Начало.
  
  Я проснулся. Скорее, очнулся. Потому что, когда спишь, редко ничего не снится, обязательно какая-нибудь хрень будет мельтешить, а тут темный провал. И ладно бы я вчера нажрался как свинья, так нет же. Ну, да, выпил немного, благо супруга в отъезде по делам, но на мою тушку это совсем ничего. Еще почитал немного перед сном, правда смысл помню с трудом, что-то из фантастики.
  И вот когда очнулся, сразу почувствовал - что-то не так. Совсем не так. Когда засыпаешь в своей кровати, предполагается, что и проснешься там же. Давно уж минули те времена, когда после веселой пьянки проснуться можно было в разных местах. В самолет, правда, не грузили. Теперь же в моем возрасте такие развлечения сильно не полезны для здоровья, да и не солидно как-то. Однако проснулся я не в кровати, не в своей и не в чужой. Проснулся я в карете.
   Это трудно объяснить, почему иногда размышляешь над ситуацией достаточно долго и все равно конкретные выводы сделать сложно, а иногда хватает нескольких мгновений, чтобы понять, что ситуация дерьмовая. Еще не успев открыть глаза, понял, что это карета, которая едет. Она едет, а я лежу. На полу. Я не ездил до этого в каретах, но окружающего звукового фона было достаточно, чтобы уверенно сделать такой вывод: скрип рессор, приглушенный мерный топот копыт, легкое покачивание и запах. Запах! Пахло чем угодно, но не цивилизацией. Пахло лошадьми, дегтем, чьим-то потом, какой-то странной ароматической отдушкой. И еще пахло пыльной летней проселочной дорогой, этот запах ни с чем не спутаешь.
   Вывод - ничего хорошего. Друзей или недругов, способных, а главное могущих потратить немалые деньги на такой розыгрыш, в моем активе нет. Да и как?! На улице (моей) февраль, а по всем ощущениям вокруг лето! Ну, даже всему этому можно было бы придумать какие-нибудь фантастические объяснения, но ощущения чужого тела куда девать?! Допрыгался, дочитался всякой хрени про попаданцев, теперь-то что делать?!
   Во-первых, надо успокоиться. Успокоиться, легко сказать. Во-вторых, надо бы приоткрыть глаза, аккуратненько. Штирлиц хренов, напридумывал себе всякого, может, не все так плохо. Приоткрыл... Нда... Прикуп не пришел. Это действительно карета, не роскошная, но и не убогая. На диванчике напротив сидели два человека. Разодетая в разные рюшечки раскормленная бабища с круглой харей. Жаба жабой. Рядом благостный, не менее раскормленный гражданин, из породы священников. Судя по одежде. Напротив на маленькой табуреточке сидел пожилой мужичонка в классической одежке лакея. Ливрея, то ли гольфы, то ли чулки с подвязками и башмаки на деревянной подошве. Таким пнешь кого, мало не будет. И воняет от него жутко. А рядышком на какой-то подстилке-циновке лежу я, не собственной персоной. В костюме ШУТА. В углу валяется колпак с бубенцами.
   Круто. Отличное начало новой жизни. Бабища увидела, что я очнулся и что-то ехидно бормотнула святоше. Тот согласно кивнул своей башкой и улыбнулся. Мужичонка-лакей мерзко подхихикнул. Кулацкий подпевала. Ладно, урод, ты у меня дохихикаешься, дайте только оглядеться.
   Почему-то при загрузке квеста меня сильно обделили. Вон, другие попаданцы, орлы как на подбор. Молоды, красивы, все с магией в кармане, каждая первая девица на шею вешается. И в итоге ну абсолютно каждый становится властелином выданного в пользование мира. Или крутым королем, на худой конец. Мне же выдали тельце щуплого мужика в возрасте далеко за сорок, без половины зубов, еще и лысого. По краям черепа сосульки из волос свисают. Жидкая бороденка торчит. При таком раскладе даже лакею накостылять трудновато будет. Общение с девицами также максимально усложняется.
  Может это все же розыгрыш? Боже, я в тебя не верил и не верю, но сделай так, чтобы это был розыгрыш, а? Ну да, разбежался, он тебя не слышит, его здесь нет, он другим миром заведует. В этом мире свои правила. Вон, у святоши на груди могучей висит медальон с камнем, а камень изнутри светится желтоватым светом. Не отсвечивает на солнце, а сам светится. Интересно, как?
  Итак, надо прикинуть свои шансы на выживание в чужом мире. Не хочется верить, что все плохо. Да, физические данные не ах, но и в нашем мире физика тела совсем не на первом месте. Человек из нашего мира и времени набит под завязку информацией, знаниями. Особенно, если он в свое время озаботился получением высшего образования, да не обидятся на меня люди, оного не имеющие. Пусть поверхностно, но мы знакомы со многими направлениями науки и техники. Вряд ли я заново изобрету электричество, но засунуть во время грозы проводок в ванну Жабе я сумею.
  Размышляя о своих горестях, я внезапно понял, что жутко голоден. Такое впечатление, что меня вчера не особо кормили, а еще есть стойкое ощущение, что меня сильно пинали, возможно теми самыми деревянными лакейскими башмаками. Список претензий к лакею увеличился.
  Не знаю, какими мерами времени они здесь пользуются, но минут через пятнадцать по моим внутренним часам Жаба махнула рукой в сторону лакея. Тот подорвался с табуретки, высунулся в окно кареты и что-то прокричал. Совсем не по-русски. И здесь бонуса нет. Язык чем-то похож на испанский, но тут я не уверен, испанский не учил.
  Раздались какие-то команды, карета стала замедляться и сворачивать в сторону. Немного еще проехав, карета остановилась. Деятельный лакей открыл дверку, выскочил из кареты и свистнул мне, кивнув головой. Все понятно, на выход. Что-то у меня с левой ногой, но в карете в полный рост не встанешь, сразу не разобрался что к чему, подумал, что отлежал. Доковылял до дверки и аккуратно спрыгнул на землю. И покатился. И все покатились. Со смеху. Ясно, походная комната психологической разгрузки в действии.
  А в нашей команде еще есть кучер, куда ж без него, кто-то же каретой должен управлять, и четыре мужика на лошадях. Нельзя сказать, что воины, но и не крестьяне. Один постарше мужик, типа старшины у них, трое помоложе, одеты по-походному, в точном соответствии с фильмами про средневековье. У старшего к седлу конкретный арбалет привязан, на поясе что-то типа меча висит, у молодых по ножику-кинжалу да и все. На все это интересно смотреть на экране, сидя дома, а вот в тесном контакте с персонажами интерес пропадает напрочь, внутри только жуткое неприятие этой идиотской ситуации.
  Ну как же так, я взрослый цивилизованный уважаемый человек, муж и отец, инженер с большим стажем и на тебе - шут, козел отпущения, пинай не хочу. И левая нога смотрит куда-то в сторону, тут не то что бежать, идти трудно. Понятно, почему меня везли в карете как собачонку, кто ж шута-инвалида на лошадь посадит. Все проезжие ржать будут.
  Надо что-то придумывать. Оставаться шутом всю отмеренную мне здесь жизнь я не смогу и не буду. Или я кого-то грохну, или меня грохнут, что более вероятно. Самое главное, голова и руки целые, а это уже здорово. И в голове много чего есть и руками умею работать. Осмотреться мне пары дней хватит, а там и валить надо из этой веселой компании.
  Мужички время зря не теряли, сварганили костерок, котелок немалый пристроили, судя по солнцу, время обеда. Лакейчик установил раскладной столик, два стула, накрыл столик скатертью и из ящика за задней стенкой кареты начал доставать провизию. Чтобы не сойти с ума от запахов еды, потихоньку стал подбираться к костру с котелком. Ребята молодцы, из котелка пахло если не вкуснее, чем от барского стола. Вот только эти молодцы недвусмысленно дали понять, чтобы я проходил мимо. Весело. А я что жрать буду? Надо понимать, что здесь меня кормить не будут, за барским столом тем более, там остатки подчистят лакеюшка с кучером. А Вы, товарищ шут, получите то, что останется. Остается крайне мало, судя по худобе выданного тельца. Можно, конечно, пойти к Жабе со святошей, покривляться, поклянчить, может и кинут кусок. Выбирай. Этак я и пару дней не выдержу, сорвусь. Надо ночью из ящика закаретного жратвы достать и валить отсюда.
  Отошел в сторону, сел на травку, горюю. До ночи далеко, жрать хочется, вчера меня тоже, видимо, едой не баловали. Слышу, лакей что-то кричит. Ага, это он мне, оказывается кричит, рукой машет, а во второй руке кусок хлеба чем-то намазанный протягивает. Ну вот, не все так плохо, хоть немного, но поем. Подхожу, в смысле подковыливаю, и ведь вижу по его роже, что что-то нечисто, а сам как зомби руку к хлебу тяну. А этот урод престарелый отскакивает назад метра на два и опять рукой машет, мол что же ты, давай, налетай. Вся компания ржет, развлекуха для них. Понятно, что я этого урода никогда не догоню. Ну, ты и... Хотел я ему все на чистом русском матерном все рассказать, что думаю. Хотел. Ха-ха-ха. Вишенка на торте! Не смог ничего сказать, только мычание...Язык во рту не ворочается, словно кусок теста в него запихал. Жаба аж подавилась от смеха.
  И такая злость накатила. Гнида, я ж тебя все равно достану, вот этими руками удавлю. И тут лакейчик хлебушек роняет и за свое горло хватается. А я руками ощущаю, как его поганое горло сжимаю, но он ТАМ, а я ТУТ! Жаба со святошей заорали, лакей глаза выпучил, руками свое же горло корябает, а я его давлю, давлю. Удар по голове сзади, сильнейшая боль, темнота.
  
  
  Я очнулся. Дерьмовая тенденция, надо признать. Так меня надолго не хватит. По определению не красавец, так еще идиотом сделают. Сижу я на земле, прислоненный к дереву, а меня кто-то методично бьет по щекам, типа в сознание приводит. Ну кто-кто, старшина хренов, он, скорее всего, меня и вырубил. Обижаться на него пока сильно не буду. У него своя работа, у меня своя. Увидев мои мутные глаза, старшина крикнул святоше, что очнулся герой, принимайте.
   Хотел сесть поудобнее, но не тут-то было. Ручки у меня обмотаны неслабой цепью и замком закреплены. Испугались, гады! Святоша вылез из-за столика и быстренько потрусил ко мне. Не могу сказать, что святоша был напуган, но сильно встревожен, это факт. Он о чем-то спросил меня и выжидательно уставился. Чего ты пялишься, толстый, моя твоя не понимай. И тут из этого симпатичного камешка на груди святоши прямо мне в лоб уперся луч ослепительно золотистого цвета и в голове заработало сверло. По ощущениям.
  Давно, еще в юности я зачитывался фантастикой. И вот в каком-то рассказе персонаж, чтобы избежать ментального допроса, постоянно повторял детский стишок про серенького козлика. Так внутрь головы враги к нему и не залезли. Правда, он потом с ума сошел, по-настоящему. Про козлика, конечно, я повторять не буду. Реально, в натуре, козлом станешь, а вот попробовать сам метод можно, иначе мне сейчас голову насквозь просверлят. И я включил в голове песню 'Лаванда, горная лаванда...' Почему лаванда? Да кто ж его знает, откуда что мозг выкапывает. А дальше текст не помню, так и крутятся эти три слова. Жуткие ощущения, когда у тебя в голове все шевелится. И вдруг все кончилось. Луч исчез. Святоша хмуро посмотрел на меня, развернулся и пошел к Жабе. Подошел к столику, пожал плечами и плюхнулся на стульчик.
  Так, пока перерыв, не думаю, что мне вот так простят мой фокус. Еще бы я сам знал, что и как я сделал, цены б не было. Итак, наличие магии в этом мире или чего-то на нее похожего есть непреложный факт. И камень у святоши, и мои длинные руки. Вроде бы, когда я лакея душил, видел две прозрачные ленты, которые тянулись от меня к его горлу, но могло и показаться. Магия - это неплохо, совсем неплохо, вот только если у меня будет время во всем разобраться. Сдаст меня святоша отцам-инквизиторам в первом же городе, как пить сдаст. А вот там против меня магия будет посильнее, никакая 'Лаванда...' не спасет. Ну, и кормить меня теперь вообще не надо, зачем еда потенциальному смертнику. Я даже не знаю, сколько нам еще ехать до цивилизации. Может пару дней, а может к вечеру уже будем. В любом случае, Жаба со святошей в чистом поле ночевать точно не будут, значит к вечеру куда-нибудь приедем, а там мой последний шанс как-нибудь улизнуть.
  
  Нападение
  
  Вообще, вся эта канитель много времени не заняла. Жаба еще доедает, мужички тоже в тарелках еду доскребают, лакей с плаксивым лицом что-то конюху втюхивает, на меня жалится, уродец. Один из мужиков поднялся к котелку за добавкой, когда раздался странный свист и короткая стрела пробила его горло. Вторая стрелка вонзилась старшему в спину. Но старший, видимо чего-то подобного ждал. Рядом с ним на траве лежал его арбалет, причем взведенный, а я его и не заметил. Старшина, падая вперед, успел схватить арбалет и выстрелить себе за спину, наугад, после чего дернулся и затих. В кустах раздался короткий вскрик и что-то упало, или, скорее всего, кто-то.
  На поляну выбежали шесть воинов в кольчугах и шлемах, у четверых были арбалеты в руках. Нападавшие рассредоточились и взяли на прицел всех, кто был на поляне. Двое оставшихся наших как бы охранников упали на колени, держа руки за головой. Жаба со святошей и лакей с кучером просто застыли, а я как сидел, так и сидел на земле, офигевая от произошедшего. После этого на поляну медленно выехали два человека на породистых лошадях. То, что лошади породистые было видно сразу, для этого не надо было быть специалистом. Их лошади отличались от лошадей нашей охраны, как Мерседес от Жигулей.
  Один из прибывших оказался совсем юным пацаном при шпаге с высокомерным выражением лица. По одежде явно дворянин, или кто у них тут из знати. А вот второй был куда интереснее. Весь в черном облегающем наряде, худой, с седыми короткими волосами с лицом настоящего мага. Ему могло быть и сорок лет, и шестьдесят и черт знает сколько. На груди у него висела тоже какая-то блямба, с моего места не очень хорошо было видно.
  Они ловко спрыгнули с лошадей и молодой направился к Жабе, широко раскинув руки и что-то говоря ей ласково-ехидным тоном. Здесь и переводчик не нужен, типа здравствуй, тетя, вот и я, а вы не ждали. Святоша, молодец, заслонил своей немалой фигурой тетку и разразился гневной речью в сторону пацана. Тот, нимало не смутившись, сделал шаг в сторону, обернулся к магу и кивнул головой, давайте, товарищ, Ваш выход. В этот момент кучер, несмотря на свой возраст, с диким криком бросился в сторону дороги. Одна стрелка просвистела мимо, вторая воткнулась в затылок. Кучер, пробежав по инерции несколько шагов, упал. Еще один.
  Дядя в черном медленно обвел взглядом нашу поредевшую команду, меня мог вообще не заметить, так, мусор под ногами. Тронув за плечо одного из воинов, кивнул в сторону живых охранников. Раз, и нет у нас больше охранников, мелькнули две стрелки, то есть арбалетных болта, и они повалились мешками на землю. Что особенно жутко, все совершенно молча: и приказ, и две смерти. В голове не укладывается, это не компьютерная игра, вот лежат реальные мертвые люди и не факт, что последние. Я на месте нападавших после такого живых свидетелей оставлять не стал бы.
  Маг не торопясь пошел к Жабе со святошей. Тот схватил свой медальон, поднял на уровень головы и его окутала прозрачная голубоватая дымка. Святоша с жаром стал вслух проговаривать какие-то фразы, выставив вторую руку вперед как бы отталкивая подходящего мага. Маг слегка поморщился, выставил обе руки вперед, из его блямбы на груди стал вытекать черный туман, проходя через руки он закручивался и превратился в узкий черный меч. Маг сделал шаг вперед и черный нереальный меч уперся в дымку. Камень в медальоне святоши сначала засверкал еще ярче, затем он стал гаснуть и очень быстро погас, а вместе с этим исчезла пленка.
  Маг улыбнулся, если это можно назвать улыбкой, и сделал приглашающий жест святоше, может еще что-нибудь в свою защиту предъявите? Нет? Ну, нет так нет. Из кармана камзола маг достал черную коробочку, не розовую же ему таскать, аккуратно открыл ее и, не снимая тонких дорогих перчаток, очень осторожно вынул из нее серый шарик. Даже с моего места было видно, как страшно святоше. Серый шарик приподнялся над ладонью мага и стал шевелиться, вытягивая короткие щупальца в разные стороны. Святоша в полный голос начал опять что-то зачитывать, но его это не спасло. Уже не шарик, а серая клякса метнулась и облепила голову человека напротив. За его спиной тихо охнула Жаба и грохнулась в обморок.
  Вы видели когда-нибудь, как работают вакуум-пакеты? Ты складываешь вещи в пакет, застегиваешь его, включаешь пылесос и вещи превращаются в маленький сморщенный пакетик. Так вот эта жуткая клякса высосала всего святошу, а тот был немалых размеров. Буквально за минуту в огромном балахоне остался только скелет, обтянутый иссохшей кожей. Маг протянул руку, разбухшая клякса подлетела и окутала ее до локтя. Маг закатил глаза как настоящий наркоша, а клякса быстро сдулась и превратилась опять в маленький серый шарик. Жесть.
   В стороне сбоку возникло какое-то движение. А, это наш престарелый друг, лакейчик, бухнулся на колени и бодро пополз к магу, держа в руке маленькую стекляшку. Подполз и стоит на коленях, только что хвостом не виляет, потому как нет его, хвоста. Маг жестом приказал лакею подняться с колен, потрепал того по щеке, забрал стекляшку и протянул руку к стоящему рядом молодому спутнику. Так вот как нас нашли эти замечательные парни. Им даже не нужно было выслеживать нашу команду, у крысеныша было с собой что-то типа маячка, а теперь он приполз за своей наградой. Иуда. Павлик Морозов и т.д. Молодой знатный товарищ заржал как лошадь и вложил в руку мага... кинжал, который тот с разворота воткнул лакею в грудь. Лакей изумленно посмотрел на мага и медленно упал на землю. Вот тебе, товарищ предатель, и награда. Будем считать, что свои прегрешения по отношению ко мне ты искупил кровью. Дальше уже другие лица будут решать, куда тебя, в рай или в ад.
  Мне бы ветошью прикинуться, может меня и не заметили бы, ведь осталось нас только двое - баба в отключке и я в цепочках. Могу предположить, что вся эта операция затеяна из-за бабы или того, что она, возможно, перевозит. Вот пусть ее и потрошат, а я ползком, ползком за дерево, за кустики... Так нет же, заржал я от такой награды лакею, забулькал странным смехом. Спалился, как пить дать спалился, один из воинов, тронув мага за плечо, указал на меня. У них что, обет молчания? Ну, ладно я, говорить не могу, а они? Скорее всего, не хотят привлекать чужое внимание, дорога не так далеко от поляны, на которую мы завернули перекусить. Эх, перекусить бы, скоро в голодный обморок упаду. Но в свете последних событий решать надо вопрос не о еде.
  Маг подошел ко мне, молодой в это время залез в карету и что-то активно там искал. Черный посмотрел на меня, как на что-то неприятно-непонятное и спросил что-то. Ну что он мог спросить, ясное дело что-то типа - ты кто? Ну, ты дебил! Ты что, не видишь моей одежонки и шутовского колпака на голове?
  Что меня дернуло? Глядя в глаза магу, я показал ему палец, средний. Говорила мне жена, не показывай никому пальцы, наживешь проблемы на ровном месте. Не думаю, что в этом мире знают истинное значение данного жеста, но то, что это совсем неприличное, маг понял сразу. Такое впечатление, что он почернел еще больше, видимо, хамят ему в этом мире крайне редко. Кивнул мне головой, мол, все понятно, отошел к воинам. Один из них поднял арбалет. Ну, все, товарищ Иванов, Ваш квест окончен, рестарт вряд ли предусмотрен.
  Маг рукой опустил арбалет, а второй рукой, сделав сложное движение в воздухе, что-то кинул в мою сторону. Внезапно вокруг меня образовалась серая плотная пленка, которая стала медленно сжиматься. Отсеклись все звуки, сразу стало трудно дышать. А маг-то затейник, выбрал способ медленной смерти. Я так понимаю, что эта дрянь будет сжиматься до тех пор, пока из меня не получится консерва в собственном соку.
  В одном из романов Ефремова, люди старшего поколения должны знать такого фантаста, у хороших парней было защитное поле, которое плохие парни никак не могли пробить. Но у плохих парней нашелся умный Плохиш, который продавил защитное поле острым предметом под большим давлением. Это я все к чему? К тому, что мозг опять за доли мгновений перебирает накопленную за годы жизни информацию и пытается найти выход. То есть, биться и трепыхаться не вариант, и пленку не пробить, и кислород быстрее кончится. Изнутри у пленки ощущение шершавой поверхности, может попробовать ее хоть как-то разодрать, так не зацепиться никак, буквально позавчера, в старой жизни, ногти обстриг. Одна героиня дурацкого фантастического детектива наклеила себе на ногти заточенные стальные пластинки, так чуть ли не консервы пальцем вскрывала. Мне бы такие. На концах пальцев показалось легкое свечение, на долю секунды я увидел кривые длинные когти из призрачного света, а потом произошел большой БУМ. Пленка треснула как по шву, а потом лопнула с диким грохотом. Как же здорово, что можно дышать, это так прекрасно, несмотря на кучу пыли и мусора в воздухе, только не слышу ничего. Мусором припорошило всех, включая мага. А какое у мага лицо изумленное! Картину писать! Из кареты выскочил охреневший вьюнош, не понимая, что случилось. Вот бабе хорошо. Как валялась в отключке, так и валяется, или притворяется умело.
   Теперь уже четверо воинов вскинули свои арбалеты, но маг им что-то гаркнул и арбалеты опустились. Ну, это понятно, престиж, хочет сам удавить странную козявку, которая имеет наглость трепыхаться. Та-ак, я эту гадкую улыбку мага уже недавно видел, ну, точно, полез в карман за коробочкой. Блин, блин, мне с этой серой кляксой не справиться. Это ж жуть какая-то. Спокойно, без паники, спокойно! Думай, дядя, думай. Когти не помогут, не помогут... Но ведь мне нужны были тогда именно когти и они появились, или я их вырастил, неважно. Что здесь может помочь? Думай быстрее, вон он ее уже достал, она уже шевелится. Так, она летает, летает не слишком быстро, ее надо или поймать, или отбить, как ракеткой. Отбивать не вариант, прилетит снова, а сидючи не развернешься. Значит ловить. А чем ловить, руками? Как только коснешься и все, гаме овер. Он ее держит в специальной коробочке! Значит, ее надо ловить в коробочку или в пакетик. Ну, да, сачком, как бабочку, ага. Все, мне сейчас плохо станет. Гори все синим пламенем. Соберись, урод! Надо попробовать, если сдохнем, то хоть пытались. Так, пакетик, это мысль. Ее главное в пакетик поймать и закрутить, чтоб не выскочила, я же так осу на окне ловил, когда убивать не хотел. Ну, вот, смотри, смотри, между ладонями какое-то легкое свечение, представь, что это пленка, тонкая, но прочная. Да, руки связаны, но какое-то расстояние есть между ладонями, надо попытаться.
  Маг с интересом смотрел на мою возню, а потом небрежным жестом отправил кляксу в мою сторону. Спокойнее, спокойнее, жди, прикинься валенком, ее нельзя спугнуть, может она на мысли реагирует. Ближе, ближе.. Давай! Я расставил ладони насколько это было возможно и поймал кляксу в свою еле видимую пленку между ладонями и стал быстро наматывать вокруг нее слой за слоем, прям как пищевую пленку. Давай, давай, еще! Получился полупрозрачный шар, а внутри клякса беснуется. Ой, зараза, как же она злится, если выскочит, от меня даже пыли не останется. Все, не могу держать больше, куда ее девать то. Не придумал ничего умнее, отпихнул от себя связанными руками в сторону вояк, может она там кем-нибудь перекусит. Те очень организованно ломанулись назад, но маг, видимо, очень дорожил этой дрянью, поэтому как классный вратарь в прыжке шарик и схватил. Вот тут и бабахнуло, второй раз, между прочим, но очень сильно.
  Ударной волной перевернуло карету, вояк раскидало, привязанные лошади моей бывшей команды бьются от страха, пытаются сорваться с привязи, а замечательные красивые лошади молодого и черного, по-моему, больше не жильцы. Обе лежат и дергаются в конвульсиях, они ближе всех к месту взрыва были. Меня неслабо приложило об дерево, у которого сидел, сознание не потерял, но из носа кровь пошла.
  Пыль рассеялась, стало хоть что-то видно. Надо вставать, сейчас меня вояки болтами нашпигуют, или маг добьет, так хоть стоя помереть, сидя как-то унизительно помирать. Попытайтесь встать со связанными руками, с одной ногой, с гудящей головой и дикой слабостью во всем теле. Но все же встал, минуты через две. Ну, и где все? Со стороны кареты движения нет и бог с ними, потом разберемся. Маг лежит, припорошенный мусором, отдыхает. Один вояка лежит без движения, остальные копошатся. Может пойти к тому вояке, что лежит неподвижно, какое-никакое оружие подобрать, пока другие не очухались? Хотя мне это оружие пользы не принесет, я меча в руках ни разу в жизни не держал. А мне сейчас так плохо, я ложку до рта не донесу. Нет, надо пойти на мага посмотреть, вдруг удастся придушить его, пока отдыхает.
  Подхожу поближе к магу, опаньки, вот это фокус. В одежде мага скелет лежит, обтянутый кожей, точь-в-точь как святоша покойный. Недалече коробочка черная валяется, а около нее серая раздувшаяся клякса зависла. Не уследил, значит, маг за своей подопечной, она его и слопала, не подавилась. Похоже, пока клякса сытая, она неактивная и в коробочке ей нравится, раз никуда отсюда не свинтила. Не знаю, нужна она мне или нет, но вот в коробочку ее неплохо было бы запереть, пока она всех в округе не сожрала. Ну, хорошо коробочку я вон сухой веткой открою, а как эту жирную заразу туда запихивать? Руками? Ну, уж нет, я ее уже трогал через пленку, ничего хорошего.
  Между прочим, мне показалось, что маг с ней разговаривал, может и мне попробовать, в этом странном мире все возможно. Вояки до сих пор не показались, возможно, по собственной инициативе они ко мне и приставать не будут? Пока надо с кляксой разобраться, а то отвернешься, а она тут как тут, оприходует. Подковылял к кляксе метра на два и упал на колени, все, силы на исходе, сейчас после всего пережитого бездарно сдохну от голода. Так, потерпи еще немного, у Жабы точно еда есть, а едоки кончились, что-нибудь да поедим. Хорошо, потерпим, а как я с кляксой разговаривать буду, я ж только мычать могу? Вот и мычи, может поймет. Шиза какая-то, сам с собой разговариваю. Хотя я и в старом мире с собой разговаривал, было дело.
  Вот интересно, а как к кляксе обращаться? Назовешь кляксой, точно обидится, отбивайся от нее потом. Надо что-то нейтральное. Что есть по сути своей клякса? Энергетический вампир, вампирша, почему-то мне кажется, что эта сущность женского рода. Если я ошибся, меня поправят, желательно не до смерти. Итак, к вампирше больше всего, по моему мнению, подходит имя Варя, Варвара, вот и попробуем.
  Клякса все это время висела неподвижно, изредка по ее поверхности проходила легкая рябь и снова все успокаивалось, коробочка лежала рядом. Я уперся взглядом в кляксу и сказал:
  - Есть разговор.
  Со стороны это выглядело, наверное, дико: сидит потрепанный мужичонка в красном колпаке, пялится на жуть страшную и мычит.
  - Есть разговор.
  Клякса немедленно выдвинула короткое щупальце в сторону звука.
  - Но-но, даже не думай, опять замотаю и так оставлю.
  Щупальце тут же исчезло, а сама клякса растеклась в толстый блинчик.
  - Хорошо, я не хочу ссориться (боже мой, какой бред!) и даже возьму тебя с собой, но ты должна стать маленькой, чтобы поместиться в коробку.
  Клякса медленно двинулась к моей руке.
  - Нет! Нет, мне не надо, спасибо, в другой раз, куда хочешь энергию выкидывай.
  Честное слово, она огорченно вздохнула и стала уменьшаться, а под ней возник круг черной, абсолютно мертвой земли. Клякса уменьшилась до того размера, когда я ее увидел в первый раз.
  - Только без глупостей, замотаю!
  Клякса отскочила от коробочки чуть ли не на метр.
  Я аккуратно прикоснулся к коробочке, мало ли что, но ничего не произошло. Скорее всего, снаружи она нейтральна, а что внутри - потом разберемся. Открыв коробочку, осторожно пододвинул ее в сторону кляксы. Вампирша быстро скользнула внутрь, устроилась в центре и замерла. Перед тем, как закрыть крышку, я ее спросил:
  - Можно, я тебя буду называть Варей?
  По поверхности кляксы проскочила короткая радуга. Значит, угадал.
  А ведь все это время снаружи я мычал, а разговаривал я с ней мысленно, вот ведь фокус. Правда, она существо энергетическое и все остальное воспринимает в виде энергии, почему бы ей и мысли мои не увидеть?
  Ладно, с Варей разобрались, слава Богу, пойдем к воякам, может сумеем договориться. Договорился я с ними очень быстро. Их осталось пятеро, они все сидели около большой сосны. Когда к ним выполз с поляны мужик с измазанным кровью лицом, держа в руках черную коробочку, им уже известную, то переговоры закончились не начавшись. С дикими криками, побросав все, они ломанулись в лес. Больше я их не видел.
  Остаются еще многострадальная тетка, хозяйка кареты, и молодой господин, который, наверняка, всю эту операцию и затеял. Пошел к карете, надеюсь там тоже решим дело миром. Чтоб не пугать граждан, коробочку с Варей убрал за пазуху, ибо карманов на одежде не было в принципе. Действительно, все решилось миром, потому как решать было не с кем. Тетка лежала на спине и мертво глядела в небо, скорее всего сердце не выдержало, а ее молодой собеседник лежал неподалеку. При взрыве шара его ударило головой об ось кареты и на этом его недлинный жизненный путь закончился.
  Поздравляю Вас, товарищ Иванов, Вы остались один.
  
  После боя.
  
  Точно, один, но с перемотанными цепью руками, которые болят немилосердно. Ну, это мы запросто. Сейчас вызовем мою крайне полезную магию и перекусим эту цепочку влегкую. Так, чем можно перекусить стальное, хорошо, не стальное, просто из кованого железа, звено диаметром миллиметра три. Понятно, что никакие бокорезы не возьмут, нужны клещи с большими ручками, как у Горбатого из известного фильма. Ну, давай же! Давай, давай! Фиг Вам, дорогой товарищ! Пыжился, пыжился, аж пукнул от усердия, но увы, свет не появлялся. Понятно, оружие крайней ситуации, когда действительно жизнь в опасности. Ну, я и тупой! Если есть замок, то есть и ключ, которым его закрыли. А где наш ключик? Правильно, у урода старшины, который меня по башке отоварил, а потом цепью и замотал, сука. Ну, он тоже кровью искупил, мир его праху.
  Поковылял к старшине. Уважуха Вам, товарищ старшина, умирая, все же выстрелил в сторону врага из арбалета. Солидная машинка, я его подниму то с трудом, не то что взвести и выстрелить прицельно. Ну, да ладно, мы не за этим. Здоровый бугай, еле перевернул. Где же наши ключики, а вот они, на поясе, там их много, но и мой там должен быть. На всякий случай проверил все, других ключей не нашел. Судя по замочной скважине, подходят два ключика, вот только кисти рук у меня так не изгибаются, чтобы замок открыть. То есть вставить в скважину ключ еще могу, а повернуть уже никак. Врешь, нас такой проблемой не испугаешь, чай более тридцати лет инженер-строитель. Не получается провернуть ключ, значит надо провернуться самому вокруг ключа, только верхнюю часть ключа где-нибудь зафиксировать. А вот и старое поваленное дерево пригодится. Забил аккуратно верхнюю часть ключа в податливую древесину, обошел вокруг дерева и, вуаля, замок раскрылся с первого раза. Как болят руки, поубивал бы гадов.
  Первое, что я сделал после этого, добрался до опрокинутого столика, за которым обедали тетка и святоша. Еда валялась на траве, везде уже бегали вездесущие муравьи, да ладно, мы не баре. Там много чего было: хлеб, сыр, какое-то мясо, зелень, еще что-то, аж голова закружилась. Напихал полный рот еды, начал проталкивать все это внутрь, почти не жуя, и вот тут меня скрутило. Дикая боль в животе лишила разума, я катался по траве и выл от боли. Минут через десять меня немного отпустило. Дорогой товарищ, так не пойдет, верхом идиотизма будет загнуться от заворота кишок после всего пережитого. Еще хочу пить, только сейчас понял, как я хочу пить, вообще непонятно, когда я пил последний раз. Чуть в стороне валяется неплохой кувшин из цветного стекла, но он пуст и, судя по остаткам, в нем было вино. Точно, мне сейчас только вина и не хватало, башню снесет на раз, а времени у меня не так и много.
  И вообще, хватит жрать, думать надо, что дальше делать. Дальше... Дальше есть, как всегда, минимум два варианта: ждать представителей закона или представителей Жабы и предать себя в руки так сказать правосудия. Результат в этом варианте предположить легко. На меня вешают всех собак, отбирают Варю и по совокупности отделяют голову от тела или банально вешают здесь же на ближайшем дереве. Я даже оглянулся вокруг, подыскивая дерево, на котором будет удобно висеть. Нет, болтаться на веревке не мой профиль.
  Второй вариант - исчезнуть, исчезнуть и постараться начать новую жизнь. Мне не нужны богатства этого мира, я хочу вернуться домой. А для этого я должен быть как минимум свободным, лучше еще и богатым, или хотя бы при деньгах, чтобы иметь возможность передвигаться в СВОЕМ направлении и искать дорогу домой. Может быть и так, что пути назад нет в принципе, но это очень грустно и лучше сейчас об этом не думать.
  Ну-с, с чего начнем? Нужны: одежда, деньги, оружие, продукты, средство передвижения, новое имя, лучше документы, если они существуют в этом мире на текущий момент. Да, забыл одну очень важную вещь - средства гигиены. В нашем мире их полно, а ну как пропадет все - мыло, зубная паста, средство для мытья посуды и, трагическая пауза... туалетная бумага! Сколько я перечитал всякой литературы о попаданцах, они там жрут от пуза, а задницу они чем вытирают, а?! Вот он я, не совсем красивый, через какое-то время труба позовет меня гадить и что? Хорошо, сейчас лето в разгаре, надо будет по дороге каких-нибудь больших листиков запасти, но для зимы вопрос остается страшно открытым. Правда, до зимы еще дожить нужно.
  За все время, что мы тут резвились, не появилось ни одного человека поблизости, несмотря на то, что прогремели два достаточно сильных взрыва. Объяснений данному факту множество, начиная с мага, который мог заставить всех проходящих не смотреть в эту сторону, заканчивая самим местоположением. Оно может находиться где-нибудь на краю цивилизации и людей здесь в принципе немного. Это я к тому, сколько у меня есть времени на сборы.
  Сбежавших вояк опасаться не стоит, им надо сидеть тихо и не отсвечивать. Не будут же они рассказывать, что вот пошли они на благое дело ограбления честных путников, а им по соплям надавали. Немногочисленным путникам со стороны дороги здесь тоже вроде бы делать нечего. Думаю, до утра меня никто из людей не потревожит. Поэтому надо будет сегодня спокойно собраться, а завтра с утра в путь, бегать по лесам ночью без особой нужды вообще неправильно,
   Засунув кусок мяса в рот, пошел разбираться с одеждой, а то я в своих обносках пугалом выгляжу. По размеру мне больше всего подходила одежда кучера, да и в крови почти не измазана, а верхнюю куртку взял у одного из молодых. В куртку старшины я мог бы два раза завернуться. Вообще, старшина - это отдельная тема. Вот что значит опыт и хозяйственность: у него был самый лучший походный мешок с уймой мелких полезных в дороге вещиц, а еще внутри оказались две склянки с крышками. В одной было перетопленное сало, видимо для сапог, а во второй какая-то вонючая гадость, но она мылилась. Вот оно, мыло! А то руки у меня, смотреть противно, у крота лапы чище.
  С водой проблема, я нашел ее чуть-чуть, а во всех остальных бурдюках было вино. Руки отмывал мылом с вином, не жалко, мне столько не выпить, да и не ко времени сейчас. Обувь. Инквизиция отдыхает. У этих людей железные ноги. Вы пробовали ходить в деревянных башмаках? Пробовать не надо, это извращенная пытка. Дерево не растягивается, это ваша нога должна изменить форму под башмак. У мужиков были что-то вроде мокасин из толстой кожи, видимо, чуть лучше, чем деревяшка. У мага на ногах сидели добротные черные сапоги до колен, но как я буду объяснять встречным, откуда у меня такое сокровище? И только молодой дворянин не подвел. Аккуратные невысокие сапоги, почти мой размер, т.е. моего нынешнего тела, а с портянками просто в самый раз. Потом они в дорожной пыли извазюкаются и вообще в глаза бросаться не будут.
  Одежда практически у всех чистая и добротная, но вот нижнее белье... Ребята, вы когда мылись последний раз? На Новый год? Может маг почище? На святошу я даже не смотрел, там из белья паруса можно делать. Кстати, выданное мне тельце шута как бы не грязнее остальных. Ладно, жил же он как-то до меня, не помер от грязи, доберусь до воды, помоюсь. Кстати, и у простых людей нет карманов, ни на штанах, ни на куртках, ценное таскают в кожаных мешочках, остальное в мешках за спиной.
  Теперь с моей одеждой, может и перестраховка, но пусть будет. Одежду разодрал, вывалял в крови, этого добра здесь хватает, и раскидал все по ближайшим кустам. Тяжело ковылять, а надо. Товарищ шут испугался, убежал в кусты, там его волки и слопали. Надеюсь, здесь нет таких спецов, как в ФЭС, опять же время, дожди, звери. Мне очень надо исчезнуть.
  Надо для себя решить еще один важный вопрос - кем мне в этом мире быть. Точно не воином. Ни телосложения подходящего, ни умения махать железяками типа меч, ни арбалет не взвести, военная стезя отпадает. Торговцем я и в старом мире не был. Священник тем более не мое, атеист я закоренелый. К знати отношения не имею, может и к лучшему. Остается либо свободный ремесленник, если таковые здесь есть, либо ... маг. Вон, молодой товарищ из знатных крайне уважительно с магом разговаривал. Конечно, маг магу рознь, и это только в том случае, если сумею разобраться со своими новыми способностями. И уж точно не шутом, а если и шутить, то по-крупному, чтоб у товарищей после этого руки дрожали и седые волосы на всю голову.
  Обыскивать или не обыскивать мертвецов вопрос у меня даже не возникал. Ничего личного, ребята, суровая необходимость. Увлекательное оказалось занятие, доложу я вам. Естественно, в первую очередь меня интересовали деньги, которые и в Африке деньги. Где только граждане ни прятали свои или не свои кровные денежки: в шапках, в сапогах, сумках, поясах. У конюха, вот бы не подумал, целый золотой нашел. У святоши в кошеле на пузе, бывшем, оказалось двадцать две золотые монеты и восемнадцать серебрянных. И еще офигенный перстень с крупным бриллиантом, только надеть его вряд ли придется, скорее всего это символ членства в обществе святош. Его можно будет только обменять на деньги у тех же святош, рассказав жалостливую историю о внезапно умершем и найденном мною брате с этим самым перстнем на пальце. Все братья рыдают, отрезая от меня кусочки, чтобы я рассказал правду. Нет, к святошам соваться мы не будем, а вот перстень сохраним, на всякий случай. Только тетку не тронул, причем со смыслом. Все равно кто-нибудь наткнется на это побоище, увидит тетку мертвую, у нее вон и кольца, и серьги неплохие, не удержится, обязательно оберет, а потом и по другим побежит, вот и следов поболе будет.
  Напоследок залез в перевернутую карету, ведь пацан что-то же искал, у него ничего чужого не было, я проверил. Вообще, он какой-то небогатый оказался: немного серебра и перстенек с хреновым камешком. Диванчик, на котором сидели тетка со святошей, оторвался от креплений при ударе и валялся отдельно изнанкой вверх. Мне повезло, свет падал сбоку и мне показалось, что две дощечки подвоя немного другого цвета. Да, кстати, у старшины я кинжал забрал, меч мне ни к чему, а кинжал добротный, в кожаных ножнах. Вот этим кинжалом я дощечки и отковырял.
  Хо-хо! Приз в студию! Вот, наверное, из-за чего весь сыр-бор, шкатулочка немалая, тяжелая. Прям Ильф и Петров, Двенадцать стульев с положительным результатом! Пацана посмертно надо переименовать в Остапа Бендера 2. Засунул шкатулку в мешок, всю сидушку перетряс, но хорошего понемногу, больше ничего не было.
  Осталось последнее непроверенное место - закаретный ящик. Крепкий, все кульбиты кареты выдержал. Что у нас там? Еда! Еда, это здорово, еще женские тряпки, в отдельном мешочке мягкая, нарезанная на квадраты ткань, гы-гы, я даже знаю зачем, мне тоже пригодится, по праздникам задницу подтирать. А на самом дне лежал кожаный баул, так, наверное, он называется, опечатанный аж тремя печатями с изображением солнца. Ага, угу...
  А вот думается мне, что ни фига Жаба и святоша не были родственниками или соседями, как сначала показалось. Просто святоша воспользовался оказией и поехал вместе с теткой, а баул сей очень смахивает на дипломатическую или секретную почту, которую я в молодости, будучи офицером, перевозил не раз и не два. Так как я последний представитель кого хотите на данный момент в этом месте, значит мне и спасать (укрывать, ныкать и т.д.) содержимое баула. Правда, на совсем важные вещи ставят механизм самоуничтожения от вскрытия чужими, но очень надеюсь, что здесь до этого еще не додумались. Аккуратно срезал кинжалом печати, вот оно, бери-хватай. Минуточку, лучше перебдеть. Нашел недалеко сухую палку, завязками от печатей кое как привязал к палке кинжал и на вытянутой руке ткнул в баул. Тишина. Ложная тревога, но это лучше, чем заряд уничтожения содержимого в морду.
  Да, товарищи святые отцы или как вас там, недоработочка, понадеялись на свой авторитет, и, вот, баул в чужих руках. Так, что там у нас? Сверху лежит лист, наверное, пергамента, ни разу не видел, но похоже, на котором что-то грозно написано (очень много восклицательных знаков), потом куча простой материи, тоже пригодится, а внутри серая полированная коробочка из металла. Интересно, что ж там такое? Попробовал взять в руки и сразу получил сильный укол, похожий на удар тока. Кусается, зараза, да так больно! И ощущение чего-то гадкого и опасного.
  Думай, Иванов, думай. Просто так подобную хрень перевозить не станут, какая-то ценность в ней есть, но открывать ее я под страхом смерти не буду. А вот притырить ее, припрятать надо обязательно. Непростая коробочка, и не силами жизни создана, это я всем нутром чую. Если помру, так и тайна коробочки со мной умрет, а если выберусь, то посмотрим, может на что и сгодится. Взял баул, поковылял в лес. У той сосны, где сидели вояки, вырыл ямку кинжалом, достаточно глубокую, чтобы просто так никто не наткнулся, и вытряхнул туда коробульку. Яму закопал, притоптал как смог и хвоей присыпал. Сосна приметная, а если не найду впоследствии, то и Бог с ней, никто уж не найдет.
  Самое смешное, что во время всех этих действий я постоянно что-то жевал. Невероятным усилием воли заставлял себя не глотать все подряд, а потихоньку разжевывал и потихоньку глотал. Как говорила моя мама, ешь спокойно, никто не отнимет. Тут она стопудово права, отнимать некому.
  Костерок, разведенный нашими горе-охранниками, еще дымился, хвороста они заготовили много, я уселся, как мог, у костра, подбросил в костер веток и задумался. Солнце готовилось свалиться за горизонт, вечерняя прохлада выползала из леса, вся поляна уже была в тени, какие-то птицы передавали эстафету друг другу, просто идиллия турпохода, если бы не десять трупов вокруг в разных позах. Меня стало потряхивать. Люди добрые, я за всю жизнь ни одного трупа не видел настолько близко. Черт, черт, черт. Где я, что со мной?! Ну почему я?! Вы не представляете, как это - была цивилизация и нет ее, совсем нет. Нет постельного белья, связи, любимой машины, семьи, да-да, именно в таком порядке, семья всегда была, а любимая машина недавно. Нет продуктов, шоколада, сахара, наконец, нет... Стоп, начинается истерика. Давай, не сейчас. Найдешь берлогу, где можно скрыться от всех, там и поплачем вместе, обещаю. Подтянул к себе бурдюк с остатками воды, котелок пристроил над огнем, про кофе и чай придется забыть, хотя бы кипяченой воды хлебнуть. Понемногу отпустило.
  До начала ночи я успел провести инвентаризацию имущества. Некоторое количество денег на руках, там и золотые монеты, и серебро, и медь какая-то. Шкатулку я вскрыл, там оказались, как и ожидалось, ювелирные украшения, общим весом около килограмма по моим ощущениям и еще двадцать золотых монет. После всего пережитого даже восторга не было, так, констатация факта.
  Шкатулку я выбросил. Вещь приметная и вес немалый, пусть кто-нибудь подберет, его и пытать будут, где драгоценности. Всю остальную ювелирку, снятую с погибших мне не товарищей, я сложил в одну кучку, а вот четыре перстня мага завернул в тряпицу и положил отдельно в походный мешок старшины, потом разберемся, о чем они. Еще в активе шесть лошадей, которые так и остались нераспряженные и нерасседланные. Извините, товарищи животные, но вот с вами что делать, я вообще не знаю.
  Машину свою к дилеру таскаю на обслуживание, хотя могу сам и масло поменять, и фильтры, а вот лошадей у меня до этого не было. Расседлать, стреножить, задать корм, залить бен.., нет, это не отсюда. Слышать слышал, а вот на практике не готов, просто не знаю. Наверное, утром отпущу я их всех, выживут - хорошо, может кто и подберет.
  Ладно, вернемся к нашим баранам. Подведем итог сегодняшнего сумасшедшего дня. Что в плюсе? Самое главное, я остался жив, несмотря ни на что. Практически не осталось никого, кто бы знал мое прошлое в этом мире. На руках достаточно много денег и драгоценностей, которые я собрал с участников сегодняшнего представления. Наличие каких-то неосознанных возможностей, которые могут мне помочь в будущем. Странное создание Варя, которое греется в своей коробочке прямо за пазухой рубахи. И полная свобода действий.
  Что в минусе. Да не меньше. Меня вырвали из привычной жизни, перекинули в тело урода-инвалида, шута-изгоя в чужой мир, с чужим языком и укладом жизни, чуть не убили. И полная свобода действий. Ну, ведь как хорошо дома на самом деле, мы просто этого не ценим: каждый день на работу, каждый день домой в устроенный быт, потом в отпуск, к дочери, все расписано на годы вперед, насколько это возможно в современном мире. И, бах по башке, ты черт знает где, давай, выживай, смерть настоящая, рестарт не предусмотрен. И твое нежелание играть в эти игры всем по барабану, ты вообще букашка, сможешь спрятаться, молодец, не сможешь - спишут.
  Опять истерика, выдохнули, вдохнули. Вот я, вот лес, вот костер. Семья где-то там, твоя задача вылезти из этой передряги и вернуться домой, или уж, на худой конец, перевернуть тут все к чертовой матери, обидно подохнуть просто так. Ох, добраться бы до инициатора этого квеста, вот ему мало не будет, обещаю. Я тоже шутить умею.
  Вода вскипела, попил горячей водички, хорошо! Кстати, кружки у мужиков медные, ложки деревянные, вилок, понятное дело, нет. Столовые приборы только у Жабы, но вот она пусть ими и пользуется. Вещи приметные, даже если в ломбард сдавать, заметут сразу, там вензелей натыкано на каждом свободном месте. Это все будущим воришкам, пусть они за все отдуваются.
  Меня уже и в сон стало клонить, как я аж подпрыгнул на месте. Маг. А если его кто-нибудь оживит, или он сам воскреснет, а? Он же меня искать до конца дней своих или моих будет. Прям нехорошо стало. Закопать - не вариант, разрезать на куски - сил нет. Выход один - в костер. Да, а что делать, потом всю жизнь прятаться или от него, или от его дружбанов?
  Сказано - сделано. Дополз до мертвого мага, потащил его к костру, благо он совсем ничего не весил, просто кусок сухой деревяшки. Еще раз проверил все карманы, у него то они были, ничего нет, пусто. Ну, и ладно, вперед, в костер. Вот это был фейерверк! Вот он загорелся! Как тысячи бенгальских огней, хорошо додумался котелок оттащить, а то расплавился бы точно. Из космоса наш пожар видно было, если б кто посмотрел. Сгорел за пару минут, зато как! Еле успел подбросить веток в костер, а то он выжег вокруг себя все дотла. Отлично пошло.
  Но раз сказал А, надо говорить и Б. Думаю, надо и святошу с его баулом тоже в костер, пускай братья потом ищут. Приволок и святошу, но он молодец, сгорел спокойно и тихо, как и полагается. Вот теперь все, можно спать. Накрылся шерстяным одеялом, которое нашел в седельной сумке того же старшины, и провалился в сон.
  Утро красит нежным светом стены древнего кремля, просыпается с рассветом... Доброе утро, если оно доброе. Но на улице так, ничего. Верхушки деревьев порозовели в лучах восходящего солнца, птички орут, кто как может, на траве роса еще небольшая, поляна наша вся истоптанная вчера, лошади, привязанные к дереву, подъели всю траву, до которой дотянулись, мертвецы лежат, им уже ничего не нужно. Как ни странно, я себя чувствовал достаточно сносно, думал, что утром вообще не встану. Организм переработал вчерашнюю еду и позвал в кусты. Отлично, пойдем, здесь хватает растений с крупными листочками, как-нибудь приноровимся.
  Твою мать! Из кустов ноги торчат! От выплеска адреналина чуть сознание не потерял, выхватил кинжал, выставил перед собой. Спокойнее, если бы это был живой человек, он бы тебя еще ночью прирезал. Кажется, я догадываюсь, кто это. Обошел куст, точно, это один из нападавших воинов, в которого попал старшина из арбалета, да не простой воин, судя по красивой кольчуге и здоровенному мечу в изукрашенных ножнах. И шлем богатый, весь чеканкой расписан, с пластинкой, которая нос прикрывает. Я думаю, здешний народ своими шлемами понтуются друг перед другом как наши байкеры. А вот не помогли тебе твои железяки, парень, стрелка вошла точно в глаз, просто не повезло. Извини, но тебя я тоже проверю на предмет вещей, живым полезных.
  Кроме денег (богатый Буратино, три золотых и серебро), еще одной баночки с мылом, под кольчугой оказался офигенный кожаный пояс. Понятно, что вещь приметная, но не удержался, расстегнул, стал к себе примеривать. Вот ты жук, парниша! С внутренней стороны на двух петельках крепился метательный нож, выполненный из очень неплохого железа, и наточенный как бритва. Ай молодца, ай спасибо, а вот ножи метать я люблю и умею. Конечно, не как там всякие ниндзя, но вполне уверенно, надо будет в дороге потренироваться доставать его незаметно. Так, рассусоливать некогда, теперь точно надо отсюда сваливать и как можно дальше. За своим убитым командиром вояки просто обязаны вернуться.
  Но перед выходом есть еще одно дело. Вот, кстати, и ножичек пригодится, а то думал, что придется кинжалом работать. Аккуратно, стараясь не распороть себе горло и не отрезать уши, вслепую срезал ненавистную бороденку и висящие остатки грязных волос. Ничего похожего на зеркало я и в карете не видел. Не знаю, стал ли похож на человека, но точно не похож на то убожество, что было. Доберусь, надеюсь, до цивилизации, цирюльник приведет остальное в порядок.
  Сначала я не хотел оставлять себе лошадь. Ну что мне с ней делать, ее же кормить-поить надо, как-то обихаживать. На нее еще забраться надо, я в жизни ни разу этого не делал. Но когда все барахло, что хотелось забрать, не влезло во второй мешок и пришлось брать третий, я задумался. Драгоценности, конечно, можно оставить, прикопать вон рядом с коробочкой святоши и все. С другой стороны, они не так уж много и весят, да еще когда я сюда вернусь, не знаю. Все остальное место занимают необходимые вещи для похода и продукты.
  В обычном походе вес распределяется поровну и то тащить приходится много (здоровому жизнерадостному человеку), а здесь один, инвалид. Продукты оставлять нельзя, иначе я просто сдохну от голода. Я ни разу не охотник, а покупать продукты в каких-то селениях надо максимально далеко от этого места, чтобы меня никак не привязали к произошедшему.
  Я посмотрел на лошадей, они терпеливо переминались с ноги на ногу. Каретных лошадей отметаем сразу, на них и седел нет. Из оставшихся четырех надо брать самую маленькую, может с ней и справлюсь, остальных отпускать. Поковылял к лошадям, подошел не сильно чтоб близко и произнес речь, в смысле энергично промычал.
  - Ребята, я сейчас вас всех отвяжу и отпущу на все четыре стороны, поэтому прошу меня не кусать и не лягать, иначе вас некому будет отпустить.
  Лошади заинтересованно смотрели на меня. Подошел к ним и стал методично кинжалом обрезать все веревочки и ремешки, стараясь снять с них все, что было к ним прицеплено. Ваш выбор, ребята, или в свободную жизнь, или прибьетесь к какому-нибудь хозяину. Осталась последняя, самая маленькая лошадь, кобыла, я специально посмотрел. К ней я обратился персонально.
  Дурдом, посмотреть на меня со стороны, человек на полном серьезе разговаривает с лошадью. Ну, после Вари можно попробовать и с цветочками разговаривать, в этом мире, похоже, и не такое возможно, удивляться будем позже.
  - Сударыня! (да, да, именно так) Сударыня, у меня есть к Вам огромная просьба помочь мне добраться до людей, за это я буду заботиться о Вас, кормить и защищать. Посмотрите, в какой глухомани мы находимся, тут наверняка есть волки, если не хуже. А я Вас защищать буду, вот у меня и кинжал есть. А как только доберемся до обжитых мест, я Вас обязательно отпущу. Соглашайтесь.
  Клянусь, все это время лошадина смотрела на меня ехидно, а в конце просто фыркнула и отвернулась. Неудачненько. Так, попытка номер два.
  - Вот Вы, сударыня, зря мне не верите. И багажа у меня мало, и овса осталось вон сколько много, и ехать верхом я практически не буду, потому как не умею. Имейте ввиду, времени крайне мало. Я, конечно, отпущу Вас, как и остальных, но Вы, такая миниатюрная и стройная (все женщины одинаковы, не маленькая и худая, а миниатюрная и стройная), Вы точно одна пропадете. Давайте, я буду Вас звать Мария, Вам так идет это имя.
  Машка повернулась ко мне, вздохнула, подошла и жевнула губами мое ухо. Ну, ухо как ухо.
  - Ну, договорились?
  Судя по всему, договорились. Тогда давай, связываем два мешка овса вместе и перекидываем их через спину Машки. То есть хотел перекинуть, но не получилось, тяжелые для меня. Мария подогнула передние ноги, и все, дальше сам. Затащил на нее два мешка овса. Связал свои два мешка и туда же пристроил, основной мешок нацепил на спину, взял Марию за уздечку, готово, пошли узнавать этот мир.
  
  Дорога.
  
