Красивое женское лицо строго смотрело из темноты. Именно так - лицо. Остального не было.
- Ты кто? - вопросило оно и сдвинуло соболиные брови.
- Труп. Наверно. Обморок с сохранением функции общения, так что вариантов немного, верно? Тот свет, не иначе.
- Труп - это хорошо! - обрадовалось лицо.
- Чем? - ядовито поинтересовался голос из темноты. - Хоть один аргумент?
- Для меня хорошо, - пояснило лицо. - Труп я могу вернуть к жизни и за это потребовать служения, а живым мне предложить нечего. Итак: я предлагаю тебе вернуться обратно на свет, а за это...
- Обратно - вряд ли, - с сомнением заметил голос. - Там такая развалина в палате осталась! Семь десятков лет очень нездорового образа жизни, понимаешь? Не представляю, как с этим можно справиться.
- Не только к жизни, но и к юности! - заверило лицо.
- Дать другое тело? - уточнил голос. - Нет.
Лицо выразило очаровательную растерянность.
- Милочка, у меня в багаже не только высшее образование, но и жизнь, проведенная в науке, - снисходительно просветил голос. - Да и вообще жизнь. Мне ли не знать, сколь много в личности занимает физиология? Другое тело - это буду не я, совсем не я. А зачем мне возвращаться к жизни не мной?
- Я не милочка, я богиня! - рассердилось лицо. - Я могу всё! В том числе и такую малость, как вернуть прежнее тело! И давайте побыстрее договариваться!
- Времени мало? - с усмешкой поинтересовался голос. - Останови или растяни, если богиня!
- Как растянуть то, чего нет? - не поняло лицо. - Время - эфемер, введенный людьми для удобства познания мира, на самом деле его не существует. По крайней мере мы, боги, его не создавали. Чего у меня действительно мало, так это сил. Я потратила почти все, чтоб дотянуться из небытия до реальности, и вот-вот иссякну!
- Излагай, слушаю.
- А ты женщина ли? - подозрительно спросило лицо. - Где восторг, где недоверие, где вообще чувства? Так спокойно принимают весть о явлении богини обычно чурбаны-мужчины!
- Или только что помершая завкафедрой диалектологии, грубая прокуренная старуха, между прочим. Приступай, милочка, я слушаю. Значит, ты возвращаешь меня в мое юное тело, а за это?..
- За это ты возвращаешь в мир веру в нас! - непреклонно заявило лицо.
- Вы - это кто?
- Боги Руси Изначальной!
- Хм. Нет.
- Снова нет? - возмутилось лицо. - Но почему?! Или дар невелик? Да что может быть ценнее жизни?
- Милочка, - усмехнулся голос. - Я - завкафедрой диалектологии, доктор наук, между прочим. Мне ли не знать, что не было Руси Изначальной? Как, соответственно, и ее богов? Я не даю невыполнимых обещаний, и смерть от старости - не та причина, чтоб отказаться от собственных убеждений. Я понятно излагаю?
- Нас забыли, - тихо вздохнуло лицо. - Вот так и умирают бессмертные боги. Мы были, поверь, просто поверь. И Русь Изначальная была, простиралась от моря и до моря в блеске и могуществе...
- Это черняховская культура, что ли, простиралась? - язвительно поинтересовался голос. - С глиняными горшками и берестяными туесками?
- Не веришь, - прошелестел ответ. - И ты не веришь, избранная и достойная... А у меня нет сил на повторный поиск, боги-воители все растратили на свои свары, сами исчезли и меня сгубили... Слушай и не говори потом, что не слышала: была Русь Изначальная под охраной и покровительством своих богов, была так давно, что и памяти о ней не осталось. Мы создали этот мир! Тебе предстоит вернуть нас, предстоит сделать то, что сами мы совершить не смогли. Небывалое задание, но и плата за него небывалая - повторная жизнь. В юные времена не верну, ибо нет его, времени, но тело твое помолодеет... ты точно женщина?
- По паспорту да, - хмыкнул голос.
- А то есть такие мужчины, что норовят залезть в женскую ипостась, как будто там медом намазано! То переоденутся, то и вовсе... Заповедано мужам от начала бытия: не способен рожать - не лезь! Нет, даже это забыли! Учти, мужчине не помогу, женские у меня силы, а Даждь сгинул и семени в мире не оставил! Если ты женщина, для скрепления договора скажи "да"...
- Нет, - недовольно сказал голос. - И это не торг, не хмурься. Я не даю невыполнимых обещаний, помнишь? Вернуть божественное присутствие в мир не в силах человеческих. Не в моих, точно. Тем более что я в богов не верю. Проваливай, не мешай разлагаться. Мне в морг пора.
- Ошибаешься, - прошептало лицо, медленно тускнея. - Боги не ушли, они в мире. Только - чужие боги. Сама увидишь, если дашь согласие. Верни нас, восстанови справедливость. Это много, но я о большем прошу: верни Русь Изначальную. Без нее погибнет мир, ибо чужие боги безжалостны, дурны и несправедливы, они мечтают разрушить то, что создано нашими трудами, они...
- М-да, - насмешливо сказал голос. - Понеслась по кочкам! Еще неньку-Украину вспомни до кучи.
- "Да" прозвучало! - донеслось еле слышное, но торжествующее от тускнеющего лица. - Договор заключен! Действуй, избранная! Сил дам, хоть и погибну при этом! У тебя одна лишь попытка, одна жизнь! Лови искры божественного огня - всё, что поймаешь, твоим станет, не знаю только, что именно! Прощай, и до нескорой встречи в привольных степях Руси Изначальной!
Лицо пропало. Сноп искр пронзил темноту.
- Ой! С-сука! Больно!
-=-=-
Старуха дернулась и открыла глаза. Заворочалась и тяжело села в кровати. Задумчиво потерла могучий подбородок, огляделась. Посмотрела на голую морщинистую руку.
- Померла, - констатировала хриплым голосом.
Со стуком распахнулась дверь, двое санитаров деловито запихнули в палату каталку - и замерли. У одного из них с шумом выпала из рук на пол характерная клеенчатая накидка.
- В морг? - язвительно осведомилась старуха. - И каталку приготовили? Быстро вы, молодцы. Лучше б сигарет принесли. Так, мальчики, отмерли и бегом за директором хосписа. Домой пойду. Залежалась в вашей сраной богадельне.

1
Старуха тяжело ковыляла по кухне, брякала посудой и размышляла. А что еще делать, если умище могучий? Он работы требует!
Выходило по всему, что так или иначе богиня ей договор все равно навязала бы. Видать, приперло ее. Н-да, но жульничать зачем? Недостойно богини, мелко как-то. Что, не могла по-человечески объяснить, попросить? Следовательно, не богиня она вовсе. Иная сущность. Инопланетянка, может. Или посланница далеких миров. Или глюк умирающего сознания.
Она припомнила, что богиня как раз просила и объясняла, и недовольно поджала губы. А чего она просила, как тупая студентка на зачете? Вот и получила, что они получают, то есть фигу. Весь универ знает, что на диалектологии мольбы и слезы не прокатят, и лишь богиня не в курсе! Следовательно - не богиня!
Варево томно забулькало. Она убавила температуру и потащилась к креслу. Одуряющий запах тушеного мяса потянулся следом. Ну да, при ее желудке полагалось кушать кашки, но плевала она всю жизнь на докторов с верхнего этажа универа и далее плевать намерена! С детства курила, мясо трескала, выпить не пропускала и здорова была как лошадь - это она!
М-да. Не богиня однозначно, тем не менее она сидит в кресле у себя на кухне совсем как живая, когда должна бы охлаждаться в морге. Рак легких и половина внутренних органов в отказе - как вспомнишь, так вздрогнешь.
Тогда инопланетный разум? Даже не смешно. Инопланетный разум, ежели дотянется до Земли, пургу о Руси Изначальной нести не станет, у него, небось, свои интересы, не чета местным.
Из будущего пакостные потомки? Не смешите тапочки, вон они, рваные, у кресла валяются. Если они из будущего способны в прошлое дотянуться, значит, все у них хорошо сложилось, без вмешательства богов. Они, из будущего, разве что подглядывать станут. Так, из легкого любопытства да по молодой озабоченности. А тут не только дотянулись, но и такого пенделя на вылет из могилы отвесили - до сих пор летит, остановиться не может. Самочувствие-то на глазах улучшается, такие пироги.
Не богиня, не инопланетянка, не из будущего, а просто дура!
Вывод сформировался железобетонный, и сразу легче стало на душе. Так и в универе бывало: приняла решение, что ректор дурак, и сразу так легко! И пережила она без проблем на своем месте аж четырех ректоров, да будет им земля пухом, а памятник - надежным грузом на всякий случай.
Дура или нет, а договор заключен. Ну и? Метаться по белу свету тупой курицей, кудахтать о Руси и богах? А если откажется, то помрет? Ну-ну.
Она встала, утвердилась на тумбообразных ногах, подняла руку и заявила прокуренным басом:
- Эксперимент! Да пошли эти боги в задницу! С Русью вместе!
Теплый синтепол слегка смягчил падение, но головой она все же навернулась так, что колокола в черепушке загудели. Ну, умище могучий, весу много, к земле тянет.
Она полюбовалась зелененькой расцветкой напольного покрытия, с кряхтением села.
- Курица не птица, филолог - не ученый, - заключила недовольно. - Даже эксперимент правильно провести не смогла. Сидя надо болтать всякую чушь! Си-дя. А лучше лежа.
