщине доставить золото своему деду. При этом я совсем не уверен, что она решит перебраться в срединные земли королевства. В её душе бушует пламя мести княгине, так как та многие годы лгала ей, убеждая, что кости её мужа брошены в ущелье и что мой отец отказал в выдаче останков воинов для достойных похорон в княжестве. Кстати, с тобой она сблизилась по прямому приказу твоей матери и до недавнего времени была её глазами и ушами при тебе.
  Помни, ты дала слово.
  - Я помню....
  Витас, пожалуйста, береги себя, не бросайся очертя голову в разные сомнительные мероприятия. У меня в жизни в настоящий момент осталось всего два человека которые мне дороги и которым я могу доверять - это ты и мэтр Витас. А теперь, сэр Витас, отвечайте мне как на духу, вы знали о том, что если я не пройду инициацию, то мой дракончик станет вашим?
  - Знал с самого начала. Твой проглот, прежде чем повиснуть у тебя на пальце, слизнул мою капельку крови, а красный ему это позволил.
  - Странно, что ты не воспользовался этой ситуацией и как все захапистые люди не заполучил себе ещё одного дракончика.
  Не буду же я объяснять этой во многом ещё наивной девушке, что за меня эту грязную работу должна была выполнить её мать, вместо этого я довольно беспечно сказал, - А зачем мне ещё один, я с этими-то до конца ещё не разобрался. Хотя, признаюсь, зелёный мне, с его лечебной магией, весьма бы пригодился. Тебе об этом сказал наставник?
  - Да, он как то узнал об этом.
  - От своего и твоего зелёных зверушек. Они могут общаться между собой. Кстати, попроси лорда Вила, что бы он научил тебя пользоваться магической связью. И хотя эти сообщения легко перехватить опытному магу, для простых сообщений они вполне подходят. Только учти, я буду по-прежнему скрывать свои магические способности до поры - до времени....
  У нас в семье не было принято провожать изгоя пышным застольем или пиром в честь его отъезда, так что обычный семейный обед, последние наставления и круглая сумма на первое время в виде драгоценных камней. Необходимо так же отметить, что за два дня до моего отъезда отряд ветеранов, которым уже было тяжело бегать по горам в силу возраста или ранений, отправился в мои земли с семьями, пожитками и неплохими подъёмными для обустройства на новом месте. Это был подарок отца.
  Отец, Стив, Влад и Мира, не смотря на своё интересное положение, проводили меня до самых границ баронства с княжеством. Обошлись без громких слов и нудных последних напутствий, просто обнялись, с тем и расстались. А вот Меги почему-то пустила слезу и шмыгала носом. Когда она немного успокоилась, а мы отъехали подальше, я поинтересовался, в чём дело. Оказывается, она завидует нашей дружной семье и тем отношениям между людьми, что царят в баронстве.
  - Понимаешь, Витас, вы все как одна большая семья. Я такого нигде и никогда не встречала. Нет ни злобы, ни зависти, каждый готов прийти на помощь. Это, наверное, фронтир так влияет на вас, что всё чёрное выжигается калёным железом, а всё хорошее остаётся в человеке. - Затем она улыбнулась и добавила, - Я всё-таки выбила у барона разрешение иногда приезжать к вам в гости. Видел бы ты его выражение лица, когда я сказала, что он мне нравится как мужчина и что моё сердце разорвётся от горя, если он не разрешит мне иногда навещать свою подругу.
  Ночевали мы на постоялых дворах со всеми удобствами в смежных комнатах. В первый же вечер я предупредил Меги, что от мэтра Вила знаю и о её настоящем возрасте и о вдовстве, чем сразу же отбил у неё охоту заигрывать со мной. Она даже надулась, словно в этом была какая-то моя вина, зато я спал относительно спокойно.
  Вскоре мы догнали и перегнали моих людей, что переселялись на новое место. От них я узнал, что за всё время движения не было ни одного случая нападения или притеснения, а народе продолжали циркулировать слухи о маге, который сжигает разбойников, если они нападают на обозы, караваны или путников. Так мы добрались до моих земель, где переночевали, благодаря заботам донны Лоры привели себя в порядок и прямиком направились во владения графа Зельц, где я надеялся избавиться от Меги и дальше путешествовать уже в одиночку.
  Граф встретил свою непутёвую внучку с распростёртыми объятиями. Это был достаточно живой старичок, любитель поговорить и вкусно покушать. За наскоро накрытым обеденным столом завязалась беседа. Графа интересовало буквально всё и он клещами вытягивал из Меги подробности её посещения вольного баронства. Вскоре внучка вымоталась и сославшись на усталость, упорхнула в свою комнату.
  - Пошла деньги считать. Я выкупил у неё её земли за пять тысяч золотых, из них она тысячу или полторы собирается отдать вам. И, знаете, граф, примите совет неопытного юнца, возьмите на себя труд и оплатите все её долги, иначе она может промотать все деньги от продажи, а долг окажется не погашен. Через пару дней, когда она выдаст вам для этих целей причитающуюся сумму, вернёте ей вот это, - и я протянул ему долговые расписки и закладные. - А это мой подарок вам. Точно такие же бумаги, но касающиеся вас и вашего имущества. Мне всё это добро досталось бесплатно от королевского дознавателя за небольшую услугу, что я ему оказал, так что достаточно просто слов благодарности. Теперь введите меня в курс дела: как обстановка в княжестве, кто с кем собирается воевать, где в настоящий момент находится княгиня Ольга? А то, понимаете, мы почти десять дней в пути и я, признаться, очень удивлён, что против меня не было никаких козней. Ведь наша семья как бельмо на княжеском глазу, особенно в свете последних событий, когда младшая княжна Анна, осталась жить в нашем баронстве и наотрез отказалась возвращаться под крыло своей матери.
  Оказалось, что граф ко всем своим достоинствам добавил ещё одно немаловажное - острый и пытливый ум, умение замечать мелочи и делать соответствующие выводы. Чувствуется, что в молодости он был не на последних ролях при княжеском дворе и поднаторел в интригах.
  - Вы правы, молодой человек, - когда я сказал ему о своих предположениях, - я был советником у князя Владимира, но вот уже несколько лет нахожусь в опале и, заметьте, об этом не жалею. Появилось время осмыслить свою жизнь, попытаться заняться перевоспитанием своей внучки, кстати, без особых успехов, а главное понаблюдать со стороны за жизнью в столице и интригами княжеского двора.
   Сразу отвечу на самый важный вопрос, княгини в столице нет, она отправилась с 'дружеским визитом' под негласным конвоем к королевскому двору и находится там уже более месяца. Слухи ходят самые разные. Одни говорят, что её содержат под арестом и её обвиняют в государственной измене, другие, наоборот, утверждают, что она пользуется благосклонностью короля и поэтому не торопится возвращаться домой.
  Я же полагаю, что в её отношении ведётся дознание и оно даст окончательный ответ, в каком качестве вернётся княгиня - то ли как законная правительница, то ли как монахиня одного из заброшенных дальних монастырей. В любом случае, сейчас временно правит её старшая дочь, поэтому то у нас тихо и спокойно.
  А теперь юноша, примите совет от умудрённого опытом и жизнью бывшего придворного. Завтра поутру езжайте в Китеж и нанесите визит вежливости княжне Софье, поднесите какой-нибудь подарок, расскажите о сестре. Не избалованная вниманием княжна будет вам весьма рада и благодарна. В будущем это может вам пригодится....
  Я прекрасно выспался, кровь в жилах кипела и, не дожидаясь, пока эта неженка проснётся, приказал седлать лошадь. К моему удивлению меня проводить вышел сам граф.
  - Ваша лошадь, юноша может быть и хороша у вас на фронтире, но у нас здесь ценят породу и стать, а не резвость и выносливость. Вам надо произвести впечатление, а потому, примите от меня этот подарок, - и по его знаку мне подвели красавца скакуна трёхлетку. Племенной жеребец чисто вороного цвета, без единого пятнышка, действительно вызывал восхищение, тем более у такого неопытного лошадника как я.
  Через несколько часов неторопливой скачки, во время которой Ворон показал себя с лучшей стороны, а я ловил завистливые взгляды других всадников, мы оказались в Китеже. Я сразу же направился к тому дому, в котором уже снимал жильё на время бала первого взрослого бала княжны Анны. Меня помнили, и поэтому проблем не возникло. Проблема возникла по другому поводу. По совету графа я должен был прибыть во дворец верхом, но вот стоило ли это делать, ведь от того места, где я остановился и до княжеских хором было не более двухсот метров. Решив, что так просто такие советы не даются, на незапланированную аудиенцию я отправился верхом.
  На воротах меня даже не остановили, хотя одет я был явно не по местной моде. Спешившись и отдав поводья подбежавшим слугам, я поинтересовался, где могу найти уже знакомого мне распорядителя, на что получил невнятный ответ, - Во дворце.
  В самом здании было малолюдно, если не сказать пустынно. Видимо ушлые придворные выжидали реакцию королевского двора. Странным было то, что я не увидел ни одного представителя молодёжи, которые должны были по определению увиваться вокруг молодой княжны. Только тяжёлые шаги стражи, да шаркающая походка слуг нарушали тишину. Но вот раздался дробный стук и в широкий холл выкатился распорядитель. Увидев меня, он даже заулыбался, - Ну наконец-то, хоть один смельчак нашёлся и сделал визит к княжне. Надеюсь костёр в саду жечь не будете?
  - Не знаю, не знаю, всё будет зависеть от настроения княжны. Если костёр её развеселит, то почему бы и не зажечь?
  Мне погрозили пальчиком и предложили следовать к приёмной княгини, где в настоящий момент заседала её старшая дочь. Объявили меня весьма пышно, - Сэр Витас, баронет, третий сын барона Виктора, владетельный лорд из семьи Мудрого Ворона, клана Горного Барса.
  Откуда взялись семья и клан, мне было не совсем понятно, но возмущаться я не стал. Двери открылись, и я смело вошёл в рабочий кабинет. За столом сидела светловолосая девушка, совсем непохожая на Анну. Позванивая шпорами я подошёл к ней очень близко, от неожиданности она привстала, а я, взяв её руку в свою ладонь, нежно поцеловал кончики пальцев.
  - Передаю сестринский поцелуй княжны Анны своей сестре княжне Софье, хотя сказано мне было поцеловать в обе щёчки, но я не смею коснуться такой красоты.
  Девушка густо покраснела то ли от поцелуя руки, то ли от моих слов и только после этого с облегчением села в своё кресло. Было видно, что она не знала, как ей вести со мной и о чем говорить, так что я пришёл ей на помощь.
  - Позвольте мне сесть в вашем присутствии, о несравненная Софья. Слова вашей сестры о вашей красоте не полностью передают, как вы прекрасно выглядите, когда краснеете. - Только после этого княжна поняла, что я дурачусь и несмело улыбнулась.
  - Вижу, сэр Витас, что слухи о вас, что ходили после первого бала молодой княжны, соответствуют действительности. Вы хамоватый и наглый молодой человек, идущий напролом к своей цели. Чем обязана вашему визиту?
  - Да вот, еду в срединные земли мир посмотреть, да себя показать. Дай думаю, заеду к старшей сестрёнке Анны, расскажу о её житье - бытие, может меня здесь даже и покормят.
  Тут же в кабинет вкатился распорядитель, который всё это время стоял в дверях и ни во что не вмешивался, - Прикажите накрыть в малой столовой или, - он слегка запнулся, - в ваших покоях?
  - Пусть накроют в рабочем кабинете на две персоны. В столовой будут лишние уши во время рассказа о сестре, а в моих покоях родятся неимоверные слухи о визите сэра баронета. Хотя нет, пусть накроют на три персоны, вы будете присутствовать при этом разговоре и потом всё доложите княгине. А то вдруг я что упущу или забуду. Лорд Витас, не желаете прогуляться по саду?
  - Только не в сад, княжна, он же там опять костёр разведёт и надумает жарить мясо на прутьях. Насчёт мяса не знаю, может быть это и вымысел, но костёр он там точно разводил, я это сам видел....
   В сад мы всё-таки пошли и прогуливались чинно и степенно. В присутствии этой девушки я чувствовал себя несколько стеснённо и впервые немного растерялся.
  - Что же вы молчите сэр Витас? Давайте рассказывайте о том, что нельзя слышать посторонним ушам.
  Княжна - истинная дочь своей матери, я то думал, что она действительно хочет просто прогуляться без назойливого сопровождения охраны, ан нет, подальше от посторонних ушей.
  - Анна прошла инициацию и стала настоящим магом. Сейчас, под руководством лорда Вила, она продолжает изучение лечебной магии и приступила к освоению элементов боевой. Наставник хвалит ученицу, а его жена души в ней не чает. Её даже переселили в башню лорда, в мои бывшие покои, чему я не очень рад, так как там хранится моя личная библиотека с некоторыми раритетными книгами.
  - Раритетными - это редкими, а библиотека - это книгохранилище? Успехи её в магии настоящие, или только слова её учителя?
  - Настоящие, тренировалась она в её применении на мне, заживляя раны, ссадины, вывихи и растяжения. К ней даже стали обращаться за помощью женщины из степи, не говоря уже о местных. Сами понимаете не все болезни можно доверить магу мужчине. Сразу же отвечу на незаданный вопрос, возвращаться она не собирается, по-крайней мере, пока. Замуж тоже, так как ждёт принца на белой кобыле, а у нас в конюшне, как назло только рыжие и гнедые. Теперь ваша очередь, княжна.
  В чём обвиняют княгиню, я примерно знаю, общался с королевским дознавателем буквально накануне возвращение в баронство. Какие-нибудь подробности или изменения в обвинении есть? Что стало известно за те несколько месяцев, что я отсутствовал?
  - Вы, сэр, знаете даже больше чем я. Могу только догадываться по тому, как обезлюдел княжеский двор, что обвинения достаточно серьёзные. Княгиня ничего не сообщает, а слухи из королевского дворца самые противоречивые и пересказывать я их не буду.
  Если не боитесь последствий, то я предлагаю вам остановиться в гостевых покоях дворца.
  - А последствия какие - вы меня изнасилуете или заставите жениться? К чему мне готовиться?
  - Пошляк, хам и грубиян, полностью соответствуете той характеристике, что дала вам Меги Зельц.
  - Кстати о Меги, она вернулась к деду, так что можете её пригласить, и она вам расскажет такие небылицы о варварских обычаях в вольных баронствах, что боюсь, вы ночами спокойно спать не сможете.
  - И какие же это обычаи, назовите хотя бы один, вы меня заинтриговали.
  - Всегда, пожалуйста. Благородные девы и кавалеры могут пожениться только после того, как три года прожили вместе и благородная дама забеременела. Свадьбу играют сразу же после рождения первенца. Зато у нас нет бездетных браков, и законы наследия не нарушаются.
  В это время появился слуга и с поклоном пригласил нас во дворец на поздний обед, или ранний ужин. Наш разговор прервался и уже молча мы проследовали в рабочий кабинет.
  Ну что я могу сказать, без изысков, скромненько, главное мясных блюд в достатке. Заметив, как я осматриваю сервированный стол, София усмехнулась, - Я хорошо помню вкусы отца, для которого главным блюдом было всегда мясо, а ни какая-то там трава.
  Во время разговора ни о чём, княжна как-то ненавязчиво поинтересовалась, когда закончится эта никому не нужная торговая война, которая несёт убытки и баронству и княжеству.
  - Помилуйте, какие убытки? - наигранно удивился я. - Товар как шёл через нас, так и идёт, только теперь он стал значительно дороже для ваших аристократов и знати, ведь вначале его надо доставить в королевство, там распаковать, перегрузить и только после этого отправить в княжество. Для отца ничего не изменилось. И это не война, а так, мелкий конфликт. Война начнётся тогда, когда барон перекроет поставки и для королевского двора. Но королевство вольным баронам ничего плохого не сделало, в наши дела не лезет, распри не учиняет, в отличии от княгини и её советников. Вам имена баронов Клод, Жубер, Готье ничего не говорят? Вижу, что нет. Это те, подкупленные вашей матушкой, заклятые друзья моего отца. Именно они готовили нападение на наше баронство, нанимая наёмников на золото, что дала им княгиня. К счастью, нападения не произошло, и сотни человеческих жизней не были оборваны.
  - И что же им помешало?
  - У них из хранилищ изъяли всё золото с помощью лорда Вила. Теперь оно хранится в сундуках, в нашем баронстве. Так сказать ещё не разорение, но весьма близко к нему. Мы дали понять, что воевать и злоумышлять против нас очень невыгодное дело.
  Я старался следить за своими словами и не сказать чего-нибудь лишнего в присутствии этого распорядителя. Если он такой же ветеран как граф Зельц, то при нём надо быть предельно осторожным. Мы так же поговорили о современной моде, ценах на украшения, которые взлетели в цене и я получил повод вручить княжне свой подарок - нитку чёрного жемчуга. И что в нём хорошего? Не понимаю.
  - Княжна, это вам на память о нашей встрече. Если позволите, я застегну бусы, и вы сможете немного покрутиться перед зеркалом. Не смотрите на их длину, я научу вас как их можно укоротить.
  Не дав девушке времени на ответ, я быстро встал и ловким движением одел свой подарок. Не удержался и попытался заглянуть в вырез платья, но ничего не увидел, кроме неглубокой ложбинки. Естественно, меня сразу же раскусили, - Не получилось своими бесстыжими глазками заглянуть поглубже?
  - Не больно то и хотелось, хотя вру, хотелось. А с бусами мы поступим так, - и я завязал свисающий конец в узел. Получилось дёшево и сердито. Видимо таким образом здесь бузы из жемчуга не носили, так как княжна тут же вскочила со своего места и подбежала к зеркалу, забыв о госте и приличиях поведения перед посторонним молодым человеком.
  - Как красиво и необычно. У нас так не носят.
  - А так? - Я подошёл, снял бусы, развязал узел, сложил их вдвое и в две нитки одел на волосы. - Чёрный жемчуг на светлых волосах - это впечатляет. А как носить их в виде браслета вы и сами догадаетесь.
  - Даже не знаю как вас и благодарить, господин баронет.
  - А никак. Для меня это пустяк, а вам приятно. Скажите господин всё знающий распорядитель, можно отправит слугу и предупредить мою хозяйку, что я переселяюсь в княжеский дворец, но комнату за собой оставляю.
  - Да без проблем владетельный лорд. А для старика распорядителя вы случайно не приготовили подарок, который может подойти его внучке? Кстати, за ней дают не очень большое, но хорошее приданное. Я хотел бы вас познакомить. Она у меня без претензий, гонора и не избалована. Её покойная мать научила девочку хорошо готовить, а тупоголовый отец пьяница скакать верхом и стрелять из дамского арбалета.
  С чего это старика потянуло на сватовство? Я, вроде, к разряду завидных женихов не принадлежу, владетельных лордов хватает. Неужели он смог вот так сразу оценить жемчуг? Если да, то это мой прокол, раскрыл себя сам того не желая.
  - Благодарю за предложение, но в ближайшее время связывать себя узами брака я не собираюсь. К тому же у нас приняты весьма своеобразные правила женитьбы. Расспросите княжну и она вам расскажет, боюсь, для вашей внучки они будут неприемлемы. А подарок для вас я приготовил, только не знаю, подойдёт ли он молоденькой девушке, - и я вручил настырному старику застёжку-брошь с крупным бриллиантом, что для подобного случая лежала у меня в кармане камзола.
  - Софья, а вы в курсе, что мы с вами в каком-то роде стали родственниками? Ваша сестра считает меня своим старшим братом, над которым можно издеваться, всячески помыкать, обязать таскать за ней её сумки, свёртки и при случае прятаться за широкую спину от гнева наставника за невыученные уроки и несделанные задания. Я, конечно, пытался отказаться от такого свалившегося мне на голову счастья, но угроза того, что она перестанет меня лечить и способствовать восстановлению моих сил и здоровья, сделали меня сговорчивым и послушным орудием в её руках. Так вот, как родственничек хочу спросить, почему вокруг вас образовалась пустота? Вы же наследница, вокруг вас должен кружиться рой претендентов. А их нет.
  - Вы правы, родственничек, - она передразнила меня, - желающих общаться со мной почти не осталось. Всё дело в том, что те, кого мне рекомендует княгиня, меня не устраивают...
  Я перебил её, - Наверняка тряпки, которые боятся даже чихнуть без разрешения вашей матери. Такими хорошо командовать, давать советы и требовать их выполнения. А всех остальных, которые пытались артачиться и проявлять независимость, она быстро отвадила от вас. Про претендентов из королевства я вообще молчу, их и близко ко двору не подпускают, - слишком непредсказуемы и своевольны.
  - Вы правы баронет, ничего не прибавить, не отнять. У княгини очень властный характер и она не терпит, когда ей перечат.
  - Понятно, а скажите княжна, дружина то у вас осталась, или её распустили и отправили на вольные хлеба? ( Мне, почему-то, вспомнилась история российской империи, когда к власти приходили в результате вооружённых переворотов.)
  - Старую дружину князя распустили, а новую, которую решила набрать сама княгиня, частично перевешали за разбой и воровство, а частично отправили на западную границу, куда ни один из дружинников так и не добрался - разбежались.
  - Получается, что княжество практически беззащитно и только былая слава мага лорда Вила и его охранные заклятия сдерживают желающих обогатиться за ваш счёт?
  Софья не ответила, а только уткнулась в свою тарелку. Да и кому понравится тыканье в очевидные факты, но потом она всё-таки нехотя проговорила, - Уже сейчас на западных рубежах нас достают воинственные бароны герцога Рено. Угоняют скот, разоряют деревни и сёла, заставляя крестьян переселяться в их земли. Герцог на жалобы не реагирует, а наши лорды только горазды бряцать оружием на балах и кичиться славой своих предков. Они даже свои вотчины защитить не в состоянии, сразу бегут к княгине и требуют денег на наёмников. И в итоге ни денег, ни наёмников.
  - Весёлая картина тут у вас нарисовывается. Мне так кажется, ещё немного и сами лорды побегут под руку более сильного герцога Рено, а княжество развалится на кусочки и погрязнет в междоусобицах, если конечно король не объявит все ваши земли собственностью короны, а человека, доведшего процветавший ранее край до такого положения дел, не казнит публично.
  Софья обиделась на мои слова, и за столом наступило молчание, которое не прерывалось до самого окончания трапезы. Выручил нас старый сановник, - Лорд Витас, пойдёмте, я вам покажу покои, которые предназначены для вас. Видите же, княжна устала и желает немного отдохнуть, да и с бумагами ей надо поработать.
  Как только мы вышли за дверь, он обрушился на меня с упрёками, - Нельзя же так милостивый государь, дитя и так вся извелась, не имея новостей о матери, а тут ещё вы подливаете масло в огонь.
  
  9.
  
  Сон на новом месте не шёл, и я очень долго лежал с открытыми глазами, рассматривая в неверном свете ночного светильника лепнину на потолке. Да и сам сон запомнился какими-то обрывочными видениями. Наиболее яркое из них врезалось почти полностью в память. Будто стою я перед полукругом кресел, в которых сидят самые умные и мудрые представители всех семи народов, населявших этот мир. Первыми сидели древние, или подземники, как их окрестили люди и дракончики. Они действительно могли менять свою внешность, что было свойственно только метаморфозам и оборотням. Но оборотни превращались только в зверей, а метаморфозы в представителей разумных рас. Вот почему меня несколько раз спрашивали, не древний ли я.
  Вторыми сидел длиннобородый старик из людей. Третьим - самый настоящий гном, как его описывают в книгах - рыжая борода до самых глаз, сам себя тоще поперёк, узловатые руки-грабли и презрительный взгляд зелёных глаз. В четвёртом кресле сидела остроухая эльфийка, словно сошедшая с древней картины. Прекрасная и недоступная, она манила взгляд и ослепляла своей улыбкой. За такую обычно сражаются и умирают с её именем на устах.
  В пятом кресле сидела глыба - самый настоящий горный тролль, такой огромный, что я даже затруднился определить его рост, зато размер бицепса соответствовал моему торсу. Впечатляющее зрелище. Шестое кресло принадлежало зеленокожему гоблину с выпирающими вперёд клыками. Что придавало ему угрюмый и зверский вид. И наконец, в седьмом, развалившись по-хозяйски, сидел орк. От гоблина он отличался серым цветом кожи и не такими устрашающими клыками, да и телосложение его было более щуплым.
  Интересно, зачем я понадобился этим представителям фауны местного мира, большая часть которой исчезла в неизвестном направлении? Вскоре я узнал подоплёку, - Человек, ты зачем развоплотил чёрного дракона и тем самым создал прецедент? Тебе же ясно и однозначно объяснили, что для перевоплощения надо собрать пять драконов, у тебя их было три и вот тут ты от одного избавляешься таким варварским и диким образом. Мы ждём ответа.
  - А мы, это хто? - мне стало беспричинно весело.
  - Мы, это совет старейших и мудрейших представителей всех народов нашего мира.
  - И эта девчонка? - я указал пальцем на эльфийку, - Её так и хочется потискать за всякие места и сорвать с губ поцелуй. Какая же она старейшая? - ответа я не дождался. Ах так, тогда заполучи фашист гранату.
  - Если вы старейшие и мудрейшие, то легко ответите на несколько моих вопросов, в качестве проверки вас на вшивость. А то в последнее время что-то слишком много развелось тех, кто мнит себя истинной в последней инстанции. И так господа, сударыня, - поклон в сторону прекрасной эльфийки, - что первично, яйцо или курица? При создании этого мира что было в начале - слово или дело? И где ошибка в логическом построении, - Знания - сила. Сила есть ума не надо. Следовательно, умному человеку знания не нужны. Как только вы ответите мне на эти вопросы. Я, убедившись в вашей компетенции, отвечу на ваш.
  Из этого сна меня выбросили грубо, как нашкодившего котёнка. И почти сразу я оказался в другом сне. Мрачный лес, состоящий сплошь из сухостоя, я в полном мифриловом доспехе и с клинками в руках. Впереди раздаются непонятные звуки, скрежет, тихие стоны и какая-то сила толкает меня вперёд. На поляне идёт неравное сражение. Десяток дракончиков пытаются атаковать огромного металлического паука, причём у него под ногами уже лежит несколько тушек погибших крылатых ящериц.
  С криком,- Ах ты тварь, пошто детишек обижаешь? - я кинулся вперёд. Паук сосредоточил всё внимание на мне, как на более крупной и опасной цели. Из его жвал вылетели белые нити паутины, почти в мою руку толщиной, но клинки легко их перерубили, а я догадался отпрыгнуть в сторону, иначе обрубки всё равно могли меня достать. Вот так мы и играли в пятнашки, он плевался, я отмахивался и прыгал из стороны в сторону. Внезапно один из дракончиков спланировал пауку на морду и вцепился своими зубами в глаз. Паук взревел как стадо бабуинов ( слышал их рёв в одной из передач про обезьян ), а я, воспользовавшись минутным замешательством, нырнул в подбрюшие и воткнул клинок в сочленение металлических полос. Какая богатая палитра рёва, с визгом и басовито-утробным рыком, прямо симфония какая-то. А вот вонючая гадость, что потекла у него из брюха, мне совсем не понравилась, и я поторопился отбежать в сторону. Чуть покачавшись на своих металлических лапах, монстр рухнул на землю, а стая мелких дракончиков с клёкотом накинулась на него. Я ещё некоторое время понаблюдал за тем, как их острые зуба разрывают его серебристую оболочку, потом подошёл и отрубил одну из лап в качестве трофея, развернулся в обратную сторону и...оказался в постели. За окном уже серело утро, первые птицы подавали голоса, а я был злым, голодным и невыспавшимися. Вставать не хотелось, но пришлось, так как за дверью слышались голоса и топот ног. Пересилив себя и даже разместив на лице улыбку я выглянул в коридор, - Господа, и что ж вам не спиться в такую рань? Или во дворце так принято будить гостей, что бы долго не засиживались?
  Ответом мне было оторопелое молчание, а я, наконец, продрал глаза, и увидел чуть в стороне слегка неодетую княжну Софью, которая смотрела на меня со смесью страха и восхищения. Чёрт, я же неодет, как встал так и попёрся делать выговор страже, но глянув на себя увидел на себе мифриловые доспехи, забрызганные всякой гадостью, а в руке я по прежнему сжимал отрубленную конечность металлического паука из моего сна.
  - Фу, какая гадость, - я отбросил в сторону этот сомнительный артефакт, - у вас тут хоть с водой перебоев нет? Надо смыть с себя слюни этого ужасного монстра.
  - Милорд, а он у вас в спальне как оказался? - слегка заикаясь, поинтересовался один из стражников с нашивками десятника, заглядывая ко мне в покои. Я отодвинул его в сторону и по-хозяйски вошёл. Вот те на! Этот монстрообразный паук аккуратно развалился у меня на прикроватном коврике, занимая чуть ли не всё пространство спальни за счёт длины своих лап. Не понял, так что получается, что я с ним сражался на яву? А откуда он тут взялся, и куда делись дракончики?
  - Хозяин, ты бы сел куда-нибудь, - раздался голос синего, - у меня для тебя важная новость. - Оставшись стоять, я чуть было не упал от его слов, - У тебя теперь девять дракончиков. К нам двоим, присоединились ещё семь. Честное слово, я не знаю, как это произошло. Мы спали вместе с тобой, а когда проснулись, их тату уже были у тебя на груди...
  Нет, надо завязывать с обильной мясной пищей на ночь глядя, а то от полного желудка снятся какие-то кошмары. На слова синего я решил не обращать внимания, приняв их за бред моего воспалённого сознания. Семь драконов, да откуда им тут взяться, и вдруг меня прошиб холодный пот...
  - Твари - мудрейшие и старейшие! - Мой вопль разнёсся по всему этажу, - Доберусь я до вас, и вы мне за всё ответите...
   Так, надо успокоиться и принять взвешенное решение, что делать, и кто виноват. Пришлось вновь топать в коридор, где количество народа ещё увеличилось. - И кто мне объяснит, что вы тут столпились и почему? - Подняв с пола отрубленную конечность, я закинул её в спальню. - Десятник, докладывай коротко и по существу.
  Старый вояка не растерялся, - При обходе гостевого этажа патруль заметил странное свечение в вашей комнате, а потом из неё раздался непонятный шум, а свечение усилилось. Вызванное подкрепление к двери приблизиться не смогло, так как какая-то сила их туда не пускала. Потом раздался крик - 'Ах ты тварь, пошто детишек обижаешь?' и послышался звон мечей и шум битвы. Она продолжалась около часа, к этому времени о происшествии доложили княжне, и она самолично прибыла к вашим покоям. Потом резкая вспышка, полная темнота и тишина, а сила, которая не пускала нас к двери, исчезла. А дальше, появились вы с обрубком лапы какого-то чудовища и обругали нас за шум, который мешает вам спать. Только вы, ваша милость, были в полном доспехе и весь в зелёной жидкости, с запахом крови. Вот в принципе и всё.
  - Понятно, - хотя мне было совсем непонятно, как мой сон мог перерасти в явь. Не иначе тут мощная магия постаралась, а главное, откуда у меня на груди взялись ещё семь дракончиков и что теперь будет с инициацией и перерождением?
  - Княжна Софья, нам надо обсудить несколько важных проблем в полной тайне от остальных и пригласите, пожалуйста, вашего распорядителя, что бы не оставаться со мной наедине и не компрометировать себя.
  - Не лучше ли пройти в рабочий кабинет, сэр Витас?
  - В таком виде, что бы вымазать там всё? Моя комната и так заляпана по самое не хочу, и её будут долго и старательно отмывать, так что секретное совещание будет проходить здесь и только здесь. А заодно, удовлетворите своё извечное женское любопытство и, как следует, рассмотрите эту тварь.
  - Нам надо прийти к единому решению и за основу принять наиболее правдоподобную версию произошедшего. У кого какие предложения? Вижу, у вас их нет, тогда выскажу свою точку зрения.
  Коварный и зловредный герцог Рено решил воспользоваться отсутствием княгини и вызвать беспорядки в княжестве, связанные с появлением ужасного монстра в княжеском дворце, который сожрал или отравил или зверски умертвил красу и гордость - княжну Софью, надеясь, что за помощью обратятся к нему, и он спокойно сможет ввести свои войска. Но вражина просчитался, и его нечестивая магия дала сбой. Вместо того, что бы попасть в покои княжны. Кстати, где они находятся, не над моими? Его монстр попал в комнату сэра и лорда Витаса из клана Горных барсов, семьи Мудрого Ворона, которые славятся своим умением владеть клинковым оружием и бесстрашием. К счастью, храбрый герой ещё не ложился спать, а сидел у окна и сочинял стихи в честь прекрасной незнакомки, - я с чувством продекламировал:
  'Средь шумного бала, случайно
  В тревоге мирской суеты,
  Тебя я увидел, но тайна,
  Твои покрывала черты...'
  Так как баронет только прибыл ко дворцу из вольных баронств, то свои доспехи он снять не успел и это спасло его при внезапном нападении магического чудовища. Разразилась страшная и кровопролитная битва. К сожалению, княжеская стража не могла ничем помочь, так как неведанная колдовская сила не позволила даже приблизиться к покоям храброго героя. И всё-таки он победил, нанеся несколько смертельных ударов и отрубив одну из конечностей чудовища. Конечность можно отправить королю с описанием событий, а самого монстра спрятать в холодное место до прибытия королевских магов. Так как лорд Вил находится значительно ближе, то и прибудет раньше, осмотрит монстра, уберёт ненужные следы, а нужные наведёт, после чего уедет в свои владения, где его не достанет ни один королевский маг, ни сам король для того, что бы задать вопросы.
  Во всём, как мы и договаривались, будем обвинять герцога Рено. Пусть оправдывается и доказывает королевским магам, что он тут не причём. Для полноты картины я предлагаю небольшим отрядом навестить границы с герцогством и использовать наработки мэтра Вила, как месть герцогу. Мой наставник предоставил мне несколько активаторов, которыми я могу воспользоваться по своему усмотрению.
  Ладно, вы тут или в рабочем кабинете можете обсудить подробности и составить жалобу королю, а я пойду ополоснусь, а то от меня разит, как из отхожего места.
  Так как магический фон в хоромах зашкаливал из-за этого чудища, я безбоязненно применил магию водного дракона для того что бы отмыться, отчиститься и привести себя в порядок. Через полчаса, посвежевший и даже немного помолодевший, я вернулся из моечной и сразу же направился в рабочий кабинет княгини.
  По дороге немного задержался, отправляя сообщение Вилу, и с чувством исполненного долга присоединился к Софье.
  - Как тут у нас дела? Накропали кляузу королю? А что такие грустные, дайте ка гляну вашу писанину? Нда, не густо и не убедительно. Княжна, вы грамоте обучены? Что и письмом владеете? Прекрасно, сейчас у нас будет диктант. Это когда один диктует, а второй старается без ошибок записать с его слов, ничего не добавляя от себя. Софья, готова? Поехали...
  За полтора часа мы составили вполне приемлемое сообщение для его величества, обвиняя герцога Рено во всех бедах княжества, а главное, в запрещённом колдовстве и магии. Дважды перечитав написанное, один раз вслух и убедившись, что всё пристойно, без прямых обвинений, с использованием выражений 'мне кажется', 'вероятно', 'я считаю', 'мои советники уверены', я отдал письмо княжне, что бы она запечатала его своей личной печатью и печатью княжеской власти.
  - Сэр Гудвин, - так вот как оказывается, зовут лорда-распорядителя, - побеспокойтесь об отправке надёжного гонца в сопровождении охраны, а затем доведите официальную версию всего произошедшего до прислуги, стражи и невольных свидетелей ночного шума. Я отправляюсь отдыхать и знать ничего не знаю о желании баронета Витаса отправиться на границу с Рено. Без особой надобности меня не беспокоить.
  - А я особая надобность или нет? - шурша юбками, в кабинет ворвалась Меги Зельц.
   - Дорогая Софочка, этот хам к тебе не приставал? В вырез лифа не заглядывал?
  Я тебе такого про него расскажу....
  - Меги, пошли в мои покои, там и поболтаем без свидетелей, мне тоже надо будет тебе о многом рассказать....
  - Сэр Гудвин, десяток стражников мне выделите, и покажите кротчайшую дорогу до границы с герцогством? А заодно подскажите, кто из владетельных лордов особенно зверствует на ваших землях. А ещё, было бы здорово, если б у вас случайно оказалась карта земель этого района, то есть этой местности.
  - Карта есть и не случайно, только нам надо пройти в мой кабинет, а ещё лучше будет, если вы возьмёте проводника. Есть у меня один на примете, который знает эту местность как свои пять пальцев, будет вам полезен.
  Если верить карте, то до границ герцогства дорога займёт чуть более суток. Было странным, что Китеж находится так близко к враждебно настроенным владениям, о чем я и сказал лорду распорядителю. Его ответ меня особо не удивил, - Так было не всегда. За последние годы наша территория уменьшилась на треть. Многие владетельные лорды предпочли нарушить вассальную клятву, и перешли под руку герцога. - Он обречённо махнул рукой, - Одним словом, женщина у власти....
  Вот это я лоханулся, нет, что бы уточнить о проводнике. Ну, Гудвин, подставил, так подставил. В проводники мне навязали ту самую внучку, которую недавно сватал. Девица с характером, капризная, балованная, самодовольство так и брызжет через край, говорит, как из пулемёта строчит, почти все у неё недоумки - в общем, кризис переходного возраста. Один плюс, местность она действительно знала превосходно, на лошади держалась уверенно и могла дать характеристику любому лорду в приграничной зоне. Оказывается, её отец был княжеским ловчим и частенько брал с собой дочь в лес. Звали эту занозу Василина. Она сразу же мне призналась, что ей всего тринадцать лет, хотя дед всем говорит, что уже пятнадцать.
  - Он спит и видит, как бы выдать меня замуж, да только бесприданница никому не нужна, а выморочные земли, что когда то принадлежали нашей семье, давно уже вошли в состав герцогства Рено. Нет, конечно, как дед он ничего, но зануда страшный. На все случаи жизни у него есть правила, которые следует неукоснительно выполнять, а уж как он любит читать нотации и ссылаться на свой богатый жизненный опыт, а сам даже в саду может заблудиться....
  Ночевали мы на опушке леса, где стояло некое подобие бунгало. Как объяснила Василина - это охотничий домик князя, которым перестали пользоваться уже несколько лет назад. Она же подсказала, что стражу можно не выставлять, следов посторонних нет, звери не пуганы, так что можно спокойно спать. Однако десятник поступил по-своему и охрану всё-таки назначил.
  Утром, после лёгкого холодного завтрака, Василина огонь разводить запретила, уже с некоторой осторожностью мы продолжили своё выдвижение к новой границе.
  - Здесь уже можно наткнуться на мародёров наших бывших баронов. Если увидят, что нас больше чем их, то нападать не будут, а если их будет больше, то обязательно нападут, и причиной этого будешь ты, Витас. Твой конь стоит целое состояние, уж я-то в этом разбираюсь.
  Приблизительно через час я почувствовал, что за нами начали следить и обкладывать со всех сторон, однако наш проводник и следопыт на это никак не отреагировал. Отдав приказ двум своим дракончикам приготовиться к полевым испытаниям их способностей, стал ждать дальнейшего развития событий, и они быстро наступили. Первое, что бросилось в глаза, когда я глянул на Василину, её несколько придурковатый вид - глаза у неё были полузакрыты, из уголков губ текла слюна, а сама она с трудом сидела в седле. Да и наши воины находились под воздействием, все движения давались им с большим трудом, через силу, а у некоторых уже сейчас стали закрываться глаза. Вряд ли они могли оказать действенное сопротивление, а значит, среди тех, кто хотел на нас напасть, находился маг. Маг какой-то странный, недоделанный что ли...
  Я мысленно обратился к своим дракончикам - Красный, сжечь всех, кто находится спереди, синий, на тебе те, кто сзади нас, если они конечно появятся. Лошадей, по возможности, беречь. Мага постарайтесь не убить, хочу его допросить. Справитесь, или вам стоит объединить усилия?
  Ответил синий, - Справимся без проблем, только с магом непонятно, какой-то он странный....
  А вот и наши мародёры, уверенные в своём превосходстве и безнаказанности, они перегородили нам путь. Потом неторопливо стали приближаться, посмеиваясь и громко переговариваясь. Среди них я заметил невзрачного мужика, простоватого, деревенского вида. Что-то в его облике было необычно, непривычно и резало глаза. Ну конечно же, таких называют 'деревенский дурачок'. Скорее всего, дракончик был пойман случайно и довольно таки давно, инициация прошла незаметно. Но вот какая-то сволочь обратила внимание на его странности - легко лечил скотину и деревенских от всех болячек, может быть, ещё чего научился по наитию делать, и как результат, попал в руки лорда, который и стал использовать его куцые способности в своих целях....
  Когда первые всадники приблизились к нам на расстояние не более пяти - семи метров, весь отряд внезапно вспыхнул ярким пламенем, которое быстро погасло, а на землю стали падать одно за другим обгоревшие тела горе разбойников. А ещё я заметил, как между мародёрами мелькала красная молния и только после этого они загорались.
  - Красный, а ну ка подпали не сильно этого недоделанного мага.
  Дурачок тут же стал нелепо размахивать руками и тушить свою одежду. Как я и ожидал, воздействие на Василину и моих людей тут же прекратилось и они стали с недоумением оглядываться.
  - Вам всем повезло, что на нас напали как раз в тех местах, где ещё сильны заклятия и защита, установленные моим наставником и бывшим княжьим магом лордом Вилом. Он научил меня перед отъездом как их активировать, произнося в уме только одно тайное слово. Василина, пришла в себя? Как думаешь, где этот отряд прячет всё награбленное? Ах да, десятник, организуй сбор ценных трофеев, пока я переговорю с доморощенным деревенским магом.
  Подъехав к лошадке дурочка, я спокойным и ласковым голосом спросил, не хочет ли он вернуться в деревню? Дурачок отрицательно замотал головой и из его несвязного лепета я понял, что деревни больше нет, люди барона сожгли её, что бы заставить его работать на них.
  - А ты себя-то не пробовал вылечить, болезный?
  - Неа, себя нельзя, не по правилам, всё для людёв, иначе дар сгинет.
  Когда стражники уже заканчивали обирать мародёров, вернулась Василина.
  - Витас, ты был прав. Недалеко от сюда, в ложбинке стоят телеги с награбленным, и даже карета. Охрана - два человека и те больные или раненые. Взять их будет легко.
  - Десятник, заканчивай, отправь пять человек с девчонкой, пригоните сюда телеги и карету, охрану в расход. Да не лезьте в драку, стрелами их порешите. - Отдав указания, я вновь вернулся к беседе со слабоумным магом. Меня интересовало буквально всё - когда он обнаружил в себе дар, как он проявился, насколько хватает его сил дарить людям здоровье без отдыха? Но больше всего меня интересовало, где находится замок или крепость этого барона, который сжёг его деревню и, как я понял, вместе с её жителями, что бы молва о деревенском маге не распространилась в округе.
  Приблизительно через час пригнали обоз, в котором, действительно была и карета, так что я теперь мог дальше ехать с комфортом.
  - Витас, там в карете раненый и побитый, помочь сможешь ему?
  - Я? Нет, а вот он сможет. - Буду я ещё светить свои способности. - Эй, лекарь деревенский, пошли, посмотришь больного.
  К моему удивлению, в карете, весь в крови и синяках, ваялся связанным на полу один из тех, с кем я имел 'приятную беседу' за день до бала княжны Анны. Жаль, что я так и не уточнил кто из них кто.
  - А я его лечить не буду, он плохой. Бача сказал, что он двух хороших убил и ещё двух поранил. Плохой человек, не буду помогать.
  - Слышь, бедолага, ты оказывается плохой человек. Я рад за тебя, значит не всё ещё потеряно. Интересно, а почему они тебя не добили, если ты двух их них положил?
  С трудом шевеля распухшими губами и сверкая не заплывшим глазом, он произнёс, - Выкуп.
  Взяв деревенского мага за ухо, как шкодливого ребёнка, я повёл его за карету, - Значит, лечить не будешь?
  - Не буду, он плохой!
   - А ты знаешь, что если не помогать страждущим, больным и раненым, то дар сначала ослабевает, а потом и исчезает полностью, а ещё нельзя за помощь требовать денег и подношения. Я так думаю, что скоро твой дар тебя покинет, ты же помогал разбойникам грабить и убивать простых людей, путников, даже господ.
  - Я не убивал, я просто делал так, что бы они засыпали, а потом Бача отпускал их. Он, как и я не любит убивать, он сам мне об этом сказал.
  - А ты видел тех, кого он отпустил? Думаю, что нет...
  Эх, мне бы сейчас свой зелёный дракончик не помешал, а лучше сразу два, для надёжности. И тут же я услышал голос синего, - Произошла инициация двух зелёных. Теперь вы, господин имеете начальную стадию мага жизни и можете попробовать помочь этому бедняге.
  - Не понял, синий, поясни.
  - Вы случайно получили в своё распоряжение семь диких магических драконов, которые ни разу не проходили через процесс инициации с определением цвета и способностей. Что бы проще было понять, - если носитель умирает или погибает, то его дракончик возвращается в природу и следующий, кто его получит, уже заранее видит его цвет. У этих семерых, что вы получили, цвет одинаковый - серый, а значит они молодые, у носителей ни разу не были. Так что вы можете, по своему желанию оставшимся пяти тоже дать их раскраску и определить их способности и предназначение.
  - Так, я понимаю, что эти семеро появились у меня не без помощи черномазого гадёныша, который куда-то исчезал и не отвечал на мои запросы?
  - Не знаю, нам чёрный ничего не говорил. Он только просил, что бы мы скрыли его отсутствие, вот мы и молчали, когда вы запрашивали нас.
  - Эй, черномазый, а ну-ка нарисуйся перед моими светлыми очами, я знаю, что ты здесь ошиваешься.
  Чёрный дракончик тут же возник рядом, зависнув в воздухе, и всем своим видом показывая, что готов разбиться в лепёшку, или свернуть горы, только бы заслужить прощение.
  - Милорд, а как вы догадались, что я нахожусь рядом?
  - Очень просто. Ты знаешь, что угол падения равен углу отражения? Процесс инициации длится до своего полного завершения от двух с половиной до трёх месяцев, а значит и процесс развоплощения должен длиться столько же. Хотелось бы мне ещё тебя промурыжить, но обстоятельства не позволяют. Семь диких твоя работа?
  - Скрывать не буду, моя. Но я никак не ожидал, что вы примете всех семерых. Я думал - одного, в лучшем случае двух, но что бы их всех - не ожидал.
  - А эта железная тварь, то же твоя работа?
  - Это побочный эффект, страж, который не пускает их на волю, но он не должен был увязаться за ними после того, как они покинули мёртвый лес. Как это произошло, я объяснить не могу.
  - А что за защитников ты себе нашёл? Какой-то совет старейших и умнейших?
  - Не знаю, ничего не слышал о таком. Расскажите?
  - Позже, а сейчас надо подлечить этого беднягу в карете, а то он скоро совсем мёртвым станет....
  Почти час мне понадобился, что бы хоть немного подлатать раненого и устранить угрозу его жизни. Всё это время деревенский дурачок был возле меня и внимательно наблюдал за моими действиями. Улыбался, когда я всё делал правильно и кривился, если делал что-то не так....
  После сытного обеда, в благодушном настроении, я попросил Василину отвезти этого чудака к нему домой и несколько дней поухаживать, так как только ей я могу доверить жизнь этого храбреца, который не испугался и вступил в схватку с целым отрядом бандитов.
  - К тому же именно тебе он обязан своей жизнью, ведь это ты выследила и нашла обоз, - говорил я достаточно громко и надеюсь этот 'храбрец' всё слышал. Девчонка скривилась, но промолчала, затем очень подробно объяснила мне, оставшийся участок пути до самой границы, что бы мы не заблудились.
  Заплатив возницам по тройке серебряных монет, я уговорил их доставить наши трофеи в Китеж, прямо к княжескому двору, а что бы они по дороге не разбежались, выделил двух стражников, якобы для охраны обоза.
  По дороге я инициировал всех оставшихся серых дракончиков и теперь у меня были: чёрный, два синих, два красных, два зелёных и по одному белому, жёлтому и фиолетовому. Разборки с жёлтым и фиолетовым о которых никто ничего не знал, я решил оставить на потом, а пока пусть просто будут. Та лёгкость, с которой я обзавёлся целым сонмом магических существ, и мой опыт мне говорили, что за всё надо будет платить, и как бы эта плата не превзошла бонусы от моих приобретений. Как то незаметно мы перешли действующую границу и оказались на землях герцога Рено.
  Ближе к вечеру наш небольшой отряд оказался возле замка барона-боярина Верита. Это именно его люди мародёрничали в землях княжества, и с него я решил начать операцию 'предатель'. Хотелось, конечно, повторить то, что проделал мэтр Вил с баронами - усыпить и вычистить всё ценное, но, во-первых я не знал, как это сделать, а во вторых этого наглеца следовало примерно наказать, что бы другим было неповадно.
  - Чёрный, твой выход. Не разочаруй меня. Всё это нагромождение камней должно быть разрушено. Золото и серебро собрано в кучи. Серебро оставишь на месте, а золото отправишь в мою комнату в княжеском дворце за исключением 300 монет. Возьмёшь в помощь двух - трёх дракончиков из числа новеньких, проверишь их в деле. И вообще, ты теперь десятник, хотя полным моим доверием не пользуешься. Уяснил?
  - Исправлюсь, отслужу, докажу, всех порву на кусочки...
  - Вижу, что отошёл от шока, коль начал острить. Начинай, а я со стороны понаблюдаю. Синий и красный, быть наготове, если что пойдёт не так.
  Сначала ничего не происходило, а потом началось. Заострённые башенки замка стали рассыпаться на мелкие камешки, которые под воздействием воздушного вихря стали падать в ров, который опоясал разбойничье пристанище. Для полноты картины я стал водить руками, совершая пассы и бормоча под нос всякую околёсицу. Разрушения продолжались, а поражённому десятнику пришлось пояснить, - Пусть думают, что я маг и прислан княжеством для наказания предателя. Не знаю, что ещё за заклятие лорда Вила есть у меня в запасе, но потом мы и его опробуем.
  Барон Верит быстро пришёл в себя. Ворота замка отворились, и с внутреннего дворика в нашу сторону выметнулась полусотня воинов. С криками и гиканьем они понеслись в нашу сторону.
  - Синий, красный, пришло ваше время. Первый залп - ледяные иглы, второй - огненный дождь. Чередовать до тех пор, пока в живых не окажется никого. Пленные и проблемы с ними нам не нужны. Лошадей берегите, нам ещё обоз отправлять в Китеж.
  - А можно вместо дождя пустить фаерболы? Точность выше и пострадают только всадники.
  - На твоё усмотрение, красный. Мне главное результат, а каким образом он будет достигнут - не важно.
  Ледяные иглы выкосили почти весь отряд, превращая попавших под их удар в подобие решета. Красному осталось добить всего несколько человек и упокоить тройку раненых, избавив их от мучений. Замок уже был на две трети превращён в щебень и песок, ров полностью засыпан, а возле меня на глазах росла куча серебряной и золотой утвари, в отдельную стопку складывались мешочки и сундучки с монетами и драгоценностями.
  Один из зелёных мне сообщил, что барон и его ближайшее окружение, включая двух сыновей и жену, собирается покинуть развалины через тыльные ворота.
  - Они не должны уйти живыми. Не трогайте только обслугу замка, они люди подневольные, всех остальных под нож. - Эх, зря я так сказал. Эти новые магические существа, не привыкшие ко мне, восприняли моё указание в прямом смысле. Осматривая разрушенный замок, я обнаружил множество зарезанных, причём по положению некоторых тел, можно было предположить, что сделали это они сами.
  В подсобных помещениях были найдены и фургоны и пара карет, а также трясущиеся от страха конюхи и прислуга. Из подвалов замка, кроме казны, были извлечены и узники барона, некоторых из которых он держал в цепях. Собрав всю эту оборванную толпу в одну кучу, я произнёс короткую речь, суть которой сводилась к следующему: княжна Софья обратилась к бывшему княжескому магу, а ныне владетельному лорду Вилу с просьбой наказать предателей и вернуть земли законному владельцу. Так как вассальная клятва была нарушена, то теперь эти земли принадлежат княжеству. Все ликуют, все свободны. Кому что не понятно, обращаться к княжне Софье, а я, ученик великого мага, без способностей, направляюсь дальше творить добро и справедливость с помощью заклятий, коими меня снабдил лорд Вил. Думаю, что хоть что-то в головах освобождённых останется и имя лорда Вила они запомнят, а меня помнить не обязательно. Нескольким благородным узникам я распорядился выдать лошадей, а на сверх наглые требования некоторых, возместить им понесённый ущерб, посоветовал обратиться к барону-боярину Вериту, встречу с которым в аду я могу им устроить прямо сейчас.
  В целом операция устрашения прошла неплохо, но и выявила некоторые недостатки, основными из которых являлись отсутствие самостоятельности и инициативы у новичков....
  
