Глава 44. Распределяющая шляпа

  
   Мы сидели возле камина в гостиной дома Блэк, и наслаждались статьей в Ежедневном Пророке, больше напоминавшей военную хронику, чем статью мирного времени. Стычки Вальпургиевых рыцарей и Очищающих происходили по всей Англии. Разумеется, происходили они не только в тех местах, которые Том при моей помощи наметил, как места ключевых гекатомб будущего ритуала. В этих местах схватки были даже не самые впечатляющие, чтобы не навести кого не надо на ненужные мысли.

   Светлый круг тоже не сидел, сложа руки. Друзья и соратники Дамблдора готовились к столкновению с Тьмой: собирали силы, контрабандой завозили запрещенные артефакты, вели агитацию... Думаю, что и моя, и томова разведки не нашли и половины того, что готовил Светлый круг. Также наивно было бы надеяться, что деятельность Вальпургиевых рыцарей совсем прошла мимо внимания шпионов и аналитиков Светлого круга.
   Визенгамот лихорадило: ожесточенные словесные схватки, плавно перетекающие в дуэли, случались практически по каждому, самому незначительному вопросу.
   Разумеется, все это не могло не привлекать внимания директора Хогвартса, так что некоторые вещи, невозможные в его присутствии, становились всего лишь "трудными". Благо, на фоне обширной подготовки к кровавому ритуалу, и не менее обширной дымовой завесы из пролитой крови, несколько Очищающих, равно как и с полдюжины Пожирателей Смерти, погибших не там и не тогда - не привлекли к себе какого бы то ни было внимания. А построенное на их гибели заклятье пробило защиту директорского кабинета. Разумеется, если бы сам Дамблдор присутствовал в это время в школе, и имел возможность оперативно корректировать защиту - номер бы не прошел... Равно как и в менее бурные времена подготовка к штурму была бы вовремя замечена и парирована... Но сложилось все так, как сложилось, и запереться в замке, подняв щиты в режим "Осада" и готовясь отражать штурм, директор возможности не имел.
   Опять-таки, даже при удачно взломанной защите, лорды демонов Морион и Аметист, прорвавшиеся в кабинет директора, не имели возможности спокойно порыться в директорских закромах: время до появления хозяина кабинета, по разным оценкам, колебалось от нескольких секунд и пары минут. Так что пока леди Аметист общалась со Шляпой, отвлекая внимание портретов, ксенос Морион по-быстрому побросал в мешок несколько привлекших его внимание приборчиков, и налетчики были таковы. Вернувшийся Дамблдор мог лишь констатировать, что нападавшие "ушли тем же путем, каким пришли": воспользовавшись пробитой брешью в защите, выбрались из кабинета, а там соскользнули на Темную сторону, где гнаться за ними было уже бесполезно.
   Что интересно, вызывать Гарри Поттера для того, чтобы обсудить с ним этот наглый налет, и ткнуть его носом в "вот какие у тебя союзники" - директор счел излишним. Видимо, он и без посторонней помощи просчитал ответ "в нашем договоре не записано, что они не могут грабить Ваш кабинет, простите уж глупого мальчишку". Тем более, что логичным развитием разговора было бы поинтересоваться: "а что такого любопытного вынесли демоны из директорского кабинета"? Нет, разумеется, директор нашел был что сказать, и о чем промолчать... Но Дамблдор решил не заморачиваться, и промолчать обо всем вообще.
   Так что теперь, когда директор в очередной раз отправился разбираться с очередной проблемой в Визенгамоте, проигнорировать которую было бы опрометчиво, мы с Миа окольными темными тропами пробрались в наш дом - Цитадель Тьмы на площади Гриммо, и сейчас разбирали добычу... а заодно - болтали с Габриэль Делакур "о том, о сем".
   В основном, любопытной девочке представлялся интересным сам Хогвартс. Нет, разумеется, кое-что ей рассказали, еще когда она гостила в школе во время проведения Турнира Трех волшебников... Но любопытство француженки оказалось воистину неутолимо, благо, за время пребывания в Шотландии она значительно усовершенствовала собственное владение английским языком.
   - Гарри, - выдала девочка очередной вопрос. - А зачем вообще нужно это Распределение?
   Я пожал плечами.
   - Просто чтобы не собирать на одном занятии всю толпу с одного потока, а разбить на более управляемые группы.

