Глава 31. Битва за Хогсмит. (Часть первая).
(Гермиона)
  
   Признаться, у меня еще оставались некоторые радужные надежды относительно Великого Белого. В частности, я надеялась, что его удастся уговорить если не отменить прогулку в Хогсмит в известный день нападения миньонов Темного лорда, то хотя бы хоть как-то подстраховать детей. Мори аж прямо умилялся с такой наивности, но согласился попробовать.
   В общем-то, результат эксперимента был предсказуем и нулевой гипотезы никоим образом не опроверг. Для Дамблдора возможность подловить и то ли захватить, то ли уничтожить несколько Пожирателей Смерти была существенно важнее, чем жизни нескольких детей... а то и многих: при желании (которое у нападающих, несомненно, будет) перебить беззащитных школьников при неожиданной атаке можно довольно-таки много. Так что пришлось переходить к плану "Б".
   Сам план мы собирали из кусочков довольно-таки долго и со скандалами. Мори заявил, что не отпустит меня туда, даже если будет угроза, что Хогвартс провалится в Тартар к Тысячеруким.
   Признаться, это меня немного покоробило: слишком уж похоже было на позицию Дамблдора. Когда же я все-таки решилась это высказать, Мори пожал плечами, и напомнил, что в битве с драконом самая страшная опасность - не драконьи когти, клыки и хвост, и даже не огненное драконье дыхание. Самая большая опасность для сражающегося с драконом - это возможность самому стать драконом. Однако, все-таки постепенно, план начал вырисовываться.
   Так что сейчас по улицам Хогсмита, мимо, признаться, порядком поднадоевших лавочек, брела самая настоящая "Гермиона Грейнджер". Ну, то есть, ее таковой признала бы любая маггловская, и большинство магических экспертиз. И только очень уж темные ритуалы самой настоящей темной магии могли бы определить, что сейчас по Хогсмиту прогуливается самая настоящая Нерожденная тварь, скованная и одержимая волей младшей княгини демонов. Твари варпа, особенно - не осознающие своего существования, вообще чрезвычайно пластичны, и могут быть загнаны в любую форму. Из них даже делают близкие к наилучшим оружие и доспехи. А уж изобразить из себя человека для них и вовсе нетрудно. Правда, само пребывание в материуме для большинства Нерожденных тварей сладостно, но и мучительно. Потому и рвутся они сюда, но поэтому же - вылетают из материального мира, стоит только распасться удерживающему их заклятью.
   - Герми, привет! - вывернула из-за Сладкого королевства Лаванда Браун. Все никак не соберусь спросить: не было ли среди ее родственников священника... Впрочем, "Браун" -более чем распространенная фамилия, так что вероятность того, что именно родственник Лаванды послужил прототипом героя известной серии детективов - крайне низка.
   - Сколько раз я просила не сокращать мое имя? - вызверилась "я" устами марионетки. Не то, чтобы это действительно имело хоть какое-то значение, но терпеть фамилиарность от подруги Рональда Уизли мне не нравится.

   - Ну, Гермиона, не будь букой. Пойдем! - Браун вцепилась мне в руку и потянула к "Сладкому королевству". - Там все девчонки Гриффиндора! Или... или ты тут Гарри ждешь? - глаза главной сплетницы всея Гриффиндора загорелись негасимым огнем.
   - Жду, - спокойно кивнула "я". Если Лаванда ждала смущения и попыток отрицать очевидное - то зря. Правда жду я не совсем Гарри, а точнее - не только его. Блин... Как бы сплавить отсюда эту дуру? Отбраковка Вальпургиевых рыцарей скоро будет тут... А я даже не могу ее принудительно отсюда телепортировать - спросят "откуда ты знала, что ее надо..."... Упс! А ведь есть вариант.
   - Браун, отцепись, - злобно рявкнула "я". - Достала уже.
   Щелчок пальцами, и Врата Ада раскрываются прямо у Браун под ногами, и Лаванда с визгом улетает во Тьму варпа. Там ее подстрахуют... а портал замкнется в "Сладкое королевство"...
   - Петрификус тоталус! - признаться, на каждое слово заклятья я могла бы ответить как минимум двумя "серо"... но вот только противник был далеко не один. А потому кукла "не заметила" врага и "не успела среагировать", и потому упала бревном.
   - Ха! Грязнокровка... - "меня" перевернули на спину, и застывшие в открытом положении глаза увидели несколько масок-черепов под черными капюшонами. - Смотри-ка, подружку свою аппарировала, а сама осталась. Наверное, хочет пообщаться поближе с настоящими мужчинами, - глумился тот, что слева. - Слушай. Сейчас я сниму заклятье. И ты нас всех как следует обслужишь. Тогда умрешь без мучений. Поверь, это больше, чем достанется многим в этой проклятой деревушке! Фините инкантатем!
   Отбросы, которые прежний Темный лорд отфильтровал из рядов Вальпургиевых рыцарей кого за беспросветную тупость, кого - за привычку думать нижней головой, а кого и по другим причинам, делавшим их пребывание в рядах нежелательным, заржали, как кони. Признаться, я готова была уже снять фиксирующее заклятье, и посмотреть, как эти придурки будет "развлекаться" с самым настоящим демоном, а заодно - проверить, во что превратится моя кукла после длительного пребывания в материуме да еще под моим контролем, но тут сверкнул луч, рядом с которым расплавленный металл показался бы тусклым. Чудо волшебной науки - говорящий козел, рассыпался искрами, которые на фоне убившего его луча казались черными. Отбросы замерли. "Я" же вызвала Врата Ада, рухнула вниз, и вытормозилась из варпа за спиной ксеноса Мориона. Он был в неописуемом гневе. Он был ужасен... Правда, плаката "про народ и сенсации", который мог бы вспыхнуть и обвалиться, равно как стульев, которые могли бы присесть на ослабевших от ужаса ножках, поблизости не наблюдалось. Так что все это разрушительное великолепие обрушилось на замерших в испуге Пожиретелей трупов. Битва за Хогсмит началась.