  10.
  
  Ещё три замка и одну крепость мы взяли на щит, прежде чем слухи об ужасном, но справедливом маге лорде Вил разнеслись по окрестным землям. Так что два последних замка предателей бояр мы застали уже пустыми, хотя и старались нигде не задерживаться. А вот в землях герцога Рено мы повеселились всласть и своё удовольствие. Пять пограничных крепостей были полностью уничтожены, и ещё четыре замка вычищены под чистую. В столицу княжества периодически отправлялись обозы с контрибуцией, а в моих покоях, как я полагаю, скоро от золота некуда будет ступить. Мой десяток обогатился на сотню золотых каждый, а десятник даже на полторы сотни. Эти взрослые дядьки смотрели на меня влюблёнными глазами и ловили каждый мой жест или взгляд....
  Наставник уже несколько раз общался со мной, а в последнем сообщении он напрямую заявил, что они устали меня ждать, свои дела в княжестве завершили и если я не вернусь с отчётом в ближайшие три - четыре дня, то они вернутся в цитадель, так и не дождавшись меня.
  Пришлось поторопиться, и последний отправленный обоз я обогнал на трое суток. В княжеском дворце царило оживление, придворные и сановники, вылезшие из своих щелей сновали туда - сюда. Я уж грешным делом подумал, что вернулась княгиня, и собирался сбежать в снятую комнату, прихватив своё золотишко, естественно. Однако мои опасения оказались напрасны. Местоблюстителем по-прежнему была княжна Софья, а оживление вызвала новость, что младшая княжна стала инициированным магом, и что помог ей в этом бывший опальный маг Вил, который стал владетельным лордом в свободных баронствах. Вот посмотреть на эти диковинки и собиралась знать. Тем более, что слухи о наказании предателей баронов и бояр росли и ширились. Наглядным подтверждением служили многочисленные обозы с контрибуцией, что поступали в казну княжества. И что из того, что там, в основном, было серебро и немного золотой утвари, слухи приписывали лорду Вилу полные возки золотых монет и драгоценных каменьев.
  С наставником мы встретились совершенно случайно, когда я окольными путями пробирался в отведённые мне покои что бы привести себя в порядок и переодеться, прежде чем предстать перед княжной Софьей и лордом Вилом с отчётом о выполнении поставленных ими задач.
  - Я смотрю, мой нерадивый ученик, поджав хвост как нашкодивший кот, пробирается в свои покои и это вместо того, что бы первым делом найти своего наставника и обнять его. Нехорошо, баронет, нехорошо. А уж как все глаза выглядела Анна, я и говорить не хочу. Если б не она, я б давно бы уже уехал. Ладно, пошли к тебе, там и поговорим.
  В моей комнате царил почти образцовый порядок - сундук к сундуку, мешочки к мешочкам, а ларцы с драгоценностями стояли отдельной стопкой. Скользнув равнодушным взглядом по всему этому богатству, наставник уселся на мою кровать, - Устал я. Ну и задачку ты мне задал. Мало того, что подсунул какое-то чудовище, так ещё и полоумного мага навязал на мою шею. Мага я, правда, спихнул на Анну, но и её приходится контролировать, что бы она этого беднягу не залечила в смерть.
  - У него опухоль в голове, давит на мозг, отсюда и все его беды. Убрать опухоль и он станет совсем здоровым, но со сдвигами и особенностями в поведении и восприятии мира. Ребёнок он по своему развитию, хотя и взрослый мужик. Время позволит, я из него дракончика выведу и заберу себе, а могу и вам подкинуть, для усиления магической силы. Ладно, рассказывай учитель, что у тебя тут получилось, а потом я расскажу и покажу много чего интересного.
  - Потом расскажешь, как можно изъять дракончика у носителя, мне это очень интересно. А теперь слушай, - Вил тяжело вздохнул. - Я не смог установить, откуда эта металлическая тварь появилась в нашем мире, но ясно одно - она порождение магии, причём высшей магии, против которой я бессилен. Честное оружие её не берёт и как я не бился, ничего поделать не смог. Вся надежда на тебя, мне нужны различные образцы тканей, костей, покрытия. На паука я навёл следы этого несчастного полу мага, как будто он, сам того не ведая, вызвал его из глубин магического океана. Следы мне удалось скопировать, и я их проложил до развалин бывшего замка боярина Верита, пусть те, кто будет проводить расследование, копают в этом направлении. О том, что у предателя появился свой маг, было известно герцогу Рено, но он решил не вмешиваться. Об этом мне сказал его маг, с которым я связался. Он просил меня прекратить разорять земли герцогства и о его согласии выплатить виру за нанесённый ущерб. Княжна в настоящий момент виру подсчитывает вместе с советниками, которых появилось тут чуть ли не десяток. И все утверждают, что они были на первых ролях у княгини, и слушала она только их. Дурачьё, не понимают, что Софию не просто так объявили наследницей, её готовили и цену этим советникам она прекрасно знает.
  Анна в последнее время шушукается с сестрой и с нетерпением ждёт встречи с тобой. По-моему, эта вертихвостка что-то задумала, но что, мне не говорит. Строительство твоего замка идёт полным ходом, там всем заправляет донна Лора, и где ты только откопал эту старую каргу? Она везде суёт свой нос, на всех плюёт с высоты своего возраста, и только ты для неё авторитет. Ей надо подкинуть этого добра - небрежный кивок в сторону сундучков с монетами, - а то у неё золотишко кончается. У меня брать деньги взаймы она отказалась. А Анну она обозвала дурой, которая не видит своего счастья и разбрасывается такими кавалерами. В общем, скандалистка и неприятная женщина. Об обстановке в княжестве тебе расскажет старшая княжна, а теперь я готов выслушать твой рассказ, но сначала поведай, что я должен знать как маг, который бесчинствовал на границе.
  - Наставник, все убеждены, а я этому поспособствовал, что ты откликнулся на просьбу княжны Софии, которая была твоей любимицей, обуздать беспредел, творимый предателями и людьми герцога Рено. Ты даже несколько раз лично появлялся под стенами крепостей и замков, магическими пассажами рушил стены и башни, собирал контрибуцию и грозил всяческими карами отступникам.
  - Наводил иллюзию моего присутствия? Надеюсь я там выглядел нормально а не каким-нибудь страшилой?
  - Ты был в своём реальном образе и иногда даже светился праведным гневом, но это так, к слову. Все знают, что я действовал по твоему прямому указанию и что ты меня снабдил специальными словами, которые активируют твои, заранее приготовленные заклятия. Я везде это подчёркивал и давал понять, что ты хоть и зол, но справедлив. Ни одного поместья или здания тех, кто не участвовал в нападениях на княжество, ты не тронул, а вот предателей, до которых смогла дотянуться твоя рука, ты не пощадил ни одного. Но и это не самое главное, - я подошёл к двери и закрыл её изнутри. - Смотри, - сняв камзол, кольчугу и нательную рубаху, я продемонстрировал наставнику свою грудь, всю изрисованную тату магических дракончиков. - Даже на спине есть один.
  Мэтр Вил не мог произнести ни слова, широко открывал рот и прерывисто дышал, - Это, это как? Сколько их у тебя?
  - Десять,- не без гордости ответил я, - чёрный - мой десятник, два синих, два красных, два зелёных и по одному белому, жёлтому и фиолетовому. Ты, кстати, не знаешь предназначение жёлтого и фиолетового дракончиков? Я с ними ещё не до конца разобрался.
  На мои слова мэтр не обратил никакого внимания, продолжая рассматривать семь изображений у меня на груди. Немного успокоившись, он устроил мне дотошный допрос и только после этого дошла очередь до чёрного на спине.
  - Значит, говоришь, этот прохиндей тебе удружил с таким подарком? Интересно, весьма интересно....
  - Он же мне говорил, что существует поверие, если один носитель соберёт пять разных дракончиков, то произойдёт их перерождение или перевоплощение, мол, это послужит сигналом настоящим драконам для их возвращения. И тогда наступит золотой век, вернуться все семь рас, наступит мир и процветание.
  - Кое-какие отголоски этой легенды доходили до меня, но они были настолько нелепы, что я даже их не стал запоминать. Ладно, приводи себя в порядок и переодевайся, сходим к княжне Софье, расскажем ей укороченную версию наших приключений. Я подожду тебя здесь, осмотрю место, где появился этот паук, может чего и почувствую....
  Как же это здорово - контрастный душ, щёлок и скрип чистого тела. И сразу же в голове засвербела мысль, а почему бы не уговорить наставника на производство подобия туалетной воды или простеньких духов? Винную выгонку получить легко, экстракты или выжимки из цветов и пахучих растений он получать обучен, или пусть научит меня этому. Флакончики и сосуды можно делать из серебра, коль производство стеклянных ещё е налажено, или попробовать из керамической глины.
  Время пролетело так быстро, что я даже удивился, когда наставник потребовал, что бы я прекратил плескаться как красная девица и вёл себя как нормальный мужик, которому не лень чесаться. В середине моего прикроватного коврика зияла внушительная дыра, как раз в том месте, где натекла жёлтая субстанция из пробитого брюха магического паука. А сам лоскут вызывающе торчал из поясной сумки учителя.
  Критически осмотрев меня и мой, видавший виды, полувоенный френч, он посоветовал потратить малую толику денег и заказать для себя несколько камзолов по последней моде, или полувоенной формы, к которой я так не равнодушен, - Нельзя при дворе ходить в одном и том же, надо хотя бы изредка переодеваться. И переодевание не должно сводиться только к смене сапог и шпор, надо хоть изредка и верхнюю одежду менять....
  Возле рабочего кабинета княгини было многолюдно, хотя аудиенции удостоились всего несколько человек, а остальные просто были зрителями, создавалось впечатление напряжённой работы. Не обращая внимания на недовольный ропот, и даже не дожидаясь, когда нас объявят, мы по-хозяйски вошли в кабинет, а там шло заседание княжеского совета и кипели страсти. Решался весьма важный вопрос, сколько затребовать компенсации с герцога Рено за причинённый княжеству ущерб. На нас не обращали внимания до тех пор, пока лорд Вил громко не обратился ко мне с вопросом, - Послушайте, баронет, а не превратить ли мне всю эту мелочь в мышей? Дня этак на три?
  - Опасно, я хоть кошек здесь и не видел, но это не значит, что их нет. Сожрут или передушат самых умных и ушлых. Лучше превратить их в лягушек, переловить и выкинуть в сад, пусть ловят мух и комаров, всё польза от них будет.
  - Что ж, вполне здравая мысль, так и поступлю с теми, кто не уберётся отсюда за одну минуту.
  Мгновение и кабинет опустел, за столом осталась сидеть уставшая княжна Софья и наш знакомый распорядитель, лорд Гудвин.
  - Лорд Вил, как же вы вовремя появились и как меня уже достали все эти советники. Сами палец о палец не ударили, а как почувствовали, что запахло золотом, тут же повылазили из всех щелей. Вот что мне с ними делать?
  - Софья, а что делала в таких случаях княгиня Ольга?
  - Самых назойливых сажала в тюрьму на хлеб и воду, просто назойливых высылала в свои имения без права показываться на её глаза до особого распоряжения....
  - И что вам мешает поступить так же? Я бы ещё пару человек, особо горластых, казнил за измену и сговор с герцогом Рено. Знаете же поговорку, что громче всех кричит 'держи вора' сам вор. Если хотите, то мой ученик допросит их без использования магии и причинения телесного вреда.
  - Баронет, я рада вас видеть в добром здравии, как прошёл ваш осмотр достопримечательностей и памятных мест на границе?
  - Прекрасно, княжна. Особенно мне понравилось местечко под названием 'долина застывших камней'. Правда, весь вид там портила крепость герцога, пришлось её стереть с лица земли. Благодаря неоценимой помощи моего наставника - лёгкий поклон в сторону лорда Вила, - это сделать было очень легко. А своим горлопанам рекомендуйте самим отправится в земли герцогства и требовать возмещения лично им причинённого ущерба, так как вы отказываетесь от выплат и проявляете добрую волю для установления добрососедских отношений и взаимовыгодной торговли.
  Кстати, на подходе через пару дней самый большой обоз с серебром и золотом. Там ценности с четырёх приграничных крепостей, куда складировалось всё награбленное в княжеских землях. Жаль, что сами крепости оказались разрушенными, а то мой наставник отдал бы их под вашу руку.
  Софья внимательно выслушала наши слова и обратилась к лорду Гудвину, - Соблаговолите пригласить сюда мою сестру и передайте ей, если она опять заявит, что ей некогда, что прибыл владетельный лорд Витас и сейчас вместе с лордом Вилом находится в рабочем кабинете княгини.
  - Сей момент, сиятельная госпожа, только задам один вопрос лорду Витасу. Многоуважаемый лорд, а как получилось, что моя внучка попала в замок барона Негрина и там ухаживает за ним?
  - Она спасла ему жизнь, и в знак признательности он пригласил её погостить у него. Вы лучше скажите, сколько ей точно лет, а то она меня убеждала, что ей только тринадцать, а вы два года ей прибавили, что бы поскорее выдать замуж.
  - Да пятнадцать ей, пятнадцать. Ну, погоди, доберусь я до тебя, - он ещё что-то там бурчал себе поднос, направляясь к двери. Я недоумённо посмотрел на княгиню, а та улыбалась.
  - Всё в порядке баронет, просто молодой барон Негрин заявил во всеуслышание, что женится на леди Василине, если на то будет её согласие, а так же согласие её опекуна лорда Гудвина. Вот старина Гудвин и не знает, что ему делать, то ли радоваться, то ли печалиться.
  - А вы, княжна, не интересовались, он добровольно дал такое обещание или под принуждением этой самой леди Василины? Она ещё тот подарок, к тому же, с её слов, бедная сиротиночка и бесприданница.
  - За эту бесприданницу дают пять тысяч золотых и Гудвин боится, что Негрин женится не на его внучке, а на деньгах, - пояснил наставник. Ладно, делу время, потехе час. Витас, мы ждём твоего более подробного отчёта.
  И я отчитался, в цветах и красках расписывая расправу с предателями, неоценимую помощь семейного мага клана горных барсов, семьи мудрого ворона, а так же те трудности, что пришлось нам пережить, мотаясь от замка к замку, от крепости к крепости.
  -... И всё же, в ряде случаев, людская молва оказалась быстрее наших лошадей, и некоторым предателям удалось скрыться вглубь территории герцогства, куда их преследовать, без разрешения наставника, я не решился. И ещё, не знаю результатов расследования проведённого лордом Вилом, но мне кажется, что наслал на княжеский дворец этого паукообразного монстра боярин Верит с помощью своего полоумного мага. На развалинах его замка я обнаружил магические следы, очень похожие на следы этого паука.
  - Всё это хорошо, баронет, но в своём рассказе вы упустили весьма важную деталь. - И увидев мой недоумённый взгляд, пояснила, - Вы не назвали, сколько процентов от взятого мечом, вы заберёте себе. Учтите, что более пятидесяти процентов я вам не отдам.
  - А мне-то зачем? Решайте эти вопросы с лордом Витом, я же его защиту и заклинания использовал. Лично мне ничего не надо. Воинов, сопровождавших меня, я уже поощрил из своего кармана, вручив каждому по сотне монет. Княжна, не в обиду вам сказано, но моя семья может себе позволить купить несколько таких княжеств как ваше. Золота и драгоценных камней нам хватает.
  - Он говорит правду, сестра. Я сама видела, как любимые зверушки баронета едят на золотых тарелках, - Анна подошла ко мне и чмокнула в щёку. - Наконец-то ты появился, гулёна. Мог бы и раньше вернуться. О, я вижу тут все свои, так вот, послушайте моё предложение. Софья, не смотря на нелепые законы, царящие в вольных баронствах, ты должна выйти замуж за Витаса. Сама подумай, какие преимущества появятся у нашего княжества, если во главе его будет стоять князь - маг. Наставник сам признался, что более могущественного и сильного он не встречал и не слышал о таком. Ой, я кажется проболталась, - и лукаво посмотрела на меня.
  - Аннушка, ты забыла главную заповедь магов, - Всегда знай, что говоришь, но не всегда говори, что знаешь. В наказание -три месяца полной немоты. Княжна Софья, если вы кому-либо расскажете о том, что сейчас услышали, то онемеете на три года, а расскажите ещё раз, то на всю жизнь.
  Княжна прокашлялась и немного пришла в себя, - Я и сама хотела сказать, что согласна ради замужества три года прожить вне брака с баронетом Витасом и родить ему ребёнка. И дело не в том, что сейчас я узнала то, что знать не должна, а в том, что княжеству нужна твёрдая мужская рука и крепкое правление. А лорд Витас именно тот человек, который, как нельзя кстати, подходит для этого. - Софья восхитительно покраснела и уставилась на меня, ожидая ответа.
  Вот это подстава. Они что, все сговорились? Благо вовремя вмешался наставник, - Вы забыли об одном очень важном положении - законы вольных баронств не дозволено нарушать никому. Существует такое понятие, как возрастной ценз, который дозволяет юношам жениться только после достижения им двадцати одного года, а начинать жить со своей избранницей по достижению двадцати лет. Княжна, вам придётся подождать два года и если к этому времени ничего не изменится, то вы сможете вновь вернуться к этому разговору.
  А теперь я предлагаю сделать перерыв и обдумать каждому всё услышанное, а что бы лучше думалось, было бы неплохо пообедать, а то у Витаса с самого утра во рту ничего не было....
   На бедную Анну без сострадания было невозможно смотреть, она пыталась что-то сказать или выразить свои слова жестами, но у неё ничего не получалось и раздавалось только невнятное мычание. Я повернулся к ней спиной, начисто игнорируя её страдальческий вид.
  - Пусть тебе это послужит хорошим уроком, дорогая сестричка. Давно пора тебе повзрослеть, а то не успеешь и глазом моргнуть, как лишишься своего дракончика. И хватит мычать, ты не на скотном дворе. Прими своё наказание так, как это следует княжне...
  От разговора в рабочем кабинете у меня остался неприятный осадок, слишком уж многое наложилось друг на друга и вмешались неучтённые факторы, и главным из них была Анна.
  Уже у себя в комнате я подумал, что поступил с девушкой немного жестоко. Можно было ограничиться и одним месяцем, но своего решения менять не стал.
  Ранним утром я нашёл полоумного мага в конюшне, где он спал на охапке сена. Меня это вполне устраивало, и я созвал консилиум своих симбионтов, - Друзья, вы сами понимаете, что оставлять у этого носителя дракончика является преступлением. Сам не ведая того, он может принести столько страданий и горя, что многие народы захлебнуться слезами. Я принял решение изъять у него магическое существо и теперь жду ваших советов, как сделать это не так болезненно и без особых последствий для больного носителя.
   Первым высказался чёрный, - А что тут думать, надо поступить так же, как наш господин поступил со мной - вывести татуировку с кожи и через три месяца, а может и раньше, произойдёт развоплощение и зелёный дракон получит свободу от этого ущербного тела и мозга. Или более кардинальный вариант - лишить этого носителя жизни. Результат будет один и тот же.
  - Фиолетовый, жёлтый, жду вашего совета. Способ, предложенный чёрным, весьма болезненный и если у больного слабое сердце, то он может не выдержать болевого шока. К тому же, этот метод я хочу сохранить в тайне, а убийство человека, который не осознавал своих действий и слепо верил тем, кто его использовал, не совсем правильно. Хотя с другой стороны, пожертвовав одним, мы сохраним сотни, а может быть и тысячи жизней. Я исхожу из того, что об этом маге уже знает король, ведь наверняка Анна проболталась Марте, а та уже настрочила и отправила донесение. Король обязательно попробует прибрать к своим рукам безвольного и во всё верящего мага, что бы использовать его примерно так же, как это делал Верит. Наша задача, сделать его бесполезным. Если это не удастся, он умрёт.
  Наступила тишина и, как я понял, мои симбионты обсуждают ситуацию между собой. И опять жёлтый и фиолетовый ни как не обозначили свою позицию, зато подал голос чёрный.
  - Этот зелёный дракон бесполезен, он такой же ущербный, как и его хозяин. Мы полагаем, что излечить их невозможно. Более того, если этого симбионта поместить к носителю уже имеющего дракона, то вероятно произойдёт взаимное наложение и здоровый симбионт тоже будет частично повреждён. Наш вердикт однозначен - не развоплощение, а физическое уничтожение носителя и возвращение симбионта в мёртвый лес.
  - Я должен убить дурочка?
  - Нет, можно сделать так, что во сне у него просто остановится сердце, и он не проснётся. Вам надо просто мысленно пожелать этого.
  - Спи спокойно вечным сном, дитя природы, и пусть твои сны будут радостными. - На лице полоумного мага появилась улыбка, он дёрнулся и застыл, дыхание его прервалось, а я на мгновение увидел, как в нём стала затухать искра жизни.
  - Представился, бедолага, отмучился. Я, жёлтый, прошёл полную инициацию и стал противоположностью зелёному. Если он дракон жизни, то я дракон смерти и болезней. Не думаю, что мои способности будут часто востребованы, но если я понадоблюсь, то всегда к вашим услугам.
  Вот и с жёлтым разобрались, хотя дракон смерти звучит как-то пугающе и мрачно. Остался фиолетовый и он ни как не хочет облегчить мою задачу - определить его предназначение и способности. Скорее всего, тоже нечто ужасное, иначе бы древние их с собой не забрали. Хотя это только мои предположения.
  Сообщив Вилу о том, что подопечный Анны заснул и больше никогда не проснётся, а так же, где его тело можно будет найти, я отправился на кухню, чем изрядно напугал прислугу, не привыкшую к тому, что лорды посещают такое место. Однако накормить меня накормили....
  Вернувшись в отведённые мне покои, я принял решение переправить золото и камни в снятую мной комнату. Уж туда-то точно никто незваный не заявится да и мне там проще спрятаться от назойливого внимания и заняться своими насущными делами.
  Через три дня наставник заявил, что они с Анной покидают Китеж и возвращаются в баронство. С Анной, с того момента, как она онемела, я не виделся и встречаться с ней не собирался. Пусть её злоба и недовольство схлынут, и она на холодную голову подумает обо всём, что привело её к столь плачевному положению. Мэтру я передал для доставки в свои владения три тысячи золотых монет и изрядный мешочек самоцветов, а так же попросил наставника посмотреть своим свежим взглядом, как идёт строительство и, если что, подсказать, направить и заставить переделать...
  Эти три дня я тоже провёл с пользой для себя. Наконец-то у меня дошли руки до припрятанных ценных документов и моей книжной лавки. Экстрактами и вытяжками из растений меня снабдил Вил. Десятник, что сопровождал меня в поездке по границе, принял моё предложение, уволился из стражи и поступил ко мне на службу в качестве управляющего, с правом нанимать и увольнять обслуживающий персонал. Мих оказался весьма расторопным и смышлёным мужчиной, а главное он очень хорошо знал Китеж и этот торговый район, где вырос и где в настоящий момент жила его семья. Всё это позволяло надеяться, что наша лавка по продаже духов и туалетной воды не загнётся через полгода после открытия. На всё, про всё, у меня ушёл полный световой день, а вечером, при закрытых окнах и двери, я достал самые ценные документы и приступил к их изучению.
  Несколько пергаментных листов представляли собой рукописный текст, скорее всего выдержки из какого-то древнего трактата, в котором рассказывалось о звёздах, светиле, вращении планеты и цикличности изменения погоды и климата. Листы были вразнобой, многие отсутствовали, но уже само их наличие говорило о том, что когда-то здесь существовала высокоразвитая цивилизация, в которой процветали такие науки как математика, геометрия и астрономия. На всём протяжении чтения я не встретил ни слова о магии, драконах и различных расах этой планеты. Это заставляло задуматься о многом и давало пищу для размышлений. Свиток с замысловатой печатью представлял собой перечень мест, где, как утверждал автор, находились разбойничьи схроны с добычей. Однако он у меня особого доверия не вызвал, так как не имел потрёпанного вида, выглядел относительно новеньким и больше походил на подделку.
  Сутки я потратил на глиняную табличку с клинописью и переводом, где говорилось о месте захоронения сокровищ древних и их послании будущим поколениям. Проверить соответствие текстов я не мог, так как криптограф и дешифровальщик из меня был никакой, приходилось принимать всё на веру. Теперь стало понятно, почему старый книготорговец не воспользовался этими знаниями и сам не предпринял попытку разыскать это место. Если в переводе всё написано правильно, то оно находилось за пределами княжества, на какой-то лысой горе, по дороге, что вела в старую столицу королевства.
  На помощь пришёл белый и поправил меня, - Не старая столица, а первая столица королевства, которая находится на слиянии трёх, когда-то полноводных рек, а сейчас представляет собой затрапезный провинциальный городок. Развалины королевской крепости как раз находятся на холме, который в народе называют лысой горой.
  В общем, с этим ещё предстояло разобраться прямо на месте, когда я попаду туда, а что попаду, я не сомневался. Так как встречаться и давать показания королевским магам я не собирался, то через несколько дней, завершив все свои дела в Китеже, сдав свои ценности в королевский банк и получив специальный жетон, я собрался в своё первое дальнее путешествие. Мне было известно, что ещё несколько дней я буду находиться на территории княжества, а затем мне предстоит более чем двадцатидневное путешествие до столица Кёнинг. Это, конечно, если двигаться неторопливо и путешествовать со вкусом и комфортом. Гонцы достигали столицы за пятнадцать дней, имея только одну заводную лошадь. Интересно, а почему на постоялых дворах не держат сменных лошадей для этих целей, ведь тогда скорость доставки депеш и пакетов сократится вдвое и будет только зависеть от выносливости всадника?
  Прощание с Софьей вышло скомканным, у неё образовался завал в делах, и она смогла выделить мне только несколько минут для аудиенции. Подойдя ко мне вплотную и заглянув в глаза, она провела рукой по моей щеке и губам, а потом поцеловала её и опять провела по щеке и губам, - Это мой поцелуй тебе. Помни, ты обещал, как только тебе исполнится двадцать и твоё сердце будет свободным, ты должен будешь вернуться ко мне, если, конечно, к этому времени я не встречу более достойного или обстоятельства не заставят меня выйти замуж по династическим мотивам. Что мне сказать магам, когда они будут расспрашивать о тебе?
  - Всё что угодно, с ними я встречаться в ближайшее будущее не намерен. Честно говоря, мне жалко расставаться с тобой. Ты какая-то правильная, чистая, не испорченная властью. Если уж очень сильно прижмёт жизнь, дай знать, постараюсь помочь, чем смогу....
  На этом мы и расстались. Уже в седле Ворона я увидел силуэт княжны в окне и даже некое движение рукой, очень похожее на жест прощания....
  
  Конец первой части.
  
  Часть вторая.
  
  Пролог.
  