  Минут через десять моего путешествия стало ясно, что к турпоходам я не готов, от слова совсем. Болели ноги, руки, спина, под дурацкой шапкой а-ля буденновка, без красной звезды, отчаянно чесалась голова. Придется уговаривать Машку. Подошел к лошади, обнял как мог ее за голову и стал уговаривать.
  - Мария, возникли непредвиденные сложности, я совсем не могу идти. Давай я буду немного на тебе отдыхать, а потом опять идти. И вешу я немного, а если тебе будет тяжело, мы один мешок овса выкинем, как ты на это смотришь?
  Машка посмотрела на меня как на идиота.
  - Мария, если я сдохну от твоей черствости, кто тебя защищать будет?
  Лошадь вздохнула и опять подогнула передние ноги. Посторонние зрители умерли бы от смеха, глядя на мои попытки влезть на лошадь и хоть как-то угнездиться в седле. Все-таки получилось, и Машка поднялась на ноги. Бог мой, как высоко и страшно, и это в принципе невысокая лошадь, если я отсюда свалюсь, то с моей нынешней ловкостью летальный исход обеспечен. Я взял поводья и дернул, совсем несильно. Мария повернула голову, всем видом показывая - не дергай ничего, придурок. Ладно, извини, был неправ, но давай уже поедем, нам еще неизвестно сколько бродить.
  Вот так мы и передвигались: немного поеду на лошади, немного пойду, поковыляю пешком, а идти надо обязательно, надо тренировать эту убогую тушку. Спасибо Марии, она шла тихим шагом, я сидел, вцепившись в гриву, до стремян я не доставал и любое резкое движение было бы чревато. И еще одна беда: на лошади сидишь все время в полушпагате, растопырив ноги в стороны. Завтра я и по земле пойду в полушпагате, с непривычки все связки будут болеть.
  Шли мы по самому краю дороги, чтобы в случае появления других путников заранее скрыться в лесу. Идти по чащобе не было ни сил, ни возможности, или я, или лошадь повредимся и тогда все, пишите письма. От предыдущего хозяина тела если что и досталось хорошего, так это слух. Не знаю, как зрение, обычное зрение, а вот слух достался отменный. В какой-то момент мне показалось, что я слышу взлет птиц с воды, совершенно характерный звук.
  - Маша, Маша, поехали направо, там, похоже, вода есть.
  Машка встрепенулась и бодро потрусила в лес, выбирая ей самой видимую дорогу. Вау, озеро! Да, вижу небольшую тропинку и место у озера расчищено, это значит, что люди знают про озеро и сюда заглядывают. Вот это меня и не устраивает, не хватало нам еще гостей ненужных.
  - Маша, забирай в сторону, мы здесь задержимся немного, не надо, чтобы нас видели чужие.
  Лошадь нехотя свернула налево, потихоньку обходя озеро слева. Все, Мария Лошадовна, приехали, неплохое место, коряг почти нет, а что камыши стеной стоят, так и хорошо, не видно нас будет никому. Постарался запомнить, каким образом седло прикручено к лошади, надеюсь, потом смогу все вернуть на место, стащил вниз мешки, снял седло, отцепил поводья и отправил Марию отдыхать. Первым делом Маша кинулась к воде и пила так долго, что стал беспокоиться, не лопнула бы.
  Развязал один мешок с овсом, пусть ест, сколько сможет, а мне тоже надо подкрепиться, но сначала мыться. Вытоптал в камышах небольшую полянку, вода теплая, какой кайф. Надрал травы и стал оттирать тело от грязи, тер, пока силы не кончились. Быстро оделся, даже не обсохнув, так как комары здесь присутствуют в полной мере.
  Следующий пункт программы - костер. У старшины в мешке есть огниво, ни разу не пользовался, но принцип понятен, а уж сколько костров я в своей прежней жизни запалил, не передать. Вот и котелок, вода из озера, где почище, сыпанул крупы типа перловки нашей, настрогал копченого мяса и все, я на коне. Конечно, туда бы еще лучку, морковочки, перчиком приправить, но чего нет, того нет. Костер горит, лошадь овес трескает, жизнь поворачивается прям другой стороной. Поели, прибрали за собой, неплохо было бы и поспать, но комары сожрут и дальше двигаться надо.
  Только пошел к лошади, чтобы заняться увлекательным делом закрепления седла на свое место, как Машка взвилась на дыбы и ломанулась куда-то в сторону, в чащу, только и видели. Что за фигня, чего она так испугалась, ведь нет же нико... Поворачиваюсь к лесу передом, к озеру задом, мама дорогая, а в метре от меня стоит чудище серое. Которое могло бы быть волком, если бы не было размером с теленка, крупной башкой и пастью с жуткими зубами. И принюхивается. Понятно, от моего варева запах на поллеса, но кто ж знал, что тут еще желающие отобедать имеются.
  Ну, что за жизнь! Вылитый Колобок. Вчера от дедушки мага ушел, сегодня волк нарисовался. Вариант с побегом отпадает по известным причинам, уговаривать эту страшилу тоже, наверное, бесполезно. И коробочка с Варей лежит в мешке, пока достанешь, пока Варя сориентируется, меня три раза сожрут. Только наступление, в 90-х такие фокусы иногда прокатывали. Ну, с Богом. Придал себе максимально грозный вид и стал активно мычать.
  - Ты че приперся сюда, бычара, тебя кто звал, это моя поляна, я ее первый застолбил. Ты мне лошадь испугал, я теперь где лошадь новую возьму, ты давай, веди сюда лошадь обратно!
  Волчара несколько озадачился, по его удивленной морде видно было. Сделал шаг вперед к волку, а страшно внутри, аж ноги дрожат, но смотреть только в глаза, только в глаза, не моргать, иначе даже охнуть не успеешь. Фуу, ты тоже зубы не чистишь, ну и воняет. Чем бы его напугать? Если он вообще чего-то боится. Мне бы меч, как у джидаев, я б ему показал... Аааа, урааа, вот и патроны подвезли!! В середине правой ладони с легким свечением возникла голубая точка. Не меч ни разу, но, может, я так и хотел. Вытянул руку с раскрытой ладонью в сторону волка и продолжил:
  - Значит так, серый. Смотри сюда. Я ссориться не хочу, ты сильный, спору нет, но и я вчера мага завалил на раз-два, и тебя завалю реально, может ты найдешь себе еду попроще?
  Волк склонил голову в бок, собака собакой, потом опустился на землю, перевернулся на спину, язык вывалил и хвостом виляет. Я сам чуть язык не вывалил от удивления. Ты чего, кабан, развалился, ты чего хочешь, чтоб тебе пузо почесали? Охренеть! Братец Иванушка (фамилия Иванов) и Серый Волк в действии. Осторожно подошел к развалившемуся волку, пусть будет волк, другого ничего на ум не приходит, тот внимательно смотрел на меня.
  - Так, я почешу твое пузо, только без фокусов.
  Волк быстро прикрыл глаза и башку отвернул. Нда, это не шерсть, это реальная проволока, как ее чесать прикажете?
  - Волчара, я сейчас достану нож и им почешу, а то если я пальцами буду чесать, все твое пузо расцарапаю, ты понял?
  Ответа нет, хорошо, приступим. Пару минут корябал кончиком кинжала это бронированное брюхо, потом решил шею почесать. Волк от избытка чувств аж подгавкнул, а я аж подпрыгнул.
  - Ты что творишь, скотина, я ж так заикой сделаюсь! Хватит валяться, поднимайся, мне по делам надо.
  Волк бодро подскочил и уселся передо мной на задних лапах. Его морда была на уровне моих плеч, собака Баскервилей отдыхает.
  - Ты вот скажи, как я все это потащу без лошади?
  Я обернулся и ткнул пальцем в мешки на берегу. Повернулся, а волка нет. Круто, интересно, он по воздуху перемещается? И тут боевой настрой меня покинул, вместе с силами. Как стоял, так и сел. Руки дрожат, ноги дрожат, спина вся мокрая от пота, интересно, сердце в этом тельце здоровое?
  С досадой посмотрел на оставшиеся пожитки, плохо дело. Допустим, овес и седло мне совсем не нужны, бедную Машу волки уже доедают. Часть вещей где-нибудь здесь же прикопаю, из продуктов надо взять самое легкое, остальное придется бросить. Жаль. Только начал распаковывать мешки, как издалека послышались какие-то звуки вперемежку с лошадиным ржанием. У волков сегодня, смотрю, банкет целый намечается, еще одну лошадь загнали. Между деревьев показалась обессилевшая Машка, за которой сзади в отдалении плавными скачками двигались два волка. Вот это фокус, волк мои претензии по поводу лошади за чистую монету принял.
  - Маша, Маша беги сюда, - замахал я руками. Бедная лошадь добежала до меня, прижалась, ее колотит, вся мокрая, пена на губах.
  - Все, все, моя хорошая, все кончилось, я же тебе обещал, что буду защищать от волков, - а сам краем глаза пытаюсь посмотреть, где эта серая банда. Что-то не видно, обернулся - нет никого. Привидения хреновы. Это, конечно, здорово и все такое, но с волчарой как-то не по-людски расстались.
  - Маша, - говорю, - ты отдыхай и ничего не бойся, я ненадолго. Отошел недалеко в чащу и негромко промычал:
  - Серый!
  Сзади справа кто-то вздохнул.
  - Да что же это такое, ты опять, зараза, подкрадываешься, точно сердце не выдержит. Смотри, прибью тебя ненароком, если так меня пугать будешь.
  Интересно, чем и как можно прибить такую махину? Достал из мешка остатки копченого мяса, протянул волку.
  - Возьми, у меня больше нет, спасибо за лошадь.
  Волк осторожно вытащил из моих рук мясо, втянул его в себя и проглотил, а кусок то был не такой уж и маленький, он его даже не жевал! Считай, задружились.
  - Ты, Серый, обращайся, если что, помогу, чем смогу, а мне все-таки по делам надо.
  Волк внимательно посмотрел на меня, через несколько секунд сделал шаг назад и растворился в листве. Точно привидение.
  Сегодня мы так никуда и не пошли. На Машку больно смотреть было, вся перенервничала, пусть отдыхает, да и мне верховая езда не в радость, тоже все болит, еще волки эти до кучи. Но то, что нас никто не тронет, я практически не сомневался. При наличии такой серой стаи другим хищникам здесь делать нечего, как бы самих не схарчили.
  Следующие два дня мы двигались без приключений. Небольшой поселок, в котором, скорее всего, планировали ночевать тетка со святошей, мы обогнули по совсем уж заросшим тропам и выехали обратно на дорогу, которая уверенно шла на запад, насколько я сумел сориентироваться. Одиноких путников шугаться я перестал, вряд ли кого заинтересует скромный ездок на лошади, одетый как многие здешние, а хромота моя на лошади не видна.
  Два обоза я пропустил, отойдя в лес. Народу в обозе много, мало ли кто чего приметит. А когда будет проводиться расследование, а оно обязательно будет, вот ненужные детали и всплывут, а нам это совсем ни к чему. Плохо только, что мяса нет и соли, вот не оказалось ее у старшины в мешке, а я по запаре при сборах с места боя солью не озаботился. Хлеб кончается, завтра надо будет все-таки подъезжать к жилью и попробовать купить продукты. Машке хорошо, у нее овса еще много, а неочищенный овес даже я жрать не буду. На привале вытряхнул все из мешка, драгоценности замотал в тряпицу отдельно, золотые монеты отдельно (целых 49 штук!), серебро отдельно, несколько серебряных монет и всю медь ссыпал в кожаный кошель, затянул потуже и на пояс пристроил. Затем в обратном порядке все аккуратно в мешок уложил, остальными вещами прикрыл, теперь можно к людям выходить.
  На следующий день, ближе к обеду вдали показались жилые дома. Редкие деревеньки и раньше встречались, но я их объезжал, от греха подальше. Но решение принято, надо заезжать. Только ради Бога, Штирлиц, осторожнее. Так, в трактир или харчевню соваться не будем, там персонал по жизни должен замечать всех посетителей, поехал дальше. Ближе к краю деревни увидел справный дом за хорошим забором. Вот это мне и надо, если я хоть что-нибудь понимаю в деревенской жизни, плохой хозяин такой забор не поставит.
  Подъехал к воротам и рукояткой кинжала постучал, солидно так постучал. Залаяла собака, интересно, есть кто в доме? Послышались шаги, сбоку открылась калитка и оттуда выдвинулась такая крепкая крестьянка со смешной косынкой на голове. Я смотрю, тут тетки все не худые. Быстро оценила мой вид, лошадь, изобразила намек на поклон и не сильно дружелюбно спросила:
  - Чего надо?
  Вопрос понятен и без перевода. Не торопясь отвязал кошель, тяжелый с виду, конечно, там меди понапихано, вынул серебряную монету поновее, показал ее тетке и протянул с видом герцога. Вот что животворящее серебро с людьми делает: тетка заулыбалась во все не целые зубы, монету ловко засунула куда-то между грудей, поклонилась уже конкретно, по настоящему, и еще раз спросила:
  - Так чего надо то?
  Я молча взял подготовленный заранее мешок для продуктов, показал, как он неприлично пуст, кинул ей и мотнул головой, давай, мол, побыстрее. Тетка мешок взяла и бодро пошла в дом. Это хорошо, а вот сейчас как принесет мешок картошки, будешь знать. Значит, буду есть картошку, как бы объяснить еще, что соль нужна, уж очень не хочется показывать, что я немой. И сколько мне здесь торчать, точно меня каждая собака запомнит. О, слышу, пыхтит, что-то тащит, сейчас и узнаем, картошка или нет.
  Крестьянка вышла с хорошо набитым мешком, я его еле на Машку затянул, и протянула мне руку с какой-то мелкой медью на ладони, сдача, значит. Ну, это мы умеем. Тем же жестом герцога от меди отказался (коронное - сдачи не надо!), коротко поклонился и также не торопясь поехал на выход из деревни.
  Целый час себя уговаривал отъехать подальше от деревни, не бросаться на еду, а из мешка так дивно пахло. Наконец, в низинке съехал с дороги и поехал вдоль по лесу, внимательно прислушиваясь. В путешествии с лошадью обязательно нужна вода, иначе ...Можно какое-то время не кормить, но поить надо обязательно. Вот и ручеек, можно на обед устраиваться. Что же там в мешке? Вот крестьяночка молодец, вот не поскупилась: сало, кусок копченого мяса, уже вся слюна вытекла, хлеб, полкруга домашнего сыра, зеленый лук(!), крупа в мешочке и небольшая кринка, замотанная тряпицей. Сметана! А на самом дне в красивом вышитом мешочке соль, грамм пятьдесят, сказка. Все, сегодня банкет у меня. Видимо, серебряная монета дорого стоит, вон сколько продуктов дали, еще и сдачу предлагали. А если б я ей золотой показал, как бы она кланялась? Стоп, стоп, сейчас не об этом. Кстати, теперь на каждом привале я Машку привязываю к дереву, чего-нибудь испугается и лови ее потом по округе.
  Сметану оставил на сладкое. Как же я соскучился по молочным продуктам. Вот интересно, а волки сметану едят? Хотя, где им ее взять. В кустах кто-то громко вздохнул. Нет, не может быть, мы же несколько дней назад уехали от озера! Машка стала нервно всхрапывать. Кое как встал, на обеих негнущихся ногах пошел смотреть, кто там так знакомо вздыхает.
  - Серый, - дальше только мат, писать нельзя, - ты что здесь делаешь?!
  Волк сделал умильную морду, насколько это возможно, и завилял хвостом. Собака - друг человека. Домашний питомец. Сколько в этого питомца влезет, если кормить вволю, никаких денег не хватит. Что-то меня совсем заносит.
  - Ты зачем приперся, серая гадость? Машка сейчас с ума сойдет от страха.
  Волк подошел ближе, обнюхал мою голову, фу, вонючка, это я про волка, потом понюхал кринку со сметаной и облизнулся. Кошмар какой, мысли здесь точно материальны.
  - Ты за сметаной пришел? За сто километров, или сколько мы там с Машкой проехали? Что ты врешь, ты специально рядом околачиваешься. Ты меня охраняешь? Так вроде не от кого. Серый, я иду ближе к людям, не думаю, что тебе там будет комфортно, спасибо, что проводил, но тебе надо уходить. Ты, конечно, здоровый монстр, но, если людей много соберется, да с оружием... Давай договоримся, отсюда я иду к людям, а ты идешь к себе домой, если ты вдруг понадобишься, я обязательно позову, обещаю. Ты вроде на сметану нацелился, на, держи, только кринка маленькая, ты как туда заберешься?
  Это называется инерцией мышления. Волк аккуратно кринку взял, ювелирно расколол ее зубами вдоль и все насухо вылизал. После этого еще лизнул мою руку. Вот этого больше не надо делать, у тебя не язык, а напильник.
  - Все, Серый, пора, уходи, - я положил ему руку на голову, мягко толкая его в сторону леса. Голова теплая, мои глаза закрылись, я стал ощущать какие-то смутные картинки, остатки движений, что-то мелькало. С трудом оторвал руку, открыл глаза. Волк опять, как тогда, посмотрел на меня и за два шага исчез в лесу. Телепат чертов, до сих пор хочется понестись куда-то.
  Заночевали на небольшой полянке. Спать приходится в одежде, накрывшись одеялом с головой, иначе комары сгрызут. Машка опять во все всхрапывала, может чует кого. Утром около кострища обнаружилась тушка какой-то здоровенной птицы размером с хорошего гуся. Понятно, чьих лап это дело, но мне столько не надо. Крупную птицу в полевых условиях, целиком, да за короткое время приготовить невозможно, это я как опытный человек заявляю. Все эти рассказы про глину хороши для маленькой птицы-рыбы, и то костер часа три палить надо, чтобы пропеклась. А эту дуру куда?
  Совсем ничего не взять - обидится. Кинжалом вскрыл птицу, вырезал два кусмана грудки, завернул в листья. На обеде насажу на прутья, шашлык сделаю. Перед тем, как выехать, повернулся к лесу и отчетливо промычал:
  - Серый, спасибо, я взял себе кусок, мне больше не надо. Надеюсь, услышит, все равно где-то здесь отирается.
  Местность вокруг изменилась, сплошной лес отступил, жилье стало попадаться чаще, на небольших полях росли какие-то злаковые культуры, пару раз видел пасущихся животин, похожих на коров, точно уж не скажу, близко не подъезжал. Ближе к вечеру вдалеке на холме увидел первый в этом мире замок, за солидной крепостной стеной, добротное такое строение, вызывающее уважение у строителя хотя бы своими размерами. Общаться с местным населением больше не рисковал, поселки проезжал не останавливаясь. Мне все время мерещится идущая по следу цепь ищеек, которая всех и вся спрашивает, не видали лысого хромого немого человека, не проезжал, не проходил ли? Если лысина и хромота сразу не видны, то уж немой человек обязательно запомнится, не так много здесь проезжих. Чем больше жилья останется за спиной, тем труднее будет меня найти. Возможно, я сгущаю краски, но параноики живут дольше других, это факт.
  Уже темнело, когда в стороне показалось большое озеро, вот и отлично, ночевать будем здесь. Отъехали с Марией подальше, чтоб с дороги не видно было и стали устраиваться. Надо сказать, что свое обещание Машке я почти выполнил: во время пути не часто, но слезал с лошади и ковылял пешком, чтобы дать нагрузку этому безобразному телу. Куда годится, человек полмешка овса с трудом поднимает, а мне какое-то время в нем жить. Потрогал воду в озере, супер, просто подогретый бассейн. Окунулся сам, затем загнал в воду лошадь, нарезал камышей и получившейся мочалкой постарался хоть как-то обмыть животину. За мои старания и страдания Машка пожевала мое ухо. Комары не дремали, быстренько оделся, развел костер и стал готовить не сильно богатый ужин, продукты надо экономить.
  Ближе к утру я резко проснулся, только-только начало светать. В груди все ныло, голова тяжелая, настроение гадкое, неужели простыл, докупался, блин. Кстати, вот еще одна огромная проблема. Таблеток здесь нет, поэтому за здоровьем надо следить крепко, иначе заболел и ага, летальный исход. В груди ныло все сильнее. Надо вскипятить воды, горячего попить. Подбросил веток в тлеющий костер, раздул огонь. Поднимаю голову - здрасьте, недалеко от меня стоит волк. Но даже в неверном свете рассвета и отблесков костра видно, что не мой волк, чуток поменьше будет.
  - Вы решили всей бандой у меня столоваться? Мяса у меня чуть осталось, ну, хорошо, сейчас достану.
  Волк молчал, потом подошел, прихватил зубами рукав куртки и потянул меня в сторону леса. Понятно, кому-то из них нужна помощь и Серый послал гонца за мной. А что ты хотел, за базар надо отвечать, ты же сам предлагал обращаться, если что. Не пойти невозможно даже с точки зрения самоуважения, я не говорю уже об остальном. Машка в стороне у дерева вся извелась от страха и беспокойства.
  - Так, волк, подожди буквально минуту.
  Подошел к Машке.
  - Мария, я ненадолго, нужна моя помощь, я быстро, туда и обратно, не волнуйся, я вернусь обязательно.
  Надел походный мешок, мало ли что пригодится, проверил нож, кинжал, больше оружия нет все равно, я готов, погнали. Правда, как погнали, ночью по лесу, на одной ноге быстро не получится. Волк тут же лег на землю и нетерпеливо оглянулся. Даже смеяться не хочется, наши сказки где-то здесь писали? Верхом на Сером Волке, это мы с детства знаем, только как он себе это представляет, лошадь серая, с зубами. Зубастая серая лошадь опять оглянулась и рыкнула. Все, не надо беспокоиться, уже иду. Вижу только один способ для себя перемещаться на этом транспорте, залез на спину, обхватил шею руками и промычал волку в ухо:
  - Только не урони меня.
  Куда мы неслись, я не видел, но надо отдать должное волку, движение было достаточно плавным, чтобы я не свалился с него. Время для меня тоже перестало существовать, но вот мы наконец остановились. Мешком свалился с волка и стал оглядываться.
  Долго оглядываться не пришлось, вот он, друг мой Серый, висит в метре от земли, и не просто висит, а барахтается в конусе призрачного света и каждое его движение приносит ему боль. И барахтается от тут уже давно, я вижу, как он измучен этой болью. Серый увидел меня, дернулся изо всех сил и грудь мне пронзила адская боль. Значит, вот откуда мое недомогание, телепат ушастый, хорошо хоть не простуда.
  - Серый, замри, замри и не шевелись, иначе я с тобой тут рядом полягу.
  Затих, значит еще соображает, какие-то силы остались. Осторожно подошел поближе к конусу, надо попытаться рассмотреть, что это за конструкция. Ну, что я вам скажу: классный капкан на классного зверя. Под волком на земле лежит туша коровы, а источник света находится под коровой. Простенько, но со вкусом. Припоминаете Афган? Как наши бойцы сюрпризы для моджахедов устраивали? Перевернут те погибшего товарища по оружию, а там граната без кольца, и привет. Вот и тут также, подошел мой Серый к корове, укусил за бочок и источник этого гадкого света и сработал.
  - Серый, ты балбес, а башкой подумать, откуда в центре леса корова взялась?
  Ладно, нотации будем читать позже, если с этой ситуацией справимся, сейчас надо дело делать. А то есть у меня обоснованные опасения, что времени у нас совсем немного. Ловушка, сразу видно, завязана на магию и наверняка был сторожок, он сработал, и сюда движется команда по пленению или уничтожению пойманного зверя.
  Первым делом надо убрать корову, чтобы добраться до источника света. Но не тут-то было, при подходе к конусу ощущается сильное противодействие, а вплотную вообще подойти нельзя, стена. Зацепить чем-то и оттащить в сторону, но она тяжеленная и чем цеплять прикажете, ни крюка, ни троса. Может кто и знает, что делать в такой ситуации, но я вижу только один выход, главное договориться.
  Уселся, как смог, на лесной ковер, вытащил из мешка коробочку с кляксой, положил перед собой. Стремно, край, но делать нечего, надо открывать, спокойствие и доброжелательность, и доброжелательность. Открыл, в сером свете рассвета кляксу еле видно, пора начинать мычать.
  - Уважаемая Варвара, доброе утро, как дела?
  Клякса зависла над коробочкой без движения. Да уж, просто гений переговоров.
  - Варя, Варюша, мне нужна твоя помощь. Смотри, вон там какие-то сволочи напали на меня и моего друга, магию запустили, мне одному не справиться.
  По поверхности кляксы пробежала небольшая цветная полоска и исчезла.
  - Смотри, источник излучения находится под коровой, видишь, туша на земле лежит, а наверху наш с тобой друг завис. Так вот эти сволочи говорят, что ты не сможешь ни в жисть конус пробить и корову сожрать.
  Клякса оживилась, по поверхности начали образовываться небольшие щупальца, она словно разминалась. Я даже думать боялся, если она сейчас решит, что из еды я ближе всех, то среагировать уже будет невозможно.
  - Варечка, надо сожрать корову, она точно вкусная, а серого урода трогать нельзя, он наш, друг, пожалуйста.
  Варечка, немного подумав, медленно поплыла к конусу излучения.
  - Варечка, давай дорогая, я тебе потом всех окрестных плохишей скормлю.
  Клякса вплотную подлетела к конусу, тронула его щупальцем, а потом спокойно залетела внутрь и стала крутиться, подставляя разные стороны бьющему снизу свету. Варю стало понемногу раздувать, интенсивность излучения стала поменьше, но ненамного. Понятно, что ей все равно, какую энергию всасывать, возможно, что чистая энергия источника ей вкуснее, но мне нужен другой результат. Хорошо, если она высосет источник полностью, тогда и проблема решится, а если ее емкости не хватит? Мы ни источник не уберем, ни корову.
  - Варя, Варя, корову убери, я тебя умоляю.
  Клякса нехотя подплыла к туше коровы, опустилась где-то в районе головы и вот тут опять увидел энергетический пылесос в действии. Через короткое время серый футбольный мяч поплыл обратно, на месте осталась пародия на корову, плоский трафарет.
  - Варя, ты умница, я тебя обожаю.
  Быстро работаем дальше.
  - Эй, волчара молодой, бегом ко мне.
  Тут как тут, готов ко всему.
  - Надо эту сосенку вот здесь внизу перекусить. Я же просил перекусить, а не вырвать с корнем, мне комель не нужен.
  Молодец, теперь отмеряем шагами метров пять, вот здесь откусываем, отлично. Кинжалом очистил ствол от веток, достал метательный нож и со всей возможной силой воткнул его в ствол в нижней части. Багор готов, получите. Теперь основное: пропустит конус света неживую материю в виде багра или нет? Не реагирует, видимо эта дрянь настроена только на живых существ. Цепляем остатки коровы и начинаем вытягивать их за пределы конуса, нам надо открыть источник света. Вытягивает, конечно, волк, от меня толку мало. Тяжело идет, очень тяжело, трафарет коровы цепляется за все сучки и кочки.
  - Зови второго, я знаю, он должен быть рядом, время уходит.
  Невесомыми прыжками из легкого рассветного тумана появляется еще один молодой волк.
  - А что я говорил, я же вас еще на озере двоих видел. Выволокли, слава Богу, теперь утаскивайте ее подальше, чтобы следов не было.
  Ну, и что там сверкает? А сверкает там в центре конуса предмет, похожий на крупный орех, раскрытый пополам, вот из него вся эта гадость и проистекает. Попробовал его багром зацепить, но увы, как прирос к земле, только конус стал дергаться, причиняя боль Серому и мне, соответственно. Чувствую, чувствую, времени нет совсем, аж под ложечкой сосет. Орех раскрыт на две половины, если их сжать, или закрыть совсем? Идея отличная, но как, палочками не закроешь, лежит как прибитый.
  Руки, вспомни длинные руки, которыми ты душил лакея, ведь было точно. Было, спору нет, но эти руки, этот свет по запросу не появляется, только в ситуации крайней опасности. А сейчас что? Вскорости прибежит сюда банда уродов, которые капкан поставили, и положат всех, и меня, и молодых волков, и Машка одна пропадет. Нужна самая малость, сжать конус с двух сторон и захлопнуть орех.
  Ну, что я за урод такой, зачем эти способности, если ими невозможно воспользоваться, убьют ведь всех, только захлопнуть... Я выставил перед собой руки и четко представил, как я сжимаю конус света, как касаюсь самого, ореха, он сопротивляется, но я все равно его закрываю. Руки обожгло. Что за черт?! Присмотревшись, увидел знакомые две еле заметные ленты, которыми я прикоснулся к конусу излучения. Собрались, и еще раз, сжимаем! Твою мать, как больно, будто горячий чайник со всей дури руками схватил, по лицу потекли слезы от боли. На ладонях стали появляться пузыри ожогов.
  - Серый, извини меня, не получается, я слаб против этой дряни, сейчас отдышусь, попробуем еще раз, но на большее меня не хватит, извини, дружище.
  Вдох, выдох, ну, раз, два, три! Давай! И в этот момент ко мне метнулась клякса. Вот же сука страшная, подгадала момент, я и дернуться не успел. В следующий момент ленты налились ярким слепящим светом, легко смяли конус и с силой захлопнули орех. Световой конус с тихим шорохом исчез, старший волк с грохотом рухнул на землю, где и остался лежать без движения.
  Но все это я видел самым краешком зрения. Боль в руках прошла, мне стало хорошо, очень хорошо, я становился сильным, очень сильным, меня распирала энергия, меня распирала энергия, мама родная, мне плохо, я сейчас лопну, меня сейчас разорвет на куски!
  - Варя отцепись, отцепись, дура!
  Варвара по ходу, обиделась, слезла с руки и уплыла к коробочке. Боже, Боже, как мне плохо, меня сейчас вырвет! Рядом увидел лежащего без движения волка, дополз до него и положил руку на голову. Может Варя подсказала, может сам догадался, не знаю. Какой кайф, когда уходит это дикое давление, глаза встают на место и снова можно дышать. Когда стало совсем хорошо, руку убрал, замер, так мы и лежали несколько минут.
  - Серый, ты живой?
  - Р-рррр...
  - Молодец, теперь сваливать надо, за нами идут.
  Кое-как поднялись, я шатался, и волк шатался, но укоренились.
  - Серый, скажи своим, чтобы багор унесли и не отсвечивали, скоро здесь люди будут, а может и собаки. Надо переждать, потом тихо разойдемся.
  - Р-рррр...
  - Я тебе дам ры-ры, ты сейчас зайца не загрызешь, я тебе еще все выскажу про твое поведение, а сейчас брысь вон под ту большую елку, прячешься и не дышишь.
  Орех лежал там, где лежал, никуда не делся. Провел рукой над ним, никаких ощущений, потрогал пальцем, также. Тогда берем себе, вещь занятная.
   Варвара висела возле своей коробочки, всем видом показывая обиду, женщины умеют это делать. Ведь просто сидит, а вот и нет, с обидой сидит. Надо срочно исправлять ситуацию.
  - Варечка, ты не представляешь, насколько я тебе благодарен!
  По поверхности, обращенной ко мне, пульсанули красные точки и погасли. В переводе, слышали мы вас, не верю, и вообще, ты меня очень обидел.
  - Ты мне реально спасла жизнь!
  Еще серия красных точек.
  - Ты большая умница, но ты сама виновата!
  Клякса крутанулась на месте, выдав зеленые и желтые всполохи.
  - Да, не спорь, виновата! Как можно было вбухать в меня столько энергии сразу, а если бы я умер, мне было бы так одиноко без тебя, а тебе без меня.
  Шар слегка сплющился и поменял цвет на глубокий темно-синий.
  - Хорошо, хорошо, не расстраивайся, я же знаю, ты хотела как лучше, давай, прыгай в коробку и побежали домой.
  Варвара прокрутилась на месте, опустилась на землю и сбросила остатки энергии, превратившись опять в небольшой серый шарик, нырнула в коробочку и замерла. Как же с вами тяжело, милые женщины. Я закрыл коробочку, подхватил мешок и поковылял к лежке Серого. Надо подождать час, другой, может и не будет никого, а если прямо сейчас уходить, можно на встречных курсах с охотниками как раз и встретиться.
  Ждать пришлось не более получаса. Вдали послышался собачий лай, а потом звук шагов немалого числа людей. Серый приподнял голову.
  - Не смей, даже не думай, мы потом их порвем на ленты, сейчас затихни, если можешь, напугай собак, чтобы они здесь не крутились.
  Через несколько минут к бывшей ловушке подтянулась целая процессия. Старшим был серьезный взрослый дядя, в блескучем камзоле и в шляпе с длинным пером, на шикарной лошади с богатым седлом и прочими цацками богатого гражданина. С ним были два телохранителя, тоже на неплохих лошадях, человек двадцать солдат пехом и еще один крендель, неопределенного возраста, в темно-синей мантии. Человек в мантии обежал место капкана раз пять, что-то говорил старшему, опять побегал, помахал руками в разные стороны. Старший резко оборвал его, что-то сказал телохранителю, они развернулись и утопали, кто на лошадях, а кто пешком. Да, собаки все это время жались к ногам солдат, скулили и никого искать не собирались.
  Мы вылезли из-под ели, два молодых волка вышли из леса, один из них подошел и положил к моим ногам метательный нож, из которого я багор делал. Вот спасибо, красавчик, я его так в дерево загнал, полдня бы потом оттуда выковыривал. Серый ткнулся мордой мне в плечо и замер.
  - Я не буду тебя ругать, тебе сегодня и так хватило, но, если ты еще раз не выполнишь мой приказ, будешь жить один. Давай договоримся так. Сейчас ты забираешь молодняк и уходишь к озеру, где мы встретились первый раз. Когда я где-нибудь осяду, ты обязательно будешь рядом (домашний питомец, блин). Или, когда мне понадобится твоя помощь, только когда очень-очень понадобится, я тебя позову, ты меня услышишь. Теперь везите меня к Машке, она там с ума сходит.
  
  Отступление
  
  - Илиниус, ищи лучше, тут где-то мой железнорык потерялся. Что ты там бормочешь?
  - Владетельный дон Омаго, я ничего не понимаю, вот здесь, вот прямо здесь я установил амулет захвата и он сработал, это абсолютно точно. Люди видели нескольких железнорыков неподалеку, ловушка была идеальной!
  - Не морочь мне голову, клоун. Железнорыка нет, амулет второго круга стоимостью сорок золотых пропал, нет его. А, может, ты его и не ставил, решил прикарманить и заставил нас всех тащиться из замка сюда, чтобы посмеяться надо мной?!
  - Влиятельный дон, влиятельный дон, что Вы такое говорите, Светозарный видит, что я говорю правду, ловушка сработала. Но снять ее может только маг второго уровня, и то не каждый, на сто миль в округе таких нет. Это точно происки темных сил, это они забрали железнорыка.
  - Закрой свой лживый рот, Илиниус. Маркел, как прибудем в замок, в темницу его, пусть подумает, как будет сорок золотых отрабатывать, ему для этого вторая жизнь понадобится. Все, возвращаемся.
  
  
  Утром, после завтрака, я задумался о дальнейшем пути. Честно говоря, уже устал от этой походной жизни, хочется поспать под крышей, не бежать никуда, постоянно оглядываясь. От места побоища мы отдалились на несколько дней пути, связать меня с теми событиями будет крайне сложно. Как быть дальше?
  Есть несколько вариантов, у всех свои плюсы и минусы, как всегда. Можно стать отшельником, залезть в лес, поставить там избушку и жить. А чем питаться, не за горами зима, если не зима, то все равно похолодание, на подножном корме не выжить, опять же язык учить нужно. В большом городе-поселке совсем плохо, там есть законная власть, стражи порядка, заметут сразу, остаток жизни проведешь в тюрьме. Оптимально прибиться в совсем небольшом поселке, или еще лучше найти хутор с минимумом людей. Хорошо, хутор ты нашел, а что хозяина хутора в тебе сможет заинтересовать, чтобы он предоставил кров, и, желательно, стол, с какой такой радости? В поле не работник, за скотиной не уборщик, как мужик ты никому не нужен, тобой сейчас самая распоследняя страшенная вдова побрезгует. Что ты можешь предложить?
  Да не так уж и мало, если разобраться. Во-первых, я инженер-строитель, в любом хозяйстве достаточно зданий и построек, которые требуют ремонта, во-вторых, я умею класть печи, а это для деревни первейшее дело и спешка там совсем не нужна, еще на руках носить будут. Глина и печи для обжига здесь есть, сам в руках гончарную кринку держал, значит и кирпич будет. И еще я умею делать бочки и кадки, что тоже надо иметь в каждом доме. Так что, не все так плохо, надо только добраться до такого хутора.
  На обеденном привале, оглянувшись вокруг, вынул из мешка штуковину, похожую на орех, которая запросто удерживала такого монстра, как мой Серый. Внимательно рассмотрел со всех сторон и даже понюхал. Что интересно, отпускаешь его и на любой поверхности орех становится строго вертикально. Нашел на боку ма-аленькую пимпочку-кнопочку, так и манит нажать на нее, так и манит. Как настоящий исследователь я просто обязан ее нажать, а параноик внутри шипит - не вздумай, вспомни 'Пятый элемент', там такой же придурок, как ты, нажал на красную кнопку.
  Долго терзался, потом все же нажал, кнопочка ведь не красная. Правда, при этом зажал орех в руке намертво. Понятно, это фиксатор. На чуть-чуть приоткрыл, заглянул в щелочку, внутри холодное белое пламя беснуется, закрыл обратно. Ну, что ж, убойная штука, ничего не скажешь. Можно и как гранату кидать, и на нажим на проходе ставить. Сработала ловушка, повис противничек, тут и шинкуй его на дольки. Взвод солдат не остановит, надо быть реалистом, а двух-трех мужиков подвесит уверенно. А как эту мину снимать? Один раз получилось, значит еще раз получится, чего сейчас голову забивать.
  К вечеру дорога приблизилась к какой-то реке и так и пошла вдоль реки, то приближаясь, то немного отдаляясь. Высмотрев место поглуше, мы с Марией направились к берегу на ночевку. Быстро развел костер и поковылял по берегу набрать валежника или топляка, если попадется, ночи хоть и короткие, но дрова для костра нужны. Нагнулся за веткой и так и замер. Что за черт! Вокруг руки была видна бледно-голубая каемочка, но не такая, как защитная пленка, еле-еле видна. Вторая рука тоже в каемочке. Побежал к костру, сдирая на ходу куртку. Нет, ничего не вижу, свет костра мешает. Снял всю одежду и пошел в темень, вот Машка удивится, разделся, а купаться в лес убежал.
  Осмотрел себя всего, вот только голову не видно, зеркала нет. Везде, где я смог углядеть, присутствовала голубая кайма, а вот от бедра до колена на левой ноге кайма была оранжевой, а ниже колена красная, почти бордовая. Пошел обратно, оделся, пока комары не сожрали совсем, взял Машку, повел в лес. Осмотрел лошадь со всех сторон внимательно, красивый насыщенный синий цвет каймы, но переднее правое копыто полыхало красным. То-то мне стало казаться, что Мария прихрамывает. Срочно надо искать кузнеца, видимо там что-то с копытом или подковой, пусть разбираются.
  Анализ ситуации приводит меня только к одному выводу: тот энергетический удар, который устроила для меня клякса, даром не прошел, я стал видеть энергетический фон живого существа, причем отличая здоровое от больного. Аура, не аура, ты как хочешь это назови, главное, что вижу, совсем слабо, в темноте, но вижу. Поэтому днем ничего и не заметил. Следуя этой логике, если Варя опять шандарахнет меня большим куском энергии, то, с большой долей вероятности, я еще чего-нибудь увижу. Супер, вот только добровольно еще раз пережить такие ощущения я не готов, давайте потом как-нибудь, при случае.
  
  Гогон.
  
  С утра подъехал достаточно близко к какому-то городу, расположившемуся на небольшой возвышенности и опоясанному крепостной стеной. Не то, чтобы стена вызывала уважение, но пешком не пройдешь и запросто не залезешь. По обыкновению, стал забирать в сторону, от чужих взглядов подальше. Городок не маленький, с нашей скоростью передвижения почти полдня ушло на то, чтобы его обогнуть и отъехать подальше, все время двигался же кругалями, по проселочным дорогам.
  Впереди на обочине показалась телега, почти пустая. Подъехав ближе, я увидел здоровенного мужика, в распахнутой кожаной безрукавке. Натуральный разбойник: весь покрыт черным волосом, черная бородища и лысый череп. Разбойник размазывал по лицу текущие слезы и гладил морду лежащей на земле лошади. Лошадь, к сожалению, была мертва, не нужно быть спецом, чтобы понять это. Контраст зверской рожи мужика и текущих слез был настолько велик, что я остановился. Как бы некрасиво это со стороны не выглядело, вот тебе повод завязать общение с местным, может, информацию нужную добудешь, или еще что.
  Я сполз с Марии, подошел к мужику, опустился на колени рядом с мертвой лошадью и склонил голову. Так молча мы просидели достаточно долго, жалко мужика и лошадь, но раз беседа не клеится, надо двигаться дальше. Мужик никак не реагирует, спросить его о чем-либо не могу по техническим причинам, пора. Я поднялся на ноги, постоял еще пару секунд и хотел уходить.
  Мужик резко вскочил на ноги и ударил себя кулаком в грудь: Гогон! Значит, Гогон. Я про себя сразу прозвал его Гогой, уж сильно он походил на наших кавказцев. В ответ я приложил к груди кулак и промычал.... А как меня здесь зовут? Как звали шута не знаю и знать не хочу, дома родители назвали Игорем, значит будет Гор. Гога схватил меня за руку и минуты две бурно мне что-то рассказывал, размахивая второй рукой, грозя кулаком кому-то в стороне города, потом замолк и выжидательно уставился на меня. Аккуратно вытащив руку из его лапы, помычал и пожал плечами.
  Настрой мужика резко изменился, он опять схватил меня за руку и, прищурившись, произнес вторую речь, в которой пару раз мелькнуло слово Фрагония, или что-то около этого. Я отрицательно помычал и опять вытащил свою руку из его лапы. Потом Гога спросил меня, откуда я, опять же, без переводчика понятно. Честно махнул рукой куда-то в сторону, имея ввиду, что я не местный. Это объяснение почему-то Гогу полностью устроило, он воодушевился, схватил меня за руку и стал показывать на телегу, на свою мертвую лошадь, на Машку.
  - Да ты задолбал меня хватать!
  Я вырвался, отступил на шаг назад и положил руку на кинжал. Мужик понял, что погорячился, прижал руки к груди, быстро поклонился мне аж два раза, потом сорвал тощий кошель с пояса, вытряхнул оттуда на ладонь горстку меди и протянул ее мне.
  - Ты че, мужик, вот эта мелочь за мою гордую Марию?!
  Мое негодование было видно из космоса.
  - Слышишь, дядя, не смеши, убери свои гроши.
  Королевским жестом уничтожил саму вероятность продажи Машки. Гога бухнулся на колени, опять горячо стал мне что-то втюхивать, показывая один палец, почему-то большой. Если я в состоянии перевести эти ужимки и прыжки, он предлагает мне деньги, чтобы моя лошадь довезла телегу до его места жительства. Это меняет дело, на такой вариант я, в принципе, согласен. Подошел к мужику, поднял его с колен. Теперь я начал мычать и кривляться.
  - Значит так, мой гордый конь, - кивок в сторону Машки, - довезет эту презренную телегу до твоего дома, - тычок пальцем в грудь Гоги.
  - Денег нам не надо, - презрительная усмешка, - но я бы хотел переночевать у тебя пару-тройку дней, Го-го-н.
  Чуешь, какое счастье тебе выпало, мужик? По виду Гоги, согласен он был еще вчера. Теперь бы с Машкой договориться, а то все мои усилия ей под хвост.
  - Мария, красота моя, тема возникла. Нам предлагают посетить пансион с питанием, все включено, но надо вот эту телегу до данного пансиона дотянуть, я бы и сам, конечно, но ты же сильнее меня в десять раз, тебе же это раз плюнуть.
  Мария возмущенно фыркнула и отвернулась. Ну ни шагу вперед без уговоров, как мне это что-то напоминает!
  - Хорошо, дорогая, не будем мы вместе тянуть гнусную телегу, бросим этого красивого человека на произвол судьбы, и поедем дальше, будем ночевать в поле, романтика, но скоро твой овес закончится, настанут холода, и мы вместе с тобой замерзнем и умрем от голода. Я-то ладно, пожил уже, а вот ты, в самом расцвете... У меня уже слезы на глазах, мне так жалко, что ты, такая молодая и красивая, умрешь в ледяном зимнем поле и вороны будут клевать...
  Мария озадаченно посмотрела на меня, переступила ногами, опять обмусолила губами мое ухо и вздохнула.
  - Вот и молодец, поехали, может там и зазимуем.
  Гога ошарашенно смотрел на наши переговоры, потом суетливо потащил лошадь запрягать в телегу.
  Где-то через час неторопливого движения мы въехали во двор как бы хутора. Сказать, что вокруг было убого, ничего не сказать. По центру поляны торчала то ли избушка, то ли землянка, справа виднелись еще два полуразвалившихся строения, на этом все. Надо еще отметить, что разместилось все это хозяйство у подножия довольно приличного холма и где-то недалеко слышен был шум воды. Очень хорошо, если удастся здесь задержаться, у меня уже есть пара перспективных идей.
  Н-да, даже при самых пессимистических прогнозах предполагалось что-то лучшее. Внутри землянки находился топчан с кучей тряпок, стол, табурет и все. И все! Небольшое оконце без рамы и стекла, в углу открытый очаг и дыра в крыше над ним. В одной пристройке стоял гончарный круг и пародия на печь для обжига керамики, вторую пристройку делили пустой курятник и сенник. Гога, в любой нашей деревне ты был бы последним замухрышкой с таким хозяйством.
  Машку определили на постой в сенник, и я там же ночевать буду, Гога, конечно, сразу предложил мне ночевать на топчане в землянке, но на этот топчан смотреть страшно, не то что спать на нем. Надо сразу определяться с дальнейшими действиями, это похоже на то, что мне нужно. Достаточно далеко от города, но, в случае необходимости, можно и доехать, соответственно можно будет купить продукты. Около города обязательно должна быть кузня, мне много чего нужно, надо будет ознакомиться с ассортиментом, Машке обязательно все копыта посмотреть и подковать заново.
  Так, и Гогона построить, объяснить диспозицию, мужик здоровый, будет подсобным рабочим, а я возьму на себя пропитание нашей команды. Деньги есть, до весны хватит точно, а там видно будет. Пойду, расскажу Гоге, как он дальше жить будет.
  Гога стоял около телеги и задумчиво глядел в сторону уходящего солнца. Ценитель прекрасного, блин. Услышав мои шаги, Гога подобрался и изобразил готовность бежать, куда прикажут. Дальше началось художественное творчество, а как еще прикажете общаться с другими немому человеку без знания местного языка? Нарисовал прутиком на земле одного человечка, затем второго, побольше, и заключил их в кружок, мы с ним вместе. Гога усиленно закивал головой. Гут. Потом нарисовал у большого человечка длинный язык, показал на себя, обвел рукой вокруг, показал в сторону города, затем вынул кинжал из ножен, поднес поближе к лицу Гоги и резко полоснул по воздуху. Слегка перестарался. Гога отшатнулся, упал на задницу, зажал двумя руками рот и крепко зажмурился. Может, конечно, он подумал, что я заранее хочу ему язык отрезать, так пока не надо, это крайняя мера.
  - Ладно, мужик, не трусись, хватит сидеть, пошли ужин готовить, - слегка пнул его по ноге и пошел в землянку.
  Ужин в итоге готовили на улице, потому что в землянке от костра было не продохнуть, никакая дыра в крыше не помогала. В телеге оказались два мешка, которые Гога затащил в землянку. Когда он их развязал, я не знал, смеяться или плакать. Смеяться, потому что старый анекдот вспомнил, а плакать - в мешках была то ли репа, то ли брюква, короче то, что свиньям заваривают. Поэтому доедали остатки моих припасов, а кость от копченого мяса Гога зачистил не хуже собаки.
  После ужина разошлись спать. Вот оно счастье, спать спокойно, под крышей, сено мягкое, Машка где-то рядом тихонько фыркает. Правда крыша вся дырявая, вон, звезды видно, ну, это мы поправим. Перед тем, как заснуть, вынул из мешка ювелирные украшения и золотые монеты, тихонько обошел сенник, кинжалом наощупь выкопал ямку, все туда уложил и обратно присыпал. С утра надо посмотреть, прикрыть травой что ли, сейчас ничего совсем не видать.
  На утро остались только засохший хлеб и небольшой кусок сыра, правда Гога заварил в небольшом котелке какую-то траву вместо чая, напиток оказался очень неплохим, бодрящим. Не кока случаем? Напарник мой оказался очень неплохим художником, теперь понятно, почему все остальное в таком состоянии.
  Прутиком на земле нарисовал монетку и вопросительно уставился на меня.
  - Это ты чего, крендель, удумал? Сколько у меня денег? Так я тебе и ответил, красавчик, разбежался.
  Вместо этого грозно нахмурился как мог, и опять взялся за кинжал. Гога затряс головой и руками, потом метнулся в землянку, принес свой кошель, высыпал все на землю и стал разномерную медь складывать в кучки, смешно шевеля губами при этом. У него получилось несколько кучек, потом он пририсовал к ним еще четыре черточки, обвел все кружком и рядом нарисовал очень достоверно монету, в которой я узнал серебряную денежку. После этого он нарисовал рядом еще четыре кружка и показал мне на ухо.
  Дались вам всем мои уши, Машка мусолила, Серый обнюхивал, нормально я слышу. Гога еще раз показал на мое ухо, потом себе на рот, потом на мое ухо и изобразил бурную радость. Помните, наверное, была такая игра, в которой надо было объяснить партнеру по команде любой термин, не пользуясь словами. Один в один. Похоже, он про переводчик говорит. Что ж, вполне возможно, с их магическими игрушками. А если свалит с денежками? Не должен, если это его дом, то куда ему еще идти, да и деньги не огромные, чтобы новую жизнь начинать.
  Еще утром при свете я пересчитал серебро, 65 монет, медь - Бог с ней, и сбегал за сенник, лишнюю землю ногами раскидал и травой все прикрыл. Отсчитал Гоге пять серебрушек, медленно и с достоинством выуживая их по одной из кошеля, достал еще меди и показал, что надо купить продукты, иначе жрать нечего. Гога мою медь отверг, побренчал в кошеле своими монетками, зажал кошель в руке, он там и сгинул, кстати. И рванул, как на пятьсот, причем в сторону от города.
  Пока партнер где-то бегал, пошел осматривать хозяйство, с чего начинать слияние города и деревни. В первую очередь пошел в мастерскую, будем эту халабуду так называть. Да, жалкое зрелище, если это печь для обжига, то я Папа римский, и гончарный круг не выдерживает никакой критики. Похоже, хозяин не слишком умелый мастер, обычно хорошие мастера пользуются спросом и живут небедно. Самое главное, печь, хоть такая, есть, найдем глину, будет нам кирпич, а с кирпичом мы весь мир завоюем, хотя зачем мне весь мир. Не поленился, доковылял до ручья по натоптанной Гогой тропинке. Хороший ручей, не дикий горный, но с хорошим перепадом, сильно нам он пригодится. И берега не сплошной камень, вон, похоже, и глина проглядывает. Вот здесь Гога нам бассейн выроет, а глина в дело пойдет. Кстати, он же на свои гончарные изыски глину тоже где-то берет.
  Делать больше нечего, пока Гоги нет, пошел на сеновал, да и заснул. Проснулся от того, что Машка зафыркала, смотрю, Гогон стоит, улыбается во всю свою харю бородатую и протягивает мне серебристое колечко небольшое незамкнутое. Взял в руки, осмотрел, кольцо как кольцо, без всяких символов. И что с ним делать, куда его цеплять, надеюсь не в нос.
  Гога вызвался помочь, разжал кольцо пристроил к мочке правого уха и как сожмет!
  - Бля, бля, бля, как больно, ты что творишь, урод, завалю, как поросенка!
  - Господин мастер-дон, не ругайтесь, Светозарный свидетель, по-другому никак!
  Даже радость от того, что я его понимаю, меркла от боли в ухе. Минут через пять боль отпустила и желание прибить бородатого придурка притихло. Говорить я не могу по-прежнему, но разузнать об этом мире постараюсь.
  Махнул рукой, иди сюда, не бойся. Зашли в мастерскую, я показал ему на печь для обжига и сильно скривился. Гогон вздохнул, присел у гончарного круга и по его лицу потекли слезы.
  - Ты что такой плаксивый, мужик, ты как дожил до своих лет?
  Я уверен, в этом мире плаксы долго не живут, здесь волком надо быть, самому грызть, иначе схарчат и не вспомнят. Гога вытер слезы и рассказал свою историю. Миры разные, а все одно и то же.
  Жили два брата, отец оставил неплохой дом, гончарную мастерскую, старший брат Гурам пошел по стопам отца, перенял ремесло, младшего баловали, насколько возможно. У Гоги был, дар, дар художника, рисовал что угодно и везде, куда руки доставали. Брат иногда покупал младшему дорогущие листы бумаги и краски, это было счастье. Два года назад Гурам женился на красивой девице, Елане, стали жить втроем, уже поговаривали о планах на прибавление семейства, когда год назад старшего брата убили.
  Убили люди начальника стражи владельца города дон-синьора Умартана, Елану забрали, дом разграбили и сожгли. Гога в этот день отвозил готовую продукцию в лавку в городе, поэтому остался жив. Пытался пробиться с жалобой к дон-синьору, но его избили и посоветовали исчезнуть. Собрав, что осталось ценного на пепелище, Гога поехал в эту землянку, здесь жил старый дед-бобыль, потом он умер, а на это место так никто и не позарился. Кое-как поправил старую печь, собрал гончарный круг, но руки оказались неприспособленными для работы с глиной, посуда получалась корявой, брали ее за гроши. Лавочник как узнал, что старшего убили, так деньги за прошлый товар не отдал, две медяшки кинул, как собаке.
   А в последний раз, когда был в городе, трактирщик, у которого он заказал тарелку супа, предложил продать ему лошадь, верного друга Гнедка, причем за треть цены. Бог с ней с ценой, но он совсем не собирался продавать свою лошадь. Трактирщик отстал, а когда уже выехали за город, Гнедок вдруг зашатался, упал и умер.
  По лицу Гоги опять потекли слезы, было больно смотреть на этого взрослого мужика, которого местные веселые ребята почти сломали. Хотя, какой он мужик, если эту страшенную бороду убрать да помыть хорошенько, просто взрослый парень. Я похлопал Гогу по руке, ничего, силенок подкопим, а там посмотрим, кто будет последним веселиться.
  Парень встрепенулся и продолжил, что недавно сюда приезжал тот самый начальник стражи Изелай, насмехался, предлагал пойти в домашнюю прислугу, но он туда никогда не пойдет, лучше здесь умрет с голоду. А лошади в этом мире стоят очень дорого, их могут купить только зажиточные люди, хорошая лошадь может стоить целый золотой, Гога аж глаза закатил. А где теперь он лошадь возьмет, Гнедок то ему от брата остался, хотя сейчас ему уже лошадь и не нужна, жизнь заканчивается. Я опять похлопал его по руке.
  - Не горюй, все будет хорошо.
  