На всякий случай прислонилась необъятной спиной к креслу и заявила:
- Клянусь! Веру в богов и Русь Изначальную восстанавливать стану, но абы как и без гарантий!
И - ничего. Она торжествующе усмехнулась, взгромоздилась на ноги и потопала проверять кастрюльку, потому что вдруг проснулся впервые за последние месяцы аппетит и завопил во всю мощь желудочных бульканий. По дороге ей пришло в голову, что она не только нашла уязвимость в программе договора, но и, если рассуждать логически, обеспечила себе не много не мало, а бессмертие. Возвращать веру в богов можно до морковкина заговенья, если не спеша и не особо стремясь к результату, верно? Прочитать студентам раз в полгода лекцию о дохристианских верованиях, содранную с однотомника Афанасьева, и живи себе спокойненько. Типа что смогла - сделала.
Вызов домовой охранной системы прозвучал как раз, когда она занесла ложку над вожделенным горшочком с тушеной уткой. Она недовольно включила изображение и поморщилась. Этих следовало ожидать. Лощеное лицо нейтрально улыбалось в объектив видеокамеры, еще один прилизанный с кейсом в руках наблюдался чуть в стороне. Юристы хосписа пожаловали. Упыри. Подождут!
- Дарья Олеговна, не прячьтесь от нас! - сказал лощеный в видеокамеру. - Договор о передаче квартиры в собственность хосписа в обмен на предсмертное содержание клиентки составлен таким образом, что ваше согласие на его пролонгацию не требуется. Возвращайтесь в хоспис добровольно, иначе мы вызовем бригаду психиатрической помощи, у нас есть такое право.
Она не спеша доела тушенку. Юристы безмятежно ждали у подъезда.
- Пусть заходит один! - буркнула она неохотно. - Обсудим ваш договор. Я сказала - один! Нечего у меня толпой топтаться!
- Не у вас, а у нас, Дарья Олеговна, - мило улыбнулся юрист. - Именно так и никак иначе. Квартира - наша, вы это прекрасно понимаете и никаким образом оспорить не сможете. Знаете ли, вы у нас далеко не первая из передумавших.
Но все же юрист кивнул напарнику, и тот исчез из поля зрения камеры.
Пока юрист поднимался на девятнадцатый этаж, она подготовилась к предстоящему непростому разговору. Тем не менее, когда мужчина проскользнул в квартиру, она не смогла сдержать удивления.
- Действительно упырь? - поразилась она. - Ну, проходи, покойничек.
- Не оскорбляйте, Дарья Олеговна, это бесполезно, - с достоинством отозвался юрист и аккуратно опустился в кресло.
- Да это не оскорбление, констатация факта, - задумчиво пробормотала она, разглядывая существо. - Ты упырь, что тут оскорбительного? Человек без души, только и всего.
- Я не покойничек! - возмутился юрист. - Я живой!
- Тело - да, - согласилась старуха, пытливо вглядываясь в его глаза. - Только зачем телу жить без души, а? Ни чести, ни совести, ни мечты, ни любви...
- У меня жена и дети!
- Бывает, - хладнокровно отметила она. - Так ты, выходит, осознал себя? Природный, да?
- Да... что?
- Урожденный упырь, - утвердилась Дарья Олеговна в мнении. - У вас там, в хосписе, все такие?
- Естественно, - криво усмехнулся юрист. - Другие не задерживаются, сами понимаете.
- Ты зачем сюда явился? - построжел ее голос. - Страх потерял, нечисть?
Лицо юриста заблестело от пота.
- Я могу тебя убить, - пискнул он.
Старуха усмехнулась снисходительно:
- Куда тебе! Меня только весь народ убить может. Да и то... сколь тысячелетий пытаются, и все никак. Иди, покойничек.
- Верните квартиру, Дарья Олеговна, - выдавил юрист и поднялся на дрожащие ноги. - Мы не отступимся, сами понимаете.
- Упыри, - согласилась она. - Присосаться к чужому добру - ваша суть, все верно. Иди. Я подумаю. Так и передай вашему главному.
Мужчина ушел, не помня себя. Она же подошла к окну и долго смотрела на знакомую до мельчайших подробностей панораму родного города. Города, в котором среди людей спокойненько разгуливают упыри их тех, древнейших, дохристианских страшилок. Кого еще она встретит? Богиня предупреждала о чем-то подобном. Божественные искры, которые так больно жглись. Вот в чем дело. Какие еще способности и умения, кроме определения нечисти, она приобрела? Да хрен с ней, с нечистью, этот природный упырь больше не проблема, он теперь и часу не продержится на этом свете, никуда не дойдет и никому ничего не передаст. А нечего было соваться пред очи аватары богини жизни, сидел бы себе в болотах, как тысячи лет прежде - горя б не знал, сам бы только его другим приносил. Но вот договор... а вместе с ним и ее дальнейшая жизнь - об этом стоит подумать очень хорошо, плотненько стоит подумать.
Она прихватила узловатой рукой тяжелый подбородок и задумалась, уставившись невидящим взглядом в многоэтажную даль.

2

Богов нет!
По крайней мере, для объяснения мира не требуются.
Она замерла над очередным ящиком. Не, а как тогда объяснить неотвратимое улучшение здоровья? Вчера, например, нагнулась за упавшей вещью (сигаретой, если быть точной, но это неважно) и коснулась руками пола. Не сгибая коленей. Впервые за много лет. Из позвоночника как будто лом вынули, вставленный туда два десятка лет назад. Ага, и на обоих глазах диоптрий подкрутили. И это только то, что сразу вспомнилось из замеченного. А сколько незамеченного произошло там, внутри? Так, глядишь, и рожать потянет.
Она покрутила в руках старую механическую кофемолку и сунула в ящик - хорошая же вещь. Вечная. При нужде можно и муки намолоть - горсточки две, но иногда требуется.
Ну ладно, со здоровьем - там действительно богами не пахнет, обычная биохимия. Если идут процессы отложения солей в суставах, почему бы не пойти тем же процессам в обратную сторону? Наука такое допускает. Называется - обратимые реакции, в школе проходят. До того испугалась смерти, что ожила и помолодела? Хм. Не, а упыри? Вот откуда она знает, что упыри - люди без души? Что бывают они урожденными, и бывают укушенными? Что маскируются они под обычных людей и гадят обществу всю свою жалкую жизнь? Что в древности гнали их люди от себя, и жили нечистые по заброшенным домам, по выселкам да сгнившим мельницам, а чаще вообще на болотах, где нечисти самое место?
Она поднялась и одним движением ноги отправила остатки посуды в угол. К черту! Накопила барахла, паковать не во что! Значит, и не надо.
Ну ладно. Урожденные упыри - в рамках науки вообще-то. Подумаешь, всего лишь наследственный набор генов, предопределяющий асоциальность личности. Если иногда рождаются физические уроды, почему б не рождаться уродам моральным? Тут все понятно. Укушенные - тоже в целом понятно. Воздействие пропаганды, рекламы, поп-культуры на фоне зависти и низменных инстинктов - и ломается слабая душа. Выходит из слабака упырь, но не урожденный, а с муками совести. Со слабыми такими муками, не мешающими гадить. Так что - БОГОВ НЕТ! Весь наблюдаемый мир - в рамках научной парадигмы, вот.
Мигнул вызов. Она посмотрела - о, директор хосписа. Это хорошо, что по видеосвязи, а то загнется нечисть от личного общения с аватарой богини жизни, и возникнет у правоохранительных органов недоуменный вопрос - а чего это за бывшей завкафедрой диалектологии тянется шлейф смертей? Им ведь, органам, не объяснишь, что упыри и так давно мертвы, в органах наверняка те же самые сидят. Распоясалась нечисть в отсутствие богов, страх потеряла и силу набрала нешуточную. Как бы совсем людей не вывели.
Директор хосписа улыбался благожелательно, но глаза поблескивали сталью.
- Дарья Олеговна, - начал он осторожно. - Тут вот какое дело: для разрешения конфликтной ситуации мы направили к вам опытного сотрудника, но он, к сожалению, с коллегой на обратном пути попал в ДТП... такое несчастье...
- Пожил и хватит! - прервала она. - И так задержался на этом свете упыреныш. Я так понимаю, в квартиру мою вы вцепились и не отпустите? Ладно, не очень и нужна. Подавитесь. Но чтоб обеспечили меня жильем. Городским, понятно?
- У нас разработана целая программа! - заверил директор. - Специально спроектированное малометражное...
- Где? - насмешливо посмотрела она.
- Район мебельной фабрики, прекрасное место...
- Знаю. Взяли старый цех на окраине города, нагородили клетушек, как в общаге, и назвали бюджетным жильем. Фуфло. Бичёвник. Наркоманы на каждой ступеньке сидят.
- Дарья Олеговна! В каждой квартире своя раковина, унитаз, душевая кабина - как можно?!
- Ага, и кухонная плита с вытяжкой. И всё это на двенадцати метрах. Ладно, согласна, мне много не надо. Оформляйте. Но чтоб документы были в полном порядке. А то я ведь сама приеду, понял?
Лицо директора внезапно заблестело от пота. И этот помрет, поняла она с досадой.
- Там некоторые моменты с правом собственности пока что в процессе оформления... - пробормотал директор, пряча глаза.
- Значит, предоставьте, чтоб без некоторых моментов! - отрезала она. - И побыстрее!