  Если вам уже приходилось пересекать государственную границу, то вам знакомо чувство разочарования, которое охватывает, когда ты убеждаешься, что за границей всё точно такое же, как и дома. Те же деревья, трава, пение птиц, небо и облака. Даже люди такие же, только одеваются несколько иначе.
  Вереницу карет королевских магов, прислуги и прочего люда я пропустил, заблаговременно съехав в сторону от почтового и торгового тракта. За те несколько дней пути, что я провёл в дороге, ничего примечательного не произошло. Два - три раза я чувствовал на себе ленивые заинтересованные взгляды, но, видимо, одинокий путник на красавце коне, к тому же достаточно бедно одетый, не вызывал особого интереса. Да и мои седельные сумки были потёрты и не ломились от багажа. Путешествовал я не торопясь, вслушиваясь в разговоры обывателей и посетителей постоялых дворов, выбирая те из них, которые попроще. Как губка я впитывал различные сведения, слухи, сплетни и постепенно общая картина стала вырисовываться у меня в голове.
  Королевство Порусия было одно из пяти крупных королевств этого континента и состояло из семи герцогств и двух княжеств. Княжества - это те же герцогства, с одинаковыми правами и обязанностями, а своими названиями они обязаны многовековому укладу своих жителей и их нежеланию принимать правила завоевателей. По всей видимости, одному из королей Порусии хватило мудрости даровать жителям привилегию проживать в княжестве, а правящим князьям видимость относительной независимости и свободы. Это как автономии в том государстве, где я когда-то жил....
  Пару раз мне пришлось окольными путями объезжать непонятно откуда взявшиеся кордоны, а из разговоров на постоялых дворах и в гостиницах я понял, что кого-то разыскивают, какого-то знатного вельможу, который скрывается от королевского правосудия. На вельможу я никак не тянул, но как говориться, - бережёного, бог бережёт. Вдруг это маги дали моё описание и теперь пытаются перехватить меня по дороге? Всё может быть.
  В одной из небольших гостиниц очередного провинциального городка я обратил внимание на человека, который старательно прятал своё лицо и тем самым только привлекал к себе любопытные взгляды. Фиолетовый тут же отреагировал на мой интерес и сообщил, что это именно тот вельможа, которого разыскивает королевское правосудие.
  - Его обвиняют в убийстве своего старшего брата с целью завладения наследством. Брата своего он действительно грохнул на дуэли, но не из-за наследства, а из-за того, что тот отбил у него девушку. Его мысли сейчас заняты тем, что бы незаметно добраться до своего дальнего поместья и там затаиться, но, скорее всего, его уже там ждут.
  С фиолетовым - драконом разума и ментального контроля я всё-таки нашёл общий язык. Он был единственным, которому я разрешил просканировать мою память и взять из неё все те знания, которые могут ему пригодиться. Только через три дня он вышел со мною на связь и заявил, что он совершенно бесполезен для такого великого мага и менталиста как я, но если я приму его, то он будет служить мне верой и правдой. А я понял, почему и их древние забрали с собой - для них не существовало тайн разума, и они могли считывать мысли и намерения людей. Страшная, по своим последствиям, способность, особенно если ею пользоваться в своих собственных корыстных или тёмных интересах.
  Я подошёл к столу этой таинственной личности и без приглашения уселся на лавку, - Чёрную кошку труднее всего найти в тёмной комнате, а вещь проще всего спрятать, поместив её на виду. Рекомендую вернуться в столицу, там не скрываться, а посещать все светские мероприятия. Прячутся преступники, вы же за собой вины не чувствуете. Дуэль прошла с соблюдением всех положений дуэльного кодекса. Ваш брат сам случайно напоролся на ваш клинок, а так как дуэль шла только до первой крови и должна была закончиться банальной царапиной, то надобности в маге жизни у вас не было. Не забудьте упомянуть и причину дуэли - женщину, которую ваш брат соблазнил, отбив у вас. Это сделает вас героем в глазах общества и защитником попранной чести. Вернуться желательно как можно скорее, а своё отсутствие можно объяснить делами личного характера. До Кёнинга наймите карету, это избавит вас от излишнего любопытства, да и кареты, как правило, не проверяют. Вот вам два золотых, при случае отдадите, - и, не дожидаясь ответа или какой-нибудь реакции на свой монолог, я поднялся в свою комнату.
  Утром след таинственного незнакомца простыл и о нём уже никто не вспоминал, нашлись темы по важней и интереснее - Барон С повздорил с графом Н на приёме у баронессы М, а их слуги устроили побоище между собой. Народ смаковал подробности, расписывая выбитые зубы, разбитые носы и свёрнутые челюсти, а так же спорил, во сколько обойдётся барону и графу лечение своей челяди у мага.
  Сразу же после завтрака я покинул этот городок и продолжил свой путь. По моим подсчётам скоро я должен буду добраться до развилки, где ответвление дороги должно будет привести меня к первой столице королевства. Любопытство гнало меня вперёд, а так же желание добраться до сокровищ древних, если они конечно ещё не разграблены и от них хоть что-то осталось. Вот так, ни шатко, ни валко я продвигался к своей цели. Дорога становилась всё хуже и хуже и вскоре скатилась до ранга просёлочной. Мой Ворон подрастерял свой лоск, но зато окреп физически. В одной из деревушек мне пришлось его перековывать, и я разговорился с кузнецом.
  - Едите вы, ваша милость, конечно правильно, да только делать там нечего. От первой столицы осталось только название. Даже развалины древней крепости и те разобрали, подвалы все обчистили. Иногда, правда, находятся счастливчики, которые находят в закутках или древнюю монету, или какую вещицу непонятную, тогда это фарт. Маги за них могут отвалить десяток а то и два золотых монет, но в последнее время ничего не было слышно, что б кому повезло.
  А и вы не первый из благородных, кто лезет в подвалы. Гуторят, что иногда там люди пропадают, а потом появляются постаревшие и без памяти. Таких тож сразу магам сдают, их там два. Высланы из столицы за провинности, и зарабатывают себе прощение. Мошенников тож хватает, берут ржавую железяку, изогнут её как подиковиннее и втюхивают приезжим, говоря, что это есть самый что ни на есть настоящий древний оберег. Да ещё приврут, что за него плачено кровью. Так что вы, ваша милость, если интересуетесь древностью, лучше сразу идите к магам, мож что и купите у них.
  Мой энтузиазм значительно спал, и я стал подумывать о том, что и глиняная табличка с клинописью и перевод - дело рук местных умельцев, которые неведомыми путями попали в руки книготорговца, а от него ко мне.
   В этой нерадостной мысли я ещё больше уверовался, когда въехав в Кинград, стал свидетелем изготовления десятка таких табличек в одном из дворов. Изгалялись в своей фантазии малолетние мальчишки и девчонки, которые острыми палочками чертили всевозможные знаки, чёрточки и точки. А вот 'перевод' к ним писали два испитых писца. Суть каждого 'перевода' сводилась к одной единственной мысли - в подвалах ждут своего часа сокровища древних и их осталось только найти и забрать.
  В центр городка я не поехал, а остановился на постоялом дворе сразу же за городскими воротами. Как я понял, бывшая столица жила в основном за счёт приезжих искателей приключений и трактирщик с удовольствием поведал мне историю Кинграда, когда-то лучшего города на свете, а теперь забытого всеми городка. История не новая и неоднократно читанная мною в учебниках. Пока три реки были судоходными и полноводными, город процветал, за счёт торговли. Но потом леса по берегам вырубили, реки обмелели, и началась эпоха длительного упадка когда-то первой торговой столицы королевства. К слову сказать, короли никогда здесь не жили и ничего не строили, а звание первой столицы касалось именно торговых дел. Мне даже пояснили, что лысых гор в пределах старой городской черты целых три. Они так и назывались, - лысуха первая, вторая и третья, а развалины на второй лысухе не что иное, как бывший дворец то ли торговой гильдии, то ли богатого торговца, именно там и ищут сокровища.
   Я решил осмотреть все три лысухи и с утра приступил к поискам. Потратив полную неделю, я убедился, что это пустышки. Ни каких следов древних или схронов я не обнаружил, зато предложениями с самой точной картой сокровищ, расшифровкой указаний как найти клад, меня достали. Что ж, отсутствие результата - тоже результат. Придётся мне ни с чем возвращаться на торговый тракт и продолжить своё путешествие. Почти месяц коту под хвост, правда, была одна мысль, к которой я вернулся в день отъезда из Кинграда. В моей табличке однозначно говорилось о дороге в старую столицу королевства, где и следовало искать лысую гору.
  В первую очередь следовало проверить, имеется ли на территории Порусии действительно старая столица и если да, то где она находится. Если имеется, то предстояло найти ещё на дороге в неё очередную лысую гору и там продолжить свои поиски. Удача мне улыбнулась только тогда, когда я вернулся на торговый тракт. В первом же трактире мне поведали историю несчастной любви короля и некой пастушки, которую сгубили злые лорды. Не желая бредить свою память, король забросил старую столицу и построил новую на том месте, где она сейчас и стоит. Старый город не просто пришёл в упадок, а со временем разрушился до основания и теперь там никто не живёт, место считается проклятым, так как там, по преданиям, до сих пор обитает дух пастушки, которая разыскивает своего любимого. Появляться на развалинах молодому и неженатому нельзя, пастушка схватит молодого человека и утащит в свою обитель, откуда ещё никто не возвращался.
  Все эти россказни я пропустил мимо ушей, так как мне нужна была только дорога туда и лысая гора на ней. А вот с этим оказались проблемы. Дорога существовала и даже не одна, но вот о лысой горе никто не слышал, придётся искать самому.
  Трудности начались буквально в тот же день, как я нашёл сворот к проклятому городу. Дорог оказалось три. Условно я их разделил: - на королевский тракт, так как он частично сохранил замощённые участки; - на торговую дорогу, так как она тоже носила следы ухода за ней и кое-где даже сохранились кюветы; - на дорогу для простого люда и крестьянских телег, которая заросла сильнее всего. А ещё меня поразило наличие на каждой дороге небольших застав, которые запрещали проезд - проход в сторону запретного места, хотя и не препятствовали, если их обходили стороной. Разговорившись со стражником на главной дороге, я узнал, что этот запрет действует уже не одну сотню лет и вначале очень строго соблюдался. Сейчас же заставы стоят больше для проформы.
  - Дурней, каких мало, у нас в королевстве много, именно поэтому мы не особо им препятствуем. Если сгинут, туда им и дорога, а вернутся живыми и здоровыми, больше туда не полезут и других отговорят.
  К сожалению и он ничего не слышал о лысой горе или каком-нибудь приметном холме, так что придётся мне самому пройти все три дороги от начала и до конца. Проклятый город находился в трёх днях конного пути от торгового тракта, что вёл в Кёнинг, но так как в переводе указывалось, что гора находится по дороге в столицу, то в сам город мне заезжать не было резона, да и приближаться к нему близко тоже. Из чувства противоречия свои поиски я начал с третьего - крестьянского пути.
  К моему удивлению и эта дорога вскоре разделялась на две, причём левая была явно давно заброшена, так как на ней уже выросли небольшие деревца, которые на фоне вековых деревьев смотрелись мелкой порослью. Налево-то я и свернул, а так как идти предстояло пешком из-за густых зарослей, то Ворона я оставил на заставе. Магический фон был настолько велик, что я безбоязненно стал пользоваться помощью своих дракончиков, которые изнывали от безделья и невозможности получить новые впечатления от моего путешествия.
  Новости обрушились на меня как лавина - не такая уж безлюдная была эта сторонка. В лесу прятались несколько отрядов, скорее всего разбойников, которые перехватывали одиночек и небольшие группы искателей сокровищ. Теперь становилось понятным, почему исчезали люди и не возвращались из проклятого города. На один такой отряд, состоящий из восьми заросших мужиков, исправно одетых и неплохо вооружённых, я вышел специально, как бы случайно. Мне нужна была информация, а ею они, несомненно, обладали. В живых я оставил двоих - главаря, одетого побогаче и его доверенное лицо, который ходил за ним как тень. Всех остальных положил из самострела, заодно проверив его скорострельность, точность, кучность и пробивную способность свинцовых и железных шариков.
  Подойдя к обездвиженным бандитам, участливо поинтересовался, - И каково это из охотников превратиться в дичь? Правда весело, особенно когда начинаешь понимать, что безнаказанности пришёл конец? Перебитые-то ножки болят?
  - Ты что, совсем без ума? Не знаешь, с кем связался? Да наш маг от тебя мокрого места не оставит...
  - Маг, говоришь? Интересно, интересно, только вот до моего мокрого места ещё далеко, а ваша смерть близко и от ваших правдивых ответов зависит, как вы умрёте - легко или в страшных мучениях. Начнём, пожалуй, допрос. И так, где находится по дороге в старую столицу лысая гора? Причём это не обязательно название горы, может быть, местность так называется...
  О лысой горе ни тот, ни другой даже не слышали, но указали на особое место чуть в стороне от 'королевской' дороги. Местные разбойники его называют плешью ведьмы и всегда обходят стороной. Побывавшие там быстро покрываются язвами и умирают, даже маги бессильны что-либо сделать....
  С помощью фиолетового я узнал много нового. За четыре года, что банда промышляла в окрестностях бывшей столицы, они успели награбить достаточно ценностей, часть из которых передавали некоему магу, который обеспечивал им защиту от стражников, и при необходимости заживлял раны. Места тайников меня особо не интересовали, но фиолетовый посоветовал обязательно посмотреть схрон заместителя главаря, который прятал от всех нечто весьма ценное, хотя и не представлял что это такое.
  - У него сохранён образ металлической шкатулки, которую он так и не смог ни открыть, ни взломать, ни повредить. Замка или запорного устройства не видно, но внутри что-то есть. И ещё, у меня сложилось впечатление, что маг появляется из проклятого города и там у него оборудована лаборатория или убежище. Главарь несколько раз отправлял своих людей следить за ним и они доходили до развалин, но туда не заходили...
  У вечернего костерка я объяснил синим и красным свою задумку с боеприпасами. Таскать металлические шарики и перезаряжать самострел в бою, было хлопотно. Терялось много времени, а счёт мог идти на секунды. Я предложил синим, по примеру ледяных игл, создать нечто, что подходило для заряжания самострела. Красных же я просил подумать, как стабилизировать небольшие фаерболы и заключить их в специальную оболочку, которая будет разрушаться при попадании в цель.
  - Поймите меня правильно, я не всегда могу использовать открыто ваши способности и возможности, особенно тогда, когда буду вынужден скрывать что я маг. А самострел в глазах других и так является магическим оружием, наследием древних, и никого не удивит, что он может стрелять такими зарядами. Надо бы ещё белому озаботиться усилением пробивной способности самострела, увеличив мощность заряда сжатого воздуха, но так, что бы не повредить самострел и обеспечить его длительную работоспособность.
  Озадачив ровно половину своих симбионтов работой, я с улыбкой вспомнил распространённую в армии поговорку о сроках выполнения поставленной задачи - к утру, к исходу дня и к понедельнику. Как давно это было...
  За ночь ничего примечательного не произошло, мои дракончики продолжали работать над совершенствованием боеприпасов и пока не хвастались своими результатами. А вот чёрный доложил, что примерно через километр движения в сторону развалин, я встречусь с сигнальной сетью, вернее первым её рубежом. Её, конечно, легко преодолеть или разрушить, но делать этого не стоило, что бы не тревожить мага, который обитал в проклятом городе.
  Следуя указаниям фиолетового, я через час с небольшим добрался до тайников разбойников. Ничего ценного и примечательного я в них не нашёл: какие-то черепки, обломки механизмов, осколки цветного стекла, совсем немного золота и серебра. А вот шкатулка, спрятанная отдельно от всего, меня действительно заинтересовала. Она представляла собой небольшой контейнер с вакуумной крышкой, которую я довольно легко открыл, нажав на специальный клапан, стилизованный под изображение цветка. С лёгким шипением крышка откинулась, и я увидел небольшой тубус. Внутри оказался шёлковый свиток с текстом на трайском языке, вернее старотрайском. При желании я вполне мог уловить смысл написанного, наставник меня этому обучил, но одного взгляда было достаточно для того, что бы понять, что это любовное стихотворное послание некой Эльмире - блистающей розе....
  Уже несколько минут я чувствовал, что за мной пристально наблюдают, но не подавал виду, что заметил слежку, а мои дракончики затаились, готовые в любой момент прийти мне на помощь.
  - Так, так. И кто это тут хозяйничает в вещах моих верных слуг? - Из воздуха соткался небрежно одетый старичок с всклоченной бородой, в богатом, расшитым золотом халате и островерхом колпаке с кисточкой. Пришлось сделать вид, что я донельзя испуган и удивлён появлением из ниоткуда мага. А он, словно не замечая моего испуга, продолжил, внимательно оглядывая меня, - Крепкий, молодой, к тому же из благородных, хороший получится раб. Значит так, за то, что ты лишил жизни моих слуг, ты отработаешь на меня три года, три месяца и три дня. Не бойся, платить буду золотом, так что в накладе ты не останешься. Сейчас иди прямым ходом в проклятый город к моей башне, там я тебя встречу. Если вздумаешь попытаться сбежать, умрёшь в страшных мучениях, - старик растаял в воздухе, а я даже ощутил некоторое облегчение. Не то что бы я испугался, но несколько неприятных мгновений я пережил, особенно когда он пытался оказать на меня ментальное воздействие и подчинить мою волю себе.
  - Что будем делать? - Обратился я к дракончикам. - В развалины я не собирался, но и не воспользоваться таким шансом было бы глупо, тем более, что он заложил мне в память маршрут, как избежать ловушек и обойти его сигнальные устройства. Сейчас меня интересует, какой магией он владеет и что у него за симбионты?
  Ответил фиолетовый, - Он считает себя верховным магом на том основании, что у него два симбионта - красный и белый, всех остальных презирает. С королевскими магами у него давняя и застарелая вражда. Поодиночке он справится с любым из них, но против трёх - четырёх у него шансов нет, вот он и спрятался сюда. По его мнению, древняя столица была разрушена в результате применения мощного магического оружия, такого мощного, что магический фон от его применения до настоящего времени настолько высок, что скрывает или поглощает любую магию в определённых границах. Это оружие он и пытается изучить и понять принципы его применения, что бы установит своё господство над королевством. Он ведёт специальные записи, куда заносит всё самое важное, а свою память периодически очищает от ненужного хлама. Как он это делает, я не знаю...
  Ноги сами несли меня к развалинам, заставляя подчиняться причудливому маршруту движения. А город-то, оказывается, не так что бы сильно разрушен, по-крайней мере у некоторых сооружений сохранились стены и даже крыши. Над всем этим возвышалась серая массивная башня, похожая на минарет. Я чувствовал, что маг внимательно наблюдает за мной и постарался показать своё полное подчинение чужой воле.
  - Пришёл? Прежде чем я объясню тебе твои обязанности, пойдём я тебя покормлю.
  Он привёл меня, но не в башню, а в какую-то полуразваленную сараюшку. Колченогий стол, кособокий стул, корка заплесневевшего хлеба и глиняная кружка с водой. - Видишь, как я забочусь о тебе? Стол ломится от заморских яств, бери, пробуй и вином не забывай запивать, лучшее из королевских подвалов. Так будешь есть каждый день, если не ленивый и добросовестный....
  Скрывая отвращение, я с жадностью сжевал корку хлеба, всем своим видом показывая неземное наслаждение, а от 'вина' отказался - от запаха тухлой воды меня тянуло блевать.
  - Простите, господин, но я не пью вино, даже разбавленное, до двадцати одного года мне это запрещено, такие у нас законы.
  - Что ж, не хочешь, не надо, в следующий раз я буду потчевать тебя заморскими соками, - с этими словами н выплеснул воду на пол. - А теперь займись наведением здесь порядка, после этого поднимешься ко мне в башню...
  Как я понял, этот сарай служил магу своеобразным обеденным залом и я с 'энтузиазмом' приступил к уборке. Приблизительно через два часа я закончил, и смог немного перевести дух. Как раз к этому времени маг вновь вернулся ко мне, - Пошли, я покажу тебе свою мастерскую и лабораторию, а так же то место, где ты будешь спать, когда я тебе разрешу....
  Тяжело скрывать заинтересованность во взгляде, когда ты первый раз в своей жизни посещаешь башню мага. Это было что-то - маленькие засушенные монстрики висели на стенах между пучков трав. Через равные промежутки на специальных штырях были насажены уменьшенные головы людей, в основном мужские, но попадались и женские. Довершали картину лестницы светильники изображающие пасть дракона, из которой вырывалось пламя.
  На условно втором этаже находилась мастерская, заваленная всевозможной металлической рухлядью, на стеллажах вдоль стен лежали более мелкие детали, а на двух столах находились странные конструкции, предназначение которых я с первого взгляда не определил. На третьем этаже находились покои мага - если охарактеризовать их одним словом - свинарник.
  - Спать будешь здесь, - и его палец показал на груду грязного рванья, - почти королевское ложе. Цени мою заботу.
  На четвёртом этаже находилась лаборатория, которая практически ничем не отличалась от школьной химической, как я её помнил - те же колбы, подобие спиртовок, пробирок и всевозможных трубочек, пузырьков...
  - А здесь хранится самое дорогое. Мои сокровища. Близко не подходи - и он показал мне вычурный шкаф со стеклянными дверцами, явно произведённый во времена древних цивилизаций.
  Сквозь стекло были видны странные предметы, несколько потрёпанных книг с металлическими страницами, два жезла и ещё что-то завёрнутое в красную материю - это всё, что я успел рассмотреть, прежде, чем костлявая рука мага схватила меня за ухо и не потащила прочь.
  Знакомство с башней продолжалось, - Это пятый этаж, тебе сюда нельзя, да и дверь никого не пропускает кроме меня, здесь хранятся мои записи, наработки и всё то, что будут изучать благодарные потомки. Есть ещё подвальные помещения, но я тебя туда, пока, не поведу, там опасно....
  Мы вернулись на третий этаж в покои мага, - Наведи здесь порядок, только осторожно, ничего не сломай и не порви, сам видишь, какая здесь красота собрана, - а я понял, что маг живёт в своём иллюзорном мире и реального положения вещей не видит, или не хочет видеть. Так началось моё служение не совсем нормальному магу огня и воздуха.
  Я чистил, убирал, разбирал, сортировал.... Когда маг куда-то отлучался, выпускал своих симбионтов, и они изучали башню и всё её содержимое. Чёрный и оба синих спускались в подвалы, где по их словам ещё властвовала магия древних и куда простому человеку было не попасть, а мага ждала долгая и мучительная смерть от невидимых лучей. Из всего, что мне стало известно, я сделал вывод, - проклятый город был ареной противостояния людей и древних. Прежде чем уйти глубоко под землю, древние громко хлопнули дверью, стерев с лица земли столицу королевства со всеми её обитателями и населением близлежащих окраин. Из сохранившихся обрывков записей тех времён следовало, что король вознамерился поставить знания и умения древних себе на службу и действовал весьма жестоко и бессердечно, зная, что они все поголовные пацифисты и не приемлют насилие. Но, видимо, и терпению древних пришёл конец.
  Все записи и документы, не только мага, но и собранные им в развалинах, были изучены. Осталось наведаться в подвал и своими глазами увидеть сохранившееся действие магии подземников. Дождавшись, когда в очередной раз маг покинул башню по своим делам и, запечатав входную дверь, я отправился в подвал. Уже на входе, перед массивной дверью меня ждал такой сюрприз, что я был вынужден сесть на ступеньки, выровнять дыхание и унять дрожь в руках. Три серых, неинициированных диких дракончика неподвижно висели перед дверью, словно ожидая, когда я протяну к ним свою руку. Вот оно мне надо - лишняя головная боль, а хапуга чёрный уже нашёптывал, - Бери, не раздумывай, древние так просто такие подарки не дают. Не зря же они показали их тебе, а не этому придурашному магу. Хозяин, ты что, трусишь? Это же какая возможность....
  А мне опять вспомнилась поговорка про сыр в мышеловке. Не верю я в доброту и бескорыстие древних, вот не верю и всё тут. А мой хомячок внутри тут же зашевелился и стал убеждать меня, что такой запас карман не тянет, что в хозяйстве всё пригодится и что дарёному коню в зубы не смотрят...
  Скрипя всеми суставами, я нехотя протянул руку и принял всех троих, - Значит так, инициирован будет только один - белый, для пары, остальных оставлю до лучших времён.
  - А почему не жёлтый и фиолетовый, им тоже нужна пара, - тут же отреагировал чёрный. Ответить ему я не успел, так как массивная дверь сама открылась, приглашая меня войти вовнутрь, что я и сделал, походу получив ещё одного белого симбионта воздуха. С первым же моим шагом коридор ярко осветился, и заиграла визгливая, но торжественная музыка. Прямо из стен стали выдвигаться укутанные с головы до ног фигуры и одна из них протянула мне нечто среднее между накидкой и плащом безрукавкой с капюшоном, - Одень, это убережёт тебя от смертоносных лучей.
  Когда я оделся, на мне расправили складки, окружили плотным кольцом и повели куда-то вглубь подземелья. Однако к своему удивлению я вскоре оказался на открытой местности, где мне позволили снять защиту и извинились за то, что они не могут снять свою одежду, так как солнце для них так же опасно, как и невидимые лучи смерти.
  - Мы давно наблюдаем за тобой, третий сын вольного барона из клана горного барса, семьи мудрого ворона и рады тому, что не ошиблись в своих ожиданиях. Это лысая гора, которую ты так долго и безуспешно искал. Она скрыта от посторонних глаз и здесь ты получишь все ответы на свои вопросы. Хорошо подумай, прежде чем их задавать. Учти, не на все мы готовы ответить.
  Я задумался, вопросов было действительно очень много и из всего их многообразия предстояло выбрать самые важные.
  - Хорошо, я хотел бы первым делом изучить подлинник договора между симбионтом и носителем.
  - Ты получишь точную копию и на досуге сможешь его изучить, после чего копия самоуничтожится.
  - Что такое перерождение симбионтов и как оно происходит, не несёт ли оно угрозу жизни дракончикам?
  - Ты сам всё увидишь своими глазами, процесс уже начался.
  - Я лишусь симбионтов?
  - Да, десять будут участвовать в перерождении, жёлтого и фиолетового мы заберём себе, им не место в этом мире, а чёрный сам определится, остаться ему с тобой или стать свободным. Такова твоя плата за знания.
  - А вам не кажется, уважаемые, что это неприкрытый грабёж? Никаких знаний я ещё не получил, а уже лишился всего того, что было нажито непосильным трудом. У вас, что, так принято? - мой выпад банально проигнорировали, и ответом мне было молчание. Всякое желание задавать другие вопросы у меня пропало. Я развернулся, поднял с пола свою одежду и направился к темнеющему входу в подземелье.
  - Ты куда?
  - Мне здесь делать нечего. Теперь мне более-менее понятно, почему люди с вами враждовали, а как только они стали с вами поступать так же как и вы с ними, вы начали воевать. Благо, что вас выдавили под землю.
  - Ты не можешь уйти, процесс перерождения без носителя не состоится.
  - Плевать, это ваши проблемы, а не мои.
  - Мы дадим тебе столько золота и камней, сколько ты сможешь унести...
  - Не интересует.
  - Чего ты хочешь?
  - Я хочу, что бы вы все сдохли и не мешали людям развиваться и идти по собственному пути.
  Вход в подземелье мне преградили два древних, и в руках у них было оружие, похожее на то, что любят описывать наши фантасты в своих космических произведениях.
  - Ты никуда не пойдёшь, пока не будет закончен процесс перерождения.
  - Да пошли вы..., - и я грязно выругался, сблизился с теми, кто охранял проход и двумя росчерками мифриловых клинков рассёк их грудные клетки. К моему удивлению, на пол упали только пустые накидки, правда, запачканные кровью, а меня охватили невидимые щупальца, приподняли над землёй и обездвижили.
  Раздался властный голос, от которого даже мурашки побежали по коже, - Отпустите его, процесс призыва и перерождения завершён. Я вижу, столетия проведённые в добровольном изгнании вас ничему не научили.
  - Ты прав, брат. Ложь и обман настолько впитались в их кровь, что по-другому они уже жить не смогут. Все присутствующие здесь слуги заслуживают смерть. Прости Витас, что всё так получилось.
  Путы ослабли, и я мягко опустился на землю. Передо мной, склонив головы, стояли два радужных дракона, а на месте древних валялись только их балахоны.
  - Красивые, - только и смог выдохнуть я, наблюдая, как их кожа переливается всеми цветами радуги, - и что дальше?
  - Дальше в этом мире станет чуть меньше войн и эпидемий. К сожалению, нас только двое и мы не такие всемогущие, как нам приписывают. Будем работать, и ждать перерождения других симбионтов в драконов Жизнь то на этом не останавливается....
  Ворон неторопливо перебирал копытами малозаметную лесную тропу, на душе была пустота и злость на весь мир. Я еле сдерживался, что бы не материться во всё горло. Было мерзко и противно.
  Четверо душегубов, которые сочли меня достойной добычей, были пошинкованы на куски, а их головы украсили макушки близлежащих деревьев. У неглубокого ручья пришлось остановиться, что бы умыться и почистить одежду. Холодная вода заставила немного успокоиться и прийти в себя. Жизнь то действительно продолжается, просто я перевернул её очередную страничку....
  
  1.
  
  У меня что, на лбу или спине написано - 'безобидная овечка'? Или если у меня на боку не висит шпага или фалькон, то меня можно безнаказанно оскорблять? А золочёные шпоры вам ни о чём не говорят? Примерно такие мысли посетили меня, когда я вытирал свои клинки об одежду очередных незадачливых задир. За два дня это уже седьмая стычка, такое ощущение, что чем ближе к Кёнингу, столице Порусии, тем больше дураков ошивается возле королевской дороги. Так и хочется воскликнуть 'о времена, о нравы'. Хочется, но не воскликну.
  Я сэр Витас, третий сын вольного барона ВиктОра с фронтира, принадлежу к клану горных барсов, семье мудрого ворона, баронет, владетельный лорд и весьма богатый молодой человек. До недавнего времени я был, наверное, самым могущественным магом этого мира, ведь мне принадлежали сначала десять симбионтов, а потом и все тринадцать. Но ни что не вечно под луной, и я вновь стал обычным благородным шалопаем, который стремиться попасть в столицу в надежде на удачу, богатства и прочие вкусняшки, которыми так манит провинциалов Кёнинг.
  Ещё три дня назад я отправил с оказией в княжество записку для княжны Софьи, в которой с прискорбием сообщил, что одномоментно лишился всех своих сил и способностей и превратился в обычного дворянина, которых пруд пруди. Так что теперь я не представляюсь выгодной партией и считаю её и себя свободными от любых обязательств. Я так же просил сообщить об этом моему наставнику и княгине Анне, так как отныне магическая связь для меня недоступна.
  В этот раз хандрил я недолго - было, да сплыло. Как говориться не больно то и хотелось, пережили голод, переживём и изобилие. Зато теперь я вновь приступил к ежедневным тренировкам с самострелом и клинками, восстанавливая утраченные навыки. Всё-таки школа Миры и моих братьев не прошла для меня даром, так что с каждым днём я чувствовал себя всё увереннее и увереннее в обращении с клинковым оружием. Естественно, что со своими мифриловыми я мог заниматься только в безлюдной местности, где-нибудь подальше от дороги и на полянке в лесной чаще. В остальных же случаях приходилось пользоваться деревянными клинками, которые выточили по моему заказу в одной из мастерских небольшого городка Себучар. Пришлось выдумать обет, по которому мне ещё несколько месяцев нельзя брать настоящее оружие в руки....
  По моим приблизительным расчётам, к воротам столицы я должен буду добраться ближе к вечеру, поэтому не мешало бы заранее найти знающего человека, который просветит меня о порядочных заведениях, ценах, кухне и приличных портняжных и сапожных мастерских. За время своего полугодового путешествия по королевству я изрядно поистрепался. Надо приводить себя в порядок и вид, достойный владетельного лорда и баронета. Естественно, уподобляться местным модникам и попугаям я не собирался и изменять ранее выбранному стилю одежды не намерен.
  Вскоре я нагнал простую карету без вычурного герба и украшений, которую сопровождал сурового вида дворянин, увешенный оружием. К нему-то я и решил обратиться с расспросами.
  - Простите, сударь, за мою назойливость, я сэр Витас и прибыл в столицу из очень далёкого далека. Не могли бы вы порекомендовать мне недорогую гостиницу или постоялый двор, а так же портного и сапожника, которые не будут обдирать бедного провинциала?
  Мужчина вначале напрягся, и его рука непроизвольно легла на эфес шпаги, но заметив, что я без оружия, он тут же успокоился, - Сэр Витас, а свою шпагу вы уже успели где-то заложить или продать? Если это так, то рекомендую первым делом заехать в оружейную лавку и прикупить хоть самый дрянной и дешёвый клинок, или взять его в долг. Без оружия у нас в Кёнинге не ходят, да и молодёжь ныне пошла через-чур задиристая, а отсутствие клинка не спасёт вас от насмешек и оскорблений.
  - Да я это заметил ещё по дороге в столицу. Такое ощущение, что молодые птенцы выстраиваются вдоль дороги в надежде найти кого-нибудь, кого можно безнаказанно оскорбить или осмеять. Неумелые и глупые задиры.
  - Что, уже сталкивались с такими? И что с ними стало?
  - Не знаю, я их тела бросал возле дороги. Представляете, даже карманы не проверял, что бы не терять своё достоинство. Дома я бы всё вывернул наизнанку и нашёл бы, чем поживиться.
  - Простите молодой человек, что я не представился. Меня зовут виконт Чезаре и я сопровождаю своего отца из нашего загородного дома в королевский дворец, куда он приглашён на малый приём. У вас странный говор, не характерный для центральных провинций, да и некоторые ударения вы ставите иначе. Откуда вы родом?
  - Фронтир, вольные баронства, граница со степняками и кочевниками. В королевство я прибыл недавно, а до этого дальше Китежа - столицы нашего княжества нигде не бывал.
  - А, так вы подданный княгини Ольги? Гостила она тут у нас недавно несколько месяцев. Говорят, у неё две дочери красавицы.
  - Я не совсем подданный княгини, мои владения находятся на коронных землях, а дочери действительно красавицы. Да только они нам с вами, виконт, не по чину. Старшая - наследственная княжна, младшая - сильный инициированный маг, а княгиня Ольга слишком разборчивая мать.
  - Действительно, не по чину, к тому же, наверняка для будущей княгини мамаша будет подыскивать покладистого мужа. Извините сэр, я вас оставлю на несколько минут, мне надо переброситься парой слов с графом.
  А виконт-то не дурак, быстро ухватил суть проблемы с замужеством Софьи, а узнав о том, что Анна маг, даже и рассматривать возможность знакомства с ней не стал.
  Через некоторое время мой собеседник вернулся и радостно сообщил, - Вопрос решён, отец позволил мне пригласить вас к нам в гости, но в обмен вы расскажите нам все заслуживающие внимания новости о вашем княжестве, вашем маге и вражде с герцогом Рено.
  - Договорились, виконт, тем более, что мне не придётся платить за постой из своего кармана, - я по прежнему решил играть роль не очень богатого владетельного лорда с окраины королевства...
  Так болтая о пустяках, мы добрались до ворот столицы, где нас тут же, вне всякой очереди, пропустили, несмотря на тихий ропот остальных представителей дворянского сословия. Из этого я сделал вывод, что, не смотря на простоту кареты, её пассажир пользуется немалым весом и авторитетом, что даже простые стражники и дворяне перед ним трепещут в одинаковой степени.
  Дом не поразил меня ни внешней роскошью, ни помпезностью, однако в нем чувствовалась некая основательность и монументальность, особенно в нарочитой грубости внешней облицовки. Комнату мне выделили на третьем этаже и предупредили, что приёмы пищи происходят по второму сигналу гонга, однако до ужина ещё есть время, что бы смыть с себя дорожную грязь, отдать свою одежду слугам для того, что бы её почистили и пригласить графского портного для того, что бы с меня сняли мерки. Так что около трёх часов у меня есть в моём распоряжении.
  Плескался я не долго, а рассматривая свою 'парадную' одежду, в которую предстояло переодеться, тяжело вздохнул. Выгляжу действительно как обедневший дворянин, считающий каждую монетку. В комнате меня уже ждал портной и две швеи с отрезами яркой ткани, которую я тут же забраковал. Пришлось портному показать мой дорожный камзол и даже позволить его распороть на составные части, что бы он смог уяснить, мои требования к одежде. С обувью тоже вышла заминка, сапожник ни как не мог взять в толк, почему я буду носить сапоги для верховой езды, а не модные красивые туфли с загнутыми носками, и как это сапоги не будут одинаковыми, а сточенными под правую и левую ноги. Как раз перед самым первым гонгом я закончил плодотворное сотрудничество с мастерами пошива и даже успел немного посидеть в спокойной обстановке.
  Вышколенный слуга проводил меня в столовую и показал моё место, предупредив, что садиться раньше господина графа за стол не принято, если я не хочу нарушать застольный этикет и показывать свою дремучую неуклюжесть. Так как я прибыл самым первым, то, что бы ни терять времени зря, решил осмотреть убранство зала и картины, что висели на стенах. Иногда вот такие мелочи могут рассказать о хозяине значительно больше, чем личное знакомство. На двух полотнах я обнаружил изображения симбионтов - зелёного и белого дракончиков. Чувствовалось, что художник рисовал с натуры и хорошо знаком с внешним видом этих магических существ....
  Одновременно со вторым гонгом в зал вошли все члены семьи графа - жена, два сына, воспитанница и приживалка жены в одном лице, а через некоторое время и сам хозяин дома. Первое, что бросилось мне в глаза - это очень молодой внешний вид графини, выглядела она моложе меня и изумление, которое отразилось на моём лице, было заметно всем. Вот только глаза выдавали её возраст и житейскую мудрость.
  - Дорогая, объясните нашему гостю свою особенность, а то он может подумать, что я женат второй раз, и вам едва исполнилось шестнадцать лет.
  Графиня застенчиво улыбнулась, и на её щёчках появились ямочки, - Достигнув возраста семнадцати лет, я перестала взрослеть и стареть. Это счастье и проклятие нашего рода, оно распространяется только на девочек. Как видите, мои сыновья обыкновенные люди.
  А теперь, позвольте вам представить всех членов нашей семьи. Мой муж - граф Этьен Эсмеральд - несколько чопорный кивок головой этого высокомерного господина. Мои сыновья - со старшим вы уже знакомы - наследник, виконт Чезаре, будущий граф Эсмеральд. Младший - виконт Сергю. Я - леди Катрин, урождённая баронесса Сантин. Моя воспитанница и компаньонка, дочь наших старинных друзей леди Мишель Антре. А теперь представьтесь вы, молодой человек. Чезаре охарактеризовал вас как весьма незаурядного юношу.
  Я отвесил общий поклон в сторону всех членов семьи, - Сэр Витас, баронет, третий сын вольного барона ВиктОра, из клана горных барсов, семьи мудрого ворона, владетельный лорд, прибыл в столицу из приграничного княжества Русов, - я ещё раз отвесил всем общий поклон.
  - Милорд, позвольте пригласить всех к столу, - и вновь эти ямочки на щёчках и лёгкий румянец.
  Небрежный кивок головой и все расселись на свои места. Рядом со мной оказался Чезаре, который по-приятельски подмигнул мне и тут же уткнулся в свою тарелку, перехватив укоризненный взгляд своей матери.
  После четвёртой перемены блюд, граф изволил обратиться ко мне, - Я заочно очень хорошо знаком с вами баронет Витас и, честно говоря, представлял вас совсем другим. Об интересующих меня вопросах мы с вами поговорим завтра после завтрака в моём рабочем кабинете, а сейчас ответьте мне только на один вопрос - с чем связано ваше более чем полугодовое неторопливое движение в столицу?
  - Если коротко, я очень много времени потерял в проклятом городе, общаясь с сумасшедшим магом. Он каким-то образом замедлял течение текущего времени в соотношении примерно один день к пяти. Хотя, возможно это и не его заслуга, а феномен магического воздействия ....
  - Молодой человек, больше ни слова, здесь даже стены могут иметь уши. Это секретные сведения составляющие тайну королевства. Все разговоры завтра в моём рабочем кабинете. Спасибо Чезаре, что ты убедил меня пригласить этого юношу к нам в гости, иначе нам и дальше пришлось бы искать иголку в стоге сена, а сей молодой человек имеет поразительную способность бесследно исчезать и появляться в самых неожиданных местах. Что бы для вас не было неожиданностью, назову свою должность, - я глава тайной канцелярии нашего королевства....
  Мне было о чём подумать, нежась на мягкой перине. Интересно, наша встреча была подстроена или это случайность? Всё-таки случайность, невозможно точно просчитать скорость моего движения и время прибытия к столице. Если только не вести за мной длительное наблюдение и не высчитывать средние показатели. Чушь, слежки я за собой не ощущал. Теперь надо определиться, о чём можно рассказать, а о чём лучше умолчать. О событиях в княжестве придётся рассказывать практически всё без утайки в свете разработанной мэтром Вилом и мной версии, наверняка донесения он получал не только от Марты, но и от других своих агентов по обе стороны границы. Точных доказательств, что я был магом у него нет и быть не может, так что тут можно будет ссылаться на некие способности, которые проявились у меня после покушения. О визите в первую торговую столицу расскажем всё без утайки и даже отдадим для изучения пергамент и перевод, пусть поломают голову его специалисты. О своём пребывании в проклятом городе расскажем самую малость и сошлёмся на провалы в памяти, видимо, под воздействием мага. Сильнейшее нервное потрясение и общая физическая усталость требовали неторопливого путешествия и восстановления всех моих сил, чем и объясняется моё медленное путешествие и длительные остановки в некоторых городках. Вот такого плана и будем придерживаться.
  Спал я плохо и, хотя кошмары и различные сновидения меня не доставали, проснулся разбитым и каким-то уставшим. Однако моё настроение значительно улучшилось, когда графский портной принёс мне на примерку и подгонку новенький камзол, сшитый по лекалом моего старого. Получилось весьма удачно, да и серо-стальной цвет мне подошёл, а вот брюки в сапоги пришлось немного ушить. Я тут же заказал ещё три подобных костюма чёрного, тёмно-зелёного и песочного цвета, а что бы стимулировать работу портного и швей, вручил им по большой серебряной монете, пообещав выдать каждому после выполнения заказа по золотому. Притворяться 'бедным родственником' не придётся, а жаль, очень удобная роль. Надо будет попросить графа и Чезаре, что бы они обо мне особо не распространялись, хотя и так ясно, что будут молчать. Главное не привлекать к себе излишнего внимания, если получится, изучить обстановку и расклад сил при дворе и только после этого принять решение куда приложить свои способности и усилия. Возвращаться в княжество я пока не собирался.
  И в этот раз я пришёл в столовую раньше всех и продолжил осмотр картин и обстановки, но моё одиночество длилось недолго, вскоре ко мне присоединился молодой виконт. Мы обменялись с Сергю учтивыми поклонами и он подойдя ко мне и сделав вид, что тоже рассматривает картину, тихо прошептал, - Учтите баронет, отец мягко стелет, но спать очень жёстко. Будьте с ним осторожны. - А потом громким голосом продолжил, - Этих магических существ, невидимых в обычной жизни, рисовал настоящий маг по просьбе отца. Так что это подлинное их изображение.
  - А судя по тому, что драконы разноцветные, маг видел их обоих, а может и владеет сразу двумя. Уж не наш ли это сумасшедший из проклятого города? Хотя нет, у того красный и белый, а тут зелёный и белый. Нестыковка получается. - Я не сомневался, что младший сынок обязательно передаст наш разговор своему отцу, да и завёл его наверняка по просьбе графа. Ребята, какие же вы всё-таки наивные....
  Я же твёрдо буду придерживаться своей линии поведения - я не маг и никогда им не был, дракончиков вижу и ничего зазорного в том, что подарил одного из них понравившейся мне девушке, не вижу, магом становиться не собираюсь, на службу, пока не определюсь с выбором, поступать не буду....
  За завтраком меня уже рассматривали без стеснения практически все, было не очень приятно, словно я какой-то музейный экспонат. А может граф поручил за ночь навести обо мне дополнительные справки, и эта информация заинтересовала всю семью? Впрочем, скоро всё разъяснилось, за десертом разговор завела графиня.
  - Баронет, вы позволите мне в домашней обстановке обращаться к вам по имени? Это не сильно вас обидит или оскорбит?
  - Нисколько, наоборот, мне будет приятно. Дело в том, что я не помню своей матери - полная потеря памяти после неудачной попытки убить меня, и память так полностью и не восстановилась. Вижу, сударыня, что вам не терпится задать мне несколько вопросов, только сразу предупреждаю, не на все я смогу ответить. Есть темы, которых я касаться не намерен, да и при всём своём желании не могу. Видите ли, на меня наложены некоторые ограничения.
  - Нет, нет, никаких тайн у вас я выпытывать не собираюсь, простое женское любопытство.- Через несколько мгновений, сделав очередной глоток взвара, она продолжила. - До нас дошли слухи, что обе дочери княгини Ольги в вас влюблены и любая из них согласна стать вашей женой. Почему вы не женились на одной из них?
  Марта, чертовка, тебя просили высказывать своё мнение? Я же чувствую, откуда дует ветер. Сделав вид, что ненадолго задумался, ответил, - Всё дело в традициях, установленных в вольных баронствах, и наша семья их строго соблюдает. Прежде чем жениться, я должен прожить со своей избранницей вне брака три года, или менее этого срока, если родится ребёнок. Это делается для того, что бы молодые притёрлись характерами, лучше узнали друг друга - сильные и слабые черты характера, умение вести хозяйство и распоряжаться деньгами. Так уж исторически сложилось, что ранее чем я достигну двадцати одного года, мне женитьба противопоказана и не смотря на то, что стал изгоем и дорога в вольные княжества мне закрыта, кроме двух - трёх раз в году, что бы навестить родню. К слову сказать, мой старший брат женился в возрасте двадцати четырёх лет после рождения ребёнка и трёх летнего испытательного срока, мой средний брат - в двадцать два, и тоже после рождения ребёнка. Мне же только исполнится девятнадцать и торопиться некуда.
  - Насколько мне известно, - зашла с другого бока графиня, - княжна Софья ваша ровесница, а княжне Анне только исполнилось шестнадцать лет, и кто из них вам нравится больше? К кому лежит ваше сердце?
  Ага, так я тебе и ответил честно и откровенно...
  - Княжна Анна стала, не без моего участия, магом и сейчас проходит обучение у моего наставника лорда Вила, бывшего княжеского мага. Княжна Софья, наследница княжеского трона и наверняка будет вынуждена прислушаться к рекомендациям своей матери. А наша семья и княгиня Ольга - непримиримые враги. Именно она стояла за организацией моего убийства.
  - Этому есть весомые доказательства? - вмешался в разговор граф.
  - Несомненно, иначе я бы не стал разбрасываться такими обвинениями в присутствии главы тайной канцелярии королевства. Дело в том, что неудачливый убийца по какой-то причине не уничтожил письмо с инструкциями, написанное лично княгиней. Оно было найдено на его теле в тайном ходе, о существовании которого мы не знали. Его укусила горная гадюка в тот момент, когда он собирался забрать часть платы за мою жизнь из своего тайника. А нашли мы его только через семь - восемь месяцев после покушения. Княгиня Ольга, скорее всего и сейчас не предполагает, что мы знаем, кто заказал убийство. Причём, после этого была ещё одна неудачная попытка убить кого-нибудь из членов моей семьи. Убийцей отравительницей должна была выступить подруга княгини Анны, леди Меги Зельц. Она нам сама об этом рассказала и помогла выявить агента княгини в окружении отца, который передал ей смертельный яд.
  Да и потом, девушки они, несомненно, красивые и достойные, но моё сердце при виде их, не рвётся из груди и меня не тянет на сумасбродные поступки в честь моей избранницы. Вдруг я встречу другую? Вот я и сбежал из княжества, что бы время расставило всё на свои места. А попросту говоря, я струсил, - развёл руками и улыбнулся. - Вот если б мне было позволено жениться на обеих... - и вновь я улыбнулся, давая понять, что это такая шутка.
  Сразу же после завтрака мне предложили пройти в рабочий кабинет графа и повели окольными путями, так как когда я вошёл туда и граф Этьен и его старший сын виконт Чезаре уже ждали меня.
  - Наследственная должность? Готовите в преемники? - и я кивнул в сторону виконта.
  - Вы же прекрасно понимаете, баронет, что я не могу передать дело всей своей жизни в чужие руки. Это как если б ваш отец назвал своим наследником совершенно постороннего человека. Присаживайтесь. Не возражаете, если Чезаре будет помечать некоторые ответы на наши вопросы. Не скрою, к этой беседе мы основательно готовились всю ночь. Уж больно интересная и непонятная картина вырисовывается.
  - Это ваша право граф, но я повторю свои слова, сказанные вашей очаровательной супруге - не на все вопросы вы получите ответы, на меня наложены магические ограничения, которые снять невозможно.
  - Даже тому магу, который их накладывал?
  - Некоторые из них наложены древними, - видели бы вы их вытянувшиеся лица и выпученные в изумлении глаза.
  - Вы встречались с древними? - граф аж подался ко мне всем корпусом.
  - Тема древних под запретом, могу только подтвердить факт встречи с ними в подземельях проклятого города, но туда даже магам запрещено появляться.
  - А как же вы туда попали?
  - Тема древних под запретом, могу только подтвердить факт встречи с ними в подземельях проклятого города, но туда даже магам запрещено появляться, - как попугай повторил я.
  Наступила тишина и я терпеливо ждал, когда мои собеседники придут в себя. Граф мотнул головой, словно отгоняя от себя наваждение, - Хорошо, вернёмся к нашей беседе. Что вы можете нам сказать о легендарном клане горных барсов, к которым вы себя относите? Молва считает их хранителями сокровищ древних.
  Я встал и расстегнул камзол и ворот рубашки, демонстрируя часть мифриловых доспехов.
  - Именной подарок вождя племени за ту услугу, что я оказал им по поручению отца. Такие же, только чуть проще, у отца и моих братьев. Клан живёт своей жизнью глубоко под землёй, дорогу к ним охраняют ночные тени - духи стражи. Посторонним туда не попасть. Дорогу туда знал только мой отец, как кровный брат вождя. Сейчас этот путь закрыт, а всю нашу семью приняли в почётные члены клана, без проживания в подземельях. Это всё, что мне разрешено вам сказать о нашем клане. - Я вновь встал, расстегнул камзол и рубаху, демонстрируя на груди доспеха герб в виде горного барса и сидящего у него на плече чёрного ворона. - Сами понимаете, что данные сведения разглашению не подлежат, в противном случае неминуемая смерть.
  - Баронет, надо было раньше о таком предупреждать, - с раздражением сказал граф.
  - Мне задают вопросы, я на них отвечаю. Прежде чем что-то спросить, следует, как следует подумать, нужны ли вам эти знания и не несут ли они смертельную опасность. Моей вины в этом нет и вы это прекрасно знаете.
  Нам принесли лёгкого вина, от которого я отказался и попросил фруктового взвара. Переведя дух, граф продолжил ненавязчивый допрос, - А что вы можете сказать о событиях на границе княжества и герцогства Рено? Там было много странного.
  - Мой наставник благоволит княжне Софье и поэтому согласился оказать ей помощь, особенно после того, как узнал, что её пыталось убить какое-то магическое существо. Так как за долгие годы, что он был княжеским магом, ему удалось создать многоступенчатую защиту границ княжества, то он передал мне тайну нескольких активаторов его заклятий. Достаточно было в нужном месте произнести определённое слово или несколько тайных слов, как заклятие активировалось, вызывая разрушение замков и крепостей предателей, уничтожая их войска и отряды. Большую часть трофеев я отправлял в княжеский дворец, а из своей доли оплачивал работу небольшого отряда сопровождения. Герцог Рено получил наглядный урок того, что связываться с лордом Вилом не стоит. К тому же, у одного из предавших княжество, оказался свой сумасшедший маг самоучка, который вызвал и натравил на княжеские хоромы эту тварь. Вы наверняка её видели, так как королевские маги должны были её забрать сюда в Кёнинг. Убита она была вот этими мифриловыми клинками, - в моих руках сверкнули две шпаги и тут же были спрятаны в наручные ножны. Это тоже подарок нашего клана мне и, как ы сами догадались, они тоже именные, то есть, предназначены только для меня.
  - Скажите, Витас, вы же не против, если я вас тоже буду звать по имени, как и вы меня, - а нельзя ли и мне обзавестись если не полным доспехом, то хотя бы мифриловым клинком? - Не выдержал соблазна Чезаре.
  Я отрицательно покачал головой, - Вы не член клана и даже не член нашей семьи. Шансов нет. К тому же и доспехи, и клинок должны пройти длительную настройку на своего владельца, - немного приврал я, - что бы стать именными.
  Меня опрашивали ещё довольно долго, время обеда давно уже прошло, а перечень интересующих графа вопросов не уменьшался. Причём мы ещё даже не касались моего пребывания в проклятой столице, из чего я сделал вывод, что и завтра меня ждёт такая же 'тёплая и задушевная' беседа с начальником тайной канцелярии.
  К чести всей семьи, без нас они даже не садились за стол, так что поздний обед, совмещённый с ужином, сполна восполнил все неудобства сегодняшнего дня. За столом уже царила непринуждённая обстановка, когда я заметил у молодой леди Мишель в рукаве левой руки рукоять или стилета или кинжала. Вряд ли она носила оружие для самозащиты, скорее всего для охраны хозяйки дома, ведь неслучайно её называли компаньонкой. Что ж за нравы царят в этом доме, если хозяева не чувствуют себя в нём в безопасности?
  - Господин граф, у вас есть основания не доверять некоторым своим слугам? Если да, то зачем вы их держите? А если будет применён яд или нанесён магический удар?
  - А вы, Витас, очень наблюдательный молодой человек. На основании чего были сделаны такие выводы?
  - Мне бросилось в глаза оружие телохранительницы госпожи Катрин. Уж если её охраняют в собственном доме, значит, не всем слугам доверяют. Согласитесь, это выглядит несколько странным, начальник тайной канцелярии и не может обеспечить безопасность своей супруги.
  Граф тяжело вздохнул, а графиня накрыла его руку своей, - Некоторые слуги навязаны нашей семье сверху, и избавиться от них мы не можем.
  - Если не можете в открытую избавиться от слуг, следует избавиться от того, кто их вам навязал. Это самое простое решение проблемы.
  - Если б всё было так просто, - уныло проговорил Чезаре
  - Кто-то из лиц весьма близких к королю или его семье? - догадался я
  - Брат короля воспылал чувствами к леди Катрин. Его отвергли, и теперь он мстит моей жене. Чувствует свою безнаказанность и пользуется своим положением....
  Интересно, а почему же вчера у компаньонки я не обнаружил оружия? Что-то успело измениться за сутки или решили использовать меня в своих около тронных интригах? Надо будет расспросить Чезаре, а затем постараться получить информацию из независимого источника. И в очередной раз передо мной встал вопрос, а не подстроенная ли эта наша встреча на дороге?
  