  Отшельники
  
  Прошло около двух месяцев. До города от нашего стойбища было километров пятнадцать, если напрямки, до ближайшей деревни километров пять. Мимо нас проходила старая проселочная дорога, ведущая на давно заброшенные вырубки, поэтому деревенским в нашей стороне делать было нечего. Меня это очень устраивало, не нужно пока остальным гражданам знать о моем существовании. Чем позже это случится, тем лучше.
  Каждый день был наполнен работами по хозяйству. И немудрено, все было настолько запущено, не знаешь, за что хвататься. В первую очередь я отправил Гогу к кузнецу в деревню, за топором и гвоздями. На куске коры, похожей на бересту, угольком нарисовал форму и размер топора. Как мог объяснил помощнику, что топор нужен именно такого размера, а то в порыве страсти притащит какую-нибудь секиру, мне что с ней потом делать? А с хорошим топором на селе очень много чего можно сделать, особенно если он в умелых руках. Когда-то я на спор ударами топора левой рукой карандаш затачивал. Тело, выданное мне, конечно, никакой сноровкой не блещет, но будем тренироваться, другого выхода не вижу. Отправил вместе с телегой и Машкой. На телеге должен привезти продукты и сено для лошади, а Марию заодно предъявить кузнецу на предмет перековки копыт.
  Конечно, по-хорошему бы мне надо ехать к кузнецу, нам к зиме понадобятся различные железные детали, необходимые для устройства нормальной печи. И вообще, интересно посмотреть, какой здесь уровень развития обработки железа. Но, опять же, не сейчас, попозже.
  Гогон вернулся к вечеру, гордый и довольный, что выполнил все поручения. Кузнец выдал ему требуемые железяки, а потом долго ругал Гогу, за то, что он довел до такого состояния бедную лошадь. Одну уже уморил, теперь за другую взялся. Парень пыхтел, краснел, молчал, но так и не выдал, кто настоящий виновник.
  Как я и предполагал, Гогон с радостью согласился бросить нелюбимую работу и стать моим помощником. Бедный, он же не знал, что его ждет. В завалах мусора, оставшихся от старого хозяина и не убранных Гогой, нашли полотно двуручной пилы и колун без топорища. Ручки для пилы и топорище я выстрогал из ореха, которым заросли берега ручья. Конечно, деревянные заготовочки посушить бы, да не до жиру, на первое время хватит.
  Когда я сумел объяснить Гоге, что теперь надо валить деревья, да не одно, напарник побледнел, затрясся и долго мне рассказывал, что этого делать никак нельзя. Обязательно про рубку леса кто-нибудь, да прознает. Появится Старший лесник дона-сеньора Умартана, весь ущерб перепишет, потом придут люди начальника стражи Изелая. И все, тюрьма и казнь на центральной площади города, за порубку леса других вариантов нет.
   - Хорошо, Гогон, а как законно построить дом, например?
  - А для этого надо идти к господину Умартану, нести щедрый подарок, получать разрешение, платить, естественно, за древесину. А лесничий возьмет да выделит тебе делянку у Темных оврагов, километров за сорок от города.
  - То есть, этот самый дон разрешение может и вовсе не дать?
  - Очень даже может, надо, чтобы ты был из своих или очень нужных.
  Люди добрые, может я все-таки в России, только в глубинке где-нибудь, что ж так все похоже то?
  День у нас был четко расписан: подъем очень рано, завтрак и на работу. Обед, работа до сумерек, ужин и спать. Поверьте, работы в сельской местности всегда достаточно. Много времени отнимала готовка, из Гоги повар, что балерина, поэтому сам, только сам. Нормальной плиты нет, холодильника нет, готовить надо только на текущий день. Жрать всухомятку - долго не протянешь. Поэтому горячая пища каждый день. Война войной, а обед по расписанию, к этому меня с курсантских времен приучили.
  Ужинали при свете двух свечей, сделанных из чего-то ужасно вонючего и коптящего. Но приличные свечи стоили дорого, как Гога будет объяснять, откуда у него деньги на свечи, когда ему на еду хреновую не всегда хватало. Он даже продукты по моему указанию покупал у разных людей, ездил в дальнюю деревню, один раз даже в город, за вяленым мясом. Все для того, чтобы не сильно бросалось в глаза, что продукты он закупает в большем количестве, чем прежде. Еще Гогон рассказал, что существуют магические светильники, но их стоимость для простого человека совсем запредельная.
  Бедный шут, владевший ранее моим нынешним телом, ничем физическим, видимо, не занимался. Плюс хроническое недоедание. Простейшая работа более пятнадцати минут приводила к жуткой усталости. Можно, конечно, все свалить на помощника, но, во-первых, он талантливо безрукий, а во-вторых, все равно это бездарное тельце надо тренировать. Куда годится, метательный нож не сильно тяжелый нормально бросить не могу, не то, что кинжалом размахивать.
  До ручья от землянки я насчитал метров сорок, к нему вела вихляющая тропинка. Первое задание для Гоги: тропинку расчистить на метр ширины, все кусты срубить, большие деревья не трогать. Холмики-кочки срезать, ямки-колдобинки засыпать, нам к ручью придется ходить часто. Только в начале тропы подлесок не трогать, чтобы с дороги не было видно нашу просеку.
  Воду Гога набирал, прыгая с камня на камень, как горный козел, до ямки на середине ручья. Еще не хватало, чтобы он там покалечился, мне без него сейчас не выжить. Поэтому следующим шагом стало рытье небольшого котлована чуть в стороне от ручья, с двумя канавами, на вход и выход воды, чтобы вода оставалась проточной.
  Пока помощник упражнялся в строительстве гидротехнических сооружений, я точил топор. Топор кованый, из хорошего железа, но тупой до безобразия. Работать тупым топором могут только пионеры и мазохисты, и тем, и другим все равно. А мне нет, поэтому точил я его несколько дней до полного изнеможения. Станка нет, напильника нет, только об камень. Нашел на берегу плоский камень с более-менее ровной поверхностью и ширк-ширк, туда, сюда. Вот тебе и польза, и тренировка, но к концу работы уже возненавидел и этот топор, и этот камень. Но все же я его победил, теперь это не железяка, а инструмент.
  Следующим пунктом большой программы развлечений стала пила. Никогда не пробовали пилить тупой неразведенной пилой? Неразведенной не в смысле наличия партнера, а в смысле подготовки пилы к работе. Зубья у пилы отгибаются поочередно вправо и влево на небольшой угол специальным инструментом, это и называется разводкой пилы. У меня такого инструмента, естественно, нет, но и моих предков его тоже не было, это можно сделать все тем же топором, кому интересно, обращайтесь, с удовольствием покажу. Но зубья то тупые и вот с этим без напильника уже ничего не сделать. Как точили в старину? Я не знаю, а спросить уже не у кого.
  Подготовив инструмент, пошел в лес, который начинался сразу за землянкой. Лес действительно стоял великолепный, нетронутый, вперемежку росли и лиственные и хвойные породы. Только весь замусорен сухостоем и валежником, но это даже хорошо. Потому что скоро наша печь для обжига будет работать круглые сутки, дров понадобится много. Из крепких сухих сучьев надо еще клинья вытесать, они нам понадобятся для изготовления досок из бревен.
  Вечером занялся расчетом необходимого материала для перестройки этой убогой землянки. Решил, чтобы сильно в глаза не бросалось, не подниматься вверх, а расширить и углубить землянку, сделать ее где-то пять на пять метров и глубиной метра два. Чтобы земля не осыпалась, вкопать опорные столбы по периметру. Заложить доски между землей и столбами, без гвоздей держаться будут, пару-тройку венцов из бревен поставить сверху. Из менее массивных бревен уложить стропила, закрыть все это досками, укрыть землей и дерном, и получите - жилплощадь готова. На все про все нам надо свалить не больше пятнадцати деревьев, но так, чтобы с первого взгляда вырубка была бы незаметна.
  В этом замечательном проекте есть два скользких момента: как притащить бревна из леса к землянке и где взять доски. Гога хоть и здоровый парень, но тащить в одиночку по лесу шестиметровое бревно даже ему будет сильно напряжно. Почему шестиметровые, когда длина жилища пять метров? Потому что для устройства сруба на концах каждого бревна требуется вырубить полукруглую выемку, так называемую 'чашку', вот по полметра и уйдет. Придется Марию привлекать, без нее не справимся. И еще есть у меня мысли, как облегчить наш труд по перевалке бревен.
  С досками проще, но не сильно легче. Бревно, желательно максимально ровное, с помощью клиньев раскалывается вдоль на доски, такие доски называются 'тёс'.
  Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, мудры были наши предки. За первый день на лесоповале так ухайдокались, что заснули не ужинавши. Ходьба по лесу на изувеченной ноге отнимала сил не меньше, чем основная работа, обратно вечером Гога меня на спине тащил. Надо же было выбрать подходящее дерево, определить направление его падения, чтобы не зависло на других деревьях, сделать правильный запил. Дерево спиливали у самой земли, чтобы пенек оставался как можно ниже. Пилил только Гога, я с другой стороны только ручку пилы придерживал. Потом собрали все опилки, а пенек мхом и сучьями завалили. А еще надо поваленное дерево распилить на бревна, срубить все сучья и ветки, унести их поближе к мастерской, то есть сделать так, чтобы максимально скрыть следы нашего вторжения в чужой лес. И это только одно дерево!
  Мама родная, когда мы со всем объемом справимся? Так, не раскисать! Считай, что это твой фитнес зал, совершенно бесплатный. И норму выработки сами устанавливаем, не дядя чужой, когда совсем надоест, можно чем-нибудь другим заняться, благо работы выше крыши.
  Из одного поваленного дерева выходило два бревна, остальное, включая все ветки, сносили в мастерскую, или складывали за сенником. Деревья, которые мы собирались завалить, я выбрал на расстоянии не дальше пятидесяти метров от землянки. Но даже такое расстояние представляло собой серьезную проблему по доставке бревен на стройку. Для облегчения жизни помощника и лошади придумал следующее: срубили несколько нетолстых сухостоин и уложили наподобие рельсов. Затем заготовили десяток ровных прочных палок из маленьких сосенок вместо катков и положили сверху поперек сухостоин. Кто в жизни кантовал что-нибудь очень тяжелое поймут, о чем это я. В цивилизованной местности вместо палок используют обрезки труб. Самое тяжелое было затащить бревно на катки. Запрягали Марию и они вдвоем с Гогой тащили бревно. При этом Машка так смотрела на меня... Негодяй, согласен, обманул, но надо, Маша, надо. После того, как бревно оказывалось на катках, его можно было укатить хоть к черту на куличики.
  Через неделю такой работы мой помощник приуныл, лошадь наотрез отказывалась идти в лес, поэтому временно решили заняться другим видом спорта.
  Надо начинать заниматься изготовлением кирпича. К зиме у нас должна быть нормальная печь. Топором вырубил нужного размера дощечки, обвязал ивняком, получилась форма, форма для кирпича. Пошли с Гогой на то место, где он брал глину для своей керамики. Глина оказалась весьма неплохой, для кирпичей даже песок придется подмешивать, но сам забой не выдерживал никакой критики. Это не место добычи материала, это какая-то нора суслика.
  Сурово посмотрел на Гогона и покачал головой. Тот понял, что хвалить его точно не будут и смущенно ковырял ногой песок. Показал парню, как расчистить захватку, но не оголять совсем пласт глины, чтобы не пересохла.
  Теперь рабочий день Гоги начинался на руднике, он должен был накопать и принести десять ведер глины, воды и размешать все это до состояния теста. Совсем нелегкая работка, доложу я вам. Думается, скоро Гога запросится обратно в лес, заниматься дровами.
  Заготовленные бревна надо было обязательно ошкурить, чтобы там не заводилась всякая ненужная живность. Вот этим я и занимался, пока помощник подготавливал глину к работе. Опять монотонная выматывающая работа. Очередной тренажер в моем фитнес зале.
  После обеда играли в куличики. Подготовленную глиняную смесь забивали в форму, излишки срезали и заготовку будущего кирпича Гога уносил на крышу сенника на просушку, потом все повторялось. Из десяти ведер глины получалось чуть больше тридцати заготовок. Возможно, у нас были какие-то нарушения технологии, но кирпич этот технадзору не предъявлять, а для хенд-мея вполне приличное качество.
  Первую партию кирпичей заложили на обжиг через пять дней после начала работ с глиной. Терзали меня смутные сомнения, что рановато я это делаю, по-хорошему, их еще сушить и сушить. Но очень уж хотелось взять в руки готовый кирпич и положить первый ряд будущей печки.
  Старая печь для обжига кардинальному улучшению не подлежала, делать новую не было времени, поэтому использовали, что есть, только все щели глиной замазали. Единственное улучшение, которое мне было по силам выполнить, это установка новой дымовой трубы. Гога закинул меня на крышу мастерской как мешок картошки, и прямо из необожженого кирпича я за полдня сложил приличную дымовую трубу. Здесь не до красивостей, нам тяга нужна.
  Влезало в печь около сорока заготовок, обжигать надо сутки, не меньше. Потом еще сутки ждать, чтобы все остыло. Первый кирпич получился весь в трещинках из-за плохой просушки, но это был настоящий кирпич! Вообще, творческий процесс затягивает. Раньше рад был бы любому кирпичику, теперь уже трещинки не нравятся, надо делать лучше. Готовые кирпичи помощник унес в землянку.
  В таких трудах и заботах пролетел месяц. Надо сказать, что мы оба изменились в лучшую сторону. Полноценное питание, насколько это было возможно в тех условиях, физический труд, нормальный отдых сделали свое дело. Гога отъелся и не кидался на каждую кость быстрее голодной собаки. Его бородатая харя стала еще шире, ушла беспросветная тоска из глаз. Мое тельце тоже окрепло, меня уже не шатало порывами ветра, появились намеки на мускулы.
  В один из дней Гога принес опасную бритву, от брата осталась, и снял остатки моих волос и на голове, и на лице. В мастерской от печки было жарко, часть воды оставляли в кадке, вечером сам обмывался водой, и помощника заставлял. Кстати, осмотрел я как-то вечером Гогу на предмет его ауры, удивительно здоровый парень, только лысина чуть светится оранжевым, но это объяснимо, луковицы же отчего-то умерли. Вообще, Гога был незаменим с точки зрения мускульной тяги, вот только ел много. Ну, тут уж или еда, или бензин. Бензопилы нет, трактора нет, есть Гогон, пусть кушает.
  Большую часть бревен мы уже заготовили, они лежали ошкуренные рядом с землянкой. Кирпичный заводик в нашем лице работал без перебоев и сейчас у меня было в наличии около трехсот готовых кирпичей, еще пара сотен сохла на улице.
  Сенник невовремя решил развалиться, поэтому три бревна пришлось расколоть на доски. Заменили стойки и перекладины сарая, накрыли тесом, поправили стены. И чтобы свежее дерево не светилось на всю округу, вместе с напарником обмазали все землей, издалека и не скажешь, что ремонт был.
   В один из дней на перекуре Гогон внезапно спросил меня:
   - Господин мастер-дон, мне приснилось сегодня, что нас схватили люди дона Умартана. Так страшно стало.
   Мычаньем и пантомимой попытался внушить парню, что здесь никого нет и делать чужим здесь нечего. А если уж появятся, то мы им зададим жару.
  Гогу я кое-как успокоил, а вот сам серьезно задумался. Задержаться в этих местах я планировал до весны, а это месяцев шесть-семь по нашему исчислению. Зима здесь есть, но не лютая, снега достаточно, жизнь замирает, все ждут весны. К сожалению, прожить незаметно для окружающих все это время не удастся. Будут у нас обязательно гости, много гостей, нехороших и разных.
  Чтобы противостоять беспределу, который здесь вместо закона, нужна защита и нужно нападение. Может у нас есть еще время на подготовку, а может и нет, завтра, не дай Бог, заявится сюда банда человек пять и более, и привет семье, не отобьемся. Гога годится только для геройской смерти.
  Мне надо каким-то образом пытаться разрабатывать свои новые способности, другого оружия у меня нет. Поэтому все свободное от работы время я пытался вызвать свои призрачные руки, но достичь той глубины отчаяния и злости, при которых они проявлялись, так и не смог. Да и не вариант надеяться на то, чем ты управлять не можешь. А если не сработает в нужный момент, надо что-то делать.
  
  Баба-Яга.
  
  Тут как-то утром Гогон ходил вокруг меня кругами, ходил с загадочным лицом, потом решился и спросил.
  - Господин мастер-дон, а у Вас один золотой есть? Только не хватайтесь за кинжал, умоляю, я все расскажу. В лесу, за дальней деревней, где мы продукты покупаем, в самой глуши бабка живет, целительница. Многим помогла, многих на ноги поставила, но в последнее время никто с ней не общался. А вчера хозяйка продукты в мешок складывает и говорит, что муж ее, Ефросий, на днях бабку-то в лесу и видел, издалека, но точно ее видел.
  Так вот что я думаю, а если нам с Вами до той бабки доехать, может посмотрит она Вас, ведь сил нет смотреть, как Вам тяжело ходить, особливо по лесу. А про золотой говорю, так давно еще бабы сказывали, что жадная совсем ведьма, когда за тяжелые случаи бралась, никак не меньше золотого требовала. А может и дешевле выйдет, кто его знает.
  Послал я его сначала, на работу, а мысль же голову сверлит, а что, а вдруг? Можно не верить, но магия в этом мире есть, вот в ухе висит, речь переводит, так почему бы нет. В итоге, договорились с Гогой завтра с утра поехать.
  Всю ночь крутился, вертелся, к утру задремал, а там и вставать пора. Собрались, Машку в телегу запрягли и поехали, в лесочке у деревни остановились, а Гогон побежал к знакомой тетке дорогу выспрашивать.
  Пришел, голову чешет, говорит, что тетка не совсем точно дорогу знает, от погоста пешком надо, милю-полторы, а то и поболее, и, то ли влево забирать, то ли правее, вроде как сами увидим. Энтузиазм мой сразу как-то поутих, но не возвращаться же.
  - Поехали, - говорю, - считай, что у нас сегодня выходной с выездом на природу.
  Доехали до погоста, Марию с телегой привязали, и потопали куда-то туда. Через час ковыляния по густому лесу я бы матерился в голос, если б мог.
  - Все, привал, передохнем немного, нога разболелась, сил нет, еще назад же надо, как бы не потеряться.
  И вот пока отдыхал, мне в голову пришло, что мы премся туда, куда нас не звали и если бабка не захочет, то фиг когда мы ее жилище найдем. Поднялся, поклонился, достойно так поклонился, спины не жалея, выпрямился и замычал:
  - Бабушка, извини молодых, горячих, совет нужен.
  Из-за дерева неподалеку вышла даже не бабушка, сама Старость, и чистым мелодичным голосом ответила:
  - Где ты, нахал, бабушку увидел, а из молодых я тут только одного вижу, пугало огородное.
  Ну, что ж, есть у нас в анамнезе Серый Волк, вот и Баба Яга появилась. Как бы на Кощея Бессмертного не нарваться, не готов я пока к этому, совсем не готов. Гогон подпрыгнул, подбежал к бабке, и хотел что-то сказать, но она ладонью перед ним провела, и парень замолк, как подавился.
  - Ты, дурашка, иди к лошади, и не оглядывайся, а мы с человеком поговорим немного.
  Дурак то дурак, но спорить не стал, ушел куда-то в сторону. Честно говоря, не ожидал я такого напора от этой совсем старой женщины, но пришлось выслушать до конца.
  - Вот ты зачем приперся, у тебя дел своих нет, или мне заняться нечем? У тебя все есть, от меня то ты чего хочешь? Подчинения, так не будет такого! Марена еще никому слугой не была!
  Вокруг бабки возникла сверкающая, как фольга на солнце, пленка, а свою палку выставила в мою сторону. Хоть стой, хоть падай.
  - Э-ээ, женщина, Вы о чем? - промычал.
  И с таким недоумением это промычал, что бабуля, которая хотела еще что-то сказать, передумала. Старуха долго смотрела в мою сторону, мне показалось, что эта старая женщина слепа, зрачки не двигались и смотрела она немного выше меня. Потом она спросила:
   Ведь ты же видишь, мил человек?
  Я много чего вижу, и дальше что?
  - Защиту видишь?
  Не знаю о чем она, но на всякий случай кивнул головой. Пленка сначала потускнела, потом исчезла совсем, вот и славно, а то глазам больно.
  - И у мага, в черном, тоже видел?
  Твою мать, какая неприятная осведомленность.
  - Не понимаю, о чем Вы.
  - Значит, ты видишь и это, и то, - медленно, как кисель произнесла бабка, - оказывается, и так бывает.
  - Уважаемая, мне ясно, что мы не вовремя, Вы не в духе, я пойду, дел дома навалом, извините за беспокойство.
  Есть в жизни моменты, когда надо тихо откланяться и свалить, потом может и не получиться.
  - Иди, иди, герой, только зачем тебе я, у тебя все есть.
  Спокойно, товарищ, тихонько, вежливо уходим, дома будем загадки отгадывать.
  - У тебя все есть, смотри глубже.
  - Хорошо, бабушка, буду смотреть глубже.
  И уже в спину мне:
  - Змею свою береги, их почти не осталось.
  Я развернулся:
  - Какую змею?
  - Ты дурака не валяй, иди, только дороги не перепутай. И, да, затейник, когда все получится, кинь мне весточку, интересно все же. Ну, чего встал, рот разинувши, домой иди.
  Я, как лунатик прошел два шага, потом обернулся:
  - А по поводу змеи...
  Ку-ку, а никого и нет, только ветер в кронах шумит. Про деньги ни она не спросила, ни я не вспомнил, офигевший после таких заявлений. Нет, наш мир все-таки лучше, больше определенности, а тут. Была бабка, не было бабки, наговорила херни всякой, а я теперь расшифровывать должен. Неужели нельзя было сказать - делай раз, делай два, а там и счастье наступит.
  Короче, домой мы возвращались сильно недовольные: Гога тем, что его как пацана выпроводили, а я всю эту мистику, загадки и шарады не люблю, мне конкретика нужна.
  По поводу змеи практически все понятно, кандидат на эту роль один, точнее, одна, только почему змея? Хорошо, сейчас это не главное, больше меня интересует настойчивое предложение смотреть глубже. Куда? И как?
  Итог: как бы мне этого не хотелось, надо привлекать Варю. Если верить всем спецам-писателям по магическим мирам, существующие особые способности надо развивать, и с этим трудно спорить. Но как? Для тела я, кстати, из глины сделал две корявые гантели и теперь каждый день качаю руки понемногу, это понятно. А призрачный свет как добывать?
  Не откладывая в долгий ящик, после приезда домой, быстро перекусили, я взял походный мешок и убрел в лес. Несмотря на хроническое отсутствие посторонних в наших краях, оглянулся по сторонам. Никого.
  Достал коробочку с Варей и осторожно открыл, даже соскучился где-то. Бог мой, Варя! В коробочке лежал маленький шарик, совсем светло-серого цвета и периодически вздрагивал. Вот это я дебил, вот это я идиот, я же больше месяца коробку не открывал, совсем забыл! Урок тебе: домашнее животное, даже такое странное, надо кормить.
  - Варя, Варечка, извини, я же не знал, ты слышишь меня?
  Увидел промелькнувший легкий сполох синего цвета. А чем ее здесь кормить, я тут никаких зверей крупных не видел. Скормить ей Гогу? Гога обидится, да и нужен он еще.
  - Варечка, а ты можешь брать помаленьку, чтобы не сразу труп? Давай ты мной подкрепишься немного, только умоляю тебя, не до смерти, кто тогда за тобой ухаживать будет?
  Аккуратно вынул ее из коробки, положил на ладонь.
  - Варя, прошу тебя, не умирай, возьми себе немного от меня, тебе сейчас нужнее.
  На своем опыте прочувствовал фразу - и силы покинули его. Нахлынула мгновенная слабость, ноги подкосились, и я упал на прошлогоднюю хвою. В голове сильно зашумело, сердце стучало сильно-сильно и глаза закрылись помимо моей воли.
  Больше подумал, чем прошептал:
  - Варя, хватит. Полетай вокруг, может найдешь, кого съесть, только людей не трогай, - и отключился.
  Картинка возникла перед глазами вместе с ощущением, что мне вводят лекарство. Повернув голову, увидел Варю, которая опять сидела у меня на ладони. Не знаю, кем она перекусила, сейчас уже не узнаешь, но не крупным, после крупной добычи у нее размеры другие.
  Пролежав еще где-то час, нашел в себе силы подняться и пополз в сторону землянки. Перед тем, как закрыть коробку, я сказал Варе:
  - Завтра у тебя будет много еды, обещаю.
  Гога, увидев меня на краю леса, побросал все, подбежал, поднял на руки и отнес на сеновал. Он еще что-то говорил, но я уже не слышал, заснул.
  На следующее утро Гога мне весь мозг проел, что не надо мне напрягаться, мне надо лежать, а он все сам сможет... и т.д. Пришлось не очень вежливо отправить его работать по распорядку дня, а сам взял мешок и пошел от дома, но не в лес, а в сторону большого луга, не так далеко от землянки находившегося. Черт, сена для Марии Гога привез мало, заготовить уже не успеваем, надо будет осенью у деревенских еще сена прикупить.
  Выпустил Варю на свободу на краю луга и постарался представить себе четкую картинку полевой мыши.
  - Варя, вот таких здесь должно быть много, и сверху, и под землей. Во времени охоты я тебя не ограничиваю, как закончишь, прилетай, я подожду тебя здесь.
  Варя медленно поплыла над травой, потом тормознула и резко спикировала на землю, скорее под землю, потому как исчезла. Сам лег на траву, еще от вчерашнего происшествия не отошел. Часа два прошло, не меньше, как со стороны края леса появился шар, который двигался в мою сторону.
  - Очень рад, что у тебя получилось перекусить.
  Заметив, что Варвара пытается приземлиться мне на руку, я ее попросил чуть повременить и спросил:
  - А тебе самой энергия нужна, или ее надо обязательно сбрасывать? Варя зашлась синими сполохами по всей поверхности.
  - Если я правильно понимаю, то энергия тебе нужна. Давай так, ты мне отдай немного, а то до сих пор покачивает, а остальное оставь себе, ты же можешь отдавать не быстро и понемногу?
  Варя на несколько секунд прикоснулась к моей руке и отплыла в сторону коробки. Наверное, такие перепады не полезны для организма, но я опять был бодр, хоть стометровку беги, при этом Варя была еще значительно больше своих обычных размеров. Понемногу клякса стала уменьшаться, но цвет шарика стал насыщенно серым, я бы даже сказал, здоровым.
  - Варвара, а ты можешь обходиться без коробки?
  По поверхности кляксы проскочила очередь ярко-красных вспышек, она подскочила к коробке и с силой захлопнула крышку.
  - Вот тебе на, я думал, что это дом твой, а оказывается тюрьма. А не друг наш и не брат, магический мужчина в черном держал тебя впроголодь и забирал себе всю добытую энергию. Да, некрасиво с его стороны, или он не знал, что с тобой можно
  договориться.
  - Хорошо, Варя, а тебе сейчас нужна еще энергия?
  Опять сплошные синие вспышки.
  - Тогда имеется предложение: ты отъедаешься здесь или рядом до самого утра, а завтра я подойду и нам надо будет провести небольшой эксперимент, поэтому запаси энергии немного и для меня, хорошо? Только чур людей и лошадей не трогать, обойдись чем-нибудь мелким.
  Синяя ракета облетела меня и усвистала. Коробочку я забрал с собой, не для Варвары, нет, может там еще что-нибудь можно будет хранить.
  
   Сила.
  
  Утром проснулся с тяжелой головой, спал ночью плохо, все какая-то ерунда снилась, все дергалось, бегало, кто-то куда-то летал, ничего не запомнил, каша какая-то. С Варварой, конечно, интересно, но хозяйственные дела никто не отменял. Скоро на сеновале спать станет холодно, материал почти весь есть, надо жилье обновлять.
  Гога хоть и бугай, один долго будет возиться, надо, чтобы он в деревне подыскал пару мужиков на подмогу, не думаю, что расценки здесь грабительские, за неделю должны управиться. Пока суть да дело, еще кирпичей триста-четыреста подоспеет, можно начинать печь выкладывать. И надо Гогу опять к кузнецу отправить, чтобы железяки для печки заказал, так не объяснишь, придется на бересте чертежики рисовать.
  Надо вставать, потянулся, посмотрел в сторону и ... На моем походном одеяле лежал шар из ртути. Я же человек умный, поэтому в голову сразу полезли дурацкие мысли: ртуть, металл, свободная ртуть собирается шариками, когда ее совсем мало, а при большом количестве образовывает лужицу с закругленными краями. Ртуть тяжелая, такое количество должно проминать одеяло, у тут... Ртуть, увидев, что я открыл глаза, пыхнула синим цветом и опять стала серебристо-белой.
  - Здравствуйте, Варвара, не знаю, как по отчеству. Кстати, давай ты будешь Петровной, в моем мире так принято, давать два имени. Для меня Варвара Петровна символизирует что-то солидное и монументальное. Выглядишь ты уже солидно, а монументальность со временем придет, она практически ко всем женщинам приходит.
  - Так вот, спросить хотел, это где Вы столько энергии набрали, что Вас вон как перекрасило? Ты никого лишнего не прихватила, пока охотилась?
  Варя растеклась лужицей и, переливаясь оттенками зеленого и синего, потекла к руке. Блин, даже думать не хочу, кого она схарчила, будем решать проблемы по мере поступления.
  - Варя, стоп, ты мне очень нравишься, но у меня к тебе несколько вопросов. Первое, ты можешь прикасаться ко мне и не трогать мою энергию? Нам с тобой дальше жить вместе, где и в чем тебя носить, не в коробке же?
  Клякса превратилась в узкую блестящую ленту, метнулась и обвила правое запястье. Вот тебе и ответ, друг мой, почему змея. С тревогой прислушивался к организму, но он жил своей жизнью и сигналов ухудшения или улучшения состояния не подавал. На руке висел солидный, не сильно широкий, абсолютно гладкий браслет. Я почувствовал, как от него идет волна умиротворения, умиротворения существа, которое долго искало свой дом и, наконец, нашло.
  Посидев некоторое время в обоюдном удовольствии, собрал мысли в кучу и продолжил.
  - Варя, раз уж ты вылезла на всеобщее обозрение, то будь добра слушаться. В вашем мире про дисциплину вообще хоть кто-нибудь слышал? Никакой самодеятельности, и пожалуйста, сделай браслет черным. Ну, и пусти какой-нибудь орнамент по поверхности, не так будет в глаза бросаться.
  Браслет почернел и покрылся сложной вязью из переплетенных змей.
  - Так намного лучше, пошли завтракать, Гога уже весь измаялся в ожидании.
  После завтрака опять оправил Гогу на работы, сам вернулся на сеновал. Нехорошо, конечно, из парня батрака делать, но, если я ничего путного не придумаю, как защитить наш дом, спокойной жизни нам не дадут. На сеновал пошел, чтобы в случае возможных осложнений, не надо было меня тащить с места эксперимента. Подготовил место, улегся.
  - Варя, ты готова? У тебя есть энергия для меня?
  - Есть.
  Варя, конечно, не говорила, в голове у меня не звучал ее голос, но возникало четкое ощущение ответа, трудно объяснить, еще не привык.
  - Варя, понемногу, не быстро качаешь в меня энергию, когда я скажу хватит, сразу останавливаешься. И только по моей команде забираешь энергию обратно, окей?
  Начали!
  Быстро прошли фазу безумной бодрости и меня стало распирать, как в прошлый раз. Когда стало невмоготу, прохрипел:
  - Хватит.
  И сколько ждать в таком состоянии, и чего ждать?
  - Варя, забирай, пожалуйста.
  Из меня опять выпустили воздух, все закончилось. И зачем я все это затеял, экспериментатор хренов, только хуже стало. Надо еще раз прогнать энергию туда-сюда и достаточно, надо делом заниматься. Если ничего не изменится, через пару дней повторим. Может быть.
  - Варя, от винта!
  Меня опять расперло, интересно, со стороны что-нибудь видно, ладно, заканчиваем. А слово 'хватит' сказать не успел, голова взорвалась, и я провалился в бездонную яму. Тело разрывало на части, все болело, вокруг мелькали тени, лица, морды, которые и не придумаешь, грозил мертвый маг, ругался святоша, и тетка-Жаба здесь, очень жарко, очень жарко. Я еще пытался держаться, осознавать себя, но силы уходили, все размывалось, глохло. Вдруг кто-то схватил меня, потащил наверх, к свету и я открыл глаза.
  Вечерело, почти в потемках увидел знакомую бабулю, которая сидела с закрытыми глазами на табурете из землянки и держала меня за руку. Не открывая глаз бабка утвердительно произнесла:
  - Вернулся. Ну, ты шутник, парень, ты так дошутишься, еле удержала. Или ты сознательно на ту сторону пошел? Лежи, лежи, теперь я шучу. Ты зачем эту змеюку подколодную на себя нацепил, она же тебя выжгла совсем. Это хорошо, что в сознании сейчас, а мог бы овощем остаться, хе-хе, поджаренным.
  Смотрю вчера утром, в небо фонтан энергии бьет, аж дух захватывает, думаю, это кто ж из магов здесь так странно развлекается, посмотрела по меткам, нет, ближайший маг только в городе, да и тот слабенький. И тут я, карга старая, догадалась, кто это может быть. Знакомец мой новый.
  Пошла, не поленилась, хотела тебе задницу надрать за такие художества. Пришла, да, не быстро, не молодая чай, а тут практически мертвец лежит, змеюка дохлая и слуга твой весь в слезах-соплях. Так с прошлого вечера тебя и держу. Может, конечно, ты и на той стороне бы устроился, но, говорят, там неуютно.
  Из всего этого я понял одно - Варя погибла. Ну что я за урод, все-таки уморил кляксу. Я же ей сам перед экспериментом говорил про дисциплину, слова 'хватит' не прозвучало, вот она и качала энергию, пока та не кончилась. Так горько стало, аж глаза зажмурил.
  - Ты чего распереживался, милок, жива твоя змеюка, я ее на улицу выбросила, пусть отъедается.
  - Спасибо, бабушка Марена.
  - Ишь ты, запомнил имя, а ведь перетрусил тогда в лесу, страх, его очень хорошо видно.
  - Да ничего я не перетрусил, просто неожиданно...
  - Тихо мне тут, возьми вот это, выпей, и засыпай, тебе поспать надо.
  Когда бабка вышла из сенника и пошла в сторону своего дома, Гога подбежал к ней.
  - Уважаемая, останьтесь, куда же Вы в ночь?
  - Спасибо за доброе слово, молодец, но я пойду, а день или ночь мне все едино, мои глаза давно уже не видят. Ты лучше еды на завтра приготовь, он завтра целый день есть будет.
  И ушла.
  Проснулся я с ощущением, которое можно описать, как могло бы быть и хуже. И есть хочу, наверное, так же сильно, как в тот момент, когда я попал в этот мир. Осторожно приподнял руку, есть, на месте, сокровище мое. В ответ мне прилетела такая волна радости, браслет переливался огнями почище светомузыки.
  - Варя, я тоже рад тебя видеть, только убирай свет, сейчас Гога придет. И, пожалуйста, при посторонних не отсвечивай, а то я устану объяснять, что это за страсть у меня на руке.
  Одна из змеек на браслете моргнула синим глазом.
  Минут десять ушло на то, чтобы выслушать и успокоить парня, слезы удалось предотвратить только требованием еды. Я ел, ел и ел. За два дня отощал, как после недельной голодовки. Гогу пришлось отругать, за то, что не уследил за печью и она погасла. Не знаю, эту партию кирпичей придется выбросить или заново будем обжигать. Кое-как избавился от напарника, дав слово, что помирать больше не намерен.
  Когда Гога ушел, стал смотреть, был ли смысл в этих моих страданиях. Раньше, чтобы получше рассмотреть каемку ауры даже в темноте, мне приходилось напрягать зрение. Сейчас даже с первого взгляда стало понятно, что все сильно изменилось, но еще раз повторить эксперимент с энергией меня никто не заставит, увольте.
  Во-первых, линия ауры светилась насыщенным цветом, во-вторых, присмотревшись к кисти руки я увидел переплетение различных линий, разных по толщине и оттенку голубого цвета. Варин браслет представлял собой плотный жгут перевитых белых канатиков. Хорошо помня совет бабки Марены смотреть глубже, попытался заглянуть за уже видимый слой. Ага, вот, теперь как на рентгеновских снимках, косточки видны, и все равно какие-то нити проглядывают.
  Фу-ух, глаза устали с непривычки, но есть еще одно место, которое мне надо осмотреть, это левая нога. Она и в обычном то зрении производит тягостное впечатление: усохшие мышцы, вывернутая в сторону стопа. Все это похоже на последствия детского полиомиелита, и, хотя я совсем не медик, но в состоянии понять сложность лечения, если оно вообще возможно. Да, лучше бы не смотрел внутрь, до колена сплошные узлы, а ниже колена нити не проглядываются совсем.
  И все же способность смотреть внутрь организма на данный момент для меня второстепенна, мне надо постараться добиться устойчивого появления защитного света. Появления по моему желанию, а не в минуты крайней опасности.
  Только подумал о когтях, которые меня спасли от серого мешка, как на концах пальцев появился призрачный отсвет, но мне понадобилось более двух часов, чтобы уверенно выдвигать-убирать когти в пальцы. Пытался установить защитную пленку, но там совсем ничего не получилось.
  Пленка есть, я ее прекрасно вижу, возникает между ладоней, но как только опускаю руки, пленка исчезает. Устал как собака и пришел к неутешительному, но логичному выводу, что все действия с магической составляющей забирают массу сил. На сегодня все, больше организм нагружать не будем.
  Опять покатились рабочие будни. Осень приближалась с каждым днем, надо поторапливаться по мере сил. Кирпичи пока подождут, все наши усилия были направлены на перестройку землянки. Гога вытащил все полностью из землянки, разобрал настил над головой и работал экскаватором, углубляя и расширяя наше будущее жилище. Я целые дни напролет махал топором, вырубая 'чашки' в бревнах. Работа очень ответственная, торопливости не любит. А еще бревно надо вдоль подтесать для ровности, да канавку вырубить, чтобы верхнее бревно не скатилось с нижнего, целая наука.
  Варвара днем спокойно сидела у меня на запястье, ночью ненадолго исчезала, исправно возвращаясь назад. Теперь я был спокоен за ее состояние, главное не задумываться, где она берет энергию. Причем, и я стал себя чувствовать намного лучше, несмотря на изнуряющий монотонный труд. Не удивлюсь, если она потихоньку еще и меня подпитывает. А по вечерам, оставаясь один, не забывал тренировать свое умение вызывать свет на кончиках пальцев.
  
   Защита и нападение
  
  Однажды посреди ночи подскочил, как ужаленный. Защита! У святоши защита была завязана на его медальон, и черный маг пропускал свои силы через что-то похожее, то есть, думается мне, нужен концентратор. Возможно, он же является хранилищем энергии. А у меня же за сенником прикопаны ювелирные украшения тетки-Жабы, я их сильно не рассматривал, там вполне может найтись приличный камень.
  Вообще не понимаю, почему хранилище энергии стараются сделать из драгоценных камней, вещь редкая и дорогая. Кремний, между прочим, имеет кристаллическую решетку алмазного типа, а что такое кремний? Любая галька на берегу ручья почти целиком состоит из кремния, но лучше всего кварц, там примесей меньше.
  Утром Гогона отправил в лес, мы остались с Варварой одни, помешать вроде никто не должен. Я откопал свои сокровища и разложил на столе все украшения с максимально крупными драгоценными камнями.
  - Варя, посмотри на меня внимательно, нужна твоя помощь, - и постарался максимально подробно представить себе картинку из недавнего прошлого. Вот святоша с медальоном, в центре медальона светится камень, вот святоша держит перед собой медальон, из которого растекается голубоватая защита.
  - Какой из этих камней можно использовать для поддержания защитного поля?
  Варя растеклась и накрыла все предложенные камни, через несколько секунд выдвинула из общей кучки два перстня. Один ожидаемо был перстнем погибшего святоши, скорее всего с бриллиантом, вторым оказался симпатичный перстень с крупным зеленоватым камнем. Перстень святого отца вообще никому нельзя показывать, пока во всяком случае, а со вторым можно попробовать. Безусловно, я не собираюсь эту гайку таскать на пальце, повешу на веревочку и пусть висит на шее под одеждой.
  Теперь неплохо было бы его зарядить. Крепко зажал перстень в кулаке и представил, как энергия заполняет камень. Через минуту разжал кулак. А вот Вам фиг, дорогой товарищ, камень остался без видимых изменений. То есть, простым пожеланием передать энергию не получается.
  - Варя, помощница моя дорогая, покажи, пожалуйста, так, чтобы мне было видно, каким образом ты передаешь энергию мне?
  Браслет перетек в шар, приподнялся над кистью, и из него к ладони устремились несколько жгутиков, а энергия ощутимо стала наполнять организм.
  - Варечка, Варечка, спасибо, мне пока больше не надо.
  Змейка всосала жгутики обратно и опять обернулась браслетом вокруг запястья.
  - Варя, нас ждут серьезные испытания, и я не всегда смогу успеть попросить тебя восполнить мою энергию. Смотри внимательно: вот стакан воды, он полный, это я сейчас. Вот стакан воды поменьше, он тоже полный, это ты. Если мне придется расходовать много энергии сразу, она начнет уменьшаться, мой внутренний резерв, как мне кажется, пока еще не очень большой. Представил, как из большего стакана струйкой вытекает вода, уровень понижается, и в то же самое время в него вливается вода из меньшего стакана.
  - Варя, я прошу тебя следить за уровнем моей энергии и поддерживать его, нас вдвоем мало кто сможет осилить. И еще, как только в малом стакане остается половина воды, ты мне сразу говоришь об этом, например, сжимая браслет.
  Браслет моргнул синим глазом, потом вдруг утек под рукав рубахи и появился на голове в виде обруча. Пришла мысль от Вари:
  - Мне так удобнее с тобой общаться.
  Перед глазами замелькал калейдоскоп картинок, одна наслаивалась на другую, на картинках что-то двигалось, из-за этого разобрать их не было никакой возможности, сейчас голова закружится. Скорее всего, моя подруга решила показать мне что-то, но я не успеваю осмыслить увиденное.
  - Варя, я не понимаю ничего, попробуй еще раз, только помедленнее, надо разобраться, к чему все это.
  Картинки поплыли медленно, стали более четкими, возникло ощущение присутствия в тех событиях, о которых рассказывала Варя. Виден небольшой замок с высокой башней, затерянный в огромном горном массиве.
  Следующий кадр: внутри башни находится массивная каменная плита, а из нее вверх бьет яркий луч энергии. В луче резвятся несколько серебристых змеек, они переплетаются друг с другом, распадаются, снова ныряют в луч, от них исходят волны радости и удовольствия, а рядом стоит и улыбается очень старый человек в темно-зеленой мантии с длинной седой бородой.
  Следующая картина: башня разрушена, луч из каменной плиты еле заметен, змейки застыли на плите, сверху опускаются несколько сгустков тумана, чем-то похожих на медуз, и накрывают каждую змейку. Темнота, стенки не пробить, они сильно обжигают, змейка слабеет, надо сохранить себя, змейка превращается в шар и замирает.
  Следующая картина: голод, голод, слабость, энергии практически не осталось, открывается тюрьма, недалеко стоит какой-то человек, от него так вкусно пахнет энергией, и кто-то шепчет: возьми его энергию, она твоя. Шар подлетает к человеку и с упоением забирает всю энергию, это так здорово после жуткого голода, но сзади вьется черный поводок, он сжимается, делая боль невыносимой, и заставляет отдать всю добытую энергию другому человеку, оставляя себе крохи. Этот человек весь светится энергией, ей так хочется забрать эту энергию, но у него в руках поводок и коробка-тюрьма. И так много-много раз.
  Новая картинка: змейку опять выпустили из темницы, впереди небольшой человек с энергией, вот он, совсем близко, как вдруг она опять попадает в ловушку, старается вырваться, но полупрозрачные стенки не поддаются. Зато черный поводок оборван, ее больше ничего не сдавливает, внезапно стенки ловушки исчезают, и совсем рядом оказывается тот самый человек с очень большим запасом энергии. Правда, энергия, взятая у него, чем-то отличалась от других, но змейке было все равно, энергия для нее равнялась жизни. Очень давно она не забирала столько энергии за один раз.
  Опять приближается человек, который поймал ее в ловушку. Это новый владелец тюрьмы? Но поводка нет. По привычке она собирается передать ему энергию, но человек отказывается и заставляет выпустить всю энергию обратно.
  Дальше я увидел всю историю наших взаимоотношений, от страха до привязанности, до глубокой благодарности за предложенную дружбу и защиту. В конце просмотра Варя показала, что теперь наша энергия завязана друг на друга, и пока будет энергия у нее, медальон всегда будет полным. Меня накрыло волной тепла и умиротворения, я постарался в ответ передать Варе мою искреннюю благодарность.
  После всего увиденного заниматься чем-то серьезным не хотелось, надо все еще раз пересмотреть по памяти, уложить в голове и просто отдохнуть. Убрал свои сокровища, кроме отобранного перстня, обратно на место и пошел отдыхать. Отдыхал я, рисуя на земле порядную раскладку кирпичей будущей печки.
  Только я устроился вечером на своем сеновале, как обруч на голове завибрировал.
  - Варя?
  В голове возникла картинка каких-то линий, бледных пятен, все куда-то перемещалось.
  - Варя, опять очень быстро, пожалуйста, показывай отдельными картинками, - возникло ощущение тревоги, просто так Варвара меня беспокоить не стала бы.
  Картинка появилась снова, теперь там что-то равномерно шевелилось, что-то очень знакомое. Ха, это же сердце, как на УЗИ, предположительно мое. Как только я расшифровал увиденное, картинка медленно поползла вверх. Вот это верх легких, ребра, ключицы, все опутано какими-то линиями, нитями голубоватого оттенка разной интенсивности.
  Картинка пошла выше, это шея, понятно, это нижняя челюсть, а это что за хрень? В верхней части шеи слегка шевелился комок из черных нитей, фу, как неприятно выглядит. Потом на картинке возникли руки, из пальцев которых виднелись длинные светящиеся спицы с крючками на конце, и эти спицы пытались распутать черный комок. Я моргнул, и картинка исчезла.
  Веселые дела, Варвара предлагает мне самому разобраться с этой гадостью. Но ведь и бабка Марена утверждала, что у меня есть все необходимое, может попробовать? Интересно, а Марена могла сама убрать черный комок, она же видела его, стопудово видела, но не захотела. Или не могла, и убрать его я должен сам. Чего размышлять, бабка далеко, будем пробовать, но сначала надо потренироваться.
  Вызвал светящиеся когти, оставил только на указательных пальцах, остальные убрал. Мне далеко до профессионалов, которые могут работать всеми пальцами, печатать, например. Стал вытягивать коготь в спицу и на конце сделал маленький крючок. Получилось очень похоже на то, что мне Варя показывала. Затем переключил зрение на внутреннее видение, и посмотрел на левую руку.
  Ну, что, рука как рука, живет своей жизнью, все линии спокойного голубоватого цвета. Прикоснулся спицей к руке и осторожно стал погружать ее в руку. Спица без всяких болевых ощущений прошла руку насквозь, а вот обратно не получилось, крючок все время цеплялся за какую-нибудь нить, что вызывало в руке ноющую боль. Вот что значит отсутствие опыта, зачем мне крючок при обратном ходе, ты же сам его загибал, так и разогнуть надо, то есть спица должна быть манипулятором. Разогнутая спица без сопротивления вышла из руки.
  Тянуть смысла нет, или делаем, или нет, оставляем все как есть. Но, во-первых, мне эта гадость в организме совершенно не нужна, а во-вторых, есть у меня подозрение, что именно она блокирует мою речь.
  - Варвара, показывай картинку, займемся.
  Ввел спицу правой руки и дотронулся до одной из черных нитей. Нить прогнулась, а весь комок стал шевелиться активнее. Превратив кончик спицы в пинцет, защемил одну из нитей и потянул наружу. Ответом стала сильнейшая головная боль, а нить рваться и не подумала.
  Думать надо быстрее, пока черный комок мне сознание не отключил, в следующий раз решимости может и не хватить. Тянуть не вариант, распутать вряд ли получится, значит надо вырезать кусками. Превратил левую спицу в зажим, а вторую в минибокорезы. Зажал нить, бокорезами щелк, щелк. В месте разрезов удар тока, бух, бух. Больно, но терпимо. Отрезанный кусок нити извивался как червяк и старался найти место обреза, чтобы соединиться опять. Быстро бокорезы поменять на зажим, и выдернуть его наружу. 'Червяк' вспыхнул и исчез. Дальше, быстрее, пока эта черная тварь не стала наращивать новые отростки.
  Закончил работу только на морально-волевых, прекрасно понимая, что клубок черных ниток может восстановиться, если оставить внутри хоть кусочек. Голова раскалывалась, горло жгло огнем, надеюсь, до утра не помру. И, конечно, без поддержки Вариной энергией я бы не справился, просто не хватило бы сил.
  Утро настало безрадостным, горло болело по-прежнему. С затаенной надеждой попросил Варю показать мою шею. Ура, ура, ура! Черной дряни не было, голубые линии, смятые чужим порождением, потихоньку выправлялись. Настроение улучшилось, а то, что горло нещадно болит, так чего еще можно было ожидать после операции без наркоза, поболит и перестанет.
  Завтрак прошел как всегда, в молчании, потом направились к складу бревен и досок, надо заканчивать подготовительные работы. Осмотревшись на месте, я, как всегда, промычал 'Гогон', но вместо мычания из горла вырвалось Г-х-хххх. Гога изумленно посмотрел на меня, потом упал на колени и стал читать молитву Светозарному, запрокинув голову в небо. Меня, честно говоря, тоже проняло, неужели я смогу говорить, даже скупая слеза скатилась. Решили, что Гогон займется сегодня наведением порядка, а я пойду к землянке готовить праздничный обед.
  До обеда еще далеко, приготовить успею, способность говорить это просто отлично, но вопрос с зарядкой защитного накопителя остался открытым. Достав на сеновале из мешка перстень, на который я очень рассчитывал, и, зажав его в кулаке, постарался максимально сосредоточиться. Представил, как моя внутренняя энергия образует тоненький ручеек, и он втягивается в камень перстня, наполняя его энергией. Через некоторое время я разжал кулак, камень светился ровным зеленоватым светом.
  Вау, получилось! А если еще добавить? Обрадованный успехом я представил, что энергия продолжает вливаться в камень, как через мгновение пришел резкий сигнал от Вари:
  - Стоп, хватит!
  Перед глазами возникла картинка, как камень взрывается. От неожиданности кулак разжался, перстень выскользнул, еле успел поймать. Осторожнее, товарищ, надо бы поаккуратнее, технику безопасности никто не отменял.
  Вытащил все из того же мешка прихваченную вчера крепкую на вид золотую цепочку, продел в перстень и нацепил себе на шею. Не очень удобно, но мне все равно его под одеждой носить, главное, чтобы с функцией охранного накопителя справлялся.
  Варвара опять показала, что мне известны далеко не все ее способности. Неожиданно змейка стекла с головы, окутала перстень и через несколько мгновений опять удобно устроилась на своем месте в виде обруча. Вместо перстня на груди висел припаянный к цепочке изумительный медальон в виде четырехлучевой звезды из золота со светящимся камнем в центре.
  - Вот это подарок, Варечка, какая ты умница, обалденно красиво.
  От Вари пришло ощущение ответной радости.
  Теперь пора заняться самой защитой. Создал между ладонями тонкую пленку, начал раздвигать ее в разные стороны. Луч из камня медальона послушно поддерживал созданную защитную пленку. Просто отлично, но меня это совсем не устраивает.
  Во-первых, не совсем понимаю, как заставить появляться защитную пленку быстро. Во-вторых, для полной безопасности нужна не стенка, а полусфера, а еще лучше сфера, как защита от опасности снизу. В-третьих, эта сфера должна работать постоянно, но это же безумный расход энергии.
  Поэтому защиту будем строить по-другому, и это другое давно придумано в нашем мире. Радиолокацию в полной мере я воспроизвести не смогу, но мне это и не нужно, важен сам принцип. Нужна контрольная сфера, тончайшая паутинка. можем в мирное время обойтись и полусферой, которая должна работать по принципу охранных датчиков.
  Для чего вообще нужна такая защита? Не уверен, что в этом мире есть развитое стрелковое оружие, скорее всего только метательное: ножи, луки, арбалеты и т.д. То есть, нужна защита от нападения издалека, от пули, стрелы, кинутого ножа. Плохишей с мечом или чем-то подобным я и так увижу. И теперь самое главное: мне не нужна сплошная защита, она должна работать по принципу активной защиты танка. Пролетела пуля-стрела контрольную сферу, зацепила паутинку, прошел сигнал о нападении, на месте попадания ее в мое тельце возникает защитное поле, отбивает\уничтожает пулю-стрелу и гаснет.
  Не буду рассказывать, как долго и трудно я это все объяснял Варе, но результат того стоил. После обеда к проверке созданной системы защиты привлек Гогона. Тот радовался как ребенок, когда он по моей команде кидал в меня камни и спереди, и со спины, а они отскакивали.
  Гога пытался подкрасться ко мне, но охранная сеть работала безукоризненно. Попытка ударить меня палкой тоже не удалась, палку просто откинуло при достижении защитного контура. Стало совершенно очевидным, что обычные люди, лишенные магических способностей, никаких энергетических линий, никаких защитных полей не видят.
  Гогон и раньше был уверен в том, что я как-то связан с магами и колдунами, теперь же все происходящее убедило его в этом окончательно. Если до этого он обращался ко мне господин мастер-дон, то после наших упражнений стал с придыханием произносить 'Господин магистр', мой и так немаленький авторитет вырос в его глазах еще больше. Пришлось опять убедительно его просить не распространяться о проведенных испытаниях в широких кругах общественности.
  Радиус охранной зоны установил примерно на трех метрах от меня, сама же защита срабатывала в пределах метра, а включить и выключить ее я мог теперь просто мысленным усилием, не прикасаясь к медальону.
  Будем считать, что с защитой разобрались, какие-то нюансы, возможно, выплывут во время каких-нибудь разборок, но это будем решать по мере поступления.
  Теперь надо заняться нападением. Защита, конечно, вещь хорошая, она необходима, но лучше заранее убедить граждан плохишей и разбойников не нападать или вообще вышеуказанных граждан превентивно ликвидировать, тогда и нападать будет некому.
  В первую очередь надо понять, что я смогу использовать в качестве оружия. Эффективность Варвары выше всяких похвал, но она хороша против одного противника и на небольшом расстоянии, другого я пока не видел. Есть орех, но он совершенно не исследован, как бы самому под раздачу не попасть. Есть возможность управлять непонятной энергией на расстоянии.
  И еще, когда во время первой встречи с кляксой, я ее замотал в шар из все той же энергии и откинул от себя, то шар при встрече с магом взорвался, и в связи с этим у меня возникло два вопроса: шар летел по воздуху, потому что он сам может летать, или потому что внутри была клякса, которая точно может левитировать, и шар взорвался сам по себе, или маг в черном был катализатором? Вот этим и займемся.
  Откуда что берется и почему именно у меня я озадачиваться не буду, есть и хорошо, главное, надо эту возможность использовать с максимальной пользой. Вызванные из пальцев когти без труда проделали глубокие борозды на поверхности кирпича. Попытка взять в призрачные руки небольшой камень на расстоянии метров десять оказалась неудачной, камень слегка пошевелился. Вывод: наиболее эффективно этот вид энергии работает максимально близко к ее производителю или недостаточно вложено энергии.
  Черный маг трансформировал свою энергию и энергию амулета в меч в борьбе с защитным полем святоши, значит и я смогу свою энергию оформить во что-то подобное. Вызвав энергию в руках, сосредоточил ее всю в правой руке и постарался придать ей вид шпаги.
  Шпага получилась симпатичная на вид, даже с чашкой для защиты кисти руки, но практически прозрачная, причем первые полметра светились ощутимо, а дальше шпага тускнела и ее кончик был еле виден. Постепенно укорачивая шпагу, в итоге я получил кинжал с острым узким лезвием длиной около сорока сантиметров, который был отчетливо виден. Насколько я помню из военно-исторической литературы, подобный вид кинжалов назывался дагой.
  При подключении медальона-накопителя дага засверкала ярким светом. Кончик кинжала я постарался утончить до предела, потому что еще из школьной физики известно, что чем меньше площадь соприкосновения, тем большее усилие будет передаваться на предмет. Кирпич, положенный на доску, дага без всякого сопротивления пробила насквозь, заодно пробив и доску. Воодушевленный успехом, я попытался кинжал кинуть, но увы, ничего путного не получилось, как только кинжал отлетал от меня дальше метра, он бледнел и растворялся в воздухе.
  Возникла еще одна мысль, а почему только кинжал, шпага, меч и так далее, почему я должен играть по их правилам? А вот, например, сверло, диск болгарки или, допустим, большие кусачки? Что еще может пригодиться? Представил себе во всех подробностях сверло на шестнадцать, посадил его на кончик даги и заставил его вращаться, сначала не быстро, затем постепенно увеличивая скорость вращения. Даже на средних оборотах спокойно просверлил абсолютно гладкое отверстие все в том же кирпиче, вот только совершенно четко ощутил, что затраты энергии на подобную экзотику значительно больше, чем на создание статичного кинжала. Ну, и пусть, главное, что такое возможно, мало ли когда и где пригодится, как говорится, не хлебом единым.
  Устал, как собака, на сегодня хватит, пора спать, завтра на работу.
  Как ни болела, а умерла, говорила моя бабушка. Всякой работе приходит конец, если за нее взяться всерьез. Товарища Сизифа в качестве примера рассматривать не будем. Вообще непонятно, зачем он камень на гору тащил, для каких целей, ну да Бог с ним.
  Настало время применить подготовленные материалы. Вечером рисунками на земле, говорить еще толком не мог, выдал Гоге задание на завтра. Ему надо поискать в деревне двух мужиков помощников, больше не надо, потому как завтра-послезавтра я планирую начать работы по превращению землянки в более-менее приличное жилье. Они получат деньги за работу, питание за нами. Поэтому завтра надо будет ему взять Марию с телегой и закупить в деревне продукты уже на четырех человек.
  Следующий день прошел быстро, наполненный сложными объяснениями с Гогоном, что и куда будем ставить, как перекрывать и тому подобное, по-русски говоря, подготовкой к стройке. Очень не хватает нормального общения. Гога хорошо изучил мои требования, но мы до сих пор играем в угадайку, когда я пытаюсь ему объяснить очередное задание.
  Назавтра рано утром подошли два мужика из деревни, мы быстро перекусили и начали облагораживать землянку. К обеду подчистили яму, выкопали нормальный спуск со ступеньками и начался этап созидания. За три дня мужики вместе с Гогой под моим чутким руководством вкопали основные стойки, закрепили доски стен, уложили лаги пола. На входе устроили тамбур, по деревенски сени, чтобы зимой холод не шел напрямую в жилое помещение, еще и продукты хранить можно.
  Мужики в первый же день соорудили себе шалашик недалеко от землянки, чтобы каждый день в деревню не мотаться, не ближний свет. Еще два дня ушло на устройство верхнего сруба. Казалось бы, всего три венца, а мороки с ними... Поднять, положить на место установки - не подходит. Снять, подтесать, положить обратно, и так каждое бревно, а топор-то один. Я решил поднять стены из бревен над землей все же на три венца, чтобы в среднем бревне сделать небольшое оконце-бойницу, смотрящее на дорогу. Летом и свет какой-никакой, и смотровая щель, и выстрелить можно, из арбалета, например. Зимой или закроем чем-нибудь, или стекло добудем, все может быть.
  Потом закрепили стропила и накрыли землянку тесом. Но это была уже не землянка, это уже было вполне приличное жилище. В дальнем углу выложил первые три ряда будущей печи, после этого настелили пол. Сколотили два крепких топчана, вполне приличный стол, вместо стульев по хорошему чурбаку каждому, теперь после того, что было, это просто хоромы.
  По окончании работ мы с помощниками расстались, выплатив все оговоренные деньги. Правда, один из мужичков клянчил сверху пару медяков на кабак, и я, честно говоря, отдал бы, но тут Гога встал насмерть. Гогон стал наезжать на мужика, что работал тот плохо, и только благодаря господину магист... мастер-дону он получил все деньги, а вот если бы он распоряжался деньгами, то... И еще в том же духе минут на пятнадцать. В конце концов мне это надоело, пришлось разводить спорщиков в разные стороны.
  За все время работ своими новыми способностями я практически не занимался, все силы уходили на стройку. Но каждый день, оставаясь один, пытался проговаривать слова, приучать связки к непривычной работе, получалось очень плохо, коряво, но перспектива перестать быть мычащим уродом меня сильно поддерживала. На ночь с удовольствием разворачивал охранный контур и спокойно засыпал.
  