Пока не загнулся от желудочных колик, добавила она мысленно.
-=-=
Квартиру, прекрасную старую квартиру в центре города она теряет, это понятно. Ну, кто ж предполагал вторую жизнь? А так здорово планировала подложить здоровенную свинью корыстолюбивым внучатым племянницам. Почуяли смерть, всей толпой слетелись. Планировала им, подложила себе, бывает. Обычно именно так и бывает. Зло - оно зло и есть, в какие одежды его ни ряди. То есть - вторым концом палки обязательно навернет тебя же. Так что зло лучше оставить упырям, они к колотушкам привычные, неотъемлемой частью их никчемной жизни считают.
С другой стороны, переезд ей на руку. Она ж молодеет не по дням, ей соседи, знающие ее не один десяток лет, ни к чему.
М-да, проблема. Она раскрыла сумочку с документами, достала паспорт. Посмотрела на фотографию, на дату рождения и взялась за тяжелый подбородок. С этим-то что делать? Придет через две недели такая вся из себя девица устраиваться в родной универ на работу, сунет паспорт, а там!..
Она приблизительно перебрала ситуации, в которых требуется предъявлять документы. И призадумалась. Перечень внушал. И что теперь? Подделать? Не умеет. Украсть? Э, нет, зло - это к упырям, плавали-знаем.
Ну, паспорт - это подождет, жили как-то раньше без документов, и ничего, а вот с рожей что делать? Морщины-то уходят! Заселится она, вся из себя такая пожилая, в общагу, и выйдет из комнаты через дюжину дней молоденькой девочкой - то-то все поверят, что это она и есть!
Могучий умище четко выдал: переждать без свидетелей. А себя потом выдать за квартирантку. Мол, хозяйка уехала к сыну в Англию, а квартирку сдала студентке надолго-надолго.
Она прикинула, где бы переждать пару недель. Не прикинулось. Попробовала еще раз - тот же результат. Не, за долгую жизнь в научной среде многочисленными знакомыми она обзавелась, да и родственники имелись, среди них можно найти тех, кто согласятся помочь... но чтобы без вопросов, на полном доверии? Чтобы увидели ее помолодевшей и сохранили это знание в себе? Да ну нафиг, так не бывает.
Утратилось человеческое единство, как и не было его, подумала она вдруг. Случилась беда, и не к кому пойти. Ни рода, ни общины. И родственники уже совсем не родичи, и общее стало неважным на фоне личного. Боги ушли, некому хранить законы и традиции...
Имелась у нее и дача. Любила повозиться в земле, пока двигаться могла, любила и понимала землю, чувствовала ее. Но дача - тем более не вариант. Там ее все знают. И знают, что на свою дачу чужих она не пустит. Никогда. Земля - это святое.
Оставалась природа. П-ф... Собирайся, бабуся, в турпоход. Двухнедельный. Желательно - по безлюдным местам. Не, она, конечно, поздоровела, но не настолько же! В Саянах, знаете ли, в одиночку и сгинуть недолго!
Она все же выбрала природу. Не потому, что лучший вариант, просто других не нашлось. Заказала машину, грузчиков, переехала в предоставленную хосписом квартирку гостиного типа. Сходила в магазин рыболовных товаров, купила палатку из тех, что на упругих тросиках и разворачиваются с полпинка, заодно и дешевенький набор удочек прихватила. Собрала рюкзачок, приподняла - тяжел, зараза! И не убавить, там в основном еда, которая лишней не бывает.
И-эх! Пора в путь-дорогу, во славу богов Руси Изначальной, мать их за ногу так-перетак!
На самом деле поход ее не пугал. Имелся соответствующий опыт. Попала она как-то по молодости-глупости и от большого желания подзаработать в геологическую партию. Одна девчонка на семерых мужиков. С весны и до ледостава. Набродилась на всю последующую жизнь, натаскалась рюкзаков. Накувыркалась с мужиками в палатке до полного цинизма в любовном вопросе. И много чего еще испытала за сезон, очень познавательно провела время. Разнимала пьяную поножовщину - из-за нее, кстати - травилась консервами, тонула в реке. Там же застудила придатки, да так качественно, что осталась бездетной. Получила два предложения руки и сердца и один раз в глаз вместо предложения. В общем, путешествовать умела.
Перед уходом заглянула к соседям, предупредить, что убывает - ха-ха три раза, в энцефалитке и спортивных брюках, и с рюкзаком на пятьдесят литров! - в Англию к мифическому сыну и что вместо нее жить будет квартирантка - студентка, спортсменка и вообще девица строгих правил, чтоб не обижали. Соседи заинтересованно кивнули. Молоденькую девочку они готовы были не обижать каждый день. А она уставилась на тетку-соседку - лицо словно топором вытесано, растрепанные волосы торчат и халатик заношенный.
- Кикимора! - озадаченно пробормотала она. - Ты-то чего среди людей затесалась? Вот же ирония жизни: кикимора лесная в городе живет, а я на ее место по кустам бродяжить иду! Неладное творится на святых землях Руси Изначальной, ох неладное...
Тетка агрессивно вылупилась, но она заткнула ее тяжелым взглядом.
- Живи пока что! - обронила перед уходом. - Но квартирантке своей весть о тебе передам. Попадешься ей на глаза - на судьбу потом не жалуйся, не будет ее у тебя. Вреда от тебя немного, но и пользы нет, только настроение людям поганить горазда скандалами...
Закинула на спину тяжелый рюкзак и ушла в новую жизнь. У подъезда ее проводил взглядом бродячий пес. Обычная дворняжка, но окрас приметный - на морде над глазами по светлому пятнышку. Взглядом проводил, потом поднялся и уверенно побежал за ней следом.

3

Богов нет! Биохимия forever!
Хм. Она недовольно потерла подбородок - уже не могучий, просто подбородок. Курица не птица, биолог не ученый - это да, но совсем уж тупой она себя не считала. Могучий умище, подарок природы, никуда не делся. Умище не делся, а наблюдательность добавилась: медведя, осторожно и недовольно наблюдающего за ней со склона противоположной сопки, она бы раньше не заметила, уж очень аккуратно появилось промеж кустов бурое пятно. Да хрен с ним, с медведем, сидит там и сидеть будет, не людоед он, с другими фактами что делать, как воспринимать?
С биохимией она здорово ввернула, сама себя убедила, что омоложение и выздоровление бывают. А что? Есть зафиксированный наукой случай. Один мужик собрал самолет на мусорке и полетел. Так хапнул адреналина, что у него рассосался рак. Было такое? Сама читала, еще в те времена, когда напечатанному можно было доверять. Ну а она так испугалась, что...
Могучий умище тут же подсказал, что не пугалась она, а тихо померла в приюте для смертельно больных стариков. Следовательно, гипотеза несостоятельна.
Удилище пару раз дернулось, потом ощутимо прогнулось. Есть! Она азартно потянула, ощутила легкое сопротивление, выдернула рыбку из воды. Полюбовалась. Мелочь, простым сибирским людом без разбору прозываемая чебаком, хотя она только за это утро насчитала четыре разновидности. Съедобное чудо на сто грамм.
Пес за ее спиной проявил интерес.
- Тебе, - согласилась она и отбросила рыбешку через плечо.
С псом тоже вышла странная история. Подбежал какой-то бродяжка, встал у левой ноги, как обученный служебный, и пошел. Куда она, туда и он. Молча, без искательных заглядываний в глаза, как будто так и надо. Но пес ладно, может, он одомашниться желает. Поведение животных вообще мало изучено, они и не то выкидывают. Говорят, у них и разум свой есть. С богиней-то что, вот так и принимать, на веру?! Для закоренелой атеистки оно как-то... б-р-р, бе-е-е.
Ладно, допустим, безупречных гипотез не бывает, и биохимия иногда творит чудеса. Собственно, она это сразу приняла, потому что положила в рюкзак две запасные смены одежды. На себя похудевшую - и на молодую девушку. Чтоб было в чем из тайги вернуться. Это ладно. А упыри? Про них откуда знает? Да что всё она - упыри ее тоже знают! Боятся, нечистики, дохнут на бегу!
Она поморщилась. Насадила на крючок очередную личинку, лихо забросила через плечо. Леска натянулась течением и заиграла. Вот, самое то. На течении поплавок бесполезен, нужно использовать либо донку с тяжеленным грузилом, но свинец таскать лень, либо наоборот, легонькое грузило без поплавка, чтоб наживка играла в струях воды. Правда, с верхней воды верховку и поймаешь, то есть мелочь. Но ей большой и не надо, псу тоже. Да и есть ли здесь крупная рыба? Река Каменка - ах какое оригинальное название! - невелика, если хорошо размахнуться, наживка на другой берег улетит. Воды по колено, но есть ямы по пояс. Около одной из них она и устроилась.
"А знания об упырях - по роду деятельности!" - решила она злобно. Диалектолог? А то! Всю жизнь в этом котле варится, вот и нахваталась народных верований. Которые в критический момент оформились в твердое убеждение. А то, что упыри ее боятся - а кто ее не боится, а? Студенты до дрожи в коленках, оно понятно, но и преподаватели обходят по стеночке. Еще бы. Старуха за метр восемьдесят, весом на полтора центнера, прокуренная, хамло и матершинница. От нее все бомжи-попрошайки района шарахаются. Как дала одному в ухо по старой баскетбольной памяти, так и шарахаются.