  2.
  
  Перед сном, прокручивая в уме все разговоры и события с момента моей встречи с неприметной каретой на торговом тракте, я с испугом вспомнил одну важную мелочь, которую упустил. А вспомнил я слова Чезаре, сказанные им после того, как граф разрешил мне немного погостить у них.
  'Вопрос решён, отец позволил мне пригласить вас к нам в гости, но в обмен вы расскажите нам все заслуживающие внимания новости о вашем княжестве, вашем маге и вражде с герцогом Рено.' Упоминание 'о вашем маге' - вот что меня насторожило, и 'герцог Рено' вызывал некоторые вопросы. Складывается впечатление, что Чезаре сказал нечто лишнее, на что сам не обратил внимания....
  Утром наша задушевная беседа своего продолжения не получила, так граф стал готовиться к аудиенции у короля, а я получил возможность прогуляться по дому и навестить внутренний двор с его небольшим садиком и цветником, примерить сшитые для меня сапоги и комплекты одежды, проведать Ворона в конюшне и даже его немного выгулять.
   В обед мне поступило несколько неожиданное предложение отправиться в свите графа во дворец для участия в малом приёме. Или граф что-то задумал, или он торопится зафиксировать меня в качестве своего человека в глазах других. В любом случае мне было интересно, и я согласился.
  Одевшись в темно зелёный комплект, я смотрелся белой вороной на фоне ряженой свиты графа. А вот сам граф Эсмеральд и Чезаре меня приятно удивили, они тоже были одеты в весьма простые камзолы, практически без всяких украшений. У меня же на груди была закреплена в виде броши фибула с нашим семейным гербом, а от предложенных мне перстней и колец я отказался, чем заслужил малую толику уважения от леди Катрин, которая вышла нас проводить.
  Та же неприметная карета, десяток верховых во главе с Чезаре и мной - что и говорить, вид весьма внушительный. Пока мы добирались до дворца, виконт меня инструктировал, как себя вести, что можно делать на приёме, а что нельзя, на что и кого обратить внимание, а кого обязательно игнорировать, если я не хочу навлечь на себя гнев монаршей особы. К сожалению, поток познавательной информации быстро закончился, так как через десять - двенадцать минут мы были уже на месте.
  В зал для приёмов мы вошли только впятером: граф Этьен, его старший сын, я и два наиболее доверенных и надёжных вассала, которых мне не представили. Было довольно многолюдно, трон пустовал, но вокруг него не прекращалось движение. Многие хотели занять места в первых рядах, из-за этого возникала толчея и подобие давки. То и дело возникали ссоры и брань, причём знать в выражениях не стеснялась. Осталось дождаться мордобоя и повеселиться от души.
  Наша группа в первые ряды не лезла, драгоценностями и каменьями не блистала, вела себя спокойно, без суеты, но вокруг образовалось пустое пространство - толи дань уважения высокому положению графа, толи из-за страха перед его должностью, толи граф был в немилости и с ним многие не желали знаться. Немного освоившись в этом вавилонском столпотворении, я стал рассматривать присутствующих на приёме молодых девиц, это было более приятное занятие, чем смотреть на ругань вельмож. Моё внимание привлекла одна единственная девушка, которая не строила жеманно глазки, не пыталась обратить на себя внимание и вела себя как-то отрешённо. Заметив мой интерес, Чезаре с довольной улыбкой произнёс, - Обратил на неё внимание? Хороша чертовка, числится в свите королевы, но при дворе почти не бывает. Дальняя родственница нашей матери, только до сих пор не понятно, обладает ли она даром вечной молодости или нет.
  - Значит, ей нет семнадцати лет?
  - Ей недавно исполнилось только пятнадцать лет, хотя и выглядит она старше своего возраста из-за через-чур умного выражения лица. Поклонники ходят за ней толпами, но она на них внимания не обращает.
  Что-то в этой девчушке притягивало моё внимание, но большое количество придворных и гостей, шум и гам не давали мне сосредоточиться, да и наблюдать издалека было не очень удобно.
  - Чезаре, удобно будет мне подобраться поближе к ней? Я не нарушу никаких правил приличия?
  Виконт усмехнулся, - Приблизиться не возбраняется, но заговорить с незнакомой девушкой, не будучи ей представленной - верх неприличия. Можно нарваться на дуэль. Тут я тебе не помощник, сам ей не представлен, родня роднёй, но мать её почему-то не жалует.
  Только приблизившись к ней достаточно близко - на несколько метров, я понял, в чём тут было дело. Высокомерная девица, которая посмотрела на меня как на пустое место, имела неинициированный симбионт. Я вернулся к Чезаре, а потом приблизился к графу, который застыл как статуя на выбранном месте.
  - У дальней родственницы вашей жены имеется неинициированный дракон, цвет я из-за недостатка времени не рассмотрел. Не знаю, сколько времени уже прошло, как симбионт вселился в неё, можно и опоздать, но если в этом есть необходимость, то я могу помочь ей начать процесс инициации. Опыт у меня есть.
  Ни один мускул не дрогнул на лице графа Этьена, но потому как он напрягся, я понял, что тот сейчас рассчитывает всевозможные варианты. Как раз в это время зазвучали трубы, вошла личная охрана короля и заняла свои позиции, а затем в зал вошёл бледный, немного одутловатый мужчина среднего возраста. Под руку он вёл миловидную женщину. Ни он, ни она, не имели никаких регалий, указывающих на их высокое положение. Дальше произошло неожиданное, раздвигая толпу как ледокол молодой лёд, граф Эсмеральд направился к королю. Охрана его беспрепятственно пропустила. Приблизившись к королю и низко ему поклонившись, он о чем-то перемолвился с ним, после чего выпрямился, обвёл окружающих колючим взглядом и прямиком направился к этой девице. Мы вчетвером тут же последовали за ним.
  - Следуйте за мной, сударыня, его величество в курсе происходящего, - и больше ни слова.
  Мы взяли их в коробочку и направились на выход, при этом меня смерили таким презрительным взглядом, что если б я не имел иммунитет к подобным выходкам, то, наверное, превратился б в ледышку. Всё понятно, синий дракончик. Поравнявшись с графом я произнёс, - У неё синий симбионт, элемент воды и льда. Ледяные иглы способны пробить любые доспехи.
  Граф и девица остановились, словно их поразил гром среди ясного неба, почти одновременно они воскликнули, - Синий?
  - А что вас удивляет? Они что у вас такая редкость?
  - Всё, баронет, больше ни слова до тех пор, пока мы не окажемся дома. Встаньте справа от вашей подопечной, отныне вы сотрудник тайной канцелярии и отвечаете за неё. Отчитываетесь только передо мной и его королевским величеством. А теперь молчим, пока не вернёмся в безопасное место.
  В рабочем кабинете меня отчитали как мальчишку, - Витас, вы меня поражаете. Вы что не знаете, что маги могут подслушивать разговоры, и они есть не только у сторонников короля, но и у тех, кто метит на трон?
  - Откуда мне это знать, - стал оправдываться я, - я же не маг....
  - Оно и видно, - буркнул начальник тайной канцелярии, после чего подошёл к небольшому сундучку, открыл его своим ключом, достал из него ларец поменьше и приложил к блестящей пластине свой большой палец. С мелодичным звоном ларец открылся, и граф достал оттуда жетон на простой серебряной цепочке. - Ваш знак принадлежности к тайной канцелярии, предъявив его вы имеете право на помощь со стороны всех должностных лиц и любого жителя королевства. Не злоупотребляйте им и не привлекайте к себе особого внимания. Мы потому и называемся тайной канцелярией, что предпочитаем действовать против врагов скрыто и тайно.
  После этого он переключил своё внимание на девушку, которая безучастно стояла и смотрела в сторону окна, - Вы имеете неицинированного синего дракона. Если вы подпишете обязательство, став магом, сотрудничать с тайной канцелярией, то баронет Витас окажет вам всестороннюю помощь в её прохождении. Если откажетесь, то вас сейчас же отвезут обратно в королевский дворец. Выбор за вами Надин.
  Вот и её имя стало мне известно, но, сколько же в ней спеси и гонора, - Господин граф, боюсь, что из неё не получится толкового мага и вы получите неуравновешенную истеричку, которая больше будет доставлять проблем, чем пользы. Люди с таким высоким самомнением весьма опасны для окружающих, да и времени упущено очень много, я могу не успеть с инициацией. Дракончик исчезнет, и эта особа станет вам совершенно бесполезной.
  Граф пожал плечами, - У короля не так много надёжных магов, даже среди королевских. Попытаться стоит. И вообще, в последнее время каждое появление нового мага - важное событие и его величество готово рискнуть. Кстати, лорд Витас, ваше мнение об этой девице совпало с моим и мнением Катрин.
  Ох, каким меня взглядом одарили, была бы возможность, превратили б в кусок льда.
  - Давайте ваши бумаги, Этьен, я их подпишу. А нельзя ли мне назначить для инициации другого человека? Этот меня не устраивает.
  - Отчего же нельзя, можно, только придётся, потом отслужить ему в качестве рабыни с полным подчинением лет двадцать пять, тридцать. Таковы правила. Были бы вы мужчиной, было бы проще, а так неизвестно какого рода услуги он будет требовать от вас.
  И вновь меня одарили злым взглядом, обещавшим несусветные муки в ближайшем будущем, - А это, не будет домогаться меня?
  - Не будет, лорд Витас рыцарь и не маг, - я говорил о себе в третьем лице, - он родом из свободных баронств, это о многом говорит, но только человеку знающему, к которым вы вряд ли относитесь....
  Соответствующие документы были подписаны, на меня по-прежнему демонстративно не обращали внимания, но его обратил на себя я.
  - Ей нужна доверенная служанка, которая умеет держать язык за зубами или от которой можно будет потом без проблем избавиться. И желательно, что бы она умела сводить синяки и лечить ссадины, которыми я буду награждать за нерадивость и неисполнительность. Так же нужно отдельное уединённое здание с тренировочным залом или ареной для занятий. Об соответствующей охране даже не заикаюсь, тайна должна быть соблюдена не зависимо от результата. Предупреждаю, в мои действия никто вмешиваться не имеет право и без моего разрешения никто не должен нас навещать....
  Карета, в сопровождении охраны, везла нас куда-то на окраину Кёнинга, в район, где раньше располагались загородные дома знати, ставшие теперь пристанищем менее родовитого дворянства, обедневших или впавших в немилость сановников и вельмож.
  Эту неделю я издевался над Надин как только мог. Для начала я заставил её одеваться на мои занятия в одежду степнячек и кочевников для верховой езды - шаровары и длиннополую рубаху с разрезами на бёдрах, вместо привычных туфелек она стала носить мягкие сапожки. Если через пять минут после установленного времени подъёма она не выходила из своей комнаты, туда вырывался я и обливал девицу холодной водой. Я заставлял её нарезать круги в небольшом саду, предварительно натянув между деревьями и кустами тонкие верёвки, о которые она спотыкалась и падала. Я учил её просто махать тяжеленым для неё деревянным клинком и наносить рубящие и колющие удары одной и двумя руками....
  Ненависть ко мне прочно поселилась не только в её глазах, но и в сердце, на ужине она засыпала за столом и не просыпалась даже тогда, когда я брал её на руки и относил в комнату, где служанка раздевала её, залечивала синяки и ссадины и тоже волком смотрела на меня.
   Через двенадцать дней я смог спокойно вздохнуть, инициация началась, обнаружил я это перед самым обедом, когда дал девушке пять минут, что бы она перевела дух и немного остыла. Призрачный синий дракончик появился над её головой и своими крыльями стал остужать её голову. Я подскочил к Надин, схватил её в охапку и закружил, - У нас получилось, девочка, получилось! Мы успели! Инициация началась! - Я отпустил её, ещё ничего не осознающую и не понимающую, - Твои мучения закончились, Надин. Три дня отдыха, после чего я начну учить тебя взаимодействию с твоим симбионтом и умению использовать его силу, способности и умения. Да и мне тоже надо отдохнуть, вымотала ты меня за эти дни основательно. Сейчас мыться, обедать и как я сказал, три полных дня отдыха.
  Огромная тяжесть свалилась у меня с плеч, было бы жаль эту настырную и упорную девчонку, если б инициация не состоялась, и она осталась на всю жизнь без симбионта. На обед Надин не пришла, а её служанка объяснила, - Спит. Чуть смыла с себя грязь и пот и сразу же уснула.
  - Не буди, пусть спит, пока сама не проснётся. Еда должна быть наготове, разрешаю кормить её сегодня в ваших покоях. Но это только сегодня. У неё три дня отдыха, да и у тебя тоже. Теперь её симбионт будет помогать тебе лечить её. И ещё, можешь больше не задерживать её красные слёзы любви, больше прыгать и скакать ей не придётся. Следи только, что бы она не пачкала одежду и простыни. Впрочем, ты лучше меня знаешь, что надо делать. Да, и графу сообщи, что процесс начался.
  До утра я бездельничал и тоже отсыпался, а с началом нового дня продолжил свои тренировки и издевательства, но уже над собой. Мои деревянные клинки пели свою песню, когда в саду появилась Надин, заспанная и злая. В руке она держала свою дубину, которая ей заменяла клинок по моей прихоти. Странно, теперь-то в этом необходимости не было, к тому же я объявил ей дни отдыха.
  - Ты почему, гад, меня не разбудил? Думал так легко от меня избавиться? Учи теперь, как надо работать с фальконом.
  - А оно тебе надо? Ты же почти настоящий маг и у тебя будет совсем другое оружие....
  - А я научусь у тебя, вызнаю все твои секреты, уловки и финты, вызову на дуэль и как следует отхожу, что бы и у тебя были такие же синяки, как и у меня.
  - Девочка, у меня и так синяков хватает, я же ведь две трети твоей боли брал на себя. Связь наставника и ученика позволяет это делать. - Увидев, как у неё опасно сузились глаза, я поспешно сказал, - Нагрузки были для тебя запредельные из-за того, что было упущено очень много времени по глупости одной самонадеянной девчонки, которая возомнила себя умнее всех и решила сама пройти инициацию. Мне было важным подавить твою волю, что бы симбионт без особых проблем и твоего внутреннего сопротивления начал слияние с тобой. Впрочем, тебе это не понять до тех пор, пока ты сама не окажешься в моей шкуре и не испытаешь все прелести наставничества на себе. Синяки могу показать, - и привычно убрав под кожу мифрил, задрал рубашку до горла. Кожа моя действительно имела оттенок желтизны с синевой, но я на это внимания не обращал. - Убедилась? То-то же. Да выкинь ты эту дубину, тебе нужен дамский клинок, и основными твоими боевыми ударами будут уколы. Знаешь, что это значит? Это значит, что ты должна будешь изучить все наиболее уязвимые места на теле человека, позволяющие одним-двумя уколами выводить его из схватки. Сама понимаешь, особо этим премудростям я не обучен, так что не надейся, что научу чему-то особенному.
  В принципе, ничего особенно не изменилось, те же тренировки по утрам, занятия после завтрака и вечерние посиделки для самосозерцания и умения управлять не только своим телом, но и эмоциями, чувствами. Я постепенно приучал Надин к мысли, что симбионт это часть её, и она может с ним мысленно общаться, задавать и отвечать на вопросы. Я так увлёкся процессом обучения, что забыл об определённой осторожности, за что вскоре и поплатился.
  - Наставник, ты так много знаешь о симбионтах, практически на все вопросы у тебя есть правильные ответы, мой синенький утверждает, что ты раньше был сильнейшим магом этого мира. Это правда? Что случилось, почему твой симбионт покинул тебя, по-крайней мере я его не чувствую?
  - Надин, учись не задавать вопросы, на которые тебе не ответят. А уж если так тебе что-то интересно, начинай собирать информацию, изучай и анализируй её, делай выводы. Повторю ещё раз, не задавай неудобных вопросов, особенно сильным мира сего, для тебя это может плохо кончится, ведь бывает, что и маги гибнут от удара кинжалом или яда. Я, конечно, учу тебя мерам предосторожности, но всё предусмотреть невозможно, так что развивай в себе чувство самосохранения, ощущай, буквально каждой частичкой кожи возможную опасность....
  Ровно через месяц с начала моего наставничества я отправился с Надин на полигон для практических занятий. Отправились мы верхом в одно из имений, принадлежащих тайной канцелярии и буквально сразу же за стенами усадьбы я обнаружил слежку.
  - Ты знаешь, а за нами следят и что-то мне подсказывает, что это не наша охрана. Оглядываться не надо, пусть это сделает за тебя дракончик, поставь ему задачу определить наших врагов, но на них особо внимания не обращать.
  Через несколько минут Надин выдала, - Синенький утверждает, что сначала их было трое, но один вернулся в Кёнинг и у них враждебные намерения по отношению к нам.
  - Вот и хорошо, их внешний вид тебе описали? Не хотелось, что бы пострадали невинные люди.
  - Их легко узнать по широкополым шляпам и накидкам грязно-зелёного цвета.
  - Ты хоть догадываешься, кто это может быть? И почему у них враждебные намерения к нам обоим? Я думал, что твоим кавалерам только я мешаю?
  - Это не кавалеры, это люди человека, который считается моим отцом. Говорить об этом не хочу, и не расспрашивай. Они враги и этого достаточно.
  - И намерений не было. Коль враги, то встретим их достойно, но тебя как мага светить не будем.
  Достав свой самострел, я стал спешно приводить его в боевое состояние. Проверив боеприпасы - свинцовые шарики, я определился с точкой прицеливания - лицо и стал ждать, когда эта парочка приблизится метров на пятьдесят. Правда, сразу стрелять не стал, а дал им приблизиться метров на двадцать пять - тридцать. Уже можно было различить их ухмыляющиеся лица, когда я сделал первый выстрел. Мой Ворон встал как вкопанный, так что с этим проблем не было. Для страховки я потратил по три пули на каждого, хотя у меня сложилось впечатление, что и двух было достаточно. Оба наших преследователя кулями свалились со своих лошадей, но подъезжать к ним мы не стали, так как опасались, что наши следы приведут к имению, где нам предстояло тренироваться в боевом применении магии.
  - Надин, ты как, без служанки сможешь обойтись? Думаю, сегодня мы будем ночевать в имении, так как есть большая вероятность, что нас будут ждать по дороге в столицу. О сегодняшнем происшествии наверняка сообщат графу, так что к вечеру или утру надо будет ждать или его или Чезаре, с ними вместе и вернёмся.
  Кроме нескольких слуг, отставных служащих тайной канцелярии, имение было абсолютно пустым, что нас вполне устраивало, к тому же в нём имелась арена для тренировок.
  Второй час мы бились над тем, как вызвать небольшую дождевую тучку и полить отдельно стоящий куст. Надин замкнуло и она ни как не могла сосредоточиться, а без этого магия у неё не получалась. Пришлось остановить занятие и заставить её бегать по кругу с двумя деревяшками в руках. Интересно, почему это происшествие оказало на неё такое сильное впечатление, какую тайну она скрывает, и кто этот её таинственный отец? Я же вижу, что именно из-за этого у неё ничего не получается.
  Пока она бегала по кругу с отрешённым лицом, я вместе с конюхом установил на арене несколько шестов, на которые повесил деревянные щиты для тренировки лучников. Не получается дождь, попробуем ледяные иглы или мгновенную заморозку. Здесь дело пошло быстрее. Саму идею о том, что здесь можно действовать двумя разными способами, она уловила очень быстро.
  - Суть первого способа заключается в том, что ты весьма конкретно ставишь задачу своему дракончику, например - поразить ледяными иглами три крайних щита слева. - Получилось с первого раза, по десятку ледышек буквально прошили щиты насквозь. - второй способ заключается в том, что с помощью своего симбионта ты сама пускаешь ледяные иглы, расходуя энергию не дракона а свою собственную. Смотри, какое движение ты должна выполнить, и при этом достаточно сильно желать, что бы у тебя в руке сформировались иглы, и они полетели прямо в цель.
   Я вышел чуть вперёд, и раскрытой ладонью правой руки от груди сделал посыл в сторону крайнего щита. Хорошо, что я стоял впереди, и она не видела ни моего удивления, ни замешательства, ни испуга. С моей ладони сорвался рой, нет, не игл, а самых настоящих сосулек и разнёс щит в щепки. Для меня это было настолько неожиданно, что я на мгновение оцепенел.
  - Витас, наставник, это что сейчас было? - почему-то шёпотом спросила моя ученица.
  Решение пришло само собой, - Это твой симбионт показывает тебе результат правильно сформулированной задачи и умелое применение собственной силы. А теперь попробуй ты.
  С четвёртого раза у Надин получилось. Небольшое облако смертоносных игл накрыло ещё уцелевшие два щита и сделало из них мелкое решето. А потом её уже было не остановить. В состоянии эйфории она слишком щедро расходовала свою энергию и силы, да так, что через двадцать минут просто села на землю.
  - Самая распространённая ошибка начинающих магов,- повторял я слова своего наставника лорда Вила, - неумение контролировать свой поток энергии. Из истории применения магии в боевой обстановке известно, что почти половина магов гибнет в своём первом бою, полностью исчерпав себя. Твоё поведение - наглядный тому пример. Я специально не стал тебя останавливать, надеясь, что тебе хватит благоразумия, ан нет. Обыкновенный ребёнок, дорвавшийся до желанной игрушки и не знающий меры. На сегодня всё, ты больше ни на что не способна и сорвала мне ещё один урок. Сиди, отдыхай, я сейчас пришлю тебе служанку, которая поможет тебе дойти до отведённых покоев и там уложит в кровать. Тебе, Надин, ещё повезло, что твой дракончик почти не расходовал свою силу и частично восполнил твоё истощение. Но ты сравни себя - здоровую корову и его - маленькое создание, способное поместится на ладони руки. Из сегодняшнего твоего поведения можно сделать только один вывод - ты самая настоящая дура....
  Я видел, что мои слова до неё не доходят, и она продолжает глупо улыбаться, но ругать не перестал. Мне было очень важно, что бы она не начала задавать вопросы о моём использовании её симбионта.
  Когда Надин увели, я уселся на землю, сосредоточился на своих ощущениях и, как учил наставник, попытался заглянуть в себя. Со злости я даже стукнул кулаком по земле - ничего не получается, словно внутри меня стоит непробиваемая стена и я бьюсь в неё головой. Откуда она возникла, кто поставил мне такой мощный блок, и как у меня возникла способность использовать ледяные иглы? А что если не только ледяные иглы? Желая это проверить, я вскочил на ноги и, отдав мысленный приказ на использование огненного потока, выставил вперёд раскрытую ладонь. Это был не поток, это был шквал, огненный смерч, ураган, благо, в завершении, всё это сформировалось в огромный фаербол, и через некоторое время с треском взорвалось, обдав меня жаром. Накатившаяся на меня слабость мгновенно растаяла, а я понял, что мне надо заново учиться соизмерять свои силы со своими желаниями.
  И так, что мы имеем? Я вновь сел на землю и задумался. Скорее всего, мои симбионты перед тем как покинуть меня и переродиться в драконов, оставили своему носителю часть своих сил, умений и способностей. Если моё предположение верно, то это радует. Не таким то уж я и беспомощным стал, а главное, никто не может заподозрить во мне мага, так как отныне я не носитель. Но что делать с блоком внутри меня? От него надо избавляться, а заодно попытаться вспомнить, кто и когда мог его мне поставить. В этот раз процесс познания пошёл значительно быстрее и легче. Я словно воочию увидел большую каменную стену, которая не позволяла мне продвинуться дальше. Пробить я её не смогу, обойти, тоже, значит надо создать лазейку, калитку, проход, чем я и занялся. Медленно, шаг за шагом я создавал сначала небольшую щель, которую постепенно превращал в окно, а потом и в небольшую дверь. Я так увлёкся этим процессом, что совсем перестал следить за временем и окружающей обстановкой.
  До моего плеча кто-то дотронулся, и я, словно сквозь вату, услышал, - Господин, уже ночь на дворе, ужин давно остыл, вам пора возвращаться в дом, у нас тут иногда бывает неспокойно...
  С трудом встав на затёкшие ноги, я тут же использовал способность зелёного дракончика и убрал все неприятные ощущения, у меня получилось, чему я в очередной раз обрадовался. Вот это пряники я получил от своих симбионтов, теперь бы ещё научиться пользоваться ими правильно...
  Отрезвление от эйфории наступило достаточно быстро, когда краем сознания я отметил слова слуги о том, что вокруг имения стали шнырять подозрительные личности, которые что-то высматривают и вынюхивают. Первых из них заметили менее часа назад.
  Вот же не было печали, неужели нас выследили? Вроде не должны, Надин уже давно в своей комнате, я последние несколько часов просто медитировал, но осторожность не помешает. И кто же это так интересуется моей подопечной? Стоп, нас слишком быстро нашли. Следов мы не оставили, их слишком быстро затоптали, неужели кто-то из бывших сотрудников канцелярии продаёт информацию? И почему до сих пор никто из руководства не прибыл или и в руководстве есть двойные агенты?
  - Кто из служанок сопровождал госпожу в её комнату?
  - Моя жена, господин.
  - Я буду ждать её возле дверей госпожи, она сегодня будет ночевать в её комнате. - Я прямо физически почувствовал его смятение и растерянность.
  - Она не может господин, плохо себя чувствует, наверное, заболела.
  - Ничего страшного, я лекарь и одновременно охранник госпожи, сам гляну, чем таким она внезапно заболела и, если надо, окажу помощь. - Вот ты себя и выдал, дружок. За жену опасаешься? Это может означать только одно, готовится проникновение или нападение на Надин, придётся и мне сегодняшнюю ночь провести в её спальне и быть готовым ко всему.
  Уверенность в том, что что-то готовится, у меня окрепло ещё сильнее после того, как этот слуга стал усиленно уговаривать меня поужинать или хотя бы выпить взвар. Поблагодарив его, я решительно отказался, так как дары дарами, а я снотворное или яд ещё не научился определять и нейтрализовать.
  Быстро заскочив в свою комнату, я взял самострел, перезарядил его на всякий случай стальными шариками и тихонько прокрался в спальню девушки. Естественно, ни слуги, ни его жены я больше не увидел. Первым делом я проверил оба окна, что выходили на арену. Это облегчало мне задачу наблюдения, если кто-то попытается проникнуть через окно, ему предстоит преодолеть открытое пространство. Проверив запоры на рамах, и закрыв их на дополнительные задвижки, я придвинул стул к входной двери так, что бы её ручка упёрлась в спинку. Теперь что бы открыть дверь придётся приложить немало усилий, а шум падающей мебели подаст мне сигнал опасности.
  Теперь надо продумать вопрос безопасности самой девушки, ведь можно просто разбить стекло и из арбалета попытаться попасть в спящую. По-хорошему, её бы положить на пол, а на кровати поместить муляж, но существовала опасность, что Надин проснётся, поднимет крик, что могло вспугнуть наших таинственных недругов. А смена их планов никак меня не устраивала - где потом ждать их нападение или засаду? Пришлось использовать ширму, за которой стояла ночная ваза и ею перерыть обзор хотя бы через одно окно. Всё что можно было сделать, я сделал, и теперь предстояло терпеливо ждать дальнейшего развития событий.
  Правильно говорят, что хуже нет, чем ждать и догонять. Скорей бы уж что ли. Ближе к утру я заметил несколько теней, что пересекли арену, но перед этим услышал, как кто-то очень осторожно пытается повернуть ручку входной двери. Потом опять наступила тишина. А вот и первый гость - белый овал лица возник в окне, вскоре к нему присоединился второй и только тогда я выстрелил, придав пулям дополнительное ускорение, что бы они легко пробили стекло, но не разбили его. Шум падающих тел прозвучал музыкой в моих ушах. И вновь наступила тишина. Только минут через двадцать за дверью раздался шум и несколько сильных ударов сотрясли мой хлипкий запор. С грохотом дверь упала вовнутрь, а я начал стрелять с интервалом в одну - две секунды.
  Всего я насчитал семь тел, двое ещё стонали, а остальные пять не подавали признаков жизни. Если исходить из того, что по нашу душу прибыл полноценный десяток, то в живых остался ещё один, но он наверняка уже настёгивает своего коня и спешит с докладом, что затея провалилась. Пользуясь некоторым затишьем, я скоренько перезарядил самострел. Всё-таки удобно - опустил ствол вниз, открыл в прикладе приёмное отверстие и всыпал туда шарики, пока отверстие само не закроется. Однако неплохо я повеселился, почти полный магазин потратил на семь, вернее девять человек. Надо бы быть поэкономнее, иначе придётся искать надёжного кузнеца или мастера по железу, что бы пополнять свой боезапас.
  В доме царила тишина, моя подопечная даже не проснулась, хотя вполне возможно, что её опоили сонным зельем, вот эта тишина меня чуть было не погубила. Сильный удар в грудь сбросил меня со стула, на котором я сидел и отдыхал после трудов своих праведных. Кто-то использовал станковый арбалет, что бы расправиться со мной. Так дураку и надо, а нечего перед окном маячить, видишь ли, всего десяток он насчитал....
  Мифриловый доспех выдержал, распределив удар по всей поверхности, а дар от зелёного дракончика позволил быстро избавиться от боли и напомнил мне о блоке в голове, от которого я пока не избавился. Я полежал ещё некоторое время на полу, не подавая признаков жизни и не шевелясь, но кроме лёгкого посапывания девушки других звуков не слышал. А вскоре действительно услышал топот копыт и непонятную суету в районе конюшни....
  Утро наступило как-то сразу и неожиданно. Не было ни утренней зари, ни первых зарниц, ни пения птиц. Вскоре раздались сонные, а затем и удивлённые голоса прислуги. Пришлось вставать, а так хорошо лежалось на полу. Переступая через трупы нападавших, я вышел в коридор.
  - Что, спали и ничего не слышали? А где наша семейная парочка, что опоила вас сонным зельем?
  - На конюшне, их там зарезали, - ответил мне кто-то. - Там же ещё один из этих валяется, которые здесь лежат, ему копытом голову размозжило.
  Вот и встало всё на свои места - десяток, как я и предполагал и два сообщника из числа обслуживающего персонала.
  - У нас зимник есть, куда можно будет трупы снести до приезда представителей тайной канцелярии? Ещё их надо будет вынести из комнаты леди и собрать под её окнами. Из карманов кроме денег ничего не брать. Если найдёте какие бумаги, принести мне.
  - Да мы всё понимаем, ваша милость, - вперёд вышел старший, - не первый год состоим в канцелярии. Постараемся не наследить и не затоптать следы до прибытия сыскарей. Только сдаётся мне, не простые это бандюки, хоть и одеты в рваньё, уж больно оружие у них справное и дорогое. Не иначе в одной мастерской сделанное.
  Действительно, я только сейчас обратил внимание на то, что у всех были одинаковые фальконы, а под рваной одеждой виднелись добротные кольчуги....
  
  3.
  