  
  Отступление
  
  
   В небольшом зале, богато и со вкусом обставленным, у высокого стрельчатого окна стоял мужчина в расшитом золотом камзоле. Возраст трудно было определить, но седые виски, сеть морщинок вокруг глаз и спокойный взгляд бывалого человека говорили, что юность его осталась далеко позади. Сейчас он был один, в эти редкие минуты не было необходимости принимать властные позы, не нужно прожигать нерадивых придворных суровым взглядом, можно было просто немного передохнуть от управления империей. Конечно, и в самом зале, и в потайных нишах понатыкано охраны, но эти не в счет, просто мебель.
   Центральная дверь зала приоткрылась, внутрь затек худощавый человек с папкой в руках и деликатно кашлянул.
   - Черт тебя побери, дон Себасто, ты когда-нибудь научишься входить как все нормальные люди? Как ты опять прошел мимо секретаря?! Мне точно надо уволить одного из вас.
   - Ваше императорское Величество, прошу Вас, не гневайтесь, это совсем не полезно для Вашего драгоценного здоровья. Я просто попросил секретаря не беспокоить Вас, и что я иду с обычным докладом.
   - А он, значит, послушался?
   - Ваше императорское Величество, он слишком боится меня, чтобы отказать в столь малой просьбе.
   - То, что тебя, дон Себасто, боится вся империя, мне хорошо известно, но надо же соблюдать хоть какие-то рамки приличий. Я тебя в последний раз предупреждаю.
   - Да, мой император, я это слышу последние тридцать лет с тех пор, как заступил на должность.
   - Надеюсь ты понимаешь, что достаточно одного промаха в твоей работе и все привилегии испарятся?
   - Прекрасно понимаю, поэтому я и пришел сегодня в неурочное время.
   - Что-то случилось? Кто-то из соседей решил показать зубы?
   - Нет, мой император, на всех границах, к счастью, относительно спокойно, насколько это возможно. Мелкие происшествия баланс сил не нарушают, мы внимательно следим за этим.
   - Тогда что тебя беспокоит?
   - Полгода назад моя служба внедрила двух особо подготовленных людей в один из кланов, обитающих в Запретном городе.
   Император слегка поморщился при упоминании этого рассадника зла.
   - В результате блестяще проведенной операции им удалось выкрасть главную реликвию тамошних магов - концентратор темной энергии. Эта вещь, если верить легенде, принадлежала основателю города, великому Корногару.
   Император опять поморщился и спросил:
   - Почему я ничего не знал об этой операции?
   - Прошу простить меня, Ваше императорское Величество. Везде есть лишние уши. Об операции знали трое: я и два моих человека. Я хотел преподнести подарок на Ваш День рождения.
   - И..?
   - Забрав артефакт, парни двинулись не к столице, а пошли на север, вдоль границы с Фрагонией в нашу крепость Алай, в которой, насколько Вы знаете, помимо прочего расположен самый большой храм Светозарного в наших восточных землях.
   - Себасто, ты долго будешь кашу по тарелке размазывать? Давай быстрее, скоро придворные подпевалы на вечерний прием потянутся.
   - Если кратко, то артефакт пропал.
  Император круто развернулся, нехорошо посмотрел на Главу службы безопасности империи и медленно произнес:
  - Это слишком кратко, дон Себасто. Не раздражай меня.
  - Только самую суть, мой император. Чтобы не оголять границу, начальник крепости послал за подмогой в ближайшую крепость. Но, не дожидаясь подкрепления, настоятель храма брат Кастелан повез реликвию в столицу в одиночку, чтобы запутать возможную погоню.
  Как Вы понимаете, настоятель пропал вместе с артефактом. Пока выяснили, что артефакт пропал, пока гонец доставил мне это известие, прошло достаточно много времени.
  Я отправил самых лучших следопытов, они перевернули вверх дном тамошнюю прилегающую местность, и буквально час назад я получил всю информацию, которую можно было собрать в таких условиях. Считаю это тщательно спланированной операцией темных магов.
  Итак. В крепости поползли слухи, что погоня темных буквально на хвосте и возможен штурм. Настоятель в панике хватает артефакт и уезжает. Ближайшее жилье, где мог остановиться настоятель, это поместье рода Боле.
  В то же самое время в этом поместье возникают слухи, что племянник нынешней владелицы поместья донны-сеньоры Амалии Боле хочет выкрасть семейные ценности. Естественно, у хозяйки поместья возникает огромное желание перевезти драгоценности в ближайший Императорский банк, который находится в городе Ланов. Она берет с собой вооруженную охрану, и брат Кастелан присоединяется к ним.
  По дороге, что удивительно, они попадают в засаду и все погибают. В нападении участвуют племянник Амалии Борней Боле, звено солдат, которых этот племянник нанял. И, внимание, Амаран Зодд, маг второго уровня из дома Зоддов, самого сильного клана Запретного города.
  Казалось бы, все понятно, темные маги провели не менее блестящую операцию по возвращению своей реликвии. Но есть небольшая неувязка - вышеназванный маг пропал, его метка исчезла там же, в месте нападения на карету донны.
  Император недоверчиво хмыкнул:
  - Маги не пропадают, это непреложный факт.
  - Я тоже так думал до последнего времени, мой император. Однако он пропал, как пропал и настоятель, бесследно. Племянник убит, донна и вся прислуга перебиты, короче, в живых остались лишь несколько солдат из нападавших. Их разыскали и допросили с особым пристрастием.
  - Себасто, я сейчас тебя допрошу сам с особым пристрастием!
  - Осталось буквально три слова. Опрошенные солдаты все как один показали, что кроме них выжил еще и шут-инвалид из прислуги донны, и это он всех убил. Я совершенно не готов верить этим продажным воякам. Чтобы какой-то шут смог справиться с магом, второго уровня, бред. Окровавленные обрывки одежды шута были найдены там же.
  Но кто-то все же это сделал. Ни одной толковой версии. Сейчас мои люди прочесывают территорию дальше, может где всплывет какая-нибудь зацепка.
  - Вы разговаривали с Верховным магом империи, дон Себасто? - спросил император официальным тоном. Докладчик внутренне поежился.
  - Да, конечно, именно он мне сообщил о пропавшей метке мага, он же указал место, где она погасла. Только благодаря его помощи удалось восстановить всю картину произошедшего.
  - Понятно, понятно, - император помолчал, слегка покачиваясь с пятки на носок. - Ни черта не понятно! Где артефакт?!
  Глава службы безопасности империи молча развел руками.
  - Держите меня в курсе. Утройте усилия, прочешите каждый кустик. Если Вы не понимаете тяжесть содеянного, то я объясню. Либо мы все же получаем в руки столь могущественную вещь, и трубим на весь мир о своей великой победе, либо эти негодяи из Запретного города возвращают ее себе и получают замечательный повод развязать войну с нами. Перемирие, существующее уже более двухсот лет, рассыплется прахом.
  Вот цена Вашей безумной инициативы. В случае начала войны Вы пойдете на передовую рядовым.
  - Ваше императорское Величество, будет сделано все возможное и невозможное, уверяю Вас.
  - Уйди с глаз, не доводи до греха.
  
  
   Лесничий и другие.
  
  И все же беспокойство грызло меня, не готов я пока к встрече незваных гостей. Да, есть защита, да, один на один в ближнем бою уже смогу постоять за себя, но на этом все. Если к нам припрется толпа человек в десять-пятнадцать, предложить им нечего, только в партизаны подаваться. Конечно, вариант, но очень не хотелось бы, особенно в зиму.
  Основные работы закончены, мелочи оставим на потом, сейчас надо придумывать, как мне остановить группу людей, желательно на расстоянии. Да и не остановливать мне их надо, чего уж там, их надо уничтожать. Человеколюбие в этом мире широкого распространения не получило, насколько я вижу. Незваные гости придут ко мне или ограбить, или убить, или сделать рабом. Ни один из этих вариантов мне не нравится, но если я не смогу постоять за себя и своих людей, то мое мнение никто спрашивать не будет.
  Совершенно не помню, сколько слоев пленки я намотал в свое время на кляксу, но бабахнуло здорово. Надо провести несколько экспериментов, посмотреть мощность, скорость перемещения, подумать, как ускорить доставку поражающего элемента, дел на неделю, если не больше.
  Но мне не дали даже дня, моя спокойная жизнь закончилась. В середине дня, когда я занимался благородным делом укладки очередного ряда кирпичей печки, в землянку вбежал Гога с трясущимся лицом и стал повторять одно слово:
  - Там, там...
  Видимо, что-то нехорошее случилось, если у обычно спокойного парня такое лицо. Выбрался по ступенькам из землянки, кстати, ступеньки мы сделали добротные, обложили деревом, чтобы не осыпались.
  Явились, не запылились, один верховой, на приличной лошади, и два бугая пехом, в кольчугах и с мечами. Всадник был одет в бордовый камзол с перевязью для шпаги, на голове красовалась странной формы шляпа с тремя длинными перьями. Два пера, три пера, не поймал я.... Этот павлин продолжения, конечно, не знает. На головах у стражников были нахлобучены смешные каски как тазики, они как-то называются, но я не знаю, да и фиг с ним. Вот вся эта гоп-компания сурово добрела до нашего жилища и началась у нас светская беседа. Пока они подходили, я успел проинструктировать Гогу.
  - Когда я произнесу фразу 'ну, хватит', ты бежишь со всех ног в лес. И попробуй не выполнить приказ, уши обрежу.
  Павлин молчал, не желая утруждать себя беседой с чернью, разговор начал один из стражников.
  - Кто такие и что здесь делаете?
  Гога, заикаясь, промямлил:
  - Гогон я, сын гончара Якова-старшего, я здесь, понимаете, после пожара...
  - Без разрешения, - припечатал стражник.
  - А ты? - повернулся бугай ко мне.
  - А я шут, просто шут, шутить люблю, - сказал я и положил руку на рукоять кинжала. Против двух мечей в руках здоровых мужиков мой кинжал смотрелся весьма неубедительно.
  - Я себя назвал, а вы кто?
  Речь моя была еще далека от совершенства, я говорил, растягивая слова, стараясь их выговорить, но смысл до товарищей донести удалось. Стражник обернулся на павлина в замешательстве от моей наглости, затем торжественно произнес:
  - Перед тобой, идиот, дон Саламин, лесничий его милости дона-сеньора Умартана. У нас есть сведения, что вы похитили лес сеньора, теперь мы видим это сами, поэтому вы подлежите немедленному аресту и препровождению в тюрьму города Ланов для суда и наказания. Немедленно сдать оружие!
  - Да пожалуйста, - я вытащил кинжал и откинул его в сторону. Стражник хмуро покосился в сторону, куда упал кинжал, затем ловко вынул из-за спины веревку и сказал:
  - Руки давай.
  Я посмотрел на трясущегося Гогона и насколько мог внятно произнес:
  - Ну, хватит.
  Как и ожидалось, Гога стоял столбом, поэтому пришлось применить запасной вариант. С размаху влепил ему пощечину и заорал:
  - Хватит!
  Гога очнулся и прыжками помчался в лес. Стражники опешили от такого поворота, мне этого хватило, чтобы скатиться по ступенькам в землянку. Стражник не торопясь полез за мной, приговаривая на ходу:
  - Я сейчас из тебя душу выну прямо здесь, я сейчас...
  Договорить он не успел. Я спрятался за стенкой тамбура, в землянке и так полумрак, а со света вообще ничего не видно. Как только бугай показался на пороге, я ударил его призрачной дагой обратным хватом прямо в сердце. Сначала показалось, что я просто ударил стражника кулаком по кольчуге, но тот молча повалился вперед и замер. Дага прошила кольчугу и тело, не заметив сопротивления.
  Размышлял я об этом, пытаясь перекатить труп в сторону, чтобы он не отсвечивал в проходе. Тяжеленный, зараза, откормился на госслужбе.
  Через некоторое время напарник заволновался.
  - Бокер, ты чего там возишься, вылазь.
  В ответ, естественно, тишина.
  - Бокер, хватит придуриваться, я больше не куплюсь на твои дурацкие шуточки.
  Еще через некоторое время ожидаемо раздался недовольный голос павлина, который был просто обязан погнать второго стражника в землянку. Ему же назад надо скорее, домой, обедать, а они здесь возятся. Второй, высказывая все, что он думает о напарнике, спустился в землянку. С тем же результатом. Не теряя времени, нахлобучил на голову дурацкий шлем-тазик, взял один из мечей и согнувшись пополз из землянки. Мне, главное, как можно ближе подойти к лошади.
  Выйдя из землянки, быстро взглянул на мужика на лошади. Тот сидел спокойно, глядя немного в сторону. Ах, ты мой красавец, то, что мне надо. Весь расчет строился на полном пренебрежении товарищей к противнику. Ну, кого здесь бояться, два человечка, один блаженный, другой, как выяснилось, убогий, кинжал сам выкинул, обычные бомжи, мусор.
  Что увидел краем глаза человек на лошади? Тазик на голове, меч, то есть основные признаки своих людей, пока до него дошло, что что-то не совпадает, пока он попытался удивиться, а тут вот он я, привет войска. Лошадь и то умнее хозяина оказалась, попыталась отойти при моем приближении, но хозяин, лапочка, остановил ее.
  Подковыляв к лошади, я схватил ее за уздечку, общение с Машкой не прошло даром, я уже не боялся лошадей и относился к ним, как к неизбежной детали этого мира.
  - Какого дьявола, - изумленно высказался пока еще хозяин лошади, вглядываясь в мое лицо.
  Я упер острие меча ему в печень и вежливо попросил:
  - Слезай, дядя, власть переменилась.
  Меч был тяжелый, но за два с лишним месяца с относительно нормальным питанием, с физической работой каждый день я уже не был похож на узника концлагеря. До богатыря мне как до луны, но это мне и не нужно, а проткнуть этого кренделя я уже в состоянии.
  Власть и безнаказанность, видимо, в каждом мире отшибает мозг.
  - Да я сейчас тебе...
  - Дон Саламин, еще одно движение и ты умрешь. Ты, я вижу, размышляешь ускакать на своей замечательной лошади? Попробуй, но имей ввиду, что я точно успею рубануть ее мечом по ноге, готов?
  От леса показался бегущий к нам Гога с неслабым дрыном. Молодец, вдвоем будет сподручнее. Дон дергать лошадь передумал, затравленно глядя на подбегающего Гогона. Да, к лошадям в этом мире отношение особое, они очень дорого стоят, поэтому наш новый друг решил лошадь поберечь. И это правильное решение, замечательное животное не при чем в наших разборках, очень не хотелось бы его калечить.
  - Слезай дядя, слезай, говорить будем. А что ты не смеешься над моим плохим произношением, тебе же весело было, я видел. Гога, забери лошадь, привяжи и возвращайся. Тебя как зовут, друг мой?
  Красавчик гордо выпрямился и начал толкать целую речь:
  - Я дон Саламин, наш славный род ведет свое...
  - Стоп, стоп. Тебя как мама называла в детстве? Петен? Петруха, значит. Слушай сюда, Петруха. Если будешь меня слушаться, останешься живым.
  Классика жанра, смотрите фильмы про бандитов.
  - А теперь снимай сапоги, перевязь свою красивую со шпагой и пояс, который штанишки поддерживает. Пошевеливайся, урод, я не шучу, сейчас пару пальцев отрежу для ускорения процесса. Гогон, неси сюда дрова и побольше, господин лесник сумеет оценить их качество, и разводи костер, он нам понадобится.
  Стоящий передо мной человек, босиком, со сползающими штанами, сильно побледнел.
  - А пока костерок готовится, мы с тобой поговорим немного, ну, например, откуда и что ты узнал, ты же не просто так гулял здесь, ты приперся целенаправленно. Я слушаю.
  Ничего сверхъестественного, что-то подобное я и предполагал. К начальнику стражи Изелаю в городе пришел староста деревни и рассказал, что не так далеко от деревни, в километрах пяти, живут два человека, да не просто живут, а лес воруют и дом из него делают. Изелай довел информацию до хозяина, а тот послал лесничего навести порядок. А от кого староста узнал про нас, Петену неизвестно.
  Большого ума не надо, чтобы догадаться, что настучал на нас обиженный Гогоном подсобник. Жадность, Гога, до добра не доводит, хотя никакой гарантии нет, что было бы по- другому, если бы мы дали этому мужичонке денег сверху, тут уж натура у человека такая. Специально за стукачом охотиться не буду, но, если встретимся, мало ему не покажется.
  Костер, разведенный Гогой, уже разгорелся, надо доводить Петруху до кондиции.
  - Дон Саламин, как честный человек, который не выполнил задание хозяина, Вы должны покончить с собой, добровольно взойдя на костер, таковы традиции тех мест, откуда я родом. Прошу взойти на костер.
  Петруха затряс головой и попятился.
  - Дон Саламин, так нельзя, вы просто обязаны принести себя в жертву.
  Петруха затрясся весь и обгадился, упал на колени и сквозь рыдания стал умолять не убивать его, что он про нас никому-никому не расскажет, я даже верить начал.
  - Хорошо, дон Саламин, как я и обещал, вы уйдете отсюда живым, вместе со своей лошадью, но учтите, что при встрече с Вашим хозяином я буду вынужден ему сообщить, что Вы нарушили кодекс чести.
  Петруха слушал эту ахинею и мелко кивал головой.
  - Но Вы даете мне честное слово человека знатного рода, что никому не расскажете про нас. Саламин горячо уверил меня, что он дает два, нет, три честных слова, что забудет про нас прямо сейчас.
  - Вот и договорились, но так как жертвенный костер горит, нужна жертва. Поэтому, мой дорогой друг, снимайте с себя одежду и бросайте ее в костер. Что значит, в каком смысле, в прямом, Вы же сами гореть не хотите. Да, все бросайте, и сапоги, и шляпу.
  - Гогон, куда ты хватаешь сапоги, тебе они только на большой палец налезут. И нижнее белье туда же, вот так. Гога, веди лошадь сюда. Отлично, теперь снимай седло, уздечку, все снимай.
  - Итак, господин Петен, теперь, когда Вы свободны от всего прошлого и на Вас ничего не давит, Вы можете начать новую жизнь. Возможно, Вы станете отшельником, святым, к Вам будут приходить люди за советом, выбор за Вами. Забирайте лошадь и идите, Вы свободны.
  Петруха хотел что-то возразить, но Гога замахнулся на него своей дубиной, и голый лесничий побежал в одну сторону, а совершенно свободная лошадь потрусила в другую.
  - Гогон, слушай сюда, все это весело, но война началась и теперь или они нас, или мы их. Вытащи трупы из землянки... Какие трупы? А куда делись два стражника, они, по-твоему, в землянке чай пьют? Нет, они там умерли, лежат и ждут, когда ты их оттуда уберешь. Забери деньги, остальное сними и закопай, тела сбрось в дальний овраг, желающие ими перекусить найдутся. Сапоги? Хорошо, если подойдут, возьми одну пару.
  - Зачем я отпустил лесничего? Гога, не слишком ли много вопросов? Нет? Его надо было обязательно отпустить, надо, чтобы он рассказал о нас своему хозяину. Лесничий трупы не видел, что с ними случилось, он рассказать не сможет.
  А расскажет он, что оба стражника куда-то делись, а два разбойника, один из которых известный ранее Гогон, второй назвался шутом, злодейским обманом скрутили его, отобрали оружие, лошадь, одежду и долго насмехались над ним. А потом отпустили, заметь, Гога, отпустили.
  Что это значит? Это значит, что указанные два человека не закоренелые разбойники, а какие-то странные отмороженные придурки. Против первых надо высылать хорошо вооруженный отряд, оцепить местность, прочесать весь лес, может там их не двое, а больше, и расстрелять их издалека, как бешеных собак.
  А двоих придурков обязательно надо изловить и доставить в город для публичной казни, но для их поимки достаточно будет послать пятнадцать-двадцать опытных солдат. А куда делись два стражника, которые были вместе с лесничим? Неважно, куда они делись, главное сейчас навести порядок.
  Надеюсь, я не сильно ошибся в своих предположениях и рассчитываю на два-три дня передышки, раньше власти города отряд не отправят. Вот если бы не вернулись все трое вместе с лесничим, то уже завтра здесь было бы полно народу.
  
  Гогон до вечера перетаскивал трупы в дальний овраг, закапывал одежду и оружие стражников, наводил порядок в землянке. Кроме сапог, он прихватил еще неплохой пояс и кинжал, меч, как признался Гога, тоже не его стихия. Выглядел мой помощник грозно и мужественно, то и дело поправляя кинжал на поясе.
  Я же бродил вокруг землянки, прикидывал возможные места засады и составлял план дальнейших действий. К нашему жилью можно подойти с двух сторон. От заброшенных вырубок вряд ли кто появится, пойдут со стороны деревни. Вон там, недалеко, есть место, где дорога немного расширяется, а потом опять сужается, зажатая деревьями.
  Значит там завтра Гога начнет копать небольшой замаскированный окоп полного профиля, будем в войнушку играть. Мне же предстоит разработать и опробовать сигнальные линии, чтобы знать о приближении противника. По уму, это надо было бы сделать сегодня, но сил никаких не осталось, как-никак первый бой, поэтому все завтра.
  Ужинали за столом в землянке, как будто и не лежали здесь два мертвеца несколько часов назад. С сожалением посмотрел на только начатую печь, не до нее сейчас, останемся живыми и свободными, обязательно выложу красивую печь, люблю я это дело.
  Утром показал Гоге, где и как копать окоп, как убирать землю, чтобы незаметно было, трудиться он будет долго, в лесу корней много, это факт. Окоп, тем более замаскированный, может нам понадобиться в двух случаях: для внезапного нападения или как место, если ничего не получится с нападением, где можно будет пересидеть во время нападения противника. Нет, нам надо обязательно нападать самим, не можем мы прятаться всю жизнь, как зайцы, все равно отловят.
  Прошел немного по дороге вперед, активировал охранную сферу. Сама сфера мне сейчас не нужна, достаточно нескольких нитей. Взял две нити, расположил поперек дороги одну над самой землей, а вторую на уровне пояса, завязал на один сторожок и стал медленно отходить, разматывая за собой сторожевую нить. Отойдя метров на двадцать, завязал конец нити на медальон и попросил Гогу пройти по дороге со стороны города. Как только он пересек сторожевую нить, медальон дважды уколол меня в грудь. Работает!
  Отправил Гогона копать дальше, сам отковылял метров за сто от землянки, установил первый сторожевой рубеж, метров через двадцать ближе к нам поставил второй рубеж. Один рубеж может нарушить зверь, но два подряд маловероятно, поэтому, если сработают оба рубежа за короткое время, значит это по наши души.
  Как ни оттягивал подспудно этот момент, настало время заняться оружием нападения, очень много на него завязано, поэтому такая внутренняя неуверенность. Ушел к ручью, чтобы ничего не отвлекало. Все сомнения прочь, приступим.
  Как в самый первый раз, создал кусок защитной пленки и стал сворачивать его в клубок. Получилось, небольшой полупрозрачный шарик лежал у меня на ладони. Самый ответственный момент: полетит, не полетит, сохранится заряд на расстоянии от меня или сразу рассеется? Оттолкнул от себя созданный шарик в сторону ручья и стал внимательно смотреть. Смотреть особо было не на что, не пролетев и пары метров, шарик исчез. Дерьмово, фокус не удался.
  Вторая попытка. Скрутил несколько слоев пленки в шар и постарался закачать туда побольше энергии. Получился ярко светящийся сгусток размером с мячик для тенниса. Сильно размахнувшись, кинул его в сторону кустарника на другой стороне ручья. Шар, пролетев метров пятнадцать, врезался в кустарник и взорвался.
  Ну, что тебе сказать про Сахалин? Не впечатляет. Пока одни минусы. Во-первых, значительно понизился мой внутренний уровень энергии, это чувствуется. Во-вторых, чем дальше отлетал от меня шар, тем сильнее он бледнел, и поэтому взрыв получился не так силен, как я рассчитывал. В-третьих, сам шар летел не быстро и при этом полого снижался. Ветра практически не было, а если будет, причем сильный, шар сдует или нет, не знаю.
  Придется признать и эту попытку неудачной. Видимо, у Поттера и де Морта энергия была другая и запасы бесконечны, они там энергошарами кидались запросто, волшебники фиговы.
  И что дальше? Можно собрать практически всю доступную энергию в комок и запулить, даже метрах в двадцати бабахнет знатно, но ты будешь лежать рядом без сил, даже улыбнуться не сможешь. Кстати, шикарный вариант самоподрыва, не дай Бог, конечно, с собой можно много товарищей прихватить. Нет, не вариант. Думай, Иванов, думай.
  Была какая-то мысль, но не могу вспомнить. Еще раз, что мне мешает использовать энергию в немирных целях? Ее быстрое рассеивание при удалении от источника. Шар быстро теряет мощность, но и летит он достаточно медленно. Если я не могу бесконечно накачивать шар энергией, значит, надо заставить шар лететь быстрее, правильно? Правильно.
  Огнестрельного оружия здесь нет и не будет, к счастью, еще черт знает сколько времени, остается только метательное. Первое, что сразу приходит в голову, это стрела. Лук отпадает, там нужна сила рук, техника, тренировки, ничего из этого у меня нет, да и не нравится он мне. Остается что? Арбалет.
  Вот он хорош тем, что использовать его могут даже подростки. Есть несколько способов натянуть тугую тетиву и один из них - с помощью ворота, то есть взвести арбалет сможет даже слабосильный человек. В средние века в нашем мире церковь даже пыталась запретить использование арбалетов, мотивируя это большой опасностью для христиан. Любой смерд, взявший в руки арбалет, мог лишить жизни благородного рыцаря, не подходя к нему близко. Правда, все чихали на этот запрет, но факт остается фактом.
  Итак, надо попробовать прикрепить энергошар к стреле арбалета и стрельнуть метров на двадцать-тридцать, чем не вариант. Вариант, но на будущее, потому как арбалета у нас нет, посылать Гогу в город в оружейную лавку не стоит, его там сразу повяжут, или позовут стражников, и те его повяжут. Кстати, неплохо было бы энергошар поместить в какую-нибудь компактную оболочку, чтобы уменьшить рассеивание, это второй путь. Мысли прыгают, как зайцы, надо пообедать, может на сытый живот что-нибудь придумается.
  Когда приковылял к землянке, Гога, не дождавшись меня, готовил обед сам. Я уселся подальше от костра, солнце еще припекало, несмотря на приближающуюся осень. Жарко, я развязал завязки ворота рубахи и зацепил цепочку медальона. Я уже к нему привык и практически не замечал его присутствие. Медальон, камень, крик Вари, что еще немного и камень медальона взорвется.
  Вот оно! Я еще тогда подумал, что вместо драгоценных камней можно использовать кремний. Быстро перекусил и поскакал к ручью.
  Я не большой геолог, точнее, совсем никакой, только общие знания и жизненный опыт. Значит так, что мне надо найти? Хорошие ровные кристаллы кварца можно найти где-то в горах, здесь их, естественно, нет, но это можно оставить на потом, можно заказать, купить, были бы деньги. У ручья в большом количестве есть галька, обычные обточенные водой камешки, маленькие и большие, вот ими и займемся.
  Взял маленький камешек, зажал в кулаке и стал закачивать в него энергию. Хорошо, ума хватило посмотреть промежуточный результат. Надо же быть таким, мягко говоря, неумным человеком. Сначала энергию влил, а потом решил заглянуть внутрь.
  Внутри я увидел яркие отдельные точки на фоне общего свечения, и они разгорались. Еле успел поставить защиту и откинуть камень от себя, в следующее мгновение раздался взрыв. Взрыв получился не сильным, но и камешек был совсем небольшим, сантиметра три в диаметре. При этом, если бы он рванул у меня в руке, кисти не было бы точно. Пронесло, в следующий раз может быть хуже, надо быть предельно осторожным.
  Набрал штук двадцать камней, присел на поваленное дерево и стал сканировать каждый камень. Мне нужны камни максимально однородные, без посторонних включений, без дефектов, потому что именно там происходит неравномерное накопление энергии. И бабах, без моего ведома. Из двадцати камней подошел только один, все остальные были негодные.
  Надо менять способ зарядки, наверное, не обязательно зажимать накопитель в кулак. Положил руку сверху на камень и направил ручеек энергии внутрь. Залил совсем немного и опять просканировал. Камень внутри светился мягким равномерным светом, точек концентрации не было. Отлично, то, что надо! Продолжил закачивать энергию до тех пор, пока обруч на голове тихонько не завибрировал. Понял, не дурак, достаточно. Камень даже снаружи слегка светился, внутрь заглядывать я не стал.
  Активировал защиту, выбрал валун побольше, чтобы можно было укрыться. Как выяснилось во время первого взрыва, защита не пускает только твердые частицы и предметы, а взрывная волна проходит запросто. Думаю, надо увеличивать плотность защитного поля, но это тоже вопрос на потом. Приготовился, кинул камень на другую сторону ручья и рухнул за валун.
  Взрыв! Вот это да, вот это я понимаю! Размеры воронки, которую я наблюдал со своего берега, соответствовали, на мой взгляд, взрыву связки гранат, не меньше. И самое главное, энергии я закачал в камень не так много, как в последний энергошар, судя по своим ощущениям. Думаю, можно зарядить три-четыре камня-накопителя одновременно без потери нормального самочувствия.
  Сзади раздался треск сучьев и на берег вывалился Гогон с безумными глазами и кинжалом в руках.
  - Господин магистр, что случилось?!
  - Гога, тормози, отбой воздушной тревоги, это ученья идут. Очень хорошо, что ты здесь.
  Поискал вокруг себя, нашел камень, предварительно похожий на взорванный накопитель, и передал парню.
  - Пройди по берегу, набери мне ведро вот таких камней и неси к землянке. Потом пойдем смотреть окоп, завтра или послезавтра у нас точно будут гости.
  До ночи просматривал камни, занятие утомительное, но необходимое, осмотр проводил крайне тщательно. Любой пропущенный дефект приведет к взрыву накопителя практически под носом и это будет последний взрыв в жизни, а у меня совсем другие планы.
  Из пяти ведер гальки, принесенных Гогоном, отобрал всего три средних камешка. Но еще попался великолепный камень сантиметров восьми-десяти в диаметре, при осмотре как ни пытался, не нашел ни одного изъяна, настоящая бомба.
  Гога сказал, что камень больше по размеру, чем приказали собирать, но очень ему чем-то понравился и он его прихватил до кучи. Надо потом при случае проверить Гогу на магические способности, чем черт не шутит.
  Вечером зарядил два средних камня, один положил в мастерской, а второй поместил в черную коробочку, которая была тюрьмой для Вари. Смысл в том, чтобы оценить время сохранения энергии в камнях, особенно в свободном хранении. Перед сном проверил сторожевые нити, пока все на месте, но спать придется вполглаза, я мало верю в ночной поход против нас, но все может быть.
  
  
  Отступление
  
  - Ваша милость, разрешите?
  - Заходи, Изелай. Что-то случилось, мне кажется, ты чем-то озабочен.
  - Ваша милость...
  - Изелай, давай без этих приседаний, здесь больше никого нет. Мы знаем друг друга тысячу лет, твой отец верно служил моему отцу, ты для меня не просто слуга. Итак, что случилось?
  - Мой синьор, ситуация насколько смешная, настолько и непонятная, а непонятные вещи меня всегда настораживают. Вчера поздно вечером к городским воротам подошел какой-то оборванец, назвавшись доном Саламином, Вашим лесничим.
  Начальник караула опознал бродягу, это действительно был лесничий. Мой старший десятник Джабур провел быстрый опрос, не стал принимать никаких решений и вызвал меня. Саламин был не в себе, грязный, босиком, пришлось налить ему приличный кубок вина, чтобы привести в чувство.
  Вкратце, история такова. Мне староста одной из деревень рассказал о двух бродягах, живущих в старой брошенной землянке, которые воруют наш лес. Я послал Саламина и двух солдат притащить сюда этих проходимцев. Вместо этого, неизвестные люди, предположительно те самые бродяги, отобрали у него все, включая одежду и отпустили.
  Можно было бы посмеяться над лесничим, он редкий идиот, несмотря на родственные связи с фрейлиной двора Его Императорского Величества. Но, ко всему прочему, вчера не вернулись солдаты, посланные вместе с лесничим. Они оба законченные пьяницы и драчуны, но воинскую дисциплину чтут свято. Бокер и Влас не появились в расположении ни вчера, ни сегодня. Куда делись стражники, Саламин объяснить не смог.
  Поэтому, мой синьор, хочу спросить Вашего совета. Вся эта история мне крайне не нравится, но посылать полновесный отряд не будет ли чрезмерным? Тем более, что недалеко оттуда видели банду Черного Ола, я боюсь, что вся эта история с Саламином может быть отвлекающим маневром, чтобы выманить большие силы из города. С другой стороны, налицо прямой ущерб авторитету власти, поползут слухи, смешки, нам это не надо.
  - Ты прав, Изелай, все это дурно пахнет. Вот только скажи мне, почему Черный Ол до сих пор на свободе? Ты ждешь, когда слава этой банды дойдет до владетельного дона Омаго и он пришлет сюда своих солдат? А заодно и нового наместника? Кто тогда будет прикрывать тебя и твои делишки? Как только горожане доберутся до нового градоначальника и расскажут ему хоть малую часть про тебя и твоих людей, тебя вздернут первым.
  Поэтому даю тебе десять дней, он сам или его голова должны быть здесь. Иди, ты меня расстроил. В деревню пошли два надежных звена, четырнадцать человек более чем достаточно, чтобы угомонить десяток бродяг.
  Изелай поклонился и вышел.
  
  Утром, только проснувшись, пошел посмотреть состояние камней. С камнем, оставленным в мастерской, все печально, энергии в нем почти не осталось, при внутреннем осмотре удалось увидеть лишь слабое свечение. Правда, на другой исход трудно было рассчитывать, любая энергия рассеивается, тем более такая специфическая.
  А вот камень в защитной коробке меня порадовал, снаружи его все также окутывало легкое свечение, и он был готов к работе. Выводов можно сделать сразу несколько. Первое, энергия рассеивается, ее нужно или применять сразу, или собирать в накопитель. Второе, накопитель накопителю рознь, драгоценные камни сохраняют энергию значительно дольше, чем обычные камни, хотя я уверен, что и там срок действия защитных свойств ограничен. И подпитка или зарядка энергией различных амулетов является для местных магов уверенным источником доходов. И третье, Варина коробка обладает свойствами, препятствующими утеканию энергии, поэтому, как только появится свободное время, надо будет внимательно рассмотреть материал, из которого она сделана.
  Для меня это крайне важно. В коробку можно поместить только три средних камня. Чтобы зарядить такой камень, у меня уходит пять - семь минут, в бою, если потребуется больше камней, у меня просто не будет времени изготавливать очередную гранату так долго.
  Хорошо, научные изыскания оставим на будущее, я уверен, что оно у нас есть, сейчас на повестке дня встреча карательного отряда. Когда можно ожидать гостей, исходя из расстояния до города? Или они подойдут, как в прошлый раз лесничий, перед обедом, если рано выйдут из города, или подойдут после обеда, по дороге пообедав в деревне. К вечеру они вряд ли появятся, им же еще назад в город возвращаться.
  Поэтому, если гостей не будет часов до шести вечера, то все переносится на завтра, но мы должны быть готовы сегодня. Залил энергией второй камень заново и убрал в коробку, итого, у меня два активных заряда и фактор внезапности, применения оружия такой мощности местные граждане уж точно не ожидают.
  Оставшиеся камни убрал в мешок, мой НЗ, неприкосновенный запас. Если противников будет слишком много, будем отходить в лес, чтобы лишить их преимущества численного большинства, а один на один мы еще повоюем.
  Есть у меня еще одна мысль. Весь отряд пойдет по дороге, если люди опытные, то спереди, сзади и с боков по человеку в охранение, но основная масса все равно будет идти по дороге колонной. Мне же крайне желательно применить свое оружие, когда солдаты соберутся максимально кучно, значит, их надо чем-то заинтересовать.
  Завал из деревьев отпадает, он только насторожит людей, они наоборот, рассеются по территории, пошлют двух трех человек осмотреться на предмет засады. Поэтому мы сделаем по-другому.
  - Гога, ты писать умеешь?
  - Да, я обучен грамоте, а писать я умею красиво, с завитушками, мне отец-настоятель показывал, как надо выписывать...
  Понятно, человек соскучился по любимому делу, нам же надо совсем другое.
  - Гога, а у вас здесь, среди мужчин, есть какие-нибудь плохие слова, ругательства, за которые сразу бьют морду, или того хуже, убивают?
  В наши средние века убийство товарища за нанесенное оскорбление было делом вполне обычным. Гогон замялся, потом покраснел, и сказал, что есть смертельное оскорбление, ругательное слово, которое переводится, как человек, целующий в зад собаку.
  Что-то у них с фантазией не богато, надо будет им подсказать парочку других вариантов.
  Нашли подходящий кусок доски, оставшийся от ремонта, на ней надо будет написать, только обязательно коряво: проход запрещен, кто пойдет дальше, тот это самое плохое слово, плохое слово написать крупно. Чем писать? Красок или чернил я здесь пока вообще не видел, значит, кровью, так даже интереснее.
  - Гога, стой, прежде чем палец резать, подержи лезвие кинжала над костром, а то заразу занесешь. Какую заразу? Я тебе потом расскажу, сейчас делай, что говорят.
  Гога действительно художник, сильно коряво не смог, нарисовал нужный текст, доску прикрепили к жердине и понесли к месту засады. Жердиной с доской перегородили дорогу в самом узком месте, положив ее на два козла.
  Таким образом, наш окоп находился в стороне от дороги и немного ближе к деревне, чем преграда. Я рассчитывал, что определенная часть отряда подойдет к доске, чтобы лично убедиться в нанесенном оскорблении, тонкая жердь не должна вызвать у вояк опасение. Мы же окажемся для них сбоку, сзади.
  - Все, Гогон, пора, пошли к окопу, ждать друзей будем там. И возьми наши припасы, неизвестно, когда мы будем в следующий раз есть, и сможем ли вообще вернуться сюда.
  Как всегда, ожидание - один из худших способов времяпровождения, когда ты привязан к одному месту. Солнце никуда не торопилось, жужжали насекомые, не сильно жарко, ветерок, идиллия, а внутри все напряжено. Гога непрерывно молитвы бормочет, я бы тоже помолился за успех нашего правого дела, но, к сожалению, совершенно не верю в эффективность молитв.
  Надо себя чем-то отвлечь, нервничать бесполезно, все, что могли мы сделали, теперь от нас ничего не зависит. Если я ошибся в своих предположениях и сюда нагрянет человек сто, нам придется сидеть тихо и ждать, когда все уберутся. Жалко, конечно, потраченных трудов, потому что наше жилье уничтожат полностью, без вариантов.
  Тогда точно в партизаны, обидно, что поездов здесь еще нет, мы их смачно под откос пускали бы. Если все же дело дойдет до партизанской войны, я им и без поездов крови попорчу.
  Не будем больше о грустном, надо смотреть вперед. Камни-накопители в будущем безусловно пригодятся, но поиск их связан с большими затратами времени и сил, нужно искать другие накопители. Конечно, когда припрет, можно и драгоценными камнями кидаться, но их у меня совсем немного, а где взять другие, пока не знаю.
  И тут меня посетила воистину гениальная мысль. Золото, ровные, красивые золотые монеты! Золото также имеет кристаллическую решетку, можно хотя бы попробовать залить энергию, монеты, не фальшивые, по определению должны иметь однородный состав. И в коробочку точно штук десять монет поместится, а это уже солидный арсенал. Да, кидаться золотыми монетами тоже удовольствие недешевое, но я же не собираюсь вести полномасштабную войну со всем миром, нам только надо выжить и показать всем окружающим, что приставать к нам смертельно опасно.
  Для этого должно хватить двух-трех акций устрашения, и нас оставят в покое, я надеюсь. Золотые монеты у нас есть, почти пятьдесят штук, тем более, что я их тяжким трудом не зарабатывал, все трофейные.
  Кстати, меня недавно Гога просветил, что наличие у меня на руках золотых монет, ничего, кроме больших проблем, мне не принесет. Оказывается, в империи налажен строжайший учет оборота золотых монет. Один империал равен тридцати серебрякам, один серебряк равен тридцати крупным медным монетам, которые в свою очередь меняются на мелкие медяшки.
  Ни в банке, ни в меняльной лавке золотой не разменяют без письменного подтверждения бывшего владельца золотой монеты, что указанная монета перешла к новому владельцу честно и добровольно. Вроде бы неудобно, но в обороте золотых монет крайне мало, они являлись либо средством накопления, либо ими рассчитывались за крупные покупки. Таким образом из оборота выводились криминальные деньги, или, по крайней мере, резко уменьшалось их количество.
  Был, конечно, другой способ разменять золотые монеты, но если банк давал двадцать девять с половиной серебряков за один империал, меняльная лавка двадцать девять, то черные менялы давали не больше двадцати пяти. К тому же к ним еще надо было попасть, и, желательно, не в одиночку, а то вместо размена могли и голову открутить.
  Прошел полдень, солнце покатилось дальше по небосводу, я уже практически уверился, что вся эпопея переносится на завтра, когда медальон уколол меня в грудь, через пару минут сработал второй рубеж, начинается.
  - Гога, в укрытие.
  Мы скатились в окоп и опустили крышку из веток и травы, для наблюдения была оставлена небольшая щель. Я напоминал себе старшину из фильма 'А зори здесь тихие', мне тоже предстояло посчитать количество солдат противника. А вот на Рэмбо я совсем не похож, это у него были железные нервы и все остальное, не то, что у меня.
  Руки немного подрагивают, сразу появился пот, глаза заливает, в окопе душно, пахнет свежесорванной травой, осталось только чихнуть на всю округу. Вместо дурацкой шапки бандану бы сюда, но увы, нет ее.
  А вот и первый товарищ, идет вроде бы спокойно, но по сторонам зыркает. Увидел наш шлагбаум, притормозил и осторожно пошел вперед. Не доходя метров пять до таблички, остановился и поднял вверх руку. Внимательно огляделся, но ничего его не насторожило, и подошел к жердине. Достаточно долго вглядывался в надпись, наверное, по слогам читал, затем повернулся в сторону, откуда пришел, и замахал рукой.
  Вот и остальные, впереди шел вояка в возрасте, а рядом с ним шел наш старый знакомый, подсобный рабочий, который с Гогой поцапался. Ну, что ж, Павлик Морозов, сегодня ты свое огребешь точно. За ними вразнобой, пытаясь сохранить хотя бы видимость строя, негромко разговаривая друг с другом, шли остальные солдаты. Семь, одиннадцать, четырнадцать, пятнадцать, если считать вместе с дозорным и проводником, вроде все, больше на дороге никого не вижу.
  Подошли к загородке и остановились, пока старший вникал в суть надписи. Самое время, пора. Камень я уже давно в руке держал.
  - Гога, открывай!
  Гогон откинул маскировочный щит, я прицелился и метнул камень в толпу. Раздался взрыв, ударная волна хлестнула по ушам, над головой просвистели какие-то обломки, нас припорошило мусором, слышны были крики и стоны. Я выглянул, почти ничего на дороге не видно, сплошная пыль, не раздумывая кинул второй камень туда же и упал на дно окопа. Взрыв, ударная волна, нас опять припорошило мусором и тишина.
  - Гогон, остаешься здесь и следишь за обстановкой, я не уверен, что подошли все. Сейчас пыль уляжется, и я пойду посмотрю, нет ли еще живых, а ты смотришь по сторонам. Если ко мне подойдут один или два воина, тогда скрытно подходи сзади, но сильно не высовывайся, если больше людей будет, уходи в лес, за меня не беспокойся, я выкручусь.
  Гога помог мне выбраться из окопа, и я пошел осматривать место боя. Подойдя поближе, стало понятно, что это был не бой, а побоище. Вокруг сдвоенной воронки лежали разорванные люди, подальше несколько целых на вид, но напоминающих сломанных кукол, живые люди в таких позах лежать никак не могут.
  Я много читал про войны, разные, и смерть людей описывалась по-разному, но запах не описать, в нормальной жизни с таким запахом встретиться невозможно. Меня вырвало именно от запаха, а не от вида разорванных тел. Эти люди пришли за мной, пришли меня убивать, но им не повезло, и я не буду сожалеть об их смерти.
  Вопрос, все ли солдаты подошли к месту своей гибели, выяснился с ударом арбалетного болта о защиту. И хотя болт не причинил мне никакого вреда, я с громким стоном повалился вперед, в падении переложив метательный нож в правую руку. Да, к месту взрыва я пошел с кинжалом в правой руке, а в левую взял метательный нож, на всякий случай. А больше оружия, которое можно кинуть, у меня и нет.
  Метрах в двадцати из-за дерева вышел солдат с взведенным опять арбалетом и осторожно стал приближаться ко мне. Надо, чтобы он подошел ко мне метров на пять, а лучше на три, тогда я смогу прицельно кинуть нож. Но не успел солдат пройти и половину пути, как со стороны окопа раздался дикий крик и к нам побежал Гогон, размахивая кинжалом.
  Воин оказался не из трусливых, спокойно повернулся в сторону Гоги, опустился на одно колено, прицелился и выстрелил. Гога рухнул, как подстреленная куропатка. Солдат поднялся и стал неторопливо натягивать тетиву арбалета заново.
  Пора заканчивать этот цирк, который я так неудачно затеял. Хотел взять последнего солдата в плен, но Гога решил все иначе. Побежал меня спасать, с кинжалом против арбалета. С одной стороны вызывает уважение такая самоотверженность, а с другой стороны ругать его надо за полную дурость, только ругать, видимо, уже некого.
  Я с кряхтеньем встал и поковылял к солдату.
  Надо отдать должное, несмотря на сильное удивление, он закончил натягивать тетиву, вложил болт и не целясь выстрелил в мою сторону. Вот и проверка в бою, защита моргнула в месте удара болта и отбила его по касательной в сторону. Мужик удивился еще сильнее, отбросил арбалет, выхватил кинжал и встал в стойку. В этот момент я подобрался к нему достаточно близко и кинул нож в область паха, так как на нем была короткая кольчуга, доходящая только до поясницы.
  Воин хотел уйти с линии броска, но расстояние было уже слишком маленьким, и он не успел. Нож воткнулся в середину бедра, служивый застонал и упал на колено, но кинжал так и держал перед собой. Я активировал энергонож, и, подойдя совсем близко, первым движением смахнул клинок кинжала у самой рукояти, а вторым движением воткнул призрачную дагу прямо в центр его дурацкой металлической шляпы. Мужик дернулся и медленно повалился на землю.
  Поздравляю с победой, опять Вы, товарищ Иванов, остались один, посреди кучи трупов. Грустно.
  
  Отступление
  
  
   Десятник Солон неторопливо шагал по заросшей дороге, почти не слушая болтовню проводника из местных. Лучше бы он заткнулся, после вчерашней попойки в трактире у пристани голова до сих пор раскалывается. Точно хозяин в вино какую-то убойную гадость подмешивает.
  Почему ему так не везет, ну скажите?! Как бордель проверять (ха-ха), так любимец начальника старший десятник Джабур. А как к черту на рога переться за двумя бродягами, так Солон - вперед. О Светозарный, зачем для этого посылать два звена? Влас и Бокер пропали? Велика потеря! Эти двое пьяниц вообще могли сюда не ходить, а залегли где-нибудь и последние штаны пропивают. Вполне хватило бы его звена, так нет, заставили взять с собой еще звено городской стражи. Эти ленивые собаки не знают, с какого конца за меч надо браться, бродят по городу, мелкую шпану пугают.
  При всем при этом он слишком давно служит, чтобы спорить с начальством. Спорить с Изелаем желающих никогда не было. Ничего, осталось немного потерпеть и через полгода на заслуженный отдых. Он уже присмотрел себе маленький домик на окраине города. Несколько золотых, скопленных за годы службы, грели ему душу, а один, самый новый, Солон всегда носил с собой на удачу.
  Передовой дозорный поднял руку. Отряд остановился, замыкающий дозорный залег в кустах, он должен предупредить, если кто-нибудь появится сзади. Через пару минут передовой замахал руками аки мельница. Придурок чертов, сколько раз объяснять, что есть специальные знаки, все без толку.
  Дорогу перегораживала жердина с доской, на которой что-то было написано. Солдаты сгрудились около надписи, что-то обсуждая. Бараны, а не воины. Он хотел скомандовать 'рассредоточиться', но не успел.
  Раздался ужасный грохот, дикая боль пронзила все тело, ничего не было видно, все заволокло пылью.
  - Дьявол, что здесь происходит?! Боже, как больно! - подумал Солон, как в тот же момент грохот повторился, боль стала непереносимой и все погрузилось в темноту.
  
  
  Надо пойти посмотреть на Гогу, если на остальных мне наплевать, зверье растащит, то Гогона надо похоронить, а он бугай здоровый, был. Единственный вариант, тащить до нашего окопа и там упокоить.
  Черт, нехорошо в груди, привык я к нему. Гога лежал ничком, нелепо скрючившись, по спине уже ползали первые муравьи. Похоже, я тоже умею плакать, в глазах защипало, в груди стало еще горше.
  - Гога, Гога, прости меня.
  Не было времени объяснять тебе мой хитрый план по добыче 'языка', да и не удержался бы ты все равно, увидев, как я падаю раненный или убитый. Рядом лежат полтора десятка мертвых мужчин, но меня это совершенно не трогает, они так и останутся безымянными трупами в моем сознании, а вот ты, мой первый товарищ в этом мире, эх...
  Ладно, жизнь продолжается, несмотря ни на что, солнце светит также, мир вокруг ничего не заметил, надо бы прибраться здесь и думать, что мне делать дальше. Начал переворачивать Гогу на спину, чтобы удобнее было тащить его к окопу, а этот придурок застонал.
  - Урод бородатый, ты живой, так бы и убил, идиота!
  Арбалетный болт пробил руку, раздробив кость, пробил толстую кожаную безрукавку, и воткнулся в ребро, пришпилив руку к телу. Все-таки Гога успел повернуться боком в момент выстрела, в противном случае у него не было ни одного шанса.
  Дагой отсек хвостовик болта, потом аккуратно перерезал древко между рукой и грудной клеткой. Долго не мог выдернуть железный наконечник, скользкий от крови, который застрял в ребре, и Гоге, наверное, было жутко больно, пока не догадался трансформировать дагу в пассатижи. Удобно ухватился и выдернул наконечник, Гогон при этом сильно вскрикнул и окончательно отрубился.
  - Варя, мне нужна твоя помощь, я этого еще ни разу не делал.
  Срезал часть безрукавки, чтобы не мешалась, сосредоточился и стал смотреть внутрь раны. Сильно мешал солнечный свет, я практически ничего не видел, но тут, видимо, подключилась Варя, картинка стала четкой, а восприятие внешнего мира погасло.
  Болт действительно воткнулся в ребро и расколол его, место удара пульсировало багровым и красноватый оттенок медленно расползался, захватывая новые области грудной клетки. Я представил себе, как из моих ладоней струится чистый голубоватый свет и стирает красноту в теле Гогона.
  Медленными движениями стер все красное вокруг покалеченного ребра, затем сжал ладонями ребро и постарался усилить внутренний свет, в ладонях возникло легкое жжение и через несколько секунд прошло.
  Убрав руки, увидел конечный результат: о трещинах на ребре напоминали темные дорожки, а в месте удара болта осталось небольшое углубление темного цвета, красного цвета больше не было. Входное отверстие затянулось тоненькой розовой кожицей. Круто, если бы сам все это не проделал, в жизни бы не поверил, хирург хренов.
  Руки ощутимо тряслись, так понимаю, что без поддержки Вари лежал бы я сейчас на этом месте без сил совершенно. Остается еще рука пробитая, но сейчас я уже ничего не смогу сделать, да и неудобно лечить в чистом поле, надо Гогона в землянку везти, я его и пяти метров не протащу. В принципе, крови натекло немного, в ране с двух сторон торчит древко болта, надеюсь, это не смертельно, пару часов продержится.
  Поднялся с колен и поковылял в сторону дома. Подошел к телу последнего бойца, с трудом вытащил свой нож, вытер об одежду убитого, он уже не обидится, и убрал на место, в потайной карман на поясе.
  Внезапно Варвара соскользнула с моей головы, спикировала на бедолагу и обвила его шею. Третий раз смотрю на последствия работы Вари и все равно мурашки по коже. Всего несколько секунд и на дороге лежала мумия в одежде и снаряжении. Не успел я полностью проникнуться печальной участью гражданина, как Варвара вернулась на место и меня окутало облако блаженства.
  Мир был прекрасен, хотелось смеяться, хотелось бежать, выворачивать деревья одной рукой, совершать подвиги.... Понемногу отпустило. Теперь я понимаю, почему черный маг не хотел потерять свою кляксу, почему его так штырило, наркотик в чистом виде. Так можно начать и безвинных людей мочить, чтобы еще и еще раз испытать этот кайф.
  - Варя, ты меня слышишь? Очень прошу передавать мне энергию медленнее, то, что сейчас было, для меня слишком сильные ощущения.
  Мысль-образ:
  - Я хотела помочь...
  - Варечка, я тебе бесконечно благодарен за помощь, но все же услышь меня, от частого повторения таких сильных эмоций я заболею и умру, в моем старом мире таких примеров сколько хочешь.
  Прилив сил очень сильный, кажется, можно горы свернуть, но Гогу я все равно не потащу, надо идти в лес, где мы спрятали Марию, запрягать в телегу и везти его в землянку на телеге.
  Подойдя к месту основного побоища, колебался я недолго. В кашу из разорванных тел я не полезу, а у тех, кто поцелее, забрать все ценное надо, военные трофеи в чистом виде. Правда, на большую добычу я не рассчитывал, откуда у солдат большие деньги. Так и вышло, немного серебра и один золотой в поясном ремне нашелся у старшего отряда. Остальные, похоже, все жалованье проедали и пропивали, голодранцы.
  Там же спросил Варвару, не нужна ли халявная энергия ей лично. Она облетела место боя, ни к кому не прикасаясь, и плюхнулась на голову обожравшейся кошкой. Видимо, у нее есть другие способы добычи энергии, будет время, постараюсь осторожно расспросить, может и для меня сгодится.
  Часа через полтора я вернулся с телегой. Мария наотрез отказывалась идти мимо трупов, с большим трудом удалось протащить ее по краю дороги. Подъезжаем к месту, а Гоги нет, нашелся в лесу, около окопа. Он когда очнулся, уполз в лес, чтобы не торчать на видном месте, единственный разумный поступок за последнее время. Отвез Гогона в землянку, снял с него остатки жилетки, уложил на топчан. Ну, вот, здесь и вода есть горячая, рану обмыть и мешать никто не будет.
  Собрался с духом и стал рассматривать раненую руку. Да, уж, совсем не здорово, все предплечье красно-бордового цвета, но это поправимо, как выяснилось, а вот кость в месте удара раздроблена, мне с этим точно не справиться. Все, что я могу сделать, это убрать воспаление и влить в парня энергию, чтобы он продержался до завтра, а утром поеду за бабкой Мареной, иначе руку отрезать придется. Может Варю еще спросить, попытка не пытка, вдруг она сумеет помочь.
  - Варя, посмотри, пожалуйста, мне не справиться, может подскажешь, что делать.
  Сразу пришел ответ-образ:
  - Надо вытащить деревяшку.
  Это понятно.
  - Гога терпи, сейчас больно будет.
  Ухватил полупрозрачными пассатижами за кончик и осторожно потянул, не получается, сидит крепко. Тогда взялся за другой конец и резко дернул, Гогон вскрикнул и опять потерял сознание, но остаток арбалетного болта я выдернул. Из раны потекла уже даже не кровь, а какая-то черная слизь, дерьмово, надо перевязать чем-то. Пока я раздумывал, чем в этом мире можно перевязать рану, Варя стекла на руку Гогона и облепила все предплечье.
  Сквозь Варю мне ничего не было видно, но через некоторое время зеркальная поверхность стала выталкивать из себя осколки кости, какую-то грязь, так продолжалось минут пятнадцать, я уже переживать устал. Наконец, Варя отпустила руку, сформировалась в шар, послала мне мысль, что ей необходимо подкрепиться и исчезла из землянки.
  С некоторым опасением я посмотрел внутрь руки Гогона. Фантастика, внутри все целое, устойчивого голубоватого света, только на коже видны два шрама входного и выходного отверстия. Меня взволновал даже не сам факт чудесного исцеления раны, а возможность, пусть теоретическая, исправить мою ногу.
  Вот чего я Варю об этом раньше не спросил? Да потому, что и не предполагал о такой возможности, пока Гогу не ранили. Хорошо-хорошо, надо успокоиться, может и не получится, да и не сейчас этим заниматься, но все равно мысль о возможности нормально ходить не давала мне сидеть спокойно. Напоследок еще раз осмотрел Гогу, красноватый оттенок у него оставался только на лысине. Решил похулиганить, влил энергию в ладони и стер всю красноту на голове парня, посмотрим, что из этого получится.
  Ночью спал плохо, снились отрывки боя, разорванные трупы, Гогон держал свою отрезанную руку, потом снилась прошлая жизнь, семья, мне было очень грустно и проснулся я с мокрыми глазами. Вышел из землянки, солнце совсем недавно встало, по утрам уже было прохладно, роса на траве лежала крупными шариками, скоро осень, холода. Ясно одно, надо быстрее решать наши проблемы и заканчивать обустройство жилья, или искать другое место жительства.
  Спустившись в землянку, увидел Гогона, который с изумлением рассматривал свою руку. Увидев меня, он соскочил с лежанки, бухнулся на колени и зарыдал. Сквозь рыдания я услышал, что он теперь мой должник на всю жизнь, что если бы не я, то он уже бы умер и т.д. Ну, это совсем недалеко от истины, только к его исцелению причастны еще некоторые, о которых Гоге знать пока не надо.
  Кстати, Варя вернулась на свое место еще ночью.
  