Пес за спиной чихнул, видимо, мошка в нос попала. Могучий умище тут же напомнил, что - вот чудо - около нее самой мошки не наблюдается. Это в тайге, у воды, средь сырой травы. Ни мошки, ни комаров, ни слепней. Даже клеща ни одного не сняла. Накомарник валяется в рюкзаке без пользы, и окуриватели валяются. Это как, а? Тоже биохимия?
Удочка подпрыгнула. Она стремительно нагнулась, подхватила. Ого! Здорово, что предусмотрительно поставила прочную леску!
Чудо сибирских рек, ленок радовал глаз. Есть, оказывается, крупная рыба, никуда не делась!
Рыбачить резко расхотелось. Нахрена? Ленка бы съесть, хороша рыбка, да пропадает за полдня.
И еще так же резко расхотелось употреблять крепкие выражения. Ну к чему через слово вставлять в речь упоминания о половых органах, пусть даже эвфемически? Она что, сексуально неадекватная? Нет. Вот и ни к чему.
Топот и шум веток она услышала заранее. Слух тоже подкрутился на чувствительность, как и зрение. Так что появлению двух мальчишечек она не удивилась. Деревня не так уж далеко, вчера через нее проходила.
Мальчишки уставились на нее, но не с детским любопытством, а как-то оценивающе, по-взрослому. Как воры или мошенники. Она в три движения скатала палатку в упругое кольцо, запихала в чехол и застегнула. Прикинула вес рюкзака - полегчал, родимый. Потом обернулась к детям:
- Ну, чего приперлись?
- Просто так, - сказал один.
- Здесь рыбы нет, - сказал другой бесхитростно. - Рыба за скалкой ловится. Позавчера приезжие с ночевой стояли, тайменя взяли на кобурнадцать кэгэ.
- Ну-ну, - усмехнулась она. - За скалкой, говорите? На кобурнадцать, говорите?
- На четырнадцать, - поправился первый и укоризненно посмотрел на второго.
- А то я не знаю, что местные городским никогда хороших мест не покажут! - снова усмехнулась она. - Удавитесь, но даже к полянке с черемшой не проведете. За скалки, по кустам, всех клещей на себя собирать? А сорвусь в воду, вообще обрадуетесь? Там же тропы нет, верно?
Ребятишки моргнули.
- Шли бы вы стороной, - посоветовала она тяжело.
- Ходим, где хотим, - улыбнулся второй. - Это наша река. Сейчас здесь камушки в воду будем кидать. Играем.
Пес поднялся из травы, уставился на детей. И зарычал.
- Рычать умеешь? - поразилась она.
Обернулась - дети уходили, не спеша и не оглядываясь, но явно сдерживаясь из последних сил, чтоб не побежать.
Что ж, ей тоже пора обратно. Засиделась в тайге. Недельку вниз по течению - и вот он, город. А вместе с ним нерешенные религиозные вопросы. И могучий умище что-то не в помощь.
Она поднялась вверх по склону - и недобро усмехнулась. По верху сопки тянулась, змеилась неширокая, но вполне накатанная дорога. А она к реке через бурелом продиралась. Вот же деревенские. Злокозненное, завистливое и недоброе племя. Хоть бы кто подсказал, как легче к реке пройти, она же спрашивала.
Пес вылез на дорогу, отряхнулся и явно повеселел. Тоже не любитель буреломов да кустов. Она усмехнулась - сработаемся! Убедил, лохматый. Опустила псу на макушку тяжеленькую свою руку, заглянула в карие собачьи глаза:
- Служи верой и правдой.
Пес смотрел серьезно, а она вдруг задумалась, что именно от дворняги потребовала. Ну, если на современном русском? Та, древняя вера из клятвы, она же ближе к доверию по смыслу. А правда... ну, "Русскую правду" любой филолог знает. Свод правил и законов Ярослава Мудрого. То есть она потребовала доверять ей и защищать законы? Древние законы? М-да.
Затертые слова вдруг развернулись иным, потаенным смыслом. А ведь пес принял их. Точно у животных разум есть. Свой, ущербный. Она бы на такой развод не согласилась. Чтоб за еду столь много взять на себя? Не лохушка.
От светлых сосен накатывали мощные запахи хвои и смолы, из распадков иногда долетал одуряющий аромат цветущего белоголовника. Дорога стелилась под ноги скатертью, шагалось легко, думалось... м-да.
Наконец она сдалась и задала честный вопрос самой себе. А чего это ее так корежит от признания богов? Научное мировоззрение не позволяет? Да ну. Капице, значит, великому ученому, позволяло, и Тимофееву-Ресовскому тоже, а ей, ничтожной преподавательнице универа из сибирского городка, так сразу нет? Существует возможность совмещать научное мировоззрение и личную религиозность, и всегда она существовала. Если, конечно, иметь в виду именно веру в бога, а не ту чушь, что несут в церквях священники.
Тогда что? Она криво улыбнулась. Что, что... тоже мне, загадка века. Если бог создал этот мир, то он конченая сволочь. Всемогущий допускает столько зла и несправедливости? Ах, не допускает, просто создал и далее не вмешивается? Ну и какой тогда из него Отец? Козел он, а не Отец. Вот именно это ее и отвращает от идеи бога. Она же как была восторженной девчонкой, так в душе ей и осталась. Она чуда жаждет, любви и ласки. А тут такой козел! Бе.
Так что богов нет. Что угодно, кто угодно есть, а богов нет.
А как же Капица, Тимофеев-Ресовский? Могучие же умы. Ну, она предполагала, как. Смерти боялись ребятки. А еще - что придется отвечать за злодейства. Много чего товарищи натворили. Про Тимофеева-Ресовского доказано публично, ну а Капица по умолчанию идет в палачи. На его многолетнем посту чистым не останешься и в стороне не постоишь. Вот и отмаливали.
Если не боги, тогда - потомки из будущего. Это совсем, совсем другой расклад. Чего они хотят? Вряд ли чего-то для себя, у них там наверняка хорошо. Для ее реальности - чего? Может, даже чего-то хорошего, но лично для нее это обозначает смерть. Снова. Потому что ушлые ребятки четко увязали ее жизнь с предназначением. А она, извините, как не верила в богов Руси Изначальной, и уж тем более в саму Русь, так и не будет верить. Если б боги существовали, они столько страданий и несправедливости не допустили бы.
Она не испугалась. Подумаешь, умрет. Ради чего жить-то еще раз? Снова ради места завкафедрой диалектологии? Ради изучения "сладкоголосых" говоров средней Ангары? Ну, смягчают "р", йотируют "л" где ни попадя, и что? Один косноязычный когда-то начал, остальные переняли, чего там изучать? И уж тем более ради этого жить? А на великое служение в науке у нее, извините, талантов нема. Так, обычная докторишка наук, не более. Филолог, короче, курица не птица...
- Извини, пес, недолго дружили, - вздохнула она. - Скоро расстанемся на веки вечные.
Треск мотоцикла, зудящий где-то далеко, вдруг раздался совсем рядом. Она сошла на обочину, не оборачиваясь. Едут местные и пусть себе едут, дела им нет до обычной женщины на лесной дороге.
Трехколесный монстр обогнал ее, резко затормозил, вильнул и встал, перекрывая дорогу. С коляски спрыгнули и уставились на нее знакомые мальчишки. Оп-ля. Не к добру. Деревенские всегда догоняют не к добру. Ни разу следом за ней не бежали с целью вручить на дорожку хлеб-соль. Вот претензии выкатить, обвинения, подозрения - сколько угодно. Не любят деревенские городских, ох не любят.
Мужик покинул сиденье и направился к ней. Невысокий, но крепкий такой. Кряжистый. Сапоги, форма. И ружье в руке. Лесник, что ли?
- Эта? - осведомился мужик.
- Она на нас собаку натравливала! - подтвердили поганцы.
Мужик мельком глянул на пса.
- Дворовый, - отметил он. - А ты в лес притащила. Правила нарушила. Ну, это мы...
Достал из кармана патрон и стал заряжать ружье.
- Пошел вон, - тяжело сказала она.
Мужик уставился. Еще бы, она таким тоном птиц на лету, как говорится, сбивала.
- Извини, не узнаю, - сознался мужик. - Ты чьих?
- Пошел вон.
- А, - протянул мужик без удивления. - Понял. Ничья. Тебя не боюсь. Его боюсь, да, кусал такой в детстве, и не раз, а тебя - нет. У нас, сама знаешь, закон - тайга.
И ствол ружья недвусмысленно уставился ей в живот.
Она только успела подивиться, как странно обрывают ее жизнь потомки - через выстрел сдуревшего от безнаказанности лесного мужичка - когда пес прыгнул. Молча, без рычания. Мелькнул темной молнией, ударил кряжистого в грудь. Явно на горло целился, да не достал, росту не хватило. Грохнуло, ружье дернулось, мужик отступил, споткнулся, упал, но тут же поднялся. И ружья из рук не выпустил. Пес стоял перед ним, звонкий в настороженности, как струна, совсем не как зверь. Зверь, если нападает, то бьется, а тут...
- Сидел бы в лесу, как заповедано от веку, остался б жить, - обронила она в полной уверенности, что ее поймут.
- А я в лесу! - хрипло огрызнулся мужик и отступил. - Здесь я хозяин!
- Приживала, не хозяин, - усмехнулась она.
Мужик, пятясь, отступил к мотоциклу. Отвесил по затрещине мальчишечкам.
- Вы на кого навели, дурни?! - прошипел сердито. - Женщина, женщина, одна! А посмотреть?!