  Надин продолжала сладко спать и ни на что не реагировала, а вот мне отдохнуть так и не пришлось и обстоятельства для этого были весьма радостные. Я всё-таки взломал тот барьер, что был установлен у меня в голове и оттуда, из глубин моей памяти, с радостным воплем, - Наконец-то! Свободу узникам совести! - вылетел чёрный дракончик и начал кружить вокруг меня.
   После того, как радость от встречи немного утихла, настало время вопросов и расспросов.
  - Чёрный, колись, кто и как тебя там запер, и почему ты сам не подал голос, а ждал, когда я тебя оттуда вытащу?
  - Это я-то не подавал голоса и не пытался оттуда вырваться? Стоп, хозяин, ты хочешь сказать, что ничего не помнишь из того, что произошло в подземельях проклятого города?
  - Кое-что помню, но смутно, как в тумане. Помню, что древние забрали у меня всех дракончиков, и я из-за этого с ними сцепился, даже двух лишил жизни. Помню перерождение симбионтов в двух радужных драконов, а потом провал в памяти. Очнулся уже в конуре полоумного мага опустошённый и злой до безобразия.
  - Теперь кое-что становится понятным. В своём бессознательном состоянии ты сам установил этот непреодолимый барьер и спрятал меня туда, а когда очнулся, то ничего уже, кроме того, что произошло на поляне перерождения, не помнил. - И он с чувством продекламировал, -
  Сижу за решёткой, в темнице сырой,
  Вскормлённый в неволе, дракон молодой....
  А я-то думал, что ты, как обычно, шифруешься и косишь под обычного паренька.
  - Смотрю, ты время даром не терял и всю мою память проштудировал?
  - Не, не всю, в интим и личные воспоминания не лез.
  - А что так, или совесть заела?
  - Понимаешь, до того как я стал твоим симбионтом, я не знал, что такое совесть, а вот надо же, подцепил от тебя эту заразу и теперь от неё не избавиться....
  Что бы не смущать Надин своим присутствием в её комнате, я сел в дверях спиной к ней, и она вскоре завозилась, сладко зевнула, что заставило зевнуть и меня.
  - Что здесь произошло? Почему разбито окно и дверь? А где женщина, что прислуживала мне?
  - Ты накинула на себя что-нибудь? Я могу повернуться?
  - Ещё нет. Ага, вот она, - раздалось журчание и вздох облегчения. - Теперь можно повернуться и объяснить мне, что тут произошло, пока я спала?
  Натянув одеяло под самый подбородок, она требовательно смотрела на меня. Смотрела зло, с неприкрытой ненавистью. На её вопрос я ответил своим вопросом, - Кто стоит за людьми, которые ночью напали на тебя и по какой причине они тебя преследуют?
  - Я не собираюсь отвечать на ваши дурацкие вопросы. Как у вас хватило наглости войти в мою комнату, пока я спала?
  И вновь я не стал реагировать на её вызывающий тон и спокойно продолжил гнуть свою линию, - На нас было совершено нападение, как только мы покинули столицу. Любой здравомыслящий человек обязательно предпримет меры предосторожностей. Почему ты не установила ни сигнальные линии, ни поручила своему синему себя охранять? Ты была заодно вместе с нападавшими?
  Ответа не последовало, зато девушка демонстративно натянула одеяло себе на лицо, всем видом показывая, что она не желает общаться со мной.
  - На твоей совести жизни четырнадцати человек, именно столько погибло, включая твою прислугу. Не слишком ли большая цена за одну спесивую девицу? - и вновь тишина в ответ. - Моя миссия окончена, инициацию ты прошла, теперь заботиться о себе и учиться дальше будешь самостоятельно. Прощай, я уезжаю, надеюсь, мы больше не встретимся.
  - Как уезжаешь? А как же я?
  - Мне больше нет до тебя дела. Ты считаешь себя взрослой и самодостаточной, вот и соответствуй этому статуса. Отчёт для графа о ночных событиях я подготовил, он лежит на твоём ночном столике. Сунешь свой нос в пакет, всё написанное исчезнет.
  Осёдланный Ворон уже ждал меня у конюшни, так что под ворчание чёрного о том, что я совсем себя не берегу и уезжаю, даже не позавтракав, мы тронулись в сторону столицы. По дороге я надеялся перехватить или самого начальника тайной канцелярии или его старшего сына, так как был уверен, что ещё утром почтовый голубь был отправлен с донесением. Мои надежды полностью оправдались. Я не успел отъехать достаточно далеко от имения, как навстречу мне попалась внушительная кавалькада всадников во главе с господином Эсмеральдом. Большая часть отряда продолжила свой путь, а мы с ним, спешившись, приступили к беседе. Мой подробный доклад был выслушан с большим интересом, я так же поделился свои мнением о том, что в канцелярии завелась крыса, работающая на другое лицо.
  - Видите ли, господин граф, доклад о двух погибших на тракте в униформе, должен был ещё вчера до обеда поступить к вам в канцелярию и лечь на стол. Однако этого не произошло, а значит, кто-то его тормознул, так как предполагал, что ночью могут развернуться важные события и присутствие людей из тайной канцелярии нежелательно.
  - Во сколько примерно погибли те двое, что пытались на вас напасть?
  - Около девяти часов утра, так как в одиннадцать мы были уже в имении. Там, кстати, тоже оказались две крысы, которые добавили в пищу остальным сонное зелье, потом их же соучастник их и прирезал, что бы не оставлять свидетелей. И ещё, не хочу быть голословным, так как доказательств у меня нет, но леди Надин знала или была предупреждена о нападении.
  - Почему вы так считаете, Витас?
  - Когда она проснулась, то на её лице не было испуга, который должна испытывать любая другая, увидев разгром в своей комнате, да и мои слова о том, что её прислуга погибла, не вызвали у неё никаких эмоций, словно она знала заранее об уготовленной им судьбе.
  В ходе дальнейшей беседы я предложил господину Этьену вариант легализации госпожи Надин при дворе в качестве вольного мага и театрализованного представления с принесением ею клятвы верности его королевскому величеству.
  - Я обязательно прислушаюсь к вашему мнению, господин баронет. И всё-таки не хотите остаться на службе в канцелярии? Жаль терять такого неординарного сотрудника. Нет, нет, значок пускай остаётся у вас, отныне вы наш тайный агент с правом самостоятельной деятельности. Даю вам своё слово, что никаких записей о вас в нашем ведомстве не велось и вестись не будет, первыми на связь с вами мы выходить не будем, инициатива будет принадлежать только вам...
  Вот так, сам того не желая я стал глубоко законспирированным агентом тайной канцелярии, не знаю, пригодится ли мне это в будущем, но и отказываться от помощи столь могущественной организации я не стал. Весьма довольные друг другом мы расстались. Я направился в Кёнинг подыскивать себе достойно жильё, а граф продолжил свой путь в имение.
  К моему великому сожалению, в этот день ничего путного я не нашёл и ночевать мне пришлось в обычной городской гостинице. Зато на следующий день мне повезло, хотя, честно говоря, моей заслуги тут не было. Я прошёл мимо небольшого одноэтажного каменного дома, на воротах которого белела надпись о продаже, но чёрный заставил меня остановиться.
  - Это то, что нам надо. Во-первых, два этажа под землёй, во-вторых, три выхода на соседние улицы и один даже в беседку у королевского дворца. Правда, их все надо будет привести в порядок - убрать осыпи, укрепить стены и потолок, но для меня это будет сделать не трудно, главное, что мы можем появляться и исчезать незаметно для других. Я так полагаю, что этот домик когда-то служил одному из королей для тайных свиданий с противоположенным полом, а потом о нём или забыли, или не знают его особенностей.
  В общем, весь этот день я потратил на приобретение этого здания и оформления документов на право собственности. Пришлось немного переплатить мелкому клерку, что бы ускорить процесс получения грамоты собственности, зато я ещё раз убедился в том, что и в этом мире действует правило, по которому мелкий чиновник может сделать значительно больше, чем его большой начальник, если к нему найти правильный подход.
  Ночевал я в гостинице, так как в мой домик следовало завезти мебель, придать ему жилой вид и кое-где провести косметический ремонт. Искать мебельщика в близости от дворца я не стал, там цены были на порядок выше, чем в ремесленных кварталах. Первый же краснодерёвщик оказался профессионалом своего дела, он не пытался мне всучить свою мебель, а сразу заявил, - Милорд, мне надо осмотреть помещение, что бы определиться, что вам подойдёт, а что нет. - Меня это вполне устроило, и я согласился показать свой дом, но только первый этаж.
  Две недели я жил на птичьих правах, пока первый этаж приводили в порядок и придавали ему жилой вид. После того, как ремонт был закончен, я принялся в разных местах заказывать или закупать уже готовую мебель для второго и третьего этажа, которые находились ниже уровня земли. Привозили мои заказы, как правило, ранним утром, когда все обыватели спали, а золотая молодёжь уже вернулась по своим особнякам. Теперь остро встал вопрос с прислугой. По моим скромным подсчётам мне в обязательном порядке были нужны кухарка и конюх - садовник, прачка могла быть и приходящей. Конечно, можно было всех слуг сделать приходящими, но это могло вызвать кривотолки и пристальное внимание к моей особе, а мне этого не хотелось. А вот где взять надёжных людей, которые не будут совать свой нос в дела господина, и держать язык за зубами - я не знал. Выход мне подсказал чёрный, - Купи двух - трёх рабов и пообещай им свободу через десять лет безупречной службы.
  - А разве в Порусии существует рабство?
  - Как такового рабства нет, но рабы иногда появляются, их называют здесь вечными должниками....
  Невольничьего рынка в Кёнинге как такового не существовало. В центральный базарный день, который приходился два раза в месяц на шестой день седмицы, по-нашему на субботу, на торговой площади, в закутке, продавали безнадёжных должников. Это, как правило, были или старики, или увечные, или больные, с которых, как говориться, кроме анализов взять было нечего.
  Дождавшись большого базарного дня, я отправился на торжище, которое меня впечатлило. Во-первых, здесь не кричали торговцы, расхваливая свой товар, а зазывал вообще не было. Во-вторых, торговались степенно, как правило, за небольшими столиками, попивая взвар или лёгкое, разбавленное вино. В третьих, весь товар находился в лавках или небольших магазинчиках, а на улицу вывешивался только его перечень, что было очень удобно и не создавало толкучки. А самое главное, здесь практически все друг друга знали и имелся круг постоянных клиентов, которых обслуживали с особым старанием и предупредительностью.
  В закутке, где на продажу выставлялись безнадёжные должники, покупателей не было, а моё появление не вызвало оживления. Да и разве может обедневший дворянин, коим я представлялся в глазах окружающих, позволить себе роскошь купить достаточно дорогого раба.
  Я ходил от группы к группе, присматриваясь к живому товару, а чёрный изредка встревал в процесс смотрин со своими комментариями. Я же искал семейную пару, достаточно пожилую, лет под сорок.
  Таких было несколько, и мне предстоял нелёгкий выбор. Одна пара привлекла моё внимание, было видно, что ещё недавно они знавали лучшие времена, одежда на них ещё основательно не обтрепалась и была сшита из качественного, крепкого материала, а руки мужчины были в трудовых мозолях.
  Я остановился перед ними, - Какими специальностями владеешь? Знаком ли с обиходом лошадей, работами по дереву, мелким домашним ремонтом? Жена умеет готовить? - Ответить он не успел, так как подошёл продавец.
  - Это Николос, столяр. Его дом и мастерская сгорели, и он оказался должен ростовщику пятнадцать золотых. На торг семья выставлена за двадцать золотых, куда входят мои комиссионные, плата за содержание и питание...
  Тут же, словно из-под земли вырос весьма неприметный тип, который с ходу заявил, что готов купить указанную пару за двадцать две монеты. Понятно, набивает цену и действует в паре с продавцом, да только не на того напали.
  - Я готов выплатить, - сделал паузу, - семнадцать монет и не тащить вас обоих в тайную канцелярию для допроса с пристрастием на предмет торгового сговора. Если вас это не устраивает, то в моём присутствии этот человек выплачивает продавцу двадцать два золотых и забирает товар. Тогда я извинюсь и признаю свою неправоту.
  Взбледнули оба, и ловкач, и продавец, а тут ещё у меня за спиной выросли два крепкого вида молодца. Одного я узнал сразу, он входил в отряд, что сопровождал графа в имение и был как минимум его доверенным. Молодцы, что я ещё могу сказать, быстро меня вычислили.
  - Ваша милость, мы забираем их? Денег у этого всё равно нет, - кивок в сторону подставного, - так чего время терять? Сейчас обоих привяжем к позорному столбу, всыпим по два десятка плетей и с позором изгоним с торжища, без права появляться здесь в течении, скажем пяти лет для продавца и семи для его сообщника...
  В итоге, понравившаяся мне семья была куплена за пятнадцать золотых, а плетями отделался только ловкач, за отсутствие денег, и с последующим позорным изгнанием с торговой площади. После чего мои добровольные помощники, получив от меня вознаграждение, так же незаметно исчезли из вида.
  Своих новых слуг я ознакомил с условиями их освобождения от долговой кабалы и некоторыми обязательными запретами. Им запрещалось, без моего разрешения покидать особняк, общаться с кем - либо, включая родственников, вести переписку и разговаривать с приходящими слугами...
  Наконец-то почти все хлопоты с моим новым домом были закончены, и я получил возможность приступить к изучению подземных ходов и их предназначением. Как и говорил чёрный, основной ход имел четыре ответвления, - три на улицы в разных концах дворцового квартала, а четвёртый прямо в королевский сад в заросшую плющом беседку, откуда через неприметную дверь можно было попасть в сам дворец. Ещё чёрный обнаружил и показал мне пятый ход, который был хитро замаскирован под кирпичную кладку. Он был соединён с весьма разветвлённым дворцовым подземельем, через которое можно было попасть во вспомогательные помещения, - кладовые для продуктов, кухню, к бассейну с запасами воды и глубокому колодцу. Может быть были и ещё другие помещения, но наши исследования были прерваны самым неприятным образом - мы чуть было не наткнулись на небольшой вооружённый отряд, который уверено продвигался в сторону одной из кладовых с продуктами и это была не королевская стража. Грязно-зелёная униформа мне была уже знакома и я не питал иллюзий в отношении тех, кто её носил.
   Свои исследования пришлось свернуть и вплотную заняться непонятными вооружёнными людьми. Оказывается, у них был оборудован схрон в одной из кладовых, в которой размещалось семнадцать бойцов. Из подслушанных разговоров стало ясно, что готовится что-то серьёзное и вскоре таких вооружённых отрядов станет несколько.
  - Ничего, можно и немного потерпеть неудобства, зато потом заживём в своё удовольствие, получим потомственное дворянство, освободившиеся дворцы и кучу благородных девок для утех. Скорей бы подали сигнал.
  - А если всё-таки маги вмешаются?
  - Не вмешаются, всех преданных королю и неподкупных уже отправили подальше от дворца, остались только свои и те, кто вмешиваться не будет. Командир заявил, что у них всё схвачено. А с главным магом справится четвёрка, нанятая со стороны. В крайнем случае, его расстреляют из арбалетов зачарованными болтами...
   Следовало об этом предупредить тайную канцелярию, но так, что бы информация не попала в чужие руки. Писать я поостерегся, а масштаб заговора меня впечатлил, особенно участие в нём некоторого количества королевских магов.
  Ночью я пробрался в особняк Эсмеральдов, обойдя все охранные и сторожевые посты, а так же магические ловушки. Благо граф ещё не ложился, а сидел с бумагами в своём кабинете.
  - Не помешаю? - он аж подпрыгнул в своём кресле.
  - Баронет, вы меня когда-нибудь сделаете заикой. Что-то случилось? А собственно говоря, как вы попали сюда?
  Пропустив последний вопрос мимо ушей, я поведал ему о местоположении странного отряда вооружённых людей в подземных хранилищах дворца и о подслушанном разговоре. Ещё никогда я не видел начальника тайной канцелярии таким взволнованным, он грязно выругался, - Не все крысиные ходы мы перекрыли, зато теперь сомнений нет, во главе заговора стоит брат короля, принц Эдуард. Только он имеет допуск к секретным схемам дворца, не считая короля конечно, и меня.
  Это же как он низко пал, а вот участие магов в заговоре против законного властителя - удивительно и странно. До этого маги никогда не вмешивались напрямую в дела королевства.
  - А вы уверены, что здесь замешан брат короля? Зачем ему это, он же и так является наследным принцем?
  - А если королева родит ребёнка?
  - А сколько лет у них уже нет детей? И почему они не обращаются к магам?
  - В браке состоят восемь лет, а маги и целители признались, что тут они бессильны. Король ответил отказом на предложение развестись и взять другую жену. - Лорд Этьен тяжело вздохнул, - Не хочешь разводиться, заведи себе любовницу, пусть она родит ребёнка. Мы готовы провести комбинацию с мнимой беременностью королевы и появлением у них через девять месяцев наследника, но куда там, - он обречённо махнул рукой. - У них, видите ли, любовь до гроба, а на королевство им наплевать. А наследный принц зашевелился, так как в столицу едет признанная целительница, лучшая ученица лорда Вила, княжна Анна. Она сопровождает княгиню Софью. Они обе вам ведь хорошо знакомы? - острый пронзительный взгляд на меня и мою реакцию.
  - Конечно, знакомы и даже очень хорошо. Можно подумать, вы об этом не знаете. Но к этому вопросу мы ещё вернёмся, а сейчас давайте определимся с вооружённым отрядом в подземелье.
  - А что тут определяться. Силовая операция по их уничтожению. Жаль наших людей много может погибнуть, а часть этих крыс успеет сбежать. Да и скорее всего там мелкие сошки, не знающие, кто их нанял.
  - Я бы так не сказал. Информация о магах, примкнувших к заговору и некоторых деталях плана, до мелких сошек не доводится. А вот тот факт, что таких отрядов будет несколько, а значит и объектов для нападения может быть несколько, меня настораживает. Вам же, граф, следует задуматься и принять меры к проверке дворцовой стражи и телохранителей государя, а так же озаботиться поиском тех путей, по которым вооружённые люди будут попадать в подземелье. И на всякий случай проверте, не появились ли дополнительные садовники в саду, или число прислуги внезапно увеличилось человек на десять. Не мне вас учить, на что обратить внимание. Только ради всех благ, не вспугните раньше времени всех злоумышленников, опухоль надо вырезать сразу и полностью.
  Мы ещё достаточно долго обсуждали некоторые вопросы, связанные с нейтрализацией обнаруженного мною отряда заговорщиков и пришли к выводу, что они подлежат тихому уничтожению, желательно с применением магии.
  В заключении я попросил графа снять с меня наружное наблюдение, так как оно меня раздражает, - Понимаете, в дурном расположении духа я могу уничтожить следящих за мной и мне будет всё равно кто будут эти люди - ваши или чьи-то ещё. Исключение составят только те, кого я знаю лично, их я не трону. - Граф обещал подумать и ответа сразу не дал....
  Новость о том, что в столицу в ближайшие дни прибудут княгиня Софья и княжна Анна заставили меня хорошенько задуматься. Интересно, Софья стала княгиней, а что её мать, что с ней стало? И лорд Этьен ни словом об этом не обмолвился. Не думаю, что он так просто поделился со мной информацией о их прибытии, а значит он на что-то намекал. Хотя тут и так понятно, на что. Если Анна лучшая ученица наставника, а он, как известно даже здесь - 'дарующий жизнь' то вполне вероятно на неё могут объявить охоту, и скорее всего с привлечением магов предателей, а значит, моя задача будет заключаться в её охране. В моей голове стал формироваться некий план....
  Через три дня весь город гудел от слухов о бойне, что устроили королевские маги. Количество разбойников проникших во дворец варьировалось от трёх десятков до двух сотен, все они были уничтожены. Кто говорил, что их размазали по стенам и сейчас в срочном порядке их, стены, отмывают от крови и чистят от останков, кто-то убеждал, что их всех удушили, мгновенно откачав весь воздух в помещении, где они прятались. А некоторые дошли до утверждений, что маги жизни напустили на них такую заразу, что мясо само отслаивалось от костей и сейчас в подземных ходах дворца ходят живые скелеты. Слухов о том, что заговорщиков заморозили, или посекли ледяными иглами, не было.
  Эти три дня я с чёрным занимался тем, что составлял карту подземелья, делал пометки, где сам размещал ловушки для нежелательных гостей, а так же отмечал ловушки и сюрпризы других магов. Особенно меня заинтересовали две, по словам чёрного, установленные ещё древними до их исхода в подземелья. Разобраться с ними я так с наскока и не смог, даже не определил принцип их действия, хотя интуитивно чувствовал их огромную разрушительную мощь. Было странным, почему они до сих пор не были активированы, хотя этим подземельем неоднократно пользовались уже в наши дни. Как-то не очень заметно проскочили слухи о скоропостижной смерти двух королевских магов, один из которых погиб в результате неудачного опыта в своей лаборатории, а второй был подло убит в спину заговорённым болтом, хотя досужие языки утверждали, что никакого болта не было, а маг был убит стальным шариком из пращи, который, к тому же, внутри взорвался, разворотив всю грудину. Как водится в таких случаях, король высказал соболезнования родным погибших и назначил расследование, которое возглавил главный королевский маг, известный мне, лорд Тор.
  Через неделю неизвестный подкинул в мой особняк записку, где указывал не только дату прибытия, но и через какие ворота проследует княгиня Русов и сопровождающие её лица.
  Встречать Софью и Анну я не собирался, а вот понаблюдать за ними издалека стоило. Надо было определить, ведётся ли за ними наблюдение, определить маршрут их проезда к дворцу и обеспечить его безопасность.
  Княгиня заезжала не через южные ворота, как этого следовало ожидать, а через западные. Четыре кареты с полностью зашторенными окнами в сопровождении полусотни дружинников въехали в Кёнинг, вот только Анну я в каретах не почувствовал, а значит они с Софьей пробираются по другому маршруту. Чёрный вскоре доложил, что группа интересующих меня людей в количестве пяти человек, закутанных по самые брови, следует в направлении южных ворот, куда я тут же и отправился на Вороне. Томительное ожидание и вот интересующий меня отряд появился у ворот. Возникла небольшая заминка и я уже приготовил свой самострел, что бы успеть своевременно вмешаться, а при необходимости использовать силу красного и синего, которой они наделили меня, но всё благополучно разрешилось. Отряд продолжил свой путь, а я заметил, что его скрытно сопровождает весьма внушительная группа из тайной канцелярии во главе с Сергю Эсмеральдом, младшим сыном графа Этьена. Несмотря на такой эскорт, я проводил эту группу до самого дворца, внимательно следя за малейшим магическим возмущением и так сказать, сдал её с рук на руки магистру Тору. Я уже знал троих из пяти путников - Софья, Анна и Чезаре, это чёрный в своё время надоумил меня оставлять на своих знакомых идентификационные метки, что значительно облегчало процесс опознания и скрытого наблюдения за перемещениями объекта. Правда это до поры, до времени, так как даже самый слабый маг был в состоянии стереть их, если, конечно, обнаружит.
  Вернувшись домой и переодевшись в тёмный камзол, я предупредил слуг, что возможно вечером у меня будут гости и что бы они приготовили ужин на три - пять человек, поспешил во дворец. Через подземный ход я выбрался в садовую беседку, а уже оттуда, словно праздный гуляка направился прямиком в левое крыло, где для княгини и сопровождающих её лиц были приготовлены покои. К моему удивлению, все кареты и охрана добрались без происшествий и сейчас были заняты размещением и выставлением караульных постов на подступах к покоям.
  Да, давненько я не сталкивался с таким бардаком, в левое крыло мог проникнуть любой, кому не лень было подняться на второй этаж основного здания, воспользоваться соединительным коридором и оказаться у покоев княгини. Королевская стража пропускала всех, не требуя ни пропуска, ни секретного слова, не имея даже списка допущенных. Всё это я высказал Чезаре, который ни капли не удивился моему появлению и тому разносу, что я устроил.
  - Вся охрана лежит на Сергю, я же изображаю мальчика на побегушках и прикомандирован к свите княгини, но не волнуйся, Витас, сейчас я ему всё передам, не пройдёт и полчаса, как все недостатки будут исправлены, а сюда не проникнет даже мышь, не говоря уж о человеке. Слушай, пока суть да дело, не мог ты в качестве часового побыть возле дверей, а то мне надо отлучиться ненадолго. Девушки приводят себя в порядок и отдыхают после длительной дороги, просили до ужина их не беспокоить. Так я быстренько сбегаю по делам? Присмотришь? - и, не дожидаясь моего ответа, тут же побежал куда-то на первый этаж, на ходу отдавая распоряжение людям из канцелярии и дружинникам княгини.
  За дверями царила тишина, а этот чёрный наглец тут же мне передал, - Обе принимают водные процедуры, хочешь, картинку покажу? Тела у них - пальчики оближешь и слюной захлебнёшься. Обе уже в самом соку, словно нераспустившиеся бутоны роз. Слушай, хозяин, мне кажется они даже не целованные....
  - Ещё одно слово и отправлю в карцер своего сознания.
  - Всё, всё, умолкаю. А может быть хоть на секундочку показать картинку?
  - Слушай ты, любитель прекрасного, лучше проверь все помещения на предмет скрытых ходов и все возможных сюрпризов, а заодно и соседние помещения. Больше толка будет.
  - Уже исполняю....
  Это что за чудо в перьях и бантах направляется сюда танцующей походкой? Кто-то из важных, раз его королевская стража беспрепятственно пропустила, но мы то из деревни, дикари, всех в лицо не знаем....
  - Чё надо, пугало огородное?
  Франт резко остановился, словно налетел на невидимую стену, - Ты как разговариваешь, хам?
  - А за хама можно и передних зубов лишиться. Так что тебе надо, пугало?
  С ужимками и подёргиваниями чуть ли не всеми конечностями, это чудо надменно проговорило, - Его королевское высочество, наследный принц Эдуард, просил передать прекрасным дамам своё почтение и заверения в лучших чувствах, а так же пригласить их на званый ужин.
  - Прекрасные дамы изволят отдыхать после дальней дороги, как только придут в себя, передам. Где и во сколько состоится ужин, и кто приглашён на него ещё? Только ваш принц будет третьим в очереди. Первые - королевская чета, вторым - кто-то из тайной канцелярии, так что принц - третий. - Лицо посыльного скривилось как от сильнейшей зубной боли, когда он услышал про тайную канцелярию. Да, не умеешь ты скрывать свои эмоции, пацанчик на побегушках, не умеешь. А для себя я твёрдо решил, что ужинать и спать они сегодня будут в моём особняке и пока в левом крыле не будет налажен пропускной режим и система безопасности, на ночь они здесь оставаться не будут. Не устроит мой особняк, переберутся к графу Этьену.
  А вот и чёрный нарисовался, - Докладывай!
  - Докладываю голосом и флажками. Хозяин, а ты потом научишь меня семафорить и пользоваться азбукой морзе?
  - Зубы мне не заговаривай, рассказывай, чего накопал.
  - Значит так. Эти покои чистые, нет ни подглядывающих, ни подслушивающих приспособлений, но от магии они не защищены. Соседняя комната для прислуги имеет выход в дворцовые подземелья, но им никто уже давно не пользовался. Я его почистил на всякий случай и поставил несколько ловушек для любопытных. Больше ничего интересного я не обнаружил. Имеются остаточные следы применения магии, но очень старые, я бы сказал даже древние. Магия не наша, скорее всего древних или кого-нибудь из исчезнувших. Доклад окончен.
  - Безопасный маршрут в наш особняк проложить сможешь? Хочу гостей отсюда забрать хотя бы на эту ночь. Что-то неспокойно мне за сестёр. Да и этот наследный принц проявляет к ним нездоровый интерес.
  - Да без проблем, вот только согласятся ли они пренебречь королевским гостеприимством?
  - Официальный визит начнётся только завтра, так что до полудня они свободны в своих поступках. Попробую их убедить.
  - Хозяин, ты посмотри, кто к нам идёт, сама леди Надин собственной персоной. Шуганём её?
  - Шугать не будем, но вот барьер поставим, через который ни один маг пройти не сможет, дай мне минутку времени....
  С любопытством я наблюдал, как моя бывшая ученица пыталась преодолеть защитный барьер, но у неё ничего не получалось. Я пришёл к ней на помощь, - Ни один маг сюда пройти не сможет, так что не трать свои силы и не психуй, - после чего повернулся к ней спиной и вернулся к своему посту возле дверей.
  А вот интересно, если такие же барьеры поставить в подземельях, они сколько простоят без магической подпитки? Надо бы это выяснить, а то в последнее время тайные ходы превратились в проходной двор, не дело это....
  Надин громко фыркнула, шурша юбками развернулась и, стуча каблуками, отправилась восвояси. К моему удивлению, через некоторое время она вернулась, но не одна, а в сопровождении королевы и её свиты. И где этого Чезаре черти носят, вот удружил, так удружил. Стоп, а не было ли это задумано с самого начала, но додумать эту мысль я не успел. Оставив свою свиту возле барьера, королева в одиночестве подошла ко мне.
  - Прошу прощения лорд Витас, что вынужденно нарушаю ваше одинокое несение сторожевой службы, но я тоже очень заинтересована в том, что бы с княгиней и княжной ничего не случилось.
  - Я в курсе, ваше королевское величество. Продолжайте.
  - Разрешаете? Спасибо. А вы и вправду очень занятный молодой человек, никакого почтения и заискивания, неужели у вас на фронтире все такие?
  - Насчёт всех не знаю, но за свою семью могу ручаться. Так что вы хотели мне сообщить, ваше величество?
  - Я прошу вас допустить к личной охране княгини и княжны девушку из моей свиты. Практически никто не знает, что она синий маг и это может сыграть решающую роль в обеспечении их безопасности. Это моя личная просьба, не откажите мне в этом. К тому же она может ночевать с ними в одной комнате, чего вы лишены.
  - Вы так думаете? Впрочем, этот вопрос не в моей компетенции, надо спрашивать у княгини. Я могу вас к ней пропустить, но боюсь, что девушки сейчас отдыхают, а будить их ради такого пустяка, было бы бессердечно. Поверьте, я в состоянии обеспечить их полную неприкосновенность и разобраться с любой угрозой, откуда или от кого она не исходила.
  - И всё же, с вашего позволения, я войду.
  - Не смею вам препятствовать....
  Через некоторое время королева вышла, - Вопрос решён, вы можете пропустить леди Надин.
  Я отрицательно покачал головой, - Простите ваше величество, но я не получал никаких указаний о том, что бы пропустить кого-либо в покои сестёр. Так что -нет!
  Королева вновь вошла в помещение, и вскоре оттуда раздался звонкий голос Анны, - Витас, пропусти леди Надин и через полчаса сам зайди к нам. Мы уже достаточно отдохнули, что бы начать пытать тебя и допрашивать с пристрастием.
  Королева вышла со счастливой улыбкой на губах и я сразу же догадался в чём дело, - Сказала, что вылечит вас?
  - Да, и проблем не будет, только ей ещё надо будет его величество осмотреть....
  Надин прошла мимо меня, даже не повернув голову, только когда она попыталась обдать меня волной холода, её встретил небольшой огненный вихрь, от которого она отшатнулась и торопливо скрылась за дверью.
  - Ваше величество, ещё что-то? - поинтересовался я, увидев, что королева стоит возле меня и не торопится возвращаться к своей свите.
  - Скажите лорд Витас, а вы в курсе того, что произошло с бедной девочкой? Я хочу вас посвятить в её тайну и надеюсь, что это останется между нами.
  Леди Надин Сантин родная дочь брата моего мужа, принца Эдуарда. Когда ей было двенадцать лет, он что-то подмешал в её питьё в течении трёх дней и ночей насиловал свою собственную дочь. Когда её мать пыталась вмешаться, он отдал её на потеху своему окружению. Через два дня она выбросилась из окна четвёртого этажа. Воспользовавшись неразберихой, Надин бежала и спряталась у меня. Скандал удалось замять, лиц виновных в оскорблении чести и достоинства матери Надин тихо, без шума устранили, а самому Эдуарду запретили приближаться к Надин. Прошло три года, и вот он вновь на одном из приёмов встретил её и воспылал противоестественной страстью. Несколько попыток выкрасть девушку провалились, но Эдуард не успокоился. Он чуть ли не прилюдно пообещал сделать её своей любовницей. К счастью, лорд Этьен убедил короля в том, что можно попытаться сделать так, что принц навсегда забудет о своей дочери, если наделить её магическими способностями. Как мне известно, магом её сделали вы. Я считаю, что это ваша заслуга в том, что она перестала кидаться на каждого мужчину, который оказывается рядом с ней, даже случайно....
  Королева ушла в сопровождении свиты, а возле меня тут же нарисовался Чезаре, - Извини, Витас, дела закрутили так, что и вздохнуть было некогда. Тяжело пришлось? Зато сейчас отдохнёшь. К сёстрам зайдёшь?
  - Зайду. Приглашён для официального допроса с пристрастием и пыток, так что если запахнет палёным мясом, или услышишь крики и стоны, не пугайся, это меня расспрашивают о прожитых днях и месяцах с того момента, как я покинул княжество.
  - Завидую я тебе, такие красавицы будут над тобой издеваться, особенно старшая прекрасна. Жаль, что не нашего полёта птицы. Поговаривают, что уже шесть герцогов предложили королю своих сыновей в мужья сёстрам. Слушай, может быть, представишь меня им? Буду твоим должником.
  - Давай мы об этом сегодня вечером поговорим у меня дома за ужином, только не надо делать вид, что ты не знаешь, где я живу.
  - Прийти то, конечно приду, а ты разве не останешься их охранять ночью? Не хочу пугать, но замечено какое-то нездоровое шевеление вокруг дворца, да и в самом дворце чувствуется напряжение. Отец всех свободных из канцелярии стянул сюда и приказал усилить патрулирование.
  - Я опасности не ощущаю, - покривил я душой, - и потом, оберегай их ночью, потом днём, во время торжественного вручения грамот и принесения клятвы верности, потом на пиру в честь этого. А отдыхать-то когда, я же не двужильный и не из железа сделан. Да и последние дни были весьма напряжёнными....
  
  4.
  