  
  Мы пережили два визита непрошенных гостей практически без потерь, но больше судьбу испытывать не стоит. В следующий раз к нашей поимке отнесутся со всей серьезностью, привлекут парочку магов, и все, тушите свет, нам не справиться.
  Поэтому пора самим переходить к активным действиям, мне кажется, что от нас этого никто сейчас не ждет, по логике, мы должны запрятаться глубоко и сидеть тихо. Кому может прийти в голову мысль, что мы сможем напасть на город? Никому. А я вот думаю, что для этого самое время.
  Рассмотрим сложившуюся ситуацию с точки зрения противоположной стороны. На поимку двух бродяг были отправлены два солдата во главе с лесничим, с задачей не справились, солдаты пропали. Послали пятнадцать человек, два звена и старшего десятника, к вечеру в город никто не вернулся.
  Вывод один: начальная информация неверна, там точно не два человека, и отправлять следующий отряд без предварительной разведки никак нельзя. Поэтому к месту событий надо скрытно послать два-три человечка, послушать, понюхать, посмотреть, а потом уже принимать решение.
  Если все правильно, у нас есть дней пять-семь до следующего визита разозленных гостей, но для подготовки операции столько и не нужно, захватывать город будем через два дня.
  - Гогон, тебе задание. Идешь к окопу, стаскиваешь туда все целые трупы и закапываешь, собираешь все ценное, подбираешь себе полноценную одежду, обувь, оружие не трогай, оно должно остаться на местах. Если увидишь чужих людей, погрози кулаком, можешь даже прогнать их, только не хватай, они обязательно должны убежать. Да, и постарайся найти нашу веселую табличку. Если она уцелела, установи заграждение заново, а я пойду своими делами заниматься.
  Итак, сегодня обязательно надо попробовать золотую монету в качестве бомбы-накопителя, и, наконец, заняться загадочным орехом-ловушкой, мне может пригодиться любая помощь. Начал с империала, который реквизировал у старшего погибшего карательного отряда, монета как раз была новехонькой, без зазубрин и потертостей.
  Просмотрел внутреннее состояние благородного металла, как и ожидалось, он был совершенно однородным, без всяких примесей. Помянув неизвестного Бога, начал закачку энергии, постоянно контролируя состояние накопителя.
  Особенностью бомб-накопителей была способность к взрыву только в переполненном состоянии, если накопитель был просто заполнен энергией, то взрыва не происходило, необходимо было точно уловить границу заполнения, после которой мог произойти неконтролируемый взрыв без всякого удара.
  Хочу сказать, что энергии на полную закачку монеты ушло значительно больше, чем на заполнение среднего камня, поэтому к проведению золотого во всех смыслах испытания подошел максимально подготовленным. Долго выбирал место, куда буду бросать накопитель и место, где буду прятаться от последствий взрыва.
  Совсем не хотелось случайно пострадать накануне больших событий. Защитное поле выстроил сплюснутой полусферой и увеличил его плотность, насколько смог. Несмотря на наличие усиленной защиты, я еще не до конца доверял ей. Какой удар защита выдержит за один раз, а несколько ударов? Нужны полевые испытания, нельзя проверять защиту в бою, это неправильно. Но нет у нас времени, совсем нет, если мы не опередим противника, нас просто убьют, без суда и следствия. Ладно, переживания в сторону, еще куча дел ждет.
  Размахнулся посильнее и кинул монету вверх по руслу ручья. Бабахнуло, так бабахнуло, аж эхо прокатилось по округе, но Гога, строго предупрежденный, не прибежал, и это хорошо, дисциплина налаживается. Взрыв оказался очень сильным. Когда я бродил и осматривал его последствия, их можно было бы сравнить со взрывом снаряда большого калибра, по местным меркам адская мощь.
  Сразу мысли заработали в разные стороны, как такой потенциал использовать. Империал, на самом деле, подручный материал, его можно использовать здесь и сейчас, а ведь можно и нужно будет при случае заказать у ювелиров золотые шарики диаметром около полутора сантиметров, по объему это получится около половины империала.
  Если принять как данность, что энергия распределяется равномерно по объему, мощность такого шарика будет тоже вполовину, а если прикрепить этот шарик на арбалетный болт, а? Этак его можно будет далеко запулить, есть над чем подумать.
  До обеда время еще есть, займемся орехом, вещь непростая и опасная. Я помню, как в конусе его света беспомощно болтался огромный волк. Совершенно глупо будет превратиться из экспериментатора в пойманного кролика, хорошо, если Варвара выручит, а если нет?
  Насколько помню историю с орехом, размер конуса я оценил бы метра в три, поэтому выбрав ровную полянку, активировал защиту, нажал на фиксатор и отбросил ловушку подальше. Артефакт выполнен из непонятного материала, скорее всего, не из золота, но тяжеленький, бросать удобно.
  На краю полянки возник конус призрачного света, но уже не такой яркий, как в прошлый раз, скорее всего, кончается запас энергии, а может тому виной дневной свет, пока ничего сказать не могу. Решил потихоньку подходить поближе, до тех пор, пока контур защиты не соприкоснется с конусом ореха. Очень надеюсь, что это образец пассивной ловушки, а не активной, которая захватывает все, что движется около устройства.
  Еще раз хочу напомнить, что люди, не обладающие определенными способностями, потоки энергии не видят, и поэтому эффективность ловушки очень велика, а если хозяин ореха мог еще и настраивать ловушку на конкретную добычу, то это вообще страшная штука. С такими мыслями подобрался к ореху, конус и контур защиты соприкоснулись, и ... ничего.
  Уже хорошо, пойдем дальше. Вот только дальше пройти не получилось, ощущение, что упираешься в пружинящую стену, и чем сильнее давишь, тем сильнее сопротивление. Снова корова, и как мне его закрыть? Опять придется просить Варю. Как мало я еще могу в этом мире, мне без нее было бы очень тяжко, а если быть честным, я просто не дожил бы до сегодняшнего дня.
  - Варя, смотри, старый знакомый, можно его как-нибудь угомонить?
  Змейка слетела с моей головы, перелилась в шар, медленно подплыла к световому конусу, несколько раз коснулась его короткими щупальцами, а потом резко спикировала и накрыла орех полностью. Конус погас.
  - Варечка, какая ты умница, ловко ты его закрыла.
  Варечка сыто сползла с ореха и плюхнулась на свое место, на земле остался сиротливо лежать пустой орех.
  - Зараза ты ненасытная, что же ты сделала?! Ты же его сожрала под ноль!
  Варвара прислала образ-недоумение:
  - Ты же просил разобраться, пожалуйста, он больше не опасен.
  Да, печальный результат, у меня были определенные планы на него. Варя, уловив мои расстроенные чувства, показала картинку, где я наполняю орех энергией. А ведь в этом что-то есть, вампирша вытянула всю чужую энергию, ей, похоже, любая энергия подходит, а теперь предлагает наполнить орех-ловушку моей энергией, так может попробовать? Может эта штука перестанет воспринимать меня как врага?
  Поднял орех с земли, захлопнул створки и стал понемногу заливать в него энергию, вот только торопиться не станем, запустим его в работу практически пустым, в случае чего легче будет справиться. Буквально через минуту заполнение прекратил и проверил работу устройства, кинув на старое место.
  Над орехом возник еле видимый конус света, супер, очень хорошо, а то я переживал, что Варя его совсем сломала. На прикосновение контура защиты конус не реагировал, я мог свободно брать устройство в руки, включать, выключать, запитанная моей энергией ловушка для меня была безопасна.
  Ну, что ж, еще один замечательный сюрприз в моем арсенале.
  
  Операция 'Наместник'.
  
  
  Пообедали достаточно поздно, я подзадержался со своими опытами и у Гоги работы было много. Никого из чужих он не видел, но уверял, что чувствовал чье-то присутствие, точно не прост парень. После обеда приказал Гогону привести себя в порядок и укоротить свою роскошную бородищу. Гога попытался возражать, и только под угрозой, что я его брошу одного к чертовой матери, согласился. И еще нашли смешную шапку, чтобы прикрыть его лысину.
  Чтобы облегчить себе жизнь при разборках с наместником и его свитой, мне понадобится большой бум в качестве отвлекающего маневра. После долгих раздумий для этого выбрал все же камень. Если вдруг нас будут основательно трясти на въезде или в городе, как можно будет объяснить наличие целого золотого у нищих крестьян? Никак. Поэтому камень.
  Еще до ужина отправил помощника отдыхать, мне же надо еще дозарядить ловушку, закачать энергию в большой камень, за один раз сделать все это не получится, емкость ловушки кажется бесконечной. И еще раз прокрутить в голове завтрашний поход в город, предусмотреть варианты, если что-то пойдет не так, как задумано.
  Выехали очень рано, небо только-только стало сереть, размывая чернильную темень здешней ночи. Луна тут маленькая, неброская и бродит по небосклону какими-то хитрыми зигзагами, рассчитывать на ее свет бессмысленно.
  С горечью обернулся на едва видимое в темноте наше жилище. Скорее всего, мы покидаем его навсегда. И в случае нашей победы, и в случае поражения спокойно жить нам здесь не дадут. Надеюсь, труды были не напрасны, может, пригодится кому-нибудь наша землянка.
  Ювелирные украшения, золото, кольца мага и святоши были надежно спрятаны в лесу, найти их постороннему человеку в этой малонаселенной местности невозможно. Будет время и возможность, приеду заберу.
  Так рано тронулись, чтобы успеть обогнуть город по дуге и въехать через западные, дальние от нашей деревни ворота под видом крестьян. В первой половине дня народу на въезде много, нас опознать практически невозможно. Мы еще несколько старых мешков набили сеном и взяли с собой. Во-первых, типа товар везем, а во-вторых, один из них мне попозже пригодится.
  Путь неблизкий, можно бы и подремать, но телега не машина, трясет нещадно, подложенное под спину сено не слишком спасает, остается крепко держаться за борт, чтобы последние зубы не потерять. Зато есть время думать обо всем сразу.
  Структура управления в империи Арония была не сильно запутанной и достаточно эффективной. Империя состояла из нескольких герцогств, возглавляемых владетельными донами, каждое герцогство включало в себя определенное количество населенных пунктов. В города назначались наместники, они распределяли властные полномочия ниже. Все понятно и правильно, вот только огромная территория империи, бесконечные, по местным меркам, расстояния между городами ожидаемо снижали контроль центра над окраинами. И чем дальше от столицы, тем больше власти у самых маленьких властителей.
  Так получилось и в этом городе; наместник дон-синьор Умартан обнаглел вконец и сверх положенных налогов обложил данью всю торговлю. Несогласных убеждали люди из личного отряда охраны. Герцога, скорее всего, положение дел устраивало, налоги город и окрестности платили полностью и вовремя, а то, что местный народ недоволен, то не беда, народ всегда чем-то недоволен.
  Такое положение дел устраивает самого Светозарного, об этом святые отцы говорят герцогу каждый раз, когда получают очередное пожертвование.
   Заезжали в город одними из последних, это и хорошо, служивые на воротах уже умаялись, и нас практически не досматривали. Уплатили мы две медяшки за людей и две медяшки за лошадь с телегой, а товар, смех один, так пропустили.
  Удивительная беспечность, а если у меня там ящик тротила спрятан, или пулемет? Правда, о тротиле и пулемете они ничего не знают, жителям этого мира пока везет, только нашего оружия здесь не хватало. Но у меня есть с собой штучки ничуть не хуже, вечером повеселимся.
  Заехали на постоялый двор, там можно было оставить телегу и Марию, отдали двум парням с конюшни пять медяшек за постой до утра, внутрь, в обеденный зал не пошли, хотя пахло крайне завлекательно. Не надо нам пока светиться, береженого и здешний бог беречь должен.
  Гога по заранее составленному плану пошел к своему хорошему знакомому переждать до вечера, а я побрел на рекогносцировку. Меня интересует дом наместника, очень хочу с ним познакомиться, так сказать, лично, но для этого надо попасть внутрь охраняемой территории, хорошо охраняемой.
  Как всегда в подобных ситуациях - надежда на человеческий фактор, техника, установленная и настроенная специалистами, редко отказывает, но любой человек может допустить ошибку, в этом мой шанс.
  Я рассчитывал, что на улицах небольшого города, в мире, далеком от достижений современной медицины, человек-калека не будет выделяться среди многих себе подобных, однако, я ошибся.
  Да, на улицах было много бедно одетых людей, попадались нищие в лохмотьях, но инвалидов не было, совсем не было. Не то, что бы меня разглядывали в упор, но взгляды сочувствия я видел. И, что более странно, никто не злорадствовал, вот же человек, ему хуже, чем любому бедняку. Можно подойти и пнуть безнаказанно, чем и развлекалась челядь тетки-Жабы. Но горожане спокойно проходили мимо, а одна немолодая женщина достала из корзины яблоко и сунула его мне в руку.
  У меня совсем мало информации, но можно предположить, что детские и взрослые повреждения тела устраняются при помощи магии. Если в этом мире существуют боевая магия, бытовая, в помощь по хозяйству, почему не быть лечебной магии. Из этого я делаю вывод, что тетка-Жаба специально не лечила своего шута и держала в качестве забавной игрушки.
  Ей сильно повезло, что она самостоятельно ласты склеила, если выживу в этом мире, обязательно вернусь в те края, где я возник. Там же еще людишки остались, которые шута гнобили, приятно будет познакомиться с ними заново. Опять же коробочка странная, но жутко интересная в лесу прикопана, есть чем заняться.
  Дойдя до площади с башней ратуши, повернул налево, где совсем рядом, по словам Гогона, начинается забор дома наместника. Вот он - дом, домишко, домище. Это, конечно, был не просто дом, это комплекс зданий, разбросанных по огороженной территории, а в глубине возвышалось трехэтажное здание с узкими стрельчатыми окнами.
  Пока я шел по городу, обратил внимание, что у многих домов окна совсем крошечные, стекол нет в помине, проемы затянуты у кого вощеной бумагой, у кого животной пленкой, а есть и просто без ничего, зимой, наверное, просто затыкают чем-либо, без изысков.
  Витражные окна, собранные из маленьких цветных стеклышек, я заметил в ратуше и вот, у господина начальника города, стоимость таких окон, видимо, неслабая. Кровля сложной формы и покрыта, насколько я отсюда могу видеть, листовой медью. Один вид крыши дома просто кричит о богатстве владельца.
  А мне, кроме того, говорит, что есть в этом мире высококлассные мастера работы с деревом и с кровельными материалами, а значит есть и необходимые инструменты. Посмотреть бы на них; вот разберемся с плохишами, обязательно найду людей, которые этот дом строили.
  Обошел всю резиденцию по периметру забора, не привык я к столь длительным пешим прогулкам, устал как собака, с трудом доковылял до постоялого двора и рухнул на телегу. Ноги гудели, спина отваливалась, весь мокрый от пота и голодный. Гога должен подойти к вечеру, в городе, как он рассказывал, в восемь вечера в храме Светозарного звонит колокол на вечернюю молитву. Через час на входных воротах, их всего двое, звонят стражники, извещая горожан, что ворота крепко заперты и город Ланов может спать спокойно.
  Пока ожидал помощника несколько раз проверил, как вызывается и убирается мой призрачный клинок. Все четко срабатывает. По ходу дела возник вопрос. То, что дага пробивает почти все, я видел, а можно им что-нибудь разрубить?
  Размахивать руками на постоялом дворе с целью проверки я не стал, не так поймут. А вот экспериментировать с энергией могу сколько угодно, ее все равно никто не видит. Почему я опять зациклился на одном типе оружия? А если изобразить не узкий клинок, а короткий обоюдоострый меч, такой у римлян был. На ум приходит название 'гладиус', но не уверен, что это правильно. Хотя, какая разница, как называть, главное, чтобы он рубить мог.
  Поочередно активировал дагу и гладиус, потом стал менять руки. Замечательно. Напрягся и активировал сразу оба клинка, но энергия стала утекать с такой скоростью, что пришлось быстро все прекратить. Надеюсь, мое оружие не подведет в нужный момент.
  Итак, как люди попадают на закрытую территорию? Нелегально, через забор, через подкоп, или путем организации осады и штурма закрытых дверей. Эти варианты мне не подходят, потому что весь забор заплетен охранными линиями и сверх забора еще метра на два вверх, это видно в магическом зрении, а осада и штурм пока не мой метод.
  Еще люди попадают на охраняемую территорию легально, через парадные двери для господ и через служебные двери-ворота для прислуги и завоза различных материалов и продуктов. Мне туда и надо, я не гордый слишком, постараюсь пройти под видом прислуги.
  Незадолго до вечернего колокола вернулся Гогон, принес завернутые в холстинку куски хлеба и мяса, очень вовремя. Мне и дома голодать не нравилось, в этом мире еда так же играет не меньшую роль в моей жизни. Пока быстро жевал, проводил последний инструктаж, стараясь не подавиться. Передал Гоге коробочку с большим камнем, заряженным по самую макушку.
  Сразу после колокола с ворот Гогон должен метнуть камень в восточные ворота. А когда туда после взрыва сбежится народ, а он обязательно сбежится на такое событие, Гога должен начать бегать и орать 'Нападение!'. Короче, создавать панику.
  Затем уходить на постоялый двор и ждать меня там до утра, если утром меня не будет - дальше ему жить по своему плану, но я вернусь, обязательно.
  - И смотри, Гога, камень вынимай и бросай аккуратно, если он рванет около тебя, хоронить будет нечего. И еще, постарайся не зацепить жителей, стражу мне не жалко, а простые люди не при чем.
  - Дак, господин магистр, вечером у ворот вообще никого не бывает, что там делать.
  Вот и ладушки, а мне уже пора выдвигаться.
  Взяв один мешок с сеном, поковылял проверенным маршрутом к служебному входу на территорию резиденции наместника. Полчаса добирался, не меньше, но я так и рассчитывал, у меня в распоряжении минут пятнадцать до взрыва, если Гога сделает все, как надо. Потом внутрь будет не попасть по-тихому, придется прорываться, а это сильно осложнит мою задачу.
  Перед началом боевых действий скорректировал охранный контур, максимально приблизив его к телу, и увеличил плотность защитного поля. Неизвестно, каким оружием будут ковырять мою защиту, а энергии у меня более чем достаточно.
  Остановился недалеко от калитки, схоронился за дерево, чтобы на виду не торчать, и стал ждать кого-нибудь из входящих-выходящих, чтобы подойти к уже открытой двери. Днем служебный вход практически не закрывался, но мой расчет на вечер не оправдался. За десять минут ожидания никто не появился, и я кожей чувствовал, как утекает отпущенное время. Делать нечего, придется импровизировать.
  Подошел к калитке, мешок положил немного в сторонке и постучал. Через некоторое время открылось совсем небольшое смотровое оконце, забранное решеткой, и хмурая рожа стражника неприветливо вопросила:
  - Че надо?
  Привратник стоял довольно грамотно, не вплотную к двери, достать с первого удара его ни дагой, ни гладиусом я не смог бы.
  - Уважаемый господин, обращаюсь к Вашей милости с просьбой. В этом доме работает девушка неземной красоты, ее зовут Луиза, такая полненькая, я как только увидел ее сегодня на рынке, сразу понял, что это моя судьба. Не могли бы узнать для меня, где проживает моя богиня, разумеется, не бесплатно.
  Я вынул из кошеля заранее подготовленный серебряк, просунул через окошечко и уронил на ту сторону. Стражник даже глазом не повел, скотина. Достал еще монетку и отправил вслед за первой.
  - Иди отсюда, урод, с таким как ты, ни одна баба связываться не будет, - проворчал служивый и хотел закрыть оконце.
  - Ваша милость, Ваша милость, не губите, в ней вся моя жизнь, вот возьмите золотой, это все, что у меня есть.
  Стражник онемел, на лице отражались все мысли, которые посетили его голову при виде золотой монеты: недоверие, удивление, восхищение, желание обладать этим сокровищем, притворная приветливость. Он за секунду придумал, как потратит нежданные шальные деньги, надо только забрать империал у этого безумца.
  - Кидай сюда, я проверю, не фальшивый ли.
  - Как можно, Ваша милость, Светозарный свидетель, что золотой заработан честным многолетним трудом.
  - Кидай, кидай, много сейчас развелось умельцев деньги подделывать.
  Надо взять на заметку, и здесь подделка денег присутствует. Я отпустил империал, и он со звоном упал на брусчатку за забором. В тот же миг окошко захлопнулось и раздался счастливый смех охранника.
  - Ваша милость, не смейтесь надо мной, пожалуйста, мне не будет жизни без этой девушки, Вам же не трудно узнать про нее.
  - Пошел вон, простофиля, будешь приставать, вызову стражу и тебя посадят в темную.
  - Умоляю, не гоните, заберите мои последние деньги, только не гоните.
  Я присел под окошком, чтобы меня не было видно, и приготовился. Стражник открыл оконце и прижался лицом к решетке.
  - Ты где, убогий?
  - Здесь, - поднимаясь сказал я и воткнул дагу ему в центр лба. Охранник молча повалился на землю, на лбу выступила маленькая капелька крови. Н-да, с дисциплиной здесь не дружат, куда ни глянь. Наверняка его инструктировали, что разговаривать с посторонними запрещено.
  Еще могу предположить, исходя из составленного психологического портрета начальника города, что он жадина и скупердяй, и вполне мог платить жалованье своим людям весьма нерегулярно. Поэтому золотой оказался для простого стражника беспроигрышной приманкой.
  Товарищи начальники, платите своим людям зарплату вовремя, и они ответят вам преданностью и ударной работой! Хотя не факт.
  Вогнал гладиус в щель между полотном двери и коробкой, провел сверху вниз, перерезая засов, и, забрав мешок с сеном, просочился внутрь сада. В небе гасли последние остатки вечерней зари и скоро совсем ничего видно не будет, а с освещением что в городе, что на территории наместника было небогато.
  Прикрыл калитку и осмотрелся. Около калитки висел фонарь, внутри которого горел яркий светлячок без огня и дыма. Вот я и познакомился с магическим светильником, даешь магию народному хозяйству. Как мне рассказывал Гога - вещь недешевая, так как достаточно часто надо было заряжать светлячок, естественно, за деньги, либо иметь собственного мага.
   Энергия, с которой я работаю, в обычном зрении не видна, а заставить светиться хотя бы светлячок я не могу, видимо, этому и многому другому надо обучаться.
  По дорожке к дому было видно еще несколько светильников и все, остальная часть сада тонула в темноте. К сожалению, в темноте я ничего не вижу, поэтому решил перейти на магическое зрение.
  Ха-ха, понятно, почему в саду нет освещения, практически вся территория вне дорожек пересекалась хаотичными сигнальными линиями, пройти от забора к дому в любом месте и не зацепить контрольку было абсолютно нереально. Свои по территории сада не шляются, только по дорожкам, а чужой обязательно на сигнализацию напорется. Думается мне, что такую систему охраны создавали несколько магов, одному это не под силу, либо это был очень крутой спец.
  С трудом откатил труп охранника под куст, предварительно забрав свои и его деньги, стражнику они ведь уже не пригодятся, и сам рядышком залег. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что Гогон справится со своей частью задачи.
  Прошло несколько минут, раздался звук колокола с западных ворот, и сразу же зазвонил колокол восточных ворот. Буквально через мгновение раздался звук адского взрыва. Взрывную волну я не почувствовал, врать не буду, все-таки далековато, но звук был впечатляющим.
  В саду и пристройках стали раздаваться крики, захлопали двери, появились люди с обычными масляными светильниками, значительно менее яркими, чем магические, замелькали огоньки и тени в окнах господского дома. Засыпающий муравейник ожил.
  Около длинного приземистого здания, которое смутно можно было увидеть в мелькающем свете, стали строиться служивые в колонну по три, человек двадцать, не меньше. Кто-то подбежал к калитке и стал звать Базиля, почему-то безуспешно, помянул дьявола и убежал обратно.
  Колонна солдат организованно быстрым шагом покинула территорию, а к калитке подошел отчаянно зевающий боец, который немедля уселся на землю, привалился к забору и захрапел. Да что же это такое, совсем распустились, вот я доберусь до них, устрою курс молодого бойца, взвоют все, кто доживет, конечно.
  Спящего охранника пришлось усыпить насовсем, мне совершенно не нужны сюрпризы за спиной. Закинув мешок на спину и согнувшись пониже, побрел по дорожке к господскому дому знакомиться с наместником. Через парадный вход не пошел, не по чину, а пошел через маленькую дверь, которая была приветливо приоткрыта, и внутри виднелся неяркий свет.
  На ступеньках внутренней лестницы сидел щуплый охранник, видимо, всех здоровых забрали на происшествие. Поклонившись на входе, я беспрепятственно прошел мимо охранника.
  В те годы, когда я был курсантом военного училища, на втором курсе у нас во дворе казармы была волшебная труба, вся грязная и ржавая. Чтобы вечером сходить в самоволку, два курсанта из взвода, выиграв внеплановый поход в город по жребию, переодевались в рабочую форму. После этого брали ржавую трубу на плечо и смело шли через проходную.
  Ни разу дежурные по КПП не остановили курсантов, видно же, что люди идут что-то ремонтировать. Возвращались опять с трубой на плечах.
  - Зачем вы эту гадость обратно тащите?
  - Да мы откуда знаем, не понадобилась, старший сказал нести назад - мы несем.
  К сожалению, через некоторое время какие-то сволочи нашу трубу украли.
  Вот и мешок с сеном замечательно сыграл роль ржавой трубы. Охранник видит, что какой-то неприметный мужичонка, хромой к тому же, заносит мешок в дом через черный ход.
  Он же не выносит, он заносит, ну и пусть тащит, планида у него такая, мешки таскать. А него, стражника, судьба счастливая, всех погнали в сторону взрыва, а он здесь, в тепле, при кухне, и девки молодые бегают, может что и обломится.
  Кухня функционировала, несмотря на позднее время, у нее свой распорядок, простым смертным непонятный. Потихоньку пошел через кухню, выглядывая выход в господскую половину. Вдруг сбоку возникла здоровенная бабища с тесаком в руке и заорала так, что меня чуть не сдуло:
  - Куда прешь, скотина, в холодную неси!
  - Конечно, госпожа, - поклонился и поковылял дальше.
  - Куда?! Идиот! Кладовая направо!
  Еще раз поклонился и двинулся вправо. Зачем тетку нервировать, сказано направо, значит направо, все равно мешок надо куда-нибудь засунуть. Нашел дверь в кладовку и зашел внутрь, темень - глаз коли, но запахи! Опять хочется есть, кошмар какой-то, если где-нибудь осядем надолго, нужно будет кухарку опытную пригласить.
  Надо сориентироваться, где может быть сейчас хозяин дома. Разбираться со взрывом он не пошел, не его это дело, он в доме, это точно, тогда где? Дом трехэтажный, на первом этаже кухня и, скорее всего, столовая, на втором обычно располагаются хозяйские покои, и третий этаж для детей, родственников, гостей и т.д.
  В связи со взрывом ему не до еды, хотя в столовую заглянуть надо, а так, на его месте, я собрал бы приближенных, думки думал да возвращения команды ждал.
  Вперед. Покинуть кухню труда не составило, света было катастрофически мало, я проскользнул в коридор и стал заглядывать в каждую дверь. Вот и обеденный зал, большой, столовой его назвать было бы обидно, но в нем темно, только очертания крупной мебели проглядывают в слабом свете уличных светильников.
  На всякий случай посмотрел все вокруг в магическом зрении, но ничего не было, а зачем при такой защите, кругом забор, куча охранников. Только мой охранный контур и оружие в руках мерцают неярким светом, привидение просто.
  По центральной лестнице осторожно поднялся на второй этаж, хорошая лестница, каменная, не скрипит. И сразу же за первой дверью направо обнаружились два охранника в конце небольшого коридора, залитого светом трех магических светильников, прикрепленных к стенам. За спинами бойцов виднелась массивная деревянная дверь с красивой резьбой, ну вот, скорее всего, мне сюда.
  Скинул шапку, активировал гладиус, и спокойно пошел к охранникам, подволакивая изувеченную ногу.
  Вот что значит профессионалы. Стоят два здоровых лба, к ним идет тщедушный мужичонка, инвалид, совершенно без оружия, чего бояться. Ан нет, мгновенно выхватили кинжалы из ножен, правильно, обычным мечом в коридоре не помашешь, и застыли, готовые провести атаку и отразить нападение. Интересно, сколько им платят?
  - Стоять, кто такой?
  Разговаривать с такими людьми бесполезно, валить нужно сразу, если сможешь. Не обращая внимания на вопрос, я подошел почти вплотную к охранникам. Правый резким движением полоснул меня кинжалом по горлу, то есть хотел полоснуть, но руку, ударившуюся о защиту, откинуло обратно. Гладиусом ударом сверху вниз отсек кисть руки нападавшего, а обратным ходом распорол охранника от пояса до горла. Дикий крик человека оборвался бульканьем, меня основательно заляпало кровью. Второй охранник застыл в ужасе, глядя на напарника, губы дергались и что-то шептали. Сделав шаг в его сторону, одним движением снес голову.
  Да, правду говорят, крови в человеке много, теперь я еще и в его крови весь измазался, надеюсь, СПИД сюда еще не добрался. Конечно, можно было с ними более гуманно разобраться, но я хочу из этого кровавого натюрморта извлечь впоследствии определенные психологические дивиденды.
  Утерев кровь с лица, вытащил орех из кармана, раскрыл и бросил в центр коридора. В магическом зрении конус ловушки перекрыл весь коридор, теперь без моего ведома ни сюда, ни отсюда никто не пройдет.
  Открыл дверь в помещение, широко улыбнулся и сказал:
  - Здравствуйте, а я к вам.
  
  Большая, отделанная деревянными панелями комната была уставлена разнообразными подсвечниками, и на три, и на пять, и даже на семь свечей. Пламя отражалось в начищенных доспехах, развешанных по стенам, и в хрустальном многограннике, который лежал на подставке по центру огромного стола. В подсвечники были заправлены толстые высокие свечи из белого ароматизированного воска, приятный аромат наполнял комнату.
  У противоположной стены за другим, не менее огромным столом в резном массивном кресле сидел серьезный мужик, лет уже за пятьдесят, с недовольным выражением лица. Рядом стоял высокий, худой, даже на вид опасный человек помоложе хозяина. Скорее всего, в кресле это товарищ Умартан, а рядом начальник охраны Изелай. С этим надо поосторожнее, за красивые глаза такую должность не занимают, человек опытный, весь в доспехах, только шлем лежал на соседнем кресле.
  На поясе у худого с одной стороны висел кинжал, с другой меч в кожаных ножнах, но меч совсем не простой, в торце рукояти неярко светится крупный зеленый камень, нехорошо так светится, злой свет и камень гадкий, прямо кожей чувствую. В нише глухой стены на небольшом диванчике сидел третий участник совещания, невзрачный мужчинка в синей мантии неопределимого возраста.
  Зашел в комнату, прикрыл за собой дверь, зачем нам сквозняки, простыть же можно. Все-таки в былые времена ребята всегда были готовы к неожиданностям, изумление быстро проскочило на лицах Умартана и Изелая и сменилось благородным гневом.
  - Ты кто таков, почему здесь, что там случилось? - выплевывал вопросы Изелай, доставая меч и делая шаг вперед.
  Именно зеленый камень сподвиг меня перейти на магическое зрение, уж больно неприятен был его свет. Мама родная, вот я лошара, сколько здесь неожиданного, надо взять за правило постоянно сканировать пространство вокруг себя на предмет магических проявлений, чтобы не было подобных сюрпризов.
  Во-первых, рукоять меча Изелая была окутана зеленоватой дымкой, и лезвие светилось еле заметным светом. Как я и предполагал, мечик непростой, а усиленный. Во-вторых, благородные господа были увешаны амулетами защиты как праздничные елки. А в-третьих, невзрачный мужчинка на диванчике обладал невидимой обычным зрением защитной пленкой, а над головой у него висела небольшая яркая точка.
  Бабка Марена упоминала в разговоре о метках магов, и, если я правильно понимаю, передо мной маг. Ну а чего ты ожидал, товарищ Иванов, да, расклад хреновый, но никто не обещал, что будет легко, и так пока все пункты плана выполняются. Правда, при моем появлении маг забрался на диванчик с ногами и вжался в угол, не выказывая на данный момент воинственных устремлений.
  То, что обоих начальников надо ликвидировать, мне совершенно ясно, я за этим сюда и пришел, а вот с магом надо будет попробовать договориться. Маги - товар штучный, если я буду валить каждого встречного мага, то здешняя магическая община на меня обидится и сотрет в порошок. Иллюзий у меня нет по поводу собственных способностей, поэтому попробую активировать благоразумие товарища в синей мантии.
  Игнорируя Изелая, я посмотрел на мага и сказал ему персонально:
  - Будешь сидеть тихо - останешься живым, я обещаю.
  Маг затравленно посмотрел на своих товарищей и мелко затряс головой в знак согласия. Товарищи синхронно посмотрели на мага и старший возмущенно произнес:
  - Малинар, немедленно испепели это чучело, за что я плачу тебе деньги?!
  Маг побледнел, вжался в угол дивана еще больше и дрожащим голосом ответил:
  - Благородный дон-сеньор, к сожалению, в сложившихся обстоятельствах исполнять Ваши указания у меня нет никакой возможности, прошу меня извинить.
  Вот что значит ученый человек! Послал хозяина лесом, но вежливо. Хорошо, будем считать, что эту часть опасности устранили, остались двое.
  Я повернулся к Изелаю.
  - Сударь, готов ответить на Ваши вопросы. За дверью два мальчика сильно порезались и лежат совсем мертвые, сюда я по своим делам зашел, а зовут меня магистр Гор, но вам это ничего не говорит. Хотя нет, постойте, я тот самый человек, за кем вы посылали своих людей за город. Так получилось, что все они, за исключением забавного лесничего, тоже совсем мертвы.
  Предполагаю, что все вы здесь сегодня собрались вместо ужина, чтобы обсудить страшный взрыв на Восточных воротах? Это я устроил, чтобы здесь народу поменьше было и нам беседовать не мешали.
  Да, совсем забыл об одном поручении, брат мужа Еланы привет просил передать. Ты же помнишь Елану, Изелай, ты же ее украл, а мужа убил. Как у вас называется брат мужа жены? У нас - деверь, а у вас? Впрочем, неважно, главное, что за голову брата меня попросили принести твою голову, взаимообразно, так сказать. Ну так что, сам убьешься или помощь нужна?
   Изелай медленно надел на голову шлем и настороженно, держа меч двумя руками перед собой, двинулся ко мне.
  - Варвара Петровна, краса моя, не желаете ли подкрепиться, только большая просьба, заберите энергию из амулетов, с людьми, надеюсь, я сам справлюсь.
  Варя легко соскользнула со лба, спланировала змейкой на стол в центре кабинета и вдруг превратилась в зеркальную кобру с угрожающе раскрытым капюшоном. Изелай замер на месте, Умартан даже дышать перестал, а из угла сдавленно хрюкнул Малинар.
  Я, честно говоря, тоже удивился, но виду не подал, только завороженно смотрел на блики от свечей на теле кобры. Змея заняла место в центре стола, поднялась в боевую стойку и зашипела. Как хорошо, что мы с Варей друзья, даже мне страшновато, что говорить о других.
  Зеленая дымка, окутывающая рукоять меча и латные перчатки Изелая, стала таять и исчезла, кобра стала увеличиваться в размерах, три защитных амулета на груди и на поясе потускнели и через несколько секунд погасли. Внезапно меч, острие которого было направлено в мою сторону, со стуком упал на пол, Изелай пытался вернуть его в прежнее положение, но смог лишь едва приподнять. Меч с магической начинкой, лишенный энергии, превратился в бесполезную тяжеленную железяку.
  
  - Что, дружище, не получается, неожиданно, правда? Какая жалость, а я хотел посмотреть, как ты этим крутым ножиком размахиваешь. Так у тебя другой есть, правда поменьше, подходи, ты же сильный и ловкий, убей меня, если получится.
  Изелай отпустил меч, стянул с головы шлем и отбросил в сторону, выхватил кинжал и с криком бросился на меня. Нас разделяли метра четыре, я успел сформировать поле защиты в узкий клин перед собой и сгруппировался на всякий случай. Никак не могу до сих пор поверить в серьезную защитную действенность энергополя.
  Изелая, который со всего маху налетел на невидимое препятствие, отбросило назад, и, раскинув руки, он грохнулся на спину. Вернув охранный контур в прежнее положение, я подошел к лежащему человеку. Поперек лба вспухала багровая полоса, изо рта текла кровь, глаза смотрели бессмысленно, меня он, скорее всего, не видел, чистейший нокаут.
  - Именем правосудия и справедливости, не имея никакой корысти, за все твои злодеяния, приговариваю тебя к смерти.
  С этими словами активировал гладиус и проткнул сердце бывшего начальника стражи. Закончив с Изелаем, я повернулся к наместнику, который за это время не произнес ни слова.
  - Господин Умартан, многочисленные свидетели готовы дать показания, что именно Вы являетесь вдохновителем и организатором всех преступлений, совершенных Вашими людьми в этом городе. В связи с этим, именем правосудия и справедливости, не имея никакой корысти, за все Ваши злодеяния, приговариваю Вас к смерти.
  - Кто ты такой, дьявол тебя побери, простые крестьяне так не говорят.
  - Умартан, ты совершенно не воспитан, я к тебе на 'вы', а ты мне 'тыкаешь' и хамишь. И с чего ты решил, что я крестьянин?
   - Как ты смеешь так обращаться ко мне, жалкое отродье?! Любой нищий одет лучше тебя, смерд.
  - С каких пор форма стала определять содержание, а, Умартан? Если я плохо одет, это не значит, что я глуп, а если глупец напялит королевский камзол, то умнее от этого все равно не станет.
  - Тебя сейчас нарежут ломтями, и ты будешь выть и молить о пощаде, но ее не будет.
  - А, это ты рассчитываешь на помощь своих верных оставшихся людей, которые должны примчаться вон по тому коридору? Увы, по коридору пройти никто не сможет, поверь мне.
  Наместник сидел в своем кресле, вцепившись обеими руками в столешницу, и неотрывно смотрел на входную дверь.
  - Варвара, солнце мое, иди ко мне.
  Варя, основательно увеличившаяся, подплыла к моей голове, поняла, что там ей места совсем мало, обернулась несколько раз вокруг шеи и положила голову на плечо.
  Как только я подошел к Умартану совсем близко, тот схватил один из медальонов, висевших на груди, и произнес несколько слов. Вокруг человека возникла плотная сверкающая защитная пленка.
  Мне было видно, что формируется она из центра медальона, а к нему подходят не менее десяти энергожгутов от накопителей, распиханных по всей одежде.
  Что интересно, защитная пленка для простого человека была видна обычным зрением, создатели этой защиты каким-то образом изменили энергию, и она стала видимой. Я так понимаю, во-первых, чтобы клиент не сомневался в качестве полученного товара, и во-вторых, чтобы можно было следить за наполненностью накопителей.
  Кстати, в магических светильниках энергия тоже видима, надо обязательно с этим разобраться. Иной раз было бы намного лучше, если бы мое оружие было видимым, в предупредительных целях, так сказать.
  - Ха-ха, придурок, ты ничего не сможешь сделать со мной, у меня один защитный амулет первого круга и несколько второго, не считая мелочи, ты не представляешь, сколько денег я отвалил за эти милые штучки, вот и пригодились.
  - Да, уж, знатно ты прибарахлился, красавчик, но я все же попробую, с твоего разрешения.
  Начать пробовать я не успел, в коридоре раздались крики, сначала воинственные, потом возгласы удивления, затем крики ужаса, топот ног и все закончилось. Подождал с минуту, прислушиваясь. Нет, желающих спасать хозяина больше не появилось.
  - Друг мой, песенку знаешь такую: 'Жаль подмога не пришла, подкрепленье не прислали...', хотя откуда. Так вот, это про тебя - подкрепленье кончилось, не начавшись.
  Продолжим, товарищ начальник. Помнится мне, во времена моих экспериментов с чистой энергией, создание шара вытянуло из меня не меньше половины моего резерва, попробуем таким же образом забрать чужую энергию.
  - Варя, подключайся, поработай еще немного пылесосом.
  Свернул из пленки шар и стал наматывать слой за слоем, получалось не быстро, но другого способа я не знал. До этого я как-то пытался создать шар из пленки и просто залить туда энергию, но ничего не вышло, пленка моментально рвалась и выходил пшик.
  Намотал не сильно много, не хотелось бы этот кабинет разрушать, мне он еще пригодится, надеюсь.
  Жалко, конечно, окно, витраж симпатичный, но кидать шар больше некуда, поэтому - ловите! Шар, бледнея на глазах, долетел до окна и взорвался, витраж разлетелся разноцветными осколками, фейерверк натуральный, только дорогой очень.
  В помещение ворвался свежий вечерний воздух, резко контрастирующий с тяжелым воздухом внутри кабинета, взрывной волной погасило все свечи, за исключением одной в дальнем углу.
  - Господин Малинар, не сочтите за труд, зажгите, пожалуйста, свечи обратно, больше взрывов в помещении не будет.
  Хозяин кабинета с тоской смотрел на выбитое окно.
  - Умартан, але, очнись, тебе сейчас башку открутят, а ты о разбитом окне горюешь, жадина.
  - Ты мне за все ответишь, смерд, - шипящим от ненависти голосом произнес человек в кресле.
  Интересно, на что он надеется?
  - Господин магистр Гор, - раздался робкий голос Малинара, - прошу прощения, что вмешиваюсь, но хотел бы обратить Ваше внимание, что кресло господина наместника оборудовано системой эвакуации, которую он только что пытался инициировать. Я ее заблокировал, но меня хватит ненадолго.
  - Предатель, проклинаю тебя, гореть тебе в Аду! - заорал Умартан, брызгая слюной.
  Маленький маг весь сжался и затравленно посмотрел на меня. Надо же так запугать человека, маг вроде бы, попозже побеседую с человеком, что к чему.
  - Малинар, бегом ко мне!
  Маг опасливо обежал стол с дальней стороны и спрятался за моей спиной. Я взял его за руку и маленьким ручейком стал вливать энергию, не хватало еще, чтобы он сознание потерял от передоза.
  Малинар менялся на глазах, щеки залил яркий румянец, грудь расправилась, ненавидящий взгляд уперся в наместника.
  - Допрыгался, старый урод! Светозарный услышал мои молитвы, и на тебя нашлась управа. Я отрежу твой поганый язык, я вырву...
  - Малинар, отставить, смирно! Слушать мою команду!
  Немолодой уже мужчина встряхнулся, как собачонка, выдохнул и произнес:
  - Господин магистр, не гоните меня, я буду служить Вам до конца дней своих, в чем клянусь перед ликом Светозарного.
  - Хорошо, с этим мы позже разберемся, теперь запри механизм эвакуации и не мешай мне.
  Умартан безнадежно завыл, как натуральный волк.
  - Предчувствия Вас не обманывают, друг мой, больше Вам никто не поможет.
  Продолжим. Свернул еще один шар и стал наматывать слой за слоем, больше, больше, чем дольше я скручивал слои, тем быстрее энергия уходила из меня, но тут подключилась Варвара, перекачивая свою энергию в меня, в свою очередь забирая ее из защитного поля Умартана. У меня возникло ощущение протекающей сквозь меня ледяной воды, пальцы не слушались, довольно.
  Пронзительно голубой шар в руках выглядел угрожающе, по-моему, даже тихо гудел от напряжения. Размахнувшись посильнее, я кинул шар через разбитое окно во тьму, подальше от дома. Но далеко он не улетел, а может зацепился за ветки деревьев. Раздался взрыв, взрывной волной выбило второй витраж и кабинет засыпало разноцветными осколками. Судя по многочисленному звону, как минимум половина дома лишилась окон.
  Свечи опять погасли, теперь уже полностью, но вот что значит маг, полный сил. Малинар что-то пробормотал, и свечи вспыхнули одновременно.
  Умартан, уже не скрываясь, ожесточенно давил на секретную кнопку, но совершенно бесполезно, Малинар за моей спиной ехидно скалился, глядя на трепыхания бывшего босса.
  Попытка номер один. Активировав дагу, я подошел к поближе и уперся в защитное поле. Впервые с момента возникновения даги почувствовал, что что-то может сопротивляться энергоножу. Надавил сильнее, защитная пленка прогнулась, но не поддавалась, зато энергия из накопителей просто хлынула в медальон на груди Умартана.
  - Варя, добавь, немного не хватает!
  Пленка пошла радужными разводами и... не выдержал накопитель медальона, камень вспыхнул и осыпался мелким песком, защитная пленка лопнула и исчезла. Рука с дагой по инерции проскочила вперед и пробила наместника насквозь. Тот задергался, захрипел и затих.
  
  Может, я вообще зря с шарами развлекался, надо было сразу пробовать защиту наместника на прочность. С другой стороны, может и не зря. Во-первых, поупражнялся в создании шаров большой мощности, а во-вторых, через камень медальона проходили большие потоки энергии и подготовили его разрушение. С Умартанчиком незадача вышла, хотел побеседовать с товарищем о реалиях местных, но уже не получится. Ладно, надеюсь маг в курсе основных дел.
  Сзади что-то глухо стукнуло. Я резко обернулся на звук, не люблю непоняток за спиной. На полу на коленях, с низко опущенной головой, стоял маг и тихо молился.
  - Я надеюсь, господин маг, что это не траур по справедливо убиенному негодяю?
  - Не убивайте меня, пожалуйста, господин магистр - еще тише произнес человек на коленях.
  Н-да, тяжелый случай. Выбрал кресло посередине стола со стороны глухой стены, чтобы видеть оконные проемы, и уселся.
  - Малинар, встать! Запомните, я всегда стараюсь выполнять свои обещания и убивать Вас не собираюсь. У нас впереди масса дел, в том числе и сегодня, запоминайте или записывайте. И перестаньте трястись, все плохое уже позади, куда Вы все время смотрите?
  Маг неотрывно смотрел куда-то немного мимо меня. Твою маму, со всей этой возней с защитой наместника я совсем забыл про Варвару, удобно устроившуюся на моем плече.
  - Варечка, красота моя, не могла бы ты перестать пугать этого замечательного человека и вернуться на место?
  Варя перетекла на голову, но форма обруча уже не вмещала весь ее объем, поэтому подруга моя верная растеклась по голове в виде шлема. Никакого дискомфорта я не испытывал, вот только отблески от свечей метались по всему кабинету при каждом повороте головы, отражаясь от зеркальной поверхности шлема.
  - Варя, так мы с тобой похожи на инопланетянина или на диджея на дискотеке, мне очень нравился черный цвет браслета, пожалуйста, убери зеркальный блеск с моей головы.
  Судя по тому, что световые зайчики пропали, Варя выполнила мою просьбу. Зеркал в этом мире я еще не видел, если их нет совсем, то на одних зеркалах можно сделать огромные деньги. Не буду же я все время жить на трофейные деньги, очень надеюсь, что будут и мирные времена.
  - Так лучше, Малинар?
  - Благодарю Вас, господин магистр. По поводу поручений и распоряжений, хочу Вас уверить, что у меня хорошая память, господин магистр, я ничего не забываю.
  - Отлично. Кстати, как Вас зовут, господин маг?
  - Малинар, господин магистр, - несколько удивленно ответил маг.
  - Это Ваше единственное имя, или есть еще какое-то?
  - При рождении меня нарекли Сержио, господин магистр.
  - Итак, Сержио, в отсутствие других людей разрешаю обращаться ко мне 'Господин Гор'.
  Далее. Сколько людей всего числится в страже города? Кто ими всеми руководит? Только Изелай или еще кто-нибудь?
  - В городской страже числится сто двадцать два человека, господин Гор, они делятся на подразделения самой городской стражи, которая следит за порядком и охраняет ворота, и личного отряда господина Умартана. Отряд личной стражи наместника всегда состоит из пятидесяти человек, если кто-то выбывает, сразу происходит пополнение.
  Командует, - быстрый взгляд на тело, - командовал всей стражей господин Изелай, заместители - начальник личного отряда старший десятник Джабур и начальник городской стражи старший десятник Мурдан.
  Хочу сразу сказать, что Джабур - редкостная сволочь, с ним нельзя ни о чем договариваться, говорят, он лично пытал неугодных, а десятник Мурдан - отличный опытный служака, он еще более двадцати лет назад воевал с Фрагонией под знаменами нашего любимого Императора.
  - Есть в городе или поблизости еще какие-нибудь вооруженные люди, не знаю, городские или имперские?
  - У нас небольшой город, больше никого нет, у владетельного дона Омаго есть своя дружина, располагающаяся непосредственно в замке. Там их около трехсот человек, они обеспечивают безопасность поселений в случае необходимости.
  - Принято. Сколько человек обслуживают дом и сад?
  - Всего тридцать шесть человек. Из них...
  - Об этом позже, Сержио. Кто управляет городом, вряд ли Умартан сам это делал.
  - В ратуше заседает Городской совет, в нем числятся пятнадцать человек, но они могли решать только незначительные вопросы, во всем остальном решения принимал наместник, а совет утверждал.
  - Что-то подобное я и предполагал. Еще вопрос. Есть ли в городе что-то типа торгового союза, торговой палаты?
  - Да, конечно. В соседнем с ратушей здании располагается Торговая палата, в которую входит одиннадцать гильдий. Гильдии назначают своих представителей в Совет палаты, которые избирают Председателя Торговой палаты. Уже много лет бессменно им является уважаемый дон Родольфо Гонзо, Старший мастер гильдии хлебопеков. За заслуги перед Империей в налаживании торговых связей с заграничными гильдиями, наш Император пожаловал ему дворянство и наследный титул 'Дон'.
  - И как они уживались с наместником?
  - Как уживались, плохо уживались. Поначалу, когда Умартана только назначили наместником владетельного дона Омаго, торговля оживилась. Но затем из-за непомерных поборов все стало приходить в упадок и сейчас все приличные мастера стараются уехать из города, но это мало кому удается. Умартан запугал всех, у многих семьи, личная стража рыщет по дворам в поисках лишней копейки, плохонькую кружку не продать без налога наместнику.
  - А ты, Сержио Малинар, зачем служил такому человеку, ты же маг, я вижу. Если ты знал обо всех делах Умартана, кто тебе мешал уйти?
  - Я понимаю Ваше недоверие, господин магистр, со стороны выглядело так, что я в команде наместника. Но это не так, у меня престарелые родители, и они стали заложниками.
  Двадцать два года назад я закончил Имперскую магическую Академию, но дар у меня слабый, всего третий уровень, поэтому приличного места я не получил. Но все равно жил неплохо, в Империи магов совсем немного, поэтому в маленьких городах и деревнях большой спрос на поддержание работы различных амулетов для хозяйства. Этим зарабатывают все троечники, как нас называют.
  Лично я еще могу вылечить небольшие хвори, полноценным магом-лекарем мне никогда не стать, очень маленький резерв, а амулеты-накопители стоят безумно дорого, и все подлежат строжайшему учету. Даже если чудом накопишь денег, надо запрашивать разрешение у Верховного мага с объяснением, зачем тебе накопитель.
  Маги второго круга живут в замках и поместьях богатых людей, им не надо колесить по деревням, основной их задачей является поддержание защитного контура дома, подпитка амулетов и лечение нанимателя в случае необходимости. Маги становятся практически членами семьи, и крайне редко меняют место жительства, а наниматель в свою очередь старается обеспечить своему защитнику максимально комфортные условия жизни.
  Опять же, маг может вылечить человека, а может и не вылечить, а то и уморить в случае разногласий, в книге 'Хроника жизни магов' упоминается один такой случай.
  И, наконец, маги первого круга. На сегодняшний день их всего семеро, очень известные и влиятельные личности, они составляют опору империи, общаются в основном с влиятельными донами и Императором, какие там взаимоотношения - мне не ведомо.
  Шесть лет назад по рекомендации моего друга - мага второго круга, меня позвал к себе бывший наместник города Ланов дон-синьор Пренаро. Я получил должность смотрителя поместья, хорошее жалованье и небольшой домик, куда перевез своих родителей.
  Примерно через год дон-синьор Пренаро скоропостижно скончался, я в этот момент принимал тяжелые роды, повитуха не справлялась и меня вызвали в помощь. Когда утром я вернулся в поместье, наместник был уже мертв. Тело осмотреть мне не дали, ссылаясь на указание влиятельного дона Омаго. Мутная история.
  Вскоре после этого в поместье заселился дон-синьор Умартан с семьей, и моя счастливая жизнь закончилась. Мне запрещено покидать территорию поместья, жалования у меня нет, Умартан меня предупредил, что в случае неповиновения мои родители умрут.
  Я каждый день досуха опустошаю свой резерв, закачивая энергию в накопители дона-синьора. Ситуация для меня безвыходная, но это было основным условием сохранения жизни моих родителей. Поэтому я бесконечно рад, что этот страшный человек мертв.
  - Хорошо, Малинар, Вы ответили на мой вопрос.
  Теперь о дальнейших наших действиях. Вызовите сюда Джабура, я все же попробую с ним побеседовать. Также пошлите посыльных к главе Городского совета и Председателю торговой палаты, через час они должны быть здесь. И последним хочу видеть начальника городской стражи.
  Сейчас пришлите сюда людей с кухни, нужна горячая вода, кровь хотя бы с лица смыть, и немного еды, нам работать сегодня всю ночь.
  Малинар быстрым шагом направился к двери, открыл ее и в ужасе отпрыгнул назад.
  - Господин магистр, мне не пройти, там...
  Ах да, я и забыл, пойдем посмотрим, что так напугало помощника. В коридоре, залитом кровью, в ловушке неподвижно висели два стражника, безнадежно мертвых, вид у них был сильно изможденный, как будто они месяц голодали, на лицах застыли гримасы боли.
  Сдается мне, что орех тоже разновидность энергетического вампира, только не такой шустрый, как Варвара. Отпихнул тела к стене, подобрал орех и захлопнул. Мертвые стражники рухнули на пол, дополнив картину из двух предыдущих трупов.
  - Готово, Сержио, можете идти.
  Малинар, дико косясь на трупы, по стеночке прополз через коридор и рванул вниз по лестнице. Неплохо было бы, чтобы он вернулся. А пока надо закончить приготовления к переговорам.
  Выпрямил, насколько возможно было, тело Умартана в кресле и придвинул вплотную к столу, чтобы не сползал. В соседнее кресло с трудом запихал тело Изелая, но оно никак не хотело сидеть прямо, то сгибалось в сторону, то падало на стол, поэтому пришлось голову осторожно отсечь и поставить на стол. Чтобы сомнений не было, чей это труп. Потом голову надо будет Гоге показать, чтобы не сомневался.
  Половину стола кровью забрызгал, но ничего страшного, потом ребята ототрут. Так, основные представители комиссии по передаче дел на месте, рядовые члены комиссии лежат в коридоре, к ним могут добавиться еще пара-тройка человек, это уж как себя вести будут. Переставил еще два подсвечника на стол и, пока было время, забрал у трупов все накопители, говорят они здесь дорогие.
  Долго смотрел на изумительно красивый многогранник то ли из стекла, то ли из кварца. Нравятся мне такие вещи, в кошель не поместится, а оставлять жалко. Взял многогранник, прикинул, где можно его спрятать, подошел к нише и засунул его за спинку дивана.
  Устал я за сегодняшний вечер, и больше не физически, больше морально, а впереди переговоры, от исхода которых зависит, как дальше сложится моя жизнь в этом мире.
  
  В коридоре раздался звук разбитой посуды, я даже догадываюсь, почему, пришлось вылезать из-за стола и идти к месту происшествия. В начале коридора у лестницы лежала особь женского пола, в луже лежали осколки кувшина, рядом стоял белый как мел мужик с подносом, накрытым вышитым полотном. Руки и поднос основательно тряслись, рискуя оставить меня без ужина.
  - Эй, мóлодец!
  Мужик, увидев меня, поднос все же выронил, урод, и попытался сбежать. Хотя его где-то можно понять, в коридоре валяются трупы, все залито кровью, тут из кабинета хозяина появляется человек, заляпанный кровью не меньше.
  - Стоять! Ко мне! Слушать меня внимательно! Сейчас берешь эту даму и идешь на кухню. Там берешь двух мужиков покрепче, опять горячую воду, еду и возвращаешься сюда. Еще раз уронишь мою еду - запорю! Все ясно?
  - Д-да, Ваша милость.
  - Вперед, и пошевеливайся.
  Как ни хотелось есть, поднимать с пола не стал, негигиенично, говорят.
  Буквально через несколько минут в коридоре раздались уверенные шаги, быстро же работник кухни оклемался. В дверях кабинета показался смуглый коренастый мужчина, весь увешанный оружием.
  Понятно, вместо еды мне предстоит разговор с Джабуром. Гость внимательно оглядел помещение, злобно оскалился, с тихим шелестом вытащил здоровенный ятаган из ножен и, не сводя глаз с меня, крадущимся шагом подошел к столу.
  - Ты кто? Как ты смеешь, пес, сидеть за этим столом?
  Почему-то мне кажется, что конструктивного разговора у нас не получится.
  - Джабур, лови подарок! - и кинул ему раскрытый орех. Надо отдать должное реакции воина, он пытался уйти перекатом в сторону, но не успел, ловушка сработала и человек неподвижно повис в полуметре от пола. Опять вылез из-за стола и подошел к десятнику.
  - Извини, шустрый ты мой, у меня уже нет сил играть с тобой в догонялки, может это и нечестно, ну, уж что есть. Говорят, ты самолично пытал людей? Можешь не отвечать, глядя на тебя, я этому верю, поэтому твоя смерть будет мучительной и долгой. Пусть это будет платой за те страдания, которые ты причинил людям, я надеюсь, они узнают, что ты бездарно подох.
  Глядя в узкие черные глаза, медленно воткнул гладиус ему в живот и провернул, затем поднял орех и захлопнул. Джабур с громким стоном рухнул на пол. Хотел и его запихнуть в кресло для красоты композиции, но десятник оказался слишком тяжелым. Ладно, сойдет и так, пусть лежит, где лежит.
  Из коридора послышался голос Малинара:
  - Господин магистр, разрешите войти.
  - Заходите.
  В кабинет зашел маг в сопровождении двух слуг в ливреях, у одного в руках был кувшин, у другого поднос с едой. Наконец-то. Сполоснул руки и лицо, сливая воду прямо на пол кабинета, лакей с каменным лицом стоически молчал. Малинар тоже молчал, стараясь не слышать глухие стоны Джабура. Второй в это время поставил поднос на стол, отвернувшись от мертвецов, и терпеливо ждал, пока я буду готов к приему пищи.
  Классные парни, попозже надо у Малинара взять характеристики на каждого служащего. Тридцать шесть человек, скорее всего, перебор, но эксплуатацию никто не отменял, какое-то количество людей придется оставить.
  - Сержио, как ты видишь, Изелай и Джабур нас покинули, а кто теперь будет исполнять обязанности начальника личной стражи?
  - Есть два десятника, заместители Джабура.
  - Зови сюда обоих. Предполагаю, что они болтаются где-то поблизости, в тяжелых раздумьях, что делать дальше, надо облегчить их страдания. И отправь помощников обратно, я поем в процессе, меня это не напрягает.
  Да, деньги - зло, но качество жизни улучшают кардинально. Прекрасный хлеб, масло, икра, несколько видов мяса, фрукты, еще что-то и графин из цветного стекла с вином, скорее всего.
  Запихнул в рот кусок хлеба, уже потянулся за мясом, когда меня торкнуло. Иванов, тебя же сейчас отравят на раз, а есть яды мгновенного действия, даже 'кря' сказать не успеешь, и никакая защита не поможет.
  А как выяснить? Звать человека на пробу? А если там ничего нет, засмеют ведь. А если есть? Вот же гадство. На данный момент, единственный способ - это просканировать все в энергетическом плане, может наличие яда как-то изменит структуру продукта? Стал по очереди рассматривать структуру каждого блюда, но сколько ни всматривался, ничего не увидел, везде ровный фон.
  Уже вздохнул было с облегчением, когда посмотрел на графин с вином. Горлышко сосуда изнутри было чем-то смазано и придавало розоватый оттенок прозрачной структуре стекла. Ай да Иванов, ай да молодец! Нет, вот же уроды кухонные, действительно отравить решили. Ладно, не сейчас, а вот завтра с утра вы узнаете, кто к вам на огонек заглянул.
  Несмотря на стресс из-за прошедшей рядом весьма возможной смерти, быстро смолотил почти все, вкусно обалденно. При этом был готов сразу вливать в себя энергию по максимуму в случае ухудшения состояния здоровья. Но обошлось. А графинчик с вином надо убрать в сторонку, завтра пригодится.
  Вскорости и десятники подтянулись.
  - Господин магистр, десятники Берг и Смалус ожидают в прихожей.
  - Заходите, и Вы, Малинар, тоже.
  В кабинет зашли и остановились на пороге два стражника, настороженно посмотрели на бывших руководителей, но резких движений делать не стали, и это правильно.
  - Господа, я новый временно управляющий этим городом магистр Гор.
  Хочу довести до вашего сведения следующее. Отряд личной охраны господина Умартана будет расформирован, все члены этого отряда, включая вас обоих, будут преданы суду. Те, кто принимал участие в пытках и убийствах, будут казнены, но погребены с соблюдением всех обрядов. Те, кто не принимал участие в названных злодеяниях, получат шанс на искупление своей вины общественными работами в течение года.
  Вы, конечно, можете попробовать справиться со мной силой, это ваше право. Результат таких действий вы видите здесь и в коридоре. Сколько человек из отряда ушло за город отлавливать двух бродяг?
  - Одно звено, семь человек, - ответил один из них.
  - Тот отряд весь мертв. Итого, от вашего отряда личной охраны осталось тридцать три - тридцать четыре человека. Вы также можете уйти из города в полном составе, в этом случае вы будете объявлены разбойниками, и вас обязательно поймают и казнят без суда и следствия. Доведите эту информацию до подчиненных. Один час на принятие решения. Можете идти.
  Не то, что бы я совсем не волновался за исход дела, но тридцать человек не триста, в конце концов я их поодиночке перебью. И не могут все поголовно быть замешаны в убийствах, кто-то просто был на подхвате, эти люди совершенно точно не пойдут на войну против меня.
  