- Мы смотрели! - проныл старший.
- Не так смотрели! Повезло, что дети, пожалела вас! Меня не пожалеет!
Мотоцикл взревел и умчался. Пес, настороженный, проводил его взглядом.
- Благодарю за службу, - сказала она внезапно задрожавшим голосом.
Пес попытался развернуть к ней голову... покачнулся вбок и упал. Заряд, предназначенный ей, он принял своей грудью.
Она села рядом с псом на дорогу. Сломила стебель бессмертника, положила рядом с мордой. Такое странное, такое неживотное поведение. И характерные пятнышки над глазами - знак древнейшей породы собак, способных узнавать и отгонять от двора нечисть. Последний рубеж обороны села, надежнейшие помощники и защитники хозяек. Название породы - дворнага. Первое упоминание - в Краледворской рукописи, уверенно определяемой учеными как подделка.
Где-то далеко рыкнул и заглох мотоцикл. Кончился мужичок. Да и не мужичок вовсе - лешак. И дети его - лешачки. Злокозненное, недоброе племя, нечисть лесная. А она, погруженная в душевные переживания, проморгала опасность.

4

Богов нет.
Тогда почему она приняла служение им? По-настоящему приняла, не в варианте раз в полгода прочитать студентам лекцию по однотомнику Афанасьева? Та еще выдумка, высосанная из пальца, куда до нее Краледворской рукописи. Единственное утверждение в книге, более-менее похожее на правду, гласит, что письменные свидетельства о верованиях древних славян настолько скудны, что по ним невозможно составить даже приблизительное представление о пантеоне славянских богов. Каково, а? И тем не менее Афанасьев представление составил. Не имея письменных свидетельств. И то, что он составил, изучается в институтах в качестве - ха-ха три раза! - уже источника по мифологии славян!
Алкаши, беседующие у дверей малосомейки, проводили ее изучающими взглядами. Еще бы, незнакомая девушка! Возможная добыча, может, даже жертва, если удастся запугать.
- Хари отвернули! - посоветовала она им на ходу, и алкаши сдулись. Девушку, говорящую таким тоном, не запугаешь, как бы она сама...
Богов нет, а пес есть, вздохнула она. То есть был. Представитель древнейшей породы, предназначенной для защиты жилья от нечисти. Из чего следовало - потомки проектом возвращения (или создания?!) русских богов заняты очень-очень серьезно. И провели в прошлом мощную подготовительную работу. И с ней - тоже. Как-то же она стала различать нечисть, а различив - давить? Да что там - они даже молодость ей вернули! На таких условиях она согласна играть в их команде! Если настолько могущественные личности решили пусть даже создать, а не возобновить институт богов Руси Изначальной, значит, задача решаемая. За решаемую задачу она берется. Точка.
Но главным аргументом оказался пес. Он... самоотверженной службой своей задал планку, до которой ей тянуться и тянуться! И теперь она в лепешку разобьется, но дотянется - спортивный характер, чего скрывать. Может, потому она до сих пор и живая, не щелкнул выключатель, настроенный безжалостными потомками.
Надо же, лестница чистая. Ну, это до ближайшей пятницы. А там начнут отмечать "день шофера" и загадят, в этом Россия неизменна что при социализме, что без него.
- О, вот и новая соседка объявилась! - раздался слащавый голос. - Задержались что-то с вселением, мы уж думали, случилось что!
Она обернулась, и голос увял. Кикимора смотрела на нее, прикидывая тактику и стратегию отношений. Как хозяйка положения смотрела. А ведь не так давно по историческим меркам таких вот скандальных баб, негодных к созданию крепкой семьи, пинками из сел гнали, и ютились они в земляночках наравне с прочими изгоями, упырями да лешаками, к поскотине боялись приблизиться. А приближались - дворнаги гнали их безжалостно. Сурово, да, но вот отбросили древние обычаи, и нечисть лесная быстренько свела существование людей до своего уровня. Ишь, хозяйкой смотрит!
- Как звать-то? - бесцеремонно нарушила молчание кикимора.
- Лада, - подумав, все же ответила она.
Не настоящее же имя называть. Нет больше Дарьи Олеговны. А эта и сама услышит, и другим передаст. Очень удобно, не надо представляться всему дому.
- Ну что попало! - поджала губы кикимора. - Навыдумывали, нет чтоб нормальным именем назвать... в институт поступаешь?
- Работаю, - коротко ответила она, проворачивая ключ.
- Продавщицей? Сейчас, кроме как продавщицей, и не устроиться никуда, разве что с твоей фигурой в стриптиз на шесте...
- Служительницей культа! - отрезала она. - Искоренять буду!
- Что... искоренять?
- Не что, а кого, - многозначительно поправила она, бросила убойный взгляд и закрыла за собой дверь. Пусть живет пока что кикимора, не настолько вредна. Будет по пьяни развлечением мужчин - сомнительная, но все же польза.
Дом, милый дом. Последняя защита от житейских бурь, не считая дворнаги, но пес погиб. Так было издревле и будет еще долго. И память в народе о том все еще живет, как ни странно, невзирая на бег тысячелетий - не случайно даже со скандалами в чужую квартиру стараются не лезть, больше на лестничную площадку норовят вытащить для разборок...
Она с наслаждением забросила в угол рюкзак. Залезла под душ. Наелась пусть не от души, так от пуза. Бросилась в кровать, понежилась. С удивлением сообразила, что выполнила все сказочные атрибуты гостеприимства, знакомые с детства - напоить, накормить, в баньку сводить, спать уложить. Ага, и она сама вся из себя такая Баба Яга. После чего нега слетела, как рукой сняло, она поднялась с кровати и придирчиво уставилась на свое отражение в зеркале. В смысле, так чем же ее одарили потомки для выполнения миссии?
Из зеркала на нее недовольно глядела... ну, она сама и глядела. Только молодая. Чего там впаривала про нее якобы богиня? Что она - избранная и достойная? Ну и по каким это показателям она избрана? Славянского в ее облике - ноль. Вот разве что коня на скаку остановит. Именно коня пока что не приходилось, зато пьяных эвенков с карабинами - неоднократно. А пьяный эвенк, а также долганин, кето или манси - куда до них каким-то среднерусским коням! Аборигены, как подопьют до зеленых соплей, так по людям шмаляют без тормозов. Им что, свалили в тайгу, и с концами. А остальные - моя твоя не понимай, ничего не видели, никого не знаем. Ее знакомая кето Марина трех мужей поменяла. Всех троих убили свои же родственники. Всех - по пьянке. И никому ничего, как справедливо заметил лешак, "у нас закон - тайга". Из чего, кстати, следует вывод, подсказанный могучим умищем: на землях Руси Изначальной, если она была (или будет, неважно), не пили. Не сочетается пьянка населения с могуществом и процветанием.
А, не, все же отличия от нее прежней имеются. Плечевой пояс - где? Ей сейчас биологически лет двадцать. В двадцать лет она, как последняя дура, защищала честь универа на всех соревнованиях. Баскетбол, гандбол, легкая атлетика, женское дзюдо даже... во всех дырках затычка, короче. Природные данные плюс тренировки на выходе дали такую мускулатуру - глядеть страшно. Машина для убийства. И характер соответствующий: злобный, угрюмый и тяжелый. В обновленном формате остались только природные данные. И талия появилась. И внушительные такие так называемые славянские бедра. И грудь торчит, как будто к атаке изготовилась. Это... ее что, под стандарт славянской красавицы подгоняют?! Еще бы кокошник телепортом подогнали! Да пошли они к лешему!
"Мелирование сделаю! - злобно решила она. - И прическу каре! И... и юбкам-сарафанам решительное нет! Только брюки! Я не дурочка ряженая из ансамбля народных танцев!"
И тут в дверь постучали. Она открыла не задумываясь, потому что всегда так делала. Чего - и кого - ей бояться? Это ее все боятся.
За дверью нарисовался один из алкашей подъездных. Сосед, надо полагать. И?
- Займи пятерик! - проникновенно сказал предположительный сосед.
Она смотрела и понимала - с ним она ничего не может сделать. Потому что человек. Нечисть отогнать - без проблем, но над людьми не было ее власти. Это люди над богами имели власть, если скопом...
Можно бы послать, а потом вызвать полицию в случае чего. Но не в ее случае. Документы - где? Ах, Дарья Олеговна, ах восемьдесят лет? А не пройдете ли в кутузку, поведать, где хозяйку квартиры прикопали? М-да...
Алкаш каким-то звериным чутьем определил ее нерешительность и тут же бочком начал просачиваться внутрь. В ее дом, в последнюю защиту.
Она отступила...
Все же в маленьких размерах квартиры - своя прелесть. Все в пределах досягаемости не сходя с места. Она завела руку за спину, не глядя зажала сковороду в немаленькой ладони и махнула так, как махала некогда диском на соревнованиях. Места брала, между прочим! Ну, если потренироваться. Но мужику хватило без тренировки. Бзын-н-нь! "Тефаль" заботится о вас!
Он выпал, как стоял. Она легонько отопнула мешающие ноги и прикрыла дверь. Ходят тут всякие. Сказано в Правде: в дом без приглашения ходу нет! Нет же, нарушают!
Она застыла в недоумении. Где-где сказано? Кем - сказано? И откуда это всплыло?!

5

Богов нет.
Иначе пришлось бы допустить, что вот эту заплывшую харю с фингалом на пол-лица создали тоже они.