  Меня попросили подождать, и я протомился перед дверью ещё минут двадцать, наконец-то раздался голос Анны и мне милостиво разрешили войти. Три девушки сидели полукругом, причём в центре Надин, а у неё за спиной стояла Марта и весело смотрела на то, как я захожу в помещение. Если они думали, что я остановлюсь перед ними, то я их разочаровал. Первым делом я проверил все окна в гостиной на предмет надёжности их запоров. Затем, ни мало не стесняясь, вошёл в спальню, только бросив через плечо, - Марта, пошли со мной, приберёшь, если дамы разбросали свои вещи и спрячешь то, что мне видеть не положено.
  -Как скажете сэр, но я вроде всё там проверила....
  Через десять минут, внимательно осмотрев окна в спальне, я вернулся в гостиную и встал перед сидящей троицей, - Чего сидим? Кого ждём? Почему не бросаемся с объятиями и не слюнявим меня?
  - Ну ты гад. Мы тут, понимаешь, волнуемся, переживаем, а он здесь развлекается, ночи у девиц проводит, ведёт разгульный образ жизни. А ещё брат называется, - я заметил, как лицо у Надин слегка вытянулось. Анна легко выскочила из кресла, подошла и обняла меня. - Я скучала, мог бы хотя бы весточку послать, а то некоторые, не будем показывать пальцем кто, совсем извелись. Хорошо нас радужный навестил и немного просветил о твоих приключениях....
   Надин тут же насторожилась, а я напрягся, Анна вполне могла проговориться и дать постороннему человеку пищу для размышлений и догадок. Желая увести разговор со столь щекотливой темы, я задал вопрос, - Как там отец, братья? Кого родила Мира? У них с Владом всё в порядке?
  Анна начала рассказывать, но её прервала Софья, - Ещё успеете наговориться, родственнички. Анна, ты тут не одна, отойди от Витаса, у некоторых тоже есть на него права.
  - Ой, ой, ой, а что же ты первая не обняла его, или боишься, что княжеская корона спадёт с головы?
  - Ты у меня доболтаешься, отрекусь в твою пользу, и посмотрим, как ты тогда запоёшь.
  - Не отречёшься, ты у нас ответственная. Ладно, иди, лобызай своего ненаглядного.
  Софья подошла и тоже приобняла меня, но не так как Анна, а более стеснительно, - Тебе скоро двадцать, своё обещание не забыл?
  А я смотрел в глаза девушки и медленно тонул в них, даже голос мне изменил. С хрипотцой я произнёс, еле шевеля языком, - Я всё помню, да только обстоятельства изменились, я же писал тебе об этом.
  - Это когда он тебе писал? - взвилась Анна, - Почему я об этом ничего не знаю?
  - Это было личное письмо, и оно касалось только нас.
  А твои изменившиеся обстоятельства меня ни капли не волнуют. Я полюбила тебя ещё до того, как узнала о тебе, - она немного запнулась, - много нового. К тому же мать выдвинула условие своей передачи власти мне - ты должен стать моим мужем. Я дала ей слово, так что с сегодняшнего дня, мы начинаем с тобой жить так, как того требуют ваши законы фронтира.
  И вновь вмешалась Анна, - Софья, а как же твоя репутация и куча женихов? Ты представляешь, какой может разразиться скандал?
  - Никакого скандала не будет. Открыто сожительствовать мы не будем, и внешне рамки приличия будут соблюдаться, но все будут знать, что лорд Витас мой жених и пока неофициальный муж. А ты лучше подумай о партии для себя, тебе тоже скоро стукнет семнадцать.
  - А я полностью доверяю Витасу. Чью, из предложенных мною кандидатур он одобрит, того и возьму в мужья....
  На бедную Надин стоило посмотреть. Такое количество информации обрушилось на неё, что она с трудом успевала её переваривать, а ещё куча намёков и недоговорённостей - вот где простор для полёта фантазии.
  Незаметно стемнело, нам предложили поужинать, но я отрицательно покачал головой, и княгиня от ужина отказалась, - Мы, между прочим, голодны. Ты не доверяешь местным поварам?
  - Я не доверяю местным слугам, которые доставят ужин к вашему столу. Надеюсь вы догадались взять повара с собой? В вашем крыле дворца имеется своя собственная кухня. Продукты следует закупать только на рынке и не в первой и даже не во второй лавке. На ночь караул возле дверей удвоить и предупредить дружинников, что бы у местных из еды и питья ничего не брали. Слишком высоки ставки и на кону королевская корона, а главным препятствием на пути принца Эдуарда к ней, стоит княжна Анна. Если она сможет обеспечить рождение ребёнка королевской чете, то Эдуарда отправят в ссылку, в один из малолюдных районов на окраине. Именно поэтому он всеми силами попытается воспрепятствовать лечению королевы и не остановится ни перед чем, в том числе организацией убийства княгини и дарующей жизнь. Это, Анна, я для тебя разжёвываю. Время шуток закончилось, вы вляпались в большую политику. Мне только непонятно, почему наставник отпустил тебя сюда, ведь он прекрасно знает и понимает, что тут может произойти. Анна, ты застряла здесь минимум на год, ведь тебе придётся вести беременность королевы до рождения ребёнка. По идее, вы могли затребовать прибытие королевы в княжество и, что-то мне подсказывает, что его величество пошёл бы на это.
  Леди Надин, мне кажется, вам надо на некоторое время покинуть наше общество. И я так полагаю, что ваше дело не терпит отлагательства. Мои опасения передайте лордам Этьену и Чезаре, пусть принимают меры.
  Это было весьма наглое и ничем не прикрытое выдворение мага из помещения. Надин поспешно вышла, а я встал и закрыл дверь за ней на ключ и припёр её креслом.
  - Марта, пошли в твою комнату, проверим её и тоже закроем. Я сегодня ночью жду нежелательных гостей к вам, так как завтра с охраной и вашей безопасностью будет наведён порядок.
  Вернувшись, я предложил девушкам следовать за мной. От первоначального плана оставить здесь Марту я отказался, а на обе двери Анна наложила заклятие из арсенала лорда Вила, которое надолго задержит тех, кто захочет войти в покои с помощью силы.
  - Витас, что у тебя было с этой девицей? Учти, я очень ревнивая и вижу, какими глазами она смотрит на тебя.
  - И какими же? - мне стало интересно.
  - Влюблёнными, вот какими.
  - Я не доверяю ей, а тебе не следовало соглашаться, когда её вам навязывали. А теперь пошли, я отведу вас в безопасное место, где мы поужинаем, и вы спокойно сможете выспаться.
  - Анна, Марта, оставьте нас ненадолго наедине, я хочу, наконец-то поцеловать Витаса, - при этом всё лицо Софьи зарделось от смущения, но свой взгляд от меня она не отвела. Мы остались наедине.
  - Княгиня Ольга учила меня, что таких как ты, надо брать силой и накрепко привязывать к себе. - Она тесно прижалась и чувственно поцеловала меня в губы. - Это задаток...
  В спальне Марты я подошёл к стене, противоположенной окнам, и приложил ладонь к неприметной выемке, которую мне показал чёрный. Под каменной обшивкой оказалась обыкновенная деревянная дверь, которая открыла доступ к винтовой лестнице. Я шёл первым, а у меня над головой горел небольшой световой шарик, который позволял не спотыкаться и смотреть, куда надо ставить ногу. Замыкала шествие Марта. В подвалах, а затем и в подземельях дворца, благодаря подсказкам чёрного, я уверенно вёл девушек к единственному проходу, который скрывал мои коридоры. Через полчаса мы оказались в моём особняке, где я сразу же провёл девушек на второй подземный этаж, где показал им их спальные комнаты, после чего мы поднялись наверх и я распорядился накрывать на стол.
  Мои безмолвные слуги если и удивились появлению гостей, то ни как это не выдали, - Милорд, накрывать на четверых или будет ещё кто-то?
  - Поставьте на всякий случай пятый прибор, но не думаю, что у нас будут ещё гости.
  Ужин прошёл весело, я рассказывал с юмором о своих приключениях, встрече с полоумным магом в проклятом городе, своих впечатлениях от столицы, знати, случайном знакомстве с графом Этьеном и его семьёй, рассказал и об обстоятельствах встречи с Надин и последующих событиях. Я бы ещё долго болтал, но заметил, что Анна с трудом скрывает зевоту, да и у Софьи глаза уже сонные.
  - Ночные сорочки вам приготовлены, полотенца тоже, мыло и всё, что нужно для омовений находятся в моечной комнате, туалетная комната в конце коридора, что бы смыть, надо дёрнуть за верёвочку.
   Проводив девушек на второй этаж, я попросил Марту, после того, как она поможет им улечься, подняться ко мне в столовую для разговора 'по душам'. Сам же спустился вниз и проверил все охранные контуры и заклятия, поставленные чёрным не только перед своими подвалами, но и во всех коридорах. Я не исключал вероятности того, что нас могут вычислить с помощью магии. Поднявшись на первый этаж, я случайно стал свидетелем разговора Николоса и Фриды.
  - Красивые девушки, особенно старшая из сестёр. Повезло хозяину, что такая его полюбила.
  - Эх старый, старый, столько лет прожил, а в людях так и не научился разбираться. Не любит она его, может быть, даже ненавидит. Просто ей что-то очень нужно от хозяина, вот она и играет свою роль. А ещё, она не та, за которую себя выдаёт. Я хочу сказать, не так проста, как кажется. Когда её никто не видел, она заставила сотейник с соусом подняться над столом и прыгнуть к ней в руку, причём сделала это совершенно обыденно, привычно. Я как раз в это время несла перемену блюд и в дверях немного замешкалась, вот и заметила эту особенность в её поведении. Мне кажется, что и служанка младшей тоже что-то подозревает, уж больно пристально она иногда смотрит на старшую....
  Интересные наблюдения со стороны, жаль, что дальше мне услышать ничего не довелось - пришла Марта и мои слуги замолчали. Мы сели за стол и некоторое время молчали. Я достал свой значок тайной канцелярии и показал его служанке, - Докладывай о всех своих подозрениях.
  Марта сразу же подтянулась, её лицо приняло строгое и сосредоточенное выражение, - Я догадывалась, что вы входите в высшее руководство канцелярии. Мне кажется, княгиню Софью подменили на последнем постоялом дворе, где мы останавливались перед прибытием в столицу. Заметить некоторые несуразности в её поведении, нехарактерные жесты и движения может только человек, который хорошо её знает и долгое время находился рядом. Анна это заметила и даже поделилась своими тревогами со мной, но потом списала всё на трудности долгой дороги и общую усталость. Как маг она ничего особенного у сестры не обнаружила. За ужином я обратила внимание, что она пользуется приборами не в том порядке, что принят в княжестве. И ещё, когда княгиня пьёт сок или взвар, она никогда не оттопыривает мизинец в сторону. Думаю, что она делает это машинально в силу давней привычки, не характерной для настоящей княгини.
  Я мысленно обратился к чёрному, - Что думаешь, дружище?
  - А тут и думать нечего, к нам в гости прибыла древняя, с какой целью, могу только предположить - месть тебе за гибель двух своих во время перерождения. Что думаешь делать?
  - Пойду сейчас к ней и узнаю правду. Главное вытащить настоящую Софью, жаль времени много потеряли. А почему ты считаешь, что это древняя?
  - Интуиция. Раньше мы могли сразу их опознать, но со временем этот навык и знания, как это делать были утеряны. Но если ты с ней познакомишься поближе, я попробую снять с неё отпечаток ауры, только знакомство должно быть очень близким - тело к телу, иначе ничего не получится.
  - Ты на что намекаешь, чёрная морда?
  - Я? Намекаю? Я просто объясняю, что нужно сделать, что бы отпечаток был чётким и легко читаемым. Ты же хочешь, что бы древние больше не могли нас водить за нос и прикидываться друзьями, близкими или родственниками? А ещё, было бы неплохо найти сведения о разразившейся войне между ними и людьми. Ведь по какой-то причине древние её проиграли и были вынуждены бежать и прятаться, а значит, люди легко их идентифицировали....
  В комнате лже Софьи горели всего две свечи, поэтому в углах было темно и эта темнота на меня давила. Мне чудилось какое-то шевеление, неясные тени на стенах и застывшие фигуры, никогда раньше я подобного обычным зрением не видел. Думать об этом было некогда, так как Софья, укрытая одеялом по горло, как-то странно смотрела на меня, с любопытством и страхом.
  - Что-то не так? - поинтересовался я, расстёгивая и снимая камзол.
  - Всё не так. Я и хочу этого и боюсь. А ты разве не носишь под одеждой хотя бы кольчугу?
  - Сейчас она была бы неуместна, или тебе хочется вместо жара моего тела ощущать холод металла?
  - Конечно, нет. Но мне кажется, рискованно ходить без защиты даже у себя дома.
  - А это не мой дом. Это конспиративная квартира тайной канцелярии, - пришлось мысленно ударить себя по губам. О том, что такое конспирация в этом мире ничего не знали. Софья же сразу ухватилась за новое для неё слово, - А что это означает, конспиративная квартира?
  - Квартира, которой пользуются тайно от всех.
  - Так ты действительно сотрудник тайной канцелярии?
  - А что тебя удивляет? Да, я сотрудник и даже из числа высокопоставленных. Имею допуск к многим тайнам и сведениям, к которым простой люд не допускается. Я, например, знаю, что ты не Софья, княгиня Русинов, а древняя, которая приняла её облик, что ты послужила маяком для ещё нескольких своих подземников, у которых слишком короткая память. Не думаю, что ваше руководство оценит вашу самодеятельность. Впрочем, это его проблемы. А теперь я жду, когда ты предъявишь мне свои претензии, должен же я знать, чем вызвал такой пристальный интерес? А ещё, я хочу получить то, зачем я сюда пришёл.
  Краем глаза я заметил, как из двух углов от входной двери, в мою сторону двинулись тени. Я скинул рубаху и стал распускать завязки на брюках, потом вспомнив, что не снял сапоги, запрыгал на одной ноге, пытаясь стряхнуть один из них. Несколько неудачных попыток, и я сместился в направлении одной из теней на полтора метра, после чего мгновенно активировал мифрил, выхватил клинок и нанёс рубящий удар. Кто-то вскрикнул, вспыхнул яркий свет, от которого я успел отвернуться, так как ждал нападение второго древнего и не ошибся. Эта тварь тоже ускорилась, и его шпага больно ткнула меня в грудь. И хотя сила удара тут же была распределена по всей поверхности защиты, ощущение было не из приятных. Этот гад отбил один из моих клинков, но напоролся на второй, который практически без сопротивления вошёл в него. И вновь яркая вспышка, в этот раз ударившая мне в глаза. Инстинктивно я прикрыл лицо рукой и тут же почувствовал, что в рукав кольчуги был нанесён ещё один удар. Отпрыгнув назад и в сторону, сквозь слёзы, я видел размытый силуэт лже Софьи, резко сделал шаг вперёд, сократил дистанцию и зарядил ей рукояткой своей шпаги в лобешник, да так смачно, что она тут же осела на пол, а потом и завалилась на бок. Когда я проморгался, то увидел дамский кинжал с лезвием странной волнообразной формы. Подхватив древнюю подмышки и лапая её грудь, я швырнул тело на кровать лицом вниз и распорол её ночную сорочку, обнажая спину. Пришлось тесно к ней прижаться, помня наказ чёрного о тесном контакте.
  - Как хорошо, что ты её не прибил сразу, хозяин. Это не просто древняя, это одарённая. Сейчас не время рассказывать кто они такие, пока она не очнулась, срочно ищи у неё кольцо, перстень, браслет или заколку с обязательным камнем, быстро срывай, бросай на пол и разбивай клинком так, что бы повредить камень.
  Ломать - не строить, поэтому я с удовольствием сорвал остатки одежды с девушки и на груди обнаружил кулон, который тут же бросил на пол и расколол его ударом клинка. Раздался истошный крик, переходящий в визг. Не успокоившись на этом, я проверил наличие украшений на пальцах и заколок в волосах. Две заколки на затылке постигла та же участь, что и кулон, правда без визга.
  - Так вот, - начал просвещать меня чёрный, - одарённые это такие древние, которые овладевают разумом человека и подчиняют его себе, вселяясь в его тело. Так что перед тобой тело настоящей Софьи, вот только возникла одна интересная проблема, Софья то твоя беременная. Срок, правда небольшой, но выводы ты сделай.
  - Постой, постой, как это беременная? - эта новость заставила меня вскочить на ноги и нервно заходить по комнате. - Получается, что бы скрыть свою беременность, она решила как можно быстрее сблизиться со мной? А ты ничего не путаешь?
  - Это ещё не всё. Да ты сядь, а то упадёшь ещё. В общем, у сестёр разные отцы. Я, конечно, могу ошибаться, но предварительный мой вывод такой - они сводные сёстры и у них общая только мать.
  Так что мой дорогой хозяин, давай ка одевайся и иди поднимай Анну, пусть проводит обряд определения истины.
  Словно в тумане я пошёл к комнате Анны и постучал, - Анна, извини, что не даю тебе поспать, но мне срочно нужна твоя помощь как мага. Одевайся и выходи, я жду тебя...
  Через некоторое время, которое для меня растянулось в бесконечность, Анна вышла в коридор, - Ну что там у тебя ещё произошло? Надеюсь с Софьей всё в порядке и ты, в её первый раз, не причинил ей боли?
  - Да пошли уже скорее, там всё узнаешь....
  В спальне Софьи я зажёг подсвечник на ещё четыре свечи и, не давая Анне опомниться, произнёс слова призыва мага для определения правды. Не знаю, откуда пошёл этот обычай и сколько ему уже сотен лет, а может и тысяч, но ни один маг не может отказать в проведении обряда определения истины. Вот не может и всё тут. Поговаривают, что отказавшийся тут же теряет своего симбионта и все свои магические способности навсегда....
  - Что ты хочешь узнать спрашивающий? - голос Анны неузнаваемо изменился.
  - Видящая истину, я хочу, что бы ты ответила мне на следующие вопросы: 1. Беременна ли эта женщина? - и я указал рукой на лежащую под одеялом Софью. 2. Если да, то какой срок и произошло ли это в добровольном порядке или с применением насилия? Будут ещё вопросы, но они последует после того, как я получу ответы на эти.
  Наступила тишина. Анна подошла к сестре и положила свою ладонь ей на лоб. По мере того, как она получала ответы на мои вопросы, её лицо бледнело и вытягивалось в удивлении.
  - Она действительно беременная и срок составляет чуть больше трёх недель. Всё произошло по взаимному согласию и насилие не применялось. - Анна тряхнула головой, отгоняя наваждение. - Это что же такое получается? Она со своим любовником зачала ребёнка по дороге в Кенинг? Видимо почувствовала изменение в своём организме и решила поскорее переспать с тобой, что бы потом сказать, что она беременна? Но зачем ей это надо? Если она любит этого человека, то и выходила бы за него замуж? Кто ей может помешать, даже если он простой стражник или охранник?
  - В этой связи у меня возникают ещё вопросы: 1. Является ли Софья кровной дочерью князя Русинов? 2. Если нет, то кто её отец?
  И вновь лицо Анны разительно изменилось, теперь оно пылало, - Эта женщина не является кровной дочерью князя Русинов и ни какого отношения к этому роду не имеет. Её отец принадлежит к младшей ветви семьи герцога Алези, - если б я не поймал девушку, то она упала бы на пол, так её поразили полученные сведения.
  Когда она пришла в себя, я задал ей уже простой вопрос, - Что будешь делать? Допустишь что бы правящая княжеская династия прервалась и на трон вступила самозванка?
  - Ну уж нет! Я оспорю её право на трон и не допущу несправедливости. Трон предков должен принадлежать Русинам! Но что здесь произошло? Почему она голая и ничего не помнит о последних событиях? Вы всё-таки переспали?
  - Сядь. Видишь две кучи тряпья? Это всё, что осталось от древних, которых призвала твоя сестра для нападения на меня. Для призыва она использовала эту подвеску, - и я показал на расколотый кристалл. - Ты до этого видела его? Руками не трогать, - одёрнул я её, когда она склонилась, присев на корточки, что бы рассмотреть его получше.
  - Да, я знаю этот кулон. Он принадлежал моей матери, когда она передала трон Софье, то сама надела цепочку ей на шею.
  Я тяжело вздохнул, - Можешь забрать одну кучу тряпья древних для исследований, вторую я передам в тайную канцелярию. А теперь пришли сюда Марту, пусть переоденет Софью. Надеюсь, предупреждать, что обо всём надо будет молчать даже под пытками, тебя не надо?
  - Хозяин, а слабо снять слепок и с Анны? Пусть покажет тебе свою спину, можно даже не прижиматься к ней, а просто положить руки на лопатки, чесслово, я сделаю это по-быстрому.
  - Анна, мне нужно положить свои руки тебе на лопатки. Для чего - не знаю, но надо. Зови сюда Марту, что бы она присутствовала при этом.
  Анна как-то странно на меня посмотрела, но ничего не сказала и молча вышла. Вскоре она вернулась вместе с зевающей Мартой. Весь сон с той слетел, как только она увидела тот бардак и капли крови в комнате.
  - На полу ничего не трогать, - сразу же предупредил я, - сначала проверю сам. А ты Марта, сначала одень Софью, а потом оголи спину Анны.
  Пока служанка возилась с одеванием ночной сорочки на старшую из сестёр, я разворошил своим клинком первую кучу одежды древнего. Как и ожидалось, под ней лежал его шпага, амулет или талисман странной формы, а так же моток верёвки из неизвестного мне материала.
  -Ух ты, - присвистнул чёрный, - верёвочка из паутины того странного монстра, что ты завалил в мёртвом лесу. Не из той, липкой, которой он плевался, а из настоящей. Очень дорогая вещичка, ни порвать, ни перетереть, надо обе забрать себе, пока некоторые захапистые девицы не наложили на неё свою лапу в обмен на сомнительное удовольствие потрогать их лопатки.
  Своей шпагой я отодвинул артефакты древнего в сторону, а одежду разрешил забрать Анне.
  - Какая странная магия, аж пальцы покалывает, но ничего, терпимо. А если мы вот так попробуем её нейтрализовать? - начала она бурчать себе под нос. - А из этого мне ничего не дашь для изучения?
  - Только шпагу. Был бы Вил здесь, отдал бы всё, а так, прости, не могу, забочусь о твоей безопасности.
  В наш разговор вмешалась Марта, - Я закончила переодевание. Что вы там говорили о спине госпожи?
  Софья лежала укрытой по самые уши и равномерно дышала, на щёках образовался румянец, так что мой удар особо ей не навредил.
   - Анна, продли её сон до самого утра и сотри часть воспоминаний за последние несколько суток, или сделай их смутными. Сможешь?
  - Ни разу не пробовала, но думаю, смогу, но только после того, как мы закончим наше дело. Марта, посмотри, что можно сделать, что бы этот похотливый мужлан мог потрогать мои лопатки. Предупреждаю Витас, если твои руки полезут ещё куда, прибью.
  Чёрный действительно справился очень быстро, буквально за несколько мгновений, - Готово, хозяин. Ей можно приводить себя в порядок. - Я отошёл чуть в сторону и присел на кресло. Внизу что-то блеснуло. Да это ж тот странный кинжал, которым мне нанесли удар в рукав кольчуги и, кажется, даже чуть его повредили. Надо будет потом проверить целостность доспеха.
  - Витас, Марта останется с Софьей, а тебе здесь больше делать нечего, иди в свою комнату.
  - Ага, щас, ты думала, я забыл о второй куче тряпья? - под ней была такая же шпага, вместо амулета чистая пластинка из непонятного материала, а вот мотка верёвки не было. Собрав всё до кучи в один узел, сложив в него артефакты первого древнего, я подмигнул Анне и пошёл в свою комнату. Спать, спать и только спать.
  Проснулся я рано утром и не сказать, что свежим и отдохнувшим. На втором этаже царили тишина и покой, все спали, и у меня появилось время со свежей головой осмыслить все вчерашние события.
  - Чёрный, мне нужна более подробная информация об одарённых, и для чего тебе понадобился весь вчерашний цирк со спинами сестёр?
  - А что такое цирк?
  - Балаган со странствующими актёрами и лицедеями.
  - Теперь понятно. Начну с одарённых. У древних есть некоторые особи, которые могут переносить своё сознание в драгоценные камни и стоит им соприкоснуться с кожей человека, как они вселяются в него и могут манипулировать не только его мыслями, но и поступками, полностью подчиняя его волю. При этом их тела остаются в специальном помещении, в полной безопасности. Такие камни называются кристаллами накопителями и некоторые, особо сильные одарённые, могут вселять свой разум сразу в несколько таких кристаллов. Если его разрушить, то разрушается и разум одарённого, он становится буйным и его уничтожают свои же. Как ты сам понимаешь, крупные драгоценные камни носят только сильные мира сего и до первой войны почти все властители этого мира были под контролем древних. Потом маги людей научились определять одарённых и разрушать накопители, а затем и уничтожать древних, не давая им возможность принимать облик людей. Это всё, что сохранилось в моей памяти.
  - Не понятно, тогда почему они сами себя называют бессметными?
  - Они не бессмертные, а просто долгоживущие. Когда несколько поколений людей встречаются и общаются с одним и тем же древним, вольно или невольно они приходят к мысли, что он бессмертный. В конце - концов, и сами древние поверили в это, забыв, сколько их погибло во время войны от рук простых воинов, а не только магов. Правда этому предшествовала вторая война, в ходе которой древние были вытеснены под землю, а люди потеряли лучших и самых сильных магов.
  - Почему же тогда драконы-хранители не вмешались?
  - К этому времени они уже улетели в другие миры, забрав с собой некоторые расы. На земле остались люди, древние или подземники, и гномы. Гномы с древними не дружат, но и беспричинно стараются не враждовать. На поверхность они никогда не поднимаются и ведут замкнутый образ жизни, хотя из летописей известно, что раньше были целые поселения гномов на поверхности.
  Теперь о сёстрах. В матрице Софьи присутствовала матрица древней одарённой. Теперь ты, не приближаясь к человеку в состоянии определить, кто перед тобой - простой человек, древний или человек порабощённый одарённым. А матрица Анны нужна была, что бы постараться выявить некоторые общие особенности, характерные только для людей, что бы свести до минимума возможность ошибки....
  Как же я сильно проголодался, если даже слабый запах снеди с кухни вызывает у меня такое сильное слюноотделение. Ждать сонь я не стал и позавтракал в компании с Мартой. Вот же двужильное создание, как будто и не было этой полу бессонной ночи.
  - Марта, по своим каналам сообщи графу, что нужна тайная аудиенция у короля, для решения вопроса престолонаследия в княжестве. Я с такой же просьбой обращусь если не к графу, то к Чезаре, главное встретить их в ближайшее время....
  Возвращаться во дворец мы решили не через подземные ходы, а открыто, с помощью наёмной кареты. Так что через час после того, как сёстры позавтракали и навели марафет на своей внешности, мы тронулись в путь. Для того, что бы преодолеть караулы и посты, мне достаточно было высунуть руку из-за занавески и показать свой значок. Нас не задерживали и вскоре мы оказались у главного входа в дворцовый комплекс, дальше предстояло двигаться пешком. Прогуливаясь по саду, наша группа приблизилась к левому крылу, отведённому под княжеское посольство. Царящему там оживлению и беготне я не особо удивился, так как нечто подобное предполагалось и поэтому я убрал сестёр из дворца.
  Нашу группу заметили и вскоре к нам, чуть ли не бегом, направился Чезаре, - Хвала всем богам, вы живы и невредимы, - при этом он очень внимательно смотрел на меня.
  - Принял бы моё приглашение на ужин, у тебя вопросов не возникло, а так расспрашивай княжну Анну, княгиня Софья чувствует себя не очень хорошо и её лучше не беспокоить.
  Однако Анна так посмотрела на бедного Чезаре, что у того сразу отпало всякое желание что-либо узнать у княжны. Я даже восхитился её взглядом на бедного виконта, не иначе как с применением магии она осадила его.
  Эх, мне бы так научиться, - Княжна, научите такому взгляду?
  - Между прочим, сэр баронет, этому я научилась от вас. Или вы забыли, как третировали меня и заставляли меня замолчать, когда я, по вашему мнению, говорила лишнее, - Анна за что-то на меня сердилась с самого утра, а за что, я так и не смог понять....
  Чезаре и поведал нам о ночных событиях, - Двери в покои княгини и княжны оказались заблокированы мощным заклятием, которое не смогли снять ни леди Надин, ни главный королевский маг Тор. На наши обращение через дверь никто не отвечал, и мы решили, что леди Анна наложила заклятие тишины, что бы им не мешали спать после долгой и трудной дороги, а зная, что внутри находился лорд Витас, я был уверен в безопасности девушек. Попытки проникнуть в покои со стороны комнаты служанки тоже оказались безрезультатными. Выставив дополнительные посты, я отправился домой, а леди Надин решила остаться и, как оказалось, не зря. Где-то после полуночи более двух десятков вооружённых людей напали на наши караулы, а три мага пытались взломать дверь в покои, однако быстро пали от магии леди Надин, о которой ничего не знали. А потом появился наследный принц Эдуард с ещё десятком личной стражи и группой своих прихвостней. Вот тут-то леди Надин и развернулась во всей своей красе и мощи. Даже я не представлял, насколько она сильный боевой маг. Лорд Эдуард мгновенно превратился в ледяную статую, а его стражу и свиту она безжалостно посекла ледяным дождём, от которого не смогли спасти даже прочные доспехи. Это было очень страшное зрелище. Со слов очевидцев из числа нашей охраны - тела напавших превратились в куски льда, которые разлетались на мелкие кусочки. При этом леди Надин громко кричала что-то вроде 'Это вам, твари, за мою мать!', потом она подошла к принцу Эдуарду и мощно врезала ему между ног, из-за чего куски льда с его мужским достоинством разлетелись на мелкие кусочки. Потом с принца потела вода, лёд стал таять, а сам он опустился на корячки и пополз в сторону выхода. А леди Надин сопровождала его, нанося удары ногой в различные части тела и при этом приговаривала, что если он ещё раз попадётся ей на глаза, даже случайно, то она сделает из него решето и заставит мучиться несколько дней перед тем, как сдохнет. Принц кричал от боли, просил прощения и обещал, что он больше не будет, просил пощадить его и вспомнить, что он её отец. В общем, он был так избит, что сам уже перемещаться не мог и королевские слуги, подхватив его под руки, утащили в покои лорда Тора, для оказания медицинской помощи. Рано утром принц Эдуард покинул королевский дворец, а лорд Тор подтвердил, что отныне принц Эдуард не может претендовать на престол, так как не способен иметь детей. Перед его отъездом его королевское величество навестило своего брата и в хорошем расположении духа, с некоторыми бумагами, вскоре вышло от него. Вот такие у нас новости, а что нового у вас, Витас?
  - Да ничего особенного, у нас тоже были гости, двое древних и одна одарённая. Жаль, допросить их толком не удалось, очень быстро погибли. Чезаре, сделай одолжение, передай отцу, что леди Софья и Анна просят тайной аудиенции у его величества с обязательным присутствием главного королевского мага. А лорду Тор передай мою просьбу забрать у меня одежду древнего и их артефакты для последующего изучения....
  
  5.
  
  Последующие несколько дней были очень хлопотным. Мало того, что княжескому посольству пришлось переезжать из левого крыла дворца в правое на время ремонта и восстановления помещений после тех безобразий, что устроила моя бывшая ученица, так мне ещё пришлось вполне официально, по поручению главы тайной канцелярии, временно заниматься охраной сестёр и негласным надзором. Проверка всех комнат, коридоров, лестниц, проходов и скрытых ходов отняли очень много времени. Одновременно с этим пришлось заниматься подбором и расстановкой караулов и постов смешанного состава из числа княжеских дружинников и королевской стражи. Брат короля куда-то исчез, а его сторонники затихли и затаились.
   Мимо меня прошёл малый приём у короля, о котором я узнал задним числом, на котором леди Надин Сантин, как вольный маг, принесла клятву верности короне и королю. Так же было объявлено, что оная девица является единственной наследницей принца Эдуарда, так как он был тайно женат на её матери и имеются документы, в которых он подтверждает, что леди Надин приходится ему законной дочерью. Данные новости вызвали переполох среди придворных и свиты короля, так как значительно меняли приоритеты и расклады в деле наследования престола.
  Я понял, что меня очень тонко обвели вокруг пальца и сделали всё возможное, что бы я даже случайно не оказался на малом приёме. А потом, как гром среди ясного дня грянуло известие, - княгиня Софья отказывается от титула княгини в пользу своей младшей сестры, княжны Анны, и не намерена возвращаться в княжество, а со своим избранником, одним из княжеских дружинников, остаётся в жить в небольшом фамильном поместье Алези, принадлежащим её матери. Из всего этого я сделал вывод, что меня хитро изолировали от всех дел, да и маг Тор не рвался получить у меня артефакты древних. Что ж, насильно мил не будешь, а я-то думал, что Анна перестала встречаться со мной в силу своей загруженности делами и отсутствия свободного для общения времени. А тут ещё чёрный подлил масло в огонь, - Сдаётся мне, хозяин, что против тебя составлен обширный заговор по устранению с активной политической арены и лишения влияния, как на княгиню, так и на дела тайной канцелярии. Что планируешь делать?
  - Нанесу ответный удар и поставлю некоторых на их законное место. Видишь ли, чёрный, я не особо афишировал тот факт, что зелёный дракончик Анны слизал не только её кровь, но и мою, причём мою первой, после укуса красного. Что тебе говорит твоя память о фактах наличия двух носителей у одного симбионта?
  - Такие случаи были, и вы оба имеете равные права на зелёного. Главное, что из этого следует - в любой момент ты можешь забрать себе симбионта на тот срок, которым им пользовался другой носитель и его согласия в этом случае не требуется.
  - Спасибо дружище, именно это я и собираюсь сделать, после того, как уточню некоторые моменты. Будем готовиться к возвращению в свои владения, у нас там тоже дел полно, а для начала отправь ка мои трофеи в мою комнату у донны Лоры....
  Главный королевский маг лорд Тор решил сделать мне одолжение и осчастливил своим визитом. Мы чопорно раскланялись, - Лорд Витас, я получил разрешение княгини Анны забрать уцелевшие артефакты после нападения древних.
  - Лорд Тор, а я-то тут причём? Если княгиня вам разрешила, то и забирайте у неё всё, что она вам пообещала отдать. Если же вы раскрыли свою варежку на мои трофеи, то вынужден вас огорчить, я решил сам заняться их изучением и исследованием, для чего уже отправил их в свои владения. Раньше надо было озаботиться этим, а теперь мне и самому стал интересен процесс призыва и переноса. Сожалею, но уже ничем вам помочь не могу.
  Главный королевский маг стал как рыба хватать воздух ртом, - Мальчишка, да я тебя в бараний рог согну! Да ты у меня в темнице заживо сгниёшь!...
   Он может быть бы и ещё больше разорялся, да мне было лень слушать, так как я чувствовал, что его визит был задержан совсем неслучайно и что ему отведена определённая роль в том спектакле, который разыгрывается для меня.
  - Шли бы вы лорд, далеко, далеко, туда, где кочуют туманы, а попросту говоря, в задницу. А тому, кто вас ко мне направил, передайте, - ещё не создана та дудка, под которую я буду плясать....
  Мы знатно поругались, используя все мыслимые и немыслимые бранные выражения, но куда этому рафинированному царедворцу против комбата дорожно-комендантской службы, состоящему сплошь из партизан - приписников. Он даже испросил у меня разрешения записать некоторые особо заковыристые выражения, так как его память и воспитание не позволяют ему их запоминать дословно. А мне что, жалко что ли? Я даже посоветовал ему в разговорах с неприятным собеседником использовать несколько весьма двусмысленных выражений, типа ответа на вопрос 'как дела' или 'как поживаете' - 'не дождётесь' или ' не хочу вас расстраивать, но у меня всё хорошо'. Расстались мы словно старые приятели, весьма довольные друг другом.
  Анна по-прежнему избегала меня, как впрочем, и граф Этьен со своим старшим сыном, так что я, после завершения всех возложенных на меня задач, почувствовал себя в изоляции. Вернувшись к себе в особняк, я на несколько дней затаился и никуда не выходил, посвятив всё своё время изучению неисследованных подземелий королевского дворца. Ничего интересного я не обнаружил, но это позволило на некоторое время отрешиться от всех дел. Результатом моих исследований было обнаружение нескольких скелетов в замурованных нишах, две развалившиеся шкатулки с драгоценностями и кожаная сумка, набитая письмами и хозяйственными документами. Разбору этих бумаг я посвятил ещё два дня. Кому-то понадобилось выкрасть архив и переписку одной из фрейлин королевы более четырёхсот лет назад, кому, для чего? Ответов на эти вопросы я так и не обнаружил и, наверное, забросил бы это дело, если б не одна маленькая записка, спрятанная в небольшом свитке. Вот её текст полностью, - 'Наш сын будет носить титул графа Эсмеральд'....
  Документы были, несомненно, украдены и у вора не было ни времени, ни возможности отделить важное от ненужного, а судя по тому, что он так и не вернулся за своей добычей, его вычислили и устранили. Письма я читать не стал, кроме одного, что первым попало мне в руки. Обычная любовная писанина и тягомотина, - ' ах, я без тебя жить не могу, но обстоятельства выше нас...'. Сразу видно, что писал человек, наделённый немалой властью и, скорее всего, уже женатый. Вряд ли это была коронованная особа, а вот герцог королевской крови, вполне возможно. Сумку я решил вернуть тем, чьим предкам она принадлежала - семье графа Эсмеральд.
  На следующий день я вышел из своего добровольного заточения. Моего отсутствия в течении длительного времени никто не заметил. Это и радовало и огорчало одновременно. Радовало, так как это означало, что я избавился от пристального внимания тайной канцелярии, а огорчало из-за того, что меня уже списали со всех счетов - 'мавр сделал своё дело - мавр может уходить'. Первым делом я навестил особняк графа Эсмеральд и не очень удивился, когда служка на воротах меня предупредил, что графа нет и когда он будет - не известно, а виконт Чезаре уже несколько дней пропадает во дворце и дома не ночует. Леди Катрин и молодой лорд Сергю в отъезде на несколько дней, так как отправились в загородное поместье.
  Я очень подробно объяснил служке, что надо сделать с сумкой и кому её передать из рук в руки, после чего прикрепил к ней знак тайной канцелярии и вложил вовнутрь заранее написанное письмо.
  В нём я описал место, где она была найдена, сообщил, что особую ценность представляет любовная переписка, предупредил, что одно письмо, которое сейчас лежит сверху я прочитал, и самое важное вложил в него. Также я поставил в известность, что те документы, которые я перевязал лентой, являются хозяйственными отчётами о том, что, сколько и где было куплено, сколько за это было заплачено и особой ценности не представляют. Хотел я ещё дописать, что эти свитки и листы пергамента характеризуют неизвестную мне особу как женщину весьма рассудительную, бережливую и хозяйственную, но не стал, пусть сами разбираются.
  В правом крыле дворца меня ждала примерно такая же встреча. Марта, пряча глаза и краснея сообщила, что княгиня в последнее время очень занята и не может выделить даже минутки для аудиенции. Если что-то надо передать на словах, то она, как доверенное лицо готова всё передать слово в слово.
  - Спасибо Марта, в этом нет необходимости, я всё написал в этом небольшом письме. - Развернул лист пергамента и зачитал его вслух. - ' Если хочешь узнать настоящую сущность человека - дай ему власть. Анна, ты меня разочаровала. Я забираю то, что принадлежало мне первому. Не советую даже ненароком оказаться в моих владениях, для тебя это почти верная смерть. Доступ к моей библиотеке и в мою комнату для тебя закрыт. Витас'.
  - Куда вы сейчас милорд?
  - Домой, скоро грянут трудные времена и к ним надо подготовиться. Когда Анна предаст и тебя, всегда сможешь найти приют и защиту в моей крепости, достаточно будет сказать, что ты от меня.
  Чёрный мне с некоторой усмешкой в голосе сообщил, что операция по изъятию зелёного проведена успешно и княгиня ничего не заметила и не почувствовала, - Жаль, мы не увидим её радость, когда она поймёт, что лишилась магической силы и её тату исчезла с плеча. Придётся ей теперь опять привыкать к жизни простого человека.
  - Не совсем простого, - возразил я, - она же княгиня. Впрочем, мне до неё больше нет дела. Сейчас возвращаемся в особняк, Ворон наверняка уже подготовлен к дальней дороге, седельные сумки уложены, все дела завершены. Осталось передать Николосу и Фриде несколько сотен золотых на жизнь и поддержание дома в надлежащем виде и 'Прощай немытая Россия, Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые, И ты, им преданный народ'. ( Голубые - цвет мундиров жандармского корпуса в царской России. )
  Зная, что моих слуг обязательно будут расспрашивать обо мне, я им сказал тоже самое, что говорил всем остальным, дескать, возвращаюсь в свои владения, а оттуда поеду в родное баронство, навестить родных и знакомых, где задержусь надолго, так как планирую выезд в степь и дальше на юг. Я так же предупредил, что все двери запечатаны моей печатью и если кто-то попытается их вскрыть, или проникнуть вовнутрь каким-нибудь другим способом, то его или их ждёт неминуемая смерть....
  Естественно, возвращаться я не собирался, так как планировал отправиться дальше на север и посетить с ознакомительным визитом ещё несколько королевств и составить своё собственное представление об укладе жизни местного населения, их военной мощи и особенностях управления государством. Вмешиваться в их дела и как-то двигать прогресс я не собирался, мне было просто любопытно посмотреть на отличия. Единственное, о чём я жалел, покидая Кёнинг, так это о том, что не забрался в королевскую библиотеку и не покупался в её хранилищах....
  Возле южных ворот меня остановила стража и молоденький офицер, мой ровесник, красуясь своей новенькой кирасой и дорогим оружием буквально пропел, - Лорд Витас, у меня строгий приказ не пропускать вас через ворота до особого распоряжения.
  - Этот приказ распространяется и на другую стражу у остальных ворот? - поинтересовался я.
  - Да, для вас выезд через все ворота закрыт.
  - А через стену мне можно будет уехать?
  Он смерил взглядом крепостную стену высотой явно за двадцать пять метров и толщиной не менее трёх метров, - Насчёт стен указаний и приказов не было.
  Хороший из него получится служака, сказал командир - бурундук птичка, живёт на дереве и чирикает, значит, так оно и есть. Я отъехал не очень далеко, метров на пятьдесят вдоль стены и остановил Ворона, - Ну-ка Чёрный, снеси часть стены полностью, метров в семь шириной, больше не надо, а то я знаю тебя....
  С тихим шорохом на землю стала сыпаться каменная крошка и мелкие песчинки, а в стене, напротив того места где мы стояли, стала образовываться дыра, которая вскоре выросла до заданных параметров. Лёгкий ветерок подхватывал мелкие песчинки и уносил куда-то в сторону. Через пару минут всё было закончено и мы спокойно проехали на ту сторону, под удивлённые и ошарашенные взгляды не только стражников, но и всех собравшихся зевак и путников, которые следовали через эти ворота. Доехав до первого перекрёстка, который позволял объехать столицу Порусии и убедившись, что все наши следы будут затёрты большой отарой овец, что гнали в столицу на продажу, я спокойно повернул в нужную мне сторону и, пришпорив Ворона, отдался радости скачки.
  Первые три ночи мы ночевали в лесу и избегали любых встреч с кем-либо. Я не собирался облегчить службу тех, кто наверняка уже рыскает и ищет всадника на очень дорогом и породистом чёрном жеребце, без оружия, в тёмном камзоле, чёрном плаще и широкополой чёрной шляпе. Наверняка их всех предупредили, что бы они ни в коем случае даже не пытались задержать меня, а немедленно сообщили об обнаружении по команде или первому попавшемуся сотруднику тайной канцелярии.
  Прошло восемь дней, продукты я закупал в небольших деревушках и на хуторах, особо не привередничая - сыр, вяленое, копчёное мясо или домашняя колбаса и обязательно хлеб из муки крупного помола. Колодцев и чистых ручьёв по дороге хватало, а когда не хватало, то я сам находил места, где вода близко подходила к поверхности, и с помощью трофейного волнообразного кинжала вскрывал небольшой родничок, зря, что ли меня зовут степняки - кочевники 'видящий воду'. Когда я счёл, что мы удалились от столицы достаточно далеко и наши следы окончательно затерялись, то выехал на второстепенный тракт, который вёл в сторону соседнего королевства. Этой дорогой пользовались в основном те, кто не мог себе позволить роскошь оплачивать подорожную пошлину и двигаться по гладкому главному королевскому тракту. Постоялые дворы и гостиницы здесь были победнее и встречались не так часто. Но как только я определил алгоритм их расположения - один дневной переход спокойной рысью, то практически всегда ночевал под тёплой крышей и, даже иногда, мылся в лоханках с горячей водой.
  Как таковой границы между королевствами не существовало. Вернее, она существовала, но не была специально помечена ни полосатыми столбами, ни пограничными постами. Может на центральном тракте и было нечто похожее, а вот на второстепенной дороге, нет. И ещё я понял, что вражды между королевствами нет, люди и товары перемещаются свободно и беспошлинно. А вот это уже было не очень понятно. Всё разъяснилось на ближайшем постоялом дворе, где хозяин весьма обстоятельно поведал мне о тех родственных связях, что существовали между королевствами. Оказалось, что всегда и везде оба королевства выступали единым фронтом и поэтому с ними предпочитали не связываться. Меня же эти факты обеспокоили, так как наглядно говорили, что здесь меня может ждать тёплый приём и возможное задержание. Пришлось отказаться от плаща и шляпы, а на лбу Ворона нарисовать большое белое пятно, которое приходилось каждые три - четыре дня обновлять. Хорошо, что ещё дождей не было.
  Гонвер, столицу королевства Тюрина я решил объехать стороной, так как не хотел нарываться на неприятности. Я уже знал, что здесь правит король Ричард, двоюродный брат короля Порусии, которые, к тому же были женаты на родных сёстрах. У местного короля наконец-то родился долгожданный наследник мужского пола, так как в отличие от королевства, которое я недавно покинул, здесь трон передавалось только по мужской линии.
  В Вестмине, втором по величине городе Тюрина, я остановился в недорогой гостинице, чуть в стороне от центра города. Цены приемлемые, номер и бельё чистые, мясо хорошо прожаренное, а фирменное блюдо, похожее на нашу окрошку было выше всяких похвал. Народу в трапезной было мало, да и сама гостиница выглядела полупустой. Разговорившись с хозяином, я узнал, что ещё несколько лет назад здесь невозможно было протолкнуться из-за обилия постояльцев.
  - Дело всё в том, что четыре года назад внезапно открылась башня мага - главная достопримечательность нашего города. Столетия стояла закрытая, а тут раз и дверь нараспашку. Вот народ и ломанулся за сокровищами мага. Кому повезло, вернулись живыми, а некоторые с наваром. Большинство же сгинуло внутри, только косточки и обрывки одежды находили в комнатах и на лестнице. Потом прибыли настоящие маги, доступ в башню закрыли и открыли только через полгода, когда всё ценное оттуда вывезли. Поначалу люд вновь толпой туда пошёл, но вернулись ни с чем и интерес к башне постепенно угас. Теперь только приезжие из любопытства изредка туда заглядывают. Советую сходить, там очень интересно. Представляете, внутри башня значительно больше, чем выглядит снаружи, одних комнат на первом этаже аж четырнадцать штук, а этажей, не смотря на её кажущуюся высоту, всего три. В общем, магия и обман зрения.
  - А куда маг-то сам делся? Его тело нашли?
  - В том-то и дело, что хозяин исчез бесследно, говорят, что он ушёл в другой мир, а других магов в городе нет. Был один пришлый, посмотрел, побывал в башне, да и уехал порч, хотя поговаривают, что и он исчез, ибо никто не видел, что бы он выезжал из города.
  На следующий день я отправился к башне мага, посмотреть на местную достопримечательность и составить собственное мнение об этом интересном месте. Никаких остаточных следов магии я не обнаружил и чем ближе подходил к этому странному строению, тем больше росло моё недоумение. Башня действительно была очень высокой по местным меркам, на уровне где-то девятого или десятого этажа моего мира и выглядела как недавно построенная. У дверей стоял стражник и принимал плату за проход вовнутрь. Скучным голосом он повторял одну и ту же фразу, - Всё, что найдёте, принадлежит вам, но должно быть учтено в реестре находок. Город оставляет за собой право выкупить особо ценные вещи.
  За ещё одну серебряную монетку мне разрешили заглянуть в этот самый реестр, последняя запись в нём была сделана более года тому назад и касалась небольшого куска ткани с рисунком.
  Чем больше я ходил по пустым комнатам, тем больше убеждался в своей правоте - никакой маг в этой башне не жил, а её возраст чёрный определил как две тысячи лет, причём до недавнего времени она была скрыта от взглядов жителей.
  - Скорее всего, им просто отводили глаза, и они не замечали это строение до тех пор, пока чары, наложенные на башню от времени не развеялись, но это не та магия, которая нам известна, это нечто другое. Я ничего не могу поделать с материалом этой башни, он мне неподсилу.
  - Это не магия, моё чёрный друг, это высокие технологии, которые сродни магии этого мира. Видишь плафоны на потолке с сенсорными датчиками? Подходишь к нему на определённое расстояние, и он загорается, то есть освещает определённый участок, отходишь от него, он гаснет и загорается следующий. И возраст у неё несколько десятков тысяч лет, а может быть и сотен. Это всё, что осталось от той, по настоящему древней цивилизации, на смену которой, как я полагаю, пришли драконы и известные нам расы.
  Очень тщательно осмотрев первый этаж и все его помещения, мы поднялись на второй, а затем и на третий. Я буквально обнюхивал и обстукивал стены и пол, в надежде найти хоть что-нибудь, но всё тщетно. До меня это уже проделывали не один раз такие же умники, так что особо на удачу я не надеялся.
  Случайно, у меня возникло дикое предположение, а что если управление башней осуществляется даже не словами, а мысленными приказами, ведь, как известно или как нас пытаются убедить, мысли материальны? Следует попробовать. Почти целый час я потратил на всевозможные попытки - я и просил, и приказывал, и требовал и уговаривал, всё бесполезно. Хорошо, зайдём с другого бока. Создав зрительный образ прозрачной стены, я чуть было не грохнулся на пол. Стена передо мной исчезла, стала невидимой, а мне открылся вид на город с высоты пятиэтажного здания. Это было очень важное достижение, которое я тут же решил закрепить. С пятой попытки мне удалось создать стул со спинкой, на который я уселся с видимым удовольствием, ноги почему-то гудели так, словно я после длительного перерыва пробежал кросс в тяжёлых юфтевых сапогах.
  Всё, на сегодня хватит, нельзя привлекать к себе особое внимание длительным пребыванием в башне, завтра вернёмся и попробуем ещё некоторые вещи.
  Стражник на выходе смерил меня равнодушным взглядом, - Пустой?
  Я уныло развёл руками, но с энтузиазмом сказал, - Завтра вернусь и попробую ещё раз испытать свою удачу.
  - У нас не принято говорить об удаче, что бы не спугнуть её, - дал он мне совет и продолжил дальше дремать, опираясь на косяк двери и своё небольшое копьё.
  В трапезной, слуга протирая стол, за которым я расположился для обеда, чуть слышно прошептал, - Вами интересовались те два господина, что сидят у вас за спиной за дальним столиком у стены. Я молча достал серебряную монетку и протянул её слуге, громко произнеся, - Я очень голоден, а в городе меня ждут ещё некоторые дела, так что накрывай побыстрее.
  Чёрный, глянь кто там, мы их знаем?
  - От них за версту несёт тайной канцелярией, но не нашей, а местной. Поясняю - одеты одинаково, оружие спрятано под плащами, на пальце левой руки одинаковые перстни с изображением скрещённых мечей. Так что это или тайный сыск, или организованная преступность на службе государства. Открыто в нашу сторону не смотрят, но следят краем глаза. А давай натравим на них зелёного, пусть почистит им кишечник, но для начала сами перекусим.
  - Зелёный, сможешь вызвать у них расстройство желудка?
  - Наконец-то вспомнили о моём существовании, а то всё время чёрный, да чёрный. Конечно, смогу. Сделать это когда наш обед будет завершён?
  - Именно так и ни как иначе....
  Пообедал я на славу и даже пришлось немного распустить ремешок. Наверное, пора мне озаботиться созданием пряжки на брючной ремень, а то эти узлы настолько не надёжны. Вот и дело нашлось в городе, надо найти хорошего кузнеца или мастера костореза. Однако моим планам было не суждено осуществиться. Ещё до того, как мой обед был закончен, один из тех, кто мной интересовался, подошёл к моему столу, снял шляпу и поклонился.
  - Лорд Витас, нам очень нудна ваша помощь, не уделите мне немного своего времени, что бы я мог объяснить ситуацию?
  - Я весь во внимании сэр...?
  - Баронет Стоуз, начальник местного отделения тайной канцелярии. Дело вот в чём сэр Витас, мы хорошо осведомлены о ваших неординарных способностях от своих людей при дворе короля Георга и поверьте, если б не чрезвычайная ситуация, мы бы не стали вас беспокоить. - Он перевёл дух и продолжил, - Вчера в наш город прибыла средняя дочь нашего короля, принцесса Шарлота, она считается нашим градоначальником и наместником короля, хотя и проживает постоянно во дворце родителей. Так вот, она исчезла. Сегодня утром её не нашли в покоях и старшая фрейлина тут же поставила меня в известность. Осмотр показал, что её высочество ночевало в своей опочивальне, постель расстелена, со следами сна на ней, но принцессы в комнате не оказалось. Гудрон, это мой поисковый пёс, натасканный на розыск преступников, след взять не смог. Тут, как нельзя кстати, поступил доклад, что лицо, указанное в ориентировке, остановилось в этой гостинице. Помогите, баронет, мы в тупике и надежда только на вас.
  - Сколько лет принцессе?
  - Одиннадцать, через девять дней исполнится двенадцать и к этому сроку она должна обязательно вернуться к их величествам, иначе мне и моим подчинённым голов не сносить.
  Я задумался, на ловушку не похоже, Стоуз действительно не только напуган, но и очень расстроен, к тому же пропал ребёнок, надо помогать.
  - Я постараюсь помочь и сделать всё, что в моих силах, а сейчас было бы неплохо осмотреть место происшествия.
  - Да, да, конечно, карета ждёт.
  - Если не возражаете, я верхом, за вами....
  Скромный трёхэтажный особняк без всяких вычурных украшений, окружённый небольшим парком с низкой оградой, не производил впечатления дворца принцессы и резиденции градоначальника. Спальня находилась на втором этаже, и мы сразу же проследовали туда. Приступив к обследованию и изучению обстановки, я обратил внимание на то, что почти вся мебель в комнате была прибита к полу скобами. Дав команду симбионтам осмотреться и всё досконально проверить, я сам стал осматривать кровать. Первое, что бросилось в глаза, так это рост принцессы. Судя по отпечатку на простыне в ней было не менее метра семидесяти - семидесяти пяти, что не свойственно для двенадцати летней мелкой девочки. Почему мелкой, да потому, что её туфельки, оставленные у кровати, были явно меньше даже тридцать третьего размера.
  - Какого роста принцесса? - поинтересовался я.
  - Метр двадцать - метр двадцать пять.
  - На кровати лежал человек ростом не менее метр шестьдесят, это первое. Второе, постельные принадлежности не с этой кровати, они значительно больше, простыня и покрывало свисают до самого пола. - Я поднял голову наверх. Прямо над кроватью девчушки находился большой круг лепнины, и у меня сложилось впечатление, что он мог переворачиваться вокруг своей оси. То есть, если девчушку опоили снотворным, под её матрац просунули ремни, подтянули к кругу, повернули его, то она окажется в комнате на третьем этаже.
  - Стоуз, немедленно отправьте людей на третий этаж в комнату над этой и арестуйте всех, кого там найдёте. Если там никого не будет, самым тщательным образом обыщите все помещения, принцессу прячут где-то там. А сейчас пригласите ко мне сюда всех её фрейлин без исключения. При необходимости, больных, хромых и без сознания доставить силой.
  Когда народ рассосался из спальни, и мы остались одни, я высказал ему своё видение похищения принцессы. Он мне поверил, и хотел уж было сам возглавить обыски на третьем этаже, но я запретил. Странно, но он меня послушался. Вскоре привели всех фрейлин. У меня сложилось впечатление, что их отбирали из числа самых уродливых и пожилых, ни одного симпатичного лица я не увидел.
  - Так вот леди. Среди вас есть твари, которые подняли руку на ребёнка и участвовали в похищении, таких я буду карать со всей пролетарской ненавистью, то есть без различий на то, что вы женщины и, не смотря на ваш возраст и состояние здоровья. Никто не хочет ничего сказать и признаться в содеянном? - Ответом мне было всеобщее молчание. - Жаль, да умоются кровавыми слезами те, кто в этом замешан.
  Я подошёл к первой, - Ты знала о преступлении, участвовала в нём?
   Она отрицательно замотала головой, а затем упала на пол, стала по нему кататься, громко стонать, а из её глаз действительно потекли кровавые слёзы.
  - Зелёный, твоя работа? Она как-то выдала себя? Почему ты посчитал, что она соучастник?
  - Учащённый пульс, усиленное потоотделение, изменение размера зрачков, неравномерное дыхание.
  - Он прав, - вмешался чёрный, - у неё на руках следы сонного зелья, она готовила его в своей комнате, но поила принцессу другая. Скорее всего та, с которой она вместе проживает в одной комнате.
  Схватив за волосы, я рывком оторвал голову фрейлины от пола и положил ей свою ладонь на лоб. Неожиданно для себя я смог читать её мысли и видеть обрывки зрительных образов, - Значит снотворное зелье готовила ты, а вот ты, - я указал на ещё одну старую вешалку, которую увидел в памяти фрейлины, - поила им принцессу.
  Вторая фрейлина с криками боли упала на пол и стала по нему елозить, умоляя прекратить её мучения и обещая всё рассказать, только бы её избавили от этих ужасных ощущений. Я очень строго глянул на оставшихся, и ещё одна упала на колени и с рыданиями стала умолять не подвергать её страшным пыткам, обещая всё рассказать без утайки. В это время в спальню вошёл один из подчинённых баронета, он улыбался и нёс на руках закутанную девчушку, которая продолжала сладко спать.
  Уложив принцессу на кровать, я положил руку ей на лоб и зелёный тут же выдал своё заключение, - Крепкий, насильственный сон без последствий для организма. Могу принудительно её разбудить, но лучше этого не делать и само похищение скрыть от неё, она всё равно ничего не видела и не помнит.
  Я обратился к сбившимся в кучу женщинам и стоящим в отдельности слугам и сотрудникам тайной канцелярии, - Если хоть один из вас обмолвится словом или полусловом о том, что здесь произошло, пусть лучше сразу лезет в петлю, ибо смерть его будет мучительной и страшной.
  Стоуз, дальше вы справитесь и без меня. О моём участии в расследовании этого дела лучше в рапорте не упоминать. Обо всём можете рассказать своему начальству на словах. А теперь извините, как я и говорил, у меня есть в городе дела. Надеюсь, вам больше моя помощь не понадобится.
  Когда я проходил мимо слуг, то услышал, как один из них с видом знатока говорил другому - Это 'чёрный ворон' - легендарный сотрудник тайной канцелярии Порусии. Любое преступление ему раскрыть, что тебе сделать глоток пива в жару....
  Приятно, конечно, услышать столь лестные слова о себе, но почему я стал чёрным вороном и при чём тут тайная канцелярия Порусии? Может быть из-за масти моего коня и цвета моего плаща? С мастью я ничего поделать не могу, а вот цвет плаща придётся поменять....
  Пряжки для брючного ремня я заказал и кузнецу и косторезу, оба пообещали уже к завтрашнему обеду выполнить мой заказ, после чего отправился гулять по городу. По существу это был первый настоящий, современный город, который я посетил, не считая столиц Китежа и Кёнинга. Здесь наблюдалось забавное смешение стилей, что придавало своё очарование его улицам и домам. Хотя, как таковые улицы существовали только в центре, где старались придерживаться какого-то плана в застройках, а вот на окраинах царила анархия. Нагулявшись, я вернулся в гостиницу, с удовольствием и плотно поужинал и отправился в свой номер отдыхать.
  Кто-то здорово всё перевернул и что-то искал в моих вещах. Причём сделано это было с собой наглостью и цинизмом, часть моего белья была испорчена, особенно это касалось камзолов и рубах. Во всех зияли дыры приличного размера. Пропал небольшой кошелёк с деньгами для текущих расходов, а больше ничего не тронули. В мой номер проникли через окно, хотя оно было мной закрыто изнутри.
  - И что скажешь чёрный? Не твоя ли это обязанность заботиться о безопасности нашего жилья и сохранности моих вещей?
  - Я взял след и предлагаю навестить вора. У него здесь в гостинице есть сообщник, который и открыл окно, когда наводил у нас в номере порядок и менял постельное бельё. Я могу его показать.
  - Что ж, пошли вниз, глянем на этого однорукого человека.
  В трапезной было совсем немного народу, и часть обслуги сидела и бездельничала, - Вон тот, с полотенцем на поясе, - указал чёрный.
  Да, сколько верёвочке не виться, а конец всё равно будет. Вот и к тебе пришла расплата в моём лице - эти мысли вихрем пронеслись в моей голове. Я подошёл к указанному слуге и очень внимательно посмотрел на него. Судя по тому, как у него забегали глаза, свою вину он чувствовал, только не мог предполагать, что его так быстро найдут, ведь раньше всё сходило ему с рук и подозрение на него никогда не падало.
  - В древнем Риме, это такое очень старинное государство, ворам и их сообщникам за мелкие преступления рубили правую руку. Учитывая, что твой сообщник повредил мою очень дорогую одежду, проделав в ней дырки, и украл кошелёк с золотыми монетами, а ты ему в этом помогал, ты заслуживаешь казни. Но я сегодня чрезвычайно добр, поэтому просто отрублю тебе правую руку. - Малозаметное движение, блеск клинка и правая кисть со стуком падает на пол. Раздаётся громкий ор, а зелёный, по моей просьбе останавливает кровотечение. - Другим это будет наглядным уроком, нечего лезть в чужой карман. А теперь я отправлюсь к твоему сообщнику, ему повезло меньше, он умрёт в страшных мучениях....
  Воришка жил недалеко, практически по соседству с гостиницей и в настоящий момент с восторгом рассказывал своим дружкам, как он пощипал приезжего растяпу, и оставил свою фирменную метку - порезал в хлам его одежду. Возник я перед ними неожиданно и воришка тут же вспыхнул ярким пламенем, ещё не понимая, что происходит, он уже орал от нестерпимого жара и боли.
  - А вы смотрите и мотайте себе на ус, рано или поздно, но примерно такой конец ждёт каждого вора. Редко кто из них умирает своей смертью и в старости, чаще всего они кончают на виселице или вот так, на костре. Гореть вот так он будет до завтрашнего вечера, так что можете всех своих знакомых позвать сюда и показать, что будет с каждым охочим до чужого добра. - Я протянул руку и из огня на открытую ладонь упал мой кошелёк. День действительно оказался на редкость насыщенным и богатым на события и требовал осмысления.
  Войдя в гостиницу, я сразу почувствовал напряжение в зале. Из-за крайнего стола встали три мордоворота и направились в мою сторону. Один из них прорычал, - Я тебе покажу, как калечить моего брата, не посмотрю, что ты из благородных, размажу по стенке...
  Договорить он не успел, так как тут же вспыхнул ярким факелом вместе со своими дружками, причём сразу глушить их крики и стоны от боли я не стал. Хозяин стоял за стойкой бледный и чуть живой.
   - Не бойся,- успокоил я его, - пожара не будет и завтра у тебя будет полно посетителей, желающих глянуть на это чудо. Гореть они будут три дня, считая сегодняшний первым. Меня без особой надобности не беспокоить.
  - Будет исполнено ваша...
  - Тссс, я здесь инкогнито.
  Уже утром в трапезной было не протолкнуться, так что мне пришлось заказывать завтрак в свой номер. Эта троица была по-своему знаменита в городе. С ними боялись связываться, так как били они из-подтишка, калеча или даже убивая свои жертвы. Наш трактирщик платил им дань за то, что бы они не трогали его заведение, а вот у нескольких строптивых они полностью разгромили помещения и разбили всю посуду. Странно, и куда смотрит городская стража? А она есть в городе? Что-то я не встретил ни одного стражника во время своей прогулки, не считая того, что собирает мзду за посещение башни. А я то думал, что попал в тихий город, а тут тоже, оказывается, кипят свои страсти...
  Прежде чем отправится по своим делам, я навестил ближайшего к гостинице портного и вручил ему свою испорченную одежду с наказом сшить точно такую же по образу и подобию этой. Обещал хорошо заплатить за скорость и качество, а так же не скупиться и использовать дорогой и прочный материал. Выделив на эти цели целый десяток золотых, я отправился дальше.
  У входа в башню стоял тот же меланхоличный охранник, который принял от меня серебряную монетку и пропустил вовнутрь, не задавая лишних вопросов. Я сразу же поднялся на третий этаж и приступил к эксперименту со зрительными образами и своими мысленными приказами. В этот раз я решил замахнуться на верхние, скрытые этажи, которые, несомненно, существовали и на которые я так хотел попасть. Для чего, я и сам не знаю, вот хочется и всё. У меня сложилось такое впечатление, что меня там ждёт нечто необычное и важное. Важное именно для меня, баронета Витаса из клана снежного барса, семьи мудрого ворона, владетельного лорда и мага. После вчерашнего уже не было никакого смысла скрывать этот факт в этом городе.
  