   - Я не про то, - скривилась малышка. - Зачем нужно делить учеников на "хитрых", "умных", "верных" и "храбрых"?
   - А, - усмехнулся я. - Давай я тебе покажу одно воспоминание, которое мне передала леди Аметист... Кричер!
   Явившийся на мой зов домовик притащил Омут памяти. Вообще говоря, Омут - артефакт редкий и недешевый. Но и Блэки - семья в финансовом плане не бедствующая, к тому же в должной мере снабженная такой демонической добродетелью, как жадность. Так что в ее закромах можно найти много чего интересного... И Омут памяти - отнюдь не самое редкое и ценное из того, что там хранится. Что интересно, данный экземпляр записан в Книге учета как "трофей, добытый в конфликте с семьей Прюэтт в 1480 году, во времена Войны Алой и Белой розы, задолго до принятия Статута. Если интересно, Блэки в те времена держали сторону Белой розы, то есть - Йорков, до самой гибели Ричарда Третьего на Бостуотском поле.
   Я вылил в Омут воспоминание Миа о разговоре со Шляпой. И Мы втроем погрузились в него.

***

   - Многоуважаемая Шляпа, - обратилась леди Аметист к Распределяющей шляпе, - не расскажите ли Вы о принципах Распределения несколько больше, чем поете на церемонии?
   - Что именно Вас интересует, леди? - боевой шлем Годрика и так весьма общителен, а сейчас, понукаемый Анной, с падением защиты, получившей доступ в ранее недоступный ей кабинет директора, и вовсе представлял собой образец вежливости и доброжелательности.
   - Прежде всего - почему Вы предлагали Гарри Поттеру, - улыбка Шляпы осталась в ментальном поле, а потому в воспоминании не отразилась, - поступить на Слизерин?
   - Хм... - Шляпа задумалась очень ненадолго. - Пожалуй, действительно стоит объяснить с самого начала. Дома Хельги, Ровены, Годрика и Салазара названы не просто так, чтобы потешить манию величия Основателей. В те годы, когда Хогвартс был только построен, и Основатели еще жили и учили детей тут, они отбирали среди юных волшебников тех, кто подходит им по личным качествам. Сначала они делали это лично, позже - приспособили меня... Так что в Дом Гриффиндор я отправляю тех, кого удобно было бы учить Годрику, в Дом Слизерин - ребят, симпатичных Салазару, и так далее. Естественно, при этом я учитываю интересы ребенка... в той мере, в которой это не противоречит основной задаче. Так вот... Салазару, без сомнений, понравилась бы хитрость и умение Гарри манипулировать людьми. А Годрику - его храбрость и готовность лить кровь.
   - А еще, - прокомментировал я через Связь, чтобы Габри не услышала, - Дом Салазара дал бы Гарри способность различать врагов и друзей, находить пути решений сложных задач и противостоять давлению - то есть именно те качества, которые Великий Белый счел для своей одноразовой марионетки совершенно излишними.
   - Лить кровь? - уточнила Миа.

   - Годрик был боевым магом, - отозвалась Шляпа. - Для него было важно, чтобы его ученики могли поднять меч и посох против врага, обрывая его нить жизни. Ну и, готовность сражаться за тех, кто заплатил, что бы ты не думал об их целях - тоже рассматривалось Годриком как несомненное достоинство. "Пусть он сукин сын, но он наш сукин сын" - сказано значительно позже, но сам принцип известен столько же, сколько существует человечество.
   - "Сражаться, за тех, кто заплатил"? - переспросила Миа.
   - Даже боевым магам хочется есть, - улыбнулась Шляпа. - Причем есть вкусно и регулярно. Так что ничего удивительного в том, что Годрик, пока не остепенился в Хогвартсе, продавал свой меч тем, кто больше заплатят. Но уж, приняв плату, он сражался на избранной стороне до конца. Риск же для жизни и необходимость самопожертвования ради общего успеха - всегда рассматривались Годриком как нечто, присущее избранному им пути... Но и платили ему столько, что прозвище "Золотой Грифон" он получил отнюдь не за золотой характер...
   - Время вышло! Уходим! - ворвался в интересную беседу голос ксеноса Мориона. И, как бы леди Аметист не хотелось продолжить беседу, пришлось убегать.