- Здравствуй, Владка, - заискивающе сказала харя и принялась многословно и путано извиняться.
Она терпеливо выслушала. И за терпение оказалась вознаграждена неожиданным финалом.
- Я мог тебя привлечь вообще-то, - сказал мужик бесхитростно. - Моя благоверная знаешь как орала, требовала, чтоб шел снимать увечья? То-то. Но я - в отказ! Потому что я - мужик, я понимаю, что был неправ!
- А чего полез в дом, если понимаешь? - поинтересовалась она, уже предполагая ответ. Насмотрелась она мужских инстинктов в геологической партии, на всю жизнь хватило и на новую еще осталось.
Мужик блудливо моргнул уцелевшим глазом, подтверждая ее подозрения.
- Блуд - не ко мне. Вон кикимора рядом.
- Так она ж моя благоверная и есть, - пробормотал мужик. - От нее не дождешься, пока тверезвая. А как пьяная - там... бе-е-е!
- Разведись, - серьезно посоветовала она. - Иначе она тебя доведет, у кикимор в обычае рубить сук, на котором сидят.
Мужик отчего-то покраснел.
- Ко мне - только с серьезными намерениями, - честно добавила она.
- А я - с серьезными! - тут же воспылал мужик.
И уставился одним глазом честно-честно, как у мужиков принято на женщин смотреть.
Она подумала. Оценила искоса предлагаемый товар - с чего-то ж он решил, что имеет шансы. Ну, если отбросить драные треники и заплывшую харю, то вполне ничего. Даже держится бодренько так, молодцевато. Дурачок. Несмышленый, наивный, вообразивший о себе.
- Жизнь за меня отдашь? - строго спросила она. - Срок свой до последнего дня проведешь в заботах о доме и семье, как мужу заповедано? Детей всех взрастишь и прокормишь, надежным наследством одаришь? С мечом и щитом на пороге встанешь, от врага обороняя? Только ответь по Правде, честно ответь. Должен понимать, за ложью кара следует!
- Честно - нет, - выдавил мужик.
Выглядело удивительно: вроде он и не хотел, и не сказать не мог. Видимо, нутром своим отбитым услышал страшный гром Правды. Не той, затасканной в речи и потерявшей смысл, а - Правды. По которой из селений изгоняли. Она удовлетворенно кивнула и пошла. Живи, мужик, безбоязненно, ответил ибо, чести не уронив.
- Это... Владка! - заторопился сзади мужик.
Она озадаченно развернулась.
- Займи пятерик! - заискивающе сказал мужик. - Да не на пьянку, не жги глазами! За ребенка в садик заплатить надо!
- Заработать не пробовал? - осведомилась она.
- Пробовал. Не платят.
М-да, так вполне могло быть. Алкашам мало кто считал нужным платить честно. Да и не алкашам тоже.
- Что у дружков не занял? Вон их сколько у подъезда, все ступени заплевали.
- С ними только выпить, - хмуро сказал мужик. - Займи, а? Я отдам.
- Но все же? Почему ко мне?
- Так не чужая! - простодушно сказал мужик. - Вон мне как засветила. Как родному.
- Ближайшая родня, ага! - восхитилась она.
Достала бумажку и отдала. Деньги у нее пока что имелись, остались от продажи машины и дачи.
Она прошла несколько шагов и остановилась. Досадливо прищелкнула пальцами. Что-то она только что упустила, что-то важное! Промелькнуло, и не ухватила за хвост. Ну и?
Знала она это состояние, прекрасно знала. Частенько бывало в прошлой научной жизни: наткнется на что-то, точно знает, что важное, а понять не может. Ну и отступается в результате. А коллеги потом такой пласт вскрывают, обзавидуешься! Именно так она пропустила связь староверческих диалектов Алтая с новгородскими летописными нормами. Да и много чего еще. Богата была прошлая жизнь на научные просчеты и ляпы, чего уж там.
Она в сомнении потопталась. Куда она шла? В магазин? Ну и?
В результате она решительно развернулась и пошла обратно. К лешему магазин, успеется! В новой жизни на те же грабли? Ну уж нет. Сначала разберется, что там промелькнуло рыжим хвостом и куда. И лишь потом в магазин. Мужики на крыльце уважительно кивнули ей, как старой знакомой.
Дома она уселась за стол, достала рабочую тетрадь, авторучку и сосредоточилась. Главное - настроиться. Перевести себя в рабочее состояние исследователя. Ну не совсем же она дура, кое-что умеет, хоть и филолог!
Первое и несомненное: она - не совсем она. Все же потомки подсудобили ей новое тело. Более эффектное, да, соседи скоро окосеют. Но это не то, что мелькнуло.
Второе и несомненное: она обладает нечеловеческими способностями. Если отбросить личное ослиное упрямство, то "нечеловеческие" означает "сверхъестественные". Иначе говоря - "божественные", как бы противно для нее это ни звучало. Конкретно: видит нечисть, умеет ее уничтожать одним фактом своего присутствия. Или не уничтожать - тут по желанию, как выяснилось.
Третье - события вокруг нее как бы убыстрили свой бег.
Она теперь чувствует внимание окружающих всей кожей. Люди идут на контакт, в сокровенном признаются, как будто она их за язык клещами тянет... неприятное, надо полагать, ощущение... но и это не то, что промелькнуло недавно.
Четвертое и несомненное: в башке у нее - новые знания. Появляются. Кусочками. Почему так, она, кстати, имела представление. Общее моровое поветрие, называемое фэнтезийной литературой, и ее боком коснулось, так что полным нулем в этом вопросе она не была. И могучий ее умище давно уже четко и язвительно задекларировал, что перекачка большого массива знаний в голову - хрень собачья. Вот именно такая, в натуральную величину! Ибо - биохимия. Чтоб усвоить знания, мозг должен совершить работу. Очень утомительную, между прочим - кто учился, тот подтвердит. Чтоб совершить работу, мозгу нужна энергия. Это - через желудок, разложение и усвоение питательных веществ, через легкие и кровеносную систему... То есть, чтобы усвоить большой массив информации, человек должен одномоментно сожрать тонну продуктов, надышаться на пять лет, циркуляционным насосом наподобие тех, что стоят на канализационных станциях, прогнать цистерны крови через голову... и иначе никак, ибо биохимия. Поэтому появление новой информации обрывками и понемножку понятно, иначе никак, мозг не справится. Кто-то ей качает и качает инфу. Заботится, падла, готовит избранную к выполнению договора. Вот и всплывает у нее в памяти всякое, то о Правде, то о социальном устройстве деревень Руси Изначальной, которой все-таки не было, стояла и стоять на том будет! Но и это не то.
А что тогда, что?
Она просидела полчаса, потом расплакалась от бессилия и пошла в магазин. Отступила, как и прежде. Тело новое, мозги прежние, куриные! А могучий умище - бабское хвастовство!
Вернувшись из магазина и, хорошенько натрескавшись без мыслей о талии, снова упрямо засела за размышления. Даже писать что-то начала, бездумно и рассеянно. Что, кстати? Стихи. Это еще откуда?! Никогда не было, как говорится, и вот опять.
В раздражении она отбросила ручку, собралась и пошла по магазинам покупать себе одежду, для молодой женщины ее много требуется, не то что старухе. Самое то для нее занятие, ни мозгов не требуется, ни научных озарений. Короче, курица - не птица!

6

Богов нет. И потомков из будущего нет. И инопланетян нет, не было и не будет - далеко лететь. А упыри, лешаки да кикиморы... и что? Все они из роду человеческого, просто плохие люди. И пес был - просто пес. Ну, с отметинками над глазами. Мало ли какие масти бывают у дворняг.
Может, и не мерли упыри. Сама видела? Вот то-то. Называется - научный подход! Напридумывала страстей, как нервная девчонка.
Потому что, если бы были боги или на крайний случай потомки из будущего, они бы поставили выполнимую задачу!
Нет, она сдалась не сразу, билась до последнего на результат, как настоящая спортсменка. Перечитала "Слово о полку Игореве", "Велесову книгу", Краледворскую рукопись. Еще раз убедилась - фуфло. Все три. Всей разницы, что "Велесову книгу" научное сообщество официально признало подделкой, а на защиту "Слова" встали грудью академик Лихачев да профессор Зализняк. Один - непререкаемый авторитет и нравственный столп, а другой еще больше. Понятно, надо же великому русскому народу иметь свою, исконную литературу, не кальку с западноевропейской. И не смущает авторитетов, что "Слово" соответствует подделке по всем критериям. Нет, и все, великому произведению быть! А вот ее смущает.
Но читала она не с целью освежить знания. Какие знания, если богиня или кто она там ясно заявила, что боги были раньше? А раньше письменности не было. Черепки с раскопок разглядывать? И что это даст?
Она угрюмо пнула книгу с лубочным Лелем на обложке и встала. Пора в магазин, кушать хочется.
Не, неплохое предположение выдвинул ее могучий умище. Новые знания проявляются фрагментарно? Так простимулировать их чтением специальной литературы! Вдруг по ассоциативным связям что-нибудь да всплывет. Хорошее предположение, добротное, на научной основе - но не подтвердилось. Ничего не всплыло. А со своим скудным личным багажом знаний-умений ей веру не возродить. Так что пора помирать. Ну, не сильно-то и хотела. Пожила, все в жизни испытала. Всего достигла, м-да.