  6.
  
  Четыре дня с утра и до самого вечера я пропадал на третьем этаже башни. Чего только не перепробовал, создавая образы различных дверей, ворот, лифтов, даже пытался изобразить телепорт, и никакого результата. Уже собираясь уходить, я додумался до очевидности, и сделал эту стену прозрачной. Как и ожидалось, я увидел лестницу, что вела наверх, а значит, там есть помещения, до которых ещё никто не добрался. Без всякой надежды на успех я представил себе, как эта прозрачная стена раздвигается и о чудо, она раздвинулась, открывая дорогу на лестницу. Однако, я хорошо помнил рассказы о тех несчастных, что уже никогда не вернуться из башни и чьи останки находили более удачливые, поэтому решил отложить свой поход на утро, что бы голова была свежей, а зрение острым. Более того, весь завтрашний день я решил посвятить подготовке к штурму, а так же надо было навестить портного, кузнеца и костореза, о которых я немного забыл.
  Утро началось с хлопот, надо было подготовить сухпай дней на пять и всё то, что может пригодиться в небольшом походе в неизвестное место. Потом я навестил тех, у кого размещал свои заказы и после примерки забрал свои камзолы и рубашки, а так же уже готовые пряжки для ремней. Следующим был сапожник, которого я попросил быстро сделать несколько кожаных ремней с приготовленными пряжками, договорились, что я вечером приду и заберу готовый заказ. Время обеда подошло незаметно, и я вернулся в гостиницу. Хозяин гостиницы вновь встретил меня бледным видом и вытаращенными глазами. Я уж было подумал об очередных мелких неприятностях, но всё оказалось значительно хуже....
  За моим излюбленным столом сидела принцесса Шарлота и с аппетитом поглощала солянку. Увидев меня, она отложила ложку, вытерла салфеткой губы, а потом руки и как примерная ученица сложила их на столе. Вот только её мне ещё не хватало на мою голову.
  - Ты почему одна, где сопровождение?
  - Сопровождение за дверью, спряталось от тебя, такого ты страха на всех навёл. Стоуз сказал, что если я приду с кем-нибудь, то ты даже разговаривать со мной не будешь и сразу отправишь назад, а вот если одна, то будет шанс.
  Я сделал знак трактирщику, что бы он подавал мой обед и уставился на девчушку, - Рассказывай, что привело тебя ко мне? - У меня был богатый опыт общения с такой пигалицей, ведь моя родная сестра была на девять лет моложе меня, так что инициативу в разговоре я сразу взял на себя.
  - Моё похищение организовала моя старшая сестра за то, что я подглядывала за тем, как она встречается со своим молодым человеком. Она хотела меня проучить и не учла, что в Вестмине может оказаться тот, кто не понимает шуток и воспримет моё похищение вполне серьёзно. Сейчас она заперта в своей спальне на пять дней без права её покидать, тех фрейлин, что участвовали в её затеи, от двора отстранили и приказали убираться на все четыре стороны.
  - Стоп, откуда тебе это известно, ведь до Гонвера как минимум три дня скачки?
  - Так и есть, это если не менять лошадей, а если менять, то в два раза быстрее. Стоуз в этот же день отправил рапорт в канцелярию, а я написала письмо её величеству, что бы не сильно наказывала сестру и сообщала о том, что никакого расстройства здоровья у меня нет и похищение обошлось без последствий.
  - Вот же хитрая лиса, - восхитился я тому, как тонко она всё обставила.
  - А по-твоему я должна была простить её и списать всё на детскую шалость? Ну, уж нет, ей пятнадцать, мне двенадцать, пусть отвечает по заслугам.
  - Но ведь это ты за ней первой начала подглядывать.
  - И что? Королева сказала на это, что я вступила в особый возраст, когда просыпается интерес к взрослой жизни и противоположенному полу, особенно к юношам старшего возраста.
  - Это всё, что ты хотела мне сказать?
  - Нет, конечно. Сэр Витас, возьмите меня с собой в башню. Меня туда не пускают даже с охраной, а с вами отпустят. Я так хочу посмотреть на то, что там внутри. А то, что это такое - я в городе самая главная, а в башню ни ногой. Это не справедливо! - она даже пристукнула кулачком по столешнице.
  Все только и говорят, что вы ищите дорогу на верхние неизученные этажи и верят, что вы их откроете. А как это произойдёт, сюда наедут противные старики с бородами, опять закроют всем доступ на несколько лет, а там меня выдадут замуж и прощай молодость. - Она подпёрла рукой щёку и тяжело вздохнула. - Я не прошусь с вами наверх, мне хватит и первых трёх этажей. Представляете, сколько я смогу приврать об этом походе в таинственную башню своим подружкам, они же обзавидуются.
  Размышлял я не долго, - Мы можем пойти сразу же после обеда, но не более чем на пару часов, потом у меня важные дела.
  - Я знаю, заметила ваши покупки и приготовления. Значит, вы действительно можете открыть проход. Только обязательно вернитесь оттуда живым, иначе я не знаю, что с вами сделаю.- Я с удивлением посмотрел на неё. - И нечего на меня так смотреть, я всем скажу, что вы признались мне в любви и с моим благословением отправились в этот смертельно опасный поход. А когда вы оттуда вернётесь, то обязаны будете сказать, что уцелели только благодаря тому, что моя любовь вас спасала и оберегала.
  - Шарлота, а ты случайно ничего не перепутала? Мы с тобой сегодня первый раз разговариваем, а вижу я тебя всего второй раз. Какая любовь, какое благословение?
  - А кто меня нежно нёс на руках и осторожно укладывал в постель, а ещё говорил, что всем головы срубишь за меня? Не откажешься, слишком много свидетелей и видаков этого.
  - Да, вижу ты любительница рыцарских романов.
  Эй, трактирщик, пришли ко мне служанку порасторопнее и поопрятнее.
  - Зачем тебе служанка?
  - Затем, что она проводит тебя ко мне в номер, и ты сходишь в туалетную комнату. В башне туалета нет, так что надо заранее облегчиться.
  - А ты?
  - А я это сделал перед обедом. Всё, хорош болтать, - прекратил я её рассуждения.
   - Тебя зовут Варвара, по-моему? - обратился я к подошедшей молодой женщине, что с испугом смотрела на принцессу. Она закивала головой, не в силах вымолвить ни слова. - Забирай эту настырную девицу и отведи в мой номер, там покажешь ей туалетную комнату, а когда она сделает все дела, приведёшь сюда. Всё понятно? - И опять только кивки головой и раскрытые от удивления глаза. По её лицу можно было прочитать вопрос, - А разве принцессы ходят в туалет? Они же воздушные создания, почти что сказочные....
  Вернулись они очень быстро, словно Шарлота боялась, что я сбегу.
  - На будущее, девочка, я слов на ветер не бросаю, а если что-то обещаю, то стараюсь всегда обещание выполнить. Ты в карете приехала?
  - Вот ещё, я что, маленькая? Верхом, только лошадь у меня дамская, вскачь её не заставишь....
  Через пятнадцать минут мы были возле башни. Тот же стражник, увидев принцессу, буркнул, - Пускать не велено.
  - Она со мной.
  - Под вашу ответственность лорд....
  Я терпеливо ходил за этой девчушкой хвостом по всем комнатам и удивлялся той непосредственности, с которой она радовалась всему увиденному, трогала руками стены и радостно визжала на третьем этаже, когда я сделал стену прозрачной, и она увидела часть города.
  - Смотри, смотри, птица пролетела. Даже ниже чем мы находимся сейчас. Теперь я имею полное право заявить, что видела город с высоты птичьего полёта и это будет правдой, любой маг подтвердит....
  Как я и говорил, через два часа я сдал эту неугомонную баронету Стоуз с рук на руки и отправился готовиться к завтрашнему путешествию в неизведанное.
  Рано утром, когда подавляющее большинство нормальных жителей ещё спит, я был уже возле башни. Мой солдатик был уже на месте.
  - В башню никого не пускать, это может быть опасно. Я могу отсутствовать дней пять, волноваться не стоит. Если к этому сроку не вернусь, значит, мне не судьба познать все тайны башни.
  - А когда вход открыть можно будет, а то убыток городской казне?
  - Через пару часов откроешь....
  Вот и третий этаж, стена гостеприимно раздвинулась, а стоило мне войти в 'предбанник', как вновь стала непрозрачной и закрылась. Я тут же повторил весь свой манёвр, но в обратном направлении, прозрачность, выход в комнату на третьем этаже. Получилось, так что если что-то пойдёт не так, я знал, как мне вернуться и не остаться навсегда внутри этого таинственного сооружения. Было непривычно тихо, шум с улицы не доносился, словно я был в замкнутом изолированном пространстве. Скинув с плеч седельные сумки с нехитрым своим скарбом, я обратился к симбионтам, - Эй, пернатые, что притихли? Страшно оказаться там, где ваша магия не действует и мои способности, кстати, тоже?
  - Страшно, - ответил чёрный. - Хозяин, а можно мы спрячемся в твой загашник, и ты нас там закроешь от любого воздействия?
  - Да без проблем, но не думаю, что это нам поможет. Очень уж продвинутые технологии у этих странных существ. Как думаете, они люди? - Ответа я не дождался, а значит, мои дракончики действительно боятся.
  Дальше я стал рассуждать сам с собой, - Скорее всего люди или человекообразные, иначе они бы не создали такую лестницу. Учитывая их значительное превосходство над нами, их лестница, скорее всего, пожарный или запасной выход, а может быть ловушка для дураков, которые ринутся по ней к вожделенной добыче. Значит, она остаётся на самый крайний случай, а мне опять предстоит ломать голову. Думай, Витас, думай, как эти, будем считать их людьми, поднимались наверх и спускались вниз.
  И вновь пошёл перебор вариантов, особое место в котором занимали лифты, левитация и телепортация. Начал я, как обычно с самого простого, но с лифтами ничего не вышло, как я не старался. Пришёл черёд левитации. Я представил, что парю над полом, взлетаю вверх и... сильный удар головой о потолок предбанника, с последующим жёстким падением на пол. Вторая попытка была более удачной - подъем плавный и медленный, осмотр потолка в надежде найти какой-нибудь люк или проход и возвращение на пол.
  Что ж с левитацией и свободным парением в воздухе не прокатило, будем пробовать телепортацию. И вот тут я столкнулся с большой проблемой. Что бы телепортироваться, надо знать, куда и представлять себе это место, а вот с этим была как раз напряжёнка. И опять на помощь пришёл перебор различных вариантов. Я несколько раз оказывался в комнатах то на первом, то на втором этажах, пока не представил себе не комнату, а ярко освещённый коридор с несколькими открытыми дверями.
  Получилось, - ' Ай да Пушкин, ай да сукин сын', - похвалил я себя известной фразой известного поэта, вот только седельные сумки с провизией остались внизу, а чувство голода нарастало, что говорило о моём медленном продвижении вперёд. За сумками я возвращаться не стал, так как любопытство гнало меня вперёд. Попытавшись войти в одну из комнат, я столкнулся с тёмной пеленой, прочной как гранитная стена трёхметровой толщины. Не больно то и хотелось, позже займусь этой проблемой, а сейчас стоило просто осмотреться. Коридор оказался не очень большой, метров тридцать в длину и заканчивался он единственным проходом, не закрытым этой самой тёмной пеленой. Совать свою голову в пасть тигру я не собирался, поэтому сначала осмотрел комнату с порога, но ничего не увидел, везде клубился туман. После осмотра я достал монетку и кинул её через порог, в готовности отпрыгнуть в сторону, если что-то произойдёт. Ничего не произошло, монетка упала на пол, это я видел, но не издала ни единого звука. Или покрытие пола мягкое, типа наших ковров, или звук в этом помещении блокируется. Готовясь к худшему, я переступил через порог.
  До чего же неприятное ощущение собственной беспомощности. Я застыл на подобии ковра как истукан, не в силах ни пошевелится, ни произнести хоть слово. Хорошо хоть дышать мог свободно, и вращать глазами в разные стороны. В это время по мне стали бегать различные цветные полосы, что означало, что меня сканируют, изучают и определяют степень опасности.
  - Эй, хозяева, я свой, я буржуинский, не надо меня распылять на атомы или есть. - естественно ответом мне была тишина, а вскоре путы спали и я смог не только пошевелиться, но и сделать несколько шагов вперёд. Туман стал рассеиваться, но как то странно. Передо мной возникла тропинка или дорожка, которая вела меня к определённой цели. Этой целью было кресло странной конструкции с высокой спинкой, а что бы я ничего такого не подумал и не свернул в сторону, меня слегка подгоняли небольшими электрическими разрядами. Было очень неприятно. Пришлось сесть. Тут же на моих руках защёлкнулись крепления, а голову жёстко зафиксировали.
  - Но, но, поосторожнее, к предкам надо относится с уважением и вниманием.
  Голосу, который возник у меня в голове, я не очень удивился, - А почему к предкам, а не к потомкам?
  - Да всё элементарно. Если предки, то тёмные и недоразвитые личности, идущие по пути прогресса. А вот если потомки, то это означает полную деградацию и закат цивилизации. Что выберешь?
  - Значит ты предок? Деградацию и закат выбирать как-то не хочется.
  - Умница, соображаешь. Я Витас, думаю, чины и звания тебя не очень интересуют, перечислять их не буду, а вот кто ты, мой неизвестный потомок?
  - Твоя речь мне не очень понятна. Я ИР - искусственный разум, оставлен здесь как хранитель и наблюдатель. Были ещё какие-то цели, но я о них забыл. Витас, ты позволишь мне немного изучить тебя? Если ты не будешь мне препятствовать, то я сниму ограничители.
  - Препятствовать не буду, а у тебя поесть ничего нет?
  - У тебя нужда в какой-то потребности, потерпи, я сначала должен определиться с твоими терминами и словарным запасом, что бы лучше понимать речь и мыслеобразы.
  Наступила тишина, защёлки, что удерживали меня исчезли, и я почувствовал себя значительно комфортнее. По одежде вновь стали бегать разноцветные полосы, то замедляя, то ускоряя своё движение. Вскоре почти все они сосредоточились, как я полагаю, на моей голове. Ощущение, что у меня чешется мозг, не очень приятное, ведь почесать я его не мог.
  Видя, что я морщусь и начинаю беспокойно ёрзать, ИР меня успокоил, - Потерпи ещё немного, я уже заканчиваю. - Когда все неприятные ощущения завершились, я перевёл дух. - А у тебя интересные виртуальные зверушки в голове, мне можно с ними пообщаться?
  - А ты им вреда не причинишь?
  - Специально я не могу никому навредить, а вот от незнания, вполне. Именно поэтому я и просил время для твоего изучения. Твой метаболизм мне понятен и сейчас ты получишь высококалорийную пищу, сбалансированную для твоего организма.
   Из ниоткуда возникли три небольшие капсулы, в которые, в моём бывшем мире, расфасовывают лекарства, - Мне их проглотить?
  - Да. Насыщение наступит через семь минут по твоему внутреннему времени. Но учти, моей пищей тебе злоупотреблять не стоит, иначе твои процессы внутри могут атрофироваться.
  - Да есть у меня нормальная еда, но я ей оставил на площадке перед лестницей.
  Действительно, чувство голода исчезло, а я почувствовал прилив сил и энергии. За это время туман в помещении развеялся полностью, и я увидел множество мигающих и переливающихся индикаторов датчиков, панелей и ещё чего-то такого, к чему слов не подобрать.
  - Послушай, ИР, а ты не мог бы меня снабдить несколькими суточными комплектами твоих капсул? Места они занимают очень мало, а в экстренных и непредвиденных случаях могут весьма пригодиться. И ещё, ты, пожалуйста, учти мою дремучесть и некомпетентность, а так же любопытство и жажду познания. Это я к тому, что могу сунуть свой нос туда, куда не следует, ты уж предупреждай меня о таких случаях и сильно не ругай.
  - Договорились. У тебя преданные друзья, наотрез отказались остаться со мной даже на пару часов. Завидую, а я одинок. Мне и поговорить то не с кем.
  - Не волнуйся, у нас с тобой целые сутки впереди для разговоров, а потом, под твоим чутким присмотром, я начну немного мародёрничать. Что это такое знаешь?
  - Теперь знаю, и что бы ты ненароком чего-нибудь не сломал, я сам подготовлю тебе некоторые трофеи....
  Разговор у нас получился длительный и обстоятельный. Мне пришлось объяснять своё видение на то или иное событие в моём бывшем мире, при этом я старался не лезть в дебри политики, а ИР в основном отвечал на мои 'почему' и 'зачем'. Я узнал от него несколько шокирующих меня фактов. Оказывается, драконов отсюда изгнали, так как они переродились в ужасных монстров. ИР пояснил, что сначала из маленьких дракончиков появляются радужные драконы, это благо для этого мира. Когда их количество становится критическим, они перерождаются в такой же пропорции в злотых драконов и это тоже благо для этого мира. А вот когда золотые превращаются в чёрных драконов, что несут смерть и разрушения, а любимым лакомством у них является человечина, то это самая настоящая беда и горе. Древние, эти меняющие свою внешность метаморфозы, преданные слуги чёрных драконов и враги всего человечества. Во время последней войны их недобитых загнали под землю, но сейчас они размножились, окрепли вновь стали выходить на поверхность. Их задача ускорить появление радужных, а затем и золотых драконов, которые в последующем превратятся в их господ.
  - Когда мы нашли эту планету, тут уже почти угасла третья цивилизация. Остатки человечества отчаянно сопротивлялись и если б не наша помощь, то всё опять бы повторилось по четвёртому разу.
  Черные драконы уничтожили бы друг друга, остатки метаморфозов спрятались бы под землю, и люди вновь начали бы заселять эту планету, начиная с дикости и варварства.
  - Постой ИР, а как же другие расы? Их ведь было семь, а сейчас осталось только три.
  - Люди оказались самими приспособленными к борьбе с драконами, остальные очень быстро были уничтожены, а слуги драконов сочинили красивую сказку и разнесли её по всему свету. Не забывай, что до того, как мы вмешались, отличить обычного человека от метаморфоза было практически невозможно. К тому же они помогали людям овладеть магией и подбрасывали носителям своих дракончиков. Ты же вот стал носителем двух радужных, это потому, что ты не из этого мира, а на местных мы на генетическом уровне наложили ограничения не более трёх симбионтов в одни руки. Причём эта троица приходится одна на тысячу носителей, а их сейчас во всём мире не более трёхсот насчитывается.
  - Тогда почему древние уже несколько раз пытались напасть на меня?
  - Из-за того, что ты был носителем сразу двух драконов, а это означает, что для преобразования в золотых они не пригодны, но не это самое главное. Как думаешь, почему древние забрали всех жёлтых и фиолетовых симбионтов? Попробуй абстрагироваться от известных тебе фактов и назвать мне причину этого поступка.
   В голову ничего не приходило, - Да, эти дракончики могли вызвать смерть человека и прочитать его мысли, но при чём здесь древние?
  - Ты зришь в корень. Именно эти возможности симбионтов так интересуют древних. Теперь-то ты сможешь сделать правильные выводы?
  - ИР, ты хочешь сказать, что эти способности дракончиков позволяли определить древних и уничтожить их?
  - Именно так. Носитель с такими симбионтами или пара носителей, если симбионты по одному у каждого, в состоянии определить древних и, не приближаясь к ним и не вступая в контакт, пожелать им смерти.
  - Чёрт, у меня были оба эти симбионта, но древние их забрали, сказав, что их способности представляют опасность для этого мира. А что стало потом с этими дракончиками?
  - Их убили, как только они оказались в руках слуг чёрных драконов. Здесь много нюансов, которые тебе знать не обязательно, да и ни к чему....
  Мне пришлось спуститься в предбанник и забрать свои сумки. ИР тут же их просканировал и изучил содержимое. Телепортация в этот зал прошла до обыденного просто, стоило представить его себе и вот я уже здесь. А дальше мы всю ночь беседовали, и мне, почему-то, спать совсем не хотелось.
  Утром настало время мне получить свой навар от проникновения и так называемую мародёрку от ИР. То, что приготовил для меня Ир, превзошло мои самые смелые ожидания.
  - Это малый преобразователь, - он протянул мне небольшой перстенёк с невзрачным камнем тёмно-синего цвета, очень похожего на натуральный сапфир. - Он преобразовывает материю в тот предмет, который тебе необходим. Поясню на простом примере, наиболее понятным для этого мира. Берёшь образец - например золотую монету, прикладываешь к камешку, он его анализирует, снимает слепок и теперь любой металл превратится в золотую монету, если приложить к нему камень. Чем больше металла, тем больше получишь монет. Второй пример - ты хочешь без особых затрат построить просторный дом или небольшую крепость, прикладываешь перстень к образцу, ждёшь окончательного результата, когда камень опять станет тёмно-синим, а потом просто прикладываешь к тому месту, где хочешь, что бы стоял твой дом. Но учти, преобразователь малый и такую башню, как эта, ему не осилить, максимум три этажа. Впечатлён? Подзарядка от солнечного света.
  - ИР, слов нет, это как иметь волшебную палочку из наших сказок.
  - Так ваши сказки и пошли от свидетелей использования такого перстенька. Второй мой тебе подарок, кольцо связи. Оно имеет пять линий, вернее четыре, так как одну я заберу себе, что бы с тобой можно было поболтать. Вот оно, одень его на любой палец. Теперь, что бы ты мог общаться с другим человеком кольцо надо будет одеть ему на палец, дать ему возможность настроиться, скопировать матрицу, а потом снять. Таким образом, ты можешь иметь четырёх абонентов. Главный недостаток, объекты связи нельзя менять. Смена возможна только тогда, когда исчезает матрица, то есть абонент умирает или погибает.
  И, наконец, мой третий подарок. Он предназначен для пассивно-активной твоей защиты. Это браслет, его следует носить не снимая. Не хочется тебя расстраивать, но имеется оружие, которому мифрил не помеха. Этот браслет создаёт силовое поле вокруг тебя и отобьёт любой удар, снаряд или луч, а так же магическую атаку, направленные против тебя. Недостаток, весьма существенный, он подзаряжается от твоего организма, постарайся не болеть, против яда он так же бессилен. Доволен?
  - Ещё бы. ИР, а ты не мог бы сделать ещё одно доброе дело? Раскидай по комнатам и лестницам до третьего этажа всякие ненужные или поломанные вещи, приборы и механизмы. Я скажу, что смог забрать только это до того, как всё вспыхнуло синим пламенем, и было уничтожено. А ещё скажу, что там внутри был огромный чёрный дракон. А ещё бы было хорошо спрятать верхушку башни от глаз людей. Ты же ведь можешь это сделать?
  ИР весело рассмеялся, - Хочешь оградить меня от всяких глупцов и ваших магов? Так я им не по зубам, но ты прав, так будет проще. Уговорил, сделаю. Что ещё?
  - А как мне с тобой и с другими связываться? Ты так и не сказал, а как они будут выходить со мной на разговор?
  - Да просто выскажи пожелание поговорить с абонентом, и связь установится, это касается и других. А теперь, как говорят у вас, ложка дёгтя в бочке мёда. Ты провёл у меня меньше суток, но во внешнем мире прошло три года. Извини, но я не стал тебя предупреждать об этом, боясь, что ты сразу уйдёшь, а мне так не хватает общения. Не обижайся, ладно?
  А теперь тебе пора, а то на третьем этаже какая-то мелкая требует принести таран и разбить мою стену. Кто она тебе?
  - Да никто, местная средняя принцесса. Вбила себе в голову, что я её кавалер, а я и видел то её всего пару раз, да и толком с ней не общался.
  - Я видел, какими глазами она смотрела на тебя, когда ты водил её по помещениям.
  - И какими?
  - Влюблёнными.
  - Да ей всего двенадцать лет... Было.
  - А ты вспомни вашу историю. Мать Джульетты, во сколько родила дочь? А сколько было лет невесте князя Дмитрия Донского? Девочка выросла, каждый год в этот день она приходит на третий этаж и долбит тараном стену, а такими чувствами не стоит разбрасываться. К тому же у неё очень сильный магический потенциал, если я не ошибся в своих оценках, то она может стать носителем трёх симбионтов. И ещё, я усилил твои способности как компенсацию за общение со мной.
  На последок ИР попросил изредка навещать его, что бы просто поболтать, так как общаться он может только со мной, а остальные для него недоступны. Как он выразился, - Недоросли они ещё в своём умственном развитии, а что бы время не выкидывало фокусы, над которыми мы не властны, встречаться будем на третьем этаже, в предбаннике.
  Когда я оказался на третьем этаже, там уже никого не было, только валялось несколько щепок, и было натоптано. Правда, вскоре всё эти следы исчезли, а по моему лицу пробежался ласковый тёплый ветерок.
  Тот же стражник встретил меня на выходе, и от удивления чуть было не сел на землю, - Вернулся.
  - Вернулся, - подтвердил я. - там, в комнатах, начнёт появляться всякий магический хлам для жаждущих обогащения, сразу предупреждаю, ничего ценного там нет и монеты тратить не стоит, разве что попадётся нечто очень красивое. До встречи служивый, я ещё вернусь сюда, не все дела закончил наверху. Да, и особо не удивляйся, верхушка башни исчезнет, что бы не дразнить и не манить недалёкого ума и жадных людей.
  В гостинице изменений было немного, хотя поменялась сама публика, стала более зажиточной и благородной. Стол, за которым мы тогда сидели с Шарлотой, был застелен чистой скатертью и за ним никто не сидел, зато по-хозяйски уселся я.
  Тихо возникла служанка, кажется Варвара, - Господин, это стол принцессы Шарлоты, за ним не сидят и не принимают пищу.
  - Я так сильно изменился, что ты меня не узнаешь?
  Она подняла на меня свои глаза и вдруг пронзительно закричала, да так, что даже испугала меня, - Ворон вернулся, чёрный ворон вернулся.
  - Хватит орать, - прикрикнул я, - зови хозяина, надо поговорить.
  Хозяин заведения возник словно из-под земли и тут же попытался упасть на колени и поцеловать мне руку.
  - Вижу, радость от моего появления не знает границ. Садись рядом, распорядись, что бы принесли что-нибудь существенное поесть, а потом будешь рассказывать, что тут произошло за время моего отсутствия.
  Просидели мы больше двух часов. За это время трапезная была забита под завязку, люди даже стояли в проходах, но вокруг нашего стола словно образовалась невидимая стена и нашей беседе не мешали.
  Из рассказа хозяина я узнал, что каждый год, в один и тот же день за этот стол садится принцесса Шарлота, которая сама не замечает, как слёзы капают у неё из глаз. Посидев где-то около получаса, она уходит. Все мои вещи и Ворона она забрала себе в свой особняк. Гостиницу теперь за глаза называют 'Слёзы принцессы', а за этот стол дозволяется сесть только новобрачным, что бы их любовь была такой же крепкой, как и у принцессы. Город живёт обычной жизнью, хотя вначале, после моего исчезновения, сюда наехало много искателей приключений и магов, в надежде поживиться, если мне удастся открыть лестницу на верхние этажи. Первые дни, принцесса не находила себе места и пыталась проломить стену, но потом успокоилась и теперь только раз в году, на следующий день после посещения гостиницы, она разбивает о стену один таран и возвращается к себе в особняк. Это стало традицией и отбоя от желающих им помахать нет, даже установлена очерёдность на несколько лет вперёд.
  - Жаль, что сейчас принцессы нет в Вестмине, она уехала в столицу готовиться к своему первому взрослому балу, ведь через три дня ей исполнится пятнадцать лет.
  Так как он сам не смел меня расспрашивать о том, что со мной приключилось в башне, я рассказал ему придуманную с ИР версию событий.
  - Верхний этаж башни, это большая тюрьма, куда заключён огромный и страшный чёрный дракон, с которым мне пришлось сражаться, прежде чем я вновь загнал его за решётку и усыпил на долгие годы. Держи, это тебе, - и я достал из кармана небольшой клык, который стал расти у нас на глазах, пока не достиг размера локтя взрослого человека, - это зуб дракона. Хочу, что бы теперь твою гостиницу называли не 'слёзы принцессы', а 'зуб дракона'. Береги его, он принесёт счастье и благополучие, так как это сильнейший магический артефакт. Украсть его невозможно, так как он убьёт вора на месте, помести его на видном месте, но сначала подержи его в руке, что бы он признал в тебе и твоих потомках своего хозяина.
  Что ж, мне пора, пойду в особняк, заберу свои вещи и Ворона, хочу успеть на первый взрослый бал принцессы, у меня для неё тоже есть подарок. Не прощаюсь, изредка буду появляться в городе, и проверять башню.
  В особняк Шарлоты я проник беспрепятственно, но дальше первого этажа меня не пустили.
  - Что вам надо, молодой человек? - обратился ко мне пожилой слуга. - Если вы хотите получить аудиенцию у градоначальника, так её высочество убыло в столицу и вернётся не раньше чем через три месяца. Я могу вам чем-то помочь?
  - Вполне. Я хочу забрать свои вещи, которые её высочество взяла к себе на хранение и забрать своего коня. Хочу успеть на первый бал принцессы.
  В это время входные двери с треском распахнулись и в холл буквально ворвался Стоуз, - Сэр Витас, как же я рад, что вы вернулись целым и невредимым из своего, гм, опасного путешествия. Я могу вам чем-то помочь?
  - Да вот, баронет, хочу забрать свои вещи и коня. Буду вам благодарен, если вы расскажите мне о дороге в столицу.
  - А давайте я вам дам надёжного проводника, он вас и проводит?
  - Проводника или конвоира?
  - Ах, баронет, вы прекрасно знаете, что принцесса мне голову оторвёт, если узнает, что я не попытался вас доставить к ней. Войдите в моё положение.
  - Войду, тем более я сам ищу встречу с ней. А вы, баронет, окажите мне ответную любезность, мне нужна моя одежда.
  - Да, да. Патрик, проводите господина Витас в покои её высочества под мою ответственность и покажите, где хранятся его вещи.
  - Так сэр Витас и есть тот самый чёрный ворон?
  - Патрик, потише, сэр Витас здесь проездом и инкогнито, не надо об этом кричать на весь город, хотя он уже знает о его возвращении.
  В покоях Шарлоты мне показали отдельно стоящий шкаф, где аккуратной стопочкой лежало всё моё белье и камзолы. Только камзолов было не два, как я ожидал, а пять. Три новых были выдержаны в тёмных тонах с серебряной окантовкой и смотрелись весьма элегантно. Быстро переодевшись в свой тёмно-зелёный дорожный камзол и сложив все вещи в седельные сумки, я вспомнил о самостреле, но как не искал, найти его не мог.
  - Патрик, а где мой самострел? Он тоже был в гостинице среди моих вещей.
  - Он в спальне её высочества. Кроме неё до него никто даже дотронуться не может, вот она и поместила это чудо оружие у себя в изголовье и даже изволила несколько раз из него выстрелить. Вы увидите дыры в стене, так вот, это её работа. Идёмте, я вас провожу.
  - А не лучше ли, если это сделает служанка, всё-таки это дамская комната?
  - У госпожи нет служанок, она всё делает сама и гордится своей самостоятельностью.
  Действительно, самострел висел на стенке, прямо над стопкой подушек, да ещё укрытый прозрачным покрывалом. Стоило мне протянуть к нему руку, как он, словно верный пёс, прыгнул ко мне. Я погладил его приклад и мысленно произнёс, - Я рад тебя видеть и, признаюсь, мне тебя не хватало. Теперь, по возможности, я всегда буду брать тебя с собой.
  Оглядев ещё раз скромную спальню принцессы и, запоминая мелочи, я вернулся в гостиную, забрал свои изрядно потолстевшие седельные сумки и отправился на конюшню. Ворон ещё издалека почувствовал меня и негромко заржал, выдавая свою радость.
  Я обнял его и скормил морковку, которую мне на входе сунул конюх, - Он очень скучал без вас, подпускал к себе только меня и принцессу. Золото, а не конь. От него уже есть жеребята, один из них, двухлетка, копия папаша, ни единого пятнышка на шкуре. Я уже учу его ходить его под седлом, - золотую монету из моих рук он принял с достоинством и без подобострастия.
  На выезде из особняка меня ждал седоусый ветеран о двуконь и Стоуз.
  - Сэр Витас, я на всякий случай приготовил вам заводного коня. Брать будете?
  Ворон протестующе фыркнул и я отказался. Особо рвать жилы я не собирался. Мне незачем было присутствовать на торжествах по случаю совершеннолетия Шарлоты, достаточно было попасть на бал и там, со стороны, глянуть на неё, что бы определиться со своим дальнейшим поведением.
  Долгое время мы ехали молча, хотя я ловил заинтересованные взгляды своего сопровождающего.
  - Любезный, для начала представьтесь мне, а потом можете задавать свои вопросы, я же вижу, как вас снедает любопытство.
  - Спасибо, ваша милость. - Смотри ка, знает, что я рыцарь, хотя на мне шпоры не одеты, Ворон тонко чувствует прикосновение колен или каблуков. - Меня зовут Говард, я рядовой сотрудник нашего отделения. Ваша милость, заранее прошу прощения, если мои вопросы покажутся вам бестактными, и ещё, мне запретили обсуждать с вами всё, что касается нашего королевства, а на наших соседей, Порусию, этот запрет не распространяется. Скажите, это правда, что вы в одиночку уничтожили ударный отряд заговорщиков?
  - Правда. Не буду хвастаться, но моя боевая выучка и мастерство значительно превосходили их, тем более, что схватка произошла в замкнутом пространстве и у них не было возможности использовать своё численное превосходство. Подробностей не будет.
  Он хитро взглянул на меня, - А ещё говорят, что вы, ваша милость, стали причиной чуть ли не драки между принцессой Надин и княгиней Анной, мол, они не поделили вас.
  Я громко рассмеялся, - Анне в её пятнадцатилетие я подарил магического дракона - зелёного, в народе его магию называют магией здоровья, а потом помог добраться до моего учителя, где она прошла инициацию и стала магом жизни. А Надин была уже после этого моей ученицей, под моим руководством прошла инициацию, и я научил её управлять и взаимодействовать с синим дракончиком - это магия воды и льда. Правда, расстались мы не совсем дружелюбно.
  