  
  
   Отступление.
  
  
   Глава службы безопасности империи сидел в своем кабинете и хмуро смотрел на огоньки, пробегающие по почти прогоревшим поленьям в большом камине. Дон Себасто мерз всегда и везде, поэтому в кабинете почти круглый год топили камин.
   Как же неприятно ощущать себя простофилей, которого так ловко облапошили маги из Запретного города. Но, к сожалению, надо признать, что в ловушку он побежал сам с криком 'Ура!'. После разговора с императором стали понятны причины произошедшего.
   Он прекрасно помнил, что про возможность выкрасть реликвию темных магов ему как бы невзначай намекнул первый герцог, владетельный дон Бронхол. Что его люди подобрали умирающего человека на пути к столице. Что этот доходяга сбежал из Запретного города. И чтобы получить прощение за работу на темных магов, хотел рассказать, где у них хранится главная реликвия. И как было бы неплохо действительно выкрасть этот артефакт и преподнести Императору на День рождения.
   Сейчас, спокойно анализируя полученную информацию, прекрасно видно, что все шито белыми нитками. Операция темных оказалась намного глубже, его специально подтолкнули на непродуманные действия. Если бы не дикая случайность с пропажей артефакта, темные уже стояли бы около дворца императора, требуя сатисфакции.
   Самое главное во всем этом деле вовремя понять, что из тебя сделали барана. Но при этом не оставаться им, а подготовить достойный ответ. Очень достойный.
   Надо идти к Верховному магу империи, он не менее дона Себасто должен быть заинтересован в сохранении существующего расклада сил. Первое - попросить посмотреть, не было ли какого-то магического воздействия на Главу безопасности со стороны первого герцога. Не мог дон Себасто в здравом уме поверить в эту чушь.
  Второе - убедить послать на место событий в восточной провинции сильных магов, которые смогут по остаточным энергетическим эманациям восстановить реальную картину событий, их помощь будет очень кстати.
   Службе безопасности в свою очередь надо будет организовать тотальный контроль за перемещениями и встречами первого герцога. Если его использовали втемную - что ж, бывает, не большого ума человек. А вот если владетельный дон связался с врагами империи, то тогда... Дон Себасто даже прикрыл глаза от предвкушения. Первый герцог будет гореть на костре не хуже простолюдина.
  
  
   Переговоры
  
  - Малинар, где представители городской власти?
  - Здесь, ждут внизу.
  - Зови немедленно.
  Через минуту маг зашел в кабинет с двумя людьми, совершенно не похожими друг на друга. Один был очень худым, среднего роста пожилым человеком, в дорогой одежде с намеком на модность, на шее шарф из легкой ткани. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы опознать в этом человеке кабинетного работника. Он когда еще заходил основательно трясся, а когда в кабинете разглядел своего бывшего шефа, то совсем собрался упасть в обморок.
  - Господин Малинар, проводите, пожалуйста этого гостя к столу, ему, видимо, нездоровится.
  Второй гость оказался весьма колоритным мужчиной, тоже в возрасте, с широченными плечами, одетый в темно-малиновые шаровары, очень дорогую куртку, изукрашенную вышивкой, и с белоснежной чалмой на голове. Оценив увиденное в кабинете, хмыкнул и пробормотал:
  - Очень интересно, - и вопросительно посмотрел на Малинара.
  Видимо, пока меня не представят, я для него не существую. Что же, его позиция мне понятна, не бежать впереди паровоза, что надо, и так расскажут.
  - Господа, прошу вас, присаживайтесь. Время позднее, я постараюсь быть кратким. Меня зовут магистр Гор. Вы, я думаю, Председатель Торговой палаты уважаемый господин дон Гонзо, Старший мастер гильдии хлебопеков.
  Мужчина в чалме молча склонил голову.
  - А Вы?
  - Меня зовут дон Меног, я являюсь Заместителем Председателя Городского совета, мой род ведет свое ...
  - Спасибо, мне это не интересно. Уважаемый дон Гонзо, прошу Вас подождать пару минут, мы сейчас с Меногом закончим, а с Вами я хотел бы побеседовать более обстоятельно. Поверьте, нам есть, что обсудить.
  - Как Вы смеете со мной разговаривать в таком тоне?! - взвился старикашка.
  - Рот закрой и сиди тихо. Весь ваш Совет надо вздернуть на первом же дереве. Как Вы видите, неуважаемый господин Меног, Ваши бывшие друзья передали мне все полномочия по управлению городом. Поэтому лично Ваша задача останется прежней - подписывать все, что Вам передадут от моего имени.
  - Я не могу этого сделать. Мне необходим указ о смене наместника, подписанный владетельным доном Омаго, без этого...
  - Меног, у тебя есть заместитель?
  -Конечно, а зачем он Вам?
  - Затем, что сейчас ты составишь компанию этим тихим господам в мертвом виде, а разговаривать я буду уже с другим человеком. И далее по списку. Убежден, что даже среди вашего Совета найдутся здравомыслящие люди.
  - Вы меня не совсем правильно поняли, Ваша милость, безусловно, Совет будет работать, но все же указ нужен.
  - Я тебя правильно понял, Меног. Указ будет. Потом. Иди, работай, но если мне только покажется, что вы там не хотите работать, вас всех повесят, всех, на центральной площади, обещаю.
  Трясущийся Меног встал, поклонился и вышел из кабинета, стараясь не растерять остатки своего достоинства.
  - Вы умеете убеждать, господин магистр.
  - Я стараюсь разговаривать с людьми сообразно их заслугам. Но об этом мы поговорим позже, если у нас будет время и желание. Сержио, принесите сюда вина и три кубка, только лично, лично проследите, что там наливают.
  Кратко введу Вас в курс дела, уважаемый дон Гонзо. Я чужестранец, издалека, моя страна называется Россия, не слышали?
  - Нет, господин магистр, не слышал.
  - К сожалению, я в этом не сомневаюсь. Обладаю определенными магическими способностями, случайно попал в вашу страну, в этот город, честно хотел тихо отсидеться где-нибудь в деревне до весны, но не получилось.
  Пришлось решать проблему кардинальным образом, результат Вы видите. Уйти сейчас было бы верхом глупости с моей стороны: назначат нового наместника, который будет меня доставать с утроенной энергией. Но и управлять вашим городом я лично не собираюсь, у меня другие планы.
  Какой же выход? В истории моей страны и других стран есть примеры городского самоуправления, основанного на торговле и экономике. Поэтому я позвал Вас, уважаемый Родольфо, как Председателя Торговой палаты, заинтересованного в расширении торговли и в процветании города, и как человека, обладающего максимальной широтой взглядов.
  Насколько я знаю, в Городском совете заседают пятнадцать человек. Уберите оттуда семь человек и оставьте шестерых, самых толковых, знакомых с управлением городским хозяйством, не все же там идиоты типа Менога. Назначьте туда своих людей, сами встаньте во главе Совета, дела Торговой палаты передадите заместителю, он наверняка у Вас есть. И работайте.
  Вижу, у Вас есть несколько вопросов, и благодарю за выдержку, за то, что Вы меня не перебивали. Слушаю Вас.
  - То, что Вы предлагаете, господин Гор, несбыточная мечта моей юности, но суровая действительность давно похоронила эти мечты. Через несколько дней о случившемся узнает владетельный дон Омаго, через неделю сюда подойдет его дружина, а это более двухсот хорошо обученных солдат, и они сравняют Ланов с землей, чтобы другим неповадно было. Это первое.
  И мой самый главный вопрос: Вам зачем это надо? Забирайте казну и свободны, как ветер.
  - Начну с последнего вопроса. Я не разбойник и убирал наместника не ради грабежа. Поверьте, если вдруг я решил бы идти по пути разбоя, то организовал бы его с таким размахом, который Вам и не снился. Но это не мой путь.
  Я не знаю, сколько времени мне придется провести в вашей стране, возможно, много, поэтому я хотел бы иметь свой дом, опорный пункт, почему бы не организовать его здесь. Ланов мне нравится, здесь неплохие жители, насколько я сумел заметить. Я хочу быть легальным жителем Империи, а не беглым воришкой.
  Дон Гонзо поднялся с кресла и поклонился:
  - Прошу прощения, господин магистр, что проверял Вас. Если бы Вы согласились уйти с казной, то все остальное уже не имело бы смысла.
  - Присаживайтесь, уважаемый дон, мы не закончили. Казной и всем остальным заниматься теперь будете Вы, я претендую на роль, скажем, консультанта по сложным вопросам. Каково годовое жалованье простого стражника?
  - Один империал.
  - Не густо.
   Не скажите, господин магистр, на серебряк одинокому мужчине совершенно спокойно можно жить месяц, правда без излишеств.
  - Десятника?
  - Пять золотых.
  - У членов Городского совета?
  - Твердое жалованье - двадцать золотых, но по итогам года за разные заслуги оно практически удваивается.
  Как мне это все что-то напоминает, чем-то родным повеяло, чиновники везде одинаковые.
  - Понятно. Мое предложение в сложившейся ситуации следующее: я не претендую на руководящие посты, тут вы сами справитесь, введете новую должность, как я и говорил, консультанта. Жалованье мое будет составлять пятнадцать золотых в год, независимо от того, где я нахожусь, и ни медяшкой больше. Предоставите мне дом с небольшим садом в аренду за счет города.
  Взамен обязуюсь уладить вопрос с претензиями дона Омаго, получить вольную грамоту для города от Императора и подсказать несколько идей, на которых можно озолотиться. В этом доме я поживу пару-тройку дней, пока Вы будете решать вопрос с постоянным жильем.
  Дом остается в распоряжении семьи Умартана, но содержание дома и прислуги исключительно за их счет, не справятся - выгнать на улицу. Я думаю, Городской совет найдет достойное применение освободившемуся зданию.
  В этот момент появился Малинар с двумя людьми, которые несли большой кувшин и кубки. Да, сразу их не переделать, не будет маг самолично таскать вино на второй этаж, не по чину.
  - Продолжим. Сержио, садись рядом и наливай. Безусловно, дон Омаго несколько расстроится из-за потери верного чиновника, еще больше расстроится из-за возможной утраты денег, которые передавал ему наместник и, действительно, пришлет сюда дружину.
  Так вот, у меня есть серьезные аргументы для того, чтобы попробовать решить неизбежный конфликт миром. Можно, конечно, положить всю дружину дона в чистом поле, но тогда обидится Император, а этого нам совсем не надо. Я понимаю Ваше сомнение в моих словах, дон Родольфо, но время покажет.
  Малинар разлил вино по кубкам и поставил их перед нами. Дон Гонзо взял в руки кубок.
  - Замрите!
  Очень внимательно просмотрел всю посуду и содержимое магическим зрением, но ничего подозрительного не увидел. Родольфо посмотрел на меня вопросительно, Малинар встревоженно.
  - Сержио, осмотрите, пожалуйста, вон тот графин с вином, на краю стола. Что скажете?
  Маг не менее пристально вгляделся в графин, который мне принесли в первый раз и сильно побледнел.
  - Господин магистр, пусть Светозарный покарает меня, я здесь не при чем.
  - Хочется верить, господин Малинар, но впредь контроль за продуктами исключительно на Вас.
  - В чем дело, господа? - спросил дон Гонзо.
  - В том, что верные слуги бывшего хозяина решили меня отравить. Сержио, вы должны молчать, как рыба, но завтра утром собираете всю прислугу, включая последнего уборщика, в зале на первом этаже, я проведу воспитательную беседу.
  - Будет сделано, господин магистр.
  Я не большой знаток вин, но отличить хорошее вино от бормотухи в состоянии. Вино, которое нам принесли, было просто отличным, легким и вкусным, именно таким вином можно упиться быстро и незаметно. Правда, никакого опьянения не почувствовал, но оно и к лучшему. Сейчас нажраться было бы совсем не к месту.
  - Теперь самое главное, дон Гонзо. Император тоже не погладит нас по голове за нарушение устоявшихся правил, если не дать ему взамен сладкую конфету. Вы от имени Городского совета и Торговой палаты напишите прошение на имя вашего, уже нашего Императора о предоставлении городу Ланов права на самоуправление с прямым подчинением Великому Императору.
  Взамен вы обязуетесь платить подоходный налог напрямую в казну Империи с увеличением оного каждый год на десять процентов. Поверьте, Империи всегда нужны деньги, а те же влиятельные доны неохотно расстаются с деньгами, это везде так.
  Кроме того, владетельному дону вы обязуетесь платить пятую часть от прежней суммы в качестве платы за аренду земли, а если будет возражать, его Император быстро угомонит. Я же постараюсь передать это прошение лично в руки Императору.
  Торговец сидел молча, задумчиво рассматривая рисунок на кубке.
  - Я не вижу никакой выгоды, кроме ухудшения отношений с доном Омаго. Я подсчитал затраты, нам придется платить чуть ли не больше, чем с нас сдирал наместник, в чем смысл?
  - Вы меня плохо слушали, уважаемый дон. Мы предлагаем платить на десять процентов больше от прежней суммы. Но не от ОБЪЕМА! Кто вам теперь сможет помешать? Наместник, Городской совет? Наместника больше нет, Городской совет - большинство голосов у вас. Кто мешает увеличивать объем торговли? Торгуйте, расширяйтесь, налаживайте связи с другими городами, странами, зарабатывайте, никто эти деньги отбирать не будет. Дайте заработать горожанам, у вас будет самый богатый город в Империи, после столицы, конечно.
  Как только другие люди узнают о свободе торговли, сюда хлынут толпы. Стройте дома и сдавайте в аренду приезжим, кстати, мне два процента от доходов за идею. Через несколько лет сумма выплат, о которых мы сейчас говорим, будет меньше десяти процентов от всех доходов. Это тоже станет проблемой, но ее решать будем позже.
  Дон Гонзо молчал, прикрыв глаза, кубок в руке немного подрагивал. Затем, глубоко вздохнул, внимательно посмотрел на меня, на мой необычный головной убор, и сказал:
  - Господин магистр, может Вы сам Дьявол, но я с Вами.
  - Вы мне льстите. Завтра жду Вас в ратуше к обеду с реальными предложениями, рад был познакомиться.
  Торговец поклонился и вышел.
  Я молчал, понемногу пил вино и перебирал в уме нашу беседу с Гонзо, Малинар тоже молчал, к вину он так и не притронулся. Если Родольфо не передумает, моя авантюра может стать катализатором изменения этого государства, а передумать не должен, он очень хорошо умеет считать деньги.
  В коридоре опять раздались шаги, очередной акт нашей постановки. На пороге кабинета возникли два вояки, и оба незнакомых.
  - Разрешите войти, Ваша милость! - гаркнул товарищ помоложе.
  - Господа, прошу Вас, проходите.
  - Начальник городской стражи старший десятник Мурдан, - сказал седой дядька с большими усами, совершенно бесстрастно посмотрев на трупы в кабинете.
  - Старший звена Зиранг!
  - Я догадываюсь, почему Вы здесь, господин Зиранг, но хочу услышать причину от Вас.
  - Десятники Берг и Смалус, собрав отряд из девятнадцати человек, ушли в сторону замка владетельного дона Омаго. В поместье остались тринадцать человек вместе со мной. Жду Ваших распоряжений.
  - Что ж, хорошо. Все-таки среди вас нашлись здравомыслящие люди, потому что судьба людей, ушедших к дону Омаго, незавидна. Скорее всего, их повесят, как дезертиров, либо пошлют куда-нибудь в горячую точку, искупать кровью. Вполне возможно, что и к нам, на штурм, в первых рядах.
  Господин Зиранг, распределите оставшихся людей на охрану территории, дом охранять не надо, я здесь сам справлюсь. Исполняйте.
  - Господин Мурдан, подходите ближе, присаживайтесь. Вина не предлагаю, Вы на службе. Вас отрекомендовали, как грамотного военнослужащего, имеющего опыт боевых действий.
  Мурдан молча кивнул.
  - Тогда объясните мне, дьявол Вас побери, почему служба по охране города несется из рук вон плохо? Сколько у Вас человек в подчинении?
  - Семьдесят.
  - Не могу сказать на данный момент, насколько оправдано такое количество народа, но уверяю Вас, что с завтрашнего дня Ваша жизнь изменится кардинально.
  Начальник городской стражи посмотрел на голову Изелая:
  - Это я уже понял, Ваша милость.
  - Кто отвечает за городскую тюрьму?
  - Начальник тюрьмы господин Бинорт подчиняется напрямую Председателю Городского совета.
  - Понятно. Там руководящий состав поменяем позже. Завтра утром пришлете звено своих людей сюда и смените местную охрану, ей командует в настоящий момент старший звена Зиранг.
  Отведете их в свою казарму и запрете в отдельном помещении до моего распоряжения. К обеду я жду Вас здесь с раскладкой людей по постам, сменам и т.д.
  Есть еще одна проблема. Вы откуда родом?
  - Я родился в этих краях.
  - Хотел бы получить от Вас честный ответ. Через некоторое время к городу подойдет дружина дона Омаго с целью навести порядок, я намерен защищать СВОЙ город, но мне все равно потребуется помощь. Могу ли я рассчитывать на Вас и Ваших людей? С простым городским ополчением мне будет сложнее.
  - Как солдат, я буду действовать в соответствии с приказами городского руководства. Как опытный солдат, скажу, что в противостоянии с людьми дона Омаго у нас нет ни единого шанса. Как человек-уроженец этих мест, скажу, что мне не нравятся чужие солдаты, убивающие моих родных.
  - Спасибо за развернутый ответ, господин Мурдан. С этого момента и до назначения нового Председателя Городского совета Вы выполняете только мои распоряжения, ясно?
  - Ясно.
  - А по поводу наших шансов - не все так печально, уверяю Вас, иначе я не стал бы затевать всю эту возню. Свободны.
  Мурдан ушел.
  - Господин Малинар, у меня есть еще один маленький, но очень большой вопрос - а где казна, о которой говорил Родолфо? Неужели здесь, в этом доме? А кто ее охраняет?
  - Я не знаю, о какой казне говорил дон Гонзо, но все городские деньги лежат в местном отделении Императорского банка. Возможно, речь шла о личных деньгах господина Умартана, но и его официальные накопления находятся там же.
  Вот же хитрожопый торгаш, предлагал мне забрать деньги, которых нет. Ладно, спишем на то, что он меня совершенно не знает. Как и я его, но других людей у меня нет, на кого-то надо опираться. Когда все устаканится, никто не мешает ввести новых людей, в более спокойной обстановке.
  Еще отметил упоминание Малинара об официальных накоплениях наместника, значит, есть и неофициальные, но это уже точно не сегодня. Я предполагал, что день будет трудным, но не настолько, меня как будто перекрутили и выжали. Надеюсь, это того стоило.
  - И последний вопрос. Он очень важен для меня. Почему Вы послушали совершенно незнакомого человека и не помогли своему официальному работодателю? Могу ли я доверять Вам, господин маг? Завтра Вы точно так же бросите меня в трудную минуту.
  Можете уйти сейчас совершенно свободно, у меня к Вам претензий нет. Вы помогли мне, я помог избавиться от работодателя, который портил Вам жизнь.
  Малинар помолчал немного, потом ответил:
  - Человек, который, минуя всю охрану и защиту поместья, сумел прийти в кабинет наместника, уже не прост. Я не видел Ваше защитное поле, господин магистр, но оно точно есть. При Вашем появлении в кабинет ворвалась такая волна энергии... У Вас нет метки мага, но и без нее все понятно. Еще это сверкающее создание... Я чуть сознания не лишился от страха.
  Хотите верьте, хотите нет, но в Вашем появлении я увидел возможность избавиться от этого ужасного человека.
  И еще. Дону-сеньору я никаких клятв не давал и работал по принуждению.
  Вам же я поклялся служить верно и преданно перед ликом Светозарного, и никогда не брошу, и не предам. Сильнее клятвы не бывает.
  Если позволите, Ваша милость, я хотел бы остаться.
  Что ж, определенный резон в его словах есть.
  - Господин Малинар, я принимаю Вашу клятву. Взамен обязуюсь быть честным с Вами во всех делах и помыслах. Отныне Вы под моей защитой. Светозарный свидетель.
  Давайте заканчивать этот безумный вечер. Серж, подготовь мне небольшую комнату, желательно с целыми окнами, несколько дней я поживу здесь. Утром мне нужна чистая одежда и хотелось бы помыться в теплой воде, это возможно?
  - Будет сделано, Ваша милость.
  Милость, так милость, здесь свои порядки, сразу не сломаешь.
  Малинар предложил мне комнату на третьем этаже, вполне себе уютную, удобства в которой были представлены в виде ночного горшка вычурной формы. Привычную нам канализацию в этом мире еще ждать и ждать. Закрыл дверь на засов, выставил охранный контур по периметру комнаты и рухнул на кровать, уснув еще в полете.
  
  
   Доброе утро.
  
  
  Утром меня разбудил вежливый стук, но не в дверь. Кто-то осторожно три раза прикоснулся к сигнальной нити. Кто-кто, предполагаю, что в городе кроме Малинара это сделать некому. Умно. Показал, что видит охранную сеть, и что за дверью свои, чтобы я не подпрыгивал.
  - Серж, заходите.
  - Господин Гор, горячая вода приготовлена, одежда тоже, готов сопроводить Вас в купальню.
  - Пойдемте.
  Не спускаясь на второй этаж, мы прошли в левое крыло здания, где находились несколько комнат, в одной из которых стояла огромная ванна из розового камня, заполненная водой. Кроме ванны в комнате стоял затейливый диванчик, мягкий даже на вид. Рядом с диванчиком на стене висело зеркало в резной раме. Но это было не стекло, а лист изумительно полированной бронзы.
  При виде горячей воды в таком количестве, понял, как я соскучился по банальной помывке. В углу ванной комнаты заметил двух девушек, не полностью одетых, мягко говоря.
  - Господин Малинар, а это зачем?
  - Как же Вы будете мыться один? Они помогут помыться и все такое, господин Умартан брал с собой, бывало, и пять девушек.
  - Э-ээ, Серж, я не совсем готов к такому сервису, обычно я моюсь один.
  Малинар замялся, затем, не глядя на меня, произнес:
  - Ваша милость, извините, я совсем не знаю Ваши привычки. Может быть пригласить кого-нибудь другого?
  - Другого не надо. Мне нравятся только девушки, но сейчас я не в форме, поэтому мыться буду один.
  На диванчике лежали огромные куски мягкой ткани, скорее всего, это вместо привычных полотенец и одежда, похожая на лакейскую, в ней только по дворцам шляться.
  - Малинар, нижнее белье оставить, остальное дерьмо убрать. Нужны добротные штаны, куртка, сапоги для походной жизни. На голову кусок легкой ткани, примерно метр на метр, - показал руками размеры.
  Маг убежал, а я залез в ванну и замер, балдея от блаженства. Меня поймут, наверное, только вахтовики и геологи, на несколько месяцев оторванные от цивилизации. Правда, прежде чем залезть в ванну, запер дверь и выставил охранный контур. Я здесь почти для всех кость в горле, расслабляться не надо, береженого ..., и так далее.
  Мытье - дело нехитрое, но поваляться в теплой воде после нескольких месяцев отсутствия нормальной ванны сам Бог велел. Варя мыться отказалась и расположилась на диванчике, растекшись зеркальной лужей.
  С защитным медальоном я уже сросся и мне он совершенно не мешал, поэтому срабатывание охранного контура я почти пропустил. Пока до меня дошло, что укол в грудь - это сигнал тревоги, в комнате образовался худющий непримечательный гражданин неопределимого возраста, в простенькой одежде, таких полгорода бродит. Вот только глаза его выдавали.
  Не знаю, какие глаза у наемных убийц, не так много я их видел. Честно говоря, ни разу не видел, но глаза профессионала видно сразу. Гражданин внимательно посмотрел на тушку в ванне, отметил отсутствие оружия, слегка усмехнулся и плавно переместился ко мне поближе.
  В магическом зрении на груди посетителя светился защитный амулет, а за поясом обнаружился непонятный продолговатый предмет с магической начинкой. Интересно, кто это так шустро подсуетился, что меня с раннего утра решили оприходовать? Вряд ли этот бодрый товарищ мне что-нибудь расскажет, но попытаться можно.
  - Варечка, солнце мое, к нам гости. Попроси его, пожалуйста, тихонько постоять, пока мы с ним беседовать будем.
  Гость незваный тем временем вынул из-за пазухи слегка искривленный кинжал в ножнах, материал которых я определить затруднился. Но вот достать кинжал уже не успел, зеркальная змея мелькнула в полете, обернулась вокруг человека, а хвост обвил шею.
  - Я бы на твоем месте не спешил, товарищ. Одно неверное движение и ты умрешь.
  Не торопясь вылез из ванны, вода все равно почти остыла, замотался в простыню, размер этого куска материи явно больше любого банного полотенца. Приятно, черт возьми.
  - Присаживайся, друг мой, у меня возникло несколько вопросов, только игрушку свою отдай, мне так спокойнее. К сожалению, тебе не сказали всей правды про меня, а может они ее и не знали, правду-то. Да ладно, что мы все обо мне, ты лучше о себе расскажи.
  Мужик стоял, стянутый змеей, и угрюмо молчал.
  - Варя, он говорить-то может?
  Гражданин тут же вскрикнул от боли, говорить, значит, может. Но не хочет.
  Конечно, неплохо было бы узнать Заказчика, но вполне может статься, что не смогу я разговорить своего гостя, а жаль. В процессе размышлений рассматривал кинжал в ножнах.
  Ножны, похоже, из змеиной шкуры, ничего другого на ум не приходит, рукоять кинжала костяная, испещренная какими-то значками. Кинжал легко покинул ножны, волнистое лезвие все было покрыто такими же закорючками, в магическом зрении по нему пробегали темные сполохи.
  Твою мать, такое впечатление, что с простыми ножиками здесь ходят только лохи, у остальных, куда ни глянь, все оружие замагичено.
  - Не подскажешь, убивец, где такое снаряжение выдают, а главное - кто? - с этими словами поднес кинжал к лицу собеседника. Тот ощутимо вздрогнул.
  - Ай-яй-яй, своего же оружия боишься, или оно не твое? Поносить дали, на время, да? И вернуть просили обязательно? А если я тебя немножко ковырну этим ножичком, жутко интересно, что будет.
  По лицу мужика поползли капли пота.
  - Согласен, жарковато здесь. А если серьезно, то слушай: расскажешь - отпущу живым, мое слово крепкое, нет - нарежу на дольки, вот этим самым кинжалом.
  - Басман.
  - Что - Басман?
  - Басман попросил и нож дал.
  - А кто есть Басман?
  - Помощник дона Менога по разным сложным вопросам.
  Меног, значит. Непрост дедок оказался, не хочет кормушку терять, раз так быстро расстарался. Кинжал вот раритетный, цены немалой не пожалел на благое дело, чтоб уж наверняка. Правда, я же дедка повесить обещал за плохую работу, вот он и решил убрать угрозу в моем лице, не дожидаясь осложнений, так сказать. Надо будет на днях навестить Заместителя Председателя городского Совета, рассказать ему о его серьезной ошибке.
  - Варя, отпусти, пожалуйста, нашего гостя, он уже уходит.
  Варвара нехотя сползла с человека и вернулась на диванчик, от нее шла волна непонимания, почему ей не дали полакомиться.
  - Варя, у меня присутствует стойкое убеждение, что еды в этом городе у тебя будет навалом, по крайней мере, пока порядок не наведем. Ты и так защитный амулет товарища обнулила, а уж в нем энергии было не слабо.
  В этот момент вернулся Малинар в сопровождении слуги, в который тащил ворох одежды.
  - Что ты здесь делаешь?! - гневно воскликнул маг, обращаясь к моему гостю, - мы же договаривались, что на этой территории ваших людей не будет!
  - Насколько я понимаю, вы знакомы, господин Малинар. Неплохо было бы ввести меня в курс дела.
  Серж несколько смущенно поведал:
  - Господин Умартан в свое время договорился со старшим воровской гильдии, что те не переступают определенных границ, ни один из них не появляется на территории поместья, а наместник борется с ними в полглаза.
  Этот человек - Худой Джаб, широко известная личность в узких кругах, правая рука Большого Бома, наемный убийца, специалист по решению определенных вопросов.
  - То, что один специалист по решению вопросов обратился к другому специалисту по решению вопросов - это мне понятно, такая у них работа, им за это деньги платят. А вот Умартан с какой такой радости не извел под корень всю воровскую братию, если весь город был у него в руках, да стражи больше сотни человек?
  Да потому что эти несимпатичные мне люди помогали Умартану выбивать долги с людей, думаю, за долю малую, я ничего не перепутал, а, Малинар? Или они помогали страже в охране правопорядка? Тогда от кого?
  Красноречивое молчание. Тоже ответ.
  - Кстати, Джаб, а как ты проник в дом, там же на входе вроде бы охрана должна быть?
  И этот опять молчит. Понятно, старая власть закончилась, новая еще не нарисовалась, везде разброд и шатание, на Руси такие времена называли смутой. Надо срочно создавать центральный орган власти пока все не рассыпалось к чертовой матери.
  - Передай своему боссу, Джаб, если он хочет остаться живым, вечером жду его в гости, в противном случае жить он будет совсем недолго. А теперь, дружок, покажи мне свои руки, ты ничего лишнего здесь не прихватил?
  Ничего не подозревающий человек протянул мне руки ладонями вверх, показывая, что они пустые.
  - Вот и молодец.
  Активировал гладиус и одним движением отсек обе кисти.
  - Извини, я не знаю правша ты или левша, но давать тебе шанс на новую встречу я не буду.
  Убийца непонимающе смотрел некоторое время на свои культи, из которых толчками лилась кровь, а потом завыл-заорал дурным голосом от боли и отчаяния.
  Откромсал от второй простыни кусок материи и бросил Малинару.
  - Господин маг, прошу Вас, остановите кровь и отправьте бедного инвалида домой. Да, и заберите у него амулет, в качестве оплаты за мое беспокойство, сейчас он пустой, но зарядить не проблема, нам такие штуки еще обязательно пригодятся.
  Краем глаза отметил какое-то движение, не успел испугаться, только услышал звук упавшего тела.
  Точно, на полу у входа лежит молоденькая девчушка. У них тут пансион благородных девиц какой-то, чуть что - сразу в обморок. Подумаешь, половина ванной комнаты кровью заляпана, и что с того, надо привыкать, то ли еще будет.
  - Серж, чего она приперлась?
  - Скорее всего, звать к завтраку, Ваша милость.
  - Так, друг мой, забирайте всех и дуйте вниз. Через десять минут в столовой я должен увидеть всю прислугу без исключения, тридцать шесть человек, насколько я помню. И принесите туда графин с вином из кабинета Умартана, он там стоит, на краешке стола.
  - Прошу прощения, господин Гор, зачем надо дуть вниз?
  - Э-ээ, это вариант слова 'спускайтесь', впредь постараюсь выражаться яснее.
  Продолжим. Кто не явится по любой причине, будет казнен без суда и следствия. Еще. Собрание трудового коллектива будет недолгим, из тех, кто останется в живых, отправьте посыльного посмышленее на постоялый двор у Западных ворот.
  Там надо найти Гогона, младшего сына Якова-гончара, и пригласить сюда вместе с телегой и лошадью. Надеюсь, Серж, Вы понимаете разницу между 'пригласить' и 'привести'. Если этот человек выскажет мне хоть каплю недовольства, отвечать будете Вы, идите.
  Выбрал из принесенной одежды добротные штаны, кожаную куртку отличной выделки, сапог была лишь одна пара, но сели идеально. Практически вся одежда была моего размера, хотя меня никто не обмерял, но Малинар маг все-таки, да и жить хочет.
  Про застежки-молнии здесь еще не слыхали, но пуговицы уже были, все на нужных местах, народ попроще пользовался веревочками и поясами. Нашлась и ткань для банданы, правда какая-то цветастая, скорее всего, жутко дорогая. Ладно, сойдет на первое время, потом поменяю на что-нибудь однотонное.
  С удовольствием оделся, какой кайф - нижнее белье присутствует. Повязал бандану так, чтобы не видно было Варвару, затянул под курткой пояс с метательным ножом, непростой кинжал в ножнах аккуратно засунул за голенище сапога, не порезаться бы самому, вот смеху будет.
  Вперед, товарищ Иванов, нас ждут великие дела.
  
  Спустился на первый этаж и открыл дверь в обеденный зал. В дневном свете помещение выглядело весьма достойно, все как в кино: солидная мебель, камин, картины по стенам и у входа два манекена в полном латном облачении. Ночной взрыв произошел на тыльной стороне дома и пощадил прекрасные оконные витражи.
  К овальному столу, который, кстати, маловат на мой взгляд для такого большого помещения, были придвинуты восемь одинаковых кресел. На столе стоял графин с отравленным вином и большое глиняное блюдо с фруктами. В каком кресле обычно сидел Умартан, непонятно.
  Либо он был демократом, что вряд ли, либо просто не парился вопросами обстановки, тем более что это все ему досталось от предшественника. Практически служебное жилье, госдача. Наверняка он не планировал оставаться в этом маленьком городишке всю жизнь, а рассчитывал на дальнейшее продвижение по службе. Да Бог с ним, у нас свои заботы.
  В районе камина образовалась толпа народа, немного в стороне стояли благообразный мужчина лет сорока пяти - пятидесяти, давешняя бабища из кухни, и отдельно от всех Серж. Среди прислуги преобладали молодые люди, в основном девушки, несколько взрослых теток и мужиков. Все смотрели на меня, кто с испугом, кто с интересом, но равнодушных не было. Уселся в понравившееся кресло
  - Начнем. Встаньте так, чтобы я всех видел. Господин Малинар, здесь все?
  - Да, Ваша милость.
  Интересно, как здесь обращаются к прислуге? Человек? Эй, любезный? Эй, ты, урод? Умартан, скорее всего, никак не обращался, ему это не нужно было, всем распоряжались приближенные.
  - Господин маг, представьте мне основных сотрудников, - попросил я Сержа, глядя на отдельно стоящую парочку. Не просто ж так они обособились. И травануть меня решились бы именно они, им-то точно есть, что терять.
  - Это управляющий поместьем дель Рино, а это старший повар Элиза.
  - Благодарю Вас, Серж.
  - Господин Рино...
  - Прошу прощения, Ваша милость, дель Рино.
  - Серж, этот индюк всегда такой наглый, что перебивает старших по званию?
  Малинар половины не понял и ответить не успел.
  - Рино, еще раз рот раскроешь без разрешения - будешь Берримором на всю оставшуюся жизнь, если она у тебя останется, конечно.
  Говорю для всех: вчера вечером кто-то из вас хотел меня отравить. Как видите, безуспешно, а сейчас я хочу выяснить, кто это сделал и наказать виновного. Надеюсь, отравитель признается сам.
  Глухое молчание. На другой результат было бы смешно рассчитывать, но у меня есть опыт решения таких проблем.
  - Очень жаль. Правду я узнаю в любом случае, но при этом погибнут невиновные, и только от вас зависит, сколько их будет.
  Господин Малинар, среди прислуги есть люди семейные, с детьми?
  - Да, господин магистр.
  - Прямо сейчас организуйте доставку всех детей нашей прислуги. Каждый из них выпьет по глотку отравленного вина. Надеюсь, Светозарный примет их невинные души. Если это не поможет, пить вино начнут все здесь присутствующие, начиная с управляющего. Отправляйтесь.
  На людей было страшно смотреть, одна тетка глухо завыла. Маг изумленно смотрел на меня.
  - Идите, идите, Малинар, я не шучу. Зуб за зуб. Кто-то попытался меня отравить, теперь попытаюсь я. Уверен, у меня получится.
  Серж на негнущихся ногах направился к двери, но выйти из зала не успел.
  - Ваша милость, Ваша милость!
  Молодая девушка выскочила из рядов обреченных и упала на колени.
  - Меня зовут Милена, я видела, как вчера вечером около приготовленной еды крутилась Уэска, хотя ей на кухне делать нечего.
  - А ты что там делала, Милена, ты на работницу кухни тоже не сильно похожа?
  - Я хотела утащить пирожное, - сказала тихим голосом сильно покрасневшая девушка. Старшая по кухне еле слышно прошептала какое-то ругательство. Да уж, пирожные Милена получит не скоро.
  - Уэска, ты где, выходи, расскажи мне что-нибудь.
  Не торопясь, покачивая бедрами, вышла молодая симпатичная девушка и неожиданно сильным глубоким голосом произнесла:
  - Врет она, не было меня там.
  Вдруг подал голос неприметный пожилой мужик:
  - Была она там, я тоже видел, Ваша милость, я дрова для плиты приносил.
  Ну, то, что Уэска была на кухне, еще ничего не доказывает, может тоже за сладким приходила. Яд же на полочке в кухне не стоит, я надеюсь, его же надо как-то и в чем-то принести.
  Сколько раз уже говорил себе, что нельзя расслабляться, надо периодически пространство сканировать на предмет магии. Решил я на всякий случай посмотреть на служащих магическим взглядом. У многих слабенько светились небольшие источники, могу предположить, что-нибудь типа оберегов, у Уэски тоже такая штучка светилась на поясе, а вот на груди какой-то предмет мерцал розовым светом.
  Интересно, а куда Малинар смотрит, или он заодно с ней, или не хватает сил увидеть отблеск яда. Надеюсь, что маг здесь не при чем, без него будет намного тяжелее.
  - Господин Малинар, посмотрите, пожалуйста, очень внимательно на эту особу, Вы ничего не видите?
  Маг некоторое время пристально разглядывал девушку, потом обернулся ко мне:
  - Есть амулетик от сглаза, больше ничего не вижу.
  - Плохо, Серж, плохо.
  Наверное, это его бабка Марена во время нашего разговора охарактеризовала как слабенького городского мага.
  - Милена, встань и вернись на место, а Вы, господин маг, подойдите к Уэске и посмотрите у нее на груди, только осторожнее, она там яд хранит. Извлеките это и несите мне, можете применить силу, если понадобится.
  Лично мне всегда неприятно смотреть, как миловидная девушка в одно мгновение превращается в злобную ведьму. Лицо служанки перекосила гримаса ненависти, она прижала руки к верху платья и прорычала:
  - Не отдам!
  Малинар подошел близко к девушке, протянул руку в ее сторону и что-то пробормотал. Руки Уэски разжались против воли, и она застыла в нелепой позе с разведенными руками, по щекам катились слезы бессилия. Серж пошарил у нее за лифом платья и достал оттуда маленький медальончик.
  - Может быть объясните мне причину Ваших действий, Уэска, я же Вам ничего плохого не сделал?
  - Как же, не сделал, а кто хозяина убил, сын собаки, приперся, урод, и все испортил, ненавижу!
  - Какие сильные чувства, неужели ты так любила своего хозяина?
  - Ты, дерьмовый инвалид, что б ты понимал, какая любовь, он меня приблизил, я могла забеременеть от него и была бы обеспечена на всю жизнь, сдохни, сын собаки!
  Да, с ругательствами здесь совсем плохо, просто убогий лексикон, обязательно надо будет его разнообразить.
  Тут подала голос Элиза:
  - Так, значит, Фрина-то померла в начале года не просто так, все ж подумали, что ее лихорадка сгубила, вот ты змеюка. Ты ж после этого у хозяина в постели оказалась. Вы же с ней дружили, Уэска, какая же ты тварь.
  Занятно, но не удивительно, каждый сам выбирает свою дорогу. Можно и по трупу подруги прогуляться, в случае необходимости.
  Уэска молчала. Кто бы мог подумать, я бы поставил сто к одному, что это дело рук отдельно стоящей парочки, а тут в игру вступила расчетливая девица. О смерти хозяина информация разошлась мгновенно, поразительно другое, как быстро отреагировала служанка.
  В принципе, расчет был верным, если бы я помер в кабинете Умартана, вряд ли кто-нибудь дотошно искал бы причину смерти убийцы наместника. Что ж, каждое действие должно быть оценено, и хорошее, и плохое.
  По уму, девушку надо отправить в тюрьму, судить, и казнить отравительницу прилюдно, на центральной площади. Но вот совершенно не уверен, что на сегодняшний день мои указания будут выполняться. Поэтому сам, все сам.
  В процессе разговора достал из кошеля мелкую медную монетку, крутил в руках, но заливать в нее энергию не решился, потому как не пробовал ранее и силу взрыва сейчас не рассчитать. Совершенно не хочется портить вид столовой, надо совсем крохотный взрывчик организовать.
  Помнится, в свое время, я намотал энергетическую пленку на Варвару, и энергия какое-то время держалась. Попробовал обернуть монетку парой слоев пленки, - получилось, опять же эта энергия видна только мне, может, Малинар видит, и то не факт, а для других у меня в руках просто монетка.
  - Уэска, подойди поближе, я хочу с тобой рассчитаться, - и показал ей монетку. Служанка неуверенно подошла к краю стола.
  - Лови! - и кинул ей монетку. Хоть и мелкая монетка, а все ж деньги, поэтому девица монетку поймала. Раздался глухой взрыв, в стороны полетели какие-то ошметки, Уэска искореженными руками схватилась за окровавленное лицо и надрывно замычала, видимо, взрывом повредило голосовые связки. Люди в шоке застыли статуями, надеюсь, урок вполне нагляден.
  - Дель Рино, выведите девушку за пределы территории, помощь оказывать запрещаю. После этого возвращайтесь, передадите все дела господину магу и свободны, мне Вы больше не нужны.
  Бледный, трясущийся, враз постаревший управляющий приобнял Уэску за плечи и осторожно повел девушку на выход.
  - Кто вчера готовил ужин, который мне принесли в кабинет?
  В рядах служащих раздались глухие рыдания, все, как один, посмотрели на Элизу.
  - Я готовила, я всегда готовила еду для хозяина, - еле слышно прошептала повариха. На ее бледном, осунувшемся лице проступила испарина, руки нервно комкали фартук.
  - Госпожа Элиза, успокойтесь, я просто хотел сказать, что все было замечательно вкусно, только прошу Вас, не оставляйте более без присмотра приготовленную еду.
  Тетка непонимающе смотрела на меня, пытаясь понять услышанное, потом судорожно вздохнула и осела на пол. В толпе кто-то все-таки грохнулся в обморок.
  - Серж, помогите Элизе. Эй, кто-нибудь, уберите со стола кровь. И еще. Если у кого-нибудь остались дурные мысли в отношении меня, сто раз подумайте, прежде чем что-то сделать, я вижу вас всех насквозь.
  Состроил страшную рожу и обвел всех взглядом, никто не решился ответить взглядом на взгляд, даже Малинар.
  - И несите завтрак, давно пора, бездельники, если не отравят, так голодом заморят. Остальные на рабочие места бегом.
  Надеюсь, оставшиеся в живых поведают городу, какой замечательный шутник заглянул к ним в гости.
   - Малинар, не забудьте о человеке на постоялом дворе.
  
  Маг кивнул головой и молча вышел из зала. Остальные тоже мгновенно рассосались, остались две девушки и молодой парнишка, который бодро бегал на кухню и приносил блюда ко второму входу в обеденный зал, а там уже девушки их подхватывали и степенно выставляли на стол. Я и в старой жизни любил поесть, тут, оказывается, тоже можно оторваться. Но после шестого принесенного блюда размером с тазик я заорал:
  - Стоп, стоп! Я собираюсь завтракать один, ну, может еще пару человек приглашу, но здесь уже роту солдат кормить можно. Позовите госпожу Элизу.
  Скорее всего, Элиза стояла за дверью, так как вошла в зал, когда эхо моих последних слов еще не пропало в глубине зала.
  - Я здесь, Ваша милость, - сказала Элиза, остановившись, не доходя до стола и изобразив несколько неуклюжий реверанс.
  - Присаживайтесь, прошу Вас.
  Повариха подошла и неуверенно примостила свое немалое тельце на краешек кресла.
  - Так, девочки и мальчики, нечего здесь уши развешивать, на выход, поесть я и сам в состоянии.
  Госпожа Элиза, у меня мало времени, буду краток, запоминайте. Готовить для хозяйского стола из расчета на четырех нормальных мужиков, два-три блюда максимум, всегда подавать свежие овощи, фрукты, только немного, Элиза, немного. Далее, всегда на столе должна стоять холодная кипяченая вода, утром в небольших кувшинах молоко и сливки.
  Если Элиза и удивилась, то незаметно.
  - Вино выставлять на стол только по моему распоряжению, иначе никакой печени не хватит. Иметь в запасе что-нибудь на перекус, ну, не знаю, мясо там холодное, курицу, рыбу отварную, пирожки какие-нибудь.
  - Ваша милость, это всегда есть в холодной кладовой.
  - Отлично. Да, очень важный вопрос - у вас есть кофе?
  - Я слышала про нее, но старый хозяин никогда ее не пил.
  - Кого - ее?
  - Кофу.
  - Понятно. Кофе - он, запомни. Хорошо, насчет кофе я решу с Малинаром, а для тебя еще одна информация.
  Очень скоро спокойная жизнь в этом доме закончится, вся прислуга разбежится. Я хочу поселиться в небольшом доме, там будет еще несколько человек. Все хотят кушать, еду надо готовить, поэтому я хочу предложить тебе место повара в моем доме с оплатой не меньше, чем здесь.
  На лице Элизы можно было прочитать все терзавшие ее сомнения и тревоги, ничего удивительного, жили - не тужили, тут бах, и все кувырком.
  - Не торопитесь с ответом, в любом случае я Вас всегда буду рад видеть в своем доме, идите, занимайтесь.
   Только я начал есть, горюя, что всю эту вкуснятину ну никак не сожрать, в зал осторожно зашел Малинар.
  - Господин Гор, человек, за которым вы посылали, здесь.
  - Серж, очень вовремя, скорее зови Гогона и заходи сам, будем завтракать.
  
  Гога зашел в зал, растерянно озираясь, явно подавленный непривычной роскошью дома наместника, обстриженная борода торчала клочками, сдается мне, что сегодня ночью он вообще не спал от переживаний. Наконец, парень увидел меня в кресле за столом и лицо его озарилось такой детской радостью, аж неловко стало. Он подбежал к столу, упал на колени, обхватил мои ноги и стал со всхлипами причитать:
  - Хозяин, хозяин, Вы живой, слава Светозарному, у-ууу, хозяин, я сделал все, что Вы сказали, хозяин, мне так плохо было, а Вас все нее-ет.... А потом пришли два парня, говорят - идти надо, а куда ж я, приказа не было (отлично, моя школа!), а они говорят, а я ... А я пошел, Вы же сами сказали, если...
  - Гогон, встать, смирно!
  Не знаю, что он понял, но на ноги вскочил и заткнулся, только молча икал. Малинар также молча стоял у двери и смотрел на происходящее.
  - Господин Малинар, это мой помощник и личный телохранитель Гогон, младший сын гончара Якова-старшего, прошу любить и жаловать.
  При слове 'телохранитель' Малинар недоуменно посмотрел на Гогу, потом на меня, взглядом спрашивая, а телохранитель-то Вам зачем, тем более такой?
  - Серж, я не собираюсь рассказывать о своих способностях каждому встречному, а что у вас, что в моих краях у каждого приличного гражданина должен быть телохранитель. Хотя бы как символ власти. А проверять его способности я никому не дам. Так что - телохранитель.
  Хотел сказать: 'Друзья мои', но передумал. На сегодняшний день, эти двое скорее всего соратники, друзья - это действительно близкие люди, хотя был бы рад, если с прошествием времени я смог бы назвать их друзьями. Поэтому выбрал обращение 'Други', что на мой взгляд есть обращение именно к соратникам.
  - Итак, други мои, немедленно за стол и постарайтесь хорошенько подкрепиться, день предстоит хлопотный.
  Уговаривать никого не пришлось, на приставном столике в достатке нашлись и тарелки, и вилки с ложками, довольно быстро содержимое тазиков мы сильно поуменьшили. Но все равно все не съели, как ни старались. Ничего, прислуги пока еще много, подчистят.
  - Пять минут на отдых, потом обсудим план действий на сегодня. Серж, скажи пожалуйста, есть ли в этом городе кофе и можно ли его достать?
  - Господин Гор, кофе - это такие маленькие черные зернышки со странным запахом?
  - Необязательно черные, скорее коричневые. А где ты их видел?
  - В самом начале службы у бывшего наместника я сопровождал его в дом аранийского торговца аль Гадура. Торговец предлагал наместнику эти зерна, уверял, что из них можно приготовить чудесный напиток. Но Умартан отказался, сославшись на какой-то закон, запрещающий употребление этих зерен, хотя я такого закона не знаю.
  - Хорошо, Серж, выпадет свободная минутка, мы обязательно навестим этого замечательного торговца. А теперь к делу.
  Гогон, ты Марию привел?
  - Нет, господин Гор, она осталась на постоялом дворе, мне пообещали, что за ней присмотрят.
  - Господин Гогон, - жестким голосом придавил Гогу к креслу, - если с Марией что-то случится, даже не знаю, что я с тобой сделаю, она мне жизнь спасла.
  Первым делом приведешь лошадь и отдашь здешнему конюху, вот он точно присмотрит. Затем идешь в город, в самую дорогую лавку и покупаешь самый дорогой халат, длинный пояс, чтобы пару раз обернуть можно было, и большую мохнатую шапку.
  В оружейной лавке купи длинный красивый кинжал, не меч, а именно кинжал. Про нарядные сапоги не забудь. Со всем этим барахлом возвращаешься сюда и ждешь меня. Постарайся управиться как можно быстрее.
  Господин маг, - обратился уже к Малинару, - сколько вышеперечисленное может стоить? Попрошу Вас выдать в долг потребные деньги, чуть позже отдам, сами понимаете, с собой сегодня ночью я их не брал.
  - Нет ничего проще, господин Гор. Пусть Гогон в лавках говорит, чтобы покупки записывали на мое имя, мне потом предъявят счета, я их отдам Вам.
  - Действительно, просто. С другой стороны, вот так зайдет в лавку какой-нибудь гопник и запишет на Ваше имя свои покупки. Что тогда?
  Редкая улыбка появилась на лице Малинара.
  - Сумасшедших в этом городе не так много, а нормальный человек этого делать не будет, господин магистр. Меня здесь все знают. Я все-таки маг, не чета Вам, конечно, но маг. Будет, например, человек после такой покупки всю жизнь в штаны гадить, ну кому это нужно.
  - Кстати, Малинар, вопрос в тему. Насколько я вижу, у Вас в защитном поле светится яркая точка над головой. Что это?
  - Эта метка мага, она возникает при рождении и сразу показывает силу будущего мага. Новый маг может родиться только в семье мага, и то далеко не всегда. За всю историю известны всего два случая появления магов в обычной семье. Все маги при рождении получают привязку к магическому кругу империи и в семь лет уезжают жить в столицу, в Имперскую магическую Академию.
  В двадцать лет обучение заканчивается, и выпускники распределяются по всей стране самим Верховным магом Империи в соответствии с магическим потенциалом человека.
  Одна звездочка означает мага третьего уровня, честно сказать, достаточно слабого уровня.
  - Да, бабка Марена говорила, что в городе маг не очень силен, ты уж извини.
  - Вы видели Ведьму?!
  - На твоем месте я бы ее так не называл. Не дай бог услышит, ты не то что в штаны гадить, ты всю оставшуюся жизнь тараканом бегать будешь.
  Малинар основательно сбледнул, аж испарина на лбу выступила от страха.
  - Ладно, ладно, я ей ничего не скажу. Мне вот интересно, а у меня какой уровень? Какой-то безусловно есть, но академию я не заканчивал. Как ты думаешь?
  - Насчет уровня я Вам ничего путного не скажу, скажу другое. Пробить защиту амулета первого круга может только маг первого уровня, связку из двух и более амулетов пробить одному человеку невозможно. Так написано в учебнике.
  Вы ее пробили, вот и думайте.
  
  Заслуга в этом не моя, но Малинару и остальным знать об этом не нужно, ни сейчас, ни потом.
  - Хорошо, об этом будем печалиться позже, продолжим. Нам всем предстоят насыщенные дни, поэтому прошу Вас, господин Малинар, внимательно отнестись к своему здоровью. Более никто не посмеет забирать у Вас магическую энергию, направьте ее всю на восстановление сил, Вы выглядите уставшим. Кроме того, сегодня я постараюсь зарядить защитный амулет второго круга, и Вы его получите, только не злоупотребляйте, я уже в курсе, как воздействует на человека резкий приток энергии.
  - Господин магистр, я никогда не смогу расплатиться за амулет второго круга.
  - Серж, мне не нужны деньги, мне нужна от тебя помощь.
  Нынешняя ситуация такова, что просто уйти в сторону ни я, ни вы уже не сможем, мы раздавили осиное гнездо, нас будут гнать и травить абсолютно все. Мы, потому что мы с вами отныне в одной команде и для всех вы всегда будете моими людьми. Чтобы остаться в живых мы должны сделать этот город своим.
  Кто сейчас сможет помешать нам? Серж, что думаешь?
  - Дон Омаго - не задумываясь ответил Малинар.
  - Трудно спорить. Но давай рассматривать ситуацию, что господина Омаго вроде бы как нет.
  - Это невозможно, господин магистр. Несмотря на то, что абсолютное большинство горожан будут рады внезапной кончине наместника, за Вами в открытую до решения вопроса с доном Омаго никто не пойдет. Уже сегодня он узнает о смерти дона Умартана, завтрашний день на сборы и послезавтра ближе к вечеру его дружина подойдет к городу.
  Когда солдаты дона войдут в город, пытать будут всех на предмет помощи бунтовщикам.
  - То, что никто не верит в благополучный исход, меня не удивляет. И все же, Серж, давайте действовать без оглядки на владетельного дона, у меня есть аргументы, чтобы убедить господина Омаго оставить в город в покое. Кто-нибудь еще?
  - Мне кажется, господин магистр, было бы неплохо поговорить с братом Хеменесом, предстоятелем здешнего храма Светозарного. Он очень скромный и набожный человек, влияния в городе при бывшем наместнике практически не имел. Пытался, насколько я знаю, поговорить с доном Умартанам о делах его непристойных, но наместник его прогнал и запретил приходить в поместье.
  При всем при этом горожане любят его и жалеют. Если Вы, господин магистр, пообещаете ему изменения к лучшему, то с его стороны не будет хотя бы порицания смены власти. Но это, конечно, только мое мнение.
  - Вполне разумно. Святые отцы на моей родине и в старые времена, да и ныне, всегда имели определенное влияние на жизнь простых людей. Когда разберемся с основными проблемами, обязательно встретимся с этим святым человеком. Только не забудьте напомнить мне об этом, я могу и замотаться.
  Теперь о первоочередных задачах. Примите дела у управляющего, из прислуги оставьте человек пять-шесть в доме, готовить и убирать. С остальными рассчитаться и за ворота, проверьте замену бывшей охраны дома на людей Мурдана.
  - Сегодня в шесть утра посты сменились, но арестовывать людей из старой охраны никто не стал, они разошлись по домам.
  - Ладно, хотя бы так. Мурдан сегодня к обеду должен принести список оставшейся городской стражи, посмотрите вместе с ним целесообразность нахождения в страже около семидесяти человек. Как я понимаю, жалованье они получают из казны, неплохо было бы эти расходы несколько уменьшить.
  При разговоре с Мурданом держите в голове, что активность воровского сообщества в городе в ближайшее время резко снизится. Да, и попросите его выделить в отдельное звено 10-12 лучников, именно лучников, желательно опытных, от этого многое зависит.
  Городской Совет и Торговую палату я беру на себя, мешать они нам не будут. Тюремное руководство вряд ли будет проявлять активность, у них другая задача - охранять тех, кого приведут.
  Простым людям пока что все равно, почты и телеграфа здесь нет, захватывать нечего.
  Малинар вскинулся при упоминании незнакомых слов.
  - Это я своем, не напрягайтесь. К обеду меня не ждите, вернусь как получится. Серж, можете организовать мне лошадь поспокойнее, а то пешком я много не нахожу.
  - Безусловно, через десять минут лошадь будет у центрального входа, господин Гор.
  - Нет-нет, Малинар, к чему этот пафос. Я выйду через кухню и выеду через хозяйственные ворота.
  - Как скажете.
  - Так и скажу. Вперед, ребята.
  