Но что-то не умиралось. Она спокойно, без обмороков оделась. Как обещала себе - конкретно в брюки и рубашку. А волосы мелировала и постриглась коротко еще в предыдущие дни. Как в детском анекдоте - назло бабушке обморожу уши - а все равно приятно. Подтверждение независимости и стервозности характера, да. Врагу не сдается наш гордый "Варяг"! Ага, он тупо тонет, а потом поднимается и служит Стране Восходящего Солнца много лет под именем "Соя".
Рядом с выходом из дома какой-то мужик мастерил длинную скамейку, еще пятеро толклись рядом и от скуки давали ценные указания. Она пригляделась - ба, какой знакомый фингал! Но работает аккуратно, и не скажешь, что алкаш.
- Владка! - приятельски заорали под локтем. - Ты его какой фирмой навернула? Жена спрашивает! Говорит, здорово кодирует, тоже так хочет! Он с нами второй день отказывается принять!
Она развернула голову. Мужичок приятельски ухмылялся. Человек.
- Просишь избавить от пьянки? - уточнила она, склонив голову. - С мольбой обращаешься? Сам, от сердца?
Мужик подавился ухмылкой, и комментарии вокруг как-то стихли.
- Н-нет, - пробормотал мужичок. - Я п-пока п-повременю.
Она слегка кивнула в знак понимания и пошла.
- Лада!
Сосед с фингалом решительно ее догнал.
- Выгнал я свою кикимору, - сообщил он хмуро. - Она в суд подала, грозится квартиру забрать. И ребенка забрала. Юриста себе наняла.
Что-то важное крылось в его словах. Мелькнуло и... что?
- Чего это скамейкой занялся? - поинтересовалась она.
- Не пью, времени много, вот и занялся, - хмуро сказал сосед. - Руки на месте. Бабкам нашим насест делаю, чтоб было где про мужиков сплетничать. А что?
Он просит помощи, вдруг поняла она. Обращается с мольбой о защите. Ее... кто? Ее сторонник. Человек ее стороны. Первый.
- Вцепились упыри, - обронила она. - Зови, помогу. Отгоню упырей.
Сосед серьезно кивнул и отошел. А ей вдруг показалось, что стало легче. Не на душе, а реально легче. Как будто сбросила пяток килограммов. Или приподнимает кто. И сил прибавилось. Сейчас она могла бы того мужичка от пьянки отвратить даже отсюда, на расстоянии...
Она опомнилась, крутнула короткой стрижкой, чтоб странные мысли вылетели из головы, и зашагала к магазину. И тотчас рядом с ней притормозил белый внедорожник. Притормозил, уравнял скорость и покатился себе потихоньку. Опустилось стекло, спортивного вида мужчина оглядел ее внимательно. Особо - ее "славянские достоинства". Надела она брюки с рубашкой, это да, но тонюсенькие по летней поре, из какой-то текучей ткани, что они там скрывают? Она почему-то не смутилась и не разозлилась. Она женщина, как ее еще должен разглядывать мужчина? Да так и должен, оценивающе.
- Вот это да, - сказал мужчина. - Садись, красивая, подвезу.
- Близко, дойду, - легко улыбнулась она.
- Познакомимся? - предложил он.
Она посмотрела. Большой, серьезный. Уверенный в себе. Могучий. Чем-то напоминающий свой внедорожник.
- Нет, я только замуж, - отрицательно покачала головой она.
Мужчина еще раз глянул оценивающе.
- Характерами сойдемся, возьму, - спокойно сообщил он.
Она вздохнула. Ведь не врет. Такой и семью защитит, с мечом у порога встанет. Надежный.
- Нет.
- А что так? Модель машины не устраивает?
- Не спросил, приму ли детей, - пояснила она с сожалением. - О детях не подумал, а они у тебя есть. Это важно.
Мужчина как-то слегка потемнел.
- Не подумал, - пробормотал он. - Сглупил. Извини.
- Лада, - сообщила она в утешение.
- Борис, - ответил он. - Ну, обращайся, если что.
- Предлагаешь служение? - посмотрела она удивленно. - Сам, по велению сердца?
Мужчина глубоко задумался.
- Выходит, что так, - сказал он в результате с кривой усмешкой и уехал глубоко задумчивым, даже стекло не поднял.
Магазинчик у бывшей мебельной фабрики был из самых захудалых, но зато с мясным отделом. А лучше, чем хороший кусок мяса, еще не придумало человечество, чтоб накормить юную девушку. Она закупилась и вышла вполне довольная жизнью. Ну и что, что умирать? Умрут все, если на то пошло. Зато натрескается перед смертью.
- Дайте, пожалуйста, телефон позвонить...
Девочка. Маленькая, толстенькая, узкоглазая. Казашка. А чего плачет?
- У меня телефон разрядился! - всхлипнула девочка. - А я боюсь! Я маме хочу позвонить, а никто не дает! Думают, украду!
Она невольно кивнула. Да, такое могло быть. Люди очень неохотно отдают телефон в чужие руки, научены мошенниками.
Телефон у нее имелся. Старую симку только пришлось выкинуть. Она достала и протянула девочке. Та набрала номер дрожащими руками раз и другой - и слезы снова потекли из глаз.
- Не знаешь, как домой ехать? - сочувственно спросила она.
- Знаю, - прошептала девочка. - Я боюсь! За мной мужчина шел! Он там, за остановкой стоит. Я брату звоню, чтоб приехал, а он, дурак, на компьютере играет и не слышит! А мама на работе и не отвечает!
Она вздохнула. Запугали городских детей. Шел за ней кто-то, понимаешь ли. Да в городе всегда кто-то идет следом!
- Пойдем, покажешь, кто там за тобой шел, - предложила она.
Девочка придвинулась вплотную и осторожно заглянула за остановку.
- Вон он.
Худой мужчина в серой ветровке уходил прочь.
- Ты видишь то же, что и я? - осторожно спросила она. - Он черный, да?
Девочка затряслась. А она пораженно смотрела вслед уходящему мужчине. Черный человек. Вот оно как, оказывается. Борьба света и тьмы - не иносказание. Как же выела душу мужчины неодолимая тяга к убийству, что идет как будто в черном ореоле?
- Ты всегда таких видишь? - шепотом спросила она.
Девочка кивнула и затряслась сильнее. Так вот откуда идет детский страх перед темнотой. А взрослые не понимают и ругаются.
- Отныне не бойся. Дети под моей защитой.
Она не сделала даже шага вслед мужчине, просто выпрямилась, подняла голову и сказала:
- Стой.
И он остановился. Встал у стены в тени бледным пятном.
- Изверг, - плавно сказала она и сама поразилась своему голосу, звучному, яркому, как будто несколько женщин говорят хором. - Не будет тебе места на земле. Найду.
И шагнула. Мужчина сорвался с места и побежал дергаными рывками. Завернул за дом... на другой улице раздался пронзительный визг тормозов, глухой удар. Она как будто наяву увидела, как взлетели выше капота ноги в черных туфлях.
- Машин развелось! - буркнула она недовольно. - Отвечай за него теперь! А так бежал бы и бежал себе до реки.
Обернулась - девочка смотрела на нее, и глаза были уже не узкими, а круглыми-круглыми.
- Иди домой и не бойся, - улыбнулась она. - На тебе благословение богини.
- Я не боюсь, - неуверенно сказала девочка. - Мама приехала.
Из патрульной машины ловко выбралась черноволосая женщина в форме. Ай да мама! Лейтенант!
- Большое спасибо! - горячо поблагодарила она. - У меня дочка такая трусиха, а у нее телефон вечно разряжается! Знаете, мы нерусские, нам не всегда помогают...
- Вы русские, - озадаченно сказала она, прислушиваясь к собственным ощущениям. - Уж я-то вижу. Не знаю как, но вы русские. Так странно. А не всегда помогают - а кому сейчас помогают? Кстати, телефон верните.
Девочка страшно смутилась, подбежала и неловко сунула телефон ей в руку. Мама рассмеялась, и довольное семейство убыло. Она подхватила пакет с мясом и возбужденно зашагала домой. Вот что это было, только что? Получается, неведомые боги - или посланцы из будущего - все же снабдили ее инструментарием для выполнения миссии? А каким, каким?! Понятно, что она изменилась и теперь как-то воздействует на людей. Но в чем изменилась и как именно воздействует?! У, филолог не ученый, курица не птица!

7

Богов нет. Наконец-то она подыскала инструментарий для подтверждения либо опровержения высказывания! С ней каждый день происходят странности, это есть факт. И по малодушию она даже начала их трактовать как проявление сверхъестественных сил. Но это - по малодушию. Очень уж ее выбила из привычного образа мыслей вторая молодость. А надо было - по-научному!
По-научному же - если факты можно объяснить рациональным образом, то сверхъестественному места не остается! Вот, например - черный человек. Может один человек, к примеру, она, увидеть черную душу другого человека? Так может же, если жизненного опыта, как у нее, через край - на второй круг пошла! А почему в виде черного облака вокруг тела? Тоже есть объяснение, визуализация называется. Она-то филолог и подобные явления не изучала, зато встретила за жизнь аж двоих, кто таким видением владел. Один из этих двоих даже диагностику болезней по ауре проводил, и ничего, вполне в научное мировоззрение укладывается! Ну а то, что маньяк от нее побежал, вообще объясняется влегкую: от нее всю жизнь шпана бегала, почему во вторую не так будет? Рост - ого-го, взгляд тяжелый, голосом ворон на лету сбивает, голуби в обморок падают стаями, и не боится никого! А потом маньяка сбила машина - событие в городе-миллионнике вообще заурядное. Так что - БОГОВ НЕТ! И можно спокойненько идти гулять за город, она же погулять собралась...