  7.
  
  Некоторое время мы ехали молча, а потом Говард нарушил тишину, - Не знаю, стоит ли вам об этом говорить, но господин Стоуз рассказывал мне, а он врать не будет, что король Георг приказал принцессе Надин сделать всё возможное и невозможное, что бы женить вас, ваша милость, на себе. А княгине Анне, строго настрого запретили общаться с вами под страхом лишения титула и передачи его старшей сестре. Не знаю, насколько это правда, но господин Стоуз вряд ли это придумал сам.
  И вот тут я призадумался, действительно похоже на правду, а главное многое объясняет в поведении Анны. Но с другой стороны Надин не предприняла ни каких шагов для сближения со мной, а это не укладывается в рамки приказа короля Порусии.
  - Знаешь, Говард, в своё время я был не последним человеком в тайной канцелярии соседнего государства и вашу кухню хорошо изучил. Давай оставим этот разговор на опасную тему, а Стоузу скажешь, что я всячески избегал разговаривать о княгине Анне, но тебе удалось узнать, что я считаю её своей сестрой. К принцессе Надин я настроен враждебно. Договорились? Я ведь понимаю, что тебя проинструктировали и подсказали темы для беседы. Ты лучше мне скажи, нам назначили дополнительное сопровождение? Вот уже полчаса за нами, на некотором удалении, следуют пять всадников. Если это люди Стоуза, то я их не трону, а если нет? Как у вас тут с разбойниками и душегубами?
  - Бывают случаи, когда люди пропадают с концами, а потом их тела находят или в лесной чаще, или вылавливают в реке. Поймать пока никого не удалось. Дополнительной охраны нам не выделяли, иначе я бы знал об этом.
  - Понятно. Мы с тобой лакомый кусочек. Едут два человека, оружия у них не видно, лошади справные, да ещё и заводная имеется для перевозки груза, не иначе как молодой купец и опытный дядька-приказчик. Как думаешь, нападут сейчас, или подождут до ближайшего леска?
  - Дорога хоть вроде и пустая, но рисковать они вряд ли будут, если это конечно душегубы, так что до ближайшей рощи или леска у нас есть время. Ваша милость, у вас оружие есть, а то боюсь, мне с пятью справиться будет тяжело?
  - Я сам с ними справлюсь, а ты следи, что бы к нам со спины никто не подобрался. Сдаётся мне, что они специально не торопятся нападать, а целенаправленно гонят нас в западню. Метров за двести от леска остановимся и подождём наших преследователей. Это что бы избежать ошибки, вдруг они добропорядочные жители королевства, и мы зря на них наговариваем.
  Остановились мы на небольшом взгорке, и я достал из кобуры свой самострел, проверил его и приготовил к стрельбе. Наши преследователи, когда заметили нашу остановку, особо торопиться не стали, но сбросили себе на руку щиты и приготовили мечи.
  - Это не простые разбойники, - поделился со мной своими наблюдениями Говард, - скорее всего местный лорд промышляет разбоем.
  - Предлагаешь одного оставить в живых, что бы можно было допросить?
  - Было бы неплохо.
  - Как скажешь, главное за спиной следи.
  Подпустив лиходеев метров на пятьдесят, я стал расстреливать их как в тире, стараясь попасть в лицо или в голову. Такого поворота событий они не ожидали, и своими щитами воспользоваться не успели. В деле захвата языка я не преуспел, так как все мои выстрелы нанесли разбойникам смертельные раны. Это стало ясно, как только мы подъехали и проверили тела.
  - Нда, так я и не научился хорошо стрелять, надо больше тренироваться. Что у нас там за спиной?
  - Показались ещё пять человек, у двоих арбалеты, остальные мечники.
  - Вот арбалетчиками и займёмся в первую очередь....
  В этот раз нам повезло больше, один из мечников, получив ранение в грудь, мог говорить. Действительно, они оказались людьми местного лорда, который уже пару лет промышлял разбоем и приохотил к этому своих сыновей, один из которых был в первой пятёрке.
  Говард оказался весьма рачительным хозяином и обобрал тела до нитки. Из-за этого наша заводная лошадь стала похожа на верблюда, так много на неё было нагружено поклажи. Чужие лошади в руки не дались и сразу же, как только лишились седоков, ускакали куда-то в сторону....
  Та лёгкость, с которой я расправился с десятком бандитов, изменила отношение старого служаки ко мне. Если раньше он видел во мне молодого человека, стремящегося показать себя крутым парнем, то теперь он убедился в том, что я действительно крутой.
  Первый постоялый двор, в котором обычно останавливаются те путешественники, что следуют из Вестмина в столицу, мы проехали мимо. Не доезжая второго, я свернул в сторону от тракта и остановился в небольшой рощице.
  - Как поступит лорд, когда несколько лошадей без всадников вернутся к нему в усадьбу? Наверняка он отправит людей, что бы уточнить, что случилось, а получив известие, что его бандиты во главе с сыном погибли, наверняка отправит погоню. Вот здесь мы её и подождём. У нас есть примерно около часа до того, как она появится здесь, так что мы можем спокойно перекусить.
  Вечер постепенно стал вступать в свои права, к тому же я ошибся в своих расчётах, прошло уже полтора часа, а преследователи так и не появились. Решив, что дальнейшее ожидание бесполезно и нам пора отправляться устраиваться на ночлег, мы сели на коней, как вдруг Говард услышал стук копыт. Странно, что его не услышал я. Мой проводник усмехнулся и пояснил, что он большую часть своей службы в канцелярии прослужил следопытом, а там слух играет не последнюю роль.
  Вскоре мимо нас проследовал внушительный отряд, примерно два десятка всадников. Я слышал, как они злобно переговаривались, мы выехали за ними. Не доезжая постоялого двора, отряд остановился, и от него отделились два всадника, которые проследовали дальше. Оставив Говарда, я проследовал за этой парочкой. Вскоре они, а вместе с ними и я, оказались на постоялом дворе. Эта парочка стала расспрашивать трактирщика и слуг о новых людях, которые прибыли на постой сегодня, а потом сели ужинать. Это был мой шанс. Вскочив на Ворона, я отправился к месту стоянки оставшегося отряда и, пользуясь их беспечностью, хладнокровно вырезал всех. Никакой жалости и магии. Я хотел, что бы всё выглядело как месть, поэтому на листе пергамента написал, - 'Да воздастся каждому по делам его' и прикрепил его на грудь наиболее богато одетого трупа. Дело осталось за малым, дождаться и перехватить двух оставшихся членов банды, а вот они, почему-то, не торопились. Я уже начал нервничать, когда они, наконец, появились. Стрелял я почти в упор, так что не промахнулся. Учитывая, что в это время никто не проводил вскрытия, я надеялся, что следы от моих пуль примут за следы от арбалетных болтов, которые потом выдернули из тел....
  - Поехали, Говард, на постоялый двор, там нас ждёт горячий ужин и мягкие постели.
  - А как же отряд лорда разбойника? Вдруг они найдут нас?
  - Не волнуйся, они уже больше никого не побеспокоят. Будешь писать доклад Стоузу, укажи, что в банду, которую мы с тобой уничтожили, входили двадцать восемь человек. Первая группа, которая грабила и убивала одиноких и безоружных путников на участке дороги, укажешь каком, состояла из десяти человек и возглавлялась сыном лорда. Вторая группа состояла из восемнадцати человек и в неё входили сам лорд, ещё один его сын и шестнадцати его дружинников. Банда ликвидирована полностью. Необходимо осмотреть дом лорда и найти там множество вещей, принадлежавших пропавшим на тракте людям. Всю заслугу надо будет приписать отделению тайной канцелярии Вестмина. Действовала специально подготовленная группа тайных агентов, имена которых строго засекречены и разглашению не подлежат. Опиши места, где лежат трупы. Ах да, ты же не знаешь, где полёг второй отряд, поскакали, я покажу, а заодно осмотришь, может быть что и найдёшь интересное для себя.
  Мой проводник потерял дар речи, - Ещё восемнадцать разбойников? - он смотрел на меня с каким-то благовейным выражением лица. - Теперь я действительно верю в то, что вы могли в одиночку уничтожить тридцать наёмников в подземельях королевского дворца Порусии, среди которых были и маги предатели.
  - Откуда информация, не поделишься?
  - Не знаю, честное слово, мне такие подробности не говорят.
  - Да знаю я, просто спросил на всякий случай.
  Мародёрка задержала нас ещё на полчаса, зато в нашем распоряжении оказались десять хороших лошадей, с десяток разных монет и пару неплохих комплектов оружия. Теперь нас сопровождали уже четыре заводных лошади, которые мы разместили на постоялом дворе. Там же Говард отловил одного из расторопных слуг, вручил ему двух свободных лошадей и письмо для своего начальника. Что бы ускорить доставку донесения, я дал гонцу целую золотую монету и предупредил, что если он успеет обернуться до утра, то получит и вторую такую же. Меня заверили, что он понесётся быстрее ветра и к утру, ещё до завтрака, привезут ответ. И ведь сдержал своё слово стервец. Мы ещё не спустились в трапезную, как в мою комнату постучались. Это оказался наш посыльный. Шатаясь от усталости он, тем не менее, бодро отрапортовал, - Письмо доставил и вручил лично господину начальнику. Пока я пил воду, там такое началось, натуральное столпотворение. Так что через час или два они тоже будут уже здесь.
  - Молодец, держи премию и займись лошадьми, когда люди из тайной канцелярии прибудут сюда, передашь лошадей им.
  До нельзя довольный парнишка, так внезапно разбогатевший, чуть ли не вприпрыжку помчался на конюшню. Думаю, он теперь ненадолго задержится на постоялом дворе в качестве прислуги....
  Не дожидаясь прибытия Стоуза, что бы он ненароком меня не задержал, что не входило в мои планы и оставив почти всю мародёрку на попечение трактирщика, мы продолжили свой путь. Я сразу же предупредил Говарда, что эту ночь, почти всю, мы проведём в седле, что не очень его удивило. По-моему, он вообще утратил способность удивляться за эти сутки, что провёл со мной.
  Дальнейшая дорога прошла без происшествий и поздним утром второго дня мы уже подъезжали к столице королевства Тюрина - Гонверу. Ворон прекрасно перенёс длительную скачку и то, что я немного его поддерживал, перекачивая свою силу, когда чувствовал его усталость.
  - Нам нужна недорогая гостиница недалеко от центра, - обратился я к своему проводнику, понимая, что меня он одного ни за какие коврижки теперь не оставит.
  - Это несовместимые вещи, милорд - недорогая и возле королевского квартала.
  Послушай, Говард, а ты не хочешь поменять место службы? Мне нужен добросовестный и исполнительный начальник службы безопасности, так я буду называть свою тайную канцелярию. Ты для этой должности вполне подходишь.
  - Это так неожиданно милорд, можно я немного подумаю и своё решение вам скажу вечером?
   Ага, хочешь получить разрешение у своего начальства? - Вполне, только учти, начинать придётся с пустого места. Ни людей, ни агентов пока нет, если согласишься, то вся твоя служба пока состоит из одного тебя....
  Гостиницу мы всё-таки нашли, не очень дорогую и недалеко от центра, как раз для таких как я, спесивых, но бедных. Однако старого оперативника мне провести не удалось, видимо он видел, как я расплачивался с нашим гонцом золотом.
  - А почему вы не захотели остановиться в престижном месте, где всегда останавливается знать?
  - Остановись я там, всякие полезут с расспросами, ссора и очередной покойник. Оно мне надо?
  - И то, правда. На вид вы совсем не опытный воин, так что задиры наверняка полезут, особенно из числа молодых.
  Номера у нас были отдельные, и я выдал Говарду пять золотых, прежде чем он собрался куда-то сходить, - Это взятка, что бы ты сегодня не сдал меня своему начальству, хочу сам походить по городу, осмотреться, послушать, о чем люди говорят. В общем, составить своё мнение. Да и в банк надо зайти, получить пару сотен золотых на мелкие расходы. Вечеринка же у нас завтра? В смысле, завтра же торжества по случаю пятнадцатилетия? Главное, что бы Шарлота не узнала, что я буду на бале, мне ещё этой головной боли не хватало.
  На меня посмотрели с осуждением, - Милорд, а как вы попадёте во дворец, если я не сообщу о вашем прибытии? Вас же надо включить в списки приглашённых, передать письмо господина Стоуза в канцелярию.
  - Не волнуйся, с этим проблем не будет. Ладно, я выйду первым, а ты за мной выходи, но не сразу, а чуть погодя....
  Гонвер произвёл на меня благоприятное впечатление, по-крайней мере его центральная часть. Чувствовалось, что строительство велось в соответствии с единым планом. Не было диссонанса ни в стилях, ни в этажности, ни в показной роскоши и богатстве.
  На рыночной площади, где всегда толкучка и толпа, не было ни одной попытки срезать у меня кошелёк, что просто меня поразило, а я ведь играл роль провинциального зеваки. Там же я нашёл небольшую забегаловку, где провёл два часа, не торопясь обедая и слушая разговоры. Даже из обрывков фраз можно сделать определённые выводы. О предстоящем торжестве в честь второй принцессы не говорили, были более интересные темы - сколько стоит не обработанная битая птица, почему растут цены на мёд, куда делась моравская рыба и когда в продаже появятся яблоки свежего урожая...
  Лишь приближаясь к дворцовой площади, я обратил внимание, что народ стал проявлять интерес к предстоящему празднику и даже заключал пари на то, сколько будет гостей и выберет ли себе фаворита принцесса Шарлота. Особенно мне повезло в небольшом трактирчике, где я стал свидетелем разговора двух молодых дворян. Они с жаром спорили о том, удастся ли кому-нибудь растопить холодное сердце принцессы, или эта 'снежная королева' останется по-прежнему верна своему вымышленному герою.
  - Вот бы его увидеть. Всё-таки интересно, что за человек поразил сердце Шарлоты так, что она уже несколько лет на других мужчин даже не смотрит.
  - Говорят, ей было всего двенадцать лет, когда он спас её от неминуемой гибели и она дала обет отблагодарить его так, как может отблагодарить благородная леди своего кавалера...
  Вернувшись в гостиницу и немного повалявшись на кровати, я решил поэкспериментировать со своими способностями. В первую очередь меня интересовала моя способность перемещаться в пространстве - телепортация. Сохранилась ли она или я ею смогу пользоваться только в башне ИР? Начать я решил сразу со сложного, а именно представил себе рабочий кабинет княгини в Китеже и пожелал туда перенестись. В глазах на мгновение потемнело, и я обнаружил, что стою напротив стола, за которым сидела Софья и просматривала какие-то бумаги. Сразу в голове пронеслось с десяток вопросов: - как она здесь оказалась и что делает, где Анна и всё ли с ней в порядке? Не к месту вспомнился рассказ Говорда о том, что Анну отваживали от меня, стращая лишением титула и передачи всей власти старшей сестре. И вот теперь я вижу Софью в княжеском кабинете.
  - И что ты тут делаешь? Где Анна и что с ней стало? - в моей руке непроизвольно возник небольшой фаербол, который я стал перебрасывать с ладони на ладонь.
  - Я знала, что рано или поздно ты появишься. Может быть, присядешь?
  - Я задал вопрос, - и мой фаербол взорвался перед её лицом, спалив ресницы и брови, - второй заставит тебя гореть несколько дней и корчится от боли. Мне его повторить?
  - Анну по-прежнему удерживает король в своём дворце. Сам понимаешь, вести оттуда идут слишком долго. До недавнего времени с ней было всё в относительном порядке, но содержали её под стражей, что бы не сбежала и не начала мстить. Она добилась того, что бы мне разрешили вернуться в княжество и править от её имени. Король считает, что только Анна способна помочь королеве вырастить наследника крепким и здоровым.
  - Где твой муж, он правит вместе с тобой?
  - Мой муж погиб через два месяца после того, как мы прибыли в пожалованное нам имение, тогда же я потеряла своего ребёнка. Это всё проклятые Алези, - сорвалась она на крик. Они убили моего мужа, а всем сказали, что его растерзал на охоте дикий кабан. Меня к его телу не допустили, но тот, кто его видел, сказал мне, что на теле было множество колото-резаных ран. После разговора со мной, этот человек исчез. - Она успокоилась, и уже тихим голосом продолжила, - Алези считали это имение своей собственностью и получали от него неплохой доход, а тут вдруг объявился дальний родственник, которому оно перешло по наследству. Если б Анна не забрала меня оттуда, то и со мной случился бы несчастный случай. Один из Алези смеясь сказал, что это месть за ослушание.
  - Старая княгиня Ольга?
  - Да. Я ведь должна была стать твоей женой, но я этого уже не хотела, так как встретила и полюбила другого. И тогда я решила, если нам не судьба быть вместе, то я хотя бы буду иметь от него ребёнка. Но всё пошло наперекосяк. В дороге я приболела, и пришлось задержаться на одном из постоялых дворов. Всё остальное ты знаешь.
  - Надо будет навестить это поместье. Оно всё ещё принадлежит тебе?
  - Да, но там находится очень опасно, Алези могут отравить тебя или устроить случайную смерть.
  - Ничего, разберусь, только сначала вытащу Анну из лап Георга. Она по-прежнему находится в правом крыле дворца? Как дела в княжестве?
  - В целом всё нормально, но многие лорды перестали платить налоги в казну и она опустела. Они это мотивируют тем, что княгиня не составила официальный документ, передающий временно власть своей сестре, а та не является урождённой княжества Русинов, и поэтому доверия ей нет. Анна действительно находилась во время нашей последней встречи в правом крыле.
  - У кого из должников особняки находятся поблизости, и составь мне их список. Пока у меня есть немного времени, хочу их навестить и убедить погасить долги.
  - Главный должник княжеский казначей, его особняк стоит напротив княжеского дворца, - больше ничего не слушая, я перенёс себя к дому казначея. В своё время я передавал ему трофейные ценности и знал, где он живёт.
  - Чёрный, посмотри, где тут хранится золотишко, хочу делом убедить казначея в том, что он занял неправильную позицию.
  - Легко...
  Вновь я появился в рабочем кабинете княгини минут через тридцать с двумя ларцами подмышками. В них было немного золотых монет, а основную ценность составляли драгоценные камни. Потом я сделал ещё несколько ходок в подвалы особняка и перенёс оставшееся золото в рабочий кабинет.
  - Этого хватит надолго. Где список должников? Предупреди их, что если они в кратчайший срок не рассчитаются, то лишатся всего....
  Теперь предстояло разобраться с Анной и освободить её, если она удерживается королём Георгом насильно, однако моим планам не суждено было сбыться. Внезапно в моей голове зазвучал сердитый голос ИР, - Ты что творишь? Своими необдуманными скачками ты потратил почти все свои силы и аж залез в резерв организма, ты что молодой козлик, вернее, козёл? Немедленно возвращайся к себе в гостиницу, очень плотно поешь и спать, иначе ты завтра с постели не встанешь.
  - Извини, Софья, с Анной придётся подождать, не рассчитал свои силы и почти полностью их истратил, хватит только на возвращение назад, так что отложим это дело на несколько дней, - с этими словами я перенёсся в свой номер, где без сил рухнул на кровать.
  - Ну ты даёшь, Витас. Не изучив свои возможности и энергозатраты на переносы с места на место, ты отправился путешествовать в пространстве. Ты хоть представляешь, что могло произойти, если б ты исчерпал все свои ресурсы во время очередного скачка? Мало того, что ты пожрал бы самого себя и превратился в скелет, так ты ещё мог зависнуть в пространстве без единой возможности вернуться в нормальный мир. Нельзя же так.
  - Извини ИР, я как-то не подумал об этом. Слушай, а ты не мог бы позвать Говорда, что бы я через него заказал ещё один ужин для себя?
  - Чего не могу, того не могу. Придётся тебе воспользоваться моим подарком и использовать одну дозу искусственного питания. Она хранится у тебя в кармане камзола. Хорошо, что ты хоть догадался её носить с собой и проявил завидную предусмотрительность.
  Говорить о том, что она оказалась там случайно, и я просто забыл её выложить, не стал. Утром я проснулся как огурчик - зелёный и в пупырышку. Чувствовал себя прескверно, а тут ещё и чёрный стал сыпать мне соль на рану, - Это ж надо так забыть о чувстве самосохранения, ладно сам, но мы-то тут причём? Ты ж вчера нас до дна высушил, и меня и зелёного....
  - Каюсь, исправлюсь, никогда больше, да ни в жисть....
  - Вот что мне в тебе нравится, хозяин, так это, что ты умеешь делать правильные выводы из своих ошибок и наших тоже. Ладно, прощаем твою неосмотрительность, всё равно лучше тебя нам никого не найти. Давай зелёный, начинай его лечить, да побольнее, побольнее.
  Минут через десять я пришёл в норму и сразу же захотел есть, а заодно, вспоминая вчерашние свои метания, у меня возник вопрос к ИР, благо общаться с ним я мог одновременно с приведением себя в нормальный вид и сменой белья и одежды.
  - ИР, дружище, подскажи неучу, что лучше, делать один дальний скачок, или два-три, но покороче.
  - Конечно покороче. И главное, меньше таскать тяжести в тех случаях, когда можно будет обойтись простым переставлением своих ножек. Телепортация себя самого и любого неодушевлённого предмета в два а то и в три раза больше берёт энергии, чем перемещение со спутником, так как и у него немного энергии забирается, особенно, если у него есть лишний вес. Надо было раньше тебе об этом поведать, но я не думал, что ты так быстро воспользуешься моими подарками, догадливый ты наш.
  - ИР, а ещё какие-нибудь сюрпризы ты для меня приготовил?
  - Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу, - ответил он мне словами какой-то смутно знакомой песни , выуженной из моей памяти.
  В это время в дверь постучали, и голос Говарда пригласил меня на завтрак. Одев камзол песочного цвета, и спустившись в зал, я обнаружил, что рядом с моим проводником сидит ни кто иной, как господин Стоуз. И когда это он успел так быстро нас нагнать?
  - Удивлены, сэр Витас? А ведь всё благодаря вашим подаркам, я имею в виду, заводным лошадям, что вы соизволили передать в дар нашему отделу. Да не волнуйтесь вы, я никому ничего не сообщал о вашем прибытии и делать это не собираюсь....
  - Извините господа, - перебил я его, - но я голоден как стая волков после суровой зимы. Надеюсь, вы уже оформили заказ, а то я ведь могу и слюной захлебнуться.
  Для начала я расправился с яичницей и несколькими запечёнными колбасками, потом накинулся на отварное мясо с непонятной крупой, потом потребовал жареного мяса и побольше взвара, а завершил свой 'лёгкий завтра' приличным куском пирога с печёнкой или паштетом. Только после этого я смог немного утолить свой зверский аппетит и начать уже есть более-менее разборчиво и смакуя пищу.
  - Жить - хорошо, - глубокомысленно изрёк я, а потом с умным видом добавил, - а хорошо жить - ещё лучше. Господин баронет, что у нас там дальше по плану, с учётом того, что на торжественные мероприятия я не пойду, а желаю присутствовать только на балу, там легче затеряться.
  - Боитесь открыто встретиться со своей избранницей? Могу вас заверить, она стала ещё краше. - Вижу и этот меня уже сосватал и чуть ли не женил, а я, если честно, вижу перед собой только непосредственную девчонку, такую, как запечатлела её моя память при расставании - угловатую, вертлявую непоседу. - А спрятаться вам всё равно не удастся. У вас камзол полувоенного покроя и он сразу же будет бросаться в глаза, а одежду наших модников вы на дух не переносите. Хотя, впрочем, если прийти не к самому началу бала, а к его середине, то на вас и внимания не обратят.
  Я ведь для чего в Гонвер прибыл, что бы вас без проблем провести на бал. Как внесённый в список особо приглашённых, я могу привести с собой двух гостей, это не возбраняется. Честно говоря, я просто боюсь за последствия, если вас вдруг не пустят. Вы же всё тут разнесёте, я даже не представляю, на что вы способны.
  Отвечать и поддерживать разговор на эту щекотливую тему я не стал, а сделал вид, что меня волнуют несколько другие проблемы, - А скажите, Стоуз, у вас в столице есть приличная ювелирная мастерская? Хочу сделать подарок леди Шарлоте в честь её совершеннолетия.
  - Конечно есть, это же всё-таки столица. А какая мастерская вам нужна, по работе с золотом или с драгоценными камнями?
  - Лучше с камнями.
  - За срочность изготовления придётся доплатить почти треть от стоимости работы.
  - Это не проблема....
  Вместе с баронетом мы отправились в мастерскую, и я понял, что теперь у меня другой сопровождающий, но меня это не волновало. В мастерской я попросил самый большой бриллиант, имеющийся в их распоряжении и как бы случайно, прикоснулся к нему преобразователем. Вскоре в моём кармане лежал десяток подобных камней. Сделав вид, что меня в этой мастерской ничего не заинтересовало, мы отправились к золотых дел мастеру. Там я в очередной раз удивил Стоуза, когда достал из кармана десять абсолютно одинаковых камней и попросил сделать из них ожерелье в золоте, поместив между ними небольшие золотые пластинки с нашим фамильным гербом. К этому времени я уже решил, что упускать возможность знакомство с потенциальным носителем трёх симбионтов, было очень глупо. В качестве образца я дал ювелиру золотую монету с нашим гербом и оплатил половину стоимости. Нас заверили, что через три часа всё будет готово. По времени мы укладывались, поэтому я торопить мастера не стал, но предупредил, что задержки не потерплю.
  Мы вернулись в гостиницу, и Стоуз передал меня с рук на руки Говарду, пообещав зайти за мной через три часа. После сытного обеда я даже немного вздремнул, однако к прибытию баронета был уже готов к визиту золотых дел мастера. Он прибыл минута в минуту к установленному времени и представил мне плод своего труда. Это был шедевр ювелирного искусства. Я не очень разбираюсь в драгоценностях, но то, что увидел, произвело на меня впечатление.
  Стоуз очень долго восхищался ожерельем и цокал языком. Вручив ювелиру оставшуюся сумму и прибавив к ней десяток золотых монет в качестве поощрения за качество и скорость, я попросил его сделать семь золотых браслетов с нашим фамильным гербом, причём три женских и четыре мужских. Мы расстались весьма довольные друг другом, я изготовленным подарком, а он очередным заказом от состоятельного клиента.
  Как только мастер ушёл, Стоуз тут же задал мне вопрос, - Сэр Витас, у вас очень странный герб, он что-то означает?
  - Ничего особенного. Несмотря на то, что наше вольное баронство существует уже не одну сотню лет, у нас до недавнего времени не было собственного герба. Теперь же он есть, и знающий человек сразу вам скажет, что человек, носящий этот герб, принадлежит к клану снежных барсов, семье мудрого ворона. Особой смысловой нагрузки герб не несёт, это просто информация.
  Мы ещё около часа поговорили о всяких пустяках, а потом отправились на бал в наёмной карете. По словам Стоуза, торжества и небольшой званый обед для особо избранных уже закончились, и пришло время развлечений для молодёжи.
  Возле дворца, отведённого для празднования, царило столпотворение, так что наёмная карета была отличным выходом из положения. Мы остановились в стороне от столпотворения и оставшийся путь к дворцу проделали пешком. На входе нас остановили только один раз, но сверив со списком приглашённых, тут же пропустили. В холе была слышна музыка, весёлые голоса и смех. Не привлекая к себе внимание, мы вошли в танцевальный зал. Я тут же оторвался от Стоуза, которого кто-то подхватил под руку и увёл в сторону. Выбрав колону, из-за которой можно было спокойно наблюдать не только за танцующими, но и за принцессой Шарлотой, которая сидела в кресле, больше похожем на трон, на некотором возвышении, я внимательно осмотрелся. Неясное чувство тревоги поселилось во мне.
  Если княжна Анна сидела на своём первом балу в гордом одиночестве, то вокруг Шарлоты вился целый рой поклонников и тех, кто считал себя подругами принцессы. Я видел, как она через силу улыбалась, иногда снисходительно кивала головой, но в основном сидела с каменным выражением лица.
  - И долго ты собираешься вот так тупо созерцать? Может быть стоит присмотреться к окружению принцессы и послушать мысли некоторых, особо ретивых?
  - Что-то не так, чёрный?
  - Конечно не так, в зале присутствуют древние, ты что, не чувствуешь?
  Меня тряхнуло как током, а ведь действительно, если древние умеют определять носителей, то за Шарлотой должна развернуться самая настоящая охота. Вскоре я выделил мысли двух молодых людей, которые были в достаточной близи от принцессы, но не делали попыток обратить на себя её внимание.
  - И где эта тварь? Опять кого-то соблазняет? Вот же ненасытная гадина....
  - Ты прав, если мы упустим такой шанс захватить сознание этой девки, то дураками сделают нас, а одарённая опять выкрутится.
  Эта фраза об одарённой сразу же поставила всё на место. В такой толкучке очень просто приблизится к принцессе и провести операцию подчинения так, что никто ничего не заметит. Достаточно воткнуть в волосы заколку или подарить брошку с камнем....
  Сделав морду своего лица кирпичом, я попёр прямиком к этим двум. Они, видимо что-то почувствовали, так как оба одновременно обернулись и тут же обнажили свои шпаги, преграждая мне путь. В моих руках тоже блеснули клинки, и мы встретились лицом к лицу. Видимо древние применили какую-то свою магию, так как на нас никто не обращал внимания, или просто не замечал.
  Схватка началась без разведки, сразу чувствовалось, что это опытные воины и им не привыкать действовать вместе. Они сразу же взяли меня в клещи и напали почти одновременно. Что бы хоть как уравнять шансы, в левого я метнул фаербол, а сам, отбив выпад правого, бросился на него в атаку. Естественно, она не прошла, так как я встретился с мастером, мало в чём мне уступавшим в искусстве владения клинковым оружием. Однако у меня было одно преимущество, о котором они не знали и не могли догадываться. Учила то меня Мира, а манера боя степняков и кочевников разительно отличалась от классического ведения схватки. Ведь в степи не считалось зазорным одновременное нападение на противника трёх - четырёх воинов. Я сам неоднократно наблюдал, как Мира легко расправлялась с четырьмя дружинниками отца, теперь же мне самому предстояло проверить на практике то, чему она меня научила.
  
  8.
  
  Я не стал бросаться в бой очертя голову и сначала присматривался к бойцам древних. Они тоже не торопились расправиться со мной, даже успевали перебрасываться мысленными фразами.
  - Вот и скоротаем время до прибытия одарённой, я послал ей импульс, что бы она поторопилась, а труп этого малого отвлечёт от неё внимание и операция внедрения пройдёт успешно.
  - Значит, пока не торопимся и немного с ним поиграем?
  Что ж, пора и мне сказать своё веское слово, но до поры до времени я решил не раскрывать свою способность к мысленному общению, поэтому вновь провёл обычную атаку на правого древнего. Он небрежно отразил её, а когда я немного открылся, тут же стремительно, с финтом, провёл укол в мою левую руку.
  Вот ты и попался, дружок. Веерная защита, переход в полу шпагат с выпадом, и мой клинок с характерным звуком вошёл ему в живот, пробив тонкую кольчугу. Сначала он ничего не понял, но глянув вниз и увидев, что его тело стало распадаться на атомы, попытался что-то крикнуть, но было уже поздно. Его напарник, упустив момент, когда я был наиболее уязвим, в удивлении остановился, чем я и воспользовался.
  - Что, не ожидал, что у жертвы могут оказаться зубы, и она умеет кусаться? - Моё мысленное обращение к нему, ещё больше ввело его в ступор, так что схватка на этом закончилась. Его утончённое лицо исказила гримаса злости и ярости, а я просто чиркнул кончиком своего мифрила по его голове, а вторым клинком нанёс удар в грудь.
  - Хозяин, ты когда думать головой начнёшь? Вот как нам теперь определить, где одарённая?
  - А ты думаешь, он стал бы отвечать на мои вопросы? - зло ответил я чёрному, понимая в душе его правоту.
  Чары древних развеялись и многие увидели на полу два балахона, обычной одежды древних, и окровавленные клинки в моих руках, которые я торопливо уменьшил в размерах и быстро спрятал в рукавах своей одежды.
  Не придумав ничего умного, я заорал громким голосом, усиленным магией, - Одарённая, я всё равно найду тебя! Тебе не спрятаться! - После чего, неожиданно даже для себя, взмыл вверх, под самый потолок и завис над толпой. Моё внимание сразу же привлекла пышнотелая девица, которая после моего крика стала пробираться к выходу, чем и выдала себя. Создав воздушный кулак, я врезал ей по голове плотным потоком воздуха, в надежде, что её череп выдержит мой удар, но она отключится и потеряет сознание. Быстро метнувшись к упавшему телу, я приземлился возле её головы и убедился, что мы не ошиблись, от неё явственно тянуло силой одарённой. Теперь, пока она не очнулась, следовало лишить её всех украшений с камнями, коих было великое множество и на руках и в волосах и даже на платье.
  - Эй, ты! - обратился я к незнакомой девушке, что застыла в нескольких шагах от меня, - Иди сюда, поможешь мне. - Однако она даже не пошевелилась и лишь испугано пялила на меня свои глаза.
  - Витас, говори, что надо делать, я помогу тебе, - услышал я смутно знакомый голос. Не знаю, как Шарлота так быстро оказалась возле меня, но её помощь пришлась как нельзя кстати.
  - Быстро снимай с неё все украшения с камнями и кидай их рядом со мной, особо обрати внимание на их наличие в вырезе корсажа и в волосах причёски.
  - А почему ты сам это не сделаешь?
  - Что бы меня потом обвинили в домогательстве? - после чего стал деловито наносить удар за ударом трофейным кинжалом по камням украшений.
  Из декольте незнакомки принцессы извлекла точно такой же кулон, который был на груди у Софьи, - Заткни уши, а когда визг прекратится, продолжай свою работу. На её теле и одежде не должно остаться ни одного камня, иначе эта тварь может ускользнуть. И шевелись дорогуша, иначе она может очнуться.
  Удар по кулону вызвал такой визг, что несколько человек упали в обморок и это только те, кого я заметил краем глаза. Ещё трижды раздавался визг, правда не такой громкий как первый, но тоже не очень приятный, это я разбил две заколки и одну брошь.
  - Если это всё, что ты нашла, то ощупай всю одежду, вдруг и под ней что-то прячется. Эх, раздеть бы её догола, а одежду сжечь. Так было бы надёжнее.
  - Так в чём дело? - Шарлота взяла из моей руки волнистый кинжал и стала распарывать одежду. - Уж лучше она переживёт несколько минут стыда, чем её казнят за потворство нашим врагам.
  Под одеждой ничего не оказалось и я, наконец, встал с коленей на ноги. Возле себя, за спиной, я заметил Стоуза и сразу же поставил ему задачу, - Эту поместить в отдельную камеру, никого к ней не допускать. На первом же допросе, после того, как она придёт в себя, попытаться установить примерное время, место и обстоятельства её подчинения одарённой. Если она была у кого в гостях, немедленно сообщить мне в любое время. Как бы древние не создали у вас тут свою базу проникновения, придётся делать полную проверку, а при необходимости и зачистку. Из дворца никого не выпускать, слышишь Стоуз, никого, даже королевскую чету. Всю ответственность я беру на себя.
  - Да кто вы такой, чёрт побери! - раздался властный голос