  
  
  Отступление
  
  
   Перед покоями Верховного мага империи в коридоре неярко мерцала защитная пленка. За все время службы дон Себасто в этом крыле дворца был лишь дважды. Маги первого круга вообще никогда и никого не пускали на свою территорию, а уважаемый магистр Энтор общался с Главой безопасности исключительно по долгу службы.
   Подойдя к защитному полю, Себасто услышал голос мага, идущий из ниоткуда:
   - Заходите, я ждал Вас, - и мерцание поля медленно погасло.
   Дешевый фокусник, - с неприязнью подумал безопасник и шагнул в открывшийся проем. Ни пола, ни стен не было видно - их скрывал туман - и только светящийся тоннель показывал направление движения. Через десяток шагов тоннель превратился в большую полость без видимых границ, в центре которой стояли два кресла, разделенные низким столиком.
   Ни фруктов, ни напитков предложено не было.
   Еще и жмот, - мелькнула очередная мысль.
   Из тумана проявилась массивная фигура Верховного мага в своей излюбленной темно-зеленой мантии:
   - Присаживайтесь, дон Себасто. У нас нет времени на пустые разговоры и дегустацию вин, поэтому перейдем сразу к нашим проблемам.
   Я согласился принять Вас на своей территории исключительно из-за серьезности возникшей ситуации, о которой Вы вчера изволили сообщить Императору.
   - Вы хотите сказать, уважаемый дон Энтор, что Вы в курсе разговоров, которые ведутся в личном кабинете Императора?!
   - Если это понадобится для сохранения империи, я буду в курсе, правильно ли наш император пытается зачать наследника престола. Но сейчас мы собрались по другому поводу. Я сумел убедить своего коллегу дона Силье, мага первого уровня, отложить свои безусловно очень важные опыты и посетить место пропажи артефакта и исчезновения мага. Через неделю я, и, соответственно, Вы получим максимально точную картину произошедшего.
   Скорее всего, Вы, уважаемый дон Себасто, не представляете масштаба случившегося. За всю историю существования магического круга ни разу, слышите, ни разу не был зафиксирован случай самопроизвольного исчезновения метки мага.
   Если об этом узнают в магическом сообществе, начнется паника. Нет никакой радости, что пропал маг темных сил, потому что важен сам прецедент. Очень важно понять - кто или что и, главное, как это сделал.
   Поэтому убедительно прошу Вас максимально засекретить весь ход расследования, чтобы слово маг не проявилось ни в одном отчетном документе.
   - Дон Энтор, все будет именно так, как Вы предлагаете. Вся информация о расследовании будет находиться в моем личном архиве и докладываться только Императору.
  Маг слегка кивнул головой и встал с кресла.
  - У меня есть к Вам просьба, - произнес Глава безопасности, с трудом вставая из глубокого и мягкого кресла. - Есть подозрение, что на меня было оказано какое-то воздействие, влияющее на адекватность принимаемых решений.
  Верховный маг поднял руку и прикоснулся ко лбу собеседника. Простояв так около минуты, маг произнес:
  - След воздействия почти стерся, в пределах полугода рядом с Вами сработал ментальный подавитель. Попробуйте вспомнить всех, с кем общались в это время. Если вспомните, дайте знать. Всего хорошего.
  И маг растворился в стене тумана.
  И вспоминать нечего, - подумал Себасто, - я знаю, кто это сделал.
  Ну что ж, не зря сходил. Теперь надо собрать всю возможную информацию о делишках первого герцога и грамотно преподнести ее императору.
  Интересно, на чем зацепили человека такого уровня, чтобы он согласился участвовать, по сути, в государственном перевороте. Там дело найдется и Верховному магу, потому что приобретение ментального подавителя явно не обошлось без участия личного мага герцога.
  В итоге, хорошо смеяться будет тот, кто будет разжигать костер. А не тот, кто на нем будет жариться.
  
  
  Добрый день.
  
  
   Мне обязательно нужно было выехать за городские стены, настало время связаться со своим другом, а в городе трудно сосредоточиться. Заодно интересно было посмотреть на разрушающее действие моей гранаты у восточных ворот.
  Лошадь привел пожилой конюх, сказал, что зовут ее Ласка, помог забраться. Хороший дядька, сразу видно, что лошадей любит, он когда ее вел по саду, о чем-то с лошадью разговаривал, и не просто разговаривал, а убеждал в чем-то. Я сразу Марию вспомнил.
  - Не беспокойтесь, верну в целости и сохранности.
  Конюх поклонился, и я неторопливо потрусил к служебному выезду из поместья.
  В хорошей одежде и на приличной лошади я совершенно не был похож на вчерашнего нищего инвалида. Редкие прохожие совершенно не смотрели в мою сторону: у меня своя дорога и жизнь, у них своя. Они внизу пешком, я на лошади, два разных мира, как уже упоминал ранее, лошадь здесь стоила баснословно дорого и большинство населения за всю свою жизнь даже и мечтать не могло о ее приобретении.
  Дорогу в поместье от постоялого двора около западных ворот я хорошо помнил, поэтому выбрал противоположное направление, благо в своей первоначальной застройке Ланов был не сильно запутан. Конечно, присутствовали различные закоулки и тупички, но, слава Светозарному, я не смог заблудиться и минут через двадцать выехал к восточным воротам.
  Мама дорогая, это кто же вас так уделал?! Остатки воротин валялись живописной грудой исковеркованного железа и дерева, часть невысокой городской стены обвалилась, караульное помещение при воротах превратилось в груду камней. Около всего этого безобразия стояла кучка людей и что-то эмоционально обсуждала. Я не стал влезать в оживленный разговор, а подъехал к стоящему в стороне стражнику.
  - Уважаемый, что здесь случилось?
  Хотя уважаемый стражник не был настроен на беседу, мимолетный взгляд на всадника привел его к мысли не накалять ситуацию. Неплохая одежда, неплохая лошадь, начнешь грубить, то ли башку снесут, то ли старшему пожалуются. Проще постараться спровадить любопытного, но мирно, мирно.
  - Вчерась вечером, сразу после смены какие-то разбойники ворота взорвали, хотели в город ворваться. Но мы всей сменой этих негодяев не пустили, отбились, слава Светозарному.
  Какие молодцы, просто герои, и не смущает, что воронка от взрыва на внутренней стороне.
  - Друг мой, надеюсь никто не пострадал из смелых стражников?
  - Нет, к сожалению, мой напарник Ян погиб на месте, его разорвало на тысячи кусочков, остальную смену завалило в караулке, но, слава богу, все живы.
  Печально, конечно, что погиб человек, совершенно не при делах, но хорошо, что только один, при такой мощности заряда вся смена могла уйти в мир иной.
  - Мне надо выехать за город, я скоро вернусь.
  - Без проблем, Ваша милость, ворот нет, поэтому сегодня мы плату за проезд не берем, тем более с уважаемых граждан.
  Мы со стражником раскланялись, и я беспрепятственно выехал из города.
   Все-таки, какая разница в ощущениях окружающего мира в городе и за городом. Я сразу вспомнил, как мы с семьей выезжали на дачу. Это всегда путешествие, всегда приключение. В городе мне редко когда приходила мысль заехать на заправку и купить себе кофе, кофе можно и дома попить. Опять же различных кофеен в городе полно, если уж захочется.
  Но тут другое дело, мы же едем на дачу! И на первой же приличной заправке мы заезжаем и покупаем кофе, булочки, а как же иначе, ведь это Путешествие с большой буквы. И даже супер бережливый папа перестает думать о том, что на эти деньги он мог бы купить в супермаркете пачку приличного кофе, сварить и выпить дома минимум десять таких порций. Другой взгляд.
   Вот и я. Сутки прошли, как мы въехали в этот город, а сейчас я выезжаю из него с ощущением, будто я здесь родился и вырос безвылазно. Отъехав не более километра, завернул на симпатичную полянку. Слез с лошади и привязал ее к отдельно стоящему дереву, чтобы Ласка могла пощипать траву, пока я буду медитировать.
   Лег в траву посреди полянки, сидеть с моей искалеченной ногой крайне затруднительно, закрыл глаза и стал вспоминать свой пройденный путь от возникновения в этом мире до сегодняшнего дня. Очень четко вспомнил Серого, его морду, огромные размеры, как меня испугал его 'Пфу-фф' за моей спиной.
  - Серый, Серый, ты где?
  Через несколько мгновений на меня обрушился такой шквал радости узнавания, что поневоле пришлось открыть глаза, иначе мое сознание смыло бы к чертовой матери.
  - Да, да, Серый , это я, да, я тоже люблю тебя! Ты мне очень нужен, бери братьев и приходите сюда, я жду вас.
  В ответ пришла волна обожания и обещание помощи. Надеюсь, что это все я не выдумал, на Серого у меня большие планы. Если он все же придет, местная общественность проклянет тот день, когда она появилась на свет.
  Чтоб ты жил в эпоху перемен. Ох уж эти китайцы.
  
  Я с удовольствием поспал бы на этой полянке часиков пять-шесть, но увы, как всегда, нас ждут великие дела, а именно заседание Городского Совета. Им надо обязательно помочь.
  Вернулся в город совершенно без проблем, весь поток близлежащих крестьян уже иссяк, и я въезжал совершенно один. Внешний вид и ухоженная лошадь сделали свое дело, никому не было интересно, куда и зачем я въезжаю в город. Все так же, не спеша, добрался до центральной площади города, на которой в ратуше и квартировал Городской Совет. Оставил лошадь в ближайшем трактире и побрел ко входу в ратушу.
  На входе внутри здания скучал охранник, давно уже не видевший настоящих нарушителей. Когда я проковылял мимо него к лестнице, ведущей на второй этаж ратуши, охранник опомнился и заорал:
  - Эй, эй, Вы куда?!
  - Это Вы кому? - я сделал самое недоуменное лицо.
  - Вам, Вам. Это ратуша.
  - Вы думаете, я не знаю? Меня пригласил господин Меног, - ответил я, не останавливаясь.
  Наглость - второе счастье, охранник еще булькал что-то сзади, но я уже поднимался по лестнице. Опять полнейшее нарушение инструкций по безопасности.
  Наверху, толкнувшись по очереди в четвертую дверь, я нашел искомый зал заседаний, там еще никого не было. Уселся в уголке помещения и приготовился ждать.
  Через непродолжительное время в зал зашел человечек, похожий на сморщенный шарик и стал раскладывать на столе заседаний папки с бумагами, не обращая на меня ни малейшего внимания. Правильно, если человек сидит здесь, значит ему можно.
  Меног вошел в зал восьмым с видом крайне занятого человека, на меня ноль внимания. У него и времени-то не было сравнить какого-то посетителя с тем страшным человеком в кабинете мертвого наместника, по уши заляпанного кровью.
  Ну, что ж, пора.
  - Дяденька, огоньку не найдется? - спросил я, подходя к Меногу.
  Интересно было наблюдать за сменой масок на его лице: брезгливость, узнавание, изумление, страх.
  - Да, да, господин Меног, я тоже бываю страшно недоволен, когда мой приказы не выполняются. Тут, понимаешь, платишь кучу денег за устранение человечка, плевую, на самом деле, работу. А эти мерзавцы и того сделать не могут, клиент стоит рядом и возмутительно живой. Я им обязательно передам Ваше недовольство, ибо Вы это сделать уже никак не сможете.
  С этими словами, активировав дагу, легко проколол старческое тело в районе солнечного сплетения. Старик даже застонать не смог, только безуспешно хватал ртом воздух и стремительно синел.
  - Присядьте в креслице, дон Меног. Легче Вам уже не станет, но зачем пугать раньше времени остальных членов Городского Совета, присядьте, присядьте.
  Усадил в кресло во главе стола тело безнадежно мертвого Менога и прикрыл ему глаза. Со стороны это выглядело как беседа двух знакомых людей, после которой один устал, сел в кресло и слегка прикорнул. Я присел рядышком на приставной стульчик и с интересом разглядывал членов Совета.
  Те, не предполагая какой-либо беды, негромко переговаривались в ожидании начала заседания. Уже собрались все четырнадцать человек, а господина Гонзо, к сожалению, так и не было. Да, правда жизни такова, что героев, поставивших все на карту, крайне мало.
  Председатель Торговой палаты, как и предсказывал Малинар, решил дождаться решения вопроса с Омаго и не отсвечивать раньше времени. Это его право, но это значит, что мне придется искать другого лидера зачинщика реформ местного общества.
  - Господа, минуточку внимания. От имени покойного Заместителя Председателя Городского Совета и самого Председателя, ныне также покойного, объявляю повестку дня.
  Начался неизбежный ор, часть людей что-то выкрикивала, часть сидела молча, переваривая услышанное. Меня, кстати, больше интересовала та часть Совета, которая молчала.
  - Все, наорались? Тихо! Тихо, я сказал! Вашу мать, заткнулись все!
  Если есть желающие покинуть заседание - милости прошу, там вас ждут верные мне люди и зарежут каждого вышедшего, как свинью. У них такой приказ.
  Ко мне подскочил плюгавый мужичонка с широченным жабо на камзоле и начал кричать:
  - Как Вы смеете?!
  Фу, как банально. Резкий укол дагой в район сердца, и крикун обвалился маленьким бесформенным мешком.
  - Кто-то еще желает выразить свое недовольство?
  Глухое молчание.
  - Я так и думал. А теперь, господа, к делу. Начиная с самого оставшегося старшего, вы четко, без лишних подробностей докладываете свою зону ответственности в городском хозяйстве.
  Выяснилось, что тоже почему-то меня не удивило, что реальными делами города занимаются только пять человек из четырнадцати. Опять где-то вдали маячат родные чиновники.
  Не успел я отправить бездельников за ворота, как двери распахнулись и в зал стремительным шагом ворвался дон Гонзо и с ним еще двое человек. Потенциальные смертники из состава Городского Совета уже ни на что не реагировали, а я вот откровенно обрадовался.
  - Искренне рад видеть Вас, дон Гонзо и Ваших помощников. Я рад, что Вы нашли в себе силы и мужество прийти сюда в столь непростое время. Поверьте, вы только что вытянули алмазный билет в будущее.
  Дон Гонзо с некоторым удивлением узнал во мне вчерашнего собеседника, но веселее от этого не стал.
  -Давайте считать прибыль после окончания сделки, господин Гор.
  - Согласен с Вами. И все же не все так плохо.
  - Внимание, господа. Бывшие члены Городского Совета, за исключением пяти ранее названных людей, пошли вон отсюда по домам. Сидеть тихо и не высовываться. Кто будет замечен в нелояльности к новой власти, будет казнен самой страшной смертью.
   Господин Родольфо, после проведенной мною чистки рядов хочу представить Вам этих пятерых специалистов, которые действительно занимаются управлением городского хозяйства.
  Вы назначаетесь мною Председателем Городского совета. Сколько в нем будет людей - решать Вам, хоть сто, но имейте ввиду, что в конце года Вы должны будете представить отчет по доходам и расходам и ответите за каждую копейку перерасхода бюджетных средств.
  Свяжитесь с моим помощником, господином Малинаром, я поручил ему вместе с начальником городской стражи господином Мурданом оптимизировать численность городской стражи.
  - До конца года еще дожить надо, - тихо, но внятно произнес Гонзо.
  - Согласен. В связи с этим я прошу вас одолжить мне десять золотых.
  Не умеют пока еще здешние жители держать лицо. Дон Гонзо молча высказал мне все, от изумления до презрения.
  - Прекрасно понимаю Ваши чувства, уважаемый Родольфо. Поверьте, в моем активе денег больше, чем десять золотых. У нас крайне мало времени и я не имею возможности потратить сейчас полдня, чтобы добраться до своей казны. Тем более, что деньги как таковые мне не нужны.
  Приложите все силы, но к завтрашнему утру, лучше сегодня вечером вместо золотых доставьте в дом наместника двадцать шариков, выполненных из половинки империала. Это самый важный элемент в будущей защите города.
  После непродолжительного размышления, торговец произнес:
  - Вы меня убедили именно шариками, продать их практически невозможно, только за бесценок. Сегодня вечером Вам принесут первую партию, остальное завтра утром.
  - Благодарю Вас, друг мой. Еще один вопрос.
  Дон Гонзо ощутимо напрягся.
  - Что и кто сможет помешать НАМ быстро и эффективно развивать город и торговлю?
  - Дон Омаго.
  - Вашу мать, заладили, дон Омаго, дон Омаго. Не будет он мешать, я Вам обещаю.
  - Определенные неудобства создают люди, состоящие, так скажем...
  - Воры и бандиты, называйте это своими именами. У меня сегодня вечером должна состояться встреча со старшими представителями указанных граждан и там я намерен попросить их умерить, максимально умерить размер своей деятельности в НАШЕМ городе.
  Дон Гонзо только хмыкнул.
  - Опять же я Вас понимаю. Поживем, увидим. Что-то еще?
  - Да, господин магистр. Последнее время совершенно невозможно стало проводить торговые караваны из города и обратно. Особо отличается банда Черного Ола, из пяти караванов проходит один-два, это настоящая проблема.
  - Хорошо, Родольфо. Как только решим вопросы с доном Омаго, обязательно решим вопросы с безопасностью торговли. Это и в моих интересах безусловно.
  - У меня все, господин Гор.
  - Пока я буду разбираться с господином Омаго, у Вас будет время продумать, как жить дальше. Привыкайте к мысли, что именно Вы теперь самый старший в городе, Вам вся прибыль и вся ответственность, дерзайте. С Вашего разрешения, я пойду, дел кроме Вас еще достаточно, не прощаюсь.
  Мы раскланялись с доном Гонзо и я пошел вниз. На выходе все также сидел полусонный охранник.
  - Эй, балбес, у тебя два трупа наверху. Если уж не сумел защитить, организуй хотя бы вывоз тел.
  С удовольствием посмотрев на охреневшее лицо охранника, вышел из ратуши и поковылял к трактиру за своей лошадью.
  В принципе, от ратуши до дома наместника рукой подать, но не бросать же лошадь у трактира, это совсем неправильно, тем более что я обещал вернуть ее в целости и сохранности.
  Хотел зайти в трактир, послушать, о чем говорят посетители, но просто так не сядешь, надо что-то заказывать. Еду заказывать глупо, рядом дом, полный жратвы. Пива? Так я его и в старой жизни не пил, и здесь не собираюсь. Молока вряд ли принесут, а если и принесут, то внимание всех посетителей мне гарантировано. Остается вино, но еще столько дел у меня сегодня, что вино только помешает. Жаль, но в трактир заглянем в другой раз.
  Забрался на лошадь и потрусил к хозяйственным воротам на дальнем конце поместья. Ворота мне открыл хмурый детина в форме городской стражи.
  - Уважаемый, Вы что, каждому ворота открываете?
  - Никак нет, Ваша милость, мне про Вас обсказывали.
  - Хорошо, а что хмурый такой?
  - А чо веселиться, время уж за обед, а с утра ни крошки во рту не было.
  - Извини служивый, недоработка. Потерпи немного, скоро принесут поесть. Сколько вас здесь?
  - Звено. Старший звена Ивась в доме дежурит.
  - Принято. Еда скоро будет.
  Поехал к господскому дому через сад, нехорошими словами вспоминая Малинара. Солдат можно и нужно гонять по службе, но кормить ты их должен обязательно, желательно по расписанию, иначе вместо службы они займутся поисками пропитания, и ни к чему хорошему такие поиски обычно не приводят.
  Не успел остановить лошадь у служебного входа в дом, как из дверей вышел Малинар и помог спуститься с лошади.
  - Малинар, дьявол Вас забери, почему охрана голодная? Это саботаж или тупость?!
  Вряд ли маг был знаком со словом саботаж, но главное он понял - я сильно недоволен.
  - Ваша милость, виноват, недосмотрел, я думал, что раз это люди Мурдана, то именно он...
  - Даже если охрана поест дважды, большого убытка не будет, а голодная охрана разбежится. Не хватало еще солдат против себя настроить. Вам пять минут на организацию питания. Запомните, пока мы здесь живем, мы отвечаем за всех людей внутри периметра, включая последнего дворника.
  Малинар рванул на кухню, а я пошел в сторону столовой. Там уже был накрыт стол, в сторонке стояла уже знакомая мне бойкая девица Милена в симпатичной одежке, а в углу, на маленьком стульчике примостился Гога с видом побитой собаки.
  Видимо, что-то случилось, редко у парня бывает такой вид, только когда уж сильно накосячит.
  - Гогон, бегом ко мне! В чем дело? Быстро и по существу.
  - Я, Ваша милость, я не виноват, они.. они..
  - Гога!!
  - Мария убежала.
  Спокойнее, спокойнее, я так и знал, я что-то подобное предполагал.
  - Это тебе на постоялом дворе сказали? Кто?
  - Да, Ваша милость, там два парня с конюшни, они мне сказали, что Мария отвязалась и убежала.
  - Бегом туда, задержи этих уродов, я скоро подъеду.
  Отвязалась, как же. Это молодежь с конюшни, оценив минимальную опасность со стороны Гоги, решили продать лошадь на сторону, бизнесмены херовы. Сейчас мы их бизнес-план скорректируем, главное, чтобы они мою Машеньку в проходящий караван не толкнули, тогда придется погоню снаряжать. Я им устрою - отвязалась, надо будет им тоже что-то отвязать, чтоб неповадно было.
  Все эти мысли крутились в голове пока я максимально быстро ковылял на выход. Какой обед, Машку бы спасти.
  - Малинар, ты где?
  - Я здесь, Ваша милость.
  - Где моя лошадь, Ласка?
  - Повели на конюшню, господин магистр.
  - Срочно назад, срочно!
  Серж припустил бегом, я тоже поковылял в сторону конюшни. Сам Гога, конечно, не справится, ему бы до меня продержаться, а если не ускориться, то местные ему обязательно наваляют, сами ли, или кого на помощь позовут, лечи потом помощничка, и Машку спрячут так, что уж точно не найдем.
  Выехав за ворота, я попросил лошадь:
  - Ласка, солнышко, можно чуть побыстрее, мне одну хорошую лошадку и друга спасти надо.
  Небыстрой рысью, но и не шагом мы поспешили на выручку одной лошади и одного беззубого балбеса.
  
  Отступление
  
  - Бага, сейчас берешь эту лошадь и тихонько прячешь в нашем закрытом стойле.
  - Фред, что-то мне боязно, что мы скажем, когда ее хозяин придет?
  - Трус ты Бага, каких поискать. Ты что не видел, как утром этого бородатого чудилу два мужика с собой забрали, все, он точно не вернется, да и на вид балда балдой. А если все же вернется, скажем сбежала лошадь, отвязалась и сбежала. Да не трясись, что он нам сделает.
  - Фред, а их же вроде двое было, чуйка у меня трясется, может не надо?
  - Делай, что говорят. Твоя чуйка вечно трясется, потому что ты трус, хуже бабы. Завтра утром караван уходит, толкнем лошадь южанам, никто и не узнает, серебряков двадцать за нее дадут, как пить дать. Да, был там второй, калека какой-то занюханный, что, мы с ними не справимся? На худой конец дадим деньгу вышибале Тому, он их так отметелит, что никакая лошадь им уже не понадобится. Давай, шевелись, пока никто не видит.
  
  Миновав ворота постоялого двора, благо народу было немного, не останавливаясь, сразу проехал к конюшне. Слез с лошади и зашел в темноту входа, где пахло сеном, лошадиным потом и навозом. Глаза пообвыкли и в глубине помещения я разглядел группу людей, о чем-то спорящих на повышенных тонах. Работники конюшни, два молодых пацана, меня заметили не сразу, все-таки Гога парень крупный, из-за него не видно было. Один из них ощутимо вздрогнул.
  - Фред, я тебе говорил - прошептал он.
  - Заткнись, придурок. А тебе, рожа бородатая, еще раз повторяю - сбежала твоя лошадь, слишком резвая была. Идите отсюда по-хорошему, иначе сейчас людей позовем, они из вас совсем инвалидов сделают.
  Натуральная шпана, подрастающее пополнение здешней воровской гильдии. Надо попробовать договориться, нельзя, наверное, валить всех подряд. Ошиблись парни, бывает, пусть Марию отдадут и забудем об этом.
  Эту мысль я высказал вслух, но понимания в рядах наших оппонентов не нашел. Более того, крысеныш напротив выхватил из-за голенища заточку и пошел на меня, выкрикивая какую-то хрень на местной фене.
  Жаль, не договорились, но подобных уродов надо давить в детстве, потом хлопотнее будет.
  - Варвара Петровна, покажись, пожалуйста.
  С жутким шипением зеркальная кобра поднялась у меня над головой. Ее я видеть не мог, я видел результат. Все трое застыли на месте, с ужасом глядя куда-то над моей головой. На кобру, наверное.
  - Варя, вот этот гражданин с железякой в руке - он твой.
  Зеркальная лента метнулась к парню с заточкой, несколько секунд тот стоял, верхней половиной изображая из себя мумию в зеркальных бинтах, затем лента так же молниеносно вернулась на свое место, а на землю упала заточка и пустая одежда.
  Не осталось ничего...
  - Ну, ты, мать, даешь, ну, сильна.
  Мне показалось, что Варвара сыто икнула. И все же схулиганила. Короткий удар эйфории по мозгам, веселая злость охватила меня, картинка стала четко-резкой, видны были малейшие детали, несмотря на скудный свет, проникавший через щели в стенах и крыше.
  От напарника растворившегося конюха потянуло резким запахом мочи.
  - Где лошадь, ворюга?
  Но парень молчал и все так же таращился на кобру.
  - Варечка, краса моя, притуши свое обаяние, совершенно невозможно с человеком разговаривать.
  Что-то в глазах пацана изменилось, похоже Варя спряталась.
  - Повторяю. Где. Моя. Лошадь?
  Тот стал мычать и махать рукой куда-то вглубь.
  - Гога! Гога, очнись!
  В глаза помощника тоже стала возвращаться мысль.
  - Иди с ним, чтоб не сбежал. Похоже здесь наша Маша.
  Через пару минут показался сияющий Гогон, ведущий Марию. Остатний конюх плелся сзади.
  - Машенька, солнышко, как я рад тебя видеть, я же говорил, что всегда буду защищать тебя. Поехали отсюда, я знаю место получше.
  - Гогон, запрягай и езжай в поместье, я догоню.
  Гога повел Машу на выход, осталось поговорить с конюхом.
  - Сдается мне, что ты не сильно одобрял идею напарника украсть лошадь?
  Бедный парень отчаянно замотал головой.
  - Больше так не делай. Скажешь кому хоть слово - закончишь также, как твой друг. Забудь про нас.
  Развернулся и заковылял к ждущей меня Ласке.
  
  
  Отступление.
  
  - Том, подбери на конюшню пару пацанов, там завал полный. Фред, скотина, куда-то подевался, точно со вчерашним караваном убег, а Бага только трясется и мычит, как идиот, никакого толку от него.
  - Хорошо, хозяин.
  
  
   Вернувшись в поместье, застал Малинара на том же месте, где мы расстались.
  - Серж, что с людьми?
  - Вся смена накормлена, сейчас на посты заступила новая смена, не извольте беспокоиться, питание охраны и оставшейся прислуги организовано.
  - Кстати, Вы приняли дела у управляющего? Что с остальными?
  - Все согласно Вашим распоряжениям. Дель Рино передал мне все бумаги, счета, но сказал, что у него денег нет, все под расчет выдавал господин Умартан. В поместье осталось шесть человек: на кухне трое вместе с Элизой, две служанки в доме и конюх, Влас. Если Вы считаете, что конюха я зря оставил, то...
  - Нет, не зря. Лошади в хозяйстве все равно остаются, сейчас еще одну приведут, и вообще мне этот дядька понравился, такой основательный мужик с виду. Далее.
  - Для всех остальных я рассчитал сумму окончательной выплаты, но, Ваша милость, таких денег у меня нет, общая сумма составила более пяти золотых, многим дон-сеньор задержал плату за два-три месяца, такое он часто практиковал.
  - Жлобина, а не дон-сеньор.
  Малинар от комментариев воздержался, помолчал немного, затем продолжил:
  - Поэтому я выдал всем долговые расписки на причитающуюся сумму от своего имени.
  - Почему от своего?
  - Господин магистр, Вы мне распоряжений по поводу оплаты не оставили, а выгнать людей просто так я не смог. Хотя многие не верят, что получат хоть что-нибудь. Предваряя Ваш вопрос, отвечу - дон Омаго. Когда он войдет в город, я уже не смогу расплатиться с людьми.
  - Благодарю Вас, господин маг, за проделанную работу, Вы все сделали правильно, о деньгах я не подумал, точнее, об их отсутствии. Безусловно, потребные деньги я Вам выдам, у меня есть такая сумма. Завтра с утра пораньше мы с Гогоном съездим на наше старое место жительства и заберем оттуда свое имущество.
  Идемте обедать, и позовите Гогу, сам он застесняется прийти.
   В столовой вся еда, расставленная на столе, была прикрыта чистыми полотенчиками. Милена все так же стояла недалеко от стола, сложив руки на передничке.
  - Вас же Миленой зовут, сударыня, я не ошибаюсь?
  - Совершенно верно, Ваша милость.
  - А ты уже обедала?
  - Как можно, Ваша милость, Вы же еще не обедали.
  - И что с того. Все, дежурство окончено, спасибо, беги на кухню обедать.
  - Так все же разогреть надо, мы сейчас мигом, а подать, а отнести...
  - Не нужно, мы справимся сами, и неразогретое съедим, не подавимся. Да, передай госпоже Элизе, что ужинать мы будем дома.
  Удивленная девушка развернулась и пошла на кухню, не забывая слегка покачивать бедрами. Ну-ну...
  Почти сразу подтянулись Малинар с Гогой, и, быстро проверив все, что стояло на столе на предмет ядовитых добавок, мы дружно накинулись на еду. Минут пять все молча жевали. В конце трапезы Малинар стал искать что-то на столе, посмотрел вокруг, но не нашел, что искал.
  - Серж, что Вы ищете?
  - Прислуга забыла подать вино, я сейчас схожу.
  - Это я распорядился. Пить вино каждый день да не по разу, мне кажется, вредно для организма. Вы так не думаете? Мне нужны трезвые и здоровые помощники.
  - Господин магистр, никто не пьет вино днем просто так, его наполовину разбавляют водой. От обычной воды бывают заболевания живота, потом лекарям и мне приходится лечить заболевших.
  - А кипяченую воду пить не пробовали? Я дал указание, чтобы нам на стол ставили кипяченую воду. Я вас всех еще научу пить чай и кофе.
  - Кипяченую? Зачем?
  - Чтобы вином не разбавлять. А в емкость с водой слиток серебра поместить, еще и полезно будет. Вы же вином воду обеззараживаете, как я понял. Так что пейте воду, которая стоит на столе, она должна быть кипяченой.
  - Я не совсем понимаю, о чем Вы говорите, господин магистр, но вы же знаете, что нам, магам, все равно, что пить. Наша внутренняя энергия не дает болезням проникать в организм, поэтому продолжительность жизни магов значительно больше, чем у обычных людей. Богатые люди, имеющие возможность регулярно обращаться к магам, тоже могут продлить срок своей жизни.
  - Конечно, конечно, это мне известно.
  Ага, известно, откуда бы. Я с магической энергией столкнулся несколько месяцев назад, еще далеко не все знаю.
  - Подкрепились? Продолжим наши танцы.
  Не обращая внимания на удивленный взгляд Малинара, посмотрел на Гогу:
  - Одежду, про которую я тебе говорил, ты, надеюсь, купил?
  - Нет, хозяин, не успел, я же пока...
  Детский сад.
  - Сейчас строевым шагом идешь и покупаешь одежду, вперед.
  - Каким шагом?
  - Уверенным. Иди уже.
  Совершенно неуверенный Гога умотал.
  
  - Серж, вы с Мурданом обсудили, что я просил?
  - Да, конечно. Снижать численность городской стражи он, да и я, если честно, считает преждевременным. Вот если действительно активность воров и разбойников в городе снизится, то тогда можно будет об этом подумать. Десять лучников он готов выделить по первому требованию.
  - Сержио, как ты думаешь, почему целый начальник городской стражи не предпринял ничего, чтобы восстановить нарушенный мной порядок? Почему хотя бы не попытался арестовать меня, отправить в тюрьму? Получил бы потом от дона Омаго поощрение в денежном выражении.
  - От дона Омаго в денежном выражении можно получить только дополнительный налог.
  Насчет порядка в городе... Так в городе никаких беспорядков и не происходит. В дома простых горожан Вы, господин магистр, не врываетесь, женщин не насилуете, торговцев не грабите. А что происходит в поместье, так это уже не его беда, а Изелая с Джабуром.
  Мурдану, кстати, никогда не нравилось все то, что творила личная охрана дона Умартана, ему с какой радости за них вступаться?
  Вы сделали то, что никто не ожидал. Прошли внутрь хорошо защищенной территории и отрубили верхушку власти, в прямом и переносном смысле. Вопрос к оставшимся десятникам личной охраны, они почему сбежали?
  А смысл им лезть в драку, когда все руководство уже не руководство. И еще. Это я видел, что Вы пришли один, а они, безусловно, были уверены, что в доме находится хорошо вооруженный отряд. Проще уйти к дону Омаго, покаяться, если сразу не повесит, есть шанс выжить.
  Мурдан сейчас будет спокойно охранять порядок в городе, без дерганий и лишнего рвения. Когда придет дон Омаго, к нему, по сути, претензий не будет.
  - Ну, и хорошо, пусть охраняет. А что, сильно шалят различные негодяи в городе?
  - Есть районы, Ваша милость, куда ночью уж точно заглядывать не стоит. Опять же за городом различные шайки расплодились. То все от безудержных поборов, я думаю. Землепашцы да мелкие ремесленники разоряются, а куда им идти? Вот в разбойники и подаются.
  - Не обещаю, что сразу, но ситуация, Серж, изменится, вот увидишь.
  - Господин Гор, забыл доложить еще об одной небольшой проблеме.
  Я поморщился. Блин, так хорошо поели, сейчас бы отдохнуть немного, да куда там.
  - Слушаю.
  - Приходила жена, то есть вдова покойного дона-сеньора, требовала оставить ей ее служанок.
  - Вот это точно не проблема. В следующий раз отправь ее ко мне, я найду для нее слова утешения.
  - Обычно госпожа Нания спускается к ужину.
  - Хорошо, пусть спускается, заодно все и обсудим.
  Меня тут мысль посетила, господин Малинар. Что Вы мне вчера ночью говорили о неофициальных сбережениях Умартана? Его официальные деньги, как и казна города хранятся в банке, Императорском, что, конечно же, совершенно правильно. А вот личные деньги, неофициальные, полученные от поборов, в банк он вряд ли понес.
  Скорее всего, эти деньги в доме, но где? Давайте рассуждать. Это место должно быть достаточно близко, под рукой. Ты же не пойдешь в сад, или на конюшню, чтобы взять-положить часть денег, нет. Значит, это дом, или кабинет, или спальня. В кабинете все же бывают посторонние люди, могут помешать, а вот в спальню доступ имеют всего несколько человек из прислуги. Серж, я хочу осмотреть спальню покойного, Вы меня проводите?
  - Безусловно, господин магистр, пойдемте, я покажу.
  Интерьер спальни соответствовал остальным помещениям дома, скорее всего, когда-то его наружный и внутренний дизайн разрабатывал один человек. Никто из череды наместников в доме практически ничего не менял, зачем, служебное жилье. В отделке только дерево, две колонны из розового камня типа мрамора, огромная кровать с балдахином, окнам не повезло, витражи выбило ночным взрывом, вместо них на скорую руку вставлены рамки с натянутой холстиной.
  - Ни хрена не видно, Серж, зажгите свечи, пожалуйста, как это Вы умеете.
  Хитрое движение рукой, какая-то фраза, и все свечи вспыхнули разом в настенных светильниках, коих оказалось аж восемь штук. Включив магическое зрение, внимательно просканировал все поверхности, но ничего интересного не увидел. Разве что за одной из стеновых панелей нашлась маленькая комнатка, которая на поверку оказалась туалетом с ночным горшком, там даже присутствовала естественная вентиляция. На Малинара рассчитывать не приходилось, как маг он явно был слабее меня.
  Не поленился и простучал все стены, куда только мог дотянуться. Ничего.
  - Жаль, - сказал я, присаживаясь на кровать, - жаль, нам бы лишние деньги не помешали, если не сейчас, то в будущем точно.
  Кровать была изумительно мягкой, так и манила, приляг, отдохни, тем более что за сегодняшний день я уже умаялся. Но ложиться в кровать покойника было как-то не комильфо. Чую я, что и вечер сегодня будет не менее хлопотным.
   На осмотр кабинета Умартана ушло не менее часа, нашли мы небольшое потайное отделение в столе, там лежали четырнадцать золотых и кучка серебра. Это все не то. Учитывая тот размах, с которым вел свои дела наместник, денег у него должно быть значительно больше, то, что мы нашли - так, мелочь на забавы. Деньги я передал Малинару для расчета с людьми. Остаток - на текущие расходы.
  - Пойдемте, друг мой, на свежий воздух, эти поиски меня окончательно утомили.
  Мы вышли в сад и расположились в беседке недалеко от дома. Судя по желтеющим листьям, близилась осень, но было совершенно не холодно, бархатный сезон. Здешний климат напоминал мне наше Черноземье, где-нибудь в районе Курска, может даже потеплее.
  Вечер еще не скоро, можно немного расслабиться. Суетиться не вижу смысла, все, что можно, уже сделано, теперь надо ждать движения оппонентов, напрягаться будем по ходу пьесы.
  - Скажите, а кто изначально ставил магическую защиту на сад и периметр? То, что это не Вы, понятно. А отчего запитывается защита, все-таки расход энергии на охрану такой площади должен быть немаленьким?
  - Информации у меня не так много. В одной старой книге написано, что сам дом и его защиту разрабатывал кто-то из магов первого уровня. Когда-то в свое время сюда был сослан один из родственников деда нашего Императора, и защита была направлена в основном на удержание человека внутри территории, а не нападение извне.
  Потом уже ее немного изменили и отдали поместье для резиденции наместников. Раз в полгода или около того сюда из столицы приезжает маг второго уровня и меняет накопители. Сколько их и где они находятся, я не знаю, да и не мое это дело.
  - Как я уже говорил Вам, господин маг, теперь все, что происходит здесь - наше общее дело. Когда переедем в другой дом, вот тогда здешние проблемы будут уже не наши, а Городского Совета.
  И все же мне не дает покоя одна мысль.
  - Малинар, Вы видите сигнальные линии защитного поля?
  - Крайне смутно, господин Гор, я просто знаю, куда ходить не следует.
  - Вот именно! Вот оно! А я вижу эти линии совершенно отчетливо, но совершенно не факт, что я вижу все полностью. Защиту ставил маг первого уровня, тут может быть накручено еще черт знает что. Я не так давно владею магическим зрением, может надо смотреть как-то по-другому.
  Сейчас попробуем.
  - Варечка, солнце мое, нужна твоя помощь. Добавь мне немного энергии, как там, на конюшне, я хочу разглядеть одну вещь.
  Опять удар радостного возбуждения, все вокруг немного изменилось, мир превратился в черно-белую картинку с большой контрастностью. Мне показалось, что я вижу в воздухе какие-то нити, а может просто в глазах зарябило от напряжения.
  - Варечка, добавь еще немного, только умоляю, совсем немного.
  Меня стало распирать, как воздушный шарик, глаза слезились, но - опа! Вот они! В воздухе плавали, медленно извиваясь, тонкие фиолетовые нити, каждая одним концом цеплялась за забор периметра на равном расстоянии друг от друга, а другие концы нитей сходились в одну точку и терялись в стене здания. Насколько я смог увидеть, таких пучков было как минимум три, потом мне резко поплохело, я без сил сполз со скамейки и упал на пол беседки. Темнота.
  Очнулся от прикосновения ласкового прохладного ветерка, как будто кто-то нежно гладил меня по лицу. Чувствовал себя великолепно, полным сил, только зачем-то я улегся на пол беседки. В сознание ворвалось смятение и переживание Варвары, недалеко маячило испуганное лицо Малинара.
  - Варечка, спасибо, все прошло, я немного перенапрягся.
  Мозг взорвался красными вспышками раздражения и обиды Варвары.
  - Варечка, ну очень надо было, прости пожалуйста, я больше так не буду, только под твоим контролем.
  Красные вспышки сменились зелеными, потом голубыми, темно-синий свет омыл меня всего волной нежности, и Варя успокоилась.
  На Малинара было жалко смотреть. Его можно понять. Новый работодатель наобещал с три короба и чуть кони не двинул. Даже бежать бесполезно, мага везде найдут по его метке.
  - Серж, не волнуйтесь, это часть сложного ритуала, все в порядке.
  - Это было очень страшно, господин магистр, - слегка заикаясь прошептал Малинар. У Вас так изменилось лицо... А потом Вы упали. Я пытался помочь, но впервые в моей практике я не смог передать целительную энергию человеку.
  Конечно, так тебе Варвара и даст внутри меня ковыряться, хорошо еще не слизнула доброго мага с концами, вот фокус был бы.
  - Благодарю Вас, Серж, за заботу, поверьте мне, сейчас все нормально.
  Не то, чтобы он поверил, но немного успокоился.
  - Скажите, а что вот это за окно на втором этаже, третье слева?
  - Так это одно из двух окон спальни наместника, мы там сегодня были.
  - Пойдемте-ка, Серж, посмотрим на нее еще раз.
  Зайдя в помещение, Малинар зажег светильники, не дожидаясь распоряжений.
  Насколько я помню, пучок линий уходил в стену под окном на уровне пола, а со стороны спальни на его пути стояла одна из колонн. Колонны были многосоставные, с различными завитушками. Я начал ощупывать и дергать все по очереди, как вдруг нижняя часть колонны легко провернулась чуть в сторону, открыв небольшую нишу в полу, в которой лежал изумительно красивый многогранник из какого-то минерала.
  Малинар восхищенно ахнул.
  - Как Вы его нашли, господин магистр?!
  - Методом тыка. А если серьезно, Вы знаете, что это такое?
  - Мне кажется, это охранный накопитель. Я слышал о них, но никогда не видел вживую.
  - Смотрите, это он, я так думаю. Дедушка императора не пожалел денег для удержания родственничка-кровиночки вдали от трона. А их здесь как минимум три.
  Малинар в состоянии крайнего возбуждения потянулся рукой к накопителю. В последний момент успел оттолкнуть безумного мага в сторону.
  - Вам жить надоело?! Так и скажите, я Вас другим способом прибью. Вы куда ручонки тянете? А если он рванет? Дом же жалко. А таких придурков, как Вы не жалко. Вы что, умеете им управлять?
  - Не-ет.
   - И я нет. Давайте попробуем его выключить. Когда в последний раз приезжал маг, который меняет накопители?
  - Где-то весной, месяца четыре назад, точно не помню, могу посмотреть в книге записей, ему каждый раз выплачивается шестнадцать золотых за визит.
  - Хм, шестнадцать. Тогда их точно четыре, строго по сторонам света, но нам остальные не нужны. Маг приезжал четыре месяца назад, значит можно допустить, что заряда там осталось около половины. Что ж, попробуем.
  Включив магическое зрение, стал всматриваться в накопитель. Красивый камень, не более. Стал напрягать зрение, не прибегая к помощи Варвары, не будем девушку беспокоить, та вообще может кислород перекрыть с моими опытами. Уже где-то на пределе восприятия, четко увидел фиолетовые нити, сам камень засветился, а внутри было видно, как бьется запертое фиолетовое пламя.
  Здорово, конечно, что мои способности усиливаются, но какой ценой? Причем, который раз уже. Надо бы как-то поаккуратнее к своему организму относиться, что ли.
   А это что еще такое? Одна из нитей не выходила из дома, а упиралась в стенку около изголовья кровати. Угу, я даже догадываюсь, зачем это. Сумеем отключить камень, тогда все и увидим.
  - Господин Малинар, прошу Вас выйти и охранять вход в спальню. Я не хочу подвергать Вашу психику еще одному испытанию.
  - Может я смогу помочь чем-нибудь?
  - Благодарю Вас, но не в этом случае. Предстоит тяжелая и сложная работа. Вы верите в Светозарного?
  - А что, кто-то может не верить? - изумленно спросил маг.
  - Все бывает. Идите и попросите Светозарного о помощи в наших делах.
  Я лично в Светозарного не верю, как и в любых других подобных персонажей, а мага спровадил не просто так. Конечно, вчера ночью он видел кобру, но вряд ли уловил смысл ее действий, слишком был напуган. Малинар знает, что она есть, но о ее способностях не догадывается, вот и не надо.
  - Варвара Петровна, есть серьезная работа. Имеем накопитель очень большой мощности, надо попробовать его выпить, совсем, досуха, как наш орех, помнишь?
  Варя тут же большим зеркальным шаром спланировала на пол, вытянула пару щупалец и осторожно попробовала воздух вокруг многогранника. Затем превратила щупальца в толстую трубку и резко воткнула ее в накопитель.
  Сначала ничего не происходило, через некоторое время шар стал увеличиваться, раздуваться и вдруг в мозгу раздался крик Варвары:
  - Накопители!!
  Я выхватил из-за пазухи увесистый кошель, в котором вперемежку лежали монеты, все конфискованные у разных граждан защитные накопители, и высыпал все это на пол. Взял в руку один из камней и хотел спросить, что с ним делать, как Варя обвила мою левую руку и через меня потек поток энергии, как через проводник, наполняя накопитель.
  Возникло ощущение холодной реки, протекающей внутри меня. Очень быстро камень засиял нестерпимым светом, сигнализируя о переполнении резерва. Пришлось взять второй, третий... Они все были разной емкости, но заполнялись до неприличия быстро.
  На пятом камне я превратился в ледяную глыбу, взять в руки очередной камень уже не мог, только прикладывал ладонь к очередному. Через бесконечно долгое время Варвара отпустила меня, я же остался стоять на коленях, не имея возможности пошевелиться.
  Я замерз навсегда, я теперь холоднее Снежной Королевы. Варя почувствовала мое состояние и опять обвила мою руку. В организм полилось блаженное тепло, но все тело стало разрывать иголочками боли. За что мне это все?!
  Как мне надоело быть магом! Хочу домой, к жене и ребенку, в спокойствие размеренной жизни. Вот уж точно, что имеем - не храним. Но пока это неосуществимо. По сути, только огромное желание вернуться домой заставляет меня трепыхаться. В этом мире мне не нужны ни звания, ни деньги, но без них, без силы не выжить.
  Смерть здесь вполне реальна и постоянно ходит где-то рядом. Глупо погибнуть просто так, по прихоти каких-нибудь придурков. Тем более что есть определенные способности, которые, я очень на это надеюсь, помогут мне выбраться из этого чужого мира.
  Ладно, потом еще как-нибудь себя пожалею, надо шевелиться.
   Когда боль отпустила, и я смог действительно пошевелиться, повернулся к Варваре и достаточно злобно спросил:
  - Варвара Петровна, уважаемая, объясните-ка, зачем нужно было использовать меня в качестве проводника, ты же сама могла перекинуть энергию в накопители? Я же чуть не сдох!
  - Умереть ты бы не смог, я за этим смотрела, а тебе надо учиться управлять большими потоками энергии, а для этого необходимо расширять твои внутренние каналы.
  - Ах вот оно что! То есть, это было сделано, оказывается, для моего же блага. Ну, спасибо, учительница, твою мать! Низкий поклон!
  - Кланяться не надо.
  - Да я и не собирался, это выражение такое.
  - Тогда возьми один из защитных амулетов и постарайся переместить энергию в большой накопитель.
  - Я же опять заледенею, дай, отойду немного от твоих экспериментов.
  - Не заледенеешь, и вообще, это твои субъективные ощущения.
  - Ты где таких слов нахваталась, подруга?
  - У тебя в голове. Бери амулет, надо закрепить процесс изменения твоих каналов.
  Дурдом. У меня в голове. У меня в голове много чего есть, есть такие вещи, озвучивать которые совсем не надо.
  Всего мы с Варей зарядили двенадцать защитных накопителей. Они лежали, разбросанные по полу, и ярко сияли. Большой накопитель лежал в своем гнезде, теперь это был просто ограненный камень, абсолютно пустой внутри.
  Взяв в руки достаточно тяжелый артефакт, внимательно стал рассматривать его. Но как ни старался, внутри ничего разглядеть не смог. Не выпуская накопитель, поднял один из амулетов и постарался воспроизвести недавно пережитые ощущения. Холодная волна прокатилась по телу, амулет погас, а в накопителе затрепетало небольшое оранжевое пламя. Теперь я его видел совершенно отчетливо, не напрягая зрение.
  Секундочку, до этого пламя было фиолетовым. Это означает, если моя догадка верна, что у каждого мага свой цвет энергии. В ловушке-орехе изначальная энергия была белого цвета. Во дела.
  - Не спи! Теперь обратно!
  Так я перекидывал заряд туда-обратно, и с каждым разом действительно перенос проходил все быстрее. Внутри все равно было холодно, но терпимо. Наконец Варя скомандовала:
  - Отлично, на сегодня достаточно.
  Я напрягся при слове 'на сегодня', но развивать дальше тему не стал. Достаточно, значит достаточно, вампирше виднее. Со стороны все это выглядело достаточно странно, наверное: на полу сидит мужик с закрытыми глазами, молчит и только рожи строит.
   Варвара медленно взлетела и плюхнулась мне на голову, но ее так расперло, что к форме шлема добавился еще капюшон, спадающий на плечи.
  - Варя, ты в своем уме?! Я как с людьми разговаривать буду? Я выгляжу как Тутанхамон, делай что-нибудь, но капюшон этот прячь.
  - Но при такой форме я могу обеспечить максимальную защиту, что тебе не нравится?
  - Нам совершенно не нужно выделяться среди остальных.
  - Мы все равно выделяемся.
  - Вот и нет. Шлем я еще могу спрятать под бандану, а с капюшоном что делать? Убери его назад типа косички, что ли. Варвара Петровна, если тебя и дальше будет разносить с такой скоростью, где ты помещаться будешь?
  - Больше, чем сейчас, я скорее всего, уже не вырасту, да и не нужно. Чем больше размер, тем больше энергии нужно для поддержания формы.
  В итоге, вместо капюшона Варя изобразила сзади толстую косичку, торчащую из-под банданы. Экстравагантно для здешних мест, но хотя бы так.
  Мы остановились в тот момент, когда небольшой заряд находился в охранном накопителе. Нити все также выходили из камня по своим направлениям.
  - Варя, надо обнулить накопитель, я хочу посмотреть, зачем одна из нитей уходит внутрь дома.
  - Зачем же его разряжать, теперь он твой и в нем твоя энергия, его сейчас не сможет взять даже тот, кто его сюда поставил, и чем больше в нем энергии, тем меньше людей смогут его отобрать. Нити просто оборви, зачем зря энергию тратить.
  Я так и сделал. Оторванные нити просто растаяли в воздухе. Достаточно большой кусок поместья остался без охранного контура, но я не думаю, что сейчас кто-то рискнет лезть сюда через забор.
   С волнением искателя кладов пошел в тот угол, куда уходила одна из нитей. Поздравляю, господин Иванов, вот и оно. Что и требовалось доказать. Около прикроватной тумбочки в стене находилась простая дверка, за которой обнаружилась достаточно большая ниша, плотно уставленная кожаными кошелями.
  Я проверил два из них, в каждом находилось по пятьдесят империалов. Все вытаскивать не стал, по приблизительному подсчету здесь около шестисот золотых, целое состояние. Вот это действительно личные деньги Умартана. Один кошель оставил себе и закрыл дверку.
  Так, и что дальше? Как вернуть защиту? Вынул из-за пазухи накопитель, пламя внутри никуда не делось, но никаких ниточек, чтоб дернуть, не было. Вопрос...
  Прямо как в сказке, горшочек вари, горшочек не вари.
  Поднес камень к губам, как смартфон (боже, где мой смартфон!!) и отчетливо произнес:
  - Охрана.
  На поверхности камня появилось несколько коротеньких нитей, которые плавно колебались, как водоросли на мелководье. Здорово. Вытянув одну из нитей где-то на полметра, пристально посмотрел на дверку и еще раз произнес:
  - Охрана.
  Нить стремительно метнулась в ту сторону, и как только коснулась дверки тайника, на ее месте возникла деревянная панель, такая же, как слева и справа. А я все простукивал, в том месте никаких отклонений не увидел и не услышал, офигенная иллюзия. Спец здесь защиту ставил, факт.
  Я еще посидел минут пять, размышляя о разном, когда раздался робкий стук в дверь:
  - Господин магистр, с Вами все в порядке?
  Блин, там же Малинар бедный караулит, я и забыл про него.
  - Серж, заходите.
  Маленький маг осторожно вошел в помещение.
  - Проходите, проходите, все уже закончилось. Накопитель я переписал на себя, тайник с деньгами Умартана нашел, вон еще несколько амулетов зарядил.
  Все это я произнес обычным скучающим тоном. Малинар замер с разинутым ртом.
  - Но как?!
  - Терпенье и труд, господин Малинар. Подойдите ближе, подскажите, как определить уровень защитного амулета? Кто из них первого уровня, кто второго?
  Подошедший маг благоговейно смотрел на кучку светящихся камней.
  - Эти камни стоят очень больших денег. Амулеты третьего уровня светятся желтоватым светом, в основном на их изготовление идут крупные кристаллы минералов или полудрагоценные камни, стоят пятнадцать-двадцать золотых, естественно, уже заряженные.
  Для второго уровня лучше всего подходят изумруды, светятся зеленоватым светом и стоимость начинается от пятидесяти золотых, их могут позволить себе только очень богатые люди.
  А амулеты первого уровня все наперечет, изготавливаются только из крупных алмазов, светятся благородным голубым светом и стоят много больше ста золотых.
  - Как видишь, не все наперечет, - кивнул я на лежащий в кучке голубой светлячок, - где-то Умартан его добыл.
  Малинар только молча развел руки.
  А я вспомнил святошу, с которым столкнулся в первый день моего пребывания в этом мире. Его медальон светился золотистым светом. То есть он был всего-навсего третьего уровня, защита от голодранцев, даже от простых разбойников не спас бы. Вот почему черный маг так легко его пробил.
  Жадность фраера сгубила. Жадность и большое самомнение, вера в то, что принадлежность к Братству последователей Светозарного защитит его лучше амулета.
  - Возьмите один амулет второго круга, господин маг, я Вам обещал его выдать, надеюсь он Вас поддержит. И без возражений, разбогатеете, отдадите. Теперь смотрите, я кладу охранный накопитель на место, все остается по-старому, только теперь им управляю я.
  - А можно...
  - Нет. Для Вас он также опасен, как и ранее. Как выяснилось, сей предмет исключительно индивидуального использования. И боже упаси Вас проверять мои слова, мне будет не хватать Вас.
  - Я никогда...
  - Хорошо, хорошо, я верю в Вашу порядочность и благоразумие. Еще. У вас в здешних краях не используют какие-нибудь небольшие сумки, просто невозможно все свое имущество таскать за пазухой, у меня скоро пояс порвется.
  - В основном пользуются переметными сумами, но они большие, не подойдут. Есть что-то похожее у банковских курьеров, я знаю мастера, который их шьет.
  - Отлично, попробуем завтра успеть заскочить к нему, я постараюсь объяснить поточнее, что мне нужно.
  Пойдемте ужинать, уже пора.
  
  
  Добрый вечер
  
   В обеденный зал мы вошли очень вовремя. Сидящая за столом дама, по-другому не назвать, визгливым голосом что-то выговаривала стоящей перед ней Элизе. Рядом с дамой сидела молодая девушка лет шестнадцати.
  Да ты не охренела ли, тетя, орать на практически уже мою Элизу? Доковыляв до стола, плюхнулся в кресло напротив крикуши, подустал я сегодня. Малинар сесть не рискнул, встал молча за моим креслом. Недалеко от стола, на своем месте стояла Милена, стараясь быть совсем незаметной.
  - Элиза, - перебил я выступающего, - Вы свободны. Завтрак подайте в семь утра, не забудьте молоко. Всего хорошего, ступайте.
  Старшая кухарка поклонилась, метнула быстрый взгляд на бывшую хозяйку и степенно удалилась.
  - Кто Вы такой, как Вы смеете?!
  - Я человек, который убил бывшего наместника. А Вы кто?
  - Так значит это правда? Я сегодня слышала что-то об этом, но не поверила. Как это могло случиться, ведь у него была такая охрана?
  - Случилось, придется поверить. Повторяю вопрос - кто Вы? Господин Малинар, не маячьте за спиной, садитесь за стол.
  - Я донна Нания, супруга дона-синьора Умартана, - сидящая напротив дама приняла горделивую позу. Головка немного в сторону, подбородок приподнят, ухоженные волосы, чистая нежная кожа, в ушах очень симпатичные серьги, на шее еще что-то висит. Картина маслом.
  Вот только мне эта картинка ни к чему.
  - Вдова, а не супруга.
  - Пусть будет так, но Вы, как настоящий дон не можете причинить, - тут она немного замялась, - неудобства настоящим доннам.
  - Во-первых, я не дон.
  - Как?! - изумлению донны не было предела, - а кто же Вы?!
  - Человек, чужестранец, никакими титулами не обладаю.
  - А на каком основании тогда Вы убили моего мужа?
  - Захотел и убил, тем более, что у меня были на это основания. Давайте прекратим нашу дискуссию, я устал и хочу есть. Поэтому слушайте внимательно, повторять не буду.
  С момента смерти Вашего мужа Вы здесь никто. Я позволю остаться Вам и Вашей дочери в этом доме до решения Городского совета. Все остальное, еда, прислуга - только за Ваш счет. Я не потрачу на вас ни одной медяшки. Благодарите бога, что я прибыл сюда из цивилизованной страны, а то вам с дочерью нашлось бы другое применение. Я закончил.
  Серж, где Гогон?
  - Вы не посмеете.
  - Вам же сказано, я не дон, значит посмею.
  - Господин магистр, Гогон, скорее всего, стоит за дверью и боится зайти.
  - Ну, так зови, ему что, потом отдельно накрывать?
  Интересно было наблюдать за сидящей напротив женщиной. Растерянность, возмущение, злость, задумчивость, но молча. Затем мадам расправила плечики, обворожительно улыбнулась и спросила:
  - Господин магистр, как я могу к Вам обращаться?
  - Меня зовут магистр Гор.
  - Как мило. Я тут подумала, ну зачем нам ссориться. Я вижу, Вы весьма интересный человек, мы могли бы после ужина побеседовать и узнать друг друга поближе.
  Офигеть, у нее же только вчера мужа убили. Впрочем, я не собираюсь ей читать мораль, она у всех разная.
  - К сожалению, донна Нания, у меня не будет времени на подобные беседы.
  Донна поджала губы и замолчала. Но горбатого могила исправит:
  - Я не понимаю, почему на столе так мало блюд, должна быть еще рыба, паштеты, здесь есть нечего.
  - Вижу, Вас что-то не устраивает?
  - Я же говорю Вам, что...
  - Стоп, достаточно. Господин Малинар, проводите донну из зала, она закончила ужинать. Завтра утром организуйте выезд женщин с занимаемой жилплощади, при необходимости привлеките охрану.
  - Вам же, донна, разрешаю взять все, что сможете унести в руках.
  Сильная тетка. Не стала устраивать скандал, с каменным лицом, с гордо поднятой головой встала и молча пошла на выход. Девчонка подскочила и побежала следом.
  - Слава богу, можно хоть поесть нормально. Милена, девочка, не надо здесь торчать столбом. Пожалуйста, иди на кухню, если надо будет, мы позовем.
   Серж, я понимаю, что Вам трудно перестроиться сразу, но привыкайте к тому, что Вы здесь второй по значимости человек, ведите себя соответственно. Какого черта Вы не сели за стол?
  - Это было не принято, господин магистр.
  - Понятно. Через некоторое время все изменится, у Вас будет влияние и богатство, но будут и проблемы, без этого никак. Постарайтесь себя не потерять.
   Просочившийся в зал Гога, сидел на краю стола и молча наворачивал все, до чего мог дотянуться.
  - Эй, джигит, ты купил то, что нужно?
  - Угу, - Гога утвердительно замотал головой с набитым ртом.
  - Хорошо, после ужина тащи все в кабинет Умартана.
  