- Лада, подожди!
Она развернулась посмотреть, кто там орет в спину. Женщина. Сильно выступающие брови, вернее, надбровные дуги, отчего лицо кажется нахмуренным. Юная, вон какие щечки свежие и округлые. Джинса - повседневная форма продавщиц. Волосы забраны в небрежный пучок - точно на работу, не на свиданку. И торопится, чуть не бежит.
- Лада, отведи моих паразитов в школу, а? Не могу, как опаздываю!
Она уставилась недоуменно.
- В летний школьный лагерь записала, чтоб в квартире не сидели, а водить никак, смены с девяти и лагерь с девяти! - начала оправдываться женщина.
- Мы знакомы? - перебила она.
Женщина удивилась:
- Конечно! Это ж ты моего придурка на крыльце напугала, что закодируешь! Стасик, Коля, давайте быстрее, тетя ждет!
Из комнаты в конце коридора выкатили два деловых карапуза с пластмассовыми автоматами в руках. Она наконец вспомнила женщину: действительно, вечно спешит, и следом два колобка бегут.
- Спасибо! - облегченно просияла женщина и устучала по лестнице вниз.
Вот как, значит... Снова мелькнула рыжим хвостом неуловимая мысль и пропала, она от досады чуть не топнула ногой. Хорошо, что сдержалась. Здоровья, как у породистой кобылы - топнет раз, и пол проломится, уж такой он в общаге ненадежный.
"Паразиты" уставились выжидающе.
- Равняйсь, смирна, в атаку марш! - скомандовала она.
- Ура! - завопили братики и ломанулись на лестницу.
Она не спеша спустилась следом, чтоб обнаружить, что детей уже не двое, а пятеро. Еще два злодея того же буйного и опрометчивого возраста начала школы и тощенькая девочка с малоподвижным лицом. Она по старческой, за десятилетия въевшейся привычке скептически крякнула и схватилась за подбородок. Потом спохватилась и челюсть оставила в покое, но недоумение от этого не рассеялось. В прошлой жизни как-то ее пронесло мимо детей и мужей - первых родить не могла, а вторых удержать - но, насколько помнится, никто ей вот так спиногрызов не подкидывал. Не принято нынче своих детей доверять чужим тетям, да и тети не горят желанием грузить себя чужими заботами. Она сама, например, даже своих поганеньких племянниц не сильно привечала, хотя те всю жизнь рядышком крутились, наследства дожидаючись. А тут - на и вперед...
Беспокойная мысль снова мелькнула и пропала, она не выдержала и все же топнула с досады. А потом решила - она не работает, в этом дело. Всю первую жизнь работала, по сторонам некогда глянуть, а сейчас отдыхает, вот, даже на природу собралась просто погулять. Вот ей и навялили чужих проблем полную кошелку, как в Одессе принято. Здесь, правда, не Одесса, а Сибирь, но милых наглецов тоже хватает.
Так что она успокоилась и повела детишек, куда им там надо, в смысле, просто пошла следом за галдящей компанией. Только девочка послушно зашагала рядом. О чем с ней говорить, она не представляла, да и не очень хотелось, так что просто шла, а могучий умище работал, как обычно. Работал и выдал вскоре любопытное заключение: а ведь попытки возродить древнюю веру уже неоднократно случались! Иначе как объяснить удивительный наплыв древнеславянских подделок за последнюю пару сотен лет? Велесовы таблички, Краледворская рукопись, да то же "Слово о полку"... а "Песни западных славян", на которые сам Пушкин купился, как последний лох? Переводил, пропагандировал, защищал. А потом оказалось - блестящая стилизация. Пушкин и "Слово о полку Игореве" защищал. Лох и есть. Да не в Пушкине дело. Выходит, кто-то уже получал от богини задание с возрождением веры. Задание получал, а инструменты - нет, совсем как и она. А что может обычный человек, если он не Христос? Ну, секту может организовать, вон их сколько, родноверов, развелось. Ну, подделку замастырить - вот, мол, и у русичей была великая религия, и надо бы возвращаться к корням, пока не поздно... А всем плевать. И на родноверов, и на корни. Извините, какое-такое место может быть у древнеславянский религии в эпоху сотовой связи, глобального позиционирования и генмодифицированных продуктов? Только место секты. Узкой, чтоб фриков в одном месте держать, дабы честной народ не пугали. Нам такое возрождение не нужно!
Она шла, дети бежали, могучий умище работал, увязывал в пучок миллионы разрозненных линий. И выдал на-гора еще один перл: а какое возрождение, собственно, нам нужно? В смысле, к чему стремиться? И довеском сверху еще одна мысль: чего возрождением веры неведомые силы хотят добиться? Чего им надо-то на выходе, болезным?
- Курица - птица, и даже летает, если крылья не обрезать, сама видела! - гордо сообщила она мирозданию.
Все же она вскрыла богатый пласт! Поставила правильные вопросы, в которых по определению заключена половина ответов! Тут можно рыть! Х-ха, опыт доктора наук и смертью не стирается! Могём исследовать, могём!
Она бы и еще чего ляпнула радостное, только путь закончился. Они пришли к школе.
- Спасибо, я пошла, - воспитанно сказала девочка.
- Ну, учись, - благодушно послала она.
- Не, я не могу.
Она среагировала быстрее мысли. Шагнула, перегородила девочке путь, опустилась на колено и заглянула ей в глаза. Увиденное не понравилось.
- Тупой зовут? - на всякий случай проверила она.
- Ага! - прозвучал веселый ответ.
- Больше не назовут. На тебе благословение богини. Иди.
И она невесомо поцеловала девочку в лоб.
Вот почему упырей не уничтожали, а только изгоняли за поскотину - из-за детей. В семьях упырей шуткой природы, называемой генетикой, рождались и нормальные дети. А в нормальных человеческих семьях могли рождаться упыри. Или, как вот эта девочка - умственно заторможенные. Нормальных детей принимали обратно, упыренышей изгоняли на болота, а что касаемо тупых...Только благословение богини позволяло им освоить профессию, ремесло, получить жизненные навыки и влиться на равных в человеческую общину. Благословение девочка только что получила. И теперь будет поражать учителей запредельными способностями в математике на фоне полной беспомощности в остальных предметах. Кто-то назовет феномен проявлением синдрома Аспергера, кто-то незамысловато обыкновенным чудом...
Она опомнилась и остановилась. Очумело тряхнула головой. Чего это размечталась, а? Какое-такое благословение богини?! Она его видела? Ах не видела? Ну и нечего. Пожалела неразвитую девочку, навыдумывала себе всякой древнеславянщины. А богов-то, между прочим, и нет. Есть синдром Аспергера, есть узкое проявление гениальности, благодаря чему девочка вполне может состояться как математик или программист, боги для этого вовсе не требуются.
- Лада?
Из знакомого белого внедорожника ей улыбался Борис. Она посмотрела в искрящиеся смехом глаза мужчины, ответно улыбнулась и без раздумий забралась в машину.
- Гулять иду, - пояснила она. - Отвезешь на смотровую площадку?
Мужчина дернулся, видимо, вовсе не планировал в разгар рабочего дня кого-то выгуливать, просто остановился поздороваться, но быстро овладел собой и только уточнил:
- На какую из?
- А на такую, - мечтательно сказала она, - где под теплым ветром на плавном склоне золотятся и качаются травы, где так и тянет шагнуть вперед - и пойти по воздуху над прозрачной бездной...
- Поэтесса, значит.
Внедорожник рыкнул, подпрыгнул с места и рванул по крайней левой за город - нагло, агрессивно и без всяких поэтических изысков.

Шелестели под легким ветерком травы. Снизу от крутого, прогретого на солнце склона тянуло теплом и сухими ароматами трав. Она смотрела задумчиво на дымную панораму города. Руки мужчины хозяйски лежали на ее плечах.
Она шагнула и медленно поплыла над склоном. Внизу, всё углубляясь, развернулась прозрачная бездна. Остановилась, развернулась.
- Пойдешь за мной? - пропела ласково и требовательно, тем чудным голосом, когда казалось - пять женщин разом говорят.
Посмотрела в круглые, напряженные глаза мужчины и с грустью констатировала - не пойдет. Напугался.
Она вернулась на площадку, вздохнула. Не выдержала и попрекнула:
- Эх ты. А еще в любви объяснялся. Ну, тогда хотя бы домой верни.
Всю дорогу обратно она упорно размышляла - что это было? И пришла к выводу - ничего не было. Помечталось девушке. С детства хотела научиться вот так летать над теплыми склонами, всю жизнь во сне летала, вот и померещилось в любовном томлении. Успокоилась и потопала домой, даже не попрощавшись с онемевшим мужчиной. Борис за обратную дорогу слова не проронил? Ну, бывает с мужчинами. Размер - он имеет значение. Когда рядом с мужчиной в машине находится девица славянских форм, не только онемение случается.
А ночью до нее дошло - она предлагала Борису следовать за ней, глядя глаза в глаза. Как будто ноги метров на пять выросли. Или как будто стояла на воздухе. От такой мысли она подскочила, дернулась - и свалилась с кровати. И сказала сгоряча такое, что древнеславянские боги наверняка перевернулись в своих гробах.