  Когда мы вышли из обеденного зала, то увидели стоящего у входа богато одетого человека, о чем-то беседующего с охранником.
  Человек возрастом за шестьдесят, с ухоженной седой бородой, в богатом камзоле изумительного темно-зеленого цвета и в парчовом берете такого же цвета. Увидев нас, гость снял берет и церемонно поклонился.
  Мы с Малинаром подошли к человеку и тоже поклонились.
  - Позвольте представиться, дель Фарго, ювелир. Уважаемый дон Гонзо передал мне Вашу просьбу. Я не решился отправлять посыльного и прибыл сам.
  - Меня зовут магистр Гор, это мой помощник господин Малинар, Вы его наверняка знаете.
  Ювелир склонил голову в знак согласия.
  - Прошу Вас, господин дель Фарго, пройдемте в кабинет. Не могу сказать, что мой, но прежний хозяин любезно предоставил его в мое распоряжение.
  В коридоре, ведущем к кабинету, ювелир заметил плохо замытые следы крови, но на лице ни один мускул не дрогнул. Правильно, подумаешь, кровь.
  Расположившись за столом в центре кабинета, ювелир вынул из кошеля на поясе маленький футлярчик, раскрыл и пододвинул его ко мне. В нем на черном бархате лежали восемь одинаковых золотых шариков.
  - В связи с весьма сжатыми сроками мы смогли выполнить пока только восемь изделий, остальные двенадцать будут готовы к утру.
  - Извините за мой вопрос, но это очень важно. Каков объем шарика?
  - Как Вы и заказывали, господин магистр, ровно половина империала. Монеты мы, конечно же, не портили, для этого есть весы. Если Вы сомневаетесь, я сейчас же пошлю за весами. Мой друг господин дон Гонзо предупредил меня, чтобы заказ был исполнен исключительно точно.
  - Искренне благодарю Вас за оперативность, не надо никаких весов. Я только проверю их на предмет примесей.
  - Вы можете определить наличие примесей на взгляд?!
  - Могу. А почему Вы побледнели?
  - Человек слаб. Не я же их делал, их изготовили мои два лучших мастера. И если в них что-то не так, отвечать придется мне. Дон Гонзо рассказал мне о силе Вашего убеждения.
  - Не беспокойтесь, лично Вам ничего не грозит. Наказывать надо виновников, Вы не находите?
  Включил магическое зрение и просмотрел каждый золотой шарик. Абсолютно ровный фон, без отклонений.
  - Вот видите, наказывать никого не надо, золото без примесей.
  - С такими способностями Вам цены не было бы в ювелирном деле, господин магистр.
  - Возможно. Перейдем к оплате. Господин Малинар, передайте, пожалуйста, кошель с золотом.
  Этот тяжеленный кошель я всучил Малинару еще в спальне, не самому же его таскать.
  Развязал тесемки, высыпал монеты на стол, отсчитал десять штук, отдельно еще две и пододвинул к ювелиру.
  - Это на изготовление, а две монеты за изготовление.
  Ювелир две монеты вернул обратно.
  - Десяти монет более чем достаточно. Честно скажу, оплаты я не ждал. Приятно удивлен.
  - Видимо, дон Гонзо меня неправильно понял. Я ему сказал лишь то, что расплачусь чуть позже, речь о бесплатной работе не шла. Ну, а тут подвернулась небольшая оказия и я рад расплатиться с Вами сразу.
  - И я рад. К людям без денег я всегда отношусь с некоторой осторожностью. Разрешите откланяться.
  - Господин дель Фарго, может отрядить Вам двух солдат, они проводят Вас до дома.
  - Благодарю за беспокойство. Не нужно, мои люди ждут меня на входе.
  - Всего наилучшего.
  Ювелир ушел, а я выдохнул, эти переговоры на высоком уровне всегда столько сил отнимают.
  - Господин Гор, сей замечательный человек забыл добавить, что он глава Гильдии ювелиров, очень не прост.
  - Думаю, серьезному ювелиру быть простым не стоит, деньги там крутятся немалые.
  Все, зови Гогу, пусть обновы показывает.
  
  
  Записка.
  
  Дорогой друг!
  
  Сегодня вечером я посетил того человека, о котором ты рассказывал. Мне было очень интересно, поэтому первую часть заказа я отнес сам. Ты когда-нибудь слышал, чтобы человек мог определить состав слитка на глаз? Я десять раз возблагодарил Светозарного, что уберег меня от мысли разбавить золото. Так страшно мне не было с тех пор, как мой покойный батюшка поймал меня на краже изумруда из семейного хранилища.
  Благодарю и тебя, Родольфо, что ты посоветовал отнестись к заказу максимально серьезно. Чувствую я, что наша относительно спокойная жизнь закончилась.
  Обнимаю,
  Твой друг Антонио дель Фарго.
  
  P.S. Заказчик расплатился полновесными золотыми, у него их в достатке. Похоже, он тебя просто проверял на лояльность.
  Еще раз обнимаю.
  
  
   Конечно, Гога купил не совсем то, что я хотел бы, но, все равно, новая одежда полностью похоронила старого простоватого парня.
  Роскошный халат, умопомрачительные сапоги, глаз не оторвать. Вот шапку и кинжал надо будет купить побольше, но пока и так сойдет. Миру предстал грозный воин, готовый порвать на куски любого встречного.
  - С этого момента, Гоги больше нет, ты теперь Джигит, что в переводе с древнего языка моей далекой страны означает 'Убивающий взглядом'. Малинар, Вы слышите, Гоги больше не существует, только Джигит. Теперь Гога, то есть Джигит будет выполнять роль моего телохранителя.
  Папаха всегда надвинута на глаза, взгляд свирепый, рука лежит на рукояти кинжала. Через каждые пять минут ты достаешь наполовину кинжал из ножен и максимально правдоподобно произносишь: 'Хозяин, можно я его зарежу?!'.
  И не вздумай действительно махать ножиком, еще порежешься. Все ясно?
  - Да, хозяин, - гаркнул Гога, но по его глазам было видно, что понял он мало. Ладно, потренируется - привыкнет.
  Только я собрался отпустить всех отдыхать, как дверь без стука распахнулась и в кабинет вразвалку вошли три бугая. Один из них осмотрел нашу компанию, подошел к столу в центре комнаты, развернул один из стульев и сел на него верхом. Двое других остались подпирать стенку у входа.
  - Ха, знакомые все лица, - начал предводитель, пристально глядя на Сержа. А мы всю голову сломали, кто же сумел наместника завалить. С его то защитой и охраной. А это наш маг недоделанный.
  Слышь, Малинар, ты в курсе, что с тобой Седой сделает?
  Я же говорил старшему, что Джаб вляпался в какую-то историю и все свалил на мифического колдуна, еще и кинжал некромантов припрятал. Конечно, отдать обе руки для достоверности, это перебор, но за хорошие деньги в столице новые руки сделают запросто.
   Малинар, ты зачем себе этих двух клоунов завел, что-то типа охраны? Я сейчас умру от смеха.
  Лицо говоруна резко изменилось, веселость исчезла, за столом сидел матерый уголовник:
  - Утром идешь к Седому, несешь все, что здесь прибрал. Он решит, что с тобой делать, все понял?
  Конечно, как не понять. Конченный урод, валить надо сразу. Я поднялся и медленно заковылял к выходу.
  - Правильное решение, бедолага, сваливай, я сегодня добрый.
  Сколько раз говорил, что недооценка противника ведет к печальным последствиям. А ведь у него на груди висел защитный медальон, но бычара не удосужился включить защитное поле.
  - Спасибо, товарищ.
  Говорун стал озадаченно разворачиваться на стуле, но я уже зашел ему за спину. Активировал гладиус и резким движением отсек человеку голову. Фонтан крови из артерии опять заляпал многострадальный стол. Пока охрана изумленно таращилась на происходящее, я успел пройти те несколько метров, что нас разделяли. Это ж не охрана, это профанация.
  Ближнего ко мне бугая ударил гладиусом в район сердца, и, пока тот заваливался, выдернул из кармашка на ремне метательный нож и приставил к шее последнего из гостей.
  - Лицом к стене, руки за спину!
  Но бугай стоял неподвижно, продолжая смотреть на безголовое тело своего старшего. Похоже, сопротивление им оказывали нечасто, до сих пор поверить не может, что все это наяву.
  Пришлось слегка ткнуть ножом, потекла кровь. Скоро ни одна экспертиза не скажет, сколько в кабинете было трупов.
  - Але, гараж, очнись!
  Только сейчас парень понял, что и его дела не очень.
  - А?
  - Лицом к стене, руки за спину, живо! Джигит, бегом ко мне.
  Гога не сплоховал и в три прыжка оказался рядом.
  - Бери пояс старшего, вяжи этому руки. Господин Малинар, заберите у товарищей амулеты и ценные вещи, им уже не понадобятся. Оставшегося в живых свои же прирежут за разгильдяйство.
  - Эй, огромный ты мой, как зовут?
  - С-самоха.
  - Как в дом вошли, охрану убили?
  - Нет, убивать не сказывали. Просто по башке дали и все дела.
  - Понятно. Теперь слушай. Выходи из дома и максимально быстро беги к Седому. Через час я жду вашего Седого в гости. Передай, что это в его интересах. Запомнил?
  - Да, ...
  - Господин магистр.
  - Да, господин магистр. А старшего можно забрать?
  - Не стоит. Он у нас в гостях побудет. И давай, поспешай, время пошло.
  Бугай убежал как мог со связанными за спиной руками, пришел черед Малинара.
  - Рассказывайте, Серж, только быстро и кратко.
  - Это один из бригадиров, кличка Цыпа. Говорят, жесток до крайности, Изелай несколько раз с ним встречался в саду, он тогда меня и видел. Этих двоих я не знаю.
  - Седой?
  - Не видел ни разу, рассказывают про него много небылиц, правду знают немногие. Еще говорят, что он колдун. Это вряд ли, всех людей, имеющих магические способности, определяют в раннем детстве. Маги очень нужны империи. То, что он в руководстве гильдии, совершенно точно, но вот самый старший или нет, сказать не могу.
  - Почему этот, - кивок на труп без головы, - назвал Вас недоделанным магом?
  - Мой уровень не является секретом, я действительно не очень силен как маг. Наверное, хотел меня таким образом уязвить.
  - Ситуация более-менее понятна. Я ожидал чего-то подобного. Джабу, бедняге, не поверили, послали человека проверить.
  У Вас родители далеко живут?
  - Не очень, а что?
  - В моих краях подобные граждане страсть как любят взять кого-нибудь в заложники, так сказать для облегчения переговоров. Жену, детей, родителей, на худой конец. Вы мою мысль улавливаете?
  Малинар бледнел на глазах.
  - Берете Власа, пару солдат и самым быстрым бегом несетесь к родителям. Хватаете их как есть, ни секунды на сборы, и везете их сюда, прямо в дом. Здесь мы сможем организовать оборону, если бандиты совсем охамеют и полезут напролом.
  Малинар убежал, мы остались с Гогой одни.
  - Скорее всего, через некоторое время у нас опять будут гости, поэтому бери голову нашего гостя, садись за стол, его голову на стол и сиди, как я учил: смотришь грозно, но молчишь, ни одного слова, люди должны серьезные подойти.
  Эх, сейчас бы кофейку или чайку. Да где ж их взять. Вино не к месту, молоко будет только утром. А идти в столовую за водой лень.
  Так мы и сидели молча. О чем думал Гога - не знаю, я же перебирал все происшедшие события за этот нереально длинный и насыщенный день, и он еще не закончился. Очень надеюсь, дальше будет полегче.
  Внизу раздался шум, в кабинет заглянул радостный Малинар:
  - Все сделали как Вы сказали, Ваша милость. Я могу разместить родителей в гостевой комнате?
  - Конечно, дом большой, места еще много. Заканчивайте и подходите.
  Минут через десять Серж вернулся и удобно устроился в кресле возле стола Умартана.
  Вдалеке раздался приглушенный звон колокола, двенадцать, и ровно в этот момент в дверь деликатно постучали.
  - Войдите.
  В кабинет вошел весьма импозантный гражданин, совсем еще не старый, с тростью в руках и с гривой совершенно седых волос. Хорошо поставленным глубоким голосом гость вопросил:
  - Вы позволите?
  - Прошу Вас, проходите, выбирайте место, где Вам будет удобнее.
  В мои планы не входила война сразу со всеми, так и надорваться можно. Надо попробовать договориться сейчас хотя бы о нейтралитете. Когда решится вопрос с герцогом Омаго, вот тогда можно будет всю эту шайку душить по-настоящему.
  Седой брезгливо посмотрел на два трупа, взглянул на Гогу и усмехнулся:
  - Колоритный мальчик, но это не он все сделал. Пойдемте присядем за стол моего бывшего друга, там почище.
  - Я не против, присаживайтесь.
  Еще когда он только вошел, я, наученный прошлыми ошибками, сразу включил магическое зрение. И не напрасно. В кабинет зашел человек, вокруг которого колыхалась защитная пленка, а набалдашник трости активно светился зеленым.
  Как я уже успел выяснить, у каждого мага есть свой запас магических сил и свое защитное поле. И, самое главное, непосвященные, не маги, это поле не видят. А все амулеты, хорошие и плохие, создают видимое защитное поле. Наличие поля означает только одно, Седой - маг, отсюда и слухи, что он колдун.
  А где же, позвольте спросить, обязательная метка мага? А ее нет. Дорогие товарищи, что за бардак творится в вашей империи: то амулеты первого уровня неучтенные находятся, то маги бесхозные шастают, жуть.
   Вольготно расположившись в кресле у стола хозяина кабинета, гость пристально разглядывал меня, как диковинную зверушку. Смотри-смотри, от меня не убудет, в гляделки мы еще в детском садике играли, я тем временем с Варей побеседую.
  - Варечка, ты сможешь обнулить этого гражданина? С учетом двух серьезных амулетов на поясе?
  - Вряд ли, я полна под завязку, мы же с тобой охранный накопитель потушили, а там было энергии ого-го.
  - А если скинуть лишнюю энергию? Ты же тогда в лесу, когда волчару спасали, всю энергию выпустила.
  - Так то в лесу, всю халявную энергию растения забрали, сейчас на том месте и не пройти, наверное. А здесь мне куда ее девать, она должна куда-то перетечь. Ты столько не переваришь, про друга твоего и говорить нечего.
  У меня в запасе остался только два пустых защитных накопителя второго уровня, все остальные мы заполнили энергией большого накопителя, но он остался в спальне. Беда...
  Да нет же, вот я болван! У меня же в футлярчике целых восемь золотых шариков. Я же совсем недавно размышлял, как мне их зарядить и не надорваться. Это объем четырех полных империалов, а я помню, сколько энергии ушло, когда я заряжал только один.
  Ха, живем, ребяты, теперь, дядя, посмотрим, какой ты маг.
  - Варя, по моей команде, пеленаешь гостя и цепляешь меня, энергию будем в шарики закачивать.
   Седой продолжал молча меня рассматривать. Что-то вроде психологической атаки. Если б я курил, то самое время было бы закурить, выпустить дым колечками и рассматривать их, показывая полное равнодушие к происходящему. Но, так как табака я здесь пока не видел, да и ни к чему легкие портить, то вместо сигареты достал футляр с шариками, раскрыл и стал с интересом разглядывать содержимое.
   Гостю надоело первому.
  - Что-то подобное я себе и представлял. Хотя всю свою долгую жизнь был уверен, что я единственный неучтенный маг империи. Все меняется. Я с самого начала этой заварушки был уверен, что не обошлось без посторонних сил.
  Малинар на подобные действия не способен в принципе. Я пришел сюда сам только лишь для того, чтобы посмотреть на людей, сумевших справиться с Умартаном.
  Как вы это сделали, мне неинтересно, но, своими действиями, вольно или невольно, вы разрушили серьезные деловые связи, которые оттачивались годами. Теперь сюда пришлют нового наместника, и это очень плохо.
  Теперь слушайте меня внимательно, клоуны. Нанесенный гильдии ущерб трудно подсчитать. Вас даже убивать нельзя, всю оставшуюся жизнь будете отрабатывать долг. Сейчас все вместе встаем и выходим на улицу, без фокусов и сопротивления, иначе будет очень больно. Пошли.
  - Одну минуточку, господин без имени. У меня есть встречное предложение. Ваша так называемая гильдия на неделю приостанавливает свою деятельность, через неделю мы снова встретимся с Вами и обсудим вопросы возможного совместного сосуществования.
  За это Вы сегодня уйдете отсюда живым.
  Гость вежливо улыбнулся и взял в руки трость.
  - Варя!!
  Зеркальная лента мелькнула и обвила человека на кресле, не дав тому довернуть ручку трости. Поэтому зеленая молния, вылетевшая из набалдашника, прошла мимо, ударив в стену за моей спиной. Там что-то осыпалось.
  - Варя, контакт!
  Лента обвила мою левую руку, в правой я уже держал первый шарик, и энергия потекла в него полноводной рекой. Защитное поле Седого из еле видимой пленки превратилось в блестящий защитный кокон, укутавший хозяина целиком. Сначала ничего не менялось, хотя я уже зарядил пять шариков.
  Своей внутренней энергией я пытался прогреть канал передачи, но все равно было очень холодно. Все это происходило в полнейшей тишине, хотя воздух вокруг, мне казалось, гудел от напряжения. Гога сидел за столом в центре кабинета, ничего не понимая, Малинар же все видел и вжался в кресло, чтобы случайно не попасть под раздачу.
   Но вот кокон начал тускнеть, сквозь него стало видно искаженное от напряжения лицо Седого. Сначала погасли два ярких пятна у него на поясе, потом с легким хлопком исчез кокон.
  - Хорошо, давайте обсудим...
  Но процесс откачки энергии никто и не думал останавливать, и лицо Седого стало стремительно меняться. Через несколько мгновений передо мной сидел глубокий старик.
  Как тут не вспомнить Дориана Грея. Действительно Седой пожил на этом свете, даже трудно сказать, сколько ему лет в действительности.
  - Хватит, остановитесь! - прохрипел человек.
  - Варечка, остановись на минутку, только не отпускай дядю, послушаем, что он скажет.
  Было видно, что старик лихорадочно ищет выход из ситуации, пытается за счет внутренних резервов опять нарастить кокон, но Варя держала его надежно и всю лишнюю энергию перекачивала мне.
  - Я слушаю.
  - Возможно, я погорячился, давайте, действительно встретимся через неделю.
  - Меня не это интересует. Мне нужна неделя затишья и Вы, именно Вы, можете такую команду дать. Я слышал про какого-то Большого Бома, что он у вас верховодит.
  Думаю, что это просто прикрытие, главный - Вы, не будет же человек с такими способностями находиться у кого-то на побегушках. Итак?
  - Мне нужно подумать.
  - Вы мне надоели, без Вас я точно с Вашей шайкой справлюсь, прощайте.
  - Постойте, я согласен, - еле слышно прошептал старичок-разбойник.
  - Малинар, идите сюда. Да не тряситесь, этот гражданин уже не опасен. Заберите трость, занятная вещица. И на поясе посмотрите, там должны быть два накопителя.
  Серж покопался у гостя в поясном ремне и из потайного кармашка вынул изумруд и великолепный голубой бриллиант.
  - Да что ж такое делается, еще амулет первого уровня! Второй за два дня. У вас ими что, на рынке торгуют? А когда их вообще в последний раз учитывали?
  - Этого я не знаю, но амулеты первого уровня изготавливают всего несколько человек в империи, и только по распоряжению Императора.
  - Да, да, я вижу особо учтенный амулет. То, что я вижу, Серж, означает, что кто-то их изготавливает и без распоряжения Императора, за хорошие деньги. Все как всегда. Подскажите-ка, мне, как заставить человека, тем более мага, сдержать слово. Ведь если мы сейчас отпустим этого крокодила просто так, то уже утром он припрется сюда с ящиком накопителей и раскатает нас на молекулы.
  - Малинар молчи, иначе тебе худо будет.
  - Вот ты неугомонный старикашка. Может, тебе язык вырвать, так это я запросто, пока еще новый вырастишь.
  Седой умолк, прерывисто дыша. Выглядел он крайне нездорово. Хотя мог и притворяться, с него станется.
  - Да, господин магистр, с магами как раз проще всего. Клятва дается Светозарному, вслух, если слово будет нарушено, то человек лишится всех магических сил. Навсегда.
  - И что, действует?
  - Случаи нарушения клятвы магами не зафиксированы ни в одном историческом труде.
  Седой заскрипел зубами от бессилия. Пришлось диктовать ему текст клятвы, которую он и повторил вслух. Нигде ничего не щелкнуло, не сверкнуло, действует наказание, не действует, неизвестно. Надо подстраховаться.
  - Перед тем, как отпустить тебя, клятводатель, расскажу одну интересную притчу.
  Жили-были в одном небольшом городе воры и разбойники, и каждый день вечером собирались они вместе в одном трактире, дела обсудить, трофеями похвастаться. Это же нетрудно узнать, где вы обычно собираетесь, правда?
  Так вот, одним ранним утром приходит поваренок на работу, а там все мертвые, все до единого. И записка приколота. Это все из-за Седого, он не сдержал клятву.
  Как тебе сказочка? Молчишь? Подумай, время у тебя еще есть.
   Гость тяжело поднялся и пошел к выходу, волоча ноги.
  - Вы переигрываете, господин неучтенный маг. У Вас поразительная регенерация. Я прошу Вас подумать не о мести, а возможных плюсах сложившейся ситуации.
  Предводитель местного ворья остановился, и, развернувшись, пристально посмотрел на меня:
  - Я буду знать о каждом Вашем шаге. Берегитесь. Вам осталось жить ровно неделю.
  - Да, да, конечно, я Вас понимаю. И все же, не горячитесь.
  
   Гость ушел. Я достал из-за пазухи (срочно нужна сумка!) Варину коробочку и осторожно сложил в нее шесть полностью заряженных шариков. Оставшиеся два убрал в футляр ювелира. Мои помощники сидели молча, стараясь слиться с отделкой стен.
  - Что приуныли, сподвижники. Все пока идет в нужную сторону. Не забывайте, нас ждет встреча с герцогом. Я хочу иметь за спиной боле-менее спокойный фронт, а не горящую под ногами землю. Как только основной вопрос разрешится, вся местная банда нам будет не страшна. Можете не верить, примите как данность.
  Я вспомнил про одну вещь и повернулся к стене у меня за спиной. Деревянная панель отделки отсутствовала, в каменной кладке за ней виднелась довольно глубокая выемка.
  - Серж, Вы не знаете, что за гадость вылетела из трости?
  - Сам момент я не видел, но судя по результату, - Малинар кивнул на испорченную стену, - это, скорее всего, 'Стрела праха'.
  - Очень интересно, у вас здесь и такие вещи присутствуют? И что, их можно использовать официально? Не знаю, справился бы я с ней, или нет, но проверять совсем не хочется.
  - Что Вы, господин магистр, применение черной магии строжайше запрещено и карается смертью независимо от положения человека в обществе.
  - Так что, Седой - не просто маг, он еще и темный?
  - Нет, конечно. Его энергия светлая, у черных магов она другая. (Как же, как же, помню. Черный клубящийся туман, вытекающий из медальона злобного мага в лесу). Она направлена на разрушение мира, а энергия светлых магов направлена на созидание.
  (Ну, это не совсем верно, честно говоря, я вот с помощью светлой энергии бомбы заготавливаю. А Седой людей грабит).
  - Тогда откуда у Седого подобная дрянь?
  - Мы на последнем курсе в Академии проходили историю темных магов.
  Вкратце, давным-давно, один из лучших выпускников Академии, Корногар, отказался от всех лестных предложений, и пропал. Как потом выяснилось, на юге Срединных гор, на границе с Великим ханством он создал город-крепость, Запретный город, и организовал там школу темной магии.
  Правящий тогда император не захотел прощать подобную дерзость, повелел схватить темного мага и казнить после суда в столице. Но выполнить распоряжение монарха не смогли. Все маги, участвовавшие в походе на город-крепость, погибли.
  Достаточно длительное время темных никто не трогал, пока не появилась информация, что в маги крепости разрабатывают новые боевые заклинания и готовятся напасть на столицу империи.
  Отец нынешнего императора предпринял повторную попытку уничтожить гнездо темных сил. Это событие произошло около двухсот лет назад и вошло в 'Хроники жизни магов' под названием Второй магической войны. С обеих сторон были жертвы, после чего было подписано Лассальское перемирие.
  В итоге, создалась ситуация, при которой ни те, ни другие официально друг друга не трогают. Основным источником дохода Запретного города является как раз изготовление амулетов различной силы и направленности. Яды, сглаз, болезни и амулеты для убийства.
  Несмотря на запреты и суровое наказание, желающих приобрести их изделия достаточно. Трость, как мы видим, именно такой амулет, но, к счастью, они всегда одноразовые, трость более не опасна.
  - Спасибо за информацию, друг мой.
  А теперь посмотрите сюда, только осторожно, - с этими словами я достал из-за голенища сапога кинжал, подарок утреннего гостя, и положил на стол.
  Малинар его даже трогать не стал:
  - Так вот о чем говорил Цыпа, я-то сразу и не понял. Это Худой с ним пришел?
  - Да, и сказал, что это инструмент помощника Менога. Хотя теперь ясно, что это все из запасов банды Седого.
  Что можете сказать про сам кинжал, господин маг? Мне он активно не нравится.
  - Вещь действительно опасная, господин магистр, от нее прямо разит темной энергией. Но смею предположить, что кинжал был изготовлен значительно ранее возникновения Запретного города.
  Как я уже говорил Вам ранее, господин Гор, у меня абсолютная память. Символы на рукояти похожи на тайнопись секты некромантов, существовавшей еще во времена Изначальных. Образец шрифта был нарисован в одной старинной книге.
  Некроманты и Изначальные. Интересно, но только не сейчас.
  - Спасибо, Серж, на сегодня достаточно. Кинжал я уберу подальше, пока, надеюсь, он не нужен.
  Попросите охрану, если там остался кто-то живой, убрать трупы и замыть кровь. И всем спать.
  Я не думал, что день может быть таким длинным и таким тяжелым.
  - Завтрак в шесть тридцать, не провожайте меня.
  
  
  Отступление.
  
  
  Выйдя за пределы территории поместья, Седой тихо свистнул, и из-за угла вывернул небольшой закрытый двуконный экипаж. Через несколько минут быстрой езды повозка остановилась у мрачного темного здания, в центре самого неблагополучного района города. Окна были занавешены плотными шторами, не пропускающими даже намека на свет. Снаружи совершенно не было понятно, обитаем ли дом, или стоит пустым уже много лет подряд.
  Седой прошел в небольшую калитку, ведущую внутрь огороженной территории, и подошел к входной двери на тыльной стороне дома. В то же мгновение дверь распахнулась, приглушенный свет из коридора очертил фигуру коренастого человека, согнувшегося в поклоне.
  - Арам, до утра меня не беспокоить, все дела потом.
  Седой поднялся в кабинет, сел в любимое кресло и глубоко задумался. По дороге домой его душила ярость, хотелось собрать всех на штурм. Завалить телами подчиненных поле боя, но раздавить мерзкого человечишку, вырвать у него сердце и смотреть, смотреть в стекленеющие глаза.
  Но, реальность зачастую сильно корректирует наши желания. Если бы он всегда подчинялся эмоциональным порывам, то не смог бы столько лет возглавлять своих резвых ребятишек. Только ясная голова и холодный расчет. Нет у него сейчас достаточных сил и энергии, чтобы вступить в открытый бой с самозванцем, все забрал негодяй.
  А, главное, как?! Уму непостижимо! От ощущения себя голым, от ощущения полной беспомощности до сих пор дрожат руки. Так страшно не было с самого детства, когда его чуть не разорвали бродячие собаки.
  Все, успокоились. Горячиться не будем, надо отлежаться пару дней, выкупить за любые деньги все доступные накопители. И вот потом придумать четкий план по уничтожению чужеземца. Еще эта дурацкая тряпка на голове, косичка... Куда мир катится...
  Меног, будь он проклят, вчера ночью кинжал выпросил. Оставил залог в двадцать золотых. Кинжал пропал, и что теперь говорить Главному, вообще непонятно, никакие золотые не помогут.
  Работникам гильдии он и без советов этих клоунов дал приказ затихариться. Пока дон Омаго будет наводить порядок в городе, большую часть парней надо будет отправить к Черному Олу, пусть отдохнут на природе.
  
  
  
  
  
  Второй день во власти.
  
   Проснувшись утром, пытался найти в себе отголоски вчерашних нагрузок, но тщетно. Организм, подпитываемый магической энергией, сигнализировал, что он здоров и готов, как пионэр, к великим свершениям. И даже изувеченная нога не болела. Я думаю, что мне помогает еще и энергия Вари.
  Нога... Если бы не было необходимости решать все самому, я бы набрался смелости и попросил бы Варю посмотреть, что можно сделать с моей ногой. Судя по всему, мне здесь лет сорок с небольшим, пока еще не старик, не хочется отмеренное мне здесь время жить инвалидом. А если выяснится, что все без шансов? Трудно жить без надежды.
  Многочисленные намеки и обрывки фраз о возможном излечении портили мне кровь не хуже яда. А если не получится? Но Гогу она же вылечила? Но там была все же локальная рана.
  Или получится, но процесс затянется. Если я сейчас потеряю возможность передвигаться, даже на пару дней, все мои планы рухнут. Отложим процедуры до окончания переговоров с доном Омаго.
   На завтрак все собрались без опозданий, спрашивать Малинара о здоровье глупо, тоже маг, спросил Гогу:
  - Джигит, как себя чувствуешь?
  - Отлично, хозяин.
  В принципе, парень он еще относительно молодой, крепкий, должен справляться с тяжелой долей революционера.
  - А где ночевал?
  - Хотели в доме положить, но я к дядьке Власу на конюшню ушел, он моего отца хорошо знал. И помочь могу, если занадобится.
  - Хорошо.
  Достал свой кошель и вынул оттуда накопитель второго уровня. Симпатичный изумруд ярко светился.
  - Господин маг, каким образом происходит первоначальная привязка охранного накопителя к новому владельцу?
  - Надо зажать его в кулак и немного подержать. Камень считает личное поле нового владельца и будет защищать только его.
  - А как включить защитное поле?
  - Достаточно сказать, прошептать, промычать слово 'Защита' и оно появится.
  - Замечательно. Уважаемый господин Гогон, за твою преданную службу и чтобы тебя случайно не прибил кто-нибудь, передаю этот накопитель.
  Гога, не шевелясь смотрел на камень, лежащий на столе. Я, наверное, такими же глазами смотрел бы на брусок золота, о который споткнулся у себя на участке. В старой жизни.
  - Гога, хватит его гипнотизировать. Забирай и спрячь получше, только не потеряй, с тебя станется.
  Теперь доедайте и слушайте.
  Налил себе в винный бокал молока и с удовольствием отпил. В бокал, потому что другой тары на столе не нашел.
  - Серж, дождись ювелира, забери шарики, их должно быть двенадцать. Отправь за ворота вдову с дочерью, и без сантиментов, без жалости то есть. Затем найди Мурдана и дона Гонзо, попроси их подойти в ратушу к десяти, надо переговорить.
  Мы с Джигитом ненадолго выедем за город, к совещанию должны успеть вернуться. Обедать дома вряд ли получится, где-нибудь перекусим.
  - Джигит, за мной.
  Мы вышли из дома, как всегда, через кухонную дверь и пошли на конюшню. Дядька Влас, увидев, что мы подходим, вытер руки о большой кожаный фартук и поклонился:
  - Доброго здоровья, Ваша милость.
  - И тебе, Влас, не хворать. Сколько лошадей сейчас на конюшне?
  - Да поболе двух десятков.
  - И как ты один справляешься?
  - Так у меня два помощника были, теперь вот нет, тяжело одному, возраст уже.
  - Хорошо, сегодня придут люди от Мурдана, отдашь им всех лошадей, оставишь только нашу Марию, Ласку, лошадь Малинара и подберите приличную лошадь для моего помощника.
  И еще. Скоро я уеду из этого дома и платить за работу будет некому. У меня набирается своя команда, все на лошадях, опять же Машу бросать нельзя. Будем искать небольшой дом, обязательно с конюшней. Я предлагаю тебе работу у нас. Оплата вдвое против нынешнего.
  - Деньги для меня большого значения не имеют, Ваша милость, мне одному много не надо, один я на этом свете. Мне главное, чтобы с лошадками рядом. Я согласен. И еще, вижу, что Вы, Ваша милость, лошадей любите и не обижаете, страсть как больно смотреть, когда над лошадками измываются.
  Не то, что я лошадей прям люблю, но и обижать их не за что, красивые животные, еще и полезные. К Машке привязался, факт, почти родная душа.
  - Спасибо за согласие, Влас. Меня зовут магистр Гор, так и обращайся. Подготовь мне Ласку, и лошадь помощнику, по делам поедем.
  - Ласка с утреца Вас ждет, господин магистр, а помощнику сейчас приведу.
  
   На восточных воротах ремонтные работы шли полным ходом. Бригада каменщиков восстанавливала стену, в сторонке для охраны соорудили небольшой навес, вместо воротин пока были установлены деревянные рогатины с небольшим проходом для людей.
  Около навеса обнаружился начальник городской стражи, который распекал двух подчиненных. Я подъехал поближе, слез с лошади и подошел к начальнику.
  - Доброе утро, господин Мурдан. Очень хорошо, что я Вас встретил.
  Мурдан неприветливо повернулся в мою сторону и, не узнав, сердито буркнул:
  - Что Вам угодно? Не видите, я занят.
  - Я ненадолго.
  - Вам же сказано, я ...
  Искра узнавания промелькнула в глазах Мурдана:
  - Прошу простить, Ваша милость, Вас и не признать в другой одежде.
  - Ничего страшного, главное - признали. Я действительно ненадолго. Прошу Вас к десяти утра подойти в ратушу, проведем первое рабочее совещание. До встречи.
  Забрался на лошадь, и мы потрусили на выезд из города. Не доезжая до полянки, на которой я вызывал Серого, попросил Гогу остановиться и подождать меня, особо не отсвечивая на дороге. Гогон молча спешился и отвел свою лошадь в небольшой лесок.
  Молодец парень, растет. Никаких вопросов, сказано ждать - будет ждать.
  С волнением въехал на знакомую полянку, привязал Ласку к дереву, чтоб не сбежала, если что. Вышел на середину, полюбовался красотой желтеющего леса, закрыл глаза, представил себе волчару и позвал:
  - Серый!
  Сзади над ухом раздалось знакомое:
  - Пфу-фф...
  За спиной стоял огромный волк и улыбался во все свои жуткие зубы. Ласка испуганно заржала и стала биться на привязи, безуспешно пытаясь сбежать подальше от этого чудища.
  - Серый, волчара ты мой, как я рад тебя видеть! - я обнял голову волка. - Пойдем в сторонку, а то лошадка с ума сойдет.
  Волк попытался меня лизнуть, но защита не пустила. Серый удивленно посмотрел на меня.
  - Извини, брат, это защита, без нее ты мне всю кожу слижешь. А где младшие?
  Я так и не знаю, это его сыновья или братья.
  Серый поднял голову, и посмотрел вглубь леса. Через несколько мгновений откуда-то сбоку слитным прыжком рядом с нами приземлились еще два волка, уже практически неотличимых от старшего.
  - Здорово, братья. И вас тоже рад видеть.
  Молодые с интересом смотрели на меня.
  - Серый, ты мне очень нужен. Не сегодня-завтра начнется заварушка, сюда придут много солдат, я тебя попрошу их немножко попугать.
  В голове у меня возникла четкая картинка: поле, усеянное разорванными телами людей в форме.
  - Нет, нет, друг мой, не убить, а напугать.
  Постарался максимально четко представить себе картинку: вот поле, на нем стройные ряды солдат, я стою напротив совсем один, и вдруг рядом со мной возникает волк, а по сторонам еще двое. Солдаты в страхе и панике разбегаются. Как-то так.
  Волк пожал плечами, честное слово.
  - Еще. Здесь старайтесь не попадаться на глаза, охотиться тоже не надо, в середине дня сюда, на поляну приведут пару овец. И будут приводить овец каждый день, надеюсь вам хватит перекусить.
  За это вы не трогаете никого из местных. Если уж вдруг найдется кто-то неуемно любопытный, будет здесь ходить и высматривать, можете от него избавиться.
  В голове опять картинка: трое волков сопровождают меня по дороге в город.
  - Серый, мы обязательно сходим в город, но не сейчас, чуть позже. Спасибо, что откликнулись, отдыхайте, а мне надо обратно, в город.
  Опять обнял своего волка, помахал братьям и поковылял к лошади. Забираясь на лошадь и перебирая в голове встречу, понял, что за все время разговора не произнес вслух ни слова.
  
   На общение с волками времени ушло совсем немного, возникла мысль доехать до нашей избушки-землянки. В принципе, отсюда до нее не так и далеко, но до десяти точно не обернемся. Совещание назначено и опаздывать не стоит, это неуважение к партнерам. Поэтому не торопясь поехали назад.
  При въезде в город, охрана ворот, завидев нас, быстро растолкала всех желающих, освободив нам дорогу. Понятно, Мурдан расстарался, теперь ориентировка на нас есть у каждого стражника.
  - Гогон, времени еще больше часа до совещания, поехали домой.
   В поместье нас ждал Малинар с докладом.
  - Как только вы уехали, посыльный принес пакет от ювелира. Я проверил, двенадцать - маг передал мне футляр, идентичный вчерашнему.
  - Донны покинули поместье, я вызвал для них экипаж. Они поселились...
  - Серж, совсем неинтересно, дальше.
  - Названных людей известил лично о времени совещания.
  - Благодарю, Серж. Гога, далеко не уходи, а мы с Вами, господин маг, пойдемте, еще одну штучку прикарманим.
  Еще утром, перед выездом, я осмотрел пространство перед домом и увидел, что еще один пучок силовых фиолетовых нитей уходит в помещение с небольшим окном на третьем этаже.
  - Нам надо попасть в комнату с вон тем окном, второе справа, на третьем этаже, ведите.
  Это оказалась небольшая гостевая комната, по виду для совсем уж незнатных гостей. Малинар не помнил, чтобы ей когда-нибудь пользовались. Теперь -то я знаю, почему.
  На небольшом столе у окна стоял массивный роскошный канделябр, совершенно не подходящий к остальному убранству комнаты. Все нити втекали-вытекали из него. Ни поднять, ни отодвинуть его я не смог. Подергав, понажимав все завитушки, нашел все-таки пусковой механизм и канделябр повернулся вокруг оси, открывая гнездо очередного охранного накопителя. Малинар только вздохнул:
  - Я уже ничему не удивляюсь, господин магистр. Мне выйти?
  - Да, Серж, постерегите дверь, я постараюсь не задерживаться.
  Сегодня решил не привлекать Варвару, действительно, надо самому тренироваться. Достал футляры, Варину коробочку, взял в руку золотой шарик и осторожно прикоснулся им к поверхности накопителя. Фиг Вам, дорогой товарищ, не хочет шарик заряжаться от накопителя напрямую. Значит, я играю роль определенного трансформатора, энергию, пропущенную через меня, шарик принимает.
  У меня остался один вопрос. Вчера из первого накопителя энергию вытянули через Варю. Потом, когда я гонял энергию туда-сюда, это было безопасно, и там, и там была моя энергия. Сейчас же я хочу забрать энергию чужого мага, ведь кто-то же заряжал накопитель. А если он взорвется от прикосновения?
  Одно дело Малинара пугать, другое дело самому рисковать. Хорошо, если защита выдержит, и все равно взрыв в доме наместника сейчас совсем не к месту. С другой стороны, шарики заряжать надо, через накопитель самый простой путь, а так придется у Вари забирать, свой внутренний резерв опустошать...
  Все-таки надо попробовать.
  Защиту на максимум, поехали. Очень осторожно еле-еле прикоснулся к накопителю и отдернул руку. Все равно палец уколола ледяная игла, проскочила через меня и ушмыгнула в шарик. Как я понимаю, взрыва не будет, это победа. Только скорость передачи намного выше напрямую, это означает, что Варя вчера меня берегла, замедляя процесс передачи энергии, вот умничка.
  Продолжим.
  С отчаянной решимостью прижал палец к накопителю. Сильнейший удар ледяного тока, шарик почти мгновенно ярко засветился. Меня хватило только на восемь шариков, потом я разорвал контакт. Внутри было жутко-мерзко, болело сердце. Без сил я присел на кровать, потом завалился полностью, стараясь отдышаться.
  - Ты решил себя угробить? - раздался в голове голос Вари.
  - Хо, подруга, так ты все видела? А я тут плюшками балуюсь. Как мне хреново.
  - Еще бы, так издеваться над организмом.
  - А как по-другому, шарики надо зарядить обязательно.
  - А зачем ты со всей дури на источник прыгаешь? Уменьшай поток передачи, все в твоей голове.
  При этом, не переставая ворчать, Варя вливала в меня тепло. Опять иголочки кололи все тело, но скоро жить стало легче, жить стало веселее.
  Из-за двери раздался голос Малинара:
  - Господин магистр, нам пора.
  С кряхтеньем поднялся, собрал со стола свои игрушки. Фиолетовое пламя все также билось внутри накопителя. Я вздохнул, повернул канделябр на место и вышел из комнаты.
   Малинару очень хотелось узнать результат, но, так как я молчал, спросить не решился. И правильно, все, что будет нужно, я сам расскажу.
  
   Часы на башне ратуши показывали начало одиннадцатого, когда мы втроем выехали на площадь. У самой ратуши оставить лошадей было негде, поэтому оставили у трактира. Когда я первым вошел внутрь, охранник, уже другой, сделал шаг навстречу, поклонился и произнес:
  - Добрый день, Ваша милость. Вас ждут.
  - Благодарю, - я изобразил намек на поклон, и мы все вместе пошли на второй этаж в знакомый зал заседаний. Там уже расположились Мурдан и дон Гонзо с помощником, все встали, когда мы зашли в зал.
  - Добрый день, господа. Позвольте представить вам моих помощников. Господин Малинар, вы его, безусловно знаете, и Джигит, телохранитель.
  На лице Мурдана крупными буквами было написано, что он думает о Джигите. Город Ланов не такой большой, чтобы в нем затеряться, и начальник охраны города прекрасно помнил этого человека. Но если уж новому начальству стукнула в голову блажь назначить безобидного парня телохранителем, то пожалуйста, у каждого свои игрушки.
  - В переводе с древнего языка моей родины слово 'Джигит' означает 'Убивающий взглядом'. Господин Мурдан, мы не будем сейчас демонстрировать способности моего телохранителя, но если Вы настаиваете...
  - Господин магистр, помилуйте, даже в мыслях не было.
  Было, было, я же видел. Надо будет при случае завалить кого-нибудь из-за спины Гоги, тогда сомневающихся не останется. Ну, да ладно, не сейчас.
  - Вот и хорошо, перейдем к делу. Основная Ваша задача, уважаемый господин Мурдан, остается прежней - сохранять порядок и покой в городе. Поверьте, господа, при встрече с дружиной герцога я не собираюсь рисковать ни жизнями солдат в городе, ни жизнями самих горожан.
  Надеюсь, что мне удастся решить все вопросы мирным путем. Для переговоров с представителями дона Омаго мне будет достаточно десяти лучников, но опытных, это важно.
  - Отряд сформирован, старший - Гус Хайден. Отряд в патрулировании города не задействован и ждет Ваших распоряжений.
  - Когда мы можем ожидать подхода дружины дона Омаго, если она вообще появится?
  - Вот тут не сомневайтесь, господин магистр, обязательно появится. Виданое ли дело, наместника убили, кто ж такое стерпит. Выступят сегодня днем, быстрее они не соберутся, и завтра во второй половине подойдут. Тут веселье и начнется, - высказался невеселый Мурдан.
  - Чтобы подготовиться к встрече, сразу после совещания лучников отправьте к восточным воротам, я буду ждать их там
  Теперь по поводу дома бывшего наместника. Решите с уважаемым доном Гонзо, что с ним делать дальше, я же не теряю надежды переехать в дом поменьше, - при этом я посмотрел на второго собеседника.
  - Господин Гор, дом для Вас мы практически уже нашли, осталось привести его в порядок. Еще день-два.
  - Да, да, я понимаю Вас, уважаемый дон Гонзо. Звучит это примерно так: хрен тебе, а не дом. Вот разберись с герцогом, тогда будет тебе и дом, и все остальное. Несмотря на Ваше неверие в конечный успех, Вы дом все же присматривайте, все будет хорошо.
  - Так мне снимать охрану с дома наместника или нет? - спросил начальник стражи.
  - Я отвечу, как дон Гонзо - через день, два. Вдруг я не справлюсь, Вас же потом обвинят, что не сохранили имущество империи.
  Пока Мурдан переваривал услышанное, я переключился на начальника хлебопеков города:
  - Дон Гонзо, я благодарю Вас за быстрое и точное выполнение моей просьбы по поводу золотых шариков. Еще раз повторюсь, это крайне важный элемент в защите города. Вы, наверное, уже знаете, что я полностью расплатился с уважаемым дель Фарго?
  - Да, господин магистр, ювелир прислал мне записку
  - Подскажите, пожалуйста, сколько жителей в Ланове?
  - Точно не скажу, последняя перепись была очень давно, думаю тысяч двадцать. Это второй по величине город шестого герцогства.
  - Почему шестого?
  - Империя поделена на шесть герцогств, - пояснил для меня Малинар, - и есть еще пограничная территория на севере, там все время стычки с северными племенами, ничего нет, кроме камней и снега, поэтому и герцога там нет.
  - Спасибо, господин Малинар. Уважаемый Родольфо, что может быстро увеличить торговый оборот города? Вам, конечно, станет намного легче без поборов наместника, возможно, вы хотели бы на этом и остановиться, но я настаиваю именно на увеличении объема торговли.
  - Дело Вы говорите, господин Гор, только три каравая одному и тому же человеку не продашь, нужны люди, которые купят оставшиеся два каравая.
  - Согласен. А скажите-ка мне, бывают ли здесь в городе какие-нибудь большие торги?
  - Раньше были две торговые недели, весной и осенью, приезжали люди с различным товаром, а теперь ничего этого нет, все боятся солдат наместника. Захотят - весь товар отберут, а кому потом простому человеку жаловаться?
  - А если в город приедут тысяча человек, или пять тысяч? Их всех накормить надо, напоить, спать уложить. Двух караваев точно не хватит. Представляете, какой объем продаж? Что скажете?
  - Если бы я не видел всего той ночью в кабинете наместника, я бы сказал, что Вы - самый лучший сказочник, которых я только видел. Сейчас я промолчу, иначе слюна весь стол закапает.
  - Через день-два я расскажу Вам, как сказку сделать былью. Помучайтесь. Подумайте, может и Вас найдутся дельные мысли. Кстати, Вы подобрали людей в Городской Совет? И сколько человек в нем останется от старого состава?
  - Из старых остается пять человек. А с людьми все просто. Вон, главы гильдий все готовы, еще и драться за место будут. Через день-два.
  Я засмеялся.
  - Осторожность - не самое плохое качество. Здесь главное - не переборщить, тогда это уже будет трусость.
  К счастью, сегодня подошел мой секретный отряд, я только что встречался с ними. Уверен, он внесет большой вклад в дело защиты города.
  Дон Гонзо, недалеко от восточных ворот, не более километра, по основной дороге есть достаточно большая поляна. Прошу Вас, начиная с сегодняшнего дня, организовать доставку туда к двенадцати часам двух овец, каждый день. Поверьте, это совсем небольшая плата за такую охрану. Деньги возьмете из бюджета городской стражи.
  Мурдан еле заметно поморщился.
  - На этом все. Господа, можно еще полдня обсуждать наши проблемы, но давайте работать. Поэтому прошу вас, далее по своему плану. Я буду на восточных воротах.
  
  У трактира, забрав своих лошадей, мы разделились. Малинара я отослал заниматься хозяйством и готовиться все-таки к переезду. Посмотреть, что может пригодиться нам в новом доме, что можно забрать, что нельзя.
  Дом обязательно надо будет сдать представителям Городского Совета, под расписку, а то потом будут рассказывать, что от дома после нас остались только голые стены. Если, конечно, его оставить без присмотра, то через короткое время так и будет.
  Еще попросил его зайти к мастеру, который может сшить из хорошей кожи небольшую походную сумку через плечо. Сам я сегодня к мастеру попасть точно не успею. А мы с Гогой поехали к восточным воротам, дожидаться обещанных лучников.
  
  Отряд из десяти человек бодро притопал минут через двадцать. В основном это были серьезные мужики в возрасте, за исключением пары молодых парней. У каждого сбоку висела хитрая сумка, в которую был воткнут лук без тетивы, с другой стороны висел колчан, набитый различными стрелами. Без тетивы, потому что, если я не ошибаюсь, ее натягивают на лук перед самым использованием.
  Мы с Гогой стояли у крепостной стены, оставив лошадей на попечение караульных. Отряд остановился около нас, крупный мужик с роскошными седыми усами подошел ко мне:
  - Ваша милость, отряд лучников прибыл в Ваше распоряжение, старший отряда Гус Хайден.
  - Добрый день, господин Хайден. Вы в курсе, кого мы ждем в гости со дня на день?
  - Так точно, Ваша милость.
  - Мы можем подняться на крепостную стену, Хайден? Хотелось бы осмотреться.
  - Да, конечно. Вон за тем домом есть подъем на стену, там как раз одна из сторожевых площадок.
  К сожалению, на сегодняшний день стена находилась в достаточно плачевном состоянии. Когда-то серьезное сооружение обветшало, на смотровой площадке часть парапета обвалилась. До следующей площадки было метров сто, до нее можно было и сейчас пройти по верху стены, но очень осторожно, можно ноги переломать.
  - Как Вы думаете, Хайден, откуда подойдут люди дона Омаго и где остановятся? Или они сходу пойдут в город, в таком случае задача несколько усложнится.
  - Им торопиться некуда, в город сразу они не полезут, мне кажется. Придут они к нам именно по этой дороге, а остановятся лагерем вон на том поле за небольшим оврагом. Там и место хорошее, и вода рядом.
  Тридцать один год назад на этом поле собиралось войско нашего императора перед походом на Фрагонию. Ланов ведь ближе всех к Срединным горам из крупных городов. Я и еще двое человек из местных живы до сих пор из тех, что ходили в тот поход.
  - Насколько я знаю, это Ваш начальник Мурдан, Вы, а кто еще?
  - Тораг. Он сейчас вышибалой в кабаке работает, для старого вояки не так много работы в городе.
  - Понятно. Сколько метров до предполагаемой стоянки? Сто пятьдесят, двести?
  - Чуть более ста пятидесяти, Ваша милость.
  - Стрела долетит?
  - Утяжеленная долетит запросто, вот только урон от нее будет небольшой, кольчугу на таком расстоянии она не пробьет.
  - Внимание всем. Причинять урон или не дай бог убивать людей герцога запрещаю. Основной задачей вашего отряда будет проведение, скажем так... отвлекающего маневра.
  Слушайте, что нужно сделать.
  Двое молодых, забрав еще пару человек из караулки, пошли на поле, на краю оврага разметили квадрат двадцать на двадцать шагов. Сбегали в соседний лесок, нарубили жердей и огородили размеченный квадрат. Получился небольшой загон, отчетливо видимый с крепостной стены. Когда молодые немного передохнули, приступили к тренировкам.
  Сначала свое умение показал старший отряда. Достал из сумки свернутую тетиву и нацепил ее на лук. Надел специальные кожаные перчатки. Поднял лук и по высокой траектории запустил стрелу в небо. Я, как Петруха в известном фильме, считал секунды. На десятой секунде стрела воткнулась в землю почти в центре квадрата.
  - Впечатляет. Теперь все вместе по моей команде. Кстати, а по какой команде вы стреляете залпом?
  Старший пожал плечами:
  - Да в общем-то залпами мы никогда и не стреляли.
  Не стреляли. Плохо, придется тренироваться.
  - Внимание всем. По команде 'Раз' - стрела на тетиву. По команде 'Два' - лук вверх, тетива натянута. По команде...
  По какой команде? 'Три' - некрасиво. Команду 'Огонь!' могут неправильно понять. Наверное, по команде 'Пуск!'
  - По команде 'Пуск!' - стрела уходит в цель. Все понятно? Начинаем.
  Первый залп получился безобразным, в квадрат попали только три стрелы. Пришлось отрабатывать синхронный подъем луков и синхронный спуск тетивы. После двадцатой стрелы стало ясно, что люди устают. И луки тяжелые, и стрелы немаленькие, и, скорее всего, давно не практиковались. Это же городская стража, в городе им луки совсем ни к чему.
  - Полчаса на отдых.
  За это время караульные сбегали на поле и принесли стрелы обратно. Пока отдыхали, бойцы почистили стрелы от земли. Утяжеленная стрела с кованым наконечником по навесной траектории входила в мягкую землю почти на треть.
  После отдыха тренировка продолжилась. Результаты стали лучше, практически все стрелы попадали в огороженный квадрат.
  - Господин Хайден, на сегодня достаточно. Завтра в девять утра встречаемся здесь. Обращаюсь ко всем. Запомните, когда дело дойдет до реальной стрельбы, нужно будет сделать всего лишь по два выстрела, но они должны быть очень точными.
  
  Вроде сам ничего и не делал, никуда не бегал, не стрелял, а вымотался весь. От переживаний, наверное. Лучники ушли, мы с Гогой сели на лошадей и потрусили в сторону дома. Я решил проехать другой дорогой, надо начинать знакомиться с городом более плотно. Совсем недалеко в стороне увидел вывеску трактира, на которой было написано 'Толстячок'.
  - Дружище, самое время перекусить, я давно хотел зайти в местный трактир, посмотреть, как там и что.
  Гога стал что-то мямлить, что это плохой трактир, есть лучше, а сам в глаза не смотрит и рожа хмурая.
  - Эй, парень, в чем дело?
  В итоге выяснилось, что это тот самый трактир, хозяин которого отравил лошадь Гогона.
  - Ха, Джигит, тогда нам точно сюда, я ж совсем забыл, что товарищ нам должен, давай-давай, заходи.
  
  
  Отступление
  
  
  Глава Службы безопасности империи в который раз мерял шагами свой кабинет. От двери до окна и обратно, мимо массивного стола с девственно чистой поверхностью, на ходу ему легче думалось. Короткие записи он предпочитал делать стоя за конторкой у окна, поглядывая на ухоженный парк за окном. Иногда даже ел стоя, складывая тарелки на подоконник. Дон Себасто никогда никуда не спешил и все успевал.
  Только не в этот раз. Прошла неделя после визита к Верховному магу. Конечно, уважаемый дон Энтор обозначил срок своего расследования в неделю образно. Надо добраться до отдаленной провинции империи, провести тщательный осмотр, вернуться обратно. При всех возможностях Службы безопасности на это потребовалось бы две недели, не меньше.
  Расследование происшествия не продвигается, несмотря на все приложенные усилия. Артефакт исчез. Так ведь можно потерять благорасположение императора, а за ним и место. Черт с ним с местом, иногда он сам подумывал уйти в отставку, на покой. Но что делать на этом покое?! Нет, пока рано.
  Его размышления прервал секретарь, без стука открывший дверь. Не успел дон Себасто удивиться, как секретаря втянуло обратно и вместо него показался сам дон Энтор.
  'Либо все очень хорошо, либо очень плохо, просто так Верховный маг по дворцу не разгуливает', - подумал чиновник.
  - Я к Вам на минутку, уважаемый дон Себасто, уж извините, без реверансов. Информация от уважаемого дона Силье. С места событий, кроме пятерых солдат живым ушел еще один человек, скорее всего на лошади, в западном направлении, вглубь империи.
  Безопасник с трудом скрыл охватившее его радостное возбуждение.
  - Настоятель брат Кастелан и маг второго уровня из дома Зоддов исчезли бесследно. Такое впечатление, что их лишили жизненной энергии практически мгновенно. Поэтому след жизни исчез, а след смерти не проявился. У меня есть некоторые предположения, как это могло случиться, но говорить о них пока рано.
  Артефакт. Предметы такой силы хранятся и перевозятся в специальных сосудах, которые полностью отсекают их воздействие. Пока артефакт не вынут из сосуда-хранителя, найти его будет невозможно.
  Верховный маг умолк, слегка склонил голову и направился к выходу.
  - Уважаемый дон Энтор, прошу прощения, но как?! Как дон Силье все успел за одну неделю?!
  - У него свои методы передвижения по империи. Спросите его сами, - бросил через плечо Верховный маг и вышел из кабинета.
  Ага, прямо сейчас и побежал. Спрашивать. Мага первого уровня. В лучшем случае просто не примет, а в худшем... Все, забыли про дона Силье, это дядя маг так пошутил.
  Да-а, не все я знаю о жизни империи, далеко не все.
  Дон Себасто вынул из потайного кармана небольшой золотой колокольчик и позвонил. В кабинет тут же зашел секретарь с виноватым лицом.
  - Всех заместителей ко мне, немедленно.